Жар сердец (fb2)

- Жар сердец (пер. А. А. Помогайбо) (а.с. Южная трилогия-2) (и.с. Шарм) 1.16 Мб, 344с. (скачать fb2) - Кэт Мартин

Настройки текста:



Кэт Мартин Жар сердец

Посвящается Дэмерис Роуленд, которая в меня верила.

Глава 1

«Бежать!» Ее мысли были всецело поглощены этим единственным желанием. «Бежать!» Слово заслонило собой весь мир, захватило сознание, подчинив себе все ее чувства и волю.

Силвер Джоунс медленно опустилась на низкую деревянную койку, занимавшую угол ветхого складского помещения, пол которого был усеян мышиным пометом. Сердце все еще тяжело билось в груди после недавней безуспешной попытки вырваться из этой темницы, когда, взгромоздив друг на друга тяжелые деревянные ящики, Силвер взобралась на них, чтобы добраться до маленького окошка у самого потолка. Это окно, сквозь которое пробивался тусклый свет, было ее последней надеждой.

Но — дьявол! — эта надежда оказалась призрачной. При воспоминании о пережитом разочаровании Силвер изо всей силы ударила по койке и тут же вскрикнула, почувствовав в руке острую боль. Она рассчитывала протиснуться наружу через окно, но проем оказался узок даже для ее изящной фигуры. Силвер начала кричать, надеясь, что кто-нибудь придет ей на помощь, но это привело только к тому, что ее горло теперь было способно издавать лишь жалкий хрип.

Силвер тяжело вздохнула. Ее глаза медленно обвели убогую обстановку темницы. Кроме койки, в полупустом помещении стояло несколько тяжелых деревянных ящиков, на одном из которых покоились треснувший глиняный кувшин для воды, медный таз и оплавленная свеча. На небольшом подносе стояла миска с недоеденной тушеной бараниной, над которой с жужжанием кружили мухи.

Краем глаза Силвер заметила буро-серую крысу, юркнувшую за бочку в углу комнаты, и сжала зубы, чтобы не вскрикнуть. Боже, как она боялась и ненавидела этих грязных мохнатых тварей! К паукам и жукам ей не привыкать — этих созданий в краях, откуда она сюда прибыла, водилось в изобилии; могла Силвер терпеть и маленьких полевых мышей. Но когда одна из крыс стала неторопливо пересекать комнату всего в нескольких футах от койки, Силвер почувствовала, как по коже пробежала дрожь омерзения. Крыса наконец исчезла в щели между досками, и Силвер с облегчением вздохнула, отчего прядь волос упала на лицо, и девушка заметила, что ее великолепные серебристые волосы за дни заточения свалялись в нечесаные космы.

Она провела по ним пальцами, пытаясь привести прическу в порядок, и обнаружила, что грязь въелась и в руки, а переведя взгляд ниже, увидела, что ее платье стало невероятно мятым и грязным. Кое-где оно было даже разорвано. Силвер подумала, что сейчас, наверное, она выглядит не лучше огородного пугала. Но все же она должна благодарить судьбу хотя бы за одно — люди, заточившие ее сюда, обращались с ней не так плохо, как она ожидала.

Они выследили ее, когда она, закончив работу, направлялась в свою маленькую комнатку на чердаке станции для конных экипажей. Силвер спокойно шла по улице, и вдруг кто-то с силой прижал ее к стене, зажал рот мускулистой рукой и прошипел кому-то позади себя:

— Порядок. Это она. Волосы серебристые, глаза как коричневый бархат, а кожа такая мягкая, что любой захочет до нее дотронуться.

— Выбрось эти мысли из головы! — строго прикрикнул его спутник. — Ты знаешь условия сделки. Девушка должна вернуться домой целой и невредимой. Если что-нибудь с ней случится, мы не получим своих денег.

— Проклятие! — прошептала Силвер сквозь отвратительно пахнущие пальцы, закрывавшие ей рот. Яростно работая руками и ногами, она попыталась вырваться из железной хватки и тут же невольно вскрикнула от боли, почувствовав сильнейший удар. Но уже через несколько мгновений, полная дьявольской решимости, она вцепилась ногтями в лицо похитителя, а зубами впилась в его руку.

— Чертовка! — Выдернув руку, ее противник тряхнул Силвер за плечи с такой силой, что на долю секунды ей показалось, что у нее оторвется голова.

— Вы бы вели себя потише, мисс Джоунс, — со злостью в голосе предупредил ее человек, в котором она узнала Пинкарда. — Мы не должны причинять вам вред, но наше путешествие будет достаточно долгим, чтобы вы успели залечить пару ран на своем личике.

Вытирая со щеки кровь, державший Силвер высокий человек сильнее прижал ее к стене.

— Ну ты и дьявольское отродье. — Схватив в кулак прядь ее волос, он дернул их с такой силой, что на глазах Силвер выступили слезы.

— Полегче, Джулиан. — В голосе Пинкарда слышалась ирония. — Мы не хотим вызвать неудовольствие его светлости.

Только сейчас Силвер заметила, что ее окружали четверо: два дородных матроса, держащий ее высокий человек с неприятным запахом изо рта и Фердинанд Пинкард.

— Как вы меня нашли? — выдохнула Силвер и тут же стиснула зубы от боли, потому что здоровяк, которого называли Джулианом, заломил ей руку за спину. — Как вы узнали, где меня искать?

Один из моряков — рослый, усатый, с рыжими волосами — тихо рассмеялся:

— Пинкард может найти последнюю крысу на тонущем корабле. Женщину с серебристыми волосами и такой прелестной мордашкой трудно не разыскать.

Силвер ощутила нахлынувшую волну отчаяния. Ведь она так надеялась, что достаточно хорошо спряталась от своих преследователей. Она не боялась их, зная, что нужна им целая и невредимая, но испытывала невероятную досаду на то, что они ее все-таки отыскал, а она недооценила их.

Ей в рот сунули матерчатый, пахнущий маслом кляп, и сразу же стало трудно не только говорить, но и дышать. Несколько рук обхватили ее и потащили к поджидавшему неподалеку экипажу. Силвер ничего не оставалось, как подчиниться. «Утихомирься, — сказала она себе. — Постарайся быть разумной. Все это очень серьезно».

Когда деревянные колеса перестали стучать по булыжной мостовой и повозка мягко покатилась по грунтовой дороге, сердце Силвер уже почти успокоилось. Она попыталась трезво обдумать произошедшее. Ей следовало давно уехать отсюда далеко в глубь страны. Теперь же ей предстоит вернуться к той жалкой жизни, от которой она пыталась бежать. В ее памяти мгновенно всплыл соленый вкус крови на разбитых губах и острая боль в теле от чужих кулаков. Сколько раз ей приходилось выносить унизительные побои! Сколько раз она пыталась терпеть их безмолвно, надеясь, что больше этого не повторится, думая, что она и в самом деле в чем-то виновата. И сколько раз она пыталась яростно сопротивляться! Но от этого ее жизнь становилась все хуже.

Силвер вгляделась в тьму за окном экипажа, пытаясь определить, куда ее везут. «Боже правый, кончится ли когда-нибудь этот кошмар?»

Повозка ехала недолго и остановилась у какого-то заброшенного склада неподалеку от пристани. В нем Силвер и заперли с кляпом во рту и связанными руками, чтобы за ночь она угомонилась и смирилась со своей участью. К утру руки затекли и онемели, а язык распух. От бессилия Силвер хотелось разрыдаться, но ей все же удалось сдержать слезы — в ее положении не следовало поддаваться отчаянию.

Пинкард и один из его людей появились на следующий день рано утром. Они принесли воду, немного еды и наконец сняли веревки. С тех пор ее тюремщики появлялись каждый день, всегда оставаясь начеку, никогда не приходя по одному и не позволяя Силвер подойти к ним близко. Вместе с тем они держались с ней довольно предупредительно: человек, который должен был заплатить за нее деньги, достаточно ясно дал понять, что хочет видеть девушку живой и невредимой.


Майор Морган Траск неторопливо шел по длинной деревянной пристани к только что прибывшему из Чарлстона кораблю «Саванна». Как всегда, Траск не отказал себе в удовольствии полюбоваться изящными очертаниями судна, его нависающим над водой бушпритом и двумя крепкими мачтами, уходящими высоко в ночное небо, которое сегодня было особенно темным — месяц закрывали тучи, из которых на землю сыпал мелкий дождь.

Этой шхуной Морган владел уже шесть месяцев, но ему пока очень редко доводилось бывать на ней в качестве капитана. Деньги, которые он вкладывал в разные предприятия, последний год начали приносить солидный доход, позволивший ему бросить бродячую, полную волнений жизнь капитана грузовых кораблей.

Перешагивая через лужу, Морган на миг бросил взгляд вниз и. увидел собственное отражение. В подернутой рябью воде была видна фигура высокого широкоплечего человека со светлыми волосами и продолговатым шрамом на щеке, к которому Морган уже привык и перестал считать уродующим лицо. Военная форма с золотистыми нашивками и сверкающими медными пуговицами вдруг показалась ему слишком вычурной. Обычно, даже командуя кораблем, Морган носил простую рубашку и скромные темно-коричневые брюки. Однако техасцы[1] — так их называли газеты, и так они часто называли себя сами — настаивали на военной форме. «Так надо, — сказал ему Стивен Пирсон, представитель президента Республики Техас. — Форма производит впечатление на гражданских лиц. Человек, который ведет переговоры с британцами по поставкам вооружений независимому государству, должен быть одет соответствующим образом».

Моргану был присвоен чин майора техасских морских пехотинцев — высокое звание для ведения переговоров, но не настолько, чтобы деловые партнеры чувствовали себя не в своей тарелке.

Предложение, сделанное техасцами, сразу заинтересовало Моргана. Оно давало возможность снова выйти в море и ощутить уже полузабытый вкус приключений; однако самой важной причиной, по которой Морган принял его, был страх за брата. Честолюбивого Брэндана Траска увлекли невероятные возможности, предоставляемые каждому молодой республикой, и два года назад он покинул Джорджию, чтобы вступить в ряды техасских морских пехотинцев. Сейчас Брэндан находился в Мексике, где вместе со многими соотечественниками пытался помочь восставшим против мексиканского правительства — постоянного источника всевозможных неприятностей для совсем еще юной Республики Техас.

Вестей от Брэндана не было уже давно, и плавание давало Моргану возможность самому удостовериться, что у брата все в порядке, либо по крайней мере получить о нем хоть какие-нибудь известия.

По сходням Морган взошел на пустынную палубу — почти вся команда в этот час находилась на берегу.

Судно Морган купил скорее под действием порыва, чем из расчета, но тем не менее его никак нельзя было назвать плохим капиталовложением. К тому же корабль был последней ниточкой, связывающей его с морем, морем, которому он отдал большую часть своей жизни, и Морган был очень рад, что сделал это приобретение.

Подходя к рулевой рубке, Морган заметил Сола Спита, бессменного рулевого «Саванны». Обычно Сол был немногословен и сейчас, завидев капитана, молча начал собирать вещи, чтобы немедленно отбыть на берег.

— Наконец-то я почувствую твердую землю под ногами. — Он улыбнулся, пожимая руку Моргана. — Еще немного, и я бы стал соленым.

От Моргана не скрылась прозвучавшая в словах рулевого ирония — обычно Сол чувствовал себя на суше гораздо хуже, чем в плавании. Когда Морган стоял вместе с ним на мостике, у него иногда создавалось впечатление, что Сол обладает способностью видеть морское дно, и не мог желать лучшего рулевого. Но техасцы настояли на том, чтобы Морган собственноручно управлял кораблем, и он уступил, решив на время отложить в сторону свой бизнес по продаже хлопка и снова почувствовать в руках штурвал.

— Доброе утро, майор, — раздался негромкий голос от трапа, ведущего вниз, в отделанную дубовыми панелями, с дубовыми стульями вокруг тяжелого стола кают-компанию. За ней располагались еще две каюты: одна — для капитана, вторая — для стюарда.

— Лейтенант Гамильтон Рейли. Меня назначили вашим сопровождающим во время предстоящего плавания.

Рейли поднялся по трапу на палубу, и Морган, обменявшись с ним рукопожатием, отметил твердость руки лейтенанта.

— У вас есть какие-нибудь новости?

— Ничего существенного. На Барбадосе мы встретимся с британцами и продадим им хлопок в обмен на сахар. Затем отдадим этот сахар другим британцам и получим оружие. Его-то мы и отвезем на Юкатан. Пока техасцам хватает пушек и ружей, но кто знает?

Рейли выглядел моложе двадцати, хотя, как слышал Морган, ему было двадцать три. Синие глаза смотрели на мир наивно и чуть удивленно. Морган вспомнил, что свою юность этот парень провел в Вест-Пойнте и еще не видел настоящей жизни.

— Корабль будет готов к отплытию через два дня, — сообщил Морган.

— Прекрасно. Мы прибудем на место гораздо раньше британцев.

— На борту есть еще техасцы?

— Пятеро, включая меня. Как мне говорили, ваша команда состоит из пятнадцати человек?

— Верно. Вообще-то положено иметь команду в пятьдесят, но я думаю, плавание будет нетрудным. К тому же чем меньше людей знает о перевозке оружия, тем лучше.

Губы лейтенанта растянулись в улыбке, от нее на щеках появились ямочки, сделавшие его лицо еще моложе.

— Вы правы, сэр.

— Если я вам понадоблюсь, вы сможете найти меня в моей каюте.

— Есть, сэр! — приложил руку к козырьку лейтенант.

— На этом корабле вы можете оставить военные привычки.

— Есть, сэр, — повторил лейтенант и еще раз машинально поднял руку, но, смутившись, поспешно ее опустил.

— Это все, лейтенант.

Повернувшись, Гамильтон Рейли направился прочь. Морган же спустился в кают-компанию и, пройдя ее, открыл дверь своей каюты. Сев за рабочий стол, он принялся за составление последних перед отплытием распоряжений. Корабль мог отправиться в путь, как только будет завершена выгрузка бочек с ромом из его трюмов и на судно доставят хлопок. Подумав об этом, Морган откинулся на спинку стула и улыбнулся. После напряженной работы, которой он занимался последние месяцы, ему предстоял продолжительный отдых в море. Морган мысленно уже слышал хлопанье парусов под прохладным утренним бризом, видел лазурные волны Карибского моря. Ему хотелось, чтобы все это он мог ощутить в реальности как можно скорее.


— Завернись в одеяло, — буркнул рыжеволосый матрос. — Дождь усиливается.

Силвер молча повиновалась. Может, они развяжут ей руки, чтобы она могла придерживать одеяло? А если ее руки будут свободны, она сможет улучить момент, когда ее тюремщики потеряют бдительность, и убежит.

— Ни единого шанса, красавица, — произнес Джулиан, словно угадав ее мысли. Он действительно освободил ей руки, но лишь для того, чтобы снова поспешно связать их кожаным ремнем спереди.

Выводя Силвер из дверей, ее конвоиры накинули ей на плечи одеяло. Силвер осторожно ступила на раскисшую от дождя дорогу, но ее сопровождающие не мешкая поволокли ее к повозке, и одеяло, соскользнув с плеч, упало прямо в грязь. Всего через несколько мгновений намокшее платье стало липнуть к телу, и Силвер заметила, как по ее обрисованным мокрой одеждой груди и бедрам заскользили жадные взгляды.

— Будем надеяться, что добрый майор найдет для тебя сухую одежду, — с ухмылкой сказал Пинкард.

«Черт побери! — выругалась про себя Силвер. — Если на земле есть человек, — заслуживающий Божьего суда, то он идет сейчас рядом со мной».

Этот тщедушный испанец с тонким крючковатым носом, смуглым лицом и жиденькими усиками оказался безжалостным, не знающим пощады преследователем, который гнался за ней, словно охотник за оленем. Она слышала его имя еще дома. Пинкард относился к породе людей, готовых взяться за выполнение самой грязной работы, лишь бы она сулила хорошую прибыль.

Силвер затолкали в повозку. Прошло совсем немного времени, и они подъехали к причалу. Сопровождавшие Силвер трое мужчин снова выволокли ее под дождь. Пинкард глубже натянул свою шляпу с узкими полями, поднял воротник плаща и двинулся вперед.

— Давай шагай! — толкнул ее Джулиан. — Да смотри не упади.

Они приблизились к кораблю и взошли на борт.

— Нам нужно кое-что обсудить с майором, — обратился Пинкард к двинувшемуся им навстречу человеку в темно-синей форме.

— Он в своей каюте, — ответил матрос. — Как мне о вас доложить?

— Фердинанд Пинкард. Скажите, что я доставил на борт большую ценность для одного его хорошего друга.

Моряк бросил озадаченный взгляд на Силвер и пробежал глазами по ее мокрой одежде, связанным рукам и кляпу во рту. В его глазах мелькнуло сострадание.

Поспешно спустившись вниз, он скоро снова появился на палубе.

— Капитан ждет вас.

— Благодарю. — Пинкард повернулся к своим спутникам. — Вы двое ждите здесь, а ты, — он посмотрел на Джулиана, державшего Силвер мертвой хваткой, — пойдешь со мной.

Они спустились по лестнице, пересекли кают-компанию, и Пинкард решительно постучал в деревянную дверь. Глубокий сильный голос разрешил им войти. Распахнув дверь, Джулиан толкнул Силвер вперед и лишь затем вошел сам. Последним через порог переступил Пинкард.

— Что, черт побери, происходит?

Взгляд Силвер на секунду задержался на высоком светловолосом человеке, встающем из-за стола, с выражением недоумения на лице.

— Силвер, — произнес Пинкард, — это Морган Траск, майор морской пехоты. — Он повернулся к майору: — Я уверен, что она рада встретить человека, который когда-то дружил с ее отцом.

Силвер издала глухое проклятие, насколько ей это позволял кляп во рту, и, извернувшись, ударила испанца туфлей по ногам, за что получила сильный удар по лицу. Изумленный разыгравшейся перед ним сценой, майор перехватил руку Пинкарда, который собирался ударить еще раз.

— Я спрашиваю вас: что происходит? — повторил свой вопрос майор, со злостью глядя в глаза испанца. — Если этого не скажете вы, я развяжу девушку, и мне все объяснит она.

— Будь я на вашем месте, я бы так не рисковал. У Силвер буйный нрав.

— Ну это я сам увижу.

— Друг, о котором я упомянул, — граф Кентский. — Слова Пинкарда не произвели на майора никакого впечатления. Ему явно не нравилось поведение испанца. Шрам на лице майора придавал ему мрачный, угрожающий вид. Впрочем, угрожающим в нем сейчас можно было назвать все: и квадратную челюсть, и прямой нос, и широкие плечи.

— Какое она имеет отношение к Уильяму? — спросил он. Пинкард издал негромкий смешок, его тонкие усики изогнулись над губами.

— Эта темноглазая красотка не кто иная, как его дочь.

Он вытащил платок из ее рта.

— Майор Морган Траск имеет счастье видеть леди Салину Хардвик-Джоунс?

По гордо вздернутому подбородку и манере держать — плечи Морган понял, что так оно и есть.

— Мое имя — Силвер Джоунс, — ответила девушка. — Я работаю в таверне «Белая лошадь» на Бэй-стрит. Этот человек — сумасшедший. Не путайте свою леди Салину Хардвик-Джоунс с Силвер Джоунс.

На лице Моргана мелькнула улыбка. Было забавно видеть надменность Уильяма на перепачканном грязью лице его дочери. А мог ли он не узнать в этих карих глазах и длинных ресницах глаза жены Уильяма, Мэри?

— Вот как? Силвер? Не леди Салина?

Последний раз, когда он видел Уильяма, Моргану было всего пятнадцать лет. Граф Кентский был другом его отца, а ему приходился не столько другом, сколько скорее покровителем и учителем. Салина тогда была ребенком — веселым, игривым, любящим сидеть на папиных коленях. Затем Уильям решил оставить родовое поместье и уехать куда-нибудь далеко. Он купил небольшой остров в Вест-Индии, носящий название Катонга, и основал там плантацию. Временами Морган вспоминал об Уильяме и раздумывал над тем, как могла сложиться его судьба. Но у него никогда не было времени нанести визит своему старому учителю. Похоже, теперь такая возможность появилась.

— Я же сказала: мое имя — Силвер. Я работаю в таверне «Белая лошадь». Этот джентльмен ошибся.

Морган проигнорировал ее слова и повернулся к Пинкарду:

— Чего вы от меня хотите?

— Отвезите ее домой, — просто ответил испанец. — Должен вас предупредить, это, будет нелегкой задачей.

Морган внимательно посмотрел на Салину, и его взгляд непроизвольно задержался на ее груди, обрисованной прилипшей к телу материей, на затвердевших от холода сосках, а также на талии — такой узкой, что, казалось, ее можно обхватить пальцами.

— Почему вы бежали? — Он заставил себя взглянуть на ее лицо, чуть покрасневшее под его изучающим взглядом.

— Она хотела выйти замуж за человека, которого ее отец считал неподходящей партией, — ответил за нее Пинкард. — За какого-то проходимца, задержавшегося на острове по пути в Штаты. Папаша запретил им видеться, и она решила удрать со своим приятелем.

— Ты лжешь, Пинкард! — яростно выдохнула Силвер.

— И вы — не леди Салина? — с иронией добавил Морган. — Вы — Силвер Джоунс, прислуга в таверне, которая попала сюда по ошибке?

Силвер не ответила. Если Морган Траск действительно был другом ее отца, бесполезно отрицать.

— Почему вы пришли ко мне? — спросил майор Пинкарда.

— Не знаю, поверите ли вы мне, но дело в том, что Силвер оказалась очень уж привлекательной дамой. Я понял, что не могу доверить ее своим людям.

— Вы боитесь за ее безопасность?

— Совершенно верно. Я не уверен, что ее доставят в целости и сохранности.

Морган тоже слышал о Пинкарде. Тот пользовался репутацией человека, готового продать душу самому дьяволу, лишь бы дьявол хорошо заплатил. Не было ничего странного в том, что испанец взялся за столь сомнительное дело. Но то, что он все же нашел эту девушку в огромной стране, было удивительно.

— Из своих источников я узнал, что вы направляетесь на Барбадос, — добавил Пинкард. — Катонга вам почти по пути. Вы можете доставить девушку и привезти мне деньги, когда вернетесь. Я уверен, Уильям выразит свою благодарность и вам. Если, конечно, вы не пожелаете, чтобы я отправился с вами.

— Ни в коем случае, Пинкард. Больше часа я вас выносить не способен.

Пинкард пропустил последние слова мимо ушей.

— Значит, вы отвезете девушку?

— Из того, что вы мне сообщили, я понял, что у меня нет выбора. Я не собираюсь оставлять ее с вами и вашими людьми. Может, она и не разбудит аппетит у вас, — Морган снова помимо воли взглянул на грудь Силвер, — но не думаю, что другие в вашей компании удержатся от искушения. Я вообще удивляюсь, как вы умудрились держать их в узде до сих пор.

— Уверяю вас, с леди ничего не случилось. Я знаю, как Уильям относится к подобным вопросам. — Пинкард хитровато прищурился. — Надеюсь, что дружеская привязанность к Уильяму Хардвик-Джоунсу не позволит и вам воспользоваться своим положением.

Силвер с сомнением посмотрела на Моргана. Перехваченный ею взгляд красноречивее слов дал понять, что она привлекает майора. И это будучи в грязном, рваном платье, промокшем до нитки, и с недельной грязью на лице.

— Не говорите, что это не так, — буркнула она, глядя Моргану прямо в глаза. — Вы такой же мужчина, как и все. Что бы вы сейчас ни сказали, это будут пустые слова.

Но Морган лишь улыбнулся в ответ.

— Будьте осторожны, майор, — предупредил Пинкард, поворачиваясь к двери. — Она способна на все, чтобы не попасть на Катонгу. На вашем месте я стал бы почаще оглядываться.

— Буду иметь в виду.

По выражению лица майора Силвер поняла, что прозвучавшее предостережение не было принято всерьез. «Хорошо, — подумала она. — Человека, который недооценивает противника, победить много легче».

— Вы знаете, где меня найти, — сказал Морган. — Я привезу деньги и подожду вас, когда вернусь.

— Я очень прошу вас подождать. И Уильям, и я будем очень признательны вам за содействие, хоть вы и оказываете его с такой неохотой.

Бросив последний взгляд на Силвер, Пинкард покинул каюту, плотно закрыв за собой дверь.

Морган повернулся к Салине Хардвик-Джоунс. Хотя девушка высоко держала голову, синие тени под глазами красноречиво свидетельствовали о ее усталости. Кожаный ремень продолжал цепко сжимать запястья, а на щеке еще алел след от удара Пинкарда. «Этот ублюдок, — подумал Морган, — не имеет никакого понятия о морали».

Толкнув дверь, Морган прошел в кают-компанию, где за столом сидел Гамильтон Рейли. Морган сообщил ему об их новой спутнице и попросил передать Куки, корабельному коку, распоряжение приготовить горячую ванну.

— Кроме того, ей нужна сухая одежда, — добавил Морган. — У Джордана примерно ее размер. Попросите что-нибудь у него. — Джордан служил на корабле стюардом; ему только что исполнилось тринадцать.

Отдав приказания, Морган вернулся в свою каюту. Закрыв дверь, он произнес:

— Нам нужно поговорить, Салина.

— Меня зовут Силвер.

Мгновение он с недоумением смотрел на нее, затем невольно перевел взгляд на ее высокую полную грудь, такую же розовую, как и заалевшие под его взглядом щеки. Даже уставшая и в таком жалком одеянии, она выглядела невероятно привлекательной.

— Ну если вы предпочитаете такое обращение…

— Это единственное имя, на которое я буду отвечать.

Морган проигнорировал прозвучавшую в этих словах злость. По всей видимости, ему нужно будет деликатно и терпеливо убедить дочь своего друга, что ее отец заботится о ее же собственных интересах. Может, она поймет это и смирится с неизбежным.

— Если вы пообещаете хорошо себя вести, я развяжу вам руки.

Силвер кивнула. Морган извлек из висящих на поясе ножен кортик и разрезал ремешок, стягивающий ее запястья.

Силвер немедленно повернула голову к двери.

— Даже не думайте об этом, — предупредил Морган.

— Я просто хочу поскорее принять ванну.

Это была ложь, и он понял это.

— Ваш отец был моим другом, — сказал Морган, надеясь ее успокоить. — Мы были знакомы, когда жили в Лондоне.

К его удивлению, после этих слов враждебности в ее взгляде стало только больше.

— Что вы хотите со мной сделать?

— Всего лишь отвезти домой.

«Что ж, попытайтесь», — подумала Силвер.

— Полагаю, ничто не способно изменить ваше намерение?

— Я многим обязан вашему отцу. Очень многим. То, что я верну ему дочь, поможет мне хоть как-то его отблагодарить.

По спине Силвер пробежала дрожь.

— Вы совсем замерзли. — Морган шагнул к ней, но Силвер поспешно отпрянула в сторону. — Может, вам принести одеяло?

— Горячей ванны будет достаточно.

В это мгновение раздался осторожный стук. Майор открыл дверь, и в комнату вошли два молодых матроса — один с тяжелой медной ванной, другой с сухой одеждой и жестяной миской, в которой дымилось тушеное мясо. Следом за матросами появился юнга — совсем молодой мальчик с рыжими волосами и большими карими глазами. Он принес холодную курицу, сыр и чашку чая. Глядя на еду, Силвер сглотнула слюну, решив, что следующий шаг к освобождению сделает лишь после того, как вымоется, наденет сухую одежду и поужинает.

— Я буду снаружи, если вам что-нибудь понадобится, — произнес Морган, когда матросы и юнга покинули каюту.

— Благодарю вас, майор.

Она не могла сдержать улыбки, провожая его взглядом. Майор явно ее недооценивал. Сейчас она подготовится и, когда он войдет, ударит его чем-нибудь тяжелым. Когда майор очнется, она будет уже далеко. Конечно, она постарается, чтобы он сильно не пострадал, но обязательно ударит по его светловолосой голове — просто потому, что у нее нет другого выхода.

От горячей воды в ванне поднимался густой пар, и Силвер поспешила снять с себя холодную мокрую одежду. Пока мысли о бегстве можно отложить. Ее ждут ванна и сытная еда.

Глава 2

Она не могла вспомнить, когда в последний раз ей было так же хорошо, как сейчас. На мгновение погрузившись в воду с головой, Силвер смыла с волос мыльную пену, затем вынырнула и расслабленно откинулась на край ванны.

Скоро она покинет корабль. Но сейчас, сидя в ванне перед огоньком камина, мерцающим в углу каюты, и медленно потягивая жасминовый чай, она хотела продлить блаженные мгновения. За пределами теплой каюты ее встретят проливной дождь и необходимость искать убежище. Как только ее попытка бежать удастся, она немедленно перекрасит волосы в каштановый цвет и направится на север, чтобы затеряться в каком-нибудь большом городе — Филадельфии или даже Нью-Йорке. Возможно, она не сразу привыкнет к их холодному климату, но стоит ли думать об этом сейчас?

С сожалением вздохнув, Силвер заставила себя вылезти из ванны. Тщательно вытершись белым полотняным полотенцем, она натянула принесенные матросами брюки и с удивлением отметила, что они оказались ей почти впору. Хорошо подошла и белая хлопчатобумажная рубашка. Взяв с бюро расческу, Силвер подошла к камину, чтобы привести в порядок и просушить волосы. Через пару минут они стали такими же роскошными, как и прежде.

Она чувствовала себя как бы родившейся заново, полностью готовой принять любой вызов, который могла бросить ей судьба. Торопливое исследование каюты быстро обернулось радостной находкой: Силвер обнаружила револьвер и засунула его за пояс брюк. В шкафчике ее ждал еще один подарок — дубовая ножка от стула, которая могла послужить прекрасным оружием. Теперь Силвер была вооружена достаточно хорошо, чтобы при появлении майора привести его в бессознательное состояние. От этой мысли ей на миг стало не по себе, но Силвер решительно отбросила все сомнения. «Ты просто обязана сделать это», — твердо сказала она себе.

Перевязав волосы кожаным ремешком, которым еще недавно были связаны ее руки, Силвер подтащила к двери стул и выглянула в коридор.

Морган Траск стоял у низкого кожаного дивана и читал газету при тусклом свете висящей на стене керосиновой лампы. Силвер подумала, что его определенно можно назвать красивым человеком. У него были необычайно красивые зеленые глаза и гладкая, за исключением светлого шрама на щеке, загорелая кожа.

Пару секунд Силвер размышляла, каким может быть у него характер, но, вспомнив о былой дружбе майора с ее отцом, решила, что хорошим человеком он быть просто не может.

— Извините, майор, — произнесла Силвер любезным тоном, — могу я сказать вам пару слов?

Траск бросил газету на диван и выпрямился; его голова почти коснулась низкого потолка кают-компании. Силвер тут же поспешила обратно в каюту, чтобы успеть забраться на стоящий у двери стул и занести над головой ножку стула.

Она обрушила свое оружие на голову шагнувшего через порог Моргана в тот момент, когда он удивленно поднял на нее глаза. Морган мгновенно понял, что она намеревается сделать, и поспешно отпрянул в сторону, но все же ножка попала ему по левой стороне головы и соскользнула на плечо. Удар оказался достаточно сильным, и Морган упал.

— Черт побери! — воскликнула Силвер, жалея, что удар получился таким неудачным. Однако она не смогла заставить себя еще раз ударить человека, который, схватившись за голову, издавал громкие стоны. Проскользнув мимо Моргана, Силвер оказалась в кают-компании. Оглядевшись, она подбежала к трапу, стремительно взлетела на палубу и покинула судно.

«Слава Богу, меня никто не видел», — подумала она, бросив взгляд назад. Но не успела она сделать и нескольких шагов по причалу, как заметила появившегося на палубе Моргана Траска с перекошенным от ярости лицом.

Черт бы побрал ее малодушие! От него всегда одни неприятности! Надо было ударить майора еще раз, чтобы он не так быстро очухался.

Силвер побежала мимо моряков, неторопливо шествовавших по причалу, собак, рывшихся в мусоре, и портовых шлюх, поджидавших клиентов. Несясь не разбирая дороги, она налетела на одну из них и на секунду остановилась. Шлюха грубо выругалась, но Силвер снова бросилась вперед — ей нужно было как можно быстрее найти какое-нибудь укромное место.

Свернув за угол, Силвер вдруг поняла, что не может больше бежать: в боку внезапно закололо, сердце, казалось, вот-вот разорвется, легким не хватало воздуха. Но, несмотря на это, Силвер снова двинулась вперед. Беглый взгляд, брошенный через плечо, сказал ей, что майор отстает, но она все же не решалась замедлить бег.

Однако прошло совсем немного времени, и ее покинули последние силы. А еще через несколько секунд сильная мужская рука обхватила Силвер за талию и с силой прижала к кирпичной стене.

Морган Траск держал ее обеими руками, в его зеленых глазах горела ярость. Силвер попыталась вырваться из его хватки, оттолкнуть его могучую грудь, вытащить револьвер и пнуть Моргана ногой, но ей не удалось ничего.

— Наслаждаетесь ванной, миледи? — В его голосе слышалась насмешка.

Силвер вздернула подбородок:

— Ванна была восхитительна.

— Я рад за вас, — сказал он, рывком вытаскивая револьвер из-за ее пояса. — Потому что сейчас у вас будет другая, не такая приятная.

Он сгреб Силвер в охапку, отнес к краю пристани и сбросил в воду.

«Ублюдок», — про себя выругалась Силвер, когда над ее головой сомкнулись волны. Ледяная вода пронзила холодом все тело.

Вынырнув, она лихорадочно заколотила руками по воде, стараясь одновременно отбросить с лица волосы, закрывшие ей нос и рот. Морган Траск стоял на краю пристани; на его губах играла усмешка. Ему явно доставляли удовольствие ее мучения, и Силвер почувствовала приступ невероятного гнева.

Не в состоянии удержаться на поверхности, Силвер, судорожно глотнув воздух, вновь погрузилась под воду.

Морган наблюдал, как она выныривает из-под воды и жадно хватает ртом воздух, с чувством удовлетворения. Пусть эта красотка как следует устанет и смирится со своей участью — тогда он бросит ей веревку. Он совершил дьявольскую ошибку, не прислушавшись к предупреждению Пинкарда. Но как он мог подумать, что от этой жалкой, измученной, слабой девушки может исходить какая-либо угроза?

И вот теперь у него раскалывается от боли голова и ноет плечо. Ну уж во второй раз он не совершит подобной глупости!


Морган внимательно вгляделся в воду. Там, где несколько секунд назад виднелась голова Силвер, сейчас можно было разглядеть лишь несколько пузырьков. Она уже давно скрылась под водой, вдруг сообразил Морган.

Черт бы ее побрал! Проклиная свою непрошеную гостью последними словами, Морган поспешно стащил с ног ботинки, бросил на землю китель и револьвер и прыгнул в воду. Не обнаружив Силвер под водой, он всерьез забеспокоился. Он ведь хотел только преподать ей урок.

Внезапно в его голову закралось подозрение, от которого он немедленно вынырнул на поверхность, как раз в тот момент, когда на лице Силвер, поднимающейся по лестнице на причал, появилась усмешка.

Чтоб она провалилась в ад! Он быстро подплыл к лестнице, поднялся на пристань и бросился следом за беглянкой. Догнать Силвер ему удалось, лишь пробежав почти целый квартал. Морган прыгнул на нее сзади, и они покатились по земле.

— Леди, вы всерьез испытываете судьбу, — прошипел он сквозь стиснутые зубы.

Его тело придавило ее к деревянным доскам причала, и Силвер не могла даже вздохнуть, но Моргану в данный момент это было безразлично. Подняв ее на ноги, он завел руки Силвер ей за спину, случайно коснувшись при этом ее груди, и тут же в нем на миг проснулось желание. Морган постарался немедленно отогнать от себя наваждение, мысленно проклиная судьбу, навязавшую ему эту девушку.

— Так или иначе, но вам придется вернуться на судно.

Силвер проигнорировала эти слова и дернулась, пытаясь вырваться.

— Прекрати, Силвер, — громко предупредил оно такой угрозой в голосе, что она немедленно перестала биться в его руках.

Стянув платок со своей шеи, Морган обвязал его вокруг ее запястий. Качая головой от досады на то, что ему предстоит столь тяжкая миссия, он повел ее обратно к кораблю, лишь ненадолго задержавшись, чтобы подобрать с земли свои вещи и надеть ботинки.

Джордан, Куки и Гамильтон Рейли стояли возле поручней, когда он подвел Силвер к борту «Саванны». Завидев, какого пассажира ведет впереди себя Морган, Куки расцвел в улыбке.

— Боже, какая красавица! — с восхищением пробормотал старый кок. Невысокий, тучный, седовласый, в свои шестьдесят Грэндисон Эймс все еще таял как воск при виде красивых женщин.

— Теперь я вижу, что мистер Пинкард никогда не связывает людей без солидных на то оснований, — заметил Гамильтон Рейли.

Морган миновал их, не проронив ни звука. Спустившись по трапу, он провел Силвер в кают-компанию. Сейчас она выглядела не лучше, чем во время своего первого появления на корабле, с той лишь разницей, что на этот раз ее лицо было чистым. Морган с досадой подумал, что его пассажирка не унаследовала ни рассудительности отца, ни чувствительности матери. Единственное, что она, видимо, решила взять от своих предков, это буйный нрав ее деда.

— Снимите одежду, — распорядился Морган, как только они вошли в его каюту.

— Что?

— Я сказал, снимите одежду.

— Вы сошли с ума?

— Делайте, что вам сказано, — буркнул он, делая к ней шаг, — или я сам раздену вас. — В первый раз за все время, как она появилась на борту корабля, Морган заметил промелькнувший в глазах Силвер страх. — Вашу одежду надо просушить, а я устал гоняться за вами. Вы получите ее обратно утром.

Мгновение она смотрела на него с подозрением, но, по-видимому, решив, что он исполнит свою угрозу, уступила:

— Как только я разденусь, то выброшу одежду в коридор.

Морган кивнул:

— Завернитесь в одеяло перед тем, как я вернусь в каюту.

Силвер подняла голову:

— Что? Вы собираетесь вернуться?

— В этой каюте сплю я. А вам придется ночевать в соседней. — На его губах появилась горькая усмешка. — Я планировал предоставить вам свою каюту, но после этого… приключения я передумал. Когда вы начнете вести себя подобающим образом, мы сможем снова вернуться к этому вопросу.

Силвер пожала плечами, словно сказанное было ей совсем безразлично. Морган молча взял свою сухую одежду и вышел из каюты.

Ну и странная у него гостья! Подобных он еще не встречал. Ни разу в жизни он не видел женщины с такой силой духа, с такой решимостью и волей.

Поразила его и красота Салины Хардвик-Джоунс. В ней удивительно сочеталось лицо, созданное Богом, и тело, созданное дьяволом для искушения смертных. К счастью, он любит другой тип женщин — смиренных, покорных, молчаливых, знающих, что ему от них нужно, и не претендующих на большее, чем монета из его кошелька. С ними было легко находить общий язык, и они не создавали никаких проблем.

Морган улыбнулся про себя. За кем бы Силвер ни пыталась бежать, этот парень теперь обязан ему по гроб жизни. Жаль, что неизвестный сукин сын так никогда и не узнает, как близок он был к жалкой роли мужа Салины Хардвик-Джоунс.


— Все в порядке, все в порядке! — выкрикнула Силвер в ответ на осторожный стук в дверь. Проверив еще раз, что одеяло надежно закрывает ее с плеч до ног, она подняла со стула свою мокрую одежду и подала ее появившемуся в дверях Моргану Траску.

— Вы прекрасно выглядите в этом одеянии, миледи. — Одетый на сей раз в привычные ему коричневые брюки и простую белую рубаху, Морган Траск сделал шаг в каюту и иронично поклонился. Следом за Морганом проскользнул худенький бледнолицый юнга, который без слов принял из рук Силвер одежду и направился к двери.

После этого майор повел Силвер в соседнюю каюту. Открыв дверь, Силвер увидела перед собой узкую койку и небольшую полку на стене.

— Ваши апартаменты, миледи, — произнес Морган, не скрывая сарказма.

— Если это — моя каюта, можете вы хоть здесь оставить меня в покое? — гневно выдохнула Силвер.

Траск молча посторонился и запер за ней дверь. Силвер присела на койку. Она смертельно устала, но ее дух не был сломлен. Завтра наступит новый день и даст ей новые возможности для бегства. Однажды она уже обрела свободу и сегодня снова была к ней совсем близка. Эта мысль последней промелькнула в ее усталом мозгу. Голова Силвер опустилась на подушку, и через несколько минут девушка погрузилась в глубокий сон.


Яркие солнечные лучи упали на лицо Силвер, и она проснулась. Сообразив, где находится, Силвер поспешно соскочила с койки, обернула вокруг себя одеяло и, подойдя к двери, с силой дернула за ручку. К ее удивлению, дверь оказалась незапертой.

Заглянув в каюту майора, Силвер увидела на столике поднос с овсяной кашей, толстым ломтем ветчины и свежеиспеченным, еще теплым печеньем. Над чашкой с кофе струился пар. Возле стула со сложенной на нем чистой одеждой стоял таз с водой. Силвер быстро оделась, то и дело поглядывая на дверь, и так же быстро расчесала волосы.

Умывшись и слегка пощипав щеки, чтобы они стали румянее, Силвер бросила взгляд в зеркало и с удивлением обнаружила, что выглядит совсем неплохо. Даже купание в соленой воде не повредило блеску ее серебристых волос, а сна было достаточно, чтобы лицу вернулся обычный здоровый цвет.

Как только Силвер сделала шаг к двери, ручка повернулась, и в каюте появился Морган Траск. Пару секунд он с удивлением рассматривал, как сидят на ней матросские брюки, весьма выразительно обрисовавшие линии ее бедер, и Силвер почувствовала, что краснеет.

— Уверяю вас, майор, если вы найдете для меня что-нибудь поскромнее, я немедленно переоденусь.

— Как только ваше платье высохнет и будет вычищено, вам его вернут. Но я бы не сказал, что оно выглядит скромнее.

— Это была моя рабочая одежда.

— В таверне «Белая лошадь»?

— Да.

— И вы хотели бы остаться здесь, в Саванне, работать в притоне для воров и бандитов, вместо того чтобы вернуться к своему папе? Не жаркий же климат привлек вас сюда? Вы, наверное, приехали в этот город за своим другом?

— Я уже говорила вам, что Пинкард лжет. У меня нет никакого друга. Все, что я хотела, — это жить самостоятельно.

— Как его имя? — спросил Морган, как будто не расслышав слов Силвер. — Может, я его знаю? Силвер сжала кулаки.

— Если вы верите Пинкарду, то я вам ничего больше не скажу. Мои слова все равно ничего для вас не значат.

Морган замолчал, пристально глядя ей в лицо.

— Вы будете оставаться в этой каюте до того момента, как мы поднимем паруса и отправимся в плавание. Мы отплываем завтра с приливом.

— Пинкард говорил, что вы направляетесь на Барбадос.

— На Катонгу и только затем — на Барбадос, — уточнил Морган. — Вы умеете читать? — спросил он, решив переменить тему.

— Конечно.

— У меня есть несколько полок с книгами.

— Я знаю, — ответила она и тут же пожалела о своих словах, заметив удивленный взгляд Моргана.

— Я был бы вам очень признателен, если бы вы не рылись в моих вещах. В моей каюте теперь нет оружия. Револьвер, который вы вчера нашли, я спрятал в другом месте, как и саблю, которую вы, к счастью, не обнаружили. Больше вы не найдете здесь ничего для себя интересного.

Силвер не ответила. Она обязательно обследует его каюту, чтобы узнать о Моргане Траске побольше. «Знай своих врагов». Жизнь научила ее всегда следовать этому правилу.

— Если вам что-нибудь понадобится, меня не просите, — холодно буркнул Морган напоследок. — К вам будут относиться так же, как и к остальным членам команды, насколько аристократической ни была бы ваша кровь.

— А я ничего и не прошу, майор Траск, и не собираюсь. В его глазах появилось удивление. Несколько секунд он молча изучал ее лицо.

— Завтра после отплытия вы можете присоединиться к нам для ужина.

«Видимо, он считает, — подумала она, — что я утихомирилась и больше не доставлю ему хлопот».

— Я просто жажду увидеть остальных членов команды. — Заметив, что брови Траска сошлись на переносице, она снова пожалела о сказанном.

— Ведите себя потише, Салина. Хотя бы помните, что я вас сильнее. Делайте то, что я вам говорю, и у вас не будет проблем.

— Меня зовут Силвер.

На лице Моргана заиграли желваки.

— Вам не вывести меня из себя.

Однако по выражению его зеленых глаз она поняла, что, как только корабль выйдет в море, Морган вполне может высказать ей все, что о ней думает.

Силвер прикусила язык, сдерживая уже готовое вырваться новое ехидное замечание. Не стоит зря искушать судьбу. Тем более что у нее есть более важные дела. Как только майор покинет каюту, она немедленно примется за работу.

Траск удалился, и Силвер начала обшаривать полки и шкафчики каюты. К своему удивлению, она обнаружила, что майор гораздо аккуратнее, чем мужчины, с которыми она была знакома. Аккуратнее и много организованнее. Но все же не до такой степени, как ее отец, способный устроить разнос слуге лишь за то, что какая-то книга лежит не на месте. Иногда ее отец как бы случайно оставлял на столе перчатку, чтобы удостовериться в прилежании прислуги.

Осматривая содержимое шкафа с одеждой, Силвер пришла к выводу, что Морган Траск одевается со вкусом. В его одежде, сшитой у хорошего портного, не было ничего щегольского. Несколько пар ботинок из тонкой испанской кожи были начищены до блеска. Силвер решила, что такие, вещи мог носить только довольно состоятельный человек.

Выбор книг, которыми были уставлены полки, внушал уважение, если майор их действительно читал. Литература была самой разнообразной — от сборников поэзии до последних медицинских журналов. Обнаружив в одном Из ящиков большую красивую раковину и ожерелье из крупных жемчужин, Силвер попыталась представить себе, какой могла быть женщина, для которой куплены эти драгоценности.

Продолжая поиски, Силвер так и не смогла найти чего-либо подходящего для осуществления планов бегства. Заглянув за стол, она обнаружила там скрученные в рулон карты Мексики и полуострова Юкатан. За картами виднелся конверт. Силвер достала его и открыла.

Это был приказ майору Траску. Хлопок должен быть обменен на сахар, а сахар — на оружие. Майор служил техасцам, и, по всей видимости, за деньги, поскольку обнаружилось, что живет он вовсе не в Техасе, а в Джорджии. Еще один человек, делавший деньги на крови. Судя по всему, он немногим отличается от Фердинанда Пинкарда, и вся разница между ними заключается лишь во внешнем виде.

Силвер вспомнила, каким красивым показался ей майор, когда она увидела его в первый раз. Одежда сидела на нем превосходно и не оставляла никаких сомнений в мастерстве портного. Внезапно Силвер поняла, что ее мысли приняли странное направление, и качнула головой. Мужчины ее почти не привлекали, — они, как правило, чем-то напоминали ей отца — грубые, самодовольные, любящие повелевать, нетерпимые к чужому мнению. Правда, она не могла сказать, что у нее широкий круг знакомых, большей частью это были друзья отца и некоторые из слуг.

Единственным исключением являлся Куако. У него была черная кожа, он был беден и абсолютно безграмотен. Но для нее он был единственным мужчиной среди всех, кто так себя называл. Знакомство с ним дало ей слабую надежду, что не все представители мужского рода настолько отвратительны, как она привыкла о них думать.

Силвер вернула конверт на место и опустилась на широкую койку Траска. Она пока так и не придумала, каким образом может бежать. И вдруг она поняла, что обыскала еще не всю каюту. Сунув руку под подушку, Силвер с радостью обнаружила там то, что надеялась найти, — револьвер. Вытянув его за рукоять, Силвер улыбнулась: такой человек, как Траск, не мог быть вооружен одним револьвером. Ложась спать, капитан должен был держать второй под подушкой, и о нем Морган наверняка забыл.

Теперь она знала, что ей надо делать, чтобы бежать с корабля. Силвер решительным жестом отбросила со лба прядь волос — скоро Морган Траск отправится ко всем чертям. На этот раз ее побег удастся!


— Думаете, она утихомирилась, майор? — спросил Гамильтон Рейли, поднося к губам чашку крепкого кофе.

Он и Морган сидели за столом в кают-компании. Большая часть команды была занята последними приготовлениями к отплытию, а остальные должны были появиться на корабле к полуночи.

— Сейчас она ведет себя намного спокойнее.

— Никогда не видел подобных женщин, — удивленно покачал головой Рейли. — Большинство упали бы в обморок только при виде тех громил, которые ее сюда доставили.

— Думаю, если Бог не дал ей мозгов, то купание в холодной воде по крайней мере позволило ей понять, что к чему.

— Она выглядит как женщина, но у нее мужской характер.

— Трудно поверить, что она — дочь Мэри. Мэри Хардвик-Джоунс была самой доброй и деликатной изо всех женщин, которых я встречал, — задумчиво произнес Морган. — Думаю, таких слов, как «деликатность» и «доброта», Салина даже и не слышала.

— Возможно, — негромко произнес Гамильтон, — но со всем прочим у нее полный порядок.

Морган поднял глаза на лейтенанта.

— Я надеюсь, что вы и ваши люди будете относиться к мисс Джоунс с надлежащим почтением. Она — леди, даже если и ведет себя неподобающим образом.

Гамильтон Рейли стал серьезен:

— Вы можете не волноваться за меня, майор. Но вам следовало бы поговорить на эту тему с командой.

— Я сделаю это, — поднялся на ноги Морган. — К тому же прослежу за последними приготовлениями. Вернусь до наступления темноты. Что бы ни произошло, не позволяйте Силвер покидать каюту.

— Конечно, сэр. Можете на меня положиться. — Рейли хотел отдать честь, но под мрачным взглядом Моргана его рука замерла, так и не поднявшись.

— Я постараюсь вернуться как можно быстрее.

Силвер ждала темноты, чтобы приступить к выполнению своего плана. К вечеру похолодало. Огонь в камине почти погас, и Силвер приходилось время от времени раздувать угли. На протяжении всего дня ее ни разу не кормили, и никто не отвечал, когда она стучала в дверь.

Видимо, до отплытия Траск решил не рисковать. Но все равно она вырвется на волю, и очень скоро. Силвер молча смотрела в маленькое окно над широкой койкой Моргана. Уходящее за горизонт солнце дарило ей последние лучи. Наконец исчезли и они, и стало еще холоднее. Силвер встала с койки, подошла к камину и бросила в пламя оставшиеся на дне корзины последние куски угля.

Затем она взяла найденный в шкафчике кусок материи, разорвала его и, смочив в тазу, осторожно положила на огонь. Тут же из-под ткани повалил густой белый дым. Материя начала обугливаться, но не горела. Силвер положила на угли еще один клочок мокрой ткани, и дым заполнил всю каюту так густо, что она начала кашлять.

— Пожар! — крикнула Силвер, барабаня в дверь каюты. — Кто-нибудь, помогите!

Махая журналом, чтобы загнать дым под дверь, Силвер изо всех сил ударила по двери ногой. Почти сразу же она услышала, что кто-то спускается с палубы по трапу. В замке щелкнул ключ, и дверь распахнулась.

— Боже милосердный! — Молодой стройный лейтенант, которого она видела прошлым вечером, сделал шаг в каюту. Прикрывая глаза ладонью, он попытался сориентироваться в наполненной дымом каюте, но ему это не удалось. — Мисс Джоунс, где вы?

Внезапно он вздрогнул, почувствовав у подбородка холодный ствол револьвера.

— Не двигайтесь, — предупредила его Силвер.

Рейли закашлялся.

— Пожалуйста, прекратите, мисс Джоунс. Майор придет в ярость, если обнаружит, что вы снова сбежали.

— Черт с ним! Он меня не волнует. — Силвер надавила дулом на челюсть Рейли. — Идите вперед, лейтенант, и не делайте глупостей. Уверяю вас, я нажму на спусковой крючок не колеблясь.

Гамильтон Рейли судорожно сглотнул.

— А как с огнем? Вы же не хотите, чтобы корабль сгорел?

— Огня нет. А теперь очень медленно идите вперед. Если кто-либо попытается нам помешать, прикажите ему стоять на месте.

Рейли кивнул, и они вышли из каюты. Несколько членов команды, появившихся на крики Силвер, удивленно подались в стороны, когда она вместе с лейтенантом проходила через кают-компанию. Лишь у трапа, ведущего на палубу, они остановились от холодного как сталь голоса Моргана Траска:

— Собрались на прогулку, миледи?

Он сделал шаг из двери, ведущей в трюм. Силвер замерла.

— Можно сказать и так, — холодно ответила она.

— Мы думали, что ее каюта горит, майор, — начал объяснять лейтенант. — Везде был дым и…

— Не оправдывайтесь, лейтенант. Я сам виноват, решив, что у леди Салины немного ума.

Силвер никак не ответила на эти слова, хотя они больно ее задели.

— Прикажите вашим людям уйти с дороги, майор, если хотите, чтобы этот человек остался жив.

— Вы собираетесь совершить убийство? Лишить жизни человека, которого ждут дома?

Рука Силвер дрогнула. Кончиком языка она провела по внезапно пересохшим губам.

— Мне придется это сделать, если вы будете мне мешать. Это вы убьете лейтенанта.

Даже в тусклом свете лампы Силвер могла видеть, как ярость перекосила лицо Траска. Его щека чуть подергивалась, руки были сжаты в кулаки.

«Боже, сделай так, чтобы он решил, будто я действительно способна выстрелить. Пусть он поверит, что я в самом деле безжалостная стерва».

Морган улыбнулся, но только губами. Зеленые глаза смотрели на нее все так же зло.

— Ну, если вы так непреклонны, — чуть поклонился он, — действуйте.

Он посторонился, позволяя ей пройти мимо. Силвер и Рейли начали медленно подниматься вверх по лестнице: впереди — молодой лейтенант, сзади — она; ствол револьвера все еще продолжал упираться в его подбородок. Силвер уже добралась до самой верхней ступеньки, когда внезапно резким толчком Морган сшиб ее с ног.

Силвер кубарем скатилась вниз и ударилась головой об пол. Раздался выстрел. Морган оказался рядом с ней через мгновение. Взяв Силвер за шиворот, он поднял ее на ноги и поволок к каюте. Сжав кулаки, она яростно заколотила по его спине, и майор на мгновение обернулся, а на его лице появилось удивленное выражение. Она размахнулась, целясь Моргану в челюсть, но он перехватил ее руку.

— Пусти! — крикнула Силвер, чувствуя, что ее покидают остатки самообладания. — Какая тебе разница, останусь я здесь или убегу? Что это для тебя меняет?

Морган молча втолкнул Силвер в каюту и с силой захлопнул дверь. Протащив по каюте, в которой уже не было дыма, он бросил ее на койку. В его зеленых глазах горел гневный огонь, но он не мог сравниться с пламенем во взгляде Силвер.

— Это совершенно не твое дело! — выкрикнула она. — Почему ты не хочешь меня отпустить?

— Ошибаешься, Силвер. Это мое дело. Оно стало моим, когда ты решила угрожать револьвером одному из членов моей команды.

Силвер схватила с полки толстую книгу в кожаном переплете и с силой кинула в майора. Морган успел пригнуться, и книга ударила в стену.

— Я — не пленница! Я — взрослая женщина! Оставьте меня в покое!

— Взрослая женщина? — Он снова поспешно нагнулся, потому что в него полетела еще одна книга. Книга попала в зеркало, которое упало на пол и разбилось. — Взрослые женщины не ведут себя так. Не буйствуют и не ломают вещи. Женщины не ругаются, не дерутся и не пытаются действовать как мужчины.

Морган двинулся к ней. Силвер поспешно отодвинулась на другой край койки, схватила со стола фарфоровый кувшин из-под воды и бросила его в голову Моргана. Кувшин с громким звоном разбился о стену.

— Ты вернешься домой, Силвер! После того, что ты здесь устроила, я заставлю тебя вернуться, чего бы мне это ни стоило! Надеюсь, Уильям прислушается к моему совету и научит тебя правильно себя вести. Ты очень в этом нуждаешься.

Услышав про отца, Силвер потеряла последние остатки самообладания.

— Я не вернусь назад! И ни ты, ни кто-либо другой не заставите меня это сделать!

Она бросилась на Моргана и вцепилась в его лицо с такой силой, что от ее ногтей по щекам майора потекла кровь. На какое-то мгновение Моргану удалось перехватить ее руки, но Силвер все же вырвала их и с размаха ударила его по лицу.

— Черт тебя побери! — Он с изумлением уставился на нее. — Что ты за женщина?

В ответ Силвер лишь пнула его ногой в живот. Лента упала с ее волос, и они рассыпались по плечам. Схватив их рукой, Морган потянул голову Силвер вниз с такой силой, что она была вынуждена прекратить сопротивление. Затем, не обращая внимания на ее крики и проклятия, Морган поволок Силвер к койке.

— Ты — маленькая ведьма, — прошипел он сквозь сжатые зубы. Положив ее на колено, он с силой ударил Силвер ниже спины. Она вскрикнула от ярости. Ненависть переполняла ее, и Силвер почти не чувствовала боли.

Рука Моргана опускалась на нее еще несколько раз, и каждый раз изо рта Силвер вырывалось яростное проклятие. Когда Морган уже думал, что достаточно ее проучил, Силвер вдруг вцепилась зубами в его руку. Морган громко выругался и нанес удар, больше не стараясь себя сдерживать.

— Я могу делать это дольше, чем ты способна выдержать, — предупредил он, хотя на самом деле борьба с ней уже утомила его.

Как бы угадав это, Силвер снова попыталась вырваться. Тогда Морган крепко прижал ее к койке за плечи.

— Прекрати, Силвер! — предупредил он; его голос звучал так угрожающе, что она наконец стихла. — Ты заслужила трепку, которую я тебе устроил, но ты напрашиваешься на что-то большее!

Темные глаза Силвер вспыхнули.

— Ну так что же, майор Траск? Что вы медлите?

Морган выругался.

— Я тебе ничего не сделаю. Мужчина должен защищать женщину, а не бить.

Внезапно на глазах Силвер заблестели слезы. Ее нижняя губа задрожала.

— Все мужчины, кого я знала, поступали иначе. — Она заморгала, пытаясь справиться со слезами, но они продолжали катиться по щекам.

Морган мгновение удивленно смотрел на нее, чувствуя порыв недопустимой жалости. Ведьма вдруг исчезла, и ее место заняла слабая, беззащитная женщина — или это ему показалось?

Морган разжал руки, освобождая Силвер.

— Ты вернешься назад. Привыкай к этой мысли. На борту корабля находится двадцать один человек, и после сегодняшнего случая все они будут за тобой следить очень внимательно. Больше тебе не удастся обмануть никого.

— Вы упрямый человек, майор Траск. — Она вытерла слезы тыльной стороной ладони. — Можете быть уверены, мой отец будет очень вам благодарен.

— Отдохните, — произнес он после недолгого молчания и подумал, что ему следовало сказать что-то другое. — Мы поднимем паруса завтра.

Силвер молча отвернулась, и Морган направился к двери. Выйдя из каюты, он остановился, прислушиваясь, что происходит после его ухода, но уловил лишь слабое шлепанье волн о корпус корабля. Однако, постояв еще несколько мгновений, он все же различил еще один звук. Поначалу Морган решил, что услышанное ему померещилось. Но звук не исчез, а даже стал громче, и Морган понял, что это был женский плач.

Морган нерешительно пригладил ладонью волосы и направился вверх на палубу. Ему сейчас были нужны свежий воздух и время для размышлений.

«Тебе надо было покинуть каюту раньше, — сказал он самому себе. — Раньше, до того как в голову закралось подозрение, что пассажирка корабля — всего лишь слабая женщина».

Глава 3

Как давно она не плакала? Силвер уже позабыла, как чудотворно облегчают душу слезы, как удивительно быстро они снимают душевную боль. Жаль, что, пока майор был в каюте, ей приходилось сдерживать себя.

«Что ты за женщина?» — спросил он ее. В самом деле что она за женщина? Как оказалось, она самая заурядная женщина — слабая и беззащитная.

Если бы он только ей не помешал! Она бы уже была свободна. Черт бы его побрал! Именно он — причина всех ее несчастий.

Но еще больше ее выводила из себя мысль, что майор заставил ее потерять самообладание и вынудил показать свой буйный, с трудом обуздываемый нрав, который Силвер обычно умело скрывала за маской холодного безразличия.

Этому ее научил Куако, умевший владеть своими эмоциями в совершенстве. К этому искусству ему приходилось прибегать очень часто. Под смиренной внешностью Куако скрывалась натура человека, не склоняющегося ни перед кем и не признающего никого, кроме своего бога. Куако родился в племени масай, и, хотя стал рабом еще ребенком во время пиратского набега, никто не смог укротить его свободолюбивый дух. Воспоминания о Куако и его жене Делии придавали Силвер мужества — они вынесли много больше, чем она претерпела от рук своего отца.

Силвер ополоснула лицо и вытерлась полотняным полотенцем.

Почти сразу за этим раздался стук в дверь. Распахнув ее, Силвер увидела Джордана.

— Капитан спрашивает, не нужно ли вам чего-нибудь. — Юнга смотрел настороженно, словно ожидал от нее какой-нибудь выходки.

— Капитан? Я думала, что он майор.

— Для меня и Куки — так у нас на корабле зовут кока — он всегда был капитаном.

— Ах вот как.

— Я и Куки плаваем с капитаном пять лет. Он оставил — оставлял, — поправился юнга, — морскую службу прошлой осенью… Вернулся в море лишь на один рейс. — Закрыв за собой дверь, Джордан вошел в каюту и понизил голос: — Больше не пытайтесь бежать.

— Куда мне бежать? — Силвер мрачно оглядела тесную каюту.

Джордан поднял на нее взгляд, который показался ей каким-то странным.

— Я никогда раньше не видел, чтобы женщина так дралась.

От этого напоминания на глаза Силвер снова навернулись слезы.

— Это было первый раз в жизни. Я просто хотела убежать с корабля.

Пройдя мимо нее, юнга разложил на койке белую ночную рубашку и принялся собирать куски разбитого зеркала. Наблюдая за ним, Силвер подумала, что ей следовало бы спрятать один осколок, чтобы при случае использовать его как оружие.

«Завтра, — подумала она. — Завтра я наберусь сил, чтобы повторить свою попытку».

Она опустилась на колени, чтобы помочь стюарду поднять куски разбитого стекла, но как только тронула осколок, Джордан тут же вскочил на ноги.

— Вам лучше отойти, — предупредил он, показывая рукой на противоположную часть каюты. Было очевидно, что и Джордан, и остальная часть команды извлекли урок из того, что им довелось наблюдать. — Я подожду, пока вы отойдете, — добавил он, и Силвер почувствовала, что в ней разгорается ярость.

— Ты думаешь, я хочу перерезать тебе горло?

Джордан смущенно опустил глаза, но настороженность с его лица не сошла.

— Капитан говорил, что вы никого не собирались убить. Говорил, что вы не такая злая, как кажетесь.

Силвер не знала, как ей воспринимать эти слова — как комплимент или оскорбление.

— С чего это он так решил?

— Капитан знает обо всех все. Он видит человека насквозь с первого взгляда.

«Интересно, что он увидел во мне?»

— Он так же хорошо разбирается и в женщинах?

— В женщинах капитан разбирается очень хорошо, — усмехнулся Джордан. — Хотя в других, не таких, как вы. Капитан любит, когда женщины ведут себя как женщины.

Силвер выпрямилась, но не проронила ни звука.

— Большинству женщин он нравится, — продолжил Джордан. — Правда, некоторые его побаиваются. Всему причиной его шрам.

— Ну уж я-то его не боюсь, — вырвалось у Силвер.

— Вам это еще предстоит. Если он выпорет вас, как меня… Второй раз я этого не перенесу.

— Он бил тебя? — разинула она рот. Джордан снова усмехнулся, и улыбка сделала его лицо еще моложе.

— Я это заслужил.

Силвер машинально улыбнулась в ответ. Скользнув глазами по осколкам зеркала и валяющимся книгам, она буркнула:

— Думаю, я тоже.

Джордан поспешно собрал лежащие на полу осколки и вышел из каюты, тщательно заперев за собой дверь. Через несколько минут он вернулся с совком и веником и принялся подметать. Силвер, решив помочь ему, подняла с пола тяжелые книги и поставила их на полку над койкой.

Она заметила, что Джордан следит за ней краем глаза, явно удивленный ее помощью.

— Я никогда еще не встречал женщин, которые бы интересовались книгами, — сказал он.

— Я ими и не интересуюсь, — призналась Силвер. — Просто они попались под руку.

Она выглянула в окно. Завтра ее повезут обратно на остров, где ей предстоит играть роль смиренной, благовоспитанной дочери аристократа, богатого владельца плантации. Предстоящее утро предоставляло ей последний шанс бежать, однако Силвер совершенно не знала, как его использовать. На небе блестели звезды, как бы маня ее на свободу. Если бы только это узкое окошко было достаточно большим, чтобы она могла через него протиснуться… Или если бы она сама была хоть чуточку уже в плечах. Или если бы она не боялась возвращаться домой…

— Скоро придет капитан, — напомнил ей Джордан. — Вам лучше переодеться.

Силвер кивнула.

— Спасибо, Джордан.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Я ношу твою одежду, не так ли?

Губы Джордана расплылись в улыбке; его глаза скользнули по ее фигуре, и в его взгляде мелькнуло что-то близкое к восхищению.

— Вы в ней выглядите намного лучше, чем я, мэм.

Силвер рассмеялась и почувствовала гораздо большее облегчение, нежели от слез.

— Как только я получу назад свою одежду, я верну твою.

— Вам понадобится смена белья. Пусть моя одежда остается у вас, пока вы не вернетесь домой.

Улыбка Силвер медленно сползла с губ.

— Спокойной ночи, Джордан.

— Спокойной ночи, мэм.


— На сей раз она мне не показалась такой уж плохой, — произнес Джордан.

Сидящий по другую сторону стола кают-компании Морган лишь негромко хмыкнул.

— Она сказала, что заслужила порку, которую вы ей устроили.

Морган поднял голову.

— Она так сказала?

— Она еще говорила, что хотела убежать с корабля.

— С корабля, — задумчиво повторил Морган, просматривая бумаги.

— Почему она так хочет покинуть корабль, капитан?

— Не знаю. — Морган удивленно поднял глаза на Джордана, который смутился под его взглядом и принялся изучать мыски своих ботинок. — Все паруса уже починены?

— Да, капитан. — Став серьезным, Джордан поднялся и покинул кают-компанию.

Оставшись один, Морган тяжело вздохнул. Он чувствовал себя усталым и очень нуждался во сне, но хлопоты последних приготовлений перед отплытием не оставляли ему на это ни минуты. К тому же не давала ему спокойно уснуть и мысль о том, что за стеной его каюты спит Силвер Джоунс. Он дал ей ночную рубашку только для того, чтобы не представлять, как она лежит под простыней обнаженной.

Черт побери, эта женщина доставляет больше проблем, чем дюжина мужчин. Он знал ее всего два дня, но она уже заставила его изрядно поволноваться. Теперь две предстоящие недели казались Моргану вечностью.

Морган снова вздохнул. Решив выбросить из головы невеселые мысли о нежданной пассажирке, он поднялся со стула и направился в свою каюту. Ему нужно еще раз внимательно изучить карту и постараться заснуть. Завтра он поговорит с Силвер и попытается ее убедить, что возвращение на Катонгу — в ее же интересах. Если окажется, что Уильям ведет себя неподобающим образом, тогда Морган вмешается. В самом деле, решил он, завтра же предложит ей свою помощь.

От этой мысли Морган почувствовал себя лучше. Как только они выйдут в море, все встанет на свои места. Силвер поймет, что ей некуда бежать. Она, по всей видимости, примет его предложение о помощи и начнет вести себя нормально. Морган зевнул. Пожалуй, картой можно заняться в другое время, а сейчас следует подумать о сне.


Его разбудил крик, который, казалось, наполнил собой весь корабль. Морган вскочил с койки и бросился из каюты, но на полпути сообразил, что на нем нет одежды. Издав проклятие, он поспешно натянул брюки, застегнул пояс и распахнул дверь соседней каюты.

Крик стих, но на лице Силвер, сидящей на самом краю койки с поджатыми к подбородку ногами, застыло выражение дичайшего ужаса. Каюту заливал неяркий лунный свет, бросавший отблеск на ее плечи и серебристые волосы.

— Что случилось? — Морган вошел внутрь. Встав перед койкой, он расставил ноги, потому что судно сильно покачивало на волнах. — Скажи мне, что произошло?

— К-крысы. — Силвер показала пальцем в угол, где несколько мохнатых тварей попискивали, пытаясь что-то вырвать друг у друга.

— Что? — озадаченно переспросил он.

— Там, в углу.

— Ты боишься мышей?

Силвер подняла упиравшийся в колени подбородок.

— Это не мыши, а крысы. Я ненавижу крыс, — ответила она, избегая смотреть Моргану в глаза.

— Ты ненавидишь крыс, — протяжно повторил Морган. Его брови чуть приподнялись, губы озадаченно сжались. А затем он начал оглушительно хохотать.

— Прекрати, черт тебя побери! Это совсем не смешно!

Но Морган не мог остановиться. Он смеялся до тех пор, пока у него не начало колоть в животе, а на глазах не выступ пили слезы.

— Ты похитила лейтенанта техасских морских пехотинцев, бросилась на меня с кулаками, запугала двадцать человек команды — и ты боишься мышей?

Он снова рассмеялся, и Силвер, вне себя от ярости, вскочила с койки, полная решимости покинуть каюту.

— Куда это ты направляешься? — повысил голос Морган.

— Я не хочу оставаться здесь с вами или с этими… этими тварями.

— Ты можешь здесь не оставаться. Идем. — Взяв ее за руку, он отвел Силвер в свою каюту и бросил: — Сиди здесь. Я скоро вернусь.

Однако исчез он надолго, а когда наконец вернулся, то принес на руках рыжего полосатого кота, лучшие годы которого, судя по виду, давно прошли.

— Надеюсь, котов ты не боишься?

— Я обожаю котов, — с вызовом ответила Силвер. Морган дотронулся до царапин на своей щеке.

— Мне следовало самому догадаться. — Он пересек каюту и протянул ей кота. — Его зовут Соггер. У него совсем другое отношение к грызунам.

Морган подошел к двери каюты стюарда, впустил туда кота и закрыл за ним дверь. Спустя несколько мгновений из-за двери раздались писк и звуки возни, затем все стихло.

Морган открыл дверь, и из каюты медленно вышел Соггер. В зубах он нес крысу, ее длинный хвост безжизненно волочился по полу.

— О Боже! — простонала Силвер, резко отвернувшись. Морган усмехнулся:

— Я начинаю думать, что ты совсем не такая суровая, как мне показалось.

Она метнула в него мрачный взгляд.

— Не делай поспешных выводов. — Силвер скользнула мимо него в каюту и громко хлопнула дверью. В ответ Морган лишь улыбнулся.

К ее удивлению, скоро она почувствовала, что ее клонит в сон, но какое-то тревожное чувство мешало спокойно заснуть. Потерев глаза в попытке отогнать дремоту, Силвер всмотрелась в утренний полумрак за окном. Проклятие! Начался прилив, и их корабль, снявшись с якоря, уже направлялся к выходу из гавани.

Силвер метнулась к двери, но она оказалась запертой. Чувствуя бешеный стук сердца, Силвер вернулась к окошку, чтобы увидеть, как ее последняя надежда вырваться на свободу уплывает прочь.

Если бы окно было пошире! Силвер в сердцах ударила по узкой раме из тикового дерева и выругалась, почувствовав острую боль.

Внезапно ей пришла в голову мысль, от которой она сразу забыла о боли: если каждое из двух окошек над койкой слишком мало, чтобы она смогла выбраться наружу, то она может попытаться выломать доску между ними, в два раза увеличив проем.

Силвер окинула взглядом каюту, разыскивая что-нибудь подходящее для решения этой задачи. Ее взгляд остановился на стуле. В отчаянии взглянув на удаляющийся с каждым мгновением берег, Силвер схватила стул и, встав коленями на койку, с силой ударила им по оконному стеклу.

Осколки посыпались вниз с громким звоном, но шум волн и крики матросов на вантах заглушили его. Силвер ударила еще несколько раз. В конце концов деревянная перегородка между окнами раскололась, и Силвер не стоило большого труда выломать ее. Теперь путь к бегству был свободен. Времени на переодевание не оставалось, и Силвер, поспешно схватив под мышку брюки и рубашку Джордана, начала выбираться наружу.

Отверстие оказалось недостаточно широким, и на мгновение ей показалось, что она застрянет. А вдруг сейчас появится Морган? От этой мысли у Силвер перехватило дыхание. Но все же ей удалось выбраться из окна незамеченной. Силвер быстро подбежала к борту и спрыгнула в воду. И тут же, вынырнув, внезапно поняла, что берег гораздо дальше, чем она считала. Пришлось расстаться с одеждой Джордана, и медленными, размеренными, берегущими силы гребками Силвер направилась к далекому берегу.


— Боже, майор! — Гамильтон Рейли с изумлением указывал в направлении берега. — Скажите, что мои глаза мне врут.

— Лодку на воду! — скомандовал Морган. — Матросы, по местам, быстрее!

Моряки кинулись выполнять его команду. Вооружившись подзорной трубой, Морган вгляделся в маленькую неясную фигурку, медленно удаляющуюся прочь от корабля. Было видно, как волны захлестывают голову плывущей.

Черт побери! Она боролась с ним, а теперь, похоже, начинает бороться с собственной жизнью. Проклятие! Он должен был предпринять какие-нибудь меры, чтобы она оставила свои безумные попытки бежать, но ему и в голову не могло прийти, что она способна на подобное. Силвер находилась уже на полпути к берегу. Если ей не помешает отлив, она вполне способна добраться до суши.

Шлюпка опустилась на воду с громким шлепком.

— Готово, капитан!

— Виллис, Гордон, Флагг и Бенсон, беритесь за весла. — Все четверо поспешно спустились по веревочному трапу и сели на весла. Следом за ними корабль покинул и Морган. — Отдать концы! — приказал он.

Как только лодка отчалила, моряки дружно налегли на весла. Никому из них не требовалось объяснять, что от скорости их шлюпки зависит жизнь человека.

Морган снова поднес к глазам подзорную трубу. Силвер плыла к берегу медленно и с большим трудом, но Моргана удивило, как далеко она все же успела удалиться от корабля. Не стоило ее окликать: это могло иметь непредсказуемые последствия. Она могла запаниковать и потерять из-за этого последние силы.

— Мы сделаем все, что сможем, капитан! — крикнул Моргану один из матросов.

— Мы — ее единственный шанс на спасение, парни! — выкрикнул Морган в ответ.

Шлюпка понеслась по волнам так быстро, как раньше не плавала ни одна из шлюпок «Саванны». «Никто из матросов не желает стать свидетелем чужой гибели, — подумал Морган. — Никто, и уж точно не я».

Стянув с ног ботинки, Морган разделся до пояса и перебрался на нос лодки, готовый в любой момент прыгнуть в воду. «Она все еще чертовски далеко», — с горечью подумал он и дал самому себе клятву, что изобьет Силвер до полусмерти, чтобы все эти две недели она неподвижно пролежала в своей каюте. Однако в следующее мгновение он решил, что если ему удастся спасти ее, то он расцелует ее и разрешит творить на корабле все, что ей придет в голову.

— Она начинает тонуть, капитан!

— Дружнее, ребята! Подвезите меня так близко, как сможете.


Силвер вдохнула и с большим трудом сделала еще один гребок правой рукой. Она никак не ожидала, что море окажется таким холодным, а берег — таким далеким.

«Я не хочу умирать, — подумала она, с усилием делая новый гребок и поднимая голову, чтобы жадно вобрать в себя новую порцию воздуха. — Я хочу жить».

Но тут ей свело ногу. Внезапно боль в ноге стала острее и дошла до самого живота. Но Силвер продолжала упорно плыть вперед. «Я не сдамся», — мысленно сказала себе она. Однако прошло совсем немного времени, и ей перестали подчиняться обе ноги. Движений же рук было недостаточно, чтобы голова Силвер продолжала держаться над водой. Чувствуя, что голова погружается в воду помимо ее воли, Силвер сделала лихорадочный вдох, и ее тут же накрыло волной. На мгновение Силвер удалось вынырнуть, вобрать в легкие еще немного воздуха, но через секунду над ней снова сомкнулась вода.

Вдруг ей показалось, что кто-то выкрикивает ее имя, но она сразу отбросила эту нелепую мысль. Снова послышался чей-то голос, и в голове Силвер мелькнуло предположение, что ее призывает к себе сам Бог. Ее сил хватило на то, чтобы рвануться вверх и сделать один-единственный, последний вдох. В следующий раз, когда Силвер попыталась вынырнуть на поверхность, она увидела над собой лишь неясный свет; на этот раз силы оставили ее совсем. Чувствуя, что ее легкие от нехватки воздуха готовы разорваться, Силвер хотела открыть рот за новым глотком, но поняла, что не сможет сделать этого уже никогда.


Морган стремительно греб среди волн, напрягая каждый мускул, чтобы плыть быстрее. «Давай, Силвер, — молил он про себя, но светлая головка над поверхностью воды больше не появлялась. — Не смей умирать, черт тебя подери».

Представив на миг, как ее хрупкое тело безжизненно опускается в морскую пучину, Морган ощутил такой прилив сил, что подивился сам себе: «Куда, дьявол, ты пропала?» Решив, что он уже добрался до места, где видел ее в последний раз, Морган нырнул. Его поиски под водой оказались безуспешными, и ему пришлось погружаться в глубину еще пару раз. При третьей попытке его пальцы скользнули по длинным шелковистым волосам Силвер, и, схватившись за них,

Морган вытащил безвольное, податливое тело на поверхность. Благодарение Богу, что он все же ее нашел. Неподалеку он увидел шлюпку; она подошла ближе, и матросы помогли ему вытащить из воды казавшееся безжизненным тело. Положив Силвер на дно лицом вниз, Морган начал выгонять соленую воду из ее легких.

— Дыши, черт тебя побери!

Однако Силвер не подавала никаких признаков жизни, и, проклиная все на свете, Морган принялся за работу еще яростнее. Затем — в первый раз за все время с тех пор, как он ее встретил, — Силвер наконец выполнила то, чего он от нее добивался. Кашляя, она согнулась на дне лодки, жадно вбирая в себя воздух. Морган тяжело выдохнул, словно с его плеч свалилась гора.

— Дайте одеяло, — приказал он невысокому темноволосому моряку по имени Флагг, служившему на борту «Саванны» вторым помощником.

Силвер села на планшир, и Морган накинул на нее одеяло. Она подняла на капитана глаза.

— Это ты? — тихо произнесла она.

— Если хочешь спросить, я ли тот дурак, который тебя спас, то — да. Только Бог знает, зачем я это сделал.

Силвер перевела взгляд на высокие волны.

— Какая холодная здесь вода!

Моряки снова начали грести, и Морган опустился на сиденье.

— Это все, что ты хочешь сказать? Что вода оказалась холодной?

— У меня свело ногу.

— Дьявол! — отодвинулся от нее Морган. Если она скажет еще хоть слово, он бросит ее обратно в воду.

Шлюпка вернулась к кораблю, и матросы начали взбираться вверх по веревочному трапу. Силвер обернула вокруг себя одеяло, поскольку вода сделала ее ночную рубашку почти прозрачной, и попыталась уцепиться за трап, но шлюпка качнулась на волне, и Силвер упала прямо в руки Моргана.

Издав проклятие, он перебросил ее, словно мешок, через плечо и молча начал подниматься на борт. Так, будто она была каким-то неодушевленным предметом, он и донес её до каюты.

— Я полагаю, мисс Джоунс, — жестко произнес он, — что и я, и вы провели в воде достаточно времени, чтобы вы оставили свои небезопасные затеи. — Он поставил ее на ноги. — Переоденьтесь в мою рабочую одежду. — Он направился к двери. — Сегодня вы можете спать здесь, потом переберетесь в свою каюту, как только мы заменим разбитые стекла.

Силвер лишь молча кивнула. Никогда она не чувствовала себя такой жалкой, как сейчас.

— Боюсь, я потеряла одежду Джордана.

Это невинное замечание стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Моргана. Он стремительно пересек комнату и схватил ее за плечи:

— Ты, маленькая ведьма, чуть не лишилась жизни! Ну теперь-то ты утихомиришься?

— Нет, пока у меня есть хоть малейший шанс бежать!

У Моргана на скулах заиграли желваки. Повернувшись к окну, он мрачно буркнул:

— Если ты хочешь покончить счеты с жизнью, то это твое дело. Больше я не буду тебе мешать.

Силвер выдернула руку.

— Я почти доплыла. Если бы не было так холодно… — С удивлением она обнаружила, что лицо Моргана заволакивает дымкой. Пошатнувшись, она непроизвольно оперлась рукой о его грудь и тут же подумала: каким странным является ощущение твердых мужских мускулов под пальцами. Морган что-то говорил ей, но она не могла разобрать ни слова: казалось, слова доносятся откуда-то издалека.

— Морган, — прошептала Силвер; ее колени подогнулись, и он едва успел подхватить ее, чтобы она не упала на пол.

Морган издал проклятие. Он должен был предвидеть, что это случится. Рано или поздно ее усталость должна была дать о себе знать.

Перетащив ее к койке, Морган осторожно положил Силвер на одеяло, затем стащил с нее мокрую рубашку. От прикосновений к ее коже его руки задрожали.

Боже, как она прекрасна! Каждый дюйм ее тела, каждый изгиб бросили бы вызов мужчине с самой железной волей. Он никогда не видел такой совершенной груди и такой тонкой талии. Даже несмотря на то что она лежала без сознания, в нем стремительно росло желание, подобного которому он не испытывал со времени знакомства с Шарлоттой Мидлтон.

Шарлотта. Прекрасная, прелестная Шарлотта. Красивая и невинная, олицетворяющая собой мягкость и женскую привлекательность. Деликатная, добрая… И невероятно лживая.

Морган натянул простыню на обнаженное тело Силвер, и его желание сразу улетучилось. Перед ним была всего лишь слабая женщина, несмотря на все ее выходки и браваду. Ее лицо все еще было розовым от ледяной воды. В своем забытьи она слегка покашливала, ее тело чуть дрожало от холода; возможно, у нее начиналось воспаление легких. У людей, вытащенных из воды, это случалось нередко. Морган удивленно подумал, что он не может представить, что женщина с такой силой духа может иметь какое-то физическое недомогание.

Он направился к двери, прошел в кают-компанию и по трапу выбрался на палубу. Надо будет поручить Куки присмотреть за ней. Капитан корабля и майор техасских морских пехотинцев не обязан укрощать упрямых женщин, даже если они очень юны и привлекательны.

Но когда Морган появился на камбузе, где над дымящимися кастрюлями склонился смуглый кок, то не смог произнести ни звука. Куки был стар, но все же не настолько, чтобы перестать быть мужчиной. Одна мысль о том, что Куки будет смотреть на обнаженное тело Силвер, оказалась совершенно непереносимой для Моргана.

— Она может схватить воспаление легких, — наконец выдавил он из себя. — Принеси мне все необходимое для лечения и чтобы починить даму.

Кок удивленно оторвал взгляд от своих кастрюль:

— Я мог бы заняться этим и сам.

— Она была отдана под мою ответственность. Я сам о ней позабочусь.

— Да, капитан. — Куки поспешно опустил глаза, но Морган заметил понимание в его взгляде. На борту корабля уже все знали, что именно Силвер Джоунс может предложить мужчине, мужчине, способному взять это. Никого не удивило бы, если бы Морган Траск оказался именно таким мужчиной.

Глава 4

Воспалением легких Силвер не заболела, а отделалась лишь крайней усталостью и долгим кашлем, очищающим легкие от остатков морской воды. К большому облегчению Моргана, жар спал уже к рассвету.

Но Силвер никак не приходила в сознание, и ему пришлось дважды погружать ее в горячую ванну, чтобы она не простудилась. Когда волосы Силвер высохли, Морган сам их расчесал, поражаясь их красотой и шелковистостью. Серебристые волосы смотрелись очень необычно на фоне его загорелой кожи. Удивительными были и кожа Силвер цвета слоновой кости, и ее высокая грудь с темно-розовыми сосками.

Морган сумел справиться со вновь возникшим желанием, напомнив себе о Шарлотте и представив себе Силвер на кровати с широко раздвинутыми ногами и ставшими ярко-красными от поцелуев другого мужчины губами. Он представил себе ее такой же лживой и притворной, как Шарлотта.

Морган встретил свою возлюбленную в отеле «Саванна» по чистой случайности. Это произошло всего через несколько дней после объявления даты их будущей свадьбы. Шарлотта приехала в город за покупками, но сын владельца магазина очаровал ее не только своими товарами.

В тот день Морган повстречал Джордана — загорелого маленького беспризорника, который когда-то пытался проехаться на корабле Моргана зайцем. В этот раз Морган обратил на него внимание, потому что он стоял рядом с коляской Шарлотты. Капитан спросил паренька, не видел ли тот, куда отправилась дама из экипажа. И тот невинно сообщил, что она отправилась в отель вместе с Томом Хэдли.

Двух объяснений этому быть не могло. Морган взлетел вверх по лестнице отеля и решительно постучал в дверь. Голос Тома, хриплый от страсти, потребовал, чтобы он убрался вон. И тогда Морган вышиб дверь ногой.

Удивительно, что он не убил их. В ту минуту он очень хотел этого. Но он молча повернулся и направился прочь. Если бы он ударил Хэдли хоть раз, он бы не остановился, пока не забил его до смерти.

Шарлотта оказалась достаточно умна, чтобы не побежать за ним следом. Морган же направился на борт своего корабля и стал топить горе в вине. Так продолжалось шесть дней подряд, пока какой-то корабль не увез Шарлотту из города, а через три дня Морган разыскал Джордана.

Силвер пошевельнулась, и Морган отвлекся от своих невеселых воспоминаний. Может ли он сравнивать ее с Шарлоттой? Вряд ли. Силвер Джоунс не напоминала ему ни одной из тех женщин, кого он знал. Пока он не мог понять, в чем заключалось различие, но определенно знал, что оно существует.

Правду ли говорил Пинкард, рассказывая о ее возлюбленном, или же за ее бегством скрывается что-то другое?

Протянув руку, Морган отвел серебристую прядь со щеки спящей, и именно в этот момент ее глаза приоткрылись. Брови и ресницы Силвер были много темнее волос и подчеркивали бархатистость ее карих глаз. Эти глаза смотрели сейчас на него с удивлением и нерешительностью.

— У тебя был жар, — объяснил Морган, вспоминая, как звучит ее голос, и думая, что он нравится ему больше, чем следовало. — Мы боялись, что у тебя будет воспаление легких, но все обошлось.

Силвер села на койке и тут же поняла, что она совершенно обнажена под тонкой простыней. Ее щеки заалели. Морган никогда не видел зардевшейся девушки, и она показалась ему очаровательной.

— Вы… это вы за мной ухаживали?

— Вы предпочли бы кого-нибудь другого?

— Нет, — энергично тряхнула она головой. Морган тихо рассмеялся:

— Я считаю это комплиментом.

Силвер отвернулась, смутившись.

— Думаю, мне надо поблагодарить вас… Я всего лишь пленница, а вы обо мне так заботитесь.

— Я считаю вас своей гостьей, — произнес он. На некоторое время повисла неловкая пауза. Морган старался отвести взгляд от ее обрисованных простыней грудей, но он, казалось, сам возвращался обратно. Силвер же в эту минуту пыталась выбросить из своей головы воспоминание о том, как ее пальцы дотрагивались до покрытой упругими черными волосками груди Моргана.

— Неужели вы любите его так сильно? — наконец прервал молчание Морган.

«Я его ненавижу так сильно».

— Я вам уже говорила, что у меня нет возлюбленного… А даже если бы он и был, что с того?

— Вчера я бы сказал, что для меня это не имеет значения. Сегодня… я в этом не так уверен.

— Что вы имеете в виду?

— Я хочу сказать, что если бы вы были мужчиной, меня бы восхитило ваше мужество.

— Но я — женщина, поэтому вы считаете меня просто глупой?

Морган ничего не ответил.

— Поскольку теперь я уже не могу сбежать, не разрешите ли вы мне выходить на палубу? Свежий воздух пойдет мне на пользу.

— Куки выстирал и высушил одежду, в которой вы здесь появились. — Он показал пальцем на стул с аккуратно сложенными вещами. — Переоденьтесь. Позовите меня, когда будете готовы, и я покажу вам корабль.

— Хорошо, — ответила она. Когда Морган подошел к двери и распахнул ее, Силвер села на койке, притянув простыню к подбородку. — Вы человек, который держит свое слово, майор Траск?

Морган повернулся к ней:

— Да.

Это короткое слово было произнесено так естественно, что Силвер сразу ему поверила.

— Тогда скажите, вы играли в джентльмена и прошлой ночью или же воспользовались тем, что я была без сознания?

— Я не играю в джентльмена, мисс Джоунс, — сжал губы Морган, — и с женщинами я имею дело, только когда они бодрствуют. Вам следовало бы вспомнить о своей скромности, когда мои руки выкачивали из вас воду.

Силвер смутилась.

— Думаю, я осмотрю корабль как-нибудь в другой раз, — пробормотала она. — Когда буду чувствовать себя немного лучше.

Голос Моргана смягчился.

— Позовите меня, когда будете готовы. — С этими словами он покинул каюту.


Сев на край койки, Силвер обхватила плечи руками. Хотя в каюте было не холодно, ее знобило. Морган Траск видел ее обнаженной и даже дотрагивался до нее, хотя и не воспользовался предоставившимся моментом.

Она непроизвольно провела рукой по груди и дальше вниз по телу. При мысли, что так же касалась ее и широкая ладонь Моргана, ее лицо залилось краской. Впрочем, интересно было бы узнать, какие они — прикосновения мужской руки.

Она вспомнила дни, проведенные в таверне, и устремленные на нее жадные мужские взгляды. Когда кто-нибудь из посетителей таверны пытался похлопать ее ниже спины или опустить свои лапы на ее грудь, она либо отвешивала звонкую пощечину, либо заставляла убрать руки острым словцом.

Что же в Моргане Траске заставляет ее верить ему? Ведь он такой же мужчина, как и все остальные. Она должна бы его даже ненавидеть, поскольку он был другом ее отца. Силвер хорошо знала друзей Уильяма Хардвик-Джоунса: это были люди, над которыми он мог властвовать или которых мог использовать.

Похоже, что Морган не относится ни к тем, ни к другим, хотя она еще не могла с уверенностью судить о человеке, которого знала столь мало. Впрочем, ее отец, когда ему было нужно, мог очаровать любого.

Облачившись в свою простую коричневую юбку и белую сельскую блузу, Силвер толкнула дверь каюты и с удивлением обнаружила ее незапертой. Сделав несколько шагов по кают-компании, она вдруг поняла, что забыла обвязать волосы лентой. Забыла потому, что они были кем-то тщательно расчесаны и теперь свободно падали ей на плечи.

Неужели это сделал Морган Траск? Мог ли столь суровый человек, каким казался майор, выполнить работу няньки, заботливо ухаживающей за лежащей без сознания женщиной? Неужели это сделал именно он?

Силвер решила, что пока еще не разгадала, кем был капитан корабля, однако понять его ей все же необходимо. Последняя надежда не возвращаться на Катонгу теперь была связана с майором Траском.

Каким-то образом нужно убедить Моргана взять ее с собой на Барбадос, а затем заставить его забыть обещание вернуть ее домой. Какую цену она сможет за это заплатить? Не потребует ли майор от нее то, что она бережет больше всего?

Ну такую цену она не заплатит никогда. Это единственное, что она может дать своему будущему избраннику. И потому это было для нее куда важнее, чем свобода.

Но она вполне может провести майора, разжигая его желание и теша его иллюзиями. Жаль, что она не искушена в любовных играх. Ну что ж, придется положиться на природное чутье. Если она будет вести игру разумно и осторожно, то вполне способна выиграть.

И тут вдруг против ее воли перед мысленным взором Силвер возникла картина полуобнаженного Моргана Траска, когда он нес ее, обессиленную, на своем плече. Она до сих пор помнила силу его упругих мышц.

Похоже, для нее эта игра будет очень опасной. И Силвер обратилась к Богу с молитвой, чтобы он помог ей победить.


По трапу Силвер выбралась на палубу. Свежий морской ветер, овеявший ее лицо, разом разогнал все страхи и сомнения. Она почувствовала веру в себя и удивительный прилив сил. Море было неспокойным, на волнах виднелись пенистые гребни, но темные тучи уже уходили к горизонту. Какое-то мгновение Силвер привыкала к покачиванию палубы под ногами, но все же для устойчивости ей пришлось опереться о деревянный ящик, в котором хранились дождевики. Моряки, одетые в парусиновые брюки, чинили канаты или драили палубу; несколько человек ставили хлопающие высоко над головой паруса. Матросы почти не смотрели на Силвер. По всей видимости, не обращать на нее внимания им приказал майор.

Морган Траск стоял на носу корабля, глядя в подзорную трубу. Он казался еще выше среди коренастых матросов; его плечи выглядели намного шире, а ноги казались длинными и худыми. Солнце играло на его волнистых светлых волосах, удивительно подчеркивая золотисто-коричневый оттенок кожи. Морган повернулся к Силвер и какое-то мгновение молча и внимательно смотрел на нее. На его лице появилась улыбка, от которой у нее перехватило дыхание.

Морган пошел ей навстречу слишком быстро, чтобы она успела справиться с внезапным сердцебиением и вернуть своему лицу выражение холодной любезности.

— Доброе утро, мисс Джоунс.

— Доброе утро, майор.

— Чувствуете себя лучше?

Ветер растрепал ее волосы, и она поспешила пригладить их.

— Я уже забыла, как это — быть в море.

— Мне показалось, что вы любите плавать, — чуть иронично заметил он.

— Но не третьим классом, как я покидала Катонгу. На таком корабле, как ваш, я плаваю впервые.

Глаза Моргана удивленно округлились

— Так вы прибыли в Джорджию, так ни разу и не выйдя на палубу?

Силвер пожала плечами:

— У меня не было выбора.

По глазам Моргана было видно, что он знает, каково путешествовать третьим классом. Обычно такие пассажиры вынуждены ютиться по четыре-пять человек в тесной каютке с двумя койками, а пища, которую им дают, почти несъедобна. Даже справить необходимые нужды пассажиры практически не имеют возможности. Пассажирам третьего класса не разрешают появляться и на палубе. Когда на море начинается качка, в каютах стоит такой запах, что дышать становится невозможно.


Вспомнив все это, Силвер почувствовала, как по ее коже пробежала дрожь.

— Вам холодно? — сделал шаг вперед Морган. — Я могу принести вам китель.

— Со мной все в порядке. А здесь в самом деле удивительно. — Она накинула на шею черную шаль, которую прихватила с собой, покидая каюту. — Спасибо вам за шаль.

— Ее купил матрос, вытащивший вас из воды. Он вез шаль как подарок. Утром он принес эту шаль мне.

— Надеюсь, вы поблагодарите его от моего имени?

— Конечно.

Они молча двинулись по палубе. Вдруг корабль качнуло на волне чуть сильнее, и Силвер непроизвольно вцепилась в руку Моргана. Он мягко обнял ее за талию.

— Думаю, я еще не привыкла к морской качке, — смущенно произнесла она, отпуская его руку.

— Привыкнете. Возможно, вы еще просто слабы.

Морган провел ее в рулевую рубку, где молодой лейтенант, тот самый, которому она угрожала револьвером, всматривался в море. Темноволосый мускулистый матрос, которого Траск называл Гордоном, сжимал крепкими, похожими на окорока руками огромный штурвал из тикового дерева. Лейтенант тут же направился к ним.

— Лейтенант Гамильтон Рейли, — представил его Морган, как будто они никогда не виделись раньше. У Силвер мелькнула мысль, что подбородок, в который некогда упирался ствол ее револьвера, имел довольно изящные очертания, а пухлые губы можно было назвать чувственными. — Полагаю, вы помните мисс Джоунс, — произнес Морган.

Было видно, как смутился лейтенант.

Силвер подумала, что даже если бы Рейли и забыл ее, то о случае в кают-компании наверняка напоминала ему команда. Силвер подняла голову и протянула лейтенанту руку.

— Как поживаете? — дружески спросила она, как будто и в самом деле видела лейтенанта впервые.

— Мисс Джоунс. — Рейли приложил руку к непокрытой голове, так как снял фуражку из-за сильного ветра.

Отдав несколько распоряжений Рейли, Морган провел Силвер вниз по трапу на полубак, а оттуда — на камбуз, где под присмотром коренастого, тучного моряка с седыми волосами колдовал над кастрюлями Джордан.

— Это — Грэндисон Эймс, — представил его Морган. — Мы зовем его Куки. А Джордана ты уже знаешь.

— Да

— Доброе утро, мэм, — кивнув в ее сторону, бросил Куки.

— Он точно такой просоленный морской волк, каким выглядит, — произнес Морган и коротко рассказал, как он встретил кока в одной шумной таверне в Испании. Жизнь повара на суше Эймсу осточертела, и Морган взял его с собой.

— У нас была хорошая команда, — гордо произнес Куки. В его голосе прозвучала нотка сожаления.

— И будет хорошая, — ответил Морган. Седовласый кок лишь грустно улыбнулся в ответ. Насвистывая какую-то морскую песенку, Куки повернулся обратно к деревянному столу, на котором работал, взял в руку тяжелый стальной нож для разделки мяса и с силой обрушил его на баранью ногу. На большой железной плите справа от него начал пускать пар огромный черный чайник. Силвер почувствовала, как камбуз заполняет тонкий запах бобов, и проглотила слюну. Теперь к ней повернулся Джордан.

— Вы хорошо плаваете, мисс Джоунс, — заметил он, и Силвер смущенно опустила глаза. — Я думал, вы доберетесь до берега.

Губы Силвер чуть дрогнули в печальной улыбке.

— Какое-то время так думала и я.

— Хватит об этом, Джордан, — предупредил Морган. — А сейчас мы вернемся обратно на палубу, — обратился он к Силвер и твердой рукой увлек ее к трапу. Силвер поднялась на палубу первой, за ней последовал Морган.

— Джордан молод и подвержен чужому влиянию, — сухо произнес Морган, когда они вернулись на палубу. — Хотелось бы надеяться, что ваше поведение на борту судна не прибавит мне проблем с дисциплиной.

Силвер вспыхнула:

— Мое поведение, майор, это не ваше дело.

— Пока вы на этом корабле, все, что бы вы ни делали, является моим делом.

Силвер твердо сжала губы, но спорить не стала. Ей предстояло привлечь майора на свою сторону, а лишние пререкания вряд ли помогут в этом деле.

Морган отпустил ее руку, и Силвер, подойдя к поручню, отвернулась, чтобы скрыть переживаемые ею чувства.

Из-за облаков выглянуло солнце, и море поголубело. Над головой носились чайки, издавая тоскливые крики, чуть поскрипывали мачты, и все это каким-то волшебным образом начало ее успокаивать.

— Джордан говорил, что знает вас пять лет.

— Да, примерно столько.

— Он ценит вас очень высоко.

Взгляд Моргана стал мягче. Взявшись руками за поручни, он повернулся к ней, и в свете солнца его зеленые глаза блеснули подобно изумрудам на бусах ее матери.

— Пять лет назад он пытался проехать без билета на моем корабле «Джипси». Он был сиротой, и ему было все равно, куда плыть.

— И вы стали его воспитывать?

— Жизнь на борту корабля тяжела. Она воспитывает сама по себе.

— Мне он показался хорошим парнем.

— С ним были проблемы, — буркнул Морган. — Но в конце концов из него получился неплохой моряк.

— И что это были за проблемы?

— В Новом Орлеане он связался с парой бродяг. Они оказались для него весьма дурным примером, научили его драться по любому пустяку, воровать, нападать на людей, которые не могли себя защитить.

— И что было потом?

— Мы… пришли к взаимопониманию.

На этот раз улыбка Силвер была искренней.

— Надеюсь, он мне об этом расскажет.

Морган улыбнулся в ответ:

— Часто капитанские обязанности требуют гораздо большего, чем управление кораблем.

Он сжал губы, глядя вдаль, и Силвер подумала, что ей нравится твердая линия его рта. Она делала его лицо мужественнее. На взгляд Силвер, лицо Моргана было слишком красиво, чтобы принадлежать мужчине.

— Вам пришлось его воспитывать? Морган кивнул.

— Примерно год назад он пришел ко мне, — его голос иронично дрогнул, — поговорить как мужчина с мужчиной. Джордан сказал, что мечтает сам когда-нибудь командовать кораблем. Он спросил меня, что ему следует для этого сделать, и я постарался ему рассказать, какие качества требуются капитану. С того дня Джордан приступил к учебе, начал много читать и заниматься математикой. Ему нужно еще много чего узнать, но думаю, он вес преодолеет.

— Я тоже на это надеюсь.

Морган бросил на нее взгляд, который она не смогла разгадать. Может, он не поверил, что ей интересна судьба этого парня? Моргану же его судьба была далеко не безразлична, и эта мысль вдруг кольнула Силвер ревностью.

Внимательный взгляд Моргана смутил Силвер, сердце забилось чаще.

— Я немного устала, — солгала она. — И хотела бы вернуться в каюту.

Морган проводил ее по палубе и помог спуститься по трапу в кают-компанию.

— Ужин в семь, — предупредил он. — Мы ужинаем с лейтенантом Рейли и Уилсоном Деммингом, моим временным первым помощником.

— Временным? Морган кивнул.

— Как только мы достигнем Барбадоса, его заменит француз по имени Ипполит Жак Буйяр. Он плавал со мной несколько лет.

Силвер подумала о том, что не встретится с Буйяром, потому что ее высадят на Катонге, и сказала, стараясь придать голосу шутливый тон:

— Значит, я так его и не увижу?

Однако Морган был начеку и на какое-то мгновение почувствовал прилив гнева. Похоже, она не оставила своих попыток. Только вместо угроз теперь в ход идут томно зовущие, прелестные глазки.

— Может, мне следует сменить курс, — с сарказмом спросил он, — и направиться сначала на Барбадос? Вы встретитесь с Жаком и уговорите галантного француза помочь несчастной даме. Именно так я должен сделать? Вы этого хотите?

Силвер пришлось приложить просто титанические усилия, чтобы улыбка не сошла с ее губ.

— Это было сказано лишь из вежливости.

— Из вежливости? Это что-то для вас новое, мисс Джоунс.

«Иди ты к чертям!» — подумала она.

— Неужели я вас этим так удивила, майор Траск?

— После всего что произошло, вы вряд ли меня чем-нибудь удивите.

«Чтоб ты провалился в ад!» Как он мог так легко разгадывать, что у нее на уме?

— Благодарю вас за прогулку, майор. Я с нетерпением жду вечера.

Траск ничего не ответил, и Силвер направилась к своей каюте. Закрыв дверь, она тут же с силой ударила по стене и издала проклятие. Черт бы его побрал! С каким же негодяем свела ее судьба! Да, он был красив, мужественен, временами даже очарователен, но он был непоколебим как скала и этим доводил ее до бешенства. И он еще считал, что она может оказать дурное влияние, почему она не ударила его тогда второй раз?

Ну теперь-то она будет приводить свой план в действие безо всяких угрызений совести. И начнет его воплощение в жизнь с сегодняшнего вечера. Но все же торопиться не стоит. Морган достаточно умен и понимает, что она не может изменить свое отношение к нему всего за один вечер. И вместе с тем времени у нее осталось слишком мало, чтобы терять его понапрасну. Как жаль, что в искусстве обольщения у нее нет совершенно никакого опыта! Хотя у нее и были лучшие учителя, которых только можно было найти на островах Вест-Индии, и ее обучили всем премудростям, которые должна знать леди, у нее не было никакой возможности проверить на практике силу своих женских чар. Ее отец приглашал гостей в свой дом очень редко и путешествовал по острову лишь от случая к случаю.

Однажды он взял ее на бал, который устраивал плантатор с соседнего острова. Силвер вызвала большой интерес у молодых людей, и они наперебой приглашали ее танцевать. Она обнаружила, что ей весьма нравятся и танцы, и мужское внимание. В конце того восхитительного вечера она вышла вместе с Майклом Браунингом на террасу подышать свежим воздухом.

— Вы прекраснее, чем все звезды небес, леди Салина, — почти пропел ей Майкл. Это была очень грубая лесть, но поскольку она слышала ее от красивого молодого человека в первый раз, Силвер почувствовала, что ее сердце забилось быстрее.

— Благодарю вас, Майкл. — Силвер заметила, что глаза Майкла дольше положенного задержались на вырезе ее изумрудно-зеленого платья.

— Только одна вещь может сделать этот вечер еще более совершенным, — прошептал он.

С этими словами он наклонился к ней, чтобы поцеловать. Силвер позволила ему это сделать. Она хотела знать, что содержится в этом таинственном действии, каким является прикосновение мужских губ. Обвив руками ее талию, Майкл мягко привлек ее к своей груди. Его губы были теплыми и чуть влажными, ей в нос ударил резкий запах его одеколона. Внезапно тишину летнего вечера разорвал низкий, полный гнева голос ее отца:

— Я думал, что могу тебе доверять. Мне следовало знать тебя лучше. В первый же раз, как я тебя куда-то вывез, ты опозорила меня перед друзьями.

Он обрушил на нее самые мерзкие слова, которые только могли прийти ему в голову в эту минуту. По выражению лица Браунинга Силвер поняла, что он готов вызвать ее отца на дуэль. Слава Богу, Браунинг был столь ошеломлен, что лишь молча стоял, изумленно разинув рот. На дуэли Уильям Хардвик-Джоунс убил бы его.

Этот скандал стал предметом пересудов всего острова, и Силвер никогда больше не осмеливалась появляться в обществе.

И никогда больше не пыталась пробовать действие своих женских чар на мужчине.

Внезапно почувствовав себя и в самом деле невероятно уставшей, Силвер присела на койку. Она не имела ни малейшего представления, что ей следует предпринять. Силвер вспомнила о времени, проведенном в таверне «Белая лошадь», где ей довелось повидать немало способов обольщения мужчин. Местные шлюхи, вульгарные, грубые и бесстыдные, позволяли себе вольности, которые Силвер не пришли бы и в голову. Ей доводилось бессчетное число раз видеть их с задранными юбками в обнимку с кем-нибудь из пьяных завсегдатаев таверны.

Если бы она попыталась испробовать этот свой опыт, ее душа отправилась бы прямиком в преисподнюю!

Итак, ей придется самой находить путь к сердцу ее тюремщика. Если бы только у нее был хотя бы один из прелестных шелковых халатов, которые висели в шкафу ее дома на Катонге! Обычно она надевала их редко. Сейчас же она могла бы воспользоваться каким-нибудь из них, чтобы ввести Моргана Траска в искушение и заставить его думать о том, каким образом он сможет снискать ее благосклонность.

Когда стемнело, Силвер отправилась в кают-компанию на ужин, но ее надежды, возложенные на этот вечер, совершенно не оправдались. Хотя Уилсон Демминг и Гамильтон Рейли были воплощением самой любезности, Морган оставался сдержанным и молчаливым. Когда ужин завершился, она громко попросила джентльменов проводить ее на палубу. Морган ответил, что должен успеть закончить свою работу, и попросил, нет, приказал лейтенанту Рейли выполнить ее просьбу, что Рейли воспринял с видимой неохотой. У Силвер мелькнула мысль, что он, должно быть, боится, как бы она не сбросила его за борт или по крайней мере не попыталась.

Когда они вышли на палубу, Силвер сердечно улыбнулась лейтенанту, попросила его рассказать о своей военной карьере, о семье и постаралась сделать все возможное, чтобы он изменил свое мнение о ней. К удивлению, она обнаружила, что обычно сдержанный лейтенант — очень приятный собеседник и к тому же добрый и сердечный человек, что очень отличало его от Моргана. С большим сожалением Силвер подумала, что Рейли ничем не может ей помочь. Сделать это мог только Морган Траск.

Следующий вечер тоже не принес никаких результатов. Траск перепоручил заботу о ней во время вечерней прогулки Уилсону Деммингу, бормотание которого показалось Силвер таким же бессмысленным, как шум волн, бьющихся о борт корабля. Демминг был невысоким, невзрачным человеком с жиденькими каштановыми волосами. Тем не менее на протяжении прогулки Силвер старалась мило улыбаться своему собеседнику и изображать неподдельный интерес к его взглядам на мировую политику, крайне консервативным и примитивным. Как-то незаметно разговор перешел на их плавание, и тут Уилсон вдруг удивил ее интересными рассказами о своих путешествиях в далекие страны. В конце концов они стали друзьями, и Силвер затаила надежду, что Уилсон выскажет перед майором свое восхищение ею. Два вечера прошли даром, но все же не совсем — Траск мог убедиться, что она не такая ведьма, какой он ее считал.

Следующие дни все же кое-что ей дали. Несколько раз Силвер посчастливилось встретить майора на палубе, и каждый раз она неизменно завязывала с ним разговор. Обязанный вести себя как джентльмен, капитан вынужден был давать ей любезные разъяснения. Однажды он спросил Силвер о ее матери. По всей видимости, до него дошли слухи о ее смерти лишь через несколько лет после того, как это произошло. Силвер подтвердила эту новость; больше на эту тему она не хотела говорить.

Она всячески старалась демонстрировать ему свое доброе расположение, не скупилась на улыбки — хотя это было для нее нелегко — и бросала на него сквозь длинные ресницы такие проникновенные взгляды, что это не могло не пробудить в нем интереса.


— Это вы приказали погоде стать для меня такой замечательной? — лукаво спросила Силвер, подходя к поручням, возле которых стоял Морган.

Ветер развевал волосы капитана и трепал его широкую рубаху. Морган только молча сжал челюсти. Похоже, Силвер Джоунс уже успела ему надоесть. Как только он появляется на палубе, она тут же устремляется к нему, чтобы обрушить на него свою загадочную улыбку и томный взгляд теплых карих глаз.

— Если повезет, — мрачно ответил он, — хорошая погода будет нас сопровождать на всем пути к Катонге.

Как Силвер ни контролировала себя, ее улыбка тут же сменилась выражением отчаяния. Морган сразу заметил, как обезобразил ее прекрасные черты страх, и неожиданно для себя пожалел, что огорчил ее.

— Катонга, — повторила она дрогнувшим голосом. — Вы были когда-нибудь там, майор?

— Нет, но я жду не дождусь, когда мы туда доплывем. — Это прозвучало грубо, но она невероятно надоела ему своими неумелыми попытками очаровать его. Ей следовало бы знать, что подобные уловки не делают ее ни красивее, ни приятнее, ни привлекательнее. Наоборот, скорее отталкивают.

— Ну, вам осталось ждать недолго, — тихо произнесла она.

— Мы прибудем на место на следующей неделе, если только нам не помешает шторм. Но штормит в это время года здесь редко;

Морган повернулся к Силвер и вдруг понял, что стоит так близко к ней, что чувствует тепло ее тела через тонкую ткань блузки. Внезапно он почувствовал, что в горле пересохло, и кашлянул.

— Когда мы доберемся до острова, я могу поговорить с Уильямом. Может, он уже изменил свое мнение о человеке, за которого вы хотите выйти замуж. Если нет и если вы не перемените своего решения, я постараюсь его убедить.

— Никакого человека нет, майор. Я уже говорила вам это, но вы почему-то отказываетесь меня слушать.

— Тогда почему вы убежали?

Силвер взглянула ему прямо в лицо. Ее пальцы крепче сжали поручни.

— Мой отец — очень суровый и властный человек, — сказала она. — Он хочет распоряжаться моей жизнью, а я желаю быть независимой, жить так, как хочу.

Она лгала, и он знал это. Силвер хорошо скрывала свои эмоции, но все же глаза ее выдавали.

— Как я уже сказал, я с ним поговорю. Может, от этого в самом деле будет какая-нибудь польза. А теперь прошу меня извинить, но я должен вернуться в рубку. В этом месте наш курс меняется.

Силвер положила ладонь на его руку, заставляя замолчать.

— Но это было очень любезно с вашей стороны, майор, сделать такое предложение.

Морган ничего не ответил, повернулся и двинулся прочь. Чертова ведьма! Легкое прикосновение ее изящных пальчиков его словно обожгло. Солнечный свет сделал розовыми ее нос и щеки, отчего она, казалось, излучала сияние и выглядела необыкновенно привлекательной. Если бы она знала свои сильные стороны, то преуспела бы в своих попытках гораздо больше. Отгоняя наваждение, Морган тряхнул головой. Для роли соблазнительницы у его пассажирки явно недоставало опыта, и вместе с тем эта неопытность делала Силвер удивительно притягательной.

«Бог свидетель, Уильям, — пробормотал Морган про себя, — вернув тебе дочь, я с лихвой отплачу тебе все долги».

Открывая дверь рулевой рубки, Морган не удержался и оглянулся через плечо посмотреть, стоит ли еще Силвер у поручней.

Она смотрела вниз на пенистые синие волны, в ее ушах все еще звучали его слова: «Тогда почему вы убежали?» Он имел право спросить это, но и она имела право не отвечать — ни Траску, ни кому-либо другому, ни сейчас, ни потом.

Силвер подняла голову, вглядываясь в горизонт. Только удача в попытке соблазнить капитана могла дать ей шанс бежать. Но, похоже, все ее усилия не продвинули ее к свободе ни на шаг.

«Что же, Боже, я делаю не так?» — прикусила в досаде губу Силвер. Любого другого мужчину ее внимание уже трижды сделало бы ее рабом, но Траск был неприступен как скала. И это при том, что она явно вызывала в нем интерес. Она проработала в таверне достаточно долго, чтобы суметь прочитать в глазах Моргана желание, когда она стояла рядом или случайно легонько его касалась.

Чем больше времени она проводила с ним, тем более привлекательным он ей казался. Она никогда не встречала мужчину, который бы имел столько достоинств. Морган был удивительно высок. Хотя она и не могла сказать, что мала ростом, но рядом с ним казалась совсем крошечной. А эти глаза! Зеленые, как трава, со зрачками бездонными, как колодцы. Когда его лицо озаряла улыбка, в уголках глаз появлялись морщинки. Жаль, что в последнее время он почти перестал улыбаться.

Это еще вопрос, кто кого в конце концов обольстит, подумала Силвер и тяжело вздохнула. И что того хуже, время стремительно уходило. Скоро они прибудут на Катонгу. Ей придется приложить немало усилий, если она не хочет возвращаться домой.


С этого дня, полная решимости довести свой план до успешного завершения, Силвер старалась проводить на палубе как можно больше времени, пытаясь чаще оказываться в компании капитана. Иногда она подходила к нему настолько близко, насколько это позволяли приличия, и как бы невзначай касалась его своим телом. Но тем не менее капитан нисколько не изменил своего поведения и, как правило, старался не проводить в ее обществе больше нескольких минут.

Дни шли, а Морган казался ей даже еще более далеким. Он был безукоризненным джентльменом, и ее самолюбию льстила его обходительность галантного кавалера, однако его холодная отстраненность полностью рушила все ее планы. И Силвер решила, что ей надо предпринимать какие-то экстренные меры, и как можно скорее.

Когда наступил десятый вечер плавания и страх Силвер стал просто невыносимым, она решила, что майор Морган Траск обязательно должен сегодня же поддаться ее чарам.

— Каким восхитительным был ужин, — произнесла она, отставляя от себя тяжелую тарелку из белого фарфора. — Вы должны передать Куки, что я получила необыкновенное удовольствие от его мастерства. — Она подарила майору улыбку. — А теперь я бы хотела…

— Я был бы счастлив проводить вас, мисс Джоунс, — вскочил с места Гамильтон Рейли, глядя на нее влюбленными глазами.

— Полагаю, сегодня мой черед, — протянул к ней руку Уилсон Демминг.

— Отлично. Тогда, если не будет возражений, — произнес Морган, — я кое-чем займусь. — Отставив стул, он поднялся и направился к своей каюте.

— Майор Траск? — сладко пропела Силвер. — Я хочу обсудить с вами одно очень важное дело. Вы можете уделить мне несколько минут?

Морган повернулся. На секунду его зеленые глаза задержались на вырезе ее блузки, сегодня чуть более глубоком, чем обычно.

— Да. Конечно.

— Прошу меня извинить. — Силвер подарила ожидавшим ее мужчинам нежную улыбку. — Вы проводите меня завтра. Желаю вам хорошего сна, Гамильтон.

— Доброй ночи, мисс Джоунс.

— Так мы идем? — взял ее за руку Морган, немного крепче, чем она бы хотела.

Он помог ей подняться по трапу на палубу и провел к поручням на носу судна. Было тихо. Сквозь облака чуть просвечивала луна, прокладывая на воде едва видимую дорожку, поскрипывали мачты под ветром, и чуть звенела и постукивала оснастка корабля.

— Ну, в чем дело?

Силвер взглянула ему прямо в лицо. Почему его тон так суров?

— Я только хотела сказать, что очень сожалею, что причинила вам столько волнений. — Она придвинулась чуть ближе. — Я знаю, что вы до сих пор сердитесь на меня. У меня было много времени обо всем подумать. И я поняла, что мне совсем не стоит вас осуждать. — Она опустила ладонь на его руку и ощутила под своими пальцами удивительную крепость его мускулов.

— Теперь вы уже не прочь вернуться домой? — сказал он так насмешливо, что Силвер захотелось его ударить.

Вместо этого она поспешно перевела ладонь с его руки на поручень, сжав его изо всех сил.

— О, я ненавижу даже мысль о том, чтобы вернуться назад. Я категорически не хочу возвращаться к Катонгу, но теперь я понимаю, что вы всего лишь хотите добросовестно выполнить то, что считаете своим долгом перед моим отцом.

В глазах Моргана мелькнуло подозрение.

— С вами в последнее время произошла удивительная перемена. Вы уже не свирепая ведьма Силвер, а прелестная леди Салина Хардвик-Джоунс, пытающаяся загладить свою вину.

— Что-то вроде этого, — буркнула Силвер.

Глаза Моргана непроизвольно опустились на соблазнительную грудь в вырезе ее блузки. От частой стирки ткань выцвела и истончилась и сейчас показывала больше, чем следовало. На какое-то мгновение Моргану захотелось заключить свою спутницу в объятия.

Но, отведя глаза, Морган лишь что-то промычал сквозь зубы. Еще один вечер столь наивного обольщения, и она добьется полного успеха. Лунный свет играл сейчас в волосах Силвер, ее кожа казалась почти прозрачной. Моргану приходилось напрягать все силы, чтобы преодолеть желание повалить свою спутницу на палубу и немедленно ею овладеть.

Благодарение Богу, что ни Рейли, ни Демминг не имеют власти изменить курс корабля, по крайней мере не подняв мятежа. Он мог только молиться Богу, чтобы она не подбила их на это.

Но в том, что этого не произойдет, он сейчас совершенно не был уверен.

Глава 5

— Становится прохладно, — произнес Морган. — Думаю, нам пора спуститься вниз.

Силвер чуть не произнесла проклятие. Этот человек был неприступен, как крепостная стена. Все же она смогла мягко ему улыбнуться.

— Мне совсем не холодно, — возразила она. — Наоборот, я даже чувствую себя… немного жарко.

Придвинувшись к Моргану ближе, она обвила руками его шею, чуть откинула назад голову и закрыла глаза. Именно так она вела себя с Майклом Браунингом как раз перед тем, как он ее поцеловал. Если бы их не прервал тогда ее отец, сейчас это было бы приятным воспоминанием. Какой может быть вред от того, что она позволит Моргану один маленький поцелуй? Может, хоть это прорвет его оборону.

Какое-то мгновение Силвер молча ждала, наслаждаясь ощущением шелковистости его волос под своими пальцами и надеясь, что губы Моргана сейчас коснутся ее. Но этого не произошло, и она открыла глаза.

Она почти пожалела, что сделала это.

Майор глядел на нее сверху вниз, в его зеленых глазах было какое-то непонятное, почти враждебное выражение. Он поднял руки, взял ее за кисти и опустил их вниз.

— Идем со мной, — бросил он.

Не уверенная, что ей стоит это делать, но все же желая знать, что задумал Морган, Силвер позволила ему увлечь себя за собой. «Боже, что я делаю!» — думала она, спеша за Морганом по палубе. Он проволок ее по трапу в кают-компанию.

— Прошу нас простить, джентльмены, — бросил он Рейли и Деммингу, играющим за столом в шашки, и обвел их достаточно красноречивым взглядом. — Нам нужно, чтобы никто нам не мешал, даже если корабль пойдет ко дну.

Сказав это, он открыл дверь, втащил ее в каюту и с грохотом захлопнул за собой дверь.

— Что… что ты делаешь?

Морган вытянул свою рубаху из-под брюк и начал ее расстегивать.

— Я даю тебе то, что ты просила всю неделю.

Силвер с трудом проглотила комок в горле.

— Думаю, ты меня неправильно понял.

Морган снял с себя рубаху и бросил ее прямо на пол. Когда он двинулся к ней, Силвер почувствовала страх, глядя на его рельефные мышцы в неярком свете лампы.

— Так я тебя неправильно понял? Вот как? Мне кажется, когда мы были на палубе, ты хотела меня поцеловать.

Морган провел пальцем по ее щеке и на миг остановил его у основания шеи, где трепетно билась жилка. Обхватив Силвер другой рукой, он привлек ее ближе, пока его бедра не коснулись ее. По спине Силвер пробежали мурашки; сердце, казалось, стало биться как молот.

— Ты очень привлекательный мужчина… Я могла бы подумать, позволить ли тебе…

Ее слова прервал его яростный поцелуй. Силвер словно пронзила молния, наполнив тело новыми, неизвестными ей ощущениями. Его полные губы были теплыми, кожа, а груди казалась горячей.

Проникший сквозь ее губы язык Моргана начал делать дразнящие движения, от которых трепетные волны разбежались по всему ее телу. Силвер почувствовала, как жадно заскользили по ее спине его пальцы, как могучи его руки и плечи. Нарастающие ощущения достигли невероятной силы, и на миг ей показалось, что внезапно ослабевшие колени не в состоянии больше ее держать. Боже милосердный, она и не предполагала, что такое бывает!

Тело Силвер сотрясала дрожь. Она играла с огнем и знала это. Но ставки были слишком высоки, чтобы бросать игру в самом начале. Пока она в состоянии собой управлять…

Морган поцеловал ее еще крепче, и Силвер обвила его шею руками.

Это было непохоже на поцелуй Майкла Браунинга, совершенно!

Внезапно Морган оторвался от нее, и она попыталась разгадать выражение его лица. Его грудь тяжело вздымалась, дыхание было таким же прерывистым, как и у нее.

— Ты этого хотела, Силвер?

Она машинально дотронулась пальцами до своих губ, все еще теплых от жаркого поцелуя Моргана.

— Я… я не уверена. — Она редко бывала не уверена в своих чувствах, редко не могла подобрать слов, но именно это происходило с ней сейчас.

В глазах Моргана появился какой-то странный огонек, и Силвер не могла понять, что он означает.

— Тогда, — продолжил он, — может, тебе хотелось бы чего-нибудь более пылкого?

Он крепче сжал руками ее талию и с силой привлек Силвер к себе. Затем впился в ее губы с такой жадностью, что ей показалось, будто они сейчас разорвутся. Она попыталась протестовать, но он снова проник языком в ее рот, так грубо и яростно, что ее глаза стали круглыми от изумления.

Она начала вырываться, но в ответ руки Моргана сжались сильнее, держа ее твердо, словно стальные обручи. Одна рука продолжала обхватывать ее за талию, когда вторая скользнула вниз и обхватила ее Ноги, так что Силвер совершенно потеряла возможность вырваться. Вдруг она почувствовала у своего живота что-то твердое и сразу поняла, что это.

Силвер на миг замерла, чувствуя, как в ней стремительно растет страх. Она предприняла еще одну попытку освободиться, но тут Морган поднял ее в воздух, и мгновением позже она уже лежала на койке.

— Отпусти меня!

— Ты хотела именно этого, Силвер? — Его рука накрыла ее грудь и сжала безо всякой жалости, колено раздвинуло ее ноги. Он поднял ее руки над головой и сдавил их своей могучей ладонью. Другой рукой он начал поспешно расстегивать пуговицы ее блузки. Увидев обнажившийся живот, он вдруг остановился.

— Продолжать? — насмешливо спросил он. Его рука скользнула по мягкой коже вокруг пупка, угрожая спуститься ниже. — Твой отец воспитал не только ведьму, но и шлюху?

Этот насмешливый тон как будто отрезвил ее. Ей приходилось в жизни полагаться лишь на себя, и она научилась защищаться. Силвер показалось, что от вспыхнувшей в ней ярости она может взорваться.

— Убирайся! — выкрикнула она. — Убери от меня свои лапы, ты, мерзкий ублюдок! Если ты этого не сделаешь, клянусь, я тебя убью!

Твердая линия рта Моргана дрогнула, расплываясь в мрачную усмешку.

— Вот ты и показала себя. Прелестная леди Салина снова превратилась в бессердечную ведьму Силвер Джоунс.

Силвер яростно забилась, пытаясь освободиться, но Морган держал ее крепко.

— В чем дело, прелестница? Мои поцелуи тебе не понравились?

— Тронь меня еще раз, и я тебя убью.

— Вот как ты заговорила. Ну… — Его пальцы лениво двинулись по ее животу вниз. — Возможно, это того стоит.

Силвер выгнулась дугой, но сбросить его с себя ей не удалось.

— Я ненавижу тебя!

Морган громко рассмеялся, хрипловатый звук его голоса заполнил собой всю каюту.

— Знаешь, Силвер, ты мне начинаешь нравиться. По крайней мере мы оба знаем, чего нам ждать друг от друга.

— Ты знаешь, вот как? Ты знаешь обо мне все?

— Думаю, ты озадачивала меня всего раз или два. «Что он имел в виду, говоря это?»

— Я верну тебя на Катонгу, Силвер. Что бы ты ни сделала, ничто не изменит моего решения. — Морган убрал руку с живота Силвер и решительным жестом одернул ее юбку.

Лицо Силвер оставалось пунцово-красным, но она заставила себя поднять на него глаза.

— Если я бессердечная ведьма, Морган Траск, то вы ублюдок, рожденный с камнем вместо сердца.

— Тогда можно сказать, что мы — прекрасная пара, — буркнул Морган.

Отпустив ее руки, он поднялся с койки. Каюту Морган покинул не обернувшись, но, уходя, громко хлопнул дверью. Силвер подумала, что Гамильтон Рейли и Уилсон Демминг видели, как она вошла в каюту с Морганом Траском. После того как Морган выскочил из каюты в такой ярости, у них не будет никаких сомнений в том, что произошло.

Черт бы его побрал! Силвер неистово ненавидела его в эту минуту, но себя она ненавидела еще больше.

На ее глаза навернулись слезы, но, моргнув несколько раз, она сумела их прогнать. Она отстояла себя. Что бы Морган ни делал, она не позволила бы ему овладеть собой. Но все же ей пришлось признать, что за случившееся она должна винить только себя. Траск всего лишь согласился на ту опасную игру, которую она затеяла. Другой мужчина мог бы не остановиться там, где остановился он, и вполне был способен совершить что-нибудь ужасное… По ее коже пробежала дрожь при воспоминании о побоях, которые ей доводилось переносить, и Силвер непроизвольно забилась в угол койки. Она вдруг почувствовала себя опустошенной, униженной, но вместе с тем, к ее удивлению, мысли о пережитом почему-то ее возбуждали. Может, ее пленили несколько коротких мгновений перед тем, как его поцелуй стал грубым. Траск заставил ее почувствовать в себе что-то, о чем она и не подозревала.

Похоже, Траск разбудил ее чувственность. После того что произошло на балу, она уже начала думать, что ничего подобного в ней не появится никогда. Поцелуй Майкла Браунинга был лишь чем-то немного большим, чем приятное прикосновение. Губы же Моргана разожгли в ней целый пожар.

Но, черт бы его побрал, как можно быть таким бесчувственным и, грубым? То, как он обращался с ней, простить невозможно. Он оказался грубияном и наглецом самой высокой пробы. Впрочем, этого от него и следовало ожидать. Он же был другом ее отца, и они должны во многом походить друг на друга.


Сменив у руля Джереми Флагга, долговязого второго помощника с кривыми зубами, Морган взялся за штурвал. Гладкие, чуть изъеденные непогодой ручки казались крепкими и надежными, чем-то, на что можно опереться. Весь корабль был творением, на которое можно положиться при самых трудных обстоятельствах. Не как на женщину. Особенно на такую, как эта непостижимая Силвер Джоунс.

Ему не следовало ее целовать, и он совсем не собирался это делать, когда стаскивал ее вниз по трапу. Ему хотелось лишь наказать ее, преподать урок, чтобы она перестала вести игры с такими мужчинами, как он.

Но когда она подняла на него взгляд и он увидел в ее больших карих глазах какую-то искорку, он разом забыл про все ее нелепые игры, поскольку эти два бездонных колодца сказали ему правду. Он прочитал в них желание — не изображаемое, не для игры, а чистое и искреннее.

И Морган пошел ему навстречу. Он просто был не в состоянии себя удержать. Самым скверным оказалось то, что он теперь уже никогда не забудет ни прикосновения ее губ, ни ощущения ее тела в своих ладонях. Ее губы были нежные, словно лепестки роз, а кожа — мягкая и гладкая, как шелк. Он до сих пор ощущал ее легкий запах.

Морган почти не чувствовал сожаления, что поступил таким образом. Ей повезло, что она встретила именно его, а не кого-либо другого! Другой мужчина не опустил бы юбку вниз! И от самого Моргана потребовались невероятные усилия, чтобы остановиться. Если бы дело не касалось Уильяма, может быть, он бы и не сдержался.

Морган никак не мог отогнать мысль о том, на что бы она решилась, если бы он и дальше не поддавался ее неумелому обольщению.

Он издал яростное проклятие, понимая, что навязанной ему своевольной даме, какой была Салина, удалось все же набросить на него свои сети. О Господи! Что бы сказал Уильям, знай он, о чем сейчас думает Морган?

Пятнадцать лет назад именно своевременное вмешательство Уильяма Хардвик-Джоунса спасло Моргана от ньюгейтской тюрьмы, если не от чего-нибудь похуже. Отец Моргана, когда-то королевский советник, скончался, когда Моргану было всего двенадцать, и его мать пережила отца совсем ненамного. Мортон Пэкстон, брат его матери, вынужден был взять на себя заботу о Моргане и его брате Брэндане.

Морган сжал зубы от ярости при одном воспоминании о своем опекуне и удивился, что запас этой ярости у него еще не истощился за все прошедшие с того времени годы. Пэкстон оказался довольно мерзким человеком, мелочным, придирчивым, жадным. Он изводил Моргана без конца. Как бы прилежно Морган ни учился, Пэкстону было недостаточно. Сколько бы часов Морган ни работал, Пэкстону всегда казалось мало.

Не привыкший к подобному обращению, Морган начал бунтовать, их стычки следовали одна за другой. Он присоединился к дурной компании, которая напивалась и задирала прохожих, желая затеять драку. Однажды вечером, когда Морган и его друзья пировали в небольшом кабачке, виконт Хэлси стал приставать к местной потаскушке, на которую положил глаз Морган. Морган вызвал его на дуэль.

На следующее утро, фехтуя на шпагах, пятнадцатилетний Морган Траск убил своего противника.

Тогда единственным человеком, к кому Морган мог обратиться, был Уильям Хардвик-Джоунс, старый друг его отца, которым Морган всегда восхищался и которого всегда уважал. Морган молился, чтобы этот человек ему помог. Уильям не стал колебаться. Он сделал все необходимое, чтобы Морган и Брэндан смогли покинуть Англию на первом же уходящем из Ливерпуля корабле, и снабдил их достаточным количеством денег, чтобы они могли начать новую жизнь в Америке.

Морган Траск был очень обязан графу Кентскому и потому считал своим долгом хоть как-нибудь ему отплатить.

Так или иначе, но Салина вернется домой.


Распорядок дня, к которому Силвер уже привыкла, резко изменился после того невеселого вечера. Уилсон Демминг и лейтенант Рейли начали ее избегать. Они были так же учтивы и любезны, но их учтивость была вызвана не обожанием молодой девушки, а почтительным уважением к подруге капитана. Силвер нашла такое отношение к себе оскорбительным, но не стала никого разубеждать. Пусть думают что хотят. После того как корабль доберется до Катонги, она их больше никогда не встретит.

Морган тоже старался избегать ее, и Силвер нашла это прекрасным. К тому же Морган стал чрезвычайно вежлив и предупредителен. Она могла сказать, что даже чересчур предупредителен. Но тем не менее каждый раз, когда он открывал рот, чтобы любезно ее поприветствовать, Силвер хотелось ударить его по лицу, потому что при взгляде на его красиво очерченные, чувственные губы она вспоминала прикосновения этих губ к своим. Она не забыла теплоту и шелковистость его языка и жар его прерывистого дыхания. Воспоминания о его поцелуях жгли ее щеки огнем. Для него же, думала Силвер, ее поцелуи не могли значить ничего. Джордан говорил, у их капитана было по женщине в каждом порту. Что ему один поцелуй?

Думая об этом, Силвер машинально сжала кулаки.

Она сидела на палубе на опрокинутом ящике. Солнце, стоявшее высоко над головой, пекло голову. Она смотрела» на воду, погруженная в свои мысли слишком глубоко, чтобы видеть летающих рыб, выпрыгивающих из воды перед самым носом корабля. Только когда одна из рыб шлепнулась на палубу, Силвер подняла глаза, чтобы поглядеть на это редкое зрелище.

Силвер подошла к рыбе, беспомощно разевающей рот. В ней шевельнулась жалость. Она не могла видеть страдания живого существа и, подняв скользкое тельце, извивающееся в руке, подошла к борту и бросила рыбу в воду. И тут же заметила у своих ног Соггера, на морде которого читалось разочарование.

— Прости, дружище, — произнесла Силвер с извиняющейся улыбкой, — тебе придется довольствоваться крысами. — Глядя на кота, она почувствовала себя виноватой. Каждый член команды регулярно ел рыбу; почему для Соггера должно делаться исключение? Протянув руку, Силвер погладила его полосатую спину и почесала за ухом, порванным, по всей видимости, в одной из битв. Соггер довольно мурлыкнул. — По крайней мере ты меня не бросил, — печально произнесла Силвер и тут же краем глаза заметила блестящие коричневые ботинки. Она перевела взгляд выше, по длинным узким брюкам, и, выпрямившись, увидела знакомое лицо.

— Вы полагаете, это сделал я?

Как ни старалась Силвер, краска все же залила ее щеки.

— Я благодарна вам за это, майор, — холодно ответила она. — Чем меньше я вас вижу, тем больше мне это нравится.

Траск ничего не ответил. Залитый ярким карибским солнцем, он показался Силвер более красивым, чем обычно. Под узкими брюками угадывались мощные мышцы широко расставленных ног.

— Тогда вы будете счастливы узнать, что послезавтра мы достигнем Катонги. Вы избавитесь от меня навсегда.

— Я надеюсь, что у нас останутся друг о друге не только плохие воспоминания.

— Да… — Траск повернулся, чтобы уйти, но остановился. — Все же я хотел бы знать одну вещь.

Силвер с тревогой всмотрелась в его лицо.

— Какую именно?

— То, что случилось в каюте… Я долго думал об этом поцелуе…

Силвер непроизвольно выпрямилась. Ей следовало догадаться, что этот негодяй не сможет долго изображать джентльмена и не позволит тому вечеру пройти бесследно. Затем ей в голову пришла другая мысль: «По крайней мере майор тоже не может об этом забыть».

— Что показалось вам странным?

— В самом начале… вы притворялись или, может, вам это доставило удовольствие, хотя бы немного?

Черт бы его побрал! И черт бы побрал его неуемную любознательность!

— Как вы метко заметили, майор Траск, я — бессердечная ведьма. Конечно, я притворялась.

— Конечно, — холодно произнес Морган. — Ну что ж, наслаждайтесь морским путешествием, пока мы не добрались до места. — Повернувшись, он зашагал прочь.

Силвер молча глядела на его удаляющуюся фигуру, удивленно раздумывая, почему мысль о том, что она не увидит его больше никогда, наполняет ее сердце болью. Моргану-то она, судя по всему, совершенно безразлична. «Мне просто жаль, что я возвращаюсь назад», — стала уверять себя Силвер. Ей осталось только два дня относительной свободы.

— Доброе утро, мисс Джоунс, — раздался за ее спиной голос Джордана.

— Привет, Джордан, — обернулась она.

— Прекрасный день, не правда ли?

Силвер глубоко вздохнула и обвела глазами водную гладь.

— Думаю, да.

— Вы так печальны потому, что вам приходится возвращаться домой?

— Да, Джордан.

На какое-то мгновение на его лице отразилось сомнение.

— Мне кажется, вы должны радоваться. Вы же возвращаетесь в свой дом. Капитан Траск говорил, что ваш отец — граф. Вы будете жить в прекрасном доме, как у капитана.

«Значит, у Траска есть деньги. Неудивительно, почему отец называл его другом».

— Здание — это еще не дом, Джордан, и совершенно не важно, насколько он большой и как он выглядит. На борту этого корабля я могу встретить больше людей, которые ко мне хорошо относятся, чем дома.

Какое-то мгновение Джордан обдумывал ее слова.

— Ваш отец заплатил кучу золота за то, чтобы вы вернулись назад. Это значит, что вы ему совсем небезразличны.

«Если бы он только знал!»

— Ты не поймешь, Джордан. Куки и майор заботятся о тебе потому, что хотят видеть тебя счастливым.

— Женщина не должна заботиться о себе сама, — произнес Джордан, внезапно как будто став старше. — Может, если бы кто-нибудь опекал вас, вам бы не пришлось действовать по-мужски.

— Эй, моряк, — прервал их Джереми Флагг, за что Силвер была ему благодарна. — Куки нужна твоя помощь на камбузе.

— Да, мистер Флагг. — Бросив последний взгляд на Силвер, Джордан повернулся и побрел прочь.

— Извините этого парня, мэм. Джордан не хотел вас обидеть. Он еще просто очень молод.

Силвер чуть кивнула.

— Благодарю вас, мистер Флагг. — Она попыталась изобразить на лице улыбку. — Я полагаю, мне пора вниз.

Спустившись, она принялась за чтение, надеясь отвлечься. Но все ее попытки оказались тщетными. В каюте становилось жарко от полуденного солнца, и она вернулась на палубу. Прошло немного времени, и впередсмотрящий обнаружил по правому борту какой-то корабль. Это была ослепительно белоснежная шхуна, приблизительно такого же размера, как и «Саванна». Ветер стих, море успокоилось, и оба корабля еле двигались по водной глади. По всей видимости, на встречной шхуне находился какой-то знакомый Траска, поскольку, когда корабль, на носу которого было написано «Ривал», поравнялся с ними, оба судна приспустили паруса.

Силвер с удивлением увидела, что на палубах обоих кораблей появились моряки с длинными металлическими крюками, и когда шхуны подошли совсем близко, они притянули корабли друг к другу. Похоже, майор намеревался нанести визит на «Ривал».

Силвер залюбовалась изящными обводами корабля. Это было аккуратное, хорошо ухоженное судно, очень похожее на «Саванну».

Внезапно сердце Силвер забилось сильнее. Она подумала, что «Ривал» идет на запад, к Америке. Если она найдет какую-нибудь возможность перебраться на это судно, то может спастись.

— И не думайте о том, чтобы взойти на его борт, — раздался предупреждающий голос Траека, подходящего к ней, — или я запру вас в каюте, пока этот корабль не уйдет.

Силвер вспыхнула, словно ее застали за чем-то непристойным:

— Я не настолько глупа, майор Траск, чтобы не понимать, что вы сразу увидите, если я попытаюсь улизнуть. Может, это и имело бы какой-то смысл при свете луны, но не сейчас при таком ярком солнце.

Траск с подозрением взглянул ей в лицо:

— Хорошо, что вы это понимаете.

Он ушел, и Силвер выдохнула с облегчением. Даже если бы она и попыталась обмануть капитана, незаметно прыгнув с другой стороны корабля, взобраться на борт «Ривала» она никак бы не смогла. Ей оставалось лишь молча наблюдать, как Морган перешагивает через поручни правого борта и быстро поднимается по веревочному трапу «Ривала». Скорее всего этот корабль вез гораздо меньше груза, поскольку у него была меньшая осадка.

Черт побери, если бы была хоть какая-то возможность проникнуть на борт! Силвер внимательно огляделась. Рядом с поручнями стояли Демминг и Рейли, словно охраняя их.

Где-то в вышине прокричал пеликан, и Силвер подняла голову. Над ней чуть покачивались взад и вперед тонкие реи мачт «Саванны». В нескольких футах от них покачивались реи «Ривала». Какое-то мгновение Силвер глядела на мачты широко раскрытыми глазами. В ее сердце вдруг затеплилась надежда. Может, именно это — ее путь к спасению! Поколебавшись мгновение, Силвер поспешно направилась вниз. В каюте она нашла брюки и рубашку Джордана, предоставленные ей во временное пользование. Силвер поспешно натянула их на себя. В каюте Траска она быстро просмотрела содержимое шкафа и, к своей великой радости, нашла матросскую шапочку. Ей не составило большого труда запихнуть под нее свои длинные волосы. Обвязав рубашку вокруг талии веревкой, Силвер бросила на себя оценивающий взгляд в зеркало. Под козырьком матросской шапки ее лица почти не было видно. Зеркало не позволяло оглядеть себя в полный рост, но Силвер сделала вывод, что вполне может сойти за матроса.

Выбравшись на палубу, Силвер направилась к левому борту. Подойдя к снастям, она посмотрела вверх. Ванты должны привести ее к рее, которая выходила далеко за борта корабля. Моряки были заняты работами на такелаже, и, когда она начала карабкаться вверх, никто не обратил на нее внимания. «Слава Богу, ветер стих», — подумала Силвер, поднимаясь все выше и выше. Высоты она боялась почти так же сильно, как крыс. Малейшее колебание корабля привело бы ее сейчас в ужас.

Хотя Силвер поднималась медленно и очень осторожно, ее босая нога один раз соскользнула с вант, и, лишь поспешно ухватившись за канат, она сумела удержаться. Ванты имели ворсистую, жесткую поверхность, которую быстро почувствовала ее нежная кожа. «Не смотри вниз!» — приказала себе Силвер, буквально заставляя свои ноги передвигаться и изо всех сил стараясь не смотреть на корабль, который стал похожим на игрушечный кораблик в бутылке. На борту «Ривала» все казалось спокойным. Моряки драили палубу или чинили паруса. Силвер удалось разглядеть Моргана Траека, показавшегося на палубе откуда-то снизу; на его плече лежала рука какого-то тучного человека в морской форме.

«Пусть они говорят подольше», — мысленно попросила Бога Силвер, добравшись наконец до длинной широкой реи, на которой держался парус. Усевшись на рею верхом, Силвер охватила массивный брус обеими ногами и начала медленно ползти к тому концу, который нависал над водой. Скоро она преодолела половину пути, но эти несколько минут показались ей часами.

Задержавшись лишь для того, чтобы перевести дыхание, Силвер снова двинулась вперед, потому что отлично понимала: времени терять нельзя. Так, дюйм за дюймом, она добралась до самого конца. Здесь она стала поджидать нужного момента. Рея «Ривала» шла почти параллельно с реей «Саванны», располагаясь лишь немногим выше. Силвер ждала, когда расстояние между ними уменьшится. Наконец волны колыхнули суда, и рея прошла буквально в нескольких дюймах от лица Силвер. Однако она так и не смогла разжать руки. Ладони внезапно вспотели, тело охватила дрожь. Если она промахнется, шестьюдесятью футами ниже ее ожидает смерть. Силвер вытерла руки о холщовые брюки и сделала решительный вдох. Когда она открыла глаза, то увидела, что Морган Траск уже перебирается на борт «Саванны». Матросы начали разматывать связывающие корабли канаты.

— Сейчас или никогда.


— Где Силвер? — спросил Морган сразу же, как только ступил на палубу «Саванны».

— Она отправилась вниз, — ответил Рейли.

— Капитан Траск! — кричал, подбегая к ним, Джордан, в его светло-карих глазах был виден страх. — Там мисс Джоунс. — Приставив ладонь ко лбу для защиты от солнца, он показал пальцем на парус. — Думаю, она пытается перебраться с корабля на корабль.

Они подняли головы, вглядываясь в приникшую к рее маленькую фигурку. Сердце Моргана сжалось так, словно его сдавили железными тисками. Он ни секунды не сомневался, что это она.

— Я заметил ее, когда она поднималась по веревочной лестнице, — сказал Джордан. — Мне показалось странным, как она движется.

— Боже милосердный! — воскликнул Гамильтон Рейли. — Что же нам делать?

— Нам нужно спустить ее вниз, капитан, — умоляюще произнес Джордан.

— У нас нет времени, — ответил Морган. — Впрочем, это все равно бесполезно. Если ей сейчас что-нибудь крикнуть, это отвлечет ее внимание, и она может совершить какую-нибудь ошибку.

Им ничего больше не оставалось, как безмолвно наблюдать за происходящим. Дыхание замерло в груди Моргана. Сердце, казалось, сорвалось и покатилось куда-то вниз. Следующие несколько мгновений определят, будет Силвер Джоунс жить или умрет.

— Сейчас или никогда, — повторила она. Когда рея корабля качнулась так, что ее снова можно было достать, Силвер решительно сжала зубы и протянула руки, молясь про себя, чтобы у нее хватило сил удержаться. Ее пальцы вцепились в твердый деревянный брус; обхватив его руками изо всех сил, Силвер оттолкнулась ногами от реи «Саванны». Корабль качнуло на волне, и ее легко отнесло от корабля, с которого она хотела бежать.

Сердце Силвер билось так сильно, что она слышала его удары. «Я сделала это! Боже, я сделала это!»

Стараясь унять дрожь в теле, Силвер медленно двинулась по рее. Оставалось всего несколько секунд до того, как матросы «Ривала» начнут карабкаться по вантам, чтобы развернуть паруса. Ей нужно как можно скорее спуститься и куда-нибудь спрятаться.

Она даже не могла поверить, что ей это удалось. «Пожалуйста, Боже, — молилась она, — ты должен дать мне свободу».

Глава 6

Морган не заметил, что непроизвольно задержал дыхание, перед тем как облегченно выдохнул. Силвер все еще была в опасности, но критический момент уже миновал. Морган поклялся, что если она не сломает себе шею сама, то он обязательно поможет ей в этом!

— Отправьте на «Ривал» просьбу остановиться, — отдал команду Морган. — А затем спустите шлюпку на воду.

— Да, капитан.

Уилсон Демминг повернулся к одному из матросов, чтобы отдать распоряжение, и скоро тот начал передавать сообщение при помощи флажков.

К этому моменту почти все на корабле внимательно следили за тем, как с мачты удаляющегося «Ривала» спускается по линю маленькая фигурка. Среди моряков не было никого, кто бы не слышал, кем была эта девушка и как она попала на корабль. И не было ни одного, кто бы не восхищался ее мужеством — даже среди тех, кто считал ее поступок безрассудным.

— Пусть Бенсон и Гордон сядут на весла, — приказал Морган Джереми Флаггу, когда шлюпка шлепнулась на воду.

Вниз полетел веревочный трап, и Морган спустился в лодку вместе с матросами. Скоро шлюпка дошла до «Ривала». Когда Морган во второй раз поднялся на борт корабля, он был в такой ярости, что едва мог говорить.

— Какие-то проблемы? — удивленно спросил Колл Макуортер, когда Морган появился на палубе. Широкоплечий морской капитан был ростом чуть ниже Траска. Он был довольно моложав, у него были острые живые глаза и волнистые каштановые волосы. Колл хорошо смотрелся среди своей команды. Морган знал его уже несколько лет и считал, что в море трудно встретить человека лучше, чем он.

— У вас осталось кое-что принадлежащее мне. — Морган едва смог выдавить слова сквозь плотно сжатые зубы.

— Что именно?

— Она перебралась к вам по реям.

— Она? — переспросил озадаченный Колл. Морган ничего не ответил.

— Где она? — продолжил Колл.

— Где-то здесь, возможно, в трюме. — «И я надеюсь, этот трюм полон крыс!» — подумал он про себя. — С вашего позволения мои люди обыщут корабль.

Прошло несколько минут, и удивительно покорная Силвер была препровождена к капитанам тремя мускулистыми матросами. Морган увидел на ее лице горечь поражения. Заметив его, Силвер резко остановилась.

— Как вы… Что я такого сделала? За что вы меня так ненавидите?

— Что вы сделали? — переспросил он. — А что вы еще не сделали?

Силвер повернулась к Макуортеру, ее большие карие глаза были полны мольбы.

— Капитан, этот человек меня похитил. Он держит меня против моей воли. Я умоляю вас мне помочь.


Макуортер издал растерянный смешок. Его глаза скользнули по полотняным брюкам Силвер, поднялись на ее обвязанную веревкой тонкую талию, затем перешли на грудь, едва скрываемую обвисшей рубашкой.

— Я бы поверил тебе, красавица, если бы ты говорила о другом человеке. Траск всегда обращается с дамами очень любезно. Не думаю, что кто-нибудь мог бы на него пожаловаться. — Он снова хохотнул. — Удивительно, как морская форма подходит для такого соблазнительного тела.

— Я хочу вернуть ее отцу, — объяснил Морган. — Как только мы доберемся до Катонги, я буду рад избавиться от этого обременительного груза раз и навсегда.

Он схватил Силвер за руку и дернул так сильно, что матросская шапка слетела с ее головы. Спутанные серебристые волосы упали ей на плечи, и брови капитана «Ривала» поползли вверх.

— Не будем больше об этом, — предупредил его слова Морган, видя, как в глазах друга загорается интерес. — К тому же ты не знаешь ее так, как я. Тебе не следует из-за нее попадать в неприятную ситуацию.

На этот раз капитан рассмеялся от всего сердца.

— Мне трудно согласиться с тобой на этот раз, дружище. Но тем не менее желаю тебе удачи.

Морган повлек Силвер к шлюпке, помог ей спуститься по веревочному трапу и сесть на скамью. В нем кипела ярость — одна проблема за другой, — и все из-за того, что какая-то своенравная девица решила сломать себе шею. Она была способна на самый невероятный поступок, и ее не останавливала никакая опасность. Ее совершенно не интересовало, как отразятся ее поступки на других. Похоже, она безразлична и к собственной судьбе.

К тому моменту, когда он затащил ее вниз в свою каюту, не обращая внимания на неодобрительное перешептывание матросов, которые глядели на нее почти с благоговением, он, казалось, готов был взорваться от злости.

Силвер молчала всю дорогу. Оказавшись в каюте, она опустилась на край койки, ни разу даже не повернув к Моргану лица.

Морган почувствовал, что больше не в силах сдерживаться.

— Сколько раз еще надо тебе повторять, чтобы ты наконец поняла? Салина, ты вернешься домой.

Силвер лишь молча смотрела перед собой, как будто не замечая его присутствия.

— Ты ничего не сможешь сделать, чтобы этого избежать, и ты никого не убедишь помочь тебе в этом.

Она даже не моргнула.

— Ты — самая упрямая и своевольная изо всех дам, которых я имел несчастье встретить. — Поскольку Силвер сидела неподвижно, Морган схватил ее за плечи и силой поднял на ноги. — Ты, маленькая идиотка! Ты что? Не понимала, что могла убиться?

На лице Силвер выступил румянец. От отчаяния в ней начали пробуждаться ярость и ненависть.

— Я хорошо понимала, чем рискую, майор. И отлично знаю, что могла разбиться. Это вы не понимаете, что мне легче умереть, чем вернуться назад!

— Из всех чертовых…

— Вы не знаете, что такое жить там. Вы не можете этого себе даже представить. — По ее щекам покатились слезы разочарования и гнева. — К вам никогда не относились так, как относились ко мне. Вы не знаете, и вам не доведется узнать этого никогда! — Она ударила кулаком ему в грудь. — Я ненавижу вас за то, что вы сделали! — Она опустила на него кулак еще раз. Морган схватил ее руки, но она с силой их вырвала и ударила его снова.

— Я ненавижу вас! Ненавижу! — кричала Силвер. Горячие соленые слезы скатывались по ее щекам и капали на рубашку. Она била его еще и еще, хотя ее удары были слабыми и показывали лишь глубину ее отчаяния.

Морган не пытался ее остановить. В выражении ее лица было что-то настолько печальное, что он не решился прервать Силвер до того, как она полностью выбьется из сил и изольет в слезах свое горе.

— Пожалуйста, не заставляйте меня возвращаться домой, — умоляюще произнесла она. Ее пальцы сжали рубашку Моргана, ее голова опустилась ему на грудь. — Пожалуйста.

Тело Силвер содрогалось от рыданий, и эта дрожь отзывалась в самом сердце Моргана. Он молча положил руку ей на плечо, отвел к койке, посадил ее к себе на колени и принялся успокаивать как ребенка.

Силвер никак не могла остановиться. «Что же могло ее довести до этого? — задал себе вопрос Морган. — Что причиняет ей такую боль?»

Наконец слезы Силвер утихли, но она начала шмыгать носом. Морган вытащил из кармана платок.

— Возьми, прочисти нос.

Впервые она не стала с ним спорить.

— Почему ты не расскажешь мне правду? — мягко упрекнул ее Морган. — Может, я тебе помогу.

«Если бы только я решилась», — подумала Силвер, но не выдавила из себя ни слова, поскольку не могла представить, как посмотрит ему в глаза, когда он узнает правду. К тому же она чувствовала себя невероятно усталой, казалось, у неё болели все мышцы. Похоже, Морган почувствовал это. Подняв ее с колен, он опустил Силвер на койку и натянул ей одеяло до подбородка.

— Когда ты захочешь, я тебя выслушаю.

Он стал подниматься, и Силвер вдруг поняла, что крепко сжимает его руку. Она медленно разжала пальцы. Дойдя до двери, Морган на мгновение задержался и кинул на нее взгляд; на его лице читалась нерешительность. Но затем повернулся и, выйдя из каюты, оставил ее одну.

Одну и в полном смятении.

Как она могла полностью потерять над собой контроль? Она тут же поняла причину. Страх, смертельная опасность, когда она перебиралась с одной реи на другую, надежда оказаться на свободе и глубокое разочарование — все это она пережила всего за несколько минут.

И еще. Она потеряла голову из-за Моргана Траска.

Одно его присутствие приводило ее в неистовство. Ее кулаки жаждали снова опуститься на грудь Моргана, хотя разумом Силвер понимала, что ей, возможно, надо чувствовать к нему благодарность. После всего что произошло, он вполне мог приказать ее выпороть или избить сам, и никто на это не сказал бы ни слова. Он же отнесся к ней с такой заботой, с какой после смерти матери не относился никто.

Впервые за многие годы Силвер вспомнила о матери. Мэри Хардвик-Джоунс умерла, когда родила сестру Силвер — Элизабет. Силвер было тогда всего пять лет, и поэтому она почти не помнила мать. Зато она всегда вспоминала об Элизабет. Это было самое прелестное, самое доброе, самое деликатное существо, которое Силвер только доводилось видеть.

О себе сказать такого она не могла. Себя она могла назвать лишь своевольной, упрямой и твердолобой. Сестры даже выглядели по-разному. У Элизабет были светло-каштановые волосы и большие синие глаза, которые были, пожалуй, красивее, чем у нее.

Отец очень любил Элизабет. Она всегда была доверчива, открыта, непосредственна. Силвер делала все возможное, чтобы с ее младшей сестрой ничего не произошло. Но не все было в ее силах. Силвер было десять, Элизабет пять, когда по острову прошла желтая лихорадка.

Эпидемия унесла жизни многих людей, особенно рабов, живших в отвратительных условиях и почти не имевших медицинской помощи. У Элизабет и Силвер условия были лучше, но Силвер выжила, а Элизабет — нет. Казалось, отец Силвер не простил ей того, что выжила именно она.

И эту вину он не собирался простить ей никогда.


Морган стоял у штурвала один. Его окружали тьма и вода. В небе поблескивали звезды, которые казались необычайно яркими этой безумной ночью.

Салина избегала его со времени их последнего разговора. Завтра они должны прибыть на Катонгу. Он избавится от нее раз и навсегда, его жизнь вернется к заведенному порядку. Мирное путешествие, о котором он мечтал, наконец станет реальностью.

Внезапно что-то блестящее, узкое всколыхнуло поверхность воды. Что бы это ни было, оно было довольно длинным. Это мог быть дельфин или акула. Морган внимательно проследил за неизвестным объектом, пока тот не исчез в темноте.

— Доброе утро, майор, — услышал он голос Силвер, тихий, но различимый в ночной тишине.

— Привет, Силвер.

— Я пришла поблагодарить вас… за все, что вы сделали для меня вчера.

— За то, что я вернул вас с «Ривала»? — В его голосе слышалась ирония, но Силвер, казалось, ее не замечала.

— Вы были очень добры. Я не встречала такого к себе отношения долгое время.

Морган попытался разглядеть выражение ее глаз, но лицо Силвер было скрыто темнотой.

— Как я понял, Уильям плохо к вам относился?

Силвер отвернулась, глядя на темную поверхность воды.

— Сколько прошло времени с тех пор, как вы видели его в последний раз? — спросила она.

— Пятнадцать лет.

— Любой человек сильно меняется за полтора десятка лет.

— Ну, не любой.

— Но мой отец точно изменился, — произнесла Силвер без всякого выражения в голосе.

Морган ничего не ответил. Может, она и права, хотя в это трудно поверить. На таких людей, каким был граф, всегда можно положиться. И годы их редко меняют.

— Именно из-за него вы и бежали? — наконец прервал тишину Морган, поскольку Силвер больше не произносила ни звука.

«Скажи, что да, — сказала себе она. — Не важно, что Морган Траск будет о тебе думать. Спастись гораздо важнее». Она открыла рот, но слова неожиданно застряли у нее в горле.

— Это так? — мягко подбодрил ее Морган. Силвер кашлянула, прочищая горло, чтобы повторить свою попытку. «Скажи это», — приказала она себе еще раз и с удивлением поняла, что не может выполнить собственное распоряжение.

— Мой отец — грубый человек, — наконец произнесла она, думая, что сказала недостаточно. — Иногда он бывает очень груб, настолько, что напоминает садиста. Если я вернусь, он никогда больше не позволит мне уехать.

— Ну, это смешно. Каждый человек хочет видеть свою дочь счастливой. И Уильям хочет сделать то, что считает для вас самым лучшим. Когда-нибудь вы встретите красивого молодого человека, выйдете замуж, у вас будут дети. И от всего этого вы бежите?

— Вы ошибаетесь, майор. Вы его совсем не знаете. Его наказания часто… очень жестоки. Отец хочет, чтобы я оставалась с ним всегда. Это не было бы так плохо, если бы он относился ко мне иначе. Но… — Силвер почувствовала, что ее горло непроизвольно сжалось. Перед мысленным взором возникло лицо отца. На лице была написана ненависть. Она вспомнила, как горели ее щеки от его пощечин, соленый вкус крови из разбитых губ, боль в ребрах, когда она, обессиленная, лежала на полу. Она подумала о том порезе на теле, который он оставил своей бритвой…

— Извините, — прошептала она. — Становится холодно. Мне не следовало выходить без шали.

— Силвер…

— Спокойной ночи, майор.

Она исчезла во тьме до того как Морган сумел ее остановить.

Мог ли он так ошибаться в Уильяме? Морган решил, что вряд ли. Скорее Салина снова принялась за свои проделки. Она все еще хотела добиться своего, и она могла сказать все, что угодно, чтобы добиться поставленной цели.

Завтра он вернет Уильяму дочь и наконец отдаст свой долг.

Морган обвел глазами волнистую поверхность воды, пытаясь найти взглядом ту большую рыбу, которую видел перед появлением Силвер. Эта девушка сегодня выглядела великолепно — впрочем, как и всегда, — простой наряд прислуги в таверне нисколько не умалял ее красоты. Перед Морганом все еще продолжали стоять ее лицо, залитое лунным светом, большие карие глаза и серебристые волосы.

Он надеялся, что хотя бы сегодня, в последний вечер, она расскажет ему все. Но она поведала ему немногим больше, чем раньше. Морган постарался прогнать из головы выражение страха на ее лице, бледность, покрывшую ее щеки, когда она говорила о своем отце. Постарался избавиться и от сомнений, которые начали закрадываться в его душу.

Так или иначе, уверил он себя, он обязательно поговорит завтра с Уильямом, чтобы понять все раз и навсегда.

Завтра он убедится, что она ему действительно лгала. Убедится, что желание поверить ей совершенно напрасно.

Глава 7

— Красиво, не правда ли? — Силвер стояла, держась руками за поручни; ветер развевал ее серебристые волосы.

Справа по курсу корабля лежал остров Катонга, подобный гигантскому зеленому изумруду, покоящемуся на поверхности бирюзового Карибского моря.

— Просто восхитительно. — Морган встал позади нее. Она почти физически чувствовала его присутствие, хотя Траск стоял от нее в нескольких футах. Сегодня на нем была тщательно выглаженная морская форма. Золотые эполеты делали его плечи еще шире.

— Внешний вид может быть обманчив, — пробормотала она, и у Моргана удивленно поднялись брови. Он был красив, как всегда; к его шраму на щеке она уже так привыкла, что почти не замечала. — К примеру, взгляните туда, справа от канала. — Она показала рукой. — Там находятся рифы. В такой тихий день, как сегодня, когда поверхность моря спокойна, они практически незаметны. Сейчас про них знают многие, но, говорят, когда пираты владели островом, они вешали фонари на берегу напротив рифов, чтобы заманить на них суда. Спасшихся пираты убивали и забирали их груз.

— Да, — подтвердил Морган. — О подобном вероломстве мне приходилось слышать.

Силвер улыбнулась, но ее глаза оставались серьезными.

— Тогда вы должны знать, майор, что места, которые кажутся красивыми, часто несут смерть.

Морган не ответил, лишь пристально взглянул на Силвер, пытаясь угадать ее мысли.

Корабль направился по каналу в глубь острова. Морган заметил еще несколько рифов, расположенных ближе к противоположному концу острова. Берега Катонги очерчивал темный песок, напоминающий о вулканическом происхождении этого кусочка суши. Самого вулкана давно уже не было, и в самом высоком месте остров едва поднимался до четырехсот футов над уровнем моря. Кроны пальм слегка колыхались под мягким полуденным бризом, как бы маня к себе своими зелеными ладонями.

— Арроурут[2] и бананы — главный источник доходов острова. На нашей плантации растут также какао и табак, — оказала Силвер.

— Уильям всегда отличался трудолюбием, но я был очень удивлен, когда узнал, что он решил стать плантатором.

— Я слышала, он повздорил с моим дедом. Уильям никогда не отличался сдержанностью, даже после того как умерли его мать и отец. Но я не думаю, что он очень богат.

— Но Катонга — определенно богатый остров, — пробормотал Морган, вглядываясь в берег.

Стоящий на возвышении большой каменный дом выглядел словно страж, охраняющий гавань. Он резко выделялся на фоне деревьев своей белизной. Вокруг дома располагалось множество деревянных построек, за домом же были легко различимы маленькие хижины работников.

— Мой отец ведет свой бизнес очень успешно, что, я думаю, вас не удивит, майор. Он из тех людей, которые не позволяют никому стоять на своем пути.

Бросив на нее быстрый взгляд, Морган решил закончить этот разговор.

— Мы должны скоро бросить якорь. Если вы меня извините… — Повернувшись, он направился к рулевой рубке, где находился Уилсон Демминг, готовый передать его команды матросам.

Поскольку почти все паруса были уже спущены, Морган приказал спустить лишь фок. Матросы немедленно бросились выполнять команду и начали убирать большой белый полотняный парус, натягивая веревки в ритм матросской песне.

— Отдать кормовой! — скомандовал Морган, когда корабль достиг тихих вод гавани. — Спустить марсель! Побыстрее с кормовым!

Корабль чуть скрипнул, когда натянулась цепь кормового якоря.

— Отдать носовой и натянуть кормовой, пока судно не встанет твердо.

Через несколько секунд корабль остановился, и единственными звуками, которые на нем теперь слышались, были негромкие удары волн о борта. Казалось, матросы сразу изменились, как только почувствовали, что корабль достиг пункта назначения, — лица стали оживленнее, с них исчезло обычное напряженное выражение.

Чувствуя растущий страх, Силвер молча смотрела, как Морган приказывает спустить на воду шлюпку и как его помощник и еще один матрос спускаются по веревочному трапу к уже сидящим на веслах матросам. Гамильтон Рейли и Уилсон Демминг подошли к ней. Каждый из них пожал ей руку на прощание, очень сердечно выразив свое сожаление от расставания. По всей видимости, майор Траск развеял их заблуждения относительно ее с ним взаимоотношений, за что Силвер была очень ему признательна. Если бы хоть кто-нибудь из них помог ей! Но она знала, что они не сделают этого, даже если бы и захотели.

Когда она направилась к поручням, к ней подошел Джордан и протянул руку.

— Была рада встретиться с тобой, Джордан. Уверена, что если ты будешь продолжать учиться так же упорно, то когда-нибудь обязательно станешь капитаном.

— С вами будет все в порядке? — спросил Джордан. — Я имею в виду: никто не будет вас обижать?

— Никто, — ответила она, и лицо Джордана расплылось в улыбке. — Со мной все будет в порядке. — Ей хотелось, чтобы он в это поверил.

— У вас все будет хорошо, мисс Джоунс.

Повинуясь порыву, Силвер обняла его.

— Спасибо, Джордан.

Печально улыбнувшись, она повернулась и направилась прочь. Не успела она сделать и нескольких шагов, как откуда-то снизу по трапу с душераздирающим воем выскочил Соггер. Силвер подошла к нему и успокаивающе похлопала кота по загривку. Кот смолк и через несколько мгновений начал нежно мурлыкать.

— Я буду по тебе скучать. — Она почесала его за рваным ухом. — Я хотела завести кота — он был очень похож на тебя, но отец сказал, что в доме могут появиться блохи.

Соггер потерся головой о ее ногу. Силвер погладила его по пушистой спине в последний раз.

— Готовы? — поторопил ее Морган. До того он лишь молча наблюдал за ней, стоя у поручней,

Силвер кивнула. Ее лицо было таким же бледным, как и прошлым вечером. Морган отвел взгляд. Ему вспомнилась мягкость губ Силвер, когда он ее целовал. Сейчас ее глаза, которые казались ему бездонными, были устремлены на огромный белый дом на холме. Он протянул ей руку, чтобы помочь перебраться через поручни, и с удивлением заметил, что ее руки дрожат.

— Я поговорю с Уильямом, Салина. Я уверен, что он разумный человек. Я…

— Мое имя — Силвер, — чуть подняла она подбородок. — Ни о чем не беспокойтесь. Я сумею за себя постоять, как это делала всегда.

Морган стиснул зубы. Ну что ж, если она этого хочет, то пусть так оно и будет. Он будет чертовски рад, что наконец избавится от этого хлопотного груза.

Маленькая шлюпка двинулась по воде. До самого момента, как они достигли берега, никто не произнес ни звука. На пристани, наблюдая за лодкой, толпились негры. На их руках были простые холщовые перчатки для сбора бананов; женщины одеты в незамысловатые выцветшие платья, на большинстве мужчин — свободные домотканые рубашки и широкие черные брюки.

— Матросам оставаться здесь, — приказал Морган Флаггу и Гордону. — Больше часа я не задержусь.

Он с удовольствием остановился бы на этом прекрасном острове на сутки и непременно так бы и поступил, если бы не сделка «оружие за хлопок» и не опасения за судьбу брата. Возможно, на обратном пути ему удастся задержаться здесь подольше. Отклонение от маршрута будет стоить нескольких дней — ну и черт с ними, ведь он и Уильям когда-то были друзьями. К тому же Моргану хотелось удостовериться, что с Силвер все будет в порядке. Подняв голову, Морган увидел, что к пристани, поднимая пыль, катится повозка.

— Похоже, к нам кто-то едет, — произнес Морган. Силвер никак не реагировала на его слова, продолжая молча идти по дороге.

Одна из женщин на пристани, раздававшая работникам воду из большого глиняного кувшина, поставила его на землю и направилась к ней.

— Мы думали, что вы уехали навсегда, мисс Силвер, — произнесла она глубоким, чуть вибрирующим голосом, весьма характерным для жителей Карибских островов. Он очень подходил к этой коренастой полной женщине, которой, казалось, было не больше двадцати. За юбку женщины держался кудрявый чернокожий мальчик с застенчивыми карими глазами.

— Так думала и я, Тамора.

— Миссис Делия… она очень скучала по вам с того времени, как вы уехали, но Куако убедил ее, что с вами все будет хорошо.

— С ними все в порядке?

— Да… Это ваш жених?

Силвер смутилась и отрицательно покачала головой:

— Это друг моего отца.

Приветливое выражение исчезло с лица Таморы.

— Мне нужно идти. Я скажу миссис Делии и Куако, что вы вернулись. — Взяв мальчика за руку, она повела его к плантации.

— Ваша подруга? — спросил Морган.

— Одна из рабынь моего отца, — ответила Силвер. В ее словах слышалась горечь.

— Странно, в британских владениях все в тридцать третьем году получили свободу.

— Катонга — не британские владения. Здесь правит мой отец. — Сказав это, Силвер приподняла край юбки и направилась к повозке, остановившейся в нескольких футах от них.

— Делия увидела, как корабль входит в гавань, — произнес высокий чернокожий юноша, возвышавшийся на сиденье кучера. — Масса Ноулес прислал меня сюда. Он удивится, увидев, что это вы, мисс Салина.

— Не думаю. Мой отец объявил всем негодяям отсюда и до Ямайки, что даст большие деньги тому, кто доставит меня назад. — Ее взгляд, устремленный на Моргана, ясно говорил, кого она считает негодяем.

В Моргане на какое-то мгновение поднялся гнев, но ему все же удалось справиться с собой. Крепко взяв Силвер за руку, он помог ей подняться в повозку, а затем забрался сам. Сидя рядом с ней, он чувствовал теплоту ее руки сквозь тонкую ткань блузки. Морган подумал, что хочет ее и что с каждым днем его тяга к ней становится все сильнее. Слава Богу, он сейчас избавится от своей непрошеной пассажирки.

— Это майор Траск, Тадеус, — сказала Силвер чернокожему парню. — Он пришел получить награду.

— Награду должен получить Пинкард, а не я, — поправил Морган, чувствуя, что в нем снова закипает гнев. То, что он привез Силвер назад, было, черт подери, в ее же собственных интересах, понимает она это или нет. — Я лишь сопровождал ее светлость домой.

Силвер довольно блеснула глазами. Она была рада, что Морган почувствовал себя уязвленным, и она хоть как-то ему отомстила. Это чувство поможет ей пройти испытания следующих нескольких часов. Когда Траск покинет остров, ей придется остаться один на один со своим разгневанным отцом. Он обязательно пустит в ход руки. Когда-то она свыклась с его побоями, но сейчас, после стольких дней свободы, переносить их будет тяжело.

Сквозь полуопущенные ресницы Силвер краем глаза наблюдала за Траском, спина которого была неестественно прямой; на его скулах играли желваки. Внезапно ей в голову пришла мысль, что она будет о нем скучать — сердитом ли, разъяренном или же демонстрирующем свою доброту. Каким-то невероятным образом она привязалась к нему, может быть, даже привыкла от него зависеть.

Скоро с ней не останется никого.

Запряженная здоровыми мулами, тяжелая повозка двинулась вверх по пыльной дороге среди олеандров, кустов жасмина и розовых бугенвиллей. Воздух был напоен их ароматом, но для Силвер это был лишь приторный запах ее тюрьмы.

Морган выбрался из повозки первым и помог Силвер сойти на землю. Массивная резная дверь из красного дерева распахнулась, но человеком, который вышел поприветствовать их, был вовсе не отец. Удивленная Силвер пересекла дорогу и стала подниматься по ступенькам. Морган последовал за ней.

— Салина, слава Богу, с тобой все в порядке.

— Майор Морган Траск, это — Шеридан Ноулес, управляющий моего отца.

Ноулес сжал обеими руками ее ручку. Удивленная Силвер поспешно высвободилась.

Повернувшись к майору, Ноулес протянул ему руку.

— Майор Траск, — ответил Морган на его рукопожатие.

— Не знаю, как мы можем вас отблагодарить. Уильям очень волновался.

Высокий худощавый человек немногим за сорок, Шеридан Ноулес имел благородные черты лица и каштановые волосы кофейного оттенка. Одежда хорошо сидела на его стройной фигуре, а одет он был в широкие черные брюки, серебристый парчовый жилет и темно-серый сюртук.

В глазах Ноулеса светилось дружелюбие, но Морган разглядел в них и что-то недоброе. Возможно, неблагоприятное впечатление рождала не очень искренняя улыбка. Впрочем, может, у него просто разыгралось воображение.

— Благодарить вам нужно Фердинанда Пинкарда. Он ожидает своей награды. А я просто проводил леди домой.

— Я уверен, что Уильям компенсирует ваше беспокойство, — произнес Ноулес, провожая их в богато обставленный холл. Над их головами чуть позвякивала от влетевшего ветерка огромная хрустальная люстра. Внутренние помещения соответствовали стилю эпохи королей Георгов: в комнатах были высокие потолки, у стен стояли светильники в виде массивных литых фигур. На паркетном полу лежали толстые ковры, окна закрывали шелковые шторы золотистого цвета. За окнами были видны массивные ставни, которые, видимо, защищали дом во время ураганов.

— Мне от Уильяма не нужно ничего, кроме короткой беседы. Где он?

— Боюсь, сейчас вам его не найти, — ответил Ноулес. — О Салине не поступало никаких известий, и он отправился на Барбадос, надеясь разыскать ее там. Он узнал, что она бежала на борту судна «Лоуренс» — корабля для перевозки иммигрантов, который останавливался на Барбадосе для ремонта. С Барбадоса Уильям хотел отплыть в Америку, куда, он знал, направлялся «Лоуренс».

— Очень жаль, — произнес Морган. — Мне хотелось с ним поговорить. — «И разрешить мои треклятые сомнения, от которых я скоро сойду с ума». — Мы с Уильямом были знакомы несколько лет.

— Странно, что мы никогда не встречались, — произнес Ноулес.

— Последний раз я видел его пятнадцать лет назад. Я никогда не посещал Катонгу.

— Тогда вы должны воспользоваться нашим гостеприимством и позволить моей жене и мне показать вам остров. — Он внимательно посмотрел на Силвер. — Я уверен, Салина устала. Она хочет искупаться и переодеться в нормальное платье.

— Боюсь, у меня нет времени, — отклонил предложение Морган. — Передайте Уильяму, что я планирую заглянуть на остров на обратном пути. Нам нужно кое-что обсудить.

— Думаю, что он встретится с Пинкардом, как только доберется до Штатов. Как только он услышит о том, что Салина нашлась, то вернется обратно. Все это время я и моя жена будем за ней присматривать.

— Вы можете быть уверены, майор, — вставила Силвер, — что Шеридан присмотрит за мной как следует. Ему мой отец платит больше всех, и он хорошо служит.

Морган заметил горечь, прозвучавшую в этих словах.

— Думаю, вам пора подняться наверх, Салина, — произнес Ноулес.

К удивлению Моргана, Силвер повиновалась без возражений. Лишь мельком взглянув на Ноулеса с выражением покорности на лице, она повернулась, чтобы подняться к себе. Морган задержал ее за руку.

— Вы не дадите нам минутку поговорить? — спросил он Ноулеса.

Тот кивнул.

— Хорошо. Я схожу за деньгами для мистера Пинкарда.

Повернувшись, он вышел из холла. Притянув Силвер за руку, которая оказалась удивительно холодной для столь жаркого дня, Морган повел ее к двери. Узколицый невысокий дворецкий, одетый в черный костюм, при их приближении отошел к стене.

— Я вернусь, Силвер, — пообещал Морган. — Надеюсь, Уильям к тому времени будет здесь, и мы все трое сядем за стол и обо всем поговорим.

Силвер улыбнулась, но улыбка получилась печальной. Когда она подняла на него глаза, в них мелькнуло удивление. За какого же людоеда она его принимает?

Какое-то мгновение Силвер молча изучала его лицо. Затем, подняв руку, чуть коснулась его шрама. Это прикосновение было легким, почти неощутимым. Только по изумленному выражению его лица Силвер внезапно сообразила, что делает, и поспешно отдернула руку.

— Хотела бы я, чтобы это было так же легко сделать, как и сказать, — негромко произнесла она.

— Черт побери, Силвер, если у тебя есть что сказать, то говори. — Он все еще чувствовал прикосновение ее руки. Почему она сделала это?

Силвер выдавила из себя улыбку:

— Со мной будет все в порядке. В самом деле.

— С тобой будет все в порядке, — повторил Морган, чувствуя, как в нем нарастает гнев. Она заставляет его чувствовать себя так, как будто он приволок ее к дьяволу, а не оставил в прекрасном доме на одном из прекраснейших островов. — Я сказал, что вернусь, и я обязательно это сделаю.

— В одном я никогда не сомневалась, майор Траск, — в вашем слове.

Морган сжал губы

— Как мне это понимать?

— Понимайте так, что мой отец будет очень доволен. Вы полностью отплатили свой долг.

Морган издал громкое проклятие.

— Черт побери, вы просто наказание, Салина.

— Силвер, — поправила она, чувствуя, что и в ней растет гнев.

Почему бы ему попросту не убраться? Каждое мгновение, проведенное им здесь, лишь ослабляет силу ее духа. В любой момент она может потерять самообладание и начать умолять Моргана, чтобы он не оставлял ее одну. А это опозорит ее перед всеми.

— Похоже, вы никогда не изменитесь, — мрачно улыбнулся Морган. — Наверное, мне полагается жалеть вас, но мне почему-то жаль Уильяма.

Силвер не сдержалась и звучно ударила его по щеке. Звук пощечины эхом разнесся под высоким потолком. Морган сжал зубы с такой силой, что у него заходили желваки. Он потер щеку, которую она всего минуту назад нежно касалась пальцем и которая теперь горела от ее ладони.

— До свидания, Салина. — Блеснув зелеными глазами, он отдал ей насмешливый полупоклон.

— До свидания, майор Траск. — Силвер холодно взглянула в его глаза, выражение ее лица было таким же мрачным, как и у него. Затем ее тонкие черты смягчились. С удивлением Морган увидел, что взгляд ее карих глаз жадно пробежал по его лицу, словно что-то искал, хотя он не мог понять что.

Она стояла, глядя на него так, всего несколько мгновений. Потом повернулась и зашагала прочь. Высоко держа голову, она пересекла холл и, приподняв край выцветшей коричневой юбки, начала подниматься вверх по винтовой лестнице. Выйдя на площадку, она открыла дверь в свою комнату, шагнула внутрь и с шумом захлопнула за собой дверь.

К Моргану подошел Шеридан Ноулес. На его лице играла улыбка. Он протянул Моргану толстый кожаный кошелек, тяжелый от золотых монет.

— Здесь все деньги, майор. Две тысячи долларов. Вы уверены, что вам лично не требуется какая-либо компенсация за беспокойство?

Морган убрал кошелек в карман.

— Я был должен Уильяму.

Ноулес протянул ему худую руку, и Морган пожал ее на прощание.

— Был очень рад видеть вас, майор. — Ноулес кивнул в сторону дворецкого, который снова вернулся к распахнутой двери. — Желаю вам попутного ветра.

— Благодарю вас, — повернулся к выходу Морган.

— Тадеус отвезет вас в гавань.

Морган кивнул. Бросив последний взгляд на дверь над лестницей, он повернулся и вышел.


Силвер подошла к окну, выходящему на задний двор, и посмотрела сквозь железную решетку, толстые прутья которой закрывали значительную часть расстилавшегося перед ней пейзажа. Внизу, во дворе, залитые ярким светом полуденного солнца, трудились рабочие. Дальше виднелись банановые заросли, за ними убегали к горизонту манящие бирюзовые волны. По ним «Саванна» пойдет к Барбадосу, путем, по которому Салина бежала, чтобы обрести свободу.

Внезапно она почувствовала ком в горле. Допустим, майор действительно вернется, но что с того? Это будет не раньше чем через несколько месяцев, и все эти долгие месяцы ей придется провести в вынужденном заточении, избегая отца, чтобы не видеть ненависти, загоравшейся в его глазах, как только он замечал ее.

Каждый вечер на протяжении многих лет, засыпая, Силвер прислушивалась, не слышно ли его шагов по ступенькам лестницы, и молилась, чтобы в эту ночь ему не пришла в голову мысль проникнуть в ее комнату. Он пытался сделать это всего один раз, но и того случая она не сможет забыть никогда.

Силвер все еще хорошо помнила запах рома, исходивший у него изо рта, жар его потных рук на ее теле, помнила, как он стащил ее с кровати на пол и сорвал с нее ночную рубашку. Ей было всего тринадцать, но ее невинность его не остановила. Он непременно бы овладел ею, если бы испуганные крики не услышала одна из служанок.

Красивая чернокожая женщина Делия, принужденная Уильямом стать его любовницей, пренебрегла опасностью, которой грозило ее вмешательство. Она закричала на Уильяма и начала его стыдить, вынудив оставить Силвер в покое. На следующий день, с синяками на лице и кровоподтеками, она покинула дом и отправилась на работы в поле. Другим это был хороший урок ни во что не вмешиваться.

С того времени Уильям довольствовался своими чернокожими рабынями, но все же больше всех он желал именно Салину. Рано или поздно он был способен овладеть ею, как бы она ни сопротивлялась.

Не единожды он был к этому близок, и в последний раз именно в ту ночь, когда она бежала с острова. Его остановил только нож, взятый Силвер на кухне. Но вряд ли отца можно было сдерживать долго. К тому же утром он наверняка бы придрался к ней по какому-нибудь пустяку и жестоко ее избил.

И Силвер решила бежать на судне, стоявшем на якоре в гавани и готовом к отплытию после ремонта. Слава Богу, что корабль «Лоуренс» попал в шторм неподалеку от острова и пришел чинить руль в их гавань. Если бы этого не произошло, она до сих пор оставалась бы во власти отца.

Вспоминая о своем неудачном побеге, Силвер едва сдержалась, чтобы не зарыдать. Она снова была там, откуда так старалась бежать. Ее положение стало даже хуже, поскольку теперь гнев ее отца не будет знать никаких границ. В том, что он будет ее бить, у Силвер не было ни малейшего сомнения. Но если бы это были только побои, она бы смогла их выдержать. Она боялась другого.

Слезы затуманили ей глаза, горло сжалось, не давая вырваться крику отчаяния. Она знала, что теперь, когда Уильям снова явится к ней, он может добиться успеха.

Если она его не убьет.

Слезы покатились по ее щекам, но Силвер не стала их вытирать. «Что же ты за женщина?» — спросил ее Морган. В самом деле, что она за женщина? Какая еще женщина способна разбудить похоть в собственном отце? Какая еще женщина желает убить отца, который дал ей жизнь?

Силвер подошла к окну, стараясь разглядеть паруса «Саванны», ее последней и единственной надежды. Она будет стоять здесь и смотреть на этот корабль, пока он не скроется за горизонтом.

Что бы Морган подумал о ней, если бы узнал правду? Что бы он стал думать о ее отце? И почему эти вопросы так ее волнуют?


Весь обратный путь к гавани Морган провел в молчании. Впереди он видел шлюпку, лежавшую на мягком темном песке, рядом с ней стояли Флагг и Гордон. Над их головами кружили чайки, вдали была видна «Саванна» с натянутыми якорными цепями. Путешествие, о котором он мечтал с таким нетерпением, наконец-то началось.

Фургон негромко громыхал на камнях, мулы живо бежали вниз по склону, а худенький чернокожий погонщик не выказывал никакого желания с ним заговорить. Проезжая мимо поля, лежавшего по левую сторону дороги, Морган увидел оглянувшуюся на повозку широколицую женщину, с которой недавно беседовала Силвер.

Силвер. Салина. Имена женщины с необузданным характером, которую он хотел сейчас забыть. С ней покончено. Он вернул ее живой и невредимой. Когда перевозка оружия будет завершена, он вернется сюда поговорить с Уильямом, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке. Так же он принял в свое время участие в судьбах Джордана, Куки и Жака.

Теперь ему пора подумать о выполнении своей миссии, о брате, об оружии, которое потребуется техасцам на Юкатане. Он — майор техасских морских пехотинцев. У него есть долг и обязанности. И лишь в последнюю очередь он может занимать свои мысли своенравной особой, какой была Силвер Джоунс.

Морган был даже рад, что она заставила его рассердиться, рад, что она ударила его по лицу. Он не хотел бы сейчас ее жалеть. «Не хотел бы», — уверял он себя. Вряд ли Силвер заслуживает его жалости. Она бы и не приняла ее.

Морган дотронулся до щеки, которая все еще горела. Черт бы побрал эту Салину, она способна на все. Неудивительно, что Уильям не может с ней управиться. Да и кто на это способен? Ко всему прочему она была еще и лгуньей. То, что она говорила о своем отце, не могло быть правдой. Уильям всегда был известен как честный, благородный человек. Силвер же была дикой, необузданной и избалованной. Своевольной, упрямой…

Морган сжал челюсти, когда внутренний голос возразил ему, напомнив то, о чем Морган хотел забыть: Силвер была красивой, умной и храброй. Он оставил ее в одиночестве и страхе, а она сейчас так нуждается в чьей-либо помощи.

— Черт, — выругался Морган, сжимая кулаки. — Поворачивай своих чертовых мулов. Мы едем назад.

— Но я думал, что вы…

— Я сказал, поворачивай назад. И побыстрее, пока я не передумал.

В первый раз с того момента, как он его увидел, Тадеус улыбнулся:

— Да, масса Траск.

Он натянул поводья, присвистнул, и скоро мулы развернулись и направились вверх по холму.

Когда фургон вернулся к дому, Морган скомандовал:

— Жди здесь. Я скоро вернусь.

Он стремительно поднялся по лестнице к веранде. Дверь перед ним распахнулась.

— Она все еще наверху? — спросил Морган дворецкого.

— Да, сэр.

Морган прошел в дом. Услышав его шаги, ему навстречу поспешил Шеридан Ноулес.

— Что-то случилось, майор? — спросил он, удивленно поднимая брови.

— Я изменил свое решение.

Он направился вверх по ступенькам, но рука Ноулеса, схватившая его за кисть, остановила Моргана.

— Боюсь, что вы не можете подняться наверх, майор. Не думаю, чтобы Уильям это одобрил.

— Он будет иметь возможность сказать это мне лично, когда вернется.

Выдернув руку, Морган снова направился вверх по лестнице, мимо изумленной горничной, недоумевающе переводящей взгляд больших черных глаз с него на Ноулеса.

— Я настаиваю на том, чтобы вы немедленно вернулись! — крикнул снизу Ноулес.

Морган не обратил на его слова никакого внимания. Пройдя по коридору, он толкнул дверь Силвер, даже не затруднившись постучать. Обернувшись, она изумленно уставилась на человека, появившегося в ее комнате столь неожиданно.

— Собирай свои вещи, — бросил Морган. — Ты поедешь со мной.

— Что?!

За ее спиной он заметил прутья железной решетки и понял, что она пыталась разглядеть сквозь них уход корабля. Это тронуло Моргана, что-то колыхнулось в его груди. Глаза Силвер блестели от слез. На ее лице было написано отчаяние. Ее щеки были столь бледны, что казались полупрозрачными.

— Я сказал, собирай вещи. — В его голосе слышалось волнение.

Морган шагнул к огромному; нависающему над кроватью шкафу из красного дерева и открыл дверцу. На верхней полке он нашел множество красивых шелковых халатов, бархатные тапочки и дорогие атласные платья. Там были также повседневные платья из миткаля, вечерние туалеты из тонкой кисеи, богато украшенные дамские шляпы, расшитые разноцветные зонтики от солнца и расписанные вручную веера.

— Возьми с собой что-нибудь из этого. Мне надоело видеть тебя в обносках. Я пришлю кого-нибудь отнести чемодан.

— Хорошо, — тихо произнесла Силвер, чувствуя, что ее сердце готово разорваться. Морган за ней вернулся! Он за ней вернулся! У нее перехватило дыхание, и Силвер поспешила отвернуться.

— Я буду ждать внизу. — Бросив это, Морган вышел из комнаты.

Словно испугавшись, что он передумает, Силвер бросилась к шкафу, с трудом веря в происходящее. Вытащив чемодан, она вывалила в него все платья, которые у нее были.

Большинство из этих нарядов она надевала редко и неохотно. Но теперь на эти платья, открывающие ее покатые плечи и демонстрирующие округлости ее груди, будет смотреть не ее отец. Это будет Морган. Он должен увидеть, что его пассажирка — вовсе не ведьма, как он думает, что она вполне способна выглядеть как леди. Его привлекают элегантные женщины — она сумеет быть элегантной. Или по крайней мере почти такой же привлекательной, как они.

Силвер попыталась определить, сколько времени прошло с того дня, когда она старалась для кого-нибудь принарядиться. Она вложила в чемодан свою серебряную расческу, зеркало и поблескивающие хрустальные флаконы с духами. Откуда-то снизу доносился полный гнева голос Моргана, прерываемый слабым голосом Шеридана Hoyлеса.

Губы Силвер тронула легкая улыбка. У нее не было сомнений, кто победит.

Закончив наконец с чемоданом, Силвер быстро подбежала к двери, распахнула ее и выбежала на площадку.

— Я готова, майор.

Рядом с Морганом стоял Тадеус. Вместе с Недом, дворецким, они поднялись по ступенькам, чтобы взять тяжелый чемодан. Спускаясь по лестнице, Силвер почувствовала внезапное смущение.

— Я запрещаю вам это, Салина! — выкрикнул Ноулес. — Ваш отец придет в ярость. Вы уже навлекли его гнев тем, что путешествовали с этим человеком по морю. Теперь вы снова с ним уходите.

— Передайте Уильяму, что я о ней позабочусь. Она появится на острове на моем обратном пути.

— Вы напрашиваетесь на неприятности, майор. Граф имеет значительное влияние. Он это так не оставит.

— Уильям когда-то поверил в меня. Ему придется сделать это еще раз.

Сказав это, Морган схватил Силвер за руку и повлек к двери. Его руки, когда он подсаживал ее в повозку, совсем нельзя было назвать деликатными, но Силвер это было уже безразлично. Ее мысли были заняты лишь тем, что она покидает остров. И что человеком, который её спас, был Морган Траск.

Морган тоже поднялся в повозку, а Нед и Тадеус погрузили чемодан. Взяв Силвер за подбородок, Морган повернул к себе ее лицо.

— Я хочу, чтобы ты дала мне слово. Поклянись могилой матери, что не попытаешься больше бежать. Только при этом условии я могу взять тебя с собой.

— И ты поверишь моему слову?

— Как ты не можешь понять, что я хочу тебе помочь?

Силвер посмотрела на него и почувствовала, что слезы снова наворачиваются на глаза. Это ее удивило — она плакала очень редко.

— Ты не пожалеешь, — тихо произнесла Силвер. — Я сделаю все, что ты скажешь, и не буду пытаться бежать.

Он вытер пальцем слезы с ее щек.

— Мне придется второй раз делать ради тебя большой крюк. Не заставляй меня жалеть об этом.

Она качнула головой, и ее тяжелые серебристые волосы колыхнулись. У нее появилось чувство безопасности, которого она не испытывала очень давно, надежности и чего-то еще, какое-то ощущение, которое она не могла точно определить. Морган отвернулся и, сняв капитанскую фуражку, пригладил ладонью волнистые каштановые волосы. Боже, не сошел ли он с ума? Но тут Морган вспомнил, как она взглянула на него, когда он появился в ее комнате, — словно он был рыцарем в сверкающих доспехах. Это воспоминание буквально перевернуло его сердце. Моргану захотелось привлечь ее к себе, успокоить, сделать так, чтобы страх навсегда исчез из ее глаз.

Каким же может быть секрет, который она от него хранила, подумал Морган. Вряд ли он когда-нибудь его раскроет. Однако одно он мог сказать наверняка: он обрек себя еще на несколько бессонных ночей, которые ему предстоит провести, прислушиваясь к тому, как за тонкой переборкой каюты ворочается во сне соблазнительная Силвер Джоунс.

«Должно быть, я сошел с ума», — подумал Морган. Но он знал, что, какие бы испытания ни ждали его впереди, он не отошлет ее назад одну.

Глава 8

— Я знаю, что сейчас не самое подходящее время просить о чем-либо, — произнесла Силвер, когда повозка покатилась вниз по склону, — но я подумала: не могли бы мы сделать одну короткую остановку перед тем, как покинем остров?

Морган с тревогой, взглянул на нее.

— Зачем?

— Прошло столько времени, как я покинула Катонгу… Я подумала: не могла бы я поговорить со своими друзьями?

Морган обвел глазами остров, стараясь отыскать другие каменные дома, но увидел лишь жалкие хижины рабов, зеленые поля и океанскую равнину.

— Где они живут?

— Куако обычно работает на табачном поле. Делия наверняка рядом с ним.

Морган нахмурился, вспомнив, что имя этой женщины он слышал от рабыни на пристани.

— Хорошо, но только ненадолго.

— Спасибо. — Силвер подарила ему благодарную улыбку. Тадеус свернул с дороги, и повозка покатилась к полю, на котором рос темно-зеленый табак высотой по пояс. На поле виднелись сгорбленные спины рабочих, выпалывающих сорную траву. Один человек стоял чуть в стороне от остальных, выделяясь своей массивной фигурой.

— Куако! — крикнула Силвер могучему негру. Тот ответил ей белозубой улыбкой. Придерживая на голове кувшин с водой и приветливо махая рукой, к Силвер спешила какая-то женщина; Морган решил, что это Делия. Несмотря на ее быстрый шаг, кувшин с водой каким-то непостижимым образом продолжал стоять ровно. У Делии были красивые черты лица, очень короткие черные волосы и умные темные глаза. Даже выцветшее бесформенное платье не могло скрыть изящных линий ее стройной фигуры.

Когда Тадеус натянул вожжи, Морган спрыгнул на землю и помог сойти Силвер. Он был явно удивлен, что её лучшими друзьями были рабы.


— С вами все в порядке, Салина? — спросил чернокожий человек, на лице которого появилась тревога. Подойдя ближе, он внимательно вгляделся в лицо Моргана.

— Со мной все в порядке, Куако. Это майор Траск. Он забирает меня с собой.

Куако снова расплылся в широкой улыбке. Он был на несколько дюймов выше Моргана и по крайней мере на тридцать фунтов тяжелее, хотя у обоих были одинаково широкие плечи.

— Я говорил Делии, что вы встретите хорошего человека.

— Она пробудет со мной лишь до того времени, как вернется ее отец, — поправил Морган. — Я привезу ее обратно, мы все выясним, и она останется.

Силвер слышала эти слова, но их смысл пронесся мимо ее сознания. Главное, что Морган вернулся за ней. Рано или поздно она ему все объяснит.

Куако оглядел Моргана с ног до головы, бросил взгляд на Силвер, чьи щеки порозовели, и затем вновь перевел глаза на Моргана. Его улыбка расплылась еще шире, как будто разрезая его лицо рядом крупных белых зубов.

— Она — хорошая женщина, — произнес Куако, и Силвер с трудом сдержала улыбку. Выражение лица Моргана ничуть не изменилось.

Неловкое для Силвер положение прервала Делия:

— Вы слышали о награде, Салина? Мы так волновались за вас.

— Со мной все в порядке, Делия. А как вы?

— Мы сейчас занимаемся тяжелой работой, но вы не волнуйтесь, Салина, с нами все будет хорошо.

Куако снова заулыбался и, протянув руку, похлопал по чуть округлому животу Делии.

— Скоро у нас будет малыш.

Силвер вскрикнула от радости и обняла их обоих.

— Замечательно! — У них должен был появиться ребенок год назад, но за три месяца до родов Делия потеряла его.

Силвер стало тяжело на душе при этом воспоминании.

«Эта женщина работает слишком много, — сказал доктор отцу Силвер. — Похоже, она когда-то была сильно избита; ее надо подлечить». Силвер подозревала, что именно грубое обращение ее отца являлось причиной слабого здоровья Делии, но она не стала тогда говорить этого вслух. Незадолго до несчастья Делия вступилась за одну из своих подруг перед отцом Силвер, и за это обе были жестоко избиты.

— Примите мои поздравления, — произнес Морган. Куако еще раз испытующе оглядел его.

— Салина — хорошая женщина, — повторил он. — Но ей нужен сильный мужчина. — Он улыбнулся Делии. В его глазах была видна любовь. — Салина думает, что все мужчины плохие. Когда-то моя Делия думала так же. Теперь у Делии другое мнение. Салина тоже узнает, что есть хорошие мужчины.

Силвер вспыхнула.

— Думаю, нам пора ехать. Береги себя, — сказала она Делии, которая знала, что стоит за этим предупреждением. Силвер вновь обняла их обоих. — Я хотела бы, чтобы вы уехали со мной.

— Берегите ее, — сказал Куако Траску.

Морган лишь кивнул. Он увидел Силвер с новой стороны. Любовь, с которой относились к ней ее друзья, была очевидной; Морган не упустил и то, что они разговаривали с ней как с равной. По всей видимости, этого хотела сама Силвер, и Моргану это нравилось.

Хотя он жил в Джорджии и зарабатывал торговлей хлопком, у него не было рабов, и он надеялся, что когда-нибудь этот институт будет упразднен везде. В большей части Вест-Индии рабство было уже отменено, и экономическое положение островов от этого совсем не ухудшилось. Конечно, это потребует усилий, но упразднение рабства и в южных штатах он считал вполне возможным.

Попрощавшись с друзьями, Силвер села в повозку, и они в молчании двинулись к гавани. Флагг и Гордон не могли скрыть изумления, когда увидели, как Морган помогает Силвер выбраться из повозки. Они немедленно направились к нему.

— Мисс Джоунс решила сопровождать нас до Барбадоса, — просто объяснил Морган. — Почему бы вам не помочь Тадеусу с чемоданом?

Флагг и Гордон расцвели в улыбках.

— Есть, капитан, — хором произнесли они. В первый раз Морган немного пожалел о сделанном. Команда гораздо хуже слушала приказания, когда Силвер появлялась на палубе. Все наверняка хорошо помнили, как их единственная пассажирка выглядела в мокрой, почти прозрачной одежде.

Морган произнес про себя проклятие. Видимо, он действительно сошел с ума. Он хотел видеть ее на корабле, но был не единственным, кто этого желал.


Помощники Моргана тепло поприветствовали Силвер, но особенно рад был Джордан, который, казалось, считал ее членом своей утраченной когда-то семьи. Похоже, что единственным, кто наблюдал ее возвращение на корабль без радости, был сам Морган.

Но для Силвер это не имело значения. Для нее сейчас было важно лишь то, что она покидает Катонгу, отправляется на Барбадос и будет в полной безопасности, хотя бы на время путешествия.

Когда наступил вечер, Силвер стала готовиться к ужину. Ей хотелось выглядеть как можно лучше. На душе у нее было легко, казалось, что даже корабль приветствует ее возвращение своим поскрипыванием. Она надела шелковое темно-синее платье, одно из своих любимых, волосы закрутила в изящные локоны. В ушах блестели сапфировые сережки — память о матери.

Бросив последний взгляд в разбитое зеркало над дубовым бюро Моргана, Силвер взяла разноцветный веер и направилась к двери. Войдя в кают-компанию, она с удивлением увидела, что стол уставлен дорогим фарфором и хрусталем.

— Море спокойно. — Из тени шагнул Морган. — Я думаю, мы должны отпраздновать ваше возвращение. — Глаза Моргана пробежали по ее узкому в талии, пышному шелковому платью. Откинутые назад волосы открывали правильные черты лица и мягкую округлость ее подбородка.

Черт побери! Он никогда не предполагал, что она может выглядеть столь прелестной, выглядеть так, что у него буквально перехватило дыхание.

— Вы очень любезны, майор. Благодарю вас. — Она и вела себя совсем иначе после того, как вернулась, — мягче, почти застенчиво.

Морган почувствовал, что его сердцу становится тесно в груди. Боже, как он ее сейчас хотел! Но Морган заставил себя опуститься на резную деревянную скамью и начал светский разговор, стараясь удержать свои желания под контролем и мысленно моля, чтобы другие появились в кают-компании как можно быстрее.

Скоро в каюту вошли Демминг и Рейли: Демминг — в морской форме, Рейли — в форме техасских морских пехотинцев.

— Вы выглядите прелестно, мисс Джоунс, — улыбаясь, приветствовал ее Гамильтон Рейли.

— Благодарю вас. — Силвер поднялась со скамейки и грациозно направилась к нему.

— Вы — прекрасное видение, мисс Джоунс, — произнес Уилсон Демминг, целуя ее руку. — О такой прелестной спутнице в путешествии можно только мечтать.

Морган нахмурился, уже жалея, что они появились в кают-компании.

— Тогда почему бы кому-нибудь из джентльменов не предложить даме сесть?

Оба офицера тут же бросились выполнять это пожелание, поспешно подтаскивая к столу дубовый стул с высокой спинкой и помогая Силвер на него опуститься.

Силвер поблагодарила их теплой улыбкой.

Вечер прошел так, будто все четверо встретились впервые. Казалось, прекрасная женщина за столом никогда не была той озлобленной, одетой в вылинявшее платье девицей, которая держала револьвер у челюсти лейтенанта, яростно дралась с Морганом и карабкалась по рее, чтобы бежать с корабля.

Не веря своим глазам, Морган молча глядел, как Силвер играет роль леди, и не уставал удивляться. Он был о ней совсем иного мнения и явно ее недооценивал.

— Мы подойдем к Барбадосу примерно на рассвете, — произнес Морган, когда Джордан поставил на стол чашки с густым черным кофе и еще теплый яблочный пирог. — Я должен встретиться с Оуэном Муром, человеком, который организовал предстоящую сделку.

— Сколько времени это у вас займет? — поинтересовалась Силвер.

— Пока трудно сказать. — Он не хотел сейчас говорить, что ей придется остаться на Барбадосе до его возвращения из Мексики. Это он скажет ей в самый последний момент, когда будет отплывать, и ему придется молить Бога, чтобы она его дождалась.

— Уилсон, вы можете покинуть корабль, как только Жак поднимется на борт. Вы знаете, как высоко я оцениваю вашу работу, и если вам понадобится место на корабле, буду счастлив вам в этом помочь.

— Благодарю вас, сэр, — ответил Демминг.

— А что вы скажете обо мне, майор? — спросил Рейли.

— Продолжайте работать. Что я могу вам сказать, пока мы не закончили плавание?

Гамильтон улыбнулся, бросив взгляд на Моргана, и капитан подумал, что знает, какая мысль мелькнула у Гамильтона. Наверняка тот вспомнил о живущей на Барбадосе Лидии Чамберз, которую Морган неизменно навещал при каждой остановке на этом острове. Лидия Чамберз, леди Грейсон, красивая черноволосая вдова графа Грейсона, бывшего члена парламента, наверняка ждала прибытия Моргана с большим нетерпением. Они были возлюбленными несколько лет, не требуя друг от друга многого и встречаясь от случая к случаю.

У Лидии был очень спокойный характер, пожалуй, она была даже чересчур медлительна. Моргану она повиновалась беспрекословно. Лидия была самим воплощением женщины с благородной кровью и хорошо знала, какое место должна занимать.

Она представляла собой полную противоположность Силвер, оживленно беседующей сейчас с Гамильтоном Рейли. Хотя сегодняшним вечером Силвер выглядела иначе, чем всегда, все же она резко отличалась от всех дам, которых знал Морган. Она была буквально антиподом Лидии и всех тех женщин, которые когда-либо согревали его постель.

Так почему же он так к ней привязался за эти дни?

По всей видимости, это было вызвано лишь ее физической привлекательностью и тем, что им пришлось долгое время провести вместе.

Вдруг Силвер рассмеялась на какую-то шутку Гамильтона, и Морган внезапно почувствовал что-то вроде ревности. Когда она нагнулась, чтобы поднять салфетку, упавшую на пол, ему на миг показалось, что ее белая грудь выскользнет из платья. Хотя платье было сшито по последней моде и в нем можно было появиться в любом обществе, Моргану захотелось тут же потребовать, чтобы она переоделась.

— Черт побери, такая женщина способна ввести в искушение любого. — Буркнув это про себя, Морган резко отодвинул стул, прошел к столику у стены и налил себе немного бренди. Он залпом осушил бокал, прежде чем предложить выпить другим. Демминг и Рейли охотно приняли предложение, Силвер же предпочла черри.

Морган молча смотрел, как она, изящно изогнув шею, допивает последние капли. Ее тонкие пальцы мягко обхватили хрустальный бокал, на ее нежной коже и серебристых волосах был виден отблеск света лампы. Морган вспомнил, каким нежным было ее прикосновение к шраму на его щеке, как он ее целовал, а она запускала пальцы в его волосы.

Черт побери! Желание пронзило все его тело, и Морган качнулся на стуле. Чтоб она провалилась в преисподнюю! Ему пришлось сжать кулаки, стараясь справиться со сладкой болью, которая охватила самый сокровенный орган его тела. Он в ярости оттого, что Силвер приобрела над ним удивительно большую власть.

Мысленно он благодарил Бога за Лидию. Завтра он увидит ее, и она положит конец его мучениям.


Они подходили к Барбадосу с юго-запада, осторожно огибая рифы Саф-Пойнт. Даже с большого расстояния Силвер могла хорошо разглядеть могучие утесы, поднимающиеся над водой.

Пройдя вдоль берега, корабль направился к заливу Карлайл, расположенному к югу от Бриджтауна, лучшего порта на острове. Силвер никогда не бывала на Барбадосе, но ее отец посещал остров один или два раза. От отца и его друзей Силвер довелось слышать истории о богатом обществе сахарных плантаторов, об их роскошных домах и веселых балах. Она подумала о том, какое из платьев надеть. Как замечательно, что Морган велел ей взять с собой наряды. Теперь она не будет чувствовать себя неловко за свою жалкую одежду.

День обещал быть погожим. Только несколько белых облачков виднелось далеко у горизонта.

— Барбадос — коралловый остров, а не вулканический, как Катонга. — Силвер не заметила, как к поручням подошел Морган. Она стояла возле одной из двух длинных корабельных пушек. — Вот почему пляжи острова покрыты розовым и белым песком.

— Остров очень большой?

— Чуть больше двадцати миль в длину и четырнадцати в ширину. Это самый густонаселенный остров Вест-Индии… Ручаюсь, вы никогда здесь раньше не были.

— Я не была нигде, майор. Кроме Катонги… и Джорджии. — Морган бросил на нее внимательный взгляд, по-видимому, не очень ей веря, поскольку Барбадос находился всего в дне плавания от Катонги. Было странно, что Уильям не брал ее с собой.

— Тогда вы должны воспользоваться случаем и взглянуть на остров.

Когда Бриджтаун был уже совсем близко, Морган извинился и отправился в рулевую рубку, чтобы отдать необходимые распоряжения. Судно вошло в залив, достигло внутренней гавани, называвшейся Кэринейдж, и остановилось у причала. Обычно приходящие корабли должны были проходить карантин, но поскольку дело касалось деловых интересов британских граждан, власти проигнорировали эту процедуру.

Хотя час был ранний, в гавани кипела жизнь. Вдоль причала стояли дюжины кораблей; моряки, одетые в самую разнообразную одежду — от коротких брюк и рубашек собственного изготовления до британской морской формы, — сновали по деревянным доскам причала взад и вперед.

За гаванью располагались деревянные постройки. По всей видимости, одна из них была таверной, поскольку из нее выходили пьяные моряки, распевающие матросские песни; с моряками были и девицы, по большей части чернокожие, но встречались и британки, и женщины с восточными лицами. Последние были одеты довольно причудливо: у некоторых были открыты ноги, у некоторых — живот.

— Пойдем, — произнес Морган, подходя к Силвер. Заметив таверну, он бросил на девушку быстрый взгляд, и появившееся на его лице пренебрежение сказало ей, что он вспомнил, где она работала в Саванне. Схватив Силвер за руку, Морган повел ее за собой к сходням.

— Куда мы идем? — Не обращая внимания на изменившееся выражение его лица, Силвер позволила Моргану тянуть ее за собой. Сегодня ей уже было не важно, что о ней думает Морган Траск. Она освободилась от отца, почувствовала себя наконец в безопасности и испытывала волнение оттого, что попала в такое экзотическое, удивительное место.

— Вы остановитесь в доме моего друга, вдовы лорда Грейсона.

Силвер удивленно подняла брови.

— Вы были другом ее мужа?

— Никогда не имел чести знать этого джентльмена.

Когда они шли по пристани, рука Моргана сжалась еще крепче. Следом за ними шел Джордан, сгибаясь под тяжестью сумки со всем необходимым, что Силвер собрала для остановки на острове.

Силвер искоса взглянула на Моргана, пытаясь угадать его мысли. Выражение его лица стало каким-то загадочным, как будто он никак не решался ей что-то сообщить. Силвер хотела расспросить его о женщине, о которой он упомянул, но не сделала этого, решив, что скоро увидит ее сама. Перейдя улицу, Морган нанял экипаж. Джордан сунул ее сумку в отделение для багажа.

— До свидания, мисс Джоунс, — произнес он с такой тоской, что Силвер смутилась.

— Я пробуду здесь всего несколько дней, Джордан. Побереги себя.

— И вы тоже, мисс Джоунс. — Повернувшись, он побрел прочь.

Морган уселся рядом с ней, скрестив ноги, и экипаж тронулся. Силвер могла чувствовать тепло его тела, когда плечо Моргана упиралось в ее. Она пыталась, как могла, не обращать на это внимания, но ее сердце само начинало биться сильнее. Внезапно, кашлянув, Морган отсел от нее чуть подальше; при этом он коснулся ее своей мускулистой ногой, и Силвер показалось, что в повозке сразу стало жарко.

— Нам долго еще ехать? — спросила она.

— Не очень. — Его голос показался ей удивительно хриплым.

Глядя в окно, Силвер видела улицы Бриджтауна, полные народа. По мостовым прогуливались элегантные дамы, закрывавшиеся от солнца шелковыми зонтиками; мужчины чаще всего были одеты в цилиндры, сюртуки и брюки в темную полоску. Барбадосские простолюдинки несли на головах корзины, продавцы предлагали самые разнообразные товары — от батата до мякоти сахарного тростника.

— Покупайте мобей, сладкий, сладкий мобей, — выкрикивала иссохшая, морщинистая старуха. Это был горьковато-сладкий напиток, изготовляемый из высушенной коры деревьев, привозимой сюда с соседних островов. Кору варили, получая жидкость, имевшую сладковатый вкус и запах.

Экипаж проехал Трафальгарскую площадь, где почти тридцать лет назад был воздвигнут памятник лорду Нельсону. Над статуей нависали кроны вечнозеленых деревьев. Затем они миновали расположенную на открытом воздухе парикмахерскую, где брадобрей обслуживал высокого седовласого человека, лицо которого было почти скрыто густой белой пеной. Через несколько минут Морган указал в окно экипажа на дом, расположенный на перекрестке Челси-роуд и Бэй-стрит.

— Вот туда мы и направляемся.

В этом доме как бы смешались два стиля — стиля королей Георгов и стиля, в котором строили в Соединенных Штатах. Это был белый дом несколько причудливой архитектуры, однако довольно привлекательный своими башенками на крыше, массивной железной оградой и двором, полным цветущих растений. Среди них можно было разглядеть желтые гибискусы и розовые бегонии.

— Как красиво! — вырвалось у Силвер.

Морган повернулся к ней и в первый раз за весь день улыбнулся.

— Красива ты. Я собирался сказать тебе это прошлым вечером, но Рейли и Демминг засыпали тебя комплиментами, и я решил, что мои неуклюжие слова для тебя не будут иметь никакого значения.

Силвер улыбнулась в ответ. Ей нравилось, когда он так на нее смотрел. Его зеленые глаза казались столь теплыми, что это заставило ее щеки порозоветь.

— Они имеют для меня значение, — произнесла Силвер. — Спасибо.

Экипаж остановился, и Морган вышел. Затем он протянул руки к ее талии и опустил Силвер рядом с собой. Кучер выгрузил ее сумку, Морган поднял ее, и они направились по обсаженной цветами дорожке к дому. Траск постучал в дверь, и невысокий чернокожий слуга, одетый в черный костюм и белые перчатки, открыл им дверь. Увидев Моргана, он приветливо улыбнулся, в уголках его глаз появились морщинки.

— Капитан Траск, рад вас видеть.

— Как поживаете, Евфрат?

— Прекрасно, капитан.

Слуга перевел взгляд на Силвер, но не проронил ни слова. Он лишь провел гостей внутрь дома и отправился доложить о них своей госпоже.

— Морган… — произнесла леди Грейсон, появляясь на лестнице. На ней было шелковое платье рубинового цвета. Невысокая, но с хорошей фигурой, она имела прекрасные синие, как васильки, глаза. Приветливо улыбаясь, леди Грейсон поцеловала Моргана в щеку. — Очень рада тебя видеть. Я была уверена, что ты прибудешь именно в тот день, который упомянул в своем письме, поскольку знаю, ты всегда точен.

— Рад видеть тебя тоже. — Морган все еще не выпускал из своих рук маленькой женской ладони. — Мне нужно кое с кем встретиться. — Он повернулся к Силвер, которой стало казаться, что о ней вообще забыли. — Леди Грейсон, это — леди Салина. Ее отец — граф Кентский.

— Рада знакомству, леди Грейсон, — чуть наклонила голову Силвер.

— Взаимно, моя дорогая.

— Друзья называют меня Силвер. Я хотела бы, чтобы вы звали меня так же.

— Тогда зовите меня просто Лидия, поскольку любой друг Моргана — мой друг.

В последних ее словах Силвер усомнилась. Взгляд, которым эта женщина смотрела на Моргана, нельзя было назвать лишь дружеским. Не было никакого сомнения, что эта элегантная дама является его возлюбленной.

— Я хотел, Лидия, просить тебя об одной услуге, — сказал Морган. — Я должен присматривать за Силвер до тех пор, пока отец ее не вернется на Катонгу. До этого времени ей нужно где-нибудь остановиться.

— Конечно. В моем доме много места, и, я уверена, нам будет интересно друг с другом. — Ее глаза тем не менее говорили об обратном.

— Попроси кого-нибудь показать Силвер ее комнату, — сказал Морган, ясно давая понять, что хочет остаться с Лидией Грейсон наедине.

Лицо женщины заметно просветлело.

— Конечно. — Подарив Моргану теплую улыбку, она поручила своей служанке провести Силвер на второй этаж; один из слуг взял ее сумку.

Поднявшись по лестнице, Силвер бросила на Моргана последний взгляд. Выражение его лица было непроницаемым, в то время как лицо леди Грейсон просто сияло. Она что-то шептала ему на ухо, тихо смеясь, и в ответ Морган тоже рассмеялся.

Черт бы их побрал! Пальцы Силвер с силой вцепились в перила. Может, она и наивна, но дурой никогда не была. Морган явно собирался приятно провести время с леди Грейсон — и это тогда, когда Силвер будет спать в том же самом доме!

Подняв край юбки жестом, который впервые с сегодняшнего утра не напоминал жест леди, Силвер вздернула подбородок, окатила Моргана холодным, пренебрежительным взглядом и последовала за служанкой к своей комнате. К тому времени, когда она добралась до своих апартаментов, Силвер уже смертельно ненавидела всех женщин Барбадоса, одетых в платья с кружевами.

Ублюдок! Она была права в своих худших подозрениях о Моргане Траске. Он был всего лишь мужчиной. Для любого мужчины женщины не значат ничего. Что касается Траска, то он проявляет интерес, по всей видимости, исключительно к холеным светским дамам, и Силвер Джоунс должна значить для него меньше, чем ничего. Он помог ей покинуть Катонгу лишь из жалости, видя в ней бедное, несчастное создание, оставленное на острове в одиночестве в окружении одних рабов, которых ей приходится называть друзьями. Даже ее элегантная одежда не позволяет ему видеть в ней леди. Такое отношение к себе Силвер сочла просто оскорбительным.

«У тебя нет никакого права думать о нем с таким гневом, — возразил ей внутренний голос. — Морган не должен тебе ничего». Но тем не менее она не могла справиться со все разгорающейся в ней яростью и решимостью его остановить.

Почему это было так для нее важно, Силвер не могла сказать. Но она знала совершенно определенно, что не должна оставаться в стороне и позволять Моргану Траску делить постель с другой женщиной. «Черт бы его побрал! — выругалась она, шагая взад и вперед по толстому ковру. — Черт бы его побрал!» — Она продолжала шагать, проклиная самыми последними словами его, а также всех существ женского рода от Тринидада до Ямайки. Но не прошло и часа, как в ее голове созрел план.

Глава 9

Когда в комнату вошла худенькая, узколицая горничная, чтобы распаковать вещи, у Силвер уже почти созрела ее идея, но только появление девушки по имени Марни позволило ей до конца додумать свой план.

— Марни, — осторожно произнесла Силвер, — возможно, ты знаешь, где можно найти женщину, умеющую приготовить лекарство…

Марни повесила шелковое платье Силвер в резной шкаф из красного дерева и повернулась к ней. На ее лице было написано удивление:

— Я не понимаю.

— Мне нужно найти вуду-маму. — Так Делия называла чернокожих женщин, которые в Африке занимались черной магией. — Ты можешь помочь мне?

— На Барбадосе нет вуду. Вуду были на Гаити.

— Мне нужно купить кое-какое лекарство, Марни. Я обещаю, что никому не скажу, если ты мне поможешь.

— Но никаких вуду у нас нет, — повторила Марни, энергично качая головой.

Силвер бросила взгляд на хрустальный флакон с духами, который она привезла с собой с Катонги. Она знала: там, где были выходцы из Африки, всегда были вуду.

— Тебе это нравится? — протянула она поблескивающий в лучах солнца флакон. Солнечный свет, проникающий в комнату, отразился от флакона и заиграл на стенах комнаты разноцветной радугой.

— Очень красиво, — выдохнула девушка, протягивая руку.

— Он твой, Марни, если ты приведешь мне женщину вуду.

Какое-то мгновение служанка колебалась. Затем она коснулась поблескивающего стекла и вдруг схватила флакон и улыбнулась.

— Мама Кимбо. Она живет неподалеку. Нам нужно идти сейчас, а то леди заметит, что мы уходили.

Силвер улыбнулась в ответ, чувствуя, как в ней просыпается симпатия к этой худенькой чернокожей девушке.

— Дай мне только минутку, чтобы переодеться.

Силвер облачилась в розовое платье и накинула поверх него простую желтую накидку из муслина. Они направились вниз по лестнице для прислуги в заднюю часть дома, оттуда через задний двор и сад вышли на дорогу.

Хотя Марни говорила «неподалеку», для Силвер их путь показался долгим путешествием, которое к тому же надо было проделать очень быстро, но это уже не имело никакого значения. Ей понравились оживленные, шумные улицы Барбадоса, понравились цвета и звуки, понравилось дружелюбие людей. Силвер вдруг подумалось, что эти люди никогда не видели Пришельцев из внешнего мира. Ей не удалось заметить ни одного настороженного или враждебного лица, которых было так много во владениях ее отца на Катонге. «Делия и Куако были бы здесь счастливы», — с горечью подумала Силвер и решила для себя, что она непременно постарается добиться для них свободы.

Они почти бежали мимо небольших домиков с закрытыми ставнями, мимо открытых веранд, мимо полей с колыхающимся тростником. Наконец они добрались до домика женщины, которую Марни называла Мама Кимбо. Марии распахнула дверь, и они очутились в убогой хижине с дырявой крышей и тонкими стенками.

— Леди нужно лекарство, Мама, — произнесла Марни, не тратя времени на приветствия. Ей в ответ улыбнулась удивительно дородная женщина.

— Не лекарство, — поправила Силвер, — а снадобье, от которого бы моя кожа покраснела. Я хочу, чтобы кое-кто подумал, будто я больна. Но мне не нужно заболеть на самом деле. Вы меня понимаете?

Мама Кимбо поднялась на ноги, при этом ее большие груди заколыхались.

— Ты очень красивая девушка. Я думаю, ты играешь в какую-то любовную игру.

Силвер смущенно отвела глаза:

— На самом деле я хочу остановить любовную игру.

Мама Кимбо громко рассмеялась. Она подошла к ряду бутылочек и кувшинчиков, наполненных жидкостями, порошками, высохшими растениями и еще какими-то мерзкими вещами, от которых Силвер поспешно отвела взгляд.

— Куртика, — произнесла Мама, протягивая ей зеленое, с ворсистыми листьями и длинным стеблем, сушеное растение. — Жалящая крапива. От ее прикосновения кожа становится красной, как от укусов пчелы, но боль быстро проходит. Мы сушим ее и применяем против того, что вы называете ревматизмом. Семена растения хорошо помогают при кашле.

— У меня нет денег. Надеюсь, вы примете это. — Силвер протянула тучной женщине несколько длинных атласных лент — голубых, розовых и зеленых.

— Очень красивые, — взяла ленты Мама. — Используй крапиву осторожно, — предостерегла она. — И желаю тебе удачи с твоим мужчиной.

Силвер улыбнулась:

— Благодарю вас.

Они покинули хижину, спрятав крапиву в полотняный мешочек, который Марни обещала вернуть Маме Кимбо, и направились по дороге обратно к дому на Челси-роуд. Внезапно девушка резко остановилась, заметив нескольких стоящих впереди зловещих чернокожих мужчин.

— Нам лучше пойти по этой дороге. — Марни повела Силвер по основательно заросшей тропинке, идущей в густых зарослях.

По тропинке они добрались до гавани, затем продолжили путь по дорожке, идущей мимо таверн. Не успели они миновать несколько домов, как дверь одной из таверн распахнулась, и из нее спиной вперед вылетел человек. Из его носа хлестала кровь, покрывая багровыми пятнами лицо, грудь и рубашку.

Упав на землю, он продолжал лежать, издавая жалобные стоны. В Силвер вспыхнул порыв подбежать к этому человеку и узнать, как он себя чувствует, но прежде чем она сделала это, тот начал подниматься, глядя на большого бородатого человека, выходящего следом за ним из двери таверны. Огромный, с мускулистыми плечами, черноволосый победитель смотрел на лежащего с усмешкой, которая чуть приподняла его тонкие усики; он остановился, широко расставив ноги и положив руки на пояс. На нем были темно-синие хлопчатобумажные брюки точно такого же цвета, как и его глаза, и рубашка с широкими полосами, придававшая ему вид моряка.

— В следующий раз, когда ты попытаешься мошенничать, англичанин, подбирай кого-нибудь своего размера.

У него был сильный французский акцент. Хлопнув мощной рукой себя по штанине, человек раскатисто рассмеялся. Поднявшийся с дороги англичанин отряхнул с себя пыль и потрогал челюсть, дабы удостовериться, что она не вывихнута. Когда француз сделал угрожающий шаг в его направлении, англичанин поспешно выпрямился и побежал по улице прочь.

Силвер уже намеревалась продолжить свой путь, когда дверь распахнулась снова, и на пороге таверны показался Джордан, на лице которого играла довольная улыбка. Они увидели друг друга одновременно, и светло-карие глаза Джордана стали круглыми от изумления.

— Мисс Джоунс! Что вы здесь делаете?

— Я… я… — виновато опустила глаза Силвер, лихорадочно пытаясь сочинить какую-нибудь правдоподобную историю. — Марни решила показать мне город. — Она указала на стоящую рядом худенькую чернокожую девушку, держащую в руках полотняный мешочек со средством Мамы Кимбо. Марни молча кивнула и улыбнулась.

— Привет. — Джордан приподнял за козырек свою шапочку, показывая клок рыжих волос.

— Джордан, — повернулся к нему француз, — ты должен представить меня своей прекрасной даме.

— Извини. — Джордан смял шляпу в руках. — Мисс Джоунс, это — Ипполит Жак Буйяр, первый помощник на «Саванне». Самый лучший моряк изо всех, кто когда-либо бороздил море.

— Месье Буйяр, мне кажется, я вас знаю. — Силвер протянула руку. Из обрывков разговоров, из того, что она слышала от Джордана и от Моргана, она могла сделать вывод, что Ипполит Жак Буйяр был хорошим человеком.

— Мисс Джоунс — дочь…

Локоть Силвер уперся в бок Джордана.

— Мой отец — плантатор на Катонге. — Она бросила на Джордана предостерегающий взгляд.

— Рад нашей встрече, мисс Джоунс. — Бережно подняв руку Силвер, Жак слегка коснулся ее губами. Щекотание его бороды заставило ее губы дрогнуть в улыбке.

— Это и для меня удовольствие, месье. — Она произнесла это на прекрасном французском, радуясь тому, что имела возможность выучить этот язык.

— Вы можете называть меня Жаком.

— Тогда вы можете звать меня просто Силвер.

— Силвер, — повторил он. — Это честь для меня.

— Это та самая девушка, о которой я вам говорил, — произнес Джордан. — Та самая, что ползла по рее.

Силвер сжала губы, борясь с желанием его ударить.

— Нет! — разинул рот Жак. — Этого не может быть!

— Нет, в самом деле. Она также умеет плавать как рыба.

— Джордан, — произнесла Силвер, стараясь говорить приветливо, но в ее голосе все же прозвучал металл, — я думаю, что месье Буйяру это неинтересно.

— Нет, отчего же?

— Пожалуйста, Жак, я не хотела бы об этом говорить.

— Это вы — та самая женщина, которая дралась с Морганом Траском? — Он все еще не мог поверить.

— Я… пыталась бежать, — произнесла Силвер, чувствуя, как ее охватывает злость. Какое, черт побери, ему дело? Гордо подняв подбородок, она бросила на него пренебрежительный взгляд.

Жак Буйяр оглядел ее снизу доверху, и по его лицу было видно, что он еще сомневается, что столь хрупкая девушка довольно обычного вида смогла задать жару всей команде «Саванны».

Затем он начал смеяться. Сначала это было что-то вроде бульканья, которое перешло в хохот, а затем — в громовой рев, идущий из самого живота. Этот смех казался бесконечным.

— Ты? — показал он на нее пальцем между приступами смеха. — Малышка?

— Я не такая уж и маленькая. Если вы не прекратите смеяться, могу и вам продемонстрировать, как я проделала все это.

Эти слова остановили его смех, по крайней мере на несколько мгновений.

— Прошу меня извинить. Я не хотел показаться неучтивым. — Было видно, как он пытается сдержаться, но все же пара смешков вырвалась наружу. — Так это вы удружили капитану Траску? Немногие мужчины смогли бы совершить подобное. Если бы со мной проделала что-нибудь похожее такая прелестная маленькая крошка, я бы этого не пережил. — Буйяр хохотнул еще раз.

Силвер хотела бы разделить его веселье, но воспоминания о стычках с майором были еще слишком свежи в ее памяти.

— Ничего я с ним не проделывала. Это он привез меня сюда. — Силвер умоляюще взглянула на Жака. — Думаю, мне не надо просить вас не сообщать о нашей встрече.

— Прошу меня извинить, но обещать этого я вам не могу. — Он снова рассмеялся, затем на его лице появилось удивление. — Куда вы направляетесь, моя дорогая? Вам не следовало появляться в этой части города.

— Я остановилась у леди Грейсон и как раз направляюсь к ней.

— Я хотел бы пойти с вами.

— В этом нет никакой необходимости.

Жак негромко рассмеялся.

— А я в этом совсем не уверен, Силвер Джоунс. Я всё равно вас провожу.

И он это сделал, оставив их только у заднего входа дома леди Грейсон. Он не спросил, почему она не воспользовалась парадной дверью, как это сделала бы любая другая дама. Было похоже, что Буйяр не любил лезть в чужие дела.

И она решила для себя, что ей понравился широкоплечий бородатый француз Ипполит Жак Буйяр.


Морган покинул борт «Саванны», облачившись в свежевыстиранную форму и надев пару начищенных до блеска черных ботинок. Тропический бриз растрепал его тщательно уложенные волосы, и до Моргана донесся запах его одеколона.

Он спустился по сходням, прошел всю пристань и сел в экипаж, который прислала за ним Лидия. Опустившись на сиденье, Морган предался мечтам о предстоящей ночи. Он с нетерпением ждал этого вечера три недели. В последние дни — особенно страстно, поскольку Силвер разбудила в нем чувственность. А тут еще, к его досаде, Жак вдруг начал донимать его расспросами о Силвер. Почему-то добродушные подшучивания Жака так разозлили Моргана, что он совершенно вышел из себя. Его вспышка гнева была столь необычна, что Жак наверняка сделал какой-нибудь вывод о нем и Силвер.

— Похоже, дружище, тебе с ней не до смеха, — произнес Жак, становясь серьезным. — Эта женщина с серебристыми волосами значит для тебя больше, чем ты хочешь признать.

— Ты не прав, Жак. От этой леди одно лишь беспокойство. Больше чем беспокойство. По отношению к ней я чувствую только ответственность, и ничего больше.

— Но она красива, не так ли?

— Она также своевольна, упряма и несговорчива.

— Тогда она должна понравиться мне. Это те самые черты, которые я больше всего люблю в женщинах.

Морган бросил на него злой взгляд.

— Прекрасно, — выдохнул он, но по его взгляду Жак сразу понял, что ему надо поискать эти качества в ком-нибудь другом. И Жак решил впредь не касаться этой взрывоопасной темы.

Он негромко рассмеялся:

— Похоже, майор Траск нашел свою пару.

— Я уже говорил тебе, что это не мой тип женщины.

— Каких упрямых она тебе даст сыновей. Ты всегда о них мечтал.

— Я хотел сыновей, не отрицаю, но для этого надо решиться на женитьбу, а к этому я еще не готов.

— Не все женщины такие, как Шарлотта. Я был очень счастлив с теми женщинами, которые меня любили. — У Жака было по два сына от двух жен. Правда, первый его сын скончался, когда был еще младенцем, а второй умер подростком во время прошедшей по Франции лихорадки.

— Может быть, ты и прав, — произнес Морган, — но это не важно. Когда я буду готов к женитьбе, я возьму женщину, которая знает свое место. — Он скрестил руки на груди. — Моя жена будет делать только то, что я ей скажу. И я намереваюсь установить это правило с самого начала.

Жак покачал головой:

— Мне нравятся женщины буйные, темпераментные, как твоя Силвер.

— Она не «моя Силвер».

Жак лишь улыбнулся:

— Жаль, капитан, упустить такую красивую девушку. — Поскольку Морган думал так же, он ничего не ответил. Пока он вспоминал об этом разговоре, экипаж катился по темнеющим улицам мимо лавок, на которых владельцы закрывали ставни, и фонарей, зажигаемых фонарщиками. Скоро показался и дом на Челси-роуд.

Морган качнулся на сиденье. Еще недавно он ожидал предстоящей встречи с большим нетерпением. Теперь же, почти прибыв на место, внезапно почувствовал, что не хочет ее и даже страшится.

Утром, прощаясь, они с Лидией решили отправиться вечером в маленький ресторанчик на дороге, что вела к церкви Христа. Лидия пригласила и Силвер, предложив позвать кого-нибудь, кто бы ее сопровождал, но Силвер отказалась.

У Моргана отлегло от сердца.

То, что он и Лидия планировали на самый конец вечера, он хотел бы от Силвер скрыть. Не потому, что это было не ее дело. Просто он не хотел еще раз увидеть тот пренебрежительный взгляд, которым она одарила его, уходя в свою комнату. Этот взгляд почему-то глубоко запал в его душу.

— Ты выглядишь великолепно, Лидия, — сказал ей Морган, встретив ее у широкой лестницы с белыми перилами.

На сегодняшний вечер Лидия надела серебристое платье с черными горошинами, окаймленное бельгийским кружевом черного цвета. На ее ножках поблескивали серебряные туфельки. Округлые плечи Лидии были обнажены, декольте открывало грудь, плавно приподнимающуюся при каждом вдохе.

— И ты, мой дорогой, выглядишь лучше, чем обычно. Морган поднял глаза на верхнюю площадку. На миг ему показалось, что там стоит Силвер, с презрением глядя на него.

— С ней все в порядке, Морган, — словно прочитав его мысли, бросила Лидия. — После нескольких недель, проведенных в море, она, я думаю, нуждается в отдыхе.

— Морган в этом усомнился. В Силвер было больше энергии, чем в троих мужчинах, вместе взятых.

— Нам пора идти.

Этот вечер показался Моргану на удивление долгим и скучным. Странно, неужели ему когда-то нравилась болтовня Лидии, состоящая из сплетен про местных плантаторов и рассказов о последних парижских модах? В прошлом во время его коротких визитов они обычно ужинали дома и затем отправлялись в постель. Внешне Лидия выглядела сдержанной, но на самом деле была очень чувственной возлюбленной. Ему оставалось только надеяться, что остаток вечера пройдет более интересно.

Когда их светский ужин завершился и они вернулись домой, Морган довел Лидию до двери ее комнаты. Когда она шагнула внутрь, он остался за дверью, чтобы подождать какое-то время. Совсем скоро Лидия распахнула дверь и втащила его внутрь; ее руки обвили его шею, и она привлекла его к себе.

— Я ждала этого так долго, — прошептала она.

Ее губы были мягкими и влажными. Ее пальцы начали лихорадочно расстегивать блестящие медные пуговицы. На Лидии было полупрозрачное ночное одеяние из тонкой кисеи, окаймленное кружевами.

Не произнося никаких вступительных слов, Морган прильнул к ее губам и проник языком сквозь ее зубы, стараясь не замечать, какими холодными ему кажутся ее губы по сравнению с теплыми губами Силвер. Его руки гладили и мяли ее груди, и он думал, какие они полные и тяжелые, совсем не похожие на те упругие, изящные груди, которые он сейчас страстно желал держать в своих руках. «Маленькая ведьма», — подумал он про себя, полный решимости не позволять больше образу Силвер вторгаться, в его мысли. Он привлек к себе Лидию ближе и заполнил свои ладони мягкостью ее тяжелой груди.


Черт бы его побрал! Силвер метнулась от окна. Морган делал именно то, что она предполагала. Она видела его в саду, наблюдала, как он поднимался по лестнице, а теперь он находился в комнате Лидии, намереваясь заняться с ней любовью.

Чтоб он сгорел в аду! Пытаясь справиться со своими эмоциями, Силвер начала осторожно похлопывать сухой крапивой по щекам, издавая тихое шипение от нестерпимого жжения.

«Он этого не стоит», — подумала она, добавляя красных пятен на шею и грудь. Жжение длилось недолго, однако красные пятна остались и выглядели весьма устрашающе.

Натянув белую ночную рубашку и заплетя волосы в толстую длинную косу, Силвер поспешно натянула пеньюар, открыла дверь и шагнула в темнеющий коридор. Марни уже показывала ей комнату Лидии. Сделав решительный вдох, Силвер двинулась вперед. Подходя к двери Лидии, она услышала шум в комнате и тихо прошептала проклятие.

Остановившись у двери, Силвер сжала зубы, собирая всю свою волю, и осторожно постучала в дверь. Ответа не последовало. Она постучала еще раз. И снова никто не откликнулся. Силвер постучала громче. На этот раз в комнате раздался какой-то шум, и она разобрала произнесенное вслух имя Лидии. Через несколько мгновений дверь распахнулась, и леди Грейсон, слегка смущенная и весьма растрепанная, появилась в дверном проеме.

— Что случилось, Силвер? — В ее голосе звучала досада.

— Извините, что побеспокоила вас. Я знаю, что уже поздно… — Силвер пыталась углядеть за Лидией Моргана, но это ей не удавалось. Только сейчас Лидия заметила красные пятна на лице девушки. Силвер, изображая, как она обессилена, оперлась спиной о дверной косяк. — Я боюсь, что плохо себя чувствую, — почти простонала она.

Немедленно откуда-то из глубины комнаты вышел обнаженный по пояс Морган. Лидия в досаде закатила глаза.

— Что случилось? — спросил Морган, не обращая внимания на недовольство Лидии.

— Морган, — повернула к нему голову Силвер, — что ты делаешь здесь?

Произнеся это, она пошатнулась в его сторону, и Морган немедленно обхватил ее руками. Одетый лишь в брюки и ботинки, он бережно провел Силвер по коридору к ее комнате и опустил на кровать.

— Позови доктора, — распорядился он, и Лидия поспешно исчезла.

Силвер медленно подняла веки.

— Это… Я думаю, ничего страшного…

Морган приложил ладонь к ее лбу, затем оттянул край ее ночной рубашки, чтобы посмотреть, есть ли и там красные пятна.

— Могла ты съесть что-нибудь, что могло быть этому причиной?

Силвер облизала губы, как если бы они пересохли.

— Ничего особенного.

— Лежи не двигаясь. — В уголках глаз Моргана легли морщинки, выдавая его волнение, и Силвер почувствовала, что его гнев уносится прочь.

Скоро вернулась и Лидия.

— Евфрат отправился за доктором. Он живет неподалеку, так что это не займет много времени.

Заметив, что Морган так и остался обнаженным по пояс, Лидия нахмурила брови. Морган это заметил, как заметил и усмешку на ее губах, и забормотал что-то в свое оправдание. Покинув комнату, он скоро снова вернулся, одетый и с тщательно причесанными волосами.

— Ты правильно сделала, что сразу сообщила о своей болезни, — сказал он Силвер, которая невинно смотрела на него.

К тому времени, когда прибыл доктор, Лидия тоже полностью оделась.

— Не могу понять, — недоуменно потер доктор свою лысеющую голову. Сняв с носа пенсне, он задумчиво сунул его в карман сюртука и медленно положил стетоскоп в черную кожаную сумку. — У нее нет лихорадки. Пятна не идут ниже плеч… — Он покачал головой. — Не могу представить, что бы это могло быть.

Глаза Моргана сузились в подозрении.

— Вы думаете, что она вне опасности?

— Думаю, что к утру с ней все будет в порядке.

— Благодарю вас, доктор. — Морган повернулся к Лидии, на лице которой уже было обычное, спокойное выражение. — Дай мне минутку с ней поговорить.

— Конечно, — прелестно улыбнулась Лидия. — Почему бы нам не спуститься в гостиную и не выпить по чашечке чая? — предложила она доктору.

Как только они вышли, Морган закрыл дверь и вернулся к кровати. Силвер лежала на подушках, коса покоилась на ее плече. Теперь, когда его волнение улеглось, он мог оценить, насколько она выглядела здоровой — кроме небольших красных пятен.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Морган, садясь на стул у кровати.

— Я немного слаба.

— Доктор сказал, что к завтрашнему дню с тобой все будет в порядке.

— Я уверена, что он прав, — согласилась она.

— Но он считает, что тебе не помешает хорошая доза касторки для полной уверенности. — Силвер тут же села в кровати:

— Касторка?! Но… это же для лечения желудка, а не от жара!

— Но мы не знаем, может быть, ты что-то съела. Лидия сейчас принесет касторку.

— Но я… — Она уже знала его достаточно хорошо и не сомневалась, что он непременно настоит на своем. — Морган, пожалуйста… Я ненавижу эту мерзость. К утру со мной все будет в порядке. Я обещаю.

Морган уставил на нее тяжелый взгляд.

— Ты это обещаешь? — повторил он.

— Да.

— Почему ты так уверена?

— Я, ну… у меня уже было что-то вроде этого раньше. Это не длится долго, лишь несколько часов.

Морган поднялся со стула и наклонился над ней; его глаза были холодны как лед.

— Почему ты не сказала этого раньше?

— Я забыла об этом. Последний раз это было давно, знаешь, я…

Морган взял ее за кисти и рывком поднял с подушек.

— Ты, маленькая симулянтка, значит, ты вовсе не больна?

— Как ты можешь так говорить? Посмотри на эти ужасные пятна.

— Но у тебя нет жара, нет тошноты, у тебя ничего нет, а ты поднимаешь вверх дном весь дом, приводишь в смущение леди Грейсон, вытаскиваешь из постели доктора посреди ночи…

Почему ты сделала это, Силвер? Почему ты так не хочешь, чтобы я остался с Лидией в ее комнате?

— Мне это безразлично. Я просто заболела, и… мне была нужна твоя помощь.

— Чем я могу тебе помочь, так это хорошей трепкой. Почему, Силвер, ты устроила весь этот кавардак? — Дальше притворяться было бесполезно.

— Я не знаю, — прошептала она в отчаянии.

Какое-то мгновение Морган внимательно глядел ей в лицо.

— Ну, зато это знаю я.

Он с силой потянул ее вверх, так что Силвер поднялась на ноги; его рот с силой впился в ее губы. Этот поцелуй никак нельзя было назвать нежным, но не был он и грубым. Это был мужской поцелуй, горячий и требовательный, поцелуй, который пробрал ее до костей. Силвер приоткрыла рот, и в него тут же проник его язык, который начал свои настойчивые ласки. Прошло всего несколько мгновений, и она начала дрожать. Его дыхание было жарким, и Силвер уловила исходящий от Моргана мужской запах, смешанный со слабым ароматом одеколона. Когда Морган отпустил ее кисти, ее пальцы сами схватились за отвороты его кителя, затем скользнули к его голове и, обхватив ее, притянули к себе.

Морган не отрывался от ее губ, его руки двинулись вниз по ее телу, спустились ниже спины, к ногам, чтобы прижать ее сильнее. Силвер почувствовала, что ей в живот уперлось что-то твердое.

— О Боже, — прошептала она. Страсть зажгла все ее тело. Когда рука Моргана начала свои движения по ее груди, Силвер подумалось, что ее сердце сейчас остановится. Боже, что она делает? Ей следовало немедленно все это прекратить. Вместо этого она изгибается под Морганом дугой, страстно желая продолжения. Как бы в ответ на ее сомнения палец Моргана коснулся сквозь тонкую ткань ночной рубашки ее соска, который начал от его ласк твердеть, а блаженные ощущения волнами разошлись по всему ее телу.

Морган издал стон, и Силвер задрожала сильнее. «Боже милосердный!» Она чувствовала, что задыхается. Морган поднял ее ночную рубашку, и его горячие ладони возобновили свои ласки, гладя податливые округлые бедра и низ живота. Силвер почувствовала, что жар, переполняющий тело, так силен, что ее кровь вот-вот загорится. «Морган, — это было единственное слово, которое еще оставалось в ее мозгу в эти минуты. — Морган, Морган, Морган».

Она жадно впилась в его губы и запустила пальцы в его волосы. Внезапно Силвер почувствовала перед собой пустоту — но это не она, а он сделал усилие, чтобы отстраниться.

— Это… не то… место, — отрывисто бросил Морган хриплым от возбуждения голосом.

Силвер дотронулась пальцами до своих ноющих от яростных поцелуев губ и, не веря в то, что сейчас произошло, подняла на него взгляд. Ее грудь все еще оставалась твердой, между ногами было горячо и влажно.

— Прости, — прошептала Силвер, не имея ни малейшего представления за что. — Я не знаю, что случилось.

Морган отодвинулся дальше.

— Не знаю и я.

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, он пригладил рукой волосы.

— Поговорим об этом позже.

Силвер опустилась на кровать, чувствуя больше замешательство, чем смущение.

— И мы не будем притворяться, что ничего не произошло?

Морган улыбнулся, в первый раз за этот вечер. Боже, подумал он, какой чертовски привлекательной она выглядит с этими красными пятнами на щеках, в ночной рубашке с высоким воротником и пеньюаре. Он и не предполагал, что его может тянуть к женщине, подобной Силвер Джоунс. И не мог допустить даже мысли, что его будет притягивать к такой женщине столь сильно.

— Мне будет тяжело это забыть, но ты постарайся, если хочешь. Я думаю, это было бы самым разумным.

— Тебе не следует говорить об этом Лидии. — Ее большие карие глаза глядели умоляюще.

— Конечно. — Морган поправил китель, мысленно издав проклятие, что оказался в таком нелепом положении, затем снова поднял глаза на Силвер. На этот раз она выглядела смущенной.

Морган внезапно почувствовал вину за те вольности, которые он себе позволил. Но нет, черт побери! Будь он проклят, если он извинится! Это она начала игру, а он лишь поддался на нее. Ей просто повезло, что доктор и Лидия оставались неподалеку.

— Отдохни немного, Силвер.

— А ты не останешься? Нет?

Морган отрицательно покачал головой:

— Нет.

Почему ее чертовски неуместное вмешательство в его отношения с Лидией так его тронуло? Если быть с собой искренним, то он был даже рад, что покинул Лидию, хотя не мог ясно себе сказать почему. Его тело сейчас было напряженнее якорной цепи. Но он должен все же признаться себе, что вовсе не хотел проводить эту ночь с Лидией с того самого момента, как сделал шаг из экипажа к двери ее дома.

Может, ему следовало сбросить напряжение с кем-нибудь из темнокожих женщин, что работали на пристани? Морган вздохнул. Возможно, ему пора перестать себя обманывать и признать наконец правду; той женщиной, которую он действительно хотел, была Силвер. И в одном он теперь был уверен: когда он целовал Силвер Джоунс в своей каюте, ее горячий отклик был отнюдь не притворным.

Глава 10

В эту ночь Силвер спала плохо, все время ворочаясь с боку на бок и размышляя о произошедшем между ней и Морганом Траском. Она разрывалась между осуждением самой себя за то, что сделала, и сладостными воспоминаниями о том, какие ощущения ей довелось испытать.

Делия говорила ей, что она вполне сможет испытывать наслаждение с мужчиной, но только если его полюбит. Силвер тогда не верила, что сможет встретить подобного человека, однако, похоже, она ошибалась. Не было слов, которыми можно было бы описать пережитые ею чувства. И хотя она считала, что подобного больше не должно повториться, о том, что было, нисколько не жалела.

Решив, что ей все же необходимо заснуть, Силвер взбила подушки и снова, в который раз, попыталась устроиться поудобнее. Уснуть ей удалось лишь перед рассветом, а проснуться пришлось от стука в дверь.

— Это я, мисс Джоунс, Марни, — раздался тоненький, высокий голосок.

— Входи, Марни. — Силвер поднялась с кровати и потянулась, чувствуя себя отдохнувшей и полной сил, что было удивительно после столь беспокойной ночи.

— Тот мальчик, Джордан, он внизу, мисс. Он говорит, что его прислал капитан, чтобы показать вам город.

Неужели Морган способен на такое?

— Благодарю тебя, Марни. Попроси его подождать меня в гостиной, сейчас я спущусь.

Прошло совсем немного времени, и, надев легкое дневное платье, Силвер спустилась по лестнице к Джордану, сидевшему в гостиной на обитом парчой стуле. Когда Силвер вошла в комнату, он улыбнулся и радостно вскочил с места.

— Капитан сказал, что вы никогда не бывали на Барбадосе. Он подумал, что, возможно, вы хотели бы прокатиться по городу.

— Это было бы прекрасно, Джордан. А ты уверен, что тоже этого хочешь?

— Я был бы очень рад, мисс Джоунс.

— Тогда давай начнем с того, что ты будешь называть меня Силвер. — Она взяла его под руку и повела к двери.

— О нет, мэм! Я не могу так к вам обращаться, потому что вы — аристо… аристо… аристо…

— Аристократка? — закончила она.

— Да.

Дворецкий распахнул дверь, и им в лицо тут же дохнул теплый тропический ветер.

— Но я так хочу. У меня никогда не было брата, и если ты будешь называть меня Силвер, мне будет казаться, что у меня появился братишка.

Джордан с удивлением взглянул на нее и отвел глаза.

— У меня никогда не было семьи, — тихо сказал он, — за исключением капитана, Куки и Жака.

— Теперь у тебя есть еще и я.

Джордан радостно улыбнулся. Какое-то мгновение он смотрел ей прямо в глаза. Затем улыбка исчезла с его губ, и он стал серьезным.

— Я хотел бы быть старше, чтобы иметь возможность сопровождать вас всегда, мисс… я хотел сказать — Силвер.

— Ну у тебя есть такая возможность, по крайней мере сегодня.

Было заметно, как расцвел от этих слов Джордан. Он провел Силвер к экипажу, который Морган нанял для их прогулки, и помог ей в него подняться. Они проехали окраину Бриджтауна, и экипаж покатился к полям сахарного тростника. Остановились они в небольшой деревушке Банатин, где был небольшой ресторанчик, в котором им подали морских ежей и летучую рыбу, лангустов и омаров. Затем доследовал батат. Джордан первый раз в жизни попробовал ананасы и объявил, что это лучшие фрукты из всех, что он когда-либо ел.

— Прямо как Джордж Вашингтон, — рассмеялась Силвер.

— Что вы хотите этим сказать?

— Я читала, что то же самое сказал Вашингтон, когда попробовал впервые ананас.

— Наверное, мы во многом схожи, — решил поддразнить ее Джордан.

— Разумеется, хотя ты намного симпатичнее.

Пообедав и проведя с Джорданом остаток дня, Силвер почувствовала, что они заметно сблизились. Она определенно начинала думать о нем как о своем брате.

По-видимому, он чувствовал нечто похожее. Когда они покидали ресторан, Джордан показался ей намного более раскованным, чем обычно. Во время разговора в экипаже она узнала, что Джордан остался сиротой в столь раннем возрасте, что совершенно не помнил своих родителей. Он боготворил Моргана Траска и Жака Буйяра и постоянно вспоминал о Куки, рассказывая, как этот суровый старый моряк заботился о нем почти с младенчества.

— Скоро многое изменится, — печально произнес Джордан. — Капитан больше не будет выходить в море, Куки женится на женщине, за которой ухаживает, а Жак перейдет на бригантину, как только мы вернемся назад. Мне придется думать о себе самому.

— Я уверена, что майор Траск не бросит тебя на произвол судьбы.

— Конечно, но когда-нибудь я все равно вырасту.

— Это верно, но в тринадцать лет все-таки рановато начинать самостоятельную жизнь. — Силвер знала это много лучше, чем хотела бы. Возможно, ей следует рассказать обо всем майору. При одном воспоминании об этом высоком красивом человеке ее словно обдало теплом.

— Мне пришлось довольно долго заботиться о себе самой, — сказала она, стараясь увести мысли с опасной дорожки. — На самом деле это не так уж и страшно.

— Разве вы жили одна?

— Да, Джордан. — Их экипаж катился по грунтовой дороге, и единственным звуком, сопровождающим их разговор, было щелканье вожжей по лошадиным крупам. — Иногда я чувствую себя одинокой до сих пор.

Они вернулись в Бриджтаун лишь поздно вечером.

— Думаю, у майора на сегодняшний вечер уже есть какие-нибудь планы. — Силвер постаралась, чтобы голос не выдал ее волнения.

— Он и Оуэн Мур должны встретиться около горы Ганхилл. Капитан и Мур хотят обсудить дела. Там, около Ганхилл, сегодня должны состояться петушиные бои.

Силвер слышала о петушиных боях, но видеть их ей не доводилось.

— Ты тоже туда собираешься?

Джордан усмехнулся:

— Да. Вместе с Жаком.

— А я могла бы пойти с вами? — Джордан неуверенно взглянул на нее:

— Не думаю, что капитану это понравится.

— Да ладно, Джордан. Если я пойду с тобой и Жаком, то уверена, со мной ничего не случится. Кроме того, майору можно об этом ничего не говорить.

— Я даже не знаю…

— А где сейчас Жак? Почему бы не спросить у него?

Было заметно, что эта идея Джордану понравилась гораздо больше.

— Он либо на «Саванне», либо в «Быке и корове».

— Давай сначала поедем в таверну. — Там с гораздо меньшей вероятностью можно было случайно повстречать Моргана.

Кучера несколько озадачило, когда Силвер приказала ехать к таверне, но спустя несколько минут они были уже перед тем самым домом, из которого Жак вчера выкинул карточного шулера. Джордан отправился внутрь поискать Жака, и вскоре они оба появились на улице.

— Значит, милочка, ты хочешь посмотреть, как дерутся петухи? — Хотя от француза пахло элем, он совсем не казался пьяным.

— Думаю, да. Мне очень интересно.

— Не уверен, что для тебя это будет занимательным зрелищем. — Он сунул руку в карман брюк и вытащил мятый клочок бумаги, на котором был напечатан какой-то текст. — К тому же у нас могут возникнуть кое-какие проблемы.

Силвер разинула рот, увидев выше текста свое собственное изображение; ниже шло объявление о награде, которую ее отец обещал за поимку беглянки.

— Черт бы его побрал! Он всегда находит возможность сделать мою жизнь невыносимой.

— В жизни ты намного прелестнее, чем на рисунке, — произнес Жак. — Должен сказать, две тысячи золотом — очень большие деньги.

— Эти деньги уже затребованы Пинкардом. Неужели мы ничего не можем сделать?

— Я могу пустить об этом весть и постараться, чтобы она разошлась как можно быстрее. Но на это уйдет время. — Он взглянул на Силвер, его похожая на лапу рука деликатно тронула ее щеку. — Может, тебе и в самом деле следует пойти с нами, развеяться. По крайней мере в компании с Жаком Буйяром тебе нечего бояться.

Силвер улыбнулась, не скрывая своей радости:

— Я знала, что мы будем друзьями.

— На петушиных боях бывают и женщины. Не так много, но несколько придут наверняка. Ты не будешь чувствовать себя не в своей тарелке. Мы с Джорданом заедем за тобой в шесть.

— Я буду готова, — пообещала Силвер. Леди Грейсон она скажет, что ее проводит Морган. Поскольку эта женщина выполняет все распоряжения Моргана безоговорочно, никаких препятствий она чинить не будет.

— Не выходи из дома одна, — предупредил Жак.

— Не выйду.

Жак поднес ее руку к губам:

— До вечера, красавица.


Несколькими часами позже нанятый ими экипаж остановился у большого невзрачного дома с тростниковой крышей, стоящего в стороне от главных домов плантации. Двор перед домом был заполнен лошадьми, экипажами, кабриолетами, двуколками и фаэтонами — всеми средствами передвижения, которые только могут доставить пассажиров на грандиозное вечернее мероприятие.

— Я, кажется, начинаю волноваться, — произнесла Силвер.

— Сегодня должна быть крупная игра, — сказал ей Жак. — Ставки будут большими.

Силвер нахмурилась. Ей стало досадно, что у нее нет денег.

— Не волнуйся, Силвер, — произнес Джордан, угадав ее мысли, — Жак сделает для тебя ставку.

— Ну, этого не стоит делать, Джордан. Что, если он проиграет?

— Ты принесешь удачу, — ответил Жак. — Мы обязательно выиграем.

Силвер улыбнулась. Жак Буйяр нравился ей все больше, и она взяла его под руку и позволила провести себя внутрь здания. Сегодня на Силвер было шелковое платье бирюзового цвета, эффектно подчеркивающее прелесть ее лица.

Как и говорил Жак, она заметила несколько женщин. Все они были одеты очень элегантно. Конечно, на петушиные бои прибыло и множество подозрительной публики: игроков и проходимцев всех мастей, а также рабочих пристани, матросов, торговцев, крестьян и девиц легкого поведения. Их разноцветная одежда составляла такую пеструю смесь, что у Силвер закружилась голова.

— Спасибо, что привел меня сюда, — шепнула она Жаку, пока они пробирались через толпу.

— Тебе еще рано благодарить, — коротко бросил он. Одна часть дома была менее многолюдна — там на стульях располагалась элегантно одетая публика. За ней сидели менее состоятельные зрители. Силвер обвела глазами окружающих, надеясь отыскать Моргана, но нигде его не увидела. Они опустились на стулья у самой арены, с правой стороны которой стояли клетки с петухами. Когда птиц вынимали из клеток, они пытались вырваться и отчаянно кукарекали. Вскоре в помещении стало еще шумнее — народ прибывал, поскольку представление должно было начаться с минуты на минуту. В воздухе носился запах опилок и соломы. Напротив Силвер через арену какой-то чернокожий опрокидывал в рот кружку за кружкой горький барбадосский ром, способный убить дьявола; другие зрители довольствовались бренди из сахарного тростника.

Силвер заметила, что Жак не выражает никакого желания промочить горло.

— А что делает вон тот человек? — Силвер показала пальцем на суетливого, похожего на жука человека, который стоял в большой корзине, расположенной над центром ринга.

Жак негромко рассмеялся.

— Этот бедняга не смог заплатить свой долг. Ему придется оставаться там до самого конца вечера.

Силвер рассмеялась. Заточение в корзине казалось совсем легким наказанием, но ей пришлось изменить свое мнение, когда кто-то кинул в должника кружку из-под эля, которая чудом не угодила ему в голову.

— Ну, моя красавица, кто из них победит? — Жак показал на двух птиц, которых вытаскивали из клеток. Первый петух был белым с черными пятнами, второй — рыжим с поблескивающими в свете свисающих с потолка фонарей перьями.

— Красный, конечно. Он гораздо больше.

— Белый петух считается фаворитом, — предостерег Жак. — Он побеждал много раз.

— Но он кажется таким грязным…

Жак рассмеялся, и его черные усы приподнялись.

— Любой настоящий, испытанный боец, думаю, выглядит очень жалко. Но мы поставим на красного. — С этими словами Жак покинул ее, чтобы сделать ставку. Как только петухов поставили на землю, перья встопорщились на их шеях, и петухи начали издавать угрожающее кукареканье, кружа вокруг друг друга. Только сейчас Силвер заметила привязанные к черным ногам петухов стальные ножи.

— А что у них на ногах, Джордан?

— Это шпоры. Владельцы петухов надевают их для того, чтобы петухи могли сражаться лучше.

Силвер перевела глаза на ринг. Выбрав момент, белый петух поднялся в воздух и вонзил шпоры в покрытую перьями грудь красного петуха. Силвер разинула рот, увидев, как из порезов брызнула кровь. Взмахнув крыльями, красный петух отскочил в сторону, но только для того, чтобы через несколько мгновений самому броситься вперед и обрушить свое оружие на брюхо белой птицы. Когда на покрытой опилками арене заалела кровь, Силвер почувствовала тошноту.

Хотя обе птицы и получили тяжелые раны, они продолжали яростно наскакивать друг на друга. Уступать не желала ни одна. Они бросались друг на друга снова и снова, раз за разом погружая металл в плоть противника, полные решимости выйти из схватки победителями.

Схватившись за деревянную скамью, Силвер отвела взгляд. Почему ей никто не рассказал, что она увидит?

В это же время с другой стороны арены за боем наблюдал, беседуя с Оуэном Муром, Морган. Они только что завершили переговоры, и Мур пригласил Моргана взглянуть на петушиные бои. Морган отказывался, так как этот спорт отличался излишней жестокостью, однако британец оказался настойчив.

И сейчас Моргану приходилось смотреть, как две птицы кромсают тела друг друга; над ними летал пух, из ран хлестала кровь. У красного петуха по полу волочилось сломанное крыло, белый хромал. Уже было ясно, кто победит, и Морган решил, что с него этого зрелища достаточно.

Он уже собирался уходить, когда его внимание привлекла женщина в платье бирюзового цвета. Она как раз подняла голову, и на ее волосах сверкнул отблеск света лампы. Он не знал никого с волосами столь серебристыми и глазами столь темными.

Что, черт побери, она здесь делает? Когда же он увидел сидящего рядом с Силвер Джордана, кровь у него буквально закипела. Он доверил этому юнцу ее опекать! И уж совсем не ожидал, что тот приведет ее в такое место! Поднявшись с деревянной скамьи, Морган направился к Силвер, полный решимости немедленно разобраться с обоими. Сначала он задаст Джордану, а потом поговорит с Силвер.

Он преодолел половину пути, когда увидел, что она поднимается со своего места и направляется в дальний конец помещения. Черт побери, что она делает? Это совсем не место для привлекательной женщины, которую сопровождает юный мальчик.

Издав громкое проклятие, Морган начал быстрее пробираться сквозь толпу людей. На какое-то время он потерял Силвер из вида и снова обнаружил ее, лишь когда бирюзовое платье мелькнуло под раскидистой пальмой.

Стиснув зубы, Морган решительно двинулся вперед. Добравшись до Силвер, он схватил ее за руку и с силой дернул, чтобы она повернулась к нему.

— Что, дьявол, ты здесь делаешь? — нахмурил он брови. Силвер подняла на него испуганные глаза. Ее лицо стало бледным.

— Извините меня, майор. — Она попыталась освободиться. — Я боюсь, что плохо себя чувствую.

— Я уже слышал это раньше.

Силвер снова подняла на него глаза.

— Я… я… не знала, что это будет так… кроваво. — Приложив руку ко рту, Силвер отвернулась и наклонилась к пальме. Вдруг ее начало рвать.

— Боже! — Морган чуть оттянул ее юбки, чтобы она их не испачкала. Когда рвота прекратилась, он приказал Силвер оставаться на том же месте, где она была, и через несколько минут вернулся с мокрой тряпкой и наполненным водой кувшином.

Силвер подняла голову, и Морган поспешно обтер ей лицо.

— Черт побери, Силвер, что тебя заставило появиться одной в подобном месте?

— Я вовсе не одна. — Она приложила холодную тряпку к щеке. — Со мной Жак и Джордан.

— Это Жак привел тебя сюда?

— Я попросила его это сделать. Я думала, здесь будет что-нибудь интересное.

— Теперь ты видишь, что это не так?

— Да, вижу. — Морган подвел ее к деревянной скамейке и усадил. — Бедные птички, они такие красивые. — Морган вздохнул:

— Я знаю, Силвер, тебе трудно будет в это поверить, но есть вещи, которые женщинам лучше не делать.

— Я вижу, и тебе это зрелище не очень нравится.

— Верно. Но…

— Лучше этого не видеть, — произнесла Силвер, подняв влажный подбородок.

Морган сделал над собой усилие, чтобы не улыбнуться:

— Почему бы мне не отвезти тебя домой?

— Я была бы тебе вечно благодарна, — с облегчением ответила Силвер.

— Я пойду скажу об этом Жаку.

Вернувшись, он принес с собой смятое объявление, которое Жак показывал ей утром. Он не стал говорить Силвер об объяснении Жака, что тот специально решил привести ее сюда, чтобы проверить, на самом ли деле у нее мужской характер; это испытание Силвер полностью провалила.

Морган развернул объявление и пробежал глазами по заголовку, обещавшему две тысячи долларов за ее возвращение.

— Мне все это не нравится, Силвер. Ни на грамм. Если кто-нибудь из этих мужчин тебя узнает — что вовсе не трудно, — он может попытаться силой вернуть тебя на Катонгу.

— Это уже не важно. Через несколько дней мы все равно туда отправимся. — «Это не так», — подумал он, испытывая чувство вины. — Ничего страшного не может случиться.


— С тобой может случиться все, что угодно, — буркнул Морган, и Силвер обиженно вздернула плечи. Боже, как непередаваемо она выглядела в лунном свете! Ее платье с большим декольте не скрывало верха ее высокой груди. Он еще помнил, как мягка была ее кожа, какими изящными были очертания ее тела. — Нам пора идти, — произнес он, стараясь изменить ход своих мыслей.

Морган приехал в дом для петушиных, боев верхом, ему пришлось передать лошадь Жаку и Джордану, которые отправились обратно вместе с Оуэном Муром. Они должны были вернуть лошадь в конюшню. Моргану же с Силвер оставался экипаж.

Почти всю дорогу Морган молчал, пока не удивил Силвер предложением остановиться в небольшой гостинице у самого берега океана.

— Ты уже чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы что-нибудь поесть… По крайней мере хотя бы немного тостов и чай.

— Звучит заманчиво.

Они выпили несколько чашек чая, заедая их овсяными лепешками с ананасовым джемом. Гостиница представляла собой разительный контраст с душным помещением для петушиных боев, и они почувствовали себя свободно, разговор полился легко и непринужденно.

— Расскажи мне о своей матери, — попросил Морган, когда они покончили с едой. — Я часто вспоминаю Мэри. Она была замечательной женщиной.

— Мне особенно нечего о ней сказать. Я ее почти не помню. Она умерла, когда мне было всего пять лет, при рождении моей сестры.

Взгляд Моргана остановился на ее лице.

— Я и не знал, что у тебя есть сестра.

— У меня она была. — Силвер посмотрела на расписанную цветами скатерть и печально провела пальцем па рисунку. — Ее звали Бетси. Она была прелестнейшей девочкой. Она умерла, когда по острову прошла желтая лихорадка.

Морган поднял рукой ее подбородок, заставляя смотреть ему в глаза.

— Ты потеряла мать, сестру… Мне очень жаль, что тебе пришлось пережить столько горя.

В его зеленых глазах было видно участие; его пальцы были бережными, от них исходило тепло. Эти же самые пальцы прошлой ночью дотрагивались до нее совершенно по-другому, подумала Силвер и тут же пожалела, что вспомнила об этом. После того случая ей должно было бы стыдно даже сидеть рядом с Морганом. Вместо этого она поймала себя на желании испытать пережитые вчера чувства еще раз.

— А как ты? — спросила она. — Джордан говорил, что тебе приходилось воспитывать в одиночку брата. У тебя тоже не было семьи?

— У тебя была семья, Силвер. У тебя есть отец.

Силвер промолчала в ответ.

— Для меня мой брат много значит, — спокойно продолжал Морган, — почти все. Брэндан — безрассудный, отчаянный парень, порой он чересчур горяч, думаю, со временем он образумится. — Он тихо рассмеялся. — Когда он был ребенком, то любил разные розыгрыши. Иногда они приводили к крупным неприятностям, хотя он устраивал их лишь из желания повеселиться. — Морган снова улыбнулся. — Он совсем не похож на своего серьезного старшего брата.

— Он мне понравился только из одного твоего описания.

Морган кивнул:

— Брэндан умен, трудолюбив, очень ответственен. Он в самом деле замечательный человек.

«Так же, как и ты», — подумала Силвер.

— Джордан говорил, что он лейтенант и что сейчас находится в Мексике. Именно туда мы и направляемся?

Морган нахмурился, его глаза потемнели.

— Как ты об этом узнала? Джордан не имеет представления, куда мы плывем. И Рейли наверняка не мог тебе этого сказать.

Силвер чуть покраснела. Она могла бы солгать, но он наверняка бы это понял.

— Я прочитала приказ в твоей каюте. — Увидев, как перекосилось его лицо, Силвер успокаивающе положила ладонь на его руку. — Пожалуйста, не сердись. Тогда я еще тебя мало знала. Мне нужно было понять, с кем мне приходится иметь дело, и никому об этом не говорила и никому не скажу.

Какое-то мгновение Морган молча глядел на нее, затем его рука под ее ладонью расслабилась.

— Я должен был догадаться. — Он выглядел обескураженным, но его гнев пропал. — Впрочем, сейчас это уже не важно. Пойдем, — произнес Морган.

Их экипаж остановился у песчаного берега, на который с тихим шелестом набегали волны. Они вышли из экипажа и пошли по песку. Лунный свет проложил на воде серебристую дорожку, прохладный бриз развевал волосы Силвер. Она сняла туфельки, и ее ноги утонули в песке, который оказался на удивление теплым. Воздух был свеж и доносил соленый запах моря. Они шли по песку, Морган придерживал Силвер за талию.

— Как прошлой ночью, — произнёс он, когда они дошли до пальмы.

Остановившись, Морган повернул ее лицом к себе. Силвер приложила палец к его губам, заставляя замолчать.

— Я не отношусь к числу легкодоступных женщин, майор. То, что произошло между нами, было… скажем, неожиданностью для меня самой. Хотя я нисколько не жалею о произошедшем.

— Мне хотелось бы сказать то же самое, но это была бы ложь. Я хочу тебя, Силвер. Знаю, что мне не следует об этом даже думать, но я просто не в состоянии пересилить себя.

Силвер обвила руками его шею и поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать. Этот поцелуй сначала был нежен, но постепенно становился все более страстным. Обняв, Морган привлек Силвер ближе. Она подумала, что твердость его мускулов придает ему мужественность. Его влажный язык проник ей в рот, и она немедленно ощутила, как по всему телу расходится тепло. Морган наклонился, чтобы сделать свой поцелуй глубже, и Силвер почувствовала, как заходили под ее пальцами могучие мускулы его плеч. От него шел легкий аромат табака. Запустив пальцы в его волнистые волосы, Силвер прильнула к горячему телу Моргана, чувствуя, как его руки скользят вниз, к ее животу.

Издав стон, Морган внезапно отстранился.

— Что? В чем дело? — сбивчиво проговорила она.

— Нам не следует делать этого. — Он прижал ее пальцы к своей груди, и Силвер почувствовала, как бешено колотится его сердце. — Я скоро уезжаю, Силвер. Британцы подписали все бумаги. Груз прибудет завтра утром. Мы совершим обмен, и на следующий день я уеду. Вернусь я лишь после того, как доставлю груз на место.

— Я поеду с тобой.

— Ты останешься здесь. Оуэн Мур согласился за тобой присмотреть. В Мексике идет война, это место не для женщин.

— Но ты говорил…

— Я говорил, что доставлю тебя на Катонгу, когда буду возвращаться обратно, и именно так я и собираюсь поступить. Все это время тебе придется провести с Лидией. Я хотел бы надеяться, что ты сдержишь слово и останешься в ее доме до моего возвращения.

— Но…

Наклонившись к ней, Морган поцелуем прервал ее возражения. Затем провел ладонью по волосам, приводя их в порядок, и хмуро глянул на нее.

— Я не собираюсь лишить тебя невинности, а потом бежать, хотя это именно то, что я хотел бы сейчас сделать.

— Если бы вы хотели лишить меня девственности, майор, у вас бы ничего не вышло.

— Я не принадлежу к тем мужчинам, которые думают о женитьбе, Силвер.

— Хорошо.

— Хорошо? Что в этом, черт побери, для тебя хорошего?

— Что я хотела бы сейчас меньше всего, так это замужества. Только вырвавшись из-под гнета одного мужчины, мне пришлось бы подчиниться воле другого. Этого я не хочу.

К ее удивлению, Морган помрачнел:

— Ну, дьявол, чего же ты тогда хочешь?

— В данный момент я хочу лишь того, чтобы ты меня поцеловал.

Глаза Моргана пристально вгляделись в ее. Было похоже, что в нем шла какая-то внутренняя борьба.

— Ты, без всякого сомнения, самая чертовски… — Схватив за руку, он потащил ее к экипажу. — Тебе пора возвращаться домой, — произнес он сквозь стиснутые зубы.

Силвер не стала спорить. Если Морган не хочет ее целовать, это его дело. У нее было чем занять свои мысли, к примеру, планом, как она может незаметно проникнуть на борт его корабля.

Глава 11

Поначалу Силвер хотела отогнать от себя эту мысль. Но все ее смелые выходки диктовались необходимостью, стремлением выжить. Ей надо было бежать с Катонги, и она делала для этого все, что было в ее силах.

Она знала: незаметно проникнуть на борт «Саванны», чтобы отплыть в Мексику вместе с Морганом Траском, невозможно. Об этом не стоило даже и думать.

Одетая в мягкую ночную рубашку, Силвер сидела перед зеркалом туалетного столика и расчесывала волосы. Морган привез ее домой несколько часов назад; леди Грейсон встретила их в дверях крайне холодно.

— Как… как… вы двое нашли друг друга? — выдавила из себя она.

— Жак не хотел уезжать с петушиных боев, поэтому мне пришлось привезти Силвер, — любезно улыбнулся ей Морган.

— Не хочешь зайти и выпить бренди? — Скользнувший по телу Моргана взгляд Лидии говорил, что это было не единственным, на что он мог рассчитывать в этом доме.

— Боюсь, у меня нет времени. Грузовое судно, которое мы ждем, должно прибыть ранним утром. Мне требуется отдать кое-какие распоряжения.

— Ясно. — Это было единственным, что смогла произнести Лидия.

Вспомнив совершенно убитый вид Лидии, Силвер мысленно содрогнулась. Когда Морган ее покинет, Силвер придется провести с леди Грейсон несколько недель. Поскольку Силвер была очевидной помехой в ее взаимоотношениях с Морганом, хозяйка дома уже не выказывала желания даже разговаривать с ней. Кроме того, теперь возникали проблемы из-за награды, объявленной ее отцом. Эти проклятые объявления были отправлены не только на Барбадос, они разошлись по всей Вест-Индии. Любой моряк, проходящий мимо нее, мог знать про награду, и Силвер совсем не была уверена, что ее охранник способен будет оберегать ее каждую минуту.


Одна мысль о том, что она может вновь оказаться на, Катонге, наполнила ее страхом.

У Силвер был еще один повод для беспокойства: рано или поздно, но Морган намеревался вернуть ее отцу. Это ставило ее перед дилеммой: либо нужно, нарушив слово, бежать, чего ей очень не хотелось, либо она должна рассказать Моргану всю правду и молить Бога, чтобы Траск ее понял. От последней мысли ей стало тяжело. Силвер не могла себе представить, как поведет себя Морган, услышав правду об Уильяме Хардвик-Джоунсе. Скорее всего он ей не поверит, но если даже и поверит, что он станет о ней после этого думать? Морган начал бы смотреть на нее с отвращением. И от одной этой мысли Силвер почувствовала нестерпимую боль в сердце.

Надо было найти какой-нибудь способ убедить Моргана не возвращать ее отцу, не раскрывая свою ужасную тайну. Но для того чтобы сделать это, требовалось время.

Гораздо большее, чем день плавания до Катонги.

Силвер расчесала волосы и заплела их в длинную косу. Если поначалу мысль о появлении на борту «Саванны» казалась ей сумасшедшей, то после более внимательного рассмотрения эта идея стала куда привлекательнее. Был еще один довод в пользу такого решения: то, что Силвер недавно начала подозревать и что подтвердилось сегодня вечером на берегу под высоким пальмовым деревом, — она влюбилась в Моргана Траска.

Морган, похоже, такого чувства к ней не испытывал, хотя Силвер видела, что она ему явно небезразлична. Может, даже более небезразлична, чем он сам это подозревал. Ей трудно, было сказать, к чему могла привести его тяга к ней, но для, того чтобы знать это наверняка, опять же требовалось время.

К тому моменту когда Силвер легла на кровать, покрытую сеткой от москитов, она, перебрав множество доводов за и против, уже приняла решение.

Так или иначе, но когда «Саванна» покинет Барбадос и направится в Мексику, Силвер Джоунс будет на ее борту.


Как Морган и говорил, британский корабль «Горацио» появился в заливе Карлайл следующим утром. Морган встретился с капитаном судна Бартоломью. Оуэн Мур представил их друг другу. Были оговорены последние условия обмена хлопка с «Саванны» на барбадосский сахар, который, в свою очередь, должен быть обменян на оружие из трюмов «Горацио».

Вскоре началась перегрузка. Когда она уже завершалась, в заливе появилась маленькая американская бригантина «Эдвесити». Морган в этот момент работал в своей каюте. Заполняя счета, проверяя накладные и мысленно радуясь тому, как правильно он себя вел с Силвер предыдущим вечером.

Однако радовалась лишь одна часть его существа, другая же называла его круглым идиотом.

— Извините меня, майор, — раздался раскатистый голос из распахнутой двери каюты. Морган даже обрадовался, что кто-то прервал терзающие его душу сомнения.

Он увидел высокого темноволосого человека, облаченного в такую же синюю форму, как у него, но с золотистыми нашивками полковника, и, отодвинув стул, встал, чтобы поспешить навстречу.

— Константин Баклэнд, — протянул ему руку полковник. — Только что прибыл из Техаса на борту бригантины «Эдвесити».

— Майор Морган Траск. Рад вас видеть.

— При других обстоятельствах я сказал бы то же самое. Но сегодня… Я принес вам очень скверные новости.

— Думаю, вам лучше пройти в каюту, полковник…

Расправив плечи, Баклэнд шагнул в дверной проем. Он был довольно крупным мужчиной и, хотя ростом немного уступал Моргану, казался значительно массивнее. На вид ему можно было дать лет на десять больше, чем Моргану. Его волосы уже начали седеть, однако полковник все еще оставался довольно красивым человеком. Баклэнд деловито опустился на стул, и Морган вернулся за свой небольшой дубовый столик.

— Мне нелегко это говорить, — начал полковник. — Боюсь, что наши войска на Юкатане попали в серьезную переделку. Превосходящим мексиканским силам удалось сильно их потрепать. Больше половины наших солдат захвачены в плен. С прискорбием должен вам сообщить, что среди них оказался и ваш брат.

Воздух, казалось, сам вышел из легких Моргана.

— Где мексиканцы его держат?

— Где-то в окрестностях города Кампече. В море, недалеко от города, стоят, ожидая приказа, два наших транспорта с солдатами. Ваша задача — доставить им оружие. Думаю, мы найдем какую-нибудь возможность освободить наших людей.

Какое-то мгновение Морган обдумывал его слова.

— Сколько вы привезли с собой солдат?

Было видно, как смутился полковник.

— «Эдвесити» не грузовое судно, майор. Это всего лишь посыльный корабль. Под моей командой десять человек. У меня есть права нанять еще десять торговых судов, если я их найду. Знаете, надо признать, что восстание в Мексике потерпело неудачу. Наши войска показали себя крайне плохо. Это позор независимой Республики Техас.

На скулах Моргана заиграли желваки.

— Все это чушь, полковник. Солдаты сражались хорошо, а вы бросили их.

— Ну я не говорю, что все плохо, — поспешно отступил полковник. — У нас все еще есть половина наших войск. С тем оружием, которое вы везете, у нас появляется возможность создать надежную оборону.

Морган пригладил волосы, думая, что должен успокоиться — конфликт с полковником ни к чему хорошему привести не может. Сделав выдох, он постарался взять себя в руки.

— Жак Буйяр может помочь вам найти все необходимые торговые суда. Мы загрузим их и снимемся с якоря с утренним приливом.

— Когда мы сможем добраться до Кампече?

— Через три недели. Если повезет, может, немного раньше.

В первый раз на лице Баклэнда появилось выражение неуверенности.

— Я лишь могу молить Бога, чтобы наши пленные смогли продержаться, пока мы их не освободим.

Морган опустился на стул: «Слышишь ты это, братишка? Тебе, черт побери, надо продержаться».

Морган подумал о двух отвратительных неделях, которые он и Куки провели в барселонской тюрьме за потасовку в одной из таверн Сантьяго. Что за мерзость была эта тюрьма! Поскольку требуется время, чтобы новость о плене стала известной, то Брэндан, по всей видимости, находился в плену уже несколько месяцев. Морган знал, что брат — человек сильный духом, но подобные места ломают и сильных.

Морган мысленно издал проклятие. Он поведет корабль так быстро, как только сможет, и доберется до места так скоро, как позволят ему ветер и волны. И тогда он найдет способ проникнуть в тюрьму и освободить всех пленников — так или иначе. Он мог только молиться, чтобы Брэндан был жив, когда он это осуществит.


— До свидания, майор, — улыбнулась Силвер.

— До свидания, Силвер. Береги себя и помни свое обещание.

— Я знаю, что вы хотите вызволить своего брата из тюрьмы. — Морган рассказал ей о Брэндане и о срочности их миссии, решив, что она все равно узнает об этом от команды.

Силвер поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать Моргана в щеку. Они стояли на пристани рядом с кораблем. Вокруг кипела обычная портовая жизнь. В небе носились чайки, чуть поскрипывала и постукивала оснастка кораблей. С Лидией Морган попрощался в доме, и их расставание никак нельзя было назвать сердечным.

Силвер настояла на том, чтобы прийти на пристань. Морган согласился, но только потому, что один из людей Оуэна Мура, который ждал сейчас в экипаже, согласился отвезти ее домой.

— Когда вы отплываете? — спросила Силвер.

— Меньше чем через час. У нас почти все готово.

— Тогда, думаю, мне пора идти.

— Да, — согласился Морган, однако ни один из них не тронулся с места.

— Я буду скучать без вас, Морган Траск. — Его глаза казались такими же зелеными, как волны Карибского моря.

Морган взял ее лицо в ладони и чуть погладил большими пальцами ее подбородок. Эта ласка, легкая, как прикосновение пера, наполнила ее теплом. Затем Морган сделал то, чего Силвер никак не ожидала. В присутствии нескольких дюжин матросов, сновавших по пристани, он заключил ее в объятия и оставил на ее лице поцелуй — такой жадный, что у Силвер ослабели колени. Когда он наконец ее отпустил, Силвер пришлось опереться на него, чтобы не упасть. Морган лукаво улыбнулся:

— Мы еще поговорим, когда я вернусь.

Силвер лишь кивнула в ответ. Отвернувшись, он зашагал прочь, расправив плечи и подняв голову. Она же направилась к человеку, который терпеливо ожидал ее в открытом экипаже.

— Я готова, — произнесла она, поднимаясь в экипаж и игнорируя поданную ей руку.

Дома на Челси-роуд они достигли всего через несколько минут, но для Силвер драгоценна была каждая секунда. Поспешно попрощавшись со своим сопровождающим и уверив его, что сегодня она больше не покинет дом, Силвер направилась в свою комнату. Затем, хваля себя за предусмотрительность, которая заставила ее взять с собой рубашку и брюки Джордана, Силвер быстро в них переоделась.

Запихнув в сумку столько своих вещей, сколько в состоянии была унести, Силвер согнулась под ее тяжестью. Но нести свою ношу ей пришлось недолго. За углом дома ее ждал Жак.

Силвер сама не могла понять, почему он согласился ей помочь. По всей видимости, его убедили слова о том, что в безопасности она может себя чувствовать лишь на корабле, рядом с капитаном. В городе же ее может схватить любой, кто видел объявление.

Возможно, впрочем, что у Жака были и свои причины ей помогать. Очень уж странно блеснули его глаза, когда она излагала ему свою просьбу.

Жак стоял неподалеку от дома и показался ей высоким и крепким, как дуб. С удивлением отметив, как хорошо сидит на Силвер форма Джордана, он протянул ей темно-синюю матросскую шапочку. Подняв кожаные сумки, Жак быстро зашагал к причалу. На его лице играла такая лукавая улыбка, что Силвер стало не по себе.

— Я постараюсь его отвлечь, когда ты будешь подниматься на борт, — пообещал Жак. — Тебе придется несколько дней от него прятаться. Не думаю, что Морган захочет вернуть тебя обратно, но все же нам стоит поостеречься. Я буду приносить тебе еду и постельные принадлежности.

— Спасибо, Жак. Я буду чувствовать себя куда в большей безопасности, зная, что меня охраняете вы оба.

— Это же овца говорила волкам.

Как Жак и обещал, он первым поднялся на борт, спрятал ее вещи и, не найдя нигде Моргана, дал Силвер условный сигнал. Наклонив голову, Силвер начала подниматься по трапу. На корабле на этот раз было много народа, среди них заметно выделялись грозные «солдаты удачи» — наемники, которых Жак нанял специально для этого плавания.

Поскольку команда значительно пополнилась, прямо на палубе было поставлено множество клеток с птицами, от которых шел невообразимый гомон. Силвер было совсем не трудно незамеченной проскользнуть по лестнице в ее убежище, оказавшееся темной комнаткой с низким потолком и затхлым воздухом. Услышав какое-то движение в углу, Силвер подумала, что это, должно быть, крысы, и по ее телу пробежала дрожь.

Но именно здесь ей предстояло скрываться первое время, и Силвер постаралась расположиться на холодных досках так, чтобы ей было более-менее удобно. Прошло совсем немного времени, и она услышала потрескивание и стон обшивки и почувствовала качку — корабль отчалил.

Сколько времени ей придется здесь провести, начала размышлять Силвер. Ей хотелось надеяться, что не долго.

Морган был так же упрям, как и она, так же своеволен, так же решителен. Но все же она доверяла ему безоговорочно, хотя не в состоянии была себе объяснить почему. Впрочем, одну причину она знала: Морган, несмотря на все ее выходки, относился к ней очень деликатно. Что бы она ни сделала, он никогда не причинял ей вреда. И, как ей казалось, Морган никогда не смог бы этого сделать.


Ее появление на корабле будет для него большим сюрпризом. Она не собирается сообщать ему, что ей помог Жак. После всего, что Жак для нее сделал, это вряд ли было бы честно по отношению к нему. Силвер не хотелось пока думать о том, как воспримет ее появление майор. Наверняка он рассвирепеет сильнее, чем бойцовые петухи на ринге.

Когда наступило утро, Жак, как и обещал, принес Силвер одеяло, еду и маленькую лампу, заправленную рыбьим жиром. Жак не остался надолго — у него было много работы, и, кроме того, он не хотел, чтобы кто-нибудь заметил его отлучки. Поскольку делать ей было нечего, большую часть времени Силвер дремала. Когда же она бодрствовала, то тщательно следила за тем, чтобы ни одно из мерзких созданий, которые попискивали где-то неподалеку, не подобралось к ней близко. Боже, как она их ненавидела!

Силвер быстро привыкла к запахам мокрой древесины, дегтя и плесени. Все ее неудобства в конечном счете должны окупиться, и эта мысль укрепила ее дух.

Через несколько часов Жак появился снова. Он принес ей обед и последний экземпляр газеты «Барбадос эдвэкит», поскольку Силвер просила его что-нибудь почитать, и быстро ушел. Газета занимала ее некоторое время, но свет лампы оказался слишком тусклым, и чтение не доставляло удовольствия. Ее тело требовало движения, и некоторое время Силвер, стараясь размяться, ходила по своему убежищу. Было очень темно, но заставить себя заснуть она не могла.


Потерев затекшую поясницу, Силвер изменила положение и оперлась спиной о деревянный ящик. Внезапно она услышала тяжелые шаги по скрипучему трапу, затем на противоположной стене показался слабый отблеск лампы. Уверенная, что это Жак, Силвер ничуть не волновалась. Но это оказался не Жак.

Шаги стали громче, и Силвер молча наблюдала, как гигантская тень медленно приближается к ней, приобретая четкие очертания. Она сразу узнала того единственного человека, которому могла принадлежать столь совершенная форма тела.

— Что за…

Обогнув ящики, Морган поднял фонарь и в изумлении уставился на Силвер, не веря своим глазам. Когда он поставил медную лампу на пол, в его глазах читалась ярость.

Силвер судорожно сглотнула.

— Доброе… утро, майор.

Морган взял ее за кисти рук и рывком заставил подняться.

— Что, черт побери, ты здесь делаешь? Как ты попала на корабль? — Его руки сжимали пальцы Силвер с такой силой, что она невольно прищурилась.

— Я пробралась на борт, когда ты был занят.

— Но зачем?

— Если ты думаешь, что я собиралась просиживать два месяца в долгих разговорах с твоей любовницей, то ты ошибаешься.

— Вот как? Ну тогда, если ты считаешь, что я возьму тебя с собой, ты тоже ошибаешься!

— Ты что, собираешься повернуть корабль и отвезти меня назад?

— Именно так. — Подняв с пола лампу, Морган поволок ее к трапу, стук ее каблучков эхом разнесся по трюму. — А затем я разузнаю, кто тебе помог, и выброшу его на остров следом за тобой.

— А как же твой брат? — вставила Силвер. — Может, именно тот день, который ты потратишь на то, чтобы вернуть меня домой, окажется для него роковым.

Морган внезапно остановился и повернулся к ней, его лицо было мрачным как грозовая туча.

— Ты задумала это еще тогда, когда я сказал, что уезжаю?

— Да… Я хотела сказать — нет. Мне действительно сразу пришла в голову эта идея, но утвердилась я в этой мысли гораздо позже… При сложившихся обстоятельствах это показалось мне единственным, что я должна была предпринять.

— Единственным? Единственным, что должна сделать женщина, это проникнуть на борт набитого солдатами корабля, отправляющегося в Мексику для смертельно опасной миссии? Это не петушиные бои, Силвер. Это война.

«Я веду свою собственную войну, — подумала она, — и всегда вела ее».

— Я обещаю, что не буду тебе мешать, а когда мы подойдем к причалу, покину корабль. Может быть, и я окажусь полезной.

— Черт бы тебя побрал!

— Морган, пожалуйста. Это совсем не так плохо, как ты думаешь.

Глаза Моргана пробежали по ее фигуре, облаченной в одежду Джордана. Было заметно, как смягчилось его лицо.

— Надеюсь, у тебя есть еще что-нибудь на себя надеть? — Силвер робко улыбнулась, еще не веря, что отделалась так легко:

— Да, есть.

— Должно быть, я сошел с ума, — буркнул Морган, начиная подозревать, что так оно и есть. Хотя, пожалуй, он был рад ее увидеть. Покинув порт, он стал волноваться, не попадет ли она в какую-нибудь историю.

Особенное беспокойство ему внушало чертово объявление о деньгах, которые предлагал Уильям. Кто-нибудь из портовой братии вполне мог узнать Силвер и попытаться ее схватить, как это сделал Пинкард. Мысли Моргана шли еще дальше — к тому возможному моменту, когда похитители Силвер могли пренебречь наградой, увидев, как она хороша. Он также опасался, что Силвер решится бежать и навлечет на себя еще большие неприятности. Она дала ему слово, но Морган был совсем не уверен, что Силвер его сдержит. Он все еще не доверял ей, все еще продолжал подозревать, что Силвер пыталась бежать к своему возлюбленному, как говорил Пинкард.

Бросив на нее взгляд, Морган увидел, что Силвер ему улыбается. Она выглядела очень привлекательной в одеянии юнги — так влекуще выглядеть могла лишь она одна. По крайней мере, подумал Морган, пока она на корабле, то находится под его присмотром. Правда, «Саванна» сейчас была переполнена людьми, и примерно дюжине наемников приходится спать на палубе. Моргана передернуло от одной мысли, что на Силвер будут направлены их жадные взгляды.

— Где твоя одежда?

— Дальше, за углом.

— Окажи мне любезность и надень что-нибудь менее облегающее. — Он подумал о полковнике Баклэнде. Что скажет Баклэнд, когда увидит на корабле женщину?

Морган чертыхнулся.

— Предупреждаю, Силвер, тебе надо подумать о своем поведении. Если я узнаю, что тебе помог Джордан, он получит от меня большую порку.

— Джордан об этом ничего не знает.

Морган вздохнул:

— Иногда мне кажется, что вы все составили заговор с целью превратить мою жизнь в пытку. Силвер лишь улыбнулась в ответ:

— Вы ошибаетесь, майор.

Отказавшись взять себе каюту Моргана, Силвер разместилась в каюте стюарда. Вытряхнув платья из сумки, она развесила их и побрызгала на них водой — к утру складки должны разгладиться. Наконец, зная, что Морган рядом, она могла выспаться нормально, чувствуя себя в безопасности и под надежной защитой. И теперь у нее было время, в котором она столь нуждалась. Она обязательно добьется своей цели, твердо сказала себе Силвер.


С самой первой их встречи Баклэнд был просто очарован Силвер. Морган объяснил ее появление на корабле страхом быть узнанной по объявлению о награде.

— Она сделала ошибку, решив бежать из дома, — сказал ему Морган, бросив на Силвер взгляд, чтобы она ему подыграла. — Сейчас она и сама считает так же. К несчастью, со всеми этими объявлениями, развешанными на каждом углу, она не может чувствовать себя в безопасности. — Силвер скривила рот, изображая отчаяние. — Она считает, что нуждается в нашей защите, поэтому тайком проникла на корабль. Я уверен, что с ней не будет много хлопот, — закончил он, еще раз бросив на нее выразительный взгляд.

Сидящая рядом с Баклэндом за круглым дубовым столом кают-компании Силвер невинно улыбнулась.

— Со мной не будет никаких проблем, полковник. Майор Траск обещал мне безопасное возвращение на Катонгу. Я просто решила, что лучше всего для меня было бы постоянно находиться под его присмотром. Теперь, когда я встретила вас, то чувствую, что мне вообще ничто не может угрожать. Надеюсь, вы не станете возражать?

— Это был безумный поступок, мисс Джоунс, — заявил полковник, — но я, конечно, могу понять ваши страхи… Женщина одна, без защиты… Могу вас уверить, что на борту «Саванны» вы будете в полной безопасности.

— Благодарю вас, полковник. — Силвер перевела взгляд на Моргана. На лице того было написано странное выражение — что-то среднее между удивлением и злостью. Когда Баклэнд протянул ладонь и покровительственно похлопал Силвер по руке, на лице Моргана осталась одна злость.

— Почему бы нам не прогуляться по палубе? — любезно предложил Баклэнд.

— Ну, я не уверена…

Он отставил свой стул и помог ей подняться.

— Теперь вы можете никого не бояться. С вами буду я, человек, чья профессия — защита других.

Несмотря на возражения, Баклэнд все же проводил ее на палубу. После прогулки с полковником Силвер несколько часов нигде не могла разыскать Моргана. Когда это ей наконец удалось, он выглядел на удивление молчаливым и угрюмым.

К ужину того же вечера Силвер облачилась в роскошное шелковое платье пурпурного цвета, а мужчины появились в военной форме. Весь ужин состоял из мяса, галет и черной патоки — намного более простой пищи, чем та, которой на корабле угощали раньше. Весь обед Морган проявлял свою обычную учтивость, однако сердечным его обращение назвать было нельзя. И Гамильтон Рейли на этот раз был неестественно сдержан — видимо, после сурового взгляда, которым наградил его Баклэнд, когда Рейли сердечно поприветствовал Силвер. Когда трапеза завершилась, мужчины принялись за бренди и сигары. Силвер этому не воспротивилась, уверяя присутствующих в том, что ей нравится аромат сигар. Разговор как-то быстро угас, и Силвер повернулась к Моргану в надежде, что он предложит ей прогуляться по палубе, однако это предложение вслух было произнесено не им, а Баклэндом.

— Я обожаю прогулки после ужина, — заявил он.

— Я тоже, полковник, в самом деле, но… — Силвер бросила последний взгляд на Моргана, надеясь, что он вмешается, но, извинившись, тот направился прочь из каюты.

Баклэнд взял Силвер за руку и помог ей подняться по трапу на палубу. Ночь стояла теплая и тихая, море было спокойно. Свет месяца прокладывал по воде сверкающую дорожку. Любезно улыбнувшись Силвер, Баклэнд положил руку ей на талию. Как старший по званию, он, похоже, счел своей обязанностью заботу о единственной на корабле пассажирке.

— Не хотите ли прогуляться в том направлении, моя дорогая? — показал Баклэнд на нос судна.

Силвер хотела сказать «нет», а потом добавить, что она хотела бы, чтобы ее сопровождал Морган, но сдержалась — Баклэнд был начальником Моргана. Она совершенно не знала, насколько далеко распространяется армейская субординация.

Стоявшие у поручней солдаты поспешили удалиться от них подальше, но наемники оставались на своих местах, откровенно рассматривая Силвер, хотя Баклэнд и окинул каждого из них ледяным взглядом. Вообще-то он был красивым мужчиной, решила Силвер, но все-таки немного староват, чтобы принимать его ухаживания всерьез. Но тем не менее он оказался довольно умен, и разговор с ним был ей интересен. Силвер обнаружила, что они оба любят играть в шахматы, и они уговорились на следующий день помериться силами.

— Вы очень хорошо играете, моя дорогая, — произнес полковник следующим вечером, хотя и нанес ей поражение в двух партиях из трех.

Силвер мягко рассмеялась:

— Вы мне невероятно льстите. Я не думаю, что заслужила ваш комплимент.

Баклэнд накрыл руку Силвер ладонью и наклонился к ней, чтобы прошептать что-то на ухо.

Именно этот момент Морган выбрал для того, чтобы выйти из своей каюты. Он остановился в дверях, как будто налетев на невидимое препятствие, и Силвер заметила, что в его глазах блеснули огоньки ярости. Хотя ее общение с Баклэндом было совершенно невинным, Силвер покраснела.

— Наслаждаетесь плаванием, полковник? — сказал Морган Баклэнду, опершись плечом о дверной косяк.

— Леди Салина делает это путешествие неповторимым.

— Полковник, — машинально произнесла она, — зовите меня лучше Силвер. — Заметив, как потемнело лицо Моргана, Силвер мысленно обругала свой несдержанный язык.

— Облайте одолжение леди, полковник. Может, она попросит у вас чего-нибудь еще.

Насмешливый тон Моргана сказал Силвер, что он все еще помнит обращенную к нему просьбу: «Единственное, что, я сейчас хочу, это чтобы ты меня поцеловал».

Щеки Силвер стали еще горячее.

Полковник улыбнулся ей:

— Я был бы крайне рад называть вас Силвер, моя дорогая, если вы согласитесь звать меня Конни.

Силвер захотелось ударить саму себя.

— Конечно… Конни.

Морган молча повернулся и исчез в коридоре.

Следующие дни Конни Баклэнд уделял ей все свое свободное время, буквально не отпуская Силвер ни на шаг и ни на минуту не оставляя ее одну. И везде, где бы они ни появлялись, им почему-то постоянно встречался Морган. Стоило им выйти на палубу, как он обязательно стоял у поручней; когда они играли в карты в кают-компании, Морган неподалеку, в своей каюте, занимался бумагами. И каждый раз, когда он смотрел в ее направлении, это выглядело так, будто он ее не замечал.

Боже, как ей хотелось избавиться от чрезмерного внимания полковника! Как она желала, чтобы такое внимание оказывал ей Морган Траск! Однако она не могла придумать, как может освободиться от Баклэнда. Наконец она все же улучила минутку перед сном, чтобы встретиться с Морганом наедине. Но он был лишь холодно предупредителен. И она начала сомневаться, что сумеет сломать ту непроницаемую оболочку, в которую он забрался.

Глава 12

— Уже поздно, полковник. Не пора ли нам сойти вниз? — Большинство солдат уже спали: некоторые — на палубе, некоторые — в гамаках, натянутых в грузовом помещении под палубой. Можно было видеть лишь матросов ночной вахты, ожидавших, когда наступит их смена, и рулевого, стоявшего за огромным штурвалом из тикового дерева.

— Какая восхитительная ночь! — произнес Баклэнд. — Жаль, что она скоро кончится.

— Но…

Одетый в свою неизменную синюю форму, Баклэнд взял ее за руку и повел к носу судна. В этой части корабля обычно никто не ночевал, поэтому Силвер подумала, что ей следует избегать неосвещенных мест.

Она резко остановилась:

— Мне в самом деле надо идти, Конни. Мне доставляет удовольствие ваше общество, в самом деле, но я…

— Чепуха, моя дорогая. Ты сможешь завтра поспать немножко подольше.

От Силвер не укрылось, как блеснули глаза Баклэнда, когда он опустил взгляд на ее грудь. Хотя ее платье в этот день было довольно простым, вырез сильно открывал грудь, а поясок подчеркивал, насколько тонка ее талия. Рука Баклэнда двинулась вперед, чтобы по-хозяйски опуститься на ее бедро. Силвер подалась назад. Полковник предпринимал и раньше подобные попытки, хотя и не такие решительные, однако раз за разом он все более смелел. Силвер лихорадочно пыталась принять решение, как ей поступить, но именно в этот момент внезапно из грузового трюма на палубу выбрался Жак Буйяр, облаченный в простые рабочие брюки и рубашку с широкими полосами. Силвер от радости готова была его расцеловать.

— А, полковник Баклэнд! — воскликнул он. — Наконец-то я вас разыскал. Здесь парни спорят, признают ли Соединенные Штаты Республику Техас. Им нужно ваше суждение по этому вопросу. Они побились об заклад.

Баклэнд довольно улыбнулся, чем весьма удивил Силвер. Она не предполагала, что полковник так легко прекратит свой флирт.

— Вас ждут, — продолжал Жак. — Я провожу мадемуазель Джоунс вниз.

Баклэнд снял руку с ее талии.

— Это мой долг, дорогая. — Он поднес ее изящную руку к губам и оставил на ее пальцах слюнявый поцелуй. Когда Баклэнд наконец исчез, Силвер глубоко вздохнула, чувствуя себя так, словно только что избежала страшной опасности.

— Не знаю, как мне вести себя с этим человеком.

— Вам надо как следует обдумать это, и побыстрее, — предупредил ее Жак, — до того, как полковник не обдумал это за вас.

— О чем вы говорите?

— Если вы сами этого не можете понять, Силвер, то как вам могу объяснить, я?

— Но я…

— Ладно. Вам пора спать.

Силвер позволила Жаку проводить себя до кают-компании. Когда он направился обратно к лестнице, она тихо постучала в каюту капитана. Морган распахнул дверь.

— Мне жаль, что я так поздно, но полковник…

Она не успела закончить, как Морган сгреб ее обеими руками, втащил в свою каюту и закрыл дверь. В том, что он рассержен, у нее не было ни малейшего сомнения.

— Ты и Баклэнд… опять выходили на ночную прогулку? — Его тон был столь оскорбительным, что Силвер тут же разъярилась.

— Какое тебе дело? С того дня, как я здесь появилась, ты ни разу не подошел ко мне.

— Как я мог? Ты проводишь с Баклэндом все свое время!

Взгляд Силвер замер на груди Моргана. Он стоял, обнаженный по пояс, на его груди и плоском животе играл отблеск лампы. Силвер постаралась отвести глаза.

— Он считает, что опекает меня.

— Опекает? Что за ерунда! Конни Баклэнд ничем не отличается от любого на борту этого корабля. Он увивается вокруг тебя, потому что думает, что есть возможность затащить тебя в постель.

— Ты сошел с ума!

— Вот как? Сколько раз ты его поцеловала? — Морган стоял, широко расставив ноги и глядя на нее сверху вниз.

Белый шрам на его щеке казался еще заметнее. Без сомнения, в нем говорила ревность.

— Ни разу, если тебя это так волнует. И никогда не намеревалась. Я уже говорила вам, майор: я не отношусь к числу легкодоступных женщин.

— Вот как? — насмешливо спросил он. — Почему бы нам это сейчас не проверить?

Когда, обняв за талию, он притянул ее к себе, его руки дрожали. Силвер не успела издать протестующий возглас — его рот жадно накрыл ее губы. Своим телом Морган придавил ее к стене, и хотя это было несколько грубо и неловко, Силвер ощутила знакомое волнение.

Руки Моргана скользнули по ее телу вниз, обхватили ее ноги и с силой прижали Силвер к себе. Она почувствовала его натянувший брюки член, и по ее телу пробежала волна тепла. От Моргана чуть пахло бренди, на его лоб упала прядь волос, мускулы на теле напряглись. Силвер машинально опустила руки на его могучую грудь, чувствуя под ладонями влажность его кожи и упругость вьющихся светлых волос. Ощущая его теплый, гладкий, влажный язык, требовательное давление его губ, Силвер издала стон, и в ответ на него Морган на мгновение замер.

Чуть отстранив ее, он пристально вгляделся в лицо Силвер. Ей следовало бы сейчас рассердиться, поняла она, именно гнева он и ожидал. Вместо этого он увидел в глазах Силвер лишь желание. Она не сопротивлялась, не царапалась, требуя, чтобы он остановился, — она смотрела ему прямо в глаза, нисколько не скрывая, о чем сейчас думает. Пусть он знает, что в ней сейчас страсть бушует так же сильно, как и в нем.

Морган взял ее лицо в ладони и начал осыпать ее глаза, нос и губы поцелуями. Руки Силвер обвили его шею. Поцелуи Моргана стали мягче, его язык дразнил ее, разжигал желание и как бы молил Силвер о том, чего Морган хотел в данную минуту. Одна его рука вытащила шпильки из ее волос, и они упали ей на плечи серебристым водопадом.

Он запустил в ее волосы пальцы, и поцелуй его сделался еще жарче. Его руки опустились на грудь Силвер, мягко поглаживая ее через одежду, затем скользнули под ткань, и пальцы начали ласкать соски, пока они не затвердели.

Каждое движение его рук воспламеняло все ее тело.

— Морган, — прошептала она с мольбой в голосе. Он поцеловал изгиб ее шеи, мягко прикусил мочку уха и проложил горячими губами дорожку к ямочке у основания ее шеи. Спустив платье с ее плеча, Морган опустил голову к белой груди, которая наполняла своей мягкостью его ладонь. Силвер почувствовала, как у нее слабеют колени. Морган взял ее сосок в губы, и Силвер словно пронзила сверкающая белая молния. Она начала дрожать. Внезапно Морган отстранился.

— Пожалуйста, — молила Силвер, только сейчас осознав, зачем она решилась проникнуть на корабль. На лице Моргана была видна нерешительность.

— Пожалуйста? Чего ты просишь, Силвер? Ты знаешь, чего я сейчас хочу. Хочешь ли ты того же?

Силвер подняла на него глаза. Страсть в ее взгляде не оставляла никакого сомнения в ее ответе.

— Да, — тихо прошептала она.

Издав протяжный стон, Морган снова склонил к ней голову. Одна его рука опустилась к ее коленям, и он поднял Силвер на руки и отнес к койке, осторожно опустил и начал раздевать. Она дрожала, но не от страха, а от ожидания. Она хотела Моргана Траска, хотела, чтобы на нее легла его сильная грудь, хотела вновь и вновь испытывать странные и удивительные ощущения, которые пронизывали все ее тело.

Морган расстегнул пуговицы ее платья, стянул его и поцеловал ее плечи. Его губы, касающиеся кожи Силвер, казались ей горячими, его прикосновения были почти благоговейными. Морган взял ее грудь в ладони, и его сильные руки начали гладить ее, посылая волны тепла по всему телу.

Быстро сняв с Силвер нижнюю юбку и корсет и оставив ее лишь в сорочке, Морган положил ее ноги на свое бедро, стянул с них чулки и стал целовать, поднимаясь от колена выше, пока она не изогнулась в страстном порыве.

— Быстрее, — прошептала Силвер, но Морган в ответ лишь улыбнулся.

— Я ждал этого слишком долго, ведьма. И не собираюсь спешить.

С осторожностью, которой она от него сейчас никак не ожидала, Морган снова поцеловал ее, затем накрыл Силвер своим большим, тяжелым телом и прижал к койке. Его рот и язык начали свою магическую работу, его руки стали гладить ее сосок, и совсем скоро Силвер почувствовала, как все ее тело переполняет страсть.

Задрав ее сорочку, Морган приник губами к груди Силвер. Поначалу он лишь легонько касался ртом ее соска, затем начал его покусывать, тянуть, посасывать и кружить вокруг соска языком так искусно, что скоро Силвер стало трудно дышать. Тепло в ее теле превратилось в пожирающий все пожар. Ее пальцы погрузились в его волосы. Спустившись ниже, руки Силвер заскользили по спине Моргана, расцарапывая его кожу.

— Морган, — шептала она, ощущая жар в самом низу живота.

Трясущимися руками Морган стянул через голову ее сорочку и распустил узел ее панталон, чуть спустив их вниз. Одна его рука ласкала ее груди, вторая принялась поглаживать кожу ниже пупка.

Но только когда его умелые пальцы опустились еще ниже, скользнув под панталоны, Силвер впервые почувствовала нечто большее, чем страсть, что-то вроде приступа сладкой боли.

— Я хочу тебя, — прошептал Морган. Его сильное тело придавливало ее к койке, не позволяя двигаться. Рука Моргана спустилась еще ниже, к темному треугольнику волос, и тело Силвер напряглось.

— Расслабься, — прошептал он, казалось, откуда-то издалека.

Морган поцеловал ее еще раз долгим и страстным поцелуем, а затем его пальцы скользнули внутрь.

Силвер почувствовала, каким жаром отдается каждое его прикосновение… и как будто что-то щелкнуло в ее голове. Внезапно в мозгу Силвер возникло ощущение, что губы, которые ее касаются, принадлежат не Моргану и что это не его осторожные пальцы она чувствует между ногами. С ней рядом кто-то темный, чужой, кто-то отталкивающий и мерзкий. Кто-то, кому она должна противиться, чего бы это ни стоило. И она начала сопротивляться, кричать, хотя твердый рот Моргана и заглушал ее крики.

Силвер попыталась выгнать из головы возникший неизвестно откуда образ, стараясь вызвать в памяти красивое лицо человека, который держал ее в своих руках, но перед ее глазами вдруг встал облик дьявола. «Стой! — попыталась выкрикнуть Силвер, ее тело начало изгибаться под тяжестью, придавившей ее к койке. — Отпусти!»

Но этих слов ей произнести не удалось, и пальцы, продолжая свои изыскания, двинулись глубже. Силвер почувствовала, как к горлу подступает желчь. Она уже потеряла представление, где находится и как сюда попала; она знала лишь то, что не может больше перенести ни единого мгновения того, что с ней происходит, знала, что должна бежать отсюда прочь. Напрягая все свои силы, царапаясь и кусаясь, Силвер попыталась высвободиться, и ей удалось вырваться из рук Моргана — только для того, чтобы увидеть его изумленное лицо.

Слезы залили ее глаза, горло сжалось от рыданий. О Боже, как ты мог допустить, чтобы это произошло? Внезапно она вспомнила его слова: «Что же ты за женщина?» Сейчас Морган наверняка будет теряться в догадках пуще прежнего.

Силвер отвела взгляд, чтобы ненароком не встретиться с ним глазами. Она почувствовала, как Морган поднялся, освободив ее, и нежно коснулся ее руками.

— Все в порядке, милая. Я не желаю причинять тебе боль. — Морган не пропустил прикосновения к ее девственному барьеру, который ожидал обнаружить. Ему следовало быть более осторожным, но к этому он был совершенно не готов. — Извини, если сделал тебе больно. Я в самом деле не намеревался двигаться так быстро.

Силвер покачала головой.

— Ты тут ни при чем. — Она подняла на него полные слез глаза. — Я боялась, что это может случиться. — Он никогда не видел раньше на чьем-либо лице таких страданий и мук. — Хотя я сильно этого хочу, я сейчас не могу.

— Ты просто испугалась. — Морган отвел серебристые пряди с ее залитых слезами щек. — Но тебе нечего бояться. — Силвер лишь отрицательно покачала головой:

— Ты не понимаешь.

Только сейчас Морган впервые увидел ее глаза. Они были какими-то неестественными, в них застыл страх, но не Моргана страшилась она сейчас, а кого-то еще: было похоже, что Силвер тяготит какое-то воспоминание.

— Скажи мне, — произнес Морган, — скажи мне, что с тобой произошло?

Она бросила на него отстраненный взгляд и уткнулась глазами в какую-то точку на противоположной стене. Морган взял Силвер за подбородок и повернул к себе ее лицо:

— Скажи мне.

Какое-то мгновение Силвер молчала. Затем на ее лице появилась решимость и что-то еще, похожее на смирение.

Она вытерла слезы и отвернулась, чтобы не смотреть в его глаза.

— Мне было тринадцать, — прошептала она и подняла голову. — Был мужчина… — Морган почувствовал, как у него сжалось что-то внутри. — Он вошел в мою комнату. Он… — Горькие рыдания прервали ее слова.

— Все в порядке, дорогая. Возьми себя в руки.

— Я не хочу говорить об этом. Я боюсь того, что ты скажешь.

Морган выпрямился.

— Тебе было только тринадцать. Что бы ни случилось, тебя трудно винить. — Силвер молчала. — Я хочу, чтобы ты мне все рассказала, Силвер.

Силвер закрыла глаза, стараясь перебороть в себе боль. Когда она открыла их, на ее ресницах блестели капельки слез.

— Он сорвал мою ночную рубашку. — Языком она слизнула с губ соленые слезы. — Он был таким тяжелым… повалил меня на кровать. Я до сих пор помню, какими горячими и потными были его пальцы, как они дрожали, когда он прикасался к моему телу. Он трогал меня… там, где ты… О Боже, какая это грязь… какая ужасная, мерзкая грязь!

Морган привлек Силвер к себе и обнял, желая, чтобы ее боль ушла из нее.

— Его остановила Делия, — продолжала Силвер. — Она рисковала ради меня жизнью.

— Но теперь все хорошо, — тихо произнес Морган. — Никто не причинит тебе никакого вреда. — Он хотел спросить, кем был тот человек, о котором она говорила, подозревая, что это был Уильям. Но она выглядела такой расстроенной, что он не решился задать свой вопрос, Силвер прислонилась щекой к его груди, ее дрожащие пальцы чувствовали биение его сердца.

— Я хотела тебя невероятно сильно. Я была уверена, что с тобой у меня не возникнет этого воспоминания. Теперь, наверное, я никогда не узнаю, как это — быть с мужчиной. — Ее теплые слезы побежали по его коже, поблескивая на волосках его груди.

— Ты ошибаешься, Силвер. Ты узнаешь это, когда встретишь мужчину, которого полюбишь. Немного терпения… и немного доверия. — Морган вдруг подумал, что его успокаивающие слова действительно содержат правду. Может, судьба не случайно решила прервать их занятия любовью: она дала ему последний шанс прекратить это безумие до того, как станет слишком поздно. Ну что ж, он примет такое решение.

Но если так распорядилась судьба, то почему Силвер отвечала на его ласки с не меньшей страстностью, чем любая другая женщина? Даже сейчас в ней продолжала кипеть страсть, которой не дали вырваться наружу.

Силвер вытерла слезы и подняла на него глаза, в ее взгляде была видна надежда и что-то еще.

— Ты так думаешь?

Наклонив голову, Морган оставил на ее лбу мягкий, осторожный поцелуй.

— Да.

Ее щеки были алыми, губы походили на розовые лепестки.

— Может, мне в самом деле представится такая возможность. — В ее голосе, однако, звучала неуверенность.

— То, что сегодня ты мне все рассказала, освободило тебя, Силвер. Теперь ты забудешь о том случае. Ни один мужчина не будет тебя в чем-то винить, а тем более я. — Морган поднял ее лицо за подбородок. — Ты веришь мне?

Карие глаза, в которых теперь не читалась тревога, глянули прямо в его глаза.

— Больше, чем любому мужчине из всех, кого я когда-либо знала.

Эти слова как будто шевельнули что-то внутри Моргана, и он отказался от своего только что принятого решения. Теперь он поступит по-другому и добьется своего во что бы то ни стало.

Когда Морган Траск занимается любовью с Силвер Джоунс, в ее голове не должно быть места для какого-либо другого мужчины.


Морган встал с койки и направился к столу. Вынув тяжелую стеклянную пробку из графина с бренди, он, налил в стакан немного янтарной жидкости и вернулся к Силвер, сидевшей на краешке койки еще в одних панталонах. Лишь густая масса волос закрывала ее грудь.

— Выпей это, — распорядился Морган.

Силвер побледнела, когда бренди обожгло ее горло, но все же сделала несколько глотков, чувствуя, как напряжение постепенно уходит. Морган нежно поцеловал Силвер, отметив, что вкус бренди на ее губах сделал поцелуй еще слаще. Когда его рука снова потянулась к завязкам ее панталон, Силвер перехватила ее. Однако через мгновение, делая над собой видимое усилие, она разжала пальцы:

— Извини.

Морган осторожно стянул ее мягкие хлопчатобумажные панталоны и опустил Силвер на койку.

— Ты знаешь, как ты прелестна? — Вспыхнув, Силвер отвела глаза. — Тебе следует гордиться своим телом, Силвер. Оно — самое красивое из всех, которые я когда-либо видел.

Силвер ничего не ответила, но было видно, что она еще больше расслабилась. Морган воспользовался этим моментом, чтобы сбросить ботинки и снять брюки. Силвер смотрела на него молча, словно зачарованная тем, как он освобождается от одежды. Когда Морган повернулся к ней, почти обнаженный, его член стал твердеть буквально на глазах.

— Тронь это, Силвер. Ты увидишь, как сильно я тебя хочу.

Какое-то мгновение она колебалась, затем протянула вперед чуть дрожащие пальцы и дотронулась — сначала осторожно, потом смелее. На ее прелестных розовых губах появилась смущенная улыбка.

— Достаточно, — произнес Морган, хриплость голоса выдала его желание, чего он совсем не хотел.

Он тронул ее щеку.

— Нам принадлежит весь этот вечер. Давай не будем спешить. Ты имеешь ровно столько же власти надо мной, как и я — над тобой.

«Может, даже больше», — подумал он. Каждый удар сердца отзывался в его члене сладкой болью, а ведь они, рассудил Морган, еще лишь в самом начале их долгого путешествия.

Морган опустился рядом с ней на койку. Первый его поцелуй был осторожным и породил совсем слабый отклик, но последующие становились все более страстными и настойчивыми. Разбудить в Силвер страсть оказалось делом всего нескольких минут. После того что случилось, он не верил, что она станет откликаться на его ласки быстро, но это была Силвер, а не какая-то обыкновенная женщина.

Силвер чувствовала на своей коже его руки, которые касались ее осторожно и умело, посылая волны тепла во все части тела. Его рот следовал за руками, чуть покусывая кожу и трогая языком, распаляя ее всю. Только Морган был способен разжечь в ней такой огонь, решила Силвер, только Морган. Когда она закрывала глаза, то продолжала видеть перед мысленным взором его лицо с зелеными глазами, улыбкой и бледным шрамом, который казался ей теперь неотъемлемой его частью. Морган приподнял ее грудь на ладони и принялся ласкать сосок так, что совсем скоро с ее губ сорвался стон от этой сладостной пытки.

Ее руки, не зная покоя, двигались по его плечам, по мягкой смуглой коже спины, по крепким ягодицам.

Морган перевалился на бок и продолжил свое исследование ее тела. Его руки перешли на плоский участок ее живота под пупком, его твердый член уперся ей в ноги. Его руки дразнили ее, и Силвер почувствовала, как покрывается гусиной кожей там, где ее касались его пальцы.

— Тебе нравится это, не так ли, Силвер?

Силвер извивалась от его прикосновений, желая, чтобы он не отрывал своих рук, и вместе с тем страшась продолжения.

— Да.

Морган поднялся на локте и взглянул на нее.

— Возьми мою руку, Силвер. — Его голос был хриплым и звучал грубовато. — Твоему телу требуется успокоение. Я — именно тот человек, который может тебе его дать.

Отбросив последние сомнения, Силвер сжала его пальцы и опустила их ниже, к треугольнику между своими ногами. Морган погладил ее густые и мягкие как пух волосы, разъединил шелковистые складки плоти и проскользнул пальцами внутрь.

Силвер издала стон, когда по ее телу прошла волна тепла.

— Это я, Силвер, и никто другой. — Его пальцы на мгновение выскользнули, а затем вернулись обратно, осторожно, но вместе с тем решительно; на этот раз Силвер действительно твердо знала, кто это был. — Почувствуй меня, Силвер. Доверься мне. — Гладя ее и дразня, лаская все ее тело, он подготавливал Силвер к тому, что ей предстояло. Силвер извивалась, чувствуя, как тепло, охватывающее ее, становится все невыносимее. У нее мелькнула мысль, что она может умереть от наслаждения.

— Пожалуйста, — прошептала она.

— Пожалуйста что, Силвер? Пожалуйста, Морган, остановись? — Его рука замерла, и вместе с этим исчезли разжигающие ее ощущения.

— О Боже, нет.

Рука Моргана возобновила свое движение, и тут же в ее тело вернулся прежний жар, а по коже пробежала дрожь. Силвер почувствовала что-то новое, едва уловимое. Но это что-то не было мрачным и отвратительным. Оно было светлым, радостным, уносившим ее в неведомый мир.

Именно в тот момент, когда она подумала, что может достичь кульминации своего наслаждения, Морган внезапно остановился.

— Пожалуйста, — умоляюще произнесла Силвер. — О Боже, Морган, прошу тебя.

— Это то, что тебе нужно, Силвер. — Он прижал ее руку к своему напряженному члену. Тот казался твердым и таким горячим, что Силвер испугалась. Эта плоть как бы олицетворяла собой мужскую силу, власть и превосходство. Но в ней также угадывалось обещание наслаждения — намного более восхитительного, чем то, о котором она осмеливалась мечтать.

— Да, — прошептала она. — Да.

Морган лег на нее и осторожно вошел в ее жаждущую глубину. Когда он внезапно остановился, Силвер чуть не разрыдалась от разочарования.

— Ты действительно хочешь меня, Силвер?

— Я хочу тебя. Ты нужен мне, пожалуйста.

Морган поцеловал ее и затем проскользнул в нее так глубоко, как мог, остановившись лишь тогда, когда достиг ее девственной преграды.

— Тебе будет больно, любимая, но только на мгновение.

Ее лоно горело, словно охваченное огнем.

— Пожалуйста, — прошептала она. Боль не играла для нее никакой роли: те сладостные страдания, которые она сейчас испытывала, ничто не могло затмить.

И это так и оказалось: неудобство длилось всего лишь мгновение. Морган вошел в нее полностью и остановился, ожидая, чтобы ее тело привыкло к его вторжению.

— Все в порядке?

— Да.

— И это не напоминает ночной кошмар?

Силвер мягко улыбнулась:

— Этот сон совсем не похож на другие.

Морган опустил голову и, поцеловав Силвер, проник языком в ее рот, снова рождая в ней восхитительные ощущения. Чувство боли ушло полностью. Морган вышел из нее, а затем снова скользнул внутрь. Он входил в нее снова и снова, двигаясь быстрее и быстрее, сильно и глубоко, до тех пор, пока Силвер не погрузилась в сладостное безумие.

Его выпады поглотили ее всю, она дугой выгибалась им навстречу, и каждая клеточка ее тела буквально пела. Она схватила Моргана за плечи, выкрикивая как безумная его имя, по ней волнами прокатилось что-то сладостное и горячее. Голова у нее закружилась, тело напряглось, казалось, в глаза начал бить солнечный свет. Эта острая сладостная мука была непередаваемо прекрасна.

Морган достиг вершины блаженства всего мгновением позже ее. Миновав пик, он опустил голову на грудь Силвер. Она подумала, что пережила восхитительный момент, момент близости, слияния с другим человеком. Теперь они возвращались с небес на землю.

Морган нежно поцеловал ее. Их тела все еще были соединены, и ощущение его близости продолжало действовать на нее опьяняюще. Но он высвободился, лег рядом и заключил ее в объятия.

Некоторое время она продолжала находиться в волшебном забытьи, но наконец очнулась от своего полусна и пошевельнулась.

Морган взял в руку прядь ее серебристых волос.

— Все в порядке?

— Это было замечательно. — Она нарисовала пальцем какой-то рисунок на его заросшей вьющимися волосами груди. — Спасибо.

Он тихо рассмеялся:

— Такое я встречаю впервые. Злодей лишил девушку невинности, и она его же благодарит.

— Я говорю то, что думаю. Если бы это был не ты…

Морган повернул к ней лицо:

— Теперь ты прошла через это, Силвер.

Силвер мягко улыбнулась:

— Делия говорила мне, что так и будет, но я ей не верила.

— Ты очень любишь своих друзей, верно?

— Они замечательные люди. Я знаю Куако с раннего детства. Благодаря ему я поняла, что мужчина может быть вежливым, даже такой могучий, как он.

Зеленые глаза Моргана нежно взглянули ей в лицо.

— Он очень любит свою жену.

— Делия ему не жена. Куако хотел взять ее замуж, но мой отец не признает браков среди рабов. Он считает, что они почти не отличаются от животных.

Морган удивленно поднял бровь:

— Не думал, что Уильям способен на такие предрассудки.

— Может, он и не имел причин для предубеждений, пока жил в Англии, но жизнь на острове его сильно изменила.

Морган завел прядь ее волос ей за ухо.

— Кстати о твоем отце. Почему ты не рассказала ему о том человеке, который на тебя напал?


Этот вопрос предоставлял ей шанс. Силвер почувствовала, словно что-то кольнуло ее в сердце. Но что он начнет думать о ней, когда узнает правду? Лежа в руках Моргана обнаженной, еще не придя в себя от пережитого блаженства, она понимала, что между ними установилась близость. И ей не хотелось рисковать этой близостью, по крайней мере так скоро.

— Я не была уверена, что он поймет все правильно.

— Силвер…

Она прижала палец к его губам, не давая сказать следующее слово.

— Не сегодня, — тихо произнесла она. — Сегодняшний вечер принадлежит только нам двоим.

Морган улыбнулся

— Я был бы идиотом, если бы стал с тобой спорить. — Перевернувшись, он навис над ней сверху и поцеловал ее медленно и решительно. Силвер почувствовала у своего бедра его вновь возбужденную плоть, твердую и горячую.

На этот раз они занимались любовью медленно, как бы изучая тела друг друга и получая удовольствие от своих все новых и новых находок.

Затем они уснули. Но ночь еще не закончилась, когда Морган проснулся и с удивлением обнаружил, что Силвер бодрствует, внимательно рассматривая его лицо.

— Не спишь? — Его зеленые глаза оглядели ее тело, обрисованное тонкой простыней.

Она отрицательно качнула головой;

— Нет.

— Хорошо. — Он опустился на нее, буквально вжав в матрас. — Я как раз набрался сил.

Она тихо рассмеялась. Обхватив его член пальцами, Силвер направила его внутрь себя. На сей раз их соитие было яростным, принося обоим необычайное наслаждение.

Скоро они снова уснули. Когда Силвер раскрыла глаза ранним утром, Моргана в каюте уже не было.


Силвер быстро оделась, озабоченная предстоящим днем. Этим утром она чувствовала себя по-новому. Она стала женщиной. Она молилась Богу, чтобы полковник Баклэнд не повстречал ее. Как и Жак, как и Рейли и даже Морган. Она постаралась прикинуть, что именно он мог бы сейчас ей сказать, но так и не смогла себе этого представить.

Морган — все еще друг ее отца. Его все еще волнует, что подумает о его поведении Уильям. Морган был также человеком долга. Если бы Силвер не выразила своего желания, он, как она полагала, сам бы не проявил инициативы никогда.

Думая об этом, Силвер улыбнулась. Морган подарил ей бесценный подарок: она поняла, что значит быть женщиной. Теперь ей казалось малозначительным и то, что с ней было, и то, что предстоит, она всегда будет хранить в памяти это прекрасное воспоминание. Но как теперь она могла назвать свое отношение к Моргану? Ответ был очень прост: она его любила.

— Так что я должна делать? — вслух спросила она себя. Морган ее не любил, по крайней мере он не сделал ничего, что позволило бы ей думать иначе. И она определенно не хотела связывать себя с человеком, которому была безразлична. Впрочем, «безразлична» — не самое подходящее слово, у Силвер не было никакого сомнения, что Морган проявляет к ней интерес. Она могла с уверенностью сказать, что не одна она получила неизъяснимое удовольствие от встречи с ним в его каюте; было очевидно, что испытал его и Морган. Силвер решила, что после сегодняшней ночи не стоит занимать свою голову размышлениями о том времени, когда им предстоит расстаться.

Наклонившись над бюро, Силвер оглядела себя в разбитом зеркале и расправила складки своего мягкого платья персикового цвета из миткаля, с удовлетворением отметив, как красиво выглядит кружевная отделка. Поскольку на Барбадосе окна в каюте Моргана были приведены в порядок. Силвер подошла поближе к окну и выглянула наружу.

— Черт побери! — прошептала она, увидев, как высоко стоит солнце. Почему Морган ее не разбудил?

Как бы в ответ на этот вопрос в дверь осторожно постучали, и в каюте появился Морган. На подносе, который он принес, были бекон, печенье, крепкий черный кофе и яичница.

Морган поставил поднос на стол, подошел к Силвер и поцеловал в щеку.

— Тебе, я вижу, идет любое платье. Ты выглядишь прекрасно.

Силвер улыбнулась.

— Спасибо. — Подойдя к столу, она оглядела поднос. — Это выглядит восхитительно. Я просто умираю от голода. Но что ты сказал остальным?

— Что ты все еще была в своей каюте, когда я отправлялся на завтрак, и, возможно, ты немножко устала от прогулки с Конни.

Силвер звонко рассмеялась:

— Наверное, от этих слов он расцвел как павлин.

Морган тоже рассмеялся:

— Разве он не всегда выглядит как павлин?

Она села за стол и принялась за еще дымящуюся яичницу.

Морган оставался в каюте, пока Силвер не завершила завтрак, развлекая ее разговором о погоде. По его мнению, существовала возможность сильного шторма.

— Силвер, нам нужно кое-что обсудить. — Морган подошел к ней ближе. — Я делаю это в первый раз, поэтому прошу извинить, если сделаю что-то не так.

Силвер продолжала молча смотреть на него, теряясь в догадках, отчего его лицо стало столь серьезным.

— Я прошу тебя выйти за меня замуж.

Силвер молча улыбнулась. Ей следовало ожидать чего-то подобного.

— Это очень любезно с твоей стороны, но ты сам говорил, что не относишься к числу мужчин, которые думают о женитьбе. В самом деле, в этом нет совершенно никакой необходимости.

— Что ты хочешь этим сказать? — Его брови поднялись вверх, нерешительность на лице сменилась удивлением.

— Ты же не хочешь связывать себя узами брака. Не хочу и я. Я полагала, что мы оба это понимаем.

— Так было до того, как обстоятельства — изменились… Теперь все по-другому.

— Ты любишь меня? — спросила она.

— Ну, я… я… определенно что-то к тебе чувствую. — Этого достаточно, подумала Силвер, для начала любовных отношений, но явно мало для того, чтобы на этом строился брак, даже если бы она была в нем заинтересована, а этого она для себя пока не решила.

— Я тоже испытываю к тебе определенные чувства, но ни ты, ни я еще не готовы предпринять этот шаг.

Ей показалось, что зеленые глаза Моргана блеснули.

— Ты была девственной. Ты не можешь переспать с мужчиной, а потом вести себя так, будто ничего не случилось.

— А почему бы и нет? Ведь именно это ты намеревался делать с Лидией.

Руки Моргана непроизвольно сжались в кулаки, его лицо стадо мрачным.

— Ты мне отказываешь?

— Я отказываю не тебе лично. Я просто не готова выйти замуж. — «Особенно за того, кто предлагает брак из чувства долга». — Я не уверена, что когда-либо вообще выйду замуж.

— Ты не можешь говорить это серьезно.

— Могу. Мне приходилось видеть достаточно примеров того, что принесла замужняя жизнь. И не думаю, что хочу в жизни того же.

— Но, я уверен, твои мать и отец были счастливы.

— Нет, насколько я помню. Но не это важно. Я просто не готова для брака, так же как и ты. Конечно, я признательна тебе за это предложение, но давай оставим все как есть.

Морган стиснул зубы с такой силой, что на его скулах заиграли желваки. Черт побери! Половина женщин Саванны подпрыгнули бы от радости, представься им возможность стать его женой. Он был состоятелен, имел некоторое положение в обществе и был владельцем красивого особняка на Эбекорн-стрит.

— Если ты боишься, что согласие твоего отца потребует от меня денег, могу тебя уверить, что это не составляет для меня проблемы.

Силвер рассмеялась:

— Не говори ерунды. Я знаю, что ты человек со средствами. Даже если бы это было и не так, для меня это не важно. Я просто не хочу выходить замуж. Поскольку в глубине души ты тоже этого не хочешь, я не вижу, о чем нам вообще стоит говорить.

Морган побледнел. Она была, конечно, права. Он сделал предложение, потому что счел это своим долгом. И он совсем не чувствовал себя готовым обрести жену и быть кем-то связанным. Но все же почему, получив отказ, он ощутил в себе такой гнев?

— Ты права, — выдавил он. — К тому же ты — не совсем та женщина, какой я представлял себе будущую супругу.

Что это, он решил ее уколоть?

— Я уверена, что так оно и есть. Ты бы предпочел какую-нибудь жеманную девицу, намазанную сладкой патокой, кого-нибудь вроде Лидии, полную любезности и очарования и несущую слащавый вздор. Ты бы не справился с женой, которая желает иметь свое собственное мнение.

— Ну я с ней прекрасно бы справился. — Морган опустил руки на бедра Силвер и нагнулся к ней. — Я бы снял с нее все, вплоть до туфель, и начал бы упражнять на ее спине свою руку.

— Негодяй! — Силвер вскочила на ноги в такой ярости, что случайно опрокинула поднос. Тяжелые фарфоровые тарелки с грохотом упали на пол и разбились вдребезги. Последнее недоеденное яйцо легло масляной желтой кучкой, кофейная гуща расплескалась на кружеве ее платья.

— Все та же самая прелестная Силвер, — с иронией произнес Морган. — Когда ты не бросаешь вещи, ты их роняешь.

— Черт бы тебя побрал! — Схватив в руку опустевшую теперь чашку из-под кофе, Силвер швырнула ее в голову Моргана, когда тот повернулся к двери. Он успел пригнуться, и чашка разбилась, ударившись в стену.

— Желаю тебе хорошего дня, — насмешливо произнес он и хлопнул дверью.

Силвер опустилась на койку, глядя на разрушения, которые она учинила. Морган в глубине души не хотел на ней жениться, но тогда почему он был столь расстроен ее отказом? Видимо, решила Силвер, причиной этому послужила его гордость, его проклятая мужская гордость.

Может, ей следовало вести себя как-то иначе? В конце концов она оказала ему большую услугу. Он ведь ее не любил, к тому же она не относилась к числу женщин, которые бы соответствовали его представлениям о будущей жене.

Силвер взглянула на аккуратно заправленную койку и серое шерстяное одеяло. Она все еще отлично помнила, что произошло под этими простынями.

За три короткие минуты она разрушила все, что создавала с таким трудом многие недели. Силвер с силой ударила кулаком по матрасу. Что за бес сидит в ней, бес, который постоянно толкает ее под руку! И все же, что бы сейчас ни произошло, она была твердо уверена, что ночь, проведенная с Морганом, вряд ли была последней.

Даже Моргану придется это признать. И когда он это сделает, все само собой станет на место.

Силвер опустилась на пол и начала, стараясь не порезать пальцы, собирать осколки посуды и остатки пищи. Только она протянула руку к последнему кусочку стекла, как корабль качнуло на большой волне, и это сразу напомнило ей о том пути, который лежал впереди, и о покинутом ею родном острове.

Все эти дни перед ней незримо продолжал стоять облик ее отца. Что Уильям предпримет, когда обнаружит, что она уплыла с Морганом? Она знала: он не отвяжется от нее — ни сейчас, ни потом.

Может быть, ей и в самом деле следует выйти замуж за Моргана? По крайней мере она могла бы считать себя в безопасности.

Или нет?

Уильям все равно узнает, где она. То, что ее муж богат и влиятелен, его не остановит. Нет ничего, на что не мог бы решиться граф.

Силвер вздохнула. Она не могла найти легкого ответа. Такого, что покончил бы с ее тревогами. В настоящий момент она освободилась от Уильяма и за это чувствовала себя благодарной Моргану. До того как он придет к какому-либо определенному решению, лучше всего для нее постараться выиграть время. Ей надо восстановить добрые отношения с Морганом и оградить себя от полковника Баклэнда глухой стеной.

Глава 13

— Пригласите сюда этого черномазого. — Уильям Хардвик-Джоунс стоял в своем кабинете рядом с отделанным черным мрамором камином; облаченный в темно-коричневый сюртук и брюки, жилетку кремового цвета, белоснежную рубашку и широкий белый галстук, он выглядел весьма внушительно.

— Он ожидает в холле. — Шеридан Ноулес открыл тяжелую дверь и жестом пригласил войти чернокожего раба по имени Куако. Огромный негр сделал шаг в комнату, и показалось, что она сразу уменьшилась в размерах.

Уильям недовольно поднял брови, заметив пятна грязи на одежде Куако, но воздержался от замечаний.

— Я слышал, у тебя родилась дочь, — произнес он с чуть насмешливой улыбкой. Уильям был очень высок, у него была округлая грудь, массивные руки и ноги. Волосы на его голове уже поседели, кожа имела желтоватый оттенок, а рот был тонким и грубо очерченным.

— Да, сэр. — Куако неловко смял в руках шляпу. На нем были лишь мешковатые полотняные брюки серого цвета и выцветшая рубашка.

— Дети — это замечательно. — Уильям поднял крышку ящика для сигар, достал одну и, чиркнув спичкой о коробок, прикурил, выпустив в воздух клуб дыма. — Мне сказали, что ты разговаривал с Салиной, когда она возвращалась… Ты и твоя прекрасная дама, Делия. Салина сказала, куда она отправляется с майором?

— Нет, сэр.

— Нет? Но вы трое — друзья. Не так ли? — Шеридан не пропустил, с каким пренебрежением Уильям произнес слово «друзья».

— Да, сэр.

— Я уверен, что она сообщила своим друзьям, куда направляется.

— Она только сказала, что уплывает с майором. Он говорил, что привезет ее назад на обратном пути.

— Тебе следует надеяться, что так и будет, Куако. поскольку, если она не вернется, я начну подозревать, что ты знаешь, куда она уплыла. И что ты мне лгал. Тогда ты или твоя женщина все равно мне все расскажете — так или иначе.

Куако ничего не ответил. Он только поднял свою массивную голову и расправил плечи; его темные глаза остановились на перекрещенных саблях, висящих на стене над столом Уильяма. В его взгляде вспыхнуло желание схватить одну из них и обрушить на голову своего хозяина.

Уильям заметил, как изменилось выражение лица его раба. Он умел прекрасно читать по глазам.

— Это все, — холодно произнес он. — Пока все.

Куако задержал на Уильяме взгляд несколько дольше, чем следовало, затем повернулся и направился прочь из комнаты.

Когда за ним закрылась дверь, Уильям повернулся к Шеридану, стоявшему от него в нескольких футах.

— Дай ему почувствовать вкус розг. Не надо ничего объяснять, он сам поймет, в чем дело.

Шеридан кивнул.

— Траск добрался до Барбадоса, — произнес он, возвращаясь к прерванному разговору. — Ему придется побывать там еще раз, чтобы вернуть на место наемников, которых он взял на борт.

Обнаружить, куда направилась «Саванна», было нетрудно, так же как и узнать, что Салина останавливалась на острове у леди Грейсон. Но когда «Саванна» ушла в плавание, Салина таинственно исчезла.

— Вы уверены, что она отправилась с ним? — в который уже раз спросил Шеридана Уильям. — Не может быть какой-то ошибки?

— Когда дело касается Салины, ни о чем нельзя сказать наверняка. И вы это знаете лучше, чем я. Но все же думаю, что она с ним.

— Почему вы так уверены?

Шеридан поднял глаза на своего хозяина. Он знал о страстишке Уильяма к своей дочери, но его это мало трогало. Он был мозговым центром всех дел на Катонге, человеком, который руководил огромной плантацией; именно он привел хозяйство острова к его нынешнему расцвету. Уильям был достаточно умен, чтобы видеть его несомненный талант, и платил Шеридану поистине королевское жалованье все десять лет, которые Ноулес провел на острове. Скоро у Ноулеса будет достаточно денег, чтобы приобрести свою собственную плантацию. Что там у графа с его дочерью, Шеридана не интересовало. С того дня, как Ноулес ее повстречал, он считал ее настоящей чертовкой. Она вмешивалась в его распоряжения и часто становилась причиной проблем с рабами. Ноулес считал, что дочери хозяина давно пора показать место, которое должна занимать женщина, пора укротить ее свободолюбивый дух.

— Эта девушка — с Траском, — повторил Ноулес. — Я заметил что-то странное в том, как она на него смотрела. Она ему доверяла и, думаю, считала, что он может помочь ей бежать.

Узкие губы Уильяма вытянулись в тонкую ниточку.

— Тогда нам придется иметь дело с ними обоими. Пусть их ожидают в Бриджтауне лучшие люди, которых вы сможете найти. Удвойте награду. Я хочу ее возвращения на остров.

«Ты хочешь ее в своей постели», — подумал Шеридан, но вслух не произнес ни слова.

— А как насчет чернокожего? Может, мне следует удостовериться, что он действительно ничего не знает?

— Немного подождем. Если Салины не окажется на борту «Саванны», мы поговорим с ним и с его женщиной. Этот человек расскажет нам все, что знает.


Силвер и не подозревала, как ей будет недоставать Моргана. После того как они провели ночь вместе, даже спать одной ей теперь было нелегко.

Однако Соггер нисколько не расстраивался из-за отсутствия Моргана. Ему понравилось забираться на койку Силвер у самых ее ног и мирно там дремать, ожидая появления крыс. Стоило Силвер почесать его за ухом, как он тут же превращался в круглый пушистый шар, издающий громкое мурлыканье. Когда Силвер не могла заснуть, прислушиваясь к шагам Моргана за стенкой каюты, она думала, как хорошо было бы, если бы он отвечал на ее ласки так же, как и кот.

Моргана же их разлука, казалось, мало трогала. Он почти перестал обращать на Силвер внимание. Да, он оставался предупредителен, вел себя более чем любезно, но в его глазах читалось пренебрежение. Однажды Силвер пришла мысль, что когда-нибудь Морган будет ей благодарен за ее отказ, но это предположение оказалось для нее столь горьким, что она поспешно отогнала его прочь.

Как и решила, она откровенно поговорила с Конни Баклэндом. Силвер сообщила полковнику, что ему следует держаться в более официальных рамках и что это в интересах их обоих. Конни неохотно с ней согласился, хотя она и не была уверена, что он воспринял ее слова всерьез.

Теперь у Силвер было больше времени, и она могла заняться возобновлением отношений с Морганом, а также укреплением дружбы с Гамильтоном Рейли.

— Джордан говорил, что ваша семья выращивает хлопок, — сказала Силвер Гамильтону, когда они сидели вместе на палубе под полотняным навесом, спасавшим от полуденного карибского солнца.

— Как только уйду в отставку, сразу вернусь на нашу плантацию. Когда-нибудь «Эвэгрин» будет моей. И надеюсь, что эта плантация будет процветать. — На Рейли были его обычные синие брюки, но жаркая и душная погода заставила его расстаться с кителем. Расстегнутый ворот его рубашки чуть заметно колыхался от легкого бриза.

— Уверена, что вы прекрасно справитесь с плантацией, — от всей души произнесла Силвер. За время путешествия Гамильтон, на ее взгляд, прибавил в весе, от солнца его лицо покраснело. Однако это лишь добавило ему мужской привлекательности.

Пока лейтенант старался развлечь ее рассказами о своем детстве, Силвер старательно соскребала со своей розовой батистовой юбки пятнышко смолы. Учитывая, какой хаос царил на палубе и сколько на корабле находилось людей, вещей и даже животных, Силвер решила, что не прогадала, прихватив с собой много одежды. Она обвела взглядом матросов, карабкавшихся по вантам и чинивших блоки или канаты. Перейдя на нос судна, Силвер остановила взгляд на двух мускулистых наемниках, которых Жак взял на борт на Барбадосе. Они сидели обнаженные по пояс на деревянном ящике.

— Что там происходит? — спросила она Гамильтона. Рядом с одним из наемников, рыжеволосым человеком с широкой грудью и плоским лицом, который всегда при ее появлении на палубе устремлял на нее взор, стоял Джордан, что-то рассказывая и улыбаясь.

— Похоже, они собираются боксировать, но без боксерских перчаток. Особого ущерба для здоровья это не приносит, зато выглядит впечатляюще. Этим занимаются чаще всего для того, чтобы скоротать время. Часто зрители делают ставки на победителя.

— Ясно. — Некоторое время оба наемника лениво боксировали, разминаясь перед предстоящим поединком. Затем Джордан встал напротив того, кто был пониже.

— С ним все будет в порядке, — заверил Гамильтон, увидев, как разволновалась Силвер.

— Но он совсем еще мальчик.

— Скоро он будет мужчиной. Он уже думает о том времени.

Джордан начал боксировать, нанося удары и уклоняясь от ударов противника его лицо покрылось красными пятнами. Было видно, что он — не ровня своему сопернику, в движениях которого чувствовалось мастерство.

— Это нечестно — ставить молодого парня против опытного головореза, — негодующе произнесла Силвер, намереваясь остановить поединок до того, как Джордан получит серьезную травму.

Гамильтон схватил ее за руку.

— Оставьте их, мисс Джоунс. Вы опозорите его перед всей командой.

Силвер перевела взгляд с Джордана на Гамильтона и обратно. Ее плечи опустились.

— Думаю, вы правы, но все равно мне это не нравится. — К счастью, поединок скоро завершился, и Силвер вздохнула с облегчением. Тот из наемников, что был крупнее, опустил руку на плечо Джордана, что-то прошептал ему на ухо и раскатисто рассмеялся. По лицу Джордана было заметно, что мнение этого человека для него значит очень много. Это встревожило Силвер, поскольку во внешнем виде наемника, в его туповатом лице, обвисших полотняных штанах и рваной рубашке она не находила ничего заслуживающего доверия.

У нее возникла мысль поговорить об этом с Морганом, но Силвер вспомнила, что теперь это вряд ли возможно. Черт возьми, Моргану давно следовало бы забыть об их размолвке. Вместо этого он держит себя отстраненно, не проявляя желания возобновить их отношения. Последнее время он оставался удивительно мрачен и молчалив, хотя и прежде его настроение никак нельзя было назвать хорошим.

Ближе к вечеру Гамильтон, извинившись, покинул Силвер, и его место занял Жак, как будто они завели правило не оставлять Силвер одну на палубе, что, принимая в расчет взгляды, которые бросали на нее некоторые мужчины, было весьма разумно.

— Прекрасный день, мисс, не так ли? — произнес, сев на ящик рядом с ней, француз.

— Ветер, к счастью, становится свежее. — Силвер бросила взгляд на Моргана, погруженного в разговор с рулевым. — Думаю, погода изменится.

Жак негромко рассмеялся:

— Ты чувствуешь себя одинокой? Я не думал, что такая красивая женщина может чувствовать себя одинокой среди стольких обожателей.

Она сумела выдавить из себя улыбку:

— Я совсем не чувствую себя одинокой.

— Я заметил, что и капитан не выглядит счастливым.

— А на мой взгляд, он совершенно счастлив, — возразила она.

— Ты плохо его знаешь. — Жак пригладил усы и провел рукой по своей густой черной бороде. При этом на его руках заиграли могучие мускулы.

— Знаешь, я и в самом деле не принадлежу к тому типу женщин, которых он предпочитает. Ему нравятся благовоспитанные дамы, приятные и любезные. Он хотел бы, чтобы они делали лишь то, что он от них хочет, нравится им это или нет. А я так никогда не смогу.

— Ну ведь и ты можешь быть любезной, дорогая, и Морган это знает. Я вижу, что ты его привлекаешь, но он просто боится.

— Боится! Боится чего?

— Он уже любил однажды дочь одного состоятельного плантатора. Она была красавицей. Ее звали Шарлотта Мидлтон. — Жак устремил взгляд на море, рассматривая белые буруны на гребнях волн. — Они должны были пожениться. Лишь по случайности Морган обнаружил ее в постели другого мужчины.

— О нет, — тихо произнесла Силвер, вспоминая, что чувствовала, когда увидела его в одной комнате с Лидией. Она могла представить, что должен был испытать Морган. — Почему она это сделала? Если она его любила…

— Слово «любовь» разные люди понимают по-разному. Думаю, Шарлотта действительно любила Моргана, однако себя она любила еще больше. И свои удовольствия. В конце концов она пожалела об этом, но было поздно. Морган не хочет, чтобы с другой женщиной у него произошло то же самое, и потому так сдержан.

— Он просил меня выйти за него замуж.

Жак прищурил глаза, как бы силясь угадать, что между ними произошло, и Силвер почувствовала, как на ее щеках выступает румянец.

— Почему ты не сказала «да»?

— А откуда ты знаешь?

Жак усмехнулся:

— Потому что тогда бы ты выглядела счастливой, а не грустной.

— Но в глубине души он вовсе не хотел на мне жениться.

— Может быть, это и так. А может, и нет. Капитан — совестливый человек. Он всегда поступает так, как считает правильным. Но он никогда не женится на женщине, если не захочет этого.

— Я не хочу выходить замуж за человека, который меня не любит. Кроме того, я не уверена, что вообще хочу выходить замуж.

Жак коротко хохотнул и похлопал ее по руке.

— Морган был прав в одном: у вас ужасный характер, Силвер Джоунс. Но я уверен, вы — та самая девушка, которая ему нужна.

Солнце начало спускаться к горизонту, поднялся ветер, облака, проплывающие по небу, стали сереть. Волны вздымались все выше, холодные брызги от разрезающего воду носа корабля делали воздух еще влажнее. К ним подошел Джордан.

— Если погода не испортится, наше плавание будет просто прекрасным, — сказал он. — Капитан волнуется о судьбе своего брата… Думаю, поэтому он последнее время так мрачен.

— Я этого не заметила, — произнесла Силвер.

— Это трудно не заметить, — усмехнулся Джордан. Силвер не ответила.

— Вам ведь он нравится, верно?

— Иногда.

— Думаю, вы ему нравитесь тоже.

— Я в этом совсем не уверена… — Она заметила, что взгляд Джордана снова остановился на двух наемниках, с которыми он беседовал раньше. — Эти люди, на которых ты смотришь, Джордан… Они выглядят такими громилами… Ты их хорошо знаешь? Я имею в виду…

— Того, кто выше, зовут Фарли Уэзерс — его еще называют Ураган за буйный характер. Другой — Дики Грин.

— Будь осторожен, — предупредила Силвер. — Подобные люди могут стать причиной серьезных неприятностей.

— Не волнуйтесь. Они только выглядят сурово. — Силвер кивнула, надеясь, что Джордан окажется прав, а ее тревога не имеет под собой оснований.

— Думаю, мне пора вниз, — произнесла она. — Благодарю за компанию.

Этим вечером Морган на ужине не появился. У него было много работы — по крайней мере именно так он сказал Гамильтону, который принес извинения за капитана. Расстроенная его отсутствием и чувствуя скуку, Силвер приняла приглашение Конни Баклэнда прогуляться после ужина. На прогулку с ним она согласилась в первый раз с того времени, как побывала в постели Моргана.

— Вы выглядите сегодня очень грустной, — произнес Баклэнд. — Надеюсь, с вами все в порядке?


Одетый, как всегда, в темно-синюю, тщательно отглаженную форму, Константин Баклэнд выглядел очень мужественно. Силвер подумала, что он умел быть очаровательным и галантным, но в его манерах сквозили самолюбование и чувство превосходства.

— Конечно, да, Конни. — Силвер поплотнее закуталась в шерстяную шаль. — Думаю, я просто хочу, чтобы мы добрались до места как можно скорее.

Конни похлопал ее по руке.

— Нам придется провести в море еще неделю. Но не забывайте, что в Мексике нас ждет смертельная опасность. Вам все равно придется оставаться на корабле.

— Хорошо, я останусь, — пообещала она, не уверенная, однако, что говорит правду. Вряд ли она удержится, чтобы не сойти на берег на час или два, хотя бы для того, чтобы почувствовать под собой твердую почву.

Они прогуливались по палубе, беседуя о Техасе, республике, борющейся за свою независимость от Мексики, о своем горячем желании, чтобы этот конфликт прекратился раз и навсегда, но Силвер обнаружила, что ей трудно сосредоточиться на разговоре. Ее глаза постоянно искали Моргана, хотя ей не следовало о нем даже вспоминать. Этот человек — из породы тех, кто способен покинуть при малейшей размолвке. Но все же она никак не могла выкинуть его образ из головы и невероятно по нему скучала.

Становилось все темнее, но Силвер не хотелось сходить вниз. Три последние ночи она спала плохо, и сегодняшняя вряд ли обещала стать исключением. Вместо этого Силвер позволила Конни провести себя к носу корабля. Мысли ее блуждали где угодно, но не на корабле, и Силвер не заметила, как Конни завел ее за невысокую надстройку, в которой обычно чинились бочки.

— Силвер, — прошептал он, наклоняя голову, чтобы поцеловать ее. Она попыталась отвернуться, но он накрыл ее, губы своим широким ртом, и его язык проник сквозь ее зубы.

Силвер отпрянула.

— Остановись, Кони. Здесь не лучшее место. — Упершись руками в его грудь, она пыталась отстраниться, но он лишь сжал ее крепче.

— Если бы вы предоставили мне хотя бы один шанс. — Прижав Силвер к рубке, он начал жадно и властно ее целовать.

Силвер, рассердившись, схватила его за голову, чтобы освободиться, но не успела она осуществить свое намерение, как внезапно услышала приближающиеся шаги. Ночную тишину разорвал голос Моргана, в котором слышались ирония и горечь.

— Итак, ее светлость затеяла новую игру, — насмешливо произнес он.

Силвер наконец удалось вырваться из рук Баклэнда. Она быстро повернулась к Моргану, ее грудь часто вздымалась, сердце громко стучало.

— Что вы этим хотите сказать?

— Я хочу сказать, что как только я перестал бегать за вами, вы обратили свой взор на рыбу покрупнее. Мне надо было сразу сообразить, что полковник вам понравится гораздо больше, чем майор.

— Послушайте, Траск… — начал Баклэнд.

— Вы считаете, что я думала именно так? — яростно выкрикнула Силвер.

— Но вы всего лишь женщина, не так ли?

— Черт бы вас побрал!

— Смотрите, Салина, полковнику вы не понравитесь, если будете показывать характер.

— Ну, ты… — Силвер двинулась к нему и чуть не упала. Край ее платья был зажат между ногами полковника, и только его рука на ее талии помешала Силвер растянуться на палубе.

Морган на это лишь рассмеялся. Повернувшись, он бросил через плечо:

— Желаю вам хорошо провести вечер, полковник.

Силвер захотелось его убить. Вместо этого она направила всю свою ярость на Константина Баклэнда, ударив его по щеке с такой силой, что сама на миг удивилась, как его лицо не сплющилось. Подхватив подол платья, Силвер бросилась прочь, оставив полковника изумленно смотреть ей вслед.

Силвер стремительно пересекла палубу, спустилась по трапу в кают-компанию и распахнула дверь в каюту стюарда. Начав раздеваться, Силвер чуть не оборвала неподатливые маленькие пуговицы. Хотя ее руки тряслись, она в конце концов справилась с этой задачей, сбросила с себя всю одежду и натянула через голову ночную рубашку. Услышав за дверью знакомое мяуканье Соггера, она открыла дверь и впустила в каюту кота.

— Какой он оказался ублюдок! — пробормотала Силвер, поднимая на руки пушистое создание и гладя его свалявшуюся рыжую шерсть. — Как я могла любить подобного человека?

Силвер присела на койку. «Почему он всегда думает обо мне самое плохое?» — спросила она себя уже не в первый раз. Впрочем, Силвер сама была совсем невысокого мнения о майоре Траске.

Полная решимости наконец выспаться и придя к выводу, что ее положение уже не может стать хуже, девушка нырнула под одеяло и взбила подушку, стараясь сделать свое ложе поудобнее. Однако ей не удавалось уснуть, пока за стеной слышались тяжелые шаги Моргана.


— Эй, Джордан! — раздался над палубой хрипловатый шепот Фарли Уэзерса. Хотя час был уже поздний, он и Дики Грин все еще бодрствовали. Они заметили Джордана, когда тот подходил к поручням, чтобы освободить свой мочевой пузырь. С того дня как «Саванна» отплыла с Барбадоса, Джордан спал на палубе вместе с моряками и наемниками, переполнявшими судно.

Джордан направился к ним.

— Что случилось, Фарли?

Лунный свет выхватывал из темноты клок рыжих волос; глаза Фарли оставались черными.

— Я и Дики подумали… мы видели эту девку — твою подругу — в объявлении, что висело в Бриджтауне. Ее папаша предлагает большие деньги тому, кто притащит ее домой. Мы решили: когда это путешествие кончится, мы можем доставить девку и потребовать награду. Ты ее друг и все такое, за тобой она пойдет куда угодно. Это будет легко.

Джордан удивленно оглядел их и присел рядом на палубу.

— Награду больше требовать нельзя. Капитан уже был на Катонге. Он взял золото для Фердинанда Пинкарда — парня, который ее нашел.

Уэзерс выругался.

— Я знал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Подожди минутку, Фарли, — заметил Дики Грин. Это был щуплый невысокий англичанин с жиденькими волосами, обрамлявшими его лысую яйцевидную голову. — Если у Траска уже есть деньги, все становится еще проще. Мы прикарманим эти монеты и смоемся с корабля, как только доберемся до Кампече.

Джордан почувствовал, как ему в лицо бросилась кровь.

— Но вы же не хотите украсть их у капитана?

Фарли хихикнул.

— Нет, не хотим. Ты сделаешь это за нас.

Джордан отрицательно качнул головой и начал подниматься. Уэзерс схватил его за руку, сжав ее так сильно, что Джордан сморщился.

— Ты говорил нам, что тебе некуда идти, когда это плавание кончится, — напомнил ему Уэзерс. — Говорил, что отправишься куда глаза глядят. Ну, а эти деньги дадут тебе возможность жить, как ты захочешь.

— Я не сделаю этого, — произнес Джордан, энергично качая головой.

Голос Уэзерса стал жестким:

— Ты сделаешь это, крысеныш, или ты не доживешь до конца плавания. — Он сунул руку в карман полотняных брюк. В свете луны блеснуло тонкое лезвие. — Я достаточно ясно выражаюсь?

Джордан проглотил слюну.

— Да.

— Хорошо. — Он сунул нож обратно. — Теперь… где майор хранит деньги?

— Откуда я знаю?

Рука Уэзерса взметнулась, и, схватив Джордана за рубаху у самого горла, наемник притянул его к себе. Выражение холодных темных глаз казалось демоническим.

— Ты должен знать, потому что ты — его стюард. Это ты у него все убираешь. — Джордан чувствовал жар тяжелой руки у своего подбородка. Один удар — и он покойник.

— Он хранит деньги в шкафу, — прохрипел Джордан. Уэзерс медленно освободил его и сделал вид, будто расправляет складки на рубахе Джордана.

Джордан подождал, когда Уэзерс уберет свою руку.

— Но я не буду их воровать, что бы вы со мной ни сделали! — Выкрикнув это, он вскочил на ноги и понесся прочь по палубе с такой скоростью, словно за ним гнались черти.

Уэзерс рассмеялся:

— Черт с ним. Теперь, когда мы знаем, где спрятаны денежки, мы сами их возьмем.

— А ты не думаешь, что парень кому-нибудь сболтнет?

— Нет. Он не выдаст приятелей, если они могут вырезать у него сердце.

Дики Грин улыбнулся.

— Всегда хотел прогуляться до Мехико, — с трудом произнес он, подражая испанскому произношению. — Слышал, что любой может жить там как король всего за несколько шиллингов.

— Я возьму себе какую-нибудь из прекрасных сеньорит, — произнес Уэзерс, развалившись на матрасе и подложив под голову ладони. — И разложу ее на полу, чтобы мне ничто не мешало.

— Жаль, что мы не можем взять с собой эту малышку с серебристыми волосами — ручаюсь, что от нее в постели стало бы жарко.

— Это слишком рискованно, — буркнул Уэзерс. — Майор неровно дышит к этой бабенке. С нас будет довольно, если мы прихватим его денежки. Если мы возьмем и его девку, он найдет нас хоть на краю земли.

Дики Грин рассмеялся:

— Ничего, мне подойдут и шлюхи с темными волосами. Так когда мы берем золото?


Два следующих дня Силвер и Морган были крайне холодны друг к другу, и ей постоянно казалось, что он смотрит на нее с усмешкой. «Ну и пусть, — решила Силвер, — если он хочет думать о самом худшем, то пусть думает».

Тем не менее его холодные глаза не давали ей покоя. Кроме того, Силвер обнаружила, что заснуть с каждой ночью ей становится все труднее. От бессонных ночей у нее под глазами появились синие круги. Она потеряла аппетит и наконец поклялась себе, что выкинет из головы все мысли о Моргане и отдохнет.

Для того чтобы сдержать слово, Силвер осушила после ужина бокал бренди и с радостью почувствовала, как по телу начинает расходиться приятное тепло. Больше она не будет думать о Моргане Траске ни одного мгновения. Она будет спать, как невинные дети, к которым Силвер причисляла и себя.

Как она и ожидала, бренди быстро затуманило ее мысли и погрузило в дремоту. Силвер уснула почти сразу, как добралась до каюты; единственное, что она успела, — это раздеться и натянуть на себя одеяло. Сегодня она не будет ворочаться в постели. Она будет наслаждаться глубоким сном, который даст ей долгожданный отдых.

Но перед рассветом с ней стало твориться что-то страшное. Она знала, что спит, но кошмар, который она видела во сне, был чересчур реальным. Ей даже захотелось открыть глаза, чтобы убедиться, что это не происходит в действительности. Однако выпитое бренди никак не давало ей разлепить веки.

А кошмар становился все страшнее, продолжая поражать своей реальностью.

Силвер почувствовала, как шелестит ее ночная рубашка, и ощутила на теле чьи-то горячие, потные ладони. Чья-то рука сжала ей горло, лишая воздуха и возможности крикнуть и намертво придавливая ее к койке. Силвер все же открыла глаза и, хотя еще не привыкла к ночной тьме, смогла разглядеть лицо с грубыми очертаниями и холодными черными глазами.

Это был ее отец… но нет, этого не могло быть! Она не знала этого человека… Никогда не видела громилу, который обхватил пальцами ее горло. Подняв руки, Силвер с силой вцепилась в его лицо, и по его расцарапанным щекам покатилась кровь. Если бы только она смогла освободиться, если бы только…

Она поняла, что кричит, лишь когда в каюту ворвался Морган. Дверь громко хлопнула о стену. Обхватив Силвер руками, Морган нагнулся к ней.

— Все в порядке, Силвер, — произнес он, — все в порядке. У тебя просто кошмар. — Отбросив волосы с ее лица, Морган привлек ее голову к своей груди.

Силвер попыталась осознать, где находится, часто моргая и стараясь собраться с мыслями. Подняв глаза, она увидела между бровями Моргана тревожную складку.

— Мне очень жаль, — прошептала она, чувствуя себя наконец проснувшейся.

По-видимому, она именно такая дура, какой ее считал майор. В этот момент она заметила, что Морган был в одних лишь брюках; его грудь, к которой она прижималась щекой, казалась удивительно твердой. Его длинные волосы спускались до шеи, и Силвер пришлось бороться с желанием запустить в них пальцы.

Морган смотрел на нее с таким выражением, как будто и сам думал о чем-то подобном. Он уже открыл рот, чтобы что-то ей сказать, как вдруг раздался громкий стук в дверь. Морган решительным движением посадил Силвер на койке и поднялся, чтобы успокоить прибежавших на крики моряков.

По коже Силвер пробежали мурашки, поскольку только сейчас она начала ощущать холод.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Морган из коридора.

— Я не хотела этого делать, — пробормотала Силвер. — Мне жаль, что я наделала столько шума.

Его глаза остановились на ее легкой ночной рубашке, хорошо обрисовывавшей линии ее тела. Выражение тревоги на лице Моргана стало угасать, а глаза снова стали холодными.

— Похоже, ты очень многое не собиралась делать. Силвер. Ты не собиралась тайком проникать на мой корабль, не собиралась заниматься со мной любовью, не собиралась целовать полковника Баклэнда…

— Вы не правы, майор, — резко ответила Силвер. вскакивая с койки и вздергивая подбородок. — Я собиралась заняться любовью с вами. И нисколько об этом не жалею! — С этими словами она захлопнула дверь.

Черт побери! Руки Моргана сжались в кулаки. Эта женщина сведет его с ума. Он мог понять, что Силвер снилось: он видел на ее лице выражение отвращения, видел ее руки, которые боролись с невидимым противником.

В сердце Моргана зародилась жалость, и он никак не мог справиться с этим чувством. Последнее время она выглядела такой одинокой и потерянной. А картину, которая стояла перед его глазами — Силвер в тонкой ночной рубашке, с распущенными волосами, — он вообще не мог выкинуть из головы.

Как ей удается выглядеть столь чертовски привлекательной?

На протяжении всего времени после их единственной ночи любви Морган думал только о ней. Он не мог уснуть по ночам. Но теперь в постели с ней он больше не окажется — после того как она отвергла его с таким пренебрежением.

Эта своевольная дамочка отклонила его предложение выйти за него замуж. Любой другой женщине это предложение показалось бы лестным, любой, но не Силвер. К тому же, подумал Морган, нельзя забывать об Уильяме. Что он скажет Уильяму после того, как три месяца неизвестно где возил его дочь и вернул ее носящей под сердцем ребенка?

Морган беспокойно качнулся на стуле и потянулся к бутылке бренди. Наполнив бокал, он не стал согревать его в ладонях, а сразу поднес ко рту и залпом осушил. Крепкий напиток тут же пробрал его внутренности. Прошло совсем немного времени, и Морган почувствовал, что расслабляется.

Морган еще раз произнес мысленное проклятие в адрес Силвер. Он должен был себе признаться, что крайне удивился, увидев Силвер целующей Баклэнда. Всего лишь за несколько дней до этого она была невинна, и было непонятно, отчего в ней так быстро пробудилась такая страсть к мужчинам.

Да, Силвер Джоунс всему учится быстро.

Как Морган ни противился этому, перед его мысленным взором снова всплыло воспоминание о ее высокой груди и стройных бедрах. Он почти чувствовал шелковистость кожи Силвер под своими пальцами. От мысли, что к ее телу прикасались руки полковника, все в нем перевернулось.

— К чертям этих женщин, — тихо выругался Морган, решив, что больше никогда не свяжется ни с одной из них. Ему следовало сразу понять, что Салина ничем не отличается от остальных.

Пожалуй, ему еще повезло, что он узнал ее подлинное лицо до того, как влюбился по уши.

Глава 14

— Ладно, где, черт побери, это?

Силвер в недоумении замерла у двери каюты.

— Что это, майор?

— Деньги, предназначенные Пинкарду, — две тысячи золотом. Они были в моем шкафу. — Силвер вздернула подбородок.

— Уж не думаете ли вы, что я украла ваши деньги? — Морган заметил выражение обиды на ее лице. — Ваше мнение обо мне еще хуже, чем я предполагала.

Морган с силой выдохнул, заставляя себя не отводить глаза.

— Ты и Джордан были единственными, кто имел доступ в мою каюту.

— Если вы столь уверены, что я взяла деньги, почему бы вам просто не заковать меня в кандалы и не обыскать каюту?

Морган поборол в себе желание улыбнуться, убедившись, что Силвер к краже не имеет никакого отношения. А вот мысль о кандалах заслуживала внимания: если она не прекратит свои фокусы, было бы неплохо приковать ее к койке.

Силвер повернулась к двери:

— Если вы закончили свое расследование, майор, я хотела бы подняться на палубу. Говоря по правде, этих чертовых денег я не стала бы даже касаться.

Она старалась проскользнуть мимо него, но Морган поймал ее за руку:

— Я знаю.

— Вы знаете?

Морган все-таки не удержался от улыбки, глядя в ее удивленные глаза:

— Да, просто в глубине души мне все же хотелось, что бы это оказалась ты.

Рука Силвер напряглась в его ладони, и ее ногти глубоко вонзились в его кожу.

— Я уверена, что этих денег не брал и Джордан.

— К сожалению, так думаю и я.

— Ему такое и в голову не могло прийти, а если бы и пришло, то он всего лишь мальчик.

Морган ничего ей не ответил, и Силвер высвободила свою руку.

— Я приношу свои извинения, — произнес Морган. — Мне не следовало тебя подозревать, но я…

— Ладно, майор. Джордан и для меня очень много значит.

Какое-то мгновение Морган смотрел, как выражение тревоги исказило прелестное лицо Силвер. Затем, резко повернувшись, направился к столу, где лежал судовой журнал.

— Будь осторожен, Морган, — негромко произнесла Силвер, остановившись у двери. — Если ты обвинишь Джордана несправедливо, он может не простить тебе этого так легко, как я.

Морган молча смотрел, как она уходит прочь, ругая себя за эту сцену. Но еще больше он винил себя за то, что вообще связался с этими грязными деньгами. Он слишком спешил забрать Силвер с Катонги и совершенно позабыл о золоте. Похоже, он вообще потерял способность здраво мыслить с того самого момента, как Силвер, яростно работая кулаками, ворвалась в его жизнь. Вспомнив ее появление, Морган улыбнулся. Да, Силвер невероятно отличалась от других женщин. Решительная, яростная, твердая — в ней было больше жизни и страсти, чем в любой другой женщине.

Улыбка сошла с его лица. Силвер была совершенно другой — и все же кое в чем она походила на прочих женщин. Он обнаружил ее в объятиях Баклэнда. Его подозрения оказались небеспочвенны. Однако не она взяла деньги, а это означало, что скорее всего на золото позарился Джордан.

Погруженный в невеселые мысли, Морган сел за стол, взял гусиное перо и обмакнул его в чернильницу. Быстро пробежав глазами последние строчки судового журнала, он вписал в него несколько слов о погоде, координатах корабля, а также свое предположение, что судно прибудет в Кампече в конце недели.

Пока не стоит оглашать факт кражи на судне.

Отодвинув дубовый стул, Морган поднялся на ноги. Он прикажет Жаку и Рейли обыскать вещи команды и солдат. Всегда есть вероятность, что кто-то может проникнуть в каюту незамеченным. Моргана удивляло, почему вор не тронул ничего, кроме денег. Как, черт побери, он мог знать, где они находятся?

Все сходилось на Джордане, хотя Морган молил Бога, чтобы парень оказался здесь ни при чем. Все привыкли считать его членом команды, взрослым. Но тем не менее к нему совсем нельзя было применять взрослое наказание, как к другим матросам.


Первый круг поисков — на койках, в сундуках и в содержимом вещей команды, хранящихся на полубаке, — не выявил ничего. Теперь все на корабле знали об украденных деньгах, что вызвало множество пересудов и догадок — кто виновен в воровстве.

Скорее всего вор рассчитывал, что кража обнаружится не так быстро, а через несколько дней они уже будут в Мексике, где станет возможным незаметно покинуть корабль.

Если деньги взял не Джордан, то в пропаже должен быть виновен один из наемников или техасских морских пехотинцев.

Начался второй круг поисков. Жак начал обыскивать моряков на квартердеке[3], в то время как Гамильтон Рейли принялся за осмотр корабельных надстроек у кормы, где теперь спал и Джордан. Морган со все большей тревогой следил, как Рейли выполняет свою задачу среди угрюмо наблюдающих за ним матросов. Когда Гамильтон дошел до вещей Джордана, он остановился, глубоко запустил руки в скатку его постели и вытащил кожаный кошелек, в котором когда-то хранилось золото, — на сей раз кошелек был пуст.

Черт побери! Морган сжал зубы и двинулся вперед с мрачной решимостью на лице. Краем глаза он заметил Силвер, которая явно нервничала.

Джордан стоял рядом со своей постелью, глядя на Гамильтона так, словно не верил собственным глазам. Морган взял кошелек из руки лейтенанта и показал его юнге.

— Как вы это объясните, господин стюард? — спросил Морган.

Глаза Джордана были круглыми, как полные луны.

— Я не делал этого, капитан, клянусь.

Стоящие на палубе начали перешептываться, показывая на Джордана.

— Тогда как это очутилось в твоих вещах?

Джордан поднял на Моргана глаза, полные мольбы. Затем он перевел взгляд на окружающих его матросов — людей, с которыми он работал, людей, которых уважал. До этого момента и они уважали его.

Вдруг что-то дрогнуло в лице Джордана.

— Я… не уверен…

— Ты не уверен? — повторил Морган. — Но ты уверен, что не крал деньги?

— Я не делал этого, — повторил Джордан. Морган внимательно посмотрел в его лицо, на котором была написана удивительная смесь страха и решительности.

— Но ты знаешь, кто это сделал.

Джордан сжал губы, затем бросил взгляд на Куки. Тот стоял всего в нескольких футах, озабоченно нахмурив густые седые брови. Однако он все же не произнес ни звука.

— Вы не разрешите нам поговорить минутку, лейтенант? — спросил Гамильтона Морган.

— Конечно, майор.

Гамильтон шагнул в сторону, в строй матросов, которые мрачно наблюдали за происходящим. На лицах одних читалось облегчение, других — сомнение. Наверняка теперь матросы начнут подозревать друг друга.


Морган понизил голос, чтобы никто из членов команды не мог его слышать.

— Послушай, сынок. Я знаю, ты не говоришь, кто еще вовлечен в это дело, потому что считаешь, что это по-мужски. Но…

— Я не брал вашего золота, капитан.

— Черт, Джордан, дело не только в деньгах. Если ты скрываешь, кто взял их, это делает тебя таким же преступником. Назови мне имена.

Джордан ничего не ответил.

Морган заметил, как упрямо выпятился подбородок паренька, какой решимостью загорелось его лицо, и понял, что никакое принуждение не способно повлиять на Джордана. В какой-то мере он не мог им сейчас не восхищаться. В подобных обстоятельствах Морган вел бы себя точно так же.

— Ты знаешь, что мне придется сделать, — сказал Морган. Джордан отступил назад и расправил плечи:

— Да, капитан.

— Эй, матросы! — выкрикнул Морган, и все на палубе придвинулись к нему ближе. — Вы знаете, что здесь произошло. Из моей каюты пропали две тысячи долларов золотом. Деньги еще не найдены, но очевидно, что стюард в это как-то вовлечен. Поскольку он не хочет назвать имена тех, кого мы ищем, мне придется его наказать.

Поднялся шум, лицо Джордана покраснело.

— Наказание за воровство известно. Человек должен лечь на пушку и обхватить ее руками. Две дюжины ударов бичом — ни больше и ни меньше.

Было видно, что Джордан с трудом стоит на ногах, опершись о мачту. Морган хотел продолжить, но остановился, заметив краем глаза очертания желтой юбки, мотнувшейся в его направлении.

«Ад и преисподняя!»

— Морган, ты не сделаешь этого! — Силвер протиснулась к нему сквозь строй матросов, ее глаза были полны страха. Она загородила Джордана, как будто ее присутствие могло как-то его защитить.

— Черт побери, Силвер, не вмешивайся в это дело.

— Он всего лишь мальчик, майор. Две дюжины ударов — это варварство! Даже ты не можешь быть так жесток.

Морган сжал челюсти, чтобы справиться с собой, — ее укол задел его на удивление больно. Положив руку на плечо Силвер, он решительно отстранил ее от себя:

— Слушай меня, Силвер. Джордан должен заплатить за то, что сделал. Его нужно наказать.

— Я верну эти деньги. Только дай мне немного времени.

Морган поднял бровь:

— Ты раздобудешь две тысячи долларов золотом для стюарда, которого почти не знаешь?

— Джордан — мой друг. А я дорожу друзьями.

— И где ты найдешь столько денег? — вырвалось у Моргана.

Силвер подняла подбородок.

— Что-нибудь придумаю. Я смогу сделать это, майор. Знаю, что смогу.

Ее слова звучали очень искренне.

— Не сомневаюсь в этом ни на мгновение. Но я не думаю, что это необходимо.

— Пожалуйста, только…

— Дай мне самому разобраться с этим, Силвер.

— Но ему только тринадцать!

— Когда-то ты сказала, что доверяешь мне.

Было видно, как с ее лица сходит тревога.

— Надеюсь, я не ошиблась.

Морган повернулся к Джордану и команде:

— Господин стюард утверждает, что не виновен. Я ему верю. Однако он отказывается назвать имена тех, кто украл деньги. Хотя он считает, что должен поступать именно так, это не меняет сути дела.

Морган услышал, как Силвер сделала вдох, готовая возразить, и мысленно попросил Бога, чтобы она не вмешалась. Бросив на нее предупреждающий взгляд, он заметил, что она пытается спрятать дрожащие руки в складках юбки.

— Для большинства из вас Джордан — мужчина, — продолжил Морган. — На борту корабля не разбирают, мальчик ты или взрослый, но это не значит, что разницы не существует. — Он остановил взгляд на опустившем голову Джордане. — Джордан, тебе придется работать в две смены на протяжении всего плавания. Ты будешь делать всю грязную работу, которую только придумают Куки и Жак, и тебе придется выполнять ее с благодарной улыбкой на лице.

Джордан выглядел совершенно потерянным, и что-то словно перевернулось в груди Моргана.

— Да, капитан, — тихо произнес Джордан.

— Кто-нибудь возражает? — задал Морган вопрос членам команды.

— Нет, сэр, — прозвучал недружный ответ, в котором, однако, слышалось общее облегчение — на корабле любили Джордана и верили ему. Моряки обязательно попытаются выяснить, из-за кого Джордан попал в беду.

— Это все, джентльмены.

Моряки, наемники и солдаты молча разбрелись по своим местам. Джордан что-то сказал Силвер, обнявшей его до того, как он сумел этому воспротивиться, и смущенно улыбнулся. Жак молча показал ему пальцем на Куки, Куки показал на камбуз, и Джордан двинулся отрабатывать свое наказание.

— Благодарю вас, майор, — подошла к Моргану Силвер с широкой улыбкой.

— Ты удивлена?

— Немного.

— Думаю, удивлена не только ты.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что твоя забота о Джордане была для меня полной неожиданностью.

— Если бы вы нашли для этого время, майор, вы смогли бы обнаружить еще кое-что.

— Например?

— Для начала вы хотя бы могли узнать, что я вовсе не такое уж бессердечное создание, каким вы меня считаете.

Морган перевел взгляд с Силвер на стоявшего у поручней Константина Баклэнда. Полковник, по всей видимости, поджидал именно ее.

— Это бы меня очень удивило. — С этими словами он повернулся и зашагал прочь.

Силвер почувствовала ком в горле. Этот человек был жестоким чудовищем и тем не менее имел над ней необъяснимую власть. Силвер с силой сжала зубы, сдерживая навернувшиеся на глаза слезы. Все последние дни она надеялась, что он разберется в своих чувствах и поймет ее или по крайней мере позволит ей все объяснить.

Вместо этого Морган продолжал верить в самое худшее, а она не могла ничего сделать, чтобы изменить положение вещей. Заглушая в себе боль от его слов, Силвер яростно выругала про себя Моргана самыми грубыми выражениями, какие только знала. Он не стоил ее переживаний, не стоил даже того, чтобы она думала о нем хотя бы мгновение. И он определенно не заслуживал ее любви. Вновь и вновь Силвер говорила себе, что не будет вспоминать о Моргане Траске. Когда-то она любила своего отца; потом все изменилось. Траск ничем не отличается от остальных. Он всего лишь мужчина.


В этот вечер Силвер одевалась для ужина с особой тщательностью. Она покажет Моргану Траску, что он ничего для нее не значит. Ей надоело быть с ним любезной, надоело надеяться, что он начнет относиться к ней с пониманием.

Закрутив волосы во вьющиеся пряди, Силвер облачилась в красивое платье бирюзового цвета, которое надевала на петушиные бои. Она затеет легкий флирт с Конни, Жаком и Гамильтоном. Пусть Траск придет к выводу, что был прав насчет нее, она лишь рассмеется ему прямо в лицо.

— Добрый вечер, джентльмены. — Войдя в кают-компанию, Силвер одарила всех лучезарной улыбкой.

Мужчины загремели стульями, поспешно вскакивая на ноги — все, кроме Моргана. Насмешливо улыбнувшись, он медленно поднялся с места.

Гамильтон Рейли придвинул ей стул.

— Вы выглядите великолепно, мисс Джоунс.

— Благодарю вас, Гамильтон.

— Ваше появление подобно лучу солнечного света, моя дорогая, — вкрадчиво произнес Баклэнд.

— Вы сегодня исключительно красивы, — добавил Жак.

— Не сомневаюсь, что это по какому-то случаю, — чуть язвительно произнес Морган. — Умоляю, скажите нам, мисс Джоунс, по какому?

Силвер улыбнулась:

— По случаю моего освобождения от ярма общества.

— Это звучит интригующе.

— Боюсь, остальное — мой секрет. Вам, джентльмены, нужно лишь знать, что с сегодняшнего дня я больше не подчиняюсь никаким общественным условностям. Я буду делать только то, что мне нравится.

Морган поднял бровь:

— А разве вы когда-нибудь им подчинялись?

Силвер проигнорировала его выпад. Остальную часть вечера она отчаянно флиртовала, громко смеялась, выпила немного бренди и, в общем, неплохо провела время. Казалось, все были ею очарованы — все, кроме Моргана, который становился все мрачнее и мрачнее. В конце концов он принес извинения и отправился в каюту. Силвер наслаждалась своим триумфом. В том, что у Моргана настроение испортилось на весь вечер, она не сомневалась. Направив на Конни взгляд, предупреждающий его не вмешиваться, она приняла выраженное в самых высокопарных словах предложение Гамильтона сопровождать ее на прогулку по палубе. Вниз она вернулась за полночь.

Не успела Силвер войти в каюту, как Морган открыл свою дверь, мешая ей пройти.

— Добро пожаловать с бала.

Силвер рассвирепела:

— Убирайся с дороги!

Она оттолкнула Моргана в сторону. Судя по слабому запаху бренди и слегка затуманенному взгляду, он был пьян. Его волосы были взъерошены, рубашка расстегнута. Силвер постаралась отвести глаза, чтобы не замечать, насколько смугла его кожа и мускулиста грудь.

Она направилась к двери в свою каюту, но Морган схватил ее за руку.

— Как насчет бренди? — спросил он. — Я уверен, что миледи еще не готова вернуться к себе.

— Вы чувствуете себя одиноким? — насмешливо произнесла она. — Конечно, человек таких моральных высот не опустится до такой беспринципной женщины, как я.

Его глаза скользнули по ее телу; этот взгляд был таким горячим, что Силвер почувствовала, как в ней просыпаются непозволительные желания.

— Опустится.

— Вы — ублюдок, Морган Траск.

— А вы — кокетка и соблазнительница. — Морган привлек ее к себе. — Я показал вам однажды, что может случиться, если вы будете продолжать действовать подобным образом. По-видимому, это именно то, к чему вы стремитесь.

Морган сильно сжал ее запястья.

— Пусти меня!

— Ты же не хочешь этого, Силвер! — Бедра Моргана двигались у ее бедер, и она чувствовала, как тверд его член.

— Нет.

— Скажи. Скажи, что ты не хочешь.

— Я хочу только одного — чтобы ты меня отпустил.

— Я тебе не верю. — Рот Моргана с силой вжался в ее мягкие розовые губы, его язык проник сквозь ее зубы. Силвер пришлось бороться со вспыхнувшим в ней самой порывом страсти, разбуженным Морганом и заставляющим кипеть ее кровь. Тело Моргана надавило на нее, и она чувствовала, что его член становится все тверже и горячее. Боже, как она хотела его!

Внезапно Морган отстранился, хотя она продолжала чувствовать у своего уха его горячее дыхание.

— Скажи мне, Силвер. Покажи мне, как сильно ты меня ненавидишь.

Горло Силвер сжалось от рыданий. Морган начал осыпать ее шею и плечи жаркими поцелуями, затем его губы опустились к бледной коже груди. Когда он освободил ее запястья, Силвер прошептала его имя. Ее руки скользнули по его шее и остановились, погрузившись в его волосы. «Морган», — подумала она, с каждым мгновением желая его все больше и все больше ненавидя себя за это, но совершенно не находя сил противиться своей страсти. Со стоном, говорящим, что она сдается, Силвер прильнула к нему губами. Ее язык проник в его рот, требуя ответных действий.

И Морган не заставил себя ждать. Его язык сплелся с ее, сначала — дразняще, затем — со все нарастающей яростью, становясь почти безжалостным. Он оставил поцелуи на веках Силвер, щеках и вернулся к ее губам.

— Скажи мне, — потребовал Морган, поспешно вытаскивая заколки из ее волос, — скажи мне, чего ты хочешь.

Но Силвер была способна лишь издать стон. Тогда Морган стянул с ее плеч платье; его рука накрыла ее левую грудь и чуть приподняла. Опустив голову, он прижался к ее соску губами. Силвер качнулась, и только его руки удержали ее от падения.

Язык Моргана начал делать круги вокруг ее соска, и Силвер почувствовала, как по всему телу заструилось тепло. Ладони Силвер пробежали по волосам на его груди, заставляя его мускулы напрячься.

Рот Моргана вернулся к ее губам — исследующий, изучающий, — снова рождая в ее теле волны блаженных ощущений. Затем Морган внезапно отстранился:

— Скажи, Силвер, скажи мне, что ты этого хочешь. — Силвер провела языком по пересохшим губам, молясь про себя, чтобы он не прекращал своих ласк.

— Ты мне нужен, — прошептала она.

— Этого недостаточно. — Поцеловав ее, он начал расстегивать пуговицы ее платья. Морган быстро избавил ее от корсета и нижней рубашки, и Силвер осталась перед ним в одной юбке. Его взгляд устремился на ее грудь, за ним последовали руки, от движения которых соски моментально затвердели. Морган опустил голову и начал посасывать ее груди — все яростнее и яростнее, пока Силвер не почувствовала, что они стали полными и в них появилась боль, а между ногами стало горячо.

— Скажи мне, — потребовал он хриплым голосом. Она не скажет, поклялась она себе, это будет звучать как признание капитуляции.

Морган поднял край ее юбки, его рука двинулась вверх по ее бедру. Тепло его рук обжигало. Пальцы Моргана опустились на ее живот и проникли под панталоны. Дойдя до самого интимного места, они проникли внутрь.

— Скажи это, дьявол!

Силвер облизнула губы. Пальцы Моргана двинулись дальше, затем вернулись, вошли снова, и по ее телу побежали волны тепла. Силвер захотелось зарыдать от этой сладостной пытки, но она, хоть, и с трудом, подавила это желание.

— Скажи это, Силвер.

— Я хочу тебя, — прошептала она. — Пожалуйста. — Она ненавидела себя за слабость, но сдержать эти слова была уже не в силах.

На лице Моргана появилась довольная улыбка. Он прижал ее к стене и начал спешно расстегивать брюки. Скоро его восставший фаллос обрел свободу. Морган притянул Силвер к себе и, жадно впившись в ее губы, вошел в нее.

Силвер открыла рот от охватившего ее невероятного наслаждения. Она чувствовала под своими пальцами, как сильно бьется его сердце.

— Скажи мне, что ты меня хочешь, — приказал Морган. — Скажи мне, что тебе нравится то, что ты чувствуешь.

Она облизнула пересохшие губы.

— Я хочу тебя.

Одна рука Моргана обхватила ее за ягодицы, другая продолжала ласкать сосок. Когда Морган снова начал входить в нее, Силвер обняла его обеими руками. Она чувствовала себя словно в огне от переполнявших ее ощущений. Приподнимая и опуская бедра, она помогла ему войти в себя глубже, все крепче соединяя их тела, пока он не остановился и не издал стон.

— Силвер, — прошептал он, его пальцы вцепились в ее длинные серебристые волосы.

Его тело напряглось, мускулы начали сокращаться. Он стал совершать толчки — все сильнее и быстрее, распаляя ее больше и больше. Силвер была полностью во власти своей страсти.

— Идем со мной, — прошептал он. Страсть охватила все тело Силвер. Ей показалось, что она погружается в море невыразимого наслаждения. Когда оно достигло пика, Силвер как безумная выкрикнула имя Моргана.

С последним спазмом голова Моргана опустилась на ее плечо, и он стих. Затем, подняв голову, Морган взял ее лицо в ладони и поцеловал, нежно глядя в глаза. После этого они некоторое время молчали, их руки и ноги оставались переплетенными. Ее страсть стала угасать, переходя в ощущение теплоты. Когда ее сердце забилось ровно, Силвер повернулась к Моргану, чтобы он еще раз обнял ее.

В первый раз за всю свою жизнь Силвер ощутила в себе удивительное чувство покоя. С этим чувством она начала погружаться в сон, который должен был восстановить ее силы.

Глава 15

Они занимались любовью в эту ночь еще дважды. Но теперь их объятия были не яростными, как в первый раз, они были наполнены нежностью.

Хотя Силвер и страшилась того, к чему это может привести, она чувствовала, что в ней с каждым часом растет любовь к Моргану. Лежа с ним рядом, она ощущала какое-то удивительное чувство гармонии с собой и со всем миром. Хотя Морган и не признавался в этом, она была уверена, что он испытывал те же чувства.

Силвер проснулась перед рассветом, услышав шаги Моргана. Приподнявшись на койке, она откинула с лица спутавшиеся во время сна волосы.

— Доброе утро, — произнес Морган. Он стоял перед разбитым зеркалом, держа в руке чашку с мыльной пеной.

Силвер с восхищением наблюдала за тем, как он размешивает пену помазком и наносит тонким слоем на лицо и шею. Взяв острую бритву, Морган начал снимать с лица отросшую за ночь щетину. Было что-то интимное в том, что она наблюдает за ним в этот момент, и ей захотелось немедленно провести пальцем по его гладкой коже, по шраму на щеке.

Морган стоял обнаженным по пояс, его брюки хорошо обрисовывали мускулистые ноги. Широкие плечи и узкая талия родили в голове Силвер воспоминания о проведенной ночи, и она почувствовала, как по ее телу волной пробежало тепло.

— Откуда у тебя шрам? — внезапно пришел ей в голову вопрос.


Плавные, уверенные движения Моргана не замедлились.

— Мне было пятнадцать… и я жил с дядей. Мы не ладили. — Он ополоснул бритву в стоящем на бюро тазике с водой и продолжил бриться. — Я хотел утвердиться в жизни. Думаю, с Джорданом случилось что-то вроде этого.

— Продолжай, — подбодрила она, поскольку он замолчал.

— Я влюбился в шлюху из лондонской таверны, что привело к дуэли с одним виконтом. У меня остался после этого шрам, он же был убит. — Морган смыл со щек остатки мыльной пены и вытер лицо полотенцем. — Сейчас мне даже неловко вспоминать, каким я был сорвиголовой.

Силвер улыбнулась:

— А теперь ты человек с манерами джентльмена.

Морган улыбнулся:

— Давай лучше скажем, что я немного образумился. — Он натянул рубашку и стал ее застегивать. — Твой отец отправил меня из Англии на корабле, направлявшемся в Америку. Я никогда не возвращался обратно.

— Мой отец сделал это? — Она не могла поверить. — Почему?

— Потому, что мой отец и твой были друзьями. Эдвард Траск был советником короля.

— Сколько ты ему заплатил?

— Это был дружеский жест, Силвер. Он даже снабдил меня деньгами, чтобы мы с Брэнданом могли начать новую жизнь в Штатах.

— Так вот почему ты считаешь, что должен ему!

— Да.

— Наверное, тогда он был совсем другим, — пробормотала она.

Морган опустился на койку рядом с Силвер и, наклонившись, коснулся ртом ее губ.

— Нам нужно поговорить о прошлой ночи, Силвер.

— Тебя волнует, что ты занимался со мной любовью? — В ее голосе слышалось волнение. Она догадывалась, о чем он будет говорить, но не знала, что именно скажет.

Морган улыбнулся.

— Я так и думал, что ты угадаешь. — Он коснулся ее щеки. — Знаю, что мне следует принести тебе свои извинения. Может, если бы я не был пьян, то не потерял бы вчера голову. Как это…

— Ты хочешь сказать, что жалеешь о случившемся?

— Нет, — твердо произнес он. — Нет, если об этом не жалеешь ты.

Силвер улыбнулась:

— Ни в малейшей степени.

На лице Моргана отразилось облегчение.

— Я хочу тебя, Силвер. Когда я лишь вижу тебя лежащей здесь, во мне вновь просыпается желание. — Силвер подняла руку, надеясь, что он ее обнимет. — Сначала мы должны уладить наши отношения. — «Он всегда ужасно рассудителен». — Ты уже отвергла мое предложение о замужестве, — продолжал он. — После того, что произошло с полковником… — При взгляде на Силвер Морган осекся. «Неужели он и сейчас считает, что я затеяла шашни с полковником за его спиной?» — Позволь мне закончить. Я убежден, что ты еще не готова связывать себя какими-то долгосрочными обязательствами. Поскольку не похоже на то, что ты и замужество…

— Я не выйду замуж за человека, который меня не любит, — тихо произнесла Силвер. — Ни за что.

— А что, если у тебя будет ребенок?

— Это будет только моей проблемой.

Морган выглядел озадаченным. Похоже, он не мог поверить, что она предложила ему себя, не намереваясь впоследствии упрочить их отношения.

— Мы обсудим наши дальнейшие действия, если это будет необходимо, — произнес он хмуро. — А до того, если ты считаешь нужным… оставить такое… положение, таким его оставлю и я.

— Я хочу того же, Морган. — «Но я собираюсь приобрести также и твою любовь». К этой мысли она пришла утром.

— Я хотел бы обсудить с тобой еще один вопрос. — Выражение теплоты исчезло с лица Моргана. — Я не хочу делить тебя ни с кем, Силвер. Ни с Баклэндом, ни с кем-нибудь другим. Я хочу знать, была ли ты в его постели. Когда ты расскажешь правду, мы забудем об этом, но я все же хочу знать.

У Силвер от изумления открылся рот. Она села в постели, закрывшись простыней.

— Как ты можешь задавать мне подобные вопросы после того, как мы провели вместе ночь?

— Я должен это знать.

— Почему?

«Из-за Шарлотты. Из-за того, что я боюсь в тебя поверить».

— Потому что я хочу знать положение вещей. Если ты занималась любовью с Баклэндом…

— Иди ты к дьяволу! — выдохнула Силвер. Она уже пыталась дать ему понять, как обстоят дела на самом деле, надеясь на его чуткость. — Вы не поверите в правду, Морган Траск, если только вас не ударят ею по голове! Должно быть, я сошла с ума, когда легла с вами в постель. Я никогда больше не повторю этой ошибки!

Силвер соскочила с койки, схватила одежду и бросилась в свою каюту, чуть не упав в спешке.

— Я должен это знать! — выкрикнул Морган, останавливая ее у самой двери.

Силвер повернулась к нему, чувствуя, что ее переполняет гнев.

— Вы можете в этом больше не сомневаться, майор. И я буду у Баклэнда, как только мне этого захочется.

Руки Моргана сжались в кулаки. Он стоял, расставив ноги и крепко сжав зубы.

— Что касается тебя, — закончила Силвер, — если ты еще когда-нибудь пройдешь около меня, я скажу Баклэнду, что ты меня изнасиловал. Он привлечет тебя к суду, и я дам против тебя показания. Я — дочь графа, о чем ты мне постоянно напоминал. Я сама запру за тобой дверь тюрьмы, а потом выброшу ключ!

Силвер хлопнула дверью с такой силой, что Морган на миг испугался, как бы она не сорвалась с петель. Черт побери! Эта лживая маленькая дрянь вполне способна на подобное. Но сейчас его беспокоило другое: он узнал правду о Баклэнде. Он подозревал, конечно, это с того момента, как увидел их вместе. Она была всего лишь женщиной, не так ли? К тому же из той породы женщин, которые делают то, что хотят. Боже! Как он мечтал услышать ее отрицание! Молился, чтобы его подозрения оказались ошибкой.

Ему следовало взять то, что она предлагала, делать с ней в постели то, что она желала, и так часто, как ей нравится. Вместо этого он навлек на себя ее гнев и лишился всех шансов на ее благосклонность. Что, дьявол, с ним происходит? Почему он начал допрашивать ее? Какое ему дело до того, была или нет она с Баклэндом? С Лидией это не имело бы никакого значения.

Морган подумал о минувшей ночи. Ни одна женщина не захватывала его так всецело, он хотел ее с, казалось, бесконечной страстью, и он знал, что она испытывала то же. Морган начал размышлять, как долго она будет держаться от него на расстоянии на этот раз и как долго — он. Ему пришла в голову мысль, что в своем гневе Силвер может снова искать общества полковника, и одно это предположение наполнило его грудь свинцовой тяжестью.

Морган в отчаянии выругался, но затем поздравил себя с тем, что у него хватило ума прервать их связь до того, как она стала чем-то серьезным. У него и так было достаточно забот: матросы, война и судьба брата. Силвер Джоунс он должен послать ко всем чертям.

Она, без сомнения, уже это с ним сделала.


— Вы поступили правильно, господин стюард. — Фарли Уэзерс расслабленно оперся о поручни. Рядом с ним стоял Дики Грин.

— Не подходите ко мне, — предупредил Джордан, подняв голову, как только услышал низкий голос Уэзерса.

— Да ладно, мальчуган. — Дики Грин поймал его руку, когда Джордан хотел двинуться прочь. — Я и Фарли гордимся тобой. Ты взял на себя наказание как мужчина.

— Это было не мое наказание. Оно было ваше. Это вы украли деньги, а не я.

— Но это ты сказал нам, где они находятся, — напомнил ему Фарли.

Джордан с удивлением повернулся к нему:

— Что ты этим хочешь сказать?

— Мы хотим компенсировать тебе твои волнения. — Фарли оглянулся, чтобы удостовериться, что никто их не видит, затем раскрыл ладонь, на которой поблескивали три золотых монеты. — Возьми, — произнес он, — ты их заслужил.

Джордан отпрянул.

— Я ничего не хочу от вас брать. Держитесь от меня подальше. — Он сделал несколько шагов в сторону, затем повернулся и бросился бегом к трапу, который вел на камбуз.

Фарли Уэзерс издал смешок, глядя на это поспешное бегство.

— Я говорил тебе, что он не возьмет денег, — произнес Грин. — Почему ты так жаждешь всучить их ему?

Почесывая ярко-рыжую бороду, Фарли прищурил глаза и посмотрел на далекую линию горизонта.

— Мы получили это золото намного легче, чем я предполагал. Дай мне подумать… Мы взяли деньги без помех, почему бы нам не поделиться и с той девкой? Она, похоже, самая классная изо всех, кого я когда-либо видел.

— Но ты говорил, что за ней волочится Траск. Как мы можем связываться с его бабой?

— Он за ней приударяет, я в этом уверен, но он не может таскать ее в постель каждый день. А может, она вовсе и не значит для него так много, как я думал. Эта девка будет всего лишь премией.

— А мы не можем для этого использовать стюарда?

— Можем. Ты видел, как она о нем беспокоилась? Если она решит, что парень в ней нуждается, то прибежит к нему. С помощью этого мальца все можно сделать очень просто.

— Но парень дал понять, что не собирается нам помогать.

— Может, это и так, а может, и нет. Дики Грин издал смешок.

— Знаешь, Уэзерс, у тебя всегда классно варил котелок. Скажи мне, что надо делать, и я все исполню в лучшем виде. Мы дадим этой спесивой крошке урок, который она не скоро забудет.

— Мы доберемся до Мексики завтра или послезавтра. Немножко подождем.


Большую часть времени Силвер проводила в каюте. Одно лишь воспоминание о Моргане и его ужасных обвинениях приводило ее в такое отчаяние, что ей хотелось плакать или метаться в ярости — или и то, и другое вместе. Но она не делала ни того, ни другого. Когда становилось особенно плохо, на нее всегда нападало какое-то странное оцепенение, и она была благодарна своему организму за это удивительное свойство, не позволяющее ей наделать глупостей в трудные минуты жизни.

Спрятавшись в свой защитный кокон, Силвер стала избегать общества других людей, даже Джордана и Жака. Ей требовалось время для того, чтобы разобраться со своими мыслями и справиться с эмоциями. Она решила, что ей не следовало лгать Моргану, но вместе с тем понимала, что в подобных обстоятельствах снова поступила бы так же. Ему надо было учиться ей доверять, любить такой, какая она есть, а не стараться изменить под выдуманный им идеал.

Морган должен верить ей, а если нет, то придется с ним расстаться.

Конечно, она зашла немного дальше, чем намеревалась, со своими угрозами по поводу полковника. Баклэнд был последним человеком, за которого она вышла бы замуж, и сейчас с удовольствием бы взяла свои слова назад. Черт бы побрал ее проклятый характер!

С этими невеселыми мыслями Силвер стояла на палубе «Саванны» в полном одиночестве, чувствуя себя брошенной и покинутой, не способной разобраться в собственных чувствах, и молча смотрела на медленно приближающийся берег.

— До Кампече осталось всего несколько миль. — К ней подошел Гамильтон Рейли, и в первый раз за несколько дней Силвер улыбнулась:

— Вы бывали здесь раньше?

— Однажды. Морские пехотинцы как-то проводили маневры неподалеку. Они высаживались на берег, а затем возвращались на корабль. Майор должен хорошо знать эти места. Он часто возил сюда грузы.

Силвер пристально вгляделась в берег, низкий, болотистый и, казалось, бесконечный. Пока корабль продвигался дальше на юг, появилось несколько возвышенностей, и Силвер заметила какое-то сооружение, бывшее, по всей видимости, крепостью.


— Всего их восемь, — сказал Гамильтон, проследив за направлением ее взгляда. — Форт-Соледад расположен около самого Пуэрто-дель-Мар. Вы хотите осмотреть крепость?

Силвер обнаружила, что стоящий среди невысоких холмов город окружен массивной шестиугольной каменной стеной.

— Боже милосердный, должно быть, потребовались годы, чтобы построить эту стену!

— Восемнадцать, как мне говорили. Ее начали возводить в шестидесятых годах прошлого века для защиты города от пиратов. Говорят, что из другой крепости, Форт-Сан-Карлос, прорыли секретный ход к некоторым домам города. Он использовался для того, чтобы прятать женщин и детей во время осады.

— Какой ужас! — Силвер представила себе мрачный, сырой подземный ход, в котором наверняка было полно крыс.

— В одном районе на окраине, которая называется Сан-Мигель, есть ров с водой, заполненный крокодилами.

По коже Силвер пробежала дрожь.

— Все это выглядит не очень гостеприимно.

— Федералисты — то есть повстанцы, к которым мы прибыли на помощь, — заняли город примерно год назад и поставили там независимое правительство. До сих пор им удавалось удерживать свои позиции, но последнее время централисты начали их сильно теснить.

— Почему мы плывем именно в Кампече? Узники находятся где-то поблизости?

Рейли какое-то мгновение пристально смотрел на нее.

— Как я понял, вы в курсе происходящего. Поскольку вы знаете главное, я могу сообщить вам остальное. — Гамильтон направил взгляд на город, который, казалось, стал приближаться быстрее. — Майор Траск встречался с генералом Каналесом. Каналес сообщил последние новости о ситуации с централистам и, рассказал нам о расположении оставшихся войск техасцев и о том, где находятся узники.

— Разве не полковник Баклэнд руководит операцией? Он командует майором.

— Формально — да. Но Баклэнд никогда не был в Мексике и не говорит по-испански. Поскольку Траск долго был капитаном, он довольно хорошо знает это место. Сейчас именно он возглавит все дело.

— Ясно.

Когда корабль прошел через Пуэрто-дель-Мар в гавань, Гамильтон принес свои извинения и отправился вниз. Силвер подумалось, что у всех есть своя работа, кроме нее.

— Не стой в проходе, — сказал ей Морган, проходя мимо.

Все утро он казался мрачным, но его настроение, похоже, объяснялось попытками сосредоточиться на выполнении поставленной задачи, а не их размолвкой. В последний день погруженный в свои обязанности Морган, казалось, совершенно забыл об их ссоре. Силвер это задело, но она нисколько не обижалась. Речь шла о жизни его брата, Силвер знала, что это такое — потерять того, кого любишь.

Когда корабль подошел к причалу и был надежно пришвартован, Морган, полковник и несколько морских пехотинцев сошли на берег, присоединившись к ожидающему их взводу мексиканских солдат. Форма мексиканцев была немного пестровата и совсем не так красива, как форма техасцев. Но это компенсировалось гордой осанкой, унаследованной солдатами от испанцев, мощными мышцами и храбростью, которую солдаты получили от своих предков — индейцев.

Когда Морган вернулся на корабль, он удивил Силвер тем, что зашел в ее каюту. Поскольку она оставила дверь незапертой, он не постучал.

— Что ты здесь делаешь? — услышала она его голос. — Гамильтон тебя мало развлекает?

— Чего ты хочешь? — буркнула она, отрывая взгляд от книги.

На губах Моргана появилась натянутая улыбка.

— Губернатор Кампече попросил меня оказать ему честь, пригласив ее светлость присутствовать на сегодняшнем балу. Силвер отложила книгу и поднялась с койки.

— Мы отправляемся на бал? А как же твой брат и остальные пленные?

— По всей видимости, мы от них уже недалеко. Генерал Каналес собрал столько людей, сколько смог, доставил лошадей и провизию; теперь у него есть и оружие, которое привезли мы. Мы выступаем послезавтра. А пока я не могу отказаться присутствовать на балу в честь генерала.

Силвер попыталась понять выражение его лица.

— И ты просишь меня пойти с тобой?

Морган хмыкнул.

— Нет. Тебя приглашает генерал Каналес. Кажется, его люди заметили тебя, когда ты стояла у поручней. Когда он спросил, кто ты такая, я рассказал ему о твоем побеге от отца. Поскольку ты находишься под моей опекой, он стал настаивать, чтобы я пришел с тобой.

— Мне следовало это сразу понять, — произнесла Силвер, чувствуя жар на щеках. — Ведь ты не мог позаботиться о том, чтобы мне не было скучно.

— На балу будет присутствовать и полковник. Мне хотелось бы, чтобы ты вела себя посдержаннее.

Силвер замахнулась, чтобы залепить ему пощечину, но он успел перехватить ее кисть.

— Веди себя как следует, Силвер. Ты и так доставляешь мне массу проблем. — Силвер стиснула зубы. — Мы будем гостями генерала до того, как покинем город, так что собери, что тебе нужно, и будь готова к восьми.

— Обязательно, майор Траск.


Силвер облачилась в элегантное платье бирюзового цвета. Она знала, что ее наряд будет выглядеть намного скромнее, чем одеяния большинства мексиканских дам. Но это платье было лучшим в ее гардеробе. Чтобы скрасить простоту платья, Силвер закрутила несколько локонов у лица, оставив волосы сзади падать на открытые плечи серебристым водопадом. Ровно в восемь часов Морган постучал в дверь. Он был в синей морской форме; медные пуговицы тускло поблескивали в свете лампы.

Майор оценивающе оглядел ее.

— Я готова, — сдавленно проговорила Силвер.

— Вижу. — Боже, как она прелестна! Хоть он и видел ее в этом платье уже несколько раз, но почему-то не замечал, что оно ей так идет. Или, может, он смотрит на нее иначе после того, как стал посвящен в секреты ее тела. Глядя, как вздымается от волнения ее грудь, Морган сейчас будто видел под платьем совершенные розовые круги ее сосков, ощущая неимоверное желание превратить их в твердые пики.

Он знал, что даже без корсета из китового уса ее талия так тонка, что ее можно почти обхватить пальцами двух рук. Знал, как изящны линии ее бедер, знал, как это — быть внутри ее.

Тело Моргана напряглось, он почувствовал возбуждение и издал мысленное проклятие, что сегодняшний вечер украден у него балом. Ему придется сдерживать себя и справляться с невыносимой болью желания, которое будет преследовать его весь вечер. Это будет совсем нелегко.

Силвер заметила голодный взгляд Моргана и то, как смягчились вдруг черты его лица. Он выглядел потрясающе красивым в своей форме.

Когда Морган подал ей руку, она остановила его:

— Перед тем как мы пойдем, я хочу тебе кое-что сказать.

Морган удивленно поднял брови.

— Прошлым утром… когда мы поссорились… Я не собиралась выполнять те угрозы, о которых говорила. Я просто совершенно вышла из себя. — «И пыталась задеть тебя так же больно, как ты меня». — Иногда я совсем теряю голову.

— Иногда?

— Я хотела, чтобы ты это знал. — Она подумала, что ей следовало рассказать Моргану и правду о полковнике, но скорее всего он в это не поверит. И одного признания за вечер для ее гордости было слишком много. Силвер направилась к двери.

— Подожди минуту. — Морган шагнул к сундуку у изголовья койки, порылся в одеялах и простынях, которые там хранились, и достал жемчужное ожерелье. Он приобрел его у одного испанского матроса, думая порадовать кого-нибудь из своих подруг, и когда «Саванна» подходила к Барбадосу, решил подарить ожерелье Лидии, однако удержался от этого, сам не зная почему.

— К этому платью требуется какое-нибудь украшение, — сказал Морган, прикладывая ожерелье к шее Силвер. — Так гораздо лучше. — Щелкнув замочком ожерелья, он раскрыл ладони, и в них блеснули две жемчужные серьги.

— Какая прелесть! — Пальцы Силвер пробежали по круглым жемчужинам. Торопливо надев сережки, она повернулась к Моргану, ожидая услышать его оценку. — Кому они принадлежат?

Морган молча оглядел, как уютно устроились бусы у ямочки в основании ее шеи, как матовый отблеск жемчуга сливается с блеском ее серебристых волос.

— Тебе, — ответил он. — Они не могут принадлежать никому другому.

— Но я не могу…

— Нам пора идти, — прервал он ее. — Мне не хотелось бы опаздывать. — Он чувствовал, что поступил правильно, подарив украшения Силвер, хотя и не мог объяснить себе почему. Он поднял ее сумку, подхватил свою и, когда Силвер взяла его под руку, вывел ее из каюты. Когда они появились на палубе, то увидели Гамильтона Рейли и Константина Баклэнда, стоящих у поручней.

— Дорогая, вы выглядите прелестно, — расцвел полковник.

Силвер не удержалась от улыбки:

— Благодарю вас, полковник.

— Надеюсь, вы оставите мне один танец, — умоляюще произнес Гамильтон.

Морган едва сдержал желание ответить им, что все ее танцы уже заняты. Черт побери, эта женщина умеет забираться мужчинам под самую кожу. Ведьма или нет, Баклэнд или нет, но он хотел ее. Это было бесполезно отрицать. Тем не менее он больше не будет связываться с ней никогда.

И он боялся, что от этой мысли будет хотеть ее только сильнее.


У пристани их ожидало прекрасное черное ландо, запряженное парой вороных лошадей. Верх ландо был опущен, на месте кучера сидел слуга в красной ливрее. Морган помог Силвер подняться, затем забрался в ландо сам и откинулся на мягкое кожаное сиденье. За ним последовали Рейли и Баклэнд.

Экипаж двинулся в центр города по грязным улицам, мимо причалов, у которых покачивались на волнах рыбацкие суденышки.

— Здесь ловят креветок, — произнес Морган. — Это основной местный промысел. — Рыбный запах в пыльном воздухе был ощутим даже далеко от берега, несмотря на то, что на всем Юкатане сейчас был мертвый сезон, когда от жары и духоты вся активность замирает практически полностью. — А выращивают по большей части генекен — растение, из которого изготавливают пеньку.

Они проехали несколько улиц. Парки делали город очень живописным, и Силвер вспомнила картины европейских художников, висевшие в ее доме.

— Самая старая церковь на Юкатане, — сказал ей Морган, показывая на огромное каменное строение. — Францисканский собор, построенный в 1540 году.

— Очень внушительный, — заметил Гамильтон.

— На мой взгляд, уж очень древний, — произнес полковник.

На улицах было немноголюдно — крестьяне, возвращавшиеся домой после работы, несколько пьяных горожан перед питейными заведениями, солдаты, а также хорошо одетые дамы и джентльмены, направляющиеся в один из ресторанов Кампече.

— Здесь едят большей частью креветки и рыбу, — продолжил Морган свой рассказ. — Но также кочинита пибил, свинину, запеченную в банановых листьях, приправленную ачиоте — это такая паста.

— Где ты научился говорить по-испански? — спросила Силвер, вспомнив слова Гамильтона. Она решила быть такой же любезной, как и он, несмотря на их размолвку.

— Я провел какое-то время в Испании и, конечно, часто бывал здесь. Как и в большинстве городов Мексики. — Хотя он и хотел выглядеть дружелюбным, каждый раз, когда его взгляд останавливался на ней, у краешков его губ появлялись жесткие складки. То, что он с ней не по своей воле, было более чем очевидно.

Но тем не менее Силвер была рада его обществу. Даже такое натянутое общение помогало ей справиться со своими нервами.

— Должен сказать, что мне нравятся мексиканцы, — произнес Морган. — Хотя я уверен, что лейтенант Рейли и полковник Баклэнд имеют к ним смешанные чувства.

— А почему бы нам их не иметь? — вдруг стал жестким тон Баклэнда. — Они вырезали сто восемьдесят семь наших парней в Аламо[4], не говоря уж о трехстах пятидесяти несчастных в Голиаде. Один Бог знает, что они сделали с пятьюдесятью морскими пехотинцами, которых держат в плену. Вы не забыли, что там находится и ваш брат?

Было видно, как напрягся от этих слов Морган.

— Вы не правы, полковник. Генерал Санта Анна не из тех людей, к которым я отношусь хорошо, но генерал Каналес — прекрасный человек. Должен вам напомнить: мы — его гости, и нам нужна его помощь.

— Уверяю вас, майор, я хорошо знаю наше положение.

Морган не проронил больше ни слова до того, пока они не подъехали к резиденции губернатора — трехэтажному бледно-розовому дому с черными балконами из литого чугуна и массивными резными дверями. Как и в большинстве местных домов, главные окна дома выходили не на улицу, а во внутренний дворик.

— Какой прелестный дом, — промолвила Силвер.

— В этом городе много красивых домов, — буркнул Морган.

— Если вы так любите это чертово место, — выдохнул Баклэнд, — может, вам следует примкнуть к централистам?

Морган сжал зубы, но ничего не ответил. Пока слуга вынимал их сумки из отделения для багажа, кучер спустился с козел и открыл дверцу ландо. Морган сошел на землю первым и помог спуститься Силвер. Взяв его под руку, она мило ему улыбнулась, хотя улыбка далась ей с не меньшим трудом, чем Моргану — его любезные слова. Он взял ее с собой лишь потому, что должен был это сделать, и его мысли были сейчас заняты вовсе не ею.

— Генерал Каналес, — поприветствовал Морган человека, стоящего посредине элегантно обставленного холла. Мягкий свет люстры чуть отсвечивал на обтянутых розовой парчой стенах. У входа в главный зал поблескивали серебряные подсвечники.

— Я хочу вам представить леди Салину Хардвик-Джоунс — дочь графа Кентского.

— Сеньорита. — Генерал склонился над ее рукой. — Наконец я имею счастье познакомиться с прекрасной дамой, которую мои солдаты называют Дама де Луз.

Морган поднял брови.

— Дама Света, — перевел он чуть насмешливо. — Солдаты видели, как вы покидали корабль, — сказал ей генерал. — Они говорили, что ваши волосы сверкают как лунный свет, а глаза похожи на коричневый бархат. — Он снова склонился над ее рукой.

— Это такая честь для меня, генерал Каналес.

Генерал был человеком, производящим впечатление с первого взгляда. Он не был так высок, как Морган, но у него было умное лицо, приветливая улыбка и излучающие тепло глаза. Его грудь украшало несколько рядов медалей и нашивок ярких цветов; от плеча к поясу шла орденская лента.

— Разрешите представить вам лейтенанта Рейли, — произнес Морган. — И… вы уже знакомы с полковником Баклэндом.

— Лейтенант Рейли, полковник Баклэнд. — Мужчины пожали друг другу руки. Из главного зала были слышны негромкие звуки скрипок и гитар. — Танцы уже начались, сеньоры, — сказал генерал мужчинам. — Я надеюсь, сеньорита Джоунс подарит мне один танец.

— Я была бы рада, если бы вы… — она запнулась, чуть не сказав «называли меня Силвер», потому что почувствовала предупреждающее пожатие Моргана. По всей видимости, он желал, чтобы она придерживалась с генералом официального тона. Силвер не стала настаивать на своем. Это была чужая страна; она не знала здешних обычаев. — Буду рада танцевать с вами, генерал Каналес, — поправилась Силвер.

— Буду ждать с нетерпением, сеньорита.


Генерал еще раз тепло улыбнулся ей, и Морган повел Силвер ко входу в огромный, удивительно красивый зал, из которого по случаю танцев была убрана вся мебель. Силвер заметила нескольких мужчин в форме солдат армии федералистов; большинство же было облачено в европейские одежды — черные вечерние костюмы с широкими белыми галстуками и рубашки с оборками на груди.

На женщинах были платья из шелка и атласа, сшитые по последней моде и украшенные кружевами самых разных цветов. На их головах были накидки, которые Морган называл мантильями. В волосах виднелись черепаховые гребни. Шесть человек, одетых в черные короткие камзолы — такого наряда Силвер не видела раньше никогда, — играли в дальнем конце зала на скрипках и гитарах. Кроме редких вальсов, мелодии были очень живыми; бал мало походил на тот, где она целовалась с Майклом Браунингом.

Когда они вошли в зал, оркестр как раз начал новую веселую мелодию. Пары двинулись по залу, спины танцующих грациозно выгнулись. Взяв Силвер за руку, Морган потянул ее вперед, но Силвер отстранилась:

— Я не знаю этих танцев.

На лице Моргана отразилась досада.

— Это совсем не трудно. Я буду вести, ты будешь за мной следовать — точно так, как это делают другие. — Ему подумалось, что чем больше времени они находятся вместе, тем более далекими становятся. Скрывать растущее раздражение Моргану становилось все труднее.

Силвер оглядела зал, заполненный прекрасно одетыми мужчинами и женщинами, роскошную обстановку пышных апартаментов и вдруг захотела, чтобы Морган подарил ей этот необыкновенный и восхитительный вечер. Он снова потянул ее вперед, но она не двинулась с места.

— Я танцевала только раз в жизни, — призналась она, — и это было очень давно. Я даже не помню, как следует начинать.

Морган повернул ее к себе лицом. В его зеленых глазах читалось удивление.

— Ты танцевала всего лишь раз? Но я уверен, что твой отец устраивал вечера и балы на Катонге.

Силвер отрицательно покачала головой:

— Мой отец вел очень уединенный образ жизни.

Какое-то мгновение Морган молчал, как будто напряженно о чем-то размышляя, затем его рука коснулась ее щеки.

— Ладно, Силвер, только на сегодня: мы будем притворяться, что наши отношения другие, что ты — леди Салина, а я — Морган Траск, твой преданный поклонник. Мы будем танцевать, как будто ничто в мире нас больше не интересует. Как ты к этому относишься?

Силвер улыбнулась так широко, что ямочка на ее подбородке исчезла.

— Это звучит просто замечательно.

Морган подхватил ее руку в перчатке, и они направились к танцующим. Когда они вошли в центр зала, музыка закончилась и руководитель оркестра объявил вальс.

— Слава Богу, — прошептала Силвер, хотя даже этот простой танец внезапно стал ей казаться чем-то незнакомым. Морган положил одну ее руку на свое плечо и мягко сжал другую. Когда ноги Моргана начали скользить в ритме танца, Силвер дважды наступила на его блестящие черные ботинки, прежде чем поняла, как надо правильно двигаться. Уроки танцев, которые она переносила с таким трудом, и ее единственный опыт с Майклом всплыли наконец в ее голове.

— Я никогда не была на таком красивом балу, — сказала Силвер. — Отец брал меня однажды на бал на остров Сент-Винсент, но…

— Но что? — машинально произнес Морган.

— Это кончилось не очень хорошо.

— Почему?

Если бы она рассказала ему правду, он бы стал думать о ней еще хуже.

— Это не могло быть плохо, — произнес Морган, поскольку она не отвечала. — Сколько тебе было тогда?

— Пятнадцать.

— Итак, ты отправилась на бал на Сент-Винсент, когда тебе было пятнадцать, и…

Силвер подняла подбородок.

— Я позволила одному мальчику поцеловать меня, и мой отец это увидел. Он назвал меня шлюхой и проституткой. Это был самый плохой вечер в моей жизни. — На ее глазах выступили слезы, и она отвернулась. Силвер почувствовала, как рука Моргана еще крепче сжала ее талию. Но он не сбился с такта, хотя закружил ее вокруг себя так, как это не делал никто из танцующих.

— Ему не следовало так поступать, — тихо сказал Морган. — Ты была еще ребенком.

«Он поступал еще хуже», — подумала она. Взглянув на Моргана, Силвер с удивлением обнаружила, что на его лице нет упрека, и сумела изобразить улыбку.

— Я, возможно, не сделала бы этого, если бы не хотела узнать, как это ощущается.

— Ощущается?

— Когда тебя целуют, — призналась она, и Морган рассмеялся. Когда угрюмость не искажала его черты, он был очень красив.

— Ты не перестаешь изумлять меня, Салина.

На этот раз улыбка на лице Силвер появилась сама собой.

— Я всегда ненавидела свое имя — до того, пока не услышала, как его произносишь ты. Оно у тебя звучит как-то по-другому.

— Это превосходное имя, — произнес он.

— В самом деле?

— Да… Прекрасное имя для прекрасной женщины.

Силвер почувствовала, как ее щеки запылали. Танец закончился и начался новый, более стремительный. Рейли и Баклэнд стояли у стены, с нетерпением поглядывая в сторону Силвер, но Морган ее не вернул.

— Танец называется «Песня дождя».

Силвер подняла глаза на Моргана, не веря, что этот обаятельный человек — именно он. Затем она оглядела мужчин и женщин, начавших танец.

— Может, мы попробуем его освоить? — робко спросила она. — Надеюсь, я не отдавлю тебе ноги.

Несколько секунд она пыталась уловить энергичную мелодию и совсем скоро со смехом закружилась вокруг Моргана. Она никогда и не предполагала, что танец может принести столько удовольствия.

Из-под темных ресниц она видела грациозные, мужественные движения Моргана. Его улыбка оставалась теплой, как и выражение лица. На самом ли деле он так доволен, как казалось? Или же Морган всего лишь притворялся? Если бы она только знала, что он думает.

Глава 16

— Bailecitos caseros, — сказал Морган по-испански, — домашняя вечеринка с танцами. — Силвер рассмеялась:

— Я бы сказала, что это нечто большее.

Вокруг них плыли элегантные пары, иногда подпевая оркестру. Время от времени раздавался крик «Бамба!».

Вальс был очень популярен, так же как полька и мазурка. Затем последовали веселые народные танцы и прекрасное фанданго, при исполнении которого одна пара привлекла особенное внимание присутствующих своими грациозными, полными чувства движениями.

Силвер не могла вспомнить лучшего вечера. Она протанцевала один танец с Гамильтоном, один — с генералом и в самом конце — с Баклэндом. Когда Морган увидел их, то помрачнел и пригласил на танец элегантную черноволосую женщину со смуглой кожей и полными огня глазами. В Силвер все перевернулось, когда она увидела руку Моргана на узкой талии женщины. Боже, как же сильно он на нее действует

— Почему бы нам не прогуляться на террасу? — предложил полковник.

Силвер бросила взгляд на Моргана и увидела, как пленительно ему улыбается, обмахиваясь кружевным веером, темноволосая красотка. Первым ее порывом было согласиться, но затем она подумала, что вовсе не желает куда-либо идти, особенно учитывая, что Морган может заметить их уходящими вместе.


— Вы не могли бы принести мне бокал пунша? — Силвер постаралась отвлечь Баклэнда от его предложения.

— Но я думал… Конечно, моя дорогая. — Конни оставил ее одну, и через несколько мгновений к ней подошел Морган.

— Хорошо проводите время?

— Да. Благодарю вас, майор.

— За что?

— За то, что вы изображали из себя само очарование.

Морган бросил на нее быстрый взгляд.

— Это доставляет удовольствие мне самому, миледи.

Взяв ее за руку, он повел Силвер на террасу. Их поглотила тропическая ночь. Благоухание гибискусов наполнило воздух сладким ароматом. Над головой рядом с молочно-белым месяцем поблескивали звезды. Под террасой располагался сад, тщательно ухоженный, так и манящий возлюбленных прогуляться по огороженным живой изгородью дорожкам.

— Что случилось с полковником? — спросил Морган, глаза его смеялись. — Когда я видел его в последний раз, он нес два бокала с пуншем. Один из них, как я предполагаю, предназначался вам.

Силвер улыбнулась, заметив дразнящие нотки в его голосе:

— Должна признаться, я искала внимания другого человека.

— Вот как? Умоляю, скажите, кто тот счастливец.

— Ну… — на ее лице мелькнула улыбка, — тот человек, о котором я думала, младше по званию. Он просто майор, но нравится мне бесконечно больше.

Морган коснулся ее щеки; его пальцы были теплыми и твердыми.

— Если бы только я мог в это поверить.

Лицо Силвер стало серьезным.

— Надеюсь, однажды ты в это поверишь.

Он взял ее лицо в ладони и притянул к себе. Склонив голову, Морган поцеловал ее в губы совсем легко, словно дотронулся перышком, но от этого прикосновения у нее перехватило дыхание.

— Вот вы где… — прервал их Баклэнд. Чувствуя себя застигнутой врасплох, Силвер поспешно отвернулась. Бросив на Моргана сквозящий подозрением взгляд, Баклэнд подошел к Силвер и протянул ей бокал с пуншем.

— Благодарю вас, Конни. Это очень любезно с вашей стороны.

После нескольких маленьких глотков она отставила хрустальный бокал и заметила, что на лицо Моргана вернулось мрачное выражение. Оркестр начал играть новую мелодию, которая полилась в теплом вечернем воздухе.

— Мне кажется, именно этому танцу майор хотел меня научить. — Она откровенно лгала, и это поняли все. Силвер перевела взгляд на Моргана, с лица которого постепенно исчезало хмурое выражение, уступая место улыбке.

— Да, действительно. Вы извините нас, полковник?

— Конечно, — недовольно ответил тот.

Когда они вернулись в зал, Морган обхватил руками ее талию, они быстро поймали ритм и начали танцевать.

Ярко-зеленые глаза Моргана, полные желания, смотрели на Силвер. Поначалу он пытался это скрыть, но, видимо, ее близость распаляла его все больше и больше. Когда его взгляд опускался на ее грудь, ее дыхание замирало, а в груди рождалась сладкая боль. Его рука на ее талии буквально жгла тело, а когда взгляд Моргана вернулся к ее губам, Силвер едва сдержала стон.

Она машинально провела кончиком языка по пересохшим губам и тут же почувствовала, как руки Моргана крепче сжали ее.

— Ты знаешь, насколько сильно я тебя хочу? — Чтобы показать это, он привлек ее к себе еще ближе. Глаза Силвер стали круглыми, когда она почувствовала его твердую плоть даже через его брюки и ее юбку.

«О, я хочу тебя тоже», — мысленно произнесла она, не собираясь, однако, признавать этого вслух, по крайней мере пока. Было время, когда она уступала своему физическому влечению к нему, не думая о завтрашнем дне. Но больше этого не повторится.

Теперь ей нужна его любовь. Она хотела, чтобы он ценил ее. Чтобы верил в нее.


Когда танец завершился, к ним подошел генерал Каналес.

— Майор Траск, — произнес он несколько торопливо. Моргана удивило волнение на его лице. — Я должен поговорить с вами. Можете вы уделить мне несколько минут?

— Конечно. Следует мне разыскать полковника Баклэнда?

— Один из моих людей уже послан за ним и лейтенантом Рейли. — Генерал повернулся к Силвер: — Я должен просить меня извинить, сеньорита Джоунс.

— Я все понимаю.

— Если мы не вернемся вовремя, слуга покажет вам вашу комнату.

— Благодарю вас, генерал.

Моргай и Каналес оставили ее на попечение одного из адъютантов генерала, человека среднего возраста, который немного говорил по-английски.

Силвер потанцевала с ним, как и еще с несколькими кавалерами, среди которых был один благородный черноволосый человек по имени дон Рауль де ла Гуэра. Де ла Гуэра был очень галантен и отличался завидной красотой. Однако все его внимание было привлечено к женщине с выразительными глазами, с которой Морган танцевал раньше. Силвер оставалось лишь догадываться, почему эта женщина флиртовала со всеми напропалую, со всеми, кроме этого красивого дона, но у нее хватало собственных проблем, чтобы не раздумывать об этом долго.

Вечер подходил к концу, а Морган все не возвращался. Восторг Силвер от бала начал угасать, и хотя ее окружала дюжина грациозных мексиканцев, всячески восхвалявших ее красоту на звучном испанском языке, без Моргана все эти выражения восторга теряли всякий смысл. Вежливо, как только могла, Силвер извинилась перед своей свитой и направилась к невысокому темнокожему слуге, стоящему у лестницы. Этот маленький человечек улыбнулся и провел Силвер наверх. В серебряных подсвечниках горели свечи; мягкий ковер заглушал шаги.

Слуга открыл дверь, и Силвер вошла в большую комнату с высоким потолком, в центре которой располагалась огромная кровать с сеткой от москитов. Ставни на окнах были открыты, и в комнату задувал мягкий бриз.


Ее поразила роскошь апартаментов, отличающихся изысканным вкусом, несмотря на обилие позолоты и бледно-голубого шелка. Все в комнате было необычайно изящно и удивительно гармонировало друг с другом.

Заметив на полу свою пустую сумку, Силвер открыла дверцу шкафа и обнаружила там аккуратно развешанные платья. Ее серебряная расческа лежала на туалетном столике, и Силвер немедленно поспешила привести свои волосы в порядок. Ее мысли были все еще заняты Морганом и его галантным поведением на вечере.

В том, как он смотрел на нее, было что-то новое. Желание в его взгляде давало надежду на их будущее. Если он отбросит свое недоверие, у них появится шанс. «Что я хочу от Моргана? — спросила себя Силвер, и тут же в ее голове возник ответ: — Чтобы он любил меня так же, как я люблю его».

Сегодняшний вечер открыл ей всю глубину ее чувств. Это произошло, когда их разлучил генерал, отозвав Моргана по какому-то неотложному делу.

В первый раз Силвер поняла, что миссия Моргана очень опасна, и мысль о том, что он может погибнуть, сжала ее сердце болью. А ведь она не намеревалась влюбляться в него, она считала, что вообще ни к кому не способна привязаться. Как же она позволила себе полюбить так безгранично?

Силвер мысленно обругала себя, назвав круглой дурой, но все же бороться со своими чувствами не могла да и не очень хотела. Она вспомнила глаза Моргана, полные страсти, нежности и доброты, и на ее губах появилась легкая улыбка. У нее было что предложить мужчине, достаточно умному, чтобы это оценить. А Морган Траск был именно таким мужчиной.

Время и физическая привлекательность, которую Морган игнорировать никак не мог даже при их размолвках, были на ее стороне. Если бы она провела вместе с ним еще несколько таких же восхитительных вечеров, Морган мог бы разглядеть за резковатыми манерами ее истинную сущность. Силвер улыбнулась при этой мысли. Искусство налаживания отношений с мужчиной было для нее новым делом, но она была уверена, что природное чутье поможет ей справиться с этой задачей. Ее чутье и страсть, которые она совсем недавно в себе открыла.

Почувствовав, что ее клонит в сон, Силвер отбросила прочь мысли о Моргане. Она уже начала расстегивать пуговицы платья, когда услышала громкий стук в дверь. Открыв ее, Силвер увидела перед собой девочку-мексиканку не старше двенадцати-тринадцати лет.

— Я здесь прислуживаю, — произнесла девочка по-испански. Для Силвер эти слова ничего не значили, пока девочка не показала на пальцах, как она расстегивает платье Силвер.

— Пожалуйста, входи.

Одетая в крестьянское платье девочка приветливо улыбнулась. У нее были блестящие черные волосы и живые, выразительные глаза. На ее маленьких ножках были видны кожаные туфельки.

— Сесилия, — произнесла, показывая на себя, девочка.

— А я — Силвер.

— Дама де Луз, — сказала девочка, и Силвер узнала имя, которое ей дали солдаты. Сесилия дотронулась до светлых волос Силвер, только что аккуратно расчесанных и падающих на ее плечи серебристым каскадом. Затем показала рукой, чтобы Силвер повернулась, и начала расстегивать маленькие пуговицы ее платья. Сесилия успела расстегнуть только половину из них, когда в дверь снова постучали.

— Извини, — произнесла Силвер, надеясь, что девочка ее поймет.

— Си, сеньорита.

Силвер открыла дверь и увидела стоящего в коридоре Конни Баклэнда.

— Разрешите сказать вам пару слов, Салина? — Заметив маленькую мексиканку, он добавил: — Наедине.

— Конечно.

Вспомнив о встрече с генералом Каналесом, на которой должны были присутствовать и Конни, и Морган, и решив, что произошло что-то страшное, Силвер впустила полковника в комнату, знаками приказав девочке удалиться. Та радостно кивнула и, спрятав под ладонью зевок, поспешила исчезнуть.

— Что случилось, полковник? — Когда Конни закрыл за собой дверь, Силвер отступила в глубь комнаты.

— Я очень беспокоился о вас, моя дорогая. Я хотел удостовериться, что с вами ничего не случилось.

— Со мной все в порядке, полковник. Я благодарна вам за заботу, но…

Конни сделал к ней несколько шагов, заставив Силвер попятиться к кровати.

— Я хочу сказать вам еще кое-что, Салина. Это очень важно. Вы знаете, что я чувствую по отношению к вам. Надеюсь, что вы разделяете хотя бы часть этих чувств.

— Я думала, вы пришли потому, что что-то случилось…

— Я пришел сюда из-за вас.

— Я уже говорила вам, полковник: нас ничто не связывает. Я дала вам это достаточно ясно понять в тот вечер на палубе, когда нас застал майор Траск.

Баклэнд обнял Силвер за талию и притянул к себе.

— Не буду отрицать, что вы выразили это достаточно ясно. Я не скоро забуду ту звонкую пощечину. Второй раз я не хотел бы ее получить.

— Покиньте мою комнату, полковник. — Силвер попыталась оттолкнуть его, но Баклэнд лишь сильнее привлек ее к себе.

— Я хочу от вас, Силвер, любви, а не презрения. Я рискую вновь вызвать вашу ярость, но дайте мне шанс доказать свои чувства.

Баклэнд повалил ее на кровать.

— Мне этого не нужно, — бросила Силвер, чувствуя, как в ней просыпается гнев. — И никогда не было нужно. И тем более сейчас. Немедленно прекратите!

Баклэнд заглушил ее протесты поцелуем. Силвер охватила такая ярость, что она едва помнила, где находится. Полковник был очень тяжел, он буквально вдавил ее в мягкий пуховый матрас.

Его руки схватили ее запястья и, когда Силвер начала вырываться, сжали их на удивление жестко.

Баклэнд был тяжелее и сильнее, чем она думала, и Силвер оказалась не в состоянии справиться с ним. Она дернулась, пытаясь высвободиться. Захват Баклэнда стал жестче, но и Силвер стала сопротивляться яростнее. Его тело накрыло ее, его рот заглушил ее протестующие крики. Силвер напряглась изо всех сил, стараясь сбросить его с себя, и внезапно услышала, как разрывается ткань одежды, отлетают пуговицы, и почувствовала, как с нее срывают платье, обнажая корсет. Пальцы Баклэнда вцепились в ее округлую грудь. И в этот момент раздался голос Моргана:

— Отпусти ее!

И Конни Баклэнд застыл на месте.

Силвер повернула голову к медленно закрывающему дверь Моргану. Расставив ноги, он сжал руки в кулаки. «Боже милосердный, этого не может быть!» На скулах Моргана играли желваки, в его глазах горела смертельная решимость.

У Силвер исчезли последние надежды, что дело окончится миром. Видимо, только она была способна предотвратить кровопролитие.

Она не могла ничего сказать Моргану, не могла его ни в чем убедить. Он всегда предполагает самое худшее и, по-видимому, все еще относится к ней с подозрением, которого она нисколько не заслужила. Силвер почувствовала на глазах горячие слезы и постаралась их сдержать.

— Убирайся, Баклэнд! — Слова прозвучали так грозно, что Силвер разом позабыла свои горестные мысли, и ее отчаяние перешло в гнев.

К чертям этого Моргана Траска, решила она. Пальцы полковника на ее запястьях начали ослабевать, и Силвер обвила руками его шею.

— Не уходи, Конни, — сказала она. — Это совсем не его дело. — Силвер притянула к себе голову Баклэнда, коснулась его губами, и теперь уже Баклэнд пытался от нее отстраниться. Она впилась в его губы, издавая полные чувств звуки. Хотя Силвер и держала его крепко, полковник вырвался и вскочил с кровати; его тело дергалось, подобно марионетке, подвешенной на нитях.

— Это все, что я мог для тебя сделать, не избив до беспамятства, — сказал ему Морган, разжимая пальцы, державшие Конни за китель. Взяв его за шиворот, он поволок полковника к двери. Трясущимися руками Силвер начала приводить в порядок свое платье.


— Я здесь старший офицер, — предупредил Баклэнд, стараясь одернуть китель и придавая лицу начальственный вид. — Вы не имеете права приказывать мне. Я требую, чтобы вы убрали руки, иначе вы рискуете оказаться под трибуналом.

— Под трибуналом? — повторил Морган. Казалось, шрам на его щеке побелел. — Я сомневаюсь, что вы захотите огласить этот случай. Кроме того, вы нуждаетесь во мне, полковник, и мы оба это знаем.

Баклэнд бросил взгляд на Силвер, которая все еще испытывала смесь страха и ярости. Издав проклятие, он повернулся и бросился из комнаты, с силой захлопнув за собой дверь. Морган посмотрел на Силвер, взгляд его зеленых глаз был таким пристальным, что казался острым как игла.

— Ты тоже можешь убираться! — Выпрямив спину, Силвер посмотрела ему в лицо.

Уголки рта Моргана иронично дрогнули.

— Теперь, когда полковник ушел, вы будете чувствовать себя одинокой.

— Благодаря вам. — Она вздернула подбородок, стараясь показать свое полное пренебрежение, однако ее нижняя губа продолжала предательски дрожать.

— Да… — протяжно произнес Морган. — Благодаря мне. — В его ровном голосе слышалась какая-то незнакомая нотка. С хозяйским видом он стянул с себя китель и швырнул его на стоящий в углу стул.

— Я сказала тебе: убирайся.

— Я остаюсь.

Не веря своим глазам, Силвер молча наблюдала, как Морган развязывает галстук и расстегивает пуговицы своей белой, с кружевными оборками рубашки. Обнажившись по пояс, Морган направился к стулу, сел на него и стащил с ног ботинки. Когда второй ботинок с громким стуком упал на пол, Силвер как будто очнулась от оцепенения.

— Прекрасно, — произнесла она, едва сдерживая гнев. — Если ты хочешь, то можешь остаться, но тогда уйду я. — Она стремительно направилась к двери.

Морган вскочил на ноги и. поймал ее за руку. Резко дернув ее, он развернул Силвер и притянул к своей груди:

— Ты тоже остаешься.

Она ощутила жар его тела, но на сей раз это тело вызывало в ней ярость, а не страсть. В горле встал ком, перехватило дыхание. По-видимому, Моргана просто распалила недавняя сцена с Баклэндом в ее постели.

— Дьявол! Отпусти меня и убирайся из моей комнаты.

— Но ты же хотела Баклэнда? — спросил он. К удивлению, Силвер не заметила в его голосе и тени гнева. Вместо, этого его губы тронула, мягкая улыбка, а зеленые глаза потеплели.

Силвер глядела на него, не веря в чудесную перемену.

— По-моему, это было очевидно.

— Да, любой мог бы сделать такой вывод.

— Но не ты, я думаю. — Она снова уперлась в его грудь, пытаясь освободиться.

— Я видел прекрасную молодую женщину, которую пытается подмять под себя напыщенный, толстый, старый осел.

— Что? — Силвер перестала сопротивляться. — Ты перешел на мою сторону? Не могу поверить в это. Ты просто хочешь заманить меня в постель любезными речами. — Силвер выгнулась, снова пытаясь вырваться.

— Я сказал это потому, что стоял за дверью и слышал каждое слово.

— Но…

— Каждое слово, — повторил он. — Я был полным дураком, Силвер. Сумасшедшим, ревнивым дураком, которого надо немедленно прогнать и выпороть за слова, которые он тебе наговорил.

— Ты все слышал? Ты знаешь, что произошло?

Какое-то мгновение Силвер молча смотрела на Моргана.

Затем на ее глазах появились слезы, и ей пришлось отвести взгляд.

— Я был полным дураком, — повторил он, — мне очень жаль.

Силвер обвила руками его шею и прижалась к его груди.

— Прости меня, Силвер, — прошептал он. Она подняла голову, и он стер пальцем слезы с ее щек.

— Я не такая, как Шарлотта, — тихо произнесла она. — И никогда такой не буду.

После этих слов Морган поцеловал ее со всей страстью, на какую только был способен. Боже, как он хотел ее! Силвер ответила на поцелуй с таким же чувством, ее руки обхватили его плечи, затем скользнули вокруг шеи. Морган запустил пальцы в ее волосы, чувствуя под ладонями их шелковистость. Откинув назад голову Силвер, он начал целовать ее глаза, щеки, округлую линию подбородка и изящный изгиб шеи. Его плоть начала твердеть — она чувствовала это сквозь платье.

Морган спустил платье с ее плеч, снял с них бретельки нижней рубашки и обнажил ее грудь. Он чувствовал, как Силвер начала дрожать от дразнящих движений его пальцев у ее соска, который на глазах превращался в твердый розовый пик.

— Морган, — прошептала Силвер. Ее губы прошлись по его шее и вернулись к его рту. Ее язык проник ему в рот; ее наполняло наслаждение, столь острое, что напоминало боль. Издав стон, Морган поднял Силвер и понес на руках к кровати.

Его руки освобождали Силвер от одежды, а глаза смотрели на ее лицо. Слезы Силвер уже высохли, однако Морган не забыл, что произошло в этой комнате совсем недавно. А что, если бы он не узнал правды? Если бы он застал их вместе и подумал самое худшее, несправедливо бы ее обвинил, как этого ожидала она? Та радость, которую обещали ему сейчас ее глаза, была бы для него потеряна навсегда.

Морган снял последнее из ее одежды, не переставая ее целовать, но, когда Силвер потянулась к нему, он внезапно отстранился.

— Больше не лги мне, Силвер, — мягко предупредил он. — Знаю, я заслужил твои резкие слова, но прошу тебя сейчас: не делай больше этого никогда.

Силвер поднесла его ладонь к своим губам и нежно поцеловала.

— Только небольшая невинная ложь время от времени, — пообещала она. — Я боюсь, это часть моей натуры.

Он не стал настаивать. Она была Силвер. Она все равно будет делать что захочет. Но тем не менее он надеялся, что его просьба сможет сдержать ее хоть на какое-то время. Он хотел ей верить и уже начал верить, несмотря на то что когда-то обжегся очень сильно. И никогда не забудет ту боль, которую причинило ему предательство Шарлотты, не забудет и те долгие месяцы, когда он пытался избавиться от ее образа, постоянно встававшего перед глазами.

То, что он будет верить Силвер, означает и то, что он не сможет больше сдерживать влечение своего сердца. Раньше он этого боялся — это было связано с большим риском.

Морган улыбнулся про себя. Силвер Джоунс стоила этого риска.

Глава 17

Силвер с восхищением наблюдала, как раздевается Морган. Свет лампы подчеркивал рельефные, могучие мускулы его груди, рук и плеч.

Его талия была узкой, живот плоским. Ее пальцам не терпелось дотронуться до его упругих ягодиц. Волна тепла пробежала по ее телу при воспоминании об ощущениях, испытанных ею, когда она обнимала их, направляя в себя Моргана. Стоя у кровати обнаженным, Морган отвязал москитную сетку и опустился на мягкий матрас рядом с Силвер.

— Ни одну женщину я не желал так, как тебя, — тихо произнес он, наклоняясь к ее губам. Поцелуй показался ей сдержанным, но, несмотря на это, дал понять, насколько велика страсть Моргана. Он обнял ее своими сильными руками, и Силвер непонятным образом почувствовала, что Морган полон решимости взять все, что только возможно, от сегодняшней ночи. Его язык проник в рот Силвер с такой жадностью, что она сначала даже инстинктивно воспротивилась этому вторжению.

Потом Морган стал целовать и покусывать ее кожу, почти мгновенно распалив ее и заставив извиваться от нахлынувших блаженных ощущений. Когда же он взял в рот ее сосок, Силвер издала стон. Он не спешил, стремясь, чтобы наслаждение заполнило ее всю. Ощущения, охватившие ее тело, были такими сильными, что почти граничили с болью.

— Пожалуйста, Морган, — прошептала Силвер. Слова, которых он когда-то добился с таким трудом, теперь слетели с языка сами: — Я хочу тебя.

— Сейчас, прекрасная ведьма. — Рот Моргана проложил горячую дорожку от ее горла к плечу.

Когда Морган двинулся ниже и его язык уперся в ее пупок, с губ Силвер чуть не сорвалась мольба скорее завершить эту пытку. Сколько еще он будет мучить ее ожиданием?

Как будто в ответ на невысказанную вслух мольбу Морган раздвинул ей ноги и наклонился к самому низу живота. Силвер слишком поздно поняла его намерения и не успела возразить — его рот и язык наполнили ее тело таким наслаждением, что ей почудилось, будто в ушах зашумел прибой. Она прикусила губу и вцепилась руками в простыню, чтобы не вскрикнуть. В ее глазах словно вспыхнули белые звезды, а по телу пронеслась волна сладостной дрожи.

В нее проникла его пульсирующая плоть. Морган вошел в нее яростно; ощущение полного слияния с возлюбленным распалило ее страсть еще больше. Он рождал в ней ощущения, которых она не испытывала никогда.

— Морган! — выкрикнула Силвер, выгибаясь навстречу его мощным толчкам.

Он не останавливался, но тем не менее ей хотелось более сильных, еще более неповторимых ощущений.

И тут Силвер поняла, что не может больше себя сдерживать, и по ее телу побежали новые волны сладостных конвульсий. Морган почувствовал, что Силвер на вершине наслаждения, и его горячее семя излилось в нее, наполняя гостеприимную теплоту.

Силвер обхватила Моргана за шею. «Люби меня», — подумала она, но не произнесла этого вслух. Так далеко она не зайдет. На сегодня она и так сказала достаточно.

Некоторое время они лежали молча. Дыхание Моргана становилось все тише и тише, и наконец его грудь стала вздыматься Мерно и спокойно. Сквозь опущенные ресницы она искоса поглядела, спит ли он, и с удивлением обнаружила, что его глаза открыты и смотрят прямо на нее.

Силвер провела по его груди пальцем.

— Я волновалась за тебя, — сказала она. — Я не позволила бы Баклэнду войти, если бы не думала, что это как-то связано с вашей встречей с генералом Каналесом. Я думала, что-то случилось.

Тяжело вздохнув, Морган приложил руку к голове.

— Похоже, скоро действительно произойдет что-то серьезное. Силы централистов собираются неподалеку от города. По-видимому, атаку можно ожидать в ближайшее же время. Генерал Каналес располагает очень малым числом солдат.

Палец Силвер застыл.

— А что известно о твоем брате и других пленниках? Вы все еще надеетесь их освободить?

— Мы выступаем утром. Нам навстречу идут оставшиеся техасские части, чтобы соединиться с нами северо-западнее тюрьмы. Ты вернешься на корабль, им в мое отсутствие будет командовать Джереми Флагг. На судне останется часть команды, остальные отправятся со мной.

— А «Саванна» — она покинет Кампече?

— Если централисты овладеют городом, гавань может оказаться для корабля ловушкой. «Саванна» двинется на юг вдоль берега и бросит якорь в точке встречи. Туда же прибудут два транспортных судна — для освобожденных пленных. Как только все техасцы будут освобождены, мы вернемся на корабль.

На словах все выглядело очень просто, но Силвер знала, что на деле это гораздо сложнее.

— Я бы хотела, чтобы вы не ходили к тюрьме.

— Того же хотел бы и я.

Силвер наклонилась к Моргану, чтобы поцеловать его. Его рука обняла ее, он ответил ей горячим поцелуем, и они начали любить друг друга с еще большей нежностью и страстностью. В конце концов они уснули.

На рассвете Морган разбудил ее, легонько тронув за плечо:

— Тебе пора упаковать вещи. Мы скоро уходим. Отбросив с лица волосы, Силвер кивнула. Морган поцеловал ее в кончик носа, поднялся и быстро оделся.

— Увидимся за завтраком. — Морган подарил ей теплую улыбку, но Силвер поняла, что его мысли уже поглощены предстоящей задачей. Открыв тяжелую деревянную дверь, он исчез в коридоре.

Быстро облачившись с помощью Сесилии в желтое дневное платье из муслина, Силвер направилась вниз, куда уже отнесли сумки. Ее провели в столовую — длинную узкую комнату с лепным потолком и огромным столом из красного дерева, за которым могли разместиться человек двадцать. Место Моргана находилось справа от генерала Каналеса. Полковник Баклэнд сидел слева, рядом с ним расположился Гамильтон Рейли. Как только Силвер появилась в дверях, все четверо встали.

— Добрый день, сеньорита Джоунс, — произнес генерал, выглядевший так же царственно, как и накануне. Только морщинки в уголках глаз выдавали его волнение.

— Доброе утро, генерал, джентльмены.

— Надеюсь, вы хорошо спали, — осведомился Каналес, обращаясь к Силвер.

Она бросила на него пристальный взгляд, пытаясь угадать, знает ли он о произошедшем.

— Да, генерал. У меня была превосходная комната. Благодарю вас.

Морган отодвинул для нее стул рядом с собой и тепло улыбнулся. На завтрак подали жареный картофель, яйца и свиные сосиски, а в довершение — густой, черный кофе.

Силвер лишь чуть попробовала невероятно остро приправленную пищу, хотя мужчины ели с видимым удовольствием. Ее мысли были заняты предстоящим сражением и той смертельной опасностью, которая угрожала этим людям.

— Вы совсем не голодны, моя дорогая? — спросил Баклэнд с фальшивой заботой. Силвер приложила все усилия, чтобы изобразить на лице улыбку.

— Блюда просто восхитительны, — произнесла она достаточно громко, чтобы ее услышал и генерал. — Я просто немного волнуюсь.

— Мы все немного волнуемся, сеньорита, — заметил Каналес.


Завтрак завершился быстро; перед отбытием предстояло сделать очень многое. Все присутствующие попрощались с Силвер, и Морган отвел ее к ожидающему их экипажу. Гамильтон помог ей подняться в коляску.

— А где ваши солдаты? — спросила Силвер Моргана, когда экипаж двинулся по пыльным улицам. — Я думала, им до завтрашнего дня был предоставлен отпуск.

— Прошлым вечером все отпуска были отменены, — ответил за него Гамильтон. — Поскольку большинство таверн находятся около порта, солдат было нетрудно разыскать. Я уверен, что они все уже в полной боевой готовности.

— Все мои люди готовы, — заверил Баклэнд. — Надеюсь, что рекруты из индейцев умеют стрелять.

— Их учил Жак, — сказал Морган.

Действительно, все были готовы к сражению. Все, кроме Фарли Уэзерса, Дики Грина и Джордана.

Силвер узнала эту новость, когда они добрались до корабля. Сообщивший об этом Жак выглядел осунувшимся и усталым после ночи, проведенной в поисках. Его черные волосы были спутаны, одежда помята.

— Я обыскал все вокруг. Не могу поверить, что Джордан убежал, но… — Жак в удивлении пожал плечами.

— Я поищу их, полковник, — произнес Морган. — Мало ли что случилось.

Полковник уже собрало» сказать «нет», когда по решимости на лице Моргана понял, что его просьба не более чем формальность.

— Я сведу людей на берег, — мрачно буркнул полковник; в его голосе слышалась неприкрытая враждебность. — Мы заберем лошадей, оружие и все необходимое, затем направимся к восточной части города.

— Я присоединюсь к вам до заката, — пообещал Морган. — Жак, ты пойдешь со мной.

— Да, капитан.

— Мистер Флагг, — обратился Морган ко второму помощнику, — корабль готов к плаванию?

— Да, сэр.

— Будьте готовы сняться с якоря, как только я вернусь.

— Джордан я не мог никуда бежать, — сказала Моргану Силвер, когда остальные отправились выполнять свои обязанности. — Разреши мне помочь тебе его разыскать.

— Нет. Жак и я все сами обыщем. Я найму несколько человек на пристани, чтобы они помогли мне в поисках. Мы будем искать быстрее, если нам не придется беспокоиться о тебе.

— Пожалуйста, Морган, я тоже должна принять в этом участие.

Морган улыбнулся и тронул ее щеку.

— Когда ты говоришь «Пожалуйста, Морган», я сразу забываю о поисках пропавшего парня. — Быстро нагнувшись к ней, он запечатлел на ее губах жадный поцелуй. — Останься здесь, пока я не вернусь.


И все же она приняла участие в поисках. Когда Силвер вышла на палубу, по сходням к ней поднялся оборванный невысокий паренек. Подбежав к ней, он дернул Силвер за юбку и, быстро лепеча что-то по-испански, стал показывать пальцем на пристань. В его маленькой грязной ручонке был зажат сложенный листок бумаги. Силвер поспешно развернула его и прочитала следующее:

«Дорогая Силвер.

Я попал в тяжелое положение, и мне нужна твоя помощь. Этот мальчик покажет тебе, где меня найти.

Твой друг Джордан.

P.S. Пожалуйста, не говори капитану Траску».

Она должна помочь Джордану. Дьявол! Морган придет в ярость, если она попытается это сделать. Но что ей остается? Джордан попал в беду. Она боялась этого с того самого момента, как узнала, что его нет на корабле. На этот раз, если Джордан покажется на глаза Моргану, тот вряд ли будет столь снисходителен.

«Две дюжины плетей». Вот что получит Джордан. Эта мысль для Силвер была непереносима.

— Где он? — Она показала на записку, а потом на пристань.

— В таверне, — ответил мальчик по-испански. И по-испански же добавил: — Быстрее! — Он потянул ее за платье, показывая рукой на город.

Силвер оглянулась. На палубе было лишь несколько моряков. Джереми Флагг спустился в трюм. Если Джордан неподалеку, она может найти его и вернуться до того, как кто-то заметит ее отсутствие. Джордан мог сказать, что не слышал приказа об отмене увольнения на берег. Никто не станет его за это винить.

Силвер бросилась по сходням на пристань и побежала за маленьким мексиканцем. Его одежда была настолько ветхой и грязной, что было невозможно сказать, какого цвета она была первоначально. Но мальчик выглядел жизнерадостным. На его лице время от времени появлялась широкая веселая улыбка. Он был очень ловок и проворно вел ее по улицам незнакомого города.

Глаза Силвер невольно останавливались на товарах, предлагаемых уличными торговцами, — на шляпах с перьями, гамаках и маленьких резных статуэтках из дерева. В нос бил резкий запах рыбы и морских водорослей. Силвер молила Бога, чтобы таверна не оказалась слишком далеко, однако мальчик продолжал бежать по грязным улицам все дальше и дальше от пристани.

— Сколько еще? — спросила она, зная, что он все равно не поймет, но надеясь, что он хотя бы остановится для ответа и она сможет перевести дух.

— Быстрее! Быстрее! — крикнул он по-испански, потянув ее за руку.

На сей раз бежать пришлось недолго. Они остановились у стоящего особняком здания в самой бедной части города. Из дома раздавались звуки гитары и громкий хохот.

Окинув взглядом строение и заметив внутри пьяных завсегдатаев с кружками в руках, Силвер почувствовала страх. Было безумием идти одной в подобное место. Но если она хочет помочь Джордану, может, стоит рискнуть?

Распрямив плечи, она двинулась вслед за мальчиком. Музыка тут же смолкла, и все молча уставились на Силвер. Несколько дородных женщин, обслуживавших посетителей, увидев ее, разинули рты. Но мальчишка ни на кого не обращал внимания и сразу направился к выцветшему красному занавесу с задней стороны здания, имевшего земляной пол и соломенную крышу. Силвер проскользнула за занавес. Помещение было едва освещено отверстием в верхней части стены. В одном углу лежал матрас, рядом горела поставленная в жестяную банку свеча. В противоположном углу сидел с кляпом во рту связанный Джордан.

— Джордан! — вскрикнула Силвер, бросаясь к нему. Джордан бешено затряс головой и начал бороться с веревками, чтобы освободить руки. Пальцы Силвер тряслись, когда она начала помогать ему.

— Черт, — выругалась Силвер, сломав ноготь.

— Похоже, женщина майора прибежала на зов. — Фарли Уэзерс тихо рассмеялся. Его сильные пальцы сдавили плечи Силвер, заставив ее встать и повернуться к нему. — Говорил я тебе, что она прибежит, — бросил он через плечо Дики Грину.

— Мои деньги, сеньор, — произнес провожатый Силвер, протягивая маленькую смуглую руку.

— Держи премию за быстроту, как я и обещал. — Фарли бросил несколько монет в протянутую ладонь. Мальчишка не оглядываясь побежал прочь.

— Что вы сделали с Джорданом? — повернулась к Фарли Силвер.

— Он отдыхает. С ним все будет в порядке.

— Ты сказал, что она придет, и ты оказался прав. — Дики Грин сделал шаг к ней, и Силвер почувствовала на своем животе его костлявые пальцы. — Ты всегда оказываешься прав, Фарли.

Силвер повернулась к щуплому англичанину и изо всех сил ударила его по лицу.

Фарли Уэзерс громко рассмеялся:

— Какая резвая кобылка. Я поеду на ней очень быстро.

Дики Грин потер покрасневшую щеку.

— Проучи ее как следует, Фарли. А потом и я преподам ей пару уроков.

— Развяжите Джордана и убирайтесь! — выкрикнула Силвер, жалея, что у нее не хватило ума захватить с собой оружие.

— Ты думаешь, что мы все это затеяли для того, чтобы дать тебе уйти? — спросил Грин.

Уэзерс почесал свою промежность грубыми мозолистыми руками, густо заросшими густыми рыжими волосами.

— Я хочу эту крошку и не могу ждать, пока мы выведем ее отсюда. Я мечтал об этом три недели. Меня просто распирает, и я не могу сдерживаться. Я возьму ее прямо сейчас.

Силвер метнулась к занавесу, но сильная рука Уэзерса обхватила ее за талию.

— Убери руки, — предупредила она, чувствуя невероятный приступ гнева. Она знала, что с ней собираются сделать, и не могла этого допустить!

Она попыталась освободиться от рук Уэзерса, вырываясь и царапаясь с энергией буйно помешанной. Ей удалось укусить державшие ее пальцы и ударить Фарли в промежность. Он издал проклятие, когда она оцарапала его щеку, и закрыл рукой лицо, чтобы она не задела глаза. Замахнувшись, он ударил ее с такой силой, что Силвер, открыв рот, рухнула на пол.

Всего через мгновение он был уже на ней, выворачивая ей руки за спину.

— Грязный ублюдок, отпусти меня! — Силвер начала осыпать его самыми последними словами, которых у нее в запасе оказалось немало.

— Я говорил тебе, Фарли, это — не леди. — Глаза Дики Грина блестели с не меньшей жадностью, чем у Фарли. — Она заслужила то, что получит, верно?

— Она — грязная сука, это точно. Но я ее обуздаю.

Силвер снова начала биться в его руках, но Уэзерс надежно придавил ее к земляному полу, лишая возможности пошевелиться. Камень, к которому прижалась голова Силвер, расцарапал ей щеку, и по лицу потекла струйка крови. Из-за занавеса продолжали доноситься звуки гитары и мужской смех. «Кто-то обязательно должен мне помочь!» Но Уэзерс поставил на ее грудь колено, и Силвер не могла даже крикнуть.

Его рука прошлась по ее спине и бедрам. Уэзерс прижал к себе ее ягодицы, и Силвер почувствовала ком в горле. Потом его рука двинулась ниже, к краю юбки, и задрала ее к талии.

— Я знаю хороший способ управляться с женщинами вроде тебя, — сказал Фарли. — Им надо показать, кто хозяин, с самого начала.

Силвер услышала одобрительный смех Дики Грина и возню Джордана. «Боже, сделай так, чтобы Джордан не видел этого».

Силвер попыталась крикнуть, но Уэзерс лишь сильнее заломил ей руки. Острейшая боль заставила Силвер затихнуть.

— Они тебе не помогут. Никто не видел более трусливую свору шавок.

Уэзерс встал на колени, широко их расставив; его руки скользнули по изгибу ее бедер. Удовлетворенно хрюкнув, он ущипнул ее, и Силвер обрушила на него поток проклятий.

— Слушай, Фарли, ты не можешь сделать это побыстрее? Я хочу поскорее увидеть ее классную задницу. — Грин снова рассмеялся, на этот раз в его голосе звучало нетерпение.

Фарли не обратил на его слова никакого внимания. Ему доставляло удовольствие даже выражение отвращения на лице Силвер, когда он гладил ее тело.

— Ты узнаешь свое место, — сказал он ей. — Ты сама захочешь доставить мне удовольствие. Не в этот раз. В следующий. Ты сделаешь все что я скажу. А теперь я тебя просто немного поучу.

С этими словами он начал расстегивать пуговицы на брюках. Даже несмотря на то что ее голова была прижата к земле, Силвер увидела краем глаза его поднявшийся член. Только при мысли, что он войдет в нее, ей стало плохо.

— Боже на небесах, — прошептала она, но Уэзерс лишь хрюкнул еще раз, и его рука потянулась к ее панталонам.

— Ты отпустишь леди сейчас же, — разрезал воздух, подобно ножу, глубокий голос Жака. Никогда еще его мягкий французский акцент не казался Силвер столь родным.

— Это не леди, приятель. — Грин отступил к Фарли. — Это настоящая сука. Ты прибыл как раз вовремя.

— Отпустите ее, — в руке Жака блеснуло лезвие ножа, — и быстро убирайтесь отсюда.

Уэзерс привстал и, натянув брюки, начал поспешно застегивать на них пуговицы. Когда он поднялся на ноги, Силвер села, поспешно приводя в порядок одежду.

— С тобой все в порядке, дорогая? — спросил Жак, все еще держа перед собой нож с десятидюймовым лезвием.

— Я пришла освободить Джордана.

Жак посмотрел в угол, где Джордан продолжал бороться с веревками, опутывающими его руки и ноги.

— Ты ее не возьмешь, — предупредил Уэзерс. — Нас против тебя двое. — Он вытащил нож, который был даже больше, чем у Жака; длинный тонкий кинжал с ручкой из оленьего рога вытащил и Грин.

— О Боже! — простонала Силвер.

Грин и Уэзерс бросились на Жака почти одновременно, и лезвия их ножей разрезали воздух всего в нескольких дюймах от его широкой груди. Он отпрянул прочь, подняв свой, нож. Раздался звук удара стали о сталь. Уэзерс отскочил, Грин остался на месте. Чуть отпрянув назад, Жак сделал резкий выпад, и его лезвие вонзилось в Дики Грина. Тот взвыл от боли. По руке Грина побежала кровь, но решимости на его лице не убавилось.

— Тебе не следовало этого делать, приятель.

Силвер переводила взгляд с Жака на Уэзерса, мрачно ухмылявшегося и выжидавшего случая нанести удар. Решив помочь, она обвела глазами помещение, разыскивая, что можно использовать как оружие. У занавески лежали черепки разбитого горшка. Силвер поспешно нагнулась и подобрала один осколок. Жак уловил ее движение краем глаза:

— Не вмешивайся. Ты все испортишь.

Может, он прав, а может, и нет. Она сделает все возможное, чтобы победителем оказался именно он, и совсем не собирается стоять и наблюдать, как его убивают.

Сделав ложный выпад, Дики Грин вонзил кинжал в правое бедро Жака. Силвер с трудом сдержала крик, но Жак, казалось, даже не обратил внимания ни на рану, ни на боль, ни на красное пятно, появившееся на его брюках. Увернувшись от лезвия Уэзерса, Жак обрушил свой нож на плечо Грина. Лицо наемника исказилось от боли; его рубашка окрасилась кровью.

— Я убью тебя, французик, — поклялся Грин. И трое мужчин снова вступили в смертельную схватку. Сталь звенела о сталь. Внезапно Грин, увернувшись от лезвия Жака, бросился к Силвер. Силвер еще не успела понять грозящую ей опасность, как Жак опустил нож, открывшись для атаки Уэзерса.

— Нет! — вскрикнула Силвер, едва чувствуя острие упирающегося ей в грудь кинжала. Стремясь спасти беззащитного Жака, она рванулась вперед и с силой ударила осколком кувшина в широкое толстогубое лицо Уэзерса.

Издав дикий крик, который, казалось, заполнил все помещение, Уэзерс обхватил окровавленное лицо руками. Жаку нужен был именно такой момент. Его лезвие вошло Уэзерсу между ребрами и так же быстро скользнуло к горлу Грина.

— Бросай нож или ты умрешь, англичанин.

Какое-то мгновение Грин держал кинжал на весу, затем швырнул его на пол.

— Это была идея Фарли, — произнес он умоляющим голосом. — Уэзерс хотел ее взять он никогда не был очень умен,

— Мне следует убить тебя как собаку, потому что ты и есть собака.

— Нет, Жак. — Силвер тронула его руку дрожащими пальцами. — Прошу тебя, не убивай его.

Жак направил на нее взгляд голубых глаз.

— Тебе принимать решение, дорогая. Но знай, что мексиканцы никогда не дают жить человеку, который покушался на их женщин.

— Но это их обычай.

— Чей это — их? — раздался голос Моргана. Взгляд его зеленых глаз был устремлен на нож, который Жак держал возле подбородка Грина. Морган взглянул на Уэзерса, истекающего кровью на полу и уже почти мертвого, затем на Джордана, лежащего связанным и с кляпом во рту. В последнюю очередь Морган посмотрел на Силвер; его глаза скользнули по ее грязной рваной одежде. Шпильки выпали из прически, и волосы свободно падали ей на плечи.

Чувствуя, что ее щеки заливает краска, и понимая, что ей придется давать очень непростые объяснения, Силвер подошла к Джордану. Подняв валяющийся на полу кинжал Грина, она начала поспешно перерезать веревки.

— Кто-нибудь из вас объяснит, что здесь произошло?

Силвер молча продолжала работать.

Тишину прервал Жак:

— Эти две свиньи похитили Джордана и держали его здесь. Силвер пришла ему на помощь.

— А почему она так выглядит?

— С ней все в порядке, — уверил его Жак, Заметив жесткие складки на лице Моргана. — Я очень благодарен человеку на пристани, который заметил, как похищали Джордана.

— Понятно.

Замерев на миг от жесткости, прозвучавшей в голосе Моргана, Силвер разрезала последние из веревок и, наклонившись, обняла Джордана.

— Прости меня, Силвер. Они заставили меня написать эту записку.

— Это не твоя вина. — Она на короткий миг обняла его снова.

— Но они хотели добраться до тебя…

Силвер перевела взгляд с Джордана на Моргана — тот не сводил с нее тяжелого взгляда.

— С тобой все в порядке, сынок? — спросил Морган.

— Да, сэр.

— Мы потолкуем обо всем, когда вернемся на корабль. А пока ты отправишься с Жаком.

— Да, сэр.

— И покажи Куки свою ногу, — сказал он Жаку. Мускулистый француз подтолкнул Дики Грина к выходу, следом за ними последовал и Джордан. Силвер опустила глаза вниз, затем перевела их на стену; единственное место, которого избегал ее взгляд, было лицо Моргана. Протянув руку, он взял Силвер за подбородок:

— Я говорил тебе оставаться на корабле.

Силвер попыталась освободиться, но он ей этого не позволил.

— Джордан был в опасности, и у меня не было выбора. Морган повернул ее лицо, чтобы внимательнее рассмотреть ссадину возле глаза.

— Я хочу знать, что с тобой случилось. Хочу знать, что делали эти люди.

Силвер какое-то мгновение молча смотрела ему в глаза, видя в них смесь гнева и тревоги. Она вспомнила, что с ней намеревался сделать Уэзерс, и снова почувствовала, как розовеют ее щеки.

Морган убрал руку. Его голос стал мягче:

— Нет ничего, что ты не могла бы мне сказать, Силвер. Тебе нечего стыдиться.

Силвер облизнула губы, которые внезапно стали сухими. Ей не хотелось говорить ему о случившемся, но между ними и так было слишком много секретов.

— Я дралась с Фарли. Он сбил меня с ног и… он бы полез на меня, если бы Жак не подоспел вовремя.

Морган притянул к себе Силвер и прижал ее голову к своей груди.

— Но теперь-то ты начнешь слушаться меня, Силвер? Нельзя так рисковать, ведь не всегда кто-нибудь сможет прийти тебе на помощь.

— Я могла бы сказать, что жалею о том, что сделала, но это было бы неправдой. Я хотела помочь и не смогла бы этого сделать, если бы не пришла сюда.

Морган провел рукой по ее волосам:

— Ты уверена, что с тобой все в порядке?

Она кивнула.

— Грину очень повезло, что я не хожу с ножом, — буркнул Морган, и Силвер с облегчением улыбнулась.

Глава 18

Они вернулись на корабль далеко за полдень. Жак встретил их у сходней.

— У нас гостья, — сказал он Моргану. — Она ждет тебя в кают-компании.

Силвер осторожно взглянула на Моргана, раздумывая, кто это решил его навестить.

Спустившись в кают-компанию, они увидели сидящую к ним спиной женщину. При их появлении она обернулась и встала. У женщины была очень стройная фигура, хорошо обрисованная хлопчатобумажной крестьянской блузой и желтой юбкой. Черные блестящие волосы были убраны в тугой пучок.

— Должно быть, вы — сеньор Траск, — произнесла она на хорошем английском.

— Да, — кивнул Морган. Она улыбнулась Силвер:

— А вы — Дама де Луз. О вашей красоте много говорят.

— Мои друзья называют меня Силвер, — улыбнулась Силвер, отвечая на приветливую улыбку женщины.

— Меня зовут Тереза Мендез. Я пришла, чтобы обратиться к вам с просьбой о помощи.

Морган отодвинул один из резных дубовых стульев.

— Почему бы вам не присесть? — Тереза опустилась на стул. Морган усадил Силвер, затем придвинул стул себе. — Чем мы можем быть вам полезны, сеньорита Мендез?

— Я разговаривала с вашим другом, сеньором Ипполитом Буйяром. Он был очень любезен. — Женщина мягко улыбнулась, и в глубине ее глаз на мгновение вспыхнул огонек. — Он согласился поговорить с вами, если бы вы не захотели оказать такую честь мне лично.

Силвер заметила, какой напряженной стала фигура Моргана. Незнакомка намекала, что если они ей не помогут, то она обратится за помощью к другому человеку. Тереза не могла знать, что на Моргана такие трюки не действовали. Но тем не менее подобная изобретательность заслуживала определенную симпатию.

— Так что же вы от нас хотите? — спросил Морган; его голос звучал холодно.

— Многие знают о вашем путешествии к Ранчо-де-лос-Кокодрилос, «Земле крокодилов». Это — поместье одного француза или по крайней мере являлось таковым до того, как нейтралисты превратили его в свой укрепленный пункт.

— Продолжайте, — подбодрил ее Морган.

— Вы прибыли сюда за техасскими солдатами, которых держат в руинах старого здания, что лежит к востоку от этого большого поместья. Но там содержатся еще несколько человек, освободить которых не менее важно. Это политические узники, захваченные в плен во время боев за Кампече. Мой отец Алехандро Мендез находится среди них.

— Мне очень жаль.

— Вы должны освободить его, сеньор Траск, вместе с другими. Он бедный человек, но его очень почитают в городе. Он многим помогал в трудные времена.

— Мы освободим всех, кого сможем.

— Этого недостаточно. Вы должны взять меня с собой. Мой отец стар и немощен. Даже если вы его освободите, он не сможет проделать путь до Кампече без посторонней помощи.

— Это невозможно, сеньорита. В операции занято множество солдат. Будет сражение. Это не для дам.

— Наша армия не похожа на вашу, сеньор. Солдаты часто берут своих женщин, когда идут на войну. Женщины заботятся о них, готовят и чинят одежду, согревают их постели.

— Мне очень жаль, но это совершенно невозможно.

— Я возьму ее, — прозвучал голос с французским акцентом, и в кают-компанию вошел Жак. — Если вы разрешите ее взять, я сам прослежу за ее безопасностью.

Морган бросил на друга мрачный взгляд. Обычно Жак никогда не шел против его воли. Странно, Жак был не из тех, кто способен соблазниться на хорошенькое личико. Морган посмотрел на Терезу Мендез и увидел в ее глазах смесь надежды и отчаяния.

— Вы в самом деле верите, что жизнь вашего отца зависит от вас?

— Да, сеньор. Только я знаю, как присмотреть за ним.

— Я не собираюсь вас пугать, сеньорита, но вы должны понять, что он, возможно, уже погиб.

— Да, сеньор, но, если есть хотя бы один шанс, я должна им воспользоваться.

— Мы отбываем не позже чем через час. Вы будете готовы?

— Я уже готова, сеньор.

Морган тяжело вздохнул. Он меньше всего хотел, чтобы в их отряде присутствовала женщина, но чувствовать себя виновным в смерти престарелого человека тоже не желал.


— Мы будем идти очень быстро, поскольку должны успеть соединиться с остальными войсками. Как только мы достигнем места встречи, наш темп несколько снизится. До Ранчо-де-лос-Кокодрилос мы доберемся послезавтра вечером.

— Да, сеньор. Я выросла неподалеку от тех мест и хорошо их знаю. Может, я даже смогу помочь вам сэкономить немного времени.

У Моргана опустились уголки рта.

— Тогда мне будет значительно проще простить моему другу-французу его непрошеное вмешательство.

Жак негромко хохотнул.

— Мы встретимся на палубе через пятнадцать минут.

Тереза и Жак попрощались с Силвер и направились по трапу на палубу.

— Не думаю, что ты разрешишь и мне отправиться с вами, — сказала Силвер Моргану, как только они остались одни.

Морган направил на нее ледяной взгляд:

— Даже и не думай об этом.

— Я могла бы составить Терезе компанию.

— Нет.

— Я не буду мешать и…

Схватив ее за руки, Морган притянул ее к себе;

— Черт побери, Силвер, на этот раз я специально прослежу, чтобы ты этого не сделала.

— Но, может быть, я буду вам полезна?

— Чем? Если моя голова опять будет занята тревогами о тебе, а не подготовкой к сражению, скорее всего меня в нем убьют.

У Силвер перехватило дыхание.

— Ты будешь так за меня волноваться?

— Да.

Она протянула руку к щеке Моргана и провела пальцем по его шраму.

— Обещай мне, что будешь осторожен.

Он улыбнулся в ответ:

— Между нами еще осталось много недосказанного… Я буду осторожен…

Наклонившись, Морган поцеловал ее так жадно, что у нее подогнулись колени. Силвер последовала за ним в каюту и стала наблюдать, как Морган проверяет свой револьвер, нож и саблю, которую повесил на пояс с левой стороны.

— Я буду по тебе скучать, — тихо произнесла Силвер. Морган пересек каюту и заключил ее в объятия.

— Я вернусь, миледи ведьма. Только не ввязывайся в неприятности, пока я не вернусь.

После последнего крепкого поцелуя он направился прочь из каюты. Силвер последовала за ним на палубу, с трудом сдерживая слезы, и еще долго стояла у поручней, глядя, как удаляется отряд. За ее спиной Джереми Флагг отдавал команды, готовя корабль к выходу из гавани.

Прошло несколько минут, и холодный ветер натянул тугие паруса. «Саванна» двинулась в путь.


Дорога оказалась еще хуже, чем думал Морган. Окружающий лес казался враждебным — колючий кустарник рос так густо, что за ним нельзя было ничего разглядеть. Нещадно палило солнце.

Морган оглянулся на своих спутников. Тереза Мендез, правившая костлявой гнедой кобылой, оставалась спокойной; впрочем, ей такие дороги не в новинку. Морган надеялся, что их отряд успеет соединиться с остальной частью войск до заката. Движение по этой первобытной земле ночью было вдесятеро опаснее.

— Сколько нам ехать, пока мы доберемся до остальных, сеньор Траск? — спросила Тереза.

— Около часа, может быть, двух. Их ведет на место Баклэнд.

Жак подъехал к ним на своей белой лошади.

— Мы могли бы отдохнуть, дорогая, но скоро стемнеет.

— Благодарю вас, сеньор Буйяр, за вашу заботу, но прошу обо мне не беспокоиться. Я чувствую себя превосходно. — Тереза подарила ему улыбку; Моргану показалось, что в этой улыбке читалась не только благодарность. С густыми черными волосами, хорошо ухоженными бородой и усами Жак Буйяр выглядел очень привлекательно.

К удивлению, Морган заметил, что и Жак смотрел на Терезу с интересом, если не сказать больше.

Прошел почти час, как они достигли предполагаемой точки встречи и продолжали двигаться вперед, однако никто им так и не встретился. Морган натянул поводья, останавливая гнедую лошадь, предоставленную ему генералом Каналесом, и знаками приказал всем остановиться на привал.

— Вы хорошо переносите дорогу? — спросил Терезу Жак, когда она присела на камень, разминая уставшую спину. Над их головами в кроне деревьев кричали попугаи. Ящерицы и лягушки разбегались, испуганные появлением людей.

— Есть более важные вещи, чем удобства.

— Когда мы догоним остальных, не отходите от меня далеко, — предупредил ее Жак. — Вы говорили, что мексиканские солдаты привыкли к присутствию женщин. Наши солдаты к этому не привыкли.

— Но ведь техасские солдаты повинуются своим командирам?

— Разные встречаются. Оставайтесь со мной, и вы будете в полной безопасности.

Тереза кивнула, соглашаясь с Жаком.

— Скоро мы дойдем до конца дороги, — задумчиво произнес Морган, называя дорогой протоптанный лошадиными подковами след, который уже начинал теряться в траве. — Где-то поблизости должны быть силы централистов.

— Да, сеньор, — подтвердила Тереза.

Когда привал закончился, Жак подвел к Терезе ее лошадь и помог сесть в седло. Его глаза на миг задержались на ее смуглой ноге, выглянувшей из-под юбки. Тереза была именно такой женщиной, какие ему нравились. Смелой и отважной. Женщиной, которая может подарить мужчине сильных сыновей; В отличие от Моргана Жак всегда любил уют домашнего очага.

Солдаты снова поднялись, чтобы двинуться в путь. Прошло еще часа два. Солнце на западе окрасилось в оранжевый, а затем в розовый цвет. До отряда Баклэнда им удалось добраться как раз перед закатом. Солдаты к этому времени выглядели усталыми, но после короткого отдыха им предстояло продолжить путь.

— Ты прибыл почти вовремя, — произнес Баклэнд, подъезжая к Моргану на вороном скакуне.

Наемники и морские пехотинцы проделали всю дорогу пешком; верхом двигались лишь полковник, Гамильтон Рейли и два мексиканских офицера, которых федералисты дали в качестве проводников.

— Я выбрал для лагеря место возле речки, мимо которой мы прошли, — сказал Баклэнд. — Думаю, вы согласитесь с моим решением, майор. — Его язвительный тон напомнил Моргану о происшедшем между ними инциденте.

— Согласен, — спокойно ответил Морган, не обращая внимания на издевку в голосе полковника. — Были какие-нибудь признаки приближения войск централистов?

— До сих пор никаких. Каналес полагает, что они двинулись вдоль берега прямо на Кампече.

— В городе у нас было бы больше возможностей для защиты.

Баклэнд повернулся к Жаку и только тут заметил Терезу.

— Боже милосердный, что здесь делает эта женщина? Даже вы не могли дойти до такого бесстыдства, чтобы притащить с собой какую-то шлюху.

Морган и Жак помрачнели.

— Сеньорита не относится к тем, кто следует за солдатами, полковник. Она дочь одного из узников тюрьмы.

— Проследите за тем, чтобы ее немедленно отправили назад. Здесь не место для женщин.

— Полностью с вами согласен, полковник, — произнес Морган, удивив этим Баклэнда и заставив Терезу издать возглас изумления. — Я говорил те же самые слова. Но она сопровождает господина Буйяра, а вне пределов корабля он не находится в моем подчинении.

Губы Баклэнда вытянулись в узкую ниточку, руки крепче сжали поводья.

Жак негромко рассмеялся:

— Я пригляжу за этой женщиной, полковник. Вам нет нужды волноваться.

Полковник буркнул что-то себе под нос, а вслух произнес:

— Держите ее подальше от моих солдат, Буйяр. Я вас предупредил.

Повернув лошадь, Баклэнд с силой ударил ее в бока, и она рванула с места.

— Думаю, теперь у тебя будет враг, — заметил Жак.

— У меня он уже есть, — ответил Морган.

После того как Морган разместил всех солдат и матросов на отдых, он, Жак и Тереза выбрали для ночлега место на самом краю лагеря. После сна снова предстоял долгий и трудный путь.

В первый раз за последние дни Морган позволил себе подумать о Брэндане. «Продержись еще немного, братишка. Теперь уже совсем скоро мы тебя освободим».

Он не хотел думать, что с его братом может что-либо произойти. Всего через несколько дней, в худшем случае через четыре, Брэндан будет на свободе, как и остальные пленники. Затем в точку встречи, неподалеку от устья реки Чампотон, прибудут два военных корабля, чтобы вернуть солдат в Техас. Туда же придет и «Саванна» — вместе с Силвер.

Морган покачал головой. Будь он проклят, если уже не начал по ней скучать. Хотя они расстались всего день назад. Как, дьявол, он будет чувствовать себя, когда ему придется оставить ее на Катонге с Уильямом?

Как бы Морган этому ни противился, он вынужден был себе признаться, что влюбился в эту своенравную графскую дочь. Силвер совершенно не отвечала его требованиям к возможной избраннице: она не являлась воспитанной дамой, молчаливой и послушной, общество которых он предпочитал. Она была совершенно непредсказуемой и абсолютно не походила на других женщин.

Она была просто Силвер.

Самой отважной, самой самоотверженной, самой заботливой женщиной из всех, которые ему встречались.

Она была лед и пламень, красота и искушение, страсть и нежность, сплавленные воедино. Силвер была богатством много большим, чем он когда-либо имел, и Морган совсем не хотел потерять ее.

Морган прислушался к звукам леса. Солдаты, негромко беседуя, разогревали на кострах кофе. Жак сидел рядом с Терезой. Они разговаривали о чем-то, улыбаясь друг другу. Жак был женат дважды; он любил обеих своих жен и горько оплакивал их смерть. Возможно, он собирался жениться еще раз. Морган вспомнил о своем опыте, и его лицо помрачнело.

«Я не такая, как Шарлотта, — сказала ему Силвер. — И никогда ею не буду». Его удивило, что она как-то проведала о его прошлом. Хотя если Силвер что-нибудь задумает, то обязательно получит желаемое. Сам Морган рассказывать ей о своей душевной ране не хотел. Он просто никогда не доверял Силвер полностью.

Но может ли он доверять Силвер сейчас, когда все недоразумения между ними рассеялись?

Он хотел ответить себе «да».

То, что она рассказывала о своей жизни, казалось теперь правдой. Но все же Силвер продолжала что-то недоговаривать. Почему она так ненавидит Уильяма, почему бежала с острова? Каким был конец ее истории? Все ли из того, что Силвер говорила ему, было правдой? «Потерпи, — сказал ему внутренний голос. — Узнай все наверняка».

Он обязательно узнает. А пока он будет по ней скучать…


Эту ночь Силвер спала очень беспокойно; уснуть ей не давали тревожные мысли о Моргане. Она мысленно молилась Богу, чтобы Морган нашел своего брата живым и смог освободить и его, и других техасских солдат из плена. Чувствуя себя разбитой после бессонной ночи, Силвер с трудом поднялась по трапу на палубу и направилась к камбузу в надежде выпить чашечку бодрящего кофе.

К ее немалому удивлению, Куки не хлопотал у плиты, как обычно, а сидел за столом и с грустью глядел перед собой. За все время плавания она с Куки почти не разговаривала, но теперь ее страх за Моргана и Жака требовал, чтобы она поделилась с кем-нибудь своими тревогами.

— Я могла бы получить чашечку кофе, Куки? Скорбное выражение исчезло с лица кока, и он улыбнулся:

— Конечно.

Вчера вечером, после ужина, Силвер, пытаясь развеяться, стала чистить большие черные горшки на камбузе и этим чрезвычайно расположила к себе кока.

Некоторое время ей помогал Джордан, но, поскольку на судне осталась только часть команды, ему пришлось вернуться к чисто морским обязанностям.

— Я оставил для тебя немного жареной свинины и печенье.

Куки двинулся к плите, а Силвер опустилась на длинную деревянную скамью у стола.

— Пахнет восхитительно, — произнесла она, чувствуя знакомые ароматы, — но я не очень хочу есть.

Куки кивнул, вполне понимая причину отсутствия у нее аппетита. Как уже давно обнаружила Силвер, Грэндисон Эймс был весьма чувствительным человеком, хотя всячески старался скрыть свои переживания за внешней суровостью.

Куки налил ей чашечку дымящегося кофе и поставил на стол. Силвер улыбнулась, однако улыбка вышла грустной.

— Благодарю. — Она взяла чашку в ладони.

— С ним все будет в порядке, — сказал ей Куки, будто читая ее мысли. — Ты не можешь себе представить, какие шторма нам удавалось пройти.

Силвер подняла голову:

— Я помню, ты говорил, что вы дрались вместе. Когда это было?

Куки хрипло и отрывисто рассмеялся:

— Нам приходилось драться много раз в разных портовых тавернах, но я имел в виду не это. Однажды мы были буквально на волосок от смерти. Это произошло в тридцать четвертом в Арагоне, в Испании. Мы оказались не в то время не в том месте. Потомки короля Карла развязали войну[5], чтобы выяснить, кто должен сидеть на троне. Это была очень кровавая заварушка.

— А что ты делал в Испании?

— То же самое, что на Ниагаре в тридцать седьмом, когда канадцы потопили «Каролину»[6]. Торговал, перевозил грузы для тех, кто в них нуждался. Тогда Соединенные Штаты поддерживали повстанцев. Правда, это окончилось неудачей и стоило им прекрасного корабля, доверху набитого грузом.

— Значит, Морган занимался чем-то подобным и раньше…

— Еще с тех времен, как купил свой первый корабль — шхуну чуть поменьше этой. Капитан — человек, хорошо знающий, в чем состоят его таланты и как их лучше использовать. Это сделало его богатым. Если бы не случай с его братом, он бы продолжал заниматься перепродажей хлопка и жить в роскоши в своем прекрасном особняке.

— Наверное, ему нравится его жизнь.

— Возможно, — ответил Куки, — но, думаю, он хотел бы остепениться.

Силвер удивил его быстрый взгляд в ее сторону.

— Ты в самом деле думаешь, что с ним ничего не случится?

— Капитан владеет ружьем и саблей просто как дьявол. Но я бы очень хотел быть сейчас рядом с ним.

— Почему он не взял тебя с собой? — На сей раз Куки глянул на нее хмуро:

— Капитан очень беспокоится за вас, барышня. Он оставил меня присматривать, чтобы с вами ничего не случилось. Он знает, что я его не подведу.

— Но для корабля-то нет никакой опасности.

— Возможно… — Куки протянул руку к огромному синему кофейнику и подлил кофе ей в чашку. Только он собирался что-то произнести, как в каюту ворвался Джордан:

— Бенсон заметил движение войск! — Бенсон был впередсмотрящим и стоял в «вороньем гнезде» на мачте. — Они направляются не на север, а в глубь страны. Похоже, централисты пытаются перехватить майора.

— О Боже! — вскочила на ноги Силвер.

— Мистер Флагг хочет видеть вас, — закончил Джордан.

— Сколько солдат? — спросил Куки.

— Две, а может, три сотни. Они едут с пиками и везут орудия и снаряды в ящиках. Против орудий наши не выстоят.

— Выстоят, если Моргану об этом сообщить, — произнес Куки.

— Но как? — спросила Силвер.

— Я поеду к нему. — Внезапно Куки показался Силвер чуть выше ростом. В его глазах сверкнула свирепая решимость. — Капитан нарисовал на карте свой маршрут. На карте показаны и размещение тюрьмы, и направление, с которого он и его люди собираются ее брать, и место, где мы должны встретиться.

— Но тебе нужна лошадь, — возразила Силвер, — и кто-нибудь, кто знает местность.

— На берегу полно мексиканцев и индейцев. У меня достаточно денег, чтобы они мне помогли.

— Я поеду с тобой, — решительно произнесла Силвер.

— Ну нет, мисс, капитан этого бы не одобрил.

— Послушай меня, Куки. С тобой может произойти что угодно, а я хорошо умею скакать и стрелять. Думаю, лучше всех мужчин, оставшихся на корабле. Если что-то произойдет, один из нас обязательно доберется до места.

Было похоже, что Куки задумался над ее словами.

— Лучше пойду я, — обратился к нему Джордан. — Капитан снимет с вас шкуру, если вы возьмете Силвер.

— У тебя здесь есть работа, — сказал ему Куки. — Она не умеет управляться с парусами.

— Но…

— Капитану грозят серьезные неприятности, сынок. — Куки бросил пристальный взгляд на Силвер, которая стояла расправив плечи и решительно стиснув зубы. — Эта женщина любит его. И она пройдет там, где не сможет никто другой.

Силвер почувствовала комок в горле. Неужели ее чувство видно всем?

— Он прав, — тихо произнесла она. — Я хочу ему помочь.

— Но это будет чертовски трудно — добраться до Моргана раньше, чем до него дойдут солдаты централистов.

— Мистер Флагг говорил, что корабль может войти в реку, — произнес Джордан, — и продвинуться в глубь страны очень далеко.

— Чертовски хорошая мысль, — согласился Куки. — Это единственная наша возможность опередить этих ублюдков. — Когда он говорил, Силвер почувствовала, что палуба слегка наклонилась. «Саванна» делала поворот к берегу. — Мы дойдем до устья реки Чампотон совсем скоро. Надеюсь, что там достаточно глубоко. Если это не так, мы сядем на мель.

— Я переоденусь, и потом мы встретимся на палубе. — Силвер повернулась и поспешно направилась к трапу.

— Я соберу вещи, которые вам потребуются, — сказал Джордан Куки, — а потом поговорю с Флаггом.

— Хорошо.

— Флагг направит корабль обратно, как только мы высадимся на берег. Он пойдет к месту встречи. — Куки тоже поспешил к трапу.

— Присмотрите за Силвер! — крикнул вслед ему Джордан. — Она совсем не такая сильная, как хочет показать. — Куки улыбнулся:

— Я знаю это, сынок. Я присмотрю за ней. Все-таки она — дама капитана, не так ли?

— Да, — произнес Джордан печально. Куки стоило труда согнать с лица улыбку.

Глава 19

Русло реки постепенно сужалось, заставляя тревожно биться сердце Силвер. Матросы промеряли глубину длинными шестами, стоя на приспущенных с бортов корабля шлюпках. Когда солнце склонилось к горизонту, они прекратили промеры, спустили на воду шлюпку, на которой Силвер и Куки должны были добраться до берега.

— Берегите себя, — мрачно произнес Джордан, и Силвер, повинуясь порыву, обняла его. Флагг пожал им руки.

— Мы будем вас ждать, — уверил их второй помощник.

— Все, что вы должны сделать, это предупредить капитана и вернуться на корабль.

— Да, мистер Флагг, — произнес Куки.

До берега шлюпка дошла быстро. Направившись вверх по реке, Куки и Силвер через несколько миль натолкнулись на маленькую деревню. Ветхие строения из обмазанных глиной прутьев окружали глубокий колодец, обложенный известняковыми плитами.

Силвер, одетая в брюки и рубашку Джордана, наделала переполох среди жителей, собравшихся посмотреть на ее длинные серебристые волосы. Хотя в деревне их встретили приветливо, попросить что-либо у местных жителей оказалось невозможно, поскольку индейцы говорили лишь на своем родном языке. Только когда появилась женщина, говорившая по-испански, Силвер и Куки смогли объяснить, что им нужно. По всей видимости, нейтралисты не пользовались у этой женщины благосклонностью, либо же ее привлекли золотые реалы. Предложенные ей Куки, и с ее помощью удалось заключить сделку довольно быстро, еще до того как солнце скрылось за горизонтом.

Вскочив на костлявую лошадь, Куки последовал за проводником-индейцем, на плечи которого была наброшена шкура ягуара. Индеец захватил с собой лишь кувшин с водой, сумку с пищей и выгнутое мачете. Следом за Куки ехала Силвер. Они направились на северо-восток.

По обеим сторонам тропинки раскинулись могучие заросли папоротника, из которых взметались ввысь могучие стволы деревьев. Густая трава буквально кишела пауками и змеями. В вышине перекликались птицы с ярким оперением. С ветки на ветку прыгали обезьяны. Тропинка заросла так сильно, что приходилось двигаться по одному.

Хотя Силвер доводилось ездить верхом очень часто, она уже довольно давно не сидела в седле — с того дня, как бежала с острова. Боль в бедрах и коленях очень быстро убедила ее в том, что перерыв был недопустимо долгим, но скоро Силвер приноровилась и начала двигаться в знакомом с детства ритме.

— Мы уже обогнали солдат, — сказал ей Куки. — Я надеюсь, что индеец действительно понял, что нам надо спешить.

Силвер надеялась на то же. От них зависела жизнь Моргана и еще нескольких десятков человек. А также и ее с Куки.

Они провели в седле большую часть дня, останавливаясь лишь на короткий отдых. Лошади были выносливее, чем казались на вид, а индеец просто не знал устали. Но Силвер казалось, что отыскать в этих джунглях Моргана и его людей невероятно трудно.

Они продолжали ехать вперед. Никогда еще в мире не было людей, столь полных решимости выполнить свою задачу.


— Лейтенант Рейли! — крикнул Баклэнд. — Дайте людям пятнадцатиминутный отдых.

Они уже несколько часов двигались под палящим солнцем мимо тенистых деревьев. Чем дальше отряд продвигался на юго-восток, тем гуще становились заросли.

Морган натянул поводья и спешился. Сев на камень, он сделал глоток из фляжки. Рядом с ним расположился Жак.

— Где Тереза? — спросил Морган.

— Ей нужно немного побыть одной, — ответил Жак. — Она очень привлекательная женщина, верно?

У Моргана опустились вниз кончики губ.

— У тебя есть насчет ее какие-то планы?

— На что ты намекаешь? Ты думаешь, мне стоит жениться снова? — Жак смущенно фыркнул. — У меня были две прекрасные жены и есть два взрослых сына, которыми гордился бы любой. Чего еще мне желать?

— Как она убедила тебя взять ее с собой?

Француз негромко рассмеялся.

— Она была полна решимости помочь своему отцу. «Если вы меня не возьмете, — сказала она, — я последую за вами сама. Когда вы будете брать тюрьму, я буду там — с вашей помощью или без нее!» — Жак снова рассмеялся. — Я понял, что она бы сделала это.

Жак посмотрел на женщину, которая направилась к ним от зарослей; его взгляд задержался на ее соблазнительно покачивающихся бедрах.

— Ты, дружище, имеешь более чем достаточно женского общества со своей Силвер. У Ипполита Жака Буйяра с этим проблемы.

— К нам приближаются всадники!

Услышав крик часового, Жак и Морган вскочили на ноги и поспешили по каменистой дорожке к полковнику, который ожидал приближения двух незнакомцев. Один из них был одет в изрядно поношенную форму техасских морских пехотинцев, другой был широкогрудым, мускулистым человеком со стриженной наголо головой и тонкими, свисающими вниз усами. Судя по узким глазам, этот человек был азиатом. Морган подумал, что, по всей видимости, видит наемника, которые составляли часть техасских сил.

К ним обратился человек в форме морского пехотинца,

— Капрал Натан Гибонз, сэр. А это — Байрам Сит. Мы приветствуем вас от имени Арчибальда Спрея, нашего командира. — Капрал улыбнулся. — Говоря по правде, полковник, мы страшно рады вас видеть.

Полковник расправил плечи. Произнося слова приветствия, Баклэнд повел капрала к дереву и предложил ему глоток воды. Азиат направился к майору.

— Вы — майор Траск?

Морган кивнул.

— Как вы узнали?

— Я принес вам вести о вашем брате. Вы очень похожи на него.

Волосы у Брэндана были каштановыми, а не светлыми, глаза — ярко-синими, а не зелеными, но брат имел почти такую же фигуру и черты лица — прямой нос, тяжелая челюсть и густые брови. Раньше Брэндан часто улыбался, и Моргану подумалось, улыбается ли его брат сейчас.

— Как он?

— Жив.

— Как его самочувствие?

— Сейчас я не могу сказать. До нас доходят лишь случайные известия.

— Как вы о нем узнали?

— Мы с ним подружились. Мы познакомились на борту корабля. Мой хороший друг Александр де Вийе, как оказалось, и его друг.

Александр де Вийе был весьма состоятельным плантатором из Нового Орлеана. Морган знал его несколько лет.

— Байрам Сит. — Морган повторил имя, стараясь припомнить, где он мог его слышать. — Ах да, я слышал о вас. Обычно вас называли просто Рамом. — Он вспомнил, что этот человек был турком.

Байрам негромко рассмеялся:

— Этим именем меня звали только друзья…

— Александр часто о вас говорил. Мы познакомились, выполняя кое-какие контракты по перевозке грузов много лет назад. Он очень хороший человек.

— То же самое он говорил о вас.

Морган кивнул.

— Что вы еще слышали?

— Довольно неприятную новость. Две недели назад известие о вашем прибытии в Кампече дошло до тюрьмы. Генерал Фернандес — он начальник тюрьмы — захотел получить информацию о вашем корабле и ваших матросах. Его люди начали допрашивать пленников под пытками. Однако никто из них не стал говорить. Последние десять дней пленников заставляют тянуть палочки. Того, кто вытянет короткую, они казнят.

Морган стиснул зубы, и на его скулах заиграли желваки.

— Больше я не располагаю никакой информацией, — закончил свой рассказ Рам. — Согласно последним известиям, полученным нами из тюрьмы, ваш брат жив, но вы сами видите, что вызволять его и остальных надо срочно. Каждый день погибает еще один человек.

Морган провел рукой по волосам.

— Мы доберемся до вашего отряда к завтрашнему дню?

— Да. Тюрьма находится в дне пути на юго-восток.

— Какие у нас шансы?

— С пушками, которые вы везете, у нас появляется шанс. Если только централисты не получат подкрепление. — Морган протянул руку.

— Благодарю вас, дружище, за такое долгое путешествие.

— Не беспокойтесь. Скоро ваш брат будет освобожден. «Если он не вытянет короткую палочку».


— Стой! — по-испански раздалась отрывистая команда.

Индеец выглядел удивленным. Куки и Силвер колебались лишь мгновение. Они круто повернули лошадей, ударили их по бокам и понеслись в противоположном направлении, но не успели проехать и сотни ярдов, когда вооруженные пиками всадники преградили им путь.

Куки и Силвер повернули обратно, намереваясь прорваться но увидели впереди еще больше солдат. Скоро они оказались в кольце из не менее чем двадцати человек.

— Что мы можем сделать? — тихо спросила Силвер, с силой сжимая поводья.

— Очень немногое. — Куки подъехал к ней ближе. — Но кое-что можем. Не теряй присутствия духа. Еще может подвернуться какой-нибудь шанс.

— Я бы не рассчитывал на это, сеньор, — произнес позади них по-английски приятный голос. Они повернули лошадей к говорившему.

— Кто, дьявол, вы такой? — спросила Силвер, увидев перед собой человека с каштановыми волосами, светлыми глазами и европейскими чертами лица. Человек был одет в форму офицера мексиканской армии.

— Я — капитан Пауло Каррильо. К вашим услугам, сеньорита Джоунс.

Силвер постаралась скрыть свое изумление тем, что незнакомец знает ее имя.

— Какое вы имеете право задерживать трех ни в чем не повинных людей? Почему вы преградили нам путь?

— Прошу извинить меня за доставляемое беспокойство, сеньорита, но вы должны проехать с нами.

— Куда? — Куки натянул поводья, и лошадь под ним начала беспокойно перебирать ногами.

— К моему командиру, в Ранчо-де-лос-Кокодрилос, куда направляется часть моих войск.

«Значит, не все их войска идут против Моргана», — подумала Силвер.

— Что мы сделали, чтобы заслужить такое обращение?

— Разве недостаточно того, что вы иностранцы и везете оружие мятежникам? Мы знаем о вас все, Дама де Луз. Я уверен, что генерал Фернандес будет рад встрече с вами.

— Ваши шпионы работают очень хорошо. Но как вам удалось продвинуться так далеко от ваших войск?

— Я возглавлял отдельный отряд. Мы наблюдали за вашим путешествием по реке, восхищаясь вашей отвагой. Сейчас часть наших войск блокировала устье реки, лишая корабль возможности вырваться.

У Силвер в груди что-то оборвалось. Неужели экипаж попадет в плен?

— Почему бы вам не отпустить даму? — вставил Куки. — Она всего лишь женщина. Она не причинит вам никакого вреда.

— А кто вы? — спросил капитан.

— Неужели вам об этом еще не доложили? — выдохнула Силвер.

— Я — Грэндисон Эймс, корабельный кок, и я чертовски горжусь этим.

Капитан Каррильо лишь улыбнулся.

— Сеньор Эймс, не держите меня за дурака. Эта женщина скачет вместе с вами для того, чтобы предупредить майора о движении наших войск. Она представляет опасность не меньшую, чем вы.

Он повернулся к одному из своих солдат и произнес что-то по-испански. Невысокий темноволосый человек снял со своего седла связанную в моток веревку, подошел к Куки и тщательно связал его руки за спиной. Запястья Силвер были связаны спереди.

— Быстрее! — крикнул капитан по-испански, как только этот человек справился со своей работой. Один из солдат взял их лошадей за поводья и повел за собой.


— Мексиканские войска, полковник! — К Баклэнду подскакал Гамильтон Рейли. — Я уверен, что это войска централистов.

— Боже милосердный! — разинул рот Баклэнд.

— Сколько их? — спросил Морган. — По какой дороге они идут?

— Похоже, их больше двухсот. Они приближаются с юго-запада, большая часть из них — всадники. Централисты встретят нас совсем скоро.

— Нам нужно отходить. — Баклэнд тревожно оглянулся.

— Отходить? Куда? — выдохнул Морган. — Гамильтон, возьми Жака и сеньориту Мендез, бери фургоны с оружием и всех лошадей и убирайся отсюда к дьяволу.

— Вы сошли с ума? — Глаза Баклэнда стали круглыми от изумления. — Мы не сможем справиться с двумя сотнями солдат.

— У нас нет выхода. Оружие должно дойти до техасцев, чтобы уравновесить силы. Это единственная возможность вызволить узников из тюрьмы. Кроме того, большая часть наших людей идет пешком. Мы просто не сможем уйти от противника.

— Но… но…

— Полковник? — нетерпеливо произнес Гамильтон, требуя команды старшего по званию.

— Мы укроемся за теми скалами, — продолжил Морган, поскольку Баклэнд молчал. Неподалеку виднелся каменистый, сильно заросший травой холм. — У нас с собой много боеприпасов. Мы можем задержать централистов на несколько часов, пока лейтенант Рейли не уйдет достаточно далеко.

На лице Баклэнда все еще читалась нерешительность.

— Это не займет много времени, полковник, — произнес Морган. Лошадь Гамильтона нетерпеливо тронулась с места. — Может, вам следует отправиться с ними? — ядовито добавил Морган, желая, чтобы этот чертов полковник наконец согласился.

Баклэнд выпрямился:

— Вы слышали майора? Выполняйте, лейтенант.

— Есть, сэр. — Отдав честь, Гамильтон развернул лошадь и стремительно понесся прочь.

Прошло всего несколько минут, и фургоны с оружием были повернуты назад, а солдаты направились к холму.

К Моргану на лошадях приблизились Тереза и Жак.

— Ты уверен, что у нас нет другого выхода? — спросил Жак.

— Для того чтобы вызволить Брэндана — да.

— Я сделаю все возможное, чтобы выручить его из тюрьмы. — Морган протянул ему руку.

— Я знал, что ты так скажешь.

Жак с силой пожал его руку.

— Побереги себя, дружище.

— Да поможет тебе Бог, — произнесла по-испански Тереза, пытаясь изобразить улыбку, однако ее лицо выглядело бледным и испуганным.

— С Богом, друзья мои.

Морган повернулся и направился к солдатам, которые уже окапывались на холме. Позиция была очень удачная: гранитные выступы надежно закрывали от пуль, а густая растительность хорошо скрывала обороняющихся. Однако все понимали, что с таким количеством людей поражение все равно неизбежно.

— Что за чертовщина? — остановился Морган, увидев широкую спину Рама, согнувшегося с лопатой над окопом. Рам сбросил рубашку, и под его потной смуглой кожей играли тугие мускулы. — У вас же была лошадь, вы должны были ехать с остальными.

— Пусть на моей лошади поедет кто-нибудь другой, — откинул с лопаты землю Рам. — Вам потребуется помощь.

Морган устало улыбнулся:

— Спасибо.

Солдаты начали вскрывать длинные деревянные ящики с ружьями и боеприпасами и приступили к подготовке к сражению.

Не прошло и часа, как подошли мексиканские войска, и началась перестрелка.

Морган надеялся, что, хорошо замаскировав своих солдат, он не даст мексиканцам определить, сколько техасцев им противостоит. Действительно, мексиканцы рассредоточились и долго не решались атаковать. Перестрелка продолжалась несколько часов. Рубашка Моргана стала мокрой от пота и покрылась пятнами грязи. Рам оставался лишь в брюках и ботинках.

— Сколько еще они будут ждать? — спросил Рам.

— Недолго. По всей видимости, они уже поняли, что им противостоят небольшие силы. Как только они решат это наверняка, то пойдут в атаку.

И они пошли.

Морган увидел строй солдат в причудливой форме красного и белого цветов, в шляпах с перьями и в высоких черных сапогах. Нападающие сразу же начали ураганный огонь из ружей.

— Боже милосердный! — воскликнул Баклэнд. — Их несколько сот. У нас нет никаких шансов.

Морган оценивал количество наступавших всего в полторы сотни, но и этого было много для трех дюжин защитников. Через несколько минут мексиканцы окружат холм, и тогда, по всей вероятности, всех техасцев ждет смерть.

Подумав об этом, Морган выстрелил из ружья; звук его выстрела слился с остальными.

В первый раз за свои тридцать лет он встретился со смертью лицом к лицу. И именно сейчас ему больше всего хотелось жить. Потому, что он встретил свою любовь.

Наверное, подумалось Моргану, он не заслуживает женщины, которая ему встретилась. Почему он был так глуп, почему только сейчас понял, что подарила ему судьба? Тщательно прицелившись, Морган выстрелил и услышал крик боли мексиканского солдата. На мундире мексиканца появилось красное пятно. Морган перезарядил ружье. Он был уже почти уверен, что сегодня ему суждено умереть. Интересно, будет ли Силвер его оплакивать. Наверное, да, если она любила его так же сильно, как он ее.

А любила ли она его?

Морган прижал приклад к плечу и тщательно прицелился. Она была чертовски красива, мелькнуло у него в голове, когда он нажимал на спусковой крючок. Мгновением позже на землю упал еще один мексиканец. Рядом с Морганом раздался выстрел — стрелял молодой морской пехотинец. Бегущий к нему мексиканец упал как подкошенный.

Морган перезарядил дымящееся ружье и снова прицелился. «Силвер!» — пронеслось в его голове, когда он нажимал на спусковой крючок. В его памяти всплыло ее улыбающееся лицо, глядящее на него сверху, воспоминание, как ее волосы щекотали его плечо.

Он вспомнил мелодичный голос Силвер. Вспомнил, какой мягкой была ее кожа под его пальцами, какими полными, соблазнительными были ее груди. Вспомнил блеск полных страсти глаз.

Перезарядив ружье, Морган снова нажал на спусковой крючок. Отдача показалась ему сильнее, чем раньше. Он хотел увидеть Силвер еще раз, еще раз дотронуться до нее. Хотел в последний раз любить ее. Может, он сказал бы те слова, произнести которые ему следовало раньше, сказал бы о своих чувствах.

Внезапно Моргану пришла в голову мысль, что Силвер, возможно, тоже в опасности. Если централисты узнали о плане нападения на тюрьму, они могли знать и о «Саванне». Возможно, они найдут какой-нибудь способ проникнуть на корабль, захватят Силвер и… Морган проглотил комок в горле, не в состоянии довести свои предположения до конца. Он не мог представить себе Силвер в руках мексиканцев. Он не имеет права умереть здесь, пока не убедится, что она в безопасности.

— Боже на небесах, — молил он, — защити ее от всех напастей.

Ему вдруг подумалось, что эти слова можно счесть безумием. Он молился за Силвер, которая оставалась на корабле в полной безопасности, когда ему следовало молиться за самого себя. Но только она занимала все его мысли. «Боже, не заставляй ее печалиться, — подумал он. — Пусть она найдет себе кого-нибудь, кто будет ее любить и оберегать».

Справа от Моргана со стоном упал на землю солдат. Рам продолжал посылать в неприятеля пулю за пулей; его правая рука была алой от крови, сочившейся из раны.

Силвер бы понравился Рам. Морган не сомневался, что и турку пришлась бы по сердцу ее одухотворенная, деятельная натура — эти качества сейчас начал ценить и сам Морган.

Раму Силвер Джоунс наверняка бы понравилась.

Но его чувства к ней были намного глубже. Только сейчас, перед лицом смерти, он понял, что любит ее.

С полдюжины централистов добрались до первой линии укреплений, стреляя и работая штыками; штыки были красны от крови. С победным криком мексиканцы ринулись вверх по холму. Трое из них направились к Моргану, трое — к Раму. Морган выстрелил, уложив наповал одного из них, ударил прикладом второго, выдернул ружье из рук третьего и вонзил ему в грудь его же штык. Но следом за первой тройкой к нему уже поднималась дюжина солдат.

У него не оставалось времени для сожалений, но все же Моргана они не оставляли. Он жалел о том, что никогда больше не разделит страсть с Силвер, и о том, что их любовь не даст им детей.

«Да будет с тобой Бог, Силвер, — мысленно помолился он, используя бесценные последние мгновения своей жизни. — Я люблю тебя».

В руках одного из вражеских солдат вспыхнула на солнце голубоватая сталь. Времени перезарядить оружие уже не оставалось. Морган опустил свой штык навстречу наступавшим. Они должны были добраться до него всего через несколько мгновений. Последние его мысли были о женщине, которую он любил.

— Прекратить огонь! — Эти слова, произнесенные сначала по-испански, затем на ломаном английском, разнеслись эхом по окруженной стенами джунглей дороге.

Выстрелы стали стихать. Изумленный, Морган обессилено опустился в траншею. Рам сделал то же самое; перед ним лежали три мертвых мексиканских солдата. Чуть поодаль от них срывающимся голосом Баклэнд приказывал прекратить огонь. Скоро выстрелы стихли. На земле лежало больше дюжины убитых и раненых — кричащих в предсмертной агонии или тихо стонущих. Остальные напряженно ждали, что будут дальше делать централисты.

— У нас неравные силы! — выкрикнул мексиканский офицер. — Сдавайтесь, или мы вас уничтожим.

Пригнувшись, Баклэнд приблизился к окопу, в котором находился Морган, обогнув растянувшийся в пыли окровавленный труп.

— Что вы думаете? — прошептал он. — Мы больше не в состоянии их сдерживать. Морган устало выдохнул:

— Один Бог знает, что они с нами сделают. Но мы предприняли все, что могли, для Рейли и остальных; у них теперь очень хорошие шансы уйти от погони. Что касается нас… мы наверняка погибнем, если не сдадимся. — «А я хочу жить». — По крайней мере мы можем попытаться выиграть некоторое время.

— Вы совершенно правы, майор, — с облегчением произнес Баклэнд.

Говоря по правде, Морган был удивлен предложением о сдаче. Можно было сказать, что техасцы уже наголову разбиты, и лишь несколько минут отделяло их от полного уничтожения. А централисты были известны тем, что сражались не на жизнь, а на смерть. Может, мексиканцы хотят забрать их оружие, затем выстроить и расстрелять.

— Пока мы способны дышать, — произнес Морган, — всегда есть шанс бежать.

Баклэнд взял лежащую на земле белую рубашку Рама, надел ее на штык ружья Моргана, поднял в воздух и начал яростно размахивать ею.

— Бросьте оружие! — приказали централисты. — Выходите с поднятыми руками.

— Выйдем? — спросил Морган Рама с горькой усмешкой. Бросив ружье, он выпрямился, с напряжением ожидая пули, которая могла ударить в него в любое мгновение.

— Пока все идет хорошо, — произнес Рам, опуская ружье на землю.

Следом за ними побросали винтовки и остальные солдаты, и мексиканцы начали осторожно приближаться. Их командир, седоволосый человек с мрачным выражением лица, приказал связать им руки. Затем пленных, не говоря им больше ни слова, повели вперед.

Морган не мог сказать, куда их ведут и какой будет их дальнейшая судьба. Это казалось ему неважным. Он знал лишь то, что пока еще жив, что у него есть кто-то, кого он любит и к кому хочет вернуться. И что как-нибудь он сможет выжить.

Глава 20

— Что вы сделали с Куки? — Силвер стояла в дверях элегантной столовой в главном доме огромного поместья Ранчо-де-лос-Кокодрилос, «Земли крокодилов».

Сидящий во главе длинного деревянного стола капитан Пауло Каррильо поднялся на ноги и расцвел в приветливой улыбке.

— Ваш друг присоединился к узникам тюрьмы. Уверяю вас, ему не будет причинено никакого вреда.

Они расстались в тот момент, когда добрались до поместья. Куки отвели куда-то под дулом револьвера, а Силвер. заперли в одной из роскошных спален дома. Ее накормили и дали чистую одежду: ярко-желтую юбку, пару кожаных туфель и белую крестьянскую блузу с кружевами, которая оставляла открытыми плечи. Ей также разрешили принять ванну и вымыть волосы. В общем, к ней отнеслись скорее как к гостье, а не как к пленнице.

Но от этого она чувствовала себя еще хуже.

Каррильо отодвинул для нее резной деревянный стул, один из двенадцати, стоявших вокруг длинного деревянного стола, расположенного прямо под массивной бронзовой люстрой.

— Прошу вас, сеньорита Джоунс. — Жестом он пригласил ее сесть.

— Что вы от меня хотите? Почему меня держат под замком два дня, ничего не объясняя?

Каррильо удивленно поднял брови:

— К вам плохо относятся?

— Вы знаете, что нет.

— Прошу вас… — Он снова показал на стул. — Наш обед остывает. — На столе поблескивали хрусталь и дорогой фарфор. Рядом с каждой тарелкой сверкали серебряные приборы. В центре стола стояла прелестная хрустальная ваза с розовыми гибискусами.

— Что вы от меня хотите? — повторила Силвер, продолжая стоять у двери.

— Я? — любезно переспросил он. — Мне ничего от вас не нужно, кроме вашего общества. Это генерал Фернандес отдал распоряжение держать вас здесь.

— Где он?

— Боюсь, что его пока нет. Он должен прибыть завтра. А до того времени, я надеюсь, вы получите удовольствие от гостеприимства генерала.

Силвер бросила взгляд на стол, на дымящиеся тарелки с цыплятами и черепашьим мясом, на огромные тыквы и подумала о тех, кто находился в тюрьме совсем неподалеку отсюда. Запах пищи заставил ее сглотнуть слюну.

— Единственное, чего я сейчас хочу, это присоединиться к моим друзьям. — С этими словами она повернулась и направилась в свою спальню.

Силвер села на низкую деревянную кровать, и ее пальцы рассеянно погладили ярко-красное шерстяное одеяло. Куки сейчас мучился в тюрьме вместе с братом Моргана и солдатами-техасцами. Неужели и Джордан вместе с командой «Саванны» тоже попадет в плен? Где они сейчас и что с Морганом? Может, он уже лежит мертвый где-нибудь в лесу и его тело оставлено гнить среди буйной тропической растительности?

«Нет!» Силвер не хотела в это верить. Ей следует собрать все свои силы; она не может позволить, чтобы ее мужество иссякло от тревоги за Моргана. «С ним все будет в порядке, — твердо сказала она себе. — С ним должно быть все в порядке». И до тех пор пока она не узнает обратное, она будет думать именно так.

Она будет стойкой. Стойкой для себя. Стойкой для Моргана.


Тяжелый переход до Ранчо-де-лос-Кокодрилос истощил силы техасцев. Два дня под палящим солнцем, почти без пищи и воды, под укусами москитов и в темпе, который могли выносить лишь немногие из самых сильных мужчин. А Моргану и Раму, меняясь с другими. Приходилось еще нести на своих плечах носилки с ранеными солдатами.

Один мексиканец, ехавший на лошади, постоянно подгонял пленников плеткой, предназначенной для усмирения лошадей. Он делал это с большим энтузиазмом, разрывая тонкую ткань рубашек и оставляя красные полосы на телах. Морган попробовал этой плетки не меньше, чем остальные; его шаг с каждым часом пути становился все короче, а груз казался все тяжелее и тяжелее. Но тем не менее Морган продолжал двигаться вперед.

К полудню второго дня они увидели конечный пункт своего марша — Ранчо-де-лос-Кокодрилос. Вокруг большого здания расстилалась каменистая поверхность, почти лишенная всякой растительности, и только вдали виднелись высокие агавы. Чуть дальше на юг земля казалась зеленее, но и эти заросли выглядели чужими и враждебными.

— Быстрее! — крикнул один из мексиканцев, с яростью опуская плетку на пленного, идущего первым. Тот упал. Техасцы, идущие следом, помогли ему подняться на ноги, и солдаты продолжили свой путь.

Морган увидел перед собой двухэтажный дом. За изогнутыми дугой арками виднелись массивные деревянные двери. Перед домом мирно журчал фонтан, совершенно равнодушный к смертям и разрушениям, происходящим вокруг.

— Передай носилки другим, — сказал Моргану длинноногий мексиканский солдат, повторив затем те же слова Раму. Один из солдат вытолкнул из строя полковника Баклэнда, другой начал связывать руки всех троих веревками. Остальных пленников мексиканцы, повернув колонну, повели на восток.

— Как ты думаешь, почему они отделили нас от остальных? — спросил Рам. /

— Молчать! — предупредил один из охранников. — У вас скоро появится возможность поговорить. — Он грубо толкнул их вперед. Они прошли мимо главного дома и направились к конюшне. Построенная из необожженного кирпича, холодная и темная, конюшня пахла лошадьми и соломой. Внутри находилось с полдюжины солдат, некоторые из них стояли, другие сидели на корточках. Самый высокий из них при появлении техасцев двинулся им навстречу. Он улыбнулся, обнажив большие, похожие на волчьи зубы.

— Я — сержант Ренальдо Руиз, — произнес он по-испански. — Я буду производить допрос.

— Что он сказал? — спросил Баклэнд.

— Молчать! — потребовал Руиз. — С этой минуты вы будете говорить только тогда, когда вам это прикажу я. Кроме того, я ожидаю, что вы ответите на все вопросы, которые мы вам зададим. Если нет… — Он показал вверх, откуда свешивались несколько веревок. У Моргана сжалось сердце. — Выведите остальных. Мы начнем с этого.

Морган молча смотрел, как уходят Рам и полковник. Оба выглядели такими же ошеломленными и подавленными, как и он. У Баклэнда были опущены плечи, его обычно безукоризненный мундир сейчас был покрыт грязью и висел на нем мешком. На обнаженной спине Рама розовели следы плетки. Морган бросил взгляд на Руиза, который отошел к двум своим солдатам. С руками, связанными за спиной, сопротивляться было бессмысленно. Мексиканцы усадили Моргана на стул, привязали его руки к спинке, и Руиз начал свой допрос:

— Где ваш корабль? Где находятся остальные ваши войска? Почему вы прибыли сюда? Где пушки? Когда ваши солдаты должны двинуться на нас?

Эти вопросы казались бесконечными, и каждый из них сопровождался ударом, и с каждым разом эти удары становились все сильнее. Централисты знали о движении войск техасцев гораздо больше, чем предполагал Морган. Но тем не менее он не сказал ничего. В конце допроса его губы были разбиты, на лице кровоточило множество ссадин. Удары по ребрам, по-видимому, сломали несколько из них, и от боли Моргану было тяжело дышать.

— Пока достаточно, — произнес сержант. — Введите турка.

Его оставили в покое, но боль в ребрах не прекращалась, и к утру Морган впал в беспамятство. Очнулся он от криков и с удивлением обнаружил, что кричит он сам. Он не видел Рама и Баклэнда, но знал, что они переживают такие же мучения, если не стали отвечать на вопросы сержанта.

Время тянулось мучительно медленно, за одним часом страданий следовал другой Морган проснулся снова, когда взошло солнце. На этот раз он спал обычным сном, не впадая в забытье. Где он сейчас? Чувствуя боль в руках и плечах, Морган поднял голову. Ему было трудно сфокусировать взгляд, трудно было даже держать голову прямо, но он все-таки разглядел крышу и небольшие гнезда, свитые птицами на стене под потолком.

Затем он смог разглядеть веревку, свисающую с бруса над его головой и тянущуюся к его окровавленным рукам. Обнаженный по пояс, он висел примерно в футе над землей; руки и плечи были наполнены непереносимой болью. Голова Моргана снова опустилась на грудь.

Никогда в своей жизни 6н не молился о том, чтобы сознание его оставило. Теперь Морган молил Бога об этой милости.

— Опусти его.

Это были последние слова, которые он помнил. Солдаты подошли к Моргану с обеих сторон и взяли его под руки.

Он очнулся, когда его куда-то тащили; звук шагов разносился по длинному залу с множеством дверей. Затем, снова открыв глаза, Морган увидел картины маслом, развешанные на стенах между канделябрами. Он заметил, что пол в комнате земляной, но очень хорошо утрамбованный, мебель массивная, темного цвета, по всей видимости, ее привезли из Европы.

У Моргана мелькнула мысль, что француз, который построил это здание, любил роскошь. Генерал Фернандес выбрал неплохое место для своего поместья.

Увидев Моргана в сопровождении солдат, сидящий за столом человек отодвинул стул и поднялся на ноги. Солдаты развязали руки Моргана, и он оперся о дверь, чтобы не упасть. Глаза плохо подчинялись ему, и Моргану пришлось напрячься, чтобы рассмотреть комнату.

— Добрый день, — произнес вставший из-за стола. Морган заметил, что это был невысокий человек с черными глазами и узкими усиками. Когда человек жестом предложил Моргану присесть на стул по другую сторону стола, Морган отметил, что у него очень развитые грудь и плечи. С трудом переставляя ноги, Морган подошел к стулу с высокой спинкой и грузно опустился на него.

— Кто вы? — спросил Морган.

— Генерал Альберто Фернандес. А вы — Морган Траск.

— Куда увели остальных? Байрама Сита и полковника Баклэнда?

— В данный момент они все еще в конюшне, хотя скоро мы переведем их в тюрьму. Как и ваши, их мучения кончились.

— Почему?

Генерал пожал плечами.

— Турок мало что может рассказать из того, что мы еще не знаем, даже если он этого бы и захотел. А полковник… скажем, проявил больше желания к сотрудничеству.

— Ублюдок, — прошептал Морган разбитыми губами.

— Некоторые ценят жизнь больше всего остального.

Морган не ответил. Его голова снова начала падать на грудь, отсутствие пищи и воды лишило Моргана сил.

— Почему вы привели меня сюда?

— Вы удивляете меня, майор. Мы с самого начала знали, что операцией командуете на самом деле вы, а не Баклэнд. Он присутствовал лишь для проформы. Ваша миссия не удалась, майор. Но все же вы убили несколько моих солдат.

— Это всегда случается в сражении, — с иронией произнес Морган, но тут же получил страшный удар по ребрам. Его пронзила острая боль, глаза застлала белая пелена.

— Я вижу, вы совсем не боитесь смерти, майор. Вот почему я распорядился привести вас сюда. — Фернандес сделал знак одному из своих людей, который направился через комнату к маленькой дверце в углу. — У меня есть другая возможность заставить вас говорить. — Он повернулся к человеку у двери. — Введите.

Морган молча смотрел, как медленно открывается дверь. Ему было трудно сосредоточиться, трудно собраться с мыслями. Он боролся с собой, чтобы снова не погрузиться в темноту, которая обещала ему освобождение от боли. Именно в таком состоянии он увидел ее, воплощение красоты, с серебристыми волосами и темными глазами. Морган подумал, что у него начинаются галлюцинации, но не хотел, чтобы этот мираж развеялся.

— Морган!

Крик, разрезавший воздух, заставил его открыть глаза шире. Туман в голове рассеялся, взгляд прояснился. Теперь он мог видеть Силвер, рвущуюся из рук солдат, которые пытались ее удержать.

— Морган! — В ее голосе звучало отчаяние.

— Силвер, — прошептал Морган, когда до него дошла ужасная правда. Он молил Бога, чтобы глаза и уши его обманывали. Силвер никак не могла быть здесь. Именно сейчас. Именно в этой забытой Богом дыре! Он попытался подняться на ноги, но чья-то сильная рука надавила на его плечо.

«Сохраняй спокойствие», — сказал себе Морган, стараясь собрать все свои силы и снова не провалиться в беспамятство. Он должен помочь Силвер. Страх ему только повредит.

— Что вы с ним сделали? — гневно бросила она; ее голос дрожал от ярости, на глазах блестели слезы. — Как вы можете такое делать?

— Это война, сеньорита Джоунс. Майор хорошо знал, на что шел, когда соглашался на выполнение своей задачи.

«Оставайся спокойной, — сказала она себе. — Ты должна держать чувства под контролем». Морган ранен — очень тяжело, но по крайней мере он жив. Она как-то должна помочь ему.

— Я требую, что вы его развязали. — Один его вид, ясно показывающий, что пришлось Моргану вынести, разрывал ей сердце.

— Этот человек вторгся в мою страну. Он привез оружие мятежникам, которые против нас воюют.

— Вы пользуетесь его беззащитностью. Я уверена, что все его солдаты попали в плен. Теперь он больше не представляет для вас угрозы.

— Пушки, которые он привез, до сих пор не найдены. А этого уже достаточно, чтобы его расстрелять. Я очень великодушен в своем обращении с иностранцами.

«Великодушен»! Мучить человека, бить его до бесчувствия — это быть великодушным? Силвер с трудом сдерживалась, чтобы не произнести эти слова вслух.

— В каком-то смысле, я думаю, вы правы. Вы могли убить и его, и тех людей, которые содержатся в вашей тюрьме. Поскольку этот человек — мой друг, я благодарю вас за это.

— Эта девушка здесь ни при чем, — хрипло произнес Морган. — Как человек чести, вы ее отпустите.

Уголки губ генерала опустились вниз.

— Думаю, нет.

Силвер увидела его поблескивающие глаза, его голодный, желающий ее взгляд. Она посмотрела на Моргана: в его глазах застыла боль, на лице виднелись кровоподтеки и ссадины — и приняла решение.

— Этот человек больше не может быть вам полезен, генерал, но он мой друг, его жизнь для меня очень важна. Я хочу совершить с вами сделку ради его освобождения.

Подняв брови, генерал посмотрел на нее внимательнее.

— Что за сделку вы мне хотите предложить, Дама де Луз?

Силвер направилась к нему, стараясь, чтобы ее бедра двигались как можно соблазнительнее. На ее губах заиграла обольстительная улыбка.

— У меня с собой осталась лишь одна ценная вещь — мое тело.

— Силвер, нет! — Вскочив на ноги, Морган двинулся к ней. Трое солдат тут же схватили его за руки и усадили обратно.

— Молчи, англичанин! — хрипло предупредил один из них. Силвер бросила на него взгляд, которым молила о том же. Генерал негромко рассмеялся.

— Мне уже принадлежит ваше тело, сеньорита. Я возьму вас сегодня же ночью, хотите вы этого или нет.

Морган выпрямился:

— Она ничего не сделала, вы должны разрешить ей уйти!

— Заставь его замолчать, — отдал команду Фернандес. Силвер могла лишь в бессилии наблюдать, как Моргану скручивают за спиной руки и как он сгибается от боли. Стараясь не замечать муки в его глазах, она подошла к генералу и обвила его шею руками.

— Вы можете взять меня силой, — тихо произнесла она, — но уверяю вас, генерал, в этом случае вы получите намного меньше, чем то, что я могла бы отдать сама. — Окинув его томным взглядом, она наклонилась к нему и поцеловала.

Фернандес обнял ее, посадил себе на колено и, сжав со всей силой, подарил ей ответный поцелуй. Морган еще раз попытался вырваться, но солдаты связали его и заткнули рот кляпом, чтобы он не мог произнести ни звука.

Когда Фернандес наконец выпустил Силвер из своих рук, она провела пальцем по его щеке и улыбнулась.

— Сделайте это для меня, и вы не пожалеете. Я обещаю.

Генерал улыбнулся в ответ, но его улыбка скорее напоминала звериный оскал.

— Отведите майора к деревьям и отпустите.

— Вы должны отпустить с ним кого-нибудь еще, — продолжала настаивать Силвер, соскользнув с его коленей. — Он слишком слаб и не сможет выжить в джунглях.

— Нет.

— Здесь его брат. Освободите его.

— Нет! Я отпускаю только его. И это все. Не искушайте судьбу, сеньорита.

— Я должна видеть, как его освободят, — произнесла Силвер. — Я хочу быть уверена, что он в полной безопасности. Сделайте это, генерал Фернандес, и вы проведете восхитительную ночь.

Поколебавшись одно мгновение, генерал кивнул.

— Они доведут его до границы лагеря и отпустят. Вы можете увидеть это с балкона.

Силвер кивнула и устремилась к лестнице. Фернандес повернулся к солдатам:

— Присмотрите за ним с некоторого расстояния. Как только женщина вернется в комнату, схватите его и верните в тюрьму. Если возникнут какие-то проблемы — застрелите.


С болью в сердце Силвер наблюдала, как Моргана затаскивают на небольшую двухколесную тележку и увозят. Два неповоротливых быка — один белый, другой коричневый — двигались медленно, хотя погонщик с силой бил их длинным тонким кнутом. Тележка, громыхая по дороге, катилась все дальше и дальше, пока стала почти неразличимой. Затем быки остановились, и солдаты стащили Моргана с телеги. Когда один из солдат обнажил саблю, Силвер подумала, что ее сердце может остановиться. Но солдат лишь разрезал веревки на руках Моргана. Повозка развернулась и вместе с солдатами покатилась обратно к дому. Морган стоял на месте лишь мгновение, а затем скрылся в густой чаще.

Силвер постаралась сдержать слезы, наполнившие ее глаза. «Боже милосердный, прошу тебя, помоги ему». Если бы она знала наверняка, что Морган останется в живых, она попыталась бы сделать все возможное, чтобы выжить после выполнения той задачи, которую себе поставила.

— Может, нам пора идти, сеньорита? — Генерал взял ее за руку, чтобы провести в дом.

Силвер отстранилась.

— Подождите немного.

Эти слова вызвали раздражение у генерала.

— Вам не надо бояться. У меня сейчас много дел. Свое представление вы устроите вечером.

— Уверяю вас, генерал, это волнует меня меньше всего. — Она обязательно устроит ему представление. Боже, как она ненавидела даже саму мысль, что генерал может к ней прикоснуться.

Силвер отвела глаза от похотливой улыбки генерала и направила взгляд на теряющуюся в густых зарослях колею. Не слыша звука выстрела или какого-либо еще тревожного знака, она почувствовала облегчение. Но все же генералу доверять было нельзя.

«Да поможет тебе Бог, моя любовь», — мысленно произнесла Силвер, надеясь, что Моргану удастся спастись.


Пробираясь сквозь заросли, Морган старался двигаться как можно тише. За спиной он слышал шаги — это были солдаты. Они совсем не собирались дать ему уйти.

«Сумасшедшая маленькая дурочка». Неужели Силвер на самом деле верила, что они его отпустят? Сумасшедшая, безрассудная, удивительная маленькая дурочка.

Согнувшись, Морган скользнул в овраг; бушевавшая в нем ярость придавала ему силы. Его зрение уже прояснилось, и, хотя ребра продолжали болеть, теперь он был уверен, что ни одно из них не сломано. Он бы быстро восстановил силы, если бы получил пищу и воду и если бы ему удалось ускользнуть от тех, кто шел за ним следом.

Всего в десяти футах от него под чьей-то ногой треснула ветка. «Черт побери, они ближе, чем я думал». Оглянувшись вокруг, Морган заметил поваленное, сгнившее внутри бревно. Отгребя от его края сухие листья, Морган скользнул в дупло, в заполненную насекомым и темноту, и завалил листвой отверстие. Прошло совсем немного времени, и шаги преследователей раздались совсем рядом; внезапно клинок сабли уперся прямо в его ребро, отчего сердце Моргана бешено заколотилось, а на лбу выступил пот.

— Где он? — произнес по-испански человек, стоящий всего в нескольких дюймах от него.

— Не знаю. Его здесь нет.

— Ищите!

Морган затаил дыхание, напряженно прислушиваясь к тому, как солдаты двигаются сквозь заросли. Постепенно шаги стали удаляться. Солдаты наверняка думали, что он должен бежать дальше, а он этого не сделал. Морган почувствовал внезапный прилив сил, хотя голова все еще кружилась, ребра болели и он испытывал голод и жажду. Однако он был свободен. Случись сейчас хоть землетрясение или потоп, он все равно останется здесь. Силвер принесла себя в жертву ради него, и он должен сделать все, чтобы эта жертва не оказалась напрасной.

Морган понял, что ему придется затаиться в своем убежище на некоторое время, и решил не обращать внимания на насекомых, ползавших по его коже и нещадно кусавших его, а также на сырость, быстро пропитавшую одежду. Он закрыл глаза и попытался уснуть. Морган бодрствовал большую часть ночи, а сон помог бы ему восстановить силы. Когда он почувствует, что вокруг стало тихо, он покинет свое укрытие.

Ему показалось, его сон длился всего несколько минут. Он проснулся оттого, что по его руке скользнуло что-то длинное и холодное. Когда неведомая тварь убрала свой хвост, он облегченно выдохнул. Сквозь трещины в бревне Морган заметил, что солнце изменило свое положение. Он спал по меньшей мере три часа. Морган все еще чувствовал себя плохо, его тело и руки болели, но голова уже была яснее, и его больше не клонило в сон.

Он прислушался, пытаясь уловить звуки шагов, но в лесу были слышны лишь крики птиц и обезьян. Отбросив листья, Морган выбрался из дупла и с трудом поднялся на еще нетвердые ноги. Все же они держали его лучше, чем до сна. Теперь ему следовало разыскать оружие и воду, а затем он направится туда, где техасцы должны были разместить свои позиции перед нападением на тюрьму. В глубине души Морган надеялся, что их там нет. Если Баклэнд выдал их месторасположение, как намекнул генерал, войска стали бы легкой добычей для людей Фернандеса.

Может быть, их окружили уже сейчас. Впрочем, вряд ли. Слишком много солдат централистов оставалось в лагере.

Морган двинулся вперед сквозь густые заросли и колючий кустарник, через холмы и овраги. К тому времени как он подошел к нужному месту, его руки были исцарапаны в кровь. Последние метры Морган в целях предосторожности полз. Но на месте предполагаемой встречи не было видно ни души. Морган в изнеможении опустился на гранитный камень.

— Наконец, дружище, я тебя встретил. — Могучая рука Жака легла на плечи Моргана.

— Благодарение Богу, — прошептал Морган, чувствуя, как с его плеч свалился тяжелый груз.

— Я уже хотел уходить, решив, что ты мертв.

— Как ты меня нашел?

— Мы наблюдали за тюрьмой и заметили, что в ней появилось несколько наших людей. И мы догадались, что вы были разбиты, однако никому из нас никак не удавалось увидеть тебя или полковника.

— Они держали нас в конюшне. По всей видимости, Баклэнд выдал им это место. Вы получили пушки?

— Да. И мы ожидали, что у нас могут возникнуть проблемы, поэтому перешли на другие позиции. Наши войска расположились недалеко отсюда. — Его глаза пробежали по покрытому синяками и ссадинами лицу Моргана. — Мы видели, как они забрали тебя из лагеря. И видели, как ты бежал, но не могли найти тебя сразу. Я решил, что ты, по всей видимости, направишься сюда.

— За мной гнались. Солдаты могут вас заметить.

— Я отослал всех своих людей обратно. Если бы я не сумел тебя разыскать, не думаю, что это смогли бы они.

Морган кивнул, радуясь, что у него есть такой друг, как Жак.

— А что с Терезой? — спросил он.

— Она в лагере, в полной безопасности. Но нам пора идти. Я могу понести тебя, если ты не способен идти. — Я способен, — произнес Морган, — но очень хочу пить.

— Конечно. — Жак протянул Моргану фляжку. — Пей медленно.

Кивнув, Морган поднес фляжку ко рту, и живительная влага полилась по его горлу. Когда он осушил флягу, Жак протянул ему кусок вяленого мяса. Вцепившись в мясо зубами, Морган с удивлением подумал, что оно кажется вкуснее первоклассного ростбифа. Он еще доедал мясо, а они уже начали осторожно двигаться сквозь колючие заросли.

Как и говорил Жак, они добрались до лагеря довольно быстро. Поскольку новое расположение было гораздо ближе к тюрьме, Морган сразу начал раздумывать над планом освобождения узников.

— Когда вы хотите выступать? — спросил он долговязого широкоплечего лейтенанта по имени Арчибальд Спрей, единственного офицера из техасских войск, который не попал в плен.

— Завтра, если только вам неизвестны причины, по которым необходимо изменить эту дату.

Вместе с Жаком и Гамильтоном они сидели на корточках над картой местности, нарисованной прямо на земле.

— Боюсь, я ничего не узнал о тюрьме, — с сожалением произнес Морган. — Я даже не способен сказать, где она находится.

— К счастью, мы о ней знаем достаточно, — заметил Гамильтон. — К нашим силам присоединилось несколько человек, которые симпатизируют федералистам. Один из них — мексиканец по имени Пачо — работал на плантации сахарного тростника. Он знает эти места как свои пять пальцев.

— Хорошо.

— Больше чем хорошо, — продолжил Гамильтон. — Он сообщил нам о подземном туннеле. Пачо несколько лет назад обнаружил его вход около центральной пирамиды.

— Пирамиды? — переспросил Морган. Гамильтон усмехнулся:

— Как утверждает Пачо, централисты держат пленников в руинах древнего города индейцев майя. Это очень разумно. Стены всех сооружений этого города имеют толщину в несколько футов, и ни в одной из комнат нет окон. К тому же я думаю, все сооружения основательно заросли.

— Как и все тут, — сухо произнес Морган.

— Да, но это сделает нашу задачу легче, — заметил Арчибальд, рисуя сломанной веткой на карте стрелки.

— Вы хотите проникнуть туда сквозь подземный ход? — изумился Морган.

— Да, — ответил Гамильтон. — Попасть в тюрьму изнутри, а не снаружи.

Морган еще продолжал раздумывать над словами Гамильтона, когда все четверо поднялись на ноги.

— Солдаты уже готовы? — спросил Спрея Морган.

— Не просто готовы, сэр. Они рвутся в бой.

— Что бы вы сказали, если бы я предложил немного изменить ваш план?

— Как? — удивился Спрей.

— Перенести выступление на сегодня.

— Но тогда нам придется сражаться на этой чертовой земле ночью, — заметил Гамильтон.

— Ты так торопишься вернуться? — спросил Жак. В его голосе звучало сомнение. — Тебе нужно отдохнуть и восстановить силы.

На лице Моргана появилось мрачное выражение.

— Силвер у них в руках. — Больше он ничего не мог произнести.

— Черт возьми! — Жак закрыл глаза рукой.

— Я хочу вызволить ее оттуда до того, как… Сегодня вечером я отправлюсь в это поместье.

Видя решимость на лице Моргана, Жак кивнул.

— Я подготовлю людей.

— Еще одно, — сказал Морган. — Большую часть наших войск мы используем для отвлечения — для имитации атаки на их позиции. У нас слишком мало сил, чтобы попытаться их разбить. Шанс у нас появится, лишь если трое — пятеро человек проникнут в тюрьму через подземный ход, освободят узников, а потом проведут их по подземному ходу обратно. Как только операция будет завершена, мы двинемся на юг, как поначалу и намеревались. Затем свяжемся с кораблями и отправимся к дьяволу из этого забытого Богом места.

Гамильтон с Жаком заулыбались.

— Звучит чертовски здорово, — произнес Гамильтон. Тем не менее для того, чтобы подготовить людей и оружие, а потом проделать путь к тюрьме, требовалось время. К тому же приходилось ждать, пока сядет солнце, чтобы избежать риска быть обнаруженными. Другого шанса — ни для Брэндана, ни для Силвер — уже не представится.

Морган гнал от себя мысль о том, что все это время Силвер придется пробыть наедине с генералом.

Глава 21

— Я должна пойти с вами. — Тереза умоляюще посмотрела на Моргана и Жака. После трех часов изнурительного перехода через заросшие овраги, по едва различимым тропам они наконец добрались до ведущего в тюрьму подземного хода.

— Мне очень жаль, моя дорогая, — произнес Жак, — но капитан и так был великодушен, что привел тебя сюда.

— Но мой отец…

— Ты можешь подождать возле входа, — сказал ей Морган. — Если твой отец жив, ты его встретишь.

Тереза перевела взгляд с Моргана на Жака, желая услышать подтверждение этих слов; ее черные глаза при этом сверкнули.

— Даю слово, дорогая. Если он там, я выведу его сам.

— Пора. — Морган знал, что сейчас важна каждая секунда. Морган, Жак и три техасских морских пехотинца должны были спуститься в подземный ход, следуя за Пачо, который знал дорогу к тюрьме. Остальная часть войск должна была окружить тюрьму и начать обстреливать ее охрану. Поскольку в тюрьме было слишком много людей, чтобы бегство узников осталось незамеченным, лучше всего было уводить их в суматохе, поднятой перестрелкой.

Жак поднял заранее приготовленный факел и повернулся, чтобы следовать за Морганом. Внезапно на его плечо опустилась рука Терезы. Он обернулся. Подойдя ближе и обняв его, Тереза положила голову Жаку на грудь. Жак обнял ее, привлекая ближе, и оставил на губах Терезы долгий и крепкий поцелуй.

— Да благословит тебя Бог, — прошептала она, но Жак уже скрылся в подземном ходе. Перекрестившись, Тереза начала шептать слова молитвы, прося Бога, чтобы Жак вернулся невредимым и привел ее отца.

Морган терпеливо ждал, когда в подземный ход спустятся все. В туннеле оказалось очень сыро, воздух был спертый, с неприятными запахами.

— Пропустите вперед Пачо и старайтесь от него не отставать. В подземном ходе могут быть ответвления.

Зажглось несколько факелов, бросающих причудливые тени на стены, и отряд двинулся в темноту. С потолка на них падали капли воды, по одежде на лица и руки взбирались пауки. Гулкое эхо разносило звуки шагов. Внезапно кто-то споткнулся и с шумом упал.

— Тише! — прошипел Морган. — Черт побери, мы не знаем, кто еще здесь может быть.

— Простите, — покраснел от смущения молодой белобрысый солдат.

Когда они двинулись дальше, по полу заметались крысы, писком выражая недовольство непрошеным вторжением. В одном месте, где в сторону от главного входа уходил боковой лаз, свет факелов вспугнул летучих мышей, которые стайкой пронеслись над головами. Морган мог лишь надеяться, что эти отвратительные твари не вернутся обратно — хотя бы до того, пока техасцы не выполнят свою задачу и все узники не выберутся из подземного хода.

Достав карманные часы, Морган откинул их крышку. До того как техасцы откроют огонь, оставалось двадцать минут. Солдаты должны были обстреливать тюрьму до тех пор, пока мексиканцы не справятся с паникой; затем им следовало отойти в безопасное место. Для выполнения операции было отведено слишком мало времени, малейшая ошибка могла все испортить.

Моргану казалось, что у него болит каждое ребро, ноет каждая кость. Жгли рубцы от кнута на спине. Но он старался не обращать на это внимания, пытаясь думать лишь о том, что должен спасти людей, которых любил.

Ему оставалось лишь надеяться на то, что человек по имени Пачо, ведущий их вперед, действительно знает о развалинах древнего города майя столь много, как утверждал.


Силвер подошла к толстой железной решетке на окне, удивительно похожей на ту, что была в ее доме на Катонге. Похоже, это ее удел — оставаться в заточении и не видеть свободы. Сегодня вечером она потеряет еще больше.

Ее перевели в другую спальню, расположенную на втором этаже, как она догадывалась, ближе к апартаментам генерала Фернандеса. Эта комната была больше, чем спальня на первом этаже, и обставлена намного пышнее. Окна от пола до потолка закрывали портьеры из дорогой темно-красной парчи. У стены стояла широкая кровать.

В комнате было совсем немного вещей. На резном туалетном столике лежали лишь серебряная расческа, зеркальце и небольшая, сделанная в виде сердца серебряная шкатулка для драгоценностей. Когда Силвер открыла крышку, заиграла какая-то грустная мелодия. Внутри шкатулка оказалась пустой.

Час назад Силвер приняла ванну и облачилась в свежее платье, очень похожее на то, что она надевала раньше, только на этот раз юбка была ярко-красного цвета и совершенно не выцвела. Теперь, вымывшись и переодевшись, Силвер стояла в ожидании человека, который ее купил словно шлюху из дешевого борделя. Но Силвер решила, что если бы судьба снова поставила ее перед выбором, она не колеблясь поступила бы точно так же.

Силвер направила взгляд сквозь прутья решетки. Перед ней расстилалось поле с наваленным кучами сахарным тростником, который уже начал засыхать. Когда-то его собирали, чтобы продать; теперь ветер развеивал тростник по всему полю. За полем к самому горизонту тянулись деревья. Брошенная из-за боевых действий земля выглядела уныло и безрадостно.

Сколько еще времени генерал будет с ней забавляться? Как долго предстоит ей страдать перед тем, как она вернет себе свободу? Силвер не сомневалась, что она освободится — рано или поздно. Либо она найдет способ бежать, либо восстание приведет к какому-нибудь результату, либо Фернандес будет направлен в новое место. Не будущее страшило её — она боялась настоящего.


Силвер еще раз обвела глазами вид за окном. Уже стемнело, а генерал в ее комнате так и не появился. Что могло его задержать? Как она желала, чтобы он не пришел!

Внезапно в дверь с силой постучали. Сердце Силвер тяжело забилось — почти в такт ударам в дверь. На ставших ватными ногах она пересекла комнату и остановилась, ожидая, когда дверь откроется. Дверь распахнулась, и Силвер увидела полную мексиканскую женщину по имени Мария, которая прислуживала ей со времени прибытия Силвер в поместье. У женщины было непроницаемое, каменное лицо.

— Генерал Фернандес ждет вас в своей комнате, — произнесла женщина по-английски с очень сильным акцентом. В коридоре за ее спиной стояли два солдата. — Пойдемте.

Мария пошла по коридору, и Силвер покорно двинулась следом. Дойдя до первой двери с правой стороны, женщина распахнула ее.

Собрав все свое мужество, Силвер сделала шаг в комнату. Дверь за ее спиной захлопнулась. Эта комната оказалась еще больше и еще роскошнее, чем та, которую занимала она. На стенах висели картины, комната была обставлена массивной резной мебелью. В углу стояла огромная кровать со столбиками по углам, на которых покоилась сетка от москитов. В высоких латунных подсвечниках горели белые свечи.

У подножия кровати стоял облаченный в достающий до пола красный халат генерал Фернандес. Из-под халата выглядывали мягкие тапочки. В коротких пальцах одной руки он держал бокал с бренди, в другой дымилась сигара.

— Добрый вечер, сеньорита Джоунс. Силвер хотела ответить, но ее губы так пересохли, что она была едва в состоянии ими пошевелить; в горле стоял ком.

— Конечно, вы не думаете, что я позабыл о нашем свидании.

«Я не могу оказаться настолько счастливой», — подумала Силвер.

— Я решила, что вас что-то задержало, — произнесла она, обретя наконец голос.

— Да, это так. — «Мне пришлось разыскивать этого ублюдка, которого ты убедила освободить». — Но теперь я… к вашим услугам. — Он налил бренди в другой бокал и пересек комнату, чтобы предложить его Силвер.

Прикосновение пальцев генерала передернуло ее всю дрожью омерзения. Силвер глотнула обжигающую жидкость, надеясь, что это придаст ей храбрости.

— Я бы предпочел, чтобы вы переоделись во что-нибудь более… удобное, — произнес генерал. Силвер проследила за его взглядом и увидела черную шелковую ночную рубашку, наброшенную на спинку стула. — Она французская, — гордо сказал генерал. — Это был подарок, который я приобрел для одной своей подруги. Но сейчас ею можете воспользоваться вы.

Наверное, ей следовало сказать «спасибо», но она не могла. Силвер молча взяла короткое черное одеяние.

— Подойди сюда, я помогу тебе переодеться.

«Всевышний, помоги мне вынести все это». Она никак не могла сопротивляться генералу — по крайней мере пока. Генерал позвал бы в комнату своих солдат, а то и предложил бы им поразвлечься с ней. Первой мыслью, которая возникла в голове Силвер, было царапаться и кусаться, но она решила, что надо действовать разумно; она смирит свою ярость и начнет тонкую игру.

— Почему бы вам не присесть? Не хотите посмотреть, как я переодеваюсь?

Он снова оскалился в своей волчьей улыбке. Опустившись на стул, Фернандес с наслаждением затянулся сигарой, затем сделал большой глоток бренди.

— Очень.

Было бесполезно бороться с ним, но так же бесполезно было и просить его о милости.

Сделав полный отчаяния вдох и надеясь, что генерал его не услышал, Силвер нагнулась и начала расстегивать туфли. Повернувшись к генералу, Силвер стянула с головы крестьянскую, блузу и отбросила ее прочь. Ее руки задрожали, и она собрала всю свою волю в кулак. За блузой последовала юбка. Силвер осталась стоять перед генералом лишь в сорочке и панталонах.

Расплывшись в улыбке, Фернандес кивнул, выражая желание, чтобы она продолжала.

«Соберись», — приказала себе Силвер, борясь с внезапно охватившей ее слабостью. Но когда она протянула руку к завязкам панталон, ей уже не удалось справиться с дрожью в руках. Мягкая белая ткань скользнула по ногам.

Силвер протянула руку за черной шелковой ночной рубашкой, собираясь надеть ее через голову, а потом снять с себя сорочку, но ее остановил хриплый голос генерала:

— Я хотел бы видеть твое тело. Должно быть, это очень красивое зрелище.

Она подумала, что ей не следует давать воли готовым брызнуть из глаз слезам. Силвер повернула голову к балкону. Портьеры чуть колыхались под вечерним бризом; ничто не преграждало дороги к бегству. Ничто — кроме этого тучного человека перед ней, нескольких сотен солдат, а также бескрайних непроходимых зарослей. Но она все же должна бежать, должна по крайней мере попытаться.

— Побыстрее, дорогая. Я сгораю от нетерпения.

Подняв подбородок, Силвер выдавила на лице улыбку. Он не увидит ее душевных страданий, она не доставит ему такого удовольствия. Решительным движением она стянула с себя сорочку. Оставшись перед ним обнаженной, Силвер так и не опустила подбородок. Единственным, что хоть как-то прикрывало ее тело, были пряди спутанных волос, падающие ей на плечи.

Глаза генерала, которые, казалось, стали еще темнее, впились в ее грудь. Его тонкие усики поднялись вверх от широкой довольной улыбки.

Силвер протянула руку к черной рубашке и, стараясь не выдать своего отвращения к человеку напротив, продела в нее голову. Глубокий вырез открывал, казалось, все, кроме сосков, но Силвер почувствовала себя намного лучше — до того, как увидела идущего к ней генерала.

— Этим утром, когда твоему майору удалось бежать, я проклинал тебя за то, что согласился на эту сделку. Теперь я рад, что поступил именно так.

Твердый рот генерала накрыл ее губы в жестком поцелуе, его толстый язык грубо вторгся сквозь ее зубы, однако

Силвер почти не обратила на это внимания. «Удалось бежать». Морган сделал это! Генерал пытался его задержать, как она и боялась, но теперь Моргану ничто не угрожает!

Она очнулась от своей радости, когда почувствовала, как пальцы Фернандеса сжали ее грудь. Другая рука генерала начала мять ее живот. От его грубого поцелуя у нее заныли губы. От генерала сильно пахло табаком и спиртом. Но это уже не имело значения. Моргану удалось бежать!


— Мы должны спешить, — прошептал Морган, — времени у нас почти не осталось.

Добравшись до выхода из подземного хода, они погасили факелы и аккуратно сложили их для обратной дороги. Тучи закрывали луну, и потому наверху оказалось почти так же темно, как и в подземном ходе.

— Каждый из вас знает свою задачу. Руководство возложено на Жака. Он проведет вас в тюремную камеру, вы освободите пленников и поможете им вернуться к подземному ходу. А вы, капрал Саксон, пойдете со мной. — Саксоном звали молодого морского пехотинца, который упал в туннеле. — Вспомните план, каким нарисовал его Пачо. — Морган взглянул на карманные часы. — К той минуте, когда начнется стрельба, вам нужно убрать часовых и подготовить узников к бегству.

— Не беспокойся за брата, — произнес Жак, — я его выведу.

— Я знаю, что ты это сделаешь. Этого я не доверил бы никому другому.

Жак крепко пожал руку Моргана, а тот слегка ударил его по плечу.

— Будь осторожен, дружище.

Кивнув в последний раз, Жак и его люди поспешили выполнять свою задачу.

Морган мысленно помолился, чтобы, когда начнется бой, все узники были в состоянии бежать.

Он тем временем должен найти Силвер. Скорее всего она у генерала Фернандеса. Сердце Моргана сжалось. Стараясь отогнать от себя воображаемую картину того, как на Силвер наползает толстый мексиканец, Морган бросился вдоль пирамиды. У угла он задержался.

— Согласно плану Пачо, — сказал он Саксону, — комната владельца асиенды располагается на втором этаже ее северного крыла. Поскольку генерал, похоже, любит роскошную жизнь, скорее всего он находится именно там. — Капрал Саксон кивнул. — Следуй за мной. Старайся не шуметь и пригнись как можно ниже.

Морган внимательно оглядел руины города, густо заросшие кустарником и диким виноградом, и поблагодарил Бога за то, что хоть этим Он облегчил их задачу. Древние руины давали им возможность передвигаться почти незаметно. Правда, развалины выглядели немного жутковато, но зато в них было множество дверных проемов, в которые можно было нырнуть в случае опасности, и пустых комнат, где можно затаиться. Спрятаться можно было и за высокие каменные фигуры, и за огромные гранитные арки. Двигаться они могли по пустым оборонительным рвам, в которых когда-то была вода.

Морган подумал, что Жак должен без затруднений достичь тюрьмы, если Пачо не ошибался, считая, что узники находятся именно в ней. Моргану же предстояла гораздо более сложная задача. Он и долговязый молодой капрал должны были преодолеть поле между главным домом асиенды и руинами города майя. На середине их пути стояла высокая водонапорная башня для тушения пожаров в поле, с которой хорошо просматривалась местность. Усложняло их задачу и то, что земля была сплошь покрыта засохшим тростником, который, треща под ногами, мог выдать их движение.

Морган низко пригнулся, не обращая внимания на то, что от такого положения у него еще сильнее заболели ребра и тяжело застучала кровь в голове, и начал мелкими перебежками двигаться по полю. Саксон от него не отставал. Совсем близко уже была башня, они стремительно бросились к ней, чтобы застать врасплох тех, кто мог в ней находиться.

Пока они бежали, лишь одно желание преследовало Моргана — чтобы с Силвер ничего не произошло. Она умна, сказал себе Морган, она придумает какой-нибудь способ, чтобы держать генерала на расстоянии, пока Морган не появится в доме. Она не может не знать, что он обязательно за ней придет.

«Подожди еще немного, — подумал он. — Ты можешь сделать это. Я знаю твою чертовскую изобретательность».

Добравшись до башни, Морган прижался к стене. Перед броском в дверь он попросил Бога, чтобы Силвер удержала свой характер в узде и не пыталась вступить в схватку с генералом — и со всей мексиканской армией.


— Иди ко мне, — произнес Фернандес, протягивая к ней руку, его голос был хриплым от желания.

Подняв голову, Силвер изобразила улыбку. Однако ее глаза оставались серьезными, и они внимательно обшаривали комнату, разыскивая что-нибудь — что угодно, — что дало бы ей шанс бежать. И она увидела это — массивный латунный подсвечник, стоящий у кровати; свеча в подсвечнике почти догорела и покрылась подтеками. Если бы Силвер удалось отвлечь генерала и схватить подсвечник, он стал бы превосходным оружием.

Силвер позволила генералу опустить руку на свою талию и подвести себя к кровати. Фернандес отбродил в сторону край одеяла, открыв гладкие мягкие простыни, сел на кровать и сбросил туфли. Силвер опустилась рядом, но так, чтобы иметь возможность достать рукой подсвечник. В этот момент Фернандес схватил ее за колено и, сминая простыни, потянул к себе. Подсвечник остался вне досягаемости.

— Ты не хочешь увидеть мое тело? Уверяю тебя, это тело зрелого мужчины.

Это было самым последним, что она хотела.

— Конечно, генерал. — «Жду не дождусь».

— Мне бы больше понравилось, если бы ты стала звать меня Альберто — по крайней мере когда мы одни.

— Альберто, — тихо повторила Силвер, пока генерал развязывал пояс халата. Ее глаза округлились, когда она увидела, что под халатом генерал абсолютно обнажен.

«О Боже!» В лицо бросилась краска, и Силвер поспешно отвела глаза. Фернандес негромко хихикнул.

— Я рад видеть, дорогая, что ты не столь привычна к этому, как хочешь показать. Мне доставит удовольствие обучить тебя любовным премудростям.

Хотя Альберто Фернандес не был высок, он совсем не напрасно говорил, что у него тело зрелого мужчины. На его груди поблескивали густые черные волосы, его талия и бедра были полноваты, но на них угадывались мощные мускулы. Силвер с трудом проглотила комок в горле.

Фернандес начал медленно наползать на нее, целуя и все больше и больше вжимая в мягкий матрас. Силвер пыталась отползти назад, к подсвечнику, который теперь казался ей единственной возможностью спасения. Генерал придавил ее своим весом; он оказался так тяжел, что она застонала. Обнажив ее грудь, рука Фернандеса начала мять сосок. Другая рука приподняла ее ночную рубашку и заскользила по животу.

Силвер издала про себя проклятие, однако удержалась от того, чтобы произнести его вслух, потому что почти добралась до подсвечника. Но генерал накрыл ее ноги своим мускулистым телом, и она никак не могла двинуться дальше. Его язык снова проник в ее рот, вызывая тошноту. Всего несколько дюймов, и она смогла бы дотянуться до подсвечника. Силвер разрешила Генералу целовать себя, готовясь к своей отчаянной попытке.

— Отпусти ее. — Холодный тон этих слов обещал смерть, как и звук взводимого курка. Генерал поспешно обернулся. — Одн