Ни о чем не жалея (fb2)

- Ни о чем не жалея (пер. М. В. Кузина) (и.с. мини-Шарм) 1.13 Мб, 335с. (скачать fb2) - Кэт Мартин

Настройки текста:



Кэт Мартин Ни о чем не жалея

Глава 1

Лондон, Англия

Март 1805 года

Именно ее смех – низкий, мелодичный, чувственный – изменил его жизнь навсегда.

Стоя под хрустальным канделябром в элегантной гостиной маркиза Уэстера, Рэндалл Элиот Клейтон, герцог Белдон в седьмом колене, обернулся и обвел взглядом толпу разодетых в пух и прах гостей, машинально ища глазами темноволосую чувственную красавицу с черными, как ночь, глазами. Здравый смысл подсказывал ему, что так открыто и раскованно может смеяться только уже немолодая женщина, считающая себя более не обязанной подчиняться условностям, выдуманным великосветским обществом, а никак не юная сентиментальная девица.

Самый высокий мужчина в зале, он быстро высмотрел ее. Она оказалась гораздо моложе, чем он ее себе представлял, лет двадцати, не больше, и не темноволосой, пышной, экзотической красавицей, а совсем наоборот – стройной юной особой с отливающими золотом огненно-рыжими волосами, ясными зелеными глазами и загорелой кожей, словно девушке много времени пришлось провести на солнце.

– Вижу, ты уже заметил нашу почетную гостью. Рэнд обернулся. Рядом с ним стоял его лучший друг, Николас Уорринг, граф Рейвенуорт. Черноволосый, смуглый, почти такой же высокий, как и Рэнд, Николас был красив, умен, однако в прошлом не без греха и довольно сдержан и суховат, отчего люди предпочитали держаться от него подальше.

– Кто она? – спросил Рэнд нарочито небрежным тоном, хотя на самом деле ему крайне интересно было это узнать.

– Ее зовут Кейтлин Хармон. Ее отец, Донован Хармон, – американский профессор античности.

Рэнд сделал глоток шампанского, разглядывая девушку из-под ободка бокала.

– Так, значит, она американка, – заметил он.

За тридцать один год, что он прожил на свете, ему довелось переспать со множеством американок. В отличие от англичанок даже те из них, что были не замужем, не придерживались строгих моральных правил, часто путешествовали по миру без сопровождения компаньонок и, очевидно, жили так, как считали нужным, что Рэнду было только на руку.

– Насколько мне известно, последние несколько лет они прожили на каком-то острове у африканского побережья, – проговорил Ник. – Ты мог читать об этом в газетах.

Рэнд и в самом деле читал о профессоре Хармоне и о поисках пользовавшегося дурной славой ожерелья Клеопатры, которыми тот в настоящее время занимался. А теперь он вспомнил, что в статье также упоминалась дочь профессора, работавшая вместе с ним.

Рэнд снова вперился в нее оценивающим взглядом. Небольшого роста, стройная, над вырезом платья поднимается высокая полная грудь. Необыкновенно привлекательна, подумал он и внезапно почувствовал прилив желания. Он всегда любил женщин. Ему приятно было бывать в их обществе и, естественно, заниматься с ними любовью. И эта рыжеволосая американочка ему понравилась.

Рэнду ничего не стоило представить себе, как он снимает с нее изумрудное шелковое платье, вытаскивает из слегка вьющихся рыжих волос шпильки.

Он улыбнулся про себя. И помимо всего прочего, она американка, что открывает перед ним массу возможностей. Наверное, он прав относительно того, что ее смех изменит его жизнь навсегда. Во всяком случае, Рэнд на это надеялся. Еще никогда в жизни женский смех так на него не действовал.

Кейтлин Элинор Хармон сделала глоток пунша из серебряной чаши, которую держала в руке, но вкуса напитка не почувствовала. Весь вечер она улыбалась, кивала головой, вновь и вновь отвечала на одни и те же вопросы и рассказывала о предстоящей экспедиции отца. Все это она делала лишь с одной целью, помочь отцу раздобыть денег для экспедиции. Именно для этого они и приехали в Англию.

Кейт вздохнула. Она не могла отделаться от мысли, что весь сегодняшний вечер занималась исключительно тем, что делала вид, будто ей необыкновенно интересно, хотя на самом деле еще никогда не принимала участия в таком скучном разговоре. К счастью, мучения ее продолжались недолго, хозяйка дома и новоиспеченная подруга Кейт, Маргарет Саттон, леди Трент, спасла ее. С этого момента мысли Кейт перешли от спрятанного сокровища к более интересным темам.

Сделав еще один глоток пунша, она сфокусировала свое внимание на широкоплечем мужчине высокого роста, за которым украдкой наблюдала, глядя поверх серебряной чаши.

– Вон там, под канделябром, стоит высокий мужчина, – обратилась она к леди Трент. – Кто он?

Мэгги Саттон, светловолосая и голубоглазая, была на пять лет старше Кейт, но выглядела как ее ровесница. Почти девять лет, проведенные Мэгги в монастыре, не прошли бесследно. Наивный взгляд, который она там приобрела, делал ее намного моложе. Ее муж, маркиз Трент, заинтересовался проектом отца Кейт, что позволило Кейт и Мэгги подружиться. А, учитывая, что в последние два года Кейт страдала от острой нехватки женского общества, она решила, что маркиза послана ей самой судьбой.

Проследив за взглядом Кейт, Мэгги увидела двух мужчин, беседовавших на другом конце танцевального зала.

– Хочешь верь, хочешь нет, но тот красивый черноволосый молодой человек – мой брат Ник. Ники – граф Рейвенуорт и, не считая мужа, мой самый любимый мужчина в мире. Но тебе ведь хочется узнать про другого, верно? Про того, кто смотрит на тебя так, словно съесть готов!..

Кейт рассмеялась. Она бы так не сказала, однако отрицать, что мужчина проявляет к ней интерес, не могла: этого нельзя было не заметить.

– Ну да, тот, что крупнее, с темными глазами и коричневыми, как кофе, волосами.

– И с плечами настолько широкими, что они едва поместились в дверной проем танцевального зала. Похоже, ты не только умна, но и обладаешь хорошим вкусом в отношении мужчин. Это, моя дорогая, Рэнд Клейтон, герцог Белдон, самый завидный жених в Лондоне. Он не только баснословно богат, но и, определенно, один из красивейших и обаятельнейших мужчин в городе, а, кроме того, и из наиболее опасных... по крайней мере, когда дело касается женщин.

Кейт отлично поняла, что Мэгги имеет в виду. Высокий, мускулистый, красивый и слегка надменный, герцог обращал на себя внимание и мужчин, и женщин. От него исходила сила и властность, которую Кейт чувствовала даже на таком большом расстоянии. Всякий раз, когда герцог смотрел на нее, ей казалось, что взгляд пронзительных карих глаз жжет ее словно огнем.

Жаль, что этот мужчина герцог, с грустью подумала Кейт. За исключением нескольких человек, с которыми они с отцом подружились со дня приезда, лондонские аристократы показались ей самодовольными, эгоистичными и испорченными. Принадлежа к высшему сословию лишь по праву рождения, они считали себя выше простых смертных. А герцог, возглавлявший аристократическую пирамиду наряду с членами королевской фамилии, наверняка еще хуже остальных.

Из-под опущенных ресниц Кейт изучающе смотрела на него и, к своему ужасу, заметила, что он тоже за ней наблюдает. А когда он направился в ее сторону, вздрогнула всем телом от неожиданности. Герцог неумолимо приближался, расталкивая собравшихся в танцевальном зале гостей мощными плечами, двигаясь решительно и вместе с тем грациозно. Даже с такого большого расстояния Кейт почувствовала, как между ними пробежала искра, и замерла, затаив дыхание, ощущая неистовое биение сердца. Внезапно в голову ей пришла мысль, что если бы у нее хватило духа, она бы повернулась и побежала.

Мысль эта была совершенно неожиданной. С детских лет Кейтлин не боялась никого и ничего и больше всего на свете обожала отвечать на брошенный кем-то вызов.

И когда герцог, спустя несколько секунд возник перед ней, Кейт взглянула в его надменное, до боли красивое лицо и улыбнулась.

– Ваша светлость, – обратилась к нему Мэгги, – разрешите представить вам мою подругу, мисс Кейтлин Хармон.

Темные глаза герцога пристально взглянули на нее, и Кейт почувствовала, что не в силах отвести от них взгляд. Она поймала себя на том, что смотрит на герцога не отрываясь, однако попыталась успокоить себя тем, что и герцог не сводит с нее глаз, словно, кроме нее, в комнате никого нет. В глазах его мерцали крошечные золотистые искорки, отчего взгляд их казался необыкновенно теплым.

– Очень приятно, мисс Хармон, – проговорил он, приложившись, как положено, к ручке Кейт. – Мне очень хотелось с вами познакомиться.

– Мне тоже очень приятно... ваша светлость. – Последние два слова дались Кейт с немалым трудом. Со всеми аристократами она с легкостью играла по правилам, установленным английским великосветским обществом, непринужденно награждая их соответствующими титулами, но называть Белдона герцогом, словно он лучше ее, ей почему-то претило.

Темные глаза насмешливо сверкнули. Похоже, герцог об этом догадался.

– Полагаю, вы американка?

– Я родилась в Бостоне. А этот город, смею заметить, находится в Америке. – Кейт с вызовом взглянула на Белдона. – Может быть, вы помните – «бостонское чаепитие»[1]?

Брови Мэгги удивленно поползли вверх, герцог же, едва заметно улыбнувшись, ответил:

– Это было задолго до моего рождения. Кроме того, война уже закончилась, если вы помните, мисс Хармон.

– Да... совершенно верно. И если память мне не изменяет, за ней последовало принятие Билля о правах, провозгласившего всех людей равными. Однако в этой стране, похоже, о равенстве имеют весьма смутное представление, или я ошибаюсь... ваша светлость?

Белдон усмехнулся:

– Еще как ошибаетесь, мисс Хармон. Здесь, в Англии, нам хорошо известно, что такое равенство. Просто мы считаем, что одни мужчины более равны, чем другие. – В пронзительных карих глазах герцога появился насмешливый и вместе с тем несколько странный блеск.

Сердце Кейт исступленно заколотилось в груди, и ей показалось, что даже воздух между ней и герцогом стал жарким. Улыбка герцога сделалась еще шире, на левой щеке появилась премиленькая ямочка, и Кейт вдруг пришло в голову, что этот мужчина, надменный, испорченный – в чем она не сомневалась, – потрясающе красив, независимо от того, носит он титул герцога или нет.

Повернувшись к леди Трент, герцог Белдон проговорил:

– Ваш брат хотел бы с вами поговорить, Мэгги. Я буду счастлив составить мисс Хармон компанию до вашего возвращения.

Бросив взгляд на темноволосого мужчину в другом конце танцевального зала, Мэгги заметила:

– Надеюсь, я оставляю ее в хороших руках? – В ее голосе прозвучало предостережение.

– Вне всякого сомнения, – заверил ее герцог.

– Я скоро вернусь, – сказала Мэгги Кейт и, еще раз взглянув на Белдона, повернулась и направилась к своему высокому красивому брату.

Герцог вновь устремил взгляд на Кейтлин.

– Поскольку мы оба согласились, что война окончена, как насчет перемирия, мисс Хармон?

Кейт не смогла сдержать улыбки. Было в герцоге нечто такое, что делало сопротивление ему невозможным.

– Ладно, перемирие так перемирие, – согласилась Кейт, с легкостью опустив «вашу светлость». – По крайней мере, на некоторое время.

Губы герцога дрогнули, и, взяв с подноса проходившего мимо лакея бокал с шампанским, он сделал глоток.

– Ходят слухи, что вы с вашим отцом последние несколько лет жили на острове у берегов африканского побережья, как я полагаю, вдали от бурной светской жизни.

Кейт вспомнились тяготы примитивных жилищных условий, которые ей пришлось испытать на Санту-Амару.

– Это еще мягко сказано, – заметила она.

– Я видел, как вы танцуете. Для женщины, так долго жившей вдали от цивилизации, просто восхитительно. Вы и вальс танцевать умеете, мисс Хармон?

Кейт окинула герцога оценивающим взглядом. Даже в Америке танцевать вальс считалось большой смелостью. Хотя Кейт никогда его не танцевала, она знала необходимые па. Благодаря отцу она была так же хорошо образована, как и мужчины, и, равно как и мужчины, не видела в этом танце ничего предосудительного.

И, тем не менее, в словах герцога она усмотрела вызов. Похоже, он недоволен тем, что она несколько раз опустила его титул, решила Кейт. Напомнив себе, что она здесь для того, чтобы помочь отцу, и что герцог вполне может стать их меценатом, если с ним по-умному обращаться, она решила больше этого не делать – ничего с ней не случится, если она будет называть его «ваша светлость».

– По-моему, ваша светлость, в данную минуту оркестр играет контрданс. – Кейт повернулась к танцующим, и в этот момент музыка стихла. Словно по сигналу – а Кейт не сомневалась в том, что его подали, – оркестр заиграл вальс.

– Так, значит, вальс вы все-таки не танцуете? – не отставал герцог.

И помимо ее воли на губах Кейт расплылась улыбка.

– Полагаю, можно попробовать... если вы не боитесь, что ваши сверкающие туфли после этого потеряют блеск.

Расхохотавшись, герцог одарил ее очаровательной ухмылкой.

– Думаю, можно рискнуть.

Он вывел Кейт на середину танцевального зала и, положив ей руку на талию, а ее руку себе на широкое плечо, закружил ее с легкостью, какой она от него никак не ожидала. На секунду разговоры стихли и воцарилась полная тишина: десятки любопытных глаз устремились на вальсирующую пару. Но уже в следующую секунду несколько других пар, включая лорда и леди Трент, присоединились к танцующим с явным намерением придать скандальному танцу нужную респектабельность.

– По-моему, у вас появилась настоящая подруга, – заметил герцог, ведя Кейт в танце. – Если Мэгги берет кого-то под свое покровительство, она никому не позволит его обидеть. Считайте, вам очень повезло.

– Я чрезвычайно рада тому, что мы подружились. За годы, что я жила вдали от дома, больше всего мне не хватало женской дружбы.

– Насколько мне известно, ваш отец и лорд Трент тоже подружились? Ю Кейт кивнула.

– Лорд Трент страстно любит историю. Он начал переписываться с моим отцом несколько лет назад, когда было доказано, что ожерелье существует.

– Вы имеете в виду ожерелье Клеопатры? Истинное сокровище, не так ли?

– Да, оно определенно было бы важной находкой. Мой отец не только изучал в течение многих лет все имеющиеся свидетельства о нем, но и почти четыре года занимался его поисками. – Кейт взглянула в красивое лицо герцога, чувствуя, что ей тяжело сосредоточиться. И в самом деле, как можно сосредоточиться, когда крупная теплая рука обвивает твою талию, а мускулистая нога то и дело касается твоей ноги?.. Герцог отличался необыкновенной грациозностью для мужчины такого роста и телосложения и вел Кейт в танце с необыкновенной легкостью. Пришлось напомнить себе, что он герцог и что у них нет ничего общего.

Чарующая музыка начала оказывать на Кейт свое волшебное действие.

– Словно паришь, – проговорила она и на секунду закрыла глаза, наслаждаясь дивной мелодией и прохладным воздухом, овевавшим разгоряченное лицо.

Рука герцога еще теснее обхватила ее талию, незаметно притягивая Кейт поближе.

– Вы великолепно танцуете, – заметил герцог и, когда Кейт подняла глаза, встретился с ней взглядом. – А я-то, дурак, думал, что вы новичок.

Кейт улыбнулась:

– У меня был учитель танцев, показавший мне фигуры вальса, но только сегодня мне впервые удалось применить свои знания на практике. Мой отец – ярый сторонник всевозможного обучения.

Губы герцога – самые чувственные из всех, виденных ею, – чуть дрогнули.

– Это неудивительно, ведь он профессор.

– Да... – едва слышно выдохнула Кейт.

Она попыталась уговорить себя, что не должна испытывать влечение к этому мужчине, однако никакие уговоры не помогали. Сердце продолжало колотиться как сумасшедшее, во рту пересохло. Кейт ничего не могла понять. Ведь она уже не раз танцевала с мужчинами и не могла припомнить ни одного, который сумел бы заставить ее почувствовать себя так, словно она лишилась рассудка.

Когда музыка стихла, Кейт не сразу это заметила, равно как и герцог. Они бы так и продолжали танцевать, если бы не лорд и леди Трент: им удалось вовремя подойти к чересчур увлекшейся парочке, чтобы она не сделалась посмешищем для всех присутствующих.

Белдон улыбнулся лорду Тренту – мужчине чуть ниже его ростом, крепкого телосложения, но тоже необыкновенно привлекательному.

– Прости, – проговорил он. – Думаю, мне нужно быть повнимательнее. – Он бросил взгляд на Кейт, по-прежнему обнимая ее за талию, и она поняла: он нисколько не раскаивается.

– Уже поздно, – многозначительно проговорил маркиз. – Боюсь, нам пора.

Поскольку Кейтлин с отцом в настоящее время гостили у лорда Трента, слова маркиза означали, что и она должна уезжать. Кейт почувствовала легкое разочарование. Нерешительно улыбнувшись герцогу, она заметила:

– Возможно, наши пути еще пересекутся, ваша светлость?

Взяв ее за руку, герцог отвесил учтивый поклон.

– Можете на это рассчитывать, мисс Хармон, – проговорил он и поднес ее руку к губам. Дрожь пробежала по телу Кейт, и ей пришлось сделать усилие, чтобы проигнорировать ее.

Но несколько часов спустя, лежа на кровати под розовым шелковым пологом в роскошном городском доме маркиза, Кейт задумалась над этими прощальными словами. Неужели обещание герцога сбудется и она увидит его снова?

Сердце ее учащенно забилось, и Кейт поняла: ей очень хочется, чтобы это случилось.

Сидя в обитой дубовыми панелями конторе своего поверенного на Треднидл-стрит, Рэнд Клейтон смотрел на написанные синими чернилами колонки цифр в конторской книге до тех пор, пока они не начали расплываться у него перед глазами.

Рэнд со вздохом откинулся на спинку кресла. Он не мог представить себе спокойную, беззаботную жизнь, когда ни за кого и ни за что не нужно отвечать. Может быть, кто-то и жил такой жизнью, но только не он. Вчера вечером, танцуя на балу у Уэстеров с потрясающей американкой, он на несколько часов отрешился от забот и вел себя так, словно ничто его не тяготит: шутил, смеялся – в общем, веселился от души.

Но то было вчера, а это – сегодня. Многочисленные проблемы требовали решения, и нужно было хорошенько над ними поразмыслить.

Сотни людей полагались на него, и ему невыносимо было думать, что он подведет хотя бы одного из них.

Он вновь уставился в конторскую книгу, принадлежавшую ранее его самому младшему кузену.

– Кто бы ни был это подонок, ему удалось обобрать мальчишку до пенса. Менее чем за год Джонатан потерял почти все свое состояние, вложив его в безнадежное предприятие, – заметил он.

Его поверенный, Эфрам Баркли, нахмурился.

– Молодому Джонатану всегда было мало, хотелось еще и еще. Он был полон решимости разбогатеть и таким образом проявить себя. И в конечном итоге стал жертвой собственного тщеславия.

Рэнд откинулся на спинку просторного кожаного кресла, стоявшего у стола Эфрама, и потер глаза, чувствуя, как на него навалилась усталость.

– Мальчишка был чертовски доверчив. Если бы он только пришел ко мне...

– Если бы он пришел к вам, ваша светлость, вы бы сказали ему, что вкладывать деньги в это предприятие слишком рискованно. А Джонатан считал, что разбогатеть можно, только идя на риск. К сожалению, он не был готов к последствиям.

А последствия оказались чрезвычайно суровыми: унижение перед друзьями, лишение членства в престижнейшем клубе, горы долгов и полное отсутствие средств их оплатить. Вместо того чтобы попросить о помощи, юный двадцатидвухлетний Джонатан Рэндалл Клейтон покончил жизнь самоубийством. Две недели назад конюх нашел его тело свисавшим со стропил конюшни фамильного поместья, отошедшего кредиторам в счет уплаты долгов: Джонатан заложил его, да так и не смог выкупить.

– Джонатан был хорошим парнем, несмотря на то, что наделал кучу ошибок, – заметил Рэнд. – После смерти его родителей я должен был лучше присматривать за ним. Не могу отделаться от чувства, что я частично виновен в его смерти.

Облокотившись о стол, Эфрам – высокий, худощавый, седоволосый мужчина, заправлявший делами Белдона в течение последних двадцати лет, – сказал:

– Вы не должны себя винить. Вы же представления не имели, что этот молодой человек делает. Он вступил в права наследства только в прошлом году. Кто бы мог подумать, что он так неумно распорядится своим состоянием, а поняв, что поправить содеянное уже невозможно, предпримет такой чудовищный шаг?

Но Рэнд все равно себя винил. Джонатан был молод и горяч. Много лет назад, еще будучи мальчишкой, он поклялся разбогатеть, во много раз увеличив небольшое наследство, оставленное ему отцом, дядей Рэнда. А вместо этого потерял то немногое, что у него было, и, впав в отчаяние, убил себя.

Рэнд вновь взглянул на колонку цифр.

– Здесь нет никакого намека на то, куда ушли деньги.

– Совершенно верно. – Взяв другой лист, Эфрам положил его поверх первого. – Как видите, почти все деньги отошли судоходной компании «Мерриуэзер» и предназначались для закупки копры в Вест-Индии. При благоприятном исходе дела состояние вашего кузена могло бы удвоиться. К сожалению, корабль затонул во время шторма, вся команда корабля погибла, а Джонатан лишился всех своих средств.

Что-то в голосе Эфрама насторожило Рэнда. Этот человек был его доверенным лицом в течение многих лет, с тех пор как умер отец и Рэнд унаследовал герцогство.

– Хорошо, друг мой. Похоже, вы знаете больше, чем мне говорите. Прошу вас, не утаивайте от меня ничего.

Сняв очки в железной оправе, Эфрам положил их на полированную дубовую столешницу.

– Хорошо зная вас, я подумал, что вы захотите узнать о судоходной компании «Мерриуэзер» как можно больше. Я навел кое-какие справки, неофициальным путем, как вы понимаете. Оказалось, что уже неоднократно бывали случаи, когда корабли этой компании благополучно шли ко дну, в результате чего целый ряд инвесторов лишался крупных сумм.

На секунду Рэнд плотно сжал губы, после чего коротко бросил:

– На что вы намекаете, Эфрам?

– Я лишь хочу сказать, что отправка груза полностью финансировалась инвестором. Если бы корабль не затонул, а благополучно добрался до берега, даже не английского, а какого-нибудь другого, всю прибыль получил бы его владелец.

Рэнд так и подался вперед.

– Вы хотите сказать, что все это предприятие – сплошной обман?

– Я хочу сказать, что судоходная компания «Мерриуэзер» вполне могла заявить о кораблекрушении, а на самом деле привести корабль в порт под другим именем. Прибыль, которую они могли бы получить, была бы огромна.

Ярость охватила Рэнда. Его кузен мертв. Молодой человек, чье будущее могло бы быть ясным и безоблачным, лежит в ледяной могиле.

Преисполненный холодной решимости, Рэнд взглянул на Эфрама.

– Я хочу знать, что случилось с тем кораблем. И я хочу знать все о судоходной компании «Мерриуэзер». Выясните, кто стоит во главе ее... и особенно кто добывает деньги для отправки грузов. – Крепко сжав подлокотник кресла, он продолжал: – Я непременно узнаю, что произошло с моим кузеном, и не успокоюсь, пока не удостоверюсь в том, что смерть Джонатана либо произошла в результате неверных расчетов... либо какой-то жадный подонок воспользовался его доверчивостью и привел к гибели.

Глава 2

В зеркальных стенах салона четко виднелось отражение мужчины. Оно передвигалось по мере того, как передвигался он сам. Филипп Радерфорд, барон Талмидж, – довольно невзрачный тип, подумал Рэнд, совсем не такой, каким он его себе представлял: светло-каштановые волосы, светло-карие глаза, на добрый десяток сантиметров его ниже, на столько же килограммов легче и на столько же лет старше. Лет сорока, может, чуть больше.

Стоя в дверях салона, Рэнд наблюдал за бароном с самого своего приезда. Довольно контактный, легко вступает в беседу с окружающими и, похоже, пользуется любовью большинства членов великосветского общества.

Впрочем, человек, выуживающий у людей деньги, чтобы набивать потом ими свои карманы, именно таким и должен быть.

Продолжая следить за бароном, Рэнд отметил, как уверенно он движется, и понял, что его кузен вполне мог обмануться. Интересно, почему они до сих пор не знакомы, продолжал размышлять Рэнд. Что ж, до конца вечера он твердо намерен исправить это упущение. Внезапно что-то отвлекло его внимание, и Рэнд, еще не понимая, что именно, оторвал взгляд от объекта своего наблюдения.

И внезапно его осенило. Смех. Глубокий, мелодичный, чувственный. Он отлично его помнил, как и миниатюрную американку, которой этот смех принадлежал. Никто из его знакомых женщин не смеялся так откровенно, и Рэнд опять почувствовал прилив желания.

На мгновение он забыл про мужчину в бордовом фраке, ради которого приехал на этот вечер, и принялся отыскивать взглядом женщину с огненно-рыжими волосами.

Выйдя из-за мраморной колонны, он увидел ее. Лицо ее по-прежнему было покрыто румянцем, в глубоком вырезе синего шелкового платья виднелась высокая грудь.

– Почему это меня вдруг посетило чувство дежа-вю? – Рэнд поднял голову: к нему с ухмылкой на лице направлялся Ник Уорринг. – Ведь ты именно мисс Хармон пожирал глазами, когда мы с тобой в последний раз встречались?

Рэнд перевел взгляд на рыжеволосую красотку.

– Именно ее, – подтвердил он, но на сей раз вместе с желанием на него нахлынуло недоброе чувство. За несколько дней, прошедших после встречи с поверенным, он случайно узнал кое-какую не очень приятную информацию о Кейтлин Хармон, а точнее – о ее отце.

Оказывается, Донован Хармон был партнером Филиппа Радерфорда – человека, по мнению Рэнда, обманом выудившего у его молодого кузена все его состояние, что в конечном счете привело того к смерти.

Почесав подбородок, пытаясь тем самым скрыть досаду, Рэнд вздохнул. Как было бы хорошо, если бы Кейт Хармон была дочерью кого-нибудь другого, подумал он, не отрывая от нее глаз.

– А она очень даже ничего, верно? – Пристально глядя на Рэнда, Ник сделал глоток джина – он предпочитал его всем другим напиткам.

– Верно.

– И она живет у моей сестры. Ты знаешь?

Рэнд прекрасно это знал. Как знал и то, что ее отец работает сейчас вместе с Талмиджем, выманивая деньги для предстоящей экспедиции у подходящих представителей аристократии – точно так же, как барон поступил с молодым Джонатаном. Если Кейтлин Хармон работала с отцом, ей должно быть многое известно о его деятельности. А это означает, что ей кое-что известно и о бароне Талмидже.

Рэнд вновь окинул Кейт оценивающим взглядом. Она оживленно разговаривала о чем-то с сестрой Ника, Мэгги, и выглядела сегодня также ослепительно, как и в тот вечер, когда они познакомились, а может, даже еще лучше. Сияющая улыбка, загорелая кожа, стройная фигурка выигрышно отличали ее от остальных женщин в зале – они не шли с ней ни в какое сравнение.

Рэнд смотрел на нее и чувствовал, что его интерес к ней все возрастает. Эта женщина определенно его заинтриговала. А то, что она имеет отношение к Талмиджу, делало ее и чрезвычайно полезной.

Интересное сочетание, подумал Рэнд, направляясь к ней. Нужно будет непременно ею заняться.

– К нам идет Рэнд, – тихонько проговорила Мэгги, обращаясь к Кейт. – А я как раз подумала: когда он снова объявится?

Кейт не совсем поняла, о ком идет речь, но только хотела спросить, как слова замерли у нее на языке. Впрочем, спрашивать не было никакой необходимости: проследив за взглядом Мэгги, она увидела, что к ним решительной походкой направляется красавец герцог Белдон. Подойдя, он вежливо поздоровался с Мэгги, после чего повернулся к Кейт.

– Мисс Хармон, – проговорил он, склонившись над ее ручкой. – Как приятно снова видеть вас. – И тепло улыбнулся.

Кейт улыбнулась в ответ, чувствуя, как сердце ее учащенно забилось.

– Мне тоже, ваша светлость, – сказала она и с удивлением подумала, что говорит совершенно искренне. Впрочем, уже через секунду ее удивление исчезло.

Рэнд огляделся по сторонам. Все вокруг беседовали, и он мог поклясться, что они говорят об отце Кейт, чьи поиски ожерелья и были причиной, по которой их сюда пригласили.

– Я читал в газетах о воистину титанических усилиях, которые вы с отцом предпринимаете, чтобы раздобыть денег для предстоящей экспедиции, – заметил он. – Если судить по сегодняшнему вечеру, ваши дела идут вполне успешно.

Кейт отпила глоток шампанского и, взглянув на Рэнда, вновь почувствовала, что ее неудержимо тянет к этому мужчине.

– Всегда трудно найти деньги на такую дорогостоящую экспедицию, – сказала она. – И, тем не менее, мне кажется, дело движется вперед, на что мы, признаться, и рассчитывали.

Мэгги бросила взгляд на мужа. Он стоял среди гостей, окруживших профессора.

– Эндрю собирается устроить несколько мероприятий в поддержку экспедиции доктора Хармона. Надеюсь, вы сможете принять в них участие?

Герцог снисходительно улыбнулся.

– Если мисс Хармон почтит их своим присутствием, будьте уверены, я непременно приеду. – Он взглянул на Кейт так пристально, что она затрепетала. Так продолжалось несколько секунд, после чего взгляд герцога переместился на беседовавших с ее отцом людей. – Как я полагаю, барон Талмидж тоже предлагает свою помощь?

Кейт улыбнулась:

– Мы познакомились с его светлостью в Нью-Йорке во время такого же мероприятия, как и сегодняшнее. Лорд Талмидж загорелся идеей отыскать ожерелье почти с того самого момента, как узнал о его существовании. Когда для экспедиции потребовались деньги, отец написал барону, и тот предложил ему помочь раздобыть их. С тех пор они партнеры.

Кейт показалось, что, когда она говорила о бароне, глаза Белдона потемнели, но уже в следующую секунду он улыбнулся ей своей волнующей улыбкой, и она решила, что это ей только показалось. В этот момент к ним подошел муж Мэгги.

– Простите, что прерываю ваш разговор, – обратился он к жене и герцогу, – но уже довольно поздно. У профессора Хармона завтра рано утром встреча, а Кейт предстоит читать лекцию в Британском музее.

– Лекцию? – переспросил герцог, насмешливо вскинув брови.

Кейт холодно улыбнулась. Ну естественно, какому герцогу понравится, что молодая незамужняя девушка держит речь перед аудиторией?

– Я буду рассказывать членам дамского клуба, которые там соберутся, о Санту-Амару, работе моего отца и предстоящей экспедиции.

– Я потрясен, мисс Хармон. Я представления не имел, что разговариваю с ученой...

К удивлению Кейт, она не почувствовала в его голосе ни малейшего осуждения.

– Ну, меня вряд ли можно назвать ученой, – заметила она. – Просто во время путешествий с отцом я узнала кое-какие интересные факты, и мне хотелось бы поделиться ими.

Герцог улыбнулся:

– Жаль, что я не являюсь членом данного клуба. Я бы с удовольствием послушал, какие именно интересные факты вы узнали. – Он сказал это таким тоном, что Кейт покраснела.

– В отличие от вас, мужчин, изгнавших нас из ваших насквозь прокуренных клубов и настаивающих на том, чтобы мы не появлялись на улицах без сопровождающих, мы, женщины, придерживаемся гораздо более широких взглядов. Не существует правил, запрещающих кому-либо посещать лекцию. Быть может, вы найдете время присоединиться к нам?

Герцог вновь улыбнулся легкой непроницаемой улыбкой и негромко бросил:

– Быть может, найду.

Однако Кейт была уверена в обратном. Больше герцог на эту тему не заговаривал, и они вежливо попрощались. Кейт направилась к выходу из гостиной, чувствуя на себе его взгляд. Впрочем, ей наверняка только кажется, что он смотрит ей вслед, решила она.

В камине обшитого деревянными панелями, с низким потолком кабинета, расположенного в особняке герцога Белдона на Гросвенор-сквер, весело потрескивал огонь.

Было раннее утро, за окном дул озорной ветерок, так и норовя распахнуть окна и ворваться в дом.

Рэнд взглянул на сидевших напротив него за столом двоих мужчин: Эфрама Баркли, седовласого и преисполненного чувства собственного достоинства, и высокого темноволосого Николаса Уорринга. Держа в руке с длинными, изящными пальцами бумаги, он, слегка хмуря брови, пробегал их глазами. В этих бумагах содержался отчет, полученный Рэндом от сыщика с Боу-стрит, нанятого Эфрамом. Сыщика звали Майкл Макконнел.

За несколько недель Макконнел проделал гигантскую работу и откопал массу полезной информации. После того как затонул корабль «Мейден», перевозящий груз, в который кузен Рэнда вложил все свое состояние, судоходная компания «Мерриуэзер» вышла из дела. Двое ее владельцев, Диллон Синклер и Ричард Моррис, уехали из страны. Третий тоже уехал, хотя вскоре вернулся. Этим третьим был Филипп Радерфорд, барон Талмидж, – человек, ловко и вместе с тем соблюдая предельную осторожность добывший деньги для этого рискованного предприятия.

До сих пор никаких следов затонувшего судна обнаружено не было, и Рэнд не мог доказать, что оно не затонуло, а благополучно причалило к какому-то берегу. Однако Эфрам был убежден, что судно вовсе не пошло ко дну, а судя по количеству денег, которое ловкая троица сняла со счетов в Английском банке, Рэнд не мог с ним не согласиться.

– Понимаю, почему ты так хочешь докопаться до сути этого дела, – проговорил Ник, качая головой. – Если Джонатана обвели вокруг пальца и обманом выудили у него все оставленное ему наследство, то его смерть можно считать убийством.

– Совершенно верно, – подтвердил Рэнд.

– Как-то во все это не верится. Донован Хармон – близкий друг мужа моей сестры. Если бы Трент не был о нем самого высокого мнения, он вряд ли пригласил бы его в свой дом.

Рэнд повернулся к поверенному.

– А вы что скажете, Эфрам?

Вновь опустив очки на нос, тот ответил:

– Трудно сказать. Я послал запросы в Гарвардский университет, где профессор ведет занятия по Древнему Египту, и нанял в Америке частного сыщика, чтобы тот узнал о нем как можно больше, но ответ придется ждать не одну неделю. Профессиональная характеристика Хармона безупречна. В научных кругах, занимающихся исследованием Древнего мира, он пользуется глубоким уважением. Но что касается его финансового положения, здесь картина совсем иного рода.

Рэнд резко выпрямился.

– Что вы имеете в виду?

– После смерти жены Хармон принимал участие в различных экспедициях, обычно требовавших его отъезда из страны. Он путешествовал по Египту, бродил по развалинам Помпеи, учился в Гааге. И каждое из этих его предприятий и множество других кончались финансовым крахом. Очевидно, Хармон не умеет обращаться с деньгами. В течение многих лет он сделал массу важнейших научных открытий, но всякий раз возвращался в Америку, испытывая ужасные финансовые затруднения.

Рэнд перевел взгляд на Ника.

– Этот человек нуждается в деньгах – значит, у нас есть все основания предполагать, что профессору точно известно, чем занимается Талмидж.

Ник покачал головой:

– Не следует делать поспешных выводов. У профессора есть дочь, Кейт Хармон. Я встречал ее всего несколько раз, но она мне понравилась. Она умна и прямолинейна, и мне не верится, что она знала о делах профессора и барона – если, конечно, таковые имелись – и молчала.

– Надеюсь, ты прав, – сказал Рэнд. – Ты всегда отличался хорошей интуицией. Потому-то я тебя и позвал.

– Самое лучшее сейчас для нас, – прибавил Эфрам, – попытаться выяснить как можно больше, а уже потом делать выводы.

– В общем, слушать и наблюдать, – подытожил Рэнд. – Ник, я был бы тебе весьма благодарен, если бы сегодняшний разговор остался между нами. И твоя сестра, и жена – близкие подруги Кейт, и обе они не умеют притворяться.

– И слава Богу, – усмехнулся Ник.

Рэнд тоже улыбнулся: ему нравились обе женщины. Бросив взгляд на богато украшенные фамильные часы, стоявшие в кабинете, он поднялся.

– Спасибо вам обоим за то, что потратили свое время и приехали ко мне. Я пытаюсь оставаться объективным во всей этой истории, и вы двое очень помогли мне.

– Что ты собираешься предпринять дальше? – спросил Ник, подходя к двери и придерживая ее для Рэнда и Эфрама.

Выйдя в холл с мраморным полом, Рэнд улыбнулся. Он попытался убедить себя в том, что с нетерпением ждет лекции в Британском музее вовсе не потому, что ее должна читать Кейтлин Хармон, но это ему не удалось.

– Я слышал, сегодня утром в Британском музее будет очень интересная лекция. Быть может, если мне повезет, я узнаю что-нибудь полезное.

Ник недоверчиво воззрился на него.

– А эту лекцию, случайно, читает не наша ли общая знакомая, мисс Хармон?

Улыбка Рэнда стала еще шире.

– Никогда не знаешь, кого можно встретить в бесчисленных залах музея.

Глава 3

Стараясь ступать неслышно, что для мужчины его комплекции и роста было нелегко, Рэнд прошел к самому дальнему ряду небольшого лекционного зала, где Кейтлин Хармон рассказывала о своей работе на острове Санту-Амару, и уселся на стул. Он вовсе не думал, что лекция его заинтересует, но когда Кейтлин начала рассказывать о том, как ее отец занимался поисками легендарного ожерелья Клеопатры, сам того не замечая, увлекся.

Он очень хотел остаться незамеченным, но поскольку оказался единственным мужчиной среди почти трех десятков женщин, понял, что на это можно не надеяться. В конечном итоге его присутствие сказалось и на Кейт, что Рэнду было даже приятно. Щеки ее сделались розовыми от смущения, она запнулась и на несколько секунд, похоже, забыла, о чем идет речь. Впрочем, ее замешательство продолжалось недолго. Очевидно, Кейт Хармон была настоящим профессионалом. Быстро просмотрев свои записи, она продолжила лекцию с того самого места, где остановилась, и повторила и легенду об ожерелье, и те факты, которые удалось выявить ее отцу.

А Рэнд поймал себя на том, что постоянно думает, что из сказанного Кейт правда, а что – ложь и может ли вписаться в ее рассказ Филипп Радерфорд.

– До недавнего времени практически не было доказательств того, что ожерелье действительно существует, – продолжала Кейт. – Однако слухи о его необыкновенной красоте не утихали. Говорят, что это ожерелье, украшенное бриллиантами величиной с яйцо, огромными изумрудами и рубинами, Клеопатре преподнес в дар Антоний. В целом ряде египетских документов описывается невероятно искусная работа ювелиров, сумевших вплести драгоценные камни в тончайшие золотые цепи. К сожалению, ожерелье было украдено, и никто его больше никогда не видел. По крайней мере в течение нескольких сотен лет.

Оглядев собравшихся, Кейт улыбнулась.

– Здесь я не могу не рассказать о находке моего отца. Несколько лет назад, занимаясь исследованиями в архивах Гааги, он случайно наткнулся на целый ряд документов: письменные показания, подтвержденные под присягой, некоего матроса по имени Ганс Ван дер Хаген, сделанные им почти восемьдесят лет назад. В документах упоминается о существовании ожерелья. Ван дер Хаген служил матросом на борту голландского невольничьего судна «Серебряная монета».

Он утверждал, что во время взятия в плен рабов у Берега Слоновой Кости среди культовых предметов одного племени они нашли ожерелье, явно представлявшее огромную ценность. По описанию это ожерелье точь-в-точь подходило под знаменитое ожерелье Клеопатры, но как оно из Египта пропутешествовало через весь континент, никто не знает.

На секунду в зале воцарилась гробовая тишина.

– А что случилось с ожерельем после того, как его нашли голландские матросы? – спросила одна из женщин.

– Вот здесь-то и начинается самое интересное. Очевидно, его взяли на борт судна «Серебряная монета», но у берегов острова Санту-Амару судно попало в шторм. По свидетельству голландских официальных документов, судно исчезло без следа, однако Ван дер Хаген клянется, что его выбросило на скалистый берег острова и что спаслись три члена экипажа: первый помощник капитана Леон Метц, матрос Шпритенберг и, естественно, он сам.

Согласно документам, обнаруженным моим отцом, всех их в конечном итоге погубила жадность. Первый помощник капитана так хотел завладеть ожерельем, что попытался убить остальных двоих. Ван дер Хаген выжил, ему каким-то образом удалось добраться до материка и в конце концов вернуться в Голландию. Он заявил под присягой, что первый помощник капитана был тяжело ранен в схватке, и он считает, что ему вряд ли удалось покинуть остров.

– Но если ожерелье осталось там, почему этот Ван дер Хаген не вернулся туда и не забрал его? – спросила женщина в соломенной шляпке.

– Он пытался это сделать. Многие годы Ван дер Хаген потратил на то, чтобы раздобыть денег, вернуться на остров и заняться поисками ожерелья, но никто ему не верил.

– Кроме вашего отца, очевидно, – сухо заметил со своего места в самом дальнем ряду Рэнд, и три десятка женских голов повернулись в его сторону.

– Совершенно верно. Он раздобыл достаточно денег, чтобы снарядить первую экспедицию, однако деньги кончились до того, как мы успели найти ожерелье. К сожалению, эта неудача стоила отцу доверия в Америке, и именно поэтому мы приехали в Англию.

– Но если американцы не стали его поддерживать... – раздался женский голос.

Не дав женщине договорить, Кейтлин подняла вверх серебряную монету.

– Это серебряный голландский гульден чеканки 1724 года. Именно в том году, согласно записям в судовом журнале, невольничье судно «Серебряная монета» пошло ко дну. За две недели до нашей поездки в Англию мой отец выкопал из земли эту монету и еще множество точно таких же... на острове Санту-Амару.

По залу пронесся гул голосов, и Рэнд почувствовал восхищение. Правду ли говорила Кейт Хармон, нет ли, но она определенно знала, как привлечь к себе внимание аудитории и удержать его.

В последующие несколько минут она продолжала отвечать на вопросы возбужденных дам.

– Простите, мисс Хармон... – донесся с первого ряда голос тощей некрасивой женщины. – Трудно представить себе молодую девушку двадцати лет...

– Двадцати одного года, – поправила ее Кейтлин.

– Да-да, двадцати одного года. Я на несколько лет вас старше, но мне все равно трудно представить себе ту жизнь, которой вы жили. К тому времени, когда мне исполнился двадцать один год, я уже была замужней дамой и матерью двух очаровательных крошек.

Кейт улыбнулась:

– Я и сама не раз задумывалась над тем, насколько разные у людей судьбы. Замужество и семья – это то, к чему стремится большинство женщин. Но для меня намного важнее работа моего отца. И по правде говоря, больше всего на свете я ценю свою независимость. Если бы я стала чьей-то женой, мне пришлось бы отказаться от нее, а мне этого совсем не хочется.

Так-так, подумал Рэнд. Значит, замужество Кейт Хармон не прельщает. Что ж, это его вполне устраивает, поскольку и он жениться не собирается. Но если чутье его не подводит, он ей нравится. А уж как она ему нравится, не передать словами. И потом, ему нужно как можно ближе подобраться к Талмиджу, и самый лучший способ – действовать через Кейт Хармон.

– Санту-Амару – самый дальний из гряды островов Зеленого Мыса, – продолжала между тем Кейт. – Поскольку он расположен ближе всех к экватору, климат там более тропический, чем на остальных островах. На побережье необыкновенно красиво. Раскопки проходили именно там. Дальше чем до леса, расположенного на краю пляжа, мы не заходили. Мы считаем, что три члена экипажа судна «Серебряная монета», потерпевшего кораблекрушение, разбили лагерь именно на побережье.

– И именно там, я полагаю, ваш отец рассчитывает найти ожерелье Клеопатры, – перебил ее Рэнд.

– Мы считаем, что оно там, – ответила Кейт тем уверенным тоном, который и привлекал его к ней. – При поддержке людей, как те, что сидят в этом зале, я считаю, мы найдем ожерелье.

Поверх голов сидящих женщин ярко-зеленые глаза Кейт впились в его лицо. Взгляд был настолько пронизывающий, что Рэнду на секунду показалось, что он коснулся его. Тело отреагировало мгновенно. Рэнд и представить себе не мог, что можно почувствовать такое острое желание посреди полного людей зала.

Вопросы следовали один за другим, но Рэнд больше не слушал. Он думал о Кейт Хармон. Потрясающая женщина: яркая, полная огня, такого же, как и ее волосы. Именно так он ее и представлял, когда впервые услышал ее голос. Трудно поверить, что подобная женщина станет заниматься мошенничеством, хотя жизненный опыт подсказывал ему, что бывает всякое.

Кейт продолжала отвечать на вопросы, а Рэнд встал и направился к выходу из зала. За спиной раздался смех: Кейт рассмеялась над словами какой-то женщины, и Рэнд обернулся, чтобы взглянуть на нее в последний раз. Кейт – умная, красивая, полная задора и огня – так и манила к себе.

Рэнд не мог припомнить, когда он в последний раз так страстно хотел женщину.

* * *

Полчаса спустя последние слушательницы вышли из зала, и Кейтлин осталась одна. Деловито собирая материалы, она складывала их в плоскую кожаную сумку, как вдруг что-то заставило ее поднять голову: в зал вошел герцог Белдон.

– Ваша светлость? Я думала, вы уже ушли. Герцог обезоруживающе улыбнулся ей.

– Мне хотелось поговорить с вами наедине, рассказать, как мне понравилась ваша лекция. Кроме того, я подумал, что после такой тяжелой работы вы, должно быть, проголодались. И я надеялся, что вы составите мне компанию, отобедав со...

– Боюсь, мисс Хармон уже обещала составить компанию нам, – послышался в дверях знакомый женский голос. Кейт обернулась: к ней по проходу направлялись Элизабет Уорринг и Мэгги Саттон. – Разве что вы захотите присоединиться к нам, герцог, – сказала Элизабет, насмешливо улыбаясь.

Рэнд ответил ей самой непринужденной улыбкой.

– В число моих многочисленных пороков мазохизм не входит. Я уже делил сегодня мисс Хармон с тремя десятками женщин. Думаю, для одного дня вполне достаточно. – Он пристально взглянул на Кейт, и ее словно жаром обдало с головы до ног. – Вы любите лошадей, мисс Хармон?

Кейт задумчиво взглянула на герцога. Интересно, что он на сей раз придумал?

– Если вы хотите спросить, умею ли я ездить верхом, то отвечу «да», хотя мне не доводилось заниматься этим уже несколько лет.

– Нет, я хочу спросить, не желаете ли вы поехать на бега? Я выставляю жеребца на скачках, которые состоятся в Эскоте послезавтра. По-моему, леди Рейвенуорт с мужем тоже собираются поехать. Может быть, и вы – естественно, с вашим отцом – к нам присоединитесь?

На лице Элизабет появилась восторженная улыбка.

– Ой, и правда, поедем, Кейтлин! Будет весело!

Сойдя с кафедры, Кейтлин сунула плоскую сумку с записями под мышку и, изо всех сил стараясь не смотреть на Рэнда, ответила:

– Я еще ни разу не была на бегах, но с удовольствием приму ваше предложение.

– Отлично!

Элизабет, как девочка, восторженно захлопала в ладоши. Эта высокая, стройная женщина с более темными волосами, чем у Кейт, была матерью полугодовалого сынишки и безгранично предана мужу. На первый взгляд они с Кейт были абсолютно не похожи, но Кейт явственно ощущала в ней родственную душу.

– Если твой отец не сможет поехать, мы с Николасом будем счастливы тебя сопроводить, – проговорила Элизабет.

– Сопроводить куда, дорогая? – донесся с порога мужской голос, и все повернулись к двери. К ним по проходу направлялся сутуловатый мужчина с убеленными сединами волосами и моноклем в золотой оправе, болтавшимся сейчас на цепочке.

Кейт тепло улыбнулась ему.

– Я и не ожидала увидеть тебя до вечера, отец. С дамами ты, естественно, знаком. А с его светлостью, герцогом Белдоном?

Хармон обернулся и несколько натянуто улыбнулся.

– По-моему, мы встречались у лорда Честера.

– Донован! Вот вы где! А я думаю, куда это вы запропастились? – В дверях стоял партнер отца Кейтлин, Филипп Радерфорд, как всегда, безукоризненно одетый; светло-каштановые волосы только что подстрижены и аккуратно причесаны. Он оглядел собравшихся. – Простите. Надеюсь, не помешал?

– Ну конечно, нет, Филипп. Входите же.

Талмидж с улыбкой вошел в зал. Он всегда был дружелюбен, с энтузиазмом относился к проекту отца, но Кейт до сих пор не могла понять, как она к нему относится.

– Я уверен, вы здесь со всеми знакомы, – сказал профессор.

Талмидж оглядел собравшихся, при этом взгляд его на секунду задержался на герцоге.

– Да, конечно.

– Мы с лордом Талмиджем впервые встретились у лорда Кратчфилда, – заметил герцог. – Странно, что не познакомились раньше.

– На самом деле мы познакомились несколько лет назад, – поправил его барон, – на балу, устроенном вашим отцом по случаю вашего дня рождения, когда вам исполнился двадцать один год. Грандиозное было мероприятие, насколько я помню. Приглашенных было не менее пятисот, так что нет ничего удивительного в том, что вы запамятовали.

– Вообще-то я практически ничего не помню из того, что было в тот вечер, – заметил Белдон, усмехнувшись. – Хотя у меня сохранились самые неприятные воспоминания о следующем утре.

Кейт улыбнулась про себя. Ей понравилось, что герцог не боится смеяться над собой.

– Я только что пригласил мисс Хармон и ее отца на скачки, назначенные на послезавтра, – сказал он барону. – Может быть, и вы к нам присоединитесь?

– Благодарю за приглашение, но мы с профессором послезавтра заняты.

– В таком случае, быть может, Кейтлин поедет с лордом Рейвенуортом и со мной? – поспешно вставила Элизабет.

– Как пожелаешь, дорогая, – проговорил профессор, снисходительно улыбнувшись Кейт.

Он уже давным-давно ничего ей не запрещал. Кейт привыкла жить так, как считала нужным, и ее это вполне устраивало.

– Значит, договорились. – Белдон в последний раз улыбнулся Кейт, отчего у нее сильнее забилось сердце. – До свидания, дамы, до послезавтра. – И, слегка поклонившись, он направился к выходу. Странно, но когда он ушел, зал показался Кейт пустым.

Пообедав с Элизабет и Мэгги, Кейт вернулась назад в музей, чтобы дописать список древнеримских текстов, в которых могла содержаться какая-либо информация об ожерелье. Как ни пыталась она с головой уйти в работу, ее мысли были заняты предстоящими скачками и перспективой вновь увидеться с Рэндом Клейтоном.

Кейт попыталась убедить себя в том, что согласилась на его предложение посетить бега только потому, что у нее не было другого выхода. Герцог – человек богатый, и если не откажется оплатить экспедицию, то сумма, выделенная им, будет значительной.

Однако она понимала, что кривит душой. На самом деле ее тянет к Рэнду Клейтону, причем так сильно, как никогда еще не тянуло ни к одному мужчине. Один взгляд его пронзительных карих глаз – и сердце ее начинает исступленно колотиться. Один комплимент, произнесенный сладким, как мед, голосом, – и голова идет кругом.

Чувства эти были для Кейт в новинку, и ей хотелось как следует в них разобраться. Она понимала, что замужество, семья – не для нее, поскольку ей нужно было заботиться об отце, и Кейт давно смирилась с этим. Но почему бы не испытать на себе, что такое быть женщиной?

Ведь вреда от этого не будет.

И Кейт отогнала прочь назойливую мысль о том, что это может оказаться гораздо болезненнее, чем она себе представляет.

Не по сезону теплое апрельское солнце ласкало своими лучами первые, только-только начавшие распускаться цветочки. «Небо почти такое же синее, как в Санту-Амару», – подумала Кейт, направляясь вместе с Элизабет Уорринг к ипподрому, где должны были состояться скачки.

Кейт поправила шелковую шляпку цвета спелой сливы и потуже натянула лайковые перчатки, наслаждаясь приятным ощущением, которое давала красивая одежда, так не похожая на простенькую юбку и блузку, составлявшие почти весь ее гардероб, когда она находилась на острове. Девушка улыбнулась, представив себе, что сказали бы дамы, увидев, как она ползает на карачках под палящим тропическим солнцем, занимаясь раскопками. И что сказал бы Белдон.

Она бросила взгляд на противоположную сторону ипподрома и почувствовала, как у нее перехватило дыхание: там стоял герцог. Он был настолько хорош собой, что Кейт никак не могла оторвать от него глаз: темно-коричневый фрак, отделанный золотым галуном, плотно облегающие панталоны и высокие, до колен, сапоги. Такого представительного мужчины Кейт еще никогда не доводилось видеть.

Элизабет, должно быть, догадалась, о чем она думает, поскольку, искоса взглянув на Кейт, спросила:

– Он тебе нравится, верно?

Кейт пожала плечами, изо всех сил пытаясь показать полное безразличие.

– Просто он меня заинтриговал, а это не одно и то же.

– Нет, он тебе нравится, – настойчиво повторила Элизабет. – Признайся.

Кейт улыбнулась:

– Ну хорошо, во избежание спора скажу: он мне нравится. А почему бы, собственно, и нет?

Элизабет расхохоталась.

– Я могла бы назвать тебе с десяток причин, почему нет, но все они имеют отношение к здравому смыслу, а не к характеру Рэнда, который лично я считаю великолепным. Однако вся проблема с Рэндом – по крайней мере там, где речь идет о тебе, – в том, что он не собирается жениться. Говорит, что не готов, и я тоже так думаю. Но ты ему явно нравишься.

Кейт почувствовала, как от этих слов по ее телу пробежала дрожь, но попыталась возразить:

– Мне кажется, ему нравятся многие женщины.

– Я бы этого не сказала. Более того, я бы сказала – наоборот, это он нравится женщинам. – Элизабет бросила взгляд на даму, как раз в этот момент направлявшуюся к герцогу. – Возьмем, к примеру, леди Хэдли. О них с Рэндом уже давно ходят всякие сплетни. Она наивно полагает, что он женится на ней, но мне кажется, ему такое даже в голову не приходит.

Кейтлин пристально взглянула на особу с густыми черными волосами, лицом сердечком и розовыми губками и сказала:

– Она необыкновенно хороша собой.

– Верно, – согласилась Элизабет, – однако они с Рэндом абсолютно не подходят друг другу. Под грубым внешним видом у Рэнда скрывается тонкая душа, а Шарлота никогда этого не понимала.

Тонкая душа у такого властного человека, как герцог? Вот уж никогда бы этого не сказала, подумала Кейт.

– Вообще-то, видя, как он на тебя смотрит, я должна была бы уговорить тебя держаться от него подальше, – продолжала Элизабет. – Но ты не такая, как все. Мне кажется, мы с тобой очень похожи. Есть в тебе что-то такое, что есть и во мне. И поэтому ты сама разберешься с тем, что тебе делать и как поступать.

Ответить Кейт не успела: Рэнд, заметив их, коротко махнул леди Хэдли рукой на прощание и устремился к ним. Поздоровавшись с Элизабет, он учтиво поцеловал Кейт руку.

– Доброе утро, дамы. Вы обе сегодня очаровательно выглядите.

Кейт вспыхнула и тотчас же разозлилась сама на себя. Нет, это просто нелепо! Герцог проявляет обычную вежливость, а она так бурно реагирует. Нужно держать себя в руках.

– Я думал, вы приедете раньше, – продолжал между тем Рэнд. – Даже решил было, что вы передумали.

– Мы действительно немного опоздали, – согласилась Элизабет. – Николас уехал раньше нас. Он должен уже быть здесь. – Оглядев собравшихся, Элизабет тотчас же заметила мужа. Он разговаривал с каким-то джентльменом, но, увидев жену и Кейт, прервал беседу и направился к ним. – Вон он идет. – Элизабет радостно улыбнулась. – Похоже, мы все приехали почти в одно и то же время. Мне кажется, скачки вот-вот начнутся.

– Нужно поспешить, иначе мы пропустим старт. – Протянув Кейт руку, герцог окинул ее внимательным взглядом: она была очаровательна в шелковом платье цвета спелой сливы и шляпке того же тона. Он провел ее на трибуну и, усадив, сел рядом, а Элизабет устроилась около мужа.

– Будет три забега, – пояснил герцог. – Лошадь, которая придет первой в двух забегах из трех, получит приз.

– Приз? – переспросила Кейт.

– Деньги, поставленные на лошадей их владельцами. В данном случае десять тысяч фунтов.

Десять тысяч фунтов! Целое состояние, подумала Кейт. На эти деньги отец смог бы снарядить не одну, а несколько экспедиций.

В этот момент в самом дальнем конце ипподрома раздался гул голосов, и Кейт, взглянув в ту сторону, увидела, как из ворот выводят двух гарцующих лошадей: черную как смоль, с лоснящейся шерстью, и красивую гнедую с длинной изящной шеей.

– Смотрите! Их ведут к стартовой черте! – воскликнула Кейт и почувствовала, как заколотилось сердце. Она еще ни разу не была на скачках и понятия не имела, какое это захватывающее зрелище.

– Гнедая лошадь – моя, – пояснил герцог. – Это жеребец по кличке Сэр Гарри. Он будет соревноваться с чистокровным жеребцом графа Маунтрайдена Ураганом.

– Какой красавец! Они оба красивые. Белдон улыбнулся:

– Вы говорили, что любите ездить верхом.

– Любила. На мое четырнадцатилетие дедушка подарил мне очаровательную гнедую кобылку. К сожалению, нам пришлось оставить ее в Бостоне, когда мы уезжали в Египет.

Герцог слегка нахмурился.

– А вам там нравилось? Не могу представить себе четырнадцатилетнюю девочку в далекой, чужой стране.

– В известной степени мне там действительно нравилось. Такое ощущение, что живешь на другой, совершенно иной планете. Но женщины там практически лишены свободы, и вот это мне уж точно не пришлось по душе.

Герцог тихонько хмыкнул.

– Похоже, больше всего на свете вы цените независимость.

– Наверное, этому я научилась в Египте. А может, просто привыкла к самостоятельности. Моя мама умерла, когда мне было всего десять лет. Папа очень тяжело переживал ее смерть. За ним нужно было присматривать, а кроме меня, больше было некому. Так что я быстро повзрослела.

– Насколько мне известно, вы довольно много путешествовали.

Кейт лишь кивнула в ответ. Она чувствовала на себе пристальный взгляд герцога. Казалось, он пронзал ее насквозь, и внезапно ей стало нечем дышать.

Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, она слегка улыбнулась ему.

– До поездки в Египет отец работал на раскопках Помпеи. Потом вместе с датским ученым – его звали Мантер – переводил манускрипты, написанные клинописью, найденные в древнем Персеполисе. Для этого мы приехали в Нидерланды, побывали там во многих городах, пока наконец не добрались до Гааги, где отец заинтересовался поисками ожерелья.

– И в конечном итоге это привело вас на остров?

– Да.

– Если я ничего не путаю, вы прожили там последние два года.

– Часть этого времени мы провели в Дакаре, остальное – на Санту-Амару.

Герцог ничего на это не сказал. Он, похоже, обдумывал ее слова.

– Посмотрите, они подошли к стартовой линии. – И Кейт показала пальцем в ту сторону, где стояли лошади, только затем, чтобы избавиться от его пристального взгляда.

– Совершенно верно, – бросил герцог таким тоном, словно его нисколько не волновало, потеряет он десять тысяч фунтов или приобретет. – Длина дистанции всего полторы мили. Бывают дистанции и на четыре мили, однако, проходя их, лошади сильно выматываются.

Лошади то гарцевали, то, натягивая удила, пытались встать на дыбы. Жокеи и конюхи с трудом сдерживали их. Как только их удалось успокоить и поставить на стартовую линию, раздался выстрел, и лошади пулей помчались по утрамбованной дорожке.

Сердце Кейт билось в такт со стуком лошадиных копыт. Рядом возбужденно подпрыгивала на сиденье Элизабет.

– Давай, Сэр Гарри! Давай! Ты должен победить!

Муж схватил ее за руку, улыбнулся ласкающей улыбкой и, наклонившись, прошептал ей на ушко что-то насчет скачки, которая непременно ждет ее, когда они вернутся домой. Щеки Элизабет покраснели.

Кейт тоже вспыхнула и услышала тихий голос герцога:

– По-моему, это не предназначалось для ваших ушей. Не отрывая взгляда от скаковой дорожки, Кейт бросила:

– Я тоже так думаю.

Лошади прошли первый круг ноздря в ноздрю. Жокеи задали им бешеный темп. Кейт оказалась права: оба животных были и в самом деле великолепны – лоснящаяся шерсть поблескивала в лучах теплого весеннего солнышка, длинные упругие мускулы поигрывали. Пройдя поворот, они вышли на дальнюю дистанцию. Ураган вырвался чуть вперед, и Кейт едва не задохнулась от волнения. Потом впереди оказался Сэр Гарри. Обойдя второй поворот и набрав скорость, он помчался еще быстрее.

Жокеи непрерывно подгоняли лошадей. Прильнув к их шеям, они двигались в такт стремительному бегу почти с такой же грацией, с какой скакали лошади. Огромная толпа, заполнившая ипподром, держала пари, кто победит. Голоса становились все громче, и Кейт явственно ощущала, как нарастает возбуждение. Вот лошади вышли на финишную прямую. Слышно было, как они приближаются, громко стуча копытами, из-под которых вылетали комья земли. Ураган снова вырвался вперед почти на корпус, однако Сэр Гарри мчался с головокружительной скоростью.

Кейт закусила губу, моля Бога, чтобы лошадь герцога пришла первой. Люди повскакивали со своих мест, громко крича. Вот до финиша осталось шесть корпусов. Пять... Четыре... Три...

– Сэр Гарри вырвался вперед! – крикнула Кейт, хватая герцога за рукав. – Он победит, Рэнд! Непременно победит!

– Да... – тихо прошептал герцог, и голос его прозвучал хрипловато. – Похоже, что победит.

Но когда он поднял голову, взгляд его упал вовсе не на лошадей, а на губы Кейт, и ей показалось, будто его карие глаза полны такого огня, что нарядное шелковое платье цвета спелой сливы вот-вот вспыхнет. Она поймала себя на мысли, что впервые назвала герцога по имени, и смущенно отвернулась, пытаясь припомнить, смотрел ли когда-нибудь кто-то на нее так, как этот красивый статный мужчина.

Лошади пересекли финишную черту. Первым пришел Сэр Гарри, совсем чуть-чуть опередив соперника. Кейт, Элизабет и добрая половина зрителей восторженно приветствовали победителя.

– Вы выиграли! – Кейт повернулась к герцогу, смеясь. – Победа!

Герцог слегка усмехнулся.

– По-моему, это не я, а Сэр Гарри заслуживает похвалы. И ему придется выиграть состязания снова, если я хочу забрать домой приз. – Они одновременно повернулись к скаковой дорожке, глядя, как жокей пустил Сэра Гарри по кругу, чтобы остудить его немного перед следующим заездом.

Белдон внимательно наблюдал за лошадьми и внезапно нахмурился.

– Он хромает, – заметил герцог, вставая. – Что-то случилось. – И, не вдаваясь в дальнейшие объяснения, он направился к конюхам и тренерам, стоявшим рядом с лошадьми.

Кейт повернулась к Элизабет и лорду Рейвенуорту.

– Если его лошадь и хромает, я этого не вижу. И как Белдон мог разглядеть это с такого большого расстояния?

– Рэнд знает своих лошадей, – заметил Рейвенуорт, глядя на скаковую дорожку. – Если он говорит, что лошадь хромает, значит, так оно и есть.

А на скаковой дорожке уже стоял спустившийся с трибуны лорд Маунтрайден и оживленно о чем-то спорил с герцогом. Было видно, что мужчины никак не могут договориться. Кейт нервно покусывала кончик перчатки. Что-то происходило, и герцог явно был недоволен. Наконец он повернулся, вновь поднялся на трибуну и, пройдя мимо Кейт и четы Рейвенуорт, приблизился к человеку, сидевшему вместе с маленькой группой зрителей на другом конце трибуны.

– Он разговаривает с лордом Уайтлоу, – сообщил Кейт Рейвенуорт. – Этот человек занимается на скачках призами.

Несколько минут спустя Рэнд вернулся к Маунтрайдену, вручил ему конверт, повернулся и зашагал прочь.

– Можем ехать, – сказал он, подходя к Кейт и Рейвенуортам. – Сегодня состязаний больше не будет.

– Как жаль, – разочарованно протянула Элизабет. – А мне так хотелось увеличить мой выигрыш.

– А как Сэр Гарри? – с беспокойством спросила Кейт, представив себе красивого жеребца с длинной шеей.

Герцог удивленно вскинул брови.

– Сэр Гарри? Отлично.

– Но вы же говорили, что он хромает. Герцог улыбнулся:

– Это не Сэр Гарри хромал, а Ураган. Должно быть, повредил сухожилие, когда проходил последний отрезок дистанции.

– Ураган? – Кейт бросила взгляд на скаковую дорожку, ища глазами красивого вороного жеребца. – Неудивительно, что я этого не заметила. Полагаю, лорд Маунтрайден был вынужден заявить о своем отказе участвовать в скачках?

Герцог покачал головой.

– Это я заявил об отказе участвовать в скачках. Ураган – один из самых потрясающих коней, которых я когда-либо видел. Маунтрайден загнал бы его до смерти, намереваясь выиграть. Я не хотел, чтобы это произошло.

Кейт ошарашено смотрела на него. Сначала она даже подумала, что неправильно его поняла. Неужели он отказывается от десяти тысяч фунтов, чтобы спасти животное от увечья? И не свое, а чужое?

– А что, если Маунтрайден возьмет и выставит свою лошадь на других скачках?

– Не выставит. Я заявил об отказе участвовать в скачках лишь на том условии, что Ураган не будет принимать участия в бегах в течение по крайней мере двух месяцев. До этого времени все ставки аннулируются, а через два месяца состоится повторное состязание.

Кейт украдкой разглядывала красивый профиль герцога. Ей припомнились слова Элизабет Уорринг о том, что у него тонкая душа. Сейчас это подтвердилось. Не много найдется мужчин, способных пожертвовать десятью тысячами фунтов, особенно когда они их почти получили.

В этот момент Кейт почувствовала, как Элизабет сжала ее руку.

– Ну, как тебе твои первые в жизни скачки, Кейт? Понравились?

– Как сказали бы вы, британцы, потрясающе! – ухмыльнулась Кейт.

Элизабет расхохоталась, а следом за ней и герцог. Он повел Кейт к коляске, и всю дорогу она ощущала на себе его внимательный взгляд.

– Мне еще предстоят кое-какие дела на ипподроме, – сказал он, усаживая ее в коляску. – Поскольку экипаж Ника тоже здесь, мы присоединимся к дамам в городском доме немного позже. – Он поднес к губам ее руку, и Кейт почувствовала сквозь перчатку, словно ее обожгло огнем. – Я не задержусь, Кейт, – многозначительно прибавил он, впервые назвав ее по имени, как совсем недавно сделала она. – Обещаю.

Кейт лишь кивнула в ответ. Что-то сегодня изменилось в их отношениях. Она впервые почувствовала себя рядом с ним женщиной.

Здравый смысл подсказывал, что ей следует держаться настороже, но меньше всего она хотела сейчас быть разумной.

Глава 4

Стоя рядом с Рэндом Клейтоном, Ник Уорринг смотрел, как его жена и Кейтлин Хармон уезжают с ипподрома в коляске Элизабет. Герцог тоже не сводил с нее глаз, и было ясно, о чем он думает. Наконец коляска скрылась из вида.

– Спокойнее, друг мой, – проговорил Ник. – У тебя все на лице написано, и, если я правильно понимаю, мысли твои абсолютно безнравственны.

Рэнд тихонько рассмеялся, ничуть не удивившись тому, что Ник видит его насквозь. Они дружили с Оксфорда, где оба учились. Нику здорово досталось в жизни, и Рэнд всегда приходил к нему на помощь в трудную минуту. Они практически все знали друг о друге.

– Не стану отрицать, Кейт Хармон мне нравится, – признался Рэнд.

– А мне казалось, ты решил использовать девушку исключительно ради того, чтобы через нее добыть информацию о Талмидже. Если это так, ты поступаешь нечестно по отношению к ней.

– Мы пока не знаем, какую роль Кейт Хармон играет во всей этой истории. Вполне вероятно, что она по уши завязла в последнем мошенничестве барона.

– Но ведь у тебя пока нет уверенности в том, что барон кого-то обманывал. Последняя экспедиция профессора Хармона вполне может быть законной.

– Ничего подобного, – возразил Рэнд, направляясь рядом с другом к паддоку. – Ты же читал отчет. Талмидж имеет обыкновение вкладывать деньги в несомненно проигрышные предприятия, но в конечном итоге вместе со своими партнерами получает немалую прибыль. Сейчас он связался с Хармоном. И причина этого только одна.

– А Кейтлин?

– Признаю, трудно поверить в то, что она участвовала в махинациях, однако такое вполне возможно. И как ты сам сказал, поскольку она связана с Хармоном и Талмиджем, она может быть нам полезна.

– Девушка ни в чем не виновата, Рэнд. Кроме того, ты же не собираешься жениться ни на ней, ни вообще на ком бы то ни было. А ты, помнится, сам меня как-то предупреждал не связываться с молодыми незамужними женщинами.

– Кейтлин – американка. А у американцев совершенно иной подход к жизни, чем у нас.

– Значит, вот какой ты выдумал предлог? Кейт не такая, как наши девушки, следовательно, с ней можно не церемониться?

– Я вовсе не это имел в виду, – нахмурился Рэнд.

– А что ты имел в виду?

– Послушать тебя, так я должен держаться от Кейтлин Хармон подальше. Но ведь она, во-первых, может быть нам полезна, а во-вторых, относится к разряду женщин, живущих так, как им заблагорассудится. Похоже, она знает, чего хочет от жизни, а мне это только на руку.

– Да будет тебе, Рэнд. Ты ведь и сам не веришь в то, что говоришь. Ты хочешь Кейт и намерен ее добиться. Поскольку я и сам бывал в подобной ситуации, не мне тебя упрекать. Я просто предупреждаю тебя, чтобы ты был поосторожнее. Кейт не заслуживает того, чтобы ее обижали.

Рэнд ничего на это не ответил, лишь насупился. Ник знал, что Рэнд не из тех мужчин, которые могут воспользоваться невинной молоденькой девушкой. Хотя он умел не выставлять напоказ своих чувств, этот ранимый, чуткий человек никогда не стал бы причинять Кейт Хармон боль. С другой стороны, он тяжело пережил смерть своего молодого кузена и чувствовал себя частично виноватым в этом, а Кейт Хармон могла помочь ему узнать правду.

Нику оставалось лишь надеяться, что по отношению к Кейтлин Рэнд поступит так, как подскажет ему совесть.

Кейт сидела рядом с отцом на софе в маленькой гостиной номера барона Талмиджа в отеле «Гриллон» на Албемарл-стрит. Комнаты были отделаны во французском стиле: золотистые и оливковые тона, тяжелые бархатные портьеры, столы с мраморными столешницами. Все в Англии казалось Кейт изысканным и элегантным, а после спартанской жизни в экспедициях она превыше всего ценила роскошь.

– Что вы об этом думаете, Филипп? – Вопрос отца вернул Кейт к действительности, и она стала слушать, о чем говорят мужчины.

– Боюсь, мы по-прежнему далеки от нашей цели, – ответил Талмидж. – Ваше оборудование устарело и обветшало. Мы нуждаемся в деньгах, чтобы купить продовольствие и инструменты – лучше всего, чтобы их хватило на год. Нужно будет нанять носильщиков и рабочих, понадобятся деньги на личные расходы: одежду, обувь и прочее.

Сидя в кресле у маленького французского письменного стола, барон изучал лежавший перед ним список и добавлял все новые и новые пункты. В свете медной масляной лампы редкая седина на его висках слегка поблескивала.

– Лорду Джеффри все это, конечно, в новинку, – проговорил барон, обращаясь к их последнему меценату, Джеффри Сент-Энтони, второму сыну маркиза Уэстера. – Но вам и вашей дочери хорошо известно, насколько сложна эта экспедиция.

Глядя на Талмиджа, Кейт в очередной раз подумала, какой это красивый, элегантный и изысканный мужчина. Похоже, не она одна, а множество женщин считали его необыкновенно привлекательным, хотя собеседником он был скучноватым: говорил в основном об экспедиции, о поисках ожерелья, обсуждал всевозможные светские сплетни и последние интрижки среди элиты.

– Как вы думаете, сколько еще времени вам потребуется для того, чтобы собрать необходимую сумму? – спросил лорд Джеффри, порывисто подавшись вперед.

Это был молодой человек лет двадцати пяти, светловолосый, с милой улыбкой, необыкновенно хорош собой, живой, непринужденный, по-детски непосредственный и настолько охваченный идеей отыскать ожерелье, что вызвался сопровождать экспедицию за собственный счет.

– Надеюсь, через месяц мы наберем необходимую сумму, – ответил Талмидж. – Наша экспедиция постепенно приобретает все большую популярность. Лекция Кейтлин имела большой успех. Мужья присутствовавших на ней дам внесли крупные суммы. Да и с герцогом, похоже, у Кейтлин дело налаживается.

– С герцогом? – Кейт резко вскинула голову.

– Естественно, дорогая. Если Белдон решит внести свой вклад, то только благодаря вам, и сумма может быть весьма значительной.

– Но я... я почти его не знаю. Если вы хотите...

– Похоже, вы ему очень понравились, Кейт. Он явился на вашу лекцию, следовательно, тема наших исследований явно его заинтересовала. Будьте с ним поласковее. Когда настанет время, я сам займусь герцогом, если вы не желаете.

Джеффри Сент-Энтони порывисто вскочил.

– Я считаю неприличным просить мисс Хармон проводить время с герцогом только ради того, чтобы выудить у него деньги. Да ведь у этого человека отвратительная репутация! Он считается самым отъявленным повесой в Лондоне. Мисс Хармон – леди, а не какая-нибудь... не какая-нибудь...

– Мы вас поняли, лорд Джеффри! – раздраженно бросил Талмидж. – Мы не просим Кейтлин делать, что ей неприятно. Просто было бы неплохо, если бы она оказала нам посильную помощь.

Кейт напряженно улыбнулась.

– Буду счастлива сделать все от себя зависящее.

Она всегда делала все от себя зависящее. Еще до того, как Филипп Радерфорд появился в их жизни, она частенько помогала отцу добывать деньги для экспедиций. Поможет добыть их и теперь... но только не у Белдона. Почему, она и сама не знала.

Собрание шло своим чередом. Вырабатывались планы. Лорд Джеффри вызвался составить список людей, проявивших интерес к экспедиции, потом перечислил партии, с руководством которых можно было бы переговорить о получении помощи. Он говорил еще о чем-то, но Кейт уже не слушала. Мысли ее были далеко. Что же с ней происходит? Почему при одном упоминании имени герцога у нее перехватывает дыхание? Временами это вызывает раздражение, а временами – недоумение.

Лорд Джеффри назвал его повесой. Элизабет упомянула, что за ним постоянно увиваются женщины. Связываться с таким мужчиной смертельно опасно.

В памяти Кейт всплыли истории о своих дядьях. В отличие от отца, преданного, заботливого мужа, обожавшего жену, оба маминых брата и несколько кузенов Кейт пользовались дурной славой, когда речь заходила о женщинах, и от Бостона до Нью-Йорка оставляли за собой череду разбитых женских сердец.

Рэнд Клейтон определенно из той же категории. И, тем не менее, что-то в нем безумно притягивало Кейт. Ей хотелось доверять ему и, как это ни странно, вновь увидеть его.

Интересно, встретятся ли они еще или ему уже надоело преследовать добычу, которой он вряд ли сможет поживиться, и он наметил себе другую, более доступную цель?

Один день быстро сменялся другим, и каждый казался Кейт удивительным и неповторимым. По настоянию Мэгги, один день они вместе с Элизабет Уорринг посвятили хождению по магазинам. Хотя Кейт и нельзя было назвать состоятельной женщиной, у нее была небольшая сумма, оставленная в наследство бабушкой, и она оплачивала одежду и мелкие расходы, когда у отца кончались деньги, что случалось все чаще. Кейт теперь обрела некоторую уверенность в жизни, что было для нее очень немаловажно.

В желтом шелковом платье, с легким зонтиком такого же цвета в одной руке и многочисленными покупками в другой Кейт шла рядом с подругами по шумной Бонд-стрит.

– Мне нужно на минутку заглянуть в одно место, – сказала Элизабет, после того как они пообедали в кафе «У Огаста» – очаровательном крохотном заведении, расположенном на углу Бонд-стрит и Оксфорд-стрит. – У меня записка для Ника от его друга, а он как раз сейчас находится в нескольких кварталах отсюда. – И, усмехнувшись, добавила: – Кроме того, думаю, Кейт может понравиться представление.

Уложив покупки в коляску, Элизабет повела подруг вниз по Бонд-стрит, и вскоре они остановились у красного кирпичного здания. Вывеска над входной дверью гласила: «Мужской клуб Джексона».

Мэгги замешкалась у входа и нерешительно огляделась по сторонам, но Элизабет лишь расхохоталась. Как только Кейт вошла в зал с высоким потолком, она тотчас же поняла, почему Мэгги так нерешительно себя вела: в глубине зала друг перед другом прыгали, деловито обмениваясь ударами, обнаженные до пояса, покрытые потом мужчины.

– Вон там Ник и Рэнд, – сообщила Мэгги изумленной Кейт, указывая в противоположный конец комнаты, где на отделенном канатами участке топтались двое голых до пояса мужчин. На взгляд Кейт, они занимались тем, что пытались побольнее стукнуть один другого.

– Боже правый, – лишь вымолвила она, удивляясь тому, что вообще смогла что-то сказать.

– Они боксируют, – пояснила Элизабет, но Кейт поняла это и без ее объяснений. – Они приходят сюда тренироваться по крайней мере раз в неделю.

Кейт так и вперилась в мужчин глазами, понимая, что ведет себя не вполне пристойно, однако не в силах отвести взгляд. Ник Уорринг был безукоризненно сложен – высокий, худощавый, смуглый, в меру мускулистый. Но внимание Кейт привлек другой мужчина. Выше лорда Рейвенуорта ростом, более мощного телосложения, с широкими мускулистыми плечами и грудью, на которой поигрывали упругие мышцы, Рэнд Клейтон был великолепен. Все его тело покрылось капельками пота, блестевшими при свете свисавшего с потолка прямо над рингом фонаря.

В этот момент Рэнд поднял голову и, заметив ее – трудно было не заметить особу в таком ярко-желтом платье, – на секунду остановился. В тот же миг лорд Рейвенуорт нанес ему сильнейший удар в челюсть и, Кейт могла бы поклясться, довольно ухмыльнулся при этом.

– По-моему, ты только что отвлекла Рэнда, – рассмеялась Элизабет.

– И ему это не понравится, – заметила Мэгги, с тревогой взглянув на брата, только что получившего в ответ не менее жестокий удар.

Прозвучал гонг. Раунд был окончен. Мужчины сняли перчатки, и Кейт заметила, что оба они улыбаются.

– Слава Богу, они не успели поубивать друг друга, – проговорила она, чувствуя, как в груди гулко забилось сердце: полуобнаженный красавец герцог, нимало не смущаясь, кивнул ей с ринга.

– И это просто удивительно, – подхватила Мэгги, воздев свои хорошенькие голубые глазки к потолку. – Я считаю, те, кому доставляет удовольствие, когда их бьют по физиономии, немного не в себе.

– Верно, дорогая, – согласилась Элизабет, устремляясь к рингу. – Но один из них – мой муж, а другой – мой друг, так что я прощаю им их слабоумие.

Вынырнув из-под каната, опоясывающего ринг, Рэнд схватил с ближайшего стула полотенце и направился к девушкам. Кейт как зачарованная смотрела на его статную фигуру: невероятно широкие плечи, плоский живот, узкие бедра. На нем были панталоны, плотно облегавшие стройные, мускулистые ноги и подчеркивающие довольно внушительных размеров бугор.

Взгляд Кейт невольно задержался на нем чуть дольше, чем следовало бы. Кровь прилила к щекам, и она поспешно отвела глаза. Когда она вновь подняла голову и взглянула на герцога, глаза его насмешливо блестели. Рэнд явно заметил, на какую часть его тела она взирала с таким неподдельным интересом. О Господи! Да как она могла так опростоволоситься! Ни одна приличная дама так себя не ведет! И Кейт поспешно отвернулась, тщетно пытаясь скрыть смущение.

Если Белдон и заметил это, то не подал вида.

– Добрый день, дамы, – поздоровался он со всеми тремя, по-прежнему не сводя глаз с Кейт. – Какой приятный сюрприз.

– Что сюрприз – это точно, – усмехнулась Элизабет и, протянув руку, коснулась синяка на скуле Рэнда. – По-моему, вам следует винить за это Кейт.

Потерев ушибленную скулу, Рэнд заметил:

– Думаю, вы правы. – И, усмехнувшись, посмотрел Кейт прямо в глаза. – Вы моя должница, мисс Хармон. Ни одна женщина не имеет права так отвлекать мужчину. Чем будете платить?

Сердце Кейт забилось еще быстрее.

– Не стоит винить меня, ваша светлость, за то, что вы просто забыли уклониться от удара. Элизабет рассмеялась.

– Пошли, Мэгги. Пускай они разбираются, кто из них прав, кто виноват. А мы пока подойдем к твоему мужу. Он только что вошел и разговаривает с Николасом. Посмотрим, сможем ли мы и их ненадолго отвлечь.

Мэгги кивнула:

– Отличная идея... хотя сомневаюсь, что они будут рады нас видеть: и Эндрю, и Ники считают, что женщинам не место у боксерского ринга.

Элизабет едва заметно улыбнулась, а Кейт вдруг подумала, как ей повезло подружиться с такими замечательными женщинами.

– Ну так как? – вывел ее из задумчивости томный голос герцога.

– Что «как»?

– Как вы намереваетесь расквитаться со мной за ваш несвоевременный визит? – Герцог задумчиво вскинул брови. – Может быть, поездкой в парк? А еще лучше – на пикник. Я знаю одно замечательное местечко на берегу Темзы, но оно находится за чертой города. Я попрошу свою кухарку приготовить обед, и мы возьмем его с собой. Что вы на это скажете?

Кейт отлично понимала, что должна сказать решительное «нет». Одно дело – поездка в парк, где вокруг множество людей, и совсем другое – пикник. Там они с Рэндом Клейтоном будут один на один.

Вытерев полотенцем пот со лба, а затем с широченных плеч, Рэнд добавил:

– Если вы, конечно, не боитесь.

Кейт поняла: он бросает ей вызов. С самого начала он почувствовал, что она не сможет на него не ответить.

– А я должна бояться? – спросила она.

– Я не сделаю ничего такого, Кейт, чего вы сами не захотите.

Кейт так и не поняла, успокоили ее эти слова или нет. Она знала, что должна остерегаться Рэнда Клейтона, но сейчас, глядя на его словно отлитое из бронзы тело, почувствовала, что остерегаться ей нужно самой себя.

И, тем не менее, ей хотелось поехать на пикник, а трусихой она никогда не была.

– Хорошо. Пикник так пикник, – согласилась Кейт, а сама подумала, что вырваться ей будет не так-то легко. Отец вряд ли заметит ее исчезновение, а вот лорд и леди Трент наверняка будут недовольны. Проводить день наедине с герцогом – да и любым другим мужчиной – считается крайне неприлично. – Только утром мне нужно будет уладить кое-какие дела в музее. Может быть, вы заедете за мной туда?

Герцог понял, что Кейт пытается соблюсти приличия, и улыбнулся, явно довольный ее согласием.

– Я заеду за вами в десять часов.

Он слегка поклонился, и Кейт почувствовала, как ее влажные губы внезапно стали сухими.

– С нетерпением буду ждать, – ответила она, и это была истинная правда.

Рэнд ходил взад-вперед перед письменным столом Эфрама Баркли. В комнате было прохладно. После обеда набежали тучи и похолодало, но Рэнд не чувствовал холода: ярость, овладевшая им, не давала ему замерзнуть.

– Чертовски тяжело в это поверить, доложу я вам. Я уж начал было тешить себя мыслью, что этот человек – обманщик.

– Жаль разочаровывать вас, но это, похоже, не тот случай. Филипп – второй сын Эдвина Радерфорда, покойного лорда Талмиджа. По-видимому, он служил во флоте Его Королевского Величества до тех пор, пока четыре года назад не умер от воспаления легких его старший брат Виктор. Сразу же после его смерти он оставил службу, чтобы заявить о своих правах на титул и наследство.

Рэнд раздраженно швырнул на стол прочитанные бумаги – последний отчет полицейского с Боу-стрит.

– Которое, согласно донесению Макконнела, находилось в весьма плачевном состоянии.

Осторожно сняв с ушей дужки очков в проволочной оправе, Эфрам пояснил:

– Виктор был большим любителем азартных игр. К тому времени, когда Филипп стал лордом, денег осталось совсем немного. Чтобы оплатить долги, ему пришлось продать фамильное поместье в Кенте.

Рэнд перестал расхаживать по кабинету и повернулся к поверенному.

– А каково его нынешнее финансовое положение?

– У него есть деньги в банке, не слишком крупная сумма. Доходы от капиталовложений, которые он делал в течение долгих лет, и, естественно, от судоходной компании «Мерриуэзер», но, похоже, эти деньги уже подходят к концу. Талмидж обожает роскошь и комфорт и не любит ни в чем себе отказывать.

– А это означает, что ему понадобятся еще деньги, – заметил Рэнд. – И самый верный способ их раздобыть – это обманным путем выманить у аристократов, сыграв на благородных чувствах и убедив в том, что вложения того стоят.

– Возможно, именно так и обстоит дело.

– А возможно, Донован Хармон и Филипп Радерфорд хотели просто собрать денежки и сбежать. Что, если у нашего милого профессора не было никакого намерения возвращаться на остров Санту-Амару, особенно учитывая, что он там уже был?

– Верно, был. И его дочь вместе с ним. Наш осведомитель Макконнел имел продолжительную беседу с исследователем по имени сэр Монти Уолпол. Быть может, вы читали об открытиях, сделанных им в Помпее, где он работал вместе с профессором?

Рэнд тяжело опустился на стул.

– Да, эта фамилия мне знакома.

– Сэр Монти убежден, что у профессора есть все шансы найти ожерелье Клеопатры и именно поэтому он пытается организовать экспедицию на остров. Мне очень жаль, ваша светлость, но, похоже, здесь все законно.

Рэнд промолчал. Интуиция подсказывала ему – да даже не подсказывала, а криком кричала, – что Талмидж вор и жулик, но доказательств у него не было.

– И все-таки здесь дело нечисто. Я это знаю. Вот только доказать пока не могу.

Рэнд был твердо убежден, что докажет. Он не собирался оставлять смерть юного Джонатана безнаказанной. Талмидж – мошенник и обманщик, и он, Рэнд, выведет его на чистую воду.

Коротко попрощавшись с Эфрамом, Рэнд направился к двери. Мысли его плавно перешли от Радерфорда к Хармону, а от последнего, наконец, к Кейт. Она казалась Рэнду слишком прямолинейной и умной, чтобы принимать участие в каких-либо неблаговидных делишках. И тем не менее ее отец определенно в них замешан, а Рэнд уже понял, что Кейт пойдет ради него на что угодно.

Ник считал ее невинной, но Рэнд сильно в этом сомневался. Невинные молоденькие девушки не встречаются с мужчинами один на один, а Кейт охотно приняла его приглашение и даже собиралась устроить все так, чтобы никто ни о чем не узнал.

Приглашая ее на пикник, Рэнд на секунду захотел, чтобы она отказалась. Он мечтал о том, чтобы Кейт оказалась именно такой, какой он ее себе представлял: умной, очаровательной и искренней. Но она согласилась, и Рэнд теперь задавался вопросом – почему?

Оставалось лишь надеяться на то, что она испытывает к нему – хотя бы отчасти – такое же страстное, безудержное влечение, какое он испытывает к ней.

Завтра он все узнает. Завтра...

Скорее бы уж!

Глава 5

Кейт потуже завязала под подбородком ленты широкополой угольно-черной шляпы, помахала на прощание Мэгги и спустилась с крыльца, чувствуя, что ладони вспотели, а сердце бьется в груди гораздо быстрее, чем следовало бы.

Ощущение вины не оставляло Кейт ни на минуту. Однако она понимала: как ни неприятно ей лгать друзьям, ничего другого не остается. Так легче всего было выбраться из дома. Вздохнув, она подошла к карете, присланной за ней маркизом, и уселась на сиденье, готовясь к недолгой поездке в музей. Что ж, подумала Кейт, по крайней мере она приучила Мэгги и ее мужа к своему, как они называют, «шатанию по городу» без сопровождения.

Сама же Кейт уже слишком давно живет так, как считает нужным, чтобы обращать внимание на подобную чепуху.

Кейт смотрела в окошко кареты, катившей по шумным лондонским улицам. Стояло теплое весеннее утро, небо было лазурно-синее, но чудесный денек не действовал на нее умиротворяюще. Кейт не давала покоя мысль о том, что она должна была отказаться от приглашения герцога. Это было бы единственно верным решением, и герцог Бел-дон прекрасно это знал. И, тем не менее, он вновь попытался заставить ее пренебречь правилами приличия, и Кейт вновь, как и на балу, когда согласилась танцевать с ним вальс, покорно пошла у него на поводу.

Прибыв в музей, Кейт отослала карету, а сама стала ждать герцога, стоя у входа. Легкий шаловливый ветерок теребил ее ярко-зеленые юбки, и Кейт рукой придержала шляпку, надеясь, что он не сдует с ее полей украшавшие ее листочки и цветы. Золотисто-рыжие волосы, чересчур длинные, что было сейчас не в моде, свободно спускались у нее по спине, а по бокам Кейт заколола их гребнями из слоновой кости, которые купила у чернокожего уличного торговца в Дакаре.

Напряжение ее все возрастало. Не в силах стоять на месте, Кейт принялась расхаживать взад-вперед по мраморному полу под портиком у входа в музей. Она снова подумала, что не должна была здесь находиться. Нужно было сказать «нет», хоть раз в жизни поступить так, как подобает приличной девушке, но в этот момент заметила направлявшегося к ней герцога – высокого, импозантного и потрясающе красивого. Сердце Кейт на секунду замерло, и она поняла, почему находится здесь.

– Я уж решил, что вы образумились, – с улыбкой проговорил герцог, подходя к Кейт и даже не догадываясь, насколько его слова близки к истине.

Кейт рассмеялась.

– Именно это со мной и произошло несколько минут назад, но, как я полагаю, слишком поздно.

Герцог ухмыльнулся.

– Еще как поздно, мисс Хармон. Обещаю вам, однако, что к концу дня вы будете рады, что согласились приехать.

Кейт улыбнулась. Она уже была рада. Ей нравилось, как он смотрит на нее, как, взяв под руку, ведет к ожидавшей их карете – изящному черному фаэтону с высокими сиденьями, расписанному по бокам маленькими золотыми веночками и запряженному парой великолепных гнедых, нетерпеливо переступавших ногами.

Экипаж был элегантный и стильный, но Кейт даже не заметила этого, целиком поглощенная мыслью, что он пуст: ни лакея, ни кучера. О Господи! Так, значит, они с герцогом и в самом деле будут абсолютно одни! Волнение снова охватило ее, причем настолько сильное, что даже руки слегка задрожали. Мысленно Кейт принялась придумывать всевозможные отговорки и объяснения, почему не может ехать. Поздно! Поддержав Кейт за талию, герцог помог ей забраться в карету и, подождав, пока она устроится на сиденье из красной кожи, обошел вокруг и уселся рядом.

Взяв в руки вожжи, он привычно продел сквозь них руки в кожаных перчатках и спросил:

– Готовы?

Судорожно сглотнув, Кейт кивнула. Как она и опасалась, назад пути уже не было. Что ж, будь что будет.

– Готова, – ответила она.

– Тогда в путь.

Герцог стегнул лошадей, и они тотчас же пошли рысью. С той же легкостью, с какой держал вожжи, герцог заставил фаэтон влиться в поток транспорта, состоявшего из карет, наемных экипажей и груженных фруктами и углем повозок. Очень скоро они добрались до окраины города, и фаэтон покатил по дороге, по обеим сторонам которой простирались холмистые поля.

В деревушке, застроенной причудливыми каменными домишками, они помахали группе школьников, потом на них с лаем набросились собаки. Выехав из деревушки, они обогнали фургон с сеном и почтовый дилижанс. Пассажиры, высунувшись из окон, долго махали им вслед.

Сердце Кейт колотилось в груди, ее переполнял безудержный восторг. Она взглянула на герцога – запрокинув голову, он заливался восторженным смехом – и поняла, что по-настоящему счастлива.

Свежий воздух, быстрая езда, явное удовольствие герцога от ее присутствия рассеяли страхи Кейт. Разговор шел на самые что ни на есть обычные темы: про погоду, про то, какой великолепный простирается перед ними пейзаж и как умело герцог правит лошадьми.

– Какие чувства вы испытывали, проводя столько времени вдали от дома? – наконец спросил он, заставив лошадей перейти с галопа на легкую рысь.

Кейт откинулась на сиденье, чувствуя, как стук колес и мерный цокот копыт убаюкивают ее.

– Трудно сказать. По правде говоря, у меня нет настоящего дома уже давным-давно, с тех пор как умерла моя мама. После ее смерти отец начал путешествовать, и я, естественно, повсюду его сопровождала. Дальние страны манили его. Должно быть, уединение помогало ему забыть горе. Для меня же после нескольких лет блужданий с одного места на другое необычное стало нормой.

Герцог свернул на проселочную дорогу, заставив лошадей перейти на шаг, и Кейт заметила речку – широкую голубую ленту, мелькавшую и исчезавшую за деревьями.

– В ходе вашей лекции у меня создалось ощущение, что вам приятна передышка от всех этих переездов. Мне показалось, что вы бы предпочли вернуться в Америку, а не на Санту-Амару.

Именно этого Кейт и хотелось. Во всяком случае, хотелось находиться в таком месте, которое она могла бы назвать домом – хотя бы ненадолго.

– Мои желания не имеют значения. Отец чувствует, что найдет ожерелье. И если это и в самом деле произойдет, значит, труд его не пропадет даром, сбудутся все его самые сокровенные мечты.

– А как же вы, Кейт? Разве не важно, чтобы и вы были счастливы?

Кейт пожала плечами. Тема разговора была ей неприятна.

– Я люблю отца. Чтобы достичь своей цели, он нуждается в моей помощи, и я намерена ему помогать. Я сделаю все возможное, чтобы он добился успеха.

Белдон внимательно взглянул на нее, и у Кейт возникло ощущение, словно он хочет ее о чем-то спросить, но не решается. Но вот он улыбнулся, и это ощущение исчезло. Спустя час с небольшим после того, как они выехали из города, фаэтон свернул на узкую тропинку, которая привела их к поросшему ярко-зеленой травой берегу Темзы, почти скрытой от постороннего взгляда рядом плакучих ив. Солнце отбрасывало на поверхность воды причудливые золотистые блики, несколько лодочек скользили вниз по течению.

– Какая красота! – восхитилась Кейт. – Как вы отыскали это место?

Герцог улыбнулся, и на щеках его появились ямочки.

– Оно принадлежит мне. Это место является частью поместья Ривер-Уиллоуз, которое отошло мне вместе с герцогским титулом.

Он натянул вожжи и, когда фаэтон остановился, поставил тормоз, закрепил вокруг него вожжи и спрыгнул на землю. Сильные руки подхватили Кейт за талию, вытащили из кареты, однако вместо того чтобы поставить на землю, герцог крепко прижал ее к себе. Кейт явственно ощутила мощные мускулы его груди, плоский живот, сильные ноги и почувствовала, как ее кожа покрывается мурашками, а внутри начинает зарождаться незнакомое тянущее чувство. Запрокинув голову, Кейт взглянула герцогу в глаза изумительного карего цвета, в которых мерцали золотистые искорки, и у нее перехватило дыхание. На секунду ей показалось, что сейчас он ее поцелует. Увы, ничего подобного не произошло. Поставив Кейт на ноги, он отступил в сторону.

– Надеюсь, вы голодны, – проговорил он небрежным тоном, никак не вязавшимся с хрипловатыми нотками, появившимися в его голосе. – Кухарка надавала столько еды, что можно прокормить всю экспедицию вашего отца в течение по крайней мере нескольких недель.

Кейт рассмеялась, но смех ее прозвучал несколько принужденно. Она все еще чувствовала прикосновение его мускулистого тела, словно он по-прежнему держал ее в объятиях.

– Еще как голодна, и все благодаря вам. То, что вы обогнали эту почтовую карету с такой скоростью, словно она не ехала, а была привязана к дереву, явно способствовало появлению аппетита.

Герцог тихонько хмыкнул.

– Большинство женщин взмолились бы, чтобы я остановился. У меня же создалось совершенно четкое ощущение, будто вам хотелось, чтобы я ехал еще быстрее.

Кейт улыбнулась:

– Мне не было страшно. Вы очень умело правите лошадьми.

Похоже, комплимент герцогу понравился, хотя он этого и не показал. Подойдя к запяткам кареты, он вытащил мягкое шерстяное одеяло и вручил его Кейт.

– Несите вот это, а я возьму еду.

Вытащив большую плетеную корзину, он повел Кейт по траве к иве, ветви которой спускались до самой земли. Кейт расстелила на траве одеяло, а герцог принялся вытаскивать из корзины всякую снедь: холодного жареного каплуна, соленую семгу, сосиски, вареные яйца, яблоки, огромный кусок чешира[2], батон с хрустящей корочкой, сливовый пудинг, а на десерт – имбирный пряник.

– Вы совершенно правы. Еды хватит, чтобы накормить небольшую армию, – заметила Кейт.

– Уж по крайней мере полк, – ухмыльнулся герцог. – Ну что? Воздадим ей должное?

Усевшись на одеяло, Кейт подогнула под себя ноги и, сняв шляпку, отшвырнула ее в сторону.

– Ненавижу эти чертовы шляпы. Даже когда работаю, постоянно забываю их надеть. Наверное, поэтому у меня весь нос в веснушках.

Рэнд, занимавшийся в этот момент тем, что вытаскивал пробку из бутылки с вином, остановился.

– Вы очаровательно выглядите с веснушками, мисс Хармон. Впрочем, вы великолепно выглядите почти во всем. – Он взглянул ей прямо в глаза. – А еще лучше – вообще без ничего.

Кейт вспыхнула. Взяв из рук Рэнда тарелку с едой, она попробовала кусочек каплуна, потом семги, сыра.

– Все необыкновенно вкусно.

– Тэнси – мастерица готовить. Она служит у нас уже почти двадцать лет.

– Моя мама тоже очень хорошо готовила. У нас, конечно, была кухарка, но мама любила печь всевозможные печенья, кексы, пирожные. Хотя прошло уже столько лет, я до сих пор хорошо помню их вкус.

– Моя мать умерла от лихорадки в этом году, – сказал Рэнд. – Она была настоящая женщина – предупредительная, умная, решительная. Я часто вспоминаю ее и очень скучаю.

Кейт почувствовала, как у нее больно сжалось сердце.

– А моя мама была очень красива и необыкновенно добра. Добрей женщины я не встречала. Она утонула во время грозы, когда карета, в которой мы ехали, перевернулась и упала с дороги в реку.

– Вы были вместе с ней?

Кейт кивнула, пытаясь не обращать внимания на комок в горле. Прошло уже одиннадцать лет с того злосчастного дня, а она помнила все так отчетливо, словно это случилось вчера.

– Меня придавило колесом кареты. Я бы непременно утонула, если бы не мама. Она ныряла снова и снова, пока наконец ей не удалось меня вытащить. Но в этот момент силы ее иссякли, и ее понесло по течению. Тело нашли только спустя два дня. Она умерла, спасая мне жизнь.

Рэнд не отрываясь смотрел на нее полными сочувствия глазами.

– Должно быть, вам было нелегко – ведь вы, похоже, очень ее любили.

Кейт на секунду закрыла глаза, и на нее нахлынули воспоминания, которые она предпочла бы забыть навсегда.

– Моему отцу было еще тяжелее. Он всегда обожал мою маму, с самого первого дня их знакомства. После ее смерти он был раздавлен горем. Самым ужасным было то, что она погибла по моей вине. Если бы она не пожертвовала собой ради моего спасения, то до сих пор была бы жива.

Не донеся бокал с вином до рта, Рэнд заметил:

– Но ведь не вините же вы себя в ее смерти. Опустив глаза, Кейт принялась ковырять вилкой в тарелке.

– Как я могу себя не винить?

– Ради Бога, Кейт, – изумленно проговорил Рэнд, – не терзайте себя. Вы же были еще ребенком. Ваша мама несла за вас ответственность. Она любила вас. Естественно, она сделала все, что в ее силах, чтобы спасти вас.

Кейт вздрогнула всем телом. И как их только угораздило завести разговор на такую тему?

– Может быть, вы и правы, но отцу от этого не легче. После маминой гибели ему не к кому было обратиться. Ближе меня у него никого не осталось, да и теперь нет.

– И вы до сих пор ставите его интересы выше собственных?

Кейт промолчала. Она была обязана отцу. Из-за нее он потерял любимую женщину, и ничто никогда не сможет этого изменить.

Коснувшись ее руки, герцог ласково сжал ее.

– Восхищаюсь вашей убежденностью Кейт, но у вас есть своя жизнь, и вы должны об этом помнить.

Судорожно вздохнув, Кейт взяла свой бокал, пригубила вино и задумчиво взглянула в сторону реки. Несколько минут они ели в молчании, которое было так же приятно Кейт, как и общение с герцогом. Когда с едой было покончено, герцог встал и, взяв Кейт за руку, помог ей подняться.

– Может, прогуляемся немного? – предложил он. Кейт кивнула:

– С удовольствием.

Рэнд повел ее к реке, и они пошли вниз по течению, вслушиваясь в тихое шуршание тростника, росшего на берегу.

– Как продвигаются дела с экспедицией? – наконец нарушил молчание герцог.

– Лучше, чем мы ожидали. Лорд Талмидж очень нам помог.

Герцог слегка нахмурился, и Кейт задала себе вопрос, почему это имя всегда оказывает на него такое воздействие.

– А он с вами поедет?

– Не знаю. Но мой отец очень хотел бы, чтобы он поехал.

– Почему? Ведь барон не ученый.

– Нам потребуется человек, который присматривал бы за рабочими, распоряжался бы финансами и продовольствием. Отец никогда не умел этого делать. Он доверяет лорду Талмиджу, и если барон поедет с нами, ему будет спокойнее.

Герцог задумался, и Кейт никак не могла понять почему. Она решила продолжить разговор на эту тему, но в последний момент передумала. Белдон знает Талмиджа еще хуже, чем она. Кроме того, его мнение не имеет никакого значения. Будет так, как скажет отец.

Отойдя на небольшое расстояние от реки, они направились по заросшей травой тропинке, по обеим сторонам которой росли маленькие бело-желтые цветочки. Тропинка привела их к уединенной узкой лесистой долине. С каждым шагом Кейт все сильнее ощущала присутствие герцога. Ее как магнитом тянуло к нему.

Надеясь тем не менее, что ничем не выдает своих чувств, Кейт огляделась по сторонам и заметила маленькую юркую птичку с рыжими крылышками и длинным белым хвостом, усевшуюся на ветку у нее над головой.

– Вы любите птиц? – спросил герцог, проследив за ее взглядом.

– Да, очень, хотя и не так много о них знаю.

– Это белогрудка. Красивая, правда?

– Просто очаровательная. – В этот момент в нескольких футах от них появилась еще одна птичка – маленькая, толстенькая, с коротким хвостом и серо-голубой головкой. – Вы знаете, как называется и эта птичка? Герцог улыбнулся.

– Поползень. Они умеют лазать по деревьям. Очень интересно наблюдать, как они это проделывают.

Брови Кейт удивленно поползли вверх.

– Откуда вы столько знаете о птицах? Никогда бы не подумала, что человек, занимающий такое высокое положение, как вы, станет тратить время на изучение пернатых.

Щеки герцога слегка покраснели. Откашлявшись, он отвернулся и, глядя вдаль, проговорил:

– Я только недавно стал ими интересоваться. Жена Ника, Элизабет, всегда любила птиц. Как-то она начала мне о них рассказывать, и я поймал себя на мысли, что мне это интересно.

– По-моему, это просто замечательно.

– Вот как? – Герцог усмехнулся. – Мой отец, узнай он о моем увлечении, пришел бы в негодование. Он бы посчитал недостойным мужчины испытывать нежные чувства к каким-то пичугам, которые годятся только на то, чтобы упражняться по ним в стрельбе. Стрелять, конечно, мне в них доводилось, но гораздо больше мне нравится просто наблюдать за ними, как мы с вами делаем это сейчас.

Кейт почувствовала, как ее охватывает глубокое чувство симпатии к нему. Наверное, Элизабет права: герцог Белдон – тонкая, чувствительная натура. Он определенно не эгоистичный, самодовольный аристократ, каким она его представляла.

Герцог наклонил голову и испытующе взглянул на Кейт. Что-то в его лице изменилось. Глаза потемнели, взгляд стал более пристальным.

– Мне нравится наблюдать за птицами, но есть еще кое-что – гораздо более важное. Что-то, о чем я мечтал с того момента, когда впервые увидел вас на балу.

Сердце Кейт затрепетало. Машинально облизнув губы, она спросила:

– И... и что же это?

– Поцеловать вас, Кейт. Я долго ждал подходящего момента и больше ждать не намерен. – И в следующую секунду Кейт оказалась в его объятиях. Губы герцога, теплые, шелковистые и необыкновенно мягкие, прильнули к ее губам. Сердце Кейт исступленно забилось, а пальцы впились в лацканы его сюртука.

Какой же он высокий, мелькнуло в голове Кейт, и, встав на цыпочки, она обхватила руками его шею. Поцелуй все продолжался, и Кейт почувствовала, что у нее подкашиваются ноги. Она затрепетала, чуть слышно застонав.

Рэнд еще крепче притянул ее к себе, прижимаясь к ее губам с еще большей страстностью. Кейт не впервые в жизни целовалась с мужчиной, кое-какой опыт у нее уже имелся. Один раз она целовалась со студентом колледжа в Бостоне, где преподавал отец, второй – в Дакаре, с молодым английским офицером из расквартированного там контингента. Невинные поцелуи, сдержанные, не требующие ничего, пронизанные уважением к ее юности и положению ее отца.

А в этом жгучем поцелуе герцога не было ничего сдерживающего. Он был страстным, требовательным, будоражившим кровь. Кейт ответила на поцелуй с таким же жаром, осторожно коснувшись языком языка герцога, и услышала, как он застонал. От него пахло сладким красным вином. Рот его показался Кейт обжигающе-горячим и невероятно сладостным.

– О Господи, Кейти, – прошептал герцог, на секунду оторвавшись от ее рта и принимаясь покрывать поцелуями ее шею. – Ты даже не представляешь, как я тебя хочу. Я думаю об этом день и ночь.

От этих слов сердце Кейт забилось еще быстрее, а по телу разлилась сладостная истома. Зарывшись дрожащими пальцами в волосы герцога, она вновь почувствовала на своих губах его губы. Сквозь тонкую ткань платья она ощутила его упругое напряженное тело и почувствовала, как внизу живота возникла незнакомая ноющая боль.

Язык герцога еще глубже проник к ней в рот, и у Кейт подкосились ноги.

На секунду ей показалось, что сейчас она упадет, но крепкие руки подхватили ее, не дав рухнуть на землю. А сладостный поцелуй все продолжался. Кейт и не заметила, как герцог расстегнул пуговки у нее на платье. Догадалась о том, что ее раздевают, лишь по тому, что почувствовала разгоряченной кожей легкое дуновение ветерка. Платье соскользнуло к поясу, но Кейт не сразу уловила опасность. Лишь когда горячая рука герцога легла ей на грудь, она немного пришла в себя и замерла, понимая, что должна его остановить.

Рэнд успокоил ее легкими поцелуями; потом, коснувшись рукой соска, принялся поглаживать его, и сознание Кейт снова затуманилось, а тело обдало жаром. Наклонив голову, Рэнд взял сосок в рот, намочив при этом тонкую ткань рубашки, и принялся легонько покусывать его. Кейт показалось, что она сейчас упадет в обморок.

– Рэнд... – прошептала она и прильнула к его шее, едва не всхлипывая от наслаждения, которое он ей дарил.

Он вновь поцеловал ее, не переставая при этом гладить ее грудь, мять, поднимать и опускать, словно пробуя ее на вес, и у Кейт вновь голова пошла кругом.

Наконец, оторвавшись от ее губ, Рэнд наклонил голову, покрывая легкими поцелуями шею Кейт, и, добравшись до уха, затеребил мочку горячим языком.

– Ривер-Уиллоуз совсем рядом, за холмом, – тихонько прошептал он. – В доме никого нет, только несколько слуг. Пойдем со мной, Кейт. Позволь мне любить тебя. Позволь показать, как нам будет хорошо вместе.

Кейт тяжело дышала. Голова кружилась, и она никак не могла понять, о чем он говорит. Внезапно ее как громом поразило. Рэнд привез ее сюда, в одно из своих поместий, чтобы заняться с ней любовью, как уже наверняка проделывал с десятком женщин. Негодяй! Да как он смеет! А она... О Господи, что же она делает? Ведь ее предупреждали и Элизабет, и Мэгги, и даже Джеффри Сент-Энтони.

Да, она хочет его, что кривить душой. С того дня, как увидела его на боксерском ринге, она сотни раз представляла себе его великолепное тело. Когда он целовал ее, она ощущала ни с чем не сравнимое удовольствие. Но этого недостаточно.

Она женщина, и ей хочется испытать всю глубину его страсти, но она не желает становиться его очередной легкой добычей.

– П-простите, Рэнд. Я не могу, – проговорила Кейт, покачав головой.

Его темные глаза протестующе вспыхнули.

– Но почему? Ты же хочешь меня, я это чувствую. Позволь мне любить тебя. Ведь мы оба этого хотим.

Высвободившись из его объятий, Кейт дрожащими руками натянула лиф платья и прикрыла грудь. Она должна была бы испытывать стыд, но ничего подобного не ощущала. Ей хотелось узнать, что такое страсть, и с Рэндом ей удалось это сделать хотя бы отчасти.

– Мне кажется, будет лучше, если вы отвезете меня домой, – проговорила она.

Секунду он пристально смотрел на нее, после чего сжал губы так плотно, что на скулах заиграли желваки.

– Ты уверена, что именно этого хочешь?

Кейт покачала головой, неожиданно испытывая желание расплакаться.

– Я ни в чем не уверена... больше ни в чем не уверена. Но я знаю: будет лучше, если я поеду домой. Вы отвезете меня, Рэнд?

Прошло несколько долгих, томительных мгновений. Наконец Рэнд зажал ее лицо между ладонями, наклонился и, легонько поцеловав в губы, проговорил:

– Я отвезу тебя домой.

Всю обратную дорогу они молчали. Герцог сидел рядом с ней в карете, и его сильное тело казалось Кейт словно отлитым из стали. А в голове билась лишь одна мысль: она не должна была приезжать сюда, не должна была позволять ему целовать и ласкать себя, не должна больше вспоминать об этих сладостных мгновениях. И не должна хотеть испытать их вновь.

Глава 6

Кейт просматривала список, который принес ей Джеффри, – фамилии его знакомых, которые могли бы оказать денежное содействие экспедиции отца. Она сидела в маленьком, хорошо обставленном салоне городского дома лорда Трента, выдержанном в мягких желтых и красновато-коричневых тонах, служившем ее отцу кабинетом во время его пребывания в Лондоне.

В течение последних трех дней Кейт работала вместе с ним: просматривала конторские книги, расписание отплытия кораблей, писала письма сослуживцам отца в Дакаре. С Рэндом она не встречалась. Даже записки от него не получила с тех пор, как он привез ее обратно к музею после пикника. Скорее всего он понял, что она не столь легкая добыча, какой он ее себе вообразил, и перекинулся на кого-то другого.

Вот и хорошо, успокаивала себя Кейт. Рэнд Клейтон – не тот мужчина, с которым ей стоит связываться. Он англичанин, великосветский вельможа, аристократ, а она простая американка. Рэнд привык иметь дело с женщинами, живущими по правилам великосветского общества. А она, Кейт, живет своей жизнью, причем так, как считает нужным. Она стала самостоятельной с тех пор, как умерла мама, и привыкла вести кочевой образ жизни, переезжая с места на место, и видела порой такое, отчего любая нормальная женщина упала бы в обморок.

Да и Рэнд наверняка был бы шокирован, если бы она описала ему рисунок огромного фаллоса, виденного ею в Помпее, или десятки рисунков с изображением любовных поз и статуэток на эту же тему.

Было время, когда она никак не могла понять, что означают эти рисунки и статуэтки. Но это было давно. Сейчас она повзрослела, поумнела и отлично понимала, что к чему.

Кейт взглянула на свои руки, усеянные крошечными веснушками. Неудивительно, что они у нее появились – ведь она часами работала под жарким тропическим солнцем. Перед ней возник образ красавицы леди Хэдли, и Кейт попыталась представить ее либо кого-то еще из многочисленных пассий Рэнда за работой, которой занималась на острове она. Естественно, у нее ничего не получилось.

Кейт понимала, что разительно отличается от женщин, с которыми Рэнд был знаком до нее. Такие женщины, как она, герцогу Белдону не нужны – а если и нужны, то ненадолго, на часок-другой. Да и он ей не нужен, убеждала себя Кейт снова и снова, но не думать о нем не могла.

– Итак, мисс Хармон, что вы на это скажете?

Кейт резко вскинула голову. Джеффри Сент-Энтони стоял рядом, облокотившись о стол, почти касаясь ее головы своей золотоволосой головой.

– Простите, Джеффри, что вы спросили? Молодой человек отступил и, зацепившись каблуком за восточный ковер, чуть не упал.

– Какой же я неловкий. – Он одернул сюртук. Его светлокожее лицо вспыхнуло от смущения. – Обычно я не такой олух. Наверное, волнуюсь. – Судорожно сглотнув, он отвернулся. – Я вас спрашивал... если у вас, конечно, нет других планов... не согласитесь ли вы с вашим батюшкой пойти со мной завтра вечером в оперу? В Королевском театре дают «Семирамиду». Я слышал самые лестные отзывы.

В этот момент в комнату вошел профессор, поправляя монокль.

– В оперу, говорите? – Его губы тронула задумчивая улыбка. – Раньше я любил оперу. Когда Мариан была жива, мы частенько туда ходили.

Кейт почувствовала укол совести, как бывало всякий раз, когда отец заговаривал о матери таким полным обожания тоном.

– Хочешь пойти, папа? Мы уже сто лет нигде не были. Отец повернулся к молодому блондину, с явным нетерпением дожидавшемуся ответа.

– Очень любезно с вашей стороны, Джеффри, что вы нас пригласили. Мы с благодарностью принимаем ваше приглашение.

Джеффри так и расплылся в широкой, какой-то мальчишеской улыбке.

– Представление начинается рано. Я заеду за вами около шести, если не возражаете.

Кейт одарила его благодарной улыбкой и сказала, что будет с нетерпением ждать вечера. Джеффри вышел из комнаты, а они с отцом вернулись к работе. По крайней мере, Кейт попыталась это сделать.

Когда все мысли – о жарких поцелуях и жгучих ласках, это нелегко.

– Вам что-нибудь еще нужно, или я могу идти ложиться спать? – спросил камердинер Рэнда Персивал Фокс, служивший у герцога уже много лет.

– Ничего не нужно, – буркнул Рэнд, – за исключением хорошего сна.

– Может быть, в таком случае принести вам стаканчик бренди? Поможет немного успокоиться и отвлечься от мыслей о профессоре.

Отложив в сторону книгу, которую читал, Рэнд нехотя поднялся.

– Может, ты и прав.

Улыбнувшись, Перси снял крышку с хрустального графина. Бывший сержант британской армии, Персивал Фокс сначала служил в Индии, а потом на континенте. У Рэнда он начал работать после того, как его ранило снарядом в грудь десять лет назад.

В ту пору Перси был для Рэнда кем-то вроде телохранителя, обязанности которого он сам на себя возложил. Он сопровождал герцога во всех поездках по стране и за ее пределами. Тот частенько путешествовал, когда еще был жив отец. От Перси у Рэнда практически не было секретов. Он был ему скорее другом, чем слугой.

Взяв из рук камердинера стакан, Рэнд сделал щедрый глоток.

– К сожалению, в настоящее время мои мысли связаны не с профессором, а с его дочерью.

Перси промолчал, однако взгляд его холодных серых глаз, который он бросил на Рэнда, выходя из комнаты, казалось, говорил: «Так я и знал».

Рэнд едва сдержал улыбку. Поставив наполовину пустой стаканчик на туалетный столик, он снял с себя халат, бросил его на скамеечку с мягким сиденьем, стоявшую в ногах кровати, и, обнаженный, скользнул под одеяло. Прохладная шелковистая материя, прильнувшая к телу, навела его на мысли о гладком, нежном, чувственном женском теле, и Рэнд пожалел, что сейчас один.

Взбив большую, набитую пером подушку, Рэнд попытался заснуть, но не тут-то было. Как он ни ворочался, стараясь устроиться поудобнее, сон не шел. Оставив бесполезные попытки, Рэнд улегся на спину и, прислушиваясь к стуку дождя за окном, принялся думать о Кейтлин Хармон.

За три дня, прошедших с их последней встречи, он твердо решил позабыть о ней навсегда. Даже если она что-то и знала о своем отце и Талмидже, то наверняка совсем немногое, и эта скудная информация не стоила страданий Рэнда, выражавшихся в непрекращающемся желании этой барышни.

Рэнд закрыл глаза и представил себе высокую соблазнительную грудь, прекрасно умещавшуюся в руке, огромные зеленые, как листва, глаза и длинные рыжеватые с золотистым отливом волосы. И как и в прошлую и позапрошлую ночь, желание вспыхнуло в нем. Он с трудом подавил его и вспомнил о прошлой ночи, когда не смог этого сделать и отправился к той, что могла помочь ему в этом.

Его бывшая любовница Ханна Риз, актриса Королевского театра на Друрилейн, всегда была рада его видеть. Они были не только любовниками, но и друзьями. Похоже, Ханна в отношении Рэнда обладала каким-то шестым чувством и всегда с готовностью утешала его.

Он отправился в Королевский театр, но по дороге понял, что хочет заниматься любовью не с Ханной, а с Кейтлин Хармон и ни одна женщина не сможет ее заменить.

Рэнд вздохнул, слушая, как в тишине тикают часы из золоченой бронзы и ветер бросает в стекло капли дождя, и вновь словно ощутил под руками мягкое, податливое, трепещущее тело Кейт, почувствовал на губах прикосновение ее сладостных губ. Она оказалась именно такой страстной, какой он ее себе и представлял, и в то же время была в ней какая-то невинность и наивность, не оставшиеся для Рэнда незамеченными. Именно поэтому Рэнд поклялся никогда больше не встречаться с Кейт.

Вполне возможно, что Ник Уорринг прав: она и в самом деле девственница.

А у Рэнда не было никакого желания жениться – по крайней мере пока. А если бы и было, ценившая превыше всего собственную независимость дочь американского профессора вряд ли подошла бы на роль герцогини. Рэнд отдавал себе в этом отчет, хотя не мог не восхищаться Кейт – умной, непосредственной, энергичной и страстной.

Он прекрасно понимал, что тому, кто женится на этой девице, которой отец предоставил полную свободу с десятилетнего возраста, наплевательски относящейся ко всяким условностям, придется очень нелегко. Кем бы ни был ее будущий муж, ему нужно будет крепко держать ее в руках.

А Рэнду почему-то одна мысль об этом была неприятна. Пусть Кейт независима, пусть ей, в конце концов, придется научиться подчиняться воле мужа, но ему бы не хотелось, чтобы дух ее был сломлен. Представив себе Кейт Хармон в постели какого-то постороннего мужчины, трепещущую от страсти, которую разбудил в ней он, Рэнд, герцог почувствовал бешеную ярость.

Чертыхнувшись, он отбросил одеяло, прошлепал босыми ногами по просторной спальне к камину и, нагнувшись, подбросил в него еще угля.

Прошло еще не менее двух часов, прежде чем ему удалось наконец заснуть. Ему приснилось, что он занимается любовью с Кейтлин Хармон.

Мэгги Саттон стояла у входа в маленький английский сад, расположенный позади ее городского дома. Напротив, по другую сторону аккуратно подстриженной лужайки, стояла Кейт Хармон и разглядывала древнегреческую статую. Неумолимое время оставило на произведении искусства свой след. Сплошь покрытая ямочками, потемневшая от копоти – воздух в Лондоне оставлял желать лучшего, – статуя все равно была великолепна, и Кейт ею явно восхищалась.

– Ты знаешь что-нибудь об этой статуе? – спросила она подошедшую Мэгги, – Откуда она? Сколько ей примерно лет?

– Боюсь, что нет. Она уже стояла в саду, когда отец Эндрю, покойный маркиз, приобрел этот дом.

– Мне кажется, не следует оставлять ее на улице. Со временем она совсем обветшает, а потом и вовсе рассыплется в прах.

– Я как-то никогда об этом не задумывалась. Такие статуи, как эта, стоят в садах по всей Англии. Я просто наслаждалась ее красотой... Но думаю, ты права.

– Знаешь, сколько бесценных сокровищ древности погибло безвозвратно? Я наблюдала это и в Помпее, и в Египте, куда мы ездили с отцом на раскопки. Он считает, что древние сокровища помогают людям лучше познать прошлое и принадлежат всем без исключения, а не только привилегированным и богатым. – Она бросила взгляд на Мэгги. – Надеюсь, я тебя не оскорбила? Я знаю, что подобная точка зрения приветствуется не всеми.

Мэгги покачала головой:

– Нет, ты меня не оскорбила. Я совершенно с тобой согласна. – Она взглянула на статую. – Придется мне, наверное, заменить эту прекрасную статую на что-нибудь более современное. Может, какой-нибудь музей не откажется ее взять.

Кейтлин радостно улыбнулась.

– Я в этом абсолютно уверена. Не один, так другой обязательно возьмет.

Мэгги уселась на узорчатую железную скамью, стоявшую возле маленького булькающего фонтана, и похлопала по сиденью рукой, приглашая Кейт сесть рядом.

– Я видела, как ты выходила в сад, – начала Мэгги, когда Кейт села. – В последнее время ты сама не своя. Если что-то случилось, давай поговорим. Не стесняйся, Кейт. Ты же знаешь, я твоя подруга. Ты можешь мне все рассказать.

Кейт покачала головой, на взгляд Мэгги, чуточку поспешно.

– Со мной все в порядке, Мэгги. Просто я в последнее время очень занята. Столько накопилось дел...

– Вот как? А я думала, тут замешан Рэнд. После того как мы видели его в гимнастическом зале, мне казалось, ты рассчитывала снова с ним встретиться.

Опустив голову, Кейт машинально затеребила подол желтого муслинового платья, потом вновь разгладила его.

– Мы и встретились, Мэгги. Он пригласил меня на пикник. Заехал за мной в музей, и мы отправились в Ривер-Уиллоуз. – Кейт порывисто повернулась к Мэгги. – Ты шокирована?

«Как я могу быть шокирована? – подумала Мэгги. – Совершенно естественно, что ее потянуло к такому красавцу, как Рэнд. У меня с Эндрю было то же самое».

– Я, конечно, не рада тому, что моя подруга так рискует своей репутацией, но я вовсе не шокирована и не расстроена.

– Знаю, я не должна была ехать, но ничуть не жалею о том, что сделала.

– Похоже, он тебе очень нравится. А ты нравишься ему.

Кейт грустно улыбнулась.

– Он любит птиц. Ты знала об этом, Мэгги? Он знает, как какая называется, а когда наблюдает за ними, у него светятся глаза. Но вот что странно. Мне кажется, он не хочет, чтобы об этом его увлечении стало известно.

Мэгги вздохнула.

– Из рассказов моего брата я поняла, что у Рэнда было трудное детство. Он был единственным ребенком, а отец, похоже, третировал его. Рэнда всегда тянуло к прекрасному. Его мать как-то рассказала мне, что, будучи мальчишкой, Рэнд любил рисовать, но отец запрещал ему это, считая рисование женским занятием.

– Какая чепуха! Неудивительно, что Рэнд никогда не говорит об отце. Должно быть, не слишком его любит.

– По-моему, они никогда не ладили. Герцог заставлял сына обучаться верховой езде и стрельбе. Рэнд получил уроки фехтования, бокса, а позже отец научил его играть в азартные игры. Рэнд отлично преуспел во всех этих науках, однако герцогу этого было недостаточно.

– Элизабет говорила мне, что у него очень тонкая душа и он способен глубоко чувствовать. Мне кажется, этого не стоит стыдиться.

– Наверное, ты была бы другого мнения, если бы отец сек тебя всякий раз, когда заставал за чтением стихов или рисованием. И Рэнд прекратил эти занятия, по крайней мере до более зрелого возраста, но что бы он ни делал, как ни старался, он не мог заслужить одобрения старого герцога.

Кейт почувствовала, как у нее больно сжалось сердце. Ее отец нежно любил ее, и печальное детство Рэнда живо напомнило ей о том, как она была счастлива.

– А после пикника вы встречались? – спросила Мэгги.

– Нет.

– А почему?

Кейт уставилась на фонтан, и Мэгги последовала ее примеру. Вода издавала приятный булькающий звук, а летевшие в разные стороны брызги образовывали в воздухе причудливую радугу.

– Мне кажется, он решил, что если я согласилась поехать с ним одна, то позволю ему... заняться со мной любовью.

– Боже правый!

– Это не только его вина. Я не должна была ехать. Ведь я понимала, что это неприлично.

– Но Рэнд... не воспользовался тем, что он сильнее? Не принудил тебя стать его?

Глаза Кейт испуганно расширились.

– Конечно, нет. Не думаю, что Рэнд сделал бы что-то против моего желания.

Мэгги облегченно вздохнула.

– Так я и думала.

– Все дело в том, что я сама хотела, чтобы он занялся со мной любовью.

Мэгги даже поперхнулась.

– Но ведь ты сказала...

– Ничего не было, Мэгги. Во всяком случае, ничего особенного не произошло. В том-то все и дело. Я не позволила ему заняться со мной любовью, и он потерял ко мне всякий интерес.

Мэгги призадумалась. Перед ней возникли образы Рэнда и Кейт, танцующих на балу вальс.

– Хотелось бы мне в это поверить, но, боюсь, не могу. Рэнд Клейтон никогда не останавливается на полпути и всегда добивается того, что его привлекло. А тобой он определенно интересуется, дорогая. Вся проблема в том, что Рэнд не собирается пока жениться, равно, как я полагаю, и ты – выходить замуж.

– Я не могу ни за кого выйти замуж... по крайней мере сейчас, когда все еще нужна отцу.

Мэгги очень хотелось дать подруге совет, но она понимала, что Кейт вряд ли захочет ему последовать, и потому оставила его при себе.

– Я понимаю, почему ты не хочешь выходить замуж, – тщательно подбирая слова, проговорила она и взяла Кейт за руку. – И поэтому ты должна быть предельно осторожна, дорогая. Желание – мощная сила. Рэнд умеет его сдерживать, а вот ты – пока еще нет. Надеюсь, герцог понял, что ты не искушенная в тонкостях любви светская дама, а невинная и во многом наивная девушка. Наверное, понял, потому-то и не дает о себе знать. – Мэгги порывисто обняла Кейт и продолжила: – Я знаю, как это трудно, но для вас обоих будет лучше, если он оставит тебя в покое. Помни это, Кейт. И моли Бога, чтобы Рэнд тоже об этом помнил.

Глава 7

Для поездки в оперу Кейт выбрала переливчатое шелковое платье такого же оттенка, как и ее волосы, с завышенной талией и глубоким вырезом, открывавшим привлекательную ложбинку на груди, отделанное по лифу и подолу широкой золотой тесьмой. К нему Кейт надела золотистые туфельки и длинные, выше локтя, золотистые перчатки.

Взглянув на часы и бросив последний взгляд в зеркало, она вколола в высокую прическу несколько дополнительных шпилек и направилась к лестнице. Отец уже ждал ее у входной двери, облаченный во фрак бордового цвета, серые панталоны и жилет в серую крапинку, выгодно оттенявший его убеленные сединами волосы.

Одежда сидела на нем как влитая, но все-таки Кейтлин больно было видеть, как отец сдал за последние несколько лет. Когда-то Донован Хармон был красивым мужчиной. Теперь, в возрасте шестидесяти с небольшим лет, под глазами у него залегли глубокие морщины, кожа стала тонкой и обветренной от беспрерывной работы на солнце, а глаза, некогда ярко-синие, как небо, поблекли. Он был почти на двадцать лет старше матери, когда они поженились. Должно быть, молодость и красота Мариан Симмонз были отчасти той причиной, по которой он так сильно в нее влюбился.

– Готова, дорогая?

– Да, отец. – Наклонившись, она поцеловала отца в морщинистую щеку и, отступив на шаг, окинула его с головы до ног критическим взглядом. – Ну и ну! Какой ты сегодня красивый!

– Спасибо, милая, – поблагодарил отец, чуть смущенно улыбнувшись ей.

В этот момент из тени под лестницей вышел Джеффри Сент-Энтони. Кейт и не подозревала, что он там стоит.

– А вы, мисс Хармон, выглядите просто потрясающе. Кейт присела в глубоком реверансе.

– Благодарю вас, милорд, – сказала она и, поднявшись, оперлась о предложенную им руку.

В модный Королевский театр, расположенный в Хеймаркете, они отправились в изящном черном ландо Джеффри. Кейт уже знала, что это самый большой театр в Лондоне и один из наиболее элегантных, что зрительный зал в нем построен в форме огромной подковы и в нем пять ярусов лож.

Поднявшись на третий этаж, они вошли в частную ложу маркиза Уэстера, забронированную Джеффри на этот вечер. С кресел, обитых темно-синим бархатом, прекрасно было видно и сцену, и оркестровую яму, и весь зал на целых три тысячи мест.

Состав зрителей был пестрым: от девушек – продавщиц фруктов и безвкусно, кричаще одетых дам полусвета до самых титулованных представителей великосветского общества. И Кейт подумала, что могла бы вместо оперы вполне удовольствоваться разглядыванием расфуфыренных зрителей.

– Я так рад, что вы согласились поехать, – вывел ее из задумчивости Джеффри, до того разговаривавший с отцом. Облаченный в темно-синий фрак, белый жилет и серые панталоны, Джеффри удостоился пристального внимания по крайней мере десятка женщин. – Надеялся... я думал... может быть, вы не будете против, если мы завтра...

В этот момент заиграла музыка, и Кейт с облегчением вздохнула. Джеффри был одним из самых преданных сторонников и щедрых спонсоров отца. И Кейт, и профессор высоко ценили его помощь и поддержку, но Кейт вовсе не собиралась потворствовать развитию их отношений. Она относилась к нему лишь как к другу.

Опера началась. Кейт поразилась раскованному до неприличия поведению зрителей: они так громко аплодировали Каталани – примадонне лондонской оперы, – что заглушали звуки музыки. Наконец все понемногу успокоились и стали смотреть представление, оказавшееся, как и обещал Джеффри, на редкость хорошим. Кейт искренне наслаждалась происходящим на сцене и наслаждалась бы и впредь, но вдруг заметила высокого, хорошо сложенного мужчину, сидевшего в соседней ложе и показавшегося ей знакомым. Сначала она подумала, что ошиблась. Не может быть, чтобы этот человек, сидевший рядом с очаровательной брюнеткой, был Рэндом Клейтоном. Однако его грациозные, уверенные жесты, улыбка, открывавшая ровные белые зубы, которую она слишком хорошо помнила, ясно дали понять ей, что никакой ошибки нет, это и в самом деле герцог. И Кейт почувствовала, как у нее упало сердце.

Напрасно пыталась она убедить себя, будто ей безразлично, что Рэнд так быстро ее забыл, явившись в оперу с другой женщиной. Сердце больно сжималось всякий раз, когда она замечала, как он наклоняется к роскошной брюнетке и что-то шепчет ей на ушко.

Когда первое действие закончилось и зажглись свечи, Джеффри поднялся, протянул ей руку и Кейт с радостью встала.

– Пойдешь с нами, папа? – спросила она.

– Вы идите, а я посижу, – ответил отец.

И Кейтлин с Джеффри спустились с лестницы, намереваясь ненадолго выйти из театра и подышать свежим воздухом, но у подножия лестницы почти столкнулись с Белдоном и красивой молодой женщиной, его спутницей. Сердце Кейт снова больно сжалось. Не подавая вида, как ей неприятно, она изобразила на лице самую что ни на есть ослепительную улыбку и подвинулась к своему золотоволосому спутнику чуть ближе.

– Добрый вечер, ваша светлость, – начал Джеффри официальным тоном. – Мне показалось, что я видел вас наверху, но я подумал, что ошибся. Совсем забыл, что ваша ложа находится рядом с ложей моего отца.

Герцог криво усмехнулся.

– Я и сам об этом забыл, поскольку уже давно не ездил в театр. – Он взглянул на свою спутницу. – Вы помните леди Энн?

– Конечно, – ответил Джеффри и приложился к ее ручке.

– А эту леди зовут мисс Хармон, – сообщил герцог брюнетке.

– Добрый вечер.

Леди Энн улыбнулась обворожительной улыбкой Джеффри и вежливой – Кейт. У нее был великолепный цвет лица и коротко остриженные, завитые с нарочитой небрежностью волосы, блестевшие в свете свечей, словно черный шелк. Внезапно Кейт захотелось очутиться где угодно, только подальше от нее.

Несколько минут герцог вел ничего не значащий, вежливый разговор, не спуская глаз с Кейт.

– Как вам нравится опера, мисс Хармон? – наконец спросил он.

Кейт показалось, что голос его звучит несколько напряженно, но она не могла понять почему.

– Очень нравится. – Она улыбнулась своему спутнику ослепительной улыбкой. – Кроме того, мне необыкновенно приятно находиться в обществе Джеффри. Я так рада, что он меня пригласил.

Рэнд грозно нахмурил брови. В его глазах, казалось, вспыхнули золотистые искорки.

– Я и не знал, что вы страстная поклонница оперы. А может, вы пришли сюда, потому что вам «необыкновенно приятно» находиться в компании вашего спутника?

Гордо вскинув голову, Кейт заявила:

– Я уверена, ваша светлость, что вы вообще многого обо мне не знаете.

Окинув ее неспешным жарким взглядом темных глаз, задержавшимся несколько дольше, чем дозволено правилами приличия, на ее высокой груди, герцог процедил:

– Это верно. Однако многое и знаю.

Краска бросилась Кейт в лицо. Да как он смеет! Явно намекает на день, что они провели в Ривер-Уиллоуз, когда он умело ласкал ее грудь, будоражил затвердевшие соски горячим ртом.

Смущенная Кейт тем не менее заставила себя поднять голову и смело взглянуть ему в глаза, хотя для этого ей пришлось призвать на помощь всю силу воли.

– А вы, ваша светлость? Вам с леди Энн нравится представление? Или, может быть, вы с нетерпением ждете другого, которое состоится позже?

Темные брови герцога поползли вверх. Губы тронула насмешливая улыбка. На лице появилось удовлетворенное выражение.

Неужели она выдала снедавшую ее ревность? О Господи, нет!

– По правде говоря, – процедил Рэнд, – я еще не решил, чем мы займемся после представления. А вы с лордом Джеффри? Наверное, вас ждет поздний ужин на двоих?

Гнев взметнулся в душе Кейт. Джеффри открыл было рот, чтобы сообщить, что они пришли в театр не вдвоем, но Кейт не дала ему и слова сказать.

– Совершенно верно, ваша светлость, – заявила она. Джеффри побледнел, а герцог застыл на месте как вкопанный. Первым опомнился Джеффри.

– По-моему, представление вот-вот начнется, – проговорил он, беря Кейт под руку с такой решительностью, какой она в нем не подозревала. – Думаю, нам пора возвращаться на свои места. Прошу нас простить, ваша светлость.

Герцог слегка поклонился, по-прежнему не сводя горевших огнем глаз с Кейт.

– Вы не должны были этого говорить, – прошептал Джеффри, когда они с Кейт подошли к их ложе, расположенной в третьем ярусе. – О нас с вами могут пойти всякие сплетни по всему Лондону, будто мы проводим вечера вместе.

Но Кейт была уверена, что герцог не опустится до сплетен. Такой человек, как он, должен быть выше этого.

– Я уверена, он понял, что я просто пошутила, – сказала она, надеясь успокоить Джеффри. Похоже, ей это удалось: юноша расслабился и больше на эту тему не заговаривал.

Они заняли свои места, и опера продолжилась. Отец явно наслаждался представлением, но для Кейт вечер потерял всякую привлекательность. Ей приходилось прилагать максимум усилий, чтобы не смотреть на соседнюю ложу. Где-то посередине второго действия она извинилась и отправилась в дамскую комнату, мысленно пожелав Белдону гореть в аду.

* * *

Как ни пытался Рэнд сосредоточиться на спектакле, мысли его вновь и вновь возвращались к Кейт. Он машинально обводил взглядом ложу за ложей, пока наконец не увидел ее. Она сидела рядом с Джеффри Сент-Энтони, и Рэнд одарил соперника злобным взглядом.

Он понимал, что не имеет никакого права ревновать Кейтлин Хармон, ведь она ему никто. И, тем не менее, увидев ее вместе с Сент-Энтони, Рэнд почувствовал, что у него перехватило дыхание, словно он получил удар в солнечное сплетение.

И зачем он только так немилосердно измывался над ней во время перерыва! «Наверное, вас ждет поздний ужин на двоих»...

Вот и получил сполна, идиот этакий. «Совершенно верно, ваша светлость».

Рэнд заскрежетал зубами от злости. Единственное, что утешало, – Кейт не осталась равнодушной, увидев его со спутницей, хотя и попыталась напустить на себя безразличный вид. Энн Стэнвик молода, красива и уже влюблена в него. И Кейт явно это заметила. Рэнд чертыхнулся, в который раз пожалев о том, что услышал в тот вечер на балу ее смех.

Он машинально еще раз взглянул на ложу, где Кейт сидела рядом с Сент-Энтони, и впервые заметил по другую сторону от нее еще одного мужчину – ее отца, Донована Хармона.

Черт подери! Так, значит, она все-таки не одна с Сент-Энтони, как пыталась его уверить! Рэнд почувствовал одновременно и ярость, и облегчение.

В этот момент Кейт встала и, сказав что-то своим спутникам, вышла из ложи.

– Прошу меня простить, Энн, я сейчас вернусь, – прошептал Рэнд девушке, после чего повернулся к лорду и леди Бейнбридж, родителям Энн, сидевшим за его спиной. Извинившись, он поднялся и, выскользнув из ложи в холл, последовал за Кейт. Следить за ней не составляло никакого труда: огненно-рыжие волосы были видны издалека. Заметив, что она скрылась в дамской комнате, Рэнд занял пост у двери и стал ждать.

Когда несколько минут спустя она вынырнула из-за тяжелых бархатных синих штор, Рэнд по-прежнему стоял, прислонившись к стене, пытаясь сдержать нетерпение и казаться безразличным. Она тотчас же заметила его, и щеки ее залила краска смущения, а глаза гневно вспыхнули. Рэнд едва сдержал улыбку. Черт побери, как же она хороша!

– Что вы здесь делаете? – бросила Кейт, подбоченившись.

Рэнд оттолкнулся от стены с самым что ни на есть беззаботным видом, хотя ему нелегко было этот вид изображать.

– Ты прекрасно знаешь, что я делаю. Жду тебя.

– Зачем? Вам мало одной женщины на вечер? – Она попыталась обойти его, но он схватил ее за руку.

– Энн Стэнвик – не женщина, а девушка. А еще она – моя кузина, юная и впечатлительная. В следующий раз, когда будешь заглядывать в нашу ложу, обрати внимание на то, что позади нас сидят ее родители.

Кейт захлопала глазами, смутившись от того, что ее застали за таким неприличным занятием, как подглядывание.

– Ее родители? – переспросила она, чтобы хоть что-то сказать.

– Совершенно верно. Кейт откашлялась.

– Ну что ж... Желаю вам всем приятного вечера. – И она попыталась высвободить руку, однако Рэнд не отпустил ее.

– А как насчет Сент-Энтони?

– Что вы имеете в виду? – спросила Кейт, бросив взгляд на свою плененную руку.

– Я видел в ложе вашего отца. Вы с Сент-Энтони не одни.

Кейт мучительно покраснела. Даже шея у нее стала пунцовой.

– Это вы решили, что мы с ним одни, а я просто не стала этого опровергать.

– Почему?

– Потому что вы вели себя чрезвычайно грубо. А теперь прошу вас, отпустите мою руку.

Рэнд послушался, но тотчас же встал перед Кейт, загородив ей дорогу.

– Я хочу знать, что происходит между тобой и Сент-Энтони, – требовательно сказал он, глядя в огромные зеленые глаза Кейт. Внезапно ему пришла в голову одна ужасная мысль, от которой злость вспыхнула в нем с новой силой. – Может быть, ты с ним из-за денег? Какой взнос он сделал в экспедицию твоего отца?

– Какой взнос сделал лорд Джеффри, вас не касается. Шагнув к Кейт, Рэнд прижал ее к стене.

– Полагаю, большой. Интересно, что бы ты согласилась сделать за такие деньги? Насколько далеко могла бы зайти? – Он провел пальцем по щеке Кейт и почувствовал, как она затрепетала. – Я богатый человек. Меня можно было бы убедить внести приличную сумму, если бы ты согласилась...

Вскинув руку, Кейт влепила ему такую пощечину, что Рэнд едва удержался на ногах. В ушах шумело, щеку жгло огнем. Прошмыгнув мимо него, Кейт помчалась по холлу. Чертыхнувшись, Рэнд бросился за ней.

Он поймал ее как раз в тот момент, когда она собиралась войти в ложу, оттащил от занавеса, закрывавшего вход, и увлек в маленькую нишу, находившуюся за углом. Повернув Кейт лицом к себе, он заметил, что в глазах ее блестят слезы. Гнев тотчас же испарился, словно его и не было.

– О Господи, Кейти, прости, я не хотел. – Он покачал головой и сокрушенно вздохнул. – Увидев тебя с Сент-Энтони... Я не знаю... Я не сумел совладать с собой. – Он поднял руку, чтобы стереть со щеки Кейт слезинку, и заметил, что рука дрожит. – Если хочешь знать правду, я просто обезумел от ревности. – Рэнд снова вздохнул, чувствуя себя полным идиотом. – А я не привык испытывать это чувство.

Кейт долго молча смотрела на него, потом ее рука медленно, словно сама по себе, поднялась и осторожно прижалась ладонью к красной отметине на его щеке. Незнакомое сладостное чувство захлестнуло его. В горле застрял ком. С трудом сглотнув, Рэнд повторил:

– Прости меня. Я вел себя, как последний дурак. Ты сможешь меня простить?

Кейт почувствовала, как на глаза ее вновь навернулись слезы.

– Вы тоже меня простите. Я не должна была поднимать на вас руку. Я еще никогда этого не делала.

Рэнд порывисто притянул ее к себе. Несколько секунд он просто держал ее в объятиях, наслаждаясь охватившим его ощущением счастья. Но потом Кейт подняла голову, взглянула на него огромными зелеными глазищами, и Рэнд заметил, что ее взгляд остановился на его губах. И тотчас же яростное желание нахлынуло на него. Не в силах ему противиться, Рэнд наклонился и коснулся губами губ Кейт. Поцелуй был преисполнен нежности, однако Рэнд явственно ощутил, как девушка затрепетала.

– Отошли лорда Джеффри и отца домой, – прошептал он. – Скажи им что хочешь, только избавься от них. Я оставлю кузину с ее родителями, и остаток вечера мы с тобой проведем вместе.

На секунду Кейт замерла, потом осторожно высвободилась из его объятий. Рэнд понимал, что действует грубовато, однако ничего не мог с собой поделать.

– Я не могу, Рэнд. Джеффри был так добр, что пригласил меня сегодня. И для отца этот вечер особенный. Было бы жестоко поступить так с ними обоими.

– Черт подери, Кейт! Ты же понимаешь, что я чувствую. Я хочу видеть тебя... сейчас, сегодня.

Кейт покачала головой и вздернула подбородок.

– Я не стану этого делать, Рэнд. Я понимаю, вы герцог и привыкли стоять на своем, но на сей раз по-вашему не будет.

Рэнд стиснул зубы. Он понимал, что она права, и от этого почувствовал еще большее раздражение. И, тем не менее, он не мог ею не восхищаться. Не многие женщины посмели бы ослушаться его. Да что там женщины – не у всякого мужчины хватило бы на это духу.

Он глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

– Хорошо, если не сегодня, то когда? Может быть, завтра? Я заеду за тобой утром, и мы поедем кататься в парк.

Кейт прикусила нижнюю губу, полную и розовую, и Рэнду вдруг отчетливо вспомнился ее вкус. Внезапно его охватило желание прильнуть к ней губами, и он тихонько застонал. О Господи, что с ним делает эта миниатюрная женщина!

– Не знаю даже... – неуверенно проговорила Кейт. – То, что произошло сегодня, не должно было случиться. Нам не стоит видеться. То, что между нами происходит, может иметь для нас обоих самые неприятные последствия. И вы это знаете не хуже меня.

– Мне наплевать на последствия.

– А мне нет.

– Неужели? – спросил Рэнд, ухватив Кейт за подбородок и запрокинув ей голову. – А мне кажется, ты хочешь видеть меня так же сильно, как я тебя. Ты очень независимая, Кейт, и это первое, что я о тебе узнал. Тогда поступай, как тебе хочется, а не так, как положено.

Кейт бросила нерешительный взгляд ему за спину, и Рэнд затаил дыхание. Он и сам поразился тому, как ему хочется, чтобы она ответила согласием.

– Хорошо, я согласна, но только на одну поездку в парк. А дальше будет видно.

С этими словами Кейт проскользнула мимо него, и на сей раз Рэнд не стал ее останавливать.

– Кейти! – позвал он, прежде чем она успела войти в ложу, и, потерев щеку, на которой все еще алела красная отметина, озорно ухмыльнулся. – Для такой миниатюрной девушки у тебя чертовски тяжелая рука.

Кейт рассмеялась своим гортанным смехом, повернулась и исчезла за дверью, а Рэнд еще несколько минут простоял в нише, на чем свет кляня власть, которую имеет над ним Кейт Хармон, и пытаясь подавить никак не хотевшее оставлять его сумасшедшее желание.

* * *

Остаток вечера прошел для Кейтлин словно во сне. Она все время думала о Рэнде Клейтоне и не могла ни на чем сосредоточиться. Весь обратный путь до дома маркиза она молчала. Когда ландо подкатило к входной двери, Кейт поблагодарила Джеффри за приятный вечер и направилась к дому.

– Мисс Хармон... Кейтлин! – крикнул ей вдогонку Джеффри. Он уже начал иногда называть ее по имени.

Кейт повернулась к нему, а отец вошел в дом.

– Да, Джеффри?

– Я хотел... поговорить с вами о Белдоне. Кейт охватило недоброе предчувствие.

– А что с ним?

– Будьте осторожны, Кейтлин. Герцог – влиятельный человек. Он привык получать то, что хочет, и не терпит, когда ему отказывают.

В этом для нее ничего нового не было. Кейт совсем недавно и сама говорила то же самое Рэнду.

– Я это знаю, Джеффри.

– Вы невинная молоденькая девушка, Кейтлин, и не знаете, как настойчивы могут быть такие мужчины.

И это она знала. Он даже не мог себе представить, насколько хорошо.

– Я буду осторожна, Джеффри. – Кейт повернулась, чтобы уйти. Был уже поздний вечер, и холодный воздух начал пробираться под полы легкого, отделанного шелком плаща.

– Скажите ему, что не хотите его видеть, Кейтлин. Скажите, что вы и я... что я ухаживаю за вами. На самом деле мне бы этого очень хотелось. Больше всего на свете.

Кейт вздохнула, изо рта у нее вырвалось облачко пара.

– Я очень польщена, Джеффри, но замуж я не собираюсь. Ни за вас, ни за кого бы то ни было. И не выйду до тех пор, пока отец не сможет обойтись без моей помощи. – Наклонившись, она легонько поцеловала Джеффри в щеку. – Но я подумаю над вашим предупреждением. Спасибо за заботу. Спокойной ночи, Джеффри.

Поправив высокую бобровую шапку, Джеффри ответил:

– Спокойной ночи, Кейтлин.

Повернувшись, Кейт вошла в дом и поднялась по лестнице в свою комнату, намереваясь хорошенько выспаться. Но не тут-то было. Сон никак не шел к ней. И не потому, что она, как обещала Джеффри, размышляла над его предупреждением, а потому, что думала о Рэнде.

И когда, наконец, сон сморил ее, ей приснился Рэнд. Насмешливо улыбаясь, отчего на щеке его образовалась ямочка, он потирал покрасневшую щеку, и Кейт, невзирая на советы Джеффри, радостно улыбнулась ему во сне.

Глава 8

Похоже, герцог решил, что Кейт будет интереснее покататься в парке не в шикарном фаэтоне, а верхом на лошади. Посланный им слуга передал Кейт, чтобы она оделась, как положено для катания верхом, а он заедет за ней через час.

Услышав это, Кейт почувствовала приятное волнение. Она уже несколько лет не ездила верхом. Бросившись к гардеробу, она принялась копаться в своих старых, давно не востребованных вещах и, отыскав темно-красную бархатную амазонку, быстро позвонила служанке. К тому времени, когда герцог приехал в дом маркиза, Кейт была уже почти готова.

Белдон ждал ее у входа, потрясающе красивый в плотно облегающих ноги лосинах, темно-коричневом сюртуке для верховой езды и высоких, до колен, сапогах. При виде Кейт он улыбнулся и обвел одобрительным взглядом рубинового цвета амазонку и такого же цвета цилиндр.

Когда Кейт вышла из дома, Рэнд подвел ее к лакею, поджидавшему их с лошадьми: крупным чистокровным гнедым жеребцом и премиленькой маленькой гнедой кобылкой с изящной головкой и стройной шеей, очень похожей на ту, что была у Кейт в детстве.

– Да она просто красавица, Рэнд! – воскликнула Кейт.

– Ты сказала, что любишь кататься верхом. Димплз[3] легко управлять, и в то же время она довольно резвая.

– Димплз? – Кейт удивленно вскинула брови. – Так вы назвали ее в свою честь?

Рэнд слегка покраснел.

– Это Ник Уорринг решил так пошутить, – проворчал он. – Я подумал, тебе приятнее будет прокатиться на ней верхом, чем трястись в фаэтоне.

Кейт не смогла сдержать улыбки.

– Вы с такой легкостью читаете мои мысли, что иногда мне становится страшно.

Рэнд рассмеялся и помог Кейт сесть в дамское седло. При этом ему пришлось взять ее руками за талию, и взгляды их встретились. Кейт первой отвела глаза.

Подойдя к лошади, герцог грациозно вскочил в седло, и Кейт заметила, как напряглись под сюртуком его мощные мышцы.

– Готова? – спросил он, подъезжая к ней. Кейт кивнула.

Они двинулись в путь неспешной рысью, поскольку улицы были запружены каретами, колясками, фаэтонами и прочим транспортом. Кейт искренне наслаждалась ездой. Было приятно чувствовать под собой спину умного животного. Кроме того, ей льстило, что Рэнд вспомнил о ее любви к верховой езде и, как всегда, сделал все от себя зависящее, чтобы доставить ей удовольствие.

До Гайд-парка добрались довольно быстро. Как обычно по утрам, там было полным-полно народа, в основном разодетые в пух и прах великосветские баловни: дамы в нарядных шелковых и атласных туалетах, мужчины во фраках и высоких бобровых шапках, некоторые расфуфырены, как павлины. Не один раз Кейт пришлось сдерживаться, чтобы не рассмеяться при виде этих типов, изо всех сил пытавшихся перещеголять друг друга.

Похоже, ты находишь эту публику смешной. Или я ошибаюсь? – протянул Рэнд, и его золотисто-карие глаза заискрились веселым смехом.

– Просто некоторые представители аристократии... одеты несколько более ярко, чем я привыкла. – И Кейт многозначительно взглянула на разодетого денди в розовом боа из перьев, с накрашенными губами и лицом, белым от пудры.

Проследив за ее взглядом, Белдон ухмыльнулся.

– Дипломатично сказано, мисс Хармон. Ты хочешь убедить меня в том, что тебе не нравится, когда мужчина носит перья?

– Я предпочитаю их на шляпе.

– Или на птицах. Насколько я помню, ты не очень любишь шляпы. – Он бросил взгляд на веселенький котелочек у Кейт на голове. – Хотя та, что сегодня на тебе, мне очень нравится.

Кейт улыбнулась:

– Мне тоже. Наверное, потому, что она похожа на мужскую. В ней я чувствую себя равной мужчинам, хотя это чувство и преходяще.

Белдон хмыкнул, и они поехали дальше.

С этого дня герцог каждый день приезжал к Кейт, привозя с собой маленькие подарки: то букет роз, то коробку дорогих шоколадных конфет, завернутую в серебристую бумагу и перевязанную голубой атласной лентой. А однажды он принес маленькую фарфоровую музыкальную шкатулку в форме сердечка. Когда он ее открыл, зазвучала ария из оперы, которую они слушали.

Он неизменно вел себя как джентльмен. Манеры его были безупречны, и ничего лишнего он себе не позволял. Но взгляд его темных глаз, казалось, жег Кейт огнем. По ночам ей снились эти полные страсти глаза, губы, ласкающие ее грудь, и она просыпалась вся в поту. Кейт понимала, что должна перестать встречаться с Рэндом, чувствовала, что эти встречи добром не кончатся, но не могла заставить себя отказаться от них.

В конце концов, она женщина и в присутствии Рэнда таковой себя и ощущала.

И потом, меньше чем через три недели они расстанутся.

Последующие два дня герцог не появлялся: уезжал по делам. В понедельник он приехал снова, и Кейт поняла, что за короткое время расставания соскучилась по нему. Утром, когда они в очередной раз отправились в парк, кобылка вела себя беспокойно, то и дело взбрыкивала, но Кейт быстро усмирила ее. За это время ей удалось подружиться с лошадью, и с каждым днем она все увереннее держалась в седле.

– Ты отлично ездишь верхом, – похвалил ее Рэнд. Они делали круг по парку, в котором, как обычно по утрам, было не протолкнуться. – Полагаю, ты научилась этому в Бостоне?

– На дедушкиной ферме. А еще я очень много ездила верхом в Египте, хотя там это было намного труднее. Я так и не смогла привыкнуть к жаре.

Пришпорив лошадей, они поехали быстрее, как делали каждый день, и обогнали открытый экипаж, которого Кейт раньше в парке не видела. Она узнала сидевшую в нем женщину – красавицу леди Хэдли, – и сердце ее учащенно забилось. Дама махнула Рэнду рукой, чтобы он подъехал, и, бросив на Кейт извиняющийся взгляд, он подчинился.

Однако вернулся Рэнд довольно быстро, всего несколько минут спустя.

– Ваша хорошая знакомая, надо полагать? – спросила Кейт, пытаясь подавить невесть откуда взявшееся чувство ревности. Эта обворожительная особа была когда-то его любовницей.

– Да, моя старая знакомая, – ответил Рэнд, внимательно глядя на нее, и прибавил: – Между нами все кончено, Кейт. Леди Хэдли меня больше не интересует. Я ее уже давно не видел.

Кейт поняла, что он говорит совершенно искренне.

– А зачем вы мне все это рассказываете?

– Ты не догадываешься? Я хочу, чтобы ты знала: у меня никого нет. – Он направил лошадь к платану, росшему у тихого пруда, подальше от шумной толпы гуляющих, и, схватив лошадь Кейт под уздцы, заставил ее подъехать к нему. – За последнюю неделю мы провели вместе довольно много времени, но я должен кое-что о тебе знать.

– Что именно? – с беспокойством спросила Кейт.

– Я знаю, что ты еще не замужем, но знаю также и то, что ты не похожа на остальных женщин. Ты повсюду путешествуешь, живешь жизнью, какая тебе нравится. Скажи мне, Кейтлин, ты все еще девушка?

Кейт вспыхнула от смущения. Она понимала, почему он об этом спрашивает, по крайней мере, считала, что понимает.

– А это имеет какое-то значение?

В карих глазах Рэнда, пристально смотревших на нее, что-то мелькнуло и погасло.

– Нет, – покачал он головой. – Просто я пытаюсь быть... галантным. А ведь я хочу тебя, Кейт. Ты и представить себе не можешь, как сильно.

– Я не дура, Рэнд, и понимаю, что вы хотели многих женщин. И не намерена становиться очередной вашей добычей.

– Значит, ты все-таки хочешь выйти замуж? На твоей лекции ты сказала, что ни за что не откажешься от свободы.

– Именно это я и имела в виду. В моей жизни нет места мужу. Может быть, когда-нибудь в будущем и найдется, но сейчас определенно нет. И, тем не менее, мне хотелось бы думать, что... если мы станем близки... я буду значить для вас больше, чем просто очередная из многочисленных любовниц.

Спрыгнув на землю, Рэнд подскочил к Кейт и снял ее с лошади.

– Кейт, дорогая, – проговорил он. – Ты вовсе не очередная жертва, которую я хочу затащить в постель. Я еще никогда не встречал таких женщин, как ты, и думаю, никогда не встречу. Я с ума по тебе схожу, Кейти. Я знаю, ты скоро уедешь. У нас осталось мало времени, так давай же насладимся им в полной мере.

Нет, это какое-то безумие, мелькнуло в голове Кейт. Рэнд просит ее стать его любовницей, и она с радостью готова согласиться.

«Но ты же женщина, – возразил внутренний голос, – ты имеешь право знать, что это такое».

Кейт понимала, что замуж она выйдет не скоро, если выйдет вообще. И скорее всего за какого-нибудь ученого, или клерка, или друга отца, такого, как, например, Джеффри Сент-Энтони. И если она сейчас откажет Рэнду, у нее никогда больше не будет возможности познать всю силу страсти, которую она могла бы с ним испытать.

– Я не знаю... Мне нужно время, чтобы подумать.

– Боюсь, именно времени у нас и не много.

Он был, естественно, прав. Если она готова стать его любовницей, нужно решаться. Кейт взглянула в красивое лицо Рэнда и поняла, что желает его так же страстно, как и он ее.

– Отец с лордом Талмиджем уезжают в четверг на несколько дней в Бат на переговоры с потенциальными спонсорами. В пятницу Мэгги и лорд Трент пригласили меня посетить их загородный дом в Суссексе. Я уже дала согласие, и если в последний момент откажусь...

Рэнд схватил ее за руку и пристально взглянул прямо в глаза.

– Мы поедем в Ривер-Уиллоуз. Ты не пожалеешь, Кейтлин.

Кейт лишь кивнула. В горле застрял комок, тело пронзила дрожь. Она не пожалеет, попыталась убедить себя Кейт. Она посвятила жизнь отцу и его работе и будет продолжать это делать и впредь. Но она заслужила этот короткий миг безумия.

И Кейт отмахнулась от назойливого голоса, упорно твердившего ей, что она заплатит за свою глупость. И заплатит дорого.

Филипп Радерфорд, барон Талмидж, сидел за маленьким французским письменным столом в номере отеля «Гриллтон» и изучал список лиц, которых он уговорил внести деньги в предстоящую экспедицию профессора Хармона, посвященную поискам ожерелья Клеопатры. Список был длинный. Филипп знал свое дело.

В течение многих лет, с тех пор как он унаследовал после смерти брата бесполезный титул, Талмидж занимался тем, что всеми правдами и неправдами выуживал деньги у своих знакомых. До этого он служил начальником интендантской части во флоте Его Королевского Величества. Часть товаров он не отправлял по назначению, а продавал на черном рынке, каждый раз сильно рискуя. Если бы его поймали, сурового наказания Филиппу было бы не избежать.

Смерть брата стала для него настоящим подарком судьбы. Во всяком случае, он так считал, пока не обнаружил, что Виктор проиграл в карты скудное фамильное наследство и оставил Филиппу целую кучу долгов.

К счастью, мастерство, приобретенное им во время службы на флоте, сослужило ему еще лучшую службу в новой роли барона, члена богатой аристократии. Филипп улыбнулся, вспомнив, какими доверчивыми были эти великосветские вельможи. Поскольку большинство из них не заработали свои деньги, а получили их в наследство, они представления не имели о том, как ими распорядиться. Находились и такие, которые вообще не знали точную сумму своего состояния. Когда предприятие, в которое Филипп советовал им вкладывать деньги, терпело крах, они лишь пожимали плечами. И естественно, все они искренне верили в то, что и он вместе с ними терпел убытки.

Его последний проект – судоходная компания «Мерриуэзер» – принес ему кругленькую сумму. Но увы, его партнерству с Синклером и Моррисом пришел конец – они занялись другими делами, посчитав потопление кораблей слишком рискованным.

Но как всегда, фортуна была к Филиппу благосклонна. Во время проведения короткого отпуска в Америке, когда страсти вокруг мнимого краха судоходной компании «Мерриуэзер» поутихли, он познакомился с профессором Хармоном и, естественно, его красавицей дочерью.

Встреча с очаровательной рыжеволосой темпераментной Кейтлин внушила ему сладостные мечты о более тесном знакомстве, которым, однако, не суждено было осуществиться. Кейт не выказала к барону никакого интереса, кроме делового, и Филипп с этим смирился.

Ожидавшее его богатство было гораздо важнее какой-то любовной интрижки.

Филипп взглянул на колонку цифр – средства, вложенные в экспедицию. Сумма оказалась весьма внушительной: гораздо больше действительно необходимой. Достаточной для того, чтобы Филипп мог положить приличный куш себе в карман.

Но, по правде говоря, он ввязался в это дело по более важной причине. Ожерелье, конечно, бесценно, но старик профессор редко вспоминал о других, не менее интересных вещах, предположительно находившихся на борту «Серебряной монеты», – огромное количество серебряных монет и многочисленные драгоценности, которые капитан-голландец и его состоявшая из работорговцев команда награбили в Африке. Богатства эти не столь древние, однако стоят целого состояния.

Если профессор отыщет ожерелье – а Филипп в этом не сомневался, – его можно будет присовокупить к остальным сокровищам. Этого будет достаточно, чтобы скрыться на каком-нибудь теплом тропическом уединенном острове в Вест-Индии и зажить как король.

Отложив в сторону список, Филипп откинулся на спинку стула и задумался о том, как он близок к осуществлению первого этапа своего плана. Донован Хармон, как и все те, кого он обвел вокруг пальца, безгранично доверял ему. Интересно, что в нем такого, размышлял Филипп, что заставляло их всех вести себя как идиоты?

Всех, но только не Кейтлин, с сожалением подумал он. Но возможно, когда они окажутся на острове, он сумеет привлечь ее интерес к себе? А может быть, когда он завладеет богатствами и будет готов покинуть остров, он просто заберет ее с собой?

Филипп представил себе, как Кейтлин Хармон извивается под ним, разметав по подушке свои огненного рыжие волосы, а он, раздвинув ей ноги, глубоко входит в нее, и почувствовал прилив желания. Филипп улыбнулся. Интересно, почему гораздо приятнее овладевать женщиной, оказывающей сопротивление, чем той, которая безропотно тебе отдается?

Конец недели неумолимо приближался, и Кейт охватывал то безумный страх, то отчаянное нетерпение. В четверг лорд Трент предложил им съездить на бал, устроенный в честь пятидесятилетия лорда Мортимера. Отец Кейт уехал в Бат, и Рэнд согласился составить им компанию. Вечер обещал быть приятным, если бы Кейт так сильно не нервничала.

Как только герцог прибыл в городской дом маркиза, Кейт постоянно ощущала его присутствие. Когда он отлучался, даже ненадолго, она ловила себя на том, что постоянно отыскивает его взглядом.

После обильного ужина, состоявшегося в полночь, к которому Кейт почти не притронулась, он взял ее за руку и решительно заставил подняться.

– Сад здесь просто чудесный. Почему бы нам не прогуляться?

Это прозвучало не как предложение, а как команда, и все-таки Кейт улыбнулась. Рэнд Клейтон – мужчина властный, привыкший отдавать приказы и получать желаемое, но Кейт почему-то это нравилось.

Быть может, потому, что ее отец совсем другого склада. Обычно трудные решения он предоставлял дочери, а ей со своими проблемами не к кому было обратиться. Однако Кейт понимала, что жить с герцогом Белдоном нелегко. Характер у него решительный и тяжелый. Она заметила это еще в тот вечер в опере. Женщина, на которой он женится, непременно попадет к нему под каблук, если не будет предельно осторожна.

Они направились в глубь тенистого парка. Тропинка становилась все уже, и все глуше звучали голоса гостей. Кейт понимала, что не должна идти с Рэндом. Если их кто-то увидит, сплетен не оберешься, они разнесутся по всему Лондону. Но понимала она также и то, что не многие осмелились бы навлечь на себя гнев герцога вообще и такого, как Рэнд, в частности.

В самом укромном уголке сада Рэнд остановился. В траве стрекотали кузнечики, издалека доносились приглушенные звуки оркестра.

– Как здесь красиво, – прошептала Кейт, глядя на покрытые густой листвой деревья, растущие в траве нарциссы и крокусы. Взгляд ее скользнул вверх, в ночное небо. – Мир и покой.

Рэнд проследил за ее взглядом и, запрокинув голову, тоже взглянул в ясное ночное небо.

– Звезды сегодня просто потрясающие. Словно серебряные брызги. А луна светит так, будто внутри ее зажгли миллион свечей.

Кейт взглянула на него.

– Какие замечательные слова. – Она улыбнулась. – В глубине души, ваша светлость, вы поэт.

Как она и предполагала, Рэнд вспыхнул. Странно было видеть такого крупного, сильного мужчину смущенным. Он вновь взглянул на нее и, слегка ухватив за подбородок, повернул ее к себе лицом.

– Ты понимаешь, что, если не считать нескольких коротких мгновений в опере, мы сейчас впервые одни?

Кейт слегка вздрогнула.

– Я... я не уверена, что мы должны...

Не дав ей договорить, Рэнд прильнул к ее губам нежным и в то же время необыкновенно страстным поцелуем, и у Кейт подкосились ноги. На секунду оторвавшись от ее губ, Рэнд поцеловал ее в уголок рта, потом вновь приник к губам с еще большей страстью. Застонав от удовольствия, Кейт обхватила его обеими руками за шею и прижалась к его груди.

Рэнд глухо застонал. А сладостный поцелуй все продолжался. Сердце Кейт исступленно забилось, тело затрепетало. Руки Рэнда скользнули ниже, обхватили ее за ягодицы и притянули к себе еще крепче. Кейт почувствовала сквозь тонкую ткань платья, как сильно он возбужден, и ответное желание как молния поразило ее.

– Рэнд... – прошептала она. – Рэнд... Он зажег в ней огонь одним-единственным поцелуем, одним прикосновением. И это только начало. Что же ждет ее завтра ночью?

Он вновь поцеловал ее со всей страстью, на которую только был способен, и Кейт изо всех сил вцепилась руками в его мощные плечи. Дыхание рвалось из ее груди, сердце колотилось как бешеное. Рэнд сам оторвался от ее губ и крепко прижал к себе. По телу его пробежала дрожь.

– О Господи, Кейт, что ты со мной делаешь! Мне кажется, завтра не наступит никогда. Так и хочется задрать тебе юбки и взять тебя сию же минуту, прямо здесь.

Кейт вспыхнула. Еще никогда он не говорил с ней так откровенно. Она потупилась, надеясь, что Рэнд не заметит ее смущения, но он схватил ее рукой за подбородок и запрокинул ей голову, заставив взглянуть себе прямо в глаза.

– Мне кажется, ты сказала... – Он пристально взглянул на ее порозовевшее лицо, хотя Кейт предпочла бы, чтобы он его не видел. – И все-таки у меня такое ощущение, что тебе это все в новинку.

Кейт поспешно отвернулась.

– Я... у меня не такой уж большой опыт.

Он уже спрашивал ее, девственница ли она, но тогда она уклонилась от ответа. Пускай думает что хочет. Она боялась, что, узнав правду, он уже не будет видеть в ней женщину.

Губы Рэнда дрогнули в слабой улыбке. Ему почему-то было приятно видеть ее смущение.

– Прости, если напугал тебя. Больше этого не случится. – Кейт улыбнулась, и он, наклонившись, поцеловал ее в уголок губ. – Нам пора. Если мы сейчас не вернемся, Мэгги с Эндрю отправятся на поиски. – Он провел пальцем по щеке Кейт. – Кроме того, если я снова тебя поцелую, то могу забыть, что мы пока еще не в Ривер-Уиллоуз.

Ривер-Уиллоуз... Кейт вздрогнула, словно от удара. Завтра они отправятся в поместье Рэнда, расположенное у реки. Завтра ночью она позволит ему заняться с ней любовью. Она не хотела больше ждать ни минуты. И в то же время пребывала в ужасе от того, что этот час в конце концов настанет.

Стоя в Восточной гостиной – комнате с высокими потолками, расположенной в задней части дома, – Рэнд взглянул на часы, стоявшие на камине из черного мрамора. Только десять утра. Он встал уже давно. Не спалось. Как же невыносимо медленно тянется день!

Он вновь подумал о предстоящей ночи и вспомнил о прошедшем вечере, который он провел с Кейт и двумя своими самыми близкими друзьями.

Необыкновенная женщина эта Кейт Хармон. Он еще никогда не встречал такой. Живет по своим собственным правилам, сама себе хозяйка. Гуляет по улицам, ходит в гости к друзьям и знакомым отца совсем одна, не взяв с собой даже горничной. Прямая, искренняя, непоколебимая в своем мнении, не боявшаяся высказывать его, особенно по вопросам, составлявшим предмет ее изучения. Глубоко убежденная в необходимости защищать памятники старины и ярая противница частного владения античными богатствами.

Рэнд бросил взгляд на изысканный стеклянный ларец, в котором лежала коллекция китайских безделушек из нефрита, и задумчиво поцокал языком. Интересно, что сказала бы Кейт, если бы увидела ее? Отдельные предметы этой коллекции были созданы тысячи лет назад и стоили целое состояние.

А греческие и римские статуи, которые он собирал в течение долгих лет? Они служили украшением Длинной галереи, и Рэнд наслаждался их красотой всякий раз, когда шел по холлу. Наверняка Кейт сочла бы, что им место в каком-нибудь допотопном музее, в то время как Рэнд был убежден, что обычные посетители музея и не взглянули бы на них, посчитав их невероятно скучными.

– Простите, ваша светлость, только что прибыл посыльный.

В дверях стоял дворецкий Фредерик Питерсон, худощавый элегантный мужчина с вьющимися каштановыми волосами. В руках он держал серебряный поднос. Подойдя к нему, Рэнд взял с подноса запечатанное сургучом письмо и, сломав печать, вскрыл его. Письмо оказалось от его поверенного. Тот просил о встрече. Рэнд догадывался, что он хочет ему сообщить.

Два часа спустя приехал Эфрам Баркли, и Рэнд проводил его в кабинет.

– Полагаю, вы узнали что-то важное, – сказал Рэнд, когда они с поверенным уселись в глубокие кожаные кресла перед камином.

– Да. Вернее, и да и нет. – Эфрам открыл тонкую кожаную папку, лежавшую у него на коленях. – Вчера поздно вечером я получил информацию, которая, как мне кажется, была бы вам небезынтересна. К сожалению, она из области сплетен и не подтверждена пока никакими доказательствами.

– Вы хотите сказать, что эта информация касается Талмиджа и пока не проверена?

– Совершенно верно.

Рэнд стиснул губы так сильно, что на щеках заиграли желваки.

– Что вы узнали?

– Сегодня утром я получил ответ на наш первоначальный запрос относительно «Мейден». В Южной Каролине прошел слух, что корабль не затонул. Несколько моряков хвастались, что «Мейден» прибыл в Чарлстон с грузом копры. Однако судно называлось уже не «Мейден», а «Морская нимфа».

Злость взметнулась в груди Рэнда яростным огнем. Взяв из рук Эфрама донесение, он пробежал глазами первую страницу.

– А где сейчас «Морская нимфа»?

– К сожалению, уже покинула порт. Наш информатор считает, что она взяла курс вдоль восточного побережья, однако он в этом не уверен. Кроме того, он думает, что владельцы судна тоже находятся сейчас где-то на восточном побережье, добывают деньги на предприятие по очередному мнимому потоплению корабля.

Рэнд витиевато выругался. Вскочив, он подошел к камину и уставился на язычки пламени. Постояв так несколько секунд, он повернулся к Эфраму.

– Должен быть какой-то способ остановить их.

– Мы их и остановим... рано или поздно. Власти возьмут их под наблюдение. Вы должны набраться терпения, ваша светлость.

Рука Рэнда сжалась в кулак.

– Именно терпением я и не отличаюсь. Я хочу, чтобы эти мерзавцы заплатили за то, что сделали с Джонатаном. И я не желаю, чтобы то же самое повторилось с каким-нибудь другим беднягой.

Поднявшись, Эфрам подошел к Рэнду и положил худую, испещренную венами руку ему на плечо.

– Мы делаем все, что в наших силах. А пока самое большее, на что нам можно надеяться, – это узнать, что замышляют Филипп Радерфорд и Донован Хармон.

Рэнд вздохнул.

– Он ведь может уехать из страны, вы это знаете?

– Если он это сделает, мы никак не сможем его достать. Как я уже сказал, пока у нас нет никаких веских доказательств его вины.

– А чтобы их раздобыть, потребуются месяцы, а то и годы.

– Совершенно верно.

– Талмидж определенно замешан в какой-то незаконной деятельности, а это означает, что и Хармон, без сомнения, имеет к ней отношение. Но вот насчет Кейтлин я не уверен.

– Может быть, мисс Хармон и не имеет к ней никакого отношения. Вам об этом лучше знать, чем мне.

Рэнд скользнул по Эфраму взглядом, но тот больше ничего не сказал.

– Что-то явно происходит, – повторил Рэнд. – И мне хотелось бы узнать, что именно.

Эфрам лишь кивнул. Он знал Белдона. Если тот что-то задумал, то не отступится от своего, а хватка у него просто бульдожья.

– Я бы посоветовал вам быть чуточку осторожнее, ваша светлость. Человек, с которым вы решили поквитаться, не имеет никакого представления об угрызениях совести. Никогда не знаешь, что от такого можно ожидать.

Совет был хорош, и Рэнд намеревался ему последовать. Знал он и то, что не успокоится, пока Талмидж и его сторонники не ответят за свои преступления.

Он проводил Эфрама до двери, посмотрел, как тот уезжает в наемном экипаже, после чего вернулся в кабинет и в сотый раз за утро взглянул на часы. Время тащилось со скоростью черепахи.

Но ничего, подумал Рэнд, настанет его звездный час. Сегодня он увидит Кейтлин Хармон. Он отвезет ее в Ривер-Уиллоуз, приведет в одно из своих фамильных поместий, чего никогда раньше не делал, и займется с ней любовью. Он насладится этой ночью сполна. Будет брать Кейтлин снова и снова, насколько хватит сил.

При одной только мысли об этом Рэнда охватило безудержное желание. Он закрыл глаза и представил себе очаровательное лицо Кейт с россыпью веснушек на носу, полными розовыми губами и упрямо вздернутым подбородком. Представил, как вытаскивает из ее длинных золотисто-рыжих волос шпильки, берет в руку высокую упругую грудь...

О Господи, как же он ее хочет!

Рэнд снова взглянул на часы.

Глава 9

– Прости, Мэгги, мне так хочется поехать с тобой, но я совсем забыла, что отец просил меня просмотреть в музее кое-какие документы. Эта информация ему необходима, но чтобы раздобыть ее, потребуется некоторое время.

Радостное возбуждение Мэгги как рукой сняло, и Кейт почувствовала себя преступницей. Она уже не раз задавала себе вопрос, когда это она успела научиться так здорово врать и почему проделывает это с такой охотой.

– Может быть, если ты не можешь поехать, нам с Эндрю тоже остаться дома? – предложила Мэгги.

Кейт покачала головой:

– Не глупи. Ты же говорила мне, что ждешь не дождешься, когда уедешь за город. И потом, вы с Эндрю заслуживаете того, чтобы немного побыть наедине.

Мэгги прикусила нижнюю губу и слегка сдвинула светлые брови.

– Не знаю... Нехорошо как-то оставлять тебя одну.

– Со мной все будет в порядке, – проговорила Кейт с мимолетной улыбкой, поймав себя на том, что руки слегка дрожат. Похоже, врать все-таки не так легко, как она думала. – У меня столько дел, что я и не замечу вашего отсутствия.

Мэгги бросила взгляд в сторону кабинета, где Эндрю заканчивал просматривать бумаги, после чего они могли уехать.

– Я так ждала этой поездки. Чтобы Эндрю был только мой и ничто его не отвлекало... – Мэгги усмехнулась. – Ты и представить себе не можешь.

Кейт попыталась улыбнуться, но у нее ничего не получилось. Возможно, она пока и не может себе представить, но к утру наверняка будет иметь полное представление. Кейт много читала о том, что происходит между мужчиной и женщиной в постели, и хорошо помнила рисунки, виденные ею в Помпее. Но тем не менее вообразить себя на месте этих нарисованных женщин она не могла.

Повернув Мэгги лицом к лестнице, она легонько подтолкнула ее.

– А теперь иди в свою комнату, заканчивай собираться, бери мужа и поскорее уезжайте отсюда.

Порывисто обняв Кейт, Мэгги повернулась и помчалась вверх по лестнице. Глядя ей вслед, Кейт почувствовала острое чувство вины. Они с Мэгги стали добрыми подругами, а друзья не должны лгать друг другу.

Послышался бой стоявших у входной двери позолоченных высоких часов. Через два часа она скажет экономке, миссис Бизли, что получила записку от Сары Уиттакер, дочери друга отца, в которой та просит ее приехать к ним погостить на несколько дней.

– Будет лучше, если вы ничего не станете говорить леди Трент, – сказала Кейт экономке, когда два часа наконец прошли. – Вы же знаете, как она не любит, когда я уезжаю куда-нибудь одна.

Миссис Бизли лишь кивнула в ответ. Она с неодобрением относилась к независимому поведению Кейт, однако принимала его, как и все остальные слуги.

– Как пожелаете, мисс, – проговорила она, и в ее голосе Кейт уловила легкое недовольство.

Двадцать минут спустя Кейт уже ехала в наемном экипаже к Британскому музею, надеясь, что карета Рэнда ждет ее у входа. К тому времени, когда она добралась до музея, сердце стучало в груди так сильно, будто она только что пробежала стометровку, а ладони были влажными от пота. Кейт сжимала гобеленовую сумку с такой силой, что костяшки пальцев побелели.

Наконец экипаж остановился. Натянув на голову капюшон плаща, Кейт вышла на Грейт-Рассел-стрит и, вручив вознице шиллинг, украдкой огляделась по сторонам, ища глазами Рэнда. Она тотчас же заметила его. Рэнд направлялся к ней решительным шагом, высокий и невероятно красивый. Сердце Кейт на секунду сжалось, а потом забилось с удесятеренной силой.

– Ты приехала, – проговорил он, с облегчением вздохнув, и, улыбнувшись, потянулся за ее сумкой. – Я не был до конца уверен.

– Я тоже, – ответила Кейт, слабо улыбнувшись.

Он хотел забрать у нее сумочку, но она никак не могла разжать пальцы. Он попробовал еще раз – с тем же успехом.

– О Господи, да ты до смерти напугана! – проговорил Рэнд, взглянув на нее. – Белая как мел и вся дрожишь.

Кейт облизнула губы, чувствуя, что еще немного – и она упадет в обморок.

– Со мной... все в порядке, – пролепетала она.

– Вовсе не в порядке, – мрачно изрек Рэнд и, обхватив ее рукой за талию, увлек к простой черной карете, которую она раньше не видела. – Но обещаю тебе, любовь моя, я позабочусь о том, что ты будешь чувствовать себя отлично.

Он забрался в карету вслед за ней, но вместо того чтобы сесть рядом, усадил Кейт к себе на колени и бережно прижал к груди, словно бесценное сокровище.

– Тебе нечего бояться, – ласково проговорил он. – Мы не станем спешить. Я тебе как-то уже говорил, что не сделаю ничего против твоей воли, и повторю это еще раз, Кейт. У нас с тобой масса времени. Ты веришь, что нам будет хорошо?

Кейт немного успокоилась и, кивнув, прошептала:

– Простите. Я знаю, что веду себя как дура.

– Ты вовсе не дура, Кейтлин. Я знаю, у тебя было мало опыта. Просто верь мне, и все будет хорошо.

Кейт ему уже верила. Вопреки внутреннему голосу, вопреки всем советам, которые ей давали, она верила ему, как не верила никогда и никому, кроме отца. Страх начал исчезать, на душу снизошел покой. К тому времени, когда они добрались до Ривер-Уиллоуз, она уже улыбалась, потом смеялась над чем-то, что рассказывал ей Рэнд, и наконец почувствовала, что ее охватывает нетерпение – скорее бы уж началось это захватывающее приключение по превращению ее в женщину.

Рэнд ввел Кейтлин в огромный дом из красного кирпича под названием Ривер-Уиллоуз – просторный особняк с фронтонами, трубами и остроконечными шпилями, отделанный внутри темным деревом и с каменными полами. В Ривер-Уиллоуз не было ничего современного и стильного, но Рэнд всегда любил этот дом, старомодный и уютный. Здесь он чувствовал себя так хорошо, как ни в одном из своих остальных многочисленных домов.

– Он такой, каким я его себе и представляла, – проговорила Кейт и с улыбкой обвела восторженным взглядом потемневшие от старости стропила, массивную резную мебель главного салона, старенькие диваны с темно-красной и синей обивкой и восточные ковры, потёртые от долгих лет службы. – Чувствуется, что это настоящий дом, в котором бегают дети, слышится веселый смех.

Слова Кейт очень обрадовали Рэнда. Дом был старый и нуждался в ремонте. Рэнд должен был распорядиться сделать его много лет назад, но почему-то все оттягивал. Дом нравился ему таким, какой он есть, и не хотелось здесь ничего переделывать.

– Вы когда-нибудь жили здесь, Рэнд?

Рэнд покачал головой. Не жил, хотя ему этого хотелось. Сколько раз он мечтал о том, чтобы сбежать сюда и жить здесь со своими тетей и дядей.

– В этом поместье жил мой дядя, брат моего отца. Я приезжал его навещать так часто, как только мог. У меня были три кузины и один кузен. Я обожал с ними играть, ведь я у родителей был единственным ребенком. Чудесная была семья...

– А где они теперь?

Рэнд стиснул зубы и мрачно проговорил:

– Дядя и тетя умерли несколько лет назад. Кузины живут каждая со своей семьей.

А кузен Джонатан, самый младший из четверых, умер в возрасте двадцати двух лет. Он был всего на год старше Кейт. И руку к его смерти приложил не кто иной, как Филипп Радерфорд. Рэнд не стал говорить об этом Кейт, лишь пристально взглянул на нее.

– Пошли. Наверху нас ждет ужин.

Взяв Кейт за руку, он повел ее по широкой дубовой лестнице наверх, где находились хозяйские покои. Немногочисленные слуги, остававшиеся в доме, были отпущены на сегодняшний вечер, за исключением лакея, кухарки и горничной, которые должны были им прислуживать.

В камине весело потрескивали поленья. Как и все остальные комнаты в доме, эта была отделана красивыми темными дубовыми панелями. Массивная мебель из резного дерева, темно-синие, слегка выцветшие от времени бархатные шторы. Сквозь открытую дверь виднелась огромная кровать с пологом на четырех столбиках, на которой тетя Рэнда родила четверых детей.

При виде кровати Рэнд помрачнел еще больше. Как это ему раньше не пришло в голову, когда он решил привезти Кейт в Ривер-Уиллоуз, что призрак Джонатана будет преследовать его?

– Рэнд? – послышался робкий голос Кейт.

Рэнд повернулся и взглянул на нее. Она стояла у камина, держа в руке шляпу. Ее рыжеватые локоны, уложенные на затылке в замысловатую прическу, отливали таким же золотисто-красным цветом, что и пламя в камине. Плащ Кейт уже успела снять и повесить на спинку стула и теперь стояла в красивом темно-зеленом шелковом платье с глубоким вырезом, открывавшим высокую полную грудь, которая поднималась и опускалась слишком быстро, и Рэнд понял, что Кейт снова нервничает.

Нужно взять себя в руки, подумал Рэнд, ведь Кейт не виновата в смерти Джонатана, и привез он ее в Ривер-Уиллоуз вовсе не для того, чтобы изливать на нее свой гнев. Мысленно обругав себя, Рэнд подошел к ней и взял за руку.

– Прости, – проговорил он, заставив себя улыбнуться, – я совсем забыл про обязанности хозяина. Не желаешь ли чего-нибудь выпить?

Не дожидаясь ответа, он подошел к столику с мраморной столешницей, стоявшему у камина, снял крышку с графина с хересом и налил вино в бокал. Вручив бокал Кейт, он сказал:

– Думаю, это пойдет тебе на пользу.

Кейт сделала щедрый глоток, а Рэнд вернулся к буфету. Наблюдая за Кейт из-под полуопущенных ресниц, он налил себе бренди. Кейт была необыкновенно хороша собой, и плохое настроение Рэнда как рукой сняло. Он вновь почувствовал прилив желания, живо напомнившее ему зачем он привез ее в этот дом.

Кейт сделала еще один глоток. В свете зыбкого пламени камина она была просто восхитительна. Такой красивой женщины Рэнду еще никогда не доводилось видеть. Рэнд почувствовал, что его тянет к ней точно так же, как в первый день их знакомства, и он не стал противиться этому чувству. Подойдя к Кейт, он взял бокал у нее из рук, поставил его на столик и, осторожно повернув девушку к себе спиной, принялся вытаскивать из ее волос шпильки.

– Мне хочется взглянуть, как они заструятся по твоей спине, – тихонько проговорил он, бросая шпильки прямо на пол, – как при свете огня они из рыжеватых превращаются в золотистые.

Наконец тяжелая копна волос упала Кейт на плечи, и Рэнд с наслаждением зарылся руками в шелковистые золотые локоны. Желание охватило его с новой силой, неукротимое, неистовое, и он понял, что не в силах с ним совладать.

Кейт взглянула ему прямо в глаза и все поняла, но вместо страха, который Рэнд ожидал увидеть, в них светилась едва сдерживаемая страсть. Кейт хочет его, мелькнуло в голове у Рэнда, хочет так же сильно, как он ее!

– Кейтлин... о Господи... – прошептал он.

Он собирался действовать медленно, не торопясь, но на неспешные ласки не было сил. Порывисто притянув Кейт к себе, Рэнд вонзился в ее губы страстным, обжигающим, жадным поцелуем. Кейт затрепетала в его объятиях, и Рэнд приказал себе отстраниться, но не успел. Обхватив его руками за шею, Кейт с жаром ответила на его поцелуй. Язык ее скользнул ему в рот желанным гостем, и Рэнд почувствовал, что погиб.

Казалось, даже воздух в комнате был напоен страстью. Дрожа от нетерпения, Рэнд принялся расстегивать пуговицы сзади на платье Кейт. Наконец платье соскользнуло с ее плеч и медленно упало на пол, да так и осталось там лежать. Но Рэнду было сейчас не до него. Подхватив Кейт на руки, он понес ее к кровати и осторожно уложил на мягкую пуховую перину.

– Я обещал тебе не спешить, но ты так хороша, Кейт, так соблазнительна, что это нелегко...

– Рэнд...

Кейт потянулась к нему, и он порывисто обнял ее и прижал к кровати всем своим объятым страстью телом, чувствуя, как она слегка дрожит. Ее мягкая, теплая грудь прижималась к его груди, и у Рэнда голова пошла кругом. Прильнув к губам Кейт, он глубоко проник языком в ее рот и почувствовал, как с губ ее сорвался тихий сладострастный стон. Услышав его, Рэнд почувствовал, как тело обдало жаром. Его руки нашли ее грудь и принялись ласкать сквозь тонкую ткань рубашки. Но этого Рэнду показалось недостаточно. Ему хотелось увидеть Кейт обнаженной, почувствовать мягкость ее кожи, ощутить губами упругие бутоны сосков.

Застонав, он дрожащими руками задрал Кейт рубашку и отстранился, глядя на ее полную, высокую грудь.

– Как же ты хороша... – прошептал он и наклонился, собираясь прильнуть к ней губами. Кейт остановила его, упершись дрожащей рукой ему в грудь.

– А ты? – прошептала она. – Мне тоже хотелось бы видеть тебя, Рэнд... если ты не возражаешь.

Возражать? Боже правый, да он мечтает об этом! Мечтает, чтобы она смотрела на него, целовала, ласкала. Он сотни раз представлял себе, как она будет это делать.

– Я не только не возражаю, Кейтлин, я хочу этого.

Усевшись на край кровати, он скинул ботинки и брюки, потом сюртук с рубашкой и повернулся к Кейт. Она не отрываясь смотрела на его грудь.

– Какой ты красивый, – прошептала она, проводя рукой по груди Рэнда. – И как великолепно сложен. Словно греческий бог.

Рэнд самодовольно хмыкнул.

– Рад, что нравлюсь тебе.

Рука Кейт скользнула ниже, прошлась по плоскому темно-коричневому соску, потом по животу. В этот момент взгляд Кейт упал на восставшую плоть, и глаза ее изумленно расширились, а с губ сорвался испуганный возглас:

– Ты... ты такой большой! Я думала... я думала...

Рэнд не смог сдержать улыбки.

– Что ты думала, любовь моя?

Кейт закрыла глаза и покачала головой. Даже при зыбком свете пламени камина было видно, что лицо ее внезапно побледнело.

– Я никогда не думала, что... Я просто... Поцелуй меня, Рэнд!

Он склонился над ней и, взяв ее лицо в ладони, страстно прильнул к губам, затем, прижав ее к кровати своим сильным телом, раздвинул ей ноги. Почувствовав, как напряглось ее тело, Рэнд понял, что Кейт снова нервничает, и решил действовать медленнее. Он ласково поцеловал ее, сначала в полные губы, потом в уголки рта.

– Не бойся, – прошептал он, покрывая поцелуями ее шею. – Позволь показать тебе, как нам будет хорошо вместе.

В голове мелькнула мысль, что тот, с кем она была близка раньше, наверняка был никудышным любовником, и Рэнд порадовался тому, что он в отличие от того слабака сумеет показать ей, что такое настоящая страсть. Он вновь поцеловал ее, на сей раз крепко, проникнув языком в ее рот.

Тело его было объято такой нестерпимой страстью, что Рэнд понял: он долго не выдержит. Он принялся поглаживать ее груди, наслаждаясь их необыкновенной мягкостью, и почувствовал, как соски затвердели. Он прильнул губами сначала к одному, потом к другому, принялся будоражить их горячим языком, и Кейт глухо застонала. Тело Рэнда уже горело огнем, но каким-то чудом ему удалось сдержаться и не сделать Кейт своей сию же минуту. Он принялся покрывать жаркими поцелуями ее живот, добравшись до пупка, обвел его языком и почувствовал, что тело Кейт выгнулось дугой. Она вновь затрепетала, но на сей раз не от страха, а от страсти.

– Я хочу тебя, – прошептал он и, погладив рукой мягкие рыжеватые волосы в том месте, где соединяются ноги, скользнул пальцем в горячую влажность. При одной мысли о том, что он скоро окажется в ней, дрожь пробежала у него по телу. Тело словно ожгло огнем. Нащупав пальцем маленький нежный бугорок, он принялся ласкать его, и Кейт застонала. Она уже была готова принять его, и Рэнд не мог и не хотел больше ждать.

Прильнув к губам Кейт страстным поцелуем, он ринулся вперед и вдруг почувствовал, как она изо всех сил вцепилась ему руками в плечи. Что-то не так, подумал Рэнд, и внезапно его как громом поразило: да ведь она девушка!

Он замер. Подняв голову, он взглянул в огромные зеленые глаза Кейт. В них плескались удивление и страх.

– Почему, Кейт? Почему ты мне не сказала? – прошептал Рэнд.

– Если бы я это сделала, мы были бы сейчас здесь, Рэнд?

Он закрыл глаза и покачал головой.

– По правде говоря, не знаю.

– Я хочу тебя, Рэнд. Люби меня.

Рэнд с первого дня их знакомства знал, что Кейт не похожа на остальных женщин, но он никогда еще не лишал девушку невинности. Должно быть, почувствовав, что он колеблется, Кейт обвила руками его шею и притянула его голову к себе. Язык ее скользнул в рот Рэнда, и тот, содрогнувшись всем телом, рванулся вперед.

Кейт глухо застонала от боли, и Рэнд выругался.

– Прости, – прошептал он, изо всех сил пытаясь сдержаться. – Я не хотел причинять тебе боль. С тобой все в порядке?

Порывисто вздохнув, Кейт улыбнулась ему дрожащей улыбкой.

– Мне уже почти не больно. Я чувствую тебя в себе, и это так приятно.

Рэнд мог бы улыбнуться, если бы не был объят такой неистовой страстью. Вместо этого он ласково поцеловал Кейт. Ему хотелось сделать так, чтобы эта ночь запомнилась ей навсегда. И он принялся медленно двигаться.

Жаркое наслаждение охватило его. Его восставшая плоть словно погружалась в теплый шелк. Опустив голову, он взглянул на прелестные груди Кейт, набухшие от желания, и едва сдержался, чтобы не покончить с ласками раньше времени. Он ускорил ритм, проникая в Кейт все глубже и глубже.

Сердце ее беспокойно металось в груди, а может быть, это было его собственное сердце. И вновь яростное желание охватило Рэнда. Ему хотелось удостовериться в том, что Кейт хорошо с ним, дать ей что-то в обмен на тот бесценный дар, который она ему преподнесла.

Вновь и вновь он вонзался в ее жаркую влажность, и Кейт отвечала ему неистовым движением своего тела, доводя его до исступления. Рэнд уже не мог ни остановиться, ни ждать. Слишком сильно он ее хотел, слишком долго ждал. Наконец, застонав, он достиг наивысшего наслаждения. Он хотел выйти из Кейт, чтобы предохранить ее от возможных последствий их сегодняшней безумной ночи, но в этот момент Кейт содрогнулась всем телом, достигнув, в свою очередь, пика наслаждения, и Рэнд вновь глубоко вошел в нее.

Казалось, эта блаженная пытка никогда не кончится. Рэнд вновь и вновь содрогался в экстазе. Он и припомнить не мог, чтобы когда-нибудь испытывал нечто подобное. Должно быть, Кейт тоже это почувствовала. Когда наконец страсть начала стихать, она тихонько заплакала от полноты чувств, и Рэнд притянул ее к себе.

– Успокойся, любовь моя, – прошептал он. – Успокойся. Все хорошо. Пожалуйста, не плачь.

Кейт коснулась щекой его груди, и Рэнд почувствовал, что она мокрая от слез. О Господи, неужели он причинил ей такую боль?

Шмыгнув носом, Кейт вытерла слезы.

– Этого не было ни на картинках, ни в книгах, – всхлипывая, пробормотала она.

– Чего не было? – тихонько спросил Рэнд, откидывая с ее лица влажные рыжеватые пряди волос.

– Ничего о том, как это прекрасно, – прошептала Кейт. В груди Рэнда затеплилось какое-то новое, незнакомое чувство нежности. Хотелось прижать Кейт к себе еще крепче, что он и сделал. Такая маленькая и в то же время настоящая женщина, мелькнуло в голове.

– Должно быть, я причинил тебе сильную боль. Я пытался быть осторожным, но...

– Ты был просто великолепен, – перебила его Кейт. Рэнд облегченно вздохнул.

– Больно только в первый раз, – заметил он.

– Я знаю, – проговорила Кейт, и Рэнд улыбнулся.

– Вы столько всего знаете, мисс Хармон. А к тому времени, когда вы вернетесь в Лондон, будете знать еще больше.

Кейт взглянула на него, и ее губы тронула легкая улыбка.

– Я правильно сделала, что выбрала тебя. Рэнд хмыкнул. Не смог удержаться.

– А я-то думал, что сам тебя выбрал.

Рука Кейт коснулась волос, курчавившихся на его груди.

– Сначала, может быть, и ты.

Что ж, вполне достаточно, чтобы его самолюбие не было уязвлено, подумал Рэнд.

– Думаю, это не важно, – бросил он, решив не развивать эту тему. – Важно то, что тебе предстоит еще кое-чему научиться.

– Сегодня? – удивленно спросила Кейт.

– Да, любовь моя. Непременно сегодня. – Он слегка нахмурился. – Если ты, конечно, в состоянии начать урок.

Наклонившись, Кейт поцеловала его.

– Может быть, проверим?

Рэнд вновь почувствовал неистовый прилив желания. Ему показалось, оно пронзило его в тот самый момент, когда он впервые увидел Кейт, и было приятно сознавать, что он не ошибся. Он подмял ее под себя, поцеловал и, раздвинув ее ноги коленом, вновь вошел в нее.

Ему предстояло многому ее научить и показать, что такое настоящая страсть. Похоже, Кейт – способная ученица, подумал Рэнд, и быстро усвоит его уроки.

Глава 10

Она не станет думать о том, что сделала, поклялась Кейт. А если и станет, то только не сейчас, когда ей все в новинку, все так чудесно и замечательно. Она не станет корить себя за то, что солгала самым близким людям и что, если правда откроется, им будет нестерпимо больно.

Она разберется с этими проблемами, когда эти драгоценные дни с Рэндом останутся в прошлом. Она навсегда сохранит их в своей памяти.

После ночи, полной страстной любви, Кейт проснулась поздно утром, чувствуя приятную ломоту во всем теле. Удовлетворенно вздохнув, она протянула руку, чтобы дотронуться до крупного, сильного тела Рэнда, но рядом никого не было, кровать оказалась пуста. Страх охватил Кейт, но в этот момент дверь распахнулась и в комнату вошел Рэнд в бордовом шелковом халате до пят, с подносом в руках.

– Я подумал, тебе неплохо было бы подкрепиться, – проговорил он с очаровательной усмешкой. «Для того, что я задумал», – казалось, говорили его грешные карие глаза.

Вспомнив о том, что они делали прошлой ночью, Кейт вспыхнула и поспешно обратила внимание на поднос. Чего здесь только не было: и холодная жареная куропатка, и горшочек с горячим шоколадом, и маленькие бисквиты, и нарезанные кусками яблоки, и кусок вильтонского сыра. А еще на подносе стояла красивая хрустальная ваза с розой на длинном стебле.

Рэнд поставил поднос на столик возле камина, и Кейтлин, натянув желтый шелковый халат, подошла к нему. Рэнд церемонно отодвинул для нее стул, при этом полы его халата разошлись, открыв взору Кейт покрытую курчавыми каштановыми волосами мощную грудь, на которой поигрывали упругие мышцы.

Наклонившись, Рэнд поцеловал ее в щеку, и Кейт, поспешно подавив нахлынувшее на нее желание, обратила внимание на шоколад, который Рэнд принялся наливать в ее чашку. Отпив глоток, она обнаружила, что ей и в самом деле необходимо подкрепиться. Окончательно удостоверилась она в этом после того, как Рэнд, покончив с завтраком, скинул халат и, подхватив ее на руки, отнес в постель.

Они провели утро, занимаясь любовью, потом, прихватив с собой корзинку с едой, отправились на речку, в то место, куда ездили на пикник. Некоторое время они понаблюдали за птицами, а затем, расстелив одеяло на траве в укромном месте под ивами, надежно укрытые от любопытных глаз, снова любили друг друга.

День показался Кейт просто восхитительным, а вечер оказался и того лучше. Он начался с вкусного ужина и закончился в постели, где они опять и опять занимались любовью, после чего, обессиленные, заснули.

Проснулась Кейт несколько часов спустя посередине огромной кровати с пологом и улыбнулась, почувствовав прижавшееся к ней сильное и теплое тело Рэнда. В темноте за окном слышалось завывание ветра, теребившего ветви деревьев, издалека доносилось уханье совы. Завтра Рэнд отвезет ее обратно в Лондон, но она будет уже совсем другой, не такой, как прежде. Прежняя Кейт исчезла, а ее место заняла новая, совершенно иная Кейт Хармон.

Кейт понимала, что изменилась, если не внешне, то внутренне. Несколько раз в течение дня она ловила себя на том, что смотрится в зеркало, пытаясь отыскать на лице следы произошедшей с ней перемены.

Естественно, она их не увидела. Лишь щеки казались розовее обычного да глаза блестели ярче...

Кейт почувствовала, как за спиной у нее зашевелился Рэнд, и тихонько ахнула: в бок ей уперлась его восставшая плоть. Кейт вдруг вспомнились каменные барельефы, которые она видела в Помпее. Ни один из изображенных на них мужчин не был таким мощным, как Рэнд. А вот огромные фаллические символы... не настолько уж они были преувеличены, как ей тогда казалось.

Рэнд приподнялся на локте и, наклонив голову, легонько куснул ее зубами за плечо.

– Не спится? – спросил он, целуя Кейт в щеку. Она почувствовала, что он улыбается, а в голосе его явственно слышалось желание.

Кейт непроизвольно облизнула губы, зная, что скоро он войдет в нее, и жаждая этого.

– Не спится, – подтвердила она и шутливо бросила: – Может, ты знаешь, как мне помочь?

Рэнд тихонько хмыкнул.

– Может, и знаю, – ответил он.

Его рука нащупала ее грудь, легонько сжала ее, после чего скользнула между ног. Рэнд принялся поглаживать ее интимное местечко, одновременно целуя шею и плечи, и Кейт прерывисто застонала. Подвинув ее поудобнее, Рэнд глубоко вошел в нее.

Кейт вспомнила, что видела эту позу среди тех, что были высечены на стенах Помпеи. Тогда она никак не могла понять, как ее можно принять. А вот теперь все было ясно.

Рука Рэнда, соскользнув с груди Кейт, принялась ласкать нежный бугорок, средоточие ее страсти, и Кейт пронзило такое острое чувство наслаждения, что все мысли вылетели из головы. Мускулистое тело Рэнда размеренно двигалось взад и вперед, а вместе с телом в таком же ритме двигались его руки, и спустя всего несколько секунд Кейт почувствовала, что вот-вот достигнет вершины наслаждения.

И вскоре они с Рэндом одновременно содрогнулись в блаженном экстазе. Потом она лежала в его объятиях, а Рэнд нашептывал ей ласковые и бесстыдные слова. О том, как она прекрасна, как ему приятно брать ее вновь и вновь, какие у нее восхитительные груди, бедра, ноги. Она заснула, чувствуя, как Рэнд ласково гладит ее по голове.

Кейт могла бы проспать до самого утра так же крепко, как и предыдущей ночью, но перед самым рассветом вдруг проснулась, охваченная печалью. Утром они с Рэндом уедут, их идиллия подошла к концу.

Теперь, когда она отдалась Рэнду, познав всю глубину его страсти, она с трудом представляла себе, как будет жить без него.

А то, что ей придется жить без него, Кейт отлично понимала.

Завтра отец возвращается в город. В последующие дни предстояло переделать массу дел, и встречаться с Рэндом будет некогда.

А если они и найдут время для встреч, все равно меньше чем через две недели она уедет обратно на Санту-Амару. Деньги для экспедиции собраны, продовольствие и инструменты закуплены. Отец ждет не дождется, когда можно будет продолжить поиски ожерелья. Он уедет на целый год, а может, и на более продолжительное время. А если не найдет ожерелье, ему незачем будет возвращаться в Англию. Он может никогда не вернуться...

Лежавший у нее за спиной мужчина пошевелился, но не проснулся и не выпустил ее из объятий. Кейт слышала его ровное дыхание, чувствовала, как вздымается и опускается его мощная грудь. И впервые ей пришло в голову, что он стал ей небезразличен и что она будет сильно по нему скучать.

Сердце Кейт сжалось от боли при мысли, которую она упорно гнала от себя: после того как она уедет из Лондона, они могут никогда больше не встретиться.

Карета подкатила к огромному каменному особняку герцога Белдона на Гросвенор-сквер, и Мэгги Саттон спустилась по железной лесенке на мостовую. Поправив шляпку и расправив юбки муслинового платья абрикосового цвета, она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, решительно расправила плечи и, поднявшись по ступенькам лестницы, постучала дверным молотком в резную, с изысканным орнаментом, дверь.

Дверь открыл светловолосый молодой лакей, облаченный в красную с золотом ливрею, и к Мэгги тотчас же направился дворецкий, которого звали, насколько она помнила, Питерсон. При виде Мэгги он удивленно вскинул тонкие брови.

– Леди Трент? Я не знал, что его светлость вас ожидает.

– А он и не ожидает, – сдержанно проговорила Мэгги, входя в холл, пол которого был выложен бело-черной мраморной плиткой.

Брови дворецкого поднялись еще выше.

– Он работает у себя в кабинете. Не будете ли вы так любезны пройти в Золотую гостиную? Я сообщу его светлости о вашем приходе.

Мэгги послушно направилась за дворецким к Золотой гостиной и, войдя, оказалась в огромной комнате с побеленными стенами, высоким потолком, украшенным лепниной, и мебелью с позолотой. Повсюду висели зеркала и стояли расписные вазы, красивые диваны и столики с мраморными столешницами, все было выдержано в золотистых и цвета слоновой кости тонах. На стенах висели портреты в позолоченных рамах, а рядом с ними – позолоченные итальянские канделябры.

– Скажите герцогу, что я пришла по важному делу и готова ждать до тех пор, пока он не освободится, – бросила Мэгги в спину дворецкому, когда тот повернулся, намереваясь выйти.

Отвесив нежданной посетительнице официальный поклон, тот произнес:

– Как пожелаете, миледи. – После чего, держа спину на удивление прямо, вышел в холл. Шаги его становились все глуше, а вскоре и совсем стихли.

А Мэгги принялась нетерпеливо расхаживать взад и вперед по комнате, чувствуя, что волнение охватывает ее все сильнее. Она так и знала, что произойдет нечто подобное. Если бы она поговорила с Рэндом раньше, заставила его понять... Если бы она могла...

В этот момент дверь распахнулась, прервав ее размышления, и в комнату решительной походкой, словно генерал, командующий армией, вошел Рэнд, как всегда неотразимый.

– Мэгги? – проговорил он, с беспокойством глядя на нее. – Что случилось?

– Боюсь, я еще не знаю, что именно, – бросила Мэгги, горделиво вскинув голову. – Может быть, вы мне расскажете?

Рэнд пристально взглянул на нее и отвернулся.

– Вы пришли, чтобы поговорить со мной насчет Кейтлин, – сказал он.

Мэгги холодно улыбнулась.

– Вы необыкновенно проницательны, ваша светлость. Мы с Эндрю уезжали из города на пару дней, а когда вернулись, я узнала, что за время нашего отсутствия произошли кое-какие события.

– Какие именно?

– Не делайте вид, что не понимаете, Рэнд. Экономка сообщила мне, что Кейтлин ушла из дома всего несколько часов спустя после нашего отъезда и вернулась лишь в воскресенье поздно вечером.

Рэнд направился к буфету.

– Может, что-нибудь выпьете, чтобы успокоиться? – Не хочу. И не смейте мне ничего наливать!

Рэнд криво усмехнулся.

– Теперь я понимаю, почему вы с Кейтлин стали такими закадычными подругами. Вы обе слишком решительны для женщин.

– Вы верно подметили, мы с ней подруги, и именно поэтому я приехала к вам. Я думаю, Кейтлин провела эти несколько дней с вами. Это так?

Налив себе бренди, Рэнд закрыл хрустальный графин пробкой и неторопливо сделал глоток, размышляя над тем, что ему ответить.

Осторожно поставив стакан с бренди на столик, он повернулся к Мэгги. Выражение его лица было непроницаемым.

– Это Кейтлин вам сказала, что была со мной? Мэгги открыла было рот, чтобы возразить, однако Рэнд не дал ей и слова сказать.

– Если она ведет свою игру... если считает, что вы можете заставить меня жениться на ней, она глубоко заблуждается. Ничего у нее не выйдет. Я не собираюсь жениться ни на Кейт Хармон, ни вообще на ком бы то ни было. Если она...

– Хватит, Рэнд Клейтон! – От злости у Мэгги затряслись руки, и она на секунду замолчала, пытаясь обуздать гнев. – Если хотите знать, Кейтлин никому ничего не сказала о том, что была с вами. Она вообще понятия не имеет, что я к вам поехала.

Рэнд молчал, чувствуя, как с его плеч свалился тяжелый груз.

– Простите, – наконец произнес он. – Мне не следовало делать поспешных выводов.

– Это верно. Кейт Хармон никогда бы так не поступила. Замужество ее не интересует. И вы уже должны были бы это знать.

Рэнд вздохнул и взъерошил рукой густые каштановые волосы.

– Вы правы, конечно. Просто... просто вы многого не знаете про Кейт и ее отца, а я не имею права рассказывать вам об этом.

Мэгги хотелось спросить, что именно ему известно, но она не стала этого делать. По глазам Рэнда она поняла, что он ей ничего не скажет.

Он сделал еще один глоток бренди, глядя на Мэгги.

– Если Кейт вас не посылала, почему вы приехали? Мэгги решительно вскинула подбородок, чувствуя, что в ней вновь закипает злость.

– Я вам уже говорила почему. Потому что Кейт моя подруга, равно как и вы, Рэнд, мой друг. Когда мы с Эндрю уехали, миссис Бизли решила, что несет за Кейт ответственность. Когда та отправилась в музей, миссис Бизли на всякий случай послала лакея вслед за ней, чтобы убедиться, что с ней по дороге ничего не случилось. Лакей видел вас вместе у входа в музей, а потом заметил, как Кейтлин села в вашу карету и вы уехали.

Рэнд поболтал в стакане напиток.

– Если вы хотите знать, где была Кейтлин, почему вы просто не спросили ее об этом?

– Потому что тогда она снова была бы вынуждена лгать, а ей это неприятно, Рэнд. Она не из тех, кому ложь доставляет удовольствие.

– Это верно, – согласился Рэнд, глядя на янтарную жидкость в стакане.

– У вас десятки женщин, Рэнд. Кейт молода и невинна. Я не хочу, чтобы она страдала.

– Кейт сама принимает решения, и вы, ее подруга, несомненно, это знаете. Это выгодно отличает ее от большинства моих знакомых женщин.

– Я в этом не сомневаюсь. Кейт Хармон – вообще потрясающая девушка, не похожая на остальных. Скажите мне, вы с ней... вы с ней...

Рэнд поставил тяжелый хрустальный стакан на стол так резко, что тот тихонько звякнул, и этот звук раздался в тишине комнаты, словно выстрел.

– Это вас не касается, Мэгги! – отрезал он. – Я знаю, вы желаете Кейтлин добра, но...

– Нет, касается! Вы не собираетесь жениться на Кейт Хармон. А что, если у нее будет ребенок?

– Я не дурак, Мэгги, хотя вы можете меня таковым считать. Существуют способы избежать нежелательной беременности. Я был предельно осторожен. – На лице Мэгги отразилось такое потрясение, что он поспешно подошел к ней и, взяв ее за плечи, продолжил: – Я не такой эгоист, каким кажусь на первый взгляд. Я с ума схожу по Кейт, Мэгги. И мне кажется, я ей тоже очень нравлюсь. К сожалению, нам не суждено быть вместе, и Кейт это знает не хуже меня. Я не готов жениться, а даже если бы и был готов, Кейт никогда не согласится выйти за меня замуж. Почему-то она вбила себе в голову, что виновата в смерти матери. Она никогда ни за кого не выйдет замуж, по крайней мере до тех пор, пока не сочтет, что отец в ней больше не нуждается.

Глаза Мэгги наполнились слезами.

– О, Рэнд, я так за нее беспокоюсь... и за вас тоже.

– Мэгги, прошу вас, постарайтесь понять. Кейт осталось пробыть в Англии меньше двух недель. Больше нам не суждено быть вместе, и мы хотим насладиться этим временем в полной мере.

Мэгги с трудом проглотила комок в горле. Она прекрасно понимала, что такое тяга друг к другу, особенно такая, какую Кейт испытывает к Рэнду, а Рэнд к Кейт. Беда в том, что ни он, ни она, похоже, не понимали, какие страдания их ожидают, когда настанет время расставания.

Мэгги взглянула на Рэнда и ощутила в груди острую боль. Ни он, ни Кейт явно не осознают того, что явственно увидела она на балу в честь дня рождения лорда Мортимера, – эти двое влюбились друг в друга.

День Кейтлин провела в Британском музее. Она не солгала Мэгги насчет того, что отец попросил ее изучить кое-какие тексты. Латынь она знала лучше, чем он, а в музее находилось собрание древнеримских манускриптов, привезенных из города Александрии, где когда-то жила Клеопатра.

К вечеру, после долгих часов работы в промозглом подвале, где хранились рукописи, Кейт почувствовала, что все расплывается у нее перед глазами, а руки и ноги закоченели. Шея занемела, плечи болели, и боль отдавалась по всему позвоночнику. Однако Кейт была вознаграждена за свои страдания. Ей удалось отыскать несколько ссылок на легендарное ожерелье, подаренное Антонием царице Египта. В первой ссылке заключалось пространное описание ожерелья – изысканнейшего произведения искусства, выполненного из чистого золота в форме змеи, узкое длинное тело которой было покрыто крохотными чешуйками. Во второй упоминалось о путешествии Антония из Италии в Сирию, которое он предпринял в 32 году до нашей эры, чтобы привезти Клеопатре ожерелье в качестве свадебного подарка. В городе Антиохии он женился на Клеопатре по египетским законам, допускавшим в отличие от римских законов полигамию. Необходимость эта была вызвана тем, что Антоний уже был женат.

Интересно, как могла красивая молодая царица делить своего мужа с другой женщиной, подумала Кейт. Мысли ее перешли на Рэнда. Интересно, сколько женщин перебывают в его постели после того, как она уедет? Наверняка немало. Кейт была даже рада, что уезжает. Она никогда не узнает об этом, и ей не придется страдать из-за, его неверности.

Усилием воли Кейт выбросила мысли о Рэнде из головы и вновь принялась перелистывать страницы толстого тома. Она сегодня неплохо поработала, но до конца, дня хотела прочесть еще несколько текстов. Кейт повертела головой и потерла шею, пытаясь успокоить боль, но безрезультатно.

– Вы слишком много работаете, Кейтлин, – послышался у нее за спиной мужской голос.

Кейт вздрогнула от неожиданности, почувствовав на плече чью-то руку. Рука была бледная, с длинными пальцами. Кейт порывисто обернулась. Позади нее стоял Джеффри Сент-Энтони.

– Джеффри? Что вы здесь делаете?

– Пришел вас проведать, естественно.

Он улыбнулся и начал нежно, но удивительно ловко массировать ей шею. Глаза у Кейт закрылись сами собой, боль понемногу отступала. Она понимала, что не должна позволять Джеффри касаться себя, что это не вполне прилично, но она так устала и массаж доставлял ей такое наслаждение, что не стала возражать.

– Лучше, Кейтлин?

С губ ее сорвался удовлетворенный вздох.

– Гораздо лучше.

В последнее время Джеффри вел себя с ней гораздо смелее – не как неопытный мальчишка, а как зрелый мужчина.

– Где вы научились этому? – спросила Кейт. На секунду пальцы Джеффри замерли.

– Я не такой наивный юнец, каким вы меня считаете. Я мужчина, Кейтлин, и ничем не отличаюсь от остальных мужчин.

– Вы хотите сказать, что выучились массажу у своей любовницы? – проговорила Кейт, по-прежнему не открывая глаз.

Слова Джеффри ее не удивили. Она по опыту – хотя и весьма скудному – знала, что все мужчины в общем-то одинаковы. У Рэнда было множество любовниц, включая последнюю из них, ее саму. Кейт поспешила выбросить эту неприятную мысль из головы.

– Ценное умение, – заметил Джеффри, а его волшебные пальцы продолжали массировать Кейт шею. – Вы не находите?

Ответить Кейт не успела. В комнату ворвался знакомый низкий голос.

– Весьма ценное.

Рэнд! И, судя по тону, пребывает в ярости. Кейт открыла глаза. Кровь отхлынула у нее от лица.

Джеффри опустил руки, и Кейт повернулась к двери.

– Я... я не слышала, как вы вошли.

– Я это заметил. – Темные глаза Рэнда от злости стали совсем черными. Точно такими они были в тот вечер, когда она ездила с Джеффри в оперу.

Но ведь она не сделала ничего плохого ни тогда, ни сейчас, подумала Кейт и, выпрямившись, встала.

– Лорд Джеффри проявил простую любезность. Я работала в этом ледяном помещении более шести часов, и у меня все тело закоченело. – Она сдержанно улыбнулась Джеффри. – Спасибо за помощь, Джеффри. Благодаря вам я чувствую себя гораздо лучше.

– Не сомневаюсь, что лорд Джеффри обладает многочисленными талантами, – насмешливо бросил Рэнд, решительно направляясь к Кейт.

– Совершенно верно, – проговорила Кейт, не обращая внимания на насмешку и подавив невесть откуда взявшееся желание убежать.

– Предлагаю ему, однако, применить свои таланты к кому-нибудь другому. – И, остановившись перед Кейт, Рэнд прибавил: – И поскольку вы работали целый день, полагаю, на сегодня достаточно.

Кейт бросила взгляд на лежавшую на столе стопку книг.

– Я еще не закончила. Мне нужно кое-что сделать. Я должна...

– Все, что вы должны сделать, может подождать до завтра. – Схватив Кейт за руку, Рэнд круто развернул ее и потащил к входной двери. – Прошу нас простить, лорд Джеффри.

Нужно отдать Джеффри должное: он бросился им наперерез и загородил дорогу. Учитывая, какое свирепое выражение застыло на лице Рэнда, это был очень смелый поступок.

– Мне кажется, мисс Хармон не желает уходить, – заявил он.

Тяжелый взгляд Рэнда, казалось, пригвоздил Джеффри к полу.

– Вот как?

Молодой человек слегка побледнел, и Кейтлин вдруг стало его жаль.

Выдавив из себя улыбку, она проговорила:

– Его светлость прав, милорд. Я сегодня слишком долго работала. Думаю, глоток свежего воздуха мне не помешает. Благодарю вас за то, что заглянули. Это было очень любезно с вашей стороны.

Больше она ничего не успела сказать: Рэнд потащил ее к двери, ни на секунду не останавливаясь, вывел из музея, подвел к своей карете и помог сесть в нее. После чего, забравшись сам, захлопнул дверцу.

Кейт, к этому моменту кипевшая от злости, больше не выдержала.

– Что ты себе позволяешь? – накинулась она на Рэнда. – Я тебе не собственность, Рэнд Клейтон! И не дурочка, которая будет повиноваться тебе беспрекословно!

Рэнд так крепко стиснул зубы, что на щеках заиграли желваки.

– А я не какой-то сопливый щенок, как этот Джеффри Сент-Энтони! Я не стану спокойно смотреть, как ты вешаешься другому на шею!

От ярости у Кейт в глазах потемнело.

– Я вешаюсь кому-то на шею?! Да как ты смеешь! Выпусти меня сейчас же! Я больше слушать тебя не хочу!

Карета уже тронулась с места, но Кейт, не обращая на это внимания, рванулась к двери и ухватилась за ручку. Рэнд схватил ее за руку и, чертыхнувшись, рванул на себя.

– Ты что, с ума сошла? Убиться хочешь?

В данный момент Кейт было на это наплевать.

– Джеффри Сент-Энтони только что вошел! – выкрикнула она. – Он видел, как я устала, а поскольку он мой очень хороший друг, просто пытался помочь мне.

Рэнд плотно стиснул губы. Его горящий взгляд скользнул вниз, задержался на секунду на ее груди, обтянутой тонким муслиновым платьем, и Кейт почувствовала, как у нее перехватило дыхание.

– А тебе нужна такая помощь, Кейт? Я буду счастлив тебе ее оказать. – И, зажав лицо Кейт между ладоней Рэнд прильнул губами к ее рту.

На мгновение Кейт замерла, оторопев от неожиданности, а потом начала вырываться. Однако Рэнд так крепко прижал ее к себе, что все попытки вырваться оказались тщетными.

От его жарких поцелуев у Кейт перехватило дыхание, по телу разлился жар. Язык Рэнда скользнул ей в рот, требуя подчиниться его воле. Тело Кейт затрепетало, словно туго натянутая струна.

А умопомрачительный поцелуй все продолжался. Казалось, он никогда не кончится. Кейт и не заметила, как Рэнд приподнял ее и усадил к себе на колени так, что она обвила ногами его бедра. Как сквозь туман, Кейт увидела, что окна кареты зашторены, а сама она сидит в таком положении, что Рэнд волен делать с ней все, что ему заблагорассудится.

Он снова поцеловал ее с такой страстью, что голова у Кейт пошла кругом. Она изо всех сил вцепилась в плечи Рэнда, ощущая под руками их тепло, и ее тело словно обдало жаром. Рука Рэнда скользнула вниз, забралась ей под юбку, нащупала горячую влажность, и Кейт почувствовала, как его палец глубоко вошел в нее. Слабый стон сорвался с ее губ.

– Рэнд... – прошептала она, впившись руками в его плечи и трепеща от охватившей ее страсти.

– У меня есть то, что тебе нужно, Кейт, – тихонько проговорил Рэнд. – Позволь мне дать тебе это.

Кейт судорожно облизнула дрожащие губы.

– Да... пожалуйста...

Рэнд на секунду замер. Послышалось шуршание расстегиваемых панталон, и Кейт почувствовала, как восставшая плоть Рэнда глубоко вошла в нее.

Вскрикнув, Кейт прильнула к нему всем телом. Сильные руки Рэнда приподняли ее, и Рэнд принялся вонзаться в нее с каждым разом все глубже. Через несколько секунд Кейт почувствовала, что больше не выдержит. Тело ее содрогнулось в сладчайшем экстазе, и Рэнд, достигнув вслед за ней пика наслаждения, поспешно вышел из нее, как делал это всякий раз, а после вновь заключил ее в свои объятия.

Мало-помалу Кейт начала приходить в себя. Она чувствовала на щеке и шее благодарные поцелуи Рэнда. Злость его уже испарилась, словно ее и не было. Похоже, он раскаивался, что повел себя с ней в музее так грубо.

– Как ты, Кейт? – тихо спросил он. – Знаешь, я еще никогда не испытывал собственнических чувств. До тех пор, пока не встретил тебя.

Лишь такого рода извинения Кейт смогла вытянуть из него. Но как это ни странно, ей было довольно и этого.

– Я не собиралась его поощрять. Я считаю Джеффри своим другом, не более того.

Рэнд криво усмехнулся.

– Может быть. Но уверяю тебя, он относится к тебе иначе.

Поправив платье, Кейт заметила:

– Наверное, ты прав. К сожалению, я ничем не могу ему помочь.

Рэнд вздохнул.

– Не следовало мне вести себя так бурно. Но когда я вижу, что ты нравишься еще кому-то, кроме меня, не могу оставаться спокойным.

Кейт улыбнулась:

– По-моему, ты это наглядно продемонстрировал. Рэнд хмыкнул.

– Это точно. И не могу сказать, что сожалею о содеянном. Я так мало с тобой виделся в эти последние дни, – заметил он.

– Я была очень занята. Столько работы... Боюсь, так оно будет и впредь.

Всю веселость Рэнда как ветром сдуло.

– Ты скоро уедешь. У нас осталось так мало времени, Кейт.

Кейт взглянула на него, и у нее защемило сердце. Зря он сказал это вслух. Было бы легче притвориться, что их отношения никогда не кончатся.

– Отец сказал мне сегодня утром, что мы отплываем на корабле «Веселый дельфин» меньше чем через неделю.

Нащупав ее руку, Рэнд поднес ее к губам.

– Мне этого ужасно не хочется. Кейт тщетно пыталась улыбнуться.

– Мне тоже. К сожалению, ни у тебя, ни у меня нет выбора. У меня своя жизнь, а у тебя своя. И эти жизни очень разные, Рэнд, с разными обязанностями.

Рэнд лишь кивнул. Вытянув ноги, он откинулся на спинку сиденья.

– Думаю, пора отвезти тебя домой. Я приказал кучеру ехать вперед до тех пор, пока не подам знак остановиться. Мы увидимся сегодня вечером?

Кейт покачала головой.

– У отца встреча с лордом Талмиджем. Нужно еще раз просмотреть список вещей, которые необходимо взять с собой, чтобы ничего не упустить. Он попросил меня помочь им.

Рэнд криво усмехнулся.

– И ты, естественно, не можешь отказаться. Кейт замерла.

– Как я уже говорила, у меня есть определенные обязательства. Я тоже отправляюсь в экспедицию, и сегодня отцу и лорду Талмиджу нужна моя помощь.

Рэнд отвернулся. Больше он ничего не сказал, но Кейт заметила, как он напряжен. Так было всякий раз, когда она упоминала имя барона, а в последнее время и отца. Карета покатила дальше по булыжной мостовой, а Кейт терялась в догадках, чем вызвано подобное поведение Рэнда.

Глава 11

К тому времени, когда карста Рэнда подъехала к Британскому музею, на землю спустились сумерки. У входа в музей стоял сторож, а рядом с ним – продавец яблок в грязной вязаной шапке, разложивший свой немудрящий товар прямо на каменной мостовой. Рэнд собирался отправить Кейт в наемном экипаже домой и поехать следом, чтобы убедиться, что она благополучно добралась до дома лорда Трента. Но сначала ему нужно было кое о чем с ней поговорить.

Завернув за угол, кучер остановился в переулке, и лакей распахнул дверцу кареты.

– Подождите минутку, – приказал Рэнд. – Зажгите лампы и оставьте нас одних.

Лакей в красно-золотой ливрее учтиво поклонился.

– Слушаюсь, ваша светлость. – Вытащив из кармана жилета кремень и огниво, он зажег серную спичку, а от нее – медные лампы, висевшие внутри кареты, после чего захлопнул дверцу.

Рэнд повернулся к Кейт. Ее огромные глаза, мерцавшие в полутьме, вопросительно смотрели на него.

– Что случилось? – спросила она.

– Возможно, сейчас не время для этого разговора, но, по правде говоря, для такого рода разговора подходящего времени никогда не найдется. Я должен тебе кое-что рассказать. Это касается Филиппа Радерфорда и экспедиции твоего отца.

Кейт, сидевшая прямо, выпрямилась еще больше.

– Я слушаю.

– Думаю, тебе трудно будет в это поверить, но лорд Талмидж отправляется в экспедицию не из благородных побуждений, а преследуя свои... далеко не бескорыстные цели.

– Что ты имеешь в виду?

– В течение многих лет барон обирал богатых аристократов. Для этой цели он разработал целую схему. Советовал им вкладывать деньги в корабельные компании, занимавшиеся перевозкой грузов. Например, корабль под названием «Мейден» должен был вернуться с грузом копры, от продажи которой инвесторам была обещана двойная прибыль. Но инвесторы не получили не только двойной, а вообще никакой прибыли. Корабль вместе с грузом и всем экипажем якобы затонул.

– Какой ужас!

– Конечно, ужас, если бы корабль действительно пошел ко дну. Однако, по слухам, этого не случилось. На самом деле корабль благополучно добрался до Америки, но под другим именем. А прибыль получили два его владельца и... Филипп Радерфорд.

Несколько секунд Кейт молчала, потом, выпрямившись, вскинула подбородок.

– Ты говоришь – по слухам. А есть реальные доказательства того, что лорд Талмидж замешан в этом неблаговидном деле?

– Только тот факт, что он снял со счета в банке крупную сумму денег вскоре после того, как корабельная компания обанкротилась, и покинул страну примерно в то же время, что и Диллон Синклер и Ричард Моррис, владельцы корабля. Кроме того, он умудрялся получать прибыль в то время, как все предприятия становились банкротами.

Зеленые глаза Кейт потемнели.

– А какое отношение Талмидж имеет к тебе? Ты тоже из-за него потерял деньги?

– Мой кузен Джонатан был в числе людей, вложивших деньги в корабль «Мейден». Когда он узнал, что потерял все фамильное состояние, он покончил жизнь самоубийством.

Рэнд плотно стиснул губы, чувствуя, что в горле застрял комок.

– Мне очень жаль, Рэнд, – проговорила Кейт, накрыв его руку своей маленькой рукой.

– Он был всего на год старше тебя, Кейт. Его родители умерли, и я должен был лучше присматривать за ним.

– Ты ни в чем не виноват, Рэнд, – тихо сказала Кейт. – Ты же не мог предполагать, что такое может случиться.

– Дело не в том, мог я что-либо предполагать или не мог. Талмидж убедил парнишку вложить деньги в безнадежное предприятие. Из-за него погиб мой кузен, и я твердо намерен заставить его заплатить за свое злодеяние.

Кейт пристально взглянула на него, и лицо ее потемнело.

– Значит, ты решил добраться до Талмиджа. Именно поэтому ты так хотел со мной познакомиться?

– Не стану скрывать, вначале у меня было такое намерение. Ты работала с ним, и я подумал, что смог бы через тебя получать полезную информацию. Я решил...

Кейт вспыхнула от злости и, порывисто расправив плечи, бросила:

– Так я и знала, что ты встречаешься со мной из корысти! Ты хотел отомстить лорду Талмиджу и решил, что я могу тебе в этом помочь, что буду снабжать тебя информацией. Ведь так? Именно поэтому ты мной заинтересовался? Именно поэтому со мной познакомился?

Голос ее постепенно набирал силу, и Рэнд понял, что она разозлилась не на шутку. О Господи! Он вовсе не собирался ее расстраивать. Как же ему теперь ее успокоить, как заставить понять, что она ему небезразлична и Талмидж здесь ни при чем?

– Я же тебе сказал, что первоначальный план у меня был такой. Но ты понравилась мне сразу, как только я тебя увидел. То, что ты работаешь с Талмиджем, было мне, конечно, на руку, но...

– Выпусти меня! – закричала Кейт. Вскочив, она стукнулась головой о потолок и выругалась. Рэнд был несказанно удивлен. Он и не думал, что она знает такие слова. – Меня ведь предупреждали, а я не слушала! – вопила Кейт, пытаясь дотянуться до ручки дверцы. – А нужно было слушать! Нужно было сообразить, что ты встречаешься со мной не просто так! А я, дурочка, тебе верила!

Схватив Кейт за талию, Рэнд рывком усадил ее обратно на сиденье.

– Ты не права, Кейт, и сама прекрасно это понимаешь. Я хотел тебя с самого первого дня знакомства. Стоит мне только взглянуть на тебя, и я уже сам не свой. И твой отец с Талмиджем не имеют к этому никакого отношения.

Метавшие молнии глаза Кейт пристально уставились на него. Темно-каштановые брови сдвинулись.

– Мой отец? А какое ко всему этому имеет отношение мой отец?

Рэнд выругался про себя. Он не собирался упоминать профессора, по крайней мере пока. Но лгать теперь не хотел. Решительно вздохнув, он заговорил, надеясь, что сумеет заставить ее поверить его словам.

– Из того, что мы узнали о Талмидже, вытекает, что экспедиция твоего отца вполне может оказаться не чем иным, как очередным преступным замыслом барона. А это означает, что твой отец может иметь отношение к его афере.

Лицо Кейт пошло красными пятнами.

– Ты спятил! – воскликнула она.

– С помощью твоего отца Филипп Радерфорд выручил крупную сумму денег.

– Эти деньги используются на финансирование нашей экспедиции. Ты что, считаешь, что мой отец лжет? Неужели ты думаешь, что никакой экспедиции не будет?

– Нет, не считаю. Вы наверняка отправитесь на Санту-Амару. Твой отец, вне всякого сомнения, считает, что ожерелье находится где-то там, и твердо намерен отыскать его. Вопрос в том, что произойдет, когда он его найдет. Если эта драгоценность действительно существует, она может стоить целое состояние. Твоему отцу нужны деньги, Кейт. А такое богатство – огромный соблазн для любого человека.

Руки Кейт сжались в кулаки.

– А откуда ты знаешь, что нам нужны деньги? Ты что, нанял кого-то навести о нас справки? Как сделал это с бароном? Какое ты имеешь право копаться в нашей жизни, словно мы какие-то преступники?!

Кейт снова рванулась к двери, и на сей раз ей удалось ухватиться за ручку, прежде чем Рэнд успел ее остановить. Не успел он и глазом моргнуть, как она выскочила из кареты. Рэнд бросился за ней следом.

– Оставь меня в покое, Рэнд! – воскликнула Кейт, повернувшись к нему лицом.

– Не уходи, Кейт. У нас осталось всего несколько дней. Вся эта история с Талмиджем не имеет к нам с тобой никакого отношения.

– Она имеет к нам самое непосредственное отношение, Рэнд. Ты не тот, за кого я тебя принимала. И меня ты считаешь не той, кто я есть на самом деле. – Глаза ее наполнились слезами. – Мой отец – честный человек и не способен на преступление. Если он найдет ожерелье, он привезет его в Лондон, как и обещал.

Она отвернулась от него и обвела взглядом улицу в поисках свободного экипажа. Рэнду хотелось схватить ее за руку, притянуть к себе, заставить понять, но он не осмелился этого сделать.

– Послушай, Кейтлин, – поспешно проговорил он, делая последнюю попытку достучаться до нее. – Я рассказал тебе все это только потому, что боюсь за тебя. Постарайся это понять.

В этот момент мимо проезжал наемный экипаж, и Кейт махнула рукой, призывая кучера остановиться, после чего повернулась к Рэнду в последний раз. Рэнд увидел, что по щекам ее струятся слезы, и сердце заныло у него в груди.

– Прощай, Рэнд.

– Кейтлин, подожди...

Тщетно. Кейт поспешно бросила несколько слов кучеру и, быстро поднявшись по ступенькам, захлопнула за собой дверцу.

Рэнд энергично выругался. Вернувшись к своей карете, он приказал кучеру следовать за наемным экипажем, чтобы убедиться, что Кейтлин благополучно добралась до дома. Интересно, что она расскажет отцу и Талмиджу и как ее рассказ повлияет на их планы? Рэнд надеялся заручиться поддержкой Кейт, а вместо этого удостоился лишь презрения.

«А чего ты ожидал? – спросил его внутренний голос. – Ты же знал, как она любит отца». Но не рассказать Кейтлин про Талмиджа Рэнд не мог. Если барон и в самом деле мошенник, Кейт следует держаться от него подальше.

Наемный экипаж подкатил к дому маркиза. Рэнд увидел, как Кейт спустилась на мостовую и быстро направилась к дому. Вот она открыла двери, вошла в дом, и Рэнд вдруг почувствовал на сердце тяжесть. Кейт осталась с Талмиджем. А что, если ее подстерегает опасность? Что, если, поделившись с ней своими подозрениями, он лишь сделал хуже?

Нет, подумал Рэнд, он правильно сделал, что все рассказал Кейтлин. Она умная женщина и, когда хорошенько поразмыслит над его словами и немного успокоится, постарается держаться от Филиппа Талмиджа подальше или по крайней мере будет знать, чего от него можно ожидать.

Он сделал для Кейтлин все, что мог, продолжал размышлять Рэнд, но при этом перечеркнул те несколько драгоценных дней, оставшихся до ее отъезда, которые они могли бы провести вместе. «Ну и пусть, – попытался успокоить себя Рэнд. – Скоро она все равно исчезнет из моей жизни навсегда. Сегодняшний день ничем не лучше других для того, чтобы начать забывать ее».

Но забыть Кейт Рэнд не мог. И в последующие несколько дней понял, как сильно ему хочется, чтобы между ними все было как прежде. Он послал в дом маркиза несколько записок, в которых просил Кейт встретиться с ним и выслушать его.

Он повидался с Мэгги, надеясь заручиться ее поддержкой, однако понял, что она понятия не имеет о том, что между ними произошло.

– Кейт сказала, что вы поссорились, – сообщила ему Мэгги. – А почему, не рассказала никому. – Она взглянула на него своими голубыми глазами, в которых застыла тревога. – О, Рэнд, Кейт уезжает послезавтра. Она так несчастна! Неужели вы ничего не можете сделать?

Рэнд почувствовал, как в груди защемило от боли.

– Если она не согласится со мной встретиться, то ничего.

И ему стало ясно, что именно этого Кейт и добивается.

Кейт поставила свои немногочисленные баулы в тесной кормовой каюте, предоставленной ей на корабле «Веселый дельфин». Участники экспедиции взошли на борт корабля вечером перед его отплытием – каждый со своим багажом, готовясь завтра рано утром отправиться в путь.

Последние несколько дней Кейт намеренно загружала себя приготовлениями к отъезду из Англии. Она неоднократно сверялась со списком вещей, которые необходимо было взять на остров, проверяя, не забыто ли что. Вещей было великое множество: походные палатки, складные стулья, кухонные принадлежности, мушкеты, пистолеты и ножи с длинными лезвиями, необходимые для того, чтобы прорубать дорогу в джунглях. Был еще один список вещей, закупленных для торговли с местным населением, включавший в себя бусы, одежду, ножи, горшки.

Время текло медленно, работа изнуряла ее, но Кейт была этому только рада. Ей было необходимо работать до изнеможения, чтобы потом забыться беспокойным сном и не думать о Рэнде.

Но каждую ночь он приходил к ней во сне, высокий, статный и необыкновенно красивый. Кейт не отвечала на записки, которые он ей посылал. Он обвинил ее отца в воровстве, а это было то же самое, что обвинить ее.

Как она ни старалась отвлечься, она думала о Рэнде день и ночь, каждую свободную минуту, когда не работала. В основном она жалела о том, что познакомилась с ним, но иногда ей так хотелось, чтобы он приехал к ней, обнял в последний раз: ведь скоро они расстанутся и никогда больше не увидятся. Но переступить через себя и согласиться с ним встретиться она не могла.

И в то же время Кейт не могла забыть о том, что Рэнд рассказал ей о Талмидже. Что, если Рэнд прав в отношении барона и отец, сам того не ведая, связался с мошенником? Отец безоговорочно доверял Талмиджу, а он всегда плохо разбирался в людях.

Кейт в отличие от Донована Хармона доверяла своему чутью в отношении людей. Барон никогда ей не нравился. А что, если он и в самом деле мошенник, как утверждал Рэнд? И если это так, что ей делать? Рассказывать о подозрениях Рэнда отцу бесполезно. Он просто-напросто отмахнется от них и будет, наверное, прав, поскольку никаких доказательств вины барона нет.

Более того, беспочвенные обвинения лишь расстроят отца и насторожат Талмиджа. И Кейт решила молчать. Сначала она понаблюдает за бароном сама. Если барон и в самом деле лелеет какие-то преступные планы, она скоро узнает об этом. Придется, конечно, вести себя предельно осторожно. Если Рэнд прав, такой человек, как Талмидж, способен на все.

Мысли Кейт вновь вернулись к Рэнду. Ей больно было думать, что он мог шпионить за ними всеми, копаться в их прошлом. Человек с такой безупречной репутацией, как отец, определенно этого не заслуживает. Только потому, что Рэнд чувствует себя виновным в смерти своего юного кузена...

Внезапно Кейт как громом поразило. Ей ли не знать, что такое непроходящее чувство вины! Ведь она сама до сих пор постоянно чувствует себя виновной в смерти матери и никак не может успокоиться. А что, если Рэнд рассказал ей о своих подозрениях только затем, чтобы защитить ее? Нужно будет хорошенько об этом подумать. Если это так, ей следует бережно хранить в памяти дни, которые они провели вместе, а не сожалеть о них.

Послышался какой-то треск, вернувший Кейт к действительности. За бортом тихо плескались волны. Скоро корабль отчалит от берега. Нужно готовиться к отплытию. И Кейт вернулась к насущным проблемам. Она вытащила из сумки белый хлопчатобумажный халат и повесила его на крючок у двери в каюту, потом положила несколько рубашек и белые шелковые чулки в верхний ящик тумбочки рядом с кроватью.

Наступил вечер. Все дела были переделаны. Пора было ложиться в постель, но Кейт понимала, что не заснет. Она неподвижно лежала на узкой койке, глядя в потолок, прислушиваясь к скрипу корабля и думая о Рэнде.

Она знала, что никогда его не забудет и всегда будет жалеть о том, что они так плохо расстались: Рассказав ей о своих подозрениях, Рэнд сделал то, что счел нужным. Он такой же упрямый и решительный, как и она. Он, естественно, ошибался насчет ее отца, но он не мог этого знать. А вот насчет Филиппа Радерфорда он мог оказаться прав.

Кейт долго ворочалась с боку на бок и наконец заснула. Ей снился Рэнд, и Кейт счастливо улыбалась во сне.

* * *

Первые, еще робкие солнечные лучи проникли сквозь иллюминатор в каюту. Корабль стонал и вздрагивал, словно живое существо. Кейт проснулась от криков матросов, сновавших по палубе. Хотя только-только рассвело, команда корабля уже занималась своими делами, готовясь к отплытию.

Свесив ноги с койки, Кейт села, потянулась и потерла заспанные глаза. Прошлепав босыми ногами по полу до стоявшего у стены маленького комода из тикового дерева, она налила в фарфоровый тазик воды, умылась и, стащив через голову ночную рубашку, надела простенькую коричневую юбку и белую блузку. Натянув прочные коричневые башмаки, она провела щеткой по волосам и вышла на палубу.

Отец и Джеффри Сент-Энтони уже стояли у перил, а рядом с ними – Филипп Талмидж и работавший ранее с отцом исследователь сэр Монти Уолпол. Талмидж и Сент-Энтони взяли с собой камердинеров. Кроме того, барон настоял, чтобы с ними поехали несколько слуг, включая повариху и лакея. Вместе с членами экспедиции ехала маленькая группа отважных путешественников. Большинство из них тоже вышли на палубу посмотреть, как корабль будет отплывать от берегов Англии.

Кейт не сделала попытки присоединиться к ним. Она стояла в сторонке и не отрываясь смотрела на гавань. Грузчики споро работали, перенося на стоявшие в гавани корабли с высокими мачтами ящики и бочонки. Легкий ветерок теребил паруса. Над головой раздавались пронзительные крики чаек. В тусклом сером свете сквозь окутавший город туман виднелись башни и шпили Лондона.

Кейт крепко сжала руками перила. За короткое время пребывания в Англии она приобрела замечательных друзей: Мэгги и Эндрю, Николаса и Элизабет. Кейт подумала о Рэнде, и глаза ее затуманились от слез.

Глупо, конечно, но сквозь слезы ей на секунду показалось, что она его видит. Вон он стоит у угла здания и наблюдает, как корабль готовят к отплытию. Кейт вытерла слезы, уверенная, что видение исчезнет. Но когда она снова взглянула в ту сторону, мужчина по-прежнему стоял на том же месте, и было в его облике что-то неуловимо знакомое.

Сердце Кейт на секунду замерло, а потом начало биться с удесятеренной силой. Это не Рэнд, убеждала она себя. Рэнд – герцог, а герцог не станет стоять в порту в неурочный час, наблюдая, как его бывшая любовница вот-вот отправится в дальний путь.

Но мужчина, стоявший в тени здания, не исчез, и чем дольше Кейт на него смотрела, тем больше была уверена, что это Рэнд. Кейт почувствовала, что в горле у нее застрял комок и руки задрожали. Он пришел взглянуть на нее в последний раз. Не подошел. Просто решил понаблюдать за ней, пока корабль не уйдет из гавани, уверенный, что она откажется с ним увидеться, как делала это последние несколько дней.

В тусклом утреннем свете он показался Кейт высоким, сильным, красивым и до боли родным. Таким родным, что у нее защемило сердце. Он решил, что она не хочет с ним встречаться. Как же он ошибается! Подхватив подол юбки, Кейт помчалась к трапу.

– Нельзя сходить на берег, мисс, – проговорил здоровенный матрос, загораживая ей дорогу. – Мы вот-вот отплывем.

Прошмыгнув мимо него, Кейт бросила:

– Придется подождать. – И сбежала по трапу. Увидев ее, Рэнд устремился ей навстречу и, когда она подбежала к нему, крепко обнял.

– Я должен был тебя увидеть, – прошептал он. – Должен был проститься с тобой.

– Я по тебе скучала, – прошептала она в ответ, едва сдерживая слезы. – Я так рада тебя видеть!

Он крепко прижал ее к себе, и она прильнула к нему всем телом. Запрокинув голову, Кейт взглянула на него затуманенными от слез глазами. Наклонившись, Рэнд прильнул к ее губам страстным и в то же время необыкновенно нежным поцелуем.

Кейт почувствовала комок в горле. Она и не представляла себе, что ей будет так тяжело расставаться с Рэндом. Хотелось стоять вот так, прильнув к нему, целую вечность, а вместо этого усилием воли Кейт заставила себя оторваться от его губ.

– Я должна идти, – проговорила она. – Корабль вот-вот отплывет. – А сама не сделала ни шагу, равно как и Рэнд, по-прежнему не выпускавший ее из объятий.

– Я буду скучать по тебе, Кейт. Ты даже не представляешь, как сильно.

Слезы хлынули у Кейт из глаз и покатились по щекам.

– Я тоже буду скучать по тебе, Рэнд.

– Береги себя, Кейт.

– Хорошо. Я буду помнить, что ты говорил мне о Талмидже. – Он лишь кивнул. – Желаю тебе всего самого хорошего, Рэнд.

Рэнд быстро поцеловал ее в последний раз и выпустил из объятий.

– До свидания, Кейт.

Она попыталась ответить, но слова застряли в горле. Пристально взглянув на него в последний раз, чтобы навеки запечатлеть в памяти его лицо, Кейт повернулась и устремилась к трапу, решив ни за что не оглядываться. Она все ускоряла шаг, а потом бросилась бежать, словно это могло помочь ей успокоить боль, разраставшуюся в груди.

Подхватив юбки, Кейт поднялась по трапу на палубу и вернулась на то место, где стояла всего несколько минут назад. Корабль стал неспешно отчаливать от берега, и она помахала рукой, тщетно ища глазами Рэнда, надеясь увидеть его в самый последний раз, но он уже ушел. Ушел из ее жизни так же быстро, как и появился, оставив лишь сладостное до боли воспоминание, которое навсегда сохранится в ее памяти.

И в этот момент, когда сердце Кейт трепетало от боли, а душу терзало невыносимое одиночество, она наконец призналась себе в том, что поняла уже давно, но упорно отрицала: она сделала величайшую глупость в своей жизни – отчаянно, безнадежно влюбилась в Рэнда.

Глава 12

Облаченный в бордовый фрак и плотно облегающие ноги черные панталоны, Николас Уорринг, герцог Рейвенуорт, прошел по выложенному мраморными плитами полу холла в кабинет герцога Белдона. Рэнд сидел в глубоком кожаном кресле за массивным столом, облокотившись о полированную столешницу, погруженный в чтение маленькой книжки в кожаном переплете. Услышав шаги, он поднял голову и, увидев Ника, поспешно захлопнул книжку и сунул ее в ящик стола, однако Ник успел заметить, что это томик стихов Уильяма Блейка.

Ник ничего не сказал другу. Он был знаком с его покойным отцом, решительным, властным герцогом Белдоном, и прекрасно понимал, почему Рэнд скрывает свое пристрастие к поэзии. И хотя Нику казалось странным, что такой сильный мужчина, как Рэнд, любит читать стихи, он никогда не высказывал своего мнения по этому поводу.

Улыбнувшись, Рэнд поднялся и, обойдя вокруг стола, пожал руку Нику.

– Рад тебя видеть, дружище. Я и не знал, что ты вернулся в город. Я думал, вы с Элизабет все еще в Рейвенуорт-Холле, вдали от городской суеты.

– Элизабет еще там. Я тоже не собираюсь надолго задерживаться в Лондоне. По правде говоря, я приехал повидаться с тобой.

Рэнд задумчиво взглянул на друга.

– Почему-то у меня такое чувство, что это не просто визит вежливости.

Ник улыбнулся, как он надеялся, ободряюще.

– Отчасти ты прав. Я получил от сестры странное письмо. Она пишет, что в последние два месяца ты сиднем сидишь дома, словно какой-то отшельник, и они с Эндрю очень за тебя беспокоятся. Она подумала, что, быть может, мне удастся уговорить тебя погостить у нас в Рейвенуорте.

Рэнд взглянул в окно. Облака плыли по небу, закрывая солнце, а листья растущих в дальнем конце сада деревьев трепетали от дуновения легкого ветерка.

– Думаю, твоя сестра права. Я и в самом деле в последнее время живу словно затворник. Просто не хочется никуда ходить, как раньше.

Интересно, с чего бы это, подумал Ник, но спрашивать не стал, поскольку и сам догадывался. Улыбнувшись Рэнду загадочной улыбкой, он спросил:

– А как у тебя с женщинами? И в «Дом развлечений» мадам Тюссо тоже больше не ходишь?

Рэнд покачал головой:

– Нет настроения.

– Ну а к Ханне Риз?

– И даже к Ханне, – признался Рэнд. – Хотя теперь, когда ты про нее вспомнил, думаю, это неплохая мысль. – Взгляд его переместился на стоявшие на камине позолоченные часы. – Скоро ленч. Кухарка, должно быть, его уже приготовила. Не составишь ли мне компанию?

Ник улыбнулся.

– С удовольствием, – сказал он.

Ник вышел следом за Рэндом из кабинета, и, пройдя по холлу, друзья очутились на террасе, где все уже было готово. На столе, накрытом льняной скатертью, стояли тарелки, лежали серебряные столовые приборы, а посередине красовался букет ярко-желтых цветов.

– Так ты ничего не ответил на мое предложение, – заметил Ник, усаживаясь в белое плетеное кресло. – Почему бы тебе к нам не приехать? За городом ты мог бы немного развеяться.

В этот момент появился лакей. Сняв крышку с блюда с мясным пирогом, он принялся накладывать еду на тарелки.

– Может, ты и прав, – согласился Рэнд. – Слишком долго я просидел в городе. Да и маленького Ники я бы с удовольствием повидал. Он, должно быть, стал совсем большой.

– Да. Растет не по дням, а по часам. Любо-дорого на него смотреть. Знаешь, Рэнд, Элизабет и Ники – самое дорогое, что у меня есть в жизни. Но ты, наверное, в последнее время и не задумывался над тем, чтобы завести жену и детей. Рэнд покачал головой.

– Это верно. Как подумаешь о том, что придется выбирать себе жену из всех этих вертлявых девиц, тошно становится.

Ник тихонько хмыкнул и, проглотив кусочек соленой лососины, запил его вином.

– Похоже, ты очень добросовестно относишься к вопросам женитьбы. Твой отец наверняка предпочел бы, чтобы ты выбрал себе жену из своего круга, но хорошая родословная – это еще не все. Гораздо более важны в женщине ум и характер.

Темные умные глаза Рэнда пристально уставились на Ника.

– Не намекаешь ли ты на Кейтлин Хармон? Ник беззаботно пожал плечами.

– Я подумал о ней. Мне казалось, она тебе нравилась. И совершенно очевидно, что с тех пор, как она уехала, ты места себе не находишь.

Рэнд осторожно положил вилку рядом с тарелкой.

– Мы с Кейт абсолютно не подходим и никогда не подойдем друг другу. Она слишком независима и навсегда такой останется. Она никогда не станет подчиняться мужу. Мужчину, который на ней женится, ждет не жизнь, а кромешный ад.

– А может, с ней будет весело? Откинувшись на спинку кресла, Рэнд усмехнулся.

– Вне всякого сомнения. Это не девушка, а настоящий огонь.

– И ты по ней скучаешь. Рэнд вздохнул.

– Даже не представлял, что буду скучать так сильно. Услышав это признание, Ник удивился. Похоже, Рэнд не на шутку увлекся Кейтлин и в то же время убежден, что они не подходят друг другу. Наверное, все дело в том, что Рэнд боится своих чувств к Кейт.

– Ты любишь ее, – заметил он. – Но ты же герцог и можешь поступать так, как считаешь нужным. Ты можешь жениться на ней, Рэнд.

Тот лишь покачал головой.

– Даже если бы я этого хотел, Кейт никогда не согласится выйти за меня замуж. Она живет только ради своего отца, и все остальные мужчины ее не интересуют.

Ник промолчал. Поболтав вино в бокале, сделал глоток. Очень может быть, что его друг прав. Кейт Хармон – особа независимая и ведет себя так, как ей хочется. Даже если она отвечает на чувства Рэнда, она скорее всего не выйдет за него замуж. Во всяком случае, до тех пор, пока будет считать, что нужна отцу.

– Поедем в Рейвенуорт, Рэнд. Тебе полезно будет провести немного времени с Элизабет и со мной в деревне.

Промокнув губы салфеткой, Рэнд, к удивлению Ника, кивнул:

– Может, и приеду. Подышать немного свежим воздухом мне не повредит.

– Я в этом не сомневаюсь.

Рэнд повернулся к одному из нескольких облаченных в ливреи лакеев, стоявших поодаль в ожидании приказания.

– Скажите Перси, что я хочу с ним поговорить.

Через несколько минут на террасе появился камердинер Рэнда Персивал Фокс и направился к своему господину, по-военному четко печатая шаг, что явно указывало на место его прежней службы.

– Вы звали меня, ваша светлость?

Персивал Фокс, стройный, поджарый мужчина лет сорока с небольшим, невысокого роста, с длинными черными волосами, заплетенными в косичку, был, как и камердинер Ника Элиас Муди, больше другом Рэнда, чем его слугой.

– Лорд Рейвенуорт пригласил меня погостить в его загородном доме. – Взглянув на Ника, Рэнд продолжал: – Полагаю, мы уезжаем сегодня, поскольку слишком долгое пребывание его светлости вдали от супруги отрицательно сказывается на его настроении. Ник ухмыльнулся.

– Если ты решил уехать сегодня, меня это вполне устраивает.

Рэнд повернулся к камердинеру.

– Значит, решено. Уезжаем сегодня. Собирайся. Перси поклонился:

– Я обо всем позабочусь, ваша светлость. – И тихонько вышел.

Положив салфетку на стол рядом с пустой тарелкой, Рэнд заметил:

– Удивительно, я еще никуда не уехал, а чувствую себя уже гораздо лучше.

– Я же сказал, что эта поездка пойдет тебе на пользу, – заметил Ник.

По крайней мере, он на это надеялся. И в то же время Ник понимал, что даже свежий деревенский воздух не поможет другу забыть Кейтлин Хармон.

Остров оказался таким же восхитительным, каким Кейт его помнила. До самого горизонта простиралось лазурное море, и в его ярко-синих волнах отражался огромный купол такого же синего неба. Теплое солнце согревало своими лучами белый песчаный пляж. Неспешно набегали на берег пенистые волны. Тропический ветерок остужал соленый морской воздух.

Одетая в коричневую юбку из саржи, простенькую белую блузку и добротные кожаные ботинки, Кейт, стоя на коленях в песке, энергично копала его маленькой металлической лопаткой, надеясь прибавить к многочисленным серебряным голландским гульденам, найденным со времени прибытия, еще один.

Прошло уже более двух месяцев с тех пор, как они уехали из Англии. После остановки в Дакаре экспедиция прибыла на Санту-Амару и вновь взялась за поиски. Поскольку лагерь уцелевших членов экипажа с «Серебряной монеты» был уже обнаружен – это произошло за несколько дней до того, как закончились деньги на первую экспедицию и они вынуждены были уехать, – раскопки увенчались таким успехом, на который отец никак не рассчитывал.

Помимо серебряных монет, которыми, казалось, был усеян весь пляж, на мелководье небольшого озера, расположенного неподалеку от морского побережья, нашли позеленевший от времени медный ствол от пушки. После этой находки список найденных предметов пополнился кухонной утварью, столовой посудой, глиняными черепками и даже пистолетом.

Настроение в лагере было приподнятое. Все усердно работали, не обращая внимания на бесконечное брюзжание отца Кейт на то, что можно сделать еще больше. Даже лорд Талмидж, который в основном занимался бытовыми проблемами и финансированием услуг высоких, худощавых темнокожих туземцев, работавших на них, тоже взялся за лопатку. В первые дни пребывания на острове, памятуя о предостережении Рэнда, Кейт не спускала с барона глаз, но пока ничего непредвиденного не произошло, и Кейт решила, что герцог ошибся.

Погода стояла замечательная. Было тепло, солнечно. Каждый день остров орошали быстро проходящие тропические ливни. Все, и отец в особенности, были убеждены, что ожерелье, равно как и другие древние произведения искусства, предположительно находившиеся на борту «Серебряной монеты», вскоре будут найдены.

Кейт пыталась разделить всеобщее радостное возбуждение и могла бы в этом преуспеть, если бы не поняла недавно, что носит под сердцем ребенка Рэнда.

Лопатка задрожала в ее руках. Тревога вновь, уже в который раз, охватила душу. Отогнав ее от себя, Кейт еще крепче сжала ручку лопатки и снова принялась копать, осторожно высвобождая из песка предмет, который приняла за старенький ящик с обитыми медью углами. Внезапно на песок упала тень. Кейт подняла голову и сдвинула со лба соломенную шляпу с узкими полями, чтобы посмотреть, кто тут стоит.

– Вы что-то чересчур бледная, Кейт, – послышался голос Джеффри Сент-Энтони. Он стоял рядом с Кейт и с беспокойством смотрел на нее. За долгие часы, проведенные под жарким солнцем, волосы его выгорели и теперь были гораздо светлее, чем перед отъездом из Англии, а кожа, до того светлая, теперь приобрела загорелый оттенок, что делало Джеффри старше и красивее. – Вы не должны так много работать. Я знаю, вы себя в последнее время плохо чувствуете. Я спросил Марубу, что с вами, и она сказала, что в последние несколько недель вас постоянно тошнит.

Марубой звали молодую темнокожую девушку, которую они наняли в помощь Эстер Уилмот – кухарке-англичанке, отправившейся в экспедицию.

– Со мной все в порядке, – возразила Кейт и в этот момент в очередной раз почувствовала, как к горлу подступила тошнота. – Просто я что-то не то съела. Такое здесь иногда случается. Через денек-другой все будет хорошо.

– А ваш отец об этом знает? Сомневаюсь. Единственное, что он замечает, – это какая территория перекопана за день и сколько предметов найдено.

– У моего отца очень много дел. Ему не до того, чтобы следить, что я должна есть, а что нет.

– Даже если это так, мне кажется, вы не должны работать на солнце до тех пор, пока не станете чувствовать себя лучше.

Прикрыв глаза от солнца рукой, Кейт взглянула на Джеффри. У него было приятное лицо, гладко выбритое, с прямым носом и выцветшими бровями. В данный момент на этом лице было написано крайнее беспокойство. В какой-то степени Кейт было приятно, что нашелся человек, который о ней беспокоится. Она не привыкла к такой заботе. Рэнд...

Кейт поспешно выбросила образ Рэнда и все мысли о нем из головы.

– Я очень признательна вам за заботу, Джеффри, правда. Я считаю вас своим настоящим другом, но со мной и в самом деле все в порядке.

Джеффри нахмурился, однако возражать не стал. Пристально взглянув на Кейт, он что-то буркнул себе под нос – что именно, Кейт не расслышала – и пошел прочь.

В тот вечер за ужином она поела с деланным аппетитом, специально чтобы Джеффри видел. Утром ее, как обычно, тошнило, и Кейт постаралась отойти подальше от лагеря, чтобы Джеффри этого не заметил. Один день сменялся другим. Тошнота по утрам не проходила, но Кейт заметила, что, если есть понемногу, она продолжалась всего пару часов.

И все же Кейт беспокоило не собственное самочувствие, а то, что ей делать дальше.

Сидя в тот вечер перед лагерным костром, глядя на поднимающиеся вверх оранжево-желтые язычки пламени и прислушиваясь к стрекоту насекомых, Кейт обвела взглядом лагерь: с полдюжины палаток, раскинувшихся кругом на открытом месте в дальнем конце пляжа. В палатке, которую она занимала, стояли лишь узкая кровать, складной стул да грубо сколоченный стол. На нем – тазик с кувшином и крошечный портрет матери в серебряной рамке.

Отдельные палатки занимали лорд Талмидж, лорд Джеффри, сэр Монти и, естественно, отец. Кухарка жила в одной палатке с Марубой, а остальные слуги спали на соломенных тюфяках, лежавших прямо на земле. Нанятые ими туземцы поселились неподалеку от лагеря. Там они разводили костер, на котором готовили пищу, и там же ели.

Сидя на пустом перевернутом бочонке, служившем ей стулом, и глядя на костер, Кейт машинально прижала руку к все еще плоскому животу. Через несколько месяцев ее беременность станет заметной. Грудь уже набухла, и соски немного болели. Остров расположен за тридевять земель от материка, и некому будет помочь ей, когда ребенку придет время появиться на свет.

О Господи, что же ей делать?

Кейт подумала о Рэнде – наверное, уже в тысячный раз после того, как уехала из Англии. Она даже не представляла, что будет так по нему скучать, но понимала: то, что они расстались, к лучшему.

Рэнд не готов жениться. Кейт даже не была уверена в том, что, расскажи она ему про ребенка, он предложит ей выйти за него замуж. А если бы даже и предложил, из нее выйдет никудышная герцогиня. Жизнь жены аристократа, скучная, никчемная, наполненная всевозможными светскими обязанностями, которые надлежит выполнять, не для нее. Кейт превыше всего ценила свободу, а выйдя замуж за Рэнда, человека властного, не терпящего возражений, она бы ее потеряла.

Они с Рэндом абсолютно не подходят друг другу, это она знала с самого начала их знакомства.

Кроме того, не давала покоя мысль об отце. Сейчас она нужна ему больше, чем когда бы то ни было, и она просто не может его бросить.

К горлу подступил комок, и Кейт почувствовала, что в груди начала закипать злость на саму себя. Как она могла влюбиться в Рэнда? Ведь с самого начала почувствовала исходящую от него опасность! Она не должна была забывать о необходимости быть осторожной.

А вместо этого она каждую ночь лежала на своей узкой койке и думала о нем, вспоминала его жаркие, страстные поцелуи и мечтала вновь испытать их сладость.

Что бы он сказал, если бы узнал о ребенке? Что бы предпринял?

Внезапно Кейт почувствовала, как по спине ее пробежал холодок. А что, если герцог Белдон, узнав о том, что у нее будет от него ребенок, быть может, сын, который со временем унаследует герцогский титул, потребует, чтобы она вышла за него замуж?

Или, того хуже, изыщет способ забрать у нее малыша?

Кейт содрогнулась от ужаса и мысленно поклялась себе, что никогда ему не расскажет. На секунду она испытала чувство вины оттого, что собирается лишить Рэнда его ребенка. И в то же время она понимала, что должна поступить именно так.

Но что же ей делать сейчас? Отец придет в ужас, узнав о том, что она беременна, будучи не замужем. Наверняка, когда об этом станет известно, разразится громкий скандал, который погубит его безупречную репутацию. Все результаты, полученные за долгие годы напряженных исследований, померкнут перед позором, который навлекла на себя его дочь. А что будет с бедным невинным младенцем? Его сочтут незаконнорожденным, и путь в великосветское общество будет закрыт для него навсегда.

Кейт почувствовала, как ее кожа покрылась мурашками, хотя ночь выдалась тихой и на редкость теплой. Если бы она могла с кем-то поговорить об этом, попросить совета. Внезапно в памяти Кейт всплыли смеющиеся голубые глаза Мэгги Саттон, и Кейт ужасно захотелось увидеть женщину, которую она считала своей самой близкой подругой. Но Мэгги далеко, а на острове подруг у нее нет, и ей не к кому обратиться за советом.

«Я непременно что-нибудь придумаю», – попыталась успокоить себя Кейт. Она страстно хотела этого ребенка: Кейт всегда любила детей. Однако до того, как злосчастная судьба свела ее с Рэндом, никогда не думала, что ей выпадет счастье их иметь. Она уже любила этого ребенка и знала, что непременно отыщет способ защитить его.

Не обращая внимания на подступившую к горлу тошноту, Кейт направилась к своей маленькой парусиновой палатке. Остановившись на секунду у входа, она запрокинула голову, глядя на раскинувшееся над головой черное небо с россыпью прозрачных, словно хрусталь, звезд.

Интересно, что в такие звездные ночи, как эта, делает Рэнд? Вспоминает ли о ней? А может, уже забыл, как ее зовут?

Мэгги читала и перечитывала письмо, только что полученное ею с Санту-Амару, расхаживая взад-вперед по гостиной окнами в сад.

Письмо шло целый месяц, и когда посыльный принес его, Мэгги так обрадовалась, что тотчас же вскрыла и прочитала. Первая часть письма была вполне оптимистичной. Кейт писала, что погода на острове стоит, как обычно, великолепная, перечисляла обнаруженные экспедицией находки, уцелевшие после кораблекрушения «Серебряной монеты». Это означало, что шансы отыскать ожерелье были высокими.

А вот последняя, написанная неверным почерком – похоже, рука Кейт дрожала, – привела Мэгги в ужас.

«Я пишу тебе это потому, что ты, Мэгги, моя самая близкая подруга. Прошу тебя сохранить все, что я тебя рассказала, в тайне. Я бы никогда не стала взваливать на тебя такой тяжелый груз, но я в отчаянии и мне просто не к кому обратиться».

Мэгги опустилась в желтое полосатое кресло и прочла следующую строчку: «У меня будет ребенок от Рэнда».

Рука у Мэгги задрожала, непроизвольно скомкав письмо. Взяв себя в руки, Мэгги расправила листок и продолжила чтение. Дальше Кейт писала, что она не хочет, чтобы Рэнд узнал о случившемся, и приводила для этого целый ряд доводов, среди которых и тот, что Рэнд не желает жениться, равно как и она сама не хочет выходить замуж. Она писала, что они совершенно не подходят друг другу и что ей нужно не выходить замуж, а продолжать заботиться о престарелом отце, нуждающемся в ее помощи.

«Прошу тебя не судить нас слишком строго. Мне кажется, что Рэнд по-своему любил меня. Я же и сейчас очень его люблю. Просто нам не суждено быть вместе».

Кейт писала и о том, что уже любит своего еще не родившегося ребенка и уверена, что найдет способ все уладить.

«Дорогая Мэгги, – закончила письмо Кейт, – ты и представить себе не можешь, как много значит для меня твоя дружба».

В конце поставила подпись: «С самой искренней любовью, Кейтлин Хармон».

Мэгги не поняла, что плачет, пока не почувствовала, как по щекам ее заструились слезы. Смахнув их, она судорожно вздохнула. О Господи! Она так боялась, что произойдет что-нибудь в этом роде. Теперь Кейтлин за тысячи миль от Англии, и никто не в силах ей помочь. Ну почему Рэнд ее не послушался!

Потому что любит Кейт, а она любит его. Мэгги это понимала, в то время как сами они по своей слепоте этого не замечали. Через несколько месяцев на свет появится плод их любви, а из-за упрямства родителей он никогда не узнает, кто его отец.

Мэгги еще раз перечитала последнюю часть письма. Сердце болело за Кейт. Как же ей хотелось помочь подруге!

Однако Кейт доверила ей свою тайну и просила ничего никому не рассказывать. Если она, Мэгги, пойдет к Рэнду и все ему откроет, она совершит подлое предательство по отношению к подруге. Она не вправе обсуждать проблему Кейт ни с кем, даже с Эндрю.

И Мэгги с горечью поняла, что ничего не сможет сделать.

Рэнд чувствовал себя отвратительно. За последние несколько месяцев ему успели до смерти надоесть бесконечные балы и вечера, пустые разговоры, бессмысленный флирт, которыми раньше он так наслаждался.

После возвращения из Рейвенуорт-Холла несколько недель назад он решил, что пора наконец остепениться. Наблюдая за Ником, Элизабет и их малышом, Рэнд начал задумываться о том, не пора ли и ему выполнить свои обязанности герцога, жениться и завести себе наследника. Может быть, семейная жизнь положит конец его скучному, никчемному существованию?

Трудность состояла в том, чтобы найти себе подходящую жену. Как Рэнд и предполагал, ни одна из молодых девиц, достигших брачного возраста, не привлекла его внимания. Похоже, лучше других его требованиям отвечали Маргарет Фоксмур, худая бледнокожая блондинка, по которой сходила с ума вся мужская половина лондонского света, и Вера Питерсмит, брюнетка с глазами лани. Ее отец, маркиз Клифтон, дал бы щедрое приданое, если бы Рэнд женился на ней. Обе происходили из знатных семей и были великолепно выдрессированы для того, чтобы стать знатными дамами. Обе – тихие и послушные и наверняка слова ему поперек не скажут, но чего-то в них не хватало. Рэнд вздохнул, стоя у танцевальной площадки в доме графа Драйдена и наблюдая за тем, как леди Маргарет самозабвенно танцует контрданс с виконтом Бримфордом. Поскольку Рэнд решил жениться, то вынужден был вести себя наилучшим образом. И теперь злился на себя из-за того, что провел бурную ночь в заведении мадам Тюссо.

Рэнд наблюдал за танцующими, стараясь не сравнивать присутствующих дам с Кейтлин Хармон. Он знал, что стоит ему начать это делать, как он тотчас же обнаружит, что ни одна из них не идет с ней ни в какое сравнение. И в тысячный раз за последнее время Рэнд вспомнил о Кейт и от души пожелал, чтобы с ней все было в порядке, чтобы Филипп Радерфорд не причинил ей каких-либо неприятностей.

Рэнд неоднократно встречался со своим поверенным Эфрамом Баркли, однако все их попытки найти доказательства двуличия барона оказались тщетными. С тех пор как он отправился с Донованом Хармоном на остров Санту-Амару, никаких новых сведений, порочащих барона, собрать не удалось.

Рэнд раздраженно поджал губы. Наверняка рано или поздно что-то выяснится. Но даже если это произойдет, Талмидж сейчас далеко, а может, уже уехал с острова в неизвестном направлении, так что все его усилия окажутся тщетными.

– Добрый вечер, ваша светлость. Я рассчитывала увидеть вас здесь.

Повернув голову, Рэнд изумленно вскинул брови: рядом с ним стояла Мэгги Саттон.

– Добрый вечер, Мэгги. Вы меня искали?

Губы Мэгги дрогнули, но глаза оставались холодными, а лицо странно напряженным.

– По правде говоря, перед тем как приехать сюда, я заезжала к вам домой. Дворецкий сообщил вашему камердинеру, что я вас ищу. Мистер Фокс сказал мне, что вы, возможно, сейчас на вечере у графа.

– А где Эндрю? – спросил Рэнд и огляделся по сторонам. Маркиза нигде не было видно, и он тотчас же заподозрил неладное.

– Эндрю играет в карты у себя в клубе. Я приехала одна. Мне нужно поговорить с вами, Рэнд. Наедине. Я уже несколько дней собиралась с духом и теперь, когда Эндрю весь вечер будет занят, решила, что сегодняшний день подойдет как нельзя лучше.

Мэгги вновь попыталась улыбнуться, но у нее снова ничего не получилось. Заметив, что она дрожит, Рэнд взял ее за руку и, приобняв за талию, вывел на террасу.

Широкий каменный балкон, выходивший в сад, был практически пуст. Заведя Мэгги в тихий уголок, где висел зажженный фонарь, Рэнд осторожно повернул ее лицом к себе.

– Вижу, вы чем-то расстроены. Если я смогу вам чем-нибудь помочь, скажите. Вы же знаете, я сделаю все, что в моих силах. Что случилось, Мэгги?

– Это... это касается Кейтлин, Рэнд.

Рэнд почувствовал, как у него сжалось сердце.

– Кейтлин? С ней что-то случилось? Что?

– Рэнд, Кейтлин грозят серьезные неприятности. Она взяла с меня слово, что я никому ничего не скажу, но я просто не могу молчать. Особенно если считаю, что, сделав это, погублю жизни двух людей, которых очень люблю.

Рэнд не на шутку встревожился. Переведя дух, чтобы успокоиться, он попросил:

– Скажите мне, что случилось.

– Кейтлин носит под сердцем вашего ребенка, Рэнд. На секунду Рэнду показалось, что он сейчас задохнется.

– Вы ошибаетесь. Я был осторожен. Этого не может быть.

– Не может быть? – возмутилась Мэгги. – Вы и в самом деле собираетесь отрицать, что это ваш ребенок?

Рэнд почувствовал, как у него затряслись руки. Он крепко вцепился в перила, пытаясь успокоиться и найти подходящие слова.

– Я не это имел в виду. Просто я подумал, что... впрочем, это не важно. Значит, она уверена?

– Срок почти четыре месяца, Рэнд. За такое долгое время женщина уже знает точно.

Коротко вздохнув, Рэнд откинул со лба волосы. Он и сам не понимал, какие чувства сейчас испытывает, но что не ужас – это точно. Скорее ощущение того, что он пробуждается от долгого, неприятного сна и возвращается к жизни.

– Когда она приезжает в Англию?

Щеки Мэгги покрылись лихорадочным румянцем.

– Вы все еще не понимаете, Рэнд. Вы думаете, Кейтлин решила вернуться, рассчитывая, что вы женитесь на ней? Вы ошибаетесь. Она даже не собиралась говорить вам о том, что ждет ребенка. Заставила меня поклясться, что и я этого не сделаю. Она пишет, что уже любит своего еще не родившегося малыша и найдет способ самостоятельно справиться с ситуацией, в которую попала.

– Вы хотите сказать... хотите сказать, она не хочет, чтобы мы поженились? – изумленно спросил Рэнд. Только сейчас смысл слов Мэгги начал доходить до него.

Мэгги вскинула голову.

– Именно это я и говорю. И, судя по вашему поведению, ее не стоит винить за это. – Повернувшись, Мэгги пошла прочь, но Рэнд схватил ее за руку.

– Мэгги, прошу вас... вы не понимаете. Все это так неожиданно... – Рэнд глубоко вздохнул, пытаясь собраться с мыслями. – Кейт Хармон очень много для меня значит. Если она беременна, то ребенок, вне всякого сомнения, мой. – Рэнд слегка улыбнулся. – И теперь, когда я немного пришел в себя, должен сказать, я этому очень рад.

Мэгги уставилась на него широко раскрытыми от изумления глазами.

– Рады?

Рэнд улыбнулся:

– Да, рад. Быть может, Кейт немного упряма и не идеальная кандидатура для роли герцогини, но, по крайней мере, с ней никогда не будет скучно. Она красива и умна... и выйдет за меня замуж, хочется ей этого или нет.

Мэгги облегченно рассмеялась, но в ее голосе Рэнд почувствовал едва сдерживаемые слезы. Взяв ее руку – на редкость холодную, – Рэнд поднес ее к губам.

– Вы очень хорошая подруга, Мэгги Саттон, и я всегда буду в долгу перед вами за то, что вы сделали для нас. Лицо Мэгги стало серьезным.

– Надеюсь, мой поступок будет Кейтлин во благо, равно как и вам.

Рэнд тоже посерьезнел.

– Оставьте Кейт Хармон мне. Я совсем не рад тому, что она собиралась скрыть от меня свою беременность, но, зная ее, могу понять, почему она так поступила.

– Она любит вас, Рэнд. И я считаю, что из нее выйдет отличная герцогиня.

Рэнд лишь кивнул. Он немало сомневался в этом, но был уверен в другом: Кейт Хармон скоро будет матерью его ребенка, а значит, должна быть рядом с ним. Рэнд никогда не отдавал в чужие руки то, что принадлежало ему.

Внезапно ему пришло в голову, что он совершил очень серьезную ошибку, позволив Кейт уехать.

Глава 13

День проходил за днем. Миновал еще один месяц. Тошнота уже перестала мучить Кейт по утрам, но возникла другая проблема: у нее начала кружиться голова. Вчера днем и сегодня утром голова так сильно закружилась, что Кейт упала в обморок.

Джеффри стал свидетелем этой унизительной сцены и пришел Кейт на выручку. Слава Богу, другие ничего не заметили, поскольку она работала в тенистом месте, вдалеке от остальных членов экспедиции. После этого происшествия Джеффри не сводил с Кейт беспокойного взгляда, и она испугалась, что он расскажет о случившемся отцу.

Опасения Кейт не оправдались, но вечером, сразу после ужина, Джеффри подошел к длинному, выброшенному на берег бревну, на котором Кейт сидела у костра вместе с сэром Монти Уолполом – мужчиной лет сорока, невысокого роста, с выцветшими от солнца ярко рыжими волосами и обветренным от долгого пребывания на свежем воздухе лицом.

– Это было захватывающее путешествие, – рассказывал он Кейт. – Такое же, какое мне довелось пережить в Индии, когда мы искали пропавший город Рамаку. К сожалению, мы так его и не нашли. И даже не смогли доказать, что он действительно существует. Но на сей раз... на сей раз все будет по-другому. Я это сердцем чувствую. – И он постучал кулаком по тому месту на груди, где, по его представлению, находилось сердце. – Вы согласны со мной, дорогая?

Отхлебнув из жестяной кружки крепкого черного кофе, Кейт задумчиво проговорила:

– Мне кажется, мой отец прав. Если мы будем упорны, то отыщем ожерелье.

– А может быть, еще и серебро и другие драгоценности. Ваш отец рассказывал, что команда «Серебряной монеты» занималась грабежами по африканскому побережью на протяжении сотен миль, прежде чем произошло кораблекрушение.

– Это лишь предположение, хотя мой отец считает, что оно верно, а он хорошо разбирается в подобных вещах.

В этот момент к ним подошел профессор, и блики от костра заиграли на его редеющих седых волосах. Улыбнувшись, он поднял вверх тяжелый серебряный брусок – последнюю и наиболее значимую находку – и обратился к исследователю:

– Не могли бы вы уделить мне одну минутку, сэр Монти? Мне бы хотелось вам кое-что показать.

Кейт проводила оживленно разговаривающих мужчин взглядом и нахмурилась: отец, всегда отличавшийся безупречной осанкой, теперь сильно сутулился. Стареет, подумала Кейт, да и годы напряженного труда сказываются. Ей стало тревожно за него. Впрочем, Кейт, сколько себя помнила, всегда за него беспокоилась.

Голос Джеффри прервал размышления Кейт. Она и забыла, что он здесь.

– Мне нужно с вами поговорить, Кейтлин. Может быть, мы найдем какое-нибудь тихое место, где нам никто не помешает?

Кейт изумленно воззрилась на него. Выражение лица Джеффри было серьезным, и сердце ее болезненно сжалось. Он видел, как она сегодня утром упала в обморок. Да и вчера тоже. О Господи, что же он подумал?

Облизнув внезапно пересохшие губы, она, запинаясь, пролепетала:

– О чем... вы хотите... со мной поговорить?

Не отвечая, Джеффри взял ее за руку, помог встать на ноги и повел с морского берега в глубь острова.

– В чем дело, Джеффри? – спросила Кейт, видя, что он и не думает говорить. Беспокойство ее нарастало, да и Джеффри, похоже, нервничал.

Отойдя на значительное расстояние от лагеря, он остановился и повернулся к Кейт лицом.

– Я не знаю, как начать... Поверьте, все, что я вам сейчас скажу, останется между нами. Не судите меня слишком строго. Я должен сказать это на правах вашего друга. Если же я ошибся, заранее приношу свои извинения.

У Кейт перехватило дыхание.

– Продолжайте.

– Я знаю, вам в течение некоторого времени нездоровилось. А в последнее время у вас начала кружиться голова, вы стали падать в обморок, и я подумал... мне кажется, я знаю, в чем причина вашего недомогания, и если я прав, мне бы хотелось предложить вам выход из создавшейся ситуации.

Кейт пристально взглянула на него, однако выражение лица Джеффри было непроницаемым.

– Джеффри, что вы пытаетесь мне сказать? Он осторожно взял ее за руку.

– Это я так неуклюже пытаюсь сделать вам предложение. Учитывая создавшуюся ситуацию...

Кейт замерла.

– Какую ситуацию? – настороженно спросила она.

– Вы ведь беременны, Кейтлин? У меня мало опыта в подобных делах, но я знаю, что если женщину по утрам тошнит, как это бывало с вами, если она периодически падает в обморок без видимой на то причины, это означает, что у нее будет ребенок.

Кейт похолодела от ужаса. А она-то надеялась, что никто ничего не заметит и у нее будет время что-то придумать. Глаза ее наполнились слезами. Игра окончена. Больше нет смысла притворяться.

– Джеффри... я знаю, что вы обо мне думаете. Но я не хотела... я не представляла...

И, не в силах больше сдерживаться, Кейт заплакала. Джеффри ласково обнял ее, притянул к себе, и она уткнулась лицом ему в плечо.

– Вы ни в чем не виноваты, – проговорил он. – Это ребенок Белдона, верно?

Кейт кивнула и почувствовала, как Джеффри замер.

– Этот человек совершил возмутительный поступок. – На секунду отстранившись, Джеффри взглянул Кейт в глаза. – Он воспользовался вашей невинностью. Ни один порядочный мужчина так не поступил бы.

Кейт вытерла со щек слезы.

– Все было совсем по-другому. Я не хочу, чтобы вы плохо думали о Белдоне.

– Вы были невинны, Кейтлин, и совсем не знали мужчин. Белдон – развратник, причем наихудшего пошиба.

Кейт покачала головой:

– Не говорите так, это неправда. Если вы мне настоящий друг, вы поверите, что все произошло скорее по моей инициативе, чем по его. Мне хотелось познать истинную страсть, узнать, что такое быть женщиной. Я боялась, что у меня никогда больше не будет такой возможности.

– А теперь он вас бросил. Полагаю, вы написали ему, что ждете ребенка?

Кейт почувствовала угрызения совести, но тотчас же решительно отбросила сомнения.

– Я ему не сказала и никогда не скажу. Я должна жить здесь, с отцом. Я нужна ему и останусь рядом с ним столько времени, сколько потребуется.

Ухватив Кейт своими длинными тонкими пальцами за подбородок, Джеффри взглянул ей в глаза.

– В таком случае выходите за меня замуж. Мы останемся с вашим отцом столько, сколько вы пожелаете. Даже на всю жизнь, если вы этого хотите. Вы знаете, как я восхищаюсь профессором, его тягой к знаниям, той увлеченностью, с которой он раскрывает тайны прошлого. Я уже доказал ему свою преданность и оказал свою помощь и намерен делать это и впредь.

– Мой отец очень высокого мнения о вас, Джеффри.

– Если это так, то он согласится на наш брак. Мы втроем могли бы стать семьей, Кейтлин.

Кейт грустно смотрела в его полное надежды лицо: ответ на ее молитвы стоял прямо перед ней. В течение долгих недель она мучительно пыталась найти выход из создавшейся ситуации, и.вот теперь Джеффри его предлагает. Репутация отца будет защищена. У ребенка будет отец, никто не осмелится назвать его ублюдком. И все-таки...

– А как же ребенок, Джеффри?

– Я воспитаю его как своего собственного.

Кейт закрыла глаза. Сердце внезапно пронзила острая боль. Не этого она хотела. Она не любит Джеффри Сент-Энтони и вряд ли полюбит его так, как Рэнда. Но он порядочный молодой человек, и профессор наверняка с радостью их благословит. Она сможет остаться здесь, на Санту-Амару, будет заботиться об отце, как делала это всегда, воспитывать ребенка так, как считает нужным. Джеффри будет послушным мужем и никогда не покусится на ее свободу. И в этот момент перед Кейт явственно возник образ Рэнда – властного, не терпящего возражений, требующего беспрекословного подчинения, и у нее больно защемило сердце. Если бы она рассказала ему о ребенке, женился бы он на ней? А даже если бы и женился, захотелось бы ей иметь мужа, ставшего им поневоле, только из чувства долга?

– Спасибо вам за ваше необыкновенно щедрое предложение, Джеффри, но мне нужно немного времени, чтобы подумать.

– Сколько, Кейтлин? Ребенок ведь был зачат несколько месяцев назад.

Кейт перевела взгляд на океан, пенистые волны которого с шумом бились о прибрежный песок.

– Вы правы. Я должна в первую очередь думать о ребенке. – Она повернулась к Джеффри и выдавила из себя улыбку. – Если вы уверены, что хотите этого, Джеффри, я сочту за честь выйти за вас замуж. И обещаю вам, что приложу все усилия, чтобы быть вам хорошей женой.

Ухмыльнувшись радостно, как мальчишка, Джеффри рывком притянул ее к себе.

– Вы не пожалеете, Кейтлин, – проговорил он.

И прильнул к ее губам с таким жаром, что зубы его стукнулись о ее зубы. Кейт почувствовала, как его теплый скользкий язык проник ей в рот, и к горлу подкатила тошнота. Она закрыла глаза, надеясь, что тошнота пройдет и она почувствует что-нибудь еще, кроме отвращения, но ощутила лишь неприятное прикосновение к своему телу совершенно незнакомого худого длинного тела.

Джеффри прервал поцелуй так же внезапно, как и начал, и Кейт, не ожидавшая ничего подобного, пошатнулась и едва устояла на ногах. Если бы Джеффри не схватил ее за руку и не удержал, она бы непременно упала.

– Скажем вашему отцу завтра утром, – предложил он, – а обвенчаемся, как только все подготовим.

Кейт лишь кивнула. В горле застрял комок, глаза наполнились непрошеными слезами.

– А сейчас нам лучше вернуться, – прошептала она. – Иначе отец будет волноваться.

Она подумала, что Джеффри начнет возражать, и приготовилась ко второму внушающему отвращение поцелую, но, вместо того чтобы целовать ее, Джеффри обернулся и, увидев возле лагерного костра профессора и сэра Монти, обнял Кейт за талию и повел ее к ним. Не доходя до костра, Кейт попрощалась с ним и направилась к отцу, молча курившему трубку.

– Уже идешь спать? – спросил он. Наклонившись, Кейтлин поцеловала его в морщинистую щеку.

– Я сегодня что-то немного устала. Увидимся утром.

– Завтра будет великий день, Кейтлин. Мы уже почти у цели, я это чувствую.

Кейт попыталась улыбнуться.

– Я в этом не сомневаюсь.

По правде говоря, ей было глубоко наплевать на то, у цели они или нет. Очень скоро она станет женой Джеффри Сент-Энтони. Ей и в страшном сне не могло присниться, что за любовь к Рэнду Клейтону придется платить такую цену.

Рэнд стоял у перил маленькой двухмачтовой шхуны «Мороту» – по-португальски это означало «мошенник», – курсировавшей между Дакаром и грядой островов Зеленого Мыса, в состав которых входил и Санту-Амару. Обычно судно совершало этот рейс один раз в месяц, однако за золотые гинеи его владелец сделал для Рэнда исключение.

Рэнд отправился в путь со своим камердинером Перси Фоксом четыре недели назад. Он отплыл из Лондона на пассажирском корабле «Мадригал», а теперь находился на борту «Мороту». Это было долгое, утомительное путешествие, но оно почти закончилось. Сегодня он прибывает на Санту-Амару.

Стоя на палубе, освещенной первыми желтыми лучами рассвета, широко расставив ноги, чтобы не упасть – шхуна резво шла к берегу, то ныряя носом в волну, то выныривая из нее, – чувствуя, как соленый морской ветер теребит волосы, Рэнд смотрел на возвышавшийся над островом вулкан Пику-ди-Малину – пик Зла, – вершина которого терялась в облаках. Капитан «Мороту» – португалец с Сан-Висенти, острова, расположенного в северной части гряды островов Зеленого Мыса, – несколько месяцев назад доставил профессора и остальных членов экспедиции на остров. «Мороту» бросит якорь на мелководье неподалеку от берега, и Рэнд с Перси доберутся до берега в шлюпке.

Рэнд криво усмехнулся. Сегодня днем он встретится с женщиной, ради которой проделал такой долгий путь. Он представления не имел, ни какой прием его ожидает, ни какие чувства он будет испытывать при встрече.

Кейт Хармон обманула его. Если бы не Мэгги Саттон, она бы лишила его собственного ребенка. И хотя Рэнд не вполне понимал, почему Кейт это сделала, стоило ему подумать об этом, как его вновь охватывал гнев.

И тем не менее он понимал, что когда они с Кейт встретятся, она ему расскажет. А пока, хотя он и не отличается терпением, он подождет.

Кроме встречи с Кейт, предпринятое Рэндом путешествие имело еще одну положительную сторону. Если Филипп Радерфорд по-прежнему находится здесь, можно будет за ним понаблюдать. Быть может, с помощью Перси ему удастся узнать, на что пошли деньги, собранные бароном на экспедицию, собирается ли он бежать, прихватив их, и замешан ли в его аферах отец Кейтлин.

Но это, конечно, не главная причина, по которой Рэнд отправился на остров. Главная – это Кейт и их будущий ребенок. Рэнду хорошо запомнились слова его друга Ника Уорринга: «Если ты женишься на Кейтлин, она сама и ваш ребенок станут твоей наипервейшей заботой. Месть Талмиджу сразу же отойдет на второй план. Поверь мне, уж я это знаю».

Рэнду неприятно было думать, что Талмидж никогда не заплатит за свои прегрешения, а быть может, и преступления, но, поразмыслив над словами Ника, он пришел к выводу, что его друг прав. Поскольку ему, Рэнду, все равно придется некоторое время пробыть на острове, он узнает про Талмиджа все, что сможет, но Кейт и ребёнок – вот главное, зачем он туда едет...

Остров приближался. Уже был виден белый песчаный пляж, за которым тянулись густые зеленые заросли, становившиеся все гуще по мере того, как они уходили в глубь острова, взбирались по склонам гор и исчезали в кольце серых облаков, закрывавших вершину Пику-ди-Малину.

Когда шхуна обогнула мыс на южной оконечности острова, Рэнд увидел лагерь профессора, раскинувшийся в маленькой уединенной бухточке, и почувствовал, как учащенно забилось сердце.

Взгляд его скользнул по мужчинам в европейских одеждах, потом по группе темнокожих туземцев в ярчайших одеяниях. Они наполняли ведра песком и уносили их с места раскопок. Поодаль работал, стоя на коленях, еще один мужчина. Вот он приподнял шляпу – видимо, затем, чтобы вытереть пот со лба, мелькнули ярко-рыжие волосы, и Рэнд понял, что никакой это не мужчина, а Кейтлин Хармон.

Внезапно в горле у него пересохло. Он может злиться на нее сколько угодно, но он безумно рад ее видеть. Рэнд почувствовал, что ладони стали влажными от пота. Странно, вроде бы уже взрослый мужчина, а волнуется, словно мальчишка...

– Ну, наконец-то приехали, – послышался голос Перси. Рэнд и не слышал, когда тот подошел. Он еще никогда не встречал человека, который умел бы подкрадываться так неслышно, как Перси.

– Да, наконец-то мы здесь. Будем надеяться, что наш визит не затянется.

Перси внимательно взглянул на него.

– Полагаю, это будет зависеть от вашей дамы.

– Кстати, – заметил Рэнд, – если она станет медлить с решением, придется применить крутые меры, чтобы ее поторопить.

Рэнд не собирался задерживаться на острове. Только на время, необходимое для того, чтобы Кейт пришла в себя, рассказала ему, что ждет ребенка, и согласилась выйти за него замуж.

Свое появление на острове Рэнд решил объяснить тем, что за время, прошедшее со дня отъезда экспедиции, его любопытство к раскопкам возросло настолько, что он больше не в силах был оставаться в Англии. Он должен был его удовлетворить. Кроме того, ему якобы просто необходимо было хоть какое-то разнообразие в своей монотонной жизни, и он подумал, что поездка на Санту-Амару как нельзя лучше подойдет для этой цели. И естественно, он с удовольствием заплатит за свое пребывание на острове.

Рэнд ни на минуту не сомневался в том, что Талмидж с радостью примет от него деньги.

Капитан бросил якорь неподалеку от мелководья, после чего на воду была спущена шлюпка. Перси уселся на носу, Рэнд – посередине, а матрос взялся за весла. После того как ящик с вещами был благополучно спущен в шлюпку, матрос бросил Рэнду его большую кожаную сумку и холщовую сумку Перси. Поймав сначала первую, потом вторую, Рэнд махнул матросу на прощание, и шлюпка взяла курс к берегу.

Она плыла с такой скоростью, какой Рэнд от нее не ожидал. Остров стремительно приближался, и Рэнд улыбнулся.

Скорее бы уж увидеть выражение лица Кейт Хармон, когда она поймет, кто приехал к ней в гости.

Солнце пекло немилосердно. Гораздо сильнее, чем вчера. Во всяком случае, Кейт так казалось. Сдвинув на затылок мужскую соломенную шляпу с низкой тульей и узкими полями, она вытерла пот со лба белым льняным носовым платком, который купила в маленьком магазинчике в Сент-Джеймсе. При виде крошечных розовых инициалов, вышитых в уголке, на глаза ее навернулись слезы, и Кейт почувствовала раздражение. Вновь нахлобучив шляпу на лоб, она сунула платочек обратно в карман блузки, злясь на себя за то, что эта проклятая вещица напоминает ей о Лондоне и друзьях, по которым она так соскучилась.

А еще об Англии и о днях, проведенных ею с Рэндом... Вздохнув, Кейт вернулась к работе. С тех пор как она две недели назад приняла предложение Джеффри, она еще сильнее скучала по Рэнду. Она пыталась не сравнивать этих двух мужчин, но когда Джеффри гулял вместе с ней вечерами при лунном свете, когда обнимал и целовал ее, просто не могла не делать этого.

Джеффри Сент-Энтони, как она обнаружила, абсолютно не был похож на герцога, да и ее отношение к нему было совершенно иным. Наверное, все дело в том, что Кейт его не любила. Он не вызывал в ней страсти, оставляя совершенно равнодушной к ласкам, и тем не менее Кейт была уверена, что поступила абсолютно правильно, согласившись выйти за него замуж. Они поженятся, когда капитан «Мороту» в очередной раз привезет на остров продукты, что обычно бывает раз в месяц. И произойдет это через две недели. Кейт хотелось бы, чтобы это произошло попозже, но откладывать свадьбу на более поздний срок было нельзя – приходилось думать о ребенке.

Краешком глаза Кейт увидела в море парус. Приглядевшись, она поняла, что парус этот принадлежит шхуне «Мороту». Боже правый, неужели капитан Батишт вернулся? Так рано? Кейт почувствовала, как у нее больно сжалось сердце.

Но в этот момент она заметила, что капитан по-прежнему стоит на капитанском мостике, а не плывет в деревянной шлюпке, как делал это всегда. Между тем шлюпка стремительно приближалась к берегу. Не понимая, почему шхуна вернулась на остров, Кейт бросила лопатку на песок и, по-прежнему сидя на корточках, принялась вытирать руки. Когда она вновь подняла голову, в ее поле зрения появилась пара тяжелых кожаных ботинок и заправленные в них желтовато-коричневые хлопчатобумажные брюки. Взгляд Кейт скользнул вверх, по длинным ногам, потом по узким бедрам и, наконец, мощной груди, поразительно знакомой.

– Здравствуй, Кейтлин.

Услышав низкий голос, Кейт ахнула и рывком вскинула голову. Рэнд! Солнце светило ему в спину, освещая широкие плечи, в то время как лицо под холщовой шляпой с узкими полями оставалось в тени.

– Рэнд... – задыхаясь, прошептала Кейт. Сердце заколотилось так сильно, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. На секунду она позволила себе поверить в то, что Рэнд приехал за ней.

Но мысль эта исчезла так же быстро, как и пришла. Рэнд Клейтон никогда бы этого не сделал. Зачем ему, герцогу, дочь какого-то нищего профессора? Они совершенно не подходят друг другу, и оба прекрасно это знают. Нет, Рэнд приехал не за ней, он приехал из-за Талмиджа... и ее отца.

По спине Кейт, несмотря на жаркое солнце, пробежал холодок. Герцог Белдон – серьезный противник. Оставалось надеяться, что отцу не угрожает опасность. И все-таки – зачем Рэнд приехал?

Кейт попыталась подняться, но споткнулась и чуть не упала. Обняв ее за талию, Рэнд помог ей встать. Прикосновение его рук подействовало на Кейт как удар молнии.

– С тобой все в порядке? – спросил он, и Кейт кивнула, с трудом взяв себя в руки.

– Просто я немного удивлена, только и всего. Меньше всего я ожидала увидеть на Санту-Амару тебя.

Рэнд усмехнулся.

– Ты мне как-то рассказывала, какой это красивый остров. Вот я и решил воочию убедиться в этом.

Запрокинув голову, Кейт взглянула на него, и шляпа упала с ее головы. Рэнд с улыбкой подхватил ее и снисходительно заметил:

– Я знаю, что ты их ненавидишь, но солнце здесь слишком жаркое. Без головного убора не обойтись.

– Зачем ты приехал на остров? А впрочем, я знаю.

– Неужели? – спросил герцог, изумленно вскинув брови.

Сердце Кейт вновь застучало как бешеное. Ладони стали влажными от пота. Черт бы его побрал! Ну зачем он приехал, причем до того, как она успела выйти замуж?

– Ты приехал из-за Талмиджа, – заявила она, не в силах скрыть горечь.

– А откуда ты знаешь, что не из-за тебя? Ответить Кейт не успела. К ним подошли ее отец и Джеффри. Обойдя герцога, Джеффри остановился рядом с Кейт и по-хозяйски обнял за талию.

Рэнд промолчал, лишь желваки заиграли на скулах. Донован Хармон протянул Рэнду руку, и тот пожал ее.

– Рад видеть вас, профессор, – проговорил он.

– Белдон? Что, черт побери, привело вас сюда? Услышав этот вопрос, Кейт почувствовала, как ее вновь охватила тревога. Впервые ей пришло в голову, что Рэнд узнал о ребенке. Нет, не может быть. Мэгги – ее самая лучшая подруга. Она бы никогда и ни за что ее не выдала.

Рэнд безмятежно улыбнулся.

– По правде говоря, мне просто все до смерти надоело. Захотелось хоть ненадолго уехать из Англии, внести разнообразие в свою монотонную жизнь. Захотелось немного приключений. Я вспомнил, как вы рассказывали, что лишние руки вам не помешают. Вот я и подумал, что, быть может, смогу вам чем-то помочь. Надо ли говорить, что буду счастлив сделать это?..

Джеффри нахмурился, но профессор радостно улыбнулся.

– Что ж, если вас обуревает жажда приключений, мой мальчик, вы их получите. И если вы сможете нам чем-то помочь, мы будем вам весьма признательны, верно, Джеффри?

– Лично я считаю, что до сих пор мы и сами неплохо справлялись, – буркнул Джеффри. – Не думаю, что выкапывание старых монет и черепков будет интересно герцогу.

На лице Рэнда появилась недобрая ухмылка.

– Это лишь показывает, что вы совершенно не знаете герцогов. Тот, что стоит перед вами, больше всего на свете любит проводить время на свежем воздухе и ненавидит размеренную жизнь.

Джеффри бросил взгляд в сторону шхуны.

– Я надеялся, что капитан Батишт сойдет на берег, – заметил он.

Проследив за его взглядом, Кейт увидела, как шхуна, подняв паруса, отплывает в сторону материка, и с трудом сдержала вздох облегчения.

Рэнд тоже бросил взгляд в сторону моря.

– Боюсь, капитану некогда. Наверное, он вернется через две недели.

– Совершенно верно, через две недели, – проговорил Джеффри, притягивая Кейт к себе еще ближе. Кейт едва сдержалась, чтобы не оттолкнуть его. – Когда он вернется, мы с Кейтлин поженимся.

Рэнд пристально взглянул на Кейт своими темными глазами, и взгляд их из теплого сделался ледяным.

– Это правда, мисс Хармон? Вы с лордом Джеффри собираетесь пожениться?

Кейт облизнула губы. На секунду ей показалось, что она не сможет вымолвить ни единого слова.

– Да, – пролепетала она.

Рэнд улыбнулся ей такой холодной улыбкой, какой она еще у него никогда не видела.

– Поздравляю... вас обоих.

Отвернувшись от Кейт, он повернулся к ее отцу и спросил, где они с камердинером могут поставить палатки и разместить вещи. И они направились к лагерю.

– Насколько мне помнится, вы говорили, что он не знает, – укоризненно произнес Джеффри, и у Кейт мороз прошел по коже.

– Он и не знает. Я понятия не имею, зачем он приехал, – солгала Кейт, уверенная, что Рэнд притащился в такую даль из-за Талмиджа. – Может быть, то, что он сказал, – правда.

– А может, он приехал к вам? Возможно, он решил начать все сначала. Если он вновь захочет с вами спать, Кейтлин, что вы будете делать?

Кейт разозлилась.

– Именно то, что решила, Джеффри. То, что было между мной и герцогом, кончено. Когда через две недели прибудет капитан, я выйду за вас замуж... если вы, конечно, еще этого хотите.

Лицо Джеффри вновь смягчилось. Взяв руку Кейт обеими руками, он сказал:

– Вы же знаете, что хочу. Я не должен был в вас сомневаться. Но мне неприятно, что он здесь появился... особенно сейчас.

– Мне тоже, но мы ничего не можем с этим поделать. Уверена, надолго он не задержится. Как вы верно заметили, герцог не привык к походным условиям, да и раскопки его вряд ли интересуют.

Но когда Кейт вновь взглянула па высокого, статного мужчину, шедшего рядом с ее отцом, ей пришло в голову и как громом поразило то, что он выглядит здесь, на этом далеком острове, совершенно уместно, словно всю свою жизнь на нем прожил.

И что он так же красив и властен здесь, среди дикой природы, как и в роскошных лондонских танцевальных залах.

Но больше всего Кейт неприятно поразило то, что ее по-прежнему тянет к нему и что она по-прежнему, похоже, его любит.

Глава 14

Рэнд с профессором подошли к самому краю поляны. Дальше начинался густой лес.

– Думаю, это место подойдет, – проговорил профессор. – Здесь вам никто не будет мешать.

– Да, благодарю вас. По-моему, место отличное. Профессор Хармон улыбнулся. Здесь, на острове, он казался совершенно другим человеком – более мягким, расслабленным, словно наконец-то очутился там, где и должен быть. И монокль исчез. Наверное, здесь он профессору не нужен, подумал Рэнд.

– Я, пожалуй, пойду, – сказал профессор. – Располагайтесь. В походной кухне вас накормят. Увидимся за ужином.

Он показался Рэнду более худым, чем был в Лондоне. Впрочем, тогда он не слишком обращал на него внимание. Седовласый профессор пошел прочь. Рэнд проводил его рассеянным взглядом.

Мысли его уже были о Кейтлин Хармон, и гнев вновь взметнулся в нем. В этот момент к нему подошел Перси, неся на плече деревянный ящик с инструментами и всякой всячиной, необходимой для жизни на острове. Рэнд помог камердинеру поставить ящик на землю.

– Ну и как у вас дела с вашей дамой? – спросил Перси.

Руки Рэнда непроизвольно сжались в кулаки.

– Поверить не могу. Я проехал тысячи миль, чтобы обнаружить, что она собирается замуж за этого самодовольного шута Джеффри Сент-Энтони... или по крайней мере думает, что собирается.

Взяв длинный железный прут, Перси принялся открывать крышку ящика.

– Это я уже слышал, – сдержанно бросил он.

Рэнд не стал спрашивать его откуда. Среди членов экспедиции было несколько слуг-англичан, а Перси славился умением выуживать информацию.

– Клянусь, я едва сдержался, чтобы не придушить ее. Тонкие губы Перси скривились в легкой понимающей улыбке.

– Думаю, вам хотелось не только этого.

Это верно, подумал Рэнд. Одного взгляда на Кейт оказалось достаточно, чтобы в нем вспыхнуло неистовое желание. Хотелось оторвать ее от Сент-Энтони, притащить на пляж и заняться с ней безудержной любовью. А вместо этого приходилось стоять и смотреть на мерзавца, посмевшего покуситься на его Кейт и на их будущего ребенка.

Сняв наконец с ящика деревянную крышку, Перси швырнул ее на землю.

– Они собираются пожениться, когда вернется капитан Батишт, – заметил он. – Очевидно, вы намерены их остановить. Вы уже придумали, как это сделать?

Рэнд задумчиво потер подбородок.

– Пока еще нет, но я сделаю все от себя зависящее. Эта женщина носит моего ребенка. Ей очень нужен муж, и хочется ей этого или нет, ее мужем стану я.

– Может быть, вам стоит ей это сказать?

– Скажу, если потребуется. А пока повременю. Мне хочется сначала узнать, какие мысли бродят в ее хорошенькой головке, что за отношения связывают ее с Сент-Энтони и изменились ли ее чувства ко мне... Впрочем, последнее не имеет никакого значения.

Хмыкнув, Перси склонился над ящиком, вытащил из него тяжелую парусиновую палатку и принялся ее ставить. Рэнд молча стал помогать ему и для начала вытащил из ящика колышки, моток веревки и тяжелый ящик с инструментами. Не в первый раз они с Перси предпринимали такого рода путешествие. Еще до смерти отца Рэнд совершил их великое множество. Чего только не приходилось ему делать: совершать восхождение на Альпы, бродить в болотах Шотландии, охотиться в Индии на тигра. И во всех этих приключениях его сопровождал Перси.

Все это Рэнд делал для того, чтобы доказать отцу, что он чего-то стоит. Отцу, конечно, было на это ровным счетом наплевать, однако Рэнд в своих поездках приобрел массу знаний и богатый опыт, который часто бывал полезен ему.

И сейчас Рэнд собирался использовать этот опыт для того, чтобы выследить еще одну добычу – самую важную из всех, за которыми ему доводилось охотиться.

Рэнд хмуро улыбнулся и, продолжая помогать Перси, начал продумывать план дальнейших действий.

Всю ночь Кейт ворочалась, не в силах заснуть. Узкая койка казалась ей более жесткой, чем обычно. Когда она наконец-то перед рассветом задремала, ей приснился Рэнд, и она проснулась с неистово бьющимся сердцем. Всего сна она не запомнила, в памяти остался лишь его конец: Рэнд пребывает в ярости оттого, что она скрыла от него их ребенка. Кейт закрыла глаза, и перед ней явственно возникло его пылающее от гнева лицо. Вот Рэнд подходит к деревянной колыбельке, стоявшей в ногах ее кровати, вытаскивает из нее ребенка и бросается к выходу из палатки, грозя ей кулаком и клянясь, что она больше никогда не увидит своего малыша.

Кейт вздрогнула и охватила себя за плечи, пытаясь согреться. Неужели Рэнд и в самом деле на это способен? Он надменный и властный человек и привык поступать так, как считает нужным, но он никогда не был жестоким.

Кейт оделась, причесалась и вернулась мыслями в те дни, которые они с Рэндом провели в Ривер-Уиллоуз. Они навсегда сохранятся в се памяти. Кейт вспомнила, какими ледяными стали глаза Рэнда, когда Джеффри сказал ему, что они собираются пожениться.

Раньше Рэнд вел себя с ней так, будто имеет на нее все права, но это было давно, несколько месяцев назад. Неужели он до сих пор испытывает к ней какие-то чувства? Если вспомнить, как он смотрел на Джеффри, – наверное, да. Кейт попыталась подавить невесть откуда взявшуюся радость, которую она не имела права чувствовать.

Она понимала, что между ней и Рэндом не может быть ничего общего. Им не суждено быть вместе. Даже если он ее любит, это не имеет никакого значения. Они совершенно разные люди. Кроме того, нужно думать об отце, да и Джеффри она уже дала слово.

Откинув полог палатки, Кейт вышла наружу и взглянула на свои покрытые россыпью веснушек руки на фоне коричневой хлопчатобумажной юбки. Какая же она убогая! Ботинки стоптаны, карманы поношенной белой блузки обтрепаны.

Какой невзрачной она должна казаться Рэнду. Ведь он герцог и привык общаться с дамами, облаченными в шелка и кружева, а не в стоптанные ботинки и затрапезную юбку. Теперь, когда он увидел настоящую Кейт Хармон, нет никакой надежды на то, что она снова его заинтересует.

От этой мысли сердце Кейт заныло в груди, а настроение, и так оставлявшее желать лучшего, стало еще хуже.

– Вижу, ты начинаешь работать чуть свет, – послышался из-за угла палатки голос Рэнда, оторвавший ее от грустных мыслей.

Как, должно быть, она ужасно выглядит, вновь подумала Кейт, но, решительно вскинув голову, взглянула Рэнду прямо в глаза.

– Совершенно верно, я собираюсь заняться работой. Не думаю, что тебе известно это слово. Кстати, что тебе решил поручить отец на время твоего короткого пребывания на острове?

Рэнд невесело усмехнулся.

– Так, значит, ты считаешь, что жизнь на острове слишком сурова для такого хрупкого создания, как я?

– Я этого не говорила, но... в общем, да, я так считаю.

– Интересно, почему у тебя создалось обо мне такое впечатление? На вид я далеко не тщедушный, да и в постели вроде бы показал себя с самой лучшей стороны.

Кейт открыла рот и тотчас же захлопнула его. Она была уверена, что покраснела сейчас до корней волос.

– Это... это непорядочно с твоей стороны – упоминать о том, что произошло между нами. Кроме того, я вовсе не это имела в виду, и тебе об этом известно. Просто я хотела сказать, что ты вряд ли привык к жизни, полной лишений. Мы здесь живем очень скромно. И одеваемся просто. – И Кейт машинально опустила глаза и окинула взглядом свою незамысловатую одежду и пыльные рабочие ботинки.

В этот момент она почувствовала на своей щеке теплую руку герцога и, подняв голову, взглянула на него.

– Я уже как-то говорил тебе, что ты прекрасно выглядишь в любой одежде, Кейт. И сейчас могу это повторить.

Кейт отвернулась.

– Пожалуйста... не нужно. Ты не должен больше так говорить.

– Почему? Тебе неприятно вспоминать о минутах близости, о том времени, которое мы провели, занимаясь любовью? – Кейт промолчала, и Рэнд плотно сжал губы. – А может быть, ты боишься, что это не понравится твоему драгоценному женишку? Прости, но мне на это глубоко наплевать.

– Мы с Джеффри собираемся пожениться. И только поэтому ты не должен...

– Он знает про нас, Кейтлин? Знает о том, что мы были близки? Знает, как я ласкал тебя и как ты меня ласкала?

Щеки Кейт стали пунцовыми, на глаза неожиданно навернулись слезы. С трудом сдержав их, Кейт проговорила:

– Он знает, что мы с тобой... были близки. Было бы нечестно оставлять его в неведении.

– А ты, Кейт, девушка честная, верно?

Кейт не ответила. С Рэндом она таковой не была, ведь она не написала ему о своей беременности. При этой мысли сердце ее больно сжалось, а нижняя губа предательски задрожала.

– Я должна идти. Как я уже сказала, кто-то из нас должен работать.

Рэнд ничего на это не сказал. Кейт пошла к месту раскопок, всю дорогу чувствуя спиной обжигающий взгляд его горячих карих глаз.

Джеффри Сент-Энтони заметил герцога и его камердинера рядом с сэром Монти Уолполом, которому Белдон что-то оживленно рассказывал. Джеффри всем сердцем ненавидел этого мерзавца и за его самодовольный вид, и за то, что он сделал с Кейтлин. Как только сэр Монти отошел, Джеффри направился к герцогу.

– Вижу, вы все еще с нами, – проговорил он и, когда Белдон повернулся к нему, продолжал: – Я думал, одной ночи, проведенной не на пуховой перине, будет для вас достаточно, чтобы захотеть уехать. Впрочем, при всем желании вы сейчас не в состоянии покинуть остров... по крайней мере до тех пор, пока не вернется «Мороту».

Щека Белдона дернулась.

– Знаете, Сент-Энтони, в следующий раз, как только вы откроете рот, я, не дожидаясь, что вы скажете, тотчас же дам вам в зубы.

Джеффри побледнел. Он был наслышан о репутации Белдона как великолепного боксера и понимал, что может сколько угодно презирать его, однако побить не в состоянии.

– Вы что-то еще хотели мне сказать? – спросил герцог. – Или просто решили обменяться со мной любезностями?

– Просто я подумал, что вы пошутили, сказав, что приехали на остров помогать. Но если это и в самом деле так, для вас есть работа. Нужно произвести кое-какие раскопки. Работа довольно специфическая, и доверить ее туземцам нельзя. Если хотите, я могу вам показать...

– Белдон! Вот вы где, мой мальчик! А я-то думал, куда это вы запропастились?

Джеффри повернулся на голос профессора. Тот направлялся к ним вместе с Талмиджем, который улыбался герцогу совершенно искренней улыбкой, хотя Джеффри уже неоднократно замечал, что в присутствии Белдона Талмидж всегда чувствовал себя немного неловко. Впрочем, в присутствии Белдона любой почувствовал бы себя неловко, решил он.

– Простите, – сказал герцог профессору. – Мне нужно было распаковать вещи и немного оглядеться. Кроме того, понять, на каком участке работ я могу быть больше всего полезен. После вчерашнего ужина и сегодняшнего завтрака я подумал...

– Я же вам говорил, что вы не привыкли к такой пище, – перебил его Джеффри. – Питаемся мы очень просто, да и запасы наши ограниченны.

Холодный взгляд Белдона, казалось, пронзил его насквозь, и Джеффри почувствовал вдруг странное желание бежать куда подальше. Он ненавидел себя за это, но желание не проходило, а, наоборот, с каждой секундой становилось все сильнее. Когда герцог вновь повернулся к профессору, Джеффри с облегчением вздохнул.

– Я хотел сказать, до того как меня перебили, что, быть может, самый лучший способ помочь вам – это принести в лагерь свежего мяса. В лесу я заметил следы оленей и кабанов. Кроме того, на острове много птиц. Некоторые из них наверняка съедобны.

На лице профессора Хармона отразилась неуверенность.

– Это было бы просто замечательно, ваша светлость, но боюсь, это слишком опасно. Леса здесь густые, порой непроходимые, а в горах небезопасно.

– Не беспокойтесь, мне не впервые приходится бывать в подобной местности.

– Ну, не знаю...

– Уверяю вас, я буду осторожен.

Приподняв полотняную шляпу, профессор почесал седую голову.

– Ну, если вы и в самом деле уверены...

– Уверен.

Донован Хармон просиял.

– Тогда это было бы просто замечательно. Вы как считаете, Филипп? Мы бы все с удовольствием поели чего-нибудь еще, помимо рыбы и вяленого мяса.

Талмидж, как всегда, загадочно улыбнулся.

– Совершенно верно. С превеликим удовольствием. Белдон вежливо улыбнулся барону в ответ, но глаза его оставались по-прежнему холодными.

– Что ж, в таком случае решено.

– Если охота окажется успешной, – заметил профессор, – я буду считать, что вы приехали вовремя.

– Держу пари, так оно и есть, – отозвался Белдон.

В этот момент к ним подошла Кейтлин и остановилась рядом не с Джеффри, а с отцом. Джеффри почувствовал раздражение, особенно когда увидел, что Белдон тоже это заметил и на лице его появилось довольное выражение. Интересно, будет ли Кейтлин по-прежнему выказывать такую же нелепую преданность отцу, после того как они поженятся, подумал Джеффри. Нуда ничего, рано или поздно он потребует и к себе такого же уважения. До сих пор он был с ней слишком мягок, но после свадьбы станет построже и недвусмысленно даст ей понять, что он глава семьи и она обязана ему подчиняться.

– Ты посылал за мной, отец? – спросила Кейт.

– Да, я совсем забыл. Мы вот-вот выкопаем из земли очень интересную находку: медную урну периода раннего средневековья. Мы еще не знаем, откуда и как она попала на корабль, но я подумал, что ты захочешь присутствовать, когда ее будут извлекать из земли.

– Да, конечно, – проговорила Кейт и взглянула на Белдона, словно подумала, что и ему это может быть интересно.

– Его светлость решил отправиться на охоту, дорогая, – заметил отец. – Они с мистером Фоксом будут отвечать за добычу свежего мяса.

Кейт побледнела. Она уставилась на герцога таким взглядом, словно не в силах была поверить в услышанное.

– Но в лесу опасно. Он густой, как джунгли, по нему протекают бурные реки, болота кишмя кишат ядовитыми змеями, а в последней экспедиции мы даже видели леопарда. Отец, ты не должен их отпускать!

Герцог взглянул на Кейт так, как еще никогда не смотрел. Выражение его лица стало необыкновенно мягким, и Джеффри почувствовал крайнее раздражение.

– Благодарю вас за беспокойство, Кейтлин, но нам с Перси уже приходилось охотиться в подобных условиях.

– Вот как?

Белдон самодовольно улыбнулся.

– Да. В Индии и в Африке.

Заметив, каким изумленным и вместе с тем восхищенным взглядом Кейт смотрит на герцога, Джеффри едва сдержался, чтобы не вспылить. Да как она смеет так смотреть на этого подонка! Нет, пора положить конец этому чертову фарсу!

Подскочив к Кейт, Джеффри схватил ее за руку.

– Пойдемте, Кейтлин. По-моему, профессор хотел нам кое-что показать. – И, недовольно скривив губы, бросил: – Кроме того, я уверен, его светлости не терпится отправиться на охоту.

Повернувшись к Кейт, Белдон отвесил ей легкий поклон.

– Удачи на раскопках, – пожелал он.

– Удачи на охоте, – в свою очередь, пожелала ему Кейт.

Схватив Кейт за руку еще крепче, Джеффри почти потащил ее в ту сторону, где велись раскопки, всю дорогу мысленно осыпая проклятиями человека, направившегося в сторону леса, полного диких зверей, такой уверенной и непринужденной походкой.

Лагерь погрузился в сон. Рэнд сидел в темноте перед почти угасшим костром, обложенным серыми камнями, в котором тлели угли. Издалека донесся гомон обезьян – похоже, зверьки перебрались из джунглей на деревья росшие на берегу.

Сегодня вечером члены экспедиции ужинали олениной, которую Рэнд и Перси добыли днем. Им удалось подстрелить небольшого рыжего оленя, одного из тех, что в изобилии водились в джунглях. Теперь мяса должно было хватить на несколько дней, и настроение у всех было приподнятое.

Вернее, почти у всех. Его собственное настроение оставляло желать много лучшего. После ужина Сент-Энтони отправился с Кейт гулять по берегу. Они исчезли в темноте и появились спустя уже довольно продолжительное время. Кейт, избегая смотреть на герцога, отправилась прямиком в свою палатку.

Рэнду оставалось лишь сжимать кулаки от злости. Ему пришлось призвать на помощь всю силу воли, чтобы не ворваться к ней тотчас же и не потребовать отчета о том, чем они занимались. Погруженный в свои мысли, Рэнд и не заметил, как вскочил. Опомнился он на полпути к палатке, но ему уже было все равно.

Быстро оглядевшись по сторонам и убедившись, что его никто не видит, он откинул полог, закрывавший вход, и ступил в темноту.

Кейтлин тихонько ахнула, и Рэнд понял: она не спит. Она порывисто села на постели, судорожно прикрывая грудь легким шерстяным одеялом.

– Зачем ты пришел? Ты не можешь здесь находиться!

– Как видишь, могу, поскольку я здесь.

Кейт замерла. Завернувшись в одеяло, она спустила ноги на пол и встала. За палаткой туземцы разожгли костер. Отблески от огня проникали сквозь парусиновую ткань, и их света оказалось достаточно, чтобы Рэнд увидел, что Кейт одета в длинную белую ночную рубашку, а волосы ее заплетены в толстую косу. Она тяжело свисала с плеча, касаясь полной, увенчанной розовым соском груди, которую Рэнд прекрасно помнил. Он застыл на месте, не в силах преодолеть охватившее его желание.

– Что тебе нужно? – Голос Кейт прервал его грешные мысли.

– Мне нужно знать, что происходит между тобой и Сент-Энтони. Ты с ним спишь?

– А что, похоже на то, что я с ним сплю? – отозвалась Кейт, бросив красноречивый взгляд на узкую кровать. – Мне и одной на этой койке тесно.

– Я не это имею в виду.

– Я отвечу тебе, хотя это вовсе не твое дело. Нет, я не сплю с Джеффри. И никогда не спала.

– Но станешь, когда вы поженитесь? Кейт с трудом сглотнула.

– Я буду его женой, Рэнд.

«Нет, не будешь», – подумал Рэнд и прикусил язык, чтобы не сказать этого вслух.

Он подошел ближе и взял в руку конец косы, чувствуя, как заскользили по пальцам шелковистые волосы.

Боже, как же она хороша, подумал он. Сколько в ней жизни, огня. Рэнда тянуло к Кейт всегда, с того самого момента, как он услышал звук ее голоса. С тех пор его желание к ней все возрастало, и вот теперь он хотел ее так сильно, что даже не представлял, что такое возможно.

– Но пока ты ему не жена, – тихо заметил Рэнд, пристально глядя на нее. Высунув кончик языка, Кейт облизнула губы, и Рэнд почувствовал, что его тело напряглось. Бросившись к Кейт, он зажал ее лицо между ладонями и прильнул губами к ее губам.

На мгновение Кейт замерла, потом начала вырываться, упираясь руками ему в грудь. Рэнд поцеловал ее еще крепче. Он чувствовал, что она готова бороться не на жизнь, а на смерть. Она пообещала Сент-Энтони стать его женой. Это означает, что она не имеет права спать ни с кем другим. А Кейт не из тех, кто бросает слова на ветер. Но Рэнд тоже поклялся, что Кейт станет его, и был намерен выполнить свою клятву. Поцелуй стал более нежным, потом Рэнд принялся покрывать легкими поцелуями лицо Кейт, после чего жадно приник к ее губам. Губы Кейт стали мягкими, послушными, и, издав слабый стон, она прильнула к Рэнду всем телом, сдавшись на милость победителя.

– О Господи, Кейт... – прошептал Рэнд.

Он и забыл, какое это наслаждение – целовать ее, как мягки ее груди, прижимавшиеся сейчас к его груди. Он вновь поцеловал ее, на сей раз еще крепче, и губы Кейт приоткрылись, впуская его язык в свой рот. Рэнд почувствовал, как у него голова пошла кругом. Он хотел Кейт страстно, неистово, как хотел всегда. Рука его заскользила вверх, пока наконец не добралась до ее грудей.

Рэнд принялся ласково поглаживать сначала одну, потом другую. Они показались ему более полными, чем раньше, и едва помещались у него в руке. Коснувшись большим пальцем соска, Рэнд принялся будоражить его, и он тотчас же затвердел.

Внезапно Рэнд почувствовал, как Кейт замерла и, вырвавшись из его объятий, отступила в тень, прерывисто дыша.

– Этого... не должно было случиться, – прошептала она.

– Ты так считаешь? А мне кажется, это должно было случиться, только раньше.

– Убирайся отсюда, Рэнд. Между нами все кончено. И не возвращайся больше никогда.

Рэнд до боли стиснул зубы. Ему хотелось крикнуть ей, что он непременно вернется, что скоро она станет его женой и он будет целовать ее, пока у нее голова не пойдет кругом, станет заниматься с ней любовью до тех пор, пока она не запросит пощады. Но он молчал. Лишь смотрел на нее – трепещущую, с глазами, полными слез, – и молчал.

Наконец, чертыхнувшись, Рэнд повернулся, выскочил из палатки в прохладную тропическую ночь и вздохнул поглубже, пытаясь успокоиться. Нужно набраться терпения, уговаривал он себя. Еще есть время. Оказывается, он скучал по ней больше, чем предполагал, но ему хотелось, чтобы она сама пришла к нему, рассказала про ребенка. Если же она этого не сделает... что ж, он потом подумает, как поступить в этом случае.

А пока он добился того, чего хотел: получил ответы на свои вопросы. Кейт не спит с Сент-Энтони и не любит его. Ее тело без слов сказало Рэнду, что она никогда не сможет полюбить этого придурка и что она по-прежнему любит его, Рэнда.

Ее по-прежнему влечет к нему.

И одному Богу известно, как велико его желание близости с ней.

Сидя в своей палатке за штабелем перевернутых ящиков, служивших ему письменным столом, Филипп Радерфорд заканчивал заполнять в гроссбухе графу поступлений. Он даже не рассчитывал на такое счастье, что ему поручат ведать всеми доходами и расходами экспедиции. Поскольку большинство туземцев говорили на смеси французского с португальским, а сам он отлично говорил по-французски, работы у него было полным-полно. Уже много лет он не был так занят.

Однако эта работа предоставляла огромные возможности.

Филипп улыбнулся про себя. Ведая всеми финансами экспедиции, включая заработную плату, он отлично знал, на что расходовались деньги, и мог присвоить себе столько, сколько считал нужным, чтобы не вызвать подозрений. Он знал, без каких товаров члены экспедиции не смогут обойтись, а потому их необходимо приобрести, а без каких смогут вполне.

Донован Хармон – наивный старый осел – доверял ему безгранично, а это означало, что остальные тоже ему доверяли. Все, за исключением Кейтлин. Даже по прошествии стольких месяцев в отношении его эта девица держалась настороже.

В первые несколько недель после отъезда из Англии он не раз пытался приударить за ней, но с каждой новой попыткой она, казалось, отдалялась от него все больше. Большинство женщин не оставались равнодушными к его чарам, и то, что Кейтлин не относится к их числу, раздражало Филиппа. В конце концов, он решил – по крайней мере, на данный момент, – что Кейт Хармон не стоит затраченных на нее усилий.

И обратил свое внимание на поиски женщины, которая с готовностью подчинялась бы ему, с радостью выполняла бы все его прихоти и могла бы скрасить его существование на этом убогом острове на то сравнительно короткое время, которое он собирался здесь пробыть.

Вскоре его поиски увенчались успехом, что весьма его порадовало. Был у Филиппа Радерфорда и еще один повод для радости: раскопки принесли весьма ощутимые плоды. Коллекция уже добытых вещей пополнилась другими ценностями: очередной партией серебряных монет, десятью серебряными слитками, крестом из цельного куска золота, украшенным изумрудами и рубинами, золотым кубком, несколькими ценными серебряными цепями, резной золотой шкатулкой. Все эти предметы были обнаружены в полуразвалившихся ящиках, выброшенных на берег неподалеку от того места, где корабль, предположительно, налетел на риф и пошел ко дну.

Правда, ящик, в котором находилось ожерелье Клеопатры, пока еще не был найден. Но все равно уже добытые предметы стоили целого состояния.

Он улыбнулся, вспомнив о ценностях, аккуратно упакованных в коробку, стоявшую сейчас в углу палатки.

Единственный неприятный момент в безмятежном до сих пор существовании Филипп Радерфорд усматривал в несвоевременном приезде герцога. Пока Белдон только-только начал устраиваться и обживаться на острове и понятия не имеет, что уже найдено. А когда узнает, у него в отличие от остальных членов экспедиции наверняка зародятся подозрения. Филипп никогда не любил этого человека и не доверял ему. Похоже, тот испытывал по отношению к нему точно такие же чувства.

Однако Филипп не думал, что герцог задержится на острове надолго. Деньги ему не нужны, а острота ощущений от приезда в такую глухомань скоро пройдет. Так что если вести себя осторожно, беспокоиться нечего.

Вытащив из кармана сюртука дорогие золотые часы, Филипп щелкнул крышкой и взглянул на циферблат. Почти полночь. Захлопнув гроссбух, он задул лампу, и палатка погрузилась в темноту. В лагере уже царила полная тишина. Слышен был лишь стрекот цикад да тихий шорох пальмовых ветвей.

Полог с шуршанием распахнулся, и в палатке возник темный силуэт.

– Господин Филипп, – послышался девичий шепот.

Девушка была гибкая, стройная, с необыкновенно гладкой кожей цвета кофе со сливками, с маленькими упругими грудями и тугой попкой.

– Ты заставила меня ждать, – строго сказал Филипп. – Где ты была?

– Но вы же сами просили прийти, когда погаснет лампа...

– Я не люблю ждать, Маруба, запомни это. – В голосе его, звучавшем твердо, зазвучала нотка предвкушения. – Надеюсь, ты сумеешь загладить свою вину.

Она поняла, что он играет, и улыбнулась ему кошачьей улыбкой. Такое ощущение, что сейчас замурлыкает, подумал Филипп.

– Да, господин. Маруба просит прощения. Она хочет загладить свою вину.

Опустившись перед ним на колени, она ловко расстегнула ему панталоны и высвободила плоть.

– Какой большой, – прошептала она, легонько поглаживая его, понимая, что именно это ему хочется услышать, хотя на самом деле эти слова не соответствовали действительности. Однако недостаток размера Филипп возмещал изобретательностью, и это, похоже, всегда радовало женщин.

– Возьми в рот, – скомандовал он, и девушка без колебания подчинилась. Язык умело заскользил по упругой плоти, и Филипп почувствовал острое желание. С каждой секундой оно становилось все острее, и вскоре он, застонав, содрогнулся в экстазе.

Когда он немного пришел в себя, девушка вытерла его краем своей красной юбки и, подведя к койке, начала раздевать. Он позволил ей снять с себя сюртук и панталоны, башмаки и чулки, хотя, по правде говоря, предпочел бы, чтобы она просто ушла, но женщины любят думать, что мужчина без их помощи не обойдется.

И если бы чертова койка не была такой узкой, он бы, возможно, позволил ей снова ласкать его.

Вместо этого, поцеловав девушку в уголок губ, Филипп сделал ей знак уходить.

– Завтра ночью опять приходить, господин Филипп? – спросила она.

Он кивнул и улыбнулся, и в темноте сверкнула белая полоска зубов.

Она вышла так же бесшумно, как и появилась, остановившись лишь затем, чтобы взять серебряную монетку, которую он оставил для нее.

После ее ухода Филипп почувствовал приступ злобы. Если бы эта сучка, Кейт Хармон, была сговорчивее, он бы получал бесплатно то, за что сейчас вынужден платить.

Глава 15

Тихо ступая по звериной тропе, Рэнд и Персивал Фокс, сжимая в руках длинноствольные мушкеты, углублялись все дальше в лес. У водопада, каскадом низвергающегося с гор, они остановились и прислонили ружья к акации.

– Здесь нас никто не услышит, – проговорил Рэнд. – Никто не заходит так далеко в лес. – Опустившись на колени, он зачерпнул пригоршню воды, наслаждаясь ее прохладой, и принялся с жадностью пить. Наконец напившись, бросил через плечо: – Так что насчет Талмиджа? Удалось что-нибудь узнать?

Перси улыбнулся:

– Удалось. Миссис Уилмот сообщила мне много интересного.

– Например?

– Вы знали, что барон осуществляет финансовый контроль и, кроме того, ведет учет ценностей?

– Ценностей? – нахмурился Рэнд и повернулся лицом к другу. – Каких ценностей? Ты хочешь сказать, что ожерелье найдено?

– Нет, ожерелье не найдено, по крайней мере пока. Однако было обнаружено множество довольно ценных вещей: золотой крест, усыпанный драгоценными камнями, с десяток серебряных слитков, золотая шкатулка, украшенная бриллиантами и изумрудами, и тому подобное. В одном тайнике было обнаружено по меньшей мере две тысячи серебряных голландских гульденов.

Рэнд тихонько присвистнул. Ничего подобного он не ожидал.

– А профессор предполагал, что все это найдут? Не припомню, чтобы он упоминал какие-либо другие сокровища, помимо ожерелья.

– Думаю, он просто не придает этим находкам никакого значения. Ничто, кроме ожерелья, его не интересует.

– Ну а Талмиджа определенно интересует, – заметил Рэнд. – И теперь все эти сокровища находятся у него в руках. Этот профессор, должно быть, ненормальный.

– Скорее, наивный. Очевидно, он безгранично доверяет барону. Я начинаю думать, что с профессора Хармона можно снять подозрения. Он человек бесхитростный и не стал бы заниматься мошенничеством.

Рэнд почувствовал, как с души у него словно камень свалился.

– Надеюсь, ты прав. Мне этот старик определенно начинает нравиться.

– Если верить миссис Уилмот, которая утверждает, что подслушивала их разговоры, мисс Хармон несколько раз пыталась убедить отца вести себя с бароном осмотрительнее, но, похоже, ее попытки не увенчались успехом.

– Если Талмидж завоевал полное доверие Хармона, то, должно быть, сделал он это давно. – Рэнд дружески похлопал Перси по плечу. – Похоже, друг мой, ты открыл мне глаза на барона. Находки профессора, должно быть, стоят баснословных денег. Мне и в голову не могло прийти, что у этого негодяя такая простая цель. Раздобыть денег для финансирования экспедиции, а когда сокровища отыщут, просто выкрасть их. Если его план удастся, ему никогда больше не придется работать.

На лице Перси отразилась неуверенность.

– Если это и в самом деле так, барон сильно рисковал. Где гарантия, что профессор вообще что-нибудь нашел бы на острове?

– Верно. А Талмидж рисковать не любит. – Рэнд почесал подбородок. – И тем не менее деньги, которые ему удалось раздобыть, ему не принадлежат. Ему нечего терять, за исключением времени, а если экспедиция будет успешной, его ждет целое состояние – золото и драгоценности.

– Предположим, вы правы. Но как мы это докажем? И что сделать, чтобы остановить его?

– Хороший вопрос, друг мой. – Рэнд взял свой мушкет, а Перси свой, и они пошли обратно по тропинке.

– Может быть, вам небезынтересно будет узнать, что Талмидж встречается со служанкой по имени Маруба, – раздался из-за спины Рэнда голос Перси. – Похоже, у них любовная связь.

Рэнд обернулся.

– Ну и ну! Ты сегодня прямо кладезь информации. То, что он встречается со служаночкой, крайне интересно и может оказаться полезным. Но в настоящее время меня больше беспокоит не то, как вывести Талмиджа на чистую воду, а как убедить Кейт Хармон, что ей гораздо лучше будет со мной, чем с Джеффри Сент-Энтони.

Перси расхохотался, и его смех эхом пронесся по лесу.

– Ваша мисс Хармон необыкновенно умная девушка. И если бы ей пришлось выбирать между вами и Сент-Энтони... нетрудно представить, в чью пользу был бы выбор.

Рэнд чертыхнулся себе под нос.

– Что верно, то верно. Но если бы Кейтлин не была так чертовски упряма...

– Если бы она была другой, вам она могла бы и не понравиться.

– Очень может быть, – усмехнулся Рэнд. – Во всяком случае, пора ей уже взяться за ум. И чем скорее она это сделает, тем лучше.

И хотя Рэнд ничего не сказал, Перси и так догадался, о чем он думает: меньше чем через две недели Кейт Хармон станет его женой, следующей герцогиней Белдон, и вместе с ним уедет с этого благословенного острова в цивилизованную страну, где благополучно родит его ребенка.

И он, Рэнд, сделает все от себя зависящее, чтобы это произошло, хочет этого Кейтлин или нет.

Тусклое солнце вставало над горизонтом, окутанное зыбкой дымкой. Кейтлин в очередной раз взглянула в сторону леса. Из него выходил Рэнд со связкой крупных птиц через плечо. Он ходил на охоту уже больше недели, и всякий раз Кейт места себе не находила до тех пор, пока он не возвращался. Вот и сейчас, видя, что он вернулся целый и невредимый, она почувствовала облегчение.

Черт подери, выругала себя Кейт, она не должна беспокоиться за него! Рэнд Клейтон ничего для нее не значит... больше не значит. Меньше чем через неделю Джеффри Сент-Энтони станет ее мужем, и беспокоиться она должна о нем. Но леса на острове густые, опасность подстерегает человека на каждом шагу. Во время их первой экспедиции на Санту-Амару двое носильщиков-туземцев из их партии погибли, когда отправились обследовать остров в поисках дичи.

Кейт в последний раз взглянула на Рэнда. Тот бросил связку птиц на песок и, отыскав ее взглядом, посмотрел ей прямо в глаза. Кейт почувствовала, как ее словно обдало жаром. Она тщетно старалась забыть ту ночь, когда Рэнд ворвался к ней в палатку и принялся ее целовать. Всякий раз, когда он улыбался, она будто чувствовала на губах его твердые горячие губы, а на теле – объятия его сильных рук.

Кейт попыталась освободиться от чувства вины за то, что так и не рассказала ему о ребенке, твердя себе, что у нее не было другого выхода, и в сотый раз подумала, что следовало бы открыть Рэнду правду. Как было бы хорошо, если бы она вышла замуж за него, а не за Джеффри Сент-Энтони!

К сожалению, это невозможно. Слишком многое поставлено на карту. Кроме того, Кейт не была уверена, что Рэнд женится на ней, даже если узнает, что она ждет от него ребенка. А вот то, что он захочет отнять у нее малыша, – это совершенно точно.

Отвернувшись от чересчур пристального взгляда Рэнда, решив проигнорировать его, Кейт взяла плетеную корзинку, которую дала ей кухарка, и направилась вдоль побережья. Уже темнело, а ей хотелось набрать немного дикого винограда, росшего на склонах расположенной неподалеку пещеры.

Скоро начнется прилив и отрежет ей путь от мыса, который она должна обойти, чтобы добраться до пещеры, и нужно было спешить.

Кейт быстро добралась до песчаной бухты. Рядом находилась пещера, расположенная к югу от того места, где был разбит лагерь. Стены пещеры круто поднимались вверх, образуя на полпути выступ, встав на который, можно было дотянуться до длинных виноградных лоз, каскадом спускавшихся с вершины скалы. Кейт принялась карабкаться по крутому склону, как делала это уже десятки раз, ставя ноги на выпирающие камни и узкие выступы, чтобы добраться до более надежного, широкого, на котором можно было перевести дух.

Меньше чем через час корзинка была полна сочного, спелого пурпурного винограда, и Кейт собралась спускаться. Скоро должен был начаться прилив, и нужно было успеть добраться до лагеря, прежде чем вода затопит бухту.

Кейт преодолела уже почти половину расстояния до земли, как вдруг выступ, на котором она стояла, обломился, и она стала падать. Вскрикнув, она и глазом моргнуть не успела, как приземлилась на камни, стукнувшись о них всем телом.

Несколько секунд она лежала, пытаясь отдышаться. Она не сильно ушиблась и, когда дыхание восстановилось, а сердце начало биться спокойнее, заметила корзинку с виноградом, лежавшую всего в нескольких футах от нее. Облегченно улыбнувшись – слава Богу, тяжелая работа не пропала даром, – Кейт потянулась за ней, но в этот момент злосчастный выступ, на который она упала, тоже обломился, и она полетела вниз, обдирая ноги об острые камни. Земля приближалась с неумолимой скоростью, и Кейт выставила руку, надеясь смягчить падение, однако у нее ничего не вышло. Она с такой силой ударилась о камни, что в ушах зазвенело, а перед глазами поплыли круги.

Кейт заморгала, чтобы они прошли, и от этого едва уловимого движения у нее закружилась голова. Чувствуя, что ее накрывает темнота, Кейт тем не менее мужественно попыталась взять себя в руки. Она прекрасно понимала, что если сейчас потеряет сознание, ей не удастся выбраться из пещеры до начала прилива и ее непременно унесет течением в океан.

Это была последняя здравая мысль. Потом голову Кейт пронзила нестерпимая боль, глаза закрылись, и она погрузилась во тьму.

Рэнд снова взглянул в ту сторону, куда отправилась Кейт. Уже начало темнеть, а она все не возвращалась. Где, черт подери, ее носит? Рэнд обвел глазами лагерь. А может, он просто не заметил, когда она вернулась? Может, она сейчас с этим идиотом Сент-Энтони?

Рэнд раздраженно поджал губы. О Господи! Если эти двое куда-то сейчас отправились вместе...

Додумать Рэнд не успел: из леса появился Сент-Энтони. А несколько секунд спустя тоже из леса, но чуть подальше от того места, откуда вышел женишок Кейт, выскользнула хорошенькая служаночка Маруба. Интересно, подумал Рэнд. Что, если девчонка ублажает не только барона, но и Сент-Энтони?

От Сент-Энтони мысли его вновь вернулись к Кейт, и Рэнд почувствовал одновременно и беспокойство, и облегчение. Беспокойство победило. Если Кейт сейчас не с Сент-Энтони, то где она, черт побери?

Рэнд принялся расспрашивать, не видел ли кто ее. Оказалось, никто не видел.

– Она пошла собирать виноград, – сообщила ему Хестер Уилмот, крупная, постоянно всем недовольная особа с обвисшими щеками и широченными бедрами. – Она ходит собирать его два раза в неделю. Не беспокойтесь, до темноты вернется.

Но Рэнд не мог не беспокоиться. Его не оставляло ощущение, что случилось что-то недоброе.

– Где она собирает виноград?

– Если идти по берегу вон в ту сторону, – кухарка махнула рукой, – то неподалеку от лагеря есть пещера, а на ее склоне растет виноград.

Представив себе крутой склон, Рэнд забеспокоился еще сильнее.

– Спасибо. Пойду взгляну, все ли с ней в порядке. Хестер Уилмот бросила на него взгляд, красноречиво свидетельствующий о том, что он только зря тратит время, вытерла руки о фартук, повязанный поверх юбки, и вновь принялась что-то помешивать в огромном котле.

Твердя себе, что он ведет себя как последний идиот, что Кейтлин прекрасно может сама о себе позаботиться, Рэнд тем не менее шел по берегу в ту сторону, куда указала ему кухарка. Возможно, он совершенно напрасно так встревожился, но не следовало забывать, что Кейт беременна. Мало ли что с ней могло случиться? Кроме того, если уж говорить откровенно, Рэнду очень хотелось побыть с ней наедине и продолжить то, что он начал в ее палатке. Если ему повезет, он сумеет это сделать.

Но когда Рэнд добрался до мыса, разделявшего две пещеры, начался прилив. Вода поднималась все выше, и, чтобы перейти на другую сторону, Рэнду пришлось брести уже по колено в воде. Значит, Кейт предстоит сделать то же самое, чтобы добраться до лагеря, понял Рэнд.

Это ему не понравилось. Волны становились все больше, а Кейтлин невысокого роста. Один неверный шаг – и ее смоет в море. Черт бы побрал эту девчонку! Если не хватает ума позаботиться о себе, могла бы по крайней мере подумать о ребенке!

Кляня на чем свет стоит женщин вообще и Кейт в частности, Рэнд снял ботинки, отшвырнул их в сторону, закатал брюки и вошел в воду. Вода поднялась уже выше колен, и Рэнд всерьез забеспокоился о Кейт.

Пусть она упряма и порой бывает несколько безрассудна, но она далеко не дура и ни за что не стала бы так рисковать. Рэнд чувствовал все большую уверенность в том, что что-то случилось.

– Кейт! – крикнул он, стараясь перекричать рокот волн. – Кейти, ты слышишь меня? – Обогнув мыс, он направился к берегу. – Кейтлин! Кейт! Где ты? – Никакого ответа. Сердце учащенно забилось у Рэнда в груди. Страх охватил его с новой силой. – Кейтлин! Ответь мне!

Он обвел взглядом буйные виноградные заросли. Становилось темно. Солнце садилось, и скалы были уже едва различимы во мгле. Черт подери, выругался Рэнд и внезапно заметил на выступе скалы какое-то темное пятно. О Господи, неужели это Кейт? Да, это она. Это ее коричневая хлопчатобумажная юбка и белая блузка.

Рэнд оцепенел от страха. Почему она лежит не шевелясь? О Господи, неужели она разбилась? Взяв себя в руки, Рэнд принялся медленно карабкаться вверх по склону. Осторожно ставя ноги на выступающие камни и ругая себя за то, что не захватил ботинки, Рэнд медленно поднимался все выше и выше. Наконец он поднялся настолько высоко, что мог видеть безжизненно лежавшую Кейт. Лицо ее на фоне черной скалы казалось мертвенно бледным.

Сердце Рэнда сжалось от боли. На секунду стало нечем дышать. Рэнд медленно вдохнул прохладный морской воздух, заставляя себя успокоиться. Не время сейчас поддаваться панике. Пока не время. Он должен сохранять ясность ума.

Он продолжил подъем и вскоре добрался до выступа, на котором лежала Кейт. Опустившись рядом с ней на колени, Рэнд взял ее за руку и сжал пальцы.

– Кейтлин! Кейтлин! Ты слышишь меня?

Кейт издала слабый стон, ее длинные ресницы затрепетали, и глаза наконец открылись.

– Рэнд... – прошептала она.

Рэнд почувствовал, что у него затряслись руки. Заставив себя сохранять самообладание, он проговорил:

– Все будет хорошо. Скажи мне, что у тебя болит?

Кейт облизнула пересохшие губы и, сглотнув, шепотом продолжила:

– Голова... Должно быть, я ударилась головой.

– Ты упала? Упала с выступа? – Беспокойство за Кейт стало еще сильнее. Теперь к нему примешивалась тревога за ребенка.

– Выступ обломился. Но я упала не с большой высоты. Вот только ударилась головой...

– Не шевелись, я хочу удостовериться, что ты ничего не сломала. – Рэнд быстро ощупал ее руки и ноги и с облегчением вздохнул: – Похоже, целы.

– Скоро будет прилив, Рэнд.

Кейт порывисто села и тотчас же скривилась от боли в голове. Рэнд поспешно уложил ее обратно.

– Мы должны поскорее выбраться отсюда, до того как начнется прилив, – взволнованно проговорила Кейт.

– Я знаю, любовь моя. Не беспокойся. Постарайся сесть, но только не спеши. Сможешь?

Кейт кивнула:

– Думаю, что смогу.

Она осторожно и с явным трудом села, затем неуверенно улыбнулась. Не в силах сдержаться, Рэнд наклонился и легонько поцеловал ее.

– Пошли. Нужно выбираться отсюда.

Кейт ухватилась за его руку, и он помог ей подняться. Она сделала один маленький шаг, запнулась, но Рэнд успел ее поддержать.

– Не повезло, – сказала она. – Похоже, растянула лодыжку.

Рэнд тихонько выругался, надеясь, что Кейт его не слышит.

– Ничего. Будем добираться чуть дольше, только и всего. Обопрись на меня.

И они начали медленно, осторожно, делая маленькие шажки, спускаться по скале, при этом Рэнд постоянно подстраховывал Кейт. Когда, наконец, они оказались на земле, у Кейт так тряслись ноги, что она и шагу ступить не могла. Рэнд подхватил ее на руки.

– Держись за мою шею, и покрепче, – приказал он. Кейт послушно обняла Рэнда за шею и прижалась к его груди. Он почувствовал сквозь рубашку тепло ее тела, вдохнул пропитанный соленым морем запах ее волос и крепко прижал ее к себе, мысленно благодаря Бога за то, что тот надоумил его пойти за ней.

Нужно было спешить. Когда Рэнд добрался до мыса, то увидел, что вода поднялась очень высоко.

– Боюсь, придется нам вымокнуть до нитки, – заметил он.

Кейт еще крепче обхватила его руками за шею.

– Мне страшно, Рэнд. Я плохо плаваю. Рэнд изобразил на лице ободряющую улыбку.

– Не бойся. Я не допущу, чтобы с тобой что-то случилось.

Кейт пристально взглянула на бьющуюся о мыс волну, гребень которой был увенчан белой пеной.

– Но я еще никогда не видела, чтобы вода поднималась так высоко, – возразила она.

– Ничего, Кейт, прорвемся. Только не разжимай рук.

И Рэнд вошел в воду. Он погружался все глубже и глубже. Вода уже доходила ему до груди, а волны били прямо в лицо. Рэнд почувствовал, что Кейт вся дрожит. Медленно, шаг за шагом он продвигался вперед, не давая волнам сбить себя с ног, балансируя всем телом. К тому времени, когда они обогнули мыс и вышли на берег, Рэнд был вымотан до предела.

Облегченно вздохнув, он опустил свою легкую ношу на сухой песок подальше от воды и устало рухнул рядом.

– Мы справились! – воскликнула Кейт со вздохом облегчения.

– Как твоя голова?

– Болит жутко, но я думаю, все будет хорошо.

– А лодыжка?

Кейт осторожно потрогала ее и слегка поморщилась.

– По-моему, немного растянута. Я плохо разбираюсь в медицине, но мне кажется, через пару дней все заживет.

– А больше ты нигде не ушиблась? Когда падала, ты не ударила... ничего не ударила?

Подозрительно взглянув на него, Кейт проговорила:

– Я же тебе сказала: со мной все в порядке.

Рэнд отбросил со лба мокрые пряди волос, потом взъерошил их.

– Черт подери, Кейт! Ты не должна была ходить за виноградом одна! Что, если бы я не пришел за тобой?

Кейт бросила взгляд на воду. Было уже почти совсем темно. Последние зыбкие лучи заходящего солнца окрасили горизонт в багряный цвет.

– А откуда ты узнал, куда я пошла?

– Мне сказала миссис Уилмот.

– А почему ты пошел за мной?

– Потому что беспокоился за тебя. С каждым человеком всякое может случиться, и ты не исключение, даже если думаешь иначе.

Кейт взяла Рэнда за руку. Пальцы ее все еще были влажными и холодными, но Рэнду они показались на удивление горячими.

– Спасибо тебе, Рэнд. Похоже, ты спас мне жизнь, – тихо сказала она.

Рэнду очень хотелось обнять ее, притянуть к себе, но он хорошо понимал, что этого делать не стоит. На берегу находятся ее отец и Сент-Энтони. Они могут увидеть.

– Если я и в самом деле спас тебя, не означает ли это, что ты мне принадлежишь? Именно так считают китайцы.

В сумерках он уже не мог разглядеть выражения ее лица.

– А тебе бы этого хотелось?

На секунду Рэнду показалось, что его сердце перестало биться.

– Да, Кейт, хотелось бы.

Но она лишь покачала головой.

– Я не могу больше быть твоей любовницей, Рэнд. Я выхожу замуж за Джеффри.

Поднеся к губам её руку, Рэнд поцеловал ее и попросил:

– Выходи замуж за меня, Кейт.

Секунду она недоверчиво смотрела на него широко раскрытыми зелеными глазами.

– Ты это просто так говоришь, – наконец произнесла она. – Ты же сам понимаешь, что мы с тобой не сможем быть вместе. Мы слишком разные.

– Нет, сможем, Кейт. Скажи Сент-Энтони, что ты передумала. Скажи, что выходишь замуж за меня.

Она долго молча смотрела на него, и Рэнду показалось, что в глазах ее стоят слезы. Наконец со стороны лагеря донеслись крики, и они встали. Кейт прислонилась к нему всем телом, чтобы не наступать на поврежденную ногу.

– Кейтлин! – послышался голос Джеффри Сент-Энтони, а в следующую секунду он и сам вынырнул из темноты. – Где, черт побери, вы были? Вы должны были вернуться засветло! – Он бросил на Рэнда разгневанный взгляд. Герцог ответил ему таким же. – Вашему отцу плохо. Вы должны немедленно возвращаться в лагерь.

– О Боже! – воскликнула Кейт, но, прежде чем она успела сделать хоть один шаг, Рэнд подхватил ее на руки.

– Она растянула лодыжку, – пояснил он Сент-Энтони, направляясь в ту сторону, где смутно виднелось в темноте желто-оранжевое пятно лагерного костра. – Возьмите мои ботинки, – бросил он ему через плечо и услышал, как Сент-Энтони чертыхнулся.

Глава 16

– Отец! Боже правый, что случилось?

Кейт исступленно забарабанила по груди Рэнда, и он поспешно поставил ее на ноги рядом с одеялом, на котором у костра лежал профессор. Сэр Монти с бароном стояли рядом – мрачные и встревоженные.

Опустившись на колени, Кейт дрожащей рукой коснулась покрытого капельками пота лба отца. Лицо его было белым, как песок на пляже.

– Я уверен, ничего серьезного, дорогая, – прошептал профессор и улыбнулся ей дрожащими губами. – Наверное, немного перегрелся на солнце.

Кейт обеспокоено повернулась к сэру Монти.

– Что случилось?

– Он работал на раскопках и вдруг упал.

Кейт закусила дрожащую губу, моля Бога, чтобы это был не сердечный приступ. Отец стареет, а когда люди старятся, сердце начинает сдавать. Кейт взяла отца за руку и почувствовала, как он в ответ легонько сжал ее руку.

– Как ты себя чувствуешь?

– Небольшая слабость, и только. Уверен, тебе не о чем беспокоиться.

Но Кейт испытывала не только беспокойство, но и страх. С каждым годом отец становился все слабее. Она подумала о неожиданном предложении Рэнда и почувствовала, как у нее заныло сердце. Потом взглянула на бледное лицо отца и поняла: она никогда не станет женой Рэнда хотя бы потому, что не сможет бросить его и уехать. Сейчас он нуждается в ней больше, чем когда бы то ни было.

– Ты должен пару дней отдохнуть, – сказала она отцу. – Не находись на солнце, не работай, подожди, когда силы вернутся к тебе.

Не споря, что обычно непременно сделал бы, отец лишь кивнул, и Кейт еще больше встревожилась.

– Я уверен, с ним все будет в порядке, – успокоил ее Джеффри и, многозначительно взглянув на нее, добавил: – Ведь мы сможем вдвоем ухаживать за ним.

Кейт лишь кивнула. На Рэнда она избегала смотреть. Просто не могла. Он беспокоился о ней, только что спас ей жизнь, сделал ей предложение, и на секунду – безумную, захватывающую дух секунду – она уже готова была согласиться. Увы, им не суждено быть вместе.

Подошла миссис Уилмот с кувшином воды и чистой салфеткой.

– Спасибо, – поблагодарила Кейт и, взяв у нее из рук ткань, как следует смочила ее водой и положила отцу на горячий лоб, все время ощущая рядом с собой присутствие Рэнда, чувствуя на себе его пристальный взгляд. Он прекрасно ее знал и понял, что, увидев лежащего на одеяле больного отца, она ответит отказом на предложение стать его женой.

Кейт повернулась к нему, и в глазах ее блеснули слезы. Увидев их, Рэнд получил подтверждение тому, о чем и так догадался. Повернувшись, он зашагал прочь. Кейт провожала его взглядом до тех пор, пока он не скрылся во тьме. Она с трудом сдерживалась, боясь расплакаться.

В этот момент на одеяле зашевелился отец, и мысли Кейт тотчас же переметнулись к нему. Отжав пропитавшуюся потом и уже теплую салфетку, Кейт вновь смочила ее водой и положила ему на лоб.

– Нужно будет последить за ним пару дней, – предложил лорд Талмидж. – Он такой слабый, что вполне мог подхватить тропическую лихорадку. Нужно изолировать его. Вдруг болезнь заразная?

Барон, конечно, был прав, но его слова, как всегда, вызвали у Кейт раздражение.

– Поставьте его палатку подальше от остальных. Следующие несколько дней я проведу с ним.

Так Кейт и сделала. Им приносили еду и оставляли у входа. Кейт, все еще немного хромая, вносила ее и кормила отца. Она перенесла в его палатку свою койку и спала рядом, чтобы ночью, если потребуется, прийти ему на помощь. Большую часть дня, когда он спал, она сидела возле него, а когда он бодрствовал, читала вслух. Температура все еще оставалась высокой, но, похоже, угрозы для жизни не представляла.

Через три дня отец поправился настолько, что встал с постели и вернулся к прежнему образу жизни. Слабость начала понемногу отступать, и силы медленно возвращались. Поскольку он никого не заразил, его палатку перенесли обратно в лагерь. И все-таки Кейт по-прежнему беспокоилась за него. Она ведь так и не знала, что с ним было и не вернется ли болезнь.

Рэнд несколько раз навещал профессора, но, как только тот начал поправляться, Кейт его больше не видела.

Ну и хорошо, уговаривала она себя. Послезавтра должна прибыть шхуна «Мороту», и они с Джеффри поженятся. Не этого она хотела, не такой представляла себе свою замужнюю жизнь. Однако отец, оказывается, с нетерпением ждал предстоящего события. Кейт даже не представляла, что настолько.

– Я боялся, когда заболел, что не смогу присутствовать на твоей свадьбе, – сказал он как-то вечером, когда они сидели на бревне у костра, и взял Кейт за руку. – Я тебе не говорил, как я рад твоему решению. С каждым годом я старюсь все сильнее. Я так беспокоился за твое будущее, Кейтлин. Ты ведь могла остаться одна. А с Джеффри тебе уже ничего не будет страшно. Он будет заботиться о тебе. Когда-нибудь у вас будут дети. Я знаю, ты будешь очень хорошей матерью. Такой, какой была твоя мама.

Кейт лишь кивнула. В горле застрял комок, и говорить она не могла. Краешком глаза она заметила в тени Рэнда, и по его напряженной позе догадалась, что он слышал их разговор. Незаметно смахнув с ресниц слезы, она улыбнулась отцу. Когда она повернула голову, чтобы взглянуть на Рэнда, того уже не было.

Жаркое послеполуденное солнце, пробивавшееся сквозь листву деревьев, не щадило ничего и никого: ни белый прибрежный песок, ни трудившихся на раскопках рабочих. Хотя на острове стояла преимущественно теплая, приятная погода, последние несколько дней были необыкновенно жаркими, а в воздухе не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка, могущего принести хоть какую-то прохладу.

Из-за дерева Рэнд украдкой наблюдал за Кейтлин. Вот она бросила на землю лопатку, встала и пошла к своей палатке. Из нее она появилась уже с льняным полотенцем в руке и, как делала это почти каждый день, направилась в глубь острова.

Сегодня Рэнд последовал за ней, зная, что она держит путь к чистому прозрачному озеру, образованному спускавшимся с гор небольшим водопадом. Это восхитительное по красоте уединенное место, которое Кейт посещала почти каждый день, как нельзя лучше подходило для осуществления задуманного Рэндом плана.

Рэнд хмуро улыбнулся, ощущая одновременно и предвкушение, и сожаление. То, что он собирался предпринять, было ему не слишком по душе. Он рассчитывал на другое развитие событий. Рэнд надеялся, что Кейтлин сама к нему подойдет и расскажет о том, что у нее будет от него ребенок. Но она молчала. И все же, несмотря на это упорное молчание, страх за Кейт, который Рэнд испытал в тот день, когда обнаружил ее лежавшей без сознания в пещере, заставил его предложить ей выйти за него замуж.

На секунду, когда они с Кейт сидели на окутанном тьмой берегу, ему показалось, что она примет его предложение и расскажет о ребенке. Но ей помешал Сент-Энтони, сообщив о том, что профессору стало плохо, и момент был упущен. Больше он никогда не повторится.

Завтра Кейтлин собирается выйти замуж за Джеффри Сент-Энтони. И если до сих пор она колебалась, делать это или нет, то беспокойство за отца укрепило ее решимость. Но Донован Хармон уже почти прожил жизнь, а Кейтлин только начинает жить. Скоро она станет матерью его, Рэнда, ребенка, и малыш должен быть воспитан обоими родителями.

Идя следом за Кейтлин, он обошел лагерь, стараясь, чтобы его никто не заметил, и исчез среди деревьев. Добравшись до озера, он увидел Кейт. Она уже успела раздеться и, вытащив из длинных рыжеватых с золотистым отливом волос шпильки, обнаженная, вошла в воду.

Тело Рэнда отреагировало мгновенно, явно одобряя план, претивший сознанию.

Очутившись в воде, Кейт удовлетворенно вздохнула и, выплыв на середину озера, перевернулась на спину. Длинные рыжие волосы заструились по поверхности воды у нее за спиной. Рэнду явственно были видны ее соски, треугольник рыжих волос в том месте, где соединялись ноги, и слегка припухший живот.

Острое желание, смешанное с другим, не знакомым доселе чувством, охватило Рэнда. Он хотел Кейт. Хотел не просто женщину, а именно ее, нежную и страстную, и именно за то, что она такая. Такое ощущение, что он влюбился в нее, подумал Рэнд, и от этой мысли ему вдруг сделалось не по себе. Ничего подобного он от себя не ожидал.

Рэнд поспешил выбросить эти мысли из головы. Он пришел сюда с определенной целью и намерен претворить ее в жизнь. Подойдя к озеру, Рэнд уселся на камень, сбросил башмаки и принялся расстегивать брюки.

Кейт закрыла глаза, с наслаждением ощущая, как прохладная вода ласкает разгоряченное послеполуденной жарой тело. Как хорошо! Все тревоги куда-то улетучились. Пусть они вернутся вновь, но зато сейчас на душу снизошел покой. А вот завтра... Завтра она выйдет замуж за Джеффри Сент-Энтони, станет женой человека, которого считала лишь своим другом, и жизнь ее изменится навсегда.

Перед ней возник образ Рэнда. Какое встревоженное у него было лицо, когда он обнаружил, что она лежит, бездыханная, в пещере. Какой страстью были полны глаза, когда он целовал ее в палатке. Ненужные мысли и даже опасные, подумала Кейт и поспешно выбросила их из головы.

Она нужна отцу, сейчас даже больше, чем в тот день, когда умерла мама. Он уже стар и не отличается крепким здоровьем. Она не может его бросить.

С берега донесся тихий шум, и Кейт, открыв глаза, бросила взгляд в ту сторону. На берегу стоял Рэнд, потрясающе красивый в свой наготе. Его темные глаза были полны страсти. Взгляд Кейт скользнул по его мощной груди, плоскому животу, потом еще ниже, и она увидела, что Рэнд сильно возбужден.

Сердце Кейт испуганно забилось. Она поплыла подальше от Рэнда, к противоположному берегу, и, почувствовав наконец под ногами песчаное дно, повернулась к нему лицом.

– Что... что ты себе позволяешь? Ты не должен сюда приходить... в таком виде.

– Как я тебе уже говорил, думаю, что могу, поскольку я уже здесь, – сказал он и вошел в воду. Когда вода дошла ему до пояса, он поплыл. Несколько коротких взмахов рук – и вот он уже стоит рядом с ней.

Сердце Кейт заколотилось как бешеное, в горле пересохло, хотя она и стояла по плечи в воде. Она хотела повернуться и убежать, однако ноги отказывались двигаться. Рэнд стоял рядом, выставив на ее обозрение восхитительно-мускулистую грудь и широкие, мощные плечи.

Кейт судорожно сглотнула, стараясь не обращать внимания на крошечные капельки воды, запутавшиеся в курчавых темных волосах на его груди.

– Рэнд, прошу тебя... – пролепетала она. – Нас могут увидеть. Могут подумать, что... Прошу тебя... как друга... уйди.

Рэнд медленно усмехнулся.

– Ты же не хочешь, чтобы я уходил, ведь так, Кейти? Против этого ей нечего было возразить. Она хотела, чтобы он остался, хотя и понимала, что это нехорошо. Хотела, чтобы он целовал ее, ласкал, занимался с ней любовью, как делал это когда-то. Она до сих пор помнила, какими упоительными были его ласки.

Перебросив через плечо мокрую прядь волос, Кейт сказала:

– Я выхожу замуж за Джеффри. Капитан «Мороту» прибывает завтра.

Рэнд скользнул взглядом по ее лицу, шее, груди.

– Но это будет завтра, а сегодня – это сегодня. – Обхватив Кейт за талию большими сильными и теплыми руками, он продолжал: – Сегодня ты все еще не замужем. Ты все еще Кейт Хармон, и у нас есть еще один день.

Она замотала головой, чувствуя, как забились по плечам мокрые пряди волос. Горло сжалось так сильно, что трудно было глотать.

– Это нехорошо, Рэнд. Ведь он будет моим мужем.

Подняв руки, Рэнд накрыл ими груди Кейт и принялся медленно, умело гладить большими пальцами соски.

– Но ты же хочешь меня, Кейт. Не станешь же ты этого отрицать?

Вверх-вниз, вверх-вниз, настойчиво, неумолимо – и соски затвердели. Желание взметнулось в груди Кейт. Станет ли она это отрицать? Попытаться можно, но только Рэнд наверняка поймет, что она лжет.

– Мы заслужили это, Кейт... этот наш последний раз. Скажи, что ты хочешь меня, признайся, что жаждешь, чтобы я ласкал тебя, занялся с тобой любовью.

Кейт прикусила дрожащую губу, решив ни за что не отвечать. Руки Рэнда скользнули ниже, добрались до округлых ягодиц и, сжав их, притянули ее к себе. Она почувствовала, как в живот ей впивается восставшая плоть Рэнда, и желание стало еще острее. Раздвинув Кейт ноги, Рэнд приподнял ее, а когда она обхватила его ногами за талию, медленно ввел в нее палец.

– Какая ты горячая, Кейт, невероятно горячая. Я помню, какое наслаждение испытывал, входя в тебя.

И он принялся нежно ласкать ее. Кейт тихонько застонала. Она понимала, что должна остановить его, но желание было столь велико, что она ничего не могла с собой поделать.

– Скажи, Кейти. Скажи, что ты меня хочешь, – шептал ей Рэнд, вновь и вновь погружая в нее палец. Кейт затрепетала. Внутри словно сжималась тугая пружина. О Господи, как давно она не чувствовала его в себе! И как сильно она его любит.

Тело Кейт выгнулось дугой. Она чувствовала, что вот-вот достигнет пика наслаждения. Внезапно Рэнд прекратил свой решительный натиск, и она едва сдержала разочарованный стон.

– Скажи мне, что ты хочешь, Кейт, – тихонько проговорил Рэнд. – Скажи мне, Кейт, и я дам тебе это.

– О Господи, Рэнд... Я хочу тебя. Я так тебя хочу, – прошептала она.

Страстно поцеловав ее, Рэнд с силой вошел в нее и, ухватив за бедра, принялся размеренно двигаться. Волна наслаждения захлестнула Кейт. По коже побежали мурашки. Она впилась руками Рэнду в плечи, запрокинула голову, и ее длинные тяжелые волосы заструились по воде. Голова шла кругом от желания и любви к Рэнду.

Еще несколько сильных, проникающих ударов – и Кейт почувствовала, словно тело ее распадается на тысячи частей одновременно. Все мысли вылетели у нее из головы, дыхание перехватило, но ей было на это наплевать. Пока она билась в сладких конвульсиях, Рэнд тоже содрогнулся в экстазе.

Наконец они стали приходить в себя. Подхватив Кейт на руки, Рэнд понес ее к берегу, но выходить на берег не стал, а усадил на лежавший в воде плоский камень и уселся рядом, обхватив ее за талию. Кейт положила голову ему на плечо. Сколько они так просидели, несколько секунд или минут, Кейт не знала.

Но дольше, чем должны были.

Из оцепенения ее вывели голоса. Вздрогнув, Кейт попыталась вскочить с камня и броситься на берег за одеждой, но Рэнд, обняв ее рукой за талию, потащил обратно в воду.

– Что ты делаешь? Ведь кто-то идет! Нужно одеться! – проговорила ошарашенная Кейт прерывистым шепотом.

Рэнд криво усмехнулся, и лицо его приняло удовлетворенное выражение. Кейт похолодела: только сейчас до нее начало доходить, что он оказался на берегу не случайно.

– Поздно, Кейт. Они уже здесь.

В этот момент из-за деревьев показался Персивал Фокс, а за ним шел ее отец.

– Боже правый! Кейтлин! Что здесь происходит? – воскликнул профессор.

Он перевел взгляд с голой груди Рэнда на обнаженные плечи Кейт. От него явно не укрылось, что и герцог, и его дочь сидят в воде голышом.

– Что, черт подери, здесь происходит?!

Кейт погрузилась глубже в воду. Сейчас у нее было одно желание – исчезнуть, раствориться в жарком тропическом воздухе. Слезы текли у нее из глаз. Она ругала себя на чем свет стоит за то, что не смогла вовремя оттолкнуть Рэнда. Сглотнув, она попыталась заговорить, но слова застряли у нее в горле.

– Дайте нам одну минуту, профессор, – попросил Рэнд. – Как только мы оденемся, я вам все объясню.

– Вы это непременно сделаете, уверяю вас!

Кейтлин не помнила, когда отец в последний раз разговаривал таким тоном. Вот он повернулся и вместе с Персивалом Фоксом направился к лагерю, а Кейт все смотрела им вслед, пока они не скрылись из вида.

– Пошли, Кейт, – ласково проговорил Рэнд. – Мне кажется, перспектива выйти за меня замуж не настолько плоха.

Кейт молча стояла в воде. Она пыталась уговорить себя, что нужно выйти на берег и одеться, но ноги не слушались. Наконец она почувствовала, как Рэнд, обхватив ее рукой за талию, повел к берегу. Там он вручил ей льняное полотенце, которое она принесла с собой, вытерся рубашкой, потом надел ее и принялся натягивать брюки. Когда Кейт завязывала юбку, он уже зашнуровывал ботинки.

По дороге в лагерь они не сказали друг другу ни слова. В лагере их уже ждал отец. Он взглянул Кейт прямо в глаза, и она подумала, что никогда еще не видела его таким усталым. Сердце ее дрогнуло от жалости. В эту минуту она ненавидела герцога Белдона лютой ненавистью.

– Итак, молодая леди, слушаю вас. Что вы можете мне сказать?

Слезы покатились у Кейт по щекам, но, прежде чем она успела произнести хотя бы слово, Рэнд взял инициативу в свои руки:

– Это не совсем то, что вы думаете, профессор. Мы с вашей дочерью... уже давно питаем друг к другу нежные чувства. Я знаю, она обещала выйти замуж за лорда Джеффри, но мне кажется, она предпочтет выйти замуж за меня.

Круто повернувшись к Рэнду, Кейт вперилась в него яростным взглядом.

– Не слишком ли вы самоуверенны... ваша светлость? Вы что, считаете себя единственным мужчиной, который может мне понравиться?

Лицо Рэнда помрачнело. Бросив на Кейт взгляд, красноречиво говоривший о том, что она потеряла свой шанс достойно принять поражение, он решительно заявил:

– Ваша дочь беременна от меня. Думаю, это достаточная причина для того, чтобы мы поженились.

Кейт почувствовала себя так, словно ее ударили в солнечное сплетение. Какая же она дура! Как же она раньше не поняла, что он знает про ее беременность! Нужно было сразу догадаться, как только он появился на острове. Она бы и догадалась, если бы поделилась своей тайной с кем угодно, только не с Мэгги, уныло подумала Кейт. Она была абсолютно уверена в том, что подруга ее не выдаст.

Кейт взглянула на Рэнда и почувствовала, как у нее заныло сердце. Он с самого начала знал про ребенка. Она ему не нужна. И никогда не была нужна. Ему нужен только ребенок.

Полные тревоги голубые глаза отца взглянули на нее.

– Это правда, Кейтлин? Ты беременна?

Кейт облизнула губы, преисполненная гнева и возмущения.

– Это не имеет значения. Джеффри все знает. Он сделал мне предложение, и я согласилась выйти за него замуж.

В темных глазах Рэнда вспыхнули золотистые искорки.

– Ребенок – мой! И я не допущу, чтобы его воспитывал какой-то сопляк!

Кейт гордо вскинула голову и трясущимися губами заявила:

– Я не выйду за вас замуж! Вы мне даже не нравитесь. – Она хотела что-то добавить, но в этот момент раздался решительный голос отца:

– По-моему, когда я застал вас вместе в озере, он тебе достаточно нравился. – Секунду профессор колебался, потом таким же решительным тоном, каким начал, продолжал: – С тех пор как умерла твоя мама, Кейтлин, я был тебе не слишком хорошим отцом. Я давал тебе чересчур много свободы, и ты слишком часто поступала так, как считала нужным. Но на сей раз по-твоему не будет. Когда завтра прибудет капитан Батишт, ты выйдешь за человека, от которого ждешь ребенка, а именно за герцога Белдона.

– Но, отец...

– Все, Кейт! Больше мы не будем говорить на эту тему. А сейчас я предлагаю тебе сказать Джеффри, что ты передумала.

Однако Кейт решила бороться до конца. Не обращая внимания на дрожь, сотрясавшую все тело, она порывисто проговорила:

– Как же ты не понимаешь, отец? Если я выйду замуж за герцога, мне придется уехать с Санту-Амару, а я не могу этого сделать. Я просто не могу...

Профессор нежно обнял ее за плечи.

– Послушай меня, Кейтлин. Я уже старик. Я прожил долгую и счастливую жизнь. Я знаю, ты не поверишь тому, что я тебе сейчас скажу, и я бы и впредь поддерживал в тебе эту иллюзию, но поверь, я вполне в состоянии сам о себе заботиться.

– Но ты был болен! Ты можешь снова заболеть! Я не могу...

– Да, я могу заболеть. Равно как и ты, и герцог. Дело не в этом. – Он ласково погладил Кейт по щеке. – Ты знаешь, Кейтлин, как я тебя люблю. Если бы я не считал, что самое лучшее для тебя – это выйти замуж за герцога, я бы не настаивал. Учитывая сложившиеся обстоятельства и то, что сегодня выяснилось, я думаю, что его светлость – самый подходящий для тебя муж.

Кейт промолчала, но на сердце было тяжело. Она взглянула на Рэнда, уверенная, что увидит на его лице торжество, но лицо его светилось лишь беспокойством.

– Поверь мне, Кейтлин, все будет хорошо, – проговорил он. – Ты верила мне раньше и никогда в этом не раскаивалась.

Кейт промолчала. Рэнд соблазнил ее, заставил выйти за него замуж. Он забирает ее у отца в тот момент, когда она нужна ему больше всего. Как можно ему верить?

Но в глубине души Кейт понимала, что ей очень этого хочется.

Глава 17

– Вы нервничаете, – ухмыльнулся Перси Фокс, глядя, как человек, бывший последние десять лет его другом и хозяином, мучается с белым широким галстуком и, наконец завязав его, начинает теребить обшлага коричневого фрака. – Но вы же знали, что рано или поздно женитесь на мисс Хармон. Вы ведь твердо намеревались ее заполучить. Вот уж не думал, что вы будете так переживать.

– А чего ты ожидал? До того как я узнал про ребенка, женитьба не входила в мои планы. А теперь я собираюсь стать не только мужем, но и отцом. Скажи-ка, ты бы не нервничал?

Перси рассмеялся.

– Согласен, нервничал бы. Думаю, это естественное состояние для мужчины, собирающегося связать себя по рукам и ногам. Хочу заметить, что ваша дама тоже пребывает в растрепанных чувствах, если это вас хоть немного успокоит.

Герцог лишь хмыкнул и продолжил завязывать галстук.

– Давайте я вам помогу. Вы вес равно не сможете сделать это как следует. – Перси ловко завязал галстук и, отступив в сторону, полюбовался на дело рук своих. Герцог выглядел просто великолепно: темно-коричневый фрак, бежевый жилет, расшитый золотом, бежевые панталоны и ботинки с блестящими золотыми пряжками.

– Боюсь, вы одеты чересчур шикарно, – заметил Перси. – Ходят слухи, что мисс Хармон собирается идти под венец в простой коричневой юбке.

Рэнд презрительно фыркнул.

– Немудрено! К счастью, мне наплевать на то, во что она будет одета, лишь бы мы поженились.

– Капитан Батишт уже все приготовил. Думаю, он не заставит себя долго ждать.

Смахнув с рукава своего безукоризненно сшитого фрака несуществующую соринку, герцог бросил:

– Чем скорее, тем лучше.

Перси взглянул на него, едва сдерживая улыбку. Хоть герцог Белдон и делает вид, что недоволен, в глубине души он наверняка испытывает облегчение. Женщина, ради которой он проделал такой далекий путь, наконец-то будет принадлежать ему.

День свадьбы... Никогда, даже в самых безумных мечтах, Кейт и привидеться не могло ничего подобного. Не невеста, а падшая женщина, которую хитростью вынудили выйти замуж. И вынудил не кто-нибудь, а человек, от которого у нее будет ребенок.

Стоя у палатки, Кейт смиренно дожидалась отца. Она покорилась судьбе, но чувствовала себя глубоко несчастной. На ней была хлопчатобумажная юбка, простенькая белая блузка и стоптанные коричневые ботинки. Если герцог Белдон решил взять ее в жены, пусть берет такой, какая есть!

– Мисси Хармон! – К ней подошла Маруба, худощавая, стройная девушка с приятными чертами лица и нежной улыбкой. – Кухарка сказала, что у вас нет свадебного платья. Маруба принесла это...

Кейт бросила взгляд на расшитую ярко-красными цветами ткань, переброшенную через смуглую руку девушки.

– Нарядное платье у меня есть, но я бы предпочла быть одетой во что-нибудь попроще.

– Нет, нет, мисси! Сегодня ваша свадьба. Вы должны казаться вашему жениху самой красивой. – И она протянула Кейт красный саронг, такой, в каких ходили все местные женщины. – Вы будете в этом платье такой хорошенькой. Это вам подарок от женщин.

Кейт лихорадочно придумывала, как бы ей повежливее отказаться, но в этот момент подошел отец.

– Почему ты еще не одета? – Он взглянул на ее рабочую одежду с явным неодобрением. – Неужели ты собралась выходить замуж в этом?

Кейт рывком вскинула голову.

– Если он хочет на мне жениться, придется ему взять меня в жены в том, в чем я есть.

В бледно-голубых глазах отца блеснули слезы. Коснувшись шершавой от работы рукой щеки Кейт, он проговорил:

– Я знаю, ты возмущена тем, как повернулось дело, но я не верю, что ты не испытываешь к нему никаких чувств. Ты ведь не из тех женщин, которые отдаются мужчине просто так, без любви.

Кейт отвернулась. Отец прав, она любит Рэнда. Но Рэнд не любит ее, и он не имел никакого права игнорировать ее чувства.

– Сегодня день твоей свадьбы, Кейтлин, – продолжал отец. – Это особенный день, который вы оба будете помнить всю свою жизнь. Неужели тебе будет приятно, чтобы двадцать лет спустя твой муж вспоминал, как ты выходила за него замуж одетая словно простая крестьянка? Неужели тебе самой будет приятно такой себя вспоминать?

Кейт прикусила губу. Двадцать лет... Будет ли Рэнд помнить через столько лет день их свадьбы? Сама она, что бы ни случилось, наверняка никогда его не забудет. Она бросила взгляд на свою поношенную юбку, на выглядывающие из-под нее мыски стоптанных ботинок.

И, обреченно вздохнув, повернулась к смуглой девушке.

– Спасибо за подарок, Маруба. Я почту за честь нарядиться в это.

Улыбнувшись Кейт, отчего ее белые зубы ослепительно блеснули на гладком смуглом лице, Маруба предложила:

– Пойдемте, я помогу вам его надеть. А потом мы сорвем цветов, чтобы украсить вам волосы.

Снять рабочую одежду и надеть яркий саронг не заняло у Кейт много времени. Интересно, что подумает Рэнд увидев ее в таком одеянии, размышляла Кейт. Понравится ли ему, что сбоку имеется разрез, в котором при ходьбе видна часть ноги, а левое плечо обнажено? Решив идти до конца, Кейт не стала надевать лайковые туфельки. Пойдет под венец босиком. Терпеливо дождавшись, когда Маруба и еще одна местная жительница приколют ей к волосам крупную пурпурно-белую орхидею, Кейт вышла из палатки.

У входа ее уже дожидался отец. На сей раз при виде дочери он улыбнулся.

– Ну вот, совсем другое дело. Ты выглядишь просто очаровательно, дорогая. И потом, ты все-таки добилась своего: герцог Белдон наверняка вынужден будет признать, что женится на уникальной женщине, не похожей на других. Пусть он всегда помнит об этом.

Кейт почувствовала, как у нее больно сжалось сердце. Встав на цыпочки, она поцеловала отца в морщинистую щеку.

– Если бы ты знал, как мне не хочется от тебя уезжать!.. Отец ласково погладил ее по руке.

– Пора тебе улетать, моя маленькая птичка. Уже давно пора.

Смахнув скатившуюся по щеке слезинку, Кейт прошептала:

– Я люблю тебя, папа.

– Я так горжусь тобой, Кейтлин. Всегда помни это. Лучшей дочери, чем ты, и желать нельзя.

Взяв Кейт, за руку, он повел ее к беседке, стоявшей на берегу океана и украшенной по такому торжественному случаю широкими зелеными листьями и такими же орхидеями, как та, что была у Кейт в волосах.

В беседке уже стоял Рэнд. Кейт скользнула взглядом по его высокой широкоплечей фигуре. От нее не укрылось, как по-хозяйски и одновременно оценивающе Рэнд смотрит на ее красное одеяние, обнажавшее плечо и часть ноги.

Кейт встала с ним рядом, и Рэнд, ухмыльнувшись, заметил:

– Не так я представлял себе свою невесту, однако это платье гораздо интереснее старой юбки и стоптанных башмаков.

Кейт мрачно воззрилась на него. Она не забыла ни того, что он обманным путем заставил ее выйти за него замуж, ни того, почему он это сделал.

– Я рада, что оно тебе нравится.

– Еще как нравится, – насмешливо бросил Рэнд. – Только в другой раз надевай его не на всеобщее обозрение, а исключительно для меня одного, когда мы с тобой будем в нашей спальне.

Кейт задохнулась от ярости. Да как он смеет приказывать ей, когда они еще не женаты?! Она открыла было рот, чтобы сказать ему, что будет одеваться так, как ей нравится, и что, выйдя за него замуж, она вовсе не стала его собственностью, но в этот момент в беседку вошел капитан.

– Похоже, все в сборе. Ну что, готовы?

Лучше бы он этого не спрашивал. Меньше всего Кейт была готова к тому, что сейчас должно произойти. Она обвела взглядом стоявшую полукругом маленькую группу людей: сэр Монти и отец, лорд Талмидж, рабочие и слуги. Джеффри Сент-Энтони тоже был здесь. Он стоял, стиснув зубы с такой силой, что на щеках играли желваки.

– Можете начинать, капитан Батишт, – проговорил Рэнд мрачноватым тоном и, переведя взгляд с Кейт на Джеффри, крепко взял невесту за руку.

– Дорогие новобрачные, – начал капитан с сильным португальским акцентом. – Мы собрались сегодня здесь, на острове...

Дальше Кейт не слушала, пораженная внезапной мыслью.

Боже правый, да ведь она выходит замуж за человека, который ее не любит! Человека требовательного, властного, который привык получать то, что хочет. Он узнал, что она ждет от него ребенка, и проделал путешествие длиной в тысячи миль только ради того, чтобы жениться на ней. Как он будет к ней относиться? Будет ли хранить ей верность? Вряд ли, ведь через его руки прошли сотни женщин. Как сложится ее жизнь, когда они вернутся в Англию? На все эти вопросы у Кейт не было ответа, и она непроизвольно вздрогнула.

– ...Кейтлин Хармон, согласны ли вы выйти замуж за этого человека, Рэндалла Клейтона, герцога Белдона?

Кейт с трудом сглотнула. Рэнд толкнул ее в бок, и она едва слышно выговорила:

– Да.

Потом капитан обратился с тем же вопросом к Рэнду, и он решительно ответил на него утвердительно, после чего пристально взглянул на Кейт. Ему, похоже, явно не нравилось отсутствие энтузиазма с ее стороны и ее явная жалость к Джеффри.

Ну и пусть, злорадно подумала Кейт. Нужно было раньше об этом думать, до того как обманом вынудил ее выйти за него замуж, а потом устроил всю эту комедию с венчанием, свидетелями которой стали все участники экспедиции.

Через несколько минут все было кончено. Капитан приказал Рэнду поцеловать новоиспеченную жену, что тот и сделал, однако было видно, что он зол на Кейт. Неужели ожидал, что после того, как она согласилась выйти за него замуж, она станет его покорной рабой? Ну так не дождется!

– Капитан отплывает через час, – заметил Рэнд, когда собравшиеся направились есть скромный свадебный обед, приготовленный по случаю торжества. – Думаю, тебе лучше собрать вещи, чтобы быть готовой к отъезду.

– У меня уже все собрано, но я не хочу уезжать. Ты прекрасно знаешь, что я предпочла бы остаться здесь, с отцом.

– А вы, ваша светлость, прекрасно знаете, что этого не будет.

Сердце Кейт больно сжалось при этом явном намеке на то, что теперь она принадлежит ему.

– А как же Талмидж?

Рэнд недовольно нахмурился.

– Что Талмидж?

– Если твои обвинения в его адрес соответствуют действительности, значит, он пойдет на все, чтобы заполучить найденные сокровища. Естественно, ты этому не веришь, но мой отец ни в чем не виноват, и ему может грозить опасность.

Рэнд призадумался.

– Я уже не считаю, что твой отец связан с Талмиджем. Я поговорю с ним перед отъездом, расскажу о своих подозрениях. По крайней мере, он будет предупрежден.

– Но не могли бы мы остаться и...

– Мы уезжаем, Кейт. Я хочу, чтобы ты вернулась в Англию, где могла бы спокойно родить моего ребенка. На данный момент это самое главное.

Кейт не стала спорить, понимая, что отчасти Рэнд прав. Ей не хотелось рожать ребенка здесь, на острове, в примитивных условиях, без медицинской помощи. Что же касается Талмиджа, то до сих пор подозрения Рэнда так и остались подозрениями. Барон вел себя безукоризненно и не сделал ничего плохого. А до тех пор, пока его предполагаемые преступления не доказаны, нет никаких причин, по которым отцу следовало бы ему не доверять.

Однако сокровищ было уже выкопано немало. Вполне достаточно для того, чтобы жадный, пекущийся лишь о своих интересах человек, каковым Рэнд считал Талмиджа, ими заинтересовался. Так что Кейт переживала еще и из-за этого.

Расставание получилось душераздирающим. Кейтлин так плакала, что Рэнд чуть было не почувствовал себя виноватым. Однако не почувствовал. Кейт Хармон – Кейт Хармон Клейтон, новоиспеченная герцогиня Белдон, – уточнил он, не любит Джеффри Сент-Энтони и не обязана всю свою жизнь прислуживать отцу.

Можно даже сказать, что он спас ее от незавидной судьбы, продолжал размышлять Рэнд. Сент-Энтони не годится в мужья такой умной, решительной и упрямой женщине, как Кейт. И что бы она ни говорила, вряд ли она была бы счастлива, до конца жизни переезжая с отцом с места на место.

Он, Рэнд, спас ее, женился на ней, дал ее ребенку свое имя. Она должна была быть ему за это благодарна, черт подери! А она не только не выказала ему ни малейшей благодарности, но и практически не разговаривала с ним с тех пор, как они уехали с Санту-Амару. Все последние десять дней она была мрачной и замкнутой. Но больше всего Рэнда раздражало то, что он до сих пор не выполнил свой супружеский долг.

– Опять вы пребываете в мрачном настроении, – заметил Перси, подходя к Рэнду, стоявшему у перил корабля «Быстрый», на который они сели в Дакаре. По прибытии в этот город они совершенно случайно обнаружили судно, которое в конце недели должно было отплыть в Англию. – Что, уже начались семейные проблемы?

– Ты отлично знаешь, какие у меня проблемы. Последние десять дней я сплю в твоей каюте. Разве я этого хотел, когда женился?

– Напомните-ка мне, почему вы не спите в одной постели вместе со своей очаровательной женой? Должно быть, причина этого настолько незначительна, что я ее даже не запомнил.

– Я хочу дать ей время, черт подери! Пусть привыкнет к мысли о том, что я ее муж.

– И вы считаете, что, держась от нее подальше, добьетесь этого?

– А ты считаешь, что нет?

– Я считаю, что если ваша жена не смогла устоять перед вашим обаянием – кстати, весьма сомнительным – в тот день, когда вы соблазнили ее в озере, то наверняка не сможет сделать этого и сейчас.

Рэнд воззрился на друга, явственно припомнив день, когда Кейт с готовностью отдалась ему в озере. Если он смог соблазнить ее тогда, быть может, у него получится и сейчас? Лицо его разгладилось, на губах заиграла легкая улыбка.

– О Господи, Перси, по-моему, ты прав. Довольно эта девчонка вела себя как заблагорассудится. У нее теперь есть муж, о котором она должна думать прежде всего. Придется ей привыкать к этой мысли.

– Совершенно верно, – согласился Перси. Рэнд снова повернулся лицом к перилам, устремив взгляд вдаль, к горизонту. До вечера еще масса времени. Какой же он идиот! Целых десять дней держался от Кейт на расстоянии, вместо того чтобы наслаждаться ее восхитительным телом. Теперь, когда Рэнд принял решение, ему хотелось ворваться к Кейт в каюту, швырнуть ее на кровать и заняться с ней безудержной любовью.

Конечно, он этого не сделает. Он дождется ужина, потом подождет, пока она ляжет спать, и отправится к ней, как должен был сделать уже давным-давно, еще в первую, так и не состоявшуюся брачную ночь на борту «Мороту». Рэнд бросил взгляд в сторону лестницы, ведущей в каюту Кейт. Он подождет, еще раз сказал он себе.

Но как только солнце скрылось за горизонтом и на корабль спустилась тьма, он поймал себя на том, что направляется к каюте Кейтлин.

Десять дней, мрачно подумала Кейт. Десять дней прошло, а Рэнд так и не пришел к ней. Она была уверена, что он в первую же ночь явится к ней и заявит о своих супружеских правах, и приготовилась дать ему отпор. Но ничего подобного не произошло. Каждую ночь Кейт ворочалась в постели, ожидая появления Рэнда, а он так и не пришел. Она не раз задавала себе вопрос, как он будет к ней относиться теперь, когда она стала его женой. Но ей и в голову не могло прийти, что он просто не станет обращать на нее внимания.

Кейт выглянула в иллюминатор. Ничего стоящего внимания. Бесконечное море да увенчанные белыми барашками волны. Солнце только что село. Скоро нужно будет переодеваться к ужину в одно из приличных платьев, которые она привезла с собой из Англии. Рэнд зайдет за ней, как делал это каждый вечер, отведет в столовую, где уже будут сидеть капитан и пассажиры, а потом заведет вежливый разговор на абсолютно не интересующие ее темы.

Он никогда не говорил с ней ни об отце, ни о Талмидже, ни о ребенке, ни об их женитьбе, ни о будущем и ни разу не упоминал дни, проведенные ими на Санту-Амару.

Похоже, он избегал разговаривать на темы, которые могли бы ее расстроить.

Что ж, он добился своего. Она не была расстроена, но ей было ужасно скучно. Ей и в голову не могло прийти, что быть замужем за Рэндом Клейтоном будет так скучно.

Вздохнув, Кейт взяла вышивание, валявшееся на койке, и принялась наносить на ткань мелкие стежки. Ей не слишком нравилась эта работа, но переодеваться к ужину было еще слишком рано, а читать ей уже до смерти надоело.

Она снова выглянула в иллюминатор. Солнце уже почти село, и на море спустилась мгла. Лишь далекая кромка горизонта была окрашена светлой дымкой. Несколько секунд спустя в коридоре раздались шаги. Они все приближались, и наконец дверь без стука отворилась, и в каюту ворвался Рэнд.

Кейт крепче сжала пальцы и с ненужной силой вонзила в ткань иголку.

– Рановато для ужина. Чего ты хочешь? – Рэнд плотно сжал губы.

– Чего я хочу? – повторил он, и на щеках его заиграли желваки. – И ты еще спрашиваешь, чего я хочу?!

Он стоял, слегка расставив ноги. Руки его непроизвольно то сжимались в кулаки, то разжимались, а глаза, доселе безразличные, горели яростным желанием, как тогда, на Санту-Амару. Кейт почувствовала, как сердце ее учащенно забилось.

– Последние десять дней я держался от тебя на расстоянии, – проговорил Рэнд. – Решил дать тебе время привыкнуть к мысли, что мы с тобой муж и жена. Но, похоже, этого так и не произошло.

Кейтлин испуганно опустилась на койку, видя, что Рэнд решительно направляется к ней. Выдернув из ее рук вышивание, он рывком поставил ее на ноги и притянул к себе.

– Ты моя жена! – рявкнул он. – Пора тебе это понять! И, не дав Кейт слова сказать, прильнул к ее губам страстным поцелуем.

Кейт оторопела. На секунду у нее мелькнула мысль вырваться из его объятий. Да, он ее муж, но это не дает ему права врываться к ней и чего-то требовать!

Но внезапно ее как громом поразило. Она хочет, чтобы Рэнд занимался с ней любовью. Зажав ее лицо между ладоней, Рэнд поцеловал ее еще крепче, и с губ Кейт сорвался слабый стон. Губы ее приоткрылись, и его горячий язык скользнул в ее рот. Ощущение было настолько сладостным, что Рэнд застонал.

Чувствуя, что у нее дрожат руки, Кейт принялась снимать с Рэнда сюртук. Покончив с этим, расстегнула жилет, ощущая под своими руками игру упругих мышц. Отшвырнув жилет в сторону, она принялась стаскивать с Рэнда белую льняную рубашку, а когда и с этим было покончено, прильнула губами к обнаженной груди мужа.

– Кейти... О Господи... Как же я по тебе соскучился, – прошептал Рэнд.

Запрокинув Кейт голову, он вновь прильнул к ее губам. Его рука потянулась к пуговицам на блузке, он расстегнул их, потом развязал ткань, поддерживающую груди, а когда они очутились на свободе, с вожделением обхватил их.

Чувствуя, что ее захлестывает желание, Кейт принялась лихорадочно расстегивать пуговицы на брюках Рэнда и, на секунду коснувшись рукой восставшей плоти, услышала, как Рэнд тихонько ахнул. Он придвинулся к ней, и его восставший жезл, упругий и горячий, оказался в ее руке.

Она сжала его пальцами, потом провела по нему рукой и услышала, как Рэнд застонал.

Они оба были уже обнажены до пояса и прерывисто дышали. Опустив Кейт на койку, Рэнд задрал ей юбки и, устроившись у нее между ног, принялся покрывать поцелуями ее груди. Кейт почувствовала теплоту его дыхания, потом его влажные губы спустились ниже, заскользили по округлому животу и, наконец, нежно прильнули к средоточию ее страсти.

Кейт ахнула. Тело словно обдало жаром. Желание – страстное, безудержное – поднялось в ней. А Рэнд продолжил свой пьянящий натиск, искусно лаская Кейт языком и руками. Тело Кейт выгнулось дугой. Она вцепилась руками в темно-каштановые вьющиеся волосы Рэнда и глухо застонала. А через несколько секунд она уже содрогалась в яростном экстазе, шепча его имя.

Не мешкая ни секунды, Рэнд приподнялся и с силой вошел в нее, заполнив ее до отказа толстой, тяжелой плотью. Замерев на несколько секунд в наслаждении обладания, он принялся затем двигаться взад-вперед, сначала медленно, потом все ускоряя темп, вонзаясь в Кейт все глубже, все сильнее. Снова и снова он входил в нее, словно никак не мог ею насытиться.

И вскоре Кейт почувствовала, как ее вновь уносит сладостная волна.

– Кейти... – как сквозь сон, донесся до нее стон Рэнда, и вот уже он, достигнув вершины наслаждения, выгнулся всем телом, после чего, обессиленный, рухнул Кейт на грудь.

Наконец, немного отдышавшись, он нежно поцеловал Кейт в последний раз и улегся рядом, притянув ее к себе.

Некоторое время они молча лежали, прислушиваясь к потрескиванию деревянной обшивки, наслаждаясь мерным покачиванием корабля, который плыл все дальше и дальше, рассекая волны.

Кейт улыбнулась и, уткнувшись Рэнду в плечо, проговорила:

– Я начинаю думать, что тебе давно пора было это сделать.

Рэнд усмехнулся:

– Теперь я и сам это понимаю. – Протянув руку, он коснулся ее щеки. – Я не собирался силой заставлять тебя выходить за меня замуж, Кейт. Я надеялся, что ты сама придешь ко мне, расскажешь о ребенке.

– Я хотела это сделать. Несколько раз порывалась, но что-то меня останавливало.

– Сейчас это уже не важно. Мы женаты, а для ребенка только это имеет значение.

«Для ребенка»... Кейт уже давно поняла, что для Рэнда только ребенок имеет значение, но ей все равно больно было это слышать.

– Учитывая то, что только что произошло... – Рэнд улыбнулся несколько самодовольной улыбкой, – как ты думаешь, может быть, нам заключить перемирие? По-моему, не так давно нам удалось это сделать весьма успешно.

Перемирие... Что ж, нужно соглашаться, решила Кейт. Они женаты, и, по правде говоря, у нее нет другого выхода. И все-таки ей было больно оттого, что он ее не любит, что, если бы не ребенок, они бы никогда не поженились.

Сколько же у них до сих пор не решенных проблем! Что будет, когда они приедут в Лондон? Как сложится ее дальнейшая жизнь?

Хорошо бы заглянуть в будущее, мелькнула в голове у Кейт мысль.

И в то же время она была очень рада, что не может этого сделать.

Они провели в море чуть больше месяца. После того вечера, когда они впервые занимались на борту корабля любовью, Рэнд перебрался в каюту Кейт, и, как она и подозревала, путешествие из нудного превратилось в необыкновенно захватывающее. И причиной тому был Рэнд.

Мало-помалу они начали говорить все более откровенно и на самые разнообразные темы. Самое главное место в их разговорах занимал еще не родившийся ребенок. Кейт с Рэндом спорили о том, как они его назовут, прикидывали, как обставят детскую, которую Рэнд собирался устроить в Белдон-Холле – своем загородном поместье, расположенном в графстве Бекингемшир, где он намеревался проводить с Кейт большую часть времени.

– Оно необыкновенно красивое, – рассказывал он Кейт. – Огромный каменный дом, окруженный зелеными холмами. Он стоит вдалеке от шумных, грязных городов. Отличное место для того, чтобы воспитывать малыша.

Спорили они и о Джеффри Сент-Энтони. Кейтлин его защищала, Рэнд же был убежден, что из него вышел бы для Кейт никудышный муж.

– Ты бы разжевала его и выплюнула. – Он ухмыльнулся Кейт дьявольской ухмылкой. – Тебе нужен мужчина, а не мальчишка.

Кейт едва сдержала улыбку. Рэнд – мужчина, этого у него не отнять. Кроме того, в глубине души она была убеждена в том, что он прав. К Джеффри она не испытывала никаких чувств. Он и внешне ей не слишком нравился, но она все равно то и дело заговаривала о нем. Приятно было видеть, как у Рэнда ревниво загораются глаза, когда она говорит о другом мужчине.

По правде говоря, они не всегда спорили, но Кейт нравилось, что они могли кричать, не соглашаться друг с другом и при этом их влечение не исчезало. Но больше всего ей нравился процесс примирения. В последний раз, когда Рэнд решил, что их спор затянулся, он подхватил Кейт на руки, отнес в каюту, швырнул на койку и занялся с ней любовью.

Разговаривали они и о бароне. Рэнд передал Кейт последнюю информацию, полученную им от полицейского с Боу-стрит, равно как и разговор, состоявшийся у него с ее отцом перед отъездом с Санту-Амару.

– Когда речь идет о Талмидже, твой отец становится абсолютно невменяемым, – со вздохом проговорил он. – Он думает, что барон святой, и его невозможно разуверить в этом. Может, после того как родится ребенок, мы вернемся на остров, чтобы убедиться в том, что профессору ничто не угрожает?

Кейт еще сильнее полюбила Рэнда за то, что он понимает ее страхи и стремится оградить ее от них. Впрочем, Кейт чувствовала, что день ото дня влюбляется в Рэнда все сильнее. Да и Рэнд, похоже, относился к ней со всевозрастающей теплотой. И впервые с тех пор, как они покинули остров, в сердце Кейт зародилась надежда. Может, они все-таки смогут быть счастливы. Быть может, Рэнд даже полюбит ее.

Но когда они прибыли в Лондон, ее надежды на будущее, которые она лелеяла на борту корабля, с каждым днем становились все призрачнее и наконец медленно испарились.

Глава 18

Рэнд и Кейт жили в Белдон-Холле всего неделю, но он уже казался совершенно не таким, каким Рэнд знал его всегда. Теперь он был гораздо теплее и уютнее. Рэнд остановился в дверях и, услышав доносившийся со второго этажа звонкий смех Кейт, поднялся по широкой мраморной лестнице наверх.

Кейт была занята разговором с продавцом тканей: выбирала для детской шторы.

«Давай повесим ярко-желтые, как солнышко, – вспомнились Рэнду ее слова, однако он упорно твердил, что шторы должны быть ярко-синие. – А что, если ты ошибаешься? Что, если у нас будет девочка?»

«Нет, мальчик, – возразил Рэнд с такой решимостью, что Кейт рассмеялась своим гортанным смехом. – Но если хочешь, можешь повесить желтые».

Они больше не занимались любовью. Кейт была уже на седьмом месяце беременности, и Рэнд решил, что их интимная жизнь может повредить ребенку.

В последнее время она округлилась, стала неповоротливой, так что Рэнд вроде бы не должен был испытывать к ней желания. Ан нет. Его тянуло к Кейт больше, чем когда-либо. Хотелось прикасаться к ней, обнимать ее, трогать руками ее большой живот, чувствуя, как в нем шевелится ребенок. А еще хотелось заниматься с ней любовью, причем больше, чем когда бы то ни было.

Все эти желания охватывали Рэнда с такой силой, что ему становилось страшно. Что бы Кейт ни попросила дать ей или сделать, Рэнду хотелось ей услужить.

И в то же время он понимал, что звание герцогини Белдон накладывает на Кейт определенные обязанности, и был преисполнен решимости добиваться от нее их выполнения. Никаких хождений по городу без сопровождения, как она привыкла – беременные женщины вообще не выходят из дома, – никаких публичных выступлений и, естественно, никаких нелепых обвинений в проступках, которые, по ее мнению, он совершил.

Как, например, обвинений по поводу того, что он держит дома ценную коллекцию предметов из нефрита, а также несколько древнеримских и древнегреческих бюстов.

«Поверить не могу! – с негодованием заявила ему как-то Кейт, когда впервые увидела в шкафу изысканные китайские безделушки из нефрита. – Ты прячешь от людей такую красоту! Ты же знаешь, как я к этому отношусь, и ни словом об этом не обмолвился!»

Рэнд поймал себя на том, что ухмыляется.

«Именно потому, что знаю, я тебе ничего и не сказал».

«О! Ты меня с ума сведешь!»

«А ты меня. Когда родится наш сын, клянусь, я заставлю тебя заплатить мне за все бессонные ночи, которые у меня были по твоей милости из-за того, что ты больше со мной не спишь».

Кейт очень мило вспыхнула, и Рэнд в сотый раз подумал, что прикипел к ней душой. По правде говоря, он обожал ее, и это его пугало. Среди его знакомых не было никого – за исключением, пожалуй, Ника Уорринга, – кто чувствовал бы такую странную привязанность к собственной жене.

Отец наверняка высмеял бы его за это, назвал бы круглым идиотом.

«Женщина создана для того, чтобы ублажать мужчину и рожать ему сыновей. Это все, на что она годна, и каждый, кто об этом забывает, – не мужчина», – сказал бы он.

И то, какие чувства он испытывает к своему еще не родившемуся ребенку, тоже пугало Рэнда, не давало ему покоя. Он уже считал малыша равноправным членом семьи. Джонатан Рэндалл – они уже придумали имя мальчику, а Рэнд был уверен, что родится мальчик, – был для Рэнда настоящий, словно уже лежал наверху в детской. Крошечный темноволосый мальчуган – точная копия его самого. А может быть, мальчик родится веснушчатый, с огненно-рыжими волосами, как у его матери. Но каким бы он ни родился, он наверняка будет умным, как его мать, и сильным, как отец.

Рэнд улыбнулся, подумав о том, как было бы хорошо, если бы дом был полон детей. Но уже через секунду улыбка на его губах погасла.

О чем, черт подери, он только думает? Это женщины должны мечтать о детях, а не мужчины. Отец бы его убил за такие мысли.

– Рэнд? Это ты?

Из детской вышла Кейт и, подойдя к перилам лестницы, глянула вниз. Она улыбнулась ему радостной улыбкой, и Рэнд отчего-то почувствовал, как к горлу подступил комок. Какая же она красивая, даже сейчас, когда носит ребенка! Чистая кожа, яркий румянец на щеках. Никогда она еще не была настолько обворожительна.

– Может быть, поднимешься и поможешь мне выбрать материю для штор? Продавец говорит, что я выбрала слишком яркую, но я с ним не согласна. Ты бы мог помочь разрешить наш спор.

Рэнду очень хотелось это сделать. Он всегда прекрасно разбирался в материях и красках. Именно поэтому он так любил рисовать. С помощью красок воспроизвести мир таким, каким ты его видишь... Что может быть упоительнее? Он бы с наслаждением занимался этим в юности, если бы отец ему не запретил.

Взглянув на Кейт, Рэнд покачал головой.

– Боюсь, тебе придется обойтись без моей помощи. Я должен работать. Буду у себя в кабинете.

Рэнд говорил, конечно, правду. У него всегда было много дел, которые надлежало выполнять. Но в глубине души он понимал, что просто боится. Каждый день, проведенный рядом с Кейт, каждый час, каждую минуту он все больше и больше привязывался к ней. Ему казалось, что в отношении ее он становится необыкновенно мягкотелым и безвольным. Он ужасно боялся влюбиться в нее и чувствовал, что это уже происходит.

А этого Рэнд допустить не мог.

Из окна в Красной гостиной Кейт смотрела, как муж работает вместе с садовником над устройством зимнего сада.

«Давно пора было им заняться, – сообщил он Кейт вчера вечером за ужином. Ужин был единственным совместным времяпрепровождением, на которое она точно могла рассчитывать. – Но мне каждый год хочется сделать что-то по-новому, а поскольку я уезжал и никаких инструкций садовнику не оставил, он решил ничего не делать самостоятельно, а просто дождаться моего возвращения».

Садоводство, равно как поэзия и изучение пернатых, было одним из занятий, к которым Рэнд проявлял интерес, хотя ни за что бы в этом не признался. Кейт его к этому и не принуждала. Она лишь одобрительно улыбнулась, когда Рэнд упомянул, что приказал подстричь живую изгородь, придав ей форму леопарда вместо той, что была раньше, – медведя. Кейт попросила его ненадолго прерваться и пообедать с ней, но Рэнд отказался. И ей стало грустно при мысли о том, что в последнее время он делает это слишком часто.

Она попыталась уговорить себя, что не должна принимать это близко к сердцу. Она же знает, как он занят. После приезда в Белдон-Холл Кейт с удивлением обнаружила, что герцоги, оказывается, работают не покладая рук. Нужно было вести дела многочисленных поместий; кроме того, было немало людей, существование которых целиком и полностью зависело от Рэнда. А он был из тех, кто серьезно относится к своим обязанностям.

Однако Кейт подозревала, что в последнее время не только обязанности держат его подальше от нее.

Похоже, Рэнд намеренно ее избегал. Он перестал заниматься с ней любовью, хотя врач уверял, что их половая жизнь не причинит ребенку никакого вреда, а по вечерам запирался в своем кабинете, хотя раньше постоянно играл с Кейт в карты или в шашки.

Кейт не понимала, что случилось, но подозревала, что всему виной ее беременность. Похоже, Рэнд перестал испытывать к ней влечение. Сам он, естественно, этого не говорил, наоборот, частенько делал ей комплименты, говоря, что она отлично выглядит, но Кейт ему не слишком верила.

И теперь она стояла у окна и наблюдала за Рэндом. Вот он вышел из сада, похоже, закончив работу, и направился к конюшням. Стоял чудесный осенний денек, ясный и солнечный. По небу плыли редкие легкие облака, дул свежий ветерок. Наверное, Рэнд отправился кататься верхом, решила Кейт. А может быть, собрался проведать кого-то из своих арендаторов. Как ни хотелось Кейт составить ему компанию, она не могла этого сделать. Сейчас, будучи уже на седьмом месяце беременности, она вынуждена было отказаться от такой роскоши, как верховая езда.

Но она не обязана сиднем сидеть дома, раздраженно подумала Кейт, и прогулка наверняка пойдет ей только на пользу. Взяв из спальни кашемировую шаль, она вышла из дома и направилась к небольшому извилистому ручью, протекавшему неподалеку среди невысоких холмов.

Ветер оказался сильнее, чем она предполагала, и тотчас же растрепал ей волосы, а солнце, лучи которого просачивались сквозь голые ветви деревьев, нещадно припекало. Нужно было надеть шляпу, мелькнула в голове у Кейт мысль, но она тотчас же отбросила ее. Наплевать ей на то, что герцогине неприлично иметь покрытую веснушками кожу. Она и так уже слишком часто поступала так, как хочет Рэнд. Она такая, какая есть, и ему нужно было подумать об этом, прежде чем жениться на ней.

Поднявшись на небольшой холм, Кейт с удивлением заметила стоявшего спиной к дому Рэнда. Перед ним был трехногий мольберт, а в руке он держал палитру с яркими акварельными красками. Рэнд рисовал очаровательный пейзаж: на переднем плане рощица, между деревьями протекает чистый, прозрачный ручеек.

Кейт подошла поближе, стараясь незаметно заглянуть Рэнду через плечо. Должно быть, он почувствовал ее присутствие. Круто обернувшись, он увидел Кейт, и кровь отхлынула у него от лица.

– Какого черта ты здесь делаешь? Неужели ты ни на минуту не можешь оставить меня в покое? Почему бегаешь за мной, как собачонка? – Слова замерли у Кейт на губах.

– Ты рисуешь, – наконец проговорила она, хотя и так было видно, чем Рэнд занимается.

Лицо Рэнда пошло красными пятнами.

– Ничего я не рисую! Просто занимаюсь всякой ерундой! Сорвав с мольберта лист бумаги с рисунком, Рэнд разорвал его пополам, не успела Кейт и глазом моргнуть.

– Как видишь, я уже закончил!

Кейт ошарашено смотрела, как половинки листа, кружась в воздухе, падают на землю, потом перевела взгляд на Рэнда: тот уже повернулся и устремился к дому.

Кейт нагнулась и подняла рисунок. Линии были твердые и четкие. Кроме того, Рэнду великолепно удалось изобразить струящийся сквозь ветви деревьев свет. Рисунок был необыкновенно хорош, и ей стало грустно оттого, что Рэнд его уничтожил.

О Господи, что это на него нашло? Зачем он это сделал?

В глубине души Кейт знала зачем. Она помнила слова Мэгги о том, что отец Рэнда издевался над его пристрастием к живописи и даже наказывал сына за то, что тот занимается, как он говорил, «бабьим делом». Постояв так несколько секунд, Кейт наконец опомнилась и, подхватив юбки, со всех ног бросилась за мужем вдогонку. Нагнала она его уже тогда, когда он вошел в сад.

– Рэнд! Постой! Подожди! – крикнула Кейт. Он услышал, но и не подумал замедлить шаг, продолжая решительно идти вперед. – Рэнд! Я хочу поговорить с тобой. Ну пожалуйста, остановись!

Рэнд нехотя остановился у края живой изгороди.

– Что тебе нужно? Давай быстрее, мне некогда.

– Послушай меня, Рэнд. – Кейт протянула ему две половинки рисунка. – Ты рисуешь изумительно... просто великолепно... Не нужно этого стыдиться. У тебя настоящий талант. Ты должен гордиться им, а не скрывать.

Он пристально взглянул на нее, но во взгляде Кейт не было ни насмешки, ни неодобрения, которые он ожидал увидеть.

– Это просто развлечение, – проговорил он, пытаясь оправдаться.

– Не имеет значения, почему ты этим занимаешься, лишь бы это занятие приносило тебе удовольствие. Ты потрясающе рисуешь. Мне бы хотелось взглянуть и на другие твои рисунки.

Поза Рэнда стала менее напряженной.

– Я снова начал рисовать только в начале года.

– Но ведь ты рисовал, когда был маленький, – осторожно проговорила Кейт, надеясь, что он расскажет ей об этом.

– Да. Моей маме было приятно, что я рисую, да и самому мне нравилось. Отец, конечно, относился с неодобрением к моему занятию.

– Он считал, что если мужчина рисует, он и не мужчина вовсе?

Рэнд пожал плечами.

– Он бил меня за это, и не один раз. Мама пыталась помешать ему, но ни к чему хорошему это не привело. В то время она была моложе и не такая сильная, какой стала после его смерти. И я спрятал краски. И как уже сказал, возобновил свои занятия только в этом году.

Кейт улыбнулась:

– Ты самый мужественный человек из всех, кого я когда-либо видела, Рэнд, но мне нравится в тебе и то, что ты способен чувствовать прекрасное.

Откашлявшись, Рэнд отвернулся.

– Прости меня за то, что я тебе наговорил. Я не хотел... Кейт почувствовала, как в груди поднялась теплая волна.

– Я не ходила за тобой по пятам. Я даже не знала, что ты там.

Рэнд улыбнулся и, взяв ее руку в свою, прильнул губами к ладони. Подняв голову, он взглянул на Кейт полным нежности и теплоты взглядом. Так он смотрел на нее в течение нескольких секунд, и мало-помалу теплота исчезла из его взгляда, а улыбка погасла.

– Пора идти, – буркнул он. – У меня и в самом деле много работы.

– Я... я еще побуду здесь. А ты иди.

Взглянув на нее, Рэнд лишь кивнул. Близость, возникшая было между ними, исчезла. Выражение лица Рэнда вновь, как обычно, стало непроницаемым. Повернувшись, он направился к дому, оставив Кейт стоять, где она стояла. Чувствуя себя необыкновенно одинокой – такой горечи она не чувствовала со дня отъезда с острова, – Кейт направилась к рощице и маленькому журчащему ручью, которые только что изобразил на своей картине Рэнд.

Мэгги Саттон, графиня Трент, прибыла в Белдон-Холл спустя две недели после того, как герцог вернулся в Англию с молодой женой. Рэнд сам пригласил друзей, но Кейт решил об этом не говорить. В результате Трентам был оказан прохладный, если не сказать – холодный, прием.

Вздохнув, Мэгги вышла из премиленькой голубой спальни, куда их с Эндрю поместили. Она сама виновата: потеряла доверие Кейт. И тем не менее Мэгги решила во что бы то ни стало восстановить теплые отношения с подругой и доказать, что она действовала исключительно из самых добрых побуждений.

Когда Рэнд с Эндрю отправились на охоту, Мэгги отыскала Кейт в детской – маленькой, залитой солнцем комнатке, расположенной через холл от апартаментов герцогини. Стены детской были выкрашены в мягкий желтый цвет, потолок украшала белая нарядная лепнина. Дверные наличники тоже были белыми, равно как и колыбелька и вся остальная мебель, а шторы на окнах и одеяльце на кровати – желтыми, как солнышко.

Увидев Мэгги, Кейт вскинула голову и холодно проговорила:

– Я думала, ты читаешь в своей комнате.

– Я проделала такой путь из Лондона не для того, чтобы читать. Я приехала повидаться с тобой, Кейт. Мне хочется знать, как ты живешь.

«Я хочу знать, как относится к тебе Рэнд, не сломала ли я тебе жизнь?» – хотелось спросить Мэгги, но она промолчала.

– Как видишь, у меня все в порядке. Через пару месяцев должен родиться ребенок. Рэнд заботится о том, чтобы я ни в чем не нуждалась, – сухо проговорила Кейт.

Ее отчужденность причинила Мэгги острую боль.

– Я знаю, Кейт, ты на меня сердишься, но я не собиралась тебя предавать. Я бы ни за что этого не сделала. Ты даже представить себе не можешь, как мне было тяжело идти к Рэнду. И я бы не пошла, клянусь тебе, ни за что бы не пошла, если бы совершенно искренне не считала, что вы любите друг друга.

Что-то в лице Кейт дрогнуло.

– Ты думаешь, что Рэнд меня любит?

– Я видела это всякий раз, когда вы были вместе... по тому, как он смотрел на тебя и как ты на него смотрела. И я решила дать тебе возможность познать такое же счастье, какое обрела я, выйдя замуж за Эндрю.

Кейт почувствовала, как комок подступил к горлу. Слезы брызнули из глаз.

– Мэгги, прости меня... – И она бросилась Мэгги на шею. Подруги обнялись, прижались друг к другу и заплакали. – Ты была мне самой близкой подругой. И когда я узнала, что ты открыла Рэнду тайну, которой я поделилась только с тобой, сердце мое было разбито.

Мэгги опустилась на маленький диванчик, обитый желтым бархатом, и Кейт села рядом.

– Я только хотела, чтобы вам всем было хорошо: и тебе, и Рэнду, и ребенку. Расскажи мне, что произошло, когда Рэнд приехал на остров, и как получилось, что вы поженились.

Вытерев слезы, Кейт поведала подруге всю невероятную историю, завершив рассказ тем, что Рэнд соблазнил ее в озере, подстроив все так, чтобы отец застал их на месте преступления. Когда она закончила, Мэгги изумленно покачала головой.

– Он любит тебя, Кейт. Я это знаю.

– Ты ошибаешься, Мэгги. Рэнд жалеет, что женился на мне. Думаю, если бы не ребенок, он бы бросил меня и вернулся в Лондон. Мэгги взяла Кейт за руку.

– Дай ему время, Кейт. Чувства, которые он сейчас испытывает, для него в новинку. Рэнд умеет глубоко чувствовать и переживать. Он всегда таким был. Но он боится своих чувств, боится, что они одержат над ним верх, что он не сможет держать их в узде.

– Ты так считаешь, Мэгги?

– Да. Ты любишь его? Кейт грустно кивнула:

– Люблю. Потому-то мне так тяжело.

– Рэнда нелегко любить. Он сложный человек.

– Он упрямый и властный. Отдает приказы, словно командует армией, а не всего лишь женой.

– Но ты его любишь. – Кейт печально улыбнулась.

– Да.

– В таком случае я не стану жалеть о том, что сделала. Надеюсь лишь, что со временем ваши отношения нормализуются и ты сможешь простить меня.

Кейтлин порывисто обняла ее.

– Теперь, когда я поняла, почему ты так поступила, мне не за что тебя прощать.

– Итак, скоро ты будешь отцом. – Сидя в кресле перед камином в кабинете Рэнда, Эндрю Саттон взял предложенную ему сигару. – Какие чувства ты испытываешь?

Рэнд знал, что Эндрю – сильный мужчина, как раз такой, какой нужен Мэгги. Он прекрасно знал, что ему нужно от жизни. Рэнд завидовал его решительности и уверенности в себе.

– По правде говоря, я еще не готов к тому, чтобы стать отцом. Вы с Мэгги женаты уже какое-то время, а я, до того как, Кейт ворвалась в мою жизнь, не думал не только о детях, но и о женитьбе. Все это казалось мне делом весьма отдаленного будущего. И тем не менее должен признаться, мне не терпится увидеть моего сына.

– А если родится дочь? Рэнд ухмыльнулся.

– Тогда я пристрелю каждого, кто осмелится к ней приблизиться.

Эндрю расхохотался, а Рэнд хмыкнул. В этот момент в кабинет вошли Мэгги и Кейт, и смех постепенно стих.

– Над чем это вы смеялись? – спросила Кейт Рэнда.

– Да так, над своим, – ответил он. – Учитывая обстоятельства нашей женитьбы, думаю, наш с Эндрю разговор не покажется тебе смешным.

Кейт не стала развивать эту тему, за что Рэнд был ей благодарен.

– Мы зашли к вам только затем, чтобы сказать, что уезжаем, – сообщила Кейт. – Леди Харриман пригласила нас на чай. Вернемся вечером.

Рэнд нахмурился.

– Думаю, это не слишком хорошая идея. На улице холодно. Дороги все размыты. Я бы предпочел, чтобы ты осталась здесь.

Улыбка Кейт стала напряженной.

– До Харриман-Парка всего несколько миль. Мы с леди Харриман ровесницы. На прошлой неделе она приезжала ко мне с визитом и очень мне понравилась. Я бы хотела продолжить знакомство.

Наклонившись к огню, Рэнд раскурил сигару, несколько раз медленно пыхнул ею и проговорил:

– Может быть, после того как наши гости уедут, я выберу время, чтобы тебя туда свозить. А до этого...

– Я поеду, Рэнд. Я понимаю, ты герцог, но поскольку ты женился на мне, я теперь тоже герцогиня и могу поступать так, как пожелаю. Если ты думаешь, что твоей беременной жене неприлично появляться на людях, то тем хуже для тебя. Увидимся вечером. – И Кейт устремилась к двери.

Рэнд порывисто вскочил.

– Черт подери, Кейтлин! Ты уже на седьмом месяце! Все что угодно может случиться. Дорога вся в рытвинах и ухабах. У кареты может отлететь колесо. На улице холодно. Ты можешь простудиться. Я не позволю тебе подвергать тебя и моего сына опасности!

Прежде чем Кейт успела что-то сказать, подала голос Мэгги.

– Может, Рэнд прав, – осторожно сказала она. – Съездим в другой раз, когда погода улучшится.

Лицо Кейт порозовело.

– Может быть... Ваша светлость, не могли бы мы поговорить наедине?

Рэнд сдержанно кивнул, и они направились по холлу в Восточную гостиную.

Как только они вошли в комнату и дверь за ними захлопнулась, Кейт повернулась к мужу.

– Не знаю, что ты вбил себе в голову, Рэнд, но я нормальная, здоровая женщина, хотя и ношу сейчас ребенка. Я хочу тебя спросить: как долго ты еще собираешься отдавать мне приказания, словно какая-то царственная особа служанке? Потому что если ты и дальше намерен так себя вести, то я просто соберу вещи и вернусь в Лондон.

Рэнд похолодел.

– Ты этого не сделаешь!

– Сделаю, Рэнд, клянусь. Ты мой муж, однако это не дает тебе права следить за каждым моим движением, читать все мои мысли. Если ты именно так представлял нашу совместную жизнь, то ты глубоко заблуждался.

Несколько секунд Рэнд стоял, кипя от злости. Она, конечно, права. Он запер ее в доме, пытаясь защитить. Он боялся, как бы чего не случилось с ней самой или с ребенком. А следовало бы знать, что с такой женщиной, как Кейт, этот номер не пройдет.

Тяжело вздохнув, Рэнд сказал:

– Ладно, черт подери! Можешь отправляться к леди Харриман. Но я на всякий случай пошлю с тобой пару лакеев. И прикажу кучеру вести карету как можно осторожнее, чтобы избежать тряски.

Легкая улыбка тронула губы Кейт. Подойдя к Рэнду, она легонько поцеловала его в губы, и он мгновенно почувствовал желание.

– Со мной все будет в порядке, Рэнд, не волнуйся. Я не сделаю ничего такого, что могло бы пойти во вред нашему ребенку, обещаю.

Рэнд лишь кивнул. Он снова ей уступает, подумал он, но Кейт практически невозможно сказать «нет». Но может быть, и не нужно этого говорить, поскольку она никогда не требует невозможного.

И все-таки Рэнда беспокоило то, что Кейт приобрела над ним такую власть. Что же ему теперь делать?

Глава 19

Вещи Мэгги и Эндрю были уже собраны и стояли в холле. Оставалось только занести их в карету. Чета Трентов готовилась уезжать и прощалась с Рэндом в Красной гостиной, когда на пороге появилась Кейт, белая как мел.

– Что случилось? – обеспокоено спросил Рэнд, направляясь к жене. – Я думал, ты просто проспала, а на тебе лица нет.

– Со мной что-то не так. Может быть... может быть... послать за доктором Дэнисом? Когда я проснулась, то увидела... – Кейт смущенно вспыхнула, – увидела... на простыне кровь.

Выругавшись, Рэнд схватил Кейт за руку, подтащил к софе, бережно усадил ее, потом снова подошел к двери, подозвал дворецкого и приказал ему мигом мчаться к врачу и просить его приехать.

– Это не из-за того, что я ездила в Харриман-Парк, – сказала Кейт, умоляюще глядя ему в глаза, когда он вновь подошел к ней. – Нас совсем не трясло... клянусь тебе.

Склонившись над ней, Рэнд поцеловал ее в лоб.

– Не волнуйся, любовь моя. Я уверен, все обойдется. Давай я отведу тебя наверх. Доктор тебя осмотрит, и все будет хорошо.

Через несколько часов прибыл доктор Дэнис и тотчас же отправился в спальню герцогини, приказав всем посторонним удалиться. К этому времени Кейт уже чувствовала себя лучше, однако доктор приписал ей строгий постельный режим на ближайшие несколько дней, и Кейт, ворча, повиновалась.

Эндрю вернулся в Лондон, но Мэгги Рэнд попросил остаться до тех пор, пока Кейт не станет лучше, и та, естественно, согласилась. Спустя несколько дней состояние здоровья Кейт и в самом деле заметно улучшилось, во всяком случае, настолько, что она стала жаловаться на то, что ее круглые сутки держат в постели, и Рэнд нехотя согласился разрешить ей проводить каждый день по нескольку часов в саду.

– Он так о тебе заботится, – с улыбкой проговорила Мэгги, когда они с Кейт уселись на удобные мягкие стулья, которые для них вынес в сад лакей. – Никогда не видела, чтобы он так себя вел.

Кейт погладила свой большой живот, в котором рос ребенок Рэнда.

– Он хочет этого малыша. Мне кажется, он его уже любит. Из него выйдет прекрасный отец.

– Он хорошо помнит собственное детство. Его отец, старый герцог, ужасно к нему относился, и ему наверняка хочется, чтобы жизнь его собственного ребенка была другой.

Кейт улыбнулась:

– Она и будет другой. Мы с Рэндом приложим для этого все силы.

В этот момент ребенок шевельнулся в животе, и Кейт улыбнулась. Она повернулась к Мэгги, намереваясь ей что-то сказать, как вдруг живот пронзила такая острая боль, что Кейт ахнула.

– Что такое? Что случилось? – взволнованно спросила Мэгги.

И вновь приступ боли. Глубоко вздохнув, чтобы успокоить ее, Кейт с трудом выговорила:

– Что-то не так, Мэгги. Ребенок как-то не так шевелится. – На лбу у нее выступили капельки пота. – О Господи, что происходит?

Мэгги вскочила.

– Не шевелись. Я сейчас приду. И она помчалась кдому, крича:

– Рэнд! Рэнд!

Как только Мэгги убежала, Кейт согнулась пополам от боли. Тело покрылось липким потом, руки затряслись.

«Боже правый! Ребенок... Не может быть, чтобы он сейчас родился. Еще ведь так рано. Господи, сделай так, чтобы этого не произошло!» В этот момент живот пронзил очередной приступ боли, и Кейт закусила губу, чтобы не закричать. Тошнота подкатила к горлу, Кейт, соскользнув со стула, опустилась на колени в траву, и ее вырвало. В тот же миг из нее фонтаном хлынула вода, а за ней – ярко-алая кровь. Кейт не сразу поняла, что это, но, почувствовав что-то липкое, содрогнулась от ужаса.

Краешком глаза она увидела, что к ней бежит Рэнд.

– Нет! – закричала Кейт.

Снова боль, еще сильнее, чем прежде, после чего навалилась жуткая темнота и Кейт, потеряв сознание, рухнула в траву.

Очнулась она у себя в спальне. Боль не проходила. У кровати стоял Рэнд.

– Все будет хорошо, – проговорил он, ласково откидывая со лба Кейт влажные волосы. Он был так же бледен, как и она. Поодаль стояла Мэгги. Глаза ее блестели от слез. – Врач уже едет. Продержись еще чуть-чуть.

Но как можно продержаться, когда так больно? Когда понимаешь, что наступили роды, и ничего не можешь сделать, чтобы их остановить? Когда знаешь, что если ребенок родится так рано, он скорее всего не выживет?

Приехал врач, и Рэнд ненадолго вышел. Но как только новая волна боли нахлынула на Кейт и она не смогла сдержать крик, он распахнул дверь и ворвался в спальню.

– Неужели вы не видите, что ей больно? – накинулся он на доктора. – Дайте же ей что-нибудь, чтобы ей стало легче!

Доктор лишь покачал головой.

– Она должна находиться в сознании. Скоро все будет кончено.

Рэнд тяжело опустился на стул, стоявший возле кровати.

– Кончено? – непонимающе повторил он.

И тогда врач подтвердил его страшную догадку: Кейт рожает. Роды наступили преждевременно, и скорее всего ребенок не выживет.

Рэнд закрыл глаза. Кейт снова закричала и выгнулась всем телом в попытке исторгнуть из себя ребенка. Когда она повернулась взглянуть на Рэнда, он увидел у нее в глазах слезы.

Через несколько часов ребенок наконец родился. Мальчик, сообщил доктор. Он прожил всего несколько минут. Рэнд успел лишь заметить, что малыш великолепно сложен – копия того сына, о котором он мечтал.

Кейт, отвернувшись, плакала в подушку. Боль стала еще острее. Но теперь болело не тело, а душа.

Рэнд стоял рядом с Кейтлин на вершине покрытого инеем холма. Ледяной ветер раскачивал над головой тонкие голые ветви деревьев, бросал хрупкие увядшие листья на низкий кованый забор, за которым находились надгробные плиты и склепы – могилы семи поколений семейства Клейтон. Некоторые были старые, другие более свежие, как, например, могилы дяди и тети Рэнда, его родителей и недавно почившего молодого кузена.

Теперь к ним прибавилась могила его новорожденного сына, Джонатана Рэндалла Клейтона.

Сердце Рэнда сжалось от боли, когда он прочел надпись на гранитной плите детской могилки: «Любимому сыну от папы и мамы, герцога и герцогини Белдон». На глаза Рэнда навернулись слезы, и он испугался, что сейчас заплачет. Усилием воли ему удалось сдержаться.

Рядом стояла Кейт и смотрела на холмик из черной влажной земли. Она не плакала. Слез больше не было. Она выплакала их все до похорон. Холодный ветер пытался сорвать у нее с головы жесткую черную шляпку, теребил юбки черного траурного платья, но она этого не замечала. Казалось, она не чувствовала ничего: ни ветра, ни холода. Она не отрываясь смотрела на могилу, и Рэнд остро ощущал тяжесть ее горя.

Оно усиливало его собственное, и, наконец, выдерживать его уже не было сил. Рэнд скорбел не только по умершему сыну, но и по Кейт. Каждая ее слезинка вызывала нестерпимую боль в его сердце.

Рэнд знал, что Кейт винит во всем себя.

«Должно быть, это случилось из-за того, что я упала, – говорила она Рэнду. – В тот день на острове... Я не должна была идти собирать виноград».

«Ты ни в чем не виновата, – ласково успокаивал ее Рэнд, хотя временами ему хотелось обвинить ее, вылить свой гнев еще на кого-то, помимо Господа. – Иногда такое случается. Такова жизнь».

«Может быть, Господь наказывает нас. Как Адама и Еву. Может, это плата за наши грехи».

Рэнд пытался спорить, пытался убедить ее в том, что это неправда, но она его не слушала.

Викарий закончил службу, и маленькая группа присутствующих на похоронах – Николас и Элизабет, Мэгги и Эндрю, несколько знакомых из соседних поместий – начала спускаться с холма. Кейтлин шла рядом с Рэндом, стараясь не дотрагиваться до него.

С этого дня она все больше отдалялась от него. Рэнд замечал это и злился, но ничего не мог поделать, чувствуя себя абсолютно беспомощным, не способным владеть ситуацией.

С каждым прожитым днем боль утраты не становилась менее острой. Она терзала Рэнду душу, но он понимал также и то, что Кейт приходится еще хуже.

Наступили праздничные дни, но в Белдон-Холле даже не вспоминали о новогодних праздниках. Не было там ни рождественской елки, ни большого полена, которое по традиции положено сжигать на святки, ни подарков ко дню крещения. Кейтлин бы этого не позволила, а Рэнд и думать не смел поступить вопреки ее желанию, особенно когда она смотрела на него своими огромными печальными зелеными глазами, в которых, казалось, навсегда застыли слезы.

День проходил за днем, а пропасть между ними становилась все глубже. Сердце Рэнда разрывалось от боли, которую он, как ни старался, не мог победить. Никогда еще он не встречался с таким грозным противником. Рэнд чувствовал, что он стал блеклой тенью себя прежнего – сильного, решительного, – и ненавидел себя за это.

Всякий раз, когда он смотрел на печальное худое лицо Кейтлин, душу его снедала острая жалость, делая его беспомощным, заставляя еще острее чувствовать горечь утраты. Он становился слабаком, что и предсказывал ему отец, и это пугало Рэнда так, как ничто и никогда в жизни.

Он понимал, что должен что-то сделать, чтобы спасти себя. Если он ничего не предпримет, то потеряет себя окончательно и бесповоротно. Он должен возродиться.

Рэнд знал, что для этого есть только один путь – уехать из Белдон-Холла, бросить Кейтлин. Он должен вернуться в город, к той жизни, которую вел в ту пору, когда их с Кейтлин связывала только дружба и сильное физическое влечение друг к другу. И тогда он снова станет тем, кем был раньше, сможет взять себя в руки и держать свои чувства в узде.

Он уедет, и Кейт придется научиться жить без него.

Прошло больше месяца с тех пор, как Рэнд уехал из своего загородного дома, когда Кейт понемногу начала приходить в себя от своего горя. Был конец февраля. День стоял ясный, солнечный, хотя и морозный. Небо было синее-синее. На горизонте – ни облачка. Быть может, яркое солнце растопило своими теплыми лучами ледяной панцирь, в который было заковано сердце Кейт, кто знает. Но так или иначе, оно начало оттаивать.

Боль еще оставалась, потеря сына по-прежнему была незаживающей раной. Но в такой светлый, чудесный день, когда хочется думать только о хорошем, Кейт вдруг впервые за много недель поняла, что потеряла не только ребенка, но и еще что-то не менее ценное.

Рэнд уехал, и мир без него стал пустым.

Может быть, она сама во всем виновата, думала Кейт, бродя по саду и с восхищением разглядывая подстриженные в форме леопарда кусты – выдумку Рэнда. Наверняка Рэнд горевал не меньше, чем она сама, и в то же время он казался таким сильным, что тогда ей не пришло это в голову.

На секунду мелькнула мысль, что он не должен был бросать ее в то время, когда был так нужен ей. Письма, которые он время от времени писал, были предельно вежливы. Тщетно искала она хотя бы частичку теплоты, с которой он раньше к ней относился. Но все-таки он ее муж, она скучала по нему, жаждала быть с ним рядом. Пускай он не любит ее, но ведь она его любит, причем очень сильно. Она стала понимать это только в последние несколько дней. Пора приходить в себя и продолжать жить.

И Кейт послала письмо в Вудленд – загородный дом лорда и леди Трент в Суссексе, неподалеку от Лондона, – с просьбой остановиться у них по дороге в Лондон. Мэгги была в полном восторге. В ответном письме она сообщила Кейт, что Рейвенуорты тоже собираются приехать в это же время.

«Мы с нетерпением ждем, когда снова соберемся вместе, – писала она. – И особенно будем рады видеть тебя и Рэнда».

Кейт с удивлением поняла, что никто из них не знает, что Рэнд уехал из Белдон-Холла и уже несколько недель живет в Лондоне. Странно, что он ничего не сказал друзьям, подумала Кейт, и в душу ее закрался безотчетный страх. Она любила Рэнда, скучала по нему и хотела быть с ним вместе. И когда она отвечала на письмо Мэгги, то не стала упоминать о том, что приедет в Вудленд одна. Она очень нуждалась в совете подруги. Та могла ей помочь изыскать способ уничтожить пропасть, разделявшую ее с Рэндом.

Кроме того, лорд Рейвенуорт тоже там будет. Только он знает ее мужа лучше, чем Мэгги, и, наверное, сможет чем-нибудь ей помочь.

Пора было думать о будущем, а будущее для нее – это Рэнд. Кейт помнила каждую его улыбку, каждое ласковое прикосновение. Как хорошо ей было, когда они занимались любовью. Ей нестерпимо захотелось вернуть эти восхитительные мгновения.

Пускай Рэнд ее не любит, но ведь он ее муж. Они женаты, и впереди их ждет долгая жизнь. Врач сказал, что она вполне способна выносить и родить мужу здорового малыша. Когда Рэнд вернется домой, они могут еще раз попытаться зачать ребенка, и на сей раз у них наверняка все получится.

Кейт была полна решимости начать жить заново. Единственное, что для этого требуется, – это убедить мужа вернуться домой.

Стоя в холле своего лондонского особняка, Рэнд натянул лайковые перчатки, подождал, пока дворецкий накинет ему на плечи плащ, и направился к двери. Вечер выдался чудесный. Небо наконец-то было чистое, звезды сияли на небосклоне, словно бриллианты. Днем выпал легкий снежок. Он накрыл грязные канавы белой пеленой, и город выглядел чистым и светлым.

Во всяком случае, Рэнду так казалось. Да и вся его жизнь казалась ему чистой и светлой и наконец-то снова нормальной. Здесь был теперь его мир – сверкающий, веселый, танцующий мир богатой лондонской аристократии. Со дня приезда в город Рэнд с головой ушел в светскую жизнь с единственной целью – забыть свою незадачливую женитьбу, утрату любимого сына и женщину, которая, сама того не ведая, практически лишила его мужественности.

Твердо решив добиться поставленной цели, Рэнд, как правило, возвращался домой незадолго до рассвета, обычно слегка навеселе. Появились друзья из прошлого: лорд Энтони Майлз, второй сын маркиза Уилберна; Раймонд де Яиг, бывший школьный приятель; виконт Сент-Ив, красивый мужчина, но отъявленный мошенник, которого он знал уже много лет; и другие, с которыми Рэнд был едва знаком. В основном это были холостяки, но встречались и женатые.

Они много пили, играли в карты и другие азартные игры, и Рэнду стало казаться, что он уже начал достигать своей цели.

Боль ушла, Рэнд был в этом уверен. Он снова был счастлив. Темные дни канули в прошлое. Он перестал о них вспоминать. Время от времени он писал Кейт короткие письма и считал, что на данном этапе этого достаточно. Быть может, позже он нанесет ей визит, посмотрит, как она там поживает. Но не сейчас. В настоящее время он доволен своей жизнью и не желает, чтобы что-то ее отравляло.

Он восстановил не лишенные приятности отношения со своей бывшей любовницей, Ханной Риз.

Как и в былые времена, он посещал ее каждый вечер. После приезда в Лондон он купил ей новые роскошные апартаменты, где они могли встречаться без помех.

Скоро он поедет к ней, подумал Рэнд, но сначала проведет несколько часов в «Уайтс», сыграет в вист или мушку и наверняка выиграет, потом отправится на какую-нибудь вечеринку с друзьями, а уже потом поедет к любовнице.

Ханна наверняка будет его ждать. Красивая она женщина: светлые волосы, стройная фигура, маленькие конусообразные груди. Ничего общего с миниатюрной, изящной рыжеволосой особой, которая так и норовит заставить вспомнить о себе всякий раз, когда он бывает неосторожен, грозя разрушить созданный им хрупкий мирок.

Ханна и Кейтлин абсолютно разные, как луна и солнце. В глубине души Рэнд понимал, что ему недостает солнечного тепла и света, которые дарила ему Кейтлин, однако ни за что не признался бы в этом. Как ни старался он с головой погрузиться в великосветскую жизнь, такую привычную, хотя поначалу слегка позабытую, в самых укромных тайниках его сердца притаилась холодная тоска.

Выиграв несколько сотен фунтов у своего старого соперника по скачкам лорда Маунтрайдена, что весьма его порадовало, Рэнд ушел из «Будлза» сразу после полуночи и отправился в уютное гнездышко Ханны, располагавшееся в тихом и вместе с тем удобном районе Мейфэр. Та, естественно, уже ждала его, облаченная в прозрачный шелковый французский пеньюар, подаренный им несколько лет назад. Налив Рэнду бренди, которое тот охотно выпил, она сразу же повела его в спальню.

– Я думала, ты приедешь раньше, – проговорила Ханна, и в голосе ее Рэнд уловил легкое недовольство, хотя раньше она не имела привычки жаловаться. – Ты же говорил, что мы можем поехать куда-нибудь поужинать.

Но Рэнду никуда не хотелось ехать. От Ханны ему нужны были не разговоры, а ее тело, которое могло бы помочь ему забыться хотя бы на одну ночь.

– Время пролетело так незаметно, – оправдывался он. – В «Суррее» дают новую оперу. Давай я свожу тебя туда на этой неделе.

Это скорее не опера, а фарс, подумал Рэнд, но Ханне все равно. Да и театр небольшой, уютный, малопосещаемый – как раз для того, чтобы сводить туда любовницу. Ему вдруг живо вспомнилось, как он целовал Кейт в Королевском театре – красивую и негодующую, не побоявшуюся сказать ему все, что она о нем думает, и вызвавшую в нем такое острое желание, какого он никогда не испытывал ни к одной женщине. Стиснув зубы, Рэнд безжалостно выбросил это воспоминание из головы.

– Иди сюда, Ханна, – приказал он.

Она послушно подошла, грациозно ступая в своем почти прозрачном шелковом пеньюаре бледно-лилового цвета. Сколько он себя помнил, она всегда была рядом, утешала его, когда он больше всего в этом нуждался. Казалось, мир вот-вот разрушится и уже нет сил жить дальше – тогда-то он и приходил к Ханне.

Обхватив Рэнда руками за шею, Ханна притянула его голову к себе и прильнула к его губам. Рэнд оборвал поцелуй, прежде чем она успела почувствовать желание.

Ему казалось, что поцелуй – это нечто интимное, сопряженное с нежностью и любовью – чувствами, которые он никогда не питал к Ханне. И он принялся массировать пальцами ее соски, потом рассеянно гладить ее тело. И, наконец, его собственное тело отозвалось желанием, хотя для этого потребовалось гораздо больше времени, чем должно было бы. И Рэнд ощутил досаду, осознав, что их занятия любовью доставляют ему все меньше удовольствия.

Сегодня ему просто хотелось побыстрее покончить со всем этим. Прижав Ханну к кровати мощным телом, Рэнд расстегнул брюки, раздвинул ей ноги и рывком вошел в нее. Ханна тихонько ахнула. Он занимался с ней любовью быстро и небрежно, понимая, что должен дождаться, пока она достигнет пика наслаждения, но не желая ждать.

Когда они закончили, Рэнд тотчас же отстранился от нее и принялся поправлять одежду.

Свернувшись калачиком на кровати, Ханна наблюдала за ним из-под полуопущенных золотистых ресниц.

– Это о ней ты все время думаешь, верно? О своей жене?

Рэнд бросил на нее суровый взгляд.

– Я никогда не думаю о своей жене! – отрезал он.

– Вот как? – Ханна недоверчиво вскинула брови. – А мне кажется, она постоянно сидит в тебе. Ты хочешь ее, а не меня. Мне кажется, ты только делаешь вид, что не скучаешь по ней, а на самом деле это не так. Но ведь она твоя жена. Почему ты не хочешь просто взять и привезти ее?

В груди Рэнда зародилось какое-то странное чувство, которому он пока не мог дать названия. На душе вдруг стало тяжело. Рэнд стиснул зубы, пытаясь снять эту тяжесть.

– Я не хочу говорить о ней. И пока я оплачиваю твое жилье, полагаю, ты будешь выполнять мои желания.

Он почувствовал на своем лице ее взгляд. Будучи актрисой, Ханна видела людей насквозь. Понимать и оценивать их поведение было ее работой, и, надо сказать, она весьма в этом преуспела. Она не сводила с Рэнда глаз все то время, пока он вытирал со щеки помаду белым платком. Закончив, он направился к двери.

– Ты не останешься? – с явным удивлением спросила она. – Ты ведь совсем недавно пришел.

Совершенно верно, подумал Рэнд, но это не имеет никакого значения. Он должен уйти отсюда, подальше от этих все понимающих голубых глаз.

– Я вернусь через пару дней, и мы поедем в оперу, как я и обещал.

Ханна промолчала, и Рэнд, подойдя к двери, вышел и тихонько прикрыл ее за собой, пытаясь подавить охватившее его при этом чувство облегчения.

Лорд Трент давал бал. Кейт понятия об этом не имела, когда писала Мэгги. Поместье Вудленд-Хиллз располагалось близко от Лондона, и хотя сезон еще не наступил, любители великосветских вечеринок не прочь были поразвлечься. А день рождения леди Трент – или что-нибудь в этом роде – отличный для этого повод.

Кейтлин прибыла в величественный кирпичный особняк Трентов поздним утром в карете, которую ей оставил Рэнд. Мэгги удивилась, что она приехала одна, но еще больше ее поразило то, что Рэнд уже давно живет в Лондоне.

– Ну надо же, мы понятия об этом не имели. Он не то что с нами, он даже с Ником не общался, – сказала Мэгги Кейт. Они сидели в уютном салоне, окна которого выходили на раскинувшиеся позади дома поля, за которыми виднелся лес, и пили чай из прелестных фарфоровых чашек. – Это на него не похоже.

– Я не знаю, что делать, Мэгги. Я понятия не имею, о чем он думает. Боюсь, он до сих пор не пришел в себя от обрушившегося на нас несчастья. Как же мне хочется увидеться и поговорить с ним, выяснить, что случилось! Но, боюсь, он мне не расскажет, даже если я его спрошу.

– Я знаю, как остро он воспринял потерю сына. Я поняла это в день похорон. Таким убитым я его еще никогда не видела.

Кейт дрожащей рукой поставила чашку на стол.

– Он всегда казался таким сильным. Боже правый, как ему, должно быть, было тяжело! А я ничего не замечала, целиком поглощенная своим горем.

– Мне кажется, тебе нужно тотчас же ехать на Гросвенор-сквер. Выяснить, как он себя чувствует, заставить его выслушать тебя.

Кейт окинула взглядом свое черное траурное платье.

– Сегодня я надела его в последний раз. Из-за моего горя Рэнд отстранился от меня. Больше я не намерена позволить ему нас разлучить.

– Молодец! – улыбнулась Мэгги. – Можешь начинать свое превращение уже сегодня. Надеюсь, ты привезла с собой что-нибудь красивое?

Кейт снова поставила чашку с блюдцем на стол.

– По правде говоря, я привезла несколько чемоданов с одеждой, поскольку не знала, надолго ли задержусь в Лондоне. – Глаза ее решительно блеснули. – А теперь знаю, что задержусь настолько, насколько будет нужно.

Мэгги сердечно пожала Кейт руку.

– Твоя комната целиком в твоем распоряжении. Почему бы тебе не подняться ненадолго наверх и не отдохнуть? Через пару часов я пришлю горничную, чтобы она помогла тебе искупаться и переодеться.

Кейт кивнула и встала. Она не слишком жаждала появляться на балу, однако твердо намеревалась вернуться к жизни. И сегодня представился отличный случай это сделать.

Стоя на выложенном белой и черной мраморной плиткой полу танцевального зала, расположенного на третьем этаже Вудленд-Хиллз, Элизабет Уорринг разговаривала со своей невесткой Мэгги Саттон. А напротив жена Рэнда, новоиспеченная герцогиня Белдон, одетая в изысканное шелковое платье изумрудного цвета, очень мило беседовала с Уильямом Сент-Энтони, маркизом Уэстером, второй сын которого, Джеффри, в настоящее время находился на острове Санту-Амару в составе экспедиции ее отца.

– По-моему, Рэнд ее недооценивает, – заметила Мэгги, проследив за взглядом Элизабет, устремленным на их очаровательную подругу. – Ее откровенность и прямолинейность очень нравятся людям. Я не знаю никого, кто бы счел их оскорбительными.

– Если именно ее непосредственность привлекла в ней Рэнда, почему других это должно отталкивать?

– Интересно, что заставило его ее бросить? Кейт сказала, что он уже больше месяца живет в городе.

– На ее месте я бы тотчас же отправилась в Лондон и выяснила, – заявила Элизабет.

– Именно это она и собирается сделать. Кстати, она уже решила сократить свое пребывание у нас и уехать в Лондон завтра утром.

Одобрительно кивнув, Элизабет открыла шелковый веер темно-фиолетового цвета и принялась им обмахиваться. Ей нравилась Кейтлин, да и для Рэнда, чья непоколебимая преданность когда-то спасла ее мужа, тоже в ее сердце нашлось местечко.

Рэнд не похож на Ника. Он человек сильный, умеющий глубоко чувствовать и владеть собой, и Элизабет надеялась, что с Кейт он не наделает ошибок. Кейт не менее сильная натура, чем ее муж, и, как подозревала Элизабет, не простит ни измены, ни пренебрежительного к себе отношения.

Наблюдая за гостями поверх кромки веера, Элизабет заметила, что к подруге направляется леди Хэдли – обворожительная в белом, расшитом серебром платье, с зачесанными наверх и уложенными в высокую прическу черными локонами. Элизабет нахмурилась. С какой стати бывшей любовнице Рэнда выискивать Кейтлин на балу? Элизабет этого не знала, но хорошо понимала, что ничего приятного эта особа Кейт не скажет.

Разговор, по мнению Элизабет, длился слишком долго. Несколько минут спустя Кейт повернулась и направилась к высоким двойным дверям, ведущим из зала в холл. Россыпь веснушек резко выделялась на бледном как полотно лице, руки слегка дрожали. Обеспокоенная, Элизабет направилась за ней, моля Бога, чтобы ее догадка не подтвердилась. Надеясь, что леди Хэдли, приревновав Рэнда к Кейт, не сказала чего-нибудь такого, что причинило бы Кейт боль.

Элизабет обвела взглядом холл, но Кейтлин здесь не было. Она спустилась по лестнице на первый этаж, заглянула в комнаты для игр, салоны, полные гостей, поискала ее на террасе и в саду. Безрезультатно. Когда она направилась к лестнице, ведущей в восточное крыло, где располагались комнаты гостей, то наконец увидела Кейтлин. Та спускалась вниз в накинутом на плечи теплом, отороченном мехом плаще.

– Кейтлин! Боже правый! Куда ты собралась? Нижняя губа подруги задрожала, и беспокойство Элизабет усилилось.

– Передай Мэгги, что я благодарю ее за гостеприимство, но мне нужно срочно ехать в Лондон.

– Сейчас?! В такое время? Ты же доберешься до города не раньше полуночи!

– Это не имеет значения. Я уже распорядилась подать карету. Она должна ждать у входа. Скажи Мэгги, что, как только я приеду, тотчас же пошлю за вещами.

– Прошу тебя, Кейт, скажи, что происходит?.. Кейт заморгала, пытаясь сдержать слезы.

– Не знаю... пока не знаю. Но собираюсь выяснить. – И, повернувшись, исчезла за дверью.

Вне себя от волнения за Кейт, Элизабет бросилась искать Мэгги. Оставалось лишь надеяться, что, как бы то ни было, Кейт благополучно доберется до Лондона.

И что Рэнд, охваченный страшным горем, не совершил непоправимого, что, как Элизабет подозревала, вполне мог сделать.

Глава 20

Облаченная в шелковое платье изумрудного цвета, Кейт прибыла в особняк герцога на Гросвенор-сквер незадолго до полуночи.

К ее полному разочарованию, Рэнда там не оказалось.

Это не должно было бы ее удивить, но удивило. В глубине души она наивно полагала, что он и в Лондоне, точно так же как и в загородном поместье, скорбит по ребенку. Что ж, похоже, скорбь Рэнда давным-давно прошла.

А что, если Лавиния Уэнтуорт, леди Хэдли, сказала правду? Что, если Рэнд и в самом деле снова начал встречаться со своей давней любовницей Ханной Риз? Конечно, леди Уэнтуорт не сразу сказала об этом. Сначала она просто упомянула, что ходят всякие слухи, якобы дошедшие до нее.

Кейт потрясла головой, отгоняя неприятное воспоминание.

«Простите, но вы ошибаетесь, – сказала она тогда. – Мой муж находится в Лондоне по делам». После чего повернулась и направилась прочь, оставив леди Хэдли стоять там, где она стояла, но всю дорогу до Лондона перед ней то и дело возникало ее лицо с мерзкой, самодовольной улыбкой.

«Я не верю этому, – твердила себе Кейт. – И никогда не поверю». Рэнд поехал за ней в такую даль, на Санту-Амару. Он настоял на женитьбе, даже не настоял, а фактически вынудил ее согласиться. Если он так хотел жениться на ней, не станет же он после этого собственными руками разрушать то, что с таким трудом создал.

Однако по правде говоря, Кейт с самого начала знала, что Рэнду нужен был только ребенок. Теперь ребенка нет – сердце Кейт больно сжалось при мысли об этом, – и жена ему уже не нужна.

Оставив сонного Фредерика сидеть на козлах, Кейт поднялась по ступенькам на второй этаж, где находились их с Рэндом апартаменты, пытаясь преодолеть теснение в груди, которого она не чувствовала с тех ужасных дней, когда потеряла сына.

Она защитила Рэнда перед виконтессой в полной уверенности, что та ошибается. Проделав нелегкий путь до Лондона, чтобы его увидеть, она должна узнать правду.

Миновав собственные комнаты, Кейт прошла по холлу к апартаментам мужа. В спальне царил беспорядок, которого прежде практически никогда не наблюдалось. Обычно одежда Рэнда была аккуратно развешана в шкафу, а не разбросана по кровати. Но тут Кейт вспомнила, что сегодня четверг, а значит, у Персивала Фокса выходной.

Перси, по всей видимости, нет дома, но где же Рэнд? Кейт понимала, что должна его дождаться. Внезапно она заметила записку, написанную небрежным почерком, оставленную Рэндом на комоде для камердинера.

Взяв записку, Кейт прочитала и почувствовала, как у нее задрожали руки. «Уехал в оперу, потом отправлюсь в «Шателейн». Домой вернусь поздно. До завтрашнего дня ты мне не понадобишься».

Перси всегда волновался за хозяина, и Рэнд, очевидно, хотел его успокоить, уговаривала себя Кейт, прекрасно понимая при этом, что Рэнд развлекается. Вот только с кем? С друзьями – о чем она горячо молила Бога – или с любовницей?

Сглотнув, чтобы унять боль в груди, Кейт решительно расправила плечи, намереваясь узнать это во что бы то ни стало.

Спустившись с лестницы, она подошла к дворецкому, взяла у него из рук плащ и направилась к конюшне, располагавшейся позади дома. Кучер только что начал распрягать лошадей. Кейт приказала ему подождать, заметив, что карета ей еще понадобится.

– Слушаюсь, ваша светлость, – немного испуганно проговорил он. – Одну минутку. – Кейт уселась на сиденье, и несколько минут спустя в карете показалась голова кучера. – Куда едем, ваша светлость?

– В одно место под названием «Шателейн». Вам доводилось о таком слышать?

При тусклом свете фонаря она заметила, что кучер покраснел.

– Да, мэм, доводилось.

– Вы знаете, где оно находится?

Кучер несколько скованно кивнул. Похоже, раньше ему приходилось возить туда только Рэнда.

– Вот и хорошо. Я хочу, чтобы вы меня туда отвезли.

Помешкав секунду, кучер забрался на козлы, качая головой, словно хотел сказать: «Где уж их понять, этих господ». Несколько минут спустя они проехали по Пиккадилли, миновали Сент-Джеймс и направились к «Ковент-Гарден». Сидя в карете, освещенной горевшей внутри лампой, Кейт снова принялась истово молиться, чтобы Рэнд, этот самый сильный и добрый человек из всех, кого она знала, не причинил ей боли.

Сердце ее сжималось от страха. А что, если она в нем ошиблась? Что, если молиться уже слишком поздно?

Ханна Риз сидела напротив герцога Белдона в главном зале ресторана «Шателейн» – уютного заведения в «Ковент-Гарден», известного благодаря своему шеф-повару, французу по имени Пьер Дюмон, стряпня которого Рэнду всегда нравилась.

Он заказал вторую бутылку вина, дорогого французского бордо двадцатилетней выдержки, и официант откупорил его. Рэнд принялся с жадностью пить. С тех пор как герцог вернулся в Лондон, он очень много пил. Раньше он никогда себе подобного не позволял. Наверное, пытается отрешиться от беспокойных мыслей, решила Ханна.

Она знала о смерти его сына. Рэнд делился с ней своими горестями, ведь они были не только любовниками, но и друзьями. Ей было известно, что он женился на американке, хотя женитьба была единственной запретной темой их разговоров.

И Ханне казалось, она понимает почему.

Вот уже почти десять лет она любила Рэнда Клейтона. Поскольку ей были известны признаки влюбленности и она знала, насколько мучительна бывает любовь, она была убеждена, что герцог любит свою жену.

– Я думала, ты голоден, – заметила она, взглянув на его почти полную тарелку. – Ты совсем ничего не съел. – Подцепив на вилку кусочек палтуса в соусе из омаров, она попробовала его. – По-моему, очень вкусно. Знаешь, я немного устала после такого долгого представления. – Рэнд, как и обещал, отвез ее в оперу, но казался рассеянным, и представление явно не доставило ему удовольствия.

Рэнд что-то буркнул в ответ и отвернулся. Было очевидно, что ему не до разговоров, как чуть раньше было не до представления. Со времени возвращения в город он был явно не в себе, хотя изо всех сил пытался убедить себя, что он такой же, как прежде.

Подошел официант, и они заказали десерт, хотя Ханна уже была сыта, а Рэнду, похоже, было все равно. Но Ханне хотелось побыть вместе с Рэндом подольше, и она боялась, что он не останется сегодня у нее, что как только отвезет ее домой, тотчас же уедет. А даже если и останется, их занятие любовью доставит ей не много удовольствия, что в последние несколько недель случалось постоянно. Она чувствовала, что больше так не выдержит.

Хотя ей больше всего на свете хотелось, чтобы Рэнд провел с ней страстную ночь, в глубине души она была уверена, что самое лучшее для него – это отправиться домой и подумать над тем, как решить свои проблемы.

Интересно, как это жене Рэнда удалось причинить ему такую острую боль и настолько выбить его из равновесия? Возможно, со временем он ей расскажет. Ханна очень надеялась на это. Может, он бросит жену и снова вернется к ней? Ради этого она пошла бы на все.

Рэнд рассеянно ковырял ложечкой десерт, а мысли его, затуманенные выпитым вином, были далеко. Ханна сидела напротив в том самом шелковом платье абрикосового цвета, которое он купил ей, когда только что вернулся в Лондон. Цвет этот выигрышно подчеркивал светлый тон высоко зачесанных волос, синеву глаз, бледность кожи. Глубокий вырез платья открывал его взору красивые остроконечные груди, однако Рэнд представлял на их месте другие – высокие, соблазнительные, падающие ему в руки, словно спелый плод. Ханна была очаровательна, каждое ее движение преисполнено изящества. Половина мужского населения Лондона мечтала заманить ее в свою постель, а он, лаская ее, занимаясь с ней любовью, абсолютно ничего не чувствовал. Он давно знал, что между ними все кончено. Он уже жалел, что, приехав, отправился к ней, и сегодня решил поставить точку в их отношениях.

Он снова вспомнил о Кейт, и внезапно его пронзило острое чувство вины, от которого он никак не мог отделаться. Он не должен был от нее уезжать, не должен был бросать ее в то время, когда она больше всего в нем нуждалась.

Это было абсолютно на него не похоже. Он никогда не был трусом. Просто после смерти сына у него все в голове перепуталось, а душу терзала боль. Эта боль никак не проходила, как он ни пытался ее преодолеть. На какое-то время, уже здесь, в Лондоне, ему удалось от нее отрешиться. Он наконец-то примирился с потерей сына, но теперь начались новые страдания.

Теперь его преследовали мысли о Кейтлин. Он сгорал от желания увидеть ее вновь, обнимать ее, дотрагиваться до нее, просто быть с ней рядом. Он понимал, что любит ее, хотя раньше упорно пытался убедить себя в обратном. Он любил свою жену и уже начинал думать, что любовь к ней – это не слабость, а бесценный дар.

Его отец был на этот счет совершенно другого мнения. Он бы поднял его на смех, высмеял бы его за чувства, которые Рэнд испытывал к Кейт.

«Ты дурак, – сказал бы он. – Ты не достоин называться моим сыном».

Но стоило Рэнду вспомнить, как много сладостных мгновений он пережил с Кейт, сколько радости она ему дарила, как он начинал думать, что отец был бы не прав.

Но почему он понял это лишь сейчас? Почему для этого ему потребовалось так много времени? Почему стоило таких трудов признать правду?

Острое чувство вины поднялось в его душе, а вместе с ним – глубокое, непреходящее сожаление. Он не должен был изменять жене с Ханной, вообще не должен был бросать ее. О Господи, да что это на него нашло!

Ханна что-то проговорила, но Рэнд не понял, что именно. Он повернулся к ней и, попытавшись изобразить на лице улыбку, произнес:

– Прости... что ты сказала? Вздохнув, Ханна покачала головой.

– Да так, ничего особенного. – Она улыбнулась ему безмятежной улыбкой, в которой чувствовалась фальшь, и, положив салфетку рядом с тарелкой, продолжала: – Поскольку мы оба больше не голодны, может быть, пойдем?

Рэнду очень хотелось это сделать, а вернее, вообще сюда не приходить. Но сначала нужно было расставить все точки над i в их отношениях. Нужно сказать Ханне, что между ними все кончено. Он обязан сделать для нее хоть такую малость.

Подождав, пока Рэнд подойдет и поможет ей встать со стула, Ханна взяла его под руку. Они уже почти дошли до двери, как лакей распахнул ее и в освещенный свечами зал вошла женщина в изумрудном шелковом платье, чуть темнее, чем цвет ее глаз, с волосами необычного золотисто-рыжего цвета. При виде ее Рэнд почувствовал, как у него перехватило дыхание. Какой же он дурак! Ведь он любит ее и всегда любил!

Она остановилась возле двери, и Рэнд заметил, что платье ее слегка помято, локоны на затылке немного растрепались, а один выбился из прически и теперь покачивается, мягко касаясь шеи. Она стояла, не в силах сделать ни шагу, пристально глядя ему прямо в глаза, с искаженным болью лицом. И Рэнд почувствовал, что сердце разрывается в груди на части.

Несколько минут прошло в полном молчании. У Кейт был такой вид, словно она готова повернуться и броситься из зала прочь, но она продолжала стоять, где стояла, выпрямившись и глядя на него.

Рэнд с трудом проглотил комок в горле. Внезапно он отчетливо понял: самая любимая женщина на свете стоит сейчас здесь, перед ним, и он вот-вот ее потеряет.

– Кейтлин... – прошептал он.

– Добрый вечер, Рэнд.

Он попытался что-то сказать, но никак не мог совладать с голосом. Когда он наконец заговорил, слова прозвучали глуховато и невнятно.

– Я думал, ты все еще за городом. Что ты делаешь в Лондоне?

Прекрасные зеленые глаза Кейт наполнились слезами.

– Захотелось сделать тебе сюрприз. Похоже, мне это удалось.

Страдание, отразившееся на ее лице, заставило сердце Рэнда сжаться от боли. Чувствуя, что ему не хватает воздуха, он с трудом выговорил:

– Кейти... прошу тебя... ты не понимаешь...

Она гордо вскинула голову, но предательская слезинка выкатилась из глаза и скатилась по щеке.

– Ну что ты, Рэнд, прекрасно понимаю.

Рэнд судорожно сглотнул, пытаясь возразить, но не смог вымолвить ни слова. Он понимал, что не сможет ни вымолить себе прощение, ни выдумать предлог, почему он явился сюда, в этот ресторан, вместе с бывшей любовницей. А если бы и смог, не стал бы этого делать.

– Можешь думать что угодно, – тихим мрачным голосом проговорил он, – но я никогда не хотел причинить тебе боль. – «Я люблю тебя! – хотелось крикнуть ему. – Неужели ты этого не видишь?»

Кейт скользнула взглядом по Ханне, потом вновь перевела его на Рэнда. По щекам ее покатились слезы.

– Что ты хотел или не хотел, уже не имеет значения... Она сглотнула, облизнула дрожащие губы. Ее густые темные ресницы, мокрые от слез, походили на остроконечные шипы, и при виде их у Рэнда сердце защемило в груди.

– Прощай, Рэнд, – бросила Кейт, и голос ее дрогнул. Повернувшись, она пошла к двери, высоко вскинув голову и расправив плечи. Шаги ее становились все быстрее и быстрее. Распахнув дверь, она сбежала по лестнице на тротуар.

Рэнд повернулся к Ханне и увидел, что она все поняла – и, похоже, всегда понимала.

– Я должен идти. Оставляю карету тебе. Доберешься одна?

Ханна кивнула и попыталась улыбнуться. Рэнд заглянул ей в глаза, увидел в них невыразимую печаль, понял, что и ей нелегко и что он тому виной, и вновь грудь ему пронзила острая боль: какой же он негодяй! Повернувшись к Ханне спиной, он устремился к двери, выбежал на улицу.

– Кейт! – закричал он. – Кейт, вернись!

Но она уже села в карету, и та, сорвавшись с места, влилась в поток проезжавших мимо экипажей и вскоре исчезла из виду. Кляня себя на чем свет стоит, Рэнд помчался искать свободный наемный экипаж, но все его поиски оказались тщетными.

Наконец ему удалось найти карету, и он, забравшись в нее, приказал кучеру во весь дух мчаться к Гросвенор-сквер, прекрасно отдавая себе отчет в том, что, когда доберется туда, не сможет сказать ничего такого, что могло бы заставить Кейт простить его.

Но одно он знал наверняка.

То, в чем он признался самому себе совсем недавно, та абсолютная правда, которую он усиленно гнал от себя, обрушилась на него при виде входящей в ресторан Кейт. И правда эта заключалась в следующем: он любит Кейт, любит горячо, страстно, всем сердцем.

И теряет ее. Теряет, быть может, навсегда...

Когда Рэнд распахнул резные двери и ворвался в дом, Кейт там не оказалось. Он помчался по ступенькам, громко выкрикивая ее имя. Безрезультатно. Фредерик сообщил ему, что она была здесь раньше. Записка, которую Рэнд написал Перси, была немного сдвинута и смята. Чернила на последнем слове немного расплылись. Похоже, на него упала слезинка.

И вновь грудь Рэнда пронзила боль, еще более сильная, чем та, что он испытывал, когда умер сын. Тогда ему казалось, что острее боли быть не может, однако боль от потери Кейт оказалась в тысячу раз сильнее.

Кроме того, Рэнд ощущал беспокойство. Куда Кейт отправилась? Что она собирается делать? Вернется ли домой? Все последующие дни он искал ее, приказав лакеям проверить все лондонские гостиницы, а когда оказалось, что Кейт нет ни в одной из них, отправился в Белдон-Холл в полной уверенности, что она уехала в загородное поместье.

Но и в Белдон-Холле Кейт не обнаружилось. Она не была там с того самого утра, когда уехала в Вудленд-Хиллз.

И внезапно Рэнда осенило. Мэгги! Он сразу должен был догадаться, что Кейт отправилась к подруге.

Он сел в карету и помчался туда. Наконец карета добралась до загородного дома Трентов и покатила по подъездной аллее к дому с такой скоростью, что из-под колес во все стороны полетел гравий. Не дожидаясь, пока она остановится у входной двери, Рэнд распахнул дверцу и помчался по ступенькам в той же одежде, в которой был накануне, с однодневной щетиной на щеках.

Эндрю встретил его в холле, и выражение его лица было мрачным и осуждающим.

– Где она? – порывисто воскликнул Рэнд, обводя лихорадочным взглядом холл, моля Бога, чтобы Кейт оказалась здесь и чтобы с ней все было в порядке.

– К сожалению, Рэнд, Кейтлин уже уехала.

Рэнд закрыл глаза. Внезапно на него навалилась страшная усталость. Последние три ночи он не спал, а последние три дня практически ничего не ел, лишь выпил несколько чашек крепкого черного кофе.

– Но она была здесь? С ней все в порядке?

– Нет, Рэнд, с ней не все в порядке, – раздался голос Мэгги, и, повернув голову, Рэнд увидел, что она направляется к ним. – Ваша жена пережила сильнейшее потрясение. Сердце ее разбито. Она неоднократно пыталась доказать вам свою любовь, а вы лишь причиняли ей боль.

Рэнд не стал этого отрицать, понимая, что заслуживает презрения.

– Где она? – спросил он.

– Она приехала за вещами, которые собиралась взять с собой в Лондон. Кейт поехала к вам, намереваясь с вами объясниться и попытаться наладить отношения. Она беспокоилась о вас. – Мэгги горько усмехнулась. – Но вы не заслуживаете ее беспокойства, не так ли, Рэнд? О вас есть кому беспокоиться.

На глаза Рэнда навернулись слезы, и он моргнул, сдерживая их. Не хватало еще, чтобы они увидели его плачущим.

– Верно, – тихо проговорил он, – не заслуживаю.

– Кейт была вам не нужна. Ведь у вас есть Ханна и всегда была. Когда у вас что-то случалось, она была тут как тут. Вы потеряли сына, но вместо того чтобы остаться с Кейт, когда она в вас так нуждалась, бросили ее и отправились прямиком в объятия своей любовницы.

Это была правда, и каждое слово Мэгги болью отдавалось у Рэнда в сердце, но он не уходил, в наказание заставив себя стоять и слушать.

– Ваш отец был прав, Рэнд. Вы не настоящий мужчина. Настоящий мужчина никогда бы так не поступил и никогда не бросил бы женщину, которую любит.

Рэнд на секунду закрыл глаза. Мэгги абсолютно права. Именно так – гнусно, отвратительно – он и поступил.

– Я... просто струсил, – прошептал он. Несколько секунд Мэгги смотрела на него, слегка сдвинув брови, и внезапно черты ее лица смягчились.

– О Господи! – Ее ласковые голубые глаза наполнились слезами. – Неужели я ошиблась? Все это время я думала, что вы очень похожи на своего отца. А оказывается, это не так, верно, Рэнд?

Протянув руку, она коснулась его заросшей щеки.

– Боже правый! Все это время вы лгали самому себе. Вы боялись собственных чувств и решили просто-напросто отмахнуться от них. Ведь так, Рэнд? Вы бросили Кейтлин в Белдон-Холле, потому что не понимали, что с вами происходит. Не понимали, что любите ее.

Рэнд молчал. Говорить он не мог.

– Ты устал, – ласково проговорил Эндрю. – Тебе нужно отдохнуть и что-нибудь поесть.

Рэнд покачал головой.

– Я должен ее найти, по крайней мере, убедиться, что с ней все в порядке.

Слезы заструились по щекам Мэгги.

– Кейтлин уехала, Рэнд. Я не знаю, где она сейчас, но она собиралась снова отправиться на остров к отцу. Думаю, вам не следует ехать за ней. Она не хочет вас видеть. Мне кажется... мне кажется, она никогда вас не простит.

Рэнд лишь кивнул. Естественно, он это знал. Знал с того самого момента, как увидел Кейт в дверях ресторана. Какой взгляд она бросила на него, увидев его вместе с Ханной Риз! Рэнду никогда его не забыть. Кейт была ему хорошей и верной женой. Она бы никогда не изменила мужу и рассчитывала, что и он будет хранить ей такую же верность. И как бы он ни пытался объяснить ей свой поступок, она бы никогда его не поняла и не простила.

– Вероятно, она вам напишет, – проговорил он хрипловатым голосом. – Я был бы вам очень признателен, если бы вы дали мне знать, как она живет. Я бы с удовольствием послал ей денег, чтобы она ни в чем не нуждалась, но мне кажется, она их не примет.

– Думаю, вы правы. У нее есть немного своих денег... Достаточно, чтобы прожить на острове.

– Но там барон. Он может быть опасен. Мы ведь до сих пор не знаем, что он задумал.

– У тебя по-прежнему нет никаких доказательств того, что он не тот, за кого себя выдает, – осторожно проговорил Эндрю. – Может быть, этот человек просто мошенник, а не убийца.

– Эндрю прав, – согласилась Мэгги. – Вы не должны об этом беспокоиться.

Рэнд кивнул, надеясь, что так оно и есть. Потом он подумал о Кейт, и на губах его заиграла легкая печальная улыбка.

– Она потрясающая женщина, верно, Мэгги? Такой у меня уже никогда не будет...

Уткнувшись лицом в плечо мужа, Мэгги тихонько заплакала. Рэнд повернулся и направился к двери.

– Рэнд! – окликнул его Эндрю. Рэнд обернулся. – Может быть, со временем...

На лице Рэнда снова появилась мягкая, печальная улыбка.

– Может быть... – согласился он, чтобы не расстраивать Эндрю, отлично понимая, что лжет.

Кейт Хармон ушла из его жизни навсегда, и некого за это винить, кроме себя.

Он потерял ее. И его жизнь, его мир будут без нее тусклыми и пустыми.

Кейт копала землю с таким ожесточением, что горячий песок разлетался во все стороны. Когда ей казалось, что дело движется недостаточно быстро, она отбрасывала лопатку в сторону и принималась разгребать обжигающий песок прямо руками. День стоял необыкновенно жаркий. Пот стекал по лицу Кейт, привлекая к ней крошечных насекомых, назойливо жужжащих над ухом.

Она вернулась на Санту-Амару всего неделю назад, а казалось, с тех пор прошел уже месяц. Она и забыла, как тоскливо ей было на острове, какими одинаковыми, словно братья-близнецы, были дни и как сильно она скучала по оставшимся в Англии друзьям.

За время ее полугодичного отсутствия здесь мало что изменилось. Никаких драгоценностей больше не нашли, и никаких признаков ожерелья не наблюдалось. Правда, в глубине острова вырыли из песка еще кое-какие вещи – отец считал, что они принадлежали троим матросам, попавшим в кораблекрушение у берегов острова, – маленький дубовый сундучок, медное зеркало и насквозь промокшую, чуть не разваливающуюся на куски Библию на голландском языке.

Так что настроение среди членов экспедиции по-прежнему царило приподнятое.

Все они, естественно, были поражены, увидев Кейт на борту «Мороту». Джеффри и Филипп Радерфорд шумно ее приветствовали, сэр Монти был сдержанно-вежлив, а отец одновременно и рад, и опечален. Опечален он был тем, что Кейт потеряла ребенка и что замужество не принесло ей счастья, а это профессор сразу понял, едва взглянув на ее грустное лицо.

Предательство Рэнда мучило Кейт день и ночь, и как ни старалась она выбросить мысли о нем из головы, у нее ничего не получалось, ведь она по-прежнему любила его.

Интересно, остался ли он со своей любовницей или та ему уже надоела и он нашел себе кого-нибудь помоложе, такую же наивную, как его жена, юную дурочку, полную светлых идеалов и безграничной веры в его искренность?

Если так, то этой молодой особе предстоит пережить немыслимые страдания, когда он ее бросит.

На песок в том месте, где она работала, упала тень, и Кейт подняла голову. Рядом с ней стоял отец. Присев возле Кейт на корточки, он сказал:

– Ты сегодня снова не обедала, Кейтлин. Ты так исхудала, что у меня сердце кровью обливается, глядя на тебя. – Он протянул ей завернутый в льняную тряпицу сверток. – Я принес тебе кусок хлеба и сыра.

Кейт покачала головой.

– Спасибо, отец, но мне что-то не хочется есть.

– Ты должна поесть, Кейт, иначе свалишься.

Кейт внимательно взглянула на него: на лице отца отражалось беспокойство. Решив хоть немного успокоить его, Кейт поднялась и, выдавив из себя улыбку, сказала:

– Конечно, ты прав. Просто я заработалась и не заметила, как прошло время.

Отец тоже встал и, вложив сверток в руку Кейт, заметил:

– Я понимаю, как тебе тяжело. Этот человек разбил твое сердце, и я не могу снять с себя за это ответственность. Если бы я не заставил тебя выйти за него замуж...

– Ты ни в чем не виноват. Хотя я тогда в этом не призналась, больше всего на свете мне хотелось выйти за него замуж. Я любила его и не видела, какой он на самом деле.

– Ему и меня удалось провести. Мне казалось, что он сильный и хороший человек. Я был убежден, что он тебя любит. Мне и в страшном сне не могло присниться, что он так обидит тебя.

Кейт лишь кивнула. Сердце больно сжалось, но слез не было. Она их все выплакала по пути из Англии и плакать больше не собиралась.

– Ничего, отец, не волнуйся. Со мной все будет в порядке. Просто чтобы прийти в себя, мне потребуется время.

– Джеффри так рад, что ты вернулась. Он хотел жениться на тебе, да и теперь наверняка хочет. Может быть, со временем нам удастся получить развод, и тогда ты могла бы выйти замуж за Джеффри и быть с ним счастлива.

Кейт лишь покачала головой.

– Если не возражаешь, я предпочла бы сейчас об этом не говорить. Мне это очень больно. Да и думать о новом замужестве сейчас еще слишком рано.

В глубине души Кейт понимала, что никогда больше не выйдет замуж. Она уже один раз побывала замужем, и результат оказался плачевным.

– Иди, посиди немного в теньке, – ласково проговорил отец, погладив ее по плечу, как ребенка, – и поешь хлеба с сыром.

Кейт послушно отошла в тень, только чтобы сделать отцу приятное. Может быть, если она перестанет морить себя голодом, отец прекратит винить себя во всех произошедших с ней несчастьях и оставит в покое идею нового замужества.

Сама Кейт считала, что эта тема закрыта для нее навсегда. Сейчас у нее осталась единственная цель в жизни: добиться того, чтобы мысли о Рэнде Клейтоне ее больше не мучили.

Глава 21

Ник Уорринг поднялся по ступенькам крыльца и постучал в резную деревянную дверь особняка герцога Белдона на Гросвенор-сквер. Увидев его в глазок, дворецкий, Фредерик Питерсон, поспешно распахнул ее.

– Прошу вас, входите, ваша светлость. Мы... все мы очень рады, что вы приехали, и так скоро.

Этим утром Ник получил записку от камердинера Рэнда с просьбой приехать по возможности быстрее. Ник не заставил себя долго ждать. Он беспокоился о Рэнде, и, похоже, не он один: Персивал Фокс и все остальные слуги тоже за него переживали.

– Надеюсь быть полезен. Где Перси?

– Я здесь, милорд.

Сухощавый крючконосый камердинер Рэнда с длинными, до плеч, черными волосами, которые он заплетал в косу, а на конце перевязывал лентой, направился к Нику.

– Как сказал Фредерик, мы очень рады, что вы приехали.

– Рэнд – мой друг. Надеюсь, я смогу ему чем-нибудь помочь.

– Я тоже на это надеюсь, – согласился Перси. Он выглядел чрезвычайно обеспокоенным, отчего казался старше своих сорока лет. Камердинер повел Ника в маленькую, изысканно обставленную гостиную, где им никто не мог помешать, и тихонько прикрыл за ними дверь.

– Что случилось? – спросил Ник, как только Перси повернулся к нему лицом.

Камердинер Рэнда вздохнул.

– Даже не знаю, как вам сказать. Я знаю, что вы его лучший друг, поэтому и послал вам записку с просьбой приехать. Надеюсь, вы не обидитесь, но... гм... короче говоря, его светлость сошел с ума.

Ник расхохотался бы, если бы не видел, что Перси говорит совершенно серьезно.

– Полагаю, это произошло после отъезда его жены?

– Первые несколько недель он пребывал в состоянии депрессии. Целыми днями пил и никуда не выходил из дома. Занимался самобичеванием. Я никогда не видел его в таком состоянии, даже после смерти сына. Потом в один далеко не прекрасный день все переменилось. Думаю, он понял, что так дальше продолжаться не может, а впрочем, не знаю. Он перестал пить, что, в общем-то, хорошо, но, к сожалению, теперь он каждый день всех гоняет.

– У него всегда был крутой нрав.

– Боюсь, дело тут не только в этом. Все гораздо серьезнее. Он постоянно раздражен, а временами просто разъярен. Два дня назад он уволил горничную только за то, что та неровно положила подушки на его кровати. Вчера швырнул через всю столовую тарелку, потому что ему показалось, что соус, который ему подали, недостаточно горячий. А этим утром... Боже правый, этим утром он пришел в ярость, потому что утреннюю газету положили не на том месте на столе в кабинете. Он сейчас там, сидит за столом, и никто из нас не осмеливается к нему войти.

– Я не видел его с тех пор, как от него ушла жена. Сестра рассказала мне, что случилось. Я знаю, что Рэнд сильно переживал, но о том, что дело зашло так далеко, не имел ни малейшего понятия. Я рад, что вы за мной послали, Перси.

Камердинер лишь кивнул. Ник знал, как высоко Перси ценил дружбу Рэнда, и понимал, какое мужество потребовалось ему для того, чтобы послать за ним и нарушить тем самым одиночество друга.

Выйдя из маленькой гостиной, Ник направился через холл к кабинету Рэнда. Услышав звон бьющегося стекла, он тихонько приоткрыл дверь. Рэнд сидел за письменным столом, абсолютно пустым. Все предметы, стоявшие совсем недавно на столешнице, валялись теперь на полу: стопка перевернутых книг, пара ручек с серебряными перьями, блокнот, открывшийся, очевидно, при падении, разбитая вдребезги хрустальная пепельница. Да и весь кабинет выглядел неважно: свидетельства гнева Рэнда виднелись повсюду.

Бесшумно войдя в комнату, Ник прикрыл за собой дверь. Услышав негромкий щелчок, Рэнд поднял голову и увидел друга.

– Что тебе здесь нужно? – рявкнул он.

Ник медленно обвел взглядом перевернутые вверх дном вещи в кабинете, наконец взгляд его остановился на Рэнде, и, вскинув брови, он спросил:

– Не кажется ли тебе, что пора перестать жалеть себя?

Рэнд покраснел, на щеках его заиграли желваки. Несколько секунд он молчал, потом, с шумом отодвинув стул, вскочил и грозно сжал руки в кулаки.

– О чем это ты говоришь?

– Я говорю о том, что ты сидишь тут сиднем и жалеешь себя. Ты вымещаешь свою злость на ни в чем не повинных слугах, хотя злиться тебе следует лишь на самого себя.

Несколько секунд Рэнд мрачно смотрел на него, после чего камнем рухнул на стул.

– А даже если это и так, тебе какое до этого дело, черт бы тебя побрал?

– Наверное, никакого. За исключением того, что ты мой друг и я за тебя беспокоюсь. И мне не нравится, что ты ведешь себя как разъяренный бык, тогда как должен оторвать от стула свою задницу и ехать за женой.

Рэнд совсем поник, сидя на стуле. Весь гнев его как рукой сняло. Тяжело вздохнув, он проговорил:

– Неужели ты думаешь, что я бы этого не сделал, если бы считал, что Кейт может меня простить? После того, что я натворил, она никогда ко мне не вернется.

Ник пожал плечами.

– «Никогда» – довольное сильное слово. Мы с тобой знакомы черт знает сколько лет, Рэнд, и я знаю, ты никогда не откажешься от того, что действительно важно для тебя. Ты ведь хочешь ее, верно? Именно поэтому ты устроил здесь весь этот погром? – И он кивнул головой на разбросанные по полу вещи.

Рэнд вздохнул.

– Я хочу ее. Я ужасно и безнадежно в нее влюблен, и именно это меня и погубило. Когда я начал понимать, как сильно ее люблю, то испугался до смерти.

Ник улыбнулся:

– Если все дело в этом, так отправляйся к ней и расскажи ей то, что ты только что рассказал мне. Скажи, что вел себя как последний дурак, но что больше этого не повторится.

Рэнд оперся локтями о стол и взъерошил руками и без того взлохмаченные темно-каштановые волосы.

– У тебя все так просто...

Ник прошелся по комнате, аккуратно обходя перевернутый столик с отломанной ножкой, вспоротую подушку, над которой летали перья.

– Я и не говорю, что вернуть доверие Кейт Хармон будет легко. Наоборот, это может оказаться самым трудным из того, что ты когда-либо делал. Но я считаю, что она этого стоит. И ты сможешь это сделать.

Рэнд покачал головой:

– Не знаю. Если бы она поступила со мной так, как я с ней, я бы, наверное, ее не простил.

– А может, и простил бы, если бы понял, что заставило ее так поступить. Мы все совершаем ошибки, Рэнд. До свадьбы с Элизабет я много раз причинял ей боль, хотя вовсе этого не хотел.

Выражение лица Рэнда смягчилось. Впервые на нем отразился проблеск надежды.

– Ты и в самом деле считаешь, что у меня есть шанс?

– Шанс всегда существует. Кейт любит тебя. А теперь давай вставай и начинай действовать. Рано или поздно к африканскому побережью наверняка отправится какой-нибудь корабль. И если ты не полный кретин, то окажешься на нем.

Рэнд улыбнулся, однако улыбка медленно сползла с его лица. Похоже, Рэнд отвык улыбаться, подумал Ник.

– Клянусь Богом, я сделаю это! – воскликнул он, и лицо его осветилось надеждой. – Я найду корабль. Можешь быть уверен, я сяду на него, поплыву на остров и не вернусь обратно без своей жены!

Ник улыбнулся, услышав в его голосе твердую решимость. Похоже, полное отчаяние сменилось у друга жаждой деятельности. Ник знал, какое это счастье – любить женщину, которая отвечает тебе взаимностью, и ему хотелось, чтобы Рэнд познал это счастье. Оставалось лишь надеяться, что у Кейтлин хватит ума понять, когда такой мужчина, как Рэнд, тебя полюбит, можно доверить ему свою жизнь.

И что бы ни случилось, он никогда тебя больше не подведет.

* * *

– Кейтлин! Кейтлин! Быстрее иди сюда!

Голос отца звучал с таким волнением, что Кейт поняла: произошло нечто важное. Отшвырнув в сторону лопатку, она помчалась к группе людей, столпившихся у ямы, где происходили раскопки. Все они возбужденно переговаривались.

– Что случилось, отец?

– Посмотри, Кейтлин. Эти инициалы, должно быть, вырезал Леонард Метц – последний человек, живший на острове.

Кейт взглянула на буквы ЛЭМ, вырезанные на стволе огромной пальмы. Эти инициалы, по всей вероятности, принадлежали Леонарду Эмери Метцу – первому помощнику капитана судна «Серебряная монета». За годы дерево выросло, и теперь буквы оказались над головой и их трудно было прочесть. До сегодняшнего дня их никто не замечал.

– Какая красивая! – воскликнула Кейт.

Протянув руку, она дотронулась до маленькой, инкрустированной слоновой костью шкатулки, которую только что выкопали.

Сэр Монти открыл крышку.

– А внутри еще красивее, – ухмыльнулся он. За время пребывания на острове он сильно загорел и теперь был похож на туземца. – Там карта, Кейтлин.

– А на ней точное местоположение ожерелья Клеопатры, – послышался голос Джеффри Сент-Энтони. Кейт взглянула на него. Его светлые волосы выгорели под жарким тропическим солнцем так сильно, что казались платиновыми.

Затаив дыхание, Кейт взглянула на лежавшую в шкатулке аккуратно сложенную пожелтевшую ткань. Потом взгляд ее переместился на отца.

– И это ожерелье здесь, на острове?

Отец кивнул, хотя и с меньшим энтузиазмом, чем прежде.

– Это хорошая новость, – произнес Филипп Радерфорд, привлекая к себе внимание присутствующих. Аккуратный, подтянутый. Его коричневые брюки из саржи были почти новыми, на белой батистовой рубашке – ни складочки. Учитывая примитивные условия, в которых жили члены экспедиции, было непонятно, как ему удавалось держать себя в таком порядке. – Ожерелье здесь, и мы наверняка сможем его найти, – продолжал он. – К сожалению, чтобы усложнить нам задачу, мистер Метц, похоже, спрятал его где-то в лесу, и, чтобы раздобыть его, нам придется отправиться в глубь острова.

Кейт почувствовала, как по телу ее пробежали мурашки. Она понимала, насколько это опасно. Понимали это и остальные члены экспедиции, потому-то и пытались избежать этого путешествия. И, тем не менее, эта задача была выполнима, и при мысли о предстоящей операции Кейт почувствовала приятное возбуждение.

– Похоже, весь ваш адский труд наконец-то принесет свои плоды, – сказала она, обращаясь к маленькой группе собравшихся возле шкатулки людей. – Когда мы отправляемся в путь?

– Боюсь, все не так просто, – заметил барон. – Нам потребуется дополнительное продовольствие и снаряжение, ну и, естественно, проводник. Да и денег у нас маловато.

– А мне казалось, мы собрали более чем достаточно. Филипп Радерфорд нахмурился и покачал головой.

– Экспедиция оказалась более дорогостоящей, чем мы первоначально предполагали. И тем не менее я уверен, что нам удастся наскрести достаточную сумму.

Было решено, что когда в следующий раз прибудет с продовольствием «Мороту», барон вернется на шхуне в Дакар и приобретет все необходимое для предстоящего похода за ожерельем, который наверняка будет успешным. По крайней мере все на это надеялись и даже решили устроить вечером по этому поводу праздник.

На остров спустилась мгла, Оставив пирующих доедать скудный праздничный ужин – свежую рыбу, зажаренную туземцами на медленном огне, предварительно завернутую в водоросли, дикий виноград, неизменные дыни и вареный картофель, без которых не обходилась ни одна трапеза, – Филипп вернулся в свою палатку, зажег масляную лампу и уселся за самодельный стол.

Открыв лежавший на нем гроссбух, быстро просмотрел его и увидел то, что и без того прекрасно знал: деньги, собранные на экспедицию, почти закончились.

По крайней мере те деньги, которые он на нее отложил.

Чертыхнувшись, он встал со стула, направился в дальний угол палатки и, порывшись в большом квадратном чемодане, извлек из него несколько конторских книг меньшего формата, которые приберег для себя. Ему ненавистна была сама мысль о том, что придется отдавать деньги, накопленные им с таким трудом и терпением. Ему не всегда было легко определить, на чем можно сэкономить, что совершенно определенно потребуется для экспедиции, а чем вполне можно пренебречь. Филипп вздохнул, вспомнив, сколько часов провел, прикидывая, какую сумму можно безбоязненно отложить для себя.

Самым лучшим сейчас было бы просто забрать те деньги, что он утаил, и вместе с выкопанными сокровищами, которые он прятал среди своих вещей, уплыть с острова на «Мороту» и никогда больше сюда не возвращаться.

Это было бы самое умное. Но слишком велико было искушение найти ожерелье. К чему довольствоваться частью, когда можно заполучить все?

Осуществить эту мечту будет непросто. Впрочем, ему никогда не было легко, ухмыльнулся Филипп. Сначала он планировал отдать распоряжение, чтобы вечером его ждала лодка, незаметно сесть в нее и уплыть. Он прекрасно мог бы жить в Вест-Индии или любом другом месте по своему выбору. Однако прежде нужно будет избавиться от людей, которые могут заподозрить его в похищении найденного ожерелья: от профессора, сэра Монти и лорда Джеффри.

В конце концов, в этом диком, удаленном от цивилизованного мира уголке всякое может случиться.

С Кейтлин никаких проблем не будет. Он просто заберет ее с собой, как рассчитывал с самого начала. И она поедет с ним с большей готовностью, когда отца не будет в живых и ей не от кого будет ждать помощи.

При мысли о Кейтлин Филипп почувствовал прилив желания.

Он взглянул на часы: скоро должна появиться Маруба. Желание стало еще острее. После приезда на остров Кейтлин Филипп вызывал Марубу каждую ночь. То ли рыжеволосая красавица подогревала его аппетит, то ли оттого, что он пока не сделал ее своею, он хотел Кейтлин с каждым днем все больше. Воображение подсовывало Филиппу упоительные картины того, как он будет подчинять эту строптивую девицу себе. Что ж, недолго осталось ждать.

Снаружи послышался легкий шум, и тело Филиппа мгновенно отозвалось на него. Он был уверен, что это Маруба. Вот сейчас с тихим шорохом откроется полог, с удовольствием подумал Филипп, явится темнокожая красотка и принесет с собой желанное облегчение. Но когда никто так и не появился, Филипп направился к двери и, откинув полог, выглянул в темноту. Никого. Он огляделся по сторонам, испытывая смутное беспокойство. Что, если в лагерь забрался какой-то дикий зверь? Ведь на острове водятся даже леопарды. Однако это был не леопард. В темноте мелькнуло что-то белое. Кофточка Кейт, догадался Филипп. Вглядевшись попристальнее, он заметил и коричневую шерстяную юбку, что подтвердило его догадки.

Филипп нахмурился. Ясно, что это Кейт. Но что ей понадобилось возле его палатки? Почему она шпионит за ним? А если она заметила, как он просматривает конторские книги? Света от лампы было достаточно, чтобы увидеть, что он работает. Что ж, работает так работает. Не могла же она знать, в чем именно заключается его работа.

Однако беспокойство не оставляло Филиппа. Он уже несколько раз после возвращения Кейт ловил на себе ее чересчур пристальный взгляд. А может быть, он ей просто нравится? Филипп улыбнулся. Кейт теперь замужняя женщина. А у замужней молодой женщины есть потребности, которые может удовлетворить муж. Но у Кейт больше нет мужа. Может быть, в лице его, Филиппа, она увидела достойную замену?

Что ж, остается на это надеяться.

Уж лучше на это, чем подозревать, что Кейт шпионит за ним. Ему бы очень не хотелось, чтобы с Кейт произошел какой-нибудь «несчастный случай».

Рэнд стоял на корме «Мороту» рядом с Перси Фоксом. Шхуна плыла, упруго рассекая волны, к острову Санту-Амару. Вот уже показалась знакомая гора Пикуди-Малину с окутанной облаками вершиной и склонами, покрытыми густым темно-зеленым лесом, спускавшимся к широкой полоске белого песчаного берега.

Шхуна подошла еще ближе, и когда Рэнд разглядел стоявшие кругом палатки экспедиционного лагеря, он с облегчением вздохнул. Профессор все еще здесь, как и уверял его капитан Батишт, а вместе с ним и его дочь, которую он собственноручно доставил на остров чуть больше месяца назад.

Рэнд смотрел, как приближается остров, и уже, наверное, в сотый раз подумал, что он скажет, когда приедет, и что сделает. Можно сказать Кейт, как он сожалеет о том, что произошло, броситься к ее ногам и попросить прощения. Рэнд так и поступил бы, если б был уверен, что это сработает.

К сожалению, он был абсолютно уверен в обратном: Кейт рассмеется ему в лицо и уйдет прочь. Нет, Кейт не простит его так легко. Ему придется постараться, чтобы доказать ей свою любовь и завоевать доверие, разрушенное им так беспечно. Рэнд еще не знал, как это сделать. Знал лишь, что непременно сделает.

– Почти приехали, – послышался голос Перси, прервав его размышления. Слегка нахмурив тонкие черные брови, Перси смотрел на берег, на то место, где они намеревались причалить. – Взгляните-ка. – Он указал на стоявшую на берегу группу людей, не отрывавших глаз от шхуны. – Интересно, что там происходит?

Проследив за его взглядом, Рэнд заметил:

– Они ждут лодку. Наверное, думают, что им привезли то, что они заказывали.

– Но ведь капитан согласился сделать внеочередной рейс, чтобы отвезти нас, помните?

Рэнд нахмурился. Ему стало не по себе.

– Верно. Надеюсь, у них там ничего не случилось. Перси тихонько расхохотался.

– Ваша жена проплыла несколько тысяч миль, чтобы убраться от вас подальше. И сейчас, как только вас заметит, наверняка справится с вами сама, без посторонней помощи. Так что приглашать на берег всю экспедицию она бы не стала.

Рэнд тихонько хмыкнул.

– Это уж точно.

Однако он не мог отделаться от ощущения, что неспроста все бросили работу и столпились на берегу.

Наконец спустили на воду шлюпку, Рэнд с Перси сели в нее и поплыли к берегу. Вскоре Рэнд уже явственно различал худощавую, слегка сутулую фигуру профессора, светлые волосы Джеффри Сент-Энтони, веснушчатое обветренное лицо сэра Монти и, как всегда, одетого с иголочки Талмиджа. В этот момент из-за спины профессора показалась женщина в белой блузке, простой коричневой юбке и широкополой соломенной шляпе, закрывавшей почти все ее ярко-рыжие волосы, и Рэнд узнал Кейт.

У него пересохло в горле. Неужели он боится? Что ж, вполне возможно, подумал Рэнд. Слишком многое поставлено на карту, слишком многое он может потерять.

– Знаешь, Перси, мне кажется, это встречают нас, – заметил он.

– Не сомневаюсь, они будут счастливы нас видеть, – хмыкнул Перси.

Повернувшись к нему, Рэнд улыбнулся.

– Наверное, за прошедшие со времени нашего отъезда полгода у них было не слишком много развлечений. Что ж, сейчас мы им их предоставим.

– Что верно, то верно, – согласился Перси.

Весь оставшийся до берега путь Рэнд молчал. Молчал и Перси. Глядя на быстро приближающийся берег, Рэнд молился про себя о том, чтобы его Не пристрелили, прежде чем он успеет до него добраться.

Стоя рядом с отцом, Кейт смотрела, как, рассекая волны, к берегу направляется шлюпка. Она поморгала, будучи в полной уверенности, что стоявший посередине шлюпки высокий широкоплечий мужчина – лишь плод ее воображения, что он сейчас исчезнет, рассеется как дым. Однако ничего подобного не произошло. Мужчина так и остался стоять, пристально глядя на нее, и Кейт, чувствуя, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди, с ужасом поняла, что не ошиблась, что это именно тот, за кого она его приняла.

– Боже правый! – послышался возглас отца, и Кейт, взглянув на него, увидела, каким суровым стало его лицо. – Быть этого не может!

Очень даже может, подумала Кейт, вот он, Рэнд, собственной персоной. Он был одет точно так же, как в тот день, когда в первый раз прибыл на остров: бежевые брюки из саржи, заправленные в высокие кожаные ботинки, простая белая льняная рубашка и широкополая холщовая шляпа. Стройный, мускулистый и такой же красивый.

Злость вспыхнула в груди Кейт – да как он посмел вновь за ней приехать! – и в то же время другое чувство, название которому она отказывалась дать, охватило ее. Чувство это оказалось настолько сильным, что у Кейт внезапно подкосились ноги и она вынуждена была ухватиться за руку отца, чтобы не упасть. Так она и стояла до тех пор, пока шлюпка не причалила к берегу. Спрыгнув прямо в воду, Рэнд взгромоздил привезенную с собой поклажу на широченные плечи и зашлепал к берегу.

Подойдя к Кейт и ее отцу, он швырнул вещи на песок и, мельком взглянув на бледное, бескровное лицо Кейт, невозмутимо проговорил:

– Приветствую вас, профессор.

– Ну и наглец же вы, молодой человек! Приехать сюда после всего, что натворили!

Рэнд перевел взгляд на Кейт, и в лице его что-то дрогнуло. Взгляд стал мягким и одновременно необыкновенно печальным. Кейт заморгала в полной уверенности, что это ей только показалось.

– Здесь есть то, что мне принадлежит, – заметил он. В этот момент к ним подошел Джеффри и, широко расставив ноги, решительно заявил:

– Здесь нет ничего и никого, принадлежащего вам. Кейт не желает иметь с вами дела, иначе она никогда бы не уехала из Англии.

Не обратив на него ни малейшего внимания, Рэнд продолжал:

– Я отдаю себе отчет в том, что между мной и Кейт существуют... некоторые проблемы, которые необходимо решить. И я приехал сюда, надеясь...

– Тебя здесь никто не ждет! – выпалила Кейт, наконец-то обретя голос. – Ни сейчас, ни вообще когда бы то ни было!

Профессор поспешно встал перед ней, заслонив ее своим телом.

– Моя дочь не желает, чтобы вы здесь оставались. А для меня ее желание – закон.

Рэнд даже не шелохнулся. Кейт и забыла, какой он высокий и каким может казаться властным.

– Простите, профессор, – заявил он, – но этот остров вам не принадлежит. Я проделал долгий путь, чтобы добраться сюда, и уезжать не намерен. Я остаюсь, и вам обоим лучше к этому привыкнуть.

И вновь в груди Кейт всколыхнулась ярость. Плотно сжав губы, она произнесла ледяным тоном:

– Я понимаю, что официально все еще являюсь твоей женой. Но если ты приехал сюда с намерением силой увезти меня в Англию, можешь об этом забыть. Я не вернусь, и ты меня не заставишь.

Рэнд взглянул Кейт прямо в глаза. Взгляд его был необыкновенно теплым, однако теперь-то она знала, что все это обман.

– Я приехал сюда не для того, чтобы заставлять тебя что-то делать против твоей воли, Кейт.

– А для чего?

– Скажем, просто убедиться, что с тобой все в порядке. Как ты только что сама сказала, ты – моя жена.

Кейт отвернулась от этих темных, словно заглядывающих ей в душу глаз. Взгляд их по-прежнему тревожил ее. Неудивительно, что она не устояла перед Рэндом. Он умел быть одновременно грубым и нежным, жестким и ранимым, и эта его способность действовала на Кейт безотказно. Но теперь-то она понимала, что Рэнд далеко не такой, каким кажется на первый взгляд. И больше она не позволит себе поддаться его обаянию.

– Отец, прошу тебя... Не мог бы ты заставить его уехать?

– Это нелегко сделать, дорогая. Как совершенно верно заметил герцог, он имеет такое же право здесь находиться, как и мы.

– И кроме того, – протянул Рэнд, – я могу сделать свое пребывание на острове выгодным для вас.

Услышав это, Талмидж с сэром Монти шагнули ближе.

– Это каким же образом? – спросил барон. – Вы хотите сказать, что, если мы позволим вам остаться, вы внесете свой вклад в экспедицию, как сделали это в свой первый приезд?

Не сводя взгляда с Кейт, Рэнд ответил:

– Я сделаю больше. Я намерен финансировать всю экспедицию. С сегодняшнего дня я буду оплачивать все ваши расходы до того времени, когда вы найдете ожерелье... либо решите прекратить поиски и вернуться домой.

Талмидж круто повернулся к отцу Кейт.

– Вы слышали, профессор? А что, если сегодняшний день – самый счастливый для нас? С приездом герцога все наши проблемы разрешились как по мановению волшебной палочки.

– А мне на это наплевать! – закричала Кейт вне себя от ярости. – Я не желаю, чтобы он был здесь! Я хочу, чтобы он сел обратно в лодку и убирался туда, откуда приехал!

– Какие-то проблемы? – тихо спросил Рэнд, не обращая на Кейт никакого внимания, словно ее здесь и не было.

– Расскажите ему, профессор, – попросил барон. – Мы так напряженно трудились, столько сумели сделать. И если Белдон даст нам денег, мы наконец-то сможем преуспеть.

Профессор отвернулся. На лице его отразилась целая гамма противоречивых чувств. Наконец, вздохнув, он проговорил:

– Четыре дня назад мы откопали маленькую шкатулку, инкрустированную слоновой костью. Она находилась среди других личных вещей, принадлежавших, как мы считаем, Леонарду Метцу, помощнику капитана «Серебряной монеты», – последнему оставшемуся в живых на Санту-Амару.

– Продолжайте.

– Очевидно, Метц понял, что еще один из членов команды, матрос по имени Ганс Ван дер Хаген, которого, как он считал, он убил, на самом деле не умер и покинул остров. Метц боялся, что он вернется и украдет ожерелье Клеопатры. Если верить карте, которую мы обнаружили в шкатулке, Метц отнес ожерелье в глубь острова и закопал там. На карте отмечено это место.

Подумав несколько секунд, Рэнд заметил:

– И естественно, вы намерены отправиться за ожерельем.

– Да.

– Именно поэтому мы и собрались все на берегу, поджидая «Мороту», – пояснил барон. – Мы рассчитывали, что шхуна приплывет к острову не ранее чем через две недели, и можете себе представить, как мы обрадовались, увидев ее раньше. Ведь чтобы отправиться в экспедицию в глубь острова, нам потребуется дополнительное снаряжение, оборудование и носильщики, которые помогли бы нам доставить это снаряжение. И когда мы увидели направлявшуюся к берегу шхуну, мы решили, что сможем заказать все необходимое уже сегодня. Это заметно ускорило бы дело.

– Путешествие предстоит не из легких, – вмешался в разговор профессор. – Нам потребуется опытный проводник. В Дакаре есть несколько человек, досконально знающих остров. Филипп собирался отправиться на шхуне в Дакар, чтобы нанять проводников и приобрести все, что может понадобиться нам в предстоящей экспедиции.

Рэнд пристально взглянул на Талмиджа. Похоже, он по-прежнему не доверял этому человеку, и после всего, что Рэнд рассказал ей, Кейт тоже ему не доверяла. С самого приезда она не спускала с него глаз, решив защищать отца, если вдруг барон поступит по отношению к нему бесчестно. А что, если Рэнд раздобыл какие-то новые доказательства его вины и вернулся на остров вовсе не ради нее, а ради Талмиджа?

Сердце Кейт сжалось от боли, но она тотчас же взяла себя в руки. Нелепо размышлять о том, ради чего приехал Рэнд. Он здесь, а ей хочется этого меньше всего. Одна мысль о том, что придется видеть его каждый день и, следовательно, постоянно вспоминать о том, как он ее очаровал, завоевал ее сердце, а потом отшвырнул в сторону, словно ненужную тряпку, и вернулся к своей любовнице, была невыносима.

– Необходимое для экспедиции снаряжение будет стоить дорого, – говорил между тем Рэнд. – Я могу взять на себя все расходы по его приобретению.

Талмидж умоляюще взглянул на профессора. Кейт знала, что барон неоднократно говорил отцу, что их деньги почти все вышли. Осталась лишь небольшая сумма, которой хватило бы только на то, чтобы отправиться за ожерельем со старым оборудованием и без опытных проводников, что было довольно опасно.

Отец повернулся к Кейт. В глазах его она прочла надежду.

– Боюсь, что при сложившихся обстоятельствах я вынужден оставить последнее слово за дочерью.

Кейт закрыла глаза, пытаясь устоять на ногах. Ей очень хотелось ответить отказом, сказать, что единственное, чего ей хочется, – это чтобы Рэнд уехал обратно в Англию и никогда больше рядом с ней не появлялся.

Но она понимала, что, если скажет так, экспедицию отца ожидает полный крах. Если же она позволит Рэнду остаться, они получат деньги, в которых отчаянно нуждаются, и реальный шанс на успех.

Мечта отца наконец-то воплотится в жизнь, а это самый бесценный дар, который она когда-либо могла ему дать.

Кейт облизнула губы, машинально отметив про себя, что они дрожат.

– Хорошо, пускай он остается, но при одном условии. Рэнд внимательно посмотрел на нее.

– Каком же?

Кейт попыталась не обращать внимания на то, какой у него теплый, ласковый взгляд.

– Ты будешь держаться от меня подальше. Рэнд покачал головой.

– Прости, но на это я не согласен.

– Если ты намереваешься настаивать на своих супружеских правах...

– Не намереваюсь. Я понимаю, какие чувства ты испытываешь, имея на то полное право.

Кейт нахмурилась. Такого она не ожидала.

– Мне это не нравится, – бросила она. – Но нам нужны деньги. Можешь остаться, если хочешь, но предупреждаю: держись от меня подальше.

Рэнд криво усмехнулся.

– Ты не облегчаешь мне жизнь, Кейт, верно?

Кейт лишь одарила его злобным взглядом. Талмидж улыбнулся и, решив взять инициативу в свои руки, подытожил:

– Хорошо, значит, все решено. А сейчас я уплываю на «Мороту», как мы и планировали.

– Отлично, – согласился Рэнд. – Но мистер Фокс поедет с вами. В Дакаре есть банки, и мистер Фокс сможет обналичить для вас чеки.

Кейт промолчала, глядя на Рэнда из-под ресниц. Она была уверена, что он в этот момент смотрит на Талмиджа, но ошиблась. Взгляд Рэнда, по-прежнему ласковый и нежный, был устремлен на нее.

В голове Кейт прозвучал тревожный сигнал. Боже правый, неужели она до сих пор его не разлюбила? Она полагала, что сумела выкинуть Рэнда из сердца, поскольку получила хороший урок. Кейт в последний раз взглянула в дерзкие темные глаза Рэнда и поспешила взять себя в руки.

С герцогом Белдоном покончено.

И что бы он ни сказал или ни сделал, ничто не сможет убедить ее изменить свое мнение на этот счет.

Глава 22

Рэнд разбил две палатки – одну для себя, другую для Перси, отбывшего на «Мороту», – не в самом лагере, а неподалеку, в маленькой рощице. Ему был прекрасно виден лагерный костер и собравшиеся вокруг него члены экспедиции.

При виде жены боль в сердце, притупившаяся за время долгого морского путешествия, снова напомнила о себе. Как только Рэнд заметил на берегу Кейт, все чувства, которые, как он считал, ему удалось подавить, вспыхнули в нем с новой силой. Захотелось обнять ее, прижать к груди, поцеловать, сказать, как он сожалеет о том, что произошло.

Сейчас он поражался самому себе. Как ему в голову могло прийти опять сойтись с Ханной, как он мог совершить такую глупость и поставить под удар самое дорогое, что у него есть на свете? Но как сказал Ник Уорринг, ни один человек не застрахован от ошибок. И он, Рэнд, совершил страшную ошибку, однако он не позволит, чтобы она разрушила его жизнь... а вернее, не одну, а две жизни – его и Кейтлин. Он сумеет загладить свою вину перед Кейт, найдет способ вновь завоевать ее доверие, чтобы уже никогда больше не потерять его.

Времени у него достаточно. Он будет действовать не спеша, с предельной осторожностью. Это будет нелегко. Терпением он не отличается, а вот решимости ему не занимать.

В последующие две недели Рэнд на собственной шкуре убедился в том, насколько трудное дело затеял. Он заставлял себя держаться от Кейт подальше, встречаясь с ней лишь за трапезой, но лагерь был маленький, и время от времени он помимо своей воли сталкивался с Кейт лицом к лицу.

Однажды он неожиданно столкнулся с ней на тропинке, ведущей от лагеря в джунгли. Кейт стояла, с беспокойством наблюдая за ним из-под густых темных ресниц. Словно прочитав ее мысли, Рэнд ухмыльнулся про себя и, прежде чем Кейт успела слово сказать, произнес то, о чем она наверняка думала:

– Ты следишь за мной, Кейт?

Брови Кейтлин изумленно поползли вверх.

– Я за тобой слежу?! Зачем мне это надо? Рэнд пожал плечами.

– Ты моя жена, и если тебе что-то от меня нужно, ты имеешь право попросить. – Он ухмыльнулся. – Ведь наши с тобой супружеские права равны.

Кейт вспыхнула:

– Супружеские права?! Если ты думаешь, что мне хочется опять заниматься с тобой... такими делами...

– Мне бы очень хотелось, чтобы тебе хотелось. Кейт молчала, внимательно глядя на Рэнда. Прошло несколько томительных секунд, после чего она быстро сказала:

– Я должна возвращаться в лагерь. Не будешь ли ты так любезен отойти в сторону и пропустить меня?

Рэнд не пошевелился. Он так и остался стоять на месте, прислонившись к большому гранитному камню.

Подавив вздох сожаления, Кейт заправила в прическу упавший на лоб рыжеватый локон и сказала:

– Было время, Рэнд, когда мне очень многого от тебя хотелось. Гораздо больше, чем простой физической близости. Это время прошло. – И она попыталась обойти его, однако Рэнд схватил ее за руку.

– Может быть, это время снова настанет. И если это произойдет, тебе не придется меня просить. Я сам дам тебе все, что ты пожелаешь, и даже больше.

– Если ты говоришь о деньгах, мне они не нужны, и ты это прекрасно знаешь.

– Я говорю не о них. То, что я собираюсь тебе дать, идет отсюда. – И Рэнд приложил руку к груди в том месте, где находилось сердце. – Я не сразу понял, что любовь – самое главное в жизни и ее не купить ни за какие деньги.

Кейт промолчала, но на лице ее отразилась целая гамма чувств. Однако уже через секунду она, справившись с собой, выдернула руку и пошла по тропинке.

Прошло еще несколько дней. Вернулись из Дакара Перси и Талмидж и привезли с собой необходимое оборудование, продовольствие и нескольких опытных проводников. Еще до их отъезда Рэнду пришло в голову, что Талмидж может попытаться покинуть остров, прихватив с собой часть найденных драгоценностей, и никогда больше сюда не возвращаться. Именно поэтому он послал с ним Перси. Но похоже, искушение прибрать к рукам ожерелье Клеопатры было для барона слишком велико.

Вместе с Талмиджем и Перси на остров приехал немец, которого звали Макс фон Шнелл, огромный, широкоплечий и широкогрудый детина со светлыми волосами и густыми усами, завивавшимися на кончиках. Рэнду он сразу не понравился: уж очень развязно вел себя.

– Это не я его выбрал, – сказал ему Перси, когда они сидели перед маленьким костерком, разожженным возле палаток. – В основном самые лучшие проводники – это французы. К сожалению, все они уже заняты, а никто не знает остров лучше, чем этот немец. Говорят, фон Шнелл жил на этом острове со своей женой-туземкой вплоть до ее смерти, случившейся два года назад. Он заверил нас, что ему знакомы здесь каждая тропинка и он знает, как быстрее и безопаснее всего подняться на гору.

Вскоре Рэнд и сам убедился, что немец – отличный специалист в своем деле. Местность он знал как свои пять пальцев. Но Рэнду не понравилось, как он смотрит на женщин. Даже Маруба, за определенную сумму охотно развлекавшая всех желающих, похоже, чувствовала себя рядом с фон Шнеллом неуютно.

Должно быть, Кейтлин испытывала подобные чувства, поскольку старалась избегать немца, и Рэнд был этому только рад.

Через три дня после того как барон с Перси вернулись из Дакара, оборудование было собрано, вещи упакованы и экспедиция отправилась в путь.

Рэнд шел следом за Кейт. Заметив его у себя за спиной, она резко остановилась и, круто повернувшись к нему, разгневанно бросила:

– Что ты себе позволяешь? Я же просила тебя оставить меня в покое!

– Я охотился в этих лесах, Кейт, и знаю, что здесь на каждом шагу человека подстерегает опасность. Да ты и сама мне об этом говорила.

– Я в состоянии сама о себе позаботиться!

– Знаю, но я позабочусь о тебе лучше... особенно здесь, в этой дикой местности. Я буду идти за тобой. Постарайся к этому привыкнуть.

– Но почему? Какое тебе дело до того, что со мной случится? Раньше ты никогда об этом не беспокоился.

Протянув руку, Рэнд ласково погладил Кейт по щеке.

– Ты ошибаешься, Кейт. Я всегда о тебе беспокоился и всегда тебя любил. Просто боялся признаться в этом даже самому себе.

Кейт промолчала. Лишь пристально взглянула на него, как делала это в последнее время частенько, повернулась и пошла дальше.

В ту ночь они разбили лагерь на поляне у подножия отвесной гранитной скалы. Темно-серое небо было покрыто тяжелыми свинцовыми тучами, грозя обрушиться на землю тропическим ливнем. Но ливень так и не начался, и после трапезы, состоявшей из вяленой оленины и галет, члены экспедиции улеглись каждый на свое одеяло и попытались заснуть.

Рэнд занял место рядом с Кейт, и хотя она бросила на него недовольный взгляд, но не сказала ни слова, лишь укрылась поплотнее и повернулась к Рэнду спиной, решив, похоже, не обращать на него внимания. Спать ему пока не хотелось, и он посидел еще возле костра, от которого остались лишь тлеющие угли, прислушиваясь к пронзительному писку летучих мышей и стрекоту насекомых. Но большую часть времени он сидел, глядя на Кейт.

Воспоминания волной нахлынули на него. Ему вспомнились дни, которые они с Кейт провели в Ривер-Уиллоуз, боль, которую они испытали после потери ребенка, вспомнилось, как они любили друг друга здесь, на острове, в озере, образованном низвергающимся с гор шумным водопадом. Вспомнились ему и полные радости дни, проведенные на борту корабля по дороге домой, и прикосновение к его телу жаркого тела Кейт. При воспоминании об этом Рэнд почувствовал прилив желания.

Он хотел Кейт, как хотел ее всегда, страстно, безудержно, а может, еще сильнее.

Она пошевелилась, и Рэнд понял, что она лишь притворяется спящей. Внезапно он заметил, что с ветки дерева, возле которого улеглась Кейт, скользит змея. Она спускалась все ниже и ниже, пока не оказалась менее чем в одном футе от ее щеки. У змеи была остроконечная голова. Ядовитая, догадался Рэнд и похолодел от ужаса.

– Не шевелись, Кейт, – прошептал он, заметив, что она уже готова это сделать. – Ради Бога, хоть раз сделай так, как я говорю!

Кейт замерла, и Рэнд понял: она почувствовала опасность. Потянувшись к висевшему у него на поясе кожаному футляру, Рэнд медленно вытащил из него нож с тонким лезвием и осторожно двинулся к Кейт.

– Все будет хорошо, – успокаивал он ее, – только не делай резких движений.

Кейт непроизвольно вздрогнула, и змея подняла голову. Изо рта ее показалось раздвоенное жало, потом рот с жутким шипением распахнулся, блеснули длинные клыки, и в этот момент Рэнд ринулся вперед и ударил ножом по сверкающему в свете угасающего костра гибкому змеиному туловищу, одновременно оттолкнув Кейт на безопасное расстояние.

Голова змеи отлетела от тела и упала в траву, а Кейт бросилась на шею Рэнду.

– О Господи, Рэнд! Она чуть меня не укусила!

Он прижал Кейт к себе, ощущая, как трепещет ее стройное тело.

– Теперь тебе ничто не угрожает, любовь моя. Змея мертва. Тебе больше нечего бояться.

Кейт лишь покачала головой и прижалась к Рэнду еще теснее. Он закрыл глаза. Какое наслаждение – держать ее в объятиях! Как было бы хорошо, если бы можно было делать это всю жизнь! Но черт побери, Кейт грозила страшная опасность! Эта чертова змея подобралась к ней слишком близко. Не известно, чем бы все кончилось, не заметь он ее вовремя.

От шума все проснулись. Профессор и Джеффри помчались к Кейт, которая, только сейчас заметив, что обнимает Рэнда за шею и прижимается к нему всем телом, смущенно отстранилась.

– Кейтлин! Какого черта... – начал было профессор, но в этот момент заметил змею, и кровь отхлынула у него от лица. – Боже правый! Зеленая макимбу!

– По крайней мере, так ее называют туземцы, – заметил подошедший сэр Монти. – Страшно ядовитая гадина.

Профессор перевел взгляд на Рэнда.

– Слава тебе, Господи, что вы оказались поблизости! – Рэнд лишь кивнул. Он уже не один раз поблагодарил за это Господа.

– Может быть, Кейт стоит лечь рядом со мной? – предложил Сент-Энтони, бросив враждебный взгляд на Рэнда. – Я не хуже его могу о ней заботиться.

– Она останется там, где устроилась! – отрезал Рэнд, покачав головой.

И на сей раз Кейт ни словом не возразила. Должно быть, никак не может прийти в себя от пережитого потрясения, решил Рэнд.

– Ну, если фсе успокоился, – проговорил дородный немец, – мошно немного поспат. А фи молодец, – обратился он к Рэнду. – Мошет, от фас фсе-таки пудет толк.

Рэнд промолчал. Было ясно, что немец его тоже невзлюбил. «Наверное, из-за Кейт, – решил Рэнд. – Видит, что я глаз с нее не спускаю, и это ему не нравится».

Рэнд улегся на одеяло, но заснуть не мог, как ни старался. Всякий раз, стоило ему закрыть глаза, перед ним вставали ядовитые клыки зеленой гадины всего в нескольких дюймах от лица Кейт.

Они поднимались все выше и выше, большую часть времени идя вдоль бурной реки. Тропа становилась все круче и вся была усеяна острыми камнями. Экспедиция миновала сначала не слишком глубокий овраг, потом спустилась в глубокое ущелье, оказавшись после яркого солнца в густой тени. Брызги, летящие от воды, попадали на одежду путешественников, и вскоре все вымокли до нитки. Мокрыми были и камни под ногами, и идти приходилось очень осторожно, чтобы не упасть. В одном месте на головы путешественникам обрушился камнепад – слава Богу, никто не пострадал, в другом – дорогу загородила нависавшая над тропой скала. С трудом обойдя ее, члены экспедиции продолжили свой нелегкий путь.

Кейт упрямо шла вперед, ощущая за спиной присутствие Рэнда, которое действовало на нее успокаивающе, хотя ей и неприятно было в этом самой себе признаваться. Похоже, прошлой ночью он спас ей жизнь. Она у него в долгу, а этого ей хотелось меньше всего.

Когда они остановились на ночлег, Кейт, не обращая внимания на то, что тело ломит от усталости, отправилась на поиски Рэнда.

– Он ушел на охоту, – ответил ей отец на вопрос, где Рэнд. – По-моему, он не собирался заходить далеко в лес.

Кейт пошла дальше. Миновав туземца, несшего в лагерь связку птиц, она увидела мужа. Он чистил ружье. При виде Кейт он отставил его в сторону, встал и направился к ней, почти скрытой темно-зеленой листвой.

– Ты меня искала?

Кейт кивнула и облизнула губы. Они оказались суше, чем должны были быть.

– Я пришла поблагодарить тебя... за то, что ты сделал вчера ночью.

– Тебе не нужно меня благодарить. Я твой муж, и моя обязанность следить, чтобы с тобой ничего не случилось.

Кейт замерла. Муж... Когда-то она считала его своим мужем, гордилась тем, что вышла за него замуж. Но теперь стоило ей взглянуть на него, как она вспоминала день, когда он бросил ее ради любовницы.

– У мужей есть масса обязанностей, Рэнд, о которых ты раньше даже не задумывался.

– А должен был бы. Просто тогда я этого не понимал.

– А теперь? Теперь понимаешь? Рэнд решительно взглянул на нее.

– Да. Теперь понимаю.

Кейт откашлялась. Она чувствовала себя неловко под его пристальным взглядом, но ей не хотелось, чтобы он это заметил.

– Ну, так или иначе, я твоя должница и хочу тебя отблагодарить.

– Отблагодарить? Каким образом?

– Сообщив тебе кое-какую информацию. Рэнд удивленно вскинул брови.

– Какую же?

– Именно такую, которая может тебе пригодиться. Когда я вернулась на остров, то много думала о том, что ты мне рассказал про барона. Я не была полностью уверена в том, что ты прав, но беспокоилась за отца. Я никогда не доверяла Талмиджу, а вот отец верил ему безгранично. И я начала следить за бароном. Мне хотелось выяснить, такой ли это человек, каким ты его считал.

– И что же?

– Как-то ночью я заметила, что он сидит над конторскими книгами в своей палатке. Он и раньше этим занимался, но в ту ночь что-то привлекло мое внимание. При свете горевшего в палатке масляного фонаря я заметила на парусине его тень. Он рылся в сундуке, и мне стало интересно, что он там хочет найти. После того как ты приехал на остров, а Талмидж отправился в Дакар, я зашла к нему в палатку и выяснила наконец, что он искал. Рэнд плотно стиснул губы.

– Тебе не следовало этого делать. Этот человек может быть опасен. Я не хочу, чтобы ты...

– Тебе не интересно узнать, что я там нашла? Рэнд вздохнул.

– Ну хорошо. И что же ты там нашла?

– Второй экземпляр конторских книг. В них Талмидж записывал, сколько денег он украл из казны экспедиции. Значит, ты оказался прав. И если ты приехал сюда ради Талмиджа...

– Я приехал сюда не ради Талмиджа, – перебил ее Рэнд. – Месть ему не имеет никакого значения, если из-за нее я могу потерять тебя.

Кейт взглянула на него. В ее глазах Рэнд прочитал и ярость, и боль. Похоже, воспоминания о его предательстве вновь нахлынули на нее.

– Ты потерял меня много месяцев назад, Рэнд. В тот день, когда забрался в постель к Ханне Риз. – Она повернулась, намереваясь уйти, но Рэнд схватил ее за руку.

– Я сделал огромную глупость, Кейт. И понял это еще до того, как ты застала меня в «Шателейн». Знаешь ли ты, как я ругал себя за то, что сделал? – Он ласково погладил ее по руке и печально покачал головой. – Думаю, что нет. Ты даже не представляешь, как бы мне хотелось повернуть время вспять.

– Отпусти меня, Рэнд.

Ему не хотелось отпускать ее руку – Кейт видела это по его глазам, – но, пересилив себя, он это сделал и отступил в сторону.

– Ты скажешь моему отцу? – спросила Кейт.

– Пока нет. В лесу человека подстерегает слишком много опасностей. Всякое может случиться. Не стоит настораживать Талмиджа, пока мы благополучно не спустимся с горы вниз, к морю.

– Да, я тоже так подумала, – согласилась Кейт, не отрывая глаз от его лица, такого красивого и когда-то любимого. Собрав в кулак всю свою волю, она повернулась и зашагала прочь.

– Спокойной ночи, Кейт, – услышала она за спиной тихий голос Рэнда.

Кейт не ответила. Проглотив застрявший в горле комок, она продолжала идти по тропе к лагерю.

Следующий день был точной копией вчерашнего, за исключением того, что на сей раз во время подъема в гору над головами членов экспедиции нависли тяжелые свинцовые тучи и моросил мелкий дождь. Носильщики растянулись в такую длинную цепочку, что фон Шнелл, выйдя из терпения, прикрикнул на них, чтобы они прибавили шагу.

Ближе к вечеру солнце выглянуло из-за туч и воздух стал жарким и влажным. Река билась о стены ущелья с такой силой, что в воздух летели тучи брызг, и фон Шнелл решил, что переправляться через нее сегодня поздно, однако подготовиться к переправе не помешало бы. Один из носильщиков перебрался на другую сторону ущелья. Ему бросили веревку с грузом на конце, потом еще несколько веревок, и носильщик привязал их к стволу мощного дерева, после чего мужчины взялись за работу, намереваясь построить самодельный подвесной мост.

Среди них Кейт увидела и Рэнда. Он скинул рубашку и работал голым до пояса, как и носильщики. Кейт не могла не восхищаться тем, как поигрывали на спине и груди его мощные, упругие мышцы. Она отлично помнила, какое испытывала наслаждение, дотрагиваясь до них руками, как приятно было касаться губами гладкой теплой кожи. Кейт воочию представила себе, как она сжимает руками круглые упругие ягодицы Рэнда, а он вонзается в нее со всей силой, и почувствовала острое желание. Разозлившись на саму себя – ну надо же такое вообразить! – Кейт поспешно отвернулась.

К вечеру прочный веревочный мост был построен, и мужчины уселись вокруг костра, довольные собой. Днем Перси Фоксу удалось подстрелить дикого кабана. Носильщики принесли его в лагерь, и теперь все с нетерпением ждали вкусного ужина.

Все, за исключением Рэнда, который куда-то исчез. Кейт и сама не знала, что побудило ее отправиться на его поиски. Наверное, беспокойство за человека, которого она когда-то любила, а может быть, еще что-то. Но так или иначе, она углубилась в джунгли, надеясь отыскать Рэнда, и вскоре действительно наткнулась на него. Он стоял, прислонившись спиной к дереву. Ружье лежало рядом на земле.

– Ты решил поохотиться? – спросила Кейт, привлекая к себе его внимание.

Заметив ее, Рэнд оттолкнулся от ствола, и на губах его появилась легкая улыбка. При виде этой улыбки Кейт почувствовала, как сердце сильнее забилось, и внезапно пожалела, что пришла.

– Я ходил на разведку. Фон Шнелл, похоже, знает свое дело, но подстраховаться никогда не мешает.

Кейт бросила взгляд на ружье.

– Я не люблю быть безоружным. В джунглях всякое может случиться. – Рэнд помрачнел. – Кстати, а почему ты бродишь по лесу одна-одинешенька? После того как тебя чуть не ужалила змея, тебе ли не знать, что здесь опасность подстерегает человека на каждом шагу?

Кейт огляделась по сторонам. Похоже, она и в самом деле зашла дальше, чем намеревалась.

– Прости, я и не думала, что так углубилась в лес.

– А зачем ты вообще ушла из лагеря?

Что она могла на это сказать? Что ее погнало какое-то шестое чувство? Что она беспокоилась за него, Рэнда? Даже если это и так, она никогда ему в этом не признается.

– Не знаю. Наверное, просто хотелось немного прогуляться.

– В следующий раз, когда тебе этого захочется, гуляй поближе к лагерю.

Кейт открыла было рот, чтобы заявить ему, что больше не обязана подчиняться его приказам, как вдруг взгляд ее упал на крону дерева, и вся кровь отхлынула у нее от лица, а сердце ушло в пятки. Должно быть, Рэнд заметил, что она переменилась в лице. Он застыл на месте как вкопанный.

– Что случилось? – прошептал он и медленно протянул руку к ружью.

– Леопард, – прошептала Кейт в ответ, глядя, как Рэнд, ухватившись рукой за длинный металлический ствол, подтягивает ружье к себе. – Он на дереве справа от тебя. Оскалил клыки... О Господи, Рэнд, он...

Вскинув ружье, Рэнд выстрелил как раз в тот момент, когда леопард прыгнул. Кейт пронзительно завизжала, глядя, как мощное животное с желтой пятнистой шкурой, длинными клыками и острыми как бритва когтями подмяло под себя Рэнда.

Но тотчас же взяв себя в руки, она принялась лихорадочно озираться по сторонам в поисках какого-нибудь тяжелого предмета, чувствуя, что сердце готово выпрыгнуть из груди. Заметив, наконец, увесистую палку, Кейт схватила ее и устремилась к леопарду. Подскочив к нему, она изо всех сил огрела его по голове. Хищник не пошевелился. Но и Рэнд тоже...

– Рэнд! Рэнд! – закричала Кейт. Чувствуя, что у нее подкашиваются ноги, она, действуя палкой как рычагом, попыталась стащить с него тяжеленного зверя и, когда после нескольких неудачных попыток ей удалось это сделать, прижалась щекой к груди Рэнда. Сердце его билось ровно, грудь то поднималась, то опускалась в такт дыханию, и Кейт с облегчением вздохнула. – Рэнд! С тобой все в порядке?

Он застонал, медленно сел и потряс головой, пытаясь прийти в себя.

– Уф! Чуть не задохнулся! Похоже, головой ударился о землю при падении, а в остальном со мной все в порядке. – Он взглянул на взволнованное лицо Кейт и прибавил: – Благодаря тебе.

– Благодаря мне? – Кейт взглянула на палку, которую все еще держала в руке, вцепившись в нее мертвой хваткой, отшвырнула ее в сторону и покраснела. – Леопард был уже мертв, когда я его ударила. Рэнд медленно встал на ноги и покачнулся.

– Но ты же этого не знала.

– Не знала, но...

– Если бы ты его не заметила, он бы прыгнул на меня еще до того, как я успел взять в руку ружье. Если бы тебя здесь не было, леопард наверняка убил бы меня.

Кейт вздрогнула от ужаса. Взглянув на Рэнда, она заметила, что рукав его рубашки порван, а на руке алеют глубокие царапины, оставленные острыми когтями леопарда. Поняв, что он был на волосок от гибели, Кейт почувствовала, как у нее закружилась голова. Она едва сдержалась, чтобы не броситься Рэнду на шею и разрыдаться.

О Господи, где же ее женская гордость! Как можно по-прежнему испытывать такие сильные чувства к мужчине, который тебя бросил ради другой женщины?

– Тебе нужно перевязать рану, – спокойно проговорила она, скрывая охватившее ее смятение. – Лучше нам вернуться в лагерь.

Рэнд лишь кивнул. Всю обратную дорогу, пока он шел за ней, Кейт чувствовала на себе его вопрошающий взгляд. Похоже, Рэнд искал ответа на вопрос, зачем все-таки ей понадобилось его искать.

Хорошо бы он его так и не нашел, подумала Кейт.

Глава 23

Пока все члены экспедиции рассаживались вокруг лагерного костра, Рэнд размышлял о том, зачем Кейт отправилась в лес на самом деле. Неужели искала его? И если да, то что ей от него было нужно?

Хотелось верить, что она не просто гуляла по лесу, а искала его. Может, ей тоже хотелось его видеть так же сильно, как ему хочется видеть ее, только она не отдавала себе в этом отчета? Хорошо, если это и в самом деле так, продолжал размышлять Рэнд. Значит, есть надежда, что ему удастся убедить ее в том, что он стал совершенно другим человеком.

Он отыскал Кейт взглядом. Она сидела рядом с Джеффри Сент-Энтони, и Рэнд почувствовал раздражение. В этот момент он заметил рядом с собой Перси. Как всегда, тот подошел так тихо, что Рэнд и не услышал.

– Сент-Энтони ничего для нее не значит, – проговорил камердинер, проследив за взглядом хозяина. – Я видел их вместе. Она ценит его дружбу, и только.

– Но он хотел жениться на ней.

– А она хотела выйти замуж за вас.

– Что ж, она и вышла за меня, и я выказал себя никчемным мужем.

– Вы совершенно правильно употребили прошедшее время. Я знаю вас уже больше десяти лет и столько же являюсь вашим другом. Если вы что-то решили, то всегда добиваетесь поставленной цели. Сейчас вы решили стать Кейт Хармон хорошим и верным мужем, и я абсолютно уверен, что так и будет.

– При условии, что она согласится дать мне такую возможность.

Перси равнодушно пожал плечами.

– К сожалению, вы совершенно правы. Что ж, ужин готов. Может быть, нам стоит поесть?

Кабана, которого подстрелил Перси, уже освежевали, разрезали на большие куски, насадили их на вертел, и теперь они жарились над костром. Сок, вытекая из мяса, капал на угли, и по всему лагерю разносился восхитительный аромат. Рэнд почувствовал, что у него забурчало в животе. Взяв жестяную тарелку из стоявшей на камне рядом с костром стопки, он встал в очередь за Перси и профессором.

Все трое наполнили тарелки мясом, картофелем, диким луком и пресным хлебом, и Рэнд, отыскав плоский камень, уселся есть. К его удивлению, профессор сел рядом.

– Как рука? – поинтересовался Донован Хармон, откусив сочного мяса.

Рэнд машинально потрогал повязку под рубашкой в том месте, где леопард рассадил кожу острыми когтями.

– Чертовски болит, – признался он, – но к счастью, царапины неглубокие. Ваша дочь промыла руку и перевязала. Если не загноятся, через несколько дней все заживет.

Профессор проглотил кусок мяса и сделал глоток кофе из жестяной кружки.

– Ей тяжело видеть вас здесь. Должен сказать, что и я не слишком обрадован вашим присутствием.

– Сожалею, что причинил ей боль... даже больше, чем вы можете себе представить. Но я намереваюсь с ней помириться.

– Моя дочь не из тех женщин, которые легко прощают обиды. После смерти матери она научилась держать в узде свои чувства. В течение всей ее жизни у нее практически не было подруг. Она понимала: рано или поздно нам придется уезжать оттуда, где мы жили в данный момент, а терять друзей слишком больно. Она считала, что самое лучшее – это ни к кому не привязываться всем сердцем, и именно так и поступала.

– Но она очень подружилась с Мэгги Саттон, да и Элизабет Уорринг, по-моему, считала своей хорошей подругой.

– Верно. Должно быть, Кейтлин слишком много времени провела одна. А может быть, повзрослев, почувствовала, что готова рискнуть. Потом она познакомилась с вами и рискнула еще больше, но в конце концов жестоко за это поплатилась.

Рэнд с трудом проглотил кусок свинины – тот так и норовил застрять в горле. Взглянув на еду, уже начинавшую застывать, он отставил тарелку в сторону: аппетит внезапно пропал.

– Я хочу помириться с Кейт. Я сделал ошибку, большую ошибку. Но я дорого заплатил за нее, равно как и Кейт. Кейт – моя жена, и я без нее не уеду.

Профессор пристально взглянул ему в глаза – Рэнду очень хотелось, чтобы он по его лицу понял, что его зять не только решительно настроен, но и говорит искренне, – и открыл было рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент к ним подошли Джеффри Сент-Энтони и Филипп Радерфорд.

– Мы слышали, что на вас напал леопард, – проговорил Талмидж. – Один из носильщиков принес его шкуру. Великолепный зверь. Похоже, Кейтлин – настоящая героиня.

Рэнд взглянул на барона, чувствуя такую же неприязнь, какую всегда к нему испытывал.

– Я придерживаюсь такого же мнения.

– Учитывая то, как вы с ней обошлись, – злобно бросил Джеффри, – удивительно, как она не дала зверю вас сожрать.

– Жаль вас разочаровывать, Сент-Энтони, но я жив и намерен таковым и оставаться.

– Да будет вам. Уверен, Джеффри вовсе не имел в виду ничего плохого, – дипломатично проговорил барон.

Рэнда так и подмывало бросить этому подонку в лицо, что ему известно о его преступлениях – расхищении денежных средств экспедиции, ограблении его кузена и еще бог знает каких, – но сейчас было не время, ведь это означало бы поставить под удар Кейтлин.

В этот момент к ним подошли Перси и сэр Монти, прервав своим появлением горькие мысли Рэнда.

– Молодец, старик! – воскликнул сэр Монти и, ухмыльнувшись, хлопнул Рэнда по спине с таким воодушевлением, что боль насквозь пронзила раненую руку. – Я видел шкуру леопарда. Здоровый чертяка, доложу я вам. Хорошо, что он зацепил вам только руку, а не нанес более серьезных ран.

– Нанес бы, если бы не Кейт.

– Это я слышал. Хорошо, что она отправилась вас искать. Она спросила меня, не видел ли я вас, и я показал ей, куда вы пошли.

Рэнд перевел взгляд на Сент-Энтони – тот недовольно поджал губы – и удовлетворенно улыбнулся: если Кейт и в самом деле отправилась его искать, это вселяет надежду.

– Да, мне крупно повезло.

Соперники продолжали сверлить друг друга глазами до тех пор, пока сэр Монти, кивнув головой и многозначительно откашлявшись, не произнес:

– Добрый вечер, Кейтлин.

Подойдя к мужчинам, Кейт остановилась возле отца.

– Добрый вечер, джентльмены, – ответила она.

– Мы только что говорили о вашем геройском поступке.

– Моем геройском поступке? Это о каком же?

– Ты хочешь сказать, что не считаешь спасение моей никчемной жизни геройским поступком? – спросил Рэнд, ослепительно улыбнувшись.

Кейт взглянула на него, и губы ее тоже тронула легкая улыбка.

– Просто я заметила леопарда за несколько секунд до тебя.

– За несколько секунд до того, как он чуть меня не сожрал, ты хочешь сказать.

Все, и Кейт в том числе, расхохотались.

– Ты прав, все могло закончиться гораздо хуже.

– Еще как хуже! – заметил Рэнд. – Ведь я так ценю свою шкуру.

Все опять рассмеялись, за исключением Сент-Энтони.

– Я не собиралась вам мешать, – проговорила Кейт и улыбнулась Перси. – Мне просто хотелось поблагодарить мистера Фокса за чудесный ужин, который он нам обеспечил. Давно я не ела ничего такого вкусного.

Перси отвесил галантный поклон.

– Уверяю вас, мне и самому это доставило удовольствие, ваша светлость.

Кейт покачнулась, словно ее ударили. Улыбка по-прежнему играла на губах, но вся кровь отхлынула от лица. Ее редко величали «вашей светлостью», и, похоже, это было ей неприятно. Рэнд мысленно выругался. Черт подери, одного намека на то, что она его жена, достаточно, чтобы вывести ее из себя! В последний раз оглядев собравшихся мужчин, Кейт извинилась и тихонько пошла прочь.

Следом за ней разошлись и остальные. Кто-то отправился играть в карты, кто-то почитать перед сном. Рэнд пошел искать Кейт и отыскал ее на окраине лагеря. Она сидела на бревне под масляной лампой, отбрасывающей на нее свет, и штопала отцовскую рубашку.

– Как профессор чувствовал себя эти последние несколько месяцев? – осведомился Рэнд, подходя к ней. – Надеюсь, приступов болезни больше не было?

Кейт подняла голову и слегка выпрямилась.

– Пока нет. Он кажется достаточно здоровым, и меня это очень радует.

– Меня тоже, – кивнул Рэнд.

– Ты что-то хотел? – спросила Кейт, опустив рубашку на колени.

И она еще спрашивает, хотел ли он чего-нибудь! О Господи, да конечно! Одного взгляда на нее достаточно, чтобы возбудить в нем страстное желание. Находиться с ней рядом и не сметь прикоснуться к ней – сущая пытка.

– Я пришел еще раз поблагодарить тебя за то, что ты сегодня сделала, – нашелся он. – Если бы не ты, меня бы уже не было в живых.

Кейт покачала головой:

– Я так не думаю. Ты прекрасно ориентируешься и знаешь, как вести себя в джунглях. Никогда бы не поверила, если бы ты мне об этом рассказал, но сейчас убедилась в этом собственными глазами.

Рэнд улыбнулся:

– Разве ты забыла, что я ездил охотиться в Индию и в Африку? Местность там очень похожа на здешнюю.

– И ты научился заботиться о себе. Хотя, мне кажется, ты сделал это лишь для того, чтобы поразить своего отца.

– Сначала, думаю, да. Но я должен быть за многое благодарен отцу. Из-за него я научился вещам, которые впоследствии часто оказывались полезными.

– Я в этом не сомневаюсь. – Кейт вновь принялась штопать, вкалывая иголку в ткань с чуть большей силой, чем это требовалось. – Он настоял, чтобы ты выучился многим вещам, необходимым мужчинам. Это он научил тебя тому, что мужчина должен, помимо жены, иметь еще и любовницу?

Кейт взглянула на Рэнда ясными зелеными глазами, и его пронзило острое чувство вины.

– Разве что показал своим собственным примером. Но в этом я с ним не согласен.

Каштановые брови Кейт поползли вверх.

– Что ты имеешь в виду? Ты не согласен, что мужчина должен иметь любовницу? По твоему поведению я бы этого не сказала.

– Я имею в виду то, что, если бы ты согласилась вновь стать моей женой, в моей жизни никогда не было бы другой женщины.

Кейт изумленно уставилась на него, потом несколько раз моргнула, и в зыбком свете далекого костра Рэнду показалось, что в глазах ее блеснули слезы.

– Я не... я не верю тебе, Рэнд, – запинаясь, проговорила она.

– Я наделал много ошибок, Кейт, но никогда не лгал тебе. И уж никогда не стал бы лгать в таких важных вопросах.

Кейт лишь покачала головой. Вскочив, она повернулась к нему спиной, словно не в силах была больше его видеть, и, по-прежнему сжимая в руках рубашку, пошла обратно в лагерь.

Рэнд так и остался стоять, глядя ей вслед, чувствуя, как болит раненая рука и нестерпимо, в тысячу раз сильнее, ноет сердце. Как же ему достучаться до нее?

На этот вопрос он не знал ответа.

Обреченно вздохнув, Рэнд вернулся в лагерь и бросился на свою походную постель, стоявшую в нескольких футах от постели Кейт. Впереди простиралась еще одна долгая ночь.

Едва забрезжил рассвет, как члены экспедиции собрались на берегу реки. Предстояла переправа по веревочному мосту, который они выстроили вчера. Внизу, на дне глубокого – семьдесят футов глубиной – ущелья бурлила горная река.

– Это ущелье называть «Ущелье ангелоф», – сообщил фон Шнелл собравшейся вокруг него маленькой группе: профессору и Джеффри Сент-Энтони, сэру Монти Уолполу, Кейтлин и Рэнду – и, ухмыльнувшись в густые светлые усы, прибавил: – Если кто-то падать, то идти прямо к ангелы.

Рэнд никак на это не отреагировал, но заметил, что Кейт непроизвольно поежилась.

От фон Шнелла это не укрылось. Он окинул своими блеклыми голубенькими глазками ее стройную фигурку, задержавшись на ее груди, потом на бедрах. Рэнд едва сдержался, чтобы его не ударить. Он терпеть не мог этого немца, а уж когда тот смотрел на Кейт таким похотливым взглядом, вообще был готов убить на месте.

Однако этот мясистый фон Шнелл нужен профессору, чтобы привести отряд на вершину горы, и Рэнд не собирался своими действиями разрушать результаты упорных трудов Кейт и ее отца. Нужно терпеть, делая вид, что ничего не происходит, и не спускать с немца глаз.

Фон Шнелл пошел по мосту первым. Хлипкое сооружение раскачивалось под его тяжестью и под порывами ветра из стороны в сторону, но не рухнуло. Немец благополучно перебрался на другую сторону. Настал черед остальных. Кейт стояла рядом с Сент-Энтони, дожидаясь своей очереди. Джеффри не спешил. Похоже, он решил дать ей совет.

– Я пойду первым, – сказал он ей, – и подожду вас на другой стороне. Помните, что ни в коем случае не следует смотреть вниз.

Только сейчас Рэнд заметил, насколько бледна Кейт. Ее загорелое лицо сейчас приобрело землистый оттенок. Как только Сент-Энтони направился к мосту, он подошел к Кейт.

– Скажи мне, ты боишься высоты? Кейт пожала плечами.

– Это не имеет значения. Я должна перейти на другую сторону, и я это сделаю.

Рэнд взглянул на мост, потом перевел взгляд на скалистое ущелье и тихонько выругался.

– Если бы мост был более прочным, я бы перенес тебя на руках. Ужасно не хочется отпускать тебя одну. И вообще я предпочел бы, черт подери, чтобы ты была сейчас дома! Не могу видеть, как ты каждый день подвергаешь себя опасности!

– Никто не просил тебя приезжать сюда, Рэнд. Он взглянул ей прямо в глаза.

– Я должен был это сделать.

– Почему?

«Потому что я тебя люблю», – хотелось сказать Рэнду, но он промолчал. Он знал, что Кейт ему не поверит. Кто-то крикнул, что Кейт должна идти. Она повернулась и на негнущихся ногах направилась к узкому подвесному мосту. В этот момент поднялся ветер, и шаткое сооружение закачалось из стороны в сторону. Внизу река с шумом билась об острые скалы, и белые пенистые брызги вздымались вверх.

Рэнд догнал Кейт, когда она уже подошла к мосту.

– На сей раз Сент-Энтони прав. Не смотри вниз. Просто крепко держись за веревки и продолжай идти. Все время смотри на Джеффри и думай о том, что он ждет тебя на той стороне.

Кейт облизнула губы и кивнула.

– Увидимся на другом берегу, – сказал Рэнд.

Он улыбнулся, и Кейт храбро улыбнулась ему дрожащей улыбкой. Рэнду показалось, что в этот момент между ними пробежала искра, и ему захотелось во что бы то ни стало удержать ее. Наклонившись, он быстро поцеловал Кейт в губы.

– Ну, иди, – буркнул он. – Не думай ни о чем, только ставь одну ногу перед другой.

Она взглянула на него, непроизвольно коснулась пальцем губ, сделала глубокий вдох и ухватилась за веревки, служившие перилами. Ступив на мост, она начала неуверенно передвигаться по нему маленькими шажками. Налетел порыв ветра, и мост закачался из стороны в сторону. Рэнд почувствовал, как его сердце ухнуло вниз.

– Держись, Кейт, – прошептал он, боясь крикнуть, чтобы не испугать ее. Две трети пути было уже пройдено, когда Кейт остановилась. Каким-то шестым чувством Рэнд ощутил, что она вся дрожит. – Иди, любовь моя, – тихонько прошептал он. – Ты справишься.

И Кейт пошла дальше, на сей раз ступая более уверенно. Когда она добралась до противоположного берега, Рэнд от облегчения на секунду закрыл глаза и даже не обратил внимания на то, что Сент-Энтони обнял ее.

Видя, что Кейт благополучно переправилась на другую сторону, оставшиеся члены экспедиции и носильщики пошли более уверенно. Сначала две местные женщины, ответственные за стряпню, потом Маруба, в обязанности которой в этом путешествии входило обслуживать барона. Хестер Уилмот, кухарка-англичанка, вместе с двумя камердинерами и лакеями остались в лагере.

Рэнду предстояло перебираться через мост последним.

К этому времени ветер разыгрался вовсю, и идти по шаткому мосту было опасно. В глаза летели пыль и сорванные с деревьев сухие листья, и он практически ничего не видел. Добравшись до середины, Рэнд глянул вниз, на пенистые волны. Как, должно быть, было страшно Кейт! Молодец она все-таки, сумела пересилить свой страх, подумал Рэнд.

По мере того как он подходил все ближе, он все явственнее видел ее лицо. В глазах ее застыла тревога. Она любит его, подумал Рэнд, и принадлежит ему, и он, несмотря ни на что, вновь сделает ее своей женой.

Когда Рэнд ступил на противоположный берег, Кейт улыбнулась. Похоже, она была не меньше его рада тому, что переправа завершилась благополучно.

– Все в порядке? – спросил Рэнд, когда экспедиция двинулась дальше.

– Все отлично. Только хорошо бы вниз мы спускались каким-нибудь другим путем.

Рэнд усмехнулся.

– По правде говоря, мне бы тоже этого хотелось. Кейт промолчала, и теплое выражение ее лица сменилось деланным безразличием. Отвернувшись, она прибавила шагу, догоняя остальных, а Рэнд занял ставшее уже привычным место у нее за спиной. Он вспомнил, как боялся за Кейт, когда она шла по шаткому мосту. Какие еще опасности и трудности их подстерегают? Скорее бы уж они добрались до этой чертовой вершины!

Они поднимались на гору весь день, медленно, но упорно. Ближе к обеду вошли в плотное кольцо облаков, опоясывающих верхние склоны Пику-ди-Малину. Казалось, будто они бредут в густом сером тумане. К вечеру экспедиция снова вышла на солнце, оказавшись еще ближе к огромной вулканической вершине.

Еще два дня – и они доберутся до места, отмеченного на карте, где Леонард Метц спрятал ожерелье Клеопатры... по крайней мере так они надеялись. Вчера утром они добрались до распутья и пошли по тропе, которую Метц подробно описал на карте. Эту карту отец Кейт постоянно держал при себе.

После нескольких дней восхождения Кейт почувствовала, что ее ноги окрепли, но мышцы на руках и спине болели от темна до темна. Радуясь тому, что фон Шнелл объявил привал, чтобы путешественники могли справить нужду и немного передохнуть, Кейт, массируя нывшую шею, углубилась в лес. Когда она возвращалась, то заметила Рэнда, разговаривавшего с немцем. О чем они говорили, Кейт не расслышала, а когда разошлись в разные стороны, увидела, что к Рэнду направилась Маруба.

Кейт застыла на месте как вкопанная, охваченная недобрым предчувствием. Маруба была очаровательной девушкой, стройной, темнокожей, из тех, что способны вызвать у мужчин желание. Кейт знала, что она спит с Филиппом Радерфордом. Дважды она видела девушку с Джеффри Сент-Энтони. Похоже, и он не остался равнодушным к ее чарам.

Кейт это было неприятно, поскольку Джеффри по-прежнему уговаривал ее выйти за него замуж. Интересно, что с ней не так? Почему мужчины, с которыми сталкивает ее судьба, всегда уходят от нее к другим женщинам?

Кейт смотрела, как Маруба, похотливо взглянув на Рэнда, одарила его неспешной обольстительной улыбкой, и вдруг почувствовала, как к горлу подступила тошнота. Вот девушка провела длинным смуглым пальцем по треугольному вырезу рубашки, намеренно касаясь кожи, и, встав на цыпочки, прошептала ему что-то на ухо, и Кейт почувствовала, как невыносимая острая боль пронзила сердце.

Но в этот момент Рэнд поймал руку Марубы, легонько отстранил девушку от себя и решительно покачал головой. Не оглядываясь, он повернулся и зашагал прочь, а Маруба так и осталась стоять, глядя ему вслед.

Кейт тоже смотрела вслед высокой фигуре, чувствуя, что боль понемногу отступает. Она перевела взгляд на Марубу. Красотка направлялась прямиком к ней, и на ее хорошеньком смуглом личике не было и тени смущения.

Остановившись перед Кейт, она кивнула головой в ту сторону, куда отправился Рэнд, и промолвила:

– Ваш муж... хороший человек.

Кейт продолжала смотреть на нее, не найдясь, что ответить.

Маруба понимающе ей улыбнулась, потом улыбка ее переросла в ухмылку, и она отправилась восвояси. И внезапно до Кейт дошло: девушка наверняка с самого начала знала, что Кейт за ней наблюдает. Но Рэнд этого не знал. То, что они с Рэндом не поддерживают супружеских отношений, ни для кого не являлось секретом. В такой маленькой группе ни от кого не скрыться.

Может быть, Маруба решила таким образом проверить Рэнда? То, что Рэнд отказался от откровенного предложения очаровательной девушки, порадовало Кейт. Внезапно она испытала странное чувство теплоты.

С чего бы это, раздраженно подумала она. Может быть, Рэнд не поддался чарам темнокожей красотки только потому, что не хочет ее.

И тем не менее теплое чувство не проходило.

Ужин, состоявший из пресного хлеба и водянистого рагу из какой-то дичи, сдобренного собранными в лесу травами, закончился рано. Кейт не поняла, что за мясо она ела, и сочла за лучшее не спрашивать. После ужина она решила прогуляться, специально чтобы дать нагрузку ноющим мышцам, не собираясь удаляться от лагеря.

Она стояла в тени, глядя на мерцавший сквозь ветви деревьев огонь лагерного костра, как вдруг услышала за спиной шуршание листьев и тяжелые шаги. Наверняка это Рэнд, подумала она и почувствовала, как сердце быстрее забилось в груди. Но только она хотела обернуться, как чья-то незнакомая мозолистая рука зажала ей рот, и радостное предвкушение сменил страх.

Кейт ухватилась за руку, пытаясь оторвать ее от своего рта, но в этот момент другая рука обхватила ее за талию. «Немец!» – догадалась она. Это и в самом деле был фон Шнелл. Легко подняв Кейт, он потащил ее дальше в лес. Сердце Кейт исступленно забилось. Она начала брыкаться, стараясь ударить насильника тяжелыми кожаными ботинками побольнее, и обрадовалась, когда ее попытки увенчались успехом: немец глухо охнул от боли, но выпускать ее из своих мерзких объятий и не подумал.

Поставив наконец Кейт на землю, он с силой прижал ее спиной к дереву и проговорил:

– Если бы ти зналь, что езть тьебе хороший, ти би фель зебя нормално.

– А если бы вы знали, что для вас хорошо, вы бы отпустили меня.

Губы немца под белесыми усами скривились в подобии улыбки.

– Я не зделать тьебе плехо.

Его рука похотливо скользнула по гладкой шее Кейт, накрыв ее грудь. Кейт вздрогнула от отвращения. Нужно бежать, пронеслось у нее в голове. Но как? Этот немец такой большой и сильный.

– Что вы от меня хотите?

Он сжал ее грудь, и Кейт похолодела от страха.

– Ти иметь муш, но не спат з ним. Ти красивый. Я тать тьебе то, што он не тал.

– Меня не интересует то, что вы можете мне дать, фон Шнелл. Отпустите меня сейчас же!

– Один поцелуй и фсе. Один поцелуй, и я тьебя отпускать.

Фон Шнелл наклонил голову, но Кейт успела отвернуться. Она попыталась высвободиться, но он крепко прижимал ее к шершавому стволу дерева.

– Я закричу, – предупредила Кейт.

– Не сакричать, если хотеть тойти до фершины. Твой отьец я нушен, и ти это снать. – Его рука еще крепче сжала ее грудь. – Я тать ему его зокрофищ, а ти тать мне, што я хотеть.

Рука фон Шнелла скользнула вниз, и Кейт забарахталась изо все сил, пытаясь вырваться. Внезапно она почувствовала, что тяжелое тело немца уже не вдавливает ее в ствол. Послышался звук удара, и огромное тело фон Шнелла распласталось на земле. Над ним, широко расставив ноги, стоял Рэнд. Его руки, все еще сжатые в кулаки, дрожали.

– Только посмей к ней подойти, фон Шнелл, – клянусь, я из тебя дух выпущу!

– Фи мне угрошать?

– Не угрожаю, а предупреждаю.

Фон Шнелл, кряхтя, поднялся и потрогал своей огромной ручищей челюсть.

– Не ната тафать обещания, которий не мошешь фыполнять.

Одарив Рэнда ледяным взглядом, он отряхнулся и исчез в глубине леса, потревожив при этом стайку каких-то грызунов, которые, отчаянно пища, бросились врассыпную.

Взгляд Рэнда переместился на Кейт.

– По-моему, я просил тебя не отходить далеко от лагеря. Кейт выпрямилась, хотя ноги у нее все еще дрожали.

– Может, ты забыл, так позволь тебе напомнить: я больше не подчиняюсь ничьим приказам!

– Что ты здесь делала с фон Шнеллом?

– Уверяю тебя, я пришла сюда не по доброй воле. Рэнд провел рукой по лицу, пытаясь успокоиться.

– Прости, – проговорил он наконец и, устало вздохнув, приблизился к Кейт. – Просто я... – Он бы непременно заключил ее в объятия, но она поспешно отступила в сторону. – Я увидел, что тебя нигде нет, и забеспокоился. И похоже, правильно сделал.

– Я бы и сама справилась с этим фон Шнеллом, – солгала Кейт. Она была несказанно рада, что Рэнд подоспел вовремя, но говорить ему об этом не собиралась. – Тебе не стоило вмешиваться.

Рэнд плотно сжал губы.

– Ты моя жена, Кейт, – заявил он, – и ни один мужчина не имеет права к тебе прикасаться. Ни сейчас, ни когда бы то ни было.

Странное чувство восторга, смешанного со злостью, охватило Кейт. Злость победила.

– Ни один мужчина, кроме тебя? Ты это хочешь сказать? Кейт понимала, что играет с огнем, но остановиться уже не могла.

В глазах Рэнда вспыхнул огонь желания, и прежде чем она успела отскочить в сторону, он вскинул руку и рывком притянул ее к себе.

– Именно это я и хочу сказать.

И он, не выпуская Кейт из объятий, прильнул к ее губам страстным поцелуем. Даже если бы Кейт хотела, она не могла бы вырваться. Впрочем, у нее не было такой охоты. Она стояла, пытаясь преодолеть жар, внезапно обрушившийся на ее тело, словно теплый тропический ливень, и нестерпимое желание, уже давно дремавшее в ней и наконец вырвавшееся наружу.

Губы Рэнда стали мягче. Они медленно, нежно заскользили по губам Кейт, и она невольно приоткрыла рот; язык Рэнда скользнул в сладостную влажность. Невыразимая нежность и вместе с тем острое желание пронзили Кейт с такой силой, что слезы брызнули у нее из глаз. Отбросив всякую сдержанность, равно как и мысль о том, что она горько пожалеет о содеянном, Кейт ответила на поцелуй Рэнда.

Да как она могла поступить иначе, когда любовь к нему переполняла сердце? Ведь Рэнд – вся ее жизнь, единственный мужчина, способный удовлетворить страстное желание, уже давно не дававшее ей покоя.

И в этот момент перед Кейт возникли призраки прошлого. Вдруг явственно вспомнилась ночь, когда она застала Рэнда с Ханной Риз. Она представила, как они занимаются любовью, как Рэнд ласкает любовницу, а она, трепеща от наслаждения, требует все новых и новых ласк. Кейт припомнились ужасные дни, которые она провела, уехав от Рэнда. Какую же боль она испытывала от его предательства, сколько слез выплакала и какую пустоту ощущала... Она решительно высвободилась из объятий Рэнда.

– Не нужно... – прошептала она, дрожа всем телом, чувствуя, что дыхание вырывается изо рта с неимоверным трудом. – Не нужно, Рэнд, прошу тебя...

Он нежно коснулся рукой ее щеки.

– Но почему, Кейти? Ты же моя жена. Я имею полное право тебя целовать.

Кейт покачала головой и попятилась.

– Нет, больше не имеешь.

– Тогда скажи, что ты не любишь меня. Скажи, что мои поцелуи не вызывают в тебе прежних чувств, и я уйду и никогда больше не стану тебе докучать.

Кейт очень хотелось ему это сказать. Хотелось причинить ему такую же боль, какую он причинил ей. Она открыла рот, но не смогла произнести ни звука. Тогда она резко повернулась и помчалась к мерцавшему вдалеке костру, чувствуя спиной негодующий и одновременно полный сожаления взгляд Рэнда.

Филипп Радерфорд нетерпеливо ждал на краю поляны, укрывшись за грудой камней. Было уже поздно. Почти все путешественники улеглись спать. Луна спряталась за хмурыми серыми тучами, и стояла кромешная мгла.

– Господин Филипп! Господин Филипп, где вы? – послышался тихий девичий шепот.

Ну наконец-то! Барон схватил Марубу за руку – девушка чуть не вскрикнула от неожиданности – и потащил в лес, решив, что осторожность никогда не помешает.

– Я не люблю ждать, и тебе это известно, Маруба! – сердито бросил он.

Прикусив полную нижнюю губу, девушка взглянула на него из-под опущенных ресниц.

– Простите. Я не представляла, что уже так поздно.

– Ты не представляла? Это почему же? Может быть, потому, что развлекала этого чертова герцога Белдона? Я видел, как ты сегодня рядом с ним ошивалась! – Губы лорда Талмиджа скривились в недоброй усмешке. – Я прекрасно понял, что ты ему предлагала. И все это поняли.

Маруба исступленно замотала головой:

– Нет-нет! Вы не должны думать обо мне плохо. Это была просто игра. Мне только хотелось посмотреть...

Талмидж заломил ей руку за спину с такой силой, что бедняжка вскрикнула от боли.

– Что тебе хотелось посмотреть? Удовлетворит ли тебя этот подонок лучше, чем я? – Он рывком повернул Марубу к себе спиной, заставил лечь на камень лицом вниз и задрал ей юбку. – Может, проверим?

И он принялся массировать ей соски, потом погладил между ног, однако вскоре прекратил свои грубые ласки. Ему уже надоело с ней играть, делать вид, что она не обычная шлюшка. Раздвинув ей ноги, он расстегнул штаны и, высвободив вздыбленную плоть, рывком вошел в девушку. Маруба ахнула от боли, однако Талмиджу было на это наплевать.

Удовлетворенно хмыкнув, он ухватил ее руками за ягодицы и принялся вонзаться в нее с каждым разом все яростнее. Тело его прикасалось к ее телу, издавая хлюпающий звук, отчего барон возбуждался все сильнее. Через несколько минут он, застонав, содрогнулся в экстазе.

Мало-помалу Талмидж пришел в себя. Теплый тропический ветерок приятно остужал разгоряченную кожу. Отстранившись, Филипп позволил Марубе повернуться и поправить одежду. Она бросила взгляд на камень, но денег не обнаружила и неуверенно взглянула на барона.

– Сегодня ты ничего не заработала, маленькая сучка. Я тобой недоволен, Маруба! – Протянув руку, он ухватил ее за подбородок. – Предупреждаю тебя, держись подальше от Белдона и Сент-Энтони. Твое тело принадлежит мне до тех пор, пока я не скажу иначе.

Маруба вздрогнула, и ее черные глаза расширились от страха.

– Ты меня поняла?

Девушка энергично закивала головой:

– Да, господин.

Филипп отпустил ее, и она молча направилась обратно в лагерь.

Выждав немного, Филипп последовал за ней и, подойдя к тому месту, где спал, улегся на одеяло. В спину вонзился острый камешек, и Филипп, поморщившись, вытащил его из-под одеяла. «Хорошо хоть комаров нет», – раздраженно подумал он.

Он уже чертовски устал от походных условий жизни, от всей этой неустроенности, этих треклятых джунглей, жары и влажности. Хотелось выпить хорошего вина, улечься в мягкую пуховую постель, вдохнуть свежий запах чисто выстиранного белья. Скорее бы уж покинуть этот дурацкий остров!

А Филипп в ближайшее время намеревался сделать именно это. Он улыбнулся, вспомнив о своих планах, которые обдумал в Дакаре. Через несколько дней нанятая им лодка будет ждать его неподалеку от лагеря в укромной пещере. Как только ожерелье попадет ему в руки, он вернется в лагерь, заберет остальные сокровища и уедет.

И никто не сможет его остановить: ни носильщики, ни слуги, ни профессор – вообще никто, даже этот самодовольный подонок Белдон. Этот негодяй с самого начала путался у него под ногами. Зря он решил бросить любовницу и отправиться на остров за женой. Это его самая большая и последняя ошибка.

Начался мелкий дождь, и Филипп чертыхнулся. Хорошо бы бросить этот треклятый остров к чертям собачьим уже сейчас. Но нельзя. Пока ожерелье не найдено, придется ждать. Филипп пока не знал, как расправится с Белдоном и остальными, и это не особенно его волновало. Фон Шнелл согласился помочь ему за часть награбленного. Так что скоро всей этой шатии-братии придет конец, радостно подумал Филипп, а богатства, как он и планировал, достанутся ему. И еще одна мысль принесла Филиппу отраду.

Он подумал о Кейтлин Хармон, мирно спавшей сейчас в лагере. Филипп уже не опасался того, что она за ним шпионит. Вряд ли она что-то узнала или узнает впредь. Он представил себе ее полные груди, восхитительно-округлое тело, которое наконец-то будет принадлежать ему, и улыбнулся. Скоро он займется с этой рыжеволосой красоткой Кейтлин тем, чем только что занимался с Марубой.

Глава 24

Стояла страшная жара, и Кейт, чувствуя себя потной и грязной, решила, что сегодня, после того как они разобьют лагерь, непременно выкупается и выстирает свою одежду.

Фон Шнелл выбрал для лагеря место на каменистом берегу реки, где было не так ветрено – здесь, высоко в горах, ветер дул гораздо сильнее, чем на морском побережье. Джунгли в этом месте были не такими густыми, и существовала меньшая вероятность встретиться с опасностью. Когда лагерь был разбит, Кейт перекинула через плечо полотенце, взяла чистую одежду и направилась вниз по реке к прелестному местечку, которое приглядела раньше, до того как они сделали привал.

Но когда она пришла туда, то услышала плеск воды и поняла, что ее опередили. Интересно, кто бы это мог быть, раздраженно подумала она. Не в силах совладать с любопытством, она спряталась за дерево и осторожно выглянула из-за него. В этот момент пловец вынырнул на поверхность воды, перевернулся на спину, и у Кейт перехватило дыхание. Рэнд! Он был потрясающе красив в своей наготе, и Кейт видела его так отчетливо, словно не стояла поодаль, а смотрела на него с высоты.

В полной уверенности, что он ее не заметит, она пожирала взглядом восхитительное тело мужа, которое она так хорошо помнила: глубокие впадины под ребрами, мускулистые плечи и грудь, поросшую курчавыми каштановыми волосами. Как же она по нему соскучилась! Ей безумно хотелось вновь почувствовать его в себе! От одной этой мысли сердце Кейт учащенно забилось, а дыхание стало прерывистым.

Рэнд встал, и сверкающие потоки воды каскадом хлынули по его массивным плечам, мускулистой груди.

Стоя по пояс в воде, он мотнул головой, отбросив со лба мокрые каштановые волосы. При этом на его плоском животе заиграли мышцы, и Кейт ощутила такой острый прилив желания, что уже с трудом сдерживала себя. Хотелось провести руками по гладкой влажной коже Рэнда, почувствовать его упругие мышцы, коснуться языком плоского медно-красного соска.

У Кейт задрожали руки, а внизу живота зародилось сладостное ноющее чувство, которое с каждой секундой становилось все сильнее. В этот момент Рэнд нырнул. На секунду над водой мелькнули его упругие ягодицы и длинные, стройные, мускулистые ноги, и Кейт ощутила, как соски ее под хлопчатобумажной легкой блузкой затвердели, а ноющее чувство внизу живота усилилось. Кейт тихонько выругалась. Черт бы побрал этого Рэнда Клейтона! Какую же, оказывается, сильную власть он до сих пор над ней имеет!

Однако отвернуться она не могла. Как зачарованная, смотрела, как Рэнд подплыл к берегу, медленно выбрался из воды и взглянул в сторону дерева, за которым она пряталась. О Господи! Только бы он ее не заметил!

Рэнд прошелся по берегу, поблескивая мокрым телом, и Кейт увидела, что он возбужден. Он вновь повернулся лицом к берегу и ухмыльнулся во весь рот. Теперь он смотрел прямо на Кейт, и у нее упало сердце: все, попалась!

Не успела она и глазом моргнуть, как Рэнд решительно направился к ней, даже не удосужившись прикрыться.

Опомнившись, Кейт повернулась, намереваясь пуститься наутек, но не успела. Рэнд в три прыжка догнал ее и, круто развернув, прижал к груди.

– Надеюсь, тебе понравилось то, что ты увидела, маленькая проказница?

– Отпусти меня!

– Я с самого начала знал, что ты подглядываешь за мной, – заявил Рэнд и, слегка отстранившись, нарочито медленно окинул Кейт взглядом с головы до ног. От его влажного тела блузка Кейт намокла и теперь просвечивала, явив жадному взору Рэнда затвердевшие соски с темно-розовыми кругами.

Он вновь привлек ее к себе, и сквозь плотную ткань юбки Кейт ощутила его горячую восставшую плоть.

– Видишь, что ты со мной делаешь, Кейт? Что ты всегда со мной делаешь?

Он слегка отстранился, и Кейт, глянув вниз, увидела, как сильно он возбужден. Ее словно обдало жаром.

Она попыталась что-то ответить, но губы не слушались. Он стоял так близко, что Кейт чувствовала жар его тела. Оно влажно поблескивало в солнечном свете, пробивавшемся сквозь ветви деревьев. Как же он красив, подумала она и почувствовала, как руки, которыми она упиралась ему в грудь, задрожали.

– Я... я пришла искупаться. Я просто... просто ждала, пока ты уйдешь, – пролепетала она.

Рэнд тихонько хмыкнул, и Кейт поняла: он ей не верит. Он прекрасно понимает, почему она осталась, видит, что она испытывает такое же страстное желание, как и он. Рука Рэнда скользнула вверх и осторожно накрыла ее грудь. Большой палец добрался до соска, медленно погладил его, и изо рта Кейт вырвался слабый стон.

– Нас с тобой всегда влекло друг к другу, – проговорил Рэнд, – и так будет всегда.

Он принялся массировать ей груди, и они набухли под его руками. Взгляд его упал на губы Кейт, и он прильнул к ним, после чего, оторвавшись от них, принялся покрывать поцелуями шею, добрался до неистово пульсирующей жилки, одарив и ее своим вниманием. Расстегнув пуговицы блузки, он прильнул губами к разгоряченной груди Кейт.

Кейт изо всех сил вцепилась руками в его плечи, чтобы не упасть. Рэнд обвел языком сосок, потом осторожно взял его в рот, и Кейт почувствовала, что у нее подкосились ноги.

Боже правый, что же она делает! Почему не отталкивает его? Нужно немедленно это сделать. Но тело отказывалось ее слушать. Рэнд – ее муж, а женщины, как и мужчины, тоже испытывают желания. Так что плохого в том, если она хотя бы раз поддастся им?

Кейт почувствовала, как сильные руки обхватили ее за талию и уложили на мягкую зеленую траву, стащили с нее блузку, развязали юбку и, стянув и ее тоже, отшвырнули в сторону, потом осторожно сняли сорочку. Наклонившись, Рэнд прильнул губами к ее груди, а насладившись каждой по очереди, принялся покрывать поцелуями живот Кейт, обвел языком вокруг пупка, потом спустился еще ниже и, добравшись до влажного, жаждущего его прикосновений интимного местечка, коснулся его губами. Тело Кейт словно пронзило током. Она выгнулась дугой, чувствуя, что еще мгновение – и она не выдержит. Однако Рэнду, похоже, этого было мало.

– Скажи мне, что ты меня хочешь, – прошептал он, прекратив на секунду сладостную пытку. – Скажи, что хочешь меня так же сильно, как я тебя.

Она хотела его. О Господи, как же она его хотела! Но не могла сказать ему об этом, боясь, что тем самым признает его власть над собой.

– Я хочу ощутить тебя во мне, – произнесла она наконец прерывистым шепотом. – Сейчас же, сию минуту...

Рэнд рывком подался вперед, и Кейт обхватила его за шею. Однако входить в нее он не спешил. Он поцеловал ее, глубоко проникнув к ней в рот страстным, требовательным и вместе с тем нежным поцелуем, и сердце Кейт затрепетало.

Слезы навернулись у нее на глаза, а пальцы зарылись в густые каштановые волосы Рэнда. Боже правый, как же она его хотела! И как, оказывается, до сих пор его любит...

– Кейти... – прошептал он. – Моя любимая Кейти. Я безумно по тебе соскучился!

Кейт почувствовала, как из глаз ее брызнули слезы. Прекрасные слова. Невероятно прекрасные... И в то же время всего лишь слова. Правда это или ложь – сейчас не важно. Сейчас важно лишь безудержное желание еще хотя бы раз слиться воедино с мужчиной, который только что эти слова произнес.

Она прижалась к его груди, и ее затвердевшие соски нестерпимо заныли. Словно почувствовав это, Рэнд коснулся языком сначала одного, потом другого, и боль прошла, а желание ощутить его в себе стало еще острее.

– Пожалуйста... – прошептала Кейт, чувствуя, как в живот ей уперлась твердая, как железо, плоть Рэнда, и выгнулась дугой, стремясь вобрать ее в себя. – Пожалуйста, Рэнд... Я хочу тебя...

Выждав всего лишь секунду, пристально глядя на Кейт темными глазами, в которых бушевало пламя, Рэнд осторожно вошел в нее.

– Кейти... – прошептал он, входя еще глубже, заполнив собой до отказа.

И он принялся двигаться, все убыстряя темп.

Кейт и в голову не приходило, что своими глубокими ударами Рэнд подчиняет ее себе. Она просто наслаждалась удовольствием, которое он ей дарил и которого так долго была лишена.

Она вцепилась руками в его плечи, выгнулась всем телом, пытаясь принять его как можно полнее. Рэнд вонзался в нее снова и снова, наслаждение росло, и Кейт казалось, будто она воспаряет в небеса. Она крепко обхватила Рэнда ногами за талию, и наслаждение стало еще более острым.

Еще секунда – и Кейт, а вслед за ней Рэнд, застонав, содрогнулись в экстазе. Его тело сначала напряглось, потом его пронзила сладостная дрожь, которая, казалось, не кончится никогда. Но всему на свете приходит конец. И Рэнд, который по-прежнему крепко обнимал Кейт и лежал, уткнувшись ей лбом в плечо, понемногу начал приходить в себя. Кейт лежала, прильнув к нему всем телом, вдыхая его аромат, наслаждаясь прикосновением к его влажной коже, чистым запахом только что вымытых волос.

Несколько минут они лежали, тесно прижавшись друг к другу, и Кейт хотелось, чтобы эти блаженные минуты никогда не кончились, чтобы время остановилось.

Но время никогда не останавливается, и Кейт поняла это, когда Рэнд наконец молча поднялся. Наклонившись, он подхватил Кейт на руки, прижал к груди и вошел в реку, погружаясь все глубже и глубже в прохладную воду.

Вода остудила ее разгоряченное тело, смыла пот и в то же время заставила вернуться к действительности. Только сейчас Кейт поняла: она находится в объятиях Рэнда, и оба они обнажены.

О Господи, что же она наделала! Ведь она только что занималась с ним любовью!

Стоя по плечи в воде и не выпуская Кейт из объятий, Рэнд тихонько прошептал:

– Скажи, что ты меня прощаешь. Скажи, что вернешься домой и станешь моей женой.

Ей очень хотелось сделать это. Только сейчас Кейт поняла, как сильно. Но Рэнд останется самим собой и одним из красивейших, обаятельнейших мужчин в Англии, которому, что бы он сейчас ни говорил, никогда не будет достаточно одной женщины.

Кейт почувствовала, что в горле у нее застрял комок. Она совершила ошибку, отдавшись Рэнду, но не жалела об этом. Осторожно высвободившись из его объятий, Кейт вздрогнула. Сразу стало холодно и неуютно.

– Мне очень жаль, Рэнд. То, что сейчас произошло... не должно было случиться. Между нами все кончено, и уже давно, с тех пор как я отыскала тебя в «Шателейн».

Рэнд плотно сжал губы.

– Похоже, твое тело с этим не согласно. – Он скользнул по ее обнаженной груди бесстыдным взглядом, и Кейт непроизвольно прикрыла ее руками. – Ты хотела меня. Не станешь же ты этого отрицать. Кейт медленно покачала головой.

– Иногда одного желания не достаточно. Я этого не понимала, когда познакомилась с тобой. Я так тебя хотела, что отдалась тебе, не представляя пагубных последствий этого шага. А теперь представляю. Я не верю тебе, Рэнд, и никогда не поверю.

Самые противоречивые чувства отразились на лице Рэнда. Кейт смогла прочитать лишь одно; отчаяние. Его трудно было не распознать.

Сердце ее сжалось от боли, но она заставила себя подавить ненужную жалость. Жалость повлечет за собой желание снова поверить Рэнду, а она не может так рисковать. Ведь если он снова обманет ее, она этого не перенесет.

Повернувшись к Рэнду спиной, она зашлепала к берегу и, взяв полотенце, которое захватила с собой, вытерлась досуха, надела чистую юбку и блузку, все это время ощущая присутствие Рэнда. Когда она повернулась к нему лицом, он был уже тоже полностью одет.

Откинув со щеки Кейт прядь мокрых волос, он заметил:

– Значит, ты мне не веришь и никогда не поверишь снова. Не слишком-то прочная основа для брака, верно, Кейт?

Кейт промолчала. Что она могла сказать?

– Но если бы я говорил правду... если бы я был достоин твоего доверия, мы могли бы быть счастливы. Мы могли бы стать семьей. У нас было бы все, что нужно человеку для счастья, ведь так, Кейт?

И вновь к горлу Кейт подступил комок. «Все»... Если бы она могла снова поверить в то, во что по глупости верила когда-то: что Рэнд – самый сильный, самый добрый и самый нежный человек на свете. Если бы это и в самом деле было так, они могли быть самой счастливой парой на свете.

Нет, не самой, с горечью подумала Кейт, ведь Рэнд по-прежнему ее не любит.

Рэнд проснулся ранним утром оттого, что лагерь гудел как потревоженный улей. Сегодня был знаменательный день. Все понимали, что долгие недели поисков, все надежды и чаяния членов экспедиции либо сбудутся сегодня, либо не сбудутся никогда. Если ожерелья в отмеченном голландцем месте на карте нет, его скорее всего никогда не найдут.

И весь их каторжный труд пойдет насмарку.