Обретенная мечта [Мэй Макголдрик] (fb2) читать онлайн

- Обретенная мечта (пер. И. В. Соколова) (а.с. Шотландские сны -2) (и.с. Очарование) 958 Кб, 282с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Мэй Макголдрик

Настройки текста:



Мэй Макголдрик Обретенная мечта

Глава 1

1772 год, июнь

Прикрывая лицо украшенной перьями маскарадной маской, Порция обвела взглядом бальный зал, пытаясь определить, куда ведет та или иная дверь, согласно раздобытой ею схеме. Ей пришлось заплатить немалые деньги за то, чтобы узнать о внутренней планировке этого огромного дома, расположенного в той части города, что зовется Норт-Энд. Порция дотронулась до висевшего на шее медальона. Только бы схема не подвела!

На балу в этом роскошном особняке на Коппс-Хилл, устроенном по случаю дня рождения короля, ей представился единственный шанс осуществить задуманное. Адмирал Миддлтон редко принимал гостей – когда еще ей удастся проникнуть в раскинувшийся вокруг дома парк? Почти четверть века ее мать провела в заточении, и Порция была полна решимости подарить ей сегодня свободу.

Среди приглашенных были только самые видные представители бостонских тори[1], в том числе и губернатор. Разумеется, никакого приглашения на имя Порции Эдвардс не было доставлено в дом преподобного пастора Хиггинса и его жены, где проживала девушка. Порция солгала своей лучшей подруге, а также тем, кто счел ее членом семьи священника. Но у нее не было другого выхода. Все должно свершиться именно этой ночью.

– Сегодня вы что-то притихли, рыбка моя, – услышала Порция и про себя усмехнулась, повернув голову. Капитан Тернер все еще стоял рядом, слегка склонившись к ней в своей обычной манере. Позаимствованное у Беллы платье было ей тесно. Капитан в очередной раз уставился на ее открытую грудь, и Порция опустила маску, прикрывая декольте.

Капитан Тернер приходился троюродным братом ее юной подруге Белле. Порция решила использовать его, чтобы попасть в дом адмирала Миддлтона, а теперь не знала, как от него избавиться.

– Я просто немного взволнованна, – ответила она Тернеру.

Зазвучал менуэт, и кавалеры стали приглашать дам. Женщин на балу оказалось меньше, чем мужчин.

– Капитан, вы вовсе не обязаны постоянно находиться рядом со мной, – заметила Порция. – Остальные дамы возненавидят меня за то, что я удерживаю при себе такого блестящего кавалера.

– Не беспокойтесь, рыбка моя. Я столько месяцев добиваюсь вашей благосклонности, и, должен заметить, без какого-либо результата.

– Но, капитан, я прибыла в колонии чуть больше восьми месяцев назад.

– Да! И с той самой минуты я стал вашим преданным обожателем. После первой же проповеди преподобного пастора Хиггинса. А в следующее воскресенье узнаю, что вы и моя юная кузина уже представлены друг другу. Это ли не везение?

– Скорее это мне повезло, но…

– Если честно, – перебил ее офицер, – я уже потерял всякую надежду и несказанно обрадовался, когда моя милая кузина сообщила, что вы наконец-то согласились меня принять. А теперь еще вы позволили сопровождать вас сюда!

Тернеру уже перевалило за сорок, и Порция не ожидала, что он проявит к ней столь горячий интерес.

– А здесь душновато, вы не находите? – прервала Порция офицера. – Будьте любезны, капитан, принесите чего-нибудь попить.

Тут, как назло, появился лакей с подносом. Капитан взял бокал с пуншем и подал Порции. Взгляд ее заметался по залу.

– Никогда не видела столько замечательных людей одновременно, – произнесла Порция. – Военные в своих ярких мундирах выглядят просто бесподобно.

– Охотно представлю вас любому из них. А также их женам, – с готовностью откликнулся Тернер. – Здесь, в Бостоне, его величеству служит немало незаурядных личностей. С кем именно вы хотели бы познакомиться?

Порция обвела глазами зал. У самых дверей, прислонившись к колонне, с несколько надменным видом стоял мужчина, чей мрачновато-мужественный облик в полной мере соответствовал его темному облачению.

– Ну, хотя бы вон с тем джентльменом, – указала она маской. – По-моему, я вижу его впервые.

– Неудивительно, солнце мое. – Тернер поморщился. – Это Пирс Пеннингтон, брат графа Эйтона. Их род довольно древний, но он подлый шотландец, и этим все сказано. Прибыл в Бостон в прошлом году и уже успел сделать себе имя, занимаясь финансовыми операциями и морскими грузоперевозками.

– А разве можно сейчас преуспеть в подобном деле? – удивилась Порция. – Ведь никто не желает платить налоги на ввозимые из Англии товары.

– Разумеется, можно, если пренебрегать законами, касающимися торговли.

– Вы хотите сказать, что он связан с контрабандистами?

– Не берусь что-либо утверждать, но очень скоро мы выявим всех тех мерзавцев, которые наносят ущерб интересам британской короны. – Капитан Тернер не сводил с шотландца взгляда. – Правда, мое начальство считает его вполне лояльным подданным короля. К тому же младший брат Пеннингтона служит в нашей армии и, судя по отзывам, весьма достойный офицер.

– После ваших слов, капитан, этот мистер Пеннингтон заинтересовал меня еще больше.

– Вы, должно быть, шутите, мисс Эдвардс?

– Ничуть.

Снаружи донесся стук колес экипажей и цокот копыт – по всей видимости, со своей свитой наконец-то прибыл сам губернатор. Как известно, он никогда не выезжал без сопровождения вооруженного эскорта.

Порция постаралась как можно любезнее улыбнуться Тернеру.

– Капитан, рядом с вами мне ничто не грозит. Пожалуйста, представьте меня этому джентльмену.

– Я вас не понимаю, солнце мое. Здесь, в зале, столько замечательных личностей. Почему же вы выбрали именно его?

– Капитан, ведь жена пастора Хиггинса тоже родом из Шотландии. Так вот, я обязательно расскажу ей, что вы отказались представить меня ее столь выдающемуся соотечественнику.

– Выдающемуся?! – Капитан Тернер хмыкнул и недовольно посмотрел в сторону дверей. – Что же, пойдемте, я вас познакомлю.

– Ну нет, капитан, – возразила Порция. – Лучше приведите мистера Пеннингтона ко мне, чтобы никто не подумал, будто ваше общество мне наскучило.

Как только капитан ушел, Порция двинулась к застекленным дверям, которые вели на террасу, и по ступенькам спустилась в залитый лунным светом парк.

Вокруг не было ни души.

Если верить полученным сведениям, ее мать держали в комнатах на втором этаже, выходивших окнами на участок, засаженный розами, и добраться до нее так, чтобы не попасться никому на глаза, можно было только через балкон ее спальни.

Подобрав юбки, Порция побежала по дорожке и вскоре очутилась в той части парка, где благоухали розы. Она без труда обнаружила нужный балкон, под которым росла невысокая груша, а также один из множества кустов, поддерживаемый вполне крепкой на вид шпалерой. Быстро взобравшись по небольшой насыпи, девушка приблизилась к стене дома.

Двадцать четыре года Порция Эдвардс практически ничего не знала о своем происхождении. Выросла в сиротском приюте в Уэльсе, неподалеку от Рексама, а по достижении шестнадцатилетия поселилась в семье пастора Хиггинса. До последнего времени Порция ни разу не усомнилась в правдивости того, что рассказывала ей о родителях леди Примроуз, основательница и содержательница того самого приюта. Согласно этим рассказам, ее мать умерла родами, а отцом был некий высокопоставленный якобит[2], которому после поражения в Каллоденской битве пришлось бежать во Францию, где он и скончался несколько лет спустя. Девушка очень часто тосковала по семье, которой у нее никогда не было, пытаясь представить себе, каково это – иметь родителей. Неожиданно, с месяц назад, Порция узнала, что ее детские мечты могут осуществиться.

В тот день приболевшую Мэри, жену пастора Хиггинса, навестил доктор Деминг, который обратил внимание на медальон, висевший на шее у Порции. Разглядывая миниатюрный портрет, находившийся под крышкой, доктор узнал изображенную на нем женщину, назвал имя, и Порция не успокоилась до тех пор, пока не выяснила о Елене Миддлтон все, что только возможно.

Дотронувшись до медальона, девушка мысленно пожелала себе удачи и полезла на шпалеру.

Узкий балкончик имел скорее декоративное, а не функциональное предназначение, так как за ограждением вряд ли смог бы свободно разместиться человек. Несмотря на теплый вечер, окна были закрыты. Порция заметила, что по-прежнему держит в руке свою маску, и, положив ее на перила, попыталась через них заглянуть. Ничего не получилось, и тогда, не отпуская шпалеру, она подалась немного вперед, поближе к балкону. К ее разочарованию, окно оказалось занавешенным.

Наверное, все в городе знали, что Елена, дочь адмирала Миддлтона, тронулась умом и поэтому ее держат взаперти. Собирая сведения об этой семье, Порция неоднократно слышала хвалебные речи в адрес адмирала, который якобы очень заботился о несчастной дочери. Нетрудно было догадаться, что на самом деле все обстояло совсем иначе.

Если ее отец действительно принадлежал к лагерю якобитов и если окружающие узнали бы о том, что Елена Миддлтон состоит с ним в родстве, это стало бы позором для офицера, который верой и правдой служит британской короне.

Однако допустимо ли по этой причине более двух десятков лет держать дочь взаперти?

Порция осторожно постучала в окно. В ее распоряжении считанные минуты, нужно очень быстро все объяснить Елене. Дело осложнялось еще и тем, что явно выраженного сходства у них с матерью не было. К тому же Елена могла и не знать, что ее ребенок остался жив. Что вероятнее всего.

Порция постучала еще раз.

Шторы на окне внезапно отдернулись.

Появившаяся за стеклом женщина выглядела куда старше той, которую рисовала в своем воображении девушка.

Седина уже тронула ее золотистые волосы, ниспадающие до пояса, лицо было бледным, под глазами – темные круги. И все же сходство с изображением на миниатюрном портрете сомнений не вызывало.

Елена была в тонкой ночной рубашке и в руке держала свечу. Она стала открывать оконную задвижку.

Об этом моменте Порция мечтала всю жизнь.

Окно наконец распахнулось, Елена поставила свечу на подоконник и высунулась наружу.

– Мама! – шепотом позвала Порция.

Повисла тишина. Лицо Елены покрылось мертвенной бледностью, а недоумение на нем сменилось выражением ужаса. Порция коснулась руки матери, и та, вздрогнув, пронзительно закричала.

Стоя у колонны, Пирс Пеннингтон наблюдал за тем, как в зал входит губернатор Томас Хатчисон в сопровождении своей свиты. Королевский наместник быстрым взглядом окинул помещение и, казалось, отметил всех, кто здесь присутствовал. Примерно так же пастуший пес обнюхивает овец, пытаясь учуять волчий запах.

Едва губернатор взглянул в его сторону, Пирс учтиво склонил голову. Кивнув в ответ, Хатчисон тут же переключил внимание на хозяина дома, который в этот момент направлялся к нему, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Музыканты заиграли что-то из Генделя, а Пирс, отделившись от колонны, двинулся в сторону высоких распахнутых дверей, которые вели в парк. Теперь, когда его присутствие на балу отмечено самим губернатором, он вполне мог удалиться.

– Добрый вечер, мистер Пеннингтон. – Путь преградил офицер, которого Пирс сразу же узнал. – Надеюсь, вы еще не собираетесь нас покинуть?

Это был не кто иной, как капитан Тернер. На несколько лет старше самого Пирса, он имел вполне заурядную внешность и поначалу не производил особого впечатления ни на друзей, ни на врагов. Однако Пирс подозревал, что этот человек не так прост, как кажется. Похоже, капитан уже много лет доблестно служил под началом адмирала Миддлтона, и ни для кого не было секретом, что тот полностью доверяет своему подчиненному.

– Я собирался выйти в парк, – ответил Пирс. – Подышать свежим воздухом. А в чем дело, капитан?

Видите ли, одна моя знакомая желает с вами пообщаться.

– Со мной? Настолько устала от вашего общества?

– Да нет, не думаю, – с недовольным видом возразил офицер. – Просто ей хочется познакомиться с настоящим шотландцем.

– У дамы, похоже, неплохой вкус, – заметил Пирс, окинув взглядом пестрое разноцветье, царящее в зале. Синие мундиры, золотые галуны, шуршащие оборки, широкие кринолины, маски с перьями – повсюду старшие офицеры британской армии со своими спутницами. – Однако я не вижу, капитан, чтобы нас кто-то дожидался.

– В самом деле? – Тернер обернулся. – Совсем недавно она находилась вон там. – Он указал подбородком.

Мимо них бок о бок проследовали губернатор с адмиралом, и Пирс еще раз кивнул обоим. Затем снова взглянул на Тернера.

– Надеюсь, она красива? – поинтересовался Пирс.

– Вполне, – уклончиво ответил офицер, продолжая обозревать зал.

– Молода?

– Молода.

– А как у нее с чувством юмора?

– Сэр, не нужно ее обхаживать, – с явной досадой произнес Тернер. – Представитесь, и все…

– В таком случае, капитан, ведите меня к ней. Если считаете, что это безопасно.

Чопорно кивнув, офицер повернулся и двинулся в сторону столов, заставленных различными яствами и напитками. Воспользовавшись тем, что он отвлекся, Пирс бросил взгляд в направлении каменной террасы, через которую можно было выйти в парк. А за парком, недалеко от главных ворот, его уже поджидал грум по имени Джек, держа наготове запряженный фаэтон.

Пробираясь между гостями, капитан Тернер тщетно пытался отыскать Порцию.

– Странно, она исчезла, – произнес он с растерянным видом.

– Должно быть, вы ее чем-то напугали, – не без иронии предположил Пирс. – Ну ничего. Возможно, мне еще улыбнется удача и я все-таки сведу знакомство с этой таинственной особой. А пока позвольте вас оставить.

– Как вам будет угодно, сэр, – отозвался Тернер, продолжая осматривать зал.

Пирс направился к выходу на террасу, его догнал капитан Тернер.

– Возможно, она тоже решила подышать воздухом, – сказал офицер.

Они вместе вышли на пустую террасу и остановились. С видом человека, которому абсолютно некуда спешить, Пирс сначала посмотрел на крыши и шпили Чарлзтауна, раскинувшегося по другую сторону залитой лунным светом реки, затем скользнул взглядом по мачтам дремлющих в гавани кораблей.

– И здесь нет этой неуловимой девушки, – заметил он, полной грудью вдыхая запахи моря и свежескошенной травы, смешанные с благоуханием цветущих роз. – Может, стоит еще раз посмотреть в зале?

– Пожалуй, – кивнул Тернер.

Пирса уже начала раздражать его навязчивость.

– Тогда, капитан, вам лучше вернуться и поискать ее. Оставшись одна, красивая молодая женщина непременно привлечет внимание.

– Да, сэр, вы правы. Примите мои извинения. – Капитан склонил голову и направился в зал.

С непринужденно-беспечным видом Пирс спустился по ступенькам в парк и не спеша побрел по выложенной кирпичом дорожке.

Около одной из вишен, там, где дорожка сворачивала к конюшням, Пирс остановился и посмотрел в сторону дома. На террасе никого не было. Неожиданно в тишину ворвался пронзительный крик.

Отпрянув от окна, Елена скрылась в комнате, а Порция, восстановив равновесие, стала быстро спускаться вниз. На псарне залаяли собаки, из открытого окна доносились возгласы и топот ног всполошившейся прислуги.

Где-то на полпути Порция зацепилась за шипы на стеблях роз, и когда в спешке пыталась высвободиться, шпалера начала заваливаться. Выбора не оставалось. Рванув платье, Порция соскочила и ухватилась за сук стоявшей рядом груши.

Свалившись на землю, она поднялась и обнаружила, что платье разорвано, а шнуровка корсета лопнула. Сверху на нее продолжали сыпаться листья и мелкие ветки. Однако приводить себя в порядок было некогда, и девушка помчалась прочь.

Огибая попадавшиеся на пути кусты роз, Порция заметила небольшой аркообразный проход и повернула к нему. Уже почти добравшись до цели, она глянула в сторону дома

и с разбега налетела на высокого, крупного человека, внезапно преградившего ей дорогу. Ошеломленная, Порция отпрянула было назад, но сильные руки крепко схватили ее за плечи.

Порция в страхе подняла глаза, ожидая увидеть кого-нибудь из слуг адмирала, но, к ее немалому облегчению, мужчина оказался тем самым шотландцем, к которому она не так давно спровадила капитана Тернера. А из темноты между тем доносились возгласы: «Держи вора!»

– Это совсем не то, что вы думаете! – поспешила заверить шотландца Порция.

– А что я, по-вашему, думаю?

– Поверьте, я не воровка! – Порция шагнула было в сторону, однако рука мужчины крепко сжала ее запястье. Голоса слуг раздавались где-то совсем близко. – Я просто гуляла по парку и, наверное, напугала женщину, которая выглянула в окно.

– Судя по вашему виду, прогулка была не из приятных. Мужчина прикоснулся к ее оцарапанной при падении щеке, и Порция от неожиданности вздрогнула. Затем он вытащил застрявшую в ее волосах веточку.

Преследователи были почти рядом.

Порция старалась увлечь мужчину за собой в тень парковой ограды. Если ее поймают, последствия будут ужасными. Адмирал Миддлтон настолько жесток, что даже родную дочь держит в заточении. Страшно подумать, что он сделает с Порцией, если вдруг узнает, кем она приходится Елене.

– Меня тоже пригласили на бал, – снова заговорила Порция. – В зале душно, и я вышла прогуляться. – Девушку все больше охватывал страх. Если этот человек сейчас же ее не отпустит, она пропала. – Ну пожалуйста! Войдите в мое положение… Я же не смогу им ничего объяснить!

– Совершенно с вами согласен. Вы и мне не способны что-либо объяснить.

– Мистер Пеннингтон, прошу вас, поверьте мне! – взмолилась Порция. – Я не воровка! Любой разумный человек это поймет, но не толпа, охваченная азартом преследования. Если вы поможете мне скрыться…

– Смотрите! – раздался рядом чей-то голос. – Там кто-то стоит!

Оглянувшись, Порция увидела приближающиеся фигуры и огни факелов. В отчаянии она подалась к мужчине и зашептала:

– Ну пожалуйста!.. Отпустите меня!

Дернув Порцию за руку, Пеннингтон заставил ее встать рядом с собой и крикнул:

– Идите сюда!

Глава 2

Сначала голоса прислуги доносились из соседней комнаты, затем снизу, из парка. Снаружи на двери звякнула щеколда, и Елена отпрянула назад. Прижавшись к тяжелым шторам, глянула в сторону балкона. Мерцающее пламя одинокой свечи. Умирающая частица света в безбрежном океане темноты, которая с каждым днем неумолимо поглощает окружающий мир.

Она постепенно теряла способность к здравомыслию и все больше времени проводила в полусонном состоянии, витая где-то в стране грез.

Доктора говорили, что рано или поздно у нее начнутся галлюцинации. Единственное ее спасение – лекарства.

Елена не верила докторам, считая их корыстными шарлатанами. После их снадобий она чувствовала себя еще хуже.

Елена не могла с уверенностью сказать, видела ли она девушку наяву, или же это был плод ее больного воображения.

Девушка назвала ее мамой.

Никто никогда ее так не называл. Несчастная малышка, которую Елена родила много лет назад, прожила совсем недолго и еще не умела говорить. Елена дотронулась до своего запястья, на котором еще ощущалось прикосновение пальцев девушки. Нет, скорее всего ей померещилось.

Дверь открылась.

– Госпожа, разрешите?..

Елена позволила одной из служанок накинуть ей на плечи шаль и невольно вздрогнула, услышав тяжелые шаги миссис Грин.

– Здесь кто-то был? – спросила экономка.

– Нет, – тихо ответила Елена.

– Но кто-то пытался проникнуть в вашу комнату?

– Да нет, никто.

– Почему же вы кричали?

– Я… мне просто приснился дурной сон. – Елена шагнула к окну и ощутила на коже дуновение прохладного ночного воздуха, напоминавшее о мягком прикосновении девушки, которая назвала ее мамой.

– Ваш крик, госпожа, был слышен практически во всем доме. Из-за вас пришлось прервать бал. Гости обеспокоены, господин адмирал очень недоволен. Наверное, вы опять не приняли лекарство?

Елена повернулась к миссис Грин спиной, проигнорировав ее слова. Конечно же, она выпила это горькое снадобье и уже спала, когда раздался стук в окно. Как жаль, что из-за плохого зрения она не смогла разглядеть лицо незнакомки. В памяти остался только ее голос.

Слуги продолжали сновать по комнате. Кто-то перегнулся через перила балкона и окликнул кого-то из находившихся внизу. Миссис Грин продолжала отчитывать Елену, но та ее не слушала. Проведя рукой по подоконнику, Елена нащупала подсвечник.

– Почему вы настаиваете, чтобы у вас всю ночь горела свеча? – язвительно произнесла экономка и, отобрав у Елены подсвечник, понесла его к каминной полке. – Только лишние расходы для господина адмирала.

Молодая служанка протянула Елене какой-то предмет:

– Госпожа, это вы обронили?

Елена ощупала поданную вещь: бархат, перья, прорези для глаз, углубление для носа. Чуткие пальцы подсказывали, что это женская маскарадная маска, но поднести ее поближе к глазам, чтобы получше рассмотреть, она не осмелилась.

– Да, это мое, – быстро прошептала Елена, услышав шаги возвращающейся миссис Грин, и поспешила спрятать маску под шалью.

Удар по голени был совершенно неожиданным и очень болезненным. Выругавшись, ошеломленный Пирс ослабил хватку, девица высвободила руку, скрылась за деревьями и через мгновение растворилась в темноте.

Пирс даже не стал смотреть, в какую сторону умчалась эта чертовка. Его нисколько не интересовало, что она натворила, почему стремилась убежать и откуда ей известно его имя. Пирс почему-то подумал, что это та самая женщина, которую так упорно искал капитан Тернер. И если его предположение верно, нетрудно догадаться, почему она неслась по парку сломя голову.

Пирс, хотя и окликнул преследователей, вовсе не собирался выдавать незнакомку. Он обязательно заступился бы за нее, сказал бы, что она с ним.

Однако время поджимало – в одном месте на побережье его ждали более важные дела.

Подбежавшим людям Пирс указал совсем не то направление, в котором скрылась девушка, и когда слуги адмирала побежали дальше, направился к конюшням.

Лакеи и грумы прибывших на бал гостей оживленно обсуждали слух о том, что в дом пытались проникнуть грабители. При появлении Пирса некоторые повернули головы в его сторону, и пламя факелов осветило их возбужденные лица.

От главного входа в особняк, где только что высадились опоздавшие гости, по усыпанной гравием аллее подкатили еще две кареты, полностью перекрыв выезд. Впрочем, Пирса это не волновало – его фаэтон стоял чуть поодаль на открытом пути. Направившись к своей коляске, Пирс краем глаза заметил, как от одной из группок отделился Джек и подбежал к нему.

– Ну и устроили же вы переполох, хозяин, – тихо произнес грум.

– Я тут ни при чем, – отозвался Пирс.

Впереди появились четверо всадников в военной униформе, и Пирс отошел в тень деревьев, потянув за собой и Джека. Громко разговаривающие офицеры, которые, по всей видимости, были пьяны, остановили лошадей возле яблонь.

– Ну? Что интересного узнал? – поинтересовался Пирс у Джека. – До того как начался переполох?

– Больше всего говорили о войсковом смотре, устроенном сегодня утром на плацу. Зрителей, правда, собралось не так уж много. Говорят, даже на строевые занятия и стрельбы мало кто пришел посмотреть.

– Наверное, наши доблестные воины были отчасти разочарованы. Но пиво все равно текло рекой. А о передвижениях войск что-нибудь слышно?

– Два офицера спешились возле яблони, справили малую нужду, вновь сели на коней, и все четверо, перебрасываясь скабрезными шутками, поехали дальше.

– Нет, не слышно, – ответил Джек. – Но в районе порта вроде бы все спокойно.

– Вот и хорошо. – Посмотрев вслед удаляющимся всадникам, Пирс продолжил путь к фаэтону. – Времени у нас, однако, в обрез.

– Ничего, хозяин, успеем.

В этот момент из-за деревьев выскочила женщина и, бросив взгляд в их сторону, полезла прямо в его коляску.

– Если только нам не придется идти пешком, – вымолвил он, все еще не веря своим глазам.

Ну конечно. Белое бальное платье, разорванное в нескольких местах, темные растрепанные волосы, смазливое личико – та самая девица, которая пнула его по ноге.

– А ну стой! – прорычал Пирс.

– Угораздило же ее наткнуться на его экипаж! Порция обернулась и, увидев, что мужчина преследует ее, подстегнула лошадей.

Навстречу ей по освещенной факелами аллее довольно быстро ехал другой экипаж. Они должны были одновременно подкатить к узкому мостику, перекинутому через неглубокую ложбину.

– Эй, женщина, остановись! Натяни поводья! – кричал шотландец. Этот тип был готов передать ее в руки преследователей, даже не выслушав объяснений. А теперь за похищение фаэтона разорвет ее на части.

Порция почти уже доехала до мостика, так же как и экипаж, двигавшийся навстречу. Подстегнув лошадей, она не сводила глаз с широко распахнутых главных ворот, освещенных факелами.

Видимо, ехавшим в карете так же не терпелось побыстрее попасть на бал, как ей – поскорее убраться отсюда. Кучер новоприбывших вовсе не собирался уступать дорогу и первый достиг мостика.

Порция слышала крики шотландца, но сдаваться было поздно. В последний момент она дернула поводья, решив направить лошадей вправо, чтобы съехать по травянистому склону и пересечь ложбину понизу. Однако разгоряченные животные, неготовые к столь резкому повороту, на самом краю аллеи поднялись на дыбы.

Фаэтон так резко остановился, что Порция едва не вылетела из него. Встречный экипаж пролетел мимо, и кучер с грумом что-то прокричали ей, явно ликуя. Порция дернула поводья, чтобы вернуть лошадей на ровную дорогу.

Из-за сегодняшней неудачи она не собиралась отказываться от своих намерений. Сейчас ей необходимо как можно быстрее скрыться, но потом она снова попытается проникнуть сюда, чтобы увидеться и поговорить с матерью.

Однако, прежде чем Порция успела выбраться к мостку, в фаэтон вскочил этот негодяй, все время бежавший следом, и, навалившись на нее, вырвал из рук поводья.

Пирс испытывал такое негодование, что готов был растерзать мерзавку. Он полагал, что его свирепый взгляд сможет внушить ей определенный страх, но вместо того, чтобы спасаться бегством, эта сумасшедшая просто отодвинулась на край сиденья и сложила руки на коленях – ни дать ни взять добропорядочная прихожанка, собравшаяся в церковь на воскресную службу.

Пока Пирс подыскивал подходящие слова, чтобы как следует отчитать незнакомку, к фаэтону подбежал Джек и стал успокаивать лошадей.

– Я не намерен ни в чем разбираться!.. – выпалил наконец Пирс. – Немедленно покиньте мой экипаж!

– К сожалению, это невозможно, – спокойно отозвалась девушка и зачем-то придвинулась к нему.

Пирс хотел было возмутиться, однако быстро понял причину ее столь странного поведения: к ним приближался какой-то военный в сопровождении грумов, один из них нес факел.

– Никто не пострадал? – полюбопытствовал офицер, стараясь получше их разглядеть. – Экипажи едва не столкнулись на мосту.

Девушка прижалась к Пирсу и схватила его за руку.

Пирс с трудом поборол искушение передать незнакомку в руки верных слуг адмирала. Веревка неплохо бы смотрелась на ее нежной шейке. Чертовке, однако, повезло: Пирс не так-то легко поддавался соблазнам.

– Да нет. Все целы, – отозвался Пирс.

– Я видел, как вы бежали за коляской. Что случилось? Лошади чего-то испугались?

Пирсу стоило немалых усилий не сказать офицеру, чтобы не лез не в свои дела.

– Нет, просто моя дама… Она, видите ли, обиделась, что я надолго оставил ее одну, и решила уехать без меня.

Молодой человек рассмеялся и снова попытался рассмотреть девушку. Пирс почувствовал, что та еще плотнее прижалась к нему, стремясь, видимо, скрыть от посторонних глаз свой растрепанный вид. Что ж, темнота была ей в этом союзницей.

– Ну ничего. Недавно прибыл сам губернатор, и веселье только начинается. – Офицер многозначительно ухмыльнулся. – У вас будет достаточно времени, чтобы вернуть себе расположение вашей спутницы.

Пирс положил ладонь девушки на колено и, ощутив, как она напряглась, удовлетворенно улыбнулся.

– Все не так-то просто, – сказал он и прижал ногу к ее бедру. – По опыту знаю, что существует единственный способ вернуть расположение этой женщины. Но это уже в интимной обстановке. Надеюсь, сэр, вы понимаете, что я имею в виду. Так что не обессудьте, но мы поедем.

Рассмеявшись, молодой офицер отошел в сторону. Не проронив больше ни слова, Пирс тронул лошадей. Джек уже на ходу вскочил на свое место на запятках.

Пирс никак не мог не думать о намеченном на сегодня деле, успех которого непосредственно зависел от приливных и отливных течений. Необходимо было поторапливаться – там, на берегу, его не могли долго ждать. А из-за этой девицы он потерял немало времени.

Как только они выехали за ворота, незнакомка тут же передвинулась на противоположный край сиденья.

– Сэр, вы поступили не по-джентльменски, намекнув, будто между нами существуют интимные отношения.

– Как раз наоборот, сударыня. Я проявил благородство и великодушие, не передав вас в руки того офицера.

– Почему же вы этого не сделали?

Пирс пристально посмотрел на девушку. В ее темных волосах, которые едва удерживали многочисленные жемчужные булавки и гребни, застряли веточки и листья. Судя по глазам, эта особа была не так уж глупа. Пирс откровенно осмотрел ее порванное и перепачканное платье, задержал взгляд на полуобнаженной груди, на которой поблескивал серебряный медальон.

– Вполне возможно, за все то, что вы сегодня натворили, виселица была бы вам обеспечена, – заметил он. – Впрочем, приняв во внимание вашу внешность, можно себе представить, как обрадовались бы тюремщики возможности свести с вами более близкое знакомство. Так что, думаю, петлю на вашу милую шейку накинули бы еще не скоро. Даже если бы вам этого очень хотелось.

– Вы, значит, подозреваете, что я совершила преступление, – отозвалась незнакомка. – Будь вы более почтительны и галантны, я бы вам все объяснила еще в саду. И тогда бы вы поняли, что я просто стала жертвой досадного недоразумения. Я почти совершенно не виновата в том, что произошло в доме адмирала.

– Почти совершенно не виновата, – повторил Пирс. – Забавная фраза. А то, что вы пнули меня по ноге, едва не сделав инвалидом? Это тоже всего лишь недоразумение? – Он снова окинул ее взглядом. – Разве станет добропорядочная, ни в чем не повинная девушка сломя голову носиться по саду и угонять чужие экипажи?

– Я вынуждена была защищаться! И тот удар вы вполне заслужили. Что касается вашего фаэтона… Мне же нужно было как-то спасаться!

Ошеломленный, Пирс пристально посмотрел на девушку. Ни страха, ни раскаяния, ни желания дать какие-то объяснения. Они как раз проезжали церковь Норт-Черч, и девушка, откинувшись на сиденье, уставилась на устремленный в небо шпиль.

– Время у меня еще есть. Так что я могу отвезти вас обратно.

Девушка недоверчиво взглянула на него:

– Вы этого не сделаете.

– С чего вы взяли?

В этот момент фаэтон подбросило на ухабе, Порция навалилась на Пирса, но тут же отодвинулась от него.

– По-моему, вы не очень-то веселились в гостях у адмирала. Вас там одолевала скука.

– Могу поручиться, что в случае возвращения никому не придется скучать.

– Возможно. Но не только скука заставила вас удалиться сразу же по прибытии губернатора.

– Мне просто хотелось подышать свежим воздухом.

– Нет, вы с грумом шли к своему фаэтону, – возразила девушка, – собирались уезжать, поэтому и не сдали меня людям адмирала.

Девушка стала извлекать из прически булавки и гребни, волосы рассыпались по плечам, и она принялась расправлять их своими тонкими пальцами.

Пирс, словно завороженный, смотрел на ее темные локоны, от которых исходило благоухание роз.

– Ну что, сэр, я недалека от истины?

– Истина и вы несовместимы.

– Сознайтесь, мистер Пеннингтон! Вы опаздываете на важную встречу. А значит, не повезете меня обратно.

– Откуда вам известно мое имя?

– Как я уже говорила, я была в числе приглашенных на бал и…

– А вас как величать? Девушка молчала.

– Ваше имя, сударыня! – потребовал Пирс и с удовлетворением заметил, как она вздрогнула.

– Меня зовут Порция Эдвардс… Полагаю, что этих сведений обо мне вам вполне достаточно. – В голосе девушки чувствовалась некоторая настороженность. – Я понимаю, вы ограничены во времени… и с моей стороны было бы слишком самонадеянным ожидать…

– Вот что, мисс Эдвардс. Назовите место, где я мог бы избавиться от вас.

– Не могли бы вы высадить меня где-нибудь за речкой? Главное – выбраться из Норт-Энда. – Девушка перекинула распущенные волосы через плечо. Пирс снова задержал взгляд на ее тесном корсаже и глубоком вырезе платья. – Хотя это связано с некоторым риском. Но если вы едете в сторону площади Док-сквер, мне не пришлось бы пробираться по темным улицам, подвергаясь опасностям, которые молодая женщина…

– Значит, Док-сквер? – Пирс щелкнул поводьями, и лошади, тронувшись с места, быстро перешли на рысь.

Вдоль дороги тянулись жилые дома вперемежку с лавчонками и питейными заведениями, узкие проезды под арками вели во внутренние дворы. По случаю праздника на улицах было оживленно, у многих дверей, скрестив на груди руки, стояли с важным видом главы семейств, на пустырях горели костры, вокруг них резвились дети.

– Должно быть, мистер Пеннингтон, у вас сегодня встреча с кем-то из ваших партнеров-контрабандистов?

Пирс сурово посмотрел на Порцию, но тут же рассмеялся:

– Вовсе нет. Откуда вам знать о моих партнерах и о том, чем я вообще занимаюсь?

– Я просто предположила, что сегодня ночью вы собираетесь обтяпать какие-то противозаконные делишки.

– Значит, вы уверены, что я контрабандист?

– Нет-нет, сэр. Но капитан Тернер говорит, будто вы без должного почтения относитесь к законам его величества, касающимся торговли.

– Иными словами, ваш друг, этот самый капитан, обвиняет меня в нарушении закона?

– Обвинений против вас он не выдвигал. В подробности мы тоже не вдавались. Я ведь недолго пробыла на балу. Да и особого интереса у меня эта тема не вызвала. – Порция пристально посмотрела на Пирса. – Но потом мне стало любопытно, куда вы можете ехать ночью, когда почти все военные празднуют день рождения короля, и подумала, что это самое подходящее время для определенного рода деятельности, которой, возможно, вы занимаетесь.

– Послушайте, мисс Эдвардс, а какие у вас отношения с капитаном Тернером?

– Он троюродный брат моей подруги.

– А по-моему, вы его доверенное лицо, наперсница, так сказать.

Порция с негодующим видом вскинула голову.

– Ну уж нет! Вообще-то сегодня я с удивлением узнала, что капитан Тернер довольно высоко ценит некоторые мои качества. Однако сделать меня своей наперсницей явно не собирается.

Девушка принялась отцеплять от кружев веточку, и Пирс невольно стал следить за движением ее пальцев. Вполне вероятно, в ее действиях был определенный умысел. Уж не пыталась ли она намеренно привлечь его внимание к своей тонкой талии и упругим налитым грудям? С трудом оторвав взгляд от ее прелестей, Пирс попробовал проанализировать ситуацию.

Будь эта девица шпионкой, не стала бы она пересказывать услышанное от ближайшего помощника адмирала. Но если капитан Тернер достаточно хитер, вполне мог использовать подобный ход – инсценировку с попавшей в беду женщиной, причем довольно-таки привлекательной.

Пирс припомнил слова своего друга и коммерческого партнера Натаниеля Мьюира, который недавно предупреждал его о том, что капитан Тернер весьма умен и имеет немалый вес в окружении адмирала Миддлтона. Вне всякого сомнения, этот британский офицер пойдет на любые ухищрения, лишь бы раскрыть личность неуловимого Макхита, основного поставщика оружия для «Сынов свободы» и непокорных жителей Бостона.

– Знаете, мисс Эдвардс, будь я контрабандистом, давно бы пристукнул вас и сбросил ваше тело в воду. – Пирс кивнул на темные воды залива.

– Я с вами едва знакома, – промолвила Порция, – но, полагаю, вы дорожите собственной жизнью и хорошо понимаете, что в этом случае подозрения падут на вас.

– Возможно. Но вы доставили мне столько неприятностей, что я готов пойти на риск.

Девушка усмехнулась. Она не воспринимала его слова всерьез. Отвернувшись, она стала обозревать окрестности, а Пирс решил не продолжать затронутую тему.

В последние недели ко многим из тех, кто занимался морскими грузоперевозками, обращались представители власти с просьбой посодействовать в разоблачении загадочного Макхита. К Натаниелю и Пирсу с такой просьбой никто не обращался, и это их настораживало. Пирс делал все, чтобы не вызвать нареканий колониальной администрации и не быть замешанным в каком-либо расследовании.

Пирс проследил, как Порция с успехом справилась с очередной веточкой. У многих вполне порядочных женщин, жительниц североамериканских колоний, были несколько иные манеры и понятия о правилах приличия, нежели удам, живущих в Англии, однако прямота и неробкий нрав этой девицы свидетельствовали скорее всего о том, что она не так уж и невинна. Отправилась на бал с бывалым, видавшим виды офицером, безо всяких колебаний забралась в экипаж незнакомого мужчины. Пирс вновь окинул девушку взглядом и вынужден был признать, что смотреть на нее одно удовольствие.

Нет, он ни за что не упустит подвернувшийся шанс.

Глава 3

Хотя Порция прибыла в Бостон только прошлой осенью, она тем не менее уже достаточно хорошо знала город, чтобы понять, что поворот влево уводит их в сторону от площади Док-сквер. Она бросила взгляд на Пирса.

– Может, вам удобнее высадить меня не на Док-сквер, а где-нибудь в другом месте?

– Да нет, я отвезу вас туда, куда вам угодно. Но сначала должен заехать в таверну, в «Черную жемчужину». Нужно выяснить, там ли уже моя знакомая, с которой мы договорились о встрече.

– Я, кажется, ни разу не была в «Черной жемчужине».

– Я бы удивился, если бы вам уже довелось там побывать.

– А в чем дело?

– Это место для публики особого рода.

– Там бывают только мужчины?

– Да. И еще женщины определенного сорта.

– И тем не менее вы встречаетесь там со своей знакомой.

– Эту женщину я не взял бы на бал к адмиралу Миддлтону. – Пирс окинул взглядом платье Порции. – Именно с такими женщинами я и сравнил вас, когда мы уезжали из особняка адмирала.

Девушка беспокойно шевельнулась, внезапно представив свой внешний вид. Очень многие в городе знали пастора Хиггинса и его жену, они пользовались всеобщим уважением, и Порция, которая жила вместе с ними, занимаясь воспитанием и обучением их детей, осознавала, что несет ответственность за репутацию всей семьи.

– Сэр, прошу вас не затрагивать подобную тему. Мне это неприятно. Я не хотела бы, чтобы о произошедшем узнал кто-либо еще. К счастью, сейчас темно.

– Как вам будет угодно, мисс Эдвардс, – учтиво произнес Пирс. – Но как вы объясните свое внезапное исчезновение капитану Тернеру?

Порция смотрела на проплывавшие мимо строения незнакомой улицы.

– Ну, в ближайшее время мы с ним, наверное, не встретимся, так что я еще успею что-нибудь придумать.

– Вряд ли вам это удастся, – возразил Пирс. – Я хоть и не особо высокого мнения о капитане, но полагаю, он всё же обеспокоится и станет вас искать, поскольку сопровождал вас на бал. По крайней мере постарается удостовериться, что вы в целости и сохранности добрались до дома.

Порция встревожилась. Быть может, сейчас ей лучше ехать не домой, а к своей подруге Белле? И уже оттуда отправить кого-нибудь из слуг в особняк Миддлтона с запиской для капитана Тернера? Однако любопытной Белле обязательно захочется узнать, почему платье на Порции порвано и все в грязи. А рассказать Белле правду Порция не может.

Заметив, что лошади сворачивают во двор, Порция успела разглядеть выцветшую вывеску с названием заведения. Это и была таверна «Черная жемчужина». Порция впервые оказалась в этом районе Бостона, судя по всему, не слишком густо заселенном. В основном здесь находились складские строения, изредка попадались полуразрушенные дома. Пока Джек привязывал лошадей к бревну, Порция с некоторым беспокойством оглядела грязное подворье.

В задней части стояла конюшня, чью покосившуюся стену подпирал местами обугленный ствол дуба. Справа, из невысокой двухэтажной постройки, доносился шум, в нижних окнах горел свет. Наверху болтались разбитые ставни, с одного подоконника свисало порванное женское платье.

Заметив тень, движущуюся со стороны конюшни, Порция быстро обернулась.

– Если хотите, можете подождать здесь, – сказал Пирс. – Я вернусь минут через пять.

Порция кивнула.

Сегодня она, наверное, оставила достаточно улик, впрочем, шаль ее не беспокоила. Гости нередко забывают свои вещи. Совсем другое дело маска. Порция помнила, что положила ее на ограждение балкона, и впоследствии она вполне могла свалиться в кусты. Если маску найдут и выяснят, кому она принадлежит… Об этом лучше не думать.

Платье, шаль и маску она позаимствовала у Беллы. Что-то из этих вещей теперь уже вообще невозможно вернуть, а то, что осталось, то есть платье, в весьма плачевном состоянии. Порция провела рукой по тесному корсажу. Она обязательно возместит подруге ущерб.

В этот момент дверь таверны распахнулась и во двор, пошатываясь, вышли двое мужчин, судя по виду, мелкие торговцы. Следом за ними, спотыкаясь и хохоча, вывалилась девица, явно легкого поведения. Едва дверь закрылась, один из мужчин сграбастал девицу и прижал к стене. Порция судорожно сглотнула, увидев, как девица задрала юбки и запустила руку мужчине в штаны. Другой мужчина пристроился чуть в сторонке и стал мочиться прямо на стену, громогласно заявив, что следующим будет он.

Порция поспешила подобрать вокруг ног подол платья и вжалась в сиденье. Да, это был совсем не тот спокойный и безопасный Бостон, который она так хорошо знала. Оглядевшись, она не увидела грума Пеннингтона. Куда же он подевался? Всматриваясь в темноту, она чувствовала, как ею овладевает страх.

Девица у стены стала издавать странные звуки, а торговец, дергаясь, громко сопел. Порция, чувствуя себя совершенно беззащитной, поискала глазами что-нибудь такое, что в случае необходимости можно использовать в качестве оружия. Заметив хлыст, она наклонилась, чтобы взять его, как вдруг огромная ручища схватила ее за подол.

Порция вскрикнула и попыталась вырваться. Из темноты проступила грубоватая физиономия мужчины, широко ухмыляющегося щербатым ртом.

– Так. Что тут у нас? – проговорил мужчина в морской форме, всматриваясь в Порцию.

– Оставьте меня! – воскликнула девушка, стараясь выдернуть юбку.

Моряк неожиданно отпустил подол, и она, не устояв, рухнула на сиденье. К счастью, к фаэтону подбежал грум Пеннингтона и оттолкнул моряка. Некоторое время оба сверлили друг друга взглядами, того и гляди подерутся. В конце концов моряк повернулся и ушел.

– Хозяин сказал, что вам опасно оставаться здесь одной, – буркнул Джек, взглянув на Порцию. – Не изволите ли подождать его в таверне?

Ее не пришлось просить дважды. Быстро выбравшись из экипажа, Порция последовала за грумом, стараясь от него не отставать. Проходя мимо девицы и двух ее дружков, она отвернулась и стала напевать один из псалмов, надеясь хоть немного заглушить все более громкие вскрики падшей женщины.

Впрочем, в самой таверне звуковой фон оказался ничуть не лучше. Порции еще не приходилось бывать в столь шумной обстановке. При их появлении скрипач, находящийся в дальнем углу большого питейного зала, тут же заиграл какой-то веселенький мотивчик, а четверо пьяных матросов, сидевших за ближайшим к двери столом, что-то закричали. Порция невольно сжалась, испытывая желание немедленно убежать прочь. В помещении было душно и дымно. В большом открытом очаге на вертеле жарился барашек.

Здесь было по меньшей мере два десятка столов, за которыми собрался самый разнообразный люд – судя по облику, моряки и торговцы. Почти везде шла игра либо в кости, либо в карты, пять девиц разносили еду и напитки, бросая по сторонам игривые взгляды. Но что больше всего потрясло Порцию, так это женщина с обнаженной грудью, которая под поощрительные возгласы присутствующих выплясывала какой-то немыслимый танец.

Из-за стола, находившегося неподалеку от входа, с трудом поднявшись на ноги, выбрался один из матросов – жилистый и имевший словно вырубленное топором лицо – и нетвердой походкой направился к девушке и груму. Приблизившись, он предложил Порции составить компанию ему и его приятелям в насквозь просмоленных робах.

– По-моему, здесь тоже небезопасно оставаться, – тихо сказала она, обращаясь к Джеку.

– Ну, тогда вам лучше пройти в ту комнату, – указал Джек. – Хозяин сейчас там.

– Да, конечно, спасибо, – все так же негромко поблагодарила Порция и вслед за грумом, стараясь держаться к нему поближе, стала пробираться между столов.

Проигнорированный кавалер, однако, не успокоился, и вместо прежних, достаточно учтивых фраз за ее спиной послышались непристойные шутки. Его громкий голос привлек внимание остальных, и на Порцию устремились заинтересованно похотливые взгляды. На смену нервозности пришло некоторое возмущение, и когда какой-то наглец осмелился шлепнуть ее пониже спины, она тут же ударила его по руке, вызвав хохот окружающих. Они уже почти дошли до той двери, что находилась рядом с шаткой лестницей, ведущей наверх, когда пьяный матрос, догнав Порцию, схватил ее за руку.

– Не так быстро, крошка, – проговорил он, повернув девушку к себе.

Порция машинально пнула его по голени, и во второй раз за сегодняшний день этот прием сработал: матрос тут же разжал пальцы и отпрянул. К ним теперь было приковано внимание большинства присутствующих. Кто-то подбадривал Порцию, но многие уже вылезали из-за столов, с явным намерением прийти на помощь товарищу. Матрос медленно свирепел, наливаясь кровью, его взгляд не предвещал ничего хорошего, и Порция поняла, что попала в переделку.

– Подождите меня в комнате, – неожиданно раздался голос Пеннингтона.

Слава Богу, она спасена!

Без камзола, в одной рубашке с закатанными рукавами, Пирс шагнул навстречу собирающейся толпе, отодвигая девушку за спину. Затем, втолкнув ее в комнату, закрыл дверь.

У Порции от страха подкашивались ноги, и она в полном изнеможении прислонилась к двери. В маленькой комнатушке были два закрытых ставнями окошка, вторая дверь отсутствовала. Отсюда не сбежишь. На столике, стоявшем у стены, тускло мерцала единственная свеча.

Почти всю комнату занимала кровать, застеленная на удивление тонким бельем, на полу валялся камзол Пеннингтона. На столе, помимо свечи, находилось несколько предметов странной формы и кувшин с глубокой чашей. На обшитой потемневшими досками стене были развешаны хлысты, кнуты и цепи с кандалами. Некоторое время Порция изумленно глазела на все это, затем нерешительно шагнула вперед.

Порция вспомнила, что именно в этой комнате Пеннингтон собирался встретиться со своей знакомой, и ее щеки запылали. Она взяла со стола какой-то продолговатый цилиндрический предмет, выточенный из слоновой кости, повертела в руках, проверяя на прочность, слегка стукнула закругленным концом о край стола и поставила на место. Остальные предметы трогать не стала.

Подняв глаза, Порция в изумлении открыла рот. Над кроватью висело большое овальное зеркало, прикрепленное к потолку.

Сев на край постели, Порция запрокинула голову и взглянула на свое отражение. Растрепанные волосы, разорванное измятое платье, лиф едва прикрывает грудь. Чем не продажная женщина?

Порция попыталась подтянуть край корсажа и завалилась на кровать. Она поспешила было подняться, но вдруг заметила в зеркале отражение медальона. Именно с него все и началось. Внутри была изображена на миниатюре Елена Миддлтон, ее мать. Первая попытка Порции освободить ее окончилась неудачей.

Однако Порция не успокоится, пока не достигнет своей цели. Вдвоем с матерью они изменят обстоятельства, которые так жестоко разлучили их двадцать четыре года назад. У Порции хватит сил позаботиться и о матери, и о себе. Но это будет трудно.

Порция уже не в том возрасте, когда можно надеяться на замужество. Ей придется искать работу. К Хиггинсам мать не приведешь. В Бостоне есть женщины, владеющие магазинами, – сестры Камингс, например, или Бетси Мюррей. Знаменитая миссис Инман сколотила состояние, занимаясь коммерцией именно здесь, в Бостоне.

Однако Порция не учла то обстоятельство, что из-за преследований адмирала Миддлтона им с матерью придется уехать в Англию или Шотландию, а то и в Уэльс. Или же в Бристоль, где она прожила семь лет с Хиггинсами, прежде чем отправиться в североамериканские колонии.

Ее размышления были прерваны появлением Пеннингтона. Порция хотела подняться, но он приказал:

– Оставайтесь на месте!

Увидев множество пар глаз, уставившихся на нее в дверной проем, Порция сочла за благо подчиниться.

Пеннингтон заявил разгулявшимся мужчинам, устроившим свой собственный праздник в день рождения короля, что нынешней ночью эта женщина, то есть Порция, принадлежит только ему и никто другой не посмеет к ней прикоснуться.

Когда он распахнул дверь, Порция лежала поперек кровати, свесив ноги вниз, и, казалось, только и ждала, чтобы он подошел и вклинился между ее бедер. Девушка резко поднялась, едва не выскочив из корсажа, и Пирс вдруг почувствовал необычайное напряжение в паху. Но уже в следующее мгновение он взял себя в руки и стал думать о намеченном плане.

За спиной раздались пьяные голоса – от него ждали немедленных действий. В комнату прошмыгнул ухмыляющийся мальчишка из прислуги, поставил на стол поднос с кувшином вина и двумя бокалами и убежал.

Пирс не спеша направился к кровати. Порция вскочила.

– Ложитесь, – прошептал Пирс.

– Нет, – едва слышно отозвалась она.

– Надо притвориться, будто мы намерены заняться любовью. Иначе эти мужланы пустят вас по рукам.

Порция колебалась, с беспокойством поглядывая в сторону открытой двери.

– Я вас не трону, нужно только создать видимость. – Пирс начал медленно расстегивать рубашку.

– Если вы ко мне прикоснетесь, – прошипела она, – я вас убью!

Возгласы и непристойные шутки находившихся за дверью становились все громче. Кто-то принялся стучать кулаком по столу.

– В случае чего вам не поздоровится! Слышите? – Сверкнув глазами, Порция легла на кровать и раскинула руки.

Пирс обернулся.

– Я же говорил. Сегодня она будет только со мной. Так что извините.

Захлопнув дверь, он задвинул щеколду.

– Ну вот и все. Некоторое время нам придется побыть здесь.

Порция вскочила с кровати.

– Ну, знаете! Я потрясена! Как вы посмели втянуть меня в такое?! Это неслыханно!.. Вы совершили бесчестный поступок! Завлекли меня сюда, выставили напоказ перед этими ублюдками…

– Вы еще смеете меня упрекать, мисс Эдвардс? – перебил ее Пирс. – В эту переделку вы попали по собственной глупости! Никто не заставлял вас угонять мой фаэтон. А потом идти за мной в таверну. Ради вас мне пришлось противостоять толпе пьяных мужланов. Вам следовало бы благодарить меня за то, что все обошлось.

– Только этого не хватало! Благодарить вас за то, что вы запятнали мою репутацию! Да если кто-то из этих типов повстречает меня на улице… – Порция отошла от кровати и снова повернулась к Пирсу. – Настоящий джентльмен отвез бы меня домой, прежде чем ехать в эту… – Она возмущенно обвела рукой помещение.

– Таверну, – подсказал он.

– Не все ли равно?

– Я бы отвез вас домой, если бы вы были со мной на балу. Или попали в беду в силу непредвиденных обстоятельств. Наконец, если бы вы действительно были добропорядочной дамой.

Порция шагнула к Пирсу.

– Да как вы смеете обвинять меня в недобропорядочности?!

Они стояли лицом к лицу, сверля друг друга взглядами.

– Добропорядочные женщины не носятся по чужим садам в разорванных платьях, за ними не гоняются слуги. Добропорядочные женщины не похищают чужие экипажи, и уж тем более не остаются в них, потерпев фиаско. Они никуда не поедут посреди ночи с совершенно незнакомым мужчиной.

– Я была приглашена на бал так же, как и вы! А вам хорошо известно, насколько щепетилен адмирал в выборе гостей.

– Пустые слова. Вы заявили, что были приглашены на бал и вас сопровождал капитан Тернер. Откуда мне знать, что это не ложь? Что вы не воровка, не перелезли через ограду в надежде пробраться в дом? А может, вы просто гулящая девица, решившая подцепить кого-нибудь из гостей? Меня, например. Вы даже могли меня ограбить, покувыркавшись со мной среди роз.

Порция влепила Пирсу звонкую пощечину. Но когда она снова замахнулась, он перехватил ее руку и завел за спину, прижавшись при этом к девушке всем телом.

– Никогда больше так не делай! – с угрозой в голосе произнес Пирс.

– Вы, сэр, позор для своей страны! – пытаясь высвободиться, воскликнула Порция. – Капитан Тернер был излишне мягок, назвав вас «подлым шотландцем». Вы гораздо хуже! Вы распутник! Негодяй!.. Плут…

Его поцелуй прервал поток слов. Порция хотела было возмутиться, но жадные губы Пирса не позволили этого сделать.

Она была дикой, непокорной и такой прекрасной. Все его тело напряглось, сам воздух, казалось, раскалился, а желание придушить эту девицу испарилось.

Сопротивление Порции было недолгим. Рука, которой она поначалу пыталась оттолкнуть наглеца, ослабла и скользнула по его груди. Губы, уступая страстному напору, обмякли, из горла вырвался приглушенный стон. Пирс понимал, что поступает безрассудно, но пламя страсти разгоралось все жарче, и его язык все глубже проникал в ее уста.

Когда он отпустил ее руку, Порция подумала было, что ей следовало бы отпрянуть, отскочить от него, но это было выше ее сил. От страстных поцелуев у Порции перехватило дыхание. Желание захлестнуло ее горячей волной. Пирс теснил ее назад, и через несколько мгновений ее ноги коснулись края кровати.

Порция повалилась на постель, Пирс рухнул следом и опустился на нее. Порция уже смирилась с мыслью, что всю жизнь ей придется прожить в девичестве – вполне достойная участь для женщины без семьи и без родных.

Но то, что происходило сейчас, иначе как распутством назвать было нельзя.

Глава 4

Губы у Пирса были мягкими, волосы – шелковистыми, тело – крепким и упругим. Порция развязала черную ленточку, стягивающую его длинные волосы на затылке, и они рассыпались по плечам.

Теперь ей вечно придется гореть в адском пламени.

– Взгляни наверх, – прошептал Пирс. – Посмотри, как ты прекрасна.

Его губы коснулись ее подбородка, затем – шеи. Ощущения сводили с ума, искушение подавляло волю. Порция робко взглянула на отражение в зеркале, прикрепленном к потолку.

Темные волосы Пирса рассыпались по белой рубашке, при виде его широких плеч, длинного гибкого тела, сильных мускулистых ног, обтянутых черными замшевыми бриджами и белыми шелковыми чулками, она испытала еще больший трепет.

Сама она и в самом деле была прекрасна. Лицо раскраснелось, глаза блестели, губы были приоткрыты.

– Те люди наверху, – прошептала Порция, – предаются пороку.

Пирс посмотрел на потолок, и их взгляды – отраженный и реальный – встретились.

– Пока еще нет, – с улыбкой произнес он. – Но сейчас начнут.

Потянув за край корсажа, Пирс обнажил ее грудь. У Порции перехватило дыхание, соски мгновенно набухли и затвердели, и когда его губы обхватили один из них, она почти совсем перестала дышать.

Внезапно раздался стук в дверь, словно гром среди ясного неба. Порция запаниковала и попыталась вскочить, однако Пирс прижал ее к постели.

– Ну, кто там еще? – недовольно спросил он.

– Капитан Тернер, офицер королевского флота. Именем короля приказываю вам немедленно открыть дверь!

Пирс опасался, что Порция начнет вырываться, намереваясь где-нибудь укрыться, но ничего подобного не случилось.

Пирс с изумлением увидел, как по щекам Порции покатились слезы. Едва он приподнялся, она тут же отодвинулась от него и поспешила накинуть на грудь лиф платья, а когда он встал с кровати, подтянула ноги и уткнулась лицом в колени.

В дверь снова постучали.

– Немедленно откройте!

– Минуту терпения, капитан! – отозвался Пирс и, повернувшись к Порции, прошептал: – Не волнуйтесь, мисс Эдвардс, мы что-нибудь придумаем, и капитан Тернер не будет на вас долго сердиться.

– Это нисколько меня не волнует.

– Что же тогда?

– Он всем расскажет, что обнаружил меня здесь. И пастору Хиггинсу, и его жене, и прихожанам. И честное имя семьи, в которой я живу, будет опорочено. Пастор Хиггинс даже не захочет со мной разговаривать, а Мэри, его жена, конечно же, вспомнит о своей сестре и уже не подпустит меня к детям. Я стану отверженной, и меня отправят обратно в Уэльс. Леди Примроуз, моя благодетельница, будет ужасно разочарована, об этом даже страшно подумать, но хуже всего то, что я никогда не увижу свою мать, если мне придется покинуть Бостон.

В очередной раз в дверь забарабанили с такой силой, что казалось, вот-вот соскочит щеколда.

– Мистер Пеннингтон, сию же минуту откройте!

– Я же сказал – иду! – рявкнул он так, что Порция невольно втянула голову в плечи, и уже гораздо тише добавил: – Лезьте под одеяло.

Она подняла на него покрасневшие от слез глаза.

– Спасибо, мне не холодно.

Пирс схватил одеяло и накинул на Порцию.

– Больше ни слова! И не высовывай голову! Предоставь это дело мне.

Пирс не мог не осознавать всю подлость своей затеи. Поскольку его планы были сорваны и важная встреча на берегу не состоялась, он решил устроить так, чтобы капитан Тернер застал их с Порцией наедине. Сегодняшняя ночь была особо благоприятной для всякого рода нарушителей закона, чуть ли не половина офицерского корпуса веселилась по случаю дня рождения короля, и у Пирса появилась возможность изобразить перед ближайшим помощником Миддлтона полнейшее безразличие к борьбе колонистов. Пирс даже отослал к особняку адмирала здешнего мальчишку – пустить слушок, что он появился в таверне вместе с молодой дамой.

И капитан Тернер не заставил себя долго ждать.

Пирс расстегнул рубашку и клапаны на бриджах. Загасил свечу, открыл дверь и шагнул вперед.

Капитан Тернер находился в полуметре от двери, а за его спиной стояли четверо вооруженных солдат. Посетители таверны разглядывали непрошеных гостей с явной неприязнью. Своего грума Пирс обнаружил неподалеку от входа.

– Не ожидал вас здесь увидеть, капитан. Неужели вам стало скучно на балу у адмирала?

– Вовсе нет, мистер Пеннингтон. – Взгляд Тернера не выражал каких-либо эмоций, хотя в голосе звучало раздражение. – Я, кстати, тоже немало поражен тем, что вы оказались в таком месте. Адмирал Миддлтон, конечно же, огорчится, узнав, что вы так рано покинули его дом и уехали с бала, устроенного в честь короля, ради того, чтобы примчаться сюда. – Капитан с брезгливым выражением лица обвел взглядом питейный зал и тех, кто в нем находился, и уставился на приоткрытую дверь за спиной Пирса.

– Ну, если бы наш славный адмирал не был столь щепетилен при составлении списка гостей, если бы на балу было побольше молодых привлекательных дам, я, возможно, задержался бы подольше. – На секунду отвлекшись, Пирс распорядился, чтобы принесли еще вина, и вновь обратился к Тернеру: – Но вас-то что сюда привело, капитан?

– Я здесь только по одной причине – кое-кто видел, как некая молодая особа, которую я сопровождал на бал, Порция Эдвардс, покинула особняк адмирала именно в вашем экипаже.

– Так это и есть та самая дама, с которой вы хотели меня познакомить?

– Да, та, которую я сопровождал, – немного покраснев, ответил Тернер.

– Должен признать, она хороша собой. Я был бы не прочь познакомиться с ней поближе и провести в ее обществе еще какое-то время, но она плохо себя почувствовала.

– Странно! – Тернер резко подался вперед и, оглядевшись, прошептал: – Но когда я пошел за вами, она чувствовала себя вполне хорошо.

– На этот счет ничего не могу сказать, – пожав плечами, отозвался Пирс. – Но мне кажется, что вы были недостаточно внимательны к своей подопечной. Когда я обнаружил мисс Эдвардс в саду, ее лихорадило и у нее болел живот. Поэтому она и попросила меня отвезти ее домой.

– Вам следовало сразу же послать за мной, – сердито проговорил Тернер. – Вы же знали, как я встревожился, не найдя ее в зале.

– Я вообще не предполагал, что вы имеете к девушке какое-то отношение, пока не высадил ее возле дома некоего пастора Хиггинса, – возразил Пирс. – Она была в таком состоянии, что я не стал ни о чем спрашивать, как и положено джентльмену. И даже если бы я знал, что она находится под вашим покровительством, все равно не посмел бы вас беспокоить и отвлекать от более важных дел. Ведь вы один из ближайших людей адмирала, и на вас возложена значительная часть ответственности за проведение бала.

– Поскольку я привез даму на бал, то именно я за нее в ответе. Ей полагалось уезжать только со…

– Капитан Тернер, – перебил Пирс, – моя репутация хорошо известна. Пускай я даже «подлый шотландец», но я никогда не пройду мимо, если женщина попросит меня о помощи.

– Ну конечно, – усмехнулся Тернер. – Тем более что вы уже собирались ехать в этот жалкий притон на свидание со шлюхой.

Пирс подошел к нему поближе.

– Знаете, капитан, хотя особа, которая находится за дверью, и не принадлежит к тому обществу, где обычно вращаетесь вы, она тем не менее не заслуживает вашего презрения. Так же, как и все здесь присутствующие. Вы, видно, считаете себя выше их. Ну а я пью то же самое вино и пиво, что и они, и мне нравится бывать в их компании. Я понимаю, что мы не в Бате, и не в Бристоле, и даже не в Воксхолле с его увеселительными садами. Но эти люди, сэр, все до единого, верные подданные британской короны.

В таверне царила мертвая тишина. Тернер вновь окинул взглядом помещение. Сидевшие за столами весьма недружелюбно смотрели на вооруженных людей в красных мундирах.

– Да, конечно. – Тернер прокашлялся. – Просто я опасался, что мисс Эдвардс могла подвергнуться… могла оказаться здесь вместе с вами.

– Здесь? – изумленно произнес Пирс. – Как такое могло прийти вам в голову? Неужели я повез бы вашу подопечную в подобное заведение? Ведь это повредило бы ее репутации. Невысокого же вы мнения о своей знакомой, если могли предположить, что молодая дама вашего круга, презирающая, как и вы, простых жителей Бостона, переступит порог этой презренной таверны.

– Да, сэр, действительно. Меня ввели в заблуждение. Прошу прощения. – Обернувшись, Тернер обратился к присутствующим: – Все в порядке, продолжайте праздновать день рождения его величества.

Кивнув, капитан направился к выходу. Пирс стоял до тех пор, пока за дверью не исчез последний красный мундир.

– Молодцы, ребята! – крикнул он. – Вы обратили их в бегство без единого выстрела.

Послышался смех. Пирс сделал знак груму. Тот выскользнул за дверь и последовал за военными.

Веселье достигло своего апогея, когда Пирс заказал выпивку для всех присутствующих. Скрипач запиликал какой-то бойкий мотивчик. Пеннингтон зажег в очаге вощеный фитиль, вернулся в комнату и поднес фитиль к свече.

Закрыв дверь и задвинув щеколду, Пирс обнаружил Порцию в дальнем углу комнаты и поспешил застегнуть пуговицы.

– Спасибо за то, что спасли мою честь, – тихо произнесла Порция.

– Не стоит благодарности, мисс.

Шагнув к стене, Пирс надавил на доски обшивки, и они бесшумно сдвинулись внутрь, открыв потайной ход. Заглянув в проем, Порция с изумлением обнаружила лесенку.

– Вы спуститесь по ступенькам в туннель, который выведет вас к соседней лавчонке, – объяснил Пирс. – Там вас будет ждать Джек. Он доставит вас домой в целости и сохранности. Хотя вам вряд ли удастся опередить капитана Тернера. Так что придумайте, что ему сказать.

– Мистер Пеннингтон, я вечная ваша должница.

– Мисс Эдвардс, не надо, никакая вы не должница. Единственное, чего я хочу, – чтобы вы поскорее отправились домой и наши дороги никогда больше не пересекались.

Когда фаэтон остановился у дома Хиггинсов, Порция поблагодарила грума и поспешила к двери.

Она тихонько постучалась, очень надеясь, что откроет кто-нибудь из слуг, а не Мэри и не сам Хиггинс. Можно было бы, конечно, придумать какое-то правдоподобное объяснение, касающееся ее растрепанного вида и порванного платья, однако Порция опасалась, что правда написана у нее на лице.

К счастью, дверь открыл Джосая, слуга. Увидев ее, старик округлил глаза.

– Боже мой! Мисс Порция, что с вами?

– Ничего страшного, Джосая. Споткнулась и упала, – успокоила девушка старика и проскользнула в дом.

– Может, позвать хозяйку? Они с господином пастором в библиотеке.

– Нет-нет, не надо их беспокоить. Я переоденусь и спущусь вниз. – Порция быстро поднялась по лестнице и вбежала в свою спаленку, находившуюся под самой крышей.

Вечерние часы Хиггинсы обычно проводили в библиотеке. Дети в это время уже спали. Мэри, занимаясь шитьем, рассказывала мужу о том, что происходило в приходе – о появлении новых невест, о недавно родившихся младенцах, о стариках, которых она посещала. Пастор Хиггинс сообщал об изменениях в политической жизни Бостона и вслух читал выдержки из тех газет и брошюр, что имели хождение в североамериканских колониях. Чуть позже к ним присоединялась Порция. Вечер обычно завершался тем, что пастор Хиггинс зачитывал те или иные отрывки из «Апокалипсиса», а иногда что-нибудь из сборника псалмов.

Порция быстро сняла пришедшее в негодность платье и скинула нижние юбки. Она очень сомневалась, что сможет сегодня с невозмутимым видом слушать строки из Писания – особенно те, где говорится о грехах и наказании за них.

Раздался негромкий стук в дверь, и Порция, завернувшись в плед, пошла открывать.

На пороге стояла маленькая Анна.

– Ты почему не спишь, мой ангелочек? – опустившись на корточки, поинтересовалась Порция.

– Потому что ты не пришла рассказать мне перед сном сказку. И не поцеловала.

– Я ведь сказала, что очень поздно вернусь с бала. Разве ты забыла? А поцеловала я тебя перед отъездом. – Порция чмокнула девочку в пухлую щечку. – Пойдем-ка я тебя уложу. А то мама рассердится, что ты до сих пор из-за меня не спишь.

– Не из-за тебя! Уолтер тоже не спит, просто лежит в кровати.

Анна родилась незадолго до того, как Порция стала жить с Хиггинсами, а Уолтеру было всего два года. И все это время девушка занимала в жизни малышей не менее значимое место, чем их родители. В последние годы она взяла на себя и некоторые дополнительные обязанности – учила детей грамоте, а также основам французского, который освоила еще в Уэльсе, в пансионе леди Примроуз. Порция стала для Анны и Уолтера настоящей подружкой, хранительницей их детских тайн. И если ей все же удастся осуществить задуманное, тяжело будет расстаться с ними.

– Завтра перед сном я расскажу вам сразу две сказки, – пообещала Порция и поднялась на ноги с намерением отвести девочку вниз. Однако маленькая озорница проскочила мимо нее в комнату и запрыгнула на кровать. – Анна! Сейчас не время резвиться.

Расскажи про бал.

– С этим можно подождать и до завтра. Уворачиваясь от протянутых рук Порции, девочка перекатилась на противоположный край постели.

– Ты была ангажирована на все танцы?

– Я вообще не танцевала.

– Почему?

– Потому что уехала, когда бал только начинался.

– Мы с Уолтером видели в окно, как ты садилась в экипаж вместе с тем офицером. Ты, наверное, была там самой красивой.

– Ничего подобного. – Изловчившись, Порция ухватилась за тонкую детскую лодыжку и подтянула залившуюся смехом девочку к себе. – Как раз наоборот. Самой некрасивой.

Анна озабоченно посмотрела на нее:

– Неправда!.. Ты очень красивая. Даже красивее мамы.

– Анна-Кэтрин!

Девочка оцепенела. В дверях стояла мать.

– Ну-ка живо в постель!

Анна слезла с кровати, опустила голову и, взяв Порцию за руку, потянула ее к двери.

– Нет уж, моя милая, – одернула дочь Мэри. – Одеяло подоткнешь сама.

Протеста не последовало. Анна выпустила руку Порции и с покорным видом поплелась к выходу. Приблизившись к матери, она на секунду остановилась, чтобы поцеловать ее в подставленную щеку, и вышла за дверь.

Будучи непреклонной поборницей порядка во всем, Мэри Хиггинс требовала от домашних неукоснительного соблюдения предписанных правил поведения. И хотя многие положительно воспринимали строгий нрав жены пастора и одобряли ее стремление полностью контролировать жизнь домочадцев, Порции казалось, что порой Мэри бывает слишком резкой и даже жестокой.

В то же время она могла быть необычайно нежной и ласковой, в чем Порция неоднократно убеждалась. В общем, она была хорошей матерью и образцовой супругой для молодого священнослужителя.

– Мне пришлось пойти на подкуп, чтобы Анна объявила меня красавицей, – пошутила Порция, надеясь вызвать у Мэри улыбку.

Однако та сохраняла недовольный вид до тех пор, пока девочка не начала спускаться с лестницы. И лишь после этого Мэри вошла в комнату и прикрыла дверь.

– Ты и в самом деле великолепно выглядела, когда уезжала. Однако вернулась в ужасном виде, будто попала под копыта лошадей. Джосая только что сообщил. – Мэри осторожно дотронулась до ссадины на щеке Порции. – Кстати, ты вернулась гораздо раньше, чем мы ожидали. Что случилось?

Порция решила, что пора рассказать правду. Хиггинсы практически были ее семьей. И если бы сегодня Порции удалось освободить мать, ей пришлось бы привезти ее к Хиггинсам.

Порция посмотрела подруге в глаза.

– Знаешь, я ведь скрыла от тебя истинные причины своего стремления попасть на бал к адмиралу Миддлтону.

– И ты, кажется, была не в восторге от того, что тебя сопровождал сам капитан Тернер.

Уловив в тоне Мэри иронические нотки, Порция почувствовала облегчение.

– Нет, конечно. И платью, позаимствованному у Беллы, я тоже не особо обрадовалась. Кстати, оно безнадежно испорчено.

– Ну, об этом мы потом поговорим. – Мэри нежно сжала руку Порции. – И почему же тебе так хотелось туда поехать?

– Чтобы увидеть свою мать.

Мэри с недоумением посмотрела на подругу. Порция сняла с шеи медальон, раскрыла его и стала рассказывать. Выслушав ее, Мэри сказала:

– То, что Елена Миддлтон похожа на женщину с миниатюры, еще не доказывает, что она твоя мать.

– Но леди Примроуз утверждала, что он принадлежал женщине, которая подарила мне жизнь! – горячо заявила Порция, приподняв медальон. – Судя по информации, полученной от осведомленных людей, дочь адмирала Миддлтона не всегда была сумасшедшей. Так называемая болезнь возникла вскоре после того, как пошли слухи о ее романе с мужчиной, о котором никто не может сказать ничего определенного.

– Никому не хочется быть вовлеченным в скандал и запятнать свою репутацию, – заметила Мэри.

– Разумеется, – согласилась Порция. – Но я выяснила, что мой отец участвовал в Каллоденской битве на стороне принца Карла, а адмирал Миддлтон ездил на переговоры, после чего и был заключен договор, лишивший Стюартов их французских союзников. По всей видимости, мать с отцом сблизились именно тогда, во Франции. Можно себе представить, какой позор ожидал бы адмирала, если бы стало известно о связи его дочери с представителем вражеского лагеря.

– Ну, это всего лишь твои предположения, – возразила Мэри, поднимаясь с кровати. – Даже если добытые тобой сведения о дочери адмирала достоверны, нет никаких доказательств, что в результате той связи у нее родился ребенок. Предполагать, что она твоя мать, – совершенно безосновательно.

Порция вновь приподняла медальон.

– Я в этом не сомневаюсь! Взгляни на инициалы, выгравированные на обороте! К тому же я видела ее сегодня собственными глазами! У нас одинаковые глаза, тот же оттенок кожи. Будь сейчас леди Примроуз в Бостоне, она бы все подтвердила. Жаль, что мне не удалось поговорить с Еленой. Она согласилась бы со мной. Наконец-то я нашла свою мать!

Мэри, хотя и неохотно, взяла у Порции медальон, внимательно рассмотрела портрет, а затем полустертую гравировку на обороте.

– Предположим, что ты права и Елена Миддлтон действительно твоя мать. Насколько мне известно, она никогда не покидает своих комнат и, разумеется, не бывает на балах. Что же ты собиралась сегодня предпринять?

– Освободить ее и уговорить бежать вместе со мной Мэри недоверчиво посмотрела на подругу.

– Все это твои фантазии. Я отношусь к тебе как к сестре. Но все восемь лет, что ты с нами живешь, меня тревожит твоя склонность к поспешным и необдуманным поступкам.

– Цель оправдывает средства. Тем более мое решение не было таким уж необдуманным и поспешным.

– А ты подумала о том, что адмирал во избежание скандала просто не позволит дочери уйти?

– Ну, это не ему решать, – возразила Порция. – К тому же никакого скандала не будет. Все пройдет тихо. Репутация адмирала не пострадает. Никто ничего не узнает. Разве что прислуга.

– По-твоему, отец не вправе оберегать больную дочь от жестокого мира?.. Но оставим это. Пока. – Мэри махнула рукой. – Скажи-ка лучше, каким образом ты собиралась «спасать» Елену Миддлтон? Как бы вы с ней жили?

– Вообще-то я собиралась привезти ее сюда. На пару дней, пока не найду другое жилье. А потом мы отправимся в Уэльс. У меня есть кое-какие сбережения, думаю, на первое время хватит. В Уэльсе, надеюсь, леди Примроуз позволит нам пожить при пансионе некоторое время. – Порция сжала руку Мэри, увидев, что та недовольно качает головой. – Вы с мужем были так добры ко мне! Я полюбила ваших детей и буду тосковать без них. Но меня обворовали еще при рождении, украли мою жизнь, мечты, и я хочу это вернуть. Только и всего.

Мэри порывисто поднялась и стала мерить шагами комнату. Потом наконец остановилась.

– Порция, нельзя жить прошлым. Его не изменишь.

– Но я думаю о будущем. Моем и матери. Хочу восстановить справедливость.

– А ты уверена, что дочь адмирала желает такого же будущего, как и ты?

– Иначе и быть не может. Свобода – неотъемлемая часть жизни любого человека.

– Но ты не сможешь обеспечить матери нормальную, спокойную жизнь. К тому же она тебя совершенно не знает.

Закрыв крышку медальона, Порция надела его на шею. Мэри ласково погладила Порцию по растрепанным волосам.

– Расскажи, что произошло во время бала? – попросила она.

Без особой охоты Порция поведала о своих приключениях в особняке адмирала Миддлтона. Упомянула и о Пирсе Пеннингтоне.

– Мистер Пеннингтон проявил понимание и сочувствие, – сказала она, – и велел груму отвезти меня домой.

– Хорошо, что, карабкаясь на балкон, ты не получила серьезных травм, – озабоченно произнесла Мэри. – Даже не верится.

– Еще более удивительно, что я не попала в лапы к самому адмиралу, – заметила Порция. – Но случись это, я бы нашла что сказать в свое оправдание. Одна история у меня приготовлена.

Мэри устало вздохнула:

– Можешь не рассказывать. Лучше пообещай, что впредь не будешь совершать столь безрассудных поступков.

Некоторое время обе молчали. Первой нарушила молчание Порция:

– Я не успокоюсь, пока не поговорю с Еленой.

– Ты собираешься только поговорить или склонить ее к побегу?

– Только поговорить, – заверила Порция. – Сегодня я сильно напугала мать. Постучалась к ней, когда она уже спала. В следующий раз постараюсь быть осмотрительнее.

Мэри подошла к окну, распахнула его и повернулась к Порции.

– Ты ведь знаешь, адмирала не очень-то любят «Сыны свободы». И не только они. Поэтому его дом наверняка хорошо охраняется в любое время суток. Так что, если будешь вести себя осмотрительнее, как ты выразилась, быстрее достигнешь цели.

– Надеюсь, ты мне поможешь?

– Я постараюсь выяснить, является ли Елена Миддлтон твоей матерью. Ты вправе знать истину.

Порция была тронута до слез готовностью подруги помочь.

– Может быть, попросить доктора Деминга отвезти тебя к адмиралу? – предположила Мэри.

Порция покачала головой.

– Я уже обращалась к нему с этой просьбой. Не объясняя причин. Еще когда он увидел портрет в моем медальоне. Он сказал, что вряд ли сможет помочь, поскольку почти не бывает на Коппс-Хилл. Он навещал Елену всего пару раз, когда личный врач адмирала уезжал на две недели в Нью-порт.

– Ситуация сложнее, чем я предполагала, – промолвила Мэри. – К сожалению, у Уильяма нет других выходов на адмирала или кого-то из его окружения, кроме отца твоей подруги Беллы.

– О том, чтобы просить капитана Тернера, не может быть и речи, – быстро проговорила Порция. – После того как я уехала с бала, даже не предупредив его, он вряд ли в ближайшее время нанесет нам визит.

– Но ты, надеюсь, больше не полезешь на стену? – спросила Мэри.

– Думаю, в этом не будет необходимости.

– А что тот джентльмен, который помог тебе добраться до дома?

– Мистер Пеннингтон? Он, оказывается, шотландец.

– Ну да, – кивнула Мэри. – И происходит из очень влиятельной семьи. Его брат – граф, и они, судя по всему, довольно-таки богаты. Занимаются морскими грузоперевозками, точнее, Пеннингтон ими занимается. Должно быть, его приглашают на все более или менее значительные приемы. – Мэри задумчиво посмотрела на Порцию. – Полагаю, ты произвела на мистера Пеннингтона вполне благоприятное впечатление.

Порция промолчала. Вряд ли можно произвести благоприятное впечатление на мужчину, едва не отдавшись ему в первый же день.

– Порция, ты очень бледна, тебе нездоровится?

– Нет. Все хорошо. – Девушка быстро встала с кровати и, отойдя в сторону, сделала вид, будто внимательно разглядывает порванное платье. – Домой меня отвез его грум. Так ли уж важно, какое впечатление я произвела на мистера Пеннингтона?

Мэри улыбнулась:

– Пеннингтон вполне может помочь тебе в том, что ты задумала.

– Каким образом?

– У него обширные связи. К тому же он шотландец, можно сказать, свой человек. И уж если его позвали на бал по случаю дня рождения короля, то он вполне может быть снова приглашен к адмиралу. И ему не составит никакого труда взять тебя с собой и представить там должным образом. – Мэри помолчала и уже тише добавила: – А если Елена Миддлтон согласится отправиться с тобой в Уэльс, мистер Пеннингтон и тут сможет тебе помочь. Запросто переправит вас через океан на одном из своих кораблей.

Однако при расставании Пеннингтон дал ей ясно понять, что не желает ее больше видеть. Так что вряд ли он согласится помочь.

Глава 5

– Да, встреча не состоялась, – сказал Натаниель Мьюир, ехавший верхом бок о бок с Пирсом Пеннингтоном по Кинг-стрит. Оба направлялись в сторону пристани. – Так что мушкеты и порох пока не доставлены куда следует. Но это спасло от виселицы как минимум троих, в том числе и тебя, мой друг.

– А в чем дело? – поинтересовался Пирс.

Этой ночью была устроена засада. Многие офицеры находились в особняке Миддлтона, а раза в два больше – в укрытии на берегу.

– А ты-то откуда знаешь? – Пирсу было известно, что Натаниель вернулся из Ньюпорта только после полуночи.

– Пораньше вылезай из постели. В городе с самого утра только об этом и говорят.

– Слушай, Натаниель, если дорожишь своей безобразной физиономией, немедленно выкладывай все, что знаешь.

– Ладно, мой нетерпеливый друг. Утром мне доставили записку от Эбенизера… Оказывается, его парни устроили ночью потасовку с несколькими солдатами. Около пивной на Куин-стрит. В драку ввязались работники канатной мастерской, и началось такое, что вскоре примчалась чуть ли не целая рота «красных мундиров». Они как раз и подстерегали контрабандистов. Как говорят, лишь по счастливой случайности не произошла еще одна грандиозная резня.

– Ну а те парни убежали?

– Думаю, да.

– Это хорошо, – сказал Пирс, выезжая вместе со своим спутником на широкий, метров девять, проезд, протянувшийся на всю длину пристани Лонг-Уорф.

Здесь, на этом самом большом в Бостоне скоплении причалов, царила деловая суета. Пристань, выдававшаяся более чем на полкилометра в воды внутренней гавани, в течение года обслуживала тысячи самых разнообразных судов, швартовавшихся тут, чтобы выгрузить товары, загрузить новые и отправиться в обратный путь к портовым городам Англии. Даже сейчас, когда мятежные политические группировки Бостона старались воспрепятствовать поступлению товаров из Британии, стоявшие у причалов парусники осаждали сотни торговцев самых разных мастей.

Пирс полной грудью вдохнул солоноватый морской воздух с примесью характерных портовых запахов, которые в его сознании ассоциировались с процветанием и независимостью.

Приятели остановили лошадей у одного из строений, тянувшихся по северной стороне пристани. В нижнем этаже здания располагались магазины и счетоводческие конторы, наверху обосновались они сами. Неподалеку находился используемый ими пакгауз, за крышами виднелись мачты быстроходных парусников – двух из шести, которыми они владели. Еще одно принадлежавшее им судно, совершившее незафиксированный в журналах заход на обратном пути из свободного голландского порта Санкт-Юстатиус, стояло сейчас на якоре напротив другой сравнительно небольшой пристани – Гриффинс-Уорф – в ожидании, когда там освободится место.

Друзья спешились, и из конюшни, находившейся у ближайшего товарного склада, выбежал грум, чтобы принять лошадей.

– Хотелось бы все же знать, – с улыбкой продолжал Натаниель, направляясь вместе с Пирсом к дверям, – кто тебя задержал этой ночью. Кого я должен благодарить за твое спасение?

Пирс, шагавший немного впереди, оставил вопрос без ответа.

– Ну так что, мистер Пеннингтон? У нее же есть какое-то имя.

– Почему ты решил, что здесь замешана женщина?

Мьюир рассмеялся:

– У тебя, конечно, множество недостатков, но ты необычайно пунктуален и всегда держишь данное слово. Временами проявляешь чуть ли не героизм. Заботишься о друзьях, за те десять лет, что я тебя знаю…

– Одиннадцать! – уточнил Пирс. – Одиннадцать невероятно долгих лет.

– Ну хорошо, пусть одиннадцать. Мне хватит пальцев одной руки, чтобы подсчитать, сколько раз за эти годы ты не явился на встречу. И причиной всегда были женщины.

– Женщина, – уточнил Пирс и стал подниматься по ступенькам. – Одна-единственная женщина.

– Да, это была Эмма. Он также помнил все эти случаи. Эмма. Несдержанная, упрямая, безрассудная. Вступавшая в спор, когда другие предпочли бы благоразумно молчать. Эмма. Ее красота и невинность… Он пытался направлять ее по жизни и защитить от нее же самой. Он был так увлечен ею. Эмма. Жена его брата.

– Верно. Одна, – согласился Натаниель, поднимаясь вслед за Пирсом. – Однако женщины, чье имя я, по твоему разумению, не достоин даже произносить, уже нет в живых. Следовательно, появилась какая-то другая. Так что давай-ка признавайся, шалунишка.

– Мьюир, ты хуже базарной бабы, – отозвался Пирс, качая головой. Когда-то он действительно запретил другу заговаривать с ним об Эмме. Он вообще не желал обсуждать с Натаниелем что-либо касающееся его семьи.

О семье Пирс не хотел не только говорить, но даже думать. Он не притрагивался к письму, месяц назад доставленному из Шотландии, из Баронсфорда. Оно так и лежало нераспечатанным на книжном шкафу в кабинете его дома, находившегося неподалеку от Королевской часовни. Скорее всего письмо было отправлено не впавшим в угнетенное состояние братом, с которым он расстался десять месяцев назад, а их семейным адвокатом сэром Ричардом Мейтландом. Пирс никак не мог решиться ни вскрыть письмо, ни уничтожить. Если жизнь Лайона оборвалась, если он бросился вниз с той же самой скалы, что и Эмма, ему не хотелось об этом знать.

Но в это утро Пирс довольно долго стоял у книжного шкафа, испытывая искушение вскрыть письмо. Иными словами, взяться за нить, которая свяжет его с семьей и прошлым.

Причиной тому стала некая мисс Эдвардс. Порция Эдвардс.

Эта девушка очень напоминала Эмму. Она явно обладала определенными личностными качествами, которые выделяли обеих среди других женщин. Пирс не мог не признаться себе, что именно этим Порция привлекла его с первого же взгляда.

Внешне они, конечно же, отличались. Эмма была светловолосой и высокой, тонкой, гибкой и очень элегантной. Порция ростом поменьше, волосы черные, довольно-таки соблазнительные формы. Но что касается темперамента, импульсивности и остроты языка, они были абсолютно одинаковы.

С Порцией он, конечно же, позволил себе вольности, которых никогда не допустил бы в отношении Эммы. Не подоспей капитан Тернер, он наверняка овладел бы этой кошечкой и перестал сравнивать обеих женщин. Возможно, это успокоило бы его в какой-то мере.

По правде говоря, Пирсу очень хотелось забыть об Эмме. Он ушел из семьи, покинул родину, отправился на край света – и все ради того, чтобы избавиться от навязчивых ночных кошмаров. Однако чувство сожаления и раскаяния по-прежнему не оставляло его.

Прошедшей ночью, когда Порция уже уехала, на Пирса вновь накатило гнетущее ощущение, которое очень трудно было преодолеть. Решив напиться, он присоединился к компании пьяных матросов, но даже большое количество эля не помогло снизить давления чувства вины.

– Ну хотя бы признайся, что это произошло из-за женщины, – не унимался Натаниель.

– Ты, может, и познакомиться с ней хочешь?

– Не отказался бы.

Пирс через плечо посмотрел на приятеля.

– Насколько я знаю, жены скитающихся по морям капитанов чуть ли не дерутся друг с другом, добиваясь твоего внимания. Зачем тебе собирать крошки с моего стола? – Пирс открыл дверь конторы и отступил в сторону, пропуская вперед Натаниеля.

– Совсем не обязательно сводить мое вполне объяснимое любопытство к… – Натаниель внезапно замолчал, и Пирс, повернув голову, увидел, что в помещении находятся двое вооруженных солдат.

– Господа, – начал тот военный, что был повыше, – адмирал Миддлтон поручил нам засвидетельствовать вам свое почтение и передать вот это. – Он протянул приятелям по запечатанному конверту.

Вскрывая свой, Пирс смотрел на их конторщика Шона, который был явно взволнован и то и дело поглядывал на приоткрытую дверь его кабинета.

– Приглашение на чай! – оживился Натаниель, первым прочитав послание. – Весьма любезно со стороны адмирала… Тем более что я не имел удовольствия побывать накануне у него на балу.

Пирс взглянул на собственное приглашение: в особняке адмирала их ждали сегодня к двенадцати.

– Остается не так уж много времени, – заметил он, достав из кармана часы.

– Пожалуйста, передайте адмиралу от нас поклон и скажите, что мы непременно приедем, – обратился к военным Натаниель.

Учтиво кивнув, солдаты направились к выходу. В этот момент внимание Пирса привлекло какое-то движение за дверью его кабинета – он успел лишь увидеть мелькнувший край темно-серой юбки. В ответ на вопрошающий взгляд Шон как-то неловко дернул головой.

Натаниель вышел, чтобы лично проводить нежданных гостей.

– Кто там у меня? – поинтересовался Пирс, едва закрылась входная дверь.

– Молодая дама, визитной карточки не предъявила. Сказала, что знакома с вами, и назвалась Порцией Эдвардс. Ждет вас уже не менее получаса.

– Пусть нас никто не беспокоит, – бросил Пирс и направился в кабинет.

Стоя у окна, Порция наблюдала за царившей на пристани суетой. Пирс со стуком захлопнул дверь.

– Мисс Эдвардс, вчера я вам, кажется, ясно дал понять…

– Доброе утро, мистер Пеннингтон, – перебила его Порция.

Когда она повернулась, Пирсу показалось, что перед ним совсем другая женщина. Серое платье, простенькая белая косынка на плечах, ничего общего с той девушкой, которую он целовал прошедшей ночью. Гладкие волосы, стянутые на затылке, нелепая соломенная шляпка, пришпиленная у самого лба. Сейчас Порция Эдвардс казалась и бледнее, и старше, чем накануне, и выглядела как типичная старая дева. Она стояла перед ним в несколько напряженной позе и была совсем не похожа на ту нимфу, что неслась по залитому лунным светом саду. Да, ничто не напоминало о прекрасной неистовой амазонке, сначала пнувшей его по голени, а затем угнавшей его экипаж.

– Что с вами произошло?

– Простите, не понимаю.

Пирс подошел поближе и внимательно оглядел девушку. Ни единого намека на те шелковистые пряди, которых он касался прошлой ночью, а ее наряд одобрил бы даже Оливер Кромвель. Скромное муслиновое платье с высоким воротником без какой-либо отделки непостижимым образом скрадывало ее отнюдь не маленькую грудь и прекрасные изгибы тела. Порция стояла неподвижно, словно статуя, и равнодушная к тому, что Пирс столь откровенно ее рассматривает. Какое, разочарование! Пирс с удивлением осознал, что ждал этой встречи.

Однако ему хотелось видеть перед собой именно ту, с которой он столкнулся ночью и чей яркий образ стоял перед его мысленным взором. Небольшая ссадина на щеке Порции была единственным напоминанием об учиненном ею вчера переполохе.

– К чему весь этот маскарад?

– Сэр, я не понимаю, о чем вы говорите.

– Мне сказали, что меня ожидает Порция Эдвардс.

– И что дальше?

– Что вы с ней сделали? – Пирс подошел к столу. – Где та женщина, с которой я имел удовольствие познакомиться вчера?

Порция вздернула подбородок, поджала губы и наградила его ледяным взглядом.

– Вот сейчас перед вами настоящая Порция Эдвардс, – заявила она.

– Печально это слышать.

– Неудивительно, учитывая то, как вы с ней обращались, – стараясь казаться невозмутимой, произнесла Порция, хотя ее щеки слегка порозовели. – Та женщина получила порицание за свое поведение и сослана подальше на неопределенный срок.

– Сослана? – усмехнулся Пирс и присел на край стола. – Но каким образом? Объясните, пожалуйста.

Порция принялась теребить тесемку ридикюля.

– Ну, как вам сказать. Это когда человек осознает свою вину и раскаивается в содеянном.

– Мне, вероятно, тоже следует сделать кое-какие выводы из того, что я только что услышал?

– Кроме того, существует опасность быть неправильно понятой, – продолжала Порция, проигнорировав вопрос. – И если проявленная беспечность не нанесла серьезного урона репутации, нужно пообещать себе впредь не поступать подобным образом.

– Достойное решение, – заметил Пирс. – Но как его выполнить?

– Пожалуйста, мистер Пеннингтон, позвольте мне закончить. Я виновата в случившемся, и мой долг принести вам свои извинения.

Вытянув перед собой ноги, Пирс пристально посмотрел на девушку.

– Так вы, значит, пришли извиниться за вчерашнее поведение, мисс Эдвардс?

– Да, мистер Пеннингтон, – тихо промолвила Порция. Пирс скрестил руки на груди.

– К сожалению, не могу принять ваши извинения. Порция вскинула глаза.

– Почему?

– Улаживание подобных дел через третьих лиц совершенно недопустимо.

– Но здесь нет никаких третьих лиц.

– Ну как же нет? Всего минуту назад вы заявили, что Порция Эдвардс сослана.

Девушка передернула плечами.

– До чего же с вами трудно!

– Почему вы пытаетесь выдать себя за находящуюся в изгнании мисс Эдвардс?

– Я и есть она! – В глазах Порции вспыхнули огоньки.

– В таком случае, мисс, вам придется представить определенные доказательства.

Улыбка тронула губы Порции.

– Вы решили со мной пошутить, мистер Пеннингтон?

– С вами? Ни в коем случае. – Пирс соскочил со стола и направился к Порции. – Для этого вы слишком серьезны.

– Вряд ли вас позабавят чьи-то слова. Тем более мои. – Приблизившись, он приподнял девушке подбородок и заглянул ей в глаза. Она не уклонилась, не отвела его руку. Пирс вспомнил, как они лежали в постели, и его тело тут же отреагировало на всплывшую в памяти картину. – А вот с женщиной, с которой мне довелось познакомиться вчера, я запросто бы шутил. Она дерзкая, остроумная… А также довольно-таки привлекательная и страстная. Та женщина вела бы себя несколько иначе после всего того, что между нами было. Пришла бы без всяких церемоний и не стала бы извиняться.

– Но вы ей сказали, что не желаете ее больше видеть.

– Я полагал, она принадлежит к тому типу женщин, которые не станут следовать чьим-либо указаниям. – Пирс дотронулся до слегка выбившихся волос около уха Порции, и ласкающая пальцы прядь, вырвавшись из плена, тут же образовала мягкий завиток.

– Мы с вами едва знакомы, а вы уже знаете все мои недостатки.

– Вы мне льстите. – Пальцы Пирса скользнули по ушной раковине девушки, и она залилась румянцем. – Порция, зачем ты пришла?

– Чтобы изменить сложившееся у вас обо мне представление.

Кончиками пальцев Пирс медленно провел по ее шее.

– Хотите сказать, что не каждую ночь бегаете по чужим садам, спасаясь от бдительной прислуги?

Порция покачала головой:

– Нет. Это было впервые.

– И не так уж часто угоняете чужие экипажи? – Пирс склонил голову, и его лица коснулось ее дыхание.

– Это… Это тоже произошло в первый раз, – прошептала Порция.

Он взял ее за запястье. Она не отняла руку и стала медленно поднимать глаза. Остановила взгляд на его груди, затем на губах, и, наконец, посмотрела ему в глаза.

– Что вы делаете?

– Обсуждаю события прошедшей ночи. – Пирс забрал у Порции сумочку и уронил ее на пол. – А вы что подумали?

– Не знаю… Я не предполагала, что вы… мы…

Пирс обхватил Порцию за талию и привлек к себе. Она не оттолкнула его, лишь положила ему на грудь ладони. Подобное кокетство делало ее еще более соблазнительной. Игра, которую она вела, забавляла Пирса, доставляла ему удовольствие. Он стал вытаскивать булавки из ее смешной соломенной шляпки, но Порция сама сняла ее. Еще несколько вырвавшихся на свободу локонов упали на высокий лоб.

– А что еще в эту ночь у тебя было впервые?

– Я никогда не была в той таверне.

Пирс заметил, что Порция смотрит на его губы, и, не говоря ни слова, прильнул в поцелуе к ее увлажненным, чуть приоткрытым устам. Их вкус был таким, каким и запомнился, – пьянящим и сладким. Пирс закинул руки Порции себе на шею и прижал ее к себе.

– Я также впервые оказалась наедине с мужчиной, – оторвавшись от его губ, продолжила она.

Ладони Пирса, скользнув по изгибу ее спины, остановились на мягких округлостях, и он прижал Порцию к себе. Она оторвалась от его губ.

– И то, чем мы занимались в таверне, тоже впервые.

– Едва не занялись, – уточнил Пирс.

– Нет, занимались.

Ночью Порция была готова отдаться ему. Им помешали, и теперь она пришла сюда завершить начатое.

Пирс попятился к столу, увлекая девушку за собой. Он не испытывал ни малейших угрызений совести. Сейчас их ничто не остановит – даже то, что и время, и место не совсем подходящие.

– Я… я не знаю… У меня никогда такого не было.

– У меня тоже. Ведь кабинет предназначен для работы, а не для развлечений.

Одним движением руки Пирс смел со стола все, что на нем находилось. Гроссбух, морские карты и прочие бумаги. Приподняв Порцию, Пирс усадил ее на край столешницы.

– Я… мне кажется… мы отклоняемся… я полагала… – пробормотала девушка.

Пирс вновь завладел ее губами. Порция пылко отвечала на его поцелуи. Раздвинув девушке колени, Пирс еще крепче прижался к ней, и его воспрянувшая, отвердевшая плоть уткнулась в ее скрытое под складками юбок лоно. Затем он взял Порцию за лодыжку и закинул ее ногу себе на спину.

Раздался тихий стук в дверь, но Пирс и бровью не повел. Порция попыталась отстраниться от него.

– Там стучат.

– Не беспокойся. – Он провел рукой по ее голени, потом по бедру. Кожа у нее была теплой и гладкой.

Порция оттолкнула его и, соскочив со стола, стала оправлять юбки. Дверь приоткрылась, и показалась голова Натаниеля.

– Извините, что помешал, – расплылся в улыбке Мьюир и, не обращая внимания на свирепый взгляд Пирса, осмотрел девушку с головы до ног. – Слушай, Пеннингтон, с тобой желает встретиться некая миссис Хиггинс, жена пастора Уильяма Хиггинса. Я постарался задержать ее, однако шум в твоем кабинете вызвал у нее некоторое беспокойство. К тому же Шон проболтался, что ее подопечная, мисс Эдвардс, сейчас беседует с тобой.

Глава 6

– Проводи ее, пожалуйста, ко мне, – спокойно сказал Пирс.

Подмигнув Порции, Мьюир исчез.

– Да вы с ума сошли! – встревожилась девушка и тут же принялась собирать с пола бумаги. Затолкала под стол свернутую в трубку карту и стала оглядываться в поисках шляпки и сумочки. – Могли бы сказать своему другу, что нам нужно какое-то время!

– Натаниель знает, что делать.

Порция наконец нашла свою шляпку и водрузила на голову. Зеркала в комнате не было, и она, одной рукой подхватив сумочку, другой придерживая шляпку, устремилась к открытому окну. Пирс метнулся за ней и схватил за локоть.

– Только не вздумай выброситься из окна! Порция глянула вниз, на дорогу.

– У меня и в мыслях ничего подобного не было. Неужели я похожа на дурочку?

– Нет, конечно, – с усмешкой ответил Пирс. Порция и так, и эдак прикладывала шляпку к голове, но Пирс вдруг выхватил ее из рук девушки и швырнул в окно.

– Что ты сделал?! – воскликнула Порция. Шляпка, подхваченная легким ветерком, медленно спланировала вниз и попала под колесо проезжавшей мимо повозки.

За дверью послышались голоса, и Порция оглянулась.

– Она поймет, что здесь происходило!

Пирс схватил девушку за руку и толкнул на стул, стоявший у стены между окнами. Волосы упали ей на лицо. Он извлек оставшиеся булавки и бросил их Порции на колени.

Оттолкнув его руки, Порция стала торопливо приглаживать волосы, собирая их на затылке.

– Мне бы следовало еще ночью усвоить этот урок. От вас, мисс Эдвардс, больше хлопот, чем проку.

– Что ж, спасибо на добром слове, мистер Пеннингтон. Пирс быстро прошел к столу и сел за него за мгновение до того, как открылась дверь. Порция, почти не шевелясь, смотрела, как в сопровождении приятеля Пеннингтона в кабинет входит Мэри. Пирс встал, чтобы поприветствовать гостью, но та устремила взгляд в сторону Порции.

Порция тоже поднялась, но не произнесла ни слова и, пока Пирс и Мэри знакомились друг с другом, обмениваясь любезностями, продолжала стоять у стены. Натаниель остался и принял участие в разговоре. Мэри держалась очень официально, говорила холодным тоном. Неужто догадывалась о том, что происходило в этой комнате еще минуту назад?

– Прошу меня извинить, мистер Пеннингтон, зато, что отвлекаю вас отдел, – произнесла Мэри. – Я не знала, что мисс Эдвардс здесь, и зашла лишь для того, чтобы поблагодарить вас за то, что вчера она была доставлена домой целой и невредимой.

– Не хотите ли присесть, миссис Хиггинс? – вежливо предложил Пирс.

– В этом нет необходимости. Полагаю, мисс Эдвардс уже успела вас поблагодарить. – Мэри бросила на Порцию испепеляющий взгляд. – Однако нам пора. День выдался замечательный, и детям хочется покончить с уроками еще до обеда, чтобы отправиться с отцом на прогулку.

Порция поняла, что Мэри не терпится напомнить о добродетели и целомудрии, достойном поведении и губительном воздействии греха на человеческую душу. Но в этот момент подал голос приятель Пирса:

– Извини за дерзость, Пеннингтон, но ты так и не познакомил меня с сей юной дамой.

Бросив на него сердитый взгляд, Пирс тем не менее представил их друг другу, и Натаниель Мьюир, расплывшись в улыбке, тут же принялся любезничать с девушкой, буквально засыпав ее вопросами.

– Нам пора, – повторила Мэри, многозначительно взглянув на подругу.

И тут Порцию осенило.

– Вы уж извините, я невольно подслушала ваш разговор с подчиненными адмирала Миддлтона, – обратилась она к Мьюиру. – Дело в том, что вчера, уезжая с бала, я оставила там свою маскарадную маску и шаль. Не возьмете ли меня с собой к адмиралу, чтобы я забрала свои вещи?

– У меня есть идея получше, если, конечно, это не помешает вашим занятиям с детьми. После встречи с адмиралом мы с моим другом разъедемся каждый по своим делам, но я не прочь воспользоваться его фаэтоном и отвезти вас в особняк на холме Коппс-Хилл. Вы заберете свои вещи и кучер доставит вас домой в целости и сохранности.

– Вы очень добры, большое спасибо, – поблагодари Порция и взглянула на Мэри. Та, к ее облегчению, кивала. Хотя вид у нее был недовольный.

Мьюир осведомился о том, где находится дом пастора Хиггинса, и пообещал заехать за Порцией через два часа. Пеннингтон не проронил ни слова, и девушка была рада, что он, как и Мэри, не высказал каких-либо возражений.

Спустя минуту Порция спускалась по лестнице вслед за подругой. Но заговорила та с ней только тогда, когда они уже вышли на улицу.

– До чего же я была наивна! Думала, что в свои двадцать четыре года ты не поведешь себя столь неподобающим образом! Неужели мне по-прежнему нужно объяснять разницу между праведностью и греховностью, скромностью и распущенностью? Как ты полагаешь, что может подумать мужчина о женщине, которая, забыв о приличиях…

– Послушай, Мэри, меня оскорбляет твой тон! – прервала ее Порция. – Ты так возмущаешься, словно я совершила какой-то ужасный проступок.

– А разве не так? Ты заявилась к этому человеку одна, не взяв с собой никого в качестве компаньонки!

– Разве не ты говорила, что нужно производить хорошее впечатление на окружающих? А вчера я не успела поблагодарить мистера Пеннингтона за оказанную помощь. Отправилась же я на бал с капитаном Тернером без компаньонки!

Мэри с недоумением взглянула на Порцию:

– Капитан Тернер не скрывает своего интереса к тебе, его намерения благородны, у него и с Уильямом был разговор. Совсем другое дело мистер Пеннингтон. Вы даже не были должным образом представлены друг другу.

– Именно капитан Тернер и собирался нас познакомить.

Пропустив мимо ушей слова Порции, Мэри продолжила:

– Кстати, мне удалось кое-что узнать о мистере Пеннингтоне. Благодаря своему богатству и связям его семейства он считается одним из наиболее завидных женихов Бостона. И если девушка твоего возраста, не обладающая каким-либо состоянием, общается с подобным мужчиной наедине, вывод можно сделать только один: ты его любовница.

Порция остановилась и возмущенно посмотрела на подругу:

– Думай, что говоришь! Еще вчера ты утверждала, что только он сможет мне помочь, а сегодня ведешь себя так словно…

– Вчера я просто предложила обратиться к нему за помощью. Рассказать о своей беде, о том, что ты выросла без родителей, сыграть на его национальных чувствах, на его благородстве. Я не призывала тебя забыть о приличиях и поступать подобным образом! – Мэри покачала головой и зашагала дальше.

– Мэри, я никому не причинила вреда. Никого не опозорила. Успокойся, пожалуйста, и позволь мне все объяснить.

Мэри резко обернулась.

– Тогда скажи, что произошло между тобой и Пеннингтоном у него в кабинете?

Поколебавшись, Порция решила признаться.

– Он меня целовал, – тихо произнесла девушка.

Даже сообщение об убийстве не повергло бы Мэри в такое смятение.

– У меня нет слов!

– Что бы ты ни говорила, но Пирс Пеннингтон первый мужчина, который меня поцеловал. И никакого вреда от этого нет! Никому! Я понимаю, что это неправильно, что, возможно, мне не следовало к нему приходить и уж тем более позволять ему вольности. Мистер Пеннингтон тоже все понимает, он так и сказал. Все произошло как-то неожиданно, спонтанно. Однако мир из-за этого не рухнул, никто, кроме тебя, ничего не знает, и скандалом тут и не пахнет.

– Об этом знает Бог! – заявила Мэри. – И я расскажу Уильяму.

– Что ж, поступай, как считаешь нужным.

– Ты уже восемь лет живешь с нами и хорошо знакома с нашим образом жизни. Мы стараемся подавать пример прихожанам и вообще всем окружающим. Поэтому ни на шаг не должны отступать от праведного пути. А ты своим поведением в мгновение ока можешь разрушить то, что мой муж пытается здесь создать все эти месяцы. Ты как моя сестра Элли! Она опозорила нашу семью, лишила Уильяма всяких перспектив в Англии, а ты хочешь испортить ему карьеру здесь!

– Я не Элли! – возразила Порция, огорченная тем, что из-за нее Мэри вспомнила об очень трудном для семьи периоде. Семь лет прослужив викарием в Бристоле, Уильям потерял всякую надежду на продвижение после того, как стало известно о причастности самой младшей из сестер Мэри к бракоразводному процессу одного аристократа. Об этом писали чуть ли не все газеты от Бристоля до Эдинбурга. И это был не единственный раз, когда юная родственница оступилась. – Поверь, я никогда не совершу ничего такого, что могло бы повредить тебе, Уильяму или детям.

– Конечно, не совершишь. Я не позволю. А о мистере Пеннингтоне и его друге забудь. И о Елене Миддлтон тоже. Пора положить конец этой глупой затее.

– Нет! – с горячностью отозвалась Порция.

– Я требую!

– Требуешь, чтобы я отказалась от попытки спасти собственную мать?

– Меня беспокоит благополучие только моей семьи! – жестко заявила Мэри. – Ты тоже принадлежишь к ней.

– Я благодарна вам с Уильямом за все, что вы сделали для меня, но не могу выбирать между вами и матерью! – Голос Порции дрогнул от слез.

– Придется. Мы не позволим тебе ступить на опасную тропу. Риск слишком велик.

– Я буду осторожнее, – тихо промолвила Порция. – Ты вправе сердиться на меня за то, что я отправилась в контору Пеннингтона. Обещаю никогда больше с ним не встречаться. Но Елена Миддлтон…

– Вчера, – перебила ее Мэри, – я разговаривала с Уильямом. Он убежден, что адмирал Миддлтон не даст спуску тому, кто осмелится увести его дочь из дома. Уильям вообще считает твою затею чрезвычайно глупой и даже предложил отправить тебя на год к его родителям, чтобы ты забыла о ней.

– Мэри, пожалуйста, не надо! – взмолилась Порция. – Вы не должны отсылать меня из Бостона!

– Последнее слово за Уильямом. После твоих похождений я соглашусь с любым его решением.

Женщины еще долго спорили, и лишь когда на башне Олд-Саут пробили куранты, Порция вернулась к реальности. На пристани и в гавани царила деловая суета, в акваторию, минуя форт на острове Касл-Айленд, входило какое-то торговое судно. А там, дальше, лежал огромный незнакомый мир.

И портовый шум, и снующие вокруг люди, и даже лицо Мэри – все это тут же отступило куда-то, едва Порция подумала о пугающем своей неопределенностью будущем, которое могло ее ожидать. Несмотря на одиночество, она тем не менее не испытывала в жизни каких-либо лишений, не подвергалась настоящей опасности. Оставив пансион леди Примроуз, она сразу же вошла в семью, где о ней заботились и ценили ее труд.

В сердце Порции медленно вползала тревога. Хватит ли у нее сил, чтобы отказаться от спокойного упорядоченного бытия и пойти по жизни самостоятельно? Ведь один неверный шаг – и она погибла.

Мимо прошла женщина, за ее юбку держалась маленькая девочка. Она подняла на Порцию глаза. Ее взгляд развеял все страхи и сомнения Порции.

Девушка тяжело вздохнула.

– Я все же воспользуюсь шансом съездить к адмиралу и попытаюсь снова увидеться с Еленой.

Мэри была явно раздосадована.

– Я запрещаю.

По щеке Порции скатилась слеза.

– Мне сейчас забрать вещи? Или по возвращении?

– Будет лучше, если ты покинешь наш дом прежде, чем отправишься в Норт-Энд! – Не проронив больше ни слова, Мэри зашагала прочь.

Закрыв дверь на ключ, Пирс выложил на стол карты и журналы, извлеченные из тайника в стене. Шон уже получил надлежащие указания – в том случае, если в контору нагрянут какие-нибудь посетители, дать условный сигнал, – и приятели приступили к обсуждению давно намеченного дела. С учетом того, что Натаниель разузнал в Провиденсе, приходилось поторапливаться. Сегодняшний визит к адмиралу Миддлтону не должен помешать тому, что намечено осуществить в ближайшие две недели.

Месяца три назад в бухту Наррагансет, где практически все прибрежные жители промышляли контрабандой, был прислан быстроходный таможенный корабль «Гаспи», чтобы пресекать нарушения британских законов, касающихся торговли. Капитан «Гаспи», отличавшийся высокомерием, с чрезмерным усердием исполнял возложенные на него обязанности, чем немало досаждал местным шкиперам.

Две ночи подряд, находясь на острове Род-Айленд, Натаниель занимался последними приготовлениями. На следующей неделе прославленный Макхит должен заманить «Гаспи» на мель, и тогда можно будет забрать с берега несколько известных в Провиденсе личностей.

Примерно через час Пирс, обсудив с Натаниелем все детали, стал сворачивать карты.

– А у тебя какое алиби относительно прошедшей ночи? – поинтересовался он.

– Я был приглашен на бал к губернатору Род-Айленда, – ответил Натаниель.

Пирс с недоумением приподнял брови.

– Да, я тоже праздновал день рождения короля, – пояснил Мьюир. – С тем же энтузиазмом, что и ты. Хотя задержался у губернатора подольше, чем ты у адмирала. И что немаловажно, мы с губернатором Вонтоном некоторое время обсуждали достоинства различных сортов виски. Так что в случае необходимости он сможет подтвердить мое присутствие. Кроме того, ему было известно, что ночью я возвращаюсь в Бостон, поэтому мой ранний отъезд вполне объясним.

Пирс уложил карты и журналы в тайник и задвинул панель.

– Думаю, Миддлтон намерен поговорить с нами о том же, о чем уже говорил с другими.

Скорее всего. Но мне как-то не по себе при мысли об этом.

– Почему?

– Точно сказать не могу. Не ко времени как-то. Именно сейчас у нас на рейде стоит судно в ожидании свободного места у причала, да и «полный негодяй» Макхит за последние две недели проявлял больше активности, чем за весь прошлый год. – Натаниель подобрал что-то с пола и, усевшись на стул, принялся рассматривать. – Возможно, это просто игра воображения, но тем не менее я обеспокоен.

– Да нет. То, что адмирал нас пригласил, хороший знак, – сказал Пирс. – Он скорее сосредоточился на самой проблеме, нежели на отдельных личностях. Насколько я знаю, точно так же он приглашал и других судовладельцев.

– Время покажет, мой друг. А пока нам следует быть крайне осторожными.

Натаниель с таким интересом разглядывал поднятый с пола предмет, что это не могло не вызвать у Пирса любопытства. К его досаде, оброненной вещицей оказалась булавка для женских шляпок.

– Впрочем, у меня есть стимул съездить в особняк на холме Коппс-Хилл, – ухмыльнулся Натаниель, взглянув на карманные часы. – Как ты думаешь, мисс Эдвардс будет недовольна, если я заеду за ней немного раньше?

– Очень недовольна. – Пирс отобрал у приятеля булавку и, ненароком уколовшись, тихо чертыхнулся.

Мьюир широко улыбнулся.

– Но тебе незачем себя утруждать, – продолжал Пирс. – Я сам за ней заеду.

– Вот как? Я возражаю.

– Не лезь не в свое дело! Ты представления не имеешь, в какие неприятности она способна вляпаться. Тебе известно, с какой целью она туда едет? Вчера за ней гналась целая толпа разъяренных слуг. Так что я сам обо всем позабочусь.

Натаниель откинулся на стуле. С его лица не сходила улыбка.

– Это любопытно.

– Свое любопытство держи при себе. – Пирс подхватил камзол и направился к двери. – Встретимся в полдень в Норт-Энде. Не опаздывай.

Глава 7

У Порции не было времени на размышления и обдумывание вариантов. Она сняла комнату в сложенном из красного кирпича доме на Скул-стрит, где на первом этаже находилась аптека. Не так давно Порция заходила сюда за лекарством для заболевшей Мэри, и доктор Крис Младший (так его все называли, несмотря на то что ему уже было под семьдесят) обмолвился о своем намерении сдать одну из комнат. К счастью, помещение по-прежнему пустовало, и аптекарь с женой с радостью приняли ее на постой.

Возвратившись к Хиггинсам, Порция поднялась к себе в комнату, поставила на кровать небольшой сундучок и стала собираться. Вещей было не много: три платья, плащ, стопка нижнего белья, несколько книг, грифельная доска и кое-какие безделушки, подаренные детьми.

Увидев, что Порция снесла сундук вниз, слуга Джосая с виноватым видом произнес.

– Не думал, что вы так быстро управитесь, а то бы я…

– Ничего, Джосая. У меня спина покрепче твоей. Старик посмотрел на ее сундучок.

– Послушайте, мисс Порция, примите от меня посильную помощь. Я имею небольшие сбережения. В моем возрасте они вряд ли понадобятся. И я с радостью…

– Спасибо, Джосая, не надо, – мягко отказалась девушка. – У меня тоже кое-что есть. Работы я не боюсь, так что устроюсь куда-нибудь. – Она протянула старику бумажку с ее новым адресом. – Еще до полудня за мной должен заехать один господин, мистер Мьюир. Я отнесу вещи в аптеку и постараюсь вернуться до его приезда, но если он появится раньше, пожалуйста, не говори ему о том, что у меня изменился адрес и место работы.

– Ни в коем случае, мисс, – заверил Джосая и выглянул на улицу. – Я без вашего позволения послал мальчишку за повозкой. А вот и он! Позвольте, я отнесу сундук.

Через минуту Порция уже сидела на хлипком сиденье повозки, и та, дернувшись, застучала колесами по мостовой. Девушка обернулась, в последний раз взглянула на дом, где несколько месяцев прожила в семье Хиггинсов, и увидела, как старый слуга закрывает дверь.

Полуденное солнце припекало все сильнее, а Пирс сидел и ждал, когда двое чумазых пацанов выведут своих коров из переулка, в котором находился дом пастора Хиггинса. Джек попытался их поторопить, но дерзкие юнцы просто-напросто освистали его и продолжали путь в сторону выгона без особой спешки.

Когда фаэтон въехал наконец в переулок, Пирс сразу же увидел Порцию. Она помогала пожилому лакею закрепить небольшой сундук на запятках двуколки, рядом с которой стоял мальчишка в ливрее. Пирс тут же остановил лошадей и стал наблюдать за девушкой.

Она так и не удосужилась привести волосы в порядок, и черные локоны, блестевшие на солнце, весело плясали при каждом дуновении ветерка.

Пирс не в силах был оторвать от нее взгляда. В своем простеньком платье она выглядела прелестно.

К его удивлению, Порция взобралась на двуколку и уселась рядом с мальчишкой.

Пирс, кстати, сделал именно то, от чего отговаривал Натаниеля, – приехал пораньше. Но у него, как он полагал, имелись к тому вполне резонные основания. Во-первых, они с Порцией были уже достаточно хорошо знакомы, а во-вторых, подозревая, что у нее наверняка состоится нелегкий разговор с женой пастора, он решил произвести на семейство священника как можно более благоприятное впечатление.

Глядя, как двуколка сворачивает на Садбери-стрит, Пирс подумал, что он старается не столько ради девушки, сколько ради себя. Несмотря на все свое здравомыслие, он смирился с тем, что их дорожкам суждено пересечься. Порция вызывала в нем одновременно и интерес, и раздражение. К тому же его одолевало любопытство: что этой чертовке на самом деле понадобилось в особняке адмирала?

Щелкнув поводьями, Пирс тронул лошадей с места и последовал за повозкой, держась на некотором расстоянии. Он не собирался гадать, куда и зачем поехала Порция, прихватив с собой какой-то сундук. На то могло быть множество причин. Хотелось только надеяться, что ее отъезд никак не связан с тем безрассудством, которое творилось сегодня утром у него в кабинете.

Красный кирпичный дом на углу Скул-стрит был хорошо знаком Пирсу – ему неоднократно приходилось тут проезжать. Фаэтон он остановил метров за сто до аптеки. Здесь было достаточно людно – на улице находилось несколько магазинов, на тротуарах стояли мелкие торговцы, сновали прохожие. Порция его не заметила. Пирс видел, как она поблагодарила возницу и потащила сундук к боковой двери. Без стука открыла ее. По знаку хозяина Джек быстро подошел к лошадям и взял их под уздцы, а сам Пирс спрыгнул на землю и двинулся вперед. Когда он подошел к аптеке, Порция уже скрылась за дверью.

Несколько минут Пирс постоял у входа, раздумывая, как поступить дальше, и уже собирался постучаться, чтобы расспросить о девушке того, кто выглянет, когда дверь снова открылась и на пороге появилась она сама. На этот раз – без сундучка.

Порция явно не ожидала увидеть его – отвернулась, чтобы он не увидел ее заплаканных глаз, и быстро вытерла щеки.

– Что случилось? – спросил Пирс. Порция задала встречный вопрос:

– Что вы здесь делаете, мистер Пеннингтон?

– То же самое я хотел бы спросить у вас.

– Я… – Она прокашлялась. – Я здесь живу. Он окинул взглядом здание.

– Но это совсем не тот адрес, что вы дали Натаниелю… И не тот дом, куда вас доставил мой грум.

– Люди иногда переезжают… В силу различных обстоятельств. – Она по-прежнему избегала смотреть ему в глаза, рассеянно скользя взглядом вдоль улицы. – Не сочтите за грубость, сэр, но мне нужно идти. Через пятнадцать минут я должна быть около дома пастора Хиггинса. Как вы понимаете, это именно тот адрес, который я по ошибке дала вашему другу. – Вежливо кивнув, Порция зашагала по тротуару.

Пирс тут же нагнал ее и пошел рядом.

– В самом деле по ошибке?.. Или же вы сменили местожительство уже после того, как покинули мою контору?

– Полагаю, вас это не касается.

– Кажется, миссис Хиггинс была не очень-то довольна, когда застала вас у меня в кабинете. Не это ли ускорило ваш переезд?

– Мне нужно идти. Так что извините.

Пирс сделал Джеку знак, чтобы подогнал фаэтон.

– Мой экипаж уже здесь, и я отвезу вас, куда пожелаете. Порция в нерешительности остановилась, но Пирс взял ее под руку и потащил к фаэтону.

– До чего же вы бесцеремонны, – заметила она. – Ведь можно вежливо предложить.

– Как-то не хочется быть вежливым с теми, кто отказывается говорить правду.

– Разве я сказала вам неправду?

– Дело не в том, что вы сказали, а в том, чего не сказали.

Когда они подошли к фаэтону, Порция с милой улыбкой поприветствовала Джека, но как только села рядом с Пирсом, лицо ее снова приняло суровое выражение.

– Но если вы столь невысокого мнения обо мне, почему с такой назойливостью предлагаете свои услуги? И вообще… Зачем вы за мной следите? Иначе как объяснить тот факт, что вы оказались у самых дверей, когда я вышла?

– А может, мне понадобилось лекарство. – Пирс щелкнул поводьями, и фаэтон покатился по мостовой.

– Да неужели? Вряд ли существует такое лекарство, которое способно излечить ваш недуг.

– Мой недуг? – улыбнулся он. – Какой именно? Порция вдруг забеспокоилась и оглянулась назад.

– Вы едете не той дорогой! Чтобы попасть на Садбери-стрит, нужно было на перекрестке повернуть налево.

– Я доставлю вас туда, куда вы собирались ехать, – заверил ее Пирс.

– Но я ведь договорилась с вашим приятелем.

– Он предупрежден, – отозвался Пеннингтон. – Я приехал вместо него. Так что там насчет моего недуга, мисс Эдвардс?

– Сэр, я не доктор, – бросила Порция, озираясь по сторонам.

– И тем не менее было бы интересно узнать ваше мнение.

– Боюсь, оно вас огорчит.

– Не бойтесь, как-нибудь переживу. – Пирс с удовлетворением заметил, что в глазах Порции вспыхнули искорки. – Так что не стесняйтесь, говорите все, что думаете обо мне.

– Ну что ж… – Она отодвинулась на край сиденья и несколько секунд внимательно смотрела на него. – Ваша беда в том, что вы никому не доверяете, сэр.

– Не доверяю тем, кого не знаю. Как и любой здравомыслящий человек.

– Еще вы деспот.

– Тоже положительное качество. Нет ничего эффективнее, чем правление великодушного деспота.

– И все же у вас отвратительный характер.

– Характер у меня лишь иногда бывает, как вы выразились, отвратительным, – произнес Пирс. – Джек тому свидетель. – Пеннингтон откинул прядь волос, упавшую Порции на лицо. На ощупь они были мягкими и шелковистыми. Именно такими он их и запомнил. – Что же касается именно вас, то вы сами меня спровоцировали.

Порция по-прежнему смотрела на него с прищуром.

– Ну и наконец, вы весьма непоследовательны.

– Это еще почему?

– Вы, помнится, заявили, что не желаете больше меня видеть, но когда мы все-таки встретились, повели себя так, словно наконец-то увидели старого друга. Сначала вы сердитесь, хмуритесь, заявляете, что я создаю вам проблемы, и в тот же день появляетесь у моих дверей, предлагая свои услуги. – Порция подалась к Пирсу и дотронулась до его рукава. – Ну что, мистер Пеннингтон? Каково ваше истинное отношение ко мне?

Пирс внимательно посмотрел на девушку. Она явно не была наглой и тщеславной, как те готовые на все женщины (с десяток или около того), с которыми он имел дело с момента прибытия в Бостон. Не походила также на претенциозных, по-детски капризных девиц (десятка два, наверное), мечтавших выскочить за него замуж. Порция не обладала особой красотой, была довольно скромно одета и, судя по всему, совершенно не стремилась попасть в бостонский аналог лондонского бомонда, принадлежность к которому являлась смыслом жизни для Эммы.

Порция определенно не относилась к тому типу женщин, с которыми Пирсу до сих пор приходилось общаться. Но стоило ему бросить на нее взгляд, как кровь в жилах начинала бурлить. И в данном случае подобная физиологическая реакция немного озадачивала его.

– Познакомились мы совсем недавно, – начал Пирс, – но я успел понять, что вы взбалмошны и непредсказуемы. Однако меня к вам влечет. Рискуя быть вновь обвиненным в непоследовательности, скажу лишь, что пока не могу определиться в своем отношении к вам.

Порция не проявила каких-либо признаков обиды или разочарования, и Пирс не мог этого не оценить. Обладая внутренним достоинством, она, видимо, не особо переживала по поводу того, что о ней думают окружающие, в том числе и он. Равнодушно пожав плечами, девушка повернула голову направо, где каждый раз, когда они проезжали перекресток, открывался вид на гавань.

– Надеюсь, вы не собираетесь показать мне еще какой-нибудь примечательный район Бостона, где я не была?

Попозже, когда стемнеет и никто не сможет мне помешать.

– Ну уж нет. Я больше не допущу того, что было вчера. Пирс подумал, что она упомянула именно вчерашний случай, а не то, что происходило сегодня утром, когда она была полностью в его власти. Ему так и не удалось овладеть ею. Но теперь он по крайней мере знает, чего она боится.

– Скоро мы будем в Норт-Энде, – заметил он. – Не исключено, что кто-то из слуг адмирала признает в вас ускользнувшую вчера злоумышленницу.

– Будь я злоумышленницей, не поехала бы туда. Зачем рисковать?

– Вчера, видимо, вы так и не нашли то, что искали.

– Ошибаетесь. Ее-то я нашла, – тихо произнесла Порция.

Пирс с любопытством взглянул на девушку.

– Ее? Вы имеете в виду какую-то женщину? Порция не ответила и стала смотреть в окно на проплывающий мимо пейзаж.

– Кто эта женщина?

– Не важно. Мне не следовало этого говорить…

На небольшом подъеме возле речки Милл-Крик, протекавшей по правую сторону от холма, он натянул поводья и, остановив фаэтон, повернулся к Порции.

– Пока вы мне все не расскажете, дальше мы не поедем, мисс Эдвардс.

– В таком случае мне придется сойти.

Порция стала подниматься, но Пирс удержал ее за руку.

– Расскажите мне все как есть. Она посмотрела ему в глаза.

– Мэри, миссис Хиггинс, посоветовала мне вчера, после того как ваш грум доставил меня домой, рассказать вам правду и попросить о помощи. Именно это я собиралась сделать сегодня утром, но все испортила. И к тому же лишилась доверия миссис Хиггинс.

Пирс не перебивал девушку, понимая, что она пытается собраться с мыслями.

– Я убегала вчера, – продолжала Порция, – потому что, сама того не желая, очень сильно напугала дочь адмирала. Когда попыталась с ней встретиться. И сегодня хочу попытаться еще раз… Нет, не испугать ее, а снова увидеть. Думаю, при свете дня это будет проще.

О дочери адмирала Миддлтона Пирсу было известно лишь, что она душевнобольная и держат ее взаперти.

– А зачем вам с ней встречаться?

– Я подозреваю, что она моя мать, – прошептала Порция.

– В таком случае вы приходитесь внучкой самому адмиралу.

– Он ни за что меня не признает, – усмехнулась девушка. – Я родилась вне брака и, насколько мне известно, при весьма непростых обстоятельствах. Лучше бы он вообще не знал о моем существовании. А уж если ему станет известно о том, что я хочу повидаться с его дочерью, он отправит меня куда-нибудь на край света. Лишь бы замять скандал.

Пирс внимательно выслушал Порцию. Она рассказала о своем происхождении, о том, как она воспитывалась в пансионе леди Примроуз, а затем несколько лет жила и работала у Хиггинсов.

– Я должна поговорить с Еленой Миддлтон, иначе никогда не узнаю, действительно ли она моя мать. Вот почему я приняла приглашение капитана Тернера и отправилась с ним на бал. По той же причине приходила сегодня к вам в надежде, что вы поможете мне попасть в особняк адмирала.

Пирс задумался.

Стоит ли ввязываться в подобную авантюру из-за каких-то пустяков? Нажить столь высокопоставленного врага, как адмирал Миддлтон, – это был бы конец всему.

– Значит, жена пастора Хиггинса полагает, что я смог бы вам помочь?

Порция кивнула.

– Мэри сказала, что у вас обширные связи и вы весьма влиятельны. Что перед вами открыты многие двери. Сегодняшнее приглашение подтверждает ее правоту. У меня появилась возможность попасть в дом адмирала.

– Стало быть, своих вещей вы вчера нигде не оставили?

– Оставила. Поэтому у меня есть повод вернуться. Пожалуйста, мистер Пеннингтон. – Порция дотронулась до руки Пирса. – Я никому не причиню вреда. Не собираюсь устраивать скандалов. Хочу лишь узнать правду о своем происхождении. Мистер Пеннингтон, может, в вашем сердце найдется место для сострадания и вы… Вы ведь поможете мне?

Пирс посмотрел на неторопливо струящиеся воды реки, потом перевел взгляд туда, где покачивались мачты стоящих в гавани кораблей. А впереди находился мост, через который пролегала дорога, ведущая в Норт-Энд и… к особняку адмирала Миддлтона на холме Коппс-Хилл.

– Конечно же, нет, мисс Эдвардс, – ответил наконец Пирс. – Я не стану вам помогать.

Глава 8

Ворота охранялись только гардемаринами, и никого из слуг, которые могли бы опознать и схватить ее, поблизости не было. Когда они въехали во двор, мальчишка, помогающий конюхам, вел в стойло скакуна, принадлежавшего Натаниелю. Судя по всему, двое приятелей были на данный момент единственными гостями адмирала, и именно сейчас ей могла бы представиться отличная возможность достичь своей цели, если бы не Пирс, этот упрямый осел, сидевший рядом с ней.

– Мистер Пеннингтон, это же просто смешно. Адмирал может подумать, что вы не в себе, если вдруг обнаружит, что вы все еще в фаэтоне. Не беспокойтесь, я подожду Джека здесь и, как только он принесет мою шаль, отправлюсь с ним домой.

Ответа не последовало. Пока ехали до особняка, он хранил молчание, не отрывая взгляда от двери, за которой несколько минут назад скрылся его грум.

– Это даже не смешно, – продолжала Порция, глядя на непроницаемое лицо Пеннингтона. – Ваше поведение адмирал может истолковать как элементарное неуважение, и у вас испортятся отношения с высокопоставленным представителем британской короны. Ваш друг, наверное, давно уже в доме. Ждет вас и беспокоится. Мистер Мьюир и не подозревает, что вы уже приехали, но почему-то не желаете покидать экипаж. Вам, мистер Пеннингтон, следует научиться доверять людям. Ну почему вы думаете, что я обязательно создам вам какие-то проблемы?

Пирс искоса бросил на Порцию настолько мрачный взгляд, что она беспокойно заерзала на сиденье. Однако его рука по-прежнему сжимала ее запястье, и о том, чтобы вырваться, не могло быть и речи.

– А вот и Джек, – неожиданно прервал молчание Пирс. Порция глянула в сторону дома. К ее разочарованию, поиски оказались недолгими, и грум Пеннингтона шел теперь к экипажу, неся на сгибе локтя шаль Беллы.

– Надеюсь, что хотя бы из благодарности вы не доставите лишних хлопот моему слуге и уедете отсюда.

– Конечно, сэр, – любезным тоном отозвалась Порция, облегченно вздохнув, когда Пирс наконец-то отпустил ее руку и покинул фаэтон.

Подошедший Джек передал ей найденную вещь и сел рядом. Порция поблагодарила его и, сложив шаль, положила ее на сиденье.

Порции Пирс ничего не сказал на прощание, зато подробно объяснил Джеку, какой дорогой следует ехать и куда именно нужно доставить мисс Эдвардс.

Порция энергично помахала Пеннингтону, он в ответ лишь сдержанно кивнул. Когда фаэтон отъехал на некоторое расстояние, Порция, не удержавшись, обернулась – Пирс стоял и смотрел им вслед.

Вскоре фигура Пеннингтона исчезла из виду, скрывшись за живой изгородью и деревьями, окружавшими дом, и Порция устремила взгляд вперед, на тот самый мостик, перед которым ей пришлось вчера осадить лошадей. А до главных ворот еще достаточно далеко. Так что не все потеряно.

– Должен отметить, мистер Пеннингтон, что действия колонистов, как в самом Бостоне, так и в окрестностях города, выходят далеко за рамки законного протеста. И в Куинсе, и в Милтоне, в Конкорде, Салме и Кембридже, да и во многих соседних деревнях вовсю маршируют ополченцы, а кое-кто уже в открытую поговаривает о возможности открытого столкновения с регулярными войсками его величества.

Отставив чашку с чаем, Пирс внимательно смотрел на обветренное лицо адмирала, который продолжал говорить о росте бунтарских настроений в Бостоне, о том, чем это грозит, и о возможных последствиях. Пирс знал о происходящем куда подробнее и в гораздо большем объеме. Адмирал же выкладывал лишь самые общие сведения.

Окна в комнате были открыты, и вместе с ветерком сюда вплывал аромат распустившихся роз. Время от времени Пирс отвлекался, чтобы полюбоваться царящим в саду буйством красок, а явно скучающий Натаниель уже довольно долго разглядывал узор на фарфоровой чашке. Капитан Тернер, сидевший по правую руку от адмирала спиной к окнам, пока что не проронил ни слова и всякий раз, как Миддлтон обращал к нему взор, словно преданный пес, согласно кивал.

– И в северной, и в южной частях города существуют различные группировки. Нам даже известны их вожаки.

Пирс сложил руки на груди.

– Адмирал, а почему бы вам не схватить этих вожаков? И тогда со смутьянами будет покончено.

– Именно так мы и сделаем. – Адмирал прокашлялся. – Расправимся с Сэмюелем Адамсом, его братцем Джоном, Джеймсом Отисом, Уорреном, Куинси и остальными смутьянами из клуба «Лонг рум». Эти негодяи продолжают будоражить чернь. Но первым, клянусь, я вздерну на виселицу Эбенизера Макинтоша!

– Как вы сказали?.. – встрепенулся Натаниель. – Эбенизера?

– Вы его знаете? – подал голос капитан Тернер и пристально посмотрел на Мьюира.

– Разумеется! Именно Эбенизер сшил мне сапоги для верховой езды. – Отодвинувшись вместе со стулом от стола, Натаниель продемонстрировал один сапог. – Он отличнейший сапожник, обувь я заказываю только у него. Очень бы не хотелось, чтобы повесили такого хорошего мастера.

– Нас, мистер Мьюир, беспокоят куда более серьезные вещи, чем ваши сапоги, – пробурчал адмирал. – И когда соберем достаточно улик, чертов башмачник поплатится за свою изменническую деятельность.

– Насчет изменнической деятельности, сэр, ничего не могу сказать, – продолжал Натаниель. – Подобные дела меня не касаются, если, конечно, не затрагивают мои коммерческие интересы. Но должен сказать, что в Бостоне невероятно трудно отыскать хорошую обувь.

– Мистер Мьюир!

– Видите ли, адмирал, – поспешил вмешаться Пирс, – мой партнер совершенно не интересуется политикой. Но, как коммерсанты, ведущие свои дела в Бостоне и зависящие от стабильности морских грузоперевозок, мы не можем не оценить ваших усилий по обеспечению спокойной обстановки в городе. Однако давайте перейдем к делу. Для чего вы нас пригласили?

– Хотел поговорить с вами об одном изворотливом типе по прозвищу Макхит.

– Макхит? – переспросил Натаниель. – Мне кажется, это персонаж из какой-то пьесы.

– Верно, мистер Мьюир. Но так прозвали одного негодяя, промышляющего в Бостоне. Корыстолюбивого торгаша, изменившего интересам британской короны.

– И что же он делает?

– Занимается контрабандной перевозкой оружия. Через так называемых «Сынов свободы» его поставляют ополченцам.

Пирс повернул голову к окну и не поверил собственным глазам: по одной из дорожек сада, между кустами роз, бежала Порция Эдвардс. Стараясь держаться как можно непринужденнее, Пирс поднялся из-за стола. В этот момент появился Джек, пытающийся настичь беглянку.

– Вы хотите что-то сказать, мистер Пеннингтон? – поинтересовался капитан Тернер.

Пирс не ответил, но, встретив недоуменный взгляд адмирала, решил пояснить:

– Извините, сэр, давняя травма. Когда-то упал с лошади и теперь не могу подолгу сидеть на одном месте. Вы ведь не возражаете?

– Нет, конечно.

– Пожалуйста, продолжайте. – Пирс прошел к стене и прислонился к облицованному мрамором камину. Отсюда было очень удобно наблюдать за Порцией и Джеком. Его грум явно проигрывал: Порция спряталась за обсаженной розами беседкой, и Джек проскочил мимо, не заметив ее.

– А вы уверены, что все это правда? То, что рассказывают о Макхите? – выразил сомнение Натаниель. – Вполне возможно, что это лишь сказки, которые сочиняют городские фантазеры.

– Нет, сэр, – возразил адмирал. – Мы имеем дело только с фактами. Макхит уже многие месяцы занимается контрабандой оружия. Мы полагаем, что оно доставляется из Франции через голландский остров Санкт-Юстатиус в Карибском море, и отсюда его переправляют к ополченцам во всех частях страны.

Пирс продолжал следить за тем, что происходит в саду. Его грум направился совсем не туда, куда нужно, и вскоре исчез из виду, а Порция выбралась из своего укрытия и побежала к дому.

– Но какое отношение все это имеет к нам, адмирал? – спросил Натаниель.

– Мне поручено изловить этого Макхита и пресечь поставки оружия.

Пирс поймал многозначительный взгляд приятеля и без особой охоты присоединился к разговору:

– И вы хотите, чтобы мы вам помогли?

– Совершенно верно, мистер Пеннингтон. Ваш брат за время службы в армии зарекомендовал себя наилучшим образом, и это лишний раз свидетельствует о преданности вашей семьи британской короне. К тому же с вашими деловыми связями вы обладаете теми возможностями, каких мы, к сожалению, не имеем. – Адмирал говорил негромко и довольно-таки доверительным тоном. – Я давно собирался обратиться к вам за содействием, но губернатор Хатчинсон считал, что следует подождать, пока не будет принято окончательное решение относительно вашего брата.

– Моего брата?

– Да. Я имею в виду капитана Пеннингтона.

За последний год у Пирса практически не было какой-либо связи с младшим братом Дэвидом. Так же, как и со старшим, с Лайоном. Он даже не представлял, на каком континенте и где именно Дэвид находится в данный момент, однако ему не хотелось, чтобы кто-то об этом узнал.

– Из Ирландии капитана Пеннингтона перевели к нам, – продолжал адмирал. – Вскоре он прибудет в Бостон. Я уверен, что, когда вы оба, ну и мистер Мьюир, разумеется, объедините свои усилия с нашими, мы быстро доберемся до этого Макхита.

Пирсу не хотелось думать о тех сложностях, которые наверняка возникнут с приездом Дэвида.

– Адмирал, нет никакой необходимости дожидаться прибытия моего брата, – сказал он. – Что именно мы могли бы сделать прямо сейчас?

– Что ж, замечательно! – Миддлтон не скрывал своего удовлетворения. – Сообщите все, что вам известно. Мы предполагаем, что этот негодяй доставляет оружие прямо в Бостон, потому что мы регулярно осматриваем каждое судно и каждый баркас от Плимута до Салема. Нам нужно знать, каким образом оружие попадает в порт и как затем развозится по местам. Наши посты на перешейке проверяют все повозки и фургоны, покидающие Бостон. А вы, господа, являясь коммерсантами, наверняка знакомы со многими торговцами, а также с теми, кто промышляет извозом.

– Значит, вас интересует только этот призрак по имени Макхит? – уточнил Натаниель. – Никаких других сведений не нужно? Например, различные слухи о намечающихся массовых выступлениях? О том, что происходит в Нью-порте или Нью-Йорке?

– Для нас представляет интерес любая информация.

Пирс почти не слышал адмирала. Взволнованно проведя рукой по лицу, он прошел обратно к столу, сел и устремил взгляд в сторону окна поверх голов офицеров. Он был сильно раздосадован. Не известием о скором приезде Дэвида и даже не тем, что адмирал Миддлтон не слишком высокого мнения о нем и Натаниеле, если решил, что они способны стать соглядатаями и доносчиками.

Пирса возмутило, что эта сумасшедшая Порция Эдвардс средь бела дня в чужом саду пытается вскарабкаться на дерево.

Забравшись на одну из растущих рядом с домом груш, Порция пристально вглядывалась в окно той комнаты, где жила дочь адмирала. Рамы были подняты, шторы раздвинуты, однако Елены она не видела. Возможно, мать лежит на кровати или сидит в кресле где-нибудь в углу, а может, ее вообще здесь нет, ведь после вчерашнего происшествия Елену вполне могли переселить в какую-нибудь другую комнату. Порция не имела представления о планировке всего дома, поскольку парню из мастерской по пошиву портьер, которому она заплатила за предоставленные сведения, удалось побывать только в этом крыле особняка. Но каким-то образом ей нужно проникнуть внутрь. Кто знает, предоставится ли ей еще раз возможность подобраться так близко к дому?

Раздавшиеся неподалеку голоса заставили Порцию насторожиться. Она посмотрела сквозь листья и ветви на выложенную кирпичом дорожку, ожидая увидеть грума Пеннингтона. Ей, конечно же, совсем не хотелось, чтобы у него возникли какие-то недоразумения со слугами адмирала. Должно быть, она здорово напугала Джека, на ходу выскочив из экипажа, когда грум немного придержал лошадей перед самым мостком.

К облегчению Порции, Джека поблизости не оказалось, по дорожке в направлении дома шли две молодые служанки.

– Я никогда не видела ее такой, – говорила одна из девушек. – Расшвыряла лекарства, стала отдавать приказы.

Затаив дыхание, Порция ждала, когда служанки пройдут мимо.

– Именно так и должна вести себя настоящая леди, – ответила вторая девушка. – К тому же эти шарлатаны бог знает сколько времени пичкают бедняжку всякой гадостью. Так что я совершенно не осуждаю мисс Елену.

– Миссис Грин устроит нам взбучку, если вдруг узнает, что мы оставили госпожу совершенно одну, – заметила первая служанка и оглянулась.

– Да ну ее, эту мегеру! Вряд ли ее милость соизволит выйти из дома. И если несчастной Елене хочется побыть одной, то кто мы такие, чтобы ей мешать? А миссис Грин просто…

Едва девушки скрылись за поворотом, Порция тут же спустилась на землю и направилась в ту сторону, откуда появились служанки.

На небе ярко светило солнце, погода была теплой, и, остановившись у входа в небольшой внутренний цветник, окруженный живой изгородью, Порция так и застыла на месте, пораженная открывшимся взору великолепием. Настоящие райские кущи.

А сама Елена, золотоволосая, в белом платье, с голубой, как небо, косынкой, наброшенной на плечи, была как ангел во плоти.

Затем дочь адмирала взяла с коленей какой-то предмет, и Порция с удивлением увидела, что это потерянная ею накануне маскарадная маска.

– Добрый день, мадам, – тихо произнесла Порция. Елена вздрогнула, маска упала на землю.

– Извините, я не хотела вас напугать. Меня зовут Порция Эдвардс.

Дрожащей рукой Елена пыталась нащупать что-то на скамейке рядом с собой. Поначалу Порции показалось, что взгляд матери устремлен на нее, однако она быстро поняла, что на самом деле Елена ее не видит.

– Вам помочь? – спросила Порция.

– Да, пожалуйста, – прошептала Елена после некоторого молчания, продолжая шарить рукой по скамейке. – Я куда-то подевала дорогую для меня вещь. Маскарадную маску.

Порция не знала, что Елена плохо видит.

– Ты, должно быть, из прислуги?

– Нет, миледи, – промолвила Порция.

– Что же ты здесь делаешь?

– Ищу то, что потеряла.

Потребовалась, наверное, целая вечность, чтобы преодолеть разделявшее их расстояние. Порция присела на корточки и, подняв маску, протянула ее Елене. Та взяла девушку за руку.

– Ты была здесь вчера?

– Была.

Елена приблизила к ней лицо.

– Значит, это ты забралась ко мне под окно?

– Да, я.

– Зачем?

– Мне хотелось увидеть вас.

– Просто так?

Порция извлекла из-за ворота медальон и протянула его Елене.

– Этот медальон принадлежал моей матери. Ключ к тайне моего рождения.

– Ты сказала, что тебя зовут Эдвардс?

– Да. Именно под такой фамилией меня записали. Елена провела пальцами по гравировке, открыла крышку и дотронулась до портрета.

– Сколько тебе лет?

Порция знала год, месяц и день своего рождения со слов леди Примроуз и сообщила их Елене.

– А где ты выросла? Где воспитывалась?

– В Уэльсе.

Порция поведала Елене историю своей жизни. Рассказала о детстве, проведенном под покровительством леди Примроуз, о годах, прожитых с Хиггинсами, и о недавнем приезде в Бостон. Объяснила, каким образом узнала о самой Елене, а также рассказала о том, что произошло накануне во время бала.

Елена взяла девушку за руку и усадила на скамейку рядом с собой.

– Этот медальон у меня отобрали в тот день, когда я родила дочь. Мне даже не позволили подержать ее на руках, дать ей имя. А потом сказали, что вскоре после рождения она умерла.

Глаза Елены наполнились слезами, и она прижала Порцию к себе.

– Неужели я действительно твоя дочь?

– Да, ты моя дочь. Никогда не думала, что доживу до того дня, когда обниму тебя. – Елена вдруг разжала объятия. – Но он снова может нас разлучить!.. Никто не должен о тебе знать!

Невдалеке послышались женские голоса и смех. Порции показалось, что это те же самые служанки, которые проходили под деревом, на котором она затаилась.

– Обязательно приходи! – Елена сжала руку девушки. – За ограду меня не выпустят, но я буду появляться на этом же месте. Каждый день!

– Это не так-то просто. У адмирала не часто бывают гости, а без приглашения охрана никого не пропустит. Я, конечно, попытаюсь, не знаю только, удастся ли и когда.

Елена поднялась со скамейки. Порция тоже.

– Постой-ка! Ты знаешь французский? – Да.

– Замечательно! Я потребую компаньонку, чтобы читала мне французскую поэзию, и ты предложишь свою кандидатуру. – Елена вернула Порции медальон. – А теперь уходи быстрее, пока тебя не увидели.

– А если вместо меня возьмут другую?

– Не беспокойся, я добьюсь своего.

Голоса служанок раздавались уже совсем рядом.

Девушка сжала руку матери и поспешила покинуть внутренний садик. Она исчезла за считанные секунды до того, как появились служанки, вернувшиеся за своей госпожой.

Глава 9

Выбраться из резиденции адмирала Миддлтона оказалось гораздо легче, чем она предполагала: Джек, этот грум, обладающий благородством истинного джентльмена, дожидался ее в фаэтоне на подъездной аллее. Он, хоть и был рассержен, не отказался доставить ее на Скул-стрит. До аптеки доехали довольно быстро.

Теперь в жизни у Порции появилась цель. Она готова была на все, чтобы быть рядом с матерью. Она использует любые связи и будет обращаться за содействием к каждому, кто сможет ей помочь получить место компаньонки Елены Миддлтон.

Вернувшись в снятую у аптекаря комнату, Порция достала из сундука одолженное у Беллы платье, привела его в порядок и отправилась к подруге.

Увидев ее, Белла выразила восторг, смешанный с удивлением. Оказывается, она недавно заезжала к Хиггинсам и узнала о том, что Порция переехала.

Белла провела Порцию в гостиную, велев служанке не сообщать матери о том, кто к ним пришел, и ничего не приносить – ни чая, ни пирожных. Они не хотели, чтобы им мешали.

Девушки познакомились друге другом прошлой осенью, вскоре после того, как Порция и Хиггинсы перебрались в Америку. Отец Беллы, Джеймс Тернер, был известным юристом, выпускником Гарвардского университета. Он родился уже в Бостоне, а отцу капитана Тернера приходился двоюродным братом. Семьи обоих кузенов практически не поддерживали между собой связь до той поры, пока капитан Тернер не появился в колониях вместе с адмиралом Миддлтоном. Тернеры числились в новом приходе пастора Хиггинса, и именно это обстоятельство способствовало сближению девушек. Несмотря на то что Белла была единственной дочерью состоятельных родителей, которые души в ней не чаяли, она, к немалому удивлению Порции, была начисто лишена снобизма.

– Ну, Порция, рассказывай! Что случилось? Вчера я так и не дождалась тебя. Утром к нам заезжал несносный кузен, и я, разумеется, устроила ему допрос с пристрастием. Видела бы ты его! Опять наклонился, как та башня в Италии, и начал причитать, что судьба к нему несправедлива. В общем, он сказал, что ты внезапно почувствовала себя плохо и уехала с бала очень рано. После обеда я мчусь к Хиггинсам, а тебя там уже нет. Так что давай… Немедленно выкладывай, что произошло! Все до мельчайших подробностей! Я просто умираю от любопытства!

Белле не хватало до восемнадцати около месяца, но родители не пустили ее на бал. И теперь за одолженные наряды подруга хотела получить подробный отчет о том, как прошел званый вечер, у кого какое было платье, кто с кем танцевал. Ведь в ближайшее время ей предстояло выйти в свет.

– Белла, ты меня извини, но я потеряла твою маску, а платье порвалось. Однако я, как могла, привела его в порядок.

– Наплевать мне на платье и маску! Но если ты сию же секунду не объяснишь, что происходит, я придушу тебя!

– Я ушла от Хиггинсов и сняла комнату на Скул-стрит. У доктора Криса, прямо над его аптекой. И в ближайшее время надеюсь найти другую работу.

– Ничего не понимаю! – воскликнула Белла. – Ведь Хиггинсы считали тебя членом семьи! И вдруг за одну ночь все изменилось! Ну-ка выкладывай все начистоту!

Порция вздохнула. Поскольку она собиралась просить подругу о довольно значительном одолжении, не оставалось ничего другого, как уступить ее требованию.

– Ты не представляешь, сколько всего произошло!

– Начинай с самого начала.

– Ну, я поехала на бал.

– Это я уже знаю, – махнула рукой Белла, поудобнее устраиваясь на диване.

– Адмиральский особняк просто великолепен! На празднование дня рождения короля было приглашено человек двести, а то и больше.

Рассказывая, Порция не упустила ни единой подробности, стараясь в полной мере удовлетворить любопытство Беллы в отношении столь важного для нее события.

Белла слушала очень внимательно с мечтательной улыбкой на губах, а когда Порция закончила, спросила:

– А почему тебе вдруг стало плохо? Порция не могла рассказать подруге все.

– Возможно, потому, что меня толкнули, или же я перевозбудилась. Сама не знаю.

– Капитан Тернер сказал, что домой тебя отвез кто-то другой. – Беллу, разумеется, больше всего интересовал именно этот момент. – Однако не сказал, кто был тот таинственный кавалер, и рассердился, когда я стала у него выпытывать.

Порция засмеялась, а Белла придвинулась поближе. В ее черных глазах сверкали озорные огоньки.

– Так кто же был тот джентльмен? И что он хотел получить от тебя в благодарность за услугу?

– Слушай, Белла, ты, наверное, снова начиталась какой-то чуши? Мне просто повезло, что я наткнулась на этого господина. Он подвез меня до дома из любезности.

– Имя! Назови его имя! – потребовала Белла.

– Он не военный. Кажется, шотландец, занимается морскими грузоперевозками.

Белла в нетерпении дернула Порцию за руку.

– Назови его имя!

– Пирс Пеннингтон. Он…

– Ах! Так вот это кто! – Белла театрально всплеснула руками и откинулась на диванные подушки. Помолчав, она с нескрываемым восхищением произнесла: – Я видела его трижды. Первый раз, когда мы проезжали мимо церкви Христа. И еще два раза, когда он ехал верхом по Кинг-стрит. Скажи, вблизи он так же привлекателен, как издали?

– Трудно сказать. Вчера он встретился мне впервые.

– Но он действительно красив?

– Мужчина как мужчина.

– Высок?

– Скорее да, чем нет.

– Он обращался с тобой по-джентльменски?

– Разумеется! – поспешила заверить ее Порция, понимая, что лукавит.

– По-моему, он бесподобен, – проворковала Белла. – К тому же богат. Говорят, его приглашают буквально на все званые вечера, в Бостоне нет ни одной девицы на выданье, которая не мечтала бы его окольцевать.

Порция внимательно посмотрела на подругу.

– С чего ты взяла? Я, например, до вчерашнего дня вообще не знала о его существовании.

Белла засмеялась:

– Да потому что ты не считаешься невестой. С тех пор как приехала сюда, общаешься только со мной, с миссис Хиггинс да с восьмилетней Анной. Проводила бы ты больше времени с другими женщинами, услышала бы немало любопытного о здешних мужчинах. И чаще других обсуждают именно мистера Пеннингтона.

Порцию совершенно не интересовали пикантные темы и какие бы то ни были сплетни. И все же она не удержалась от вопроса:

– И что же о нем говорят?

– Говорят, он и не помышляет о женитьбе. А те, что пытались его окрутить, оказывались в весьма двусмысленном положении. – Белла бросила взгляд на дверь и, склонившись к Порции, едва ли не шепотом продолжила: – Сами признавались, что делили с ним ложе.

– Белла!

И говорили, что не отказались бы повторить.

– Хватит, Белла! Порция поднялась с дивана.

– Услышала бы твоя мать, о чем ты болтаешь, не поздоровилось бы тебе!

– Так это она и говорила, когда сплетничала со своими подругами, – рассмеялась Белла. – А я подслушала. Поэтому и поинтересовалась, обращался ли он с тобой по-джентльменски. Если останешься в девицах, будет по крайней мере о чем вспомнить.

– Даже старым девам следует заботиться о своей репутации, – возразила Порция.

– Да ну ее, эту репутацию.

Порция вспомнила о том, что вчера произошло, и подошла к окну глотнуть свежего воздуха.

– Ты не понимаешь, что говоришь, – сказала Порция. – Теперь я понимаю, почему Мэри расстроилась, застав меня одну, без сопровождения, в конторе мистера Пеннингтона.

– Ты была у него в конторе?! – Белла вскочила с дивана.

– Была. Хотела его поблагодарить за доброту и великодушие, проявленные ко мне, – солгала Порция. – Я и не думала, что провести несколько минут наедине с этим мужчиной считается скандальным.

– А она-то что там делала?

– Видимо, тоже хотела его поблагодарить. За оказанную мне помощь.

– А сама она пришла с провожатой? – ехидно поинтересовалась Белла.

– Разумеется, нет. Она ведь замужняя женщина.

– Порция, ты сама говорила, что считаешь себя уже вышедшей из брачного возраста, – возразила Белла. – И на мой взгляд, ей тоже не подобало идти туда одной. Но ведь не из-за этого же она попросила тебя покинуть их дом?

Порция пожала плечами и направилась к креслу.

– К этому шло уже давно. Пастор Хиггинс становится все более известным в Бостоне, и Мэри, естественно, требует образцового поведения от всех членов семьи. Моя импульсивность могла повредить карьере пастора, так что для всех нас будет лучше, если я пойду своим собственным путем.

– Ну нет! – воскликнула Белла. – Ты, конечно, импульсивна, тебе свойственна чрезмерная эмоциональность, но именно такую Порцию Эдвардс все знают и любят. А жесткость миссис Хиггинс тоже ни для кого не является секретом. Но вы столько лет были подругами, почти сестрами. В нормальных семьях возникающие проблемы обсуждают откровенно и сообща.

Порция опустилась в кресло. Она не могла признаться Белле, что именно ее настоящие родственные связи стали главной причиной размолвки с Мэри.

– Правильно это или нет, но мы так решили. Не сомневаюсь, что Мэри сама прекрасно справится с обучением детей. А при желании без труда найдет мне достойную замену. Пастор Хиггинс настолько занят, что едва ли заметит произошедшие в доме перемены.

Белла отошла от окна и села напротив Порции.

– Дело не в том, кто будет учить детей. Смогут ли Уолтер с Анной обойтись без тебя? И каково будет тебе самой? Совершенно одной на всем белом свете?

– Я, конечно, буду сильно скучать по детям. Но у них есть мать, самый близкий им человек. А я буду жить самостоятельно. Комната у меня уже есть, будет и работа. Со временем мы с Хиггинсами возобновим общение, но сейчас нам с Мэри необходимо расстаться. Она не намного старше меня, и ей пора бы уже перестать играть роль моей матери. Беспокоиться о том, что я делаю, принимать за меня решения. И мне пора опробовать собственные крылья. Я, конечно, могу упасть и пораниться, но таков закон жизни. Я должна найти свой собственный путь.

– Но к чему такая спешка? Порция покачала головой.

– Жребий брошен.

– Я очень беспокоюсь о тебе, – тихо произнесла Белла.

– Пожалуйста, не надо. – Порция постаралась улыбнуться как можно увереннее. – Если у меня все получится, если я смогу вести самостоятельную жизнь, Мэри еще больше меня зауважает. И мы снова будем вместе, но уже как настоящие подруги. Что Бог ни делает, все к лучшему.

Порция искренне верила в то, о чем говорила. С первого же дня жизни с Хиггинсами ее положение в доме было двусмысленным. Не прислуга, но и не член семьи в полном смысле этого слова. Мэри сразу же взяла на себя заботу о ней, так же как и право контролировать ее действия, словно Порция была не способна самостоятельно принимать разумные решения. У Порции не раз была возможность выйти замуж, но Мэри быстро отвадила всех претендентов на ее руку. Хотя это были вполне достойные люди. Однако Порция ни о чем не жалела. Она была преданна принявшей ее семье, с уважением относилась к мнению Мэри.

Но что любопытно, по-настоящему сокрушительный удар по репутации Хиггинсов нанесла вовсе не она, а Элли, младшая сестра Мэри.

Однако Порция не собиралась расплачиваться за ошибки Элли собственной судьбой. Если Мэри не видит разницы между ними, это ее проблема.

Теперь будущее Порции связано с матерью.

– Надеюсь, ты позволишь тебе помочь? – прервала ее размышления Белла. – Почему бы тебе не остаться у нас? Уверена, папа и мама будут рады.

– Спасибо за предложение, но комната, в которой я поселилась, меня вполне устраивает. Чистая, уютная, к тому же я могу пользоваться гостиной. – Она помолчала. – Однако у меня есть одно соображение.

– Что такое?.. Говори!

Порция испытывала некоторое чувство вины из-за своего намерения бессовестно использовать пребывающую в неведении подругу, но выбора у нее не было.

– До меня дошли слухи, что в доме адмирала Миддлтона ищут женщину, знающую французский, компаньонку для дочери адмирала, которая читала бы ей вслух.

– Иными словами, ищут сиделку для «сумасшедшей Елены»? Думаешь, это безопасно?

– Уверена. Место для меня идеальное: большую часть дня буду свободна и кое-что заработаю.

– Такой вариант, пожалуй, и Мэри одобрила бы. Порция кивнула.

– Но может быть, это только слухи. И я напрасно надеюсь.

– Я все выясню! – Белла хлопнула подругу по колену. – Отправлю записку капитану Тернеру. Пусть обо всем разузнает, когда в очередной раз будет у адмирала. Он поедет к нему либо сегодня, либо завтра. Насколько мне известно, он практически каждый день бывает на холме Коппс-Хилл. – На губах Беллы появилась лукавая улыбка.

– Чему ты улыбаешься? – поинтересовалась Порция.

– Думаю, кузен будет в восторге, если дочери адмирала и в самом деле требуется сиделка. Ты только представь. Он ездит к Миддлтону каждый день, сможет доставлять тебя в особняк и видеться с тобой, когда пожелает. А вечером отвозить обратно.

– О Боже!.. – Меньше всего Порции хотелось пользоваться услугами Тернера.

– Предоставь это дело мне, – сказала Белла, взяв подругу за руки. – Даже если это только слухи, кузен постарается пристроить тебя в доме адмирала. Поскольку имеет к тебе немалый интерес.

Глава 10

К тому моменту, когда в таверну «Якорь» вошел крупный рыжеволосый мужчина, Макхит провел здесь в ожидании где-то около часа. Задержавшись на секунду в дверях, вновь прибывший окинул помещение быстрым взглядом и прямиком направился в затемненный угол, к тому столу, за которым и расположился Макхит в полном одиночестве.

Несмотря на довольно поздний час, народу в таверне не убавлялось. Какой-то матрос в просмоленной робе горланил традиционную корабельную песню, которая в нужные моменты подхватывалась другими посетителями. Впрочем, скоро здесь станет посвободнее: ремесленники и подмастерья разойдутся по домам, и останутся только моряки да лодочники, чтобы продолжить возлияния еще часик-другой.

Макхит был одет как портовый грузчик, потертая шляпа с широкими полями, надвинутая по самые брови, скрывала лицо. Когда подошедший разносчик поставил перед рыжим кружку с элем, Макхит глянул через ближнее окошко на мощенную булыжником улицу, ведущую к пристани Гриффинс-Уорф. Луна скрылась за облаками, и гавань погрузилась во мрак.

– Ну, как все прошло? – спросил он, как только разносчик отошел.

– Груз уже на берегу, ребята переправляют его к бухте Бэк. До начала прилива времени еще достаточно, а утром придет судно, и мы все вывезем из Бостона.

– Ты, Эбенизер, передай мои извинения за то, что задержались на целые сутки.

– День или два не имеют значения. Как бы то ни было, товар получен, и на местах уже готовы его принять. – Здоровяк облокотился о столешницу. – Таможня свирепствует, шерстит едва ли не каждое прибывающее судно, и ты один из немногих, кто по-прежнему берется доставлять нам подобный груз. Наш общий друг просил передать, что очень благодарен тебе за твою работу. Ну а деньги передадут все тем же способом.

– Об этом я не беспокоюсь, дружище. – Макхит снова посмотрел в окно. По мостовой медленно катилась повозка с двумя седоками. – Через неделю или две прибудет еще одно судно, и как только я узнаю, что именно оно доставило, сразу же дам тебе знать.

Эбенизер Макинтош, правая рука Сэма Адамса, кивнул и поставил на стол опустевшую кружку. Затем молча поднялся со скамьи и направился к выходу. Как только он покинул таверну, Макхит выложил на стол пару монет, кивнул на прощание хозяину заведения и двинулся к двери, ведущей на задворки.

На улице было темным-темно, но Макхит отлично знал дорогу и поэтому быстрым шагом углубился в лабиринт переулков и переходов, где местами стоял довольно-таки скверный запах. Миновав несколько строений, он оказался на узкой улочке, выходящей к гавани. На углу ждала повозка, в которой сидел возница и покуривал трубку.

Макхит уже собирался пересечь дорогу, чтобы нырнуть в переулок на другой стороне, когда заметил небольшой отряд солдат, двигавшихся вдоль набережной и направляющихся, судя по всему, в ту самую таверну, которую он только что покинул. Пользуясь темнотой, Макхит быстро перебежал через дорогу и скользнул в короткий переулок, выводивший на параллельную улицу.

Однако вскоре ему пришлось остановиться – за спиной послышались голоса, принадлежавшие, по всей видимости, отделившимся от отряда солдатам. Метнувшись к стене, Макхит втиснулся в дверной проем. Внезапно дверь распахнулась, и с ним, едва не вскрикнув, столкнулась женщина, возникшая на пороге.

Он поспешил приложить к ее рту ладонь, затем аккуратно притворил дверь и прижал к ней незнакомку. Спасительная тень укрыла их от взоров двух солдат, которые, остановившись на углу, стали вглядываться в темноту. К облегчению Макхита, женщина не затеяла борьбу и не издала ни звука до тех пор, пока «красные мундиры» не удалились.

Когда он разглядел женщину, сердце у него екнуло. Тонкая шаль, покрывавшая голову, сползла на плечи, явив взгляду волнистые пряди. Это была Порция!

Пирс, он же Макхит, убрал руку от ее рта.

– Мистер Пеннингтон? – удивленно прошептала девушка, оглядывая его простецкий костюм и потрепанную шляпу. – Что вы здесь делаете?

– То же самое я хотел бы спросить у вас, мисс Эдвардс.

– На втором этаже здесь больная девочка с высокой температурой и сильным кашлем – нужно было срочно доставить лекарство. Доктор Крис обратился ко мне, потому что посылать за помощником было уже поздно. Ведь необходимо объяснить, как применять это средство.

– И вы пришли сюда пешком? – недоверчиво спросил Пирс.

– Нет, конечно. Доктор Крис нанял извозчика. Он ждет меня там, за углом. – Порция махнула рукой в ту сторону, откуда только что прибыл сам Пеннингтон.

Пирс припомнил повозку, которую заметил на соседней улице.

– Ну а вы, сэр, что здесь делаете? – снова поинтересовалась девушка. – Солдаты, случайно, не вас ищут? Почему вы так одеты? И куда направляетесь?

Пирс снова прикрыл ей рот ладонью, но на этот раз уже гораздо деликатнее. В глазах ее было недоумение.

– Вы задаете слишком много вопросов. Куда больше, чем позволил бы себе я по поводу вашего рысканья в саду у адмирала Миддлтона. На этот раз гоняться за вами пришлось моему груму.

Она оттолкнула его руку.

– У меня были на то вполне понятные вам причины.

– И даже на то, чтобы лазить по деревьям подобно обезьяне?

– Да!

– Ну так и у меня есть причины находиться здесь.

В этот момент их внимание привлек топот ног, и они, повернув головы, посмотрели в конец переулка. Вниз по склону в сторону гавани и, судя по всему, по направлению к таверне пробежали солдаты. Некоторые из них держали в руках факелы.

– Я благодарна вам, – голос Порции снова снизился до шепота, – за то, что не выдали меня адмиралу. Того же самого вы можете ожидать и от меня. Однако вам нужно идти, а то как бы солдаты не приняли вас за кого-то другого. Того, кого разыскивают.

Ничего не ответив, Пирс нежно провел кончиками пальцев по щеке девушки и, отделившись от стены, стремительно зашагал прочь.

Некоторое время Порция напряженно вглядывалась в темноту, поглотившую Пирса. Она была потрясена, обнаружив его здесь. Нынешняя встреча увеличила ореол таинственности вокруг этого мужчины, делая его еще более привлекательным.

Вскоре Порция подошла к поджидавшей ее повозке и заметила, что возле таверны что-то происходит.

Сделав вознице знак рукой, Порция прошла несколько шагов в сторону таверны, откуда выволакивали посетителей. Напротив, на булыжной мостовой, выстроились солдаты, державшие ружья с примкнутыми штыками.

Понаблюдав некоторое время за происходящим, Порция накинула на голову шаль и вернулась к повозке. Она уже села рядом с возницей, когда услышала очень знакомый голос:

– Мисс Эдвардс?

– О Боже!.. Капитан Тернер! Постаравшись придать лицу как можно более любезное выражение, Порция стала ждать, когда офицер приблизится.

– Каким ветром вас сюда занесло? – поинтересовался Тернер, подойдя к повозке.

В нескольких словах она объяснила, что живет теперь у аптекаря, который попросил ее о небольшой услуге.

– А сейчас, капитан, извините, мне нужно ехать. Доктор Крис и его жена, наверное, беспокоятся, что меня так долго нет.

– О да, конечно!.. Сегодня я обедал у родственников, и мне стало известно о возникших у вас трудностях. Но в данной ситуации мне многое непонятно.

– По-моему, капитан, сейчас не время что-либо обсуждать, – сказала Порция, указав в сторону таверны, из которой в этот момент выводили громко возмущавшегося хозяина.

– Да, вы правы. Впрочем, подождите, я выделю вам сопровождение.

– В этом нет необходимости. – Порция кивнула на пожилого возницу, уже взявшего в руки поводья. – Мистер Джереми благополучно доставил меня сюда и отвезете таким же успехом обратно.

Этот довод не убедил капитана Тернера, и он, окликнув какого-то младшего офицера, велел тому взять с собой двух солдат и сопроводить повозку до Скул-стрит.

Порция не стала возражать против такой навязчивой заботы и молча наблюдала за происходившим возле таверны. Не известно, кого или что подчиненные капитана искали в «Якоре», но их, видимо, постигла неудача. Последовали команды офицеров, и солдаты, держа в руках факелы, бросились прочесывать ближайшие переулки и соседние дома.

В памяти Порции вновь всплыл образ Пирса, облаченного в наряд простолюдина, и мысль о том, что военные охотятся именно за ним, вызвала у нее беспокойство.

– А что случилось? – после некоторых колебаний поинтересовалась она. – Местные мастеровые опять что-то натворили?

– Мастеровые?.. – усмехнулся Тернер. – Да нет, золотце мое. – Обернувшись, он крикнул кому-то из офицеров, чтобы нескольких задержанных доставили для допроса в «Замок», и снова повернулся к девушке. – Мы едва не схватили этого мерзавца. Но непременно схватим.

Порция знала, что «Замком» назывался укрепленный форт, находящийся на одном из ближайших островков. Именно там размещалась основная часть местного гарнизона.

– Кого, капитан?.. – снова спросила Порция. – Кого вы едва не схватили?

– Макхита! Нам сообщили, что он был здесь. Порция похолодела. Ей вспомнились не раз слышанные за эти месяцы истории о таинственном нарушителе имперских законов, который умудряется провозить в колонии буквально все – начиная от чая из Голландии и кончая пушками и прочим оружием. Причем делал он это чуть ли не демонстративно, будто желая подразнить краснолицых британских чиновников. Никто не знал, откуда взялся этот человек и кто он такой. Сочувствующие Сэмюелю Адамсу и его сподвижникам считали Макхита настоящим героем, вроде птицы феникс, возродившейся ради борьбы из пепла надежд, почти утраченных после Бостонской резни. Те же, кто признавал власть короля и парламента, относились к нему как к пирату, вору и подлому изменнику. За голову Макхита власти обещали щедрое вознаграждение.

Многие, правда, в том числе и чета Хиггинсов, предпочитали воспринимать пресловутого Макхита не иначе как мифический персонаж. Так было значительно проще, чем иметь собственную позицию в отношении существующей проблемы.

Прибыв в Бостон, Порция сразу заметила, что в городе неспокойно. Потом ей довелось побывать на собраниях, где выступали и Сэм Адаме, и Джеймс Отис, и предводители других политических группировок, а также услышать некоторые истории о жестоком обращении британских военных с населением колоний. И теперь она была уверена, что жители Бостона имеют полное право на самоуправление.

Совершенно ясно, что подобный взгляд на ситуацию, который Порция и не думала скрывать, был чреват немалыми неприятностями. Ее откровенность однажды уже привела к столкновению с женой церковного старосты, и Мэри, переживающая за карьеру мужа, строго-настрого запретила Порции обсуждать политические темы где бы то ни было. Даже в кругу семьи.

Офицер и двое солдат пристроились позади повозки. Капитан Тернер взял Порцию за руку. Она попыталась было высвободиться, но он не отпустил и, склонившись к девушке, снова заговорил:

– Очень жаль, что вам пришлось так резко изменить образ жизни. Однако я понимаю озабоченность миссис Хиггинс. Когда вы почувствовали себя плохо, вам следовало разыскать меня. Даже если бы я не смог отвезти вас домой, обязательно обеспечил бы вам достойное сопровождение. Так же, как сейчас. А что касается утренних событий, было бы достаточно послать мистеру Пеннингтону письменную благодарность.

Ах эта Белла! Все выложила своему кузену. Порция была в ярости.

– Но так или иначе вина полностью лежит на мистере Пеннингтоне, – продолжал капитан. – И за вчерашнее, и за сегодняшнее. Он компрометирует вас на каждом шагу. Это не по-джентльменски. Ваша репутация, солнце мое, не должна страдать. – Многозначительно пожав Порции руку, Тернер придвинулся еще ближе, и она поспешила убрать колени, чтобы он ненароком не ткнулся в них носом. – Однако я весьма польщен тем, что в трудную минуту вы вспомнили обо мне. Во время завтрашней встречи с адмиралом Миддлтоном я обязательно представлю вас в самом выгодном свете. И если упомянутый слух действительно имеет под собой основание, то место, рыбка моя, будет вашим.

– Весьма признательна вам, капитан, – несколько напряженно вымолвила Порция.

– После разговора с адмиралом я лично сообщу вам о результате, – пообещал Тернер и, отступив назад, скомандовал вознице: – Езжай!

Порция изобразила на лице улыбку, а капитан Тернер учтиво кивнул. Мистер Джереми дернул поводья, и повозка, сопровождаемая эскортом из трех человек, загромыхала по мостовой.

Пирсу очень хотелось верить в то, что женщины способны держать слово и что они столь же бесхитростны, как это кажется со стороны. И тем не менее он не мог полностью положиться на обещание Порции помалкивать о встрече с ним в окрестностях гавани. Прошлое многому его научило, а эта девица была слишком похожа на Эмму.

Переодевшись, Пирс уже за полночь подъехал к дому Натаниеля.

Помимо того, что Мьюир был верным другом и финансовым гением, он также обладал смекалкой и имел связи буквально во всех слоях общества – как в колониях, так и в Британии. Пожалуй, не существовало таких сведений, которые Натаниель не смог бы раздобыть. Он также мог дать ответ почти на любой вопрос, и именно поэтому Пирс нагрянул к нему посреди ночи.

– Ох, как ты сейчас некстати, мой друг, – проворчал Натаниель, входя в свой кабинет.

Пирс посмотрел на взъерошенные волосы приятеля, перевел взгляд на белые чулки и черные домашние туфли, мелькавшие из-под полы синего шелкового халата.

– Ну, если твоя дама раздета сейчас в той же степени, что и ты, то у тебя, как мне кажется, нет особого повода роптать.

– Да мы, видишь ли, сначала решили разобраться с ее одеждой. – Мьюир достал из шкафа графин с вином и, подойдя к невысокому столику, стоявшему у стены, наполнил два бокала. – Чертовски трудно справиться с платьями, которые нынче в моде.

– Думаю, она обойдется и без твоей помощи. И когда ты вернешься, будет лежать в постели в полной готовности, – заверил Пирс. – И кто же у тебя на этот раз?

– Ну уж нет, – ухмыльнулся Натаниель. – Я поступлю так же, как ты, и не стану тебе ничего рассказывать. – Он указал приятелю на кресло. – Однако поскольку ты заявился ко мне после полуночи и без вооруженного конвоя, полагаю, никаких осложнений у тебя не возникло.

– Ничего такого, что помешало бы делу. – Пирс принял поданный бокал и уселся в кресло. – Но после того как я покинул таверну, кое-что все же произошло. И я приехал к тебе за, помощью.

Натаниель сразу посерьезнел. Подойдя к двери, он приоткрыл ее, выглянул в коридор и снова закрыл. Вернувшись, сел напротив Пирса.

– Тебя кто-то видел?.. Кто-то узнал?

– Ты словно читаешь мои мысли. И как это тебе удается?

– Кто это был?

Немного отпив из бокала, Пирс откинулся в кресле.

– Мисс Порция Эдвардс.

Мьюиру потребовалось несколько секунд, чтобы осознать услышанное.

– Та самая, что приходила сегодня к нам в контору? Пирс кивнул.

Она и вчера тебя задержала, а сегодня ты снова на нее наткнулся. Эта девица прямо-таки вездесуща, что несколько настораживает.

– Я разделяю твое беспокойство, – заметил Пирс.

– А я-то, глупец, собирался в нее влюбиться.

– Вот как?.. Ну что ж, вполне возможно, что она того заслуживает. – Пирс поставил бокал на стол. – Она, конечно же, определенно узнала меня, однако «красные мундиры» не нагрянули в мой дом с ордером на арест. Уже прошел час, а я сижу у тебя, и за спиной никто не позвякивает кандалами.

Натаниель облегченно вздохнул.

– Ну, тогда она мне по-прежнему нравится.

– Впрочем, окончательные выводы делать рано. Возможно, она еще не успела связаться со своими знакомыми из окружения адмирала Миддлтона.

Натаниель тоже отставил бокал и всем корпусом подался к Пирсу.

– Так, давай по порядку. Эта женщина опознала тебя как Макхита? Грозилась выдать? Рассказывай все до мельчайших подробностей, покуда есть время что-то предпринять.

– Она увидела меня в облачении портового грузчика. И если поначалу не придала этому значения, то наверняка о чем-то догадалась уже потом, пока шла к повозке, на которой приехала. А таверну оцепили буквально через несколько минут после того, как я оттуда ушел. – Пирс и не думал ломать голову над тем, кто оказался доносчиком: в Бостоне у тори было достаточно сторонников. Главное, что они с Эбенизером успели улизнуть. – Порция пообещала никому не рассказывать о встрече со мной.

– Значит, пообещала, – задумчиво произнес Натаниель. – Будь она моей любовницей, я бы ей доверял.

– Она мне не любовница.

– Это плохо. Но если бы была ею… Мы ведь с тобой совершенно разные. Я излишне доверчив, а для тебя слово «доверие» просто не существует.

– Приятно слышать, что ты считаешь меня рассудительнее себя. Но от такого признания сейчас мало толку. Я не знаю, что теперь с ней делать.

Лицо Натаниеля несколько омрачилось.

– Но ты ведь не собираешься обращаться к «Сынам свободы». Чтобы кто-нибудь из них ее убил.

– Если они согласятся, почему бы и нет?

– Черт побери!.. Пирс!.. Неужели ты готов обречь бедняжку на смерть?

Пирс улыбнулся и слегка пнул ногой кресло, в котором сидел Натаниель.

– Конечно же, нет, болван! Будь ты потрезвее, понял бы, что я просто шучу.

– Что ж. Не буду утверждать, что я трезв. Поэтому предпочел бы поскорее от тебя избавиться и вернуться в спальню. А то одна молодая дама может занервничать и покинуть мое ложе. В общем, если хочешь знать, что я думаю о Порции Эдвардс, могу сказать одно: ей можно доверять.

– Даже не знаю, как тебя благодарить.

– Так чего же ты хочешь от меня, скотина? Выкладывай!

– Я хотел бы, чтобы ты выяснил о ней все, что только возможно.

– Все, что возможно? – Натаниель усмехнулся. – Можно подумать, что ты собираешься сделать ей предложение.

Пирс метнул на приятеля свирепый взгляд, и тот в притворном испуге прикрыл лицо руками.

– У Порции имеются кое-какие секреты, – продолжил Пирс. – Об одном мне уже известно, и я хотел бы, чтобы ты узнал про остальные. Я предпочел бы, так сказать, встретиться с ней на поле боя.

– Постараюсь выяснить все, что в моих силах, – пообещал Натаниель. – Но если хочешь взять над ней верх, не забывай, что она женщина. К тому же засидевшаяся в девицах. Судя по всему, она не обладает ни состоянием, ни искушенностью светской дамы, поэтому есть смысл попробовать то, в чем ты поднаторел. Очаруй ее, затащи в постель, и она будет тебе предана до тех пор, пока ты будешь в этом нуждаться.

Глава 11

Когда миссис Грин сообщили, что хозяин ждет ее в библиотеке, она несколько обеспокоилась. Экономка знала, что с самого утра адмирал проводит совещание с офицерами штаба, и то, что он вызвал ее именно сейчас, показалось ей довольно странным.

Войдя в библиотеку, миссис Грин обнаружила, что из всех офицеров остался только капитан Тернер. Было ясно, что позвали ее не ради пустых разговоров. Едва она сделала реверанс, как адмирал заговорил:

– Миссис Грин, вы слышали что-нибудь о том, что моей дочери требуется компаньонка, знающая по-французски?

Экономка благочинно сложила руки на животе.

– Нет, сэр. Ничего определенного сказать не могу. Капитан Тернер склонился к своему командиру.

– Сэр, позвольте мне разобраться с этим вопросом. Адмирал Миддлтон равнодушно кивнул и взял со стола какую-то бумагу – то ли письмо, то ли донесение.

– Миссис Грин, – начал капитан, направившись к женщине, – вы полностью уверены, что мисс Миддлтон не высказывала желания иметь такого рода компаньонку?

– Мисс Миддлтон высказывает немало разных пожеланий. Прошлой зимой, например, ей захотелось, чтобы у нее перед окном посадили яблоню, а этой весной – завести ястребка вместо умершей канарейки. В прошлом месяце она настаивала на том, чтобы ей позволили по ночам спать на скамейке в саду, а также ходить по дому босиком. – С нависшего над ней капитана Тернера экономка перевела взгляд на адмирала, который продолжал изучать документ. – У мисс Миддлтон есть еще несколько не менее странных пожеланий, которые она высказывает постоянно.

– Понятно, – кивнул капитан. – А вам не приходило в голову, что, хотя многие требования вашей госпожи и кажутся не совсем обычными, некоторые из них все же заслуживают внимания? Я полагаю, что столь достойное занятие, как чтение стихов, пусть даже и французских, следует поощрять.

– Я ухаживаю за мисс Миддлтон уже несколько лет, капитан, и неоднократно убеждалась, что о многих своих пожеланиях она забывает на следующий же день. И если мисс Елена захочет, она всегда найдет чем себя занять.

– Вероятно, мне следовало более четко сформулировать свой вопрос, чтобы получить ясный ответ, – неожиданно заговорил адмирал Миддлтон, и экономка вздрогнула, встретив его недовольный взгляд. – Миссис Грин, моя дочь просила найти ей компаньонку, знающую французский?

Миссис Грин предпочла не испытывать терпение адмирала.

– Да, сэр. Вчера утром она обмолвилась о чем-то подобном в присутствии служанок. Я не придала ее словам особого значения, тем более что одна из наших горничных немного говорит по-французски. Я подумала, что ее знаний вполне достаточно, чтобы время от времени заниматься с мисс Миддлтон. Решила, что нанимать кого-то – лишняя трата денег и…

– Она, видите ли, решила!.. – воскликнут адмирал, перебив экономку, и обратился к Тернеру: – Капитан, попросите вашу знакомую явиться в мой дом в течение ближайших двух дней. Если возникнут какие-то вопросы, миссис Грин обо всем позаботится.

Немного сконфуженная и возмущенная грубостью хозяина, экономка тем не менее вновь присела в реверансе и молча покинула комнату.

«Вот увидите, – думала она, стремительно шагая по коридору, – уже через неделю «ее светлости» надоест эта никчемная забава».

Из всех слуг Хиггинсов только двое находились в доме постоянно, поэтому Кларе очень часто приходилось брать на себя дополнительные обязанности. Помимо ведения хозяйства, она выполняла функции личной горничной жены пастора, присматривала за детьми и заменяла повариху Молли в те дни, когда ее муж, работавший на пакетботе, что курсировал между Бостоном, Ньюпортом и Нью-Йорком, бывал на берегу. В обязанности Клары, которой было уже под сорок, не вменялась забота о наставнице детей, однако в своем сердце она нашла место для Порции с первых же дней знакомства с ней.

И вот сегодня утром, движимая сочувствием к девушке, Клара послала ей записку, после чего привела Уолтера и Анну на мыс Уинд-Милл. Порция уже ждала их, благодарная за предоставленную возможность должным образом попрощаться с детьми.

Мыс, поросший густой травой, метров на десять возвышался над темно-зеленой гладью воды, и с него открывался замечательный вид как на вытянувшийся вширь залив, так и на сам город. Клара знала, что именно сюда Порция предпочитала водить детей в хорошую погоду, и как раз сегодняшний день как нельзя лучше подходил для этого. Клара посмотрела на сложенные из кирпича жилые дома и торговые лавки и перевела взгляд на покачивающиеся мачты стоявших у причала кораблей. Залив охватывал город с трех сторон, и отсюда можно было также увидеть сужающуюся полоску перешейка, уходящего к югу. Клара полной грудью вдохнула солоноватый морской воздух. Она тоже любила приходить сюда, чтобы остаться наедине с собой.

Клара стала не спеша спускаться по склону к краю обрыва, где выделялись три фигуры.

Все они провели здесь уже около часа, но до слез, слава Богу, дело не дошло. Порция, прекрасно понимающая детскую душу, не позволяла Уолтеру и Анне грустить: играла с ними в различные игры, не давая засиживаться на месте, а когда, утомленные беготней, они отдыхали, давала задания – отыскать крыши наиболее примечательных в Бостоне зданий. Затем Порция вытащила позаимствованную у доктора Криса подзорную трубу, через которую брат с сестрой по очереди разглядывали суда, пришвартованные у пристани Лонг-Уорф.

Впрочем, Уолтера больше заинтересовало движение на узких и извилистых улицах города, а Анна была очарована белыми парусами кораблей, покидающих внутреннюю гавань.

– А ты нас возьмешь с собой, когда будешь уезжать из Бостона? – неожиданно спросила девочка.

Порция и Клара с недоумением взглянули на нее.

– С чего ты взяла, что я собираюсь уезжать? – полюбопытствовала Порция.

Девочка пожала плечами.

– Мама не хочет говорить, почему ты ушла от нас, а папу беспокоить нельзя. Но мы с Уолтером знаем, что ты любишь нас и не бросила бы ради какого-нибудь другого места получше. Вот я и подумала, что ты хочешь уплыть отсюда на большом корабле с парусами, похожими на крылья огромного лебедя. – Голосок Анны дрогнул. – Только ради этого ты могла бы покинуть нас.

Порыв ветра разметал волосы Порции, и они упали ей на лицо, что было как нельзя кстати. С трудом сдерживаемые слезы все-таки прорвали преграду. Порция обняла девочку и крепко прижала к себе.

– Анна, дай-ка мне трубу, – сказал Уолтер. – Я хочу отыскать наш дом.

– Мне нет дела до того, что ты там хочешь отыскать! Надоел уже! Разглядываешь какие-то дурацкие дома и грязные улицы. Лучше расскажи Порции, как сильно мы без нее скучаем, как нам плохо без нее. Может, тогда она вернется и снова полюбит нас.

Присев на корточки, Порция взяла личико Анны в ладони.

– Послушай меня, ангелочек мой. То, что я живу сейчас в другом месте, вовсе не означает, что я разлюбила вас.

– Если бы ты нас любила, не уехала бы. Мама не уезжает, папа тоже. Ты должна вернуться. – Анна плакала навзрыд.

– Но они ваши родители, миленькие мои. Они должны заботиться о вас, а вы о них. – Порция утирала девочке слезы. – Я по-прежнему вас люблю. Но иногда обстоятельства складываются так, что приходится расставаться. Когда нужно завести собственную семью, создать свой домашний очаг. Однажды и вы с Уолтером покинете родительский дом.

– Я никогда не женюсь, – буркнул Уолтер. Смахнув со щеки слезу, Порция улыбнулась мальчику и привлекла его к себе.

– Когда кто-то уезжает, это вовсе не означает, что он теряет то, что имел раньше. Это следует воспринимать как возможность прибавить что-то к уже имеющемуся.

Анна крепко сжимала ладонь Порции.

– Нет, – сказала она. – Когда ты уехала, у нас ничего не прибавилось.

– Но я ведь по-прежнему остаюсь в ваших сердцах. Однако мне нужно обрести собственную семью.

– Понятно!.. Ты выходишь замуж за капитана Тернера, – заявил Уолтер. – Потому и уехала от нас.

– Я не выхожу замуж за капитана Тернера.

– Это хорошо! – обрадовалась Анна. – Он мне совсем не нравится. Какой-то сердитый и никогда не вылезает из своего дурацкого мундира.

– Я не собираюсь защищать капитана Тернера, – улыбнулась Порция, – но по долгу службы он обязан носить военную форму.

– Все равно!.. – Девочка топнула ножкой. – Он мне не нравится.

– За кого же тогда ты выходишь? – поинтересовался Уолтер.

– Ни за кого, – ответила Порция, радуясь тому, что разговор становится менее эмоциональным. В результате последних, столь стремительно развивающихся событий произошло то, чего она больше всего боялась – ее отъезд из дома Хиггинсов больнее всего ударил по детям.

– Будь Уолтер постарше, он женился бы на тебе, – неожиданно заявила Анна.

– Вовсе нет, – возразил мальчик.

– Я бы тебя заставила. Женись ты на Порции, она стала бы членом нашей семьи и не уехала.

Порция не сдержала смеха и переглянулась с Кларой. Служанку слова девочки тоже позабавили. Порция снова опустилась на корточки.

– Сегодня у нас особый случай, – сказала она. – Мы должны попрощаться, как полагается.

– А ты будешь к нам приходить? – с надеждой в голосе спросила Анна.

– Если ваша мама позволит.

– Да зачем ее спрашивать? Ты же знаешь, она запрещает все, что нравится нам.

– А ты все же спроси у нее разрешения, мой ангелочек, может, она позволит? Я по-прежнему отношусь с уважением к вашим маме и папе. Вы их тоже должны почитать. Не обманывать, говорит правду, ничего не скрывать. А сейчас давайте спустимся вниз и пособираем ракушки.

Спустя час Порция стояла у края обрыва, глядя вслед Кларе и детям. И лишь когда они скрылись за деревьями, опустилась на траву и дала волю слезам.

Рядом с ней больше не было тех, кого она любила, страх перед неизвестностью вселил в нее неуверенность. Порция почувствовала себя одинокой.

День клонился к вечеру. Порция поднялась на ноги, отряхнув юбку, посмотрела в подзорную трубу на гавань и стала спускаться со склона.

Порции всегда были свойственны перепады настроения без особых на то причин. Тем более сейчас, когда не было рядом Мэри, которая могла ее поддержать. Однако выйдя на тропинку, ведущую через перелесок, Порция, прогнав грусть, сосредоточилась на том, что ждало ее впереди.

Капитан Тернер обещал дать ответ в самое ближайшее время, возможно, даже сегодня, и не исключено, что уже на этой неделе она увидится с Еленой.

При мысли о том, что капитан Тернер может заявиться в аптеку прямо сейчас, Порция зашагала быстрее и вскоре вступила в лабиринт узких извилистых улиц.

Чтобы добраться до Скул-стрит, ей потребовалось около часа. Подходя к аптеке, она увидела миссис Крис. Та, держа на руках одну из своих кошек, стояла у окна ближайшего дома и разговаривала с соседкой.

– Наконец-то вы пришли, мисс Эдвардс, – обрадовалась хозяйка. – Примерно около часа назад вас спрашивал какой-то джентльмен. Визитной карточки не предъявил. Я предложила ему подождать наверху, в гостиной. Не знаю, там ли он еще.

– Спасибо, – поблагодарила Порция. – Сейчас посмотрю.

– Надеюсь, он не очень на меня обиделся, – крикнула миссис Крис вдогонку, когда Порция уже стала подниматься по лестнице. – Ведь я оставила его одного. Передайте ему мои извинения и мое почтение. Очень приятный джентльмен.

Порция с улыбкой кивнула. Ей был известен только один мужчина, способный очаровать женщину, даже такую немолодую, как миссис Крис.

– Добрый день, мистер Пеннингтон!

– Здравствуйте, мисс Эдвардс! – Пирс поднялся с кресла.

На нем были темно-желтые замшевые бриджи, высокие сапоги и короткий камзол. Неотразим, как всегда, подумала Порция. В любой одежде. Даже в робе портового рабочего, в которой она увидела его прошлой ночью, когда они случайно столкнулись.

– Вы, вероятно, вернулись с прогулки?

Положив подзорную трубу на стол, Порция провела ладонями по волосам, убрав за ухо выбившуюся прядку.

– Да, я была на мысе Уинд-Милл. Кое с кем встречалась.

– Романтическое свидание?

Девушка невольно улыбнулась, вспомнив, как Анна едва не подралась с Уолтером.

– Что-то в этом роде. Однако моей восьмилетней подружке так и не удалось уговорить своего десятилетнего брата жениться на мне. Так что день, можно сказать, прошел зря.

– Какой неразумный юноша. Надо будет объяснить ему, что гораздо предпочтительнее иметь дело с женщинами старше себя. Особенно с такими очаровательными, как вы, мисс Эдвардс.

Порция почувствовала, что краснеет, а Пирс между тем словно ласкал ее взглядом – ласкал всю, с головы до ног.

– Чем обязан чести лицезреть вас, мистер Пеннингтон?

– Хочу извиниться за ночное происшествие и кое-что объяснить.

– Вам вовсе незачем извиняться, сэр, – вежливо возразила Порция. – Ведь я, в сущности, сама на вас наскочила. А что касается причины вашего появления в том переулке, то я не…

– Мисс Эдвардс, вы дома? – неожиданно донеслось снизу.

Порция в ужасе застыла на месте. Голос принадлежал капитану Тернеру!

– Мисс Эдвардс, вы наверху?

На лестнице послышались шаги. Очевидно, капитан поинтересовался у все еще стоявшей внизу миссис Крис, где найти ее постоялицу, и та направила его прямиком в гостиную.

– Господи!.. Как же это некстати! – прошептала Порция. – Мистер Пеннингтон, вы должны мне помочь. Пожалуйста, никаких вопросов. Куда же вас спрятать?..

Порция понимала, что шанс получить место в доме адмирала Миддлтона целиком зависит от капитана Тернера. К тому же знала, как он относится к Пеннингтону.

Порция в отчаянии оглядела комнату. Другого выхода здесь не было. Не было и шкафа, достаточно большого, чтобы спрятать в нем крупного мужчину, даже если разрубить того на части.

Подбежав к окну, Порция открыла его и посмотрела вниз.

– Давайте сюда!

– Я был бы рад вам помочь, – отозвался Пирс, – однако с такой высоты прыгать не собираюсь.

– Ну так сделайте же что-нибудь! – взмолилась Порция. – Пожалуйста, исчезните! Нельзя допустить, чтобы он обнаружил вас здесь!

Вновь послышался голос капитана Тернера – теперь уже с верхней площадки. Порция метнулась к выходу в надежде перехватить офицера в коридоре, но было уже поздно.

– Очень рад снова увидеть вас, мисс Эдвардс. – Капитан учтиво склонил голову.

Порция присела в легком реверансе, продолжая стоять у него на пути. Она лихорадочно соображала, куда бы отвести явившегося не ко времени гостя. К сожалению, из всех помещений второго этажа миссис Крис показала вчера только сданную ей комнату и эту гостиную.

– Вы извините, мое сокровище, что отнимаю у вас время. Насколько я понимаю, у вас был весьма напряженный день. Я уже представился вашей хозяйке. Она, кстати, упомянула, что недавно вам нанес визит какой-то джентльмен.

– Да, кто-то заходил, – быстро проговорила Порция. – Я только что вернулась с прогулки, несколько минут назад. Сегодня замечательный день, капитан. Может, пройдемся?

– Так вы не знаете, кто это был?

– Возможно, пастор Хиггинс, поскольку вчера, перед моим отъездом, нам не удалось поговорить. А может быть, Джосая, старый слуга, обнаружил, что я оставила какую-то свою вещь. – Порция протянула руку в сторону лестницы, все еще надеясь выманить капитана наружу. – Скорее всего это был Джосая. Он довольно элегантно одевается, и его нередко принимают за джентльмена. Сегодня чудесный день. Впрочем, я это вам уже говорила.

– Да, мое золотце, говорили, – подтвердил офицер – Однако мне еще предстоит завершить несколько важных дел, поэтому я не могу тратить время на променады. – Обойдя девушку, Тернер прошел в гостиную.

Проклиная все на свете, Порция последовала за ним. Как ни странно, Пеннингтона нигде не было.

Прошествовав до середины комнаты, Тернер обернулся.

– Итак, моя дорогая, у меня для вас отличные новости.

Как оказалось, шотландец вовсе не испарился, он спрятался за плотной шторкой, прикрывавшей неглубокую нишу с полками в дальнем углу комнаты. К ужасу Порции, мысы его черных сапог торчали наружу.

– На вас, капитан, возложены слишком серьезные обязанности, чтобы отвлекаться на пустяки. Такие, как мой вопрос. Вам, вероятно, уже нужно идти. Да-да, идите. Интересы короля превыше всего.

– Мое милое дитя. – Офицер галантно улыбнулся. – Неужели вам не хочется узнать о моем разговоре с адмиралом?

– Конечно, хочется. – Порция покосилась на шевельнувшуюся штору. – Но тогда лучше присядьте.

Капитан Тернер направился к креслу, которое было повернуто к нише.

– Нет-нет!.. – воскликнула Порция. – В это кресло, пожалуйста, не садитесь. В нем обычно сидел отец доктора Криса, и хозяевам не нравится, когда кто-нибудь в него садится. Лучше в это. – Порция указала на кресло, повернутое к двери.

Тернер сел спиной к занавеске, за которой прятался Пеннингтон, Порция устроилась напротив офицера.

– Вы же сказали, что хозяевам не нравится, когда кто-то садится в это кресло, – заметил капитан.

Только сейчас Порция осознала свою оплошность.

– Это касается только мужчин, – быстро нашлась девушка.

Капитан Тернер удивленно посмотрел на Порцию, но она выдержала его взгляд.

– Итак, у вас для меня хорошие новости.

– Совершенно верно. – Офицер подался немного вперед. – Я виделся с адмиралом утром, и встреча прошла успешно.

Шторка перед нишей колыхнулась – видимо, Пеннингтону нелегко было сохранять абсолютную неподвижность. Порция быстро отвела взгляд от угла комнаты и сосредоточилась на созерцании несколько длинноватого носа капитана.

– Но прежде, мисс Эдвардс, я хотел бы восхититься вашей осведомленностью, – продолжал Тернер. – Адмирал Миддлтон даже не знал о том, что его дочь пожелала иметь компаньонку со знанием французского. Однако в ходе опроса прислуги сей факт подтвердился.

В этот момент в гостиную вбежала рыжая с полосками кошка. Порция схватила ее и усадила к себе на колени.

– Адмирал очень удивился, узнав, что вы, не имея особо широких связей, услышали о пожелании его дочери раньше, чем он сам.

В комнате появилась крупная серая кошка, которую миссис Крис еще недавно держала на руках. Когда Порция попыталась схватить и ее, рыжая кошка соскочила с коленей и направилась в ту сторону, где притаился Пирс. Серая последовала за ней. Внутри у Порции все сжалось.

– Кстати, мисс Эдвардс, вы ведь так и не сказали, откуда получили такие сведения.

Порция была готова отшлепать саму себя за то, что сразу не позаботилась о правдоподобной версии. Сейчас же она была просто не в том состоянии, чтобы сосредоточиться и что-то быстро придумать.

Одна из кошек громко мяукнула и, решив поиграть, набросилась на сапог Пеннингтона. Другая, поднявшись на задние лапы, вцепилась в занавеску. Порция закрыла глаза.

Через секунду вторая кошка отлетела чуть ли не на середину комнаты и, видимо, устремилась обратно, задев по пути ногу капитана Тернера. Порция вскочила с кресла.

– Вам не кажется, что здесь немного душновато?

– Ну что вы! Здесь просто замечательно.

– Спасибо, капитан, вы очень любезны. Однако эти кошки что-то уж больно расшалились. Надо бы вынести их на улицу. Вы поможете мне?

– На улице остались мои подчиненные. Я охотнее провел бы с вами время здесь, мое сокровище.

Значит, его ждут, подумала Порция. Схватив одну из кошек, Порция подошла к офицеру.

– Послушайте, – начал было тот, – я это не очень люблю.

Порция опустила кошку капитану на колени и поспешила задругой кошкой, которая пыталась вскарабкаться по ноге Пирса. Подхватив ее, девушка заглянула за шторку и бросила взгляд на шотландца. Порцию поразило ледяное выражение его лица. Отойдя от ниши, девушка направилась к двери.

– Спасибо за помощь, капитан, – улыбнулась Порция офицеру, который нехотя поднялся с кресла. – Однако вы не сказали, когда я могу приступить к работе.

Держа кошку на вытянутых руках, Тернер двинулся к выходу.

– Я объяснил адмиралу, что вы очень заинтересованы в этой вакансии, а он сказал, что можно начинать уже послезавтра. Если вас, конечно, это устраивает.

– Вполне! О такой работе можно только мечтать.

Глава 12

Натаниель обладал широкими связями, и Пирс был вполне удовлетворен информацией, которую его приятель собрал о Порции Эдвардс всего за несколько часов.

Полностью подтвердились слова девушки о том, что она росла и воспитывалась в Уэльсе. Ее происхождение выяснить не удалось, но поскольку пансион, в котором она росла, был основан леди Примроуз, подозреваемой в сочувствии к изгнанной династии Стюартов, Натаниель предположил, что отец Порции вполне мог принадлежать к лагерю якобитов. С того момента, когда по достижении шестнадцати лет Порция присоединилась к семье Хиггинсов, и до самого прибытия в североамериканские колонии прошлой осенью ничего особенного в ее жизни, судя по всему, не происходило. Здесь, в Америке, она вроде бы тоже ничем особенным не выделялась. Натаниель выяснил лишь имена немногих ее друзей, а также то, каким образом она познакомилась с капитаном Тернером.

Основываясь на полученных от Мьюира сведениях, Пирс пришел к выводу, что Порция не представляет какой-либо опасности, и избавился от некоторого беспокойства по поводу неожиданной ночной встречи. Тем не менее он счел необходимым объясниться, чтобы устранить возможные недоразумения. Однако то, что ему пришлось прятаться, словно какому-нибудь юному пажу, не ко времени оказавшемуся в опочивальне королевы, Пирсу очень не понравилось.

Стоя у окна, Пирс наблюдал, как Порция оживленно беседует с этим напыщенным капитаном Тернером, а затем весьма любезно с ним прощается. Когда офицер удалился, к ней тут же подошла миссис Крис с еще одной женщиной, взяла под руку, и они все вместе направились к двери, ведущей непосредственно в аптеку.

Прошло минут десять, но Пирс по-прежнему оставался один, ощущая растущее недовольство.

Напрасно эта девица выказывает ему пренебрежение, надеясь, что он тихо исчезнет. Он не уйдет, не поговорив с ней. Пирс чувствовал себя несколько оскорбленным.

Вскоре после того, как Порция и обе женщины зашли в аптеку, в гостиной снова появилась серая кошка, которая, однако, предпочла держаться на почтительном расстоянии от Пирса, в нетерпении шагающего взад-вперед по комнате.

Пирс не представлял, какое такое дело могло так долго задерживать Порцию. Впрочем, он даже не хотел думать об этом.

Наконец-то на лестнице послышался стук каблуков. Пирс остановился и устремил взгляд на дверь.

– Мистер Пеннингтон?.. – с некоторым недоумением произнесла Порция, войдя в гостиную.

– Что, мисс Эдвардс? – сурово откликнулся он.

– Вы все еще здесь?

– Извините, сударыня, но вы не сказали, что я могу быть свободен.

– Да нет, это я должна извиниться! Оставила вас одного. Поверьте, я не хотела вас обидеть. – На щеках девушки проступил румянец. – Как хорошо, что капитан Тернер вас не видел! А внизу меня задержала миссис Крис, хотела поподробнее узнать, где я теперь буду работать. – Порция закусила губу, и тут же ее лицо озарилось очаровательной улыбкой. – Разве это не здорово, мистер Пеннингтон?

– Что именно? – недовольным тоном спросил Пирс.

– Я имею в виду свое новое место работы. Разве вы не слышали?

– Я слышал лишь не очень-то понятный разговор насчет каких-то сведений для адмирала Миддлтона, – пробурчал Пирс. – У меня сложилось впечатление, что вы намерены шпионить в пользу британских военных.

– Ну что вы!.. Ничего подобного! Это не связано с политикой. У меня действительно есть возможность получить работу у адмирала, но лишь в качестве компаньонки для его дочери. Чтобы заниматься с ней французским.

– То есть вы намерены стать компаньонкой своей предполагаемой матери?

– Почему же предполагаемой?.. Она на самом деле моя мать. – Радостно улыбаясь, Порция подошла к Пирсу. По ее улыбке было видно, насколько она обрадована и взволнована. – Вчера утром мы наконец-то встретились. И хотя времени было мало, нам все же удалось поговорить. Мои надежды оправдались. Теперь я знаю, что Елена вполне нормальная. У нее проблемы со зрением. Однако ее держат взаперти. Именно Елена все и придумала. Потребовала, чтобы ей наняли компаньонку, знающую французский, и…

– Все это произошло после того, как вы, злоупотребив мои доверием, на ходу выскочили из экипажа? И затем играли в прятки с моим грумом, отвлекая меня от беседы с адмиралом Миддлтоном? Да-да, я видел, как вы дурачили Джека и лазили по деревьям. В общем, времени вы зря не теряли.

– Ой!.. Да не будьте таким занудой.

Пирс хотел возразить, но Порция продолжила:

– Да, именно так все и было. Приношу вам свои извинения зато, что использовала вас и вашего грума в собственных целях. Но вы отказались помочь, и у меня не оставалось другого выхода.

– Вы, как обычно, раньше делаете что-то, а уже потом извиняетесь.

– Вы несправедливы ко мне! – воскликнула Порция и уже тише добавила: – Вам следует учесть важность случившегося. Понять, какое значение имеет эта встреча не только для меня, но и для моей матери. Вы не можете не признать, что все мои поступки совершались ради доброго дела и никому, в конце концов, не причинили зла.

– Да как вы можете об этом судить? – усмехнулся Пирс. – Не уверен, что вы способны отличить добро от зла. Вам все равно, к кому обращаться за помощью. Будь то друг или совершенно незнакомый человек. И вам, похоже, совершенно наплевать, насколько пагубными могут оказаться для них ваши действия.

– Возможно, мистер Пеннингтон, я и доставила вам некоторые хлопоты, однако было бы крайне несправедливым утверждать, что я использую всех подряд.

– А это место в доме адмирала Миддлтона, которому вы так обрадовались?.. Разве вы не использовали капитана Тернера, чтобы получить его? Разве не использовали свою подругу, дочь Джеймса Тернера, которая познакомила вас с капитаном, а затем обеспечила приглашением на бал? А как насчет пастора Хиггинса и его жены?

– Достаточно! – Голос Порции дрогнул – Вы, сэр, добились своего!

– Чего именно?

– Доказали мне, что я законченная эгоистка. А теперь прошу оставить меня. Хочу поразмыслить над своими недостатками, которые вы столь красноречиво описали.

Пирс сожалел, что позволил эмоциям взять над ним верх. Ему очень хотелось привлечь Порцию к себе и утешить, смягчить резкость только что сказанных слов.

У нее, разумеется, есть недостатки. Но у кого их нет?.. И не путает ли он ее с другой женщиной? Не пора ли ему изгнать из памяти призрачный образ Эммы?

– Итак, вы приступаете к своим новым обязанностям со дня на день? – уже более мягким тоном осведомился Пирс.

Две слезинки выкатились из глаз Порции.

– Надеюсь, вы не собираетесь мне помешать?

– Нет, конечно.

– Спасибо, – тихо произнесла она. Пирс шагнул к девушке.

– И как вы намерены добираться до Норт-Энда и обратно?

– Разумеется, пешком. Как и большинство жителей Бостона.

– Ну а в ненастье?

– Ничего страшного, мистер Пеннингтон. От дождя не растаю.

– Капитан Тернер, вне всякого сомнения, охотно стал бы вас возить.

– Просить его об этом я не собираюсь. Во всяком случае, вам, сэр, не стоит беспокоиться. Я вполне способна о себе позаботиться.

– Начиная с этого самого момента?

– Именно так.

– И от меня вам больше ничего не нужно? Порция, вспыхнув, опустила глаза.

– Ничего, мистер Пеннингтон. Еще раз приношу извинения за свою навязчивость и доставленное беспокойство. А также за то, что вам пришлось из-за меня прятаться за занавеску.

Взяв Порцию за подбородок, Пирс приподнял ей голову и заглянул в ее изумительные глаза.

– Значит, мы расстаемся окончательно? Вы больше не желаете меня видеть?

– По-моему, это вы не желаете, – тихо ответила Порция. Он провел пальцем по ее влажной щеке.

– Ну а вы хотели бы встретиться со мной снова?

– Вряд ли в этом есть смысл. – Порция еще больше зарделась и отвела глаза. – При каждой встрече мы либо ссоримся, либо нам мешают нежданные гости.

– Ссориться или нет, зависит от нас самых. А чтобы нам никто не мешал, это я могу устроить.

Склонив голову, Пирс попробовал на вкус ее солоноватую от слез кожу. Порция молчала, явно пребывая в нерешительности, но когда он обнял девушку и прильнул к ее губам, они разомкнулись, уступая напору его языка. Все ясно. Его влечет к ней, только и всего. Внутреннее чутье подсказывало Пирсу, что он не успокоится, пока не овладеет Порцией. Прижимая Порцию к себе, скользя ладонями по ее спине, Пирс вспомнил совет Натаниеля.

– Завтра, когда стемнеет, я пришлю за тобой Джека, – прошептал он, лаская губами мочку ее уха. – Мы поужинаем у меня дома, на Перчез-стрит.

– Ничего хорошего из этого не получится. У меня и без того полно проблем.

– Мы всего лишь поужинаем. Вдвоем, без посторонних. Обещаю вести себя по-джентльменски. Расскажешь, как вы с мисс Миддлтон собираетесь наслаждаться изысками французской поэзии.

– Мэри предупреждала: вы погубите меня.

Он взял ее руки, поцеловал сначала одну ладонь, затем другую.

– Но ведь ты хочешь того же, чего и я, – сказал Пирс. – До завтра!

Он с явной неохотой выпустил девушку из объятий и быстрым шагом вышел из гостиной.

Уильям Хиггинс с полным основанием мог гордиться своей репутацией. Он знал, что среди священнослужителей есть немало таких, кто, избрав созерцательный образ жизни, пытается избежать проблем, нередко преподносимых обществом. Сам пастор не принадлежал к числу подобных представителей духовенства и, как бы ни было трудно, выполнял данные обещания. Он не мог бросить на произвол судьбы тех, кто однажды ему доверился.

И теперь искал выход из ситуации, связанной с уходом Порции из его дома.

После почти двенадцати лет совместной жизни он хорошо научился понимать свою жену, обладавшую довольно-таки непреклонной натурой. Кроме того, пастор давно был знаком с Порцией и осознавал, что эта девушка вполне способна подтолкнуть Мэри к не совсем обдуманным действиям. Его огорчило то, что ни одна из женщин не обратилась к нему за советом, не дав ему возможности выступить миротворцем в их конфликте. И вот теперь, к концу второго дня, не видя признаков раскаяния ни у одной из них, Уильям решил вмешаться. Как-никак он несет ответственность за судьбу Порции.

Оторвав взгляд от раскрытого сборника псалмов, пастор посмотрел на жену, склонившуюся над вышиванием.

– Мне сказали, что дети встречались сегодня с Порцией. На мысе Уинд-Милл.

– Да, это так, – отозвалась Мэри. – Клара призналась, что водила их попрощаться с ней. Пришлось отчитать ее. За то, что сделала это без моего ведома. Впредь я запретила ей водить Уолтера и Анну в такие места, где они даже случайно могут встретиться с Порцией.

– Не слишком ли ты строга, любовь моя? – Пастор закрыл лежавшую на коленях книгу. – Порция не преступница. И очень привязана к нашим детям.

Мэри подняла голову.

– Нет, Уильям. Порция самостоятельно приняла решение, пусть теперь и страдает от его последствий. По-моему, это вполне справедливо.

– Значит, ты считаешь это наказанием?

– Надеюсь, что она воспримет это именно так.

– А наши дети?.. Разве они должны нести наказание? Они ведь тоже страдают, и тебе это известно не хуже, чем мне. – Помолчав, Уильям продолжил: – Анне с Уолтером прямо-таки не терпелось рассказать мне о встрече с Порцией. Они умоляли меня вмешаться и посодействовать вашему примирению. Хотят, чтобы я убедил тебя позволить им в будущем встречаться с ней.

– Нет, решение уже принято. Уверена, не поведи Клара сегодня детей на мыс, никто бы в нашей семье сейчас не страдал. У нас даже не возникло бы этого разговора.

– Да нет. Разговор все равно состоялся бы, – мягко возразил пастор. – После восьми лет, проведенных вместе, мы не можем вычеркнуть Порцию из нашей жизни.

Мэри вновь сосредоточилась на вышивании.

– Кроме того, есть еще кое-что. – Уильям положил книгу на стол. – Разве ты забыла о том обещании, которое мы дали леди Примроуз? Речь шла не о месяцах и даже не о годах. Мы пообещали, что наш дом всегда будет для Порции надежным пристанищем, если она того пожелает.

– Если она того пожелает, – с усмешкой повторила Мэри. – Именно она. Решать, значит, ей. Но я не требовала, чтобы она ушла, я предоставила ей выбор.

– Да, но какой? Который был для нее неприемлем? На щеках Мэри проступил румянец.

– Тебя послушать, так я мегера. Жестокая и бессердечная. Но разве не ты предлагал отправить Порцию к твоим родителям? Чтобы она выкинула из головы все эти глупости, связанные с выяснением своего происхождения.

– Возможно, я поспешил. – Подавшись вперед, Уильям положил руку на колено жены. – Точно так же, как и ты, любовь моя. Выбор, в результате которого приходится отказываться от самых сокровенных чаяний, не может быть настоящим выбором. Мы оба знаем, что совершенно бесполезно чего-то добиваться от Порции, ставя ей ультиматум. Но ее можно было убедить, используя мягкий подход и разумные доводы. Это наверняка сработало бы.

Мэри покачала головой.

– Похоже, что Порция все решила. Отговорить ее я бы вряд ли смогла. Она была непреклонна в своем стремлении осуществить задуманное.

Откинувшись в кресле, пастор призадумался. Насколько велико в его приходе влияние сторонников тори? Ведь если Елену Миддлтон кто-то тайком уведет из дома, они будут возмущены не меньше, чем сам адмирал. Однако Уильяму приходилось учитывать и то, чем он обязан леди Примроуз. Он не забыл о своем обещании. Так же, как и о сегодняшней просьбе Анны и Уолтера.

«Ну что ж, есть и другие места, – пришел к заключению пастор. – Существуют и другие приходы».

– В таком случае именно нам следует пересмотреть свою позицию, – сказал пастор. – Ведь это леди Примроуз подыскала для меня в Бостоне этот приход. Она же, кстати, оплатила нам переезд. Быть может, ей было известно о том, что здесь находятся адмирал Миддлтон и его дочь. И она решила сделать так, чтобы Порция оказалась рядом с матерью.

– Не выдумывай. Она и словом не обмолвилась о чем-либо подобном.

– Ну разумеется. – Уильям поднялся с кресла и, приблизившись к окну, глянул на улицу, где в это время проходил отряд солдат. – Эта добрейшей Души женщина многим помогает, однако никого не посвящает в свои планы. Вспомни, как леди Примроуз поступила в нашем случае, когда в Бристоле нам уже не на что было надеяться. Она вполне могла найти для меня приход где-нибудь в Англии, но вместо этого предложила перебраться в Бостон. Вполне возможно, что именно из-за Порции. – Пастор обернулся к жене.

– Значит, ты считаешь, что я поступила неправильно, попросив ее покинуть нас? – с обидой в голосе произнесла Мэри. – Но я ведь стремилась оградить нашу семью от неприятностей!

– Да суть не в том, правильно это или нет. Ты сделала то, что сочла благом именно для нас. Но мне кажется, что, приняв на себя определенную ответственность, мы должны нести ее до конца. Нам следует поддержать Порцию в данной ситуации. И посмотреть, что из этого выйдет.

– Того, что сделано, не изменить. – Мэри с недовольным видом бросила рукоделие В стоявшую на полу корзину. – Проблем здесь больше, чем тебе известно. Все дело в ее поведении, в несоблюдении правил приличия, непонимании того, что пристойно, а что – нет. Я ей больше не доверяю. Я не могу допустить, чтобы происшествие, подобное…

– Не сравнивай ее со своей сестрой. Порция всего лишь нанесла визит джентльмену. К тому же в дневное время. Не забывай, мы находимся в колониях. Здесь для женщин предписаны совсем другие правила приличия. Ты, кажется, и сама об этом говорила. – Интонация пастора Хиггинса была несколько назидательной. – Мэри, не нужно каждый раз вспоминать о том, что натворила твоя сестра. Здесь никто не будет судить о нас на основании скандального прошлого Элли. Тебе нужно просто забыть об этом. Что было, то быльем поросло. Мы теперь в новом мире.

Уильям приблизился к жене, но та быстро встала и отошла в сторону.

– Пожалуйста, любовь моя. Не надо позволять прошлому разрушать нашу семью. Забудь об Элли. Лучше вспомни, каким преданным другом была для нас Порция все эти годы.

Уильям смотрел на изящную фигуру отвернувшейся жены. Именно таковыми и были их взаимоотношения на протяжении двенадцати лет супружеской жизни. Он не мог принудить Мэри стать такой, какой она быть не хотела, не мог заставить делать что-то вопреки ее собственному желанию. Во многих отношениях, как бы ни казалось это странным, они всегда были на равных, и Уильям считал это справедливым. Он не только любил, но и уважал жену, доверял ей, и знал, что она испытывает к нему такие же чувства. Он высказал свое мнение, призвал ее к примирению, и теперь следующий шаг за ней. Она вольна либо согласиться с ним, либо нет.

– Возможно, я была излишне резка с Порцией, – сказала наконец Мэри, зябко поежившись, хотя в комнате было тепло. – Понимаешь, Уильям, я испугалась. Застав Порцию в кабинете мистера Пеннингтона, я тут же вспомнила о том, что случилось по вине Элли. Обо всем, что мы утратили, покинув Бристоль. Я очень встревожилась. Потому что и здесь нам есть что терять. Я не хочу, чтобы все повторилось, не могу допустить, чтобы ты лишился еще одного шанса.

Мэри села на диван и устремила взгляд на угасавший камин.

– Порция вместе с нами прошла через это, была свидетелем всех наших несчастий. Она прекрасно знает, сколько неприятностей доставил тот скандал и нам с тобой, и нашим детям, и даже твоим прихожанам. Поэтому я не могла ждать, когда Порция что-нибудь натворит. Я рассердилась на нее за нежелание понимать простейшие вещи, за ее эгоизм.

Уильям подошел к дивану и, присев рядом с женой, взял ее за руку.

– Порции в течение нескольких лет приходилось думать только о нас. Самым главным для нее было благо нашей семьи. И только теперь она впервые задумалась о собственном будущем и о своей матери, если, конечно, ее предположения верны. А мы требуем, чтобы она отказалась от всех своих надежд. Не эгоизм ли это?

Мэри, тяжело вздохнув, откинулась на спинку дивана.

– Да, конечно. Ее интересами я пренебрегла. Может, ты и удивишься, но сложившаяся ситуация огорчает меня не меньше, чем тебя и детей.

– Знаю, дорогая. Ведь Порция заняла место в твоем сердце независимо от каких-либо обещаний.

– Она всегда была мне самой лучшей подругой. Пожалуй, единственной. – Мэри повернулась к мужу, и он заметил слезинки, повисшие на ее длинных ресницах. – Знаешь, Уильям, за эти два дня я все же не упускала ее из виду. Она сняла комнату в одном вполне приличном доме и на днях станет компаньонкой собственной матери. Будет читать ей французские книги или что-то в этом роде. Если бы Порция по-прежнему жила с нами, ей вряд ли удалось бы настолько продвинуться в осуществлении своих планов.

– Ты, можно сказать, вытолкнула ее в самостоятельную жизнь.

– Да. В которой полным-полно опасностей. Она ведь, в сущности, вслепую шагает по выбранной дороге и даже не представляет всех тех сложностей и последствий, которые могут повлечь за собой ее опрометчивые решения.

Уильям обнял жену и привлек к себе.

– Ты рассуждаешь, как мать повзрослевшей дочери.

– Возможно. Я, кстати, слышала, что сегодня ее навестили два джентльмена. Два в один день!.. Больше, чем за все эти годы.

– Да, это удивительно. Учитывая, что Порция уже почти старушка, – улыбнулся Уильям. Мэри ткнула его кулаком в бок. – Ну и когда ты намерена нанести ей визит?.. Чтобы прочитать наставление о том, что свое девичество нужно пронести по жизни с достоинством?

– Не буду я ей больше читать наставления. А как ты думаешь, она примет меня?

– Наверняка. Если ты и в самом деле готова изменить свою позицию.

Пирс не мог припомнить, чтобы Натаниель когда-либо изъявлял желание обсуждать дела в столь поздний час. К тому же он никогда еще не видел друга таким рассерженным.

Мьюир нагрянул к нему в пол-одиннадцатого с кипой документов, взятых на «Тисле», одном из принадлежащих им парусников, который совсем недавно прибыл в порт и в данный момент стоял у пристани Лонг-Уорф.

– Все это доказывает, что мои подозрения были вполне обоснованными, – заявил Натаниель, как только они уединились в кабинете. – Миддлтон с Тернером устроили нам столь радушный прием лишь для того, чтобы притупить нашу бдительность. И теперь суют нос в наши дела! – Он швырнул гроссбухи и прочие документы на стол.

– Расскажи, что произошло? – попросил Пирс.

Сегодня после обеда на «Тисл» заявились таможенники. Офицеры и десятка два солдат. Даже не дождавшись от капитана уведомления о прибытии.

– Они что, арестовали судно?

– Официально нет. Однако забрали все журналы, – пояснил возмущенный Натаниель. – У них это называется инспектированием. Сказали, что с сегодняшнего дня – точнее, со второй его половины – подобной процедуре будет подвергаться каждое прибывающее судно. Это явная ложь! Потому что где-то через час после того, как капитан Престон пришвартовался, к причалам подошли еще три посудины – два «торговца» и какой-то вонючий «китобой», но никто их почему-то не инспектировал.

Пирс давно ждал жестких мер со стороны властей и в принципе был к этому готов.

– Не переживай, Натаниель, они ничего не найдут. После того как ребята Эбенизера выгрузили свой «товар», восемь пустых бочек были тут же заполнены морской водой. Престон заверил, что их перемешали с остальными. Так что по документам в трюме находится сорок пять емкостей с вином. Если они не станут вскрывать каждую бочку, то ничего подозрительного не обнаружат. – Как бы успокаивая приятеля, Пирс положил руку ему на плечо. – Ну а если им все же взбредет это в голову, вину можно будет без труда спихнуть на вороватых грузчиков с Мадейры.

– На «Тисле», возможно, действительно не возникнет каких-либо проблем, но я беспокоюсь не только из-за этой партии груза. – Натаниель придвинул к столу один из стульев и, усевшись на него, взялся за самый первый журнал. – Подозреваю, что они собираются не только проверить наши трюмы, но также опросить всех матросов и тех грузчиков, что работают с нами. Они будут задавать вопросы без конца, пока не выявится какое-нибудь несоответствие, и уж тогда непременно схватят нас за горло.

– Да наши ребята и прежде выдерживали подобные допросы. Думаю, они не подведут.

– Возможно. Однако это не все.

– Что еще?

– Сегодня, уже вечером, мне доставили официальное уведомление. Таможня желает посмотреть те журналы, в которых отражены последние четыре рейса «Тисла». Это почти за целый год – с того момента, когда ты окончательно вошел в дело. – Натаниель отлистал страницы до нужной даты. – Они также хотят изучить все записи, касающиеся и других наших кораблей. За тот же самый период.

– Мы же предоставляем им журналы всякий раз, когда судно пристает к берегу. У них имеется вся необходимая информация.

– Они утверждают, будто губернатор распорядился собрать сведения заново. И по их словам, это станет обычной процедурой для всех, кто занимается коммерцией.

– На выдумки они горазды. Бессовестные лгуны! – Пирс повернул к себе открытый Натаниелем журнал и взглянул на записи. За последний год и на «Тисле», и на прочих принадлежащих им судах, помимо обычного груза, провозилось также и оружие, однако в гроссбухах фиксировался лишь вполне безобидный товар: вино, бумага из Англии, сахар и патока с Карибских островов. – Журналы ты ведешь наилучшим образом, так что здесь они ничего не накопают.

– Знаешь, Пирс, я беспокоюсь не столько за нашу флотилию, сколько за тебя, – тихо проговорил Натаниель. – Ведь параллельно с открытым расследованием идет тайное. У всех, кого арестовали в «Якоре» после твоей встречи с Эбенизером, требовали одно – описать внешность Макхита.

– Не паникуй. «Сыны свободы» меня не выдадут, а остальные ничего не знают.

– Ошибаешься. Ты же сказал, что столкнулся ночью с мисс Эдвардс. Если она тебя видела, мог увидеть и опознать еще кто-нибудь. – Натаниель отодвинул журналы в сторону. – Знаешь, Пирс, тебе следует на время исчезнуть под тем или иным предлогом. Займись коммерческими делами.

– А как же ты?

– Всем известно, что в нашей совместной деятельности я ведаю лишь финансовой частью, а торговыми операциями занимаешься именно ты. Самое большее, чем они могут мне навредить, – это захватить наши суда, уже находящиеся в порту. Однако у меня немало друзей и здесь, и в самом парламенте, которые клятвенно заверят, что я вполне лоялен британской короне и совершенно не интересуюсь политической ситуацией в колониях. Мне-то, если что, всего лишь нашлепают по рукам, а вот тебя наверняка повесят.

Пирса ничуть не страшили какие-либо последствия в случае внезапного разоблачения и ареста. Он знал, на что шел, и представлял, какие опасности его подстерегают. Перебравшись в Америку, он занялся весьма рискованными делами, пытаясь тем самым хоть немного притупить в себе чувство вины за гибель Эммы и сломанную судьбу брата.

Обосновавшись в Бостоне, Пирс стал коммерческим партнером своего давнего и испытанного друга Натаниеля и начал вкладывать деньги в морские грузоперевозки. Он отдавал этому делу всю энергию, работал не покладая рук, постепенно увеличивая свой капитал, и вместе с тем проникался сочувствием к мятежным колонистам. Пирс не раз становился свидетелем различных проявлений протеста, слышал о несправедливом отношении к людям, встречался с представителями всех слоев общества, вступившими в борьбу за право самостоятельно распоряжаться собственной жизнью, и их устремления довольно быстро нашли отклик в его душе.

За время, проведенное в североамериканских колониях, Пирс обрел ощущение общности с этой землей и живущими здесь людьми. Их борьба стала и его борьбой, и он не сомневался в том, что поступает правильно.

Помимо того, о чем рассказал Натаниель, Пирса беспокоила также предстоящая встреча с Дэвидом, младшим братом. Братья, как говорится, находились по разные стороны баррикад.

– Пирс, тебе необходимо уехать, – снова стал убеждать друга Натаниель. – Ты мог бы отправиться куда-нибудь на Карибы. А я пущу слух, что твоего отъезда потребовали дела. Пересиди в укромном месте, пока они не начнут искать кого-нибудь другого.

– Я подумаю, – отозвался Пирс. – Но если даже я и исчезну, то не раньше, чем мы разделаемся с таможенным кораблем, с «Гаспи». Осталось подождать три дня.

Глава 13

Порция не знала, где окажется через год, даже через месяц, однако оставаться равнодушной к тому оживлению, что царило в Фэнл-Холле[3], не могла. В огромный зал набилось несколько сотен человек, представляющих различные слои общества. Здесь были адвокаты и учителя, торговцы и слуги, моряки и простые рабочие. Среди присутствующих были и женщины. Порция не в первый раз посещала подобные собрания, многие лица были ей знакомы, а кое-кого она знала и по именам. Все, кто приходил сюда, хотели одного – чтобы их голос был услышан, чтобы им позволили самостоятельно распоряжаться будущим земли, на которой они живут.

Здесь выдвигались самые разнообразные предложения, проводились голосования по поводу принятия того или иного решения. В зале стоял невообразимый шум. За девять месяцев Порции довелось услышать выступления многих ораторов, но самым лучшим из них был Сэм Адаме. Его призывы отличались такой четкостью и ясностью, что у собравшихся возникало желание немедленно приступить к действиям. Идея борьбы против общего врага объединяла тех жителей Бостона, которые приходили сюда.

Как и обычно, Порция направилась к выходу незадолго до окончания собрания, чтобы не быть замеченной во время традиционного обмена «любезностями» с солдатами, которые в дни проведения подобных мероприятий выстраивались вокруг Док-сквер.

– Мисс Эдвардс?! – раздался за спиной знакомый голос. – Не ожидал увидеть вас в таком месте в столь замечательный день.

– Сердце в груди у Порции гулко заколотилось. Обернувшись, она увидела Пирса.

– Это вы, мистер Пеннингтон?! – Порция понимала, что удивляться тут нечему: Пирс занимался морскими грузоперевозками, поэтому его интерес к подобным собраниям представлялся вполне естественным.

– Я был очень разочарован, получив утром вашу записку, – тихо произнес Пирс. – В которой вы сообщили об отмене сегодняшней встречи.

Порция принялась теребить тесемку сумочки. Вчера девушка долго размышляла о том, что может случиться, если она все же решится отправиться в дом Пеннингтона, и вспомнила предостережения Мэри. Порция представляла, что может предложить Пирс, ей даже хотелось это испытать, но она не могла себе позволить стать падшей женщиной. И утром написала Пирсу записку, в которой приносила свои извинения, а поскольку точного адреса не знала, подсунула ее под дверь конторы на пристани Лонг-Уорф.

– Из-за новой работы у меня практически не остается времени. И мне кажется, как-то не подобает… – Пребывая в полной растерянности, Порция не могла вспомнить, что именно написала в записке.

– Вы совершенно правы. Я вел себя непозволительно, пытаясь давить на вас и настаивая на визите.

– Вы и не давили на меня, – отозвалась Порция и, вздохнув, решила все же не отвергать благородный жест. – Спасибо за понимание, мистер Пеннингтон.

– Вы позволите мне проводить вас?

Порция не представляла, каким образом остудить свои пылающие щеки.

– Разумеется, сэр. Почту за честь. Некоторое время они шли молча.

– Похоже, мисс Эдвардс, и вас не оставляет равнодушной политическая ситуация в Бостоне, – заметил Пирс.

– Да, мне все это очень интересно, – призналась Порция.

– Так вы, значит, не в первый раз слушаете выступления местных демагогов?

Порция покачала головой. Она была рада тому, что Пирс сменил тему для разговора.

– Однако ушли вы, так и не дождавшись окончания.

– Я еще зимой получила хороший урок. После одного из собраний выходила вместе со всеми, и в меня случайно угодил снежок, брошенный в сторону солдат. В результате я поскользнулась и потом целую неделю ходила с огромным синяком.

– Какой ужас! Но откуда вы знаете, что метили не в вас?

Мальчишка, который помог мне подняться и проводил до дома, признался, что это он в меня попал. Бедняга очень переживал из-за своей оплошности.

– Поделом ему, – сказал Пирс и увел Порцию немного в сторону, чтобы дать дорогу торопившимся прохожим. – Даже удивительно, что и после того случая вы продолжаете приходить сюда.

Порция пожала плечами.

– Без падений и ушибов в жизни не обойтись. Однако из-за них не следует сворачивать с избранного пути.

Пирс улыбнулся, и от его улыбки у нее в груди словно вспыхнул огонь. Она почувствовала, как он ласково провел ладонью по ее спине, прежде чем убрать руку.

Они продолжали идти по выложенной брусчаткой мостовой, и когда навстречу им попались две изысканно одетые дамы с детьми в сопровождении слуг, Порция не могла не заметить, с каким восхищением женщины смотрели на Пеннингтона.

Она прекрасно понимала, что не только привлекательная внешность и рост выделяли его среди других. Пеннингтон являлся незаурядной личностью, обладавшей внутренней притягательностью, и, кроме того, был, видимо, и впрямь, как утверждала Белла, хорошо известен женской части бостонского населения.

Порция попыталась было создать между собой и Пирсом некоторую дистанцию, но он тут же взял ее за руку и не отпустил даже тогда, когда остановился перекинуться парой слов с тремя шедшими навстречу мужчинами, которые, как она знала, были членами политической группировки из Саут-Энда.

– Судя по всему, вы тоже нередко посещаете собрания, – заметила Порция, когда они пошли дальше.

– Эти люди пытаются что-то делать. Я замечаю определенный прогресс. – Пирс окинул взглядом снующих вокруг прохожих и, понизив голос, продолжил: – И некоторые их методы я даже одобряю.

– Интересная у вас позиция, если учесть, что из-за этих людей вы наверняка терпите убытки всякий раз, когда парламент вводит очередные санкции против жителей Бостона.

– Есть вещи и поважнее денег.

– Вот тут я с вами согласна, мистер Пеннингтон.

– Представьте, бывая на собраниях, я порой испытываю боль. Когда вспоминаю о нашем поражении в Шотландии. Ведь мы, в сущности, боролись за то же самое.

– Однако у этих людей есть некоторое преимущество. Они как-никак отстаивают права англичан. Шотландцы – совсем другое дело.

– К сожалению, это так.

– Насколько труднее вашим соотечественникам выражать свое недовольство под тяжелой дланью британского военного правосудия.

– У вас довольно радикальные взгляды, мисс Эдвардс. – Пирс кивнул в сторону двух солдат в красных мундирах, стоявших на углу. – Но эта тяжелая длань растет из весьма длинной руки. Что ж, время покажет, насколько мистер Адамс и его друзья преуспеют в своей борьбе.

Порция вдруг заметила, что идут они уже по направлению к пристани Лонг-Уорф.

– А вы верите, что их ждет успех? – спросила она.

– Верю. Эти люди или же их предки прибыли сюда, чтобы начать все заново. Их предводители отличаются недюжинным умом, лидирующих позиций они достигли благодаря своим способностям и энергии, ни происхождение, ни общественное положение здесь не имеют значения. Не то что в парламенте, или когда речь идет о престолонаследии. Жители колоний стремятся обрести свободу и независимость. Это их право. А главное – в финансовом отношении колонии практически не связаны с Англией.

– Ну да, – кивнула Порция. – Колонисты в английском правлении не нуждаются, зато Англия нуждается в деньгах колонистов.

Пирс взглянул на нее с некоторым изумлением:

– Неплохо сказано.

– Однако одними разговорами британскую армию не одолеть. Я, конечно, не одобряю насилия, но считаю, что недовольство колонистов не будет воспринято должным образом, пока они не вооружатся.

– Интересная мысль. И где же вы такое услышали? В доме пастора Хиггинса? Или же капитан Тернер поделился с вами своими соображениями по поводу проблем колониального правления?

– Ни то ни другое. В семье Хиггинсов не принято обсуждать политику. А с капитаном Тернером у нас не настолько доверительные отношения, чтобы он мог высказать при мне подобную мысль. – Порция бросила взгляд на два военных корабля, стоявших на якоре неподалеку от пристани. – Это мое собственное мнение. Не думаю, что мистеру Адамсу, или Отису, или даже доктору Франклину удастся убедить короля одними только словами.

– Похоже, в ваших жилах действительно течет та самая кровь, – тихо произнес Пирс, переводя Порцию через дорогу.

– Какая кровь?

– Якобитская. Кровь ваших предков. – В голосе Пирса звучало одобрение.

Порция не нашлась что сказать. Она не привыкла получать комплименты, а в этих словах, безусловно, присутствовал комплимент, хотя и не совсем обычный. Как ни странно, Пеннингтон, оказывается, не забыл то, что она сообщила ему о своем прошлом. Значит, не счел ее рассказ пустой болтовней.

Они продолжали идти по улице, и девушка, осознав, что Пирс по-прежнему держит ее за руку, из соображений приличия попыталась робко высвободить ладонь. Однако он не позволил это сделать и даже переплел ее и свои пальцы.

– Ну, мисс Эдвардс, поведайте, какие еще мысли, касающиеся политики, таятся в вашей прелестной головке.

– Мне не очень-то удается скрывать свои взгляды.

– Будем надеяться, что вам не изменит чутье при выборе собеседников. Лично я не рекомендовал бы вам делиться своими взглядами с капитаном Тернером, а также с вашим новым работодателем адмиралом Миддлтоном.

– Это я хорошо понимаю, – произнесла Порция. – Неужели я похожа на дурочку?

Пирс мягко пожал ее руку.

– Ни в коей мере.

Его слова, прикосновение и внимание к ней волновали и возбуждали Порцию. Ей не хотелось расставаться с Пирсом, нравилось с ним разговаривать.

Мимо прошла пара уже немолодых супругов, и Порция, заметив, что женщина неодобрительно взглянула на их переплетенные пальцы, поспешила высвободить руку и отвела глаза в сторону. Они дошли почти до конца пристани, невдалеке виднелось строение, в котором находилась контора Пирса.

– Признаться, я удивилась, когда вы выразили недовольство в связи с ситуацией вокруг Шотландии. Вы никогда не говорили о своей стране.

– Это и ваша страна. Не так ли?

– Пожалуй, что так. Судя по тому, что мне говорили. – Порция окинула взглядом вытянувшиеся вдоль пристани магазинчики. – Но одно дело – знать, где твоя родина, и совсем другое – иметь с ней связь. Вот как вы. Ведь это настоящее счастье!

Пирс слегка нахмурился:

– Вы когда-нибудь бывали в Шотландии?

– Всего раз, вместе с миссис Хиггинс. Она навещала своих родителей, которые живут на самом севере.

– И какое у вас впечатление о наших краях?

– Прекрасная страна. Но меня удивило и опечалило, что очень мало людей работают на земле, фермы заброшены.

– Вы имеете в виду пустоши?

Порция кивнула и вновь посмотрела на Пирса. От его пристального взгляда ее сердце опять учащенно забилось.

– Не удивлюсь, если у вас есть свое мнение и о тамошнем положении дел.

– Разумеется, есть. Но я предпочла бы его держать при себе, чтобы не отпугнуть вас своей болтовней.

– Отпугнуть? Да вы меня заинтриговали!

– Кажется, к нам направляется ваш конторщик, – сказала Порция.

И действительно, к ним чуть ли не бежал Шон с кипой бумаг под мышкой.

– Да, вы правы. Мне придется ненадолго отвлечься. Но если вы готовы подождать, я подвезу вас потом до дома, и мы продолжим нашу беседу.

Порция покачала головой.

– Спасибо, вы очень любезны, но я не могу.

– Дальше можно слово в слово повторить то, что вы написали в записке. Позвольте спросить, почему вы не желаете провести время в моем обществе?

Подбежал Шон, однако Пирс отослал его обратно в контору.

– Так что вы там писали?

– В записке? Ну… – Порция пришла в замешательство.

– Я надеялся на достаточно откровенные взаимоотношения. Ну что же, как хотите. – Пирс кивнул на прощание. – Возможно, я еще буду иметь удовольствие встретить вас на одном из городских собраний. Всего хорошего, мисс Эдвардс.

Пеннингтон направился к своей конторе, а Порция зашагала в противоположном направлении. Ей нужно было держаться подальше от этого мужчины, пока чувства не взяли верх над рассудком.

Когда Мэри Хиггинс пришла в дом на Скул-стрит, где находилась аптека, хозяйка проводила ее не в гостиную, а прямо в комнату Порции. Мэри убедила миссис Крис, что подруга не стала бы против этого возражать. Поднимаясь по лестнице, пожилая женщина на все лады расхваливала новую квартирантку, а Мэри, очутившись в маленькой спаленке, в еще большей степени почувствовала себя виноватой.

Комната Порции была чистой, обстановка вполне соответствовала необходимым требованиям. Окно было настежь открыто.

Больше всего Мэри опечалило, что личное имущество Порции оказалось, мягко говоря, небогатым.

В углу комнаты стоял небольшой сундучок, на столике рядом с кроватью лежало несколько безделушек, подаренных Анной и Уолтером. Вот все, что Порция нажила к своим двадцати четырем годам! Мэри вспомнила, что восемь лет назад, когда девушка, покинув пансион в Уэльсе, переехала к ним, вещей у нее было побольше чем сейчас.

Впрочем, Порция никогда не проявляла особого интереса к вещам. Она нуждалась в тепле и ласке.

Видимо, они с Уильямом, поглощенные своей личной жизнью, не осознавали, что Порции необходимо было выйти замуж и обзавестись собственными детьми. Свой дом, свой очаг, то, чего она никогда не имела.

И теперь, думала Мэри, она сама подтолкнула Порцию к решению круто изменить жизнь.

Если бы они с мужем почаще выводили ее в люди, с кем-то знакомили и благосклонно относились к потенциальным женихам, она, возможно, не связывала бы надежды на счастливое будущее с освобождением той, которую считала своей матерью. Это было лишь мечтой, и, по мнению Мэри, мечтой неосуществимой. Слишком уж нереальной представлялась вся эта история.

Мэри подошла к окну и стала смотреть на улицу.

Жену пастора терзали угрызения совести еще и потому, что она постоянно сравнивала Порцию со своей сестрой. Однако Элли выросла в большой дружной семье, окруженная любовью, заботой и лаской, ни в чем не испытывая недостатка. И после грандиозного скандала, навредившего ее близким, не пострадала. После бракоразводного процесса повеса, соблазнивший Элли, женился на ней.

Теперь Элли вполне устроена и обеспечена, чего не скажешь о Порции.

По улице верхом на лошадях проехали офицеры, и Мэри невольно вспомнила о капитане Тернере. Быть может, подумалось ей, еще не поздно исправить ситуацию. Капитан явно неравнодушен к Порции, а сама Порция, возможно, проникнется к нему со временем симпатией. Если удастся их свести, Порция, возможно, откажется от мысли освободить мать.

Обдумывая предстоящий разговор с подругой, Мэри стала прохаживаться по комнате и случайно бросила взгляд на небольшой столик в углу. И когда увидела на нем чернильницу с пером и стопку бумаги, ее осенило. Мэри села за стол и взялась за перо.

«Мы с мужем по-прежнему остаемся друзьями Порции, ответственными за ее дальнейшую судьбу, – писала Мэри капитану Тернеру, – поэтому обращаемся к вам с просьбой оказать нам содействие и взять на себя труд доставлять ее в дом адмирала Миддлтона и обратно». Мэри упомянула о симпатии, которую Порция якобы питала к офицеру, и заранее поблагодарила его от имени всей семьи. Дождавшись, когда чернила подсохнут, она сложила листок и поднялась со стула.

Заслышав шаги на лестнице, Мэри сунула письмо в карман – Порция ничего не должна знать.

– Мэри? Ты здесь?

Миссис Хиггинс шагнула к двери.

– У меня было достаточно времени, чтобы все хорошенько обдумать и понять, как мне тебя не хватает.

– Я тоже по тебе скучала, – произнесла Порция.

– Возможно, я слишком строго придерживаюсь различных предписаний, подвержена страхам. Оставим все как есть, но будем поддерживать дружеские отношения.

– Спасибо, Мэри, – прошептала Порция и устремилась к подруге, раскрывшей объятия.

Поиски таможенников на борту «Тисла» результатов не дали. Однако Пирс был не настолько наивен, чтобы забыть о бдительности.

Пирс и Натаниель представили таможенному комиссару журналы с описанием предыдущих рейсов принадлежащих им кораблей. Как сообщалось, инспекционные мероприятия должны были продлиться от недели до месяца, что оказалось весьма некстати, ведь в ближайшее время они с Натаниелем ожидали прибытия еще одного парусника под названием «Лотиан». На этом судне, следующем из Карибского моря к острову Сент-Юстатиус, находилась очередная партия мушкетов, спрятанных среди бочек с патокой.

Нельзя допустить, чтобы «Лотиан» приблизился к Бостону, поскольку на британских военных кораблях, стоящих на якоре у входа во внутреннюю гавань, наверняка уже получен приказ об обыске судна.

Пирс подумывал о том, чтобы выйти в море на «Тисле» и попытаться перехватить «Лотиан», но такая задача была трудновыполнимой, ибо курс любого парусника непредсказуем. Кроме того, если вывести бриг из гавани с пустым трюмом, оставив в пакгаузе предназначенные к погрузке бочки с ромом, адмирал Миддлтон наверняка вышлет погоню. Но без хорошей форы их судно не может состязаться в скорости с британскими военными кораблями.

По всем прикидкам, «Лотиан» должен был прибыть в Бостон примерно через пару недель, если задержится в порту острова Сент-Юстатиус, что вполне вероятно. Это еще одна причина, по которой Пирсу следует побыстрее покинуть город.

Вернувшись вечером домой, Пеннингтон прошел прямо в кабинет и взял с полки присланное из Шотландии письмо, уже больше месяца лежавшее нераспечатанным. Порция сказала, что иметь в Шотландии семью – великое счастье. Эти слова тронули Пирса до глубины души, и ему до боли захотелось узнать, как обстоят дела у Лайона, с которым он не общался с того самого дня, когда погибла Эмма.

Пирс подошел к столу и некоторое время рассматривал фамильную печать рода Эйтонов, ту, что использовал еще отец.

Когда-то Пирс и помыслить не мог, что однажды оставит семью, не представлял себе жизни без Лайона, Дэвида и Эммы.

Они росли и мужали на глазах друг у друга. Эмма была почти ровесницей Дэвиду и все детство провела в компании братьев, вместе с ними бродила по окрестностям, взбиралась на холмы и утесы. Происходила она из рода Дугласов, их соседей, живших к востоку от Баронсфорда, и каждый в округе знал, что девочка не меньше братьев привязана к родовому гнезду Эйтонов.

Пирс сломал печать и снова погрузился в воспоминания.

У каждого из них были особые отношения с Эммой. Лайон, как старший из братьев, видел ее своей будущей женой. Она уже с юных лет готовилась стать графиней Эйтон.

Но ближе всех ей был Дэвид. Самые младшие в их веселой компании, они с детства вместе резвились среди холмов. В течение нескольких лет были неразлучны. Пирс не сомневался, что именно младший брат по-настоящему любит Эмму.

Сам он воспринимал ее как сестру, поскольку стал нянчиться с ней еще в ту пору, когда она только начинала ходить. Поэтому считал своим долгом давать ей наставления и направлять по жизненному пути. Он возлагал на Эмму определенные надежды, однако она была слишком своенравна и импульсивна.

Когда Лайону пришлось покинуть замок, чтобы завершить образование и получить офицерский чин, Эмма с матерью и двоюродной сестрой Гвинет отправились в Лондон. Вскоре их отец, старый граф Эйтон, умер, и Эмма стала ждать возвращения Лайона. Когда он вернулся, все ее внимание, естественно, переключилось на него. Ни для кого не являлось секретом, что Эмма мечтала стать графиней Эйтон и хозяйкой Баронсфорда.

Пирс предупреждал брата, говорил, что замуж она стремится не столько из-за любви к нему самому, сколько к его титулу, но, несмотря на эти предостережения, Лайон все-таки женился на Эмме. Именно тогда и закончилась былая идиллия во взаимоотношениях всех четверых. Дэвид, к тому времени тоже получивший офицерское звание, отправился верой и правдой служить британской короне.

После того как Эмма стала женой Лайона, статус хозяйки Баронсфорда быстро утратил для нее прежнюю привлекательность. Ей постоянно хотелось чего-то большего. Теперь-то Пирс понимал, как он был слеп, когда позволял Эмме настраивать их с братом друг против друга. Она знала, что Пирс хорошо к ней относится, несмотря на попытки отговорить Лайона от женитьбы, и часто использовала его во время ссор с мужем. Как только ей что-то не нравилось, она тут же бежала к нему, и вся вина, разумеется, каждый раз полностью возлагалась на Лайона.

Пирс развернул письмо, однако поначалу даже не смог разобрать слов – воспоминания о жизни в Баронсфорде по-прежнему затуманивали взор.

На протяжении двух лет, пока продолжался брак Лайона, Пирс позволял Эмме манипулировать собой, и только после ее смерти он осознал всю неразумность собственной позиции. Эмма слишком долго оставалась членом их семьи, и до чего же глупо с его стороны было постоянно верить ей и пытаться повлиять на брата, не имея на то ни малейшего права. Он продолжал вмешиваться даже тогда, когда для него стало очевидным, что это еще больше разрушает их брак. Эмма была лжива, но он слишком долго не придавал этому значения. Теперь Пирс сомневался практически во всем, что касалось Эммы. Даже в последних ее словах, сказанных ему.

Эмма тогда устроила грандиозный прием, поводом для которого послужил день рождения вдовствующей свекрови. С обеих сторон были приглашены многочисленные родственники. Лайон и Эмма впервые за несколько месяцев оказались под одной крышей, однако наутро, когда большая часть гостей отправилась на охоту, у них опять произошла ссора.

Никого из присутствующих в Баронсфорде это не удивило, к постоянным скандалам между супругами все давно привыкли.

Эмму Пирс нашел в саду. Она сразу стала жаловаться на Лайона, на его грубое обращение с ней, а потом сообщила, что устроила прием, желая объявить о своей беременности. Однако муж воспринял ее сообщение без особой радости.

Услышав, что Эмма беременна, Пирс на какой-то момент лишился дара речи. Потом Эмма увидела приближающегося Лайона и побежала в сторону скал, а Пирс, как обычно, стал упрекать брата в плохом обращении с женой.

Он никогда не забудет выражение лица Лайона, когда тот узнал, что Эмма ждет ребенка. Он не слышал, что говорил Пирс, и словно в прострации, молча двинулся вслед за женой.

Некоторое время Пирс находился в саду, но вскоре запаниковал и бросился в ту сторону, куда удалились Эмма и Лайон, осознав, что произошло непоправимое. Подбежав к реке и глянув вниз, он увидел лежавшее на камнях тело Эммы и рядом с ней покалеченного, но живого Лайона.

После похорон Пирс недолго оставался в Баронсфорде. Было невыносимо смотреть на осунувшееся лицо брата. Лайон казался окончательно сломленным, рассудок был затуманен лекарствами, которые он принимал, чтобы облегчить страдания.

По округе, конечно же, поползли слухи: кое-кто утверждал, что Лайон сам столкнул жену с утеса. Однако Пирс не принимал всерьез подобные разговоры.

В случившемся был виноват только он. Осознав это в полной мере, Пирс решил покинуть Баронсфорд и отправился в североамериканские колонии.

Пирс опять устремил взгляд на письмо: почерк явно принадлежал не сэру Ричарду, их семейному адвокату. Едва пробежав глазами первые строчки, он тут же принялся перечитывать их заново, словно желая удостовериться, что это не плод его воображения.

Подобная манера изложения была присуща именно брату. Перед мысленным взором предстал прежний Лайон, каким он был еще до женитьбы на Эмме, – сильный, уверенный в себе.

Лайон сообщал, что женился на Миллисент Грегори. Что со здоровьем у него все в порядке, что они с женой живут то в Баронсфорде, то в Мелбери-Холле, имении Миллисент, которое находится в графстве Хартфордшир к северу от Сент-Олбанса. К осени ожидают своего первенца, а еще у них в доме недавно появилась маленькая девочка-сирота, которую они намерены воспитывать как собственную дочь. Малышку назвали Джозефиной, и эта юная особа чрезвычайно непоседлива.

Пирс перечитал эту часть письма, не веря собственным глазам. Подумать только! Лайон и дети! Пирс потряс головой.

Брат, не скупясь на эпитеты, расхваливал жену, которая затеяла в обоих имениях преобразования. Пирс невольно улыбнулся.

Но самое главное содержалось в заключительной части письма.

Дело в том, что уже через несколько недель после своего отъезда Пирс получил послание от сэра Ричарда, в котором тот сообщал, что Лайон отписал ему все угодья Баронсфорда. Адвокат объяснял, что тем самым брат старается спасти их род, поскольку сам намерен отойти от дел до тех пор, пока окончательно не поправится и не придет в себя после потрясения. Таким образом, Пирс должен взять на себя управление родовыми землями, а в помощь ему можно отозвать из армии Дэвида. И тогда местные крестьяне смогут спокойно жить и работать.

Отказываясь от имения, Лайон тем самым, конечно же, хотел обеспечить братьям надежное будущее, однако Пирс не желал брать на себя ответственность за родовое гнездо. Именно Лайон является графом Эйтоном и потому должен заботиться о Баронсфорде.

В конце письма Лайон рассказывал о запустении в соседних поместьях и сообщал, что их фермеры беспокоятся, как бы то же самое не случилось и с Баронсфордом. Брат также упомянул, что земли по-прежнему записаны на имя Пирса, и если он не явится, чтобы успокоить народ, то тревога будет только возрастать.

Пирс, конечно, мог и здесь, в Америке, оформить соответствующие бумаги и отправить их домой, тем самым аннулируя документ, который он и так не признавал. По правде говоря, это нужно было сделать как можно быстрее – ведь в случае чего насевшие на него «инквизиторы» вполне могут зацепить и их родовое гнездо. Бумаги можно отослать первым же кораблем, отплывающим в Англию, а потом он сам навестит родные края.

Пирс даже удивился тому, насколько захватила его эта мысль. Снова взяв письмо, он еще раз прочитал о выздоровлении брата и его втором браке. Возможно, все возвращается на круги своя.

Эти размышления были прерваны стуком в дверь. Заглянувший слуга доложил, что внизу дожидается посыльный, и Пирс быстро вышел из кабинета.

У входных дверей стоял паренек лет пятнадцати в покрытой пылью одежде. Достав из-за пазухи кисет, он молча протянул его Пирсу. Пирс взял кисет и, отойдя к окну, развязал тесемку. Внутри оказалось письмо от капитана «Лотиана».

Капитан Кэмерон сообщал, что в море им повстречалось идущее из Бостона судно под командованием его приятеля, который и рассказал о том, что происходило на борту «Тисла». Поэтому было решено развернуть «Лотиан» на сто восемьдесят градусов и следовать в Ньюпорт, где они сейчас и стоят на рейде, ожидая дальнейших указаний.

– И долго тебе пришлось скакать? – поинтересовался Пирс у посыльного.

– Не более шести часов, сэр. Капитан Кэмерон велел взять самую лучшую лошадь. Я так и сделал.

– Молодец!.. Ну а теперь иди на кухню и набей себе живот чем захочешь. А я пока напишу ответ.

Глава 14

Порция провела в особняке адмирала Миддлтона где-то около часа, когда миссис Грин, не отходившая от Елены и во время завтрака, ввела в комнату личного врача адмирала. Военный медик посещал мать чуть ли не ежедневно, настойчиво убеждая ее принимать лекарства, от которых Елена часто отказывалась.

Визиты капитана Тернера Порция решила пресечь как можно скорее. Он заглянул к ним сразу же, как только ушел врач, а потом еще раз.

Утром Порция была крайне удивлена, обнаружив капитана ожидающим ее возле дверей аптеки. От растерянности она не сумела с ходу придумать какую-нибудь отговорку, и ей пришлось ехать в дом на холме Коппс-Хилл в экипаже Тернера. Всю дорогу она чертыхалась. Во время поездки капитан сообщил Порции, что во второй половине дня ему надо будет ненадолго покинуть особняк, но к пяти часам он обязательно вернется за ней. Порция ничего не ответила, однако мысленно поклялась себе, что постарается улизнуть до возвращения офицера.

В общем, в это утро им с матерью постоянно мешали – то миссис Грин, то капитан Тернер. Они никак не могли остаться вдвоем, чтобы обстоятельно поговорить. Во время полуденного чаепития Елена попросила Порцию присоединиться к ней, чем вызвала явное неудовольствие миссис Грин, которая бросила на девушку неприязненный взгляд.

Когда служанки убрали со стола, Елена обернулась к открытому окну.

– Сегодня замечательный день, мисс Эдвардс. Не правда ли?

– Да, мэм, конечно, – откликнулась Порция.

– В таком случае почему бы нам не погулять в саду, среди роз?

– Нет, мисс Миддлтон, я решительно против! – тут же возразила миссис Грин. – С моря дует холодный ветер.

– Но сад огорожен стеной. К тому же я возьму собой шаль.

– Сегодня вы никуда не пойдете, – отрезала экономка. – Доктор предписал вам покой, и моя обязанность вам его обеспечить. Сейчас вы должны отправиться в спальню.

– Не вам мне указывать, что я должна и чего не должна, – огрызнулась Елена.

– Нет, моя госпожа, именно мне.

Порция вместе с четырьмя служанками молча наблюдала за разгоравшейся ссорой.

– Эту девушку наняли, чтобы она мне читала! – с дрожью в голосе возмущалась Елена. – Но вы даже не дали нам возможности раскрыть книгу!

Миссис Грин подала знак одной из служанок, и та приблизилась к Елене, чтобы помочь ей подняться. Но та оттолкнула протянутую руку.

– Насчет мисс Эдвардс вы можете не беспокоиться, – сказала экономка и велела еще одной служанке помочь первой. – Ей хорошо заплатят за то, что она будет сюда приходить.

– Мне нет никакого дела до того, сколько ей заплатят!.. Ее наняли не просто так!.. Но вы, видно, решили постоянно нам мешать! – Елена раздраженно отмахивалась от служанок, протягивающих к ней руки. – Я хочу, чтобы она проводила время со мной!.. Только я и она. Хочу, чтобы она мне читала!

– Для этого и завтра будет достаточно времени. Порция увидела, как экономка быстро подошла к небольшому столику, стоящему у стены, и что-то налила в чашку.

– Завтра вы будете говорить то же самое. И послезавтра. Вы просто не хотите, чтобы она приходила! Вы вознамерились мешать нам с первого же дня!

– Похоже, у вас начинается истерика, – с угрозой в голосе произнесла миссис Грин.

– Ничего подобного, я в полном порядке. – Елена неловко поднялась. – И я вполне могла бы выйти сейчас в сад. День солнечный, теплый. В саду есть уютный уголок, где мы с мисс Эдвардс могли бы посидеть. Она бы мне почитала.

– Только не сегодня, – возразила миссис Грин и с чашкой в руке приблизилась к Елене..– Сейчас вы примете лекарство и пойдете отдыхать.

– Я не желаю отдыхать! Уже наотдыхалась! – Елена попятилась и наткнулась на стул. Служанки шевельнулись было с намерением ее поддержать, но она отмахнулась от них. – Не смейте ко мне прикасаться! Мне не нужна ничья помощь! – Елена отступила еще на шаг и оперлась на спинку стула. – Мисс Эдвардс! Порция! Где вы?

– Я здесь, мисс Миддлтон. – Девушка поспешила к матери, не обращая внимания на суровый взгляд миссис Грин.

Елена протянула к ней руку.

– Помогите мне. Отведите меня в сад. Я хочу побыть на солнце. И захватите с собой книгу. А вы за нами не ходите.

Миссис Грин, преградив Порции дорогу, сунула в руку Елены чашку.

– Ну что ж, будь по-вашему, моя госпожа. Выпейте вот это и можете идти.

Елена взяла чашку, и Порция с трудом удержалась, чтобы не вмешаться. Впрочем, необходимости в этом не было.

В следующую секунду чашка пролетела через всю комнату и, ударившись о выложенный мрамором камин, рассыпалась на множество осколков.

– Что вы себе позволяете?! – возмутилась миссис Грин и, схватив Елену за руку, призвала на помощь служанок. – Никакой благодарности!

– Немедленно отпустите! Не смейте ко мне прикасаться!

– Миссис Грин, послушайте!.. – воскликнула Порция и, обойдя экономку, остановилась перед ней.

– Отпустите меня! – кричала Елена. – Порция, пожалуйста, помоги!

Девушка потянулась было к сопротивляющейся матери, но миссис Грин оттолкнула ее.

– Вы еще смеете вмешиваться?! Я позабочусь, чтобы ноги вашей больше не было в этом доме! Забота о мисс Миддлтон возложена на меня!

– Порция! – еще раз крикнула Елена, которую служанки чуть ли не силой выводили из комнаты.

– Увидимся завтра! – откликнулась Порция.

Как только Елену увели, миссис Грин повернулась к девушке.

– Это вы спровоцировали ее истерику, – заявила она. – Впредь не смейте этого делать. Ну а сейчас вам лучше уйти.

Экономка повернулась и вышла.

Особняк адмирала Миддлтона Порция покидала пешком, как и намеревалась. У ворот, рядом с установленными в пирамиду мушкетами, прохаживались четверо гардемаринов, которые уже видели Порцию утром вместе с капитаном Тернером и сейчас, конечно же, признали. Проходя мимо, Порция обменялась со стражниками шутливыми любезностями, чтобы они ее запомнили, а также желая завоевать их расположение. Это могло бы пригодиться при осуществлении задуманного Порцией плана.

Порция пришла к выводу, что ждать больше нельзя. Надо увезти мать в самое ближайшее время.

И помочь ей может только один человек.

Когда Порция добралась до уже известной ей конторы, располагавшейся на пристани Лонг-Уорф, ее одежда и обувь были покрыты пылью. Сняв шляпку, она подумала, что выглядит сейчас ужасно. Но это ее мало беспокоило.

Конторщик Пирса, слава Богу, узнал ее.

– Мне очень жаль, мисс Эдвардс, но мистер Пеннингтон в данный момент отсутствует.

– Ну а попозже он придет? – с надеждой спросила Порция.

– Не знаю, мисс, – пожал плечами Шон. – С утра его вообще не было, поэтому ничего определенного сказать не могу.

– А вам известно что-нибудь о его сегодняшних планах? Может быть, мне удастся где-нибудь его перехватить?

– Извините, мисс, не знаю, – с сочувствием в голосе ответил молодой человек.

В этот момент дверь позади него открылась и Порция увидела Натаниеля Мьюира.

– О-о!.. Мисс Эдвардс. Весьма польщен вашим визитом.

– Здравствуйте, мистер Мьюир, – поприветствовала Порция. – Извините за вторжение, но мне срочно нужно поговорить с мистером Пеннингтоном.

– Не сочтите за дерзость, но можно ли узнать, о чем?

– Дело в том, что… – Девушка замялась, пытаясь придумать достаточно логичное объяснение или же более или менее правдоподобную ложь. Однако в голову ничего не приходило. – Извините, это сугубо личное, – вымолвила она наконец.

Натаниель распахнул дверь кабинета.

– Может быть, вы все же войдете? Я постараюсь вам помочь.

Порция припомнила, что говорила ей Мэри насчет приличий, когда увидела ее здесь. Но сейчас девушке было не до приличий.

Опустившись на стул, предложенный ей Мьюиром, Порция почувствовала, как сильно устала.

– Извините за беспокойство, мистер Мьюир, но не могли бы вы каким-то образом сообщить своему партнеру, что мне необходимо с ним поговорить?

– В настоящий момент разыскать его будет нелегко, но я охотно передам ему все, что вы скажете, как только он вернется. Но может быть, я сам смогу вам помочь?

Поколебавшись, Порция решилась открыться приятелю Пирса.

– Я хотела поговорить с мистером Пеннингтоном насчет места на каком-нибудь корабле. Для переезда в Англию.

– В Англию? – Да.

– А могу я поинтересоваться, для кого именно понадобилось это место? Для вас?

– Да, для меня, – ответила Порция. – В моей жизни произошли некоторые изменения. Я больше не живу в доме пастора Хиггинса и не работаю у него.

– Это случилось как-то неожиданно.

– Да, – кивнула Порция. – Я, конечно, нашла другое жилье и новую работу в доме адмирала Миддлтона, однако… – Она могла только гадать, рассказывал ли Пирс своему приятелю о том, что это за работа. – К сожалению, все оказалось совсем не так, как я ожидала. У меня была причина пойти туда работать, но, судя по всему, я ошиблась.

– Весьма прискорбно это слышать. Порция устало вздохнула.

– Я больше не могу там работать, мне необходимо вернуться в Англию, желательно в Уэльс. Не сомневаюсь, что леди Примроуз, попечительница того пансиона, где я воспитывалась, охотно возьмет меня к себе учительницей. – Порция опустила голову и принялась разглядывать свою юбку. – У меня есть некоторые сбережения, но… мое нынешнее положение таково, что вопрос с оплатой я предпочла бы решить потом, по прибытии в Уэльс. Уверена, леди Примроуз возместит все издержки. – Найдя в себе силы поднять глаза, девушка смущенно взглянула на сидящего напротив Мьюира. – Извините меня… Я всегда так много говорю. Мне не хотелось загружать вас своими проблемами.

Порция вознамерилась было подняться со стула, но Натаниель жестом остановил ее.

– Перестаньте, мисс Эдвардс. Вам совершенно незачем извиняться. – Он понимающе покачал головой. – Я обязательно расскажу Пеннингтону о сложившейся у вас ситуации, и мы наверняка сможем вам помочь. Но вы, насколько я понимаю, желаете срочно покинуть Бостон?

– Да, мне хотелось бы сделать это как можно скорее, – подтвердила Порция. – Меня очень многое подгоняет, и в первую очередь – мое финансовое положение. Денег у меня немного, и я…

– Не беспокойтесь, как-нибудь договоримся.

– Нет, сэр, благотворительность мне не нужна! – Порция слегка покраснела, понимая, что говорит совсем не то. – Другая же причина такой срочности в том, что леди Примроуз не ожидает моего приезда, и мне необходимо добраться до Уэльса еще в первой половине лета, потому что потом она уедет в Шотландию. Она написала, что собирается туда. Если я не попаду в Англию до ее отъезда, то окажусь в довольно затруднительном положении.

– Я хорошо вас понимаю.

– Не знаю, рассказывал ли вам мистер Пеннингтон о том, что мои предположения подтвердились.

Мьюир никак не отреагировал на ее слова, и Порция решила, что будет лучше, если она расскажет ему о Елене.

– Не знаю, сэр, могу ли я быть с вами достаточно откровенна.

– Конечно, можете, мисс Эдвардс.

– Видите ли, мои предположения о том, что Елена Миддлтон моя мать, почти полностью подтвердились. Поэтому я и постаралась получить работу в доме адмирала. Мне хотелось побольше времени проводить с Еленой, получше ее узнать. Но сегодня я поняла, что в этом нет смысла. Экономка, которая присматривает за ней, грубая и деспотичная особа. Мне просто тяжело смотреть на то, что там происходит. – Голос Порции дрогнул. – Я надеялась увидеть мать совсем другой, представляла ее достаточно крепкой и сильной, но оказалось, что она очень слаба.

Порция смахнула слезу и взглянула на Мьюира. Тот сидел, подавшись немного вперед, его красивое лицо выражало участие и заинтересованность.

– Мисс Эдвардс, я уверен, что мы сможем вам помочь. Нужно только свериться с графиком и узнать о наличии пассажирских мест на наших кораблях. Обычно подобными делами занимается Пирс, но я обещаю в самое ближайшее время сообщить вам результат. Оставьте мне свои координаты.

Глава 15

Наступал вечер, солнце все больше клонилось к закату, и свет едва проникал в мастерскую серебряника. Несмотря на распахнутые окна и двери, в помещении из-за раскаленного горна было жарковато. Не обращая внимания на духоту, Пирс с серьезным видом разглядывал поданные ему пряжки для обуви. Наконец юный подмастерье покинул мастерскую. С обернутым холстиной и помещенным в ящик кувшином он был отправлен куда-то в сторону Норт-сквер.

Серебряных дел мастер, невысокий коренастый мужчина, подошел к Пеннингтону.

– Какие новости, сэр?

– Один из моих парусников, «Лотиан», стоит на якоре в Ньюпорте, – сообщил Пирс. – Завтра ночью он проскользнет мимо маяка и войдет в залив. Чтобы все забрать, вам понадобятся по меньшей мере три баркаса. Товар прямо из Бристоля. Ты ведь знаешь наших тамошних друзей?

– Разумеется. Надеюсь, мы доставим груз на берег без каких-либо проблем. Но каким образом вы собираетесь проскользнуть мимо «Гаспи», которым командует этот заносчивый болван?

– Мы уже придумали, как вывести из игры нашего доблестного лейтенанта Дьюдингстона.

Серебряных дел мастер обнажил в улыбке удивительно белые зубы.

– Прямо-таки не терпится об этом услышать.

– Услышишь, Пол. В самое ближайшее время, – заверил его Пирс и снова стал рассматривать пряжки. – Отличная работа! Сколько я тебе должен?

Ремесленник улыбнулся и протестующе вскинул руки.

– Какое значение имеют деньги, сэр? Увидимся завтра ночью.

Сунув пряжки в карман, Пирс вышел из мастерской и направился в сторону пристани Лонг-Уорф. Устойчивый бриз нес с собой запах океана – тот самый, которым ему предстоит наслаждаться целых два месяца. Он уже все решил. Как только с «Лотиана» заберут нелегальный груз, парусник, обогнув мыс, прибудет в Бостон, он взойдет на борт, и отсюда они возьмут курс к берегам Британии. А Натаниель в случае необходимости отговорится тем, что на патоку, которой заполнен трюм судна, покупателя так и не нашлось.

Шагая по улицам города, где сновал самый разнообразный люд, Пирс прислушивался к различным звукам, к голосам торговцев и извозчиков, вдыхал привычные запахи, доносившиеся из трактиров и пекарен, стараясь их запомнить. Он знал, что будет скучать по Бостону, который стал для него родным и где хотелось бы жить, несмотря на те или иные опасности. Пирс был уверен в том, что непременно сюда вернется.

Пирс подумал, что неплохо было бы попрощаться с Порцией, однако в конторе его уже давно ждал Натаниель. Пирс возвратился в Бостон около двух часов назад и успел перемолвиться с приятелем лишь парой слов, а перед тем, как снова отправиться вечером в Ньюпорт, ему еще предстояло сделать немало дел и в конторе, и у себя дома.

Трудовой день заканчивался, мастерские и магазины на пристани закрывались. Однако Шон все еще сидел за столом и усердно работал. Пожав парню руку, Пирс похвалил его за старательность и прошел в кабинет Мьюира.

Натаниель тоже с головой погрузился в работу. Он уже подготовил журналы, которые капитану «Лотиана» нужно будет предъявить по прибытии в Шотландию. Ну а издержки этого рейса компенсируются деньгами, полученными за доставленное оружие, которое выгрузят уже завтра. Трюм корабля так и останется заполненным, именно для этого и понадобятся соответствующие записи в журналах. Хотя Пирс, по правде говоря, не очень-то переживал по поводу встречи с таможенными чиновниками по ту сторону Атлантики.

Имелись также и другие документы, которые им обоим предстояло проработать. Нужно было решить некоторые деловые вопросы, поскольку сделками, которые успел заключить Пирс, теперь придется заниматься Натаниелю.

Вскоре в Кабинете Пеннингтона стол был завален гроссбухами, картами и прочими бумагами.

– А что ты скажешь, если я предложу взять на борт «Лотиана» одного пассажира?

Пирс с любопытством взглянул на приятеля.

– Пассажира, который намерен расплатиться только по прибытии на место, – добавил Натаниель.

– Я скажу, что ты просто рехнулся. В колониях «Лотиан» не зайдет ни в один порт, и вообще мы не берем никаких пассажиров.

Натаниель присел на край стола.

– Даже таких, которым непременно нужно попасть в Англию? И даже ту, к которой ты явно неравнодушен?

– Когда она здесь была?

– Сегодня, после обеда.

– А как же ее новая работа? Она ведь хотела находиться рядом с матерью.

– Видимо, ей понадобился всего день, чтобы понять, что из этого ничего не выйдет. Сюда она пришла прямо из особняка адмирала Миддлтона и очень расстроилась, не застав тебя. Ну, я, конечно, использовал свое бесспорное обаяние, и она рассказала мне, что ей от тебя нужно. Она надеется, что ты поможешь ей добраться до Британии. Хочет вернуться под крылышко леди Примроуз.

Пирс обвел взглядом кабинет, посмотрел на кучу бумаг, громоздившихся на столе. Всего за несколько часов предстояло выполнить чуть ли не двухнедельный объем работы.

– Как это некстати.

– Не беспокойся, я все устрою. К отплытию она уже будет на борту. Тебе не обязательно во что-то вникать.

– Эта девушка совершенно непредсказуема, Натаниель, поверь мне. Чего доброго, устроит на корабле мятеж, и в результате мы окажемся черт знает где. На Мадагаскаре, а то и в Китае. Хлопот с ней не оберешься.

– Думаю, ты с ней справишься. Так же, как и здесь, в этом кабинете.

Пирс выпрямил спину и устало провел ладонью по лицу.

– Если бы ты был тут и услышал ее печальную историю, – продолжал Мьюир, – то непременно согласился бы взять ее с собой. Денег у нее почти нет, а перебраться через океан нужно просто дозарезу. И в то же время гордость не позволяет ей принимать милостыню. – Натаниель вдруг понизил голос. – И хотя она наверняка догадалась об определенной связи между тобой и неуловимым капитаном Макхитом, не использовала это в своих целях.

– Пока не использовала.

– Тогда тем более следует взять ее с собой. Вдали от колоний она не будет представлять для нас опасности.

Пирс посмотрел в открытое окно. Оттуда доносились запахи готовящейся на камбузах еды и корабельной смолы. Конечно, лучше всего сказать «нет», и тогда путешествие будет более спокойным. И скучным.

– Но мы ведь идем к берегам Шотландии, а ей нужно в Уэльс.

– Это несущественно. Главное для нее – пересечь океан, ну а дальше она доберется сама.

– А что еще ты выяснил, когда копался в ее прошлом?

– Ничего такого, что заставило бы меня беспокоиться за твою безопасность. Судя по всему, она невинна, как дитя.

– Ну это вряд ли. Я-то знаю, на что она способна.

– Я имею в виду ее репутацию. Насчет поведения ничего не могу сказать, – многозначительно проговорил Натаниель.

– Я тоже! – чуть ли не прорычал Пирс. – Если ты думаешь, что между нами что-то было, глубоко ошибаешься. И если даже я возьму ее на корабль, это вовсе не значит, что она с готовностью ляжет в мою постель.

– Ну разумеется. У меня и в мыслях ничего подобного не было. – Натаниель улыбнулся. – Ну что?.. Сам пошлешь ей радостное известие или предоставишь это дело мне?

За обедом и Анна, и Уолтер с трудом сдерживали восторг. Еще бы – их любимая Порция сидела сейчас на своем прежнем месте. А когда им позволили остаться вместе со всеми в гостиной, это для них было лучше всякого десерта. Порцию, однако, немного опечалило, что в доме пастора ее теперь называли гостьей.

Вчера она и удивилась, и обрадовалась, обнаружив в своей комнате Мэри. Предложение помириться было именно тем, чего ей так хотелось, и Порция, конечно же, с готовностью согласилась пообедать с семьей Хиггинсов на следующий день. Однако она не подозревала, что на обеде будет присутствовать капитан Тернер.

Так получилось, что прибыли они практически одновременно, и появление офицера стало для Порции полнейшей неожиданностью. И вот теперь он в мельчайших подробностях рассказывал пастору и его жене о проведенном с ней сегодня времени. С весьма довольным видом капитан сетовал по поводу того, что Порция покинула дом адмирала Миддлтона еще до его возвращения. Со стороны могло показаться, что они симпатизируют друг другу. Тернер ясно давал понять, что имеет в отношении Порции далеко идущие планы.

Однако выразить свой протест Порция не могла, сейчас был неподходящий момент, чтобы попытаться осадить капитана. С учетом того, что она задумала, от него зависело очень многое. Так что придется потерпеть, пока не придет ответ от мистера Мьюира, а может, и от самого Пеннингтона. Если бы не дети, Порция давно бы уже ушла, сославшись на недомогание.

К сожалению, она не могла заткнуть уши, чтобы не слышать разглагольствований офицера.

– Они втроем так мило смотрятся, не правда ли? – заметила Мэри, когда капитан Тернер на секунду умолк, чтобы перевести дух.

Порция никак не отреагировала на слова Мэри, Анна же, сидевшая спиной к взрослым, скорчила уморительную рожицу. Как только все перешли в гостиную, Порция и дети, используя грифельную доску и мел, стали играть в крестики-нолики.

– Да, поистине благолепное зрелище, – согласился офицер. – Утверждающее в мужчине веру в присущий женщинам материнский инстинкт.

Порция, как никто другой, умеет обращаться с детьми, – продолжила Мэри. – Они всегда рады возможности провести с ней время.

– Нисколько в этом не сомневаюсь, мэм, – сказал Тернер. – Такое же воздействие она оказывает и на меня. Представьте мое разочарование, когда нынче днем мне пришлось уехать и отвести свой взор от ее прекрасного лика. Однако она проявила полное понимание того, что мне необходимо исполнять служебный долг. Я буквально благоговею перед ее готовностью жертвовать собственными удобствами ради того, чтобы не создавать мне каких-либо затруднений. Должен заметить, в наши дни редко встретишь подобное качество у молодых дам. Они эгоистичны и имеют наглость считать себя равными мужчинам. Ведь это нонсенс – как ни удивительно, некоторые разделяют подобную точку зрения.

Порция заметила, что пастор коснулся руки жены, а Анна, пародируя Тернера, наклонялась до тех пор, пока не уткнулась подбородком Порции в плечо. Девушка с трудом сдержала улыбку.

– Сейчас ведь моя очередь? – прошептала Анна.

– Нет еще, – нахмурился Уолтер. – Каждый сыграл по три раза. Так что не лезь и следи за счетом.

Порция чмокнула девочку в лоб и вытерла грифельную доску. Уолтер опять победил.

– А вы, капитан Тернер, любите детей? – поинтересовалась Мэри. Ее голос звучал теперь несколько напряженнее, чем прежде.

– Ну разумеется. Особенно таких послушных, как ваши. Говорят, я и сам был примерным ребенком. Однако полагаю, что для этого необходимо достаточно строгое воспитание с самого раннего возраста. Ребенку следует объяснить разницу между правильными и неправильными поступками таким образом, чтобы он помнил это всю жизнь. – Расположившийся в кресле капитан подался немного вперед. – К счастью, моей матери не разрешали вмешиваться в воспитательный процесс – у нее было слишком мягкое сердце. А вот отец, царствие ему небесное, требовал от меня беспрекословного повиновения. А для вящей убедительности под рукой у него всегда находился хороший хлыст. Когда же он уходил со своим полком, то поручал наставникам пороть меня раз в неделю независимо от того, заслуживал я наказания или нет. Повзрослев, я решил последовать примеру отца.

И Уолтер, и Анна, забыв об игре, во все глаза смотрели на офицера.

– Я до сих пор благодарен отцу за его методы воспитания, – продолжал Тернер, теперь уже обращаясь к детям. – И когда прикасаюсь к едва заметным шрамам на теле, радуюсь, что был сыном такого сильного и волевого человека. Именно он сделал меня тем, кем я являюсь на сегодняшний день. И я испытываю грусть оттого, что мне не выпало чести героически погибнуть вместе с ним в Каллоденской битве против неверных шотландцев.

Мэри, едва сдерживая гнев, сидела, уставившись в пол.

– Как бы то ни было, – продолжал капитан, – я с нетерпением жду того дня, когда смогу передать следующему поколению Тернеров то, что унаследовал от отца. Силу, твердость характера, дисциплинированность!

В отличие от остальных Порция была уже наслышана о присущих капитану весьма жестких взглядах на жизнь – и о нем, и о его семье ей кое-что рассказывала Белла.

– Думаю, вы оба будете благодарны нашему Господу за то, что с немалой пользой провели сегодняшний вечер, – с улыбкой произнес пастор Хиггинс, обращаясь к детям.

Капитан Тернер рассмеялся, видимо, не уловив двусмысленности в словах священника.

Анна, вскочив на ноги, подбежала к отцу и взобралась к нему на колени, Уолтер продолжал сидеть на полу, не отрывая от офицера несколько настороженного взгляда.

Стук в дверь прервал неловкое молчание. Вошел Джосая и обратился к Порции:

– Мисс Эдвардс, вас там спрашивают.

Девушка извинилась перед присутствующими и последовала за стариком.

В холле, у входной двери, стоял юный посыльный, который протянул ей конверт.

– Сначала, мисс, я зашел в аптеку на Скул-стрит, там сказали, что вы здесь. Мне велено передать это лично вам и дождаться ответа.

Вскрыв конверт и достав послание, она заскользила взглядом по строчкам. Два слова сразу же бросились в глаза – «отплытие» и «завтра». Порцию охватило волнение.

В послании сообщалось, что у нее есть возможность пересечь океан на паруснике, который завтра после полуночи отплывает из бухты Наррагансет. Направляется он, однако, в Бристоль. В условленном месте ее встретят и доставят на борт.

Обрадованная и возбужденная, Порция оторвала взгляд от письма. Шотландия!.. Никто не станет их там искать. Ну а потом они без труда переберутся в Уэльс.

Порция взглянула на инициалы в конце письма – Н.М. На восковой печати не было никаких особых примет. Ничто не выдавало Натаниеля, если бы письмо вдруг попало не в те руки.

Порция уже собиралась взбежать наверх и быстро написать ответ, когда услышала доносившиеся от дверей гостиной голоса.

– Пожалуйста, передай, что я согласна, – сказала Порция посыльному и поспешила открыть входную дверь. Жестом велев мальчишке уходить, сунула письмо в кармашек на платье. – Передай, что в назначенное время я буду на месте.

– Что здесь происходит? – Неожиданно появившийся капитан Тернер оттолкнул Джосаю.

Выскользнув на улицу, посыльный помчался прочь, а Порция быстро закрыла за ним дверь и прижалась к ней спиной.

– Кто приходил? – спросил офицер.

Порция почувствовала, что краснеет. От волнения у нее даже заболел живот.

– Посыльный. С сообщением по одному приватному вопросу.

– Кто прислал посыльного?

– Капитан, это вне сферы ваших интересов, – ответила девушка. – Я же сказала: вопрос приватный.

Офицер схватил Джосаю за локоть и подтолкнул к двери.

– Верни мальчишку. Я хочу знать, что ему было нужно.

– Уму непостижимо! – воскликнула Порция, повернувшись к Тернеру. – У вас нет никаких оснований так грубо обращаться с Джосаей! Вы хоть и приходитесь кузеном моей лучшей подруге, это вовсе не дает вам права вмешиваться в мои личные дела! Надеюсь, вам понятно, капитан?

– Видите ли, мисс Эдвардс, как представитель местной власти, назначенной самим королем, я вправе задавать вопросы кому хочу, когда хочу и где хочу. Вы слишком самонадеянны, полагая, что мой интерес в данном случае связан лично с вами. Обязанности, возложенные на меня королем, требуют, чтобы…

– Я хоть и не более мисс Эдвардс сведущ в подобных вопросах, – спокойно произнес пастор Хиггинс, встав между девушкой и офицером, – но тем не менее убежден, что нашего короля вряд ли заинтересовало бы послание от доктора Криса и его супруги.

Только сейчас Порция заметила, что за ними наблюдают. Мэри прижимала к себе детей.

– Существуют, кстати, более легкие способы получения желаемых сведений, – продолжал священник. – К примеру, обыкновенный вопрос. Вы бы удивились, обнаружив, какие чудеса возможны при вежливом обращении. И я согласен с мисс Эдвардс в том, что можно как-то иначе давать указания чужой прислуге. – Он дотронулся до руки старого Джосаи. – Наверное, даже ваш отец не так грубо обращался с пожилыми лакеями.

Капитан Тернер чопорно поклонился сначала хозяину дома, затем хозяйке и сбавил тон:

– Вы абсолютно правы. Но поймите и меня: в этом чертовом городе столько смутьянов, что порой трудно разобраться, где друзья, а где враги. А вам, мисс Эдвардс, – Тернер многозначительно посмотрел на девушку, – советую впредь незамедлительно предоставлять объяснения во избежание подобных неприятных ситуаций.

Порция промолчала, подумав, что терпеть этого человека ей осталось всего лишь день.

Глава 16

Лишь проехав несколько кварталов, Пирс понял, кого обогнал, что за женщина торопливо шагала по Перчез-стрит, погруженной в темноту. Спешившись у своего дома, он передал поводья груму, взмахом руки отослал привратника и стал ждать. Вскоре появилась немного запыхавшаяся Порция.

– Я так рада вас видеть, мистер Пеннингтон, – проговорила девушка. – Извините, конечно, что пришла без предупреждения. Вы упомянули, что живете на Перчез-стрит, но я и не знала, в каком именно доме. Ходила по улице, надеясь как-то выяснить это, и…

– Сейчас почти одиннадцать часов, – недовольно заметил Пирс и, взяв Порцию за руку, направился с ней к дверям. – Надеюсь, вы бродите по темным улицам не с тех самых пор, как отправили посыльного обратно к нам?

– Ну, в общем-то…

– Так это же почти три часа!

– Я очень рада, что вы получили мой ответ, – облегченно вздохнула Порция. Когда они вошли в дом, Пирс помог ей снять накидку и, забрав у подошедшего лакея подсвечник, не стал того задерживать. – Мне не так-то легко было покинуть дом Хиггинсов. Я очень привязана к их детям, и мы долго не могли расстаться. А потом еще капитан Тернер навязался в провожатые. Это было ужасно!

Порция провела ладонями по подолу своего простого, но довольно милого платья, разглаживая несуществующие складки. По-видимому, она надела именно то, что наилучшим образом подчеркивало ее прекрасные формы, и Пирс не мог этого не оценить. Непокорные локоны обрамляли ее лицо. Она выглядела столь же волнующе, как и при первой их встрече. Только сейчас он осознал, как соскучился по этой девушке. Ему хотелось обнять ее и крепко прижать к себе. Однако всему свое время.

Пирс был польщен тем, что Порция его искала. Порция не знает, что он тоже отправляется в Шотландию на том же самом корабле. Они с Натаниелем решили держать его отъезд в тайне до тех пор, пока «Гаспи»… В общем, до того момента, когда его, Пирса, здесь уже не будет.

– Впрочем, на этом мои трудности не закончились, – продолжала Порция. – Мне, наверное, целый час пришлось просидеть у себя в комнате, пока он командовал на улице своими чертовыми вояками.

– Ну и выражения у вас, мисс Эдвардс! – усмехнулся Пирс, вводя девушку к себе в кабинет. – Разве можно отзываться так о тех, кто служит в армии его величества?

– Извините. – Порция улыбнулась. – Я так взволнована предстоящим путешествием. И так рада, что наконец-то нашла вас.

– Мне кажется, это я вас нашел.

– Не важно, кто кого нашел. Главное, мне все-таки удалось увидеть вас напоследок.

– Значит, вы пришли попрощаться?

Глаза Порции сверкнули в неярком свете свечей, и она потупила взор.

– Я пришла… я пришла поблагодарить вас за все, что вы сделали и продолжаете делать для меня. И еще извиниться за беспокойство, которое я вам не раз доставляла. Я также хотела сказать, что те немногие минуты, которые мне посчастливилось провести в вашем обществе, были для меня довольно приятными.

Пирс медленно направился к Порции, и она тотчас же подняла глаза.

– Я… я…

Остановился он, лишь подойдя почти вплотную, когда пуговицы его отлично скроенного камзола коснулись оборок на ее платье, а их дыхание перемешалось.

– Значит, вы считаете, что наше совместное времяпрепровождение было приятным?

Судорожно сглотнув, Порция кивнула.

– По крайней мере для меня, – тихо произнесла она.

Пирс нежно провел кончиками пальцев по ее щеке. Порция привстала на носочках, и ее губы оказались как раз под его губами.

– Для меня тоже, – прошептал Пирс. – Но тот что между нами было, можно сравнить лишь с всплеском в лужице, оставшейся после летнего дождя. Мне хочется увлечь тебя в необъятный океан, погрузиться вместе с тобой в пучину страсти, на такую глубину, когда не знаешь, удастся ли вынырнуть.

Ее ладонь медленно заскользила по его груди.

– Наверное, я до сих пор жива лишь благодаря собственному неведению. Я даже не представляю степень опасности, поскольку не имею никакого опыта.

– Тогда, может, попробуем? Прежде чем расстаться? – Пирс слегка коснулся губами ее губ и ждал, когда Порция сама проявит инициативу.

Она потянулась к нему и поцеловала. Просто и невинно. Обняла за шею, прижалась к нему грудью. Затем снова стала целовать. Запустив пальцы ему в волосы, скользнула щекой по его щеке и слегка прикусила мочку уха. Вернувшись к губам, вновь прильнула к ним.

Невинные ласки девушки разожгли в Пирсе пожар, и он, забыв о своих намерениях, уступая призыву, глубоко проник языком в ее уста. Его ладонь, коснувшись ее груди, жадно стиснула упругую плоть. Тело Порции немного обмякло, и она тихо застонала. Другая рука Пирса, скользнув по ее спине, остановилась на изгибе бедра. Он потерся животом о живот девушки, ощущая, как их обоих захлестывает жаркая волна. Не совсем осознанно она ответила на это молчаливое приглашение, и ее тело тоже задвигалось, подчиняясь своему собственному внутреннему ритму.

Когда их затяжной поцелуй закончился, оба учащенно задышали.

– Ну что, Порция, хочешь испытать это прямо сейчас? – спросил Пирс и, запрокинув девушке голову, стал ласкать губами ее нежную белую шею. – Ты позволишь подарить тебе радость полета?

– Я боюсь, – прошептала она.

– Напрасно, – отозвался он. Его губы между тем продвигались вниз, а руки переместились на ее ягодицы. Пирс крепко прижал Порцию к себе, и она ощутила прикосновение его возбужденного мужского естества.

Порция прерывисто втянула в легкие воздух.

– У меня это будет в первый раз. – Она посмотрела ему в глаза. – И в последний.

Пирс не стал опровергать подобное утверждение. Он вновь впился в губы девушки и, не выпуская ее из объятий, попятился к небольшому дивану, стоявшему у камина.

Порция запустила руку ему под камзол и поначалу робко, а затем все смелее стала гладить его грудь. Когда же маленькая ладонь начала медленно спускаться к поясу бриджей, Пирс оторвался от ее губ.

– Я никогда… – зашептала она.

– А вот с этим следует немного подождать. – Пирс отвел ее руку. – Пожалуйста, не трогай меня, пока я не исследую каждый дюйм твоего прекрасного тела.

– Это такое правило?.. При занятиях любовью? – удивленно спросила она.

– Нуда. Правило номер один.

– И кто же его установил?

– Наверное, кто-нибудь из древних. Они знали толк в этом деле. – Пирс распустил на спине Порции шнуровку платья, обхватил ее за талию и вновь крепко прижал к себе.

– По-моему, эти правила несправедливы, – заметила Порция и задохнулась, когда его рука, вмяв юбки между бедер, коснулась самого сокровенного места.

– Ты заставила меня мучиться с той ночи, когда мы заехали в «Черную жемчужину». – Пирс раздвинул половинки расшнурованного платья и стал покрывать поцелуями обнажившиеся плечи девушки. Корсета на ней не было, только сорочка. – А потом еще больше раздразнила, когда появилась у меня в конторе. Я просто изнывал, мечтая о тебе. Это, по-твоему, справедливо? – Он стянул с нее верхнюю часть платья.

– Так ты хотел заняться со мной любовью прямо у себя в конторе? – насмешливо произнесла Порция.

Платье упало к ее ногам, и она, подавшись назад, прижалась к Пирсу спиной. Он глянул поверх ее плеча – под тонкой тканью сорочки вздымались и опускались налитые груди. Он разъединил цепочку медальона на ее шее и, разжав пальцы, уронил его на пол.

– Да. Прямо на столе. – Кончиком языка он провел по ее лопатке, затем скинул с плеча Тесемку сорочки. – И не только там, но и здесь, на этом диване. А также в своей постели. И в маленькой комнатке в одной таверне с зеркалом над головой, в котором ты могла бы увидеть себя в миг наивысшего блаженства.

– Однако сейчас мы здесь, и другого раза не будет. – Скинув обувь, Порция повернулась к Пирсу. – И я уже чувствую себя чуть ли не на небесах. – Она помогла ему снять камзол.

– Это пока не то. Но возможность заглянуть туда у нас есть.

Стянув с нее сорочку, Пирс прикоснулся губами к соску, и Порция тихо вскрикнула.

Раздев ее донага, Пирс уложил девушку на диван. Раскрасневшаяся, она трепетала от предвкушения, однако он не собирался торопиться, если, конечно, хватит сил.

Пирс распрямился, и Порция тотчас же прикрыла руками грудь и треугольник темных завитков внизу живота. Он не спеша стал снимать рубашку. Она следила за движениями его рук, а как только дело дошло до пуговиц на бриджах, беспокойно шевельнулась и закрыла глаза. Пирс улыбнулся и, полностью раздевшись, шагнул к дивану.

Ее тело представляло собой чудеснейшее творение природы. Нежная кожа, красивая грудь, изящная талия, округлые бедра.

Опустившись на колени, Пирс прильнул к ее губам. Он упивался поцелуем, чувствуя, как пламя страсти охватывает обоих.

– Открой глаза, – оторвавшись от девушки, прошептал он.

Порция подняла веки, ее взор был затуманен. Пирс взял руку, которой она прикрывала грудь, и завел ей за голову. Их взгляды встретились. Порция продолжала наблюдать, когда его губы двинулись к ее груди. Пирс ласкал девушку, упиваясь ее бесподобным телом и чувствуя, как оно трепещет. Оторвавшись от нее, он завел ей за голову и другую руку.

– Пусть они обе остаются там, – улыбнувшись, произнес Пирс. Его пальцы, скользнув по животу Порции, потеребили темные завитки. Колени девушки были чуть приподняты и сведены вместе.

– Пожалуйста, раздвинь ноги, – прошептал Пирс. Немного поколебавшись, Порция медленно разомкнула колени. Взявшись за лодыжку, он поместил ее ногу на спинку дивана. Его пальцы двинулись по голени, прошли под коленом, скользнули по шелковистой коже внутренней поверхности бедра и мимолетно коснулись увлажнившейся промежности. Девушка едва заметно дрожала, ее губы были приоткрыты. Он взялся за другую ногу и опустил ее на пол. Затем подсунул руки под ягодицы и, приподняв нижнюю часть тела, приблизил к нему лицо.

Порция невольно вздрогнула, когда его губы и язык соприкоснулись с самым сокровенным местом. Выгнув спину, она протяжно закричала и забилась словно в конвульсиях. Но он сумел удержать девушку на месте, и очень скоро бедра Порции задвигались в нужном ритме. Он продолжал ласкать нежную плоть, позволяя ей возноситься все выше и выше на волнах бушующего океана страсти. Наконец, издав последний крик, Порция потянула Пирса к себе и жадно впилась в его губы.

Он поднял ее с дивана и опустил на ковер. На мгновение навис над девушкой и в следующую секунду вошел в нее, сорвав печать непорочности. Теперь уже Пирс не тянул время, не думал о том, чтобы продлить игру. Порция непрерывно вскрикивала, пока оба они самозабвенно двигались в едином ритме, и вскоре к этим вскрикам присоединился и его голос, когда, на мгновение напрягшись, он завершил их экстатический полет мощным извержением семени.

Так вот он каков, вкус запретного плода. Ощущение безумной страсти, когда не существует уже ни мыслей, ни понимания того, что правильно, а что – нет. Что ж, она не жалеет о том, что пришла сюда.

Порция чувствовала на себе вес тела Пирса, и это тоже доставляло ей удовольствие. Она крепко обнимала его, прислушиваясь к собственным ощущениям, к тому, как внутри ее постепенно затихает восторженное звучание неких неведомых струн. Наконец-то и ей довелось испытать всю глубину того наслаждения, которое дает плотская любовь. Внезапно Порция осознала скрытую суть своей натуры и поняла, почему родители решились зачать ее, зная, что впереди их ждет множество трудностей. Они просто не задумывались ни о будущем, ни о последствиях. Превыше всего для них была любовь, то непостижимое чувство, которое, словно волна, накатывает на мужчину и женщину и накрывает его с головой. Тот жар, что охватывает тела, тот полет на вершину блаженства и тот огромный прилив энергии, который приходит вместе с внутренним освобождением. Порция не сомневалась, что Пирс испытал то же самое, что они ощутили все это практически одновременно.

Его спина была широкой и теплой. Он по-прежнему оставался внутри у нее, и у Порции было такое чувство, будто они просто созданы друг для друга.

При этом Порция не забывала, что видится с Пирсом в последний раз. Она пришла попрощаться с ним и ничуть не жалела о том, что отдалась ему. Она даже питала некоторую надежду, представляя возможные последствия сегодняшней встречи. Разве это не замечательно – родить ребенка, зачатого в любви, в момент столь страстного соития? И в отличие от своей матери она куда лучше подготовлена к тому, чтобы позаботиться и о собственном будущем, и о будущем малыша.

Пирс пошевелился и медленно вышел из нее.

– Ну как ты? – спросил он. – Было больно? Она покачала головой.

– Здесь, конечно, не самое лучшее место для того, чтобы впервые познать радость любви. – Пирс уткнулся носом в ее шею. – Не самое романтичное.

– Место не имеет значения, – прошептала Порция, и внезапно печаль наполнила ее сердце. – Главное, что это был ты.

Он поцеловал ее в губы и, отвалившись в сторону, сел на полу. Порции вдруг стало холодно, она почувствовала себя как-то неуютно, и та уверенность, с которой она размышляла о будущем, куда-то исчезла. Она также поспешила принять сидячее положение. К ее облегчению, сорочка и платье находились в пределах досягаемости.

Пирс ничуть не стеснялся собственной наготы, однако Порция не позволяла себе даже мельком взглянуть на него. Когда он поднялся с пола и направился к столу, на котором стояли графин с вином и бокалы, она, подхватив сорочку, быстро вытерлась ею и поспешила натянуть платье. К тому моменту, когда Пирс обернулся, держа в руках два наполненных бокала, Порция уже обувалась.

На его лице отразилось удивление.

– Уже уходишь?

– Да, мне пора. – Избегая встречаться с ним взглядом, Порция скомкала сорочку и прижала к животу. Затем, нагнувшись, подобрала с пола медальон и сунула его в кармашек. – Завтра мне нужно повидаться с матерью. Я не могу покинуть Бостон, не попрощавшись с ней.

Порции было стыдно оттого, что она не может сказать Пирсу всей правды. Однако он вряд ли смог бы ее понять и наверняка не допустил бы, чтобы Елена отправилась вместе с ней. Порция не сомневалась, что Пирс возненавидит ее, когда все откроется, поскольку будет считать, что она его просто использовала.

В эту минуту Порция сама себя ненавидела.

– А как ты собираешься добраться до назначенного места?

– Сегодня капитан Тернер предлагал мне воспользоваться одним из адмиральских экипажей, чтобы добраться до дома. Но я отказалась. А завтра соглашусь. Как только мы окажемся за воротами, я попрошу возницу отвезти меня к тому месту. Заплачу ему столько, сколько он попросит.

– Думаешь, он решится отлучиться вместе с адмиральским экипажем на целых пять часов?

Если понадобится, отдам ему все до последнего пенни, но…

– Твой план слишком рискован.

Осушив до дна бокал, Пирс подошел к своей одежде, валявшейся на полу, и надел бриджи. Порция терялась в догадках: почему он сказал, что ее план слишком рискован? Неужели заподозрил, что она намерена взять с собой Елену? Порцию охватило отчаяние.

– К четырем часам я пришлю Джека, – продолжил Пирс. – Он довезет тебя до дома, чтобы ты смогла взять свои вещи, а уже потом доставит к месту.

– Да нет, не нужно. Лишние хлопоты для вас обоих. Если она использует его грума во второй раз, он возненавидит ее еще больше. Мысль об этом была невыносима.

– Я не хочу, чтобы кто-нибудь из людей адмирала Миддлтона приближался к моему кораблю. К тому же не исключено, что вместо возницы сядет кто-нибудь из военных, возможно, даже капитан Тернер. При таком раскладе может возникнуть немало проблем. – Без рубашки, босиком, Пирс тем не менее оставался деловым человеком. – В общем, к четырем ты должна быть готова. Джек будет ждать и обо всем позаботится.

Выйдя из комнаты, Пирс позвал слугу. Порции вдруг стало очень стыдно, у нее даже запылали щеки: ведь все в доме понимали, чем они тут занимались, и уже завтра полгорода будет знать об очередной победе мистера Пеннингтона.

Впрочем, теперь это не имело значения. Выбрав свой путь, она оставляет за спиной тех, кто, возможно, будет ее ненавидеть, а впереди ждут встречи с новыми людьми, чьего расположения еще предстоит добиться.

Через пару минут Пирс вернулся в кабинет, захватив с собой ее накидку.

– Джек сейчас подгонит фаэтон и отвезет тебя на Скул-стрит.

Порция с трудом сдерживала слезы. Пирс набросил ей на плечи накидку.

– Будь осторожна, – произнес он тихо.

Порция подняла глаза, но из-за навернувшихся слез смогла увидеть только расплывчатые очертания его красивого мужественного лица.

– Я никогда тебя не забуду, – едва слышно проговорила она и, поцеловав Пирса в губы, быстро вышла из комнаты.

Глава 17

Несмотря на все старания, утром Порции ненамного удалось улучшить свой внешний вид. От пролитых в подушку слез ее глаза припухли и покраснели, лицо было бледным, голос – хрипловатым. Ночью у нее сильно пульсировало в висках, в животе ощущалась какая-то тяжесть, она почти не спала и теперь, выйдя из дома, едва передвигала ноги.

Капитан Тернер уже подстерегал ее, прохаживаясь возле одной из карет адмирала Миддлтона. Порция вполне ожидала этого, даже считала неизбежным, и тем не менее при виде офицера ее настроение ухудшилось еще больше.

– Что с вами, мисс Эдвардс? Вам нездоровится?

– Нет, я вполне здорова, – отозвалась она и молча направилась к экипажу.

– Но если вам действительно нездоровится, то лучше провести день в постели. А миссис Грин я все объясню. Могу послать кого-нибудь за миссис Хиггинс, чтобы она…

– Да нет, капитан, не надо, – сказала Порция, становясь на ступеньку. – Давайте поедем. Не стоит опаздывать уже на второй день.

– Что ж, ладно, – уступил Тернер и сел рядом с девушкой. – Но должен заметить, рыбка моя, что сегодня мы приедем раньше времени.

– Тем лучше. Займусь там какой-нибудь работой.

К облегчению Порции, карета наконец тронулась и покатилась по мостовой. Сегодня ей просто необходимо остаться с Еленой наедине. Склонить ее к побегу, убедить, что это им по силам.

– К моему глубочайшему сожалению, рыбка моя, я никак не смогу отвезти вас сегодня домой, – сказал капитан Тернер, бесцеремонно похлопав девушку по колену.

Порция отодвинулась от него.

– Ничего страшного, я самостоятельно доберусь.

– Я просто очарован вашим стремлением к независимости.

– Неужели?

– Уверяю вас. Однако меня беспокоит ваш не слишком здоровый вид. Ведь от Коппс-Хилла до Скул-стрит довольно далеко, чтобы идти пешком.

– Миссис Крис тоже обеспокоилась, когда увидела меня утром, – быстро нашлась Порция. – И обещала прислать за мной коляску. Вы, должно быть, уже видели мистера Джереми, с которым они обычно ездят?

– Да, конечно. Ну раз так, то ладно. – Офицер был явно разочарован, однако не сказал больше ни слова.

Порция тем не менее понимала, что и здесь могут возникнуть определенные сложности. Не дай Бог капитан Тернер увидит Джека, приехавшего на фаэтоне Пирса!.. Ведь доктор Крис вряд ли нанял бы такой экипаж. Девушка глянула в окошко: на улице было уже довольно людно, начинался очередной, наполненный хлопотами день.

– Устраиваясь в дом адмирала Миддлтона, я и не предполагала, что стану для вас обузой, – уже мягче произнесла Порция. – Не стоит из-за меня по несколько раз в день ездить туда и обратно.

– Пустяки. Мне это только в удовольствие. К тому же я должен ежедневно представлять адмиралу доклад.

– Но ведь это всего раз вдень, – заметила Порция. – А возвращаться из-за меня не стоит.

– Ну что вы, золотце мое, мне это совсем не трудно, – возразил капитан, склоняясь к девушке. – Признаюсь, я был очень рад, когда моя кузина сообщила, что вы интересуетесь местом в доме адмирала. Но еще больше я обрадовался, когда миссис Хиггинс попросила меня опекать вас. Для меня это большая честь.

Подобная новость слегка ошарашила Порцию, но она не подала виду. Ведь Мэри хотела сделать как лучше.

– В силу непредвиденных обстоятельств меня не будет в городе до завтрашнего дня, – продолжал капитан. – Но впредь обещаю вам, мое сокровище, добросовестно выполнять взятое на себя обязательство и каждый день доставлять вас в особняк и обратно.

В особняк и обратно?.. Завтра ей это уже не понадобится. Ей повезло, что вечером капитан не появится в доме адмирала.

– И далеко вы уезжаете, если не секрет?

– В Ньюпорт. С небольшим отрядом, который я возглавляю.

Порция ощутила некоторую тревогу.

– Путь не такой уж и близкий.

– Но в это время года поездка не будет слишком утомительной. Дороги между Бостоном и Ньюпортом достаточно хорошие.

– Никогда не бывала в тех местах, – беззаботным тоном заметила Порция. – Но слышала, что Род-Айленд не очень большая колония.

– Зато тамошние жители внаглую объявили себя лучшими контрабандистами всех британских колоний.

Порция вспомнила о недавно прочитанном памфлете, написанном в защиту одного торговца с Род-Айленда, которого судили в Бостоне по обвинению в контрабанде. Автор памфлета утверждал, что парламент просто-напросто грабит колонистов, лишая их возможности зарабатывать себе на жизнь.

Поселение возникло вокруг бухты Наррагансет, особых условий для занятия земледелием, как в других колониях, там не было, и торговля оставалась практически единственным источником средств к существованию. И поскольку законодатели в Лондоне вводили все больше ограничений на свободную торговлю и непомерно повышали налоги на ввозимые товары, коммерсанты с Род-Айленда имели полное право поступать так, как считали нужным.

Порция была вполне согласна с доводами автора памфлета, однако предпочла оставить свое мнение при себе, ибо капитан Тернер вряд ли его разделял. Кроме того, в данный момент Порцию заботило то обстоятельство, что корабль Пирса будет находиться в той бухте, куда собиралась она сама.

– Вероятно, адмирал Миддлтон сильно обеспокоен, если посылает именно вас, самого надежного и ценного офицера.

Слегка выпятив грудь, капитан Тернер кивнул:

– Вы абсолютно правы, золотце мое. Посылая меня, адмирал уверен, что я справлюсь с ситуацией.

– А что там произошло? – поинтересовалась Порция.

– Ну как вам сказать. – Капитан глянул в окошко кареты, уже подъезжавшей к воротам особняка. – Эта информация не для общего сведения, так что никому ни слова.

– Ну разумеется, – заверила Порция.

– Нам стало известно, что на Род-Айленде готовятся какие-то противоправные действия, и, по слухам, там также замешан этот подлый шакал, которого они величают капитаном Макхитом. Как мы полагаем, их цель – каким-то образом помешать деятельности таможенных кораблей, находящихся в бухте Наррагансет.

– И вы думаете, там что-то произойдет именно сегодня?

– В этом нас убеждают полученные сведения. – Капитан Тернер махнул рукой стражникам, и карета проехала в ворота. – Но им не удастся застать нас врасплох, мы даже спровоцировали более быстрое развитие событий. Надеюсь, Макхит попадется в расставленные силки.

– Мудрое решение, – похвалила Порция. – Зачем чего-то дожидаться, если можно перенести боевые действия на территорию противника? Заставить их обороняться и захватить самого главаря. И что же вы намерены предпринять?

Карета остановилась у бокового входа, но Порция не торопилась выходить, выжидающе глядя на офицера.

– Мы уже давно не даем покоя этим негодяям. Ну а теперь вышло постановление о том, что с сегодняшнего дня каждое судно, появившееся в бухте Наррагансет, будет арестовано. В случае обнаружения каких-либо нарушений – а они, несомненно, найдутся – весь груз будет отправлен в Бостон, капитанов судовладельцев мы арестуем, а потом они предстанут перед судом.

– И вы сделаете это, даже если ничего противозаконного не обнаружите на судне? – спросила Порция, пораженная несправедливостью подобных мер.

– Придется. Все эти островитяне плуты и мошенники! Сколько на них ни давишь, все без толку! – с горячностью проговорил капитан. – Лучший способ их проучить – это полностью пресечь всякую торговлю. Когда же мы поймаем Макхита, то вздернем его прямо в Ньюпорте. А труп привезем в Бостон. Этим псам будет преподан хороший урок!

Порция тяжело вздохнула. Отплытие намечалось сегодня ночью, и она опасалась, как бы все не расстроилось. И еще тревожилась за Пирса. А что, если он и есть тот самый Макхит? Лучше ни о чем больше не спрашивать. Однако Порция не удержалась и продолжила разговор:

– Не понимаю, капитан. Зачем адмиралу лишать Бостон вашего присутствия? Разве на Род-Айленде нет никого, кто мог бы должным образом все организовать?

– Я должен ехать по той причине, что офицеры, командующие кораблями, подчиняются не губернатору Ньюпорта, а королевской администрации, находящейся здесь, в Бостоне. Еще раньше было принято решение послать туда для руководства старшего офицера, если станет известно об участии в каких-либо действиях самого Макхита. А именно в этом мы не сомневаемся.

Порция подумала, что вероятность случайной встречи с капитаном Тернером не так уж и велика – ведь она не собиралась заезжать в Ньюпорт.

– Значит, вы отправляетесь прямо с утра?

– Точно не знаю. – Выйдя из кареты, офицер обернулся с намерением помочь девушке.

Порция, однако, поспешила выбраться самостоятельно. Она поняла, что вряд ли удастся вытянуть из Тернера дополнительные сведения. Как говорится, «ведро уже скребло по дну колодца».

– Ну что ж, капитан, счастливого пути, – пожелала она.

– Я распоряжусь, чтобы завтра утром за вами заехали.

Порции очень хотелось заявить, что в этом нет ни малейшей необходимости, но она лишь любезно улыбнулась и, помахав офицеру рукой, вошла в дом.

Мэри полагала, что вышла из дома достаточно рано, чтобы застать Порцию, прежде чем та уедет в особняк адмирала Миддлтона. Однако миссис Крис ее разочаровала.

– Мисс Эдвардс – ранняя пташка, – сказала хозяйка. – Она и сегодня, и вчера уехала еще до того, как мы с мужем проснулись. Похвальное качество.

Мэри решила зайти к Порции накануне, чтобы занести ей корзину, в которую она кое-что собрала: каравай свежеиспеченного хлеба, горшочек любимого варенья, собственноручно вышитый на прошлой неделе платок и вырезанные из черной бумаги профили Анны и Уолтера, помещенные в рамку. Жене пастора хотелось хоть как-то загладить вину за вчерашний вечер.

Мэри не могла припомнить случая, чтобы когда-либо так сильно ошибалась в людях. Взгляды капитана Тернера на жизнь ужаснули ее. А ведь она подтолкнула его к ухаживаниям за Порцией!.. Причем без ведома подруги. Она должна все объяснить Порции и вместе с ней подумать, каким образом отвадить офицера.

– Можно мне оставить эту корзинку в комнате мисс Эдвардс? – спросила Мэри.

– Ну конечно, миссис Хиггинс, – кивнула добродушная хозяйка.

Зайдя в комнату Порции, жена пастора застыла в некотором недоумении: небогатые пожитки девушки были убраны, небольшой сундучок стоял на полу рядом с кроватью. Те подаренные на память безделушки, что прежде находились на столе, тоже исчезли, и вообще в комнате был наведен идеальный порядок.

Мэри стала вспоминать вчерашний званый ужин. Порция ни словом не обмолвилась о том, что снова собирается переезжать. Впрочем, при капитане Тернере она и не стала бы говорить.

Вполне возможно, что ей предложили комнату в особняке адмирала Миддлтона, или же она подыскала себе жилье в самом Норт-Энде.

Мэри подошла к столу, чтобы поставить на него корзину, и увидела запечатанный конверт. Как оказалось, письмо было адресовано лично ей.

Без малейших колебаний Мэри вскрыла конверт, достала листок и прочитала следующее:

Дорогая подруга!

К тому времени, когда ты получишь это письмо, я уже буду на пути в Уэльс, где, как я тебе говорила, намерена обратиться к своей благодетельнице леди Примроуз за содействием в получении какой-нибудь работы. От всего сердца благодарю тебя и пастора Хиггинса за то добро, которое видела от вас в течение стольких лет. Я также благодарна вам за то, что дали мне возможность общаться с вашими замечательными детьми.

Оторвав взгляд от письма, Мэри посмотрела на сундучок. Судя по всему, Порция еще не успела уехать. Мэри быстро пробежала глазами строчки, в которых девушка просила извиниться за нее перед хозяевами, сказать им за все спасибо, а также передать привет Белле, Джосае и Кларе.

Мэри призадумалась. Порция ни словом не обмолвилась о том, что собирается взять с собой Елену. Не сообщила, на каком корабле собирается отплыть. Но если она уезжает одна, к чему такая секретность? Видимо, попутчица у нее все же будет.

Мэри дочитала письмо:

…Если кто-нибудь еще вспомнит обо мне, передай им мой привет. О том, что я уезжаю, никто не знал, у меня просто не было времени всем сообщить. Пожалуйста, обними и поцелуй за меня Анну и Уолтера, скажи им, что я всегда буду их любить. Ну вот и все, моя милая подруга.

Прижав листок к груди, Мэри снова задумалась. Она вспомнила, как вчера, находясь у них дома, Порция получила какое-то послание, а также ее реакцию на попытку капитана Тернера выяснить, в чем дело. Мэри печально вздохнула. Выходит, Порция не отступилась от своего, она уезжает, и, возможно, они никогда больше не увидятся. Эта мысль обожгла, словно колючий январский ветер. В течение многих дней, месяцев, а то и лет придется корить себя за допущенную оплошность, переживать из-за того, что не сумела напоследок встретиться с подругой и устранить возникшее недоразумение. Мэри хотелось, чтобы у них обеих остались только светлые воспоминания о восьми годах, прожитых вместе, и чтобы Порция по-прежнему воспринимала семью Хиггинсов как свою собственную.

Спрятав письмо, Мэри стремительным шагом направилась к двери. Возможно, она еще успеет увидеться с Порцией в последний раз.


В этот день за Еленой присматривали не слишком строго, и Порция быстро поняла, в чем причина: напичканная какими-то снадобьями, мать пребывала в полубессознательном состоянии.

Порции тем не менее позволили находиться в спальне, и, сидя рядом с лежащей на кровати матерью, она читала вслух французскую книжку, делая вид, что вполне удовлетворена возможностью так или иначе выполнять свои обязанности. Тем временем две служанки, устроившиеся у окна, о чем-то беспрерывно болтали.

Елена иногда открывала глаза, но, похоже, была даже не в состоянии сфокусировать взгляд. Она, видимо, витала где-то в стране грез, и ее нечастые возвращения в реальный мир длились совсем недолго. Впрочем, Елена все же осознавала присутствие Порции, ибо каждый раз, когда девушка прекращала чтение, поворачивала в ее сторону голову. Поэтому Порция продолжала читать, радуясь уже тому, что мать способна хоть как-то воспринимать окружающую действительность, и надеясь, что к нужному моменту ее удастся вывести из состояния прострации.

Около девяти часов опять явился доктор, и Порции велели удалиться. Как только медик ушел, девушка сразу же вернулась в комнату и увидела, что миссис Грин снова готовит какое-то снадобье.

Когда экономка вышла, оставив приготовленную смесь служанкам, Порция тут же поспешила предложить свою помощь.

– Если вы не против, то я могла бы сама давать ей лекарство.

Молодая горничная, которой было поручено это дело, поначалу отнеслась к такому предложению с недоверием, но когда Порция сказала, что ей уже приходилось ухаживать за приболевшими прихожанами пастора Хиггинса, а также доставлять лекарства клиентам аптекаря, в чьем доме она теперь живет, сомнения служанки рассеялись. Она охотно спихнула Порции свои обязанности и вернулась к окну, чтобы продолжить разговор с подружкой.

Ну а Порция, забрав у нее чашку с ложкой, в течение последующего часа очень правдоподобно создавала видимость, будто она заливает приготовленное зелье в рот Елены.

На губы матери не попало ни единой капли – всякий раз, поднося к ним ложку, девушка незаметно выплескивала содержимое на висевшее рядом полотенце.

Однако от воздействия ранее принятых лекарств Елена отходила медленно. Зная наверняка, что ни одна из присутствующих служанок не владеет французским, Порция под видом чтения стала говорить матери про появившуюся возможность перебраться за океан, где они могли бы всегда быть вместе, про то, что их будет ждать корабль, что только с помощью самой Елены она может вырвать ее из этих стен, ставших для нее тюрьмой, и что бежать надо прямо сегодня.

После полудня вновь появилась миссис Грин, чтобы проверить обстановку. Порция немного занервничала, но, к ее облегчению, с лица Елены, которую экономка какое-то время пристально разглядывала, быстро исчезло выражение некоторого возбуждения. Надежды Порции возросли – видимо, до сознания матери дошли ее слова.

– Мэм, мне кажется, что чтение действуют успокаивающе на мисс Миддлтон, – сказала Порция экономке.

Миссис Грин хмыкнула.

– Скорее всего ее спокойствие вызвано действием лекарства.

– И все равно спасибо вам за то, что позволили мне ей почитать.

– Именно для этого вас и наняли. Деньги вам просто так платить не будут.

– Разумеется, мэм, – смиренно отозвалась Порция. Миссис Грин, все оглядев и проверив, снова обратилась к ней:

Думаю, мисс Миддлтон проспит до конца дня. Ну а вы перед уходом можете поесть. На кухне кое-что осталось.

– А можно я задержусь до вечера? – попросила Порция. – Видите ли, капитан Тернер перед отбытием распорядился, чтобы меня отвезли домой, и мне не хотелось бы его разочаровывать.

– Ну как хотите. Однако на ужин не рассчитывайте. Присев в реверансе, Порция вернулась на свое место у кровати Елены, а миссис Грин тем временем стала давать служанкам наставления. По всей видимости, на сегодня для них имелись и другие поручения, и Порция, которая внимательно прислушивалась к разговору, очень обрадовалась, когда выяснилось, что девушкам не придется присматривать за своей госпожой весь день.

– Та из вас, кто будет уходить последней, должна обязательно закрыть дверь на ключ, – напомнила экономка. – Вам понятно?

– Да, мэм, – в один голос ответили горничные. Когда миссис Грин уже заканчивала давать наставления, в комнату заглянула еще одна служанка и обратилась к Порции:

– Мисс Эдвардс, приходил стражник с ворот и сказал, что вас желает видеть некая миссис Хиггинс. Говорит, у нее к вам срочное дело.

Сердце у Порции болезненно сжалось. Неужели что-то случилось с детьми? Но в этом случае можно было бы послать Клару или Джосаю. Значит, причина в другом.

Закрыв книгу, Порция направилась к двери.

– Кто такая миссис Хиггинс? – раздался голос экономки.

Порция остановилась.

– Жена пастора Хиггинса, который служит в церкви, на Садбери-стрит. Они оба очень хорошие люди. Я проживала в их семье, прежде чем стала работать у вас. Миссис Хиггинс моя подруга. Видимо, пришла сюда пешком узнать, как я себя чувствую. Дело в том, что ночью мне немного нездоровилось.

Несколько секунд миссис Грин с подозрением смотрела на Порцию, а затем повернулась к служанке.

– Скажи охранникам, чтобы ее пропустили, – распорядилась она и, уже обращаясь к Порции, добавила: – Миссис Хиггинс, если захочет, может присоединиться к вашей трапезе.

– Спасибо, миссис Грин, вы очень любезны, – отозвалась девушка и, снова присев в реверансе, последовала за служанкой.

Когда она спустилась вниз, распоряжение экономки уже достигло ворот. Увидев Мэри, стремительно шагающую по аллее, Порция поспешила ей навстречу.

– Как хорошо, что я тебя застала! – проговорила подруга.

Задавать вопросы не имело смысла, и так было ясно, что привело ее сюда.

– Тебе не следовало заходить в мою комнату и читать оставленное письмо, – с некоторым укором сказала Порция.

– Но оно ведь адресовано мне.

Взяв Мэри за руку, Порция потянула ее в глубь сада, подальше от чьих-либо ушей и глаз.

– Я не хочу, чтобы мои планы каким-то образом повредили твоей семье. Именно этого ты опасалась. Поэтому постарайся вести себя так, будто ты не читала и даже не видела моего письма. Сделай вид, будто абсолютно ничего не знаешь.

– Значит, это правда? Ты действительно уезжаешь? Оглядевшись, Порция удостоверилась, что поблизости никого нет, и ответила:

– Да, уезжаю. – Голос ее дрогнул.

– И когда?

Я не могу тебе этого сказать.

– Ну пожалуйста, – не отставала подруга.

Мотнув головой, Порция двинулась дальше. Мэри последовала за ней.

– Значит, не хочешь говорить, – с обидой в голосе произнесла она. – Отказываешь мне в доверии после стольких лет, проведенных вместе. Считаешь, что я не вправе знать?.. И не заслуживаю того, чтобы со мной попрощаться, как полагается? Неужели ты думаешь, что дети не захотели бы повидаться с тобой в последний раз? Что Уильям не пожелал бы сказать тебе слова напутствия? Возможно, мисс Эдвардс, вы уже забыли про нас. Однако ты по-прежнему нам дорога, и мы…

– Мэри, пожалуйста, перестань! – Едва сдерживая слезы, Порция обернулась к подруге. – Не терзай меня, мне и так нелегко!

– Прости. – Жена пастора с участием посмотрела на девушку и взяла ее за руки. – Просто я переживаю за тебя и не хочу, чтобы с тобой стряслось что-нибудь ужасное.

– Не волнуйся, ничего плохого со мной не случится. Единственное, чего я опасаюсь, как бы о моих планах не узнали те, кто может их расстроить.

– В том числе и капитан Тернер? Порция кивнула.

– Я понимаю, ты хотела как лучше. Он ведь признался, что ты попросила его позаботиться обо мне. Но это было ошибкой, он….

– Я знаю, знаю!.. – Мэри слегка покраснела. – Именно поэтому я и пошла к тебе прямо с утра. Хотела извиниться за то, что пригласила вчера капитана. Ты не поверишь, но я считала его вполне подходящей для тебя кандидатурой. Как я могла так ошибиться в нем?! И я подумала, что сообща мы сможем найти способ отвадить его от тебя.

Порция покачала головой:

– Теперь все это не имеет значения. Сегодня у него возникла необходимость отправиться в район Род-Айленда, а к его возвращению меня здесь уже не будет.

– Так ты отплываешь прямо сегодня?

В саду появились два работника с тяпками и граблями, и Порция повела Мэри к самой дальней скамейке.

– Никто не должен нас слышать, – напомнила она.

– Насколько я понимаю, ты едешь не одна, – сказала Мэри. – Но ты хорошо все продумала? Договорилась на корабле? И каким образом ты собираешься выбраться вместе с ней из особняка?

– Не задавай лишних вопросов, – перебила Порция. – Вам с Уильямом не нужно всего знать. Когда все откроется, меня здесь уже не будет, а вам вряд ли удастся избежать расспросов. Поэтому я хочу, чтобы вы знали как можно меньше. Не больше, чем любой посторонний человек.

Мэри снова взяла Порцию за руку.

– Я обещаю, что буду изображать полнейшее неведение. А также потрясение и негодование. В общем, все то, что продиктуют обстоятельства. Не забывай – ведь я жена священника.

Порция внимательно посмотрела на подругу.

– Это, Мэри, только слова. Я стараюсь учесть свои недавние ошибки. И я не забыла про тот скандал, который принес вашей семье столько проблем. Карьера Уильяма висела на волоске, и я не могу допустить, чтобы вы…

– Я больше не намерена оглядываться на прошлое. И нам не дано избежать того, что уготовил нам Господь. Поэтому не стоит вспоминать все то, что я тебе высказала. То, чем я тебя запугивала и от чего предостерегала. – Мэри улыбнулась, продолжая сжимать руку Порции. – У меня складывается впечатление, что на этот раз ты более тщательно все спланировала и гораздо лучше владеешь ситуацией. Я горжусь тобой. Однако опасаюсь, что ты могла упустить из внимания некоторые детали. Видит Бог, я желаю тебе только удачи. Ты больше, чем кто бы то ни было, заслуживаешь счастья.

– Ты вынуждаешь меня еще больше печалиться из-за предстоящей разлуки с тобой, – со слезами на глазах произнесла Порция.

Жена пастора обняла девушку.

– Думаю, я вполне достойна того, чтобы по мне скучать.

Порция улыбнулась:

– Пожалуй, ты самая сильная из всех женщин, которых я знаю.

– Не стану отрицать, – сказала Мэри и огляделась. Садовники продолжали работать не разгибаясь. – Но давай поговорим о путешествии. Когда ты отплываешь?

– Сегодня ночью.

– А что за корабль? Впрочем, нет, не говори!.. Мне это знать ни к чему. Но мать ты забираешь с собой?

– Собираюсь, – прошептала Порция.

– Надеюсь, вам не придется переодеваться матросами и пытаться проникнуть на корабль тайком? Дорога оплачена?

– И да и нет. Но на борту меня ждут, – уклончиво ответила Порция. Подруге совсем не обязательно знать, что Пеннингтон с Мьюиром даже не подозревают о том, что Елена тоже отправится в путь.

– Ну а корабль, надеюсь, идет в Англию?.. Не на какой-нибудь из этих ужасных Карибских островов?

– Он направляется в Шотландию. А до Уэльса я доберусь уже по суше.

Мэри помолчала, обдумывая услышанное.

– Надеюсь, тот, кто взялся тебе помочь, порядочный человек?

– Вполне, – тихо ответила Порция. Она безумно тосковала по Пирсу. Девушка через силу улыбнулась. – Я решила воззвать к его национальным чувствам и благородству, и он откликнулся.

Порция старалась не думать о том, как отреагировала бы подруга, узнай она о том, что произошло этой ночью. Однако Порция по-прежнему ни о чем не жалела.

– А каким образом ты собираешься доставить Елену на корабль? – поинтересовалась Мэри.

– Вечером сюда подъедет экипаж. Вознице все объяснили, и он отвезет нас, куда нужно.

– Но как ты вывезешь ее за ворота? Ведь стражники проверяют всех: и тех, кто входит или заезжает, и тех, кто покидает особняк.

Порцию куда больше беспокоило другое. Как поднять мать с постели и незаметно вывести из комнаты.

Если бы только нам удалось спуститься вниз и сесть в экипаж, на воротах я бы сказала, что это одна из служанок. Вряд ли кто-либо из стражников ее опознает. Она никогда не выходит за ограду.

– Думаешь, им не известны все те, кто здесь работает? – возразила Мэри.

Я могу накрыть ее одеялом. Или попросить возницу промчаться не останавливаясь.

– Нет, так не годится, – покачала головой Мэри. Она поднялась со скамейки и окинула взглядом огромный особняк на холме Коппс-Хилл. – Мне кажется, я могла бы тебе помочь.

Порция удивленно уставилась на подругу.

– Какого цвета у твоей матери волосы?

– Примерно такого же, как у тебя.

– А ростом и комплекцией мы схожи?

– В общем-то да, – ответила Порция.

– А есть у нее какое-нибудь серое платье? Похожее на то, что сейчас на мне?

Этого я не знаю. Ты что, предлагаешь сделать так, чтобы Елену приняли за тебя?

– Совершенно верно, – улыбнулась Мэри.

– Ну нет! А как ты сама отсюда выберешься? Все будут считать тебя соучастницей. – Порция встала со скамейки. – Нет, так не получится.

– Получится. Должно получиться.

– Нет! Не хочу втягивать тебя в это дело.

– Не так уж я глупа, как ты думаешь. Ведь в случае необходимости я могу изобразить из себя жертву. Скажу, что ты стукнула меня по голове или чем-нибудь опоила. Ты ведь живешь при аптеке и вполне можешь раздобыть какое-нибудь зелье. Ну так как?

– Даже не знаю, – отозвалась Порция и замолчала, обдумывая предложение подруги.

– Время поджимает, моя дорогая. – Взяв девушку за руку, Мэри потянула ее к дому. – У ворот сказали, что мне позволено пройти в комнаты, и я намерена воспользоваться этим. Отведи меня к своей матери.

Жена пастора решительно направилась к особняку, Порции ничего не оставалось, как последовать за ней.

Глава 18

Полуденное солнце уже почти достигло наивысшей точки на небосклоне, когда шлюп «Ханна», подняв якорь и наполнив паруса северным бризом, вышел из гавани Ньюпорта. А незадолго до этого капитан судна представил таможне отчет об имеющемся в трюме грузе – формальность, к которой таможенные служащие в последнее время относились весьма скептически. Лейтенант Дьюдингстон и его подчиненные отлично знали, что жители Род-Айленда давно уже нашли способ притуплять бдительность местных таможенников, и те часто не замечали явные несоответствия в грузовых декларациях, которые представляли капитаны прибывающих кораблей.

Миновав каменистую отмель напротив одного из островков, «Ханна» взяла курс на север, в сторону Провиденса, и паруса еще не успели как следует натянуться, когда впередсмотрящий сообщил, что «Гаспи», восьмипушечная шхуна Дьюдингстона, начала преследование.

Пирс глянул за корму: позади действительно появился двухмачтовый быстроходный корабль, который на полных парусах огибал остров Гоут-Айленд.

– Подпустим их ближе, – сказал Пирс капитану Линдсею.

Пока все шло, как и было задумано. Старший помощник отправился на шлюпке в порт, чтобы доставить грузовую декларацию, и один из гребцов прекрасно справился с тем, что ему поручили. Негромко, но так, чтобы слышал стоявший поблизости таможенник, он обмолвился в разговоре с приятелем о том, что у мыса Брентон к ним на борт поднялся сам Макхит.

Ну а сейчас по команде капитана Линдсея часть парусов была быстро убрана, «Ханна» замедлила ход, и экипаж стал ждать, когда «Гаспи», подойдя поближе, сменит галс и устремится наперерез. Пирс уже мог различить стоящего на палубе шхуны Дьюдингстона и одного из младших офицеров, который сигнализировал флажками, требуя, чтобы они немедленно легли в дрейф и приготовились к швартовке бортами.

– Ну что, Линдсей, – обратился Пирс к капитану, – покажем теперь им свои пятки?

Последовала громкая команда, и матросы без малейшего промедления бросились ее выполнять. Члены экипажа были достаточно наслышаны и о самом лейтенанте Дьюдингстоне, и о его методах воздействия. В случае абордажа многим из них пришлось бы вопреки собственной воле стать рекрутами Королевского флота, а подобная судьба вряд ли кого-либо прельщала.

Как только на «Гаспи» поняли, что шлюп не собирается останавливаться, с борта военного корабля был дан предупредительный залп сразу из двух пушек. Но торговое судно очень скоро выскочило за предел досягаемости и, вильнув кормой, предложило быстроходной шхуне посостязаться в скорости.

На «Гаспи» вызов приняли. Многим членам экипажа «Ханны» могло показаться, что гонка началась вследствие спонтанного решения капитана, однако на самом деле те двое, что стояли сейчас на мостике, планировали подобное уже давно. Дьюдингстон клюнул на наживку, и вот теперь надо было не оплошать и заманить его корабль на мель. Пирс неделями изучал карты и различные сведения, собранные Натаниелем, и сегодня жребий был наконец-то брошен. В том случае, если Дьюдингстон их настигнет, Линдсея, разумеется, отдадут под суд, а Пирса без промедления вздернут.

Битых два часа оба корабля, круто меня галсы, чтобы поймать в паруса почти что встречный ветер, постепенно продвигались к северу, в глубь залива. Капитан Линдсей умело выдерживал расстояние, которое не смогли преодолеть ядра, выпущенные из пушек преследователей, однако и он, и Пирс понимали, что бухта сужается и маневренность судна в скором времени значительно снизится. Дьюдингстон это тоже понимал и продолжал гнать свой шлюп в северном направлении, не давая беглецам ни малейшей возможности повернуть на юг, в сторону открытого моря.

Вскоре стало ясно, что лейтенант начинает терять терпение. Близилось время отлива, и он знал, что на «Ханне» попытаются этим воспользоваться. Решающий момент наступил, когда оба корабля находились между гаванью Бристоль и островом Пруденс. Пирс был уверен, что, как только они минуют мыс Конимикут и войдут в устье реки, на «Гаспи» тут же приготовятся заложить очередной галс, чтобы развернуться на запад и лишить их последней возможности улизнуть.

Отливное течение становилось все быстрее, они уже проскочили мимо мыса, и «Гаспи» оставила за кормой ту самую длинную песчаную отмель. Расстояние между кораблями сокращалось, и капитан Линдсей с ожиданием смотрел на человека, который был ему известен под именем Макхит. Время, казалось, замедлило свой бег. «Гаспи» приблизилась настолько, что канониры на ней могли бы вполне успешно использовать носовые орудия, а Пирс даже различал лица матросов, Повисших на вантах.

– Ну, капитан, – тихо произнес он. – Пора!

Линдсей отдал соответствующую команду, и нос «Ханны» сместился к северо-западу. Матросы на «Гаспи» тоже зашевелились, и вскоре шхуна резко уклонилась на запад. Дело двигалось к развязке, лейтенант Дьюдингстон сам подписал себе приговор.

Все, кто находился на борту «Ханны», наблюдали за военным кораблем. Зная этот залив как свои пять пальцев, моряки понимали, что еще до того, как «Гаспи» развернется, оба парусника будут отделены друг от друга песчаными отмелями, протянувшимися вдоль мыса Немквид. Дьюдингстон проглотил наживку, и ему уже не соскочить с крючка.

– Ну, капитан, поворачивайте, – сказал Пирс.

Едва «Ханна» взяла курс на восток, военный корабль налетел на песчаную банку и, содрогнувшись всем корпусом, со скрежетом остановился. С канатов такелажа в воду посыпались матросы, а сам Дьюдингстон кубарем покатился по палубе. Накренившись, «Гаспи» зачерпнула парусами воду, и Пирс услышал громкие крики ликования.

– Отлично, Линдсей, – улыбнулся Пирс, похлопав капитана по спине.

– Застряли они, думаю, надолго, – отозвался тот.

– Вне всякого сомнения. – Пирс посмотрел, как увеличивается расстояние между кораблями. – Теперь, капитан, самое время дать знать нашим друзьям в Провиденсе и Бристоле о том, какая беда приключилась с «Гаспи». Они могут спокойно делать свои дела до тех пор, пока прилив не сдернет ее с этой банки. А произойдет это под утро, часам, наверное, к трем. Как вы думаете?

– Нуда. И то не наверняка. Мне кажется, Дьюдингстон засел довольно крепко.

– Еще бы. Уж очень ему хотелось настичь вашу «Ханну».

– А точнее, некоего капитана Макхита.

– Да, Линдсей, вы правы.

Однако теперь ему не до этого. А ночь обещает быть темной.

– И все же я думаю, что этот вариант не самый лучший, – тихо сказала Порция, когда они подходили к спальне Елены.

Комната была не заперта, и у окна по-прежнему сидели две служанки, которые с любопытством посмотрели на Мэри, вошедшую вслед за Порцией.

– Поскольку миссис Грин не возражала, я пригласила миссис Хиггинс сюда, – объяснила Порция девушкам. – Мы потом вместе поедем. – Она взглянула в сторону кровати: полупрозрачный полог был опущен, Елена, по всей видимости, спала. Порция снова повернулась к служанкам. – Если у вас есть какие-то другие дела, то я могу и одна присмотреть за ней.

Девушки, нерешительно переглянувшись, поднялись со стульев.

– Да, у нас много дел, – сказала одна из них.

– Не беспокойтесь, мы с миссис Хиггинс посидим вместо вас, – заверила их Порция. – А если понадобится, я вас позову.

Когда служанки вышли, Мэри села на один из освободившихся стульев, а Порция, притворив дверь, приблизилась к кровати.

Глаза Елены были открыты. Она смотрела на Порцию, но видела ее словно в тумане. Порция молча сжала руку матери, та ответила на пожатие. В этот момент дверь неожиданно снова открылась, и Елена поспешила опустить веки. Порция обернулась: это вернулась одна из служанок.

– Забыла сказать. Несколько минут назад для госпожи принесли бульон. – Девушка указала на поднос, стоявший на прикроватном столике. – Она крепко спала, и мы не стали ее беспокоить.

– Понятно. Я сама ее покормлю.

– Приходила миссис Грин, приготовила лекарство. Его нужно дать госпоже сразу же после еды.

– Об этом я тоже позабочусь, – сказала Порция, радуясь, что Елену не успели напоить снадобьем. – Спасибо, что напомнили.

Когда служанка ушла, Порция представила матери свою подругу. Елена была по-прежнему слаба, однако явно старалась сосредоточиться и вникнуть в то, что говорила дочь.

– Времени у нас немного. Часам к четырем за нами заедет экипаж. Если мне удастся вывести вас из дома и усадить в него, то уже ночью мы будем на корабле, отправляющемся в Шотландию.

– Значит, мне это не приснилось, ты действительно так говорила. Хочешь, чтобы я сбежала отсюда вместе с тобой.

Последняя фраза являлась скорее утверждением, нежели вопросом, однако в голосе Елены не чувствовалось энтузиазма. Мэри с тревогой смотрела на Порцию, которая, присев на край постели, взяла мать за руку.

– А вы хотите остаться здесь?.. И вести прежний образ жизни?

Елена помолчала, видимо, обдумывая ответ, потом заговорила:

– Я бы с радостью осталась, если бы здесь не было миссис Грин, этой мегеры, которая постоянно указывает, что мне следует делать. Я бы осталась, если бы меня не запирали на ключ и не заставляли пить всякую отраву. – Елена обеими рукам сжала ладонь Порции. – Я бы с радостью осталась, если бы тебе можно было постоянно находиться рядом со мной. Но адмирал этого не допустит.

К облегчению Порции, мать прекрасно все понимала. В Бостоне у них действительно не было никаких перспектив.

– Эти люди, – продолжила Елена, – не дают мне дышать, убивают меня. Порой мне хочется умереть.

– Вы не должны оставаться здесь! Мы уедем так далеко, что нас никто не найдет. Начнем новую жизнь. Вместе, вдвоем.

– Я даже не представляю, как выглядит мир, который находится за этими стенами, ставшими для меня тюрьмой. У меня нет ни друзей, ни родственников, к которым мы могли бы обратиться за помощью.

Взгляд Елены был устремлен на полог, колыхавшийся от дуновения ветерка, проникающего через открытые окна.

– К тому же я почти ничего не вижу. Как я могу куда-то бежать?

– Но у вас есть я! Я сумею о вас позаботиться! Буду вашими глазами! Вы станете свободной, будете жить полноценной жизнью. И мы всегда будем вместе. Разве этого недостаточно?

– Для меня достаточно, – со слезами на глазах прошептала Елена. – Но неужели ты готова пожертвовать собой, несмотря на то что никогда не видела от меня материнской заботы?

– Не надо вспоминать о прошлом. Сейчас перед нами будущее. – В коридоре вдруг послышались шаги и голоса, и Порция быстро перевела взгляд на дверь. Впрочем, вскоре все затихло. – Такая возможность предоставляется не каждый день. Если вы готовы довериться мне и принять мою помощь, тогда у нас есть шанс.

После секундного колебания Елена взяла Порцию за руку и, приподнявшись, села в кровати. Затем медленно спустила ноги на пол. Встав в полный рост, она, однако, покачнулась и была вынуждена вновь присесть. Быстро подойдя к кровати, Мэри тоже подала Елене руку и помогла Порции отвести ее к туалетному столику, расположенному возле окна.

– Но мы не сможем незаметно выйти из дома, – сказала Елена.

– Об этом я позабочусь, – заверила ее Порция. – Мэри, займись, пожалуйста, маминой прической, а я посмотрю в гардеробной, во что ее можно одеть. Мама, у вас есть какое-нибудь серое платье?

Закончив очередной инспекционный осмотр подведомственного ей хозяйства, миссис Грин уже поднималась по лестнице с намерением заглянуть в комнату Елены, когда со стороны кухни донесся шум и раздались громкие крики: «Пожар! Горим!»

Экономка тотчас же устремилась вниз.

Одни бежали в кухню, другие оттуда выскакивали. Началось настоящее столпотворение. Старший повар наконец-то пробился к миссис Грин. По его широкому лицу градом катился пот, который он утирал грязной тряпкой.

– Ничего страшного, больше шуму было, – сообщил повар. – Огонь мы уже загасили, только дым остался.

– А что произошло?

– Одна из посудомоек говорит, что компаньонка мисс Миддлтон принесла поднос с тарелками. Может, поставила его слишком близко к плите. Сначала загорелась оставшаяся на подносе салфетка, затем сальные тряпки, а уж потом.

– Но огонь потушили?

– Потушили. А адмирал…

Адмирал еще утром уехал к губернатору.

– Ну, слава Богу! – облегченно вздохнул повар и опустился на стоявшую у стены скамейку.

Миссис Грин заметила одну из служанок, которым было поручено присматривать за Еленой. Девушка вместе с остальной прислугой открывала окна. Экономка подошла к ней и дернула ее за рукав.

– А кто остался наверху, с госпожой?

– Мисс Эдвардс и ее подруга, жена пастора, – ответила служанка.

Миссис Грин заглянула в кухню. Чад уже стал рассеиваться, и экономка поспешила к лестнице, ведущей наверх.

Комната Елены оказалась открытой, а по коридору прохаживалась незнакомая женщина, видимо, жена пастора.

– Как хорошо, что вы пришли, миссис Грин! – воскликнула женщина. – Огонь не распространяется? Быть может, лучше покинуть дом?

Не удостоив Мэри ответом, миссис Грин стремительно вошла в открытую дверь. Комната была пуста.

– Где мисс Миддлтон? Куда увела ее эта…

– Мисс Эдвардс очень испугалась, услышав про пожар. Ваша хозяйка едва стояла на ногах.

– Все понятно! – рявкнула экономка. – Где они сейчас?

– Вышли в сад, – с наигранной обидой в голосе ответила Мэри. – Порция попросила меня остаться и все вам объяснить, чтобы вы не беспокоились. Вы уверены, что можно остаться в доме? Ведь у меня двое детей.

– В какую сторону они направились? – нетерпеливо спросила миссис Грин. – К какой лестнице? – Точно не знаю, но охотно покажу вам, куда они пошли, – сказала Мэри и двинулась вперед.

Поддерживая пошатывающуюся мать, Порция медленно вела ее в сторону подъездной аллеи.

– Я так устала, едва дышу, – остановившись, промолвила Елена. – Не знаю, дойду ли.

– Уже совсем близко, – сказала Порция, увидев за деревьями экипаж. – Когда подойдем, ничего не говорите. Предоставьте это дело мне.

Грум Пеннингтона уставился на них с несколько озадаченным видом.

– Джек, ты один из замечательнейших людей, обитающих под этим небом! – едва приблизившись, радостно воскликнула Порция. – Да ты к тому же еще и на карете.

– Хозяин сказал, что так вам будет удобнее. Путь ведь неблизкий.

– Конечно, – согласилась девушка. – И раз уж ты такой славный парень, помоги, пожалуйста, моей подруге забраться. Она надышалась дымом, повалившим из кухни, и совсем ослабла. Кажется, кто-то по неосторожности устроил небольшой пожар.

– Так уж и по неосторожности, – едва слышно промолвил грум, быстро подал руку Елене, и с его помощью она в считанные секунды оказалась внутри кареты. Затем Джек обернулся к Порции: – Хозяин вообще-то говорил, что поедете только вы.

– Это потому, что со мной ты уже знаком. Не отправлюсь же я в Англию одна, без сопровождения. На корабле полным-полно матросов.

– Что ж, вам виднее, – пожал плечами Джек, помог Порции залезть в карету и взобрался на облучок. – Надеюсь, на этот раз вы меня не подведете и хозяин не устроит мне еще одну взбучку.

Когда они приблизились к воротам, Елена прижала к лицу носовой платок и сделала вид, что ее одолевает кашель, а Порция выглянула наружу и, стараясь держаться как можно непринужденнее, сообщила стражникам о случившемся на кухне пожаре.

– Не знаю, справились ли там уже с огнем, – сказала она напоследок. – Но завтра я на всякий случай привезу вам чего-нибудь вкусненького.

Солдаты засмеялись, а Порция махнула Джеку рукой, и тот щелкнул поводьями. Карета выкатилась за ворота, и девушка облегченно откинулась на сиденье.

– Пока все идет хорошо, – произнесла она, взяв мать за руку. Однако главные трудности, думала Порция, впереди.

– Я никого здесь не вижу, – с явным раздражением сказала миссис Грин. – Вы уверены, что ваша подруга вывела мисс Миддлтон именно через эту дверь?

Мэри, притворившись растерянной, озиралась по сторонам.

– Знаете, миссис Грин, я ведь впервые в доме адмирала. Но они не могли далеко уйти. Вы же знаете, как слаба ваша хозяйка. Мисс Эдвардс пришлось ее вытаскивать чуть ли не на себе. Но вы говорите, что пожара не было?.. Возможно, они услышали об этом и вернулись обратно. Быть может, они уже наверху и Порция снова укладывает мисс Миддлтон в кровать. Должно быть, вы зря беспокоитесь. Возможно…

– Миссис Хиггинс, вы слишком многословны! – перебила ее экономка и направилась к дому.

– Я просто пытаюсь вам помочь. Дома меня ждут дети, скоро ужин. Кроме того, мне еще нужно навестить двух заболевших прихожан нашей церкви. Так что если вам больше не требуется моя помощь…

– Мне кажется, вам действительно уже пора идти, – через плечо бросила экономка. – Спасибо, ваша помощь была просто неоценима. Можете отправляться, куда вам угодно.

– Вы в этом уверены?

– Ворота в той стороне.

– В таком случае я пойду. – И Мэри двинулась в указанном направлении.

Они уже больше часа ехали в темноте, когда миновали небольшое поселение, которое, как сообщил Джек, называлось Баррингтон. Вскоре после того, как скопление построек осталось позади, карета свернула с главной дороги, раскачиваясь на неровностях, проехала через какую-то чахлую рощицу и наконец остановилась.

В пути Порции так долго пришлось вдыхать насыщенный сосновым духом воздух, что она даже удивилась, когда вдруг ощутила солоноватый запах моря. Выглянув из кареты, девушка обнаружила, что они остановились напротив небольшого мыса. Хотя было очень темно, Порция сразу поняла, что чернеющая впереди широкая водная гладь и есть залив Наррагансет.

– Мы приехали немного раньше, – сказал Джек и, спрыгнув на землю, стал разминать ноги.

Елена, проспавшая почти всю дорогу, пошевелилась и открыла глаза.

– Где мы? – спросила она и вытянула вперед руку. Порция поймала ее ладонь.

– Где-то неподалеку от Род-Айленда. Скоро сюда подплывет лодка, которая доставит нас на корабль.

Елена кивнула и снова задремала.

Со стороны моря послышались какие-то звуки. Порция выбралась из кареты и приблизилась к краю берега.

Слышно было, как ударяют по воде весла. Определить, откуда доносятся всплески, было невозможно.

– Кто это? – негромко спросила Порция у подошедшего Джека.

Грум некоторое время молча вглядывался в ставшие уже различимыми очертания баркаса, тихо скользящего вдоль мыса.

– Не думаю, мисс, что вам необходимо об этом знать. Но плывут они, кажется, из Бристоля. Это к югу отсюда.

Порция не стала допытываться. Только подумала: а нет ли на этом баркасе самого Макхита? Сегодня, пока они ехали в аптеку за ее сундучком, она внимательно вглядывалась в лица прохожих и проезжих, надеясь хотя бы мельком увидеть в последний раз Пирса. Расспрашивать о нем Джека не решилась.

Возможно, капитан Тернер не заблуждался и Пирс, он же Макхит, отправился сюда после того, как она рассталась с ним прошлой ночью. Порция смотрела вслед баркасу, уже начавшему растворяться в темноте. Судя по тому, что с баркаса не доносилось ни единого звука, там скорее всего находились контрабандисты. Порцию охватил страх. А вдруг капитан Тернер со своими людьми притаился где-нибудь поблизости?

– Джек, адмирал Миддлтон послал сегодня к Род-Айленду солдат во главе с капитаном Тернером. Бостон они покинули еще утром. Может быть, нужно кого-нибудь предупредить? Может, они где-нибудь рядом? Капитан придумал какую-то хитрость, он не сомневается в успехе и…

Джек покачал головой, и Порция умолкла.

– Мисс, если хотите отплыть уже этой ночью, не надо никому ничего говорить. Те люди знают свое дело и способны сами о себе позаботиться.

Однако Порцию эти слова не успокоили.

– Если передо мной стоит выбор – уплыть сегодня или попытаться спасти твоего хозяина, то я готова отказаться от возможности покинуть колонии.

Джек улыбнулся:

– До чего же вы беспокойная. Не волнуйтесь, хозяин знает, что делает.

– Но если я могу ему помочь…

– Мисс, вы поможете ему, если не будете путаться у него под ногами.

Где-то в отдалении раздался ружейный выстрел. Порция, а за ней и Джек еще ближе подступили к краю воды. Баркаса уже видно не было. Послышались крики, шум.

– Похоже, их атаковали, – проговорила Порция.

– Не похоже, а точно, – без каких-либо эмоций сказал Джек.

– Может, позовем кого-нибудь на помощь? – Порция взобралась на выдающийся в море уступ в надежде что-то разглядеть.

– Нет!.. Мы должны оставаться именно здесь и…

– Но мы не можем бездействовать!

– Очень даже можем, мисс. Мне так велено. Раздался громкий всплеск. Поскользнувшись на мокром камне, Порция съехала вниз и оказалась по пояс в воде. При этом ободрала локоть.

– Черт возьми! – тихо выругался грум и шагнул в воду. – Успокойтесь, мисс! Да, на корабль напали, но это совсем не то, о чем вы подумали. Там множество лодок, в том числе и из Провиденса, и они…

В этот момент их внимание привлек топот копыт. По дороге ехали всадники, человек десять, судя по всему, военные. Порция, которая по-прежнему находилась в воде, с беспокойством подумала об оставшейся в карете Елене.

– Мисс, пригнитесь, – зашептал Джек, прячась за выступом. – А то вас могут заметить.

Он потянул девушку вниз, а тем временем два всадника, возглавлявшие отряд, свернули с дороги и подскакали к экипажу.

– Елена!.. – только и выдохнула Порция.

В этот миг где-то в море снова раздался выстрел, и всадники, пришпорив коней, выехали на край берега. Порция хотела пригнуться, но было поздно.

Капитан Тернер изумленно смотрел на стоящую в воде девушку. Затем, желая убедиться в том, что не обознался, направил коня к валуну.

– Черт возьми!.. Мисс Эдвардс, что вы здесь делаете?

– Сэр, отряд уже довольно далеко, – заметил второй всадник.

Капитан оглянулся на карету – рядом с ней никого не было.

– Езжайте, Рейнольдс. Следуйте в Провиденс. Только отправьте сюда двух человек. Мы вас потом догоним. – Младший офицер поскакал обратно к дороге, а Тернер снова повернулся к Порции. – Ну?.. Как вы объясните столь невероятный случай?

– Очень просто. – Девушка двинулась к берегу, но споткнулась и еще глубже погрузилась в воду. – Не могли бы проявить любезность и помочь мне выбраться?

Направив коня в воду, капитан Тернер протянул Порции хлыст.

– Чей это экипаж? И кто там внутри?

– Сэр, я не умею плавать! – Порция тянула руку, но ей никак не удавалось ухватиться за кнутовище. – Пожалуйста!

– Ради Бога, прекратите! Здесь не так уж глубоко. Просто поднимитесь на ноги.

– Меня что-то тянет! Наверное, это плывун, зыбучие пески.

– Какие, к черту, зыбучие пески?!

– Ну, может, отливное течение.

Внезапно голова Порции скрылась под водой. Несколько секунд капитан Тернер вглядывался в темноту, но девушка не появлялась. Пришлось слезть с коня. Тернер стал ощупывать дно ногами. Порции не было.

– Мисс Эдвардс! Где вы?

– За нами уже прибыли? – неожиданно донеслось со стороны кареты.

Офицер обернулся. Ему потребовалось не более секунды, чтобы узнать этот голос. Потрясенный, он быстро вышел из воды и направился к экипажу.

– Мисс Миддлтон, это вы?!

– Капитан Тернер?.. – Встревожившись, Елена попыталась открыть дверцу. – Что вы сделали с моей дочерью?

– С вашей дочерью?.. – переспросил Тернер. – О чем вы говорите? Полагаю, вы все же в здравом уме?

– Где Порция? – Елена вытянула вперед руку.

– Мама, я здесь! – раздался за спиной капитана голос девушки.

– Та-ак, – протянул офицер. – Думаю, вам обеим придется многое мне объяснить. А вас, мисс Эдвардс, я вынужден взять под арест. Как говорится, именем коро…

Капитан Тернер обернулся и увидел в руках Порции камень, занесенный над его головой. Однако уклониться от удара не успел.

Глава 19

– Я убила его? – спросила Порция, глядя поверх плеча Джека на распростертое тело.

– Да-а-а, мисс… Удар был не слабый. Однако он дышит.

Порция сейчас ни о чем не хотела думать. Для переживаний просто не было времени. Обойдя лежавшего без сознания офицера, девушка подошла к Елене, которая по-прежнему пыталась выбраться из кареты.

– Мама, пожалуйста, оставайтесь на месте. Скоро здесь будут солдаты, подчиненные Тернера. Мы должны уехать, иначе нас схватят.

В этот момент позади раздался взрыв, и ночное небо озарила яркая вспышка. В изумлении обернувшись, Порция устремила взгляд в сторону моря. Менее чем в миле от берега над водой взметнулось пламя. Там полыхал парусник. Вокруг корабля можно было разглядеть множество лодок.

– Ну, молодцы!.. – проговорил Джек. – Подпалили-таки эту чертову посудину.

К берегу приближалась рыбацкая плоскодонка. Двое сидевших в ней гребли почти бесшумно. Джек тихонько свистнул и услышал ответный свист.

– Это за вами, мисс, – оглянувшись, сообщил грум.

– Мама, идемте! – Открыв дверцу, Порция помогла Елене спуститься на землю, а Джек тем временем подхватил их сундучок и отнес к самой воде.

– Я боюсь, – прошептала Елена. – Я вижу красное небо… Цвет крови.

– Это пожар… Очень далеко. Для нас он не опасен, – сказала Порция, хоть и не очень-то верила в истинность собственных слов.

Матросы не стали задавать какие-либо вопросы по поводу того, что пассажирок две, и первой приняли в лодку Елену.

– Ты успеешь уехать, прежде чем здесь появятся люди Тернера? – спросила Порция у Джека.

– Не волнуйтесь, мисс. Со мной все будет в порядке.

– В случае чего можешь сказать, что я принудила тебя отвезти нас сюда, угрожая оружием. Тернер тебя не видел, так что у них нет оснований подозревать…

– Вас ждут, мисс, – перебил ее грум и слегка подтолкнул к лодке. – Вы, наверное, думаете, что надо мной можно запросто подшутить, испытывать мое терпение… Так вот я хочу, чтобы вы так не думали. Ну, счастливого пути, Порция.

Девушка улыбнулась ему и полезла в лодку.

Она продолжала смотреть назад и видела, как экипаж выехал на дорогу и покатился в обратном направлении. Лошадь капитана Тернера щипала траву, а сам он неподвижно лежал на земле.

С середины залива хорошо был виден пылающий корабль, а также выхваченная пламенем из темноты дальняя береговая линия. Порция ничуть не сомневалась, что к случившемуся причастен не кто иной, как человек, носящий имя Макхит. Наступит ли такой день, когда они встретятся снова?

Пока жители прибрежных поселений на своих лодках атаковали «Гаспи», из трюма «Лотиана», бросившего якорь напротив Бристоля, полным ходом выгружался недозволенный товар. На берегу люди, прибывшие из Бостона, перекладывала оружие в повозки, запихивая его в сено и пряча между тюками шерсти, после чего, щелкнув поводьями, быстро исчезали в непроглядной темноте. К тому моменту, когда над водой прокатился отзвук первого взрыва, случившегося на военном корабле, на палубе торгового судна уже царило затишье. Там ждали прибытия какой-то пассажирки.

Пирс и капитан «Лотиана» находились в капитанской каюте, когда к ним заглянул старший помощник и сообщил, что можно поднимать якорь. Капитан Кэмерон отправился на палубу, а сам Пирс, еще раз взглянув на охваченное заревом небо в северо-западной стороне, закончил раскладывать свой багаж и занялся разбором писем, которые его попросили доставить в Англию.

Когда через несколько часов Пирс вышел на палубу, край неба на востоке уже начал светлеть. Несмотря на все старания, заснуть ему так и не удалось, и как только «Лотиан» покинул воды залива и вышел в открытое море, он понял это по изменению характера движения. Пирс всегда наслаждался тем ощущением, которое испытывал, находясь посреди океана. А живительным морским воздухом он просто упивался. Ветер широких просторов освежал голову и уносил прочь накопившуюся усталость.

По левому борту тянулось побережье Новой Англии – в предрассветных сумерках уже можно было различить очертания суши и нависающие над водой обрывы. Над головой хлопали наполненные ветром паруса, поскрипывали реи, и Пирс посмотрел наверх. Оснастка судна была задействована полностью, а почти на самой верхушке мачты устроился матрос-наблюдатель, который внимательно высматривал, не появятся ли где военные или таможенные корабли. Подойдя к бортовому ограждению, Пирс окинул взглядом линию горизонта.

Наверное, он все же поступил правильно, решив вернуться в Баронсфорд. Настало время исправить прошлые ошибки и подумать о будущем.

О будущем…

Пирс тут же вспомнил о девушке, которая находилась сейчас в одной из нижних кают. Она и не подозревает о том, что он тоже плывет на этом корабле. Перед внутренним взором вновь возникли ее прекрасные черные глаза, блестевшие от слез, когда она покидала его дом. Вспомнилось, как они занимались любовью. И как ему стало грустно, когда она неожиданно ушла.

Будить ее, конечно, еще рано. Пусть поспит.

И все же, не удержавшись, Пирс спустился вниз и, стоя в слабо освещенном проходе, некоторое время смотрел на двери четырех пассажирских кают.

Вернувшись на палубу, он пересек шкафут – центральную часть судна – и приблизился к полубаку, под которым размещался матросский кубрик. Трое находившихся сейчас на полубаке закрепляли недавно спускавшуюся лодку. Среди них был один из тех двух матросов, которые доставили с берега Порцию.

– Не знаешь, куда поместили нашу пассажирку? – поинтересовался Пирс, когда работа была закончена.

– Да, сэр, знаю, – ответил матрос. – Они обе во второй каюте.

– Обе? – удивился Пирс.

– Нуда. Как вы и говорили, на берегу нас ждала девушка, а с ней еще одна женщина, постарше… Которая плохо видит. – Парень, должно быть, почувствовал неладное и быстро продолжил: – Когда мы пристали к берегу, с ними был ваш человек. Он помог им сесть в лодку, и мы погребли обратно. А что, сэр, что-нибудь не так?

– Да нет, ничего… А ты не знаешь, как зовут вторую женщину?

Матрос поскреб подбородок.

– Погодите, сейчас вспомню. Молодая, кажется, называла ее Хелен.

– Елена?

– Точно, сэр, – кивнул матрос.

Каюта была маленькой, с небольшим круглым отверстием в верхней части стены для вентиляции. Сундучок с одеждой, которую теперь придется делить на двоих, Порция поставила рядом с дверью. Узкая койка являлась единственным местом, где можно было сидеть или лежать. Роптать, однако, не стоило: как бы то ни было, они уже в пути.

Менее года назад, когда она вместе с Хиггинсами плыла из Англии, им пришлось впятером тесниться в общей каюте, правда, гораздо большей, чем эта. Сама Порция делила «шконку», как называют спальное место моряки, с маленькой Анной, и им было вполне удобно. Нынешнее путешествие будет не менее волнующим, чем первое.

Елена все еще находилась под воздействием принятых лекарств и охотно согласилась занять единственную постель. Порция решила устроиться на полу: одно одеяло можно подстелить под себя, а другим укрыться. Во время плавания надо будет почаще выводить Елену на палубу. Ей наверняка понравится.

В дверь постучали. Сбросив с плеч одеяло, Порция шагнула вперед и открыла. На пороге стоял матрос.

– Мисс, вас ждут в каюте капитана, – сказал он. Девушка хотела переодеться, но передумала. Платье почти уже высохло.

Выскользнув в дверь, Порция прикрыла ее за собой.

– Я и сама хотела с ним поговорить, как только у него появится свободная минута.

– Он готов вас принять, – откликнулся матрос, поднимаясь по трапу.

Выйдя на палубу, Порция остановилась и, подставив лицо утренним лучам солнца, полной грудью вдохнула морской воздух. Девушка окинула взглядом бездонное голубое небо, белые пенистые барашки на гребнях волн, широкие полотнища парусов над головой. Ощущение было такое, словно у нее выросли крылья. Стоит раскинуть руки, и можно воспарить в облака.

– Мисс, вы идете?

Опомнившись, Порция поспешила за провожатым.

– Как вы обычно обращаетесь к капитану? – поинтересовалась Порция у матроса. Ей хотелось, чтобы знакомство с самым главным человеком на корабле состоялось на должном уровне.

Матрос между тем опустился по трапу, ведущему в кормовую часть судна.

– Так как мне к нему обращаться? – вновь спросила девушка.

– Думаю, «сэр», – пожал плечами матрос и постучал в дверь.

– Войдите! – донеслось из каюты.

Распахнув дверь, матрос быстро удалился. Порция заглянула внутрь и была поражена. Каюта протянулась от одного борта корабля до другого. Внезапно возникший силуэт почти полностью закрыл собой дверной проем.

Черные сапоги, замшевые бриджи, белая рубашка… Жилет отсутствует…

– О нет!.. – воскликнула Порция, прикрыв лицо рукой.

– Н-да, мисс Эдвардс… Со стороны можно подумать, что вы совсем не рады меня видеть.

Должно быть, он слышал, как стучит у нее в груди сердце. Порция постаралась взять себя в руки.

– Что вы здесь делаете? Разве вы не должны быть сейчас в Бостоне, заниматься своими коммерческими делами? Или досаждать адмиралу Миддлтону и его соратникам? – Пирс, видимо, не знает о Елене, думала между тем Порция, охваченная волнением. – В Бостоне наверняка осталось немало людей, которым вы просто необходимы, – продолжила девушка.

– Но только не вам, насколько я могу судить. – Обхватив девушку за талию, Пирс втащил ее в каюту. Сопротивление было бессмысленно.

И когда за ее спиной со стуком захлопнулась дверь, она невольно втянула голову в плечи. Скорее всего ему уже доложили о Елене. Но против ее ожиданий Пирс сказал:

– Я с нетерпением ждал этой встречи. Порция не сразу поверила собственным ушам.

– Я бы тоже ее ждала, если бы знала, что вы будете здесь, – произнесла она, не поднимая глаз.

– Значит, вам без каких-либо затруднений удалось покинуть особняк адмирала Миддлтона? – Тон Пирса не предвещал ничего хорошего, и у Порции по спине побежали мурашки.

– Именно так. За исключением случившегося там пожара. Небольшого. Его быстро затушили, огонь не успел распространиться. Зато он отвлек внимание.

– А когда Джек доставлял вас к условленному месту, тоже не возникло сложностей?

– Нет. Если не считать того, что пришлось стукнуть капитана Тернера камнем по голове и оставить на берегу. Он потерял сознание и истекал кровью.

– Вы привезли с собой капитана Тернера?!

– Разумеется, нет! Он появился весьма некстати, и другого выхода не было. Проблему я решила, и ее больше не существует.

Пирс перестал ходить взад-вперед.

– Вы хотите сказать, что запланированный отъезд превратился в кошмар? И только потому… – Он замолчал, очевидно, предоставляя ей возможность закончить фразу.

– Потому что я привлекаю к себе внимание опасных людей? – Порция украдкой взглянула на Пирса и тотчас же пожалела об этом: выражение его лица было холодным, как лед, покрывающий в феврале пристань Лонг-Уорф.

– Вы, насколько я понимаю, считаете все случившееся своего рода шуткой. – Пирс повысил голос, на щеках у него проступил румянец, что делало его еще более привлекательным. – Думаете, я позвал вас сюда, чтобы мы вместе посмеялись?

– Я сказала правду. Все произошло именно так. Ни прибавить, ни убавить. Это чудо, что я нахожусь сейчас здесь. Нельзя, конечно, отрицать заслуги вашего преданного грума, а также матросов, которые доставили нас, то есть меня на корабль. Как бы то ни было, мне удалось добраться сюда, никому не причинив вреда, разве что капитану Тернеру.

– «Преданного грума» и матросов придется сурово наказать за невыполнение приказа.

– Они неукоснительно выполняли ваши указания, – заявила Порция. – Если кто и виноват, так это я. Вы же знаете, я могу быть очень убедительной, когда необходимо слегка изменить первоначальный план. Если и нужно кого-то наказать…

– Вот именно – наказать!.. Что касается наказания для вас, мисс Эдвардс, то я решил посадить вас в ту же самую лодку и спустить ее на воду. И можете грести обратно к берегу.

Потрясенная услышанным, Порция вскинула глаза:

– Это уже слишком, вам не кажется?

– Ничуть… По-моему, я даже великодушен. Поначалу я собирался просто выбросить вас с вашей матерью за борт, предоставив вам возможность добираться до берега вплавь.

– Значит, вы знаете… – тихо произнесла Порция, попятившись к двери.

– Еще бы мне не знать! А думали, что провезете Елену Миддлтон до самой Шотландии тайком? Что никто ее не заметит?

Порция с обреченным видом кивнула.

– Джек и матросы наверняка приняли ее за мою служанку. Эту же версию я могла бы изложить и капитану, не окажись вы здесь.

– Значит, я еще и виноват?! – рявкнул Пирс. – В том, что ваши планы рухнули! – Он двинулся к девушке, и она сделала еще шаг назад. – Выходит, я злодей, помешавший одурачить наивных простаков! Бесчувственное чудовище… поскольку недоволен тем, что вы втянули меня и моего партнера в похищение дочери британского адмирала! Я бессердечная скотина, не желающая ради вас подвергать опасности себя и своих людей! Да ведь Миддлтон запросто отправит в погоню за нами половину королевского флота, чтобы вернуть свою дочь!

– Нет, мистер Пеннингтон, вы не злодей. И бессердечным вас не назовешь. Я полагала, вы догадывались о моих намерениях, когда я попросила вас переправить меня через океан.

– Хватит, Порция! – воскликнул Пирс. – У тебя есть последний шанс. Скажи хоть что-нибудь, во что я смог бы поверить. Что убедило бы меня в том, что ты не такая лживая и эгоистичная, какой кажешься.

– Чтобы ты мог поверить?.. – Порция едва сдерживала слезы. – Да она единственная, кто есть у меня на этом свете! А на что пошел бы ты ради спасения самого близкого тебе человека? В мире нет ничего важнее семьи. Ничего! Я не раскаиваюсь в том, что сделала. И никогда не раскаюсь, что бы ни ждало меня впереди.

Порция отвернулась, слезы хлынули из глаз. Она знала, что Пирс не выполнит своих угроз. Не отправит ее с матерью обратно. Но ей было больно от того, что он считал ее коварной, подлой, лживой.

– Возвращайтесь в свою каюту, мисс Эдвардс, – сказал Пирс, уже не глядя на нее. – Я сообщу вам о своем решении.

Он совершил почти невозможное, поборов побуждение броситься к Порции, обнять ее и утешить. Стиснув кулаки, он молча смотрел, как девушка безуспешно пытается открыть дверь.

Наконец она рывком распахнула ее и, выскочив в коридор, взбежала по трапу.

Пирс закрыл дверь и, прислонившись к ней спиной, задумался. А ведь действия Порции, в сущности, безобидны по сравнению с тем, в чем замешан он сам! Она всего-то и сделала, что предоставила собственной матери возможность ощутить вкус свободы. У них с Порцией сходные мотивы. Разве ее бунтарский поступок менее обоснован, чем его нелегальная деятельность? То, что она сделала, оправдано бесспорным правом дочери быть вместе с матерью. А являются ли его порывы столь же благородными?

Пирс подошел к столу и невидящим взором уткнулся в разложенную на нем карту. Сделала ли Порция это плавание более рискованным? Вряд ли. Если корабли королевского флота и устремятся за ними в погоню, то скорее для того, чтобы изловить причастных к уничтожению «Гаспи», нежели ради вызволения Елены Миддлтон.

Пирс не сомневался, что нападение на таможенный корабль будет расценено не иначе, как государственная измена, и последует самое серьезное расследование. В сущности, это было настоящей военной операцией, впервые предпринятой колонистами. В нападении на «Гаспи» были задействованы немалые силы – восемь больших баркасов, заполненных людьми. Возглавляли этих смельчаков наиболее заметные личности из поселений Род-Айленда. Однако самое щедрое вознаграждение наверняка назначат именно за его голову – представители британской администрации спят и видят, когда наконец им удастся накинуть веревку на шею неуловимого Макхита.

Пирс понимал, что ему, возможно, не представится шанса вернуться в Америку, а пребывание в Шотландии может быть сопряжено с определенными сложностями. Однако это его мало беспокоило. Какие бы испытания ни уготовила ему судьба, он встретит их с высоко поднятой головой. Будущее Порции тревожило его гораздо больше, чем собственное.

Пирс обвел взглядом капитанские апартаменты: ряд иллюминаторов по корме, под ними – роскошный диван, буфет, покрытый изящной резьбой, несколько стульев. Его взор упал на широкую кровать, надежно закрепленную у левого борта. После близости с Порцией он живо представил, каким сюрпризом станет для нее тот факт, что он тоже плывет на этом корабле. Пирсу не терпелось привести ее сюда, в эту каюту, чтобы вновь разжечь огонь страсти, охвативший их накануне. Ему хотелось убедиться в том, что Порция действовала по велению сердца.

И вот сегодня он получил ответ. Какими бы ни были ее оправдания, в ней настолько перемешались ложь и правда, что трудно отделить одно от другого. Она отказала ему в доверии, решила, что он не способен что-либо понять. И использовала его точно так же, как это делала Эмма.

Глава 20

Порция не видела уже ни моря, ни неба, ни всех тех красот, которые еще недавно заставили ее задержаться на палубе. Не замечала матросов, повернувших головы в ее сторону, когда она в слезах выскочила наверх. Пробежав по шкафуту, Порция быстро спустилась по знакомому трапу и устремилась к отведенной им с матерью каюте.

Прикрыв за собой дверь, она несколько раз провела ладонью по лицу, утирая слезы, и как только глаза привыкли к полумраку, обнаружила, что Елена уже не лежит, а сидит на единственной в помещении койке.

– Порция, это ты? – спросила мать.

– Да, мама, я, – отозвалась Порция, пытаясь справиться с обуревавшими ее чувствами.

– Только что сюда заходил очень милый человек… Жаль, что ты его не застала. Зовут его Томас. Он работает на корабле поваром, а также лекарем и плотником. И вообще делает все, что поручает ему капитан. Сказал, что является свободной личностью. И что в Филадельфии у него семья.

– Он заходил просто поздороваться?

– Вообще-то он хотел узнать, где мы будем завтракать – здесь или же в капитанской каюте вместе с хозяином судна мистером Пеннингтоном.

– Сейчас зайду к Томасу и поговорю с ним. Если ты не против, мы могли бы питаться прямо здесь. Или же на палубе… при хорошей погоде. День обещает быть просто чудесным.

Елена подавила зевок и подтянула колени к груди.

– Я бы охотно осталась здесь. Мне хочется быть рядом с тобой. Ох!.. – Она потерла виски. – Когда же прекратится эта головная боль?.. И еще я постоянно хочу спать.

– Тогда я схожу на камбуз и принесу тебе поесть, прежде чем ты заснешь.

– Подожди. Я хочу с тобой поговорить. – Елена дотронулась до рукава Порции. – Ты что, замерзла? Да ты вся мокрая! Немедленно переоденься! Как же ты будешь заботиться обо мне, если вдруг сама заболеешь?

Порция увидела улыбку на лице матери, и у нее отлегло от сердца.

– Я никогда не болею, – ответила девушка.

– Рада это слышать… А вот я в последнее время редко чувствую себя хорошо. Так что без тебя мне не обойтись.

Порция повиновалась и, достав из сундучка платье, и смену белья, стала раздеваться.

– Я витала где-то между сном и явью, но мне кажется, что я слышала, как тебя позвали к капитану. Мне ведь это не приснилось?

– Да, так и было… Но на самом деле меня хотел видеть мистер Пеннингтон, владелец судна.

– И как прошел визит?

Соображая, как бы получше ответить, Порция стянула через голову мокрую сорочку и стала надевать сухую. Ей хотелось быть абсолютно откровенной с матерью, но в то же время она опасалась, что может напугать ее, разъяснив их положение на корабле. Впрочем, Елена могла в любой момент столкнуться с проявлением враждебности со стороны Пирса, поэтому ее необходимо было подготовить.

– Понимаешь, мама… – начала Порция. – Именно благодаря великодушию мистера Пеннингтона нас взяли на этот корабль. Вернее, брали только меня… Он ведь думал, что я поеду одна. Мистер Пеннингтон не знал, что я возьму тебя с собой, а я не могла ему об этом сказать, так как боялась, что он не согласится. Я и не предполагала, что он окажется на корабле, и думала, что он никогда ни о чем не узнает. Однако он здесь… и все знает… И очень зол на меня.

– Настолько зол, что может отправить нас обратно? – с тревогой в голосе спросила Елена.

– Ну теперь-то это уже трудно сделать… Так что придется ему потерпеть наше присутствие. Хотя вряд ли он будет столь же дружелюбен по отношению к нам, как Томас, о котором ты говорила.

– Он красив? – спросила Елена.

– Многие считают его привлекательным.

– Молод?

– Примерно одного со мной возраста. Или немного постарше.

– Такой молодой, а уже владелец корабля. Он, должно быть, богат.

– Мистер Пеннингтон происходит из знатного рода… Насколько мне известно, его старший брат – граф. Но несмотря на происхождение, ему пришлось немало потрудиться, чтобы сколотить собственное состояние.

– Он женат? Или обручен?

– Нет, не женат.

– У него, наверное, много любовниц…

Порции вспомнился вечер, когда она впервые увидела Пирса. Комнатушка в таверне «Черная жемчужина». Он тогда собирался встретиться с женщиной! Порция ощутила укол ревности.

– Мне это абсолютно безразлично.

– А как ты с ним познакомилась?

Натянув платье, Порция присела на край койки и стала подтягивать шнуровку.

– Мы встретились во время бала, устроенного в день рождения короля… Как раз после того, как я напугала тебя, забравшись под твое окно. Я наткнулась на него, убегая от ваших слуг.

– Как романтично! – с улыбкой произнесла Елена. – Расскажи поподробнее.

Порция вдруг осознала, что может рассказать матери все. Что Елена все поймет и не осудит ее за непреодолимое влечение к Пирсу. Он был первым мужчиной в ее жизни и единственным, к кому у нее возникли столь сильные чувства. Порция ощущала себя совершенно беззащитной перед его обаянием, непослушное сердце сразу же начинало учащенно биться при одной только мысли о нем.

И Порция без утайки выложила матери все. Рассказала о ночи в таверне «Черная жемчужина», где ее едва не обнаружил капитан Тернер. Упомянула о том, что Пирс с уважением отнесся к ее взглядам на жизнь и на ситуацию, сложившуюся в колониях. Наконец, немного поколебавшись, поведала о своем визите в его дом, чтобы поблагодарить и взглянуть на него в последний раз, и, забыв о благоразумии, отдалась ему.

– Так ты, доченька, считаешь, что совершила ошибку? – тихо спросила Елена. – Раскаиваешься?

На некоторое время в едва освещенной каюте воцарилась тишина.

– Нет, это не было ошибкой. – Порция потупилась. – Если бы все произошло в таверне, я действительно сочла бы это ошибкой… Потому что еще не знала его по-настоящему. Но в ту ночь… – Она покачала головой. – Я ни о чем не жалела. И тем более не жалею сейчас. И не буду жалеть, даже если после этой ночи возникнут определенные последствия.

– О Боже!.. – прошептала Елена. – Все гораздо серьезнее, чем я себе представляла. Ты любишь его…

– Я этого не говорила, – поспешила возразить Порция.

– Все и так ясно, девочка моя.

Елена погладила Порцию по щеке, и та только сейчас осознала, что ее лицо вновь стало мокрым от слез. Мать, конечно же, абсолютно права.

– А как он повел себя теперь?.. Когда узнал обо мне?

– Он очень зол на меня, – ответила Порция. – Не из-за того, что нас оказалось двое. Его разозлило, что я солгала… ради того, чтобы быть с тобой вместе. Он, конечно же, прав. Я не принимала во внимание его чувства, не задумывалась о том, как он воспримет мои действия, учитывая наши отношения. Но, несмотря ни на что, я считаю, что поступила правильно.

По мнению капитана Тернера, только честное имя, незапятнанная репутация и успешная карьера являлись теми составляющими жизни, которые следовало по-настоящему ценить. А теперь, совершенно неожиданно для себя, он оказался в довольно унизительном положении, которое продолжало сохраняться, несмотря на прилагаемые им усилия.

Военная карьера, дело всей его жизни, висела на волоске, находилась на грани срыва. Прочие офицеры из штаба адмирала Миддлтона посмеивались за его спиной, и вообще складывалось впечатление, что чуть ли не во всех подразделениях от Бостона до Нью-Йорка распространялись позорившие его слухи.

Некоторые утверждали, будто в ту ночь, когда заполыхал таможенный корабль, он находился в одной из таверн Провиденса мертвецки пьяный. Кто-то пустил слух, что он остался в Ньюпорте, где предавался содомскому греху с неким юным лейтенантом. А были и такие, кто заявлял, будто капитан Тернер просто-напросто побоялся вступить в бой с колонистами и где-то прятался, пока «Гаспи» подвергалась атаке.

При одной только мысли обо всех этих сплетнях в душе у капитана закипала ярость.

Он старался не обращать внимания на ехидные перешептывания и презрительные взгляды. Даже рядовые, казалось ему, не проявляют к нему должного почтения. Капитан Тернер считал, что все это надо перетерпеть, и ходил с высоко поднятой головой.


Капитан с самого начала понял, что у него не будет возможности опровергнуть все эти домыслы, но решил, что это даже к лучшему. Это был бы настоящий скандал. Капитан не мог выступить в свою защиту еще и потому, что в этом случае открылась бы семейная тайна адмирала. А Миддлтон велел ему помалкивать о событиях той ночи.

Адмирал и сам поспешил предпринять некоторые меры, когда узнал об исчезновении дочери. Он тут же отослал в Галифакс четырех служанок, которые были закреплены за Еленой, а миссис Грин попросил держать язык за зубами. Официальная версия исчезновения мисс Миддлтон гласила, что она отправилась в Новую Шотландию поправлять свое здоровье.

Но что удивительно, никто, видимо, не догадывался о том, что между Порцией Эдвардс и Еленой Миддлтон существовала какая-то связь.

Что же до Тернера, то он был просто ошеломлен. Когда Тернер доложил старику о случившемся, тот побледнел и набросился на него с бранью. Адмирал рвал и метал, а немного успокоившись, заявил, что, поскольку именно Тернер ввел в его дом самозванку, вся ответственность за последствия лежит на нем. Включая провал операции, во время которой в заливе Наррагансет на отмели сгорел «Гаспи».

И вот теперь капитан Тернер вышагивал в коридоре перед кабинетом адмирала. Он не считал себя виноватым в том, что произошло. Его коварно обманули. И едва не убили. Вот уже шесть дней у него раскалывается от боли голова. Дав слово хранить молчание и лишившись тем самым возможности восстановить репутацию, он совершил величайшее самопожертвование в своей жизни. Однако адмирал по-прежнему относился к нему как к нашкодившему псу.

Даже сейчас ему приходилось ждать в коридоре, пока адмирал о чем-то совещался с менее компетентными офицерами. И так каждый день. Мало того, что ему не доверили вести разбирательство по поводу нападения на «Гаспи», так его еще и отстранили от расследования деятельности общества «Сынов свободы». Ему было приказано заниматься одним-единственным делом – выяснить, куда Порция могла увезти Елену. Подобная задача представлялась практически невыполнимой, поскольку нельзя было расспрашивать кого-либо в открытую.

Тем не менее за неделю он сумел собрать сведения, которые считал вполне достоверными, и теперь ему не терпелось доложить обо всем адмиралу. Пора было переключаться на более серьезные дела.

Дверь наконец открылась, и капитан Тернер выпрямился. Из кабинета вышли трое молодых офицеров. Вздернув подбородок, капитан устремил на них грозный взгляд: пусть эти мальчишки, возомнившие о себе невесть что, только попробуют глянуть в его сторону с усмешкой. Однако ни один из них не поднял на него глаз.

Миддлтон встретил его весьма прохладно.

– У вас есть что сообщить? – обратился к нему адмирал, не упомянув ни звания, ни имени, что было в высшей степени оскорбительно.

– Так точно, сэр, – ответил капитан. – Мне удалось собрать интересующую вас информацию.

– Докладывайте.

– Мисс Миддлтон и мисс Эдвардс направляются сейчас в Уэльс, к некоей леди Примроуз.

– Хотите сказать, в Рексам?

– Вы знаете эту женщину?

– Разумеется. Предательница и смутьянка!.. Якобитская шлюха!.. Но ее не зацепишь. Чертовски богата и имеет связи в верхах. К тому же хитра. – Адмирал с некоторым недоверием взглянул на Тернера. – С чего вы взяли, что они направляются именно туда?

– Мисс Эдвардс провела детство в пансионе, который содержит леди Примроуз.

– Все это ваши предположения. Может быть, эта чертовка прячет мою дочь где-нибудь на Род-Айленде? В одном из этих забытых Богом поселений, от которых нет никакого покоя. А может, вернулась в Бостон и прячет ее прямо у нас под носом.

– Мы неделю наблюдали за домом пастора Хиггинса – там их нет. Никто из членов семьи или из прислуги также не пытался каким-то образом связаться с мисс Эдвардс. А я знаю наверняка, – с уверенностью заявил капитан Тернер, – что такая попытка была бы предпринята, находись мисс Эдвардс где-то поблизости.

– Еще бы вам не знать, – с нескрываемым сарказмом произнес адмирал. – Вы ведь близкий друг этой семьи.

Капитан не нашелся что ответить и скрепя сердце продолжил:

– Кроме того, мое предположение подтвердила дочь моего кузена, которая живет в Бостоне. Так получилось, что они с мисс Эдвардс были близкими подругами и…

– Значит, у вас это семейное? Неспособность разбираться в людях. – Откинувшись в кресле, Миддлтон взглянул на капитана с нескрываемым презрением.

Едва сдерживая негодование, Тернер произнес:

– Если позволите, сэр, я продолжу…

– Ну и насколько ценные сведения предоставила вам ваша кузина?

– На днях к ней заходила миссис Хиггинс. Сообщила, что Порции пришлось срочно покинуть Бостон. Поличным причинам. Сказала также, что в ближайшее время мисс Эдвардс возвращаться не собирается. Кузина поинтересовалась новым адресом подруги, но миссис Хиггинс ответила, что он ей неизвестен. – Капитан Тернер говорил без умолку, чтобы у адмирала не было возможности вставить очередное язвительное замечание. – По словам кузины, мисс Эдвардс находится в стесненном финансовом положении. В Бостоне она пробыла менее года, и здесь у нее нет ни друзей, ни связей. Еще кузина сказала, что мисс Эдвардс не раз упоминала о своей благодетельнице, леди Примроуз. Если сопоставить все факты, становится ясно, что скорее всего она повезет мисс Миддлтон в Уэльс. Как только договорится о местах на каком-нибудь корабле.

– И как, по-вашему, смогла она попасть на корабль?

– Несомненно, адмирал. – Тернер чувствовал, что к нему постепенно возвращается доверие командира. – Вы ведь знаете, что несколько дней назад в Англию отправился небезызвестный нам мистер Пеннингтон?

– Ну да… Его партнер уведомил меня об этом. Он предупредил, что они не смогут присутствовать на предстоящей встрече. Ну и что из этого? Мьюир объяснил, что Пеннингтону пришлось срочно уехать по семейным делам… Что-то случилось с его братом, графом Эйтоном.

– Удобная отговорка… Он покинул город в тот день, когда была похищена ваша дочь. И в тот же самый день подожгли «Гаспи».

– К чему вы клоните, Тернер? – с некоторым раздражением спросил адмирал.

– Полагаю, Пеннингтон отплыл не из Бостона. Все их корабли, стоявшие в порту, по-прежнему на местах. Он также не поднимался на борт какого-либо судна, принадлежащего другому владельцу.

– И каким же образом он отправился в Англию?

– Со дня на день ожидается прибытие их судна «Лотиан». Мне доложили, что этот парусник уже видели к югу от Бостона, и направлялся он в сторону залива Наррагансет.

– Ага… Где они и приняли на борт Пеннингтона.

– Вместе с мисс Эдвардс и вашей дочерью, – быстро добавил капитан. – Полагаю, я и застал их в тот момент, когда они поджидали посланную за ними лодку. Но это еще не все, господин адмирал. Известно, что за два дня до уничтожения «Гаспи» Пеннингтон каждое утро верхом выезжал из Бостона, а возвращался только к вечеру. Оба раза его видели на посту, выставленном на перешейке. Убежден, сэр, он ездил к Род-Айленду для подготовки нападения на «Гаспи».

– Это серьезное обвинение, – задумчиво проговорил адмирал.

– Сэр, если вы позволите мне вернуться к прежним обязанностям, я быстро предоставлю вам необходимые доказательства. Пеннингтон тут явно замешан. Иначе не отправился бы в Англию именно в ту ночь. – Собственные доводы казались Тернеру неопровержимыми. – Предварительное расследование инцидента, как я слышал, не дало результатов. Полагаю, причина неудачи в том, что те, на кого возложена эта обязанность, пытаются отыскать лишь безликих, безымянных исполнителей. Если удостоите меня чести, поручив это дело мне, я без труда найду свидетелей, которые опознают Пеннингтона как одного из главарей мятежников. Он не является жителем Род-Айленда, и эти подонки охотно выдадут его, чтобы спасти собственную шкуру.

Адмирал Миддлтон поднялся с кресла и прошел к камину, потирая в раздумье подбородок. Затем повернулся к капитану.

– Это все лишь предположения… А где конкретные имена? Или вы что-то скрываете от офицеров, ведущих расследование?

– Имен пока что нет, но будут. Если вы позволите, сэр, я могу…

– Сначала сделайте то, что вам поручено. Прежде чем заняться чем-то другим, устраните проблему, которую вы мне создали. Прежнее положение, капитан, еще нужно заслужить. Вернуться к обычным обязанностям вы сможете лишь после того, как возвратите мне дочь, которой я лишился не без вашего участия.

Встав навытяжку, капитан Тернер щелкнул каблуками. Его поразило явное лицемерие адмирала. Все те годы, что капитан служил под началом Миддлтона, адмирал уделял куда больше внимания своим лошадям и собакам, нежели собственной дочери. Ему было достаточно того, что она тихо сидит у себя в комнатах и не путается под ногами. Теперь же складывалось впечатление, будто никого дороже дочери у него нет.

«Интересно, – подумал капитан, – чем же вызваны такие перемены в погоде?» В том, что адмирал не любит дочь, можно было даже не сомневаться. Почему же тогда он так стремится вновь вернуть ее под свое довольно-таки жесткое крыло? И тут Тернера осенило. Черт возьми!.. Но если Порция и впрямь является дочерью Елены Миддлтон, кто в таком случае ее отец?

Если именно в этом кроется причина столь несвойственного адмиралу беспокойства за дочь, многое становится понятным. Для Миддлтона самое важное – его репутация и карьера. Следовательно, он хочет вернуть дочь, чтобы, не дай Бог, не всплыла какая-то семейная тайна. Чтобы, образно говоря, из шкафа не вывалился давно упрятанный туда скелет. А «скелет», должно быть, просто ужасен, если адмирал счел, что его карьера под угрозой.

– Надеюсь, капитан, мы поняли друг друга? – спросил Миддлтон.

– Разумеется, сэр, – ответил Тернер.

Да, он вернет Елену Миддлтон и сурово накажет Порцию Эдвардс. Эта девица сполна заплатит за обман!

– Я включу вас в состав комиссии, которая направляется в Англию с предварительными материалами, касающимися инцидента с «Гаспи». Отправитесь на «Бивере». Но по прибытии в Англию у вас будет только одна задача – отыскать Елену.

– Так точно, сэр, – отозвался Тернер.

– Я уже распространил информацию, что Елена вернется из Галифакса к началу осени. К этому времени, капитан, вы должны доставить ее сюда.

– Будет сделано, сэр, – заверил адмирала капитан Тернер.

Глава 21

Прошло шесть дней, прежде чем полностью прекратилось воздействие лекарств, которыми так долго пичкали Елену. Последующие семь суток Порция почти не отлучалась от постели матери, поскольку та страдала из-за непрерывной качки.

Все это время Порция часто виделась с Томасом, судовым коком и лекарем, и они очень быстро подружились. Этот худощавый, жилистый негр появлялся не менее трех раз вдень, принося еду для Порции и различные отвары для Елены. Иногда он задерживался, чтобы составить им компанию или же дать девушке возможность выйти из каюты.

Порция знала, что именно благодаря Томасу остальные члены экипажа относятся к ней доброжелательно, чего нельзя было сказать о владельце корабля. Он по-прежнему игнорировал ее. Капитан предложил им с матерью перебраться в его каюту, точнее, в каюту старшего помощника, которая, по его словам, была гораздо просторнее той, что они занимали. Поблагодарив за любезность, Порция отказалась.

Порции не удавалось встретиться с Пирсом лицом к лицу, однако она часто видела его на палубе во время сбора экипажа для какого-нибудь разговора или для тренировок, в которых он нередко принимал участие. Как только состояние матери улучшилось, Порция всякий раз спешила на палубу, заслышав звон корабельной рынды, чтобы понаблюдать за ловкими передвижениями матросов по вантам.

С замиранием сердца Порция следила за тем, как Пирс с невероятной быстротой забирался чуть ли не на самую верхушку мачты.

Елена уже три дня чувствовала себя достаточно хорошо и тоже выходила на палубу вместе с Порцией полюбоваться работой матросов.

– А что они делают сейчас? – спросила Елена.

– Переставляют паруса. Ветер сменился на северо-восточный, и матросы выполняют указания капитана.

Томас в общих чертах объяснил девушке, каким образом используются паруса, чтобы изменить курс или скорость судна. И сейчас Порция рассказывала матери, чем занимаются матросы, где находится тот или иной из них и как ловко и уверенно они перемещаются по выбленочным тросам и рангоутным перекладинам.

– Наверное, это очень увлекательно, – заметила Елена. – У мужчин такая интересная жизнь!

Порция засмеялась:

– Еще бы… Я бы многое отдала, чтобы взобраться на самую верхушку мачты.

– Прямо сейчас? – улыбнулась Елена.

– Прямо сейчас. Меня всегда влекла высота. Мне нравится стоять на отвесных скалах и любоваться широким морским простором. Однажды я даже поднялась на вершину «Монумента»[4], когда была в Лондоне вместе с леди Примроуз. Оттуда, наверное, видно чуть ли не полмира.

– Да, я видела… Незабываемое зрелище.

– Но мне бы очень хотелось узнать, каково ощущать себя там, на мачте. Когда под ногами раскачиваются канаты, когда приходится бороться с ветром и приноравливаться к движению вздымающегося на волнах корабля. – Порция с грустью взглянула на матросов, устанавливающих паруса по ветру. – Одно из тех удовольствий, которые мне, вероятно, никогда не будут доступны.

– Кто знает. – Елена ласково погладила ее по руке. – Чего только не бывает в жизни.

– Мисс, оставить ведро здесь или отнести к вашей каюте? – раздался рядом с ними чей-то голос.

Порция поднялась со скамейки. Перед ней с ведром воды в руке стоял Даниель, впервые вышедший в море юнга. Ростом он был не выше Порции и примерно такого же телосложения.

– Спасибо, Даниель. Я сама отнесу ведро.

– Не беспокойтесь, мисс, – улыбнулся юноша. – Все равно мне нужно на камбуз. Если старина Томас узнает, что я не помог вам, он, чего доброго, перестанет меня кормить.

Оставив мать, наслаждающуюся солнечным теплом и свежим воздухом, Порция, непринужденно беседуя с юнгой, отправилась вместе с ним вниз.

В каюте Порция, засучив рукава, принялась за стирку.

Ей вспомнился тот день, когда Елена впервые вышла на палубу. Порция спустилась вниз, чтобы принести ей шаль, и, вернувшись, обнаружила рядом с матерью Пирса, который весьма учтиво представился ей. На второй день он остановился, чтобы осведомиться о ее самочувствии, при этом лишь холодно кивнул Порции, даже не взглянув на нее. А вчера, пока она отлучалась на камбуз за едой, Пирс, взяв Елену под руку, повел ее прогуляться по кормовой палубе.

Мать была очарована его изысканными манерами, а Порция впала в уныние, не зная, как искупить свою вину и поблагодарить за все то, что он сделал для нее и Елены.

Развесив постиранные вещи на веревке, девушка подхватила ведро и, выйдя из каюты, направилась к трапу.

Елены на прежнем месте не было. Порция подняла глаза и ничуть не удивилась, увидев, что мать прогуливается под руку с Пирсом по кормовой надстройке.

Разумеется, Порция не испытывала боли, видя, как любезен Пирс с Еленой.

Она страдала, потому очень сильно его любила.

Пирс часто наблюдал за Порцией – тайком, незаметно для нее. Расспрашивал матросов о том, чем она занимается, интересовался ее самочувствием. Судя по всему, девушку не особенно удручали трудности, связанные с уходом за матерью и проживанием в тесной каютке. Порция ни на что не жаловалась, и однажды Томас сказал: «Эта мисс не менее стойкая, чем любой морской волк, просоленный от макушки до пяток».

Пирс распорядился, чтобы ей помогали в быту, однако Порция категорически отвергала всякую помощь. Многие члены экипажа, казалось, соперничали друг с другом, стремясь привлечь внимание Порции, матросы явно старались ей понравиться.

– Мистер Пеннингтон, почему вы все еще сердитесь на мою дочь? – неожиданно спросила Елена.

Пирс видел, как Порция, бросив на них взгляд, подошла к борту, выплеснула воду и вновь скрылась внизу.

– Сержусь?.. – отозвался он, разочарованный тем, что Порция исчезла. – Да нет, мэм, я вовсе не сержусь.

Последние три дня Пирс надеялся, что Порция, увидев его рядом с матерью, подойдет и заговорит с ним. Но она, похоже, была не менее упряма, чем он сам.

– По-моему, вы не совсем искренни, – сказала Елена.

– Почему вы так думаете? – Пирс взглянул на женщину. Елена оказалась совсем не такой, какой он ожидал увидеть дочь адмирала Миддлтона.

– Порция рассказала мне, на что ей пришлось пойти ради того, чтобы вызволить меня из отцовского дома. Она призналась, что поступила с вами не очень хорошо. – Елена остановилась и, отпустив руку Пирса, повернулась к нему лицом. – Ну зачем вы мучаете друг друга?

Пирс помолчал, стараясь найти подходящие слова для ответа. Ведь Елена только сейчас, через двадцать четыре года, обрела наконец дочь, и ей, конечно же, будет неприятно, если он начнет перечислять недостатки Порции.

– На мой взгляд, – продолжала между тем Елена, – вам не хочется, чтобы Порция окончательно ушла из вашей жизни. В противном случае вы вряд ли были бы столь любезны и обходительны с ее матерью.

Пирс молча покачал головой.

– Скажите мне правду, сэр. Могу вас заверить – ничто из того, что вы расскажете о Порции, не удивит и не разочарует меня.

– Вы, мисс Миддлтон, знакомы с ней меньше месяца, и вам она, несомненно, кажется безупречной. Не знаю, что Порция рассказывала, но уверен, вы воспринимали бы ее несколько иначе, если бы представляли, каким опасностям она себя подвергала в стремлении освободить вас.

– Хотите сказать, что она склонна рисковать ради достижения поставленной цели? Но будь она мужчиной, подобное качество считалось бы достоинством. Как там в поговорке?.. «Фортуна благосклонна к храбрецам». Вы критически относитесь к ее склонности рисковать только потому, что она женщина?

– И да и нет, – ответил Пирс. – Да, поскольку последствия ее действий могли оказаться весьма серьезными именно потому, что она женщина. А нет, поскольку подобные поступки я считаю неприемлемыми для мужчины. Порция выходит за рамки разумного… Бывает упрямой и безрассудной.

– Допустим, вы правы в своих суждениях, и все же это не причина сердиться на нее. С нами ничего плохого не случилось, да и у вас не возникло никаких проблем.

Пирс промолчал.

– Какие у вас еще претензии к Порции? – не унималась Елена.

Подумав, Пирс решил быть с ней полностью откровенным.

– По-моему, целеустремленность Порции граничит с эгоизмом, – начал он. – Уж если она настроилась на что-то, весь остальной мир перестает для нее существовать. Она не задумывается о том, что у других из-за нее могут возникнуть неприятности.

– Но разве ею движет собственная выгода? – перебила его Елена. – Честолюбие или корысть? Так ли уж она эгоистична?

– Нет, конечно, – проговорил Пирс, подумав о том, что Порция стремилась помочь матери, в то время как Эмма действовала лишь в своих собственных интересах.

– Пожалуйста, поймите меня правильно, – уже мягче продолжила Елена, вновь беря Пирса под руку. – Я вовсе не оправдываю дочь, просто пытаюсь объяснить ее поступки. Вам, разумеется, трудно принять то, что она делает. Но постарайтесь поставить себя на ее место.

– Я не вполне вас понимаю, мисс Миддлтон. Вы ведь только недавно узнали Порцию.

– Не совсем так, – покачала головой Елена. – Импульсивность, любовь к риску, нежелание признавать ограничения, которые мешают во всей полноте наслаждаться жизнью, – все это присуще ей от рождения. Она пошла в отца. Уверена, он и сейчас такой.

Пирс с любопытством смотрел на Елену:

– Хотите сказать, что отец Порции жив?

Приблизившись к бортовому ограждению, Елена подставила лицо солнечным лучам. Пряди золотистых волос, выбившиеся из ее длинной косы, весело заплясали на ветру. Выражение лица у нее стало мечтательным. Пирс хранил молчание, не мешая ей предаваться воспоминаниям. Лишь через несколько минут, показавшихся ему вечностью, Елена вновь повернулась к нему.

– Не сомневаюсь в том, что он жив. Я, конечно, была изолирована многие годы, но если бы он умер, столь важное событие так или иначе достигло бы моих ушей.

Пирс задумался, пытаясь определить, кто мог быть отцом Порции. Якобит, и при этом достаточно значимая личность, чтобы весть о его кончине докатилась до колоний… Вариантов было не так уж много.

– Порции вы об этом рассказали?

– Пока нет.

Подойдя к борту, Пирс встал рядом с Еленой.

– Почему же вы сообщаете мне это прежде, чем собственной дочери?

Елена подняла на него глаза, и ему вдруг показалось, что они все отлично видят.

– Потому что знаю, что между вами было. Знаю, как она страдает. Как любая женщина, на чье сердце наступили каблуком.

Пирс хотел возразить: ведь именно Порция все разрушила! Однако у него тут же возникли сомнения.

– А так ли это? Какая доля вины за то, что произошло, лежит на нем самом? Ведь именно он привез ее в «Черную жемчужину». Именно он отказался помочь, когда она его об этом просила. Не кто иной, как он, проявил инициативу в тот вечер, когда они стали близки.

А после этого оттолкнул ее, причинив себе не меньше боли, чем ей. А может быть, даже больше.

– И все же вы не должны были рассказывать мне то, о чем следует знать Порции.

– Я думаю иначе… Видите ли, отец Порции не какой-нибудь конюх. Если ваше отношение к ней обусловлено именно этим…

– Вовсе нет! – быстро проговорил Пирс.

– Рада это слышать… Поскольку даже не представляю, где находится ее отец в настоящий момент. – Елена отошла от борта, и Пирс последовал за ней.

– Учитывая то, как сильно Порции хотелось вас найти, как важно для нее иметь семью, не кажется ли вам, что она заслуживает того, чтобы знать правду?

– Я ей все расскажу, – тихо произнесла Елена. – Со временем.

Шторм, который предсказывал Томас, разразился вскоре после захода солнца. Несколько часов кряду волны немилосердно швыряли судно из стороны в сторону. За оставшуюся часть ночи небо мало-помалу прояснилось, и к рассвету море снова стало спокойным.

Сделав еще пару стежков, Порция закончила латать рукав позаимствованной у Даниеля робы. Пропитавшаяся смолой и солью, ткань была невероятно жесткой и после стирки не стала намного мягче. Во время примерки у Порции возникло ощущение, будто кожа соприкоснулась с наждаком, но такая одежда была практичной, и это было главное. Матросская роба понадобилась Порции для осуществления одной задумки.

– Доброе утро, – раздался за спиной голос Елены. Быстро убрав рубаху и штаны в угол рядом с сундуком.

Порция повернулась к матери.

– Доброе утро, мама.

– Чем ты занимаешься? Мне показалось, что ты шьешь.

Порция улыбнулась. Мать, может, и не слишком хорошо видит, однако с каждым днем становится все более самостоятельной.

– Я чинила одежду Даниеля. – Поднявшись с пола, Порция принялась скатывать свою постель. – На рассвете я выходила на палубу… День обещает быть хорошим. Небо безоблачное, дует легкий ветерок. Хочу попросить кого-нибудь научить меня вязать эти хитроумные узлы. А ты чем намерена заняться?

Елена была очаровательна в своем стремлении полностью расправить крылья, и ослабленное зрение вовсе не представлялось ей серьезной помехой. Она настаивала на том, чтобы ей было позволено хоть что-то делать самой, без посторонней помощи.

– Капитан Кэмерон предложил мне после завтрака прогуляться с ним по палубе, а мистер Пеннингтон пригласил всех нас вечером к себе на чай.

Порция подумала, что нужно будет попросить Даниеля или Томаса отвести мать к назначенному времени к Пирсу. Потому что не собиралась даже приближаться к его каюте.

Елена, поднявшись, села в постели.

– У тебя есть подходящее для такого случая платье? – То серое, в котором ты покинула дом, выглядит получше остальных. И очень тебе идет.

– Да не для меня… Я говорю о тебе. Что ты наденешь? Порция почувствовала, что ее своевольное сердце забилось быстрее.

– Я не пойду.

– Но ты приглашена.

– Думаешь, приглашение относится и ко мне?

Изящным движением Елена спустила ноги на пол, и водопад ее светлых волос низвергся до самого пола. На лице у нее появилось озорное выражение, которого Порция прежде не замечала.

– Принимая во внимание великодушие этого джентльмена, было бы весьма невежливым проигнорировать его приглашение.

– Ты не ответила на мой вопрос. Что именно сказал мистер Пеннингтон?

– Выразил надежду, что мы не обидимся, если он не пришлет официального приглашения, и почтим его своим присутствием. Сказал, что стол будет накрыт к трем часам и что капитан Кэмерон тоже придет.

– Он, наверное, имел в виду только тебя.

– Нет. Местоимение «вы» использовалось во множественном числе.

– Сомневаюсь. Не хочу выставлять себя дурой, заявляясь на чаепитие, где меня не ждут.

Елена приподняла бровь и немного подалась вперед.

– Ты напрасно упрямишься.

Порция положила свернутые одеяла рядом с сундуком.

– Мама, пойми. Ничего не изменилось. Я не хочу идти туда, где меня не желают видеть.

– Просто смешно…

– Что смешно?

– Смешно на вас обоих смотреть… Сохнете друг по другу, и ни один не желает сделать шага навстречу.

– Ну, он-то по мне не сохнет.

– А я говорю – сохнет! И не смей со мной спорить! Пойди к нему и извинись. Положи конец моим мучениям!

– Твоим мучениям? – Скрестив руки на груди, Порция подошла к Елене. – Что ты имеешь в виду?

Елена усадила Порцию рядом с собой.

– После прогулок с ним мне всякий раз приходится не менее часа слушать твои вздохи и стенания.

– Это тебе просто кажется! – воскликнула Порция.

– Не перечь матери! – с притворной строгостью произнесла Елена. – Да и Пеннингтон хорош… Без конца выспрашивает, чем ты занималась утром или накануне вечером, с кем общалась, какую книжку читала экипажу, не жестко ли тебе спать на полу, не мерзнешь ли…

– Елена Миддлтон, не рассказывайте мне сказки! – крикнула Порция. – Не верю ни единому вашему слову. – Она обхватила мать за плечи и прижала к себе. – Мама, я люблю тебя и ценю твои усилия, но… Нет, нет и еще раз нет! Я в первый же день извинилась перед ним, а он сказал, что сообщит мне о своем решении позже.

Елена погладила Порцию по щеке.

– Не вини его, милая, он всего лишь мужчина. Прошло только три недели. Возможно, его нужно слегка подтолкнуть. Не обязательно извиняться. Просто попробуй его расшевелить.

Глава 22

Небо до самого горизонта было ясным, дул попутный устойчивый ветер, и корабль на всех парусах легко скользил по океанской глади. При столь благоприятных условиях «Лотиан» мог прибыть в порт назначения на неделю раньше намеченного срока.

Джозеф Кэмерон, показывая на картах курс судна, объяснял, насколько удачен этот рейс, высказывал свои соображения насчет погоды, жизни экипажа и прочих вещей, однако Пирсу нелегко было следить за речью капитана. Он немного нервничал, поскольку был решительно настроен сегодня же положить конец затянувшемуся отчуждению между ним и Порцией.

Вскоре из коридора донесся голос Елены. Кэмерон принялся сворачивать карты, Пирс направился к выходу, чтобы встретить гостей. К его огорчению, Порции не было. Ее мать пришла в сопровождении юнги.

Пирс провел Елену в каюту. Женщина пребывала в прекрасном расположении духа, мило щебетала и, судя по всему, чувствовала себя превосходно в обществе мужчин.

– Скажите, мэм, – обратился к ней Кэмерон, – а мисс Эдвардс присоединится к нам попозже?

– Вряд ли, – ответила Елена. – У нее другое на уме.

– Какое же? – не удержался Пирс.

– Порция полагает, что я ничего не подозреваю… Но после всех этих расспросов об узлах, парусах и такелаже, после того, как она одолжила у кого-то из матросов рабочую одежду, не удивлюсь, если она затеет какую-то шалость.

Пирс встревожился.

– Вот что, мистер Пеннингтон, – произнес Кэмерон, – мы с мисс Миддлтон будем пить чай, а вы пока поищите мисс Эдвардс, может быть, она все же присоединится к нам.

Пирс без лишних слов стремительно вышел из каюты.

Ни на шкафуте, ни на передней палубе Порции не было. Искать ее на палубе или еще где-нибудь внизу бесполезно. И Пирс решил отправиться к ней в каюту.

Он уже собирался спуститься по трапу, когда обратил внимание на группу матросов, которые смотрели вверх, на переплетение тросов вокруг главной мачты.

Порция взбиралась медленно, мысленно повторяя совет Томаса: «Не смотреть ни вверх, ни вниз. Не отвлекаться. Ванты перехватывать аккуратно и ни в коем случае не терять опоры под ногой».

Она и не представляла, как далеко на самом деле отстоят друг от друга эти веревочные перемычки. Утвердившись на одной из них, ей каждый раз приходилось подтягиваться, чтобы переставить ступню на другую, и поэтому рукам доставалось куда больше нагрузки, чем ногам. И тем не менее Порция упорно продолжала продвигаться выше. Хорошо, что она была босиком – так гораздо легче нащупать опору. Ладони саднили от соприкосновения с жесткими линями, мышцы напряглись до предела.

Но сдаваться Порция не собиралась – ей так долго пришлось уговаривать Томаса устроить все это. Новый приятель сумел убедить других членов экипажа, что в том нет никакой связи с дурными приметами, если женщина облачится в мужскую одежду и попробует свои силы в лазании по вантам. Наблюдая за матросами, которые ловко перемещались по канатам, поднимая, убирая или переставляя паруса, Порция стала просто одержима желанием узнать, каково ощущать себя на такой высоте. И вот теперь ее желание осуществилось.

Вопреки полученному указанию Порция, не выдержав, все же посмотрела вниз, на обеспокоенные лица матросов. Сейчас она находилась где-то на уровне третьего этажа.

Оторвав взгляд от палубы, Порция возобновила продвижение, сосредоточившись на слаженной работе рук и ног. Томас взял с нее обещание не забираться выше первого «рангоутного дерева», и, добравшись до него, она опять посмотрела на матросов, стоявших внизу. Затем поверх сероватых полотнищ парусов окинула взглядом широкие и спокойные океанские просторы.

Взобраться повыше будет трудновато, но она справится. Вряд ли ей представится еще один шанс. Порция решила преодолеть еще несколько перемычек, прежде чем спуститься вниз.

С палубы донеслись возгласы, но поскольку в ушах свистел ветер, Порция не смогла разобрать, ее ли пытались окликнуть или кого-то другого. Ей, впрочем, не очень-то хотелось об этом знать, поэтому она продолжала подниматься.

Осилив еще с десяток перемычек, Порция вновь взглянула на океан. Он был огромным и спокойным – бескрайнее поле, сине-зеленая нива с вкраплениями белых цветов.

Крепко держась за канаты, она продолжала любоваться раскинувшимся перед ней пространством, когда совершенно неожиданно корабль резко качнуло и все вокруг закрутилось и завертелось.

Порция почувствовала, как ее желудок подскочил чуть ли не к горлу, сердце бешено заколотилось. Одна рука разжалась, Порцию отнесло от мачты. Еще немного, и какая-то неодолимая сила швырнет ее в море.

Повиснув на одной руке, Порция отчаянно пыталась зацепиться ногой за ближайшую перемычку. И когда подумала, что ей не удержаться, парусник снова выровнялся и ее резко прижало к канатам.

Держась за ванты, Порция ждала, когда восстановится дыхание. Она понимала, что нужно спускаться вниз, пока еще есть силы, однако ноги не желали слушаться, а пальцы, словно сведенные судорогой, никак не могли ослабить захват.

– Здесь не место для отдыха, – раздался вдруг голос сбоку. – Ну что, полезем выше, чтобы увеличить обзор, или же спустимся вниз?

Только сейчас Порция заметила Пирса. Он был рядом, на рангоутном дереве, буквально в метре от нее. Ей хотелось и плакать и смеяться. Никогда еще она не была так рада видеть Пирса, как сейчас.

– Да нет, достаточно… Выше я и не собиралась.

Пирс явно испытал облегчение от этих слов. Он протянул ей ладонь. Рукава его рубашки были закатаны, мускулистые предплечья обнажены.

– Ну, тогда дай руку, моряк.

Порция не раздумывая подала ему ладонь, и он, улыбнувшись, крепко ее пожал. Затем отпустил и, ловко переместившись по вантам, в мгновение ока оказался под ней.

– Сможешь спуститься самостоятельно?

Порция кивнула и осторожно двинулась вниз. Она постоянно ощущала присутствие Пирса, который непрерывно с ней разговаривал. Он находился так близко, что ее босые ступни то и дело задевали его руки, и у нее не было ни малейшего сомнения в том, что он ее подхватит, если она вдруг сорвется.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она поравнялась с нижним краем основных парусов.

Порцию встретили приветливыми возгласами. Она и не подозревала, что снизу за ней наблюдал чуть ли не весь экипаж.

Пирс первым спрыгнул на палубу. Порция была благодарна ему за то, что он ей не стал помогать, дождавшись, когда она самостоятельно достигнет твердой опоры.

Снова раздались приветливые возгласы.

Пирс стоял в стороне, пока матросы на все лады расхваливали Порцию, в шутку предлагая ей стать членом их славного экипажа. Одни матросы вернулись к своим делам, другие, образовав своеобразный эскорт, отправились провожать Порцию до каюты.

Постояв еще некоторое время на палубе, Пирс быстро спустился вниз и постучал в ее дверь.

Порция открыла сразу, словно ждала его.

Едва он ее увидел, все его самообладание куда-то исчезло и эмоции вырвались наружу.

– Ты больше никогда…

– Ну конечно, я больше никогда… – немедленно согласилась Порция и, затащив Пирса в каюту, захлопнула дверь. – Я больше никогда не совершу подобной глупости и не полезу на эти канаты в одиночку.

Порция прижалась к нему и покрыла поцелуями его лицо.

– Пирс, знал бы ты, как я испугалась в тот момент. А потом появился ты. Наверное, почувствовал, что нужен мне. И как всегда, пришел на помощь.

– И как всегда, мне хотелось тебя придушить.

Пирс крепко обнял Порцию и прильнул к ее губам, словно стремясь растворить в поцелуе все напряжение, скопившееся за последние три недели. Она была такой, какой он ее помнил – прекрасной в своей страсти.

– Мне так тебя не хватало! – прошептал Пирс. Порция прислонилась спиной к двери.

– Значит, ты решил меня простить? Помнишь, ты говорил, что сообщишь мне о своем решении?

– А как могло быть иначе?

Пирс запустил пальцы в ее волнистые волосы, рассыпавшиеся по плечам, заглянул в ее прекрасные глаза. Вспомнил, как замерло его сердце, когда он увидел, как Порция взбирается по снастям главной мачты. Он просто оцепенел при мысли, что в любой момент она может сорваться и разбиться насмерть, и сам полез наверх с молниеносной быстротой.

– Ты, наверное, колдунья… Опутала меня своими чарами, и мне не остается ничего другого, как плясать под твою дудочку.

Пирс снова стал целовать Порцию – на этот раз медленнее, проникая языком еще глубже, стремясь вызвать в ней желание той близости, которая у них уже была. Его губы ласкали ее шею, а рука, скользнув вниз, коснулась груди, скрытой под грубой тканью робы.

– Я и представить себе не мог, что однажды буду целоваться с матросом, – прошептал он.

С шеи девушки губы Пирса переместились за ушную раковину. Порция замерла, запрокинув голову и прикрыв глаза. От нее пахло ветром и морем. Пирс сжал ее грудь и ощутил, как набух и затвердел сосок.

– У тебя надето что-нибудь под этой рубахой? Порция покачала головой. Тихо застонав, Пирс ткнулся лбом в дверь, чем вызвал у девушки улыбку.

– Тогда нам лучше покинуть это место, пока я окончательно не забыл о своих благих намерениях, – сказал он и, еще раз проведя ладонями по ее телу, решительно отстранился. – Может, переоденешься и присоединишься к нашему чаепитию? Твоя мать, наверное, уже заждалась.

– Мне нравится, что мое новое обмундирование оказывает на тебя такое воздействие, – улыбнулась Порция. – Пожалуй, не буду переодеваться до конца путешествия.

– Приходи ко мне ночью в любом наряде. Результат будет один и тот же. Я раздену тебя за считанные секунды.

– Так уж и за секунды…

– Бросаешь мне вызов, дерзкая девчонка?

– Нет… С нетерпением жду ночи. – Порция повернулась, чтобы открыть дверь.

Ему очень хотелось остаться. Запереться с ней в этой каюте по меньшей мере на неделю. Он изголодался по Порции не только как по женщине. Он жаждал духовного общения с ней. Пирс вдруг осознал, что эта девушка заняла в его жизни очень важное место.

Порция обняла его и подтолкнула к двери.

– Иди… Я скоро присоединюсь к вам.

Пирс шагнул в коридор, но вдруг остановился.

– Что ты имела в виду, сказав, что не полезешь наверх в одиночку? Значит, ты все-таки собираешься это повторить?

– Разумеется… Но только вместе с тобой, – ответила Порция и захлопнула перед ним дверь.

Просторная, хорошо обставленная капитанская каюта была великолепна – конечно, с чисто мужской точки зрения. На обшитых филенкой стенах висели французские гобелены, у левого борта располагалась высокая кровать, под большой масляной лампой стоял стол, заваленный морскими картами и книгами. За вторым столом они сначала пили чай, а потом ужинали.

Капитан Кэмерон вскоре покинул их – у него были дела. Елена пересела на более удобный диван, стоявший ближе к корме, напротив закрепленного у стены дополнительного сиденья. Над сиденьем находился прямоугольный иллюминатор, из которого было видно, как садится за горизонт солнце.

Порция уже подумывала о том, что пора и честь знать, однако Пирс шепнул, что так просто ее не отпустит – краткого визита недостаточно, чтобы искупить вину, и она должна с лихвой заплатить за все то время, что они провели врозь.

Когда Елена стала рассказывать о своей жизни в отцовском доме, Пирс весь обратился в слух.

Он провел Порцию к иллюминатору, но усадил не рядом с матерью, а напротив, чем несколько позабавил девушку. По едва заметной улыбке на губах Елены она поняла, что мать догадывается о происходящем.

– Вопреки тому, что вы слышали обо мне, – говорила Елена, – я не всегда сидела взаперти и не всегда пребывала под воздействием отвратительных снадобий, которыми меня пичкали. Ситуация ухудшилась после того, как я перебралась в Бостон. Впрочем, я забегаю вперед.

Лучи медленно опускавшегося за горизонт солнца согревали Порции спину и освещали золотистым светом лицо сидящей напротив матери. Елена помолчала, собираясь с мыслями, и продолжила:

– Я была наивной, мечтательной девушкой, когда в результате своей первой романтической связи забеременела. Это ошеломило меня, однако я не жалела. Новость, естественно, потрясла адмирала. Особенно когда он узнал, кто отец будущего ребенка. Жестокий и эгоистичный адмирал был облечен немалыми полномочиями и, разумеется, не мог допустить, чтобы подобный скандал погубил его карьеру. Когда выяснилось, что я жду ребенка – а этого мои родители опасались с того момента, как узнали о моей связи с твоим отцом, – меня поспешили изолировать от общества. По-своему родители были, конечно же, правы. Скандал свел бы на нет все устремления адмирала Миддлтона. Осознав, что с твоим отцом у меня не может быть совместного будущего, я позволила им сделать так, как они считали нужным.

Порции хотелось расспросить мать о человеке, ставшем ее отцом. Но она понимала, что встреча с ним лишь одно из звеньев в длинной цепи событий, составляющих жизнь Елены, и раз уж она решила поведать о своем прошлом, то рано или поздно расскажет обо всем.

– Моя мать, Элизабет Миддлтон, была тогда еще жива. Какой бы трагичной ни казалась моя судьба, она была бы еще тяжелее, если бы мама не взяла нас с тобой под защиту. Она сделала все, чтобы как можно скорее отправить меня обратно в Англию. – Елена бросила взгляд на Порцию. – Мне сказали, что ты родилась мертвой. Уверена, именно благодаря матери ты оказалась у леди Примроуз. Тебя не отдали цыганам, не бросили где-нибудь на обочине. Адмирал наверняка так бы и сделал, не задержись он во Франции, куда отправился по делам.

Пирс взял Порцию за руку, их пальцы переплелись.

– Мать защищала меня от отцовского гнева. Он стремился похоронить мою тайну, считал, что я должна сидеть под замком. Если бы ему удалось взять верх, он заточил бы меня куда-нибудь подальше от посторонних глаз, где было бы не с кем даже словом перемолвиться. Он считал, что я, единственный ребенок в семье, предала его, едва не испортив ему карьеру. За это меня следовало сурово наказать. Я согласна была жить в уединении, светский образ жизни меня нисколько не привлекал. Выйти замуж я не могла, да и не хотела. Мама позаботилась о том, чтобы полгода я жила в небольшом домике в Дублине, а полгода в деревенском коттедже у озера Виндермер в Кимберленде. За мной присматривала одна женщина, и еще у меня было несколько служанок. Я ухаживала за садом, предавалась воспоминаниям и вполне была довольна жизнью. Но однажды летом, когда начали увядать самые поздние розы, я получила сообщение, что моя мать умерла.

– Когда это случилось? – тихо спросила Порция.

– Семь лет назад. Некоторое время она болела, а отец как раз получил назначение в Бостон после волнений, вызванных принятием Акта о гербовом сборе. Мама не смогла перенести морского путешествия. Ее похоронили прямо в море. Через две недели после выхода из Бристоля.

– И тогда же вас перевезли в Америку? – поинтересовался Пирс.

– Нет. На следующее лето… Отец решил воспользоваться тем, что мамы больше нет. Ему донесли, что я стала вести менее замкнутую жизнь, чем он того хотел. Я действительно подружилась с женой одного школьного учителя, но она умерла чуть раньше моей матери, зимой. Отец также узнал, что я стала хуже видеть, и забрал меня к себе. Ну как же, он ведь отец, должен заботиться о дочери и делать все ради ее блага! – Губы Елены тронула ироничная улыбка. – Вскоре после этого появилась «сумасшедшая Елена». Раздоры у нас начались практически сразу. Я привыкла к независимости, никто меня не опекал. Подобное положение адмирала, разумеется, не устраивало, и он приставил ко мне эту ведьму, миссис Грин. Она буквально изводила меня, твердила, что я не в себе, что мне нужно принимать успокоительное.

– И все же ты сопротивлялась, – заметила Порция, поражаясь тому, что после стольких лет подобного существования матери удалось сохранить стремление к свободе.

– Пыталась. Но с каждым днем это становилось все труднее. И когда я уже отчаялась, появилась ты, мой ангел-спаситель.

Порция пересела на диван и, обняв мать, закрыла глаза, с трудом сдерживая слезы. И все благодаря Пирсу.

– Ну ладно… На сегодня хватит сентиментальных историй, – сказала Елена, смахнув со щеки слезинку. – Мистер Пеннингтон, не будете ли вы так любезны проводить до каюты «сумасшедшую Елену» и ее непослушную дочь, вознамерившуюся стать юнгой? – Она протянула Пирсу руку.

– Почту за честь, мэм, – отозвался Пирс и помог Елене подняться.

Порция и прежде не сомневалась в том, что поступила правильно, вызволив мать, а теперь еще чувствовала одобрение Пирса. Он ни слова не сказал, но это было видно по его глазам.

Порция поспешила за матерью и Пирсом, которые уже поднимались по трапу.

Когда Елена вошла в каюту, Порция, дотронувшись до руки Пирса, сказала:

– Я должна ей помочь.

– Понимаю, – прошептал он. Поцеловав его, она зашла в каюту.

Елена уже расстелила на койке одеяло и стягивала с себя платье. Повернувшись к Порции, она улыбнулась:

– Помощь мне не нужна. Сегодня я вполне могу справиться самостоятельно.

– Рада это слышать, – ответила Порция. – Зато мне без твоей помощи не обойтись. Ты должна дать мне совет.

Я не совсем тот человек, у которого следует спрашивать советы.

– Именно тот, – слегка нахмурившись, произнесла Порция. Взяв платье матери, она повесила его на один из крючков, расположенных под самым потолком. – Я в некотором роде пошла по твоим стопам, и мне хотелось бы знать…

– В таком случае я должна поподробнее рассказать тебе о своем прошлом. Хотя не считаю, что наши судьбы схожи. – Елена усадила дочь рядом с собой. – Мой роман с твоим отцом был обречен еще до нашей первой встречи. Я отдавала себе отчет в том, что родные и друзья будут считать нас предателями. Но ни меня, ни твоего отца это не волновало. Мы ловили минуты счастья, и окружающий мир для нас не существовал.

Елена вздохнула и, распустив свои длинные волосы, несколько раз прочесала их пальцами.

– Когда нас разлучили, – снова заговорила она, – я жила воспоминаниями. Я не была такой сильной, как ты. Привыкла, чтобы обо мне заботились. Надеялась, что однажды мой прекрасный принц примчится за мной на белом коне. Надо только набраться терпения и ждать. – Елена сжала ладони Порции. – Я очень любила твоего отца, но он был полной противоположностью Пирсу. Он, также как и я, был романтиком и мечтателем. Считал, что ради достижения великой цели необходимо чем-то жертвовать.

– И расставание с тобой счел одной из таких жертв? – тихо спросила Порция.

Елена улыбнулась и опустила голову. На ее щеках проступил легкий румянец. В тот момент она была похожа на юную девушку.

– Именно в этом я убеждала себя все прошедшие годы.

– Уверена, что так оно и есть, – сказала Порция. Елена подняла глаза.

– Пирс способен дать женщине гораздо больше любого из тех, кого мне доводилось встречать на жизненном пути. – Взяв лицо Порции в ладони, Елена заглянула ей в глаза. – Он живет настоящим, он реалист… Ответственный и честный. Пирс, конечно, строит планы на будущее, однако не позволит ни мечтаниям, ни воздушным замкам заслонить то, во что он верит и чему предан. Он из тех мужчин, которые даже за полкоролевства не расстанутся с любимой женщиной. Вы с Пирсом, родная моя, не похожи на твоих родителей. Вы лучше, гораздо сильнее. Иди к нему… Ты сможешь быть счастливой… У меня не получилось.

Глава 23

Поднявшись на палубу, Порция сразу ощутила, что в атмосфере произошли какие-то изменения. Судно казалось совершенно безлюдным, и только шорох ветра в парусах и неумолчный рокот океана нарушали царившую вокруг тишину. Подойдя к бортовому ограждению, Порция всмотрелась в раскинувшееся водное пространство, по которому плавно перекатывались черные барханы. Вдоль горизонта стлался туман. Порция посмотрела вверх. Высоко-высоко, за натянутыми полотнищами парусов, в разрывы между медленно плывущими облаками проглядывали звезды. Когда она перевела взгляд вниз, на вспенившуюся воду, которая огибала корпус корабля, откуда-то с носовой части донеслись звуки хорнпайпа[5]. Грустная, даже пронизанная какой-то тоской мелодия тронула ее до глубины души.

Слова матери не принесли Порции облегчения, не успокоили.

Она любит Пирса. Но только и делает, что создает ему сложности. На балу у адмирала он не проявил к ней ни малейшего интереса.

Она сама заявилась к нему в дом, отдалась ему. Какого он о ней мнения? Чем она отличается от тех женщин, которые с готовностью ложились в его постель?

Отметать напрочь те радужные перспективы, которые рисовала ее мать, не хотелось. В то же время Порция не могла не учитывать и тот факт, что Пирс – богатый судовладелец и завидный жених, что брат его – граф, а она незаконнорожденная, в кошельке у нее всего-навсего восемнадцать фунтов и пять шиллингов, и всю оставшуюся жизнь ей, возможно, предстоит провести в бегах.

И все же Порция не могла не признаться самой себе, что надеется на лучшее. Так же, как и ее мать, которая когда-то питала надежды относительно совместного будущего со своим возлюбленным. Но сейчас Порции хотелось только одного – насладиться каждой минутой отпущенного им с Пирсом времени. Пусть у них нет будущего, зато есть настоящее, и какими бы ни оказались последствия, она ни о чем не пожалеет.

Проплывающая в небе тучка, видимо, растрогалась, глядя на нее, и Порция, благодарная за сочувствие, подставила лицо первым каплям дождя.

– Надеюсь, ты не собираешься лезть на ванты.

Порция обернулась и увидела Пирса, спускающегося с кормовой надстройки. Без камзола, ворот рубашки распахнут, рукава закатаны, длинные волосы не стянуты ленточкой. Глядя на его неторопливые, уверенные движения, Порция вспомнила индейца из племени могауков, которого видела однажды в Фэнл-Холле. Пирс, как всегда, был неотразим.

– Не знал, что ты на палубе. – Пирс медленно окинул девушку взглядом, и ее бросило в жар.

Порция прислонилась к бортовому ограждению, взялась за один из канатов. Пирс обнял ее за талию, прижался к ней, и Порция почти перестала дышать.

– Ты не ответила мне, прелестная морячка… – Положив ладонь на затылок Порции, Пирс приблизил губы к ее губам. – О чем ты думала? Что замышляла на этот раз? Поднять мятеж? Захватить мой корабль или уничтожить его?

Губы Пирса находились так близко, а от тела исходил такой жар! Порция встала на цыпочки и поцеловала его.

– Не угадал. Я думала о тебе.

– И что ты собиралась со мной сделать? Взять в плен или же отправить на тот свет?

– Ни то ни другое, – покачала головой Порция. Поцеловав Пирса в подбородок, она коснулась губами его губ. – Вспомни, что ты обещал мне еще днем.

Едва Порция отпустила канат, как Пирс завел ей руки за спину. Он улыбнулся, и от этой улыбки внутри у нее все затрепетало.

– Ну, в таком случае… – Не договорив, Пирс стал ее целовать. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем он прервал поцелуй. Однако Порция не сомкнула губы, ей хотелось большего, и он вновь приник к ее устам. Их языки задвигались в горячем, упоительном танце. Порция попыталась было высвободить руки, однако Пирс крепко их держал. Его поцелуй становился все более глубоким. Порция вся напряглась, чувствуя, как нарастает возбуждение.

Пирс втиснул бедро между ее бедер, и она, тихо застонав, закинула ногу ему на голень. Он потерся об нее мужским естеством, и по телу Порции прокатилась жаркая волна. Пирс пребывал в полной боевой готовности, однако спешить не собирался, желая продлить удовольствие.

Внезапно судно, попав в низину у основания волны, сильно накренилось, и обоих прижало к ограждению. Возникла реальная опасность вывалиться за борт. Пирс отпустил руки Порции, и она крепко обхватила его за торс. Он обнял ее одной рукой, а другой ухватился за ближайший канат.

Порция нервно засмеялась и прижалась щекой к груди Пирса, ощутив биение его сердца.

– Если мне суждено погибнуть, что может быть лучше, чем покинуть этот мир в твоих объятиях?..

– Даже не думай о смерти или о какой-либо другой беде. – Судно выровнялось, и Пирс приподнял ей подбородок. Их взгляды встретились. – Ничего плохого с тобой не случится. Хочешь ты того или нет, но теперь ты под моей защитой.

Выделяясь среди прочих офицеров весьма успешной карьерой в североамериканских колониях, капитан Тернер и лейтенант Дьюдингстон познакомились совсем недавно. Впервые их пути пересеклись в марте нынешнего года, когда лейтенанту было поручено патрулирование залива Наррагансет и он перешел в непосредственное подчинение Бостонской военной администрации.

Тернер был наслышан о нем еще до знакомства. Командуя «Гаспи», бороздившей воды в окрестностях Филадельфии, лейтенант строго следил за соблюдением законов и жестко обходился с непокорными колонистами. На протяжении четырех лет не давал покоя контрабандистам и задержал такое количество кораблей, что некоторые губернаторы отправили письменные протесты в Лондон, прямо в Адмиралтейство. Перевод Дьюдингстона в район Род-Айленда капитан Тернер воспринял как весьма мудрое решение.

Факт нападения на «Гаспи», по мнению капитана Тернера, свидетельствовал о том, что на Род-Айленде не существовало по-настоящему сильной власти. Колонисты не испытывали ни малейшего страха перед ответными мерами. А сумма в сто фунтов, которую местный губернатор предложил за предоставление сведений о негодяе, ранившем Дьюдингстона, была просто смехотворной.

Краткий отчет об инциденте производил весьма гнетущее впечатление. Сначала пуля перебила лейтенанту руку, а потом застряла в паху. Истекая кровью, офицер валялся на палубе, пока нападавшие, захватив корабль, высаживали экипаж в шлюпки, рыская тем временем в поисках добычи. Раненого Дьюдингстона заставили на коленях молить о пощаде, и лишь после этого ему оказали первую помощь.

Когда лейтенанта доставили в Ньюпорт, он, опасаясь за свою жизнь, отказался назвать какие-либо имена и сообщить подробности. Заявил, что дождется военного трибунала в Англии, который решит его участь в связи с потерей «Гаспи». Тернер хорошо понимал мотивы лейтенанта. Ему самому хотелось иметь столь же веские основания хранить молчание.

С тех пор как «Бивер» отошел от берегов Америки, они с Дьюдингстоном частенько сидели в кают-компании, играя в шахматы или карты. Однако в последнее время, вероятно, из-за ранения, лейтенант все больше налегал на спиртное, и Тернер с нетерпением ждал окончания плавания, поскольку, изрядно выпив, Дьюдингстон начинал допытываться, с какой целью Тернер направляется в Уэльс.

– Сегодня я случайно услышал историю, рассказанную одним из помощников… По поводу вашей таинственной миссии.

Капитан Тернер промолчал.

Дьюдингстон, плеснув себе еще рома, продолжил:

– Я слышал, никакой миссии у вас нет.

Тернер постарался сосредоточиться, обдумывая очередной ход.

– Поговаривают, будто дело в какой-то женщине… Ох, эти женщины!.. А неплохо бы иметь на борту хотя бы одну… А? – Невесело рассмеявшись, лейтенант залпом опрокинул стакан. – Хотя мне они теперь не нужны.

Тернер не произнес ни слова.

– Скажу вам по секрету, тот докторишка, что мной занимался, сказал, что я вряд ли смогу спать с женщинами.

– Давайте закончим эту партию завтра, – сказал Тернер и вместе со стулом отодвинулся от стола.

– Вы только представьте, капитан! Лишиться своей мужской сущности… – Лейтенант вновь наполнил стакан. – Может, за это предусмотрена какая-то особая награда?.. Как вы думаете?

Тернер поднялся.

– Пойду загляну к лейтенанту Линдсею… Узнаю, где мы сейчас находимся.

– Капитан, прошу вас, сядьте!.. Приношу свои извинения. Подобная манера разговора действительно неприемлема между джентльменами. – Дьюдингстон махнул рукой в сторону стула. – Капитан, пожалуйста…

Тернер нехотя вернулся к столу и устремил взгляд на шахматную доску.

– Полагаю, сейчас мой ход?

– Совершенно верно, – подтвердил Дьюдингстон и отпил из стакана. Наступило молчание. Но вскоре лейтенант снова заговорил: – И все же мне хотелось бы узнать о той женщине. Говорят, эта стерва стукнула вас чем-то тяжелым по голове и сбежала с подонком, шотландцем. Вы вроде бы за тем и направляетесь в Англию, чтобы воздать ей сполна.

Тернер почувствовал, как запылали уши. Сдерживая эмоции, он переставил фигуру и снял с доски вражеского «слона».

– Лейтенант, ваш ферзь под угрозой. Дьюдингстон стукнул кулаком по столу, расплескав ром, и смахнул на пол шахматную доску.

– Да черт с ним, с ферзем! Говорят, вы даже не переспали с ней. Но что-то мне не верится. Скажите, сколько раз вы поимели ту девку? Надеюсь, подлому шотландцу досталась грязная, истасканная шлюха. Признайтесь, капитан…

Тернер вскочил на ноги, опрокинув при этом стул, и пулей вылетел из кают-компании. Раздувая ноздри, он вышел на палубу и, приблизившись к борту, оперся на ограждение.

Дьюдингстон, конечно же, прав, Порция действительно грязная шлюха. Она единственная виновата во всех его бедах.

Что же до цели его поездки, он выполняет определенное поручение. И обязательно вернет адмиралу дочь, но прежде заставит Порцию за все заплатить сполна!

Пирс не в силах был отвести взгляд от прелестного лица Порции. Нетрудно себе представить, насколько утомительными были для нее последние недели. Она уснула почти сразу после того, как они закончили заниматься любовью. Днем Порция ухаживала за матерью, а ночью спала на жестком полу в тесной каютке. Он даже не взял на себя труд обеспечить ей более приемлемые условия. Но теперь все изменится.

Порция сумела разбудить в нем совершенно несвойственные ему прежде чувства. До встречи с ней он познал немало женщин, испытывал страсть и неодолимую силу вожделения, однако именно Порция помогла ему раскрыться совсем с другой стороны. К своей радости, он больше не сравнивал ее с Эммой.

Порция обладала особыми личностными качествами, а он хотел быть рядом с ней, любить и защищать ее. Ничего подобного он никогда не испытывал ни к одной женщине.

Они вновь стали близки только сейчас, когда плавание уже подходило к концу. Столько времени потеряно зря! И все из-за его дурацкой идеи держать дистанцию.

Пирс прикоснулся к шелковистым волосам Порции, рассыпавшимся по подушке. Она шевельнулась, и Тернер нежно поцеловал ее в лоб.

Веки Порции дрогнули, и она открыла глаза.

– Кажется, я заснула. – Она томно потянулась, ненароком проведя ступней по его ноге.

От этого прикосновения Пирс снова возбудился. Она заставляла его сходить с ума от желания, даже не подозревая об этом. Порция глянула в сторону иллюминатора.

– Мне пора возвращаться… Пока Елена не проснулась.

– Подожди… еще рано… – Губы Пирса коснулись ее губ. – Кроме того, как я понял, твоя мать сама просила меня присматривать за тобой.

Порция перекатилась на бок и всем телом прижалась к Пирсу. Он провел ладонью по ее спине. Голова ее лежала теперь у него на руке, и они смотрели друг другу в глаза.

– А ведь я даже не поблагодарила тебя за то, что ты для нас сделал. Ты поступил как истинный джентльмен. Ты просто ангел-спаситель, ты…

– Я просто дурак! – перебил ее Пирс. – Не понимал, насколько ты права в своем стремлении вызволить Елену из дома адмирала.

– Перестань! Ты ни в чем не виноват! Это я делала все не так, как нужно… Поэтому дело едва не сорвалось. Если и надо кого-то обвинять…

– Ну ладно, ладно. Не будем сами себя ругать. Но я все же приношу извинения, и ты должна их принять.

– Принимаю, – улыбнулась Порция и, снова положив голову на руку Пирса, взглянула на него с таким обожанием, что ему стало не по себе.

Она водила пальцами по его отросшей задень щетине, а он думал, как задать ей очень важный для него вопрос. И наконец решился:

– Поедешь со мной в Баронсфорд?

– Не могу, – без колебаний ответила Порция.

– Почему?

– Мы с мамой должны уехать в Уэльс. Нужно застать леди Примроуз, пока она не уехала куда-нибудь на лето.

– А если ее уже нет на месте? – предположил Пирс.

– Тогда мы будем ждать ее возвращения. – Порция снова перевернулась на спину и устремила взгляд в потолок.

– Это опасно. – Приподнявшись на локте, Пирс посмотрел ей в лицо. Губы девушки были упрямо сомкнуты. – Сама рассуди… Какими бы ни были обстоятельства твоего рождения, они, как видно, достаточно скандальны, чтобы столько лет держать адмирала Миддлтона в напряжении. Неужели ты думаешь, что он равнодушно воспринял побег дочери? Он наверняка уже выслал погоню.

– Вряд ли он знает, куда мы направились.

– Трудно сказать. Миддлтон всегда все знал о своих врагах, и это помогло ему сделать карьеру. – Дотронувшись до подбородка Порции, Пирс повернул ее лицо к себе. – Ты ведь многим в Бостоне рассказывала о своей благодетельнице. Думаешь, Миддлтон не догадается, что ты решила вернуться к леди Примроуз?

– Леди Примроуз имеет немалое влияние и связи. Она наверняка найдет безопасное место, где мы сможем на время укрыться, до тех пор, пока все не утрясется.

– Так тебе, возможно, придется скрываться всю жизнь.

– Другого выхода нет. – Порция тоже приподнялась на локте. – И свобода матери того стоит. Главное, чтобы Елене не пришлось возвращаться назад. Ради этого мы с ней готовы на все.

– Ну так и езжайте со мной в Баронсфорд… А леди Примроуз пошлешь письмо, как только мы пришвартуемся в Гринокке. Все ей объяснишь, и она пришлет ответ по указанному адресу. И вам с Еленой не придется подвергать себя совершенно ненужному риску. Подумай… Ты сможешь спланировать дальнейшие действия… К тому же мы будем вместе еще какое-то время.

– Нет, – сказала Порция и собралась было подняться, но Пирс положил руку ей на плечо.

– Но почему?.. В чем причина? – нахмурившись, спросил он.

– Ты встретишься со своей семьей.

– Мне нужно, чтобы ты была рядом! Я хочу вернуться в Баронсфорд именно с тобой! – Сказав это, Пирс был потрясен не меньше, чем Порция. Он и не подозревал, насколько сильно его чувство к ней. – Честно говоря, я с некоторым волнением возвращаюсь домой. Я покинул Баронсфорд при весьма неблагоприятных обстоятельствах. Старший брат, граф Эйтон, находился в ужасном состоянии… Его жена, Эмма, которую я знал с детства, погибла. Из-за событий, которые привели к трагедии, в семье произошел серьезный разлад. Уезжая, я поклялся никогда не возвращаться, но теперь, как видишь, изменил свое решение. И во многом благодаря тебе. После тех твоих слов о ценности семейных отношений я нашел в себе силы прочесть письмо Лайона, которое долго лежало нераспечатанным. Узнал об изменениях, произошедших в его жизни, и решил вернуться. Чтобы восстановить в семье мир.

В душе Пирса словно открылись некие шлюзы, к он стал без утайки рассказывать Порции о своем прошлом. Об Эмме, о Дэвиде, но главным образом о Лайоне, о переменах в его жизни. Упомянул Пирс и об изменениях в Баронсфорде, о которых написал брат. Порция слушала не перебивая, а когда Пирс стал рассказывать, как он обнаружил искалеченного Лайона у подножия утеса рядом с телом разбившейся Эммы, ее глаза наполнились слезами.

– Ты единственная, на кого я могу сейчас опереться, – сказал Пирс. – Мои слова могут показаться тебе странными, но ты способна придать мне ощущение целостности… А это ощущение мне необходимо, когда я появлюсь в Баронсфорде.

Порция поцеловала его.

– Я поеду, – прошептала она. – Я буду рядом с тобой.

Тихо приоткрыв дверь, Порция проскользнула внутрь. В их маленькой каютке было еще темно.

Елена уже проснулась. Она молча смотрела на расплывчатые очертания фигуры, в которой без особого труда узнала дочь. Заговорила Елена, лишь когда Порция подошла к койке, чтобы поправить одеяло.

– Спасибо, доченька, мне и так хорошо.

– Прости… Я тебя разбудила.

– Нет, я давно проснулась. И отлично выспалась, поскольку этой ночью мне не пришлось слушать твои вздохи и стоны.

– Вот и хорошо… – Порция чмокнула мать в щеку. Уловив в голосе дочери грусть, Елена взяла ее за руку.

– Поговори со мной… У вас опять что-то случилось? Порция присела на край постели.

– Ничего не случилось… Только я прошу тебя, мама… – Голос девушки дрогнул. – Не будем обсуждать то, что мы с Пирсом…

– То, что вы с Пирсом любовники? И что вы просто созданы друг для друга?

– Да, мы с ним близки, – согласилась Порция. – Но это не значит, что у нас есть будущее. Поэтому не пытайся увидеть нечто большее в том, о чем я сейчас расскажу.

– Я внимательно тебя слушаю.

– Наши планы несколько изменились. Пирс предлагает нам поехать вместе с ним в Баронсфорд, его родовое имение в Шотландии. Он говорит, что по прибытии в порт я могла бы отправить леди Примроуз письмо и получить ответ уже в Баронсфорде. Смысл в этом есть. Возможно, леди Примроуз решит, что некоторое время нам безопаснее будет оставаться в Шотландии, нежели в Англии или Уэльсе. – Порция пожала плечами. – Я думаю, так будет гораздо проще.

– Насколько я понимаю, он намерен представить тебя своему семейству.

– Мама, пожалуйста! Все совершенно не так. Пойми, у нас с Пирсом нет будущего.

– Это еще почему? – Елена села в койке и обняла дочь за плечи. Некоторое время они обе молчали. – Кажется, понимаю… Разница в общественном и материальном положении? Поверь, моя милая, для Пирса это не имеет ни малейшего значения.

– Зато для меня имеет, – возразила Порция. – Я не могу выйти за него замуж, не ощущая твердой почвы под ногами.

– Даже «сумасшедшая Елена» знает, что истинная ценность женщины отнюдь не определяется ее общественным и материальным положением.

– Пожалуйста, мама, пусть все остается так, как есть. Как ни хотелось Елене поспорить с дочерью, она тем не менее понимала ее. Несмотря на то что Порция воспитывалась в пансионе, без родительского участия, в ее сознание, видимо, стараниями леди Примроуз, все же внедрились те твердые принципы, которых придерживается аристократия.

– Ну хорошо, – промолвила Елена. – Когда прибудем, я тоже отправлю леди Примроуз письмо.

– Я и не знала, что ты с ней знакома!

– Не знакома. Но должна познакомиться. Ведь она заботилась о тебе, воспитывала.

Порция погладила мать по руке.

– Почту за честь быть твоим личным писарем.

Спасибо, обойдусь без твоих услуг.

– Так, Елена Миддлтон… Что вы задумали?

– Тебе не о чем беспокоиться. Просто двум старушкам надо кое-что обсудить. Попрошу леди Примроуз подыскать тебе хорошее место. Так, дай-ка подумать… Пирс тоже не годится на роль моего секретаря, а вот капитан Кэмерон, этот любезный, благородный шотландец… Пожалуй, его и попрошу.

– Уж не влюбилась ли ты в капитана? – улыбнулась Порция. – Может, просто ищешь предлог, чтобы проводить с ним побольше времени?

Пусть Порция говорит что хочет. Пришло время раскрыть некоторые тайны… И в чью-то жизнь это внесет значительные изменения. Она не собирается сидеть сложа руки и спокойно смотреть на страдания дочери.

Глава 24

Школа-пансион «Берс Дрелинкорт» располагалась на территории выстроенного в георгианском стиле особняка в окрестностях уэльского городка Рексам. Принадлежал особняк Анне Дрелинкорт, вдове виконта Примроуз. Этот приют для девочек-сирот представлял собой тихое, тщательно охраняемое место, где, судя по всему, не очень-то жаловали посетителей. Впрочем, капитан Тернер не ждал особо радушного приема. Однако хозяйка непременно должна была его принять – по причине важности данного ему поручения.

Капитан Тернер в какой-то степени подготовился к визиту. Проезжая через Броутон, он заглянул в одну из таверн пообедать и узнал здесь немало интересного. Старый трактирщик, служивший когда-то в Уэльском пехотном полку герцога Мальборо, за долгие годы много чего слышал об основательнице пансиона. По слухам, ходившим в округе, леди Примроуз активно помогала якобитам во время восстания в 1745 году и водила дружбу с Флорой Макдональд, шотландской аристократкой, которая помогла принцу Карлу бежать из Шотландии после разгрома в Каллоденской битве.

Эти сведения полностью соответствовали тому, что рассказывал адмирал Миддлтон, а также дополнительной информации, которую капитан собрал уже по прибытии в Бристоль.

Тернер узнал, что после того, как эта самая Флора оказалась в заточении за содействие претенденту на престол, именно леди Примроуз добилась ее освобождения, а затем поддерживала подругу, снабжая ее финансами.

Ходили о виконтессе и другие слухи. Понизив голос, трактирщик сообщил, что леди Примроуз, как поговаривают, поддерживает связь с Младшим Претендентом[6], которому устраивает тайные визиты в Англию и Шотландию. По словам того же трактирщика, ее милость была довольно-таки могущественна. Она занимала высокое положение и имела друзей в ближайшем окружении короля Георга.

В Рексаме капитан провел два дня, угощая выпивкой местных жителей и стараясь выведать дополнительные сведения.

Когда Тернер подъехал к главным воротам особняка, вышедшие навстречу люди уставились на него с нескрываемым подозрением. Однако управляющий согласился передать хозяйке записку и удалился в дом, оставив офицера под присмотром двух внушительного вида привратников.

Леди Примроуз приняла его в роскошной гостиной с предписанной этикетом любезностью. Но капитана не ввела в заблуждение вежливость хозяйки. В ее голосе и взгляде не чувствовалось радушия. На лице виконтессы, против ожиданий выглядевшей довольно моложаво, застыла выработанная за годы маска внешнего безразличия.

– В своей записке вы сообщаете, что прибыли недавно из североамериканских колоний на военном корабле «Бивер», – начала леди Примроуз. – Насколько я понимаю, вы причастны к расследованию нападения на тот корабль, о котором писали газеты… Название я забыла. Его сожгли американские колонисты…

– «Гаспи», миледи, – подсказал Тернер. – Да, я действительно имею отношение к этому расследованию. – Приврав, он с удовлетворением отметил, что в глазах женщины промелькнул интерес. – Однако к вам я приехал по другой причине… Это связано с личными делами моего командира, адмирала Миддлтона.

Леди Примроуз подумала, затем покачала головой:

– Нет, с этим джентльменом я вряд ли знакома.

– Но может быть, вы знакомы с его дочерью, Еленой Миддлтон?

После более длительного раздумья виконтесса снова покачала головой:

– Нет, не имела удовольствия.

– И с Порцией Эдвардс не знакомы? – Леди Примроуз, судя по ее взгляду, уловила в голосе капитана враждебность, и он поспешил исправить положение. – Вы наверняка знаете мисс Эдвардс. Она училась в вашем пансионе несколько лет назад.

– Да разве можно забыть Порцию! – Виконтесса выпрямилась и благочинно сложила руки на коленях. Ее напудренные волосы были уложены идеальнейшим образом. – Хотя с тех пор, когда я в последний раз видела эту славную девушку, прошло немало лет. И каким же образом вы, капитан, связаны с нашей бывшей воспитанницей?

– Мисс Эдвардс некоторое время служила в доме адмирала Миддлтона.

– Она была служанкой? – с недоумением спросила леди Примроуз. – Не может быть!

– Компаньонкой, – пояснил капитан. – Читала Елене Миддлтон французские стихи. А потом исчезла. Именно поэтому, леди Примроуз, я и приехал. Полагаю, точнее, адмирал Миддлтон полагает, что мисс Эдвардс могла отправиться сюда, к вам.

– О-о-о!.. Какая приятная новость! – обрадовалась хозяйка и, взяв со стола колокольчик, позвонила. – Мы приготовим ее прежнюю комнату. И когда она приедет?

– Из Бостона она отплыла раньше меня… Должна была уже приехать.

– Нет, не приезжала… О Боже! Меня это тревожит! – Леди Примроуз снова взялась за колокольчик, но в этот момент появился слуга. – Капитан, расскажите все, что знаете! На каком корабле она отправилась? Когда? В какой порт? Я немедленно вышлю кого-нибудь за ней!

Капитан Тернер начал злиться. Он не безмозглая марионетка, чтобы эта старая ведьма им манипулировала!

– Леди Примроуз, вы точно знаете, что мисс Эдвардс еще не приехала? Она, возможно, с компаньонкой.

– С компаньонкой?.. – Виконтесса махнула рукой слуге, который ждал у двери. – Две комнаты… Приготовьте две комнаты для мисс Эдвардс и ее подруги. – Слуга удалился, и леди Примроуз повернулась к Тернеру: – Так когда же, капитан?.. По-моему, вы чего-то недоговариваете.

– Вы тоже, миледи.

– Пардон, сэр. – Леди Примроуз прищурилась и подалась вперед. – Так какова цель вашего визита? В чем вы пытаетесь меня обвинить? И что вы сделали с моей воспитанницей? С мисс Эдвардс? – Все это виконтесса произнесла ледяным тоном, от которого кровь стыла вжилах.

Никогда еще Тернер не испытывал страха перед женщиной, мягко выражаясь, далеко не молодой. И вдруг ощутил странное беспокойство. Словно под тонкими перчатками сидевшей напротив особы скрывались стальные когти. В голове мелькнула мысль, что виконтесса весьма опасна. Ее людям не составит труда припрятать труп врага где-нибудь в лесу, окружавшем столь добропорядочный с виду дом.

У капитана Тернера возникло желание немедленно уйти.

– Я жду ответа, капитан! – жестко произнесла хозяйка. – Прежде всего объясните цель своего визита. Зачем этот ваш адмирал разыскивает Порцию?

Если бы леди Примроуз отказалась выдать беглянку, Тернер мог заявить, что Порция выкрала Елену. Еще недавно капитан был уверен в том, что они уже здесь, однако теперь усомнился в верности своих предположений.

Посещение пансиона не принесло ожидаемого результата. Задерживаться здесь не имело смысла.

– Пожалуй, мне пора. Не буду злоупотреблять вашим гостеприимством. – Поднявшись, капитан Тернер чопорно поклонился. – Передайте мое почтение мисс Эдвардс, когда она появится. Всего хорошего, миледи.

Леди Примроуз не пыталась его остановить.

Капитан Тернер понимал, что переоценил свои возможности, виконтесса так и не раскрыла карты. Ну ничего. Он с ней еще поквитается.

Капитан вернулся на постоялый двор. У него была назначена встреча с работником леди Примроуз, ирландцем, который занимался выездкой лошадей. Он оказался самым разговорчивым из всех, с кем Тернер успел здесь пообщаться. И самым жадным. По его утверждению, он знал толк в лошадях, а у виконтессы служил менее года.

Встретились они, как и договаривались, на небольшой поляне за местным кладбищем. Прежде чем ответить на вопросы Тернера, ирландец тщательно пересчитал монеты в переданном ему мешочке.

– Спасибо, капитан. Премного благодарен. – Парень сунул мешочек за пазуху. – Значит, вы интересуетесь, приезжали ли к нам две женщины?

– Ты их видел? – нетерпеливо спросил Тернер.

– Нет, сэр. Никакие дамы нас не посещали, новых служанок тоже не брали. Никого, капитан, кроме посыльного, который привез хозяйке письма. Это было около двух недель назад. Ее милость всполошилась, когда их прочитала.

– Откуда письма? Ирландец пожал плечами.

– Я не умею ни читать, ни писать. К тому же все равно не смог бы подобраться к ним. Я просто видел посыльного с письмами, вот и все. Хозяйка была на конюшне, рядом со своим новым гунтером[7]. Знаете, сэр, конь просто великолепен! Его привезли…

– С чего ты взял, что она всполошилась?

– Хозяйка сразу вызвала управляющего, а потом и сама принялась рассылать письма во все стороны. В доме началась такая кутерьма… Я лично отвез одно из писем доктору Кингу. Он заправляет в школе «Сент-Мэри-Холл». Насколько я знаю, она зовет его, когда случается что-то важное.

Капитану Тернеру уже было известно, что Уильям Кинг, как и леди Примроуз, принадлежит к лагерю якобитов. Запустив руку в кошель, офицер протянул еще одну монету.

– Мне нужны те письма.

Спрятав монету, ирландец покачал головой:

– Ничем не могу помочь, капитан. Даже не знаю, где их искать.

– Ты, кажется, говорил, что одна из служанок готова ради тебя на все, – напомнил Тернер.

– Да, сэр… Если я попрошу, Мэри расстарается… Не сомневайтесь. Но теперь, когда хозяйка собралась уезжать, она слишком занята и…

– Куда уезжает леди Примроуз?

– Поговаривают, что в Шотландию.

– И когда?

– Мэри говорит, что хозяйка ждет от кого-то ответа. Он скоро должен прийти, но когда именно – неизвестно.

– Слушай меня внимательно. – Тернер придвинулся к парню поближе. – У тебя есть возможность заработать двадцать фунтов. Понимаешь? Двадцать фунтов.

Ирландец присвистнул.

– С такими деньжищами я смогу неплохо устроиться в Корк-Сити. Я мог бы купить…

– Меня не интересует, как ты распорядишься деньгами. Но ты не получишь ни гроша, если не выполнишь моей просьбы.

– К вашим услугам, капитан! Говорите!

– Мне нужно то письмо, которое должно прийти. Выясни, от кого оно. Я также хочу знать, когда и куда твоя хозяйка собралась ехать.

Ирландец, наморщив лоб, задумался.

– Ты понял, что должен делать?

– Да, капитан, – кивнул парень. – За двадцать фунтов я бы родного папашу продал.

Вот уже неделю в Баронсфорде царила суматоха. В огромном доме наводился порядок. Окна во дворце были распахнуты, полы – надраены. В комнатах, в бальном зале, на парадной лестнице, в холле стояли вазы с только что срезанными цветами.

В день приезда гостей Миллисент Пеннингтон, графиня Эйтон, созвала в замок всех окрестных жителей вместе с детьми и даже с собаками. Сегодняшний праздник отличался от прочих.

Миллисент хотелось, чтобы перед ее деверем Баронсфорд предстал совсем не таким, каким увидела его она, когда прибыла сюда прошлой зимой вместе с Лайоном. Чтобы прилегающая территория как можно больше напоминала ярмарочную площадь, и Уолтер Траскотт, который управлял поместьем, постарался в полной мере осуществить ее пожелание. Когда Пирс приедет, встреча ни в коем случае не должна показаться ему формальной.

Исполняющая обязанности экономки миссис Макалистер с едва скрываемой радостью сновала по замку, передавая указания хозяйки. Дворецкий Кемпбелл ни в чем не отставал от женщин. Для секретаря мужа, Питера Ховитта, тоже нашлось занятие. Ему было поручено развлекать маленькую Джозефину, пока няня помогала наводить порядок.

Лайон Пеннингтон, вернувшись вместе с Траскоттом из деревни во второй половине дня, нашел жену в библиотеке.

– Тебе необходимо отдохнуть, – тоном, не терпящим возражений, заявил он, отослав дворецкого и экономку завершать приготовления.

– Но ведь далеко не все сделано! – возразила Миллисент. – Я должна за всем присмотреть.

Лайон прикрыл дверь и, опираясь на трость, направился к дивану. Жена поспешила взять его под руку.

– Не понимаю, зачем скакать верхом, если можно поехать в карете?

Лайон сел на диван, Миллисент пристроилась рядом. Он привлек жену к себе и положил ладонь на ее округлившийся живот.

– По-моему, любовь моя, Баронсфорд вполне готов к приезду Пирса.

– А ты?.. Ты сам готов?

Лайон кивнул и, еще крепче обняв жену, прижался щекой к ее волосам. Она знала о его беспокойстве. Судно, на котором прибыл Пирс, достигло западного побережья Шотландии около двух недель назад, однако вместо того, чтобы сразу направиться в Баронсфорд, брат сначала послал сюда нарочного с подписанными документами, которые аннулировали прежний акт передачи ему родовых земельных угодий. Как объяснил Пирс в прилагавшемся письме, ему не хотелось, чтобы его визит хоть в какой-то степени носил деловой характер, поскольку он вернулся в Шотландию только ради воссоединения с семьей.

Лайону хотелось, чтобы брат поскорее приехал и первые минуты встречи остались позади. Каковы истинные намерения Пирса? Является ли его письмо предложением мира?

– Жаль, что здесь нет твоей матери, – тихо произнесла Миллисент.

– Она должна вернуться в ближайшее время, – отозвался Лайон.

Матери очень понравилось в Мелбери-Холле, родовом поместье Миллисент, и она гостила там уже несколько месяцев. Но главная причина притягательности для нее тех мест заключалась, конечно же, в ее дружбе с чернокожей целительницей по имени Онеуайя, которую Миллисент вызволила из рабства.

– Сейчас мать, наверное, надоедает Онеуайе, зазывая ее к нам, в Баронсфорд, – предположил Лайон.

Миллисент приподняла голову, покоившуюся на плече мужа.

– Тебе удалось еще что-нибудь выяснить о мисс Эдвардс и ее матери? Помимо того, что Пирс сообщил в своем письме?

– Нет, ничего, – покачал головой Лайон.

– Пирс написал, что вместе с ним из Америки прибыли две женщины, конечный пункт их путешествия – Уэльс, но он уговорил их заехать в Баронсфорд. Брат также выразил надежду, что гостьи задержатся у них надолго.

– Видимо, Пирс питает к мисс Эдвардс серьезные чувства. Если, конечно, это не плод моего воображения.

– Ничто лучше любви не исцеляет душевные раны. Надеюсь, мисс Эдвардс мне понравится. А я – ей.

Лайон заглянул в прекрасные глаза жены. Он понимал, что она беспокоится из-за возможного сравнения с Эммой. Однако этих женщин просто нельзя было сравнивать. Они отличались друг от друга, как небо от земли.

– Уверен, Пирс будет приятно удивлен, познакомившись с тобой. Я люблю тебя, ты смысл моей жизни, и если брат не дурак, он поймет, что мир заключать нужно с нами обоими. – Лайон поцеловал жену.

Сидя в карете, Пирс погрузился в размышления.

Лайон отправил письмо в Америку еще в начале весны, о себе написал мало. Как у него сейчас со здоровьем? Так ли удачен его брак, как он описывал? Счастлив ли он? Хочет ли по-прежнему видеть брата, который не отвечал ему несколько месяцев?

Пирс не знал, находятся ли сейчас Лайон с женой в Шотландии. И документы, и письмо, в котором он указал дату приезда, были посланы наугад. Надо было все же дождаться ответа, получить приглашение. А вдруг он окажется непрошеным гостем?

Пирс почувствовал, как ему на колено легла рука Порции, и постарался отвлечься от беспокойных мыслей. Сидящая напротив девушка подалась вперед и взяла его ладонь. Их пальцы переплелись. Взглянув на ее прекрасное лицо, он заметил несколько напряженных морщинок у нее на лбу. Елена, сидя рядом, спала, и ее голова слегка покачивалась в такт движению. Пирс потянул Порцию за руку, и она пересела к нему.

– Думаю, ты напрасно переживаешь. – Порция погладила его по щеке и коснулась губами его губ.

Обняв Порцию за плечи, Пирс прижал ее голову к своей груди. Именно она поддерживала в нем способность здраво смотреть на окружающий мир. Те две недели, что они провели сначала в Гриноке, затем в Глазго, потом в пути, выжидая срок, необходимый для того, чтобы письмо дошло до Баронсфорда, все его внимание было сосредоточено исключительно на ней.

Ради тех немногих часов, которые им удавалось провести наедине друг с другом, и стоило жить. Порция при любой возможности приходила ночью к нему в комнату. Несколько раз они и днем уединялись где-нибудь в укромном месте для кратковременного, но страстного соития. Они просто не могли насытиться друг другом.

Она нередко вызывала у него улыбку по самым разным поводам. А еще с ней пришлось долго спорить, когда он решил заказать и ей, и Елене новую одежду. С любой другой женщиной здесь не возникло бы каких-то затруднений, однако в случае с Порцией потребовалось, наверное, не меньше всякого рода ухищрений, чем при заключении какого-нибудь важного межгосударственного договора.

Пирс посмотрел в окошко, и его мысли вновь вернулись к предстоящей встрече с братом. Он надеялся, что Миллисент и в самом деле окажется такой, какой ее описал Лайон. Переведя взгляд на сидевшую рядом Порцию, Пирс вдруг подумал, что представляет жену брата похожей на нее. Не слишком ли он завысил требования?

– День сегодня просто замечательный, – сказала Порция. – Столько солнца. Когда я была в Шотландии в последний раз, все выглядело совсем иначе.

– Это хороший знак, – заметил Пирс. Порция повернулась к нему.

– Расскажи о Баронсфорде.

– Это довольно-таки большой замок.

– Спасибо, мистер Пеннингтон… Весьма исчерпывающие сведения, – улыбнулась Порция. – Тогда расскажи о его обитателях. С кем можно подружиться, кого следует остерегаться? Что позволительно говорить и о чем лучше помалкивать?

– О Лайоне и его жене я тебе уже рассказывал. Поместьем управляет Уолтер Траскотт, это наш кузен, сын брата нашей матери. Он чуть младше Дэвида, рос вместе с нами. В общем, он нам почти как родной брат. Еще там есть миссис Макалистер, экономка. Весьма деспотичная женщина, настоящий дракон в юбке.

– Наподобие миссис Грин? – насторожилась Порция. Пирс улыбнулся.

– Да нет, – покачал он головой. – На самом деле у нее добрейшее сердце. Однако беспорядка она не терпит и держит всех в строгости. Дворецкого, насколько я помню, зовут Мартин Кемпбелл. Невысокий, сухонький старичок, весьма энергичный. Об остальных слугах ничего не могу сказать, поскольку не знаю, кто из них остался.

Пирс полагал, что после скандала многие слуги уволились.

– Ну а насчет того, что говорить, а чего не говорить… Порция вся обратилась в слух.

– Миссис Макалистер скажи, что ты моя любовница, и прикажи ей отнести твой сундучок ко мне в спальню. – Пирс слегка прикусил девушке мочку уха. – И еще скажи, что она может убираться ко всем чертям, если ей что-то не нравится.

– Вы, мистер Пеннингтон, неисправимы! – Порция ткнула Пирса кулаком в грудь и оттолкнула.

Он улыбнулся, увидев легкий румянец, проступивший на ее нежных щеках. То, что она продолжала отрицать очевидное для всех окружающих, в какой-то степени доставляло ему удовольствие. Его влекло к ней не только физически. Разговаривать с Порцией в постели тоже было своего рода наслаждением. Незаурядный ум и идеалистические взгляды на жизнь делали ее исключительной во всех отношениях. Они стали друг для друга чем-то большим, нежели просто любовниками, с того самого вечера, когда она налетела на него в саду у адмирала Миддлтона. Друзьями, товарищами, можно даже сказать, сообщниками.

Решение было только одно, и Пирс ждал подходящего момента, чтобы задать наиважнейший для него вопрос.

Елена пошевелилась, Порция поспешила пересесть к ней. Женщина медленно открыла глаза.

– Нам еще долго ехать? – спросила она.

Пирс выглянул из кареты: мимо тянулся привычный, знакомый с детства пейзаж. Впереди виднелся каменистый холм, на нем возвышался замок. Это и был Баронсфорд.

– Мы уже почти на месте.


Было далеко за полдень, когда ирландец постучался в дверь временного пристанища капитана Тернера. Взволнованный, охваченный нетерпением лошадник дважды поинтересовался, остается ли в силе прежнее предложение насчет двадцати фунтов. Капитан заверил его в этом и пригласил к себе.

– Вчера вечером к нам прискакал посыльный с письмом для какой-то мисс Файнз, – сообщил ирландец. – Я как раз стоял у ворот, смотрел, как Мэри рвет цветы для дома… Поэтому и принял поводья. Судя по акценту, парень – иностранец… Возможно, француз. Однако за то время, что я работаю в Дрелинкорте, у нас не было никакой мисс Файнз. Я хотел проводить его в дом, но тут выбежала горничная и забрала письмо. Понимаете?.. И ушла с ним в дом… У вас, сэр, не найдется, чем промочить горло?

Тернер указал в сторону буфета, где стоял кувшин с элем, и ирландец, налив полную кружку, залпом осушил ее.

– Так вот, сэр… Я сразу же послал Мэри вслед за горничной. Моя подружка теперь только и мечтает, как мы развернемся с этими деньгами… У вас ведь есть такие деньги?.. Мэри, значит, побежала за ней, приложила ухо к двери и подслушала, о чем хозяйка говорила с горничной. В общем, тот, кто послал письмо, согласился с предложением мисс Файнз и готов встретиться с ней то ли в Бэррисфорде, то ли в Беарсфорде, а может…

– В Баронсфорде! – выпалил Тернер. – Я знаю, где это! Они упоминали о дате встречи?

– Так точно, капитан… В последнюю среду июля.

Все складывалось настолько гладко, что просто не верилось. Совершенно ясно, что тут замешан и Пеннингтон.

– Знаете, сэр, Мэри думает, что это место находится где-то в Шотландии… Хозяйка велела приготовить карету для поездки на север.

– А от кого письмо? Мне нужно знать имя. Ирландец приуныл.

– Насчет имени ничего сказать не могу… Но уверен, что это ответ на одно из тех посланий, которые хозяйка отправила чуть раньше.

– Принеси мне письмо.

– Извините, сэр, не могу. Капитан навис над ирландцем.

– Придется постараться, мой друг, если хочешь получить двадцать фунтов.

Парень поскреб в затылке. Для вящей убедительности Тернер протянул ему еще один мешочек с мелкими монетами. Неуверенность на лице парня сменилась решительностью.

– Ладно!.. Поговорю с Мэри… Если она сможет что-то сделать, дам вам знать.

Через пару минут ирландец ушел.

Капитан Тернер не сомневался, что сам Карл Эдуард, этот коварный Младший Претендент, вознамерился тайно посетить Баронсфорд. Но для подтверждения этой догадки требовались доказательства. Ведь для поимки столь важной персоны, врага законного короля, необходим по меньшей мере полк солдат, и, чтобы убедить кого-либо из командиров выделить в его распоряжение столько людей, он должен иметь упомянутое письмо.

Не дожидаясь остановки кареты, Пирс распахнул дверцу и соскочил на землю. Перед ним возвышался все тот же замок, однако прилегающий двор совершенно не был похож на то место, откуда он уезжал. Вдоль подъездной аллеи толпилось множество народа, словно здесь отмечали какой-то праздник. Волынщики загудели на своих волынках, едва только карета въехала в ворота. По воздуху плыл запах жареного мяса, на столах стояли бочонки с элем. Сельчане, со многими из которых Пирс был хорошо знаком, надели свои лучшие наряды, наперегонки с собаками носились дети. Как только ноги Пирса коснулись земли, раздались приветственные возгласы, и он увидел, что со стороны полей сюда приближаются люди.

Пирс почувствовал, как к горлу подступил комок. В мыслях он невольно перенесся во времена детства, когда вместе с братьями и другими детьми сломя голову носился по полям, карабкался на скалы, плескался в реке. То было замечательное, беззаботное время. За какое-либо «предательство» провинившегося всего лишь пихали носом в грязь, и можно было без особого труда получить прощение.

Пирс увидел, что к нему приближается Уолтер Траскотт, их кузен. Как только тот подошел, Пирс обхватил его за плечи и сжал в объятиях.

– Ну?.. Как Лайон? – Голос его дрогнул.

– Спасибо, я в полном порядке, – раздалось за спиной.

– Пирс обернулся и увидел Лайона. Уолтер отошел в сторону. Пирс перевел взгляд на трость в руке брата, и у него перехватило дыхание при воспоминании о том, в каком состоянии был Лайон, когда Пирс уезжал.

Брат шагнул навстречу. Спина прямая, плечи расправлены, лицо выражает прежнюю силу и уверенность. Губы Лайона растянулись в улыбке.

– Ну?! – рявкнул он. – Ты что, прирос к месту? Пирс бросился к брату, сграбастал его и, к восторгу и изумлению собравшихся, приподнял его.

– А ты стал тяжелее, чем раньше. Видно, поднагулял жирку.

– А ты стал ниже ростом и еще более уродливым. – Лайон тоже обнял Пирса. – Или я просто забыл, что ты всегда был хилым коротышкой.

– Да я опрокину тебя одним ударом! – Пирс слегка толкнул брата кулаком в плечо.

– Хотелось бы на это посмотреть… А что у тебя за косичка? – Лайон дернул Пирса за пучок собранных на затылке волос.

– В Америке так модно… И какие-либо налоги за волосы и пудру для париков мы платить не собираемся.

Лайон засмеялся:

– Говорят, вы вообще отказываетесь платить налоги.

– Это правда. Я хотел отрастить бороду, придать себе страдальческий вид. Чтобы ты проникся ко мне жалостью и принял обратно.

Лайон посерьезнел. Шутки закончились. Вокруг притихли. Голубые глаза владельца Баронсфорда слегка увлажнились, и он протянул Пирсу руку.

– С возвращением домой, брат.

Глава 25

Холмистые поля Баронсфорда были похожи на огромный гобелен. Порция уже успела полюбоваться и буйно разросшимся оленьим заповедником, и озером, и прекрасными, обнесенными изгородями садами, и рекой с нависающими над ней утесами. Но оставалось еще много интересного, чего она не видела. Внутренняя отделка замка, обновленная самим Робертом Эдамом, выглядела настолько великолепно, что здесь было бы не зазорно жить даже королю, а в помещениях могли бы, наверное, разместиться все жители Бостона. По крайней мере так показалось Порции, когда ее водили по замку из крыла в крыло, с этажа на этаж, через анфилады комнат, через залы и гостиные, библиотеки, столовые, через множество опочивален.

На взгляд Порции, Баронсфорд определенно был самым лучшим, самым замечательным местом из всех, которые она когда-либо видела или о которых читала. Величественное строение с прилегающей территорией навевало мысли о волшебных сказках про драконов, принцесс и отважных рыцарей. Из головы не шел рассказ Пирса о первой жене Лайона, Эмме, которой двигало лишь честолюбие, которой так хотелось быть хозяйкой и властительницей Баронсфорда.

Порция была не в состоянии даже представить, чтобы ее саму могли бы увлечь подобные помыслы. И она почему-то была уверена, что нынешняя графиня Эйтон, которая показывала ей сейчас замок, также не считала главной целью жизни обретение высокого титула и соответствующего ему статуса.

Миллисент, графиня, попросила обращаться к ней по имени. Порцию и ее мать встретила радушно. Приветствовала их так же, как и Пирса.

Не менее приветлив был с ними и граф. Порцию поразило немалое сходство между братьями, хотя Лайон выглядел, конечно же, постарше и имел несколько изможденный вид. Однако держался молодцом – судя по всему, пережитое не оставило в его сердце глубоких шрамов.

Порция с первых же минут прониклась симпатией к хозяину и хозяйке Баронсфорда.

– Ну, как вам наше гнездышко? – поинтересовалась Миллисент, когда они поднялись на второй этаж восточного крыла.

– Я просто… не нахожу слов! – промолвила Порция. Улыбнувшись, Миллисент открыла дверь отведенной для девушки комнаты.

– Я тоже была потрясена, когда приехала сюда впервые. Но только от человека зависит, станет ли то или иное место его настоящим домом. Думаю, скоро и вы привыкнете к здешним масштабам.

Порция ничего не ответила, подумав, что они с матерью вряд ли пробудут в Баронсфорде достаточно долго, чтобы привыкнуть к чему бы то ни было.

– До вашего приезда мы намеревались разместить вашу матушку рядом с вами. Но из-за плохого зрения ей будет удобно на первом этаже. Как вы полагаете? Можно предоставить вам одну большую комнату на двоих.

– Лучше две смежные, – ответила Порция. – Право, не стоило так беспокоиться.

Ее вещи принесли сюда еще раньше, и Порция с некоторым изумлением взглянула на новые платья, разложенные на кровати. Она подошла к окну, из которого открывался замечательный вид на зеленую лужайку и обширный сад. Глянув вниз, Порция увидела мать, которая шла по гравиевой дорожке в сопровождении горничной. Проведя много времени в карете, Елена вместо экскурсии по замку предпочла прогуляться на свежем воздухе. И теперь они со служанкой вели оживленный разговор. То и дело слышался их смех.

Миллисент тоже выглянула из окна.

– Это Бесси… Очень хорошая девушка. Если не возражаете, я поручу ей уход за вашей матерью. Она будет являться по первому зову.

– Вы так добры к нам! – Порция была тронута до глубины души.

– Ну что вы! Просто мы очень рады вашему приезду. – Миллисент улыбнулась. – Ну, как вам эта комната?.. Подойдет?

Повернувшись, Порция окинула взглядом просторное помещение. Изысканная мебель, прекрасные картины на стенах, на полу – роскошные восточные ковры. На кровати шелковое покрывало с вышивкой необычайной красоты. Порция подумала, что Миллисент принимает ее не за ту, кем она является на самом деле. Такие апартаменты достойны королевы, и Порция не хотела вводить Миллисент в заблуждение.

– Эта комната, пожалуй, больше, чем весь первый этаж в доме у Хиггинсов, у которых я жила в Бостоне восемь лет. Воспитывала и обучала их детей. Ушла от них в прошлом месяце.

– А сколько детям лет? – поинтересовалась Миллисент, никак не отреагировав на признание Порции в том, что ей приходилось зарабатывать себе на жизнь.

– Девочке – восемь, мальчику – десять.

Почти ровесники. Ладили друг с другом?

– В общем-то ладили. Особенно когда были младше. Но в последнее время восьмилетняя Анна пытается взять верх над братом.

Миллисент улыбнулась и положила ладонь на свой округлый живот.

– У этого младенца и Джозефин будет менее года разницы в возрасте. Разрыв незначительный, чтобы кто-то попытался верховодить.

– Джозефин? – переспросила Порция.

– С ней вы познакомитесь, как только она проснется. Но сначала услышите ее. Видимо, ей так нравится собственный голос, что порой она успокаивается, лишь когда к ней подойдет Лайон. – Миллисент потерла поясницу и села на диван. – Если муж будет интересоваться, скажите ему, пожалуйста, что во время нашего обхода я часто отдыхала.

– Хорошо, – улыбнулась Порция. Графиня пригласила ее сесть рядом.

– Джозефин – наша дочь. Точнее, стала нашей дочерью после того, как ее мать умерла во время родов. – На лице Миллисент отразилась печаль. – Может, это и странно, но я до сих пор не определилась, как ее называть. Я бы, конечно, предпочла говорить о ней как о нашей собственной, но мне не хочется умалять заслугу той женщины, которая прошла через мучения и приняла смерть ради того, чтобы малышка увидела этот мир.

Порция невольно подумала о собственной судьбе.

– Думаю, ваша Джозефин будет счастлива. Вырастет не в сиротском приюте, а здесь, в вашем доме, в настоящей семье. Могу об этом судить на основании собственного опыта. Пусть Джозефин считает вас с мужем своими настоящими родителями. Чтобы она не мучилась мыслью о том, где ее родные мать и отец. Если, конечно, их действительно нет в живых.

– Я была рядом, когда ее мать умерла. Что же касается отца… – Миллисент покачала головой. – Вряд ли эта тайна когда-нибудь раскроется.

Так же, как тайна ее отца, подумала Порция.

– А когда ваш младенец должен родиться? Графиня перестала хмуриться и счастливо улыбнулась.

Порция ничуть не сомневалась, что они с Миллисент обязательно подружатся.

Всю глубину произошедших в Баронсфорде перемен Пирс осознал в тот момент, когда вошел в холл и взглянул на первую площадку широкой лестницы. Портрет Эммы исчез.

Братья долго разговаривали, уединившись в библиотеке, и ни разу не вспомнили о былой вражде. Это означало лишь одно – оба осознали свою неправоту. Прошлое осталось позади. Впереди будущее.

Пирс с большим интересом слушал рассказ брата о том, как тот познакомился с Миллисент. По сути, это был брак по расчету, который устроили их мать и семейный адвокат сэр Ричард Мейтланд. Церемония бракосочетания прошла в некоторой спешке, поскольку мать в очередной раз решила, что со дня на день может умереть. Лайон рассказал, как приходил в себя во время пребывания в Мелбери-Холле, какой заботой окружили его Миллисент и бывшая чернокожая рабыня Онеуайя. Слушая брата, Пирс пытался определить глубину его чувства к жене. Похоже, его любовь была безгранична и он чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.

– Однако не все так безоблачно, – продолжал Лайон. – То, что происходит вокруг, сильно отличается от нашего безмятежного бытия. – Брат в общих чертах объяснил ситуацию с пустошами, рассказал, как ко всему этому относятся люди. – Я хотел бы съездить с тобой в деревню и на фермы. Неплохо бы навестить также кое-кого из соседей. Теперь, когда ты приехал, арендаторам станет гораздо спокойнее. Не проходит и дня, чтобы кто-то не лишился своего дома, не потерял землю, на которой работали еще его деды. Причина всех бед – обыкновенная жадность.

Зашел разговор о положении в колониях. К удивлению Пирса, брат был прекрасно осведомлен о том, что они с Натаниелем доставляли оружие для «Сынов свободы».

– Этого вообще-то и следовало ожидать, – усмехнулся Пирс. – Ведь у нас на судах немало людей из наших мест.

– В том числе и те, у кого имеются родственники в соседней деревне, – добавил Лайон. – Но у нас здесь, полагаю, твоя тайна под надежным замком. Ты же знаешь, наши земляки отнюдь не жалуют короля и его министров. Газеты, кстати, пишут немало интересного об отъявленном контрабандисте по имени Макхит. Ты что-нибудь знаешь об этом человеке?

– Откуда мне о нем знать? Я законопослушный, почтенный судовладелец.

– Допустим. – Лайон, прищурившись, смотрел на Пирса. – Подозреваю, что я с ним все же знаком. В общем, мне хотелось бы получить полный отчет.

– Ну что ж. – Пирс посерьезнел. – Но сначала должен тебе сообщить, что Дэвида переводят в Бостон. Опасаюсь, как бы мы с ним не оказались по разные стороны баррикад, когда дело коснется политики.

– Тем более хорошо, что ты сейчас дома, а не в колониях.

– Я вряд ли здесь задержусь. Мне необходимо вернуться, и я не хотел бы с ним конфликтовать.

– Не переживай, что-нибудь придумаем. Мне понадобилось тридцать четыре года, чтобы понять, что в этом мире действительно важно, а что – нет. – Лайон положил ладонь Пирсу на плечо. – Миллисент и наши дети – смысл всей моей жизни. Семья – основа всего. Так что мы постараемся сделать все возможное, чтобы вы с Дэвидом не враждовали.

Порция была очарована малышкой Джозефин. Хотя немного и удивилась, что девочка включена в многочисленную взрослую компанию. Даже в доме Хиггинсов, где к детям относились с куда большим уважением, чем в прочих семьях, Анна и Уолтер, как правило, находились в кругу сверстников, сидели в своей комнате или же на кухне. К взрослым присоединялись только в особых случаях, а также во время молитвы. В Баронсфорде все по-другому, и Порции это понравилось.

Джозефин и в самом деле была прелестна. Милая, шумная, непоседливая – живой комочек, пребывающий в постоянном движении. Она требовала к себе постоянного внимания.

Джозефин очаровала и Елену. Девочка проснулась в тот момент, когда Бесси привела мать Порции в детскую. Елена взяла Джозефин на руки, и та сначала принялась шлепать ее ладошками по щекам, а затем присосалась к кончику носа.

Следующим, кого покорила малышка, был Пирс. Приняв его за Лайона, она засучила ножками, громко загукала, потянулась к нему.

Девочке очень понравились волосы Порции. Зажав в кулачках темные пряди, она потянула за них и заулыбалась, когда девушка вскрикнула, притворившись, будто ей больно. Порции очень не хотелось расставаться с девочкой, когда пришло время укладывать ее спать.

После ужина, который был просто великолепен, женщины перешли в гостиную, а Пирс, Лайон и Уолтер Траскотт задержались в столовой, чтобы выпить еще немного и поговорить о политике.

– Теперь вы понимаете, что я имела в виду, говоря о нашей малышке, – сказала Миллисент, поведав Елене об обстоятельствах рождения девочки. – Джозефин изумительный ребенок. Такая маленькая, а уже обладает чувством собственного достоинства.

– Это потому, что она окружена любовью и заботой. Врожденным это качество не бывает.

– Если в будущем вам понадобится учительница для нее, я к вашим услугам, – произнесла Порция. – Где бы я ни находилась.

– Учительница? Надеюсь, вы будете навещать нас в ином качестве.

Порция вспыхнула. Она даже думать не хотела о том, что имела в виду графиня. В этот момент в гостиной появились мужчины. Первым вошел Пирс. Судя по его взгляду, он слышал слова Миллисент.

– Надеюсь, дамы не будут возражать, если я уведу мисс Эдвардс? – поинтересовался он. – Хочу прогуляться с ней по саду.

Порция еще больше покраснела.

Пирс, учтиво склонив голову, протянул Порции руку.

– На улице довольно темно, – едва слышно проговорила она, поднявшись с кресла. – Луны почему-то не видно.

– Вот и хорошо.

Пирс, положив руку Порции на сгиб своего локтя, повел девушку к выходу на террасу. Она шла молча, и лишь когда они спустились на лужайку, заговорила:

– Я весь день старалась соблюдать приличия, беспокоилась, как бы…

Пирс привлек Порцию к себе, и его поцелуй прервал ее на полуслове. Когда он оторвался от ее губ, она, как это бывало уже не раз, вдохнула побольше воздуха. Голова у нее кружилась.

– Рад слышать, что ты тоже себя сдерживала, – улыбнулся Пирс и потянул Порцию за собой. Сначала вниз по склону, затем через арку, ведущую в широко раскинувшийся сад, обсаженный по периметру самшитом.

Порция едва поспевала за ним и не могла удержаться от смеха. Но как только они оказались под прикрытием высокой живой изгороди, девушка высвободила руку и отступила в сторону.

– Знаешь, Пирс, я прониклась глубочайшим уважением к жене твоего брата.

– Я тоже, – сказал он, шагнув к ней. Порция попятилась.

– Она замечательная женщина.

– Полностью с тобой согласен. Никогда не видел Лайона таким счастливым.

Порция продолжала пятиться.

– Не следует забывать, что мы находимся в их доме… Весьма респектабельном доме… И мне не хочется, чтобы даже малейший намек на скандал…

– И здесь я с тобой согласен, – засмеялся Пирс и привлек Порцию к себе.

Она была не в силах противостоять его методам убеждения, губы сами ответили на требовательный поцелуй, и все тело охватила приятная истома, как только его ладонь сжала ее грудь. Прильнув друг к другу, они соприкоснулись бедрами.

Но Порции все же удалось оторваться от его губ.

– Все наверняка понимают, зачем мы ушли…

– Только дурак не догадается.

– Ты сумасшедший.

– Да, любовь моя… – Пирс подтолкнул Порцию к скамейке. – Это ты свела меня с ума.

Может, он и был не в своем уме, но то же самое можно было сказать и про нее. Ничто в данный момент не смогло бы преодолеть силу их страсти. Она принялась неумело расстегивать на нем бриджи, а он, изнывая от нетерпения, стал поднимать ее юбки. В конце концов они преуспели в своих действиях. Пирс сел на скамейку, а Порция, раздвинув ноги, нависла над его бедрами и стала опускаться. Он приподнялся ей навстречу, и она задохнулась, ощутив, как его отвердевшее мужское естество вошло в ее увлажненное лоно.

Пирс поддерживал Порцию на весу, а ее одолевало желание еще глубже вобрать в себя его эрегированную плоть.

Однако он не давал ей возможности опуститься ниже. Порция тихо застонала, и Пирс завладел ее губами.

– Ты чувствуешь меня? Она лишь кивнула.

Пирс позволил ей опуститься пониже.

– И как глубоко?

– Глубже не бывает, – прошептала Порция.

Он снова шевельнулся, и у нее возникло ощущение, будто она раскачивается на краю пропасти и вот-вот полетит вниз.

Порция обхватила лицо Пирса ладонями и поцеловала его в губы.

– Я люблю тебя!.. О Боже!.. Как же я тебя люблю!

Пирс наконец-то перестал себя сдерживать. Его тело напряглось, он на мгновение приподнял Порцию и опять вошел в нее. Так повторялось снова и снова. Оттянув вырез платья, он жадно приник губами к ее груди. Позабыв обо всем на свете, двигаясь в едином ритме, оба застонали и взлетели к самым дальним звездам.

Пирс дождался, когда их сердца замедлят свой неистовый бег, и приподнял голову Порции, покоившуюся у него на плече.

Сейчас она принадлежала ему, и так должно быть всегда. И именно в этот момент, в этом самом месте, под этими звездами, сверкающими над ними словно бриллианты, Пирс произнес слова, которые хотел сказать уже давно:

– Порция, любимая моя, ты выйдешь за меня? Ошеломленная, Порция молчала, словно лишилась дара речи.

– Так ты выйдешь за меня? – снова спросил Пирс. – Станешь моей женой?

Она продолжала хранить молчание, не находя нужных слов.

Затем соскочила с его коленей и, отпрянув, стала торопливо оправлять юбки. Поняв, что она собирается убежать.

Пирс тоже поднялся и, на ходу приводя в порядок одежду, поспешил преградить ей путь.

– Тебе нечего мне сказать? Неужели я не заслуживаю даже ответа?

Порция подняла глаза, и в свете луны на них блеснули слезы.

– Я не могу выйти за тебя.

На мгновение в нем вспыхнуло раздражение, которое тут же угасло. Он достаточно хорошо ее знал и где-то в глубине души ожидал подобного ответа.

– Объясни почему, – потребовал Пирс.

– Я не могу выйти за тебя!.. Разве этого мало?

– Мало. – Он схватил ее за запястье, поскольку она вновь предприняла попытку уйти. – Я знаю, о чем ты думаешь. Ты заплакала, услышав мое предложение, потому что любишь меня так же, как и я тебя. Но ты думаешь о том, что мы занимаем разное положение в обществе.

– А разве нет?! – воскликнула Порция и, вскинув голову, указала на замок. – Оглянись, Пирс!.. Взгляни, откуда ты вышел, и посмотри на меня.

– А я и смотрю на тебя. – Пирс приподнял Порции подбородок, и их взгляды встретились. – Передо мной красивая и умная женщина, которая будоражит мне кровь, бросает вызов моим устоявшимся представлениям. Женщина, которую я люблю, которая стала смыслом моей жизни. Эта женщина, возможно, носит под сердцем моего ребенка.

Порция снова попыталась высвободить руку, но Пирс не отпускал.

– Любимая, посмотри правде в глаза! А если окажется, что я прав? Неужели ты хочешь, чтобы у твоего ребенка была такая же жизнь, как у тебя? Неужели считаешь, что твоя гордость важнее семейных радостей?

– Пирс, пожалуйста, отпусти! – Голос Порции дрогнул от слез.

Пирс разжал ладонь – и девушка бросилась прочь. Он стоял и смотрел ей вслед. Отступать он не собирался. Еще неизвестно, кто кого переупрямит.

Порция проникла в дом черед боковой вход, никем не замеченная добралась до своей комнаты и, не зажигая свечей, рухнула на кровать.

Сердце сжимала тоска, и она дала волю слезам. Они любят друг друга. Разве же этого недостаточно? Почему не оставить все как есть? Зачем вступать в брак?

В дверь тихо постучали. Порция не открыла. Пусть думают, что она спит. Стук повторился.

Открыв дверь, Порция увидела Елену.

– Можно войти?

– Я… я как раз… собиралась ложиться, – сквозь слезы проговорила Порция.

Не дожидаясь приглашения, мать прошла в комнату.

– Тебе нужна моя помощь.

– Не надо, мама… Я сама справлюсь.

– Не уверена, – решительно возразила Елена и, нащупав кровать, села на нее. – Подойди ко мне.

– Мама, мне не хочется выслушивать наставления.

– Ну и ладно. Тем более что наставник из меня никудышный. – Елена похлопала по кровати рядом с собой. – Я же сказала. Иди сюда.

Порция подошла и села на кровать. Елена дотронулась до ее мокрой щеки.

– Так я и думала.

– Что думала?

– Что вы снова поссорились.

– Ничего подобного.

– Меня не обманешь. Пирс ворвался в дом, словно раненый медведь. Что произошло?

– Ничего.

– Порция!.. – повысила голос Елена. – Говори правду!

После секундного колебания Порция сдалась и, прерывисто вздохнув, вымолвила:

– Он сказал, что любит меня.

– Это ужасно! Ведь он совершенно бесчувственный. Да как он посмел такое сказать?!

Порция рассмеялась:

– Ты шутишь…

– И не думала. Но ведь это не единственная причина твоих слез.

– Еще он просил меня… В общем, он предложил выйти за него замуж.

– Ну и наглец! – притворно возмутилась Елена. Порция выпрямилась.

– Не надо надо мной смеяться! Я отказала, а он, конечно же, расстроился. Я люблю Пирса, но выйти за него не могу. Мы из разных слоев общества, и я ничего не могу привнести в наш союз.

– Считаешь, что тебя самой ему недостаточно? Порция покачала головой.

– Мама, прошу тебя.

– Я говорю вполне серьезно, – произнесла Елена. – Дочка, ему нужна ты сама. Со своим особым внутренним миром.

– Мама, оглянись вокруг! Посмотри, к какому слою общества он принадлежит.

– Порция! Ты должна здраво взглянуть на вещи! Не глазами, а сердцем. Думать только о себе и о нем! Неужели он бы любил тебя больше, будь вы ровней? Если бы даже ты была принцессой.

– Конечно, нет! – воскликнула Порция. Наступило молчание, и Порция вдруг осознала, что только что сама опровергла собственные доводы.

– Ну тогда все в твоих руках, – сказала Елена. – И прочность ваших семейных уз, и ваше общее будущее.

Глава 26

Капитан Тернер стоял у окна в штабе Двадцать четвертого Йоркширского полка и мысленно возмущался. К нему, офицеру не самого низшего звания, имеющему такой послужной список, здесь отнеслись крайне непочтительно. Почему он должен дожидаться аудиенции у командира части, как какой-нибудь заурядный пехотинец? Поглядывая на часы, капитан едва сдерживал раздражение.

По причине долгого пребывания вдали от родины он даже не подозревал, какая пропасть возникла между военными, остававшимися в Британии, и теми, кто служил королю в североамериканских колониях. В первые же дни после схода на берег из разговоров он узнал, что здешние военные считают колониальные войска недостаточно сильными. В том числе и в моральном плане. Существовало мнение, будто в Америке не используются по-настоящему решительные меры для пресечения противозаконной деятельности всякого рода смутьянов.

И словно в подтверждение подобного мнения не далее как вчера стало известно о постановлении короля относительно инцидента с «Гаспи» – куда более серьезном, чем то, что издал губернатор Род-Айленда. Вознаграждение за голову того, кто ранил лейтенанта Дьюдингстона, было увеличено до тысячи фунтов, суммы, раза в два превышающей стоимость сожженного корабля.

В какой-то степени капитан Тернер был согласен с мнением местных военных, хотя себя считал исключением. Он тоже убежден, что необходимо предпринимать более суровые меры, особенно против того сброда, что мутит воду в Бостоне и Филадельфии. Однако кабинетные вояки, видимо, и его причисляли к слабакам и относились к нему с явным пренебрежением.

Капитан с трудом сдерживал ярость. Он должен убедить полковника Килмейна в том, что располагает информацией, благодаря которой они оба могут стать национальными героями.

Оставался последний шаг, который, как оказалось, было не так-то просто сделать. Около часа назад он с неохотой отдал письмо – точнее, собственноручную копию одному из подчиненных полковника, и за время ожидания в приемной к командиру полка были вызваны двое молодых офицеров. Ни один из них до сих пор не вышел, и это внушало определенные надежды.

Прошло еще около четверти часа, когда его наконец пригласили в кабинет.

Полковник Килмейн оказался невысоким коренастым мужчиной в годах, с несколько грубоватыми манерами. Он окинул капитана оценивающим взглядом, однако выражение лица его при этом не изменилось. После краткого взаимного представления полковник снова сел за стол, указав Тернеру на стул. Два молодых лейтенанта, Кобэм и Хаск, стояли по обе стороны от командира.

– Надеюсь, капитан, у вас имеется оригинал этого письма? – поинтересовался полковник.

– Разумеется. Я счел необходимым подстраховаться по причине важности данного документа.

– Понимаю… Мы долго обсуждали представленную вами информацию. Так же, как и само письмо.

Капитан Тернер перевел взгляд на копию письма, лежавшую на столе. Как же! Они долго обсуждали. Всего-то около часа.

– В таком случае вы, должно быть, поняли всю серьезность моей просьбы.

– Признаться, мы не обнаружили в этом письме каких-либо указаний на то, что оно написано принцем Карлом.

– Тогда позвольте, полковник, объяснить суть данного письма.

Пока Тернер растолковывал, какая связь существует между Младшим Претендентом и леди Примроуз, полковник не сводил с него своих блекло-голубых глаз. Капитан разъяснил, какое значительное место занимает виконтесса в тайной якобитской сети, которая подобно паутине опутала всю страну, и постарался внушить Килмейну, что именно сейчас появился шанс раздавить организацию, угрожающую существующему в стране порядку.

– Ну я-то, капитан, знаю, как бороться с якобитами, – заметил полковник. – Я участвовал в Катлоденской битве.

– Мой отец, сэр, тоже там был… И погиб смертью храбрых.

– Там многие сложили головы. И все же я не вижу доказательств.

– Минуту терпения… – Тернер понял, что у него остался единственный способ убедить полковника – открыть ему тайну, которую он обещал сохранить. Кроме того, он решил поделиться своими соображениями о событии, намечавшемся, судя по всему, в самое ближайшее время. – У меня, полковник, есть кое-что еще, однако данная информация не должна выйти за пределы вашего кабинета. Ее мне сообщил сам адмирал Миддлтон.

Молодые лейтенанты переглянулись.

– В течение года, предшествовавшего октябрю сорок восьмого, мой командир, адмирал Миддлтон, находился в составе делегации, посланной во Францию. После долгих переговоров, как вам известно, был заключен Ахейский договор, после чего принц Карл и изгнанная династия Стюартов наконец-то лишились поддержки французов. Многие члены делегации жили тогда во Франции вместе со своими семьями, адмирал Миддлтон не был исключением, и случилось так, что его единственная дочь Елена вступила в определенную связь не с кем иным, как с самим принцем Карлом. Подозреваю, что этому поспособствовала леди Примроуз, хотя неопровержимых доказательств у меня, конечно же, нет. – Капитан Тернер высказал это предположение намеренно, для вящей убедительности, с удовлетворением заметил, что оно вызвало интерес всех троих. – Узнав о неподобающем поведении дочери, адмирал тотчас же принял меры – огласка была бы губительна для его карьеры – и отправил дочь домой. Однако случилось непоправимое. Елена оказалась в интересном положении. Пока адмирал завершал во Франции свою миссию, в Англии у него родилась внучка, которую у матери, разумеется, отобрали и отправили в Уэльс, в пансион леди Примроуз. Елена с тех пор жила в затворничестве, и так продолжалось до прошлого месяца, когда мать и дочь нашли друг друга, причем не где-нибудь, а в Бостоне, и вместе бежали в Англию.

Вздернув подбородок, капитан Тернер с несколько надменным видом смотрел на офицеров. Он был очень доволен собой. До чего же ловко ему удалось сложить все факты воедино.

– Данное письмо, джентльмены, является ответом на то, которое леди Примроуз послала Карлу Эдуарду с приглашением повидаться с дочерью. Беглянки покинули Америку на корабле, принадлежащем Пирсу Пеннингтону, брату графа Эйтона, а леди Примроуз, как мне стало известно из надежного источника, собирается ехать в Баронсфорд, родовое имение Пеннингтона, которое находится в приграничной части Шотландии. Из письма явствует, что она намерена встретиться с Карлом Эдуардом именно там. Мы не можем пренебречь имеющимися уликами и позволить ему ускользнуть.

Помолчав, полковник Килмейн обратился к Тернеру:

– Капитан, подождите немного в приемной. Мне нужно подумать.

Выйдя из своей комнаты, Пирс едва не столкнулся с Порцией, торопливо шагавшей по коридору. Лицо у нее было бледным, глаза – воспаленными.

– Мне кажется, ты не совсем здорова, – встревожился Пирс.

– Нет, все хорошо, – улыбнулась Порция. – Я так долго тебя искала. Не у кого было спросить, где находится твоя комната. Сначала я бродила в западном крыле, а теперь вот вернулась сюда. Мне в голову не могло прийти, что ты рядом.

– Значит, ты искала меня? – удивился Пирс, погладив девушку по руке.

Она кивнула.

– Долго?

Почти всю ночь.

– Совсем не спала? Порция мотнула головой.

Пирс поцеловал девушку в лоб и, обняв за плечи, повел в ее комнату.

– Ты на меня больше не сердишься? – спросила она.

– Я вообще не сердился. Просто был раздосадован и разочарован. – Они вместе вошли в комнату Порции. – Однако не отказался от своих намерений. – Прикрыв дверь, Пирс взял девушку за подбородок. Она слегка порозовела. – Любимая, я не собираюсь сдаваться и, если понадобится, готов пойти на все, даже на хитрость и обман. Я выкраду и спрячу тебя, привяжу к своей кровати…

Порция рассмеялась.

– Ты опять вынуждаешь меня изменить решение, – сказала она.

– Что значит «опять»? – удивился Пирс. Порция обвила руками его шею.

– Я искала тебя всю ночь, чтобы сказать «да».

– Значит, ты согласна выйти за меня замуж?

– Согласна.

Пирс закружил ее по комнате.

Никогда еще он не чувствовал себя таким счастливым. В дверь постучали. Порция встревожилась.

– Нехорошо, если тебя застанут в моей комнате в столь ранний час.

Пирс пожал плечами.

– Не бери в голову, любовь моя. Тем более что я сегодня же намерен объявить о нашей помолвке… И не только в доме, но и по всей округе.

Держа Порцию за руку, Пирс распахнул дверь и увидел Питера Ховитта, секретаря Лайона.

– Доброе утро, мисс Эдвардс, – поприветствовал он Порцию и обратился к Пирсу: – Прошу прощения, сэр, его светлость желает обсудить с вами одно важное дело. Он ждет вас у себя.

– Плохие новости? – встревожился Пирс, сразу же подумав о матери.

– Нет, сэр. Мне так не показалось.

– Никуда не уходи, – шепнул Пирс Порции. – Тебе надо поспать. – Поцеловав ее, он последовал за секретарем. – Как ты узнал, где меня искать?

– Его светлость посоветовали заглянуть сначала в вашу комнату, а если вас там не окажется, постучаться к мисс Эдвардс, – ответил секретарь.

Пирса позабавила догадливость брата. Ему хотелось поскорее сообщить Лайону о том, что произошло в последние минуты. Ночью, после того как Порция убежала из сада, оставив его в одиночестве, они с братом долго разговаривали. Он рассказал ему все, что знал о девушке, и признался, что любит ее. Лайон ни минуты не сомневался в том, что Порция в конце концов согласится.

Лайон сидел в кабинете один, и как только Ховитт удалился, Пирс сообщил:

– Порция согласна выйти за меня!

В глазах Лайона отразилась неподдельная радость. Поднявшись из-за стола, он направился к Пирсу.

– Это здорово!

– Еще бы! Может, послать кого-нибудь к твоей жене? Чтобы и она об этом узнала? Ведь именно Миллисент намекала на определенное развитие событий в тот момент, когда мы присоединились к дамам после ужина.

– Никого я посылать не буду. Приберегу это удовольствие для себя. – Лайон хлопнул Пирса по спине и крепко пожал ему руку.

– Мы с Порцией ничего еще не обсуждали, но если Миллисент не против, я хотел бы, чтобы венчание состоялось в Баронсфорде.

– Да она будет только рада! Но прежде чем заняться подготовкой к свадьбе, нам, насколько я понимаю, придется подготовиться к визиту весьма важной персоны. – Взяв со стола лист бумаги, Лайон протянул его Пирсу. – Это письмо посыльный доставил всего несколько минут назад.

Пробежав глазами послание, Пирс с изумлением взглянул на брата.

– Не беспокойся, – сказал Лайон. – Мы сможем достойно встретить высокопоставленного гостя.

Порция была ошеломлена, когда через несколько минут после ухода Пирс буквально влетел к ней в комнату и, схватив за руку, потащил к Елене.

Постучавшись, они вошли, и Пирс протянул удивленной Елене письмо. Мать с молодой горничной Бесси сидела у окна на небольшом диванчике.

– Мэм, вы не могли бы объяснить, что это значит? – спросил Пирс, едва удалилась горничная.

Порция шагнула к матери.

– Она плохо видит и не может читать. Пирс удержал ее.

– Быть может, мэм, вы все же попытаетесь?

– Да, конечно, – ответила Елена.

– Пирс, послушай, – снова подала голос Порция.

– Не волнуйся, дочка, – успокоила ее Елена. – Дайте-ка я посмотрю.

Поднявшись с дивана, она подошла к окну, в которое лился яркий солнечный свет, и поднесла письмо к глазам. Порция смотрела, как мать, шевеля губами, старается разобрать слова. Затем Елена отошла от окна и снова села на диван. На губах ее блуждала улыбка, в глазах стояли слезы.

– Что в письме? – спросила Порция у Пирса. – От кого оно?

Пирс не ответил, не сводя глаз с Елены. Порция опустилась на диван рядом с ней. Положив письмо на колени, Елена взяла лицо дочери в обе руки.

– Он приедет, – сказала она. – На следующей неделе. Хочет на тебя посмотреть.

– Кто? – не поняла Порция.

– Мой принц, Карл Эдуард Стюарт. Истинный король Шотландии и Англии. Твой отец.

Отряд из двадцати пяти человек во главе с лейтенантом Хаском да четыре фургона для транспортировки солдат и снаряжения – вот все, что крайне неохотно выделил полковник Килмейн для осуществления операции в Баронсфорде. Указания полковника были однозначны: операцией руководит лейтенант Хаск, капитану Тернеру отводилась роль советника. Подготовка к отправлению заняла несколько дней, и тем не менее они вполне успевали добраться до места к дате предполагаемого прибытия особы королевских кровей из династии Стюартов. Полковник Килмейн ясно дал понять, что своих подчиненных он предоставляет только из уважения к отцу Тернера, а не потому, что верит в какие-либо якобитские заговоры.

Капитан Тернер принял помощь с той степенью признательности, какую был способен изобразить. Если все пойдет так, как задумано, слава и почет непременно достанутся ему. Когда Елена с Порцией окажутся у него в руках, все узнают, кому именно следует ставить в заслугу поимку принца Карла.

– Полковник четко определил план проведения операции, – напомнил лейтенант Хаск через два дня после выезда, когда отряд разбил лагерь на берегу реки Твид. Баронсфорд находился часах в трех пути отсюда. – Время прибытия к месту назначения – ближе к вечеру, а на рассвете я вышлю туда на разведку одного человека. Если мы появимся слишком рано, тот, кто нам нужен, может нас увидеть, и тогда все наши усилия пойдут прахом.

От реки поднимался густой туман, и капитан Тернер очень надеялся, что в ближайшее время погода не изменится – это давало возможность совершенно неожиданно появиться в логове изменников.

– И не забывайте, капитан, – продолжал лейтенант, – что за старшего здесь я. Только я осуществляю переговоры и отдаю необходимые приказы. В соответствии с указаниями полковника мы обязаны с должным почтением обращаться с графом Эйтоном и его близкими. У нас нет никаких оснований в чем-либо их подозревать. Возможно, они вообще не осведомлены о предстоящем визите, может быть, их даже нет сейчас в поместье. Не забывайте, капитан, что здесь мы только для того, чтобы взять принца Карла. Мы не вправе трогать кого-либо еще.

Капитан Тернер молча кивнул и отошел к реке. Он уловил сарказм в голосе лейтенанта, однако не собирался сейчас отчитывать самонадеянного молокососа за дерзость. Все в свое время.

Что бы ни говорил лейтенант Хаск, Тернер был полон решимости схватить Елену и Порцию. При той суматохе, которая неизбежно возникнет во время ареста изгнанного претендента на престол, вряд ли кто-то сможет ему помешать.

Прошло совсем немного времени, а ощущения были уже не те. Сейчас Порция ни в малейшей степени не испытывала того возбуждения, которое охватило ее после откровения матери. Она была не настолько наивна, чтобы воспринимать предстоящее событие как воссоединение семьи.

После поражения в Каллоденской битве принц Карл покинул страну и с тех пор жил то во Франции, то в Италии. Ему удалось проявить свои незаурядные способности в финансово-экономической сфере и организации различных компаний, поэтому многие как в Англии, так и в Шотландии по-прежнему питали надежды, что однажды он вернется и сменит на троне не пользующегося популярностью Ганновера[8]. После смерти своего отца Якова III, или, как его называли, Старшего Претендента, Карл Эдуард провозгласил себя британским королем, хотя на самом деле был всего лишь «королем по ту сторону пролива», и то лишь для самых пылких его приверженцев.

Размышляя о причинах приезда столь высокого гостя, Порция пришла к убеждению, что его визит скорее всего обусловлен политическими и финансовыми мотивами. Ведь граф Эйтон, помимо того, что был богат, пользовался также уважением многих влиятельных шотландцев. Вряд ли отец отправился бы в столь опасное путешествие ради того лишь, чтобы повидаться с ней. Скорее всего он просто воспользовался случаем, чтобы заручиться поддержкой еще одного состоятельного знатного шотландского рода. Что по-прежнему не переставало удивлять Порцию, так это факт наличия контактов между принцем Карлом и леди Примроуз.

Когда наступил долгожданный день, Порция поняла, что больше всего ей следует беспокоиться о матери. Дело в том, что в марте этого года Карл Эдуард, которому было уже за пятьдесят, женился на девятнадцатилетней принцессе Луизе Эммануэлле Максимилиане де Штольберг-Гведерн, дочери правителя одного из германских княжеств, имевшей некоторую примесь шотландской крови. В Шотландии наверняка уже знали об этом союзе, однако сама Порция услышала новость лишь из уст Миллисент.

Порция полагала, что мать ничего не знает об этом. Письмо леди Примроуз Елена послала для того, чтобы получить возможность еще раз увидеться с человеком, которого она любила всю жизнь.

Леди Примроуз прибыла еще до полудня и после первых минут радостной встречи, после объятий и поцелуев сообщила Порции, что Карл приедет без жены – принцесса будет ждать его во Франции, откуда они вместе должны вернуться в Италию.

Когда Порция зашла за матерью, та повела себя совершенно неожиданно.

– Мне совсем не хочется его видеть, – заявила она.

– Но мама! Леди Примроуз уже здесь, все ждут отца. Он может появиться в любой момент.

Елена с улыбкой покачала головой.

– Я буду рада увидеться с леди Примроуз позднее, наедине. Поскольку я в неоплатном долгу перед этой добрейшей женщиной за все то, что она сделала для тебя. Что же касается встречи с Карлом, об этом не может быть и речи.

Порция села рядом с матерью.

– Но ведь ты по-прежнему любишь его.

– Я люблю того прекрасного принца, чей образ сохранился в моей памяти, в моем сердце. И всегда буду любить. – Елена взяла Порцию за руки. – Я понимаю, что ему необходимо было жениться. Произвести на свет наследника, который мог бы реализовать то, о чем он мечтает столько лет. Но у меня тоже есть о чем помечтать. У меня есть ты, есть Пирс, с которым ты будешь счастлива.

– Но ты же сама его позвала. Елена покачала головой.

– В письме к леди Примроуз я намекнула, что было бы неплохо, если бы он признал тебя своей дочерью. Я догадывалась, как это для тебя важно – знать, что в твоих жилах течет благородная кровь.

– Раньше было важно, а теперь нет. Я только тебя люблю, ты – моя мать, ты дала мне жизнь.

– Я тоже тебя люблю. У меня есть все, что только можно пожелать. А теперь иди. Дай отцу возможность заявить права на величайшее сокровище из всех, какими он когда-либо обладал.


Они были так похожи, что не возникало ни малейшего сомнения в их кровном родстве. Пирс не мог не заметить, что его возлюбленная очень понравилась принцу Карлу.

Карл Эдуард и к Пирсу проявил немалый интерес. Когда они сообщили принцу о своей помолвке, тот воспринял новость с явным одобрением.

Зашла речь о ситуации в североамериканских колониях, и Карл Эдуард порадовался, что неудивительно, узнав, сколько неприятностей доставляют колонисты «этому жирному фермеру Ганноверу». Он даже поинтересовался, каким образом мог бы помочь тем, кто не желает терпеть притеснения.

Отвечая на вопросы Карла Эдуарда, Пирс поглядывал на Порцию – быть может, она как-то иначе представляла себе этот день? Но судя по выражению ее лица, недовольства она не испытывала. Ему даже показалось, что она с нетерпением ждет, когда все это закончится.

В какой-то миг взгляды Порции и Пирса встретились. А ведь принц так и не вспомнил о Елене. И Пирс понял, что для Порции Карл Эдуард так и останется высоким гостем.

Глава 27

Рядом с огромным дворцом не было ни карет, ни каких-либо личностей, похожих на членов свиты или охранного эскорта. Впрочем, на взгляд капитана Тернера, это ничего не значило. Карл Эдуард не настолько глуп, чтобы привлекать к себе внимание.

Небо отливало стальной серостью, и хотя на землю не упало ни единой капли дождя, из низин и от реки наползал туман. Высланный разведчик сообщил, что не заметил признаков присутствия в поместье каких-либо гостей.

– Капитан, не забывайте о полученном приказе, – снова напомнил лейтенант Хаск, едва они спешились. Прибывшие с ними солдаты построились и ждали дальнейших указаний. – Все необходимые переговоры веду я.

Как только они приблизились к главному входу, дверь открылась и навстречу, минуя привратника, выскочил маленький жилистый человечек, который представился дворецким, не выказав даже намека на гостеприимство.

– Мы прибыли сюда, чтобы увидеться с графом Эйтоном по делу, касающемуся интересов короны, – объявил лейтенант Хаск. – Не соизволите ли проводить нас к нему?

– Мне очень жаль, сэр, но в данный момент его светлость отсутствует.

– Насколько мне известно, – продолжил лейтенант, – к графу недавно приехал брат. Мы могли бы поговорить и с ним.

– Мистер Пеннингтон тоже уехал с его светлостью. Но если вы желаете поговорить с кем-либо из хозяев, я узнаю, сможет ли вас принять графиня.

– Очень хорошо, – кивнул лейтенант и, жестом велев двум подчиненным следовать за ним, шагнул в холл.

Капитан Тернер решил чуть задержаться, чтобы, воспользовавшись случаем, проинструктировать оставшихся снаружи. Он знал, на что способен Пеннингтон.

– Капитан, нам сюда! – окликнул его лейтенант Хаск. Тернер вошел внутрь.

Он не сомневался, что изменники где-то рядом. И принц Карл, и Порция, и Елена.

Испытывая нетерпение, капитан прошел через холл и открыл окно, выходящее на ту сторону, где протекала река. Вполне возможно, что именно сейчас их, словно дураков, пытаются обвести вокруг пальца. Пока они дожидаются хозяйку, Пеннингтон со своим братцем, быть может, уводит врагов в какое-нибудь безопасное место. Тернер внимательно оглядел окружавшие замок сады и протянувшиеся вдаль поля.

– Чем могу быть полезна, господа? – раздался позади женский голос.

Капитан Тернер обернулся. К своему удивлению, он увидел миловидную женщину. Она вошла в холл в сопровождении дворецкого. Женщина была в положении. Лейтенант Хаск, несколько смутившись, с извиняющимися интонациями в голосе поспешил представиться за обоих.

– Дворецкий передал, что вы желаете видеть моего мужа… К сожалению, сейчас он объезжает фермы вместе со своим братом, и я не знаю точно, когда они вернутся. Но вы можете их подождать.

– По правде говоря, миледи, вы сами можете нам помочь. Прошел слух, будто сегодня вы принимаете у себя некоего высокопоставленного якобита.

– Высокопоставленного якобита? – улыбнулась графиня. – Извините, лейтенант, но в Оксфорде, где я училась и воспитывалась, нам объясняли, как следует устраивать приемы. Разве, на ваш взгляд, что-то говорит о том, что в нашем доме сейчас прием?

– Нет, миледи.

– Меня также удивляет, что вы ищете у нас якобитов. Полагаю, их вообще осталось не так уж много. Или вы, лейтенант, думаете иначе?

– Ничего определенного на этот счет сказать не могу, но здесь, судя по всему, действительно никого из них нет.

– Совершенно верно, сэр.

– Прошу прощения, миледи, – галантно произнес Хаск, – вы сказали, что учились в Оксфорде? Я тоже провел там немало времени. Еще в юности.

– Какое совпадение! Да, я училась в Академии миссис Стокдейл.

– Ну как же, знаю. А у моего дяди небольшое имение на окраине города. Может быть, вы слышали о конезаводчике, живущем в районе…

– Ну хватит! – резко оборвал этот диалог капитан Тернер. – Графиня, у нас есть основания полагать, что в настоящее время у вас находится не кто иной, как Младший Претендент.

Капитан быстрым шагом пересек холл и, приблизившись к женщине почти вплотную, буквально навис над ней.

– Я попросил бы вас быть поосторожнее! – Дворецкий двинулся вперед с явным намерением защитить хозяйку.

– Погодите, мистер Кемпбелл, – побледнев, остановила его графиня. – Необходимо разобраться в этом недоразумении.

– Попытаюсь выразиться более ясно, миледи, – продолжал Тернер. – Вы будете обвинены в государственной измене за поддержку и укрывательство изгнанного претендента на престол, если сию же минуту не согласитесь с нами сотрудничать. Прекратите пустые разговоры и немедленно отведите нас туда, где вы его прячете.

Графиня ошеломленно смотрела на капитана.

– Сэр, да как вы можете бросаться подобными обвинениями? Какие у вас на то основания?

– Миледи, прошу вас извинить капитана, – поспешил вмешаться лейтенант Хаск.

– Государственная измена?.. – Графиня повернулась к молодому офицеру. – Лейтенант, наш дом открыт для вас и ваших подчиненных. Можете осмотреть все помещения. Я потрясена! Не понимаю, как мог появиться такой слух! Теперь я настаиваю, чтобы вы немедленно приступили к осмотру. Нам нечего скрывать, и я хочу, чтобы вы продолжали поиски до тех пор, пока окончательно не убедитесь, что в нашем доме нет ни единого представителя династии Стюартов.

Капитан Тернер с неприязнью смотрел, как этот болван в звании лейтенанта, придвинув свой стул поближе к графине, рассыпался в извинениях, вместо того чтобы приказать солдатам прочесать все вокруг.

Тернер изъявил готовность возглавить поиски, однако Хаск ответил ему отказом. Вместо этого он велел двум солдатам разделить отряд на несколько групп и обойти замок, не слишком затягивая это дело.

Капитан Тернер, храня молчание, с мрачным видом стоял у окна, а лейтенант и графиня, словно давние знакомые, продолжали мило беседовать. Менее чем через час оба солдата вернулись и доложили, что ничего подозрительного не обнаружено.

– Миледи, еще раз приношу извинения за причиненные неудобства, – сказал Хаск. – Я представлю полный отчет о нашем визите своему командиру, полковнику Килмейну. Кстати, он с самого начала сомневался в достоверности полученной информации.

Учтиво поклонившись, лейтенант направился к выходу, сделав Тернеру знак следовать за ним.

Когда они покинули дом, лейтенант устроил Тернеру настоящий разнос.

– Я ведь предупреждал полковника, что вас не стоит принимать всерьез. Тому, кто не оправдывает доверия собственного начальства, как в вашем случае с адмиралом Миддлтоном, нельзя доверять. К тому же вы грубо, не по-джентльменски обращались с графиней. Вы, сэр…

Капитан Тернер уже не слышал, что болтает этот молокосос, поскольку заметил в отдалении двух женщин, которые шли через поле к реке. Несмотря на туман, он опознал одну из них.

Кое-кому придется дорого заплатить за все его неприятности.

Порция и Елена, взявшись за руки, не спеша шли через поле. Впереди уже показались кусты ежевики и сосновая поросль – они приближались к обрывистому берегу Твида. Воздух был наполнен ароматом полевых цветов и недавно скошенной травы. Порции хотелось, чтобы на небе хотя бы раз блеснуло солнце, прежде чем они вернутся к обеду, но это было не так уж и важно. Главное, что им с матерью наконец-то удалось остаться наедине друг с другом – практически впервые за последние несколько дней. Они продолжали удаляться от замка, и вскоре перед ними открылся проход в густых зарослях ежевики и других кустов. Уже слышалось журчание воды, однако из-за плотного тумана сейчас вряд ли можно было увидеть протекающую внизу реку.

– Ты мне так и не рассказала, о чем говорила с леди Примроуз, – нарушила молчание Порция.

– Разве так трудно догадаться? – отозвалась Елена. – Мы говорили об одном обожаемом нами человеке.

– О принце Карле?

– Да нет, глупенькая, о тебе! – рассмеялась мать. – Мне хотелось о многом ее расспросить… О том, как ты росла, о твоем характере, о детских шалостях. Обо всем, что обычно хранит материнская память.

– Зачем тебе это знать?

– Затем, чтобы я могла напоминать тебе о твоих проступках всякий раз, когда ты будешь бранить собственных детей, – улыбнулась Елена. – Надеюсь, у меня их будет много. Я имею в виду внуков.

У Порции сладко сжалось сердце. Она не особо задумывалась об этом после того состоявшегося в саду разговора с Пирсом, а ведь вполне вероятно, что в ней уже зародилась новая жизнь. Свое тело Порция ощущала совсем не так, как прежде, чувствительность некоторых мест явно повысилась, к тому же у нее давно не было месячных.

– Вы с Пирсом уже определились с датой свадьбы? На сердце у Порции стало еще теплее.

– Он хочет обвенчаться как можно скорее. Нужно только дождаться возвращения его матери из Хартфордшира.

– Леди Примроуз сказала, что собирается съездить на месяц в Эдинбург. Она надеется, что ее тоже пригласят на свадьбу.

Порция была тронута до глубины души.

– Разумеется! Ведь она так много для нас сделала! Тропинка резко повернула, и они очутились на краю нависающего над рекой обрыва. Мимо медленно проплывали, временами закручиваясь, клубы плотного тумана, и только в редкие разрывы можно было увидеть поверхность струящейся далеко внизу воды.

– Может, вернемся? – предложила Порция. – Тропинка слишком далеко тянется вдоль реки, по краю обрыва.

– Давай пройдем еще немного, – ответила Елена. – Мне так нравится гулять.

Некоторое время они двигались молча, прислушиваясь к пению птиц и доносящемуся снизу журчанию воды. Порция специально пошла с внешней стороны, поскольку тропинка то и дело подбиралась к самой кромке высокого отвесного берега. Она знала, что именно в этом месте насмерть разбилась первая жена Лайона. Именно здесь Пирс обнаружил брата рядом с бездыханным телом Эммы.

Туман становился все более густым, мешая как следует разглядеть убегающую вперед тропинку. Они прошли гораздо дальше, чем собирались.

– Мама, пора возвращаться.

– Как считаешь нужным.

Они пустились в обратный путь.

– Хорошо бы отпраздновать свадьбу еще летом, – сказала Порция. – Как ты счи… – Девушка не договорила. Кто-то дернул ее сзади за волосы, и она вскрикнула. В следующее мгновение Порция ощутила у своего горла холодное лезвие ножа. Ее голова оказалась запрокинутой назад, и она, немного скосив глаза, сумела разглядеть лицо нападавшего.

Это был капитан Тернер.

Миллисент, прижавшись к мужу, все еще переживала по поводу неожиданного визита военных. Лайон, Пирс и Траскотт, лишь недавно вернувшиеся из деревни, не застали солдат в поместье. Не видели они их и на дороге.

– Теперь я понимаю, почему в письме принц указал одну дату, а приехал на день раньше, – заметил Лайон.

– Ну конечно, – кивнул Пирс. – Ведь всегда есть риск, что корреспонденцию перехватят.

– Как хорошо, Лайон, что ты об этом догадывался, – произнесла Миллисент. – Иначе я была бы совершенно не готова к приему столь высокого гостя.

– Именно поэтому, любовь моя, леди Примроуз и приехала пораньше.

– К счастью для всех нас, «красные мундиры» ничего этого не знали, – облегченно вздохнула Миллисент.

– Постарайся в подробностях пересказать ваш разговор, – попросил Лайон. – Хочется иметь полное представление о том, как моя отважная супруга обороняла наш замок.

Миллисент стала рассказывать.

Пирс также слушал с большим интересом, и когда жена брата упомянула о втором офицере, которого молодому лейтенанту пришлось поставить на место, его охватило некоторое беспокойство.

– Не помните имя этого офицера? – перебил он графиню.

– Тернер. Капитан Тернер.

Сердце у Пирса замерло. Он быстро поднялся с кресла.

– Где Порция и Елена?


Тропинка становилась все уже, и они все дальше и дальше уходили от Баронсфорда. Густые заросли шиповника вперемежку с низкорослыми соснами и большие валуны создавали непроходимую преграду, которая временами теснила их к самому краю обрыва. А внизу, сквозь завесу тумана, то и дело мелькала река и были видны острые камни, выступающие из воды или скопившиеся у основания утеса. Потом все опять затягивалось клубящимся туманом и можно было разглядеть только корни деревьев, которые, словно щупальца, свисали с каменистого среза.

Капитан Тернер вел Порцию, крепко зажав ее волосы в кулаке, а она удерживала Елену сбоку от себя, опасаясь, как бы мать не шагнула случайно в сторону обрыва.

– Пусть она идет впереди! – рявкнул Тернер и слегка ткнул острием ножа в спину Порции. – Таким темпом мы и до заката солнца отсюда не выберемся.

Он ткнул девушку кулаком в затылок, и ее голова дернулась вперед. Из-под подошвы вывернулся камень, она пошатнулась, однако успела ухватиться за ближайшую ветку и удержалась на ногах.

– Она же не видит дороги, – сказала Порция, продолжая сжимать руку матери. – Уж лучше я пойду впереди.

– Ну конечно. Чтобы ты смогла убежать? Я хорошо тебя знаю. И знаю, на что ты способна.

Тернер снова дернул Порцию за волосы.

«Глупец», – подумала девушка. Капитан очень плохо ее знал. В противном случае понимал бы, что его главный аргумент – Елена. Порция ни за что не убежала бы, оставив мать в лапах этого негодяя.

– Делай, что я говорю! Пусти ее вперед! По-прежнему удерживая Елену за руку, Порция дала ей возможность выйти вперед. При этом она продолжала следить, чтобы мать не шагнула к краю обрыва. Продвигались они все медленнее, поскольку Елене приходилось ощупывать выступающие сбоку камни и ветви.

Порция понятия не имела, куда ведет эта тропинка, однако понимала, что Тернер оставил своего коня где-нибудь поблизости. Так что рано или поздно они обязательно достигнут разрыва в этом созданном природой ограждении и выйдут на безопасное место.

Каким образом Тернер отыскал их здесь, недоумевала Порция. До замка было довольно далеко. Пройдет немало времени, прежде чем в поместье их хватятся.

Елена вдруг остановилась.

– Капитан, да кем вы себя возомнили? Как вы смеете нас похищать?!

К удивлению Порции, в голосе матери не было страха. Тернер толкнул девушку вперед, она наскочила на мать, и та, пошатнувшись, ухватилась за ближайшую ветку.

– Шевели ногами! – рявкнул он. – Шлюха! Якобитская подстилка!

– Тернер, попридержи язык! – возмутилась Порция, и Тернер снова дернул ее за волосы.

– Давайте шагайте! Обе!

– И куда же ты намерен нас доставить? – не унималась Елена. – Думаешь, тебе позволят нас далеко увести?

– Скажи ей, чтобы заткнулась, – прошипел Тернер. Девушка споткнулась, ее повело немного в сторону, и она невольно заглянула за край обрыва. Они находились на довольно большой высоте, внизу тянулся каменистый берег, и было видно, что впереди река делает поворот.

Уже несколько раз в листве мелькали просветы, однако настоящего прохода Порция не заметила. Если бы в преграде попался хотя бы незначительный разрыв, она попыталась бы высвободить волосы и, вытолкнув Елену на безопасное место, предстала перед Тернером лицом к лицу, не задумываясь о последствиях. И не важно, что в руке у него нож. Если ей суждено погибнуть, она утащит его вниз вместе с собой.

Тропинка то и дело круто поворачивала, однако Елена шла не останавливаясь.

– Если ты рассчитываешь получить вознаграждение за то, что вернешь меня отцу, значит, ты еще глупее, чем я предполагала. – Елена через плечо бросила взгляд в сторону капитана. – Он не раз говорил, что ума у тебя не больше, чем у самого бестолкового лакея.

Не дожидаясь ответа, Елена снова двинулась вперед. Порция почти физически ощущала, как мать, которую она по-прежнему держала за руку, с каждым шагом обретает все большую уверенность.

– Кстати, лошадей и собак адмирал ценил гораздо больше тебя.

Было слышно, как внизу с шумом перекатывается по камням река, а туман между тем все плотнее окутывал скалы. Заросли шиповника и валуны теперь образовывали почти сплошной барьер, а дорога впереди с каждой минутой просматривалась все хуже. Внезапно Елена снова остановилась. Тропинка здесь была настолько узкой, что нога Порции находилась всего в нескольких сантиметрах от края обрыва.

– Но я, кажется, понимаю, зачем мой отец держал тебя при себе, – обернувшись, сказала Елена. – И ты еще смеешь называть меня шлюхой!

Порция вновь ощутила у горла лезвие ножа. Капитан Тернер задышал ей в самое ухо.

– Я только и жду повода, чтобы должным образом расквитаться с твоей дочерью. Еще слово – и я перережу ей…

– К тому же ты трус. Адмирал это не раз говорил. – Сжимая руку Порции, Елена отступила назад. – Хозяин тебя не простит, если ты вернешься с пустыми руками.

Мать сделала еще шаг, а затем, к изумлению Порции, резко повернулась и исчезла за валуном.

Капитану Тернеру понадобилось не более секунды, чтобы осознать случившееся. Оттолкнув Порцию, он бросился вперед. Покачнувшись на краю обрыва, девушка взмахнула руками, пытаясь за что-нибудь уцепиться, и по чистой случайности задела шпагу Тернера. Она ухватилась за ножны, вынудив капитана резко остановиться. Но ремешок портупеи лопнул, и Порция съехала вниз. Ее пальцы отчаянно заскребли по почти отвесной поверхности, и, осыпаемая камнями и землей, она каким-то чудом все же сумела ухватиться за небольшой тонкий корешок.

Между тем Тернера от рывка повело назад, и он полетел с обрыва вниз.

Отросток корня, за который держалась девушка, обломился, и она поспешила ухватиться за другой. Потом – за третий. Каждый корешок держал ее секунды две, не больше, затем ломался, и она соскальзывала вниз еще на несколько сантиметров.

Силы уже покидали Порцию, ободранные ладони были скользкими от крови, и когда она уже потеряла надежду на спасение, чья-то сильная рука схватила ее за запястье.

Вытянув Порцию на уступ, Пирс в изнеможении опустился на землю. Привалившись спиной к валуну, крепко прижал девушку к себе. Обоих била дрожь.

Узнав, что в Баронсфорде побывал капитан Тернер, Пирс бросился разыскивать Порцию по всему замку и вскоре наткнулся на Бесси, горничную Елены, которая сообщила, что видела, как дочь с матерью направились в сторону реки.

Когда Пирс выбежал из дома, с верхнего этажа одной из башен его окликнул Лайон. Оттуда можно было увидеть протянувшуюся вдоль реки тропинку, и брат вроде бы разглядел силуэты трех человек, продвигающихся по ней.

Пирс сломя голову помчался через поля, следом за ним устремился Уолтер Траскотт.

Пробираясь сквозь заросли шиповника и низкорослых сосен параллельно тропе, они старались первыми достичь того места, где можно будет перехватить обеих женщин. Один раз они настолько близко подобрались к пленницам и похитителю, что даже услышали обрывки разговора. Капитан Тернер, видимо, окончательно спятил. Елена, судя по голосам, двигалась впереди, а офицер замыкал шествие.

Хотя рядом был кузен, Пирс не мог схватиться с Тернером на узком, нависающем над рекой уступе, подвергая жизнь Порции опасности.

Вскоре они добрались до того места, где за одним из валунов открывался выход на тропинку. Туман по-прежнему был густым, и Пирс решил, что именно здесь лучше всего ошеломить ничего не подозревающего Тернера. Они дождались, когда Елена приблизится к валуну. Траскотт протянул к ней руку, а… дальше события развивались весьма стремительно.

И вот теперь, крепко обнимая Порцию, Пирс благодарил Бога за то, что она цела и практически невредима.

– А где мама? – вдруг спохватилась девушка.

– Она в безопасности. С ней Уолтер.

– А Тернер свалился вниз.

– Я видел. Нужно будет послать кого-нибудь к реке. Впрочем, вряд ли он остался жив.

– Не понимаю, на что он надеялся, решив увести нас силой. Даже Елена сопротивлялась бы ему на каждом шагу, не говоря уж обо мне, – сказала Порция.

– Это он с отчаяния, – предположил Пирс. – Надо же было хоть что-то прихватить с собой.

Он помог Порции подняться на ноги и повел ее к узкому проходу, скрытому за валуном. Девушка остановилась, чтобы посмотреть вниз, туда, где должен был лежать капитан Тернер. Однако из-за тумана ничего не было видно.

Через несколько секунд Порция уже обнимала мать. Мужчины молча стояли рядом, стараясь им не мешать. Когда женщины немного успокоились, Пирс сообщил о тщетной попытке захватить Карла Эдуарда.

– Так это произошло сегодня? – изумилась Порция.

– Ну да. Пока вы гуляли в саду. Должно быть, Тернер заметил вас и отделился от отряда. Миллисент сказала, что лейтенант, бывший за старшего, даже обрадовался, когда Тернер их покинул. – Обратив внимание на то, что Елена немного бледна, Пирс повернулся к кузену: – Уолтер, отвези женщин домой, а я тем временем спущусь к реке.

– Оставь это мне, – сказал Траскотт, хлопнув Пирса по плечу, и кивнул в сторону Порции. – Забудь про эти скалы и иди к ней. Сейчас тебе нужно думать о вашем совместном будущем.

Глава 28

В прозрачном голубом небе сияло яркое августовское солнце. Несмотря на ранний час, у небольшой, сложенной из камня церкви уже начал собираться народ. Отовсюду доносились звуки волынок. В замке многие комнаты и залы были украшены, и все его обитатели, казалось, затаили дыхание в предвкушении ожидаемого события. Дом буквально утопал в цветах, а из кухни плыли изумительные запахи готовящихся кушаний. После обряда венчания ожидалось грандиозное пиршество.

Леди Примроуз уже вернулась из Эдинбурга, а за неделю до свадьбы приехала домой и вдовствующая графиня Эйтон, мать Лайона и Пирса, в сопровождении чернокожей компаньонки Онеуайи и семейного адвоката сэра Ричарда Мейтланда. Прибыло множество родственников и друзей. А также представители высшей шотландской аристократии, возглавлявшие сплоченное сообщество сторонников принца Карла. Они хотели взглянуть на Порцию и засвидетельствовать ей свое почтение.

За три дня до бракосочетания в Баронсфорд прибыл посыльный с щедрыми подарками от некоего обожателя, который, по словам леди Примроуз, очень сокрушался по поводу того, что в силу обстоятельств не сможет лично присутствовать на свадьбе. Жениху предназначалась золотая табакерка, инкрустированная драгоценными камнями, стоимость которой явно превышала десять тысяч фунтов. Невеста получила кушак из клетчатой ткани с запрещенной расцветкой рода Стюартов, который следовало надеть поверх свадебного платья, и украшенный бриллиантом медальон на золотой цепочке. Открыв медальон, Порция обнаружила миниатюрное изображение двух возлюбленных – Елены и Карла. Со слезами на глазах девушка смотрела на своих родителей – такими они были более двадцати лет назад.

Порция как раз надела присланные подарки поверх свадебного наряда, когда за ней пришла Елена. Через открытое окно с улицы доносились голоса тех, кто в качестве своеобразного эскорта должен был сопровождать невесту к церкви.

– Мне так жаль, что у тебя отняли счастье, – сказала Порция, показывая матери медальон.

– Не стоит вспоминать об этом, – улыбнулась Елена. – Ничего у меня не отняли, я снова обрела дочь. Сегодняшний день самый счастливый в моей жизни.

В голубом платье, с чуть припудренными золотистыми волосами, уложенными в красивую прическу, Елена казалась значительно моложе своих лет.

– Насколько мне известно, ты тоже послала письмо вместе с корреспонденцией лорда Эйтона.

Елена не сдержала улыбки.

– Да. Нужно было кое-что передать твоему деду.

После гибели капитана Тернера Лайону пришлось разослать несколько писем с разъяснением того, каким образом произошел этот инцидент, и одно из них было отправлено адмиралу Миддлтону. В послании сообщалось о неподобающем поведении подчиненного ему офицера и описывались обстоятельства, приведшие к его смерти.

– Пусть он узнает, что ты выходишь за Пирса. – Улыбка на лице матери стала еще шире. – Я также написала, что ради сохранения репутации, о которой он так печется, ему придется поместить объявление о твоей свадьбе во всех газетах от Лондона до Эдинбурга, и в первую очередь в бостонских. И еще он должен признать тебя своей внучкой.

Порция сжала в ладони медальон.

– Это ему будет нелегко.

– Разумеется… Но для меня это имеет огромное значение. – Елена взяла дочь за руку. – Признав тебя, он лишится власти надо мной, и я смогу остаться здесь, в Англии. И если однажды я решу вернуться в колонии, то сделаю это уже по собственной воле.

Порция обняла мать. Письмо Елены представляло собой не что иное, как объявление своей независимости. Можно было лишь предполагать, какие доводы содержались в тексте, однако Порция не осуждала мать. Ее столько лет держали в заточении ради того, чтобы все сохранить в тайне.

Раздался негромкий стук в дверь, и мать с дочерью разомкнули объятия. Все ждали их.

– Ну, моя милая, пора, – произнесла Елена. – Твое будущее ждет тебя.

Под исполняемую на волынках мелодичную музыку Порцию провели от самого Баронсфорда до небольшой деревенской церкви, и на протяжении всего пути вокруг нее пританцовывали маленькие девочки в белых платьицах, размахивая разноцветными, переливающимися в солнечных лучах ленточками. Елена со счастливой улыбкой на устах шла рядом с дочерью, держа ее за руку. Деревня была неузнаваема – дома украшали гирлянды и венки, повсюду развевались яркие полотнища.

При виде огромного скопления людей, собравшихся у церкви, у Порции перехватило дыхание. Возле дверей храма стояли Лайон с Миллисент, вдовствующая графиня-мать и все те, кто за последний месяц стал ей необыкновенно дорог. Теперь она не была одинока, теперь у нее была семья.

Едва Порция увидела вышедшего из церкви Пирса, окружающие тут же перестали для нее существовать.

Совсем скоро они образуют новую, свою собственную семью, и у них будут общие мечтания и устремления. В какой-то степени это уже произошло – Порция точно знала, что носит под сердцем ребенка. До будущей весны, когда появится на свет малыш, они останутся в Баронсфорде, а потом, возможно, вернутся в североамериканские колонии, чтобы обосноваться в стране, где царит свобода.

Они поднялись на крыльцо. Елена поцеловала дочь в обе щеки и, вздохнув, отошла в сторону. Порция повернулась к Пирсу, и он устремил на нее полный любви взгляд.

– О таком счастье я и мечтать не могла, – прошептала Порция, когда они шли к алтарю.

– Мы разделим его на двоих, – прошептал в ответ Пирс. – Потому что ты похитила мое сердце.

Примечания

1

Английская политическая партия XVII—XIX вв.

(обратно)

2

Якобиты – сторонники свергнутого английского короля Якова II.

(обратно)

3

Общественное здание в Бостоне.

(обратно)

4

«Монумент» – колонна в Лондоне в память о пожаре 1666 г.

(обратно)

5

Старинный музыкальный инструмент.

(обратно)

6

Карл Эдуард, сын Якова III.

(обратно)

7

Спортивная верховая лошадь.

(обратно)

8

Ганноверская династия правила Англией с 1714 по 1901 г.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • *** Примечания ***