Возвращение к сыну (fb2)

- Возвращение к сыну (пер. Л. Коробкова) (и.с. Любовный роман (Радуга)-92) 518 Кб, 158с. (скачать fb2) - Люси Гордон

Настройки текста:




Люси Гордон Возвращение к сыну

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Нужно смотреть правде в глаза, Гэвин. Цифры не обнадеживают. Компания «Хантер и сын» стремительно превращается в компанию, существующую лишь на бумаге. За ее великолепным фасадом не остается ничего, кроме долга.

Гэвин Хантер нахмурился, сердито сомкнув темные брови, и резко сказал:

– Но наша компания никогда не подводила, какой бы кредит ни был.

Лицо банкира, друга Гэвина Хантера до поры до времени, исказила гримаса.

– Одно дело – тогда, и совсем другое – сейчас. Великие времена, когда вы владели собственностью, прошли. Процентные ставки растут, а цены падают. Лишь некоторые ваши отели еще держатся, да и они целиком заложены. Так что их продажа тебе не поможет.

– Я не хочу ничего продавать, – огрызнулся Гэвин. – Я лишь хочу взять взаймы небольшую сумму, которая позволит мне не останавливаться. Всего лишь четверть миллиона фунтов. В прошлом ты четыре раза мне давал ссуду и делал это, не моргнув глазом.

– В прошлом у тебя была отличная поддержка, отличное дополнительное обеспечение. Послушай, я не уверен... Что случилось? – Банкир обратил внимание, что Гэвин его не слушает. Его взгляд был прикован к экрану телевизора в углу комнаты. – Он тебе мешает? Я включил, чтобы послушать новости, но можно и выключить.

– Сделай погромче, – хрипло попросил Гэвин.

На экране была фотография мужчины средних лет с добродушным лицом. Банкир прибавил звук.

– «...погиб сегодня в автокатастрофе вместе со своей женой Элизабет. Тони Акройд был ученым-натуралистом с мировым именем, выдающимся...»

Гэвин стал собирать свои вещи, судорожно запихивая их в портфель.

– Разве ты не хочешь еще поговорить? – спросил банкир.

– Не сейчас. Я должен уйти по очень срочному делу.

Банкир нахмурился, но тут же его лицо озарила догадка.

– Конечно, те двое, в автокатастрофе. Они ведь были...

– Да, – резко сказал Гэвин. – Они были моими врагами...

Мчась по дороге, ведущей на север от Лондона, Гэвин думал о том, что Лиз не всегда была его врагом. Сейчас, даже трудно представить, что когда-то он влюбился в нее, сразил ее своей страстью, и они поженились. Теперь, оглядываясь назад, в прошлое, Гэвин понимал, что они никогда не были по-настоящему счастливы, за исключением короткого периода времени. А может быть, ему только так казалось. Тогда для всех они были блестящей парой. Лиз, с ее длинными светлыми волосами и неземной красотой. Темноволосый красавец Гэвин, с его способностью превращать в золото все, к чему бы он ни прикасался. У них была роскошная квартира в Лондоне, где Лиз устраивала необыкновенные вечера. Она была искуснейшей хозяйкой, и Гэвин гордился ею. Лиз родила ему сына, Питера, которого он любил всем своим существом. Он строил планы относительно Питера, с нетерпением ожидая тот день, когда Питер станет совладельцем компании «Хантер и сын».

Но Лиз развеяла все мечты Гэвина, уйдя к Тони Акройду и похитив его четырехлетнего сына. С того самого дня он считал ее своим врагом.

Гэвин все еще слышал ее крик: «Я не выношу тебя больше! Бизнес и деньги. Деньги и бизнес. Ни о чем другом ты не думаешь!..»

И его ответ на это: «Я работаю для тебя и для Питера...»

«Ты обманываешь себя. Ты делаешь это для себя и своего отца...»

Это была правда. Он стремился произвести впечатление на своего отца. И все потому, что ему надо было быть достойным очень многого. Вильям Хантер создал из ничего целую сеть отелей и внушал Гэвину веру в то, что сын обязан преуспеть и превзойти достижения отца. Он передал Гэвину свое дело, требуя от сына больших достижений, более решительных действий, надеясь на то, что сын будет увеличивать состояние путем приобретения новых, более крупных отелей.

Сейчас Вильям жил в санатории на Южном побережье. Это было единственное место с благоприятным климатом для его больных легких. Ум его был еще достаточно светлым и живым, и он обрушивал на сына бесконечный поток писем с большим количеством бесполезных советов, так как знания его безнадежно устарели. Советы отца оставались лишь советами, а Гэвин по-своему расширял свой бизнес. Напряжение было огромным, но он надеялся, что Лиз его понимает. А она не оправдала его надежд и предала.

Гэвин называл себя рогоносцем, находя в этом старомодном слове горькое удовлетворение. Его жена изменила ему с каким-то неженкой, мужчиной с длинными волосами и бородой. У него был вид рассеянного человека, который как будто не знал, в какое время он живет. Лиз променяла его на мужчину, разговаривавшего с животными! «Тони лучше тебя», – бросила Лиз в лицо Гэвину. Но это была всего лишь злость.

Гэвин нажал на газ. Ему хотелось добраться до местечка Стрэнд-Хаус до того, как погаснет последний луч заката.

Стрэнд-Хаус. Он предстал в