Похищенное сокровище [Катриона Флинт] (fb2) читать онлайн

- Похищенное сокровище (пер. Е. Д. Соколова) (и.с. Алая роза) 952 Кб, 288с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Катриона Флинт

Настройки текста:



Катриона Флинт Похищенное сокровище

ПРОЛОГ

Февраль 1897 г.

— И запомни, сынок, паршивая овца все стадо портит.

Рука Нила Блейда дрогнула, и брызги алого вина полетели на его отменно сшитый шерстяной кремовый костюм. Поезд качнулся в этот момент, но именно слова отца вывели юношу из состояния равновесия.

— Папа, не забывайте, здесь дамы, — тихо произнес Нил, пытаясь скрыть истинную причину раздражения. Его изящная рука плавно двигалась вверх и вниз, смахивая капли вина.

— Знаю, мой мальчик, благодарю за внимание. Не стоит беспокоиться: глаза еще ни разу меня не подводили. Кстати, как и другие части тела. А как насчет твоих?

Нил взял небольшой кусочек жареного картофеля и задумчиво поднес витую серебряную вилку ко рту. В отличие от своих старших братьев, которые обычно проявляли некоторое раздражение в ответ на отцовские причуды, Нил давно открыл для себя единственный надежный способ избежать недоразумений: не обращать на Симаса никакого внимания. Однако сейчас соблазн задушить несносного старика был чрезвычайно велик.

— А ты все-таки поглядываешь по сторонам, — с удовлетворением старый Блейд кивнул в сторону удаляющейся цветущей рыжеволосой дамы в темно-лиловом платье.

— Вы же знаете, отец, я обручен.

Погруженный в раздумья, Нил медленно и тщательно пережевывал картофель, памятуя, какие непредсказуемые последствия вызывает иногда это блюдо. Симас может довести до белого каления, если его не остановить вовремя. Непривычная усталость охватила Нила. Ему не хотелось сегодня обострять отношения с отцом.

— Вижу, что поглядываешь, — уверенно повторил Симас. Его глаза оживились и шаловливо заблестели.

— Красивая женщина, — осторожно проронил Нил. Конечно, он обратил на нее внимание и даже проводил взглядом. Но проклятье! Он же абсолютно здоровый мужчина. Естественно, что клятва верности сдерживала его, но не настолько, чтобы он не почувствовал искушения.

Дикая утка оказалась жесткой даже для молодых здоровых зубов Нила. Он отодвинул тарелку, желая сменить тему разговора. Эта поездка казалась долгой и утомительной. Вдобавок ко всему капли вина, просочившиеся на брюки, не высыхали.

— Еще вина, отец?

Симас молча протянул бокал и Нил присоединился к нему. Официант, все это время находившийся рядом, быстро подошел к столу и наполнил фужеры. Вино, как впрочем и обслуживание, было превосходным.

— Такое долгое одиночество не приносит мужчине ничего хорошего. Я уверен. Послушай меня: рядом всегда должна быть женщина, — настойчиво продолжал Симас.

— Харриет Мод…

— Я имею в виду не просто болтовню в гостиной, сынок. Я говорю о «помятой постели». С тех пор, как мы уехали из Денвера, ты ни разу не побывал в «веселом доме».

Упрек повис в воздухе. Нилу нечего было возразить. Он действительно не посещал бордель с того дня, когда отец впервые привел его, четырнадцатилетнего юношу, в это заведение, чтобы ввести в волшебное царство секса. Он предпочитал не выставлять своих чувств и желаний напоказ. И сейчас Нилу хотелось, чтобы их частная беседа, особенно некоторые щекотливые вопросы, не стали достоянием публики.

Нил не смог удержаться и посмотрел на официанта, пытаясь определить, какое впечатление их разговор произвел на него. Безукоризненно одетый цветной сосредоточенно убирал посуду со стола, его четкие движения и бесстрастное лицо ничего не выражали. Нил сделал над собой усилие, стараясь собраться с мыслями и обойти опасную и неприятную тему разговора.

— Папа, вы, должно быть, забыли, что накануне следующего Рождества я женюсь на Харриет Мод.

— Впереди у тебя слишком много времени, Корнелий. Всякое может случиться. Все еще может измениться.

— Отец! — предостерегающе произнес Нил.

— Ты мой сын.

— Спасибо за напоминание. Только поэтому я вас пока не выбросил из окна!

Ехидное замечание сына привело старика в восторг, и он самодовольно ухмыльнулся. Затем подозвал официанта и поинтересовался десертом.

Благодаря Бога за передышку, Нил потягивал вино и оглядывал сидящих в салоне. Рыжеволосая красавица, о которой они говорили, пристально смотрела на него. Нил легким кивком ответил на ее ослепительную улыбку и быстро перевел взгляд на льняную скатерть. Не то чтобы он не замечал и не ценил внимания женщин, нет: просто он давно привык к нему и воспринимал знаки женского расположения как нечто привычное и обыденное. Нил по праву считался самым привлекательным мужчиной семейства Блейдов. Поэтому с юношеских лет женщины всех возрастов баловали его своим вниманием. Однако он научился уклоняться от него, а врожденное чувство юмора помогало удерживать дам на расстоянии.

Нил глубоко вздохнул — скука одолевала его. Уже не первый раз за прошедший месяц он ловил себя на мысли о поразительном однообразии своего существования.

Молодой человек надеялся, что предстоящая женитьба оживит его. Харриет Мод Вудвард — подходящая пара… Красивая, уравновешенная, с хорошими манерами, к тому же состоятельная и образованная. Нил еще не встречал такого миролюбивого и спокойного создания, как она.

— Ну что, хочешь попробовать этот лакомый кусочек?

Глаза Нила округлились от изумления. Неожиданный вопрос отца поверг его в смятение. Казалось, голос старика эхом отозвался в салоне.

— Сметанный пирог с вишнями, сэр, — произнес официант. — Очень вкусный.

— О, — Нил понял, что ослышался. — Да, да. Вишневый пирог — это замечательно. И кофе.

— Уже перед вами, сэр.

Нил смущенно кивнул.

— Извините, задумался и не заметил.

— О рыженькой? — язвительно уточнил Симас, как только официант ушел.

— О Харриет Мод.

— А-а! — протянул старик разочарованно и замолчал. Он даже не считал нужным скрывать свою неприязнь к невесте Нила. Он не находил ничего интересного в этой бледной тощей простушке с плоской грудью. А ее отец с выпученными, как у рыбы, глазами, конгрессмен Генри Вудвард, нравился ему еще меньше. Черт бы побрал их обоих вместе с деньгами! И куда только смотрит Нил?!

— Она прекрасна, папа. Она само совершенство.

— На мой взгляд, Господь Бог явно перестарался с ее совершенством, сынок. Не забывай, что ты Блейд, и как истинному Блейду тебе нужна настоящая женщина, а не фарфоровая статуэтка.

Поданный десерт прервал их разговор. Нил попробовал пирог и одобрительно кивнул официанту. Пирог со спелыми сочными вишнями был изумительный, хрустящая корочка таяла во рту.

— Вы мистер Симас Блейд?

Нил поднял глаза. У стола остановился лысеющий мужчина с покатым лбом и хищным крючковатым носом, одетый в темный костюм. Он обращался к отцу.

— Верно. А вы кто?

— Поверенный мистера Эмета Вестона Йорка-Второго, сэр. Мистер Йорк просит оказать ему честь и посетить его частный салон сегодня вечером в девять часов.

Глаза Симаса сузились, но он утвердительно кивнул головой.

— Я и мой сын обязательно будем.

Как только человек мистера Йорка ушел, Симас принялся за пирог и отрезал большой кусок.

— Что за дьявол этот Эминет Вестерли Йоркшир Второй?

Нил взял чашку с кофе и улыбнулся. Отец всегда сознательно коверкал имя, желая подчеркнуть, что человек не произвел на него никакого впечатления. Потом ответил:

— Эмет Вестон Йорк занимается грузовыми перевозками. Раньше его семья жила на Восточном Побережье, но после войны они переехали на юг.

— Проходимцы-саквояжники?

— Биржевые дельцы, папа. Инвесторы.

Симас неопределенно фыркнул и с заметным удовольствием проглотил кусок пирога. Невысокого роста и довольно щуплый, он обладал волчьим аппетитом. Нил продолжал:

— Я где-то читал, что семья Йорков разбогатела в Галвестоне, хотя у них есть обширные владения в других местах. Очевидно, они хорошо преуспели, ведь путешествие с такой роскошью, в личном вагоне обходится в целое состояние.

Сообщение не произвело на Симаса должного впечатления, он только пренебрежительно усмехнулся и заметил:

— В таком случае будем надеяться, что у Его Преосвященства подают соответствующий коньяк.


Старый Блейд и Нил переступили порог салона ровно в девять. Игра в покер была в самом разгаре. Рыжеволосая незнакомка, которая проявила в ресторане заметный интерес к Нилу, теперь была одета в пурпурное платье и не отходила от мужчины в зеленом клетчатом жилете.

— Итак, кто же сегодня выиграет? — спросил Симас, когда они прохаживались по салону.

— Сейчас удача улыбается парню в пестром жилете, но я уверен, что выиграет вон тот красноносый. Девушка перемигивается с ним.

— Но она прямо прилипла к этому, в клеточку.

— Все правильно: она подыгрывает мистеру с красным, как бутон розы, носом.

Симас и не собирался возражать. Нил нюхом чуял удачные сделки и победителей в покере, кроме того, его интуиция была проверена временем. Он унаследовал этот дар от престарелой больной тетушки Симаса, которая осталась в далекой Ирландии и уже давно балансировала между жизнью и смертью. Симас не раз полностью доверялся интуиции Нила и всегда выигрывал.

Нилу приходилось путешествовать и в более изысканных и роскошных частных вагонах, чем у Эмета Вестона Йорка Второго, но он не мог отрицать, что этот салон был прекрасно обставлен и оборудован и имел все необходимое, причем высшего качества, включая, кстати, и французский брэнди.

Когда прислуга разносила коньяк, Нил заметил, что напиток был разлит в знаменитые тонкие бокалы из Вотерфорда. Голос мистера Йорка, который стоял с фужером в руке, повернувшись к Симасу, прервал размышления юноши.

— Благодарю вас за то, что приняли мое приглашение и почтили нас своим присутствием, мистер Блейд. Разумеется, нам приятно видеть и вашего сына. Разрешите представить моих друзей и деловых партнеров: Арон Вестман и Гиром Джонсон.

Нил с интересом рассматривал хозяина салона. Йорк выглядел лет на тридцать пять. Невысокого роста и среднего телосложения, он, однако, благодаря своему положению и богатству, а также умению держаться казался довольно внушительным и солидным. Прямые пшеничные волосы, густые брови и бесцветные глаза делали его лицо по-своему привлекательным. Но что-то неуловимое в очертании губ насторожило Нила. Рот был по-женски небольшой и изящный, полные яркие губы контрастировали со светлыми волосами и глазами. В этом человеке определенно проскальзывает двусмысленность, отметил про себя Нил. Похоже, мистер Йорк может оказаться подлецом. Интуиция никогда не подводила Нила и предположение незаметно переросло в уверенность.

Интересно, чего хочет этот прохвост? Нил не сомневался, что подобная мысль беспокоит и отца.

Вместе с тем юноша был уверен, что выяснить это можно довольно просто.

— Что вы скажете о грузовых перевозках, мистер Блейд? Вам не хотелось бы вложить деньги в Галвестоне? Уверяю вас, у этого города большое будущее.

Несвойственная ему тревога охватила Нила, и хотя в помещении было тепло, он почувствовал озноб и кожу покрыли мурашки. Он знал, но не мог объяснить, почему Галвестон — подходящее место для денег Блейдов. Внутренний голос настойчиво предостерегал юношу. Поймав вопрошающий взгляд отца, он потер переносицу.

— Вы мне льстите, ваши сведения явно преувеличены: ну какой из меня вкладчик? — скромно сказал Симас, сознательно принижая свои деловые способности. — Я всего лишь владелец горной шахты, который всю жизнь работал не покладая рук и которому наконец-то немного повезло.

Йорк понимающе кивнул. Он почти ничего не слышал о клане Блейдов, да и не очень стремился услышать. Но его друг Арон Вестман, который вел дела респектабельных людей, обладающих властью и состоянием, и которому он полностью доверял, сообщил, что старый Блейд никогда не упустит возможности пополнить свое богатство. И он спросил:

— Вы теперь отправляетесь в Таксон на прииск, не правда ли?

Нил выпрямился, мышцы его напряглись. О месте назначения знали только управляющий их владениями и проводник поезда. Внезапно появившиеся жесткие складки у рта старого Симаса подсказали Нилу, что отец, также, как и сын, находит этот разговор все более подозрительным.

— Я собираюсь заняться разведением лошадей, — сказал Симас, — и поэтому хотел бы приобрести немного земли недалеко от Патагонии.

Йорк бросил взгляд на Вестмана, выразительно приподняв белесую густую бровь. Вестман грузно опустился в обитое красным бархатом кресло, затем провел пальцами по волосам, взъерошил редкие бакенбарды. Все его движения выдавали нервозность.

Гиром Джонсон, высокий смуглый человек с густыми черными усами и живыми карими глазами, слегка приподнялся, наклоняясь вперед, и спросил:

— Так вы собираетесь жить на ранчо, мистер Блейд? Я вас правильно понял?

— Мы с Корнелием подыскиваем землю для моей несчастной рано овдовевшей дочери. У Джозефины двое маленьких сыновей, их нужно вырастить, привить хорошие манеры и дать приличное воспитание. Она хочет найти подходящее место, где ее дети смогут вырасти здоровыми и получить шанс в жизни.

Нил с восхищением слушал отца, отдавая должное его изворотливости. Старик заливался соловьем. Его голубые глаза невинно смотрели на слушателей в ожидании сочувствия. Симас вдохновенно описывал все превратности судьбы Джоди: моментально она превратилась из самоуверенной и обеспеченной хозяйки дома, чьи сыновья были уже приняты в колледж, в обездоленную серую мышку.

Кроме того, Симас воспользовался предоставленной возможностью и подал себя в лучшем свете, красочно расписав свою беспредельную преданность и любовь к детям, готовность в любой момент пожертвовать всем ради них. Затронул он и известные слухи о миссионерском золоте, которое якобы было зарыто отважными священниками во время одного из жестоких нападений индейцев.

— Что касается дочери, то, возможно, я могу оказать вам услугу, мистер Блейд, — заметил Йорк.

Мордастый Вестман подавил злорадную усмешку, поднеся к губам бокал с коньяком, Джонсон выпрямился в кресле. Ничто не осталось незамеченным и не ускользнуло от цепкого взгляда Нила. Он поудобнее уселся, отодвинувшись назад, и приготовился внимательно следить за поворотом событий. Им, видимо, собираются морочить голову.

— Я являюсь совладельцем золотоносного прииска, расположенного недалеко от Таксона. Мне принадлежит половина, — продолжал Йорк.

Симас молча слушал. Нил старательно вживался в образ ленивого и глуповатого папенькиного сыночка, который с трудом сдерживает зевоту, стараясь принять при этом благопристойный вид, и тщетно пытается придать своему лицу выражение хотя бы легкой заинтересованности. Он с удовлетворением заметил, что его усилия не пропали даром: друзья Йорка обменялись многозначительными взглядами. Желаемый результат был достигнут — рыбка клюнула на наживку.

Йорк повернулся к Нилу:

— А вы тоже, как и отец, занимаетесь приисками, мистер Блейд?

Нил недоуменно захлопал глазами, потом, наконец, сделал вид, что понял вопрос, обращенный к нему.

— Нет, мне нравится музыка.

— Так вы музыкант?

— Мой сын предпочитает слушать музыку, — пояснил Симас.

— О-о, — разочарованно протянул Йорк, потеряв к Нилу всякий интерес. — Но вернемся к вопросу о прииске. Мой отец учился в школе с неким Джоном Стюартом, геологом, переехавшим ныне в Аризону. Когда-то отец выручил Стюарта и дал ему взаймы определенную сумму денег. После смерти отца я обнаружил, что получил в наследство половину прииска. Меня не интересуют рудники, мистер Блейд. Я бы хотел продать свою долю.

— В таком случае, почему бы вам не предложить ее самому Стюарту?

Йорк досадливо поморщился.

— Джон Стюарт сейчас не в состоянии купить мою долю. Он находится в Юмской Территориальной тюрьме по обвинению в убийстве. Всеми делами в его отсутствие заправляет его дочь.

— И вы думаете, что моя Джозефина и дочь Стюарта смогут удержать на плаву золотой прииск?

— Едва ли. Женщине нечего делать за порогом собственного дома: ее место в гостиной или в постели мужа.

Симас вспыхнул от негодования, глаза его гневно сверкнули. Он любил женщин, хотя сам и бывал с ними груб. Пусть его назовут похотливым негодяем, но он тем не менее преклоняется перед многочисленными женскими добродетелями. Симас не мог не ценить и не восхищаться женщинами. Его покойная супруга Мэгги была рядом с ним все долгие годы сплошных неудач и безысходности и горячо поддерживала его. Именно Мэгги удержала его от опрометчивых поступков и решений, не позволив бросать деньги на ветер, когда фортуна, наконец, повернулась к нему лицом и Симас разбогател. Только благодаря жене он понял, что такое богатство, что оно означает. Симас глубоко уважал деловые качества Мэгги. И сейчас, когда она, уйдя в мир иной, покинула его, он мучительно тосковал по ней. Поэтому Симас не хотел иметь ничего общего с человеком, оскорбившим святое — женщину, венец творенья Божьего. Это был враг, личный враг Симаса, который не мог рассчитывать на пощаду. Глаза старика ярко горели, когда он посмотрел на сына.

Слабая улыбка Нила могла ввести в заблуждение самого дьявола.

— Желаете еще брэнди, мистер Блейд?

Отправив слугу за очередной порцией коньяка, Эмет Йорк продолжал излагать суть дела.

— Ваша дочь и ее дети смогут получать стабильную прибыль от работающего золотого прииска. У вас будет возможность, сэр, с помощью экспертов удостовериться в полной надежности и законности операции. Никакого риска.

— А каково мнение дочери Джона Стюарта по данному вопросу? — вставил Нил. В глубине души у него уже не было и тени сомнения в том, что Симас готов содрать шкуру с Йорка. И он не собирался оспаривать решения отца, какие ни были на то причины. Ему просто хотелось получить как можно большее сведений о вероятном партнере, прежде чем Йорк откроет карты.

— Она прекрасно знает, что я не проявляю особого интереса к рудникам, и сама просила продать мою долю, — ответил Йорк.

Когда оба приятеля Эмета Йорка снова обменялись ехидными взглядами, Нил был почти уверен, что дочь Стюарта чем-то не угодила самовлюбленному торговцу. Должно быть, спустила на него собак или совершила что-нибудь в такой же степени унизительное. Это служит убедительным объяснением настойчивой попытке Йорка столкнуть ее с иностранцем.

Мысль о прииске Стюарта прочно засела в голове Нила. Она не давала ему покоя. Юноша всегда безошибочно угадывал выигрыш, но первый раз в жизни ему самому страстно захотелось участвовать в игре. Медленно и непринужденно он вытянул перед собой руку и погрузился в созерцание сапфира, украшающего кольцо. В нежно-васильковом с легкой голубизной камне мерцали отраженные от лампы языки пламени.

Симас потеребил ухо и загадочно кашлянул. У него появилась идея.

— Я готов внимательно выслушать все, что вы сообщите, несмотря на то что в данный момент меня больше занимают породистые лошади, нежели рудники.

Йорк не преминул воспользоваться предоставленной возможностью. Из его повествования следовало, что прииск, который он настойчиво предлагал Симасу, был чуть ли не самым доходным на близлежащей территории.

— И сколько вы хотите за эту дыру в земле? — уточнил Симас. Его мозг лихорадочно работал, тщательно обдумывая каждый ход. Старик искал способ обвести Йорка вокруг пальца и приобрести прииск за бесценок.

— Десять тысяч долларов. Наличными.

Симас громко рассмеялся и поднялся с кресла.

— Пойдем, Корнелий. Мы напрасно теряем время и отрываем занятых людей от важных дел.

Нил встал вслед за отцом, кинув на Йорка виноватый взгляд.

— Уверяю вас, десять тысяч — справедливая и разумная цена. — Йорк передернулся от возмущения, его маленькие пухлые губы увлажнились и раздраженно искривились.

— Может, ты и прав, парень, а может, и нет. У меня, кроме твоих слов, ничего, а им я не склонен верить. Еще неизвестно, что ты за птица и можно ли с тобой иметь дело.

Йорк почувствовал себя глубоко оскорбленным, краска залила его лицо.

— А я думал, что вы игрок. Извините, ошибся, — язвительно произнес он.

— Так значит мы здесь играем? Просто перекидываемся в карты? Я же думал, что мы обсуждаем покупку рудника, — Симас тряхнул головой, как будто его осенило. — Так вы говорите, игра? Тогда совсем другое дело.

Нил безучастно ожидал отца у выхода, слушая стук колес и ощущая каждый поворот поезда. Обычно Нила мало волновали выигрыши и проигрыши отца, он оставался равнодушным свидетелем. Но сегодня вечером его просто мучила жажда победы, он от души желал старику победы. Так хотелось получить долю Йорка во владении прииском! И еще Нил желал проучить самого Йорка. Симас покачал головой.

— Каким же идиотом нужно быть, чтобы купить рудник, который в глаза не видел, да еще у первого встречного. Никто никогда не называл Симаса Блейда глупцом. Но в одном ты прав, парень, — я люблю азартную игру. И вот что я собираюсь сделать: предлагаю пари. Делаю ставку на прииск.

Йорк перевел взгляд с Вестмана на Джонсона, затем снова вернулся к Вестману. Ход дела не устраивал его — продуманный план терпел крах. Он явно обманулся в ожиданиях. Замысел был гениально прост: спихнуть бесполезную, приносящую чересчур скромную прибыль дыру невежественному ирландцу и сорвать с него солидный куш. И одним махом отомстить этой стерве Стюарт, оттолкнувшей и унизившей его.

— Что вы ставите?

— Открытую карту. Одно движение руки и… Если выиграете вы, я плачу десять тысяч долларов. Если я, вы переписываете прииск на мое имя, не получая ни гроша.

Йорк колебался. Все выглядело слишком просто. Удача редко баловала его за карточным столом. И к тому же Йорк всегда сторонился сомнительных ситуаций, которые не мог контролировать.

— Боитесь? Предлагаю Другой вариант, — сказал Симас. — Вернемся в салон к игровым столам. Вероятно, игра еще не закончилась. Понаблюдаем немного, затем каждый из нас выберет себе игрока и станет за его спиной. Те же условия, те же ставки. Одно движение руки…

Йорк согласился на этот вариант. Не обязательно быть искусным картежником, чтобы заранее угадать возможного победителя. В этом он не сомневался.

— Я захвачу с собой документы, — проронил он.

— Корнелий, принеси деньги прямо сейчас, — парировал Симас.

Нил, не раздумывая, быстро выполнил просьбу отца и присоединился к спорящим. Выбор был уже сделан. Эмет Йорк с друзьями стоял рядом с роскошной рыжеволосой дамой за спиной мужчины в зеленом жакете. Симас с мрачным видом расположился вплотную к креслу обладателя массивного красного носа. Куча монет рядом с Красноносым заметно увеличилась за время отсутствия всей компании, но все же была меньше, чем у Пестрого Жилета.

От волнения Нил почувствовал урчание в животе, дрожь пробежала по всему телу. Дама была всецело поглощена игрой и лишь бросила быстрый мимолетный взгляд на юношу. Карты были перетасованы и розданы, напряжение возрастало.

Через минуту все закончилось.

Йорк уставился на раскрытые карты, не веря своим глазам. Его избранник в клетчатом жилете проиграл больше тысячи долларов! Эмет Вестон Йорк Второй потерял золотоносный прииск.

С трудом приходя в себя и пытаясь собраться с мыслями, Йорк подошел к свободному столу и одним росчерком пера подписал бумаги. Затем отвернулся и устремился прочь из салона. Его компаньоны, сконфуженные и потрясенные, без промедления последовали за ним.

— Болезненная утрата, — заметил Симас.

— Вы правы, — согласился Нил.

Симас вручил сыну подписанный документ на владение прииском.

— Отнеси это в спальный вагон.

— Хорошо, отец. Вы собираетесь ложиться спать?

Симас посмотрел на рыжеволосую красавицу.

— Пожалуй, я останусь. Удача сопутствует мне сегодня. А ты не хочешь рискнуть, а, сынок?

Нил оглянулся на даму. Она не сводила с него глаз — в ее взгляде был вызов. Нил испытал легкое волнение.

Однако он решительно тряхнул головой и спрятал бумагу в карман.

— Нет, покорно благодарю, — тихо проронил юноша. — Харриет Мод доверяет мне и я обязан оправдать ее доверие.

Глава 1

По двум причинам Кэт Стюарт прибыла в отель «Орндорф» задолго до назначенной встречи с Эметом Вестоном Йорком Вторым. Во-первых, она постоянно стремилась поставить на место мужчин, которые полагали, что женщины всегда опаздывают, и выработала в себе привычку всегда приходить раньше на встречу с ними. Во-вторых, она, выигрывая время и готовясь к схватке, предпочитала ждать противника на его территории.

В том, что Эмет Йорк был ее врагом и представлял опасность, Кэт не сомневалась. Два месяца назад Йорк с двумя друзьями приехал в ее дом, расположенный недалеко от озера Панан на юго-востоке от Таксона. Он сообщил, что его отец скончался и что половина золотого прииска с романтическим названием «Фэнси Леди» соответственно перешла в его владение. Йорк также представил документ, подтверждающий права совладельца.

Сначала все шло чинно и спокойно. Конечно. Йорк не предполагал, что ему придется вести деловой разговор с женщиной, он рассчитывал вести дела с давним другом своего отца Джоном Стюартом. Кэт объяснила, что Стюарт по случайному недоразумению обвинен в убийстве и заключен в Юмскую Территориальную тюрьму.

Последнее сообщение сразу же нарушило установившееся равновесие и согласие. Подобно свирепому хищнику, Йорк почуял добычу. Он самонадеянно решил, что Кэт находится теперь в его власти. Внезапно он набросился на нее, на ходу расстегивая одежду.

Ошеломленная его вероломством, Кэт на долю секунды окаменела. Поток грязных вульгарных слов обрушился на нее. Жесткие пальцы грубо схватили и сильно сжали ее грудь. Боль мгновенно отрезвила Кэт. Придя в себя, она размахнулась и сильно ударила Йорка в рыхлый живот. От неожиданности он пошатнулся и попятился назад.

В следующий момент, однако, Йорк опять подскочил к Кэт, схватил воротник блузки и резким движением разорвал ее до талии. Женщина попыталась прикрыть грудь, но ничего не получилось.

— Можешь не стараться, — прорычал Йорк. — Я все равно доберусь до тебя. Вместе с друзьями.

Но Кэт Стюарт была не робкого десятка и не собиралась добровольно приносить себя в жертву мужской похоти. Выхватив из-под висевшего отцовского плаща ружье, она, немного поводив стволом перед носом Йорка, приставила дуло к бугорку между его ног. Ни один из друзей не рискнул усомниться, что она доведет задуманное до конца. Без лишних слов они пулей вылетели из дома. Вне себя Кэт последовала за обидчиками. Желая преподать им урок, женщина несколькими выстрелами под ноги погнала их через двор. Друзья уже почти добрались до ожидавшей коляски, когда одна из пуль вдруг попала в каменный выступ и рикошетом угодила Йорку в ягодицу. Это послание он не сможет ни забыть, ни простить.

Йорк поклялся отомстить, когда коляска увозила его в Таксон, и публично повторил угрозу в городе, в то время как врач извлекал дробину из его белоснежного тела. Слухами земля полнится, и Кэт не один раз была предупреждена о нависшей опасности. Это ее не удивляло: Йорк не из тех, кто забывает оскорбления.

Таким образом, причиной сегодняшней встречи была жажда мести. Это как нельзя лучше устраивало Кэт. Она хотела раз и навсегда решить вопрос о владении Фэнси Леди: прииск должен принадлежать ей. Решительно настроенная, Кэт была готова вырвать жало у этой белокурой змеи, предательски напавшей на нее. И доказать, что шотландская женщина знает, что такое месть. Она клятвенно обещала сохранить рудник до возвращения Джона. Прииск должен работать, пока отец сам не приступит к делам. Фэнси Леди был смыслом жизни Джона Стюарта, его мечтой и гордостью. И Кэт, готовая на самопожертвование, решила идти до победного конца, защищая прииск. В противном случае она ни за что не согласилась бы сегодня встретиться с Эме-том Вестоном Йорком Вторым. Пусть его подлая душонка горит в аду!

Именно поэтому Кэт верхом прискакала в Таксон к отелю «Орндорф» за час до условленного времени, собрав перед битвой все мужество и всю гордость своих воинствующих предков.

Кэт нравилась толкотня и суматоха Олд Пабло (так называли город местные жители), и, проезжая по центральной улице к отелю, она с удовольствием смотрела по сторонам, наблюдая за шумным подвыпившим людом.

И днем и ночью на улицах и дворах стоял оглушительный шум. Таксон был единственным поселением в этой части южной Аризоны, которое по праву называлось городом. Его звуки ласкали слух фермеров, ковбоев, солдат и рудокопов, которые стекались сюда изо всех отдаленных, Богом забытых глухих местечек, из которых собственно и состояла Аризона.

Простуженно скрипели ветряные мельницы. Колокола на церкви святой Августины монотонно звонили весь день и заунывно стонали во время похорон. В Таксоне много хоронили. Слишком часто споры разрешались единственным способом: за людей говорили ружья. Случались также вспышки оспы и малярии, оставлявшие многочисленные трупы. Список жертв пополняли мертворожденные. Словом, мало кому удавалось дожить до преклонного возраста — смерть предпочитала забирать молодых.

Салоны, игорные залы и бордели гудели ночи напролет, смолкая лишь с первыми лучами солнца, когда уличные торговцы водой, хворостом и овощами заполняли город. Сладкозвучными индейскими, мексиканскими и китайскими напевами они зазывали покупателей, расхваливая на все лады свой товар.

Оглушительные крики возниц, погоняющих буйволов, запряженных в почтовые дилижансы и грузовые повозки, которые то и дело громыхали вниз и вверх по Мейн Стрит, постоянно сопровождались лаем собак, ржанием лошадей и истошным ослиным криком. До появления в здешних местах американцев улица называлась Эль Камино Рил. Это была королевская дорога из Вера Круза в Мексико Сити и Таксон — путь, проложенный знаменитыми конкистадорами.

Строительство железной дороги не принесло существенных перемен, а лишь добавило к городской разноголосице пронзительный паровозный свист. В Аризоне все еще оставалось достаточно отдаленных мест, куда невозможно было добраться на поезде, поэтому количество колясок и повозок с лошадьми не уменьшилось.

Недалеко от конюшен Литервуда Кэт окликнул старик Авинг.

— Приветствую тебя, девочка! Великолепное утро, не правда ли? А когда я увидел тебя, оно еще больше посветлело!

Кэт остановила свою кобылу, поджидая старика.

— Так, так, Нэт. Похоже, ты собираешься вскружить мне голову комплиментами! — поддразнила она его.

Старик покраснел, густой румянец просвечивался сквозь редкую щетину на его лице. Он смущенно стянул с головы видавшую виды шляпу.

— Нет, вот те крест, чистейшая правда. Я очень рад тебя видеть. Моя бедная старая лысая головушка вчера чуть не сгорела до тла и не обуглились после того, как это дьявольское отродье (я говорю о моем вороном жеребце) съело мою соломенную шляпу.

— Так ты ж его, наверно, держишь в черном теле?

Нэт возмутился.

— Ему дают отборное зерно. Это он из вредности. Несносное животное. Моя любимая шляпа, почти совсем новая… Так трудно найти шляпу, которая бы подобающим образом сидела на голове. А этот мошенник взял и съел ее.

Кэт, не сдержавшись, рассмеялась. Она хорошо знала, более того, даже помнила запах хваленой шляпы Нэта.

— А ты случайно не захватила с собой чудодейственной мази, которая лечит ржоги, а, девочка? Мне бы она сейчас очень пригодилась, — с надеждой спросил старик.

— К сожалению, нет. Но в следующий раз я обязательно привезу, — пообещала Кэт. Затем отвернулась, пытаясь скрыть печаль, нахлынувшую вместе с воспоминаниями об отце, который любил подшучивать над ее «змеиной» мазью. Однако лекарство уже спасло жизнь четверым. Боже, как ей хотелось, чтобы отец оказался сейчас здесь, рядом! Услышать бы его веселый, дразнящий голос…

Слезинки заблестели в бирюзовых глазах Кэт. Заметив их, Нэт смущенно кашлянул и попытался отвлечь ее от горьких мыслей, предложив присмотреть за кобылой, пока Кэт будет находиться в городе. Но девушка молча решительным движением руки отказалась от услуги и продолжила свой путь к «Орндорфу». Ее появление в Олд Пабло утром не осталось незамеченным. Головы, повернувшиеся ей вслед, были ярким свидетельством проявленного интереса. Отчасти потому, что в месте, где на добрых две сотни мужчин приходилась одна женщина, любая симпатичная особа привлекала живейшее внимание. Еще и потому, что русоволосая обладательница огромных выразительных глаз считалась самой видной красавицей Таксона с тех самых времен, когда ее мать пела в салоне Вита. Но, пожалуй, наибольшее любопытство вызывала одежда девушки.

Уезжая из дома ранним утром, Кэт, спасаясь от сильного февральского мороза, была закутана в красочный разноцветный шерстяной сирап. Но к тому времени, когда она достигла города, яркие солнечные лучи прогрели воздух и заметно потеплело.

Поэтому тяжелый мексиканский плед, привязанный позади седла, болтался, как попона.

Сейчас на ней был любимый повседневный горчичного цвета костюм из хлопчатобумажного твида. Свободную полуприлегающую блузку незамысловатого покроя дополнял черный кожаный жилет. Рукава блузки были высоко закатаны, верхние пуговицы расстегнуты, обнажая тело. Костюм явно предназначался для верховой езды. Серединный шов юбки плавно превращал ее в широкие брюки, из-под которых виднелись черные дорожные ботинки без каблуков, доходившие до середины икры.

Остановившись в проулке Мейн Стрит напротив «Орндорфа», Кэт привязала лошадь к перекладине. На ходу стягивая с рук перчатки и небрежно бросая их на плоское дно своей черной фетровой шляпы в испанском стиле, она прошла через входную дверь лучшего отеля Таксона и остановилась у стойки портье в холле.

— Мне нужен столик в патио[1] под мимозой, рядом с фонтаном, — объяснила она. — Принесите чай. И убедительно прошу: как только появится мистер Эмет Вестон Йорк, дайте мне знать. У меня с ним встреча.

Девушка очаровательно улыбнулась. Портье показалось, что он растворился в глубине ее глаз, которые поразительно сочетались с бирюзовыми сережками, украшавшими изящные мочки ушей Кэт. Но он взял себя в руки и поспешил выйти из-за стойки.

— Как вам будет угодно, мисс. Все будет исполнено.

Портье проводил ее во внутренний дворик. Его поразило явное несоответствие между мелодичной женственной речью и небрежной манерой одеваться. Однако непроницаемое лицо хорошо вышколенного служащего не выдало удивления.

Когда-то этот величественный отель был первым и единственным каменным строением на станции Оверланд Стейдж, где могли поселиться приезжие. Сейчас, следуя духу времени и запросам посетителей, он значительно разросся, внутреннее убранство стало богаче. Роскошно обставленные номера были заполнены состоятельными клиентами всех разрядов.

Тот же самый портье повел Кэт к выбранному столику и церемонно усадил в кресло.

— Официант через секунду принесет вам чай. Будьте любезны подождать. Я непременно сообщу о приезде мистера Йорка.

Размышляя в ожидании, девушка не в первый раз возвращалась к тревожившему ее вопросу: что сейчас понадобилось от нее Эмету Вестону Йорку? Она задела его самолюбие, точнее будет сказать, расстреляла оное из дробовика прямо на глазах закадычных друзей. Такой самовлюбленный и тщеславный человек, как Йорк, вряд ли забудет нанесенную обиду. Нужно следить за каждым его движением. От этого подлеца можно ожидать всего. Но его беда в том, что он думает не головой, а тем, что находится между ног. Поэтому Кэт ни капли не сомневалась, что сумеет охладить его пыл и обвести вокруг пальца. Еще в ранней юности Джон научил ее с помощью железной логики противостоять похоти. Сейчас нервы девушки были напряжены в предчувствии схватки.

Внезапно Кэт почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Ни один мускул не дрогнул, когда она медленно подняла глаза. Но попытка сохранить невозмутимый вид потерпела крах. И было от чего. Нескрываемый дьявольски загадочный интерес сквозил в голубых глазах, приковавших ее внимание. Щуплый рыжеволосый мужчина с морщинистым лицом, одетый в опрятный костюм-тройку, очень напоминал развращенного колдуна. Его движения, когда он потягивал шампанское и апельсиновый сок из сверкающих хрустальных бокалов, и написанные на его лице непристойные мысли усиливали это впечатление.

Этот обожатель расположился в другом конце патио, как раз напротив столика Кэт. Он с заметным удовольствием поглощал запоздалый завтрак. Кэт отвела глаза, когда официант подал чашку чая и плетеное блюдо с ломтиками ароматного сдобного хлеба, прикрытыми салфеткой.

— Любопытно, кто этот старый ловелас? — подумала Кэт.

Быстро возрастающее население Таксона не превышало, однако, семи тысяч человек и состояло преимущественно из мексиканцев. Человек, обратившись на себя ее внимание, выделялся среди местных жителей, подобно золотым прожилкам в пласте руды. Должно быть, приезжий, причем очень состоятельный. И себе на уме!

Шевельнувшееся подозрение насторожило девушку. Неужели этот тип как-то связан с Эметом Вестоном Йорком? Два месяца назад его не было рядом с Йорком. Но, похоже, он из той же породы безжалостных людей с каменным сердцем.

Громкий скрип передвигаемого по кафельному полу кресла и шарканье ног заставили Кэт поднять глаза. Старик встал, слегка поклонился в ее сторону и подмигнул, направляясь к выходу. Наглец!

Кэт глубоко вздохнула, собираясь с мыслями, и приготовилась к встрече с Йорком.

Как раз в этот момент в патио появился Эмет Вестон Йорк, который шествовал по залу. За ним неотступно следовали те двое, которые сопровождали его в декабре во время памятного посещения. Кэт хорошо помнила неразлучных друзей: и смуглого господина с густыми усами, и мордастого с бакенбардами. Видимо, Йорк нуждался в их присутствии.

Он остановился у стола и склонил голову.

— Мисс Стюарт?

Она кивнула.

— Разрешите вам напомнить — мои деловые партнеры и компаньоны: мистер Джонсон и мистер Вестман.

Кэт по очереди кивнула каждому.

— Портье сказал, что вы выбрали столик во дворе и отказались от гостиной. Значит, вы приехали заранее? — Он отодвинул кресло и сел, его спутники присоединились к нему.

— Я родилась в этом отеле. Он принадлежал Стивенсам и в свое время являлся штаб-квартирой политической кампании Гирома Стивенса. Миссис Орндорф продала его в прошлом году. С тех пор я здесь ни разу не была.

Ее невольные слушатели удивленно переглянулись. Неужели эта стерва не понимает, что они откровенно издеваются над ней?

Йорк прокашлялся и первым подал голос.

— У вас новый партнер, Кэт. Моя доля в Фэнси Леди перешла во владение Симаса Блейда, грубого и невежественного ирландца.

Ошеломленная, она застыла как статуя. Собрав все свое мужество, с бесстрастным выражением лица она ждала дальнейших разъяснений.

— Надеюсь, вы получили хорошую цену.

Разочарованный ее реакцией, Йорк передернул плечами.

— Он выиграл у меня прииск в покер.

— Нечестная игра! — воскликнул Вестман.

— Вам попался шулер? Где это произошло? — Кэт поразило, что Йорк признал себя одураченным.

Глаза Эмета сузились от бешенства. Он не собирался публично оглашать, что его провели как мальчишку.

— Не было никакой игры. Его величество случай и раскрытая карта решили все. Ничего страшного. Я потерял прииск, который был для меня обузой.

— Но старый прохиндей был уверен в выигрыше!

— Заткнись, Джонсон!

Кэт давилась от смеха. Как бы она хотела посмотреть, как Йорка обставили.

— Итак, мой новый компаньон — некий ирландский интриган?

— Тупой папаша с очаровательным сынком, — ядовито процедил сквозь зубы Йорк.

— Я бы даже сказал, чересчур женоподобным сынком, — язвительно добавил Джонсон.

— А я так не думаю, — Вестман пощипывал бачки. Он с детства был знаком с Йорком и знал его достаточно хорошо. Йорк всегда при первой же возможности подставлял его под удар и никогда особо не церемонился. И вот сейчас появился великолепный шанс вернуть долг и отплатить тем же. Вестман с удовольствием вспомнил, как бедному Эмету всадили пулю в зад.

— Я полагаю, они далеко не так просты, как кажется на первый взгляд. Может, старик и был ирландским голодранцем, когда тридцать лет тому назад вытянул счастливый билет. Но для того чтобы сколотить состояние, каким он обладает сейчас, необходим ясный ум.

— Или достаточно быть вором, — прошипел рассвирепевший Йорк.

Ему не нравились разглагольствования Вестмана.

— Рыбак рыбака узнает издалека, — отметила про себя Кэт. Йорк о всех судил по себе. Она ненавидела и презирала Эмета за то, что он опрометчиво сделал ставку на прииск в игре. Но в то же время была несказанно рада, что он проиграл. Хуже партнера не найти.

— Блейд, возможно, захочет выкупить у тебя прииск, — продолжал Йорк. — Но ты много не получишь, уверяю. У него скверная репутация.

— Да уж, — закурив сигару, подхватил Джонсон. — Если Блейд решит, что игра стоит свеч, он выкрадет шахту прямо из-под твоего носа. Ничем не побрезгует. Может, и горло тебе перережет.

Кэт в напряжении обвела взглядом всех сидевших за столом. Неужели она в безвыходном положении? Страх перед незнакомым Симасом Блейдом терзал ее, отзываясь ноющей болью в животе. Но всем своим видом она выражала спокойствие.

— Спасибо за внимание, господа. И за предупреждение. Мне и раньше приходилось встречаться с негодяями. И как только я сталкиваюсь с ярко выраженными представителями этого отвратительного племени, у них возникают неприятности! — Она в упор посмотрела на Йорка. — Никто не посмеет выкупить Фэнси Леди, и я никому не позволю украсть ее.

— Твой отец проведет в Юме не один год, если вообще выберется оттуда. Насколько я знаю, многие заключенные умирают просто в результате несчастного случая.

Кэт стиснула зубы.

— Я осведомлена об ужасных условиях в этой проклятой дыре. — Она поднялась, — Приношу свои извинения, джентльмены. Меня ждут срочные дела, прощайте. — Она выпрямилась, расправила плечи и с высоко поднятой головой удалилась.

Губы Йорка злобно изогнулись.

— Стерва! Надеюсь, что этот хитрый проходимец хорошенько проучит ее. И выбьет из нее спесь. Джонсон, окажи услугу: пока мы не ушли отсюда, отправь анонимное письмо коменданту Юмской тюрьмы. Извести его, что заключенный Джон Стюарт готовится к побегу. Когда я разделаюсь с семейкой Стюартов, они проклянут день, когда появились на свет.


Кэт отвязала свою лошадь и подождала, пока очередная повозка с мулом не проедет по улице.

— Синьорита, — раздался рядом детский голосок. Кэт повернулась и увидела троих ребятишек вдовы Педрозы, сбившихся в кучку за углом отеля и отчаянно пытавшихся привлечь ее внимание. По их загадочным взглядам девушка поняла, что они только что выбежали из отеля, и улыбнулась. Роскошь всегда производила неизгладимое впечатление на малышей.

Кэт подвела лошадь к месту, где ее терпеливо поджидали дети. Они были в возрасте четырех, пяти и шести лет, безукоризненно чистые и неправдоподобно опрятные. И в данный момент очень сосредоточенные. Младший, Джулио, сжимал в руках несколько лоскутков выбеленной материи.

Спустя несколько секунд Кэт рассмотрела, что мальчик держал мешочки для соли, отбеленные и украшенные причудливой вышивкой.

— Купите, — попросил старший, Джордан.

— Por favor, [2] — прошептала Нормита.

Кэт заглянула в огромные карие глаза девочки и поняла, что не от хорошей жизни они находятся здесь. Она кивнула и достала из кармана кошелек с мелочью. Джулио, не в силах сдерживать ликование, обвил руками ее ногу и крепко прижался всем телом.

— Gracias, [3] синьорита!

Дети бросились прочь — каждый сжимал в кулачке десятицентовую монетку. В руках же у Кэт осталось полдюжины маленьких вышитых мешочков. Аккуратно сложив их в сумку, пристегнутую к седлу, девушка задумалась о том, зачем купила их и что с ними делать. Впрочем, Луз наверняка для чего-нибудь их приспособит.

Затем Кэт взобралась в седло и поехала по направлению к железнодорожной станции. Нужно было узнать о прибытии снаряжения, которое она заказала в Мосант Кемикл Кампани в Сан-Луисе.

— Добрый вечер, мисс Кэт, — поприветствовал ее Элайджи Томас, станционный служащий, когда она подъехала. — А где же ваш груз?

— Не знаю. Я надеялась, что глицерин и бура, которые я с нетерпением жду, уже прибыли из Сан-Луиса.

— Конечно, мы уже получили ваши коробки. Эрни Смитсон с час назад отбыл с двумя посылками. Снаряжение же будет, вероятно, позже. А разве вы не встретили его по дороге?

— Нет, я приехала в город очень рано. Благодарю за приятное известие, мистер Томас. До встречи.

Клубы пыли вились над главной проезжей дорогой, поэтому Кэт свернула на юго-восток и направила свою кобылу через безбрежную пустынную местность. На севере, позади покинутых жилищ форта Лувел, виднелись размытые очертания горного хребта Санта Каталина, покрытые снегом вершины которого были окутаны туманной дымкой. Впереди на фоне бледно-голубого неба ослепительно сверкали лучи зимнего солнца, высвечивающие застывший массив Рикон и окрашивающие его в серый цвет. Из-под копыт лошади выпорхнула потревоженная семейка перепелов и легко понеслась над песчаной вербеной.

Сейчас, в период обильных зимних дождей, простирающаяся вокруг земля была однообразно скудной. Но в считанные дни пустынная поверхность весной преобразится и покроется ярким разноцветным ковром из цветов, буйные краски которого совсем не похожи на обычные нежно-пастельные тона, характерные для весны в других частях света. Разнообразные кактусы, привычно усыпанные рядами колючек, внезапно выпустят великое множество шелковистых чашеобразных бутонов, окрашенных в белые, алые и пурпурные цвета На утренней заре к солнцу потянутся яркие головки мака. Кудрявые макушки испанского лука устремятся к небу из своих серо-зеленых колыбелей.

Как и в любой недолговечной красоте, можно было отметить что-то пугающе роковое в этом изобилии красок. Тем не менее Кэт с нетерпением ждала прихода весны. Она всем сердцем любила этот суровый и неблагодарный край. Все лучшее в нем было божественно, худшее, казалось, поднялось из преисподней. Однако безоговорочно принимая поставленные им жесткие условия, страстно желая слышать, чувствовать и познавать его, Кэт научилась также мирно уживаться с ним.

Отбросив предубеждения, она раз и навсегда разрешила свои противоречия с родной землей. Если бы она только могла так же просто поступать с людьми, населяющими эти места! Она отогнала прочь мысли о Симасе Блейде, постоянно тревожившие ее. У страха глаза велики, он плохой советчик.

Лицо Кэт, как зеркало, отражало ее мрачные мысли о том, что жизнь может сыграть с ней злую шутку: а вдруг новый партнер окажется похожим на того престарелого блудника, который строил ей глазки и заигрывал с ней в патио отеля. Хотя он далеко не глуп, она находила этого старого ловеласа даже забавным.

Если Йорк и говорил правду о Симасе Блейде, она ничего не может уже с этим поделать. Кем бы он ни оказался, нужно быть начеку и быть готовой встретиться с ним лицом к лицу с оружием в руках.

Приблизившись к озеру Пантан, Кэт натянула поводья и повернула лошадь в сторону обычно пересохшего русла реки. Так как земля была влажная, выпадали непривычно обильные осадки, наполнившие дождевой водой поток, впадающий теперь в озеро. Переправляться через довольно многоводную теперь реку было опасно из-за зыбучих песков. Поэтому девушка направилась к каменистому броду в нескольких милях отсюда, недалеко от развилки, где проезжая дорога поворачивал на юг в Патагонию.

У брода ее ждал неприятный сюрприз. У самой кромки воды одиноко стоял запряженный двенадцатью мулами грузовой фургон. Подъехав поближе, Кэт заметила на влажном песке свои заказанные бутылки с бурой, разбросанные кругом. Рядом валялись разбитые бутылки с глицерином, на растекшейся маслянистой жидкости кишели муравьи. В стороне от фургона лежало застывшее без движения скрюченное тело Эрни Смитсона.

— Эрни! — Она спрыгнула с лошади. Хорошо вышколенная кобыла с висящими до земли поводьями остановилась на месте как вкопанная. Сердце Эрни билось, он был жив. Быстро осмотрев его, Кэт не обнаружила никаких признаков переломов или огнестрельного ранения. Видна была лишь глубокая ссадина на виске, окруженная лиловым кровоподтеком.

Кэт достала из дорожной сумки кусочки чистой ткани и мешочек с лекарством и обработала рану, вытерев грязь и запекшуюся кровь. Затем наложила на поврежденное место лечебную мазь. Намочив ткань, девушка приложила влажную материю ко лбу Эрни и, открыв флакон со специально приготовленной нюхательной солью, дала понюхать, чтобы привести доставщика в чувство.

Кэт оказалась в затруднительном положении. Долговязый и худой, Эрни был тем не менее слишком крупным мужчиной, чтобы можно было поднять его. Перегнать нагруженную повозку к дому нетрудно, но Эрни придется собраться с силами и самому добраться до фургона и сесть в него. Кэт была сильной, но всего лишь женщиной.

— А, черт! — Эрни оглянулся и открыл глаза. — Ой, извините, мисс Кэт!

— Все хорошо, Эрни, — успокоила парня Кэт. — Как ты себя чувствуешь? Ты в состоянии подняться и, опершись на колесо, сесть?

— Конечно! — стараясь подтвердить свои слова действием, Эрни облокотился на согнутую руку, но тут же громко застонал от боли и схватился свободной рукой за голову.

— Осторожней, не спеши. Не задень ссадину на голове. Объясни, что случилось?

— Это проклятый, у-у-у, дьявол, Ленч Кастрил Он и парочка его дружков встретили меня на повороте. Сначала они просто дразнили меня и не пропускали. Я хотел утихомирить их и сказал, чтоб отвязались от меня, так как я тороплюсь и везу вам срочный груз.

— Ленч, — пробормотала Кэт, — теперь понятно.

— Он рассвирепел и спросил, какие ящики принадлежат вам. И приказал своим молодчикам разломать коробки и разбить бутылки. Простите, мисс Кэт, но когда я попытался остановить их, Ленч ударил меня по голове рукояткой револьвера.

Кэт дрожала от гнева. Стараясь успокоиться, она сделала два глубоких вдоха и шумно выдохнула.

— Ты не виноват, Эрни, ты не должен отвечать за грязные поступки ленивых негодяев, которые не привыкли работать, а предпочитают воровать чужое.

— Что Ленч имеет против вас, мисс?

— Первый раз Ленч появился, когда отца забрали в Юму. Ленч, как шакал, рыскал вокруг в поисках легкой наживы. Я выставила его со своей территории. Теперь негодяй решил, что ему нужна Марина. Я предупредила: если он хоть пальцем дотронется до нее, мое ружье не смолчит. И ему больше никогда не понадобятся женщины.

Простодушное лицо Эрни вытянулось от удовольствия, глаза округлились.

— И вы действительно выполните свое обещание, мисс Кэт?

— Клянусь!

— Конечно, он законченный наглец!

— Он мерзавец и трус, у которого хватает храбрости обижать только слабых, особенно женщин. Я этого не потерплю. А теперь я помогу тебе забраться в фургон — вот моя рука.

— Да, да, сейчас.

— Так, хорошо. Давай попробуем, — она навалилась на коляску и протянула ему руку.

— Но, мисс Кэт, я не могу сзади управлять повозкой. А эти упрямые животные сами не сдвинутся с места и будут здесь стоять, пока не завалятся от усталости.

Кэт сняла с лошади седло, которое так любил ее отец, положила его в фургон и привязала кобылу позади повозки. Затем она поставила ногу на ось переднего колеса, легко перенесла тело через борт и уселась на место возницы.

— Я направляюсь домой, Эрни. И беру с собой тебя и повозку. Не будем спорить. Ты можешь взять ружье на всякий случай, если захочешь. Но я сомневаюсь, что тебе придется воспользоваться им. Когда мы доберемся до дома, я распоряжусь, чтобы Луз приготовила для тебя комнату. Переночуешь у нас, а завтра утром, если не будет никаких осложнений, сможешь продолжать путь.

Эрни и не собирался спорить. Правительство США решило, что угрозы грабительских набегов индейцев не существует, и ликвидировало большинство военных застав в округе. Поэтому местное население осталось один на один с бандитами и было вынуждено самостоятельно защищать себя.

Кэт обладала не только рассудительностью, но и выдержкой и мужеством. И не единожды доказывала это. Местные жители хорошо знали и уважали ее. Эрни тоже не скрывал своего восхищения. Не то чтобы он сам мечтал о такой сильной женщине:

ведь постоянно нужно взвешивать каждое слово и каждое принимаемое решение, чтобы быть ей под стать. Но он всегда с гордостью считал себя ее другом.

Буйволы не спеша, с устало опущенными головами плелись по старой дороге в Томстоун. Монотонно громыхал нагруженный фургон. Полуденное солнце жарко припекало. Они двигались настолько медленно, что поднимающаяся столбом из-под колес пыль окутывала их с ног до головы плотной пеленой. Дорога плавно шла вверх, по обеим сторонам реки уже замелькали низкорослые дубы, находящиеся, однако, слишком далеко, чтобы дать отдых утомленным путникам. И только шелест листьев да свистящий шум ветра подбадривали их.

Вокруг простиралась безмолвная пустынная земля. Недалеко от дороги деревья месквит и паловерд[4] чередовались с вездесущими кактусами. Справа, у подножия хребта Рикон, зеленели разрозненные кедры, слева, насколько хватало глаз, тянулась открытая равнина, упирающаяся в сверкающие горные вершины Ветстона.

Ничто не нарушало величественного безмолвия этого безграничного пространства, кроме грохота и жалобного скрипа фургона, рева буйволов временами да равномерного стука лошадиных копыт. На необозримом небосклоне солнце уже клонилось к закату.

Кэт повернула повозку с дороги на тропинку, шедшую вдоль озера. Когда они подъехали к излучине реки, девушка остановила фургон, чтобы дать животным отдых и напоить их. Путники уже добрались до зеленых лугов, где было много корма. Западный приток реки, иногда называемый Синега Грик, сворачивал на юг, в сторону форта Криттенден, который именовался фортом Буканан, до того как его сожгли войска федератов[5] во время Гражданской войны.

Оставалось всего лишь несколько миль пути. Кэт благодарила Бога за это. Плечи ныли от напряжения, руки болели от поводьев, спина онемела от длительной езды на жестком деревянном сиденье. Эрни, измученный полуденной жарой и раной, заснул.

Кэт решила не будить его. Маловероятно, чтобы Ленч Кастрил с друзьями оказался поблизости и лежал где-нибудь в засаде среди скал, которые окружали земли Джона Стюарта. Но все же от греха подальше — девушка придвинула к себе винчестер.

Сердце радостно забилось, как всегда, когда показались знакомые очертания родного дома. Большое каменное четырехугольное здание словно росло из земли, породившей его. Надежный, как крепость, уютный дом возвышался посреди плоской равнины и был хорошо виден издалека.

Кэт направила фургон к въезду и громко позвала прислугу, чтобы открыть ворота. Эрни проснулся и подполз к спинке сиденья сзади Кэт, раскачивая винчестер в руках.

Створки ворот широко распахнулись, впустив повозку. Кэт и Эрни устало спустились на землю. Луз подбежала к Кэт и подхватила Эрни. Она испуганно вскрикнула, путая английские слова с испанскими, когда увидела ссадину на его голове. Погонщик стал пунцовым от смущения, тронутый до глубины души проявленным вниманием.

Из дома стрелой вылетел рыжеволосый мальчик лет восьми с темными, как спелые сливы, глазами и бросился отвязывать лошадь от фургона.

— Спасибо, Анджело, — улыбнулась Кэт. — Ее нужно напоить и дать зерна. Когда справишься, поможешь мне с буйволами?

— Si[6], синьорита Кэт! — он торопливо побежал выполнять поручение, горя желанием доказать, что достаточно взрослый, чтобы делать мужскую работу.


Когда все улеглись, Кэт вышла за ворота полюбоваться звездами. Ночной прохладный ветер теребил ее распущенные волосы. В такие одинокие часы она особенно сильно тосковала по отцу. Глядя на яркие звезды, девушка тревожно думала о том, выдержит ли отец тюремное заключение. Десять лет казались вечностью.

Жалобный крик койота где-то на другом конце равнины внезапно оборвал ее мысли.

Сегодня она выдержала сражение с Эметом Йорком. Правда, нельзя сказать, что одержала победу, полную победу, но и не проиграла. Усмешка искривила ее губы. Главное то, что Йорк покинул поле боя и вышел из игры.

Кэт вдруг почувствовала себя очень одинокой. Хорошо бы убежать отсюда, прочь от дома, чтобы избавиться от жуткой действительности. Месяцы, прошедшие со дня ареста отца, были самыми длинными и трудными в ее жизни.

До рокового выстрела, оборвавшего жизнь их соседа Мак-Найта, девушка была уверена, что ее мечты непременно воплотятся в жизнь. Рядом был человек, за которого она собиралась выйти замуж, она мечтала иметь свой дом, мужа, который был бы и ее лучшим другом, и возлюбленным, и советчиком, детей (она надеялась, что несколько, так как сама была единственным ребенком).

Но случайный ружейный выстрел перечеркнул все мечты Кэт. Возлюбленный уехал, а Джон Стюарт предстал перед судом, оставив Кэт один на один с жестокой реальностью.

Джон умолял не спешить с замужеством, говорил, что лучше до свадьбы убедиться, какой негодяй Нед Воррен. Отец не любил юношу и не верил ему. Джон был неисправимым романтиком — Кэт знала это. Он верил в то, что тяжелый труд будет вознагражден, что добро в конце концов победит зло. И что где-то в заоблачной дали живет прекрасный принц, молодой и красивый, с благородным рыцарским сердцем, который приедет и сделает Кэт счастливой..

Дочь, однако, была более прозаичной — это жизнь заставляла быть такой. Она считала приговор отцу несправедливым. Не было прямых улик, свидетельствующих против Джона, за исключением непримиримой вражды соседей. Даже судебный исполнитель подтвердил это. Но суд присяжных заседателей, состоящий из горожан, до смерти напуганных рядом зверских убийств, совершенных в прошлом году, признал Стюарта виновным.

Суд, принимая во внимание поведение Джона и репутацию кристально чистого человека, приговорил его к десяти годам тюремного заключения в Юме вместо смертной казни через повешение. Но это сомнительное благо. Только невероятно сильный человек с Божьей помощью сможет вынести десять долгих лет в этой ужасной тюрьме.

Кэт подумала, будет ли у нее когда-нибудь личная жизнь. Ей так хотелось иметь свой дом, семью, процветающее дело взамен того существования, которое сейчас изматывало тело и изнуряло души четырех человек, живущих вместе. Она была беспредельно благодарна Луз Агилар и ее детям, Марине и Анджело. Она нуждалась в них так же, как и они в ней.

Все, что Кэт имела, — землю и этих людей — нужно было во что бы то ни стало сохранить. Потому что без них она становилась совершенно беззащитной и одинокой женщиной в жестоком и несправедливом мире.

В ночной прохладе витал запах приближающегося дождя. Вдруг вдали что-то потревожило тишину равнины. До Кэт донесся шорох. Она вздрогнула, но постояла еще немного, затем вернулась за ворота, закрыла их за собой и опустила засов на место.

С тоской вспомнила девушка широкие плечи отца, его спокойные, иногда непреклонные манеры и неувядающую веру в необыкновенную судьбу дочери.

Она глубоко вздохнула и усмехнулась про себя. Кто существует сейчас в ее жизни? Появился Эмет Вестон Йорк, довольно симпатичный внешне, но далеко не принц. Что касается Эрни Смитсона, то он был слишком некрасив и незначителен.

Забавные мысли развеяли немного ее мрачное настроение. Девушка снова почувствовала прилив энергии и готовность взяться за решение насущных вопросов. Входя в дом, она решила, что самую большую и серьезную проблему в данный момент для нее представляет все же новый партнер. Именно эта проблема требовала неотложного решения. Кто же такой этот Симас Блейд, черт возьми?

Глава 2

— Синьор, ваш отец просил найти вас и напомнить, чтобы вы поторопились. Сегодня он собирается посетить Гей Аллею.

Посыльный, молодой мексиканец, тщетно пытался сохранить серьезное выражение лица при упоминании о квартале публичных домов. Когда он пере давал послание, в его темных глазах плясали веселые искорки. Юноша хотел, чтобы и его отец смог прислать ему такое заманчивое приглашение.

Нил Блейд сидел в залитом солнцем патио отеля, наслаждаясь тишиной. Перед ним на столике стояла чашка кофе и лежал свежий номер газеты «Аризона Дейли Стар».

Рядом бил фонтан, к краю которого прижалось дерево мимозы. Маленький горный поток пересекал территорию приблизительно в два акра, по краям его росли деревья. Неподалеку печально ворковали голуби, перепелка вела свой выводок на водопой, китайские колокольчики, свисавшие с веток деревьев, раскачивались на ветру и мелодично позванивали.

Душа Нила жаждала такой безмятежности, но его жизнь делала подобную безмятежность непозволительной роскошью. Он тяжело вздохнул. Старик преднамеренно совершал скандальные поступки, чтобы шокировать публику. Когда он не бывал с головой увлечен охотой за сокровищами, то очень скучал и не знал, что бы такое сделать.

Симас Блейд любил швырнуть камень в толпу, выбраться из нее и наблюдать со стороны за свалкой. Старый прохвост считал свои выдумки забавными и получал от них огромное удовольствие, приходя в неописуемый восторг и радуясь, как ребенок. Но Нилу до смерти надоели выходки Симаса.

Он отхлебнул крепкий кофе. Немного погодя он пойдет в ресторан позавтракать, но сейчас нуждается только в мирной тишине дворика.

Несмотря на располагающую спокойную обстановку, Нил никак не мог расслабиться. Даже любуясь яркими красочными цветами в керамических вазах, он был не в состоянии привести свои мысли в порядок, чувствовал нервозность. Это беспокойство не покидало его с момента приезда в Таксон. Очевидно, чувство вины, связанное с Фэнси Леди, этой проклятой золотоносной шахтой, которую выиграл Симас, мучило его. Точнее будет сказать «украл» Симас, хотя Йорк и не сопротивлялся.

Напоминание об этом приобретении растревожило воображение Нила. Он не мог выбросить прииск Стюарта из головы. И совсем не понимал отца, который всеми силами оттягивал визит и знакомство с новым партнером. Нила раздражали уловки старика, он отказывался от игры, которую вел отец, не понимал ее сути и поэтому нервничал и раздражался иногда буквально из-за пустяков. Сегодня необходимо отправиться на прииск с отцом или без него, отправиться во что бы то ни стало.

— Не говорите ему, что вы сразу нашли меня здесь, — приказал Нил посыльному, стараясь выглядеть равнодушным. — Затем скажите, что я скоро буду.

— Он в гостиной, просматривает почту. Но он просил вас ждать в ресторане.

— Я знаю, — Нил кивнул. — Отец никогда не страдал отсутствием аппетита. Спасибо. — Он бросил молодому человеку золотую монету, которую тот, к величайшему изумлению обоих, поймал на лету.

— Gracias, синьор.

— Не стоит благодарности, — ответил Нил. Он не жалел о потраченных деньгах, которые добавили еще несколько минут тишины и спокойствия. Первый раз в своей сознательной взрослой жизни по необходимости ему пришлось быть с отцом такой длительный срок. Два месяца, проведенные рядом со стариком, показались вечностью.

Нил подозревал, что отец неважно себя чувствует после пережитых неприятных дней и хлопот с Джози в Калифорнии. Но старый комедиант не показывал своего недомогания и усталости.

Это было бы равносильно признанию, что он такой, как все, обыкновенный человек. Однако Симас скорее согласится быть публично высеченным, нежели признает свою обычность, ординарность. Старик часто в разговоре выставлял себя в «черном свете», но это была лишь хитроумная уловка. Симас Блейд был далеко не так прост, как казался и как хотел казаться! Много лет тому назад он понял, что лучше и гораздо безопаснее скрывать свои слабости от посторонних глаз. Скорее всего Симас и сейчас кружил возле Таксона только потому, что не хотел давать ни малейшего повода предположить свою действительную заинтересованность в прииске Джона Стюарта. Но — проклятье! — они пробыли в городе уже три дня, увидели почти все, что предлагалось для развлечения, — от театральных сцен в Левине-Гардене до салона Росси с камерой-автоматом, показывающей пошлые картинки, вызывающие сальные улыбочки у всех мужчин. Они не побывали только в местных борделях.

Предчувствие Нила, постоянно тревожащее его. подсказывало, что отец неспроста тянул время и не открывал свои карты, что старик имел что-то особенное на уме, какой-то хитроумный план. Нил не догадался о намерениях отца. И то он не знал, прав ли в своих предположениях.

Юноша свернул газету, встал и направился в сторону ресторана.

Не обнаружив Симаса в зале, Нил зашел в частный кабинет, который занимал отец.

— Доброе утро, папа, — сказал Нил. — Откуда это Карлос примчался как угорелый?

Внезапно юноша заметил испарину, покрывающую лоб Симаса.. который с усилием попытался что-то ответить.

— Боже мой, отец, тебе плохо?

Нил в три огромных прыжка подскочил к столу, за которым сидел старый Блейд. Симас издал слабый стон и без чувств рухнул на деревянный пол.

Нил склонился над безжизненным телом отца и приложил ухо к его груди. Слава Богу, он уловил едва слышное сердцебиение.

Юноша вскочил на ноги, стремительно выбежал в вестибюль и закричал:

— Позовите доктора! Скорее! Отцу плохо!

Расторопность прислуги была выше всяких похвал. Симас, наверняка, был бы польщен вызванной суматохой. Но он был слишком плох, чтобы оценить ее… Управляющий послал гонца за доктором и поспешил в апартаменты для получения дальнейших распоряжений. .

К счастью, доктор не заставил себя долго ждать Все молча стояли в полной готовности, пока Финнеган, представительный седовласый мужчина респектабельной наружности, щупал пульс Симаса, заглядывал ему в глаза, и покалывал его в различных местах острым наконечником какого-то хирургического инструмента.

— Паралич, — произнес он и повернулся к портье: — Хорас, этого человека нужно перенести в комнату. Помогите нам.

— Да, доктор, сейчас, доктор. Носилки принесут немедленно.

Нил вмешался:

— Я его сын, Корнелий Блейд. Что я должен делать?

Доктор осмотрел Нила с ног до головы и спокойно сказал:

— Выпейте чего-нибудь покрепче и приготовьтесь ждать.

— Сколько ждать?

— Кто знает! Я не Господь Бог и даже не приближенный к нему. Если вы и ваш отец верующие, советую послать за священником в церковь Святой Августины или в Пресвитерианский собор.

— Да, конечно. Отцу может понадобиться присутствие духовного лица.

— Я думаю, вам он понадобится больше, чем ему.

Разговор прервался, когда Симаса уложили на самодельные носилки, собранные наспех из двух грубо отесанных жердей, обвязанных веревкой и покрытых мексиканским пледом.

Нил шел позади носилок и благодарил Бога, что отец легкий и жилистый, так как середина носилок угрожающе прогибалась при каждом шаге. Всю дорогу до дверей спальни отца его одолевал страх, что веревки вот-вот развяжутся и старик покатится по ступенькам.

Но с божьей помощью Симаса благополучно донесли до комнаты и уложили в постель. Помещение сразу же заполнилось людьми: тут были носильщики, управляющий, портье, две горничных, врач, Нил и молодой Карлос. Все столпились вокруг широкой просторной кровати и ловили каждое движение Симаса.

Наконец управляющий опомнился и начал отправлять своих служащих по местам.

Доктор Финнеган взял листок бумаги и ручку со стола в углу комнаты и быстро написал записку.

— Иди сюда, Карлос, — позвал он. — Беги к миссис Рименшнайдер вниз по Огайо Стрит. Передай ей обязательно лично в руки и дождись ответа. Затем на обратной дороге зайди в церковь Святой Августины и попроси отца Антония как можно скорее прийти к мистеру Блейду.

Мальчик кивнул и, повернувшись, убежал.

— Не трать времени по дороге! Я буду здесь ждать твоего возвращения и не собираюсь терять на тебя целый день. Если ты поторопишься, получишь Дополнительное вознаграждение, когда вернешься.


Кэт Стюарт и Луз, находясь в своей маленькой домашней лаборатории, раскладывали в вышитые мешочки, купленные у детей, душистую, с ароматом розы, соль для ванн.

— Они слишком большие для одной чашечки соли, — сказала Луз, — поэтому я насыпаю но полторы и еще останется достаточно места, чтобы затянуть мешочек красивой ленточкой и завязать великолепный, как у Кармен, бант. Голубой, я думаю.

Кэт тщательно размешивала соль, стараясь растереть все крупные куски в однородную массу.

— Ты права, но в таком случае нам нужно за них больше брать. Раньше мы получали по тридцать центов за твои мешочки с одной порцией соли. Как ты думаешь, за эти заплатят пятьдесят?

— Да, я уверена. Они такие красивые, что дамы с удовольствием положат их среди белья для хорошего запаха, после того, как используют эту соль.

— О, это отличная идея, Луз. Мы можем посоветовать нашим покупательницам оставлять небольшую ложечку соли и класть мешочки в сумки для благоухания. Я думаю, что здесь у нас достаточно соли, чтобы наполнить шесть мешочков для ванн и, может быть, можно сделать дюжину маленьких, специально для дамских сумочек. К тому же готово и средство для отпугивания насекомых, и мазь от ожогов. Правда, я не знаю, хватит ли вырученных денег, чтобы оплатить расходы на заказ новой партии материала взамен уничтоженного Ленчем и на пополнение продуктовых запасов. Продовольствие у нас на исходе.

— Осталось немного овощей и сушеных фруктов. Но мука, крупа, кофе, соль… — Луз пожала плечами.

— Зато много бобов, стручкового красного перца, соленой свинины и коровьего молока. И я попросила Анджело и Марину сделать в саду грядки, чтобы посадить горох, зелень, картофель. Во всяком случае, с голоду не умрем.

Кэт задумчиво провела рукой по своим русым во лосам. Она знала, что отец где-то спрятал деньги, но никак не могла найти их. Где она только не искала! И не было никакой возможности поговорить с Джоном наедине после ареста. Джон ни за что не скажет, где деньги, пока не будет полностью уверен, что никто не подслушивает его. Поэтому не оставалось ничего другого, как вместе с Луз заниматься этим скромным бизнесом и довольствоваться вырученными деньгами. Луз осталась без жалованья со времени ареста Джона. Она отказывалась принимать деньги, настаивая на том, что они должны поддерживать друг друга как члены одной семьи.

В довершение всего Кэт приходилось еще беспокоиться из-за Симаса Блейда, когда он приедет обсудить состояние дел! Интересно, каковы его дальнейшие планы относительно Фэнси Леди?

— О, я чуть не забыла. У нас есть около двух дюжин кувшинов кактусового джема. Если вы отвезете их в Гритервилл или Тотал Рек, то их там с руками оторвут по пятьдесят центов за кувшин.

Кэт тяжело вздохнула:

— Я ненавижу ездить в эти города. Никогда не знаешь, что может приключиться. Но придется ехать, нечего делать.

— Мы можем также напечь сдобных лепешек с Дольками цукатов из кактуса. Местные жители проглотят язык — ведь вы же знаете, до чего это вкусно.

Внезапно в лабораторию ворвалась Марина, в ужасе протягивая перед собой руки. В глазах ее стояли слезы.

— Мама, посмотри на мои руки. Они растрескались, почернели, я сломала три ногтя. Я не буду больше работать в этом саду. Я не хочу выглядеть как какой-нибудь пеон[7].

Луз посмотрела на красивое лицо дочери и неожиданно дала ей звонкую пощечину. Она сама всегда была подневольной и только сейчас выбралась из нужды. Она и ее дети всем были обязаны Стюартам, всем, даже жизнью. Джон приютил их, когда все отказали в помощи, а когда Джон попал в Юму, Кэт продолжала совершенно искреннее считать всю семью родной и помогала, чем могла.

— Ты сейчас же вернешься и будешь работать вместе с братом. Ты же любишь поесть наравне со всеми!

— Но он швыряется в меня комьями земли! И к тому же он ушел за травой для теленка.

— Анджело больше не будет кидаться глиной. И чтобы грядки были готовы сегодня к вечеру! Andale![8]

— Конечно, тебя не волнует, что мои руки обезображены! Ты хочешь, чтобы я была уродиной! А я, я…

Кэт больше не могла выносить эту безобразную перепалку. Тяжелое бремя ответственности за окружающих тяготило и подавляло.

Дерзкое и бесцеремонное поведение Марины обидело ее. Да, Марина ни за что не отвечает, только помогает, и вот эта помощь начала тяготить девушку. Кэт не выдержала и выбежала из лаборатории, даже не пытаясь обуздать и призвать к здравому смыслу юную красавицу. Не в первый раз пришла в голову мысль: насколько проще и легче была бы жизнь в городе, где заботиться нужно только о себе!


Фрида Рименшнайдер была пышущей здоровой женщиной, далеко за сорок с крепким телом и сильная духом. Ее седеющие светлые волосы были заплетены в косу и высоко уложены на затылке. Она царственной поступью, шурша многочисленными юбками, величаво вошла в комнату.

За несколько минут Фрида выяснила у доктора состояние больного Симаса, затем начала раздевать его.

— Извините, мэм. Я сам это сделаю, — робко сказал Нил.

— Глупости, молодой человек! Вы лучше спуститесь вниз и встретьте священника. А я приготовлю вашему отцу ванну и сделаю массаж, и ему станет немного лучше.

За долгие годы, проведенные вдали от родины, резкий акцент Фриды умягчился лишь немного.

— Но, мадам, вам не следует… Отцу это бы не понравилось… Это невозможно!

— Ох уж мне эти мужчины с их глупой ложной скромностью! На протяжении тридцати лет я была замужем за врачом и помогала ему принимать пациентов. Многое повидала, и смею вас заверить, предметы «мужской гордости» независимо от владельца у всех одинаковы. Я в обморок от этого не упаду. А теперь идите и не мешайте мне работать!

— И можете поторопиться, — добавил Патрик Финнеган, подмигнув. — Фрида еще никогда не проигрывала сражения.

Эмет Вестон Йорк с приятелями веселились. Весть о параличе Симаса Блейда быстро распространилась по отелю, и Йорк надеялся, что ирландец стоит уже одной ногой в могиле. Йорк самодовольно гордился своей причастностью к этому. Настойчивые слухи о том, что каждый, кто сталкивался с ним в споре, умирал ужасной смертью — часто слишком необычной — подтверждались примерами. Йорк верил в силу наказания идущих против него в назидание остальным.

Сегодня, когда он с друзьями прогуливался перед входом в Храм Музыки и Художеств, он был очень оживлен Название театра заинтриговало его, и Йорк скептически подумал, какого рода развлечения можно найти в Таксоне.

Был прекрасный многообещающий вечер, правда, несколько прохладный для прогулки на свежем воздухе. Недавно прошедший полуденный ливень смыл следы пыли с земли, воздух был чист и свеж, дышалось легко.

Йорк был приятно удивлен, войдя во двор театра. Свет, струящийся из окон зданий, окружающих двор с трех сторон, освещал расставленные для посетителей скамейки. Несколько джентльменов стояли у входа в театр и курили. Все вокруг создавало благоприятное впечатление и казалось очень уютным.

В вестибюле Йорк обратил внимание на стройного темноволосого весьма приятного мужчину, одетого в безупречно элегантный вечерний костюм. На его плечи была наброшена короткая, как у оперного героя, накидка. Он стоял, прислонившись спиной к стене, и что-то неуловимое в его манере поведения показалось Йорку знакомым. Но он никак не мог припомнить, что именно. Когда, проходя мимо, они поравнялись с ним, мужчина выпрямился и склонил голову в почтительном приветствии.

— Добрый вечер, мистер Йорк. Приятно снова встретить вас. Надеюсь, вы хорошо провели время в Калифорнии?

— Да, конечно. Спасибо, — настороженно ответил Йорк. Мысли его путались. Он уже слышал этот легкий английский акцент раньше. Но где? Когда?

Мужчина протянул руку и представился:

— Нед Воррен. Мы познакомились в декабре, когда вы были у нас в последний раз.

— Да, да, конечно, помню, — уже уверенно и радостно ответил Йорк. Он никогда бы не подумал, что этот симпатичный элегантно одетый мужчина окажется человеком, которого он встретил в салоне Росси. То же лицо, немного вытянутое, с тяжелой нижней челюстью, та же прическа, те же серые глаза, но на этом сходство заканчивалось. Одежда Неда соответствовала классическому западному стилю, и он естественно вписывался в круг посетителей театра, ничем не выделяясь, кроме британского акцента. По его словам, Воррен был отставным офицером армии Ее Величества, сложившим с себя полномочия накануне вспыхнувшей в южной Африке войны.

Йорк был достаточно умен и хорошо понимал, что приезжают на Запад Америки, как правило, для того, чтобы скрыть свое прошлое. Поэтому он не поверил ни единому слову нового знакомого.

— Разрешите представить вам моих друзей. Мистер Джонсон и мистер Вестман.

Снимая накидку и небрежно закидывая ее за плечо, Воррен почтительно кивнул в сторону каждого из приятелей Йорка.

— Вы, вероятно, уже слышали, что я избавился от своей доли прииска и передал ее некому ирландцу по имени Блейд?

— Как? Когда?

— Несколько дней тому назад, — Йорк скользнул взглядом по Воррену. За выпивкой накануне того вечера, когда Кэт Стюарт бесцеремонно выставила Эмета со своей территории, он узнал, что Воррен был обручен с девушкой и собирался жениться. Но внезапно без всяких объяснений Джон прервал отношения молодых людей. И Воррен затаил зло против обоих Стюарюв. Более того, Нед Воррен дал решающие свидетельские показания, обвиняющие Джона в убийстве. Ходили упрямые слухи, что он сделал это не очень охотно, из-за страсти к Кэт.

Йорк знал, что экс-англичанин имел все основания ненавидеть и отца и дочь, инстинкт подсказывал ему, что причиной в большей степени были, однако, деньги, а не любовь. Воррен, видимо, хотел заполучить Фэнси Леди гораздо сильнее, чем Кэт Стюарт. Йорк был почти уверен в том, что Воррен не упустит возможности вернуть расположение Кэт, пока ее отец находится в тюрьме, чтобы попытаться заполучить желаемое.

И сейчас Йорк пристально смотрел на молодого человека в надежде заметить признаки растерянности на его красивом лицее. Едва уловимая жесткая складка вокруг рта Воррена, которая была единственным проявлением его реакции, подтвердила возникшие подозрения.

— А Кэт знает?

— Да, вчера я проинформировал ее. И предупредил, что только чудо спасет of проходимца ирландца, который оберет ее до нитки! — Йорк ехидно засмеялся.

— Он так неразборчив в средствах?

— А важно ли это? Почему вы так волнуетесь?

— Я всегда считал Джона Стюарта самодовольным индюком, но настаиваю на том, что Кэт замечательная, душевная, милая женщина, — ответил Воррен и раздраженно передернул плечами.

— Вы так думаете и после того, как она отвергла вас по настоянию отца? А что он имел против вас?

— Ничего, кроме слухов и домыслов.

— Итак, вы отплатили ему той же монетой. И дали понять, что пользоваться людской молвой иногда бывает смертельно опасно. Браво! Великолепный удар!

Воррен снова пожал плечами.

Йорк продолжал:

— Этот Блейд славится своей изворотливостью, не один золотоносный прииск он уже прибрал к рукам — ему палец в рот не клади. Как только Симас активно приступит к делу и возьмет все в свои руки, фэнси Леди заработает и станет богатейшей разработкой. И кто знает, может быть, с помощью денег и влияния Блейда Джон Стюарт уйдет от наказания. Не в первый раз деньги закрывают глаза правосудию. И «волосатая лапа» творит чудеса!

— Зачем вы говорите мне все это? — громко спросил Воррен.

— Я подумал, что это покажется вам небезынтересным. И захотел убедиться, что Джон Стюарт и его ведьма-дочь могут получить по заслугам.

— Что вы задумали?

— Ничего конкретного, но это пока. Однако если у вас проснется интерес к делу Стюартов, я обещаю ускорить выполнение своих планов.

— Не стоит откладывать дело в долгий ящик — вы меня заинтересовали.

Йорк приостановился на лестнице:

— Завтра я возвращаюсь Галвестон. Как мне с вами связаться?

— Когда у вас созреет план, пришлите мне весточку на Салон Росси. Мне передадут. — Воррен повернулся и стал спускаться по ступенькам.

Джонсон наклонился к Йорку и вкрадчиво произнес:

— Его вполне можно считать джентльменом. Только очень воспитанный человек, да к тому же хорошего происхождения, может уловить разницу.

Третий сын Эрла Блесингема даже не остановился, услышав замечание приятеля, но самодовольная ироническая улыбка появилась на ею аристократическом лице. В конце концов, неудивительно, что эти неотесанные простолюдины, встречая настоящего джентльмена, не в состоянии по достоинству оценить его.


Задолго до рассвета Кэт с грузом продуктов, тщательно упакованных и осторожно уложенных в повозке, покинула поместье. Луз оказалась права: окрестные жители безумно любили сладости. Горожане окружили девушку шумным кольцом, когда узнали, что она собирается продавать лакомые блюда домашнего приготовления. Быстро закончив торговлю, Кэт получила приличные деньги. Лепешки с кактусовым желе моментально разошлись по десять центов, даже не всем желающим хватило. На четыре лотка лепешек, которые были привезены, Луз потратила весь остаток муки.

Некоторые мужчины, довольно небрежно одетые, с насмешкой разглядывали ботинки и переходящую в брюки юбку Кэт. Но винчестер, лежащий на виду рядом со сладостями, убедительно говорил, что с ней лучше не шутить.

— А ты случайно не дочь Джона Стюарта, а девочка? — с любопытством спросил один из них.

— Да, — тихо ответила Кэт.

— Я сто лет знаю старину Джона. Ума не приложу, как он умудрился застрелить Мак-Найта. Хотя должен заметить, что отвратительнее типа трудно встретить.

— Согласна. Но отец не убивал его. Я не знаю, кто это сделал. Вокруг бродит достаточно искателей легкой наживы, способных на все. Мой дробовик поговорил с некоторыми, когда отца забрали.

Краем глаза разговаривающий мужчина посмотрел на окружающих — многие пытались спрятать улыбку. Другого ответа они и не ожидали, так как были наслышаны о крутом нраве дочери Джона Стюарта, вспыхивающей как спичка. Да и сам Джон горой всегда стоял за свою землю.

— Мисс Стюарт, вы не могли бы приезжать хотя бы раз в неделю и привозить свою вкусную домашнюю еду на продажу, — послышался голос из толпы, когда Кэт уже взбиралась на повозку, готовясь к отправлению.

— Мы были бы вам очень благодарны — нам до смерти надоела здешняя стряпня, — поддержал просьбу другой голос.

С такими же просьбами загудел целый хор мужских голосов.

— Я подумаю. А сейчас мне нужно отвезти в Таксон средство для отпугивания насекомых и мазь от ожогов.

— Мы и это с радостью купим!

Кэт улыбнулась.

— К сожалению, это уже заказано. Но я могу через несколько дней вернуться сюда с другой партией товара, — удаляясь, она помахала рукой на прощание.

Удача сопутствовала девушке и по прибытии в Таксон. Мистеру Стоуну, торговцу, так понравились вышитые мешочки с душистой солью, что он пообещал в следующий раз купить столько, сколько Кэт сумеет привезти. В Таксоне было много магазинов, но Кэт предпочитала лавку Стоуна. Вальтер Стоун был прирожденным коммерсантом, безошибочно умел подобрать и преподнести покупателю товар. Окна его магазинчика, выходящие на улицу, всегда были заставлены свежим товаром, который располагался таким причудливым образом, что не мог не привлечь внимания покупателей.

Стоун, вероятно, уже держал в уме адреса нескольких дам, которым можно выгодно продать забавные мешочки с ароматной солью, — подумала Кэт. Необыкновенно жесткая местная вода на всем оставляла щелочной налет. Поэтому, когда Кэт рассказала, что они с Луз добавляют немного соли в воду для понижения кислотности при полоскании белья, продавец с восторгом заказал двойную долю на продажу такого крайне необходимого товара. Мистер Стоун помог Кэт погрузиться, и она направилась на телеграф, чтобы заказать буру и глицерин взамен уничтоженных Ленчем. На обратном пути девушка решила заехать к Кармен Педрозе и попросить ее изготовить побольше вышитых мешочков.

Молодая вдова приветливо встретила Кэт и с гордостью пригласила ее в каменную двухкомнатную лачугу, которая служила ей домом. Внутреннее убранство было очень бледным, почти не было мебели, не говоря уже о каких-либо предметах роскоши. Но все вокруг сияло ослепительной чистотой. Пока они разговаривали, Кармен пекла мучные лепешки, отщипывая толстые куски густого теста, разминая их руками и придавая знакомую округлую форму перед укладыванием на сковороду.

Вдова извинилась за то, что не может оторваться от работы. Нужно поскорее напечь лепешек и раздать детям для продажи. Тонкий хрустящий мексиканский хлеб пользовался большой популярностью у населения Таксона.

Неожиданно у Кэт мелькнула неплохая идея.

— Синьора Педроза, а вы не смогли бы приготовить побольше лепешек, пирожков или булочек? Чего-нибудь вкусненького, домашнего?

Девушка рассказала Кармен о том, как истомились жители Гритервилла без хорошей домашней пищи, и женщины заключили сделку. Кармен будет шить для Кэт мешочки, а Кэт будет возить мексиканские лепешки на продажу шахтерам и отдавать вдове всю выручку. Это не составит для нее особого труда — приехать вначале в Таксон, а на обратном пути заехать в Гритервилл. Женщины обсудили цены и договорились, что Кэт будет забирать продукцию каждую среду.

В великолепном настроении девушка отправилась далее и остановилась напротив конюшен Литервуда, чтобы передать мазь от ожогов Нэту Авингу.

То, что она увидела, отозвалось судорожной болью в сердце, и она сильно стиснула зубы, чтобы не закричать и не упасть в обморок. Прямо напротив Литервуда, поглаживая шелковистую шею своего пегого коня и посмеиваясь над рассказом Авинга, стоял Нед Воррен собственной персоной: красивый, самоуверенный и вероломный.

Пережитые чувства нахлынули снова. Кэт вспомнила веселые прогулки, влюбленные глаза и… предательство Неда. Она не видела его с тех самых пор, когда он под присягой давал в суде свидетельские показания против Джона Стюарта. И сейчас девушка отчаянно пыталась взять себя в руки. Ей неудержимо захотелось бежать отсюда без оглядки, Кэт сильно хлестнула кнутом по крупу кобылы и галопом поскакала прочь из города. Старый Авинг прокричал ей что-то вслед, но она уже ничего не слышала. Все ее мысли были поглощены единственным желанием: как можно быстрее уехать от Неда Воррена.

Проскакав около пяти миль, девушка смогла немного успокоиться. Придя в себя, она вспомнила, что не заехала на почту и не расспросила о человеке по имени Блейд.


Спустя три дня Симас пришел в сознание. Его состояние значительно улучшилось. Настолько, что доктор Финнеган уверенно объявил, что Угроза смерти миновала. Он полагал также, что удар был сравнительно несильным. Парализованная левая сторона тела Симаса благодаря горячим ваннам и массажу, который делала Фрида Рименшнайдер, со временем сможет снова обрести чувствительность. Доктор Финнеган поделился своей уверенностью с Нилом и настоял, чтобы юноша перевез отца в дом Фриды. Успешное выздоровление пациента зависело сейчас только от ухода.

Нил тщательно взвешивал все за и против и долго не мог принять решение. Он тщетно пытался обсудить с отцом этот вопрос, с тревогой наблюдая за реакцией больного На протяжении мучительных полутора суток Симас то приходил в сознание, то снова впадал в бессознательное состояние. Наконец Нил решился. Он видел, что Фриде тяжело ухаживать за отцом в отеле, не приспособленном для этих целей. В конце концов он признался себе, что Симас не встанет на ноги так быстро, как этого хотелось бы. Тут нужно время и уход.

Поэтому старик и его вещи были перенесены в огромный дом на Огайо Стрит, а сам Нил вынужден был остаться в «Орндорфе».

Прошло две недели. Симас сидел в постели и кипел от негодования. Этот умник Нил и такой же умник доктор задумали привезти к нему пресвитерианского священника. На чашку чая!

А эта ненормальная женщина! У нее ни капли стыда, по крайней мере по отношению к его телу. Ни крупицы скромности и потрясающая убогость мышления! Когда он хотел встать, эта женщина сказала, что нельзя, нужно отдыхать. А когда он чуть пошевелил пальцами ног, она тут же вытащила его и начала заставлять ходить. Эта Фрида только что закончила свою суматошную возню вокруг пего в ванне и сменила ночную рубашку. Теперь она собирается причесать его и обрезать ногти! Боже сохрани! Накрахмаленные белые занавески мягко развевались на легком утреннем ветерке, разнося по комнате запах красной герани, стоящей на подоконнике. И это тоже раздражало Симаса.

— Прекратите капризничать, как несносный старик! Я не знаю, что с вами делать. Сын пришел проведать вас, а вы так себя возмутительно ведете!

Симас что-то бессвязно пробормотал и с возмущением задернул край покрывала.

— Доброе утро, отец! — Нил пригнул голову, чтобы войти в дверь, и широко улыбнулся при виде отца в такой уютной и милой комнате. — Ты выглядишь сегодня намного лучше.

Фрида заулыбалась, но Симас бросил на нее хмурый взгляд.

Все оказывались в довольно затруднительном положении во время этих визитов вежливости. Раздраженный и расстроенный Симас, с трудом воспринимающий происходящее вокруг него, иногда совсем отказывался разговаривать.

Нил чувствовал себя беспомощным и бесполезным. Занимаясь семейными делами и принимая ответственные решения, он всегда советовался с отцом — это вошло в привычку. Внезапно все изменилось: юноша остался один на один с навалившимися проблемами, которые не всегда мог решить. Почва уходила у него из-под ног. Это сводило Нила с ума. Он не знал, что делать. Фрида же с удовольствием задушила бы обоих.

Нил достал из внутреннего кармана пиджака письмо.

— Я получил это письмо сегодня от Гледиса, папа. Он пишет, что еще не потерял надежду найти сокровища Донала Финала. Сестра самого Финала приехала из Сан-Луиса, чтобы опубликовать рукописный дневник экспедиции. Это звучит многообещающе, не правда ли?

Симас возмущенно замахал руками, пытаясь показать, что его это не интересует в данный момент.

— Мер… Мерфи? — наконец с трудом выговорил он.

— К сожалению, ничего. От Патси нет пока никаких известий. От Селестины тоже. Но ты же прекрасно знаешь, что она объявляется, когда ей что-нибудь нужно. Боюсь, она безнадежно испорчена. И мы сами виноваты. Все сходило ей с рук и она избалована вконец. Едва ли это создание исправится.

Симас попытался еще что-то сказать, но только бессмысленные звуки вырывались из его горла — попытка не увенчалась успехом. По лицу старика струились слезы унижения. Нил в ужасе побледнел.

Фрида молча положила на колени Симаса поднос с ручкой и бумагой. Затем вложила ручку в его руку.

— Напишите то, что хотите сказать.

Дрожащая рука Блейда сделала несколько неуверенных движений. Он написал что-то, и ручка вывалилась из его онемевших пальцев.

Нил прочел запись и нахмурился.

— Ты хочешь, чтобы я поехал на прииск Стюарта? Сейчас?

Симас кивнул.

— Но отец… Это может подождать. Я должен остаться здесь, чтобы…

Его речь прервал грохот подноса, который Симас с раздражением бросил на пол.

Нил от неожиданности потерял дар речи. Никогда раньше отец не вел себя подобным образом.

Фрида шагнула к юноше и взяла его за руку.

— Я думаю, вам следует поступить так, как он просит. Для него это очень важно. Он очень расстроен, что, конечно, вредно. Он переживает, что не может ничего объяснить. Но вы, вероятно, догадываетесь, что нужно сделать?

— Да, разумеется. Я обязательно встречусь с нашим новым партнером и постараюсь уладить все вопросы. Ты действительно хочешь этого, папа?

Глаза Симаса наполнились слезами и он кивнул. Блейд не выносил больничных палат. Это была единственная причина, по которой он отослал детей из дома прошлым летом, когда умерла Мэгги. Он не мог видеть ее такой беспомощной, когда каждый день жизни мог стать последним, и не хотел, чтобы другие видели это.

Симас с лихвой вкусил этой жуткой и мучительной жизни и сейчас хотел уберечь от нее Нила. Сознательно отправляя сына на несколько дней подальше от страданий, он искренне надеялся, что это пойдет мальчику на пользу. Да и самому Блейду не повредит уединение. Он ненавидел свою беспомощность, но еще больше выводило из себя то, что Нил был свидетелем этой беспомощности. Старик был уверен, что его смертный час еще не наступил. Он не хотел видеть сына, скорбно стоящим над ним, сжимающего в отчаянии руки, не мог видеть несчастного лица своего дорогого мальчика. Ему будет лучше отвлечься от всего на несколько дней и отдохнуть от напряжения и бесплодных попыток пристойно выглядеть.

К тому же следовало заняться этой ведьмой Фридой. Достаточно она покомандовала им. Симас не помнил ни одной особы, которая бы так настойчиво выводила его из себя. А ведь Симас Блейд всегда питал слабость к женщинам и гордился своим умением обращаться с ними. Никто не мог устоять против его очарования, если только было настойчивое желание покорить даму. Пока Нил будет заниматься делами, Симас, не теряя времени даром, собирался навести порядок в своих отношениях с чопорной Фридой, собирался добиться ее расположения. Он готов принять брошенный вызов.

Улыбнувшись Нилу, он снова кивнул.

Выходя из дома, юноша встретил на пороге Фриду.

— Вы уверены, что опасность миновала и его состояние позволяет мне отлучиться на несколько Дней? — спросил он. — А вдруг случится что-либо непредвиденное?

Нила мучило чувство вины.

Фрида пожала ему руку.

— Не волнуйтесь, пожалуйста, поезжайте со спокойной совестью. С вашим отцом все будет в порядке. Он почти все время спит, поэтому даже не заметит вашего отсутствия. Но когда вы вернетесь, я уверена, вы сразу же заметите улучшение.

Пружинистыми шагами Нил легко спустился по ступенькам веранды. Нужно было продумать некоторые детали поездки и собраться в дорогу. Уже знакомое возбуждение охватило юношу, то самое волнение, которое поселилось в душе Нила, когда он в первый раз услышал о Фэнси Леди. Казалось, обязательно должно случиться что-то необыкновенное.

Глава 3

— Вот этот силен и вынослив, как дьявол, — сказал старик Авинг, кивнув в сторону сухопарого светлого с желтизной жеребца в угловом стойле. — Вы можете скакать на нем верхом хоть неделю и не устанете.

Нил скептически разглядывал лошадь с огромной, как молот, головой, которая какой-то немыслимой дугой изогнула свое тощее тело. Более уродливого создания он в жизни не встречал. Юноша пожалел, что их собственная конюшня находится так далеко. Но увы! Во время путешествия приходилось подстраиваться к различным условиям и пользоваться теми средствам передвижения, которые оказывались в данный момент под рукой. Даже если это костлявое, угловатое существо, покрытое шершавой кожей, похожей на старую изношенную шкуру буйвола.

Нилу не улыбалась мысль появиться в поместье Стюартов верхом на этой болезненной кляче. Он сам довольно крепкого телосложения, поэтому будет выглядеть смехотворно на маленькой и безобразной лошади. Он украдкой глянул на крупного вороного жеребца в дальнем конце конюшни. Вот это действительно прекрасный конь.

— А как насчет этого?

Старик Авинг задумчиво повозил кончиком языка в пачке жевательного табака, дугой выпустив тягучую коричневую слюну.

— Вороного?

Нил кивнул в ответ, стараясь не обращать внимания на неприличные выходки плешивого, дурно пахнувшего конюха. В конюшне было только две лошади. Нил был уверен, что старый мошенник назначит высокую цену за черного жеребца.

— Да я его совсем не знаю, — Авинг облизал губы, стряхивая крошки табака. — Только недавно получил его. Великолепное животное, да?

Красавец вороной был похож на чистокровного скакуна. Совершенные пропорции и изящная стать указывали на породу. Нервно шарахаясь из стороны в сторону и размахивая хвостом, он смотрел на людей большими испуганными глазами.

Нил представил, как он скачет на резвом вороном. Несомненно, верхом на нем он будет выглядеть более грациозно, чем на низкорослом уроде. Нил решительно пошел в конец конюшни. Лошадь производила впечатление, она была великолепна. Сам не зная, по какой причине, Нил хотел произвести ни мисс Кэт Стюарт благоприятное впечатление. Он находил это чрезвычайно важным.

Авинг задумчиво почесал затылок и громко чавкая передвинул жвачку за другую щеку. Совершенно очевидно, что разряженный пижон хочет взять вороного вместо той спокойной низкорослой лошадки. Он тряхнул головой. Впрочем, ему нет никакого дела до того, какое животное выберет этот франт. Рентная плата одинаковая. Но сам он ни за что не рискнул бы даже проехать по улице верхом на этой хвостатой неразумной скотине.

— Я беру вороного.

Старик снова сплюнул и проворчал:

— На сколько дней вы хотите его?

Они быстро договорились о цене, и Нил оплатил Авингу стоимость трехдневного пользования лошадью. Он был уверен, что переговоры с владельцем Фэнси Леди займут гораздо меньше времени. В конце концов не в интересах мисс Стюарт затягивать дело и создавать дополнительные проблемы — он был таким же равноправным хозяином, причем состоятельным. Кроме того, он не собирался надолго покидать отца — только для решения срочных дел.

Последние три недели прошли для Нила как в тумане. Удар, хотя и был, как говорили, слабым, беспощадно свалил Симаса с ног и серьезно изменил его. Сердце Нила разрывалось на части при виде совершенно обессиленного отца. Юноша был рядом с матерью, когда она умирала, и увиденное тогда запечатлелось в его памяти на всю оставшуюся жизнь. Ему пришлось заново пережить эти тягостные ощущения в жуткие тревожные минуты в «Орндорфе», когда ожидали прихода врача.

— Вам понадобится ружье, если вы собираетесь выезжать за пределы города. Это все еще дикий край.

— Что вы сказали? А, у меня есть оружие, — ответил Нил, который был наслышан о жестоких нравах юго-запада. Но, честно говоря, с трудом верилось в эти россказни. Юноша находил эти места не более дикими, чем Сан-Франциско или Донвер.

— И где же?

Нил удивленно прищурил глаза.

— Извините, не понял. Что где?

— Ну где же ваше ружье? — повторил Авинг.

— В ботинке.

Авинг посмотрел вниз, разглядывая черные кожаные ботинки, как у члена Конгресса, и захихикал. Боже всемогущий, посмотрите на этого пижона! Он даже не понимает, что едет в пустыню, и там его хорошенькие полуботы будут не полезнее пары дамских атласных туфелек для танцев. Они, черт побери, не защитят его от жала пчелы и уж тем более не спасут от укуса ядовитой гремучей змеи.

— А какое ружье вы прячете в ботинке? Это, наверное, дамский пугач, стреляющий горошинами? — В негодовании конюх смачно выплюнул табачную жвачку, брызгая слюной во все стороны.

Нил брезгливо посторонился от плевка и наступил правой нагой на не прикрытую травой кучу конского навоза.

Авинг чуть не подавился от смеха.

Нил смутился и стиснул зубы, стараясь не выдать своего раздражения. Его лицо осталось непроницаемым, движения — спокойными, хотя он кипел от злости, когда стряхивал с ботинка, сделанного по последней моде, навоз. Будь проклят старый вонючий козел, насмехающийся над ним!

Потряхивая головой, Авинг ушел за седлом и прочим снаряжением для верховой езды. Вернувшись, он приложил ко всему этому и ружье, хорошо зная, что будет мучиться угрызениями совести, если отпустит пижона безоружным и того убьют.

— Надеюсь, вы умеете пользоваться этой штукой? — спросил он, когда Нил легко вскочил в седло.

— Разумеется, — процедил Нил сквозь зубы. — Благодарю за помощь. Я скоро вернусь, завтра или послезавтра.

Все, что бы ни делал Корнелий Блейд, он делал хорошо и с особым шиком. Вот и сейчас он удачно и с достоинством ответил конюху.

Авинг осторожно отломил очередную порцию жевательного табака и посмотрел вслед причудливо одетому блондину. У старика мелькнула мысль, увидит ли он когда-нибудь еще этого размахивающего хвостом вороного жеребца. Если блондин рискованный человек, можно дать голову на отсечение, что не позднее конца недели от вороного красавца останутся рожки да ножки и он будет зажарен вечно голодными индейцами.

Когда Нил выводил ослепительно черного как смоль коня из стойла, он снова подумал о настойчивой просьбе отца немедленно посетить Фэнси Леди. Эта золотоносная шахта могла бы и подождать до выздоровления Симаса, и они вместе в кабриолете поехали бы на встречу с совладельцем.

С одной стороны, Нил и сам хотел поехать прямо сейчас. С другой — внутренний голос говорил, что он может внезапно понадобиться старику. Хотя переживать особо было не о чем. В тот самый момент, когда на горизонте появилась хлопочущая вокруг Симаса Фрида Рименшнайдер, Нил сразу понял, что отец попал в самые надежные руки в Таксоне. Эта женщина напоминала настоящий ураган, сплошной шквал сильной воли и исполнительности.

Благодаря Бога за ее присутствие, Нил постоянно задавал себе один и тот же вопрос: почему она осталась в Таксоне после смерти мужа? Состояние Симаса улучшалось день ото дня только благодаря стараниям Фриды. Она не была отцу безразлична. Нил был почти уверен, что не за горами то время, когда отец настолько придет в себя, что обязательно . попытается соблазнить Фриду.


Следуя на восток, юноша вскоре оказался за пределами города. Навстречу ему попалось несколько всадников, направляющихся в город. Прошло совсем немного времени, и он остался совсем один в необозримой, насколько хватало глаз, пустыне. Нил был четвертым ребенком в большой шумной семье, поэтому он редко бывал предоставлен себе. Поэтому он предчувствовал удовольствие, которое получит от уединения.

Легкий ветерок развевал кусок материи, зацепившейся за шип на ветке дерева у дороги. Конь испуганно бросился в сторону, нервно переступая с ноги на ногу. Нил мягко, но уверенно прижал задники ботинок к дрожащим бокам животного. Оно мгновенно почувствовало опытного седока и послушно двинулось вперед. Нил гарцевал на жеребце с легкостью и завидным умением, хотя обычно предпочитал ездить в экипаже. Он бы отказался от утомительного путешествия верхом, невзирая не пыль и грязь, покрывающие его потрепанную одежду, если бы имел хоть сколько-нибудь свободного времени. Тогда он смог бы не торопясь и не слишком уставая совершить приятную увеселительную прогулку, насладиться красивым видом. Нил был страстным любителем природы и получал истинное удовольствие, любуясь сельскими пейзажами. Поэтому единственно чего ему не хватало, это времени.

— Или стоит поторопиться, чтобы вовремя спасти Фриду, — сказал он вслух с лукавой усмешкой.

Грохот приближающейся повозки испугал жеребца. Нил был полностью поглощен вороным, прилагая огромные усилия, чтобы совладать с животным, когда старая обшарпанная повозка, переполненная смеющимися детьми и разнообразной снедью, прогромыхала мимо. Возница, узколицый юноша лет пятнадцати, крепко держал натянутые поводья, два тощих мула были запряжены один за другим. Дети громко закричали, приветствуя Нила, который в ответ вежливо снял шляпу и грациозно помахал им вслед, не обращая никакого внимания на столб пыли, взвившейся в небо из-под колес повозки и окутавшей его.

Мысли снова вернулись к дочери Джона Стюарта. Когда Нил расспрашивал управляющего отелем о дороге к прииску, который его отец так выгодно приобрел у Эмета, он случайно узнал, что интересующая его особа в это время тоже находилась в «Орндорфе». Вероятно, она приехала в Таксон за день или два до случившегося с Симасом удара.

Слегка раздраженный, Нил подумал, что она могла бы взять на себя труд и известить его отца о своем приезде. Неужели эта девушка не понимает, что элементарная учтивость, которой, несомненно, заслуживает старик, сэкономила бы всем массу времени. И ему не пришлось совершать эту утомительную поездку по пустыне, которая вытрясла из него всю душу.

Управляющий, польщенный вниманием и откровенной заинтересованностью слушателя, не упустил ни одной подробности, рассказав о резком разговоре между дочерью Джона Стюарта и Эметом Йорком в патио. Он передал Нилу и слухи о том, как девушка выгоняла Йорка из поместья и о выстреле в спину. Негодование Нила немного улеглось при воспоминании об отвергнутом бизнесмене, которого в очередной раз поставили на место. Нужно быть необыкновенно сильной женщиной, чтобы испугать Йорка.

Нил чуть не вылетел из седла из-за неожиданно раздавшегося хриплого звука рожка. Зная нервный характер жеребца, юноша перестал обращать внимание на его поведение. В случае очередной его выходки Нил, даже не пытаясь выяснить причину, сжимал ногами бока животного и сильно натягивал поводья. За время поездки уже выработалась привычка спокойно относиться к тому, что конь с трудом повинуется ему.

Судя по всему, подумал Нил, мерзкий старик в конюшне был прав, настоятельно советуя выбрать спокойную низкорослую лошадь, а не этого черного дьявола. Юноша проклинал себя за тщеславие на чем свет стоит. Ну где был его здравый смысл?

Неожиданно резкий похожий на выстрел звук раздался за его спиной.

Звук доносился со стороны крытого экипажа, который догонял Нила, и был сигналом освободить дорогу. От оглушительного рева трубы животное остолбенело на секунду, затем отскочило в сторону, дважды поднявшись на дыбы. Нил с трудом удержался в седле. Чудом он не был сброшен на колючки огромного кактуса.

— Эй, пижон! — Кучер, вооруженный дробовиком, обратился к Нилу, возвышаясь над экипажем и презрительно похохатывая. Это он трубил в рожок. Нечасто этому простолюдину приходилось встречать людей, одетых так элегантно, как Нил, и он не мог удержаться от соблазна, чтобы воспользоваться возможностью втоптать его в грязь. — А ты здорово ездишь верхом — ха-ха-ха…

Нил в это время пытался заставить жеребца повиноваться и даже не повернул головы. Его шляпа слетела на землю и потревожила семейство перепелов, шумно вспорхнувших из зарослей. Это в свою очередь еще сильнее напугало жеребца.

— Какой забавный молодой человек! Прямо душка! — отчетливо произнес хриплый женский голос.

— Эй, парень, послушай! Если ты такой же породистый, как лошадь под тобой, я готова!

Краска залила лицо Нила, оно стало совсем пунцовым. Юноша повернулся и заметил разукрашенную физиономию кокотки в алой шляпке, выглядывающей их окна экипажа. Священник, сидевший напротив нее в углу, не сводил глаз с Нила, три остальных пассажира от души хохотали. Возница лихо щелкнул хлыстом, и экипаж двинулся быстрее.

Нил готов был взорваться от злости, а тут еще пыль сплошным слоем покрыла его дорогой темно-серый костюм. Молодой человек ощутил приступ бешеной ярости. Черт побери, — подумал он, — и что это я? Он опустился на землю и хотел подобрать шляпу. Единственное, что ему сейчас было необходимо, — уладить все формальности, связанные с владением Фэнси Леди, как можно скорее вернуться в Денвер и забыть об этом глупом приключении.

Нил несколько месяцев не видел Харриет Мод. Только сейчас, стоя на оголенной каменистой равнине и пытаясь освободить ногу из дьявольских когтей зловредного колючего кактуса, он понял, как нуждается в своей возлюбленной. Он был одинок, тоска по близкому человеку, который понял бы его, посочувствовал ему, переполняла душу. Тоска по страсти. Тоска по будущему. Нил пытался вспомнить ее ясные черты, и вдруг острый шип кактуса неожиданно вонзился в правую ногу. О-o-o! Нил дернулся — и поток отвратительных ругательств вырвался, не сдерживаемый уже ничем, из его уст. Отец пришел бы в неописуемый восторг.

Следующие двадцать минут вороной без устали мчался на предельной скорости. Это было сильное, выносливое животное, способное на многочасовую гонку. Можно простить ему скверный характер ради легкого, красивого, стремительного бега. Они быстро доберутся до поворота, который, как объясняли, должен быть где-то неподалеку.

Проехав милю или около того по дороге, Нил заметил быстро приближающееся облако пыли. Окутывая дорогу сплошной пеленой, оно передвигалось с такой же скоростью, как и всадник. Через несколько минут произойдет встреча. Направив вороного немного в сторону, Нил с опаской ехал навстречу экипажу. Перепуганное животное может снова повести себя непредсказуемо, если не принять во внимание поучительный опыт прошлых встреч. Нужно быть готовым к тому, что лошадь опять попытается сбросить Нила.

Приближающийся экипаж оказался хорошо охраняемой тюремной каретой, следовавшей в сторону железнодорожной станции Санта Фе, откуда заключенных поездом отправляли в Юмскую Территориальную тюрьму. Жеребец, пританцовывая, попятился в сторону, хлестнув по ноге юноши тяжелым, мокрым от пота хвостом. Когда Нил попытался повернуть вороного на дорогу, то увидел направленные прямо на него дула трех винчестеров.

— А, черт, — процедил он. — Этого только не хватало.

Из-за решеток экипажа раздались оглушительный свист и гиканье, сопровождаемые топотом ног и звоном цепей. Неустойчивая повозка начала раскачиваться. Покрывая заключенных площадной бранью, возница истошным криком приказал им закрыть рты и сильно ударил лошадей хлыстом, подгоняя их. Нил молча перенес колкости в свой адрес, как и неожиданные выходки жеребца. Тряска настолько утомила юношу, что в какой-то момент он уже был готов сползти вниз и проделать оставшийся путь пешком. Надеюсь, отец, этот прииск будет стоить моих мучений, — подумал он.

Когда пыль улеглась, Нил брезгливо осмотрел свой недавно еще такой элегантный костюм. Затем стал вглядываться в даль в поисках первого поворота к прииску Стюарта. По словам управляющего, его нетрудно найти, так как это дорога к заброшенному Форту Гриттенден. И единственная дорога, ведущая на юг. Через десять миль она поворачивает направо и сливается с треком. Грузовая повозка с оборудованием для лаборатории Кэтрин Стюарт регулярно проходит здесь раз в несколько недель, и ее след нетрудно заметить.

Несколько минут Нил размышлял, что же готовит дочь Стюарта в своей домашней лаборатории. Управляющего вызвали куда-то, прежде чем он успел рассказать Нилу об этом. Раздумья юноши были прерваны внезапным появлением длинноволосого шахтера, ведущего вниз по дороге маленького серого ослика.

— Напряженный денек на дороге, верно, приятель? — приветливо окликнул шахтера Нил.

Одетый в какие-то лохмотья, угрюмый и злобный, мужчина вдруг судорожно схватил жердь и, ничего не ответив, угрожающе посмотрел на Нила. Затем он повернул своего ослика на широкую тропинку, вьющуюся между зарослей низкорослых деревьев и кактусов, и подозрительно смотрел вслед юноше, пока тот ехал мимо.

— Хорошо хоть не выстрелил, и на этом спасибо, — проворчал Нил, отмечая с радостью, что наконец-то дорога поворачивает на юг. Хотелось бы надеяться, что вторая половина его путешествия окажется более приятной.

Постепенно местность преображалась. Пустыню сменили островки земли, покрытой зеленой травой, то тут, то там виднелись низкорослые дубы.

С облегчением Нил увидел второй поворот и след грузовой повозки, который отпечатался на дороге. Нил последовал по нему на северо-восток. Он был рад, что наконец-то почти добрался до поместья Стюартов. Не то чтобы он ожидал радушный прием, нет. Если слухи были хотя бы наполовину правдой, можно было не сомневаться: Эмет Йорк представил Блейда в самом черном свете. Очевидно, Йорк затаил зло против Кэтрин Стюарт и теперь мстительно хотел запугать ее зловещими россказнями, представляя Симаса Блейда каким-нибудь семиглавым всепожирающим драконом.

Нил знал, что его встретят в штыки. Придется очень постараться, чтобы изменить в лучшую сторону мнение о Блейдах. Трудности не смущали его. Он был дипломатом и привык сглаживать различные выходки отца. Кроме того, без излишней скромности Нил гордился своим умением обращаться с женщинами. Он в три секунды произведет на дочь Стюарта благоприятное впечатление, и она тут же забудет о своих страхах.

В любом случае, даже если Кэтрин Стюарт окажется сварливой особой, он по крайней мере сможет вырваться хоть ненадолго из этого проклятого седла. Верхом на пресловутом вороном поездка была одной из самых утомительных и неприятных из всех совершенных ранее. Он будет безумно рад снова оказаться на земле и ощутить твердую почву под ногами.

Грязная разбитая дорога извивалась и петляла. Наконец они выехали к широкому руслу реки. Нил направил жеребца в сторону мелкого потока, струящегося по камням. Конь осторожно пробирался между валунами, но около воды испуганно шарахнулся в сторону.

В том месте, которое выбрал Нил для переправы, била маленькая тонкая струйка. Поток был меньше двух футов в ширину и шести дюймов в глубину, но жеребец упрямо пятился назад.

Нил, как клещ, вцепился в холку поднимающегося на дыбы упрямца, едва сдерживая желание пристрелить глупое животное, и не вылезал из седла пока не перешли протоку Как только они вышли из воды, конь стал кротким и послушным, как овечка. Нил быстро спрыгнул на землю и вознаградил жеребца ивовой веткой. Юноша был вне себя от ярости, готовый разнести в пух и прах все, что попадется под руку.

Его шляпа плавала на поверхности небольшой приблизительно в дюйм глубиной лужи, наполненной пенистой грязью. Огромная жужжащая муха кружила над полями шляпы, очевидно, в поисках места для кладки яиц. Нил пронзительно закричал, хлестнув жеребца веткой. Конь недоуменно моргал испуганными глазами и размахивал во все стороны хвостом.

Найдя более глубокое место в протоке, Нил вымыл руки и лицо. Вода казалась относительно чистой. Юноша сделал глоток из дорожной фляги, которую всегда возил с собой, и подобрал шляпу. Это был его любимый головной убор, искусно сделанный и идеально дополняющий его джентльменский облик. С ругательствами он водрузил шляпу на голову.

Полуденная жара окрашивала далекие горы в пурпурный цвет с каким-то приятным бархатистым оттенком.

Пора было двигаться в путь. Нилу не хотелось появиться в поместье во время обеда — это может привести мисс Стюарт в плохое расположение духа. Но он не собирался и ночевать верхом. Юноша хмуро посмотрел на вороного, затем криво усмехнулся. В конце концов, он по собственной воле выбрал этого упрямца, винить некого. Тщеславие перевесило здравый смысл, и теперь приходится расплачиваться за свою гордыню.

Шелковистая шкура жеребца сверкала на солнце, переливаясь агатовым блеском. Он был красив, как бог. И сумасшедший, как шахтер, встретившийся на дороге.

— Ну, давай же, еще немного, парень! Всего миля или две. Ты меня домчишь одним духом, а я тебя вечером хорошенько угощу.

Когда она выбрались на трек, жеребец вел себя как прирученный цирковой пони. Галопом поскакали вверх по дороге, в мире друг с другом и с окружающим пространством. Лучи щедрого солнца обогревали всадника, дружное пение птиц успокаивало.

Внезапно выстрел вернул Нила на землю и опять напугал жеребца. Он прозвучал как гром среди ясного неба. Второй выстрел и последовавший за ним отчаянный человеческий вопль заставили юношу достать спрятанный в ботинке маленький пистолет. С великой предосторожностью управляя вороным, Нил двинулся вперед.

Посередине дороги находилась какая-то группа всадников. Юноша направил коня под прикрытие деревьев и поднялся на стременах, чтобы получше рассмотреть происходящее. Лошади, казалось, бесцельно бродили по дороге. Однако это было далеко не так. Нил заметил темноволосого человека в центре. Избитый и израненный, он явно пытался защищаться от своих мучителей. Нил стал понимать суть происходящего.

— А, дьявол, — тихо воскликнул он. Затем засунул миниатюрный пистолет в ботинок и достал ружье. Он не был жесток, но всегда с гордостью носил имя Блейда. Никогда в жизни он не покидал поле битвы. И несмотря на изысканную одежду в европейском стиле и маникюр он умел защитить и себя, и того, кто нуждался в помощи.

Ситуация была критической. Пятеро мужчин верхом на лошадях издевались над одним, стоящим на земле. Похоже на то, что они собираются основательно помучить его перед тем как прикончить. Убитая или умирающая лошадь раненого лежала неподалеку. Темнокожий головорез, одетый в черное, восседающий на великолепной дорогой белой лошади, с наслаждением руководил гнусным представлением. Он поднял ружье над головой и дико смеялся, его оглушительные крики были подобны взрывам.

Самой большой проблемой для Нила было удержать в повиновении вороного. Он становился просто бешеным при любом незначительном беспокойстве, поэтому можно было представить, что от раздавшегося рядом выстрела он может взлететь прямо на небеса.


На дороге закутанный в черное молодой мексиканец лет двадцати с небольшим толкал индейца, сбивая с ног прикладом ружья. Он самодовольно смеялся, наблюдая, как, пошатываясь, поднимается с земли апач Джо. Затем грязно выругался, когда его враг неожиданно устоял на ногах от очередного удара.

— Спускайся вниз и защищайся, Ленч, — прохрипела жертва. — Сражайся, как мужчина, не будь трусом.

Глаза Джо были желтыми от ярости — он хотел видеть Ленча рядом и схватиться с ним на равных.

Но Ленч не собирался слезать с лошади. Его устраивало такое неравное положение и заметный перевес сил. Негодяя развлекала уверенность в скорой смерти Джо. Он крутился с улыбочкой вокруг несчастного и слушал как музыку вырывающиеся из груди Джо непроизвольные стоны.

Ленч ненавидел краснокожего дьявола. Ненавидел с того времени, когда Джо подкараулил его в аллее Томстоун и избил до потери сознания за приставания к Марине. Теперь Ленч собирался отплатить.

А когда проклятый индеец будет мертв, Ленч займется Мариной. Он собирался выкрасть ее у визгливой мамаши и высокомерной стервы Кэт Стюарт. После этого он разденет девчонку донага и будет пользоваться ею столько, сколько захочет, пока не надоест. Если же к тому времени, как он устанет и расправится с ней, от нее что-нибудь останется, обязательно бросит недотрогу в пустыне на съедение койотам.

Мурашки пробежали по спине Нила, когда он услышал жуткий смех мексиканца. Они собираются замучить несчастного до смерти, — подумал юноша. Нил поднял ружье, опасаясь, что в любой момент, если он промедлит, человек на земле может упасть замертво. На минуту он задержал прицел на груди, закутанной в черное, потом все же преодолел искушение и выстрелом сбил шляпу с головы негодяя.

Ленч пронзительно закричал, как будто его резали на куски. В этот момент к нему подскочил Джо и ножом рассек ногу мерзавца от колена до икры. Раздался еще один истошный вопль Ленча.

Приспешники Ленча Кастрила, казалось, онемели от неожиданности и тупо смотрели на Нила. Тот снова выстрелил, и они бросились, как кролики, врассыпную. Когда вороной, понукаемый юношей, спустился к дороге, Нил галопом поскакал вперед, выстрелив еще раз для острастки вслед убегающим. Раненый Ленч тоже пустился наутек и быстро скрылся в зарослях кустарника.

Приостановив жеребца, Нил подхватил бывшую жертву.

И только тогда, когда индеец оказался верхом на коне за спиной юноши, когда стали видны развивающиеся длинные черные волосы и бронзовая кожа, Нил осознал, что спас апача. Новость поразила его, вызвав вспышку необоснованного гнева. Но тут же он быстро успокоил себя тем, что поздно что-либо менять, и усмехнулся. Пришпорив коня, Нил галопом поскакал по дороге.

Конь мчался как ветер. Спустя некоторое время он стал подавать признаки некоторого беспокойства и недовольства тем, что постоянно раздавались погоняющие толчки в бока и появился лишний груз. Зачем его взяли из великолепной прохладной конюшни и погнали в пустыню? Утомленный скакун взбунтовался: он ринулся прочь с дороги на узкую тропинку поближе к сочной траве. Вороной стал бросаться из стороны в сторону и встал на дыбы.

Апач Джо соскользнул со спины жеребца и отскочил. Нилу повезло меньше. Все еще сжимая в руке ружье, он не успел покрепче ухватиться за поводья. Когда вороной дьявол начал брыкаться, Нил чуть не свалился, едва удержавшись в седле. Отбросив в сторону ружье, юноша попытался укротить разбушевавшегося жеребца, но животное словно сошло с ума. Скакун подпрыгивал, высоко закидывая задние ноги, и громко ржал, выгибая дугой шею и стараясь укусить Нила.

Поняв, что конь может искалечить его, Нил освободил ноги из стремени и прыгнул. Но его левый полуботинок нечаянно зацепился за стременной ремень. Юноша сильно ударился плечом о землю и почувствовал, что его тащат по земле за ногу. Он ощущал каждую песчинку, каждый камешек расцарапанной и ободранной кожей. Примерно через десять футов этой дикой скачки он сильно ударился об остроугольный большой камень, врезавшись в выступ скалы.

Апач Джо осторожно приблизился к лежащему Нилу.

— Красиво ездишь, бледнолицый. Но ты вовремя подоспел.

Он вернулся и подобрал ружье Затем пошел в сторону вороного, который, избавившись от несносных седоков, как ни в чем не бывало щипал траву Джо легко вскочил на жеребца, сделал круг и посмотрел на Нила.

— Эта лошадь сумасшедшая. Только индеец может совладать с ней.


Спустя десять минут маленький мальчик с огненно-рыжими волосами спустился вниз по дороге к тому месту, где лежал Нил. Он заметил окровавленный песок и разорванный ботинок.

— Эй! Вы живы?

Услышав нежный голосок, Нил слабо застонал. Он с трудом повернул голову и посмотрел на симпатичное детское личико.

— Ты кто? — прошептал он.

— Анджело.

«Ангел», — услышал Нил и решил, что он на том свете. Но если он мертв, то почему так болезненно ноет тело? Вся его левая сторона была пульсирующим сгустком боли.

Медленно, осторожно он с трудом поднялся на ноги. Раскачиваясь из стороны в сторону, попытался стряхнуть грязь с одежды и привести ее в порядок. Бесполезно. Левый рукав был полностью оторван и висел на нитках, пуговицы жилета вырваны с мясом, брюки с одной стороны разорваны в клочья. Тем не менее он надел сильно помятую шляпу и, задыхаясь от боли, с огромным трудом последовал за мальчиком.

Он был слишком подавлен и угнетен, чтобы заметить, как рыжеволосый проказник поднял и спрятал в карман маленький пистолет.

До дома Джона Стюарта было совсем недалеко, около полумили. Но для Нила дорога показалась длиной в миллион миль. Падая, он повредил лодыжку, плечо и запястье. Поэтому ему пришлось собрать всю свою волю, все остатки сил и мужества, чтобы заставить себя двигаться. Анджело был неразговорчивым мальчиком, да и Нилу не очень хотелось говорить, поэтому они безмолвно брели в полной тишине.

Юноша услышал женский крик прежде, чем разглядел ворота. Когда он увидел кровь на своих руках, то, наконец, сообразил, что сам является причиной переполоха. Его поразило обилие крови, которая хлестала все интенсивней. Нил почувствовал легкое головокружение, и капельки пота выступили у него на лбу.

— Луз, помоги мне довести его до дома. Марина, приготовь воду!

Нил поднял глаза и увидел русоволосую женщину в белом платье, выбегающую из ворот навстречу путникам. Наверное, он действительно на том свете. Она была прекрасна, как ангел.

С этой мыслью юноша закрыл глаза и потерял сознание.


— Вы проверили его карманы перед тем как сжечь одежду?

До затуманенного сознания Нила едва донесся нежный женский голос, разорвавший звенящую в его ушах тишину. Никогда не встречал он такого успокаивающего голоса. Можно слушать его вечно!

— Да, конечно. Там были золотые карманные часы и шелковый платок. Они на кухне.

— И это все? Кто он? Откуда пришел?

Вопросы были загадкой и для самого Нила. Он попытался собраться с мыслями и найти ответы на них, но чудовищная головная боль мешала думать. Да и ответы казались несущественными сейчас.

Мягкая теплая ткань нежно прикасалась к его израненному лицу, груди. Тело юноши никогда не ощущало ничего похожего на эти чудесные прикосновения. Это ангел-хранитель, его божество! Нил хотел, чтобы ласковые убаюкивающие поглаживания длились вечно. Должно быть, все-таки он в раю…

Едва уловимый аромат розы возбуждал чувства Нила. Он утопал в томной неге. Об этом состоянии блаженства, неземного блаженства, молодой человек мечтал всю жизнь. Снова погружаясь в забытье, Нил с наслаждением слушал божественный голос ангела и чувствовал ее прикосновения. Кто бы она ни была, он любил ее и искал всю жизнь.


— Кто он? — спустя час, выйдя из дома во двор, Кэт снова и снова задавала себе этот вопрос. Луз осталась в комнате Джона у постели истерзанного чужестранца, который упал без чувств у ворот дома Стюартов.

После того как девушка обмыла его и уложила в постель, она позвала Луз, чтобы осмотреть зияющую рану на лбу. Пожилая женщина была более опытной и быстро зашила ее аккуратными стежками.

Кто он такой? Дорогая материя, из которой был изготовлен изящный, хотя и грязный костюм юноши, подтверждала догадку Кэт, что он не с дикого Запада. Ни один из обитателей здешних мест не решился бы отправиться в длительное путешествие в такой непрочной одежде. Если, конечно, он путешествовал верхом. По словам Анджело, поблизости не было ни одной лошади. Но судя по синякам и ссадинам, Кэт была уверена, что вставшая на дыбы лошадь сбросила молодого человека и волоком протащила по земле. Однако если так оно и было, то где сама лошадь, что случилось с ней?

Над землей медленно сгущались сумерки. Заходящее солнце окрасило небо в нежный матовый цвет, дневные краски становились тусклыми, как бы угасая. Из гнезда в углу конюшни на Кэт неотрывно смотрел голубь. Прохладный легкий ветер раскачивал ветви ближнего дерева, со звоном развевая развешанные на них жестяные банки.

Тоска наполнила сердце девушки. Внезапно шоpox, который издавал рыскающий в поисках грь зунов кот, заставил Кэт повернуться и она с удивлением заметила среди большой кучи камней у входа в конюшню грязные, покрытые дорожной пылью походные мешки, которые обычно привязывают к седлу. Она вздрогнула, когда заметила, что сделаны они были из блестящей черной кожи хорошей выделки. Несомненно, они принадлежали чужестранцу. Ни у нее, ни у кого-либо другого в округе никогда не было таких вещей. Мешки могли оказаться на этом месте только с помощью одного единственного человека — старшего сына Луз Джо. Или апача Джо, как его называли все от Томстоуна до Таксона. Двадцатипятилетний индеец-полукровка иногда, как привидение, появлялся в их доме, чтобы потом снова неожиданно исчезнуть на долгие месяцы, каждый раз разбивая сердце несчастной матери и заставляя ее проливать слезы.

Нет ничего удивительного, что Анджело нашел путника у дороги и не мог сказать ничего вразумительного, изображая из себя святую невинность. Нетрудно предположить — и это предположение верно, — что здесь замешан Джо. У него, видимо, снова неприятности. Неужели он напал на всадника и похитил лошадь? Или просто поймал лошадь, сбросившую своего хозяина? Бедная Луз! Несчастная мать! Ее проблемы со старшим сыном, наверное, никогда не прекратятся.

Кэт порылась в тщательно упакованных сумках, чтобы найти хоть какой-нибудь намек на личность человека, без сознания лежащего в ее доме. Кончики ее пальцев нащупали великолепного качества белье, принадлежности для бритья, различные предметы туалета. Наконец, засунув руку еще глубже в мешок, она обнаружила пакет с бумагами. Отойдя несколько шагов в сторону от конюшни, девушка осторожно открыла пакет. При слабом сумеречном свете она с трудом рассмотрела имя владельца бумаг.

Затем она глубоко вздохнула, вся ее симпатия к раненому моментально улетучилась, как дым. Согласно документу, который девушка держала дрожащими руками, человек, находящийся в отцовской постели, был не кто иной, как ее враг, новый совладелец Фэнси Леди — Симас Блейд.

Глава 4

Поезд уносил удобно расположившегося Неда Воррена на запад. Вчера он закончил все дела в Эль Пасо с Эметом Йорком. Вместе они разработали план, как избавиться от Кэт Стюарт и ее новых партнеров Блейдов и завладеть прииском. Встреча с Йорком была интересной и полезной для обоих, она обещала принести богатые плоды, конечно, если этот мошенник не передумает и не вернется в Галвестон.

Воррен получил истинное наслаждение от ночи, проведенной в частном железнодорожном салон-вагоне Йорка. Казалось, сто лет не спал он на натуральных шелковых простынях Пища была необыкновенно изысканной и разнообразной, вина подавались только французские, кофе имел отменный, не сравнимый ни с чем вкус.

Обстановка в вагоне напомнила Неду былые времена, а вспышка ностальгии болезненно задела его самолюбие.

Свои планы насчет разорения Кэтрин Стюарт Нед детально изложил Эмету, который нашел их гениальными Совместно они выработали поистине дьявольскую стратегию и тактику исполнения. На следующее утро со смехом были оговорены последние подробности, включая и сумму, которую Йорк должен заплатить своему партнеру за помощь в интриге.

Все переговоры велись с глазу на глаз, приятели Йорка бесследно исчезли, как только партнеры объединились. Каждый раз в компании после уединенной беседы они подчеркнуто громко говорили о посторонних вещах. Йорк приглашал Воррена к обеду. Именно гостеприимство Нед считал одной из самых приятных сторон общения с состоятельными людьми.

— И на этом закончим, мистер Воррен, — спокойно сказал Йорк, когда они вошли в его спальню.

Воррену и в голову не пришло, что его просто выставляют за дверь. Только тогда, когда господин с роскошными бакенбардами передал ему конверт, Нед осознал это.

— Вы можете идти прямо сейчас, Воррен.

Юноша опешил от удивления. Не успев и глазом моргнуть, он оказался в одиночестве посреди дороги на пустынном полустанке. Вокруг не было ни души, только ветер свистал да покрапывал мелкий дождь.

Йорк, который владел железнодорожными акциями и являлся хозяином положения, вернулся в Галвестон со следующим встречным поездом.

К несчастью, Воррену пришлось переждать ночь на станции, так как поезд в западном направлении уже прошел Когда же он открыл конверт, то в нем оказался билет в вагон первого класса Ко всему прочему комната, за которую заплатил Йорк, находилась в одном из самых худших и дешевых отелей, которые когда-либо встречались Воррену.

Обозленный и оскорбленный до глубины души, юноша судорожно съел отвратительный ужин в грязном, засиженном мухами кафе и метался по комнате, как тигр в клетке. Что делать? Как отомстить? Но злодеяние, которое он запланировал, неожиданно сорвалось: сильный приступ дизентерии буквально свалил Неда с ног.

На следующее утро он, не смотря на недомогание, все же сел в поезд, не желая больше ни минуты оставаться в этом жалком отеле. К обеденному времени состояние Воррена несколько улучшилось и он ощутил в желудке сосущее чувство голода. Юноша встал со своего места и пошел по проходу. Неожиданно он чуть не сбил с ног дородного мужчину, когда входил в ресторан первого класса.

— Придется подождать — свободных мест нет, — сказал мужчина. — Что-то много голодных сегодня.

— Я могу и подождать, — ответил Воррен, с удовольствием вдыхая свежий воздух. Он почувствовал себя значительно лучше.

— Аллен Голден, — представился мужчина. — Еду в Калифорнию. Думаю вложить деньги в добычу нефти.

— Так вы инвестор?

— Можете называть меня и так.

— Меня тоже, — произнес Воррен, — занимаюсь приисками.

— Золотыми или серебряными?

— И теми и другими. — Он внимательно изучал свои руки, не торопясь с объяснениями. — В настоящий момент я владею крупным серебряным рудником. Но через день или два решится вопрос о вкладах в золотоносный прииск.

Воррен прекрасно понимал, что рассказывать подобные вещи незнакомому человеку просто глупо, но ему страстно захотелось после перенесенных унижений почувствовать хоть чье-то восхищение, пусть ненадолго, пусть на несколько секунд.

— Рискованный бизнес.

— Не более, чем нефтяной.

Представительный господин рассмеялся.

— Это верно, но я люблю риск. Без него жизнь кажется скучной. К тому же мне везет. Все, что я имею, я заработал сам. Мне никто не дал ни гроша. Я добился успеха своими силами.

— Я могу сказать то же о себе. Разрешите представиться — Нед Воррен. Может быть, мы вместе пообедаем? Столик уже, видимо, освободился.

За обедом Воррен рассказал Голдену немного о себе. Он упомянул о том, что в первый раз приехал в Аризону два года назад, когда следовал к западному побережью и по капризу судьбы задержался в Таксоне. Юноша также поведал о случайно подслушанном разговоре двух дельцов, занимающихся приисками, о Тотал Реке. Правда, он не добавил, что в то время сам не выходил из борделей.

— Какое безумное название Тотал Рек.

Воррен усмехнулся.

— Именно поэтому я должен был увидеть все своими глазами. Я предчувствовал, что место с таким странным названием может оказаться довольно интересным, и был прав. В лучшие времена, в середине восьмидесятых, рудник приносил сорок унций серебра на тонну руды, тогда как ежедневная добыча руды колебалась от шестидесяти до семидесяти тонн.

— А сейчас сколько же добывают?

— Меньше. Но геологи предсказывают новый бум.

Это была наглая ложь, но Воррен так часто повторял ее, что порой начинал верить и сам.

Тотал Рек уже был привидением. Шахтеры давно собрали пожитки и двинулись на процветающие медные копи. В свое время точно так же они ушли из Гритервилла в Тотал Рек, когда добыча золота в Гритервилле упала. Ушли даже каторжники — и это естественно. Следует сказать, что действительно в горном кряже Эмпайер оставались еще залежи серебра, но не было денег на разработку месторождения.

Нед Воррен услышал эту версию в первую ночь в Таксоне от белокурой проститутки, которая не отходила от него ни на шаг. Нед был совершенно поражен рассказом о Тотал Рек. Он твердо решил задержаться в Таксоне и разузнать подробности.

За несколько долларов и бутылку виски Воррен нашел проводника. Прекрасным весенним днем 1895 года третий сын Эрла Блесингейма проскакал верхом тринадцать миль по пустыне к почти заброшенному серебряному прииску, который считался в этих местах выработанным и бесперспективным.

От процветающего поселка, состоящего из пятидесяти домов, трех отелей, почтовой конторы, четырех салонов, банка, лесопилки и мясного магазина, получавшего туши с ранчо Эмпайер, не осталось почти ничего. Старожил провел Неда по развалинам и показал, что и где находилось десятилетие назад.

Несмотря ни на что, Воррен скептически улыбнулся. Потягивая кофе, он вытянул длинные стройные ноги в проход между столиками и произнес:

— Чем бы вы ни занимались, деньги делают деньги.

Голден согласился, даже не догадываясь, что у Неда за душой нет ни гроша. И что он лютой ненавистью ненавидит всех, у кого есть деньги, начиная от родного старшего брата, унаследовавшего состояние Блесингеймов и увеличившего его в несколько раз, и конная, проходимцем Симасом Блейдом, у которого золота больше, чем у Крузо.

Нед пригласил Голдена в вагон для курящих пассажиров первого класса, но тот величественно отказался.

— Я люблю немного полежать и отдохнуть после еды.

Глаза богача действительно сонно закрывались. Воррен выдавил улыбку, пожал Голдену руку и попрощался.

Покурив и выпив стаканчик виски, юноша вернулся на свое место и погрузился в горькие размышления о несправедливости жизни.

В мире столько золота, более чем достаточно каждому, но владеют им несколько бездельников. Они-то и получают все — гораздо больше, чем заслуживают. Например, его брат Родни, который получил львиную долю состояния отца. А младший брат Джон постригся и стал монахом. Справедливо? А сам Нед получил мизерную сумму, позволившую только купить военный чин в армии Ее Величества. И если бы мать не прислала ему денег из своей доли наследства, то не хватило бы на приобретение соответствующей по положению дорогой униформы, не говоря уже о расходах на офицерские забавы!

После смерти матери Нед искал и находил другие способы вытянуть деньги из богатых людей, чтобы вести привычный образ жизни, но это было нелегко.

Сейчас ему хотелось выпить. Нервы юноши звенели, как натянутая струна, к тому же был повод: Йорк все же заплатил ему пять тысяч долларов за осуществление плана, благодаря которому Кэт Стюарт окажется замешанной в преступлении.

Воррен собирался ограбить поезд.

Нед с любопытством подумал о том, как воспринял бы эту потрясающую новость Аллен Голден, если сообщить ее в перерыве между куском баранины и аппетитным горохом.

Человек, добившийся успехов своими силами!

Нед ненавидел богачей подобного рода так же, как и тех, кто унаследовал состояние. Немногие из них были подлинными джентльменами, большинство составляли простолюдины, незаслуженно владеющие огромными деньгами. Сон сморил юношу на некоторое время, прервав размышления, а когда он проснулся, то сразу же стал разрабатывать детали предстоящего ограбления.

За последние два года в Аризоне Нед много узнал о работе приисков: каково расписание перевозок в день выплаты жалования, каким образом деньги рабочим доставляются на рудники. Воррен направлялся в Эль Пасо, чтобы похитить деньги, предназначенные на выплату шахтерам Триангл Майнинг Кампани, расположенной по соседству с Фэйербанком. По предложению Йорка он должен вовлечь Кэт Стюарт в ограбление так, чтобы ни у кого не осталось и тени сомнения в ее причастности к делу.

Триангл Майнинг Кампани была достаточно крупной компанией с большим числом наемных рабочих, выплачивавшей, соответственно, весьма солидные суммы. Кроме того, ее рудники располагались вблизи от владений Стюартов, имелась собственная железнодорожная ветка, что делало ограбление осуществимым.

Детали должен был продумать сам Нед, так как Йорк не хотел знать слишком много. Но обязывался выплатить Воррену еще пять тысяч долларов сразу же после, ареста Кэт. Все, что требовалось Неду, это три головореза, чтобы с их помощью покинуть место преступления. Поэтому он сошел с поезда в Пирсе, надеясь, что подберет здесь надежных помощников.

Пирс стал центром золотой лихорадки в 1894 году, когда у хребта Коммонвелт была обнаружена богатая золотоносная жила. В то время, когда разразился бум, местность вокруг Гомстоуна была совершенно пустынной. Люди со скудными пожитками за спиной пешком отправлялись в путь. Они так торопились быть первыми, что не хотели тратить ни одной лишней секунды на сборы, не дожидались даже заказанных повозок и буйволов.

Как и в любом охваченном лихорадкой месте, в Пирсе было гораздо больше обозленных неудачами искателей приключений, чем довольных достигнутым и окрыленных находкой. И еще больше тех, кого не устраивал монотонный изнурительный труд на прииске. Нед хорошо знал места, где можно найти без особых затрат то, что ему нужно.

Он найдет себе напарников больше чем достаточно, найдет возле салонов и борделей, и они будут готовы ему продаться за жалкие гроши со всеми потрохами.

Перед остановкой поезда в Пирсе Воррен зашел в ванную комнату и снял элегантный городской костюм, сменив его на обычную рабочую одежду шахтера. Он не хотел бросаться в глаза. Ни один человек в Пирсе не должен запомнить, что опрятный англичанин, элегантный джентльмен нанимал бандитов.

Пирс был грубым и жестоким городом. Воррен не часто посещал его, предпочитая цивилизованный Таксон или родной Тотал Рек.

Пирс был довольно необустроенным. Перед некоторыми зданиями не было даже тротуаров, поэтому приходилось с предосторожностями обходить кучи мусора, стараясь не ступить в грязь.

— Эй, Нед! Как дела? Каким ветром тебя занесло сюда?

— Эриксон! Ну что, тебе повезло?

— Нет, все плохо, — пожаловался Эриксон. — К тому же я надорвал спину.

— Да, судьба жестока, — с сочувствием в голосе произнес Нед. Не от одного шахтера он слышал рассказы о постигшей их неудаче.

Нед задал еще несколько вопросов своему собеседнику, пока они шли по улице.

— А почему бы нам не выпить? Я плачу. Заодно и поговорим. У меня есть небольшое дельце, которое может тебя заинтересовать.

— Если это связано с деньгами, я в твоем распоряжении.

Когда они повернули за угол, Воррен неожиданно наткнулся на невысокого подвыпившего человека с ярко-огненными волосами, который, пошатываясь, шел навстречу. Великолепная мысль пришла в голову Неду, когда рыжие волосы встречного сверкнули на солнце.

— Клэнси! — позвал он. — Иди сюда, приятель. Как насчет бутылочки виски? Выпей со мной и Эриксоном.


Спустя некоторое время Нед и его новоявленные друзья бегом неслись вдоль железнодорожного полотна в сторону Фэйербанка в поисках наиболее подходящего места для нападения.

Наконец они остановились. Со стратегической точки зрения место было превосходным. Густая растительность позволяла скрыть их присутствие до нужного времени и помогала незаметно ускользнуть с места ограбления.

Накануне приятели хорошо повеселились и поэтому сейчас были в приподнятом настроении. Их воинственность пойдет на пользу дела, подумал Нед. Позднее, когда дружки узнают, что Воррен собирается припрятать большую часть денег на руднике Кэт Стюарт, их радость поубавится.

Юноша разглядывал пеструю команду, которую подобрал в Пирсе. Клэнси с огненно-рыжей шевелюрой и бегающими глазками был приблизительно одного роста с Симасом Блейдом. Эриксон — стройный симпатичный блондин с голубыми глазами — напоминал падшего ангела. Миловидная физиономия Глинсона, третьего негодяя, была его единственным достоинством, полное отсутствие мозгов позволяло ему лишь покорно выполнять чужие указания. Но Нед выбрал именно этих людей отнюдь не за их личные качества и уж тем более не за умственные способности. Ему нужны были покорные исполнители, он хотел полностью контролировать ситуацию.

Нед, кроме того, принимал во внимание отдаленное сходство Клэнси и Эриксона с Блейдами, которое должно было, согласно его плану, сыграть свою роковую роль. А Глинсон с дальнего расстояния вполне мог сойти за Кэт Стюарт.

Охрана поезда найдет фальшивое любовное письмо с неразборчивой подписью, которое он написал Кэт, и носовой платок с ее монограммой. Безусловно, должна сработать западня Воррена, следовательно, охрана должна прийти к единственному правильному выводу. Принимая во внимание особенности человеческой натуры, Нед был уверен, что к моменту прибытия поезда в Фэйербанк ни у одного человека, находящегося в составе, не будет и тени сомнения, что вероломное нападение совершено Кэт.

Нед Воррен знал, что бросить серьезные подозрения на Блейдов вряд ли удастся. Но даже тот факт, что они являются новыми компаньонами опозорившей себя дочки Стюарта, не может не вызвать бурного скандала в обществе, который, несомненно, нанесет ощутимый урон их положению.

Паровозный гудок прервал размышления Неда.

— Ну что, готовы? Берем его прямо сейчас! Клэнси, ты вместе с Эриксоном вслед за мной прыгаешь в вагон, когда он на подъеме замедлит ход. В нашем распоряжении приблизительно восемнадцать минут: за это время необходимо найти деньги, забрать их, оставить улики и спрыгнуть с поезда. Все ясно?

— Мы все прекрасно помним. Ты уже тысячу раз говорил нам, — возмутился Клэнси.

— Не понимаю, о чем ты беспокоишься. Все пойдет как по маслу! — вставил Эриксон. — Никто в поезде не ожидает нападения, так как они совсем недавно изменили день выплаты жалования. Ты молодец, что вовремя узнал об этом.

— Я не понимаю, почему ты хочешь, чтобы я вывел лошадей на открытое место, — прохрипел Глин-сон. — Вокруг достаточно скал и кустарников, где можно спрятаться.

Нед скрипнул зубами.

— Потому что хочу, чтобы с поезда тебя увидели. Ты одного роста с Кэт Стюарт и издалека похож на нее даже фигурой.

— Я не женщина.

— Но с поезда тебя не смогут хорошо рассмотреть и убедиться в этом. Слезай быстрее с лошади! Из-за поворота вот-вот появится поезд! Нам дорога каждая секунда!

Годы, потраченные Недом Ворреном на постижение военной науки, и бои, в которых он неоднократно участвовал, послужили ему сейчас на славу. Единственная заминка произошла только тогда, когда они неожиданно натолкнулись на охранника с деньгами. Нед не собирался убивать его, он стрелял, чтобы ранить. Ему нужен был живой свидетель, который бы подтвердил, что собственными глазами видел выпавший из кармана грабителя конверт, адресованный Кэт Стюарт, и носовой платок с монограммой, в то время как бандит тащил тяжелый ящик по вагону.

Воррен дал возможность пассажирам поезда отчетливо увидеть четырех нападавших, стремительно Удалявшихся верхом на лошадях в западном направлении, в направлении владения Джона Стюарта.


На обратном пути Нед размышлял о Кэт. Он искренне жалел о разрыве с ней.

Девушка была приятным и милым дополнением к его жизни. Молодые люди познакомились случайно, но Нед не упустил случая воспользоваться этим знакомством.

В нескольких милях от Тотал Рек находилась шахта под названием Голден Гуз, принадлежащая вспыльчивому и сварливому ирландцу Мак-Найту. Структура земли на его территории была такой же, как и в Гритервилле и Пирсе.

Нед часто бродил по окрестностям в поисках счастья. В один из дней он заметил на другой стороне холма от Голден Гуз Кэт Стюарт. С корзинкой в руках девушка рвала траву и что-то напевала. Тогда впервые Нед Воррен узнал о Кэт Стюарт и Фэнси Леди.

Ему понравилась местность, к тому же Фэнси Леди необыкновенно волновала воображение юноши, как будто он ловил запах золота. К каким только уловкам он ни прибегал! Однако Джон Стюарт был неумолим и не проявлял ни малейшего желания поделиться с кем-либо прииском.

Тогда Нед перенес все свое внимание на Кэт. Сама по себе без Фэнси Леди она была ему не нужна. Но когда он поближе узнал девушку, то оценил ее по достоинству. Нед никак не хотел признаться себе вместе с тем, что Кэт Стюарт нравилась ему больше, чем какая-либо другая девушка. Но теперь и Кэт, и прииск потеряны для Воррена навсегда. Джон настоял на разрыве их отношений сразу же, как только получил известие от друга из Южной Америки.

Судьба сыграла с Недом злую шутку. Брат одного из одураченных Недом джентльменов оказался другом Джона Стюарта. Джон узнал, кто такой Воррен. И Кэт отказача юноше. Уступив настойчивому желанию отца, Кэт разорвала все отношения с Ворре-ном. А ведь это взрослая и разумная девушка, которая клялась ему в любви и верности!

Женщины так непостоянны! Нед убедился в этом еще в юности, когда привез любовь всей своей жизни домой в Блесингейм, чтобы представить ее семье. Валери быстро оценила ситуацию и переметнулась к Родни, поймав его в свои сети и получив в придачу огромное состояние. Единственная женщина, которая беззаветно любила его, умерла. Это была его мать, которая с самого рождения и до последнего вздоха боготворила Неда. Мать завещала ему деньги, что позволило юноше приехать в Америку после того, как он был вынужден из-за своей неудачной аферы в Южной Африке подать в отставку.


Еще до заката солнца четыре всадника добрались до холма, с которого открывался вид на прииск Джона Стюарта. Лошади были в пене, люди измучены, утомлены и озлоблены. Они шипели друг на друга, как гремучие змеи.

Им было непонятно, зачем так долго и упорно скакать неизвестно куда. Они уже миновали полдюжины подходящих и безопасных мест, где можно остановиться и разделить добычу.

— Поднимайтесь наверх! Живей! — приказал бродягам Воррен.

Они неохотно взобрались на холм, проклиная на чем свет стоит и выбор Воррена, и его самого. Вокруг простиралась совершенно пустынная местность, только неподалеку возвышался одинокий дуб. Рядом не было ни воды, ни убежища. Хуже всего было то, что у подножия холма располагалось несколько строений.

— Почему здесь? — спросил Эриксон.

Из троих напарников Эриксон был ближе всех по духу к Воррену. Он сыграл сегодня свою роль великолепно, и Нед был им очень доволен. В любое другое время Воррен похвалил бы проходимца, но сейчас он только сухо и хладнокровно ответил на вопрос:

— Внизу находится прииск. Мы пойдем туда. Эта вторая часть работы. Там мы оставим на видном месте улики и таким образом свалим вину за ограбление на чужие плечи.

Спутники одобрительно забормотали. Им дьявольски повезло, что они имеют дело с человеком, способным заранее продумать все детали.

Воррен обещал накормить дружков до отвала, когда работа будет выполнена. Сейчас он достал бутылку и продукты, и они принялись за трапезу, растянувшись на земле и ожидая, когда люди внизу уйдут в дом.

Спустились сумерки, стало совсем темно.

— Не зажигайте лампы, пока не доберемся до входа, — предупредил Воррен. — Я пойду первым. Внутри есть собака по кличке Клайд, у ворот еще одна, так что будьте осторожны. Ни одним движением вы не должны выдать себя. Собаки ничего не должны почуять — лай может погубить нас.

— Дьявол! Ненавижу собак!

— Тогда не приближайся к ним.

Воррен часто бывал на прииске, когда встречался с Кэт. Он вместе с Джоном и собакой Клайдом много времени проводил на руднике. И хорошо знал, что Клайд, чья мать была шотландской овчаркой, был хорошей сторожевой собакой и защитником поместья. Он очень любил, когда его кормили с руки, поэтому Нед захватил с собой часть ужина.

Воррен потащил ящик с деньгами.

Собака дважды залаяла, — Клайд, хороший пес, — ласково прошептал Нед.

Клайд приветливо завилял хвостом.

— Эй, Воррен, что ты делаешь? Мы не для того ограбили поезд, чтобы оставить денежки в этой дыре, — возмутился Клэнси.

— Именно для этого, — резко ответил Нед. — А теперь убираемся! Нам еще нужно проехать пять миль. Там я заплачу вам. Я обещал заплатить за работу и сдержу свое обещание. Но не из захваченных денег. Представители закона должны найти сейф там, где он сейчас находится.

— Меня не интересует то, что ты сейчас говоришь! — прошипел Глинсон. Он схватил валявшуюся рядом кирку и, сбив замок с ящика, открыл его. — Я не уйду отсюда без своей доли.

Нед выстрелом в сердце тут же убил бродягу на месте.

— В таком случае оставайся с ней. — Он повернулся к двум другим дружкам. — Еще кто-нибудь хочет поспорить со мной или с моим ружьем?

— Нет, хозяин, — сказал Клэнси, пятясь. — Но зачем ты убил его? Конечно, Глинсон был неправ, но он выполнил все, что было приказано. И помог нам. Он имел полное право на свою долю. И добивался заслуженного.

— Ну что ж. Как видите, добился. Вам обоим эго послужит хорошим уроком. А теперь двигайтесь! И поживей!


Внимание апача Джо привлекла собака, которая с визгом, как будто ей наступили на хвост, бежала прочь от прииска. Он замер на месте и некоторое время наблюдал, как три человека бесшумно отъезжали от рудника и вели под уздцы четвертую лошадь без седока.

Джо подождал несколько минут, пока всадники не скрылись из виду, затем соскочил с вороного на землю. Он чувствовал, что на прииске что-то произошло и осторожно двинулся по направлению к дому. Собака его тотчас узнала.

— Хороший мальчик, Клайд, — протянул Джо.

Обычно он много не разговаривал с собаками, на сегодня, предчувствуя беду, хотел убедиться, что пес окажется на его стороне в случае непредвиденной ситуации.

Джо взял висящий снаружи фонарь и медленно вошел в зияющее черное отверстие. Ему было не по себе под землей, не нравились холодная влажная почва и спертый воздух. А может, он не хотел себе признаться, что чувствовал страх, который давил все сильнее и сильнее. Воображение подсказывало Джо, что тонны руды и грязи могут упасть на его голову каждую секунду.

Держа фонарь так, чтобы не наткнуться в темноте на выступ скалы и не споткнуться, Джо с опаской пробирался между рельсами, пока не оказался в небольшом помещении, напоминавшем комнату. У входа стояла вагонетка, наполненная рудой. Рядом лежало неподвижное человеческое тело. Половина лица мертвеца была снесена выстрелом.

Раздался протяжный жалобный вой Клайда, почуявшего, вероятно, запах крови.

— Все хорошо, Клайд. Он не причинит тебе вреда.

Джо опустился на колени перед стоящим неподалеку железным ящиком и открыл его. Он был набит деньгами, в основном банкнотами, но было и золото. Монеты тускло поблескивали, отражая свет фонаря. Конечно, приятно держать в руках золото, предмет одержимости белых, но оно не может оправдать смерть, так как явилось ее причиной. Когда-то индеец пытался убедить Джона Стюарта в порочности этого драгоценного металла. Но ответ был однозначно категоричен: если жить в мире белых людей, невозможно думать, как апач.

— Сегодня деньги принесли большое несчастье этому белому человеку, — сказал Джо, обращаясь к собаке.

Клайд в ответ заскулил и попятился от тела.

Индеец осторожно опустился на землю. Он не был уверен, что мир белых людей — хорошее место. Но также понимал, что находится в неоплатном долгу перед Джоном Стюартом за заботу о матери, Марине и Анджело на протяжении долгих пяти лет. По крайней мере он должен приглядывать за Кэт, оберегать ее.

Поэтому Джо поднял сейф и вынес его из рудника. Затем вернулся за телом.


В Тотал Рек приятели спешились, привязали загнанных лошадей под навесом, который пристроил Нед к задней стенке мельницы, затем вошли внутрь. Нед зажег две керосиновые лампы и принялся выкладывать на стол всякую снедь: бобы, жареную свиную грудинку, консервированные персики.

— Извините, у меня нет ни кусочка хлеба. Зато есть немного сухого печенья.

Он взял жестяные тарелки, наполнил их и жестом указал бродягам на грубый самодельный стол в углу комнаты.

— Присаживайтесь. Вилки и ножи в банке. Кофе вот-вот закипит.

Клэнси и Эриксон осторожно взяли свои тарелки и направились к столу. Они не знали, чего еще ожидать от Воррена, но были уверены, что быстро избавиться от него вряд ли смогут. Попались! Не было смысла похищать деньги только для того, чтобы обвинить кого-то в ограблении. Тем более женщину. Они проклинали ту минуту, когда встретили Неда Воррена и связались с ним. Но в то время все казалось довольно простым: подвернулась возможность Получить легкие деньги, подзаработать. К тому же они были пьяны, что, конечно, упростило дело.

Нед подошел к столу: в одной руке у него были жестяные кружки, в другой — кофейник. Как дружелюбный и гостеприимный хозяин, он налил всем кофе и поставил кофейник на пустую тарелку в центре стола, чтобы каждый мог добавить еще.

Клэнси и Эриксон чувствовали себя за ужином скованно и неприятно, еда застревала в горле. Бродяги никак не могли забыть, с какой легкостью Нед точным уверенным выстрелом застрелил Глинсона. Он убил его без малейшего раздумья, ни секунды не сомневаясь в собственной правоте.

Бандиты украдкой поглядывали друг на друга. Когда, наконец, еда была закончена и они убирали тарелки, Клэнси нервно прокашлялся и подал голос:

— Ну, хозяин, ты любезно пригласил нас сюда отдохнуть и перекусить. Спасибо. Но мы с Эриксо-ном хотим отправиться в Калифорнию, пока погода не слишком жаркая. Нам нужно вернуться в Пирс и собраться в дорогу. Ты бы заплатил нам сейчас, как обещал. Мы в свою очередь пожелаем тебе удачи и разойдемся.

— Конечно, конечно, — слащаво пропел Нед.

Он вышел из мельницы, обошел ее с другой стороны и подошел к тяжелому деревянному ящику, стоящему у стены. Открыл его и достал коробку, сделанную из дорогого красного дерева и украшенную изящной резьбой. В коробке лежали два заряженных пистолета. Будет нетрудно вернуться комнату с пистолетами и одновременно несколькими выстрелами убрать обоих, а потом сбросить тела в заброшенный колодец.

Но исчезновение троих бродяг в одно и то же время может вызвать подозрение. Кроме того, спешить некуда. Он сможет расплатиться с негодяями свинцом в любое время, когда сочтет нужным.

Нед положил пистолеты обратно в коробку, убрал ее в ящик и вернулся на мельницу с деньгами, чтобы заплатить напарникам. Он открыл сумку на глазах у приятелей, стараясь убедить их, что это все, что у него есть. Нельзя дать им повод выстрелить в спину!

После того как Клэнси и Эриксон уехали с прииска, Нед твердо решил воспользоваться украденными деньгами и не затягивать визит на шахту Джона Стюарта. Раз уж замок сбит с сейфа, смело можно взять часть денег. Пропажа некоторой суммы будет выглядеть вполне естественно в такой ситуации.

Глава 5

Апач Джо зачерпнул большой ложкой ароматную густую похлебку из овощей и яиц и закусил ее теплой свежей лепешкой. Еда была необыкновенно вкусной, и он благодарил Бога за удовольствие, которое получал от пищи, приготовленной матерью. Такой шанс появлялся у него крайне редко. Она жила в большом доме вместе с Кэт, и это раздражало индейца. Он никак не мог примириться с мыслью, что мать должна на кого-то работать. Своей тяжелой, полной несчастий жизнью она заслужила хоть немного отдыха.

— Когда мама вернется? — спросил он Марину, которая наливала кофе.

— Скоро. Она гладит вещи для синьора Джона. Его одежда совсем порвалась и превратилась в лохмотья.

Напротив сидел Анджело и не мигая в упор смотрел на апача Джо.

— Ешь, малыш!

Джо не испытывал теплых чувств к мальчику, более того, практически не признавал родственных отношений с ним. Ни у одного апача не было рыжих волос, а Джо считал себя истинным апачем и гордился этим.

Анджело предпочитал фрукты и орехи обильной мексиканской пище, которую готовила мать, поэтому он совершенно не обращал внимание на старшего единокровного брата. Анджело с увлечением раскалывал грецкие орехи и доставал сердцевину. Мальчик преклонялся перед Джо, потому что тот слыл сильным, смелым и имел скверную репутацию, что отнюдь не пугало парнишку. Анджело ничего не боялся.

— Ты нашел лошадь? — спросил он, обращаясь к Джо и разжевывая небольшой кусочек ореха.

На долю секунды индеец опешил от изумления и растерянности. Матери следовало назвать этого мальчишку Девилом[9]. Несомненно, он видел Джо верхом на вороном жеребце. Анджело хитер и пронырлив, как койот, вездесущ и проницателен.

— Я нашел лошадь. Белый человек упал с нее.

Лицо мальчика осталось бесстрастным и непроницаемым, как деревянная маска идола.

Марина весело рассмеялась, наблюдая за ними.

Джо подавил раздражение и с хмурым видом сделал очередной глоток крепкого кофе. Его сестра, отметил апач, была дьявольски красива, особенно когда смеялась. Но он не мог спокойно наслаждаться ее красотой, так как помнил, какие грязные мысли всегда приходят в голову другим мужчинам, глядящим на нее.

— Вчера я встретил Ленча, — отрывисто бросил он.

Смех Марины внезапно оборвался. Образ Ленча Кастрила отталкивал и пугал ее.

— Где?

Джо протянул пустую чашку девушке.

— Внизу у дороги.

— Он был один?

Джо презрительно усмехнулся:

— Нет, ему понадобилось пять оголенных стволов для защиты, чтобы убить мою лошадь.

— Ты стрелял в него? — Анджело, не отрывая глаз, смотрел на сушеные абрикосы.

Этот малыш почему-то никогда не улыбается, подумал Джо и ответил:

— Чужестранец метким выстрелом сбил шляпу с головы Ленча, и он убежал, как кролик.

— И ты не убил его? — настаивал Анджело.

— Нет, Hermano[10]. Я только потом порезал ему ногу.

Звук приближающегося фургона прервал их разговор.

Анджело бросил на стол недоеденный фрукт.

— Это Эрни! Пойду помогу ему.

— Что Смитсон здесь делает? Зачем он так быстро вернулся?

Джо не одобрял неуклюжие знаки внимания, которые Эрни Смитсон оказывал его матери. Белый человек не подходил для Луз.

— Откуда я знаю, — огрызнулась Марина. — Я безвылазно торчу в этой грязной старой дыре, где так тоскливо! Наступит конец света, а я даже не узнаю об этом!

Ее язвительный выпад не тронул Джо. Марина была молодой женщиной в самом расцвете, предметом безумных притязаний мужчин. Грязный негодяй Ленч Кастрил представлял серьезную угрозу для ее чести. Он не упустит возможности изнасиловать девушку. Но Джо не позволит, нет!

Индеец днем и ночью думал об этом и боялся этого. В мыслях он уже не раз перегрызал мерзавцу горло. Единственный выход, единственное спасение. Хотя он понимал, что за это его повесят. Законы белых людей жестоки для индейцев. Но Джо также знал, — он исполнит то, что должен, чтобы защитить сестру.

— Пойду узнаю, чего хочет Эрни.

Джо отодвинул стул на ковер, лежащий на полу, покрытый слоем грязи и пыли. Полуобернувшись, отрывисто бросил сестре:

— Оставайся здесь и не выходи за ворота.

— А куда еще я могу пойти?


Когда в Таксон пришло письмо, Эрни подпрыгнул от радости. У него появилась отличная возможность увидеть Луз. Не нужно было ждать обычной ежемесячной поездки для доставки груза Кэт Стюарт. Смитсон никак не мог выбросить из головы образ понравившейся ему женщины. Как она заботилась о нем, когда Эрни отлеживался после встречи с Ленчем! Как хлопотала, перевязывала рану, какая была нежная и встревоженная! Смитсон все еще чувствовал тепло женского крепкого тела, едва уловимый аромат роз, который излучали добрые женские руки. Погонщик был без памяти влюблен, и едва Луз дотронулась до него, перевязывая рану, был готов сойти с ума.

Эрни знал, что люди злословили о женщине. И слышал все рассказы о ее прошлой жизни в племени апачей. О ребенке, которого Луз родила от индейца, о ее попытке вернуться к возлюбленному апачу после того, как солдаты спасли ее и увезли из племени. Спустя некоторое время, когда Луз вышла замуж за мексиканца вдвое старше ее, годившегося ей в отцы, у людей появился новый повод для сплетен.

Погонщик во время поездок обычно останавливался в каждом селении. И замкнутые, ведущие однообразный образ жизни люди любили поболтать с ним, послушать новости, и сами всегда рассказывали много интересного. Ни один разговор не обходил стороной Луз Агилар и Кэт Стюарт, они были извечным предметом всех пересудов. Но Эрни давно знал, что его влекло к Луз, и не обращал внимания на сплетни.

— Синьор Смитсон! — Луз открыла дверь и поспешила навстречу. Ее смущенная улыбка согрела сердце Эрни. — Почему так быстро вернулись? Что случилось?

Сердце погонщика бешено забилось. Он спрыгнул на землю с проворством юноши, забыв, что он тридцатишестилетний, начинающий лысеть мужчина. Сняв шляпу, Эрни почтительно склонил голову.

— Я привез вам письмо.

— Письмо? Мне? Кто бы мог написать его?

Луз никогда в жизни не получала писем.

С восторгом глядя на Луз, Смитсон был как никогда рад, что неплохо сохранился: все его зубы целы, да и волосы поредели еще только чуть-чуть. Он чувствовал себя молодым и здоровым, как сам дьявол, готовым на любые сумасбродства. Когда женщина брала письмо, пальцы Эрни слегка коснулись ее руки.

— Что вы делаете, Смитсон?

Глухой враждебный голос ворвался в сладостные грезы Эрни. Он неохотно выпустил руку Луз.

— Доброе утро, Джо. Давно тебя не было видно.

— Зачем ты надоедаешь моей матери?

— Джози, будь приветливее с синьором Смитсоном, пожалуйста.

Луз не могла понять, что смутило ее больше: вызывающее поведение сына или охватившее ее волнение и удовольствие, которое она получила от прикосновения большой жесткой ладони Эрни.

Погонщик не собирался прятаться за женскую юбку и слушать, как она оправдывается и защищает его. Эрни был выше апача на добрых пять дюймов. Возвышаясь над ним, Смитсон расправил широкие плечи и с достоинством посмотрел в лицо молодому человеку:

— Твоей матери пришло письмо. Я спешил потому, что оно может оказаться очень важным.

Луз быстро передала письмо сыну. Она не хотела, чтобы Эрни знал, что она неграмотная.

— Эрни, что привело тебя к нам? — выходя, спросила Кэт.

— Письмо для миссис Агилар.

Кэт не проявил никакого удивления.

— Входи в дом и выпей чашечку кофе. Луз сможет прочесть письмо на кухне.

Спустя двадцать минут все столпились вокруг кухонного стола и наперебой говорили и говорили. Письмо было от адвоката из Эль Пасо. Он извещал Луз о том, что она и дети, Марина и Анджело, получили наследство. О Джо, естественно, даже не упоминалось.

— От Мигеля, — задыхаясь, шептала Луз. Ее глаза наполнились слезами. — Я думала, что все досталось его детям.

Кэт и Джо обменялись суровыми взглядами. Им не хотелось бередить старые раны. Луз в свое время была самым бессовестным образом выдворена из дома, где прожила пятнадцать лет, взрослыми детьми ее мужа. Несмотря на то что она в последний год жизни мужа ни на шаг не отходила от больного, ухаживала за ним с терпением и умением опытной сиделки. Джон Стюарт был буквально разъярен, узнав о неблагодарном поведении семьи Агилар, поэтому дал приют в своем доме Луз и ее детям. Это, естественно, только добавило сплетен.

— Я довезу вас до Таксона, — с надеждой сказал Эрни. — Вы можете успеть на поезд в Эль Пасо.

— Но я не могу сейчас уехать.

— Почему? — в один голос удивились Эрни и Джо, переглянувшись.

— Потому, — ответила женщина. — Из-за чужестранца, находящегося в постели синьора Джона.

— Он упал с лошади, — вставил словечко Анджело.

— Мой новый деловой партнер, — голос Кэт звучал громко и натянуто, ее щеки стали пунцовыми. — С ним произошел несчастный случай.

Напряженное молчание повисло в воздухе. Явное нежелание продолжать разговор возбудило любопытство Эрни. Он выжидающе посмотрел на всех по очереди.

— Мы не должны оставаться, — сказала Марина. В предвкушении увлекательной поездки на поезде в Эль Пасо в ее голове замелькали чудесные и яркие картины будущего. — А то мы опоздаем и не получим денег.

Джо засмеялся над ней, и девушка в ярости выбежала за дверь, но приостановилась на пороге, чтобы услышать продолжение разговора.

— Думаю, вам нужно ехать, — сказал Эрни. Все перепуталось в его голове от мысли, что Луз поедет с ним рядом в одном фургоне. В последнее время он чувствовал к женщине страстное влечение, мысли о ней не давали ему покоя.

— Я тоже так думаю, — глубокомысленно изрек Джо. Он испытывал удовольствие от смущенного вида Эрни. Его ответ однако вовсе не означал, что он одобрял появление рядом с матерью погонщика буйволов, разъезжающего по всему штату. Но предложение увезти Луз и детей от Стюартов, подальше от Ленча, как нельзя лучше устраивало индейца.

— А ты почему хочешь, чтобы я уехала? — спросила Луз, высказав вслух подозрение Кэт. Реакция Джона удивила всех — ведь он редко с кем-либо соглашался.

— Ленч, — вставил Анджело. — Вчера он убил лошадь Джо.

— Madre de Dios![11] — выдохнула Луз. Она испуганно опустилась на стул.

— No imponta, [12] мама.

— Белый человек стрелял в Ленча и сбил с него шляпу, — добавил Анджело.

Апач Джо готов был задушить малолетнего брата. Рыжеволосый чертенок! Навряд ли удастся уговорить мать отправиться в Эль Пасо, если этот болтун не будет держать язык за зубами.

— Да. Вы обязательно должны ехать! — голос Кэт выдавал ее тревогу. — Марина в опасности. Будет непростительной ошибкой оставить ее здесь.

— Но мы не можем бросить тебя одну на произвол судьбы…

— Я уже не одна. Здесь мистер Блейд. Если Ленч по своей глупости и решится напасть на дом, то мы без особого труда дадим ему отпор. И достойный отпор! Мистер Блейд — великолепный стрелок!

На самом деле Кэт почти ничего не знала о своем новом партнере. К тому же она не очень-то верила словам Эмета Йорка, которого считала величайшим обманщиком. Но она искренне хотела, чтобы Марина как можно скорее уехала отсюда, раз уж представилась возможность, пока с ней не случилось нечто ужасное и непоправимое. Каждый проведенный в доме Стюарта день был сопряжен для девушки со смертельной опасностью.

— А кто такой мистер Блейд? — поинтересовался Эрни.

— Он теперь владеет половиной Фэнси Леди. Мистер Блейд приехал сюда на деловую встречу. И это счастливое стечение обстоятельств для Джо. Насколько я понимаю, Блейд спас его шкуру.

Джо что-то промычал в ответ.

— О! — Эрни сгорал от любопытства.

— Да, это так! — Кэт решила дать возможность Джо самому рассказать подробности, если он будет расположен к этому. — А потом мистер Блейд упал с лошади и сильно ударился головой о камень. Но он скоро поправится, и тогда мы поедем в город.

— У белого человека нет лошади, — напомнил Анджело. Апач Джо угрюмо посмотрел на мальчика.

— Я нашел лошадь белого человека сегодня утром. Она совсем дикая. Я отведу ее в конюшни Литервуда, когда мы доставим маму на железнодорожную станцию. Затем я приведу ему такую лошадь, на которой он без опаски сможет ездить верхом.

— Отличная идея! — воскликнул Эрни.

Немного успокоенная Луз ушла в свою комнату, чтобы собрать вещи в дорогу. Марина пришла в неописуемый восторг от предстоящей поездки. Анджело вызвался напоить буйволов перед дальней дорогой и помочь Эрни с подготовкой. Для всех нашлось дело.

Кэт и Джо остались вдвоем. Девушка повернулась к индейцу.

— Ты можешь уделить мне несколько минут и помочь осмотреть нашего гостя? Его состояние не так благополучно, как я сказала твоей матери. Но она действительно должна ехать.

— Я готов.

Спустя несколько минут, когда они вошли в спальню, Джо был потрясен видом человека, лежащего в постели. Он был мертвенно-бледен, дыхание глухое и прерывистое. Лицо и грудь незнакомца представляли собой сплошное месиво из синяков, царапин и ссадин. Одно плечо совершенно почернело, приклеенный пластырь прикрывал рану на виске. Насколько Джо помнил, этот парень выглядел довольно симпатичным до того, как его сбросила с седла лошадь. Сейчас он являл собой печальное зрелище.

— А черт. Да, он действительно плох.

— Я думаю, все будет о'кей, — сказала Кэт. — Зрачки нормальные, сердце бьется ровно. Он то приходит в сознание, то снова впадает в беспамятство. Сейчас, кажется, спит. Завтра, надеюсь, придет в себя и начнет жаловаться на мою стряпню. Ты поможешь мне надеть на него одну из ночных рубашек отца? И пока нас двое, нужно вымыть его и сделать легкий массаж мокрой губкой. Это подбодрит и поможет восстановить силы.

Джо редко испытывал угрызения совести. Но сейчас ему не давала покоя мысль, что они с матерью предают Кэт, оставляя ее одну с новым партнером, лежащим без сознания. Семья Агиларо многим обязана девушке, хотя Джо и предпочитал не вспоминать об этом. Кэт была хорошим человеком и как хозяйка никогда не обижала прислугу.

— Как же ты останешься одна? Ты не боишься? — спросил апач.

— Ленч не хочет меня, я ему не нужна. А Марина, пока находится здесь, в опасности. Увози ее как можно скорее.

Джо нечего было возразить Такому безумцу, как этот мексиканец, нельзя было доверять, тем более рассчитывать на его снисхождение.

— Завтра вечером я вернусь, — произнес Джо, снимая с Блейда нижнее белье. — Я напомню Эрни, чтобы он передал управляющему отеля, что с Блейдом все в порядке. А то его сочтут без вести пропавшим.

Джо очень не хотел бы видеть вблизи владений Стюартов представителей закона. Во всяком случае до тех пор, пока он не выяснит, кто и зачем оставил сейф и мертвое тело на прииске.

Общими усилиями они быстро раздели больного. Когда Кэт мыла своего нового компаньона, ее лицо пылало румянцем. Нужно быть слепой, чтобы не увидеть, что он — само совершенство, несмотря на то что сильно изранен: широкие плечи, мускулистая грудь, плоский живот и так далее. Этот проклятый Джо посматривает и смеется над ней!

— Какая удача, что ты нашел лошадь мистера Блейда, — сказала девушка, пытаясь разрядить ситуацию и скрыть смущение, а заодно и поставить Джо в неловкое положение.

Их глаза встретились. Они прекрасно поняла друг друга.

— М-да, — ответил он. — Действительно, удача. — Джо осторожно натянул мягкую хлопчатобумажную ночную сорочку через голову на плечи юноши. — Когда вернусь, я задержусь здесь и осмотрю местность. На всякий случай.

— Ну да, мне только не хватало, чтобы ты, как привидение бродил по дому.

Кэт взбила подушки и укрыла Блейда простыней до подбородка.

Джо усмехнулся.

— Я не собираюсь надоедать тебе. Ты не увидишь меня, пока я не понадоблюсь. Я умею скрываться.

Апач направился к двери, собираясь уходить.

— Ты никогда не чувствуешь себя одиноким?

Их глаза снова встретились. Молодые люди были друзьями в какой-то степени, но не более того. Сходство характеров, склонность к замкнутому образу жизни сближали их. Родство душ разъединяло.

— Нет, никогда. Я же не женщина и не думаю об этом.


Джо шел по поместью и размышлял над вопросом девушки. Кэт нужен мужчина, подумал он. Она приблизительно его возраста, и у нее нет ни мужа, ни детей. И шанс встретить кого-либо и выйти замуж ничтожно мал, учитывая ее положение.

Джо помнил выражение глаз девушки, когда она дотрагивалась до этого парня в постели. Но даже если бы он не заметил такого факта, с уверенностью можно было сказать, что Кэт созрела и молодая горячая кровь кипела в жилах и будоражила чувство. Черт возьми, она никогда бы не связалась с Недом Ворреном, если бы не была так одинока. Одиночество охватывало девушку еще до того, как Джона отправили в Юму, но сейчас ее положение становилось все более безнадежным. Кэт могла провести всю жизнь, защищая с ружьем в руках эту богом забытую дыру. Где же здесь встретить мужчину, который сможет стать ее спутником жизни?

Кто знает, возможно, новый партнер подойдет для этой роли, если он вообще когда-либо придет в себя. Кэт нужен образованный человек, который много путешествовал и много знает, а не полуграмотный самонадеянный невежда. Так говорил ему Джон много лет назад. Индеец был уверен, что Блейд бывал дальше Таксона. Эта мысль несколько обрадовала его. Может быть, когда они останутся наедине…

— Эй, Джо! — Эрни окликнул его с порога. — Ты же хочешь, чтобы я отвез твою мать на станцию в фургоне? Я не могу вытащить Анджело из курятника.

— Dios![13] — Джо раздраженно тряхнул головой.

Несносный избалованный Анджело! И куда только смотрит Луз, потакая ему во всем! И в кого он такой бездельник. Совсем не в мать. Если Джо и заведет когда-либо жену, то выберет симпатичную скромную индейскую девушку. Он своими глазами видел, как его отец погиб из-за женщины другой крови. Апач не собирался повторять ошибки отца. И уж жена будет слушаться, да!

От раздавшегося совсем близко пистолетного выстрела душа юноши чуть не ушла в пятки.

Кэт выбежала из дома и присоединилась к перепуганным Луз и Марине, в панике выскочившим из флигеля. Все три женщины пронзительно голосили. Их крик сопровождался воем собаки и испуганным ревом буйволов. Из курятника доносилось кудахтанье цыплят, как будто там шел петушиный бой.

— Выстрел прозвучал из курятника, — сказал Джо, обгоняя женщин.

— Анджело, — простонала Луз.

В этот момент дверь курятника со скрипом отворилась и на пороге появился Эрни, повисший на двери, чтобы не упасть. Лицо его позеленело, как весенняя трава. В его шляпе виднелось маленькое круглое отверстие.

— Маленький проказник чуть не вышиб мне мозги.

Джо с трудом удержался от ехидной реплики.

— Ты ранен, Эрни?

— Нет. Но мне нужно выпить.

— Марина! — попросила Кэт. — Достань из погреба бутылку виски.

На этот раз Марина не спорила. Она стремглав побежала в дом исполнять поручение. Луз немного успокоилась, узнав, что ее сыну ничего не угрожает, что он не стал жертвой бесчестной игры. Она помогла Эрни дойти до скамейки около сломанного колеса. Джо осторожно вошел в курятник.

Анджело мертвой хваткой вцепился в пистолет, и ствол оружия был направлен прямо в грудь Джо.

— Ты специально выстрелил в Эрни?

— Нет. Петух прыгнул на меня, и пистолет сам выстрелил. Я не знал, что он заряжен.

— Дай мне пистолет, Анджело.

— Не отдам. Он мне нужен, чтобы защищать маму и Марину. По дороге в город. И чтобы убить Ленча.

— Я сам поеду сегодня с вами в город. И смогу всех защитить. Но Ленч побоится напасть на нас. Он труслив, как шакал.

Анджело успокоился и с сожалением посмотрел на маленький пистолет.

— Я нашел его. Белый человек бросил его. Он ему не нужен.

— Белый человек сильно ударился головой о скалу. Тебе придется вернуть пистолет, — Джо говорил мягким тихим голосом. Он понимал чувства мальчика, который хотел иметь то, о чем даже и не мог мечтать раньше.

Через минуту Анджело тяжело вздохнул и протянул оружие брату.

— Ладно. Но тогда я буду ехать на сиденье рядом с Эрни. И погонять буйволов хлыстом.


Полуденный легкий ветерок раскачивал развешанные на ветках деревьев жестяные крышки, которые, соприкасаясь друг с другом, наполняли воздух мелодичным перезвоном. Кэт заметила, что похолодало. Похоже, приближается гроза. Погода в феврале постоянно и резко менялась и была совершенно непредсказуемой.

Эрни отправился в путь до полудня. Луз приготовила еду в дорогу. Джо поехал рядом с фургоном верхом на вороном. Анджело гордо уселся рядом с Эрни, глаза его горели от любопытства.

Отчасти Кэт была рада, что они уехали. Девушка заметила чувство Эрни к Луз. Если это действительно серьезно, то поездка будет для них возможностью узнать друг друга поближе. Конечно, если не вмешается Джо и не застрелит в горячке кого-либо. Кэт всем сердцем желала Луз счастья. Она много страдала и заслужила надежного спутника жизни. В конце концов, сорок лет еще не старость и не помеха для семейного счастья. Но так будет не хватать Луз, если она не вернется!

Кэт была перепугана до смерти. Но не отъездом Луз с Эрни в Таксон. И даже не постоянной угрозой появления Ленча Кастрила, который мог в любой момент напасть на нее и наделать много бед. Девушка смотрела вслед уходящему фургону, окутанному облаком пыли, и думала, что Ленч Кастрил — это далеко не самая серьезная проблема для нее. Здесь наверху, в спальной комнате, находился человек, появление которого внесло в ее жизнь гораздо больше страха, чем грубый и подлый мексиканец: Симас Блейд был хозяином половины Фэнси Леди и имел достаточно денег, чтобы в любой момент стать полноправным владельцем всего прииска.

Кэт не представляла, что делать, если Блейд действительно окажется таким коварным, каким описал его Эмет Йорк. Сможет ли она тогда сдержать обещание, данное отцу? И каким образом сохранит прииск?

Фэнси Леди была единственной и вечной любовью Джона. Вскоре после окончания обучения Кэт в Швейцарии Стюарт вернулся из Южной Африки в Аризону с единственной добычей — горстью алмазов на приданое дочери. Но бриллианты мало волновали Джона — его сердце принадлежало Фэнси Леди. Он мечтал о золоте, которое добудет на руднике. Как Джон переживет, если кто-то похитит его прииск?

Не в состоянии ответить на свои вопросы, Кэт поднялась в дом, чтобы еще раз убедиться, что с раненым все в порядке. Затем пошла в лабораторию. Нужно было приготовить средство для отпугивания паразитов, а также составить список компонентов для мази от ожогов. И то и другое пользовалось большим успехом в Таксоне. Перечень товаров, который выпускала ее скромная домашняя лаборатория, дополняли лосьон для рук, душистая соль для ванн и вышитые мешочки с ароматом роз. Продажа всех этих вещей поддерживала довольно скромное существование обитателей поместья Стюартов.


Нил Блейд слышал, как девушка вошла в комнату и зажгла лампу, когда стемнело. Почти двадцать четыре часа его сознание то прояснялось, то вновь все покрывалось темной непроницаемой пеленой. Время от времени юноше мерещились ангелы, от которых исходил аромат роз. Однажды он услышал музыку: играла гитара и кто-то пел нежную испанскую песню. Иногда Нил видел себя играющим на пианино, иногда он звал отца или мать.

Когда сознание возвращалось, все его тело ныло от боли. Голова, казалось, раскалывалась на части, плечо не двигалось, вся кожа горела, как будто он прокатился по колючему кустарнику. Затем юноша снова засыпал.

Он отчетливо помнил, как смуглая женщина зашила рану на голове и напоила его отваром из душистых трав. Этот эпизод запомнился, потому что варево было горьким. Он попытался вглядеться в женское лицо, наклонившееся над ним, но не смог долго смотреть — болели глаза от напряжения, начинала кружиться голова и подступала тошнота Лицо чем-то напоминало мадонну, но было гораздо старше. Нил снова и снова погружался в сон.

На неопределенное время в комнате стало светло. Юноша очнулся от глубокого сна и твердо знал, что сейчас день. Ему было жарко. Его ангел-хранитель купал его. Затем появился индеец и помог ему сходить в туалет. Возможно, это был не индеец, но и не ангел. Скромность не позволила бы Нилу воспользоваться помощью ангела в таком интимном деле.

Юноша повернулся в постели, слегка вздрогнул от неожиданной боли при этом простом движении, улегся поудобнее и снова заснул. Простыни благоухали ароматом роз. Ему в который раз показалось, что он на небесах. Значит, сейчас перед ним появится уже знакомый ангел.


С утра до вечера Кэт много раз смотрела на незнакомца. Она напоила его отваром из трав, который оставила Луз. Когда он в ответ что-то проворчал об ужасном вкусе настоя, Кэт поняла, что дело идет на поправку. Она сняла пластырь с раны на голове и, отметив про себя, что шов все еще плохо заживает, наложила чистую повязку.

— Надеюсь, красивое лицо было не единственным предметом вашей гордости, — сказала девушка, обмывая щеки и шею чужестранца. — Потому что оно сейчас далеко не так привлекательно. Но не расстраивайтесь, прошу вас.

Он ничего не ответил.

Напряжение и беспокойство не покидали Кэт в течение нескольких дней. Волновалась она и в те минуты, когда наполняла ванну горячей водой и размешивала остатки душистой соли. Но тепло ароматной воды и мелодичная музыка с перезвоном колокольчиков, раздававшаяся из любимой швейцарской музыкальной шкатулки, развеяли тревогу и успокоили нервы.

Кэт мечтала о виктроле[14]. Музыка очень сильно воздействовала на ее душу. Прекрасные мелодии, разливающиеся как море, глубоко проникающие в ее существо, наполняли Кэт благоговейным трепетом. Что касается Джона, то он всегда считал музыкальный автомат бесполезной и легкомысленной вещью. В сравнении с оборудованием для Фэнси Леди приобретение подобной штуковины считалось глупым потворством своим слабостям и неоправданной тратой денег. Поэтому Кэт приходилось довольствоваться небольшой музыкальной шкатулкой, подарком одной англичанки, которая пыталась когда-то очаровать Джона Стюарта.

Когда девушка еще раз вошла в спальню, чтобы на ночь последний раз посмотреть на мистера Блейда, она увидела, что он сбросил с себя покрывало.

Юноша лежал, растянувшись поверх одеяла, разбросав руки в стороны, ночная рубашка была задрана и перекручена на широких плечах и груди. Длинные стройные ноги были полностью обнажены — ночная сорочка почти ничего не прикрывала, зато предоставляла полную волю воображению.

Освещенная тусклым светом лампы Кэт почувствовала, как краска прилила к лицу. Пожалуй, единственное, что ей досталось в наследство от беспутной матери, это необыкновенная чувственность, которая не позволяла просто так отмахнуться от физического влечения. Но этот факт не радовал ее никогда.

— Мистер Блейд, — недовольно проворчала она, приглушая свет лампы, — если вы не накроетесь, то поставите нас обоих в неловкое положение.

Юноша застонал во сне и Кэт, испуганная стоном, отскочила в сторону. Проклиная себя, девушка снова подошла к краю постели и положила руку на его лоб. Температура, которая совсем недавно сжигала больного, упала, кожа была сухой и холодной.

Но вид Блейда был неприглядный. Давно небритая светлая щетина, покрывавшая его подбородок вдобавок к ссадинам, царапинам и повязке на виске, предавала юноше какой-то бандитский вид. Он напоминал пирата, которого Кэт однажды видела на картинке в книге об одном человеке, который вступил в смертельную схватку ради сокровищ.

Кэт долго смотрела на своего компаньона со смутной надеждой, что он окажется благородным и честным: она не могла себе представить, как сможет выдержать еще одного негодяя.

Девушка наклонилась, чтобы поправить рубашку на больном. Но ничего не получилось. Сорочка была зажата под бедрами, поэтому пришлось навалиться на него и потянуть одеяло, что помогло бы расправить рубашку. Внезапно Блейд пошевелился и стал переворачиваться на бок.

Кэт не удержала равновесие и упала на постель, задев нечаянно за раненое плечо Нила. Он глухо застонал, но продолжал переворачиваться, ухватившись за девушку и увлекая ее за собой.

И прежде чем Кэт смогла что-либо сообразить она оказалась самым неприличным образом распростертая на кровати, лежа под мужчиной.

— Отпустите меня!

Он не шелохнулся.

На секунду у девушки мелькнула мысль, что чужестранец преднамеренно и коварно схватил ее, желая удовлетворить свою похоть. Но он по-прежнему не шевелился, и не было похоже, что он собирается воспользоваться своим преимуществом. Юноша сладко спал, посапывая.

— Отпустите! — воскликнула она в панике. Кэт выгнулась, стараясь сбросить тело, но он был невероятно тяжелым.

Из уст девушки вырвался поток непристойностей, которые сделали бы честь любому погонщику буйволов и охладили бы чью угодно горячую голову. Но Блейд даже не пошевелился, Кэт похлопала рукой по обнаженному телу и, пытаясь выбраться, заметила, что еще больше зажата могучим торсом. Хуже всего, что и ее халат был также перекошен и прищемлен.

Наконец девушка поняла, что все ее попытки освободиться тщетны. Единственное, что можно было сделать в такой глупой ситуации, в которой она оказалась, — набраться терпения и ждать. Кэт была готова разрыдаться от собственной беспомощности. От отчаяния нервы были на пределе. Пытаясь успокоиться, она несколько раз глубоко вздохнула, но ничего не получилось. Наивно полагать, что несколько вздохов могут принести облегчение.

Однако осознав, что Блейд не представляет никакой угрозы, девушка все же расслабилась. Он, уткнувшись носом в ее шею, сладко спал, как ребенок. Его рука покоилась под ее правой грудью.

Чувство юмора, как всегда, выручило Кэт. Непристойные мысли замелькали в ее голове. Она захихикала. Совсем недавно она жаловалась на одиночество! Ну что ж, теперь она не одна! И вместе с тем девушка молила провидение, чтобы на расстоянии двадцати миль от дома не оказалось ни единой живой души. Ведь никто никогда не поверит ее объяснению.

Кэт представила, что вынуждена будет посмотреть в лицо этому человеку, когда он проснется. Как унизительно! Остается только надеяться, что ночью он повернется и можно будет освободиться и уйти из его комнаты. В таком случае Блейд и не узнает, что произошло. Эта мысль немного успокаивала.

Свободной рукой Кэт медленной пошарила по постели и, найдя край покрывала, натянула на себя и Блейда.

— Вы же не хотите отморозить себе что-нибудь, мистер Блейд? Вот это-то я вряд ли смогу тогда вам объяснить! — рассмеялась девушка.

И с этими словами она погрузилась в глубокий сон.


Нилу снился сон. Жаркий, тяжелый сон мужчины, рядом с которым долгое время не было женщины. Страстный и возбуждающий сон. В какой-то момент ему даже показалось, что это явь, что все происходит на самом деле.

Она была прекрасна, хотя он с трудом мог разглядеть ее в темноте. От ее тела исходил аромат роз. Юноша не мог оторваться. Она тоже не шевелилась. Его жадный рот захватил в плен ее губы, она крепко прижалась к Нилу и погрузила пальцы в густые волосы юноши. Он сорвал легкий халатик и прикоснулся к обнаженному женскому телу. Она перехватила его руку и прижала к своей груди.

Нил растворился в наслаждении, охватившем его, разум затуманился от всплеска физического влечения. Даже когда его тело закричало от боли, он не смог остановиться. И не остановился. Уступил ее манящему призыву. Наслаждение и боль так тесно переплелись в сознании юноши, что он едва различал их. Рай и ад!

Их крики смешались, когда тела слились воедино и понеслись по спирали к наивысшей отметке удовольствия и блаженства. Затем, когда все было кончено, умиротворенные и усталые, они опустились вниз, в темноту, поглотившую их.

Нил глубоко вздохнул и снова окунулся в свои грезы.

Глава 6

— При подобных обстоятельствах, я знаю, невежливо с моей стороны спрашивать, — прозвучал глухой голос, — но кто вы?

Кэт моментально подскочила, как взведенная пружина. Больной с небритым лицом, густо покрытым румянцем, сидел возле нее на постели. На нем была ночная рубашка Джона.

— О Господи! — выдохнула девушка. Внезапно обнаружив, что ее одежда обернута вокруг талии и задрана, она в смущении натянула на себя покрывало до самого подбородка. Сердце отбивало чечетку. Она вспыхнула! Невозможно!

— Думаю, поздно раскаиваться и скромничать, — произнес юноша, с таким же растерянным и подавленным видом, что и Кэт. — По-видимому, мы провели вместе всю ночь в одной постели.

— Я только пыталась помочь вам…

— Я уверен, что вы…

— Но вы повернулись и навалились на…

— Одну минуточку, красотка! Давайте выясним все. Я ни разу в жизни не нападал на женщину.

Он резко выпрямился, поморщившись от боли. Распахнутый ворот ночной сорочки обнажил на плече огромный лиловый кровоподтек.

— Проклятие! Голова раскалывается. Что со мной случилось, черт побери? И где я?

Кэт предприняла попытку натянуть на себя половину одеяла, которое он сдернул, когда заметил синяк на своем плече. Она хотела встать как можно скорее и убежать прочь из этой комнаты. Но помятая и перекрученная вокруг тела сорочка вместе с остатками собственного достоинства пригвоздили ее к кровати. Девушка попыталась принять более пристойный вид и, поерзав, опустила рубашку.

— Вы находитесь на Фэнси Леди, — пробормотала она.

— Это бордель?

Блейд никогда не встречал такой хорошенькой и свеженькой проститутки. Она не похожа на профессионалку — должно быть, новенькая.

— Что?

Возмущенная до глубины души нанесенным оскорблением, Кэт сжала кулаки, размахнулась и со всей силой ударила его по плечу, по раненому плечу. Юноша вскрикнул от неожиданной боли и скатился с кровати, увлекая за собой одеяло.

Кэт заметила промелькнувшие перед ее глазами ягодицы прежде, чем ночная рубашка опустилась и прикрыла его бедра. От ярости у нее вырвался пронзительный крик, и она вскочила с матраса. Бордель! Да как он смеет!

Тяжело дыша, они смотрели друг на друга с разных концов безжалостно измятой и скомканной кровати. Взгляды были полны растерянности и враждебности. Кэт первой пришла в себя. Она быстро повернулась и пулей вылетела из комнаты.

— Фэнси Леди — это золотой прииск, мистер Блейд, — выпалила она по дороге к двери. — Названный так в честь моей матери.

— А, дьявол! — произнес Нил, прижимая руку к больной голове. Эротические видения фейерверком промелькнули перед его глазами. — О Господи! Значит, мне все это приснилось!


Спустя полчаса, Блейд нашел девушку сидящей на кухне. Предварительно он обнаружил старое потускневшее зеркало и побрился, что значительно преобразило его внешний вид. Если бы не скверное самочувствие, юноша пришел бы в ужас от своего отражения. Но сегодня ему было не до праздного тщеславия.

— Думаю, я должен принести свои искренние извинения, — вежливо сказал Нил, замечая, что девушка одета в простую шерстяную юбку и бирюзовую блузку. Его бросило в жар. Распаленное ночными сценами тело напряглось. — Этой ночью мне снились безумные сны, и я, кажется, перепутал грезы с реальностью. Прошу прощения за грубость. Но, извините меня еще раз, все же не помню ваше имя.

— Кэтрин Стюарт, — ответила она жестким голосом, — демонстративно не обращая внимания на слова о сновидениях.

— Ах, да! Припоминаю! — На самом деле он не помнил ничего, что как-нибудь было связано с ней. В голове звучал тамтам, желудок судорожно сжимался, угрожая бунтом, другие части тела стонали от желания.

— Я могу вас побеспокоить и попросить чашку чая, мисс Стюарт? Честно говоря, я неважно себя чувствую.

Он внезапно побледнел, и Кэт показалось, что Блейд вот-вот потеряет сознание.

— Вам лучше присесть, пока вы не упали. Я приготовлю чай. Меня зовут Кэт, а не миссис неизвестно кто.

— Спасибо… Кэт. А вы не напомните мне… ну . что я здесь делаю?

— Вы ранены.

Она заметила, что он надел одежду, приготовленную Луз для Джона. Брюки из грубой хлопчатобумажной ткани и голубая фланелевая рубашка сидела на его стройной мускулистой фигуре гораздо лучше, чем на Джоне. Нельзя не признать, что он очень привлекательный мужчина.

Плохо только, что она не доверяла красавцам.

— О!

— Вас привел сюда Анджело.

Она встала и поставила чайник на раскаленную походную плиту.

— Анджело? Вы имеете в виду ангела?

Он ничего не понимал — это звучало бессмысленным набором слов. Нил закрыл глаза и попытался вспомнить хоть что-нибудь. Господи, как плохо!

— Анджело. Маленький мальчик. С огненно-рыжими волосами.

— А-а-а…

Кэт поняла, что у ее гостя провал в памяти.

— Мы думаем, что лошадь сбросила вас из седла и протащила по земле, а затем вы головой ударились о камень.

Она отрезала кусочек хлеба и повернулась в поисках чашки.

— Видимо, вы правы, принимая во внимание многочисленные синяки и ссадины.

— Вы чудом остались живы. Камень мог убить вас.

Она села на стул и посмотрела на него:

— Рана очень глубокая. Пришлось даже зашить ее несколькими стежками.

— Бедная моя голова!

Поймав взгляд девушки, Нил неотрывно смотрел ей в глаза, требуя ответа. Он хотел спросить, почему они оказались в одной постели. Но, опасаясь, что его страстное желание подавит здравый смысл, промолчал. Одну грубую и непростительную ошибку он уже совершил. Не стоит больше рисковать.

Нил находил восхитительными великолепные глаза и волосы Кэт. Глаза цвета аквамарина. Но, помимо того, что-то необъяснимое в ней самой, в ее поведении, в ее движениях волновало и возбуждало его. Нил не мог припомнить ни одной женщины, которая вызывала у него подобные чувства. Хотя нужно признаться, он немногих и помнил. На губах юноши заиграла улыбка.

Улыбка эта околдовала Кэт. Ей показалось, что у нее перехватило дыхание, когда она посмотрела на Нила. Даже израненный и измученный, он был умопомрачительно красив. Девушка призвала все свое мужество, чтобы устоять перед этим мужчиной.

— Мне кажется, все, что случилось со мной, покрыто каким-то густым туманом. Я ничего не помню о происшедшем. Как долго я нахожусь здесь?

— Вас привели во вторник вечером. Сегодня четверг. Почти все время вы находились в беспамятстве или спали.

Ее лицо вспыхнуло, когда она вспомнила, что спала рядом с ним какое-то время. Теплая волна прокатилась по ее телу. Неужели ей суждено всю жизнь заливаться румянцем от волнения?!

Чайник начал закипать. Кэт поднялась и заварила чай. Блейд не произнес ни звука, пока она не вернулась на место.

— Будьте настолько любезны, расскажите мне все, что произошло. Надеюсь, это поможет прояснить мои воспоминания.

Она выполнила его просьбу, внесла небольшие пояснения. Он несколько раз кивнул в знак согласия, и Кэт подумала, что он в состоянии вспомнить все.

— Первую ночь вы находились практически без сознания, позже вы все время спали.

Нил отпил глоток чая и почувствовал, как тепло растекается по телу, согревая его. Затем он откусил кусочек хлеба.

— Мне кажется, я больше не осилю, — спустя секунду проговорил он.

— Вам лучше лечь в постель, вы еще слабы.

— Неплохая идея. Вы, видимо, правы, — он отодвинул стул и поднялся.

— Я постелю чистые простыни. И приготовлю постель, — сказала Кэт.

Девушка снова усилием воли подавила охватившее ее волнение. Почему постоянно ощущается чувство вины, ведь они не делали ничего запретного?!

Когда постель была приведена в порядок, Кэт со строгим видом подошла к двери спальни и махнула Нилу рукой, приглашая войти. Он медленно пересек комнату и задержал взгляд на ее лице.

— Я могу задать один-единственный вопрос?

— Да, конечно.

Ей захотелось, чтобы юноша скорее улегся. Капельки пота покрыли гладкий лоб девушки, черты лица обострились и осунулись. Кэт с тревогой следила за переменой, происходящей в ней.

— Каким образом мы оказались в одной постели? Если только это не новая форма лечебного воздействия на больного.

Кэт сделала глубокий вдох и промолвила:

— Я поправляла простыни и одеяло, когда вы внезапно повернулись на бок, я не удержала равновесия, упала на постель и оказалась под вами.

Он удивленно поднял брови:

— Так мы… мы не были близки?

— Нет! Вы заснули, лежа на мне.

— И это все?

— Да, клянусь.

— Тогда почему…

Он не мог произнести вслух то, о чем подумал: почему я отчетливо помню каждый изгиб вашего тела? Почему я кончиками пальцев ощущаю упругость вашей кожи? Откуда я знаю вкус ваших губ? И почему мне до боли хочется снова сжимать вас в объятиях?

— Не задавайте мне лишних бессмысленных вопросов. Мы просто спали. — Она махнула рукой и замолчала, осознав, что не сводит глаз с его губ, представляя, как он целует ее. — Ничего не произошло. У вас просто бурное и воспаленное воображение, Симас Блейд!

Нил в недоумении захлопал глазами.

— Но я не Симас Блейд!


В нескольких милях от поместья у скалистого выступа тихо, как мышь, сидел апач Джо и наблюдал за пестрой компанией вооруженных головорезов. Менее десяти футов отделяли густой кустарник, за которым он скрывался, от группы мерзких бандитов, которые и не подозревали о его присутствии. Низкорослая маленькая лошадь Джо тоже едва дышала.

Ленч возвращался из Томстоуна и его окрестностей в Тотал Рек. И он, и его люди говорили только о прошедших двух днях безумных пьянок, а также о застолье, которое собирались организовать по возвращении домой.

Джо узнал некоторых из людей Ленча. Двое белых парней, едва ли старше восемнадцати лет, приехали из штата Нью-Мексико. Хас Янг, темнокожий ковбой из Оклахомы, сопровождал Ленча уже около года. Большинство мексиканцев появились в банде недавно. Кузен Ленча, Луис Пантер, невежественный и грубый полумексиканец, полуиндеец племени навайо, был рядом с Ленчем с самого начала. Джо внимательно смотрел и слушал.

Ни одного из этих людей не было на Фэнси Леди два дня тому назад, когда застрелили человека. Джо сразу бы узнал их по движениям и запаху. Это его не удивляло, так как бандиты были не из тех, кто бросает награбленное.

Апач Джо уже узнал о нападении на поезд. Он сразу же направился в город, как только разместил мать в доме Эрни в ожидании поезда. Ему не очень хотелось оставлять ее наедине со Смитсоном, так как он считал Марину с Анджело ненадежными о ранниками, но иного выхода не было: он должен был узнать о происшествии.

В Таксоне уже давно обсуждали ограбление. На поезд, следующий в Фэйербанк, среди бела дня напали грабители и украли жалование шахтеров Триангл Майнинг Кампани. Было полдюжины свидетелей, которые клялись, что собственными глазами видели женщину во главе грабителей. К тому же были найдены некоторые доказательства, указывающие на причастность Кэт Стюарт к вероломному нападению. Нетрудно было догадаться, что кто-то настойчиво пытается подстроить ложные обвинения и очернить дочь Джона. Предстояло узнать, кто бы это мог быть.

Джо подумал, что нужно срочно предупредить Кэт. Но жизнь с индейцами научила юношу сдерживать первые порывы и взвешивать каждое решение. Он решил подождать. В любой день шериф может приехать в поместье Стюартов. Будет лучше, если Кэт до поры до времени ничего не узнает об ограблении. Таким образом, ее неподдельное удивление сослужит добрую службу, когда перед ней появится представитель закона и начнет расспрашивать о преступлении.

Лошадь Джо пошевелилась, переступив с ноги на ногу. Апач на секунду отвел взгляд от самодовольной толпы головорезов и заметил в стороне койота, наблюдающего за ним. Он кивнул койоту. У индейца появилась великолепная мысль: как тень, последовать за Ленчем и его молодчиками и узнать еще что-нибудь. Бесшумно и незаметно, как койот, он тайком прокрадется за бандой, будет подслушивать и подсматривать. И, возможно, украдет немного еды, чтобы позабавиться!


— Как? Что вы имеете в виду? Так вы не Симас Блейд? — требовательно спросила Кэт. Ее сердце забилось от тревоги, охватившей ее. Кто же тогда этот человек, которого она приютила в своем доме? И опасен ли он?

Юноша сел на край кровати и начал рассматривать пуговицы на фланелевой рубашке.

— Меня зовут Нил — Корнелий…

— Итак, мистер Нил — Корнелий, что тогда вы здесь, черт побери, делаете с документами Симаса Блейда в походной сумке?

Нил закрыл лицо руками. Он сходил с ума от головной боли. Если он сейчас же не ляжет, то без сознания упадет на пол.

— Меня зовут Корнелий Блейд, — с трудом выговорил он. — Симас Блейд мой отец.

Кэт подозрительно смотрела на него еще секунду.

— Вам помочь снять ботинки?

— Я в состоянии и сам это сделать. Буду глубоко признателен вам, если вы выйдете и позволите мне снять брюки.

— Я вас уже видела без брюк, Нил.

— Знаю, Кэт. Но у меня нет сил обсуждать это с вами сейчас. Так вы уйдете в конце концов? Оставьте меня одного!


Одна из драгоценных бутылок Кэт с грохотом полетела в стену лаборатории и разбилась. Осколки брызнули, и липкое содержимое растеклось. Кэт отчаянно пыталась подавить вспышку гнева. Что же происходит?

Прошлой весной она была обручена с красивым английским джентльменом, который клялся ей в любви и верности. Украдкой целуя ее, он убеждал, что девушка нужна ему, и обещал, что даст все, о чем так давно мечталось: дом, семью, детей, музыку. Она умом, душой и телом тянулась к нему, очарованная радужными мечтами и планами.

Когда Кэт встретила Неда Воррена, он показался невероятно и неправдоподобно совершенным, побывал, как и она, в Европе. Он обещал долгое и увлекательное свадебное путешествие. Они увидят Скандинавию, пересекут Ирландию и Шотландию, поедут на восточном экспрессе в Стамбул, Нед обещал ей целый год приключений, прежде чем они вернутся и построят дом в Северной Каролине.

Затем все изменилось. Вмешался Джон и незадолго до убийства их соседа Мак-Найта запретил влюбленным встречаться. А дальше события происходили как в кошмарном сне: арест Джона, суд и заключение в тюрьму. И предательство Неда. Последний раз девушка видела его, не считая встречи в городе, в зале суда, где он как свидетель давал показания против Стюарта.

Сначала у Кэт было все, а потом ничего. За это жуткое время он пережила многое: от отчаяния до печали и ярости. Ее сердце было разбито на миллион кусочков. Но постепенно раны заживали, и Кэт приходила в себя. Хотя сейчас у нее не было ни того, о чем мечталось когда-то, ни малейшей надежды осуществить мечты.

Девушка жила в самом центре забытой богом и людьми дыры, охраняла бесполезный, не приносящий никакого дохода золотой прииск, разделяла кров с отвергнутой всеми вдовой, капризной, избалованной девицей, очень странным маленьким мальчиком и время от времени — с бунтарем Джо.

И вдобавок ко всему, она только что провела ночь в одной постели с врагом, новым деловым партнером. Но даже это было не так, как выглядело на первый взгляд: она просто спала рядом с сыном компаньона, который оказался всего лишь мальчиком на побегушках.

В это время внизу на прииске заливисто залаяла одна из собак. Кэт схватила ружье, стоящее у двери. На секунду она забыла о человеке в доме.

— Взять его, Бастер! Взять! — крикнула она, бегом спускаясь к прииску.

Рабочий с черной всклокоченной бородой отбивался от пса. Бастер, коричневая собачонка неизвестного происхождения с обвислыми ушами, оправдывал свое положение сторожевой собаки. Он уже разорвал брюки на одной ноге мужчины и стремительно нападал на другую ногу.

Кэт подняла ствол ружья над головой незнакомца и нажала на курок.

Мужчина испуганно вскрикнул и пригнул голову.

— Я ухожу! — крикнул он, отбиваясь от собаки. — Ухожу!

— Я застрелю тебя, если ты еще раз появишься на моей земле!

К этому времени Бастер уже отогнал искателя легкой наживы к стоящей неподалеку лошади. Шахтер не стал дожидаться следующего предупреждения, быстро вскочил на спину жеребца и галопом помчался по тропинке прочь от рудника. Бастер лаял вслед до тех пор, пока беглец не скрылся из виду.

— Кэт, с вами все в порядке?

Бастер снова залаял.

Кэт повернулась и увидела приближающегося Нила.

— Бастер, сидеть, мальчик!

Нил крепко спал, когда залаяла собака, он просто перевернулся на другой бок, чтобы избавиться от назойливого шума. Но звук выстрела моментально поднял его на ноги. В спешке натянув только брюки и ботинки, юноша схватил миниатюрный пистолет, лежащий на комоде, и выбежал из дома. Когда он достиг места происшествия, Кэт держала уже ситуацию под контролем и не нуждалась в помощи.

— Все в порядке? — снова спросил Нил.

Она была прекрасна, эта русоволосая волшебница с ружьем в руках.

Во рту у Кэт пересохло при взгляде на юношу. Она никогда раньше не видела такого великолепного тела. Ее глаза скользнули по груди, отметив упругие мускулы, и в восхищении остановились на спутанных светлых волосах.

— Что со мной? Что происходит? — подумала она, ошеломленная своими ощущениями. Боже, да она готова повиснуть на шее мужчины! Принимая во внимание ее сегодняшнее поведение, не удивительно, что он спросил о прошлой ночи. С усилием девушка взяла себя в руки и, успокаиваясь, поправила развевающиеся волосы.

Бастер преданно лизал руку Нила. Хорошим же сторожем он оказался!

— Думаю, нам лучше вернуться в дом, — сказала Кэт.

— Кто-то пытался захватить земельный участок? — озабоченно спросил Блейд.

— Нет, это просто безымянный мелкий воришка.

— И часто вам приходится сталкиваться с подобными проблемами?

— Чаще, чем хотелось бы.

— Извините, что опоздал с помощью.

— Благодарю вас. В последнее время рядом нет мужчины, чтобы поддержать меня. Приятно сознавать, что сейчас вы здесь.

Кэт усмехнулась своим словам. Она не хотела снова доверяться мужчине и полагаться на него. Ничего, кроме боли и разочарования, она в ответ не получит.

— Вам лучше вернуться в дом. Соседи увидят, пойдут слухи…

— Какие соседи?

— Бастер очень чувствителен и ревнив.


В этот вечер Кэт сама готовила ужин. Это было довольно непривычное занятие.

Нил легкой поступью вошел в теплую кухню, ярко освещенную лампой. В первый раз за прошедший день он чувствовал себя уверенно и спокойно. Голова, правда, все еще побаливала и память была затуманена, обнажая лишь отрывочные воспоминания, но благодаря долгому сну тело окрепло, чувствовался прилив сил и здоровья.

— Что это так вкусно пахнет? — поинтересовался юноша.

— Так вы уже встали…

— И к тому же проголодался, — добавил он, жестами подтверждая сказанное.

— Это очень хорошо. Я как раз готовлю лапшу с цыпленком. Скоро будет готова. А пока вы можете умыться.

Она быстро засыпала лапшу в кипящий бульон.

— Я уже умылся, — улыбаясь, сказал Нил. — Это одно из обязательных правил моей матери: умыться и привести себя в порядок, перед тем как спуститься в гостиную.

Кэт обернулась от плиты, чтобы посмотреть на него. Юноша действительно преобразился. Волосы были аккуратно причесаны, кожа пахла ароматным мылом.

— К сожалению, у нас нет гостиной. Мой отец превратил ее в кабинет много лет тому назад. Стол там завален образцами руды.

— Это очень похоже и на моего отца. В его жилах течет кровь, смешанная с золотой пылью.

Она рассмеялась и успокоилась.

— Значит, к вам вернулась память?

— Я помню свое детство до мельчайших деталей, — ответил он и выдвинул ящик широкого грубого стола, доставая салфетку и один обеденный прибор. Затем, обойдя вокруг стола, открыл другой ящик и поставил другой прибор. — К несчастью, я ничего не помню из случившегося в последние дни.

— Вы находитесь в поместье Стюарта на северо-востоке Аризоны. Вас сбросила лошадь, которую вы взяли напрокат в конюшне Литервуда в Таксоне. Мой друг Джо вернул лошадь в конюшню. Взамен он возьмет другую, приведет сюда, и вы сможете уехать, как только поправитесь.

— Но здесь же были и другие люди, если я не ошибаюсь.

— Вы правы. Были. Семья Джо. Но вчера они уехали в Эль Пасо по делам.

— Значит, мы совершенно одни? Не считая Бас-тера?

— И Клайда. Он остался на прииске. Отец называл своих собак именами друзей.

Кэт поставила на стол блюдо с консервированными персиками, тарелку с хлебом и маслом. Затем она помешала лапшу и присела на стул, ожидая, когда курица будет готова.

Нил придвинул стул поближе к девушке.

— Если вы владеете золотым прииском, значит, я приехал, чтобы обсудить деловые вопросы. Меня выводит из себя то обстоятельство, что я ничего не помню.

— Симас Блейд выиграл половину Фэнси Леди в карты примерно месяц тому назад.

— Он играл с вашим отцом?

Кэт тяжело вздохнула.

— Мой отец находится в Территориальной тюрьме в Юме по обвинению в убийстве. Его приговорили к десяти годам заключения.

Нил не знал, что сказать.

— Это Эмет Вестон Йорк Второй проиграл свою долю вашему отцу, — продолжала девушка. — Правда, его друзья сказали, что игра была нечестной.

— Интуиция подсказывает, что мне не нравится Эмет Вестон Йорк.

— В том, что он не нравится мне, у меня нет и тени сомнения. Это отвратительный и подлый тип.

— Я не помню той карточной игры. Но уверен, что мошенничества не было — это не в отцовском вкусе, противоречит всем его жизненным принципам. Даже в случае с негодяем.

— Вы помните такие подробности об отце?

— Я уже сказал, что прекрасно помню свое детство.

Кэт встала и разлила готовую лапшу с курицей в тарелки. Еда была простой, но питательной. Какое-то время молодые люди ели молча.

— Вы удивительная и прекрасная женщина, Кэт Стюарт! — сказал Нил, посмотрев на девушку. — Почему вы здесь и занимаетесь далеко не женским делом — с ружьем в руках защищаете землю от бандитов?

Кэт внутренне вся напряглась от такого комплимента. Надо всегда помнить, что былое очарование Неда Воррена в свое время причинило ей громадную боль. Наконец она сухо ответила:

— Я уже говорила, что мой отец находится в тюрьме и я сама должна защищать себя.

Нил ответил не сразу. Его голос звучал мягко и нежно:

— Но это не ответ. Вы не похожи на женщину, которая любит одиночество и предпочитает жить одна. Или которой хочется прятаться от людских глаз.

— У меня есть экономка.

По взгляду юноши Кэт поняла, что и этот ответ его явно не удовлетворил. Вздохнув, продолжала:

— Человек, с которым я была обручена, за которого собиралась замуж, решил, что ему не подходит в жены дочь убийцы.

— Когда это произошло?

— В мае прошлого года.

Кэт нервным движением отставила тарелку в сторону.

— Я не хотел расстраивать вас, извините.

— Да нет, не волнуйтесь, все хорошо. То, что случилось со мной, всем известно: мой возлюбленный предал меня, а я осталась здесь, потому что обещала отцу защитить и сохранить прииск.

Нил положил ложку на стол и вытер рот салфеткой.

— У меня в голове не укладывается, как мужчина мог отказаться от вас, Кэт. Вы очень красивая и умная. Не каждый обладает таким мужеством, как вы. И у вас страстная натура. Я это чувствую! — Его голос дрогнул и смягчился при этих словах. — Я никак не могу забыть сон, который приснился мне этой ночью. Он преследует меня. Я хочу вас. И не думаю, что виной этому измена или одиночество. Что-то магическое произошло между нами.

— Нет, ничего. И никогда не произойдет.

По телу прошла волна чувственности, согревая и приводя в замешательство. Кэт тоже хотела его. Жаждала его поцелуев, тепла его тела. Хотела его как любовника, хотя и пыталась убедить в противном.

Нил опустил глаза.

— Да, конечно, вы правы.

Но тело подсказывало ему совсем другое. Единственным желанием юноши было подхватить девушку на руки и унести в спальню. Подавляя свои эмоции, он постарался рассмеяться.

— Хотите шоколада? — внезапно спросила Кэт. — Когда я жила в Швейцарии, я привыкла к нему.

Нил неопределенно тряхнул головой: он сейчас Меньше всего думал о шоколаде.

— А когда вы были в Швейцарии?

— После убийства моей матери мы отправились в путешествие. Отец получил временную работу в Южной Африке. Он геолог. Накануне отъезда знакомые наперебой стали убеждать отца в том, что мне нужно хорошее образование. Так я закончила частную школу для девочек в Швейцарии.

— И ели шоколад?

Она рассмеялась.

— Вы даже не представляете, как трудно найти здесь на западе хороший шоколад.

— Вам понравилось путешествовать? — спросил Нил, чувствуя укол зависти.

— Очень. Я была страшно разочарована, когда отец прервал мое обучение и объявил, что мы возвращаемся в поместье.

— Представляю, как тяжело вы восприняли перемену.

— Это было… невыносимо. Иногда мне кажется, что я была бы намного счастливее без образования. Во всяком случае, не знала бы, что теряю.

К удивлению девушки, Нил встал со стула и помог убрать посуду со стола.

— Вам не следовало этого делать, — тихо сказала она.

— Мой отец не согласился бы с вами. Он твердо убежден, что женщины созданы не для того, чтобы прислуживать мужчине.

— Бог мой, да он намного опережает время!

— Моя мать была горничной в отеле, когда отец встретил ее. Симас Блейд сделал ее королевой. Отец всегда говорил, что самая счастливая находка в жизни — это мать.

— Я уже слышала, что вашего отца описывают как очень везучего человека.

— Он просто верит в свою счастливую звезду. И судьба вознаграждает за веру. Мать тоже поддерживала его мечту о богатстве и счастье. Он доверял ее советам. Она верила его интуиции. Мои родители были неповторимой парой, прекрасно понимали и дополняли друг друга.

Кэт печально улыбнулась.

— Я пытаюсь представить, какой могла бы быть жизнь моего отца, если бы моя мать была другой. — Она искоса взглянула на Нила. — Салли, моя мать, была актрисой.

Брови юноши удивленно взлетели вверх.

Девушка усмехнулась — иной реакции трудно было ожидать.

— Я думаю, это слишком мягкое слово для бездарной искательницы приключений, не обремененный чувством ответственности и тем более моральными принципами. Однако Джон влюбился до беспамятства и потерял голову, когда однажды встретил ее в салоне. Он уговорил эту женщину стать его женой и хозяйкой золотого прииска.

— Это нелегкая доля, — искренне заметил Нил.

— Но она покинула отца сразу же после моего рождения. Меня воспитывала кузина Джона Мад-лен, чопорная старая дева, свято верящая в права женщин и силу образования. Она вернулась на восток, когда мы уехали в Южную Африку.

— Вы когда-нибудь снова встречали свою мать?

— О, да! Она возвращалась к отцу каждый раз, когда оставалась без средств или когда ее бросал очередной любовник. Обстановка накалялась с ее приездом. Мадлен считала мать сумасшедшей и терпеть ее не могла. — Кэт грустно улыбнулась. — Мадлен была права: Салли — жалкое подобие матери, но она была забавной. Ее убили индейцы, когда мне было двенадцать лет, ее и мужчину, с которым она сбежала.

Нил не верил своим ушам, представляя, через что прошла Кэт. Его мать всегда была прочным и надежным оплотом семьи.

— Я уверен, что не каждому мужчине так везет в любви, как моему отцу. Если бы на его руках не осталась большая семья, о которой нужно было заботиться, он бы, наверное, потерял рассудок от горя, когда мать покинула нас, ушла в мир иной.

— Он не женился во второй раз? — Кэт часто хотелось, чтобы Джон нашел другую женщину.

— Нет. У него много женщин, но, увы, ничего серьезного. Мне не послышалась музыка совсем недавно?

— У меня стоит музыкальная шкатулка в зале.

— Могу я попросить вас завести ее для меня? Музыка успокаивает. Может быть, если я посижу и послушаю немного, то вспомню что-нибудь о наших совместных делах.

Кэт тепло улыбнулась юноше.

— Пойдемте. Я поставлю вам музыку. Но уверяю, не стоит утруждать себя делами сегодня вечером. Я, честно говоря, устала до смерти и не в состоянии обсуждать их. Я приготовлю вам чай. А затем вы хорошенько отдохнете.

Она зажгла огонь в камине, и грубо обставленая маленькая комната, называемая залой, вскоре стала теплой и уютной. Нил с удовольствие уселся в кресло с широкой, как крылья, спинкой, пожалуй, оно являлось единственным изящным и красивым предметом мебели здесь. Великолепный персидский ковер лежал прямо на земляном полу. Джону всегда было не до пола, не хватало времени уложить доски или кафель. Остальная прочная и грубая мебель была явно местного происхождения.

Когда в зале зазвучали мелодии Моцарта, Нил закрыл глаза. Его сознание наполнилось множеством волшебных образов. Но он постарался отогнать их, не желая напрягать опустошенный мозг и тратить драгоценные секунды на поиски ответов на многочисленные мучившие его вопросы. Юноша был уверен, что память скоро и окончательно вернется к нему.

Сегодня вечером хотелось только впитывать в себя теплоту комнаты, красоту интригующей женщины, находящейся рядом, отдаваясь во власть ласкающим звукам музыки.

— Мистер Блейд, вам лучше лечь в постель.

Нил открыл глаза, возвращаясь к реальности.

— Извините, я задумался. Не знаю, смогу ли быстро заснуть после дневного отдыха.

Кэт поднялась и направилась к двери.

— Да нет, это просто рана на голове беспокоит вас. Я уверена, что вы уснете.

Девушка не успела ничего сообразить, как он вскочил и быстро пересек комнату, оказавшись прямо за ее спиной.

— Кэт! — Он сжал ее плечи и повернулся лицом к себе. И не произнося больше ни звука, нежно и осторожно поцеловал девушку.

Она качнулась назад, широко раскрыв глаза от удивления. Ее тело отреагировало мгновенно — оно содрогнулось от желания. Поцелуй волновал девушку гораздо сильнее, чем она предполагала.

Сильные руки не позволили ей освободиться из объятий и прижали еще крепче.

— Я не прошу больше ничего, — прошептал Нед, прикоснувшись губами к волосам Кэт. — Молю только об этом.

Девушка расслабилась в его руках, доверилась их теплоте и надежной силе. Нил возвышался над ней большой, мужественный, поразительно красивый. Его страстные, поцелуи заставили Кэт желать их снова и снова, еще и еще. Она верила ему и доверялась. Кэт как бы покачивалась на безбрежных волнах страсти, уверенная, что Нил сдержит данное слово и не зайдет слишком далеко.

— Я чувствую, что моя жизнь в последнее время была слишком суетливой и беспорядочной, — произнес он, вдыхая аромат роз, исходящий от ее волос. — Я не могу, правда, вспомнить подробностей. Голова просто раскалывается на части, когда я напряженно думаю. Но мне необходимо держать вас вот так. И я обещаю не просить большего.

Кэт вздохнула в ответ. И хотя упругое свидетельство его страстного влечения упиралось ей в живот, он действительно только обнимал ее, одной рукой поддерживая ее голову, другой нежно обхватив тонкую спину. Как глупо влюбиться в человека, которого едва знаешь! Но тем не менее Кэт чувствовала, что Нил Блейд совершенно околдовал ее.

Глава 7

Симас Блейд сидел в удобном плетеном кресле в залитом солнцем теплом патио маленького деревянного домика Фриды Рименшнайдер и обдумывал побег. Эта ведьма заморит его до смерти, если он поскорее не убежит отсюда.

Симас всегда был уверен, что сумеет покорить сердце любой женщины, и очень гордился этим. Но сейчас он тратил свое очарование даром и терпел крах, в чем отказывался признаться даже себе. Это зловредное создание, эта воинственная дева была не похожа ни на одну особу женского пола, которую он когда-либо встречал. Уму непостижимо, насколько эта женщина здорова, бодра и энергична. Втайне от всех Симас считал ее в такой же степени опасной, как наполненную рудой вагонетку, на бешеной скорости несущуюся по наклонной плоскости.

Она расталкивала его сонного, подгоняла и окунала в горячую воду, как будто ждала, что у него вырастут плавники. Она усиленно кормила его супами, соками, овощами и другой ерундой. И ко всему прочему открыто и беззастенчиво повторяла, что необходимо беречь свой желудок, — на эту деликатную тему Блейд никогда не говорил с дамами. Эта женщина бесцеремонно вливала ему в горло отвратительные травяные отвары, не смочив их ни единой каплей виски!

А выброшенные сигары?! Как же мужчина может выздороветь без мяса, крепких напитков и табака? Господи помилуй, необходимо как можно скорее бежать отсюда без оглядки куда глаза глядят!

Но каким образом? Симас был совершенно разбит и беспомощен, к тому же одинок. Даже Нил покинул его. Старый Блейд медленно, незаметно, но неуклонно впадал в депрессию.

Звук уверенных шагов Фриды по кафельному полу патио напомнил о постоянном присутствии этой женщины. Блейд сразу же стал глубоко дышать, следуя ее очередной навязчивой идее.

— Прекрасное утро, не правда ли, мистер Блейд? — громко произнесла мучительница энергичным голосом, излучая неистребимое здоровье. Но это был, однако, не вопрос. Фрида никогда не задавала вопросов, за исключением тех незначительных случаев, когда она интересовалась его внутренностями.

Симас сильно стиснул зубы. Он старался дышать всеми легкими и едва не задохнулся. Боже, убереги от очередных ненормальных наставлений!

— К вам посетитель, мистер Блейд!

Симас открыл глаза, заслонив их здоровой рукой от ослепительного солнечного света. Высокий парень по виду из рабочих стоял в дверях, комкая в руках грязную шляпу с опущенными полями.

— Добрый день! Надеюсь, вам сегодня полегчало и вы воспрянули духом! — произнес этот болван и расплылся в глупой улыбке.

Симас нахмурился: он и не падал духом!

— В отеле мне сказали, что вы переехали сюда. Хорошее местечко, должен заметить, со всеми этими растениями… Я бы тоже не отказался, чтобы мой двор так же выглядел.

Симас терпеливо ждал. Что нужно этому болтуну от него? Наверное, подаяние. Парень выглядел так, как будто его годами держали на строгой диете. Он, похоже, не бывал и у портного.

— Меня зовут Эрни Смитсон. Я погонщик буйволов. Пару дней назад я привез людей в город. Они уезжают на поезде в Эль Пасо, — он помолчал немного и, когда Симас не ответил, продолжил: — Луз, я имею в виду миссис Агилар, попросила найти вас и сказать, что с человеком по имени Блейд несколько дней назад произошел несчастный случай. Недалеко от владений Стюартов.

У старика перехватило дыхание. Тревога заставила его сердце лихорадочно забиться.

— Нил! — выкрикнул Симас и, пытаясь подняться с кресла, потерял равновесие и осел.

Фрида мгновенно оказалась рядом и подхватила его.

— Все в порядке, мистер Блейд, — успокоила она Симаса, усаживая его в кресло. — И с вами все будет хорошо.

Тут же Фрида бросила на посетителя такой свирепый взгляд, что у того мурашки побежали по телу.

— Да, конечно, — добавил погонщик, — ничего страшного. Просто небольшая шишка на голове. По правде говоря, беспокоиться нечего. Я даже забыл прийти и рассказать вам об этом сегодня утром, а пришел только сейчас.

Фрида задала Смитсону несколько кратких и быстрых вопросов, чтобы подробнее узнать о падении Нила Блейда с лошади. Но так как Эрни не видел раненого собственными глазами, он мало что мог рассказать.

— Луз просила не беспокоиться, если он задержится на несколько дней. Юноше надо отдохнуть и подождать, пока рана на голове заживет.

Слезы облегчения потекли по морщинистому лицу старика. Фрида тут же выставила Эрни за дверь, затем достала свой носовой платок и промокнула щеки Блейда.

— С вашим мальчиком Нилом все о'кей. Вы уже знаете, что нет повода для беспокойства. Этот глупый болван второпях наговорил много лишнего. Ну, а теперь давайте вернемся в дом и отдохнем. Специально для вас я приготовила цыпленка, может, покушаете.

Симас не сопротивлялся, когда она помогла ему дойти до двери. С каждым днем силы прибывали, и он уже сам смог бы пройти эти несколько метров. Но старик притворялся беспомощным. Еще не хватало, чтобы сиделка, эта сверхэнергичная особа, подумала, что ее сумасбродная диета поставили его на ноги.

— Я хочу картофеля и, ради Бога, кусок мяса! — упрямо произнес Блейд. — Я человек, а не кролик.


Вечернее небо затянулось тучами, скрывшими холодное февральское солнце. Дул резкий ветер, и погода была несколько прохладней, чем вчера. Грузовой фургон уверенно катился по проторенной дороге в сторону ранчо Мортона недалеко от Гритервилла. Огромная сверкающая кухонная плита раскалилась в повозке и дребезжала. Грохот, который она издавала, дополняли рев буйволов, стук колес и болтовня возницы.

Сегодня Эрни не был так разговорчив, как обычно. Двигая по очереди занемевшими плечами, он навалился спиной на сиденье. Погонщик чувствовал себя непривычно напряженным. Отчасти причиной этому было ограбление поезда, о котором он узнал в Таксоне. О проклятый дикий край! Частично его нервозность объяснялась подозрением, что Ленч с бандой головорезов может оказаться где-нибудь поблизости. Эрни не забыл последнюю неприятную стычку с ним.

С тех пор как Смитсон посадил Луз и ее детей на поезд, ему не давала покоя мысль о своей судьбе. Не сменить ли занятие? Ну что погонщик буйволов может дать женщине?

Проблема была в том, что он не знал, куда себя деть. Чем еще можно заняться в жизни?

Эрни нравилась дорога, он любил разъезжать п безбрежным просторам, встречаться с разным людьми и говорить с ними. Его везде принимали ра душно. Он любил дружескую беседу и обмен новс стями. Но Луз была нужна ему больше всех эти удовольствий. Он любил ее.

Всадник, приближающийся к повозке, прерва размышления Смитсона, который скосил глаза н ружье, лежащее рядом, и убедился, что быстро cmc жет схватить его. В этот раз Эрни не позволит зас тигнуть себя врасплох, как тогда при встрече Ленчем.

Когда же всадник подъехал ближе, погонщик ус покоился. Он увидел молчаливого серьезного шерифа.

— Тпру! Глупые животные! — крикнул Эрни, сопроводив команду потоком нецензурной брани. Ругательства были настолько привычными, что вылетели из его уст бессознательно. Вникни он в смысл сказанного, пришел бы в замешательство. — Добрый день, шериф!

Шериф Андерсен медленно, не торопясь остановил лошадь и кивнул Эрни в знак приветствия. Он был не очень рад встрече, которая отвлекала его от важного дела. В отличие от погонщика молодой страж закона был необщительным человеком. Он был при исполнении служебных обязанностей и почитал долг превыше всего. Поэтому сейчас он занимался только поимкой беглецов-бандитов, совершивших ограбление поезда, который следовал во Фэйербанк.

— Вы уже поймали грабителей? — спросил Эрни, не дав шерифу раскрыть рта. Было бы весьма неплохо привезти ошеломляющую новость на ранчо Мортона первым. Вокруг сразу собралась бы толпа зевак.

— Пока нет, — ответил Андерсен. Он приподнялся в седле и оглядел местность, по которой ехал. Прирожденный всадник, Андерсен всегда знал, где проезжал и кто находится на расстоянии мили от него.

— Кого-нибудь подозреваете? Кто бы мог это сделать?

Эрни засунул большие пальцы рук под подтяжки и оттянул резинки. Он с завистью стрельнул глазами по черному мундиру и затянутому галстуку шерифа. Где бы ему найти такую же хорошую работу, чтобы иметь такую же красивую одежду?

— Пока никого.

Эрни недовольно сжал зубы. Он умел, как насосом, вытягивать из людей новости, если хотел. Но предпочитал таких собеседников, которые болтали без умолку и добровольно рассказывали все сами. Шериф был явно не расположен к беседе, и сегодня это раздосадовало погонщика. Он очень хотел отвлечься от мучивших его проблем.

— Слышал, что похитили жалованье рабочих.

Глаза Андерсена настороженно скользили по окружающему пространству.

— Да.

— Вы думаете, это Ленч и его банда?

Андерсен сдвинул на затылок шляпу и посмотрел на Эрни холодным взглядом.

— А почему ты спрашиваешь?

— Потому что это законченный мерзкий негодяй, вот почему. Остановил меня несколько недель тому назад и разбил весь груз, предназначенный для Кэт Стюарт. И еще потому, что охотится за дочерью Агилар. Кэт однажды здорово отпугнула его. И еще он ударил меня…

Андерсен молчал.

— И он часто появляется в этих местах. Так люди говорят. Грабит повозки. Думаю, сейчас Ленч в Тотал Рек или поблизости, занимается привычным грабежом. Вы его ищете?

Шериф украдкой посмотрел на Эрни и снова перевел взгляд на дорогу.

— Ты бывал в последнее время в поместье Стюартов?

Удивленный неожиданным вопросом, Смитсон был немного сбит с толку.

— Да, конечно. В среду. Я доставил почту миссис Агилар. И затем отвез ее обратно в Таксон. Она с детьми отправилась в Эль Пасо.

— И Джо был там?

— Да, шериф, был. Он завтракал на кухне, когда я приехал. А потом сопровождал до Таксона. Они все остались у меня дома на ночь. А утром Луз и дети отправились в Эль Пасо.

Андерсен кивнул, но ничего не сказал. Он просто сдвинул шляпу на глаза, почти закрыв их полями, и легким толчком тронул лошадь с места.

Несколько минут Эрни сидел и смотрел вслед удаляющемуся всаднику, затем взмахнул хлыстом и натянул вожжи.

— Эй, милые, но! Вперед! Давайте доставим плиту как можно быстрее миссис Мортон, заодно и поужинаем.


Стоя у рабочего стола в лаборатории, Кэт слышала, как скрипнули ворота, когда выходил Нил. Нужно давно смазать маслом дверные петли, — подумала она. Казалось, все пришло в запустение и разрушилось, когда отца забрали.

Хотя Нил и жаловался утром на головную боль, за завтраком он убежденно заверил ее, что чувствует себя намного лучше. И действительно, юноша скорее всего чувствовал себя неплохо, так как даже приготовил яичницу к завтраку. Почти весь день он провел, разбирая бумаги, связанные с прииском, изучая отчеты об исследованиях Джона. В это время Кэт в лаборатории разливала по порциям готовое средство для отпугивания паразитов.

Очевидно, Нил устал в заточении и ему надоело сидеть взаперти. Именно поэтому он вышел за ворота. Девушка подошла к открытой двери и посмотрела ему вслед. Затем решила пойти за ним, уговаривая себя тем, что он слишком слаб, чтобы уходить далеко. На самом деле ей просто хотелось быть рядом с ним. Выйдя за ворота, Кэт заметила, что небо покрыто тучами. Похоже, они предвещают перемену погоды.

Отрывистый лай собаки говорил о том, что юноша уже спустился к прииску. Бастер, видимо, признал его.

Фэнси Леди представляла собой пещеру, выдолбленную в южном склоне невысокого, покрытого травой холма, на поверхности которого в нескольких местах обнажалась разрушенная временем и ветрами скальная порода. Пейзаж разнообразили немногочисленные низкорослые дубы. У подножия холма на боку лежала опрокинутая заржавевшая вагонетка для руды. Две ветряные мельницы, крылья которых покачивались от порывов ветра и скрипели, и огромный бак, наполненный водой, свидетельствовали об изобретательности и решительности Джона. Подводящий воду желоб, спускающийся к искусственному каналу, пересох и зарос беспорядочными и буйными сорняками. Все свидетельствовало о том, что Джон Стюарт готовился к разработке крупного месторождения.

Главная шахта была прочно укреплена подпорками. Были использованы все меры предосторожности. Нил видел много полуразвалившихся рудников, куда было опасно даже входить, не говоря уже о подземных работах. Поэтому он был искренне обрадован серьезным отношением хозяина к вопросам безопасности. В этом Стюарт напоминал ему отца. Симас сам не раз попадал в подземные ловушки, грозящие смертью, когда был молодым и бедным. В дальнейшем поэтому он тщательно следил за безопасностью своих шахт, не допускал ни малейшего нарушения.

Когда Нил вернулся ко входу в шахту, он остановился, чтобы погладить Клайда, который шел за ним по пятам и обнюхивал. Юноша в который раз осознал, насколько гордится своим отцом. На приисках Блейда было мало несчастных случаев, еще меньше со смертельным исходом. Когда все-таки кто-нибудь из шахтеров погибал, Симас лично старался проследить, чтобы вдова и сироты не были брошены на произвол судьбы. Нил усмехнулся. Старик был человеком, твердо придерживающимся своих принципов несмотря на несносный характер и неожиданные выходки.

— Что вы ищете? — спросила Кэт, подходя к нему сзади.

Юноша повернулся, его глаза загорелись, когда он увидел ее. Жар охватил Кэт, но она усилием воли подавила своенравное чувство. Господи, помоги, она ведь не какая-нибудь распутная женщина! Но почему ее пульс так лихорадочно бьется?

Нил наблюдал за приближением девушки в мрачном предчувствии. Память возвращалась к нему капля за каплей, и вместе с этим появилось неприятное ощущение, что то, о чем он может вспомнить, его прежняя жизнь сильно огорчат его. Поэтому отчаянно пытаясь вспомнить все, он вместе с тем боялся этих воспоминаний.

Кэт надела тяжелую холщовую юбку и блузку, сочная расцветка которой говорила об ушедшем лете. Ее простой наряд напоминал одежду крестьянок, но она выглядела в этой одежде как королева. Русые волосы девушки были гладко зачесаны назад и перехвачены лентой цвета слоновой кости. Нил с трудом сдержался, чтобы не броситься к ней и не развязать ленту, распустить волосы. Ему казалось, что освободив волосы, он преодолеет и ее сдержанность.

Нил хотел быть с Кэт так же, как во сне, как в своих видениях, когда он, обвив ее руки и ноги, растворился в любовной неге. И хотя он едва прикоснулся к ней в поцелуе, он уже твердо знал, что эта женщина создана для него. Но откуда?

Проклятье! Как человек, разбивший голову о камень, может вообще быть уверен в чем-либо? Но Нил был уверен. Разве этого недостаточно? Он с трудом вспомнил собственное имя, но это не причиняло беспокойства. Единственное, что действительно имело ценность, — держать в объятиях эту женщину и ласкать ее вечно.

Кривая улыбка появилась на губах Блейда. Лучше ни о чем не говорить ей пока. Она может подумать, что он сошел с ума. Нил решил подождать день или два и сделать предложение Кэт Стюарт.

— Вы ищете что-то определенное? — переспросила девушка, не совсем уверенная, что он слышал ее первый вопрос. Затрудненное от волнения дыхание озадачило ее.

Нил медленно склонил голову.

— Я просто хотел получше рассмотреть Фэнси Леди.

— Глупый каприз отца, — грустно усмехнулась Кэт.

Юноша посмотрел на вход в рудник.

— Я так не думаю.

— О, нет, и вы тоже так думаете!

Он прекрасно понял, что означает ее взгляд, полный неподдельного ужаса. Несчастная женщина, всегда оказывалась отодвинутой на второй план из-за этого отверстия в земле. Нужно иметь отца, в такой же степени увлеченного рудниками, чтобы понять ее реакцию.

Сделав несколько шагов в сторону девушки, Нил засмеялся.

— Нет, нет, я не заражен золотой лихорадкой. Но интуиция подсказывает мне, что…

— Я сейчас закричу.

— Кэт, здесь есть золото.

— Буду кричать и кричать.

Нил засмеялся во весь голос.

— Я уверен в этом.

Кэт заткнула уши пальцами.

— И буду кричать, пока не охрипну.

Раздался выстрел, и в пяти шагах от них взметнулся фонтанчик пыли. Кэт пронзительно закричала, как бы подтверждая свои слова.

Нил мгновенно сбил девушку с ног и повалил на небольшую груду бревен. Джон не успел расширить шахту, как планировал, но заказал необходимый строительный материал. Бревна представляли собой подобие баррикады, но были очень ненадежным укрытием.

Резкий мужской смех разорвал воздух.

Клайд залаял, затем бросился в глубину шахты.

Бастер, свирепо рыча, кружил вокруг Кэт. Вдруг он устремился вперед по прямой линии к бугру перед входом. Второй выстрел обескуражил Бастера, который слабо тявкнул и, повернувшись, как сумасшедший, понесся к месту, где, распростертая в пыли, лежала Кэт.

— Ленч, негодяй, я убью тебя, если ты тронешь мою собаку, — закричала девушка и заерзала, пытаясь сбросить с себя Нила.

— Лежите спокойно, — произнес Блейд, удерживая ее и прижимая к земле.

— Он застрелит Бастера!

— Он промахнулся. Собака в полном порядке. Кстати, он стрелял в нас, а не в собаку. Вы не объясните, почему?

— Да он маньяк.

— Хочет захватить прииск?

— Нет. Он слишком ленив, чтобы работать.

— Кэт Стюарт, — раздался голос Ленча, — мне нужна Марина!

— Кто такая Марина? — спросил Нил.

— Шестнадцатилетняя девушка. У Ленча проблемы с девочками. Он интересуется детьми.

Кэт подползла к краю баррикады и крикнула в ответ:

— Марины здесь нет, она уехала в Техас. Будет жить там с богатыми родственниками.

Прежде чем она успела заговорить, Ленч открыл бешеную стрельбу по куче бревен. Пули впивались в дерево, брызгами разбрасывая щепки. Воздух стал сизо-голубым от пыли и дыма.

Все закончилось так же неожиданно, как и началось.

Выстрелы стихли. Дымка развеялась. Бастер выполз из своего укрытия под локтем Кэт и с заливистым лаем храбро бросился на безмолвный холм.

Сердце Нила бешено колотилось в груди. Одна из пуль пролетела так близко над его головой, что он отчетливо слышал ее свист, похожий на жужжание рассерженного шмеля.

— Теперь вы можете подняться.

— Я так не думаю. Еще не время, — ответил юноша, наслаждаясь умиротворенностью от близости ее тела под ним.

— Вы раздавите меня.

Нил медленно откатился от девушки, лег на пыльную землю и посмотрел на облачное небо.

— Моя жизнь была скучна и однообразна…

Кэт села и посмотрела удивленно на Нила. Если бы под ним лежало расстеленное покрывало, можно было бы подумать, что он отдыхает на воскресном пикнике.

— Что?

— Я просто вспомнил кое-что, — ответил юноша. — Моя жизнь была скучной, до того как я попал сюда.

— Вы лежите в грязи возле бесполезной золотой шахты. Вооруженный бандит только что выпустил в вашу сторону две обоймы патронов. И вы называете себя счастливым человеком?

— Да, я счастлив, — подтвердил Блейд с удовольствием.

— Это заметно по вашему испачканному лицу.

Он сел и с отсутствующим видом начал стряхивать пыль с рубашки.

— Я счастлив…

Затем Нил встал на колени и поцеловал Кэт.

Но это был не дружеский поцелуй, а страстный и горячий, обжигающий, как огонь, жаркий, как ад. Юноша притянул ее к себе, как можно крепче прижимая и стараясь одновременно не сделать больно Его губы жадно поймали ее рот. Другая рука Нила расстегнула блузку девушки, расслабила гастук, длинные пальцы заскользили по обнаженному телу и наконец прикоснулись к набухшей груди.

Руки Кэт непроизвольно обвили талию юноши и сжались. Сильно прижатая к его груди, она сама стремительно обвивалась вокруг него, стараясь слиться с ним воедино. Ее пальцы царапали его спину. В безудержном желании рот Кэт приоткрылся навстречу еще одному огненному поцелую.

— Кэт, — нежно прошептал Блейд.

Они вместе опустились на землю, затерявшись в пространстве и времени, не зная и не ощущая ничего, кроме друг друга и дьявольского жара, опалившего их тела.

Влажный кончик языка скользнул по щеке Нила. Тяжелая лапа навалилась на его бок, едва не сломав ребро.

Бастер решил тоже присоединиться к игре. Он не знал, во что играют, но горел желанием выяснить это и порезвиться.

— О Бог мой, — простонал Нил, когда собака, перебирая лапами, наступила на самую чувствительную часть его тела.

Бастер начал задиристо лаять. Игра казалась ему намного забавней, чем охота за бурундуками.

Кэт давилась от смеха, когда поняла, почему вдруг энтузиазм Нила так быстро остыл. Бастер залаял еще громче и забрался на них верхом.

— Слезай сейчас же, дурачок! — потребовала девушка.

Но тут же закрыла рот, так как Бастер, по-своему поняв команду, облизал ее лицо большим шершавым и мокрым языком.

Нил не выдержал и засмеялся.

— Не смейся надо мной, грубиян, — сказала она, но сама смеялась.

Спустя несколько минут молодые люди поднялись с земли, расправили помятую одежду, стряхнули пыль и, наконец, с опозданием оглянулись вокруг, чтобы убедиться, что они одни.

Поблизости не было ни души. Кроме Бастера, который решил, что игра окончена, и вернулся на свое место, да ярко-красного кардинала, наблюдавшего за ними с ветки кустарника на бугре. Ленч отправился своей дорогой.


Через час Ленч Кастрил с важным и самодовольным видом входил в Хайградер, единственный открытый салон в Тотал Рек. Он ликовал, довольный своим визитом к Кэт Стюарт. Ему удалось напугать ее, эту гордячку! Черт, как же он ненавидел эту суку, эту паршивую хозяйку Фэнси Леди! Он убьет ее в следующий раз, обязательно убьет, просто для развлечения.

От Тотал Рек мало что осталось, но нельзя все же было называть его городом призраков. Хотя главная шахта была закрыта несколько лет назад и почтовая контора ликвидирована, Тотал Рек продолжал жить своей жизнью, главным образом благодаря удачному местонахождению. Большинство бродяг, промышляющих тем же бизнесом, что и Ленч, время от времени останавливались здесь, так как Тотал Рек славился полным отсутствием представителей закона. Заглядывали сюда также и твердолобые упрямцы, как Нед Воррен, уверенные в открытии новой серебряной жилы поблизости.

— Где Воррен? — спросил Ленч у кузена Луис Пантера, усаживаясь за стол. Грубый деревянный стол содрогнулся, когда он с грохотом поставил бутылку.

Хайградер никогда не был шикарным салоном, но имел постоянных клиентов благодаря одинокой женщине, проживающей наверху. Мужчины, гонимые скукой и одиночеством, редко оставляли ее незанятой.

— Воррен наверху, с Годи.

Ленч глубокомысленно дернул себя за ус и ядовито усмехнулся.

— Да эта проститутка уже старуха! Кому она нужна?

Пантер пожал плечами. Годди было чуть больше тридцати, это точно, и выглядела она потасканной и утомленной. Но чего еще можно ожидать в таком проклятом Богом месте?

— Воррен любит женщин, — осторожно произнес он и сделал глоток мескала[15].

— Silensio![16] — закричал Ленч и оглушительно хлопнул рукой по столу.

Кузен пришел в замешательство и немного напугался. Если бы не его слабые умственные способности, он, конечно, догадался бы, что Ленч не похож на нормальных мужчин. Что ему недостаточно мягкого женского тела в постели, чтобы получить удовольствие. Ему нужны только молоденькие девушки и насилие, чтобы он почувствовал удовлетворение.

— Иди ты к черту, — проворчал Пантер. Единственное, в чем он был уверен, так это то, что сукин сын Ленч был зарвавшимся негодяем, которого следовало давно поставить на место.

Ленч снова стукнул кулаком по столу. Несколько человек, сидящих неподалеку, оглянулись, чтобы выяснить причину беспокойства.

— Мне нужен Воррен, — оглушительно заревел Ленч.

— Тогда поднимись вверх по ступенькам, pendejo[17].

Пантер встал и вышел через распахнувшуюся Дверь.

Ленч сбросил стакан на пол и опрокинул стол.

— Я хочу видеть Воррена, — продолжал рычать он.

Хозяин бара, пожилой, лет шестидесяти мужчина с крупным красным лицом, вышел из-за стойки и приставил дуло ружья к животу Кастрила.

— Убирайся отсюда немедленно, грязный мексиканец. И не возвращайся, пока не научишься вести себя как следует.

Когда Ленч шаткой походкой вышел за дверь, наверху на ступеньках лестницы появился Нед Воррен. Он давно наблюдал за происходящим внизу, но не сделал ни шагу, чтобы вмешаться и прояснить ситуацию. Тотал Рек был слишком тесен для двоих негодяев.

Конечно, ни одна живая душа не знала, что он с приятелями совершил ограбление поезда. Может, Ленч что-то подозревает? Воррен отогнал от себя эту мысль. Ленч не настолько догадлив. Однако нельзя не согласиться с тем, что этот мексиканец — кровожадный мерзавец. И может доставить много лишних хлопот и проблем, если с ним быстро не разобраться.

Нед загадочно улыбнулся. Избавившись от Ленча, он окажет большую услугу многим в округе. При этом можно будет обвинить в убийстве апача Джо. Нед удивился, как такая великолепная мысль не пришла ему в голову раньше. Апача Джо вздернут на виселицу и он, таким образом, одним махом уберет с дороги Кэт Стюарт и старика-калеку Симаса Блейда. Путь к богатству будет совершенно свободен. И Фэнси Леди, наконец, окажется в его руках!


В этот вечер Нил довольно поздно, уже в девятом часу, захлопнул главную книгу. Записи Джона были эпизодическими. Иногда он очень подробно описывал все, от теории до находок. Но иногда месяцами не притрагивался к записям. Однако было совершенно очевидно, что Стюарт и сердцем и душой верил в Фэнси Леди. Нил встал и потянулся, расправив занемевшее тело. Он очень хотел видеть Кэт. Их страстные поцелуи сегодня днем разожгли в нем бешеное желание. Он твердо знал только одно: они будут любовниками, и очень скоро. Это было неизбежно. Ничто не могло прервать их взаимное тяготение — что-то слишком сильное тянуло их друг к другу.

Нил быстро обошел весь дом, но девушки нигде не было. Наконец он нашел ее в лаборатории, которая находилась в углу поместья. Кэт сидела за столом, склонившись над записями, напоминавшими дневник Джона.

— Что вы делаете здесь так поздно?

Она подняла глаза.

— Вы уже закончили просмотр?

— На сегодня, я думаю, достаточно, — Блейд заметил на ней тяжелый фартук. — А чем вы занимаетесь?

— Я завариваю лепестки роз. Боюсь, мне придется задержаться и поработать полчаса.

— А я думал, что вы готовите только средство для отпугивания насекомых…

— Нет, я делаю также и лосьон для рук. Даже двух видов: густую мазь для шахтеров и нежный крем для дам, который я продаю в Таксоне. Я могла бы выпускать и более разнообразную продукцию, но боюсь, мой бюджет не выдержит дополнительных заказов. Особенно после того, как Ленч Кастрил напал на грузовой фургон и уничтожил все доставляемые мне товары…

Нил хотел было помочь ей деньгами, но внутренний голос подсказал ему, что это может обидеть девушку и чувство гордости не позволит ей взять их. Однако надо обязательно что-либо придумать! Она не должна так много работать.

— Да у вас здесь, я вижу, целая фабрика!

— Ну, это слишком громко сказано. Но моя лаборатория оправдывает свое существование.

— Так вы всегда мечтали стать аптекарем?

Она усмехнулась.

— Разве это похоже на розовую мечту молодой девушки?

— Правда, моя память все еще затуманена, но кажется, что не очень.

— Честно вам признаюсь, этот необычный талант проявился у меня еще в школе. Но начала я заниматься приготовлением «колдовского зелья» ( это папины слова, не мои), когда мы вернулись из путешествия и осели здесь. Мне нужно было чем-то заняться, чтобы отвлечься. Еще в Южной Африке, до того как меня отправили в Швейцарию, я была поражена всякой всячиной, которую использовала и готовила одна из наших служанок. Ее средства хорошо помогали людям. Мне самой захотелось попробовать, и я рискнула. А впоследствии оказалась, что это приносит хоть и скромный, но все же доход.

Из дневника Джона Стюарта Нил узнал, что денег им едва хватает. Запасы были на исходе, оставалось только уповать на Бога или на крупную золотую жилу.

Нил подошел к девушке сзади и положил руки ей на плечи.

Она мгновенно напряглась. Не обращая ни малейшего внимания на эту реакцию, он начал неторопливо массировать шею и плечи.

— Не…

— Стойте спокойно.

Она опустила голову.

Нил, не отрываясь, продолжал массировать ее прекрасную длинную шею, сильные покатые плечи. Густые русые волосы девушки, которые производили на него потрясающее впечатление, он перекинул вперед, и его нежные пальцы, не торопясь, гладили и разминали каждый кусочек ее атласной кожи. Затем Нил склонил голову, его горячие губы пробежали по дорожкам, проложенным пальцами. Благоухающий аромат роз теплой волной затуманил его сознание.

— Нил…

— Я хочу тебя, Кэт.

— Но мы не можем! Мы едва знаем друг друга! Как можно быть с совершенно незнакомым…

— Знаем вполне достаточно, чтобы откровенно желать друг друга. Это желание сильнее нас. Я хочу тебя во много раз больше, чем когда-либо хотел женщину.

Он повернул девушку к себе лицом и, крепко прижимая к своей груди, посмотрел в ее встревоженные прекрасные глаза цвета аквамарина.

— Я схожу с ума от тебя, Кэт. Я не могу думать ни о чем другом…

Нил нашел рот девушки и закрыл его долгим поцелуем.

— Нет, — она оттолкнула его, хотя голова кружилась, мысли путались, а тело кричало от желания. — Однажды я уже поверила сладкой песне красивого мужчины. На этот раз я буду думать головой и заставлю сердце молчать!

Глава 8

Перед самым рассветом Нил очнулся от глубокого крепкого сна: его разбудил сильный шум в курятнике.

Перекатившись на другой край постели, юноша достал коробку со спичками и зажег свечу, стоящую на комоде. Когда он услышал, что Кэт бегом спустилась в зал, он встал и последовал за ней.

Во дворе свирепо лаяли собаки, воздух был наполнен истошными криками цыплят.

Но кто бы ни бродил поблизости, он не изъявил желания остановиться, встретив женщину с ружьем.

— Стой! — крикнула Кэт, добежав до середины двора.

К тому времени, когда Нил догнал девушку, она была уже у курятника, открыла дверь и шагнула вперед. Вглядываясь в темноту, Кэт уверенно сжимала в руках оружие.

— Видели кого-нибудь? — спросил Нил.

— Конечно, нет, — раздраженно ответила она.

Не было смысла задавать этот глупый вопрос — внутри было темнее, чем у черта за пазухой, ни один из них не догадался захватить фонарь.

Собаки все еще выли и скулили, но лай прекратился. Цыплята продолжали галдеть, издавая оглушительный шум.

— Вы думаете, это лисица?

— Да, только двуногая. Перед тем как лечь спать, я закрыла ворота на засов. А сейчас, посмотрите: кто-то открыл их. Бастер всегда остается в конюшне, а Клайд ночью на прииске.

— Видимо, голодная лисица, — повторил Нил. — Если только не семейная реликвия спрятана в курятнике.

Он повернулся и направился к воротам, чтобы закрыть их.

— Может быть, нам оставить собак около дома до рассвета?

Кэт все еще вглядывалась в зияющую темноту сарая, затем закрыла дверь и задвинула щеколду.

— Скоро рассвет. Я могу разжечь огонь и приготовить кофе. Вряд ли можно уснуть после всего этого.

Когда они медленно возвращались к дому, ни один из них не заметил в дюйме от крыши курятника темную молчаливую фигуру, которая бесшумной тенью промелькнула по направлению к забору и быстро перемахнула через него.

За несколько минут Кэт ловко разожгла огонь на плите. Нил вызвался сам приготовить кофе. Он, конечно, преклонялся перед ее умением варить разнообразные настойки в лаборатории. Но вместе с тем успел заметить, что девушка — никудышный повар. Утренняя чашка кофе считалась в его семье одним из самых важных и ответственных ритуалов, который закладывал успех на весь день. Поэтому сейчас Нил по выработавшейся годами привычке соблюдал все известные ему этапы церемонии, поджаривая зерна и заливая воду в кофейник.

— По вашему, кто бы это мог быть? — спросил юноша, доставая из буфета две чашки.

Внимание Кэт было полностью поглощено куском хлеба, который она отрезала. Нил отвел взгляд, стараясь не замечать, как она безжалостно кромсает хлеб.

— Не имею ни малейшего представления. Не думаю, что Ленч ворует яйца, хотя он и промышляет грабежами. И не могу найти объяснения тому факту, что собаки сразу не залаяли, когда ворота только открылись. Обычно они очень надежны в подобных случаях, никого не впустят.

Глаза девушки сузились, когда ей на ум внезапно пришла мысль об индейце Джо. Но она тут же отвергла ее, как совершенно абсурдную. Если бы Джо хотелось яиц, он пришел бы на кухню и просто попросил принести их.

— А что это вы надели?

Нил оторопел от неожиданного вопроса.

— Это ночная пижама.

Кэт прекратила резать хлеб. Она с истинно женским любопытством осмотрела шелковые одежды, в которые было облачено стройное мускулистое тело Нила. Они напоминали ей восточный костюм, который она как-то видела во время путешествия.

— Я и не знала, что мужчины спят в подобных нарядах.

Жадные глаза Нила перехватили ее взгляд.

— Не думаю, что вы видели слишком много мужчин в спальных костюмах.

Щеки девушки запылали. Она в который раз проклинала свою кожу, которая краснела, всегда предательски выдавая ее мысли и чувства.

— Честно говоря, только отца, — тихо ответила Кэт.

Удовлетворенная улыбка промелькнула на губах Нила прежде, чем он сумел подавить ее. Чувство собственника, мужчины-собственника, овладевшее им, привело юношу в некоторое замешательство. Он никогда не причислял себя к тем, кого волновало прошлое женщины, проявляющей благосклонность к нему и вызывающей ответные симпатии. Что же случилось сейчас? Что изменилось?

— Почему вы нахмурились? Вас что-то беспокоит? — спросила Кэт, раскладывая куски наконец-то нарезанного хлеба на тарелки и ставя их на стол.

— Нет, нет, я просто вспомнил кое-что. Ничего существенного. Так, немного о своих симпатиях и антипатиях.

— Так вы любите спать в шелке? — Кэт изумилась, услышав свои собственные слова. Неужели ее мозги совсем отказались работать? Женщина, обладающая хоть каплей здравого смысла, постаралась бы любыми способами обойти такой скользкий вопрос. Особенно после прошлой ночи, которую они провели бок о бок в одной постели.

Нил улыбнулся, его глаза загадочно сверкнули.

— Это очень удобно.

Ее сердце начало лихорадочно биться, как птица в клетке, когда юноша вдруг встал и направился в ее сторону. Она непроизвольно схватила вдруг ворот своей рубашки и сжала его обеими руками.

— Потрогайте. Приятно на ощупь.

Кэт посмотрела на его вытянутую руку. Стараясь сдержать дрожь в руках, дотронулась кончиками пальцев до гладкой материи.

— Да, — прошептала она.

Девушка оказалась в руках Нила прежде, чем успела сказать еще что-либо. Жадный рот настиг ее губы и захватил их в плен.

Это всегда происходило так внезапно между ними. Она была искрой, он пламенем. Достаточно было одной слабой искорки, как вокруг уже бушевал огонь. Они жадно ловили, вымаливая у судьбы, каждый поцелуй, каждое прикосновение. Ни один не знал, не хотел знать ничего и никого, кроме находящегося рядом, ничего, кроме безудержно нарастающего внутри них напряжения.

В этот момент закипевший кофе мохнатой шапкой поднялся над металлическим чайником и с шипеньем обрушился на раскаленную плиту. Кухню мгновенно наполнил запах гари.

Нил отстранился от Кэт.

— Кофе закипел.

— Да, — пробормотала она.

Ее пальцы все еще сжимали нежную шелковистую материю его ночной пижамы.

Юноша с трудом отпустил Кэт, борясь с искушением схватить на руки и отнести в свою постель. Его опыт общения с женщинами подсказывал, что это единственное, что нужно сейчас сделать, и она будет принадлежать ему. Но он был слишком порядочным человеком, чтобы взять ее, когда она чувствовала себя такой уязвимой и встревоженной пробуждением чувств и желаний, которые вызвал загадочный странник. За последнее время в жизни девушки произошло столько неприятных событий! Нил не мог воспользоваться ее беспомощностью.

Кэт должна сознательно принять решение стать его возлюбленной, ее голова должна быть светлой и спокойной. Это потому, что Блейд уже не собирался отпускать девушку, как только она решится на такой шаг. Его мышцы непроизвольно напряглись при мысли, что он будет обладать ею. Он тут же постарался успокоиться и взял себя в руки.

Нил хотел, чтобы и его сознание просветлело, освободившись от груза неизвестности, которая покрывала все, что случилось с ним до приезда в поместье. Включая и вопрос о том, почему он приехал сюда вместо отца. Скорее бы память полностью вернулась к нему!

— Итак, кто, по вашему мнению, мог оказаться в курятнике? — спросил Нил, разливая подгоревший, но ароматный кофе.

Кэт некоторое время приводила в порядок свою рубашку и не отвечала.

— Я не смогу с уверенностью сказать, пока не осмотрю все поместье. Но думаю, что это был один из заезжих искателей приключений. Просто поразительно, сколько таких беглецов бродит в этом краю, — ответила девушка чуть погодя.

— В поисках удачи и приюта? Хочу сказать, что некоторым повезло.

Кэт глубоко вздохнула и с удовольствием почувствовала, как кофе согревает ее и тепло растекается по телу. Подсознательно она чувствовала, что это не простой беглец.

— Действительно, повезло.

Нил съел несколько кусков хлеба с маслом, немного пикантного кактусового джема, приготовленного Луз, и поднялся в спальню, чтобы переодеться.

Когда он снова вернулся на кухню, Кэт сидела на том же месте за столом, полностью погруженная в свои размышления и отрешенная от всего окружающего. Ее тонкие руки по-прежнему держали чашку, от которой она не отрывала невидящих глаз.

— Я могу попросить другую пару брюк на время? — осторожно спросил юноша. — Вчера я испачкал свои в пыли.

Он не мог не заметить реакции девушки на эти слова.

— Если вы подождете минутку, я найду их.

— Сначала, я думаю, нужно обойти поместье и осмотреть все вокруг. Уже светает.

— Видимо, да. Я и не заметила.

— На дворе пасмурно и прохладно.

Нилу меньше всего сейчас хотелось говорить о погоде. Честно говоря, ему вообще не хотелось разговаривать, а вместо этого больше всего на свете хотелось подхватить Кэт на руки и отнести в постель, несмотря на благие намерения и трезвую голову. Огонь, который бушевал в нем два последних дня, грозил выйти из-под контроля.

— Я позабочусь о вашей одежде.

— А я спущусь вниз к прииску и посмотрю, не там ли наш ночной гость.

— Будьте осторожны, возьмите собак.

Он самодовольно усмехнулся и кивнул ей.

— Теперь, мэм, вы уже знаете, что со мной не так-то легко справиться. И я не доставляю больших хлопот.


Когда немного позже Кэт вошла с голубыми холщовыми брюками в руках в комнату Нила, то не смогла сдержать улыбки. В комнате был порядок, кровать аккуратно застелена. Сразу заметно, что в комнате спал кто-то другой, а не ее отец. Джон никогда в жизни не убирал сам постель.

Неожиданно глаза девушки наполнились слезами. Временами она так сильно скучала по отцу, что тоска казалась невыносимой. Она стиснула зубы, чтобы унять рыдания, готовые вот-вот вырваться наружу. Выдержит ли она до возвращения из тюрьмы Джона? Но на самом деле другой вопрос мучил Кэт. В глубине сознания постоянно жил страх, что Джон может не вынести десятилетнего заключения.

Девушка смахнула слезу и положила брюки на кровать. Затем, стараясь хоть чем-то отвлечь себя от горьких мыслей, она подошла к шкафу, сделанному из сосны, и достала ярко-красную рубашку. Джон мало носил ее, она была почти новая. Рубашка будет немного тесновата Нилу, ведь у него такие широкие плечи, но ему придется в ней немного походить, пока Кэт не выстирает и не приведет в порядок его одежду.

Девушка нахмурилась, вспомнив об утюге. Для нее это было истинной бедой. Она то перегревала утюг и, естественно, прожигала белье, то он оказывался чуть теплым и оставлял морщины и складки. Как будет хорошо, когда вернется Луз, с ней жизнь станет намного проще.

К тому времени, когда Кэт наполнила горячей водой и мыльным раствором металлическую стиральную машину, она готова была молиться на Луз. Именно Луз, которая никогда раньше не пользовалась такими вещами, настояла на покупке этой мойки, хотя Джон и жаловался на непредвиденные и бесполезные расходы. Несмотря на то, что Луз на все лады расхваливала ее, особенно в сочетании со стиральной доской, Кэт нашла этот процесс нудным и утомительным.

— Вы не подскажете, где я могу найти брюки?

Голос испугал Кэт. Она планировала закончить стирку гораздо быстрее, чем получилось, и поэтому еще не успела одеться. Девушка чувствовала себя глупо и неудобно, стоя перед молодым человеком среди бела дня в ночной сорочке и халатике.

Нил чуть не рассмеялся, когда она отвернулась. Наскоро завязанный бант давно развязался, и ее роскошные русые волосы распустились. Халат был распахнут, ночная сорочка вся намокла. Его смех быстро замер, когда Нил заметил вдруг, что тонкая намокшая материя, ставшая совсем прозрачной, облегает ее тело, подчеркнуто выделяя полные налитые груди. Он судорожно сглотнул слюну.

— Разрешите помочь вам, — сказал он в конце концов и взял мокрую рубашку из ее ослабевших рук. Рубашка медленно погрузилась в чистую воду для полоскания. Нил повернулся к девушке, чтобы помочь отключить машину.

— Если вы снимете грязную одежду, — оживившись сказала Кэт, — я смогу ее заодно выстирать. Чистую рубашку и брюки я оставила на постели.

— На чьей постели?

— На той, где вы спали, конечно, на вашей, — ответила Кэт.

Она устало провела рукой по лбу. Девушка не привыкла к такой тяжелой работе. Просто удивительно, что Луз никогда не жаловалась, выполняя такие нелегкие обязанности.

— Когда? — спросил Нил.

— Сразу после вашего ухода. А почему вы спрашиваете? Что случилось?

— Но на кровати ничего нет — я только что там был.

— Не разыгрывайте меня, пожалуйста. Я положила пару брюк и красную рубашку в ногах вашей кровати.

Беспокойство охватило девушку, и голос прозвучал, возможно, слишком резко, хотя она и не собиралась грубить.

— Идите и посмотрите собственными глазами.

Нил включил машину еще на один оборот — не повредит еще раз хорошенько простирать белье перед полосканием.

— Я прекрасно помню, где я положила одежду для вас, Нил Блейд. И сейчас с удовольствием покажу вам ее.

Язвительно улыбнувшись, она решительно направилась к двери, напоминая командующего парадом.

Но когда девушка вошла в спальню, она застыла на месте как вкопанная. И Блейд тоже слегка растерялся. Комната совершенно не была похожа на то, что каждый из них оставил после себя. Кругом все было перевернуто вверх дном, в полном беспорядке валялись вещи. Значит, утренний нарушитель спокойствия пробрался и в дом?!

Дверцы шкафа были распахнуты. Потертый коврик, который лежал обычно возле кровати, валялся перевернутый в стороне. Нижний ящик комода был полностью выдвинут, выцветшие старые рубашки Джона и несколько носков свисали через край.

— О, Боже! — Кэт в ужасе выдохнула.

Нил тоже был поражен до глубины души. Несколько минут назад он был здесь и в комнате царил полнейший порядок. Неужели вор был где-то совсем рядом, притаившись в доме, когда он входил в спальню?

— Он убежал через окно, — заметил Блейд, показывая на раздвинутые занавески.

— Что?

Голос Кэт был слабым и напряженным.

Нил чувствовал огромный прилив сил и желание защитить ее. Она так побледнела, что на переносице отчетливо выступило несколько веснушек, чего он не замечал раньше. От этого девушка выглядела трогательно беззащитной. Ее бездонные аквамариновые глаза расширились.

— Окно открыто. Но я отчетливо помню, что вчера вечером перед тем как ложиться спать, закрывал его. К тому же шторы перекошены. Тот, кто проник в дом и устроил этот беспорядок, ушел только таким путем. Через окно.

— О, мой…

— Кэт!

Нил подхватил девушку, когда она пошатнулась, взял на руки и понес через комнату.

— Я в полном порядке, отпустите меня, — потребовала она.

— Вы совсем промокли.

Он начал осторожно расшнуровывать ее рубашку.

— Вы слишком много себе позволяете. Я не та, за кого вы меня принимаете.

Девушка перехватила его сильные руки и постаралась их удержать.

Но Нил был не из тех, кто легко сдается и кого можно просто переубедить.

— Я освобождаю вас от мокрой одежды — ведь вы простудитесь.

— Нет, не нужно.

Придерживая ее одной рукой за плечо, юноша приподнял Кэт и снял с нее халат. Затем, прежде чем она поняла его намерения, он снял с нее через голову промокшую сорочку. Девушка пронзительно закричала, протестуя, но Нил быстро откинул одеяло и покрывало и положил Кэт в постель. Затем мгновенно стащил и свою рубашку, которая вся промокла от соприкосновений с ее мокрой одеждой.

— Что вы делаете? — требовательно спросила Кэт.

Нил одним движением сбросил ботинки и расстегнул пуговицы на брюках. Если до этого она хоть на йоту и сомневалась в его намерениях, то когда юноша, обнаженный, скользнул под одеяло и лег рядом с ней, все сомнения развеялись. Нил повернулся и вытащил шпильки из волос Кэт.

— Мистер Блейд! — возмущенно произнесла она и постаралась отодвинуться на край. — Нил!

— Прекрасно. Я рад, что вы знаете мое имя. Я не хочу, чтобы у вас были какие-либо сомнения насчет того, с кем вы занимаетесь любовью.

Он протащил ее несколько дюймов по холодной простыне и нашел губами возмущающийся рот.

Поцелуй был горячим и быстрым. Прежде чем она успела ответить на него, Нил отстранился, а затем снова поцеловал ее. И снова, и снова. Краткие, быстрые, дразнящие ласки перехватывали ее дыхание и заставляли жаждать новых. Ногти девушки впились в его обнаженное плечо так, будто она собиралась утонуть в поцелуях. Его язык быстрым, как молния, движением коснулся ее губ и окунулся внутрь рта. Затем Нил вернулся к подбородку и нежно укусил его. Кэт простонала что-то нечленораздельное, выражая слабое неудовольствие. Наконец губы юноши охватили весь ее рот, и они слились в долгом страстном поцелуе.

Тело Кэт шевельнулось навстречу Нилу, стараясь прижаться как можно крепче. Но когда она придвинулась совсем близко, он на секунду отстранился. Но его руки по-прежнему крепко обнимали ее. Кэт запустила пальцы в густые волосы Нила и слегка дернула их. Он застонал, но не от боли, а от возбуждения, нарастающего в его теле от каждого ее прикосновения. Ее ответные ласки сводили его с ума. Руки юноши прошлись по плечам и начали медленно, томно поглаживать. Ее кожа мгновенно нагревалась от его прикосновений.

Нил был весь в огне. Все, что он испытывал раньше, не шло ни в какое сравнение с тем желанием, которое переполняло его сейчас. Все его умные рассуждения о верных и неверных решениях и поступках горели ясным пламенем в этом костре. Он не знал ничего, кроме Кэт, и не хотел ничего, кроме Кэт.

Нил притянул девушку к себе, его рука нежно ласкала ее тонкую спину, затем соскользнула вниз к мягким женственным округлостям.

Кэт с удивлением подумала, почему она столько раз отталкивала Нила. Почему так долго она ждала этих волшебных мгновений? Почему так глупо себя вела? Она решительно отбросила все сомнения и раздумья и отдалась наслаждению.

Нил любил ее всем сердцем и душой. Его тело боготворило ее. Где-то в уголке сознания юноша благодарил судьбу за тот опыт, который он имел в обращении с женщинами. Именно поэтому его инстинктивные движения и ласки заставляли Кэт стонать от наслаждения.

Увлекая ее за собой, Нил вознесся на вершину блаженства, затем они вместе поднялись еще выше, к чему-то совершенно неземному. Освободившись от телесной оболочки, они парили в небесах, потом одновременно спустились вниз и погрузились в глубокую дремоту. Утомленные, они наконец уснули, тела их продолжали оставаться тесно переплетенными.


Когда Нил проснулся, то вспомнил все до мельчайших подробностей. Все-все… Память полностью вернулась к нему!

Это поразило юношу. Он ожидал, что, может быть, понадобится другой удар по голове, чтобы все стало на свои места и воспоминания вернулись к нему. Но вот он проснулся, и порядок!

Нил вспомнил все детали поездки на поезде из Калифорнии и игру в карты, когда отец выиграл прииск. Он припомнил первые дни в Таксоне. И тот Ужас, который охватил его, когда он узнал, что с отцом случился удар. Он вспомнил Фриду Рименшнайдер и письмо, которое он отправил братьям и сестрам. И, конечно, ту бесстрастную записку, переданную им для Харриет Мод Вудвард.

У Нила сильно закружилась голова.

Он провел два дня, пытаясь вскружить голову девушке, которую едва знал. И теперь он вступил с ней в интимные отношения. Но у него была Харриет Мод, его невеста! Женщина, которую он считал подходящей парой. Женщину, к которой он никогда не прикасался, разве что в дружеском поцелуе. Женщину, которая оставляла его холодным, как лед.

Будучи человеком с сильным характером, стремящимся всегда придерживаться собственных принципов, Нил Блейд был ошеломлен своим поведением.

Больше всего его угнетало то, что ему было совершенно наплевать на Харриет Мод Вудвард. Единственным желанием сейчас было желание вновь погрузиться глубоко-глубоко в Кэт Стюарт и никогда не отпускать ее.

Но теперь Нил понимал, что обязан вначале поставить точки над «i» и освободиться теперь уже от бывшей невесты, прежде чем снова сможет прикоснуться к Кэт.

Нога девушки слегка шевельнулась и оказалась прижатой к внутренней стороне его бедра. Нил сразу же напрягся, чтобы не сказать больше. Он обнял Кэт, пытаясь разбудить. Она вздохнула во сне и повернулась, идеально вписавшись в изгиб его тела. Руки юноши обвили ее и крепко прижали.

Нил покрывал тело девушки поцелуями, не сознавая, что делает. Это было сильнее его! Все еще полусонная, она отвечала на его страстные ласки, ее тело неосознанно двигалось, стараясь еще теснее прижаться к юноше.

Проклиная свою слабость, но не в силах совладать с собой, Нил окунулся в нее и вновь позволил ярким и горячим языкам пламени охватить их.


— Я вспомнил все, — сказал Нил спустя некоторое время после того, как они пришли в себя. Не сказать ей, значило бы только усилить свою вину.

— Ты по-прежнему Нил Блейд, не так ли? — спросила Кэт, поглаживая светлые кудри на его груди. Ее волосы водопадом струились вниз, прикрывая его живот.

Нил все еще хотел ее и поражался своим чувствам.

— Да, я все еще Нил Блейд.

— Это хорошо. А то у меня земля уходит из-под ног всякий раз, как ты, целуя меня, меняешь имя, — засмеялась она.

— Нет, я Нил, я не Симас или кто-то другой. Но я должен сказать тебе кое-что важное.

Он склонился к животу девушки и поцеловал его.

— Ты слишком много говоришь, — прошептала Кэт ласково и, повернувшись, оказалась на нем верхом. — Я, пожалуй, перебью тебя и попробую вот так.

Нил не любил спорить с женщинами, особенно с такими, как Кэт, которая могла убеждать его. Разговоры подождут. Да, конечно, то, что он должен сообщить, лучше отложить на некоторое время.

Глава 9

Шериф подъехал к воротам поместья Стюартов в два часа дня. Дул сильный ветер, небо было покрыто темными тучами, воздух был все еще прохладным. Пустынно и мрачно смотрелись окружающие места, природа напоминала путникам, что стоит зима. Но Андерсен не обращал ни малейшего внимания на капризы погоды и природы, как никогда не учитывал и человеческих слабостей.

Кэт выскочила из дома, чтобы успокоить собак, которые метались и заливались бешеным лаем. Она была возмущена шумом, не имевшим оснований, тогда как ночью нерадивые стражи позволили постороннему человеку проникнуть в дом и рыться в вещах отца.

— Назад, Бастер! На место! Сидеть, Клайд!

Бастер жалобно заскулил и завыл, обиженный резким тоном Кэт. Клайд, который не обладал ни воспитанностью, ни спокойствием Бастера, набросился на чужую лошадь, укусив ее за ногу. И был жестоко наказан за свою неприветливость. Лошадь лягнула пса, и он всю дорогу до прииска скулил от боли.

— Заходите, присядьте, — приветливо сказала девушка шерифу. — Кофе уже на плите.

Не произнеся ни слова, Андерсен соскочил с лошади.

— Я нахожусь здесь по официальному делу.

От недоброго предчувствия у Кэт засосало под ложечкой. Ее охватил страх, что с отцом случилось что-то ужасное.

Над головой низко пролетел кактусовый крапивник, опустился на зеленую ветку дерева и хриплым криком начал призывать свою подружку. Резкий звук, издаваемый маленькой безобидной птичкой, раздражающе подействовал на болезненно натянутые нервы девушки, усугубив ее мрачное настроение.

Шериф, откашлявшись, проговорил:

— Будьте так любезны, расскажите мне подробно, где вы находились последние несколько дней?

— Что? А почему вы об этом спрашиваете?

— Отвечайте на вопрос, мэм, — строго сказал Андерсен.

— И не собираюсь!

Кэт недолюбливала шерифа с того момента, когда прошлой весной он, неожиданно появившись, увел отца.

— Да, да, не собираюсь отвечать на дурацкие вопросы, пока вы не прекратите вести себя, как осел, и не расскажете мне, почему вам необходимо знать это.

В ответ на эту тираду Андерсен произнес:

— Разве ваша мать не обучала вас хорошим манерам?

Терпение шерифа было на пределе: вызывающее поведение Кэт Стюарт всегда раздражало его. Он достал из кармана мундира изящный женский носовой платок с монограммой и протянул девушке.

— Вы это видели раньше?

Кэт взяла платок, покрутила его и нахмурилась.

— Да. Это мой. Где вы его нашли?

— Вы уверены, что платок ваш?

— Да, конечно. Тетя Мадлен вышила для меня дюжину таких платков несколько лет тому назад перед нашим отъездом в Южную Африку. Я брала их с собой в школу в Швейцарию, чтобы не очень тосковать по дому.

— Вот это новость для меня! Так вы совершенно уверены, что он ваш?

— Шериф Андерсен! Я пока еще в состоянии узнать свои вещи. Я никогда не пользовалась этими платками — это памятный подарок. К сожалению, с годами я потеряла несколько. Где вы нашли этот?

Шериф не ответил. Вместо этого он передал девушке конверт.

— А как насчет этого?

Кэт осторожно разгладила складки на бумаге. Конверт был адресован ей. Она с недоумением крутила его в руках, поворачивая то одной, то другой стороной, чувствуя, как беспокойство начинает охватывать ее все сильнее и сильнее.

— Вы видели этот конверт раньше, мисс Стюарт?

— Нет.

— Вы уверены? А то, что находится внутри?

Кэт открыла конверт и достала листок бумаги. Письмо без даты и подписи начиналось словами «Моя дорогая Кэт».

— Нет, — твердо сказала девушка, возвращая письмо шерифу. — Я никогда раньше не видела это письмо. И не знаю, кто писал его.

— Вы уверены? — настаивал Андерсен.

Кэт потеряла терпение.

— Конечно, я уверена. Я никогда не получала этого проклятого письма. Как бы я могла получить его? На нем даже нет почтовой марки и штампа. И что все это значит? Я требую объяснений. Я должна знать.

— Во вторник по дороге к Фэйербанку на поезд Сазен Пасифик было совершено нападение. И деньги на недельное жалование шахтерам Трианг Майн, которые отправила Гранд Сентрал Майнин Кампани, были украдены.

— Это, конечно, ужасно. Но какое отношение все это имеет ко мне?

— Эти вещи выпали из кармана одного из грабителей, когда он убегал, унося сейф с добычей.

Кэт с опаской посмотрела на Андерсена: что черт возьми, такое он несет?

— В охранника стреляли.

— Он мертв? — шепотом спросила девушка.

— Нет, он жив и может подтвердить мои слова.


Стоя у открытой двери вне пределов слышимости, Нил с интересом наблюдал за происходящим в комнате. Он обдумывал, как рассказать Кэт о Харриет Мод, о которой вспомнил только сегодня утром. Нил порывался сделать это, но они с Кэт слишком были заняты любовью, им было не до разговоров.

Когда, наконец, они выбрались из постели, Нил занялся стиркой, а Кэт развешивала белье для просушки, — в такой ветреный день оно быстро высохнет. Затем молодые люди вместе готовили завтрак. И тут Нил твердо решил: первое, что он сделает, когда они поженятся, — наймет хорошего повара. С такой темпераментной женой, как Кэт, мужчине нужно много сил…

В мечтах юноша уже представлял себя и Кэт мужем и женой. У них много общего, но он был уверен, что со временем они найдут друг в друге еще больше общих черт, которые еще крепче объединят их. Сначала, поженившись, они отправятся в путешествие, а потом купят отличный дом в каком-нибудь чудесном месте.

Конечно, остается еще проблема с Харриет Мод. Ну просто необходимо все рассказать о ней Кэт. Но как завести разговор с любимой женщиной о свадьбе с нежеланной невестой?! Нил никогда не был трусом, но ему от всей души хотелось сейчас избежать этого объяснения. К счастью для юноши, неожиданное появление шерифа отодвинуло неприятный разговор.

Нил с интересом разглядывал представителя закона, сидящего недалеко от Кэт. Он был невысокого роста, приблизительно на несколько дюймов ниже Нила с его шестью футами. Худощавая фигура, мертвенно-бледное лицо. Наверно, все шерифы на западе посещают одного и того же портного, так похожа их одежда. Нил с любопытством заметил, что блюститель порядка не очень дружелюбен, красота Кэт не произвела на него должного впечатления.

Внезапно молодой человек увидел, как девушка напряглась и выпрямилась, ее лицо стало непроницаемым, затем она возмутилась. Очевидно, шериф сказал что-то обидное, обвинил ее в чем-то. Нил сделал шаг вперед и вышел на свет. Он хотел, чтобы Кэт знала, что он готов броситься ей на помощь в любую минуту.

Андерсен резко повернулся, заметив какую-то тень. Он всегда был готов к неожиданностям.

— Мой гость, мистер Блейд, — сказала Кэт. — Его отец владеет половиной прииска Джона. Мистер Блейд находится здесь в связи с деловыми переговорами.

Знакомство было кратким и нежеланным, обстановка оставалась напряженной.

— Шериф хочет знать, не я ли ограбила поезд, — добавила Кэт голосом, полным презрения.

— Это не совсем верно. Я спрашиваю о другом, мэм.

— Да прекратите называть меня мэм! — огрызнулась девушка.

В этот напряженный момент порыв ветра неожиданно ворвался в комнату, зашевелил складки ее юбок и взлохматил волосы. Инстинктивно она отвернула голову от окна, чтобы пыль не попала в лицо.

— О чем вы говорите? — попросил уточнить Нил По непонятной причине он чувствовал, что вмешивается не в свое дело, задавая вопрос шерифу и понимая, что тот не представляет угрозы для Кэт. Но в то же время ему очень хотелось защитить девушку, хотя, нужно отдать ей должное, она великолепно справлялась с этим трудным делом сама.

Андерсен кратко повторил историю об ограблении поезда и уликах, найденных на месте преступления. Пока он говорил, глаза его тщательно изучали поместье, оглядывая все — от крыши до углов и каменных стен.

— Шериф думает, что это сделала я, — сказала Кэт.

Андерсен раздосадованно посмотрел на нее.

— Не забывайте, мисс Стюарт, что в поезде были найдены носовой платок и — гм! — романтическое послание.

— Откуда вы знаете, что эти улики принадлежат мисс Стюарт? — настороженно спросил Нил.

— На платке вышиты ее инициалы, а письмо адресовано ей.

Недовольство Андерсена росло: он не привык, чтобы с ним так разговаривали, ведь задавать вопросы было его привилегией.

— Почему? — еще раз спросил Нил.

Этот вопрос привел шерифа в замешательство. Он ожидал чего угодно, но только не такого прямого и откровенного выпада.

Нил уточнил:

— Почему, черт побери, такие важные улики, прямо свидетельствующие об участии мисс Стюарт в нападении, были, как на блюдечке, оставлены на месте преступления, в самом центре забытого Богом места? Вы же не станете отрицать, что это очень удаленное отсюда место, не так ли?

— Да, вы правы, — вынужден был признать Андерсен.

Его глаза как бы метнулись к открытым воротам и обратно.

— Вы действительно полагаете, что мисс Стюарт каким-то таинственным образом причастна к ограблению поезда? — продолжал Нил.

Шериф нахмурился.

— Не будем принимать во внимание вопросы вкуса, о которых, как известно, не спорят. Но у грабителей есть жены и возлюбленные. Вспомним хотя бы широко известного Джесса Джеймса.

— Но это бессмысленно, — твердил свое Нил, как будто не слыша слов шерифа. — Во всяком случае несомненно одно: кто-то хочет навести подозрения на мисс Стюарт. Кто может этого так сильно желать? Видимо, кто-то ее сильно ненавидит или хочет получить нечто такое, чем она обладает и что представляет большую ценность.

— Но…

— А что же именно есть у Кэт? — не слушая продолжал Нил. — Что так хотят отобрать у нее?

Тут Нил показал на поместье и рудник.

— Фэнси Леди, — отрешенно произнесла Кэт, следя взглядом за Блейдом. — Кто-то хочет прибрать к рукам наш прииск.

Шериф перевел взгляд с девушки на Блейда. Его лицо оставалось непроницаемым и, казалось, было высечено из гранита.

— Так где вы находились во время налета во вторник днем? — бесстрастно спросил Андерсен у Кэт.

Ее глаза обдали ледяным холодом:

— Там же, где нахожусь сейчас.

— А ночью?

— Там же.

— Вы были одна?

— Нет.

Кэт выдавливала слова сквозь стиснутые зубы. Невероятным усилием воли девушка пыталась сдержать раздражение, охватившее ее.

— Апач Джо был с вами?

— Нет, но я знаю, где он находился в это время. Недалеко отсюда на него напал Ленч Кастрил. Мистер Блейд спас Джо. В среду Джо отправился с семьей в Таксон. Их повез Эрни Смитсон.

— А где Джо сейчас?

Шериф, казалось, не замечал, что действует на нервы Кэт.

Девушка возмущенно выдохнула воздух, но сдержалась.

— Я не сиделка у постели Джо. Он приходит и уходит, когда захочет и куда захочет. Я его не видела со среды, с того момента, как он уехал в город.

— Тогда с кем же вы были? Вы же сказали, что были не одна? — продолжал Андерсен.

— Она была со мной, шериф, — ответил Нил, не дав девушке и рта раскрыть.

— Все время?

Наступила небольшая пауза. Единственный звук, нарушающий тишину, издавала лошадь, которая размахивала хвостом и отгоняла мух.

— Да, — ответила Кэт. — Мы провели это время вдвоем, после того как Луз с семьей уехала в город.

— Это действительно так, мистер Блейд?

Нил задумался, какой же вывод сделает этот страж закона из такой массированной словесной атаки. Одна бунтующая часть его мозга готова была закричать, что да, они действительно делили с Кэт постель и не отходили друг от друга ни на минуту. Другая часть не могла не думать о репутации любимой женщины. Нил решал, что больше устроит Андерсена: то, что он в лихорадке и страсти обрушился на Кэт и придавил ее к кровати, или то, что они потом спали рядом.

— Вы же понимаете, на карту поставлено доброе имя женщины, — устало произнес юноша.

— Я не собираю и не распространяю городских сплетен, — заметил шериф, — но я должен найти ответ на все свои вопросы, чтобы решить, необходимо ли арестовать Кэт Стюарт за грабительское нападение на поезд Сазен Пасифик и кражу денег или искать того, кто пытается обвинить ее в этом преступлении с помощью ложных улик.

Нил выдержал пронизывающий вопрошающий взгляд.

— Кэт была со мной.

Андерсен кивнул в ответ.

— Ну хорошо, тогда, может быть, вы вдвоем ограбили поезд, следующий в Фэйербанк?

— Ни этот поезд, ни какой другой, — серьезно ответил Нил. — Во вторник я упал с лошади и всю ночь провел в постели здесь в доме.

Его объяснения, однако, не произвели большого впечатления на шерифа.

— Хорошо. Благодарю вас. Я думаю, это упрощает дело. Тогда у меня один-единственный вопрос к мисс Стюарт. В начале разговора вы упомянули о кофе. Может, угостите? И, найдется ли у вас что-нибудь поесть? Я устал от сухой походной пищи, к тому же проголодался.

— Да, конечно. Еды достаточно. У Нила не очень хороший аппетит после ранения.

До настоящего момента Нил находился в страшном напряжении и готов был взорваться, но мысль о том, что Андерсен будет есть стряпню Кэт, развеселила его, и он давился от смеха.

— Что случилось с вами, мистер Блейд? — спросил, спустя некоторое время шериф, поедая тушеное мясо, которое девушка подогрела для него.

— Как я уже говорил, упал с лошади. Рану на голове получил от удара о камень.

— Когда?

Нил почувствовал некоторое разочарование: Андерсен и не думал давиться мясом. В этом вина Кэт, она плохо постаралась.

— Во вторник днем. Я же рассказывал.

— Насколько я помню, вы говорили о том, что помогли Джо, когда произошла стычка с Ленчем, и спасли его.

— Так оно и было. Но это до того, как я ударился о камень. Почему вы задаете эти вопросы?

— Потому что по описанию вы похожи на одного из грабителей.

— После падения с лошади я был не в состоянии встать, поехать неизвестно куда и ограбить поезд. Надеюсь, вы понимаете это?

Кэт решила прервать разговор, прежде чем Нил наденет горшок с мясом на голову шерифа.

— Луз пришлось зашивать рану. К тому же Нил еле передвигался и был чуть жив, когда его нашли. Еще он сильно расшиб плечо, оно все синее.

— Красивые стежки.

Блейд подумал, что страж порядка шутит, хотя трудно было с уверенностью, сказать это. Лицо Андерсена выражало не больше, чем физиономия на плакатах, которые обычно развешивают на заборах.

— К сожалению, и мое пальто пришло в негодность, — добавил Нил. — Мне пришлось надеть одежду Джона.

— Одежда Джона! Я совсем забыла об этом, — возбужденно выкрикнула Кэт. — Вы совсем заморочили мне голову с ограблением поезда, и я совершенно забыла о воре. Сегодня утром незадолго до рассвета кто-то пробрался в курятник, затем проник в дом и забрал кое-какую одежду Джона.

Андерсен, однако, не проявил особого интереса к сообщению девушки.

— Когда это произошло?

— Сегодня утром, — ответил Джон.

— Что забрали? Мэм, вы не возражаете, если я попрошу еще мяса?

Даже Кэт оторопела от неожиданности.

— Да, да. Берите, сколько хотите.

Когда тарелка была наполнена едой, шериф, намазывая толстый слой масла на большой кусок рассыпчатого хлеба, снова вернулся к разговору о вещах, пропавших из комнаты Джона.

— Пара брюк Леви Страус, красная шелковая рубашка, видимо, какие-то предметы нижнего белья, носки. Ящики были выдвинуты, но я не успела проверить их.

Девушка посмотрела на Нила.

Нил сосредоточенно размешивал кофе. Он приготовил его сам, поэтому напиток можно было пить смело.

— Я предполагаю, что взяли несколько яиц, — добавил он. — Я нашел одно разбитое у стены с другой стороны курятника.

— Видно, это был какой-то бродяга, — сказал шериф. — И, скорее всего, мы его никогда больше не увидим.

— Надеюсь, что это так.

Кэт пришла в дурное расположение духа. Интересно, будет ли у нее когда-нибудь нормальная, как у всех людей, жизнь?

— Вы хотите, чтобы я осмотрел окрестности? — спросил Андерсен, не проявляя, однако, особого рвения и не выпуская из рук тарелки.

Кэт вспомнила измятую постель, в которой они с Нилом провели все утро, и бросила быстрый взгляд на возлюбленного. Его слегка приподнятые брови были единственным подтверждением того, что он заметил ее взгляд.

— Я уже осмотрел все вокруг, — ответил Нил, подливая кофе в чашку Андерсена. — Единственное, что я нашел, это разбитое яйцо. Позже я собираюсь спуститься к прииску. Может, вы захотите присоединиться ко мне, когда позавтракаете?

— Еще мяса, шериф? — вежливо спросила Кэт.

— Если не возражаете, не откажусь, мэм.

Когда мужчины, наконец, вышли из дома, Кэт поднялась в спальню. Зная, что обычно Нил очень аккуратен, и увидев опять сбитые в клубок одеяла и простыни, девушка почувствовала сладостную дрожь в теле. В ее сознании предательски мелькнул образ Нила, который занимался с ней утром любовью, и ее тело непроизвольно содрогнулось от нестерпимого желания.

Стремясь отвлечься и успокоить себя какими-либо действиями, Кэт собрала простыни с постели и направилась вниз. По дороге она дважды наступила на свисающие до полу концы белья и споткнулась, чуть не упав, потом, отряхнувшись, продолжила путь, прихватив по дороге корзину грязного белья. Внизу она нашла чистый комплект белья, тщательно выстиранного и выглаженного Луз, и вернулась в спальню, чтобы застелить постель. Так, на всякий случай, если шериф все же захочет осмотреть комнату.

Кэт старалась отогнать неуместные мысли, но это было бесполезно. Комната, казалось, ожила и наполнилась жаром их тел, их запахом, их страстными криками экстаза, как будто воспоминания существовали не только в ее сознании, но и в каждом уголке этого дома. Кэт уселась на гладкое покрывало и прижала мягкую подушку к груди, прислонившись щекой к холщовой ткани.

Девушка любила Нила. Сама мысль о том, что она влюбилась в человека, которого знала всего несколько дней, казалась абсурдной. Ее чувство было до нелепости преждевременным. Принимая во внимание клятвенное обещание самой себе никогда не влюбляться и не терять головы при виде очередного сладкоголосого красавца, данное когда-то после разрыва с Недом Ворреном, ее поведение было не только неразумным, но и противоречащим всем существующим жизненным принципам. И тем не менее, несмотря ни на что, Кэт любила Нила Блейда.


Полчаса спустя Нил попросил девушку зайти в гостиную. Шериф уже уехал, правда, едва попрощавшись и слегка кивнув головой. Кэт с облегчением вздохнула, узнав о его отъезде, этот день принес столько неприятностей.

— Нам нужно поговорить, — сказал Нил, закрывая входную дверь. — В доме есть что-нибудь выпить?

— Конечно, — она была удивлена слегка напряженным тоном его голоса. — В доме всегда есть шотландский виски.

— Нам лучше немного выпить.

— Что случилось?

Когда они сели, юноша сделал глоток и удовлетворенно кивнул головой. Стюарт, похоже, экономил на самых разных вещах в своем поместье, но только не на виски, который оказался великолепным.

— На прииске кто-то был, — сказал, наконец, он.

— Что это значит? — Кэт не торопясь отпила виски из своего стакана и посмотрела на Нила.

— Не могу с уверенностью сказать. Андерсен осмотрел все вокруг довольно тщательно, но воздержался от каких-либо замечаний. Мне показалось, что там недавно побывало несколько человек. По меньшей мере четыре или пять, если судить по отпечаткам ног. Похоже также на то, что тащили какие-то ящики и мешки. Эти люди потеряли носовой платок, несколько банкнот, правда, я не заметил их достоинства, и обрывок газеты. Газета «Аризона Дейли Стар» с расписанием поезда. Кэт, я видел что-то очень похожее на кровь — ее следы трудно спутать с чем-либо еще.

— Кровь? Где?

— Это место было присыпано землей и покрыто пылью, но я почти уверен, что там была большая лужа крови. Да еще этот газетный листок с расписанием поезда! Откуда он? Что все это значит? Все найденное шериф, конечно, забрал с собой.

— Может быть, это Джо. Ему могло понадобиться расписание, чтобы узнать, когда его мать вернется из Эль Пасо.

— Если это он, — продолжал Нил, — то явно был не один, а в компании друзей. Или он пришел на то место уже после того, как кто-то побывал там, может, чтобы проследить, проверить или забрать что-то.

Кэт сделала еще глоток виски и поставила стакан на стол.

— Все, что приходит мне на ум сейчас, беспокоит меня сильнее и сильнее.

— Да я и сам не чувствую себя спокойно. Если кто-то, действительно, пытается обвинить тебя в ограблении, то, я думаю, похищенные деньги могли спрятать в шахте, чтобы Андерсен без труда нашел их.

— В таком случае, где же они?

— Не знаю. Хотя ограбление поезда с целью досадить тебе выглядит как безумная затея. Я хочу сказать, что при налете похищена слишком крупная сумма денег, чтобы грабители с такой легкостью отказались от них и пожертвовали ими для твоего обвинения.

— Проклятая шахта! Это все из-за нее! Отвратительная и бесполезная дыра в земле!

Сейчас было не время убеждать девушку в обратном и говорить о своих предчувствиях, золотой жиле и грядущих богатствах. Нил был абсолютно уверен, что Фэнси Леди далеко не так бесполезна, как кажется. Юноша вместо ответа прижал Кэт к себе. Она вздохнула и положила голову ему на плечо. Несколько минут прошли в глубоком молчании.

Наконец, Нил произнес:

— Кэт, я пробыл здесь достаточно долго. Гораздо дольше, чем предполагал, когда уехал из Таксона. Мне действительно надо ехать обратно в город и повидать отца, который серьезно болен. Я хочу, чтобы ты поехала со мной. Тебе не следует оставаться здесь.

В эту минуту девушка готова была бросить все и поехать за любимым хоть на край света, в любое место, куда он позовет, лишь бы быть рядом, видеть его и не разлучаться.

Нил продолжал:

— Здоровье отца немного улучшилось после того как мы наняли для него сиделку, которая днями ц ночами неутомимо и надежно присматривает за ним.

Юноша замолчал, вспоминая Фриду и заведенный ею строгий распорядок, который так помог отцу, настроил его на выздоровление. Мысль, высказанная им после небольшой паузы, отражала все его чаяния и надежды:

— Я думаю, ее забота быстро поднимет старика на ноги.

— Бедный!

— Это папа-то? Нет, это не так. Да он самый везучий из всех живущих на земле. К тому же, удача не отвернулась от него, когда случился удар, — ведь именно удача помогла найти Фриду. — Нил был джентльменом до кончиков ногтей, и это не позволило ему упомянуть, насколько удача сопутствовала отцу в амурных делах, каким бешеным успехом пользовался и пользуется Симас у женщин. Он сказал:

— Правда, старина Блейд весьма неохотно подчиняется указаниям. Единственный способ заставить его выполнять все предписания — запугать его. И Фриде это удается. Да, она невероятно настойчивая особа.

— Такая особа, которая нравится тебе? — спросила Кэт, немного насторожившись.

Нил нежно поцеловал ее в макушку.

— Мне нравишься ты.

Кэт подняла голову, и он поцеловал ее в губы, ласково и пылко. Она подумала, что сердце ее вот-вот вырвется из груди или разорвется от любви, переполнявшей все ее существо. Была ли она когда-нибудь так невероятно счастлива?

— Я должен тебе кое-что сказать, Кэт.

Юноша задумчиво улыбался.

— Что? Уж не собирается ли шериф арестовать меня за продажу украденного средства для уничтожения насекомых?

Нил встал, подошел к столу и налил себе виски. Затем нервно наполовину опорожнил стакан и, откашлявшись, начал:

— Сегодня утром я вспомнил нечто очень важное. Вместе с другими воспоминаниями вернулись ко мне… Я вспомнил…

Кэт внутренне съежилась и притихла.

Нил опустил глаза, рассматривая узор на ковре, потом снова взглянул на девушку.

— Я обручен, Кэт. Свадьба назначена на декабрь.

Ошеломленная, она медленно поднялась с дивана. Свет померк в глазах. Ей показалось, что наступили сумерки и в комнате стало темно.

Нил напряженно вглядывался в лицо девушки, пытаясь прочесть мысли, но после первой промелькнувшей вспышки боли он ничего не увидел. Ее страдания мучили его. Почему? За что? В страстном порыве он шагнул вперед, желая поддержать ее, защитить.

— Кэт, послушай меня. Я ничего не помнил об этом до сегодняшнего утра. Поверь мне. Честное слово!

Она сжала кулак и в отчаянии со всей силы ударила его в живот.

— Негодяй! Ты сейчас же уберешься из моего дома! Или я пристрелю тебя!

Нил наклонился и попытался увернуться от следующего удара.

— Черт побери, женщина! Это же больно!

— Очень хорошо! — ее руки лихорадочно колотили его по груди, плечам.

— Прекрати! — Нил перехватил эти бьющиеся в отчаянии руки.

Не помня себя, она укусила его.

Не в состоянии справиться с девушкой и успокоить эту безумную вспышку Нил увернулся и прижал ее к себе мертвой хваткой.

— Стой спокойно!

— Отпусти меня немедленно!

— И не подумаю, пока ты не успокоишься.

Кэт все еще пыталась сопротивляться, но сила и рост Блейда давали ему неоспоримые преимущества. В конце концов, обессилев окончательно, девушка сдалась.

— Я ненавижу тебя.

— Нет, это неправда. Ты не можешь ненавидеть меня, как и я тебя. Кэт, клянусь, я не помнил о ней до сегодняшнего утра!

— Твоя невеста случайно проскользнула в сознание? — Ее язвительная реплика обожгла его и взволновала еще сильнее.

— Да, и, может, я хочу забыть и больше не вспоминать о ней. Потому что у нас нет ничего общего.

— Так ты, наверное, это общее не можешь вспомнить, — издеваясь, произнесла Кэт с притворной слащавостью.

Руки юноши непроизвольно напряглись. Язык Кэт жалил, как змея.

— Я помню все, — его голос дрожал от гнева, — я прекрасно помню. Я обручен уже около года, но еще ни разу мой язык не погружался в ее рот нежно и страстно — таких поцелуев не было.

Прерывистость ее дыхания свидетельствовала о том, что слова достигли цели.

— Я никогда не дотрагивался до ее груди, никогда не занимался с ней любовью, — продолжал Нил, несмотря на то что девушка непрерывно извивалась, как змея, стараясь высвободиться. — Я даже никогда от души громко не смеялся, когда она была рядом. И мой отец терпеть ее не может. Так же, как и сестры. А братья считают, что ее дальновидный и практичный отец охотится за состоянием Блейдов.

— Я не хочу этого слышать.

— Тем не менее ты выслушаешь меня до конца. Ее зовут Харриет Мод Вудвард. Ей двадцать два года. Должен признать, что она красивая женщина. Хотя я ее очень плохо знаю. Это спокойная девушка, которая всегда делает все, что скажет отец.

Кэт снова предприняла попытку освободиться.

Нил вспылил:

— Да стой же спокойно, черт побери! Раньше я думал, что любовь — это когда кто-то всегда и во всем соглашается со мной и никогда не предъявляет никаких претензий. Но теперь я знаю, что это не так. Женщина, которая казалась мне образцом, — просто заводная кукла, во всем покорная своему хозяину. Но мне не нужна кукла, мне нужна живая женщина. Мне нужна ты. Ты должна поверить мне, Кэт.

Он отступил шаг назад и пристально посмотрел на девушку, словно ожидая ответной исповеди.

— Господи! — простонала она. — Ну почему у меня в жизни все так происходит?! Встретив красивого мужчину, я неизменно поддаюсь его ласкам и совершенно не замечаю, что за его невинным взглядом кроется беззастенчивая ложь.

— Черт побери, но я не твой лживый и коварный обманщик-жених.

— О, да! — язвительно ответила она. — Ты чужой лживый жених.

Нил едва не застонал от охватившей его боли и злости. Он стремительно повернулся на каблуках и выбежал из комнаты, громко хлопнув дверью.

В конюшне он оседлал первую попавшуюся лошадь, вскочил на нее верхом и стремглав полетел прочь куда глаза глядят. Проезжая мимо входной двери, юноша краем глаза заметил холщовый жакет, висящий на гвозде. На ходу подхватив его рукой, Нил пришпорил коня.

Спустя некоторое время он озяб и натянул жакет. Не имея ни малейшего представления, где находится, юноша скакал вперед. Его не волновало то, что он не знает дороги и кругом незнакомые места. Главное — уехать прочь от поместья, прочь от Кэт.

Он был без ума от девушки, страстно желал ее, глупо и безумно был влюблен. Ему хотелось кричать, рыдать и восхищаться в одно и то же время. Но он просто скакал вперед, не замечая холодного ветра и сгущающихся сумерек.

Нил Блейд любил Кэт Стюарт. Вот и все. Эта мысль заставила его горько усмехнуться. Юноша во всем следовал традициям семьи Блейдов: он неожиданно и бесповоротно влюбился на всю жизнь.

Ветер усиливался и подгонял в спину. Лошадь, предоставленная самой себе, пробиралась по неизвестной местности. На вершине небольшого холма Нил остановился и огляделся, пытаясь определить, где он находится. Становилось все холоднее. Вокруг простиралась неприветливая незнакомая земля. Юноша запахнул тонкий холщовый жакет и застегнул его на все пуговицы. Проклятье, у него не было с собой даже шляпы!

Неизвестно откуда послышались оглушительные раскаты грома и сумрачное небо осветилось яркими вспышками молний. Перепуганная лошадь встала на дыбы. Нил отпустил поводья и, высвободив ноги из стремян, спрыгнул на землю. Толчок от удара отозвался в его покрытом синяками и ушибами теле. Юноша не сдержался и грязно выругался. Подобно камню, брошенному с горы и подхваченному лавиной, он скатился вниз по склону холма.

Медленно поднимаясь на ноги, Нил услышал шум оттуда, где стояла испуганная лошадь. С облегчением он осознал, что на этот раз падение оказалось более удачным — он не получил серьезных повреждений. Молодой человек лег на спину, болезненно ощущая свое измученное тело. Ничего, кажется, не сломано — это самое главное. Крупная капля дождя упала ему на лицо, рассыпав мелкие брызги.

— О, дьявол!

Быстро вскочив на ноги, Нил крикнул лошадь. Животное, однако, не приняло на свой счет грубые ругательства, фыркнула на юношу и, даже не махнув хвостом, осталось на месте.

В этот момент Нил заметил пещеру.

Впрочем, пещера — это не совсем верно. То, что он увидел, нельзя было назвать пещерой. У подножия склона, по которому Нил скатился вниз, была узкая лужа, не более десяти футов в ширину, с другой стороны которой возвышался еще один холм. Прямо в середине лужи виднелось полузатопленное углубление в склоне холма. Возможно, оно было специально вырыто и представляло собой вход в заброшенную шахту. Или это была естественная, созданная природой пещера. Нил не мог сказать с уверенностью ни того, ни другого. Однако инстинкт подсказывал юноше, что это не совсем обычное углубление в земле.

— Не будем зря тратить время. Глупо не засунуть носа в эту пещеру, — сказал молодой человек, обращаясь к лошади. — К тому же в любую минуту может начаться ливень. И тогда лужа превратится в настоящую реку и затопит вход.

Он привязал лошадь к кусту, росшему недалеко от холма, и медленно двинулся в сторону виднеющегося отверстия.

Пещера оказалась не очень большой и не очень высокой. Но то, что Нил увидел, когда нагнулся и вошел внутрь, заставило его вздрогнуть от ужаса и отвращения.

— Боже милосердный! — прошептал он, невольно подражая отцу.

По неровному песчаному дну были беспорядочно, видимо, водяными потоками, разбросаны белые обветренные кости, это были останки по меньшей мере трех человек. Вокруг скелетов лежали кучи золотых монет. Мешки, в которых когда-то принесли сюда деньги, давно сгнили. Без преувеличения можно было сказать, что Нил стоял по колено в золоте!

На поверхности за пределами пещеры зловеще загрохотал гром и пронзительно заржала лошадь. Нил понял, что не теряя ни секунды необходимо выбираться отсюда, чтобы не стать очередной жертвой разыгравшегося водяного потока. Вдруг он заметил в одном из черепов маленькое круглое отверстие. Это навело на мысль, что люди в пещере стали жертвами отнюдь не стихии.

Юноша быстро схватил горсть монет, положил в карман и бросился к выходу.

Небо затянуло черными тучами. Нил в волнении собрал несколько камней в кучу недалеко от холма напротив входа в пещеру, чтобы отметить место и найти его потом, когда сможет вернуться. Он также сломал ветки на нескольких кустах, росших неподалеку. Даже если сегодня пещеру затопит вода, оставленные отметки помогут отыскать ее в любом случае. Затем юноша оседлал лошадь и взобрался на вершину холма.

Нил опустил поводья и предоставил лошади полную свободу, чтобы она сама нашла дорогу в поместье. Животное по крайней мере было достаточно сообразительным, чтобы запомнить путь в родную конюшню. Но обратная дорога показалась Нилу в два раза длинней, и к тому времени, когда показались ворота поместья Стюартов, у него зуб на зуб не попадал от холода и он промок до нитки.

— Где вы были все это время? — закричала Кэт, едва юноша показался на пороге дома.

Признание Нила причинило ей такую боль, что битый час после его стремительного бегства она ходила мрачнее тучи. Затем девушка тщетно пыталась взять себя в руки и заставить заняться работой в лаборатории. Но там ей нельзя было оставаться, она это хорошо чувствовала. Вне себя от гнева, с трясущимися руками, она боялась, что обязательно что-либо разобьет или расфасует неправильно. Однако когда стало смеркаться, появилась новая причина для переживаний: Кэт не находила себе места от страха. Нил ведь совсем не знал местности. Что если он заблудится? Она в нерешительности перебирала в уме напасти, которые готова была послать на него. А вдруг его поразит молния? Или он утонет в потоке?

— Замолчи, — устало произнес Нил, закрывая со стуком дверь, распахнутую порывом ветра. Секунду он сердито смотрел на девушку. Нет, что бы ни случилось, он никогда не отступится от нее! Приблизившись к Кэт, Блейд схватил ее и крепко прижал к себе.

— Замолчи и поцелуй меня.

В этот момент Кэт почувствовала, как вода струйками просачивается сквозь ее одежду.

— Ой, да ты промок совсем. Схватишь пневмонию, если сейчас же не переоденешься.

Несмотря на огонь, пылающий в камине, Нил весь дрожал от холода. Сбросив с себя промокший насквозь жилет, он стал раздеваться. Кэт подала ему стеганое одеяло и усадила у огня. Затем принесла стакан с виски.

— Будешь ужинать?

— Потом. Сначала я тебе кое-что покажу.

— Где ты был?

Он сунул руку в карман намокшего грязного жакета.

— Я совершил небольшую прогулку верхом, чтобы остыть, — беззаботно ответил юноша и рассыпал монеты на столе. — Посмотри, что я нашел. Целая гора золотых монет. В пещере.

Монеты волшебно сверкали и переливались тусклым золотым светом, отражаясь от лампы.

— Проклятье! — пролепетала она, вскакивая на ноги. — Будь ты проклят за то, что принес это в мой дом.

Она в гневе сбросила монеты на пол и продолжала еще громче:

— Ненавижу! Я ненавижу золото. Ненавижу тех, кто теряет из-за него голову. Оно не принесло мне и моей семье ничего, кроме нервотрепки и неприятностей.

Ошеломленный ее реакцией, Блейд тем не менее не мог оторвать от нее глаз, не в состоянии вымолвить ни слова.

— Кэт, я люблю тебя, — проговорил он наконец.

— Нет. Ты не можешь.

— Но я люблю. И знаю, что и ты любишь меня.

— У тебя есть… другие обязательства.

— Я все улажу и освобожусь от них, как только вернусь в Таксон. Я напишу ей письмо и все объясню. Я не могу жениться на женщине, которую не люблю. Это было бы непростительной ошибкой, даже обманом.

На губах юноши заиграла легкая улыбка, осветившая и изменившая выражение его лица. Нил подошел к девушке. Сердце бешено колотилось в груди.

— Кэт, я не хочу ничего и никого, кроме тебя.

— Отойди от меня, ты, золотоискатель! — резко бросила она ему, но он, поймав девушку за руку, рассмеялся.

— Кэт, я состоятельный человек, и у меня очень богатый отец. Меня меньше всего волнуют поиски золота. Я просто хотел показать тебе, что нашел.

Кэт выглядела несчастной, как заблудившийся ребенок.

— Я не хочу больше страдать.

— Любимая, я не хотел причинить тебе боль. Я ненавижу себя за то, что сделал тебе больно сегодня. Это сводит меня с ума, поверь.

Девушка разрешила Нилу обнять себя. Она так напугалась, когда стемнело, разразилась гроза, а его все не было и не было… Когда их губы встретились, она облегченно вздохнула. Ее руки скользнули под покрывало, которым юноша был укутан. Она так любила его. Несмотря ни на что, она всем сердцем любила этого несносного мужчину!

Нил бережно опустил Кэт на ковер перед камином, бросающим вокруг яркие блики. Его жаждущее тело оказалось на ней, он сгорал от желания обладать девушкой.

— Я люблю тебя, Кэт. Позволь мне доказать это.


Позже, когда страсть отпустила их из своих жарких объятий и они пришли в себя, Кэт поняла, как неразумно ее отношение к найденным золотым монетам. Она вела себя невероятно глупо, забыв о тяжелом труде, благодаря которому добывала деньги, о постоянных заботах в поисках заработка. Забыла она и о том, как долго и безуспешно искала спрятанные запасы Джона. Собственно, само по себе золото не составляло проблем. Просто когда-то из-за него ее бедное сердце было разбито, и теперь при каждом упоминании о поисках сокровищ она вспоминала свои утраченные иллюзии и ее охватывала душевная боль.

Глава 10

Эмет Вестон Йорк Второй сидел в своей роскошной конторе на улице Странд в Галвестоне и внимательно разглядывал полученное письмо. Хотя Нед Воррен подробно и тщательно описал ограбление поезда, Йорка мучили подозрения, что англичанину нельзя доверять.

Его приводил в бешенство тот факт, что эта стерва Стюарт все еще на свободе. Йорк кипел от злости. В ярости он стиснул зубы и, нервно скомкав письмо, метнул его в другой угол комнаты.

Как ему хотелось, чтобы она побыстрее оказалась в тюрьме! О, нет, скорее даже, чтобы вообще исчезла с лица земли, лучше бы умерла!

Дрожащими от злости пальцами Йорк пробежал по внешней стороне конверта, в котором пришло письмо, раздумывая, что же теперь делать. Обязательно нужно что-то предпринять. Выжидать не в его правилах, он привык атаковать. И атаковать первым! А уж если Йорк рассчитывал на что-либо, то это должно быть исполнено с точностью и без промедления.

Йорк облизал полные губы и представил, как Кэт будет молить его о пощаде, смакуя предстоящее удовольствие, которое он надеялся получить от этой сцены.

Внезапно мелькнула соблазнительная мысль. Надо приказать Воррену убить эту суку и в подтверждение прислать фотографию трупа.

Его не волнует, как это будет сделано. И еще меньше следует переживать за последствия, которые могут сказаться на Воррене. Потому что Йорк знал, что не успокоится до тех пор, пока женщина, которую он ненавидел больше всего на свете, будет жива. Пока она не сделает последний вздох!

По счастливому стечению обстоятельств Воррен оказался в Таксоне, когда прибыла телеграмма от Йорка. После долгой и бессонной ночи кутежа он, прогуливаясь по городу, заглянул в салон Росси, чтобы перекусить и освежить голову стаканчиком виски. Через несколько секунд после его прихода расторопный посыльный принес телеграмму.

Там было всего три слова: «Избавьтесь от проблемы».

Тщательно пережевывая пищу и запивая ее виски, Нед обдумывал послание Йорка, давая полную волю своим мыслям. Спустя некоторое время вполне приемлемый план пришел ему на ум.

Раз уже сейф больше не был уликой против Кэт и не нужен был, чтобы водить за нос этого болвана шерифа, убеждая в том, что девушка причастна к ограблению, он не видел препятствий, чтобы вернуться на Фэнси Леди и забрать деньги. Это не сможет взволновать его оставшихся в живых напарников, раздосадованных пропажей денег. Они будут и день, и два, и столько, сколько нужно, следить за поместьем. А потом, вероятно, нападут на Кэт, устроив засаду.

Прежде чем отправиться в Тотал Рек, Воррен отправил Йорку ответную телеграмму: «Привожу в исполнение новый план».


Было раннее утро, холодное и неприветливое. В поместье Стюартов никто еще не вставал.

— Что это ты надела? — поинтересовался Нил.

Звук шуршащих простыней, заигрывающий призывный смех и обжигающее прикосновение стройных ног Кэт разбудили его. Только сейчас он осознал, что уделил недостаточно внимания безупречным ногам девушки, не налюбовавшись ими вдоволь.

— Твой спальный костюм, — послышался игривый ответ.

Кэт приняла соблазнительную позу, собрала гриву рыжих волос и отбросила их в сторону. Рубашка в это мгновение высоко поднялась, обнажая бедро.

— Часть моего спального костюма.

Нил приподнялся, стараясь поймать девушку, но она ловко увернулась и рассмеялась, довольная своей выходкой.

— А где же остатки ночного комплекта? — улыбаясь, спросил он.

— На кровати, у тебя в ногах. Одевайся скорее, лежебока! У меня для тебя есть сюрприз.

Делая серьезный вид, Нил отбросил в сторону одеяло, встал и надел голубые шелковые штаны.

— Дождь все еще идет? — спросил он.

— Да. Честно говоря, мрачное утро. Но это неважно. Сейчас мы пойдем в лабораторию.

— Хм! — Это было совсем не то, что ожидал Нил. — А что, собственно, мы будем там делать?

Кэт повернулась спиной, изящно качнув бедрами, и направилась к двери.

— Следуйте за мной, мистер Блейд. Мы собираемся испытать мою новую продукцию.

— Боже милостивый! Только этого не хватало, — возмутился он жалобным тоном, обреченно шагая за девушкой. — Всю жизнь мечтал на своей шкуре испробовать средство для уничтожения насекомых.

Короткая перебежка от кухни до лаборатории оказалась непривычной. Они промокли насквозь и замерзли, тем более что на них была только одна пижама, поделенная на двоих. Но лаборатория встретила их теплом и уютом. На столе горели свечи, в центре помещения стоял огромный чан, наполненный благоухающей смесью из лепестков роз. В стороне лежала груда простыней, рядом на стуле стояла маленькая чаша.

— Я пришла заранее и включила бойлер, — объяснила Кэт, — и еще успела кое-что сделать. Отец считал котел неоправданной тратой денег, но он просто необходим для работы.

Девушка подошла к высокой ширме, загораживающей дальний угол.

Нил наблюдал, как она отодвигала ширму в сторону, причем делала это с каким-то благоговейным трепетом. Более естественной и изящной женщины он не встречал. Невозможно представить себе, что какая-то другая женщина так беззаботно и свободно расхаживает в мужской пижаме, а если нужно, то снимает ее с себя с таким беспечным видом.

Ее обнаженное тело не вызывало ни замешательства, ни стыдливости, ни ложной скромности. Кэт чувствовала себя привычно спокойно, находилась в полной гармонии сама с собой. В постели эта женщина была страстной и щедрой, тогда как в обыденной жизни продолжала оставаться весьма уверенной в себе. Она обращала мало внимания на капризы моды, хотя и получила образование в одной из лучших школ Европы. Одевалась она всегда соответственно окружающей обстановке. Юноша никогда не видел ничего более очаровательного, чем Кэт в рубашке от его спального костюма. За исключением, пожалуй, Кэт совсем без одежды.

Девушка сдвинула ширму в сторону и сделала призывный жест:

— Вуаля! Душ к вашим услугам!

Душ был сделан кустарно, но работал превосходно. Кэт с гордостью демонстрировала его преимущества, забравшись в ванну. Через несколько секунд Нил уже стоял под струями горячей воды и намыливал Кэт жидким пенящимся веществом с ароматом Роз.

— И как ты назвала свое изобретение? — спросил он. Его руки плавно скользили по ее груди.

— Я еще не придумала название. Это пока только эксперимент. Луз считает, что мы не можем его продавать, так как оно пока не имеет определенной формы и упаковки. Возможно, она права. Я не знаю, в какие коробки или банки лучше упаковывать мое изобретение. Люди ведь предпочитают мыло в кусках, им удобнее пользоваться. Хотя мы едва успеваем готовить душистые соли для ванн и смеси из лепестков, так быстро они расходятся. Остается надеяться, что это моющее средство будет иметь успех.

Поцелуй прервал разговор о коммерции и положил начало совершенно другому виду общения. Прошло немало времени, прежде чем они закутались в теплые простыни, покинули уютную, гостеприимную лабораторию и вернулись в дом.


В полдень появился Джо. Он открыл дверь на кухню и вошел в тот момент, когда Нил раскладывал в тарелки омлет своего приготовления.

— Я, пожалуй, выпью кофе, если ты сам сваришь его, — сказал апач.

— Конечно, я только что поджарил зерна.

— Рад слышать. Кофе, который готовит Кэт, почему-то пахнет так, будто она добавила в него буру.

— Я слышала, что вознаграждение за скальп индейца возросло до доллара за штуку, — отозвалась Кэт из кладовой. — Я сниму твой и сразу разбогатею.

— Вот так всегда. Женщины недолюбливают меня, — пожаловался Джо. Он с благодарностью взял чашку с кофе и подумал, что неплохо бы отдохнуть и расслабиться. Он нуждался в этом после утомительных бесчисленных дней скитаний. Сегодня тепло, исходящее от огня, и крепкий кофе радовали его, как никогда.

— Всегда найдется кто-то, кто недолюбливает тебя. Такое происходит в жизни каждого человека, — произнес Нил. — Насколько я помню, последний раз я видел тебя, когда ты с маленьким ножом в руках противостоял пяти бандитам.

— Да. Но нож был большой. А я видел тебя в последний раз, когда ты выглядел так, как будто тебя потрепал буйвол. Кстати, как твоя голова?

— Это была всего лишь лошадь, — вежливо заметил Нил. — И с головой все в порядке. Я даже вспомнил о себе то, что хотел бы забыть.

Нил взял еще одну тарелку, положил целую гору вареного картофеля, добавил кусок омлета и три слоеных печенья.

Кэт вышла из кладовой с миской, наполненной ароматными яблоками.

— Вчера приезжал шериф. Он расспрашивал о тебе.

— Я пользуюсь особым успехом у шерифа.

Джо взял из рук Нила тарелку и слегка кивнул головой в знак благодарности.

— Думаю, в кладовой достаточно продуктов для пирога с мясом, — сказала Кэт. — Вот его бы я и приготовила к ужину. Сегодня довольно холодно, поэтому нужно чем-то заняться на кухне, чтобы согреться.

Мысль, промелькнувшая в голове Нила, не позволила ему ничего ответить. Он бросил быстрый взгляд на апача, который сидел, низко склонив голову. У юноши мелькнуло подозрение, что Джо смеется.

— Как ты думаешь, пойдет снег? — продолжала Кэт.

— Нет, — ответил индеец.

— А я уверена, что в горах обязательно будет снег.

— Возможно. Так что хотел узнать шериф? — Джо уже знал ответ на свой вопрос, но хотел знать, подозревает ли Андерсен кого-нибудь, кроме Кэт.

— В прошлый вторник было совершено вооруженное нападение на поезд. Шериф думает, что это сделала я, — ответила девушка. Она уже не пыталась скрыть раздражение.

Джо промычал что-то неопределенное, запихивая в рот последнее печенье.

— Разве ты не собираешься доказать мою невиновность?

Индеец только рассмеялся в ответ.

У Нила появилось навязчивое чувство, что Джо знал все о визите стража порядка и даже то, куда Андерсен отправился, когда покинул пределы поместья.

— Вчера у нас был ночной грабитель, — подумав, сообщил он апачу.

Джо поднял голову, и его темные глаза удивленно заморгали. Но вопрос прозвучал странно:

— У вас есть еще печенье?

— Сейчас подам, — ответила Кэт и поставила блюда с остатками лакомства на стол.

— Сначала он проник в курятник, — продолжал Нил, — потом в комнату Джона. Была взята кое-какая одежда, но вор не притронулся ни к моим золотым часам, ни к деньгам, которые лежали в бумажнике.

— Вы рассказали об этом шерифу?

— Да, и он осмотрел все вокруг. Но его больше заинтересовали отпечатки ботинок и всякий хлам, оставленный внутри Фэнси Леди. Знаешь ли ты что-нибудь об этом?

— Я? — Джо не скрывал своего возмущения.

— Ты же не грабил поезд, правда? — спросила Кэт. Ее глаза тревожно расширились.

— Не говори глупостей. С какой стати мне нападать на поезд, похищать деньги и… затем оставлять после себя носовой платок с твоими вышитыми инициалами и любовное письмо, заранее зная, что при осмотре вагона эти улики обязательно найдут? Не сомневаюсь, что никто и не думает, что в ограблении принимал участие индеец. В противном случае меня первого бы уже вздернули на виселицу.

— А откуда ты знаешь, что было найдено в поезде? — с вызовом спросила Кэт. — Как ты узнал, что на носовом платке вышиты мои инициалы?

— Если ты помнишь, я был в Таксоне. Твой платок и загадочное любовное письмо являются предметом разговора в салоне Росси. Да и в других заведениях, я думаю. Я выпил чашку кофе у Росси и все узнал.

— Так почему же ты не предупредил меня? — настаивала Кэт. — Я совершенно потеряла дар речи от изумления, когда появился шериф Андерсен и стал расспрашивать без всяких объяснений о совершенном ограблении.

Джо удовлетворенно кивнул головой.

— Очень хорошо. Во всяком случае шериф поверил тебе.

Нил наблюдал, как Джо тщательно подбирал крошки от съеденного печенья. Потом он спросил:

— Но ты ведь знаешь о следах, оставленных на прииске?

Джо поднял глаза, но ничего не ответил.

— Кто хочет, чтобы меня признали виновной? — продолжала допытываться Кэт.

— Воррен.

— Нед! — Девушка была ошеломлена, — Не может быть. Это нелепо!

— Это он убил Мак-Найта.

— Ты не можешь утверждать это, Джо.

— Возможно, не могу доказать, но знаю точно.

— Я не верю, — твердила Кэт.

— Неужели ты настолько глупа, что продолжаешь любить этого негодяя?

— Нет! — Она вскочила на ноги и резко отодвинула стул. — После того, как он обошелся со мной? после того, как он дал предательские показания против отца? Да как ты смеешь даже спрашивать об этом?!

Нил наблюдал за спорящими, находя в этом какое-то мрачное очарование. Их неразрывно объединяло прошлое, которое не имело ничего общего с ним, Нилом Блейдом. Юноша был вынужден признаться себе, что испытывает муки ревности, сознавая, как мало он знает о Кэт, как много хочет узнать и как сильно желает всегда находиться рядом с ней. Теперь, когда память наконец вернулась, Кэт нужна ему еще больше.

— Почему ты защищаешь Неда Воррена? — прямо спросил Джо.

Девушка беспомощно опустилась на стул.

— Я его не защищаю. Я просто не могу поверить, что он способен убить человека.

Джо повернулся к Нилу.

— Отец Кэт и сосед-ирландец постоянно ссорились и выясняли отношения. Но оба свято верили, что Фэнси Леди и прииск Мак-Найта под названием Голден Гуз делили единое очень крупное месторождение золота. Они просто не знали, кто первым найдет его.

— И кому-нибудь из них повезло? — спросил Нил.

— Джон не нашел. О Мак-Найте ничего не могу сказать.

— Конечно, нет, — вставила Кэт. — Он жил как нищий.

— Образ жизни еще ничего не значит, — задумчиво произнес Нил. — Мой отец тоже занимается приисками, поэтому я хорошо знаю, какими безумцами могут быть старые золотоискатели.

Юноша чуть не спросил индейца, не слышал ли тот о каких-нибудь пропавших грузах с золотыми монетами. Вопрос был уже готов сорваться с языка, но Нил вовремя остановился. Он недостаточно хорошо знал Джо, чтобы доверить ему тайну найденных сокровищ. И еще он очень хорошо помнил, что золото иногда превращает человека в дикого зверя.

— Почему Неду Воррену понадобилось убивать Мак-Найта? — продолжала Кэт.

— Золото, — ответил Джо, — в его глазах отражались отблески золотой лихорадки, когда он обхаживал тебя. Жажда денег мучила этого человека.

Кэт поднялась и с пылающими щеками принялась убирать посуду. Она терпеть не могла воспоминаний о том, как Нед Воррен обманул ее, и всегда волновалась и расстраивалась из-за этого.

Казалось, не замечая ее раздражения и растерянности, Джо продолжал:

— Воррен верил в рассказы Джона. К тому же знал, что прииск Мак-Найта находится поблизости от Фэнси Леди. Застрелив одного и свалив убийство на другого владельца, он одним махом убрал обоих соперников со своего пути.

— Если этот человек так хотел заполучить золото, — прервал индейца Нил, — почему он не пошел по более простому пути? И не женился на Кэт? Большинство разумных людей выбирают женитьбу, предпочитая ее убийству.

— Уверена, план выглядел великолепно, — с трудом хрипло выдавила из себя Кэт. — Он был готов даже пожертвовать своей свободой ради золота. Поэтому так настаивал на быстрой свадьбе. Но иногда планы терпят крах и не оправдывают ожиданий.

— Джон случайно узнал о том, что Нед Воррен был замешан в крупном скандале в Южной Африке. Правда, он никогда не говорил мне, в каком именно. И прогнал Воррена, — заключил Джо. Потом он взял предложенную Нилом чашку кофе и замолчал.

— Я не нужна была Неду без прииска, — отрешенно заключила Кэт.

Юноша почувствовал, что она глубоко оскорблена и страдает. Ему хотелось помочь ей, поддержать ее, но он понимал, что она слишком горда, чтобы принимать его участие, тем более в присутствии Джо. Нил воскликнул:

— Да он глупец!

Черные глаза Джо сверкнули с интересом. Так, значит они поладили между собой. Это приятное открытие! Можно, по крайней мере, надеяться, что светловолосый пижон уговорит уехать Кэт с прииска. В таком случае и у Луз не останется другого выхода, как забрать детей и тоже переехать в город. Джо думал, что таким образом его жизнь значительно упрощается, он останется один. Гораздо легче будет присматривать за поместьем.

— Есть ли какие-нибудь известия о твоей матери?

— спросила Кэт.

— Пока нет. Эрни обещал встретить ее, когда она вернется.

— Надеюсь, он ее довезет до дома.

— Уверен, что да.

— Похоже, Эрни неравнодушен к твоей матери.

Джо порывисто встал и отодвинул стул.

— Я поживу в пристройке, пока она вернется.

Недовольство Джо при упоминании имени Эрни Смитсона не особенно огорчило Кэт.

— Если тебе станет скучно и захочется поболтать, приходи.

Джо повернулся к Нилу.

— Как долго ты еще будешь здесь?

— Я и так уже задержался больше, чем планировал. Чувствую себя хорошо, слабости нет, голова не болит. Я вполне готов сесть в седло и вернуться домой, если ты приведешь мне лошадь. Необходимо повидать отца. К тому же накопилось много дел. А некоторые необходимо срочно решить, — он замолчал и бросил быстрый взгляд на Кэт, — прежде чем строить планы на будущее.

Джо не счел нужным уточнять, какие именно дела. Находясь в Таксоне, он много слышал о семье Блейдов и уже знал, что они владеют огромным состоянием. Что касается Джо, то для него деньги означали одни только неприятности. Он считал их проклятием белых людей, которое они добровольно накликали на себя. Индеец слышал рассказ о счастливом выигрыше, в результате которого Блейды получили Фэнси Леди. Может быть, их деньги и сделают кому-либо добро, кто знает. Правда, сомнительно, что они смогут освободить Джона из Территориальной тюрьмы в Юме. Но, по крайней мере, хоть наладят работу шахты, и она будет приносить доход, когда срок заключения Стюарта истечет.

— Я слышал, ваш старик поправляется, — сказал Джо.

— Благодарю за приятное известие, — ответил Нил. — Этого и следовало ожидать. Если бы его состояние ухудшилось, Фрида послала бы за мной целую армию.

— Сильная женщина.

Нил усмехнулся.

— Притом единственная, которая смогла справиться с моим неуправляемым отцом.

— Тебе придется ждать приезда Эрни и возвращаться в Таксон с ним. Или позаимствовать на время кобылу из конюшни Кэт. К сожалению, мне не доверили лошадь в городской конюшне.

— Ты ведь нашел вороного, не так ли?

— Я его отвел обратно в город. Но мне не позволили взять взамен другого. Индейцы не внушают доверия.

После ухода Джо Нил решил изучить карту местности, составленную Джоном. Он хотел найти на ней и отметить пещеру, в которой побывал. Монеты, найденные во время прогулки, юноша собрал с пола и положил в чашу. Когда Кэт будет в хорошем расположении духа, он попросит ее припомнить все известные истории о золоте.

Похищенном золоте.

Люди в пещере погибли из-за золотых монет. Неизвестно почему, но Нил был уверен, что их убили, чтобы вернуть золото на прежнее место. Ему казалось, что его воспаленный слух улавливал отчаянные крики людей, отражавших нападение. Индейцев. Но почему он вдруг решил, что их убили именно индейцы?

Предчувствия не обманывали юношу никогда. Он редко мог объяснить свою интуицию. И никто из его семьи с ирландскими корнями не мог. Просто принимали все, что он предвидел, на веру.

Нил быстро нашел на карте пересохшую лужу. И снова инстинкт подсказал ему, где отметить пещеру. Черт побери, он вернется туда обязательно, как только сможет.

На короткое время дождь прекратился. Но когда солнце начало клониться к закату, ветер разбушевался с новой силой и хлынул ливень.

Во время очередного затишья Кэт вышла из дома и накормила животных. Она заглянула во флигель, чтобы проведать Джо и пригласить его на ужин. Но апач уже отведал тушеного мяса, которое сам и приготовил, поэтому отказался. Кэт вернулась в дом одна.

Она чувствовала себя умиротворенно, вспоминая, что рядом с ней находятся люди, что она не одна. Ей даже нравилось готовить для них еду, хотя девушка прекрасно знала, что ее кулинарные способности оставляют желать лучшего. Она любила проводить вечера в компании близких людей. И еще, вновь и вновь признавалась она себе, она любила Нила.

Кэт удивлялась, что она совершенно не чувствует угрызений совести из-за его невесты, хотя желать чего-то, что принадлежит другому, бьшо не в ее правилах. Но на этот раз Кэт ничего не могла с собой поделать. Она хотела Нила. И навсегда.

— Что ты здесь делаешь? — спросил юноша, входя в кухню и прерывая ее размышления.

— Готовлю. А ты что думал?

— А я решил, что ты купаешься в муке. Посмотри — ты с ног до головы все белая.

— Я делаю пирог.

Нил посмотрел на серый ком теста.

— Я могу помочь?

— Нет. Хотя загляни в кладовую и посмотри, что можно подать к пирогу с мясом.

Нил почти бегом направился в кладовую. Судя по виду теста, нужно было выбрать что-нибудь пикантное. Юноша осмотрелся вокруг и благословляя пресловутое чутье Блейдов, которое касалось и еды, достал кувшин с ароматным томатным соусом, маринованные овощи трех видов и несколько отборных персиков. Прихватив пачку печенья к чаю, он решил, что этого будет достаточно, чтобы устроить настоящий пир.


Буря продолжалась всю ночь напролет, не прекращаясь, слышалось завывание ветра. Кэт и Нил поздно легли спать. Только шум ветра и монотонный стук дождя по крыше нарушили тишину. И вдруг дверь в кухню отворилась и в помещение проскользнула темная фигура.

На секунду она замерла на месте, прислушиваясь. В этот раз человек предусмотрительно позаботился о собаках, которые не издали ни звука. Хотя бы с этой стороны была безопасность.

Хотя вошедший замерз и проголодался, он проявлял терпение — ведь никак нельзя в его положении позволить себе неосторожное движение.

Наконец он успокоился, решив, что ему ничего не угрожает, что все спокойно. Человек подошел к плите и подбросил немного дров на тлеющие угли. Когда вспыхнуло пламя, незнакомец стал с вытянутыми руками возле огня и долго грелся. Счастлив тот, кто имеет надежную крышу над головой.

Затем он нашел еду и заварил чай. Как давно он ел приличную пищу! Да и сама его жизнь уже давно не была приличной.

Двигаясь бесшумно и быстро, он наполнил тарелку. Настороженные уши ловили каждый звук снаружи и внутри дома, чтобы заблаговременно послать сигнал о приближающейся опасности.

Его не смущало то обстоятельство, что все давно остыло. Голод подгонял его и притуплял чувства. Надо сказать, что в последнее время судьба не баловала его даже скромной едой.

Незнакомец жадно глотал чай и благодарил создателя за предоставленную возможность посидеть в кресле-качалке у приветливого огня и насладиться приличной пищей. Многие из тех, кого он знал, довольствовались еще меньшим.

Правда, пирог разочаровывал. Корка оказалась жесткой, подливка с комками, овощи слишком сладкими, а мясо пресным и безвкусным. Жевался пирог без особого аппетита. Однако спасибо и за это.

Вошедший несколько раз сходил в кладовую, где нашел соус, которым обильно смазал очередной кусок пирога. Нашлись также кое-какие деликатесы в кувшинах. Потом еще раз пил чай. Насытившись, задремал.

Голова упала на грудь, и незнакомец вздрогнул и проснулся от собственного резкого движения. Растянувшись в кресле, он думал, как замечательно было бы улечься на чистые простыни и немного вздремнуть. Кто хочешь устанет от жесткой земли, если она постоянно будет служить постелью. Казалось, прошла вечность с тех пор, когда он спал на пуховом матрасе.

А может рискнуть? Это не причинит никому вреда. И кто узнает?

Куриный галдеж утром разбудит его задолго до того, как в доме проснутся, и он успеет выбраться из комнаты незамеченным и скрыться.

Идея показалась слишком привлекательной, чтобы устоять против нее. Соблазн был слишком велик. Поставив грязную посуду в раковину, незнакомец на цыпочках прокрался через гостиную.

Он бесшумно открыл дверь в комнату, на которую утром совершил набег. Одежда, которую он тогда захватил, сидела на нем мешковато, зато была теплой и чистой. Несмотря на то что он украл ее, на это было Божье благословение. Жизнь научила ценить даже незначительные мелочи.

Хороший урок он получил. Умеет теперь из всего извлекать хоть маленькое, но удовольствие. Задумывался ли он когда-нибудь раньше о причудах и превратностях судьбы? Человек может уснуть и в грязи, когда устанет до смерти. Но все же уютная и мягкая постель всегда кажется мечтой. Он уже предвкушал удовольствие, которое получит от прикосновения к чистым простыням, гладким, как шелк, и ослепительно белым. И еще мечтал о матрасе, который убаюкает его старые кости.

Вошедший начал расстегивать пуговицы на красной шерстяной рубашке, припоминая охватившее его утром раздражение, когда удалось найти только алую. Вот досада! Оказаться здесь, скрываться от закона и надеть яркую рубашку! Это все равно что размахивать тряпкой перед носом быка.

Раздавшийся в тишине стон заставил его оцепенеть.

Горя желанием немедленно выяснить, кто посмел спать в его кровати, он с трудом сдержал возмущенный крик, готовый вот-вот вырваться из горла. Но вовремя придя в себя, незнакомец вспомнил, что он всего лишь беглец. Тщетно напрягая зрение, незнакомец пытался рассмотреть лежащего в постели. Но в спальне было темно, как у дьявола за пазухой, и он с трудом различал только мебель.

Расстроенный чуть не до слез, он вышел из комнаты, закрыл за собой дверь и, спустившись в гостиную, направился к выходу. Как ему хотелось поспать в своей постели!

Он зашел на кухню, не собираясь, однако, ни минуты задерживаться там. Зачем? Он ведь пришел, чтобы согреться и поесть. И сейчас самое время уходить своей дорогой. Ему ведь предстоит долгий и тяжелый путь. И его безопасность, и безопасность людей, которых он любил, зависела только от того, насколько быстро он покинет эти места.

Сняв старое пальто с крючка на кухонной двери, незнакомец решительно шагнул в ночной холод и направился к воротам.

— Не двигайся или я прострелю твою башку!

Он замер на месте.

Ветер продувал насквозь, капли дождя барабанили по лицу. Дуло ружья упиралось прямо в спину.

— Медленно иди к флигелю. Ты должен кое-что объяснить.

На кухонном столе мерцал свет одинокой свечи. Порыв ветра, ворвавшийся через открытую дверь, почти задул ее. Ни один из мужчин не произнес ни слова, пока дверь не закрылась.

— Сукин сын, я так и знал, что это ты.

Джон Стюарт медленно повернулся.

— Где твоя мать?

Его голос звучал медленно и спокойно, не выдавая тревожного внутреннего состояния старика. Месяцы, проведенные в тюрьме, научили его скрывать свои чувства.

— Она уехала с детьми в Эль Пасо. Как ты выбрался?

Джо тоже был не так прост.

— Мне удалось бежать во время рабочей смены. Несколько заключенных обезоружили охрану и совершили групповой побег. Я воспользовался случаем и отправился в другом направлении.

Известие о том, что Джон совершил побег и скрывается от закона, повисло в глубокой тишине.

— Шериф Андерсен все еще где-то рядом? — спросил Джон.

— Нет, но удивительно, что он тебя не поймал. Ты оставил следов больше, чем стадо быков.

— Я же не апач.

— Совершенно верно.

Джо преднамеренно не скрывал своего сарказма. Джон находился в здешних местах и в те времена, когда апачи считались врагами. Прошлое было не так легко забыть.

— Ты собираешься выдать меня? — В душе Стюарта клокотал гнев, хотя тело было расслаблено, а голос спокоен.

— Нет.

Было время, когда Джо проявлял внимание к Кэт. Тогда он был всего лишь наивным подростком, но Джон сразу же поставил юношу на место и дал понять, что дочь не для таких, как он. Мимолетное увлечение забылось и развеялось как дым, пока Кэт обучалась в Европе. Но враждебные отношения между Стюартом и индейцем остались на всю жизнь. Противоречия давно ушедших дней, как призраки, возникли снова, усиливая нынешние переживания и страхи.

— Почему?

— Ты дал приют Луз, когда все отвернулись от нее. Агилары бросили мать на произвол судьбы, и она с детьми умерли бы от голода в пустыне. И Кэт была добра к моей семье… — Он подошел к окну с этими словами и остановился, вглядываясь в темноту. — Но черт побери, это только усложняет дело, Джон. В конце концов все узнают, что ты бежал из тюрьмы.

— Откуда? Я никому не собираюсь рассказывать.

Джон подошел к плите и, тяжело вздохнув, сел.

— Все зависит от тебя, парень.

Индеец отвернулся от окна и задумчиво посмотрел на Стюарта.

— Ты прав. Только от меня.

Глава 11

Буря стихла только на рассвете. Восходящее солнце разогнало последние тучи, яркие лучи пронизывали облака, окрашивая небо в золотые, оранжевые и алые тона. Струящийся воздух сверкал, как алмаз, был чист и свеж. Взору открывалась неописуемая красота, свойственная пустыне после жестокого шторма.

Кэт проснулась довольно рано от резких криков голубей. Она прислушивалась к звукам, доносившимся снаружи, и когда встала, эти звуки ласкали ей слух. Бесшумно она вышла через заднюю дверь и остановилась на открытом пространстве между домом и флигелем, в котором жила Луз.

Одно время, когда девушка вернулась из Европы, напичканная разными фантастическими идеями, она пыталась создать на этом месте маленький внутренний домик с садом. Но как только Джон возобновил работу на прииске, сразу стало не хватать то времени, то денег. К тому же начались перебои с материалами, за исключением, пожалуй, камней и остатков бревен. Поэтому результат оказался малопривлекательным и неутешительным.

И все-таки стоя сейчас у изящной скамейки ручной работы, все еще покрытой каплями дождя, девушка любовалась красотой крошечного оазиса, которой раньше не замечала. Кэт глубоко вдохнула холодный свежий воздух. Она любила это место все же сильнее, чем ненавидела непредвиденные обстоятельства, крепкими узами привязавшие ее к нему. Когда придется уехать отсюда, многого будет не хватать.

Кэт не могла определить, когда наступил переломный момент и она начала верить Нилу. Когда она поверила его словам о помолвке. Когда она приняла на веру его обещание как можно скорее освободиться от тягостного обязательства перед невестой и вернуться. Девушка сейчас искренне была уверена, что Блейд — это человек слова.

Молча она спустилась в лабораторию, включила бойлер и в ожидании, пока нагреется вода, остановилась у окна, зачарованная рассветом. Что-то незримое, но вполне ощутимое произошло в ней. Девушка была готова покинуть поместье несмотря на клятву, данную отцу.

Ей хотелось без страха оставить мечту Джона и идти навстречу своей судьбе, не испытывая чувства вины. Она закроет дом на ключ, заколотит шахту Досками и просто уйдет прочь. И будет в тайне надеяться, что удача не отвернется от нее и не позволит бродягам захватить собственность Джона, пока он отсутствует.

Кэт убеждала себя в том, что это вовсе не означает, что она разлюбила отца. Так как любила она сильно и искренне. Единственное, что это означало, так это силу воли и крепость духа девушки. Она надеялась, что у нее хватит сил преодолеть все препятствия и не упустить шанса устроить свою жизнь.

Да, можно проявить эгоизм, чтобы получить то, что хочешь. В конце концов, Кэт Стюарт поняла что она важнее Фэнси Леди. Намного важнее. Девушка чувствовала, что ее предназначение в жизни совсем иное, чем быть эксцентричным аптекарем. И собиралась начать новую жизнь.

Как хорошо! Кэт стояла в душе, каскады воды омывали ее с головы до ног. Затем она полотенцем высушила волосы и они, сверкающие, немного влажные, тяжело упали ей на плечи. Сегодня она скажет Нилу, что готова уехать вместе с ним.

Девушка вошла в кухню и сразу заметила, что там кто-то ночью побывал. Увидев, что пирог с мясом исчез, она сначала решила, что это Нил съел его. Но это предположение быстро развеялось. Вчера вечером он так плотно поужинал, что был не в состоянии даже согнуться. В конце концов Кэт решила, что Джо побывал на кухне и съел пирог, что польстило ее самолюбию.

Дружба с Джо был полна подводных камней, но девушка всем сердцем любила апача. Он был для нее старшим братом, которого она уважала и к мнению которого прислушивалась. Ведь настоящего старшего брата у нее никогда не было. Кроме того, Джо был единственным до конца преданным другом. И Кэт хотелось, чтобы индеец знал, какую любовь и привязанность она испытывает к нему.

Находясь в хорошем расположении духа, Кэт зажгла огонь на плите и поставила воду для чая. Пусть Нил сам готовит кофе. В тишине, нарушаемой только криками и щебетанием многочисленных зимних птиц, девушка села в кресло и мысленно представила города и страны, худа хотела бы отправиться путешествовать вместе с любимым. Перед ними откроется мир без границ, обещающий жизнь, полную красоты, романтики и приключений. Слеза счастья скатилась по щеке Кэт, когда она рисовала в своем воображении идиллическую картину будущего.


Два часа спустя в воротах появился Эрни Смитсон, подгоняющий грузовой фургон. Погонщик встал задолго до рассвета, чтобы успеть встретить Луз и Анджело и привезти их домой. Поэтому от усталости Эрни был не слишком разговорчив.

— А где Марина? — спросила Кэт, встречая Луз на пороге дома.

— В Эль Пасо, — кратко ответила Луз. — Джо дома?

Кэт кивнула, удивляясь, почему Луз так напряжена и почему Марина не вернулась вместе с матерью.

— Джо был здесь вчера. Если и ушел, то, вероятно, только поохотиться. Я уверена, он скоро вернется.

— Хорошо, — послышалось в ответ. Но по выражению лица миссис Агилар было видно, что она ждала возвращения сына с некоторой настороженностью, даже со страхом. Не добавив больше ни слова, она немедленно пошла на кухню и занялась приготовлением обеда.

В это время Анджело старательно помогал Эрни распрягать буйволов. Хотя лицо его не выражало ничего, кроме жадного любопытства, работал мальчик быстро, безоговорочно выполняя все указания погонщика.

Направляясь на кухню, Кэт вышла во двор. Анджело уже вел буйволов в конюшню. Видимо, Эрни собирался задержаться в поместье на какое-то время.

— Ты, должно быть, встал очень рано.

Кэт наблюдала, как Смитсон доставал из фургона два здоровенных ящика. По тому, как он брал их в руки, можно было понять, что они не тяжелые.

— Это те материалы, которые я заказывала? — спросила девушка.

— Нет, мэм. Это пустые коробки. Чтобы Луз упаковала вещи для Марины.

Только не хватало выпытывать новости, — подумала Кэт. Вообще-то Эрни не умел хранить секреты, даже если его жизнь зависела от этого. Глупо не воспользоваться его болтливостью. Девушка опустила глаза и посмотрела на отпечатки ботинок, оставленные на мокрой земле.

— Так где Марина?

— Разве Луз не сказала вам? — Эрни кивнул головой в сторону дома.

— Не все.

Она обратила внимание на то, что следы вели к конюшне. Так как Нила не было видно поблизости, она предположила, что он поехал покататься верхом.

Эрни удивленно тряхнул головой и спрыгнул с фургона на землю.

— Она вышла замуж.

— Что? — На секунду Кэт показалось, что речь идет о Луз. Но это было невероятным.

Поношенные ботинки Эрни опустились в лужу, разбрызгивая по сторонам грязную воду, которая попала и на брюки погонщика, и на блузку девушки. Но Смитсон, казалось, ничего не замечал.

— Марина вышла замуж за адвоката в Эль Пасо. Думаю, пару дней тому назад.

— Марина вышла замуж? — Кэт все еще казалось, что она ослышалась.

— Да! — суровое лицо Эрни говорило, что он не одобряет такого поступка. — Молодой адвокат пригласил и Луз остаться у него. Он живет со старой теткой. По-моему, он влюбился с первого взгляда, поэтому и не хотел отпускать Марину домой.

— Понятно, — ответила Кэт.

Нетрудно представить, что красота Марины и ее очарование произвели на человека неизгладимое впечатление. Можно вообразить, как хороша была маленькая плутовка, когда почувствовала интерес к себе цивилизованного и образованного мужчины. Но девушку поразило поведение Луз, так быстро решившейся на такой важный шаг в жизни дочери.

— Все получилось как-то глупо, — продолжал Эрни. — У меня были свои планы. Я собирался забрать их оттуда. Но Луз до смерти перепугана тем, что Ленч в любой момент мог захватить девушку.

Смитсон поднял ящик и сумку и понес их во флигель.

Кэт последовала за ним.

— А Луз рассказывала, что это за человек?

Совсем не похоже на миссис Агилар, она никогда не принимает поспешных решений, особенно если они касаются детей.

— Он мексиканец, ему около тридцати лет. Думаю, что симпатичный. Имеет большой дом. Старая леди, тетка адвоката, сказала, что научит Марину, как стать хорошей женой.

— Ах, бедняжка, — вздохнула Кэт. Как же можно научить Марину, которая никогда не прислушивалась ни к чьим советам.

Эрни поддержал ее:

— Я желаю девочке всего хорошего. Но убежден, что она нуждается в наставлениях. Хотя Марина неисправима и упряма, как дюжина ослов. Адвокат приобрел вместе с ней кучу неприятностей, боюсь, не раз обожжется. Марина вся в колючках. Не завидую ему.

В этот момент Луз позвала всех к обеду.

— А Блейд уже уехал? — спросил Эрни, провожая Кэт до дома.

— Пока нет. Сначала он был слишком слаб, а затем испортилась погода.

— Я разговаривал с его отцом, — добавил погонщик. — У него несколько дней назад был удар. Сейчас все в порядке, но я слышал, что он был совсем плох. Его выходила одна швейцарка, вдова старого доктора.

— Фрида Рименшнайдер, — вставила Кэт. — Сильная женщина, насколько я знаю по слухам.

— И ядовитая, как гремучая змея, слышал я.

— Во всяком случае она быстро поднимает своих пациентов на ноги, а это полностью оправдывает ее непривычные методы.

Эрни кивнул в ответ:

— Подозреваю, что они выздоравливают только потому, что горят желанием вырваться из ее когтей.

Кэт захихикала. Она однажды столкнулась с Фридой, и та произвела на девушку такое же впечатление.

— Джо сказал мне, что отвел лошадь мистера Блейда обратно в конюшни Литервуда, но ему не позволили взять другую. По-моему, Нилу придется возвращаться в город с тобой, если ты поедешь, конечно, в этом направлении.

— Я совершил поездку сюда только ради Луз.

Кэт поняла по голосу, что он готов ради Луз на любые безумства.

— Вам лучше составить список материалов, которые вы хотите заказать, накануне, до моего отъезда, — посоветовал погонщик. — И на этот раз заказывайте побольше. Теперь я приеду не скоро…

— Почему?

Он открыл дверь, пропуская девушку вперед.

— Я отправляюсь в Калифорнию. Надеюсь там найти прибежище и пристроиться. Вы знаете, там проводят время люди с большими деньгами.

На кухне Луз расставляла на столе тарелки. На минуту она вышла в кладовую.

Кэт вопросительно кивнула головой в сторону женщины. Но Эрни только пожал плечами.

— Моя сестра с мужем владеют небольшим уютным местечком в районном городке, — продолжал Эрни, придвигая тарелку, наполненную горячим ароматным супом. — Они попросили меня присмотреть за ним. Муж Дороти намного старше ее, иногда болеет и хочет переселиться туда, где потеплее. Я сообщил, что прибуду к ним в середине апреля. Я пригласил Луз поехать со мной, но она отказалась и дала мне от ворот поворот.

— А, проклятье, — тихо сказала Кэт. Она понимала, что Луз остается из-за нее.

— Надеюсь, Господь пошлет мне другую женщину.

Кэт наступила ему под столом на ногу, так как именно в этот момент в кладовой раздался грохот разбившегося кувшина.

Когда Луз, наконец, появилась на кухне, Смит-сон уже выскочил во двор.

— Где мистер Блейд? — спросила женщина.

— Не знаю, — ответила Кэт. — Он ушел, когда я утром принимала душ. Думаю, отправился на прогулку верхом.

— Как его голова?

— В полном порядке. Вчера я сняла швы. Правда, шрам придает ему несколько бандитский вид. У Нила были проблемы с памятью, но, слава Богу, сейчас он чувствует себя хорошо.

Луз одобрительно кивнула и убрала тарелку Эрни со стола.

— Сядь, — попросила Кэт. — Нам нужно поговорить.

Луз налила себе чашку кофе и села рядом с Кэт.

— Нил Блейд хочет, чтобы я уехала вместе с ним — медленно произнесла девушка.

Луз не вымолвила ни слова.

Временами она очень напоминала апача Джо. Ее лицо могло оставаться таким же бесстрастным, как у любого индейца. И именно сейчас, когда Кэт так хотелось поделится своими переживаниями с женщиной, которая бы поняла ее и поддержала, эта особенность, свойственная Луз, казалась болезненно неуместной.

— Я люблю его.

— Ты любила и Неда Воррена.

Стремительно, как молния, Кэт пронзила вспышка гнева. Она резко отодвинула тарелку, едва не расплескав суп, но тут же взяла себя в руки и стала играть вилкой.

— Да, любила. Но Нед несправедливо обошелся со мной, поэтому я разлюбила его. Более того, я потеряла веру в то, что имею право на личную жизнь. Но появление Нила изменило мои взгляды.

— Я не знаю, что такое любовь, — проронила Луз.

— Более глупой вещи я от тебя и не слышала. У тебя было два мужа, а сейчас Эрни сохнет по тебе.

— Я была совсем ребенком, когда вышла за отца Джо. Мне только исполнилось четырнадцать, кажется.

Луз уже рассказывала Кэт, что потеряла счет времени, когда жила у апачей, так как они мало следили за его ходом. Теперь она продолжала:

— Когда меня забрали от апачей, отец Марины хотел меня, потому что я была молодая и красивая. Он хотел воспользоваться тем, за что меня осуждали все остальные, и затащить в постель.

— А Эрни? — спросила Кэт. Она уже заметила, что пылкое внимание этого великана не оставило Луз равнодушной.

— Я думаю об Эрни так, как думала давным-давно когда-то, задолго до того, как оказалась в постели с мужчиной, — отрешенно произнесла Луз. — Хотя, может быть, это похоже на то, как овдовевшая самка обхаживает самца.

Кэт горько усмехнулась. Сравнение поразило ее.

— Женщина не должна становиться безликой частью пустыни, даже живя одиноко.

— Но и город не принимает меня. Люди обходят меня стороной.

— Но если ты уедешь в Калифорнию, никто ничего не сможет узнать о тебе, ничего не сможет сказать, за исключением того, что ты жена Эрни Смитсона. Да к тому же ты готовишь как бог.

Луз не сдержала улыбки. Слова Кэт полностью совпали с ее мыслями. На самом деле, однако, она думала не только об этом. Луз не хотела признаваться в своих истинных чувствах к говорливому вознице. Она бьша не очень-то опытна в любовных делах. Но появление в ее жизни Эрни разбудило воображение и заставило мечтать о вещах, о которых она раньше и не подозревала.

— А как же прииск?

Кэт неопределенно пожала плечами.

— Пока не знаю. Уверена только в том, что не собираюсь последующие десять лет провести, защищая дыру в земле и наблюдая, как жизнь стремительно пролетает мимо.

— О-о-о!

— Мне будет тридцать пять, когда отец освободится из заключения. И я почти выйду из детородного возраста.

— А я еще нет.

— Что нет?

— Ну, еще не вышла из этого возраста.

Кэт выглядела удивленной.

— Но ведь Джо старше меня.

— Ну и что? Я родила его совсем юной. Я все еще могу иметь детей.

— Что за мысли! — Кэт рассмеялась. — Насколько проще жизнь у мужчин, не правда ли?

— Нет, так только кажется на первый взгляд, — уверенно возразила Луз. — У женщин намного больше шансов радоваться жизни.

— А не принесет ли тебе удовлетворение уютное местечко в старом городе недалеко от золотых приисков? Ты встретишь новых интересных людей, тебе будут хорошо платить за великолепную стряпню. К тому же Анджело будет подрастать под присмотром порядочного и надежного человека. А не вечного скитальца, находящегося вне закона.

Так и не произнесенные слова повисли в воздухе. Кэт понимала, что Луз переживает за Анджело и обеспокоена влиянием Джо на младшего брата.

— Анджело полюбил Эрни, — тихо добавила Кэт, — да и Эрни нашел подход к мальчику.

— Эрни сказал, что его сестра живет в замечательном месте с теплыми веснами и хвойными лесами. Небольшой городок находится у подножия горной цепи Сиерра Невада, а вокруг простираются виноградники, — сказала Луз. — Я уже думала об этом. А теперь пойдем в дом. Рано или поздно вернется Джо. Я должна сама ему рассказать о Марине раньше, чем об этом разболтает Анджело.

— Луз, а у Марины хороший муж?

Луз выглядела обеспокоенной.

— Надеюсь, что так. Он был очень любезен со мной, пока я там находилась. И совершенно околдован Мариной. Взглянет раз на нее и не может оторвать глаз. Надеюсь, он не притворялся и будет хорошо обращаться с моей девочкой.

— Как только вы уехали, здесь появился Ленч.

Луз кивнула. Но похоже эта новость все же несколько удивила женщину.

— Он стрелял в нас, но мы спрятались в шахту, — продолжала Кэт.

— Ты и Блейд?

— Да. Нил хотел увидеть Фэнси Леди.

— Он тоже занимается золотыми приисками?

— Его отец. Нилу больше нравится музыка. И еще он хочет путешествовать.

— Тебе следует уехать с ним. Ты нуждаешься в таком мужчине.

— А тебе лучше всего принять предложение Эрни и последовать за ним.

В полном молчании они смотрели друг на друга и ощущали удивительное взаимопонимание. Обе женщины были надолго оторваны от цивилизации и сейчас испытывали чувство страха перед неизвестностью, были обеспокоены, смогут ли снова жить среди людей.

— Подумаем, — тихо сказала Луз.

— Нужно подумать, — ответила Кэт.


Апач Джо сделал шаг из своего укрытия среди деревьев. Ствол его ружья был направлен прямо в жилет Нила.

— Ты дьявол, который все время доставляет неприятности, белый человек.

Нил склонил голову.

— Не Джон ли Стюарт рядом с тобой? — спросил юноша и медленно опустился с лошади на землю.

Джо не удостоил его ответом.

— Полагаю, что он, — добавил Нил. — Я видел его на старой выцветшей фотографии. Но он очень постарел. Никто другой, кроме него, не мог оставить следы на прииске. Я только что проехал по Голден Гуз, прииску, принадлежащему Мак-Найту. Стюарт знает здешние места лучше, чем кто-либо. Думаю, он может прятаться здесь годами.

Джо был поражен тем, что новичок так хорошо ориентируется в обстановке, что определил беглеца, да еще, умея читать карты, быстро освоился с местностью, но не выразил своего удивления вслух. Вместо ответа он молча наблюдал за Нилом, словно оценивая его.

— Не лучше ли тебе поглядывать за шерифом? Уверен, что он объявится здесь сегодня, в крайнем случае завтра. Как только он приблизится к любому населенному пункту, ему сразу же сообщат, что Стюарт бежал из тюрьмы.

Пожилой мужчина вышел из густого подлеска, скрывавшего его. Он тоже направил ружье на Нила.

— Кто ты, черт побери?

Джо недовольно заскрипел зубами.

— Зачем ты вышел? Нужно было оставаться в укрытии.

Нил выглядел спокойными, казалось, совсем не был обеспокоен направленным на него оружием. Насколько он мог судить, ни один из двух стоящих перед ним людей не был хладнокровным убийцей, хотя Стюарта, как известно, и осудили за подобное преступление. Джо был дикарем, обозленным на мир, но обладал врожденным чувством гордости, не позволявшим переступать черту дозволенного. Стюарт, доведенный до отчаяния, представлял, правда, все же большую опасность. Нил понял это с первого взгляда, но был готов в случае необходимости справиться с обоими.

Изможденный и исхудавший, одетый в мешковатую одежду, с выражением бессильной ярости на худом лице, Стюарт напоминал Нилу отца в тяжелые времена. Один-единственный раз юноша видел, что отец вынужден применить физическую силу, его вынудила сделать это жестокая необходимость. Но Нил хорошо знал вместе с тем, что в ситуации, когда насилия было не избежать, старик Блейд бесстрашно бросался в бой. Похоже, Стюарт был из той же породы.

— Я спросил, кто ты такой? — требовательно повторил Джон.

— Тот, кто собирается жениться на вашей дочери. Мое имя Корнелий Блейд.

Стюарт подошел ближе, размахивая ружьем перед носом Нила.

— Я уже слышал подобное заявление от человека, засадившего меня в тюрьму по заранее сфабрикованному заявлению.

Джо тяжело вздохнул.

— Блейд уже является владельцем половины фэнси Леди.

— Моего прииска? — вскричал Джон.

— Мой отец выиграл его в карты.

— Мою шахту?

— У довольно неприятного бизнесмена по имени Йорк. Думаю, он получил прииск в наследство. Между ним и вашей дочерью произошла ссора, она стреляла в него.

— Всадила пулю ему в зад, — не без удовольствия добавил Джо.

— Мой прииск, — безвольно Джон опустился на землю. Мысли его унеслись далеко отсюда. — Я помню парня по имени Йорк. Я встретил его много лет назад до отъезда из Штатов. Он дал мне денег в долг, поддержал материально при переезде в Аризону. Это произошло еще до встречи с Салли и до основания Фэнси Леди.

— Вы посылали ему документ на владение половиной Фэнси Леди? — уточнил Нил.

Джон склонил голову, пытаясь припомнить события тридцатилетней давности.

— Я надеялся расплатиться с ним. Должно быть, взамен я отправил ему документ. Помню безумные дни, когда я строил дом и старался сделать Салли счастливой. И еще с утра до ночи работал на прииске. Денег всегда не хватало.

Стюарт устало закрыл глаза и замолчал. Нил бросил взгляд на Джона и передернул плечами.

— Что ты собираешься делать с ним? — спросил он, переведя взгляд на старика.

— Надежно спрятать его, пока не найдем настоящего убийцу, — Джо двинулся вперед. — Его ждет смерть, если он вернется в Юму. Он очень слаб и едва живой от голода. В тюрьме какой-то подонок постоянно избивал его до полусмерти. Не уверен что он сможет выдержать срок.

Нил кивнул в знак согласия.

— Где ты собираешься спрятать его?

— В месте, которое знаю только я. Тебе лучше не знать.

Нил не возражал. Он и не стремился узнать.

— Шериф обязательно вернется за Кэт, как только узнает, что Джон сбежал из тюрьмы. Боюсь, он арестует ее, чтобы вынудить Стюарта выдать себя. Я не хочу, чтобы она страдала, — страстно произнес юноша.

Джо нечего было сказать в ответ. Единственным предназначением Андерсена было стоять на страже порядка. Но в его понимание закона не всегда укладывались понятия о справедливости и правосудии.

— Забери ее с собой в Таксон.

— Она никуда не поедет, если узнает, что Джон совершил побег. И останется дома ждать отца.

— Кэт хорошая девушка, добрая, — произнес, наконец, Стюарт. — Несмотря на неблагоприятную обстановку, в которой она выросла.

— Шериф догадается, что Джон здесь, — сказал Джо. — Поведение беглеца нетрудно предугадать — ему ведь некуда больше идти. Ты ведь знаешь, что именно Андерсен арестовал старика в свое время? Хотя, по его собственным словам, и не верил в виновность Стюарта.

— Но шериф должен исполнять свои служебные обязанности, — Нил повторил фразу, услышанную от ретивого служаки.

— Возвращайся домой, — посоветовал Блейду Джо, — а я приеду через час-другой. Тогда мы обсудим, каким образом увезти отсюда Кэт.

— Прежде чем я уйду, хотелось бы спросить кое о чем Джона, — Нил склонился перед стариком. — Вы же давно живете здесь, не так ли?

— Да-а-а, — протянул Стюарт усталым охрипшим голосом. Несколько прошедших дней заметно пошатнули его здоровье.

— Вы когда-нибудь слышали историю о мексиканском золоте, которое пропало где-то неподалеку?

— Что? — удивился Джо. Хотя он был полностью поглощен изучением местности, стараясь не пропустить всадников, которые могли появиться в любой момент, но не упускал из виду Нила и Джона, прислушиваясь к их разговору.

— Мой отец, знаете ли, увлекается рассказами о сокровищах, — пояснил молодой человек.

Какое-то время Стюарт молчал. Нил уже решил, что он не собирается продолжать разговор, поэтому встал и направился к лошади.

— Я слышал историю о грузе с золотыми монетами, — вымолвил, наконец, старик. — Это произошло много лет назад, когда эта земля еще принадлежала Мексике. Бандиты напали на военный отряд, убили солдат и украли золото. Затем убийцы исчезли в неизвестном направлении. Я думаю, их настигли индейцы, но никто с уверенностью ничего не знает и не может сказать. Монеты до сих пор не найдены.

— А ты что знаешь об ограблении? — спросил Джо, вмешиваясь в разговор.

Голубые глаза Нила невинно и недоуменно смотрели на апача, в точности подражая знаменитой игре Симаса Блейда.

— Нет, я же не охотник за сокровищами, — простодушно ответил он, — я музыкант.

— Тогда зачем спрашиваешь? — потребовал объяснений индеец.

— Любопытно. Я богатый человек, мистер Стюарт, — с достоинством ответил юноша, — настолько богатый, что могу позволить себе ничего не делать до конца своих дней. Мне нравится, например, слушать музыку. Я даже немного играю сам.


Примерно час спустя Нил и Джо ехали верхом в сторону поместья. Нил оставил старика и индейца наедине и первый тронулся в путь, прокладывая собственную тропу, как подсказывала ему интуиция. Через некоторое время его догнал Джо.

— Я не скажу, где спрятал его.

— А я и не спрашиваю.

Почти весь путь они молчали.

Анджело первым заметил всадников. Он долго сидел в дозоре, найдя в миле от дома высокое дерево и взобравшись на него. Как только мальчик узнал в одном из ехавших брата, он тут же спрыгнул вниз и побежал по дороге ему навстречу.

Джо подхватил ребенка и посадил на лошадь позади себя.

— Тебе понравилось ехать поездом, малыш?

— Да. Очень.

— А Эль-Пасо понравился?

— Очень.

Нил оглянулся и подавил усмешку. Лицо у Анджело оставалось таким же непроницаемым, как и у Джо, но мальчишку выдавали глаза, горевшие страстным возбуждением.

— Марина осталась в Эль Пасо.

— Конечно. И правильно сделала.

Джо повернулся к брату и потрепал рукой непокорные волосы Анджело.

— Она вышла замуж за адвоката.

Нил скорее почувствовал, чем увидел реакцию индейца.

— Не шути так, малыш.

Анджело не ответил.

Джо внезапно остановил лошадь и спрыгнул на землю. Он пристально смотрел на брата. Мальчик тоже не отрывал глаз от апача.

Легкий ветерок шевелил траву, которая шелестела, нарушая тишину. Порыв ветра понесся дальше, шурша засохшими листьями на деревьях, стоящих поблизости, и раскачивая ветки.

— Говори правду. Где Марина?

— Она в Эль Пасо. С адвокатом, который передал мне деньги. И с его тетей, Тай Констанцией.

— Почему она осталась? Говори, Анджело.

— Она вышла замуж. Три дня тому назад. Мама сказала, что все о'кей. Но Эрни жутко рассердился на нее за это.

Нил не уловил слов, произнесенных Джо. Поток испанской речи был слишком быстрым и эмоциональным. Но он понял, что слова непристойны. Случайно повернув голову в сторону, юноша неожиданно заметил Ленча.

На соседнем холме на расстоянии выстрела сидели, притаившись, Ленч и три головореза и наблюдали за ними.

— Джо, садись скорее на лошадь. Поторапливайся. Нас ждут, — приказал Нил.

До поместья оставалось меньше мили, но вокруг простиралась открытая голая равнина. Они походили на подсадных уток и представляли собой превосходные мишени. Джо в одну секунду оказался верхом и бросился вперед. Анджело приклеился к спине брата, обхватив его руками за пояс что было силы. Свита Ленча бросилась в погоню, она ликовала, сопровождая свой восторг гиканьем и злобными выкриками. Открыв беспорядочный огонь, банда бросилась преследовать добычу, горя дьявольским азартом.

Беглецы мгновенно проскочили открытое пространство и стремительно ворвались в широко распахнутые ворота поместья. Нил быстро спрыгнул с лошади и, подбежав к воротам, закрыл их. Спустя несколько минут пули градом забарабанили по деревянному забору.

— Дьявол! Будь они прокляты! — выругался Джо. — Как бы я хотел встретиться с этим ублюдком один на один. Только он и я.

— И ты убьешь его, Джо?

Индеец посмотрел на младшего брата, с нетерпением ждущего ответа. Если бы ему подвернулся случай встретиться с Ленчем Кастрилом в честной битве, он бы не раздумывая прикончил этого негодяя. Но индеец не собирался признаваться в своем намерении мальчику. Джо был плодом суровой и безжалостной жизни, но Анджело должна ждать другая судьба. Братишка заслуживал лучшей доли.

— Нет, дружок. Но обязательно бы проучил его.

— И раздавил бы, как клопа, — подхватил мальчик.

Из дома и флигеля выскочили обеспокоенные женщины и на бегу забросали приехавших вопросами, пытаясь выяснить, что произошло. Из конюшни выглянул Эрни. Он один не задавал вопросов, прекрасно понимая, кто мог быть причиной стрельбы. Погонщик представил себе, как бесновался Ленч, когда выяснил, что Марина ускользнула у него из-под носа.

Хэт бросилась к Нилу. Он поймал ее в объятия и крепко поцеловал. Если кто и сомневался насчет их отношений, то теперь последние сомнения рассеялись как дым. Юноша поцеловал ее еще раз.

— Пойдем, отведем лошадей в конюшню и дадим им корм, — прошептал Нил. — Джо хочет поговорить с матерью.

— Ты отдала Марину замуж? — спокойно произнес индеец, снимая брата с лошади.

Луз нахмурилась. Совершенно невозможно сохранить что-либо в тайне, когда рядом Анджело.

— Да. За хорошего человека.

— Ты определила это после пятиминутного знакомства?

— Лучше он, чем Ленч.

— Не очень-то богатый выбор.

— Ей уже шестнадцать. Она уже взрослая.

— Только шестнадцать! — От злости апач толкнул ногой камень, лежащий на тропинке. Камень отлетел к воротам. — Мама, ради Бога, скажи, о чем ты думала?

— Ей шестнадцать. Мне было четырнадцать, когда я родила тебя.

— Это другое дело. У тебя не было выхода.

— Но я не жалею! И не раскаиваюсь.

Апач бросил на нее свирепый взгляд и неожиданно рассмеялся.

— Черт! Ну и денек! Я голоден как волк. Ты приготовила еду?

— Да, конечно. Эрни останется и поужинает с нами.

— Всю жизнь мечтал!

— Эрни предложил мне выйти за него замуж и уехать в Калифорнию. Джо! Куда ты пошел?

— Достань из погреба Джона бутылку виски.

— Но ты же не пьешь.

— Ты права, раньше не пил ничего, кроме пива. Но после сегодняшнего денечка решил, что стоит попробовать. Эй, Блейд! Хочешь выпить? У Джона есть полный ящик виски! — затем апач с грубой снисходительностью добавил:

— Пойдем, Эрни! Присоединяйся к нам. Не стесняйся. Проклятье, Кэт, ты же убьешь меня метлой!

Глава 12

Нилу и в голову никогда не приходило, что ему придется путешествовать в грузовом фургоне. Поездка в скрипящей, раскачивающейся во все стороны повозке не походила ни на что, испытанное ранее. Как, впрочем, и не вызвала горячего желания повторить сей опыт.

Нельзя было сказать, что Эрни был неприятным компаньоном в дороге. Он, наоборот, оказался порядочным человеком и надежным спутником. Нил признался себе в искренней симпатии к погонщику. Но несомненно также одно: имея выбор, Нил все-таки предпочел бы жить в роскоши. Однако жизнь не баловала его роскошью с тех самых пор, когда вороной демон, которого юноша собственноручно выбрал в конюшне, сбросил его в грязь.

Накануне вечером Нил не мог не согласиться с Джо, что ему необходимо вернуться в Таксон с Эрни. Они обязаны найти способ помочь Джону Стюарту и не допустить, чтобы старика насильно вернули в Юму.

В то время как все обитатели бегали по большому дому, занятые приготовлением ужина и подгоняемые шотландским виски, Нил и Джо уединились, чтобы обсудить свои тайные планы. Чем меньше людей будут посвящены в их замысел, тем лучше.

Нужно было действовать, не дожидаясь, пока Джона схватят. Сбившись в стаю, как степные собаки в пустыне, они должны были ждать и уповать на милость Божью. Да еще предстояло терзаться мучительной тревогой! В городе же Нил будет иметь возможность разузнать все подробности о побеге из тюрьмы, о мерах, которые предприняли власти для розыска беглых преступников. И к тому же сможет организовать квалифицированную юридическую помощь Джону.


За ужином, который превратился в пиршество, ведь Луз на этот раз превзошла себя, они объяснили Кэт, что Нилу необходимо урегулировать некоторые деловые вопросы в Таксоне, прежде, чем он сможет взять ее с собой для знакомства с отцом. Девушка тщетно пыталась скрыть свое разочарование. Но она заставила себя сказать, что все отлично понимает и не возражает.

Мысль о том, что он оставляет Кэт одну, не давала Нилу покоя. Юноша не доверял шерифу Андерсену. Но Джо обещал позаботиться о ее безопасности. Индеец убедил Нила, что ни Кэт, ни Луз нельзя так неожиданно покидать поместье. В противном случае у Андерсена не будет повода для слежки и он переключит свое внимание непосредственно на Джона, приведет отряд солдат и прочешет окрестности, обшарит каждое углубление в скалах. К тому же есть один-два вездесущих апача-следопыта, которые будут рады оказать шерифу неоценимую услугу и выдать старика, случайно замеченного ими. Никакое надежное укрытие тогда не спасет Джона Стюарта.

Нил с трудом расстался с Кэт. Его чувства были такими неистовыми и вместе с тем нежными, что поражало самого юношу. Но он должен был уехать, так как не мог позволить, чтобы с ее отцом случилась беда. Это разбило бы сердце девушки. Блейд надеялся, что его поездка в город предотвратит трагедию. Он молил бога, чтобы это было так. Эрни уверенно погонял буйволов. Они устало тащились по ухабистой колее, еле передвигая ноги. Наконец свернули на главную дорогу.

— Мне будет не хватать путешествий, я буду скучать по дороге, — признался Эрни. — Но теперь у меня другие заботы — я должен думать о семье.

— Луз приняла предложение и согласилась выйти за тебя замуж?

— Пока нет. Но я уверен, что согласится. Тем более, что Джо не против.

Нил не был так уверен, что индеец действительно одобрял брак матери. Ему показалось, что прошлая ночь была просто настолько насыщена событиями, что у апача не хватило времени, чтобы выразить свое несогласие. А, может быть, он отложил решение об этом замужестве до лучших времен, когда удастся освободить Джона. Во всяком случае Нил сильно сомневался, что в данном вопросе расставлены все точки над «i». Непохоже было, чтобы Джо, всеми силами противившийся союзу Луз и Эрни, теперь так быстро пошел на попятную.

— Я счастлив снова вернуться к цивилизации, — сказал Нил. — Он подразумевал, что чертовски рад выкарабкаться из фургона, подняться с неудобного и жесткого деревянного сиденья.

— Неужели? — Эрни натянул вожжи, подгоняя буйволов. — А я нет. Вокруг так красиво и спокойно.

— М-да. Спокойно, пока никто не стреляет в тебя или не пытается обворовать. И пока лошадь не становится на дыбы и не сбрасывает тебя на кактус.

Погонщик нашел это замечание весьма забавным и минуты три не мог удержаться от смеха. Затем, угомонившись, он стал подробно рассказывать о встрече с двумя глупыми бандитами, которые решили, что он везет ящик, наполненный деньгами. Но узнав, что они обманулись в своих ожиданиях, бандиты пришли в неописуемую ярость и расстреляли весь груз.

К тому времени, когда фургон на закате дня въехал в товарный двор, Нил уже не мог с полной уверенностью сказать, что пострадало больше, уши или спина. Ему казалось, что и в одном и другом месте образовались мозоли. Оторвавшись, наконец, от ненавистного сиденья, юноша прямым ходом направился в дом Фриды справиться о здоровье отца. Когда он подходил к особняку, сразу же почувствовал, что все признаки смертельной усталости и одеревенелости в теле — последствия длительной и утомительной поездки — бесследно исчезли.

— Где, черт побери, ты так долго был?

Симас встретил сына недовольным тоном, сразу же проявив характер, едва Нил переступил порог спальни. Маленькая комната была вся залита солнечным светом и пахла просушенным бельем и геранью.

— Я был с женщиной! — В голосе юноши звучали те же яростные нотки, что и у отца.

Рыжие выцветшие брови старика удивленно взлетели вверх.

— О? Это правда?

— Да, правда. Я был с Кэт Стюарт. Довожу также до твоего сведения, что собираюсь жениться на ней, как только смогу освободиться от других обязательств, связывающих меня.

Симасу хотелось вскочить с постели и, как мальчишке, пуститься в пляс. Но он выдал свои чувства только коротким возгласом одобрения: как хорошо все же, что мальчик отрекается от Харриет Мод!

— Ну тогда все в порядке. Ты мог бы задержаться и подольше, если была такая необходимость. У нас все по-старому, никаких существенных перемен.

— Мне не нужно больше времени, отец. Я шустрый парень, прямо как мой старик.

Симас издал радостный возглас:

— Ну, не такой скорый, как я, мальчик мой! Я женился на твоей матери в тот же день, когда встретил ее.

— Да, но я находился все это время у черта на рогах!

— Принимается! Это единственная уважительная причина, которая может объяснить чью-либо нерасторопность. Где ты взял такую одежду? Ты похож на чернорабочего, потом и кровью зарабатывающего свой кусок хлеба. Но мы ведь знаем, что это далеко не так.

Они рассмеялись. Нил пододвинул к себе кресло, отбросил в сторону две покрытые тонким кружевом подушки и сел.

— Эта одежонка принадлежит Джону Стюарту. Та, что была на мне, пришла в негодность, когда я упал с лошади. Но ты не волнуйся, я здоров. Мне даже сказали, что шрам придает мужественный вид и украшает меня.

— Как и скромность, клянусь Богом. Итак, сынок, когда ты познакомишь меня с дамой, которая взбудоражила твое воображение? И, как я понимаю, некоторые другие части тела.

— Скоро, отец. Сначала нужно уладить кое-какие дела.

Симас спросил о прииске. Нил рассказал ему все, что узнал, не упомянув, однако, о трудностях, с которыми столкнулся. Старый Блейд выглядел здоровым, но Нил не хотел раньше времени беспокоить его и говорить о проблемах — это могло только ухудшить состояние отца. Впереди еще много времени, и можно будет детально рассказать обо всем.

В комнату вошла Фрида. Она несла на подносе чай и поставила его на маленький полированный столик красного дерева. Сказав Нилу слова приветствия, она повернулась к выходу. Но прежде бросила на Симаса кокетливый взгляд.

— Что это значит? — спросил юноша, когда эхо шагов Фриды замерло в глубине дома.

— Не знаю, о чем ты говоришь, — невинно ответил старик, поднося ложку с куском рассыпчатого вишневого пирога ко рту.

— Вздор!

Симас посмотрел в сторону двери.

— Я ничего не могу сказать о леди.

— С каких это пор?

Лицо старого Блейда приняло страдальческое выражение.

— Я джентльмен до корней волос.

Нил рассмеялся. Ну и лис! Очевидно, он пустил в ход все уловки и пробрался-таки в курятник. Прямо с больничной койки!

— И, кроме того, — сентиментально продолжал Симас, — это ведь у тебя всегда были проблемы с женщинами…

— Что ты имеешь в виду, отец?

— Она в городе, сынок. В отеле. В том самом, в котором остановились и мы.

— Кто в городе?

— Ну, как там ее зовут, твоя ледышка.

— Харриет Мод?

— Да, да, именно она. Мне она никогда не нравилась — бесчувственная кукла! Не пара моему сыну. Не забывай, что ты Блейд! А Блейду нужна живая женщина, горячая в постели и рассудительная в жизни.

Нил вспыхнул и залился краской, как юнец, когда услышал последние слова отца. Кэт Стюарт в точности подходила к описанию старика.

— Папа…

— И ты нашел именно такую, да?

— Отец!

— Она хорошенькая?

Нил не собирался выкладывать всю правду старому ловеласу. Еще не время.

— Да, она хорошенькая. Даже более того, она прекрасна. Естественна. Внимательна. И само очарование. Она занимается химией. Она производит большую часть мазей от ожогов и средств для уничтожения насекомых из тех, которые продаются в округе.

— Богата?

— Нет. На ее содержании овдовевшая женщина с семьей. Пока отец отбывает заключение в Юме, Кэт должна заботиться и о себе, и об этих людях. Сама она законопослушна. Хорошо образована. И любит путешествовать.

— Почему отец девушки в тюрьме? Политика?

Симас оставался ирландцем до мозга костей: он был уверен, что все нарушения закона носят только политический характер.

— Убийство, но он не виноват. Кто-то очень хотел убрать его с дороги, засадив в тюрьму, и прибрать прииск к рукам.

— А-а! — Симас знал, какими коварными могут быть золотоискатели. Он сочувственно покачал головой. — Бедняга! Мы должны вытянуть его из тюрьмы. Не могу же допустить, чтобы моего родственника сгноили в яме.

Нил удержался от дальнейших объяснений о положении Джона. Он собирался продолжить этот разговор сразу же после встречи с адвокатом. Поэтому он сменил тему.

— Кэт защищает прииск с оружием в руках. Она уже прогнала нескольких охотников за чужой собственностью.

Глаза старика весело засверкали от любопытства.

— Правда? Она смогла? Хорошая девочка, раз так старательно присматривает за золотым прииском отца, пока тот, бедняга, томится в заключении.

Перед глазами Нила появилось лицо Кэт, осязаемое настолько, что ему захотелось протянуть руку и дотронуться до него. Самообладание едва не покинуло юношу.

— Я без ума от нее, отец, — признался он. — Я влюблен по уши. Не могу без нее жить.

Симас прикрыл погрустневшие голубые глаза.

— Знаю, сынок, — тихо произнес он. — Я то же чувствовал к моей Мэгги, упокой Господь ее душу. Все годы, пока она была со мной, я ее любил.

Наступило молчание. Каждый погрузился в свои размышления и воспоминания. Все мужчины семьи Блейдов любили раз в жизни, страстно и преданно. Это было их благословением и проклятием. Впервые отец и сын находились в полном согласии друг с другом.

— Когда приехала Харриет Мод? — спросил, наконец, Нил, нарушая молчание. Он знал, что должен положить конец этому нелепому обручению, как можно скорее. Он не хотел незаслуженно обманывать девушку, которая думала, что скоро состоится их свадьба.

— Два дня тому назад. Она и ее папаша с загрубевшими руками объявились без предупреждения. Как снег на голову. Ох уж и разочаруешь ты его, сынок! Если не сказать больше. Он-то уверен, что мои деньги в его руках.

Нил криво усмехнулся.

— Представляю его недовольство, — задумчиво произнес юноша и добавил немного чая себе и отцу.

— Фрида привезла твои вещи из отеля сюда. Она считает, что платить за номер — напрасная трата денег. Ты же в нем даже не ночуешь. Если хочешь, она приготовит для тебя ванну. Эта женщина — настоящий дьявол в юбке, она творит с горячей водой просто чудеса.

— Вот и прекрасно. А то Харриет Мод упадет в обморок, если я войду к ней в таком виде.

Юноша провел рукой по грубой, покрытой дорожной пылью одежде, когда-то принадлежавшей Джону Стюарту.

— Зато ты похож на настоящего мужчину, Нил.

— А не на денди, да?

Враждебность, всплывшая из прошлого, сквозила в голосе молодого человека. Отец назвал его так много лет назад во время одного из горячих споров, когда Нил выразил страстное желание стать музыкантом. Старик никогда не одобрял его интереса к музыке.

Симас нахмурился.

— Сыновья настоящего мужчины должны следовать примеру отца и подражать ему во всем. Заруби себе это на носу. Кстати, пришло письмо от Глэдиса.

— Надеюсь, у него все нормально. Как проходят его поиски сокровищ?

— В сумасшествии. Как, впрочем, и любые другие.

Разговор был исчерпан, поэтому Нил вежливо простился и отправился на поиски Фриды.

Приняв ванну, он побрился и с удовольствием посмотрел на свое отражение в зеркало. Его лицо изменилось. Нельзя сказать, что причиной перемены был только шрам, который делал юношу похожим на пирата. Его внешность, казалось, принадлежала другому человеку, вкусившему трудности и имеющему важную цель в жизни.

Кэт?… Именно она была основной причиной изменений, пробудивших в юноше неуемную жажду жизни. И в то же время воспоминания о ней заставляли страдать от одиночества. Он расстался с девушкой всего несколько часов назад, но его душа уже рвалась обратно. Любовь к женщине способна забирать все чувства, которые может переживать мужчина, и сплетать их в тугой узел.

Нил умылся мягким мылом, надел чистую белую рубашку и завязал синий шелковый галстук. Он испытал довольно странные ощущения, надев безупречно сшитую одежду.

— Вы вернетесь к ужину? — спросила Фрида, когда Нил сообщил ей, что собирается уходить. Она оценивающе осмотрела молодого человека с ног до головы: ее искреннее восхищение мужчиной, который умеет со вкусом одеваться, было неподдельным.

— Я могу задержаться. Не готовьте на меня. Перекушу где-нибудь в городе. Буду благодарен вам, если уделите мне минутку и дадите совет.

— Насчет Симаса? — спросила женщина. Ее щеки порозовели от смущения. Голос дрогнул. Она принялась старательно разглаживать складки на накрахмаленном переднике.

— Нет, нет. Нечто совершенно другое. Вы не могли бы порекомендовать хорошего адвоката?

Фрида на секунду задумалась.

— Насколько я слышала, в город недавно приехал молодой юрист. Я думаю, в его интересах получить работу и постараться. Его зовут Фаллон. Его контора расположена над антикварным магазином на улице Стоун.

— Благодарю. Постараюсь вернуться пораньше, чтобы повидать отца перед сном. — Юноша повернулся, направляясь к двери. — Да, между прочим. Отец великолепно выглядит, и моя признательность не имеет границ. Вы фея.

Засмущавшись, сиделка покраснела и махнула рукой, как будто хотела сказать, что ее заслуги явно преувеличены.

— Там на столе почта. Симас пока не в состоянии разобрать ее.

— Я просмотрю, не волнуйтесь, — ответил Нил, одаривая ее очаровательной улыбкой. Он знал, что женщина польщена его комплиментом.

Взяв легкую коляску Фриды с откидным верхом Блейд на закате дня, наконец, добрался до центра города. Оранжевый пылающий шар медленно скользил по небу, скрываясь на западе за горными вершинами и окрашивал воздух из золотистого в розоватый цвет.

Нил был рад снова окунуться в суматошное вечернее движение на улицах города. Он любил это время, когда люди, закончив работу, спешили до домам. Начинало смеркаться, в окнах то и дело вспыхивали огоньки. Холодный воздух вечернего города как бы согревался громкими звуками музыки.

Нил заехал в отель «Орндорф» и оставил записку для Харриет Мод и ее отца, в которой извещал, что нанесет им визит через час. Затем отправился на поиски адвоката.

Фаллон, молодой темноволосый человек лет тридцати, закрывал контору, когда к зданию подъехала коляска Фриды. Удивленный столь поздним посещением клиента, он тем не менее гостеприимно пригласил Нила войти и спросил, чем может быть полезен.

Быстро и четко юноша изложил суть дела, приведшего его к адвокату.

— Я знаю, что Джон Стюарт признан виновным и должен отбывать наказание, но не хочу, чтобы его вернули в Юму. У него слабое здоровье. Он болен пневмонией и еще не выздоровел. Я думаю, его возвращение в тюрьму равносильно смерти.

Карие глаза Фаллона широко раскрылись от удивления: перед ним ставили редкую и чрезвычайно трудную задачу.

— Не уверен, что смогу помочь вам. Я не очень-то опытен в судебных делах, особенно в криминальных случаях.

— Откровенность делает вам честь. Благодарю, — ответил Нил. — Я тоже буду откровенен с вами. Я посылаю за другим адвокатом, который весьма опытен именно в подобных случаях, но хочу, чтобы он работал в паре с вами. Чтобы не возникло предубеждения против пришельца. И чтобы это не испортило все дело.

— А он не будет возражать? Я имею в виду возражение против работы с начинающим юристом?

— Думаю, не будет. Я ведь буду ему платить, — успокоил его Нил. — Я женюсь на дочери Джона Стюарта. Поэтому хочу снять с него несправедливое обвинение, чтобы возвращение в Юму больше не угрожало невиновному. Это будет моим свадебным подарком. А теперь поговорим о вашем вознаграждении.

У Фаллона чуть не произошел разрыв сердца, когда Блейд достал из кармана бумажник и начал отсчитывать банкноты. Со времени приезда в Таксон адвокат едва сводил концы с концами, чуть ли не умирал с голоду, поэтому никак не мог поверить в удачу.

— Преступление, за которое Стюарт посажен в тюрьму, возможно, совершил человек по имени Нед Воррен. Я хочу, чтобы вы выяснили все, что возможно, о Воррене. Всю его подноготную. Если он действительно виновен, у меня в руках должны быть убедительные и веские доказательства. Чтобы я с чистой совестью мог передать в руки полиции настоящего преступника. Думаю, этот человек проводит время в маленьком городке под названием Тотал Рек.

— Я знаю его, — сказал Фаллон. — Он приезжает в Таксон приблизительно раз в месяц. Посещает Храм Музыки и Художеств, а также публичные дома. Он очень интересуется культурой.

— Хорошо. Вам тоже пора приблизиться к культуре.

Нед достал из бумажника еще несколько банкнот и добавил к лежащим на столе.

— Найдите приличного портного и сделайте модную прическу. Вы должны выглядеть соответствующе, чтобы сблизиться с Ворреном. И еще одно, мистер Фаллон. Если у меня хоть на минуту возникнет подозрение, что вы работаете на два фронта, я вернусь сюда, достану вас из-под земли и пристрелю. А затем выброшу ваше тело на съедение свиньям.

Нилу меньше всего хотелось встречаться с Харриет Мод и выполнять такую тяжелую и неприятную миссию. Юноша вообще чувствовал отвращение к любым неприятностям. И хотя Блейд знал, что девушка всегда была спокойной и уравновешенной, он предполагал, что этот вечер закончится истерикой. Молодой человек был настолько напряжен, что даже отказался от выпивки, чтобы поддержать боевой дух перед испытанием.

Он поспешил в сторону «Орндорфа». Портье приветливо улыбнулся и вежливо осведомился о состоянии здоровья Симаса. Нил поблагодарил за внимание и ответил, что отец почти выздоровел. Затем юноша медленно поднялся по ступенькам.

Конгрессмен Генри Вудвард собственной персоной открыл дверь. Он буквально втащил Нила в комнату, являя собой гостеприимство.

— Дорогой мальчик! Входи же, входи! Как я рад тебя видеть! Блейда начали мучить появившиеся в один момент предчувствия. Он меньше всего ожидал подобного приема. Присутствие Вудварда-отца в отеле слегка шокировало его. Отставной конгрессмен был по-прежнему увлечен светской жизнью, постоянно находился в круговороте общественных забот и дел, хотя давным-давно отошел от политики и переехал из Пенсильвании в Калифорнию.

Генри Вудвард, неуклюжий, здоровый, крепкого сложения мужчина с копной седых непокорных волос, играл свою роль до конца.

Они познакомились на вечере в Денвере, где Вуд-варды гостили у друзей. Нил собственно не старался особо сблизиться с конгрессменом, но, оставаясь ярым сторонником этикета, был предельно вежлив с ним. Вудвард в свою очередь также был галантен и корректен, но держался на расстоянии, тоже не проявляя горячего желания завязать дружеские отношения. Но до поры до времени, пока не узнал о Симасе Блейде, вернее, о деньгах Симаса Блейда. После этого он всеми силами содействовал немедленному обручению с Нилом.

Просто невероятно, что юноша раньше не разглядел причину такого внимания и усердия. Действительно, очень странно, тем более что старик Блейд неоднократно упоминал о впечатлении, которое произвел на него Вудвард, и о своих подозрениях. Быть может, изменившаяся ситуация способствовала прозрению, ведь теперь молодой человек не был связан ни с конгрессменом, ни с Харриет Мод.

Таким образом, притворно сердечное приветствие, которым старик встретил Нила, заставило Блейда насторожиться, почувствовать неладное. Вудвард напоминал слащаво-приторную конфету, если можно, конечно, использовать такое сравнение. У Нила появилось навязчивое желание как можно скорее отделаться и убежать куда глаза глядят.

— Мне нужно поговорить с Харриет, — тихо сказал он.

— Конечно, конечно, дорогой мой! Она так страдала и скучала по тебе. Так страдала, что, не раздумывая, принесла в жертву удобства и комфорт и мужественно вьщержала такое утомительное путешествие, чтобы быть рядом с тобой в трудный момент твоей жизни.

— Так ее нет? — Нил не был уверен и не понимал, радует его отсутствие Харриет или раздражает.

— Нет, — Вудвард растерянно огляделся, как будто дочь могла спрятаться под столом. — Думаю, она отправилась сделать кое-какие покупки.

— В Таксоне? В такое позднее время?

— Ну, видишь ли, некоторые магазины работают допоздна. Она хотела сделать тебе подарок. Ах, девочка так любит преподносить сюрпризы!

Несомненно, старик говорил неправду, и Нил ума не мог приложить, в чем тут дело. Конгрессмен был явно напуган, что обман раскроется и молодой человек узнает, где Харриет.

Честно говоря, Нил не имел никакого представления, куда могла отправиться такая благовоспитанная особа, как Харриет Мод. Одна в незнакомом городе, вечером. Он догадывался, что Вудвард также не знал, где девушка. Единственное, в чем юноша ни капли не сомневался, так это в том, что не имеет ни малейшего желания оставаться больше в комнате с неприятным ему человеком.

Как же так получилось, что интуиция подвела его и он не заметил раньше плохо скрываемой откровенной алчности Вудварда?! Сегодня, однако, юноша почувствовал, что его несостоявшийся тесть готов раздеть зятя до нитки. Даже пьяный идиот заметил бы это. Нил с гордостью мог сказать, что никогда не был ни пьяным, ни идиотом. И не терял головы из-за Харриет Мод.

— Извините, но я не могу ждать, — произнес он.

Вудвард вздохнул с заметным облегчением.

— Отец болен, и мне нужно вернуться к нему.

— Надеюсь, ничего серьезного? Конгрессмен самодовольно потирал руки. Его пальцы теребили полы дорогого, но уже сильно изношенного халата.

Внезапно Нила осенила догадка, что Вудвард знал все о болезни Симаса, потому что читал письмо юноши, отправленное Харриет. Он, очевидно, сорвал дочь с места и в спешке привез в Таксон, чтобы застать Нила в подходящий момент, когда он был растерян и уязвим. Видимо, дела его идут не очень хорошо, как и предсказывал Симас. Не исключена возможность, что Вудвард на грани банкротства. И, боясь упустить шанс, уже, наверное, подсчитывал деньги Нила!

— Благодарю, отец быстро поправляется. Блейды народ крепкий и живучий. Будьте так любезны, передайте Харриет, что завтра утром в одиннадцать я буду у нее. Нам нужно кое-что обсудить. Это очень важно.

У молодого человека было ощущение, что ему трудно дышать, когда он выходил из комнаты. Все, что говорил отец о Вудварде, было чистой правдой. Он находился в отчаянном положении и нуждался в деньгах, поэтому беззастенчиво использовал дочь, чтобы добыть их. Впрочем, она, кажется, не имела возражений играть в эту грязную игру.

— Синьор Блейд! — раздался голос.

Нил повернулся и увидел молодого Карлоса, стоящего в тени большой лестницы.

— Que paso[18], Карлос?

— Синьор, вы хотите видеть женщину с золотыми волосами?

— Ты знаешь, где она, Карлос?

— Si, синьор.

Нил достал из кармана монету:

— Тогда почему бы нам не выйти на улицу и не поговорить?

— Я провожу вас туда, синьор Блейд. Но сначала вам надо переодеться. В другую, плохую одежду.

Нил понял, что его невеста, которую он считал совершенством и которую, как думал раньше, любил, отправилась в незнакомом городе в такое место, которое иначе, как злачным, не назовешь. Может, она рискнула посетить салон? Вполне вероятно, что она обладает гораздо большей смелостью чем он предполагал.

— О'кей, Карлос. Пойдем со мной, я сменю одежду. К тому же Фрида сегодня утром испекла пирог.

Потребовалось не так много времени, чтобы облачиться в серую робу и превратиться из изящного городского пижона в неприметного простолюдина. За это время Карлос успел с аппетитом уничтожить два больших куска пирога под громким названием Блэк Форест.

Мальчишка остался весьма доволен видом преобразившегося Нила. И пришел в восторг, когда юноша в довершение всего прикрыл светлые волосы старой грязной шляпой, принадлежавшей садовнику Фриды, и испачкал лицо землей из горшка с геранью.

— Вот здорово, синьор!

— Рад, что тебе понравилось, Карлос. А теперь лучше всего уносить ноги, пока нас не застала в таком виде хозяйка. Она подумает, что мы бродяги.

Мальчик повел Блейда на окраину Таксона, которую без преувеличения можно было назвать самым грязным и вульгарным местом в городе. Они с трудом пробирались вниз по темной аллее. Невдалеке проститутка занималась своим древним ремеслом в сломанном экипаже. Стараясь держаться в тени, быстро прошли мимо группы людей, собравшейся вокруг площадки для петушиных и кулачных боев. Неожиданно натолкнулись на неподвижно лежащего на земле человека, в груди которого торчал нож.

— Пойдемте быстрее! — настойчиво поторопил Нила мальчик, когда юноша хотел остановиться и помочь бедняге. — О нем позаботятся, не останавливайтесь!

Юноша заметил, как на голос мальчика из-за стены старого полуразрушенного здания выглянуло сразу несколько женщин.

С трудом верилось, что нога девушки, подобной Харриет Мод, когда-либо могла ступать здесь. И, продолжая следовать за Карлосом, Нил пытался убедить себя, что пришел в этот вертеп лишь потому, что пошел на поводу у ребенка.

— Стойте, — шепотом сказал Карлос.

Блейд остановился у куста ракитника и чихнул. Не в силах вынести назойливый, сильно действующий, неприятный запах, он снова чихнул.

— Синьор! — укоризненно заметил Карлос.

В аллее, заваленной мусором, было темно. Нил силился прочесть слова, написанные на здании, которое стояло поблизости, но ничего не мог разобрать, так как краска выцвела и местами отвалилась. Дом казался безлюдным.

— Что это за место?

— Люди приходят сюда за наркотиками: кокаином, морфием, опиумом, гашишем. Леди, которую вы хотели видеть, здесь.

Нил отрицательно покачал головой. Только не Харриет Мод Вудвард. Это какая-то ошибка.

Карлос стремительно убежал и быстро вернулся с полупустой бутылкой виски в руках.

— Вот, — он выплеснул часть жидкости на ладонь и протянул бутылку юноше. — Выпейте, и будем ждать.

— Ни за что в жизни. Откуда ты ее взял?

Карлос недоуменно пожал плечами.

— Валялась на земле.

Нил подумал, что маленький негодяй, сыграв с ним злую шутку, от души повеселился. Юноша осторожно опустился на землю, брезгливо оглядываясь и стараясь не испачкаться в грязи. Острый камень впился в спину. Нил поерзал, устраиваясь поудобнее.

— А ты куда собрался?

— Я скроюсь, а вы будете изображать пьяного.

— Конечно, малыш. Все будет так, как ты скажешь.

Через несколько минут до слуха юноши донесся взрыв смеха. Он постарался рассмотреть выходивших из дома людей. Тусклый луч света выхватил из темноты стройный силуэт женщины. Позади нее появился невысокий сгорбленный мужчина. У Нила потемнело в глазах. Он сразу же узнал спутника дамы — это был подручный конгрессмена Вудварда. Ошибки быть не могло: рядом с ним шла Харриет Мод.

Молодой человек быстро плеснул остатки виски на одежду и обнял бутылку обеими руками. Фигуры приближались.

— Осторожно, — произнес мужчина, — не споткнитесь, здесь валяется пьяный.

— Как омерзительно! — возмущенно отозвалась Харриет Мод. — Жизнь подобных людей не стоит и гроша. С такими надо безжалостно расправляться.

Дьявольский азарт охватил Нила, побуждая к активным действиям. Он громко застонал и, перекатываясь с боку на бок, оказался на тропинке у ног Харриет.

От неожиданности она закричала и приподняла юбку, боясь испачкаться.

Нил грубо схватил подол юбки.

Она ударила ногой по руке юноши.

— Помогите же мне, — взмолилась девушка. — Уберите этого урода. — Боже, как мне плохо. Мне нужно выпить.

— Убирайся прочь, ты, грязное животное.

Еще крепче вцепившись в край юбки, молодой человек едва сдерживал смех. Затем тяжело вздохнул, когда острый мыс ее туфельки попал по пальцу.

Все больше и больше приходя в ярость, Харриет Мод начала с остервенением пинать его ногами, размахивая сумкой. С треском оторвался кусок кру-дева от нижней юбки. Затем неожиданно нога девушки с силой опустилась на больное плечо, которое Нил повредил, когда упал с лошади.

— Черт побери, больно!

Она размахнулась и сильно ударила его сумкой по голове.

— Харриет, пойдемте. Нужно поскорее выбраться отсюда, пока не пришли его дружки и не перерезали нам горло.

Нил слышал, как Карлос хихикал в кустах, когда парочка торопливо удалялась вниз по аллее. Юноша лег на спину, растянувшись на земле, и смотрел в небо. Смех душил его.

— Синьор, пойдемте домой.

Нил поднялся. Он испытывал отвращение и чувствовал необъяснимое раздражение от того, что девушка, которую он, как ему казалось, хорошо знал, пала так низко. И страх от того, что чуть не женился на ней. И ярость, потому что именно конгрессмен Вудвард толкнул ее к нему. И бесконечное одиночество.

— Ты прав, Карлос. Нам лучше вернуться домой, пока мы не попали в неприятную ситуацию. Ух ты! Да от тебя воняет, как от помойки!

— От вас, синьор, тоже!

— Нужно вымыться. Не появляться же нам в таком виде на кухне Фриды, где я уверен, нас еще ждет пирог.


На следующее утро Нил постучал в дверь апартаментов Вудвардов ровно в одиннадцать. На пороге показался вчерашний горбун.

— Входите, пожалуйста, мистер Блейд, — вежливо пригласил он.

Нил равнодушно прошел в комнату. Объяснение не займет много времени, он постарается соблюсти все приличия и безболезненно, насколько это возможно, завершить дело. Нельзя все же забывать, что здесь замешана женщина!

Накануне утром он переговорил с Фридой и, к великому ужасу, узнал, что женщины не так уж редко обращаются к наркотикам, чтобы, как выразилась сиделка, успокоить нервы. Неудивительно, что Харриет Мод всегда выглядела такой спокойной. Она, должно быть, была напичкана ими до оцепенения.

Харриет с отцом сидели за столом, покрытым ослепительно белой скатертью, и завтракали. Перед ними стояла серебряная чаша с шампанским.

Нил посмотрел на девушку. Она выглядела как всегда безмятежной и совершенной. Одетая в темно-зеленое шелковое платье, с высоко уложенными в форме короны волосами, она являла собой образец неземной красоты. Но уже не для Нила.

Конгрессмен казался таким же возбужденным, как и во время вчерашнего визита.

— Проходи, проходи, мальчик мой, — промычал он. — Выпей с нами бокал шампанского. Чарльз, принеси фужер для Нила.

— В этом нет необходимости, — ответил юноша.

— Извини, не понял, — сказал Вудвард. И он, и слуга быстро повернулись к Блейду, не отрывая от него глаз.

Лицо Чарльза оставалось спокойным и бесстрастным, но Нил успел заметить, что он резко побледнел и его правое веко задергалось.

— Я не собираюсь оставаться, — пояснил Нил. — Я зашел, чтобы официально известить вас о том, что помолвку между мной и вашей дочерью следует считать недействительной. Вчера вечером я отправил вам письмо, в котором подробно изложил причины моего решения. В конверте был чек на сумму, покрывающую расходы на дорогу в Таксон и обратно в Калифорнию. Я также отправил письмо моему адвокату с указанием изъять мои вклады в ваше дело.

На секунду в комнате воцарилась мертвая тишина. Вудварды сидели как парализованные.

— Вы шутите. Не может быть, — наконец выдавил из себя конгрессмен.

— Я никогда не был более серьезным.

Нил прямо посмотрел на Харриет Мод. Она сидела неподвижно, потом медленно поднялась и направилась к обитому бархатом дивану. Харриет выглядела слегка удивленной, но не было похоже, что она обезумела от горя. Скорее смущена, чем огорчена, подумал Нил.

— Почему вы так поступили? — спросила девушка.

— Потому, что я не люблю вас. И вы не любите меня. Вы делаете все, что говорит отец, полностью исполняете его волю. Именно он заинтересован в нашей женитьбе, но не вы. Ему нужны деньги Блейдов. И самый простой способ получить их — выдать вас замуж за меня.

— Это абсурд, — возразила Харриет с горячностью, которую он и не предполагал увидеть в ней. — У вас есть другая женщина?

— Не буду скрывать, есть. Я всем сердцем люблю ее. Наверно, так же, как вы любите морфий.

За спиной Нила раздался глубокий вздох отчаяния. Чарльз уронил на пол стакан.

— Это ложь, — подхватил слова дочери конгрессмен, делая шаг вперед. Его мечта ускользала из рук. Нужно было что-то предпринять. Но он не знал, что именно.

Нил пропустил реплику старика мимо ушей и повернулся к горбуну.

— Если вы наивно думаете, что оказываете ей большую услугу, покупая наркотики, то глубоко заблуждаетесь, Чарльз. Вы можете убить ее.

Слуга выглядел подавленным, но не произнес в ответ ни слова.

— Я настаиваю на том, что моя дочь не принимает морфий.

Нил опустил руку в карман и достал грязный кусок кружева.

— Вчера вечером я оторвал его от вашей юбки. В аллее, когда следил за вами.

Издав слабый стон, Харриет Мод грациозно опустилась на диван. Она выглядела совершенно разбитой.

— Помогите ей бросить наркотики, Чарльз.

— Я пытаюсь удержать ее от посещений дурных мест, — ответил горбун. В его глазах читалась вся боль, которую он испытывал. — Доктор приучил ее к ним. Но теперь он уехал. И появился шанс.

— Помогите ей избавиться от этого проклятья или она никогда не сможет любить вас, — повторил Нил, обращаясь к Вудварду.

— Не будьте смешным, — вспыхнул конгрессмен. — Она никогда никого не любила… только его, доктора, своего совратителя.

Нил пристально посмотрел на Чарльза.

— Я оплачу лечение, если вы найдете кого-нибудь, кто сможет помочь. Увезите ее из города: подальше от соблазнов, в тихий деревенский уголок. Я заплачу и врачу, и за все, что ей понадобится. Помогите ей, Чарльз. Не дайте наркотикам убить ее.

— Да, — прошептал горбун, — я все сделаю.

— Сегодня же вечером посадите Харриет на поезд, идущий в Сан-Диего. Я дам телеграмму сестре. Ее там обязательно встретят.

— Вы не имеете права, — возмущенно заявил Вудвард, — ни приказывать здесь, ни заказывать доктора. Ни распоряжаться, куда и кому ехать.

— Я уже приказал, — объяснил ему Блейд. — Теперь Чарльз позаботится о ней. И если вам небезразлично ваше будущее, вы не будете вмешиваться.

С этими словами юноша пожал Чарльзу руку и вышел из номера.

Глава 13

На следующий день Симас отчаянно настаивал на поездке к Стюартам вместе с Нилом, чтобы познакомиться с Фэнси Леди. К счастью, вмешалась Фрида и, как обычно, проявив железную волю, категорически отказалась выпускать пациента дальше порога дома. Старик долго бушевал. Нилу пришлось выслушать целую проповедь, но в конце концов Симас успокоился, поняв бесполезность своих усилий. Распрощался с сыном он довольно мирно.

Уже отправившись в путь, Нил неожиданно повернул лошадь назад и подъехал к парадному крыльцу, на котором, печально склонив голову, стоял расстроенный отец.

— Папа, я чуть не забыл, — юноша бросил к ногам старика горсть золотых монет. — Я нашел их во время путешествия. У меня для тебя новая история о сокровищах. Расскажу, когда вернусь.

Симас наклонился и стал собирать монеты. Он пересыпал их, ощупывая пальцами. Лукавая улыбка осветила его изможденное худое лицо. Он сказал:

— Я знал, что ты что-нибудь найдешь, сынок. Похоже на тебя. Ты всегда радовал меня.

— Фрида, присматривайте за ним. Если будет себя плохо вести, отшлепайте.

Вдова подняла голову и понимающе улыбнулась.

— Хорошо, так и сделаю. Обещаю.

В этот раз поездка на Фэнси Леди не показалась Нилу такой долгой и утомительной. Он уже неплохо знал дорогу, был одет в более подходящий костюм для верховой езды и к тому же предусмотрительно нанял самую надежную лошадь, какая только нашлась в конюшне.

Когда он свернул с главной дороги на тропу, которая вела к поместью, у него возникло чувство, что он возвращается домой. Юношу удивила перемена, которая произошла в нем за такое короткое время.

И дело было вовсе не в том, что, он влюбился в желанную женщину и разорвал отношения с прежней, чужой. Нет, он действительно серьезно изменился.

Мысленно оглядывался Нил назад, в прошлое. И ему казалось, что все двадцать шесть с половиной лет он не жил, а плыл по течению, угождая другим, исполняя чужие желания и ожидая каких-либо перемен. Теперь у него появилась цель. Нил собирался жениться на Кэт и отправиться в путешествие. Они увидят весь мир, а не только золотые прииски и города-«призраки». Они вместе наполнят свой семейный сундук такими сокровищами, как красота и культура.

Внезапно раздавшийся поблизости выстрел прервал его размышления и едва не выбил из седла.

Инстинктивно чувствуя опасность, Нил спрыгнул на землю и всем телом вжался в камни. Лошадь поскакала вперед, вниз по дороге.

— Проклятье! Я устал падать с лошади.

— Оставайся там, где находишься, негодяй, не двигайся!

От изумления Нил не решался поверить собственным ушам. Кэт!

Он беспомощно оглянулся вокруг, пытаясь определить, где находится. Юноша так увлекся мечтами о древних цивилизациях, о путешествии по Европе и загадочному Востоку вместе с любимой, что далеко унесся от реальной действительности и заблудился. Вокруг простиралась незнакомая местность, покрытая невысокой травой и немногочисленными кустарниками. Неподалеку виднелось одиноко растущее дерево.

— Кэт, это ты? Ответь мне!

Трава слабо заколыхалась под легким полуденным ветерком.

— Нил?

Он стал подниматься с земли.

— Не двигайся, оставайся на месте, — добавила она, — пока я не буду уверена в нашей безопасности.

— В безопасности от кого? — откликнулся юноша. Его неловкая поза доставляла массу неудобств. Чуть выше щиколотки в ногу вонзился колючий кактус. Да и кожа его новых модельных ботинок бьша поцарапана! Нил подвигал ногой из стороны в сторону, пытаясь освободиться из когтей свирепого растения.

Несколько минут Кэт не отвечала.

Юноша, наконец, вырвался из колючих объятий. Он должен был признать и принять одно качество, которым, несомненно, обладала Кэт Стюарт: она превращала жизнь в увлекательное приключение. Одни девушки, которых он знал, восторженно щебетали, заигрывая с ним. Другие кокетливо зазывали в постель. Но и с теми и с другими Нилу было скучно. Разве могли они идти хоть в какое-то сравнение с женщиной, которая выстрелом распластала его на земле?!

В следующую секунду он вдруг почувствовал, что волосы на голове зашевелились, так как явно ощутил на затылке холодное прикосновение металлического ружейного ствола.

— Вставай, — с усмешкой прошептал хриплый голос.

Нил медленно поднялся на ноги.

— Мне не до смеха, Кэт.

— А вот мне очень весело, синьор. Вы забавно выглядите, валяясь в кактусах.

Юноша повернулся и увидел широкое уродливое с висящими ушами лицо мексиканца, который появился неизвестно откуда.

— Кто, черт побери, ты такой?

— Разве это важно, глупый гринго. Я тот, кто собирается отправить тебя в ад.

Нил отпрянул, почувствовав омерзительный запах перегара, ударивший в нос. Перед ним стоял тот самый человек, который некоторое время назад стрелял в него и Кэт на прииске, — Ленч Кастрил. У юноши появилась слабая надежда, что Кэт находится недалеко и поможет ему, так как глаза бандита говорили, что он без колебаний выполнит свою угрозу.

— Мне нравятся твои часы, гринго. Отдай их мне. Не хочу, чтобы они были забрызганы кровью.

Ни один звук на земле не в состоянии так повлиять на человека и заставить его изменить намерения, как свист пули над головой.

Голова Ленча в страхе дернулась несколько раз, лицо стало землисто-серого цвета. Он отдернул руку от часов Нила и стал пятиться назад.

— Отойди от него, Блейд.

Джо? Нил удивленно подумал, куда же запропастилась Кэт. Он осторожно отодвинулся от Ленча, выйдя за пределы досягаемости.

Из-за дерева за его спиной вышел Джо. Дуло его ружья было направлено в живот Ленча. Апач спокойно наблюдал, как бандит поглаживал винчестер, который все еще был у него в руках, как будто взвешивал свои шансы.

Решив, однако, что не сможет выстрелить прежде, чем Джо, Кастрил разжал пальцы и выронил ружье. Но его ждало жестокое разочарование: его взгляд наткнулся на еще одно ружье, направленное ему прямо в грудь. Это была Кэт. По бледному лицу бандита потекла тонкая струйка пота. Он тихо, но смачно выругался и поднял руки вверх.

— Мне следовало бы застрелить тебя на месте и не церемониться, — сказал Джо.

Голова Ленча резко дернулась вверх, и его хищный рот исказила кривая усмешка. На лице появилась наглая уверенность, как только он понял, что индеец не собирается убивать.

Но прежде чем прозвучала язвительная реплика насчет трусливого поведения Джо, на голову негодяя тяжело опустился деревянный приклад ружья. Бандит упал, не произнося ни звука.

Все подошли к нему и посмотрели на неподвижное тело. Распластанный в пыли, он уже не выглядел таким коварным и опасным. Джо наклонился и подобрал оружие Ленча, разрядил и выбросил пули в кусты.

— Почему этот глупец не поймет, наконец, что он непрошеный гость, — сказал Нил.

— Он приехал за Мариной, — объяснила Кэт. — Я гуляла, когда он настиг меня за пределами поместья. Тогда я закричала, что Марина вышла замуж и уехала, а в него словно дьявол вселился.

— Он всегда был сумасшедшим, — добавил Джо. — И умрет безумцем.

Они вышли на дорогу и направились в сторону поместья.

— Где твоя лошадь, белый человек?

Нил раздраженно причмокнул губами. У апача появилась возможность позубоскалить.

— Я потерял ее.

Джо удивленно вскинул голову.

— Думаю, что нужно срочно приобрести ранчо и заняться разведением лошадей. Я буду поставлять их в конюшни Литервуда. И если ты задержишься на некоторое время и будешь пользоваться услугами их конюшни, я быстро разбогатею.

Смех Кэт удручающе подействовал на Нила, усугубив и без того мрачное настроение. Ироничное замечание индейца не вызвало у юноши ответной реакции. Оно лишь еще раз напомнило, что в этой дикой стране ему так и не удалось стать героем. Молодой человек попытался успокоить свое самолюбие и начал уговаривать себя, что в цивилизованном мире он чувствует себя как рыба в воде. Но эти доводы оказались слабым утешением. В глазах Кэт Блейду хотелось всегда и везде выглядеть победителем.

Как всегда, неожиданно и ниоткуда появился Анджело, и Нил моментально забыл о своих горестных размышлениях. Было очевидно, что мальчик восхищается старшим братом. Скорее всего, Джо предполагал, что Анджело скрывался где-то поблизости, чтобы быть в курсе событий. Но апач не хотел накалять обстановку, выясняя отношения.

— Почему ты не охраняешь маму? — строго спросил он, не дав мальчишке и рта раскрыть. — Я же оставил тебя на посту, поручил ответственное задание.

Анджело со всех ног бросился обратно в поместье.

— А Джо хорошо обращается с братом, он умеет это, — заметил Нил.

— Потому что он желает Анджело лучшей жизни, чем у него самого, — сказала Кэт. — Как поездка в Таксон?

— Она была успешной и плодотворной. Но в то же время я чувствовал себя очень одиноким. Скучал по тебе. Зато теперь я свободный человек в интересующем тебя плане.

Девушка ничего не сказала. Нил посмотрел на ее задумчивое лицо. О чем она размышляла? Он крепко сжал ее руку.

— Мой отец чувствует себя хорошо, — продолжал Блейд, — выздоравливает. — Нил пытался угадать, что у Кэт на уме. Иногда он без труда определял ее мысли и понимал с полуслова, но временами она казалась загадочной и недоступной. Юноша тяжело вздохнул. Нельзя сказать, что ее легко понять.

— Рада, что все в порядке, — отрешенно ответила девушка. Ее мысли были далеко от таксонских новостей. Столкновение с Ленчем потрясло ее до глубины души. Когда она увидела, что головорез угрожает Нилу, собираясь застрелить его, то почувствовала, что сходит с ума и готова кричать от отчаяния. Однако нашлись силы поднять ружье и приготовиться отразить нападение убийцы. В тот момент Кэт осознала, что пойдет на все, чтобы спасти жизнь любимого человека.

За последние две недели произошло столько событий, что голова ее шла кругом и она была не в состоянии преодолеть какой-то внутренний барьер. С одной стороны, она ликовала, что Нил свободен и готов стать ее возлюбленным и мужем, с другой — стремилась погрузиться в глубокий сон и отгородиться от мирской суеты крепким и надежным панцирем. Что случилось с ее спокойствием? Что происходит в ее жизни?

У ворот поместья их встретила Луз. Она приветствовала Нила и пригласила Кэт отдохнуть.

Спустя несколько минут девушка уже стояла в своей комнате в одной сорочке, а Луз ласково расчесывала ее волосы. Неожиданно три отдаленных выстрела, быстро прозвучавших один за другим, нарушили тишину поместья.

— Ленч, — пробормотала Луз, — он еще не сказал свое последнее слово.

— Черт бы его побрал, — проворчала Кэт. — Он когда-нибудь оставит нас в покое?

— Большой грех ненавидеть человека так, как я ненавижу Кастрила. Боюсь, что Джо убьет его.

— Но сегодня он не сделал этого, хотя мог.

— В один прекрасный день сделает.

Луз видела много насилия и жестокости, но сейчас боялась, что на этом ее беды не закончились.

— Может, нам повезет. И его успеет убить еще кто-нибудь.

— А теперь ложись и отдохни. Ты же хочешь сегодня вечером выглядеть хорошо для Нила?

— Нет, мне все равно, как я буду выглядеть! — возмущенно бросила Кэт. Она сама не знала, чего хотела. Но испытывала чудовищную усталость. Она положила голову на подушку и заснула, прежде чем Луз успела накрыть ее покрывалом и выйти из комнаты.

На пороге женщина задержалась и нежно посмотрела на Кэт. Девушка была так добра к ее семье! Луз от чистого сердца желала ей всего самого лучшего в жизни. Но им еще предстояло много пережить. Неприятности с Ленчем и проблемы с Джоном еще не закончились.


Нил провел весь день на прииске, обсуждая с Джо различные дела. Он рассказал апачу все, что удалось узнать о побеге Стюарта из Юмы. И сообщил, что нашел адвоката, чтобы защищать Джона и следить за Недом Ворреном.

— Мы также подадим прошение о помиловании здешним властям, как только представится такая возможность.

— Воррен был здесь, — сказал Джо. Он сел на грубую скамейку, вырезая из куска дерева медведя для Анджело.

— Он появился, чтобы встретиться с Кэт? — Нил рисовал палкой на земле, но затем сел и выпрямился. У него потемнело в глазах при одной мысли, что Воррен разговаривал с девушкой.

Джо отрицательно покачал головой.

— Она даже не знает, что он побывал здесь. Я застиг его прошлой ночью, когда возвращался от Джона. Он и двое его людей разбили стоянку на земле Мак-Найта.

— Интересно, зачем он приезжал.

Джо задумчиво почесал подбородок.

— Думаю, они ищут сейф, который похищен во время ограбления поезда. Из того, что я расслышал, бьшо понятно, что они ссорились, так как не нашли его на том месте, где оставили.

— Должен сказать, они ведут себя поразительно беспечно, — произнес Нил тихим голосом.

— Напарники обвиняли Воррена в обмане. Когда я уходил, один из них грозился пристрелить его.

— И он действительно стрелял?

— Я не слышал ничего, кроме разговоров. Но если этого негодяя и пристрелят, как собаку, то он как никто другой заслуживает подобной участи. Во всяком случае за то, что он сделал с Джоном.

— Как Стюарт?

— В безопасности. Пока. У него есть возможность хорошо питаться и немного отдохнуть. Но до тех пор, пока мы не найдем убийцу Мак-Найта, он должен скрываться.

— Ты уверен, что убийца — Воррен?

Джо кивнул в ответ.

— У меня нет доказательств, Андерсен сразу после убийства обыскал все вокруг. Думаю, он поверил словам Джона. Но Воррен выступил свидетелем преступления, дав показания, которые не оставляли сомнений в виновности старика. Я дал показания в пользу Стюарта, но их не приняли во внимание. Разве можно сравнить слова апача с клятвой такого блестящего джентльмена, как Нед Воррен?!

— Глупцы!

Джо молча пожал плечами, потом удивленно заметил:

— Эй, это не твоя лошадь вон там?

Нил мгновенно вскочил на ноги, поймал лошадь и отвел ее в конюшню. Его распирало чувство гордости, что он так быстро и ловко справился с жеребцом.

— Что ты думаешь об Эрни? — спросил Джо спустя некоторое время.

— Хороший парень! И видно, что без ума от твоей матери.

Индеец кивнул:

— Но он моложе ее!

— Ну и что?

— Да нет, ничего. Разница в возрасте не пугает меня. Я просто не хочу, чтобы всю оставшуюся жизнь она продолжала работать на других.

— Да, ей придется потрудиться. Но уже не как служанке, а как хозяйке гостиницы. В большинстве подобных мест для работы на кухне и уборки комнат нанимают прислугу. Кстати, именно этим и занималась моя мать (она была горничной), когда ее встретил отец.

— Ты шутишь?

— Нисколько. Мои старики в молодости были бедными, как церковные мыши, когда поженились. Но затем им повезло на прииске, а потом мой старик Блейд удачно провернул несколько сделок. Я не удивлюсь, если отец поможет Джону наладить работу Фэнси Леди.

— Кэт вряд ли одобрит подобную затею.

— Кэт будет занята своей жизнью.

Джо открыл дверь конюшни, пропуская Нила вперед.

— Не принуждай ее, белый человек. Она сильная женщина и имеет голову на плечах.

— Эта сильная женщина принадлежит мне.

Джо рассмеялся вместо ответа и не стал разубеждать Нила ни в чем. Он-то знал, что Кэт принадлежит только самой себе. И уж если она и пойдет за Блейдом, то это будет самостоятельное решение.


Вечером все собрались в доме за столом. Луз приготовила редкое блюдо из курицы с овощами, а Нил заблаговременно позаботился о вине.

Кэт была спокойна. Она так и не могла понять, откуда взялось это спокойствие, даже какая-то скованность, охватившая ее сейчас. Все вокруг вели оживленную беседу, не смолкающий ни на одну минуту разговор журчал как ручеек, но девушка не предприняла ни одной попытки присоединиться к нему.

Нил не отрывал от Кэт глаз. Он пытался убедить себя в том, что это пережитое утром и прекрасное бургундское так взволновали ее. Хотя внешне все было спокойно. Ему страстно хотелось прогнать всех и остаться с девушкой наедине.

На ней была холщовая юбка и блузка, мало чем отличающаяся от крестьянской одежды Луз. Но Кэт держалась как королева. Нил не удержался от сравнения с Харриет Мод. Он хорошо помнил, что его бывшая невеста была одета по последней моде, безупречно причесана, затянута в корсет. Но Кэт, не делая никаких усилий, затмевала ее во всем.

Глаза молодого человека были прикованы к ее русым волосам, мягко переливающимся при свете лампы. Его пальцы непроизвольно стиснули ножку бокала с красным вином, когда он подумал о том, как вынет шпильки из этих волос и они, освобожденные, упадут девушке на плечи. Как приятно погружать руки в эти пряди! Как он хотел бы любить ее до полного изнеможения, пока оба они не обессилят от наслаждения.

— Ваш отец, как он себя чувствует? — поинтересовалась Луз, водружая на середину стола пирог с фруктами и карамелью.

— Намного лучше. Миссис Рименшнайдер — прекрасная сиделка. Она ни на минуту не оставляет его одного, оберегая от опрометчивых поступков. Вынужден признать, что подобная опека не дает старику покоя, но идет ему на пользу. Но, я думаю, он еще слаб, для того, чтобы путешествовать.

— Он хотел увидеть прииск? — переспросила Кэт. — Зачем?

— Полагаю причина проста, — ответил Нил, смакуя сладкий взбитый крем. — Он хочет выяснить, можно ли открывать Фэнси Леди.

— Нет.

Нил посмотрел на девушку. Луз и Джо насторожились. Даже Анджело, который за ужином все время увлеченно катал кусочки картофеля по тарелке, оторвался от своего занятия. Мать, чтобы отвлечь мальчика, передала ему небольшую тарелку с куском пирога.

— Кэт, не тебе решать, что мой отец сделает с прииском. Джон и мой старик выяснят это сами.

Губы девушки сжались. То, что Нил прав, только усугубляло негодование.

— Он что, уже говорил с Джоном?

Нилу показалось, что Кэт находится в таком состоянии, как будто идет по тонкому льду. Усилием воли юноша заставил себя не смотреть на Джо.

— Не уверен, что мой отец успел что-либо предпринять, так как левая сторона его тела после удара еще малоподвижна. А его почерк всегда оставлял желать лучшего. Очевидно, он ждет моего возвращения, чтобы я разобрал корреспонденцию. Я, к сожалению, не мог заняться ею во время довольно краткого приезда. Я старался как можно быстрее вернуться сюда.

Кэт не обратила внимание на сквозивший в его словах вызов.

— Луз, налей мне еще чаю.

— Hombre![19] — сказал Джо, нарушая затянувшуюся паузу. — Давай выйдем на воздух и покурим. Да и проверим запоры на воротах. Вокруг может рыскать Ленч.

— Я сам закрывал ворота, — вставил Анджело. Он только что съел почти половину большущего пирога, чем доставил огромное удовольствие матери, смотревшей на него с любовью и заботой.

Джо не стал возражать мальчишке. Он только кивнул головой в знак одобрения и встал из-за стола.

— Так ты идешь, Нил?

Блейд обычно не курил, но, выйдя из дома вслед за апачем, взял предложенную сигару, сделал одну затяжку и выпустил струю едкого дыма.

— Насколько я понял, она пока ничего не знает о Джоне.

— Она сойдет с ума, если узнает правду. И захочет немедленно увидеть его. — Джо вдохнул дым. — Где-то неподалеку бродит Андерсен. Я чувствую его.

Нилу было нечего возразить. Его нервы были натянуты, как струна, и он знал, что причиной его нервозного состояния является Кэт.

— Ты наверно, не знаешь, кому принадлежит прииск Мак-Найта сейчас?

— Я могу выяснить. Зачем тебе это?

— Я расскажу отцу. Он хочет купить землю Мак-Найта, если она, конечно, продается.

— Я тоже хотел бы приобрести ее, — признался индеец. — Однако не ради прииска. Я не собираюсь лезть под землю. Но на этой территории есть прекрасная маленькая долина, которая была подходящим пастбищем для дюжины лошадей.

— И ты смог бы поставлять их в конюшни Литервуда?

Джо засмеялся.

— Это, пожалуй, единственное, на что я способен. Большинство людей доверяет индейцам только тогда, когда дело касается лошадей. Никто не скажет, что индейцы не разбираются в лошадях.

Молодые люди немного постояли в молчании, прислушиваясь к ночным звукам.

— Я ожидаю появления шерифа со дня на день со времени его отъезда. Он будет здесь завтра, в крайнем случае послезавтра.

— Что, по твоему мнению, он сделает с Кэт?

— Думаю, просто подействует ей на нервы.

Нил усмехнулся.

— А кроме этого, что?

— Но ведь она ничего противозаконного не совершила.

— Джон тоже не совершил и тем не менее сейчас скрывается от закона.

— Ну, что касается Джона, то за последние годы у него была дюжина столкновений с Мак-Найтом. И каждый во время ссор грозился убить другого. Они с Мак-Найтом были в салоне в Тотал Рек как раз в субботу накануне рокового выстрела. И нашелся ни один десяток свидетелей их резкого разговора.

— Надеюсь, что кроме очередного приступа раздражения визит Андерсена ничего не принесет Кэт.

— Ну, для того, чтобы вызвать недовольство, шерифу и рта раскрывать не нужно — стоит только появиться здесь.

Кухонная дверь открылась, и на пороге появился Анджело. Затем в дверном проеме показался силуэт Луз, которая следовала за сыном. Они зашли в свой флигель и зажгли свет.

Джо вынул сигару изо рта и брезгливо посмотрел на нее.

— Да она пахнет дерьмом! — воскликнул индеец, и бросил сигару на землю.

— Ты прав, — и Нил швырнул свою в грязь, раздавив ботинком. — Единственное, что нам осталось, — ждать Андерсена.

— Оставайся здесь, если хочешь. А я отправлюсь на поиски Неда Воррена и его молодчиков. Именно они напали на поезд и украли деньги. Я думаю, что они в ответе также и за то, что Джона Стюарта посадили в тюрьму.

Через несколько минут Нил вошел в дом. Только теперь он ощутил жуткую усталость. Осторожное поведение, когда необходимо тщательно взвешивать каждое слово, требует от человека неимоверных усилий.

— Я хочу поговорить с тобой.

Голос, прозвучавший из темноты гостиной, напугал его, а резкий тон болезненно подействовал на нервы.

— У тебя кончилось масло для лампы? — осторожно спросил юноша.

— Нет.

— Тогда не будем разыгрывать мелодраму. И зажжем хотя бы свечу.

По отрывистому дыханию девушки он понял, что она в ярости.

Это совсем не походило на романтическое начало вечера, о котором так мечталось.

Сверкнула спичка, и комната озарилась мерцающим светом свечи.

— Садись.

Нила захватывала нарастающая с каждой секундои волна немого протеста. Первым порывом было немедленно повернуться и уйти. Но Нил сам попросил Кэт не устраивать представления, поэтому обязан был вести себя подобающим образом. Он медленно подошел к креслу. Комната, казалось, наполнилась витающим в воздухе гневом и недовольством.

— Итак, что ты хочешь мне сказать? — Его голос звучал притворно спокойно.

— Я попросила тебя сесть!

— Ты мне не няня. И нет необходимости разговаривать со мной как с непослушным маленьким мальчиком.

В душе Кэт раздражение смешалось с растерянностью. Она знала, что поступает неправильно, но не находила сил что-либо изменить. Она никогда не признавала разумные доводы относительно работы прииска и сегодня утром при упоминании о Фэнси Леди была на грани помешательства от безысходности. Девушка в бешенстве вскочила и бросилась в сторону, где стоял в ожидании Блейд.

— Я не хочу, чтобы прииск открывали!

— Послушай, Кэт. Эмет Йорк на моем месте сделал бы гораздо больше, чем просто возобновил работу прииска. Он бы привез мощное гидравлическое оборудование, высосал из земли все ценное и прибрал к рукам всю прибыль. Его компания работала бы тут день и ночь, опустошая недра. И поверь, ему бы не было никакого дела ни до тебя, ни до твоих друзей, ни до твоего дома. А если бы ты рискнула произнести хоть слово против, с тобой бы поступили сурово и безжалостно.

— Ты преувеличиваешь, — шепотом попробовала возразить Кэт. Полагая, что юноша прав, она тем не менее не сумела сдержать непроизвольно вырвавшиеся слова:

— Йорк негодяй! Несомненно, он ни перед чем бы не остановился, чтобы достичь своей цели, даже перед убийством.

Нил пожал плечами.

— Ну, ты, видимо, знаешь Йорка лучше, чем я.

Кровь бросилась ей в лицо, когда она вспомнила, как подло этот мерзавец напал на нее.

— Зато я хорошо знаю, как работает Симас Блейд, — продолжал Нил. — Он заботится о земле, о жизни людей на этой земле. Мой дед погиб в результате аварии на шахте, когда папа был маленьким. Поэтому мой старик не понаслышке знает о подобных трагедиях. На его приисках соблюдаются все меры предосторожности, и он всегда выплачивает премии за риск.

Довольно долго Кэт, погруженная в глубокие раздумья, молчала. Пламя свечи то потухало, то ярко вспыхивало. Наконец девушка вздохнула.

— Я не должна была говорить ничего о твоем отце и его интересе к Фэнси Леди. И не имела права вмешиваться в дела Джона и решать за него. Но я хочу, чтобы ты знал, как я ненавижу этот прииск. Я росла в полной изоляции от людей из-за шахты. Моя мать не смогла вынести одиночества, поэтому нас и бросила. Но отца ничего не волновало. Даже когда мать убили, он не изменил своего решения и не покинул шахту.

Девушка подошла к столу и повыше подняла свечу.

— Когда мы уехали в Южную Африку, я надеялась, что у Джона появится новая мечта. Другие дети не любили, когда их отсылали в школу. Я же была счастлива и готовилась к новой и красивой жизни. Я думала, что меня ожидают романтические приключения. Но вместо этого мы снова вернулись сюда на Фэнси Леди. Вернулись к навязчивой идее отца. Боже, как я ненавижу эту шахту! Фэнси Леди отняла у нас наши жизни.

— Мой отец все-таки хочет посмотреть на прииск.

— Я не могу ему запретить и помешать приехать.

— Также ты не сможешь помешать снова открыть рудник, если мой старик сочтет, что Фэнси Леди может приносить доход.

Кэт с опаской посмотрела на юношу.

— Ты сказал ему, что прииск должен работать, да?

Нилу нечего было возразить.

— Я чувствую, что у Фэнси Леди большое будущее.

Кэт выглядела разочарованной и опустошенной.

— Ты такой же, как все, Нил. Обычный охотник за сокровищами.

Сейчас было не время рассказывать девушке о необычных качествах, унаследованных им от ирландских предков, которыми он гордился. Да она бы и не поверила его словам. Поэтому Нил подошел к двери и загородил ее.

Но Кэт все же вышла, он только и смог произнести ей вслед:

— В мире много различных сокровищ, Кэт. И каждый ищет свое.

Проснувшись утром, Нил понял, что лучше на какое-то время удалиться. Почти всю ночь он провел, шагая по спальне из угла в угол. Он слышал, как Кэт беспокойно ходила по дому, то спускаясь на кухню, то возвращаясь в зал. Ей тоже вряд ли удалось заснуть.

Нил чувствовал, что с этой проблемой будет нелегко справиться и сама по себе она не исчезнет. Были глубоко задеты переживания Кэт, вернувшие ее в безрадостное детство. Но Джона никак нельзя все же обвинять в преднамеренной несправедливости по отношению к дочери. Он был настолько поглощен своими делами, что и не заметил, что поступает с девочкой жестоко. На первом плане у Стюарта всегда оставалась мечта о богатом прииске.

Нил понимал теперь, почему Кэт в свое время так привязалась к Неду Воррену. И почему его вероломное предательство так глубоко ранило ее. Нед обещал ей найти спасительный выход, возможность убежать и начать собственную жизнь.

Нил не представлял себе, как помочь девушке и поставить все на свои места, как заставить ее поверить в благие намерения отца. Поэтому он, боясь сделать опрометчивый шаг, решил избежать дальнейшего выяснения отношений и удалиться по крайней мере на несколько часов.

Молодой человек нашел Кэт на кухне, где она, сидя за столом, пила кофе. По благоуханию, исходящему от горячего чайника и горки свежих лепешек, он понял, что здесь уже побывала Луз.

— Доброе утро, — вежливо произнес Нил.

Она оторвала глаза от чашки и посмотрела на него.

— Ты так рано встал?

Голос обдал его ледяным холодом.

— Я привык подниматься рано, хотя заснул вчера далеко за полночь, — ответил Нил. Он старался бодро держаться и не выдавать своих переживаний.

Но по глазам девушки было видно, что она знала о его бессонной ночи.

Нил налил себе чашечку кофе и сел рядом с Кэт. Напиток был божественный. У Эрни будет великолепный партнер для работы в гостинице, если Луз, конечно, согласится выйти за него замуж.

— Ты не хочешь отправиться на поиски сокровищ вместе со мной? — Слова сорвались с языка помимо воли, он даже не успел сообразить, хотел ли сказать их. Не видя ее лица, юноша подумал, что она изумлена не меньше, чем он.

— Ты с ума сошел? — Она поставила чашку и положила руки на стол.

— Нет, не сошел. Но признаюсь, я со странностями.

Дьявол, что он несет? От недосыпания он, видимо, повредился рассудком и ведет себя как идиот.

Кэт откинулась на спинку кресла и бросила на Нила подозрительный взгляд.

— Так в чем проявляются твои странности, Нил? — Она попыталась спрятать улыбку.

Луч надежды затеплился в душе молодого человека. Может, еще не все потеряно. Может быть, им удастся достичь компромисса. Нил поставил чашку на стол и встал, отодвинув стул.

Сердце Кэт лихорадочно забилось едва он приблизился к ней, обойдя стол. Девушка не сопротивлялась, когда Нил обнял ее, она чувствовала себя как тряпичная кукла.

— У меня не было возможности сделать это вчера, — юноша наклонился и поцеловал Кэт.

Ее руки крепко обняли его за шею и она всем телом прильнула к нему, с пылом возвращая поцелуй. Как же она соскучилась по Нилу!

— Не было возможности сделать и это, — повторил он, и его руки нежно побежали по всему телу девушки.

Но пламя, бушующее в них и разгорающееся с каждой секундой все сильнее, необходимо было подавить. Сознавая, куда их может завести страсть, Нил взял себя в руки, подавляя неистовое желание, пожирающее его, и оторвался от девушки.

Только не сегодня утром.

Он игриво дернул Кэт за прядь волос и, наклонившись, поцеловал ей руку чуть выше локтя.

Кэт и предположить не могла, что это такое чувствительное место. Она ближе пододвинулась к Нилу.

— Если хочешь, я поеду с тобой. Выбраться из дому — приятная перемена в однообразной жизни. А то в последнее время меня как-то лихорадит от замкнутого пространства.

— Кэт, прежде чем мы уедем, я хочу тебе что-то сказать.

— О, дорогой, неужели еще одна невеста, спрятанная в другом месте?

Молодой человек серьезно посмотрел на нее.

— Дерзкая девчонка! Нет, нет, нет! Нет ни невесты, ни жены, ни дюжины детей. Я хотел тебе сообщить, что собираюсь отправиться туда, где нашел золотые монеты.

Кэт отпрянула от него, ее глаза сделались холодными как лед.

— Ты все еще не можешь успокоиться?

Внезапная перемена, произошедшая с девушкой, заставила Нила внутренне сжаться.

— Что ты хочешь этим сказать?

Кэт схватила чашку, тут же нервно поставила ее на стол, так и не выпив ни глотка кофе.

— Ты такой же, как все. Единственно, что важно для тебя, — золото.

— А, дьявол! — Нил стремительно повернулся и бросился прочь.

Кэт бессильно опустилась на стул и закрыла лицо руками. Ну почему она ведет себя так отвратительно? Зачем пытается заставить любимого быть таким, каким он никогда не будет? Она любит Нила. Но девушке показалось, что в нее вселился демон, который разрушает все прекрасное, что есть между ними.

— Я не могу себе позволить испортить все! — произнесла Кэт вслух. — Он — лучшее, что у меня было в жизни. И я не побоюсь риска и выйду за него замуж.

Кэт бросилась через гостиную в свою комнату. Быстро достала из шкафа одежду для верховой езды. Менее чем через пятнадцать минут она уже оседлала лошадь и выехала за ворота.

Если Нил Блейд хочет заняться поисками сокровищ, она тоже с готовностью станет охотником за золотом! И самым энергичным охотником из всех, кого он встречал. Ее место рядом с любимым.

Глава 14

Когда за его спиной раздались выстрелы, Нил направил несущуюся галопом лошадь в небольшие заросли кустарника, потом резко остановил ее и спрыгнул на землю.

— Надо бы уже привыкнуть к подобным неожиданностям, — проворчал он, привязывая поводья к ветке и доставая из чехла ружье. Затем он быстро огляделся вокруг, стараясь обнаружить стрелявших.

Пуля со свистом пронеслась около его плеча и с глухим стуком ударилась о землю, взметнув фонтанчик пыли. Нил припал к земле за кустами, изучая окрестности. Где же прячется стрелок?

Юноша почувствовал, как на лбу выступила испарина. Должно быть, сегодня будет теплый день. Судорога свела мышцы ног, и он изменил положение, стараясь устроиться поудобнее. Кустарник, который был укрытием, еще не покрылся весенней листвой и представлял собой ненадежное убежище.

Нил перекатился в сторону лежащих неподалеку камней, довольно больших, изъеденных непогодой и ветром. Они были все же более надежны, чем кусты. Если не поднимать головы, то попасть в него невозможно. Но что за дьявол стреляет?

Ленч. Скорее всего снова Ленч. Никто в округе, должно быть, не получал такого удовольствия, запугивая людей, как этот негодяй.

— Что же ты хочешь на этот раз? — вырвалось у Нила. Юноша тщательно осмотрелся: если сегодня подвернется такая возможность, он не упустит ее и расправится с мерзавцем. Это был единственный способ уберечься от дальнейших неприятностей.

Ружейный залп прозвучал в ответ.

— Ого!

Осколки камней брызнули в лицо, царапая щеку. Нил моргнул несколько раз и потрогал задетое место. Крови не было, но кожа горела, было неловко. Он медленно пополз от камней к месту, где стояла лошадь, быстро встал и отвязал от седла сумку, в которой находилась коробка с патронами. Не хотелось думать, что ими придется воспользоваться, но и встречать врага с голыми руками бьшо никак нельзя.

Хорошо, что рядом с ним нет Кэт. Юноша благодарил провидение за это. Как только удастся выбраться отсюда, он тут же перекинет ее через седло и увезет прочь, в цивилизованный мир. Для нервов здесь слишком большая нагрузка. Молодой человек вспомнил, что всего несколько недель назад изнывал от скуки и жаловался на серое однообразие жизни, но сейчас он жаждал хоть немного этого однообразия.

Пули носились возле Нила, издавая треск, подобный поджаривающимся кукурузным зернам. Юноша пригнул голову и прижал к себе ружье, но не открывал ответного огня. Бессмысленно попусту тратить патроны, когда не видишь мишени. Пусть противник отведет душу беспорядочной пальбой. Судя по граду пуль, которым его осыпали, нетрудно предположить, что стреляет не один или два, а, может быть, и больше нападавших.

Медленно шло время. Недалеко от места, где лежал Нил, из-под плоского камня выползла ящерица, чтобы погреться в лучах утреннего солнца. Блейд с любопытством посмотрел на шуструю тварь. В данный момент ящерице можно было позавидовать: ее жизнь находилась в большей безопасности, чем жизнь юноши.

Раздался очередной залп. Звуки выстрелов почти оглушили, но через минуту Нил с удивлением понял, что стреляли в другом направлении. Он поднял голову и увидел одинокого всадника, быстро мчавшегося к возвышенности, где он скрывался. Очевидно, еще какой-то бедолага перешел Ленчу дорогу и вынужден теперь спасаться бегством.

Всадник прильнул к спине лошади, как это обычно делают индейцы, и скакал так, будто за ним гнался дьявол. Вот это скачка! Нил поднял ружье и нажал на курок, надеясь таким образом поддержать беглеца и увеличить его шансы на спасение. Потом он выстрелил второй раз, третий…

И тут он заметил блеснувшие на солнце развевающиеся русые волосы. Кэт!

Нил весь сжался от страха, в горле пересохло. Боже праведный, она поехала за ним! Никогда в жизни он не был так напуган. Он перезарядил ружье и открыл лихорадочную стрельбу, сопровождая каждый выстрел подбадривающими криками, указывающими на безопасное место.

Кэт подлетела к нему в облаке пыли и мелких камней, вылетающих из-под копыт лошади. Нил продолжал стрелять, вызывая ответный огонь. Юноша пока еще не понял, что она уже спешилась за его спиной, и пришел в себя только тогда, когда она легла рядом с ним.

— Что, черт побери, ты здесь делаешь? — Нил, наконец, заметил, что патроны кончились, и отполз назад за новыми.

— Спасаю твою шкуру! — Она выстрелила в сторону большого кустарника.

— О да! Конечно! — он взял горсть пуль и зарядил ружье.

— Если мы собираемся жить вместе, Нил Блейд, то тебе придется следить за собой и не ввязываться в подобные переделки. А то я как-нибудь не успею вовремя, чтобы в очередной раз помочь тебе.

Юноша рассмеялся. Да, она права: не очень-то хорошо умеет он защищать себя. Нил сказал:

— У тебя грязь на лице.

— Посмотрел бы ты на себя — тоже весь в пыли.

Девушке было очень приятно, что он смотрел на нее. Как счастлива она была, потому что любила!

— Надеюсь, ты захватила с собой патроны?

— Конечно. Кажется, они пригодятся в любом месте, куда бы мы с тобой ни отправились.

— Передай их мне — я свои давно истратил.

— Благодарю тебя за это, Нил. Сидящие в засаде негодяи упорно преследовали меня, стреляли, пока ты не отвлек их.


На вершине холма, приблизительно в четверти мили отсюда, верхом на лошади сидел шериф Андерсен и в полевой бинокль наблюдал за событиями, развивающимися у холма. За его спиной, тоже верхом, сидел Джо, едва сдерживающий нетерпение.

— Это Кэт Стюарт и ее друг. Они сидят внизу, как подсадные утки, — Андерсен повернул бинокль в сторону, где прятались виновники стрельбы и переполоха.

— Его зовут Нил Блейд, — Джо никак не мог понять, чего ждет блюститель закона. Сам он уже давно готов был спуститься и броситься на помощь. Но шериф, видимо, не торопился.

— Верно. Я плохо вижу этих ребят. Но мне кажется, я узнаю эту рябую лошадь. Она очень похожа на ту, на которой обычно ездит бродяга по имени Денвити. Я знаю его как дешевого и хвастливого картежника.

— Вы его видели вместе с Недом Ворреном?

— Нет, не могу сказать. А почему ты спрашиваешь?

— Воррен и его трое или четверо отвратительного вида подручных бродили в окрестностях поместья Стюартов несколько дней.

— Почему?

— Мы поговорим об этом после, когда схватим этих парней.

Лошадь Джо уже двинулась вниз по склону холма. Если захочет, шериф может последовать за ним.

— Несомненно, мы продолжим разговор, — Андерсен тоже тронул свою лошадь вперед.

Через некоторое время выстрелы прекратились. Как только Клэнви, Эриксон и Денвити увидели шерифа, галопом направляющегося к ним, они тут же оставили свое развлечение и бросились к лошадям. Но бедные животные, обезумевшие от грохота выстрелов и едкого дыма, рвались с привязи, вставая на дыбы и описывая круги на месте, старались вырваться и убежать.

Бандитов было только трое. Воррен отправился в Таксон, так как устал от компании идиотов и нуждался в нормальном общении. Своих дружков он специально оставил следить за поместьем Джона Стюарта. Он сумел убедить их, что Кэт и один из ее работников нашли сейф на прииске и спрятали его в другом месте, намереваясь присвоить похищенные деньги. Воррен также дал им понять, что, возможно, Кэт вызвала шерифа.

Не отличающаяся особой сообразительностью троица легко поверила в эту версию, особенно когда собственными глазами увидела, что Кэт и ее друзья на свободе. К тому же Андерсен действительно осматривал окрестности, а может, и искал их. Любое другое объяснение требовало напряжения ума и размышлений, на которые ни один из трех не был способен.

На этот раз им, однако, не удалось убежать. В другой более удачный день и с другими лошадьми, более надежными, негодяи оставили бы далеко позади и Джо, и Андерсена. Но сегодня фортуна отвернулась от них, и хотя бандитам в конце концов удалось поймать лошадей и оторваться от преследователей на расстояние выстрела, далеко они все же не смогли уйти.

— Я хочу, чтобы ты помог мне доставить этих троих в Тотал Рек, — обратился шериф к Джо, когда перепуганные головорезы сидели перед ним с поднятыми вверх руками.

— Я не очень-то популярен здесь, — ответил индеец. — К тому же у меня есть свои дела.

— Сделаешь их позже. Женщина может и подождать.

Нельзя было рассказать Андерсену о Джоне, поэтому апач позволил думать, что в этом деле замешана женщина.

— Я не собираюсь там задерживаться, только запру птичек. Если у тебя настоящая женщина и ты с ней хорошо обращаешься, она поймет тебя.

Джо ничего не оставалось делать, как поехать. Он переживал из-за того, что не смог отнести Джону вовремя еду и тот сидел голодный. Но в то же время никак нельзя было вызывать подозрения у Андерсена.

— Решайся. Эй, ты, Денвити! Держи руки на виду!

Ни о чем не говоря больше, они отправились в Тотал Рек. Джо и благодарил Бога и проклинал судьбу за то, что столкнулся с шерифом. Он ума не мог приложить, почему эта троица с куриными мозгами напала на Кэт и Нила.

А в это время у подножия холма Кэт и Нил прятались за камнями в ожидании очередной атаки. Но через несколько минут они, наконец, поняли, что никого больше нет, так как их противник не подавал никаких признаков жизни.

Затем увидели двух человек, верхом на лошадях спускающихся с восточного склона холма и направляющихся в сторону засады. По стрельбе и отчаянным крикам было понятно, что нападавших застали врасплох. Затем все стихло. Но молодые люди не торопились покидать свое укрытие. В такой непредсказуемой ситуации оно обеспечивало более надежную защиту, чем покрытая травой ровная местность. Они выжидали.

Невдалеке показался койот, бегущий по следу кролика, небольшого, но выглядевшего очень аппетитно. Кролик прыгнул в щель между скал и оставил койота без обеда.

В этот момент Нил посмотрел на Кэт и увидел, что девушка не сводит с него глаз. Опасность миновала, и на смену страху пришло желание, искреннее и горячее.

Без слов Нил притянул девушку к себе. Пробудившаяся страсть была настолько сильной, что Нила стала бить дрожь, едва он прикоснулся к ней. Рассудительность, осторожность и стеснение отошли на второй план. Поцелуй длился бесконечно долго, пока хватило дыхания. Но этого было недостаточно.

Они сбросили с себя одежду, постелили ее на землю и тихо опустились на жесткое ложе. Они слились в неистовстве. Никогда раньше ни один из них не испытывал такого безумного наслаждения, такой всепоглощающей страсти.

В стороне от них на плоском камне расположилась сонная ящерица, пригревшаяся на солнце. Нежный легкий ветерок охлаждал ее морщинистую бугристую кожу.

Нил тоже ощущал ласкающие прикосновения этого игривого ветерка, но все затмевалось безмерной радостью и счастьем быть с любимой. Он не мог шевельнуться, он грезил, он возносился к облакам. Уткнувшись лицом в шею девушки, Нил ждал, когда биение сердца станет ровным и чувства немного успокоятся.

Кэт находилась на вершине блаженства. Страсть немного улеглась, пришло спокойствие, не хотелось даже открывать глаза. Лишь слабая улыбка блуждала на ее губах. Сладкая истома не давала говорить.

— Я люблю тебя, — прошептал Нил.

— М-м-м…

— Надеюсь, это означает, что ты тоже меня любишь.

— М-м-м.. — она лениво провела, пальцем по его руке, так как любое другое движение было невозможным, требовало невероятных усилий.

— Ты понимаешь, что мы лежим совершенно голые в Богом забытом месте, не скрытые от посторонних глаз даже более или менее приличным кустарником? И что пристав и целая банда отчаянных головорезов бродят вокруг?

— Он шериф, а не пристав.

— Неважно. Думаю, тем не менее он имеет полное право арестовать нас… за что-нибудь неприличное, например.

Рука Нила нашла грудь девушки, и мысль тут же потерялась.

Их отвлек пересмешник, который находился, видимо, не в духе. Громким щебетом птица высказала свое негодование, не одобряя вызывающе неприличного поведения людей. Юноша бросил в ее сторону небольшой камешек, и пересмешник, обидевшись, вспорхнул и улетел.

Они одевались второпях, приходилось то и дело стряхивать пыль, прилипшие сухие травинки и песчинки. Кроме того, необходимо было обмениваться поцелуями каждый раз, когда поднимался с земли очередной предмет туалета, — это был своеобразный ритуал.

Нил не уставал восхищаться естественной красотой своей возлюбленной. Какой у нее прелестный румянец! Счастье вошло в его жизнь с этой очаровательной девушкой! А в ее? Ведь он просто ворвался в ее судьбу, как вихрь, как смерч. Испытывает ли Кэт такие же чувства от близости с ним?

— Так ты пойдешь со мной на поиски сокровища?

Она кивнула:

— Для этого я и приехала.

— Даже несмотря на то, что ты не одобряешь такие приключения?

— Я собираюсь присоединиться к тебе исключительно с познавательной целью, чтобы пополнить запас своих знаний о жизни.

Нил усмехнулся и помог девушке взобраться на лошадь. Она не очень-то нуждалась в помощи, но он нашел предлог, чтобы еще раз прикоснуться к любимой. Его рука пробежала по ее бедру, не в силах оторваться.

Ты совсем сошел с ума, Блейд, — подумал молодой человек.

Приблизительно через час они отыскали впадину. Нил не обратил особого внимания на окружающую местность, когда обнаружил пещеру. Поэтому карта, которую он начертил по возвращении в поместье, оказалась неточной. К тому же сегодня он думали не только о сокровищах. Дважды они теряли дорогу, пока, наконец, Кэт не определила направление и не сказала, что надо ехать в другую сторону. Нил сразу же узнал свои приметы.

— Вон там. Видишь, там, где я сложил камни.

Девушка посмотрела и увидела груду камней, явно не природного происхождения, а также ветки кустарника, скрывающего вход в пещеру.

Если бы юноша не указал на это место, она проехала бы мимо — так хорошо оно было укрыто от людских глаз.

Они спешились, и Нил начал разбирать заграждение.

— Там, возможно, есть змеи. Будь осторожен.

— Спасибо, — ответил Блейд. Он не очень боялся змей, но все же не хотел встречаться с ними. Вскоре проход был освобожден.

— Водяной поток во время бури не проник сюда слишком далеко. Мой заслон сослужил службу и еще пригодится. Принеси, пожалуйста, походную сумку.

Кэт оглянулась:

— Но здесь нет сумки. А ты брал ее с собой?

— О, дьявол! Я, должно быть, оставил ее там, в кустах, когда в меня начали стрелять. У тебя есть какой-нибудь мешок?

— Да, но не очень большой. В нем свечи и продукты.

— Освободи его. Я хочу набрать монет. Мы должны выяснить, кому они первоначально принадлежали.

— И ты собираешься их вернуть?

— Но они действительно старинные, Кэт. Скорее всего ничего не удастся выяснить об их происхождении, но я попробую. Это своего рода научный эксперимент.

Кэт освободила сумку и отнесла ее Нилу. Затем зажгла свечу и боязливо последовала за юношей в пещеру.

Внутренние своды не позволяли молодым людям подняться в полный рост, поэтому приходилось все время быть в полусогнутом положении. Перед глазами открывалось ужасное зрелище, так как видимость была хорошей.

— О, Бог мой! — прошептала испуганная Кэт, когда увидела каменистый пол, усыпанный золотом и костями людей, лежащими вперемешку. Эти люди заплатили слишком дорогую цену за ничтожные монеты.

— Страшно, да? — спросил Нил. Он собрал несколько монет и бросил их в мешок.

— Кровь стынет в жилах. Такое ощущение, как будто за нами наблюдают привидения.

Юноша поднял голову и огляделся. Он тоже чувствовал себя весьма неуютно. Неужели рядом опасность? Или это своды пещеры впитали в себя крики и стоны умирающих?

— Нужно уходить, — тихо сказал Нил. Первоначально он хотел набрать целую сумку монет, набить ими карманы. Но теперь ему казалось, что лучше уйти с тем, что они взяли, но уйти незамедлительно!

Кэт не нужно было подгонять — она пулей вылетела из пещеры.

— Возьми продукты и жди меня на вершине вон того холма, — сказал Нил. — Я закрою вход и догоню тебя через несколько минут. Мы перекусим и отправимся обратно.

Девушка, не задавая лишних вопросов, быстро вскочила на лошадь и двинулась прочь. Поднявшись вверх, она огляделась и вдруг увидела группу всадников. Они ехали по каньону, там, где впадина сужалась и становилась более глубокой, примерно в миле от того места, где Нил усердно замаскировывал вход в пещеру. Только глубокая излучина пересохшего устья реки и несколько окружающих скал отделяли скачущих от Нила, не позволяя им увидеть его.

— Нил, — только и смогла она позвать юношу.

Кэт знала, что всадники не видят ее и не заметят, если она спрячется на дне пересохшего озера. Девушка направилась к краю склона. Но она не могла закричать и предупредить Нила — это не прошло бы незаметно для незнакомцев.

Ладони Кэт стали влажными, сердце забилось. Внутреннее напряжение нарастало с каждой секундой, хотя девушка и предпринимала отчаянные попытки успокоиться. Передвинувшись немного назад, она еще раз посмотрела в сторону Нила. Как там у него дела? Ну неужели он не может двигаться быстрее?!

Нил тоже забеспокоился. Он чувствовал опасность, которая неотвратимо приближалась. Затем, волоча ногу, стер свежие отпечатки их ног около пещеры. Вскочив, наконец, на лошадь, Нил дважды объехал вокруг озерца, чтобы запутать окончательно все следы, и галопом поскакал вверх по холму.

Наверху он так же, как и Кэт, оглянулся и увидел всадников. Сердце, казалось, готово было остановиться. Юноша махнул Кэт рукой, подзывая ее к себе, и поскакал прочь от каньона.

Они неслись быстрее ветра, как будто их преследовали черти, хотя пока ни один из всадников не бросился в погоню. Нил решил сегодня больше не испытывать судьбу. Он подгонял лошадь, стараясь как можно быстрее уехать от злополучной пещеры. Кровь стучала в висках. Юноша всем существом чувствовал, что люди, оставшиеся далеко позади, представляют серьезную опасность.

Молодые люди гнали лошадей изо всех сил. Быстро мелькали холмы и возвышенности, проносящиеся мимо. Наконец они добрались до небольшого ручья, и Нил приостановился:

— Нам, наверное, надо напоить лошадей: сегодня довольно тепло, — сказал юноша и, спешившись, повел своего коня к воде. На влажной почве отчетливо были видны следы оленей и других животных, приходящих сюда на водопой.

— Там, в каньоне, осталась целая группа всадников, — напряженно ответила Кэт, наблюдая, чтобы ее кобыла не выпила слишком много холодной воды.

Нил утвердительно кивнул:

— Я видел их. А ты не рассмотрела, кто это?

— Нет, они были далеко. Вероятно, люди Ленча, но я не уверена. Я очень испугалась, когда заметила их.

— Мне, конечно, тоже не хотелось быть застигнутым в пещере с монетами. Золото творит Поразительные вещи даже с порядочными людьми, не то что с негодяями. Мы сидели на бочке с порохом. Нас бы перестреляли, как уток, если бы узнали о золоте и захотели избавиться от свидетелей.

— У меня мороз идет по коже, когда я думаю, что наши жизни могли оборваться так же, как у тех бедняг в пещере: кости навечно погребены под скалой, и ни одна живая душа не знает, где именно.

— Да, не очень-то приятная перспектива. Держу пари, что с теми несчастными искателями произошло все так, как ты сказала.

— Ну и денек выдался, Нил Блейд.

— Ты права, неприятностей было больше чем достаточно. Не знаю, как ты думаешь, но мне кажется, что больше впечатлений человек просто не в состоянии вынести. Почему бы нам теперь не съесть твои запасы и не отправиться домой? Разве мы не заслужили отдыха?


Когда они вернулись в поместье, то сразу же направились в лабораторию, включили бойлер и долго нежились под теплыми струями воды. Затем вернулись в дом, легли и проспали до вечера.

Когда молодые люди проснулись, то с удовольствием обнаружили, что Луз приготовила на ужин пикантное мясное блюдо из оленины и испекла сдобные булочки к чаю. К этому она добавила консервированную свеклу и различные соленья. А на десерт были вишни и взбитые сливки!

— Да, у нас настоящий пир! — с восхищением заметила Кэт, разворачивая салфетку. — Садись. Я умираю с голоду.

— Подожди минутку, я хочу сказать речь! — Нил поднял чашку с чаем. — Думаю, сегодня нужно обязательно произнести тост.

Девушка скорчила недовольную гримаску, поддразнивая его, и тоже взяла чашку:

— Только побыстрее, Блейд. Я готова съесть медведя.

— Интересно, неужели наступит такой день, когда я буду сожалеть о том, что разорвал отношения с Харриет Мод — ведь она была такой сговорчивой!

Кэт вытаращила глаза.

— Так это и есть твой тост?

Нил сделал невинное лицо.

— Извини, я просто размышлял вслух.

Она многозначительно хмыкнула, выражая свое недовольство, а он рассмеялся. Такая хорошенькая девушка в таком нарядном платье персикового цвета и такие несносные манеры!

— Предлагаю тост за совместную жизнь, Кэт. И чтобы она никогда не была скучной!

— И всегда была такой прекрасной, как сейчас, — закончила девушка, ласково глядя на Нила.

Он протянул через стол руку и сжал ее локоть.

— Как только я доберусь до такого места, где смогу купить приличное кольцо, я сразу же сделаю это. А пока прими мои слова как клятву в том, что я хочу жениться на тебе и прожить с тобой до конца дней своих.

Кэт посмотрела в голубые озера его глаз и ответила:

— Да. Принимаешь ли ты и мою клятву в том, что у меня не будет никого, кроме тебя?

Нил был тронут обещанием девушки до глубины души.

— Да. Я думаю, что мы оба готовы к вступлению в брак. И положа руку на сердце, хочу признаться, что никогда не испытывал ни к кому такого глубокого и страстного чувства, как к тебе.

— Я не любила Неда. Да, он был красив, я поверила его лживым словам, но это все было только поверхностно.

Задорные искорки блеснули в глазах девушки, и она добавила:

— Но, конечно, ты гораздо красивее.

Нил от души расхохотался над ее маленькой хитростью.

— Обманщица! Давай поедим лучше, иначе все остынет.

Часы пробили ровно восемь, когда неожиданно дружно залаяли собаки. Шум раздавался около ворот. После дня, полного неприятных сюрпризов, Кэт, не раздумывая, взялась за ружье.

Нил открыл входную дверь и крикнул:

— Кот там?

— Шериф Андерсен. Впустите меня.

Кэт уже вышла с ружьем во двор, а Луз и Анджело бежали за ней. Как только ворота открылись, Андерсен торопливо въехал в поместье.

Он устало спешился. Выглядел шериф еще более замученным и утомленным, чем обычно.

— Вы знаете, где находится ваш отец? — резко спросил он, едва Кэт приблизилась. Не дав ей раскрыть и рта, Андерсен продолжал:

— На прошлой неделе Джон Стюарт совершил побег из тюрьмы. Вполне логично предположить, что единственным местом, где он может спрятаться, является его дом.

— Мой отец убежал? — переспросила девушка, не веря своим ушам. — Но как же он мог сделать это? Он же пожилой человек.

— Я сам только недавно узнал об этом, так как не был в городе со дня ограбления поезда. Во время рабочей смены шестеро заключенных бежали, обезоружив охрану. Троих поймали, один убит. Джона и еще одного пока не нашли. Вы знаете, где он?

— Нет, конечно, не знаю, — ответила Кэт. Девушка почувствовала, как Нил подошел к ней сзади и стал за спиной. Она повернулась и спросила:

— Ты знаешь, где отец?

— Нет, не знаю, — ответил Нил с облегчением, благодаря судьбу, что ему не приходится врать — он не умел и не любил делать этого.

— Тем не менее я уверен, он где-то поблизости, — сказал Андерсен. Во время разговора глаза шерифа обегали все вокруг, все обыскивали. — Скорее всего, грабитель, который залез в ваш дом и украл одежду, и был Стюарт.

— Он взял и продукты, — добавила Кэт, плохо осознавая, что и зачем говорит. Она все еще не могла прийти в себя от потрясения.

— Много? Их надолго хватит?

На минуту девушка задумалась.

— Нет. Хотя, впрочем, не помню точно, что он взял. Но мне кажется, совсем немного.

— Хорошо. В таком случае Джон скоро опять вернется, ведь не захочет же он умереть с голоду. — Шериф замолчал, раздумывая. — Если только кто-нибудь не помогает ему скрываться.

Шериф быстро повернулся к Луз:

— Где Джо?

— Его здесь нет! — В глазах женщины читалась явная враждебность.

— Он сегодня не приедет домой, — предположил Анджело. Мать ткнула его в спину, но мальчик не выдал свои чувства, лишь слегка задержал дыхание.

— Джо помог мне сегодня доставить в Тотал Рек несколько бандитов, — сообщил Андерсен, — но удрал из города, когда еще и двух не было.

— Джо приходит и уходит, когда задумает, — покорно заметила Луз. Она не собиралась особо распространяться о своем сыне.

— Мне бы не хотелось думать, что он отправился к Джону.

Луз молчала. Обстановка накалялась.

— Вы не будете возражать, если я сегодня переночую в вашей конюшне? У меня был тяжелый день, и мне нужно хорошенько выспаться, не беспокоясь, что кто-нибудь тайком прокрадется ко мне и всадит пулу в голову.

Гостеприимство являлось неотъемлемой чертой характера каждого жителя Запада.

— Вы можете спать в зале, — радушно предложила Кэт.

— Нет, я не хочу доставлять вам лишнее беспокойство. Кроме того, я собираюсь арестовать вашего отца, как только найду его, поэтому не могу, чтобы между нами возникли недоразумения по этому повожу.

— Как вам будет угодно, — ответила на его тираду девушка и повернулась, чтобы направиться к дому. — Приглашаю вас в таком случае на утреннюю чашечку кофе. И уверяю, что не собираюсь просить никаких уступок и благодеяний взамен.

Спустя несколько минут после разговора, когда Нил вошел в гостиную, девушка набросилась на него с упреком:

— Ты все знал!

Он не считал больше необходимым обманывать ее.

— Я только выполнял указания Джо.

— Где отец?

— Я не знаю. Это чистая правда. Джо не хотел говорить мне.

— Почему ты молчал? Я ведь имею право знать все об отце!

— Я не мог рассказать тебе об этом. В противном случае ты непременно захотела бы увидеть Джона. И Стюарт сам не желал встречи с тобой — он ведь в опасности. Мы с Джо пытаемся спасти его от неминуемого возвращения в Юму. Если он снова попадет в тюрьму, его ждет смерть.

— Что?

— Он болен, Кэт. Он худой как щепка. В тюрьме его кто-то беспощадно избивал. Джон очень постарел, выглядит намного старше своих лет. Джо прячет его и заботится о нем, а я пытаюсь добиться его освобождения. Я нашел в Таксоне адвоката, который занимается делом Стюарта.

— Но у него же был защитник, однако это не спасло отца от тюрьмы.

— Значит был не очень хороший защитник. Я нанял двух юристов. Один очень опытный в таких делах, второй молодой и энергичный. Джо уверен, что Мак-Найта убил не кто иной, как Нед Воррен. Будем надеяться, что наши адвокаты сумеют доказать его виновность.

Кэт без сил опустилась на диван. В камине слабо горел огонь, и Нил подбросил полено.

— Адвокат, которого я нанял, защищал моего старшего брата, тоже обвиненного в убийстве. Гле-дис был невиновен, но у него был повод, которым можно было объяснить преступление, да и свидетелей против него набралось больше чем достаточно. Защитнику удалось отвести от брата обвинение и освободить его, так как он был очень опытным.

— А кто тот второй, энергичный?

— Молодой адвокат по имени Фаллон, который живет в Таксоне. Он внимательно следит за каждым шагом Воррена. Не думаю, что нам понадобится много времени, чтобы найти какие-нибудь улики против этого человека.

Нил сел на диван рядом с Кэт.

— Почему ты так уверен?

Признание прозвучало честно:

— Я заплатил ему много денег, чтобы он докопался до правды. И объяснил, что хочу освободить Джона из заключения и преподнести тебе, таким образом, свадебный подарок. Если Воррен застрелил Мак-Найта, он тем более заслуживает наказания за свое преступление. А так как Фаллон, насколько мне известно, не обременен другой работой, то он, я думаю, в лепешку разобьется, но выполнит мое поручение. И как можно лучше.

Кэт печально склонила голову на грудь Нилу и разрыдалась.

— Это ужасно, — всхлипывала она между рыданиями. — Я не перенесу, если Джон умрет.

Юноша прижал Кэт к себе, успокоил, вытер покрасневшие глаза.

— Кэт, я сделаю все, что в моих силах, чтобы твой отец вышел на свободу.

Вскоре Кэт, уставшая от переживаний, заснула на груди Нила. Он осторожно взял ее на руки, пронес через гостиную, поднялся в спальню и положил на кровать. Потом юноша долго смотрел на спящую. Перед ним лежала невероятно сильная и страстная женщина. Поэтому в глубине души Нил очень боялся, что может разочаровать ее, и надеялся, что провидение поможет ему сдержать обещание, данное любимой.

Глава 15

На следующее утро шериф Андерсен покинул поместье ровно в семь. Ветер заметно усилился, нагоняя тучи, небо потемнело, все предвещало грозу.

— Похоже, зима не хочет уходить, — отметил страж закона, застегивая на все пуговицы пальто и поправляя шляпу.

Примерно через час шериф неожиданно вернулся. Луз, услышав стук, открыла ему ворота. Мимолетный взгляд на лицо Андерсена заставил ее сжаться в тревожном ожидании.

— Когда Джо вернется, прикажите ему остаться и ждать меня, — сказал он без всяких объяснений. — Он разыскивается за убийство Ленча Кастрила.

— Что? — Кэт словно пружиной выбросило из-за кухонного стола. Она не могла поверить в это. Девушка вцепилась в плечо Луз, поддерживая ее, так как она, внезапно ослабев, готова была упасть без чувств.

— Ленч мертв, — повторил Андерсен. — Я нашел его тело примерно в миле отсюда.

— Что случилось? — поинтересовался Нил, подходя к женщинам, застывшим у двери. Он обнял Кэт за плечи, успокаивая.

— Ленча застрелили, сделано по меньшей мере три выстрела. Над телом уже поработали койоты, поэтому осмотр затруднителен. Возможно, всадили и больше пуль.

— Но почему вы обвиняете моего сына? — требовательно спросила Луз. Она была бледна, но даже в таком подавленном состоянии попыталась защитить сына. Ее руки дрожали, нервно теребя край фартука.

Вдруг в самый напряженный момент рядом с головой шерифа пролетело неизвестно откуда взявшееся яйцо, которое едва не задело стража порядка. Брошено оно было из-за угла дома.

— Анджело!

Мальчик держал наготове другое яйцо.

— Ленч плохой! — закричал он, и его обычно непроницаемое лицо исказилось от гнева. — Он стрелял в нас! Я просил Джо застрелить его. Это я просил!

— Анджело, положи яйцо на место, — спокойным твердым голосом попросил Нил. — Шериф только исполняет свои обязанности.

— Он уже забрал Джона. А теперь хочет извести и Джо, — Анджело разрыдался и бегом бросился в конюшню.

— Оставьте мальчика, — сказал Блейд, когда Луз хотела последовать за сыном, чтобы успокоить его. — Ему нужно побыть одному и выплакаться. Мы поможем только в том случае, если выясним, что же произошло на самом деле.

— Джо не мог убить Ленча, — вставила Кэт. — Вчера мы видели банду его дружков, после того как вы схватили тех парней, которые напали на нас с Нилом. Джо был с нами в это время.

Андерсен задумался, размышляя над словами девушки. Он озабоченно почесал затылок, как будто его мучила головная боль.

— Да, это было вчера. Но Ленча убили два или три дня тому назад, не меньше, судя по трупу.

— Его могли застрелить в тот день, когда я вернулся из Таксона, — заметил Нил, проходя между женщинами и выходя во двор. — В тот день Ленч попытался убить меня.

— И вы стреляли в него, мистер Блейд? — Андерсен даже отодвинулся от двери.

— К сожалению, нет, — ответил Нил. — Но не буду скрывать, мне дьявольски хотелось сделать это. Ленч жесток и кровожаден, как бешеная собака. Меня он, хотел убить без всякой причины. И убил бы, не колеблясь ни секунды, если бы Кэт и Джо не подоспели вовремя и не спасли меня.

Шериф удовлетворенно кивнул:

— Ленч сумасшедший. И рано или поздно его все равно бы повесили.

— Так что некто оказал вам услугу и избавил от лишних хлопот, — подвела итог Кэт. Она не сомневалась, что после страха и ужаса, которые вызывал у мирных людей Ленч, вряд ли кто-либо будет скорбеть по убитому. — Вам остается только радоваться, что такая гора свалилась с ваших плеч.

— Никто не имеет права заменять собой правосудие и наказывать по своей воле, — устало произнес Андерсен. — Именно поэтому я разыскиваю Джо. Ему придется ответить за свое преступление.

— Но мой сын не совершал его! — закричала Луз, подбегая к шерифу. Ее лицо было искажено страданием и материнской болью. Она безвольно опустилась на скамью и разрыдалась.

— Несомненно, у Джо и раньше было более чем достаточно причин и случаев, чтобы распраьиться с Ленчем, — поддержал женщину Нил. — Особенно, когда здесь была Марина. Но Джо ведь не убивал этого негодяя, не хотел травмировать брата, подавать ему дурной пример. Нет, он не убийца!

Андерсен с любопытством посмотрел на Нила.

— У вас есть доказательства того, что Джо не виноват?

— Как я уже говорил, именно Джо и Кэт спасли меня в тот день. Они появились вовремя: Ленч снимал мои часы, чтобы не забрызгать их кровью.

Шериф негодовал. Если все это правда, то его задача намного упрощается теперь, когда Ленча нет в живых.

— Джо ударил его прикладом по голове, чтобы успокоить, и он остался лежать там, где упал.

— А потом Джо вернулся и добил Кастрила?

— Почти весь день Джо провел здесь, в поместье. Мы с ним обсуждали дела. — Тут Нил почувствовал, что Андерсен, как терьер, унюхавший мышь, набросится на эту зацепку. Поэтому юноша постарался найти верный ответ на предполагаемый вопрос заранее.

— Так о чем вы говорили? — спросил страж закона, не замедлив подтвердить предположение Нила.

— О разных вещах. О работе на прииске. О разведении лошадей. Вас это не очень интересует, не так ли? — Когда шериф недоуменно пожал плечами, Блейд продолжил:

— В тот злополучный день, когда мы разговаривали с Джо, я услышал три выстрела, которые прозвучали вдалеке один за другим. Мы еще заметили, что, видимо, Ленч пришел в себя и обезумел от ярости. Но потом наступила тишина, и мы решили, что он успокоился и уехал.

Андерсен с недоверием посмотрел на Нила, потом подумал и привязал свою лошадь к столбу.

— Вы не хотите немного прогуляться и показать мне место, где вы столкнулись с Ленчем?

— С удовольствием. Кэт, почему бы тебе не взять Луз и не проведать Анджело? Как он там? Скажите ему, что все будет о'кей! — Нил молил небеса, чтобы так оно и было.

Мужчины вышли из поместья и направились вниз по дороге. Нил с удивлением заметил, что представитель закона чувствует себя не так уверенно, как верхом на лошади. Любопытно, почему же он тогда не предложил воспользоваться лошадьми?

— У вас есть веская причина, чтобы идти пешком? — с интересом спросил Нил.

— Иногда перемена положения бывает полезна. К тому же Ленч уже не представляет угрозы. Прогулка безопасна.

Юноша не возражал. Он боялся, что Андерсен снова вернется к разговору о Джоне. Ему не хотелось заострять внимание на Стюарте. Сейчас гораздо важнее снять подозрение с Джо.

— Вы сказали, что провели весь день в обществе индейца. Вы что, хорошие друзья?

— Нет, мы только изредка встречаемся, — признался Нил. Но он не упомянул, что некоторое время назад банда Ленча захватила Джо и угрожала жестокой расправой. Это только усилило бы подозрение шерифа и дало бы ему в руки дополнительную улику против апача.

— Но он мне симпатичен. К тому же он присматривает за Кэт, охраняя ее. А она для меня важнее всего.

— Как мне кажется, девушке вовсе не нужна помощь. Она может и сама за себя постоять. Нил усмехнулся.

— Да, Кэт сильная женщина и может защитить не только себя. Но в последнее время Ленч и его головорезы часто нападали на поместье. А это очень действует на нервы, особенно женщинам.

Андерсен чуть не подавился от смеха, хотя ситуация была вовсе не смешной.

— В тот день, когда на меня напал Ленч, Джо рассказывал, что видел Неда Воррена с приятелями, который разбил лагерь недалеко от владений Стюартов. Апач случайно подслушал их разговор и услышал, как они ссорились из-за денег, похищенных в поезде.

— Так вы думаете, что Воррен ограбил поезд? — Андерсен остановился и сдвинул шляпу на затылок, обдумывая услышанную новость. — Полагаю, что это вполне возможно. Вчера я оставил в тюрьме в Тотал Рек напарников Воррена. В городе уже давно нет шерифа, но я время от времени использую городскую тюрьму. Наверное, этим лжедрузьям заплатили за работу, но, видимо, мало. Думаю, что к моему возвращению в Тотал Рек у молодчиков развяжутся языки, ведь купленные друзья ненадежны. Вы уверены, что с ними был именно Воррен? У меня нет против него никаких улик.

— Я только повторил слова Джо. Деньги, похищенные во время ограбления поезда, были спрятаны на прииске Стюарта, чтобы подозрение пало на Кэт. Но когда вы осматривали шахту, то их там уже не оказалось. Возможно, Джо спрятал их в другое место. Что касается апача, то он абсолютно надежен.

— Как только будет решен вопрос с трупом Ленча, я незамедлительно отправлюсь в Тотал Рек и допрошу дружков Воррена. Я был бы чертовски рад, если бы удалось вернуть похищенное Тринг Май-нинг Кампани. Наверное, владельцы компании будут рады еще больше.

— Может быть, есть смысл спросить сообщников Воррена и о Ленче. Кто-нибудь из них, наверное, знает, что случилось.

Андерсен продолжал молча шагать, обдумывая предложение. Он был обстоятельным и несколько медлительным человеком.

— Может, и стоит, — наконец ответил он. — До меня давно доходили слухи, что Воррен хотел убрать Ленча с бандой из Тотал Рек.

— Вы думаете, что он настолько сильно хотел избавиться от Ленча, что не побоялся убить его?

Андерсен снова погрузился в раздумье.

— Говоря о Ленче, нельзя сбрасывать со счетов такую возможность. А что касается Неда Воррена, то мне всегда казалось, что за его безупречными манерами цивилизованного человека скрывается жестокость. — Он замолчал на миг. — Я знаю, что суд признал виновным Джона Стюарта, но интуиция подсказывает мне, что старика Мак-Найта убил Воррен. Его одолевала неодолимая жажда золота. В его глазах я видел отблеск золотой лихорадки.

— И, думая так, вы ничего не сделали? Я имею в виду на суде?

— Меня вызывали в Фонике по официальному делу. Когда я получил телеграмму с известием о том, что Стюарта приговорили к тюремному заключению, я попытался срочно вернуться, чтобы разобраться в этом деле. Но я поехал верхом (другого способа добраться не было) и потерял драгоценное время. Момент был упущен.

— Так почему же сейчас вы намерены схватить беднягу и отправить в тюрьму?

— Я всего лишь исполняю свой долг, мистер Блейд.

Нил пожалел, что не захватил с собой пиджак: холодный утренний воздух пробирал до костей.

— Я нанял адвоката, который должен обратиться к властям с просьбой о пересмотре дела Джона. Может, нам удастся добиться помилования, не выясняя, кто на самом деле убил Мак-Найта.

Андерсен покачал головой.

— Наслышан о состоянии вашего отца. Это хорошо. Политики везде одинаковы, да и власти тоже — они любят деньги. Дайте несколько взяток — и Джон будет помилован.

Нил, однако, не одобрял идею о подкупе чиновников.

— Мы хотим представить неопровержимые доказательства невиновности старика.

Шериф продолжал шагать по дороге. Неожиданно Нил заметил, что они уже близко подошли к месту, где Ленч напал на него.

— Улики — это хорошо, — сказал, помолчав, Андерсен. — Они всегда помогают. Но не будьте наивным или самоуверенным и не делайте вид, что не понимаете того, что люди, облеченные властью, могут делать с уликами.

— Разве вас это беспокоит, шериф?

— Да, беспокоит. В такой же степени, как убийства. — Он остановился около небольшого холмика, накрытого одеялом, примерно в двадцати футах от основной дорожки.

Нил почувствовал одышку и приступ дурноты, раскаиваясь в том, что плотно позавтракал.

— О, Иисус!

— Не только койот интересуется падалью — есть и двуногие твари.

Нил поднял голову, прислушиваясь к доносившимся с дороги ругательствам, шуму повозки и стуку копыт буйволов.

— Похоже на Эрни Смитсона?

— В поместье ожидали его?

— Не думаю. Скорее всего, он возвращался за Луз. Эрни скоро уезжает в Калифорнию и хочет, чтобы Луз поехала с ним.

— Да, ей лучше покинуть здешние места, ведь у людей хорошая память. Они еще долго будут осуждать эту женщину, за то что она сделала, чтобы выжить и спасти детей. Может, там, где никто ничего не знает о ее прошлом, Луз будет счастлива.

Ехал, действительно, Эрни, который, как всегда, не унывал и был в прекрасном расположении духа.

— Перед отъездом из Таксона я заходил проведать вашего отца, — весело закричал погонщик Нилу. — Он прекрасно выглядит. Фрида крепко за него взялась и держит в узде.

— Рад слышать. Если ты задержишься в поместье на денек-другой, я вернусь в город вместе с тобой.

Нил надеялся за это время уговорить Кэт отправиться в Таксон и познакомиться с Симасом, хотя прекрасно понимал, что ее решение зависит от Джона.

— Не думаю, что вы так быстро освободитесь, — заявил Андерсен.

Эрни и Нил посмотрели на шерифа с изумлением. Страж порядка объяснил:

— Блейд, я хочу, чтобы вы остались с женщинами, пока не появится Джо.

— Что-нибудь случилось? — полюбопытствовал Эрни.

— Кто-то застрелил Ленча.

— Его убили?

— Да, вон лежит его труп. Видишь, там, где вьется рой мух?

Эрни повернулся в указанном направлении. Потом проговорил:

— Хорошо, что его убили, потому что рано или поздно я бы сам это сделал. Хотя мысль об убийстве человека, честно говоря, меня не очень привлекает. Вы думаете, что убийца может угрожать Кэт?

— Бандит может быть не один, и тогда мисс Стюарт несдобровать, — ответил шериф. — Блейду, по моему мнению, лучше остаться и охранять поместье. И заодно он передаст Джо, чтобы ждал моего возвращения.

— Я могу только попросить его задержаться и подождать вас, но результат трудно предсказать, — недовольно заметил Нил, прекрасно понимая, что индеец не обращает ни малейшего внимания на чужие указания и всегда делает то, что ему заблагорассудится.

— Вы хотите отвезти тело Ленча в Тотал Рек? — поинтересовался Эрни.

— Нет, хочу попросить тебя, Смитсон, довезти его до Таксона. Я слышал, что там живет его тетка. Да еще я собираюсь встретиться и поговорить с Недом Ворреном.

— Вы думаете, это сделал Воррен? — не унимался погонщик. Он нехотя спустился на пол фургона с сиденья, чтобы активнее участвовать в беседе.

— Я не знаю точно, кто расправился с Ленчем. Может, Воррен, а может, кто другой. Но у меня есть основания полагать, что этот лощеный франт участвовал в ограблении поезда. И надеюсь, что его подручные, которых я оставил в тюрьме в Тотал Рек, сообщат мне что-либо стоящее и подтвердят подозрения. Еще предстоит расспросить Воррена и об убийстве Ленча.

— Воррен сейчас находится в Таксоне, — заявил Эрни. — Вчера вечером я встретил его в салоне Рос-си. Ой, Господи, да труп Ленча уже стал разлагаться. Давайте завернем его в парусину, а то запах перепугает буйволов.


Когда Смитсон вошел в кухню, Луз уже замесила тесто, поставила его в тепло подходить и мыла руки. За столом сидели Кэт, которая пила утренний кофе, и Анджело, разбиравший сушеный виноград. Мальчик переживал, но лишь опухшие и покрасневшие глаза выдавали его состояние, он держался молодцом.

— А где шериф? — поинтересовалась Кэт.

— Он отправился в Таксон на поиски Воррена, — ответил Нил, заходя вслед за Эрни в кухню и закрывая дверь, распахнутую ветром. — Осталось еще кофе для нас с Эрни? Мы продрогли до костей, сегодня очень холодно.

— Я сейчас быстро приготовлю свежий, — вскочила Луз. Она не отрываясь, смотрела на Смитсона. — А я и не слышала, как подъехала твоя повозка.

— Я оставил ее внизу, на дороге. Нужно вернуться в Таксон ненадолго, чтобы доставить труп Ленча в похоронную контору. Но прежде я хочу поговорить с тобой.

Луз суетливо подошла к плите и занялась приготовлением кофе, предпринимая отчаянные усилия, чтобы избежать объяснения.

— До меня дошел слух, что Джон бежал из тюрьмы, — сказал погонщик, казалось, не обращая никакого внимания на ее маневры.

— Вчера вечером шериф Андерсен уже сообщил нам эту новость, — отозвалась Кэт. Она судорожно сжимала в руке чашку кофе, и только побелевшие суставы пальцев выдавали ее волнение.

— Где он может скрываться?

— Ему помогает Джо, — Нил сел рядом с Кэт. — Но он никому не говорит об укрытии.

— Вероятно, где-то недалеко.

Эрни опустился на стул рядом с Анджело, протянул руку, взял с тарелки ягоду винограда и положил в рот.

Глаза мальчика округлились от удивления. Он был избалован, привык, что ему обычно наперебой предлагали разные вкусности, уговаривали попробовать то одно, то другое блюдо. А тут вдруг кто-то посмел взять у него с тарелки еду! Анджело схватил горсть изюма и быстро затолкал ее в рот. А когда Эрни потянулся за второй ягодой, тут же закрыл блюдо руками и отодвинул его.

Но никто, кроме Кэт, не наблюдал за этой сценой. Девушка осуждающе посмотрела на сорванца, но ничего не сказала.

Допив кофе, Нил обратился к мальчику:

— Анджело, ты умеешь читать карты, составленные Джоном?

Тот изучающе посмотрел на юношу, но ничего не ответил.

— Я знаю, ты иногда рассматриваешь его чертежи, — продолжал Нил. — Может быть, поможешь мне найти кое-что?

Тень улыбки промелькнула на губах Анджело. Он кивнул в знак согласия, собрал с тарелки остатки изюма, встал и повел молодого человека из кухни. Кэт пошла за ними.

— Итак, — начал Эрни, как только все удалились, — ты поедешь со мной в Калифорнию?

Луз, избегая взгляда Смитсона, тихо ответила:

— Мой дом здесь. С какой стати я должна его оставить и ехать в Калифорнию?

Внезапно Эрни вскочил, бросился к женщине, схватил ее в объятия, поднял и посадил на стол рядом с кухонной раковиной. Луз испуганно вскрикнула.

— Есть только одна причина, — заключил он и поцеловал ее, вложив в этот поцелуй всю свою любовь и нежность, — только одна, которую нужно брать в расчет в первую очередь несмотря ни на что.


Как только Андерсен добрался до Таксона, он без труда нашел Неда Воррена возле салона Росси, расположенного на главной улице. Судя по внешнему виду, нетрудно было догадаться, что Воррен довольно длительное время беспробудно пьянствовал. Обычно англичанин тщательно следил за своей внешностью и одеждой, но сегодня выглядел как бродяга и от него разило как из помойной ямы.

— Нед Воррен, — произнес шериф таким тоном, что заставило насторожиться случайных прохожих, — вы арестованы за ограбление поезда, следовавшего в Фэйербанк.

В этот момент порыв ветра едва не сорвал шляпу с головы Андерсена и он на минуту отвлекся. Воррен не преминул воспользоваться удачной возможностью.

Быстро выхватив маленький револьвер из кармана пальто, бандит дважды выстрелил. Обе пули попали в цель.

Не мешкая ни минуты, Воррен вскочил на первую попавшуюся лошадь и понесся в сторону поместья Стюартов.

Всю жизнь Нед Воррен перекладывал свою вину на чужие плечи, поэтому сейчас он с легкостью обвинил Кэт и Джона в неудаче, постигшей его. Как ему хотелось заполучить золото Фэнси Леди, но всегда что-то мешало, что-то стояло на пути к богатству. И во всем виноваты эти двое!

Чем дальше отъезжал Воррен от Таксона, тем сильнее росла его уверенность, что во всех неприятностях, преследующих его с момента приезда на Запад, виноваты только Стюарты. И чем больше он их обвинял, тем сильнее ненавидел. И тем неудержимее становилась жажда мести.


Луз еще не успела убрать со стола и вымыть посуду после обеда, как Нил вдруг обнаружил, что Кэт незаметно исчезла.

— Вы случайно не знаете, куда запропастилась Кэт? — спросил он, возвращаясь из дома на кухню. — Ее уже больше часа не видно и не слышно.

— Она вышла за ворота, когда уезжал Эрни, — заметил Анджело, едва прожевывая посыпанное сахаром печенье.

— Она отправилась погулять? — поинтересовалась Луз.

— Нет, она была верхом на лошади.

— Но ведь надвигается гроза, она не могла этого не заметить, — заволновалась Луз.

— Она была в пальто. И взяла с собой сумку с продуктами, — добавил мальчик.

— О-о-о! — Нил нервно провел рукой по волосам. — Она, наверное, отправилась на поиски Джона. Я еду за ней.

— Но куда же вы поедете? — спросила Луз. — Вы что, знаете, где скрывается мистер Джон?

Юноша растерянно покачал головой. Он плохо ориентировался в незнакомых местах и не имел ни малейшего понятия, откуда начинать поиски. Вдруг он замер на миг. Ну, конечно! Как же он раньше не догадался?

— Вы умеете ездить верхом, Луз? — спросил он женщину.

Луз отрывисто рассмеялась:

— Я научилась этому у апачей!

— Тогда надевайте пальто. Нам предстоит нелегкая поездка.

Глава 16

Кэт упрямо двигалась по направлению к хижине Мак-Найта, минуя холмы и скалистые возвышенности, не обращая внимания на суровый мартовский ветер и темное небо, затянутое зловещими тучами. Она была всецело поглощена одним желанием — найти отца.

Девушка добралась бы до своей цели гораздо быстрее, если бы не потеряла столько времени, разговаривая у ворот с Эрни, который уезжал в Таксон. Погонщик был решительно настроен как можно быстрее уладить все формальности в похоронной конторе и вернуться в поместье за Луз, даже если она не приняла еще окончательного решения и не готова уехать с ним. Он добьется ее согласия во что бы то ни стало. Кэт обещала поговорить с Луз и посодействовать Эрни. Да, она решила выполнить данное обещание в первую же свободную минуту, но сначала необходимо отыскать отца.

Девушка провела половину ночи без сна, в бесконечных мыслях о Джоне, то упрекая отца в том, что он подвергает свою жизнь смертельной опасности, то искренне сочувствуя ему. Сначала она была страшно рассержена на Нила за то, что он вместе с Джо помогали Стюарту и не сказали ей ни слова. Кэт даже отказалась поцеловать юношу перед сном. Но через некоторое время, когда она успокоилась, поняла Нила и представила себя на его месте.

Ветер бушевал непрерывно, напоминая о таких же непрекращающихся невзгодах в жизни Кэт. Девушке пришлось даже остановиться, хотя она очень спешила, чтобы завязать ленты шляпы, которую буран грозил сорвать и унести. Кэт думала о своей судьбе. Ей казалось, что ее жизнь изуродована после встречи с Недом Ворреном. Его ложь и алчность, не знающие границ, разрушили девичьи мечты, ее светлый мир, разрушили, как кислота разъедает железо.

Как же она будет счастлива, когда, наконец, суета, обман и убийства прекратятся. Именно поэтому девушка отправилась на поиски Джона. Она страстно хотела положить конец несчастьям и не допустить новых. Она мечтала о нормальной спокойной жизни.

Кэт осмотрелась, изучая окрестности. Неожиданное движение насторожило ее. Поняв, что виновницей шума является антилопа, она вздохнула с облегчением. Надо было спешить, и это раздражало. Кэт пришпорила лошадь и погнала ее вперед.

Менее чем в двух милях позади нее ехали Нил, Луз и Анджело. Они тоже направлялись к владениям Мак-Найта. У Нила мелькнула мысль, что надо осмотреть заброшенный прииск соседа, так как это место находилось сравнительно недалеко и там обязательно было какое-нибудь укрытие. Вполне логично, что именно им воспользовался Джо, чтобы укрыть Стюарта.

Впереди Нила гарцевал на лошади Анджело, указывая путь. На мальчишку было приятно смотреть. Он был искусным наездником и почти сливался с лошадью. Видимо, Джо научил брата этому.

— Далеко еще? — спросил Нил.

Луз показала на восток:

— Мили три, может, чуть больше. Хижина скрыта зарослями кустарника. Мак-Найт не очень-то жаловал людей. Он думал, что все охотятся за его золотом.

— Конечно, мы добрались бы гораздо быстрее, если бы ехали по ровной дороге. Надо поторопиться, хорошо бы забрать старика и вернуться до грозы. Иначе все мы промокнем до нитки.

— Похоже, надвигается настоящий ураган, — сказала Луз, натягивая шаль на голову. — Я это чувствую.

— Да, похоже, — согласился Нил, поднимая воротник пальто. — И он продлится, наверное, несколько дней. У шерифа будет достаточно времени, чтобы порасспросить Воррена об убийстве Ленча и ограблении поезда.

— Нед Воррен — слабый человек, — небрежно бросила Луз. Губы ее гневно сжались, когда она вспомнила, какие страдания принес этот негодяй Кэт. Луз любила девушку как родную дочь.

— Надеюсь поэтому, что под давлением улик он признается во всем.

Лошадь Нила спускалась по склону ущелья, а потом резко взяла вверх. У юноши перехватило дыхание от мощного порыва ветра, настигшего путников на вершине холма. Следующий ураганный шквал заставил Блейда покачнуться и едва не сорвал шляпу.

Луз усмехнулась.

— Нет, это не так. Это значит только то, что негодяй обвинит других в своих преступлениях — ведь слабые люди всегда так поступают.

Безжалостный ветер выл и гнул деревья. Высокие стебли сухой травы переплелись, как бы исполняя безумный танец. Мелкие животные искали укрытия в скалах и норах, готовясь к холоду и дождю, неминуемо надвигавшимся на пустынную землю.

Едва вступив во владения Мак-Найта, они заметили грубо сколоченную деревянную хижину, которая сиротливо ютилась недалеко от входа в шахту, прикрытая со всех сторон зарослями можжевельника. Это было убогое, видавшее виды сооружение, полностью скрытое от любопытных глаз. Старик, который построил этот домик, явно находился не в ладу с окружающим миром и доверял только самому себе. Очевидно, он привык жить отшельником и избегал гостей.

Место было серое, как и его владелец. И только тоненькая струйка дыма указывала на присутствие человека на этой богом забытой земле, пустовавшей со дня убийства Мак-Найта.

В хижине хозяйничал Джо, который разжигал огонь в небольшой печке, от которой было мало толку. В домике гулял ветер, из окон, двери и многочисленных щелей в стенах тянуло сквозняком. В свое время бывший хозяин пытался заделывать щели кусочками упаковочной бумаги, которую привозил из Таксона и Тотал Рек. Но мыши распробовали клей, замешанный на муке, и погрызли почти всю бумагу. Вид у комнаты был неприглядный.

Возле огня сидел Джон и пил горячий чай, заваренный ивовой корой. На его худых плечах, как на вешалке, болталось одеяло.

— Не понимаю, почему я не могу здесь больше оставаться, — жаловался Стюарт. Голос старика был хриплым, а обветренное лицо пылало. Он натянул одеяло повыше. — Я здесь в полной безопасности. Никто не найдет это заброшенное место.

— Не можешь оставаться потому, что эта проклятая крыша протекает! — Джо посмотрел в маленькое, покрытое пылью окно. Если они поторопятся, то, возможно, успеют доехать до поместья, где переждут бурю. Это был единственно разумный выход. — Потому что тебе никак нельзя простуживаться, да и твое состояние оставляет желать лучшего. Нужен доктор.

— Ядовитое зелье, которое ты вливаешь мне в глотку, — единственное, что мне нужно! — Джон вызывающе посмотрел на апача.

Джо насторожился, прислушиваясь к резкому звуку, который вырывался у Стюарта при приступах кашля. Состояние старика не улучшается, а возможно, ухудшается. Вид Джона сильно встревожил индейца, когда он вернулся из Тотал Рек. И кашель пугал. Он с трудом нашел лечебную траву в темноте, что заняло уйму времени. Джо понимал, что необходимо срочно доставить старика домой, где Луз сможет оказать ему более действенную помощь, она умела это делать.

— Кэт никогда не простит мне, если ты умрешь, не повидавшись с ней.

Стюарт засмеялся, но смех тут же перешел в удушающий кашель.

— Я пока не собираюсь на тот свет, мальчик мой. Просто я чувствую себя немного хуже, чем во время прошлогодней простуды.

— Но ты не в состоянии пересидеть бурю в этой холодной и мерзкой дыре.

— Возвращайся, если хочешь. Я же предпочитаю остаться там, где надежно защищен от закона.

— Джон, послушай, Андерсен уже ищет тебя и обязательно арестует каждого из нас, кто попытается помочь тебе или принесет сюда еду. Мы нашли хорошего адвоката, чтобы спасти тебя, гораздо лучше, чем тот, который защищал тебя раньше.

Стюарт возмутился:

— Я и сам могу это сделать.

Джо хотелось кричать от отчаяния, но он сдержал свой порыв и подбросил в огонь еще несколько веток. Здесь плохо росли деревья, они были маленькими и тонкими, поэтому в дополнение к тому, что кончились запасы продовольствия, беглец остался еще и без дров.

Внезапно дверь широко распахнулась и в комнату ворвалась Кэт. Джон и апач были настолько поглощены спором, что совершенно забыли о необходимости быть настороже. Джо бросил ветку и схватился за нож, Стюарт потянулся за ружьем.

— Хорошенькое приветствие, — резко и отрывисто сказала девушка. — И это после того, как я совершила столь утомительную прогулку, чтобы увидеть вас.

Мужчины настороженно смотрели на Кэт, не произнося ни слова. Затем индеец медленно опустил нож, подобрал с пола несколько веток и бросил в огонь.

Глаза Кэт увлажнились, когда она посмотрела на отца. Он очень постарел, лицо стало серым, морщинистым. Ей показалось, что он как бы высох. Стюарт, конечно, никогда не был особенно полным, но он всегда был сильным и крепким. А сейчас одежда болталась на нем, как на огородном пугале. Он выглядел на десять лет старше. Девушка чуть не расплакалась.

— Что ты здесь делаешь? — Хриплый голос Джона прерывался кашлем.

— Я приехала за тобой, — ответила Кэт дрожащим голосом.

— Ты уверена, что за тобой не следили? — грубо спросил Джо, проклиная себя за неосторожность. Он потерял бдительность — его внимание всецело было поглощено Джоном и надвигающейся бурей. Неужели еще кто-нибудь мог обнаружить убежище и прокрасться тайком?

— Конечно, уверена.

— А где Блейд?

— Дома, с твоей матерью.

— И он отпустил тебя одну?

Девушка презрительно фыркнула в ответ:

— Он даже не знает, что я уехала. Я незаметно ускользнула, воспользовавшись суматохой.

— Какой суматохой? — уточнил Джон. Он весь дрожал от озноба и поплотней закутался в одеяло.

— Из-за Ленча. Несколько дней назад кто-то убил Ленча. Сегодня утром Андерсен нашел его тело возле дороги, недалеко от нашего дома. Поэтому он вернулся в поместье, разыскивая Джо.

— Он думает, что это я убил Ленча? — спросил Джо.

— Что? Андерсен близко? Почему? — Джон перебил разговор и забеспокоился.

— Сначала он приехал, чтобы сообщить мне о твоем побеге. Понимаешь, я оказалась единственным человеком, который не знал, что ты убежал из тюрьмы. Но после того, как шериф обнаружил труп Ленча, он решил, что у него есть более неотложные дела, чем охота за тобой.

— Где он? — спросил Джо резким тоном. Они с Андерсеном давно недолюбливали друг друга, особенно их неприязнь обострилась, когда Стюарт несправедливо попал в тюрьму. Индеец был возмущен допущенной судебной ошибкой и открыто говорил об этом стражу закона. Нет, Джо не простит себе, если и в этот раз старика упрячут за решетку!

— Шериф отправился в Таксон, чтобы встретиться с Недом Ворреном и расспросить его об ограблении поезда и убийстве Ленча. Именно поэтому я, не боясь слежки, отправилась к вам.

— Но Блейд, наверное, поехал за тобой? — возразил индеец.

— Сомневаюсь.

— Он любит тебя. И следует за тобой везде, куда бы ты ни пошла. Я уверен, что он и сегодня бросился за тобой. Ведь к тому же он видел, что идет гроза.

Девушка пожала плечами. Может, апач и прав. Нил из породы людей, которые не могут не прийти близким на помощь, и он обязательно попытается спасти ее. Если он действительно поехал за ней, то дай Бог ему не заблудиться, ведь в незнакомых местах легко потерять дорогу.

— Эрни повез тело Ленча в город. Это его последняя поездка. Скоро он отправляется в Калифорнию. Он хочет забрать с собой Луз.

Джо бросил на Кэт сумрачный взгляд, он не хотел обсуждать сейчас этот вопрос.

— У меня такое чувство, что я отсутствовал несколько лет, — пробормотал Стюарт. — Я даже не имею понятия, что происходит в моем собственном доме.

— Нам необходимо увезти Джона отсюда, — твердо сказал Джо. — Надвигается буря, а этот сарай с протекающей крышей — плохое укрытие. Пневмония добьет его, если мы о нем не позаботимся.

— Я прекрасно себя чувствую, и мне не нужна нянька, чтобы вытирать нос!

Стук лошадиных копыт, донесшийся из окна, прервал разговор. Индеец бросился к двери.

— Дьявол!

— Кто там?

— Блейд, конечно. Как я и думал, он последовал за тобой, дорогая. С ним мама. И Анджело. Удивительно, как они не догадались пригласить кавалерию для сопровождения.

Через минуту маленький домик был битком набит людьми. Все говорили одновременно, перебивая друг друга. Анджело был несказанно рад видеть брата. Луз суетилась вокруг старика, ласково объясняя ему на трех языках, как она собирается поставить его на ноги. Джо все сокрушался, что он потерял чутье, которым так гордился. Так всегда происходит, думал он, когда индеец долго находится рядом с белыми людьми. Было время, когда никто не смог бы отыскать его след.

— Как ты нашел нас? — спросил апач у Нила.

— Логика и интуиция помогли мне. И великолепная карта Джона.

— Проклятье!

— Нужно быстрее возвращаться в поместье, — сказал Нил. — Буря уже близко. У нас мало времени, нельзя терять ни минуты. Джон, возьмите мое толстое пальто. Собираемся!

Стюарт пытался сопротивляться, но через пять минут его, укутанного в пальто и завернутого в одеяло, посадили на лошадь позади Анджело. Вся процессия отправилась в обратный путь. Домой! Как часто с болью и грустью Стюарт вспоминал свой дом в Юме! Всем сердцем он любил его. Старик усилием воли сдерживал наворачивающиеся слезы, пытаясь сделать вид, что во всем виноват ветер.

Поездка была долгой и утомительной. Небо потемнело и стало зловещим. Сильно похолодало. Путники старались хоть как-то защититься от разбушевавшейся стихии и упорно продвигались вперед наперекор сбивающему с ног урагану. Но только дом мог спасти и укрыть их.

Оставалось совсем немного, когда неожиданно Анджело закричал:

— Синьор Джон падает! Помогите, он падает!

Мальчик был слишком слаб, чтобы справиться со стариком, потерявшим сознание.

Все бросились на помощь. Первым подбежал Нил, и его сильные руки подхватили безжизненное тело Стюарта. Через несколько секунд на лошади подъехал Джо, и они совместными усилиями усадили старика и мальчика обратно в седло. Остаток пути пришлось поддерживать Джона, чтобы он не упал.

Когда подъехали к дому, никто не вспомнил, что перед отъездом ворота заперли, а сейчас они оказались настежь распахнутыми. Все были озабочены состоянием Стюарта и не обратили внимания на такую мелочь.

Нилу этот эпизод до боли напомнил день, когда отца поразил удар. Для Кэт продолжался кошмар, который начался еще в прошлом году летом, когда роковой выстрел поразил Мак-Найта. Луз страдала, что человек, которого она бесконечно уважала, был так беспомощен.

Джо помог брату сойти, а потом осторожно с помощью Нила снял Джона и опустил его на землю.

— Он весь горит, — заметил индеец.

Кэт терзалась: ну почему она не позволила отцу остаться в хижине?! Может быть, там ему было бы лучше?!

— Я вылечу его, — успокоила девушку Луз, открывая входную дверь. — Несите его к камину и переоденьте в ночную рубашку. Анджело, помоги Кэт распрячь лошадей, а потом принеси охапку дров.

Кэт сделала все, как приказала Луз. Она была так растеряна, что сама уже ничего не понимала и не могла делать. Она знала все, что должен знать хороший фармацевт, но была беспомощной сиделкой. Девушка не могла сравниться с Луз в этом искусстве.

Когда Кэт вела лошадь на конюшню, перед ее глазами все еще стояло бледное, изможденное лицо отца. Она была полностью поглощена своими мыслями и не замечала ничего вокруг.

— Так, так, а вот и моя бывшая невеста.

Кэт остановилась в оцепенении. У нее возникло такое ощущение, что перед ней привидение. Напротив нее, в глубине конюшни, куда убежала лошадь, стоял Нед Воррен собственной персоной. Дуло его ружья было направлено прямо в грудь девушки. Но человек, который угрожал ей сейчас, был уже не тот Нед Воррен, которого Кэт, как ей казалось, хорошо знала и которому так безрассудно отдала свое сердце когда-то. Это была бледная тень красивого англичанина.

Он был в старой рваной одежде, заросший, к тому же от него пахло виски. Его некогда красивое лицо несло отпечаток беспробудного пьянства, губы кривились в злобной ухмылке. Он мог убить свою бывшую возлюбленную в любую минуту.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Кэт, стараясь говорить спокойно, хотя сердце бешено стучало в груди.

Она поняла, что смотрит в лицо убийце, который ни перед чем не остановится. Нед не способен испытывать ни жалости, ни угрызений совести.

Кэт мгновенно осознала, что именно Нед убил старика Мак-Найда, свалив вину на отца. Нед, и никто другой, застрелил Ленча Кастрила, а обвиняют Джо.

Девушка была теперь уверена, что на его совести есть и другие преступления. Нед нес смерть.

— Я здесь для того, чтобы свести счеты, отомстить и забрать свои деньги, — медленно ответил он.

Кэт была не настолько глупа, чтобы делать вид, будто не понимает намерений Воррена. Инстинкт помогал ей в разговоре.

— Я не знаю, куда делся сейф, — ответила она, стараясь говорить уверенно и спокойно. — Джо не сказал даже шерифу, куда спрятал его, когда обнаружил деньги на прииске. Тебе бы следовало знать, что Джо будет наблюдать, Нед. Наблюдать и охранять меня и свою мать. И Джона.

— Грязный индеец! Будь он проклят! — Воррен старался перекричать очередной раскат грома. — Нужно было застрелить его сразу же, когда он в первый раз влез в мои дела.

— Вы плохой человек, Нед Воррен!

Это произнес Анджело, появившийся в дверном проеме, и тут же ослепительно блеснула молния.

Резко прозвучал выстрел.

Кэт не сразу поняла, что этот бандит расправился с мальчиком. Но когда она увидела кровь на лице упавшего ребенка, ужас сковал ее тело.

— Ты убил его! — в ярости бросилась она к Неду.

Нед, защищаясь, прикладом ружья отбросил девушку. Удар пришелся по подбородку.

— Стерва! — закричал Воррен. — Проклятая сука!

Кэт отлетела в сторону, споткнулась, зацепилась каблуком за край нижней юбки и упала прямо под ноги одной из лошадей.

Две кобылы, напуганные криками выстрелом и шумом бури, выскочили из конюшни. Остальные метались по сараю.

Не успела Кэт упасть, как Воррен подскочил к ней и, грубо схватив за руку, заставил подняться. Сильный удар по лицу — и девушка вновь на полу. Слезы боли и отчаяния стояли у нее в глазах, но Кэт не произносила ни слова. В душе рождалась смертельная ненависть к подонку, и вместе с ненавистью появилась твердая уверенность и решимость причинить этому дьяволу в человеческом облике такую же боль, какую он причинил близким ей людям. Если бы девушка могла дотянуться до вил, стоявших в углу конюшни, она бы не раздумывая тут же убила негодяя.

— Поднимайся живее, ты, глупая курица! — Воррен безобразно ругался, осыпая Кэт грязной бранью и подталкивая ее ногой, испачканной в навозе, к одной из лошадей.

У двери застонал мальчик.

— Анджело! — прошептала Кэт и попыталась подползти к ребенку. Его лицо, бледное, даже синеватое, с полосками крови, выглядело почти безжизненным.

Воррен настиг девушку, поднял на ноги рывком усадил на лошадь. Воротником пальто грубо закрыл рот, когда она попыталась закричать. Затем быстро сел на другую лошадь. Схватив поводья, направил лошадей к выходу, едва не задев тело Анджело. Через секунду Воррен со своей добычей уже мчался прочь от поместья.

В это время Нил чутко прислушивался к раскатам грома и следил за усиливающимся ливнем. В комнате было тепло. Луз спустилась на кухню, чтобы приготовить один из своих знаменитых отваров для Джона и заварить чай. Стюарт уже пришел в сознание, но тут же погрузился в сон, настаивая, что он всего лишь устал, поспит — и все пройдет. Однако дыхание его оставалось прерывистым и жестким. В таком ослабленном состоянии этот симптом не предвещал ничего хорошего.

В комнату с подносом в руках вошел Джо.

— Мама решила, что мы проголодались. У нее осталось немного печенья к чаю. А Кэт еще не вернулась?

Нил приблизился к окну, вглядываясь в полумрак. Он с трудом различал постройки и деревья во дворе — так было темно.

— Нет пока. Ума не приложу, что могло ее так задержать.

— Может, она решила покормить лошадей? Хочешь кусочек печенья?

— Спасибо. Какой дождь! Хотелось бы, чтобы Кэт поскорее вернулась, иначе она промокнет до нитки. Смотри, что это?

— Где?

— Похоже, что ползет какое-то животное… О небо! Это же Анджело!

Джо бросился к двери. Нил едва поспевал за ним.

Когда Луз возвращалась из кухни в гостиную, она увидела распахнутую настежь дверь и заворчала, ругая безответственных мужчин, которые напускают холод в дом. Не успев закрыть ее, она увидела сына, идущего от конюшни, который что-то нес в руках. Луз присмотрелась и все поняла.

— Анджело! — ее крик совпал с раскатом грома.

Джо внес брата в дом.

— Он ранен, в него стреляли. Я положу его на кухонный стол, надо осмотреть.

— Мальчик жив? — Встрепенулся Джон. Он очнулся, поднялся и бросился к Луз. Плечи женщины вздрагивали, она закрыла руками рот, сдерживая рвущиеся наружу крики и рыдания. Луз находилась в полуобморочном состоянии. Джон помог ей спуститься на кухню.

В тускло освещенной комнате было темно и уютно. Джо положил на покрытый скатертью стол истекающего кровью брата и стал рядом, не сводя с него глаз. Джон присел к камину. Осмотр показал, что пуля лишь задела мягкие ткани щеки и оцарапала ухо, не причинив более серьезных повреждений. Но рана была глубокой и болезненной.

— Я принесу одеяло, — сказал Джо.

Через несколько минут он вернулся и закутал мальчика в тяжелый шерстяной плед.

— Все будет в порядке, — успокаивал он брата, — ты поправишься. Мама позаботится о тебе, малыш, и вылечит.

Джон посмотрел на мать, которая стояла в стороне, обхватив себя руками, ожидая поддержки. Только тогда Луз осознала, что от нее требуется.

Суетливо кивнув в ответ, она начала искать лекарства, чтобы обработать рану. Анджело пришел в себя.

— Нед Воррен — плохой человек!

Мальчик застонал. Его голосок прозвучал слабо, и все с недоумением переглянулись.

— В тебя стрелял Воррен? — выговорил, наконец, Джон.

В этот момент в кухню вбежал запыхавшийся Нил. Его одежда вся промокла, с волос стекала вода.

— Кэт пропала. Я все обыскал — ее нигде нет.

— Снова Воррен! — растерянно пробормотал Джон и тяжело опустился в кресло.

— Надо полагать, что Нед Врррен стрелял в нашего Анджело, — объяснил Джо, — в таком случае он мог увезти Кэт с собой.

— Но почему? Зачем? — Нил пытался подавить чувство страха, железными тисками сдавившее горло.

— Он ненавидит меня, — заметил тихо Джон, — потому что я узнал о его грязном прошлом. И рассказал о нем Кэт, а она отказалась от помолвки. Он так хотел получить мой прииск, чуя золото, что просто обезумел. Нед одержим идеей богатства и, как проклятье, преследует нас.

— Анджело, — ласково обратился Джо к брату, — это Воррен стрелял в тебя?

Глаза мальчика оставались плотно закрытыми, но он кивнул в ответ.

— Он увез Кэт? — спросил Нил, но ответа и не требовалось, так как любящее сердце уже все почувствовало.

— Кэт была в конюшне, — с трудом проговорил мальчик. — Я упал. Кэт закричала. Потом мимо меня проскакали лошади.

— Он забрал ее с собой, — уверенно произнес Нил, — но куда он мог отправиться?

— За похищенными деньгами, — ответил Джо. Он придерживал голову мальчика, а Луз начала промывать рану.

— Но откуда он знает, где они находятся?

— А он и не знает. Но Кэт, наверное, догадалась. Сообразила же она, что заброшенная хижина Мак-Найта — лучшее место, где можно было спрятать Джона. Я оставил сейф с награбленным в стволе шахты рядом с подземным рудником Джона.

— Что если они поехали не туда?

— Туда. Мы успеем перехватить их, — спокойно заметил индеец. — Сними промокшую одежду, я принесу тебе что-нибудь из вещей старика.

— У нас нет времени на переодевание!

— Не волнуйся, успеем. Воррен отправился на уставших лошадях. К тому же Кэт будет сопротивляться. И мерзавец вряд ли ожидает, что кто-нибудь в ближайшее время будет преследовать его. Он поглупел от отчаяния и утратил осторожность. Зато мы должны быть в полной готовности, потому что поездка обещает быть трудной и опасной.

— Черт побери! Разговоры в сторону — поспешим! — Нил бросился в гостиную.

— Не волнуйся, белый человек. Я хорошо знаю каждую тропинку, каждый холм и камень в округе. Мы быстро их настигнем и вернем Кэт! — крикнул индеец вдогонку юноше.

Через некоторое время они уже верхом на отдохнувших лошадях выезжали за ворота.

— Тпру! — закричал Джо, когда они на всем скаку чуть не налетели на всадника. При сумеречном свете и проливном дожде трудно было рассмотреть, кто перед ними.

В седле, ссутулившись, сидел Андерсен. Он истекал кровью, но мужественно терпел боль. В него стреляли, он был ранен. Шериф должен был задержать стрелявшего, но не смог.

— Где Воррен? — с трудом проговорил он. — Я преследовал его, и он меня ранил.

Нила охватил страх.

— Он взял Кэт в заложники. Минут пятнадцать-двадцать назад.

— Мы едем за ним, — объявил Джо. — Заходите в дом. Луз обработает раны и поможет вам.

— Нет. Пока я не поймаю этого человека, не успокоюсь. Я еще могу держаться в седле.

— Воррен убил Мак-Найта, — сказал Джо. Он чувствовал, как уходит драгоценное время. Хотя индеец успокаивал Нила, сам он очень тревожился: негодяй сошел с ума и может выстрелить в любого.

— Видимо, он, — угрюмо подтвердил Андерсен. — Если он останется в живых, когда все закончится, я обязательно допрошу его.

— Тогда в путь! — Нил подстегнул жеребца и галопом ринулся в дождь.

Глава 17

Вскоре Нилу суждено было узнать, что чувствует человек, находящийся на краю пропасти и доведенный до отчаяния страхом и невзгодами. И только бешеная скачка и разбушевавшаяся стихия несколько отвлекали от мрачных мыслей. Но скоро юноша не чувствовал ничего, кроме отчаянной решимости любым способом помочь Кэт.

Три всадника быстро продвигались на северо-восток. Гром гремел не переставая, вспышки молний сверкали иногда настолько близко, что волосы шевелились от страха и кровь стыла в жилах. Все промокли до последней нитки.

Нил продрог до костей. Он настолько сильно переживал за любимую, что ничего уже не воспринимал. Мысли путались, перебивая одна другую. Вдруг с ней что-нибудь случится? Как она? Нил никогда не догадывался, что может испытывать такой страх за другого человека. Он и не подозревал, что может быть охвачен такой сильной страстью. Ему хотелось одновременно и кричать от отчаяния, и бить Неда Воррена до бесчувствия.

Вспомнив о Воррене, Нил не мог не признать, что Джо в одном оказался прав: этот мерзавец становился все более неосторожным. Он оставлял за собой следы, которые мог заметить любой школьник.

Даже в проливной дождь их нетрудно было обнаружить.

Но вместе с тем Воррен, подобно вырвавшемуся на свободу бильярдному шару, был неистовым и безумным.

Он уже убил двоих (как они узнали) и покушался на Андерсена. Он, дойдя до края, легко может убить Кэт. Одно неверное движение — и ей грозит смерть.

— Почему он взял ее с собой? — спросил Нил. Ему нужно было что-то сказать, чтобы избавиться от мучительных переживаний. — Без нее он мог двигаться гораздо быстрее.

— Деньги, — ответил Андерсен. — Ему срочно нужны деньги, чтобы унести отсюда ноги. У Воррена мозги набекрень сейчас, насколько я понимаю. Бьюсь об заклад, он уверен, что мисс Стюарт знает, где они спрятаны. А она знает?

— Нет, — отозвался Джо. — Но она ведет его к владениям Мак-Найта.

— Ты там оставил сейф?

— Нет.

— Тогда где же, черт возьми? На прииске?

Минуту Джо молчал. Потом ответил:

— Помните ту дыру, которую Джон начал копать на склоне около двух лет назад, чтобы исследовать породу?

— Ну да. У них с Мак-Найтом как раз разгорелся очередной спор из-за нее. Мак-Найт заявил, что дыра находится на его территории, да?

— Они оба претендовали на эту щель в земле. Сейф сейчас там, с деньгами, надеюсь.

— И когда же ты собирался сообщить мне об этом, а? — спросил шериф.

— Ну, может быть, летом.

— Хм. Любимое время года для индейцев.

Джо рассмеялся.

Нил хотел вернуться к более важной для него теме.

— Итак, из вашего разговора я понял, что Воррен решил оставить Кэт в живых только потому, что она, как он думает, приведет его к деньгам? Да? Хотя на самом деле она ведь уводит бандита от них.

— Может быть, у него другие планы, — резко заметил шериф. — Он любит женщин и часто нуждается в них. Я слышал, что он не брезгует и применением силы, добиваясь своего.

Нил почувствовал, как по телу пошли мурашки. Быстрее! Необходимо торопиться! Мысль о насилии над Кэт лишила его разума.

Невдалеке от молнии загорелся невысокий дуб. Лошади испуганно шарахнулись, и пришлось потратить драгоценное время, чтобы их успокоить.

— Ты думаешь, он знает, что мы преследуем его?

— обратился Нил к апачу, пытаясь перекричать гром.

— Думаю, насчет меня у него нет сомнений. Но вот тебя он вряд ли принимает в расчет.

— И меня тоже, — уверенно добавил Андерсен.

— Он, наверное, думает, что я уже в фобу.

— В таком случае Воррена ждет большой сюрприз, — заключил Нил.

Еще около мили они проехали в полном молчании и наконец заметили Воррена и Кэт.

Сердце Нила радостно забилось. Кэт удалось освободиться от бандита! Она оторвалась от своего похитителя, но тот быстро настигал девушку.

— Подожди! — Джо перехватил поводья из рук юноши и загородил ему дорогу.

Нил пытался освободиться, чтобы броситься на помощь любимой женщине, но индеец еще крепче держал поводья.

— Он прав, Блейд, — поддержал апача Андерсен. — Сейчас Воррен озабочен тем, чтобы догнать Кэт. Мы можем подъехать ближе, пока он нас не заметил.

— Но он убьет ее!

— Не думаю. Но если он сейчас нас увидит, то убьет обязательно, у Воррена не будет другого выхода. Бандит ведет себя как раненый зверь, загнанный в угол, — крушит все, что стоит на его пути.

Боже милосердный!

— Давайте лучше осмотрим все подъемы и впадины вокруг!

Нил с трудом понимал, что говорит Андерсен. Судя по направлению, в котором двигалась Кэт, ей вскоре предстояло взобраться по склону на вершину холма, а потом спуститься вниз.

— Мы можем низиной обогнуть холм и окажемся на противоположной стороне раньше, чем она.

— Тогда вперед!

— Джо, мы с тобой возьмем Воррена на себя, Блейд все равно не сможет думать ни о чем, кроме Кэт. Поэтому он поедет вслед за ней.

— Решено.

По склону холма стремительно скакала Кэт, как будто за ней гнался сам дьявол. Ей казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Девушка с самого начала ждала удобного момента, чтобы ускользнуть от бандита, не доезжая до прииска. Воррен в любом случае убил бы ее, привела бы она его в нужное место или нет.

Но ведь она и понятия не имела, где Джо спрятал деньги!

Поэтому как только девушка заметила, что Нед ослабил внимание и занялся бутылкой виски, она не долго думая пришпорила лошадь и бросилась прочь. Отчаянное желание спастись и выжить придавало силы. Кэт понимала, что другого случая не будет.

Поднося виски ко рту и жадно глотая, Воррен совершенно забыл о мерах предосторожности.

— Эй! — вскрикнул он и грязно выругался, расплескав горячительное на ворот. Выронив бутылку, Воррен бросился в погоню.

Лошадь, которую он украл в Таксоне во время бегства от шерифа, была загнана окончательно. Пена летела с нее хлопьями, и бедное животное не могло уже продолжать бешеную гонку.

Три преследователя, не обращая внимания на дождь и скользкую грязь, скакали к низине. Каждый верил, что победа будет за ними.

Кэт оторвалась от бандита, уходя все дальше и дальше. Но ее лошадь тоже начала уставать. Пришлось замедлить ход. Девушка со страхом заметила, что Воррен опять нагоняет ее. Когда Кэт посмотрела вперед, то увидела, что у подножия холма простирается глубокий овраг. Не раздумывая, она направила лошадь вниз.

Нил, Джо и Андерсен с нетерпение ждали, когда беглянка покажется на вершине холма. Редкий кустарник плохо скрывал их в низине, но они надеялись, что буря и удача помогут остаться незамеченными, пока они не будут готовы к атаке.

— Я перехвачу Кэт, — сказал Нил Андерсену. Он вздрогнул, внезапно увидев, как лошадь девушки на брюхе катится по склону.

— Хорошо. Но только по моей команде.

Решительный тон шерифа не мог скрыть его отчаяния. Однако Нил верил шерифу и понимал, что тот более опытен в подобных передрягах. Кроме того, голова Андерсена не наполнена любовными переживаниями, он мыслит логично.

Взобравшись вслед за Кэт на вершину холма, Воррен ни минуты не колебался. Он изо всех сил подгонял свою лошадь, которая не была так вымуштрована, как кавалерийская, и взбунтовалась, встав на дыбы.

— Вперед! — скомандовал шериф.

Джо и Андерсен направились к Воррену, а Нил двинулся навстречу Кэт. Сначала она его не узнала и испугалась. Громко закричав, девушка попыталась повернуть лошадь в сторону.

— Кэт!

Она мужественно сражалась с грязью, покатым склоном и страхом, поэтому не расслышала окрика.

— Кэт! Это я! Нил!

— Нил? Господи, Боже мой…

Девушка сразу же забыла о существовании Неда Воррена. Она видела только Нила, знала только его.

Воррен успел спрыгнуть с лошади прежде, чем она упала. Его ноги тут же завязли в грязи, и он ткнулся носом в темную жижу. Проклиная все и всех на чем свет стоит, бандит попытался подняться, но снова поскользнулся. И в этот момент он увидел приближающихся всадников. Его рука быстро потянулась за ружьем.

Первая пуля пролетела мимо, вторая попала в Джо, пробив дыру в макинтоше, но не причинив вреда. Третья попала в ногу шерифа.

Андерсен крепко стиснул зубы, чтобы не закричать от боли. Он и так уже потерял много крови. Силы иссякли, но страж закона понимал, что он должен задержать преступника, прежде чем потеряет сознание.

— Он мой! — сказал Андерсен Джо.

Индеец опустил винчестер.

— Так бери его!

Воррен направил ружье в голову шерифа и выстрелил. Осечка!

Англичанин тупо уставился на оружие. И туг понял, что не успел перезарядить его после первых выстрелов. А ведь он стрелял еще в Таксоне, поэтому шесть пуль оказались истраченными.

Бандит хотел достать патроны, но не успел: меткий выстрел Андерсена настиг его. Шериф попал прямо в голову, и бандит умер мгновенно, даже не успев узнать, кто убил его.

— Ну вот, он и ваш! — произнес индеец совершенно бесстрастным голосом. Затем он посмотрел на Андерсена.

— Шериф!

Страж порядка с глухим стуком упал с лошади. Джо бросился ему на помощь, нащупал пульс и понял, что тот просто потерял сознание.

Нил в это время стоял у подножия холма и обнимал Кэт. Он держал ее в объятиях так, как будто собирался никогда не отпускать. Юноша пришел в ярость, когда заметил синяки на лице любимой. Воррену просто повезло, что он уже мертв!

— Выходи за меня замуж. Как только мы выберемся отсюда, я увезу тебя в Калифорнию. Я хочу, чтобы наша свадьба была на берегу Тихого океана. Начнем с тобой новую жизнь. Обещай, что выйдешь за меня, да?

— Да! — выдохнула она. — Конечно, да. Я так люблю тебя, Нил!

Блейд страстно поцеловал девушку, нащупав ее рот и полностью погрузившись в него. Кэт не менее страстно ответила на поцелуй, взлохматив волосы Нила. Несмотря на холод и сырость, их охватило пламя любви.

— Когда вы закончите обниматься, эй, вы, может, поможете шерифу? Он лежит без чувств в грязи. Невежливо оставлять его в этой луже.


Через пять дней Джон, Джо, Ан-джело и Андерсен собрались после завтрака за столом в кухне Стюартов. Кэт и Нил находились в комнате. Они старались побольше уединяться, но им редко это удавалось, так как в доме было слишком много людей. Все еще лил дождь.

— Вы собираетесь отправить меня обратно в тюрьму? — неожиданно спросил Джон. Его худое тело являло собой откровенный вызов.

Андерсен минуту изучающе смотрел на задиристого старика.

— Я бы хотел, чтобы вы поехали со мной в город. Чтобы я мог с вашей помощью уладить некоторые формальности. Но я не собираюсь арестовывать вас. Нет необходимости. Ведь Воррен, перед тем как отдать Богу душу, чистосердечно признался мне в убийстве Мак-Найта и во всех остальных преступлениях, совершенных им. Не правда ли, Джо?

Джо понадобилось некоторое время, чтобы ответить. Индеец думал. В своей жизни он встречал немало белых, которые беззастенчиво лгали. Но впервые видел человека, который пустился на обман, чтобы спасти другого.

— Да. Не могу поверить…

— Джон свободен? — переспросил Анджело. Рана мальчика затянулась, болела меньше, и он от всего сердца надеялся, что на этом месте останется шрам, который будет свидетельствовать о его мужестве и в будущем позволит с гордостью рассказывать о своих приключениях.

— Адвокат Блейда позаботится о том, как официально оформить документы, а сейчас Стюарт свободен.

— Как много времени я потерял, черт побери, — проворчал Джон. — Наконец-то я смогу приступить к работе на Фэнси Леди. Хочу встретиться с новым партнером и поговорить о некоторых усовершенствованиях. Если он старый шахтер, то должен разбираться в подобных вещах и понять меня.

В конюшне на расстеленном одеяле сидел Нил и смотрел на спящую Кэт. Это было, пожалуй, единственное место, где они могли остаться наедине. Даже лаборатория была занята, так как там расположились Андерсен и Джо.

Кэт не могла уснуть всю ночь. Нил понимал, что девушка все еще мучилась из-за того, что по ее вине Воррен оказался в их семье и причинил так много зла ее близким людям.

В эту ночь они не занимались любовью, а просто тихо лежали в объятиях друг друга. Нил хотел дать девушке время прийти в себя и освободиться от страхов и сомнений.

Воррена похоронили рядом с Фэнси Леди. Из-за сильных дождей дорогу на Таксон размыло и проехать было трудно. Поэтому шериф, прикованный ранами к постели, дал разрешение на похороны.

Нилу никогда прежде не приходилось рыть могилу, он сильно устал. По злой прихоти судьбы, думал юноша, Неду Воррену суждено найти последний приют рядом с прииском, к которому он так страстно стремился.

Дождь шел почти две недели. Реки и ручьи вышли из берегов, пересохшие впадины до краев наполнились водой. Земля, как губка, жадно впитывала в себя влагу.

Эрни, как только освободился, верхом по такой грязи пробрался в поместье. Он был очень удивлен, когда увидел, что шериф Андерсен и индеец Джо стали почти приятелями. Но его удивление достигло предела, когда он узнал, что страж закона не собирается арестовывать Стюарта.

История с похищением Кэт показалась Смитсону похожей на главу из дешевого бульварного романа. Он согласился остаться на ночь, чтобы услышать подробности и не упустить ни одной детали из увлекательного повествования. Ну, разумеется, чтобы рядом была Луз.

Больше всего Эрни поразило то, что Луз уже упаковала свои вещи и была готова ехать с ним. После сурового испытания, которое все выдержали, она хотела поискать счастья. Анджело был несказанно рад отправиться в незнакомую Калифорнию. Ему нравился Эрни, и он очень хотел познакомиться с новыми местами и найти новых друзей.

И только Джо не испытывал особого восторга. Он угрюмо наблюдал, как погонщик помогает укладывать матрасы.

— А как же мои вещи? Ведь ты приехал без фургона? — спросила Луз на следующее утро.

— Кэт потом нам их вышлет, — ответил Смит-сон. Он все еще не мог поверить, что любимая женщина согласилась выйти за него замуж. Он не собирался ждать, пока дорога просохнет. А то еще чего доброго она передумает!

— Но это будет безумно дорого стоить! — воскликнула Луз.

— Ты больше не будешь бедна, дорогая. Мы с тобой получим хорошую прибыль от гостиницы. И жизнь будет прекрасна! — Эрни самодовольно усмехнулся. Луз подошла и поцеловала его.

— Ты прав. Жизнь станет прекрасной.


Спустя пять дней они поженились и устроили скромную свадьбу в Таксоне. Вечер проходил в саду Фриды Рименшнайдер.

Самой блестящей женщиной на свадьбе была Кэт. По крайней мере так думал Нил, который, стоя у кресла отца и потягивая шампанское, наблюдал, как она царила. На девушке было желтое шелковое платье, простое, но элегантное, и она затмевала всех дам.

— Она находка, мой мальчик, — Симас наслаждался первым глотком вина, который ему позволили выпить после удара. — Ты уже подарил ей кольцо?

— Я сделаю это позднее, отец. Сейчас она занята, хлопочет, помогая Фриде. Я просто поражен, что так быстро удалось организовать такой замечательный вечер.

— Ну, сынок, надеюсь, ты уже понял, что такая женщина, как Фрида, может сделать все. У нее железная воля и светлая голова, должен признать. Рядом с ней место сильному мужчине.

Нил посмотрел в невинные, как у ребенка, голубые глаза Симаса.

— Ты имеешь в виду себя?

Блейд на минуту задумался.

— Очень может быть. Я подожду. Надо подумать о твоем предложении. Кстати, я не говорил, кажется, что Фрида поедет с нами на побережье? Просто, чтобы присутствовать на твоей свадьбе, мой мальчик.

Нил подавил улыбку. Он еще никогда не видел, чтобы отец был так неуверен в себе, увиливая от ответа.

— Так она едет?

— Она обещала подумать.

— Ага, понятно.

— Отправляйся и приведи ко мне Стюарта, хорошо? Я хочу подробно поговорить с ним о прииске. А затем обязательно подари девочке кольцо.

Нил широко улыбнулся.

— Отец, она никуда не денется, зачем спешить?

— Ты должен позаботиться, чтобы она действительно никуда не делась. Хорошую женщину очень трудно найти. Береги ее. Ни на минуту не отпускай от себя.

Стоял великолепный вечер. Все уже цвело вокруг. Дворик Фриды был наполнен благоуханием гераней, сладкого горошка и блеском желтых роз из Томстоуна. Уже распустился жасмин, овевая гостей экзотическим нежным ароматом.

Нанятые мексиканские музыканты играли превосходно, еда была великолепной. Казалось, все были довольны, особенно Эрни, который так и светился от счастья.

Нил нашел Кэт в глубине сада. Девушка разговаривала с Мариной, которая, завидев юношу, приветливо кивнула и направилась к матери.

— Знаешь, а она очень изменилась, — заметила Кэт.

— Я слышал, что счастливая супружеская жизнь действительно меняет людей.

К его удивлению девушка покраснела.

— А Джо выглядит великолепно в своем новом костюме, — тихо сказала она.

Они вспомнили жуткий вечер, который провели с индейцем у портного. Что творилось с Джо, когда портной снимал с него мерки, особенно мерку для брюк! Куда там Симасу с его строптивостью!

— Ты не хочешь прогуляться со мной? — вкрадчиво предложил Нил.

— Но мы не можем оставить гостей.

— Это не наши гости, мы можем уйти, когда захотим. Посмотри: вон отец и Джон. Как они увлеклись разговором о прииске!

Кэт рассмеялась.

— Да, было бы неплохо прогуляться.

Солнце уже клонилось к закату и начало смеркаться, когда они вышли за ворота. Природа ликовала. От нежного аромата жасмина кружилась голова.

Нил привел Кэт к небольшому островку зелени, покрытому молодой травкой и затененному кактусами.

— У меня есть кое-что для тебя. Отец считает, что ты можешь сбежать, так как я не сделал нашу помолвку официальной. Но у меня не было такой возможности… — Он замолчал, взял девушку за руку и надел кольцо. Это был огромный ярко-желтый алмаз в простой тонкой оправе.

— Ой, Нил! Оно же безумно дорогое!

— Теперь можно считать нас помолвленными?

— Да! — ответила Кэт и звонко поцеловала его в щеку.

— Знаешь, алмаз мне продал Джон. Он приобрел его, когда был в Южной Африке.

— Знаю. Ему нужны были деньги для Фэнси Леди. — Кэт выглядела озабоченной. — У меня есть пять подобных камней, но только небольших, около карата каждый. Это мое приданое. Во всяком случае, если в жизни случится что-то непредвиденное, я смогу продать их и поддержать нас. Честно говоря, никак не могу дождаться, когда стану твоей законной женой, Нил.

— Но ты ведь подождешь, пока мы доберемся до Сан-Диего, чтобы торжественно отпраздновать свадьбу, да? Хотя, если хочешь, мы можем обвенчаться и здесь.

— Я подожду. Ты обещал мне открыть новые горизонты, Нил Блейд. Я верю, что ты сдержишь слово.

— А потом мы отпразднуем вдвоем, ты и я.

— Да. Впереди у нас целая жизнь, полная неожиданностей и приключений. Но начало ее должно быть интимным — только ты и я.

— Одно маленькое дополнение, можно?

— Какое?

— Отец хочет поехать и посмотреть на место, где мы нашли золотые монеты перед тем, как мы отправимся в Сан-Диего.


Буря устроила настоящий погром, до неузнаваемости изменив окрестности. На поверхности лужи, ставшей озером, плавало много сучьев и бревен. Все спешились и ступали очень осторожно, но Симас категорически отказался от помощи Фриды.

На дне впадины царил еще больший беспорядок, чем на вершине холма. Буря размыла заграждение, сооруженное когда-то Нилом. Даже кучи камней, которые служили ориентиром, уже не существовало.

— Не верю своим глазам, — прошептал Нил, глядя в сторону склона, где раньше находился вход в пещеру.

— Природа — могучая сила, — заметил Симас. — Каждый шахтер хоть раз в жизни сталкивался с этой простой истиной.

— Ненавижу даже саму мысль о том, чтобы находиться под землей, — с дрожью в голосе сказала Фрида.

Кэт поднялась вверх по склону и остановилась позади юноши.

— Ты думаешь, что пещеру засыпало?

— Похоже. Но давайте попробуем взяться за лопаты.

— Ты собираешься копать? — спросила девушка испуганно.

Нил поднял глаза.

— Пожалуй, нет, не стоит. Сейчас, пока не спала вода, это небезопасно. Но даже не это главная причина.

Юноша повернулся к отцу.

— Нам ведь не нужны эти деньги, па?

Старик склонился и взял что-то с земли.

— Иногда поиски бывают более захватывающими и увлекательными, чем находка, — рассмеялся он и разжал ладонь, на которой поблескивала золотая монета. — Я уже нашел то, за чем приехал, и мне не нужно большего.

— И вы не собираетесь возвращаться за остальным? — настойчиво переспросила Кэт.

— Нет. Если бы я смог найти наследников этих бедняг, я бы показал им, где находятся деньги. Но это невозможно. Пусть все останется по-прежнему: эти несчастные погребены, и их души успокоились.

Нил подал Кэт руку и помог спуститься вниз.

— А как насчет сокровищ, которые спрятали монахи? — спросил Симас. — Я не очень хорошо помню эту историю, но не из-за нее ли мы в первый раз приехали в Таксон?

— Сокровищам монахов придется подождать до следующей поездки, отец. А пока мы с Кэт в пятницу садимся в поезд, едущий в Сан-Диего, и отправляемся на побережье, где состоится свадебная церемония.

Старик громко рассмеялся.

— Так! Так, сынок! Это похоже на тебя. Все Блейды всегда выбирали женщину, предпочитая ее золоту.

ЭПИЛОГ

Поместье Стюарта, штат Аризона

Октябрь 1987 года

Они, наконец, вернулись домой. Кэт не была уверена, рада она или нет.

После того как они провели почти все лето в Сан-Франциско, растягивая медовый месяц, на Кэт, которая была уже на шестом месяце беременности, не могла не подействовать жара пустыни. И хотя уже была осень, дни в южной части Аризоны по-прежнему стояли более чем теплые.

— Итак, что ты чувствуешь, возвратившись? — спросил Нил, осторожно помогая ей выйти из коляски.

Кэт осмотрелась. Немногое изменилось. Появилась только новая экономка, немка, которую нанял Джон, чтобы присматривать за поместьем. Все вокруг было голо и пустынно, как обычно. И это особенно бросалось в глаза после роскошной природы побережья.

— Я счастлива везде, когда рядом с тобой, — ласково ответила молодая женщина.

— Даже если мы отложим поездку в Европу на год или два?

— Европа останется на своем месте, Нил. И у нас впереди целая жизнь, чтобы путешествовать.

Им навстречу неторопливо вышел грузный краснолицый ирландец.

— Меня зовут Джимми, — представился он, вытирая руки о фартук. — Я повар. Ваш отец сейчас на прииске.

— Ну, конечно, где же ему быть! — проворчала Кэт.

— А что, жила такая богатая, как и предполагал Джон? — поинтересовался Нил у повара. Он знал, что подобные открытия не удержать в тайне. И ирландец, вероятно, знает все до мельчайших подробностей.

— Еще больше! Стюарт уже нанял шестерых работников. Они спят внизу в маленьком домике и в сарае.

— Моя лаборатория! — с негодованием воскликнула Кэт, но работник не обратил никакого внимания на ее реплику. Скорее всего, Джон никому и не говорил о ее «колдовском зелье». Это и понятно: золото всегда было для отца важнее всего.

— Что вам подать к чаю? — вежливо спросил Джимми. — Я как раз только что вынул из печи печенье.

— С удовольствием выпью чаю с печеньем.

— Миссис Джанкер приготовила вашу комнату, — добавил ирландец. — Она отправилась сегодня утром навестить свою дочь, которая живет на ранчо недалеко отсюда. И привезет яблок для пирога.

Когда молодожены устроились в старой спальне Кэт и Джимми принес поднос с чаем и печеньем, миссис Блейд быстро сняла с себя дорожную одежду, переоделась и прилегла.

— Как неуютен и пустынен дом без Луз и Анджело!

— И Джо, — добавил Нил.

— Надеюсь, Джо добьется успеха на своем ранчо. Спасибо тебе. Ведь большинство людей не дали бы денег индейцу.

— Но я не такой, как большинство, — улыбнулся Нил. — Я знаю, что у апача блестяще пойдут дела. Трудно найти человека, который так великолепно разбирался бы в лошадях. Джо быстро вернет долг.

Кэт в одной сорочке взбила подушки на кровати и легла.

— Я рада, что Луз понравилось в Калифорнии.

— И Анджело новое место по душе. Не волнуйся за них. Как только немного спадет жара, отправимся навестить Джо.

— А местечко в Калифорнии действительно прекрасное, да?

— Великолепное. Честное слово, там даже лучше, чем я ожидал. А ты действительно не возражаешь против встречи с Харриет Мод?

Она покачала головой.

— Нисколько. Я ведь знаю, как много ты уже сделал для нее. Как ты думаешь, когда она полностью выздоровеет, она выйдет замуж за Чарльза?

Нил взял Кэт за руку.

— Да, если только поймет, что за уродливой внешностью скрывается замечательный и добрый человек. И если не вмешается ее отец. Чарльз всегда любил ее. Думаю, и она не останется равнодушной.

Кэт сделала глоток.

— А когда мы поедем в Денвер?

Нил ласково засмеялся.

— Я давно ждал этого вопроса. И был удивлен, что ты так долго терпела. В Таксон от отца мне пришло письмо. Он вложил в конверт любопытную вырезку из газеты. Не так давно, на прошлой неделе, Эмет Вестон Йорк был убит прямо на пороге своей конторы в Галвестоне. В заметке сказано, что это ограбление. Украдены деньги и драгоценности. Но папа пишет, что ходят упорные слухи, будто это месть. Ой, Кэт, извини!

— Не удивляюсь, — ответила молодая женщина, глубоко вздохнув, — что его убили. Этот человек был воплощением зла.

— Но благодаря ему мы с тобой познакомились, — заметил Нил, взял ее руку и поцеловал.

— Что еще пишет отец?

— Селестина снова пропала. Джози говорила верно: это дьявол в юбке. Правда, поверенный отца Мерфи уже напал на след моей дорогой маленькой сестренки и скоро вернет ее в лоно семьи.

— Не похоже, чтобы ты очень волновался за нее, — вставила Кэт.

— А я и не переживаю. Она же из породы Блей-дов. Всем нам сопутствует удача. Мне сейчас же передадут из отеля любое известие о Селестине. Мы очень скоро поедем в Денвер. Тем более что я еще должен встретиться со своей новой сестрой. Не могу же я пропустить такое важное событие!

— По-моему твой отец был очень взволнован, когда Мод нашла его.

— Я, честно говоря, тоже. Хотя поначалу был шокирован существованием неизвестной сестры. И отец тоже. Именно поэтому врачи не хотели пускать ее к папе, предлагали оставить письмо: они боялись, как бы с ним снова не случился удар.

— Я всегда мечтала иметь большую семью.

Нил нежно погладил ее округливший живот.

— С удовольствием буду помогать тебе вносить свой вклад в численность семейства Блейдов.

— Значит, до Рождества мы вряд ли поедем в Денвер? А что если ребенок решится раньше появиться на свет и родится в самый разгар зимы?

— Мы ни за что не отправимся в путь в снегопад. К тому же все равно придется ждать известий о Се-лестине. Останемся здесь. И тебе нужно немного побыть с Джоном.

— Я уже не схожу из-за него с ума так, как раньше, — заметила Кэт.

— Ему нужно время, чтобы дать тебе понять, насколько он ценит то, что ты для него сделала. Джон сдержан — ему может и не хватить слов выразить свои чувства.

Глаза молодой женщины наполнились слезами — в ее положении она была очень чувствительна.

— Да, ты прав, отец очень не любит много говорить.

— Однако никто лучше Джона не знает, чего тебе стоило отстоять Фэнси Леди. Ты спасла старика. Думаю, он бы умер, если бы кто-то другой завладел прииском.

Кэт потянулась к мужу и поцеловала его. И, как всегда, в них ярким пламенем вспыхнула страсть.

В этот момент дверь в спальню приоткрылась и показалась голова Джона Стюарта. Он был весь в пыли, осунувшийся, как будто несколько ночей не спал. Но Кэт заметила, что он все же немного поправился. Джон был решителен и имел вид человека, у которого есть цель в жизни. Его глаза сверкали.

— Кэт! Ты вернулась! Добро пожаловать! — Джон замер, его взгляд уперся в высокий живот дочери, выступающий из-под тонкой сорочки. — Бог мой! Ребенок!

Кэт протянула руку Нилу, и тот ласково накрыл ее пальчики своей широкой ладонью.

Прошло немало времени, прежде чем старик смог оторвать взгляд от завораживающего зрелища и посмотреть дочери в лицо. Джон расчувствовался.

— Я, похоже, преподнесла тебе сюрприз, — тихо сказала Кэт.

Он удовлетворенно кивнул головой, пытаясь сдержаться.

— Я думал, что не доживу до этого радостного события, до появления внука. Вот настоящий подарок, самое драгоценное сокровище.

Нил крепко сжал руку молодой женщины.

— Ты подлинное сокровище, Кэт!

Примечания

1

патио — внутренний двор

(обратно)

2

Por favor (исп.) — будьте любезны, пожалуйста

(обратно)

3

Gracias (исп.) — спасибо

(обратно)

4

месквит и палрверд — местное название низкорослых кустистых деревьев

(обратно)

5

федерал или унианист — сторонник северян по время Гражданской войны между Севером и Югом в Америке

(обратно)

6

Si (исп.) — да

(обратно)

7

пеон — рабочий, находящийся в полурабской зависимости от хозяина.

(обратно)

8

andale (исп.) — живо, быстро

(обратно)

9

Девил — devil (англ.) — дьявол, черт

(обратно)

10

Hermano (исп.) — брат

(обратно)

11

Madre de Dios! (исп.) — Матерь божья!

(обратно)

12

No imponta (исп.) — здесь — не волнуйся

(обратно)

13

Dios (исп. ) — Боже

(обратно)

14

Victrola — музыкальный автомат

(обратно)

15

Мескал — мексиканский ликер, приготовленный на соке агавы.

(обратно)

16

Silensio (исп.) — молчать!

(обратно)

17

Pendejo (исп.) — трус, недоумок

(обратно)

18

Que paso (исп.) — В чем дело?

(обратно)

19

Hombre (исп.) — человек, мужчина, парень

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • ЭПИЛОГ
  • *** Примечания ***