загрузка...
Перескочить к меню

Хозяева дискурса: американо-израильский терроризм (fb2)

- Хозяева дискурса: американо-израильский терроризм 347 Кб, 111с. (скачать fb2) - Исраэль Шамир

Настройки текста:




Исраэль Шамир Хозяева дискурса: американо-израильский терроризм

ОСТРОВ БУЯН (Предисловие к сборнику)

Не знаю, как благодарные потомки оценят мой вклад в «мировую антибуржуазную мысль», но постараюсь описать его кратчайшим образом для современников. Мне, как и вам, мой читатель, выпало жить в интересную эпоху, похерившую оптимистические прогнозы Маркса и скосившую глазки в Откровение св. Иоанна Богослова. Мне довелось увидеть распад Советского Союза (в те судьбоносные годы я был израильским корреспондентом в Москве), крушение социализма, подъем неолиберализма и мондиализма, возникновение единого СМИ-пространства, превращение Израиля в третью ядерную державу мира, возвышение евреев, отчаянную борьбу палестинского народа за свои жизнь и достоинство, разрушение природной среды обитания человека, начало Третьей Мировой войны Америки с Исламским миром. Моей задачей стало выявление тесной связи между этими, казалось бы, совершенно разнородными явлениями в судьбах мира. Для этого мне был нужен новый нарратив. Что это такое – поясню на примере.

Вуди Ален, нью-йоркский кинорежиссер, выпустил в свое время необычный фильм, What’s Up, Tiger Lily. Он не снял ни одного кадра, но взял готовый третьесортный японский фильм и переозвучил, подложил совершенно другую звуковую дорожку. Получилось новое произведение искусства, новое осмысление видового ряда. Если вам доводилось смотреть по телевизору с середины иностранный фильм на незнакомом языке, вы сталкивались с подобной задачей, пытаясь угадать сюжет и осмыслить увиденное. Чем-то подобным мы занимаемся, пытаясь объяснить происходящее. Отдельные события ясны, но их можно рассказать по-разному. Рассказчики предлагают свои нарративы, а человек выбирает для себя тот, что лучше всего описывает реальность, по его мнению.

Так, двенадцать лет назад в России столкнулись два нарратива; русский советский и западный, неолиберальный. Западный нарратив победил, то есть на какое-то время западный Вуди Ален сумел убедить русского зрителя в правоте его версии событий. Прошла страшная обираловка, и богатства России уплыли за рубеж, заводы стали, наша великая родина стала заштатной державой. Этот исторический поворот был сделан почти бескровно. Преобразование России стало доказательством: владение нарративом есть владение миром. Тот, кто пересказывает фильм, является и его режиссером.

Казалось бы, что тут нового, борьба идей существовала всегда. В 1917 году победила не Красная Армия, но идея коммунизма. Но с тех пор в мире появилась новая технология овладения умами. Никогда раньше СМИ не были так сконцентрированы в немногих руках в мировом масштабе, и лишь сейчас у них появилась способность создавать виртуальную, альтернативную реальность. Этого не могло быть, пока существовало здоровое общество, пока люди общались друг с другом и свободно обсуждали насущные проблемы. На Западе, и в первую очередь в Америке, а затем и в России возникло общество тотального разобщения, в котором люди формируют свое мнение исключительно на основе телевидения и газет. СМИ полностью овладели общественным дискурсом, и убедили миллиарды людей в том, что «американский образ жизни», неолиберализм несет им счастье. Благодаря своей монопольной роли, хозяева СМИ могут определять, что будут знать, и о чем будут говорить люди в разобщенном и разрозненном обществе. Они решают, что думают люди. Об этом писали мои старшие товарищи Ноам Хомски, Эдуард Герман и другие авторы.

Я заметил удивительную аномалию, почище Курской. Активно вмешиваясь во внутреннюю жизнь многих стран, западные СМИ всюду проводили одну линию, против национализма и традиции, за «мультикультурное общество», за либеральную демократию, то есть за общество разобщения, в котором им легче действовать, за ОДНИМ исключением: применительно к еврейскому государству, они поддерживали шовинизм, реакцию, апартеид, то есть негативно солидарное общество. Всюду они были за МК, а в Израиле – за «Наш современник».

Другая аномалия: Энгельс, а за ним и прочие коммунистические авторитеты считали, что религия – часть классовой структуры, обслуживающая правящие элиты. Однако, вопреки ожидаемому, главный вектор влияния прозападных СМИ направлен против религии, причем в особенности против христианской религии. Под ударом оказались все три древние, часто враждовавшие между собой, направления христианства: западное католичество, византийское православие и особая форма монофизитского восточного христианства – ислам. Но иудаизм (еще одна неожиданность) избежал сходной судьбы. И не только избежал: на Западе возник его новый вид, культ Холокоста, главный храм которого высится в центре Вашингтона. Этот культ парафразирует христианский нарратив: гибель евреев приравнивается к страстям Христовым, а создание государства Израиля соответствует Воскресению. Но тут сходство кончается.




Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации