загрузка...
Перескочить к меню

«На суше и на море» - 89. Фантастика (fb2)

- «На суше и на море» - 89. Фантастика (а.с. На суше и на море-29) 946 Кб, 92с. (скачать fb2) - Уильям Сэмброт - Адам Вишневский-Снерг - Михаил Афанасьевич Булгаков - Владимир Иванович Щербаков

Настройки текста:




Михаил Булгаков ЛУЧ ЖИЗНИ

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

Профессор Персиков

16 апреля 1928 года, вечером, профессор зоологии IV Государственного университета и директор Зооинститута в Москве Персиков вошел в свой кабинет, помещающийся в Зооинституте, что на улице Герцена. Профессор зажег верхний матовый шар и огляделся.

Начало ужасающей катастрофы нужно считать заложенным именно в этот злосчастный вечер, равно как первопричиною этой катастрофы следует считать именно профессора Владимира Ипатьевича Персикова.

Газет профессор Персиков не читал, в театр не ходил, а жена профессора сбежала от него в 1913 году, оставив ему записку такого содержания:

«Невыносимую дрожь отвращения возбуждают во мне твои лягушки. И всю жизнь буду несчастна из-за них».

Профессор больше не женился и детей не имел. Был очень вспыльчив, но отходчив, жил на Пречистенке, в квартире из 5 комнат, одну из которых занимала сухонькая старушка, экономка Марья Степановна, ходившая за профессором, как нянька. В 1919 году у профессора отняли из 5 комнат 2. Тогда он заявил Марье Степановне:

— Если они не прекратят эти безобразия, Марья Степановна, я уеду за границу.

Нет сомнения, что, если бы профессор осуществил этот план, ему очень легко удалось бы устроиться при кафедре зоологии в любом университете мира, ибо ученый он был совершенно первоклассный, а в той области, которая так или иначе касается земноводных или голых гадов, и равных себе не имел, за исключением профессора Уильяма Веккля в Кембридже и Джиакомо Бартоломео Беккари в Риме. Читал профессор на 4 языках, кроме русского, а по-французски и немецки говорил, как по-русски. Намерения своего относительно заграницы Персиков не выполнил, и 20-й год вышел еще хуже 19-го, и в террариях Зоологического института, не вынеся всех пертурбаций знаменитого года, издохли первоначально 8 великолепных экземпляров квакшей, затем 15 обыкновенных жаб и, наконец, исключительнейший экземпляр жабы суринамской.

Подобно тому как амфибии оживают после долгой засухи при первом обильном дожде, ожил профессор Персиков в 1926 году, когда соединенная Американо-русская компания выстроила, начав с угла Газетного переулка и Тверской, в центре Москвы, 15 пятнадцатиэтажных домов, а на окраине 300 рабочих коттеджей, каждый на 8 квартир, раз и навсегда прикончив тот страшный и смешной жилищный кризис, который так терзал москвичей в годы 1919–1925.

Вообще это было замечательное лето в жизни Персикова, и порою он с тихим и довольным хихиканьем потирал руки, вспоминая, как он жался с Марьей Степановной в 2 комнатах. Теперь профессор расширился, расположил 2? тысячи книг, чучела, диаграммы, препараты, зажег на столе зеленую лампу в кабинете.

Институт тоже узнать было нельзя: его покрыли кремовой краской, пронесли по специальному водопроводу воду в комнату гадов, сменили все стекла на зеркальные, прислали 5 новых микроскопов, стеклянные препарационные столы, шары по 2000 ламп с отраженным светом, рефлекторы, шкапы в музей. И вдруг летом 1928 года произошло то невероятное, ужасное…

Цветной завиток

Профессор зажег шар и огляделся. Зажег рефлектор на длинном экспериментальном столе, надел белый халат, позвенел какими-то инструментами на столе… Гул весенней Москвы нисколько не занимал профессора Персикова. Он сидел на винтящемся трехногом табурете и побуревшими от табаку пальцами вертел кремальеру великолепного цейсовского микроскопа, в который был заложен обыкновенный неокрашенный препарат свежих амеб. В тот момент, когда Персиков менял увеличение с 5 на 10 тысяч, дверь приоткрылась, показалась остренькая бородка, кожаный нагрудник, и ассистент позвал:

— Владимир Ипатьич, я установил брыжейку, не хотите ли взглянуть?

Персиков живо сполз с табурета, бросив кремальеру на полдороге, и, медленно вертя в руках папиросу, прошел в кабинет ассистента. Там, на стеклянном столе, полузадушенная и обмершая от страха лягушка была распята на пробковом штативе, а ее прозрачные слюдяные внутренности вытянуты из окровавленного живота в микроскоп.

— Очень хорошо! — сказал Персиков и припал глазом к окуляру микроскопа.

Очевидно, что-то очень интересное можно было рассмотреть в брыжейке лягушки, где, как на ладони видные, по рекам сосудов бойко бежали живые кровяные шарики. Персиков забыл о своих амебах и в течение полутора часов по очереди с Ивановым припадал к стеклу микроскопа.

Разминая затекшие ноги, Персиков поднялся, вернулся в свой кабинет, зевнул, потер пальцами вечно воспаленные веки и, присев на табурет, заглянул в микроскоп, пальцы он положил на кремальеру и уже собирался двинуть винт, но не двинул. Правым глазом видел Персиков мутноватый белый диск и в нем смутных бледных амеб, а посредине диска сидел цветной завиток, похожий на женский локон. Этот завиток и сам Персиков, и сотни его учеников видели очень много раз, и никто не интересовался им, да и незачем было. Цветной пучочек света лишь мешал наблюдению и показывал, что препарат не в фокусе. Поэтому его безжалостно стирали одним поворотом винта, освещая поле ровным белым светом. Длинные пальцы зоолога уже вплотную легли на нарезку винта и вдруг дрогнули и слезли. Причиной этого был правый глаз Персикова, он вдруг насторожился, изумился, налился даже тревогой. Не бездарная посредственность на горе республике сидела у микроскопа. Нет, сидел профессор Персиков! Вся жизнь его, его помыслы сосредоточились в правом глазу. Минут пять в каменном молчании высшее существо наблюдало низшее, мучая и напрягая глаз над стоящим вне фокуса препаратом. Кругом все молчало.

Запоздалый грузовик прошел по улице Герцена, колыхнув старые стены института. Плоская стеклянная чашечка с пинцетами звякнула на столе. Профессор побледнел и занес руки над микроскопом так, словно мать над дитятей, которому угрожает опасность. Теперь не могло быть и речи о том, чтобы Персиков двинул винт, о нет, он боялся уже, чтобы какая-нибудь потусторонняя сила не вытолкнула из поля зрения того, что он увидал.

Было полное белое утро с золотой полосой, перерезавшей кремовое крыльцо института, когда профессор покинул микроскоп и подошел на онемевших ногах к окну. Он дрожащими пальцами нажал кнопку, и черные глухие шторы закрыли утро, и в кабинете ожила мудрая ученая ночь. Желтый и вдохновенный Персиков растопырил ноги и заговорил, уставившись в паркет слезящимися глазами.

— Но как же это так? Ведь это чудовищно!.. Это чудовищно, — повторил он, обращаясь к жабам в террарии, но жабы спали и ничего ему не ответили.

Он помолчал, потом подошел к выключателю, поднял шторы, потушил все огни и заглянул в микроскоп. Лицо его стало напряженным, он сдвинул кустоватые желтые брови.

— Угу, угу, — пробурчал он, — пропал. Понимаю. По-о-ни-маю, — протянул он, сумасшедше и вдохновенно глядя на погасший шар над головой, — это просто.

И он вновь опустил шипящие шторы и вновь зажег шар. Заглянул в микроскоп, радостно и как бы хищно осклабился.

— Я его поймаю, — торжественно и важно сказал он, поднимая палец кверху, — поймаю. Может быть, и от солнца.

Опять шторы взвились. Солнце теперь было налицо. Вот оно залило стены института и косяком легло на торцах Герцена. Профессор смотрел в окно, соображая, где будет днем солнце. Он то отходил, то приближался, легонько пританцовывая, и наконец животом лег на подоконник.

Приступил к важной и таинственной работе. Стеклянным колпаком накрыл микроскоп. На синеватом пламени горелки расплавил кусок сургуча и края колокола припечатал к столу, а на сургучных пятнах оттиснул свой большой палец. Газ потушил, вышел и дверь кабинета запер на английский замок.

— Какая чудовищная случайность, что он меня отозвал, — сказал ученый. — Иначе я его так бы и не заметил. Но что это сулит?… Ведь это сулит черт знает что такое?…

Персиков поймал

Дело было вот в чем. Когда профессор приблизил свой гениальный глаз к окуляру, он впервые в жизни обратил внимание на то, что в разноцветном завитке особенно ярко и жирно выделился один луч. Луч этот был ярко-красного цвета и из завитка выпадал, как маленькое острие, ну, скажем, с иголку, что ли.

Просто уж такое несчастье, что на несколько секунд луч этот приковал наметанный глаз виртуоза. В луче профессор разглядел то, что было в тысячу раз значительнее и важнее самого луча. Благодаря тому что ассистент отозвал профессора, амебы пролежали полтора часа под действием этого луча, и получилось вот что: в то время, как в диске вне луча зернистые амебы лежали вяло и беспомощно, в том месте, где пролегал красный заостренный меч, происходили странные явления. В красной полосочке кипела жизнь. Серенькие амебы, выпуская ложноножки, тянулись изо всех сил в красную полосу и в ней оживали. Какая-то сила вдохнула в них дух жизни. Они лезли стаей и боролись друг с другом за место в луче. В нем шло бешеное, другого слова не подобрать, размножение. Ломая и опрокидывая все законы, известные Персикову, они почковались на его глазах с молниеносной быстротой. Они разваливались на части в луче, и каждая из частей в течение 2 секунд становилась новым и свежим организмом. Эти организмы в несколько мгновений достигали роста и зрелости лишь затем, чтобы в свою очередь тотчас же дать новое поколение. В красной полосе, а потом и во всем диске стало тесно, и началась неизбежная борьба. Вновь рожденные яростно набрасывались друг на друга и рвали в клочья и глотали. Среди рожденных валялись трупы погибших в борьбе за существование. Побеждали лучшие и сильные. И эти лучшие были ужасны. Во-первых, они объемом приблизительно в два раза превышали обыкновенных амеб, а во-вторых, отличались какою-то особенной злостью и резвостью. Движения их были стремительны, их ложноножки гораздо длиннее нормальных и работали они ими, без преувеличения, как спруты щупальцами.

Во второй вечер профессор, осунувшийся и побледневший, без пищи, взвинчивая себя лишь толстыми самокрутками, изучал новое поколение амеб, а в третий день он перешел к первоисточнику, т. е. к красному лучу.

— Да, теперь все ясно. Их оживил луч. Это новый, не исследованный никем, никем не обнаруженный луч. Первое, что придется выяснить, — это получается ли он только от электричества или от солнца, — бормотал Персиков самому себе.

И в течение еще одной ночи это выяснилось. В три микроскопа Персиков поймал три луча, от солнца ничего не поймал и выразился так:

— Надо полагать, что в спектре солнца его нет… гм… ну, одним словом, надо полагать, что добыть его можно только от электрического света. — Он любовно поглядел на матовый шар вверху, вдохновенно подумал и пригласил к себе в кабинет Иванова. Он ему все рассказал и показал амеб.

Приват-доцент Иванов был поражен, совершенно раздавлен: как же такая простая вещь, как эта тоненькая стрела, не была замечена им, Ивановым, и действительно это чудовищно! Вы только посмотрите…

— Вы посмотрите, Владимир Ипатьич! — говорил Иванов, в ужасе прилипая глазом к окуляру. — Что делается?! Они растут на моих глазах… Гляньте, гляньте…

— Я их наблюдаю уже третий день, — вдохновенно ответил Персиков.

Из Германии после запроса через Комиссариат просвещения Персикову прислали три посылки, содержащие в себе зеркала, двояковыпуклые, двояковогнутые и даже какие-то выпукло-вогнутые шлифованные стекла. Кончилось все это тем, что Иванов соорудил камеру и в нее действительно уловил красный луч. И надо отдать справедливость, уловил мастерски: луч вышел жирный, сантимера 4 в поперечнике, острый, сильный.

1 июня камеру установили в кабинете Персикова, и он жадно начал опыты с икрой лягушек, освещенной лучом. Опыты эти дали потрясающие результаты. В течение 2 суток из икринок вылупились тысячи головастиков. Но этого мало, в течение одних суток головастики выросли необычайно в лягушек, и до того злых и прожорливых, что половина их тут же была перелопана другой половиной. Зато оставшиеся в живых начали вне всяких сроков метать икру и в 2 дня уже без всякого луча вывели новое поколение и при этом совершенно бесчисленное. В кабинете ученого началось черт знает что: головастики расползались из кабинета по всему институту, в террариях и просто на полу, во всех закоулках завывали хоры, как на болоте. Через неделю ученый почувствовал, что он шалеет. Институт наполнился запахом эфира и цианистого калия. Разросшееся болотное поколение наконец удалось перебить ядами, кабинеты проветрить.

Куриная история

В уездном заштатном городке, бывшем Троицке, а ныне Стекловске Костромской губернии Стекловского уезда, на крылечко домика на бывшей Соборной, а ныне Персональной улице, вышла повязанная платочком женщина в сером платье с ситцевыми букетами и зарыдала. Женщина эта рыдала так громко, что вскорости из домика через улицу в окошко высунулась бабья голова в пуховом платке и воскликнула:

— Что ты, Степановна, али еще?

— Семнадцатая! — разливаясь в рыданиях, ответила бывшая Дроздова.

— Ахти-х-ти-х, — заскулила и закачала головой баба в платке, — ведь это что ж такое? Да неужто ж сдохла?

— Да ты глянь, Матрена, — бормотала попадья, всхлипывая громко и тяжко, — глянь, что с ей!

Действительно: семнадцатая по счету с утра брамапутра, любимая хохлатка, ходила по двору и ее рвало. «Эр… рр… урл… урл го-го-го», — выделывала хохлатка и закатывала грустные глаза на солнце так, будто видела его в последний раз.

В июне 1928 года

Москва светилась, огни танцевали, гасли и вспыхивали. На Театральной площади вертелись белые фонари автобусов, зеленые огни трамваев. А над Большим театром гигантский рупор завывал:

— Антикуриные прививки в Лефортовском ветеринарном институте дали блестящие результаты. Количество… куриных смертей за сегодняшнее число уменьшилось вдвое…

Затем рупор менял тембр, что-то рычало в нем, над театром вспыхивала и угасала зеленая струя, и рупор жаловался басом:

— Образована чрезвычайная комиссия по борьбе с куриной чумой в составе наркомздрава, наркомзема, заведующего животноводством, профессоров Персикова и Португалова…

Театральный проезд, Неглинный и Лубянка пылали белыми и фиолетовыми полосами, брызгали лучами, выли сигналами, клубились пылью. Толпы народа теснились у стен у больших листов объявлений, освещенных резкими красными рефлекторами:

«Под угрозою тягчайшей ответственности воспрещается употреблять в пищу куриное мясо и яйца. Все граждане, владеющие яйцами, должны в срочном порядке сдать их в районные отделения милиции».

Рокк

Неизвестно, точно ли хороши были лефортовские ветеринарные прививки, умелы ли заградительные самарские отряды, удачны ли крутые меры, принятые по отношению к скупщикам яиц в Калуге и Воронеже, успешно ли работала чрезвычайная московская комиссия, но хорошо известно, что через две недели в смысле кур скоро стало совершенно чисто. Кое-где в двориках уездных городков валялись куриные сиротливые перья, вызывая слезы на глазах, да в больницах поправлялись последние из жадных, доканчивая кровавый понос со рвотой.

Профессор Персиков совершенно измучился и заработался в последние три недели. Куриные события выбили его из колеи и навалили на него двойную тяжесть. Целыми вечерами ему приходилось работать в заседаниях куриных комиссий. Работал Персиков без особого жара в куриной области, да оно и понятно — вся его голова была полна другим — основным и важным — тем, от чего его оторвала его куриная катастрофа, т. е. от красного луча. Расстраивая свое и без того надломленное здоровье, урывая часы у сна и еды, порою не возвращаясь на Пречистенку, а засыпая на клеенчатом диване в кабинете института, Персиков ночи напролет возился у камеры и микроскопа.

К конце июля гонка несколько стихла. Дела переименованной комиссии вошли в нормальное русло, и Персиков вернулся к нарушенной работе. Микроскопы были заряжены новыми препаратами, в камере под лучом зрела со сказочной быстротой рыбья и лягушачья икра. Из Кенигсберга на аэроплане привезли специально заказанные стекла, и в последних числах июля, под наблюдением Иванова, механики соорудили две новые большие камеры, в которых луч достигал у основания ширины папиросной коробки, а в раструбе — целого метра. Персиков радостно потер руки и начал готовиться к каким-то таинственным и сложным опытам. Прежде всего он по телефону сговорился с народным комиссаром просвещения, а затем Персиков по телефону же вызвал товарища Птаху-Поросюка, заведующего отделом животноводства при верховной комиссии. Встретил Персиков со стороны Птахи самое теплое внимание. Дело шло о большом заказе за границей для профессора Персикова. Птаха сказал, что он тотчас телеграфирует в Берлин и Нью-Йорк.

* * *

Был очень солнечный августовский день. Он мешал профессору, поэтому шторы были опущены. Один гибкий на ножке рефлектор бросал пучок острого света на стеклянный стол, заваленный инструментами и стеклами. Отвалив спинку винтящегося кресла, Персиков в изнеможении курил и сквозь полосы дыма смотрел мертвыми от усталости, но довольными глазами в приоткрытую дверь камеры, где, чуть-чуть подогревая и без того душный и нечистый воздух в кабинете, тихо лежал красный сноп луча.

В дверь постучали.

— Ну? — спросил Персиков.

Дверь мягко скрипнула, и вошел Панкрат. Он сложил руки по швам и, бледнея от страха перед божеством, сказал так:

— Там до вас, господин профессор, Рокк пришел.

На пороге появился человек. Персиков скрипнул на винте и уставился в пришедшего поверх очков через плечо. Персиков был слишком далек от жизни — он ею не интересовался, но тут даже Персикову бросилась в глаза главная черта вошедшего человека. Лицо вошедшего произвело на Персикова то же впечатление, что и на всех, — крайне неприятное впечатление. Маленькие глазки смотрели на весь мир изумленно и в то же время уверенно, что-то развязное было в коротких ногах с плоскими ступнями. Лицо иссиня-бритое. Персиков сразу нахмурился. Он безжалостно похрипел винтом и, глядя на вошедшего уже не поверх очков, а сквозь них, молвил:

— Вы с бумагой? Где она?



— Я Александр Семенович Рокк и назначен заведующим показательным совхозом «Красный луч», — пояснил пришлый.

— Ну-с?

— И вот к вам, товарищ, с секретным отношением.

— Покороче!

Пришелец расстегнул борт куртки и высунул приказ, напечатанный на плотной бумаге. Его он протянул Персикову. А затем без приглашения сел на винтящийся табурет.

— Не толкните стол, — с ненавистью сказал Персиков.

Пришелец испуганно оглянулся на стол, на дальнем краю которого в сыром темном отверстии мерцали безжизненно, как изумруды, чьи-то глаза. Холодом веяло от них. Лишь только Персиков прочитал бумагу, он поднялся с табурета и бросился к телефону. Через несколько секунд он уже говорил торопливо и в крайней степени раздражения:

— Простите… Я не могу понять… Как же так? Я… без моего согласья, совета… Да ведь он черт знает что наделает!..

Тут незнакомец повернулся крайне обиженно на табурете.

— Извиняюсь, — начал он, — я завед…

— Извините, я не могу понять… Я, наконец, категорически протестую. Я не даю своей санкции на опыты с яйцами… Пока я сам не попробую их…

Кончилось тем, что багровый Персиков с громом повесил трубку и мимо нее в стену сказал:

— Я умываю руки.

Затем Персиков повернулся к пришельцу и заговорил:

— Извольте… Пов-винуюсь. Не мое дело. Вот-с, пожалуйста. Вот дуговой шар. От него вы получаете путем передвижения окуляра, — Персиков щелкнул крышкой камеры, похожей на фотографический аппарат, — пучок, который вы можете собрать путем передвижения объективов, вот № 1… и зеркало № 2, - Персиков погасил луч, опять зажег его на полу асбестовой камеры, — а на полу в луче можете разложить все, что вам нравится, и делать опыты.

История в совхозе

Положительно нет прекраснее времени, нежели зрелый август в Смоленской хотя бы губернии. Лето 1928 года было, как известно, отличнейшее, с дождями весной вовремя, с полным жарким солнцем, с отличным урожаем. Яблоки в бывшем имении Шереметьевых зрели, леса зеленели, желтизной квадратов лежали поля. Человек-то лучше становится на лоне природы.

Александр Семенович Рокк оживленно сбежал с крыльца с колоннадой, на коей была прибита вывеска под звездой:

СОВХОЗ «КРАСНЫЙ ЛУЧ»

— и прямо к автомобилю-полугрузовичку, привезшему три черные камеры под охраной. Весь день Александр Семенович хлопотал со своими помощниками, устанавливая камеры в бывшем зимнем саду — оранжерее Шереметьевых. К вечеру все было готово. Под стеклянным потолком загорелся белый матовый шар, на кирпичах устанавливали камеры, и механик, приехавший с камерами, пощелкав и повертев блестящие винты, зажег на асбестовом полу в черных ящиках красный, таинственный луч.

Александр Семенович хлопотал, сам влезал на лестницу, проверяя провода. На следующий день вернулся со станции тот же полугрузовичок и выплюнул три ящика великолепной гладкой фанеры, кругом оклеенные ярлыками и белыми по черному фону надписями.

— Осторожно: яйца!!

— Что же так мало прислали? — удивился Александр Семенович, однако тотчас захлопотался и стал распаковывать яйца. Распаковывание происходило все в той же оранжерее, и принимали в нем участие: сам Александр Семенович, его необыкновенной толщины жена — Маня, кривой бывший садовник бывших Шереметьевых, а ныне служащий в совхозе на универсальной должности сторожа и уборщица Дуня. Александр Семенович распоряжался, любовно посматривая на ящики, выглядевшие таким солидным компактным подарком под нежным закатным светом верхних стекол оранжереи. Александр Семенович, шлепая сандалиями, суетился возле ящиков.

Яйца оказались упакованными превосходно: под деревянной крышкой был слой парафиновой бумаги, затем промокательной, затем следовал плотный слой стружек, затем опилки, и в них замелькали белые головки яиц.

— Заграница, — говорил Александр Семенович, выкладывая яйца на деревянный стол, — разве это наши мужицкие яйца… Все, вероятно, брамапутры, черт их возьми! Немецкие… Только не понимаю, чего они грязные, — говорил задумчиво Александр Семенович… — Маня, ты присматривай. Пускай дальше выгружают, а я иду на телефон.

Вечером в кабинете Зоологического института затрещал телефон. Профессор Персиков взъерошил волосы и подошел к аппарату.

— Ну?

— Мыть ли яйца, профессор?

— Что такое? Что? Что вы спрашиваете? — раздражился Персиков. — Откуда говорят?

— Из Никольского, Смоленской губернии, — ответила трубка.

— Ничего не понимаю. Никакого Никольского не знаю. Кто это?

— Рокк, — сурово сказала трубка.

— Какой Рокк? Ах, да… это вы… так вы что спрашиваете?

— Мыть ли их?… Прислали из-за границы мне партию курьих яиц…

— Ну?

— …А они в грязюке в какой-то…

— Что-то вы путаете… Как они могут быть в «грязюке»? Может быть, немного… помет присох… или что-нибудь еще…

— Так не мыть?

— Конечно, не нужно… Вы что, хотите уже заряжать яйцами камеры?

— Заряжаю. Да. Пока, — цокнула трубка и стихла.

— «Пока», — с ненавистью повторил Персиков приват-доценту Иванову. — Как вам нравится этот тип, Петр Степанович?

Иванов рассмеялся:

— Это он? Воображаю, что он там напечет из этих яиц.

— Д…д…д… — заговорил Персиков злобно, — вы вообразите, Петр Степанович, ну, прекрасно, очень возможно, что на дейтероплазму куриного яйца луч окажет такое же действие, как и на плазму голых. Очень возможно, что куры у него вылупятся. Но ведь ни вы, ни я не можем сказать, какие это куры будут… Может быть, они ни к черту негодные куры. Может быть, они подохнут через два дня. Может быть, их есть нельзя! А разве я поручусь, что они будут стоять на ногах? Может быть, у них кости ломкие, — Персиков вошел в азарт и махал ладонью и загибал пальцы.

— А отказаться нельзя было? — спросил Иванов. Персиков побагровел, взял бумагу и показал ее Иванову. Тот прочел и иронически усмехнулся.

— М-да… — сказал он многозначительно.

— И ведь заметьте… Я своего заказа жду два месяца, и о нем ни слуху, ни духу. А этому моментально и яйца прислали, и вообще всяческое содействие…

— Ни черта у него не выйдет, Владимир Ипатьич. И кончится тем, что вернут вам камеры.

— Да если бы скорее, а то ведь они же мои опыты задерживают.

Дни стояли жаркие до чрезвычайности. Над полями видно было ясно, как переливался прозрачный, жирный зной. А ночи чудные, обманчивые, зеленые. Дворец-совхоз, словно молочный, сахарный, светился, в парке тени дрожали, а пруды стали двуцветными пополам — косяком лунный столб, а половина бездонная тьма. В пятнах луны можно было свободно читать «Известия», за исключением шахматного отдела, набранного мелкой нонпарелью.

В 10 часов вечера, когда замолкли звуки в деревне Концовке, расположенной за совхозом, идиллический пейзаж огласился прелестными звуками флейты.

Играл на флейте сам заведующий совхозом Александр Семенович Рокк, и играл, нужно отдать ему справедливость, превосходно.

Концерт над стеклянными водами и рощами и парком уже шел к концу, как вдруг произошло нечто, которое прервало его раньше времени. Именно в Концовке собаки, которым по времени уже следовало бы спать, подняли вдруг невыносимый лай, который постепенно перешел в общий мучительный вой. Вой, разрастаясь, полетел по полям, и вою вдруг ответил трескучий в миллион голосов концерт лягушек на прудах. Все это было так жутко, что показалось даже на мгновенье, будто померкла таинственная колдовская ночь.

Александр Семенович оставил флейту и вышел на веранду:

— Маня. Ты слышишь? Вот проклятые собаки… Чего они, как ты думаешь, разбесились?

— Откуда я знаю, — ответила Маня, глядя на луну.

— Знаешь, Манечка, пойдем посмотрим на яички, — предложил Александр Семенович.

— Ей-богу, Александр Семенович, ты совсем помешался со своими яйцами и курами. Отдохни ты немножко!

— Нет, Манечка, пойдем.

В оранжерее горел яркий шар. Александр Семенович открыл контрольные стекла, и все стали поглядывать внутрь камер. На белом асбестовом полу лежали правильными рядами испещренные пятнами ярко-красные яйца, в камерах было беззвучно… а шар вверху в 15 000 свечей тихо шипел…

— Эх, выведу я цыпляток! — с энтузиазмом говорил Александр Семенович, заглядывая то сбоку в контрольные прорезы, то сверху, через широкие вентиляционные отверстия. — Вот увидите… Что? Не выведу?

Следующий день ознаменовался страннейшими и необъяснимыми происшествиями. Утром, при первом же блеске солнца, рощи, которые приветствовали обычно светило неумолчным и мощным стрекотанием птиц, встретили его полным безмолвием. Это было замечено решительно всеми. Словно перед грозой. Вечер тоже был не без сюрпризов. Если утром умолкли рощи, показав вполне ясно, как подозрительно неприятна тишина среди деревьев, если в полдень убрались куда-то воробьи с совхозного двора, то к вечеру умолк пруд в Шереметьевке. Это было поистине изумительно, ибо всем в окрестностях на сорок верст было превосходно известно знаменитое стрекотание лягушек. А теперь они словно вымерли. С пруда не доносилось ни одного голоса, и беззвучно стояла осока. Александр Семенович окончательно расстроился.

— Это странно, — сказал за обедом Александр Семенович жене, — я не могу понять, зачем этим птицам понадобилось улетать?

Вечером произошел третий сюрприз — опять завыли собаки в Концовке, и ведь как! Над лунными полями стоял непрерывный стон, злобные тоскливые стенания. Вознаградил себя несколько Александр Семенович еще сюрпризом, но уже приятным, а именно в оранжерее. В камерах начал слышаться беспрерывный стук в красных яйцах. Токи… токи… токи… токи… стучало то в одном, то в другом, то в третьем яйце.

Стук в яйцах был триумфальным стуком для Александра Семеновича. Тотчас были забыты странные происшествия в роще и на пруде.

Наутро Александра Семеновича ожидала неприятность. Охранитель был крайне сконфужен, руки прикладывал к сердцу, клялся и божился, что не спал, но ничего не заметил.

— Непонятное дело, — уверял охранитель, — я тут непричинен, товарищ Рокк.

— Спасибо вам и от души благодарен, — распекал его Александр Семенович. — Что вы, товарищ, думаете? Вас зачем приставили? Смотреть. Так вы мне и скажите, куда они делись? Ведь вылупились они? Значит, удрали. Значит, вы дверь оставили открытой да и ушли себе сами? Чтоб были мне цыплята!



— Некуда мне ходить. Что я, своего дела не знаю? — обиделся наконец сторож. — Что вы меня попрекаете даром, товарищ Рокк!

— Куды ж они подевались?

— Да я почем знаю, что я, их укараулю разве? Я зачем приставлен? Смотреть, чтобы камеры никто не упер, я и исполняю свою должность. Вот вам камеры. А ловить ваших цыплят я не обязан по закону. Кто его знает, какие у вас цыплята вылупятся, может, их на велосипеде не догонишь!

Александр Семенович несколько осекся, побурчал еще что-то и впал в состояние изумления. Дело-то на самом деле было странное. В первой камере, которую зарядили раньше всех, два яйца, помещающиеся у самого основания луча, оказались взломанными. И одно из них даже откатилось в сторону. Скорлупа валялась на асбестовом полу, в луче.

— Черт их знает, — бормотал Александр Семенович, — окна заперты, не через крышу же они улетели!

Он задрал голову и посмотрел туда, где в стеклянном переплете крыши было несколько широких дыр.

— Что вы, Александр Семенович, — крайне удивилась Дуня, — станут вам цыплята летать. Они тут где-нибудь… цып… цып… цып… — начала она кричать и заглядывать в углы оранжереи, где стояли пыльные цветочные вазоны, какие-то доски и хлам. Но никакие цыплята нигде не отзывались.

Весь состав служащих часа два бегал по двору совхоза, разыскивая проворных цыплят, и нигде ничего не нашел. День прошел крайне возбужденно. Караул камер был увеличен еще сторожем, и тому был дан строжайший приказ: каждые четверть часа заглядывать в окна камер и, чуть что, звать Александра Семеновича. Охранитель сидел насупившись у дверей, держа винтовку между колен. Александр Семенович совершенно захлопотался и только во втором часу дня пообедал. После обеда он поспал часок в прохладной тени на бывшей оттоманке Шереметьева, напился совхозного сухарного кваса, сходил в оранжерею и убедился, что теперь там все в полном порядке. Старик сторож лежал животом на рогоже и, мигая, смотрел в контрольное стекло первой камеры. Охранитель бодрствовал, не уходя от дверей.

Но были и новости: яйца в третьей камере, заряженные позже всех, начали как-то причмокивать и цокать, как будто внутри их кто-то всхлипывал.

Александр Семенович посидел немного у камер, но при нем никто не вылупился, он поднялся с корточек, размялся и заявил, что из усадьбы никуда не уходит, а только пройдет на пруд выкупаться и чтобы его в случае чего немедленно вызвали. Он сбегал в спальню, где стояли две узкие пружинные кровати со скомканным бельем и на полу была навалена груда зеленых яблоков и горы проса, приготовленного для будущих выводков, вооружился мохнатым полотенцем, а подумав, захватил с собой и флейту, с тем чтобы на досуге поиграть над водной гладью. Он бодро выбежал, пересек двор совхоза и по ивовой аллейке направился к пруду. Бодро шел Рокк, помахивая полотенцем и держа флейту под мышкой. Небо изливало зной сквозь ивы, и тело ныло и просилось в воду. По правую руку от Рокка началась заросль лопухов, в которую он, проходя, плюнул. И тотчас в глубине разлапистой путаницы послышалось шуршанье, как будто кто-то поволок бревно. Почувствовав мимолетное неприятное сосание в сердце, Александр Семенович повернул голову к заросли и посмотрел с удивлением. Пруд уже два дня не отзывался никакими звуками. Шуршанье смолкло, поверх лопухов мелькнула привлекательная гладь пруда и серая крыша купаленки. Несколько стрекоз мотнулись перед Александром Семеновичем. Он уже хотел повернуть к деревянным мосткам, как вдруг шорох в зелени повторился и к нему присоединилось короткое сипение, как будто высочилось масло и пар из паровоза. Александр Семенович насторожился и стал всматриваться в глухую стену сорной заросли.

— Александр Семенович, — прозвучал в этот момент голос жены Рокка, и белая ее кофточка мелькнула, скрылась и опять мелькнула в малиннике. — Подожди, я тоже пойду купаться.

Жена спешила к пруду, но Александр Семенович ничего ей не ответил, весь приковавшись к лопухам. Сероватое и оливковое бревно начало подниматься из чащи, вырастая на глазах. Какие-то мокрые желтоватые пятна, как показалось Александру Семеновичу, усеивали бревно. Оно начало вытягиваться, изгибаясь и шевелясь, и вытянулось так высоко, что перегнало низенькую корявую иву. Затем верх бревна надломился, немного склонился, и над Александром Семеновичем оказалось что-то напоминающее по высоте электрический московский столб. Но только это что-то было раза в три толще столба и гораздо красивее его благодаря чешуйчатой татуировке. Ничего еще не понимая, но уже холодея, Александр Семенович глянул отсюда на верх ужасного столба, и сердце в нем на несколько секунд прекратило бой. Ему показалось, что мороз ударил внезапно в августовский день, а перед глазами стало так сумеречно, точно он глядел на солнце сквозь летние штаны.

На верхнем конце бревна оказалась голова. Она была сплющена, заострена и украшена желтым круглым пятном по оливковому фону. Лишенные век, открытые ледяные и узкие глаза сидели в крыше головы, и в глазах этих мерцала совершенно невиданная злоба. Голова сделала такое движение, словно клюнула воздух, весь столб вобрался в лопухи, и только одни глаза остались и не мигая смотрели на Александра Семеновича. Тот, покрытый липким потом, произнес четыре слова, совершенно невероятных и вызванных сводящим с ума страхом. Настолько уж хороши были эти глаза между листьями.

— Что это за шутки…

Голова вновь взвилась, и стало выходить и туловище. Александр Семенович поднес флейту к губам, хрипло пискнул и заиграл, ежесекундно задыхаясь, вальс из «Евгения Онегина». Глаза в зелени тотчас загорелись непримиримой ненавистью к этой опере.

— Что ты, одурел, что играешь на жаре? — послышался веселый голос Мани, и где-то, краем глаза, справа уловил Александр Семенович белое пятно.

Затем истошный визг пронизал весь совхоз, разросся и взлетел, а вальс запрыгал как с перебитой ногой. Голова из зелени рванулась вперед, глаза ее покинули Александра Семеновича, отпустив его душу на покаяние. Змея приблизительно в пятнадцать аршин и толщиной в человека, как пружина, выскочила из лопухов. Туча пыли брызнула с дороги, и вальс закончился. Змея махнула мимо заведующего совхозом прямо туда, где была белая кофточка на дороге. Рокк увидел совершенно отчетливо: Маня стала желто-белой и ее длинные волосы как проволочные поднялись на пол-аршина над головой. Змея на глазах Рокка, раскрыв на мгновение пасть, из которой вынырнуло что-то похожее на вилку, ухватила зубами Маню, оседающую в пыль, за плечо, так что вздернула ее на аршин над землей. Тогда Маня повторила режущий предсмертный крик. Змея извернулась пятисаженным винтом, хвост ее взмел смерч, и стала Маню давить. Та больше не издала ни одного звука, и только Рокк слышал, как лопались ее кости. Высоко над землей взметнулась голова Мани. Затем змея, вывихнув челюсти, раскрыла пасть и разом надела свою голову на голову Мани и стала налезать на нее, как перчатка на палец. От змеи во все стороны было такое жаркое дыхание, что оно коснулось лица Рокка, а хвост чуть не смел его с дороги в едкой пыли. В смертной тошноте он оторвался наконец от дороги и, ничего и никого не видя, оглашая окрестности диким ревом, бросился бежать…

Живая каша

Агент Государственного политического управления на станции Дугино Щукин был очень храбрым человеком, он задумчиво сказал своему товарищу, рыжему Полайтису:

— Ну что ж, поедем. А? Давай мотоцикл. — Потом помолчал и добавил, обращаясь к человеку, сидящему на лавке: — Флейту-то положите.

Но седой трясущийся человек на лавке, в помещении дугинского ГПУ, флейты не положил, а заплакал и замычал. Тогда Щукин и Полайтис поняли, что флейту нужно вынуть. Пальцы присохли к ней. Щукин, отличавшийся огромной силой, стал палец за пальцем отгибать и отогнул все. Тогда флейту положили на стол.

Это было ранним солнечным утром следующего за смертью Мани дня.

— Вы поедете с нами, — сказал Щукин, обращаясь к Александру Семеновичу, — покажете нам где и что.

Но Рокк в ужасе отстранился от него и руками закрылся, как от страшного видения.

Щукин стал молчалив и серьезен и немедленно дал в Грачевку какую-то телеграмму. Третий агент по распоряжению Щукина стал неотступно находиться при Александре Семеновиче и должен был сопровождать его в Москву. Щукин же с Полайтисом стали готовиться к экспедиции. Когда солнце начало значительно припекать, на пригорке, под которым вилась речка Топь, глянул сахарный с колоннами дворец в зелени. Мертвая тишина стояла вокруг. Мотоциклетка пробежала по мосту, и Полайтис затрубил в рожок, чтобы вызвать кого-нибудь. Но никто и нигде не отозвался, за исключением отдаленных остервеневших собак в Концовке. Мотоцикл, замедляя ход, подошел к воротам с позеленевшими львами. Запыленные агенты в желтых гетрах соскочили, прицепили цепью с замком к переплету решетки машину и вошли во двор. Тишина их поразила.

— Эй, кто тут есть! — окликнул Щукин громко. Но никто не отозвался на его бас. Агенты обошли двор кругом, все более удивляясь. Полайтис хмурился. Щукин стал посматривать серьезно, все более хмуря светлые брови. Заглянули через закрытое окно в кухню и увидали, что там никого нет, но весь пол усеян белыми осколками посуды.

— Знаешь, что-то действительно у них случилось. Я теперь вижу. Катастрофа, — молвил Полайтис.

По кирпичной дорожке агенты пошли, минуя клумбы, на задний двор, пересекли его и увидели блещущие стекла оранжереи.

— Погоди-ка, — заметил шепотом Щукин и отстегнул с пояса револьвер. Полайтис насторожился и снял пулеметик. Странный и очень зычный звук тянулся в оранжерее и где-то за нею. Похоже было, что где-то шипит паровоз. Зау-зау… зау-зау… с-с-с-с-с… шипела оранжерея.

— А ну-ка осторожно, — шепнул Щукин, и, стараясь не стучать каблуками, агенты придвинулись к самым стеклам и заглянули в оранжерею.

Тотчас Полайтис откинулся назад, и лицо его стало бледно. Щукин открыл рот и застыл с револьвером в руке.

Вся оранжерея жила, как червивая каша. Свиваясь и развиваясь в клубки, шипя и разворачиваясь, шаря и качая головами, по полу оранжереи ползали огромные змеи. Битая скорлупа валялась на полу и хрустела под их телами. Вверху бледно горел огромной силы электрический шар, и от этого вся внутренность оранжереи освещалась странным кинематографическим светом. На полу торчали три темных, словно фотографических огромных ящика, два из них, сдвинутые и покосившиеся, потухли, в третьем горело небольшое густо-малиновое световое пятно. Змеи всех размеров ползали по проводам, поднимались по переплетам рам, вылезали через отверстия в крыше. На самом электрическом шаре висела совершенно черная, пятнистая змея в несколько аршин, и голова ее качалась у шара, как маятник. Какие-то погремушки звякали в шипении, из оранжереи тянуло странным гнилостным, словно прудовым, запахом. И еще смутно разглядели агенты кучи белых яиц, валявшихся в пыльных углах, и странную гигантскую голенастую птицу, лежащую неподвижно у камер, и труп в сером у двери рядом с винтовкой.

— Назад! — крикнул Щукин и стал пятиться, левой рукою отдавливая Полайтиса и поднимая правой рукой револьвер. Он успел выстрелить бесшумно раз девять, прошипев и выбросив около оранжереи зеленоватую молнию. Звук страшно усилился, и в ответ на стрельбу Щукина вся оранжерея пришла в бешеное движение, и плоские головы замелькали во всех дырах. Гром тотчас же начал скакать по всему совхозу и играть отблесками на стеклах. Чах-чах-чах-тах — стрелял Полайтис, отступая задом. Странный, четырехлапый шорох раздался сзади, и Полайтис вдруг страшно крикнул, падая навзничь. Существо на вывернутых лапах, коричнево-зеленого цвета, с громадной острой мордой, с гребенчатым хвостом, все похожее на страшных размеров ящерицу, выкатилось из-за угла сарая и, яростно перекусив ногу Полайтису, сбило его на землю.

— Щукин… беги, — промычал он, всхлипывая. Щукин выстрелил несколько раз по направлению оранжереи, и в ней вылетело несколько стекол. Но огромная пружина, оливковая и гибкая сзади, выскочив из подвального окна, перескользнула двор, заняв его весь пятисаженным телом, и в мгновение обвила ноги Щукина. Его швырнуло вниз на землю, и блестящий револьвер отпрыгнул в сторону. Щукин крикнул мощно, потом задохся, потом кольца скрыли его совершенно, кроме головы. Кольцо прошло раз по голове, сдирая с нее скальп, и голова эта треснула. Больше в совхозе не послышалось ни одного выстрела. Все погасил шипящий, покрывающий звук. И в ответ ему очень далеко по ветру донесся из Концовки вой, но теперь уже нельзя было разобрать, чей это вой: собачий или человечий.

Катастрофа

В ночной редакции газеты «Известия» ярко горели шары, и выпускающий редактор на свинцовом столе верстал вторую полосу с телеграммами «По Союзу республик». Одна гранка попалась ему на глаза, он посмотрел на нее и захохотал, созвал вокруг себя корректоров из корректорской и метранпажа и всем показал эту гранку. На узенькой полоске сырой бумаги было напечатано:

«Грачевка, Смоленской губернии. В уезде появилась курица величиною с лошадь и лягается, как конь. Вместо хвоста у нее буржуазные дамские перья».

Наборщики захохотали.

— В мое время, — заговорил выпускающий, хихикая жирно, — когда я работал у Вани Сытина в «Русском слове», допивались до слонов. Это верно. А теперь, стало быть, до страусов.

Наборщики хохотали.

— Что же, ставить, Иван Вонифатьевич? — спросил метранпаж.

— Да ты что, сдурел? — ответил выпускающий. — Я удивляюсь, как секретарь пропустил, — просто пьяная телеграмма.

Поэтому «Известия» и вышли на другой день, содержа, как обыкновенно, массу интересного материала, но без каких бы то ни было намеков на грачевского страуса. Приват-доцент Иванов, аккуратно читающий «Известия», у себя в кабинете свернул лист «Известий», зевнул, молвил: ничего интересного, и стал надевать белый халат. В кабинете же профессора Персикова была кутерьма. Испуганный Панкрат стоял и держал руки по швам.

— Понял… слушаюсь, — говорил он.

Персиков запечатанный сургучом пакет вручил ему, говоря:

— Поедешь прямо в Отдел животноводства к этому заведующему Птахе и скажешь ему прямо, что он — свинья. И пакет отдай.

Персиков бушевал.

— Это черт знает что такое, — скулил он, разгуливая по кабинету и потирая руки в перчатках, — это неслыханное издевательство надо мной и над зоологией. Эти проклятые куриные яйца везут грудами, а я 2 месяца не могу добиться необходимого. Словно до Америки далеко!

Он яростно набросился на телефон и стал куда-то звонить. В кабинете у него было все готово для каких-то таинственных и опаснейших опытов, лежала полосами нарезанная бумага для заклейки дверей, лежали водолазные шлемы с отводными трубками и несколько баллонов, блестящих, как ртуть, с этикеткою «доброхим», «не прикасаться» и рисунком черепа со скрещенными костями.

Понадобилось по меньшей мере три часа, чтоб профессор успокоился и приступил к мелким работам. Так он и сделал. В институте он работал до одиннадцати часов вечера и поэтому ни о чем не знал, что творится за кремовыми стенами. Ни нелепый слух, пролетевший по Москве о каких-то змеях, ни странная выкрикнутая телеграмма в вечерней газете ему остались неизвестны.

* * *

Вся Москва встала, и белые листы газеты одели ее, как птицы. Листы сыпались и шуршали у всех в руках, и у газетчиков к одиннадцати часам дня не хватило номеров, несмотря на то, что «Известия» выходили тиражом в полтора миллиона экземпляров. Профессор Персиков выехал с Пречистенки на автобусе и прибыл в институт. Там его ожидала новость. В вестибюле стояли аккуратно обшитые металлическими полосами деревянные ящики, в количестве трех штук, испещренные заграничными наклейками на немецком языке, и над ними царствовала одна русская меловая надпись: «Осторожно: яйца».

Бурная радость овладела профессором.

— Наконец-то! — вскричал он. — Панкрат, взламывай ящики немедленно и осторожно, чтобы не побить. Ко мне в кабинет.

Панкрат немедленно исполнил приказание, и через четверть часа в кабинете профессора, усеянном опилками и обрывками бумаги, забушевал его голос.

— Да они, что же, издеваются надо мною, что ли, — выл профессор, потрясая кулаками и вертя в руках яйца, — это какая-то скотина, а не Птаха. Я не позволю смеяться надо мной. Это что такое, Панкрат?

— Яйца, — отвечал Панкрат горестно.

— Куриные, понимаешь, куриные, черт бы их задрал. На какого дьявола они мне нужны? Пусть посылают их этому негодяю в его совхоз.

Персиков бросился в угол к телефону, но не успел позвонить.

— Владимир Ипатьич! Владимир Ипатьич! — загремел в коридоре института голос Иванова.

Персиков оторвался от телефона, и Панкрат стрельнул в сторону, давая дорогу приват-доценту. Тот вбежал в кабинет вопреки своему джентльменскому обычаю, не снимая серой шляпы, сидящей на затылке, и с газетным листом в руках.

— Вы знаете, Владимир Ипатьич, что случилось? — выкрикивал он и взмахнул перед лицом Персикова листом с надписью: «Экстренное приложение», посредине которого красовался яркий цветной рисунок.

— Нет, вы слушайте, что они сделали, — в ответ закричал, не слушая, Персиков, — они меня вздумали удивить куриными яйцами. Этот Птаха — форменный идиот, посмотрите!

Иванов совершенно ошалел. Он в ужасе уставился на вскрытые ящики, потом на лист, затем глаза его почти выпрыгнули с лица.

— Так вот что, — задыхаясь, забормотал он, — теперь я понимаю… Нет, Владимир Ипатьич, вы только гляньте. — Он мгновенно развернул лист и дрожащими пальцами указал Персикову на цветное изображение. На нем, как страшный пожарный шланг, извивалась оливковая в желтых пятнах змея, в странной смазанной зелени. Она была снята сверху, с легонькой летательной машины, осторожно скользнувшей над землей. — Кто это, по-вашему, Владимир Ипатьич?

Персиков сдвинул очки на лоб, потом передвинул их на глаза, всмотрелся в рисунок и сказал в крайнем удивлении:

— Что за черт. Это… да это анаконда, водяной удав… Иванов сбросил шляпу, опустился на стул и сказал, выстукивая каждое слово кулаком по столу:

— Владимир Ипатьич, это анаконда из Смоленской губернии. Что-то чудовищное. Вы понимаете, этот негодяй вывел змей вместо кур, и, вы поймите, они дали такую же самую феноменальную кладку, как лягушки!

— Что такое? — ответил Персиков, и лицо его сделалось бурым. — Вы шутите, Петр Степанович… Откуда?

Иванов онемел на мгновение, потом получил дар слова и, тыча пальцем в открытый ящик, где сверкали беленькие головки в желтых опилках, сказал:

— Вот откуда.

— Что-о? — завыл Персиков, начиная соображать. Иванов совершенно уверенно взмахнул двумя сжатыми кулаками и закричал:

— Будьте покойны. Они ваш заказ на змеиные и страусовые яйца переслали в совхоз, а куриные вам по ошибке.

— Боже мой… боже мой, — повторил Персиков и, зеленея лицом, стал садиться на винтящийся табурет.

Панкрат совершенно одурел у двери, побледнел и онемел. Иванов вскочил, схватил лист и, подчеркивая острым ногтем строчку, закричал в уши профессору:

— Ну, теперь они будут иметь веселую историю!.. Что теперь будет, я решительно не представляю. Владимир Ипатьич, вы гляньте. — И он завопил вслух, вычитывая первое попавшееся место со скомканного листа: — Змеи идут стаями в направлении Можайска… откладывая неимоверное количество яиц. Яйца были замечены в Духовском уезде… Появились крокодилы и страусы. Части особого назначения… и отряды государственного управления прекратили панику в Вязьме после того, как зажгли пригородный лес, остановивший движение гадов…

Персиков, разноцветный, иссиня-бледный, с сумасшедшими глазами, поднялся с табурета и, задыхаясь, начал кричать:

— Анаконда… анаконда… водяной удав! — Он сорвал одним взмахом галстук, оборвал пуговицы на сорочке, побагровел страшным параличным цветом и, шатаясь, с совершенно тупыми стеклянными глазами, ринулся куда-то вон.

Бой и смерть

Пылала бешеная электрическая ночь в Москве. Горели все огни, и в квартирах не было места, где бы не сияли лампы со сброшенными абажурами. Ни в одной квартире Москвы, насчитывающей 4 миллиона населения, не спал ни один человек, кроме неосмысленных детей. В квартирах ели и пили как попало, в квартирах что-то выкрикивали, и поминутно искаженные лица выглядывали в окна во всех этажах, устремляя взоры в небо, во всех направлениях изрезанное прожекторами. На небе то и дело вспыхивали белые огни, отбрасывали тающие бледные конусы на Москву и исчезали, и гасли. Небо беспрерывно гудело очень низким аэропланным гулом.

Под утро по совершенно бессонной Москве, не потушившей ни одного огня, вверх по Тверской, сметая все встречное, что жалось в подъезды и витрины, выдавливая стекла, прошла многотысячная, стрекочущая копытами по торцам, змея конной армии. Малиновые башлыки мотались концами на серых спинах, и кончики пик кололи небо. Толпа, метущаяся и воющая, как будто ожила сразу, увидав ломящиеся вперед, рассекающие расплеснутое зарево безумия шеренги. То и дело прерывая шеренги конных с открытыми лицами, шли на конях же странные фигуры, в странных чадрах, с отводными за спину трубками и с баллонами на ремнях за спиной. За ними шли громадные цистерны-автомобили с длиннейшими рукавами и шлангами, точно на пожарных повозках, и тяжелые, раздавливающие торцы, наглухо закрытые и светящиеся узенькими бойницами танки на гусеничных лапах. Прерывались шеренги конных, и шли автомобили, зашитые наглухо в серую броню, с теми же трубками, торчащими наружу, и белыми нарисованными черепами на боках с надписью: «газ», «доброхим».

* * *

Институт был скупо освещен. События до него долетали только отдельными смутными и глухими отзвуками. Раз под огненными часами близ Манежа грохнул веером залп, это расстреляли мародеров, пытавшихся ограбить квартиру на Волхонке. Машинного движения на улице здесь было мало, оно все сбивалось к вокзалам. В кабинете профессора, где тускло горела одна лампа, отбрасывая пучок света на стол, Персиков сидел, положив голову на руки, и молчал. Слоистый дым веял вокруг него. Луч в ящике погас. В террариях лягушки молчали, потому что уже спали. Профессор не работал и не читал. В стороне, под левым его локтем, лежал вечерний выпуск телеграмм на узкой полосе, сообщавший, что Смоленск горит весь и что артиллерия обстреливает можайский лес по квадратам, громя залежи крокодильих яиц, разложенных во всех сырых оврагах. Сообщалось, что эскадрилья аэропланов под Вязьмою действовала весьма удачно, залив газом почти весь уезд, но что жертвы человеческие в этих пространствах неисчислимы из-за того, что население, вместо того чтобы покидать уезды в порядке правильной эвакуации, благодаря панике металось разрозненными группами на свой риск и страх, кидаясь куда глаза глядят. Сообщалось, что отдельная кавказская кавалерийская дивизия в можайском направлении блистательно выиграла бой со страусовыми стаями, перерубив их всех и уничтожив громадные кладки страусовых яиц.

Ничего этого профессор не читал, смотрел остекленевшими глазами перед собой и курил. Кроме него только два человека были в институте — Панкрат и то и дело заливающаяся слезами экономка Марья Степановна, бессонная уже третью ночь, которую она проводила в кабинете профессора, ни за что не желающего покинуть свой единственный потухший ящик. Институт молчал, и все произошло внезапно.

С тротуара вдруг послышались ненавистные звонкие крики, так что Марья Степановна вскочила и взвизгнула. На улице замелькали огни фонарей, и отозвался голос Панкрата в вестибюле. Страшно загремели кованые двери института, стены затряслись. Затем лопнул сплошной зеркальный слой в соседнем кабинете. Зазвенело и высыпалось стекло в кабинете профессора, и серый булыжник прыгнул в окно, развалив стеклянный стол. Лягушки шарахнулись в террариях и подняли вопль. Заметалась, завизжала Марья Степановна, бросилась к профессору, хватая его за руки и крича: — Убегайте, Владимир Ипатьич, убегайте. — Тот поднялся с винтящегося стула, выпрямился и, сложив палец крючком, ответил:

— Никуда я не пойду, — проговорил он, — это просто глупость, — они мечутся, как сумасшедшие… Ну, а если вся Москва сошла с ума, то куда же я уйду? И, пожалуйста, перестаньте кричать. При чем здесь я? Панкрат! — позвал он и нажал кнопку.



Вероятно, он хотел, чтоб Панкрат прекратил эту суету, которой он вообще никогда не любил. Но Панкрат ничего уже не мог поделать. Грохот кончился тем, что двери института растворились и издалека донеслись хлопушечки выстрелов, а потом весь каменный институт загрохотал бегом, выкриками, боем стекла. Марья Степановна вцепилась в рукав Персикова и начала его тащить куда-то, он отбился от нее, вытянулся во весь рост и, как был в белом халате, вышел в коридор.

— Ну? — спросил он.

Двери распахнулись, и первое, что появилось в дверях, это спина военного с малиновым шевроном и звездой на левом рукаве. Он отступал из двери, в которую напирала яростная толпа, спиной и стрелял из револьвера. Потом он бросился бежать мимо Персикова, крикнув ему:

— Профессор, спасайтесь, я больше ничего не могу сделать.

Его словам ответил визг Марьи Степановны. Военный проскочил мимо Персикова, стоящего как белое изваяние, и исчез во тьме извилистых коридоров в противоположном конце. Люди вылетели из дверей, завывая:

— Бей его! Убивай…

— Мирового злодея!

— Ты распустил гадов!

Искаженные лица, разорванные платья запрыгали в коридорах, и кто-то выстрелил. Замелькали палки. Персиков немного отступил назад, прикрыл дверь, ведущую в кабинет, где в ужасе на полу на коленях стояла Марья Степановна, распростер руки, как распятый… он не хотел пустить толпу и закричал в раздражении:

— Это форменное сумасшествие… вы совершенно дикие звери. Что вам нужно? — Завыл: — Вон отсюда! — и закончил фразу резким, всем знакомым выкриком: — Панкрат, гони их!

Но Панкрат никого уже не мог выгнать. Панкрат с разбитой головой, истоптанный и рваный в клочья, лежал недвижимо в вестибюле, и новые и новые толпы рвались мимо него, не обращая внимания на стрельбу милиции с улицы.

Низкий человек на обезьяньих ногах, в разорванной манишке, сбившейся на сторону, опередил других, дорвался до Персикова и страшным ударом палки раскроил ему голову. Персиков качнулся, стал падать на бок, и последним его словом было слово:

— Панкрат… Панкрат…

Морозный бог на машине

В ночь с 19 на 20 августа 1928 года упал не слыханный никем из старожилов никогда еще не отмеченный мороз. Он пришел и продержался двое суток, достигнув 18 градусов. Остервеневшая Москва заперла все окна, все двери. Только к концу третьих суток поняло население, что мороз спас столицу и те безграничные пространства, которыми она владела и на которые упала страшная беда 28 года. Конная армия под Можайском, потерявшая три четверти своего состава, начала изнемогать, и газовые эскадрильи не могли остановить движения мерзких пресмыкающихся, полукольцом заходивших с запада, юго-запада и юга по направлению к Москве.

Их задушил мороз. Двух суток по 18 градусов не выдержали омерзительные стаи, и в 20 числах августа, когда мороз исчез, биться больше было не с кем. Беда кончилась. Леса, поля, необозримые болота были еще завалены разноцветными яйцами, покрытыми порою странным, нездешним невиданным рисунком, который безвестно пропавший Рокк принимал за грязюку, но эти яйца были совершенно безвредны. Они были мертвы, зародыши в них прикончены.

Были долгие эпидемии, были долго повальные болезни от трупов гадов и людей, и долго еще ходила армия, но уже не снабженная газами, а саперными принадлежностями, керосиновыми цистернами и шлангами, очищая землю. Очистила, и все кончилось к весне 29 года.

А весною 29 года опять затанцевала, загорелась огнями Москва, и опять по-прежнему шаркало движение механических экипажей, и висел, как на ниточке, лунный серп, и на месте сгоревшего в августе 28 года двухэтажного института выстроили новый зоологический дворец, и им заведовал приват-доцент Иванов, но Персикова уже не было.

О луче и катастрофе 28 года еще долго говорил и писал весь мир, но потом имя профессора Владимира Ипатьевича Персикова оделось туманом и погасло, как погас и самый открытый им в апрельскую ночь красный луч. Луч же этот вновь получить не удалось. Первую камеру уничтожила разъяренная толпа в ночь убийства Персикова. Три камеры сгорели в Никольском совхозе «Красный луч» при первом бое эскадрильи с гадами, и восстановить их не удалось.

Адам Вишневский-Снерг ОАЗИС

ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ

Затянутое черным дымом солнце уже клонилось к сточной канаве возле Западной Свалки, когда мальчик нашел вторую бутылку с химикатами. Над первой он раздумывал недолго: он выпил ее содержимое, хотя еще раньше дал себе слово, что половину едкой жидкости оставит для младшей сестры. Но при виде скрещенных костей и черепа, который улыбался ему с грязной этикетки, нетерпеливый мальчуган забыл о своем обещании.

Вторая бутылка впечатляла еще больше: ее заполняла густая грязно-зеленая жидкость с необычайно острым запахом, и поэтому мальчик после недолгих колебаний опорожнил бутылку только наполовину, чтобы сестра тоже могла попробовать и похвалить его за доброе сердце. Древний возраст неожиданной находки должен был произвести впечатление на эту заносчивую пигалицу — выброшенная в мусорную яму бутылка с сильнодействующим ядом явно пролежала не один десяток лет на вершине Восточной Свалки, прежде чем мальчик выкопал ее из кучи полуистлевших, спрессованных в куски отходов, банок из-под «кока-колы» и выцветшей от солнца макулатуры.

Обрывками порыжевших от времени газет мальчик закрыл прорехи в своем залатанном гардеробе. Прежде чем съехать с горы шлака в разорванных брюках, он аккуратно подложил себе под ягодицы двухтомный трактат «Об охране окружающей среды». Поскольку на каждый метр спуска уходила примерно одна страничка трактата, поэтому, когда мальчик оказался около костра, разожженного его семьей у подножия горы, у него остались для чтения только две последние страницы этого замечательного произведения.

Женщина ждала его с остывшим обедом.

— Где ты ходил?

— Я был на Восточной Свалке.

— Я целый час зову тебя, надсаживаю голос на свежем воздухе, а ты куда-то пропал.

Обычно за этими словами следовали длинные нравоучения, и, чтобы хоть немного смягчить гнев матери, мальчик закурил найденный на дороге окурок сигареты. Но как только он сделал первую затяжку, женщина нашла для него более достойное занятие:

— Сбегай к каналу за Южной Свалкой и принеси полведра промышленных отходов.

— Сейчас, мамочка. А может, я схожу после обеда?



— Нет, сынок. Беги сейчас, потому что мне нечем заправить суп. Дедушке в последнее время стало немного лучше. Доктор посоветовал добавлять в его порцию чистые промышленные отходы. Старику нельзя есть слишком калорийные блюда.

— А я что-то знаю, но никому не скажу! — тоненьким голоском пропела семилетняя сестра мальчика.

Она посмотрела в сторону полуразрушенного энергетического бункера, на котором лежал девяностолетний старик. Мальчик взял в руки проржавевшее ведро, отвел ее в сторону от костра и вместе с ней пошел по дорожке между грудами металлолома, мимо старого кладбища автомобилей к Южной Свалке.

— Что ты знаешь? — спросил он, погружая ведро в сточный канал.

— Знаю, но не скажу, и все! — упрямо ответила она.

— Я тебе что-то дам, если скажешь.

— А что?

— Что-то очень вкусное.

— Покажи!

— Закрой глаза и открой рот.

Когда она опустилась перед ним на корточки, мальчик достал из кармана бутылку. Она была липкой от темно-зеленой грязи. Ему пришлось воспользоваться палочкой, чтобы перелить вязкую жидкость из бутылки в широко раскрытый рот сестры. Он напряженно наблюдал за ней.

Она открыла глаза.

— Дай еще!

— Ты уже все выпила. — Он посмотрел бутылку на свет. — Ты так спешила, потому что было вкусно?

— Еще как! — Она проглотила слюну.

— Рассказывай, что тебе известно.

— Я знаю, почему дедушка поправляется.

— Ну?

— Я подглядывала за ним сегодня утром. Когда все спали, он слез с бункера и пошлепал к отстойнику сухих атмосферных осадков.

— Значит, это он!..

— Да! Он слизал с фольги всю радиоактивную пыль, которую мама шесть недель собирала для больного отца.

— Я расскажу мамочке об этом.

— Ябеда!

Небо заволокло пеленой синего дыма. Оловянное облако низко стлалось над равниной, зажатой между курганами шлака, проржавевшего металлолома и захоронениями городского и промышленного мусора. Полусгнившие трубы и заболоченные каналы направляли отравленную химикатами вязкую массу к центру котловины, откуда ветром разносился по всей окрестности зловонный запах. Густую завесу дыма удерживали над оазисом более десятка труб. Они были старые, но все еще продолжали выбрасывать в воздух клубы выхлопных газов из недр земли, где вот уже сто лет работали невыключенные заводские автоматы.

Вернувшись в лагерь, дети послушно сели возле костра.

— Сейчас я принесу вам обед, — сказала мать. — Только покурите еще раз перед едой — натощак курить полезнее.

Женщина поставила перед ними домашнюю аптечку. Она была наполнена окурками сигарет, найденных на свалке. Дети неохотно согласились на неприятную процедуру. Женщина погладила их по грязным головкам и повернулась в сторону бункера, на котором лежал старик.

— Можете вы наконец слезть с этого разряженного излучателя?! — громко сказала она. — От ревматизма лучше всего помогает соляная кислота — она быстрее всего доходит до костей. Я постоянно твержу об этом, а отец целыми днями ничего не делает, только греется и греется.

— Что?… Что…еется?

— Я говорю, что эта старая плита уже давно не выделяет гамма-излучения. А отец как будто не знает этого, все облучается и облучается.

— Что там…чается?

— Ну что ты будешь делать! Обед на столе.

Старик слез с разрушенного бункера и засеменил к доске, на которой стояла консервная банка с дымящимся супом. В последнее лето старик не снимал тяжелую зимнюю одежду. Он был похож в ней на рулет. На нем было несколько килограммов макулатуры, которую он связал в пачки и прикрепил к своему телу проржавевшей проволокой. В этом наряде он передвигался с трудом. Около груды разбитых бутылок он сбился с дороги и остановился, чтобы по запаху определить, где находится стол, но даже после того, как ему это удалось, не сразу продолжил путь.

У него всегда поднималось настроение перед обедом. Тогда он любил пошутить, но это не всегда сходило ему с рук, потому что у невестки был тяжелый характер. С минуту еще он стоял в туче пыли, которую ветер сдувал с горы обугленного мусора, и улыбался своим мыслям.

— Вместо того чтобы выкуривать за день по шестьдесят сигарет, — сердито сказал он детям, — могли бы хоть раз выйти к границам оазиса и немного подышать свежим кислородом.

— Что это отец опять плетет? — заволновалась женщина.

Дети повернули к старику испуганные лица.

— У меня случайно вырвалось… — Он закашлялся.

— Затягивайтесь сильней, дети. Дедушка настаивает на своем заблуждении, хотя каждому образованному человеку известно, что без никотина невозможно правильное развитие молодого организма.

Старик наконец добрался до затухающего костра. Рядом возвышалась гора, сложенная из разбитых счетных машинок. Подойдя к ней, он устроился на торчащем из болота телевизоре.

Женщина наклонила над кастрюлей солонку с цианистым калием. Она любила острые приправы, и ее беспокоило то, что их запасы уменьшались с катастрофической быстротой.

— Отец продолжает сбивать с толку моих детей. — Она снова вернулась к щекотливой теме. — Прожил целую жизнь и сейчас копается в металлоломе и макулатуре, а при внуках такое скажет, — она повысила голос, — что хоть уши затыкай!

— Ты и так за ними скоро не уследишь, — он тяжело вздохнул. — Молодежь теперь рано узнает о наркотиках. Если сегодня ты им не объяснишь, то завтра от сорванцов у соседней сточной канавы они все равно узнают, что из всех стимуляторов — после инъекции природных витаминов и солнечного загара — самые красочные видения вызывает свежий воздух.

— Боже мой! — женщина заткнула детям уши. — Ни слова на эту тему, иначе, отец, за ужином вы больше не увидите своей четвертинки с денатуратом.

— Ты пользуешься тем, что знаешь, как я люблю этот керосин.

— Ведь никому не жалко поделиться с вами, если мы найдем на свалке несколько заплесневевших бутылок с каким-нибудь хорошим растворителем. Но в вопросы воспитания детей, отец, я прошу вас не вмешиваться!

Старику были неприятны обидные замечания, которых невестка не жалела для него, поэтому он погрустнел и замкнулся в себе. Он стал молча разглядывать пейзаж, чтобы не раздражать сварливую женщину и опять не вызвать ее неудовольствия.

Высоко в небе образовался панцирь густого смога. Последние оставшиеся трубы выбрасывали дым в атмосферу, в нескольких местах слабо просвечивавшуюся лучами солнца. Со стороны кучи обугленного мусора на них надвигалась пыльная туча. Вскоре разразилась буря. Ветер рвал на клочки пожухшие газеты, переворачивал страницы полуистлевших томов, срывал с бобин и засасывал в невидимую воронку магнитные ленты и кинопленку.

Девочка решила поддержать огонь в костре, вылив в него остатки несъеденного супа.

— Сегодня папа скоро вернется с дежурства по охране естественной среды? — шепотом спросила она у матери.

— Около двенадцати, моя дорогая грязнуля.

— А почему он каждый раз возвращается все позже и позже?

— Потому что все воскресенье у него занято общественной работой. Я ведь еще три недели назад говорила вам, что на собрании жителей нашего оазиса его выбрали председателем Кружка Охраны. Он был очень рад этой должности, тем более что на первое дежурство вызвалось пойти сорок добровольцев, поэтому еще до наступления ночи им удалось выкорчевать целый гектар молодого леса. К сожалению, первый порыв у лесорубов скоро прошел, и потом дела у них пошли гораздо хуже. На следующей неделе число людей, сознающих грозящую нам опасность, уменьшилось до двадцати. Неделю назад на борьбу с коварной стихией вышло только пятнадцать человек. А сегодня с места утренней переклички отец повел к границе зарослей всего полдюжины самых стойких энтузиастов. Они не скоро освободят шестью топорами от буйной растительности намеченный первоначальными планами участок.

Слова женщины о смелых планах мужа окончательно вывели старика из терпения.

— На следующей неделе я тоже выйду на эту работу! Вместо того чтобы сторожить здесь кучи мусора, он убивает время на напрасный труд.

— Что делать! Кто-то должен думать о будущем наших детей. Ведь им пока не угрожает зеленая опасность. Джунгли продвигаются в глубь оазиса примерно на сто метров в год — значит, до его середины они дойдут только в начале будущего столетия. Зато следующему поколению, видимо, уже придется искать убежище внутри заводских дымоходов.

— Наши дети могли бы переселиться в соседний оазис, — заметил мальчик.

— Ах ты, черт! — с досадой проворчал старик, борясь с приступом сухого кашля.

— Сынок. — Женщина дотронулась рукой до мальчика и показала рукой на бездымное пламя. — Подбрось в огонь рулон толя, а то дедушке нечем дышать. Я пойду встречать вашего отца.

— Может быть, и пора переселяться, — после того как ветер переменился, старик наконец унял кашель. — Бескрайние леса проглотят любого путешественника. Теперь, после выхода из строя соседних заводов, от ближайшего оазиса нас отделяет расстояние в четыреста километров. На развалины разрушенных городов лес наступает с удвоенной энергией. Мы потеряли все. Сегодня уже ничто не в силах спасти немногочисленных уцелевших свидетелей катастрофы, хотя еще в те времена, когда был жив мой дед, нашу планету населяло шестьдесят миллиардов человек, и всю землю покрывала естественная среда.

— А что покрывало воду? — заинтересовалась девочка.

— В реках плавали стерильные промышленные отходы и свежие городские отбросы, по поверхности океана толстым слоем растекалась не испорченная водорослями нефть.

— Растений тогда еще не было на свете?

— Они уже существовали, хотя и в незначительных количествах. Кое-где с ними экспериментировали в научных целях. Только ученым было известно о них. Растения находились под бдительным контролем известных специалистов, которые синтезировали их из неорганических соединений и держали в лабораториях, называемых парниками.

— Значит, уже тогда эти вредители размножались под охраной человека? А зачем были нужны парники?

— Так когда-то называли стеклянные камеры, предназначенные для ограничения распространения зеленых вредителей.

— Тебе тоже было бы полезно иногда покопаться в библиотеке, — посоветовал старик мальчику, показывая на кучу мусора. — В те далекие и безоблачные времена еще никто не называл растения вредителями и не придавал особого значения борьбе с животными, которые реконструировались по рекомендациям генетики и содержались в клетках. Наоборот: первые экземпляры были окружены заботой и вниманием. Ученые гордились своими победами, и хотя не было практической надобности в животных, успешные эксперименты по их созданию подтвердили теоретические выкладки и поддержали у людей веру во всесилие человеческого гения. Я ведь уже говорил вам, что до того, как были созданы первые искусственные растения и животные, на Земле существовала естественная среда.

— Но если она была естественной, то почему при нашем прадеде за один год вымерло почти все шестидесятимиллиардное население Земли?

— Это загадка! Еще никому до сих пор не удалось разрешить ее.

— И все-таки тогда умерли не все, — заметил мальчик. — Чем объяснить тот факт, что от наступления джунглей удалось спастись только тем людям, организм которых — что выяснилось вскоре после начала шествия растений, последовавшего за созданием парников, — был более восприимчив к зеленой опасности?

— Вот именно! — выкрикнула девочка. — Наверное, наш прадед был настолько чувствителен к искусственной пыльце и запахам, что в страхе перед мхом-лишайником поспешил скрыться в камеру ректификации бензиновых продуктов или нырял в соляную кислоту после первого неосторожного взгляда на букет цветов. Если это говорило о том, что наши предки были всего лишь хилыми и болезненными, почему же тогда только им удалось продержаться до окончания тропического периода?

— Я не могу объяснить тебе этого, моя малышка. Однако у меня сердце замирает в груди, когда я слышу скрежет железной логики в твоем детском лепете. — Старик нахмурился. Он вытащил пробку из четвертинки с денатуратом, отпил из нее, пошарив руками в куче мусора рядом с собой, нашел пакетик с отравой для мышей, закусил ею и, втягивая носом черный дым, посмотрел в сторону Южной Свалки, из-за которой в сопровождении невестки появилась группа из семи мужчин, вооруженных топорами. — Если бы мне удалось удовлетворить твое любопытство, — мягко продолжал он, — это свидетельствовало бы о моем уме. Но в таком случае, дитя, я бы не задыхался здесь под открытым небом, где уже почти нечем дышать, а вместе со всей семьей устроился бы в роскошном дымоходе.

От кладбища автомобилей до лагеря долетели звуки трогательной песни, которую звучным баритоном выводил председатель Кружка Охраны, возвращаясь с воскресного дежурства:

Пройдет всего лишь сотня лет,
Когда игривый вольный ветр
Развеет здесь последний след

Солисту вторил дружный хор друзей:

Бескрайний лес стоял в тот раз,
Когда окутал Землю газ,
Но вновь придет погожий час,
И новый лес покроет нас

— Сочинять песни-то вы умеете, — похвалил старик сына, когда группа подошла к костру. — А как идет у вас работа? Много ли сегодня очистили?

— Плевать я хотел на такую работу, — выругался при детях мужчина. — За каждый метр пустоши приходится по нескольку раз бороться. Около канала нам с большим трудом удалось потеснить стену папоротника. Этим сразу же воспользовались хвощи и добрались почти до самого верха мусорной кучи. Мы рубили их из последних сил. Чтобы хоть немного отдышаться, мы ищем заводские дымоходы. У меня сегодня появились зазубрины на топоре, когда я рубил толстое бревно под крутым обрывом. Я хотел увлечь всех собственным примером и поднялся вверх по склону, чтобы попросить у товарищей новый топор. Они бросили мне пилу и посоветовали спуститься с этой горы, потому что у тиранозавров, нагулявших жир на воле, ноги стали, как колонны. В прошлое воскресенье они растоптали двух моих активистов. Стегозавры более добродушны и не так глупы! Под умелым наездником они хорошо вытаптывают газоны. К сожалению, использование их для подобных целей связано с трудностями технического порядка: у них на спине острый роговой панцирь. Самый выносливый жокей, управляющий ими, еще с неделю жалуется на сильные головные боли, после того как спустится на землю. Да, чуть не забыл! Я приготовил тебе подарок, доченька. Посмотри, что я нашел на окраине джунглей!



Мужчина протянул девочке шнурок, к концу которого был привязан какой-то предмет, спрятанный в мешке из-под цемента. Девочка потянула за шнурок. Из мешка выпало удивительное существо — трудно сказать, что это было: крокодильчик или поросеночек. Не обращая внимания на присутствие людей, зверек подбежал к куче мусора. С минуту он рылся в останках погибающей цивилизации и потом вернулся к костру, довольно причмокивая. Издаваемые им звуки заинтересовали всех. В загадочном предмете, которым забавлялся зверек, они узнали детскую соску. Девочка дернула за шнурок.

— Не надо вырывать ему ножки! — сделал ей замечание дед. — В нашу благополучную мезозойскую эру действительно трудно найти что-то необычное в этом невзрачном поросенке. Но кто знает, что принесет нам следующая, кайнозойская эра? Может быть, через несколько десятков миллионов лет из чего-нибудь, столь же забавного, разовьется человекообразная обезьяна.

Женщина пожала плечами и посмотрела на старика с сочувствием:

— Отец, вы можете наконец взять себя в руки? Прожили целую жизнь, копаетесь в металлоломе и макулатуре, а при внуках такое говорите, что хоть уши затыкай!

Перевод с польского Н. Стаценко.

Уильям Самброт ОСТРОВ

ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ

Кайл Эллиот припал к дырочке в высокой стене, сложенной из плотно пригнанных друг к другу камней, и, не обращая внимания на свирепое средиземноморское солнце, припекавшее ему затылок, смотрел, смотрел, смотрел… На этот крохотный островок, лежащий словно камешек на огромном синем щите Эгейского моря, он попал в надежде что-нибудь найти — что-нибудь вроде того, что находилось за стеной. И нашел. Нашел.

Там, за стеной, в саду, тихонько плескался фонтан. А посередине фонтана стояли две обнаженные фигуры — мать и ребенок. Мать и ребенок, сплетенные в прекрасном объятии, мастерски вырезанные из какого-то камня, похожего на яшму или халцедон, хотя этого уж никак быть не могло. Кайл достал из кармана небольшой предмет, размером и формой напоминающий карандаш, и приставил его к глазу. Миниатюрная подзорная труба. Когда он снова посмотрел в отверстие, у него захватило дух. Боже, как сделана фигура женщины! Голова чуть повернута, глаза, слегка расширившиеся от удивления, когда она посмотрела — на что? И ребенок: одной рукой он вцепился в материнское бедро, рот его слегка округлился, другая рука едва касается налившейся молоком груди.

Профессиональным взглядом Эллиот скользил по фигурам, мысленно пытаясь угадать ваятеля, но тщетно. Скульптура не принадлежала ни к одному из известных науке периодов. Она могла быть создана вчера, а могла — тысячелетия назад. Наверняка он знал лишь одно: ни в одном каталоге ее не было.

Кайл обнаружил этот остров по чистой случайности. Он путешествовал на ветхом греческом каике, который без всякого расписания медленно бороздил Эгейское море от острова к острову. Лесбос, Хиос, Самос; мимо несметного числа Киклад, по легендарному морю, мимо земли, по которой боги ходили, как люди. Изредка на этих островах появлялись на свет божий давно скрытые сокровища; Кайл надеялся, что если ему удастся что-то найти и приобрести понравившуюся вещь, то она сможет пополнить его небольшую коллекцию. Но Кайлу очень редко что-нибудь нравилось по-настоящему. Очень редко.

В самый разгар небольшого шторма видавший виды двигатель каика внезапно заглох, и судно начало дрейфовать на юго-запад. Когда шторм утих, старый двигатель, натужно кашляя, заработал снова. Радиостанции на судне не было, но капитан сохранял каменное спокойствие. Мыслимое ли дело — потеряться в Эгейском море?

Каик, словно маленький водяной жук, едва видимый на зелено-синей поверхности моря, медленно двигался вперед, когда Эллиот заметил неясную фиолетовую тень далекого островка. Бинокль приблизил пятнышко земли, а у Кайла перехватило дыхание. Он увидел совершенно невероятную стену, которая огораживала почти четверть маленького островка: огромная каменная подкова вырастала из моря, изгибаясь, опоясывала несколько акров земли и опять скрывалась в брызгах белой пены.

Кайл обратился к капитану:

— Там какой-то островок.

Улыбающийся капитан искоса посмотрел, куда указывал Кайл.

— На нем стена, — продолжал путешественник, и улыбка тут же исчезла с лица капитана. Он резко отвернулся, уставившись прямо перед собой.

— Ерунда, — ответил он хрипло. — Там живут лишь несколько пастухов. У острова даже нет названия.

— Но там стена, — мягко произнес Кайл и протянул капитану бинокль. — Взгляните.

— Нет. — Капитан упорно продолжал глядеть прямо вперед. — Еще одни развалины. Бухты нет; туда никто не заходит уже много лет. Вам там не понравится. Электричества и то нет.

— Я хочу увидеть стену и то, что за ней.

Капитан быстро взглянул на Эллиота. Тот удивился: во взгляде моряка сквозило явное беспокойство.

— За ней ничего нет. Это очень старое место, там давным-давно пусто.

— Я хочу увидеть стену, — спокойно повторил Кайл.

В конце концов его все же решили высадить; чтобы спустить шлюпку, капитан развернул каик носом к морю и скинул обороты двигателя, который приглушенно запыхтел в окружающей их тишине. Когда шлюпка приблизилась к берегу, Кайл увидел удивительно тихую деревенскую улочку, одинокую маленькую гостиницу, несколько рыбачьих лодок с залатанными треугольными парусами, а на низких холмах — стада коз. Он уже было поверил капитану, что это лишь древний, почти бесплодный клочок земли, всеми забытый, лежащий в стороне от блестящей цивилизации, — поверил, но тут вспомнил про стену. Стены возводят для защиты, для того, чтобы кого-то не впускать или не выпускать. Кайлу хотелось узнать, кого именно.

Устроившись в незатейливой гостинице, Эллиот сразу же отправился к стене; глядя на нее с невысокого холма, он еще раз удивился, какую большую площадь она огораживает. Кайл пошел вдоль стены, надеясь отыскать ворота или хотя бы пролом в ровной неприступной кладке, которая возвышалась у него над головой. Ничего похожего не было. Участок, огороженный стеной, располагался на полуострове, выдававшемся в море, где гряда обросших ракушками иззубренных скал противостояла напору неутомимого прибоя.

И вот, возвращаясь назад, совершенно обескураженный, он услышал за стеной тихий музыкальный звук падающей воды и, внимательно оглядев стену, увидел над головой маленькое, не больше каштана, отверстие. Кайл заглянул в него, да так и остался стоять, потрясенный этой красотой; он был не в силах оторвать взгляд от женщины и ребенка, он понял, что нашел здесь абсолютное совершенство, в поисках которого объездил весь мир.

Как могло произойти, что этот шедевр не попал ни в один каталог? Ведь сохранить такое в секрете просто невозможно. И тем не менее с острова не просочилось даже тени намека на то, что скрывалось за стеной. А здесь, на этом отдаленном крохотном клочке земли, таком ничтожном, что у него и названия-то не было, за огромной стеной, которая сама по себе уже была гениальным творением, — здесь, вдали от людских глаз, сияла красота матери с ребенком.

Кайл смотрел не отрываясь: в горле у него пересохло, сердце стучало с яростным торжеством: торжеством алчного знатока, который нашел нечто действительно великое и — что главное — неизвестное. Эта статуя должна быть у него, и она у него будет. В каталоги она не попала; возможно (только возможно!), что никто понятия не имеет о ее настоящей ценности. Быть может, владелец получил ее в наследство вместе с участком, и она так и осталась стоять здесь, в струях фонтана, никем не замеченная и не оцененная.

Эллиот неохотно оторвался от созерцания и побрел в деревню, вздымая белую вековечную пыль. Греция. Колыбель западной культуры. Кайл снова вспомнил об изысканном совершенстве статуи. Изваявший ее был достоин Олимпа. Кто он?

В деревне Кайл задержался у входа в гостиницу и стал стирать с башмаков пыль, размышляя, насколько местные жители нелюбопытны для греков.

— Разрешите?

Из гостиницы выскочил мальчик с тряпкой в одной руке и каким-то подобием обувного крема в другой и принялся чистить Кайлу башмаки. Кайл сел на скамью и стал его разглядывать. На вид лет пятнадцати, сухощав, крепок, но для своего возраста невысок. В стародавние времена он мог бы служить моделью Праксителю: прекрасной формы голова, два завитка курчавых волос нависают надо лбом, словно короткие рожки Пана, классический греческий профиль. Но нет: неровный шрам тянулся от носа к уголку рта, приподнимая губу, так что видны были ослепительно белые зубы. Нет, в качестве модели Пракситель этого мальчика не выбрал бы, разве что захотел бы изваять Пана со шрамом.

— Кому принадлежит этот большой участок за деревней? — спросил Кайл на хорошем греческом языке.

Мальчик бросил на него быстрый взгляд, и черные глаза его словно закрылись ставнями.

— Но ты должен знать, — настаивал Кайл. — Участок занимает почти всю южную часть острова. Там большая стена, очень высокая — она спускается к воде.

Мальчик упрямо покачал головой:

— Она была там всегда.

— «Всегда» — это долго, — улыбнулся Кайл. — Может, отец знает?

— Я сирота, — с достоинством ответил мальчик.

— Мне очень жаль, — произнес Кайл, наблюдая за его точными, уверенными движениями. — Ты в самом деле не знаешь фамилию людей, которые там живут?

Мальчик что-то пробурчал.

— Гордоны? — нагнулся вперед Кайл. — Ты сказал «Гордоны»? Стало быть, владельцы — англичане?

Кайл почувствовал, как умирает в нем надежда. Если владельцы — англичане, то шансы заполучить скульптуру ничтожны.

— Они не англичане, — сказал мальчик.

— Мне очень нужно повидать их.

— Туда не зайти.

— С острова не зайти, я знаю, — ответил Кайл, — но, может, со стороны моря есть какой-нибудь причал?

Мальчик, не поднимая глаз, покачал головой. Тем временем рядом с ними собрались местные жители, которые спокойно смотрели и слушали. Греков Кайл знал хорошо: веселые, шумные люди, порою невыносимо любопытные, всегда охотно готовые помочь советом. А эти просто стояли и без улыбки наблюдали за ним. Мальчик закончил чистить, и Кайл бросил ему полдрахмы. Тот поймал монету и улыбнулся — этакий красавчик со шрамом.

— Эта стена, — заговорил Кайл, повернувшись к какому-то старику, — меня интересует. Мне нужно встретиться с людьми, которым принадлежит участок.

Старик что-то пробормотал и отошел. Кайл мысленно ругнул себя за психологический просчет. В Греции первое слово имеют деньги.

— Я заплачу пятьдесят, нет, сто драхм любому, — громко объявил он, — кто отвезет меня на лодке за стену со стороны моря.

Он знал, что для людей, влачащих жалкое существование на маленьком скалистом острове, это немалые деньги. Большинству из них не заработать столько и за год. Деньги были немалые, но люди переглянулись и, не оборачиваясь, ушли. Все.

Обойдя деревню, Эллиот всюду натыкался на тот же необъяснимый отказ; преодолеть его было так же трудно, как и стену, отгораживающую часть острова. Люди и слышать не желали его вопросов: о стене, о том, что за ней находится, о том, кто и когда ее построил. Для них она словно не существовала вовсе.

На закате Кайл вернулся в гостиницу, съел местное блюдо — на удивление вкусное, — приготовленное из мясного фарша, риса и яиц со специями, и выпил стаканчик терпкого деревенского вина, продолжая думать о прекрасной скульптуре, стоящей за стеной под лиловым покровом ночи. Его захлестнула волна печали и тоски.

Что за невезение! С местными табу Кайлу приходилось встречаться и раньше. Причиной большинства из них были стародавние распри и ссоры. Крестьяне лелеяли свои табу, строго их придерживались и ревностно охраняли. Однако здесь явно что-то другое.

Кайл стоял на окраине темной деревни и грустно смотрел на море, когда вдруг услышал тихие шаги. Он резко обернулся. К нему подходил невысокий мальчик. Это был чистильщик: его глаза сверкали в свете звезд, а сам он чуть дрожал, хотя ночь дышала теплом.

— Сегодня, — мальчик вцепился ему в руку, — сегодня ночью я отвезу вас туда в лодке, — прошептал он.

Кайл облегченно улыбнулся. Конечно, ему сразу следовало подумать об этом парнишке. Молодой, сирота — он заработает сотню драхм, невзирая ни на какие табу.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Кайл. — Когда мы выйдем?

— Перед отливом, за час до восхода, — ответил мальчик. — Я отвезу вас, — его зубы застучали, — но за скалы между стенами заходить не буду. Там вы дождетесь отлива и пойдете… пойдете. — У парнишки перехватило дыхание.

— Чего ты боишься? — спросил Кайл. — Всю ответственность за вторжение на чужую территорию я беру на себя, хотя и не думаю, что…

Мальчик схватил его за руку.

— Другие… Ночью, когда вернетесь в гостиницу, вы не скажете им, что я повезу вас туда?

— Не скажу, раз ты не хочешь.

— Не надо, пожалуйста! — выдохнул мальчик. — Им не понравится, если они узнают, — потом, когда я…

— Понимаю, — ответил Кайл. — Я никому не скажу.

— За час до восхода, — прошептал мальчик, — я буду ждать вас у стены — там, где она спускается в воду, с восточной стороны.

Звезды еще светились, но уже тускло, когда Эллиот увидел мальчика — неясную фигурку в маленькой лодчонке, которая прыгала на волнах, царапая бортом о ракушки и водоросли, облепившие стену у основания. Ему внезапно пришло в голову, что мальчику пришлось грести очень долго — он ведь обогнул почти весь остров. Паруса на лодке не было.

Кайл забрался в лодку, и они отплыли; мальчик все время молчал. Море слегка штормило; предрассветный ветер, порывистый и холодноватый, гнал небольшие волны. Вздымавшаяся сбоку стена казалась в тумане гигантской.

— Кто построил эту стену? — спросил Кайл, когда они, качаясь на мелкой зыби, обходили первый из целого ряда зазубренных камней, торчащих из быстро убывающей воды.

— Древние, — ответил мальчик. Зубы его стучали, он все время держался спиной к стене, поглядывая иногда в сторону моря, чтобы определить, как далеко они продвинулись. — Она всегда здесь была.

Всегда. Разглядывая пологий изгиб стены, которая только начала вырисовываться из тумана, Кайл понял, что она очень древняя. Она могла даже относиться ко времени зарождения греческой цивилизации. Так же, как и статуя — мать с ребенком. Загадка — но не большая, чем тот факт, что никто во всем мире их не видел.

Они медленно двигались вперед, пока не стали видны толстые торцы стены, поднимающиеся из водоворота морской воды. Кайлу пришло в голову, что, вероятнее всего, он не первый, даже не входит в первую сотню. Остров уединенный, это верно, на нем даже нет почты, но за то великое множество лет, что стоит эта стена, его наверняка посещали люди, такие же любопытные, как и он сам. Другие коллекционеры. И тем не менее — ни тени каких-либо слухов.

Лодка коснулась огромного черного камня; в тусклом свете зари его вершина, покрытая птичьим пометом, выглядела неожиданно яркой. Мальчик вытащил весла из воды.

— Я вернусь со следующим приливом, — сказал он, трясясь, словно в лихорадке. — Не могли бы вы заплатить сейчас?

— Разумеется. — Кайл вытащил бумажник. — Но может, ты все же подвезешь меня поближе?

— Нет, — резко возразил мальчик. — Не могу.

— Как там насчет причала? — Кайл стал осматривать довольно большое, покрытое бурлящей водой пространство между камнями и узкий пологий пляж. — Да тут нет никакого причала!

Между стенами не было ничего, кроме песка, усеянного камнями, да в глубине — густого подлеска, из которого кое-где торчали высокие кипарисы.

— Вот что, — предложил Кайл. — Дальше я пойду в лодке один, а ты подождешь здесь. Я быстро. Хочу только попробовать встретиться с владельцами и договориться…

— Нет! — в голосе у мальчика зазвенел отчаянный страх, — Если вы возьмете лодку…

Мальчик привстал и нагнулся, чтобы оттолкнуться от скалы. В этот миг волна подняла лодку и резко выдернула ее у него из-под ног. Теряя равновесие, он покачнулся, отчаянно замахал руками, упал навзничь и, ударившись головой о скалу, как камень пошел на дно. Кайл попытался его подхватить, но промахнулся и тут же нырнул, ободрав грудь о ракушки, которыми обросла подводная часть скалы. Он крепко вцепился рукой в рубаху мальчика, но она расползлась, словно бумажная. Тогда Кайл схватил его за волосы и выплыл на поверхность. Без труда придерживая парнишку, он оглянулся в поисках лодки, но тщетно: вероятно, от его мощного толчка ее отнесло за один из камней. Искать лодку сейчас не было смысла.

Кайл поплыл к берегу, таща мальчика за собой. До гладкого белого песка было всего ярдов сто. Когда Кайл вылез с мальчиком из воды, тот слегка закашлялся, из носу у него потекла вода. Кайл отнес его за линию прилива и уложил на песке. Мальчик открыл глаза и удивленно уставился на него.

— Все в порядке, — улыбнулся Кайл. — Пойду поймаю лодку, пока ее не унесло слишком далеко.

Он спустился к полосе прибоя, снял башмаки и поплыл к лодке, которая, подпрыгивая на волнах, тыкалась носом в один из больших камней, загромождавших пространство между стенами. Кайл залез в нее и стал грести к берегу, сидя лицом к быстро поднимающемуся солнцу. Ветер почти стих. Кайл вытащил лодку на берег и подобрал башмаки. Мальчик стоял, прислонившись к скале, и настороженно глядел через плечо на заросли.

— Ну что, уже лучше? — весело крикнул Кайл. Ему пришло на ум, что это небольшое приключение — прекрасное оправдание для их появления на берегу, принадлежащем людям, которые, судя по всему, ценят уединение очень высоко.

Мальчик не шевелился. Он так и стоял, оглядываясь на заросли; за ними, вдалеке, тянулась массивная стена — застывшая, белая, древняя. Кайл притронулся к голому плечу мальчика и тут же отдернул руку и сжал кулаки. Потом посмотрел на песок. Там были следы: вот мальчик поднялся, добрел до скалы. И вот он стоит, глядя через плечо на деревья: рот приоткрыт, на лице — слегка удивленное выражение.

А дальше, от зарослей к скале, тянулась цепочка маленьких следов. Следы ног — изящных, с высоким сводом стопы — словно к скале на секунду подошла, едва касаясь песка, босая женщина. Рассматривая странные следы, Кайл вдруг совершенно отчетливо понял то, что должен был понять, когда впервые заглянул в отверстие в стене, задыхаясь от невероятного совершенства женщины и ребенка.

Эллиот прекрасно знал все легенды Древней Греции. И теперь, когда он смотрел на женские следы, в голове у него возникло страшное слово: Горгоны. Три сестры — Медуза, Стено и Эвриала — со змеями вместо волос. Легенда гласила, что вид этих существ был столь ужасен, что осмелившийся взглянуть на них мгновенно превращался в камень.

Кайл стоял на теплом песке; кричали чайки, шумело неутомимое Эгейское море. Теперь он наконец знал, кто были те древние, что построили стену, почему она уходила в воду и кто за нею скрывался. Не английское семейство, никакие не Гордоны. Семейство гораздо более древнее — Горгоны. Персей обезглавил Медузу, но две ее отвратительные сестры, Эвриала и Стено, были бессмертны.

Бессмертны! О боже! Но это невозможно! Это ведь миф! И все же…

Несмотря на то что глаза Кайлу заливал выступивший от ужаса пот, взглядом знатока он отмечал совершенство статуи, облокотившейся о скалу, легкий поворот ее головы, выражение удивления на лице, повернутом в сторону деревьев. Два завитка волос, словно рожки над лбом, прекрасной формы голова, классический греческий профиль. Капли воды все еще испещряли гладкую кожу плеча, падали с разорванной рубахи, прилипшей к каменному животу. Халцедоновый Пан. Но Пан со шрамом. Шрам так и тянулся от носа к углу рта, ониксовый шрам, чуть приподнимавший губу, так что видны были ослепительные ониксовые зубы. Красавчик со шрамом.

Кайл вдруг ощутил незнакомый аромат, услышал позади что-то вроде шороха одежд и одновременно звук, который мог быть только шипением множества змей, и хотя знал, что делать этого нельзя, медленно обернулся. И посмотрел.

Перевод с английского И. Русецкого.

Владимир Щербаков МЕЧ КОРОЛЯ АРТУРА

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ-ХРОНИКА

Год 1939-й. Из письма профессора Берендта секретарю Германского посольства в Лондоне Шлиттеру

Всякое государство — это таинственный корабль, якоря которого находятся в небе. Так, кажется, писал один старый, ныне забытый писатель. В этом изречении мне чудится истина. На Земле разыгрываются трагедии, возникают и сокрушаются волей судьбы империи, но есть особый язык для посвященных, с помощью которого они предвосхищают непознанное. Два пространства сосуществуют рядом. Иногда они соприкасаются и пересекаются друг с другом. Тогда вдруг в простой истории или старой легенде мы как в зеркале видим перст провидения. Тайное становится явным. Мне было бы горько думать, что героические усилия нашего народа не увенчаются успехом. Именно поэтому здесь, в Берлине, я ловлю этот голос провидения, пытаясь угадать будущее — и возрадоваться. Но я должен все же признать, что наши недруги тоже пытаются это делать в свойственной им манере. Даже мифы они превратили в оружие. Об этом говорит воскресшая слава короля Артура. Конечно, каждый народ при желании может найти такой древний символ — меч сказочного или подлинного героя. Теперь вопрос для нас стоит так — мы или они.[1]

Год 1939-й. Шлиттер — Берендту

Кельтские предания о короле бриттов Артуре, объединившем рыцарей для борьбы с саксами, действительно пользуются в Британии популярностью. В пятом — шестом веках саксы искали для поселения новые земли. Их ладьи отправлялись в путь с территории нынешней Дании и нынешней Британии, они нашли вторую родину. Коренные жители встречали их недружелюбно, хотя именно король бриттов Вортигерн призвал саксов в свою страну. Он ловко использовал их в борьбе с пиктами и скоттами, соседями бриттов. По существу саксы проливали кровь за чуждое им дело, укрепляя власть Вортигерна. Естественно, они могли рассчитывать на ту часть земли, которую они отвоевали для Вортигерна и его потомков. Однако им было отказано в правах на нее при восприемниках Вортигерна.

Король Артур считается потомком римских наместников, управлявших Британией. Когда римские легионы были отведены из провинции и Британия была предоставлена самой себе, начались междоусобные войны. Только Артуру удалось объединить силы. Он некоторое время с успехом противостоял справедливому натиску германцев, англов и саксов. Часть бриттов вынуждена была переселиться в Галлию. Так была основана на территории нынешней Франции провинция Бретань, которая во времена Артура называлась Арморикой.

Это была героическая эпоха, особенно для германских племен. Вспомните славные походы готов. Саксы и англы теснили бриттов, и в этом я вижу символ того времени. Точно так же сейчас я считаю символичным новый порыв к завоеванию просторов за морем, а также к сухопутным победоносным походам. Нам довелось быть свидетелями этого порыва. Мы придаем большое значение провидению в нашем справедливом деле. Смешавшиеся с бриттами, пиктами и другими племенами англы и саксы не смогли явить достойный пример германской миссии в отношении Европы. Англия превратилась в довольно мрачный бастион, который противостоит нам, и его, видимо, придется в конце концов разрушить. Здесь, в Лондоне, я твердо знаю, что фюрер лучше всех нас улавливает тайный голос самой судьбы, провидения, которое указывает нам дорогу на Запад и Восток. Он говорит об этом на важных совещаниях, и это производит большое впечатление на присутствующих, даже на военных, закаленных в битвах.

Еще несколько слов о древнейшем британском предании.

Начинается эта история в древнем замке Тинтагиль. Владетель замка Горлуа был женат на Игрэн. Увидевший Игрэн король Утер Пендрагон влюбился в нее и не рассчитывал на успех, но волшебник Мерлин помог ему. Приняв с помощью Мерлина облик Горлуа, король-ловелас проник в замок. Король Артур — сын Игрэн и Утера Пендрагона.

Год 477-й. Замок Тинтагиль

Глухой ночью человек, укутанный в плащ, остановился на узкой тропе, которая вела к стенам монастырского замка. Под ногами его далеко внизу бились о камни неумолкающие волны. В эту ночь страннику предстояло похитить ребенка, который позднее станет королем бриттов. Он двинулся к стене, казавшейся продолжением крутого обрыва. За обрывом угадывался узкий пролив, и на том берегу высились такие же темные старые стены — продолжение замка.

Странник крикнул у самых ворот, подождал. Ворота с глухим звуком приоткрылись, и он проник в замок, о котором Джефри Монмаутский позднее напишет: «Он расположен на море, и море окружает его со всех сторон. Нет к нему доступа, кроме узкой тропинки в скалах, которую могли бы преградить три вооруженных рыцаря, если бы ты наступал по ней даже со всей армией Британии».

Через час так же глухо стукнули ворота, и человек вышел из замка с ребенком на руках. Мгновение — и его поглотила тень нависшей над тропой скалы. Луна, высветившая на минуту камни над морем, обрыв, серые скалы, спряталась за ночным облаком. До утра было тихо в замке и окрест него, и никто больше не появлялся на тропе.

Странника позднее назовут Мерлином — добрым духом, волшебником, помогавшим Артуру в его походах. Но это было не так. Человек, уже немолодой, умудренный опытом, лишившийся сна от вечной тревоги, посеянной на этой земле набегами саксов, он не был ни волшебником, ни духом, ни прорицателем. Но он был мудр и помнил многое из того, что было забыто. Его острый ум и крепкая память помогали ему предвидеть события, хранить знания, но он сознавал, что бессилен будет, если ему не поможет случай. Такой случай представился. С тайного согласия отца и матери ребенка он похитил его. Через пять часов пути в самом диком и живописном месте Корнуолла он приблизится к опустевшему особняку, брошенному много лет назад богатым римлянином. Там он бережно опустит спящего мальчика на волчью шкуру, которой укрыто старинное ложе, и громким, вовсе не старческим голосом крикнет выйдя за порог:

— Эсси! Эсси!

Почти тотчас же распахнется окно боковой пристройки, и молодая женщина, дочь старика, поправляя пышные огненно-яркие волосы, спросит его:

— Ну что? Ты принес ребенка, как обещал?

— Да, Эсси! Он тебе понравится, Эсси. Если бы ты видела, как он царственно спит на волчьей шкуре в моей комнате! Есть старое поверье, Эсси, что волчья шкура делает ребенка невидимым для дурных людей. Нам надо бояться дурных людей. Пусть этот мальчик станет нашим защитником от них, когда вырастет. Я рад, Эсси.

Но Эсси, мечтавшая о ребенке, была бы поражена, если бы узнала в тот день, что ребенок этот будет императором бриттов.

Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру

Должен начать рассказ о том, чему мы, немцы, всегда придавали и придаем огромное значение. История эта проливает свет на извилистый путь провидения, она может осветить и те трудности, которые встанут перед нами в ближайшее время. Мы отчасти испытываем эти трудности уже сейчас, когда некоторые страны, руководимые фактически коминтерновскими вождями или одряхлевшими монархистами старого толка, ничего не понимающими в современности, уже мешают нам. Их усилия ставят перед нами преграды. То, что я собираюсь Вам рассказать, как волшебное стекло отражает все это. Думаю, что интуиция меня не подводит. Мои мысли — о будущем.



Даже в Англии сэр Мосли и Беллами провозгласили, что свет коснулся Германии. А разве случайность, что еще в 1926 году в Берлине и Мюнхене были основаны небольшие колонии коренных тибетцев, олицетворяющих как бы волю мира? Недаром Саундерс, этот наш враг, пытался в «Семи спящих», нашумевшем, но неудавшемся бестселлере, опровергнуть наш эзотеризм и принизить роль наших тибетских друзей и вдохновителей. Наша арийская доктрина не может не учитывать реальности прошлого. И когда мы говорим о гигантском катаклизме в Гоби, который в далеком прошлом вынудил учителей высокой цивилизации поселиться в гималайских пещерах, то мы знаем, что именно к нам это имеет непосредственное отношение. Носители Высшего Разума скрылись в огромной системе подземелий, потом сложились два центра — Агарти и Шамлах. Это были места созерцания и мощи соответственно с разделением этих функций между центрами. Маги руководили народами. Мы внимательнее других прислушивались к их голосу. Мы выполняем ныне их волю и предначертания. Их голос — наш голос, их воля — наша воля. Вот в чем суть нашей доктрины, если изложить ее специальным языком. Готов допустить, что не всем следует знать эту суть. Для многих достаточно простых разъяснений, основанных на наших ясных политических принципах. Вы не можете не заметить, что все события мы должны трактовать как бы в двух плоскостях: в плоскости духовной мощи магов, которая отражается во внешне малозаметных событиях, имеющих, однако, грандиозные последствия в плоскости так называемого реального мира, то есть видимого простым глазом пространства, где веления магов проявляются для непосвященных, для толпы. Мы улавливаем энергию магов, видим будущее и наделены способностью лучше других изменять условия существования толпы в соответствии с тайными велениями. Но двойственность центра порождает такое состояние, когда и другим, а не только нам частично приоткрывается истина. Мы овладели пока слишком небольшим пространством, нам тесно в нашей маленькой Германии. Если бы наши враги пользовались тайными знаками судьбы, они достигли бы еще больших успехов. Но они не умеют этого делать. И все же об одном таком случае я должен Вам сейчас рассказать. Он тревожит меня. Я просыпаюсь по ночам и вспоминаю сны… Это не случайность. Это дано мне, и я вижу незримый луч, который тянется из мирового центра созерцания Агарти.

Сравнительно недавно я начал задумываться о способности проникать в мир, скрытый от нас. Мой добрый знакомый обладает этой способностью. Этот человек убедил меня, что он сможет сделать так, что и сам я увижу его. Быть может, это и есть телепатия? Не знаю, как дать точную характеристику этого явления. Но как бы там ни было, через несколько дней я действительно смог проникнуть в это неизвестное мне ранее пространство. Я ощущал его связь с нашей реальностью, и вот однажды мне действительно показалось, что по событиям, происходящим в этом условном пространстве, я могу судить и о ходе реальных событий. Яснее говоря, я узнавал ситуации. Интуиция? Возможно. Но человек этот — его зовут Клаус Кведенфельдт — убедил меня, что это не интуиция, не приблизительное предвосхищение событий, а точное. Что это органически вытекает из свойства нашего мозга воспринимать едва уловимые сигналы, кодировать их и насыщать образной информацией, что я и наблюдал. Мне все же проще объяснить это так: как будто бы есть спонтанная связь с центром мира Агарти. Вы знаете, я давно верю в возможность такой связи, но никогда не наблюдал ее. Впрочем, где достоверные свидетельства, что это явление следует так именно и объяснять? Есть же просто сны, которые сбываются! Мы, немцы, любим мистику — я нарочно говорю простым и понятным языком, — и любой из нас, образованных немцев, может придумать десяток объяснений феномену, о котором я хочу рассказать.

Итак, закрыв глаза и войдя в то состояние, которое мне было рекомендовано, я увидел серые однообразные холмы. Они разбегались во все стороны. Потом будто бы появилось немного зелени. Это была тощая трава. Блеснула вода. Свет был сумрачным, небо низким, слепым. Одна гряда холмов сменялась другой, и вот открылось море. Видимо, сказалось крайнее напряжение, которое сковало меня, едва я начал различать детали. Ощущение пропало. Я рассказал Кведенфельдту о своих скромных успехах, и он посоветовал проявить гибкость, не пытаться охватить все пространство, а ловить лишь существенное, и даже не все существенное, а то, что мне будто бы само будет дано в образах. Так я и сделал.

Вначале мне виделся высокий безликий борт корабля. Тросы, провисшие над серой водой с бликами от огней. Чугун причальных тумб. И туман, который наполнял это пространство над водой, где иногда резко вскрикивали чайки, а может быть, люди. Что это было? Это был пролог к истории, о которой я должен Вам своевременно рассказать. В прологе этом ощущалась старая Англия.

И этот корабль был каким-то знаком, который помог мне уяснить ситуацию. Я оказался на британском берегу, я стал свидетелем простых с виду событий. Но кто знает, что за ними стояло на самом деле? Нет важнее темы, чем Великобритания и мы. Думаю, Вы согласны со мной. Я обещаю подробно описать Вам в следующем письме, что же произошло дальше. Мне кажется, что все признаки свидетельствуют о возможности уловить многое из того, что ускользает от нас. Как быстро меняется ситуация в мире! Мы не в силах не только уследить за ней, но и дать объяснения изменениям и поворотам, которые мы наблюдаем, так сказать, внешним образом. Эти объяснения требуют от нас гораздо большего времени, чем то, которое нам отпущено. Истина может ускользнуть от нас.

Год 1939-й. Запись беседы германского посла в Лондоне Дирксена с лордом Кемсли. Из дневника Дирксена

Лорд Кемсли, который пригласил меня на чашку чая, рассказал мне следующее о впечатлениях от своей поездки в Германию.

Он провел в Берлине один день, был на завтраке у рейхслейтера Розенберга, затем поехал на автомобиле через Лейпциг в Байрейт и посетил по дороге лагерь трудовой повинности, присутствовал на представлении «Парсифаля» и во время антракта был представлен вместе со своей женой фюреру, с которым имел затем более чем часовую беседу. Он беседовал также довольно долго с рейхсминистром Геббельсом и вернулся затем через Остенде в Англию.

На лорда Кемсли произвел большое впечатление энтузиазм всех немецких деятелей, с которыми ему пришлось встречаться, вплоть до самых младших чиновников… Далее он с большой силой заявил, что, собственно говоря, просто невозможно, чтобы германский и английский народы были вовлечены в войну друг против друга…

Год 1939-й. Из дневника германского поверенного в делах в Лондоне Кордта

Удивительные и странные сообщения английской прессы в последнее время не поддаются объяснению. В них можно отметить явные симптомы резкого ухудшения отношения к Германии и ее фюреру. Так, мне доставили номер «Санди экспресс», где была опубликована статья под названием «Человек, который убил Гитлера». Речь действительно шла о том, что фюрер убит в Берлине, и человек, убивший его, рассказывает об этом с такими подробностями, что читатель верит каждому слову. Каково же было мое удивление, когда я прочитал в следующем материале «Санди экспресс» о том, что фюрер заменен двойником, которого заранее подготовили для этой роли. Эта выдумка подается так искусно, что вызывает недоумение и растерянность даже у людей здравомыслящих — а такие люди в Великобритании еще остались, несмотря на враждебную по отношению к Германии пропаганду.

В другом сообщении, которое выдается за документальное свидетельство, рассказывается о покушении на жизнь Геринга, сообщается, что он тяжело ранен и в тяжелом состоянии доставлен в клинику, что шансы на его поправку минимальны.

Бессмысленно обращаться за разъяснениями по этому вопросу к британским властям: они не контролируют положение, сложившееся в последнее время, и пресса может делать все, что угодно.

Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру

Я продолжаю рассказ.

Англия, которую я увидел, была непохожа на ту, что я знаю по поездкам. Она была другой. И я брел в одиночестве по ее полям и белым каменистым осыпям. С кем? С чем? Я не знал этого, но ощущение близкой встречи было таким навязчивым, что я вздрагивал и просыпался, испуганно озираясь по сторонам. И только вид улицы цивилизованного города из окна моей квартиры успокаивал.

Мне объяснили, что это и есть проникновение в это условное пространство образов. Когда-нибудь оно соединится со всем, что происходит в Англии сегодня. Это очень важно. Я почувствовал это и буду вам писать, как только появятся новые результаты.

Прошло несколько дней. Мне снова удался сеанс благодаря внимательному руководству моего знакомого.

Представьте только: приветливая поляна с цветами, с ручьем, с какими-то птичками, перелетающими от одного одинокого дерева к другому, и вдруг, через несколько минут — кровь, ржание коней, глухие удары мечей.

Я видел лагерь саксов. Узнал я его по красным щитам воинов. Из дальней рощи вырвалась конная группа, несколько всадников впереди на белых конях. Над головами — штандарт, копья наизготовку, они намного опередили остальных и буквально опрокинули лагерь саксов вверх дном. Когда же саксы поднялись по тревоге, поднялись навстречу непрошеным гостям копья и красные щиты, волна за волной набегали новые группы всадников, и за ними медленно наступали лучники. Стрелы пели над головами. Бились на траве смертельно раненные кони. Ручей окрасился кровью. Живописная поляна представляла ужасное зрелище. Но побоище только начиналось. Красные щиты выстроились в ряд, за ними уносили с поля боя раненых. Я узнал короля бриттов. Конные рыцари в латах обходили ряды саксов слева и справа. То тут, то там завязывались стычки. Между тем лучники и пешие кнехты неотступно приближались, и саксы дрогнули, не в силах удержаться на опушке леса. Они рассыпались и стали уходить в рощу, но и там среди редких деревьев я видел мелькание щитов, блеск мечей. Только миновав второй ручей с прозрачной водой, они наконец смогли укрыться в настоящем дремучем лесу. Я не в силах был вынести зрелища поляны, окропленной кровью. Там кружили вихри, трепавшие попоны павших коней. Жара слепила раненым глаза, многие корчились в смертельных муках, иные пытались встать, но жестокие враги ударами меча лишали их жизни.

Вскрикнув, я очнулся от собственного крика.

Шлиттер — Берендту

Эпопея кельтов не так уж безобидна, как может показаться просвещенному немцу на первый взгляд. Королевство логров, основанное королем Артуром, погибло после его смерти под ударами победоносных саксов и отважных англов. Но вот что утверждается по этому поводу в сказаниях бриттов: «Саксы завоевали всю Британию, и на весь западный мир опустились Темные Века». Цитирую дословно, так как здесь важно каждое слово. Не правда ли, мрачная роль приписывается саксам? Надо понимать, безымянные авторы той эпохи подразумевали под «Темными Веками» средневековье, освобождение от которого принесло Возрождение. Но разве саксы повинны в том, что настали эти «Темные Века»? Да, Римская империя была завоевана германцами и отчасти славянами. Но Вы, мой друг, хорошо знаете, что это был дряхлый организм, в который лишь германцы могли вдохнуть вторую жизнь. Кстати, фюрер учит нас, что организующее начало в процессе становления Рима и Афин вносили именно арийские племена. Но мы с Вами теперь знаем, что в одном из величайших эпосов Европы — в сказаниях об Артуре и его рыцарях — все перевернуто с ног на голову. Там не найти и следа роли германского народа в становлении Европы. Наоборот, авторы утверждают, что именно германцы повинны в наступлении эпохи темного и невежественного средневековья. Над Европой якобы тяготели многие и многие века эти заветы германцев-варваров, не дававшие ей ни света, ни свободы развития. Это не так! Берусь это утверждать особенно потому, что знаю, как дорого нам просвещение, какой святыней является для нас порядок. Новые кампании, которые вдохновляет гений фюрера, явят миру не только нашу победу, но и ту неоценимую роль в просвещении Европы, которая уготована нашему народу благодаря воле его и стремлению к подлинному гуманизму, к полной справедливости во всем, к окончательному решению так называемого национального вопроса.

В «Истории бриттов» монаха Ненния мне довелось прочесть:

«Артур сражался в одном ряду с королями бриттов, но сам он был военачальником. Его двенадцатое сражение было у горы Бадон. В тот день Артур лично убил 960 саксов».

Как Вы догадываетесь, это неизбежное преувеличение. Однако история как будто бы на стороне Артура. Движение германцев было остановлено, по крайней мере на какое-то время. Держава кельтов укрепилась. Неизбежно окрепли и ее связи с Европой.

До сих пор в Англии сохранились развалины замка Тинтагиль. Под ними — крутой обрыв, скалы, у подножия которых плещутся волны. За обрывом — остров с крутыми берегами, где расположен второй замок, столь же неприступный. Замок, правда, перестраивался и расширялся, но все данные говорят о том, что и в эпоху Артура здесь уже было возведено каменное сооружение. В графстве Соммерсет посетителям показывают руины Гластонберийского аббатства. Крутой холм археологи отождествляют с островом Авалон, где скончался смертельно раненный Артур. Раньше этот холм был окружен водой, весенние ручьи затопляли низину, и здесь, у Авалона, разливалось озеро.

В присутствии короля Эдуарда I в 1278 году могилу короля Артура вскрыли. Об этом оставлена запись:

«Король Эдуард со своей супругой, леди Элеонор, прибыл в Гластонбери… На закате король приказал открыть могилу знаменитого короля Артура. В ней были два гроба, украшенные портретами и гербами, и обнаружены порознь кости короля, крупного размера, и кости королевы Гвиневеры». В годы кромвелевских реформ могила эта была уничтожена и кости развеяны по окрестности. Недалеко от этого холма находится деревня Камел и другой холм. Местные жители до сих пор рассказывают, что именно здесь находился Камелот с Круглым столом. Этот второй холм они называют «Дворец короля Артура». По их словам, в ночь на праздник святого Джона можно услышать топот копыт и услышать приглушенные голоса короля Артура и его рыцарей, спускающихся с холма к ручью.

Год 493-й. Король бриттов

На рождество в Лондоне созвали рыцарей — всем им даже не хватило места в церкви, и некоторым пришлось остаться за ее дверями.

В середине службы один из рыцарей, оставшихся во дворе, вдруг увидел большую каменную плиту, железную наковальню, на ней меч, глубоко уходящий под наковальню острием. Ропот во дворе не остался незамеченным.

— Не касайтесь меча до конца службы, — приказал архиепископ. — Будем же молить господа, чтобы помог он найти лекарство, которое исцелит раны этой многострадальной земли.

Но, не слушая архиепископа, рыцари уже толпились у неведомо откуда появившегося меча.

Архиепископ поспешил окончить службу. На камне рыцари явственно увидели золотые письмена, которые гласили: «Кто вытащит сей меч из-под наковальни, тот и есть по рождению истинный король всей Британии».

Десяток рук легли на рукоять меча, но даже соединенные усилия не помогали. Меч словно врос в землю.

— Нет среди нас этого рыцаря, — сказал архиепископ. — Пусть же во все края направятся гонцы рассказать о происшедшем. И в день Нового года да будет устроен славный турнир, где мы заодно и повеселимся. Сейчас же пусть останутся у неведомого камня десять рыцарей, которые возведут над ним шатер и останутся в этом шатре беречь камень и меч.

И вот в день Нового года съехалось со всей Британии множество вооруженных людей. Но никто не мог овладеть мечом. И тогда поодаль запестрели шатры, и стали устраивать витязи утешительные турниры, испытывая свою силу и резвость своих коней.

Среди прибывших были добрый рыцарь Эктор и сын его Кей, посвященный в рыцари как раз незадолго до этого.

С ними прибыл Артур, младший брат Кея, юноша, едва ли достигший шестнадцати лет. В дороге сэр Кей вдруг обнаружил, что оставил дома свой меч с широким лезвием, и попросил своего младшего брата вернуться и привезти его.

— Я охотно выполню просьбу, — сказал Артур, который всегда с удовольствием помогал другим.

Супруга сэра Эктора закрыла дверь на замок и неожиданно поехала с соседкой вслед за супругом посмотреть на турнир и на славных кавалеров.

Это очень расстроило Артура, который обнаружил, что дверь дома заперта, а ключа у него нет «У моего брата должен быть меч, — подумал он, возвращаясь назад. — Иначе стыдно будет».

Но где найти меч?… И юный Артур вспомнил о мече, который он видел случайно под наковальней на церковном дворе. Кажется, этот ничейный меч неплох, думал Артур, пришпоривая коня, потом его можно вернуть на место.

И Артур прискакал во двор церкви, спешился, подбежал к шатру, укрывавшему камень, и обнаружил, что никого в шатре нет, рыцари-стражи тоже ушли на турнир, и, стало быть, некого и спрашивать. Артур выдернул меч, не утруждая себя чтением надписи, вскочил на коня и через четверть часа вручил меч старшему брату.

Артур ничего не знал о тайне этого меча, но молодой и горячий сэр Кей уже пытался вытащить его из-под наковальни и теперь сразу же узнал его. Пожав руку младшему брату и порывисто обняв его, тотчас поскакал Кей к отцу, чтобы заявить:

— Сэр! Смотрите, вот меч из-под камня! Так что, как видите, я и есть истинный король Британии!

Но сэр Эктор не был так наивен, чтобы поверить молодому сэру Кею. Немедленно поскакал он с ним к церкви и там у шатра заставил снова вонзить меч в землю и вытащить его. Кею не удалось ни то, ни другое. Прискакал Артур, увидевший их на полпути к церкви.

— Мой брат Артур принес этот меч, — сказал Кей со вздохом.

— А вы откуда взяли его? — спросил Эктор Артура.

— Сэр, я расскажу вам, — учтиво сказал Артур, опасаясь, что он сделал что-то не так. — Брат послал меня за своим мечом, но я не смог найти его. Тогда я вспомнил, что какой-то меч торчит понапрасну из-под наковальни близ церкви. Я подумал, брату моему он по крайней мере принесет пользу.

— Да, но где были рыцари, охранявшие его? — воскликнул сэр Эктор.

— Они спешили на турнир, я видел двух из них вместе с вашей достопочтенной супругой и нашей матушкой.

— Как вы смеете! — воскликнул сэр Эктор. — Вы слишком много себе позволяете, не будучи еще даже простым рыцарем. Ну и нравы! Клянусь последним из Евангелий! Вот что: немедленно верните меч на место, под наковальню. Но берегитесь, если не сможете этого сделать!

— О, это не трудно, — сказал Артур, озадаченный пассажем отца. Он воткнул меч в землю.

Сэр Кей схватился за рукоятку и что есть силы дернул. Напрасны были его усилия. Эктор тоже пытался — с тем же результатом.

— Ну-ка, попробуйте! — сказал Эктор Артуру. И Артур, которого происходящее немало удивляло и забавляло, положил руку на рукоять и немедленно вытащил меч.

— А теперь, — сказал сэр Эктор, становясь на колени перед Артуром и почтительно склоняя голову, — я понимаю, что вы и являетесь королем этой многострадальной земли.

— Отчего вы стали на колени перед мной, отец? — вскричал перепуганный юноша.

— Такова воля провидения: тот, кто сможет вытащить этот меч из-под камня, тот и есть истинный король Британии, — сказал сэр Эктор. — Более того, хотя я люблю вас, я не отец вам. Ибо Мерлин привел вас ко мне после смерти своей дочери и повелел мне любить вас и воспитывать как собственного сына.

— Обязуюсь служить моему народу, искоренять несправедливость, изгонять зло, беречь мир для моей страны… Добрый сэр, вы были мне отцом с тех пор, как я помню себя, будьте же отцом моим и впредь. Кей, брат мой, будьте сенешалем над всеми моими землями и верным рыцарем моего двора, — такую речь, первую свою речь произнес молодой король, и вместе с отцом и братом они поехали разыскивать свою матушку и супругу.

Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру

Я верю великим учителям: все, что существует, есть лишь проявление духа или подобие его. Провидение выражается в движении звезд, которое мы так тщательно изучаем. Светила же есть проявление воли главных божеств, точнее, форма выражения их законов. Мне запомнилась классическая в своей ясности формула: «Когда Юпитер находится в восхождении, то есть расположен низко над горизонтом, он как Меркурий и выражает волю духа, связанную с Меркурием; если же Юпитер стоит на свойственной ему высоте — он Юпитер, а если он в зените своего движения — то он главная звезда и выражает волю верховных богов и духов».

Мы знаем, что всякая звезда получает свою силу в зависимости от положения на небе. Боги являют свою волю расположением звезд на ночном небе. В этом я нахожу поддержку перед лицом тех несомненных испытаний, которые будут уготованы нам врагами.

Теперь мне все чаще видится одинокий человек, странник, бредущий по британским холмам. Я слежу за его передвижением, ибо чувствую, что он опасен для нас, очень опасен. Я до сих пор не могу понять, что он ищет, но если он найдет то, что ищет, случится непоправимая беда.

Важное явление, переворачивающее обычный ход событий, может явиться нам как имитация простого. Аэроплан похож на птицу, дирижабль — на плывущую по воле волн медузу. Я допускаю, что в форме освещенного традицией меча короля Артура к нам может прийти предупреждение о новой реальности. Жаль, что мы лишены возможности выделить истину, так сказать, в чистом виде. Меч Артура — олицетворение надежды Британии. Мы все делаем для того, чтобы сокрушить могущество коварного и сильного врага. Мы, образно говоря, должны уничтожить этот меч. Пусть от него останется осколок — и тогда он опасен. Даже ножны служат нашему врагу. Свидетельство об этом записано в легендах. Волшебник Мерлин, покровитель Артура и созданного им королевства логров, предупредил об этом опекаемого им короля кельтов.

Год 494-й. Меч Экскалибур

Постыдные деяния творили в Британии воры и высокопоставленные грабители. Меж тем и саксы, и англы, и другие брали свою немалую долю.

В столице своей Камелоте неизвестный юноша, который называл себя королем всей Британии, обдумывал планы борьбы с многоликим разбоем, а соседние короли готовили мечи и копья, дабы расправиться с ним.

Старый Мерлин внезапно навестил Артура, и вместе поехали они в город Карлион в Южном Уэльсе, укрылись, беседуя в крепкой башне, где были и вода и припасы, на случай осады. Другие же короли, большей частью самозванцы, окружили башню, но не могли ворваться в нее и покончить с Артуром и верной ему дружиной.

На пятнадцатый день Мерлин вышел из ворот башни и спросил разгневанных королей и рыцарей, зачем они пожаловали сюда.

— Почему этот юноша стал нашим королем? — кричали они, не умолкая.

— Молчите и слушайте! — ответил Мерлин.

Воцарилась тишина.

— Расскажу вам о чуде, — начал мудрый Мерлин. — Артур действительно король, истинный король этой земли, Уэльса, Ирландии, Шотландии и Оркнея, а также Арморики, которая лежит за морем. Этот юноша единственный сын короля Утера Пендрагона и леди Игрэн, вдовы рыцаря Горлуа. Я укрыл их ребенка в Авалоне, земле волшебной и таинственной, населенной эльфами и феями. Тремя дарами одарили они юношу: быть ему лучшим из рыцарей; быть ему величайшим королем; жить ему долго — так долго, что трудно и вообразить. И в этой туманно-волшебной земле эльфы куют меч Экскалибур — сияющее лезвие этого волшебного меча будет обнажаться только за правое дело и будет долго сверкать над нашей землей. И назовется земля наша Логрией, страной благословенной, ее Артур явит вам.

После слов Мерлина стояла тишина, и все слушавшие его чувствовали, что эти мгновения чудесны.

Внезапно рыцари преклонили колени перед Артуром, вышедшим на ступени башни, и обещали ему свою верность.

— Мы начинаем собирать силы, — сказал Артур. — И после этого, не мешкая, выступим, чтобы сразиться с нашими врагами и вытеснить их из родных пределов. Затем мы отстроим крепости и заведем стражу у самого моря, чтобы никогда не смогли незваные гости вторгнуться к нам. И если кто-нибудь, будь он самым низким по положению из моих подданных, окажется в беде, пусть приходит ко мне, и найдет защиту и справедливость.



Вскоре, словно испытывая молодого короля, во двор въехал оруженосец, ведя в поводу второго коня, и на нем поперек седла лежало тело.

— Отмщения, доблестный король! — закричал оруженосец. — Вот лежит рыцарь Милес на своем боевом коне, он мертв этот храбрый рыцарь. В лесу, в низине, сильный жестокий Пелинор поставил шатер у дороги, близ колодца, и расхаживает там, поигрывая мечом, убивая странников и рыцарей.

Оруженосец Грифлет, не старше самого Артура, упал на колени перед своим королем и просил произвести его в рыцари, чтобы мог он немедля сразиться с Пелинором.

— Вы слишком молоды, — сказал Артур со вздохом.

— О, сделайте меня рыцарем! — воскликнул снова Грифлет.

— Мой король, — незаметно подсказал Мерлин, — можно потерять Грифлета, ведь Пелинор из всех носящих оружие самый сильный, Грифлету, конечно, несдобровать, если они сразятся мечами.

Король Артур кивнул в знак согласия и сказал:

— Грифлет, станьте на колени, я посвящаю вас в рыцари.

И после обряда Артур продолжил:

— А теперь, сэр Грифлет, не откажите мне в рыцарском подарке.

— Мой король!.. — только и сказал Грифлет.

— Клянитесь, — приказал Артур, — клянитесь честью рыцаря, что сражаться с Пелинором вы будете копьем, на коне или пешим, и никаким другим оружием.

— Обещаю! — воскликнул Грифлет. И он вскочил на коня, взял копье и скрылся в облаке пыли.

Во время схватки копье Грифлета раскололось на куски, а копье Пелинора прошло сквозь щит Грифлета, вонзилось в бок его и тоже сломалось. Грифлет упал на землю.

— Что ж, это храбрый юноша, — сказал Пелинор, — и если он выживет, то будет настоящим рыцарем.

Пелинор положил Грифлета через седло, и конь галопом примчался обратно в Карлион.

Разгневанный Артур немедленно надел доспехи, опустил забрало и помчался в лес, захваченный Пелинором.

Трое грабителей напали на отставшего Мерлина и, размахивая дубинками, требовали денег. Артур повернул коня и прогнал разбойников.

— Ах, Мерлин, — сказал Артур, развязывая узлы на веревках, которыми был связан его друг, — при всей вашей мудрости вы были бы убиты через минуту-другую.

— Возможно, — загадочно улыбнулся Мерлин, — но если бы я очень захотел, то мог бы спастись. Сегодня нам обоим уготовано испытание…

Артур не внял этим словам Мерлина.

Артур и Пелинор сшиблись так, что копья их разлетелсь в щепки. Артур обнажил меч, но Пелинор остановил его:

— Подождите! Держите новое копье. Сразимся копьями еще раз!

И опять копья сломались, но в третий раз сломалось лишь копье Артура. Конь и всадник упали.

Артур поднялся, вытащив меч из ножен. Пелинор спешился и пошел навстречу. Вскоре трава вокруг шатра покраснела от крови, а меч Артура разломился надвое.

— В моей власти убить или пощадить вас! — закричал Пелинор. — Сдайтесь мне и в знак этого станьте на колени.

— Сдаться? Никогда!

Артур бросился вперед, проскользнув под мечом противника, обхватил его и швырнул наземь. Они боролись, катаясь по окровавленной траве, но Пелинор был сильнее, сорвал шлем с Артура и поднял меч.

Тут внезапно появился Мерлин и сжал руку Пелинора.

— Рыцарь, — сказал он, — не наносите этого удара. Ибо надежда логров умрет, и вы ввергнете Британию в опустошение!

— Кто этот юноша? — спросил Пелинор.

— Это король Артур, — сказал Мерлин и возложил руку на голову Пелинора. И мгновенно гнев и опасения покинули этого сильного человека, и он вдруг, как ребенок, погрузился в глубокий непробудный сон.

Мерлин помог израненному королю оседлать коня.

— Что вы сделали? — спросил Артур. — Вы убили достойного рыцаря своей магией!

— Оставьте! — возразил Мерлин. — Он спит, как младенец. Именно он, Пелинор, сослужит вам хорошую службу. Сыновья его, Тор и Ламорак, будут среди ваших рыцарей, за вашим Круглым столом.

Мерлин проводил юного Артура в убежище, где искусный целитель ран поставил короля на ноги через три дня и три ночи.

И снова увидел он Мерлина по истечении этого срока. И пожаловался, что нет у него теперь меча.

— Пусть это не беспокоит вас, — ответил Мерлин. — В том старом мече не было настоящей силы; не печальтесь более. Неподалеку от этой хижины ждет вас меч, который вас достоин. Все волшебники Авалона, этой страны чудес, ковали его для вас, и вскоре пора нам отправиться в Авалон. Меч этот называется Экскалибур, никто не устоит против его удара. Близится назначенный час, когда Экскалибур будет вашим и вы будете обнажать его только за правое дело.

Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру

Я будто воочию вижу этого человека: вот он бредет по пустошам, по старым дорогам, заросшим вереском, по берегам озер. Но странное дело: ни одна птица не боится его, даже бабочки не взлетают, когда нога его в запыленном ботинке ступает совсем рядом. И сколько я ни всматривался, я не мог рассмотреть на пыльной дороге следов, оставляемых этими грубыми кожаными ботинками. На нем серый свитер, за плечами рюкзак, в руке прут, и тонкая тень от этой гибкой лозы бежит как роковая черта по заржавевшим уже рельсам заброшенных узкоколеек, старым полуразрушенным плотинам, по обочинам всех графств Средней и Южной Англии. Я видел его в Уэльсе. Об этом я догадался, когда в дымке показались меловые скалы. Среди убогих домов потомков кельтов он прошел как привидение, и ни один человек как будто не заметил его. Ни одна собака не подала голос. Это было бы странно, мой друг, но не забывайте, что это видение, тайный знак, быть может посланный нам как предупреждение. Я отчасти узнал уже современную нам Британию.

Он спустился с холма, оставив за спиной домишки с тесными каморками, где еще и сейчас живут валлийцы примерно так, как они жили двести лет назад. Среди серых каменных откосов он что-то искал. Каждая тень привлекала его внимание, каждая расселина в камне, каждая тропа. Так он обследовал местность шаг за шагом, а я следил за ним с затаенным дыханием. И это было явью. Когда я просыпался, то еще видел его силуэт. Потом он таял, и место, где он только что стоял, озираясь, рядом со мной наполнялось светом дня.

Что он искал? В первые дни я не мог ответить на этот нелегкий вопрос. Потом я отчетливо услышал однажды имя короля Артура. Как будто он произнес его в задумчивости. Может быть, произнес не он, а посторонний голос. Но я видел, что при звуках этого голоса, произнесшего имя Артура, он словно окрылился, плечи его расправились, глаза стали ясными, как если бы солнечный свет попал в зрачок. Он стоял, слушая голос, даже тогда, когда мне ничего уже не было слышно. Имя Артура растворилось в тишине. А он стоял и слушал. Я подумал, что он услышал что-то еще, мне неведомое. И вот он пошел уверенной поступью, как будто не было за его спиной перехода во многие десятки миль. Неустанный путник, ищущий следы неведомого. И я понял: он ищет короля Артура. Легенда о его погребении не мешала его поискам. Очевидно, он полагал, что во времена Кромвеля был развеян прах не короля, а одного из его сподвижников, рыцарей Круглого стола. Артур же, я понял, покоится в тайной пещере, охраняемый покоящимися же рыцарями, самыми верными из его сподвижников. Может быть, это на грани сказки заколдованная пещера в заколдованной местности, но для нас с Вами это неудивительно, ибо Артур был великим героем и, как у всех великих героев, у него множество могил, где его якобы погребли. Вспомните, что король был ярым приверженцем христианства, и вам станет понятно, что строки о Граале в эпосе не случайны в легенде и что Артур должен покоиться в пещере, напоминающей склеп Иосифа Аримафейского, где было спрятано тело Христа.

И когда я пришел к мысли о пещере, все развилось так, что я едва успевал следить за этим странником. Был ли то переодетый вечный Мерлин, этот покровитель Артура? Не знаю. Лицо его было мне незнакомо. Светлые глаза, каштановые волосы, мягкий профиль — типичный кельт. И вот замелькали ландшафты Уэльса, который я, к сожалению, плохо знаю. Я был там только однажды, как турист. Было это в студенческие годы, и моя поездка напоминала загородную однодневную прогулку. Но я знал, что это именно Уэльс, родина и вотчина короля. И я знал, что этот человек — странник на верном пути с той самой минуты, когда произнесено было имя короля бриттов.

Помню реку, тенистые заросли. Он шел берегом. Старый мост из белого камня. Там он остановился, снял с плеч рюкзак, вытащил ломоть простого хлеба и преломил его. Тень от облака пробежала над ним и укрыла его. Я увидел его снова на другом берегу. Он шел так бодро, что ему можно было дать двадцать лет, он как будто молодел во время скитаний. Я утвердился в мысли, что он знает теперь дорогу к последнему убежищу короля-героя. И вот, представьте себе, с этого времени я видел одно и то же: он идет по долинам, по холмам уверенной быстрой походкой, и мой взгляд едва поспевает за ним. Но раз от разу перерывы становились дольше. Теперь он являлся мне во сне раз в неделю, даже реже. Я начал догадываться, что в этом скрыт глубокий смысл. Ведь в тот день, когда он найдет короля с его волшебным мечом Экскалибуром, должны произойти важные события. Но они не могут произойти раньше уготованного срока. И потому этот наполовину символический человек появляется так редко, как бы — не скрою — мне ни хотелось его увидеть.

Меч короля ничего хорошего нам сулить не может. И время идет неумолимо, приближаясь к кульминации, к развязке. Наш враг Англия не дремала — вот что говорил этот образ. Я имею в виду меч. Человек прикоснется к нему, я это знал, и тогда Англия найдет новые силы, чтобы противостоять нам. Разумеется, в реальном мире все обстоит наоборот: Англия найдет возможность борьбы с нами, уповая на Россию и Америку, и это будет отмечено находкой меча. Две нити событий должны были сойтись в точку развязки. Какая это будет развязка? Речь шла о подчинении целой страны с древними традициями, с развитой индустрией, страны, крупнейшей в Европе, второй после Германии, если не считать русского великана.

Теперь вы поймете важность этих странных видений, которые преследовали меня и которые и сейчас являются, чтобы напомнить об исходе. Я вижу этого человека. Уверенной походкой он с каждым днем приближается к заветной цели. Что же будет, когда он коснется заветного меча? Что будет, когда проснется легендарный Артур, имя которого тысячу лет назад гремело по всему свету — от Ирландии до России?

Годы 494-507-й

Теснинами и горными тропами вел Мерлин юного короля, пока перед ними не расступились скалы. Артур увидел озеро. Окрест него поднимались пустынные холмы, за ними снова теснились горы, синяя гладь озера отражала небо и вечернюю зарю. В одном направлении, между каменистыми островами глазу открывался краешек зеленой равнины.

— Это озеро Подводного Дворца, — сказал Мерлин, — а за тем вон холмом вы видите Камланскую долину, где произойдет последняя ваша битва. За долиной раскинулся Авалон, земля столь же загадочная, сколь и недоступная. Спуститесь теперь вниз и поговорите с нимфой, хозяйкой озера, а я подожду вас.

Спешившись, Артур по круче спустился к самому берегу, огляделся и в середине вод увидел внезапно руку, затянутую венецианской парчой. Эта восхитительная женская рука легко держала чудесный меч с золотой рукоятью, украшенной камнями.

Чарующее видение: Артур увидел прекрасную даму в шелковом платье с золотым поясом; она спокойно шла по воде к юному королю.

— Я хозяйка этого озера и подводного дворца, — сказала она. — Экскалибур ваш. Долго охраняла я этот меч.

Артур склонил голову.

— Войдите в лодку, — сказала хозяйка дворца.

И Артур увидел вдруг ладью и шагнул в нее. Женщина осталась на берегу, а ладья двинулась по воде, как если бы ее невидимо тянули за невидимый канат, и Артур вскоре оказался подле руки, державшей меч. Склонившись, он принял меч и ножны. Рука же тихо исчезла, скрылась под синим зеркалом воды.

И когда Артур на ладье пристал к берегу, хозяйки дворца уже не было. Он привязал ладью к дереву и поднялся по круче туда, где его ждали Мерлин и верный конь.

* * *

Артур усмирил Риона Североуэльского и других мятежных королей и в последующие годы в шести великих битвах разгромил саксов. И саксонские ладьи устремились из Британии и Шотландии к берегам Дании, а оставшиеся в королевстве саксы клялись в том, что будут верными подданными.

Так на Британию пришел мир, хотя немало еще пряталось в лесах разбойников, лихих людей и злых волшебников.

Король Артур основал свою столицу в Камелоте, который позднее назвали Винчестером.

Объезжая королевство, заехал он по пути к своему другу Лодегрансу. И полюбил Артур дочь Лодегранса Гвиневеру с первого взгляда. У себя в Камелоте он не ел, не спал — все думал о Гвиневере.

В стране воцарился мир, теперь можно было думать и о женитьбе.

— Гвиневера действительно одна из самых прекрасных девушек, — сказал ему Мерлин. — И все же, если можете, полюбите другую. Из-за ее красоты придет конец Логрии. Самый доблестный рыцарь вашего двора полюбит ее. Позор падет на голову королевы. Начнется новая война. Затем восторжествует предатель.

— Я не смогу любить никого, кроме Гвиневеры, — сухо сказал Артур.

Год 1939-й. Шлиттер — Берендту

Согласно записям 1113 года, монахи, посетившие Уэльс и Корнуолл, услышали рассказы о короле Артуре. Их поразила в этих рассказах вера в то, что король, благороднейший из рыцарей, еще жив. По словам же летописца Джефри из Монмаута, король бриттов погиб в 542 году в битве. Мне известен комментарий к летописи:

«Есть ли место в границах Христианской империи, куда не долетела бы крылатая хвала Артуру Британцу? Кто, — спрашиваю я, — не говорит об Артуре, если он известен даже народам Азии, хотя и в меньшей мере, чем британцам? Об этом свидетельствуют рассказы людей, побывавших в странах Востока. Хотя они удалены от нас, народы Востока вспоминают его так же, как и народы Запада. Египет говорит о нем, Босфор также наслышан о нем. Рим, отец древних городов, слагает песни о его подвигах. Его войны известны даже бывшему сопернику Рима — Карфагену. Армения, Антиохия и Палестина воспевают его подвиги».

Комментарий этот составлен в двенадцатом веке. Можно было бы усомниться в такой популярности героя бриттов, но в соборе итальянского города Модены до сих пор сохранился барельеф, изображающий «Артура из Британии». Есть там и изображения рыцарей Артура, спасающих женщину. А в Отранто итальянские мастера изобразили Артура вместе с Александром Великим и библейским Ноем. Мы, к сожалению, должны прийти к выводу, что Артура чтили во всей Европе…



Мне удалось найти старые публикации, достоверно свидетельствующие о путешествии выходцев из Уэльса, родной земли короля Артура, в Америку за сотни лет до Колумба. Эти удивительные сообщения появлялись в американской прессе восемнадцатого и девятнадцатого веков. Но еще раньше, в 1621 году, некто Дж. Смит в своей книге «Всеобщая история Виргинии и Островов вечного лета» отметил этот достойный удивления факт. Более того, если верить журналу «Джентльмен мэгэзин», безвестный авантюрист Морган Джонс попал в плен к индейцам племени тускарора, которые, по его словам, готовы были немедленно прикончить его и пятерых его спутников. Случилось чудо. Обреченный на смерть белый человек заговорил с индейцами по-валлийски, то есть на родном языке короля Артура. Краснокожие тут же остыли и стали отвечать Моргану на том же валлийском языке жителей Уэльса. Об индейцах со светлыми волосами и белой кожей осталось много свидетельств. Писали, что среди них многие говорили по-валлийски. Одно из таких племен жило в восьмистах милях к северо-западу от Филадельфии. Вождь племени ничего не слышал об Уэльсе, но сказал некоему Робертсу, что все они пришли издалека, их страна находится за Большой водой на востоке. Среди его соплеменников, продолжал вождь, установлен обычай, запрещающий детям учиться любому другому языку, кроме родного. Дата этого сообщения — август 1802 года, опубликовано в «Чамберс джорнал».

Художник Кетлин, англичанин, видевший индейцев манданов и даже остававшийся среди них несколько лет, написал книгу. Вот строки из нее: «В самом быте манданов, в их физическом облике столько особенностей, что их можно рассматривать с достоверностью как остатки рассеянной валлийской колонии». Керамические изделия манданов как будто копируют изделия старых кельтских мастеров эпохи короля Артура и рыцарей Круглого стола. Лодки, жилища, музыкальные инструменты — тоже. Свыше трехсот слов манданов сходны с соответствующими валлийскими по смыслу и звучанию, это примерно треть активного словарного запаса. Небезынтересно, что за океаном остались старые фортификационные сооружения доколумбовой эпохи. Индейцы, как известно, дети природы, фортификацией не занимались.

Итак, отсюда должен быть сделан вывод, что валлийцы в Америке — это реальность доколумбовой эпохи. Что касается пространства, в котором прежде всего проявляет себя судьба, провидение, то в этом незримом, но столь важном для нас пространстве частица Экскалибура, волшебного меча короля Артура, покоится, образно говоря, по ту сторону океана. Не означает ли это, что когда-нибудь она проявит себя, как это бывает и в нашем вполне осязаемом, реальном мире, где мы должны будем вести решительную борьбу за будущее Германии?

Провидение словно предупреждает нас об опасности. Нам еще не ясны подлинные масштабы участия Америки в будущих событиях, но мы должны прислушаться к внутреннему голосу, к указаниям, посылаемым из Шамбалы. Странно, что эта мысль разделяется Вами и мной, но не разделяется колонией наших мудрых тибетцев, воплощающих извечную проницательность.

Год 533-й. Артур и Гвиневера

Сжав рукой холодный камень, Артур стоял у окна и смотрел, как к деревянному столбу палачи привязывают королеву Гвиневеру. Была она в темном платье с высоким воротником, лицо ее было бледным и прекрасным, как всегда, и король со страхом узнавал в нем каждую черточку и со страхом думал о том, что зрение его напрасно обострилось в эту минуту. Еще бы! Он знал эту женщину много лет, верил ей как себе даже сейчас, когда ее измена была столь очевидна, когда Мордред представил ему все доказательства вины королевы.

Король не знал, что Мордред подговорил его поехать на охоту лишь для того, чтобы королева приняла в своих покоях славнейшего из рыцарей Ланселота, который ее давно любил и которого она тоже любила. Король не знал и того, что Мордред запасся надежными свидетельствами этого рокового свидания, чтобы представить неопровержимые доказательства двору. Король знал лишь, что это свидание рано или поздно должно было произойти, как предсказал добрый Мерлин.

Сейчас должен вспыхнуть огонь под столбом.

Палачи замешкались у столба, и король рад этому, рад выигранной минуте. Мордред торопит короля дать знак. Тогда запылает костер, и королева перестанет стоять между ним, Мордредом, и королем. Король будет беззащитен, он окажется в руках приближенных к Мордреду людей.

Но Артур медлит. Его васильковые глаза застыли, как на большом портрете в главной зале замка. Скулы сжаты, резко, со скульптурной выразительностью обозначились морщины на лбу, заострился нос, губы его сжаты, как будто он решил удержаться от молитвы. Неподвижно, сосредоточенно наблюдает он за действом, которое уже началось, — и медлит. Что же останавливает его? Может быть, он хочет вспомнить предупреждение Мерлина? Или тяжелые дни боев, когда он с двумя десятками рыцарей врезался в строй саксов, огородивших пустошь Локсенн алыми щитами, а королева, верная ему королева, с нетерпением ждала вестей об исходе битвы?

Нет, не алые щиты саксов, не крики их, наводящие ужас, не холщовые рубахи берсерков, непроницаемые даже для булатных мечей, видятся королю Артуру.

Лицо его как маска. А мысли далеко от прежних славных битв. Лишь двое приковывают его внимание, его память, его волю: королева и соперник короля отважный Ланселот. И больше всего на свете хочется сейчас королю, чтобы появился Ланселот со своей дружиной и перебил палачей, надменно теснящихся у столба в ожидании условного знака.

Проходит еще минута.

Мордред берет короля за рукав и подобострастно заглядывает ему в лицо. Что случилось с Артуром? Разве такой позор может снести даже простой оруженосец? Это же Артур, самый сильный и отважный из всех королей Британии: Гвинеда, Оркнея, Латиана, Горра и Гарлота, Арморики и всех заморских стран, известных в мире, всех прежних римских территорий и провинций, король из королей, блеск славы которого далеко затмил славу римских цезарей. Разве его величие, его подвиги могут быть забыты?! Никогда! И Мордред знает это давно, с тех пор, как сердце его стало черным от ревности к успехам самого сильного, самого светлого и самого благородного из королей.

Знак? Нет, король молчит. Он застыл, как на портрете. Не прочтешь на его лице ни одной мысли, ни одного движения души. Ибо король думает о невозможном, о том, о чем не думал бы в эти минуты ни один из королей. Благородный Артур ждет Ланселота и его дружину, пусть даже это будет стоить жизни самому королю. Артур ждет Ланселота. Сжаты его губы, а глаза непроницаемы.

Король ждет своего счастливого соперника, обесчестившего его, Артура. Ждет, чтобы увидеть, как он освободит женщину — уже не королеву, — изменившую ему. Где ты, Ланселот? Ты должен выполнить последний приказ своего короля, своего благодетеля, заменившего тебе родного отца и сделавшего для тебя больше, чем сделал бы любящий отец.

Ланселот! Освободи королеву Гвиневеру, растоптавшую королевскую честь из-за тебя, поправшую самую светлую любовь, любовь Артура! Ибо любовь короля Артура не похожа на обычную любовь. Это любовь короля королей, и она выше любой другой любви, как чистая снежная горная вершина выше холма. О ней лишь догадывались. Только Гвиневера знала, что это за любовь.

Артур ждет лучшего из своих рыцарей, Ланселота, отважного, истинного соперника самого короля. Вот грудь Артура едва заметно поднялась. Он твердо решил ждать сколько угодно. Еще минута проходит в странной напряженной тишине, где слышится лишь неровное дыхание Мордреда у королевского плеча.

Вот они. Тридцать всадников на белых конях.

Король прикрывает глаза. Ланселот отталкивает палачей, и они врассыпную откатываются от столба. Королева свободна. Короткий плащ Ланселота вьется за его плечами. Он держит королеву на руках. Быстрый конь несет их на волю. Дружина Ланселота отбивает атаки стражи и успешно отступает вслед за своим предводителем. Король закрывает глаза, опускает голову. Его правая рука на рукояти меча. Завтра его ждут новые заботы и новые битвы. Отчетливая мысль: может быть, Гвиневера захочет после его смерти, чтобы его похоронили рядом с нем. Это было бы справедливо.

Годы 1200-1401-й

«Никогда не забывали люди короля Артура, и всегда жила вера в Британии, и особенно в Уэльсе, что он явится вновь, чтобы спасти свою страну в час смертельной опасности, и что Британии вновь суждено стать святым королевством логров, землей мира и праведности».

Около 1200 года было внезапно объявлено, что король Артур и вправду умер, ибо монахи Гластонбери нашли будто бы его кости в каменном гробу на территории монастыря и рядом покоились останки королевы Гвиневеры. Это истинно так, говорили они, ибо под гробом был камень со свинцовым крестом, врезанным в него, и надпись по-латыни: «Здесь лежит король Артур с Гвиневерой, его женой». Кости, говорили монахи, были больше, чем кости обычного человека, а другие знаки и чудеса доказывали, что это действительно король Артур.

Эта история скорее всего придумана монахами, чтобы поддержать славу их монастыря, а также ублажить норманского короля Англии, которому не хотелось, чтобы его подданные верили, будто король Артур может однажды вернуться и освободить их от новых господ.

Вовсе не Артура откопали монахи в царствование Ричарда Львиное Сердце и захоронили вновь со всеми почестями в мраморной гробнице. То был рыцарь Ланселот. А король Артур все еще спит в заколдованной пещере в неприступных горах Уэльса. Ибо там, как говорят легенды, в таинственной земле Гвинеда, некий пастух встретил однажды странного человека.

— Под деревом, из ветви которого вырезан этот посох, — сказал незнакомец, указывая на палку в руках пастуха, — спрятаны несметные сокровища!

И когда пастух стал расспрашивать его, он рассказал о тайне пещеры.

— В дверях ее висит большой колокол, и касаться его нельзя, ибо проснутся спящие в пещере.

И, сказав это, незнакомец исчез, а пастух протер свои глаза, думая, что встреча ему приснилась.

Вскоре после этого он бродил в поисках потерявшейся овцы среди утесов и оказался в небольшой долине и узнал дерево, из которого он вырезал палку, когда лазал среди скал еще мальчиком.

И вот подошел он к дереву, и там под корнями его увидел узкий лаз. Он вполз в него на четвереньках и вскоре попал в большую темную пещеру. Он высек огонь, зажег свечу, оказавшуюся у него в кармане, и, держа ее над головой, стал свидетелем дивного зрелища. В пещере лежали спящие воины в старинных доспехах, с мечами на перевязи. А на ложе в середине лежал старый король в золотой короне. Сверкал его меч в полутьме. Рукоять, похожая на крест, была украшена драгоценными камнями, а у ног короля лежали груды золота и серебра.

В изумлении пастух отступил назад и задел ненароком большой колокол, висевший в дверях. И когда его звук разнесся по всей пещере, отразившись эхом от камня, старый король очнулся от сна и сел на ложе.

— Пришел ли день? — спросил он.

И пастух, дрожа от страха, вскричал, едва ли что-нибудь понимая:

— Нет, нет! Продолжайте спать!

И король молвил:

— Хорошо. Я снова засну и буду спать, пока не придет день, когда я встану и принесу победу народу Британии. Возьми серебра и золота, сколько хочешь, и уходи тотчас. Ибо, если мои рыцари проснутся прежде времени, они убьют тебя.

Король погрузился в сон. А пастух поспешил из пещеры.

Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру

Знаете ли Вы предание об Ашоке, правившем в Индии в третьем веке до нашей эры? В этом предании можно отыскать подтверждения явного вмешательства сил Шамбалы в события. Об Ашоке писал англичанин Герберт Уэллс, но он подчеркивал лишь то, что соответствовало его собственным идеалам. Этот писатель-фантаст однобоко понимает роль просвещения и, безусловно, является оппонентом и противником национал-социализма.

Еще до Уэллса из оригинальных источников было хорошо известно, что Ашока после войн и присоединения многих земель к своему царству стал миролюбцем и отменил даже приношения животных в жертву. Кроме того, он отличался крайней веротерпимостью и, будучи убежденным буддистом, не преследовал ни одной из других сект. Излишне говорить, что подобные средства негодны с нашей точки зрения, более того, они противоречат принятому у нас порядку вещей.

Ашока тем не менее пользовался в то давнее время покровительством Агарти, и таинственные обитатели пещер в Гималаях, принявшие образ странников, научили его основать общество Девяти Неизвестных. Вы могли бы встретить в литературе упоминания об этом обществе, но никому не известна его активная роль. Цотому что такой роли и не было: достигнув вершин знания, Девять Неизвестных стремились скорее к тому, чтобы уберечь людей от опасных для них знаний, чем передать им эти знания. Состав Девяти обновляется путем введения новых членов — таким образом сохраняются древнейшие секреты цивилизации и производятся новые исследования, расширяющие познания. Внешне деятельность Неизвестных почти никогда не проявляется. Лишь тонким умам, погруженным в особое состояние, не являющееся ни сном, ни бодрствованием и удесятеряющее интеллект и восприимчивость, становятся иногда доступными некоторые сведения. Как утверждает Менди, каждый из Девяти постоянно работает над своей книгой. В каждой из девяти книг записываются кардинальные сведения.

Первая книга посвящена психологической войне. «Из всех наук, — учит Менди, — самая опасная — это наука о контроле над мыслями толпы, ибо она позволяет управлять миром». Согласитесь, мой друг, что мифы — это также средство психологической войны, и в этом аспекте меч короля Артура представляется не только символом. Он опаснее реального меча, потому что виден многим.

Вторая книга посвящена физиологии и возможностям, заложенным в организме человека. Основное положение: эти возможности так же велики и значительны, как возможности космоса. Все опыты по телепатии и психокинезу, внушению, гипнозу, все чудеса йогов — лишь слабая тень секретов, описанных в этой второй книге. Говорят, что борьба дзюдо родилась после того, как одна из страниц книги была случайно прочитана вслух.

Хочу обратить Ваше внимание, мой друг, на телепатические возможности. Эта реальность должна быть повернута в нашу сторону и должна принести плоды нам, а не нашим противникам.

Третья книга рассказывает о микромире, о защите от бактерий, причем не все бактерии и фаги оказываются вредными, наоборот, многие приносят пользу.

В четвертой идет речь об извечной мечте — превращать металлы друг в друга. Я ничего не знаю по этому вопросу, но думаю, что алхимики все же не смогли решить эту проблему. Само существование четвертой книги подтверждает правильность самой идеи. Но как ею овладеть? Сейчас, в 1939-м, это кажется фантастикой.

Пятая книга дает описание всех средств связи, земных и неземных. Хочется отметить, что совсем недавно радиотелеграф показался бы выдумкой досужего ума. С другой стороны, самый простой детекторный радиоприемник можно было сделать тысячу лет назад или даже пять тысяч лет назад. Я имею в виду при этом возможности реальных людей, а не асов, укрывшихся в Шамбале.

Шестая книга важна, но у нас нет ключей, чтобы понять ее, даже если кто-нибудь из нас прочтет ее. В ней идет речь о тайнах гравитации. Что такое гравитация? Мы этого еще не знаем.

В седьмой нашли отражение космогонические знания, которые относятся не только к окрестности Солнца и ближайших к нам звезд; затем, уже в восьмой книге, повествуется о свете.

Это собрание венчает девятая книга. В ней описаны цивилизации и законы их развития и падения. Мы с Вами, мой друг, не знаем, что записано там о нашей цивилизации. Хотелось бы надеяться, что там мы могли бы найти поддержку, если бы когда-нибудь удалось ознакомиться с этой книгой.

Таким образом, это собрание книг не только неизвестно простым смертным, но они не смогли бы понять то, что в них записано, если бы даже смогли ознакомиться с ними. Думаю, что именно для этих смертных предназначены другие каналы информации. Это более низкая по уровню информация, содержащаяся в образах. Нам, немцам, свойственно развитое абстрактное мышление. В то же время оно не всегда доступно другим. Образы — вот что многие могут воспринимать. Иногда эти образы несут заряд знаний, зашифрованных, закодированных наподобие радиодепеши агента разведки. Есть и другая точка зрения: образы якобы несут больше информации, чем абстрактный ее концентрат, а главное, быстрее воспринимаются. Я не могу быть сторонником этой точки зрения, если речь идет о глобальных явлениях, о всеобщем. Но нельзя пренебрегать значением этой образной информации. В конце концов все искусство основано на образах. Так мы приходим к мысли о том внимании, которое должно быть уделено феномену короля Артура и его знаменитого меча.

Человек, о котором я писал Вам, опасен. Он может нести нам смерть. Или начало катастрофы на берегах северных морей. Он олицетворяет древних кельтов с их неимоверной жизнестойкостью, изобретательностью, древними преданиями, которые переходят из уст в уста, записываются, потом становятся как бы знаменем их в борьбе с противниками. Отныне их противники — мы.

Год 1940-й. Указания о подготовке вторжения в Англию. Ставка фюрера. Совершенно секретно

Фюрер и верховный главнокомандующий вооруженными силами решил:

1. При наличии определенных предпосылок, важнейшей из которых является завоевание превосходства в воздухе, может встать вопрос о высадке в Англии. Ввиду этого дата пока не назначается. Приготовления к проведению операции начать как можно ранее.

2. В качестве исходных данных главным командованиям видов вооруженных сил в кратчайший срок представить:

Сухопутным войскам:

а) оценку сил и средств английских сухопутных войск с указанием первоначальной цели их использования, вероятных потерь… и предположительного состояния после частичного перевооружения в ближайшие месяцы;

б) оценку эффективности действий артиллерии с континента для дополнительного прикрытия (во взаимодействии с военно-морским флотом) сосредоточения транспортных судов от действий английских военно-морских сил.

Военно-морскому флоту:

а) оценку возможностей высадки крупных сил сухопутных войск (25–40 дивизий) и соединений зенитной артиллерии с описанием рельефа побережья Южной Англии, а также английских оборонительных средств на море и суше;

б) заключение по вопросу о том, в каких районах моря и при помощи каких средств может быть проведена с достаточным охранением транспортировка войск и снаряжения в таком масштабе. При этом учесть, что высадка на широком фронте предположительно облегчит дальнейшее продвижение сухопутных войск;

в) данные о характере и объеме имеющегося в распоряжении транспортного тоннажа и о времени, потребном для его оборудования и сосредоточения.

Авиации:

а) заключение о том, возможно ли и к какому сроку предположительно добиться решающего превосходства в воздухе, с приложением сравнительной оценки английской авиации;

б) какими силами и каким образом переправа может быть поддержана авиационным десантом?…

Начальник штаба верховного главнокомандования вооруженных сил Кейтель

Год 1940-й. Из военного дневника начальника генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдера

Фюрера больше всего занимает вопрос, почему Англия до сих пор не ищет мира. Он, как и мы, видит причину этого в том, что Англия еще надеется на Россию. Поэтому он считает, что придется силой принудить Англию к миру. Однако он несколько неохотно идет на это. Причина: если мы разгромим Англию, вся Британская империя распадется. Но Германия от этого ничего не выиграет. Разгром Англии будет достигнут ценой немецкой крови, а пожинать плоды будут Япония, Америка и др.

Год 1940-й. Из записной книжки Берендта

Фюрер родился в городе, который можно назвать центром медиумов. Именно там, в Браунау, родились Вилли и Руди Швейцеры, чьи психофизические опыты произвели сенсацию около десяти лет назад. Некоторые посвященные считают фюрера талантливым медиумом, а Гаусгофера — магом. Когда Гаусгофер преподавал в Мюнхенском университете, ассистентом у него был Рудольф Гесс. Это Гесс помог знакомству фюрера с Гаусгофером. С середины двадцатых Гесс — личный секретарь фюрера, а с тридцатых годов — заместитель по партии.

Главное же заключается в том, что именно Гесс помогал фюреру в работе над книгой «Майн кампф». Именно Гессу декретом от 21 апреля 1933 года было предоставлено полное право принимать решения от имени Гитлера по всем вопросам, касающимся руководства партией. С 4 февраля 1938 года он является членом тайного совета, а 1 сентября 1939 года Гитлер объявил его своим преемником после Геринга.

Карл Гаусгофер бывал в Индии, Японии, других странах Востока. Он разъяснял нам, что колыбель германского народа находится в Азии, в районах Гоби. В Японии этот удивительный человек был принят в тайное буддистское общество и принял добровольную присягу покончить жизнь ритуальным самоубийством в случае, если миссия этого общества потерпит неудачу. В первую мировую войну молодой генерал Гаусгофер неоднократно предсказывал политические потрясения в других странах, а также указывал часы неприятельской атаки, районы обстрела, даже погоду на ближайшие дни. Его предсказания оправдывались, и он считался самым талантливым генералом, потому что использовал эти предсказания в своей деятельности на практике.

Позднее он говорил о необходимости вернуться к истокам, завоевать Восточную Европу, Памир, Туркестан, Гоби и Тибет. Эти страны он считал сердцем мира.

Год 1940-й. Директива № 16 о подготовке операции по высадке войск в Англии. Совершенно секретно. Только для командования

Поскольку Англия, несмотря на свое бесперспективное военное положение, все еще не проявляет никаких признаков готовности к взаимопониманию, я решил подготовить и, если нужно, осуществить десантную операцию против Англии. Цель этой операции — устранить английскую метрополию как базу для продолжения войны против Германии и, если это потребуется, захватить ее.

С этой целью приказываю следующее:

1. Высадка должна произойти в форме внезапной переправы на широком фронте примерно от Рамсгейта до района западнее острова Уайт, причем частям авиации предназначается роль артиллерии, а частям военно-морского флота — роль саперов. Вопрос о том, целесообразно ли до общей переправы предпринять частные операции, скажем по захвату острова Уайт или графства Корнуолл, следует изучить с точки зрения каждого вида вооруженных сил и о результатах доложить мне. Решение оставляю за собой.

Приготовления к общей операции закончить в середине августа.

2. К числу этих приготовлений относится создание таких предпосылок, которые сделают возможной высадку в Англии:

а) английская авиация должна быть морально и фактически уничтожена настолько, чтобы при переправе немецких войск она уже более не представляла собой сколько-нибудь значительной наступательной силы;

б) должны быть проложены свободные от мин фарватеры;

в) путем постановки густого минного заграждения следует блокировать Дуврский канал (Па-де-Кале), а также западный вход в Ла-Манш примерно по линии Элдерней — Портленд;

г) при помощи мощной береговой артиллерии надлежит установить господство над полосой водного пространства перед передним краем обороны и артиллерийским огнем отсечь его;

д) желательно незадолго до переправы сковать английские военно-морские силы в Северном море, а также в Средиземном море (итальянцам), причем следует уже сейчас, насколько возможно, нанести потери находящемуся в Средиземном море английскому флоту посредством авиационных налетов и торпедных атак.

3. Организация командования и подготовки.

Под моим командованием и согласно моим общим директивам господа главнокомандующие осуществляют руководство предназначенными участвовать в операции частями своих видов вооруженных сил. Оперативные штабы главнокомандующих сухопутными войсками, военно-морским флотом и авиацией с 1 августа должны находиться в радиусе максимум 50 километров от моей ставки (Цигенберг)… Операция носит кодовое наименование «Морской лев»…

Адольф Гитлер

Год 1940-й. Из записной книжки Берендта

Греческие мыслители многое заимствовали на Востоке. Тайными каналами к ним пришла мудрость древних. Я могу назвать Платона и его учителей пифагорейцев. Основой развития и движения мира пифагорейцы считали удвоение вещей и всего существующего. Самый простой пример — рождение ребенка. Смысл удвоения, скрытый и потаенный, открывается не сразу, а постепенно. Две точки намечают единственную прямую, два человека вступают в брак, две линии порождают новое пространство — плоскость.

В истории с Артуром нельзя не обратить внимание, что в первой же его битве, когда противником его был Пелинор, старый меч короля оказался расщепленным надвое. Так расщепить меч нельзя, но мысль ясна: это было уже не оружие. Деление на два уничтожает вещь, согласно воззрениям, принятым в Шамбале. Умножение на два часто приводит к возникновению нового. В кельтской легенде это отражено, может быть, помимо воли рассказчика.

Ошибиться вдвое, согласно древнейшим канонам, означает такой далекий отход от истины, что неминуем роковой исход. Такая ошибка означает в военном деле почти верное поражение.

Наконец мне стало ясно, какая реальность скрывается за древним образом кельтской легенды. Меч Артура Экскалибур — это британские военно-воздушные силы, точнее, истребители. Идет война за Британию. Авиация — это реальность, которая мешает нам создать предпосылки для вторжения. Каждый вылет британских эскадрилий подобен сейчас удару волшебного меча.

Год 1940-й. Из военного дневника начальника генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдера

Если мы начнем наступление, то к середине сентября Англия должна быть ликвидирована. Борьба с помощью авиации и подводных лодок. Главное командование ВВС предлагает перейти к большому наступлению против неприятельской авиации, выманивая и уничтожая в воздухе истребители противника. Главное командование сухопутных войск также считает это необходимым и предлагает одновременно интенсифицировать подводную войну.

Год 1940-й. Директива № 17 о введении воздушной и морской войны против Англии. Совершенно секретно. Только для командования

С целью создания предпосылок для окончательного разгрома Англии я намерен вести воздушную и морскую войну против Англии в более острой, нежели до сих пор, форме.

Для этого приказываю:

1. Германским военно-воздушным силам всеми имеющимися в их распоряжении средствами как можно скорее разгромить английскую авиацию. Налеты направлять в первую очередь против летных частей, их наземной службы и средств связи; далее — против военной авиационной промышленности, включая промышленность по производству материальной части зенитной артиллерии.

2. По достижении временного или местного превосходства в воздухе продолжать действия авиации против гаваней, особенно против сооружений, предназначенных для хранения запасов продовольствия, и, далее, против таких же сооружений внутри страны.

Налеты на порты южного побережья производить с учетом запланированной операции в возможно меньшем масштабе.

3. Борьба с вражескими военными и торговыми судами должна отступить по сравнению с этим на второй план, за исключением тех случаев, когда речь идет об особенно благоприятных целях…

Адольф Гитлер

Год 1940-й. Из военного дневника Гальдера

Наше командование ВВС при определении численности британских истребителей ошиблось примерно вдвое: на самом деле их оказалось значительно больше…

Год 1941-й. Май. Из записной книжки Берендта

Мы не смогли выиграть воздушную битву за Британию. Если говорить точнее, мы потерпели в ней поражение. Сможем ли мы извлечь уроки из событий? Это мне неизвестно.

Человек, который искал меч Артура как раз накануне авиационных сражений, нашел его. Символическое сверкание меча было явственно видно, я слышал затем гул самолетов. То были британские истребители. В свете восходящего солнца они поднимались с тайных, секретных аэродромов, появляясь сначала из ангаров подобно привидениям. Я не сразу оценил связь событий, которую нащупывал так упорно. Истина сложнее, чем я думал.

Гесс, вылетевший в Англию со своими предложениями, интернирован там. Выход не найден нами. Европа накануне новых потрясений. Что в этих условиях мы предпримем завтра, через месяц, через год? Если у меня достанет смелости и умения заглянуть в завтрашний день, я всем сердцем хотел бы увидеть там мир вместо разрушений.


Примечания

1

Личная часть писем опускается. — Прим. автора

(обратно)

Оглавление

  • Михаил Булгаков ЛУЧ ЖИЗНИ
  •   Профессор Персиков
  •   Цветной завиток
  •   Персиков поймал
  •   Куриная история
  •   В июне 1928 года
  •   Рокк
  •   История в совхозе
  •   Живая каша
  •   Катастрофа
  •   Бой и смерть
  •   Морозный бог на машине
  • Адам Вишневский-Снерг ОАЗИС
  • Уильям Самброт ОСТРОВ
  • Владимир Щербаков МЕЧ КОРОЛЯ АРТУРА
  •   Год 1939-й. Из письма профессора Берендта секретарю Германского посольства в Лондоне Шлиттеру
  •   Год 1939-й. Шлиттер — Берендту
  •   Год 477-й. Замок Тинтагиль
  •   Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру
  •   Год 1939-й. Запись беседы германского посла в Лондоне Дирксена с лордом Кемсли. Из дневника Дирксена
  •   Год 1939-й. Из дневника германского поверенного в делах в Лондоне Кордта
  •   Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру
  •   Шлиттер — Берендту
  •   Год 493-й. Король бриттов
  •   Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру
  •   Год 494-й. Меч Экскалибур
  •   Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру
  •   Годы 494-507-й
  •   Год 1939-й. Шлиттер — Берендту
  •   Год 533-й. Артур и Гвиневера
  •   Годы 1200-1401-й
  •   Год 1939-й. Берендт — Шлиттеру
  •   Год 1940-й. Указания о подготовке вторжения в Англию. Ставка фюрера. Совершенно секретно
  •   Год 1940-й. Из военного дневника начальника генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдера
  •   Год 1940-й. Из записной книжки Берендта
  •   Год 1940-й. Директива № 16 о подготовке операции по высадке войск в Англии. Совершенно секретно. Только для командования
  •   Год 1940-й. Из записной книжки Берендта
  •   Год 1940-й. Из военного дневника начальника генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдера
  •   Год 1940-й. Директива № 17 о введении воздушной и морской войны против Англии. Совершенно секретно. Только для командования
  •   Год 1940-й. Из военного дневника Гальдера
  •   Год 1941-й. Май. Из записной книжки Берендта


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии