Креольские ночи (fb2)

- Креольские ночи (пер. А. И. Вальтер) (и.с. мини-Шарм) 0.98 Мб, 293с. (скачать fb2) - Дебора Мартин

Настройки текста:



Дебора Мартин Креольские ночи

ПРОЛОГ

Крев-Кёр, штат Миссури.

1828 год.

– Как ты оказался в том месте? – поинтересовалась Элина Ванье у своего брата Александра, когда их повозка выехала за пределы маленького городка Крев-Кёр.

Тот не ответил, лишь нахмурился. Это еще больше разволновало Элину.

– Я думала, ты повременишь после смерти мамы, прежде чем снова начнешь развлекаться.

– У меня неожиданно появились неотложные дела, – сказал Алекс. Его ухмылка живо напомнила Элине отца, Александр был на него похож как две капли воды. А вот они с Алексом, хоть и близнецы, нисколько не походили друг на друга. У Элины были золотисто-каштановые волосы и зеленые глаза, как у матери. У брата – темные глаза, черные волосы и ястребиный нос – типичный креол.

Выражение лица Алекса не располагало Элину к дальнейшим расспросам, но тут девушка вспомнила, что обещала умирающей матери присматривать за братом. Только вряд ли ей удастся выполнить свое обещание – Алекс непредсказуем.

– Какие еще дела? – строго спросила Элина.

– Да отстань ты от меня. Дай сосредоточиться, – грубо отмахнулся Алекс.

Она не проронила больше ни слова, втайне надеясь, что теперь, после смерти матери, Алекс все же поймет, что им нужно держаться вместе, как никогда прежде.

Долгие годы болезнь разъедала легкие Кэтлин Ванье, и тяжелый недуг привел ее к безвременной кончине. При мысли об этом сердце Элины болезненно сжалось.

Повозка, подпрыгивая на ухабах, медленно приближалась к ферме Ванье, где отец разводил лошадей. Кругом, на сколько хватает глаз, простирались бескрайние луга, усыпанные цветами. Однако, охваченная горестными воспоминаниями, Элина безучастно смотрела на все это великолепие.

От невеселых мыслей Элину отвлек Александр.

– Теперь, когда… когда мамы не стало, следует продумать наши дальнейшие планы.

– Что ты имеешь в виду?

– Поездку в Новый Орлеан на поиски отца. Завтра утром из Сент-Луиса отправляется пароход.

Ошеломленная, Элина не нашлась что ответить, лишь во все глаза смотрела на брата. Но Алекс, избегая ее взгляда, продолжал:

– Необходимо рассказать отцу о смерти мамы.

– К чему такая спешка? В своем последнем письме он сообщил, что скоро вернется. Если мы уедем, то можем с ним разминуться.

– Последнее письмо он прислал три месяца назад, Элина.

– Три месяца! Отец, разумеется, уделял нам не очень много внимания, и все же не думаю, что, задержавшись в одной из своих дурацких торговых поездок, он не прислал бы нам даже весточки.

Элина не сдержала гнева:

– Ты, наверное, забыл, дорогой братец, что именно благодаря его «дурацким», по твоему выражению, поездкам все это-время у тебя были деньги на то, чтобы вовсю развлекаться в игорных домах?

– Нет, не забыл, – согласился Александр, как ни в чем не бывало. – Но если бы он находился дома, или, по крайней мере, мы знали бы, где он, возможно, мама была бы жива.

Элине нечего было возразить, она и сама так думала. Но говорить об этом не хотела. Отец ездил по миру, скупал высокопородных лошадей и перепродавал их местным богачам. Этим и жила вся семья Ванье. Элина боялась лошадей, однако хорошо понимала отца. Он постоянно рисковал, и это ему нравилось. Следует отдать ему должное, он регулярно присылал весточки, чтобы родные не волновались. И когда три месяца от него не было писем, мать совсем извелась и вскоре скончалась. Так что в какой-то мере отец был виноват в ее смерти.

Элина попыталась выбросить из головы неприятные мысли.

– Подождем еще несколько недель. У нас пока есть деньги, а когда кончатся, я смогу давать уроки-рисования.

– Но отец никогда не отсутствовал так долго, – запротестовал Алекс. – Может, он лежит сейчас мертвый в каком-нибудь захолустном городишке!

– Замолчи! – выкрикнула Элина. – Эти страшные мысли свели маму в могилу.

Девушка с трудом сдерживала слезы.

Алекс накрыл ее руку ладонью.

– Послушай меня, киска! – назвал он сестру ее детским именем. – Я не могу сидеть, сложа руки. Необходимо узнать, что случилось с отцом. Ты согласна?

Элина судорожно сглотнула. Конечно, она согласна.

– Но почему ты думаешь, что отец в Новом Орлеане? – спросила она. – Он может быть где угодно.

– Последнее письмо пришло оттуда. А еще, помнишь…

– Что?

– Там живут наши бабушка и дедушка.

Она презрительно посмотрела на брата.

– Как же! Дождешься от них помощи! Да они нас даже не узнают – своих ненавистных нищих внуков, наполовину американцев. Отец давно с ними не общается. И никогда не говорит о них. Скорее всего, они уже умерли.

Алекс пожал плечами:

– Отец об этом не рассказывал. И если они все-таки живы, наверняка знают, где находится сын. А если мертвы, другие Ванье нам помогут. – В его голосе звучала мольба. – Ну, давай поедем, Элина!

– Тебе нужны только деньги. Надеешься, что наши богатые креольские родственнички ждут тебя с распростертыми объятиями и, узнав о смерти мамы, облагодетельствуют, хотя ни разу в жизни не прислали нам ни одного письма.

Бабушка и дедушка ненавидели Кэтлин Уоллес-Ванье за то, что она, американка, сумела украсть у них сына. Ведь их род происходил от королевской семьи, и они игнорировали родных внуков.

– Тебе придется ехать одному, Александр, – заметила Элина. – А я останусь здесь, и буду ждать отца.

– Ни черта ты не будешь ждать! – закричал Александр. – Я не позволю, чтобы…

Он не договорил.

В смятении Элина посмотрела на брата и, проследив за его взглядом, с ужасом увидела впереди поднимавшиеся над деревьями густые клубы черного дыма. Кровь застыла у девушки в жилах.

– Это не может быть… это не может быть наша ферма!

– Боюсь, что случилось самое страшное, – еле слышно прошептал Александр.

– Ты что-то от меня скрыл?

Он не ответил, продолжая подстегивать лошадей.

– Алекс! – настойчиво повторила она.

До дома оставалось всего несколько ярдов. Александр, сделав большой крюк, остановил, наконец, повозку и соскочил на землю, а Элина застыла на месте. Потом выбралась из повозки и подошла к брату.

– Кто мог сделать такое? – все еще не веря в случившееся, прошептала она.

Кровь отхлынула от лица Алекса.

– Кто это сделал, Алекс?! Скажи! Ты же знаешь! – Она сорвалась на крик.

Он медленно кивнул, не в силах оторвать глаз от пепелища, где еще недавно стояла их ферма.

– Это как-то связано с твоей поездкой в то жуткое место? – настойчиво спросила она.

– Он… он говорил, что с ним шутки плохи и что вскоре я смогу в этом убедиться. Боже, мне в голову не пришло, что он на такое способен… – Лицо Алекса исказила мука. – Клянусь… Если бы я знал… Если бы только мог предположить…

– Кто? Кто это сделал? – прервала его Элина. Алекс сник, в голосе звучали отчаяние и безысходность:

– Уайатт. Ты его не знаешь. Он… он владелец нескольких притонов в Сент-Луисе, содержит игорные дома.

– Полагаю, ты задолжал ему деньги? – тупо уставившись в пустоту, произнесла она, заранее зная ответ. Ну конечно, Алекс задолжал ему деньги. Ее брат должен был каждому владельцу салуна или игорного дома на сотни миль вокруг.

Он обвил рукой ее плечи, но Элина высвободилась из его объятий.

– Сколько же ты должен ему? – спросила она. Алекс судорожно сглотнул и отвел взгляд.

– Больше, чем смог бы отдать за всю свою жизнь. Я… я пытался. Снял все, что было у меня на счету, забрал все деньги, которые оставались в доме, но…

Элина ушам своим не верила.

– …этого оказалось недостаточно. А со счета отца мы не можем снять ни цента. Так сказал банкир. Утверждает, что папа велел ему не выдавать нам деньги со своего счета, потому что у нас достаточно на наших собственных. – Александр сжал кулаки. – Проклятие! Самое страшное, что Уайатт на этом не остановится. – Алекс махнул рукой в сторону сгоревшего дома. – Все это – лишь предупреждение.

– Тогда мы пойдем к шерифу.

Резкий смех Алекса неприятно резанул уши.

– Уайатт давно купил и шерифа, и всех его помощников. Иначе его люди не сумели бы сжечь нашу ферму.

Элина с трудом сдержала слезы. Теперь у них не осталось ничего. Ничего! Отец никогда бы не допустил этого.

– Я задолжал Уайатту уже очень давно. Но он сказал, что подождет еще немного. Говорили, он свое слово держит. – Алекс поморщился. – В следующий раз его люди пойдут гораздо дальше. Они могут добраться до тебя.

От страха кровь застыла у Элины в жилах.

– Нет! Они не посмеют!

Элина побледнела при мысли, что Уайатт и его люди могут попытаться надавить на Алекса через нее.

– Теперь ты поняла, почему я хотел уехать? Надо найти отца! Он должен уладить это дело! Иначе Уайатт уничтожит нас!

Элина отрешенно уставилась на почерневшие от дыма камни на дороге. Уничтожат их? Люди Уайатта уже достаточно преуспели в этом. Ферма Ванье стерта с лица земли, и даже отец тут бессилен. Но он сумеет отомстить, в том Элина не сомневалась.

– Ну что ж, прекрасно, мы отыщем папу, – прошептала она. Потом повернулась к брату и проговорила твердым и звонким голосом: – Мы найдем отца, даже если для этого нам придется перевернуть весь Новый Орлеан!

Глава 1

Когда все другие грехи стары, жадность все еще молода.

Французская пословица

К огромному облегчению Элины, паровые двигатели «Бельведера» заглохли, и теперь ей не приходилось терпеть их несносное жужжание. Когда девушка вышла на палубу, ее взору предстал Новый Орлеан во всем своем великолепии. Элина пожалела, что у нее нет с собой альбома, чтобы запечатлеть этот удивительный город на бумаге. В порту трудились люди: одни разгружали прибывшие корабли, другие увозили, с пристани товары.

Недалеко от набережной, на площади, окруженной тонкими кленами, величественно возвышался собор с колокольней. Самого города не было видно за высокими кораблями и окружавшими пристань деревьями, но даже того, что Элина видела, было достаточно, чтобы понять, как дома Нового Орлеана с их коваными балкончиками и эксцентричными крышами отличаются от всего того, что ей доводилось видеть в Миссури.

Тонкую длинную шею девушки овевал легкий бриз. Слава Богу, что они с Алексом поехали сюда в конце апреля, а не летом. Пассажиры на пароходе рассказали много страшных историй про изнурительную жару в Новом Орлеане. Даже в апреле солнце нещадно палило.

– Мисс Уоллес? – услышала она голос позади себя.

Конечно же, этот мужчина, обращается к ней. Алекс, опасаясь, что Уайатт может их выследить, настоял на том, чтобы они путешествовали под вымышленными именами. Элина никак не могла привыкнуть к тому, что ее называют девичьей фамилией матери.

Она поспешно обернулась и увидела стюарда с их сумками.

– Ваш брат велел отправить багаж в гостиницу. Посмотрите, пожалуйста, здесь все ваши вещи? – спросил он.

Элина кивнула. Стюард уже повернулся, чтобы уйти, но девушка остановила его:

– Мистер Уоллес все еще в кают-компании играет в карты? Стюард отвел глаза.

– Ну… да, мэм. Скорее всего, он там. Но в ближайшее время поднимется к вам, я уверен.

– Да, конечно, – пробормотала она, покосившись в ту сторону, где располагалась кают-компания.

Стюард поспешно удалился, и Элина снова устремила взгляд на раскинувшийся перед ней город. Что их ждет здесь? Впрочем, хуже, чем было, не будет. Они пережили смерть матери, лишились крова. Но что с ними станется, если они не найдут отца? Ведь деньги у них на исходе. Элину бросило в дрожь, и она принялась горячо молиться, чтобы они поскорее нашли отца. Тогда все уладится. Элина едва сдерживала слезы и гнала прочь страшные мысли.

С отцом ничего не случилось, он жив и здоров. Его письма где-то затерялись. Возможно, он в каком-нибудь отрезанном от всего мира городке, куда не ходят дилижансы.

Девушка посмотрела на лестницу, ведущую в кают-компанию, втайне надеясь увидеть поднимающегося по ней Алекса. Ведь корабль уже причалил. Однако Алекс не появился. Исполненная решимости, девушка направилась к лестнице. Дойдя до двери кают-компании, постучалась и, услышав «входите», испытала огромное облегчение.

В кают-компании за столом сидели мужчины и играли в карты.

– Я немало удивлен, что вы так хорошо играете в покер, Бонанж, – услышала Элина голос Алекса. – Не думал, что креольские джентльмены увлекаются этой игрой.

– Не все креольские джентльмены одинаковы, – ответил один из мужчин с легким французским акцентом.

Он очень походил на членов ее семьи. У него были такие же, как у Ванье, черные волосы и оливковый цвет кожи.

Никто не заметил ее появления. Но когда девушка подошла к брату, двое мужчин, игравших с ним в карты большую часть поездки, подняли глаза и заулыбались. Элина улыбнулась им в ответ, порадовавшись, что Александр играет с порядочными пожилыми бизнесменами, а не с какими-нибудь шулерами.

Алекс бросил на сестру сердитый взгляд.

Элина, словно не заметив этого, наклонилась и прошептала ему на ухо:

– Корабль причалил. Тебе не кажется, что пора отправляться в гостиницу?

Алекс, не скрывая раздражения, обратился к мужчинам:

– Ох уж эти женщины! Вечно куда-то спешат… – Он снова повернулся к Элине. – Ты и минуты не посидишь спокойно! Капитан сказал, что мы можем оставаться на корабле до самого вечера. Посиди с нами, понаблюдай за игрой. Глядишь, научишься чему-нибудь.

Элина знала, что спорить с ним бесполезно. Один из мужчин, тот, которого Алекс назвал Бонанжем, пододвинул ей стул, и Элина, смутившись, села.

– Ну, так что, Уоллес? Пусть твоя подружка посидит, а мы продолжим игру.

Бонанж был мужчиной привлекательным. Резко очерченные скулы, волевой подбородок, выразительные глаза, многообещающие губы. В то же время в нем таилось что-то опасное. Бонанж окинул девушку оценивающим взглядом.

Элина покраснела, вспомнив, что Бонанж принял ее за подружку Алекса, однако брат не опроверг этого.

– Пожалуйста, простите, что помешала вам, но у нас с братом есть неотложные дела. Я надеялась, что к моему приходу он уже доиграет партию и мы уйдем.

Однако Алекс пропустил ее слова мимо ушей.

– Как видите, ваш брат настаивает на том, чтобы остаться, – мягко произнес Бонанж.

Кто-то из мужчин добавил:

– Не беспокойтесь о нем, маленькая леди. В Новом Орлеане риск – это образ жизни. Одни джентльмены обычно рискуют за карточным столом или игрой в кости, другие рискуют умереть от комаров, от жары или желтой лихорадки.

– Не забывайте о дуэлях! – вмешался третий игрок. – В Новом Орлеане они случаются на каждом шагу. Да, мэм. Я бы сказал, что просто жить в нашем городе – это уже риск.

Элина побледнела. Что за ужасный город? Тихий городок Крев-Кёр располагался достаточно далеко от Сент-Луиса, но даже Сент-Луис, который они изредка посещали, был вполне респектабельным городом.

Алекс увидел в глазах сестры смятение и страх и решил успокоить ее:

– Не слушай их, киска. Все не так уж плохо, как они говорят!

Он многозначительно посмотрел на остальных мужчин. Один из них пожал плечами:

– Простите, мэм. Думаю, мы зря вам все это наговорили. Но вы и ваш брат должны быть готовы к тому, что вас здесь ждет. Ваш брат должен внимательно следить за вами. Вы очень, милая девушка, а мужчины в Новом Орлеане привыкли брать то, что им хочется.

При этих словах Бонанж широко улыбнулся. Элина покраснела и отвела взгляд.

Однако этот комплимент порадовал девушку. Она никогда не считала себя красивой, даже хорошенькой. Алекс всегда подшучивал над ней, говорил, что когда-нибудь ее огромные нефритовые глаза помогут ей подцепить богатого мужа. Но Элина принимала его слова как очередную шутку, своего рода насмешку. Ее подружки в Крев-Кёр всегда сочувствовали ей, ведь у Элины были зеленые глаза и рыжие волосы, что, по их мнению, отпугивало поклонников.

Алекса не на шутку встревожило, что мужчины слишком фамильярно разговаривают с Элиной.

– Я смогу позаботиться о своей сестре, – решительно заявил он. – Так что не забивайте ей голову всякими глупостями. Давайте лучше продолжим игру.

– А может, самое время уйти? – шепнула она Алексу на ухо. – Разговоры этих мужчин пугают меня…

Не дослушав ее, Алекс резко повернул голову.

– Мы остаемся!

– Ну-ну, мисс Уоллес, позвольте ему отыграться, – произнес один из игроков. – Его сегодня здорово обыграл мистер Бонанж.

Только сейчас Элина заметила, что перед Бонанжем матово поблескивает целая куча монет, а перед ее братом – лишь жалкая горсточка. Пораженная, она повернулась к Алексу.

Тот не решился посмотреть ей в глаза.

– Не волнуйся, киска. Через пару минут фортуна мне улыбнется. Так бывает всегда.

Элина с трудом сдерживала гнев. Ну почему ее брат не может остановиться вовремя?! За время путешествия он выиграл около двухсот долларов. А теперь едва ли осталась четверть от этой суммы.

Между тем Бонанж начал сдавать карты, и в комнате воцарилось молчание. Элина с тревогой наблюдала за игрой. Проигрыш Алекса сильно ее расстроил, и она не могла скрыть своего огорчения.

Через некоторое время она почувствовала на себе чей-то взгляд. Подняв голову, обнаружила, что Бонанж с нескрываемым интересом наблюдает за ней. Она не отвела глаз. Губы Бонанжа искривились в улыбке, и он отвернулся, вновь занявшись игрой. Элина затаила дыхание.

Смущенная, его улыбкой, Элина покраснела до корней волос, ее бросило в жар. Однако она взяла себя в руки и постаралась сосредоточиться на игре.

Вообще-то ей всегда нравилось наблюдать за игрой в карты. Она и сама любила поиграть, ведь это было одно из тех немногих развлечений, в которых участвовал отец.

Но Алекс превратился в заядлого картежника, и она больше не доверяла ему. Когда дело касалось денег, Алекс терял над собой контроль и становился невменяемым. Садился играть с отпетыми шулерами и последними подонками.

В свои двадцать два года он все еще жил на средства отца, проматывая состояние в слепой надежде, что однажды ему крупно повезет и удастся вернуть все с лихвой. Его никогда не заботило, как к этому относятся мать и отец. Алекс постоянно мотался по игорным домам, просаживал там кучу денег, и отец больше не брал его с собой в деловые поездки. Но даже в родном штате Алекс ухитрялся доставлять родителям немало огорчений.

Однако отец, хоть и страдал, никогда не пытался заставить Александра изменить образ жизни.

Скрестив руки на груди, Элина смотрела, как ловко Александр сдает карты. И теперь Элина усомнилась в том, действительно ли Алексу все время везло во время этой поездки, как он ей рассказывал. Или он просто мошенничал? Она знала, как искусно Алекс мог прятать карту в ладони или незаметно брать карты не сверху, а снизу колоды, но когда картежники, поймав брата с поличным, избили его до полусмерти; Алекс поклялся никогда больше не мошенничать. Мать тогда поверила ему. И Элина тоже.

Однако сейчас Элина была напряжена до предела и не спускала с Алекса глаз. Ничего подозрительного она не заметила и вздохнула с облегчением.

Она видела, что Алексу не под силу тягаться с этим креолом. Бонанж был слишком опытным. С каждым проигрышем Алекс становился все более нервным. Когда он брал карты, руки у него тряслись.

Казалось, эта игра никогда не кончится. Хотя все окна в каюте были открыты, солнце сквозь крышу накалило воздух в помещении до предела. Даже проникавший через окна ветерок казался горячим.

Солнце постепенно опускалось, и вскоре каюта погрузилась в полумрак.

Тут Элина заметила, как Алекс сдает карты. Он брал их снизу колоды.

Чтобы отвлечь от него внимание игроков, Элина поднялась и начала мерить комнату шагами.

Однако Бонанж приказал ей вернуться на место.

Эту партию Алекс выиграл. И следующую тоже. Элина немного расслабилась, решив, что удача вернулась к Алексу, и он больше не будет мошенничать. Но тут он снова начал проигрывать.

Элина хотела сказать брату, что давно пора идти, но в этот момент он обратился к креолу:

– Слушайте, Бонанж! Мне улыбнулась удача. Почему бы нам не поднять ставки, а?

Элина готова была кричать от отчаяния, поняв, что задумал Алекс, и молила Господа, чтобы Бонанж отказался поднимать ставки, но тот посмотрел ей в глаза и молча кивнул.

Остальных игроков эта идея, видимо, не очень обрадовала, однако они согласились. Быть может, в надеже на выигрыш.

Бонанж между тем внимательно наблюдал за сдающим карты Алексом. Почуяв опасность, Элина стала шептать брату, что пора уходить.

– Не сейчас, киска, – прошептал Алекс в ответ. – Ты можешь мне немного помочь. Принеси, пожалуйста, стакан виски. – Он показал, где стоит бутылка. – После этого я сыграю еще несколько партий, и мы уйдем, обещаю.

Элина начала было возражать, отказываясь отойти от брата, но он обратился к игрокам:

– Кто-нибудь еще хочет виски?

Один из игроков сказал, что хочет, и Алекс посмотрел на сестру. Элина не осмелилась возражать, поднялась и направилась в другой конец комнаты за бутылкой с виски.

Она слышала, что началась новая партия. Мужчины по очереди называли ставки. И вдруг в наступившей тишине прозвучал голос креола:

– На твоем месте, Уоллес, я не рискнул бы и пальцем пошевелить.

– Элина резко повернулась и увидела, что Бонанж нацелил на Алекса пистолет.

Страх парализовал девушку. Самое страшное все-таки произошло: Александра поймали на жульничестве.

– Да вы что, Бонанж? Что все это значит?! – возмущенно проговорил Алекс.

Он осторожно двигал правой ладонью, которая лежала на его левом предплечье.

– Если ты сдвинешь руку еще хоть на полдюйма, то горько пожалеешь об этом, – ответил Бонанж. – Покажи, что ты прячешь. Сейчас же!

– На что вы намекаете, сэр? – спросил Александр, густо покраснев.

Элине стало дурно, к горлу подкатила тошнота.

«Только не это!» – в отчаянии подумала она.

– Это не намек, это утверждение, – холодно ответил Бонанж. – Сейчас объясню. Когда некоторое время назад ты сдавал снизу колоды, а твоя спутница эффективно отвлекала всех нас своей очаровательной походкой, я не стал уличать тебя в обмане. Но второй раз я себя дурачить не позволю. Покажи, что у тебя под рукой. Иначе останешься без пальцев.

Алекс резко убрал руку, и на стол упали дама и король пик.

– Обычно я этого, не делаю, Бонанж, клянусь, – едва слышно произнес Александр. – От отчаяния у меня помутился рассудок. Я даже толком не знаю, как правильно сдавать снизу колоды. Правда, не знаю.

– Не знаешь, но с удивительной ловкостью сдал себе двух тузов в тот раз, – резко ответил Бонанж.

– Мне пришлось поступить так, чтобы защититься от вас. Уверен, вы тоже играли нечестно. Иначе как бы вам удалось с такой легкостью обыгрывать нас раз за разом?

Элина застонала. Если Александр будет говорить Бонанжу колкости, это лишь усугубит их и без того трудное положение. Она точно знала, что креол играл честно. Она довольно часто наблюдала, как играют Алекс и их отец, и научилась распознавать нечестную игру. В поведении Бонанжа не было и намека на жульничество.

Остальные мужчины озабоченно переводили взгляды с Бонанжа на Алекса, на их лицах явственно читались смущение и неуверенность.

– Перестань валять дурака, Уоллес, – скомандовал Бонанж. – Мы оба знаем, что единственный карточный шулер в этой комнате – ты. А историю свою расскажешь судье. Уверен, она его повеселит.

«Судье! – подумала Элина. – Мы не можем идти к судье! Он наверняка упрячет Алекса за решетку!»

Она пошла к столу, но колени ее предательски дрожали.

– Прошу вас, месье Бонанж, не ведите его к судье. – От страха Элина едва ворочала языком. – Отпустите нас. Нам не нужны деньги. – Она бросила злой взгляд на Алекса. – Уверяю вас, впредь мой брат не будет вести себя так глупо!

Бонанж перевел взгляд с Алекса на Элину. Его глаза сверлили ее с такой яростью, что сердце девушки болезненно сжалось.

– Нечего строить мне глазки, милая крошка, это вам не поможет. Я не люблю карточных шулеров, особенно тех, кто заставляет хорошеньких девушек покрывать их.

Бонанж считает, что они с Алексом заранее все спланировали. Какое унижение!

– Все совсем не так, как вы думаете… – начала она.

– Неужели? Может, те карты появились в руке вашего брата благодаря игре света и тени? Возможно, ваши друзья в Миссури прощали вам ваши невинные детские шалости, но у нас в Новом Орлеане за мошенничество судят по всей строгости закона.

Она умоляюще посмотрела на остальных мужчин, ища у них поддержки. Но те не отважились встречаться с ней глазами.

Она снова повернулась к Бонанжу, но тот в упор смотрел на ее брата.

– Не влезай в это, – сказал Алекс. – Мы с месье Бонанжем сами во всем разберемся.

– Без сомнения, – отозвался Бонанж. – В кабинете судьи.

– Зачем нам идти к судье? – крикнул Алекс. – Мы обвиняем друг друга в шулерстве, и единственный выход – это дуэль. Встретимся завтра!

Бонанж холодно усмехнулся.

– Драться с тобой – ниже моего достоинства, – язвительно произнес креол. – Дуэль – для честных людей, а не для преступников и шулеров. Ты смухлевал дважды, а значит, жульничество – это для тебя образ жизни. Пора отвечать за собственные действия.

Бонанж встал из-за стола, все еще держа Алекса на мушке, и сердце Элины упало.

– Вы боитесь драться со мной? – взвизгнул Алекс. – Знаете, что я вас убью!

Алекс вскочил, выхватил свой пистолет и трясущимися руками направил на Бонанжа.

– Не… не подходите ко мне! Иначе я выстрелю! Выстрелю!

Элина видела, что креол в ярости. Однако попыталась уговорить его отпустить брата.

Ее голос на секунду отвлек Бонанжа. Он медленно перевел глаза с Алекса на испуганное лицо девушки.

– Ваш брат – круглый дурак, мадемуазель. И очень скоро его посадят за решетку. И не пытайтесь удрать от меня. Я все равно вас найду, даже если мне придется прочесать каждый дюйм этого проклятого города.

Бонанж приблизился к Александру и одним движением обезоружил его. Алекс не успел и глазом моргнуть, как его пистолет оказался в руках креола. Еще секунда, и патроны с легким стуком посыпались на пол. Александр ошеломленно смотрел на Бонанжа, не в силах пошевелиться.

Бонанж резко вытянул руку вперед и крепко вцепился в предплечье Алекса. Потянув его за собой, он произнес:

– А теперь мы с тобой должны нанести один визит вежливости.

Для Элины время как будто остановилось. Она увидела Алекса, сидящего в тюрьме, в то время как сама она, без гроша в кармане и без друзей, ищет отца, даже не зная наверняка, в городе ли он. А бабушка и дедушка? Они и без того презирают их с Алексом. А тут еще узнают, что их внука посадили в тюрьму.

Нет, она не может этого допустить! Не должна! Когда креол подтолкнул Александра к дверям и прошел мимо нее, Элина начала лихорадочно озираться вокруг. И тут взгляд ее упал на бутылку виски. Не долго думая она схватила бутылку, догнала мужчин и со всего размаху опустила бутылку на голову Бонанжа. Тот осел на пол.

– Бежим, Алекс, бежим! – закричала Элина. – Пока он не очнулся.

Алекс уже пришел в себя и вытащил из руки Бонанжа пистолет.

– Подождите-ка… – начал было один из игроков, но Александр нацелил на него свой пистолет.

Элина схватила брата за руку, пытаясь увести его с корабля.

– Нам нужно срочно бежать отсюда!

Однако Алекс не слушал ее, глаза его были прикованы к рассыпанным на столе золотым монетам, Элина с опаской посмотрела на Бонанжа. Из раны на голове креола сочилась кровь, стекая по щеке.

– Он ведь жив?.. – Она судорожно сглотнула.

– Жив! – грубо оборвал ее Александр.

– Значит, он может очнуться, и тогда нам несдобровать.

Поглощенный своими мыслями, Александр ничего не слышал. Неожиданно он метнулся к столу, сгреб все деньги и сунул в бумажник.

– Вы не можете так поступить, Уоллес! – запротестовал один из игроков.

– Говорю вам: он украл мои деньги! Вы же видели, с какой легкостью Бонанж выигрывал партию за партией!

– Но только вас уличили в шулерстве, – гневно напомнил мужчина. – К тому же здесь есть и наши деньги.

Алекс направил на говорившего пистолет, и мужчина замолк.

– Алекс! – закричала Элина. – Ты не можешь! Это же настоящий грабеж!!!

– Я знаю, что делаю. Нам позарез нужны деньги.

– Да, нам нужны деньги, но не краденые. – Девушка потянулась к его бумажнику.

Александр отшвырнул ее руку, но, когда Элина вновь протянула ее, побагровел от злости.

– Прекрати! – Он дал ей пощечину, и девушка невольно попятилась, потирая ушибленное место. Ничего подобного она от брата не ожидала.

Алекс повернулся к игрокам:

– Мы с сестрой уходим. Не советую вам преследовать нас.

Алекс схватил Элину за руку и потащил по длинному коридору к дверям. Уже у самого выхода Элина снова попыталась вразумить брата.

– Если ты оставишь эти деньги… – пробормотала она.

– …это ничего не изменит, – перебил ее Александр. – Они все равно попытаются засадить меня за решетку. К тому же без денег нам просто не выжить.

Элина понимала, что, по сути дела, брат прав. Но воровать!

Девушка с ужасом осматривала опустевшую палубу, в то время как Алекс запирал дверь, ведущую вниз, чтобы никто не мог погнаться за ними.

– Ну что, ты со мной или нет? – шепотом спросил он Элину.

– Да, – ответила она, проглотив ком в горле.

Ее била дрожь. Вскоре Бонанж придет в себя и пустится за ними в погоню. А ведь они с Алексом, совершенно не знают города, в то время как Бонанжу здесь знаком каждый камень.

Элина обещала умирающей матери присматривать за глупым Алексом и должна выполнить свое обещание.

Ни разу не оглянувшись, они покинули корабль, затерявшись в ночном городе.

Глава 2

Бережливого отца и расточительный сын не разорит.

Испанская пословица.

Когда комната, наконец, сфокусировалась у него перед глазами, Рене Бонанж громко застонал. И, осмотревшись, понял, что лежит на койке в каюте.

– Он пришел в себя! – прогремел голос над его головой, усилившийся сотней отголосков в воспаленном мозгу Бонанжа, отчего тот снова застонал и поморщился.

Капитан Мартин склонился над ним:

– Очень сочувствую вам, мистер Бонанж.

– Что, черт возьми, со мной случилось?! – прорычал Рене.

– Мисс Уоллес стукнула вас бутылкой по голове, – ответил один из мужчин, недавний партнер Бонанжа.

– Черт бы ее побрал! И где же она, эта маленькая ведьма? – спросил Рене, припоминая события прошедшего дня.

– Они с Уоллесом убежали с корабля. Забрали деньги и скрылись. Уоллес запер нас в кают-компании. Мы никак не могли выбраться, пока капитан Мартин, проходя мимо двери, не услышал наши крики.

Рене с трудом принял сидячее положение.

– Я найду этих двоих, даже если это будет последнее, что я сделаю в своей жизни, – поклялся он.

– Ну-ну, мистер Бонанж. Вам нельзя сейчас волноваться. – Капитан Мартин попытался уложить креола, но, когда увидел в его глазах ярость, беспомощно опустил руки.

Рене снова сел и спустил ноги с кровати.

– Мы уже послали человека сообщить обо всем властям, – добавил капитан Мартин. – Преступников найдут и бросят за решетку.

На губах Рене заиграла мрачная улыбка.

– Уверен, что у жандармов есть дела поважнее, чем выслеживать карточного шулера и его сообщницу. Не беспокойтесь, джентльмены, я сам их найду.

– Думаю, сейчас вам необходимо показаться врачу. – заметил стюард. – Девчонка основательно приложила вас этой бутылкой. Я попытался промыть и забинтовать рану, но вам необходима медицинская помощь.

– Очень благодарен вам за заботу, – сказал Рене стюарду. – Вы сделали для меня гораздо больше, чем кто-либо из присутствующих здесь. – Он обвел взглядом бывших партнеров. Те поняли намек.

– Послушайте, Бонанж, пока вы держали его на мушке, я не видел причин вмешиваться. А потом в дело ввязалась девушка. Такого поворота событий мы просто не ожидали. До вчерашнего дня этот Уоллес вел себя вполне прилично. К тому же он клялся, что вы первый стали мошенничать. Так кому я должен был, по-вашему, верить?

Капитан покосился в сторону говорящего, в его взгляде были жалость и отвращение.

– Учитывая, что мистер Уоллес забрал все деньги, думаю, совершенно очевидно, кому следовало верить. Фамилия Бонанж одна из самых древнейших и почитаемых в Новом Орлеане. Конечно же, вы не думали, что мистер Бонанж способен нарушить закон.

– Н-нет, конечно, нет! – заикаясь, пробормотал мужчина. – Но они казались такой милой парой – эти брат и сестра, и я решил, что…

– Не уверен, что они родственники, – сухо перебил его Рене.

– Да, он обращался с девушкой далеко не по-братски. Когда вы были без сознания, залепил ей пощечину – да еще какую! Похоже, ей не понравилось, что он прикарманил чужое добро.

– Может, мадемуазель рассчитывала, что Уоллес прикончит меня после того, как она оглушила меня бутылкой, – пробормотал Рене, потирая ноющую голову.

Однако мысль о том, что Уоллес ударил девушку, не оставила его равнодушным. Но он поспешил избавиться от этого ощущения. – Впрочем, это не имеет значения. Сейчас эти двое где-то прячутся. Однако Уоллес непременно появится в каком-нибудь из игорных домов.

Бонанж поднялся, и, когда выпрямился во весь рост, его бывший партнер по игре, который оказался заметно ниже креола, поежился.

– Если вы найдете их, я охотно дам свидетельские показания…

Рене не дал ему договорить.

– Благодарю вас за ваше любезное предложение, – с издевкой ответил он.

– Может, мне проводить вас до дома, мистер Бонанж? – спросил капитан.

– В этом нет необходимости. На причале меня ждет слуга. Сегодня я останусь в городе, и, если придут жандармы и захотят поговорить со мной, посылайте их в мой городской особняк.

Когда Рене, прошествовав к дверям, покинул каюту, никто из присутствовавших не пошевелился. Рене выглядел спокойным, но внутри у него все кипело. Ему следовало быть более осторожным, когда он уличал Уоллеса в мошенничестве. Кто бы мог подумать, что девчонка решится на такое? Испытывать судьбу, когда у противника в руках пистолет! Видимо, она пришла в отчаяние при мысли, что ее дружка посадят за решетку.

«Бог мой, а ведь она отважилась меня ударить!» – разъяренно подумал Бонанж и в очередной раз потер шишку на голове.

Конечно же, она решила, что иного выхода у нее, нет. Когда Рене уличил Уоллеса в шулерстве, тот начал совершать ошибку за ошибкой. До этого момента он был вполне спокойным и рассудительным. Играл честно вплоть до того момента, пока обман не стал единственным шансом отыграться. И тогда он отвлек внимание своих партнеров на прекрасную девушку – свою подружку – и быстренько сделал свое грязное дело. Он подтасовывал карты явно не впервые в жизни и делал это довольно ловко. Да и девушка, так соблазнительно прохаживающаяся по кают-компании, тоже знала свое дело.

А он-то думал, что она – бедная, обиженная сестра Уоллеса! Гнев с новой силой вспыхнул в нем. Однако Рене не мог забыть ее прекрасного лица. Девушка была воплощением мягкости и чистоты. Кто мог предположить, что под ангельской внешностью скрывается корыстная и расчетливая сущность? И наверняка она испытала этот свой взгляд уязвленной добродетели на многих и многих картежниках до него. Глупцы! Неужели она и вправду решила, что он, как малое дитя, попадется на ее удочку и не поймет, что все ее действия – это всего лишь хорошо продуманная игра, часть устроенного ее дружком спектакля? Теперь Бонанж хорошо знал, что скрывается за этими изумрудными глазами.

– Мы обязательно встретимся снова, милые глазки, – прошептал он стоящему перед глазами видению. И в то же мгновение вспомнил ее чарующую походку, облегающее платье, груди, обтянутые тонкой тканью.

И снова поднес руку к шишке на голове.

Знай, он, что возвращение домой станет таким ужасным, непременно поехал бы к друзьям посмотреть лошадь, о которой ему говорили. Ведь его поездка оказалась безрезультатной. Он так и не купил скакуна. Ни один из предложенных ему не понравился. Да, создать в Новом Орлеане ферму и разводить скаковых лошадей будет ой как непросто. Особенно если придется иметь дело с мошенниками.

Но тех двоих шулеров он найдет. И они горько пожалеют о содеянном.

– Ты сошел с ума! – вскричала Элина, когда они с Алексом оказались, наконец, одни в номере гостиницы, и она смогла дать волю своему гневу. – Что с тобой творится?! – Она держалась за щеку и метала громы и молнии. – Не могу поверить, что ты ударил меня, вместо того чтобы прислушаться к моим словам!

– Если бы я прислушался к твоим словам, мы сидели бы сейчас без гроша в кармане, – пробормотал Александр.

– Да, но за нами не охотились бы жандармы! Достаточно и того, что из-за тебя мы лишились крова. Что из-за страха перед Уайаттом вынуждены были бежать из родных мест! Неужели ты так и не извлек урока из этой истории? Пытался обмануть опытного игрока, а напоследок украл деньги!

Губы Александра гневно искривились.

– А что еще мне оставалось?! Он захапал все наши деньги!

– Да ты сам по собственной глупости проиграл их ему! – Она в отчаянии топнула ногой. – Этот человек – креол. Возможно, он знает наших родственников. И если упрячет нас за решетку, а он наверняка это сделает, дорога в Новый Орлеан будет нам заказана.

– Я вызову его на дуэль, чтобы защитить свою честь! – торжественно произнес Алекс, – И если он снова попадется мне на пути, пристрелю!

Элина закатила глаза.

– Да, да, конечно, пристрелишь. Пристрелишь креола, который с пеленок только и делает, что дерется на дуэлях! Кстати, о какой чести ты говоришь? Ты его обманул, а потом еще и ограбил.

– Он тоже мошенничал! – возразил Алекс.

– Нет, Александр. Я слишком хорошо тебя знаю; ты сам не веришь тому, что говоришь! Это ты мошенничал, а не он. Ты и раньше это делал. – Она в изнеможении опустилась на кровать и принялась вынимать из волос заколки. Еще мгновение, и густые золотисто-каштановые кудри волной рассыпались по плечам. – Возможно, завтра мы встретимся с родственниками отца. Что они скажут, когда узнают, что ты – преступник?!

Александр сел рядом с сестрой на кровать и попытался обнять ее, но Элина отстранилась.

– Ты молодчина! Здорово стукнула его по макушке. – Он с трудом сдержал улыбку. – Выручила меня.

– Я не хотела. Но другого выхода не было. Мне так стыдно!

– Перестань, киска, – примиряюще произнес Алекс. – Не нужно корить себя. Все еще образуется, вот увидишь.

– Он грозился отвести тебя к судье, – напомнила Элина. – И еще сказал, что я прикрываю тебя. Ты нарочно попросил меня принести виски? Скажи!

Алекс нахмурился, но сестра настаивала на ответе. Припертый к стенке, Александр пожал плечами:

– А что, если так? Не строй из себя наивную дурочку, Элина. Мужчина порой готов на все, чтобы обеспечить свою семью средствами к существованию.

– Нет, Алекс, тебе не удастся свалить вину на меня! Когда мы уехали из Крев-Кёр, у нас было достаточно денег, чтобы прожить какое-то время. Но тебе всего мало!

Александр в гневе вскочил.

– Да, мало! А что, если отец мертв? Тогда нам не на что будет жить!

– Отец жив! Но по какой-то причине не смог написать нам.

– А представь, что он мертв! И родственнички откажут нам в помощи. Что тогда делать?

– Работать. Как все остальные люди. Алекс презрительно фыркнул:

– Ха! И чем же мы будем заниматься? Может, ты станешь великой художницей, и все вокруг будут заказывать тебе портреты? Сомневаюсь. Конечно, я мог бы найти тебе богатого ухажера. – Поймав испуганный взгляд Элины, Алекс безжалостно продолжил: – Я не отец, киска. И не буду отказывать твоим поклонникам, как это делал он. Одному Богу известно, почему он не нашел тебе мужа. Ведь тебе двадцать два. Давно пора замуж. К тебе сватался не один богач.

Тема замужества была больной для девушки. Элина так и не смогла понять, почему отец отказывал всем претендентам на ее руку.

Отец ничего не объяснял, вообще не желал говорить о ее замужестве. Это задевало Элину. Хотя особой симпатии ни к одному из претендентов девушка не питала.

Сверкнув глазами, она спросила:

– Надеюсь, ты не продашь меня тому, кто предложит самую высокую цену?

– Может, и нет. Однако прозябать всю оставшуюся жизнь в какой-нибудь душной дыре простым клерком не собираюсь.

Элина стиснула зубы, стараясь подавить все возрастающий гнев.

– Я много чего могу делать. Могу давать уроки рисования, как делала это в Крев-Кёр, – проговорила она и принялась перечислять дальше, загибая пальцы: – Могу пойти в гувернантки, стать швеей или даже прачкой. Как видишь, в отличие от тебя я не боюсь тяжелой работы.

– Я вообще ничего не боюсь! – холодно парировал Алекс. – Просто считаю выполнять грязную работу ниже своего достоинства. Отец воспитывал меня как джентльмена, а не как слугу.

– Понятно, – так же холодно ответила она. – По-твоему, карточное шулерство – это работа для джентльмена? А по-моему, это самое настоящее преступление.

Он поднял руку.

– Ну, давай! – Ее лицо было на удивление спокойным, в голосе слышался вызов. – Ударь меня! Раз уж ты опустился до того, что бьешь собственную сестру…

Чертыхнувшись, он опустил руку и бросился к дверям.

– Ты куда? – крикнула она ему вслед.

– Подальше отсюда!

– Да как он посмел даже подумать о том, чтобы бросить ее одну после всего, что натворил? Элина соскочила с кровати и, подбежав к брату, схватила его за руку.

– Ты не можешь сейчас уйти, Алекс! А что, если Бонанж послал за нами жандармов и они явятся сюда?

– Сегодня Бонанж не будет искать нас, – уже мягче проговорил он. – У него еще болит голова. Я попытаюсь найти отца, и он избавит нас от преследования Бонанжа.

Элина с недоверием смотрела на брата. Ей очень не хотелось его отпускать.

– Я пойду с тобой искать отца.

– Не говори глупостей, – раздраженно ответил он. – В Новом Орлеане не принято, чтобы женщины расхаживали в городе по ночам. Обещаю, что не буду сегодня играть. Просто поговорю с людьми в той гостинице, откуда приходили папины письма. И сразу вернусь.

Элина всматривалась в лицо брата, стараясь понять, не лжет ли он.

– Поклянись, Алекс. Поклянись, что не будешь играть.

Он взял ее руки в свои.

– Ладно, киска. Клянусь маминой могилой, что не буду сегодня играть. Теперь ты довольна?

Она кивнула, хотя дурное предчувствие ни на минуту не отпускало ее.

– Только документы оставь мне.

У них были при себе свидетельство о браке родителей и их свидетельства о рождении, чтобы предъявить их родственникам, если те откажутся их признать. Они никогда не видели ни Элину, ни Александра.

– Я не могу их оставить, – запротестовал Алекс. – А что, если меня найдет Бонанж? Мне нужно будет доказать, что я из влиятельной семьи, ведь так? Иначе он с легкостью засадит меня за решетку.

– Подожди до завтра, – охваченная волнением, уговаривала Элина брата. – Тогда мы сможем пойти вместе.

– Прекрати, Элина! – нетерпеливо прервал ее Алекс. – Не будь ребенком! Отпусти меня! Уже поздно. Ложись спать. Завтра нам предстоит трудный день.

И Элина сдалась, поняв, что дальнейшие возражения бессмысленны.

Но когда за Александром закрылась дверь, девушка рухнула на кровать и залилась слезами.

На нее нахлынули воспоминания. Отец часто отлучался по делам, а когда возвращался, они жили очень счастливо. Отец был добрым. А с женой и дочерью обращался нежно и ласково. С Алексом он был строг – хотел вырастить сына сильным и мужественным.

Элине так не хватало сейчас отца. Хотелось уткнуться лицом в его теплую шею и выплакать свое горе.

Но время не повернуть вспять. Прежняя жизнь ушла безвозвратно. Они больше не будут гулять всей семьей по полям, устраивать торжественные ужины в честь приезда отца.

Элина тряхнула головой и вытерла слезы. Она не должна поддаваться унынию, ей надо быть сильной. Неизвестно, какие испытания ждут ее и Алекса.

Девушка решила лечь спать и стала раздеваться. Только сейчас она почувствовала, как сильно устала. Алекс прав: ей нужно отдохнуть.

Однако сон не шел к ней. События прошедшего дня стояли перед глазами. В конце концов, усталость взяла свое, и Элина не заметила, как уснула.


Александр вошел в гостиницу, из которой было отправлено последнее письмо отца. Бросив взгляд на сидящего за высоким столом администратора, он направился прямиком в располагающийся на первом этаже бар. Сев за пустой столик, Алекс заказал бокал вина и залпом выпил, пытаясь поскорее выбросить из памяти неприятный разговор с Элиной. Он с опаской озирался по сторонам, помня угрозы Бонанжа. Однако, не обнаружив рядом никого подозрительного, успокоился.

Алекс не сомневался в том, что отца давно нет в живых. В противном случае он бы вернулся домой. Ждать помощи от родни отца не приходится. Поэтому Алекс не хотел терять ни цента из тех денег, которые смогли бы сделать их с сестрой независимыми.

Вряд ли Ванье отдадут по праву принадлежащие им с Элиной деньги отца. Но попытаться забрать их все же стоит. Алекс затаскает родичей по судам, обратится в высшие инстанции города и страны и добьется своего.

Прежде всего, необходимо собрать все сведения об отце, соблюдая при этом максимум осторожности. Лучше, не оставлять в Новом Орлеане следов, чтобы Уайатт и его головорезы из Сент-Луиса не выследили их с сестрой. Уайатт очень умен и найдет способ разыскать Алекса, поэтому поиски отца надо вести так, чтобы никто не понял, что Алекс имеет к нему какое-то отношение.

Александр подозвал официанта.

– Еще вина, месье?

– Нет, пока нет. Но, возможно, вы могли бы дать мне некоторую информацию. Я только что прибыл в Новый Орлеан по делам, но мой… э… отец попросил меня навестить его старого друга. Он останавливался в этой гостинице. Может, он и сейчас здесь?

– Одну минуточку, – ответил официант. – Я позову хозяина.

Когда подошел хозяин, Алекс повторил свой вопрос. Мужчина задумчиво почесал в затылке.

– Не знаю, месье. А как его зовут?

– Он креол. Его Имя Ванье. Филипп Ванье. Если он уже покинул вашу гостиницу, то, может, вы знаете, куда он направился? – Алекс изо всех сил старался скрыть свое волнение, однако руки у него дрожали.

С минуту хозяин озадаченно смотрел на Алекса.

– Месье Ванье? Д-да, я его знаю. Но… э… он здесь никогда не останавливался. Иногда заходил выпить чего-нибудь, но ни разу не ночевал. Может, вам поговорить с его сыном? Он наверняка сможет вам помочь. Я с ним хорошо знаком. Он часто приходит сюда после ночи, проведенной за игорным столом.

Алекс во все глаза уставился на хозяина гостиницы. Не может быть! Он что-то напутал.

– Его сын? – Голос у Алекса дрогнул.

– Да. Его зовут Франсуа. Ваш отец не говорил, что у Филиппа Ванье есть сын?

Алекс судорожно сжал бокал.

– Нет, – с горечью ответил он. Юноша вдруг начал понимать многое из того, что раньше не имело для него смысла. – Нет, отец не говорил мне об этом Франсуа.

И вдруг лицо его просветлело. Конечно же, хозяин говорит о каком-то другом Ванье!

– А вы уверены, что имеете в виду именно того Ванье, который нужен? У того Филиппа, которого я ищу, не было сына Франсуа. Он живет не в Новом Орлеане. Только иногда приезжает сюда.

Хозяин задумался.

– Прошу прощения, месье. Другого Филиппа Ванье я не знаю. Тот Филипп Ванье, который заходил к нам в гостиницу, продавал скаковых лошадей.

Алекс плотно сжал зубы. Нет, ошибки быть не может.

– Вам нужно поговорить с Франсуа или с мадам Ванье, женой Филиппа, – продолжал между тем мужчина, не замечая волнения Алекса. – Может, они знают этого другого месье Ванье. Франсуа большую часть времени проводит в Орлеане-Холле, это новый игорный дом месье Дэвиса. Если хотите, расскажу вам, как его найти.

С минуту Алекс смотрел на хозяина, не в силах произнести ни слова. Уму непостижимо! Отец на такое неспособен! У одних мужчин есть любовницы, другие ведут двойную жизнь, но…

Неужели у отца есть вторая семья?

Алекс вспомнил странное выражение, которое появлялось на лице отца, стоило им с Элиной спросить Филиппа, о его длительных поездках. Отвечал он всегда односложно. Но тогда им это не казалось странным, ведь отец по природе своей был не словоохотлив. Кроме того, упоминание о старших Ванье всегда приводило Филиппа в ярость.

Неудивительно, что отец никогда не брал Алекса с собой в поездки. Горечь наполнила сердце юноши. Ладони его сжались в кулаки. Все эти годы Александр считал, что недостаточно хорош для своего отца, а на самом деле его отец оказался всего лишь лживым сукиным сыном! Теперь, когда Алекс узнал всю подноготную своего родителя, ему не терпелось встретиться с ним лицом к лицу. Возможно, сейчас, в этот самый момент, Филипп находится в объятиях своей второй жены, в то время как его первая законная супруга лежит в могиле, а его родные сын и дочь из кожи вон лезут, только бы найти его.

«Еще один сын. У отца есть еще один сын, – с болью повторял про себя Алекс. – Я обязательно найду этого сына и узнаю у него всю правду».

– Месье, – робко произнес хозяин гостиницы, – так вам рассказать, как найти Франсуа?

Алекс кивнул и заставил себя расслабиться. Его губы, растянулись в любезной улыбке.

– Да, пожалуйста. Я с большим удовольствием встречусь с Франсуа Ванье.

«Давно пора моему «братцу» узнать об этом маленьком секрете нашего уважаемого папочки», – подумал Алекс.

Глава 3

Многие юноши часто задаются вопросом, в чем предпочтительнее достичь мастерства – в юриспруденции, медицине или мошенничестве?

Креольская пословица.

Стремясь продолжить игру, Франсуа Ванье быстро сдавал карты. На его длинных аристократических пальцах мягко поблескивали кольца. Тусклый свет ламп бросал на его и без того смуглое лицо длинные тени. Любой незнакомец, завидев его, несомненно, решил бы, что Франсуа – лихой креольский джентльмен. Но тех, кто хорошо его знал, не вводил в заблуждение его самоуверенный вид, ведь от их внимания не ускользали ни сурово сжатые губы юноши, ни печаль, скрытая в глубине глаз.

Сейчас, однако, его глаза блестели. Он выигрывал, и выигрывал по-крупному. Франсуа лишь недавно стал осваивать покер. В Новый Орлеан эту игру привезли американцы. И Франсуа быстро обнаружил, что у него к ней недюжинные способности. Дядя Рене, узнав об этом, наверняка обрадуется. Эта мысль скорее огорчала Франсуа, чем воодушевляла. Его дядя стремился перенять у американцев буквально все. Начиная от образа мыслей и кончая развлечениями. Сам же Франсуа играл вовсе не для того, чтобы подражать американцам, а просто для удовольствия.

– Проклятые америкашки! – пробормотал Франсуа себе поднос.

– Проклятые янки! – услышал он ответный шепот своего ближайшего друга Этьена Паннетра. В отличие от Франсуа Этьен был блондином. Этот необычный для креола цвет волос как нельзя лучше соответствовал его по-мальчишески задорной внешности.

– Мой дядя говорит, что, если Новый Орлеан и дальше будет процветать, нам придется научиться жить в соседстве с американцами, – проговорил Франсуа.

– А я думаю, что нам удастся выдворить их из нашего города, – возразил Алсид, брат Этьена. Темноволосый и смуглый, обладавший особым шармом, Алсид был дамским любимцем.

– Даже испанцам я был бы больше рад, чем американцам, – произнес Этьен. – У этих янки нет ни изысканности, ни манер. Единственное, что их интересует, – это деньги.

С минуту мужчины сидели молча. Довольно часто, почти в каждом разговоре, они сетовали на вынужденное соседство с американцами. И когда говорить о других вещах надоедало, затрагивали любимую тему.

– Мистер Ванье? – Кто-то по-английски окликнул Франсуа со стороны входа.

Франсуа поднял глаза и увидел незнакомого молодого человека, не сводившего с него глаз. Одет незнакомец был бедно, однако держал себя как истинный джентльмен.

«Американец, наверное», – подумал Франсуа, хотя цвет кожи у молодого человека был значительно темнее, чем у американцев.

– Да? – откликнулся он, раздраженный тем, что именно американец осмелился прервать игру. Франсуа и его друзья выбрали эту уединенную комнатку, чтобы быть подальше от шумного зала Орлеанс-Холла.

– Я хотел бы поговорить с, вами наедине, если не возражаете.

На вид молодому человеку было немногим больше двадцати, почти столько же, сколько Франсуа.

Он так пристально, смотрел на Франсуа, что тому стало не по себе.

– Может быть, позже, когда мы закончим игру, – ответил Франсуа, не имевший ни малейшего желания беседовать с янки.

– Это касается вашего отца, – холодно произнес незнакомец. – Ваш отец – Филипп Ванье?

Франсуа пожал плечами:

– Да, конечно.

– Вы знаете какого-нибудь Филиппа Ванье, который просто был проездом в Новом Орлеане? Понимаете, он был… э… другом моей семьи, но я не знал, что у него есть сын. Я просто хочу убедиться, что ваш отец и есть тот человек, которого я ищу. Франсуа встревожился. Незнакомец что-то скрывал.

– Мы – единственные Ванье в Новом Орлеане, а мой отец – единственный Филипп. Только его нет.

– Что вы хотите этим сказать?

– Он умер около трех месяцев назад.

Молодой человек побледнел и прислонился к дверному косяку. Франсуа еще больше встревожился. Помолчав, незнакомец снова заговорил:

– Мы так и думали. И все-таки для нас это удар.

– А вы кто? – спросил Франсуа.

– Меня зовут Александр… э… Уоллес. – Он посмотрел Франсуа прямо в глаза. – Нам нужно поговорить наедине.

В данной ситуации это было единственным мудрым решением, и Франсуа согласился.

Повернувшись к друзьям, он кивнул в сторону двери:

– Не принесете ли нам еще вина? Эта бутылка почти опустела.

Этьен с Алсидом вышли из комнаты, бросив на Алекса подозрительный взгляд.

– Итак? – проговорил Франсуа, барабаня пальцами по столу, пока Александр запирал дверь.

– Ваш… ваш отец часто уезжал из дома? – спросил Алекс.

– Да, довольно часто, по делам. А что? Александр еще больше побледнел.

– И в Новом Орлеане других Филиппов Ванье нет. – Это было скорее утверждение, чем вопрос.

– Как я уже говорил, о другом Филиппе мне ничего не известно. – Франсуа становился все более нетерпеливым. Ему не нравилось таинственное поведение Александра и то, что тот запер дверь. – У меня не так много свободного времени, чтобы терять его с каким-то…..

– Могу назвать вам мое настоящее имя. Я – Александр Ванье. Филипп Ванье – мой отец.

Эти слова повисли в воздухе. Сначала Франсуа недоверчиво смотрел на Алекса. Потом на его губах появилась ухмылка.

– Оказывается, у меня есть незаконнорожденный брат и к тому же американец. Забавно!

Александр рассвирепел:

– Я рожден в законном браке, это ты – незаконнорожденный! Ублюдок!

Франсуа холодно посмотрел на американца.

– Отец женился на маман в присутствии многих свидетелей. Если сомневаешься, могу отвести тебя к приходскому священнику, который совершил церемонию бракосочетания. А у тебя есть доказательства?

Александр ответил вопросом на вопрос:

– Твои родители сочетались браком?

– Разумеется. Так что тебе не удастся поймать удачу за хвост. У нас, в Луизиане, незаконнорожденные дети не получают наследства.

– Говорю тебе, что я не ублюдок, – с достоинством произнес Александр. – Мой отец – Филипп – был женат на моей матери. Вот, посмотри. – Он вытащил из-за пазухи пачку бумаг и протянул Франсуа.

Франсуа внимательно просмотрел документы. Свидетельство о браке. Кэтлин Уоллес и Филипп Ванье сочетались законным браком в Крев-Кёр, штат Миссури, 16 июня 1805 года. Два свидетельства о рождении: одно – Александра Ванье, другое – Элины Ванье, оба датированы 2 мая 1806 года. На всех документах подписи его отца.

Пораженный, Франсуа упал в кресло. И несколько минут молчал.

– Верни, пожалуйста, документы, – потребовал Алекс. Франсуа наконец нашел в себе силы посмотреть в лицо новоявленному брату, этому проклятому американцу. Нет, даже хуже. Полукровке, ублюдку. Наверняка мамаша этого парня была служанкой, соблазнила отца, а потом заставила жениться на себе. Теперь ясно, почему отец не привез ее в Новый Орлеан. Почему, будучи женатым, женился на матери Франсуа.

На самом деле, если бумаги, которые представил Александр, настоящие, Филипп женился на этой женщине за год до того, как взял в жены Джулию Бонанж. Документы были подлинными и сомнений не вызывали. Франсуа внимательно присмотрелся к Александру и нашел в его внешности кое-какие семейные черты. Теперь он многое понял. Отец надолго уезжал излома в поисках лошадей, покупал их, потом перепродавал, хотя мог поручить это Франсуа. У него была другая семья, поэтому он разрешал Франсуа заниматься лишь делами на ферме.

– Сколько тебе лет? – спросил Александр у все еще молчавшего Франсуа.

– Не твое дело, янки, – судорожно сглотнув, ответил Франсуа и медленно поднялся.

– Ты младше меня, в этом я уверен. У отца есть еще дети от твоей матери, или ты единственный?

– Ты – полукровка-американец и не можешь быть моим братом! Я этого не допущу!

При мысли, что у него есть старшие брат и сестра, Франсуа пришел в ярость. Если это правда и выяснится, что мать – незаконная жена отца, эти брат с сестрой смогут оспорить свое право на наследство, и тогда Франсуа останется без гроша в кармане.

– У тебя нет выбора, – заявил Александр. – Наша мать умерла, и я приехал сюда искать отца. Надеялся, что бабушка с дедушкой смогут нам чем-то помочь. – Внезапно он побледнел. – Надеюсь, тех бабушки и дедушки, которые не хотели нас признавать, на самом деле нет, – обращаясь скорее к самому себе, чем к Франсуа, пробормотал он. После чего с горечью рассмеялся: – А если даже они есть, то вряд ли знают о нашем существовании.

– Родители отца умерли несколько лет назад. И остальные его родственники тоже. Остались только я и моя мать. Но если ты считаешь, что я признаю тебя и эту Элину своей семьей, то ты просто сумасшедший! Семейства Ванье и Бонанж – чистых французских и испанских кровей. Никакая примесь не может опорочить нашу креольскую линию. И продолжателем нашего замечательного рода буду я, а не ты! Убирайся туда, откуда приехал!

Александр протянул руку за документами, но Франсуа отскочил, и теперь их с Алексом разделял стол.

– Отдай бумаги!

– Ты не имеешь права претендовать на деньги отца! – крикнул Франсуа.

И прежде чем шокированный его действиями Александр успел что-либо предпринять, Франсуа сбил стекло с ближайшей лампы и поджег документы.

– Будь ты проклят! – воскликнул Александр, бросившись через стол, и вцепился, в горло Франсуа. Тот упал на спину, но Алекс крепко сжимал его шею. Выронив бумаги, креол попытался столкнуть с себя Александра, но не мог и стал задыхаться. Франсуа лихорадочно шарил вокруг себя в поисках оружия, пока рука не нащупала перламутровую рукоять револьвера, висящего в кобуре у него на поясе. Ни секунды не колеблясь, он выхватил револьвер и выстрелил в Александра.

Вскрикнув от боли, Александр разжал пальцы, сжимавшие горло Франсуа, и тот вскочил на ноги. Александр приподнялся и прижал ладонь к животу, зажимая рану, из которой хлестала кровь.

В дверь постучали. Это вернулись Алсид и Этьен. Однако Франсуа не сразу впустил их. Он был в шоке. Он ранил этого ублюдка из своего пистолета, и доказать, что Александр никакой ему не брат, будет нелегко. К тому же, даже не имея документов, Александр сможет найти другой способ доказать свое родство с Филиппом Ванье. А этого допустить нельзя. Франсуа не позволит этому янки украсть свое наследство!

И Франсуа нацелил револьвер прямо в сердце Александра.

– Ты не можешь этого сделать, – прошептал Александр. – Я твой брат.

– Тебе вообще не следовало сюда приезжать, – прошипел Франсуа. И с убийственным хладнокровием нажал спуск.

Александр содрогнулся и, бездыханный, упал на пол.

– Франсуа! – доносилось из-за двери.

– Все в порядке! – крикнул он.

Сунув полусгоревшие бумаги во внутренний карман сюртука, Франсуа обшарил карманы Александра, надеясь обнаружить еще какие-нибудь документы. Найдя письмо отца, смял его и тоже сунул в карман. Обнаружив кошелек, набитый, несомненно, деньгами отца, поморщился, но положил его обратно.

Когда он нашел в кармане Александра пистолет, то мрачно улыбнулся и вложил его в безжизненную руку брата. Потом, бегло осмотрев комнату, открыл дверь. Алсид и Этьен ворвались внутрь и замерли на месте, увидев на полу безжизненное тело.

– Он напал на меня, – стал объяснять Франсуа, все еще чувствуя руки Александра на своей шее. – Он умалишенный. Внушил себе, что мой отец был его врагом, и решил отомстить мне. Поскольку отца уже нет в живых, пришлось застрелить его. Иначе он убил бы меня.

– Судья тебе за это голову снесет! – сказал Этьен. – Полнишь, что он сказал тебе, когда в последний раз ты дрался на дуэли?

– Я знаю, знаю, – ответил Франсуа. – Но можно выбросить тело в реку! – Тут он чертыхнулся. – Нет, нам не удастся вынести его так, чтобы никто не заметил!

– Может, удастся убедить судью, что это была всего-навсего самооборона, – сказал Алсид. – Что этот малый пришел ограбить нас, наставил на нас пушку и у тебя не было другого выхода, кроме как застрелить его. Мы свидетели.

В том, что друзья будут свидетельствовать в его пользу, Франсуа не сомневался. Он знал об их темных делишках. И они полностью зависели от него. Поэтому ради него готовы были на все.

– Судья ни единому твоему слову не поверит, – продолжал Этьен. – Он терпеть тебя не может. До сих пор сомневается, что ты убил Киссона в честной дуэли, несмотря на то, что у тебя было много свидетелей. И это дело он так не оставит. Еще до рассвета упрячет тебя в каталажку. И непременно отправит на виселицу.

Франсуа задумался. Конечно же, Этьен прав. Хуан Оливейра сделает все, чтобы Франсуа повесили.

– Значит, выбора у нас нет. Надо уходить отсюда. Вряд ли кто-нибудь слышал выстрелы, ведь в Орлеане-Холле всегда шумно… И давайте поторопимся, пока кто-нибудь не заметил нас. Этьен, засунь этому янки пару карт в рукав, пусть подумают, что его пристрелили за шулерство. Он чужой в нашем городе. Никто не станет расследовать убийство карточного шулера. В его кошельке полно денег, жандармы решат, что убил его человек честный, возможно, на дуэли. На том все и кончится.

– Мне кажется, не следует оставлять его здесь, – прошептал Алсид. – А что, если он вернется, и будет являться нам?

– По-твоему, лучше, Чтобы меня повесили? – спросил Франсуа.

– Нет, конечно, – произнес Этьен, толкнув брата локтем, – Лучше убраться подобру-поздорову, пока нас тут не застали.

– Да, – ответил Франсуа, сверля взглядом Алсида. Алсид, поймав предостерегающий взгляд брата, согласился.

– В соседней комнате никого нет, – сказал Этьен. – Давайте затащим его туда.

Пока друзья перетаскивали тело, Франсуа снял сюртук и принялся вытирать кровь, которая, казалось, была повсюду. Бурые пятна впитались в деревянный пол. Франсуа схватил полупустую бутылку красного вина, выплеснул его на кровавые пятна и положил бутылку на пол.

Кое-как наведя порядок, он пошел в соседнюю комнату и бросил рядом с трупом пистолет Алекса, который выпал из его руки, когда перетаскивали тело.

– Все готово? – спросил он. Этьен и Алсид кивнули.

Еще с минуту Франсуа смотрел на бездыханное тело. Интересно, как столько лет отцу удавалось скрывать, что у него есть другая семья?

И тут он запаниковал. Девчонка! Как быть с этой Элиной, сестрой Александра? Впрочем, неизвестно, привез ли ее с собой Александр в Новый Орлеан. Скорее всего, она осталась дома с какими-нибудь американскими родственниками. Не получив от Александра никаких известий, она может приехать в Новый Орлеан. Что ж, в этом случае Франсуа разберется и с ней.

Бросив взгляд на мертвое тело, Франсуа вышел из комнаты. Он все сделал правильно. Только надо сохранить это в тайне.


Рене очень устал, и, когда шел по Орлеанс-Холлу, голова раскалывалась от боли. Он уже пожалел, что отправился на охоту за своим врагом. Рене уже побывал в нескольких игорных заведениях в поисках Уоллеса, но никто не видел ни самого Алекса, ни его спутницы. Вряд ли Александр окажется в таком большом игорном доме, как Орлеанс-Холл, но… чем черт не шутит?

Проходя мимо богато обставленных игорных комнат и внимательно изучая посетителей, он заметил несколько знакомых лиц. Надо бы почаще бывать в Орлеане-Холле, подумал Рене. Когда пятнадцать лет назад, в восемнадцатилетнем возрасте, он покинул Новый Орлеан, Орлеанс-Холла еще не было. Рене с друзьями обычно посещали частные игорные заведения, в огромные новомодные дома ходили в основном американцы.

Как сильно все изменилось с тех пор, подумал Рене. Некоторые его друзья по-прежнему избегали появляться в тех местах, где собирались американцы, но многие поняли, что американцы – деловые люди, и общались с ними.

Бернар де Мариньи, например, давно понял, что американцы приобретают в округе все больший вес, и устроил брак кого-то из своих дальних родственников с янки. Но таких, как Бернар, было мало. В большинстве своем креолы с подозрением относились ко всем кто не принадлежал к их узкому кругу. Даже к Рене. Хотя испытывали благоговейный трепет перед его громким именем и огромным богатством.

Точно так же Рене относился к креолам. Он пробыл в Новом Орлеане всего четыре месяца, но его уже раздражали те же тонкости креольского образа жизни, что и тогда, пятнадцать лет назад, когда он без сожаления покинул эти края. Если бы Рене не было в городе, когда заболел Филипп, и если бы его сестра Джулия не уговорила его остаться и после смерти Филиппа, чтобы помочь ей держать в узде Франсуа, Рене давно вернулся бы в Лондон, разводил бы там своих чистопородных скакунов, объезжал бы их… в общем, наслаждался бы жизнью сельского джентльмена.

Однако Рене хорошо понимал сестру. Она не напрасно беспокоилась о судьбе сына. За короткое время Рене убедился, что Франсуа напрочь лишен чувства ответственности и долга. Рене удалось спасти от полного разорения свою сахарную плантацию, которую он в свое время, еще до отъезда в Европу, продал Филиппу, и Франсуа воспользовался возможностью вернуть плантацию дядюшке, но за деньги, которые он намеревался растранжирить в игорных домах…

Снова став хозяином плантации, Рене мог поставить перед собой ту же цель, о какой мечтал его зять. Филипп занимался покупкой лошадей, изучал новые земли Америки, выискивая племенных жеребцов и кобыл, которых потом продавал какому-нибудь богачу. Еще юношей Рене ходил с Филиппом в конюшни, живо интересуясь этим занятием.

Но Рене хотел пойти много дальше, чем его зять. Решил вывести новую породу лошадей. Самую лучшую. Однако плантация была ему в этом деле помехой. Уезжая, Рене оставлял ее на попечение сестры, и она как могла, следила за делами в его отсутствие. Рене знал, что Джулия не захочет уничтожать сейчас урожай лишь для того, чтобы выстроить на этом месте лошадиную ферму. Так что Рене предстояло подождать до сбора урожая.

Но, реально разделив эту прибыльную землю, он смог бы жить так же, как жил в Англии. Он должен сделать это ради сестры. Умирая, Филипп не оставил завещания, и все состояние перешло к его жене. Рене был единственным, кто беспокоился о здоровье и делах Джулии, следил за тем, чтобы она ни в чем не нуждалась и чтобы никто ей не досаждал.

Рене был так поглощен своими мыслями, что не заметил, как прошел через шумные залы и оказался в длинном уединенном коридоре. Должно быть, он набрел на закрытые комнаты, предназначенные для развлечения богачей. Может, в одной из них находится Уоллес? Ведь целью этого молодого человека было доить богатеньких дилетантов, решивших попытать счастья за игральным столом, а в этих апартаментах таких «клиентов» хоть отбавляй.

«Не спускай с противника глаз, и ему конец», – подумал Рене. На какой-то момент он забыл об этом золотом правиле, и в результате пострадал не только его кошелек, но и голова. А еще пострадала его гордость, ведь эти двое мошенников теперь торжествовали победу.

Осмотрев первые, пять комнат и, увидев, что все они пусты, Рене заглянул в шестую. Поначалу он решил, что и здесь никого нет, как вдруг увидел мужчину, лежащего ничком в самом дальнем углу слабо освещенного помещения. Насколько Рене мог видеть, мужчина не шевелился. Рене подошел ближе и заметил, что одежда мужчины залита кровью.

– Бог мой! – присвистнув, произнес Рене. Присев на колени, он принялся осматривать тело. Положив пальцы на шею мужчины, старался нащупать пульс. Его перчатки пропитались кровью, но Рене не обращал на это внимания. Пульса не было. Тихо выругавшись, он снял перчатки и засунул в карман брюк. Он снова приложил пальцы к шее, но пульса по-прежнему не ощутил. Тело было еще теплым, но сердце не билось. Человек был мертв. Тогда Рене перевернул его на спину.

И, пораженный, отпрянул. Ирония судьбы. Мертвым мужчиной оказался Уоллес!

– Все-таки ты нарвался на того, кто не стал смотреть на твое жульничество сквозь пальцы, а, начинающий шулер? – пробормотал он, придя в себя после пережитого потрясения.

Потом он резко поднялся на ноги и вышел из комнаты, намереваясь поскорее найти хозяина Орлеанс-Холла, Джона Дэвиса.

Когда они вернулись и Дэвис увидел окровавленное тело, его лицо стало белым как снег.

– Черт побери, Бонанж! – воскликнул он, вытирая лоб рукавом. – Только этого мне не хватало, чтобы вконец очернить свою репутацию и репутацию своего игорного дома!

– Он был карточным шулером, – объяснил Рене. – И получил по заслугам.

– А вы его знали?

– В общем-то да. Его имя – Александр Уоллес. Он и его спутница сегодня утром меня обокрали.

– За это вы и убили его, – любезно заметил Дэвис. Рене с досадой повернулся к нему.

– Я его не убивал.

– Кто же тогда?

– Понятия не имею. Я нашел его мертвым. Дэвис почесал голову.

– Кто-то уличил его в шулерстве и без раздумий пристрелил. После чего сбежал.

Рене сощурился.

– Возможно.

Дэвис наклонился и засунул руку в карман сюртука Алекса.

– У него довольно тугой кошелек. Итак, мы знаем хотя бы, что это было не ограбление. – Он убрал руку, и в этот момент что-то выпало из рукава Александра. Две карты.

Рене нахмурился. Неужели Уоллес был настолько глуп, что решил испробовать один и тот же трюк дважды за день? Тем более что первый раз он ему не удался.

Внимание Дэвиса привлек какой-то темный предмет лежавший рядом с телом. Дэвис поднял его, и Рене увидел свой собственный пистолет.

– Он мой, – сказал Бонанж. – Уоллес украл его у меня.

– Ну что ж, – с безразличным выражением лица произнес Дэвис, выпрямляясь. – Похоже, он попытался смухлевать, и кто-то поймал егоза этим занятием. Возможно, он даже успел выхватить… э… ваш пистолет. Кто знает? Но кем бы ни был его противник, двигался он гораздо быстрее, чем бедняга Уоллес.

Было совершенно очевидно, что именно так все и произошло, однако Рене беспокоило это дело. Если убийца защищался, тогда почему он сбежал? Тут Рене напомнил себе, что рано или поздно нечто подобное случается со всеми шулерами. Уоллес встал на путь саморазрушения задолго до того, как Рене увидел его впервые.

– Пожалуй, пошлю за жандармами, – сказал Дэвис. – А вы подождите здесь. Они наверняка захотят с вами поговорить. Рене поудобнее устроился в одном из кресел и принялся разглядывать тело. Он с интересом поднял пистолет, чтобы посмотреть, удалось ли Уоллесу на этот раз выстрелить или нет. Оказалась, что нет. Все пули были на месте.

Несчастный трус. Рене даже пожалел его. В Новом Орлеане много креолов, а также американцев, готовых пристрелить карточного шулера, если представится такая возможность. У Уоллеса не было ни единого шанса выжить в Новом Орлеане.

Дожидаясь прибытия жандармов, Рене вспомнил о спутнице Алекса. Какую роль она сыграла в этой истории? Была ли она здесь? Или Уоллес бросил ее после того, что случилось на корабле? Какова будет ее реакция, когда она узнает, что ее покровитель мертв?

Рене вспомнил ее губы, ее изумрудные глаза, ее грудной голос, когда она умоляла его отпустить Уоллеса. Эта девушка заставляла каждую клеточку его тела изнывать от желания, хотя он знал, что она обманщица, воровка, мошенница… да мало ли кто еще!

– Значит, вы все же отыскали этого мошенника и пристрелили, а, месье Бонанж? – раздался голос позади него. В сопровождении Дэвиса в комнату ворвались трое. Говорил крепкого телосложения сержант. – Оливейру заинтересует это дело. Вы избавили его от необходимости сажать негодяя за решетку.

– Я его не убивал! – прорычал Рене. – Когда я нашел его, Уоллес был уже мертв.

Сержант хитро подмигнул:

– Капитан уже рассказал нам о случившемся сегодня утром между вами и месье Уоллесом. У вас было полное право отстаивать свою честь. Однако я удивлен, что этот трус согласился драться с вами на дуэли.

Рене бросил на сержанта гневный взгляд.

– Я его не убивал. Не было никакой дуэли. Сержант помрачнел.

– Кто же тогда его убил?

– Не знаю, – твердо ответил Рене.

Дэвис поспешил изложить сержанту свою версию случившегося, демонстрируя доказательства и улики. Сержант снова глянул на Рене. Затем, пожав плечами, согласился, что убийца – кто-нибудь из игроков, слишком бурно отреагировавший на попытку Уоллеса одурачить его. Он прикончил Уоллеса и скрылся, не пожелав иметь дело с законом.

Рене подумал, что у жандармов есть все основания подозревать его в убийстве.

– Похоже, револьвер и деньги действительно ваши, но мне придется забрать их с собой, месье, в качестве улик, – сказал сержант.

– Конечно. Вернуть их вы всегда успеете.

– А что известно о сообщнице, которая ударила вас по голове? – поинтересовался Дэвис.

– Когда Уоллес мухлевал при раздаче, эта девушка нас отвлекала, – объяснил Рене. – Они представились братом и сестрой, но я в этом сильно сомневаюсь.

– Почему? – спросил Дэвис. Рене пожал плечами:

– Ну, во-первых, у них не было ни малейшего сходства. У нее волосы рыжие, а кожа белая. К тому же она красавица. Да и какой мужчина позволит своей сестре сидеть в окружении картежников и покрывать свои бесчестные действия?.. Он просто должен был найти ей богатого мужа…

– Возможно, мадемуазель не была… э… чиста, и никто не хотел на ней жениться, – заметил сержант.

Рене не сдержал улыбки.

– Чиста? Очень в этом сомневаюсь. Но, уверяю вас, это не остановило бы ни одного мужчину, пожелавшего на ней жениться. Достаточно посмотреть в ее дивные, ясные, зеленые… – Он осекся, заметив на лице Дэвиса ухмылку. – Кроме того, – как ни в чем не бывало продолжил Рене, – мне сказали, что, когда я был без сознания, он дал ей пощечину. Но кто себе позволит ударить сестру? Другое дело – любовница. Он был ее покровителем, и, надо сказать, не самым лучшим.

Сержант криво усмехнулся, чем весьма раздосадовал Рене.

– Можно мне идти, сержант? – сухо поинтересовался Бонанж.

Ухмылка тут же сошла с лица полицейского.

– Конечно, но…

– Да?

– Вы придете завтра в суд дать показания Оливейре?

– Если это необходимо…

Сержант поспешно добавил:

– Не беспокойтесь. Судья вас очень уважает и не станет обвинять в чем бы то ни было без веских на то причин.

– Вы хотите сказать, что, будь я даже виновен, он хорошенько подумал бы, прежде чем выписать ордер на мой арест?

– О… нет… он просто не станет сомневаться в правдивости ваших слов.

– А вы?

– Нет, нет, месье, – затараторил сержант, поняв, что наговорил лишнего. – Но вы не можете не признать, что все это выглядит весьма подозрительно. Здесь ваш пистолет, к тому же в Новом Орлеане дуэли – обычная вещь, разве не так?

Рене понял, к чему клонит сержант. В Новом Орлеане дуэли были в чести.

– Если бы я дрался с этим человеком на дуэли, сержант, то непременно сообщил бы об этом вам.

– Не сомневаюсь. Но я хочу, чтобы все было по закону и никто не смог обвинить меня в том, что я пытаюсь увильнуть от своих обязанностей.

– Прекрасно, – сказал Рене. – Но в этом деле против меня есть лишь одна улика – мой пистолет. Однако свидетели могут под присягой подтвердить, что Уоллес украл его у меня.

– Это так. Если, конечно, не считать крови на ваших перчатках.

– Что? – спросил Рене и с удивлением посмотрел вниз. Черт! Окровавленные перчатки торчали из кармана его брюк. – Это легко объяснить.

– Конечно. В любом случае это мелочь. Мы не станем вас арестовывать, даже если вдруг выплывут новые доказательства…

– Хватит, – прервал его Рене, которому порядком опротивел весь этот разговор. – Я этого человека не убивал. И не хотел ему мстить. А если кто-то думает иначе, пусть скажет это мне в глаза.

– Так вы придете к судье?

– Да, – нетерпеливо проговорил Рене, – приду.

– Я пошлю кого-нибудь в похоронное бюро Джона Бонно, чтобы забрали тело, – сказал сержант и повернулся к пришедшим вместе с ним жандармам. – Здесь мы закончили, – сказал он и направился к двери.

И вдруг остановился на пороге.

– А как насчет его компаньонки? Нам следует ее найти?

– Если получится – да, – сказал Рене и тут же подумал, что не без удовольствия сам займется этим.

– Как ее зовут? – спросил сержант.

– Уоллес называл ее «киска», а все остальные – мисс Уоллес. Думаю, вам следует искать мисс Киску Уоллес.

Все рассмеялись, и атмосфера разрядилась.

На сержанта и жандармов месье Бонанж произвел весьма приятное впечатление. Уходя, они были уверены, что он убил негодяя в честном поединке, но у него хватило мудрости не признаться в этом.

Глава 4

Если бы в мире не было вздохов, мир задохнулся бы.

Креольская пословица.

Элина проснулась, когда уже рассвело. Она осмотрелась, надеясь увидеть Алекса.

Но его по-прежнему не было. Неужели он снова в игорном доме?! И это после данной им клятвы! Элина не могла поверить. Но где же он? Почему до сих пор не вернулся?

Элина гнала прочь мысль о том, что Бонанж все-таки нашел его и посадил за решетку. Элина, наконец, встала с кровати. Достала из сумки свое лучшее платье и встряхнула его. Еще до того как они покинули Крев-Кёр, она нашла магазинчик одежды, где хозяином был друг их семьи. Он охотно согласился обменять ее новое траурное платье на этот красивый нефритово-зеленый наряд. Элина очень страдала оттого, что не может носить траур по матери, но другого выхода не было. Появись она на причале Сент-Луиса в черном, враги Алекса без труда отыскали бы их.

Кроме нефритового платья, у Элины было еще одно – вот и вся ее одежда. Ферма сгорела, часть суммы, которой они располагали, была потрачена на билеты, и еще немного осталось на еду. Тратиться на одежду в такой ситуации было более чем безрассудно.

Элина принялась тщательно одеваться, намереваясь предстать перед отцом в самом лучшем виде. Она подняла свои тяжелые густые волосы, свернула в толстый пучок, закрепив на затылке шпильками. Надев шляпку в тон платью, она снова подумала о том, что Александр до сих пор не вернулся. Куда же он запропастился?

В животе заурчало от голода.

«Пойду куплю чего-нибудь поесть, – подумала она. – К тому времени Алекс уже точно вернется».

Вытащив несколько монет, что у нее были, она покинула гостиницу и вскоре нашла лавочку, где продавалось что-то вроде имбирного печенья, и другую, где торговали клубникой. Купив немного того и другого, она оглядела улицу, надеясь увидеть Алекса. Город буквально жужжал, люди сновали, туда-сюда, занятые своими делами, хотя солнце только-только взошло. Крики торговцев смешивались со скрипом повозок и свистками пароходов. Не будь Элина так обеспокоена, ее наверняка позабавила бы эта какофония звуков.

Множество интересных лиц заставляло ее пальцы подрагивать в страстном желании взяться за карандаш. Она видела женщин, чья кожа была цвета кофе с молоком, а волосы перевязаны яркими шарфами. Видела полуголых индианок, стройных испанок, пухлых американок, тощих, кожа да кости, детей.

Но Алекса нигде не было. Элина начала не спеша ходить туда-сюда, раздумывая над тем, что же ей теперь делать. На этих переполненных народом улицах она чувствовала себя жутко неуютно. Там, в Сент-Луисе, в деревне, ей не приходилось иметь дело с таким количеством людей. А лошади! Их было здесь великое множество. Когда Элине было пять лет, ее нечаянно заперли в конюшне, и испуганный жеребец чуть не затоптал девчушку до смерти. Она так и не смогла стереть из памяти овладевшее ею чувство отчаяния, когда она несколько часов лежала, зарывшись в сено, пока кто-то не нашел ее.

К счастью, отец проникся пониманием к ее слепому страху и оставил дочь в покое. Он никогда не заставлял ее ездить верхом и терпеливо сносил все ее требования передвигаться исключительно на телеге или в коляске. И хотя даже телега, запряженная лошадьми, заставляла ее сердце трепетать от страха, все же Элина чувствовала себя намного более уверенно, когда между ней и лошадью была хоть какая-то преграда.

И сейчас, когда лошади сновали у самого ее носа, Элина восприняла это как плохую примету. Уж лучше бы черная кошка перебежала дорогу.

С колотящимся от волнения сердцем девушка припустила обратно в гостиницу. В вестибюле она принялась высматривать администратора, надеясь узнать что-нибудь об Алексе. Но администратор куда-то запропастился. Из соседней с вестибюлем комнаты доносились голоса, и Элина направилась туда. Она уже почти дошла до приоткрытой двери, как вдруг услышала обрывок разговора, заставивший ее мгновенно остановиться.

– Он что, был профессиональным мошенником, сержант? – Голос, по мнению Элины, принадлежал администратору гостиницы.

Ответ последовал таким авторитетным тоном, что Элина невольно задрожала от ужаса.

– Нет, пожалуй, нет. Капитан так не думает. Скорее всего одним из тех наивных глупцов, которые не ведают, что творят. Ни один профессионал не станет действовать так глупо.

– Болван! – в сердцах ахнул администратор. – Перебежать дорогу месье Бонанжу даже раз – большая глупость, но сделать это дважды – просто рискованно!

Элина резко вдохнула и подошла ближе к двери. Она изо всех сил старалась держать себя в руках. Неужели они говорят об Алексе?

– Месье утверждает, что не имеет к этому делу никакого отношения.

Администратор рассмеялся:

– Ха! А вы чего ожидали? Дуэли все еще запрещены, хотя и не преследуются законом. Но вы знаете так же хорошо, как и я, что месье Бонанж просто не смог не воспользоваться такой замечательной возможностью избавить наш город от этого мерзавца.

– В любом случае, месье, – ответил сержант, – мы хотим задать несколько вопросов его сестре, мисс Уоллес.

Элина начала дрожать всем телом. Значит, они все-таки говорили об Алексе. Но как он мог поступить так бессмысленно? Зачем стал драться на дуэли с Бонанжем?! Элина невольно содрогнулась, подумав, что сейчас Алекс, наверное, томится за решеткой. Неужели и ее хотят посадить в тюрьму?

– Сестре? – переспросил администратор. – А я думал, она ему жена. Уоллес нам так сказал.

Сержант хихикнул:

– Ах да! В любом случае она ему и не сестра, и не жена, если вы понимаете, о чем я.

Элина залилась густым румянцем, а мужчины дружно прыснули. Она совсем забыла: Александр сказал администратору, что они муж и жена, чтобы поселиться в одном номере и сэкономить деньги, не вызывая подозрений у окружающих. «В любом случае, – объяснил тогда Алекс, – администратор может подумать, что брату с сестрой жить в одном номере не очень уместно и даже странно. Он может даже не поверить, что ты моя сестра».

Элине никогда не нравилось лгать. Ей даже не хотелось и дальше пользоваться фамилией Уоллес, но Александр сказал, что использовать имя Ванье небезопасно, пока они не нашли отца и не удостоверились, что Уайатт не преследует их.

Теперь же вся та ложь, что выдумал Алекс и на которую Элина так необдуманно согласилась, обернулась против нее.

– Мне надо с ней поговорить, – произнес сержант таким тоном, что Элину охватила паника и она отпрянула от двери.

– Она ушла из гостиницы не так давно. Но девушка еще ни о чем не знает, так что, скорее всего, вернется. Вы подождете ее?

Элина огляделась. Что же ей теперь делать? Если она останется здесь, ее, скорее всего, арестуют. Первой мыслью было сбежать из гостиницы и никогда сюда не возвращаться. Но какой в этом смысл? У нее нет денег, ей некуда идти – сейчас, во всяком случае.

Пока сержант весело болтал с администратором о всякой всячине, Элина замерла за дверью, скрытая от их глаз, и лихорадочно размышляла. Прежде всего, необходимо выяснить, где сейчас Алекс. Может, он уже мертв и лежит где-то в канаве. «Нет! – твердо сказала себе Элина. – Он жив. Алекс не может умереть. Не должен! О, что же делать?! – думала она. – Остаться или сбежать?» Она и сама может отправиться на поиски отца и может найти Алекса. Если Александра посадили в тюрьму, отец вытащит его оттуда.

И Элина решительно направилась к выходу из гостиницы. Но, подойдя к дверям, вдруг остановилась.

А что, если ей не удастся найти отца и придется идти к бабушке с дедушкой, которых она ни разу в жизни не видела? Как она сможет сказать им, что ее брат за решеткой? Надо узнать, что случилось с Алексом, а уж потом идти к родственникам за помощью.

Элина нашла в себе силы вернуться обратно. Она понимала, что лучший способ узнать, что произошло с Алексом, – это самой спросить у сержанта. Она не могла унять дрожь в руках. Если Бонанж рассказал обо всем случившемся на корабле, ее, возможно, арестуют. И все же бездействовать Элина не могла.

Стараясь отбросить неприятные мысли, она тихонько стояла в безлюдном вестибюле и ждала, пока из соседней комнаты выйдет сержант. Наконец он появился. Вместе с администратором. Элина взяла себя в руки.

Администратор замер, а сержант, подняв бровь, удивленно смотрел на девушку. Элина сглотнула слюну, но не смогла произнести ни слова.

– Я могу вам чем-то помочь, мадемуазель? – спросил рослый сержант-француз.

– Это и есть мисс Уоллес, – сказал администратор.

– Понятно. – Он окинул ее взглядом. – Вы прибыли в Новый Орлеан вчера?

Сердце Элины упало. Значит, Бонанж уже сообщил о случившемся властям.

– Да, – сделав над собой усилие, произнесла она.

– Вместе с месье Уоллесом?

– Я его сестра, – произнесла она. – Хотела бы узнать, что с ним случилось.

Затаив дыхание, она ждала ответа. Сержант избегал ее взгляда, и сердце девушки бешено заколотилось. Наконец француз тихо произнес:

– Он в похоронном бюро.

– Что-что, простите? – Элина подумала, что ослышалась.

– Мне очень жаль, но месье Уоллес был убит вчера ночью в Орлеане-Холле.

Вырвавшийся из ее груди крик не оставил сержанта равнодушным. Он оглянулся на администратора, не зная, как поступить.

Девушка почувствовала ужасную слабость и головокружение. Ее дорогой брат мертв! Она покачнулась, и сержант подхватил ее под руки.

Лицо сержанта выражало одновременно и смятение, и вину.

– Простите меня, мадемуазель, что так бестактно рассказал вам о случившемся. Но вы застали меня врасплох. Я не ожидал увидеть такую женщину, как… как вы. После того, что нам рассказал месье Бонанж…

– Месье Бонанж? – словно эхо повторила она. – Это ведь он убил Алекса, да?

– Нет-нет, мадемуазель. Мы точно не знаем, кто убил месье Уоллеса. Месье Бонанж нашел его тело в одной из частных комнат Орлеанс-Холла. Мы полагаем, что месье Уоллеса поймали на шулерстве, и он попытался выпутаться из этой передряги с помощью пистолета.

– Нет, – прошептала она, и слезы ручьем потекли из ее глаз; – Нет, я этому не верю. Алекс обещал мне, что в этот вечер не будет играть. Он поклялся!

– Мне очень жаль, мадемуазель. Мы нашли в его рукаве карты, – тихо произнес сержант.

Даже столь неоспоримое доказательство не могло заставить Элину поверить в случившееся. Она схватила сержанта за руку.

– Вы не поняли. Вчера вечером он не пошел играть в карты. И не стал бы снова браться за пистолет после случившегося на корабле! Я в это не верю!

– Но вы не отрицаете, что вчера вместе с месье Уоллесом украли деньги у месье Бонанжа?

– Да-да, – поспешно сказала она. – Именно поэтому месье Бонанж и сделал это! Он выследил моего брата и убил, потому что был очень зол из-за случившегося. А потом сочинил всю эту историю, будто случайно обнаружил тело Алекса. Разве это не ясно как Божий день? Месье Бонанж убил его из мести!

Лицо сержанта помрачнело.

– Вы бросаете обвинения в адрес человека, принадлежащего к одной из самых почтенных семей Нового Орлеана, мадемуазель. Люди нашего города, люди чести, такие как месье Бонанж, не выслеживают других людей, даже преступников. Поэтому месье Бонанж и рассказал нам о вчерашнем происшествии. Зачем бы ему доносить обо всем властям, если он собирался сам выследить и убить месье Уоллеса?

Элина понимала, что в его словах есть смысл. Она отпустила руку сержанта и, посмотрев на администратора гостиницы, заметила в его взгляде неприязнь.

– Но вы должны меня выслушать! – В голосе ее звучала мольба. – Не знаю, почему месье Бонанж решил рассказать вам о происшествии на корабле. Но уверена, что моего брата убил именно он, и все было совсем не так, как вы говорите. Иногда Алекс вел себя опрометчиво, но у него хватило бы здравого смысла не совершать одну и ту же ошибку дважды! Убийство не должно сойти с рук месье Бонанжу.

Сержант подвел ее к креслу.

– Успокойтесь, мадемуазель. Вы сами не знаете, что говорите.

Элина высвободилась из его рук.

– Уверена, месье Бонанж хладнокровно убил моего брата, а теперь вы делаете все, чтобы избавить его от наказания! Он богат? В этом все дело? Платит вам за то, что вы покрываете его темные делишки?

Слишком поздно она поняла, что зашла чересчур далеко. Лицо сержанта покрылось красными пятнами.

– Как вы смеете говорить так о полицейских?! – взорвался он. – Вы, наихудшая из падших женщин, использующая свои таланты, чтобы помогать дружку обманывать людей!

Элина побледнела, шокированная брошенным ей в лицо обвинением.

– Вы признались, что вместе с этим Алексом украли деньги, – яростно жестикулируя, продолжал жандарм. – И еще смеете обвинять нас в том, что мы покрываем убийцу, каковым считаете почитаемого жителя нашего города. Вы не только преступница, но и круглая дура!

– Я не преступница! Деньги украл мой брат. Я невольно стала соучастницей!

Сержант с отвращением посмотрел на нее.

– Месье Бонанж говорит другое. Еще есть свидетели, они могут подтвердить, что вы ударили месье, прикрывая побег сообщника. За одно это я мог бы посадить вас в тюрьму и избавить тем самым наш город от еще одного преступника.

Ужас наполнил все ее существо, гнев испарился. Исчезла даже ненависть к убийце брата, этому отвратительному Бонанжу.

Сейчас Элина могла думать только об одном: как отнесутся к ее аресту отец и его родственники? Что подумают о ней?

– Нет, вы не должны! – закричала она. – Здесь живет семья моего отца, это будет для них страшным позором. Пожалуйста…

Сержант заметно смягчился и сменил гнев на милость.

– Я сказал, что «мог бы» посадить, но, учитывая обстоятельства; не стану этого делать. Возможно, смерть вашего спутника поможет вам понять, что вы идете по кривой дорожке. Вы не похожи на закоренелую преступницу. Это Уоллес сбил вас с пути истинного, да?

«Нет! – хотелось ей закричать. – Он сам сошел с пути истинного! А я слепо следовала за ним».

– Могу я его увидеть? – вдруг спросила она, судорожно сглотнув. – Увидеть… тело моего брата?

– Да, конечно, – смягчившись, пробормотал сержант. – Но вы должны уважительно относиться к жителям нашего города, не бросать в их адрес таких ужасных, ничем не обоснованных обвинений. Если я узнаю, что вы публично очерняете чью-либо репутацию, я…

– Я просто хочу, чтобы все решилось по справедливости, сержант, – не удержалась она.

Он резко выпрямился.

– Уже ведется расследование смерти месье Уоллеса. Сегодня утром мы допрашивали месье Бонанжа и намерены допросить и других. Не будь вы столь поспешны в суждениях, мадемуазель, я успел бы вам это рассказать. Но вас можно понять. У вас такое горе.

– Спасибо, что рассказали о ваших расследованиях. Вы правы. Мне не следовало спешить с обвинениями.

– Оставьте это дело нам, – уже более мягко сказал он, проведя рукой по волосам. Он видел боль и страдание в ее глазах. Но когда администратор гостиницы фыркнул за его спиной, сержант снова стал жестким и неумолимым. – Помните, я не арестовал вас только потому, что не имею прямых доказательств вашего соучастия в преступлениях брата. Те, кто был вчера на корабле – включая месье Бонанжа, – ни слова не сказали о том, что хотят выдвинуть какие-либо обвинения против вас. Я найду вас, когда потребуется.

– Да, – кротко ответила она. Здравый смысл победил в ней желание наброситься на сержанта с кулаками.

– А сейчас я отведу вас в похоронное бюро.

Казалось, она смирилась с обстоятельствами. Однако внутри ее все кипело.

«Я найду отца, – думала Элина. – Он обязательно поможет. И тогда они поймут, что Алекс тоже был «важным» человеком. И тогда справедливость восторжествует. Да, месье Бонанж, даже если мне придется восстанавливать ее в одиночку».

С мрачным лицом она вышла из гостиницы вслед за сержантом.

Рене стоял у камина в гостиной своей сестры, покуривая сигару и поджидая, когда Джулия закончит переодеваться к обеду. В этот момент в комнату, вошел Франсуа.

– Дядя Рене! – произнес Франсуа со своей обычной слащавой улыбкой на лице. – Как приятно тебя видеть!

Рене поздоровался с племянником без особого воодушевления. В его присутствии, с тех пор, когда Франсуа был еще маленьким Мальчиком, он всегда чувствовал себя неуютно, и даже сейчас, когда тот давно уже не был ребенком, это странное чувство не покидало Рене. Бонанж предпочел бы видеть Франсуа тем шестилетним пареньком, каким он был, когда Рене уезжал из Нового Орлеана. Став взрослым, Франсуа сильно всех разочаровал. И теперь Рене задавался вопросом, не следует ли напомнить Франсуа, что отныне тот стал главой семьи Ванье и должен взять на себя ряд обязанностей.

– Спасибо, что согласился провести этот день с маман, – добродушно проговорил Франсуа. – Я так не люблю все эти дела… Не уверен, что я смог бы выдержать такую пытку – сидеть и слушать болтовню светских леди, и это после того, как мы с Этьеном и Алсидом провели восхитительную ночь с тремя очаровательными… э… цыпочками. – Он хитро подмигнул Рене. – Мы вшестером начали нашу бурную ночь еще засветло, и продолжалась она почти до самого рассвета. И хотя мы ни разу не вышли из дома Этьена, время провели просто великолепно. Так что большое тебе спасибо за то, что взял на себя труд побыть сегодня с маман.

Рене с раздражением смотрел на племянника. Франсуа всегда хвастался своими любовными похождениями, вместо того чтобы хоть раз обсудить важные дела.

– Если хочешь меня отблагодарить, проводи больше времени с матерью, а не трать его на игру в карты, дуэли и шлюх. Сейчас как никогда ей нужна твоя поддержка. Она до сих пор убита горем и постоянно думает о Филиппе. Так что не доставляй ей лишних волнений.

– Я вполне могу позаботиться о маман, – огрызнулся Франсуа. – Но ты ведь и сам не прочь поиграть в карты, постреляться и порезвиться с девочками, разве нет? – добавил он сварливым тоном.

– Преуспевающий креольский джентльмен! – необычно жестким голосом произнес Рене. – Время от времени я играю, и пару раз мне пришлось отстаивать свою честь. Да и женщин я, конечно, не сторонюсь. Но для меня это не главное в жизни в отличие от тебя и твоих дружков.

Губы Франсуа искривились в улыбке.

– Ходят слухи, что ты дрался на дуэли вчера вечером, дядя Рене. Один из тех, кто был вчера у Джона Дэвиса, сказал, что ты пристрелил какого-то шулера и теперь тебя считают героем.

Когда Рене поднял на племянника глаза, в них светилась ледяная ярость.

– Тебе пора бы знать, что в Новом Орлеане всегда полно слухов, но почти все они после детального расследования оказываются простой болтовней. Насколько я помню, ты убил сына судьи в прошлом году, и ходили слухи, что ты сделал это не в честной дуэли, а просто хладнокровно застрелил его. Значит, это тоже правда? Этим вполне можно объяснить ненависть судьи к тебе.

Франсуа вспыхнул и нервно заерзал под пристальным взглядом дяди.

– Это была честная дуэль.

– Возможно. Но с тех пор, как я вернулся в Новый Орлеан, я наблюдаю за тобой. А еще я говорил с поверенным твоего отца.

Франсуа возмутился, но почел за лучшее промолчать.

– Тебе двадцать один, но ты считаешь, будто весь мир принадлежит тебе.

– Но если ты не займешься делами, имение твоего отца в очень скором времени попросту разорится. За фермой нужно следить. Да и городской особняк требует внимания. Ты ведь займешься всем этим, правда?

Глаза Франсуа блеснули, он хотел возразить. Однако взял себя в руки и процедил сквозь зубы:

– Да, дядя.

В этот момент они услышали, что по лестнице спускается Джулия, подзывая горничную.

Рене подошел ближе к своему племяннику.

– И, Франсуа, – прошипел он еле слышно, – Джулия очень расстроится, если услышит, что я сделал что-то, за что меня могут арестовать. Если слухи об убийстве этого шулера достигнут ушей твоей матери, я задушу тебя собственными руками. Надеюсь, ты меня понял?

Франсуа кивнул, глаза его беспокойно блеснули.

– Прекрасно, – сказал Рене. Он повернулся, чтобы погасить сигару, потом улыбнулся Франсуа. – Расслабься. Покуда ты помнишь, что главная твоя задача – беспокоиться о благополучии матери, мы с тобой будем ладить.

Франсуа кивнул и выскочил из комнаты.

Рене смотрел ему вслед, и его вдруг наполнило нехорошее предчувствие, которое он не мог объяснить. Его удивило, что именно Франсуа узнал о смерти Уоллеса. И все же Рене ничего не мог с этим поделать. Если по городу поползли слухи, их уже не остановить. А отрицать их значило бы ухудшить ситуацию. Единственно правильным решением было сейчас попросту не обращать на них внимания, продолжая настаивать на своей невиновности перед полицейскими. А остальные пусть думают что хотят.

Все, кроме Джулии, конечно. И еще одной, о которой он пока никому не говорил. Кроме женщины с зелеными глазами и сладкими манящими губами. Рене тут же себя обругал. Возможно, сейчас она находится за много миль от Нового Орлеана в поисках нового покровителя. И если Рене не забудет ее лицо, ничего хорошего из этого не выйдет.

Лишенный плоти, ее образ походил скорее на Мону Лизу Леонардо да Винчи – таинственный, но безжизненный. Со временем он померкнет, твердил Рене самому себе, как и многие другие. Но что-то говорило Рене, что пройдет много времени, прежде чем он сумеет забыть это лицо. Очень много.

Глава 5

Доверяя кому-то свои секреты, отдаешь в его руки собственную свободу.

Испанская пословица.

Между Элиной и ее семьей стояла теперь только зеленая деревянная дверь. Девушка осматривала огромное здание, которое, как ей сказали, и было семейным гнездом Ванье.

«Пожалуйста, пусть они помогут мне найти отца», – молилась она про себя. Хотя она и ходила в тот отель, из которого пришло последнее письмо от Филиппа, хозяин отказался отвечать на ее вопросы, как только услышал ее фамилию. Он тоже слышал о смерти месье Уоллеса. Он и так уже послал Алекса в Орлеанс-Холл – правда, так и не сказал зачем – и не хотел быть еще больше втянутым в эту историю. К счастью, имя Ванье было всем хорошо известно, и Элине не составило большого труда найти человека, который охотно показал ей, где располагается их семейный особняк.

Неужели это и есть то самое место? Теперь Элина недоумевала, хотя адрес точно совпадал с тем, что ей дали. Трясущимися пальцами она приподняла дверной молоток и постучала. Через несколько долгих минут дверь отворилась, и на пороге появился облаченный в дорогую ливрею дворецкий. Он внимательно окинул взглядом Элину.

– Чем могу помочь? – спросил он на английском с сильным акцентом.

Она ответила ему на французском – слава Богу, папа в свое время настоял на том, чтобы они в совершенстве овладели его родным языком.

– Я ищу Филиппа Ванье, – сказала она. – Полагаю, кто-нибудь сможет помочь мне его отыскать.

С минуту дворецкий молчал в замешательстве.

– Филиппа Ванье? – повторил он.

– Да, – ответила девушка. – Разве это не дом его родителей?

Он оглядел ее с подозрением.

– А вы…

– Меня зовут Элина. Просто скажите им, что приехала Элина.

Если она скажет больше, они, наверное, не захотят ее видеть.

Мужчина нервно откашлялся.

– Поищу хозяина. Входите, пожалуйста.

Она последовала за ним по широкому проходу с кирпичными стенами, пока они не оказались в большом внутреннем дворе. Элина оглядывалась вокруг с благоговейным трепетом.

– Подождите здесь, – произнес дворецкий.

Она вяло поблагодарила его. Она никогда в жизни не видела таких дворов. Везде были тропические растения, о существовании многих из них Элина даже не подозревала. В самом центре всей этой красоты находился большой фонтан, обрамленный фигурками смеющихся херувимов. Струйки воды журчали мило и непринужденно.

Затем Элина принялась рассматривать трехъярусное строение, со всех сторон окружавшее двор. Внутрь двора выходили широкие сводчатые окна, на подоконниках стояли горшки с растениями. Элина почувствовала сильный запах розмарина и вздохнула.

«Какой прекрасный дом», – подумала она, зная, что однажды ей обязательно захочется его нарисовать. Она знала, что ее бабушка и дедушка богаты, но самой вот так вот увидеть всю эту роскошь… к этому она была не готова. Элине стало стыдно за себя, за те чувства, что вызвал в ней вид шикарного дома ее предков, однако оторваться от созерцания окружающей ее красоты она не смогла.

В одном конце двора стоял красиво отделанный и очень модный экипаж, за ним находилась широкая лестница, ведущая в дом. Над лестницей располагались пространные балконы, с которых открывался вид на внутренний двор. В доме, наверное, проводили весеннюю уборку: на бортиках балконов сушились на солнышке толстые, богато расшитые ковры.

Внезапно собственная одежда перестала казаться Элине красивой, и она почувствовала себя не в своей тарелке. «Не нужно было сюда приходить», – промелькнула мысль. Папина семья будет стыдиться ее. А что, если самого отца здесь нет? Тогда ей одной придется разговаривать с ними.

Если папы не будет рядом, Ванье могут не поверить ей, когда она расскажет, кем является на самом деле. А почему они должны ей верить? Весь ее вид говорил о том, что она им не ровня. «Но это же не моя вина», – упорно твердила себе девушка. Она ведь не виновата, что все доказательства ее родства с ними погибли в огне. Ее одежду, вполне приличную, красивой или пышной никак нельзя было назвать. Конечно же, они все поймут, когда она расскажет им все по порядку.

Но были и другие проблемы. Она нисколько не походила на отца, так с какой стати они поверят, что она его дочь? Раньше у нее были документы, подтверждающие это родство, но, когда владелец похоронного бюро отдал ей вещи Алекса, ни свидетельства о браке родителей, ни остальных бумаг среди них не было. Кто мог их украсть? Кому они понадобились?

Без документов она чувствовала себя более чем неуверенно. Если отца здесь нет, как сможет Элина убедить их, что она – их родственница? Элина цеплялась за один-единственный шанс из тысячи, что отец все же окажется у своих родителей. После смерти матери она ужасно по нему тосковала, и все, чего хотелось девушке, – это броситься в его объятия и поплакать на его сильном плече.

Что он скажет, когда узнает о маме и об Алексе? Известие о том, что сгорела ферма, – это ничто по сравнению с новостью о смерти его жены и единственного сына.

Смерть матери не явилась столь уж неожиданной. У нее всегда было слабое здоровье. Они тогда располагали средствами, чтобы достойным образом ее похоронить. Но Алекс! Не важно, что он натворил, смерть его была незаслуженной, несправедливой! Не найдя отца, Элина даже похоронить его по-человечески не сможет. На имеющиеся у нее деньги ей лишь останется положить его в обыкновенную яму, а потом самой присыпать тело землей.

Элина знала, что отец разделит ее чувство возмущения в связи со смертью Алекса. Он будет добиваться справедливости и сумеет заставить этого ужасного сержанта встать на его сторону.

– Вы хотели видеть Филиппа? – спросил кто-то по-английски, выведя Элину из задумчивости.

Она резко повернулась, чтобы увидеть обладателя этого голоса. Он смотрел на нее, и в его глазах читалось немыслимое удивление. Когда она узнала в нем человека, которого ненавидела и боялась больше всех на свете – Бонанжа, – девушка невольно попятилась Что, ради всего святого, он тут делает?

– Что заставило тебя прийти сюда, ты, воровка? И как ты меня нашла?

Эти вопросы мгновенно поставили девушку в тупик. Что делает этот ужасный человек в доме ее бабушки и дедушки? Он с ними знаком? Может ли она сказать ему, кто ее отец? Нет, наверное, не сейчас. Он может догадаться, зачем она пришла, и помешать ей рассказать обо всем.

В его глазах было нескрываемое презрение. На голове Бонанжа белела повязка, живо напомнившая Элине, что у этого человека есть все основания не любить ее. Но она прогнала эту мысль. За ненависть этого креола ее брат заплатил собственной жизнью, и она не собиралась сочувствовать этому убийце.

Видимо, он сразу заметил, что охватившее ее поначалу удивление быстро сменилось неприязнью.

– Я вижу, ты уже слышала об Уоллесе, – произнес он. Его слова вернули ей дар речи.

– Убийца, – прошипела она. – Ты просто чудовище! Неподдельная ярость в ее голосе, казалось, ошеломила его.

Но ненадолго. Забыв, что за ними наблюдает дворецкий, Бонанж пересек двор и взял ее за плечи.

– Я не убивал Уоллеса. Это ложные слухи. Но мы не можем обсуждать это здесь, – сказал он, подталкивая ее к выходу. Дворецкий последовал за ними.

То, что Бонанж не признал своей вины, буквально взбесило ее.

– Отпусти меня, ты… изверг! – воскликнула она, стараясь сбросить с себя его руки. – Я пришла сюда, чтобы найти Филиппа Ванье, и тебе не удастся помещать, мне увидеться с ним.

Бонанж криво усмехнулся:

– Филиппа? Значит, Пьер правильно все понял… Ты пришла сюда не для того, чтобы увидеться со мной. И что же ты хочешь от Филиппа?

– Это не твое дело, – огрызнулась она, гордо выпрямившись, хотя внутри ее все дрожало.

Они были уже в проходе, ведущем к двери, когда с одного из балконов раздался мелодичный женский голос. Бонанж вздрогнул.

– Кто это, Рене? – повторила женщина по-французски. Бонанж резко прижал Элину к себе, одной рукой зажав ей рот, а другой крепко обхватив за талию.

– Ты этого человека не знаешь, дорогая, – ровным голосом прокричал он в ответ. – Иди в комнату и поскорее оденься.

Сердце Элины упало. Она тщетно пыталась высвободиться из рук Бонанжа. Еще ни один мужчина никогда раньше не прижимал ее к груди, тем более таким вот образом, и это взбесило девушку.

Как смеет он хватать и держать ее?! Она принялась брыкаться и пнула его ногой в голень. Бонанж вскрикнул от боли, однако хватка его ничуть не ослабла.

– Мы ведь идем к Шарбонне, правда? Ты не передумал? – спросила женщина на балконе.

Бонанж раздраженно вздохнул.

– Держи ее здесь, пока я не вернусь, – прошептал он дворецкому, сунув ему в руки Элину. Слуга тут же схватил ее, не дав девушке даже вздохнуть.

Элина запаниковала. Почему Бонанж не дает ей встретиться с отцом или хотя бы с этой женщиной? Ведь, возможно, она – одна из папиных родственниц, возможно, даже бабушка Элины. Неужели Бонанж как-то узнал, что ее настоящая фамилия Ванье, и хочет помещать ей рассказать отцу всю правду? Или, что еще хуже, решил отомстить ей так же, как Алексу?

Элина прислушалась к разговору Бонанжа с женщиной на балконе. К ее удивлению, тон Бонанжа стал ласковым и заботливым. Он терпеливо объяснял женщине, что не сможет пойти с ней в гости, как они договаривались, и сердечно извинялся перед ней. Элина поняла, что он изменил свои планы, чтобы заняться ею, и еще больше запаниковала. Через несколько мгновений она услышала звук закрывающейся двери и шаги. Если бы дворецкий не держал ее, она убежала бы отсюда.

– Спасибо, Пьер. Можешь идти, – бросил Бонанж, появившийся в коридоре.

Дворецкий отпустил девушку так резко, что она чуть не упала, и быстро удалился.

Бонанж протянул руку, чтобы помочь ей удержаться на ногах, но Элина испуганно отскочила назад.

– Не приближайся ко мне! – предупреждающе проговорила она. – Ты не можешь держать меня и не давать встретиться с месье Ванье. Или ты хочешь убить меня так же, как убил моего брата? Если ты еще хоть раз притронешься ко мне, я буду так визжать, что поставлю весь дом на уши, понял?

В ответ на эту гневную тираду Бонанж лишь удивленно приподнял брови.

– Признаюсь, из-за тебя и твоего брата вчерашний день превратился для меня в настоящий кошмар. Но убивать тебя я не собираюсь. Успокойся, тогда мы сможем пойти куда-нибудь и обсудить все случившееся.

– Нам не о чем говорить. Ты хладнокровно убил, Алекса. И я никуда с тобой не пойду.

Она продолжала пятиться, выискивая глазами что-нибудь, что смогло бы послужить оружием. Заметив висящий на стене хлыст, она схватила его и принялась размахивать, прекрасно понимая, как жалко выглядит с таким смешным «оружием» против здоровенного мужчины.

– Не подходите ко мне, месье Бонанж! – грозно, как ей казалось, проговорила Элина.

На его губах заиграла веселая улыбка, что разозлило Элину еще больше.

– О, милочка! – мягко сказал он. – Неужели того вероломного удара бутылкой по голове для тебя не достаточно?

– Нет, это было только начало! – злобно прорычала она. Улыбка сбежала с его лица.

– А теперь послушай меня, маленькая злючка. Я тебе уже говорил. Я не убивал Уоллеса.

Она посмотрела на него с подозрением.

– Кто же тогда?

– А мне, откуда знать? Видимо, тот, у кого была довольно веская причина для убийства, потому что, когда я нашел его, рядом с телом лежал мой пистолет, а в рукаве Уоллеса было две карты. Ты, как никто другой, должна знать, что угрожать пистолетом тому, кто уличил его в шулерстве, было любимым занятием Алекса.

Она подняла хлыст над головой, и на мгновение Бонанжу показалось, что перед ним стоит маленький ангел мести.

– Он был не таким! Ты лжешь! Алекс не мог поступить столь глупо! Ты выследил его и убил из мести! А потом, очевидно, сказал своим дружкам в полиции, что это была честная дуэль. Но ты за все заплатишь, животное! Я найду, в этом проклятом городе кого-нибудь, кто не побоится арестовать всемогущего месье Бонанжа! – В его глазах сверкнула холодная ярость.

– И поэтому ты хотела видеть Филиппа? Неужели ты думаешь, что он помог бы тебе в этой глупой драке? А может, до того, как ты стала любовницей Уоллеса, ты спала с Филиппом?

Девушка с трудом сдержала рвущийся из ее горла истерический смех.

– Месье Ванье расскажет, кто я такая на самом деле, – ответила она. – А теперь, если он здесь, я хотела бы его видеть.

– Это невозможно.

– Если не хочешь меня к нему пускать, я закричу и…

– Он умер.

Элина с недоверием уставилась на Рене.

– Что?!

– Несколько месяцев назад Филипп Ванье умер от брюшного тифа.

Что-то внутри у нее сломалось. Отец мертв?

Алекс пытался подвести ее к тому, что отца, возможно, нет в живых, но она отказывалась в это верить. Теперь же, услышав то же самое от Бонанжа, Элина словно оцепенела. Казалось, сердце разорвется от горя.

Но почему она должна верить этому негодяю?

– Ты лжешь! Я хочу увидеть его семью. Я не поверю, что он мертв, пока они не подтвердят твои слова, – заявила она.

– Встреча с его семьей будет не самым мудрым поступком, – мрачно произнес Бонанж. – Они и так достаточно настрадались, чтобы теперь еще лицезреть его бывшую любовницу.

Элина взмахнула хлыстом, и Бонанж лишь чудом увернулся от удара.

– Любовницу?! Любовницу?! – повторяла она, кипя от ярости. – Я – его дочь, ты, животное! Неужели для тебя не существует никаких отношений, кроме внебрачных?! Мы с Александром – брат и сестра, наш отец – Филипп Ванье. Ты не сможешь мне помешать поговорить с бабушкой и дедушкой. Я не знаю, что ты делаешь в этом доме, но очень скоро тебя отсюда вышвырнут!

Когда до него дошел смысл ее слов, у Бонанжа отвисла челюсть.

– Твой отец?! Бабушка с дедушкой? Ты, наверное, спятила! Дочь? Его дочь, ты говоришь? Возможно, внебрачная, да и то я сильно сомневаюсь. Тебе не следует находиться здесь. Поэтому мы продолжим разговор в другом месте, пока кто-нибудь не услышал твои бредовые заявления.

– Я никуда не пойду! – крикнула она, но Бонанж подскочил к ней, вырвал у нее хлыст, отбросил в сторону и зажал ей рот ладонью. Его хватка была такой сильной, что любая борьба оказывалась бесплодной, Он подозвал конюшего и велел тому седлать лошадь.

– Если прежде, чем мы уйдем отсюда, я услышу от тебя хоть один звук, – прошипел он, – обещаю тут же потащить тебя в полицию и добиться того, чтобы тебя посадили. А теперь я уберу руку от твоего рта, и ты будешь молчать, поняла?

Элине хотелось помотать головой, но она боялась попасть в тюрьму ничуть не меньше, чем остаться наедине с Бонанжем. Поэтому, подавив гнев, она легонько кивнула – на сколько позволяла железная хватка креола. Он убрал руку от ее лица и грубо толкнул вперед. Прежде чем она успела возразить, он поднял ее и посадил на спину оседланной лошади. После чего сел в седло позади нее, одной рукой обвив ее талию.

Охваченная ужасом, Элина смотрела на опущенную голову животного с золотой гривой.

«Боже, только не лошадь!» – думала она в отчаянии, оцепенев от страха. На мгновение она перенеслась в детство, на семнадцать лет назад, снова ощутив запах лошадиного пота и навоза.

Бонанж щелкнул языком и тихо проговорил:

– Но, поехали, Варвар.

Услышав имя коня – Варвар, – Элина пришла в отчаяние. Животное мгновенно отреагировало на команду и шагом направилось к открытым воротам. Было такое впечатление, словно ему больше всего на свете сейчас хочется вырваться на свободу. Элина теперь не знала, кого ей бояться больше ужасного человека, сидящего позади нее, или его дикого зверя.

Элина цеплялась за луку седла, как утопающий за соломинку. Панический страх лишил ее возможности говорить и двигаться. Юбки задрались, обнажив большую часть ее бедра и даже кружевную кромку панталон, но Элина даже не заметила этого.

– Дурацкая шляпа! – пробормотал Рене, когда они уже ехали вдоль улицы. Он протянул руку к ее подбородку и развязал ленты, на которых держалась шляпка девушки. Еще мгновение – и эта часть ее туалета слетела с головы и упала на землю. Элина горестно застонала, и Бонанж прошептал: – Если захочешь, я куплю тебе новую. Но я не хочу, чтобы эта безобразная вещица тыкалась мне в лицо всю дорогу до Кур-де-Сипре.

Кур-де-Сипре? Да куда, ради всего святого, он везет ее? Не успела Элина задаться этим вопросом, как лошадь пустилась легкой рысцой, и все свое внимание девушка направила на то, чтобы удержаться в седле. Охваченная страхом, она абсолютно не следила за дорогой и не заметила даже, как они выехали на грязную улицу, заполненную повозками. Почти все они ехали в том же направлении, что и Элина с Бонанжем. Домов становилось все меньше и меньше, и где-то в глубине парализованного ужасом сознания девушка отметила, что они, должно быть, выехали из города. Много миль они проехали в тишине, и всякий раз, как копыто лошади попадало в выбоину или яму, у Элины начинали дрожать колени.

Она должна сбежать от Бонанжа! Но пока она сидит на лошади, об этом не может быть и речи. Страх сковал ее по рукам и ногам.

Прошло еще какое-то время, прежде чем Элина осознала, как тесно креол прижимает ее к себе. Она чувствовала, как сильны его длинные мускулистые ноги. Как ни странно, но именно ощущение его твердых бедер рядом со своими не давало Элине окончательно впасть в панику, уменьшало страх девушки перед лошадью. Но Элина ненавидела себя за то, что не сопротивляется его хватке, особенно когда рука Бонанжа оказалась прямо у нее под грудью. Щеки Элины залились густым румянцем.

Что Бонанж собирается с ней сделать? Несмотря на жаркое полуденное солнце, Элина задрожала всем телом. Теперь он может сотворить с ней все что угодно, и никто не сумеет ему помешать.

– Я не обижу тебя, дорогая, – мягко прошептал он ей на ухо, будто прочитав ее мысли. – Только полный дурак мог бы причинить вред такому прелестному созданию. Но я не могу позволить тебе оставаться здесь. Ты просто не оставила мне выбора.

«Почему?» – хотелось ей спросить, однако слова застряли в горле.

Не спеша продвигаясь по окаймленной высокими кленами дороге, они поначалу встречали на своем пути прохожих, но их становилось все меньше и меньше, пока наконец Элина и Бонанж не оказались на дороге одни.

– Вот теперь мы можем спокойно поговорить, – сказал креол, немного расслабившись в седле.

Элина так сильно вцепилась в луку седла, что побелели костяшки пальцев.

Когда Бонанж снова заговорил, его голос звучал гораздо мягче:

– Не нужно так напрягаться, малышка, не то завтра у тебя будет ныть все тело. Расслабься, и тогда конь поймет, что ты его не боишься.

«Но я его боюсь!» – хотелось ей закричать, однако голос не повиновался.

Бонанж еще крепче прижал девушку к себе. И это во сто крат усилило ее страхи. Лишь когда они повернули на дорогу, где по обеим сторонам росли высоченные кипарисы, и Бонанж пробормотал: «Вот мы и приехали», – Элина позволила себе немного расслабиться.

И тут он пустил коня в галоп. Элина едва не лишилась чувств. Если бы не его сильная рука, крепко сжимавшая ее талию, она наверняка бы вывалилась из седла. К счастью, галопом они ехали всего несколько минут, пока Реке, не осадил коня прямо перед домом, который Элина назвала бы настоящим дворцом. Она в благоговейном молчании смотрела на высившееся перед ней грандиозное здание. «Это, конечно, не его особняк», – подумала девушка. Было бы несправедливо, если бы этот жестокий безнравственный человек владел таким роскошным домом.

Креол спешился, после чего протянул руки и, взяв ее за талию, спустил с лошади. Девушка с трудом удержалась от желания наклониться и поцеловать землю. К тому же животное было слишком близко, чтобы она могла чувствовать себя в безопасности или хотя бы собраться с мыслями.

К ее огромному облегчению, пришел конюх и увел лошадь в конюшню. Теперь внимание девушки обратилось на Бонанжа, представлявшего собой не меньшую опасность.

– Зачем ты привез меня сюда? Бонанж внимательно изучал ее лицо.

– Ну что, поговорим? – сказал он, наконец.

Элина посмотрела на огромный двухэтажный белый особняк, стоящий позади них. По каждому этажу тянулись длинные балконы.

– Это… это твой дом?

– Да. Здесь нас никто не потревожит.

Его слова прозвучали для Элины как угроза. Неужели он намерен убить ее в этом отдаленном, скрытом от посторонних глаз уголке? Она всячески старалась скрыть обуявший ее страх и избегала его взгляда.

Бонанж не сводил с нее глаз.

– Странно. Ты совсем не похожа на Филиппа, – сказал он, наконец.

Явный скептицизм в его голосе мгновенно заставил ее забыть о своих страхах. Посмотрев прямо ему в глаза, Элина гордо выпрямилась.

– Я пошла в маму. А Алекс больше похож… то есть был похож на отца.

– Этого я не заметил. И, конечно же, у вас была довольно веская причина назваться фамилией Уоллес, а не Ванье.

Элина решила, что не станет ничего ему объяснять. Ее родство с Ванье его не касается.

– А твоя мать, – продолжал между тем Бонанж, – почему она сама сюда не приехала?

– Несколько недель назад мама умерла, – тихо ответила Элина. – Поэтому мы и приехали. Чтобы найти отца.

На мгновение лицо его смягчилось, но тут же снова приобрело скептическое выражение.

Бонанж нахмурился и посмотрел на нее с подозрением.

– Именно поэтому вы вчера приехали в Новый Орлеан, да? Или вы уже знали, что Филипп умер, и решили наложить лапу на часть его денег?

Несмотря на то, что его обвинения были отчасти справедливы – ведь именно этого и хотел Алекс, – Элину охватил гнев.

– Вас это не касается, месье! – сказала она, вздёрнув подбородок. – Я хочу, поговорить с родителями отца. Им решать, есть у меня причины находиться здесь или нет. Они могут выгнать меня, если сочтут нужным.

– Родители Филиппа, а также его дядя с тетей умерли некоторое время назад. Не знаю, как следует тебя понимать, но думаю, ты хорошо знаешь, что все это касается меня самым непосредственным образом. В дело впутаны моя сестра и племянник, и я обещал Филиппу позаботиться о них после его смерти.

– А при чем тут твоя сестра? – спросила Элина, затаив дыхание.

– Моя сестра, – он буквально выплевывал слова, – является вдовой Филиппа, а мой племянник – его сын. Поэтому прости, что не прыгаю от восторга, когда какая-то девица заявляет, будто она ему дочь!

Какое-то время она, хмурясь, смотрела на него. У папы была другая жена? Но это невозможно! Она собственными глазами видела свидетельство о браке ее родителей! И оно было подлинным. Нет, у отца не могло быть другой жены. Она чувствовала, что Бонанж говорит правду, но не хотела в это верить. Нет, не мог отец быть двоеженцем. Просто не мог и все!

– Не знаю, что заставляет тебя придумывать такие вещи, – сказала она. Плечи Элины тряслись от еле сдерживаемой ярости. – Только не считай меня дурой. По какой-то причине ты не хочешь, чтобы я встретилась с… с семьей отца. Но для этого тебе придется меня убить, как ты убил Алекса! Так давай покончим с этим…

– И поскорее!

Бонанж с вызовом смотрел ей в лицо.

– Так вот оно в чем дело! Ты нашла способ отомстить мне за то, что я якобы убил твоего покровителя? Хочешь уничтожить всю мою семью своими глупыми заявлениями без всяких на то доказательств! Клянусь, этот номер у тебя не пройдет. Никто, ни одна живая душа, не поверит твоей дурацкой выдумке.

– Я – Элина Ванье, дочь Филиппа! – сорвалась она на крик. – Мама мертва; ты говоришь, что отец тоже умер… да еще ты убил Алекса. Все они были Ванье. Это чистая, правда!

– Значит, ты утверждаешь, что твоя мать была любовницей Филиппа…

– Женой! Моя мать была его законной женой!

– Ах да, женой. А я утверждаю, что его законная жена – моя сестра. И как же ты собираешься доказать это?

– Я не собираюсь ничего доказывать. Он схватил ее за плечи.

– У тебя просто нет доказательств, так, маленькая… лгунья?

– Мои родители поженились в Крев-Кёр, штат Миссури. Там каждый может это подтвердить.

– И если я поеду туда, то смогу найти дом, полный неоспоримых доказательств, что Филипп там жил. Его деловые бумаги, например.

Элина побледнела.

– Н-нет. Наша ферма сгорела дотла. И мы с Алексом поехали искать отца, чтобы рассказать ему об этом.

Его самодовольная улыбка привела Элину в еще большее отчаяние.

– Как тебе повезло, что все твои доказательства превратились в прах.

– Ты должен мне поверить, – прошептала она. Но непреклонное выражение лица Бонанжа говорило о том, что ему нужны другие доказательства. Элина могла рассказать ему о документах. Правда, она и сама не знала, где они теперь. – У меня… есть… есть бумаги. Среди них свидетельство о браке моих родителей.

Его руки; все еще лежавшие на ее плечах, расслабились. По его скептическому выражению легко было понять, что он в это не верит.

– Ну, хорошо. Покажи мне эти бумаги.

«Только не это! – подумала она. – Что же я теперь ему скажу?»

Она решила, что лучше всего сейчас будет вести себя с ним уверенно.

– Я покажу их только члену семьи Ванье. А ты – не Ванье.

Она надеялась, что ее слова прозвучали убедительно. Но она не умела лгать и отвела глаза.

– Полагаю, бумаги у тебя с собой? – спросил он.

Она не стала отвечать, однако Бонанж видел, как у нее трясутся руки.

– Интересно, где такая женщина, как ты, прячет важные документы? – Он обхватил девушку за талию.

Его насмешливые слова возымели действие. Когда Элина почувствовала, как его рука ползет по ее спине, ее глаза округлились от ужаса. Он не посмеет, как-никак он джентльмен…

Его пальцы скользнули к верхним пуговичкам на спине.

– Нет! – крикнула она. – Прекрати! У меня их нет с собой.

Его рука застыла.

– Где же они?

Девушка судорожно сглотнула.

– Я… я точно не знаю.

Он широко улыбнулся и опустил руки.

– Все понятно. Похоже, ты потеряла свои важные документы.

Элина побледнела.

«Конечно, – подумала она. – Теперь понятно, почему у Алекса не оказалось бумаг».

– Ты! Это ты украл их, ведь так?! Да, это ты! Сначала убил моего брата, а потом, забрал единственное доказательство того, что мы – Ванье!

– Ну, это уж слишком. – Его брови грозно сошлись над переносицей. – Вся эта шарада так нелепа, что начинает мне докучать.

– Но зачем? Зачем ты это сделал? – продолжала Элина. – Как можно быть таким бессердечным? А может, ты надеялся получить папино наследство? А когда мы приехали, понял, что все потеряешь. Поэтому ты убил Алекса, и теперь… – Она умолкла, осознав, что сказала слишком много, и договорила хриплым шепотом: – И теперь должен убить меня.

– Я не собираюсь тебя убивать, – резко проговорил он. – Говорю тебе это в последний раз. А насчет того, кто настоящая жена Филиппа, у тебя, может, и нет доказательств, но у меня они есть.

Не сказав больше ни слова, он схватил ее за руку и потащил к дому. Элина едва за ним поспевала. Может, он просто нашел предлог, чтобы увести ее подальше от посторонних глаз и осуществить свою грязную месть? Элина пыталась вырваться, но Бонанж прибавил шагу, и ей пришлось почти, что бежать за ним, чтобы не упасть.

Остановились они, только добравшись до кабинета. Бонанж отпустил ее руку и стал рыться в рассыпанных на письменном столе документах. Наконец, повернувшись к ней, он потряс перед ее носом какой-то бумагой.

– Видишь? – Он сунул бумагу ей в руки. – Кто стал бы слушать бредни, имея на руках столь неоспоримое доказательство, малышка? Скажи спасибо за то, что трачу на тебя время и объясняю, насколько глуп твой план.

Элина недоверчиво разглядывала газетную заметку, где было написано о смерти ее отца. Взгляд ее остановился на словах: «О безвременной кончине месье Ванье весьма скорбит его вдова, Джулия Бонанж Ванье, с которой он прожил в законном браке двадцать два года, и его сын Франсуа Борегар Ванье».

Несколько долгих мгновений она смотрела на бумагу. Глаза ее наполнились слезами. Эта вырезка из газеты была самой что ни на есть настоящей, хотя события прошедшего утра все еще казались девушке ночным кошмаром. Отец действительно был женат – и умер женатым… на другой женщине.

Он женился на Джулии Бонанж уже после того, как сыграл свадьбу с мамой. Его мнимая любовь к Кэтлин Уоллес не помешала ему, однако, взять в жены еще одну женщину, и это всего через год после заключения первого брака! Как мог он поступить так бесчестно? Так эгоистично?

Итак, отец оказался двоеженцем. И этим объяснялись многие моменты их жизни, которые в свое время казались непонятными. Нет ничего удивительного в том, что он так тщательно скрывал все, что касалось его семьи из Нового Орлеана! Именно поэтому он никогда не брал с собой в поездки Алекса.

И тут Элине пришла в голову еще одна мучительная мысль. Неудивительно, что он отвергал всех ее ухажеров. Ведь жених пожелал бы узнать родословную невесты. А это породило бы ненужные вопросы.

Неужели отец уготовил ей участь старой девы? В ярости Элина порвала заметку в клочья. Мысль о том, что отец предал маму, ее и Алекса, была невыносима. Разумеется, все дело было в семействе Ванье и их проклятом наследстве. Одно Элина знала наверняка: она никогда не простит отца за его вероломство. Если бы не его дурацкие тайны, мама, возможно, сейчас была бы жива. И Алекс тоже.

Элина разрыдалась, комкая в руках обрывки газеты.

До этого момента Рене был совершенно уверен, что заявления Элины – своего рода месть ему за смерть Уоллеса, в которой девушка его обвиняла. А самый лучший способ мести, как известно, – это уничтожить семью того, кого ненавидишь. В конце концов, Бонанжу показалось очень странным то, что она появилась у дома Ванье только после смерти брата. Если Элина и Уоллес приехали в Новый Орлеан в поисках Филиппа, то почему сразу не отправились к дому Ванье? И почему до сих пор не знали о смерти Филиппа?

Рене подумал, что Элина отправилась к его сестре, чтобы рассказать ей все, прежде чем это сделает сам Рене, чтобы очернить его и не дать возможности оправдаться. И он не уставал напоминать себе, какое удовольствие ему доставит процесс сведения всех усилий Элины на нет, он постепенно, кирпичик за кирпичиком, разберет сооруженную ею стену лжи.

И вот теперь, увидев ее неподдельное горе, полностью разоружившее его, Рене усомнился, так ли уж прав он был раньше. Возможно, она вовсе не лжет, и она действительно дочь Филиппа. Двоеженство, конечно, Рене отверг, как полный абсурд. Но не исключено, что у Филиппа была любовница. И эта девушка могла быть плодом их любви. Может быть, он даже сказал Элине, что женат на ее матери.

Ее тихие рыдания были сейчас самым веским доказательством. Решив хоть как-то утешить ее, Рене привлек девушку к себе. Наверное, в тот момент она готова была принять любое утешение. Элина доверчиво, как ребенок, прижалась к Бонанжу и даже не сопротивлялась, когда он ее приобнял.

Прошло несколько минут, прежде чем она перестала плакать. Рене изумленно смотрел на ее голову, покоящуюся на его плече, и думал, как эта милая и прелестная девушка могла связаться с таким человеком, как Уоллес. Она казалась слишком невинной, чтобы участвовать в махинациях Алекса. Слишком мало знала Элина о мире и о жизни, чтобы быть его сообщницей. И все же она помогала Уоллесу обманывать людей и воровать, напомнил себе Рене, встревоженный неожиданным поворотом собственных мыслей.

Когда она подняла голову и посмотрела на него испуганно и в то же время неуверенно, Рене невольно вздрогнул.

– Ты ведь не собираешься убивать и меня тоже, правда? – спросила она обреченно, и Рене стало не по себе.

Ее вопрос должен был разозлить его, но она задала его так искренне, что Рене не почувствовал ничего, кроме желания убедить Элину в том, что все ее страхи беспочвенны.

– Я не хочу тебя убивать, дорогая. Мне совершенно все равно, что ты сделала. Обещаю, – прошептал он, стирая слезу с ее холодной щеки. – И Уоллеса я не убивал.

В ее блестящих глазах отразилось недоумение. Было ясно, что она всей душой хочет поверить ему, но боится.

Рене не знал, как убедить ее в своей невиновности, и сделал то, чего хотел с того самого момента, как впервые увидел ее на борту корабля. Наклонился и поцеловал.

Элина не отстранилась. Его губы нежно приникли к ее рту, настойчиво прижимаясь все сильнее, пока ее губы не стали мягкими и податливыми и все ее тело не задрожало от страсти. Губы Элины были невероятно сладкими, как цветочный нектар. Только неимоверным усилием воли Рене удержался от более глубокого и интимного поцелуя.

– Вот единственная месть, которой я жажду, милые глазки, – прошептал он, оторвавшись от ее губ.

К своей радости, он больше не увидел в ее глазах страха.

Глава 6

Самое сложное – это воткнуть иглу, а уж нитка, последует за ней.

Креольская пословица.

Потеряв дар речи после поцелуя Бонанжа, Элина прижала пальцы к губам. Ее целовали раньше – нечастые ухажеры осмеливались клюнуть ее в губы раз или другой. Но ни один поцелуй не взволновал ее так, как этот. Элина быстро убрала руку, густо покраснев от смущения. За кого он ее принимает, если позволяет себе такие вольности? Да и она хороша. Целуется с убийцей своего брата.

Но Бонанж не похож на убийцу. В его глазах столько нежности. Этот неожиданный поцелуй удивил его не меньше, чем ее. Его сильные руки все еще сжимали ее талию, но казалось, одного протеста с ее стороны было достаточно, чтобы он тотчас же отпустил ее.

Впервые за все это время Элина задумалась, правду ли ей сказал Бонанж о смерти Алекса. Когда ее брат ушел из гостиницы, он был очень зол. И вел себя просто отвратительно. А на корабле дошел до того, что отвесил ей пощечину. Все эти креольские джентльмены одинаковы: и папа, и Алекс, и уж, конечно, Бонанж. С ними надо быть начеку.

Элина отстранилась от Бонанжа.

– Ты доказал, что отец был женат на твоей сестре, – сказала она, как могла спокойно, – Теперь нам не о чем больше говорить. – Она судорожно сглотнула и с дрожью в голосе добавила: – Теперь ты… ты отвезешь меня в город?

Аура очарования мгновенно исчезла.

Рене как-то сразу напрягся и быстро убрал руки с ее талии.

– И что вы там будете делать, мадемуазель?

Его вопрос поставил ее в тупик. Действительно, что она будет делать в городе, не имея ни крыши над головой, ни денег?

– Найду себе работу, наверное…

– У тебя есть деньги?

Она укоризненно посмотрела на него.

– Ты же знаешь, что нет. Алекс забрал с собой все наши деньги, а потом их забрал… тот, кто его убил, наверное.

– В самом деле, дорогая, – с иронией в голосе произнес он. – Думаю, ты имеешь в виду мои деньги. Те, которые ты и твой сообщник у меня украли.

Так оно и было, и Элина не собиралась оправдываться. Но все же внутри у нее все похолодело.

Видя отчаяние на ее лице, Бонанж смягчился:

– Деньги забрали жандармы в качестве улики, так что они не достались ни тебе, ни мне. Пока. А что, больше у вас ничего не было? А твоя семья? Ты не можешь написать им, чтобы прислали денег?

– Моя семья мертва, – вызывающе проговорила она. – Никого не осталось. Ферма сгорела. Уезжая, мы сняли все деньги с моего счета. У отца, конечно, были деньги в банке, но он не позволял ими пользоваться.

– Оно и понятно, – резко проговорил Рене, разозленный тем, что она никак не хочет расстаться со своими глупыми выдумками.

– Я не смогу снять эти деньги, пока не представлю банкиру в Крев-Кёр доказательство того, что отец в самом деле умер.

Он подозрительно сощурился.

– Ну конечно. И, полагаю, ты надеешься, что я пошлю ему это доказательство. Но ведь для этого я должен быть уверен, что ты именно та, за кого себя выдаешь. Интересно, что обо всем этом скажет адвокат?

– Он скажет то же, что сказал бы в ответ на твои заверения, что ты не имеешь к смерти Алекса никакого отношения!

– Опять ты за свое! Уверяю тебя, каждое свое слово я могу доказать. В отличие от тебя.

Элина все же решила попробовать его уговорить:

– Но ты мог бы спросить у банкира о нас с Алексом. Он резко рассмеялся:

– Полагаю, этот банкир… своего рода твой друг, так?

Она гордо выпрямилась и не стала отвечать на эту отвратительную провокацию.

– Значит, денег у тебя нет, – через несколько секунд проговорил он.

– А тебе-то что? Просто довези меня до города. Мне все равно. Как-нибудь справлюсь.

– Нет, я так не могу, мадемуазель, – сказал он после секундного колебания.

Она посмотрела на него удивленно.

– Почему же?

– Эта твоя история о Филиппе может сильно подпортить репутацию моего покойного зятя. Ты, конечно же, понимаешь, как все это скажется на жизни моей сестры и племянника? Поэтому я должен выяснить, есть ли под твоими словами хоть какая-нибудь почва. Если Филипп действительно имел две семьи, хоть кто-то в Новом Орлеане должен об этом знать. Например, его поверенный. Кроме того, – холодно продолжал он, – я не забыл твоих слов о мести. Ты сказала, что найдешь кого-нибудь в этом городе, кто придумает способ отправить меня на виселицу. Я не хочу, чтобы ты шаталась по Новому Орлеану и распространяла обо мне небылицы. Мне и так достаточно сложно скрывать все эти слухи от Джулии.

Элина почувствовала себя в западне. Что же ей теперь делать? Ей необходимо сбежать и найти кого-нибудь из властей, кто сумеет разобраться во всей этой путанице, заваренной Бонанжем. И сделать это нужно до того, как он успеет замести следы своего преступления так тщательно, что никто их не сможет найти. На секунду она усомнилась, что креол и в самом деле хочет найти доказательства в подтверждение ее слов. Зачем ему это?

Но ее очень разозлило, что после всех махинаций отца с двоеженством она – законная наследница – может оказаться нищей. У нее нет ни имени, ни дома, ни денег. И все из-за отца. А также из-за Бонанжа.

– И что же ты собираешься со мной делать? – Ее голос звенел от напряжения.

Он отвернулся. Лицо его было бесстрастным.

– Ты останешься здесь. По крайней мере, до тех пор, пока мы не вернемся в город.

Когда смысл его слов дошел до нее, на лице Элины отразился испуг.

– А как же моя репутация в Новом Орлеане, месье?

Еще несколько секунд назад его карие глаза были теплыми и понимающими. Но сейчас они вдруг потемнели. Бонанж в упор посмотрел на Элину.

– На данный момент репутация Джулии заботит меня больше. В конце концов, вы с Уоллесом сделали все, чтобы очернить свое имя в глазах общества. Единственное, что мне остается, – это держать тебя здесь, милые глазки.

– Не называй меня так! – прошипела она. – Я не позволю тебе обращаться со мной, как с какой-то… какой-то распутной девицей! Я родилась в такой же уважаемой семье и так же хорошо воспитана, как твоя сестра, и не стану терпеть твое непристойное поведение!

Его издевательская улыбка очень задела Элину.

– Хорошо воспитана? Очень в этом сомневаюсь. Но может быть, в твое воспитание входили уроки обмана, шулерства и воровства? Твои стоны и слезы несколько минут назад меня чуть не убедили. Но я вдруг вспомнил, где и как мы встретились. Ты вела себя совсем не так, как должна бы вести себя дочь Филиппа, законнорожденная или нет. Но пока я буду расследовать это дело, ты будешь считаться невиновной, и в этом твое преимущество. На данный момент тебе этого должно быть достаточно.

Она смотрела на него, открыв рот от изумления.

– Ты – беспринципный негодяй! Давным-давно знаешь, кто я такая! Я уверена, ты нашел у Алекса наши документы и убил его просто для того, чтобы уберечь бесценное наследство твоей дорогой сестрицы!

– Хватит! – зарычал он, подступая к ней.

Элина попятилась, подняв руку, чтобы прикрыть лицо.

– Ты ударишь женщину? – спросила она, все еще помня пощечину, которую дал ей брат.

Он гневно отдернул ее руку.

– Только твой дружок Алекс мог так поступить. Но ты любого выведешь из терпения! Если бы я мог вбить в твою голову хоть немного здравого смысла, это доставило бы мне несказанное удовольствие!

– Ну, так давай! – Голос ее дрожал от ярости.

Рене посмотрел на ее упрямо вскинутую голову, на блестящие зеленые глаза. И вдруг его зрачки расширились.

– Буду рад, – проговорил он, обхватив ладонями ее лицо, прежде чем Элина успела опомниться.

Его рот мгновенно приник к ее губам, теплый язык настоятельно давил на них, побуждая разомкнуться, стремясь проникнуть внутрь ее влажной пещерки. Страх, смешанный с чем-то необъяснимым, чего Элина не могла понять, буквально сковал ее.

Но лишь на мгновение. Словно очнувшись, она попыталась отстраниться и стала колотить его по груди, но Бонанж не отпускал ее. Терпкий запах лошадей и кожи терзал ее ноздри, мысли путались.

По телу девушки разлилось тепло, подобно меду. Она больше не пыталась высвободиться, словно застыла. Не шевельнулась, когда его пальцы потянули заколку, удерживающую ее волосы. Тяжелая шелковая волна упала ей на спину.

Внезапно его поцелуй стал необычайно нежным. Она наслаждалась его ласками, отвечала на них. Прошло несколько долгих минут, прежде чем он оторвался от ее губ.

– Хорошо ты воспитана или нет, – хрипло прошептал он, продолжая осыпать ее лицо поцелуями, – но распутную девицу ты могла бы сыграть блестяще, милые глазки.

Его слова подействовали на нее, как ушат ледяной воды. И она стала вырываться из его объятий.

– Ты… ты…

Она не могла найти слов, чтобы выразить свое возмущение. Однако он лишь сильнее прижал Элину к себе.

– Давай продолжим, – чарующим голосом проговорил он. Эти слова были последней каплей, переполнившей чашу ее терпения, и Элина оттолкнула Бонанжа от себя. Оглядевшись, она бросила взгляд на тяжелую книгу, подняла ее и с силой швырнула в него. Книга пролетела мимо. Бонанж усмехнулся:

– Прекрасно, дорогая, прекрасно! – Он захлопал в ладоши. – Никогда не видел, чтобы женщина играла невинность так натурально, как это делаешь ты. Сначала на корабле, и вот теперь… Что ж, ты ведешь себя очень убедительно. Почти идеально. Но прежде чем ты швырнешь в меня что-нибудь более хрупкое, я лучше уйду.

Элина впала в отчаяние.

– Ты ведь не можешь держать меня здесь, как в тюрьме! – воскликнула она, увидев, что Бонанж направляется к дверям.

Бонанж не ответил. Выйдя в холл, он позвал кого-то по имени Луи. Ему ответил не раб, как ожидала девушка, а старый жилистый француз.

– Месье? – спросил мужчина, нисколько не удивленный тем, что его господин только что был в кабинете наедине с женщиной.

– Боюсь, тебе придется отложить все свои сегодняшние дела, – сказал Бонанж по-французски. – Этой юной леди нужно составить компанию до моего возвращения. Она не должна покидать имение, ни под каким предлогом.

– Понял, – ответил Луи, подмигнув своему хозяину.

– Мне не нужна компания, – на безупречном французском обратилась Элина к слуге. – Этот человек держит меня здесь против моей воли, и я прошу вас помочь мне!

Луи посмотрел на своего хозяина с сочувствием, но Бонанж лишь рассмеялся.

– Значит, ты говоришь по-французски, да? – произнес он. – И предполагается, что обучил тебя этому Филипп?

– Да, месье, – холодно ответила она. – А вы – негодяй, вы – настоящий дьявол…

– Довольно, довольно! – насмешливо воскликнул он. – Луи уже знает, что я негодяй и дьявол, поэтому ты не сможешь настроить его против меня. Он даже мог бы, я думаю, припомнить несколько историй о моих скандальных приключениях и рассказать их тебе. И не надейся, что сможешь очаровать его своими зелеными глазами, и он станет тебе помогать. Он знает, что просто так я ничего не делаю. Теперь, мадемуазель, я предприму то, что задумал, без малейших угрызений совести: вы дали мне для этого достаточно оснований.

Он повернулся и ушел, хлопнув за собой дверью. Луи едва сдерживал смех, поскольку был достаточно вежлив.

Элина с нескрываемой враждебностью посмотрела на Луи.

– Мужчины – все до единого – злобные и никчемные создания! – раздраженно проговорила она, плюхнувшись в ближайшее кресло. – Может, это и Ева соблазнила Адама яблоком, но он определенно вынудил ее сделать это!

Луи задумчиво разглядывал ее.

– Вы расстроены, да? – спросил он. – Не волнуйтесь, мадемуазель. Месье Бонанж не оставит вас здесь одну надолго. Он всегда очень снисходительно относится к своим возлюбленным. Он станет уделять вам столько внимания, сколько сможет.

К его удивлению, слова Луи не только не успокоили Элину, но разволновали ее еще больше. Она ни капли не сомневалась относительно смысла его слов, хотя ее знания о женщинах подобного рода были весьма скудными. Но она знала – Александр иногда рассказывал ей, – что мужчины часто держат у себя дома любовниц, чтобы «всегда иметь возможность получить удовольствие». К несчастью, Алекс не объяснил ей, что это значит, однако Элина догадывалась, что речь идет о чем-то безнравственном и пошлом.

За этот день ее трижды сочли распутной, а это уже слишком.

Она поднялась с кресла и с негодованием набросилась на Луи:

– К своим возлюбленным? Я не его возлюбленная и советую вам это запомнить! И сколько же «возлюбленных» держит этот мерзкий тип? И где они все? – Она жестом обвела комнату. – Полагаю, мне придется жить с кем-нибудь из них, а может, даже с парочкой!

Элина в гневе принялась ходить взад-вперед, как разъяренная львица в клетке.

– А вы что, не хотите быть любовницей месье? – удивился Луи.

– Нет, конечно! Особенно если он держит женщин в своем доме, как в тюрьме!

– Нет, мадемуазель! – поспешно заверил ее Луи. – Вы – первая. Большинство женщин… они находят месье очень привлекательным и с удовольствием остались бы здесь по собственной воле, если бы только месье им предложил. Он не держит у себя дома любовницу. Но месье никогда не испытывает недостатка в женщинах.

Его понимающая улыбка взбесила Элину, потому что она сама находила Бонанжа очаровательным. К своему великому сожалению.

– А почему месье оставил вас здесь против вашей воли? – поинтересовался Луи.

Элина не знала, стоит ли рассказывать ему свою историю. Ведь неизвестно, можно ли этому человеку доверять. Узнав, что она проболталась, Бонанж рассердится и ни за что ее не отпустит.

Вздохнув, она решила, что поведает Луи только часть истории.

– Ваш дражайший месье и я немного разошлись во мнениях, кем нам приходится… э… месье Филипп Ванье. И пока мы не решим этот вопрос, он хочет, чтобы я находилась здесь.

Луи подмигнул и рассмеялся:

– Так вот почему он не будет испытывать угрызений совести из-за того, что держит здесь такую милую юную леди! Речь идет о семье его сестры?

Элина пришла в замешательство.

– Вы хотите сказать, что семья сестры его нисколько не волнует?

– Волнует, конечно, – поспешно возразил Луи. – Он обожает свою сестру. И очень уважал ее мужа. Но разногласия по поводу дальнего родственника – это не такая уж и серьезная причина, чтобы из-за этого держать кого-то взаперти.

И он снова подмигнул, чем буквально взбесил Элину. Видимо, Луи решил, что у нее с Бонанжем просто вышла небольшая размолвка по пустячному поводу, как это часто бывает у любовников. Но она понимала, что нельзя сейчас его разубеждать. По крайней мере до тех пор, пока она не получит от него побольше информации о второй семье своего отца.

– Вот уж не подумала бы, что месье Бонанж и месье Ванье смогли бы ладить друг с другом, – сказала она, рассчитывая на болтливость слуги.

И Луи ее не разочаровал.

– О, мадемуазель, месье Бонанж очень уважал мужа своей сестры. Месье Ванье был очень добр к моему хозяину. Понимаете, родители месье Бонанжа умерли, когда ему исполнилось всего двенадцать. Мадам и ее муж опекали мальчика до тех пор, пока он не вырос и не стал управлять делами своего отца. Месье Бонанж очень благодарен своему зятю и сестре за их доброту. Для мадам Джулии он сделает все – стоит ей только попросить.

«Он даже готов убить, лишь бы уберечь наследство своей драгоценной сестрицы», – подумала Элина, с трудом подавив растущий в ней гнев. Она выспросит у слуги о Бонанже все, что возможно, чтобы быть во всеоружии, когда придет время доказывать свое происхождение.

– Значит, месье Бонанж жил со своей сестрой, пока не достиг совершеннолетия? – спросила она нарочито равнодушно.

Луи покачал головой:

– Не так долго, мадемуазель. Когда ему было шестнадцать, он продал свою ферму месье Ванье и уехал из Нового Орлеана в Европу.

– Почему?

– Не знаю. Он никогда мне об этом не говорил.

Что заставило Бонанжа бежать из Нового Орлеана? Какие еще преступления он совершил?

– В Англии ему нравилось больше, чем здесь, – продолжал тем временем Луи. – Он говорил вам, что там у него есть коневодческая ферма?

– Он мне вообще ничего о себе не рассказывал, – пробормотала она. – А зачем тогда он вернулся сюда?

Лицо Луи помрачнело.

– Это был не его выбор на самом деле. Раньше он время от времени приезжал сюда проведать свою сестру, но никогда не хотел оставаться в Новом Орлеане, хотя мадам его об этом умоляла. Но во время его последнего, приезда месье Ванье заболел и умер. И месье Бонанж решил, что его долг – остаться и помочь мадам. Он снова выкупил у племянника Кур-де-Сипре. Но я точно знаю, что ему очень хочется вернуться в Англию.

Элина не знала как понимать полученную только что информацию. Желание Бонанжа жить вдали от семьи и земель показалось ей странным.

– А вы? Вы работаете на него всю жизнь?

– За исключением нескольких лет, когда он только приехал в Европу, – ответил Луи. – Он тогда был еще мальчиком. Но весьма своенравным. Настоящим озорником. А вообще-то он хороший и очень добрый.

«Хороший?!» Неужели Луи не понимает, что его хозяин – грязный убийца?! Она повнимательнее вгляделась в лицо, старика и вздохнула. «Видимо, не понимает». Жители Нового Орлеана так привыкли к смерти – от желтой лихорадки, тифа, воров и убийц, что найти среди них еще одного ничего не стоит. На самом деле они сделали Бонанжа своего рода героем за то, что тот убил Алекса.

Элина вдруг подумала, сможет ли обратить это в свою пользу.

– Луи, а вы, случайно, не знаете, дрался ли ваш хозяин на дуэли в последнее время?

Слуга с подозрением посмотрел на нее.

– А почему вы спрашиваете?

Она улыбнулась с наигранной застенчивостью:

– Просто любопытно. Я слышала сегодня множество захватывающих историй про то, как он вчера ночью дрался на дуэли. Говорят, он храбрый.

– Мой хозяин – опытный дуэлянт, – проговорил он, наконец, внутренне расслабившись. Потом гордо выпрямился и продолжил: – В бою не промахнется.

– А вчера? – напомнила Элина. Он пожал плечами:

– А что вчера? Он мне ничего не говорил. Но когда пришел домой, его перчатки были в крови, так что все возможно. А с кем он дрался?

– Да так… ни с кем, – с горькой иронией ответила она. Луи посмотрел на нее.

– Мне кажется, мадемуазель нездоровится, – обеспокоено проговорил он.

– Нет-нет, все в порядке, – запротестовала Элина, повернувшись к слуге спиной, чтобы он не заметил, как она дрожит.

– Может, мадемуазель хочет, есть? – поинтересовался Луи.

Его вопрос напомнил девушке, что она ничего не ела со вчерашнего дня, если не считать сегодняшнего скудного завтрака. Но сейчас ей было не до еды.

– У меня пропал аппетит, – пробормотала она.

– Но я все равно принесу вам легкий завтрак, – сказал Луи и направился к дверям. Элина резко обернулась.

– Вы собираетесь оставить меня здесь одну? Но ваш хозяин велел вам не спускать с меня глаз.

Он весело подмигнул:

– Он просто боялся, что вы уедете. К тому же вряд ли вы успеете ускакать на коне, пока я буду ходить за едой. Не так ли?

Элина не сдержала улыбки:

– Пожалуй, так.

– Я найду что-нибудь, что поднимет аппетит мадемуазель, и ей вовсе не захочется уезжать отсюда.

С этими словами Луи вышел из комнаты.

Элина обвела взглядом комнату. Кроме письменного стола, здесь стояли вдоль стен высоченные – от пола до потолка – книжные полки. В основном здесь были книги о посадке и выращивании сахара, но Элина все же заметила несколько томов на политические темы. На самой нижней полке стояли тоненькие сборники стихов Перси Биши Шелли, а также романы Джеймса Фенимора Купера, Александра Дюма и многих других известных авторов, в том числе Уильяма Шекспира.

«Для убийцы Бонанж совсем неплохо начитан», – подумала девушка. Но это вовсе не извиняет его поведения. Если Алекса убил кто-то другой, он не имел права держать ее здесь, как в тюрьме. Но из слов Луи Элина поняла, что Бонанж ей солгал.

Она размышляла о том, как сможет доказать всем, что Бонанж – злодей, если сама в этом не уверена? Будь у нее доказательства, она наверняка смогла бы убедить судью, что Бонанж убил Алекса с целью уберечь наследство своей сестры. Чем больше Элина думала обо всем этом, тем сильнее ее обуревала ярость. Нет сомнения, что он тоже планировал наложить лапу на это наследство! Ведь, в конце концов, нужны немалые деньги, чтобы содержать такое огромное поместье, как Кур-де-Сипре.

Элина повернулась к столу. Возможно, в его бухгалтерских книгах она сумеет найти доказательство тому, что он остро нуждается в деньгах. Но сначала ей нужно разобраться с Луи, чтобы он ничего не заподозрил.

Когда Луи принес завтрак, Элина сидела в кресле с томиком Шелли в руках.

Вид и запах нарезанного тонкими ломтиками холодного мяса, хрустящего румяного хлеба, яблок, клубники и многого другого мгновенно вернули Элине аппетит, и она с жадностью набросилась на еду. Луи смотрел на нее с одобрением. Когда Элина, наконец, остановилась, то даже не поверила, что столько всего съела.

– Мадемуазель кушает, как птичка, – сказал Луи с улыбкой. – Втрое больше собственного веса!

Нахмурившись, Элина со звоном опустила вилку.

– Вы всегда так внимательны и льстивы с любовницами своего хозяина, Луи? – раздраженно спросила она. – Если да, то неудивительно, что он не держит их здесь!

Луи рассмеялся:

– Вы правы, мадемуазель. Я ведь такое же ужасное создание, как и месье. Но, в конце концов, я неплохо вас накормил, да?

– Это правда, – согласилась она, подбирая с тарелки крошки. Потом подчеркнуто широко зевнула. – Боюсь, вы перекормили меня. Я даже устала, пока ела.

– Ода, конечно, – сказал Луи. – Вам нужно отдохнуть. Я покажу вам вашу комнату.

– Нет! То есть… если месье вернется и найдет меня, в постели, он может сделать неправильные выводы.

Луи смотрел на нее в недоумении.

– Но рано или поздно вам все равно придется лечь спать!

– Да… но сейчас я предпочла бы вздремнуть здесь. Кресло вполне удобное. И если месье вернется прежде, чем я проснусь, у него не появится искушения сделать то, чего он не должен делать. А когда я проснусь, смогу что-нибудь почитать.

Луи пожал плечами:

– Как мадемуазель пожелает.

И он вышел из комнаты, унося с собой поднос с тарелками. На ходу он качал головой и бормотал что-то о странных женских капризах.

Когда он скрылся из виду, Элина бросилась к столу. Еще мгновение – и она отыскала бухгалтерские книги Бонанжа. Она уселась в кресле, намереваясь внимательно все прочесть. Сейчас она благодарила Бога за то, что ведение бухгалтерии было одной из ее обязанностей дома. Однако прошло некоторое время, прежде чем она поняла систему Бонанжа и смогла с легкостью читать его записи.

И тут она нашла поразительную информацию. Рене Бонанж не являлся охотником за удачей. Имение находилось не в лучшем состоянии, когда он выкупил его у племянника, однако креол ухитрился всего за три месяца почти привести его в порядок. Были у него и капиталовложения, приносившие немалую прибыль.

Листая страницы, Элина все больше и больше удивлялась. Он не держал рабов, только наемных рабочих. Не возникало сомнений, что большую часть времени за минувшие месяцы в Новом Орлеане – если не все – он провел здесь, восстанавливая сахарную плантацию. Из рассказов отца Элина знала, что в большинстве своем богатые креольские плантаторы все дела перепоручают управляющим. Зимой плантаторы живут в Новом Орлеане в своих городских домах. А лето проводят за городом, спасаясь от неимоверной жары и вездесущих москитов, оккупирующих город с апреля по самый сентябрь.

Но Бонанж почему-то не попадал под это общее описание. Те крохи информации, что ей удалось выудить из его записей, немало раздосадовали Элину, ведь они доказывали, что Бонанж – человек ответственный и честный. Ничто не говорило о том, что он убил ее брата, задавшись целью захватить наследство Ванье.

Элина в гневе отбросила документы. У нее было совершенно другое представление о Бонанже. Она вдруг вспомнила, как его теплые пальцы стерли с ее щеки слезу. Вспомнила его поцелуи. Но тут же на память пришло замечание креола о распутных девицах.

Он был нежен с ней, полагая, что ее обрадует его внимание. Какая самонадеянность! Что ж, она отомстит ему за то, что он ее похитил, да еще и оскорбил.

Элина дрожала от бешенства, вспоминая его обхождение с ней. Девушка огляделась в поисках чего-нибудь, что можно было бы разломать или разбить. Пусть знает, что с ней шутки плохи.

Но единственной ценностью здесь были документы.

Осмотрев аккуратно сложенную стопку бумаг, Элина недобро усмехнулась. Было очевидно, что Бонанж педантичен. И Элина стала разбрасывать бумаги по полу. Затем вытряхнула содержимое ящиков и папок. Квитанции, расписки, отчеты, ведомости, поручительства – все это теперь валялось на полу.

Но оставить это в таком виде нельзя. Луи заметит и к приходу Бонанжа все приведет в порядок.

Тогда Элина перемешала все документы, после чего снова разложила их по ящикам и папкам, оставив часть в аккуратной стопке на столе. Теперь, если Бонанжу понадобится какой-нибудь документ, он будет долго его искать.

Осуществив свою месть, Элина взяла книгу и снова уселась в кресло. Вид у нее был, как у нашкодившей кошки, стащившей мясо со стола.

Джулия Бонанж-Ванье была уже не первой молодости, но еще сохранила остатки красоты. Темноволосая креолка нежно улыбнулась самой младшей девочке Шарбонне, когда та похвалила ее шляпку. Но думала Джулия в этот момент совсем о другом. Все ее мысли занимал брат. Почему вдруг он покинул ее дом, отказавшись провести с ней этот вечер у Шарбонне? Это было на него не похоже. Он хорошо знал, как ей трудно наносить визиты одной, когда рядом нет Филиппа.

При мысли о покойном муже ком подкатил к горлу Джулии. Она любила его страстно, почти безумно. Поэтому его предательство восприняла крайне болезненно. Джулия беспомощно огляделась вокруг. О, как ей хотелось бы довериться хоть, кому-нибудь из друзей. Но если она поведает им о своем горе, придется рассказать и о том, что сделал Филипп, а этой тайны она не могла доверить даже Рене.

Она изящно опустила бокал, не в силах забыть последнее признание Филиппа. Оно преследовало ее постоянно.

«Это потому, что у меня совесть не чиста», – сказала она себе. И это было правдой.

Слова умирающего мужа стояли у нее в ушах: «Я сделал ужасную вещь, Джулия. Ужасную вещь. Если святой отец успеет, то я исповедуюсь ему. Но ты должна узнать первой. Я не могу умереть, пока этот груз лежит на моей душе. Ты должна выслушать меня. Там, в Миссури, у меня есть другая жена… другая семья. Они ничего о тебе не знают. В запертом ящике ты найдешь мое завещание. Там я позаботился обо всех вас. Отдай его моему поверенному. Он никогда его не видел, но он человек честный и рассудительный. Когда он придет в себя от потрясения, то, несомненно, сделает все, как нужно. Обещай мне, Джулия, что сделаешь в точности так, как я прошу. Обещай!»

И она пообещала. И теперь страдала от этого. Потому что обещания своего не сдержала, и завещание Филиппа все еще было у нее. Она думала об этом день и ночь. В мыслях она встречалась с той – другой – женщиной, «совратительницей», как она ее называла, и бросала завещание ей в лицо. О, как сладко было бы видеть боль этой женщины! Пусть страдает так же, как страдает сейчас Джулия. Но даже этого было недостаточно, чтобы пойти на такой шаг – встретиться со второй женой Филиппа.

Снова и снова молилась она Богу.

«Скажи мне, Господи, правильно ли я поступаю? Эта совратительница… ведь он не венчался с ней в церкви? Она, должно быть, одна из тех ужасных американок, которые исповедуют протестантизм, а значит, в Твоих глазах их брак недействителен, ведь правда? Конечно, правда…»

Боль снова пронзила ее сердце. Какая-то другая женщина украла у нее любовь Филиппа. И даже родила ему детей! Джулия твердила себе, что та женщина – просто ведьма, что она поймала Филиппа в ловушку и увела от первой, настоящей жены. Однако в документах говорилось другое. Филипп не говорил об этом, однако в завещании значилась дата его брака с той, другой. Кэтлин вышла замуж за Филиппа за год до того, как он женился на Джулии. Стон рвался из ее груди, но Джулия сдержала его. Именно Кэтлин, а не Джулия оказалась первой его избранницей!

Она знала, что муж не любил ее, когда они поженились, но так обычно и бывает. Еще Джулия знала, что Филипп хотел разорвать их помолвку, но его мать сказала, что лишит его наследства, если он только посмеет это сделать. Когда Джулия об этом узнала, ее очень обеспокоило это обстоятельство, но окружающие убедили ее, что со временем она сможет завоевать любовь Филиппа.

Ну и что, что он женился на ней только ради наследства? Многие так поступали. Они с Филиппом были обручены с детства. Бонанж и Ванье – эти два семейства всегда стремились породниться. Их состояния соединились. Все было заранее решено и продумано. Конечно же, Джулия выйдет за Филиппа.

Но одну ошибку Джулия все же совершила – по уши влюбилась в своего красавца мужа. Даже когда он уезжал в свои долгие торговые путешествия, когда пренебрегал их сыном, она любила его. А он все это время ездил к ней – к совратительнице! Джулия старалась взять себя в руки. Она вдруг заметила, что все окружающие удивлены ее странной задумчивостью и молчанием.

Она произнесла несколько фраз о погоде, и разговор продолжился, благополучно минуя ее. Почему Рене не пошел, сегодня с ней? Когда он рядом, ей легче. А теперь все будут говорить: «Бедняжка Джулия, она так страдает по покойному мужу. Они были так преданы друг другу, словно два любящих голубка. Он умер таким молодым. Какая жалость!»

О, как ей хотелось бросить эти их слова им же в лицо! Сказать, что она ненавидела своего мужа, да, ненавидела – за предательство, за то, что он разбил ее сердце. И она рада – рада! – что он умер!

– А как поживает наш дорогой Франсуа? – вежливо спросила мадам Шарбонне.

– У него все хорошо, – тихо проговорила Джулия. Еще несколько минут они говорили о детях. Потом в разговор снова вмешались Шарбонне-младшие.

«Бедный, бедный мой Франсуа», – думала Джулия. Именно из-за него она не сдержала своего обещания. Что он скажет, если узнает, что его отец так опозорил их всех? И деньги… Джулия чуть было не застонала вслух. Франсуа будет в ярости, если вдруг выяснится, что он должен делить наследство с тремя новыми членами семьи. Нет, она не могла рассказать ему об этом. Он винил бы во всем ее.

«Ты во всем ему потакаешь, мама!» – говорил он. И еще: «Ты должна потребовать, чтобы отец остался дома». И еще, самое страшное: «Скажи отцу, что мне нужно больше денег. Он должен назначить мне большее содержание».

«Нет, – думала она. – Пусть та, другая, сама находит пути. Пусть помучается вместо меня».

А дети? Об этом Джулия старалась не думать. В завещании говорилось, что совратительница родила Филиппу близнецов – мальчика и девочку. О мальчике Джулия нисколько не волновалась. Она всегда гордилась тем, что подарила Филиппу сына, и теперь ненавидела совратительницу за то, что та тоже родила мальчика – первенца, по сути. Но девочка – совсем другое дело. Элина. Какое красивое имя. Джулия всегда хотела иметь дочь.

Но эта девушка – дочь совратительницы. Может, она такая же безнравственная, как и ее мать. «Пусть и она страдает, – гневно думала Джулия. – Пусть узнает, так же как я, что мужчинам нельзя доверять!»

Брат был единственным светлым лучиком в ее жизни. Джулии так хотелось излить ему душу, но она не решалась. Он настоит на том, чтобы она поступила по справедливости. А Джулия поклялась, что не позволит совратительнице снова взять над собой верх. Эта Кэтлин будет ждать, и ждать, пока ее муж вернется, как ждала Джулия много лет. «Пусть помучается», – зло думала женщина.

И все это время – признание Филиппа звучало в ее мозгу.

«Я сделал ужасную вещь, Джулия…»

Глава 7

Никогда не следует делать двух вещей: лгать в постели и надеяться, что орущий, на соседней крыше кот устанет и замолчит.

Креольская пословица.

Рене задумчиво сидел на кровати, в то время как Луи – человек, больше напоминавший его старшего брата, чем слугу, – помогал ему стаскивать перепачканные грязью сапоги. Несмотря на свои пятьдесят пять лет, Луи был проворным и к тому же остроумным. В первые годы жизни Рене в Европе Луи работал на Франсуа. Но мальчик быстро взрослел, и к тому времени, когда вырос, Луи буквально возненавидел его. И когда Рене приехал домой, попросил, чтобы тот снова взял его к себе в услужение, на что Рене охотно согласился.

– Я все приготовил для пребывания в доме мадемуазель, – сказал Луи, подмигнув Рене.

– И где ты ее поселил?

– В соседней комнате, разумеется.

– Разумеется, – пробормотал Рене, раздраженный тем, что при мысли о ее близости сразу напрягся. – И что она об этом думает?

– Она ведет себя со мной сухо, притворяется, что очень зла. Мадемуазель очень странная девица. Но мне понравилась. Не похожа на остальных женщин.

Широкая улыбка Рене была немного язвительной.

– Полагаю, она уже поведала тебе свою невероятную историю о том, что она – дочь Филиппа? Странный способ отомстить мне, не правда ли?

Глаза Луи расширились от изумления.

– Она говорит, что приходится дочерью месье Ванье?!

– Разве она тебе не сказала? – удивился Рене, и на его губах заиграла циничная улыбка. – Видимо, решила унизить меня, распространяя слухи о том, что это якобы я убил ее дружка. Она с большой охотой верит всему плохому, что обо мне говорят. И не только она, черт! Я нашел этого беднягу мертвым в Орлеане-Холле, и теперь все считают, что это я убил его. Не отрицаю, вчера я искал его, чтобы отомстить, но убивать не собирался. Хотел засадить его за решетку.

Луи вдруг замер, и Рене удивленно поднял на него глаза. Вид у слуги был виноватый.

– Она рассказала тебе об этих слухах, да? – спросил Рене. Луи принялся молча натирать сапоги Рене тряпочкой. Рене схватил его за руку.

– Рассказала?

– Она говорила, что у нее с вами вышли разногласия из-за вашего… э… месье Ванье. Знай, я, что она подозревает вас в таких ужасных вещах, не стал бы ей ничего рассказывать.

Рене нахмурился.

– Ничего? Что именно ты ей рассказал?

– О вашей семье.

– И?

Луи принялся еще более неистово натирать сапог.

– И я упомянул… что… вы… возможно, вчера ночью… дрались на дуэли.

– Что?! – воскликнул Рене, вскакивая на ноги. – Бог мой, Луи, почему ты ей так сказал?

Луи с тревогой посмотрел на Рене.

– На ваших перчатках была кровь, месье, а она сказала, что вы дрались на дуэли, и я просто предположил…

Рене сжал зубы.

– Это ужасно…

– Нет-нет, месье, не говорите так! – сказал Луи, опуская сапог и глядя в глаза хозяину. – Она, конечно, растеряна, но это не значит…

– Она не растеряна, – резко оборвал его Рене. – Она хочет уничтожить меня и мою семью за то, чего я не делал. Мне уже порядком надоели ее дурацкие заявления.

– Вы сказали, что она утверждает, будто месье Ванье – ее отец?

Рене мрачно усмехнулся:

– Да. Но я уверен, что она лжет. Она утверждает, что является дочерью Филиппа от второго брака в Миссури.

Луи был поражен до глубины души.

– Второго брака?

– Да. Если верить ее словам, Филипп был двоеженцем. Все это просто нелепо! Более того, большую часть дня я провел в городе, расспрашивая тех, кто мог быть в курсе дел Филиппа – его поверенного и близких друзей. Никто из них никогда не слышал, чтобы у Филиппа была любовница. А уж если и была, то, конечно же, не в такой глуши, как Миссури.

– Насколько я помню, у месье Ванье были дела в Миссури. Он даже делал там какие-то денежные вложения, – напомнил Луи.

Рене кивнул:

– Да, несколько раз. А еще в Огайо, Миссисипи, да мало ли где. Это свидетельствует лишь о том, что он делал много денежных вложений. А доказательств его двоеженства нет никаких. Мой зять был слишком озабочен своим положением в обществе Нового Орлеана, чтобы просто так опозорить Джулию. Поверенный согласен со мной.

– А что еще поверенный мог сказать брату мадам Джулии? – подняв бровь, спросил Луи.

Рене вцепился в спинку кресла.

– Возможно. Но в истории этой славной мадемуазель есть и другие прорехи.

– Да? – с интересом спросил Луи, отвернувшись от Рене, чтобы поднять туфли.

– Эта девушка лжет с того самого момента, как приехала сюда. Она сказала, что у нее есть соответствующие документы. Но при себе у нее их не оказалось, и она сочинила, будто кто-то украл их у ее покойного дружка. Мы с Джоном Дэвисом обыскали всю комнату, в которой я обнаружил тело. И никаких бумаг там не было.

Рене не стал говорить Луи, что в глубине души надеялся все же найти эти чертовы бумаги. Ему хотелось, чтобы она оказалась невинной и чистой, такой, какой ему представлялась.

– Может, она не врет насчет этих бумаг, – произнес Луи, стараясь быть справедливым. – Может, тот, кто убил ее друга, украл их?

– С возрастом ты становишься чересчур мягким, друг мой, – сухо сказал Рене. – Впрочем, я обдумывал такую возможность. Но вскоре отмел ее. Сам подумай. Она утверждает, что это я их похитил с целью лишить ее возможности предъявить свои права на наследство Филиппа. Но поскольку ее дружка я не убивал, то эти ее слова – полный абсурд. А кому могли понадобиться документы карточного шулера?

– Но почему она вообще о них заговорила? Рене вздохнул.

– Неужели не понимаешь? Это просто способ сделать ее слова более вескими. Ты бы видел ее лицо, когда я потребовал у девчонки рассказать все подробности. Она начала дергаться, как сом на крючке.

– Бедная мадемуазель.

– На твоем месте я не стал бы ее жалеть. Я предложил поехать к ней домой, чтобы найти там какие-нибудь доказательства. И знаешь, что она сказала?

Луи промолчал.

– Она сказала, что ее дом сгорел дотла, поэтому никаких доказательств не сохранилось. Подтвердить ее слова может лишь банкир из Сент-Луиса. Не сомневаюсь, что этот парень – один из ее поклонников. У нее на все готов ответ, но нет ни одного доказательства! Ни единого! Я сделал все, что в моих силах, чтобы узнать правду об этой женщине. И на каждом шагу встречал ложь. Администратор гостиницы, где она жила, сказал, что они с Уоллесом назвались мужем и женой. И после этого она доказывала мне и сержанту, что Уоллес – ее брат.

– Но это такая маленькая ложь…

Рене вздохнул и покачал головой:

– Я обыскал их вещи и не нашел ничего, что подтвердило бы ее историю. Она сказала, что ее мать умерла и именно поэтому они приехали сюда. Однако ни один из них не носил траура. Несколько вещей, которые я обнаружил в их номере, жалкое тряпье. Платье, которое на ней – самое лучшее из ее одежды. Неужели ты думаешь, что Филипп позволил бы своим детям, пусть даже незаконнорожденным, жить в такой нужде?

Луи пожал плечами:

– Думаю, нет.

– Конечно, нет! – сказал Рене. – И не забывай, как мы встретились! Ведь это она стукнула меня вчера по голове, а ее дружок в это время украл мои деньги.

– Нет! – воскликнул Луи.

– Да, – заверил его Рене. – Говорю тебя, Элина – опытная мошенница. Но я не позволю ей играть со мной в ее игры!

Луи взялся за уборку, а Рене уселся на кровать и принялся надевать свои парадные туфли.

Элина и ее откровенно нелепые истории… Любой на его месте давно выбросил бы их из головы и выгнал бы ее из дома. Каким-то образом ей удается впутывать его в неприятности. Матерь Божья, Элина как никто другой умеет управлять мужчинами! Эти испуганные глаза, сладкие невинные губки… Неудивительно, что сержант не арестовал девушку, когда нашел ее. Рене и сам не мог устоять перед ее чарами. Он почувствовал необыкновенное волнение в чреслах, стоило подумать о ее соблазнительном ротике, страстно целующем его губы.

Он сжал руку в кулак. Этой девушке не удастся переманить его на свою сторону. Благодаря своей привлекательности.

Однако он не мог отрицать, что больше всего ему сейчас хотелось затащить ее в постель. Ее белая кожа, такая нежная, такая прохладная на ощупь… Он с удовольствием сделал бы ее горячей, жаждущей, пылающей от желания. Насладился бы прикосновением ее тонких пальцев к своему телу. Он хотел, чтобы она желала его так же, как он ее.

И тут Рене спохватился, вспомнив о проблемах, связанных с этой девушкой. Ее россказни могли быть ложью от начала и до конца, но в большинстве своем жители Нового Орлеана охотно верят лжи, и чем она скандальнее и непристойнее, тем охотнее верят. Стоит ей рассказать свою историю хоть кому-нибудь, и имена Бонанж и Ванье навсегда будут запятнаны. И все из-за того, что она жаждет денег.

И мести. Разгневанная женщина с острым язычком и красивыми глазами всегда представляет опасность, если ею двигают чувства. Неподдельные горе и гаев, которые она испытывала после смерти Уоллеса, свидетельствовали о том, что он был ее первым любовником.

Рене поднялся с кровати. Если он просто вышвырнет ее отсюда, неприятностей не оберешься. Ее заверениям, что она постарается найти работу, Рене не поверил. Если она способна работать, зачем помогала Уоллесу обманывать людей? Нет. Ее руки были такими гладкими, что Рене не сомневался – она никогда не выполняла тяжелой работы. Ее великолепное тело и тонкий ум, очевидно, неоднократно помогали ей в прошлом. Теперь же она задалась единственной целью – завладеть деньгами покойного Филиппа Ванье.

Если все дело в деньгах… Рене лихорадочно соображал. Выход был очевиден: дать Элине денег, чтобы она уехала из города. Но сама мысль об этом была Рене омерзительна. И вовсе не из-за денег. Он мог позволить себе сделать ее такой богатой, что она до конца жизни ни в чем не нуждалась бы. Однако ему не хотелось уступать. Ведь в этом случае она одержала бы над ним верх.

Но это решение казалось единственно верным и довольно простым. Даже если она не сможет доказать свою историю про Филиппа, даже если никто не поверит ни единому ее слову, то горе, которое она принесет Джулии своими глупыми обвинениями относительно смерти Уоллеса, будет ничуть не меньше, чем страдания, которые его сестра испытает, услышав о двоеженстве Филиппа. И даже если Рене добьется того, чтобы Элину арестовали, заткнуть ей рот он не сможет.

Да, выбора у него нет. Ему придется отвалить ей достаточно большую кучу денег, чтобы удовлетворить жажду наживы этой хитрой девицы, а затем избавиться от нее.

– А где мадемуазель сейчас? – спросил Рене, намереваясь безотлагательно решить этот неприятный вопрос.

– Внизу, обедает, – ответил Луи, с трудом сдерживая улыбку. – Вы должны признать, что у мадемуазель есть характер. Сегодня мне пришлось принять на себя ее гнев, но злится-то она на вас.

– Это ненадолго, – уверенно ответил Рене, мрачно улыбнувшись. – Как только она услышит мое предложение, то быстро сменит гнев на милость. – В этом Рене нисколько не сомневался.

Элина лениво играла с лежащей на ее тарелке едой. Ей было непривычно сидеть одной за огромным и необычайно длинным столом. Луи настоял на том, чтобы она пообедала здесь, обращаясь с ней, как с дорогой гостьей, а вовсе не как с пленницей. Однако Элина не могла забыть, что Бонанж держит ее в своем доме против ее воли. Он мог вернуться в любую минуту и снова начать ее терзать.

Она подняла салфетку, чтобы вытереть губы, как вдруг ее рука застыла в воздухе. Мягкая ткань напомнила ей… Нет, она не будет об этом думать. Нет сомнения, что Бонанж добивается лишь одного: он хочет лишить ее решимости бороться с ним. Хочет, чтобы она забыла, кем является. Забыла о том, что он сделал. Но она не забудет. Элина в этом поклялась. Ее внезапно обуял гнев, и она злобно скомкала салфетку.

Бонанж сумел все так перевернуть, что получалось, будто ей нужны только деньги отца. На самом же деле ей нужно было это наследство лишь для того, чтобы не умереть с голоду. Само по себе оно ничего для нее не значило. Предательство отца ранило ее. Слова из газетной заметки прочно засели у нее в мозгу. Как мог он поступить столь подло и бесчестно? Она никогда его не простит. Никогда!

И Бонанжа не простит за его оскорбления. Даже если после своей поездки в город он убедится, что она говорит правду, даже если извинится.

Как раз в тот момент, когда она про себя ругала его последними словами, в комнату вошел Рене. Вернулся ее тюремщик. Элина нервно поджала губы.

– Ты скучала по мне? – дерзко улыбаясь, спросил он.

– Здравствуйте, месье.

Он нахмурился.

– Называй меня Рене. «Месье» в твоих устах звучит как бранное слово.

– Так оно и есть. – Элина с вызовом посмотрела на него. – Просто я себе напоминаю, что ты пренебрегаешь мной. А также законом.

– Я вижу, ты все еще злишься, – заметил он, садясь на другом конце длинного стола. Слуга помчался на кухню, чтобы принести господину обед.

– Конечно, – произнесла она ледяным тоном, в то же время, ощутив, как по телу разливается тепло от одного лишь присутствия Бонанжа.

Элина изо всех сил старалась скрыть свое нетерпение, однако ей до смерти хотелось узнать, что же Бонанж узнал в городе. Говорил ли отец своим знакомым из Нового Орлеана о том, что у него есть другая семья? И почему Бонанж так вежлив с ней? Может, он выяснил, что она говорит правду?

– Однако злость не мешает тебе есть мою еду, как я вижу.

– Луи настоял на этом.

– Да, Луи умеет настоять на своем, когда хочет, – сказал Бонанж, подняв бокал вина, но, не донеся его до губ, добавил: – Кстати, я тоже.

Проигнорировав эту завуалированную угрозу, Элина призвала на помощь всю свою храбрость.

– И что, твоя настойчивость сегодня в городе получила достойную награду?

Он тихо рассмеялся:

– Что ты называешь наградой? Если доказательства того, что ты – дочь Филиппа, то нет, ничего такого я не нашел.

Она уставилась в тарелку, стараясь взять себя в руки. Элина не хотела, чтобы Бонанж видел, как ранила ее эта новость. А чего, собственно, она ожидала? Элина прекрасно знала, что ей не на что надеяться.

Он сидел молча, с любопытством глядя на нее. Когда, наконец, Элина осмелилась посмотреть ему в глаза, на его лице уже не было самодовольной улыбки. Напротив, он рассматривал ее почти настороженно.

– Так что же ты нашел?

– Никто ничего о тебе не слышал. Поверенный вообще не знает о твоем существовании. Друзья Филиппа говорят, что у него не было любовницы в Миссури. Документов тоже нет. Ни в Орлеане-Холле, ни в твоей гостинице.

Элину обуял гнев.

– Ты обыскивал мою комнату?! Какое ты имел право? Он вскинул бровь.

– Такое же, какое имела ты врываться в дом моей сестры, крича, что ты дочь Филиппа. Между прочим, твой «брат» назвался администратору гостиницы твоим мужем. Тебе и твоему дружку следовало хотя бы придерживаться одной и той же истории.

Элина нервно комкала салфетку на коленях. Она уже забыла об этой маленькой хитрости Алекса. Проглотив все те колкости, которыми ей хотелось засыпать Бонанжа, она ровным голосом ответила:

– Как я уже говорила, я вовсе не обязана перед тобой отчитываться.

– Конечно, нет. – Его темные глаза со смехом смотрели на нее.

Ей вдруг захотелось стукнуть его как следует. Бонанж был так уверен в себе и своей правоте, что порой становилось противно.

– Ты тоже не обязан передо мной отчитываться, ведь именно так ты считаешь?

Он наклонился, сжав руки в кулаки. Словно не заметив этого, она продолжала:

– Я понимаю, почему ты отказываешься мне верить. Если поверишь, тебе придется признать, что я – законнорожденная дочь Филиппа, а твой племянник – нет. Ведь мой отец женился на моей матери раньше, чем на твоей сестре. Это первая проблема.

– Как умно с твоей стороны было подумать об этом, – выдавил Рене.

Она пропустила мимо ушей издевку в его тоне.

– Тебе также придется признать, что Алекс – Ванье, а не какое-то там безликое ничтожество. И судья займется расследованием его убийства. Это вторая проблема. Так что поверить мне не в твоих интересах. Поэтому совершенно не важно, что ты узнал в городе. Если бы даже ты понял, что я говорю правду, то никому не сказал бы об этом ни слова.

– Бог мой! Как ты умна! – Его голос был полон сарказма. – Разумеется, не в моих интересах обнаружить, что ты говоришь правду. А то, что я могу оказаться честным человеком, тебе не пришло в голову. Я ни за что не пренебрег бы интересами дочери или сына Филиппа, не важно, законнорожденного или нет. И не имеет значения, какие последствия это имело бы для моей семьи.

– Но ты уже сделал это!

– И твоего Алекса я тоже не убивал.

Она вцепилась в скатерть.

– Зачем отрицать?! Ты же не на допросе. Весь город знает, что ты убил его на дуэли, но никто и словом не обмолвился, что тебя следует наказать. Наоборот, тебя считают героем.

– У тебя нет никаких доказательств того, что это я убил твоего любовника.

– Нет доказательств?! Ты говорил, что отыщешь моего брата, что ему не удастся скрыться. Конечно, это ты убил его. Кому еще нужна была его смерть? К тому же в ночь убийства твои перчатки были в крови.

– Я испачкался кровью, когда пытался нащупать у него пульс, – сорвался на крик Рене. – Но здравый смысл для тебя не больше, чем пустой звук!

– Почему я должна тебе верить?

– Может, потому, что я говорю правду? Ты слепо веришь, что я убил Уоллеса лишь потому, что он украл у меня деньги. – Он развел руками. – Что же, это твое дело. Я не собираюсь оправдываться перед такой бесчестной и лживой особой, как ты. Кроме того, – грозно произнес он, поднимаясь, – я думаю, тебе пора взглянуть на всю эту ситуацию моими глазами, вместо того чтобы цепляться за свои нелепые россказни. – Он вышел из-за стола и принялся нервно ходить по комнате, ожесточенно жестикулируя. – Два отпетых мошенника тайно замышляют обмануть и ограбить меня…

– Но…

– Молчать! – рявкнул он. – Один из них решает, сделать то же самое еще раз, за что его и убивают. Потом я, как полный идиот, нахожу его тело и вызываю полицию. После чего в доме моей сестры появляется его подружка, жаждущая мести. По иронии судьбы она также заявляет, что приходится покойному мужу моей сестры не кем иным, как дочерью. Но доказательств у нее нет. Она не носила его имя, да и внешне на него совсем не похожа. И все же она полагает, что я должен поверить ей на слово. Поверить, что мой зять был двоеженцем. Подумать только! Этот человек, который, по ее словам, помогал ей и ее брату все это время, умер, не оставив ни завещания, ни каких-либо других бумаг, в которых говорилось бы о его другой семье! – Он резко повернулся и гневно уставился на нее. – И после этого ты требуешь, чтобы я поверил твоим словам? Да как я могу?

Его последнее замечание о том, что Филипп не оставил завещания, лишило Элину дара речи. Почему же не было завещания? Неужели отцу было все равно, что с ними случится после его смерти? Однако Элина не сомневалась, что, если бы завещание было, кто-нибудь из властей обязательно сообщил бы маме о его смерти. Значит, Бонанж говорит правду: завещания действительно не было. А если это так, то у креола действительно нет никаких оснований верить ей.

Когда Элина посмотрела на его ожесточенное лицо, глаза ее наполнились слезами.

– Похоже, мы зашли в тупик, – с трудом произнесла она. В его словах она услышала слишком много правды, чтобы их отрицать.

Ее напряженный голос и горестное выражение лица заставили Рене остановиться. Взгляд его смягчился на миг, но затем снова стал холодным.

– Возможно, нет.

Он прошел к столу и сел на стул справа от нее. Он взял ее руки в свои. Элина попыталась вырвать их, но Рене не отпускал ее.

– Послушай, дорогая. Я знаю, почему ты выдумала всю эту историю. И понимаю тебя. Ты целиком зависела от Уоллеса? Вы, наверное, были вместе очень долго? А когда он умер, ты решила выместить свое зло на том, кто, по-твоему, лишил тебя и друга, и средств к существованию одновременно.

Ее глаза округлились от возмущения, она поняла, на что Рене намекает.

– Я хочу компенсировать все твои потери, – продолжил Рене, не замечая, как его слова ранят ее. – Я не стану требовать твоего ареста, и ты не понесешь никакого наказания за свое участие во всей этой истории с шулерством.

– Взамен я должна забыть о том, что ты убил моего брата и хочешь лишить меня прав, данных мне по рождению? Да? Прошу прощения, месье Бонанж, но я на это никогда не соглашусь.

Он рывком поднялся из-за стола и буквально навис над ней, на секунду девушке показалось, что перед ней орел, нацелившийся на свою жертву.

– Ты на удивление упряма, милые глазки, ведь у тебя практически нет выбора. И к тому же ты жадная. Впрочем, этого следовало ожидать. Однако ты поставила меня в затруднительное положение. С этой твоей невинной улыбкой ты, к сожалению, можешь навлечь на голову моей семьи немало неприятностей, если я просто отпущу тебя гулять по Новому Орлеану. Разумеется, я этого не допущу.

– Хочешь сказать, что собираешься меня убить? – насмешливо проговорила она.

Рене стукнул по столу.

– Нет, черт тебя побери! – Он с трудом сдерживал ярость. – Хочу предложить тебе… э… деловое соглашение. Я даю тебе солидную сумму денег, чтобы ты длительное время ни в чем не нуждалась. Взамен ты уезжаешь из Нового Орлеана и забываешь обо всех своих глупостях. Она в изумлении смотрела на него.

– Не может быть, чтобы я поняла тебя правильно!

– Не нужно играть со мной в невинность, Элина. Я предлагаю компенсировать тебе все твои потери, ведь твой покровитель теперь мертв…

– Убит! – выкрикнула она. – Убит, а не мертв. – Она говорила, отчеканивая каждое слово. – Он не был моим покровителем – по крайней мере, не в том смысле, как ты считаешь. Он был моим братом! – Глаза Рене вспыхнули гневом. – И ты предлагаешь вовсе не «компенсировать» мои потери. Ты попросту хочешь купить мое молчание, чтобы не выплыли наружу твои темные делишки!

– Да, – произнес он с деланным спокойствием. – Я хочу купить твое молчание. И я полагаю, что получить от меня деньги не так рискованно, как помогать карточному шулеру или…

– Или томиться за решеткой, куда ты, несомненно, собираешься меня отправить. Выбор у меня простой: взять твои деньги или попасть в тюрьму. Я правильно тебя поняла?

– Нет, черт побери! – взорвался он, хватая ее за руки и рывком поднимая с кресла. – Я не поведу тебя к судье. И никогда не собирался этого делать. Но я не верю, что ты предпочтешь голодать на улицах или зарабатывать на жизнь тяжелым трудом в, таком городе, как Новый Орлеан, вместо того чтобы взять мои деньги!

Эти слова заставили девушку побледнеть, но она выдержала его взгляд.

– Мне все равно, веришь ты или нет. Я отказываюсь от твоего «великодушного» предложения и не собираюсь молчать, если знаю правду.

Лицо Бонанжа исказилось от гнева. Он больно сдавил ей плечи.

– Думаешь, я позволю тебе вернуться в Новый Орлеан и распространять там свои нелепые выдумки? Конечно, нет! Значит, ты останешься здесь до тех пор, пока не образумишься.

– Отвези меня к судье, – попросила она. – Я предпочитаю тюрьму заточению здесь, рядом с тобой.

– Неужели? – Его руки скользнули с ее плеч на талию, а глаза были прикованы к ее губам. – Ты меня боишься? Но еще недавно ты испытывала ко мне совсем другие чувства. Или тогда, у меня в кабинете, ты просто играла?

– Ты – напыщенный и самоуверенный негодяй! Как ты мог даже предположить, что я пожелаю убийцу своего брата?! – закричала она, но, когда Рене провел большим пальцем по ее губам, Элина затрепетала.

Взбешенная тем, что тело так предательски подводит ее, Элина стукнула кулаками Бонанжа в живот, но он даже не почувствовал. Мускулы на его животе были словно каменными, и девушка лишь больно ушибла костяшки пальцев.

– Не вынуждай меня бросать тебя в тюрьму. Тебе там не понравится, – сказал он. Затем схватил ее запястья, завел их девушке за спину и грубо прижал ее к себе.

– Если судья выслушает меня, то не станет сажать в тюрьму! Я это точно знаю!

– С чего ты взяла? – прошипел он.

– Попытать счастья все равно стоит.

– Не стоит. Я тебе не позволю. Пока. Не сомневаюсь, что Оливейра – человек здравомыслящий. Но за его людей поручиться не Могу. – Он сощурил глаза. – Будь ты действительно дочерью Филиппа, не стала бы втаптывать его имя в грязь.

Пришлось Элине признать, что Бонанж прав.

Хотя отец не оставил им завещания, проявив полное равнодушие к их судьбе после его смерти, она не хотела, чтобы доброе имя Филиппа Ванье было запятнано.

Однако ситуация все усложнялась, и Элина не знала, что же ей теперь делать.

– Обещаешь подумать над моим предложением? – спросил Бонанж, видя, что девушка в замешательстве.

– Я не возьму у тебя денег, – решительно заявила она.

– Прекрасно. Тянешь время, чтобы набить себе цену? Весьма похвально, однако… – он замолк и понизил голос до зловещего шепота, – пока ты не приняла решения, ты останешься моей гостьей. И узнаешь, что со мной не так-то приятно жить под одной крышей, если ты собираешься украсть состояние и доброе имя моей семьи.

– Я хочу лишь того, на что имею право. Хочу справедливости.

– Если бы я дал вам то, на что вы имеете полное право, мадемуазель, вы давно сидели бы за решеткой. Поэтому впредь будьте крайне осторожны, когда требуете то, что вам причитается!

С этими словами он оттолкнул ее от себя и быстро направился к двери. Несколько минут Элина стояла ошарашенная, с бешено бьющимся сердцем. Какая ужасная ситуация! Он, Похоже, твердо намерен держать ее здесь, пока она не возьмет у него денег взамен на молчание. Да как он мог подумать, что она возьмет деньги у человека, который убил ее брата!

И, что еще хуже, он считает ее распутной. И не зря. Она буквально тает от его поцелуев. Он не мог этого не заметить. Она должна подавить в себе чувства, которые испытывает к нему. Точнее, не она, а ее тело. Сегодня она слишком утомлена, чтобы противостоять ему.

Завтра она заставит его поверить, что говорит правду. Он должен ее отпустить. Главное – не подпускать его близко к себе.

Глава 8

Не пытайся летать, пока не обзавелся крыльями.

Французская пословица.

Когда Элина проснулась, стояло ясное холодное утро. С удивлением разглядывая полог кровати, она протерла заспанные глаза. Ей плохо спалось этой ночью, хотя застланная тонким льняным бельем постель была удобной и мягкой. Девушку не покидали тревожные мысли. Что ждет ее в будущем? У нее нет крыши над головой, ферма в Крев-Кёр сгорела. Нет денег, пропали все документы. Последняя надежда была на отца, но он умер, даже не оставив ни ей, ни Алексу, ни матери завещания. Никогда еще Элина не чувствовала себя такой одинокой и покинутой.

Но она должна взять себя в руки и найти выход из создавшегося положения. Если Бонанж не лжет и отец действительно не позаботился о них, ей остается каким-то образом доказать подлинность своего происхождения и жить на деньги отца либо выпутываться самой.

Опасаясь угроз Бонанжа и вместе с тем не желая очернить имя отца, она вполне допускала возможность оставить всякие попытки доказать, кто она такая, хотя для нее это обернулось бы работой на скотном дворе. Но на карту было поставлено больше, чем просто ее право наследования. Отказ от предъявления требований на то, что принадлежит ей по закону, шел вразрез с ее гордостью, чувством собственного достоинства. Она потеряла имя, положение в обществе, наследство, но отказываться от них не собиралась.

Элина была уверена, что Алекса убил Бонанж, и считала, что он должен понести наказание за свое преступление независимо от того, каковы были мотивы убийства.

Представив себе Алекса, распростертого на холодном мраморе, Элина с трудом подавила рыдания. Бедный милый Алекс. Зачастую он доставлял ей массу огорчений, но теперь она готова была оправдать многие его поступки. Он постоянно возмущался, что отец не берет его в свои деловые поездки, и был прав. Элина защищала отца и теперь сожалела об этом. Элина поднялась с кровати и подошла к окну. Отчаяние охватило ее при виде простирающейся внизу плантации. Без сомнения, Бонанж увез ее на много миль от города. Каким же образом сможет она убежать, если боится даже подойти к лошадям? Решив выглянуть в коридор, она тронула ручку, но оказалось, что дверь заперта.

Накануне Луи ей сказал, что комната Бонанжа соседствует с ее спальней, и, вспомнив об этом, девушка в панике стала одеваться. В этот момент дверь распахнулась, и появился Бонанж. Не обращая внимания на ее возражения, он ворвался в комнату, сверкая глазами, и она сжалась от страха при виде пачки бумаг, которую он держал в руке.

– Поскольку Луи говорит, что вчера днем ты «отдыхала» в моем кабинете, полагаю, именно тебя мне следует поблагодарить за разгром, учиненный в моем письменном столе.

– Разгром? – спросила она с притворным удивлением.

– Не изображай невинную овечку, Элина, тебе меня не провести! Немедленно отвечай, зачем ты это сделала?

– Просто хотела побольше узнать о вас. – Она равнодушно пожала плечами. – Но не запомнила, в каком порядке лежали эти бумаги, и поэтому сложила их, как сумела, хотя старалась сделать все наилучшим образом.

Он схватил ее и рывком повернул к себе.

– Не смей больше лгать мне! – в ярости проговорил он, сжав ее плечи. – Ты представляешь себе, сколько понадобится часов, чтобы привести все в порядок?

Элина поняла, что он разгневан гораздо сильнее, чем ей показалось.

«Отпусти меня!» – хотела она крикнуть, но из горла вырвался лишь хриплый шепот.

– Несомненно, ты самое большое несчастье, с которым мне пришлось столкнуться в жизни, – начал он.

Она попыталась стряхнуть его руки с плеч, но они лишь соскользнули ниже, увлекая за собой рукав ее сорочки.

Девушка застыла, в ужасе глядя на свое оголившееся плечо. Проследив за ее взглядом, он уставился на ее, обнаженное тело не в силах отвести глаз. Медленно опустив руки, он, наконец, по-настоящему разглядел ее. Ярость по-прежнему сверкала в его глазах, но что-то еще засветилось в них, когда он заметил, что она не одета.

Элина подтянула рукав на место, от смущения ее бросило в жар. Он наблюдал, как краска разливается по ее телу от шеи до округлости нежных грудей, виднеющихся в вырезе сорочки.

Он поднял глаза на ее лицо, и, когда взгляды их встретились, девушка, с трудом переведя дыхание, бросилась к кровати. В смятении она сдернула простыню и завернулась в нее.

Минуту он медлил, уставившись на нее так, словно намеревался совершить нечто непристойное.

– Оденься! – наконец приказал он. – Я жду тебя внизу через пять минут.

Элина без колебаний подчинилась ему, опасаясь, что, если она ослушается, он может передумать и вернуться. В безумной спешке она оделась, все еще сгорая от стыда. Никогда в жизни ей не приходилось общаться с мужчиной в столь… непрезентабельном виде!

Вместе с тем она не могла не признать, что в глубине души ожидала чего-то подобного, и унижение, которому ее подверг жестокий тюремщик, было наказанием за совершенный ею опрометчивый поступок. Впервые она пожалела о том, что выбрала накануне столь изощренный способ продемонстрировать свой гнев.

Поспешно причесавшись и уложив волосы в мягкий пучок на затылке, Элина бегом спустилась по широкой мраморной лестнице мимо молоденькой служанки, глазевшей на нее с откровенным любопытством. Внезапно она резко остановилась на последней ступеньке, заметив Луи и Бонанжа.

Стоя к ней спиной, Бонанж давал какие-то распоряжения Луи. Его силуэт четко вырисовывался на фоне дверного проема. Он был неотразим в своем черном элегантном сюртуке, изумрудно-зеленых обтягивающих брюках и начищенных до блеска ботфортах. Темные густые волосы волнами обрамляли лицо. Глядя на его широкую спину, Элина проклинала его за то, что он так привлекателен. О, почему она обречена, испытывать к нему физическое влечение? Какой демон завладел ею?

Постепенно до нее дошло, что он одет на выход. «Он что, собирается повезти меня куда-то?» От страха к горлу подступила тошнота. Элина подкралась ближе, стараясь выяснить, как он собирается ее перевозить. Но едва она заметила двух верховых лошадей, из которых одна была под женским седлом, он обернулся и увидел ее.

– Я не поеду с вами, – попятившись, прошептала она с округлившимися от страха глазами. Она решила сопротивляться до последнего.

– Непременно поедешь, – сказал он спокойно, – Мы отправимся по тем местам, которым ты с таким пренебрежением нанесла вчера большой урон, учинив разгром в моем столе. Я хочу, чтобы ты увидела, сколько человеческих жизней и средств к существованию затронула твоя мелкая пакость и какой она нанесла ущерб. – Он схватил ее за руку и потащил за собой на террасу.

Страх оказаться верхом на лошади боролся в ней с желанием показать ему, что она не раскаивается в содеянном и не испытывает никаких угрызений совести. Она не могла заставить себя сесть на лошадь. Но он не должен видеть ее страх, потому что воспользуется этим.

– Мадемуазель умеет ездить верхом? – участливо спросил Луи, заметив, что она смотрит на лошадь с нескрываемым ужасом.

– Конечно, – ответила она, вся дрожа.

Элина понимала, что, если откажется ехать верхом, Бонанж никогда не поверит, что она дочь Филиппа, поэтому усилием воли заставила себя выпрямить спину. Она должна побороть этот глупый страх навсегда. И она сделает это.

Не говоря ни слова, Бонанж помог ей подняться в седло. Она, было, подумала, как это женщины вообще могут удерживаться в такой штуковине. Но Бонанж не оставил ей времени для размышлений. В считанные секунды он вскочил на коня и направил его вперед по проселочной дороге. Она неуверенно последовала за ним, пытаясь припомнить те немногие знания о езде верхом, которые получила в детстве. Позднее Алекс пытался давать ей уроки верховой езды, но безумный страх помешал ей усвоить большую часть того, чему он старался ее научить. Подавляя все усиливающиеся приступы тревоги, она, вцепившись одной рукой в луку седла, другой рукой несмело пыталась управлять поводьями.

По счастью, лошадь – судя по всему, спокойная кобыла – была озабочена только тем, чтобы не отстать от своего спутника. Она почтительно поспешала рысью вслед за жеребцом Бонанжа, в то время как Элина была полностью поглощена тем, чтобы удержаться в седле. Ужас охватывал девушку все больше и больше, но она со всей решимостью старалась побороть его. Как только всадники достигли открытой дороги через поля, и Бонанж пустил Варвара галопом, лошадь Элины, последовав его примеру, тоже пошла в галоп. Внезапный рывок лошади заставил девушку запаниковать. Она резко натянула поводья, желая остановить лошадь, но испуганная ее странным поведением кобыла поднялась на дыбы.

Элина пронзительно вскрикнула. Бросив поводья, она обеими руками вцепилась в луку седла, а несчастная лошадь понесла. Элина ничего не соображала и не могла пошевелиться, а ее лошадь неслась напролом сквозь заросли сахарного тростника. Все, на что девушка была способна в этот момент, – это удерживаться в седле, вцепившись в него побелевшими пальцами, и шептать горячие молитвы Господу о спасении.

– Пожалуйста, Господи, не дай мне погибнуть, – шептала она, как и тогда, много лет назад, когда ее случайно заперли в конюшне.

Сначала Бонанж ничего не заметил, он все еще возмущался поступком Элины. Однако, услышав ее крик и увидев, как она несется прочь, проклял себя за то, что не следил за ней. Очевидно, она пытается сбежать. Но при этом портит посадки его сахарного тростника!

Кипя от ярости, он пришпорил коня и бросился за ней. Но когда расстояние между ними уменьшилось, он увидел волочащиеся по земле поводья и понял, что она потеряла управление. В считанные секунды он был уже рядом. Ловко схватил поводья и придержал своего жеребца. Лошадь Элины тоже убавила шаг. Она порядком устала.

Как только обе лошади остановились, Элина спрыгнула на землю и, подобрав юбки, с рыданиями бросилась через заросли тростника, не обращая внимания на то, что молодая поросль цеплялась за одежду. Мгновение Бонанж смотрел ей вслед с неописуемым удивлением, затем соскочил с коня и последовал за ней. Но раньше, чем он догнал ее, она споткнулась и упала на землю, словно подкошенная.

Когда он наклонился и хотел помочь ей, она отпрянула от него. Глаза ее были полны ужаса.

– Пожалуйста, не заставляй меня снова сесть на это животное! Я сделаю все, что ты хочешь, только не заставляй меня снова ехать на лошади!

Он поспешно опустился возле нее на колени и привлек к себе.

– Черт возьми, дорогая! Что случилось?

– Лошадь побежала так быстро, так ужасно быстро… Я натянула поводья… Она вскочила… Я… я отпустила…

– Тебе приходилось прежде ездить верхом? – спросил он, хотя не нуждался в ответе на этот вопрос.

Видимо, она не только никогда не ездила верхом, но боялась даже подойти к лошади.

Элина попыталась перевести дыхание.

– Алекс пытался меня учить, но я не могла после… – Она замолчала.

– После чего? – спросил он, поглаживая ее по спине.

– Ты сочтешь меня глупой, если я расскажу, – прошептала она. Он посмотрел на ее влажные ресницы, и почувствовала, как что-то сжалось у него внутри.

– Нет, я не сочту, милые глазки. – Он сжал ее ладонь. – Теперь расскажи, что тебя так напугало. Не сегодня, а когда-то давно.

Она вытерла слезы.

– Теперь… теперь со мной все в порядке, правда. Но если ты не возражаешь, я лучше пойду пешком в любое место, куда ты только захочешь меня отвести.

– Я снова посажу тебя на эту лошадь, если ты не расскажешь, почему так боишься лошадей. – Он тут же пожалел о сказанном, увидев, как она побледнела.

– Я… я расскажу, – торопливо сказала она. Затем глубоко вздохнула и уставилась на свои руки, прежде чем продолжить. – Мне было тогда пять лет. Я пошла вслед за папой, когда он отправился в конюшню. Уже смеркалось, поэтому он меня не заметил. Я старалась не попадаться ему на глаза, так как знала, что мне не разрешают туда ходить, но я так редко видела папу… – Она умолкла, глаза ее на мгновение наполнились болью. – Я заметила в конюшне котенка и начала играть с ним. Думаю, никто меня не заметил, а я не увидела, как папа ушел. И пока разыскивала котенка, помощник конюха запер конюшню на ночь.

Она посмотрела на Бонанжа, моля взглядом о понимании.

– Сначала я немного испугалась. Стала звать папу, но, конечно же, он меня не слышал. Мое присутствие обеспокоило лошадей, они задвигались в стойлах. Мне никогда не приходилось долго находиться возле, лошадей, так что производимый ими шум напугал меня. Я расплакалась, лошади все больше нервничали, и когда никто не появился, я запаниковала. Ощупью обошла конюшню, надеясь отыскать дверь и как-то открыть ее. Но вместо двери в темноте открыла задвижку в стойло жеребца.

Она задрожала, и он теснее прижал ее к себе.

– Он… он вышел из стойла вслед за мной. Я почувствовала на щеке прикосновение его шкуры. И мне стало страшно. Мне следовало забиться куда-нибудь в угол, пока мое отсутствие не заметят и не отыщут меня, но вместо этого я продолжала искать дверь. Очевидно, я подошла к жеребцу сзади. Все, что я помню, – прикосновение к его прохладной шкуре. Потом удар – и я лечу по воздуху. К счастью, он не поранил меня сильно, когда лягнул, но это ужасно меня напугало. Я пролежала там, как мне показалось, несколько часов, задаваясь вопросом, когда же он придет и убьет меня, убежденная, что он затопчет меня до смерти. Бедное животное, наверное, так же боялось меня, как и я его, но тогда я этого не понимала. Во всяком случае, прошло много времени, прежде чем меня нашли. Я… я даже не могла говорить об этом в течение многих дней. И… с тех пор я боюсь близко подойти к лошади.

Бонанж с содроганием вспомнил, как привез ее верхом в Кур-де-Сипре. Как она, не сгибаясь, неестественно прямо сидела в седле, изо всех сил вцепившись в поводья, отказываясь расслабиться. Должно быть, она была скована ужасом.

Его гнев на нее за умышленный разгром письменного стола временно угас. Он начала гладить ее волосы.

– Ты должна была рассказать мне. – Он откинул с ее лица прядь волос.

Элина вдруг подумала, что излила душу своему врагу. Сжав губы, она отвела взгляд и принялась разглядывать участок посадок сахарного тростника, вытоптанный ею во время недавнего бегства.

– Почему ты мне не рассказала? – продолжал он настаивать.

Она слегка нахмурилась.

– И что бы ты на это сказал? Дочь Филиппа не может бояться ездить верхом. Это послужило бы еще одним лжедоказательством против меня.

– В конце концов, тебя все равно заставили ехать верхом, так какая разница? – Он широко улыбнулся. Ее лицо словно окаменело.

– У меня, знаешь ли, есть гордость, – ответила она и добавила едва слышно: – Кроме того, я думала, что смогу побороть страх.

– Страхи подобного рода не проходят сами, – сказал Бонанж, взяв ее лицо в ладони. – Ты должна терпеливо бороться с ними в открытую и победить их. Вот только не всегда знаешь, каким оружием воспользоваться.

– Я не хочу с ними бороться, – прошептала она, глядя на него снизу вверх. – Просто не хочу приближаться к лошади.

– Боюсь, это невозможно, дорогая. Нам необходимо ехать верхом, чтобы снова вернуться домой.

– Я пойду пешком! – поспешно сказала она, задышав учащенно при одной только мысли о том, чтобы еще раз сесть верхом на лошадь.

Он посмотрел на ее встревоженное лицо и вздохнул.

– Это слишком далеко, чтобы идти пешком, да еще в такой одежде, как у тебя, Пока ты пройдешь тростниковые поля, твое платье превратится в лохмотья. И возможно, при этом тебе придется столкнуться со всеми мышами, какие только здесь есть. Кроме того, в твоей жизни обязательно наступит момент, когда тебе просто необходимо будет ехать верхом. Так что самое время начать учиться преодолевать свой страх.

Гордость и чувство собственного достоинства взяли верх. С трудом, встав на ноги, она принялась грациозными движениями приводить в порядок свои юбки. Он поднялся с колен и встал возле нее.

– Ты поедешь со мной, – сказал он, заметив по ее лицу, что она испытала огромное облегчение. – Но сначала, я думаю, тебе следует познакомиться с лошадью. – Он взял ее за руку и повел назад, к тому месту, где стоял Варвар, обнюхивая кобылу.

Когда они приблизились к лошадям, Элина невольно замешкалась. Он отпустил девушку и подступил к кобыле, с опаской косившейся на Элину. Несколькими словами, успокоив лошадь, он подал знак Элине подойти. Он видел, что она напряжена и скована. Однако Элина подошла, пытаясь скрыть страх за вымученной улыбкой.

– Прежде всего, – сказал Бонанж, – попытайся видеть в лошадях друзей. Не все лошади одинаковы. С одними приятно и легко работать, у других злобный нрав, и ими трудно управлять. Взгляни, к примеру, на Монику…

Он взял руку Элины и прижал ее ладонь к гриве лошади. Моника позволила Элине погладить себя.

– Видишь, она кроткая, как ягненок. Потяни слегка за поводья, и она сделает все, что ты хочешь.

– Ведь я сильно дернула поводья… – пробормотала Элина.

– Да ты сделала ей больно, и она испугалась.

Он отпустил руку Элины и с удовлетворением отметил, что она продолжает гладить кобылу. Но стоило Монике повернуться, чтобы обнюхать руку девушки, как Элина отскочила, словно ошпаренная.

– Спокойно, – прошептал он, обняв девушку за талию, – она тебя не укусит, ручаюсь.

– Я знаю, но ничего не могу с собой поделать.

– Потребуется некоторое время, чтобы преодолеть страх, – сказал он, подводя ее к своему коню. – Относись к лошадям, как к людям, и это тебе поможет.

Тут Элина заметила, что Бонанж довольно бесцеремонно приобнял ее за талию.

– Есть люди, которых я боюсь так же, как лошадей, – сказала она, отталкивая его руку.

– Возможно, со временем ты и их перестанешь бояться, – сказал он хриплым шепотом, не без удовольствия заметив, как она покраснела.

Не успела Элина опомниться, как он поднял ее, усадил на спину своего коня и в тот же миг оказался позади нее. Бонанж почувствовал, как напряглось ее тело от страха. Рене осторожно отвел в сторону ее волосы и запечатлел поцелуй на шее девушки. На какой-то момент страх уступил место гневу.

– Мы едем? – с вызовом спросила она.

– Как пожелаешь. – Рене потянул поводья и мягко тронул коня с места.

Элина так и не смогла расслабиться. Нахмурившись, он раздумывал, чем бы отвлечь ее и избавить от страха. Он стал рассказывать ей о работах на плантации, затем перешел к воспоминаниям детства. Элина немного расслабилась и даже несколько раз рассмеялась.

Весь оставшийся путь они ехали в дружелюбном молчании. Спешившись, Рене снял ее с лошади и поставил на землю.

– Твои старания напрасны. Я все равно не смогу преодолеть свой страх перед лошадьми. Однако благодарю тебя за понимание и участие…

– Не стоит беспокоиться, мне было очень приятно, – ответил он, а про себя добавил: «Действительно приятно».

– И прошу извинить меня за разгром в твоем письменном столе.

Улыбка исчезла с его лица.

– Не думай, что я забыл или простил это. Я еще должен найти подходящее наказание для тебя за столь безответственный поступок. – Он вовсе не хотел произносить это так резко и грубо, но ярость, охватившая его при виде перепутанных бумаг, все еще бушевала в нем.

Элина тоже не сдержала гнев.

– Если не будешь насильно держать женщин в своем доме, они не станут совершать «безответственных» поступков.

– Я не стал бы тебя держать, если бы ты сказала правду.

– Или ложь, за которую ты собирался мне заплатить. Он метнул в нее испепеляющий взгляд.

– Мое предложение остается в силе.

В ее холодных, зеленых, как море, глазах он прочел неприкрытую враждебность. Элина отступила, отталкивая его руки, обнимавшие ее талию.

– Если бы я не боялась лошадей, не задумываясь, вскочила бы на эту кобылу и отправилась прямо к судье.

– И навсегда запятнала бы репутацию своего отца. Она проглотила подступивший к горлу комок.

– Да, если именно это необходимо, чтобы добиться справедливости и избавиться от тебя.

Хотел бы он знать, действительно ли она способна на это. И, глядя в ее упрямое, пылающее гневом лицо, решил, что способна.

– Тебе не удалось бы уйти далеко. Я настиг бы тебя прежде, чем ты добралась бы до города.

Она пожала плечами:

– В любом случае это не имеет значения, поскольку я не могу ездить верхом. И, конечно же, я не возьму твоих денег в уплату за то, чтобы забыть о своем происхождении и твоих преступлениях.

Ему хотелось хорошенько встряхнуть ее, задать ей хорошую трепку. Почему он так обходителен с ней, ведь он знает, что она представляет собой. Он знает ответ на этот вопрос. Он не мог забыть, как накануне ее нежные губы прильнули к его губам и как совсем недавно, будучи смертельно напугана, она бросилась искать у него утешения.

И все же лучше бы ему об этом забыть. Если бы ему удалось устоять, продержаться какое-то время, она бы передумала, изменила свои намерения. Ведь в ее интересах принять его предложение. В настоящий момент ее гордость сильно уязвлена и еще не угас гнев из-за смерти ее дружка. Но через некоторое время она образумится. Ему надо набраться терпения и подождать.

– Поскольку ты, судя по всему, полна решимости упрямо стоять на своем, милые глазки, я вынужден искать способы развлекать тебя во время твоего пребывания здесь.

– Не мог бы ты начать с того, что перестанешь величать меня этим дурацким прозвищем и начнешь называть по имени? – огрызнулась она. – Я – мадемуазель Ванье, а не «милые глазки».

– Да ну! А я думал, тебе больше нравится мое прозвище чем то, которым наградил тебя твой дорогой Алекс. Или ты предпочитаешь, чтобы я называл тебя «киска»?

На ее лице отразились боль и чувство оскорбленного достоинства, но он не стал утешать ее: взыграла ревность к трусливому мошеннику Уоллесу.

– Ладно, раз тебе не нравится «киска», пусть будет «милые глазки». Согласна?

Не обращая внимания на то, что она едва не задохнулась от гнева, он с преувеличенной учтивостью предложил ей руку. Но она, стремительно отвернувшись от него, в ярости направилась к дому.

Бонанж последовал за ней.

– Как я уже сказал, пришла пора развлечений. Мы можем начать с разборки моих бумаг. – Он вздохнул. – Жаль, что ты мало, чем сможешь помочь, потому что весьма кстати забыла, в каком порядке лежали эти бумаги, но ты можешь составить мне компанию.

Когда она в холодном молчании пересекла террасу, Бонанж добавил:

– А так как в моем кабинете очень жарко, ты можешь носовым платком стирать пот с моего лба или же подкармливать меня лакомствами, когда у меня будут заняты руки. И конечно, время от времени мне нужен глоток вина.

Она обожгла его яростным взглядом и уже собиралась дать ему гневную отповедь, но тут заметила усмешку на его лице и из гордости предпочла промолчать.

– Боюсь, тебе будет скучно со мной, – язвительно сказала она, как только они вошли в дом. – На меня не действуют чары лукавых креольских джентльменов, и я не похожа на тех леди, которые, как говорил мне Луи, находят тебя весьма привлекательным.

– Ты бы предпочла, чтобы я отыскал этих леди? – спросил он, взяв ее за руку и направляясь в кабинет.

– Мне все равно, главное, чтобы ты, наконец, оставил меня в покое.

– Я вряд ли оставлю тебя в покое, дорогая. Я с трепетом предвкушаю наши маленькие тет-а-тет. Почему я должен искать компанию где-то еще, когда у меня дома живет такая девица? Я все еще помню наш восхитительный поцелуй и с нетерпением ожидаю такого же в будущем.

– Не будет больше никаких поцелуев! И не называй меня девицей! – Она покраснела и попыталась высвободить руку.

Когда они вошли в кабинет, он ничего не сказал, лишь подумал: «Будет очень много поцелуев, милые глазки, уверяю тебя». И с самодовольной улыбкой на лице запер за собой дверь.

Глава 9

Нужда закона не знает.

Испанская пословица.

Элина наблюдала, как Рене раскладывает бумаги в аккуратные пачки. Хозяйственные счета в одну, письма в другую, частные документы в третью и так далее. Уже прошло больше трех часов. Он молча работал, а она просто сидела в жаркой тесной комнате, с каждой минутой все более раздражаясь. Он не позволял ей читать, не позволял вообще ничего делать, а только сидеть и наблюдать, как он педантично просматривает листы бумага и сортирует их. Он даже отказывался разговаривать с ней, и это молчание сводило ее с ума.

И хотя он уже дважды отказался от ее помощи, она снова спросила, не может ли чем-нибудь помочь, чтобы ускорить дело.

Он ответил не сразу, но повернулся к ней лицом. Потирая затекшую шею, Рене изучающе посмотрел на нее. Удовлетворение промелькнуло в его взгляде, когда он увидел, как она ерзает и вертится на стуле.

– Тебе наскучило смотреть на меня? – наконец спросил он. – Поверь мне, делать эту работу гораздо скучнее и утомительнее.

– Тогда позволь помочь тебе, – сказала Элина, готовая делать что угодно, только не сидеть, сложа руки. – С моей помощью ты закончишь быстрее. Ты уже добился своего, так что не имеет смысла продолжать в том же духе. Ведь я не хуже тебя умею раскладывать бумаги.

Его взгляд скользнул по ее рукам.

– Нет необходимости марать твои драгоценные ручки какими-то хозяйственными счетами. Побереги силы для не столь прозаического занятия.

Его многозначительный взгляд заставил ее покраснеть.

– Что бы ты там ни думал, – сказала она холодно, стараясь скрыть замешательство, – мой опыт не распространяется на «другие занятия». Обычно я приводила в порядок счета для мамы и хорошо разбираюсь в хозяйстве. Если я тебе помогу, мы сможем, наконец, покинуть эту омерзительную комнату.

Она не хотела признаться себе, но причина желания покинуть кабинет объяснялась той атмосферой чувственности, которая, казалось, воцарилась там с тех пор, как Бонанж поцеловал ее накануне. Многозначительные взгляды, которые он время от времени бросал на нее, лишь усугубляли положение. Он буквально раздевал ее глазами.

Жара тоже способствовала этой атмосфере. Локоны, выбившиеся из прически во время безумной скачки через поля, влажными прядями облепили ее лоб и шею, девушке было жарко, она вспотела, да и каждый его взгляд вгонял ее в краску. А это заставляло ее вспоминать, с какой готовностью она ответила на его поцелуй.

Судя по его улыбке, он догадывался, о чем она думает.

– Я разберусь с бумагами и без твоей помощи, милые глазки, – пробормотал он. – Ты уже и так достаточно натворила. Но кое-что ты можешь сделать.

– Например?

– Помассируй мне шею.

Скрестив руки на груди, она взглянула на него:

– Я не умею.

Его губы скривились в усмешке:

– Я тебя научу.

– Лучше я сделаю что-нибудь еще, – сказала она. И упрямо добавила: – Мне бы не хотелось способствовать улучшению твоего самочувствия.

Это заявление заставило его рассмеяться:

– Не сомневаюсь. Скорее ты поспособствовала бы его ухудшению.

Она вскинула подбородок.

– Ты совершенно прав.

– Понятно. – Веселые искорки заплясали в его глазах. – В таком случае я все же мог бы воспользоваться твоей помощью в сортировке бумаг при условии, что ты сядешь мне на, колени.

Она вскочила со стула.

– Ты… ты… Ты развратник! – выпалила она, наконец, вспомнив, что ее брат однажды охарактеризовал, таким образом, одного из их соседей. – Лучше быть жалкой рабыней в самой нищенской хижине Нового Орлеана, чем оказаться запертой здесь с тобой!

Веселье погасло в его глазах.

– Будь ты рабыней, не рассиживалась бы, не отдыхала. Носилась бы, выполняя приказания хозяина. У рабов нет выбора. У тебя есть. Только стремление завладеть деньгами моего усопшего зятя мешает тебе сделать правильный выбор: принять мое предложение – деньги в обмен на молчание.

– Прими я твое предложение, действительно стала бы рабыней, не смогла бы больше говорить правду. Стала бы рабыней той лжи, в которой вынуждена была бы жить.

Рене испытующе посмотрел на нее и с глубоким вздохом сказал:

– Вот, возьми. – Он отвернулся от нее и передал ей содержимое одного из ящиков. – Ты хотела помочь, не упусти свой шанс.

– Я передумала, – презрительно фыркнув, сказала она, довольная своей маленькой победой. – Лучше посижу и понаблюдаю за тобой.

– Не выводи меня из терпения, не то я запру тебя в спальне.

Ее решимость поколебалась. Она проглотила обиду и трясущимися руками взяла бумаги, едва сдерживая желание швырнуть их ему в лицо. По крайней мере, она вынудила его прекратить свои непристойные домогательства.

Все еще гневно щурясь, он объяснил, как ей следует сортировать документы. Она слушала внимательно, время от времени задавая вопросы. Пусть не думает, что она легкомысленная девица и ничего не смыслит в управлении хозяйством.

Некоторое время они работали молча, пока Элина не наткнулась на нечто, чего не заметила, роясь в его столе в первый раз. Черновой набросок женщины. Улыбающееся лицо, обрамленное локонами, было прекрасно. Кто она? Сестра Рене? Или одна из тех дамочек, о которых говорил Луи? Впервые Элина задумалась о женщинах в жизни Рене. Никто – ни Луи, ни Рене – ни разу не упоминал о жене, поэтому Элина предположила, что у Рене нет жены, по крайней мере, сейчас. На вид ему было за тридцать. Быть может, его жена умерла? Мало вероятно, Луи непременно упомянул бы об этом. Но он говорил только о любовницах.

Собирался ли Рене жениться, был ли обручен? Быть может, женщина на рисунке и есть его избранница? Или это та, которая кричала ему с балкона там, в доме Ванье?

Она подняла глаза и встретила пристальный взгляд Рене, в котором сквозило легкое любопытство.

– Я вижу, ты нашла единственный результат моей жалкой попытки научиться рисовать.

Она снова посмотрела на рисунок. Работа любителя, хотя на удивление, верно, передана радость жизни, переполнявшая женщину.

– Кто это?

– Джулия, моя сестра. Я нарисовал ее наспех перед тем, как в первый раз покинул Новый Орлеан.

Элина разглядывала рисунок, пытаясь найти сходство. Только цвет волос и, возможно, глаз был одинаковым. А в остальном ничего общего. Элина с восхищением смотрела на изображение соперницы своей матери. Ей хотелось ненавидеть эту женщину так же, как хотелось ненавидеть Рене, но они оба, к сожалению, нравились ей.

– Очень хорошенькая, – сказала Элина.

– Красавица, правда? Но я не смог передать всей ее прелести. Наверху, в моей спальне, есть ее портрет.

Элина почти не слушала его, с тоской глядя на рисунок. Будь у нее карандаши и бумага, она, по крайней мере, могла бы заполнить свое время рисованием. Но ее рисовальные принадлежности погибли при пожаре, как и все остальное. Ей так хотелось нарисовать маму, папу, Алекса, пока их лица окончательно не стерлись из памяти.

И тут ее осенило. Она нарисует папу и покажет Рене! Тогда ему придется поверить, что она дочь Филиппа, иначе, откуда бы она знала, как он выглядит?

– Я тоже умею рисовать, – сказала она, протягивая Рене набросок его сестры. – Я также пишу красками. Мне приходилось давать уроки живописи.

– В самом деле? – спросил он с явным недоверием в голосе. – Это было до или после того, как ты встала на путь преступлений?

Ее губы скривились.

– О, конечно же, после, – едва сдерживая гнев, ответила она. – После того, как я покинула судно, и перед тем, как явилась в ваше семейное гнездо, я давала уроки трем детям, которых встретила на улице. Затем оставила свое прибыльное занятие, чтобы найти Алекса и вместе с ним ограбить несколько банков. Ну что, теперь я умница?

– Действительно умница, – сказал он без улыбки, хотя в глазах его плясали огоньки. – Но все же не настолько умна, чтобы распознать достойного противника. Не собираешься же ты убедить меня, милые глазки, что вы оба не планировали свой маленький спектакль на корабле и не играли его перед этим много раз?

– Может, да, а может, нет. Но по крайней мере я могу доказать, что умею рисовать. Все, что для этого нужно, – дать мне необходимые принадлежности, и я покажу свое мастерство, месье Скептик.

Он ухмыльнулся с издевкой:

– Если бы не мой скептический взгляд на жизнь, малышка, я бы давно уже лишился всех своих денег по вине одного из многочисленных шарлатанов в Европе, пытавшегося убедить меня вкладывать средства в его авантюры. Чтобы преуспеть, нужно соблюдать осторожность.

– Значит, ты не принимаешь мой вызов и отказываешься дать, мне возможность рисовать? – спросила она, в свою очередь, язвительно улыбаясь.

Он насмешливо вскинул брови:

– Я не воспринял это как вызов. Разумеется, я выполню твою прихоть, и ты сможешь продемонстрировать свои способности. По крайней мере, займешься делом менее вредным, чем рыться в моем столе. – Он откинулся на стуле с самодовольной улыбкой. – Но, конечно же, ты должна будешь заплатить мне за мое великодушие.

«Конечно», – подумала она с горечью.

– Денег у меня нет, как тебе известно, так что, полагаю, ты потребуешь что-то недозволенное, – сказала она, вздернув подбородок.

– Не спеши с выводами. Мне не нужно прибегать к таким мелким уловкам, чтобы заполучить тебя в мои объятия, дорогая. И мы оба это отлично знаем.

Со спокойной грацией преследующего добычу хищника он поднялся на ноги и обогнул ее стул, встав у нее за спиной. Его горячие пальцы коснулись мягких волос на ее затылке, затем начали дерзко играть с выбившимся локоном.

Внезапно ощутив себя пойманной в капкан ланью, Элина вскочила и повернулась лицом к Рене, так что теперь их разделял только стул.

– Да, у тебя нет необходимости прибегать к уловкам, – выпалила она. – В твоем распоряжении грубая сила.

– Сила мне тоже не нужна, – ответил он, однако так оттолкнул стул, что тот отлетел далеко в сторону. Он придвинулся к ней вплотную, взглядом подчиняя ее себе и заставляя стоять неподвижно. Одной рукой он обнял ее за талию, а другой, взяв за подбородок, поднял лицо так, что ее губы почти прижались к его губам и, когда он говорил, она ощущала его горячее дыхание. – Ты как хлопковый куст в поле – колючий и надменный снаружи, но мягкий как шелк внутри. Когда я, не обращая внимания на колючки, пытаюсь проникнуть глубже в поисках истинной женщины, ты откликаешься с большей готовностью, чем стараешься показать.

В тот миг, когда его губы ласково прильнули к ее губам, она поняла, что от него не укрылось, как под нежным натиском содрогается ее тело. Когда его губы, прижимаясь к ее горящей коже, оставляли дразнящие поцелуи на нежном подбородке и пылающих щеках, а пальцы, зарывшись в волосы, поглаживали затылок, она невольно закрыла глаза и тут же открыла их, почувствовав, что его вторая рука скользнула вниз, охватывая бедра. В этот момент она заметила, как на его губах заиграла самоуверенная улыбка, и это придало ей сил.

Ее гордость была задета, и она дала ему пощечину, наслаждаясь тем, что сумела стереть наглую ухмылку с его лица. Он отпустил ее, потирая щеку, глаза его яростно пылали.

– Однажды тебе надоест раниться о колючки, – сказала она. – Я молю Бога, чтобы скорее наступил день, когда я смогу избавиться и от этого дома, и от тебя.

Она повернулась, собираясь бежать, но он схватил ее за руку и снова повернул к себе лицом.

– Я достаточно терпеливый, милые глазки, – сказал он ледяным тоном. – И могу подождать, пока ты признаешь свое поражение. Может быть, однажды ты даже предложишь мне свою нежность, когда убедишься, что возможность завладеть большим богатством – несбыточная мечта. Когда этот день настанет, ты можешь обнаружить, что у меня тоже есть колючки. И что они уже оставили свои отметины на твоем жестоком сердце задолго до того, как ты это поймешь.

– Я прежде умру, чем позволю тебе победить, – прошептала она, пытаясь вырваться от него.

– Посмотрим, – пробормотал он.

Он отпустил ее, и она выбежала из комнаты, стремясь поскорее скрыться от его глаз. Его взгляд ясно говорил о том, что он не оставит ее в покое, пока не получит желаемого.

Уже смеркалось, когда Элина, крадучись, спустилась по лестнице в надежде, что она не ошиблась и что возле дома действительно стоит повозка. Если приехали гости, возможно, ей удастся уговорить их отвезти ее в город. Рене не было дома. Он уехал через несколько часов после их последней стычки. Ускакал на Варваре. Элина молила Бога помочь ей убежать до его возвращения.

Ее рука в перчатке сжимала три серебряных доллара, которые она отыскала на дне своей единственной сумочки. Слава Богу, Рене не обыскивал ее, как обыскал остальные ее скудные пожитки в отеле.

Дом казался покинутым, хотя значительно усилившийся днем ветер раскачивал ставни и развевал занавески в открытых окнах. Слуги готовили обед в летней кухне. Что касается Луи, то Элина видела его в последний рал незадолго до отъезда Рене.

Тайком она пробралась к парадной двери, внимательно следя, нет ли кого в комнатах, через которые она проходила. Она выглянула в окно и улыбнулась про себя, увидев повозку и дюжего мужика, дремавшего на месте возницы. Она осторожно выскользнула из дома, но ветер подхватил дверь и с шумом захлопнул у нее за спиной. Напуганный кучер проснулся.

– Господи помилуй, что это было? – воскликнул он. Заметив стоящую рядом Элину, он широко улыбнулся. – Вы кого-то ищете, мисси?

Она помедлила.

– Да, ищу. Я надеялась, что твой хозяин может отвезти меня в город.

– Ну, он бы смог, если бы был здесь, – сказал возница, почесывая голову. – Но он сейчас в городе. Вам надо было поехать вместе с ним сегодня утром.

Элину охватило отчаяние.

– Кто твой хозяин? – спросила она настороженно.

– Мистер Бонанж, конечно. – Он гордо выпрямился. – Я кучер, которого он нанял в прошлом месяце для своего городского дома. Он совсем недавно отправил меня сюда из города. Приехал верхом, сделал кое-какие покупки и попросил меня отвезти их сюда.

– Мне очень нужно в город, может, отвезешь? – спросила она с обезоруживающей улыбкой.

Он минуту подумал.

– Отвезу. Как только вернется мистер Бонанж. Элина вытащила два своих драгоценных доллара.

– Я не могу ждать. Мне нужно уехать прямо сейчас. Если я дам тебе это, отвезешь?

Кучер округлил глаза.

– Я бы с удовольствием, мисси, но мистер Бонанж велел мне отвезти сюда эти вещи и подождать его. Он будет с минуты на минуту, так что если вы только подождете…

Она вытащила еще один доллар.

– Пожалуйста… Мой брат умер в городе позавчера, а я еще не договорилась о его похоронах. Я просто обязана сделать это. Понимаешь?

Она протянула ему три доллара. Кучер ей явно не верил, ведь на ней не было траура. Он спустился на землю, взял у нее деньги и с ухмылкой спрятал в нагрудный карман.

– Думаю, я не могу оставить без внимания такую хорошенькую мисси, как вы, когда ей нужна помощь. Хорошо. Но сначала я должен разгрузить вещи, которые мистер Бонанж отослал со мной.

– Прекрасно, я тебе помогу.

Однако она была не готова к тому, что повозка забита огромным количеством коробок. Не обращая внимания на протесты кучера, она быстро вытаскивала коробки, легкие и тяжелые, и относила на парадную террасу.

– Я думаю, нам следует внести их в дом, мисси, – сказал возница, но она заявила, что у них нет на это времени.

Она как раз ухватила еще одну коробку, когда стук копыт заставил ее похолодеть.

– Здравствуйте, мистер Бонанж, – услышала она бодрый возглас кучера. – Рад, что вы все же вернулись до того, как мы уехали.

– Уехали?

Словно в оцепенении, она продолжала двигаться вперед. Слишком поздно! Она всегда чуть-чуть опаздывала, будь он проклят! Стараясь держаться спокойно, она поставила коробку и обернулась к своему тюремщику.

Рене смотрел на нее в упор. Она набралась мужества и с достоинством встретила его взгляд. Пока кучер говорил, Бонанж не отрывал от нее глаз, в которых не было ни тени улыбки. Но когда холодная усмешка проскользнула по его лицу, Элина содрогнулась.

– Мисси сказала, что ей нужно в город, распорядиться о похоронах брата, – рассказывал кучер. – Я сказал, что должен дождаться вас, но она хотела уехать сразу.

– Вероятно, мисси не знала, что я уже распорядился о похоронах ее брата. Я вернулся, чтобы сопровождать ее в город.

Она уставилась на него, потрясенная. С какой стати ему заниматься похоронами Алекса? И что это будут за похороны, учитывая его отношение к Алексу?

– Думаю, следует тебе напомнить, Холси, что твой хозяин я, а не мадемуазель Уоллес, – продолжал Рене. – Я отдал тебе приказ, и никто не может его отменить, даже гость. Впредь не забывай об этом. Теперь закончи разгрузку и отгони повозку назад в конюшню.

Кучер посмотрел на Элину, которая даже не взглянула на него. Потом достал из нагрудного кармана ее три доллара.

– Честно говоря, сэр, мисси дала мне три доллара, чтобы я отвез ее в город, а то бы я не согласился поехать. Сдается мне, тот, кто платит такие большие деньги, должно быть, дошел до отчаяния. Я только отдам ей их назад, если вы не возражаете. – Он начал подниматься по ступенькам к Элине, но голос Рене остановил его.

– Оставь себе эти три доллара, Холси. Мадемуазель Уоллес они не понадобятся. Рассматривай их как плату за разгрузку повозки, эту работу должен был сделать Луи.

И когда в следующий раз кто-нибудь предложит тебе деньги, чтобы ты пошел против моей воли, помни, что я единственный, кто властен тебя уволить. Понятно?

– Да, сэр, – пробормотал Холси, торопливо убирая три доллара в нагрудный карман.

– Прекрасно.

Когда Холси перенес последние несколько коробок на террасу позади Элины, Рене ловко спрыгнул с коня и привязал Варвара к столбу. Холси прошел мимо него, забрался в повозку и тут же исчез за углом дома, тогда как Рене широким шагом взбежал на террасу.

Элина встретила Бонанжа с пылающим от гнева лицом.

– Как ты посмел отдать ему мои деньги?! Ты не имел права!

Ее страдания, казалось, его нисколько не взволновали.

– А ты, мадемуазель, не имела права заставлять моего кучера выполнять твои распоряжения. Ты что, не могла дождаться меня и выяснить, исполню ли я твои пожелания? – небрежно заметил он.

– Пожелания? – растерянно спросила она, застигнутая его словами врасплох.

Он указал на коробки, сваленные вокруг них.

– Я тороплюсь в город, чтобы купить тебе рисовальные принадлежности, а, вернувшись, застаю тебя затаскивающей их вверх по лестнице, словно какие-то мешки с зерном. К тому же узнаю, что ты подкупила кучера, чтобы он помог тебе бежать. Полное отсутствие благодарности, – сказал он сурово, с неодобрением покачав головой. – В следующий раз я буду вынужден действовать жестче.

Она оглядела террасу, впервые обратив внимание на тонкие прямоугольные предметы, завернутые в бумагу и перевязанные бечевкой, – без сомнения, холсты. Тревожное восклицание сорвалось с ее губ, когда она заметила, в каком беспорядке они свалены.

Тут она вспомнила, как он сказал, что за великодушие надо платить.

– Я не могу это принять. Не стану совершать безнравственные поступки ради того, чтобы иметь несколько карандашей.

– Несколько карандашей! – воскликнул он насмешливо. – Прошу прощения, мадемуазель, но здесь гораздо больше, чем несколько карандашей.

Он направился к одной из коробок и развязал бечевку. Открыв коробку, он отнес ее к Элине и показал, что она полна горшочков с красками самых разных цветов.

– В других коробках еще много всего, – сказал он. – Уголь, кисти, альбомы для эскизов… все, чего только может пожелать душа маленькой художницы.

Он наблюдал, как она осматривает террасу с лицом, пылающим от удивления, смешанного с восхищением оттого, что получила в свое распоряжение такое сокровище. Она открыла следующую коробку, которую он держал перед ней одной рукой, и обнаружила, что в ней лежит палитра, совсем новая, еще не тронутая. Элина потянулась, чтобы достать ее, но Рене свободной рукой обхватил ее талию.

– Сначала ты должна согласиться на мое предложение. Она резко подняла голову, вспомнив, что художественные принадлежности имеют цену.

Это подкуп, напомнила она себе, способ заставить ее исполнять его желания.

– Это не то, что ты думаешь, – продолжал он, почувствовав, как она напряглась. – Речь не идет о каких-то непристойностях, которые тебе ненавистны. Если у тебя и в самом деле есть хоть какие-то способности к живописи, я хочу, чтобы ты написала портрет. И это все.

Конечно же, он шутит, подумала Элина. Без сомнения, она нарисует портрет! Если бы он дал ей все необходимое, она нарисовала бы самого дьявола, только бы доказать, что она и в самом деле Ванье.

– К-кого я должна нарисовать?

– Меня.

Она не смогла бы удивиться больше, если бы он предложил ей нарисовать мэра Нового Орлеана.

– Почему ты хочешь, чтобы я нарисовала твой портрет? Ты не знаешь моих способностей. Ты даже не поверил, что я умею рисовать. Что это еще за новые фокусы?

Он осторожно поставил коробку, в которой лежала палитра, на пол.

– Никаких фокусов, – сказала он. – Моя сестра давно просит меня подарить ей мой портрет. Если портрет, который ты напишешь, будет достаточно хорош, я отдам его ей. Если же окажется, что он никуда не годится, потребую другую компенсацию.

По ряду причин это заявление вызвало у нее тревогу, в особенности потому, что он стоял так близко от нее, что она не могла пошевелиться, чтобы не коснуться его. В задумчивости она покусывала губу. Казалось, его глаза сосредоточились на этом безобидном жесте, и она отступила назад, отодвигаясь от него так, что чуть не свалилась на коробку.

– Какую… какую еще другую компенсацию?

– Давай просто скажем, что это даст нам возможность получше узнать друг друга. Скоро я часами должен буду сидеть перед тобой. Возможно, когда ты познакомишься со мной поближе, то поймешь, что я не мог убить твоего брата. Постоянно видя меня, ты, может быть, смягчишься, милые глазки.

Произнесенное им прозвище помогло ей взять себя в руки.

– Ты невыносим, – ответила она надменно. – Я всегда буду видеть в тебе только чудовище.

– И много ты знаешь чудовищ, которые купили бы тебе такие восхитительные игрушки? – спросил он смеясь. – Расслабься, дорогая, и прими мое предложение. Если действительно умеешь рисовать.

– Умею, – заверила она его.

Элина окинула взглядом разбросанные вокруг коробки. Она нарисует папу и докажет Рене, что не лжет! Все остальное не имеет значения. Можно нарисовать и Бонанжа. Почему бы и нет? Она придаст ему вид убийцы и собьет с него спесь.

– Я буду счастлива написать твой портрет, – заявила она. – Но мне необходимо время, чтобы работать еще и над другими произведениями.

– Неужели?

– Да. Это не займет много времени, всего день или два. Но если ты не хочешь дать мне время…

Его сдавленный гортанный смех заставил ее удивленно взглянуть на него. Неужели он догадался, что она собирается сделать?

– Всегда торгуешься, не так ли? – Он подошел ближе, и она судорожно вцепилась пальцами в складки своего платья. – Что ты так нервничаешь? Моя близость так беспокоит тебя?

Он неожиданно схватил ее руку и оттянул поношенную перчатку, обнажая ладонь. Когда он прижался губами к чувствительному месту на внутренней стороне запястья, сердце ее учащенно забилось.

– Вижу, что беспокоит. Хорошо. – Глядя ей прямо в глаза, он медленно стянул перчатку с ее руки.

У нее не было сил остановить его, когда он быстро поднес ее руку к губам.

– Ты можешь потратить день или два, чтобы закончить свои дела, милые глазки. Мне будет только приятно, что ты занимаешься делом, вместо того чтобы устраивать беспорядок в моем столе и подкупать моего кучера.

– Ты действительно позаботился о похоронах Алекса? – спросила она, сжав его руку. – Или это была только сказка для глупого кучера?

– Позаботился.

– И для этого ты отвезешь меня в город?

– Только не в город. Я не хочу, чтобы ты распространяла там лживые слухи. Его похоронят недалеко отсюда.

– Я… я полагаю, это будет могила для нищих, потому что у нас нет денег, кроме тех, что мы у тебя украли.

Он напрягся.

– Это будет именная могила. Не беспокойся, твой любовник будет похоронен достойным образом.

Не обращая внимания на его сарказм, она с изумлением смотрела на него, не зная, что и думать. Какой мужчина сделал бы нечто подобное?

– Почему ты распорядился устроить ему достойные похороны? Он был твоим врагом. Ты ничего ему не должен.

Он выпустил ее руку и посмотрел вдаль.

– Если быть честным, не знаю. Но кто-то должен это сделать.

– Если ты думаешь, что этот поступок снимает с тебя вину…

Он метнул в нее гневный взгляд.

– На мне нет вины. Я не убивал его, ни в честной борьбе, ни как-то иначе. И если бы ты не была поглощена идеей извлечь выгоду из его смерти, то признала бы правду.

Ей хотелось вцепиться ему ногтями в лицо, но она понимала, что это невозможно.

– Я ничего не просила у тебя, кроме нескольких принадлежностей для рисования. Но ты купил гораздо больше, чем, требовалось, только бы удержать меня здесь. Это еще одно доказательство твоей вины. Ты убил Алекса.

– Единственное, в чем я виноват, – сказал он, подбоченившись, – так это в том, что позволил себе увлечься такой интриганкой, как ты, и все спускаю тебе с рук.

С этими словами он стремительно удалился в дом, оставив ее среди коробок одну, с глазами, полными слез.

Глава 10

Жизнь как луковица: пока снимаешь слой за слоем, успеваешь вдоволь наплакаться.

Французская пословица.

«Лицо вроде, похоже, но еще не совсем», – думала Элина, рассматривая сделанный ею портрет отца. Черты схвачены, верно: ястребиный нос, глубоко посаженные глаза. Но чего-то явно недостает, в рисунке не чувствуется души. Занятая своими мыслями, она расстегнула манжеты ночной рубашки и закатала рукава. Затем поточила карандаш и продолжила работу.

Солнечный свет струился в открытые окна, но она этого не замечала, возле кровати по-прежнему горела свеча. Элина проснулась еще до рассвета. Как можно спать в таком жарком влажном воздухе? После бесплодных метаний под москитной сеткой она, в конце концов, решила встать и поработать над портретом отца.

После скромных похорон Алекса, состоявшихся днем раньше, ее решимость доказать Рене свое происхождение только усилилась. На могиле Алекса было высечено его вымышленное, а не настоящее имя, так как Рене отказался писать «Александр Ванье» на надгробии мошенника-самозванца. Вид этой могилы сильно подкосил ее, она тяжело переживала, что теперь ее брат навсегда похоронен под чужим именем. Но это не единственное оскорбление, которое ей нанес Бонанж.

После возвращения с похорон Рене удалился, а она вернулась в свою комнату, к своим карандашам и бумаге, одержимая одной только мыслью: доказать, что она – Ванье. В своем рвении нарисовать отца Элина даже пропустила ужин. Она и сейчас совсем не чувствовала голода. Как и всегда, стоило ей погрузиться в работу, как все ее физические потребности отступали на второй план.

Стук в дверь, соединявшую ее комнату со спальней Рене, так напугал Элину, что она даже выронила карандаш. С беспокойством посмотрев на дверь, она мысленно поблагодарила Бога за то, что ей так повезло накануне. Воспользовавшись тем, что Рене с Луи не было дома, Элина сумела пробраться в комнату Луи и стащить его ключи. Потребовалось много времени, чтобы отыскать нужный ключ, но благодаря ее усилиям он, в конце концов, был найден. Теперь она, по крайней мере, обезопасила себя от случайных визитов со стороны Рене. Что касается Луи, она не думала, что он станет слишком сожалеть, обнаружив, что ключи пропали.

Новый стук, уже более сильный, заставил ее вздрогнуть.

– Да? – спросила она, пытаясь придать голосу некоторую твердость.

– Время завтракать, Элина, – ответил Рене.

Его голос, глубокий и по-утреннему слегка хриплый, поверг ее в трепет, но она взяла себя в руки.

– Я сейчас занята, позже позавтракаю.

Она услышала, как он, попытавшись открыть дверь, чертыхнулся.

– Открой дверь, и мы обсудим это.

Она еле сдержала смех. Великий и могущественный Рене Бонанж не может войти к ней!

Как приятно сознавать, что она, в свою очередь, сумела воспрепятствовать ему в осуществлении его желаний!

Уверенность в том, что он не сможет войти, придала ей сил, хотя она и понимала, что позже он заставит ее пожалеть о том, что она устроила этот маленький бунт.

– Я открою дверь, когда буду полностью готова. А теперь оставь меня в покое.

Не услышав ответа, она с облегчением вздохнула и попыталась нащупать карандаш, затерявшийся среди постельного белья. Но тут она услышала, как ключ поворачивается в замке двери, ведущей на террасу, и увидела Рене, открывающего стеклянную дверь. В смятении она осознала, что напрасно не позаботилась о том, чтобы утащить и этот ключ.

Войдя в комнату, Рене с гневом взглянул на Элину. Она тут же соскользнула с постели, став по другую ее сторону. Теперь между ними была кровать.

– Я что, вообще не имею права на уединение? – воскликнула она, стянув ворот ночной рубашки возле шеи.

– Вовсе нет. Но я не позволю тебе морить себя голодом.

Чего доброго потеряешь сознание, и я вынужден буду вызвать врача.

Элина недоверчиво смотрела на него. Он беспокоится, что она может нарочно уморить себя голодом? Что за нелепая идея! Элина развеселилась. Это сильно смахивало на трагических героинь в пьесах. Надо же, уморить себя голодом!

Ее удивленный вид привел Рене в замешательство.

– Ответь мне, Элина! Ты умышленно отказываешься от еды? Или у тебя есть другое объяснение твоему странному поведению?

Его слова напомнили ей, над чем она работала, перед тем как он вошел. Внезапно осознав, что оставила рисунок на виду, она взглянула на кровать. Рене проследил за ее взглядом. Выражение его лица смягчилось, и она с облегчением вздохнула, надеясь, что, получив ответ на свой вопрос, он оставит ее в покое. Вместо этого он схватил рисунок, прежде чем она успела ему помешать. В стремлении отобрать у него рисунок Элина, забыв, что не одета, обошла кровать.

Рене еще не успел взглянуть на рисунок, занятый мыслями о ней. Элина ринулась к нему и попыталась выхватить у него альбом, не обращая внимания на то, что ее волосы свободно рассыпались по плечам, а ночная рубашка распахнулась.

– Отдай! – воскликнула она, когда он отдернул руку. – Рисунок еще не закончен! – Она потянулась за его рукой, не замечая, что ее тело прильнуло к нему и их разделяет всего лишь тонкий слой льняного полотна.

– Так вот чем ты была занята, что даже не удосужилась поесть? – озадаченно спросил он, с легкостью отражая ее попытки согнуть его сильную мускулистую руку. – Боже мой, милые глазки, плод твоих стараний, должно быть, восхитителен. Теперь перестань виснуть на мне, чтобы я мог взглянуть на результат твоих трудов.

– Нет! Не нужно смотреть на него, пока он не окончен! Не обращая внимания на ее протесты, Рене бросил альбом на кровать, но, когда она повернулась в ту сторону, обхватил ее за талию, поднял и прижал к себе.

– Немедленно отпусти меня! – закричала она, пиная его пяткой в голень. Он отнес ее к двери на террасу, вытолкнул наружу и запер за ней дверь. Дрожа от бессильной ярости, она принялась колотить в стекло, наблюдая, как он направился к постели и взял в руки альбом. В считанные минуты она ухватилась за подоконник и проникла в комнату, но было уже поздно. Грозно нахмурив брови, Рене рассматривал рисунок.

Затаив дыхание, она ждала, что он скажет. Рене медленно поднял голову и посмотрел на нее с явным недоверием.

– И какова твоя цель? – сурово спросил он.

– Это папа, – сказала она, удивленная его реакцией, нервно комкая полу ночной рубашки.

– Хочешь сказать, что это Филипп? Я вижу. Не слепой, а ты достаточно талантлива. Но это не ответ на мой вопрос.

– Я хотела доказать, что Филипп был моим отцом, – объяснила она, – поэтому и нарисовала его таким, каким помню. Теперь, когда ты увидел это, ты не сможешь отрицать, что я знала его раньше, до того, как он умер, задолго до того, как встретила тебя. Если мой рисунок – не доказательство, не знаю, что еще тебе нужно.

С минуту он пристально смотрел на нее, и по выражению его лица было видно, что он сильно удивлен. Постепенно удивление сменилось гневом, вспыхнувшим в его глазах и заставившим ее отступить.

– Ты действительно думаешь, что тебе удастся меня одурачить, да?

– О чем ты говоришь? – прошептала она, встретившись с ним взглядом. Как он мог так проигнорировать доказательство, которое она ему предоставила? Он узнал на рисунке Филиппа, что же в этом предосудительного?

Он с отвращением швырнул рисунок на кровать.

– Ты не только талантлива, но и очень умна, дорогая, но я не глупее тебя. Полагаю, это должно было послужить доказательством, которое вынудило бы меня освободить тебя, отвезти к поверенному Филиппа и отдать распоряжение договориться о получении тобой наследства?

– Ко… конечно.

– Думаешь, я забыл, что портрет всех троих Ванье, включая Филиппа, висит на самом видном месте в моей собственной спальне?

– Что? – в замешательстве воскликнула она, попятившись, поскольку он наступал на нее.

В мгновение ока он преодолел разделявшее их расстояние и схватил ее за плечи.

– Не прикидывайся удивленной, Элина. Это сработало однажды, но с тех пор я поумнел благодаря твоим уловкам. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Она покачала головой:

– Нет-нет, ты говоришь все эти ужасные вещи, потому что не хочешь взглянуть правде в глаза! Я совершенно не понимаю, что, ради всего святого, ты имеешь в виду!

Он схватил ее за руку, поволок на террасу, а затем в свою комнату. Они остановились напротив его гардеробной. Когда Элина увидела портрет с изображением отца, его жены и их юного сына, ее пронзила острая боль. Отец выглядел таким счастливым.

– Что ты теперь скажешь в свое оправдание? – спросил Рене, все еще сжимая ее руку. Его вопрос вывел ее из задумчивости. Внезапно Элина поняла: он подозревает, что она скопировала портрет.

– Я увидела эту картину только сейчас, – сказала Элина, глядя ему в потемневшие от гнева глаза. – Когда, по-твоему, я могла быть в этой комнате?

– Да когда угодно. – Он повысил голос. – Ты перевернула содержимое моего письменного стола, пыталась подкупить моего кучера и в довершение всего скопировала этот портрет. Мне кажется, мадемуазель, ты очень ловко действуешь у меня за спиной. За последние два дня у тебя была масса возможностей увидеть и скопировать портрет. Именно для этого ты и попросила у меня рисовальные принадлежности.

В ее зеленых глазах вспыхнула ярость.

– Меньше всего мне хотелось входить в твою комнату. Я всячески этого избегала. Не была я здесь и портрета этого не видела.

– Только вчера я упомянул, что в моей комнате есть портрет Джулии. Хочешь сказать, что ты этого не слышала?

– Не слышала. Потому что ты это выдумал.

– Я никогда ничего не выдумываю, Элина. У меня не такое богатое воображение, как у тебя. И нет актерских способностей. Зато ты играешь свою роль блестяще.

Но тут гнев его поутих, и он расслабил пальцы, сжимавшие ее руку. Элина же, напротив, вся кипела от ярости.

– Ты не желаешь меня слушать, правда? – Она топнула ногой. – Считаешь, что я стремлюсь завладеть чужими деньгами?

Он указал на портрет:

– Мне кажется, доказательство тому здесь, перед тобой.

– Ты должен был заметить, что изображения не совсем одинаковы.

Рене насмешливо улыбнулся:

– В обоих случаях это Филипп. Художник может изменить выражение лица или позу персоны, которую рисует.

Элина выдернула руку из его ладони и направилась к двери на террасу. Не дойдя несколько шагов, она остановилась и повернулась к нему лицом.

– Надеешься запугать меня своими фокусами и уловками, но я найду способ одолеть тебя. Ты еще пожалеешь о том, что так издевался надо мной.

Рене спокойно приблизился к ней.

– По-твоему, мне следовало обвинить мужа моей сестры в двоеженстве, поверив словам какой-то девчонки?

– Я говорю правду! – крикнула она. – Благородный человек не усомнился бы в этом, и не стал бы приводить меня в свою спальню.

Он вновь схватил ее.

– Благородная женщина не стала бы расхаживать полуодетой, в ночной рубашке и босиком, ожидая при этом, что ее оставят в покое.

Она была оскорблена до глубины души, но виду не подала. Только зажала ворот рубашки у шеи.

– Было жарко. Кроме того, я не ожидала, что меня побеспокоят в моей спальне.

Девушка попыталась вырваться, но он крепко держал ее.

– Тебя обязательно побеспокоят, если я поблизости, милые глазки, – пробормотал он. Его взгляд скользил по ее свободно струящимся волосам, розовым щекам и точеному носу, пока не остановился на губах.

Его горевший желанием взгляд завораживал Элину. Ни один мужчина не вызывал у нее таких чувств. Ей хотелось, чтобы Рене ласкал ее, она жаждала его поцелуев.

Он ласкал ее страстно, неистово, покрывал поцелуями ее лицо, шею, впиваясь губами в ее губы. Элина отвечала на его ласки с тем же неистовством. Она обхватила руками его мощное тело, и он застонал. Подхватив Элину на руки, он отнес ее на кровать и опустился на постель рядом с ней, затем лег на нее.

– Не делай этого, Рене, – прошептала она, когда он склонил голову, уткнувшись в ее шею, но ее голос прозвучал чарующе призывно.

– Ты ведь не собираешься повернуться ко мне своей колючей стороной, не так ли?

– Если бы ты могла понять, как я мечтал о тебе эти последние несколько дней, как хотел тебя, ты не отвергла бы меня. – Он не мог отвести глаз от ее трепещущего тела. – Будь я так же талантлив в живописи, как ты, изобразил бы тебя на холсте такой, как сейчас. Но никто никогда не увидел бы этой картины, только я.

Упоминание о живописи сразу же напомнило ей, почему она оказалась в его спальне. И это придало ей решимости.

На этот раз она была непреклонна и отбросила прочь его руку, потянувшуюся к ее груди.

– Мой талант, судя по всему, не принес мне ничего хорошего. А изобразить меня в таком виде я не позволила бы никому, даже самому талантливому живописцу.

Рене вышел из себя. Раздраженно вздохнув, он обхватил ее запястья и пригвоздил ее руки к покрывалу. Он все еще нависал над ней и видел, как холодно блестят ее глаза.

– Послушай-ка, дорогая. Возможно, мы и не по своей воле испытываем влечение друг к другу, но, видимо, у нас нет ни сил, ни желания с ним бороться. Так почему бы не уступить зову природы? Это так естественно.

Элину задело, что Рене заметил ее влечение к нему и хочет воспользоваться ее слабостью, но у нее хватит ума и выдержки не поддаться соблазну.

– Нет ничего естественного в том, чтобы уступить бессердечному человеку, такому убийце, как ты, и я никогда этого не сделаю, – прошипела она, едва сдерживая желание выцарапать ему глаза.

В слепой ярости она извивалась под ним, стараясь ускользнуть прежде, чем он снова сумеет обернуть ее чувства противнее.

Неожиданно Рене, чертыхнувшись, поднялся с кровати, пересек комнату и подошел к гардеробной. В молчании он поднял с пола ее альбом. Наспех застегнув рубашку, она спрыгнула с кровати и метнулась к нему. Он не противился, когда она выхватила альбом из его рук.

– Надеюсь, теперь ты поняла, что твой рисунок не является доказательством?

– Ты отказываешься признать правду, потому что это разрушило бы твою жизнь! – сказала Элина. – Возможно, ты всегда знал, кто я такая, и, может быть, именно поэтому убил Алекса. Тебе доставляет удовольствие унижать дочь Филиппа? Ты питаешь к нему неприязнь? Но почему?

Бонанж повернулся к ней. Его глаза сверкали гневом, и Элина почувствовала страх.

– Ты хотела встретиться с судьей, не так ли? Холодный тон вопроса напугал ее.

– Хотела? – процедил он сквозь сжатые зубы.

– Да, хотела, – ответила она, чувствуя, как при этих словах в ней зарождается надежда.

– Тогда ты с ним встретишься. Пусть он выслушает твои безумные обвинения и нудную полуправду. Я не желаю терпеть все это и дальше.

– Ты повезешь меня на встречу с ним? – спросила она, внезапно испугавшись, что на самом деле он собирается отправить ее в тюрьму.

– Нет, – резко ответил он. – Я привезу его сюда. Если он примет нагромождение твоей лжи за правду, я признаю свое поражение и освобожу тебя.

– А если нет? – спросила она.

– Если нет… – Он остановился, сверля ее взглядом. – Если нет, тогда выбор за тобой. Или бери мои деньги, чтобы держать свою ложь при себе, или оставайся здесь и пиши мой портрет, пока не убедишься, что тебе меня не провести, мадемуазель.

Она расправила плечи и скрестила руки на груди.

– Судья мне обязательно поверит, вот увидишь.

– А ты не боишься, что он увезет тебя в тюрьму, дорогая? – вкрадчивым тоном спросил он.

Элина побледнела. Он словно прочел ее мысли.

– И ты бы ему позволил?

Наступило молчание. На лице Рене отразилось смятение.

– Ты сама знаешь ответ, милые глазки, – ответил он с легким раздражением.

В глубине души Элина была твердо уверена, что он не способен на подобный поступок.

Рене направился к двери, но на пороге остановился.

– Завтрак подадут, как только ты пожалуешь к столу, так что я жду тебя внизу одетой через пять минут. В противном случае я поднимусь за тобой, – сказал он и небрежно добавил: – И как это тебе удалось запереться в комнате? Что-то я не припомню, чтобы давал тебе ключи.

Она не решалась ответить. Стоит ли говорить правду, или это приведет к потере и той небольшой свободы, которой она пользуется? Он полуобернулся к ней, и по выражению его лица Элина поняла, что он собирается добиться правды.

– Я… я взяла их из комнаты Луи, – призналась она.

– Понятно. Забавно, как это ты без колебания вошла в его спальню, но отрицаешь, что входила в мою.

Торжествующий взгляд, который он бросил на нее, тут же заставил Элину пожалеть о сказанном. Когда он вышел из комнаты, девушка в сердцах швырнула в дверь то, что держала в руке.

Слезы хлынули из ее глаз, когда она увидела, что это альбом с портретом отца. Она подняла его и взглянула на человека, причинившего столько горя маме, ей и Алексу. Если бы не его вероломство, она бы не оказалась здесь, в этом доме, во власти бесчувственного чудовища, чьи прикосновения, тем не менее, наделены колдовскими чарами.

– Черт тебя побери, папа! – прошептала она, в последний раз взглянув на улыбающееся лицо. Затем молча порвала рисунок на мелкие кусочки и бросила их на пол спальни Рене.

Глава 11

Когда слишком приближаешься к гиганту, то зачастую оказывается, что это обыкновенный человек на ходулях.

Креольская пословица.

Хуан Оливейра небрежно откинулся в кресле, сложив ладони и переплетя пальцы. Рене наблюдал за лицом этого пожилого человека, задаваясь вопросом, что позволило им столько лет сохранять дружбу, несмотря на ненависть Хуана к Франсуа. Рене и Хуан имели мало общего, разве что оба были из знатных семей, принятых в лучших домах креольского общества. Рене не стремился занять видное положение в высшем свете. Хуану, напротив, нравилось использовать те небольшие возможности, которые давало ему его положение судьи. Он с удовольствием слушал болтовню на светских раутах, которую Рене терпеть не мог. Из-за своего беззаботного нрава он больше склонялся к тому, чтобы выезжать с друзьями на охоту, вместо того чтобы сидеть в судейском кабинете. Однако под веселой улыбкой скрывался незаурядный ум, что делало его отличным судьей, несмотря на легкий характер. Его не так-то легко было одурачить, что заставало врасплох многих мошенников-янки. За это Рене и уважал его, оказывая ему сдержанное почтение; именно взаимное уважение было тем связующим звеном, которое давало им возможность находиться в близких дружеских отношениях.

Рене был уверен, что уж этот человек непременно распознает правду, несмотря на уловки Элины и ее вопиющую ложь. Хуан отличался необычайной проницательностью. Вот почему Рене ни словом не обмолвился о целях поездки в Кур-де-Сипре, просто сказал, что хочет организовать его встречу кое с кем.

В чем Рене не хотел себе признаться, так это в том, что частично основанием для приезда судьи на встречу с Элиной послужило желание выяснить его мнение, получить еще одну, более объективную оценку ситуации. Чем больше Рене запутывался в отношениях с Элиной, тем чаще терялся в догадках, кем на самом деле она была. Рассудок подсказывал ему, что она опытная мошенница. Но сердце… Нет, его тело утверждало совсем противоположное. Сердце в этом не участвует, говорил он себе. Конечно же, он не может чувствовать к ней ничего, кроме проклятого вожделения к такому типу женщин.

– Где же гостья, с которой мне предстоит встретиться? – спросил Хуан, прервав размышления Рене.

– Луи пошел за ней. Сейчас она несколько не в духе из-за меня. Сегодня утром я умудрился… э… задеть ее чувства.

Хуан рассмеялся:

– Догадываюсь, что вы весьма искусны в делах подобного рода, мой друг. Один только взгляд на ваше дьявольское лицо, и женщины падают в обморок. Да что там, моя жена считает вас в высшей степени привлекательным. Но она говорит это с единственной целью заставить меня ревновать, я в этом уверен, иначе нам с вами не избежать дуэли.

– Несомненно. – Рене улыбнулся. – Но вам не стоит беспокоиться. Как вы и сказали, Лизетта всего лишь пытается заставить вас ревновать. Кроме того, стоит женщине узнать меня поближе, как я сразу теряю в ее глазах половину привлекательности. Правда, я развожу лошадей и участвую в скачках, женщинам это нравится. Только они не понимают, что дело это весьма утомительное.

– А ваша гостья, что думает она?

Спокойный голос ответил ему со стороны двери:

– Она совершенно согласна, что месье не так привлекателен, как может показаться с первого взгляда.

Мужчины тотчас же встали, когда Элина с достоинством вошла в комнату, одетая все в то же платье, которое было на ней эти три дня. Хотя оно было сшито отнюдь не по последней моде, Рене не мог не почувствовать прилив желания, которое овладевало им всякий раз, как он видел ее в этом платье. Неаполитанский шелк цвета морской волны очень шел к ее рыжим волосам и поразительным зеленым глазам.

Как бы она выглядела, вдруг подумал Рене, в дорогих шелках, оттенявших ее кремовую кожу?

Раздосадованный столь неуместной мыслью, Рене представил девушку Хуану, назвав только ее имя. Он мгновенно почувствовал ее страх перед судьей, хоть она и старалась скрыть его, величественно склонив голову.

– Месье Бонанж сообщил мне, что вы ищете моей помощи, – сказал Хуан, когда все трое уселись. – Он не объяснил, что имеет в виду, но уверяю вас, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь такой очаровательной подруге Рене.

Бонанж с трудом сдерживал улыбку, слушая витиеватую речь Хуана. «Всегда остается креольским джентльменом», – подумал он, заметив не без ревности, как Элина расслабилась при этих словах судьи. Тем не менее, она вопросительно взглянула в сторону Рене.

– Месье Оливейра ничего не знает о вас, – объяснил Рене. – Я не сказал ему, кто вы такая. Предоставляю это вам. Надеюсь, вы расскажете ему всю свою историю, включая и… э-э… неприятные моменты. В противном случае я вынужден буду вмешаться и высказать свое мнение.

Она перевела тревожный взгляд с Рене на Хуана и расправила плечи, словно приготовилась к битве.

Почувствовав, что она не знает, с чего начать, Хуан решил ей помочь.

– Как вы встретились с месье Бонанжем? – спросил он учтиво.

Рене удивленно поднял брови, когда Элина еще больше напряглась, буквально оцепенев на своем стуле. Как нелепо, что Хуан выбрал вопрос, связанный у нее с самыми ужасными воспоминаниями.

– Мы… мы встретились на «Бельведере». – Она мгновенно ощетинилась. Именно такой реакции Рене от нее и ожидал. – Мой брат Алекс и месье Бонанж играли в карты.

Хуан нахмурился, словно припоминая что-то. Рене сразу определил, в какой момент Хуан понял, кем может оказаться Элина, потому что, хотя судья и продолжал улыбаться, взгляд его изменился. Теперь это был взгляд недоверчивого дознавателя.

– Полагаю, я что-то слышал об этой встрече, – заметил он холодным тоном.

Элина с укоризной взглянула на Рене.

– Я не говорил ему, дорогая, – сказал Рене. – Но в свое время заявил о происшествии. Вряд ли вы могли ожидать, что судья о нем не слышал.

– Я здесь, чтобы выслушать и вашу сторону, так ведь? – спросил Хуан, и в его глазах появилась некоторая озабоченность, когда он заметил, как Элина и Рене смотрят друг на друга.

– Не совсем так, – возразил Рене, все еще глядя на Элину. – Но возможно, нам следует с этого начать.

– Ну что ж, – ответил Хуан. Поудобнее расположив в кресле свое дородное тело, он устремил на Элину внимательный взгляд. – Что же случилось на «Бельведере», мадемуазель?

Совершенно не обращая внимания на Рене, Элина описала Хуану карточную игру и почему она оказалась в кают-компании. Но, подойдя к рассказу о мошенничестве Алекса, запнулась.

– Что случилось? – усмехнулся Рене. – Вы хотите утаить от судьи свое участие в мошеннических трюках компаньона?

– Я… я не хотела в них участвовать.

– В самом деле? – заметил Рене. – Разве вы пришли не для того, чтобы прикрыть обман Уоллеса?

– Нет! – воскликнула она. Ее взгляд от Рене переметнулся к судье. – По крайней мере, не так, как вы пытаетесь это представить. Я не хотела ему помогать. Я только хотела, чтобы его не поймали.

– А, ясно, – заметил Рене, торжествуя. Элина покраснела.

Рене продолжал, понимая, что одержал верх:

– Порядочная женщина вряд ли заметит, что кто-то жульничает. Даже никто из мужчин не заметил. Меня удивляет, что вам это удалось.

Элина в отчаянии стиснула руки.

– Вы не понимаете. Я сама играла с Алексом. Я знала, какие трюки он использует, попав в безвыходное положение.

– И вы хотели защитить своего брата? – вмешался Хуан, с досадой посмотрев в сторону Рене.

Элина повернулась к судье: ей показалось, что он понимает ее.

– Да. Я не могла допустить, чтобы брата поймали. – Она бросила на Рене полный горечи взгляд.

– Почему же вы не настояли на том, чтобы вместе уйти? – спросил Хуан.

– Я пыталась, но Алекс не захотел. Временами он бывал очень упрям.

Рене сжал зубы, заметив, что Хуан на стороне Элины. Он не мог упрекать этого человека за стремление разобраться, но понимал, что Элина постарается представить свои действия по возможности в лучшем свете.

– Почему бы тебе не напомнить месье Оливейре, как именно вы решили не позволить мне отправить Уоллеса в тюрьму? – сказал Рене.

Элина побледнела, когда Хуан обратил к ней вопросительный взгляд, и тяжело вздохнула.

– Я ударила месье Бонанжа по голове бутылкой виски, – сказала она едва слышным шепотом.

К немалому удивлению Рене, Хуан расхохотался.

– О да, – сказал он спустя мгновение, – я совсем забыл эту деталь с бутылкой виски. Вы должны признать, Рене, что девушка проявила недюжинную находчивость. Уверен, нашлось бы множество женщин, которые с большим удовольствием съездили бы вам по голове бутылкой виски, когда вы доставляли им неприятности.

Рене насмешливо улыбнулся:

– Но никто из них не стал бы после этого красть у меня деньги.

– Я не крала! – запротестовала Элина. – Их взял Алекс. Я пыталась его остановить, правда, пыталась!

– Из-за этого он ударил вас, дорогая? – осведомился Рене, решив выяснить вопрос до конца. – Или же ваш брат и прежде занимался рукоприкладством?

– Алекс был не в себе, – ответила Элина со вздохом. – Раньше он никогда этого не делал.

– Раньше чего? – настойчиво продолжал Рене. И, не дожидаясь ответа, обратился к судье: – Скажите, Хуан, многих ли вы знаете порядочных мужчин, которые бьют своих сестер, особенно после того, как те только что спасли их шкуру?

Хуан ничего не сказал, молча с состраданием глядя на Элину. Она полуобернулась к Рене.

– Оставьте Александра в покое! Разве не достаточно того, что вы его убили? Наши отношения в прошлом вас совершенно не касаются.

Глаза Рене вспыхнули, когда он увидел, что Хуан ждет опровержения ее слов.

– Меня все касается, в особенности, когда вы заявляете, что вы оба дети Филиппа! – изрек Рене с все возрастающим гневом, заметив, что Хуан все больше и больше сочувствует Элине.

Слова Рене возымели именно тот эффект, на который он и рассчитывал.

Хуан был известен своим самообладанием в зале суда, но при вспышке Рене даже у него отвисла челюсть.

– Что? – только и сказал он, тогда как Элина побагровела. Повернувшись лицом к Рене, она наклонилась вперед, в ярости сжимая ручки кресла.

– Вы говорили, что я смогу сама изложить это дело! Обещали не вмешиваться, пока в этом не будет необходимости. Но, как обычно, солгали. Вы убийца и лжец, и все это расследование – чистый фарс, не так ли?

– Объясните, что происходит! – потребовал Хуан.

Но Рене, пропустив его слова мимо ушей, напустился на Элину:

– Вы очень хорошо рассказываете сказки! Как можно здраво судить о них, когда ваши соблазнительные глазки полны мольбы? Дальше рассказывать буду я! А вы можете вмешиваться, если я что-нибудь упущу.

– Нет! – возразил Хуан. – Я хочу выслушать мадемуазель. Ведь для этого вы меня сюда привезли, и я хочу услышать эту историю из ее уст, а не из ваших.

Мгновение Рене гневно смотрел на обоих. Затем, взяв себя в руки, бросил:

– Что же, дело ваше.

Хуан повернулся к Элине с выражением неизменной доброты на лице и взял ее дрожащие руки в свои.

– Как понимать то, что вы дочь Филиппа, а Рене – убийца?

– Моим отцом был Филипп Ванье. – Элина откинулась в кресле и высвободила руки из рук Хуана. – Когда мама умерла, мы с братом приехали сюда, чтобы отыскать его. Папа не вернулся из последней поездки в назначенное время, и мы о нем беспокоились. Мы остались одни. Мы в нем нуждались. Поэтому мы приехали сюда. Я и вообразить не могла… – Она внезапно замолкла.

– Вы хотите сказать, что ваша мать была… э-э… любовницей Филиппа? – спросил Хуан, тщетно пытаясь облечь свой вопрос в деликатную форму.

– Нет! – сорвалась на крик Элина. И уже более спокойно повторила: – Нет. Они были женаты.

– У вас есть доказательства этого? – спросил Хуан с выражением недоверия на лице.

– Я… я… у меня…

Смех Рене заставил Элину покраснеть.

– Элина хочет сказать, что у нее была копия брачного свидетельства ее родителей, но она таинственно исчезла, когда Уоллес был убит.

– Ее украли! – заявила Элина, метнув на Рене уничтожающий взгляд.

Хуан, прищурившись, взглянул на Рене. Тот объяснил:

– Элина считает, что я убил ее предполагаемого брата, а затем украл бумаги, чтобы защитить права Джулии и Франсуа на наследство и самому получить долю. Судите сами, насколько правдоподобна ее история.

Уловив сарказм в голосе Рене, Хуан уставился в пол. Затем взглянул на Рене, удивленно приподняв брови, словно хотел сказать: «Бедная, заблудшая девочка». Рене знал, что Хуан никогда не поверит, что его друг способен на такие поступки. В этом не было необходимости. Рене мог обеспечить себя и сестру на многие годы вперед. Что касается Франсуа… Ну что ж, Рене вовсе не собирался совершать преступление, чтобы помочь своему безответственному племяннику.

Рене на мгновение замер. С горечью в голосе Элина тихо сказала:

– Я знаю, во все это трудно поверить. Когда месье Бонанж впервые сказал мне, что папа… что у папы была другая жена, я тоже ему не поверила. Папа был Добрым, во всяком случае, я так думала. – Она тяжело вздохнула. – Но я ошибалась. Так или иначе, он ухитрился дурачить нас всех, разыгрывая этот фарс в течение последних двадцати трех лет, не вызывая при этом никаких подозрений.

– Единственный, кто здесь разыгрывает фарс, так это вы, Элина, и вы это знаете, – со спокойной уверенностью заметил Рене.

В глазах Элины вспыхнул гнев.

– Просто вам хочется в это верить. Но, правда в том, что папа обидел всех нас, и я расплачиваюсь за его дурные поступки. Разве это справедливо? Я не понимаю, почему должна страдать из-за преступлений моего отца и брата.

Хуан обратил на нее проницательный взгляд, исполненный легкого цинизма.

– Понимаю, вы считаете, что должны получить причитающуюся вам долю его состояния.

Она посмотрела на него в замешательстве.

– Полагаю, часть его принадлежит мне. Это было бы справедливо. Но дело не только в этом. Сейчас у меня ничего нет, ни денег, ни семьи, ни даже имени. – Она указала на Рене. – Это чудовище отняло у меня все. Я… я не могу никуда уйти, должна находиться в его доме, но и здесь не могу считаться той, кто я есть. Месье Бонанж не позволяет мне покинуть его дом, пока я не возьму у него деньги в уплату за отказ от своего имени и предам память своего брата.

Ее ответ заставил Хуана вопросительно взглянуть на Рене. Рене сжал кулак.

– Предадите память брата? Вы не отомстите за своего Алекса, дорогая, если меня повесят за его убийство, как вы того хотите.

– Я не хочу, чтобы вас повесили! – выпалила она. Когда Рене недоверчиво посмотрел на нее, она отвела взгляд. – Но… но я хочу справедливости. А всем, за исключением властей, кажется, известно, что это вы его убили. Это нечестно, что убийца моего брата разгуливает на свободе. – Она запнулась, плечи ее задрожали от переполнявших ее чувств, когда она прошептала: – Это неправильно, что Алекса сначала убили, а затем похоронили под вымышленным именем только из-за того, что папа оказался безрассудным человеком.

Слова ее были настолько искренни, что подействовали на Рене гораздо сильнее, чем все сказанное ею ранее. В этих словах прозвучала правда. Возможно, она действительно дочь Филиппа. Был ли кто-нибудь, кроме Рене, заинтересован в том, чтобы правда не выплыла наружу?

Франсуа. Он-то действительно способен убить человека. Хотя Франсуа сказал, что был в доме Этьена той ночью, и это заявление легко было проверить. Кроме того, как мог Уоллес так быстро найти своего сводного брата, даже не зная, что у него есть сводный брат? И как мог Филипп прятать свою вторую семью в течение столь долгих лет?

Рене пристально смотрел на Элину, как бы желая проникнуть в ее сознание и узнать правду. Он знал, что она не может быть дочерью Филиппа, просто знал это! Он должен заставить себя принять очевидное – что она лгунья и мошенница. В бешенстве он напомнил себе, как он с ней повстречался и, что она при этом делала.

Искренность Элины тронула также и Хуана, но не настолько, чтобы он не отметил ряда нестыковок в ее утверждениях.

– А как там насчет вымышленного имени? – спокойно спросил он. – Почему в полицейском рапорте вас называют Александр и Элина Уоллес, а не Ванье?

Этот вопрос, по-видимому, застал Элину врасплох. Ее руки замерли на коленях, она опустила глаза и уставилась в пол.

– И кое-что еще, мадемуазель, – продолжил Хуан уже более резким тоном. – Почему вы сопровождали вашего брата в Новый Орлеан? Если вы не знали, что ваш отец умер, почему ваш брат не отправился на поиски один, а вас не оставил дома?

– Мы… мы оба вынуждены были уехать, – запинаясь, пробормотала она.

– Почему? – спросил судья.

– Наш дом сгорел, – прошептала она с безнадежностью в голосе.

– И у вас там не было никого, с кем вы могли бы остаться, пока ваш брат разыскивает отца? – настаивал Хуан.

– Нет.

– Ни единой души? У вас нет друзей? Казалось, она вот-вот разразится слезами.

– Мы… мы держались особняком. Жили в деревне.

– А разве не мог ваш брат снять для вас дом и оставить достаточно средств, чтобы вы могли позаботиться о себе в его отсутствие?

– Нет, – прошептала она.

– Почему?

В явном волнении она рассматривала свои руки.

– Да, почему бы нет? – спросил Рене, наклоняясь вперед, когда заметил, что она не хочет или не может ответить на вопрос судьи. – Почему вы должны были уехать, Элина? И почему дочь Филиппа должна была отправиться в путь столь бедно одетой? Где траурные платья, которые вы должны были носить после смерти матери?

Этот последний вопрос, казалось, добил ее окончательно.

– К… какие-то люди… один человек уж точно… преследовали Алекса за его карточные долги, – с трудом произнесла она. – Это они сожгли наш дом и все, что в нем было. Алекс сказал, что они хотят его убить. И нам пришлось незаметно исчезнуть.

Рене наклонился вперед.

– Вот это более подходящее объяснение, ты так не думаешь? В этом вся, правда? Алекс убегал от кредиторов или же бежал от людей, у которых обманным путем выманил деньги? Подозреваю, что верно последнее.

– Нет! – закричала она с отчаянием в голосе. – Алекс не был таким!

Затем, осознав нелепость своих слов, она отвернулась и стала смотреть в окно. Рене увидел, как легкая слезинка медленно выкатилась из ее глаза и поползла по щеке. Эта одинокая слезинка поразила его в самое сердце. Он пожалел, что вообще привез сюда судью.

Через мгновение Элине удалось взять себя в руки.

– Я так и знала, что вы постараетесь облить меня грязью. И если расскажу вам все без утайки, это пойдет мне во вред. – Она с трудом сдерживала рыдания. – Так что, полагаю, мое единственное обращение за помощью должно прозвучать так. Я – Элина Ванье. И ничто из того, что вы предполагаете или думаете обо мне, не может этого изменить. У меня нет никаких доказательств, нет денег, нет траурных платьев, но все равно я – Элина Ванье.

Она поднялась с царственным видом, поразившим Рене, поскольку тот считал, что за последний час она убедилась в прискорбном крушении своих планов, и отвесила им обоим легкий поклон.

– Всего хорошего, месье Оливейра, месье Бонанж, – сказала она тем легким учтивым тоном, который, как зачастую приходилось слышать Рене, использовала его сестра. Затем, едва сдерживая дрожь, но, горделиво выпрямившись, она вышла из комнаты, поразив мужчин своим кажущимся спокойствием.

Им и в голову не могло прийти, что Элине далось это с большим трудом. Оказавшись в холле, она поникла и закрыла рот ладонью, чтобы не разрыдаться. Никогда еще она не испытывала такого унижения.

Элина в полном изнеможении прислонилась к стене, заново переживая события последних минут. Рене оказался прав, подумала она с горечью. Ни один из представителей власти не поверит в ее историю, по крайней мере, при данных обстоятельствах. Как глупо с ее стороны было надеяться, что судья ей поверит.

Она направилась к лестнице, но голоса, доносившиеся из гостиной, заставили ее остановиться.

– Может быть, она просто больна, – заметил Оливейра на французском. – У нее навязчивая идея. Мне приходилось слышать о подобных случаях.

– Элина не безумна, – заявил Рене, – она хорошо знает, что делает.

– Но девушка не обычная интриганка, как вы считаете, Рене. Со временем вы наверняка это поймете.

По крайней мере, Рене не удалось убедить судью в том, что ее рассказ сплошная ложь, подумала Элина.

– О да, я понимаю. Элина, безусловно, не заурядная девушка.

– Она держится как высокородная леди, несмотря на то, что бедно одета.

– Да, так оно и есть. Но подозреваю, это Уоллес научил ее так держаться, преследуя свои цели.

От разочарования и безысходности Элина до боли в пальцах вцепилась в перила. Как он смеет так говорить?!

– А каковы ее собственные намерения при этом? – спросил судья. – Она сказала, что вы предлагали ей деньги. Полагаю, это значительная сумма. Если деньги – это все, что ее волнует, почему бы ей просто не взять их и не уехать? Ведь она понимает, что, рассказывая свою неправдоподобную историю, она не получит больше.

Наступила долгая пауза. Элина, затаив дыхание, ожидала, что ответит Рене.

Он громко вздохнул.

– Ей наплевать, что ее история неправдоподобна. Она надеется, что кто-нибудь ей поверит. Для нее главное – это месть за смерть Уоллеса. Своей глупой ложью она может нанести удар моей семье. А дороже семьи у меня ничего нет.

– Вы пытались узнать, много ли она знает о Филиппе, чтобы проверить ее?

– Она с успехом пройдет любую проверку, уверяю вас. Соображает великолепно. Утром, после убийства Уоллеса, она времени даром не теряла, навела справки обо мне и моей семье. Допускаю, что она переговорила с дурными людьми. Она приехала в дом Джулии, полагая, что у Филиппа есть родственники и она сможет убедить их принять ее. Вы правы, Элина кто угодно, только не заурядная обманщица. Что касается денег, ей выгоднее получить наследство, чем любую сумму, которую я мог бы ей предложить. Она надеется, что я отдам ей наследство в обмен на ее молчание.

Элина стиснула зубы. Все ясно. Рене любой ценой хочет заставить ее молчать.

– Ее история, разумеется, неправдоподобна, – сказал Оливейра, – но чего не бывает в жизни? Филипп большую часть времени был в разъездах. Да и другие мужчины ухитрялись в течение долгих лет тайком содержать две семьи.

Эти слова вселили в Элину надежду. Возможно, судья оказался достаточно проницательным, чтобы почувствовать правду.

– Я расспрашивал многих, кто мог что-нибудь знать об этой истории, – сказал Рене. – Филипп не оставил завещания. Конечно же, он обеспечил бы свою семью. Если ее дом и в самом деле сгорел, она могла обратиться за помощью, например, к поверенному или еще к кому-нибудь. Она упоминала банкира, но этот банкир, очевидно, не дал ей денег даже на траурную одежду. Ее история полна нелепостей.

– Однако в ней что-то есть…

– Да, – резко сказал Рене. – Согласен.

– Что вы собираетесь с ней делать? – спросил Хуан после паузы.

– Я не могу позволить ей затеряться в Новом Орлеане. Вы должны это понять.

– Конечно. Значит, собираетесь держать ее здесь? И как долго?

– Пока она не образумится! – отрезал Рене.

– Хотите сделать ее своей любовницей, не так ли? – спокойно спросил Оливейра.

– Любовницей? Такую лгунью и мошенницу? Помилосердствуйте, Хуан.

– Но она прекрасна. И осмелилась противостоять вам. Нет более мощного сочетания, чтобы пробудить желание. Кроме того, если вы ее соблазните, возможно, она не будет стремиться отомстить вам за смерть своего брата.

– От мести она вряд ли откажется. Последовало долгое молчание.

– Вы-то не думаете, что я убил ее брата, – добавил Рене.

– Разумеется. Я слишком хорошо вас знаю. Дуэльный кодекс запрещает дуэль с представителем низшего класса. Ни один креол не преступит этого правила.

«Бесчестный креол преступит!» – подумала Элина.

– Вы должны каким-то образом убедить ее в этом, – продолжал Хуан.

– Меня не волнует, что думает обо мне Элина. Она забудет о мести, если я предложу ей солидную сумму. Что касается обольщения…

– Это палка о двух концах, – сухо заметил Хуан. – Конечно, если кто и умеет обращаться с этой палкой, так это вы.

Мужчины рассмеялись, а у Элины возникло чувство потери.

– Есть другая возможность, – заметил Хуан. – Я могу посадить ее на несколько дней в тюрьму, чтобы заронить в нее страх перед Богом и людьми.

У Элины перехватило дыхание.

– Ни в коем случае! Я сам справлюсь с Элиной, уверяю вас, – поспешно сказал Рене.

– Как вам будет угодно. Тогда, если не возражаете, я вас покину. Мне предстоит еще одна встреча.

Элина начала быстро подниматься по лестнице, надеясь скрыться в своей комнате до того, как мужчины выйдут из гостиной, но дошла только до середины лестницы, когда услышала шаги в коридоре и поняла, что Рене с судьей стоят внизу, у нее за спиной. Она пошла дальше, ступая очень осторожно, когда Рене окликнул ее:

– Элина! Мне надо сказать вам пару слов. Девушка остановилась, досадуя, что ее поймали с поличным, когда она подслушивала их разговор.

Элина остановилась и ждала, пока Рене поднимется. Если бы она могла заставить себя взять у него деньги и уехать! Но это было выше ее сил, ведь она знала, что имеет полное право остаться. К тому же ей некуда идти. Куда бы она ни пошла, ее всюду будет преследовать боль от сознания того, что сделал отец. Ей никогда не узнать, почему он так поступил. Зачем женился сразу на двух женщинах? Почему не позаботился о ней и об Алексе? Она не может уехать, не узнав всей правды о нем.

Не может покинуть этот город, пока Алекс не отомщен, а она не доказала свое происхождение. Для нее стало вопросом чести доказать Рене, что она действительно дочь Филиппа Ванье, а не какая-то интриганка, подружка карточного шулера.

У нее осталась единственная возможность – убежать и самой найти доказательства. В Противном случае ей никогда не освободиться от своего прошлого. Когда Рене, приблизившись, схватил ее за руку, девушка поняла, что ни за что не возьмет у него денег.

– Полагаю, ты нас слышала, – небрежно произнес он и повел ее вверх по лестнице.

– Конечно, слышала, – ответила она с напускным безразличием. – Вы слишком громко говорили.

– Я думал, ты уже наверху, в своей комнате, дуешься из-за пережитого тобой сегодня разочарования. Но я вижу, что недооценил твое упорство. Узнала что-нибудь интересное?

Хотя слова Рене и раздражали девушку, куда больше ее беспокоило присутствие его руки на ее локте.

Почему так происходит, что от простого прикосновения ее бросает в жар? Элина держалась прямо, с равнодушным видом, но внутри вся кипела от ярости. Больше всего она боялась, что он тоже это знает.

– Да. Оказывается, ты и дальше собираешься держать меня в заточении. Однако меня это нисколько не удивило. Ведь вы с судьей друзья, он готов выполнить любую твою просьбу.

– Он не захотел повесить меня на основании сомнительной истории, рассказанной сообщницей шулера, если ты это имеешь в виду. Но он справедливый человек. Если бы он решил, что ты говоришь правду, то настоял бы на том, чтобы я тебя отпустил. Он честно предоставил тебе возможность уладить это дело. И ты могла бы его убедить, если бы более тщательно продумала свою историю.

Элина понимала, что Рене ссылается на ее собственные слова о причинах их с Алексом поспешного отъезда из Миссури. Ее объяснения по поводу этих событий не принесли ей ничего хорошего. Судья ей не поверил. И теперь Рене получил дополнительные основания не доверять ей. Она сама должна найти выход из затруднительного положения, в котором оказалась.

Когда они поднялись по лестнице, девушка попыталась вырвать руку, которую держал Рене, но он повернул ее лицом к себе и обнял за плечи.

– Знаешь, мое первоначальное предложение все еще в силе, – сказал он, остановив на ней холодный взгляд. – Почему бы тебе не признать, что ты лгала? Ведь судья тебе не поверил. Так стоит ли цепляться за выдуманную тобой историю? Обещаю сделать тебя достаточно богатой, если ты откажешься от своей затеи.

– Я не приму твоей подачки. Никакие деньги не заставят меня отступиться и забыть, кто я такая.

Тут она вспомнила, что судья посоветовал Рене соблазнить ее, тогда она станет более сговорчивой.

По тому, как изменилось выражение лица Рене, Элина поняла, что он тоже вспомнил об этом. В его взгляде она прочла горькую правду. Нет смысла отрицать, что их влечет друг к другу. Ни один из них, судя по всему, не способен предотвратить неизбежное. До сих пор им удавалось сдерживать себя, но если они и дальше будут оставаться под одной крышей, страшно подумать, что может случиться.

– Ничто не заставит меня передумать! – крикнула она в ярости. – Что бы вы ни делали!

– Ничто? – Он прижал пальцы к нежной коже над вырезом ее платья, нащупал местечко, где ощущалось биение пульса, и почувствовал как сильно забилось ее сердце от одного лишь его прикосновения. – Ты в этом уверена?

– Ничто, – прошептала она.

– А это мы еще посмотрим, милые глазки, – едва слышно произнес он.

Рене ласково пробежал пальцами по щеке девушки. Затем повернулся и ушел. А она осталась дрожащая, с единственной мыслью: как, во имя Господа, показать ему свое безразличие? Хотя знала, что это невозможно.

Глава 12

Правда, как масло, всегда всплывает на поверхность.

Испанская пословица.

Нахмурившись, Элина водила по холсту кусочком угля. Стоило ей поверить, что Рене может быть сносным и даже приятным, когда захочет, как он вновь проявил себя полным невежей!

После встречи с судьей девушка не знала, что ее ждет. Последние несколько дней Рене, казалось, избегал ее. Он то и дело совершал поездки в город, часами беседовал с торговцами лошадьми и банкирами, запершись в кабинете, или выезжал верхом разбираться с работниками на полях.

Элина была уверена в том, что Бонанж пытается загладить свою вину. Он больше не позволял себе непристойных заигрываний. После встречи с судьей Элина оставалась безучастной, но Рене изо всех сил старался заслужить ее расположение. Во время их совместных утренних и вечерних трапез он рассказывал ей о Новом Орлеане и о здешних обычаях, вызывая ее на разговор. Слушая, как он описывает чарующие картины жизни интересного, но незнакомого ей общества, она забывала, кто он и что собой представляет.

Более того, Элина с удивлением обнаружила, что Рене очень остроумен и любезен, когда захочет. Это открытие повергло ее в смятение. Быть может, она несправедлива к нему. Но в Новом Орлеане все убеждены, что именно Рене убил Алекса. Однако Элина все чаще и чаще сомневалась в этом.

Девушка то и дело ловила на себе его взгляд. Его темные глаза горели огнем. Они манили к себе, завораживали. И когда он уходил, ее еще долго преследовал его тихий горький смех.

В эти редкие мгновения он не пытался снова предлагать ей деньги. И между ними установилось в некотором роде перемирие. Бонанж занимался своими делами, а Элина рисовала родителей и Алекса.

Так было до сегодняшнего дня.

Элина поверх холста всматривалась в лицо Рене. Она выполнила свое обещание и согласилась рисовать его портрет. Этим утром, когда он объявил, что они могут приступить, она расстроилась. Ее не радовала перспектива часами смотреть на него. Не так ей хотелось проводить свой досуг. После первых дней пребывания в Новом Орлеане, тяжелых и беспросветных, она нуждалась в передышке, чтобы восстановить силы для предстоящей борьбы.

Нет, рисовать Бонанжа будет не так-то просто, думала она, ерзая на деревянной табуретке, сосредоточив все свое внимание на холсте. Всякий раз, как она поднимала на Рене взгляд и видела этот слегка улыбающийся рот, она вспоминала, как его губы блуждали по ее обнаженной коже. А его руки! Она краснела при одной мысли о его прикосновениях.

Она пыталась придать черты жестокости его лицу, когда вспоминала, что он убил Алекса из-за нескольких десятков долларов, а ее держал в заточении.

– Надеюсь, эти грубые резкие штрихи ничего не значат, – небрежно бросил Рене. – Уж если я нашел время позировать тебе, самое меньшее, что ты можешь сделать, – это изобразить меня в наилучшем виде.

– Ты же знаешь, что я предпочла бы вообще тебя не рисовать, – ответила она. – Если у тебя так мало времени, я была бы счастлива, заняться этим как-нибудь в другой раз. А лучше всего отказаться от этой затеи.

Подняв глаза, Элина, к своей досаде, увидела, что он еще больше расслабился и, вместо того чтобы стоять прямо, прислонился к стене.

Рене одарил ее высокомерной улыбкой.

– Ты не считаешь меня достойным объектом? Или есть другая причина, почему тебе не хочется меня рисовать?

Девушка снова коснулась холста кусочком угля.

– Мне не доставляет удовольствия рисовать преступников.

Веселье исчезло из его глаз, хотя губы продолжали улыбаться.

– Ах, мы снова о том же? Ты, как всегда, лжешь. Уж кто настоящий преступник, так это Уоллес. Но ты ведь рисуешь его.

Элина благоразумно промолчала.

– Тебе нечего сказать, милые глазки? Почему ты не защищаешь Уоллеса, не настаиваешь на том, что он доводится тебе братом?

Она смерила его надменным взглядом.

– Ты все равно не поверишь. У тебя плохие манеры, и ты никого не слышишь, кроме себя.

Его сдавленный смешок еще больше разозлил ее.

– Знаешь, крошка, роль оскорбленной леди в твоем исполнении весьма меня развлекает. Всякий раз, как ты распекаешь меня за мое скверное поведение, я вспоминаю, как ты стукнула меня бутылкой по голове. Скажи, ты обучилась этому мастерству в изысканных салонах и гостиных Сент-Луиса?

– Крев-Кёр, – уточнила Элина, снова принимаясь за холст. – Я жила в Крев-Кёр с папой, мамой и Алексом, моим братом. Но тебе это совершенно не интересно.

– Напрасно ты так думаешь. Мне хотелось бы знать все, чему ты училась, но, поскольку ты не желаешь говорить правду, придется пока довольствоваться твоими выдумками. Я думаю, художница должна развлекать свою модель, поддерживать в боевой готовности, так сказать. Так что развлекай меня. Но прежде скажи, как проводят время и чем занимаются, по твоему мнению, благовоспитанные благородные леди.

Девушка взглянула на него и, увидев, как он с невинный видом поднял брови, поняла, что это своеобразный способ бросить ей вызов. Ну что ж, она его не разочарует.

– Благовоспитанные благородные леди в Крев-Кёр, – сказала она с достоинством, – занимаются шитьем, плетут кружева, берут уроки рисования, музыки и танцев. Иногда отправляются на прогулку в лес…

– С поклонниками? – прервал он.

Тягостные воспоминания нахлынули на нее, и она почувствовала, как ком подкатил к горлу.

– Конечно же, нет, – с горечью ответила она. – Не с поклонниками. Отцы не хотят, чтобы их преступления были раскрыты предприимчивым зятем, и не принимают поклонников дочери.

Мгновение он молча смотрел на нее.

– Я вижу, ты с пользой провела эти четыре дня, продумав до тонкости свою историю, – сказал он, наконец. – Это совершенно неожиданный поворот.

С возрастающим раздражением Элина продолжала:

– Иногда благовоспитанные благородные леди размышляют о том, когда их отцы возвратятся из долгих деловых поездок. Или же утешают своих матерей, когда те беспокоятся о любящих мужьях, томящихся в одиночестве вдали от дома.

– Хватит, Элина, – сказал Рене с внезапной холодностью. – Я понимаю, куда ты клонишь.

Девушка изогнула бровь.

– В самом деле? Вот уж не думала, что ты способен на эмоции. Видимо, это результат дурного воспитания.

– Мне повезло, что моя мать не дожила до этого момента, и не слышит твоих слов. Она потратила немало усилий, чтобы сделать из меня джентльмена. А после смерти мамы этим со всем усердием занялась моя сестра.

Элина пожала плечами:

– Очевидно, ты груб по природе. Не по этой ли причине ты покинул Новый Орлеан? Тебе надоело изображать джентльмена, и ты решил покинуть свою сестру, хотя она просила тебя не делать этого? Тебе хотелось свободно пожить в Европе, не ограничивая себя законами?

Бонанж, отделившись от стены, стоял теперь в угрожающей позе, как бы приготовившись к битве.

– Причины моего отъезда из Нового Орлеана не имеют отношения к делу и никак не связаны с моей семьей. Так что избавь Джулию от своих грязных предположений.

Элина продолжала, не обращая внимания на грозное выражение его лица:

– Возможно, тебе пришлось уехать из-за дуэли. Ты впервые совершил ошибку, убив кого-то, чья семья была слишком богата, чтобы ее игнорировать? Кто не был без гроша в кармане?

– Без гроша в кармане? У твоего Уоллеса было, по меньшей мере, две сотни долларов, когда я нашел его мертвым.

– Да, но это все, что он имел, и тебе это известно. Возможно, тогда, много лет назад, нашелся такой же, как он, тот, кого ты убил в первый раз.

На самом деле Элина совершенно не представляла себе, почему Рене уехал из Нового Орлеана. Но он никому ничего не сказал и уехал внезапно – видимо, неспроста. Скорее всего, совершив какое-то преступление. Ей удалось вывести его из себя, и Элина надеялась, что он проговорится и даст ей в руки козырь, который можно будет использовать против него.

Он подошел к ней. Девушка невольно попятилась, поскольку их разделял лишь тонкий кусок холста.

– Хочешь знать, почему я покинул Новый Орлеан? Дуэль тут ни при чем. Это было бы слишком просто. – Он повернулся и прошествовал к большой стеклянной двери, ведущей на террасу. – Нет, все было гораздо сложнее.

Наблюдая за ним, Элина не заметила, как уронила уголек на колени. С напускной небрежностью Бонанж облокотился о дверной косяк, но она чувствовала, как сильно он напряжен. Сама того не желая, она не могла оторвать глаз от его могучих ног, туго обтянутых кожаными брюками. Но тут же подумала, что надо сосредоточиться. А вдруг он проговорится? Он долго молчал, а когда заговорил, в голосе его звучали металлические нотки.

– Я уехал из Нового Орлеана потому, что мне стало невыносимо там оставаться. Ты вряд ли в это поверишь, поскольку склонна приписывать мне лишь самое плохое.

– Я так и знала, что тебе не нравилась жизнь, которую твоя сестра заставляла тебя вести, – проговорила она.

Бонанж посмотрел на нее через плечо, и его взгляд заставил ее задрожать.

– Нет, – решительно произнес он. – Ничего похожего. Он посмотрел во двор. Снаружи доносились крики работающих мужчин, веселый гомон детей.

– После смерти родителей Джулия и Филипп взяли меня под свою опеку, – продолжал он. – Полагаю, Луи все тебе рассказал. Проклятый бездельник не может держать язык за зубами. В то же время он креол до мозга костей, и я не стал ему говорить, почему покинул Новый Орлеан. Он все равно не понял бы. Ни один креол не понял бы. Да и ты не поймешь.

– Ты прав, – сказала Элина, надеясь узнать, почему все же он покинул Новый Орлеан. – Мне трудно понять, как может человек покинуть семью ради небольшого приключения. Впрочем, мужчины при первой же возможности готовы уйти от ответственности, пренебречь своими обязательствами. Мой отец поступал так, Алекс поступал так… и ты тоже…

Рене с трудом сдерживал ярость.

– Некоторые обстоятельства заставляют нас пересмотреть меру своей ответственности, критически оценить свое воспитание.

– Охотно допускаю, – сказала она с презрением. Чертыхнувшись, Бонанж повернулся к ней.

– Ты права, – процедил он сквозь зубы. – Я покинул мою сестру. Но у нее была своя семья, и она во мне не нуждалась.

– Видимо, ты не очень дорожил ею.

Он прищурился.

– Джулия самая прекрасная из всех известных мне креольских женщин.

Элина вновь обратилась к холсту и спокойно подняла уголек.

– Поэтому ты ее покинул.

– Нет, я покинул Новый Орлеан, – возразил Рене. Когда Элина снова стала рисовать, он продолжил:

– Я вырос в семье, которую нельзя назвать типичной. Мой отец был плантатором, выращивал сахарный тростник, но плантацией не очень интересовался. У нас, конечно, были рабы, но с ними хорошо обращались, никогда не били. Мой отец был противником жестких методов. И я воспринимал общество как одну большую семью. Рабы являлись как бы нашими детьми, и мы были к ним великодушны. Когда мне исполнилось шестнадцать, мой шурин представил меня Бернаруде Мариньи, одному из своих друзей. Бернар был гораздо старше меня, но мы сразу понравились друг другу. Он постоянно приглашал меня к себе на роскошные званые обеды и балы.

– Мариньи! – прошептала Элина с благоговейным трепетом. Отец однажды рассказывал о Мариньи из Нового Орлеана и о том, сколько золота тот потратил, чтобы достойно принять Луи Филиппа, герцога Шартрского. Элине стало не по себе, когда она представила, каким могуществом обладает Рене, имея таких друзей.

Бонанж продолжал, не заметив ее реакции:

– Когда мы познакомились, Бернар был женат на Мэри Энн, своей первой жене, очень привлекательной женщине. Я был даже влюблен в нее, как и многие юноши. Считал ее доброй и кроткой, похожей на мою сестру, она была креолкой только наполовину. Однажды я пришел в дом к Бернару, намереваясь пригласить его на карточную игру. И там, во дворе, увидел, как избивают привязанную к лестнице обнаженную рабыню. Приказы палачу отдавала мадам Мариньи. Рабыня потеряла сознание, но мадам требовала, чтобы рабыню привели в чувство и продолжили экзекуцию. Элина была вне себя от ужаса.

– Я только слышал о подобных вещах, но ничего подобного не видел. После этого случая я перестал общаться с Бернаром.

Элина была потрясена. Она помнила, что мама предпочитала наемных слуг, но эта тема не обсуждалась, потому что отец не хотел огорчать маму, однако сам был не прочь обзавестись рабами.

– Я очень жалел, что ничего не предпринял, чтобы прекратить это издевательство, что вряд ли было в моих силах… Рабыня была собственностью мадам, и та могла делать с ней все, что пожелает. Эта сцена до сих пор стоит у меня перед глазами.

Элина была потрясена. Ей и в голову не могло прийти, что Рене может так растревожить чья-то жизнь, тем более жизнь раба.

– И этот случай заставил тебя оставить свою семью и дом? – В ее голосе звучало явное недоверие.

– Не сразу. Еще несколько месяцев я оставался в городе. Однако, бывая на званых обедах и балах, я представлял себе этих добрых креольских женщин, с их чарующими улыбками, с хлыстом в руке. – Рене остановил на Элине взгляд, полный страдания и боли. – Я говорил себе, что они не все такие, что моя сестра совсем другая. Что многие люди из моего окружения ведут борьбу за искоренение рабства. И все же я не мог преодолеть глубокого, возмущения, смешанного с отвращением, которое охватывало меня всякий раз, когда я оказывался на аукционе рабов или слышал историю о жестоком обращении с рабами. И я решил, что должен быть какой-то иной способ устройства жизни, более человечный, не основанный на страданиях и нищете множества людей.

– И ты отправился в Англию.

– Сначала во Францию, учиться, – мрачно сказал Рене. – Потом в Англию. В Англии свои трудности. В общем, сбежав в Европу, я не решил никаких проблем. Вернувшись, домой, я полагал, что почти согласен снова поселиться в Новом Орлеане. Что пришла пора совершить что-то дельное, а не убегать от накопившихся здесь проблем.

Внезапно она вспомнила о документах у него в письменном столе.

– Поэтому у тебя нет рабов?

Рене внимательно посмотрел на нее, блеск в его глазах стал ярче.

– Откуда ты знаешь, что у меня нет рабов?

В ответ на ее смущенный взгляд он небрежно кивнул:

– Ах да, бумаги в моем столе. Полагаю, ты их изучила. И много полезного извлекла из них для осуществления твоих планов?

Пропустив его вопрос, мимо ушей, Элина повторила:

– Именно поэтому у тебя нет рабов?

– Насколько я знаю, ты считаешь, что хорошо изучила меня, так почему бы тебе самой не ответить на этот вопрос? Представляю себе ход твоих мыслей: «Возможно, он использует наемных рабочих просто потому, что может себе это позволить, к тому же это успокаивает его совесть. Не будь он так богат, уподобился бы остальным плантаторам, которые бьют своих рабов, выжимая из них последние силы…»

– Нет, – прошептала Элина. – Нет, ты бы не смог.

Он растянул губы в улыбке:

– Не смог? Девушка опустила глаза.

Элина скорее почувствовала, чем увидела, что Рене приблизился к ней.

– Но ты с готовностью поверила, что я выследил Уоллеса и убил ради денег, что я хладнокровный убийца. Так почему бы мне не избивать рабов, если бы они у меня были?

Элина повертела в руке уголек. Она пришла в замешательство.

– Я… я не знаю.

Теперь Бонанж обошел холст. Взяв девушку за подбородок, он повернул к себе ее лицо.

– Чего ты не знаешь? – спросил он, пристально глядя на нее.

– Не знаю, что о тебе думать, – призналась она.

Он улыбнулся:

– Я тоже не знаю, что о тебе думать.

– Ты знаешь, – сказала она в отчаянии, пытаясь вывернуться из его рук. – Ты думаешь, что я кроткая и прекрасная только с виду, как те женщины в бальном зале, но коварная и порочная внутри.

Поглаживая большим пальцем ее подбородок, он не отпускал ее.

– Не совсем точно. Прекрасная, да. Кроткая? Не уверен. И, конечно же, не порочная. Не настолько, как те, другие, действительно порочные.

У нее задрожал подбородок.

– Хотя я доверяю тебе не больше, чем стал бы доверять им, – добавил он тихо. – Вот почему я не решаюсь тебя отпустить.

Элина слабо запротестовала, но не могла оторвать глаз от его рта. Рене склонил голову, и она, обессиленная, затаив дыхание, ждала прикосновения его губ.

В этот момент дверь отворилась и кто-то кашлянул.

Элина так резко отпрянула от Рене, что едва не свалилась с табуретки.

– В чем дело? – спросил Рене, успев удержать ее. Элина с пылающим лицом уткнулась в холст.

– Женщина уже здесь, месье, – услышала она голос Луи. – Вы распорядились сообщить вам, когда она прибудет.

– Да, конечно, – сказал Рене, слегка улыбнувшись. – Пришли ее сюда.

И Рене направился к двери. Но не успел до нее дойти, как вернулся Луи, ведя за собой пожилую женщину с проницательными серыми глазами.

– Спасибо, что пришли, мадам Лаплант, – сказал Рене, приветствуя ее. – Полагаю, вы пришли сделать примерку?

– Да, – ответила женщина, внимательно рассматривая Элину. – Это и есть та девушка?

Рене кивнул. Под пристальным взглядом женщины Элина внезапно осознала, что ее руки испачканы углем, а волосы не так тщательно уложены, как ей хотелось бы.

– Было нелегко изготовить платья по тем меркам, что дал мне ваш слуга, но мы справились, – продолжала мадам Лаплант с улыбкой.

– Платья? – Элина смутилась.

– Уверена, вам понравятся наши изделия, мадемуазель, – сказала женщина и хлопнула в ладоши. Вошли двое и внесли огромный сундук.

Элина вскочила, устремив укоризненный взгляд на Рене.

– Что это значит, мадам Лаплант? – спросила она. – Для кого эти платья?

Взглянув на самодовольное выражение лица Рене, Элина все поняла.

– Произошла ошибка, – обратилась девушка к мадам Лаплант. – Я не заказывала никаких платьев.

– Да-да, дорогая, – сказала та нетерпеливо, указывая глазами в сторону Рене. – Месье мне все рассказал.

Элина снова взглянула на Рене. Хотелось бы знать, что именно он рассказал.

– И он прав, знаете ли, – продолжала женщина, вытаскивая из сундука платья и развешивая их на стульях. – Такой хорошенькой девушке требуется богатый гардероб, чтобы подчеркнуть ее красоту. Понимаю, вы предпочли бы, чтобы месье избрал иной способ выказать к вам свое расположение, но…

Элина уже хотела разразиться гневной тирадой, но Рене даже не дал ей открыть рот.

– Как твой покровитель, дорогая, я счел необходимым приобрести тебе приличную одежду. Она просто необходима на тот случай, если мы будем показывать твои работы покупателям. Я пригласил мадам Лаплант, чтобы она мне помогла уговорить тебя.

Элина была возмущена до глубины души.

– Этот человек мне вовсе не покровитель, мадам. Я нахожусь здесь против своей воли.

Мадам Лаплант, бросив взгляд на мольберт и краски, подмигнула Рене.

– Да, конечно, – сказала она заговорщическим тоном.

– Вы должны мне поверить! – настаивала Элина. – Этот человек держит меня в заточении!

К удивлению Элины, женщина рассмеялась и обратилась к Рене:

– Вы правы, месье, у нее слишком богатое воображение. Ох уж эти художницы!

Элина укоризненно взглянула на Рене. Он буквально сиял, чем привел девушку в бешенство.

– Я предупредил мадам, что ты можешь что-нибудь придумать, чтобы избежать примерки, – объяснил Рене. – Сказал, что ты предпочитаешь одеваться просто, полагая, что всякие излишества мешают работе.

Элине хотелось швырнуть в него углем, который она все еще держала в руке. Следовало признать, что он отлично подготовился. Решил сделать ее своей должницей.

Девушка посмотрела на мадам Лаплант, спокойно стоявшую с пышным темно-зеленым платьем для прогулок в руках, ожидая, когда Элина его примерит, и тут ее осенило.

Одного Рене не предусмотрел, злорадно подумала Элина.

– Боюсь, вам придется уйти отсюда ни с чем, мадам, – сказала она. – Я не стану их примерять, так что вам нет смысла здесь оставаться.

Лицо мадам Лаплант вытянулось, и она повернулась к Рене.

– Тогда мадам оставит их здесь, – возразил Рене, – и тебе придется носить их независимо от того, годятся они тебе.

– Прекрасно, – заключила Элина и повернулась к мольберту. Она знала, что Рене не согласится. Ведь он заказал эти платья, чтобы наряжать ее для собственного удовольствия, как безмозглую улыбающуюся куклу.

– Прошу вас, месье… – запротестовала мадам Лаплант. Элина с трудом сдержала улыбку. Портниха не собиралась рисковать своей репутацией.

– Извините нас, мадам, мы на минутку, – твердо сказал Рене и потащил Элину в соседнюю комнату.

– Я ни за что не приму от тебя платья, Рене, – сказала девушка, когда они оказались за дверью, тщетно пытаясь вырваться от него. – Все будут думать, что я твоя содержанка… или как там это называется, а мне это не нужно! Ты не можешь заставить меня взять их!

– Странно, – проговорил он спокойно, с трудом скрывая бушующую в нем злость. – Любая женщина была бы рада, наконец, расстаться со своим поношенным платьем и надеть что-нибудь приличное.

Уловив нотки обиды в его тоне, Элина почувствовала укол совести.

– Мне очень жаль, но я не могу принять от тебя эти подарки.

– Они тебе не нравятся? Поколебавшись, Элина ответила:

– Конечно же, нравятся. Ни одна женщина не смогла бы сдержать своего восхищения, увидев столь изысканные, изящные наряды. Но это лишь осложнит дело. Платья стоят целое состояние.

– Значит, у тебя нет никаких причин не брать их. Считай их платой за портрет, если хочешь.

Элина была не так глупа, чтобы думать, будто ее портрет стоит таких огромных денег. И она тут же нашла причину для отказа:

– Мне следовало бы носить траур при сложившихся обстоятельствах.

Рене помрачнел, и Элина поняла, что допустила промах. Бонанж резко повернул ее спиной к себе и, придерживая одной рукой за талию, другой стал расстегивать пуговицы на ее платье. Задыхаясь от возмущения, она попыталась выскользнуть из его рук.

– Вот так-то, – прошипел он. – Ты все еще скорбишь по Уоллесу. Видимо, твоя история требует, чтобы ты оплакивала также своих родителей. Ну что ж, моя маленькая актриса. Я не собираюсь тебе подыгрывать, я просто хочу убедиться, что ты выглядишь как соблазнительная женщина, а не как убитая горем мисс, которую изображаешь из себя. Как только ты поймешь, что можно купить на мои деньги, возможно, ты согласишься взять их и убраться из города! Так что ты обязательно примеришь эти платья, даже если для этого мне самому придется тебя раздеть.

Элина тщетно пыталась вырваться из его рук. Мысль, что он может ее раздеть, была невыносима. Она знала, как действуют на нее его прикосновения, тем более, если он разденет ее…

– Ты ведь не станешь меня унижать перед этой женщиной, правда? – в отчаянии спросила девушка.

Его пальцы замерли.

– Если понадобится, я раздену тебя догола не только перед мадам, но еще и перед Луи.

– Луи тебе этого не позволит, он джентльмен.

– Не будь так уверена, крошка. Этот «джентльмен» повидал столько обнаженных леди, что нам с тобой и не снилось. Не заблуждайся относительно его возраста. Если я прикажу ему стоять и смотреть, как я раздеваю тебя, он с удовольствием выполнит мой приказ.

Элина не верила, однако не собиралась проверять это на собственном опыте. Рене снова стал расстегивать пуговицы, и Элине ничего не оставалось, как согласиться.

– Я надену эти проклятые платья, – поспешно сказала она.

– Ты примеришь всю одежду, которую принесла мадам Лаплант? – спросил он жестко. – И без всяких фокусов.

– Да, но мне это неприятно.

– Не имеет значения, – сказал он, отпуская ее.

И он повел ее в комнату, где находилась мадам Лаплант.

Глава 13

Есть три вещи, которые, как ни старайся, в секрете не удержишь, – это любовь, боль и деньги. Рано или поздно они обязательно заявят о себе.

Испанская пословица.

Рене беспокойно поглядывал в сторону лестницы, ожидая, когда спустится Элина. Кто-то вошел в комнату, но он даже не потрудился повернуть голову.

– Итак, месье, что вы сказали мадемуазель? Она шарахается от меня, словно норовистая лошадка.

Рене повернулся к своему слуге и другу. Лицо у Луи было суровым, но в глазах прыгали озорные огоньки.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Рене, скользнув взглядом по лестнице.

– Мадемуазель избегает меня, словно я прокаженный.

Прежде она так себя не вела. Это началось после того, как сюда приходила портниха. Сегодня она споткнулась, и я хотел поддержать ее. Видели бы вы, как она на меня посмотрела! Глазам бы своим не поверили.

– Я бы поверил всему, что бы ты ни сказал об этой женщине, – со вздохом заметил Рене.

– Мадемуазель, судя по всему, уверена, что я тоже негодяй. Какую же сказку вы про меня сочинили, месье?

Тут Рене вспомнил, что наговорил Элине про Луи, и это раздосадовало его.

– Мадемуазель, – сообщил он, – долго находилась в плену ошибочных представлений, что ты на ее стороне, и она может полностью тебе доверять. Я счел необходимым вывести ее из этого нелепого заблуждения, прежде чем она постарается вызвать твое сочувствие в надежде, что ты ей поможешь бежать.

– Но, месье, – прикинувшись разгневанным, запротестовал Луи, – не стали же вы порочить мое доброе имя? Что именно вы сказали мадемуазель, чтобы «вывести» ее из этого «нелепого заблуждения»?

Рене раздраженно пожал плечами:

– Я сказал, что ты… э-э… лихой повеса и… находишь ее весьма привлекательной. Видимо, это и испугало ее.

Луи выпрямился с видом оскорбленного достоинства.

– Значит, вы все-таки опорочили мое доброе имя, – с обидой произнес он, хотя в глазах его продолжали плясать огоньки.

– Черт побери, Луи, в этом же есть доля истины. Для мужчины в пятьдесят пять ты еще достаточно привлекателен.

– Так вы сомневались во мне? Думали, я мог подвести своего старого друга и хозяина?

– Нет! – отрезал Рене. – Твоя верность вне всяких сомнений. Но у тебя доброе сердце. Я не могу позволить, чтобы эта девочка затерялась в Новом Орлеане, распространяя свою ложь, из-за того лишь, что ты посчитаешь нужным следить за ней менее тщательно, чем должен. Сейчас, когда я обучаю ее верховой езде, особенно важно, чтобы ты следил за каждым ее шагом.

Веселые огоньки исчезли из глаз Луи, и он с ужасом взглянул на Рене.

– Учите ее ездить верхом? Но, месье, она боится лошадей, вы сами это сказали. Вам не следует заставлять ее ездить верхом.

Рене сжал зубы.

– Она просит, чтобы я ее учил. Хочет преодолеть страх, чтобы однажды ускакать глубокой ночью.

– Вы это знаете и все же учите ее? Почему?

Рене помолчал. В самом деле, почему он собирался дать ей еще одно средство убежать от него, чтобы она смогла добраться до Нового Орлеана и распространять там свои сказки?

Одна из причин заключалась в том, что он тяготился необходимостью держать ее в заточении.

Но была и еще одна, самая важная причина обучать ее верховой езде.

– Я не могу видеть ее испуганной, – сказал он. И это была чистая правда.

– Но это не помешало вам заставить ее бояться меня, – тихо сказал Луи. – Может, вы ревнуете ее ко мне? Или же опасаетесь, что я помогу ей убежать?

– Нет! – процедил Рене сквозь зубы. – Я просто не хотел, чтобы она обращалась к тебе за моей спиной.

– Должен признать, что у мадемуазель есть свой особый подход. Ей трудно отказать в любой ее просьбе.

– Но ты откажешь, не так ли? – требовательно спросил Рене.

Луи пожал плечами:

– Все зависит от самой просьбы.

– Она околдовала и тебя тоже, правда? – резко спросил Рене, несмотря на шутливый тон слуги.

Луи перестал улыбаться.

– Нет. Будь это так, я поверил бы во все дурное, что думаете о ней вы.

Рене тихо выругался.

– Ты и вправду думаешь, что она дочь Филиппа? И что я убил ее драгоценного любовника Уоллеса?

– Я думаю, вы ошибаетесь в ней, вот и все. О ее отношениях с месье Ванье и этим Уоллесом я ничего не знаю. Но готов голову дать на отсечение, что ей не знаком тот грязный образ жизни, который, по вашему мнению, она вела. И я знаю, что она действительно скорбит о своей матери и Уоллесе.

– Так она скорбит? – пробормотал Рене, и в его глазах промелькнула боль. – Тогда я, правда, ничего не понимаю.

Луи оставил его слова без ответа, и Рене снова посмотрел в сторону лестницы.

Пятью минутами позже Элина спустилась с лестницы в своем новом костюме для верховой езды. Она была так зла на Рене из-за платьев, что едва ли заметила, как странно смотрели на нее мужчины. Шелестя юбками, она резво преодолела последние несколько ступенек и с притворным безразличием обратилась к Рене:

– Ну что, идем? Я сгораю от нетерпения сломать шею на этой твоей лошадке.

Луи с тревогой взглянул ей в глаза.

– Мадемуазель, если вы не хотите ехать верхом…

– Что за глупости! Если месье готов учить меня, я не упущу такой шанс.

– Я весь день с нетерпением ожидал этого урока, – сказал Рене, подавая ей руку.

Прежде чем неохотно протянуть ему свою, она перевела взгляд с лица Луи на лицо Рене. Луи извинился, произнеся несколько вежливых слов и испытующе глядя на Элину. Как только они вышли из комнаты, Элина решительно перешла к вопросу, который не давал ей покоя с раннего утра, с того самого момента, как она проснулась.

– Зачем ты украл мои старые платья? – спросила она, выдернув руку из руки Рене.

– А ты бы стала носить новые, если бы я их оставил?

– Конечно, нет.

– Вот тебе и ответ на твой вопрос.

Она остановилась, твердо уперев руки в бока.

– Ты не имеешь права брать то, что принадлежит мне. Он пытливо посмотрел на нее.

– Согласен. Но я не видел иного пути заменить твой жалкий гардероб более достойным. Согласись, тебе нужна одежда. Даже для уроков верховой езды, о которых ты так настойчиво просила.

– Кажется, тебя не слишком волновало, как я одета, когда мы последний раз ездили верхом! – сказала она, вспомнив ту безумную скачку через поля.

– Зато сейчас меня это волнует.

Он посмотрел на нее, и взгляд его смягчился.

– Мы напрасно спорим, дорогая. Я уже отдал твои платья слугам и нисколько об этом не жалею. Согласись, что ты восхищаешься новыми платьями, хотя виду не подаешь.

В гневе она воздела к небу руки и направилась к двери. Рене, самодовольно ухмыляясь, последовал за ней.

– Ты совсем не слушаешь, что я тебе говорю, верно? – заявила она. – Конечно же, я нахожу эти одежды прекрасными, великолепными. Но это не имеет ни малейшего значения, потому что я знаю, зачем ты мне их купил. И я вовсе не собираюсь наряжаться, как кукла, для того лишь, чтобы услаждать твой взор.

Он схватил ее за руку и повернул лицом к себе, осмотрел со всех сторон ее наряд – плотно облегающий жакет с глубоким вырезом поверх отделанной кружевами блузки, юбку для верховой езды из хлопчатобумажной ткани с великолепным зеленым рисунком и серые полусапожки.

Затем, пока она не успела опомниться, он ухватил подол ее юбки вместе с нижней юбкой и задрал их кверху, открыв шелковые панталоны, сшитые, по словам мадам Лаплант, по последней парижской моде. Элина задохнулась от возмущения и, покраснев, одернула юбку.

Рене рассмеялся:

– Ты прекрасно выглядишь, милые глазки. Но когда ты одета соответствующим образом, это меня вовсе не развлекает. Во всяком случае, не в том смысле, который ты подразумеваешь. – Он улыбнулся, отпустил ее локоть и провел ладонью по ее руке. – Должен признать, мне приятно видеть тебя в новой одежде, хотя тебя и раздражает необходимость ее носить.

Прикосновение его пальцев к ее запястьям заставило ее затрепетать.

– У меня есть право сердиться, – запротестовала она, задыхаясь, пытаясь побороть беспокойство, всегда охватывающее ее при его близости.

Он взял в руки ее ладони.

– Ну, не злись на меня, пожалуйста! – Глядя ей в глаза, он ласково поглаживал большим пальцем нежную кожу ее руки.

– Не надо, – еле слышно произнесла она, – прошу тебя! К ее удивлению, он поднес ее руку к губам и принялся целовать кончики пальцев.

– Мне очень не хочется, чтобы ты на меня сердилась. Элина высвободила руку.

– Я… я не буду сердиться, – пробормотала она, – если только ты научишь меня ездить верхом.

Он улыбнулся:

– Прекрасно, это доставит мне удовольствие.

В молчании они направились к выходу. Как только они вышли за дверь, Элина увидела, что оседлана только Моника. Девушка вопросительно взглянула на Рене.

– Я решил, что на первом уроке мы поедем вместе, – заявил он. – По крайней мере, мне не придется гоняться за сбежавшей лошадью.

Элина подумала, что у него совсем другие мотивы, однако испытала огромное облегчение. Она боялась этого первого урока, боялась оказаться одна на лошади. Она понимала, что эти уроки необходимы, иначе ей никогда не убежать из ненавистного дома Рене. Тем не менее, прошло два или три дня в сомнениях и колебаниях, прежде чем она решилась попросить Рене учить ее верховой езде.

К этому решению она пришла, работая над его портретом. С каждым часом, проведенным ею за изучением его черт, она все больше и больше, попадала под опасное воздействие его обаяния. И хуже того, комната, которую он отвел ей под мастерскую с другой стороны примыкала к его спальне. Во время сеансов рисования она не могла избавиться от навязчивых воспоминаний о том, как он ласкает ее, лежащую в его постели.

Иногда ей даже казалось, что он читает ее мысли, потому что часто ловила его улыбку, когда вроде бы нечему было улыбаться. Она должна бежать прежде, чем уступит его домогательствам.

Рене с готовностью согласился обучать ее, что показалось ей удивительным.

Когда Рене показал ей, как надо садиться на лошадь, она закусила губу.

– Вообще-то ты будешь ездить в дамском седле, – сказал он, спускаясь, – так что сегодня я посажу тебя поперек седла.

Она хотела сказать, что предпочитает ехать верхом по-мужски. Девушке казалось, что так гораздо легче удержаться на лошади, обхватив животное ногами, вместо того чтобы свесить их на одну сторону. Однако не стала этого говорить. Ведь он и так сомневается в том, что она леди.

Рене поднял ее и посадил на лошадь. Она тут же вцепилась в луку седла.

– Руки должны быть свободны, чтобы управлять поводьями, – сказал он.

– Но я же свалюсь! – завопила она.

Он засмеялся, вскочив в седло позади нее. Затем обхватил ее за талию.

– Ты не свалишься, доверься мне.

Ее сердце тревожно забилось, когда по его знаку Моника тронулась вперед. Сначала он сам держал поводья, затем передал их Элине.

– Не позволяй лошади думать, что ты не полностью контролируешь ситуацию. Если будешь уверенно держать поводья и слегка их тянуть, а не дергать, лошадь будет тебе послушна.

Страх Элины все возрастал, даже руки вспотели.

– Лучше ты возьми поводья.

– Ты все делаешь правильно, – прошептал он ей в затылок. – Только расслабься.

Она так крепко сжимала поводья, что побелели костяшки пальцев.

– Ты и лошадь должны составлять одно целое, – сказал он, крепче сжимая ее талию. – Если правильно обращаться с лошадью, она не сбросит тебя.

Элина чуть-чуть расслабилась.

– Постарайся представить себе, что ты едешь в экипаже и смотришь в окно на окружающий мир.

– Окружающий мир не может меня затоптать, так что нет необходимости наблюдать за ним.

– Забудь про лошадь! Представь, что ты едешь в карете, и кто-то другой правит поводьями. Мы с тобой пассажиры, ведущие разговор. Смотри, дорогая, – сказал он, изображая джентльмена, ведущего легкую беседу, и указал на кипарисовую аллею, по которой они проезжали. – Разве это не восхитительные деревья, дорогая? О чем они напоминают тебе, с их возвышающимися над землей кронами?

– На мгновение Элина оторвала взгляд от лошадиной головы и взглянула на деревья.

– Они ничего мне не напоминают, – резко ответила она, цепляясь за луку седла.

Он снова убрал ее руки, положив их ей на колени.

– Правда? Я всегда думал, что они похожи на коленопреклоненных мужчин. Это из-за них мой отец назвал имение Кур-де-Сипре – дословно «двор кипарисов».

Он говорил, что они выглядят точь-в-точь как придворные, прислуживающие королеве.

Она снова оторвала взгляд от лошади и еще раз взглянула на кипарисы. Они и в самом деле напоминали придворных. Разглядывая деревья, она не заметила, как ослабила поводья.

– Представь себе, что мох – это их пышные наряды, – тихо сказал Рене.

Легкая улыбка скользнула по ее лицу.

– А ты и есть их королева, – продолжал Рене шепотом, склонив голову, чтобы прижаться к ее шее. – Они воздают тебе почести.

Его губы коснулись ее волос, вызвав в ней легкий трепет. Она натянула поводья, но уже не от страха.

– Ты… ты собирался учить меня верховой езде – сказала она с дрожью в голосе.

– Именно это я и делаю. Но кто сказал, что я не могу слегка развлечься во время урока?

Элина промолчала, когда он вытащил шпильки из ее прически и волосы свободно рассыпались по плечам.

– Так-то лучше, – пробормотал он. – Теперь, с этими свободно распущенными волосами, ты и вправду похожа на королеву леса.

Она ухватилась за слово «свободно».

– Я предпочла бы быть свободной, это правда.

– Нет, любимая. Ты не желаешь быть свободной, иначе взяла бы у меня деньги и уехала. Мы оба в этой ловушке – ты и я. И я наслаждаюсь этим уединением. Но мне хотелось бы, что бы все было несколько по-другому.

Дыхание Рене шевелило ей волосы, и она поняла, чего он хочет. У нее перехватило дыхание. Он назвал ее «любимой».

Его рука скользнула вверх, обхватив ее выше талии так, что при каждом шаге лошади ее груди касались его руки. Элина отчаянно боролась с приятной истомой, охватившей все ее существо. У нее не было ни малейшего желания сопротивляться.

Моника медленно шла по аллее, но Элина не прикасалась к поводьям. Рядом с Рене она чувствовала себя в полной безопасности. И совершенно не боялась лошади. Элина наслаждалась каждым прикосновением Рене и жаждала его ласк. Рене был прав, когда сказал, что, рисуя его портрет, она изменит к нему отношение в лучшую сторону. Так оно и случилось.

– Мы не могли бы двигаться немного быстрее? – спросила она, пытаясь высвободиться из его рук.

– Не стоит, – сказал он, касаясь своим теплым дыханием ее щеки. – Ты снова можешь испугаться.

– Нет. Страх почти прошел.

– Посмотри на меня. Я хочу убедиться, что это действительно так.

Элина повернула голову и взглянула Рене в глаза. В них было торжество, и она поняла, что совершила промах. В тот же момент он запечатлел на ее губах поцелуй.

Девушка отпрянула от него.

– Осторожно! Ты ведь не хочешь свалиться с лошади?

Элина, затрепетав от страха, обеими руками вцепилась в рубашку Рене. Он снова поцеловал ее, а она в порыве страсти прижалась к нему. Они долго целовались, изнемогая от желания. Рене издал стон, и Элина, опомнившись, отстранилась от него.

– Я думаю, нам следует вернуться и продолжить в более подходящей обстановке.

Этих слов оказалось достаточно, чтобы девушка окончательно пришла в себя. Как она могла ему позволить такие вольности?

– А я думаю, что не следует, – залившись румянцем, ответила она с напускной беспечностью. – Ты не забыл, что обещал обучить меня верховой езде?

Рене не возражал, поскольку был уверен, что выиграет эту битву.

– Конечно, забыл, – произнес он хриплым шепотом.

Следующий час показался пыткой, потому что Рене чередовал свои инструкции со случайными ласками, так что Элина потеряла всякую надежду научиться ездить верхом, если все уроки будут такими, как этот.

Внезапно тишину аллеи нарушил громкий крик:

– Дядюшка Рене! Дядюшка Рене!

Элина быстро обернулась, и сердце ее едва не выпрыгнуло из груди. Незнакомец был как две капли воды похож на ее отца. Когда он подъехал ближе, она уставилась на него, охваченная противоречивыми чувствами. Он назвал Рене дядей, так что это, должно быть…

– Франсуа, – выдохнул Рене, как будто прочитав ее мысли. – Проклятый мальчишка!

Франсуа осадил коня, и Элина заставила себя улыбнуться. Но внутри ее все сжалось от боли. Итак, это ее сводный брат. Он с любопытством посмотрел на нее.

И на губах его промелькнула сальная ухмылка, которая заставила Элину почувствовать к нему неприязнь, в особенности, когда он подмигнул Рене:

– Значит, ты нашел себе подружку в нашем дивном городе, не так ли, дядюшка Рене?

– Что ты здесь делаешь? – спросил Рене холодным, почти враждебным тоном.

– Погоди, дорогой дядя, – ответил Франсуа, переходя на французский. – Разве ты не собираешься представить меня своей американской девице?

Элина выпрямилась, напрягшись всем телом.

– Меня зовут… – начала она на превосходном французском, но Бонанж не дал ей договорить.

– Мадемуазель Уоллес, – закончил Рене за нее. – Но тебя это совершенно не касается.

Франсуа пристально рассматривал девушку.

– Уоллес? – переспросил он. – Знакомое имя. Оно звучит не по-французски. Ты здешняя?

– Я из Миссури, – с вызовом заявила она, несмотря на предостережение, и осторожно добавила: – А здесь у меня родственники.

– В самом деле? – небрежным тоном произнес Франсуа, прищурившись. – А также друзья, как я вижу.

Элина расправила плечи, приготовившись дать своему наглому сводному братцу достойный отпор, но Рене быстро сказал:

– Франсуа, отправляйся-ка ты прямо в дом. Я скоро вернусь, и мы спокойно обсудим твои дела.

Выражение, мгновенно промелькнувшее на лице Франсуа, привело Элину в замешательство: словно внезапно его осенила какая-то мысль. Переведя взгляд с Рене на Элину, он снова сально ухмыльнулся.

– Мое дело к тебе не займет много времени, – сказал Франсуа. – Я только хотел спросить, что мне следует говорить маман о твоей дуэли с этим подонком, карточным шулером, две недели назад. Маман очень обеспокоена.

Сердце Элины бешено забилось. Дуэль… Конечно же, это Рене убил ее брата. Но он заверил ее, что это ложные слухи, и она почти перестала сомневаться в его невиновности.

Как она могла оказаться такой легковерной? Конечно же, он лгал. У нее нет оснований думать иначе.

– Я не дрался на дуэли, – вымученно произнес Рене, напрягшись всем телом.

– Конечно, нет, – сказал Франсуа, подмигивая дяде. – Никто из нас никогда не дрался, не правда ли? Как бы то ни было, до маман дошли слухи, и она без конца задает мне вопросы. Должен ли я сказать ей правду, или лучше вообще ничего не говорить?

Пальцы Рене прямо-таки вонзились в тонкую талию Элины, когда она отстранилась от него.

– Скажи Джулии правду, Франсуа. Объясни, что слухи – это всего лишь слухи. Я действительно ни с кем не дрался на дуэли, так что нет оснований для тревоги.

Франсуа пожал плечами:

– Ее не слишком-то волнует, что ты убил человека, так что нет необходимости скрывать это от нее. Но она беспокоится, что ты можешь попасть в тюрьму.

– Я хочу вернуться домой, – вмешалась Элина, прежде чем Рене успел ответить, и попыталась разомкнуть железное кольцо рук, удерживающих ее. – Пожалуйста, не беспокойтесь, не надо возвращаться со мной. Я просто прогуляюсь. Вам с вашим племянником необходимо о многом поговорить, и свидетели вам не нужны.

Ей следует бежать прочь от обоих. Она не может больше оставаться здесь и слушать, каким небрежным тоном они говорят о ее брате. Не рассказать ли ей Франсуа свою историю, мелькнула мысль. Но она не доверяла ему. Тем более что имела право получить часть наследства, которое Франсуа считал своим.

– Я отвезу тебя домой, – настаивал Рене.

– Нет! – в отчаянии воскликнула Элина и уже спокойнее сказала: – В этом нет необходимости.

– Да ну, дядюшка, – вмешался Франсуа, – можно подумать, ты держишь бедную девочку в заточении. Не настолько же ты увлечен ею, что боишься отпустить ее от себя ненадолго?

Элина почувствовала, как напряглось бедро Рене, касающееся ее ноги.

– Увы, дорогой племянничек, но ты точно подметил. Она так сильно меня очаровала, что я просто обязан выполнять любое ее желание. Встретимся в доме.

Затем Рене одним быстрым движением выхватил у Элины поводья, повернул коня и галопом помчался к дому. Элина изо всех сил цеплялась за луку седла.

Никогда больше она не поверит ему! Подлец! Пусть только тронет ее хотя бы пальцем, она ему покажет. Ни за что больше не поддастся его чарам. Ведь он убил ее брата!

Когда Рене осадил коня возле дома, Элина оглянулась и увидела, что ее сводный брат неторопливо следует за ними. Рене спешился, затем снял Элину с седла и поставил рядом. Его лицо пылало от еле сдерживаемого гнева, и, взглянув на него, девушка содрогнулась. Она попыталась вырваться из его рук, удерживающих ее запястья, но он не отпускал ее.

– Оставь меня! – крикнула она. – Я не верю ни единому твоему слову. Мой сводный брат утверждает, что это ты убил Алекса. Это невыносимо! Пойми же, наконец!

– Франсуа – круглый дурак… – начал Рене, стараясь удержать ее. В тщетной попытке освободиться она стала колотить его кулаками в грудь.

– Нет! Это я круглая дура! – Слезы струились по ее лицу. – Я думала… О, невозможно вообразить! Мне следовало знать, что твои слова ничего не стоят, как и слова моего отца!

Подъехал Франсуа. Рене метнул на племянника яростный взгляд. В этот момент Элина изо всех сил пнула Бонанжа в голень.

– Отпусти меня! Пожалуйста!

Не говоря ни слова, Рене отпустил ее, и она вбежала в дом. Рене смотрел ей вслед, ощущая страшную тяжесть на сердце. Затем пристально взглянул на племянника.

– С какой целью ты без конца повторял эту ложь при Элине? Франсуа, оставаясь в седле, нервно подергивал поводья.

– Я… я думал, это произведет на нее впечатление. Женщины восхищаются дуэлянтами, как героями. Знаю по собственному опыту.

Рене холодно смотрел на племянника. Ему хотелось стащить мерзавца с лошади и бить, бить, пока тот не превратится в кровавое месиво.

– Человек, которого, по твоим словам, я убил, был ее любовником, глупец. Мне потребовалось много времени, чтобы убедить ее, что я его не убивал.

Франсуа удивленно округлил глаза.

– Ее любовник? – С минуту он помолчал, затем пожал плечами. – Для таких женщин, как она, это не имеет значения. Для них все любовники одинаковы.

Плоские шуточки племянника привели Рене в бешенство. Он шагнул вперед и схватил коня Франсуа под уздцы. Франсуа попытался выхватить у него поводья, но не смог.

– Запомни раз и навсегда, Франсуа, – спокойно сказал Рене. – Она тебе не девка, и я не позволю ее оскорблять. Пока она живет в этом доме, ты не будешь здесь появляться. Убирайся, не то тебе не поздоровится.

– Я не хотел причинить тебе вред, дядюшка Рене… – начал Франсуа.

– Ну, давай! – прорычал Рене. Он отпустил повод, с силой хлестнув коня по заду, и тот припустил прочь по аллее. Даже не обернувшись, Рене вошел в дом.

Но когда, перепрыгивая через две ступеньки, он направился в комнату Элины, его ярость слегка поутихла, и он задумался.

Зачем приезжал Франсуа? И почему так настойчиво повторял при Элине эти нелепые слухи?

Рене замедлил шаг. Была ли у Франсуа причина желать устранения Элины? Очень может быть. Но какая?

Рене покачал головой. Невозможно постичь странный ход мыслей племянника. Иногда казалось, что им движет одна только злоба. Возможно, сейчас и наступил такой момент.

Неясное сомнение шевельнулось где-то в самой глубине сознания Рене, но он отбросил его, всецело поглощенный желанием поскорее уладить дела с Элиной. Он должен найти ее и заставить признать правду. Он просто обязан это сделать!

Бонанж точно не знал, почему для него так важно, чтобы она не считала его убийцей. Знал лишь одно: если он не завоюет ее доверия, Элина никогда не будет ему принадлежать.

Впервые он осознал, что желает ее с такой страстью, какой прежде никогда не испытывал. Распахнув, наконец, дверь ее комнаты, Рене обнаружил, что девушки там нет. Для Рене, сейчас было важно только одно: чтобы она принадлежала ему и телом и душой. Стоя в жаркой духоте ее комнаты, он тихо поклялся:

– Я найду тебя, дорогая, и утолю эту жажду, прежде чем она убьет меня. Если я этого не сделаю…

Он крепко выругался, круто повернулся и вышел.

Глава 14

В постели для двоих нет места третьему.

Креольская пословица.

Элина огляделась вокруг, внезапно осознав, где она находится. Что заставило ее укрыться в этой комнате, которую она обычно использовала для рисования? Она не побежала в свою спальню, так как знала, что Рене в первую очередь бросится туда. А ей нужно было прийти в себя и выбраться из западни, в которой она оказалась.

Она оглядывала свою временную студию-мастерскую с беспорядочно разложенными рисовальными принадлежностями, единственный уголок в доме, который принадлежал ей. Возможно, именно поэтому она пришла сюда. Она бросила взгляд на незаконченный портрет Рене и застонала. Он постоянно вторгался в ее мир, напоминая ей, как обычно, о ее собственных желаниях, от которых ей хотелось бы избавиться.

Девушка решительно направилась к холсту с намерением дать выход гневу и выместить свою ярость на изображении человека, причинившего ей зло.

– Мадемуазель, не можете ли вы мне сказать, где найти месье?

Вежливый теплый голос Луи остановил ее. Элина обернулась и увидела старого слугу, стоящего в дверях, ведущих в холл.

– Мадемуазель! – вскричал он в тревоге, увидев ее залитое слезами лицо.

– Убирайся! Оставь меня в покое!

– Не мог же месье обидеть вас, – сказал Луи. – Я и представить себе не могу, что он поднял на вас руку…

И тут она рассмеялась. Рассмеялась сквозь слезы.

– Меня, разумеется, он бы не тронул. Нет. Но он убил моего брата.

Луи медленно покачал головой:

– Вы не можете всерьез верить в это. Он рассказывал мне, что случилось. Он совершенно случайно нашел тело.

– Это он так говорит, – процедила она сквозь зубы.

– Вы уже достаточно времени находитесь здесь, видели, как он объезжает плантации, как обращается со слугами. Вы действительно верите, что он мог бы убить человека просто за то, что тот обманул его?

Она вытерла слезы тыльной стороной ладони.

– Его собственный племянник сказал…

– Франсуа? Он был здесь? – спросил Луи, презрительно скривив губы. – Франсуа – каналья, сволочь, ничтожный червяк. Он всегда говорит гадости.

Сила убежденности, с которой были сказаны эти слова, ошеломила Элину. Но затем она прищурилась.

– Без сомнения, ты будешь защищать Рене, – сказала она резким холодным тоном. – Он твой хозяин.

Выражение лица Луи смягчилось.

– Моя маленькая девочка, вы должны доверять людям. Разве можно думать, что все лгут, только потому, что кто-то один солгал вам? Разве я когда-нибудь скрывал что-то от вас? Даже в ту, первую ночь? Никогда. И теперь я говорю вам правду. Месье не убивал вашего любо… вашего брата.

Элина бессильно уронила руки. Она хотела бы верить Луи, но не могла.

– Откуда ты знаешь, что он не соврал тебе?

– Месье не убивал вашего брата. Он вообще никого не может убить.

– Я хотела бы тебе верить, но…

Ответивший ей мужской голос прозвучал у нее из-за спины:

– Но ты не можешь, потому что тебе удобнее не верить.

Элина медленно повернулась и оказалась лицом к лицу с Рене, стоящим в проеме двери, соединявшей студию с его спальней. Изнывая от жары, он только что снял сюртук и держал его в руке. Она в изумлении смотрела на него, сбитая с толку той вспышкой облегчения, которую успела заметить на его лице, прежде чем глаза его потемнели. Затем он стремительно, в два прыжка, ворвался в комнату, и сердце ее тяжело забилось от страха.

В растерянности он остановился возле своего портрета. Теперь Элина видела перед собой его изображение, в котором, сама того не сознавая, воплотила свои собственные желания и надежды на будущее, и его самого, из плоти и крови, к которому испытывала страстное влечение и в то же время безотчетный страх.

Луи покинул комнату.

Когда молчание стало невыносимым, Рене бросил сюртук и осторожно приблизился к Элине.

– Уоллес мертв, Элина, – сказал он с откровенной суровостью в голосе. – Он был лжецом и шулером, и теперь он мертв. Он был недостоин тебя и, конечно же, не стоит того, чтобы ты ради одной лишь бессмысленной мести за него отказывалась от своих собственных желаний. В особенности, когда человек, которому ты хочешь отомстить, не убивал его.

Его слова, казалось, пробудили ее к действию. С горестным возгласом она повернулась к двери, через которую вышел Луи, намереваясь выбежать из комнаты, прежде чем Бонанж заставит ее и дальше слушать эту ложь.

Но Рене в мгновение ока подскочил к ней и сжал ее запястья. Когда ее попытки вырваться не увенчались успехом, она поникла, все еще избегая его взгляда.

– Все это время, – продолжал он еще более резким тоном, – ты использовала смерть твоего партнера-сообщника как защитную преграду между нами. Ты любовно собирала всю информацию, которую тебе только удавалось добыть, чтобы добавить ее к этому защитному барьеру и укрепить его. А почему? Не потому, что тебя действительно волновала смерть Уоллеса: ты боялась, что, разрушив этот барьер, я могу уничтожить тебя. Ты заблуждаешься, если думаешь, что Уоллес имеет какое-то отношение к нашему противоборству.

Потрясенная, она обернулась и в изумлении смотрела на него с открытым ртом, изнемогая под ударами несправедливых слов, которые он безжалостно швырял ей в лицо.

– Я не единственная, кто нагромождает барьеры и ложь вокруг себя, – прошипела она. – Ты отказываешься признать, что Алекс – мой брат, хотя у тебя нет никаких доказательств, что это не так. Ты не желаешь допустить, что я могу оказаться именно той, кем кажусь. Если я говорю правду, тогда единственное, что ты считаешь надежным и прочным – семья твоей сестры, – окажется столь же непрочным и уязвимым, как и все в этом мире. Тебе проще превратить меня в нечто, чем я не являюсь, чем позволить быть той, кто я есть.

– Вот именно, – сквозь зубы процедил он, привлекая ее к себе. – Я не знаю, кто ты и что собой представляешь. Но эти чарующие глаза сразили меня, и я бы поверил, что луна – это солнце, если бы услышал это от тебя. К тому же я помню ту ночь…

– Да, ту ночь, – тихо с горечью проговорила она. – Ту ночь, когда ты поклялся, что отомстишь, если мы выйдем из комнаты. Ту ночь, когда мой брат украл твои деньги. Ту ночь, когда… когда кто-то взял на себя труд избавить мир от этой ужасной угрозы – моего брата. Да, я буду помнить ту ночь всю жизнь.

Она попыталась вырваться из его рук, но он не отпускал ее.

– Никто из нас не сможет забыть, так зачем же продолжать мучить друг друга?

Он отпустил ее запястье и, крепко взяв за подбородок, запрокинул ей голову, повернув лицом к себе.

– Посмотри на меня, черт тебя подери! – приказал он.

– Отпусти – пробормотала она, упираясь руками ему в плечи и пытаясь оттолкнуть его.

Вздох раздражения сорвался с его губ.

– Брат или любовник – Уоллес мертв, и я заставлю тебя забыть его и ту ночь, даже если это будет последнее, что я сделаю в жизни, – торжественно произнес он, преодолевая ее сопротивление.

Из ее груди вырвался не то стон, не то рыдание, и она с мольбой заглянула ему в глаза.

И вдруг ощутила, что это глаза честного человека. На его лице отразились страдание и боль. Нет, он не может быть хладнокровным преступником. Не способен на такую бессмысленную жестокость.

Увидев, что она растеряна, он прижался губами к ее трепещущим губам.

– Моя дорогая, любимая, – шептал он. – Ты пленила меня, милые глазки. Но я навсегда хочу остаться твоим пленником.

Он расстегнул, а потом снял с нее жакет, блузку и взял в ладони ее груди.

Слабый стон слетел с ее губ. Какой демон в нее вселился? Как могла она позволить ему прикасаться к себе столь постыдным образом?

Однако желание было сильнее всех ее сомнений. И все же она попыталась отстраниться. Но он снова завладел ее губами.

– Пожалуйста, Рене, не надо! – крикнула она, отталкивая его, в то время как Рене пытался расстегнуть ворот ее блузки. Наконец блузка полетела на пол, и Рене прильнул лицом к белоснежному бугорку нежной груди, видневшейся из-под отделанного кружевом корсета и сорочки. Затем провел языком по ложбинке между грудями. В порыве страсти Элина прильнула губами к его губам. Он ответил на поцелуй, придерживая ее за подбородок, и, не дав ей опомниться, подхватил ее на руки и отнес к себе в спальню.

На какой-то момент Элина пришла в себя и ужаснулась тому, что делает. Когда он положил ее на постель, она откатилась в сторону, намереваясь соскользнуть с противоположного края кровати. Но Рене оказался проворнее и схватил ее прежде, чем она успела продвинуться хотя бы на дюйм.

– Я не должна, – твердила она, – я не могу этого сделать…

– Из-за него? – спросил он.

– Из-за кого? – Она совершенно утратила способность соображать, охваченная желанием. – Из-за кого? – повторила она, подняв голову.

Гнев Рене мгновенно улетучился. Наконец она поняла, что он имел в виду Алекса.

– Значит, теплое сияние в твоих глазах наконец-то предназначено мне, – проговорил он, желая знать правду.

– Оно всегда предназначалось тебе, – прошептала Элина.

Она больше не думала о том, что собирается совершить грех. Она хотела принадлежать ему, и была счастлива, что он так же сильно хочет ее.

Он стянул с нее юбку и бросил на пол.

На Элине остались только сорочка и панталоны.

Рене сбросил рубашку, открыв широкие сильные плечи и мощную крепкую шею. Элина опустила глаза, но в этот момент Рене стал расстегивать брюки. У нее перехватило дыхание, и Элина закрыла глаза, но не настолько быстро, чтобы не заметить некую деталь, которой она, прежде не видела. Рене усмехнулся.

– Не закрывай свои милые глазки, смотри на меня, – сказал он, скользнув в постель и укладываясь рядом с ней. – Тебе ведь уже приходилось видеть обнаженного мужчину.

Глаза ее округлились.

– Нет, конечно же, нет! – запротестовала она.

Он пожал плечами:

– Это не имеет значения.

– Для меня имеет.

– Ш-ш-ш! – Он нежно коснулся пальцем ее губ. – Мы прожили с тобой в этом доме уже три недели. И все это время я так сильно хотел обладать тобой, что постоянно страдал. Много ночей я лежал без сна в этой постели, еле сдерживаясь, чтобы не зайти в твою комнату, не дать желанию взять верх над разумом.

Он спустил с плеч ее сорочку и, обнажив грудь, стал сосать нежную плоть. Затем пощекотал языком маленький темный бугорок. Элина издала едва слышный стон.

Он взглянул в затуманенные страстью глаза девушки.

– Ну что, остаешься? – спросил он, хотя заранее знал ответ.

– Да, – прошептала она, прижимая к себе его голову, когда он снова прильнул губами к ее груди. – Остаюсь.

Он стал стягивать с нее панталоны, и, помогая ему, она изогнулась, приподняв бедра.

Он стал гладить нежную кожу внутренней поверхности ее бедер. Затем кончиком пальца проследовал по мягкому холмику, проникая в ее лоно.

– Рене! – запротестовала она, крепко схватив его за запястье.

Он замер, глядя в ее испуганное лицо.

– Неужели ты девственница? – с недоверием в голосе спросил он, наконец.

Она кивнула, сгорая от смущения. Свободной рукой он погладил ее по голове.

– Просто невероятно. Ты слишком хорошенькая, чтобы остаться невинной. Уоллес, должно быть, и вправду был дурак.

Его слова больно ранили Элину.

– Сколько раз тебе говорить, что он был моим братом, а не любовником! С мужчинами я несколько раз целовалась, вот и все…

– Твоя невинность для меня бесценный дар.

– Я… я не должна была предлагать ее тебе.

– А я, как джентльмен, не должен был принять ее. – Его глаза сверкнули. – Но если я не сделаю тебя по-настоящему своей, ты найдешь способ сбежать от меня. А сама мысль, что я потеряю тебя, мне невыносима.

Рене все еще не верил, что она девственница, однако вошел в нее очень осторожно. И когда ощутил хрупкую преграду, прекратил движение. На лице его отразились самые противоречивые чувства.

– Ты сказала правду, спасибо тебе. – Он нежно поцеловал ее, затем прошептал: – Прости меня, милые глазки, но это единственный способ…

Он резким толчком вошел в нее. Элина вскрикнула, а Рене застонал.

– Моя девственная богиня, – прошептал он, касаясь губами ее волос. – Я не хотел причинить тебе боль, но ты такая маленькая, такая узкая. Прости меня, дорогая.

– Это не имеет значения, – сказала она.

– И все же постарайся расслабиться. – Он неподвижно лежал, оставаясь у нее внутри.

Она больше не сопротивлялась его вторжению.

– Вот так. Откройся мне, милые глазки, – прошептал он ей на ушко, осыпая поцелуями нежную мочку и пряди волос. – Расслабься и откройся мне.

– Пожалуйста… – шептала она, ей хотелось чего-то большего, доселе неизведанного.

Смутно, словно в тумане, она увидела, что он поднял голову и улыбнулся. Он начал двигаться, сначала медленно, затем все быстрее, быстрее.

Сначала она чувствовала только боль, но вскоре боль сменилась пронизывающим страстным желанием ощутить его глубже, полнее почувствовать единение с ним.

Она вся дрожала от все возрастающего желания. Запрокинув голову, царапала его разгоряченную кожу.

Крик удовлетворения вырвался из ее груди, когда с последним толчком он наполнил ее лоно своим горячим семенем.

– Теперь ты моя, дорогая крошка. Не забывай об этом. Никогда.

Глава 15

Ничто не обременяет так, как секрет.

Французская пословица.

С нетерпением ожидая, когда спустится Этьен, Франсуа забавлялся с бутоном розы, торчавшим из ближайшей вазы. Вспоминая дневные события, он громко застонал. Невозможно поверить! Но это так. Неожиданно объявилась его сводная сестрица.

Факты неопровержимы. Ее вымышленное имя – Уоллес, как и у Александра. Имя – Элина, точно такое, как на свидетельстве о рождении, которое показывал ему его проклятый сводный брат. И она сказала, что приехала из Миссури. Несомненно, она сестра Александра Уоллеса. И его – Франсуа – сводная сестра. В этом нет никакого сомнения. Дядя Рене, может, и не поверит в это, но самому Франсуа известно гораздо больше, чем его дяде.

«Вот сука!» – думал он со злобой. Теперь она разрушит все его планы! Ну почему она со своим настырным, везде сующим свой нос братцем должна была явиться в Новый Орлеан? Сидели бы в Миссури, где им самое место.

«И как девчонка ухитрилась добиться благосклонности дяди Рене?» – удивлялся Франсуа. Рассказала ли она ему свою историю? Может, дядя Рене взял ее на содержание, только бы она не высовывалась? Или просто держит ее в заточении?

Нет, это не имеет смысла, потому что, конечно же, дядя Рене заявил бы о ее притязаниях. Кроме того, она вела себя совсем не как пленница.

В раздражении Франсуа оторвал от бутона лепесток. Возможно ли, что девчонка стала подружкой дяди по собственному выбору? Могла ли, эта Элина добровольно залезть в постель к дяде Рене, может быть, в отместку за великий обман Филиппа? Могла ли пытаться каким-то образом обмануть дядю Рене, чтобы погубить их всех?

Добровольно или по принуждению, решил Франсуа, но Элина действительно была подружкой дяди. Он видел, как они обнимались. Рука дяди любовно покоилась на ее талии и…

– Шлюха! – едва слышно пробормотал он. Если она любовница дяди, это все усложняет. Даже если Бонанж узнал ее историю и не поверил ей, он не сможет слишком долго сопротивляться. Совершенно очевидно, что маленькая чертовка вскружила дядюшке голову.

Звук открывшейся двери нарушил ход тревожных мыслей Франсуа.

– Обеда не будет до позднего вечера. Я тебе говорил, – войдя в комнату, сказал Этьен.

Франсуа нахмурился.

– Я пришел не ради обеда, Этьен. Мне нужна твоя помощь. С выражением скуки на лице Этьен опустился на стул напротив Франсуа.

– Ну, что на этот раз? Новое предприятие, ожидающее моих вложений? – Глаза Этьена загорелись. – Или, может, какая-то шлюха донимает тебя, вымогая деньги? Ты же знаешь, я не против разделаться с твоими женщинами. Одна ночь с Этьеном, и они покидают город.

– Я знаю. Да, на этот раз речь идет о женщине. Но к ней потребуется более утонченный подход. Никаких побоев, тебе понятно? Этого я не могу допустить.

Этьен слегка приуныл.

– Кто она? Жена партнера по бизнесу, с которым ты не хочешь драться на дуэли?

Франсуа колебался. Нет, не следует говорить Этьену правду о происхождении Элины. Несмотря на жестокий нрав, Этьен с уважением относился к родственным связям.

– Ее зовут Элина. Она любовница моего дяди.

– Что? Ты с ума сошел. Думаешь, я хочу схлестнуться с Бонанжем? Я пока в своем уме. У этого человека могущественные друзья, и он искусно владеет шпагой. Нет уж, благодарю. Делай сам свою грязную работу.

Франсуа бросил на приятеля уничтожающий взгляд.

– До моего дяди ее покровителем был Александр Уоллес, – выпалил он.

– Ну и что?

– Этого человека я застрелил, и мы бросили его в Орлеанс-Холле несколько недель назад. Помнишь? Очевидно, она прицепилась к дяде Рене потому, что до нее дошли слухи, что это я убил Уоллеса. Она хочет отомстить, я уверен. Меньше двух часов назад я видел, что она прочно обосновалась в доме дяди Рене. Кажется, месть занимает ее мысли не в первую очередь. Ты понимаешь, что это означает?

– Нет, – раздраженно ответил Этьен.

– Или она уже убедилась, что дядя Рене не убивал Уоллеса, или же это скоро произойдет. И дядя Рене не сможет устоять перед этими прелестными глазками, когда она начнет просить его выяснить, кто убил ее любовника.

Этьен недоверчиво поморщился:

– Как же так, Франсуа, с какой стати Бонанж станет помогать ей искать убийцу ее прежнего любовника?

– Не знаю. Но если ты помнишь, сплетники говорили, что она объявила себя сестрой Уоллеса. Если дядя Рене этому верит, то кто знает, как много он сможет нарыть, если решит вмешаться.

Этьен обреченно вздохнул:

– Она хорошенькая?

Франсуа вытащил бутон розы из вазы и, поднеся его к носу, многозначительно вдохнул аромат.

– Красавица. Искрящиеся зеленые глаза, великолепные темно-рыжие волосы. И этот легкий налет невинности, который ты обожаешь.

Глаза Этьена загорелись.

– Что мне с ней делать?

– Могу тебя разочаровать: не то, что тебе нравится, – резко сказал Франсуа. – Я не хочу, чтобы дядя Рене дышал мне в затылок, разыскивая ее насильника или убийцу. Я знаю лучшие способы справиться с ситуацией.

– Например?

– Я бы попробовал деньги, но следует учесть, что потом она может что-то заподозрить и рассказать об этом дяде Рене. Нет, мы должны действовать более осмотрительно. Девчонка, кажется, очень привязана к дядюшке, а ничто так не разрушает женские чувства, как известие о том, что ее любовник обручен с другой или просто имеет любовниц. Сам знаешь, какого рода истории я имею в виду. Состряпай небылицу, чтобы заставить ее уехать по своей воле. Напряги воображение. Скажи, что он бьет своих женщин и ей изменяет.

Этьен пожал плечами:

– Допускаю, что можно развлечься, рассказывая красотке небылицы и наблюдая за ее терзаниями. Но у меня на примете есть и другие способы, которыми можно воспользоваться, чтобы отпугнуть ее.

– Нет! – настаивал Франсуа. – Мы сделаем, как я говорю. Если не сработает, испробуем что-нибудь еще.

– Как хочешь. Но как, по-твоему, я стану рассказывать все эти басни, если твой дядя постоянно крутится возле нее?

Франсуа помрачнел.

– Не знаю. Дождись, когда он выйдет из дома.

– А может, он не выйдет в ближайшие несколько дней?

– Сам-то я не могу этого сделать, значит, сделаешь ты! – прошипел Франсуа. – Она меня знает и не поверит ни единому моему слову. А тебя никогда не видела. Ни в коем случае не называй ей своего имени, иначе дядя Рене сразу поймет, что это дело моих рук, если она расскажет ему о вашем разговоре.

Этьен пришел в замешательство:

– Не знаю, что и сказать, Франсуа. Твой план мне не очень нравится.

Франсуа вскочил и смерил Этьена угрожающим взглядом.

– Слушай, ты, болван. Если меня арестуют за это убийство, я потяну за собой и тебя, и Алсида, не сомневайся. Все знают, что вы в этом замешаны. Так что, если хочешь уберечь свою шею, делай, как я говорю.

Этьен побледнел.

– Ладно, сделаю все, что смогу.

– Прекрасно! Тогда приступай прямо сейчас.

Этьен быстро поднялся.

– И знаешь что, Этьен? Ничего не говори Алсиду. Он не умеет держать язык за зубами, особенно если его хорошенько прижать.

– Не беспокойся, не скажу. – И Этьен вышел из комнаты.

– Я не хочу потерять свое состояние, – пробормотал себе под нос Франсуа. – Скорее убью эту суку, чем позволю ей завладеть папашиными деньгами.

И в подтверждение своих слов он раздавил в руке розовый бутон и рассыпал по полу лепестки.

Элина просыпалась очень медленно. Она никак не могла заставить себя открыть глаза. Сначала девушка чувствовала только странное ощущение напряженности между ног. Вдруг кто-то заворочался рядом с ней, и Элина тихонько вскрикнула от испуга. Она медленно повернулась на бок и взглянула на мужчину, с которым делила постель. Рене безмятежно спал, и лицо его во сне казалось почти мальчишеским. Ее глаза с любовью задержались на точеной линии его подбородка, строгих полных губах. Девушка хотела пригладить его волосы, но передумала, опасаясь разбудить его.

Как только он проснется, ей придется встретиться с ним лицом к лицу, а она не была уверена, что готова к этому. Она все еще не могла поверить, что отдалась человеку, считавшему ее лгуньей и мошенницей, способной на любой обман.

«Но теперь он знает правду! Знает, что Алекс был моим братом. Теперь он должен мне верить!».

Что Алекс был ее братом, он поверит. Но как убедить его в том, что и она, и Алекс – Ванье?

Выражение тревоги исчезло с лица Элины, когда взгляд девушки остановился на его руках. Они так нежно и в то же время страстно ласкали ее.

Рене пошевелился, и девушка затаила дыхание. Но он не проснулся, лишь повернулся к ней спиной.

Элина выскользнула из постели, с огорчением заметив испачканные кровью простыни. Но оплакивать потерянную девственность ей почему-то не хотелось. Она с восторгом вспоминала то наслаждение, которое испытала, отдавшись Рене. После всего пережитого это был неожиданный и бесценный дар.

Она посмотрела в зеркало и увидела, что нисколько не изменилась.

«И все же я теперь другая», – грустно подумала девушка, обмакнув кусок ткани в теплую воду в тазу и смывая кровь.

Элина подобрала разбросанную одежду, нашла сорочку, панталоны и юбку. Блузку и корсет Рене подмял под себя. Надев нижнее белье и юбку, девушка накинула рубашку Рене в надежде, что та прикроет достаточно глубокий вырез ее жакета для верховой езды. Затем она натянула жакет и сапоги и вышла через открытую дверь в свою студию.

Спускаясь по лестнице, Элина слышала, как слуги суетятся в столовой. Моля Бога, чтобы никто не заметил ее и не разбудил Рене, она осторожно пробралась к парадной двери. Ей нужно было выйти из дома и где-нибудь в укромном месте поразмышлять.

Выбравшись наружу, она с облегчением вздохнула. К счастью, на лужайке перед домом никого не было. За считанные минуты она была уже в одном из многочисленных уединенных садов, по которым ее водил Рене.

День выдался теплый, слишком теплый для запоздалой весны. Надвигалась гроза. Воздух стал влажным. Элина подумала, что при такой погоде в Крев-Кёр дул бы сильный холодный ветер.

Внезапно она затосковала по ферме в Крев-Кёр. Ей захотелось очутиться там в те времена, когда мама и брат были еще живы. Она хотела вернуться в невинность своего детства. Не знать, что отец был двоеженцем. Что ее тело способно предать ее самым постыдным образом.

При этой мысли она неосознанно дотронулась до своих губ, еще хранивших сладкие воспоминания о поцелуях Рене.

Пути назад нет. Эта-мысль наполнила ее грустью. Но в то же время она чувствовала себя восхитительно обновленной, как бы родившейся заново, как будто часть ее, которая всегда была скрыта, вдруг показала свое лицо. Внезапно горькая мысль поразила ее. Отец намеревался лишить ее этого чудесного наслаждения. Он не позаботился о том, чтобы она вышла замуж, имела детей. Девушка с трудом сдерживала слезы. Как мог он желать такой жалкой участи своей единственной дочери?

Элина в смятении бродила по саду, как вдруг пришедшая в голову мысль поразила ее в самое сердце. Какую участь готовит ей Рене? Теперь, когда она отдалась ему, не предполагает ли Бонанж, что Элина станет играть роль его любовницы, рабыни, которую он будет содержать, пока ему не надоест? Неужели у нее не будет ни мужа, ни семьи, никого, о ком бы она заботилась?

Возможно, она смогла бы вынести даже это, если бы знала, что Рене любит ее. Но за все время, пока они занимались любовью, ни одного слова о любви не вырвалось из его уст. Ласковые нежные слова – да, но никаких клятв, никаких обещаний. В одном из углов сада стояла до смешного неуместная статуя нимфы. Она вся была покрыта водорослями, очевидно, давно забытое сокровище мадам Бонанж. Глядя на статую, Элина смутно припомнила сказанные Рене слова, что она не нимфа, а богиня. Именно в этом и состояла проблема. Для него она была красивой статуэткой, игрушкой, которую не стыдно выставить напоказ, нарядив в дорогие платья и украсив драгоценностями. Пока она находится в его руках, она лишена права решать свою судьбу. И когда она надоест ему – а это когда-нибудь непременно случится, – он бросит ее, выставит вон.

Нет, сказала она себе, Рене никогда так не поступит. Теперь, когда он знает правду, он позволит ей самой решать свое будущее. Если он не до конца верит ей, пусть сам доискивается правды.

А потом? Женится ли он на ней, узнав, что она законная дочь Филиппа Ванье?

Возможно, если будет уверен, что фамильное состояние останется в семье. Но устраивает ли ее брак без любви?

Элина вскрикнула от разочарования и безысходности. Все так сложно, запутано, сразу не разберешься.

Печальная улыбка пробежала по ее лицу. Она и дальше будет заниматься с ним любовью. Он полностью овладел ею. Его поцелуи помогли ей забыть горькие воспоминания. В его объятиях она забывала обо всем на свете.

Ей захотелось немедленно его увидеть, и она повернула к дому. Рене скоро проснется, и она сможет задать ему все вопросы, которые ее мучают. Возможно, он не разочарует ее своими ответами, Элина очень на это надеялась.

Внезапное движение позади встревожило девушку. Она обернулась, ожидая увидеть Рене, но перед ней был высокий незнакомец, бесцеремонно рассматривавший ее.

– Я вижу, Бонанж не солгал. Ты и в самом деле прекрасное создание, – заметил незнакомец с сильным акцентом, медленно приближаясь к неподвижно застывшей Элине.

Она попятилась, испытав безотчетный страх перед неизвестным мужчиной с его хищной манерой поведения и обманчиво утонченной внешностью.

– Я не знаю вас, сэр, – сказала она твердым голосом, хотя руки ее предательски дрожали. Девушка огляделась вокруг, пытаясь найти путь к отступлению, но незнакомец зажал ее между статуей и живой изгородью.

– Конечно, не знаешь. Зато я тебя знаю. Бонанж часто рассказывал о тебе. Я приехал проверить, правду ли он говорил о своей милой любовнице Элине. И теперь вижу, что он не соврал.

– Вы лжете, – возразила Элина. – Он не мог говорить обо мне. Я ему не любовница. И не верю ни единому вашему слову.

Мужчина остановился, внимательно глядя на нее, как бы оценивая ее реакцию.

– Понимаю, – сказал он, пожав плечами. – Мне следовало знать, что Рене лжет. Все эти разговоры о том, как ты ублажаешь его в постели, какая ты соблазнительная потаскушка. – Он вздохнул. – Всякому ясно, что ты вовсе не шлюха, какой он тебя изобразил.

– Он не мог назвать меня шлюхой, – прошептала Элина. Незнакомец ухмыльнулся:

– Нет, конечно. Но я не могу не считать, шлюхой женщину, сменившую постель мужчины на постель его убийцы. Скажи мне, дорогуша, как ему удалось удерживать тебя здесь, если ты ему не любовница? Он дал тебе денег, чтобы ты помалкивала об убийстве этого янки? Может быть, ты была там той ночью?

– Нет, нет, – закричала она, – он не убивал моего брата!

Незнакомец самодовольно рассмеялся:

– Неужели? Не может этого быть, милашка.

– Я вам не милашка! Вы не смеете так разговаривать со мной. Я вас даже не знаю! Назовите свое имя, сэр, чтобы я могла сказать Рене, кто из его друзей распространяет о нем сплетни!

– Не думаю, что было бы разумно называть свое имя такой злобной ничтожной шлюхе, как ты. В глубине души ты знаешь, что это вовсе не сплетни. Или тебе так нравится ублажающий тебя жеребец, что ты не замечаешь правды?

Она старалась не слушать колких насмешек незнакомца, не желая верить его словам. Конечно же, Рене не мог похваляться своими победами, еще не одержав их!

Но зачем понадобилось этому незнакомцу говорить ей заведомую ложь? Какую цель он преследует? И откуда знает о ней так много, если Рене ему не говорил? Никто не знал ее имени, как и того, что она находится в Кур-де-Сипре, если Рене не говорил об этом никому, кроме судьи.

Кто-то из слуг, подумала она в отчаянии. Конечно же, кто-то из слуг рассказал о ней этому человеку.

– Если вы немедленно не прекратите, я буду кричать до тех пор, пока кто-нибудь не услышит меня. До дома совсем недалеко.

– Остынь, мадемуазель Уоллес, – сказал он, отступив на несколько шагов. – Не надо так волноваться. Бонанжу следовало бы предупредить меня, что ты такая обидчивая штучка. Ну да, как-то вечером, когда мы играли в карты у его сестры и дамы вышли поболтать, он похвалялся мне и моим друзьям, что ты самая дерзкая кобылка, которую ему когда-либо доводилось объезжать.

У нее замерло сердце. Рене уезжал к Джулии как раз две ночи назад. А Луи развлекал ее, обучая играть в фараон. Она взглянула незнакомцу в лицо и содрогнулась. Как она сможет все это вынести, если этот человек говорит правду? Как сможет жить дальше, оставаясь для Рене просто предметом вожделения?

– Тебе следовало бы быть полюбезнее со мной, – заметил незнакомец, увидев смятение на ее лице. – В один прекрасный день я могу тебе пригодиться.

– Никогда!

Он покачал головой, скользя похотливым взглядом по ее телу.

– Уверяю тебя. Рене меняет любовниц как перчатки. Они ему быстро надоедают.

Эти слова разрывали Элине сердце, но она держала себя в руках.

– Последнее время он забавлялся с молоденькой потаскушкой-мулаткой, которую отыскал в городе, пока решал, как быть с тобой. Будь уверена, дорогуша, в скором времени тебе понадобится другой покровитель. И когда это случится, приходи ко мне. Я с большим удовольствием займу место Бонанжа.

Он шагнул вперед, схватил ее руку и поднес к губам. Она вырвала руку, но он уже успел обслюнявить ее своим отвратительным поцелуем.

Прикосновение его липкой руки сразу же оборвало ее тревожные мысли.

– Я ни минуты больше не собираюсь слушать вашу ложь, – прошипела она. – Сейчас же дайте мне пройти, или я вынуждена буду закричать.

С насмешливым поклоном он отступил в сторону, но, когда она проходила мимо, шлепнул ее по заду.

– Не забудь, милашка! – крикнул он ей вслед, когда она выбегала из сада. – Просто ищи меня в Орлеане-Холле в любой вечер недели. Я буду счастлив «сыграть жеребца для твоей кобылки», когда наш добрый друг Рене бросит это дело.

Элина ворвалась в дом, зажимая руками уши. Весь ужас состоял в том, что этот негодяй высказал вслух ее опасения.

Слезы струились по лицу девушки, когда она остановилась на террасе, раздумывая, подняться ли ей по лестнице. Незнакомец знал ее имя, знал об Алексе, знал много такого, чего ему не следовало знать. Насколько ей было известно, Рене не назвал ее имя даже своему племяннику Франсуа, однако этому человеку оно было известно. И, что бы она ни думала, никто из слуг не знал ее имени, никто, кроме Луи. Но она не могла себе представить, чтобы Луи рассказывал что-либо о своем хозяине даже его молодым слугам.

Она также не могла себе представить, что Рене отзывался о ней столь непристойным образом. Незнакомец солгал. В этом не было никаких сомнений.

И все же Элина опасалась, что вскоре надоест Рене, если согласится стать его любовницей.

Она почувствовала себя беспомощной и одинокой. Что, если ночь любви ничего для него не изменила? Что тогда?

– Черт тебя побери, Рене! – крикнула она навстречу крепнущему ветру приближающейся грозы. – Черт тебя побери, за то, что ты со мной сделал!

Она молила Бога изгнать Рене из ее сердца.

Глава 16

Любовь подобна войне: начинаешь, когда хочешь, а заканчиваешь, когда можешь.

Испанская пословица.

Не в силах унять дрожь, Рене сел в постели. Ночной кошмар кончился. Он был связан с Элиной и понесшей лошадью. Рене помнил, что не смог спасти ее. Содрогнувшись, он повернулся на бок, но не увидел Элины.

Только сейчас он понял, что проспал весь день, солнце уже клонилось к закату. Оглядев полутемную комнату, Рене заметил, что ее одежда исчезла.

– Черт возьми! Она сбежала, – громко сказал он, и мужество покинуло его. Он спустил ноги с края кровати, и одна нога что-то потянула за собой на пол. Это был ее корсет. Рене с облегчением вздохнул.

Она не могла уйти далеко без своего единственного корсета. Он криво улыбнулся. Милая скромная Элина. Не могла же она полуодетой отправиться пешком в большой город. Ведь она считает себя леди.

Затем его взгляд наткнулся на красное пятно на постели. В некотором отношении она действительно оказалась леди. Он осторожно коснулся пятна. Без сомнения, она была невинна.

Он ощутил прилив радости при мысли, что она не лгала насчет Уоллеса. Парень, должно быть, и, правда, был ее братом. Иначе давно овладел бы ею. Однако в мире мошенников, где вращались Элина и ее брат, было много мужчин, в которых она могла влюбиться.

Рене задумчиво покачал головой. Все это лишено всякого смысла, если только ее история не является чистой правдой.

Он вылез из постели, полный решимости найти ее и получить ответы на мучившие его вопросы. Одевшись, он посмеялся над собой. Эта маленькая сирена вконец околдовала его, иначе он даже не стал бы предполагать, что она может говорить правду. «Бог ты мой!» – подумал Рене, внезапно вспомнив их первую встречу. Ее девственность ничего не доказывала, просто Уоллес еще не нашел покупателя, который дал бы за нее достойную цену.

И все же… и все же даже это кажется абсурдным. Почему Уоллес просто не выдал ее замуж за богатого поклонника? И еще более странно, почему она упорно цепляется за свою нелепую историю, хотя все, что ей надо сделать, это взять его деньги и уехать из города? И почему Она была девственницей?

Горя от нетерпения выяснить правду, Рене быстро обошел верхние этажи, и досада его все возрастала, потому что он не находил ее. Шум от суеты слуг достиг его ушей.

Ну конечно, подумал Бонанж, Элина, должно быть, проголодалась. Ведь она не ела с самого утра, а с тех пор прошло уже много времени. Она отправилась перекусить, вот и все.

Но когда поиски в столовой и в летней кухне ничего не дали, он опросил слуг. Никто ее не видел.

В мрачном расположении духа Рене еще раз обошел весь дом. Его гнев возрастал. Куда, к дьяволу, она могла деваться? И почему покинула его постель?

Постепенно прежние подозрения на ее счет дали о себе знать, отравляя его мысли, и Рене поразился, что мог пренебречь ими. Может быть, она умышленно позволила ему соблазнить себя в надежде отвлечь на достаточно долгое время, чтобы совершить побег.

Он тихо выругался. Это глупо. У нее и прежде было достаточно удобных случаев, чтобы сбежать, но она ими не воспользовалась, потому что знала – ей не удастся без лошади добраться до города, а ее страх перед лошадьми удерживал ее от попыток воспользоваться этим способом.

Тут Рене подумал, что потратил почти полдня, обучая ее ездить верхом, расслабляться, сидя на лошади.

– Пусть только попытается когда-нибудь сделать это! И я сверну ее нежную шейку, – в гневе проворчал он, направляясь в сторону конюшни.

Он не успел спуститься с террасы, когда какое-то движение на другом ее конце привлекло его внимание.

Бонанж свернул в том направлении и увидел, что знакомая хрупкая фигурка направляется в его сторону. Узнав Элину, он испытал огромное облегчение, однако выражение невыносимой боли на ее лице помешало ему немедленно броситься к ней.

И тут она заметила его. Ее глаза на мгновение вспыхнули радостью, но сразу же погасли. Свет заходящего солнца уже давно едва пробивался сквозь клубящиеся черные грозовые тучи, но и этого освещения оказалось достаточно, чтобы увидеть, как она отшатнулась от него.

Ее реакция привела его в бешенство. Он не представлял, какие чувства будут владеть ею после их занятий любовью, но такого не ожидал.

В ярости он потерял осторожность.

– Где ты была, черт тебя возьми? – прорычал он, приближаясь и хватая ее за руку, чтобы помешать ей отступить.

Элина взглянула в его рассерженное лицо и испугалась такой внезапной перемены. Ведь он был с ней так нежен! Она все еще не могла прийти в себя после встречи с незнакомцем в саду, а теперь еще должна была терпеть Рене с его непредсказуемым нравом.

И все же, когда она поняла, что он беспокоился о ней, сердце ее замерло в груди.

– Мне… мне нужно было побыть одной, – пробормотала она, вглядываясь в его лицо в надежде заметить хоть что-нибудь, указывающее на то, что незнакомец солгал.

Видимо, пристальное внимание с ее стороны вывело его из себя.

– Никогда больше не оставляй меня так, – сказал он, сильнее сжимая ей руку.

Его властный голос и собственническая манера обращения вновь пробудили в ней прежние опасения. Должно быть, он смотрит на нее, как на рабыню, с которой можно делать все, что ему заблагорассудится.

Гордо вздернув подбородок, Элина холодно произнесла:

– Я не знала, месье, что не могу выйти на прогулку без вашего разрешения.

– Черт побери, Элина, ты отлично знаешь, что я совсем не то имел в виду. – Он обнял свободной рукой ее за талию. – Что я должен был подумать, увидев, что тебя нет в постели? Что ты ушла навсегда!

Ей послышались в его тоне нотки любви, но после всего, что ей наговорил незнакомец, она боялась в это поверить.

– Мой отъезд что-то значил бы для тебя? – спросила девушка с нескрываемой болью в голосе.

Бонанж еще сильнее нахмурился.

– И ты спрашиваешь об этом после того, что произошло сегодня? После…

– После того как ты уложил меня в постель? – воскликнула она, вспоминая слова незнакомца. – Да, я хочу это знать. Разве не этого ты добивался? Завоевать мою любовь и уложить меня в постель, не обручившись со мной?

Она с вызовом смотрела ему в лицо, изо всех сил пытаясь не показать, как она обижена, как сильно ранили ее наглые слова незнакомца.

Рене мгновенно отпустил ее. Она стояла перед ним, растирая запястье, на котором остался след от его пальцев. Он смерил ее пристальным взглядом, недоверчиво покачивая головой.

– Бог мой, и это все, о чем ты думаешь после того, что с нами случилось сегодня? Все, что тебя заботит, – это пристойность, соблюдение правил приличия?

– Нет… да… ты не понимаешь. – Ее голос упал почти до шепота. – Скажи мне, Рене, какое будущее ждет нас обоих? Что ты собираешься сделать со мной?

Нахмурившись, он пристально смотрел в ее полные мольбы глаза.

– На этот счет у тебя не должно быть сомнений. Ты сказала, что у тебя ничего нет. Так не должно больше продолжаться. Я позабочусь о тебе, дорогая. Бог свидетель, Уоллес плохо справлялся с этим делом, даже если и был твоим братом.

– Алекс не имел обыкновения брать меня с собой в игорные заведения. Того, что произошло на корабле, раньше не бывало. И я, разумеется, растерялась.

Он насмешливо вскинул бровь.

– Но ты быстро сообразила, что надо делать. Действовала как профессионалка.

– Внешность обманчива! – отрезала она.

– Совершенно верно. В связи с этим возникает вопрос, на который я хочу получить ответ. Почему ты была девственницей? Ведь Алекс мог продать тебя за хорошую цену.

Элина была задета за живое.

– Алекс никогда бы не позволил мужчине прикоснуться ко мне, только после свадьбы.

– Возможно. Но, держу пари, он бы и себе выторговал кругленькую сумму от твоего будущего супруга.

Она содрогнулась, вспомнив о том, что Алекс намеревался найти ей богатого поклонника, если они не сумеют отыскать отца.

– Я уже говорила тебе, почему оставалась невинной. Отец отвергал всех моих поклонников. Если не веришь, дело твое.

– А здесь нечему верить. Ты все еще не предоставила никаких доказательств своего происхождения. Но пока я не принимаю во внимание твои притязания по одной-единственной причине. Я хочу тебя, Элина. И готов быть твоим покровителем, если это требуется, чтобы обладать тобой.

– Ты не предлагал мне стать моим покровителем. Ты предложил мне стать твоей содержанкой. Или, попросту говоря, твоей любовницей, твоей шлюхой, твоей…

– Нет! – Взгляд, которым он одарил ее, мог бы заморозить солнце. – Не говори так. Я никогда не считал тебя шлюхой.

– Любовница или шлюха, не все ли равно? – решительно заявила она, едва сдерживая слезы.

– Разумеется, нет. Ты не имеешь ни малейшего понятия о такого рода женщинах. Шлюха не свободна. Она обязана обслужить любого мужчину, который платит ей деньги, это ее заработок. То, что произошло между нами, не может происходить между шлюхой и клиентом. Только свободная женщина может заниматься любовью с такой неподдельной страстью. Любовница может выбрать себе партнера.

Элина побледнела.

– Свобода? Любовница должна быть готова заняться любовью, как только мужчина этого пожелает, независимо от ее собственных чувств и настроения в этот момент. И ты называешь это Свободой! Любовница – все равно, что комнатная собачка. Единственное преимущество любовницы перед шлюхой – это что она лучше оплачивается. Но шлюха, по крайней мере, не обязана отдавать клиенту любовь, только тело.

Рене с изумлением смотрел на нее. Он никогда не задумывался о том, о чем она сейчас говорила. Просто считал, что любая женщина ее класса была бы счастлива стать любовницей такого мужчины, как он.

– У нас все будет иначе, дорогая, – заверил он ее. – Я страстно желаю тебя, и ты, конечно же, это знаешь. – Он снова привлек ее к себе и прошептал: – Ты говоришь, что не желаешь быть моей любовницей, но чего еще ты можешь желать?

Он попытался ласками разжечь ее страсть, покрывая поцелуями ее шею и плечи, и ей стоило немалых усилий устоять перед ним.

– Нет, – прошептала она, и слезы покатились по ее щекам. – Нет, – повторила она уже тверже, отталкивая его от себя.

– Нет? Тогда чего же ты хочешь? Денег? Я щедро тебя обеспечу. Дам тебе все, что ты пожелаешь.

У нее замерло сердце. Все обстоит именно так, как говорил незнакомец. Она нужна ему лишь как трофей, как очередная победа.

– Ты говорил о свободе. Этого я и хочу – настоящей свободы, – в отчаянии сказала она ему. – Теперь, когда ты получил то, чего добивался, отпусти меня. Ты уже убедился, что никто не поверит мне. А теперь позволь мне уйти!

– И это после того, что между нами произошло?

– Да, да, именно так! Что еще тебе от меня нужно? – сорвалась она на крик, но тут увидела на его лице боль и отчаяние.

– Что еще? – Его тихий смех пронзил сердце Элины. Схватив за руки, он рывком привлек ее к себе, приблизив ее лицо к своему. – Что еще? – повторил он. – Может быть, я хочу остудить этот пыл, который испепеляет мою душу и тело. Пресытиться тобой и свободно вздохнуть.

Глубоко оскорбленная, Элина подумала, что ее опасения не напрасны. Что, в конце концов, он бросит ее.

– Ты хочешь выставить меня напоказ как свою добычу, – заявила она. – Бахвалишься перед друзьями: «Полюбуйтесь, мол, кого я лишил невинности на этой неделе. Кто следующий?»

Рене помрачнел.

– Так вот что означает твоя скромность? Какой же я дурак! Мне следовало понять, что ты используешь это против меня. Я должен был догадаться, что ты вынудила меня соблазнить тебя, чтобы обвинить в изнасиловании. Ты думала, это поможет в решении твоего дела? Ты действительно полагаешь, что могла бы таким образом отомстить? Или надеялась забеременеть и без труда получить свое состояние?

Охваченная яростью, девушка отвесила ему звонкую пощечину. Но он даже не поморщился.

– Тебе доставляет удовольствие бить меня, правда, дорогая? – спросил Рене насмешливо-презрительным тоном. – Сначала бутылка виски, теперь твоя шаловливая ручка. Надо думать, в следующий раз это будет хлыст?

Элина побледнела, с болью вспомнив о том, что он рассказывал ей о креольских женщинах, истязающих рабынь.

– Я ненавижу тебя, – прошептала она в полном отчаянии. – Но хлыста не будет. Будет нож, потому что, клянусь, Рене, я убью тебя, если ты меня не отпустишь.

– Не сомневаюсь в этом, – пробормотал он, пристально вглядываясь в сверкающие холодным огнем изумрудно-зеленые глаза. – Так что, пожалуй, мне следует быть начеку, не так ли, моя маленькая лгунья?

– Как ты смеешь называть меня лгуньей! – воскликнула она. – Ты, который обещал мне…

Она внезапно замолкла, осознав, что он ничего ей не обещал. Это она ожидала, что он поведет себя честно, думала, что Рене по-настоящему любит ее. Но он ничего ей не обещал, разве что деньги и положение его любовницы.

– Что же я тебе обещал? – спросил он сурово. – И чего не выполнил?

– Ты обещал дать мне все, чего пожелает моя душа! – воскликнула она. – Так вот, моя душа желает свободы… О подальше отсюда. Ты позволишь мне это?

На его скулах заиграли желваки. Он угрожающе посмотрел на нее.

– Ты просишь то, чего я не могу тебе дать.

– Не хочешь дать, – рыдая, возразила она.

Как только Элина осознала, что Рене не собирается ее освободить, а хочет по-прежнему удерживать против ее воли, она пришла в отчаяние.

– Что ты хочешь услышать? – спросила она. – Что я лгала, что вся моя история – выдумка? Что же, я готова это сказать. Тогда ты освободишь меня?

Лицо его словно окаменело.

– Я согласна сказать все, что ты хочешь. И кому хочешь. Я… я напишу признание и подпишу его. – Она перешла на шепот: – Это больше не имеет значения. Я скажу, что, правда – это ложь, а ложь – правда, если получу за это свободу.

– Да, тебе ничего не стоит солгать.

– Вовсе нет! Но легче солгать, чем стать твоей любовницей!

Ее слова больно ранили его.

– Представляю, как невыносимо это было бы для тебя. Никаких игроков, чтобы их обольщать, никаких богатых мужчин, чтобы вымогать у них деньги. Сущий ад! Тебе пришлось бы терпеть мои сладострастные домогательства, те самые, которые, судя по всему, доставили тебе немалое наслаждение всего несколько часов назад. Ты была бы вынуждена принимать подарки, которыми я бы тебя осыпал. Как ужасно, когда исполняется любое твое желание!

– Ты не предлагаешь того, что мне нужно! – в отчаянии закричала Элина, пытаясь его оттолкнуть. У нее захватило дух от его близости. Это напомнило ей, с какой легкостью она отдалась ему.

Он взял ее за подбородок и заглянул в глаза, но она отвела взгляд.

– Что именно тебе нужно? – спросил он.

Элина изо всех сил старалась превозмочь свое влечение к нему, хотя явственно ощущала, как сладостная пелена обволакивает ее.

– Мне ничего от тебя не нужно!

– Значит, сегодня днем ты солгала, когда сказала, что хочешь меня?

Она кивнула.

– Посмотри на меня, Элина! – Он сжал ее подбородок. – Посмотри и, глядя мне в глаза, скажи, что не хочешь меня, что ненавидишь меня. Скажи это вслух, Элина!

Девушка долго смотрела в его черные, горящие лихорадочным блеском глаза, но не проронила ни слова. Не смогла.

– Что-то твои слова не вызывают доверия, милые глазки. На этот раз я собираюсь доказать тебе, что ты хочешь меня так же сильно, как я тебя.

– Не-ет, – прошептала Элина, но Рене поцеловал ее в губы, крепко прижимая к себе.

Затем подхватил ее на руки и направился к дому. Элина извивалась в его руках, брыкалась, била его кулаками в грудь, все тщетно. Он даже не поморщился.

– Месье, что-нибудь случилось? – послышался озабоченный голос Луи, когда они уже почти достигли лестницы, ведущей наверх.

Рене обернулся к слуге, и Элина, воспользовавшись моментом, вырвалась из его рук. Она бросилась бежать по холлу, не рискуя оставаться вблизи лестницы, ведущей в спальни.

– Ничего, с чем бы я не смог справиться, Луи! – услышала она рычание Рене, сразу же устремившегося вслед за беглянкой.

В отчаянии Элина бросилась в его кабинет, намереваясь убежать через дверь, ведущую в сад. Увидев, что двери на террасу заперты на замок, она замешкалась, забыв, что слуга на ночь запирают все двери.

Она повернула назад, к двери в холл, но Рене был уже в комнате и с грохотом захлопнул за собой дверь. Гневное выражение его лица напугало Элину сильнее любых угроз. Она огляделась, пытаясь найти хоть какой-нибудь способ скрыться.

– Не перенапрягайся, крошка, – язвительно сказал он. – Побереги свои силы для предстоящих дел.

Элина продолжала отступать, пока не уперлась в холодную поверхность стекла.

– На этот раз тебе придется взять меня силой, – заявила она, когда расстояние между ними стало сокращаться.

Рене остановился, издевательски ухмыляясь.

– Я никогда не применял силу, надеюсь, что и сейчас не придется.

Его слова больно ранили Элину, напомнив, что совсем недавно ему не стоило слишком большого труда соблазнить ее.

На этот раз ему это не удастся, говорила она себе, скользя вдоль застекленных дверей, опоясывающих комнату, тогда как он приближался к ней.

Внезапно она оттолкнулась от дверей и с безрассудной решимостью бросилась к выходу в холл, но он схватил ее за плечи.

– Пожалуйста, Рене, не надо! – закричала она.

– После сегодняшней ночи ты больше не скажешь, что не хочешь меня, милые глазки, – пообещал он, запечатлев на ее губах поцелуй.

Элина вертела головой, стараясь избежать его прикосновений, но он завел ей за спину руки и крепко прижал ее к себе.

Пытаясь высвободиться, Элина наткнулась на край кушетки и, потеряв равновесие, упала на мягкое сиденье. Рене упал вместе с ней, так что она оказалась под ним. Он видел ее полные желания испуганные зеленые глаза, ее спутанные волосы, обрамлявшие лицо. Пышные рыжеватые локоны красиво оттеняли кремовую кожу.

Вспыхнувший в его глазах огонь заставил все клеточки ее тела напрячься в сладостном предвкушении. Она судорожно сглотнула.

Расстегивая ее жакет, он увидел собственную рубашку.

– Ты так меня ненавидишь, что даже надеваешь мою одежду? – вызывающе спросил он.

– Лучше бы на мне ее не было, – в запальчивости ответила она и немедленно пожалела об этом, поскольку поняла двусмысленность своих слов.

Он рассмеялся, не оставив без внимания ее промах.

– И правда. Вот уж это желание я выполню с большой охотой. – Он взялся пальцами за углы ворота рубашки и потянул их в разные стороны, так что рубашка распахнулась, а пуговицы разлетелись по всей комнате.

– Ты ублюдок, – прошептала она, видя, как он шарит глазами по ее телу, теперь прикрытому только тонкой сорочкой. Под его взглядом ее соски затвердели, превратившись в розовые бутоны. Элина покраснела, надеясь, что сорочка не позволит ему заметить ее реакцию, но надежды оказались тщетными, он припал к ее груди и принялся сосать ее через ткань.

– Я не позволю… – пробормотала она, скорее себе, чем ему.

– Уже позволила, – прошептал он в ответ, стягивая сорочку, так что обнажилась вторая грудь. Его рот накрыл ее протестующие губы, а пальцы принялись колдовать над ее грудями, безжалостно поддразнивая их, пока тихий стон не вырвался из ее горла.

Затем он приподнялся над ней, встав на колени, задрал ей юбку и сорочку, открыв одетые в панталоны ноги.

Элина сразу же поняла его намерения, как только его рука скользнула в вырез панталон.

– Если ты только коснешься меня там, я умру, – рыдая, промолвила она, чувствуя, как его пальцы скользят по мягкому холмику.

– Единственная смерть, которая тебе грозит сегодня ночью, – это экстаз, желанная моя, – прошептал он.

Доведя ее почти до безумия изощренными ласками, он лег на нее сверху, поместив свои бедра между ее ног.

– Скажи мне, Элина, – потребовал он, гипнотизируя ее взглядом при свете лампы. – Что тебе сейчас нужно? Свободы, которой ты так добивалась?

– Пожалуйста… – прошептала она, страстно желая, чтобы он в нее вошел.

– Я должен освободить тебя сию же минуту? Ответь мне!

– Нет… Я хочу… хочу…

– Неужели? И чего же ты хочешь? Свободы?

– Я хочу тебя! – выкрикнула она, забыв о гордости и достоинстве.

Он сорвал с себя брюки и скользнул в ее теплое лоно. Элина еле слышно вздохнула, испытав облегчение, когда он начал двигаться в ней.

– Ты моя любовница, – прошептал он ей на ушко. Элина едва не разрыдалась, услышав это ненавистное слово. Как ей хотелось, чтобы он назвал ее любимой!

– Ты злодей… – сказала она ему, но он закрыл ей рот поцелуем.

По мере того как ее возбуждение нарастало, Элина все крепче прижимала его к себе, чтобы он глубже вошел в нее. Она обвила ногами его поясницу, и он застонал от удовольствия. Затем она обхватила ладонями его ягодицы, почувствовав, как напрягаются его мышцы. Наконец оба они взмыли на вершину блаженства.

И в этот момент Элина осознала, что любит его, и ее охватило отчаяние.

Ей нужно не только его тело, но и его душа. Его любовь.

Именно поэтому она больше не может здесь оставаться. При одной мысли об этом сердце ее разрывалось на части. Ведь он не любит ее.

Рене приподнялся на локте, прервав тягостные размышления Элины. При виде ее слез он нахмурился, и на мгновение ей показалось, что в его глазах промелькнула боль.

– Ты ведь не хочешь, чтобы я отпустил тебя, правда? – Рене склонил голову, чтобы поцелуем, стереть слезинку.

– Нет, – прошептала девушка. Она действительно не хотела этого, но понимала, что должна убежать.

Бонанж сел на кушетку и усадил Элину рядом с собой. Взглянув на ее заплаканное лицо, он опечалился.

– Прости, дорогая, но я должен был заставить тебя понять…

Девушка ускользнула от него. Она встала, запахнула его рубашку поверх своей растрепанной одежды, одернула юбку и направилась к двери.

– Куда ты? – спросил Рене.

– Я иду в свою комнату. Мне… мне хотелось бы побыть одной, – сказала она безразличным тоном, хотя ее обуревали самые противоречивые чувства.

– Элина… – Он поднялся.

– Чего ты хочешь? – едва слышно спросила она.

Рене подошел и взял ее за руку. Она подняла на него взгляд, полный мольбы.

– Чего ты хочешь? – повторила она.

Бонанж помрачнел, вглядевшись в ее грустное заплаканное лицо.

– Я надеялся… Черт возьми! Я надеялся, что теперь ты будешь делить со мной постель. – Он сжал ее ладони. – Что, просыпаясь, я буду чувствовать рядом твое теплое тело и видеть твою радостную улыбку…

– Перестань… – растерянно произнесла Элина. Его нежность ранила ее сильнее, чем грубые слова. Она старалась убедить себя, что все это сплошное притворство, но сердце подсказывало ей другое. – Мне нужно время, чтобы… чтобы приспособиться к переменам, – с усилием произнесла она.

Рене хотел было возразить, но, поразмыслив, отпустил ее руки.

– Спасибо, – сказала девушка, повернувшись к выходу.

– Постарайся управиться поскорее, милые глазки, – сказал он с нежностью в голосе.

– Я ненадолго, – прошептала она, избегая его взгляда, и вышла из комнаты.

Глава 17

Пей все, ешь все, но никогда всего не говори.

Креольская пословица.

Элина притаилась напротив окна Рене, проклиная его за то, что он все еще не спит. С того места на террасе, где она стояла, ей хорошо был виден его силуэт.

Он беспокойно метался по комнате с того самого момента, как поднялся к себе в спальню. Собирая вещи, Элина слышала, как он меряет шагами свою спальню.

Он вдруг остановился, и девушка поняла, что он смотрит на портрет ее отца и его семьи. Она старалась не думать, каково ему там, одному, старалась не прислушиваться к внутреннему голосу, убеждавшему ее отбросить гордость и остаться.

Она не может себе этого позволить. Сердце ее бешено колотилось. Слезы струились по щекам. Утирая их, Элина уговаривала себя, что поступает правильно.

Вспоминала, что ей сказал незнакомец и что говорил сам Рене. Ей никогда не удастся убедить Бонанжа, что она действительно Ванье. Но это ее теперь не волнует. Дело не в ее гордости и наследстве. Если она останется, он разобьет ей сердце. Так что единственный выход – бежать от него.

Девушка пробралась мимо спальни Рене, скользя спиной вдоль перил и осторожно переступая босыми ногами. В какой-то момент она запуталась в длинных юбках своего костюма для верховой езды и чуть не упала.

Словно почувствовав ее присутствие, Рене перестал мерить шагами спальню, и, видимо, повернулся к окнам. Элина затаила дыхание, едва не выронив небольшую сумку и сапожки. Но тут Рене бросился ничком на кровать, и девушка немного расслабилась. Дюйм за дюймом она крадучись пробиралась вдоль перил, пока не миновала его комнату. Добравшись до следующей комнаты, комнаты-студии, где она рисовала, Элина задержалась.

Занавески в студии не задернуты, так что все хорошо видно. Сквозь открытую дверь, ведущую в спальню Рене, в студию проникает свет лампы. С того места, где под окном стояла Элина, ей был виден только неоконченный портрет Рене. Какое-то время она рассматривала его, страстно желая забраться внутрь и унести с собой, но понимала, что это невозможно.

Кроме того, упрямо подумала девушка, после того как Рене так разочаровал ее, так бессовестно использовал, ей не следует брать с собой ничего, что могло бы напоминать о нем. Это принесет только боль и страдания.

Ночь выдалась очень темная, тяжелые тучи заволокли небо. Только редкие вспышки молний озаряли на миг все вокруг. Элина понимала, что выходить из дому, когда надвигается гроза, – безумие, и надеялась, что гроза пройдет стороной.

Гораздо важнее, чтобы Рене не принялся искать ее до утра. Требовалось много времени, чтобы отыскать дорогу в город. Элина понимала, что у нее мало шансов сбежать от Рене, но она должна попытаться. Иначе перестанет себя уважать.

Элина сбросила сумку и сапожки с террасы на землю. Затем перекинула ногу через перила и ухватилась за крепкую ветку дуба, склонившуюся над террасой. Элина всего раз или два спускалась с дерева, но это было давно, еще в детстве.

Однако сейчас ей ничего другого не оставалось. Рене, как обычно, запер дверь из ее комнаты в холл, оставив незапертой дверь в свою спальню. Дверь на террасу была всегда заперта. Только окна оставались открытыми на ночь из-за страшной жары. Она вылезла через окно, рассчитывая перебраться на дуб, растущий возле дома.

И вот теперь Элина, сильно рискуя, взгромоздилась на широкую ветвь дуба. Уж не спятила ли она? Если даже она благополучно спустится на землю, ей потребуется пройти пешком много миль в темноте, чтобы добраться до города. Еще неизвестно, найдет ли она туда дорогу.

А что она будет делать в городе? Без денег, без крыши над головой.

Элина старалась об этом не думать. Кто-нибудь ей поможет. Наймет на работу. Ведь она образованна и трудолюбива.

Элина понимала, что для работы используют рабов. Слуг нанимают редко. И все же не теряла надежды.

Девушка соскользнула по стволу дерева на землю, порвав при этом юбки, но в сумке у нее была припасена сменная одежда, а юбки можно починить.

Надев сапожки, Элина отряхнулась, очистила одежду от листьев и веточек, взяла сумку и бросила прощальный взгляд на дом, где потеряла невинность. Затем повернулась и решительно зашагала по кипарисовой аллее в направлении дороги, ведущей в город.

Пока Элина шла по аллее, полагая, что двигается в нужном направлении, она перебирала в памяти события прошедшего дня. Каким нежным был Рене, когда в первый раз занимался с ней любовью. Ей с трудом верилось, что Рене, которого она знала, и Рене, о котором говорил незнакомец, – один и тот же человек. Но когда в последний раз они занимались любовью, он принудил ее сознаться в том, что ее влечет к нему, а это было оскорбительно.

Частые вспышки молний заставили девушку ускорить шаг. Однако гроза застигла ее. Тугие струи дождя размыли грунтовую дорогу, и Элина не была уверена, что идет в нужном направлении.

Девушка вымокла до нитки и, несмотря на то, что ночь была теплой, продрогла. Намокшие и пропитанные грязью юбки отяжелели и мешали двигаться.

Вдруг Элина заметила, что дорога сужается, и пришла в отчаяние. Как отыскать дорогу в город под таким проливным дождем? Она не может его переждать. Ведь неизвестно, когда он кончится. А ей нужно до утра отойти как можно дальше от плантации Рене. Иначе он ее найдет.

Также опасно было оставаться под открытым небом. Гроза бушевала, и девушка решила поискать укрытие.

И тут она заметила сквозь деревья слабый свет.

«Убежище!» – подумала она. Отчаяние в ее сердце сменилось надеждой.

Элина из последних сил заторопилась на огонек, спотыкаясь и увязая в грязи. Подойдя ближе, она заметила огромный плантаторский дом, очень напоминавший дом Рене.

Может быть, владелец согласится приютить ее на ночь, а завтра кто-нибудь поедет в город на лошадях и возьмет ее с собой. По крайней мере, она сможет не опасаться Рене. Вряд ли ему придет в голову искать ее здесь.

Джулия не могла уснуть. Ее мучила совесть. Боль от предательства Филиппа усиливалась с каждым днем.

Джулия подошла к окну, за которым бушевала гроза, и долго стояла так, погруженная в размышления. Вдруг ее взгляд привлекла одинокая фигурка, показавшаяся из-за группы деревьев. Едва волоча ноги, бедняжка продвигалась вперед и, насколько Джулия могла видеть, совершенно промокла.

Когда девушка подошла к дому, Джулия решила разузнать о ней побольше. Возможно, ее толкала на это совесть, отягощенная тем, что женщина нарушила обещание, данное Филиппу. Джулия оделась и спустилась вниз. Отворив дверь, ведущую к летней кухне, она вдруг почувствовала неловкость. С того места, где она стояла, через окно была видна кухарка Сесилия. Девушка, съежившись, сидела за столом, а Сесилия предлагала ей что-то выпить. Кухарка знала свое дело. С какой стати Джулия должна беспокоиться о нищей девчонке?

Она и сама не знала. Но все же по крытому переходу подошла к кухне.

Когда Джулия вошла, кухарка и девушка обернулись. Но если на лице кухарки отразилось легкое удивление, лицо девушки оставалось бесстрастным.

– Бедная крошка, ее застигла гроза, мадам, – сказала Сесилия. – Но мы приютим ее в такую ночь.

– Разумеется, – промолвила Джулия, ободряюще улыбаясь девушке.

Девушка робко улыбнулась в ответ, и в этот миг ее лицо словно озарилось светом. Джулия сразу же заметила, что одежда девушки отличного качества. Бедняжка не походила на нищую, вовсе нет.

– Почему ты не предложила девочке поесть? – спросила Джулия кухарку, которая тут же заторопилась выполнить указания госпожи.

– Я… я очень сожалею, что доставила вам столько хлопот, – сказала девушка, стуча зубами от холода. – Но я могу уйти. Я просто надеялась добраться до места, прежде чем разразится гроза. Потом начался ливень, и я… я увидела ваш огонек.

– Все в порядке, – мягко произнесла Джулия. – Не беспокойся. Мы не отпустим тебя в такое ненастье.

– Правильно, – добавила Сесилия. – Послушайся мадам Ванье и оставайся. Позволь старой Сесилии позаботиться о тебе.

Девушка побледнела.

– Ванье?

Услышав свое имя из уст девушки, Джулия вздрогнула:

– Да, а тебя как зовут?

Этот вопрос еще больше смутил девушку.

На лице ее отразились самые противоречивые чувства.

– Меня зовут Элина. Элина У… Уоллес, – едва слышно произнесла она.

«Элина», – подумала Джулия, ощутив смертельный холод в сердце. Это имя она уже слышала прежде. Оно тяжким грузом лежало у нее на совести. Но возможно, это совпадение. Каким образом дочь Кэтлин могла оказаться в Новом Орлеане?

– Скажи, Элина, куда ты направлялась в эту ненастную ночь?

Девушка заколебалась, прежде чем ответить.

– В Новый Орлеан, – наконец сказала она.

– Боже мой! – воскликнула кухарка. – Тебе повезло, что вместо этого ты попала сюда.

– По… почему? – удивилась девушка.

Джулия помрачнела:

– Потому что в городе сейчас находиться опасно. Я оставила городской дом, поскольку в Новом Орлеане свирепствует желтая лихорадка. Не может быть и речи о том, чтобы отправиться туда, дитя мое. Смерть уже унесла жизни четырехсот человек, а до конца лета погибнет гораздо больше.

Девушка опустила глаза.

– Я надеялась найти там работу, – сказала она, едва сдерживая рыдания. Взглянув на Джулию смотревшую на нее с симпатией, она продолжала: – Простите, я не хотела обременять вас моими заботами. Большое спасибо, что предоставили мне кров. Как только кончится дождь, я отправлюсь дальше.

– И куда же ты пойдешь? – спросила Джулия, тогда как Сесилия покачала головой и поцокала языком, явно удивляясь глупости этой девчонки. – Откуда ты? Ты можешь вернуться домой?

Глаза девушки потемнели.

– Я из Миссури, но… но там у меня ничего не осталось. Однако я найду себе какое-нибудь пристанище. Не беспокойтесь обо мне.

«Миссури?!» – подумала Джулия, судорожно вцепившись в край стола. Девчонка из Миссури, так же как и совратительница-соперница со своей дочерью. А Уоллес – девичья фамилия Кэтлин. Она обратила на нее особое внимание, читая завещание Филиппа, поскольку это было американское, а не креольское имя.

У Джулии болезненно сжалось сердце. Слишком много совпадений. Эта Элина и дочь соперницы, несомненно, одно и то же лицо.

Джулия еще раз взглянула на девушку. Она нисколько не походила на отца. «Должно быть, она похожа на мать», – подумала Джулия. От ярости и боли она невольно сжала под столом кулаки. Девушка прекрасна. Такой же, без сомнения, была и ее мать. Но что эта девочка делает в Новом Орлеане? Неужели ее мать со всей семьей отправилась на поиски отца? Но если это так, почему Элина одна?

– Ты сбежала от своей семьи? – спросила Джулия с внезапной резкостью в голосе.

– Нет! – ответила Элина, по выражению ее лица было видно, что вопрос больно ранил ее. – Нет, конечно же, нет. Моя семья погибла. Мама умерла несколько месяцев назад, и отец тоже.

Джулия была поражена. Умерла? Ее соперница умерла? Она почувствовала облегчение, и ей захотелось узнать побольше. Она должна о многом расспросить девушку.

Откуда она знает, что ее отец умер? И возможно ли, что она знает… Джулия побледнела, когда поняла, что девушка, должно быть, все знает о Джулии, о двоеженстве, ведь когда Сесилия назвала имя Ванье, реакция Элины была соответствующей. К тому же Элина не назвалась Ванье, хотя Джулия знала, что Филипп дал это имя также детям из второй своей семьи.

Джулия была в замешательстве. Появилась ли эта девочка здесь, потому что узнала о второй семье отца? Но почему в таком случае она даже не заикнулась об этом? Здравая мысль пришла ей в голову. Может быть, девочка думает, что Джулия не знает о существовании Кэтлин. Это вполне вероятно.

У Джулии все перевернулось внутри, когда она поняла, что Элина щадит ее чувства, пытаясь скрыть, что ее муж – двоеженец.

Чувство вины захлестнуло Джулию. Она не выполнила обещания, данного мужу перед его смертью. Но эта уловка, к которой прибегла девушка, свидетельствовала о ее благородстве. И вот теперь из-за нежелания Джулии огласить завещание Филиппа Элина пострадала. Возможно ли, что соперница умерла от горя, от того, что сердце ее было разбито? Должна ли Джулия винить себя еще и в этом?

Тут Джулия вспомнила, что у Элины должен быть брат. А с ним что?

– У тебя нет еще каких-нибудь родственников, братьев или сестер, к которым ты могла бы отправиться? – спросила она.

Прекрасные зеленые глаза Элины наполнились слезами.

– Моего брата убили вскоре после того, как мы с ним приехали в Новый Орлеан, – еле слышно прошептала она.

Джулия изо всех сил старалась скрыть чувства, охватившие ее при известии о смерти второго сына Филиппа. Как это могло случиться? Без сомнения, Элина и ее брат прибыли в Новый Орлеан в поисках отца. Вместо этого они узнали, что Филипп предал их, лгал им все эти годы. И каким-то образом мальчишка был убит, оставив Элину одну.

Джулию захлестнула ее собственная боль. Филипп лгал и ей тоже, ее он тоже предал. Так неужели она должна пострадать еще и из-за скандала, который непременно разразится, если история девочки выплывет наружу?

«А что скажет Франсуа?» – подумала она, охваченная ужасом. Он будет буквально убит, уничтожен известием, что его отец произвел на свет еще и других детей, с которыми нужно поделиться наследством.

Затем Джулия подумала о Рене, который совсем недавно возвратился из Англии, а теперь рисковал оказаться вовлеченным в скандал. Сердце подсказывало ей, что все это не имело бы значения для ее брата, и все же скандал пошатнул бы положение Рене в новоорлеанском обществе. Если позволить этой девочке занять ее законное место…

«Нет, – подумала Джулия, – я не могу этого допустить». Она решительно подавила зародившееся было намерение признать свою вину перед девочкой.

По той или иной причине, сказала она себе, девочка не предъявляет никаких требований. Наверное, она хочет, чтобы все так и оставалось, рассуждала Джулия. Ну что ж, Джулия тоже не станет ничего говорить. Она сделает все, чтобы помочь девочке, даст ей возможность уехать из Нового Орлеана. Обеспечит ее всем необходимым, но таким образом, чтобы Элина не догадалась, что Джулии известна правда.

– Послушай, дитя, – сказала Джулия, – ты не можешь уйти куда глаза глядят, не имея денег. Ты произвела на меня хорошее впечатление. Возможно, я смогу дать тебе небольшую сумму, чтобы ты могла добраться до какого-нибудь города, например Натчеза, и найти там себе место.

Девушка смерила Джулию холодным гордым взглядом.

– Благодарю вас, мадам, но я не могу взять у вас деньги. Если не возражаете, я пережду у вас грозу и отправлюсь в путь. Несмотря на желтую лихорадку в Новом Орлеане, я смогу там найти работу.

Джулия встревожилась. В Новом Орлеане девушка погибнет!

– Не будь дурочкой! – сказала она строго. – Ты не можешь отправиться в Новый Орлеан!

– Тогда я поищу где-нибудь поблизости… – начала было девушка.

Джулия выпалила первое, что пришло в голову:

– Если ты ищешь место служанки, можешь работать у меня. Элина в волнении вскочила.

– Мне не хотелось бы вас обременять. Однако Джулия была упряма.

К тому же она не хотела отпускать девушку в Новый Орлеан и стать виновницей ее гибели. Наконец, пока Элина будет находиться в ее доме, Джулия сможет присмотреть за ней и убедить взять деньги, а также получит возможность узнать побольше о совратительнице.

– Я хочу, чтобы ты осталась. Ведь ты хочешь заработать себе на жизнь. Готовить умеешь?

– Немного, мадам, – неуверенно ответила Элина.

– Сесилия тебя научит. Она уже немолода, и ей нужна помощь. Я давно собиралась найти ей помощницу… – Джулия бросила на кухарку предостерегающий взгляд, поскольку та собралась возразить. – Может, останешься?

Элина прикусила губу и кивнула.

– Значит, договорились. Детали обсудим утром.

– Да, мадам.

Тихая грусть в нежном голосе девушки больно задела Джулию. На мгновение она пожалела о своем решении.

– Мы еще завтра поговорим, – отрывисто сказала она, с трудом удержавшись, чтобы еще раз не взглянуть на дочь Филиппа.

Лежа в маленькой каморке, куда Сесилия отвела ее, Элина невидящим взглядом уставилась в потолок. Комнатка была чуть побольше чулана и соединялась с более просторной комнатой Сесилии в помещении для рабов. Но в каморке было чисто, даже в какой-то степени уютно, что умиротворяюще подействовало на Элину.

«Если бы только она не принадлежала Джулии Ванье», – с горечью подумала девушка.

Как это могло случиться? Почему судьба так жестоко подшутила над ней? Этот дом должен был стать ее спасением, а не тюрьмой. И, тем не менее, она чувствовала себя заключенной. Девушка понимала, что не может уехать в Новый Орлеан, рискуя жизнью.

Страх не покидал Элину. Что, если Рене найдет ее здесь? Ведь он часто навещает сестру.

Так что у Элины было неспокойно на сердце.

Но где еще возьмут в услужение совершенно незнакомую девушку? Куда она может отправиться без денег? Здесь, по крайней мере, она накопит достаточно средств для поездки в какой-нибудь другой город.

У нее больше не было ни сил, ни желания бороться за свои права, бросая вызов Рене и всей его семье. Тем более теперь, когда сестра Рене проявила к ней такую доброту.

Настало время распрощаться со своим прошлым. Смириться с тем, что отец не заботился о своей семье, иначе он бы их обеспечил. Она должна начать новую жизнь. Другого выхода нет.

Слезы заструились по ее щекам. Нет, это выше ее сил! По правде говоря, именно поэтому она и осталась. Несмотря на все свои опасения, приняла великодушное предложение мадам Ванье. Так или иначе, она понимала, что в глубине души жаждет узнать, почему отец поступил так вероломно. Что заставило его жениться на Джулии Ванье, когда у него уже была семья? Ради чего страдали две женщины?

Элина должна это узнать. Да, думала она, счастливый случай привел ее в этот дом, и теперь она получила возможность разделаться со своим прошлым. Она останется и узнает все об отце и его второй семье.

А может быть, со временем сумеет разобраться и в своих чувствах к Рене. С необычайной ясностью она увидела перед собой его лицо, темные манящие глаза.

«Нет! – в отчаянии подумала Элина. – Я не хочу, чтобы ты тоже преследовал меня». Но когда она забылась, наконец, тревожным сном, его образ все еще витал перед ней, и глубоко в сознании звучал его шепот: «Теперь ты моя, дорогая крошка. Никогда не забывай об этом».

Глава 18

Там, где хорошая постель, хорошо ведется хозяйство.

Креольская пословица.

– Она уехала, – с наглой ухмылкой сообщил Этьен своему другу Франсуа. – Сбежала. Похоже, в тот день, когда я с ней встречался.

– Ты уверен?

– Абсолютно. У моего домашнего раба, Джина, сестра работает в Кур-де-Сипре. Она сказала, что Рене совсем обезумел с тех пор, как Элина сбежала. Он со своими людьми искал ее, но она, очевидно, скрылась.

Франсуа облегченно откинулся в кресле, расслабившись впервые с тех пор, как увидел сводную сестру в доме своего дяди.

– Да ну! Ну что ж, это и, правда, хорошие новости. Теперь мы можем не беспокоиться, что он начнет выслеживать убийцу Уоллеса, так ведь? Отлично сработано, Этьен. Я этого не забуду.

Этьен насмешливо изогнул бровь:

– Ты мог бы заплатить часть денег, которые задолжал мне. Франсуа насупился:

– Все в свое время, друг мой. Мои вложения вскоре дадут плоды. Тогда я и рассчитаюсь с тобой.

Этьен пожал плечами, и Франсуа улыбнулся. Он был уверен, что друг не станет давить на него. Этьен знал, кто играет первую скрипку в их отношениях.

– Интересно, куда она могла пойти? – лениво произнес Франсуа. Он надеялся, что Элина вернулась домой, в Миссури.

– Если она отправилась в Новый Орлеан, долго не проживет. Там свирепствует желтая лихорадка.

Франсуа совсем забыл о страшной болезни, поразившей Новый Орлеан. Он даже почувствовал угрызения совести. Впервые в жизни. Но тут же презрительно сощурил глаза. Почему он должен о ней беспокоиться? Поскольку эта сука ушла из его жизни, ему до нее нет дела. Вот если бы дядя Рене нашел ее тело или узнал, что это Франсуа повинен в ее бегстве…

Смертельный страх охватил Франсуа при мысли, что сделает с ним дядя Рене, если узнает правду. В этом случае Франсуа может считать себя трупом.

Но дядя Рене об этом никогда не узнает. Этьен умеет мастерски обделывать свои делишки, а Франсуа отлично его прикрывает. «Мне не о чем больше беспокоиться», – сказал он себе.

– Мы уже везде искали, месье. Объехали все дороги, по меньшей мере, три раза, а ваши люди прочесали поля на многие мили вокруг, – сказал Луи своему хозяину.

Рене стоял неподвижно, устремив взгляд на свой неоконченный портрет, и, казалось, не слышал ни слова. Темные тени под глазами свидетельствовали о том, что он почти не спал.

– Вы изнурены до предела, – сказал Луи. – Мы все вымотались. Надо прекратить поиски, месье.

– Нет! – Рене с неожиданным проворством обернулся к слуге, весь напрягшись от гнева. – Мы не прекратим поиски, пока не найдем ее.

– Но мы объездили все окрестности почти до самого города. Обыскали всю сельскую местность. Остался только город. Люди не хотят заходить дальше, особенно в Новый Орлеан. Не хотят заболеть желтой лихорадкой. Вы рассчитываете, что они станут рисковать своей жизнью…

Рене процедил сквозь зубы:

– Я отправлюсь один.

– Месье! – запротестовал Луи. – Вы не должны этого делать! Отправиться сейчас в город – верная смерть!

– А если она там… – начал Рене.

– Она не настолько глупа. Она, конечно же, слышала о желтой лихорадке и ни за что не отправится в зараженный город.

– Мадемуазель все делает наоборот! – отрезал Рене. – Возможно, она решила бросить вызов опасности.

– Но, месье…

– Это больше не обсуждается, Луи. Оседлай Варвара. На суровом лице Луи отразилось явное неодобрение.

– Предположим, ее там нет, зачем же напрасно рисковать жизнью?

– Оседлай лошадь! – приказал Рене.

Когда слуга направился к двери, Рене хмуро посмотрел ему вслед. Напрасно рисковать жизнью? Этот человек не понимает, о чем говорит. Если Рене не убедится хотя бы в том, что ей не грозит желтая лихорадка, он сойдет с ума.

Потому что это он вынудил ее уехать. Он знал это так же твердо, как и то, что должен ее найти. Он растоптал ее гордость, поставив перед выбором: либо дать волю своей страсти, либо обуздать ее. И, конечно же, она дала волю страсти. Его плоть твердела при одной лишь мысли о той ночи, о ее бурных ласках. О да, он доказал свою правоту, но какой ценой!

В молчаливом страдании Бонанж рассматривал свой незаконченный портрет. Высокомерная ухмылка и насмешливый взгляд.

– Ты законченный дурак, известно ли тебе это? – сказал он своему изображению. – После всех этих лет позволить женщине так глубоко ранить себя…

Рене остановился, раздосадованный тем, что беседует с бездушным предметом. Ему казалось, что он видит Элину, трудившуюся над холстом, с пятнами краски на руках и на одежде, с милой улыбкой, то нежной, то дразнящей, то неосознанно чувственной.

Проклятие! Эта женщина знала, как причинить ему боль, а ведь он и представить себе не мог, что способен испытать нечто подобное.

– Черт побери, милые глазки, где ты? – громко воскликнул он.

Если он ее найдет… Нет, когда он ее найдет, то постарается как-нибудь убедить не обращать внимания на его невыносимый характер и остаться. Но первое, что он сделает, – это положит ее поперек колена и… Нет, подумал он мрачно, не то. Когда он ее найдет, то крепко обнимет и прижмет к себе. Потому что без нее…

Он повернулся спиной к своему усмехающемуся изображению и вышел из комнаты.

Тот же усмехающийся образ упорно не покидал и Элину. Он не выходил у нее из головы, когда она с Сесилией трудилась на кухне, помешивая подливку для гумбо – блюда из бамии. Хотя прошло уже шесть дней с тех пор, как она покинула дом Рене, девушка все еще ясно видела перед собой его лицо и фигуру, какими она их изобразила. Твердый подбородок, легкий отблеск смеха в глазах, напряженное тело.

Что он сейчас делает? Встревожился ли, узнав, что она исчезла? Разыскивает ли ее?

Наверняка разыскивает. Ведь его гордость задета. Но что он станет делать, когда не найдет ее?

«Он будет вспоминать меня как женщину, с которой развлекался один день и одну ночь», – с горечью подумала Элина. В конце концов, от нее ему было нужно только одно – чтобы она уступила, отдалась ему. И он этого добился. Ее глаза наполнились слезами, когда она вспомнила, каким образом позволила ему сломить свою гордость. Пока она старалась справиться со своими чувствами, ее руки застыли без движения.

– Не переставай мешать, крошка, не переставай мешать! А то подливка подгорит, – предостерегающе крикнула Сесилия по-английски со своим ужасным акцентом. Большую часть времени они с Элиной разговаривали по-креольски, но иногда Сесилия со своей новой помощницей практиковалась в английском языке.

Элина спохватилась и сосредоточилась на работе. Девушка мешала подливку быстрыми короткими движениями, стараясь не забрызгать руки смесью муки и масла. Как только подливка начинала темнеть, она становилась опасной, как расплавленная смола, и приставала к коже. Элина на собственном опыте убедилась в этом на второй же день своего пребывания в доме Ванье, когда капля подливки попала ей на руку и на ее месте образовался волдырь величиной с горошину.

Девушка должна была, однако, признать, что бамия, приготовленная с такой подливкой, стоила всех этих хлопот. Элина, казалось, никак не могла наесться вкусной, густой темной похлебкой, становившейся еще гуще от добавки большой столовой ложки ароматной толченой зелени.

Гумбо был всего лишь одной из многих новинок, с которыми познакомилась Элина за первую неделю своего пребывания у мадам Ванье. Элина не лгала, когда сказала мадам Ванье, что немного умеет готовить. Ее мать, происходившая из небогатой семьи, считала необходимым научить дочь основам кулинарного дела. Но тушеные цыплята, мясные пироги и деревенский хлеб, которые умела готовить Элина, не шли ни в какое сравнение с мясом под роскошными соусами, густыми пряными супами и изысканными кондитерскими изделиями, которые так любили креолы. Каждый день Элине приходилось участвовать в приготовлении экзотических блюд, которые были привычными в хозяйстве Ванье.

Однако девушку поражали не столько сами блюда, сколько их количество. Никогда прежде Элина не видела так много еды. Во время трапез всегда появлялись гости. Креолы были весьма общительны. Не проходило и дня, чтобы кто-нибудь не явился с визитом выразить свои соболезнования Джулии Ванье по поводу утраты «нашего дорогого Филиппа».

Внешне мадам Ванье обычно выглядела совершенно спокойной и вела себя, как и подобает любезной хозяйке. Она великолепно содержала дом, отлично управляла хозяйством, по-доброму и с уважением относилась к рабам. Казалось, она весьма довольна своей жизнью.

Но, несмотря на все это, Элине почему-то казалось, что мадам Ванье просто соблюдает приличия, создавая видимость благополучия. Возможно, это объяснялось тем, что раз или два Элина заметила на лице Джулии выражение глубокого страдания.

«Что могло заставить эту женщину так страдать?» – размышляла Элина, мешая подливку. Может быть, мадам Ванье так сильно переживает потерю мужа? В это трудно было поверить, но Элина пришла к выводу, что так оно и есть. Элина полагала, что вторая жена отца должна быть холодной и рассудительной, что ее интересуют только деньги и положение в обществе. Обнаружив, что Джулия Ванье так же добра, как ее собственная мать, она была обескуражена. Она хотела бы ненавидеть женщину, которая заняла место в сердце ее отца, но не могла, тем более что порой эта женщина казалась глубоко несчастной.

Сесилия пронзительно вскрикнула, выведя Элину из задумчивости.

– Что случилось? – обеспокоено спросила девушка. Сесилия разразилась потоком креольских ругательств, поразивших Элину своей резкостью.

– Как глупо я обожгла руку, – ответила Сесилия, покачав головой, и, взяв пальцем кусочек масла с блюда, намазала ладонь. – А я как раз собиралась отнести мадам успокоительный чай.

Сесилия горестно взирала на тяжелый поднос, где стоял чайник с травяным чаем и лежал кусок ткани, смоченный в холодной ароматной воде.

– Мадам плохо спит последнее время. Я подумала, может быть, мои травяные настои помогут.

– Кто-нибудь другой отнесет, – успокоила ее Элина.

– Ну, конечно же, дорогая! – ответила Сесилия. – Я буду тебе очень признательна.

– Я… я не имела в виду себя, – поспешно добавила Элина. – Разве я знаю, что надо делать?

Сесилия рассмеялась:

– Все очень просто. Мадам выпьет горячий чай, а ты в это время приложишь холодный компресс к ее голове. Смесь холодного и горячего благотворно подействует на ее тело, и она уснет.

Элина едва сдержала смех:

– Не знаю, должна ли я… Лицо Сесилии опечалилось.

– Конечно, не должна. Я иногда забываю, что ты не рабыня. Такие занятия унизительны для тебя.

– Нет! – воскликнула Элина и пошла за подносом. – Я просто не уверена… О, не беспокойся. Я с удовольствием выполню твои указания. А ты отдохни, пока я вернусь, и ничего не делай этой рукой.

Сесилия опустилась на стул, а Элина с подносом в руках быстро выскользнула за дверь.

Девушка медленно продвигалась по дому. Она не часто бывала в комнатах, за исключением тех, что примыкали к столовой. Поднимаясь на второй этаж, она с любопытством осматривалась вокруг. Значит, у отца было два дома, один на плантациях и другой, городской, в Новом Орлеане. Это сюда он приезжал, говоря, что отправляется в поездку по торговым делам.

Эта мысль взволновала Элину, хотя она уже начала привыкать к мысли, что отец вел двойную жизнь. Ей даже стало любопытно, какова же была эта вторая жизнь. Проводил ли он большую часть времени в конюшнях, как делал это в Крев-Кёр? Или же находился в своем великолепном дворце, городском доме, наслаждаясь своими владениями, устраивая приемы для креольских друзей?

Любил ли он Джулию Ванье так же сильно, как маму?

Этот дом во многом напоминал дом Рене, и найти спальню было совсем нетрудно. Кроме того, для лучшей циркуляции воздуха все двери были распахнуты, поэтому не представляло труда заглядывать в комнаты, чтобы отыскать мадам.

Вскоре Элина уже стояла у входа в роскошно обставленную комнату. Джулия Ванье сидела перед трюмо из красного дерева и рассматривала свое отражение в зеркале. Она была в пеньюаре, с распущенными волосами.

Элина, у которой от волнения дрожали руки, тихонько окликнула женщину, которая восхищала и вместе с тем пугала ее.

– Мадам?

Женщина вздрогнула и взглянула на отражение Элины в зеркале.

– Да?

– Сесилия обожгла руку, поэтому попросила меня принести вам успокоительные средства.

– Успокоительные средства? – Джулия Ванье нахмурилась.

Элина сделала несколько шагов и остановилась.

– Да, мадам, ча… чай и холодный компресс.

Джулия улыбнулась:

– Ах да. Всесильное средство Сесилии от бессонницы. Входи. Она очень огорчится, если я не воспользуюсь ее снадобьем.

Элина вошла. Джулия Ванье жестом указала ей поставить поднос на столик возле кровати. Затем поднялась и расположилась на постели, откинувшись на подушки.

– Теперь ты приступишь к лечению? – спросила Джулия Ванье, с любопытством глядя на Элину.

– Сесилия сказала, что вам следует выпить чай, а затем я приложу вам на голову холодный компресс.

Женщина рассмеялась:

– Она, конечно же, забыла упомянуть о главном.

– Мадам?

– Ты должна расчесать мне волосы. – И поскольку Элина выглядела озадаченной, тихо добавила: – Это расслабляет и успокаивает. Сесилия дает мне травяной чай, кладет мне компресс с ароматным настоем на голову и расчесывает волосы. Она не сказала о расчесывании волос, видимо, полагая, что такая обязанность унизит тебя. Она убеждена, что ты настоящая леди.

Элина знала о взглядах Сесилии. Но не придавала им значения и не поощряла, поскольку старалась быть незаметной. Ведь она сможет сбежать из Нового Орлеана лишь при условии, что никто не обратит на нее внимания. Иначе Рене разыщет ее.

– Иногда Сесилии приходят на ум забавные идеи, – пробормотала Элина, наливая в чашку чай и протягивая его хозяйке.

– Совершенно верно. Но Сесилия не совсем ошибается. Я вижу, ты хорошо воспитана. То, как ты говоришь, как держишься, как двигаешься – все свидетельствует об этом. Ты, вероятно, из состоятельной семьи?

Элина, нервно закусив губу, взяла смоченный водой кусок ткани и расческу и подошла к кровати.

– Да. Но это было давно.

– Они потеряли свое состояние, разорились? Твой отец был мотом? – спросила Джулия Ванье, поворачиваясь на бок, чтобы дать возможность Элине добраться до ее волос.

В тоне женщины звучала горечь, но она, конечно же, не знала, кто отец Элины. В этом девушка не сомневалась.

– Нет, – ответила Элина как можно спокойнее. – Отец был кормильцем семьи. Коммерсантом. – Она сказала правду, хотя он больше имел дело с лошадьми, чем с товарами. – Но стоило ему… стоило ему умереть, как все изменилось.

Элина присела на край кровати, положила компресс на лоб мадам и начала расчесывать ее длинные темные волосы.

– После смерти отца осталось много долгов? Элина вздохнула:

– Нет, это брат залез в долги. Но все это в прошлом и теперь не имеет никакого значения. Ни отца, ни брата нет в живых.

В течение нескольких минут Элина водила гребнем по длинным темным прядям мадам.

«Они так отличаются от маминых золотисто-каштановых волос», – думала Элина, в то время как ее пальцы старались распутать узелок. Волосы Джулии Ванье были густыми и темными, как патока. Они напоминали волосы Рене.

Ее руки замерли, когда ока вспомнила ощущение от волос Рене между пальцев. Она могла бы нарисовать его, наблюдающего за ней с глубокой страстью во взгляде.

Как она скучала по нему! Знай, она, что будет так страдать, покинула бы его?

Несомненно. Не лучше ли испытать небольшую боль сейчас, чем гораздо сильнее страдать потом, когда он ее бросит?

Она поступила правильно.

Элина снова принялась расчесывать волосы мадам.

– Мне так приятно, – промолвила Джулия Ванье. – Оказывается, я нуждалась в снадобьях Сесилии в большей степени, чем могла себе представить. А ты так хорошо управляешься с ними.

– Я рада, что могу помочь, – вежливо произнесла Элина, предаваясь воспоминаниям о Рене и их последней поездке верхом. По рассеянности она начала растирать виски мадам, как растирала их своей матери, и почувствовала, что Джулия Ванье расслабилась под ее пальцами.

– Мне сейчас так спокойно. Давно уже так не было. У меня столько проблем. С сыном, братом… и еще много других. Я совсем не отдыхаю.

Упоминание о Рене заставило Элину напрячься. Она с трудом удержалась, чтобы не спросить, чем докучает ей брат.

– Как бы то ни было, – продолжала мадам внезапно посуровевшим голосом, словно рассердившись на себя за то, что слишком много сказала, – я не хочу надоедать тебе жалобами пожилой женщины. Лучше расскажи, как ты очутилась в Новом Орлеане?

– Мы с братом приехали после смерти мамы… – неуверенно начала девушка. – Отец отправился сюда по делам, и мы не имели от него известий. А наша ферма… наша ферма сгорела дотла, поэтому мы были вынуждены приехать сюда в поисках отца, но оказалось, что он тоже умер.

– Смерть твоей матери была как-то связана с отсутствием отца?

Элина помолчала, затем с горечью ответила:

– Да. – Ее глаза наполнились слезами.

– Она, должно быть, сильно его любила, – прошептала Джулия Ванье.

– Очень сильно. – Эта женщина на редкость проницательна.

– А ты когда-нибудь была влюблена? – неожиданно спросила мадам.

Вопрос поразил Элину. Разумно ли довериться сестре человека, которого Элина любит? Но Джулия Ванье никогда не узнает, кого именно любит Элина.

– Да, я была влюблена, – пробормотала девушка.

– А приходилось ли тебе из-за любви поступать так… совершать поступки, которые ты считала неправильными?

Элина похолодела, начиная подозревать, что женщина знает о ней и Рене больше, чем она ей открыла.

– Я… я думаю, да. Джулия Ванье вздохнула:

– Ну что ж, значит, я не единственная…

Интересно, что могла совершить эта женщина? Такая серьезная и почтенная? Неужели она скрывает скелет в своем шкафу? И был ли отец Элины тем человеком, из-за которого Джулия Ванье неправильно себя повела?

– Я любила своего мужа, – сказала Джулия. – Очень сильно его любила. Но… но он часто бывал в отъезде, иногда по нескольку месяцев. Когда он находился здесь, о лучшем спутнике жизни и мечтать было нечего. Хотя порой казалось, что его мысли витают где-то далеко. В такие моменты мое сердце сжималось от боли. Но я не решалась задавать ему вопросы. Он был очень гордым. Однако я понимала, что у него проблемы. Когда он бывал таким, я не могла понять, помнит ли он вообще, что я существую.

Буря эмоций закипела в груди Элины. Ей тоже приходилось сталкиваться со странными перепадами в настроении Филиппа Ванье. Его долгое отсутствие наводило на мысль, что он разлюбил ее, Алекса и маму. Но это чувство сразу же исчезало, когда он возвращался с подарками, сияя своей неподражаемой улыбкой. Потом настроение его снова менялось, казалось, мысли его витают где-то далеко.

Она и вообразить не могла, что такое может происходить и со второй его семьей.

– Прости меня, – сказала мадам Ванье, видя, что Элина молчит. – Эти настои, кажется, превратили меня в болтливую старую дуру. Я вовсе не собиралась обременять тебя моими проблемами.

– Я ничего не имею против, – сказала Элина. Это была чистая правда. Она теперь смотрела на отца глазами Джулии Ванье, и это принесло некоторое облегчение, хотя усилило ее гнев.

– Давай поговорим о чем-нибудь другом, – решительно заявила мадам Ванье. – Расскажи о своей семье. Твоя мать, кажется, была… была привлекательной женщиной. Расскажи мне о ней.

Пальцы Элины застыли, когда она вспомнила своих родителей, но мадам, кажется, ничего не заметила.

– Мама была доброй и очень страдала… – Девушка умолкла, подумав, что ступает на опасную почву. Затем решила, что напрасно беспокоится. Многие мужчины часто бывают в разъездах. Именно поэтому отцу было так легко скрывать свою вторую семью. Нет, Джулия Ванье никогда не догадается, что отец Элины был ее мужем. – Отец часто уезжал по торговым делам, и мама тосковала. Хотя никогда не жаловалась.

Джулия с интересом слушала, и Элина продолжала. Ей хотелось выговориться.

– Так же, как вы скучали по своему мужу, я тосковала по отцу, когда он надолго уезжал. Я готова была его возненавидеть за то, что он так мучил маму. Но как только он возвращался, я прощала его. Однако мой брат Алекс не был таким терпимым. Папа не брал с собой Александра в деловые поездки, и это оскорбляло его. Кончилось тем, что Алекс пристрастился к карточной игре. Не ради денег. Скорее из желания досадить отцу.

Элина принялась заплетать волосы мадам Ванье в свободную косу.

– Как странно, не правда ли, – сказала Джулия Ванье, – что сыновья идут на такие крайности, чтобы обратить на себя внимание отца. Мой сын… мой сын Франсуа такой же. Вряд ли ты с ним знакома, не так ли? Так вот, затаив обиду на Филиппа, когда тот уезжал, Франсуа совершал какой-нибудь безобразный поступок. Однажды подрался на дуэли с сыном лучшего друга Филиппа. В другой раз – проиграл в карты за одну ночь все свое месячное содержание.

– У моего брата и вашего Франсуа много общего, – не подумав, сказала Элина.

Мадам Ванье натянуто рассмеялась:

– Да, это так.

Наступило неловкое молчание. Элина следила за каждым своим словом, и это утомило ее. Ей хотелось высказать, наконец, правду.

Только одно останавливало ее – Рене. Нанести такой удар его сестре было все равно, что нанести удар ему. А это было выше ее сил. Несмотря на то, что Рене причинил ей немало страданий.

– Франсуа отказывается взять на себя ответственность за поместье, – неожиданно сказала мадам Ванье. – Филипп не сумел воспитать нашего сына настоящим мужчиной. Я надеялась, что Рене как-то повлияет на племянника. Но с Рене порой так же трудно, как с Франсуа.

– Уверена, ваш брат не хотел вас расстраивать, – заметила Элина.

– Возможно, – с усмешкой ответила Джулия Ванье. – Но сегодня я узнала, что он ездил в Новый Орлеан несколько дней назад, зная, что там свирепствует желтая лихорадка. Я была поражена! Какое безрассудство! Если с ним что-нибудь случится…

Сердце Элины замерло от ужаса.

– Зачем же ваш брат совершил такую глупость? – прошептала она.

Мадам Ванье пожала плечами:

– Откуда мне знать? Один из рабов сказал, что Рене отправился туда на поиски своей любовницы. На него это похоже. Хотя не могу себе представить, что Рене готов рисковать жизнью ради женщины. По-моему, он просто не способен так влюбиться.

Кровь застучала у Элины в висках, она гнала прочь эту мысль. Хотя знала, что именно так он и поступил. Рискуя жизнью.

Чувство вины захлестнуло Элину. Она уже готова была пожалеть, что покинула его.

– С ним, без сомнения, ничего не случится, – уверенно заявила Джулия, не замечая, какую реакцию вызвали у девушки ее слова. – Когда мои родители умерли от желтой лихорадки, многие в имении заболели. Рене день и ночь сидел у их постели, но не заразился. Вчера он возвратился из Нового Орлеана без каких-либо признаков болезни.

Элина почувствовала облегчение, хотя знала, что только через день или два станет ясно, заразился он или нет. Это ожидание сведет ее с ума.

Голос Джулии прервал размышления Элины:

– Я так люблю своего брата. Он вообще-то хороший человек, но бывает совершенно невыносимым. Впрочем, все мужчины таковы! Не знаю почему.

Элина сумела ответить спокойно:

– Трудно сказать.

– Какое безрассудство! Ему следовало быть поосторожнее. Он завтра придет обедать, и я как следует его отчитаю.

У Элины учащенно забилось сердце. Рене придет! Конечно, она не допустит, чтобы он ее увидел, зато сможет увидеть его. Быстро заглянет в столовую, когда он повернется к ней спиной.

И тогда поймет, что он не заболел после своей поездки в Новый Орлеан.

– А сейчас, дорогая Элина, я хочу отдохнуть.

– Да, да, конечно. – Элина соскользнула с кровати и направилась к двери.

– Спасибо тебе, дитя. За все. За то, что выслушала мою болтовню. Я… я не заслужила этого.

Элина не поняла, что Джулия имеет в виду.

– Желаю вам хорошо отдохнуть, мадам.

Глава 19

Матери творят детей, но не их сердца.

Креольская пословица.

Голоса и звон бокалов разносились в знойном ночном воздухе. Элина задержалась на пути из дома в кухню и оглянулась. Гости располагались по другую сторону ряда открытых застекленных дверей. Заметив Рене, Элина быстро наклонила голову, отступила в тень и снова посмотрела на Рене. Он вел беседу с очень красивой креолкой, что-то объясняя ей, а та жадно ловила каждое его слово. Элина почувствовала укол ревности и тут же одернула себя.

Однако не нашла в себе сил, чтобы уйти. Рене был, как всегда, прекрасен. К счастью, он не заболел лихорадкой. Правда, был бледнее обычного, под глазами пролегли тени.

Самодовольная улыбка его собеседницы говорила о том, что Рене расточает ей комплименты.

Острая боль тоски пронзила Элину. Ей Рене никогда не делал комплиментов, не разговаривал с ней, как с равной. Она для него была просто забавой.

Легкий вздох слетел с ее губ. Элина не сможет его забыть, если останется вблизи Нового Орлеана. До тех пор, пока будет вдыхать тот же воздух, что и он, а ее ноги будут ступать по той же земле. Не сможет забыть, как его губы прижимались к ее губам.

Рене со своей спутницей прошел в другую часть дома, а Элина продолжала смотреть в окно с чувством щемящей безысходности, вдруг охватившей все ее существо. Ей хотелось побежать за ним, сказать, что она хочет вернуться. Но это было бы в высшей степени глупо.

Элина еще несколько мгновений смотрела в окно, потом заставила себя отвернуться. С этим надо покончить раз и навсегда. Пусть даже ей придется потратить на это год, она будет копить деньги, чтобы уехать из Нового Орлеана и больше не возвращаться туда.

Элина прошла всего несколько шагов, когда услышала чей-то голос:

– Эй, ты там! Пойди сюда! – Голос показался девушке знакомым.

Элина остановилась, охваченная тревогой.

– Месье, это вы мне? – спросила Элина, вглядываясь в темноту.

– А кому же еще? Иди сюда. Хочу взглянуть на новую служанку мамы. Она ни, словом о тебе не обмолвилась. Видимо, у мамы есть секреты от меня. А о тебе мне сказала Сесилия.

С этими словами мужчина вышел из тени. Свет из кухни упал на его лицо. Элина увидела похотливый блеск в его глазах, когда он разглядывал ее крутые бедра и узкую талию. Кровь застыла у нее в жилах. Франсуа! Он жил в холостяцком доме на краю плантации и приходил к матери только во время обеда. Он не должен ее увидеть. Иначе скажет о ней Рене.

Франсуа направился к ней.

– Каждая служанка в этом доме служит не только маман, но и мне, – сказал он с угрозой в голосе. – Так что не убегай от меня.

– Извините, месье, – пробормотала она, – но у меня дела на кухне.

Девушка стала медленно продвигаться в сторону ближайшего строения, надеясь, что Франсуа не последует за ней. К ее ужасу, он быстро подошел и преградил ей путь.

Она свернула в сторону, но он схватил ее за руку и повернул к себе лицом.

– Не разыгрывай из себя кокетку… – начал он, со злобным торжеством сжимая ее запястье. Но его улыбка угасла, когда он рассмотрел ее лицо. – Вот черт! – прошипел он. – Это ты! Что ты здесь делаешь?

– Я… я служу у вашей матери, – прошептала она. – Я всего лишь служанка, не более того. Обещаю, что не побеспокою вас. Но, пожалуйста, месье, не говорите своему дяде, что я здесь.

Выражение лица Франсуа усилило ее тревогу. Его глаза сверкали, как два стальных клинка. Он отпустил ее так неожиданно, что Элине пришлось отступить на шаг, чтобы не упасть.

– Не говорить моему дяде? Вот уж этого я точно не собираюсь делать, – ухмыльнулся он.

Она с недоумением смотрела на него.

– Благодарю вас, месье, за…

– Что нужно, чтобы ты убралась отсюда и нашла себе работу в другом месте? – перебил он ее. – Деньги? Приходи завтра в мой дом, и я дам, сколько тебе нужно, при условии, что ты немедленно уедешь!

Его слова сильно ее удивили. Ведь он не знает, кто она, почему же его так взволновало ее присутствие в доме его матери?

– Я… я не понимаю. Почему вы хотите, чтобы я уехала? Когда он, наконец, ответил ей, Элина подумала, что он говорит вовсе не то, что думает на самом деле.

– Мой дядя одурманен тобой. Ты знаешь о том, что он ездил в Новый Орлеан искать тебя? Да, это ты вынудила его сделать такую глупость. Дядюшка легко мог подхватить желтую лихорадку. Он все еще может заболеть. Нужно ли после этого спрашивать, почему я хочу, чтобы ты уехала? Ты опасна для нашей семьи. Ты шлюха, и я не хочу, чтобы ты сбивала с толку дядю Рене и маман, толкая их еще на какой-нибудь опрометчивый поступок.

Элину душил гнев. Как он осмелился обозвать ее шлюхой! Он ничего не знал о ней, ничего! И ей не терпелось высказать ему правду. Но она колебалась, не зная, что из этого выйдет. Ясно, что она не нравится Франсуа. И если он узнает, что она претендует на часть его наследства, то может просто убить ее.

– Я не шлюха! – отрезала она. – И ни при каких условиях не вымогаю у людей деньги. Я не хочу и не возьму ваших денег, так что вам придется терпеть мое присутствие до тех пор, пока я не заработаю достаточно, чтобы уехать. Поскольку вы не станете ничего говорить своему дяде, не вижу причин, почему я не могу продолжать работать здесь служанкой.

– Ни при каких условиях? Ни при каких условиях! – Его ярость была так велика, что он с силой ударил кулаком по стволу ближайшего дуба. Элина внутренне содрогнулась, но продолжала стоять на своем.

– Думаю, мне лучше вернуться к своим обязанностям, – прошептала она, единственно желая теперь только вырваться от него. Она попятилась назад, но Франсуа в мгновение ока схватил ее за плечи, больно впиваясь пальцами в тело.

– Ты – продажная девка грязного шулера! – прошипел он. – Шлюха, вот кто ты такая! Ты недостойна быть даже рабыней маман, не то, что наемной служанкой! Ну что ж, глупая девчонка, к тому времени, как я разделаюсь с тобой, ты будешь, рада взять любые деньги, которые я предложу, и как можно дальше убраться от меня.

Он с такой силой ударил ее по лицу, что Элина упала на колени. Потрясенная и разгневанная, она ощутила во рту вкус крови, сочившейся из пораненной зубами губы. Ее глаза расширились от ужаса, когда он снова поднял руку. Но удара не последовало.

– Франсуа! – раздался резкий голос откуда-то со стороны дома. – Если ты снова ударишь эту девушку, тебе придется иметь дело со мной.

Элина сразу узнала этот голос. Очевидно, Франсуа его тоже узнал, поскольку рука его замерла в воздухе.

– Рене, дорогой, – послышался капризный голос молодой женщины, – разве нам стоит вступать в пререкания по поводу рабов?

Рене вместе со спутницей вышли на освещенное место, и Элина облегченно перевела дух, быстро наклонив голову, чтобы Рене не увидел ее лица. К счастью, внимание Рене было приковано к Франсуа.

– Возвращайся в дом, Соланж, – сказал Рене с металлом в голосе.

– Мы же хотели прогуляться… – начала она.

– Вовсе нет. Ты грозилась упасть в обморок, если я не уведу тебя из этой жары. Ну что ж, теперь ты вдохнула свежего воздуха, так что советую тебе вернуться в дом.

Совет Рене явно смахивал на приказ, и женщина удалилась. Рене снова обернулся к племяннику:

– Я думал, Джулия беседовала с тобой по поводу избиения рабов, Франсуа. Она сдерет с тебя шкуру за неповиновение, а я сдеру то, что останется, когда она разделается с тобой.

Франсуа стоял неподвижно, едва сдерживая гнев.

– Это тебя не касается, дядюшка Рене, – сказал он, но тут же умолк под гневным взглядом Рене.

Элине хотелось раствориться во тьме, но теперь Рене внимательно смотрел на нее и уже протянул руку, чтобы помочь ей подняться, видимо, не догадываясь, кто она такая.

Опасаясь и дальше привлекать его внимание, девушка взяла протянутую руку и позволила поставить себя на ноги.

– Благодарю вас, месье, – прошептала она. Затем отпустила его руку, повернулась и направилась к кухне, надеясь, что Рене не узнает ее. Но, услышав, как он прошептал ее имя, она поняла, что надежды ее не оправдались.

– Элина, – повторил Рене. В его голосе звучали облегчение и удивление. И тут же: – Не смей двигаться.

От его голоса у девушки одеревенели ноги. Она остановилась, затем медленно повернулась к нему. Даже при тусклом свете лампы было видно, что он чертовски зол. Таким она еще его не видела. Но его ярость ранила ее так же сильно, как недоверие и подозрение, которые она прочла в его взгляде.

Франсуа хотел, было воспользоваться тем, что внимание дяди к нему ослабло, и улизнуть, но окрик Рене остановил его.

– Мы еще не закончили! – прорычал Рене племяннику, не отрывая глаз от лица Элины. – За что ты бил мою любовницу? Отвечай!

Элину оскорбило то, что он назвал ее своей любовницей. Франсуа между тем с тревогой смотрел на дядю. И тут ему в голову пришел остроумный ответ:

– Я не мог допустить, чтобы твоя шлюха жила под одной крышей с моей матерью. Я просил эту суку покинуть дом, но она отказалась. Так что я всего лишь применил иной метод убеждения.

Рене схватил племянника за плечи и сильным ударом пригвоздил к стволу дуба.

– Если ты еще когда-нибудь назовешь Элину шлюхой, я убью тебя. И не смей прикасаться к ней даже пальцем. Понял?

– Д-д… да, – побледнев, выдавил из себя Франсуа.

– А теперь убирайся, пока я не применил к тебе самому «иных методов убеждения»! – приказал Рене, швырнув племянника на землю.

Франсуа поднялся на дрожащие колени, глядя то на дядю, то на Элину, и, бросив в сторону девушки злобный взгляд, скрылся в темноте.

Когда Рене переключил внимание на Элину, сердце ее учащенно забилось. Однако она пыталась держать себя в руках. Он остановил взгляд на ее грубой одежде и валявшемся на земле подносе.

– Значит, все это время ты была здесь, – сказал он, наконец, глядя ей в глаза.

Она потупилась и едва слышно ответила:

– Да.

Ее отказ сказать что-то еще, казалось, привел его в ярость.

– Мне следовало догадаться, что ты отправишься сюда, – загрохотал он. – Обнаружив, что я не признаю твоих притязаний, ты решила попытать удачи с моей сестрой. Ты уже выложила ей свою историю или ждешь подходящего момента, собирая информацию, прежде чем разрушить ее жизнь?

– Я пришла сюда лишь для того, чтобы ты меня не нашел. Знай, я, чей это дом, предпочла бы повстречать всех змей в болоте, только бы не приближаться к нему!

Он расхохотался:

– Ты же понимаешь, что мне трудно в это поверить.

– Ты хотел, чтобы я отправилась в Новый Орлеан в поисках работы? Но именно это я и собиралась сделать.

Выражение ужаса промелькнуло на его лице, но она не заметила, всеми силами стремясь переубедить его:

– Я осталась только потому, что твоя сестра настояла на этом. Но в отличие от тебя предложила мне достойное место, и, оказавшись в безвыходном положении, я была вынуждена согласиться!

Он подошел к ней вплотную.

– У тебя не было причин убегать от меня, – заявил он с неумолимой настойчивостью.

– Нет, конечно же, нет.

Он уловил в ее тоне нотки сарказма и изменился в лице. Не обратив на это внимания, она продолжала:

– Я могла остаться, чтобы ты и дальше использовал мои слабости и унижал меня.

Он схватил ее за руку, больно сжав запястье.

– Ты действительно считала нашу близость унижением? – Он привлек ее к себе.

– Я… – начала Элина, желая солгать ему, причинить боль, но ложь застряла в горле.

Ее молчание было красноречивее всяких слов.

– Той ночью я ждал и ждал, когда ты придешь ко мне, – заговорил он с болью в голосе. – Но ты не пришла. Когда я обнаружил, что ты исчезла… – Он умолк и после паузы договорил: – Только тогда я понял, что ты считала меня дураком.

– О нет, – возразила она, стараясь высвободиться из его объятий. – Это ты сделал из меня дуру, хвастаясь перед своими друзьями победой надо мной, – и это еще до того, как она была одержана. Ты ведь был уверен, что тебе это удастся, да? По-твоему, я была просто продажной девкой карточного шулера, как сказал мой дорогой сводный брат. Ну что ж, я не хотела быть твоей… твоей шлюхой!

Последние слова она с трудом произнесла, и по выражению его лица ей стало ясно, что лучше бы она этого не делала.

– Если ты еще когда-нибудь произнесешь эти слова… – По выражению его лица было ясно, что в этом случае он с ней сделает. – Боже мой, не знаю, где ты услышала всю эту невероятную ложь обо мне, и, откровенно говоря, мне нет до этого дела. Такая ложь просто не заслуживает того, чтобы ее обсуждать. Но о чем стоит поговорить, так это о том, чего я хочу от тебя.

Элина открыла, было, рот, чтобы сказать, что ей нет дела до того, чего он хочет от нее, но Рене заставил ее замолчать взглядом, полным такого неприкрытого желания, что она задрожала.

– Мне не нужна шлюха, – прошептал Рене. – И да простит меня Бог, меня совершенно не заботит, что ты пыталась уничтожить меня за то, чего я не делал. Я подумал, что ты умышленно рассказала моей сестре свою безумную историю, будто ты дочь Филиппа, в отместку за то, что я, по твоему мнению, сделал с твоим братом…

Девушка всхлипнула. Невозможно поверить, что Рене все еще считает ее способной на такую глубокую ненависть. Бонанж увидел боль на ее лице.

– Ну ладно, это не имеет значения, – продолжал он. – Я хочу оставить прошлое позади, если ты сможешь поступить так же. А ты, конечно же, сможешь. Просто невозможно поверить, что ты не получаешь от нашей близости такое же глубокое удовлетворение, как и я…

При упоминании о том, как много она ему позволила, Элина словно оцепенела.

– Элина, я хочу тебя, ты нужна мне – в моих объятиях, в моей постели, в моей жизни. Я не вынесу еще одну неделю отвратительных одиноких ночей! Господи, ты необходима мне! Ты должна ко мне вернуться. Сейчас! Сегодня же ночью!

Он прильнул губами к ее губам и так прижал ее к себе, что Элина ощутила его затвердевшую плоть.

Обезумев от страсти, они неистово ласкали друг друга, когда вдруг услышали позади себя голос:

– Рене, что там Соланж говорила насчет того, что Франсуа избил… – Это был голос Джулии Ванье.

Элина, густо покраснев, попыталась высвободиться из объятий Рене, но он не отпустил ее, позволив лишь слегка отстраниться.

– Элина? – Мадам Ванье была поражена.

– Произошло недоразумение, Джулия, – сказал Рене с напускным спокойствием, явно смущенный тем, что его сестра застала их в столь недвусмысленном положении. – Как я понимаю, Элина исполняет здесь обязанности служанки, но, думаю, с этим покончено. Ее место у меня, где она и находилась, прежде чем прийти сюда. А теперь возвращается ко мне.

– Она… она что, твоя любовница? – недоверчиво спросила Джулия Ванье, обратив взгляд на Элину в поисках ответа, но тут же сама ответила на свой вопрос: – Ты та самая женщина, на поиски которой он ездил в Новый Орлеан! Теперь я поняла. Ты и есть его любовница.

Элина не могла допустить, чтобы Джулия Ванье дурно думала о ней. Ведь мадам так добра к ней. Две недели с ней обращались, как с порядочной девушкой, и Элина вовсе не хотела, чтобы ее считали любовницей Бонанжа.

– Нет, – сказала Элина, пытаясь убрать руки Рене со своей талии. – Нет, я не его любовница.

Мадам вопросительно взглянула на брата. Он смотрел на Элину, прищурив глаза. Мадам обратилась к девушке:

– Значит, ты и вправду хочешь бросить работу у меня и отправиться с моим братом?

Элина одарила Рене долгим взглядом. Его сумрачное лицо приказывало ей сказать «да», а глаза светились безотчетной тоской. Но тут девушка вспомнила все, что ей пришлось пережить у Рене.

– Н-н-нет, – прошептала она, оторвав взгляд от его лица. – Я хочу остаться здесь, если вы мне позволите, – сказала она Джулии.

– Конечно же, ты можешь остаться, – промолвила мадам Ванье.

– Джулия, ради твоего же блага, не вмешивайся, – предупредил Рене, все еще отказываясь отпустить Элину.

– Пожалуйста, пойми, – сказала Джулия Ванье брату. – Она явилась сюда, находясь в отчаянном положении, и я дала ей приют. Она… я… ну ладно, я привязалась к ней. Я не хочу, чтобы ее силой вынудили уйти – даже ты. Она всего лишь невинное дитя. И слишком хорошо воспитана, чтобы принять то, что ты, судя по всему, ей предлагаешь.

Это заявление привело Рене в ярость.

– Это «невинное дитя», – процедил он сквозь зубы, – помогало своему братцу-шулеру жульничать, когда я ее встретил. Затем она со знанием дела треснула меня по голове бутылкой виски, после чего они скрылись со всеми моими деньгами. Не говори мне, что она собой представляет, дорогая сестра. Ты не знаешь всей правды об этом деле!

– Вы не имеете права порочить меня! – задыхаясь, вымолвила Элина, вырвавшись из его рук. – Вы хорошо знаете, почему я так поступила! Вы убедили судью, что я лгунья и мошенница. Но вам этого мало. Теперь вы хотите опозорить меня перед всеми.

Внезапно гнев на лице Рене сменился искренним сожалением.

– Милые глазки, прости меня…

– Не прощу! Вы хотите очернить мое имя, чтобы я вынуждена была принять ваше предложение. Вы не оставляете мне выбора. Так было всегда!

Джулия Ванье наблюдала за ними с нескрываемым ужасом.

– Однажды я предоставил тебе выбор, – резко сказал Рене. – И мы оба знаем, что ты предпочла.

Элина вспыхнула, с горечью осознав, что отдалась ему. Заметив, что она в замешательстве, Бонанж продолжал уже более уверенно:

– После того как ты сделала свой выбор, пути назад нет, малышка. Теперь ты не сможешь ускользнуть от меня, даже не пытайся.

– Я не хочу быть твоей любовницей, – сказала Элина.

– Рене, дорогой, – вмешалась Джулия Ванье. – Бедное дитя в смятении. Оставь ее пока. Просто уйди. Перестань ее мучить.

Мадам Ванье встала между братом и Элиной. Рене с каменным лицом посмотрел на сестру.

– Ладно, Джулия, сейчас я уйду, раз ты этого хочешь, но ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что я оставлю ее в покое. – В его тоне было столько горечи, что Джулия растерялась. – Элина должна быть со мной, – заявил Рене. – Я это знаю, и она тоже. Я вернусь за ней, и, ручаюсь, в следующий раз она сделает более правильный выбор. – Он повернулся к Элине: – До свидания, милые глазки!

Как только он вышел, слезы заструились по щекам Элины. На лице Джулии отразилось страдание.

– Про… простите меня, – проговорила Элина. – Вы были так добры ко мне, а я отплатила вам черной неблагодарностью. Вряд ли вы захотите, чтобы я оставалась здесь после всего, что он вам наговорил. Я… я соберу свои вещи.

Девушка направилась в сторону помещения для рабов, к жалкой каморке, которую делила с Сесилией, но мадам Ванье остановила ее:

– Пожалуйста, не уходи, прошу тебя.

– Не беспокойтесь, я найду другое место. Я не хочу становиться между вами и вашим братом.

– Нет! – с внезапной суровостью воскликнула Джулия. – Ты не должна уходить. По крайней мере, до тех пор, пока не узнаешь правду.

Элина устремила взгляд на мадам Ванье.

– Это я должна просить прощения, Элина, – сказала она. И добавила: – Я слишком мало доброты проявила к тебе. Не знаю, простишь ли ты меня, когда обо всем узнаешь.

И Джулия Ванье повела Элину в дом.

Глава 20

Человек, гордящийся своей родословной, подобен кусту картофеля – лучшая его часть находится под землей.

Испанская пословица.

Сидя в спальне Джулии Ванье, Элина с недоверием слушала ее признание о предсмертной исповеди ее мужа, Филиппа Ванье. Но когда полностью осознала смысл сказанного, в ней всколыхнулись самые противоречивые чувства. Злость на отца и сочувствие к бедной обманутой жене Филиппа Ванье. Элине было хорошо знакомо чувство боли и обиды, которое заставило Джулию нарушить клятву, чтобы хоть как-то наказать покойного мужа. И все же…

– Ты очень молода, – говорила Джулия. – Недостаточно умна, чтобы понять меня.

Элина не могла не уловить нотки отчаяния в ее голосе. Но голова у нее шла кругом. Больше всего Элине хотелось убежать отсюда и никогда – никогда! – не возвращаться.

– Я понимаю, почему вы не захотели исполнить последнюю волю отца, – проговорила Элина. – Я бы не удивилась, откажись вы приютить меня в ту первую ночь. Но когда вы узнали, что я… когда вы… вы… – Она осеклась, и две крупные слезинки скатились по ее щекам.

Джулия Ванье испуганно охнула и протянула к Элине руки, но девушка оттолкнула ее. Она еще не была готова принять сочувствие и утешение этой женщины.

Мадам Ванье помрачнела.

– Я поступила несправедливо, – призналась она. – Но знала бы ты, как я страдала, не решаясь рассказать тебе правду…

– Но почему? – спросила Элина.

– Потому что, глядя на тебя, я видела ее. Ты совсем не похожа на Филиппа, значит, похожа на нее. А ты… ты такая красивая… Я никогда такой не была. У меня постоянно стояла перед глазами твоя мать. Я представляла себе, как Филипп держит ее в объятиях. Иногда мне даже хотелось возненавидеть тебя за то, что ты так похожа на нее, но я не смогла. Сама не знаю почему. Этот разговор дался мне нелегко. Постарайся меня понять.

– Мадам Ванье…

– Нет-нет. Называй меня просто Джулия. В конце концов, ты и мой брат очень… близкие люди. Мне кажется, мы с тобой знаем друг друга уже давно. В тебе есть все, что мне хотелось бы видеть в своей дочери. Я часто пыталась себе представить, какая она – дочь Кэтлин? Я завидовала Кэтлин, ведь у нее родилась дочь, которой не было у меня. Прошу тебя, называй меня Джулией, я буду счастлива.

Элина посмотрела в глаза мадам Ванье. Взгляд этой несчастной женщины так напоминал усталый взгляд ее матери, что девушка просто не смогла отказаться.

– Джулия? – вслух проговорила Элина.

– Мне очень жаль, что твоя мать умерла, – прошептала Джулия. – Мне, правда, очень жаль. Если бы я вовремя рассказала все, она, возможно, была бы жива по сей день.

Элина с жалостью посмотрела на Джулию. Эта женщина, должно быть, уже долгое время живет, неся на себе бремя вины.

– Не думаю, что от этого что-то зависело, – уверенно проговорила Элина. Ей захотелось хоть как-то облегчить страдания этой женщины. Хотя бы ради Рене. Она его единственная и любимая сестра. – Последние несколько лет мама очень сильно болела, – сказала Элина. – Она постоянно тосковала по отцу, так же как и вы. Кто знает? Возможно, новость о том, что у него есть еще одна жена, ускорила бы ее кончину.

– Он очень ее любил, да?

– Он и вас любил, – с горечью сказала Элина. – Иначе не уезжал бы от нас на многие месяцы, чтобы быть с вами. Если бы он не любил вас, то все время жил бы с нами.

На этот раз лицо Джулии было больше задумчивым, чем виноватым.

– Возможно. Кто знает, что произошло бы, если бы твой отец сделал, наконец, выбор. Но он так и не сделал его.

– Нет, не сделал.

– Он любил нас обеих. Каждую по-своему. – Джулия вздохнула. – Но она была его светом. Со мной он оставался лишь для того, чтобы защитить доброе имя своей семьи. Поначалу – наверное, это был юношеский оптимизм – он думал, что можно иметь две семьи, ничем не рискуя.

– А чем он рисковал, если бы не женился на вас? Он на самом деле любил мою маму. Кроме того, она была его первой женой.

– Да, это правда. Перед смертью он в подробностях рассказал мне о том, как и когда они встретились. Он тайно женился на ней во время своей поездки в Сент-Луис. Вернувшись, домой, Филипп вел себя крайне осторожно. Его отец умер незадолго до этого. Он не стал рассказывать своей матери об этом браке. Сначала Филипп приехал ко мне, чтобы расторгнуть нашу помолвку.

– Но вы отказались.

– Конечно, отказалась! Я всегда любила его. Глупенькая! Наивно полагала, что если он женится на мне, то я смогу заставить его полюбить меня. Но что хуже всего – обе наши семьи были на моей стороне. Когда, наконец, он сказал своей матери, что не станет на мне жениться, она пригрозила проклясть его. После смерти мужа она получила полное право распоряжаться наследством Филиппа. Она была дочерью испанского вельможи. Жестокая по природе, мать сумела убедить Филиппа, что имя и честь семьи – самое главное в жизни.

Элина не смогла сдержать колких слов, крутящихся у нее на языке:

– И те богатства, которые отец должен был унаследовать, наверное, оказали решающее действие на его решение.

Лицо Джулии посуровело.

– Как же ты плохо знала своего отца, если можешь так говорить! Неужели ты не понимаешь?! Он слишком сильно любил твою мать, чтобы вынудить ее жить в нищете!

– Но ей это было безразлично! – заплакала Элина.

– Может, и так. Но это было небезразлично ему. Ослушайся ее Филипп, мадам Ванье и вправду оставила бы его без гроша в кармане. С этой женщиной было очень сложно. А ты бы, что сделала на его месте?

– Он мог бы… мог бы развестись с моей матерью, – с болью в голосе проговорила Элина. – И избавил бы, таким образом, нас всех от этого «счастья».

– В то время твоя мама была беременна. Ты хотела бы, чтобы он бросил ее и нерожденного ребенка? Как сказал мне Филипп, из родных у нее никого не было, кроме матери, а к тому времени жить ей уже оставалось недолго. Разве смогла бы Кэтлин вырастить вас одна?

– Значит, ему нужно было остаться с мамой! Бросить и вас, и всю свою семейку с ее дурацкой гордостью! – Элине пришлось признать, что нельзя осуждать отца за его поступок.

И все же, как могла Джулия быть такой понимающей по отношению к нему? Неужели этой женщине не хочется отомстить? Не хочется проклясть своего мужа за то, что он так подло предал ее?!

Внезапно Элина похолодела. Да, Джулии хотелось отомстить. И она сделала это – отказалась верить в то, что у ее мужа была вторая семья.

Словно угадав ее мысли, Джулия проговорила:

– Видишь ли, я тоже хотела возненавидеть его, наказать. Но понимала, что этим ничего не добьюсь. А теперь думаю совсем иначе. То, что сделал твой отец, было наилучшим решением в той ситуации. Наверное, потом он пожалел о своем поступке. Но в тот момент…

– В тот момент он решил плыть по течению. Так было проще всего, – договорила за нее Элина.

– Да. Слишком просто. И в то же время очень тяжело. Перед смертью он сказал, что очень хотел попросить у детей прощения, но, к сожалению, не представилось такой возможности. Он боялся, что ты возненавидишь его. Надеюсь, этого не случилось?

Элина сама не знала, какие чувства питает к отцу. Она не могла оправдать его поступок. Слишком много боли отец причинил ее семье. Она не могла до конца понять его мотивы, потому что все время сравнивала отца с Рене, который отказался от своего прошлого и начал новую жизнь вдали от дома.

И все же Элина любила отца.

– Я не испытываю к нему ненависти, – произнесла она едва слышно.

Джулия тяжело вздохнула:

– А ко мне?

– И к вам тоже. Но почему вы решили рассказать мне правду? И почему именно сегодня?

Джулия покраснела.

– Когда я увидела тебя с Рене, когда поняла, что он воспользовался… воспользовался ситуацией, то уже не смогла продолжать этот маскарад. Это бремя моя совесть не выдержала бы.

– А он тоже… тоже с самого начала знал, кто я? – спросила Элина, затаив дыхание.

– Нет! – заверила ее Джулия. – Иначе он заставил бы меня вести себя более ответственно.

Услышав, что Рене не знает, кто она на самом деле, Элина почувствовала огромное облегчение. Хотя бы в этом он ей не соврал.

– А теперь, – продолжала Джулия, – я собираюсь поступить так, как хотел бы мой брат, знай он правду.

Джулия подошла к комоду. Открыв один из ящиков, достала стопку сложенных пергаментных бумаг, вернулась к Элине и передала ей документы.

– Что это? – спросила Элина, разглядывая бумаги.

– Завещание твоего отца.

Изумленная, Элина замерла, и из глаз ее полились слезы.

Немного успокоившись, она стала читать завещание и была ошеломлена. Отец не только признавал существование двух его семей, но еще и позаботился о них. Поделил свое состояние на две равные части. Половину следовало поровну разделить между двумя его женами, а вторую половину – между тремя детьми.

Значит, он любил их! Элина была счастлива. Он любил их всех и обо всех позаботился.

– Вот видишь? Тебе больше не нужно будет работать на меня, – проговорила Джулия. – Мы соберем все имения, акции, денежные вклады и все остальное, чем владел твой отец. Думаю, каждый из нас получит солидную сумму.

– Да, – согласилась Элина, но тут ей в голову пришла еще одна мысль. – Значит, теперь я смогу при желании вернуться в Миссури, отстроить заново ферму, или выстроить другую, или…

Джулия помрачнела:

– Да, можешь. Если это именно то, чего ты хочешь.

Элина посмотрела на нее с удивлением.

– А вы разве не этого хотите? Вряд ли вам понравится, если я останусь в Новом Орлеане! Ведь мое присутствие будет постоянно напоминать вам о грустном. И если я назовусь своим настоящим именем, пойдут слухи и сплетни. После всех тех неприятностей, через которые пришлось пройти моему отцу, защищая честь и доброе имя своей семьи, я не хочу, чтобы разразился скандал.

– У тебя есть полное право рассказать всему миру правду. А когда Рене обо всем узнает…

– Нет! – воскликнула Элина. И, увидев изумление на лице Джулии, добавила уже более спокойно: – Он не должен узнать об этом от вас.

– Почему? Ведь дураку ясно, что он любит тебя. А когда узнает, что ты вовсе не сестра шулера, а дочь Филиппа…

– В этом-то и дело, – перебила ее Элина. – Он знает об этом.

В ответ на удивленный взгляд Джулии девушка рассказала вес, что случилось с того времени, как они с Алексом покинули Крев-Кёр, вплоть до того момента, как Элина оказалась узницей в доме Бонанжа. Она опустила детали своих отношений с Рене, но по лицу Джулии было видно, что она обо всем догадалась.

– Он знает, кто я такая. Но отказывается верить этому, – закончила Элина, ожидая реакции мадам Ванье на ее слова.

Глаза Джулии блеснули.

– О, дела обстоят гораздо лучше, чем я ожидала! Я думала, Рене никогда не сможет найти женщину, способную его полюбить таким, каков он есть. И сам никогда не сможет влюбиться. Но он все же нашел свою любовь, и я вполне одобряю его выбор!

– Джулия! Я ударила его по голове бутылкой виски! Я назвала ему вымышленное имя, я позволила своему брату украсть у Рене деньги. – Она помолчала и с горечью добавила: – Я обвинила его в убийстве моего брата! Он не любит меня. И, боюсь, никогда не полюбит. Он просто хочет наказать меня за то, что я натворила.

– Но в глазах. Рене я видела вовсе не жажду мести, уверяю тебя! Он рисковал своей жизнью, отправившись в Новый Орлеан, И все ради тебя! Возможно, ты этого не видишь, но мой брат тебя любит! Я всегда узнаю настоящую любовь. Вопрос в том, любишь ли ты его?

Сначала Элина хотела все отрицать, чтобы положить конец этому безумному сватовству, которое затеяла Джулия. Но не смогла.

– Да, – прошептала она. – Люблю.

Джулия улыбнулась:

– Тогда ты должна сказать ему всю правду. И он женится на тебе.

– Неужели вы не понимаете, Джулия? – с мольбой в голосе проговорила Элина. – Если я скажу ему правду, он почувствует себя обязанным жениться на мне. Он все еще боится, что я запятнаю ваше имя.

Джулия нахмурилась:

– Если меня абсолютно это не заботит, то, что ему волноваться?

– Он боится за вас больше, чем вы можете себе представить. Кроме того, даже если я скажу ему правду – что не собираюсь никому открывать наш секрет и никогда не хотела этого, – он мне просто не поверит. Он не доверяет мне. А я не хочу, чтобы Рене женился на мне просто для того, чтобы защитить свою семью.

Джулия была возмущена.

– Но, Элина, ты хочешь от него невозможного, чтобы он женился на тебе, не получив доказательств того, что ты не воровка и не обманщица. Хочешь, чтобы он женился, поверив, что тебя совершенно не интересует его состояние?

– Я поверила ему, когда он сказал, что не убивал Алекса. Я позволила ему… лишить меня невинности. Потому что верила ему! Но теперь я хочу знать, что он действительно любит меня, что я не заблуждаюсь на сей счет. Что мои опасения напрасны!

Джулия вздохнула и прижала Элину к груди.

– Я понимаю, дорогая. И не стану никому рассказывать о твоем происхождении, особенно Рене. Пока не стану. Но в этом случае ты должна остаться у меня и дать Рене шанс доказать тебе свою любовь.

– Я не могу жить у вас вечно.

– Не волнуйся. Надолго ты здесь не задержишься. – Улыбка Джулии вселила в Элину надежду. – Побываешь в обществе Нового Орлеана, присмотришься к людям. Возможно, тебе не захочется уезжать. Я расскажу всем, что ты – далекая родственница Филиппа, его кузина, приехавшая навестить меня. Тогда ты сможешь пользоваться своим настоящим именем. А завтра мы прямо с утра направимся к поверенному и откроем на твое имя счет, чтобы ты могла распоряжаться деньгами твоего отца.

– А что вы скажете Рене? – взволнованно спросила Элина. – Он поинтересуется, с какой это стати вы покровительствуете мне и почему вывели меня в светское общество.

– О да. Мой тупоголовый братец… Не волнуйся. Я придумаю что-нибудь, чтобы не вызвать у него подозрений. – Джулия усмехнулась. – Это будет забавно. Они с Филиппом всегда учили меня, как тратить собственные деньги. Старались защитить и оградить меня, даже когда мне это было совсем не нужно. Что ж, теперь мой братец, наконец, узнает, как это бывает, когда я сама принимаю решения. А поскольку я намерена держать женщину, которая ему нужна, подальше от него, мне будет приятно видеть своего самоуверенного братца в ожидании хоть каких-то изменений. Все это будет в высшей степени занятно!

Франсуа стремительно влетел в холостяцкий дом Паннетра, бросился прямо в спальню Этьена и принялся расталкивать спящего друга.

– Ради Бога, что случилось?! – простонал Этьен. Франсуа принялся мерить шагами комнату.

– Эта сука! Ты думал, что избавился от нее! А она направилась прямиком в дом маман и работает там служанкой!

– И что? По крайней мере, мы отвадили ее от Рене.

– Вовсе нет! Он застал нас, когда я пытался выдворить ее оттуда.

Этьен вздохнул:

– А ведь я тебя предупреждал, что говорить с ней бесполезно. Такие, как она, понимают только силу.

– Я предлагал ей деньги, но она отказалась.

– Зачем ей какая-то незначительная сумма, когда любовничек полностью ее содержит? Уверен, что очень скоро она к нему вернется. И если расскажет ему, что я о нем говорил…

Франсуа в ярости стукнул кулаком по стене.

– Но ты же не назвал ей своего имени?

– Нет, конечно. Однако стоит ей описать меня, как он сразу все поймет!

– Черт побери! Надо срочно увести ее от него. Но как?!

– Ты опоздал. Остается лишь надеяться, что Рене не заподозрит, почему ты хочешь от нее избавиться. При сложившихся обстоятельствах тебе лучше всего лечь на дно хотя бы на несколько дней.

Франсуа кивнул:

– Спрячемся на недельку-другую и, если к тому времени не начнется расследование убийства ее брата, вернемся и найдем какой-нибудь способ вырвать эту девку из объятий дядюшки Рене.

– Мне тоже лечь на дно?

– А ты предпочитаешь остаться и держать ответ перед Бонанжем за свой разговор с Элиной?

Этьен нахмурился:

– Нет, конечно. А как же Алсид?

– Пусть остается. Он ничего не знает – кроме того, что случилось в ночь убийства. Чем меньше ему известно, тем меньше он сможет рассказать, если его вдруг спросят. А про убийство Рене может спросить лишь в том случае, если найдет против нас какие-нибудь доказательства. Так что пусть Алсид остается. К тому же, если мы все уедем, у дяди это вызовет подозрения.

– Точно, – сказал Этьен, слез с кровати и стал одеваться. – Что ж, давай поедем куда-нибудь, где можно повеселиться. У меня есть один друг в Натчезе.

Возможно, все не так уж и плохо, размышлял Франсуа. Элина и Рене будут так заняты выяснением отношений, что попросту забудут о нем. Тем более что их с Этьеном не будет в городе. А через несколько дней гнев Рене поутихнет, ведь все это время шлюшка будет его ублажать.

И тогда Франсуа нанесет удар, на этот раз его проклятая сводная сестра узнает, каково это – перейти дорогу Франсуа Ванье.

Глава 21

Лучше плакать в обществе мудрых, чем смеяться среди дураков.

Испанская пословица.

Рене не мог сдержать возбуждения, когда направлялся к ферме своей сестры.

«Ты ведешь себя как одурманенный глупец!» – говорил он себе. Рене уже смирился с тем, что мысли об Элине не дают ему покоя ни днем, ни ночью, что он хочет всегда быть рядом с ней, чего бы это ему ни стоило. Теперь дело оставалось за малым – убедить в этом Элину.

Рене вспомнил, как Франсуа поднял на нее руку.

«Я разыщу этого негодяя, – пробормотал он себе под нос, – и заставлю горько пожалеть о том, что он вообще прикоснулся к ней».

На этот раз его племянник зашел слишком далеко. Но почему? Рене терялся в догадках. Никогда прежде Франсуа не был так озабочен благополучием своей матери. Он скорее сообщил бы Рене, где скрывается девушка, чем попробовал избавиться от нее. Заверения Франсуа, что он просто пытался защитить дядю и мать, были лживыми.

И все же что побудило Франсуа поступить подобным образом?

Тут Рене вспомнил, как странно вел себя племянник, впервые увидев Элину. Он старался убедить девушку в том, что ее брата убил Рене. Зачем? Складывалось впечатление, что Элина могла ему чем-то навредить.

И вдруг кровь в жилах Рене похолодела. А вдруг Элина рассказала Франсуа ту же историю, что и ему, Рене? Убедила его, что имеет право на какую-то часть наследства Филиппа? Франсуа решил действовать так, чтобы она никому больше не рассказала об этом. Возможно, Элина и Джулии поведала свою историю, и она стала покровительствовать девушке, опасаясь, как бы Элина не распространила свои бредни по всему городу.

И если его предположения верны, значит, Элина действительно порочна. Но в глубине души Рене отказывался в это верить. Она состряпала эту историю, охваченная гневом, мучимая жаждой мести. Однако Рене не сомневался, что она больше не стремится мстить. И не верит в то, что Бонанж каким-то образом причастен к убийству Уоллеса. Однако основания подозревать его у нее есть. Ведь настоящего убийцу не нашли, и она могла подумать, что…

Ну, конечно же! Настоящий убийца! А что, если настоящий убийца – не какой-то там незнакомец? Что, если Уоллеса убил кто-то вспыльчивый, кто всегда убивает в гневе. Кто-то, похожий на… Франсуа.

Рене сощурился. Этим и объясняется странное поведение Франсуа. Рене постарался в подробностях вспомнить все свои встречи с племянником после убийства Уоллеса. У Франсуа было железное алиби, свидетельства его друзей, таких же лживых и изворотливых, как сам Франсуа. Со все возрастающим гневом Рене припомнил, как Франсуа распространялся о том, что это его дядя дрался на дуэли, хотя Рене просил его не говорить об этом.

– Черт бы его побрал! – Рене пришпорил коня. Теперь все стало на свои места, Александр попробовал свои трюки на Франсуа, и это ему не удалось. Франсуа в гневе застрелил его. И как всегда, племянничек оказался слишком трусливым, чтобы нести ответственность за содеянное.

И когда в убийстве Уоллеса стали обвинять Рене, Франсуа это было на руку.

Однако все это лишь предположения. Любой судья тут же потребует доказательства. Вряд ли Франсуа встретил Алекса в тот же день, что и Рене. Однако Бонанж не сомневался, что его предположение имеет под собой вполне серьезные основания. Но где взять доказательства? К сожалению, Франсуа сбежал из города сразу после того случая с Элиной. Даже его слуги не знали, куда он отправился.

Но не обязательно расспрашивать Франсуа. Ему просто нужно навестить Этьена и Алсида. А еще лучше только Алсида. Он намного слабее Этьена, и стоит Рене легонько пригрозить, как Алсид тут же выложит все, что ему известно.

У конюшни Рене резко натянул поводья и осадил коня, ему не терпелось увидеться с Элиной. Теперь, по крайней мере, он может назвать ей предполагаемого убийцу ее брата. И если она перестанет подозревать Рене, у Бонанжа появится шанс помириться с ней.

В этом случае Элина, возможно, решит отомстить. Так что лучше не говорить ей о Франсуа, пока нет доказательств его виновности. Если она снова встретится с Франсуа, негодяй может расправиться с ней так же, как с ее братом.

К тому же Рене не мог не думать о Джулии. Если Рене удастся доказать, что Франсуа хладнокровно убил брата Элины, ему придется сообщить об этом сестре. И что тогда? Потребует ли Элина полной сатисфакции? Рене охватило горькое разочарование, когда он понял, в какое безвыходное положение поставил их его племянник.

Пока он будет держать свои подозрения в секрете и попытается найти Франсуа. Рене должен убедиться, что тот больше не собирается причинять вреда Элине. Но прежде чем отправиться на поиски Франсуа, надо поговорить с Элиной, высказать ей свои предположения и послушать, что она скажет.

Рене спешился, прихватил свернутый в трубочку холст, который был привязан к седлу, и быстро зашагал к дому. Поприветствовавший его раб сообщил, что Джулия на кухне.

Казалось, Джулия нисколько не удивлена неожиданным приходом Рене.

– Доброе утро, – приветствовала она брата. – Полагаю, ты приехал повидать Элину?

– А может быть, я решил навестить тебя?

– Возможно, но это не так. – В другой ситуации он рассмеялся бы над ее замечанием, но сейчас был слишком озабочен тем, чтобы найти Элину.

– Ты права, – сказал он. – Я приехал за Элиной.

– А если она не хочет тебя видеть? Он с трудом сдержал гнев.

– Вот уж не думал, что собственная сестра будет скрывать от меня мою любовницу! Если честно, мне и в голову не могло прийти, что вы с ней окажетесь под одной крышей!

– Она не твоя любовница, – серьезно сказала Джулия.

– Я знаю, потому она не хочет называться любовницей. Но факты – упрямая вещь.

В глазах Джулии вспыхнула ярость.

– Не могу поверить, что мой брат может быть столь грубым и бесчувственным! Неужели ты не видишь, что она – благородная девушка, тонкая и впечатлительная? Если ты будешь обращаться с ней, как с какой-то… какой-то потаскушкой, она попросту сломается. Не сейчас, так позже. И что ты в результате получишь?

Слова Джулии расстроили Рене.

– Можно подумать, что она – сама невинность! – проговорил он. – А ведь она лгунья! Ты знаешь, что она натворила и все же защищаешь ее! Почему, Джулия?

Джулия хотела что-то сказать, но, видимо, передумала. А когда заговорила, Рене подумал, что она говорит совсем не то, что хотела.

– В отличие от тебя, – с чувством собственного достоинства произнесла она, – я признаю, что люди иногда совершают те или иные поступки, чтобы выжить. Я знаю, в каких обстоятельствах оказались Элина и ее брат. Как они встретились с тобой. Если быть честной, милый мой братец, мне очень жаль ее. Я знаю, каким прямодушным и целеустремленным ты можешь быть, когда тебе причинили зло. И не виню ее за то, что она пыталась защитить от тебя своего брата.

При этих словах Рене не удержался:

– Бог мой, Джулия! Ушам своим не верю! Я знаю, ты непременно приютишь у себя сироту или бездомного, но помогать лживой воровке и обманщице?! Это уж слишком!

– Ты утверждаешь, что она – лживая? Но где доказательства?

– Ты и представить себе не можешь, на что она способна, – проговорил Рене.

– Возможно, ты и прав, – резко ответила она. – Но я знаю, что когда она приехала сюда, то была утомлена и напугана. Она даже не хотела оставаться. Я ее заставила. И не жалею об этом, потому что мне очень нравится проводить время в ее компании. Мне было так одиноко, Рене, после смерти Филиппа. Франсуа почти не бывает здесь, ты занят плантацией…

Рене нахмурился, и Джулия взяла его руку в свои.

– Я понимаю, – прошептала она. – Правда, понимаю. – Она вздохнула. – Но иногда мне нужно кому-нибудь излить душу. А она такая… такая… она мне как сестра, даже как дочь. Мне все равно, что она натворила в прошлом. Элина очень милая девушка, и я не хочу, чтобы она пострадала лишь потому, что ты необуздан в своих желаниях!

От столь несвойственной его сестре прямоты Рене напрягся.

– И каковы же твои планы на будущее? – резко спросил он. – Как долго ты собираешься поддерживать свою новую компаньонку?

Он тут же пожалел о сказанном, увидев, как больно ранили его слова сестру.

Она уставилась на свои руки.

– Элина хочет уехать из Нового Орлеана, как только… накопит достаточно денег для этого.

– Но это же глупо! – взорвался он. – Она не может уехать! Я этого не допущу! Единственное место, куда она отправится, – это Кур-де-Сипре!

Джулия все еще избегала смотреть ему в глаза.

– Она имеет право ехать, куда ей захочется, – осмелилась возразить она.

– А я имею право не отпустить ее. Где она? Я должен поговорить с ней, объяснить, до чего абсурдны ее планы! Где она, Джулия?

– У реки. Делает наброски. Ты знал, что она художница?..

Рене быстро вышел из кухни.

Он нашел Элину у самой реки. Она сидела на краешке каменной скамьи возле одинокого дерева, глядя прямо перед собой. На коленях у нее лежал блокнот. Бонанж с трудом удержался, чтобы не подбежать к ней и не заключить в объятия.

– Добрый день, милые глазки, – мягко сказал он, подходя к ней.

Она удивленно посмотрела на него.

– Я кое-что привез тебе, – сказал он. Рене развернул холст, который держал под мышкой, и положил его ей на колени.

Несколько минут Элина молча рассматривала незаконченный портрет.

– Я надеялся, что ты дорисуешь его для меня, – произнес Рене. – Но ты убежала.

Услышав в его голосе упрек, Элина невольно вздрогнула.

– Я не хотела убегать, – пробормотала она, проводя пальцем по портрету, – но у меня не было другого выхода.

Рене так хотелось расцеловать ее, чтобы она забыла обо всех своих обидах. Но он лишь поиграл с ее локоном, выбившимся из тугого пучка на затылке. И с удовольствием заметил, что это легкое прикосновение заставило Элину покраснеть.

– Почему ты уехала? – спросил он. – Когда ты в первый раз покинула мою постель, я мог бы поклясться, что ты была довольна. Но когда вернулась с прогулки, то была раздражена и раздосадована. Почему?

Он стал ласкать пальцами ее шею, и Элина затаила дыхание.

– Во время прогулки я встретила одного из твоих друзей, который шатался вокруг Кур-де-Сипре. Видимо, искал тебя. Он сказал, что хочет посмотреть на любовницу, о которой ты так много рассказывал. Он говорил… такие вещи, что я… почувствовала себя грязной, низкой. И не смогла вынести этого. Пойми, я не могу быть для тебя такой женщиной, Рене! Это выше моих сил.

Кто же мог наговорить ей столько лжи?

– Я и не хочу, чтобы ты была такой женщиной, и никогда не думал о тебе так. И никогда никому о тебе не рассказывал. Кто-то оклеветал меня. Разумеется, не мой друг.

Она долго смотрела на него, и вдруг лицо ее прояснилось. Должно быть, она поверила ему.

– Если это был не друг, тогда кто?

– Не знаю. А как он выглядел?

Она описала мужчину, который, несомненно, был креолом, но со светлыми волосами. Он понял, что речь идет о дружке Франсуа – Этьене Паннетра.

Несомненно, это был он. Рене пришел в ярость. И тут не обошлось без Франсуа. Ему было не выгодно, чтобы Элина подтолкнула Рене на поиски истинного убийцы ее брата! А разве можно было избавиться от Элины и ее вопросов, не оболгав Рене?

– Кто же все-таки это был? – снова спросила она.

– Друг Франсуа, – машинально ответил Рене, обдумывая, что станет делать, когда доберется до Этьена.

– Друг Франсуа? – растерянно проговорила она. – Значит, Франсуа… Но зачем? За что он так ненавидит меня? Ты знаешь, что он предлагал мне деньги, чтобы я покинула Новый Орлеан?

– Когда?!

– Два дня назад, как раз тогда, когда ты нас видел. Я отказалась.

– И из-за этого он хотел ударить тебя? – вырвалось у Рене.

– Да. Он сказал, что не хочет, чтобы я жила под одной крышей с Джу… э… с мадам Ванье. – Помолчав, она добавила с ноткой отчаяния в голосе: – Поэтому ты не хочешь, чтобы я жила здесь? Чтобы «такая женщина», как я, не оскверняла дом твоей сестры?

– Нет! – поспешно заверил он ее, мгновенно забыв о Франсуа и Этьене. – Нет! – повторил он, подойдя к ней вплотную.

Взяв Элину за руки, он поднял ее со скамейки, и портрет упал на землю. Но никто из них не обратил на это внимания.

– Тебе здесь не место, – прошептал он, сжимая ее руки, – потому что ты должна быть там, где я.

Она гордо вскинула голову.

– Хочешь сказать, что я гожусь тебе в любовницы, но не в компаньонки твоей сестре?

– Бог мой, Элина, ты же знаешь, что я так не думаю! Я хочу, чтобы ты была моей компаньонкой. Хочу быть рядом с тобой каждый день, каждый час. Хочу заниматься с тобой любовью, чтобы ты каждую ночь сбрасывала с меня одежду, снова становясь той страстной и чувственной женщиной, с которой я занимался любовью неделю назад.

Щеки Элины залились румянцем, глаза расширились от удивления. Он прижал ее к себе, отбросив ногой лежащий между ними холст.

– Я хочу, чтобы мы принадлежали друг другу. Я так соскучился по тебе. По твоим ласкам. Поедем со мной. Прямо сейчас.

Он ласкал Элину, покрывал поцелуями ее лицо и шею, и она отвечала на его ласки с такой же страстью.

Освободив ее от одежды, он вошел в нее. Природа соединила их воедино, их обнаженные тела сплелись на цветочном ложе, слились в страстном всепоглощающем порыве и вознеслись к вершине блаженства…

Какое-то время они не произносили ни слова. Первым нарушил молчание Рене:

– Поедем ко мне. Я сделаю тебя счастливой. Ты никогда не пожалеешь о том, что стала моей возлюбленной.

Она содрогнулась, как будто его слова причинили ей нестерпимую боль.

– Но одно ты все же отказываешься мне подарить. – Она машинально поправила юбки и отвернулась от него.

Он потянулся к ней, но она оттолкнула его руку и поднялась. Эта внезапная перемена в ее настроении взбесила его.

– И что же это? – гневно спросил он, вскакивая на ноги и натягивая брюки. – Мое наследство? Или ты жаждешь моего имени? Думаешь, я должен сделать тебя своей женой, да?!

По тому, как побледнело ее лицо, Рене догадался, что его язвительный тон задел ее за живое.

– Нет, нет, – проговорила она. – Я знаю свое место. Я не достойна быть женой богатого креольского плантатора. Тебе нужно завоевать положение в обществе Нового Орлеана, а для этого ты должен жениться на девушке своего круга.

– И конечно, твое стремление всецело завладеть мной совершенно невинно. И никак не связано с тем, что в данный момент ты – нищая.

Он тут же пожалел о своих словах. На ее лице отразилось страдание.

– Даже если бы ты попросил, я не вышла бы за тебя замуж, – равнодушно проговорила она. – Зачем мне быть женой человека, считающего меня лгуньей, воровкой и интриганкой? Я почему-то забыла об этом, но впредь буду помнить.

Когда она повернулась, чтобы уйти, он схватил ее за руку.

– Ты требуешь от меня слишком многого, Элина! Хочешь, чтобы я разрушил свою семью, женившись на той, которой, может, и доверять-то нельзя!

Она с горечью рассмеялась:

– Мне ничего от тебя не нужно. Об одном прошу. Оставь меня в покое. Что касается твоей сестры, то она не разделяет твоего мнения по этому вопросу, как тебе, должно быть, известно. В глубине души ты прекрасно знаешь, что я никогда не причиню зла Джулии. Всему виной твоя гордость, твоя мерзкая гордость! Она не дает тебе действовать так, как того требуют твои чувства.

Она устремила на него взгляд, полный страдания.

– И еще, – продолжала она. – Может, все это время я лгала самой себе и на самом деле у тебя нет ко мне никаких чувств? Возможно, друг Франсуа был прав и ты просто развлекался со мной? В этом все дело? Ты злишься из-за того, что твоя игрушка вдруг от тебя ускользнула?

– Ты сама все знаешь. То же самое я мог бы спросить у тебя. Ты отказалась быть моей любовницей, но стать женой согласна. Что же я должен думать о твоих чувствах ко мне?

– Я слишком сильно люблю тебя, чтобы стать просто игрушкой в твоих руках. Видимо, на мне лежит проклятие: я полюбила мужчину, у которого нет сердца!

Элина подхватила юбки и побежала к дому, а Рене так и остался стоять у дерева, открыв от изумления рот.

– Черт тебя побери, милые глазки! – крикнул он ей вслед. – Черт тебя побери!

Глава 22

Каждый верит в своих друзей, но лишь до тех пор, пока не представится случай испытать их.

Креольская пословица.

Она любит его! Потрясенный до глубины души, Рене смотрел ей вслед. Он так долго жаждал ее любви, хотя и не признавался в этом даже самому себе. Он хотел окликнуть, но не мог. Слишком много было между ними неясностей, слишком много лжи и недомолвок.

Но было ли все это ложью? А если Элина говорит правду? Рене тихо выругался. Как узнать, действительно ли она – дочь Филиппа или просто хорошая актриса?

Чем больше Рене углублялся в подробности смерти Алекса, тем больше сомневался: а правильно ли он оценил Элину с самого начала? И все же, чтобы полностью убедиться в ее невиновности, Рене нужно было найти ответы на многие вопросы. Если бы Франсуа убил Александра за шулерство, он не стал бы уходить в тень. С какой стати? При таких обстоятельствах никто и не подумал бы призывать его к ответственности. И это странное совпадение – Франсуа встретился с Алексом в тот же день, что и сам Рене, – до сих пор не давало ему покоя. Он всерьез задумался, какое всему этому может быть объяснение.

А что, если Алекс и вправду сын Филиппа? Что, если он каким-то образом узнал о существовании Франсуа и пошел с ним на встречу, чтобы собственными глазами увидеть прямое доказательство предательства своего отца?

И если Алекс выложил Франсуа всю правду, тот, очевидно, решил принять меры. Франсуа никогда не позволил бы, чтобы состояние отца уплыло у него из рук. Даже малая часть его.

Если все так и происходило, как предполагал Рене, тогда история Элины могла быть правдивой и даже логичной. И конечно, это означало, что Франсуа хладнокровно убил своего сводного брата.

Вот главный вопрос, на который нужно найти ответ.

Убил ли Франсуа Алекса, чтобы тот никому не рассказал правды? И если да, то, что он собирался сделать с Элиной? И Рене решил, во что бы то ни стало найти племянника.

Он быстрыми шагами направился к конюшне. Но в Кур-де-Сипре не поехал, а отправился прямиком в холостяцкий дом братьев Паннетра. Настало время узнать правду о смерти Алекса, а узнать ее он мог только у Этьена и Алсида.

Сейчас Рене было крайне важно выяснить, лжет ли Элина насчет своего происхождения или нет. Особенно это взволновало его после ее недавнего заявления. Он не хотел больше верить в то, что все ее слова – ложь. В этом случае ее признание в любви тоже оказалось бы лживым, а это было бы для Рене подобно выстрелу в сердце. Ведь он ее безумно любил.

Теперь Рене это знал. Он понял это в тот самый момент, когда она сбежала из его дома, но до сих пор отказывался признавать это. Как бы то ни было, в эту последнюю неделю он понял, что не может жить без нее. Однако он не может жениться на Элине, не зная, кто она на самом деле. Не должен. Ведь ему нужно думать не только о себе, но и о Джулии и о ее репутации. Она не может потерять положение в обществе, ведь у нее больше нет мужа, который защитил бы ее. И если Элина говорит правду, если она действительно дочь Филиппа, благополучие Джулии может оказаться под угрозой. Однако Элина должна занять то место, которого заслуживает по праву. Поэтому Рене не может рисковать.

И все же… Когда он представлял себе, как танцует с ней на одном из многочисленных светских балов, как она рисует его портрет и на ее руках не меньше краски, чем на самом рисунке; как ее живот округляется и тяжелеет от его ребенка, он начинал верить, что ничто больше не имеет значения.

«Какая ирония судьбы, что она все же осуществила свою месть», – подумал он. Сумела отыскать слабое место в его броне и воткнула в него нож. И этим слабым местом оказалось сердце.

Подойдя к дому Паннетра, Рене поклялся себе непременно узнать всю правду.

Он заколотил в дверь, не замечая, сколько при этом производит шума.

Дверь открыл раб по имени Джин, Рене знал его, потому что сестра Джина работала в Кур-де-Сипре.

– Я хочу поговорить с Этьеном или Алсидом, – объявил Рене.

Джин с опаской оглядел гостя.

– Мастера Этьена нет дома, он уехал по делам.

– А Алсид?

Джин заметно разволновался.

– Он нездоров.

– Если он еще не при смерти, то я хочу поговорить с ним, – требовательно проговорил Рене.

Чернокожий слуга застыл у порога, не осмеливаясь смотреть Рене в глаза. Бонанж не тронулся с места. Так как сестра Джина работала на Рене, Джин старался не перечить ему.

– Сэр, приходите позднее, – пробормотал Джин, нервно теребя пальцы. – Я не могу пустить вас. Мастер лежит больной в постели, и приказал не беспокоить его. Я не могу ослушаться приказа.

– Прекрасно, – проговорил Рене, отталкивая слугу плечом и проходя в дом.

Рене быстро зашагал по направлению к комнате Алсида. Джин не отставал ни на шаг, уговаривая Рене вернуться. Однако Рене не обращал на него внимания.

Он потратил всего несколько минут на то, чтобы отыскать спальни. Рене миновал главную дверь, решив, что это спальня хозяина и ее, должно быть, занимает Этьен. Пройдя еще несколько шагов, Рене остановился у второй двери.

Услышав из-за двери стоны, он, не задумываясь, распахнул ее и ворвался внутрь.

То, что он увидел, заставило его похолодеть от ужаса.

Девушка, чье тело страстно сплелось с телом Алсида, тут же зарылась лицом в простыню, но Рене узнал ее.

– Мария, – нарочито нежным голосом произнес Рене. – Я думаю, тебе лучше взять свои вещи и уйти. Мне нужно поговорить с твоим братом.

Лицо Алсида покрылось красными пятнам. Он резко сел в постели и натянул на себя и свою сестру покрывало.

– Убирайся! – закричал он. – Тебе нечего здесь делать! Джин! Почему ты не исполняешь моих приказаний? Вышвырни отсюда Бонанжа немедленно!

Стоящий позади Рене Джин начал медленно пятиться.

– Джин! – еще раз прокричал Алсид.

Затем посмотрел на Рене и, увидев на его губах усмешку, повернулся к своей сестре.

– Иди, – прошептал он. – Возьми одежду и иди. Несколько секунд Мария колебалась, переводя взгляд с Рене на Алсида. Тогда Алсид толкнул ее, и девушка, обернувшись покрывалом, мгновенно выскочила из комнаты.

– Что тебе надо? – спросил Алсид, спустившись с кровати и собирая по комнате свои вещи.

– Ищу своего племянника.

– Франсуа? Я не знаю, где он.

– А твой брат? Алсид пожал плечами:

– Кто знает? Они уехали из города вместе. А тебе-то какое до них дело?

Беспечность Алсида взбесила Рене.

– Франсуа кое-кого убил, и, возможно, здесь не обошлось без тебя и твоего брата, – прямо сказал он. Алсид испуганно вскинул голову, и это доставило Рене ни с чем не сравнимое удовольствие. – Я подумал, что ты знаешь, зачем он убил Александра Уоллеса. И расскажешь об этом мне.

Алсид побледнел, но быстро взял себя в руки.

– Этот… этот Уоллес… – проговорил он. – Я не слышал, чтобы Франсуа убивал кого-то по имени Уоллес. А кто он?

Глядя на стоящего перед ним упрямого глупца, Рене с трудом сдерживался, чтобы не сорваться.

– Должен напомнить тебе, Алсид, что нареченный твоей сестры – мой добрый знакомый. Не думаю, что он будет счастлив узнать, каким образом ты готовишь для него его возлюбленную Марию.

Этих слов было достаточно, чтобы привести Алсида в замешательство.

– Он… он н-не поверит тебе! – запинаясь, пробормотал он.

– Еще как поверит. Я никогда ему не лгал.

– Ты не можешь поступить так с Марией! – В его голосе звучала мольба. – Ей нужно выйти за него замуж! Нам просто необходимо его состояние!

Рене вдруг стало жаль жениха Марии.

– Что ты знаешь об убийстве Уоллеса? – холодно проговорил он.

Лицо Алсида исказилось от страха.

– Мой брат он убьет меня, если я что-нибудь расскажу.

– А если ты этого не сделаешь, тебя убьет нареченный Марии.

Алсид гневно топнул ногой.

– Черт, Рене! Это ведь был всего лишь жалкий шулер! Почему тебя так волнует его судьба?

– Меня обвиняли в его убийстве. Ты разве не знал? Алсид вскочил и принялся мерить шагами комнату.

– Но тебе не грозила тюрьма.

– При таких обстоятельствах Франсуа она тоже не грозила. Если только он и вправду поймал Александра за шулерством. У Франсуа были еще какие-нибудь причины для убийства? Не может быть, что вы втроем решили расправиться с бедолагой просто интереса ради.

Рене не особо надеялся вытянуть, таким образом, правду из Алсида, однако, к его удивлению, эти слова возымели должное действие.

– Все было совсем не так! – проболтался Алсид. – Мы с Этьеном вообще никакого участия в этом не принимали. Нас даже рядом не было!

– Значит, Франсуа убил Уоллеса в одиночку?

– Я… я не могу ничего больше сказать, – пробормотал Алсид, отворачиваясь от Рене.

Бонанж схватил Алсида за руку и рывком повернул лицом к себе.

– Ты расскажешь мне, что произошло, Алсид, или я выбью из тебя признание!

Алсид в ужасе округлил глаза.

– Нас с Этьеном в этот момент не было в комнате! Мы вообще ни при чем!

Рене опустил руку и удивленно уставился на Алсида.

– А почему вас не было в комнате? Если вы с Франсуа играли в карты, и Алекс пытался вас одурачить…

Алсид молчал. Рене подозрительно сощурился.

Если только… если только все это вообще не имело отношения к игре в карты. Если Элина не лгала, говоря, что в тот вечер Александр ушел вовсе не для того, чтобы играть в карты. Рене схватил Алсида за плечи и резким движением прижал к стене.

– Вы играли с ним с карты в ту ночь? Отвечай!

– Н-нет…

– Что произошло? Рассказывай!

– Отпусти м-меня, – прохрипел Алсид. – Я все тебе расскажу.

Рене убрал руки, и Алсид сполз вниз по стене.

– Мы не виноваты, – прошептал он. – Мы ни при чем. Этот человек – Уоллес – сказал, что хочет поговорить с Франсуа наедине.

– Зачем?

– Он не говорил.

Рене нахмурился. Уоллес мог обсуждать с Франсуа только их общего отца.

– И что потом? – требовательно спросил он.

– Мы с Этьеном вышли, а этот Уоллес запер дверь. Когда мы вернулись, то услышали выстрел, а через несколько секунд – еще один. После этого Франсуа открыл дверь и впустил нас внутрь. Уоллес лежал на полу мертвый.

Кровь застыла в жилах Рене.

– Как Франсуа объяснил вам это убийство?

– Он сказал, что Уоллес вообразил, будто бы отец Франсуа – Филипп – нанес ему смертельную обиду. Сказал, что Уоллес набросился на него, и ему пришлось выстрелить. Это правда! У Уоллеса был пистолет, он лежал рядом с ним на полу. Видимо, он выстрелил в Франсуа, а тот просто выстрелил в ответ.

– То есть один выстрел был из пистолета Уоллеса? Алсид подумал с минуту.

– Не знаю, – ответил он, наконец, – мы не спрашивали Франсуа. Мы были озабочены тем, как бы поскорее смыться и куда девать тело.

Но Рене не нужен был ответ. Пистолет, который нашли рядом с Уоллесом, принадлежал Рене, и все патроны в нем были на месте. Значит, Франсуа дважды выстрелил в Уоллеса «защищаясь», в то время как его противник не выстрелил ни разу.

Теперь у Рене не оставалось вопросов. Пока Элина в гостиной ждала возвращения Алекса с отцом, Франсуа Ванье убил своего сводного брата.

Элина неторопливо сделала еще один мазок на лежащем перед ней портрете, недовольная результатом.

– А что ты собираешься делать с ним, когда закончишь? – спросила Джулия, подойдя сзади.

Элина подскочила от неожиданности, из ее груди вырвался протяжный вздох.

– Простите. Я не слышала, как вы зашли.

– Так что все-таки ты собираешься с ним сделать? – повторила Джулия свой вопрос.

Элина с тоской уставилась на холст.

– Не знаю.

– Ты мне так и не рассказала, почему вдруг начала рисовать портрет Рене, дорогая. И зачем он привез тебе этот неоконченный рисунок?

Элина невесело улыбнулась:

– Кто знает, зачем он его привез? Наверное, чтобы еще больше помучить меня. Этот портрет был частью сделки, которую мы с ним заключили. Он купил мне карандаши, краски и другие рисовальные принадлежности, а я в обмен должна была нарисовать его портрет. Он хотел подарить его вам.

– Правда? – с сарказмом в голосе спросила Джулия. Печальная улыбка Элины заставила и Джулию улыбнуться.

– Нет. Я думаю, это был один из способов держать меня рядом с собой.

– Мой брат – просто глупец. Лучший способ удержать тебя рядом – это жениться на тебе. Неужели он этого не понимает?

Улыбка сбежала с лица Элины.

– Он никогда на мне не женится, Джулия. Впрочем, я не уверена, что хочу этого; Он тиран по своей природе.

– Понятно. Но ведь не все мужчины таковы? Твой отец, например.

Элина нахмурилась:

– Рене совсем другой. Он никогда не сделал бы того, на что решился мой отец.

– Разумеется, нет. Я любила твоего отца всем сердцем и знаю, что он очень считался с мнением общества. Дома частенько жаловался на узость и ограниченность его приятелей-креолов. Однако на людях…

– С нами он был таким же.

Джулия положила руку на плечо девушки.

– Всему свое время, дорогая. В конечном счете, боль ослабевает, хотя не исчезает до конца. И все-таки не нужно подходить ко всем мужчинам с одной меркой. Рене, конечно, гордый и упрямый, но он тебя любит. Я это знаю.

– Он… он целую неделю не приезжал сюда… после того дня.

Джулия помрачнела:

– Я знаю. Но дома его нет. Я на днях ездила в Кур-де-Сипре. Луи сказал, что он куда-то уехал.

Элина прикусила губу, с трудом сдерживая слезы.

– Послушай, – прошептала Джулия, прекрасно понимая состояние Элины. – Если ты и дальше будешь сидеть над этим портретом, у тебя не поднимется настроение. А я знаю один замечательный способ развеселить тебя.

– К-какой?

– Завтра Ривьера устраивают у себя небольшой званый ужин с танцами. Думаю, там соберутся мужчины из самых знатных семей нашего города. Меня пригласили туда давным-давно, и я уверена, что они будут рады, если я приведу с собой свою дорогую гостью – кузину Филиппа.

Элина готова была стонать от отчаяния. Ей совсем не хотелось танцевать. Ей вообще хотелось держаться подальше от мужчин. Ей надо было привести в порядок свои мысли, решить, что же делать дальше.

– Не знаю, стоит ли…

– Глупости! Это как раз то, что тебе нужно. Ведь ты – юная привлекательная женщина. Забудь хоть ненадолго о своем прошлом. Попытайся начать жизнь заново.

– А вы не боитесь, что…

– Что ты дашь повод для светских сплетен? Нет. Я считаю тебя вполне разумной. Когда мы с тобой впервые встретились, ты не рассказала правду даже мне. Так с какой стати будешь рассказывать об этом кому-то постороннему?

– Вы же знаете, что я никогда этого не сделаю! – сорвалась на крик Элина.

– Не сомневаюсь в этом. Элина решила сменить тактику:

– А что я надену?

На губах Джулии заиграла лукавая улыбка.

– Но ведь мой брат уже сшил для тебя несколько платьев, разве нет?

– Джулия!

– Я же говорю, что ходила к нему домой. Луи дал мне несколько платьев, которые Рене приказал для тебя сшить. По крайней мере, три из них вполне сойдут за бальные.

Элина поморщилась:

– Я их не надену.

– Почему? Если хочешь, можешь сама заплатить портнихе, и пусть Рене гадает – кто оплатил счета?

Элина невольно улыбнулась. Это позволило бы ей чувствовать себя не любовницей, а вполне самостоятельной женщиной. К тому же ей будет приятно надеть такое великолепное платье.

Но это вовсе не означало, что ей хотелось поехать на бал.

Элина начала искать новые отговорки. Не задумываясь, она выпалила:

– А как же Франсуа? Что он скажет, когда я приеду на бал под видом кузины Филиппа? Он ведь еще не знает правды?

Джулия посерьезнела. Она отвернулась и принялась изучать расположившийся позади них белый особняк – прекрасный и величественный.

– Нет, – наконец сказала она. – Я ему еще не говорила. Он не приходил домой. И вообще куда-то пропал. Он частенько исчезает на несколько дней, не говоря мне ни слова, но на этот раз… – Она помолчала и вздохнула: – Я не знаю, когда он вернется. Но не стану обманывать тебя, Элина. Узнав правду, он не обрадуется. Вряд ли ему захочется делить с кем-то наследство Филиппа.

Элина хорошо себе представляла реакцию Франсуа, когда он узнает, что женщина, от которой он так старался избавиться, – его сестра. Он ненавидел ее, хотя и не знал, кто она такая на самом деле.

Он сказал, что беспокоится о матери и дядюшке. Но однажды Элина была свидетельницей того, как он издевался над своим дядей. Да и к матери относился весьма прохладно.

– Иногда меня удивляет поведение Франсуа, – нарушила Джулия размышления Элины. – Быть может, он уже догадался, кто ты такая. И именно поэтому желает, чтобы ты уехала. Мог Рене рассказать ему твою историю?

Элина покачала головой. Франсуа вел себя так, как будто все знал, но ни словом не обмолвился об этом, когда Рене был рядом. Элина помнила тот день, когда впервые повстречалась с ним – он как-то странно на нее смотрел, забросал вопросами. Девушка никак не могла избавиться от ощущения, что он знает гораздо больше, чем говорит.

Но откуда, если Рене ему ничего не рассказывал? Если только…

Если только Франсуа не встретил ее брата.

Сердце Элины учащенно забилось.

Что, если в ту ночь, когда Алекс ушел на поиски отца, он услышал о Франсуа, встретился с ним и…

Девушка похолодела. Что, если встретились два брата, оба вооруженные, каждый претендовал на наследство и у обоих были все основания ненавидеть друг друга?

– Что с тобой? – спросила Джулия, вглядываясь в лицо Элины.

– Да нет, ничего, – едва слышно ответила девушка. На самом деле ей не хотелось верить, что Франсуа убил Александра. Не мог ее сводный брат поступить так подло и низко.

– Ты не заболела? – не унималась Джулия.

Элина натянуто улыбнулась:

– Нет, конечно. Я просто думаю о том, как тяжело будет Франсуа смириться с моим присутствием.

И как тяжело ей будет находиться рядом с ним, если он убил Алекса.

И тут ей в голову пришла еще одна мысль. Если Александра убил Франсуа, значит, Рене невиновен.

Ей, конечно, не узнать, что случилось на самом деле. Мало ли что Алекс мог наговорить Франсуа. Может, он спровоцировал его… И дрались ли Франсуа с Александром?

Элина прокручивала в голове все возможные варианты развития событий. Очень хотелось верить, что оба брата не виновны. От напряжения у нее даже разболелась голова.

И все же если Франсуа действительно убил Алекса, то, конечно же, попытался скрыть следы преступления – а это еще больший грех. И, что еще хуже, старался обвинить в убийстве собственного дядю! Этого она никогда ему не простит!

– Не волнуйся о нем. – Джулия ласково погладила девушку.

Элина вдруг подумала: «А догадывается ли эта бедная женщина, что ее сын мог совершить такое страшное преступление?» Видимо, нет, потому что она сказала:

– Сначала ему это не понравится, но потом придется смириться. Со временем он, возможно, даже обрадуется, что у него появилась сестра.

Элина с трудом сдержала рвущийся наружу истерический смех. Он не только не обрадуется, напротив, он, может, захочет убить и ее тоже. До сих пор он просто пытался запугать ее. Но что, если он пойдет дальше?

Элина напомнила себе главное: когда он узнает, что правда известна и Джулии, и поверенному, ему придется признать свое поражение. Когда ее истинное происхождение станет всеобщим достоянием, у него не останется выбора. Это немного успокоило Элину, но все же она не чувствовала себя в безопасности.

– Ты снова задумалась, дорогая, – заметила Джулия. – Мой брат порой ведет себя глупо, но очень скоро он снова появится. И на бал тоже пойдет. Так что постарайся доказать ему, что принадлежишь к этому обществу и вполне подходишь на роль его жены.

У Элины голова шла кругом от страшной догадки, и она выпалила первое, что пришло в голову:

– Возможно, Рене и не собирается туда. К тому же я не намерена демонстрировать свои достоинства, если он будет выбирать жену, как выбирает лошадей.

Джулия нахмурилась, и Элина пожалела о сказанном.

– О, Джулия, простите меня! Но у вашего брата был шанс, а он и не подумал им воспользоваться.

Джулия немного смягчилась:

– Значит, надо поискать кого-нибудь другого, правда? Тебе нужен кто-то, кто смог бы позаботиться о тебе достойный муж. Если не хочешь идти туда ради Рене, то пойди хотя бы ради меня. Я так устала все время торчать дома и размышлять об ошибках прошлого. Может, я и в трауре, но хоронить себя не собираюсь. Филипп не одобрил бы моего затворничества. Я надену свое нарядное черное платье и буду смотреть, как ты развлекаешься.

Лицо Элины помрачнело.

– Я тоже хотела носить траур, – прошептала она, – но у меня не было такой возможности.

Джулия погладила девушку по волосам.

– Так и должно быть. Ты молода и красива. В сердце ты скорбела даже больше, чем нужно. Пришло время оставить все это в прошлом. Кроме того, если ты придешь под видом кузины Филиппа, люди начнут удивляться, почему ты в трауре. Часть ответственности за то, в каком положении ты сейчас оказалась, лежит на мне.

– Нет! Не надо себя винить! – Элина вздохнула. – Хорошо, я пойду, – согласилась она. – Но не обещаю, что буду там веселиться.

Джулия ничего не сказала, лишь загадочно улыбнулась.

Глава 23

Попытаться объяснить любовь – значит потеряться в собственных объяснениях.

Французская пословица.

Элина оглядывала заполненный людьми бальный зал, освещенный сотнями свечей. Сначала девушка не хотела никуда ехать, но к концу дня поймала себя на мысли о том, что ждет не дождется наступления вечера. Ее то и дело представляли элегантно одетым дамам и джентльменам.

Элину больше всего удивило, что все приняли ее как свою. Джулия оказалась права. Никто не поставил под сомнение рассказ Джулии о том, что Элина – младшая кузина Филиппа. А безупречный французский девушки убедил всех, что Элина вполне достойна влиться в ряды светских красавиц. Все сошлись во мнении, что манеры ее безупречны, что она прекрасно воспитана, и относились к ней соответствующим образом. Как только начались танцы, несколько молодых людей пригласили ее на первый танец.

Вечер удался на славу. Рене пока не появился. А Элине очень хотелось увидеть его, чтобы понять, тронули ли ее слова о любви его ледяное сердце или же утвердили его в намерении расстаться с ней. Она не очень-то скучала без него, но знала, что, если он придет, все сразу изменится.

Элина не переживет, если он бросит ее. Если во всеуслышание заявит, что она была его любовницей. Ей тогда придется покинуть Новый Орлеан.

Ее партнер, юный джентльмен, грациозно кружил ее по залу. У него были прекрасные манеры и очаровательная улыбка, и все же Элина невольно сравнивала его с Рене. Хорошо бы он был немного старше, немного более… дерзким.

Она резко одернула себя. Нечего думать о Рене в такой замечательный вечер.

– Я и не знал, что у месье Ванье есть кузина за пределами Луизианы, – проговорил молодой человек. – Да еще такая прелестная.

– У моего… э… кузена было гораздо больше скелетов в шкафу, чем вы можете себе представить, – беспечно улыбнувшись, ответила она, подумав: «А что бы этот юноша сказал, узнай он правду?»

Молодой человек рассмеялся и сильнее сжал ее талию.

– Я вижу, остроумие – ваша семейная черта.

– Да, – ответила она, натянуто улыбнувшись.

Последующие два часа прошли почти без изменений. Элина с удовольствием проводила время в компании мужчин. Улыбаясь и флиртуя, кружила по залу в объятиях темноволосых креольских мужчин. Они делали ей комплименты, восхищаясь ее элегантным платьем из бледно-желтого крепа, отделанного черным бархатом, которое купил для нее Рене.

Не ускользнули от их внимания и ее прекрасные волосы, закрепленные на макушке роскошными гребнями.

И все же Элина скучала, хотя и не признавалась себе в этом. Она все время оглядывалась в надежде увидеть, наконец, Рене.

Танец закончился, Элина и ее партнер остановились, как и все другие пары. Вдруг девушка заметила, что ее спутник внимательно смотрит на кого-то за ее спиной. Мурашки побежали у нее по спине, когда она скорее ощутила, чем увидела, того, кто привлек внимание ее партнера.

– Мадемуазель Ванье, вы не знаете, почему брат мадам Ванье так пристально смотрит на нас? – Он добродушно улыбнулся, но, когда Элина в ответ на его замечание густо покраснела, улыбка исчезла с его лица. – Только не говорите, что вы завоевали сердце печально известного Бонанжа! – произнес он со смешанным чувством ревности и недоверия. – И все же странно, что он здесь. Бонанж редко посещает балы и светские приемы. По правде говоря, у него и сейчас недовольный вид.

Элина знала, что не следует оборачиваться, однако не сдержалась. Рене буквально сверлил ее взглядом.

Глаза их встретились, и Рене направился к ней. Элина замерла. В этот момент Рене остановила Соланж, та самая креолка, которая кокетничала с ним, когда у Джулии был званый обед.

Элина быстро повернулась к своему партнеру.

Он увидел, что Элина испугана, и спросил:

– Может, потанцуем?

Она, не раздумывая, согласилась.

Однако, танцуя, Элина то и дело посматривала в сторону Рене. Он тоже следил за ней взглядом, не замечая Соланж.

Элина старалась не обращать на Рене внимания, но ничего не могла с собой поделать. Он был неотразим в своем безупречном костюме из черного кашемира, и ее захлестнула волна восторга. Его полный огня взгляд был устремлен на Элину, и она чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете.

Когда музыка, наконец, смолкла, Рене снова направился к ней, даже не замечая, что Соланж все еще держит его за руку. Партнер Элины вежливо поприветствовал Бонанжа. Холодный ответ Рене явно отбил у юноши охоту продолжать разговор, он поспешно пробормотал извинения и испарился.

Решив напомнить о себе, Соланж кашлянула, и только сейчас Рене осознал, что она стоит рядом.

– Мадемуазель Ламбер, позвольте представить вам…

– Мадемуазель Ванье, – поспешно договорила за него Элина. Рене удивленно поднял бровь, и она добавила: – Я – кузина Филиппа Ванье.

Рене насмешливо улыбнулся.

– Да, – сказал он, обращаясь к Соланж, не сводя глаз с Элины. – Мадемуазель Ванье – кузина моего дорогого, ныне покойного зятя. Думаю, вы меня простите, если я, как родственник, выполню свою обязанность и потанцую с ней?

– Я не хочу с тобой танцевать, – прошептала Элина, когда Соланж удалилась.

– Однако тебе придется, – сказал он. Заиграла музыка, и он обнял ее за талию.

Элина старалась держаться как можно дальше от него, но Рене крепко прижал ее к себе. Элина буквально таяла в его сильных руках, проклиная себя за это.

– Ты выглядишь просто великолепно, – промолвил он, любуясь ее прекрасным лицом и необыкновенной прической.

Потом его взгляд остановился на глубоком вырезе платья, открывавшем два нежных белых холмика.

Элина покраснела. Рене улыбнулся и снова посмотрел ей в лицо.

– Почти все мужчины заинтересовались тобой. Как только я пришел, меня буквально забросали вопросами о кузине Филиппа.

С напускной беспечностью Элина ответила:

– Должна признать, что креольские мужчины – самые красивые в мире. А как прекрасно они танцуют!

Лицо Рене оставалось бесстрастным, в то время как рука еще сильнее сжала ее талию.

– Вижу, ты очень скучала без меня. Все ночи напролет танцевала в объятиях этих безмозглых идиотов?!

Улыбка исчезла с ее лица, в глазах вспыхнула ярость.

– Если вы, месье, не хотели, чтобы я посещала балы, вам следовало находиться где-нибудь поблизости, а не колесить по всей стране, навещая друзей и развлекаясь!

Элина тут же пожалела о сказанном. Рене понял, что она страдала, пока его не было. Рене перестал хмуриться и улыбнулся.

– Значит, ты все-таки скучала по мне? – спросил он с самодовольным видом. Его гнев, казалось, исчез бесследно.

Она упрямо вздернула подбородок:

– Нисколько.

– А я по тебе скучал, – сказал он с нежностью в голосе.

– Сомневаюсь. Думаю, тебе было хорошо без меня.

Он осмотрел ее с ног до головы.

– Как и тебе. Ты даже не дождалась моего возвращения и начала носить платья, которые я заказал для тебя.

Она выпрямилась.

– Я сама заплатила за них мадам Лаплант из собственных сбережений.

Он тихонько рассмеялся:

– Ты? В таком случае моя сестрица, должно быть, весьма расточительна, когда дело касается ее слуг.

Элина разозлилась. Холодный взгляд, который она бросила на него, мгновенно стер улыбку с его лица.

– Извини. Забыла, что на тебя не действуют мои уловки. Все остальные в этом зале думают, что я – благовоспитанная юная девушка с безупречной репутацией, но мы-то с тобой знаем правду, да? Знаем, что я лгунья, мошенница и воровка. Скажи, когда ты собираешься разоблачить меня – до или после ужина?

– Ты сделала что-то, что я должен разоблачить?

– Нет! – ответила она, испытав боль оттого, что он истолковал ее слова как признание вины.

– Если ты боишься разоблачения, то зачем пришла сюда?

Его вопрос привел девушку в замешательство. Элина гордо подняла голову.

– Поскольку ты уже все решил для себя и, видимо, знаешь, зачем я здесь, то можешь сам ответить на этот вопрос.

– Ты, наверное, решила найти новый способ, чтобы раздобыть денег, или богатого мужа, или…

Она опустила глаза в ожидании еще более мерзкого поступка, который Рене решит приписать ей.

– …или ты рассказала правду моей сестре, и она поверила тебе.

Элина резко подняла голову. Она засомневалась, правильно ли расслышала его слова.

– К-какую правду?!

– Что ты – дочь Филиппа. Что ты приехала сюда, надеясь найти его, а вместо этого нашла его вторую семью. – Значит, ты тоже в это веришь?

– Да, – твердо ответил он. Она сощурилась.

– А почему вдруг ты передумал? Нашел доказательства, подтверждающие мои слова?

Он поймал ее взгляд.

– Нет, прямых доказательств не нашел. Мне вообще мало, что удалось выяснить. Но доказательство, которое у меня есть, – неоспоримо. Это – ты.

– Я?

– Ты. Все эти недели я старался понять, как могут уживаться в тебе две совершенно разные женщины? Интриганка и лгунья, сочинившая дикую историю, чтобы отомстить мне. И в то же время добрая, невинная женщина, оставшаяся одна-одинешенька впервые в жизни – без семьи и без друзей, и все из-за того, что она слепо верила своему отцу. И я склонен доверять второй.

– Так ты веришь мне?

– Да.

Танцуя, они покинули заполненный людьми зал и оказались на безлюдном – к их великому облегчению – балконе. Элину била дрожь.

Он остановился. Но когда Элина постаралась отстраниться от него, Рене прижал ее к своей груди.

– Пожалуйста, Элина, – прошептал он. – Мне очень нужна твоя любовь. Я знаю, ты считаешь меня бессердечным. Не доверяешь мне. Но я смогу сделать тебя счастливой. Клянусь. Ведь я… люблю тебя!

– Любишь? Тогда почему исчез на целую неделю, не сказав ни слова? Не потому ли, что испугался моего признания в любви? – Ее голос дрогнул.

– О Боже, милые глазки! – прошептал он, прижимая ее к себе: – Так вот что тебя мучает? Но я так давно хотел услышать это признание. Я вдруг осознал, что не могу жить без тебя. В то же время я понимал, что пока у нас нет будущего. Тогда я отправился на поиски дружков Франсуа, и мне удалось вытрясти правду из одного из них.

– Все это время ты был с Франсуа? – Глаза ее округлились от ужаса.

– Нет, хотя очень хотел его найти. Особенно после того, что мне рассказал Алсид.

– И что же рассказал Алсид?

Рене не осмеливался смотреть ей в глаза.

– Ведь это Франсуа убил Алекса, да? – прошептала она. Рене удивленно посмотрел на нее:

– Да. Но как ты узнала?

– Я просто подумала, что именно из-за этого он хотел, чтобы я уехала.

Рене помрачнел:

– Я подумал о том же самом. Полагаю, твой брат узнал правду от кого-то в городе и отправился к Франсуа, чтобы поговорить с ним.

Элина кивнула:

– Поэтому пропали все наши документы.

Рене сощурился. Он совершенно забыл об этих бумагах.

– Пожалуй, ты права. Видимо, Алекс показал эти документы Франсуа, тот больше не сомневался, что Алекс – сын Филиппа.

И по вполне понятной причине решил их уничтожить.

Элина представила себе, какие страдания испытывал ее брат перед смертью, и сердце у нее болезненно сжалось. Как мог Франсуа так ненавидеть собственных родственников? Просто не верилось, что у Джулии мог вырасти такой сын.

– А зачем ты хотел найти Франсуа? – спросила Элина.

– Отправляясь к Алсиду, я просто решил узнать всю правду. Однако уже тогда я поверил тебе. Зная, какой негодяй Франсуа, я лишился покоя. Мне необходимо было узнать, что случилось на самом деле. Не собирается ли Франсуа причинить тебе вред. Я хотел загладить свою вину перед тобой, поскольку я причинил тебе много боли своими подозрениями и опасался, что ты не выйдешь за меня замуж.

– Замуж? – Уж не ослышалась ли она?

– Да, и немедленно!

– Значит, все твои подозрения в прошлом?

– Все до единого.

– А как же Джулия? Тебя больше не беспокоит, что это скажется на ее положении в обществе?

Он задумался.

– Беспокоит. Но ей придется это принять. Не знаю, как она воспримет эту новость. Ведь тут замешан Филипп.

– Ей все известно.

– Что?! Это ты ей сказала?

Элина отвела взгляд.

– Нет.

– А кто же?

– Папа признался ей во всем перед смертью. Он оставил завещание, где упомянул всех нас. Но Джулия не нашла в себе сил выполнить его последнюю волю, пока я не появилась на пороге ее дома.

Лицо Рене пылало от гнева.

– Ты давно знаешь, что ей все известно?

Элина задрожала под его гневным взглядом.

– С той ночи, как ты нашел меня у Джулии. Он сжал губы.

– Послушай, Рене, – мягко сказала Элина. – Не надо сердиться на Джулию…

– Я на тебя сержусь за то, что скрывала от меня правду, зная, как я мучаюсь.

– Но если бы я тебе все рассказала, ты сделал бы мне предложение из чувства долга. И я бы так и не узнала, какие чувства ты ко мне питаешь, готов ли поступиться ради меня своими жизненными правилами.

Его гнев несколько поутих.

– А это было так важно для тебя?

– Мой отец женился на твоей сестре только из чувства долга. А мою мать любил по-настоящему. Из-за этого страдали обе семьи. Я должна быть уверена, что у нас ничего подобного не случится.

– А сейчас? – спросил он, пристально глядя на нее. – Сейчас ты уверена? Ты выйдешь за меня замуж, – милые глазки?

– Ты хочешь жениться, чтобы искупить свою вину предо мной? Но это вовсе не обязательно. Джулия позаботится о том, чтобы я получила часть папиного наследства. Я смогу жить здесь сколько угодно, выдавая себя за папину кузину, пока не захочу уехать…

– Об этом не может быть и речи! Я не желаю еще один вечер наблюдать, как ты кружишься в объятиях очередного горячего креола, который только и ждет, чтобы соблазнить тебя! Мой Бог, дорогая, я люблю тебя, но еще одна ночь, подобная этой, сведет меня в могилу! Или ты, Элина, выходишь за меня, или…

– Договаривай, – сказала она. Все ее сомнения рассеялись. Его глаза заблестели от страсти.

– Или я отвезу тебя в Кур-де-Сипре, сделаю своей пленницей, и буду держать до тех пор, пока ты не примешь моего предложения.

– Это звучит… м-м… ужасающе, – произнесла она, и он запечатлел на ее губах поцелуй.

– Ты непременно хочешь остаться на ужин? – спросил он, оторвавшись, наконец, от ее губ.

Охваченная желанием, Элина молчала.

– Я скажу Джулии, что тебе нездоровится, и я отвезу тебя домой, – не дождавшись ответа, заявил Рене.

– И в чей же дом вы отвезете меня, месье? – спросила Элина.

– В наш.

Несколько минут спустя они с Элиной уже сидели в экипаже.

Девушка испытывала неловкость. Никогда еще она не ехала к мужчине домой с весьма недвусмысленными намерениями.

Чтобы скрыть свое смущение, она спросила Рене:

– Что будет с Франсуа?

Рене вздохнул:

– Не знаю. Полагаю, его будут судить за убийство твоего брата. Но не уверен, дорогая, что смогу сообщить властям о его вероломном поступке. Бедная Джулия просто не переживет этого.

– Она не знает, что он натворил, – сказала Элина. – Такая ужасная новость может убить ее. Но сама мысль, что его преступление останется безнаказанным, мне невыносима. И все же…

– Да, дорогая?

– Он ведь мой брат.

– Не думай об этом сейчас, милые глазки. Мы потом все решим. Давай лучше обсудим предстоящую свадьбу.

Элине не верилось, что она выйдет замуж за Рене.

– Как скоро мы сможем пожениться?

– Дай подумать, – в раздумье проговорила она. – Нужно разослать приглашения, сшить свадебные наряды, организовать банкет…

Он застонал:

– Я вижу, ты хочешь наказать меня за все мои прегрешения!

– Самое меньшее, понадобится шесть месяцев, – сказала Элина.

– А мы сбежим! – воскликнул он, и Элина рассмеялась. – Я не шучу! Если понадобится, тайно отвезу тебя к парижскому священнику. Но ждать шесть месяцев не намерен.

В скором времени они добрались до Кур-де-Сипре. Рене выскочил из экипажа и подхватил ее на руки.

– На этот раз, любовь моя, я хочу, чтобы ты сразу поняла, где твое место. Как только ты перешагнешь порог нашего дома, ты – моя.

– Я уже и так твоя, – прошептала она. Поднявшись по лестнице с Элиной на руках, Рене открыл дверь.

Из столовой вышел Луи и в изумлении уставился на них.

– Поздоровайся с будущей хозяйкой, – сказал Рене. Элина в смущении спрятала лицо на плече у Рене.

– А теперь попрощайся, – продолжил Рене, взбираясь вверх по ступенькам, ведущим на второй этаж.

Глава 24

Если схватишь слишком много, то попросту не сможешь удержать.

Креольская пословица

Обнявшись, Рене и Элина лежали на кровати усталые, но счастливые.

– Я не могу остаться, – прошептала Элина. – Мне нужно вернуться к Джулии.

– Джулия приедет домой только утром.

– Но утро уже наступило, – ответила Элина.

Он закрыл ей рот поцелуем.

Стук в дверь заставил обоих подскочить от неожиданности.

– Месье! – раздался из-за двери голос Луи. – Пришла мадам Ванье.

Рене выругался, а Элина быстро соскользнула с кровати.

– Передай Джулии, что я скоро спущусь, – сказал Рене и повернулся к Элине, лихорадочно собиравшей по комнате свои вещи, – Куда ты собралась?

– Пожалуйста, Рене! Я не хочу, чтобы она подумала…

– Я понял. И что же ты собираешься делать?

– Вернуться к Джулии; пока она здесь. – И Элина начала одеваться. – Отвлеки ее, а я выйду в заднюю дверь. Однажды мне уже доводилось ходить туда пешком. Если она пробудет здесь достаточно долго, я доберусь до дома первая.

Рене в изумлении приподнял брови.

– Сомневаюсь, что смогу отвлечь ее своей болтовней, если она так беспокоится о тебе.

– Скажи ей, что мы решили пожениться, и она заговорит о свадебном торжестве. На это уйдет много времени, уверяю тебя.

Он усмехнулся:

– Пожалуй, ты права. Но тебе не следует ходить пешком. Возьми Монику.

Элина удивленно уставилась на него:

– Ехать верхом?! Ночью? Одной? Ты сошел с ума!

Рене нахмурился:

– Тогда попроси Луи проводить тебя. Когда я спущусь вниз, то придумаю какой-нибудь предлог, чтобы снова прислать его сюда. Он будет несказанно счастлив проводить тебя, я уверен.

– Но я могу и сама…

– Если ты не возьмешь с собой Луи, – спокойно сказал он, – я на руках отнесу тебя вниз прямо сейчас. Интересно, что скажет на это Джулия?

Элина бросила в него подушкой, но на лице ее сияла улыбка.

– Как пожелаете. Я возьму Луи с собой. Но ты должен задержать Джулию хотя бы на час.

Она уже собиралась открыть дверь, когда Рене слез с кровати.

– Подожди, любовь моя, – сказал он, подходя к Элине. Он обнял ее, приник губами к ее губам. – Это чтобы не забыла меня, – прошептал он.

– Никогда, – ответила она тоже шепотом и, улыбнувшись, выскользнула за дверь.

Когда она спускалась по лестнице, то слышала голос Луи в гостиной. Слуга старался успокоить разбушевавшуюся Джулию. Элина быстро преодолела оставшиеся ступеньки и направилась в заднюю часть дома. Лишь выскользнув за дверь, она перевела дыхание.

Не успела она пройти и нескольких шагов, чтобы спрятаться в тени деревьев и подождать Луи, как с ужасом увидела Франсуа.

– Как любезно было с твоей стороны прийти сюда! Ты сделала мне большое одолжение! – с кривой ухмылкой проговорил он. – Вернувшись в Новый Орлеан, я отправился к дядюшке Рене, чтобы найти тебя, но узнал, что ты веселишься на балу у Ривьера! Это меня не очень порадовало! Да и когда вы с Рене ушли оттуда, чтобы вернуться домой, я тоже был не в восторге. И все же я следовал за вами в надежде, что мне представится шанс застать тебя одну. И фортуна мне улыбнулась.

Сердце Элины сковал ледяной ужас.

– Что вам надо? – спросила она, пятясь к дому.

– Просто перекинуться с тобой парой слов. – Он махнул рукой, и из темноты вышел человек, с которым она разговаривала тогда в саду. – Думаю, ты не забыла Этьена? – продолжил Франсуа.

Этьен встал позади Элины, преградив ей все пути к отступлению.

– А теперь, дорогая Элина, – начал Франсуа, – я предлагаю тебе деньги, чтобы ты уехала. Возьми их и убирайся как можно дальше от Кур-де-Сипре. – С этими словами он вложил ей в руку увесистый мешочек. – Это золото, – объяснил он.

Она положила мешочек на землю.

– Можете оставить эти деньги себе. Я не собираюсь уезжать.

– Тогда мне придется применить силу, – произнес он. Прежде чем она успела закричать, Этьен зажал ей рот рукой. Затем она почувствовала, что в бок ей упирается что-то острое, и застонала. Она не сомневалась, что это нож.

Низкий смех Этьена заставил ее содрогнуться от страха.

– Пойдем, сладенькая моя. Мы с Франсуа должны убедиться, что ты сядешь на следующий же корабль до Европы. Но попробуй только пикнуть, и я, не колеблясь, убью тебя.

Элина не стала рисковать и, когда Этьен убрал руку от ее лица, не проронила ни звука.

Франсуа с Этьеном повели ее к конюшне, и Элина запаниковала, однако виду не подала.

У конюшни стояли две оседланные лошади – Франсуа и Этьена.

– Ну что, она поедет с тобой? – спросил Этьен.

– Нет. Не хочу, чтобы она вообще находилась рядом со мной, – с отвращением проговорил Франсуа.

– А я ничего не имею против этой маленькой пташки, – смеясь, сказал Этьен.

Его замечание дало ей повод думать, что в планах этих людей было не только похитить ее, но и сделать с ней что-то еще более ужасное. Элина очень надеялась, что ее сводный брат не настолько безнравственен, чтобы позволить Этьену надругаться над ней.

Этьен опустил нож, поднял Элину и усадил на коня. Элина понимала, что звать на помощь бессмысленно. Они далеко от дома, и никто ее не услышит. Поэтому девушка решила действовать по-другому.

– Франсуа, не могу поверить, что ты способен причинить вред собственной сестре! – Она заплакала. Со стороны Франсуа не последовало никакой реакции.

Зато Этьен, который уже положил руку на седло, застыл.

– Сестре?! – переспросил он. – О чем это она, Франсуа? Элина быстро заговорила:

– Я – сводная сестра Франсуа. У его отца были две законные жены, одна из них – моя мать. Об этом известно даже мадам Ванье. Именно поэтому она и взяла меня к себе в дом. Спросите у Франсуа. Он знает.

Франсуа вдруг затих.

– Франсуа! – рявкнул Этьен. – Она – твоя сестра?

– Какое это имеет значение? – равнодушно спросил Франсуа, к ужасу Элины.

– Я… я не знаю. Но… она твоя сестра?! Черт возьми! Если твоя мать и вправду все знает…

– Не будь дураком, Этьен! – рыкнул Франсуа. – Она лжет насчет маман. Если бы маман знала, она обязательно рассказала бы мне об этом необдуманном поступке отца.

– Значит, она все-таки твоя сестра? А если с ней что-нибудь случится на корабле…

– Ты говоришь так, будто она что-то для меня значит. Разве ты не видишь, что она – американка? Она – любовница Рене, грязная шлюха! Неужели я должен взять такую сестру под свою крышу, да еще позволить ей отхватить половину моего наследства?!

Лицо Этьена стало жёстким.

– Думаю, нет.

Этьен снова приготовился запрыгнуть в седло, но тут они услышали стук копыт. Франсуа повернул коня, чтобы посмотреть, кто к ним едет.

– Алсид! А он какого черта здесь делает? – пробормотал Этьен.

Алсид резко осадил коня.

– Джин сказал, чтобы вы оба вернулись в город. Он сказал, что вы охотитесь за девкой Бонанжа… – Он осекся, увидев Элину на лошади Этьена. – Я так и знал, что вы наделаете глупостей! Срочно уезжайте. Бонанж знает.

– Что знает? – спросил Этьен.

– Знает, что… Франсуа убил того янки, Уоллеса. И, разумеется, не верит, что это был несчастный случай.

Этьен уронил поводья и повернулся к Франсуа.

– Я говорил, что не надо этого делать! А теперь твой дядюшка выследит нас! Мы не можем взять ее с собой. Хорошо, если удастся убраться отсюда живыми!

– Если мы ее не увезем, он поедет за нами на край земли. Не допустит, чтобы убийство ее брата осталось безнаказанным. – Франсуа холодно улыбнулся. – Но без нее у него не будет доказательств. Просто его слова против наших. Зачем бы я стал убивать Уоллеса?

Увидев, как зловеще блеснули глаза Франсуа, Элина содрогнулась. Теперь она поняла. Нет сомнений, что он собирается убить ее. В ту самую секунду, когда она разгадала его намерения, в ее голове созрел план. Либо она воспользуется представившейся возможностью украсть у них коня и ускакать, либо умрет.

Она изо всех сил пнула лошадь Этьена, и та рванула вперед. Все произошло так стремительно, что единственное, на что в тот момент была способна Элина, – это закрыть глаза и крепко-крепко вцепиться в седло. Несколько мгновений спустя, когда она отъехала от Франсуа на небольшое расстояние, Элина наклонилась вперед, держась за луку. От того, сумеет ли она усидеть на лошади, зависела теперь ее жизнь. Вслед ей неслись грязные ругательства Франсуа, но девушка не обращала на них внимания.

Сейчас ею двигал только страх. Конь мог сбросить ее и растоптать. Она с трудом подавила желание спрыгнуть на землю, но за ней гнался Франсуа, жаждущий как можно скорее расправиться с ней.

Нужно уехать как можно дальше. Элина посмотрела вниз: поводья свободно болтались под лошадиной мордой. Элина судорожно сглотнула.

– Рене, любовь моя! Ну, почему тебя нет рядом, когда ты так нужен мне!

Она представила себе, что Рене сидит сзади нее, как было в тот раз, когда он учил ее ездить верхом в Кур-де-Сипре. Его сильные руки крепко обхватили ее талию, губы легко касались волос.

Лошадь замедлила бег, видимо, устала. Элина пришпорила ее, но тут же вспомнила о поводьях.

Кровь прилила к лицу, когда Элина ценой неимоверных усилий ухитрилась свеситься вниз, чтобы достать рукой до болтавшейся в воздухе кожаной петли. Наконец ее пальцы коснулись прохладной кожи. Но лишь со второй попытки ей удалось схватить повод.

Радостно вскрикнув, Элина потянулась правой рукой и сумела схватить повод с другой стороны.

Элина оглядывалась по сторонам. Она скакала по полям, окаймленным слева темной полосой деревьев. Ее единственной надеждой было сейчас убраться с открытой местности, где она была видна как на ладони, и укрыться среди деревьев.

Она потянула поводья и, когда лошадь поскакала в заданном направлении, с облегчением вздохнула.

Близился рассвет. Лошадь подъезжала все ближе и ближе к деревьям, и Элина вдруг поняла, что это не лес. Очень тонкие, почти без листвы, деревья торчали из земли, напоминая пальцы. Легкий туман окутывал их белым покрывалом.

Лишь когда копыто лошади провалилось в зыбкую почву, Элина поняла, что попала в болото.

Она потянула поводья так, чтобы остановить лошадь, но животное снова провалилось в трясину, увлекая девушку за собой.

Рене изо всех сил старался утихомирить свою разбушевавшуюся сестру.

– Говорю тебе, Джулия, ее здесь нет, – еще раз повторил он.

– Да ты вообще понимаешь, каких трудов мне стоило затащить ее на этот бал?! Почему ты вдруг решил все испортить?..

Терпение Рене лопнуло.

– Успокойся, я собираюсь на ней жениться. Или ты намерена выместить на мне свое дурное настроение?

Джулия мгновенно замолкла. Но тут же подозрительно сощурилась:

– А ей ты об этом сказал?

– Разумеется, – раздраженно ответил он. – Если ты дашь мне хоть слово сказать, я расскажу тебе все подробно.

– Надо было сделать это с самого начала, вместо того чтобы причинять ей боль и страдания. Ты должен знать правду. Она – дочь Филиппа. Законная дочь. И заслуживает гораздо лучшей участи.

– Я знаю, – тихо промолвил Рене. – И повторяю: мы собираемся пожениться.

Джулия недоверчиво смотрела на Рене.

– В таком случае ты не должен был увозить ее с бала. Она вправе занять в обществе Нового Орлеана достойное место. Ты заставил это дитя пройти сквозь муки ада, дорогой братец. И я не позволю тебе запятнать репутацию Элины, заставляя ее жить здесь с тобой до свадьбы. С бала она ушла с тобой. Так где же она?

Рене собирался было возразить, как вдруг в комнату вошел Луи, толкая впереди себя дрожащего Алсида Паннетра. У Рене кровь застыла в жилах. Луи должен был быть с Элиной, сопровождать ее к дому Джулии! И какого черта здесь делает Алсид?!

– Скажите ему. – Луи подтолкнул Алсида вперед. – Говорите, иначе я за себя не ручаюсь.

Рене уже обо все догадался, хотя Алсид не успел и рта раскрыть.

– Где Элина? Кто ее увез?

– Н-никто, – запинаясь, пробормотал Алсид. – По крайней мере, пока. Она ускакала, прежде чем Франсуа успел ее остановить.

Глаза Рене потемнели от гнева, Джулия ахнула.

– Что Франсуа здесь делает? Что он замыслил? – взревел Рене.

Алсид судорожно сглотнул, переводя взгляд с Джулии на Бонанжа.

– Отвечай! – рявкнул Рене.

– Они с Этьеном вернулись в город и отправились сюда, чтобы убедить ее уехать. Но их план не удался. Сейчас Франсуа гонится за ней. Мы с Этьеном пытались его урезонить, но он и слушать не стал. Франсуа твердо намерен ее убить, поскольку девчонка знает, что это он застрелил ее брата.

– Франсуа застрелил Александра? – Джулия побледнела. – Рене, что он говорит?!

Рене повернулся к сестре:

– Я расскажу тебе позже, милая. А сейчас мне пора идти. – Он быстро прошел к столу и вынул из ящика пистолет.

– Я не хочу, чтобы Франсуа пострадал! – закричала Джулия, увидев пистолет. – Прошу тебя, Рене! Он мой единственный сын!

– Я не причиню ему вреда. Но я не могу допустить, чтобы он причинил вред Элине. Надеюсь, ты понимаешь меня?

Рене быстро направился к заднему выходу из дома. Луи отшвырнул в сторону сжавшегося в комок Алсида и последовал за хозяином.

– Я послал за Франсуа конюшего, – сказал Луи, ускоряя шаг, чтобы поспеть за Рене. – Я не поехал за ними, потому что не уверен, что смог их бы поймать – в моем-то возрасте. Но конюший – молодой парень, и у него есть оружие.

– Кто-нибудь оседлал Варвара?

– Да. Солнце уже всходит. Вам не составит особого труда ехать по следам трех лошадей.

Рене весь кипел от ярости. Три лошади! На одной из них сидит Элина! Элина, которую бросает в жар от одного только вида этих животных! Которая даже не может заставить себя дотронуться до лошади – не то что сесть на нее!

Рене молил Бога о том, чтобы спас ее. Если Франсуа удастся добраться до нее раньше, чем подоспеет Рене…

– Держись, милые глазки, – прошептал он, стремительно шагая по направлению к конюшне. – Пожалуйста, держись, любовь моя!

В голове Элины начало проясняться. Ее рука и нога были придавлены чем-то тяжелым, сама она лежала в холодной и мокрой грязи. Девушка медленно открыла глаза.

Неудивительно, что у нее так болела нога, придавленная лошадью. Раненая лошадь жалобно ржала, по телу пробегали судороги. Элина погладила несчастное животное, что-то ласково приговаривая.

– Как это благородно с твоей стороны, – раздался неподалеку язвительный голос. Элина повернула голову и увидела Франсуа. Он сидел на сухом бревне у самой воды.

– Помогите, – попросила она его. В ответ он злобно улыбнулся.

– Помочь? А с какой стати?! Лучшего исхода я и желать не мог! Я надеялся, что ты так и не придешь в себя, но, раз уж это случилось, придется расправиться с тобой по-другому. Но так, чтобы в твоей смерти не могли обвинить меня.

Он встал, и Элина похолодела от страха.

– Зачем вы так поступаете? – шепотом спросила она. – Ведь поместье отца достаточно велико, там хватит места для всех. Мне вообще не нужны его деньги. И никогда не были нужны. А теперь, когда мы с Рене собираемся пожениться…

Франсуа рассмеялся:

– В этом-то и дело, милая сестрица. Мой дядюшка души в тебе не чает. Он сделает все, о чем бы ты его ни попросила. Он никогда не простит мне того, что я убил твоего брата. Но если твое мертвое тело, придавленное лошадью, найдут на болотах, дядя Рене не сможет ни в чем меня обвинить. Все наследство будет принадлежать мне.

– Это не сработает, Франсуа, – холодно произнесла Элина, стараясь говорить как можно спокойнее. – Ваши друзья наверняка обо всем рассказали Рене, он знает, куда мы поехали, и, конечно же, отправился за нами следом.

Франсуа злорадно ухмыльнулся:

– Единственным, кто ехал за нами следом, был тощий конюший. Я отправил его на тот свет всего лишь одним выстрелом. Еще одну пулю приберег для тебя.

Франсуа посмотрел куда-то в сторону от нее, и его улыбка стала еще шире.

– Похоже, леди Фортуна еще не отвернулась от меня, – сказал он торжествующим тоном.

Элина повернула голову и увидела, что к ней медленно приближается аллигатор, грациозно скользя по воде.

Элине не доводилось видеть подобных животных, но она много слышала о них. Рене рассказывал ей об их ужасной силе и прожорливости. Глаза рептилии будто бы оценивали мягкость и округлость своей жертвы. Аллигатор медленно преодолевал разделяющее их расстояние. Элина живо представила себе, как он будет терзать ее тело.

В отчаянии она начала извиваться, надеясь выбраться из-под лошади, но это ей не удалось.

– Если не возражаешь, – вставая, сказал Франсуа, – я буду наблюдать за тобой с небольшого расстояния. Не хочу, чтобы твой пупырчатый друг позавтракал мной вместо тебя.

– Франсуа! – закричала она. – Вы можете застрелить его из пистолета! Вы должны это сделать! Ведь мой отец – это и ваш отец! В наших жилах течет одна кровь! Мы оба Ванье!

На мгновение он остановился, но Элина так и не поняла, передумал он или нет, потому что в этот момент услышала еще один голос:

– Элина! Где ты? – Рене был где-то неподалеку.

Франсуа замер.

– Я здесь! – закричала она. – Рене, сюда!

– А ну заткнись, сука! – прошипел Франсуа.

Он выхватил пистолет и нацелил его ей в голову. Но опоздал. Рядом с ним, откуда ни возьмись, оказался Рене с горящими от гнева глазами.

– Опусти пистолет! – скомандовал Бонанж. Ему хватило одного взгляда, чтобы оценить ситуацию. – Ты не посмеешь убить ее здесь, у меня на глазах!

– Не посмею?! – воскликнул Франсуа, не собираясь опускать пистолет. – Я не позволю твоей любовнице убеждать тебя, будто бы это я убил ее брата. Ты ослеплен и не видишь, что она – лгунья, мошенница и…

– Она никогда мне не говорила, что это ты убил ее брата. Ты сам только что сказал это. Я даже не знал, что тебе известно, что Уоллес был ее братом. – Рене старался говорить очень спокойно, но глаза его яростно блестели.

Франсуа побледнел.

– Этот сопливый карточный шулер пытался меня одурачить, поэтому я выстрелил в него. Это была самозащита – он стрелял в меня первым!

– Да, из того пистолета, что украл у меня несколькими часами раньше. Тебе известно, что я нашел его рядом с телом Алекса? Все пули в нем были на месте, значит, из него не стреляли. Зачем же ты защищался, если он даже не пытался стрелять в тебя, Франсуа? Мне все известно. Каждый твой подлый шаг к одной-единственной цели: помешать Элине и ее брату получить то, что полагается им по закону. Нет нужды продолжать все это. Опусти пистолет.

Франсуа не опустил. Тогда Рене вытащил свой револьвер.

– Если ты попытаешься ее убить, мне придется выстрелить. Франсуа направил оружие на Рене. И ухмыльнулся:

– Выстрелить в меня?! Сомневаюсь в этом, дорогой дядюшка. Ты слишком привязан к семье, чтобы совершить нечто подобное. Ты не сможешь убить своего единственного племянника. А мне ничто не помешает застрелить тебя, не испытав при этом ни малейших угрызений совести. Застрелил же я собственного брата!

– Правда? – грозно проговорил Рене, приближаясь к племяннику. – А как ты после этого посмотришь в глаза своей матери?

Эти слова заставили Франсуа задуматься. Рука, державшая пистолет, задрожала.

– Не нужно поспешных действий, Франсуа. Этим ты можешь разрушить всю свою жизнь. Не усугубляй свою вину еще одним преступлением.

Услышав слово «преступление», Франсуа снова направил пистолет на дядю. Но к этому времени Рене был уже достаточно близко, быстрым движением он схватил запястье Франсуа и, сильно сжав его, опустил руку племянника вниз.

– А ну, брось пистолет, – скомандовал он.

Франсуа разжал пальцы, и оружие упало на топкую почву. Рене отпустил руку юноши.

Франсуа сделал выпад вперед, ударив Рене коленом в грудь. Но Бонанж даже не поморщился. Он сделал ответный выпад, нацелившись в челюсть Франсуа. Тот увернулся, но, не удержавшись на скользком склоне, съехал прямо в воду.

Быстро поднявшись на ноги и отплевываясь, Франсуа хотел, было снова наброситься на дядю, но в этот момент аллигатор, преодолев оставшееся расстояние, замер за спиной юноши. Еще мгновение – и рептилия, разинув зубастую пасть, набросилась на ногу Франсуа. Элина завизжала. Рене дважды выстрелил в животное, но раненый аллигатор подался назад, увлекая вопящего Франсуа за собой.

Еще мгновение, и рептилия уволокла свою жертву в глубь темных вод. Вода закипела кровавыми струями. Там, внизу, шла борьба не на жизнь, а на смерть. Муть со дна, смешанная с кровью, вздымалась вверх; растущие на болоте водоросли отчаянно сотрясались. Еще один удар – и все стихло.

На лицах Элины и Рене застыл ужас.

Элина разразилась слезами. Такой страшной смерти не заслуживал ни один человек, даже ее непутевый сводный брат.

Рене подскочил к Элине.

– Не плачь, милые глазки, – прошептал он, положив ее голову себе на колени. Элина видела, как подавлен Рене.

Рене принялся высвобождать Элину из-под лошади. Когда, наконец, ему удалось сдвинуть тяжеленную тушу в сторону, он помог Элине подняться на ноги. Колени девушки подогнулись, и она едва не упала обратно в болото, но Рене удержал ее, обхватив за талию. К счастью, нога девушки не была сломана, только онемела и покрылась ссадинами и синяками. Рене отвел любимую на то самое бревно, где еще совсем недавно сидел Франсуа.

Усадив девушку поудобнее, Рене вернулся, чтобы осмотреть лошадь. Бедное животное страшно мучилось. Пока Бонанж осматривал ее, лошадь издавала тихие, но очень жалобные звуки.

– У нее сломана нога, – тихо сказал Рене.

Когда Элина поняла, что Рене придется вернуться сюда позже, чтобы вытащить лошадь из болота, ее внутренности судорожно сжались.

Элина вдруг сорвалась – она больше не могла терпеть рядом с собой смерть и боль.

– Мне так… так жаль Франсуа! – простонала она. Перед ее глазами все еще стояла страшная картина его смерти. – О, если бы я не приехала сюда…

– Я никогда не познакомился бы с тобой, – закончил он за нее, уводя девушку вверх по склону, туда, где начиналась твердая почва. – Франсуа в любом случае закончил бы плохо. Ты не должна винить себя в его смерти. Если бы ему представилась возможность, он, не задумываясь, убил бы тебя.<