Ожерелье невесты (fb2)

- Ожерелье невесты (пер. М. Г. Луппо) (а.с. Ожерелье-1) 979 Кб, 288с. (скачать fb2) - Кэт Мартин

Настройки текста:



Кэт Мартин Ожерелье невесты

ПРОЛОГ

Англия, 1804 год.

Она проснулась от негромкого скрипа. Виктория Темпл Уайтинг села в кровати, прислушалась. Звук повторился, за дверью послышались шаги и смолкли у комнаты ее сестры.

Тори спустила ноги с кровати, сердце стучало, гулко отдаваясь в ушах. Комната Клер не закрывалась на ключ. Их отчим, барон, не позволил поставить запор. Тори услышала, как повернулась серебряная дверная ручка и мягко прошаркали по ковру туфли – кто-то вошел в комнату.

Она знала кто. Она знала, что это неизбежно случится, что барон в конце концов даст волю низменным чувствам, которые он испытывал к Клер.

Готовая на все, чтобы защитить сестру, Тори проворно вскочила, схватила лежащий в ногах кровати синий стеганый капот и бросилась в коридор. Ее комнату отделяли от комнаты Клер две другие. Тори мигом очутилась у нужной двери, ноги у нее дрожали, ладони вспотели и стали такими липкими, что она не смогла повернуть ручку.

Она вытерла ладони о капот и снова взялась за ручку, которая на этот раз поддалась. Дверь открылась, и Тори шагнула в темноту комнаты. Отчим стоял у кровати, длинная неясная фигура в пробивающемся через окно слабом свете. Тори вся сжалась от тихих невнятных слов отчима, от страха, прозвучавшего в голосе Клер.

– Не подходите ко мне, – умоляла Клер.

– Я не сделаю тебе больно. Просто лежи спокойно и позволь мне сделать то, что я хочу.

– Нет. Я х-хочу, чтобы вы ушли из моей комнаты.

– Не шуми, – раздражаясь, сказал барон. – Конечно, если не хочешь разбудить свою сестру. Я полагаю, ты догадываешься, что с ней будет, если она придет сюда.

Клер захныкала:

– Пожалуйста, не трогайте Тори.

Но они обе знали, на что он способен. На ее спине еще не зажили следы от ударов палкой – так Майлс Уайтинг, барон Харвуд, наказал свою падчерицу за ничтожную провинность, которую она сейчас едва могла вспомнить.

– Делай, что тебе говорят, просто лежи и не двигайся.

Из горла Клер вырвался сдавленный звук, и Тори затопила волна бешенства. Она бесшумно подошла к барону сзади, не замечая, что ногти впились в ладони и придвинулась еще ближе. Она знала, что задумал барон, знала, что, если попытается остановить его, ее снова ждут побои и рано или поздно он доберется до Клер.

Тори закусила губу, стараясь справиться с гневом, мучительно размышляя, что же делать. Не важно, что будет с ней, она не позволит ему тронуть сестру. Ее взгляд упал на металлическую постельную грелку, стоявшую возле камина. Угли в ней давно остыли, но она была тяжелой. Тори потянулась, схватила грелку за деревянную ручку и неслышно подняла с пола.

Клер снова издала жалобный стон. Тори шагнула к барону, склонившемуся над сестрой, и взмахнула тяжелой грелкой. Харвуд с хрюкающим звуком свалился на пол.

У Тори дрожали руки. Грелка тяжело ударилась об пол, рассыпая на ковер остывшие угольки и золу. Клер спрыгнула с кровати и бросилась в объятия сестры.

– Он… он… – Из ее горла снова вырвался короткий болезненный звук, и она сильнее прижалась к сестре. – Тори, ты появилась как раз вовремя.

– Все хорошо, моя дорогая. Теперь тебе ничто не угрожает. Я не позволю ему снова мучить тебя.

Вся дрожа, Клер оглянулась на человека, лежавшего на ковре. Из ранки на виске отчима стекала струйка крови.

– Ты… не убила его?

Тори вгляделась в неподвижно лежащее тело барона, и ее качнуло. Она сделала глубокий вдох. В комнате было темно, но через окно проникал серебряный лунный свет. Она увидела красное пятно, расползавшееся вокруг головы Харвуда. Его грудь, казалось, оставалась неподвижной, но Тори не была в этом уверена.

– Нам надо выбираться отсюда, – сказала она, борясь с желанием бежать. – Надень капот и вытащи сумку из-под кровати. Я схожу за своей, мы встретимся внизу, у подножия лестницы для прислуги.

– Я… Мне надо одеться.

– Нет времени. Мы переоденемся где-нибудь по дороге.

Побег не был неожиданным. Уже три дня, как они собрали дорожные сумки в ночь, когда Клер исполнилось семнадцать лет. С того дня вожделение в темных глазах барона росло с каждым взглядом, который он бросал на падчерицу. Сестры приготовились при первой возможности покинуть Харвуд-Холл.

Этой ночью все решила сама судьба. Нельзя было медлить ни минуты.

– А ожерелье? – спросила Клер.

Похищение самой дорогой из принадлежащих барону ценностей всегда было частью их плана. Им нужны были деньги, чтобы добраться до Лондона. Прекрасное ожерелье из бриллиантов и жемчуга стоило небольшое состояние, и это была единственная вещь, которую они могли без труда унести с собой.

– Я возьму его. Старайся не шуметь. Я постараюсь сделать все очень быстро.

Клер выскочила за дверь и быстро направилась к лестнице. Тори последний раз взглянула на отчима и поспешила за ней. Боже милостивый, пусть он окажется жив, мысленно твердила она в ужасе оттого, что, возможно, совершила убийство.

Глава 1

Лондон.

Двумя месяцами позже.

Может быть, все дело в ожерелье. Тори никогда не верила в проклятия, но на мили вокруг деревеньки Харвуд каждый знал легенду о необыкновенно красивом ожерелье из бриллиантов и жемчуга. О нем рассказывали шепотом, его боялись, это искусное творение ювелира тринадцатого века, предназначенное для невесты лорда Фаллона, желали и боготворили. Считалось, что ожерелье невесты, как его называли, может принести его обладателю или величайшее счастье, или огромную беду.

Это не удержало Тори от того, чтобы похитить ожерелье. И продать ростовщику в Дартфилде за сумму, достаточную для совершения побега.

Но прошло почти два месяца, как они добрались до Лондона, и смехотворно маленькая для такой ценной вещи сумма, на которую Тори вынуждена была согласиться, была на исходе. Поначалу Тори была уверена, что сможет найти место гувернантки в каком-нибудь милом почтенном семействе, однако из этого ничего не вышло. Несколько платьев, которые они с Клер смогли захватить с собой той ночью, отвечали требованиям вкуса и моды, но манжеты на платьях Тори уже пообтрепались, а на подоле муслинового персикового цвета платья Клер стали проступать пока еще мало заметные пятна. Хотя манеры и речь сестер были безукоризненны, у Тори не было ни одной рекомендации, а без этого ей снова и снова отказывали.

Она все больше впадала в отчаяние, и ее душевное состояние мало отличалось от того, каким было перед побегом из Харвуд-Холла.

– Что же нам делать, Тори? – Голос сестры пробился через темную волну жалости к себе, поднимавшуюся внутри. – Мистер Дженнингз сказал, что, если мы в конце недели не заплатим за комнату, он выгонит нас.

От одной мысли об этом Тори задрожала. В Лондоне она увидела много такого, о чем хотела бы забыть: бездомных детей, выискивающих остатки еды в отбросах; женщин, продающих свое тело за монету, которой едва хватало, чтобы продержаться еще один горестный день. Мысль о том, что их могли выбросить из последнего прибежища, маленькой мансарды над мастерской шляпника, в компанию бездомных и мошенников, была невыносима.

– Все хорошо, моя миленькая, не волнуйся, – произнесла она, снова надевая на себя маску бодрости. – У нас все получится. – На самом деле Тори начала сомневаться в этом.

Клер с трудом улыбнулась дрожащей улыбкой.

– Я знаю, ты что-нибудь придумаешь. Ты всегда находишь выход. – Клер Уайтинг была на два года моложе сестры и на несколько дюймов выше. Обеих отличало изящество, но только Клер унаследовала удивительную красоту матери.

Ее волнистые белокурые волосы удивительного серебристого оттенка почти достигали талии, а гладкая, белая, как алебастр, кожа наводила на мысль о Венере. Ее глаза были такими синими и чистыми, что посрамляли небо над графством Кент. Ангел, если одеть его в платье из персикового муслина и накинуть поверх шубку, выглядел бы точь-в-точь как Клер Уайтинг.

Тори считала себя более приземленным существом. У нее были тяжелые каштановые волосы, которые порой, когда ей вовсе этого не хотелось, закручивались на концах в завитки, чистые зеленые глаза и редкие веснушки. Но не только внешность отличала сестер.

Клер вообще не походила на Тори. Так было всегда. Она принадлежала миру, недоступному обычным смертным. Тори всегда смотрела на нее как на эфирное создание, видела в ней девочку, играющую с феями и разговаривающую с гномами.

Конечно, на самом деле Клер такого не делала. Но казалось, что именно она это может.

А вот чего она не могла, так это постоять за себя, и Тори стала ее защитницей.

Вот почему им пришлось бежать от отчима, добираться до Лондона и теперь жить под угрозой быть выброшенными на улицу.

Не говоря уже о том, что их могли разыскивать за кражу дорогого ожерелья и, возможно, за убийство.

С Темзы дул легкий ветерок, охлаждавший тепло, поднимающееся от булыжных мостовых. Уютно устроившись на большой, с четырьмя столбиками кровати, Корделл Истон, пятый граф Брант, откинулся на резное изголовье. Напротив него на стуле перед зеркалом сидела обнаженная Оливия Ландерз, виконтесса Уэстленд, медлительными движениями расчесывая длинные прямые волосы цвета воронова крыла.

– Почему бы вам не отложить гребень в сторону и не вернуться в постель? – томно протянул Корд. – Ведь вам все равно придется заново расчесывать волосы.

Она повернулась на стуле, и обольстительная улыбка тронула ее рубиновые губки.

– Вот не думала, что так быстро снова заинтересую вас. – Она пробежала глазами по его телу, по рельефным мышцам груди и дальше – вдоль тонкой полоски темных волос, спускающейся по животу. – Удивительно, как женщина может ошибаться.

Она поднялась со стула и подошла к нему. Длинные черные волосы падали на ее грудь и плечи, ничто другое не прикрывало соблазнительное тело.

Оливия была вдовой – очень молодой и привлекательной вдовой, с которой Корд встречался в течение последних нескольких месяцев, но она была порочной и эгоистичной и быстро стала приносить больше неприятностей, чем удовольствия. Корд подумывал о том, что пора расстаться с ней.

Но не сегодня.

Сегодня он урвал пару часов от вечного корпения над кипами бумаг, которыми был завален его письменный стол, потому что отчаянно нуждался в передышке. Для этого Ливи вполне годилась.

Забираясь на пуховую перину, она откинула волосы за плечи.

– Я хочу быть сверху, – промурлыкала она. – Хочу заставить вас поизвиваться.

Она неизменно хотела одного и того же – жесткого, грубого секса, и это в настоящий момент соответствовало тому, что он готов был ей дать. Беда в том, что после наслаждения у него появлялось странное чувство недовольства. Он сказал себе, что пора приискать новую женщину. Это всегда поднимало настроение. Но со временем охота такого рода перестала увлекать его.

– Корд, вы не слушаете меня. – Она подергала буйные завитки волос на его груди.

– Простите, моя сладкая. – В действительности он не испытывал раскаяния, потому что был совершенно уверен – что бы она ни сказала, это ни в малейшей степени не могло представлять для него интерес. – Меня отвлекли ваши восхитительные грудки.

Оливия застонала и начала двигаться, и Корд забылся в сладостном очаровании ее тела. Ливи достигла пика наслаждения, вслед за ней и Корд, а затем наслаждение стало рассеиваться, исчезать, как будто его и не было.

Когда Ливи выбралась из кровати, ему снова подумалось, что наверняка должно быть что-то большее, чем это.

Эта мысль подспудно сидела где-то глубоко, погребенная под множеством забот, которые встали перед ним, когда умер отец и он унаследовал титул и имущество. Вслед за Оливией Корд начал одеваться. Его ждали тысячи дел – необходимо было подумать об инвестициях, проверить счета и накладные и рассмотреть жалобы арендаторов.

И еще его не отпускала тревога за судьбу кузена. Итан Шарп уже почти год находился неизвестно где, и Корд непременно должен был отыскать его.

Однако при всей своей занятости он всегда находил время для единственной слабости – для женщин. В уверенности, что новая пассия развеет одолевавшее его в последнее время уныние, Корд дал себе обещание начать поиски таковой.

– Что, если это проклятие? – В больших синих глазах Клер, обращенных на Тори, застыла тревога. – Ты знаешь, что говорят люди – мама рассказывала нам много раз. Она говорила, что ожерелье может принести большое несчастье тому, кто им обладает.

– Клер, какие глупости. Проклятия вообще не бывает. Кроме того, ожерелье нам не принадлежит. Мы просто на время позаимствовали его.

Но оно определенно принесло несчастье их отчиму. Вспоминая барона, лежавшего на полу в спальне Клер, струйку крови из ранки на его виске, Тори закусывала нижнюю губу. Каждую ночь она молила Бога, чтобы барон остался жив.

Хотя нельзя сказать, что он не заслуживал смерти за то, что намеревался сделать.

– А потом, если ты помнишь, оно может принести и большое счастье, – добавила Тори.

– Если у его обладателя чистое сердце, – продолжила Клер.

– Именно так.

– Мы украли его, Тори. Это грех. Теперь посмотри, что с нами происходит. Деньги почти кончились. Нас собираются вышвырнуть на улицу. Очень скоро у нас не будет денег даже на то, чтобы купить еды.

– Нам пока просто немного не везет, вот и все. Это не имеет ничего общего с проклятием. И мы обязательно в самом скором времени найдем место.

Клер смотрела на нее с тревогой:

– Ты уверена?

– Это не обязательно будет такая работа, на которую мы рассчитывали, но я совершенно уверена, мы устроимся. – Конечно, она не была уверена, но не хотела лишать Клер последней надежды. Да и правда, она еще может найти работу. Не важно, что ей придется делать.

Но прошло еще три дня, а все оставалось по-прежнему. Тори в кровь сбила ноги, подол ее серого, с завышенной талией платья заметно пообтрепался по самому низу.

"Сегодня я обязательно найду работу", – сказала она себе, собирая всю свою решимость, когда они еще раз направились в район, где, как она считала, было больше шансов на успех. Уже больше недели они стучались в двери фешенебельного лондонского Вест-Энда в надежде, что какому-нибудь богатому семейству требуется горничная. Но пока ничего не подворачивалось.

Они истоптали уже сотни ступенек, когда Тори в очередной раз поднялась к входной двери и взялась за тяжелый молоток. Она несколько раз постучала и прислушалась к тому, как звук отозвался внутри дома. Через какое-то время тяжелая дверь открылась, на пороге показался костлявый черноволосый дворецкий, на лице которого выделялась тонкая полоска усов.

– Я бы хотела поговорить с хозяйкой дома, если позволите.

– Могу я спросить, по какому поводу, мадам?

– Я ищу место гувернантки. Одна из служанок, помогающая на кухне в соседнем доме, сказала, что у леди Пайтеринг трое детей и, возможно, для них нужна гувернантка.

Дворецкий посмотрел на ее обтрепанные манжеты и подол и задрал нос. Он открыл было рот, чтобы отослать ее прочь, но тут его взгляд упал на Клер. Она улыбалась своей необыкновенно милой улыбкой, глядя на мир, словно ангел, спустившийся с небес.

– Мы обе любим детей, – сказала Клер, не переставая улыбаться. – Но Тори гораздо расторопнее меня. Она будет замечательной гувернанткой. Я тоже ищу работу. Мы надеялись, что вы сможете помочь нам.

Дворецкий не отрывал глаз от Клер, а Клер все улыбалась.

Тори кашлянула, и тощий слуга перевел глаза на нее.

– Пройдите к входу для прислуги, и я проведу вас к экономке. Это все, что я могу сделать для вас.

Тори кивнула, благодарная и за это, но через несколько минут, когда они вернулись к парадному входу, она испытывала еще большее отчаяние.

– Дворецкий был так добр, – сказала Клер. – Я думала, что на этот раз…

– Ты слышала, что сказала экономка? Леди Пайтеринг ищет кого-нибудь постарше. – Атакую хорошенькую девушку, как Клер, кажется, вообще никто не возьмет на работу.

Клер закусила нижнюю губку.

– Тори, я хочу есть. Я знаю, ты скажешь – надо подождать до ужина, но у меня в животе раздаются самые неприличные звуки. Может быть, мы немножко перекусим?

Тори прикрыла глаза, стараясь набраться мужества. Она была не в силах посмотреть в глаза сестры, в которых застыли тревога и страх. Она не могла сказать ей, что они потратили последний фартинг и пока не найдут хоть какую-нибудь работу, они не смогут купить и сухой корки хлеба.

– Подожди немного, моя милая. Давай еще попытаемся постучать в тот дом по соседству, о котором говорила экономка.

– Но она сказала, что у лорда Бранта нет детей.

– Не имеет значения. Мы возьмемся за любую работу. – Она заставила себя улыбнуться. – Я уверена, это ненадолго.

Клер мужественно кивнула, и Тори захотелось заплакать. Она надеялась, что ей удастся позаботиться о младшей сестре. Сама она с утра до вечера была занята ведением хозяйства в Харвуд-Холле, но Клер никогда не заставляли выполнять тяжелую работу, которую делали слуги. Тори надеялась избавить сестру от печальной участи служанки, но судьба поставила их в такое положение, что им придется хвататься за любую возможность, чтобы выжить.

– Так какой это дом? – спросила Клер.

– Тот большой кирпичный особняк, видишь? С двумя каменными львами у входа. В нем и живет граф Брант.

Клер посмотрела на красивый дом, самый большой в квартале, и лицо ее осветилось улыбкой надежды.

– Может быть, лорд Брант окажется не только богатым, но красивым и добрым, – мечтательно произнесла она. – Ты выйдешь за него замуж, и мы обе будем спасены.

Тори снисходительно улыбнулась в ответ:

– Сейчас лучше надеяться, что этому человеку нужны служанки и он захочет взять нас.

Но их снова прогнали, на этот раз коротышка дворецкий с лысой головой, толстыми плечами и маленькими, как бусинки, глазами.

Спускаясь по ступенькам, Клер заплакала, а плакала она очень редко, и этого оказалось достаточно, чтобы Тори захотелось зарыдать вместе с ней. Странное дело, но когда Тори плакала, нос у нее краснел, а губы начинали дрожать. А когда плакала Клер, от слез у нее только гуще становилась синева глаз, а на щеках расцветали розы.

Тори схватилась за сумочку и начала рыться в ней, чтобы достать носовой платок для Клер, но тут платок каким-то образом возник прямо перед заплаканным личиком. Сестра с благодарностью приняла платок и, приложив к глазам, со своей ангельской улыбкой повернулась к тому, кто предоставил платок в ее распоряжение.

– Благодарю вас.

Мужчина, как Тори могла догадаться, вернул ей улыбку.

– Корделл Истон, граф Брант к вашим услугам, милая леди. А вы?..

Он смотрел на Клер так, как смотрел на нее каждый мужчина с тех пор, как сестренке исполнилось двенадцать лет. Тори не думала, что он заметил еще одну особу рядом с Клер.

– Я мисс Клер Темпл, а это – моя сестра Виктория. – Тори молчаливо поблагодарила Бога, что Клер догадалась воспользоваться девичьей фамилией их матери, проигнорировав правила, принятые в обществе. В конце концов, этот человек был графом, а они отчаянно нуждались в работе.

Брант улыбался Клер и с трудом заставил себя взглянуть в направлении Тори:

– Добрый день, леди.

– Лорд Брант, – начала Тори, надеясь, что в такой ответственный момент в ее животе не начнется бурчанье. Как и вообразила Клер, граф оказался высоким и очень красивым, хотя волосы у него были темно-каштановыми, а не белокурыми, а черты лица более суровыми, чем у принцев в представлении Клер.

У него оказались очень широкие плечи, причем без всяких накладок, насколько она могла судить; в сильной фигуре угадывалось атлетическое телосложение. Он выглядел потрясающе, а от того, как он смотрел на Клер, в животе Тори что-то болезненно сжалось.

Он продолжал смотреть на Клер так, словно Тори вовсе не было.

– Я видел, что вы вышли из дверей моего дома, – сказал он. – Надеюсь, не слова моего дворецкого стали причиной ваших слез. Тиммонз временами бывает большим остолопом.

Ответила Тори, Клер продолжала улыбаться.

– Ваш дворецкий уведомил нас, что в вашем доме нет вакансий. Вот почему мы здесь. Мы ищем работу, милорд.

Теперь он смотрел на Тори, его взгляд скользнул по ее тонкой фигурке и небрежно уложенным каштановым волосам и был таким оценивающим, что на ее щеках выступили красные пятна.

– Какого рода вакансии вы имеете в виду?

Было что-то такое в его глазах… что-то, что ей не удавалось понять.

– Любые, в которых у вас есть потребность. Горничной, помощницы на кухне, главное, с приличной зарплатой за соответствующую работу.

– Моя сестра рассчитывала стать гувернанткой, – невозмутимо сказала Клер, – но у вас ведь нет детей.

Его взгляд снова переместился на Клер.

– Нет, боюсь, что нет.

– Подойдет и что-нибудь другое, – сказала Тори, стараясь, чтобы в голосе не звучало отчаяние. – Мы недавно оказались в очень стесненных обстоятельствах.

– Мне жаль. У вас нет семьи, никого, кто мог бы оказать помощь?

– Увы, никого нет. Именно поэтому мы ищем работу. Мы надеялись, что в вашем доме нам смогут предложить что-нибудь.

Наконец-то граф, кажется, начал понимать, кто они. Он взглянул на Клер, и уголки его губ дрогнули. Тори подумала, что эта улыбка оказывает на женщин такое же магическое действие, какое улыбка Клер оказывает на мужчин.

Только Клер улыбалась совершенно бесхитростно, а у графа Бранта определенно было что-то на уме.

– Разумеется, в доме не хватает людей. Тиммонз просто еще не получил указаний. Почему бы вам обеим не пройти со мной? – Он предложил Клер руку, что в глазах Тори не предвещало ничего хорошего.

Она знала, какое впечатление производит на мужчин ее сестренка, хотя сама Клер даже отдаленно не догадывалась об этом. Именно поэтому они встретили такой неприветливый прием в предыдущем доме.

Бог мой, девчушка – настоящий ангелочек. Корд никогда не встречал такой безукоризненной кожи и таких синих глаз. Она тоненькая, но он смог заметить округлые грудки, вздымавшие ткань ее начинающего терять вид персикового платья, они были восхитительны. Он искал себе новую забаву. И никак не ожидал встретить небесное создание прямо у порога своего дома.

Войдя в прихожую, Корд в нерешительности помедлил; сестры смотрели на него снизу вверх, они стояли под хрустальной люстрой. Тиммонз, оказавшийся неподалеку, бросал на них неприязненные взгляды. Корд повернулся к Клер, но она направилась прямо к вазе с розами и зачарованно уставилась на розовый бутон.

Другая сестра, он видел, не спускала с него глаз с выражением, которое он мог бы определить как подозрительное. Он одарил ее невинной дружелюбной улыбкой, прикидывая, сколько времени ему потребуется, чтобы заманить белокурую красоточку в свою постель.

– Итак, милорд, вы сказали, что у вас есть вакансии.

Он сконцентрировал внимание на темноволосой сестре… как ее? Велма, или Валерия, или… Виктория – да, именно Виктория.

– Да, мы определенно нуждаемся в помощниках. – Он изучающе посмотрел на нее. Она была немного пониже Клер и совсем не такая… хрупкая. Это было самое подходящее слово для Клер. Другая, Виктория, выглядела толковой и знающей, по крайней мере так ему показалось, и она явно оберегала свою сестру.

– Моя экономка, миссис Миллз, около двух недель тому назад уведомила меня о своем уходе. Она уйдет через несколько дней, и мне нужно найти ей замену. – Виктория Темпл была слишком молоденькой для такой должности и, несомненно, сознавала это. – Может быть, вас заинтересует эта работа.

От него не укрылось огромное облегчение, отразившееся на ее лице. Это, как ни странно, причинило ему боль.

– Да, милорд, я очень заинтересована. Мне приходилось выполнять обязанности такого рода. Я уверена, что справлюсь.

Она привлекательна, он заметил то, чего не увидел раньше. Не потрясающая красавица, как сестра, но у нее тонкие черты лица, красивые темные брови вразлет и зеленые глаза, прямой носик и твердый подбородок. Упрямый маленький подбородок, с некоторым удивлением отметил он.

– А что моя сестра? Боюсь, я не смогу принять предложение, если у вас не найдется места и для Клер.

Он уловил напряженность в ее голосе. Она нуждалась в работе – нуждалась отчаянно. Но она не согласилась бы остаться без сестры. Виктория, очевидно, не понимает, что именно из-за Клер ей предложили место.

– В качестве экономки вы сможете нанимать тех, кого сочтете нужным. Наверняка нелишней окажется еще одна горничная. Я пошлю за миссис Миллз. Она вам все покажет и обсудит с вами ваши обязанности. Так как это холостяцкий дом, будет лучше, если я представлю вас как миссис Темпл. Ее рот непроизвольно сжался – необходимость прибегнуть ко лжи явно угнетала ее.

– Хорошо, согласна, так будет лучше. А чтобы не возникало проблем у Клер, вы можете называть мою сестру мисс Марион. Это ее второе имя.

Он сделал знак Тиммонзу, и тот отправился за миссис Миллз. Через несколько минут явилась широкобедрая экономка, на ее лице было написано любопытство.

– Миссис Миллз, это миссис Темпл, – сказал Корд. – Она займет ваше место с понедельника.

Экономка нахмурила седеющие брови.

– Но я считала, что миссис Ратбон…

– Вас заменит миссис Темпл. А это ее сестра, мисс Марион. Она будет горничной.

Миссис Миллз это явно не понравилось, но она кивнула в знак согласия, дала сестрам знак следовать за ней и стала подниматься по лестнице.

– Сначала устроим вашу сестру, – сказала экономка. – А потом я покажу вам вашу комнату. Это внизу, рядом с кухней.

– Идем, Клер. – Слова сестры оторвали блондинку от созерцания вазы с цветами. – Миссис Миллз покажет нам наши комнаты. – Тори обращалась к Клер, но продолжала смотреть на Корда, и он уловил в ее глазах что-то похожее на предупреждение.

Это изумило его. Служанка – и такая дерзость. Он обнаружил, что в первый раз за последние недели думает не о делах и не об Итане.

Корд еще раз взглянул на Клер, которая поднималась по лестнице, наклонив изящную головку, словно разглядывала узор на ковре. Корд не мог оторвать глаз от серебряной пряди волос на ее щеке и чувствовал знакомое воодушевление. Он улыбался, предвосхищая захватывающие приключения, которые неожиданно приготовила для него судьба.

Потом подумал о кипе бумаг, ожидающих на письменном столе, и улыбка исчезла с его лица. Со вздохом Корд направился в кабинет.

Глава 2

На следующий день миссис Миллз принялась объяснять Тори ее обязанности. По счастью, Тори вела довольно большое хозяйство в Харвуд-Холле, а так как скаредный барон свел штат слуг до минимума, все в поместье целыми днями трудились до изнеможения.

Хотя в Харвуд-Холле Клер никогда не приходилось работать, она без жалоб начала выполнять все, что от нее требовалось: собирала горох и бобы в огороде при кухне, бегала на рынок за горшочком масла, которое могло понадобиться повару, чтобы приготовить ужин, и получала удовольствие от общения с другими слугами.

С тех пор как три года назад умерла их мать, Шарлотта Темпл Уайтинг, леди Харвуд, они почти ни с кем не виделись. Когда мама заболела, Тори находилась в частной школе миссис Торнхилл. А после маминой смерти отчим настоял, чтобы Тори оставила учебу и занялась хозяйством. Он сказал, что Клер может учиться дома. Когда дело касалось сестер, барон был предельно скуп, но теперь Тори знала, что он к тому же надеялся пробраться в постель к сестре.

По ее спине пробежала дрожь. Теперь Клер в безопасности, сказала она себе. Увы, на самом деле кража ожерелья и возможная смерть барона нависли над ними, как темная туча, омрачая каждый прожитый день. Но если бы барон был мертв, они бы узнали об этом из газет или их бы уже арестовали.

Поэтому скорее всего барон оправился и просто ничего не сообщил о происшедшем, надеясь избежать скандала. Он был помешан на своем титуле, доставшемся ему после смерти отца Клер и Тори. Теперь он был бароном Харвудом. Может быть, не желал пятнать свое имя.

Ее мысли вернулись к ожерелью. Майлс Уайтинг с первого взгляда пришел в восторг от прекрасных жемчужин и сверкающих между ними восхитительных бриллиантов. Тори не исключала, что он приобрел ожерелье для любовницы, но не смог расстаться с ним. Как бы там ни было, ожерелье возымело какую-то власть над ним.

Конечно, рассказываемые шепотом небылицы о темных страстях и насилии, об огромных состояниях, обретенных и потерянных обладателями ожерелья, были не чем иным, как фантазиями.

И еще… Тори смотрела вокруг, размышляя о своем нынешнем положении, лицо ее было влажным от жара – под кастрюлями, кипящими на плите, плясали языки пламени. Ее волосы выбились из прически и прилипли к затылку. Она думала о Клер, о том, нет ли у барона дурных намерений.

Тори принимала дела у миссис Миллз, вникая во все тонкости ведения хозяйства. Ей предстояло проверять счета, составлять меню, принимать поставляемые продукты, вести учет хранящегося в кладовых, следить за сменой и стиркой белья, заказывать все, что может потребоваться в хозяйстве, и это составляло только часть бесконечного перечня обязанностей.

Только через несколько часов она смогла подняться наверх, чтобы проверить по списку белье в кладовке западного крыла особняка, и наткнулась на графа, стоявшего в дверях одной из спален. Тори догадалась, что сестра меняет в спальне белье, и вся напряглась.

– Вам что-нибудь нужно, милорд? – спросила Тори, уверенная, что знает, зачем он здесь.

– Что? О нет, ничего, я просто… – Он мельком взглянул на Клер, которая, держа в руках охапку грязных простыней, не отрываясь смотрела в окно. – Чем это занята ваша сестра?

Тори заглянула в комнату, по лицу Клер было видно, что она целиком ушла в созерцание чего-то. Оказывается, она следила за мотыльком, сидевшим на кончике пальца ее вытянутой руки. Клер не двигалась, наблюдая за взмахами крошечных крылышек.

Тревога сжала грудь Тори. Им нужна эта работа. У них не было денег, не было выбора. Им некуда было пойти.

– Вам не о чем беспокоиться, милорд. Клер отличается большим усердием. Она со всем справится. Может быть, ей потребуется немного больше времени, чем кому-нибудь другому, но она очень старательна. Она все сделает хорошо.

Граф с высоты своего роста взглянул на Тори. У него оказались светло-карие глаза с золотыми крапинками, немного необычные и какие-то тревожащие.

– Не сомневаюсь в этом. – Его взгляд снова переместился на Клер, которая все еще была загипнотизирована медленными, грациозными движениями маленького мотылька.

Тори решительно направилась к сестренке.

– Клер, дорогая. Почему ты не несешь эти простыни вниз, к миссис Уиггз? Ей, наверное, нужно помочь со стиркой.

Личико Клер осветилось блаженной улыбкой.

– Хорошо. – Выходя из комнаты, она легко проскользнула мимо графа, который продолжал следить глазами за грациозно движущейся по коридору фигуркой.

– Повторяю, вы можете не волноваться из-за Клер.

Он повернулся к Тори, и уголки его рта поползли вверх.

– Разумеется, достаточно того, что вы волнуетесь за нее.

Тори промолчала и вслед за ним вышла в коридор. Ее сердце стучало, в животе будто что-то переворачивалось. Это страх потерять место, сказала она себе. Но когда ее взгляд сам собой последовал за уходящим высоким темноволосым графом, она испугалась, что тому была другая причина.

Позолоченные бронзовые часы на каминной полке пробили полночь. Сидящий в кабинете за письменным столом Корд едва ли слышал их. Он уставился в круг света от серебряной лампы, освещающей гроссбух, над которым он корпел все время после ужина. Усталый, он протер глаза и откинулся на спинку кресла, размышляя над тем, насколько велики были убытки, понесенные семейством, прежде чем он взял на себя обязанность восстановить утраченное.

Пока не умер отец, Корд не имел представления, какие проблемы одолевали старого графа. Корд кутил с друзьями, дебоширил, играл в азартные игры, бегал за юбками – словом, развлекался как мог. У него не находилось времени для того, чтобы заняться тем, чем ему надлежало заняться как старшему сыну, – взять на себя ответственность за семейные дела.

Отца хватил апоплексический удар – он потерял речь, половину тела парализовало, отчего его прежде красивое лицо перекосилось. Еще через два месяца граф Брант покинул этот мир, и вся тяжесть финансового краха семейства легла на плечи его сына.

С того времени вот уже два года Корд гадал, был бы граф жив по сию пору, если бы сын оказался рядом и облегчил ношу? Может быть, вдвоем им удалось бы решить по крайней мере часть финансовых проблем. Может быть, если бы ноша не была столь тяжела…

Увы, слишком поздно он спохватился, и никуда не деться от чувства вины.

Норд вздохнул. В тишине комнаты он теперь слышал тиканье часов, видел, как тень скользнула по стене, когда он придвинулся к письменному столу. По крайней мере то, чего он достиг, приносило ему некоторое удовлетворение. Несколько продуманных вложений за два года поправили дела Брантов до удовлетворительного состояния. Он заработал столько, что смог оплатить ремонтные работы в трех принадлежащих семье имениях и сделать несколько новых вложений, которые представлялись очень обещающими.

Но этого было недостаточно. Он в долгу перед отцом. Корд хотел не только восстановить финансовое благополучие семейства, но и приумножить состояние. Он не только обнаружил в себе деловые способности, он выработал план, в который входила женитьба на богатой наследнице.

Это представлялось несложной задачей. Корд знал женщин. С ними ему было легко, они ему нравились – молодые и не очень, полные и худенькие, богатые и бедные. И они любили его. Он уже присмотрел парочку кандидаток. Когда придет время, ему будет нетрудно решить, какая из привлекательных и богатых молодых женщин станет его женой.

При мысли о женщинах в его воображении возникла прелестная белокурая малышка, спавшая наверху. Он ни разу не соблазнил ни одной служанки или невинной девушки, но для прекрасной Клер готов был сделать исключение. Конечно, он обязательно позаботится о ней. У нее будет удобный городской дом, он обеспечит ей достаточно щедрое содержание, она сможет позаботиться о старшей сестре.

От такого расклада выиграют все.


Первый день работы Тори в качестве экономки у графа Бранта пришелся на понедельник. Уже перевалило за полдень, а все шло далеко не лучшим образом. Хотя граф представил ее слугам как миссис Темпл, Тори знала, что молодой женщине ее возраста будет трудно завоевать их уважение и расположение.

Что за экономка в девятнадцать лет? Слуги обиженно воспринимали распоряжения, исходившие от персоны, которая, как они думали, была совершенно неопытной, и хотя это было не совсем так, только время могло заставить их изменить свое отношение.

Хуже того, слуги ожидали, что экономкой станет миссис Ратбон, старшая по статусу в штате прислуги. И миссис Ратбон была в ярости, что ее обошли.

– Тори? – По винтовой лестнице вниз спешила Клер. Ни домашний чепец, надетый на серебряные локоны, ни жесткая черная юбка из тафты и простая белая блуза не могли приглушить сияние, исходящее от ее прекрасного лица. – Я закончила уборку гостевых комнат в восточном крыле. Что мне делать дальше?

Тори уже осмотрела богато обставленный дом, отметила свежесрезанные цветы на столике у входа и сверкание инкрустированного паркета. На первый взгляд везде было чисто, столики блестели, на каминных полках не было пыли, но более внимательный осмотр показал много упущений.

Серебро давно требовало чистки, комнаты для гостей неделями не приводились в порядок, камины давно не чистили. Ковры необходимо было тщательно выбить, а шторы как следует проветрить.

Она добьется, чтобы все делалось как надо. Так или иначе, она победит недоверие слуг.

– Я не убирала комнаты в западном крыле. Мне идти наверх и прибрать их?

Тори этого совсем не хотелось. В той части дома находилась комната лорда Бранта, и Тори хотела бы держать Клер как можно дальше от него.

– Почему бы тебе не спуститься вниз, в буфетную, и не помочь мисс Хоникатт чистить то замечательное шеффилдское серебро?

– Хорошо, но…

– Моя комната определенно нуждается в уборке, – лениво протянул граф, возникший на верхней площадке. Его необычные глаза в золотых крапинках уставились на внезапно покрасневшее личико Клер.

Клер присела, но неожиданно потеряла равновесие и чуть не упала. К счастью, граф схватил ее за руку и помог встать на ноги.

– Спокойнее, милочка. Вам не требуется убивать себя, чтобы выполнить это поручение.

Краска на щеках Клер стала гуще.

– Прошу прощения, милорд. Я порой бываю неловкой. Сейчас я приберу у вас.

Клер быстро стала подниматься по лестнице, прошла мимо графа, который отступил, пропуская ее, и посмотрел ей вслед. Его львиные глаза следили за ней, пока она не исчезла из виду, после чего Корд повернулся к Тори:

– Надеюсь, вы хорошо осваиваетесь в новой должности?

– Да, милорд. Все идет хорошо. – Это было неправдой. Слуги едва замечали ее присутствие, и она не знала, много ли из ее распоряжений действительно будет выполнено.

– Прекрасно. Если возникнет необходимость, обращайтесь ко мне. – Он пошел наверх, оставив Тори тревожиться за его намерения в отношении Клер.

– Милорд?

Он остановился, не дойдя до лестничной площадки.

– Да?

– Дело в том… Есть некоторые вещи, которые я хотела бы обсудить с вами.

– Лучше немного позже. – Он поднялся по лестнице и направился к своей комнате.

– Это важно, – крикнула Тори, догоняя его. – Может быть, вы найдете для меня несколько минут?

Брант остановился, повернулся к ней. В течение нескольких показавшихся ей долгими мгновений он изучал ее, и что-то подсказало Тори, что он прекрасно знает, о чем она думает.

Он едва заметно улыбнулся:

– Настолько важно? Я спущусь через пятнадцать минут.

Подойдя к коридору, ведущему в его покои, Корд продолжал качать головой и изумленно улыбаться. Эта новая экономка очень занятная. Дерзкая и слишком проницательная, чтобы ему это понравилось. Дверь была открыта. В глубине комнаты двигалась воздушная фигурка в чепце, легкими, быстрыми движениями работавшая щеткой, сметая немногие пылинки, которые обнаруживались на тщательно натертом дубовом полу.

Она была удивительно мила. И в отличие от дерзкой сестры трепетала перед ним, даже боялась его. Он прикидывал, что сделать, чтобы успокоить ее.

Он прошел было в комнату, но остановился, поняв, что она не замечает его присутствия. Ему захотелось понаблюдать за ней. Щетка продолжала двигаться, потом застыла, потому что Клер остановилась, чтобы рассмотреть серебряную музыкальную шкатулку, стоявшую на столе. Подняв крышку, она испуганно замерла, когда из шкатулки полились звуки колыбельной Бетховена.

Клер начала раскачиваться из стороны в сторону и пританцовывать, жизнерадостным голоском вторя звукам музыки и держа щетку, словно это был партнер. Корд следил за ее гибкими, грациозными движениями, но на этот раз не поддался очарованию, как в первый день, а нахмурился.

Следить за ней было все равно что подглядывать за феями, тайно пробравшись в их царство, все равно что подглядывать за играющим ребенком. Корда это смутило.

Клер заметила его, отпрыгнула и захлопнула крышку шкатулки.

– Я… Простите меня, милорд. Она… она такая красивая. Я открыла ее, и заиграла музыка… Я… я надеюсь, вы не сердитесь?

– Нет, – сказал он, сделав легкое движение головой. – Я не сержусь.

– Милорд? – При резких звуках голоса Виктории Темпл его брови поползли вверх, он изумленно воззрился на вторую сестру. Ярость, написанная на ее лице, заставила его улыбнуться.

– В чем дело, миссис Темпл? По-моему, я обещал, что спущусь через пятнадцать минут.

Она придала своему лицу бесстрастное выражение.

– Да, милорд, но я относила наверх чистое белье и подумала, что могу избавить вас от необходимости снова спускаться вниз.

В качестве доказательства она держала в руках стопку белья; он уловил запах крахмала и мыла и едва уловимый аромат чего-то женского.

– Что ж, очень предусмотрительно с вашей стороны. И очень изобретательно.

Нет сомнений, она храбрая маленькая защитница. Но ведь он знал об этом с самого начала.

Бросив еще один взгляд на Клер, личико которой, даже лишившись красок, оставалось красивым, Корд закрыл дверь и пошел по коридору за Викторией Темпл, а затем остановился под золоченым настенным светильником.

– Итак, миссис Темпл, очень важные вопросы, о которых вы говорили… что это за вопросы? – Он решил, что ей потребуется время, чтобы придумать что-нибудь, не выдав тревоги за сестру. Но неожиданно обнаружил, что она готова ответить.

– Для начала возьмем серебро. Я считаю, что его следует регулярно чистить.

Он очень серьезно кивнул:

– Разумеется. Вдруг неожиданно появится гость, а чайный сервиз окажется невычищенным?

– Вот именно, милорд. – Она смотрела поверх его плеча, туда, где в комнате осталась ее сестра. – И еще нужно что-то делать с гостевыми комнатами.

– С гостевыми комнатами?

– Их совершенно необходимо проветривать… если вы не будете возражать, конечно.

Он подавил в себе желание рассмеяться и сумел сохранить серьезное выражение лица.

– Проветривать? Конечно. Я сам подумывал об этом.

– Так вы даете разрешение?

– Вне всякого сомнения. – Будто Виктория Темпл нуждалась в его разрешении. – Что ж, если воздух в одной из спален покажется гостю недостаточно свежим, это будет просто ужасно.

– И о каминах. Важно, чтобы…

– Поступайте с каминами так, как найдете нужным, миссис Темпл. Поддерживать чистоту в доме очень важно. По этой причине я и нанял такую толковую экономку, как вы. Теперь, если вы извините меня…

Она открыла рот, вероятно, подумав, что он намеревается возвратиться туда, где продолжала свою работу Клер, но ничего не произнесла, увидев, что он идет вниз. Хмыкнув, Корд отправился к себе в кабинет. За его спиной послышался вздох облегчения.

Корд только улыбнулся. Он не совсем понимал, что делать с этими двумя сестрами, одно было ясно: его жизнь с их появлением перестанет быть скучной.

На следующее утро Тори встала очень рано. В соответствии с должностью отведенная ей комната внизу, у входа в прихожую, была просторной и на удивление уютной. В ней стояла удобная кровать с хорошими матрацем и подушкой, остальная мебель тоже была добротной. На столике у стены стояли фарфоровый тазик и кувшин, расписанный лавандовыми цветочками, на окнах висели красивые занавески из белого муслина.

Тори налила воды в тазик, умылась и подошла к висевшим на крючке черной юбке и белой блузке – своей форменной одежде, носить которую она была обязана все время. Снимая с крючка одежду, она нахмурилась, заметив, что это другие юбка с блузкой, не те, которые она повесила возле двери перед сном.

Они были свежевыстиранными, сильно пахли крахмалом и мылом и хрустели, потому что оказались так туго накрахмаленными, что стали как деревянные, хотя сшиты были из мягкой хлопковой ткани.

О Боже! Как по-детски… Тори оборвала свои размышления, едва начав их. Она не знала, кто постарался досадить ей, хотя скорее всего зачинщицей была миссис Ратбон. Ее нелюбовь объяснялась завистью, но не это было главным. Все слуги чувствовали себя обиженными. Наверное, они тратили немало времени, обсуждая, как избавиться от нее. Они не знали, как сильно она нуждалась в этой работе, как им с Клер нужны были деньги.

Ладно, по крайней мере они, казалось, приняли Клер. Клер была так мила и добра, что почти все признали ее. Для них источником неудовольствия была Тори, от нее нужно было избавиться. Но что бы ни думали другие, что бы они ни делали, Тори не собиралась отступать.

Скрипя зубами, Тори натянула блузку на нижнюю рубашку, просунула руки в рукава и застегнула пуговицы – при каждом движении одежда хрустела. Блузка царапала подмышки, а воротник тер шею.

Тори понимала, что ее ждет – при каждом шаге одежда будет шуршать и трещать. Рукава блузки торчали, как крылья, юбка топорщилась спереди и сзади, словно надутые паруса.

– Что, Бога ради, происходит?

Тори замерла при звуках этого голоса, обернулась и увидела идущего к ней графа. Боже милостивый – все несчастья на ее бедную голову! Неужели у него нет больше дел, кроме как крутиться у комнат прислуги? Корд остановился перед ней, откинулся назад и скрестил руки на своей очень впечатляющей ширины груди.

– Миссис Темпл, когда вы задавали мне вопросы по поводу ведения домашнего хозяйства, вам следовало бы испросить у меня совета относительно того, как стирать белье. Я предложил бы вам класть немного меньше крахмала.

Тори чувствовала, как заливается краской. Она выглядела совершенно по-идиотски в своей нелепой одежде, и, видимо, поэтому граф показался ей еще красивее, чем днем раньше.

– Я не давала указаний относительно стирки, милорд. Однако уверяю вас, что в ближайшем будущем позабочусь о должном обучении ваших прачек.

Уголки его рта поползли вверх.

– Полагаю, что это будет очень кстати.

Он не двигался, словно не собирался уходить, просто стоял и усмехался, и она посмотрела ему в лицо, выставив свой аккуратный подбородок.

– Позвольте покинуть вас, милорд.

– О да. Мне кажется, вам пора заняться проветриванием и чисткой – и, разумеется, дать указания в прачечной.

Ее лицо снова покрылось краской. Повернувшись, она пошла по коридору, стараясь не замечать тихих смешков графа и треска, издаваемого ее юбками.

Все еще улыбаясь, вспоминая о том, как забавно выглядела Виктория Темпл в ужасной перекрахмаленной форме, Корд прошел в свой кабинет. Этим утром у него была назначена встреча с полковником Хауардом Пендлтоном из Военного министерства. Полковник был близким другом его отца. Кроме того, он работал с кузеном Корда, Итаном.

Хотя Корд долгие часы проводил за письменным столом, умножая состояние семейства, немало времени у него уходило на попытки разыскать кузена и лучшего друга, Итана Шарпа, маркиза Белфорда, мать которого приходилась Корду тетей. После того как Присцилла и Малком Шарп погибли – их карета разбилась, когда они возвращались из загородного дома, – лорд и леди Брант взяли к себе их детей, Чарлза, Итана и Сару, и воспитывали как своих собственных.

У Корда не было братьев и сестер, и он подружился с кузенами. Все было – иногда у кого-нибудь оказывался разбитым нос, а однажды Корд случайно сломал Итану руку во время борьбы, закончившейся тем, что оба свалились в воду. Корда ждала бы хорошая порка, если бы Итан не поклялся, что случайно упал в воду, а Корд старался вытащить его.

Этот случай укрепил их дружбу, хотя Итан был на два года младше. Может быть, он отчасти хотел испытать себя, когда после Оксфорда пошел во флот. Это было девять лет назад. С тех пор он успел уйти из ВМС, но не со службы у его величества. Итан Шарп стал капитаном капера[1] "Морская ведьма" и продолжал служить своей стране.

По крайней мере до того, как его судно исчезло.

Раздался осторожный стук. В дверь просунул голову коротышка дворецкий Тиммонз.

– Полковник Пендлтон, милорд.

– Проводите его сюда.

Чуть позже в кабинет вошел убеленный сединами офицер в красном мундире с золотыми пуговицами. Корд обошел вокруг стола, чтобы поприветствовать его.

– Рад видеть вас, полковник.

– Я тоже, милорд.

– Хотите выпить чего-нибудь бодрящего? Бренди или чашку чаю?

– Нет, благодарю вас. Боюсь, у меня мало времени.

Корд тоже не стал пить. Он думал об Итане, с каждым днем его тревога росла. Вот уже почти год он пытался разыскать Итана, отказываясь признать, что судно вместе с командой могло просто погибнуть во время шторма. Корд верил, что Итан был для этого слишком хорошим капитаном. Случилось что-то другое.

Хозяин и гость уселись в удобные кожаные кресла перед камином, и Корд сразу перешел к делу:

– Что нового, Харвуд?

Полковник улыбнулся:

– Милорд, есть хорошие новости. Три дня назад в Портсмут пришло военное судно, «Победитель». На его борту оказался один гражданский пассажир, некий Эдвард Легг. Легг утверждает, что он из команды капитана Шарпа.

Корд похолодел. Он перегнулся к гостю.

– Что он сообщил об Итане и его судне?

– Это и есть хорошая новость. Мистер Легг утверждает, что при выполнении последнего задания у Гавра их поджидали в засаде два французских военных корабля. Кто-то сообщил им о появлении капитана Шарпа – по крайней мере так Легг думает. В сражении "Морская ведьма" получила повреждения, которые не удалось ликвидировать, но большая часть команды была взята в плен, а не убита, в том числе и капитан Шарп.

– Как Легг оказался на "Победителе"?

– Судя по всему, после того как они достигли берега, Леггу и еще одному матросу удалось бежать. Второй матрос умер от ран, полученных в сражении, а Легг добрался до Испании и сумел попасть на «Победитель», возвращающийся в Англию.

– Он не сказал, куда доставили Итана?

– Боюсь, этого он не знает.

– Итан ранен?

– Легг сказал, что капитан пострадал от удара саблей, были и другие ранения, но не настолько серьезные, чтобы убить такого человека, как капитан Шарп.

Корд молил Бога, чтобы Легг оказался прав.

– Мне нужно поговорить с ним. Чем быстрее, тем лучше.

– Я это устрою.

Они еще немного поговорили, и Корд поднялся с кресла.

– Благодарю вас, полковник.

– Вы всегда можете со мной связаться, – сказал Пендлтон, направляясь к двери.

Корд только кивнул. Итан жив – Корд был уверен в этом. Мальчик, который не проронил ни одной слезинки, когда ему вправляли сломанную руку, вырос в настоящего мужчину.

И где бы он ни был, Корд намерен найти его.

Глава 3

Вопрос со стиркой был улажен. Миссис Уиггз, прачка, дрожащей рукой трогая перекрахмаленную одежду Тори, уверяла, что это не ее вина.

В тот день она работала до глубокой ночи, перестирывая юбку и блузку, и к утру Тори получила другую смену форменной одежды.

Другие слуги вместе с несколькими нанятыми Тори молоденькими трубочистами работали на чистке каминов. Стояли теплые дни, поэтому камины не топили, и единственной опасностью, угрожавшей мальчикам, было свалиться в дымоход с высоты третьего этажа.

Но Тори видела, что вероятности такого падения почти не существовало. Трубочисты, как обезьянки, карабкались по неровной кладке; создавалось впечатление, что это легко, хотя на самом деле, конечно, было сложно. Им в помощь Тори приставила несколько слуг, в том числе и миссис Ратбон. Тори принимала работу, один за другим обходя камины. Удовлетворенная результатами проделанной работы в голубом салоне, она прошла в кабинет лорда Бранта. Она уже заметила, что граф проводил в кабинете долгие часы, корпя над бумагами и сверяя цифры в тяжелых бухгалтерских книгах, присев на угол стола. Это удивляло ее.

Ни один из богатых и знатных посетителей Харвуд-Холла не утруждал себя даже незначительными усилиями по ведению дел. Титулованные особы считали, что это ниже их достоинства, и заняты были исключительно прожиганием унаследованных состояний, в том числе и ее отчим.

Мысли об этом вызвали у Тори новый приступ гнева. Майлс Уайтинг, кузен ее отца и следующий в роду претендент на титул, не только заполучил все, что принадлежало Харвудам, но и проложил дорожку к сердцу скорбящей вдовы и убедил ее выйти за него замуж, тем самым присвоив Уиндмер, имение матери.

Майлс Уайтинг – если она все же не убила его – был самым низким из людей, в этом Тори не сомневалась. Он был вором, негодяем и соблазнителем невинных молодых девушек. К тому же в последние несколько лет она начала подозревать, что это он погубил отца. Тори тысячи раз желала, чтобы настал день, когда Майлс Уайтинг заплатит за все свои деяния.

Впрочем, может быть, уже заплатил.

Заставив себя не думать о бароне и о том, что с ним случилось или могло случиться, Тори подошла к камину в углу кабинета.

– Как продвигаются дела, миссис Ратбон?

– Здесь, кажется, не все ладно. Может, взглянете сами?

Тори подошла ближе. Наклонившись, просунула голову в отверстие – и тут же на ее голову свалилась очередная порция сажи, сброшенная вниз трубочистами. Черная масса забила глаза и рот. Закашлявшись, она попыталась сделать вдох, и сажа попала в нос. Давясь и пытаясь отдышаться, она отпрянула от камина и свирепо взглянула на миссис Ратбон.

– Наверное, у них уже все в порядке, – произнесла немолодая соперница. Костлявая, как огородное пугало, она была обладательницей острого носика и торчащих пучками черных волос, выбивающихся из-под чепца. Ее губы не улыбались, но в глазах светился триумф.

– Да… – согласилась Тори сквозь сжатые зубы. – Уже все в порядке. – Повернувшись, она направилась к двери. Руки и лицо у нее были густо покрыты сажей. И ей повезло, как всегда. Она даже не удивилась, увидев в дверях графа Бранта, плечи которого сотрясались от веселого смеха.

Тори бросила на него такой взгляд, от которого у менее стойкого человека подогнулись бы колени.

– Я понимаю, что вы здесь хозяин, но на этот раз я бы посоветовала вам не произносить ни слова.

Тори пошла к дверям, заставив его отодвинуться подальше, чтобы не запачкать превосходно сшитый сюртук орехового цвета. Граф продолжал улыбаться, но не позволил себе никаких реплик, мудро последовав ее совету.

Оказавшись наверху, проклиная отчима и обстоятельства, заставившие ее пасть так низко, Тори переоделась во вторую смену одежды, так удачно приготовленную миссис Уиггз. Она помедлила, взяла себя в руки и отправилась вниз продолжать работу.

Ей подумалось, что среди всей прислуги ее единственным союзником был дворецкий, мистер Тиммонз. Он отличался смиренностью и мягкими манерами и был скорее всего себе на уме.

Ну и пусть, как и раньше, сказала себе Тори. Никакие уловки недоброжелателей не заставят ее отступить.

Через четверть часа Корд смог вернуться в кабинет; трубочисты прошли в другую часть дома, и миссис Ратбон предусмотрительно отправилась с ними. Корд не знал, имеет ли она отношение к тому, что произошло с экономкой, но сильно подозревал, что имеет.

Ему не хотелось, чтобы у новой экономки возникли сложности, однако не мог удержаться от ухмылки, вспоминая ее черные лицо и руки и белые кружки глаз, в ярости уставившиеся на него.

Ей приходится нелегко. Но Виктория Темпл, кажется, способна выполнять обязанности, которые он возложил на нее, и не обрадуется, если он вмешается. У этой девчонки независимый характер. И ему это скорее нравится. Он задумался, откуда она вдруг взялась и почему у них с сестрой манеры и речь, свойственные людям более высокого положения. Когда-нибудь он, возможно, узнает это.

Когда-нибудь. У него множество куда более важных дел, чем беспокойство о прислуге. Днем он планировал встретиться с тем матросом, Эдвардом Леггом, чтобы расспросить его о кузене. Тревога за Итана не покидала Корда, граф был полон решимости использовать любую возможность, чтобы способствовать возвращению кузена.

Взгляд Корда упал на шахматный столик в углу. Партия осталась недоигранной, искусно вырезанные фигурки застыли на своих местах почти год тому назад. Игра на расстоянии давно вошла у друзей в неистребимую привычку, она продолжалась, куда бы ни отправлялся Итан. Итан сообщал Корду очередной ход в письме и, получив ответ, обдумывал новый. Их силы были примерно равны, хотя Корд был впереди на две-три партии.

В текущей партии Корд сделал ход ферзем и сообщил о нем в письме, которое послал Итану с курьером. Но так и не получил ответа. Шахматный столик молчаливо напоминал об исчезновении кузена. Корд приказал, чтобы никто не прикасался к шахматам до тех пор, пока не вернется капитан Шарп. Граф вздохнул – когда это еще будет.

Усевшись за стол, он вернулся к бумагам – к проверке счетов и вычислению выгоды от инвестиций, но прошло немного времени, и он снова отвлекся, представляя недавнюю сцену в кабинете.

Корд чуть улыбнулся, он вспомнил, что экономка фактически предъявила ему требование, и у него хватило здравого смысла подчиниться этому требованию.

Тем временем дела в доме пошли лучше: полы внизу так сверкали, что Тори могла видеть в них свое отражение, столовое серебро было начищено. Заставить прислугу выполнять распоряжения было не легче, чем начерпать решетом воды, или как там в поговорке. Однако мало-помалу все начинало приходить в норму. Клер, казалось, была довольна жизнью в новом доме. Пока опасения Тори относительно намерений графа никак не оправдывались. Может быть, он просто слишком занят, чтобы обращать внимание на девушку-служанку, как бы хороша она ни была. Но Тори все равно не доверяла ему. Граф был холост и на редкость красив. Не исключено, что он окажется еще одним распутником, имеющим виды на Клер.

Вечером после еды Клер, как и большинство слуг, отправилась наверх укладываться спать, а Тори все еще бродила по темным коридорам. Ей совсем не хотелось спать, не давали покоя мысли об отчиме и страх, не убила ли она его, хотя в тот момент выбор у нее был небольшой.

Конечно, если бы он умер, власти искали бы убийцу и скорее всего уже нашли бы ее. В газетах Тори ничего такого не видела, но она редко заглядывала в них с тех пор, как оказалась в Лондоне. Все силы уходили на то, чтобы выжить.

Решив, что чтение поможет ей снять напряжение и уснуть, и понадеявшись, что граф не будет сердиться, если она позаимствует одну из его книг, Тори, держа перед собой масляную лампу, поднялась по короткому пролету лестницы с цокольного этажа наверх и направилась в библиотеку. Проходя мимо кабинета графа, Тори заметила, что на письменном столе осталась непотушенная лампа. Тори свернула к столу, чтобы задуть ее, и взгляд упал на шахматный столик.

Тори видела его и раньше, восхищалась инкрустацией и фигурками из черного дерева и слоновой кости и гадала, кто из знакомцев графа мог быть его противником. Но проходили дни, а фигуры оставались все на тех же местах.

Тори недоумевала. Отец научил ее играть в шахматы, и она часто играла с ним, пока он был жив, и играла очень хорошо. Глядя на фигуры, она не смогла удержаться – села на резной стул с высокой спинкой и стала изучать ходы, которые сделали граф и его противник.

Ее внимательный взгляд подметил, что, хотя с фигур и сметали пыль, на доске оставались маленькие круги, свидетельствовавшие о том, что игра была прервана давно.

Тори изучала расстановку сил. Решив, что черными играл граф – почему-то так ей показалось, – она, движимая чувством соперничества, которое было частью ее натуры, протянула руку и переставила одного из белых коней так, что прекрасно выполненная фигурка стала угрожать черному слону.

Ей следовало вернуть фигуру на прежнее место. Граф, несомненно, рассердится, если узнает, что это она передвинула ее, но что-то воспротивилось этому. Он при желании может вернуть фигуру на место, решила Тори. Если он станет ей выговаривать, она скажет, что фигурка сдвинулась, когда протирали пыль. Как бы то ни было, она не поставила коня на прежнее место.

Вместо этого, наконец почувствовав сонливость, она задула лампу, горевшую на письменном столе, и пошла к себе.

* * *

Золотой крест на двери подъехавшей к особняку кареты блеснул в свете фонаря. Было далеко за полночь. После мало что давшей беседы с Эдвардом Леггом, который не сказал почти ничего нового, разве что поведал, как храбро и мужественно вел себя капитан Шарп в ходе злосчастного сражения и как он преклоняется перед капитаном, настроение у Корда сильно упало.

Поскольку его намерение сблизиться с Клер как-то поостыло, а снова оказаться в объятиях прежней любовницы ему не хотелось, в силу крайней необходимости он решил посетить дом удовольствий мадам Фонтено.

Корд не знал, почему он изменил свое намерение, почему уже в дороге приказал кучеру ехать в клуб «Уайте». Но именно там он провел несколько часов, сидя в глубоком кожаном кресле, надолго погрузившись в вист, попивая бренди, теряясь в догадках и теряя деньги.

Его добрый друг, Рейфел Сондерс, герцог Шеффилд, изо всех сил старался ободрить его, поднять настроение, но безрезультатно.

Корд покончил с бренди, распорядился подать карету и поехал домой. Вскоре карета уже стояла перед его трехэтажным особняком, и лакей распахивал дверь. Корд вышел из кареты и прошел в дом.

Он бросил лайковые перчатки в шляпу, оставил ее на столике у двери и посмотрел на лестницу, зная, что ему необходимо поспать. С утра предстояло обсудить с солиситором важные бумаги, и делать это лучше на свежую голову.

Но вместо того чтобы подняться наверх, Корд направился в кабинет. Непонятно почему, он больше не вспоминал о веселых дамах, его мысли витали вокруг ожидавших его деловых бумаг и, что совершенно удивительно, вокруг двух недавно нанятых служанок.

Последнее привело его в изумление. Если бы это было просто физическое влечение к Клер, он еще мог бы это понять, но прелестная ангелоподобная девчушка привлекала его все меньше и меньше, а вот ее старшая, немного дерзкая сестра занимала все больше.

Как глупо. И все же когда он наблюдал за плавными движениями Клер Темпл, похожими на движения принцессы из волшебной сказки, его не покидала мысль, что соблазнить прелестную Клер было бы совершенно бессовестно. Корд имел очень большой опыт по части женщин, тогда как Клер… он не был уверен, что она до конца понимает, в чем заключаются различия между мужчиной и женщиной.

Соблазнить ее – это все равно что оторвать крылышки у прекрасной бабочки.

Настроившись против женщин вообще и ругая себя за то, что, прежде чем поехать домой, он не удовлетворил настоятельной физиологической потребности, Корд посмотрел на стопку бумаг, лежащих на столе. Он снял сюртук и набросил его на кресло, потом ослабил и снял шейный платок, закатал рукава рубашки и приготовился поработать пару часов.

Его взгляд упал на шахматный столик в углу кабинета. Корд нахмурился и повернулся к нему.

Корд уставился на шахматные фигуры. Он точно знал, где стояла каждая, он изучал их расположение такое множество раз, что мог закрыть глаза и увидеть их во сне. Что-то изменилось. Немного, но изменилось. Когда он понял, что одна фигура стоит не на прежнем месте, его охватил гнев.

Он сказал себе, что этого не может быть, но, увидев, что конь теперь угрожает его слону, припомнил, как они с Итаном начинали разыгрывать эту партию, которая могла навсегда остаться незаконченной, и на его щеках заиграли желваки. Уверенный, что кто-то из слуг передвинул фигуру, он стремительно вышел из кабинета, полный негодования, быстро прошагал по холлу и спустился вниз.

Погруженный в мысли об Итане, он шагал и шагал, прошел мимо кухни в конец коридора и, все еще пылая гневом, постучал в дверь комнаты Виктории Темпл. Он не стал дожидаться ответа, просто поднял крючок и через крохотную гостиную прошел в спальню.

Грохот его шагов должен был разбудить ее. Дверь спальни ударилась о стенку, и Тори резко села в своей узкой постели и заморгала, пытаясь сбросить с себя сон.

– Доброе утро, миссис Темпл. Есть важное дело, которое я хочу обсудить с вами.

Она еще несколько раз моргнула.

– Что? – Она сидела в тонкой белой ночной рубашке, ее обычно чистые зеленые глаза закрывались от усталости. Толстая каштановая коса свешивалась на плечо, несколько выбившихся прядок колечками лежали на щеках.

Он думал, что она просто привлекательна. Теперь же видел, что она более чем привлекательна. Правильные черты лица, полные губы и прямой аристократический нос – Виктория Темпл была очень красивой. Если бы ее не затмевала неземная красота сестры, Корд давно заметил бы это.

Она повернулась к нему, и кровь в его жилах сгустилась. В лунном свете, проникающем через окно, он мог видеть очертания ее грудей, темные кружки сосков, бледный изгиб шеи у маленького розового бантика на ночной рубашке.

– Милорд?

Он перевел взгляд на ее лицо, увидел, что она смотрит на него как на безумного, и новый приступ гнева овладел им.

– Миссис Темпл, нам необходимо обсудить это сейчас – это очень важно.

Она, кажется, окончательно проснулась. Взглянув на себя, она лишь сейчас поняла, что почти неприкрыта и что рядом с ее кроватью стоит мужчина. Коротко вскрикнув она натянула одеяло на свою прекрасную грудь.

– Лорд Брант, ради Бога! Среди ночи. Нужно ли мне говорить, что ваше появление в моей спальне совершенно неприлично?

В высшей степени неприлично и очень возбуждающе.

– У меня есть на то причина, миссис Темпл. Я ведь уже сказал, что хочу обсудить с вами очень важную вещь.

– И какую же?..

– Миссис Миллз, несомненно, проинформировала вас насчет шахматного столика в моем кабинете.

Она задвигалась на кровати, перемещаясь к изголовью и одновременно натягивая на себя одеяло, пока ее плечи не оказались прижатыми к спинке кровати.

– Насчет чего?

– Миссис Миллз и остальные слуги получили строгий наказ ни при каких обстоятельствах не переставлять фигуры.

– Вы хотите сказать… кто-то трогал их?

– Именно, миссис Темпл, и я надеюсь, что вы отыщете виноватого и проследите, чтобы впредь он не дотрагивался до шахмат.

– И вы явились… в мою комнату в… – она взглянула на маленькие часы, стоявшие на столике, – в половине четвертого ночи, потому что кто-то передвинул шахматную фигуру? Я не вижу никакой необходимости врываться в мою спальню посреди ночи.

– Что вы видите и чего не видите, это ваша забота. Я не хочу, чтобы на доске что-нибудь менялось, пока не вернется мой кузен.

– Ваш кузен?

– Именно. Капитан Итан Шарп с "Морской ведьмы". Он и его команда не вернулись.

Она не сразу смогла произнести:

– Мне жаль. – Он не знал, что она прочитала на его лице, но ее черты смягчились. – Вы, должно быть, очень тревожитесь за него.

Что-то было в ее словах. Или в том, как она взглянула на него. Его гнев испарился, как будто в нем проделали дырку.

– Да, разумеется, я признателен вам за эти слова. В любом случае, если вы узнаете, кто двигал фигуру, пожалуйста, скажите ему, чтобы больше он этого не делал.

Она смотрела на него, залитого светом луны, и видела перед собой измученное лицо.

– Может быть, лучше доиграть эту партию, милорд. Иногда воспоминания приносят больше вреда, чем пользы. Когда капитан Шарп возвратится, вы сможете начать новую.

Он и сам подумывал об этом. Шахматная доска была постоянным мучительным напоминанием, не дающим забыть о том, что Итан пропал, может быть, уже мертв.

– Просто сделайте, как я прошу, миссис Темпл.

Корд еще раз бросил долгий взгляд на Викторию, сидевшую в постели, и подумал, что она невероятно привлекательна. При свете луны ее глаза были как два зеленых омута, губы немного припухли. Ему захотелось сдернуть простыню, задрать ее ночную рубашку и жадно ласкать ее восхитительное тело, угадываемое под тонким ночным одеянием. Ему захотелось выдернуть ленту из ее косы и запустить пальцы в тяжелый темный водопад ее волос.

Тело напряглось от возбуждения, Корд повернулся и вышел. Покидая комнату, он удивленно тряхнул головой – что это с ним? Он никогда не интересовался служанками, и вот две из них захватили его воображение.

Но по-разному. К одной его влекло чувство прекрасного, как к вазе искусной работы или к хорошей картине.

Другая интриговала его своим острым язычком и тем, что по природе своей была защитницей. Теперь, когда он увидел ее в ночной рубашке, она возбудила в нем и мужские желания.

Зря он не посетил мадам Фонтено, сказал он себе, поднимаясь по лестнице. В постели он предпочитал иметь дело с женщинами такого сорта. И снова подумал о Виктории Темпл.

Теперь, когда Оливия Ландерз ушла из его жизни, ему срочно требовалась новая любовница. К Клер его больше не тянуло, он начал думать, что ошибся в выборе. Если младшая сестра была застенчивой и пугливой, то Виктория держалась стойко и по крайней мере не боялась его. За внешней сдержанностью угадывалась страстная натура, и он не прочь был узнать ее получше.

Конечно, он готов позаботиться о ней, устроить наилучшим образом, дать ей все, что она бы захотела. Она смогла бы позаботиться о Клер, как ей того и хотелось. Он бы покровительствовал обеим.

Да, заняться Викторией было бы интереснее, чем ее прехорошенькой невинной сестренкой. Судя потому, какой яростью горели глаза Тори, когда он ворвался в ее комнату, молоденькая экономка будет нелегкой добычей. Но он любил принимать вызов, в конце концов она будет его. Виктория Темпл подчинится своей судьбе.

На следующий день Тори целиком погрузилась в проверку содержимого винных погребов и в получение припасов от мясника и молочника, стараясь не думать о графе и его появлении у нее глубокой ночью.

При одной мысли об этом ее охватывало волнение. Боже, он был вне себя от гнева. Разве перестановка одной-единственной фигуры на шахматной доске может вызвать такую бурю чувств?

Тори предположила, что такую реакцию вызвала тревога за судьбу кузена, а не собственно изменение в расстановке фигур. Очевидно, кузены были близкими друзьями. Она знала, что это такое – потерять того, кого любишь. Она потеряла отца, а спустя недолгое время еще и мать. Она знала, как это невыносимо больно.

И все же она не жалела, что переставила фигуру. Может быть, этот взрыв эмоций пошел графу на пользу, дал выход накопившимся тяжелым чувствам. Она не могла забыть, каким он был – настоящий огнедышащий дракон со сверкающими глазами.

Без сюртука, с закатанными рукавами рубашки, обнажающими прекрасной формы руки почти до локтей, в обтягивающих панталонах, обнаруживающих узкую талию и длинные мускулистые ноги, он тяжело дышал, отчего его мощная грудь производила еще большее впечатление.

В первый раз с момента их встречи, пусть и в гневе, он смотрел на нее. То есть по-настоящему смотрел. И жар его рыжевато-коричневых глаз подействовал на нее странным образом. Ей казалось, что ее сердце может выскочить из груди, что все тело вот-вот задымится.

В глубине души ее давно тревожила странная тяга, которую она испытывала, сталкиваясь с графом. И вот, о Боже, худшие страхи подтверждались. Она неравнодушна к графу Бранту!

Это нелепо. Совершеннейшая глупость. Она ведь даже не уверена, что он ей нравится. И она определенно не доверяет ему; помимо всего прочего, он граф, а она всего-навсего прислуга. Даже если бы он знал, что она дочь барона, после всего, что она наслушалась о нем, он должен был стать последним из мужчин, который мог бы заинтересовать ее.

Разве не далее как сегодня утром мисс Хоникатт, стоя в буфетной, хихикала, пересказывая услышанное от Элис Пейн, камеристки виконтессы Уэстленд?

– Элис говорит, наш граф совершенный жеребец. Он может услаждать женщину всю ночь и наутро не утратить рвения. Она говорит, что у ее светлости после свидания с ним неделю все болело.

Как и всякая другая девушка, Тори надеялась однажды выйти замуж. За доброго и внимательного человека, непременно настоящего джентльмена, такого, как ее отец, который никогда не сказал резкого слова ни дочерям, ни жене.

И уж конечно, не за такого человека, как Брант, с его взрывным характером и взрывными страстями.

К счастью, если не считать горячих взглядов, которые он бросал на нее прошлой ночью, естественных, как она считала, для мужчины в присутствии полуодетой молодой женщины, лорда Бранта интересовала только Клер. И Тори поклялась сохранять бдительность. Если Брант был хотя бы наполовину таким распутным, каким казался, Клер оставалась в опасности.

Тори еще более укрепилась в решимости оберегать сестру от графа.

Глава 4

– Тори? – Клер бросилась к сестре вверх по лестнице. Прошло три дня с тех пор, как граф ворвался в комнату Виктории, и все, казалось, вошло в норму. – Слава Богу, я нашла тебя!

– В чем дело, милая?

– Это все миссис Грин и ее дочка, Гермиона. Они сегодня не работают. Миссис Грин сказала, что у нее лихорадка и что Гермиона тоже заразилась.

– Лихорадка? Утром они обе выглядели совершенно здоровыми. – Тори вспомнила, что этим служанкам она поручила приготовить две комнаты для леди Эймз, одной из кузин графа, и ее маленького сына Тедди, которые должны были приехать в гости. Это была еще одна попытка добиться увольнения Тори, и в данном случае она ничего не могла поделать.

Она посмотрела вниз, на старинные часы у входа. День быстро катился к вечеру. Все слуги были заняты и нехотя выполняли порученную им работу. Любая попытка изменить привычный для них порядок вещей приводила только к большей неразберихе.

– Я разберусь, Клер. Ты ступай, помоги миссис Уоддинг. Она во дворе выбивает ковры.

Клер заторопилась во двор, а Тори спустилась вниз за шваброй и ведром.

Все комнаты особняка были прекрасно обставлены; для гостей лорда Бранта она выбрала две их них с видом на сад, одну в мягких персиковых тонах, а другую – в серовато-голубых. Решив, что для мальчика больше подойдет голубая комната, она начала уборку с нее. Открыла окна, впустив летний ветерок, взбила пышные подушки, стряхнула пыль с каминной полки и висящих на стенах картин. То же самое она проделала в соседней комнате, радуясь, что постели уже застланы, и под конец принялась протирать инкрустированные паркетные полы.

Она усердно оттирала особенно упрямое пятно, когда в поле ее зрения появились сияющие мужские туфли. Она подняла глаза выше – на длинные мускулистые ноги, затем на широкую грудь и на удивительно широкие плечи.

– Милорд?

– Какого черта вы здесь делаете?

Она опустила глаза и увидела, что ее юбка намокла, белая блузка стала влажной и облепила приподнятую корсетом грудь, через тонкую ткань просвечивали соски.

Брант, должно быть, заметил это. Его глаза не отрывались от блузки, в них появился тот же знакомый жар.

Граф продолжал смотреть на влажную ткань, прилипшую к ее груди, и лицо Тори запылало. Она попыталась сделать вид, что все в порядке.

– Две горничные заболели, – объяснила она. – Я вместо них готовлю комнату для ваших гостей.

– Вот как? – Губы графа жестко сомкнулись, и Тори захотелось оказаться подальше от него. Она коротко вскрикнула, когда Брант схватил ее за руку и поставил на ноги.

– Черт, я нанял вас не для того, чтобы вы скребли полы, я нанял вас для управления домом. Как я понимаю, это очень разные вещи.

– Но…

– В доме полно слуг. Прикажите кому-нибудь привести в порядок гостевые комнаты. – Он нахмурился, увидев ужас на ее лице. – Ладно. Я сам пошлю кого-нибудь.

К ее изумлению, граф, выйдя из спальни, стал спускаться вниз по лестнице. Она слышала, как он отчитывал Тиммонза, и почти сразу же в комнату поспешно вошли мисс Хоникатт и миссис Уоддинг.

Настроившись держаться хотя бы отчасти так, как полагается домоправительнице, Тори распорядилась, чтобы женщины закончили протирать полы в обеих спальнях, и сбрызнула несколькими каплями лавандовой воды вышитые льняные наволочки.

Ей предстояло составить меню на неделю и список покупок. Но прежде надо было сменить запачканную блузку. У кабинета графа ее шаги сами собой замедлились, и она неожиданно для самой себя оказалась внутри, у шахматного столика. Она с удивлением обнаружила, что белый конь не был возвращен в прежнюю позицию, а остался там, куда она его передвинула. И что еще удивительнее, граф сделал ответный ход.

Вряд ли он знал, что коня переставила она. Скорее всего, судя по тираде, произнесенной им той ночью, он подумал, что это сделал кто-то из слуг-мужчин, хотя она отчего-то предпочла бы, чтобы он заподозрил ее. Может быть, он подумал, что это сделал Тиммонз или один из двух недавно нанятых лакеев.

Как бы там ни было, ответный ход означал, что вызов принят. Или так, или это ловушка, расставленная, чтобы узнать, осмелится ли наглец еще раз нарушить приказ хозяина.

Тори задумалась, не потеряет ли она место, если верно второе. И решила – вряд ли шахматы могут стать причиной увольнения. Убежденная, что сможет оправдаться, и всегда готовая принять вызов, она уселась перед шахматной доской и стала обдумывать следующий ход.

Стояли длинные и теплые июньские денечки. Корд, одновременно работавший над многими проектами, редко находил время для приема гостей. Кузина Сара была исключением.

Ближе к вечеру следующего дня Сара Шарп Рэнделл, виконтесса Эймз, заменившая Корду сестру, которой у него никогда не было, беседовала с ним в голубом салоне, раскинувшись на обитом бледно-голубой парчой диване. Белокурая красавица, Сара была высокой, стройной и хорошо сложенной молодой дамой. Когда они были детьми, Корд всегда защищал ее, единственную девочку в окружении трех буйных мальчишек, но, по правде говоря, Сара прекрасно могла сама постоять за себя.

Корд прошел через комнату с высокими потолками и хрустальной люстрой, остановился перед буфетом и снова наполнил свой бокал бренди.

– Как Джонатан? – спросил он. – Надеюсь, у него все в порядке.

Сара поднесла ко рту изящную фарфоровую чашку с золотым ободком и отпила ромашкового чая.

– Если не считать неудовольствия от того, что ранее возникшие обязательства не позволили ему приехать с нами. Муж просил передать тебе наилучшие пожелания.

Корд сделал глоток бренди.

– Тедди явно вырос с тех пор, как я видел его в прошлый раз. Я едва узнал его.

Сара от удовольствия заулыбалась. Муж и сын занимали главное место в ее жизни.

– Тедди с каждым днем становится все больше похожим на отца.

– У тебя прекрасная семья, Сара.

– Да, в этом мне повезло. Корд, может быть, пришло время тебе подумать о том, чтобы завести семью?

С бокалом в руке он подошел к дивану.

– Как ни странно, я уже много думал об этом. Я пытаюсь набраться мужества и отправиться на ярмарку невест. Но до сих пор не решился.

– По крайней мере ты признал такую необходимость. Это большой шаг вперед.

– Не просто признал необходимость. Я твердо решил жениться. Осталось просто выбрать невесту.

– У тебя уже есть кто-нибудь на примете?

Он подумывал о Мэри Энн Уинстон и Констанс Фэрчайлд, которые на тот момент занимали первые места в его списке, но не хотел пока называть имена.

– Нет еще.

– Скажи мне, ты отказался от мысли жениться непременно на богатой наследнице? Я по опыту знаю, что гораздо важнее заключить брак по любви.

– Для тебя, может быть. – Он сделал еще глоток. – Боюсь, я не признаю романтических чувств, хотя вижу, что ты счастлива с Джонатаном. Это написано у тебя на лице.

– Я очень счастлива. Только вот судьба Итана не дает мне покоя.

Это было причиной визита Сары. Она приехала, чтобы узнать новости о брате. Корд поставил бокал на круглый столик с резным бортиком.

– Хотелось бы сообщить тебе более обнадеживающие новости. Но по крайней мере мы знаем, что "Морская ведьма" не затонула в шторм. Если верить Эдварду Леггу, Итан был жив, когда судно захватили.

– Да, полагаю, что в каком-то отношении это очень хорошая новость. Мой брат – сильный человек, мы оба знаем его стойкость и решительность. Мы должны верить, что он жив. А это означает, что нам просто надо узнать, куда его отправили.

Если бы это было так просто! Корд глубоко вздохнул, набираясь мужества, чтобы объяснить трудности, с которыми им придется столкнуться в поисках, когда в дверь постучали.

– Это, должно быть, Пендлтон, – сказал Корд, обрадовавшись, что его прервали. – Он прислал утром записку. Возможно, у него появились новые сведения.

Корд открыл дверь и пропустил в комнату седовласого полковника. Пендлтон церемонно поклонился Саре, окинув ее взглядом и отметив уложенные в высокую прическу золотистые волосы, тонкие черты лица и подчеркивающее ее женственность светло-зеленое шелковое платье.

Он что-то сказал Корду, а затем обратился к Саре:

– Леди Эймз, лорд Брант, конечно, рассказал вам последние новости, касающиеся капитана Шарпа.

– Да, разумеется. Мы оба надеялись, что вы сможете сообщить что-нибудь еще.

– К сожалению, пока нет. Но нам удалось отправить на берега Франции своего человека с заданием выяснить, в какую тюрьму был отправлен капитан Шарп.

У Сары исказилось лицо.

– В тюрьму? Я долго не могла смириться с мыслью о тюрьме. Невыносимо думать о том, как мой брат страдает в заключении.

– Дорогая леди, вы не должны отчаиваться. Как только станет известно, где находится капитан, мы найдем способ его вызволить.

Вымученно улыбаясь, Сара кивнула:

– Я уверена, что вам это удастся. В разговор вступил Корд:

– Полковник Пендлтон обещает информировать нас обо всем, что ему станет известно, и я со своей стороны буду делать то же.

Они поговорили еще немного, и Пендлтон удалился, а Сара вышла вслед за ним, чтобы посмотреть, чем занят Тедди. Корд остался один.

Новости об Итане были обнадеживающими. Впервые за долгое время, почти за год, наметился какой-то прогресс.

При мысли об Итане взгляд графа привычно переместился на шахматную доску. На ней снова что-то изменилось. Ноги сами понесли его к столику. Он обнаружил, что еще одна фигура стоит в другой позиции, и им овладел новый приступ гнева.

Он был уверен, что эта новенькая девчонка довела до всех слуг его требование. На всякий случай он подстроил ловушку для наглеца, подталкивая его на новое нарушение запрета. Конь из слоновой кости оставался на прежнем месте, но в ответ на его ход белый ферзь переместился на три клетки.

Корд изучал новую расстановку сил на доске. Ход заставлял задуматься. Слон графа оставался в опасности, и если Корд не примет мер, можно лишиться и ладьи. Брант сказал себе, что нужно вернуть фигуры в изначальную позицию. Он должен доиграть с Итаном. Но окончательно уверить себя в этом не смог. Может быть, в свете последних новостей о кузене продолжающаяся игра была хорошим предзнаменованием.

Корд гадал, не Тиммонз ли рискнул бросить ему вызов, чтобы хозяин воспрянул духом и поверил в возвращение Итана, или же один из новых лакеев не устоял перед соблазном?

Неясная мысль вдруг пришла ему в голову. Клер Темпл вряд ли имела понятие о такой сложной игре, как шахматы, но ее сестра… Нет, Виктория Темпл не могла проявить такое мастерство.

Очень немногие женщины играли в шахматы, и лишь единицы из них были более или менее умелыми игроками, а сделанные неизвестным игроком ходы свидетельствовали, что он знал свое дело. То, что это могла быть Виктория Темпл, представлялось невероятным, но интригующим.

Корд уселся перед столиком и задумался. Часы тикали, время шло. Корд сделал ответный ход, переставив черного коня.

Тори потягивалась и изгибала спину, стараясь избавиться от боли в шее и плечах. Этот день выдался еще более трудным, чем предыдущий, слуги открыто демонстрировали враждебность. Молчаливая злоба миссис Ратбон создавала напряженную атмосферу.

Должность экономки позволяла Тори уволить миссис Ратбон и нанять на ее место другую, но это представлялось ей несправедливым. Тори хотелось изменить отношение к себе, но она не имела ни малейшего представления, как это сделать.

Она подошла к застекленной створчатой двери, ведущей в сад, толкнула ее и вышла на теплое летнее солнце. Белые облачка проплывали над ее головой, очертания одного из них походили на дракона, другого – на фигуру скорбящей женщины. Недовольно отведя взгляд от неба, Тори пошла по саду, пышно зеленому, разросшемуся, с разноцветными крокусами вдоль посыпанных гравием дорожек и фиолетовыми анютиными глазками, бросающимися под ноги на каждом шагу.

Ей не следовало расхаживать по саду. Она была прислугой, а не гостьей. Но она так долго не имела возможности наслаждаться плеском воды в фонтане и дышать благоухающим лавандой воздухом…

– Вы миссис Темпл?

Глаза у Тори широко распахнулись. Она посмотрела вниз и увидела стоящего рядом маленького темноволосого мальчика.

– Да. – Она улыбнулась. – А вы, должно быть, мастер Тедди Рэнделл.

Когда он заулыбался в ответ, она увидела, что у него не хватает двух передних зубов. Ему было, наверное, пять или шесть лет, он был обладателем больших голубых глаз и улыбки, которая озаряла симпатичное личико.

– Откуда вы знаете мое имя? – спросил он.

– Я слышала, как ваша мама и лорд Брант говорили о вас за завтраком.

– Я тоже слышал, как слуги говорили о вас. – Он посмотрел ей в лицо. – Почему вас никто не любит?

Улыбка увяла на губах Тори.

– Граф говорил обо мне? Тедди покачал головой.

– Леди, которую зовут миссис Ратбон, и кухарка. Они сказали, что вы шлюшка лорда Бранта. Поэтому он вас и нанял. Что такое шлюшка? Я думаю, это такая собачка.

Ее лицо, должно быть, запылало. Как они смеют говорить такое! Они заслуживают увольнения. Но Тори отбросила эту мысль.

– Ну… шлюшка – это… такая женщина, которая делает то, что делать не следует. Но это неправда. И поэтому вам не надо слушать сплетни. – Она наклонилась и взяла Тедди за руку. – Вы упомянули собачек, – сказала она, торопясь сменить тему. – Вам нравятся щеночки? Он усиленно закивал.

– Ну тогда вам повезло. В конюшне появились новые щенки.

Тедди расплылся в беззубой улыбке, и на щеке появилась ямочка.

– Мне нравятся щенки. Особенно маленькие, черненькие и кудрявые.

Тори улыбнулась.

– Тогда пошли. – Держа мальчика за руку, она повела его через сад. – Почему бы нам не взглянуть на них?

Когда они вошли в сумрачный каретный сарай, Тедди крепче вцепился в ее руку. Неожиданно она увидела выходящего оттуда лорда Бранта.

Он остановился перед ними.

– Я вижу, вы познакомились.

Вспомнив слова миссис Ратбон, она покраснела. Ей захотелось крикнуть ему в лицо, что он виноват в появлении грязной сплетни, но на самом деле она была виновата не меньше, потому что ей ни при каких условиях не следовало соглашаться на должность экономки. Она постаралась изобразить приветливость.

– Да, мы встретились в саду. – Слова прозвучали немного резковато. Как бы ей хотелось покончить со всем этим! Но она не могла. Следовало подумать о Клер и о том, что будет с ними, если она лишится работы. – Мы с Тедди пришли посмотреть на щенков. Если вы не возражаете, милорд.

Он не двинулся с места. Высокий и широкоплечий, он загораживал им дорогу.

– Я слышал, что собака кучера ощенилась. Если вы ничего не имеете против, я с удовольствием составлю вам компанию и тоже взгляну на щенков.

Она была против. Она в высшей степени была против. Слуги и так уже сплетничают о них. Если их увидят вместе, это вообще развяжет злые языки.

Но ведь не может же она потребовать, чтобы он покинул собственный каретный сарай. Они с Тедди двинулись дальше, и граф оказался рядом с ней. Она напряглась, ощутив, как на ее талии устроилась его теплая рука, влекущая ее через полутемное помещение, мимо черной, сверкающей лаком кареты в дальнем углу.

Она слышала слабый шорох своей юбки, трущейся о его ногу, и сердце прыгало. Стоило его руке слегка коснуться ее груди в тот момент, когда он помогал ей пройти через дверной проем в другое, меньшее помещение, где хранились упряжь и сено, как волна тепла разлилась по животу.

Они дошли до закутка, где, прижавшись к матери, тощей черно-белой дворняжке, спали крошечные щенята, а граф все не уходил. Тори старалась держаться подальше от него, но для этого просто не было места.

– Им всего несколько дней от роду, – негромко сказал он. Она чувствовала на своей щеке его теплое дыхание. И дрожала, смущенная.

– Можно я подержу одного? – спросил Тедди, с таким восторгом разглядывая щенков дворняжки, словно они были отпрысками собачьей аристократии.

– Они еще слишком маленькие, – сказал Брант, ероша темные волосы племянника.

– Как вы думаете, я смогу взять одного с собой?

Граф тихонько засмеялся, и Тори почувствовала, как новая волна тепла разлилась по животу.

– Если твоя мама разрешит, то конечно. Почему бы тебе не спросить ее?

Тедди радостно улыбнулся, повернулся и бросился прочь из сарая; заблудившись, снова забежал в комнатушку и убежал совсем, оставив ее наедине с графом.

– Я… мне пора идти. У меня еще очень много дел.

– Вы дрожите, – сказал он, его карие с золотом глаза впились в ее лицо. – Вы хорошо себя чувствуете, миссис Темпл?

Он стоял так близко, что она могла сосчитать удары его сердца, разглядеть чувственную линию нижней губы, увидеть, как слегка поднимается уголок его рта.

– Это… здесь душно. Мне нужно выйти на воздух. Его губы изогнулись еще сильнее.

– Конечно. – Он так быстро шагнул в сторону, что она чуть не потеряла равновесие. Рука графа протянулась, чтобы поддержать ее. – Вам нехорошо. Позвольте помочь вам.

– Нет! Я хочу сказать… я здорова. В самом деле.

– По крайней мере позвольте помочь вам выйти отсюда.

О Боже, вот этого она как раз хотела меньше всего. Ей хотелось бы оказаться как можно дальше от него. Почему это так трудно?

Тори старалась не замечать его близости, сильную руку, направляющую ее шаги на солнечный свет, к фонтану в саду, но не могла избавиться от пылающих щек и тепла, разлившегося по телу.

Выйдя на воздух, она почувствовала некоторое облегчение, и ей почти удалось взять себя в руки. Граф вежливо отступил в сторону.

– Вам лучше?

– Да, гораздо лучше, благодарю вас.

– Тогда я оставляю вас вашим делам. Всего хорошего, миссис Темпл.

Тори смотрела вслед удаляющемуся графу, а сердце ее продолжало стучать, в коленях чувствовалась слабость. Этот человек играл роль идеального джентльмена, однако ей едва удалось успокоить дыхание. Боже, если у него есть намерения относительно Клер…

Тори пошла к дому, испытывая за сестру тревогу, большую, чем когда-либо прежде.

Над городом разразилась летняя буря, плотные темные тучи закрыли тонкий ломтик луны. Когда Тори в темноте пробиралась в кабинет графа, за окнами раздавались раскаты грома. Старинные часы у входа начали бить полночь.

В Лондоне продолжался светский сезон. Леди Эймз гостила у друзей, и граф в качестве ее кузена вечером отправился туда же.

Большинство слуг уже разошлись по своим комнаткам, Тори тоже пошла к себе. Она легла в кровать, твердя себе, что должна оставаться в постели, что не следует отвечать на последний ход, сделанный графом. Но искушение было слишком велико.

Как только в доме воцарилась тишина, она накинула на ночную рубашку капот, взяла масляную лампу и направилась к лестнице. Войдя в кабинет, она сразу посмотрела туда, где стояли шахматы. В свете лампы шахматные фигуры из слоновой кости отбрасывали длинные тени. Не замечая холода деревянного пола, по которому она ступала босыми ногами, Тори тихонько подошла к столику и села на один из стульев с высокой спинкой.

Поставив лампу на стол, Тори изучала новую расстановку сил, не замечая ни стука ветвей о кирпичную стену, ни бликов света от изредка показывавшейся в разрыве облаков луны. Взглянув на доску, она испытала чувство удовлетворения. Граф попался на приманку. Ловушка сработала, граф теряет ладью.

Она уже подняла пешку, готовясь взять фигуру, но поняла, что этим ходом оставляет брешь, которая может стоить ей ферзя. Тори усмехнулась. Противник неглуп. Ей следует проявить больше осторожности. Она глубоко задумалась, выбирая стратегию, которая принесет ей победу, когда глухой голос вернул ее к действительности.

– Может быть, вам все же стоит взять ладью? Всегда есть шанс, что противник зазевается и не заметит опасность, в которой вы оставили своего ферзя.

Рука Тори замерла над доской. Очень медленно повернувшись, она посмотрела прямо в лицо графу.

– Я не… Я не думаю, что он не заметит. Я считаю, что он – вы – играете очень хорошо.

– В самом деле? И поэтому вы проигнорировали мой приказ и продолжили игру после того, как я еще раз напомнил вам о нем?

Тори встала с кресла, надеясь, что стоя она не будет выглядеть униженной. Оказавшись на ногах, она поняла свою ошибку, потому что теперь только несколько дюймов отделяло ее от графа. Он не отодвинулся, она оказалась зажатой между креслом и его мощной, как стена, грудью.

– Так, миссис Темпл? Не это ли причина, по которой вы нарушили мой приказ? Потому что я такой хороший игрок?

Она нервно сглотнула. Он был большим, атлетически сложенным и притом очень вспыльчивым, как она имела возможность убедиться. По опыту общения с отчимом она знала, какие последствия ожидают того, кто посмеет разозлить мужчину с таким складом характера. Но, странное дело, она не испытывала страха.

– Я… я не могу точно сказать, почему сделала это. Я очень люблю играть в шахматы. В каком-то смысле я не смогла устоять. Потом вы пришли ко мне в комнату, и я… я подумала, что для вас будет лучше, если вы начнете играть снова.

Словно тяжесть свалилась с его плеч.

– Может быть, может быть. Почему бы вам не сесть, миссис Темпл? Вы ведь готовы сделать следующий ход, разве не так?

– Поцелуй, которого не должно было быть. Неблагоразумный поступок, который впредь… не должен повториться.

– Мне жаль, что вам не понравилось. Уверяю вас, я получил удовольствие.

Щеки ее разгорелись. Ей было очень приятно – слишком приятно.

– Это непорядочно. Вы меня наняли, я ваша экономка.

– Все так. Может быть, есть что-то, что можно сделать, чтобы исправить такое положение вещей.

О чем это он? В ее голове всплыло слово "шлюшка".

– Вы ведь не считаете?.. Вы не можете думать, что я?.. Колени у нее дрожали, но она расправила плечи и взяла лампу.

– Прошу прощения, я должна пожелать вам спокойной ночи, милорд. – Она обошла его и, проходя через кабинет, чувствовала на себе его глаза, которые огнем впивались в ее ночное платье.

– Доброй ночи, миссис Темпл, – произнес он, когда она выходила из комнаты.

Глава 5

Оказавшись в темноте, поскольку Тори унесла лампу, Корд зажег другую, стоявшую у него на столе. Он улыбался, вспоминая, чего добился этим вечером. Нарочно вернувшись пораньше, он намеревался поймать наглеца, осмелившегося трогать шахматы, в глубине души надеясь, что этим наглецом может оказаться Виктория Темпл.

Ее мастерство произвело впечатление. И доставило удовольствие. Ему нравились умные женщины. Его кузина Сара была одной из ярких и интересных женщин. Умной была и его мать, вот уже семнадцать лет как покинувшая этот мир. Он мог вообразить себя проводящим с Викторией долгие часы за игрой в шахматы – после еще более восхитительных часов в постели милой леди.

Оказаться в ее постели, однако, будет не так легко, как он себе представлял.

Корд подошел к резному буфету и налил себе бренди. Он намекнул сегодня на возможность близких отношений. Виктория, конечно, не настолько наивна, чтобы не понимать, что в качестве любовницы она значительно улучшит свое положение и положение своей сестры.

В следующий раз он объяснит преимущества такого оборота событий простыми, разумными доводами, но у него осталось неясное подозрение, что ничего хорошего из этого не выйдет. У Виктории Темпл имелись принципы. Она не была замужем, хотя и называлась миссис по его настоянию. В ее планы совсем не входило спать с мужчиной, который не был ее мужем.

О, ее тянуло к нему. Он достаточно хорошо знал женщин, чтобы понять, когда женщина отвечает на проявление интереса к ней, и Виктория, несомненно, отвечала.

Его возбуждение росло. Он не мог припомнить, чтобы раньше его так тянуло к женщине.

Если не считать, конечно, моментов близости.

Корд любил женщин, но знал, какими порочными могли быть некоторые из них. Пусть речь и манеры Виктории были как у настоящей леди, он взял ее с улицы. Было ли это притворство с ее стороны или она не так невинна, как кажется?

Отныне он доверится своей интуиции, будет планомерно действовать, постепенно устраняя препятствия, и начнет осторожно соблазнять девицу. В конце концов, это в интересах Виктории. Она явно получила хорошее воспитание, не важно, в каких плачевных обстоятельствах оказалась теперь. Она будет хороша в модных нарядах, будет прекрасно смотреться в сверкающей лаком черной карете. А имея деньги, которые он даст ей, она сможет обеспечить такую же жизнь и Клер.

Эта мысль привела его к другой. А кто такие, в самом деле, Клер и Виктория Темпл? Корд взял за правило знать сильные и слабые стороны окружающих его людей. Не нанять ли ему полицейского с тем, чтобы разузнать что-нибудь? Надо будет подумать над этим.

Его взгляд упал на шахматный столик. Обольщение не так уж отличается от игры в шахматы, пришло ему в голову. Мужчина делает ход, женщина отвечает на него, игра продолжается, пока один из них не возьмет верх. Ему легко представить себя в этой роли, но победа потребует усилий. Если он хочет выиграть, ему следует тщательно продумать порядок действий.

Корд улыбнулся. Победитель получает все.

Поднявшись на следующее утро, Тори зевала, прикрывая рот ладошкой, глаза ее припухли от недосыпа. Большую часть ночи она беспокойно ворочалась, не зная, что и думать, переживая, какой дурочкой выставила себя в глазах лорда Бранта.

Боже, что он должен теперь думать о ней, если она позволила ему такое? Ее не так воспитывали. Отец и мать внушали ей, что она должна вести себя как леди, то же самое годами повторяли в частной школе миссис Торнхилл. Пусть она допустила слабость, она дает себе слово, что это не повторится.

Приняв такое решение, она по черной лестнице поднялась на главный этаж. Ей предстояло проверить, хорошо ли горничные убрали комнаты, вытерта ли пыль со шкафов и постелена ли на полках свежая бумага. Нужно было удостовериться, что в доме достаточно свечей, писчей бумаги и чернил.

В дверях ее нагнал Тиммонз, маленькой полной ручкой прижимавший к себе утреннюю газету.

– Миссис Темпл, не окажете ли вы мне услугу? У меня срочное поручение, а времени в обрез. – Он протянул ей экземпляр "Лондон кроникл". – Его светлость любит читать газету за завтраком, – сказал он уже уходя, оставив Тори перед необходимостью вручить газету лорду.

"А я-то надеялась, что мне никогда не придется снова оказаться лицом к лицу с графом". Тори вздохнула. Едва ли это возможно, если она хочет сохранить за собой место. По крайней мере теперь он знает, что ее не прельщает перспектива быть для него любовницей, а не экономкой.

Дверь за Тиммонзом закрылась, а Тори направилась в маленькую столовую, где граф завтракал, – светлую комнату в желтых и голубых тонах, выходящую окнами в сад. Может быть, граф еще не появился там. Если она поторопится, то успеет оставить газету на столе и удалиться, не встретившись с ним.

На пути к двери она развернула газету, чтобы пробежать глазами по заголовкам. Уже оказавшись внутри маленькой столовой, она замерла.

"Появившись в Лондоне, барон Харвуд поведал странную историю о том, как его ограбили и пытались убить".

Сердце у нее подпрыгнуло, остановилось, а затем забилось тяжело и неровно. В газете сообщалось, что во время ограбления, произошедшего в Харвуд-Холле, барон получил почти смертельный удар по голове. Он сильно страдал от боли и временно утратил память. Немного оправившись, он приехал в Лондон, чтобы разыскать негодяя, совершившего преступление. Там же упоминалось о краже ценного жемчужного ожерелья, но без обвинения в адрес падчериц. Судя по всему, барон дорожил репутацией и не хотел скандала. Он просто привел описание двух молодых женщин, которые, как он считал, и совершили преступление. К несчастью, Клер и Тори полностью подпадали под это описание.

"По крайней мере я не убила его", – с облегчением подумала Тори, одновременно сожалея об этом и испытывая чувство вины за сожаление.

В это время дверь в маленькую столовую распахнулась, вошел граф. Он сразу же бросил взгляд на стол. Тори отскочила, спрятала газету за спину и заставила себя посмотреть на него.

– Доброе утро, милорд.

– Доброе утро, миссис Темпл. Вы не видели мою газету? Тиммонз обычно оставляет ее на столе.

Газета жгла ей пальцы.

– Нет, милорд. Должно быть, она в кабинете. Я схожу и посмотрю?

– Я сам схожу. – Едва он вышел, Тори заспешила прочь, спрятав газету в юбках. Ей было тяжело обманывать его, к тому же она была благодарна ему за то, что он вел себя так, как будто ничего не случилось.

Скорее, одна часть ее была благодарна. Другая страдала оттого, что он смотрел на нее так, как будто никогда не прижимал ее к своему сильному телу, никогда не целовал в губы.

Тори оборвала себя, ужаснувшись своим мыслям. Она леди, каким бы ни было ее настоящее положение, а не какая-нибудь из его распутных женщин. И она не желает думать о том, что было ночью. Решив похоронить ночное происшествие внутри себя, Тори пошла наверх, к Клер, чтобы предупредить сестру о статье в газете.

Конечно, для них было бы лучше уехать из Лондона. Но они еще не получили очередную плату, а тех денег, что удалось скопить, было явно недостаточно.

В конце концов она пришла к выводу, что лучше всего не трогаться с места, так сказать, прятаться на виду. Может быть, новых статей не будет, а если и будут, то никто не сопоставит невероятную историю барона с их появлением в доме лорда Бранта.

Тори молила Бога, чтобы этого не случилось. В противном случае мало того что она попала бы в тюрьму, Клер оказалась бы в руках барона.

Прошло три дня. О статье в газете никто не упоминал, но Тори жила в тревоге. Однако у нее было много обязанностей, и их надо было выполнять.

Леди Эймз уехала. Тори распорядилась сменить белье в гостевых комнатах, закончила учет продуктов в кухонной кладовой и решила найти Клер.

– Извините, мисс Хоникатт, вы не видели мою сестру? Я думала, она прибирает голубую комнату.

– Она была там, миссис Темпл. Она протирала мебель, когда мимо проходил граф. Она посмотрела в окно. Вы знаете, как она любит смотреть на сад.

– И что?

– Ну, его светлость спросил, не хочет ли она прогуляться. Сказал, что покажет ей гнездо малиновки, которое он нашел.

Тори заволновалась. Каков распутник, каков негодяй! Только несколько дней назад целовал ее, а теперь отправился в сад в надежде обольстить бедную Клер!

Тори кинулась к застекленной двери, распахнула ее и ступила на террасу из красного кирпича. В нос ей ударил запах лаванды, смешанный с запахом свежевскопанной земли. Клер нигде не было видно.

Ее тревога усилилась. Если только Брант тронул ее сестру… сделал ей что-нибудь плохое…

По тропинке, посыпанной гравием, она прошла к фонтану, потому что знала, что у фонтана, как спицы в колесе, сходятся все дорожки и оттуда хорошо просматриваются. К ее удивлению, граф и Клер стояли на виду, в нескольких шагах от дорожки; Клер рассматривала сооружение из листьев и прутиков, которое и было птичьим гнездом.

Она стояла достаточно далеко от графа, вглядываясь в ветви белоствольной березы. Услышав хруст гравия под туфлями Тори, граф повернулся на звук и теперь смотрел на нее.

– А, миссис Темпл. А я-то гадал, когда вы появитесь. Она старалась улыбнуться, но у нее не получалось, казалось, что по лицу вот-вот пройдет трещина.

– Я искала Клер. Хотела, чтобы она помогла мне.

– В самом деле? Я пригласил вашу сестру прогуляться со мной. Мне показалось, ей доставит удовольствие увидеть гнездо малиновки, которое отыскал садовник.

Клер наконец посмотрела в их сторону, в ее больших синих глазах было благоговение.

– Подойди и посмотри, Тори. Три крошечных яйца в голубых крапинках. Ой, они такие чудесные.

Не обращая внимания на графа, на лице которого вместо неудовольствия оттого, что его застали врасплох, застыло выражение легкого удовлетворения, Тори поменялась местами с сестрой, встала под деревом на скамеечку, специально принесенную садовником, и заглянула в гнездо.

– Клер, они замечательные. – Она спустилась на землю, горя желанием оказаться подальше от графа и чувствуя непривычный укол ревности. Какой бы красавицей ни была Клер, Тори никогда не завидовала сестре. На самом деле и сейчас зависти не было. Лорд Брант мог проявлять интерес к Клер, но ее сестру он не интересовал.

– Граф, по-моему, неплохой человек, – как-то сказала Клер, – но он внушает мне робость. Он кажется таким… таким…

– Да, граф может порой выглядеть довольно грозным.

– Да, и он такой… такой…

– Лорд Брант… ну, в нем много… мужского. Клер кивнула.

– Я никогда не знаю, что сказать ему или что мне следует сделать.

Низкий голос графа ворвался в сознание:

– Ступайте, мисс Марион. Поскольку ваша сестра утверждает, что вы нужны ей, боюсь, наш приятный перерыв окончен.

Он смотрел на Клер и улыбался, но в его глазах не было жара, который появлялся, когда он смотрел на Тори. Взяв руку Клер, он помог ей спуститься со скамейки, на которой она все еще стояла, заглядывая в птичье гнездо. Затем он откланялся, как если бы они были его гостьями', а не служанками.

– Желаю приятного дня, леди.

Как только он отошел достаточно далеко, чтобы не слышать их, Тори повернулась к Клер:

– С тобой все в порядке?

Клер смотрела на нее удивленно.

– С его стороны было очень мило показать мне гнездо.

– Да… да, конечно. – Тори хотелось сказать больше, каким-то образом предупредить сестру. У Клер уже был печальный опыт, хотя, к счастью, ничего страшного не случилось.

Трудно было поверить, что лорд Брант мог чем-нибудь походить на их отчима, и все же что еще могла означать эта прогулка с Клер?

За окном сгустились сумерки. Легкий туман расползался по улицам, укрывая дома и корабли. После ужина Тори вернулась к себе, собираясь продолжить чтение романа миссис Радклифф, позаимствованного из библиотеки. Вскоре после одиннадцати она задремала на диванчике в своей крошечной гостиной.

Легкий стук в дверь не сразу дошел до ее сознания, она пошевелилась, а затем проснулась, недоумевая, кто бы это мог быть. Если лорд Брант, стук не был бы таким робким. Накинув капот, она заторопилась к двери. Она никак не ожидала увидеть на пороге сестру.

– Клер! Что стряслось? – Она втянула сестру в комнату и закрыла дверь, встревоженная выражением лица Клер. Тори подошла к лампе, стоявшей на комоде, и подкрутила фитиль, отчего мягкий желтый свет стал ярче.

– Что с тобой, Клер? Что случилось?

Клер судорожно проглотила комок в горле, глаза у нее были огромными и испуганными.

– Это… это его светлость.

– Брант? – В свете лампы Тори видела, каким бледным было лицо сестры. – Что Брант?

– Лорд Брант прислал мне записку. Я… я нашла ее под дверью. – Дрожащими пальцами Клер вынула сложенный листок бумаги, и Тори выхватила его у нее.

"Клер, мне нужно переговорить с вами без свидетелей. Приходите ко мне в спальню в полночь".

Подписано было просто "Брант".

– Тори, я не хочу идти. Мне страшно. Что, если он… что, если он набросится на меня, как барон?

Тори еще раз прочитала записку и мгновенно вскипела. Боже мой, она была права, подозревая графа в дурных намерениях!

– Не волнуйся, милая. Тебе не надо идти. Я пойду вместо тебя.

– Н-но разве ты не боишься? Что, если он побьет тебя?

Тори покачала головой:

– Граф, может быть, и безнравственный человек, но он не из тех, кто способен ударить женщину.

Хотя почему она так считала, Тори не могла бы ответить. Она составила о нем совершенно неправильное мнение. Она поверила, что он не таков, как другие мужчины, что он более широких взглядов, несколько менее высокомерный и чопорный. Больше всего ее почему-то злило, что он оказался таким бессовестным.

Как бы то ни было, сегодня ночью она намерена дать ему урок, показать, к каким последствиям могут привести попытки соблазнить юную невинную девушку.

Корд снова взглянул на часы, стоявшие на камине, наверно, уже в двадцатый раз. Было две минуты после полуночи. Оставшись только в рубашке и панталонах, он улегся на кровать в надежде, что его план сработает, что новая стратегия позволит ему выиграть партию.

То есть, пожертвовав пешку, он поймает в западню ферзя.

Ход был рискованным, и он знал это. Но Виктория Темпл – сильный противник, и он вынужден действовать иначе, чем предполагал вначале.

Он ухмыльнулся, услышав четыре резких стука в дверь. Клер постучала бы негромко, неуверенно; яростный настойчивый стук означал только одно – вместо Клер явилась ее сестра.

– Войдите, – протянул он в ожидании дальнейшего. Дверь распахнулась, и в комнату решительно шагнула Виктория. Она стояла в тени, так что он не мог видеть ее лица, но сразу узнал по воинственной позе и меньшему росту.

– Вы опоздали, – сказал он, бросив небрежный взгляд на часы. – Я ведь точно указал – ровно в полночь. А сейчас три минуты первого.

– Опоздала? – повторила она с яростью в голосе. – Три минуты или три часа, Клер не собирается приходить сюда.

Виктория сделала шаг к нему, вышла из тени и оказалась в пучке лунного света, струящегося из окна. Волосы У нее были распущены, они мягкими волнами ложились на плечи и как будто светились. Ему страстно захотелось запустить в них пальцы, ощутить их шелковую мягкость. Ее грудь под капотом высоко поднималась и опускалась, вызывая желание взять ее в ладони, наклониться и ртом ощутить ее пышность.

– Жаль разочаровывать вас, милорд, но ваш план обольщения провалился. Клер благополучно пребывает в своей комнате.

Корд встал с кровати и подошел к ней – лев к своей жертве.

– Как и предполагалось.

– Что вы хотите сказать? Вы прислали Клер записку. Вы хотели, чтобы она пришла. Вы собрались соблазнить ее. Вы…

– Вы ошибаетесь, прекрасная Виктория. Я просил ее прийти, потому что знал: вы не позволите ей этого, вместо нее придете вы. – Он приблизился к ней, положил руки ей на плечи, чувствуя, как по ее телу пробежала волна напряжения. Медленно-медленно он притянул ее к себе. – Я хочу вас, Виктория. Так было почти с самого начала. – И он поцеловал ее.

Когда его губы мягко коснулись ее губ, Тори задохнулась. На несколько мгновений она замерла, ощущая, как тепло разливается по телу, едва сознавая, что сильное тело мужчины вжимается в нее. Затем Тори вспомнила, почему она здесь, вспомнила, что граф в действительности хотел видеть Клер. Тори уперлась руками в его грудь, отвернула лицо и с силой оттолкнула графа, сумев освободиться.

– Вы лжете! – Она тяжело дышала. Ей хотелось думать, что от гнева. – Вы говорите так, потому что здесь я, а не Клер. – Она отступила назад. – Вы… вы готовы уложить в постель любую женщину, оказавшуюся в вашей спальне.

Граф покачал головой, осторожно наступая на нее, в то время как она шаг за шагом отступала. Наконец ее плечи коснулись стены, и ей больше было некуда отступать.

– Вы в самом деле не верите в это? Мы с вами играли в игру, вы и я. Вы были желанным призом, не Клер.

– Этого не может быть. Мужчины всегда жаждут внимания Клер.

– Клер ребенок, не важно, сколько ей лет. Вы, Виктория, женщина. – Он пронзил ее своим львиным взглядом, поймал за подбородок и удерживал так, что она не могла отвести глаза. – В глубине души вы знаете, что мне нужны вы, а не Клер.

Глядя в жаркие, карие с золотом глаза, она сглотнула, борясь с предательской дрожью. Той ночью, когда граф пришел в ее комнату, он смотрел на нее так же. Он целовал ее в кабинете. И он ведь намекал, что хотел бы сделать ее своей любовницей – Боже мой, она поверила, что он говорит правду.

Граф приподнял ее подбородок, наклонился и поймал губы. Это был легкий, усыпляющий поцелуй, мягкий, с каждым прикосновением все более убеждающий. Он целовал уголки ее рта, прижимал губы к шее.

– Если вы говорите правду, – шепнула она, – почему вы… почему не прислали записку мне?

Она почувствовала, как его губы изогнулись в улыбке.

– Разве вы пришли бы?

– Нет.

– Я так и подумал. – И он поцеловал ее снова.

Руки Тори легли ему на грудь – трепещущие руки на его рубашке. Боже мой, как хорошо: эти мягкие и горячие поцелуи, его губы и твердые, и мягкие одновременно, ласкающие и требовательные.

– Открой их для меня, – шепнул он, трогая ее губы языком, отчего теплая дрожь пробегала по коже. Он крепче прижался к ее губам, и от наслаждения у нее ослабли ноги. Ее руки обвились вокруг его шеи, а он притянул ее к себе так, чтобы было удобнее; его поцелуи становились все чувственнее, он наслаждался и давал ей почувствовать наслаждение.

Тори дрожала.

Она знала, что ей следует остановить его. Он граф Брант, повеса и распутник, человек, который погубит ее, если она позволит ему продолжать. Он не думает о ней. Он просто хочет удовлетворить свою похоть. И все же с той ночи, когда он ворвался к ней, она ощущала потребность в нем.

И эта потребность выходила наружу, пробуждалась с каждым движением его языка, усилилась, когда его руки легли ей на грудь и стали поглаживать, посылая легкие волны тепла, доводя ее до изнеможения. Ее ноги дрожали. Он целовал ее шею, а его руки распахнули синий капот, скользнули внутрь, легли на груди, прикрытые только тонкой тканью ночной рубашки.

– Боже, я хочу тебя, – сказал он, потянув за кончики бантика у ее горла и просовывая руку, чтобы ласкать обнаженную грудь. У Тори пересохло во рту. Она не могла проглотить комок в горле. Ей хотелось узнать, куда заводит весь этот жар, хотелось, чтобы он трогал ее, целовал ее везде. Он воплощал самые необузданные мечты, самые смелые эротические фантазии. Она знала это за собой, знала, что она не такая, как Клер, что она страстная женщина. И что она страстно хочет графа Бранта.

Тори покачала головой, попыталась отстраниться. Граф легко удержал ее.

– Не говорите нет. Позвольте мне позаботиться о вас. У вас будет лучшая жизнь. И вы сможете позаботиться о Клер. У вас обеих будет все, что вы пожелаете.

Он так прямо и сказал это. Он хотел, чтобы она стала его любовницей. Ему не нужна была Клер, он хотел ее, Викторию, земную Викторию, не прекрасную Клер. От этого голова шла кругом. Если подумать о том, что ждало ее впереди, о влечении, которое она испытывала к нему, это было совсем неплохое предложение.

Но Тори просто не могла согласиться.

Она удивилась, почувствовав, что по щекам у нее текут слезы. Тряся головой, она слегка отодвинулась и заставила себя посмотреть вверх, в греховное и прекрасное лицо графа.

– Я не могу. Как это ни безнравственно, я бы хотела этого, но… – Она еще раз потрясла головой. – Я просто не могу пойти на это.

Он осторожно провел пальцем по ее щеке.

– Вы уверены? Для тех мужчин и женщин, которые нуждаются друг в друге, это не так уж безнравственно, и вам следует подумать о Клер. У вас обеих появилось бы будущее.

Клер. Тори почувствовала себя виноватой. Она должна пойти на это ради Клер.

Но может быть, она просто ищет оправдания?

В любом случае она не может отступиться от принципов. Конечно, нельзя забывать о краже и попытке убийства отчима. Внезапно ей захотелось все рассказать, броситься в его объятия и умолять о помощи.

Она не могла рисковать.

– Совершенно уверена, милорд.

Он очень осторожно наклонился и поцеловал ее в мокрые щеки.

– Может быть, через какое-то время вы передумаете.

Тори отступила от него и постаралась успокоить дыхание, хотя больше всего на свете хотела бы позволить ему Целовать себя снова и снова, позволить ему любить себя.

– Я не могу стать другой. Скажите, что не будете возвращаться к этому снова. Скажите, или мне придется отказаться от места.

Что-то появилось в выражении его лица, сложные чувства, которые она не смогла прочитать. Последовало несколько долгих мгновений, затем он вздохнул.

– Если ваше желание действительно таково, я больше не стану вас беспокоить.

– Хочу надеяться, что это слова джентльмена. Уголки его губ дрогнули.

– Вы еще верите, что я джентльмен? Она улыбнулась дрожащей улыбкой:

– Да, хотя не могу объяснить почему. Он отвернулся, отодвинувшись дальше.

– Хорошо, я даю вам слово. Я не буду преследовать вас, миссис Темпл, хотя уверен, что буду сожалеть о том, что не случилось, все время, пока вы будете работать у меня.

– Благодарю вас, милорд.

Она повернулась, чтобы уйти, убеждая себя, что поступила правильно, ощущая себя более несчастной, чем когда-либо со дня смерти матери.

Звук мягко закрывшейся двери царапнул его, как лезвие. Его тело еще пульсировало от желания, страдало от неудовлетворенности. И все же у него появилось чувство, которое он не мог назвать иначе как облегчением.

Невозможно было бы отрицать, что с годами он поизносился, утратил остроту чувств в отношениях с женщинами. Но никогда еще он не опускался так низко, как сегодня, со своим планом соблазнения. Впрочем, у него было оправдание. Став его любовницей, Виктория вместе с сестрой была бы обеспечена. Он бы позаботился, чтобы они не нуждались даже после того, как их связь прекратилась бы.

И все же – непонятным образом он испытывал облегчение оттого, что она не согласилась. За те недели, которые она прослужила у него, он начал уважать ее, даже восхищаться ею. Она прилежно исполняла свои обязанности, несмотря на то что слуги при каждом удобном случае ставили ей палки в колеса. Она была умна и понятлива, деятельна и преданна тем, кого любила. И соблюдала строгие моральные правила – сегодня она доказала это.

Она заслуживала большего, чем то, что он мог предложить, – короткую любовную связь.

Но он желал ее. Уже после того, как он разделся и лег в постель, его тело все не могло успокоиться от желания. Он вспомнил ее невинно-страстные поцелуи и застонал от боли.

Но для Виктории Темпл он больше не опасен. Корд дал слово и не собирался нарушать его. Она будет экономкой и никем больше.

Глава 6

Судьба так или иначе, казалось, благоволила Тори. Шли дни, но никаких новых упоминаний о краже ожерелья и нападении на барона Харвуда не было. В обществе, несомненно, ходили разные слухи, но лорд Брант был слишком занят, чтобы обращать внимание на слухи и интересоваться скандалами.

Брант. Тори изо всех сил старалась не думать о нем. Она не хотела его видеть, не хотела снова заглядывать в светло-карие с золотом глаза, вспоминать его обжигающие поцелуи, то, как таяло ее тело под его руками. Она не хотела снова испытывать ужасное, нечистое искушение, которое с трудом поборола той ночью.

Или снова бороться с желанием быть с ним.

К счастью, ей удалось спрятать обуревающие ее мысли от Клер. Сестра ждала, когда Тори возвратится к себе. Она сказала Клер, что в записку просто вкралась ошибка, что граф написал в полночь вместо в полдень и что он просто хотел узнать, довольны ли она и Тори своей работой. Объяснение явно никуда не годилось, только такая наивная душа, как Клер, могла поверить ему. Тори чувствовала себя виноватой, но благодарила Бога за то, что сестра поверила ей и больше не касалась этой темы.

С той ночи она видела графа только если случайно сталкивалась с ним где-нибудь в коридоре. Он неизменно был очень вежлив и очень сдержан. Слишком уж вежлив и сдержан, в глубине души печалилась Тори.

В его кабинете в углу сиротливо стоял шахматный столик, и каждый раз при взгляде на него у Тори появлялось желание сделать ход, снова бросить ему вызов. Конечно, она сдерживала себя. Она понимала, что тогда встанет на дорожку, которая приведет к беде.

Однажды утром в самом низу страницы "Лондон кроникл" она нашла упоминание о продолжающемся расследовании нападения на барона Харвуда. К счастью, Тори вовремя позаботилась, чтобы эта утренняя газета загадочно пропала, как и прежняя.

Однако она могла только гадать, как долго они с Клер смогут прятаться в особняке лорда Бранта. Они экономили каждый фартинг на случай, если возникнет необходимость немедленно бежать, но чем дольше они сумеют продержаться, тем больше у них будет шансов скрыться.

Кроме того, оставалась слабая надежда, что барон устанет заниматься поисками и вернется в Харвуд-Холл или решит, что они скрываются в какой-нибудь глухой деревеньке. Каждую ночь Тори молилась, чтобы все как-то утряслось.

Через несколько дней граф уведомил Тори, что вечером у него будут гости и нужно, чтобы они остались довольны приемом. В списке гостей значились кузина Сара с мужем, лордом Эймзом, полковник Пендлтон из Военного министерства и лорд Персивал Чезвик. Среди приглашенных были также герцог Шеффилд, доктор и миссис Джеффри Частейн и их старшая дочь Грейс.

Последнее имя заставило Тори вздрогнуть. Она знала Грейс Частейн. Они учились вместе. В Торнхилле Грейс была ее лучшей подругой.

Это было, казалось, вечность назад. В другой жизни. После того как барон запретил ей возвращаться в школу, Тори почти ничего не знала о Грейс, лишь изредка получала от нее письма. В обстановке, которая воцарилась в доме, Тори отвечала на письма подруг не скоро и вяло, и подруги исчезли из ее жизни.

Однако Грейс сразу же узнает ее, даже в унылой униформе экономки. Тори необходимо найти предлог не появляться в столовой.

– Вот вы где, миссис Темпл.

Тори застыла при звуках знакомого глубокого голоса, раздавшегося за ее спиной. Набрав в грудь побольше воздуха, она повернулась лицом к графу.

– Добрый день, милорд.

– Я просто хотел удостовериться, что к сегодняшнему вечеру все будет сделано как надо.

– Да, милорд. Я как раз готовлю карточки для гостей.

– Вы знаете, как их следует рассадить? – Он держался так надменно и отчужденно, как если бы никогда не выказывал ни малейшего интереса к ней. Хотела бы она, чтобы ее чувства к нему исчезли так же быстро.

– Гостей следует рассадить в соответствии с их положением в обществе, милорд.

Он кивнул.

– Тогда я предоставляю это вам. – Он повернулся и ушел. Тори смотрела ему вслед, стараясь не замечать его широкие плечи, длинные ноги и легкость походки. Она старалась не обращать внимания на эти сильные руки, не вспоминать, как они ласкали ее грудь, поглаживали соски. Не думать о том невыразимом наслаждении, которое он дарил ей.

– Тори! – К ней спешила Клер. Она работала на кухне, Тори поручила ей помочь с приготовлением блюд для званого обеда. То есть предполагалось, что Клер проследит, чтобы все было сделано на должном уровне.

– Что, милая?

– Миссис Рейнольдс ушла. Она разозлилась, что ты распорядилась положить в блюдо из куропаток больше приправ, тимьяна и розмарина. А еще она отказалась добавить рома во фруктовые торты. Когда она услышала, что ты хочешь, чтобы она добавила лимонный сок в соус для спаржи, она сняла фартук, бросила его на стол и хлопнула дверью. Миссис Уайтхед, ее помощница, ушла вместе с ней.

– Они ушли? Обе?

– Они сказали, что не вернутся, пока… пока адский огонь не замерзнет или пока ты не уйдешь.

– Боже мой! – Тори бросилась к лестнице, ведущей вниз, к кухне. – Не могу поверить. Я не кухарка, но знаю, что придает блюдам вкус. Миссис Рейнольдс готовит сносно, но слишком пресно. Я думала… Я читала замечательную книгу с рецептами французской кухни. Если добавить больше приправ, вкус значительно улучшится.

– Боюсь, миссис Рейнольдс думает иначе.

– Как оказалось.

В кухне царил хаос. Клубы пара поднимались над кипящими кастрюлями, язычки пламени лизали днища сковородок. Глаза у мисс Хоникатт стали как блюдца, тоненькие руки миссис Конклин тряслись.

– Ужас, миссис Темпл, – сказала старшая из женщин. Широкобедрая, со светлыми курчавыми волосами, судя по произношению, из коренных обитателей Ист-Энда, она была одной из немногих служанок, которые не проявляли недружелюбия. – И что нам теперь делать?

Тори оглядела кухню, увидела миски с невскрытыми устрицами, предназначенными для супа, необработанную спаржу, куски мяса, поджариваемые на вделанных в стену вертелах, черный дым от которых тянулся в камин.

Она расправила плечи и спросила, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно и уверенно:

– Кто-нибудь еще из слуг умеет готовить? Может быть, миссис Ратбон?

– Нет, миссис. Никто, кроме миссис Рейнольдс и миссис Уайтхед, а обе они ушли.

Она вздохнула:

– Ну что же, тогда прежде всего нам нужно отодвинуть от огня эти сковороды, чтобы колбасы не сгорели, а потом мы сами закончим готовить обед.

– Но, миссис… мы не можем – мисс Хоникатт и я – мы не работаем на кухне. Мы представления не имеем, что и как делать.

Тори схватила полотенце, сложила его и взялась за ручку тяжелой чугунной сковородки, чтобы отодвинуть ее с огня.

– Не так уж это и трудно. Если учесть, что большая часть блюд по крайней мере наполовину готова.

Миссис Конклин боязливо смотрела на плиту:

– Не знаю, миссис…

Тори подобрала юбки, решительно прошла через кухню, взяла брошенный миссис Рейнольдс фартук и надела его.

– Мы просто будем делать все, что можем. Нас четверо, сделаем одно, будет видно, что делать дальше. – Она заставила себя улыбнуться. – Я уверена, что графу обед понравится.

Но несколькими часами позже, вытирая руки и стряхивая с фартука муку, она уже знала, что все получилось не лучшим образом.

Суп с устрицами оказался слишком соленым, говядина – пережаренной, а куропатки – недожаренными. Раскладывая подгоревшую колбасу по серебряным блюдам, Тори наказала лакеям следить, чтобы бокалы гостей все время оставались полными – тогда к тому времени, когда кушанья окажутся на изысканных тарелках с золотыми ободками, они выпьют столько, что не заметят промахов.

Одно было хорошо – проведя весь день в жаркой и душной кухне, все они – Тори, Клер, мисс Хоникатт, миссис Конклин и недавно нанятые лакеи мистер Пибоди и мистер Кидд, которых Тори всячески поддерживала, стали ощущать себя дружным целым. И за это время Виктория многое узнала из болтовни слуг.

В таком большом доме невозможно сохранить что-либо в тайне. Секретов оказалось немного. Самый главный – лорд Брант ведет поиски своего кузена, капитана Шарпа. Еще более заинтересовало ее то, что она узнала от мисс Хоникатт, которая из намеков и обрывков разговоров между графом и леди Эймз поняла, что лорд Брант намерен жениться на богатой наследнице.

– Его отец, покойный граф, – вставила миссис Конклин, – упокой, Господи, его душу, оставил дела в расстройстве. Потерял большую часть состояния. Но сын – он очень сметливый. Он наверстал потерянное.

И судя по всему, поставил себе целью не просто возместить убытки, но увеличить состояние. Этого ей хотелось бы никогда не знать.

– Лакеи возвращаются. – Голос мисс Хоникатт вернул ее в хаос кухни. – Время подавать десерт.

Они засуетились, помогая мистеру Пибоди наполнить подносы, а мистер Кидд водрузил один из них на плечо. Когда над фруктовыми пирожными, обильно пропитанными ромом, опустилась серебряная крышка и пирожные отправились к гостям, на лицах всех четырех женщин появились подобия улыбок.

– Вот что их доконает, – сказала миссис Конклин. – Когда они прикончат пирожные да выпьют еще вина, они не заметят, что торт в виде сердца скорее похож на поросячью морду.

Клер бросила быстрый взгляд на Тори, прикрыла ладошкой рот, но не смогла удержать смешок. Как ни старалась Тори сдержаться, но тоже начала смеяться.

Что правда, то правда. Сердечко вышло очень похожим на поросенка. К хохочущим присоединились мисс Хоникатт и миссис Конклин, кухня наполнилась взрывами веселья.

Смех смолк, когда дверь кухни распахнулась и в нее вошел граф. Он взглянул на горы грязных кастрюль и сковородок, на продукты, наваленные по всем столам, на пол, усыпанный мукой, и его брови поползли вверх.

– Прекрасно! Что здесь, черт возьми, происходит? По лицу Клер разлилась краска. Миссис Конклин и мисс Хоникатт в ужасе затряслись. А Тори думала только о том, что волосы у нее некрасивыми колечками выбились из-под чепца, а юбка и блузка в пятнах от жира.

– Ну-с, миссис Темпл?

– Я… я сожалею, ваша светлость. Я понимаю, что кушанья получились не такими, как мы надеялись, но…

– Они таковы, какими вы их приготовили! – рявкнул он. – Мои гости пьяны, а у кушаний – если вам угодно их так назвать – вкус, как будто их достали из ведра с помоями.

– Признаюсь… Некоторые совершенно ужасны, но…

– Но?

– В последний момент кухарка бросила все и ушла, а с ней и ее помощница, а мы, оставшиеся… ну, мы постарались сделать все, что в наших силах. – Она мельком взглянула на трех остальных служанок. – Если хотите знать, я думаю, что, будь у нас немного опыта, мы бы прекрасно справились.

Красные пятна выступили на красивом лице графа, на щеках заиграли желваки. Когда он заговорил, его голос зазвучал обманчиво спокойно:

– Мне нужно поговорить с вами, миссис Темпл, с глазу на глаз, если позволите.

О Боже, он был рассержен гораздо больше, чем ей показалось вначале. Тори сложила руки на груди и постаралась не показать, как она робеет и нервничает. Выйдя из кухни впереди него, она прошла дальше – туда, где их не могли услышать.

Расправив плечи, она повернулась к нему:

– Повторяю, мне жаль, что с обедом так получилось. Я надеялась, что мы справимся лучше.

– В самом деле? – Тяжелый взгляд ореховых с золотом глаз сверлил ее. – Теперь я вижу, что у вас больше трудностей с исполнением своих обязанностей, чем мне представлялось.

Он так смотрел на нее… как если бы перед ним стояла миссис Ратбон или один из лакеев. Как если бы он не делал ей авансов, никогда не целовал ее, никогда не ласкал ее грудь. Что-то в отсутствующем выражении его лица заставило ее забыть о здравом смысле.

– На самом деле у меня нет ни малейших трудностей. Однако у некоторых из ваших слуг есть трудности с признанием меня в качестве старшей над ними – и в этом моей вины нет, это ваша вина.

Одна темная бровь недоверчиво поднялась.

– Так вы предлагаете мне уволить вас?

– Нет! Я хочу сказать… нет, мне нужна эта работа. И я уверена, что больше подхожу на эту должность, чем миссис Ратбон. Со временем я смогу доказать это. И тогда у меня больше не будет трудностей.

Лорд Брант нахмурился. Несколько долгих мгновений он изучал ее лицо. Затем повернулся, собираясь уходить.

– Вам больше не нужно тревожиться, миссис Темпл, – бросил он через плечо. – Завтра я сам все улажу.

– Как! – Тори кинулась вслед за ним. Схватив его за рукав, она заставила его повернуться. – Вам не надо вмешиваться! От этого будет только хуже!

– Что ж, подождем и увидим.

– И что вы собираетесь предпринять?

– Завтра утром в десять, – сказал он, игнорируя ее вопрос. – Позаботьтесь, чтобы собрались все слуги. Я буду вам признателен, если со временем вы подыщете другую кухарку.

Тори проводила глазами высокую фигуру графа, удалявшуюся вверх по лестнице, – он возвращался в столовую. Господи, зачем она наговорила ему все это? Она теперь не сомкнет глаз, пока не узнает, что он задумал.

Обед провалился, но, сидя с сигарой и бренди в кругу друзей, Корд не мог избавиться от веселого изумления. Он застал Викторию в неприбранном виде, с измазанным мукой носом, с лицом, окруженным колечками растрепавшихся волос, а это почти стоило ужасной еды.

И в таких обстоятельствах она имела мужество прямо высказать ему все, что думает, просто поразительно. Все-таки она совершенно удивительная.

Блюда никуда не годились, но общество собралось приятное. Хотя его добрый друг Шеффилд смеялся несколько громче, чем обычно, а юный Перси Чезвик явно перебрал, было видно, что гости получают удовольствие.

Пендлтон, как всегда, являл собой пример истинного Джентльмена.

– В ближайшие дни я жду курьера, – сказал он, когда джентльмены покончили с бренди и готовились присоединиться к дамам в гостиной. – Надеюсь узнать что-нибудь новое о вашем кузене. Корд заволновался.

– Как вы считаете, ваш человек мог узнать, в какой тюрьме его содержат?

– Макс Брадли – лучший специалист в делах такого рода. Если кто-нибудь и способен разузнать, где капитан Шарп, то это он.

– Тогда я буду ждать от вас известий, полковник.

Пендлтон кивнул и отошел, оставив Корда в большей надежде, чем когда-либо раньше. Когда Корд вернулся к гостям, к нему неуверенно подошел Персивал Чезвик, приятель мужа Сары, Джонатана.

– Должен признаться вам, милорд, что я влюбился, совершенно потерял голову. – Перси завращал глазами. – Боже, никогда в жизни я не видел такого лица. Совершенно ангельское. Когда она улыбается, клянусь, у меня сердце почти перестает биться. И она здесь, под вашей крышей. Скажите мне, кто она?

Клер. Несомненно. Достаточно было взглянуть на ошеломленное лицо юного Перси, чтобы прийти к такому заключению.

– Ее зовут Клер, но боюсь, она не для вас. Возможно, вы не заметили, но девушка служанка. Она невинный ребенок, Чез, не из тех, с кем можно раз-другой приятно провести время, а ваш отец вряд ли одобрит брак с горничной.

Перси выглянул в холл, но Клер там уже не было. Вообще говорить о женщинах было не в характере этого молодого человека. Корд решил, что выпитое вино придало ему смелости.

В каком-то смысле досадно, что молодые люди оказались настолько разделены сословными предрассудками. Персивал Чезвик, подобно Клер, принадлежал к редкостному племени наивных мечтателей, витающих в облаках.

Он писал стихи, но стеснялся читать их другим. Белокурый, с голубыми глазами, он нравился женщинам, несмотря на излишнюю худобу и бледность.

Он был младшим сыном маркиза Керзи, и союз между ним и камеристкой едва ли был возможен.

Странное дело, но Корд чувствовал потребность защитить Клер. Он не смог остаться в стороне и позволить одному из своих друзей обмануть девушку. На самом деле ему было бы приятно увидеть ее хорошо пристроенной. Возможно, со временем он сумеет помочь ей выйти замуж. Его мысли перескочили на Викторию. Он мог бы и ей найти мужа, но эта мысль понравилась ему гораздо меньше.

Вслед за полковником Пендлтоном и лордом Перси Корд перешел в гостиную. Там уже были Сара и Джонатан, оба светловолосые и красивые, блестящая пара, влюбленные друг в друга даже после восьми лет брака. Они беседовали с доктором и миссис Частейн, а Грейс, судя по всему, вышла в дамскую комнату.

Корд вздохнул. Его кузина снова занялась сватовством. Сара не могла понять, что дочь врача не представляла для него никакого интереса, какой бы красивой она ни была. Корд твердо решил жениться на богатой наследнице В последнее время он все чаще задумывался над тем, кого выбрать – Констанс Фэрчайлд или Мэри Энн Уинстон Обе были привлекательными блондинками, обе обладали значительными состояниями.

Граф считался завидным женихом. Любая девушка с радостью приняла бы его предложение, и благосостояние Бранта в момент заключения брака должно было значительно вырасти. Он был должником отца. И намеревался вернуть долг единственным известным ему способом.

Подойдя к буфету, Корд налил себе бренди; его мысли вернулись к ужасному ужину, которым он угощал сегодня гостей. Он вспомнил перенасыщенные ромом пирожные и ухмыльнулся, возвращаясь к гостям.

Грейс Частейн прошла через прихожую и направилась к винтовой лестнице, чтобы пройти в дамскую комнату. Вечер тянулся бесконечно. Мало того, что еда была отвратительная, Грейс сидела рядом с полковником Пендлтоном, вполне приемлемым собеседником, но ему больше всего хотелось говорить о войне, которую мисс Частейн старалась забыть.

Теперь, когда ужин закончился, Сара возобновит свои старания свести ее с графом – это была главная причина, по которой она и ее родители получили приглашение. Ее мать была, конечно, в экстазе, каждую минуту изводила Грейс, настаивая, чтобы она больше говорила с графом. Никакого смысла это не имело. Все в Лондоне знали, что граф высматривает себе непременно богатую наследницу.

Грейс не могла дождаться, когда вечер закончится.

Поправив корсаж своего темно-фиолетового платья с высокой талией, она взялась за юбки и стала подниматься по лестнице, когда краем глаза уловила какое-то движение в холле. Обернувшись, она увидела знакомую стройную фигурку, и дыхание у нее перехватило.

– Тори! Виктория Уайтинг, неужели это ты? – Сбежав по ступенькам вниз, она побежала за Тори, поспешно удаляющейся в противоположном направлении. В середине коридора Грейс поймала ее за руку и развернула к себе. – Тори! Это я, Грейс. Ты не узнала меня? – Заключив подругу в объятия, она не сразу осознала, что та ей не рада. – Грейс отпустила ее и на шаг отступила. – В чем дело? Ты не рада меня видеть? – Тут только она заметила, что на Тори черная накрахмаленная юбка из тафты и белая хлопчатобумажная блузка. – Ну ладно. Что с тобой? Почему ты одета, как прислуга?

Тори вздохнула, плечи ее опустились.

– О, Грейс, я надеялась, что ты не увидишь меня.

– Что ты здесь делаешь? Ты ведь, конечно же, не служишь здесь?

– Слишком долго объяснять. Слишком многое произошло с тех пор, как я вынуждена была бросить школу. – Она посмотрела в сторону гостиной. – Сегодня не время. Обещай мне, что никому не скажешь, что видела меня здесь.

– Если ты попала в беду…

– Пожалуйста, Грейс. Если ты все еще моя подруга, обещай мне молчать.

– Хорошо, я не скажу никому ни слова – при одном условии. Завтра мы встретимся, и ты объяснишь мне, что все это значит.

Тори покачала головой.

– Для нас обеих будет лучше, если ты сделаешь вид, будто никогда не видела меня.

– Завтра, Тори. Тут за углом есть гостиница "Король Яков". Она малолюдная, в тихом переулке. Никто не увидит нас. Я буду ждать тебя там в час дня.

Тори покорно кивнула:

– Хорошо. Завтра. "Король Яков". В час дня.

Грейс смотрела ей вслед, и множество противоречивых мыслей роилось в ее голове, одна тревожнее другой. Прошли годы с тех пор, как она в последний раз видела Викторию Уайтинг. Она гадала, что могло случиться с Тори за это время, неужели в жизни ее лучшей подруги появились осложнения, как и в ее собственной.

Глава 7

На следующее утро Корд сидел в своем кабинете за письменным столом, проверяя отчеты управляющего имением Уиллоу-Парк в графстве Суссекс. Он уже обнаружил одно немаловажное расхождение между количеством закупленного для овец сена и числом проданных овец. В последние несколько лет он все меньше доверял управляющему, Ричарду Риду. Корд взял себе на заметку съездить в Суссекс, чтобы на месте проверить положение дел.

Он взглянул на часы на каминной полке и вскочил на ноги. Десять часов. Настало время разрешить конфликт Виктории со слугами. Спустившись в прихожую, он нашел слуг, выстроившихся, чтобы приветствовать его; на их лицах была написана тревога, чего он и добивался.

Прекрасно. Им и надо тревожиться.

Он быстро взглянул на Викторию, которая выглядела скорее угнетенной, чем напуганной. Корд напомнил себе об обещании, которое дал ей, и постарался убрать из памяти мягкие розовые губы и густоту ее волос под своими ладонями.

– Доброе утро.

– Доброе утро, милорд, – дружно прозвучало в ответ.

– Начну с того, что большинство из вас чрезвычайно разочаровали меня. За те несколько недель, пока миссис Темпл вела мое хозяйство, вместо того чтобы помогать ей, вы делали все что могли, чтобы затруднить ей выполнение ее обязанностей.

По толпе прошел ропот, Виктория чувствовала на себе мрачные взгляды. Корд заметил, как прямо она старалась держаться.

– Так или иначе, она делала свое дело, и по большей части, должен заметить, очень хорошо. Я сказал ей, что она может уволить любого из вас по своему усмотрению, но она отказалась. Вместо этого она указала на то, что ваше недовольство в некотором смысле можно поставить вам в заслугу.

Множество глаз уставилось на него.

– Хотя у миссис Темпл, без сомнения, есть опыт, она моложе, чем большинство женщин, обычно нанимаемых на такую важную должность, и это могло показаться несправедливым. Она предположила, что ситуацию можно исправить, если я повышу всем вам зарплату.

В толпе зашептались, закрутили головами. На Викторию смотрели так, словно никогда ее раньше не видели. Граф мысленно улыбался.

– Считайте, что повышение состоялось. От вас я жду, что вы будете оказывать миссис Темпл всяческое содействие. Это все.

Бросив взгляд на Викторию, он заметил в ее глазах облегчение и, может быть, даже что-то похожее на восхищение. Когда он возвращался в свой кабинет, чтобы вновь погрузиться в горы бумаг, его шаги были легче, чем обычно. Уже на пороге кабинета его остановил Тиммонз, подошедший сзади.

– Прошу прощения, милорд. Посыльный с письмом от полковника Пендлтона. Я решил, что вы захотите немедленно прочитать. – Он протянул запечатанную бумагу. – Сказать посыльному, чтобы он подождал ответа?

Корд сломал печать и быстро прочитал послание. Пендлтон только что получил известия об Итане и спрашивал, в какое время мог бы подъехать.

– Ответа не будет. То есть не будет в письменной форме. Распорядитесь подать к парадному мой фаэтон. Я сам отправлюсь к нему.

Всего через несколько минут Корд взобрался на высокое сиденье фаэтона и взялся за вожжи. Намотав их на Руку, он хлестнул по широкому крупу лоснящегося вороного мерина, и экипаж тронулся.

Поездка в Уайтхолл заняла больше времени, чем обычно – улицы были забиты тяжелыми повозками, всевозможными каретами, фургонами и дилижансами. Добравшись до цели, Корд бросил монетку факельщику, чтобы тот постерег его упряжку, а сам отправился в дальний конец здания и поднялся по лестнице в кабинет Пендлтона.

Полковник не заставил себя ждать. Золотые эполеты блеснули на его красном мундире, когда он указал Корду на кресло напротив.

– Я не был уверен, что вы сможете дождаться меня.

– Никак не мог. Какие новости, полковник?

– Как я и надеялся, наш человек прибыл этим утром. Итан в тюрьме города Кале.

Сердце графа подпрыгнуло.

– Брадли уверен в этом?

– Совершенно уверен. Сам он не видел капитана, но ему сообщили, что Итан там.

– Как скоро Брадли будет готов отправиться за ним?

– Как только получит от нас указания, куда надо будет доставить капитана. Затем он сделает необходимые приготовления.

– Вы имеете в виду, что он подкупит стражников, чтобы в нужный момент они отвернулись и дали Итану сбежать?

– Именно так. Нужна безлунная ночь. Тогда бежать безопаснее. И такая ночь приближается.

– У меня есть шхуна с опытными капитаном и командой. Сообщите Брадли, что мы будем готовы, как только он даст знать.

– Хорошо. Я извещу вас, когда получу ответ. – Миссия по спасению была неофициальной, потому что Итан официально не состоял на службе у британской короны. Они могли рассчитывать на помощь полковника, но только в определенных пределах.

Корд встал, чувствуя, как бешено бьется у него пульс. Итан жив. Вскоре он будет дома. Как жаль, что нет возможности немедленно рассказать обо всем Саре: они с Джонатаном повезли маленького Тедди на выставку «волшебных» механических устройств, где собирались провести целый день.

Корд покинул кабинет Пендлтона и отправился домой, все еще не в силах успокоиться. Если бы Виктория не отвергла его предложение, он бы забылся в страстных любовных играх, проведя с ней остальную часть дня. Он не мог забыть ощущение ее груди под своей ладонью и нежность губ. Корд чертыхнулся и отбросил эти мысли. Может быть, сегодня вечером он посетит заведение мадам Фонтено, как в прошлые времена. Женщины у нее хороши собой и талантливы в своем деле, он выберет, какую захочет.

Удивительно, как мало обрадовала его такая перспектива.

Было раннее утро теплого июньского дня, с Темзы веял легкий ветерок. Вернувшись после короткой, длившейся всего полчаса, рискованной встречи с Грейс в "Короле Якове", Тори развязала ленты серого капора и бросила его на диванчик в своей крошечной гостиной. Если еще вчера она не хотела встречаться с подругой и надеялась избежать этого столкновения, то сейчас не могла отрицать, что рада. Старая дружба выдержала три долгих года разлуки.

В конце концов она рассказала Грейс всю правду и взяла с подруги обещание, что она будет молчать.

– До сих пор не верю во все случившееся, – сказала Тори.

– Ты сделала то, что должна была сделать, чтобы защитить себя.

– Я знаю, но это не спасет ни одну из нас от тюрьмы.

– Мы что-нибудь придумаем, – пообещала Грейс. – Я постараюсь узнать, что собирается делать барон. Если тебе придется бежать из города, ты знаешь, где меня найти. Дай мне знать, и я помогу чем смогу.

Грейс не изменилась. Она и раньше была преданной и верной подругой, такой и осталась.

Внешне она почти не изменилась. Немного выше Тори, с густыми золотисто-каштановыми волосами, Грейс всегда была прелестна. Исчезла неловкость и застенчивость, в свои девятнадцать Грейс приобрела завершенность облика. Тори считала, что единственная сложность, которая может возникнуть перед Грейс на пути к замужеству, – найти именно такого мужа, которого она хочет.

Неделя приближалась к концу. После встречи с Грейс настроение у Тори несколько дней оставалось повышенным, но бесконечные пересчеты, починка и маркировка белья, сортировка провизии по ящикам, мешкам и корзинам в полуденную жару вконец измотали ее.

Хорошо хоть, что слуги стали лучше относиться к ней благодаря лорду Бранту. Они поняли, что между ней и графом ничего нет, к ее тайному разочарованию.

Она шла вниз, чтобы еще раз проверить, все ли готово к обеду, когда хлопнула парадная дверь и вошел граф. Тори взвизгнула, поняв, что он с угрожающим видом идет прямо на нее, – таким разъяренным она его еще не видела.

– В мой кабинет, – приказал он. – Быстро!

Тори закусила губу. Приподняв юбку, она быстро зашагала впереди него. Брант вслед за ней вошел в кабинет и захлопнул дверь.

– Садитесь.

– Я… Я лучше постою, если позволите.

– Я сказал – садитесь!

Она опустилась в ближайшее кресло, словно бы ноги перестали ей служить, и заставила себя посмотреть на него. Он показался ей еще выше, чем обычно, глаза были темными и налитыми злостью, губы плотно сжаты.

– Мне кажется, нам пора поговорить об ожерелье.

У нее закружилась голова. На миг ей показалось, что она сейчас свалится с кресла.

– О к-каком ожерелье?

– О том, которое вы с сестрой украли у барона Харвуда.

Ладони у Тори стали влажными. Она провела ими по жесткой черной юбке.

– Я… я не понимаю, о чем вы говорите.

– Вот как? Я думаю, вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Об очень ценном ожерелье с жемчугом и бриллиантами, которое было украдено из Харвуд-Холла. – И есть еще одно немаловажное обстоятельство, еще одно преступление – попытка убить барона.

Тори проглотила комок в горле, стараясь выглядеть спокойной, хотя внутри у нее все переворачивалось.

– Я не знаю барона Харвуда. Никогда не слышала о нем.

– Я тоже не знаю его, но это не имеет значения. Факт остается; я узнал о нем из разговоров в клубе, о нем сообщалось в той самой газете, которая почему-то пропала, я ее не видел; в преступлениях подозреваются две девушки. Одна – высокая и белокурая, вторая – с темными волосами и на несколько дюймов ниже. – Взгляд у него был тяжелым. – Похоже, это особы, которых вы знаете?

Тори заставила себя удивленно поднять брови.

– Вы думаете, что описанные вами женщины – это Клер и я? Почему вы решили, что мы можем иметь к этому отношение?

– Потому что было сказано: у белокурой исключительно красивое лицо. – Уголки его губ поползли вверх. – А о брюнетке сказано, что она на редкость жестокая.

У Тори похолодела спина.

– Вы считаете, что я жестокая?

Его губы сложились в некое подобие улыбки. Но отнюдь не дружелюбной.

– Отчаяние заставляет людей решаться на отчаянные поступки. В тот день, когда я встретил вас на мостовой у своего дома, у вас был вид совершенно отчаявшихся людей.

Она немного выпрямилась в глубоком кожаном кресле, не отводя взгляда от его лица.

– Если ожерелье было таким ценным, как вы сказали, и я, как вы предполагаете, украла его, я не была бы в отчаянии. Я бы неплохо устроилась. Это так очевидно.

Лорд Брант впился в нее взглядом.

– Или, может быть, что-то случилось с деньгами, полученными от его продажи. Возможно, их украли, или вы потратили их, или…

– Или, возможно, я не виновна в преступлении. Возможно, я никогда не брала ожерелья, никогда не продавала его, и поэтому у меня не было денег.

Он не поверил ей, ни на один миг. Она видела это по его лицу. Ее сердце стучало, щеки горели. Она ждала, что он скажет, какая она ужасная.

Тори нервно закрутила выбившиеся пряди волос в кольцо.

– Эти женщины… они были служанками в доме барона?

– Я думаю, да. – Его голос стал мягче. – Если вы попали в беду, Виктория, может быть, я смогу помочь. Расскажите мне правду. Я не верю, что вы одна из тех женщин, которые могут совершить подобные преступления без всякой причины. Скажите мне, что вы натворили, и я посмотрю, чем смогу помочь, чтобы все исправить.

Она бы хотела. Бог мой, она бы хотела рассказать всю правду прежде всего ему. Ей так хотелось броситься в его объятия и умолять спасти ее. Но если бы она сделала это, если бы она рассказала ему, что они с Клер падчерицы барона, по закону чести он обязан был отослать их обратно к барону. Она не могла допустить этого.

– Если бы в том, что вы рассказали, милорд, хоть что-то было бы правдой, я сказала бы вам. Мы с Клер не те девушки, которых разыскивают. Не те, что совершили эти преступления.

У него задергалась щека.

– Лгите мне, Виктория, и я увижу, как вы окажетесь наказанной по всей строгости закона.

Кровь отхлынула от ее лица. Он увидит, как их поведут в тюрьму. Они будут томиться там долгие годы, а может быть, даже умрут там. Боже, ей потребовалось все ее мужество, чтобы смотреть в его жесткое лицо и снова лгать:

– Я говорю вам правду.

Граф еще несколько мгновений всматривался в нее, затем повернулся и пошел к выходу.

– Тогда все, – уходя, сказал он неприятным голосом, не повернув головы. – Пока.

Тори, дрожа, встала на ноги. Она вышла из кабинета, стараясь двигаться совершенно бесшумно. Им с Клер снова придется бежать, бежать из Лондона, найти другое место, где они могли бы укрыться. Когда она возвращалась к себе в комнату, слезы застилали ей глаза. Надо сказать Клер. Она не знает, куда им идти, как добираться до другого места. Надо что-то придумать.

А пока она должна вести себя как всегда. Она будет продолжать заниматься хозяйственными делами, как обычно, до конца дня.

Ночью она сможет сообщить Клер ужасные новости. И они должны будут бежать.

К черту все! Корд хлопнул ладонью по книжной полке. Он сам не знал, хочется ли ему придушить Викторию за то, что она лгала ему, или восхититься мужеством, с которым она выстояла, когда на нее обрушился весь его гнев.

Не многим мужчинам удавалось это. Из женщин только Сара держалась достаточно стойко, и только потому, что знала – он никогда не обидит женщину. Виктория боялась его, он и хотел нагнать на нее страху. Но она не струсила и нашла в себе силы сопротивляться.

Он знал, что она виновна. Она не умела лгать. На ее лице было просто написано, что она говорит неправду. Чего он не знал, так это почему она лжет, он не верил, что она может пойти на преступление без веской причины. Ему полагалось сообщить о ней властям, но от такой мысли у него появилось неприятное ощущение во рту. Прежде чем он решится на это, ему необходимо узнать правду.

И он узнает, пообещал он себе, усаживаясь за письменный стол. Он наймет сыщика с Боу-стрит – подходящий был у него на примете. Схватив перо с серебряной подставки, он написал записку Джонасу Макфи с просьбой разузнать все что можно о Харвуде, краже ожерелья и девушках-служанках, предположительно укравших его.

Он уже обращался к Макфи раньше и был доволен результатами. Корд запечатал бумагу, накапав на нее сургуч, вызвал лакея и распорядился отвезти письмо на Боу-стрит. Когда у него будут факты – при условии, что он правильно оценил Викторию, – он найдет способ помочь ей.

А пока он попросил Тиммонза не спускать с нее глаз и проследить, чтобы она не сбежала, пока он будет отсутствовать.

Корд вздохнул, его мысли вернулись к недавним событиям. Вчера к нему заходил полковник Пендлтон с новостями, которых Корд давно ждал. Побег из тюрьмы был подготовлен. Шхуна «Соловей», которую он нанял для этой цели, должна была этой ночью выйти в море. Все шло хорошо. Итан будет свободен и окажется на борту шхуны завтра к ночи.

После ужина Корд вернулся в кабинет. Ночь была темной, совсем безлунной. Начал наползать туман, толстым коконом окутывая улицы города. Стук в дверь заставил Корда оторвать взгляд от окна. Вошел Рейфел Сондерс, герцог Шеффилд, темноволосый, такой же высокий, как Корд, могучего телосложения.

– Насколько мне известно, все подготовлено. – Рейф подошел к буфету и налил себе бренди.

– Мы готовы к отплытию, – ответил Корд. Рейф тоже должен был участвовать в операции. Большой друг как Корда, так и Итана, он обладал многими талантами и способностью не теряться и действовать в критических обстоятельствах. Если что-то пойдет не так, очень хорошо иметь возле себя такого человека.

– Мы бросим якорь в бухточке южнее Кале, – сказал Корд. – Лодка доставит Итана на шхуну где-то после полуночи. Все, что нам останется, – повернуть обратно и доставить его домой.

Рейф покрутил в руках бокал с бренди.

– Звучит что-то уж очень легко. Корд подумал то же самое.

– Я знаю.

– Будем надеяться, что нам повезет или что Итану повезет.

Корд кивнул.

– Мне надо еще кое-что сделать. «Соловей» стоит на якоре у Саутуоркского причала – возле моста. Встретимся там в полночь.

Рейф допил свое бренди и поставил пустой бокал на буфет.

– Увидимся на шхуне.

Корд смотрел ему вслед, размышляя сразу и о своем кузене, и о тех двух служанках, которых он нанял. Пройдет несколько дней, надеялся он, и обе его задачи будут решены.

Тори отступила в тень холла и подождала, пока из кабинета вышел высокий, элегантный герцог, дорогие сапоги которого чуть позванивали с каждым его шагом по черно-белому мраморному полу. Она не стала бы подслушивать, если бы положение не было столь ужасным. Прежде чем они с Клер исчезнут из Лондона, ей необходимо узнать, что намерен предпринять граф.

К ее облегчению, встреча с герцогом не имела к ней никакого отношения, они обсуждали план спасения кузена графа.

Согласно плану граф этой же ночью должен был отплыть во Францию.

Поднимаясь на третий этаж в каморку Клер, она обдумывала новости. В доме все работы были закончены. Настало время уходить, бежать как можно дальше от Лондона. Грейс рассердится, что Тори не известила ее о побеге, но ей не хотелось вмешивать в это дело подругу, пока оставалась надежда обойтись без ее помощи.

Тори постучала в дверь. Клер сразу же открыла ей. Она была уже в ночной рубашке, волосы заплетены в косу. Тори вошла и притворила за собой дверь.

– Что случилось? – спросила Клер. – Ты сама на себя не похожа.

Тори вздохнула:

– Боюсь, у меня плохие новости.

– Плохие новости? Насчет чего? – Она побледнела. – Ты хочешь сказать, они узнали, кто мы?

– Боюсь, что да. Или по крайней мере граф начал подозревать. Нам надо скрыться раньше, чем он узнает правду.

Прекрасные синие глаза Клер наполнились слезами.

– Куда мы пойдем? Тори, что мы будем делать? Мне здесь нравится. Я не хочу уходить.

– Я знаю, дорогая, но у нас нет другого выхода. Мы должны бежать, или нас арестуют. И мне кажется, я знаю место, где мы будем в безопасности.

Клер шмыгнула носом.

– Где?

– Во Франции.

– Во Франции? Я думала, мы воюем с Францией.

– Англия воюет с Францией. Мы с тобой ни с кем не воюем. Этой ночью граф отплывает туда. – Тори объяснила свой план. Они проберутся на судно и спрячутся в трюме, а когда оно прибудет на место, они выскользнут, прыгнут за борт и вплавь доберутся до берега.

– Но, Тори, я не умею плавать!

– Зато я умею. – Когда она училась в школе, они с Грейс иногда прокрадывались к реке. Один из деревенских мальчишек научил их плавать. Клер тоже хотела научиться, но у нее никогда не хватало на это смелости. – Берег должен быть недалеко, и я помогу тебе доплыть.

– Не знаю, Тори…

– Клер, у нас получится. Мы обе прекрасно говорим по-французски. Никто не заподозрит в нас англичанок. Мы отправимся в Париж. Может быть, я смогу устроиться гувернанткой, как надеялась.

Клер нервно облизала губы.

– Ты в самом деле думаешь, что все получится?

– Уверена в этом. Оденься, собери сумку и спускайся ко мне.

Выйдя от Клер, Тори подумала – граф мог отдать распоряжение следить за ними, пока он будет отсутствовать. Тори уже стал понятен его образ мыслей. И его выбор, безусловно, падает на Тиммонза. Уходить надо будет, соблюдая осторожность, чтобы дворецкий не увидел.

Колеса наемного экипажа тарахтели, нарушая напряженное молчание, воцарившееся вокруг них. Найти экипаж оказалось непростой задачей. В конце концов, пройдя четыре квартала от дома, Тори сумела остановить один. Из разговора, подслушанного у кабинета Корда, Тори знала, что шхуну «Соловей» можно найти у моста в Саутуорских доках. Это небезопасная часть города, совсем не место для двух девушек. Им надо быть очень осторожными, идти сразу к судну и молить Бога, чтобы они смогли незаметно проникнуть на него.

– Мы уже пришли, Тори?

– Скоро, дорогая.

– Как мы попадем на корабль? – задала Клер вопрос, которого Тори надеялась избежать.

– Не волнуйся, дорогая, мы найдем способ попасть туда. – Туман был их союзником. Когда карета подъехала к доку, туман стал еще гуще.

– Шхуна «Соловей» должна стоять у моста, – сказала Тори извозчику, все больше нервничая. – Вы не скажете, где она? – Море мачт покачивалось вдоль причала. Как они смогут найти нужное судно в таком тумане?

– Начальник порта должен знать, где стоит судно. Я могу узнать у него, если желаете.

Она почувствовала облегчение.

– Да, пожалуйста.

Через несколько минут они тронулись дальше, к тому месту у причала, которое указал начальник порта.

Тори поблагодарила извозчика, заплатила ему немного больше, чем он запрашивал, и они с Клер шагнули в туманную ночь.

– Мне кажется, я вижу корабль, – шепнула Клер. Тори прочитала на корме название.

– Да, и на палубе только два человека, которые, кажется, очень заняты. – Тори поправила капюшон плаща Клер, чтобы не было видно светлых волос, потом натянула капюшон своего плаща. Взяв сестру за руку, она повела ее к судну.

Глава 8

Палуба «Соловья» приятно покачивалась под ногами Корда. Он всегда любил море – за красоту и огромность, за соленые брызги в лицо и крики чаек над головой, но его любовь к морю была ничто по сравнению с теми чувствами, которые питал Итан – кузен жил и дышал морем, он еще мальчишкой обожал корабли и все связанное с ними.

Было совершенно в порядке вещей то, что Итан, будучи вторым сыном маркиза, после окончания Оксфорда пошел во флот. Корд не знал, как кузен воспримет известие о смерти старшего брата, умершего, пока Итан был в тюрьме, и о том, что он теперь маркиз Белфорд, человек с совершенно другими обязанностями. К счастью, семейство имело отношение к судоходству, так что Итану не грозило оказаться рыбой, выброшенной из воды.

При условии, что он еще жив.

Корд мерил шагами палубу, слушал, как стонут высокие мачты, как поскрипывает такелаж. Ночь была непроницаемо черной, море казалось бесконечным темным фантомом, волнующимся под ними. Когда судно двинулось на восток, подул резкий ветер. Вскоре поверхность воды покрылась белыми барашками пены, которых, впрочем, не было видно в кромешной тьме.

Корд вдыхал влажный соленый воздух, прислушивался к плеску волн, рассекаемых судном, и молил Бога, чтобы их планам ничто не помешало.

Клер схватила Тори за руку.

– Ты слышишь?

Тори придвинулась ближе в темноте трюма.

– Это скрипят деревянные шпангоуты.

– Мне кажется, это крысы. Тори, я ненавижу крыс.

Так как подозрительные звуки скорее всего издавали маленькие, покрытые мехом зверьки, Тори промолчала, только прижалась к деревянным доскам корпуса судна.

Пробраться на борт оказалось легче, чем она полагала. Двое матросов были заняты погрузкой продуктов в камбуз. Фонарь, висевший на мачте в носовой части судна, вывел беглянок к трапу, ведущему в трюм. Трюм тускло освещал еще один фонарь, висевший в нижней части трапа. Они быстро осмотрели внутренность трюма и спрятались за грудой мешков с зерном.

Вскоре один из матросов спустился вниз и задул фонарь, оставив их в темноте.

– Нам не придется сидеть здесь долго, – сказала Тори. – Как только шхуна станет на якорь, мы выберемся на палубу и соскользнем за борт. Нам надо беречь силы. Думай об этом как о приключении.

Клер всегда любила приключения – по крайней мере в воображении.

– Да, это настоящее приключение. Мне никогда раньше не приходилось бывать на корабле, а когда мы доберемся до Франции, мы будем в безопасности.

– Так и будет, дорогая. – Все, что от них потребуется, – не попасться на глаза лорду Бранту, капитану и команде «Соловья»; потом добраться до берега, пройти по совершенно незнакомой местности, избегая дорог, на которых их может ждать опасность, и попытаться найти деревеньку, где они могли бы устроиться более или менее подходящим образом.

Тори вздохнула; молчание нарушалось только ударами волн о нос корабля. То, что казалось таким достижимым в безопасности городского дома, сейчас представлялось почти невозможным.

По крайней мере им не придется плыть. Тори заметила привязанную к корме судна маленькую грязную шлюпку. Она решила, что, когда шхуна станет на якорь и команда займется снастями, они с Клер сядут в шлюпку и доберутся до берега.

– Волнение усиливается. – Корд стоял рядом с Рейфом на носу корабля. На обоих были шерстяные плащи поверх рубашек, панталоны заправлены в сапоги до колен.

– Мы ожидали, что будет неспокойно, – сказал Рейф. – «Соловей» прочное судно, и мы прошли уже больше половины пути.

Ветер поднялся сразу, как только они вошли в устье Темзы, поэтому приходилось идти на большой скорости.

– Завтра мы встанем на якорь до наступления ночи. Надеюсь, проскочим незамеченными и никто не заинтересуется, что нам там нужно. – Если Брадли так хорош, как говорит полковник, он найдет место, где шхуну трудно будет заметить.

Корд смотрел на воду.

– Мне что-то немного не по себе. Дай Бог, чтобы все прошло гладко. Я хочу, чтобы Итан вернулся домой.

Рейф взялся за поручни и стал смотреть на море.

– Я тоже.

Корд видел мужественный профиль своего друга, твердый подбородок и прямой нос, освещенные фонарем, подвешенным на мачте.

– Есть еще кое-что, о чем я хотел бы поговорить с вами.

Рейф перевел на него свои голубые глаза. В лице Корда он, должно быть, что-то прочел, потому что губы его слегка тронула улыбка.

– Не знаю, о чем вы, но готов поспорить, что не обойдется без женщины. Только не говорите мне, что вы наконец влюбились.

Корд улыбнулся и отрицательно покачал головой:

– Ничего подобного, хотя действительно речь идет о женщине. И она, признаюсь, соблазнительная маленькая плутовка. Беда в том, что у нее проблемы с законом.

– Вы шутите.

– Хотел бы. Ее разыскивают за грабеж и попытку убийства.

– О Боже, старина, какого дьявола вы хотите связаться с такой женщиной?

– Она не такая, как вам представляется, иначе я не стал бы связываться. Или по крайней мере я не думаю, что она такая. Окажите мне услугу.

– Какого рода?

– Постарайтесь узнать побольше о Майлсе Уайтинге, бароне Харвуде.

– Харвуд? Боюсь, я никогда не встречался с ним, хотя о нем ходило немало слухов.

– Вот и я знаю то же. И все эти слухи, должен добавить, неважного свойства.

– Вспоминаю, недавно о нем что-то было в газетах.

– Да. Его ограбили две девушки, и одна из них ударила его по голове. Харвуд заявил, что он на несколько месяцев потерял память. Сейчас он в Лондоне, разыскивает преступниц.

Рейф бросил на него долгий изучающий взгляд.

– Эта женщина… Мне думается, та из них, что ударила его по голове.

– Она все отрицает, но я совершенно уверен, что это она.

– И она для вас что-то значит? Корд помолчал.

– Пожалуй что да.

– Тогда я поспрашиваю разных людей, посмотрим, что удастся узнать. Но обещайте, что вы покажете ее мне. Женщина, которая возбудила в вас такой интерес, должна быть особенной.

Корд не ответил. Он хотел надеяться, что Тиммонз выполнит наказ и Виктория окажется в доме, когда он вернется.

– Тори, мне что-то нехорошо. – Клер снова прислонилась к деревянной обшивке трюма и положила руку на живот. – Меня сейчас стошнит.

Боже! Когда Тори задумывала побег, мысль о морской болезни не приходила ей в голову. Сама Тори легко приспособилась к качке, но с Клер дело обстояло хуже.

– Тебя не стошнит, – твердо сказала Тори, желая, чтобы ее уверенный тон соответствовал действительности. – Просто здесь темно. Поэтому тебе стало хуже. Закрой глаза, и, может быть, полегчает.

Клер закрыла глаза.

– О… – застонала она.

– Думай о чем-нибудь еще. Думай о той замечательной кружевной шали, которую ты видела в окне магазина на Бонд-стрит. Думай о том, как красиво она смотрелась бы на твоих плечах.

Клер застонала и прикрыла рот рукой.

– Ладно. Я постараюсь найти ведро. – Тори на четвереньках, отводя руками юбку, чтобы не путаться в ней, отодвинулась от борта, припоминая, что видела ведро, когда они спускались в трюм.

Она поползла по мешкам с зерном и дальше к трапу, двигаясь на ощупь, не обращая внимания на грязь и беготню крыс, которую, слава Богу, не слышит Клер. Когда пальцы коснулись края деревянной бадейки, стоявшей на полу под фонарем, Тори мысленно возблагодарила Бога.

Тут же должен был находиться ящик с кремнем и трутом. Она вспомнила, что видела его рядом с лампой. Понимая, что этого делать не стоит, Тори нащупала ящик, подняла стекло и зажгла лампу. Потом поставила стекло на место, желтый огонек осветил трюм, и Тори сразу почувствовала себя лучше. Если кто-нибудь спустится в трюм, он может подумать, что фонарь просто забыли потушить.

С тяжелой бадейкой в руках она заторопилась к Клер, перелезла через мешки в безопасность их тайного убежища и поставила бадейку на пол перед сестрой.

– Тебе лучше? Клер кивнула.

– При свете легче. – Она силилась улыбнуться. Но тут же схватилась за горло и наклонилась над бадейкой.

Время шло, до рассвета оставалось несколько часов. Спать Корду не хотелось, он был слишком возбужден, но впереди предстоял очень долгий день, требовалось быть готовым к неожиданностям. Решив, что лучше пару часов отдохнуть, Корд расстегнул рубашку, стянул ее и бросил на спинку стула. Брант расстегивал панталоны, когда в дверь постучали.

Открыв дверь, он увидел за ней Рейфа и первого помощника капитана Уипа Дженкинза.

– В чем дело? Рейф ухмыльнулся:

– Один из матросов обнаружил парочку, спрятавшуюся в трюме. Вспомнив о нашем разговоре, я решил, что вы захотите поговорить с ними. – Он отступил назад, повернулся и пропустил вперед хрупкую женщину.

– Какого дьявола?.. – Корд опешил. – Черт возьми, Виктория! – Заглянув за ее плечо, он заметил Клер, которая дрожала и была ужасно бледной.

– Ее укачало, – объяснила Виктория. – Ей надо лечь. Ярость мешала ему говорить. Корд бросил взгляд на Рейфа, тот кивнул.

– Я позабочусь о ней, – сказал Шеффилд и повернулся к помощнику капитана. – Блондинку можно уложить в моей каюте. Я буду спать у вас, пока мы не уладим это дело.

Дженкинз кивнул, и Рейф потянул за собой Клер. Та обернулась:

– Тори?

– Все хорошо, дорогая. Тебя никто не обидит.

– Каюта Шеффилда направо. С ней будет все в порядке. – Взгляд Корда снова стал тяжелым. – Бояться надо вам. Он отступил от двери. Виктория подняла голову и гордо вошла в каюту. Корд захлопнул дверь с большей силой, чем хотел бы, не сумев сдержать себя.

– Вы понимаете, что вы наделали? Это судно выполняет особую миссию – очень важную. Вы осознаете опасность, которой подвергли себя? – Он потянулся за рубашкой, надел ее, но пренебрег застегиванием пуговиц. – Мы слишком далеко ушли, чтобы вернуться и высадить вас. На карту поставлено слишком многое.

Виктория съежилась под его взглядом, но продолжала молчать.

– Ей-богу, мне приходилось видеть глупости, но эта превзошла все. Лондонские доки кишат ворами и мошенниками. Едва ли это подходящее место для двух девушек – как и судно с грубыми матросами.

Корд приблизился и встал прямо перед ней. Взяв за подбородок, он вынудил ее посмотреть ему прямо в лицо.

– Назовите хотя бы одну причину, по которой мне не следовало бы всыпать вам как следует.

Виктория проглотила комок.

– Мы должны были бежать. В тот момент идея показалась мне удачной.

– Удачная идея? Это похоже на удачную идею? – Он сделал резкое движение, и она отшатнулась.

– Черт, я не собираюсь бить вас – хотя руки чешутся перекинуть вас через колено и выдрать как следует.

Виктория ничего не сказала. Он видел, как она напугана, как дрожат у нее руки, и его гнев немного поутих.

– Сядьте, а то упадете. – Он подтолкнул ее к стулу с высокой спинкой, и она благодарно опустилась на него.

– Спасибо.

– Прекрасно. Теперь вы расскажете мне, почему бежали из моего дома и пробрались на шхуну, чтобы попасть во Францию. И я больше не желаю слушать выдумок. Виктория, я хочу знать правду прямо сейчас.

Он видел ее смятение, видел, как она напряженно думает, пытаясь найти приемлемое объяснение. Но она была измучена и напугана и утратила большую часть мужества.

– Правду, Виктория. Ничто другое не пройдет.

Ее глаза закрылись. Виктория издала вздох, означавший, что она сдается, и тихо произнесла:

– Это я та девушка, которая украла ожерелье. Я ударила барона по голове. Грелкой. Большой тяжелой металлической грелкой.

– Постельной грелкой. Она кивнула.

– Я должна была остановить его. В тот момент это был единственный способ, который пришел мне в голову.

Он не желал испытывать к ней ни капли сочувствия.

– Почему?

– Что – почему?

– Почему вы ударили лорда Харвуда по голове постельной грелкой?

– Потому что он был… он был… он хотел обидеть Клер.

Корд сделал глубокий вдох, теряя контроль.

– Хорошо. Начните сначала и ничего не пропускайте. Расскажите подробно, что случилось.

Тори сцепила руки на коленях, пытаясь остановить дрожь, мучительно решая, как много она может рассказать, поскольку ничего другого ей не оставалось. Каюта была маленькой, но комфортабельной, с широкой койкой и встроенным шкафчиком тикового дерева. Иллюминатор закрывали занавески, на шкафчике стояли кувшин и тазик.

– Я жду, Виктория.

Она глубоко вздохнула и взмолилась, чтобы он захотел помочь ей, как предлагал когда-то. Выбора не было. Нужно сказать правду. Ну, во всяком случае, большую часть правды.

– Мы работали в Харвуд-Холле. – Она взглянула на него из-под ресниц. Судя по всему, он еще не знал, что Виктория – падчерица барона, и она не собиралась говорить ему это, по крайней мере сейчас. По закону барон обладал полной властью над падчерицами. Лорд Брант мог посчитать своим долгом вернуть их ему.

– Поначалу лорд Харвуд был добр к нам. Но после он начал поглядывать на Клер.

– Большинство мужчин заглядываются на Клер. На нее трудно не обратить внимание.

– Оттого, как он смотрел, по спине начинали бегать мурашки. Эти холодные черные глаза, этот маленький сжатый рот. Клер все больше и больше боялась его. Я знала, что это только вопрос времени, когда он набросится на нее. Мы планировали уйти как можно скорее, но…

– Но?

– Нам нужны были деньги. Мы думали, еще пару недель – и у нас будет достаточно денег на дорогу. Но прошло два дня, и я услышала, как он крадется к комнате, где спала Клер, я… я пошла туда, чтобы остановить его.

– И ударила его по голове постельной грелкой. Хладнокровие понемногу возвращалось к ней.

– Это было единственное оружие, которое оказалось под рукой в тот момент. Я боялась, что убила его.

– А что с ожерельем?

Она смотрела на свои руки, крепко сцепленные на коленях.

– Я увидела его однажды, когда… когда чистила костюм хозяина. Мы были в отчаянном положении, вы верно поняли. Я взяла ожерелье и продала его ростовщику в Дартфилде.

Она объяснила, что была вынуждена согласиться на ничтожную сумму, что потратила деньги за те несколько недель, когда пыталась найти работу. И посмотрела на него, стараясь не заплакать.

– Клер не виновата ни в том, ни в другом. Она не заслуживает, чтобы ее отправили в тюрьму. – Слезы выступили на ее глазах и потекли по щекам.

– Никто не отправляет вас в тюрьму.

Она плакала и не могла остановиться. Это не был тихий женский плач, каким могла бы плакать Клер, это были тяжелые рыдания, сотрясающие все тело. Она не сопротивлялась, когда граф поднял ее, сел в кресло и усадил ее к себе на колени.

– Все будет хорошо, – сказал он, пристраивая ее голову на свое плечо. – Мы во всем разберемся. Никто не отправляет вас в тюрьму.

Тори повисла на нем, обвила руками его шею и продолжала плакать. Она так долго несла эту ношу. Какое облегчение – рассказать все, думать, что граф поможет. Она вжала лицо в его шею, вдыхая запах морской воды и одеколона.

Его рубашка была расстегнута. Его грудь была почти полностью обнажена, являя картину великолепных мышц. Он шептал успокаивающие слова, его дыхание было теплым, и больше всего на свете ей захотелось повернуть голову и прижаться губами к его гладкой тугой коже. Ей хотелось целовать его, чувствовать его губы на своих губах – совсем как той ночью. Ей хотелось, чтобы он прикасался к ней, ласкал ее груди. Ей хотелось, чтобы он делал то, на что намекал той ночью.

– Все хорошо, любовь моя. Все будет хорошо.

Она кивнула, но слезы продолжали катиться из ее закрытых глаз.

Она почувствовала его ладонь на своей щеке. Он взял ее за подбородок и повернул к себе лицом.

– Все будет хорошо, – мягко повторил он. Его глаза смотрели в ее глаза, светло-карие с золотом – в зеленые, и тогда ей подумалось, что он так же сильно хочет поцеловать ее, как она хотела поцеловать его.

Он не поцеловал.

Граф поднял ее, встал с кресла и поставил Викторию на ноги, не выразив желания сжимать в своих объятиях.

Он дал слово. И явно не собирался нарушить его.

Пока она сама не захочет этого.

О Боже, она так хотела! Тори закрыла глаза и потянулась к нему, и тут в дверь постучали. Она подскочила и виновато отвернулась, в замешательстве от того, что почти сделала. Граф подошел к двери – она распахнулась, в коридоре стоял Шеффилд.

– Эта девушка… Клер. Ей хуже. – Шеффилд, красивый мужчина с волевым подбородком и удивительными голубыми глазами, повернулся к Тори: – Она спрашивает про сестру.

Тори заволновалась и посмотрела на графа.

– Я пойду к ней… если вы не возражаете.

Граф кивнул. Хотелось бы ей знать, что он думает.

– Первый помощник принесет крекеры и чай, – сказал герцог. – Может быть, это поможет.

– Да, наверное. – Она смотрела на графа, но выражение его лица оставалось для нее непонятным.

– Мы поговорим завтра, – сказал он.

Тори кивнула. Она не хотела бежать. Она хотела остаться с графом. Но это означало, что лучше бы ей бежать от него изо всех сил.

* * *

К тому времени, когда судно стало на якорь в намеченном месте, море успокоилось, но небо оставалось сплошь закрыто облаками, и по палубе разгуливал свежий ветер. После разговора с Викторией Корд пытался уснуть, но для этого был слишком взбудоражен.

Тревога за Итана смешивалась с тревогой за Викторию и Клер.

Он поверил рассказу Виктории. Он уже достаточно хорошо знал ее и мог представить, на что она может пойти, защищая свою сестру. Стукнуть человека по голове постельной грелкой – с ума сойти! Харвуду повезло, что она не убила его.

Корд издал смешок, но тут же стал серьезным. Даже если все так и было, слово двух служанок против слова аристократа мало что значит. Сестры были в беде.

Но Корд верил, что если он подмажет достаточно ладоней, пообещает достаточно услуг, то сумеет замять дело.

Он обернулся на звуки шагов и увидел идущую к нему Викторию. На ней было то же платье, что и прежде, платье, в котором она была, когда он впервые увидел ее: цвета голубиного крыла, скромного фасона, не совсем новое, но явно недешевое и добротное.

Она выглядела прелестной и невинной, и Корд подумал, сколько страданий выпало на ее долю за последние несколько месяцев. Он помнил, как замечательно было ощущать ее прижавшейся к нему прошлой ночью. Никогда еще он так сильно не желал женщину и точно знал, что не пойдет на это. Виктория заслуживала большего, чем он мог ей предложить.

По крайней мере он может предложить ей помощь.

Она остановилась возле него и улыбнулась:

– Доброе утро, милорд. – Ее волосы больше не стягивала тугая коса, они были убраны назад, подхвачены с каждой стороны и падали на плечи мягкими темными локонами.

– Как чувствует себя ваша сестра? – Утром он посылал Уипа Дженкинза узнать, как там беглянки, и тот вернулся с известием, что Клер чувствует себя лучше.

– Ей полегчало. Здесь, в бухте среди скал, гораздо спокойнее. Или, может быть, она начинает привыкать к качке.

– Будем надеяться, что так и есть. Впереди еще обратный путь.

Виктория отвела взгляд.

– Да, конечно. – Она снова посмотрела ему в лицо. – Я много думала, милорд… может быть, для всех будет лучше, если мы с Клер останемся во Франции?

– О чем вы говорите?

– Вам не следует впутывать себя в наши несчастья. Пусть кто-нибудь из команды доставит нас на берег, и мы пойдем пешком, как и собирались. Я смогу найти работу…

– Догадываюсь, в качестве гувернантки. Как хотели раньше.

Ее щеки порозовели.

– Я смогу найти что-нибудь подходящее.

– Нет.

– Вы не верите тому, что я рассказала?

– Я верю.

– Тогда почему вы не хотите позволить нам остаться здесь?

Он не знал, отчего все больше сердится. Положив руку ей на плечо, он притянул ее ближе.

– Потому что вы собираетесь подвергнуть себя смертельной опасности. Две женщины без сопровождающих. Не имеющие представления, куда идти, как добраться до места, у кого искать помощи. Я просто не могу допустить этого. Вы вернетесь в Лондон, а я помогу вам выпутаться из этой истории. Она сглотнула.

– А что, если… что, если вы не сможете? Пальцы графа на плече Виктории ослабли.

– Тогда я лично позабочусь о том, чтобы вы оказались во Франции или в другом месте, где вам обеспечена безопасность. Верьте мне, Виктория. Я граф и человек, у которого есть некоторые возможности. Если я буду объяснять властям все обстоятельства случившегося, они будут слушать.

Она прикусила губу. Казалось, она хотела еще что-то сказать ему, но промолчала.

– Я в состоянии помочь вам, Виктория. Если только вы сказали мне правду.

– Я рассказала все, как было.

Большим пальцем он провел по линии ее подбородка. Кожа была гладкой как шелк мягкой, как пух. Ветер развевал волосы, губы влажно блестели от морских брызг – Виктория была прелестна как никогда. Он недоумевал, почему раньше посчитал ее просто привлекательной.

– В таком случае вам не о чем беспокоиться.

Виктория отвернулась и стала смотреть на море и дальше – на берег, который в этом месте вздымался крутыми утесами с плоскими вершинами, кое-где можно было заметить крутые тропки, спускающиеся к воде; на песке виднелась лодка, которая должна была понадобиться ночью. Над скалами кружили чайки, резкие крики которых долетали до судна, стоявшего на якоре.

– Есть кое-что еще, о чем вы должны рассказать мне. Виктория обернулась, ее чистые зеленые глаза обратились на него.

– Что же это, милорд?

– Кто вы на самом деле. Краски на ее щеках поблекли.

– Я не понимаю, что вы имеете в виду.

– Совершенно очевидно, что вы с Клер росли в семье, где о вас заботились. Что случилось с вашими родителями? Почему вы остались одни?

Она облизнула губы, и он снова ощутил непреодолимое желание.

– У моего отца была земля в Кенте. Он умер пять лет тому назад. Был конец мая, он ночью возвращался с поля, на него напали разбойники, и он… они убили его. – Она не спускала глаз с берега. – Моя мама была безутешна. Все мы не переставали горевать. Ее не стало через два года после смерти отца. У нас нет родственников, никого, кто мог бы позаботиться о нас. Мы изо всех сил старались держаться.

Он не собирался дотрагиваться до нее. Он просто не смог удержаться.

– Мне очень жаль, – сказал он, привлекая ее к себе. Она повернула к нему лицо.

– Я надеюсь, что настанет день, когда те, кто повинен в смерти моего отца, понесут наказание.

Он не мог винить ее за эти слова. Если бы убили кого-нибудь из тех, кто был дорог ему, он чувствовал бы то же самое, но представить такое было невозможно.

– Я потерял отца два года назад, – сказал он. – И только тогда понял, как много он для меня значил. В конце жизни у него очень не ладились финансовые дела. Он никогда не жаловался на это, а я был слишком занят собой, чтобы спрашивать. Если бы я был рядом, может быть, этого не случилось бы. Не знаю. Не думаю, что я бы смог помочь ему.

Виктория взглянула на него.

– Вместе с титулом вы унаследовали немало трудностей, но вы справились с ними. Вы восстановили то, что потерял ваш отец.

– Откуда вы?..

– В таком доме, как ваш, милорд, вряд ли многое можно удержать в секрете.

Он чуть улыбнулся:

– Пожалуй, что так.

– Почему вы не женаты? Я видела вас с Тедди. Стало понятно, что вы любите детей. И потом – ведь вам нужен наследник. – Розы загорелись у нее на щеках. – Конечно, это не мое дело.

– У меня есть ряд обязательств. Произвести на свет наследника лишь одно из них. Но я хотел бы в будущем завести семью. Все, что от меня требуется, – найти невесту, отвечающую определенным требованиям.

– Вы подыскиваете богатую наследницу. Это я тоже слышала. Такую, которая пополнила бы ваше состояние.

– Я в долгу перед отцом. И я намерен вернуть долг. Удачная женитьба очень важна в этом смысле.

– Понимаю.

Так ли это на самом деле? Если бы она могла представить себе, каково это – знать, что ты обманул ожидания человека, который значил для тебя больше всех в целом мире.

Что было, то было, больше он не оступится.

– Вам холодно, – сказал он, заметив, что на ее руках появилась гусиная кожа. – Почему вы не идете в каюту?

Она кивнула:

– Я пойду.

Корд не мог оторваться от женственного покачивания ее бедер и страстно желал, чтобы она согласилась стать его любовницей. Может быть, тогда он смог бы выполнить свое обязательство – жениться на богатой невесте.

Глава 9

Ужин закончился. Тори отвела сестру в отведенную для них каюту. Как только судно покинуло бухточку, Клер снова стало тошнить, и мистер Дженкинз дал ей настойку опия. Едва надев ночную рубашку, Клер свернулась на койке калачиком и заснула.

Тори совсем не хотелось спать. Еще раньше, когда они с Клер обедали за капитанским столом с Брантом и его другом, герцогом, граф спросил ее, не присоединится ли она к нему на палубе.

Весь вечер он был внимателен к ней, чего она никак не ожидала. Она чувствовала, что ему жаль ее, но совсем не хотела жалости. Ей нужна была помощь, и он уже обещал помочь.

Только бы он сдержал свое слово.

Тори верила, что сдержит. Что-то было такое в графе, что заставляло думать о нем как о человеке чести и долга, что побуждало ее верить ему. Это было в глазах, когда он смотрел на нее, и даже в его невероятной тяге к ней, которая пронзала сердце. Он желал ее так, как ни один мужчина никогда не желал.

И она желала его.

Она знала, что это плохо. Ей с детства внушали, что она должна сберечь себя для мужа. Даже если бы граф знал, что она на самом деле дочь барона, даже если бы ей удалось очистить свое имя, это ни к чему бы не привело: он ясно дал понять, на какой женщине намерен жениться. А Тори никогда не быть богатой наследницей.

Брант был не для нее, она знала это, но само собой получилось так, что она схватила плащ, набросила его на плечи и вышла из каюты.

Она должна быть непоколебимой, сказала она себе, игнорируя его горящие желанием взгляды. И острую тоску в своем сердце.

Было уже далеко за полночь – и никаких признаков лодки с Итаном. Клер спала в отведенной им каюте, а Виктория оставалась на палубе возле графа. Из подслушанного прошлой ночью разговора ей было известно, что граф здесь, чтобы помочь своему кузену бежать из тюрьмы. И странное дело, он был рад, что она знает это. Ожидание становится менее тягостным, если рядом тот, кто разделяет твои чувства.

Он посмотрел туда, где у поручня стояла Виктория. Ночной бриз развевал ее волосы, от раскачивающегося на мачте фонаря по ним пробегали блики.

– Вы действительно не хотите укрыться в каюте? Уже поздно и очень сыро.

Она плотнее завернулась в шерстяной плащ.

– Мне не холодно, море спокойно. Я лучше побуду здесь.

Ему пришло в голову, что она не уходит с палубы из-за него, помогает скоротать бесконечно тянущееся время до появления лодки. У него никогда раньше не было женщины-друга. Если бы не вожделение, которое он испытывал к ней, он мог бы думать о Виктории как о друге.

– Смотрите! – Она показала вдаль. – От берега отделилась лодка!

Он глянул туда, куда показывала Тори, и тут же, тяжело ступая по надраенной палубе, к нему подошел Шеффилд.

– Похоже, к нам идет лодка. Корд впился глазами в темноту.

– Не могу понять, есть ли в ней Итан.

– В лодке двое. Это все, что я вижу.

Корд с волнением смотрел на человека на веслах, который изо всех сил греб к шхуне. Как только лодка пришвартовалась к судну, он перебросил через борт тяжелый веревочный трап и воззвал к Богу, надеясь вот-вот увидеть лицо Итана.

Разочарование охватило его, когда он разглядел оставшегося в лодке матроса – того, что был на веслах, – а второй, незнакомый, по веревке взобрался на палубу.

– Макс Брадли, – представился он. Гигант с суровым обветренным лицом и грубыми, ободранными пальцами. Густые темные волосы падали на воротник его темно-синего шерстяного плаща. – Боюсь, у меня плохие новости.

– Он… Неужели мертв?

– Я так не думаю. Похоже на то, что его перевели в другое место.

– Когда?

– Пару дней назад.

Свинцовая тяжесть легла на грудь. Они упустили шанс. Итан остается в тюрьме. Корд проглотил комок в горле, пытаясь справиться с отчаянием.

– Мы понимали, что все выглядит как-то слишком просто, – сказал Рейф. – Что ж, нам предстоит еще один поход.

Еще один поход. Корд вскинул голову. Слова Шеффилда давали надежду. Возвращали к жизни.

– Да… хорошо. Мы еще вернемся. Куда они его упрятали?

– Точно не знаю, – сказал Брадли, – но обязательно выясню. Милорд, еще не все потеряно. Капитан Шарп один из лучших наших людей. Мы почти так же сильно, как вы, хотим, чтобы он вернулся живой и невредимый.

Ну, совсем не так сильно, думал Корд, чувствуя, как напряжение последних нескольких дней покидает его, переходя в усталость.

Брадли бросил взгляд в открытое море.

– Вам надо уходить, пока темно. Как только я установлю местонахождение капитана Шарпа, я тем же способом извещу Пендлтона.

– Мы будем наготове, – сказал Корд. – Удачи.

– Спасибо. – Брадли перелез через борт, спустился по веревочному трапу с ловкостью, которая выдала в нем человека, не чуждого морю, и уселся в шлюпке.

Корд смотрел, как шлюпка постепенно уменьшалась в размерах, приближаясь к берегу, пока темнота не поглотила ее. Вокруг него, поднимая паруса, забегали матросы. Заскрипела якорная цепь, наматываемая на подъемный ворот, и через несколько минут шхуна сдвинулась с места, направляясь в открытое море. Корд пошел к своей каюте.

– Милорд? – Голос Виктории с трудом дошел до его сознания. Он забыл, что она здесь.

– Простите меня. Не знаю, о чем я думал.

– Вы думали о своем кузене, – мягко сказала она.

Взгляд Корда снова обратился к берегу, но шлюпки уже не было видно.

– Если бы мы оказались здесь несколькими днями раньше.

– Вы вызволите его в следующий раз.

Он кивнул:

– В следующий раз… да. Я все думаю: где-то он сейчас?

– Где бы он ни был, я молюсь, чтобы он остался невредим.

Корд вздохнул, отчаянно присоединяясь к ее молитве.

– Идемте. Я провожу вас до каюты. – Он положил руку ей на талию, в действительности не желая, чтобы она уходила. Виктория не сдвинулась с места, стояла и смотрела на него. Ее глаза обшаривали его лицо, и он гадал, прочитала ли она на нем всю меру его усталости и разочарования.

– Я тут подумала, что если… Я подумала, что сегодня ночью могла бы составить вам компанию.

Последовало долгое молчание. Много ударов сердца. Корд смотрел на нее, не веря тому, что услышал.

– Вы понимаете, что говорите… что неизбежно произойдет, если вы придете в мою каюту?

– Я знаю, что я говорю. – Она приложила ладонь к его щеке. – Я прошу вас, чтобы вы любили меня.

Его ноги словно приросли к палубе. Он чувствовал себя зеленым юнцом, которому впервые предстоит любовное свидание.

– Виктория… вы уверены? Вы уверены, что хотите этого?

– Я пыталась убедить себя в обратном, но это неправда. Я хочу вашей любви, милорд. Я совершенно уверена.

Тогда он придвинулся к ней ближе, так близко, чтобы ощущать ее, и взял ее лицо в свои ладони.

– Я позабочусь о вас. О вас обеих. Обещаю, что вам не придется раскаяться…

Она заставила Корда замолчать, приложив палец к его губам.

– Не говорите ничего. Пожалуйста. Мы не знаем, что ждет впереди, какие беды могут подстерегать нас уже завтра. Сегодняшняя ночь – все, что у нас есть, но она наша. Если это то, чего вы хотите.

Боже, он никогда не хотел чего-нибудь так сильно. Корд притянул Викторию к себе и поймал ее губы в отчаянно страстном поцелуе. Она пахла розой и медом, и его тело содрогалось от желания.

Он молча поднял ее на руки и понес к ступеням, ведущим в каюту.

К тому времени, когда граф, пронеся Тори по коридору, открыл дверь и поставил ее на ноги, она вся дрожала. Неистовое желание толкнуло ее на безумный поступок, но вот она здесь, и пути назад нет. Этой ночью она почувствовала его отчаянную нужду в ней и не могла не отозваться. Она сказала ему правду. Она хотела, чтобы граф любил ее. Хотела этого так, как никогда в своей жизни ничего не хотела.

В темноте каюты он закрыл дверь, снял с нее плащ, сбросил с себя куртку, подошел к столику и зажег маленькую латунную лампу, прикрепленную к крышке.

Свет лампы падал на его лицо, подчеркивая линии и углубления. Он казался таким сильным, таким невыразимо красивым, но когда он подошел к ней, в глубине ореховых с золотом глаз мелькнула неуверенность.

– Вы делаете это не для того, чтобы заручиться моей помощью, когда мы вернемся в Лондон? Вы не считаете это платой?

Гнев в ней боролся с болью. Так он подумал, что она могла бы продать свое тело, чтобы спасти себя и Клер? Она бы повернулась и ушла, если бы не желание, которое она прочитала на его лице.

– Все равно, поможете вы мне или не поможете. Одно не имеет никакого отношения к другому.

Облегчение, которое он испытал, было настолько очевидным, что смягчило ее. Невозможно, но, кажется, не только она была уязвима.

– Меня зовут Корд. Произнесите мое имя.

Ее щеки слегка порозовели. Так она называла его в своих мечтах.

– Это очень красивое имя… Корд…

Он наклонился и коснулся ее губ нежнейшим поцелуем.

– А как же ваша сестра? Она спохватится, если вы не вернетесь.

– Как только шхуна вышла в открытое море, Клер снова стало укачивать. Мистер Дженкинз дал ей дозу опия. Он сказал, она будет спать весь обратный путь до Лондона.

Граф провел пальцем по ее щеке.

– Тогда на эту ночь вы моя.

Когда он обнял ее и поцеловал, Тори закрыла глаза. Это был уже не нежный и осторожный поцелуй, а горячий, требовательный, опустошающий, наполнивший ее желанием и жаром. Колени у нее ослабли, она обхватила его за шею, чтобы не растечься лужицей у его ног.

– Произнесите мое имя.

– Корд…

Следующий поцелуй был влажным, яростным, необузданным. Она дрожала, голова у нее шла кругом.

– Я знаю, мне не надо спешить, – сказал он. – У меня много времени.

Она улыбнулась, приподнялась на цыпочках и поцеловала его. Ответом были безудержные поцелуи. Он впечатал свои губы в местечко пониже уха, целовал ее шею, снова поймал ее губы. Он расстегнул пуговицы на ее платье, и оно раскрылось, обнажив мягкие холмики.

Тори застонала, когда он взял грудь в ладонь и начал ласкать ее, трогая пальцем сосок. Сосок увеличился и затвердел, что-то в нем запульсировало.

Непонятным образом платье совершенно раскрылось, и Корд спустил его с ее плеч, потом дальше – до бедер, и оно кучкой упало у ее ног. За ним последовала нижняя рубашка, и Тори осталась в одних подвязках и чулках. Она боролась с желанием прикрыться от его горячего львиного взгляда.

– Я мечтал об этом, – сказал он, лаская ее грудь, заставляя сосок пульсировать от наслаждения. Она часто задышала, ошеломленная, не зная, как себя вести. Когда он наклонился и припал губами к мягкой выпуклости ее груди, она приникла к нему.

– О, мой…

Тори запустила пальцы в его волосы, сама не понимая, хочет оттолкнуть его или притянуть крепче. Его язык кругами двигался вокруг ее соска, пробовал на вкус, тянул за кончик, отчего по всему телу начали распространяться теплые волны.

Его рука заскользила по ее животу. Он сосал ее грудь, а пальцы раздвинули нежные складки и осторожно скользнули внутрь.

Тори припала к его плечам, задрожав так сильно, что он стал покачивать ее в своих руках.

– Не пугайтесь. Я совсем не хочу сделать вам больно.

– Я не… не боюсь. – Она была как в огне. Она хотела больше страстных поцелуев и смелых ласк. Она хотела, чтобы он ласкал ее, и сама хотела ласкать его, ощущать, прикасаться к его коже, вдыхать его запах.

Когда он поставил ее на ноги у койки, она склонилась к нему и стала вытаскивать рубашку из брюк. Корд помог ей в этом, а потом стянул рубашку через голову. Он нагнулся, снял сапоги и начал расстегивать панталоны.

Он остановился, взглянул на нее снизу вверх и увидел, что она смотрит на его широкую грудь. Тори потянулась к нему, а он поймал ее кисть, повернул ладонью вверх и поцеловал, а потом положил ладонь к себе на грудь, туда, где стучало сердце. Теперь она ощущала неистовое биение, такое неистовое, такое полное жизни.

Она познавала его, исследуя гладкость кожи, упругость мышц, плоский живот. Он не делал никаких попыток остановить ее, но она чувствовала, как напрягалось его тело.

Она тронула нижнюю пуговицу его панталон, и он, задохнувшись, глотнул воздух.

– Моя бесстрашная Виктория. – Кажется, он одобрял ее поведение, даже когда она отступила назад, давая ему раздеться. Он снял панталоны, и она восхитилась его поджарым телом, мощным торсом и длинными ногами.

Когда ее глаза остановились на тяжелой плоти, к любопытству присоединилась нервическая дрожь неуверенности.

– Все хорошо. Нам не надо спешить. Мы сделаем это медленно, это не будет больно. – Он поцеловал ее долгим, ласкающим, размягчающим поцелуем, убедившим, что она может довериться ему.

Желание вернулось, поглотило ее, как туман шхуну. Он уложил ее на койку, удерживая свой вес на локтях, и покрыл поцелуями. Его руки были везде – гладили кожу, ласкали груди, перемещались вниз, раздвигали ее ноги и проникали внутрь, посылая волны наслаждения, прокапывающиеся по ней.

Она ощутила всю мощь его возбуждения, но не испугалась, напротив, исступленное ожидание наполнило ее. Она хотела этого, хотела его. Что будет дальше, не имело значения.

Там, куда он вошел, было горячо и скользко. Корд сделал движение, стараясь не нажимать сильно, готовя ее к тому, чтобы принять его. Он целовал ее долго и крепко, ласкал и дразнил, пока она не начала извиваться под ним, шепча его имя, стараясь плотнее прижаться к нему. Тогда он глубоко вошел в нее.

На мгновение острая боль пронзила ее. Он лишил ее девственности. С этого дня она никогда не станет прежней. Но эта мысль быстро исчезла, а вместе с ней и боль. Он наполнял ее всю, он соединился с ней так, как она не могла и вообразить.

– Прости, – сказал он, неподвижно удерживаясь над ней. – Я старался не сделать больно. – Но в его глазах был триумф, триумф полного обладания. На самом деле он хотел признания. Он хотел знать, что хорошо сделал свое дело.

– Боль проходит. – А наслаждение оставалось, сладкое нетерпение возвращалось, оно пульсировало и было недосягаемо. Пробуя, она подняла бедра, позволив ему проникнуть глубже, и услышала, как он застонал. Затем он начал двигаться, сначала медленно, разжигая желание и заставляя ее дрожать.

Тори уловила ритм, начала двигаться согласно с ним, а он ускорял движения, входил в нее глубже, брал ее все жестче. Что-то нарастало внутри ее, что-то жаркое и неуправляемое.

Оно вдруг пронзило ее с такой силой, что она вскрикнула, произнеся его имя. Выгнувшись, вцепившись пальцами в его плечи, она вдруг почувствовала, что весь мир рассыпается на части.

Корд напрягся. Он застонал, вслед за ней завершая освобождение.

Стало слышно тиканье часов. Все еще слившиеся воедино, они начали приходить в себя, мягкое пульсирующее наслаждение постепенно затихало. Тори еще несколько секунд лежала неподвижно, погруженная в ощущения.

– Это было что-то особенное, – сказала она и почувствовала, как его грудь сотрясается от скрытого смеха.

– Конечно же, совершенно особенное.

Она повернулась на бок, чтобы взглянуть на него, и увидела ленивое удовлетворение в его глазах.

– Никогда не думала…

– Вот за это я бесконечно благодарен.

Она не была уверена, что поняла его слова, но прежде чем смогла бы спросить, он уже снова целовал ее. Тепло вернулось, и он снова вошел в нее, на этот раз легче. Она и представить себе не могла, как замечательно было делить с ним любовь.

И что бы ни ждало ее наутро, она знала, что никогда не станет раскаиваться в этом.

Глава 10

Корд хотел судить непредвзято. Он должен был быть уверен, что Виктория сказала ему правду, всю правду. Не то чтобы он не верил ей. Ну, по большей части верил.

Думая о ней теперь, когда они вернулись домой, он вспоминал часы, проведенные с ней на шхуне, и чувствовал, как губы сами собой складываются в улыбку. Она оказалась страстной, как он и предполагал, и даже превзошла его ожидания. Как ни жаль ему было будить ее, когда «Соловей» приблизился к порту, он не хотел, чтобы сестра обнаружила ее отсутствие и поняла, где она провела ночь.

Вскоре Клер все равно предстоит смириться с жизненными обстоятельствами – когда Тори займет место его любовницы, – но это произойдет не раньше, чем с обеих сестер будет снято выдвинутое против них обвинение. Чтобы добиться этого, ему необходимо знать, что сумел разузнать Джонас Макфи о Харвуде и двух его строптивых служанках.

Конечно, Макфи получил задание всего несколько дней назад. У него было мало времени. Однако кое-что он мог успеть. Когда Корд вооружится фактами, он пойдет к барону. Деньги за ожерелье, а также угроза скандала скорее всего смогут убедить барона снять обвинение.

Что должно вернуть Викторию в постель Корда.

Выходя из дома, он улыбался, представляя, как она хлопочет по хозяйству, делая вид, что между ними ничего не произошло, но не может скрыть краску смущения, когда обнаруживает, что он смотрит в ее направлении.

Хотя это редко случалось за последние несколько дней.

Виктория избегала его, не зная, как себя вести. Он обещал найти способ замять дело с бароном, но, кажется, это еще больше заставляло ее нервничать. Ему начинало казаться, что было что-то еще, в чем она хотела бы признаться ему, но не решалась.

Возможно, Макфи сумеет заполнить пробелы.

Корд надеялся на это. Он думал о Виктории, и жаркая волна желания вдруг прокатилась по нему, когда он открыл дверь конторы на Боу-стрит, где его встретил очень серьезный Джонас Макфи.

– Тори, ты должна рассказать ему и все остальное.

Тори призналась сестре, что в ту ночь, когда они спрятались в трюме, она была вынуждена рассказать графу большую часть их злоключений.

– Я знаю.

– Граф обещал помочь нам, разве не так?

Они наводили порядок в одной из спален наверху: Тори протирала мебель красного дерева, а Клер подметала пол.

– Он сказал, что поможет, и я совершенно уверена – он сделает все, что в его силах, но…

– Но ты умолчала о самом главном. Ты не сказала ему, что лорд Харвуд – наш отчим, наш опекун по завещанию.

– Потому что не представляю, что будет, когда он узнает. – В любом случае Корду это не понравится. Его вовсе не обрадует, что она, Виктория Темпл Уайтинг, дочь барона Харвуда, принадлежит к аристократическим кругам общества.

Майлс Уайтинг, унаследовавший титул, появился в Харвуд-Холле через несколько недель после убийства их отца. Он милостиво разрешил им остаться в доме и следующие двенадцать месяцев обхаживал их безутешную мать, убеждая, что он ее спаситель. В конце концов она согласилась выйти за него замуж. Никчемный человек, который жил на щедроты своей матери, он возвысился, унаследовав титул и вместе с титулом положение в обществе и умеренное состояние, а также замечательное родовое гнездо леди Харвуд, имение Уиндмер.

Уайтинг получил все, что хотел. Тори не покидала уверенность, что он не остановился бы ни перед чем, чтобы добиться этого.

Включая убийство.

– Граф может поговорить с бароном, – предположила Клер, – убедить его, что мы найдем способ выплатить ему стоимость ожерелья.

– Харвуду нужны не только деньги. Он хочет тебя, Клер. – Как лорд Брант хотел Тори. И граф будет в ярости, узнав, что она дочь пэра и что его намерениям сделать ее своей любовницей не суждено осуществиться.

– Как бы там ни было, ты должна рассказать ему все. Это будет честно.

Тори перестала тереть пятно на столике работы Шератона и повернулась к сестре:

– Хорошо. Я расскажу ему сегодня, после ужина. Ей было страшно даже думать об этом. Прошедшие два дня она избегала его, о чем он, кажется, знал и, наверное, находил забавным. Когда изредка она все же натыкалась на него, было ясно, о чем он думает. Она не могла не заметить жар в его глазах, чувственный изгиб губ. Она помнила, какие ощущения вызывали эти губы, когда касались ее кожи, и по телу разливалось тепло. Клер повернулась к двери.

– Что это?

– Ты о чем? – Тори тоже посмотрела на дверь.

– Мне показалось, что тебя зовут. – Клер оглядела Тори, глаза у нее стали большими и круглыми. – Кажется, это граф.

Тори тоже услышала. Она узнала разгневанный голос, и ее охватил озноб.

– Похоже, он очень рассержен. Ты ведь не думаешь…

– Именно это я и думаю. Тебе лучше остаться здесь. – Стараясь унять застучавшее сердце, Тори взялась за свою хрустящую черную юбку и вышла за дверь, направляясь к лестнице, ведущей в прихожую.

На нижней площадке лестницы стоял лорд Брант. Его губы были крепко сжаты, на щеках расцветал румянец.

– В мой кабинет, – произнес он, когда Тори спустилась. – Немедленно!

Она еще больше занервничала. В такой ярости Тори еще его не видела. О Боже, ей следовало рассказать ему все раньше! Опустив голову, она прошла через холл в его кабинет. Граф вошел следом и шумно захлопнул дверь.

– Вы лгали мне, – сказал он жестко, едва сдерживаясь.

Она заставила себя встретить его взгляд.

– Я только опустила кое-что. Остальное было правдой.

– Почему? Почему вы просто не сказали мне, кто вы?

– Потому что вы граф, а Харвуд барон. Потому что существуют определенные правила поведения для пэров, и я не была уверена, что вы захотите их нарушить.

Одна его ладонь сжалась в кулак.

– Так вы считали, что я отправлю вас к Харвуду?

– Я учитывала такую возможность, да. Его губы сжались еще сильнее.

– Могу сказать, что есть только одна вещь, которую я бы не сделал. Я не провел бы с вами ночь.

Она поморщилась. Возможно. Возможно, он отказался бы от прелестей ее тела. Не послужило ли еще и это причиной, по которой она не открыла ему свое имя?

– Я не сожалею о том, что произошло между нами. А вы?

– О Боже, конечно, я сожалею! Вы дочь барона! Вы отдаете себе отчет в последствиях того, что мы наделали?

Она открыла рот, чтобы ответить, чтобы уверить его – она никогда не скажет ни слова об этом, но в этот момент раздался резкий стук в дверь. Корд, недовольный чьим-то вмешательством, пошел к двери. Как только он открыл ее, в кабинет ввалились два стражника в униформах, а вслед за ними вошел высокий и костлявый черноволосый человек, которого Тори надеялась никогда больше не увидеть.

Внутри у нее все похолодело. Должно быть, Корд послал за бароном. Разве можно было довериться графу? Почему она не прислушалась к своим опасениям? Почему не схватила Клер за руку и не скрылась с ней, когда они вернулись в Лондон?

Слезы подступили к ее глазам, но она не разрешила им пролиться. Она не желала обнаруживать слабость перед отчимом. Тори выпрямилась, ожидая, что ее схватят стражники, но раньше, чем они приблизились к ней, перед ними оказался граф.

– Ни шагу дальше, – сказал он, замораживая их взглядом. Потом тяжело посмотрел на барона: – Полагаю, вы Харвуд.

Тот заносчиво осклабился.

– К вашим услугам, милорд. – Он был высоким и тощим, как хлыст, с лицом, прорезанным глубокими складками. Будучи самолюбивым и жестоким, он в течение года, пока обольщал их мать, притворялся добрым, почти великодушным. Он относился к тому сорту людей, которые готовы на все, чтобы заполучить желаемое, и Тори ненавидела его за это.

– Прежде чем вы что-либо предпримете, – сказал граф, – я хочу предупредить вас, что мисс Уайтинг и ее сестра находятся под моей защитой.

– В самом деле?

– Я только нынешним утром узнал о вашем родстве. Я собирался связаться с вами и попытаться уладить все недоразумения.

Харвуд продолжал надменно улыбаться:

– Нечего улаживать. Мои непокорные дочери вернутся домой и будут возмещать убытки, понесенные мной из-за кражи ожерелья, вот и все. Лорд Брант, я приношу свои извинения за принесенные неудобства. Если есть что-либо, что я могу сделать…

– Вы можете оставить их на мое попечение, пока дело не будет улажено. Моя кузина и ее муж, лорд и леди Эймз, возьмут их под свое покровительство. Виктория и Клер могли бы пожить у них в Форест-Глен, их имении в Бакингемшире.

Для Тори забрезжил слабый лучик надежды. Корд не предал их. Он пытался помочь им, как и обещал.

– Вы, кажется, не понимаете, – с нажимом сказал барон. – Ничего не надо делать. Девушки возвращаются домой со мной, их опекуном по завещанию.

Во всем облике графа начало проявляться какое-то разочарование, близкое к безысходности. Он не мог помочь им, чего она и боялась. Кровь отхлынула от ее лица, колени подкашивались. Боже, Тори могла представить себе, какое наказание изобретет барон за то, что она сделала.

Но это ничего не значило по сравнению с тем, что барон уготовил Клер.

Тори слышала, как плачет сестра, которую один из стражников привел в кабинет. Клер смотрела на графа, совершенно упав духом, уверенная, что он виновник происходящего.

– Благодарю вас за то, что вы дали им пристанище, – продолжил Харвуд. – Но поскольку пребывание в холостяцком доме в течение долгого времени может пагубно сказаться на репутации моих дочерей, я надеюсь, вы будете хранить молчание.

– Никто не услышит от меня ни слова. Теперь Харвуд перенес внимание на Клер.

– Идите, моя милочка. Время вернуться домой. Корд вонзил в него предупреждающий взгляд.

– Повторяю, эти женщины находятся под моей защитой. Если с ними будут плохо обходиться, вы лично ответите мне за это.

Барон ничего не сказал, только губы у него вытянулись в ниточку, выдавая внутреннюю борьбу, – он не хотел срываться.

– А если я узнаю, что им был нанесен какой-либо урон во время их пребывания здесь, вы, сэр, ответите мне!

Как будто это его заботит, подумала Тори. Хотя он мог забеспокоиться, не похитил ли граф невинность Клер, ведь он сам рассчитывал сделать это. Вот что на самом деле могло расстроить его. И он, несомненно, был бы очень удивлен, узнав, что добычей графа стала старшая падчерица.

Харвуд вывел Клер из кабинета, Тори поплелась за ними, но граф схватил ее за руку.

– Я не оставлю вас. Я приду за вами. Я найду способ помочь Клер.

Наверное, он будет пытаться. Он сделает все, что может. Но суды очень строги в делах такого рода, и у него нет ни малейшего шанса на успех.

– Со мной все будет хорошо. Это Клер нуждается в помощи.

– Я вас не оставлю, – сказал граф с еще большей горячностью, глаза у него были темными и суровыми. Тревога сжимала его скулы, когда он протянул руку и коснулся ее щеки.

Тори еще раз взглянула на него, запоминая черты красивого лица, думая о проведенной вместе ночи, в первый раз признаваясь себе, как много он стал значить для нее. Она поняла, что по-настоящему любит его.

И если Харвуд добьется своего, она никогда больше не увидит графа.

Глава 11

– Значит, это правда. – Корд мерил шагами восточный ковер в китайской комнате городского дома герцога Шеффилда, великолепного особняка на Хановер-сквер, подавляющего собой большую часть соседних строений. Китайская комната также впечатляла своим великолепием: черные с золотом потолки, глубокие диваны, обитые восточным шелком, мебель, сверкающая черным лаком, и вазы цвета киновари с затейливыми узорами.

Рейф пожал плечами, отчего по его синему фраку пробежали морщины.

– Мы не знаем наверняка, но мадам Фонтено – очень надежный источник информации в такого рода делах.

– И она говорит, что, когда дело доходит до плотских утех, – добавил Корд, – аппетиты Харвуда простираются от очень молоденьких девушек до мальчиков. Более того, он замечен в садистских замашках. Таков человек, во власти которого Виктория и Клер.

Рейф сделал глоток бренди.

– Что вы намерены предпринять?

Корд провел рукой по волосам, нарушив безукоризненность прически.

– То, к чему меня обязывает честь с момента, когда на шхуне я отнес ее в свою каюту. Я лишил ее невинности. Виктория дочь пэра. Я обязан жениться на ней.

– Я не верю, что она ждет этого. У меня сложилось впечатление, что она независимая девушка.

– Возможно, замужество как раз то, чего она ждет. Возможно, по этой причине она поощряла мой интерес. Она хотела вырваться из лап отчима. Выйдя за меня замуж, она избавится от него.

– Но что тогда будет с ее сестрой? Вы говорили мне, что она горой стоит за нее. Вы действительно думаете, что она поставила своей целью выйти за вас замуж и оставить младшую сестру в руках такого негодяя, как Харвуд?

Корд не мог заставить себя поверить в это, никакими силами.

– Нет. Не думаю, что она могла бы решиться навредить Клер. – Он вздохнул, взял свой бокал и направился к буфету. – Я еще выпью.

– Имеете полное право.

Корд вынул пробку из хрустального графина и налил себе изрядное количество бренди.

– Я уже виделся с магистратом. Он сказал, что у него связаны руки. Так как Харвуд является их опекуном по завещанию, я ничего не могу сделать.

– За исключением женитьбы.

Корд сделал большой глоток.

– Вот именно. – Он покачал головой. – Я надеялся прирастить фамильные владения. В последнее время я всерьез подумывал о том, чтобы сделать предложение Констанс Фэрчайлд.

– Девчушка Фэрчайлд совсем еще зелененькая, только что из школы. Вы бы с ней отчаянно скучали.

– Развлечься можно за пределами дома. – Корд смотрел куда-то в окно. – Не могу поверить – я снова подвожу отца. Он, должно быть, переворачивается в гробу.

Рейф только усмехнулся:

– Мне кажется, он одобрил бы ваш выбор. Корд скривился.

– Виктория придет ко мне без единого пенни. У нее нет земли, нет наследства. – Он горько засмеялся неприятным, скрежещущим смехом. – Черт, никогда не думал, что женюсь на собственной экономке.

Рейф тихонько хихикнул.

– Едва ли это так, мой друг. – Его большая рука легла на плечо Корда. – Я думаю, она прекрасно подходит вам. Деньги деньгами, но ваша жизнь никогда не будет скучной.

Корд ничего не сказал. Виктория солгала ему, провела его и разрушила планы на будущее. Он надеялся с лихвой возместить сыновний долг. Он дал себе слово и вот теперь не может сдержать его.

Он обречен на неудачу.

Снова.

Дверь в ее спальню скрипнула и отворилась.

– Тори? – Клер в ночной рубашке и стеганом капоте проскользнула внутрь. В слабом свете фонаря, стоявшего у кровати, ее тоненькая фигурка растворялась в тени. Тревога залегла морщинками на ее лбу. – Как ты?

Ночь они провели в дороге и к полудню были в Харвуд-Холле. После ужина барон призвал Тори в свой кабинет и жестоко отплатил ей за жемчужное ожерелье и все беды, которым она была причиной. Тори сморщилась, приподнимаясь на постели.

– Со мной все в порядке. Утром мне станет лучше. – Но спина у нее горела, вся в красных следах от побоев. Тори ожидала такой расправы и смогла удержаться от криков.

Она не пыталась сопротивляться. Она уже знала, что тогда он получает большее удовольствие. Но она не могла позволить ему сломить себя.

– Я принесла тебе мазь. – Клер прикрыла дверь и подошла к сестре. – Кухарка сказала, что она помогает, чтобы не осталось следов, и успокаивает боль.

Тори села в кровати. Потянув за шнурок, стягивающий ворот рубашки, она спустила ее с плеч, обнажив израненную спину. Жалостный звук вырвался из горла Клер, когда она уселась рядом и начала осторожно накладывать мазь на ужасные метки.

– Почему он всегда избивает тебя, а не меня?

Клер до сих пор не поняла этого. Она не осознавала, что барона влекло к ней ее совершенство. Он не хотел нарушить его. По крайней мере не сейчас.

– Он не бьет тебя, потому что ты не заслуживаешь этого. Это ведь я взяла ожерелье. Я подговорила тебя бежать.

– Мне страшно, Тори.

Тори тоже боялась, но не за себя.

– Может быть… может быть, граф найдет способ помочь нам. – Она не могла отказать себе в надежде, она молила Бога, чтобы у Корда получилось. Но не очень-то верила в это.

Лицо Клер прояснилось.

– Да, я уверена, он сможет, сможет, – твердо сказала она и, как всегда, мысленно упорхнула туда, где были свет и надежда, где не было боли. – Лорд Брант очень изобретательный человек.

Тори представила себе Корда, сильного и невозможно красивого. Вспомнились голодные поцелуи и горячая плоть, непреодолимое желание и слепящая страсть.

Она сумела изобразить улыбку.

– Да, конечно, я уверена, он придумает что-нибудь. Может быть, и придумает, но сколько времени уйдет на это?

Избив Тори, Харвуд уехал по делам до конца недели. Тори слышала, как он сказал это дворецкому. А когда вернется… Боже, она отказывается думать об этом! Клер закончила смазывать раны.

– Спасибо, моя дорогая. Теперь мне гораздо лучше. – Надев рубашку на плечи, Тори затянула ворот.

– Почему бы тебе не пойти в свою комнату и не лечь спать? Сегодня лорда Харвуда не будет и нам ничего не грозит.

Клер кивнула. За месяцы, которые они провели за пределами Харвуд-Холла, она изменилась. Стала немного взрослее, а если барон не отступится от своих намерений, она перестанет быть наивной. Совсем.

Тори слышала, как тихо закрылась дверь, и Клер почти бесшумно ушла. Лежа в темноте на боку, она начала считать тени, колышущиеся на стене. За окном листья на ветвях большого клена раскачивались, издавая негромкий царапающий звук.

Тори закрыла глаза, но заснуть не могла.

– Извините, мисс. – К ней спешил дворецкий, пожилой, тщедушный маленький человечек, который боялся потерять место и поэтому работал за меньшую, чем другие, плату. Она возилась у шкафа для постельного белья, пересчитывая его содержимое. Хотя она больше не была экономкой, ее обязанности не изменились.

– К вам посетитель, мисс. Граф Брант. Я провел его в гостиную.

Сердце у нее сжалось и болезненно затрепетало. Корд здесь. Она боялась, что он не придет.

– Спасибо, Пейзли. Граф проделал долгий путь из Лондона. Распорядитесь, чтобы для него приготовили одну из гостевых комнат.

Сняв фартук, повязанный поверх яблочно-зеленого муслинового платья, она направилась в гостиную. Не дойдя до нее, остановилась, чтобы пригладить волосы, сожалея, что они убраны назад в незатейливый узел. Только бы руки перестали дрожать.

Граф, расставив ноги, стоял перед камином спиной к ней. Какое-то время она просто наслаждалась его фигурой, широкими плечами, узкой талией, аккуратно причесанными темными волосами.

Он повернулся к ней – и эмоции, с которыми она только что боролась, снова вырвались из-под контроля, угрожая переполнить ее. Ее глаза горели. Все силы ушли на то, чтобы не броситься в его объятия.

– Милорд. – Она произнесла это мягче, чем ожидала, но ее голос не задрожал, не выдал, что творилось внутри ее.

Он двинулся к ней. В глазах его было беспокойство и что-то еще.

– Как вы? Все хорошо?

Она сглотнула. Спина горела. Все болело после вчерашнего наказания, но барон всегда предусмотрительно не оставлял следов там, где они были бы заметны.

– Все хорошо. И у меня, и у Клер. На следующий день после нашего приезда лорд Харвуд уехал по делам.

– Когда он вернется? – Его глаза были глубокого золотисто-орехового цвета. В них что-то таилось. Хотела бы она знать что.

– Он будет дома сегодня же. Он кивнул:

– Прекрасно. У нас есть время, чтобы поговорить.

Она провела рукой по юбке, словно расправляя ее, и постаралась справиться с дыханием.

– Распорядиться, чтобы принесли чай?

– Может быть, позже.

Пройдя перед ним по комнате, она указала ему на зеленый бархатный диван, и они сели на приличествующем расстоянии друг от друга.

Корд не стал тратить время на формальности.

– Прежде всего мне нужно сообщить вам, что я виделся с магистратом. К сожалению, он говорит – со всем, что касается опекунства, ничего нельзя поделать.

У нее вырвался возглас разочарования, и Корд взял ее за руку, деликатно не придвинувшись к ней.

– Это не значит, что все кончено. Я пробую другие подходы. Мы найдем способ помочь Клер.

Она старалась сохранять оптимизм, но сердце у нее сжалось от ужаса.

– Какие?

– Пока еще не решил. Но я здесь подругой причине. Она нахмурилась, не зная, что и думать.

– Тогда по какой же?

Он дал ей отнять руку, сел прямее.

– Я пришел, чтобы сделать предложение.

– Предложение? – Ее бедная голова отказывалась служить ей. – Вы, разумеется, сознаете, что я не могу стать вашей любовницей. Не сейчас.

Уголки его губ слегка дрогнули.

– Я не предлагаю вам ничего недостойного, мисс Уайтинг. Я предлагаю вам стать моей женой.

Тори качнуло, на мгновение она чуть не лишилась сознания. Граф просил ее руки. Боже милостивый. До сих пор она и не подозревала, как сильно желала этого.

Но тут ее осенило. Он лишил ее невинности. Она оказалась дочерью барона. У него не было другого выхода.

Она надеялась, что не покажет своего страшного разочарования.

– Я сознаю, что вы почитаете своим долгом… в сложившихся обстоятельствах… сделать такое предложение. Уверяю вас, я никогда не рассчитывала на замужество, когда мы… когда я оказалась в вашей каюте. Мы оба знаем, что я не обладаю теми достоинствами, которых вы искали в вашей жене.

– То, чего я искал, больше не имеет значения. Вмешалась сама судьба, у нас нет другого выбора.

Она покачала головой.

– Вы собирались жениться на богатой наследнице. Даже если барон посчитает возможным дать мне приданое, оно будет ничтожным, я не принесу вам ничего, что позволило бы увеличить семейные владения.

– Как бы там ни было, ничего другого нам не остается. Я уже получил специальное разрешение. Завтра мы можем сочетаться браком.

Она не могла поверить. Он действительно думал, что она согласится, что она выйдет за него замуж, зная, что он искал другую? Тори поднялась с дивана.

– Я не согласна выйти за вас замуж, милорд, у меня не было такого намерения. Мой ответ на ваше предложение – нет. Я не хочу иметь мужа, который не желает видеть меня.

Корд уже стоял рядом с ней.

– Но я желаю вас. Уверяю вас, моя дорогая, одной ночи с вами мне недостаточно. – Взяв за плечи, он притянул ее к себе и поцеловал долгим поцелуем. Тори пыталась оттолкнуть его, но он держал крепко. Спину по-прежнему жгло, но Тори охватил жар, который заставил забыть о боли. Вспыхнувшее желание ослабило ее решимость, она ответила на поцелуй.

Она подалась к нему, отдавая себя, и почувствовала острое разочарование, когда он отстранился. Когда она открыла глаза, на его лице она прочитала скрываемый триумф.

– Мы поженимся. Вам нужно привыкнуть к этой мысли.

Тори не могла произнести ни звука, она просто покачала головой:

– Я не выйду за вас. Его глаза горели огнем.

– Выйдете, черт возьми! – Корд снова схватил ее за плечи. – Выслушайте меня, Виктория. Вам необходимо выбраться из этого дома прежде, чем ваш отчим окончательно изуродует вашу жизнь. Кроме того, существует вероятность того, что вы носите моего ребенка.

Она заморгала. Эта мысль никогда не приходила ей в голову.

– Для этого мало одного раза, уверена. Его губы снова чуть изогнулись.

– Но был не один раз, если вы помните, и даже если так, вероятность остается.

Она размышляла. При других обстоятельствах она была бы рада иметь ребенка от Корда. Если бы он любил ее. Если бы это был не вынужденный шаг.

– Все равно, – сказала она. – Я не выйду за вас замуж. Я не верю, что у меня может быть ребенок, и потом, есть другие причины.

– Например?

Она бросила быстрый взгляд в сторону комнат наверху.

– Моя сестра. Если… вам нужно жениться на ком-нибудь, женитесь на Клер. Это ей нужна ваша помощь.

Граф издал неприятный горловой звук.

– В ту ночь на шхуне я лишил невинности не Клер. Не ее маленькое сладкое тело стремилось ко мне, трепетало и пело для меня. И не на Клер я намерен жениться – на вас, Виктория.

Тори молчала. Он не отступал. Одна половина ее так хотела выйти за него замуж, что болело сердце. Вторая половина споткнулась, ища ответа, как она собирается спасать Клер.

– Хорошо, вы победили, – наконец согласилась она. – Если вы уверены, что хотите этого, тогда я выйду за вас замуж.

Что-то мелькнуло в его глазах. Если бы она не знала его слишком хорошо, то поклялась бы, что облегчение.

– Я поговорю с Харвудом, как только он вернется. Раз между собой мы все решили, мы можем пожениться.

Тори смотрела ему вслед, когда он выходил из комнаты. В его движениях сквозила целеустремленность; уверенность плащом окутывала его. Она не могла не подумать о шахматной партии, сыгранной ими. Тогда она сделала первый ход. Сегодня он ответил на него. Снова ее очередь.

В любой игре нужно уметь жертвовать.

Она только хотела, чтобы не было так больно.

В последние дни Корд все время загружал себя делами. После разговора с Рейфом он еще раз безрезультатно побывал у магистрата, еще раз посетил Джонаса Макфи, поручив ему раздобыть любую информацию, которая может оказаться полезной в борьбе против барона, надеясь, что она даст ему в руки оружие, необходимое для вызволения Клер.

Он нанял лучшего в Лондоне поверенного, чтобы узнать, сможет ли он что-либо сделать для Клер в качестве мужа ее сестры. Он получил специальное разрешение[2] и купил свадебный подарок. Особенный свадебный подарок.

Свадьба. Корд нахмурился. Он хотел жениться на богачке. И вот теперь женится на девушке без гроша в кармане, на собственной экономке, о Боже! Порой он чувствовал себя обманутым и испытывал гнев. Но дело сделано, ничего уже нельзя было изменить.

Поэтому он вернулся в Харвуд-Холл для необходимой, но очень неприятной встречи с бароном. Корд вздохнул, расхаживая по отведенной ему комнате, мысленно анализируя разговор, который состоялся между ними днем.

Они разговаривали в кабинете Харвуда. Корд начал с того, что высказал свою заинтересованность в браке с Викторией, что удивило барона.

– Когда вы попросили о встрече, я не исключил вероятность того, что вы сделаете предложение Клер.

Харвуду казалось, что все мужчины, подобно ему, находили Клер неотразимой. Что только доказывало, каким глупцом он был.

– Ваша младшая дочь необыкновенно хороша, вы правы, но она молода и на редкость наивна. Моим воображением завладела ваша старшая дочь.

Харвуд взял с одного из шератоновских столиков маленький фарфоровый кувшинчик и принялся рассматривать его. Как и прежде, его одежда претендовала на щегольство; он был в синем фраке, на шее красовался черный сборчатый галстук. Было видно, что он считает себя красивым мужчиной.

– Я не уверен, что ваши намерения оправданны. Виктория молода и еще не совсем готова стать женой.

Его слова Корд понял следующим образом. Она бесплатно ведет мое хозяйство, и мне нравится держать ее в своей власти.

– Конечно, но, в конце концов, ей уже девятнадцать, и мы оба знаем, что на то есть основания. Девушка жила в доме холостяка. Рано или поздно пойдут слухи. Если за дело примутся сплетницы, ее репутация погибнет. Пострадают и ваша, и моя репутации. Если мы поженимся, никакого скандала не будет.

Харвуд поставил кувшинчик на стол. Разговор проходил стоя. Ни один не хотел дать преимущество другому.

– Мне надо подумать.

– Подумайте. А пока вы будете думать, не забывайте, что у вас есть еще одна дочь. Если я стану мужем ее сестры, репутация Клер также будет защищена.

Харвуд теребил обшлаг своего фрака.

– Остается еще ожерелье. Виктория должна оставаться здесь столько времени, сколько потребуется, чтобы возместить его потерю.

Корд знал, что барон поднимет эту тему, и подготовился.

– Я буду рад заплатить за него. В качестве мужа я, конечно же, несу ответственность за ее долги.

Как Корд и предполагал, лицо Харвуда сразу же просветлело. Следующие полчаса они торговались, и Корд в конце концов согласился заплатить за жемчуг неоправданно большую сумму.

– Такая вещь бесценна, – заявил Харвуд. – Потерю невозможно возместить.

Не совсем, думал Корд, который уже отыскал и выкупил ожерелье. Виктория упомянула ростовщика в Дартфилде, который купил ожерелье за бесценок. А так как в деревне был только один ростовщик, разыскать его не составило труда. Уплатив гораздо больше того, что потратил ростовщик, Корд приобрел ожерелье.

Как будущий муж, он обязан был уладить дело с кражей, и вначале Корд намеревался просто вернуть ожерелье барону. Но затем, сам не зная почему, решил оставить его.

Жадность, разгорающаяся в темных глазах Харвуда, укрепила его в этом решении. Прекрасное старинное ожерелье было слишком хорошо, чтобы принадлежать такому человеку.

– Вы готовы заплатить мне за ожерелье. Но готовы ли вы взять Викторию без приданого?

Корд сжал зубы. За последние несколько лет он весьма преуспел в упрочении своего финансового положения. Но он ставил перед собой куда большие цели. Ему было невыносимо напоминание о провале его планов.

– Я не просил приданого.

В конце концов Харвуд почти с радостью согласился на брак. Скорее, решил Корд, по той причине, что прикинул: когда Виктории не станет, некому будет стеречь Клер, а совсем не потому, что беспокоился о репутации падчериц.

Корд расхаживал по комнате, пил бренди, оставленный для него на серебряном подносе, и больше не испытывал сожаления. Отведенная ему комната оказалась неожиданно приятной, хотя темно-зеленые занавеси из дамаска давно перестали быть новыми, а покрывало на кровати уже немного потерлось. Но комната сияла чистотой, мебель блестела. Это все работа Виктории, решил он, стараясь не расчувствоваться.

Он откинул покрывало, потом свежайшую простыню и с удивлением заметил на подушке маленькую белую бумажку, тщательно сложенную и запечатанную. Он взял послание, сломал печать и быстро пробежал глазами по аккуратным строчкам, написанным женской рукой.

Перед его мысленным взором тут же предстала Виктория, обнаженная и извивающаяся под ним. Желание охватило его.


«Милый, милый Корд,

я приношу извинения зато, что утром проявила такое нерасположение. Я в долгу перед вами за все, что вы делаете. И еще – наше взаимное притяжение. Вы сказали, что желаете меня; так вот, а я желаю вас. Приходите в мою комнату ночью, она слева от вашей, через две двери. Я буду ждать вас в постели.

Ваша Виктория"


Черт возьми! Она с неохотой приняла его предложение. Зная ее упрямство, он не ожидал такого поворота, но был рад, что она сумела правильно оценить свое положение, а если вспомнить, как она ответила на его поцелуй, то у него нет оснований сомневаться в ее чувствах. Она желала его. А он желал ее. Время шло. Корд задул лампу, стоявшую у кровати, и пошел к двери, неслышно ступая по толстому ковру. Босой, в халате, накинутом на голое тело, он вышел в холл, предварительно убедившись, что никто не видит его. Кровь гулко стучала в висках, возбуждение было таким сильным, что почти причиняло боль.

И вот он уже стоит у спальни Виктории и тихонько открывает дверь.

Глава 12

За кирпичными стенами дома бушевал ветер, но Тори услышала знакомые шаги. Она прижала ухо к двери и прислушалась к тому, как тихо закрылась дверь в спальне ее сестры. Заныло сердце.

"У тебя нет выбора", – сказал внутренний голос.

Будет лучше, если Клер уйдет с графом. С ним она будет в безопасности. Тори не сомневалась, что Корд хороший человек, что он будет добр к Клер. Она подумала, что он проявит терпение, даст сестре время свыкнуться с мыслью о замужестве. Она помнила, как мягок и нежен он был с ней в ту ночь.

Боль усилилась, заполнила, казалось, всю грудную клетку. Корд будет в ярости оттого, что его перехитрили, но Тори верила, что он не обрушит эту ярость на Клер.

После женитьбы мужчины его круга не обязательно меняют свой образ жизни. У графа несколько поместий. Он может оставаться в городе, а Клер поселить в деревне. Тори будет надолго приезжать в гости, и Клер будет счастлива.

Все это говорила себе Тори, выходя в холл. Она повторяла это, пробираясь по коридору с маленькой лампой, которая освещала ей дорогу. Комнаты хозяина были совсем рядом. Разбудить барона ничего не стоило.

Тори сделала глубокий вдох, открыла дверь спальни Клер и издала вопль.

– Черт! – Корд шарахнулся от спящей в кровати фигуры и завертелся. В дверях стояла Виктория в ночной рубашке, с волосами, заплетенными в одну косу. Она кричала, указывая на него пальцем, разбудив при этом половину слуг, которые бежали к ним, возглавляемые не кем иным, как самим бароном.

Корд повернулся к кровати в полном недоумении, пытаясь сообразить, что происходит. Сонная Клер села на постели и посмотрела на него в замешательстве.

"Если… вам нужно жениться на ком-нибудь, женитесь на Клер. Это ей нужна ваша помощь".

Корд мгновенно понял, что сделала Виктория.

Его челюсти клацнули, он был в ярости. Ему хотелось задушить Тори. Ему хотелось тряхнуть ее так, чтобы у нее застучали зубы. Ему хотелось орать на нее до хрипа.

Барон был уже у дверей. Он стоял в ночной рубашке, а за ним толпилось с полдюжины слуг.

– Я… я не могу поверить, – произнесла Тори, эффектно схватившись рукой за горло. – Я услышала шум в комнате Клер, открыла дверь и… и увидела графа – он наклонился над кроватью Клер.

Она не хотела смотреть на него, она глядела только на злобное, в пятнах лицо отчима.

– Он скомпрометировал ее, милорд. Погубил. Ее репутация погибла.

– Тори? – Голос Клер дрожал.

Виктория бросила на нее успокаивающий взгляд.

– Все хорошо, моя милая. Все будет замечательно.

Корд перевел глаза с Клер на Викторию, и часть его гнева испарилась. Он увидел отчаяние на ее лице, страх за Клер. И было что-то еще: боль и сожаление, что-то отозвавшееся болью в его собственной груди.

Она пыталась спасти сестру, не важно, чего это ей стоило, что бы сделал с ней барон, узнай он правду.

Корд припомнил все, что случилось с момента его появления в этом доме. Он просчитал свои действия, чтобы получить согласие на заключение брака, а Виктория тщательно просчитала ответный ход и перехитрила его. Он не мог не почувствовать восхищения.

Он может или облегчить ей задачу, или затруднить ее. Корд перевел взгляд на барона, увидел жестокий блеск в его глазах, с трудом сдерживаемое бешенство.

– Мисс Уайтинг совершенно права, – начал Корд. – Я оказался в комнате ее сестры случайно, уверяю вас. Я просто позабыл, какая из спален моя. Однако что случилось, то случилось. Конечно, я поступлю так, как подобает честному человеку.

Барон ощетинился, его длинное, жилистое тело с хрустом выпрямилось.

– Не думаю, что это необходимо.

– Совершенно необходимо. Я просто женюсь на Клер, а не на Виктории. Результат будет тем же. Когда я стану мужем ее сестры, репутация вашей старшей дочери не будет вызывать сомнений.

– Я… я не могу допустить этого. Клер так молода, так наивна. Кроме того, ничего не случилось – вы сами это сказали. Виктория появилась вовремя.

Корд посмотрел туда, где за спиной барона, раскрыв рты, стояли слуги. Распахнувшийся халат обнажал грудь графа.

– Не думаю, что у вас есть выбор.

Барон проследил за его взглядом, и его лицо стало краснее, чем обычно. Корд так холодно улыбнулся Виктории, что у нее задрожали губы.

– Необходимо сделать соответствующие приготовления, – сказал он. – Вы можете предоставить это мне. Спокойной ночи, леди.

Он протиснулся к двери, опустив голову, прошел мимо слуг и ретировался в свою комнату. Гнев снова овладевал им, бурлил и разрастался, мешая думать. Виктория надула его, одурачила еще раз.

Он не собирается оставаться с носом. Если его поймали в ловушку, он отплатит тем же!

Он лихорадочно размышлял, перебирал варианты. На одном он остановился. С мрачной решимостью он обдумывал детали, и уголки его рта чуть кривились. Виктория думает, что выиграла, но партия еще не закончена.

Должно быть, потребуется несколько хитрых ходов, но когда игра подойдет к концу, Корд возьмет ферзя.

Погода в Лондоне изменилась, насыщенный влагой воздух был неподвижным, над городом висела густая пелена, содержащая мельчайшие частички сажи. Корд знал, что у него мало времени. Каждая минута, проведенная Тори и Клер в Харвуд-Холле, грозила им опасностью. Он молил Бога, чтобы его плохо замаскированные угрозы остановили барона в его преступных действиях, пока не настанет день венчания.

Корд расхаживал по кабинету герцога Шеффилда, который простирался в высоту на два этажа и одновременно служил библиотекой – книги в кожаных переплетах заполняли полки, идущие вдоль стен, от пола до потолка. Длинный стол искусной работы освещался двумя висящими над ним лампами. Вдоль него выстроились стулья с высокими спинками. Письменный стол герцога стоял в углу, возле него – два удобных кожаных кресла.

– Который час? – Корд взглянул на часы золоченой бронзы, стоявшие на камине.

– Последний раз вы задавали этот вопрос десять минут назад. Не волнуйтесь. Мальчик сейчас придет.

Корду казалось – прошла вечность, но он действительно скоро пришел. Светловолосый и миловидный, розовощекий, чуть нервный, он был немножко нескладным и удивительно застенчивым. Персивал Чезвик выглядел значительно моложе своих двадцати четырех лет из-за узкого лица и долговязой фигуры. Когда он повзрослеет, подумал Корд, то станет на редкость красивым мужчиной.

Герцог радостно приветствовал гостя:

– Добрый день, Перси. Спасибо за то, что вы пришли.

– Добрый день, ваша милость… ваша светлость. – За время, прошедшее со званого ужина, Перси два или три раза побывал в доме Корда, якобы потому или иному делу, но явно в надежде, пусть мельком, увидеть Клер.

Однажды Корд застал их за разговором – оба покраснели и стали запинаться. Перси поймал предупреждающий взгляд Корда, простился и ушел.

Мальчик даже сейчас нервничал, словно Корд вызвал его сюда за тайные мысли о Клер.

– Спасибо за то, что вы пришли, Чез.

То, что к нему обратились, назвав уменьшительным именем, кажется, успокоило его.

– Всегда рад видеть вас обоих. Шеффилд поманил его в глубину комнаты.

– Видите ли, мы пригласили вас сегодня не случайно. У Корда есть дело, которое он хотел бы обсудить с вами. Он считает, что вам может потребоваться небольшая моральная поддержка, поэтому вы здесь, а не в его доме. Он уверен, что, выслушав его рассказ, вы захотите помочь.

– Конечно. Чем только смогу.

– Не спешите, – предупредил Корд. – Дело, о котором пойдет речь, может повлиять на всю вашу оставшуюся жизнь.

Тонкая светлая бровь в удивлении пошла вверх.

– Вы определенно возбудили мое любопытство.

– Рад слышать это… потому что дело касается одной известной вам леди. Ее зовут Клер. Думаю, вы знаете, кого я имею в виду.

Румянец на щеках молодого человека стал гуще.

– Ваша горничная?

– Да, то есть оказалось, что она совсем не горничная, а дочь барона. Дело как раз в этом.

На лице молодого человека отразилось беспокойство.

– Что-то случилось? Что-то с Клер?

– Пока нет, – сказал Корд. – Но если мы промедлим, то велика вероятность, что с ней что-нибудь случится. – Он указал на кресла возле письменного стола. – Почему бы нам не сесть и не поговорить обо всем этом.

– Я принесу вам выпить, – предложил Шеффилд. – Думаю, это не повредит.

Перси сглотнул, и его кадык задвигался вверх-вниз.

– Благодарю вас. Я выпью.

Примерно через два часа Корд и Рейф снова были одни в огромном кабинете.

– Ну, кажется, договорились, – сказал Рейф.

– Похоже на то.

Рейф коротко засмеялся:

– Парнишка просто светился. Девушка сразила его наповал. Он не мог поверить в счастливый поворот судьбы, когда вы предложили устроить их брак. Он просто готов был выскочить из кресла, когда узнал, что на уме у Харвуда.

– Чез должен поговорить со своим отцом, но при вашей и моей поддержке я не думаю, что Керси откажет сыну и сделает его несчастным.

– А что девушка? – спросил Рейф. – Она согласится?

– Она на редкость наивна, но не глупа. Она поймет, что у нее нет выбора. Она не может оставаться в том доме, особенно когда Виктория покинет его. И кажется, ей нравится Перси.

– Он не будет слишком настойчив.

– Разумеется. – Корд рассказал, насколько наивна Клер, и Чез согласился после венчания дать ей столько времени, сколько потребуется, чтобы она почувствовала себя готовой к роли жены.

Рейф улыбнулся:

– Если она такая робкая, он может прождать всю жизнь.

Корд добродушно рассмеялся, соглашаясь. Они еще немного поговорили и поднялись с кресел.

– Ну, полагаю, у вас еще много дел, – сказал герцог. Корд кивнул.

– О деталях позаботится Сара, будет скромная свадьба в Форест-Глен, несколько друзей и родственники. Вы, надеюсь, придете?

– Разумеется, я не могу пропустить такое событие. – Он усмехнулся. – Не могу поверить, что вы в конце концов решились расстаться со свободой.

После этих слов Корд уже не чувствовал прежнего удовлетворения.

– Да, – мрачно произнес он. – Я сам не могу поверить.


Это был унылый день. Вся неделя была унылой. Небо все время затягивали облака, дул ветер. Барон разражался вспышками гнева, проклинал лорда Бранта, называл его развратником, рвал на себе и без того уже малочисленные черные волосы. По крайней мере он не догадывался о том, что случилось на самом деле, о том, что все было подстроено Тори.

Пытаясь отбросить от себя воспоминания, Тори поднялась по лестнице, ведущей на третий этаж. С лампой в руках она продолжала подниматься выше – на чердак, полная решимости довести задуманное до конца.

Венчание состоится через два дня. Мысль об этом заставляла ее корчиться от боли. Клер плакала и умоляла не выдавать ее замуж за графа, но Тори в конце концов убедила ее.

– Клер, дорогая, ты должна согласиться. Это единственный способ спасти тебя. Я знаю, ты мало представляешь, как это… происходит между мужчиной и женщиной, но вспомни о той ночи, когда барон пришел в твою комнату. Ты знаешь, что он хотел сделать тебе больно. Клер, отчим злой человек. В глубине души ты знаешь это, поэтому боишься его.

Синие глаза сестры наполнились слезами.

– Я его ненавижу. Как бы я хотела, чтобы наша мамочка никогда не выходила за него замуж.

– И я тоже, моя хорошая, но когда ты будешь далеко от него, о тебе позаботится граф. Он будет добр к тебе. – Так и будет, сказала она себе. Корд вспыльчивый, но Тори никогда по-настоящему не боялась его. И не верила, что он способен обидеть Клер.

У Тори перехватило горло. Она любила его, но он вынужден жениться на Клер.

– А что будет с тобой? Что будет с тобой, если ты останешься здесь?

Тори вздрогнула. Она понятия не имела, чего ждать от Харвуда, порочного и непредсказуемого. Все же она куда более способна постоять за себя, чем Клер.

– Со мной все будет хорошо, – отвечала она. – Со временем я найду способ устроить свою жизнь.

Они говорили только вчера утром, а казалось, прошли недели. Время для Тори потекло по-другому, она не могла ни на чем сосредоточиться.

С лампой в руках она поднялась и открыла дверь на чердак. Через узенькие окна внутрь проникало немного света. Когда Тори вошла внутрь, с пола поднялась пыль, от лампы на стены легли отблески света.

Она пришла, чтобы порыться в чемоданах матери, с которыми та когда-то вместе с мужем ездила в Лондон. Когда родители возвращались, чемоданы были забиты подарками и игрушками, купленными для дочерей.

После похорон матери Тори собиралась разобрать их, просмотреть платья, сложенные в них слугами, часть одежды передать викарию для бедных. Но одна мысль о том, что надо будет рыться в вещах матери, заставляла страдать. У нее так и не хватило мужества.

И вот Клер выходит замуж. Невесте полагается в день бракосочетания иметь при себе что-нибудь принадлежащее ее матери. Тори справилась с болью от этой мысли и отыскала чемоданы.

В одном из них должны были находиться ювелирные украшения. Отчим забрал все, что представляло собой настоящую ценность, но оставались изящные булавки и броши, которые мать с удовольствием носила. Как замечательно смотрелось бы на Клер то ожерелье с жемчугом и бриллиантами, подумалось Тори. Но ожерелья больше не было, и она безнадежно искала что-нибудь подходящее для сестры.

Тори старалась не думать о мужчине, который поведет Клер под венец. Она не желала вспоминать, как быстро Корд оценил ситуацию, в которой оказался, и уступил. Она пыталась скрыть от себя ощущение, что ее предали.

В конце концов, она несет ответственность за случившееся – только она, не граф.

И все равно больно. Она-то думала, что он хоть немного привязан к ней.

Тори вздохнула и решила не думать о Корде. Став на колени перед одним из кофров, она подняла крышку и начала просматривать содержимое; по большей части это были платья и перчатки, была еще шляпка со страусовыми перьями, тюрбан из собранного в складки атласа и хорошенькая муфта из меха горностая. Платья немного вышли из моды, они были куплены еще при жизни отца, но все равно оставались красивыми.

Второй чемодан был набит кожаными тапочками, чулками, подвязками, еще там была прехорошенькая рубашка с маленькими розовыми бантиками по вороту. Тори потрогала ее, вспомнив мать и ощутив острое чувство одиночества, которое она годами запрещала себе ощущать.

"Мама, мамочка, я скучаю по тебе".

Как она хотела, чтобы мать была сейчас с ними, чтобы жив был отец, чтобы не случилось ничего из последних событий. Тори закрыла чемодан. Бесполезно желать того, чего не может быть. Ее мать и отец мертвы. О них с Клер некому позаботиться. Они сами должны позаботиться о себе.

Она подняла крышку третьего кофра, в котором обнаружила маленький черный кружевной веер, бархатный спенсер и несколько ярких шалей. Аккуратно вынимая вещи, она увидела на дне черную лаковую шкатулку, инкрустированную перламутром, в которой мать держала свои драгоценности. Тори осторожно потрогала блестящую черную поверхность, вынула шкатулку и поставила перед собой на пол.

Дрожащими руками Виктория подняла крышку. Некоторые из украшений, угнездившихся на подкладке из синего бархата, она помнила: камею из черного турмалина, хорошенькую брошку из горного хрусталя, которой мать часто закалывала мантилью; вышитый воротник, нитку с мелкими бледно-розовыми камнями и такие же сережки.

Что-то под ожерельем привлекло ее внимание. Тори подняла камешки и взяла в руки что-то завернутое в атласный лоскуток. Похоже, это было здесь спрятано. Тори развернула кусочек материи, и у нее перехватило дыхание. Она дрожащими пальцами взяла тяжелый гранатовый перстень – Тори сразу узнала его. Перстень принадлежал ее отцу. Перстень был на нем в тот день, когда его убили. Разбойник, убивший его, забрал перстень вместе с кошельком и другими имеющими хоть какую-нибудь ценность вещами, бывшими при нем.

Перстень раньше принадлежал деду, а до него – отцу его отца. Им дорожили. Мать жалела, что утрачена такая ценная вещь.

Где она нашла перстень? Почему ничего не сказала Тори? И почему спрятала его?

Тори почувствовала, как с ростом подозрений волосы поднимаются дыбом у нее на голове. Оглядев чердак, она принялась лихорадочно искать дневник матери. В нем могли быть ответы на эти вопросы.

Но дневника нигде не было.

Тори помнила, что мать почти каждый день делала записи в большой тетради, но представления не имела, куда делась тетрадь после того, как Шарлотта Уайтинг умерла.

Лучики света, проникающие в помещение, стали слабеть. День близился к концу, Клер скоро начнет беспокоиться. Снова завернув перстень в атласный лоскут, Тори сунула его в карман юбки, взяла нарядное розовое ожерелье и крошечные сережки и закрыла шкатулку. Шкатулка вернулась на дно кофра, под платья, шали и черный веер.

Спускаясь по узкой чердачной лестнице, Тори держала руку в кармане. Даже через атлас перстень, казалось, жег ее пальцы.

Глава 13

День свадьбы выдался ветреным и холодным. Давяще серые тучи нависли над помрачневшей землей, солнце не проглядывало, надежно скрытое ими. В Форест-Гленe терраса в саду была украшена перевитой цветами аркой, белые плетеные кресла ожидали немногих приглашенных на свадьбу гостей.

Гости, леди в шелковых платьях с высокими талиями и мужчины во фраках, жилетах и при галстуках, уже собирались. Из окна отведенной ей наверху комнаты Тори могла видеть начинающих рассаживаться гостей.

Одетая в бледно-голубое шелковое платье, с волосами, уложенными в мягкие локоны, перевитые бутонами белых роз, она приготовилась увидеть результаты того, что сама сотворила. В ее голове проносились картины: прежняя счастливая жизнь, отчим, Клер, кража ожерелья, отчаянные дни в Лондоне, встреча с Кордом. Вспыхнувшая любовь.

Она устраивает ловушку и вынуждает его жениться на Клер. Она несет ответственность за многое из того, что сейчас происходит, и все же у нее такое чувство, словно от нее ничего не зависит, словно сама судьба вела ее и оставила стоять здесь, у окна, выходящего в сад, с единственным желанием оказаться где угодно, только подальше отсюда.

Кто-то легонько постучал в дверь. В комнату вошла леди Эймз и притворила дверь. – Вы готовы?

Тори кивнула. Но она не была готова смотреть на то, как Корд женится на другой, пусть даже на Клер.

– Вы выглядите великолепно, – сказала Сара.

Тори проглотила комок в горле.

– Благодарю вас. – Кузина Корда была даже выше Клер, тоненькая, белокурая и прелестная в розовом шелковом платье, расшитом по подолу крошечными цветочками. В чертах ее лица чувствовалась мягкость, от нее исходило спокойствие, она словно светилась внутренним светом, что выдавало в ней счастливую женщину, и Тори позавидовала ей.

– Мне нужно увидеть сестру, взглянуть, как она себя чувствует.

– Мне жаль, но боюсь, Клер уже спустилась вниз. Тори знала, что ей следует поскорее уехать, но на нее навалилась ужасная апатия, и не было никаких сил справиться с ней.

– Они ждут. Я пойду с вами. – Леди Эймз протянула ей что-то, и Тори увидела, что это букет из прекрасных бутонов белых роз вперемешку с мелкими цветочками качима. Букет был перевязан голубыми лентами поверх кружка белого брюссельского кружева.

– Это для Клер?

– У Клер свой букет. Эти цветы для вас.

Она взяла букет, удивляясь, какой он красивый, и поднесла к лицу, чтобы вдохнуть слабый аромат. Выходя с виконтессой в холл, Тори попыталась изобразить улыбку, но губы отказались повиноваться.

Большинство гостей устроились на террасе. Через открытые в сад двери она слышала приглушенные голоса. В прихожей стоял маленький Тедди, ожидавший маму, – миниатюрная копия отца, одетый в такую же синюю форменную куртку морского офицера, белый пикейный жилет и темно-серые панталоны.

Он посмотрел на Тори снизу вверх и заулыбался, когда она спустилась с лестницы.

– Вы такая красивая.

Она наконец смогла улыбнуться.

– Спасибо. Как поживает твой щенок?

– Его назвали Рексом. Он все растет и растет.

– Представляю, как он вырос.

Подошел Джонатан Рэнделл.

– Мой сын прав. Вы выглядите замечательно. – К ее удивлению, он наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Вы так добры, – сказала Тори. Виконт с улыбкой обратился к жене:

– Вы обе настоящие красавицы. – Он положил руку на талию жены. – Идем, дорогая. – И взял Тедди за руку. – Нам надо найти наши места.

Леди Эймз улыбнулась Тори. Тори показалось, что в улыбке была толика понимания и сочувствия.

– Он славный человек. Клер будет с ним хорошо.

Комок встал у Тори в горле. Она поискала глазами Клер, но увидела только направляющегося к ней графа Бранта. Такого импозантного, такого красивого. На нем был темно-коричневый фрак с бархатным воротником и облегающие бежевые панталоны. Белый шейный платок и жилет в золотую крапинку, подчеркивающий ореховое золото его глаз, довершали великолепие. На мгновение она забыла, что сейчас должно произойти, и просто смотрела на него.

За ним тут же оказался один из слуг с серебряным подносом, на котором стояли хрустальные бокалы с шампанским, и она опомнилась. Граф остановился перед ней, и Тори заставила себя взглянуть ему в глаза.

– Я сожалею, – сказала она. – Я знаю, как жалко это звучит, но я хотела бы, чтобы ничего этого не случилось.

Корд молчал.

– Не думаю, что в сложившейся ситуации вас интересуют извинения.

– Не сейчас.

Она отвела глаза в сторону, не в силах больше выносить его взгляд. Посмотрела в сторону прихожей, вверх – на лестницу.

– Где же Клер?

Его лицо приняло другое выражение, которое точнее всего можно было бы описать как победное.

– Сожалею, но вашей сестры больше здесь нет. Они с лордом Персивалом Чезвиком сбежали в Гретна-Грин.

Ее сердце, казалось, остановилось, перестало биться. Она чувствовала, как кровь медленно отливает от лица.

– О чем это вы говорите?

Корд взял ее за руку и повел в одну из гостиных.

– Я говорю вам, что ваша сестра выходит замуж. Только жених изменился.

Ноги у нее подкашивались. Корд отвел ее к ближайшему креслу.

– Как? Когда они уехали? Я… я не понимаю.

– Тогда позвольте Мне объяснить. Как вы правильно заключили, вашей сестре необходимо было выйти замуж, чтобы не стать жертвой Харвуда. Я просто решил, что лорд Перси больше подходит на роль жениха. К счастью, он согласился. Я уверен, что они оба будут очень счастливы.

– Не могу поверить. – Голова у нее шла кругом.

– Однако это истинная правда, и есть еще одно маленькое обстоятельство.

– Какое же?

– Поскольку я оказался без невесты, вы должны занять эту вакансию.

– Что? – Она вскочила с кресла.

– То, что я сказал, моя дорогая предполагаемая невеста. Чтобы вам было понятнее, могу изложить это иначе: ваша пешка не прошла, и вы – моя королева – тоже окажетесь в опасности, если решите, что можете одурачить меня снова.

Тори не знала, что и думать.

– Вы не можете… не можете просто… А скандал? Сначала вы намереваетесь жениться на мне, затем соглашаетесь жениться на Клер. Гости получили приглашения. Вы… вы не можете просто взять и показать им другую невесту.

Корд свирепо улыбнулся. Полез в карман своего жилета, достал тисненное золотом приглашение и протянул ей.

То, что она прочитала, показалось ей совершенно невероятным. Вместо имени Клер маленькими золотыми буквами было напечатано ее собственное.

– Но приглашения рассылала леди Эймз. Она… она согласилась на это?

– Я объяснил ситуацию, и моя кузина вызвалась помочь. Она одобрила брак лорда Перси и вашей сестры. И конечно, одобрила вас.

Тори была в полном замешательстве. Во время пребывания в доме графа в качестве экономки она несколько раз видела там Персивала Чезвика – красивого, но уж очень застенчивого и неразговорчивого юношу. Клер один или два раза упоминала его имя. Что Клер говорила о нем? Тори вспомнила слова виконтессы. "Он славный человек. Клер будет с ним хорошо".

Так виконтесса имела в виду не Корда, а Персивала Чезвика! Тори молила Бога, чтобы так и случилось.

– Вы бледны. Может быть, подарок, который я приготовил для вас по такому случаю, улучшит ваше настроение.

Он извлек из жилетного кармана коробочку, обтянутую синим бархатом, и открыл ее. На белом атласе лежала нитка прекрасных сияющих жемчужин совершенной формы, между которыми сверкали бриллианты. Она смотрела на ожерелье, которое однажды выкрала, на сокровище, некогда принадлежащее невесте лорда Фаллона.

Тори задохнулась, не в силах отвести взгляд от завораживающего зрелища. Ожерелье, казалось, гипнотизировало ее. Бриллианты подмигивали ей, как давно потерянные друзья. Каждая мягко мерцающая жемчужина, казалось, приглашала дотронуться до нее.

– Ожерелье невесты, – шепнула она, не отрываясь от созерцания сокровища.

– Если его так называют, то название соответствует моменту. – Вынув ожерелье из коробочки, он надел его ей на шею и застегнул бриллиантовую застежку. Жемчуг холодил кожу, но и жег. Она украла старинную драгоценность. Теперь ожерелье обвивает ее шею как напоминание о том, что она сделала.

Легкая дрожь пробежала по ее телу. Ей захотелось сорвать ожерелье и выбежать из комнаты, из этого дома. И одновременно казалось совершенно справедливым, что прекрасное ярмо, которое застегнул Корд, теперь ее.

– А как же мой отчим? Когда он увидит ожерелье, он…

– Харвуд получил полное возмещение за утрату ожерелья… хотя мне легко представить, сколько оттенков зеленого сменится на его лице, когда он увидит его на вас.

– Оно… оно прекрасно. – Тори гадала, знает ли Корд о легенде. Может быть, он подарил ей ожерелье в надежде, что оно воздаст ей за все, что она натворила?

Он посмотрел на нее сверху вниз, и на его губах появилась улыбка удовлетворения.

– Игра окончена, моя прелесть. Шах и мат. Ваш отчим ждет вашего выхода в такой ярости, что может потерять дар речи. Думаю, единственное, что вам следует сделать, так это взять его под руку и позволить провести вас между рядами к епископу.

Тори проглотила комок в горле. Ее рука, трогавшая жемчужины на горле, дрожала. Жемчужины сейчас казались теплыми и странным образом успокаивали. Игра, конечно, была окончена, и Корд победил. Какую цену запросит он за свою победу, вот вопрос. Его рука твердо легла на ее талию.

– Вы готовы? – Она стояла в полном смятении, не в состоянии сдвинуться с места, и он смягчился. – Вам ничто не грозит, Виктория. И вашей сестре тоже.

Может быть, Клер ничего и не грозит. Тори молила Бога, чтобы лорд Перси был добр к ней. Что до Тори, граф представлял даже большую угрозу, чем барон.

Этот человек, который был готов стать ее мужем, хотел бы жениться на другой.

Венчание прошло как во сне. Хорошо, что рядом была Грейс. Граф, видимо, узнал об их дружбе – казалось, от него ничто не могло укрыться. Когда Грейс поняла, что происходит, она с радостью согласилась быть подружкой невесты, и то, что она рядом, придавало Тори столь необходимую ей храбрость.

Церемония, которая, как ей казалось, никогда не закончится, все-таки подошла к концу. Когда епископ провозгласил их мужем и женой, Корд поцеловал ее крепким, почти пугающим поцелуем. Затем на противоположном конце террасы был устроен свадебный пир. Граф с небрежным видом принимал поздравления, тогда как Тори с трудом хватало на то, чтобы кивать и улыбаться.

– Мы скоро уедем, – сказал он. – Ривервуд не очень далеко. Нас ждут. Там мы и проведем нашу брачную ночь.

Брачная ночь. Где-то в кишках засел страх. Корд намеревался вступить в свои права, хотя в действительности они уже были близки. Они были мужем и женой. Корд хорошо сыграл свою роль, но она знала, что под внешним спокойствием он скрывал злость – ведь женитьба была вынужденной.

– Ривервуд? Это ваше имение?

Он кивнул.

– Есть еще одно – в Суссексе.

А если бы он женился, как предполагал, на богатой наследнице, у него стало бы больше земель. Тори смотрела только на блюдо с деликатесами, которое муж поставил перед ней. Фазан со сваренными в сахаре морковочками, устрицы под соусом из анчоусов, пирог с дичью и трюфелями. От запахов в желудке все переворачивалось.

Справа от нее, рядом с герцогом Шеффилдом, сидела Грейс. Они хорошо смотрятся вместе, подумала она, высокий и темноволосый Шеффилд и Грейс с ее огненно-рыжими волосами, уложенными в высокую прическу, и щечками, на которых цвели розы. Глаза у нее были изумрудного цвета, а сегодня еще и блестели от возбуждения.

Но Грейс проявляла к герцогу только дружеский интерес, и он, казалось, отвечал ей тем же. Джонатан и Сара Рэндалл сидели слева от Корда. Маленького Тедди отправили с няней спать.

Грейс наклонилась к Тори:

– Как чувствует себя замужняя дама?

Тори подняла бровь.

– Я замужняя дама? Почему никто не сказал мне этого? Грейс рассмеялась:

– Клянусь, ты узнаешь это утром. Я никогда не видела, чтобы мужчина смотрел на женщину так, как граф смотрит на тебя.

Тори бросила быстрый взгляд налицо мужа, но он был занят разговором с виконтом.

– Он не хотел жениться на мне, – глупо сказала Тори. – Он планировал женитьбу на богатой наследнице.

Корд смеялся над словами Джонатана Рэндалла, а Грейс рассматривала его красивый профиль.

– Иногда планы меняются. Его чувства к тебе не вызывают сомнений. Уверена, он докажет это тебе сегодня ночью, когда ляжет с тобой в постель.

– Грейс! – Подруга только рассмеялась. Она всегда была озорной. И Тори ценила в ней это более всего.

– Да, это правда. У графа такая вот репутация. Говорят, он проявляет необыкновенные таланты в постели. Что бы ни предшествовало вашей женитьбе, воображаю, как много ты узнаешь о наслаждении.

Щеки у Тори покраснели.

– Грейс, пожалуйста…

Грейс сдвинула брови. Уставилась в лицо Тори.

– О Боже, какая я глупая! Вы уже были вместе!

– Грейс! Тебя могут услышать! – Тори посмотрела вокруг, подавленная тем, что Грейс догадалась. – Бога ради, я надеюсь, что это незаметно.

– Конечно, нет, глупышка. По крайней мере никому, кроме меня. – Грейс украдкой взглянула на графа, который теперь смотрел на Тори. Уголок его рта поднялся, а глаза, казалось, блестели от жара. На миг дыхание у Тори остановилось.

– Ты, должно быть, влюблена в него, – шепнула Грейс. – Только так ты могла позволить ему вольности.

Сжало горло. Тори опустила голову.

– Не знаю, как это случилось. Я пыталась остановиться. Я знала, что у него были другие планы. Но ничто, казалось, не имело значения.

Грейс придвинулась и взяла ее холодную как лед руку.

– Тебе не надо грустить. Когда он узнал тебя, он не мог не влюбиться.

Ее слова не убедили Тори. Граф был чувственным. Он хотел видеть ее любовницей, не женой. Но он был и человеком чести. Он никогда не лег бы с ней, если бы она сказала ему, что она дочь пэра. Тори не знала, сможет ли он когда-нибудь простить ее.

Корд слишком много пил. К счастью, их уже ждала запряженная четверткой карета, чтобы отвезти в Ривервуд. Виктория уселась напротив, робко следя за каждым его движением. Она была так прелестна, так женственна, мила и растерянна. Один взгляд на нее возбуждал его.

В течение тех двух часов, которые они провели в дороге, Корду не раз хотелось повалить ее на сиденье и взять прямо в карете. Она была его женой. У него были все права. И он был зол. Он женился не на той, и вина за это лежала на Виктории.

Он думал о Констанс Фэрчайлд. Беленькая и хорошенькая, она была молода и податлива. То, что ему нужно.

Ничего похожего на ту, которую он взял в жены, которая обманула его, лгала ему, выставила на посмешище – и не один раз!

В Ривервуде он снова пил, но не пьянел. Он мерил шагами гостиную и размышлял. Жена ждала в отведенных ей комнатах, прилегающих к его апартаментам. Теперь она принадлежала ему, не важно, как это случилось, и он желал ее. И он, черт возьми, намерен ее взять.

Корд поставил бокал с бренди на столик и направился к лестнице. В своей комнате он снял фрак, жилет и шейный платок и, оставшись в рубашке и панталонах, распахнул дверь между их комнатами и вошел к ней.

Виктория сидела за туалетным столиком, перед зеркалом, в длинной голубой атласной ночной рубашке, свадебном подарке Сары. Лиф рубашки был из белого брюссельского кружева, не скрывающего округлость ее грудей и темные кружки вокруг сосков. Она повернула к нему лицо, тонкая ступня виднелась из-под рубашки, выше чуть просвечивали бледные стройные лодыжки.

Корд уже был объят желанием. Виктория поднялась со стула. Ее рука потянулась к горлу, и Корд увидел, что ожерелье все еще на ней.

– Я… я не смогла его расстегнуть.

Оно сверкало в свете свечей, горевших в серебряных канделябрах на туалетном столике, и Корд представил ее нагой, в одном ожерелье на шее.

– Я знаю, что вы сердитесь, – сказала она. – Если бы я могла, я бы все изменила.

– Слишком поздно. Подойдите, Виктория.

На мгновение она застыла. Затем прерывисто вздохнула и пошла к нему. Ее волосы были распущены и свободно падали на плечи, темные и все же мерцающие при свечах. При каждом ее шаге ткань на ее груди колебалась, натягиваясь на сосках, и кровь вскипела в его венах.

Тори остановилась перед ним, глядя ему в лицо. Корд запустил руку в тяжелые пряди ее волос, оттянул ее голову назад и впился в губы.

Поцелуй не был нежным. Это был грубый, яростный поцелуй, который давал ей знать, что он испытывает. Тори окаменела, но он продолжал целовать ее, брал, что хотел, ладонями стискивал ее груди. Она не пошевелилась, чтобы остановить его, но не отвечала ему…

Корд рывком крепче прижал ее к себе и обхватил руками ее бедра, вжимая тонкое тело в себя, сообщая, что намерен обладать ею. Он чувствовал, как она трепещет, повторял себе, что жаждет ее, что намерен отплатить ей за всю ложь, за будущее, которого она его лишила.

– Снимите рубашку, – скомандовал он. – Я хочу, чтобы на вас осталось только ожерелье.

Она отступила назад, не спуская глаз с его лица, спустила бретельки ночной рубашки с плеч, дала одежде соскользнуть с бедер и легким холмиком лечь у ее ног. Теперь она стояла великолепно нагая, царственная шахматная королева из слоновой кости, как он мысленно называл ее.

– Я сожалею, что вы вынуждены были жениться на мне, – сказала она. – Если бы я знала, что будет дальше, я бы никогда не попросила вас провести со мной ту ночь на шхуне.

– Почему же попросила?

– Не могу сказать точно. Может быть, я боялась будущего. Мне хотелось узнать, как это – быть с желанным мужчиной. Я не была уверена, что у меня когда-нибудь будет еще шанс.

Корд старался не растерять свой гнев, но часть его исчезла.

– Вы моя жена. Я могу иметь вас, когда захочу.

– Да.

Он улыбнулся одними краешками губ.

– Но все будет не так, как раньше. Вам ведь это пришло в голову, да?

Она стояла перед ним, непокорная и милая. Юная, прелестная и более желанная, чем любая из женщин, которых он когда-либо знал.

– Будет не так… – сказала она, – если вы не захотите, чтобы было как раньше.

Ее слова застали его врасплох. В самом деле, чего он хочет? Он желает ее так же, как в ту ночь на шхуне, хочет, чтобы она отвечала на поцелуи с такой же импульсивностью, радостно идя навстречу каждому его прикосновению. Он хочет, чтобы она шептала его имя, чтобы ее тело прижималось к нему так сладко, чтобы он застонал.

Он шагнул к ней и коснулся ее щеки.

– Я жду тебя, Виктория. Я хочу, чтобы все повторилось.

Тори вглядывалась в человека, за которого вышла замуж, и ее горло сжималось. Его слова, сказанные неожиданно мягко, вселяли надежду. Она помнила, как он смотрел на нее в ту ночь, когда по его лицу она поняла, что нужна ему. Сейчас все вернулось, ее потянуло к нему, как прежде.

Корд поцеловал ее снова так, как ей хотелось, с нежностью, которая брала верх над страстью. Тори в ответ поцеловала его, сначала робко, затем обоих поглотил огонь. Их поцелуи становились исступленными, необузданными. Она обхватила его шею и вжалась в него, провела пальцами по тугим мышцам его груди.

Подняв на руки, он отнес ее на кровать. Опрокинув на постель, он целовал ее, удерживаясь на локтях. Корд крепко прижимался ртом где-то под ухом, целовал шею, проложил губами горячую влажную дорожку по ее плечам.

И тогда он увидел побои. Тори молила Бога, чтобы в темноте их было не заметно.

Он неуверенно коснулся одной расплывчатой метки, которая слабо проступала на ее спине.

– Харвуд, – охрипшим голосом произнес он. – Это сделал Харвуд?

– Все это в прошлом. Больше у него нет власти надо мной.

– Я убью его. – Хотя его голос стал мягким, гнев исказил черты. – Я вызову его на дуэль. – Он стал подниматься с постели. Ярость его была такой сильной, что у него начали трястись руки.

Тори схватила его за руку.

– Нет, Корд, пожалуйста! Барон отличный стрелок. Он тренируется почти ежедневно. Он гордится, что прекрасно владеет и пистолетом, и шпагой.

Корд скривился.

– Вы не верите, что я могу с ним справиться?

– Я не хочу, чтобы вы пострадали!

Он встал с кровати, но Тори продолжала держать его за руку.

– Будет скандал. Подумайте о своей семье. И обо мне. Что бы он ни делал, это осталось в прошлом. Теперь я ваша жена. С вами мне ничто не грозит.

Его скулы заходили ходуном.

– Да, – сказал он, и его голос был подозрительно тихим. – Он никогда больше не тронет вас.

– Я прошу вас, Корд, умоляю вас не уподобляться ему. Это может только привести к новой беде.

В глубине души он знал, что она права. По его лицу она увидела, что он смирился. Скандал был бы ужасный. Он глава семейства. Нужно подумать о других.

– Харвуд приобрел врага. Я не забуду, что он сделал. – Пальцем он осторожно провел по одной из полосок. – Если вам больно, будут другие ночи…

– Они уже не болят. И это не одна из ночей, а наша брачная ночь.

В его глазах снова появился голод, отчего золотые крапинки стали ярче. Он поцеловал ее долгим поцелуем, с силой вжавшись своим ртом в ее губы, и она ответила ему. Она ждала этой ночи, жаждала снова испытать наслаждение, которое он давал ей раньше. Корд ладонями взялся за ее груди, склонился и прижался ртом к пышному холмику, и она дала ему понять, как ей это приятно. Жар пронзил все ее тело как молния. Корд продолжил свое нежное наступление, и все ее тело, казалось, растаяло и стало жидким и горячим.

Она забыла, как хорошо становилось, когда он касался ее, забыла сокрушающий голод. Он поцелуями проделал дорожку на ее животе, опустился ниже.

Тори выгнулась, ее пальцы скользнули в его волосы. Она закусила губу, чтобы не вскрикнуть, когда сладостное ощущение охватило ее. Он не остановился, пока она не достигла освобождения, вскрикнув и произнеся его имя.

Корд поднялся над ней, нежно поцеловал, потом поцеловал крепче, и ее пальцы впились в его плечи. Наслаждение пронзало ее, такое сладостное и такое жаркое, что она дрожала. Ее тело напряглось, она извивалась под ним и наконец совсем потерялась в вихрях безумия.

После они лежали, сплетенные, одну свою длинную ногу он закинул на ее ножки. Его глаза были закрыты. Ей хотелось прикасаться к нему, ощущать его, она думала о том, что, может быть, он сможет полюбить ее так, как она побит его.

Он открыл глаза и остановил взгляд на ожерелье, которое по-прежнему было у нее на шее. Тори дотронулась до украшения, пробежала пальцами по каждой шелково-гладкой жемчужине.

– Это непередаваемое ощущение, – сказала она. Корд повернулся на бок и приподнялся на локте.

– Да… так и есть. – Но он смотрел на нее, а не на ожерелье.

Она улыбалась, когда он придвинулся ближе и провел пальцем по ее груди.

– Вы знаете легенду? – спросила она.

Он перевел глаза на ее лицо и удивленно поднял бровь.

– С ним связана легенда?

Тори потрогала жемчужины, наслаждаясь ощущениями.

– Прошло почти восемьсот лет с тех пор, как оно было изготовлено по заказу лорда Фаллона. Оно должно было стать подарком для его невесты, Арианы Меррик.

– Ожерелье невесты, – сказал он, вспомнив слова, которые она произнесла при виде подарка.

– Правильно. Рассказывают, что молодые люди очень побили друг друга. Лорд Фаллон послал ожерелье Ариане письмом, в котором уверял ее в своей преданности, и она была в восторге от подарка. Бракосочетание приближалось, но по дороге в замок на лорда Фаллона напали грабители. Граф и все его люди были убиты.

Корд задумчиво рассматривал нитку жемчуга.

– Плохая новость для невесты.

– Ариана была безутешна настолько, что поднялась на стену замка и прыгнула вниз, разбившись о скалы. Оказалось, она ждала ребенка. Когда отыскали ее тело, на ней было ожерелье. Им следовало похоронить ее в нем, но ожерелье было слишком дорогим, и его продали.

Корд издал какой-то невнятный горловой звук, а потом сказал:

– Я рад, что не знал этого раньше, когда покупал эту чертову вещицу.

Тори улыбнулась:

– Считается, что ожерелье несет на себе заклятие. Оно приносит владельцу или необыкновенную удачу, или ужасную беду – в зависимости от чистоты его сердца.

Корд приподнял тяжелую нить, глядя, как сверкают при свечах бриллианты, поводил по ней пальцем, чтобы ощутить округлость жемчужин.

– Я подумал, что это самое изысканное ювелирное изделие, которое мне приходилось видеть.

– Вы уверены, что купили его не для того, чтобы отплатить мне за все, что я наделала?

Корд наклонился к ней, посмотрел сверху вниз на ее лицо.

– Может быть… тогда. Сейчас мне просто нравится, как оно смотрится на вашем горлышке.

Доказывая это, он наклонился и поцеловал ее в шею, поцелуями проложил дорожку к уху, потом поймал ее губы. Она почувствовала, как ее тело начало жить особой жизнью, запульсировало от той же острой потребности, которую испытывал он. Они пытались не спешить, но страсть поглотила их и не дала контролировать действия. Они вместе достигли разрядки и провалились в сон.

Перед рассветом они снова любили друг друга. Когда Тори проснулась, Корда рядом не было. Встав с кровати, она задумалась. Каким будет ее замужество, если муж не любит ее? Что ее ждет в будущем?

И, о Боже, что сейчас с Клер?

Глава 14

Клер зашевелилась и медленно пробудилась. Поняв, что ее голова уютно устроилась на плече лорда Перси, который одной рукой поддерживал ее во время сна, сна села прямо. Они ехали в Гретна-Грин, деревеньку на шотландской границе. Разве смогла бы она раньше поверить, что скоро станет женой человека, которого едва знает?

В замешательстве она отстранилась, и он поспешно' отпустил ее.

– Простите меня, – сказал он. – Я просто… Я хотел, чтобы вы поспали.

Клер заглянула в его голубые глаза и прочитала в них тревогу и усталость.

– А вы? Вы ведь тоже утомлены.

Перси покачал головой. Его волосы были немного тем– нее, чем ее, цвета золота, сокровища пиратов.

– Я прекрасно себя чувствую. Я немного подремал, пока вы спали.

Он просил называть его Перси. Она решила, что это правильно, раз она собирается стать его женой. Жена. Легкая дрожь пробежала по ее телу. Она не очень понимает, что это значит. Еще девочкой она воображала, как в один прекрасный день станет невестой – когда-нибудь в далеком будущем. Но этот день вдруг настал, и она чувствовала себя листком на ветру, рядом нет ничего, на что можно было бы опереться.

Она уговаривала себя не бояться. Ей хотелось, чтобы рядом была Тори. Тори объяснила бы, что должна делать жена, чего ждет от нее Персивал Чезвик.

Хорошо, что ее сестре больше ничто не грозит. Клер думала, что Тори неравнодушна к графу. Клер видела, как Тори смотрела на него. Что-то такое было в ее взгляде, чего Клер никогда не замечала раньше. И граф позаботится о ней, спасет от лорда Харвуда.

– Клер?

Она моргнула, взглянув на сидевшего рядом Перси, и постаралась вернуться к действительности. Ее будущий муж был, безусловно, красив, высокий и худощавый, с добрыми голубыми глазами, с золотистыми волосами, аккуратно разделенными пробором посередине.

– Милорд?

– Просто Перси, помните?

Она покраснела.

– О, конечно… Перси.

– Я спросил, не хотите ли вы перекусить. Мы ехали всю ночь. Впереди неподалеку есть деревушка. Мне кажется, вам надо немного отдохнуть и, может быть, прервать свой пост.

Ее щеки еще больше покраснели. Она завертелась на месте. С тех пор как они в последний раз останавливались, прошли часы. Ей срочно требовалось привести себя в порядок.

– Благодарю вас, да. Я порядком проголодалась. Я признательна вам за вашу заботливость… Перси.

Он кивнул и постучал в крышу кареты. Это был роскошный экипаж, предназначенный для дальних поездок, запряженный четверкой сильных гнедых. Перси сказал Клер, что его старший брат, граф Лауден, одолжил ему экипаж, когда узнал, что самый младший из братьев намеревается жениться с побегом, – конечно, с благословения отца.

– Когда мы вернемся домой, у нас будет настоящая свадьба, – пообещал Перси, но Клер совсем не хотела свадьбы со множеством гостей. По правде говоря, она вообще не хотела выходить замуж. Однако лорд Брант объяснил ей, что она должна выйти замуж за лорда Перси, потому что только так они с сестрой смогут избавиться от барона, и Клер верила, что граф сказал правду.

А потом, лорд Перси ей нравился, если уж на то пошло. Он был похож на принца из сказки, который взобрался на башню, чтобы спасти девицу. Эту сказку читала им мама, когда они с Тори были маленькими девочками.

Карета остановилась у постоялого двора, носящего название "Откормленный бык". Лорд Перси снял комнату, чтобы Клер могла отдохнуть перед завтраком. Он предупредительно исполнял ее желания и делал это с большим тактом. Клер не раз обнаруживала, что улыбается, когда он что-то говорит или нежно смотрит на нее.

Снова пустившись в путь, они сели напротив друг друга, и хотя это было правильно, ей не хватало его успокаивающего присутствия рядом. Поймав ее взгляд, он откашлялся, и на его щеках зардел румянец.

– Я счастлив, что мы поженимся, Клер, – тихо сказал он.

Ее лицо потеплело.

– Я постараюсь быть хорошей женой, Перси.

Она так хотела этого, хотела сделать своего мужа счастливым, как и полагается жене. Когда они вернутся, она попросит Тори объяснить ей обязанности жены. В конце концов, ее сестра училась в частной школе миссис Торнхилл. Их там учили таким вещам. Кроме того, сестра сама была женой.

Да, размышляла Клер, Тори должна знать, что делать.


– Как вы думаете, у нее все хорошо? – Тори уже в третий раз задавала этот вопрос. Сидевший за письменным столом Корд начал хмуриться.

– С Клер все в порядке. Лорд Перси дал слово, а он джентльмен. Он не обманет. Он не воспользуется своим правом мужа, пока не увидит, что она готова к этому.

– Но Клер не похожа на меня. Она не…

Он оторвался от своей работы, и одна его темная бровь поползла вверх. Тори вспыхнула.

– Она более сдержанная, чем я.

Корд встал из-за стола и подошел к ней.

– Она не такая страстная натура, как вы, это вы хотите сказать? – Он слегка сжал ее плечи. – Вы прелесть в этом отношении, и нет такого мгновения, когда бы мне не хотелось уложить вас в постель. А это означает, что, если вы не оставите меня наедине с моей работой, я немедленно утащу вас наверх и заставлю вести себя как страстная маленькая распутница, которой вы и являетесь.

Тори залилась краской и отступила, не зная, чувствовать себя польщенной или оскорбиться.

– Из чего я заключаю, что должна удалиться. Я не хочу мешать вам работать.

Губы Корда шевельнулись в подобии улыбки, но она видела, что мысленно он уже углубился в свои бумаги. Он со вздохом вернулся за стол и погрузился в работу. Тори какое-то время наблюдала за ним, но он уже забыл о ее существовании. После свадьбы Корд большую часть времени проводил в кабинете, разбираясь в горах бумаг. Теперь, вынужденный жениться на женщине без гроша в кармане, он, казалось, вознамерился возместить убытки, работая еще больше, чем раньше.

Выйдя из кабинета и направляясь к себе, Тори вздыхала. Физически они хорошо подходили друг другу. Одного горячего взгляда Корда было достаточно, чтобы у нее перехватывало дыхание. Одного поцелуя, чтобы ей захотелось большего. Муж, кажется, чувствовал то же, соединяясь с ней по нескольку раз за ночь.

Но он никогда не приходил в ее комнату до полуночи и всегда уходил до рассвета. У него есть обязанности, объяснял он, которыми нельзя пренебречь.

И еще он продолжал разыскивать кузена.

Где теперь находился капитан Шарп, еще предстояло выяснить. Хотя считалось, что капитан жив, можно было только предполагать, в какую тюрьму его перевели.

И никто не знал, как долго он будет в состоянии выдерживать ужасные условия содержания во французской тюрьме.

Время шло, срочная необходимость найти капитана тяжелым грузом ложилась на плечи Корда. У него были важные дела, и проводить время с женой, кажется, не входило в их перечень.

Все в ней переворачивалось при этой мысли. Если ее никогда нет рядом, как она сможет заставить его полюбить себя? Если он не любит ее, сколько времени понадобится, прежде чем он устанет от нее и повернется к другой женщине?

– Прошу прощения, миледи.

Тори повернулась на голос дворецкого.

– Ваше распоряжение выполнено, карета подана к парадному.

– Спасибо, Тиммонз. – Она собралась навестить сестру. Клер благополучно вернулась в Лондон, они с мужем поселились в маленьком, но с отменным вкусом обставленном доме на Портман-сквер. Тори знала, что Клер одиноко, что она не освоилась в новой жизни. Оставалось надеяться, что со временем все наладится.

Тори последовала за Тиммонзом к выходу, взяла со столика сумочку, подождала, пока дворецкий не открыл для нее дверь. С тех пор как она вернулась в дом в качестве жены Корда, слуги были с ней на редкость предупредительны. Когда они узнали, что в действительности она дочь барона, на них произвело большое впечатление то, то в бытность экономкой она так же тяжело работала, как они, хотя и принадлежала к знати.

Все выказывали искреннее расположение, кроме миссис Ратбон, которая оставалась угрюмой и злобно-почтительной. Но она служила у Корда много лет, и Тори отказывалась уволить ее.

Клер встретила Тори на крыльце. Выйдя из кареты, Тори пробежала по выложенной кирпичом дорожке прямо в объятия сестры.

– Тори, милая, как я рада тебя видеть!

– Мы не виделись всего несколько дней, дорогая.

– Я знаю, но кажется – гораздо дольше. – Она взяла Тори за руку и повела в дом, обновленный по последней моде, с мраморным полом в прихожей, с гостиной, отделанной под золото и слоновую кость.

Появился высокий худощавый дворецкий. Стоило Клер взглянуть на него, как он с улыбкой сказал:

– Может быть, миледи пожелает выпить чаю со своей гостьей?

– Да, конечно! Спасибо, Паркхерст, это будет чудесно.

– Хорошо, миледи. – Он снисходительно улыбнулся, явно очарованный новой хозяйкой.

Они с Клер прошли в гостиную, маленькую, но со вкусом обставленную: каминная полка из желтого дымчатого мрамора, на шератоновских столиках – хрустальные лампы и часы с фарфоровыми циферблатами. Клер улыбалась, но улыбка казалась вымученной.

– Ты немного бледна, дорогая. Как ты себя чувствуешь? Клер отвела взгляд.

– Я чувствую себя хорошо. Тори забеспокоилась:

– У тебя и лорда Перси все… хорошо?

– Я думаю, да. – Опускаясь на диван, она вздохнула. – Только вот…

– Только что, дорогая? Тебе ведь не неприятно общество лорда Перси?

Она закивала, немного оживившись.

– О, вовсе нет. Он мне очень нравится. Но…

Послышалось легкое дребезжание – это Паркхерст доставил сервировочный столик с чаем.

– Налей нам чаю, – предложила Тори, – и за чаем все мне расскажешь.

Паркхерст поставил столик и закрыл за собой двери гостиной, оставив сестер одних. Тори уселась на диван рядом с Клер, которая принялась расправлять юбку превосходного домашнего платья из бледно-зеленого батиста, собранного под грудью в изящные складки. На Тори было платье из муслина шафранового цвета, лиф которого был расшит шелком.

Клер вышла замуж за сына маркиза, Тори стала женой графа. И Корд, и Перси пошли на непомерные расходы, чтобы их жены были хорошо одеты.

Клер отпила глоток чая.

– Иногда, когда я с ним… Я не знаю… непонятно почему, я начинаю волноваться. Он очень красивый, конечно, и настоящий джентльмен. Но когда он берет мою руку, мои ладони становятся влажными. Он целует меня, и мне это нравится, но когда он останавливается, я чувствую себя нехорошо, мне хочется, чтобы он продолжал.

Тори прикусила губу. Она знала, что чувствует ее сестра. Корд заставил ее чувствовать то же, только гораздо сильнее. Но как ей объяснить желание, охватывающее мужа и жену?

– То, что ты чувствуешь, совершенно естественно. Когда женщине нравится мужчина, у нее часто появляются ощущения такого рода. Просто делай то, что хочет лорд Перси, и со временем все наладится.

По крайней мере она надеялась на это.

– Сегодня он везет меня в оперу. Я никогда не была в опере и с нетерпением жду вечера. Всю неделю он вывозит меня куда-нибудь. Это просто замечательно.

Он добивается ее расположения, подумала Тори и обрадовалась этому.

– Перси просил меня узнать, не хотите ли вы с графом присоединиться к нам. У маркиза есть ложа, и Перси думает, что вы оба получили бы удовольствие.

О, как ей хотелось бы побывать в опере! И сидеть в ложе не меньше того. Но она знала. – Корд слишком занят, он, как всегда, будет работать допоздна. Она старалась не позволять себе раздражаться из-за этого, но время шло, и это перестало у нее получаться.

– Он, наверное, будет работать, – сказала Тори. – Хотя я, конечно, постараюсь убедить его.

– Если граф не может поехать, может быть, ты поедешь с нами? Мне бы очень хотелось.

Тори тоже хотела этого. Может быть, все же удастся уговорить мужа.

Несколькими часами позже, возвратившись домой, она прошла прямо в кабинет Корда.

– Прошу прощения за то, что прервала ваши занятия, милорд.

Корд откинулся на спинку кресла и потер переносицу.

– Не извиняйтесь. Я воспользуюсь моментом и сделаю перерыв. Как поживает ваша сестра?

– Она привыкает. Лорд Перси очень внимателен к ней. Они едут в оперу и приглашают присоединиться к ним сегодня вечером. Я надеялась, что, может быть…

Корд устало вздохнул:

– Мне жаль, солнышко. К сожалению, вечером я встречаюсь с полковником Пендлтоном. Уверен, что лорд Перси не будет иметь ничего против того, чтобы сопровождать двух красивых дам вместо одной.

Поиски капитана Шарпа, конечно, были важнее. С этим едва ли можно было спорить. Но если он занят в этот вечер, почему бы ей не поехать одной?

– Вы действительно не возражаете?

– Только приветствую, – сказал он. – Вам полезно выбираться из дома.

Ей не хотелось ехать одной, но оставаться дома и сидеть в одиночестве было совсем невесело.

И так повелось, не по ее вине, просто было разумно выбираться из дома, когда Корд погружался в работу. Три-четыре раза в неделю Тори присоединялась к своей сестре и ее мужу и погружалась в бесконечный поток светских развлечений. В отличие от Корда у Персивала Чезвика, обладателя солидной доверительной собственности и небольшого наследства от дедушки, было мало обязанностей, он был молод и полон жизни.

Он гордился красавицей женой и пользовался каждым удобным случаем показать ее в обществе.

Однажды, когда они были в гостях у графа Марли, к тройке присоединился кузен Перси, Джулиан Фокс.

Джулиан, сын виконта, несколькими годами старше Перси, приехал в Лондон на время светского сезона. Черноволосый, с голубыми глазами, он был более искушенным в житейских делах, чем Перси, и уж вовсе не страдал застенчивостью. Он был красив и обаятелен.

Тори он понравился с первого взгляда, и ему она, судя по всему, тоже. В течение всего вечера его атаковали женщины, но, хотя Джулиан и держался дружелюбно, он не проявлял к ним интереса, оставаясь около Тори и юной пары.

На следующий вечер они были в театре, смотрели "Короля Лира" Шекспира, и снова Джулиан был с ними. Если бы он дал хоть малейший повод подозревать его в недостойных намерениях, Тори почувствовала бы себя стесненно в его обществе, но он неизменно вел себя как истинный джентльмен.

В течение нескольких следующих недель четверка посетила театр, оперу и бесконечное число приемов, суаре и музыкальных вечеров с танцами. Как-то они были на балу. Случайно она заметила брошенный в их сторону взгляд, но ей и в голову не могло прийти, что о них стали судачить.

Только позднее она осознала, что встала на путь к гибели.

Перси стоял возле жены в бальном зале.

– Где Тори? – Клер посмотрела вокруг. – Я не вижу ее.

– Она, наверное, в игорной комнате с Джулианом. Или они танцуют.

– Твой кузен и моя сестра подружились, – сказала Клер. – Но все же, я знаю, она бы предпочла, чтобы лорд Брант сопровождал ее. Может быть, вы поговорите с ним, скажете ему, какой счастливой она почувствовала бы себя, если бы он присоединился к нам в один из вечеров.

Каждый раз, когда ее прекрасные голубые глаза останавливались на лице Перси, кровь быстрее бежала по его жилам. Он неохотно кивнул, но промолчал. Он не считал для себя возможным вмешиваться в отношения мужа и жены. Кроме того, ему хватало своих забот с женитьбой.

Клер взяла его за руку.

– Давайте потанцуем? Пожалуйста, Перси.

– Если вы этого хотите, любовь моя, для меня это приказ. – Он улыбнулся и повел ее к танцующим. Он соглашался на все, что она просила, давал ей все, что она хотела, правда, она редко просила многого. Он был безумно влюблен в нее и совершенно терял голову, когда дело касалось жены.

Фактически она еще не стала его женой. Они еще не вступили в брачные отношения, и хотя мысли об этом занимали его чуть ли не двадцать четыре часа в сутки, еще не пришло время добиваться благосклонности.

Его жена ничего не знала о физической стороне брака, хотя если можно рассматривать поцелуи как произведения искусства, то она могла бы считаться Микеланджело в этом жанре. Он даже не смел целовать ее долго из-за страха потерять самообладание и овладеть ею помимо ее желания. Он отбросил беспокойные мысли и улыбнулся ей. Перси взял жену за руку и повел в контрдансе, получая удовольствие от того, как славно она улыбалась ему, когда он протягивал ей руку. Каждый раз, когда она прикасалась к нему, его лицо начинало гореть. Его беспокоили слишком плотно облегающие панталоны, и он старался думать о чем-нибудь другом, не в силах не смотреть на высокие холмики ее грудей под розовато-лиловым шелковым платьем.

Он смотрел, как она грациозно кружилась, как мягко развевалось платье вокруг ее икр. На мгновение ее прекрасные глаза встретились с его глазами, и румянец смущения появился на ее щеках. Перси заставил себя отвести взгляд и постарался найти в себе силы контролировать себя во всем, что касалось его восхитительной жены.

Бал продолжался. Тори вышла из комнаты, где играли в вист, раздумывая, куда подевалась сестра.

– Вот вы где. Я ищу вас повсюду. – К ней подошел Джулиан Фокс и, улыбаясь, взял за руку. Такой же высокий, как Корд, с темными волосами и удивительно синими глазами, он был очень хорош в идеально сидящем фраке цвета бордо и светло-серых панталонах.

– В саду начинается концерт, – сказал он. – Я подумал, вам захочется взглянуть.

– Я играла в вист и не очень успешно. Предпочту посмотреть концерт, чем потерять остаток денег.

– Цыганские танцы. – Джулиан наклонился и шепнул ей в ухо: – Скорее всего кочующие цыгане, но какое нам дело? – Он выпрямился. – Идемте. Если мы поспешим, то еще сумеем отыскать свободное место.

Джулиан провел ее на террасу. Тори знала, что с ней он чувствует себя в безопасности, уклоняясь от множества женщин, стремящихся завладеть его вниманием.

Помимо красоты и обаяния, у него были деньги и положение в обществе. Он считался хорошей партией на ярмарке невест. Но Джулиан, казалось, не интересовался невестами. Тори недоумевала – может быть, в прошлом какая-нибудь женщина больно ранила его и теперь он тщательно оберегает свое сердце.

Конечно же, он не мог интересоваться ею, вот почему Тори было комфортно в его обществе. Они были друзьями, не более, и в действительности она предпочла бы общество своего мужа.

Однако брак с Кордом был далек от того, о котором она мечтала, от союза, связывавшего ее родителей, которые все делали вместе и предпочитали общество друг друга любому другому.

Она вздохнула и позволила Джулиану усадить ее в кресло в последних рядах. Он не был Кордом, но с ним не было скучно. Тори устроилась поудобнее, чтобы смотреть представление.

Корд рывком отодвинулся от письменного стола. Шел второй час ночи, а Виктория еще не возвратилась. Эти выезды в свет начали раздражать его.

С другой стороны, жены часто бывают в обществе без мужей, и не вина Виктории, что у него нет времени сопровождать ее. Он должен быть благодарен своему новому родственнику, который взял на себя обязанности сопровождающего. Слава Богу, что Перси по вкусу такое времяпрепровождение.

Что же до Корда, то он был занят предстоящей покупкой дома на Треднидл-стрит, пустующего особняка по соседству с престижными конторами. Вложив в его реконструкцию не так уж много средств, можно было бы увеличить его стоимость вдвое. Для аристократа такого рода занятия считались крайне недостойными, но Корд обнаружил, что получает от них удовольствие. Чтобы не раздражать бомонд, он представлял свой интерес к финансовым операциям как хобби, и это, кажется, оправдывало его в глазах общества.

Однако больше, чем финансами, он был занят подготовкой к новой попытке освобождения Итана. Два дня назад полковник Пендлтон получил известие, что Итана перевели несколько дальше в глубь страны, в тюрьму к востоку от Нанта. Проникнуть в нее гораздо труднее, чем в тюрьму Кале, но рядом протекает река Луара, впадающая в море у Сен-Назера, и если существует какая-то вероятность освободить Итана, то, считал полковник, Макс Брадли сделает это.

Корд, как и прежде, намеревался послать судно, которое доставило бы Итана домой после того, как беглецы достигли бы берега.

Потянув за золотую цепочку, он вынул из жилетного кармашка часы, щелкнул крышкой и посмотрел на циферблат. Половина второго. Он захлопнул крышку и взглянул в угол, на шахматный столик. После свадьбы он уже не играл с Викторией в шахматы. У него не находилось времени.

Или он искал отговорку.

Погруженность в дела позволяла ему не думать о жене, не стараться узнать ее глубже. Она с самого начала сильно зацепила его, хотя он полагал, что она не подозревает об этом. И Корд совсем не хотел еще глубже увязнуть в ловушке, расставленной женщиной.

Он не хотел оказаться таким же влюбленным безумцем, как этот юный дурачок лорд Перси. Корда устраивало сложившееся положение вещей – Виктория услаждает его в постели, остальное время их жизни идут, не пересекаясь, параллельными курсами.

Он услышал шаги в холле и поднялся с кресла. Вернулась Виктория, а было уже черт знает сколько времени. Пройдя по коридору, он увидел ее в прихожей – стройную фигуру в шафрановом шелке и кремовых кружевах, олицетворение женственности.

– Я полагал, что вы вернетесь раньше, – недовольно произнес он, подходя. Она обернулась на звук его голоса и упрямо вздернула подбородок.

– Клер и лорд Перси пожелали остаться подольше. В качестве их гостьи я не имела права не остаться с ними. Если бы вы были со мной…

– У меня дела – это вам очень хорошо известно.

– Тогда это ваша трудность, а не моя.

Его глаза сузились. Он попытался еще что-то сказать, но знал, что Тори права, и кроме того, она выглядела так соблазнительно с розовыми щечками и поднятым носиком, что его тело сразу отреагировало. Она только удивленно пискнула, когда он схватил ее в охапку и начал подниматься по лестнице.

Поговорить о ее позднем возвращении можно будет утром. Сейчас он нуждался в своей жене и был намерен обладать ею.

Ее руки обвили его шею, мягкие груди касались его груди, его тело жаждало войти в нее. Женитьба, как оказалось, имела положительные стороны, о которых он не подумал раньше. До тех пор пока он будет сохранять определенную дистанцию, пока будет полагаться на свои мозги, а не на сердце, он сможет жить в свое удовольствие.

Корд сказал себе, что такой линии поведения будет придерживаться и дальше.

Глава 15

Тори начала уставать от бесконечной суеты светской жизни. Много раз ей хотелось остаться дома, но в таком случае пришлось бы в одиночестве сидеть в гостиной за книгой или рукоделием. Корд, вечно трудившийся в кабинете, был недоволен, когда его отвлекали.

Тори вздохнула. Ей лучше поехать. Она вызвала камеристку, Эмму Конклин, чтобы та помогла ей выбрать платье.

– Это, миледи, очень красивое платье. Оно мне нравится больше всех. – В те дни, когда Тори была экономкой, Эмма прислуживала за столом. Широкобедрая, с копной светлых кудряшек, не избавившаяся от лондонского просторечия, Эмма как-то призналась, что мечтает стать камеристкой, на что ей трудно было рассчитывать, учитывая ее данные.

Но Эмма любила возиться с одеждой и, как оказалось, превосходно шила. Когда Тори стала женой Корда, она решила сделать Эмму своей камеристкой.

– Вам не кажется, что атласное платье жемчужного цвета будет лучше?

– Оно красивое, слов нет. Но шелковое розовое с бледно-розовой верхней юбкой и этими красивенькими листочками по вороту – оно потрясающее, миледи.

Тори улыбнулась. Ей нравилась Эмма, ее непосредственность и искренность.

– Тогда пусть будет розовое шелковое.

Эмма помогла ей надеть платье и застегнула пуговицы на спине. Тори осталось выбрать украшения.

Роясь в шкатулке с драгоценностями, она коснулась скользкого на ощупь белого атласа, в который был завернут перстень ее отца. Озноб пробежал по ее спине, когда она вынула сверточек и развернула атласный лоскуток.

Кровавый гранат на массивном золотом основании тускло блеснул, воскресив болезненные воспоминания и все ее смутные подозрения. В течение многих недель она отодвигала их от себя. Ей нужно было защитить Клер – и себя. Все силы уходили на то, чтобы избавить себя и сестру от тюрьмы. Теперь, наряду с постоянными грустными размышлениями о замужестве, ее мучили мысли о возможном убийстве отца.

Как этот перстень попал к ее матери?

Почему она никогда не упоминала об этом?

Тори чувствовала, что ответы можно найти в дневнике матери, если он еще существует. Тори была уверена, что мать обнаружила перстень среди вещей своего второго мужа. Перстень был у него, а если это так, он был человеком, виновным в убийстве ее отца, – Тори всегда подозревала это.

Если бы она могла это доказать.

Ключом к разгадке был дневник. Она должна найти его. Ей необходимо побывать в Харвуд-Холле и обыскать чердак. Ей захотелось обсудить это с Кордом, попросить о помощи, но он занят, а она и так доставила ему немало неприятностей.

Она снова завернула гранатовый перстень в атлас и положила его обратно в шкатулку, затем вынула из нее синюю бархатную коробочку и открыла крышку. В коробочке сияли жемчуг и бриллианты. Тори взяла ожерелье и приложила к шее.

Оно идеально подходило к розовому шелковому платью. Жемчуг холодил кожу и приносил умиротворение. С легким щелчком она застегнула бриллиантовую застежку. Ей вспомнилась ночь, когда Корд потребовал, чтобы она легла в постель нагая, с одним только этим ожерельем на шее, а потом со всей страстью накинулся на нее. Как ей хотелось, чтобы сегодня вечером он поехал с ней.

Отгоняя от себя чувство беспомощности, она взглянула на часы. Вот-вот должны были появиться сестра с мужем, как всегда, сопровождающие ее. Приняв из рук Эммы белую шелковую индийскую шаль, Тори направилась к лестнице.

Неделя тянулась долго. В благодарность за внимание Тори давала в честь сестры и зятя званый обед. Если муж не может вывозить ее в общество, решила Тори, она пригласит общество к нему.

Гости должны были появиться с минуты на минуту. К Тори подошла их новая, очень расторопная экономка, миссис Грей, со списком накопившихся в последний момент вопросов. Тори ответила на каждый и еще раз проверила списки гостей.

Корд одевался наверху, ему требовалось еще несколько минут. Он поздно вернулся со встречи с полковником Пендлтоном. Для новой попытки освободить капитана Шарпа еще не все было подготовлено, но они надеялись, что шанс появится очень скоро.

Тори увидела спускающегося по лестнице мужа в тот момент, когда прибыли первые гости, и на мгновение замерла в восхищении. Он был такой высокий, широкоплечий, с таким мужественным, очень мужским лицом. Муж взял ее под руку и окинул взглядом. В его глазах она увидела одобрение и еще – желание.

Последнее исчезло, когда они вышли приветствовать первых гостей, доктора и миссис Частейн с дочерью. В последнее время Тори часто виделась с Грейс, встречаясь то на одном, то на другом приеме.

– Мама намерена выдать меня замуж за какого-нибудь дряхлого недоумка с кругленькой суммой денег, – пожаловалась как-то Грейс. – Главное, чтобы у него был титул, это все, что ее заботит. Ты бы видела ее на суаре у лорда Данфри на прошлой неделе. Она настаивала, чтобы я села рядом с виконтом Тинзли. Он слеп на один глаз и такой дряхлый, что не может вспомнить, что ел на обед – запеченную рыбу или жареного гуся.

– Я догадываюсь, что ты все еще намерена выйти замуж только по любви.

Грейс вздернула подбородок.

– Если не по любви, то я вообще отказываюсь выходить замуж.

Но до сих пор Грейс еще не встретила мужчину, который бы заинтересовал ее.

Даже Джулиан не производил на нее впечатления.

Он появился несколькими минутами позже в компании Клер и Перси. Хотя Тори несколько раз упомянула Джулиана в разговоре с Кордом, им еще предстояло познакомиться. Когда он вошел, она заулыбалась:

– Джулиан! Как я рада, что вы пришли! Он очень галантно склонился к ее руке.

– Это я очень рад, Виктория.

– Вам давно пора познакомиться с моим мужем. – Она подвела его к Корду, который разговаривал со своим другом Рейфелом Сондерсом. – Корд, это Джулиан Фокс.

– Мистер Фокс.

– Лорд Брант.

– Кажется, вы знакомы с его светлостью герцогом Шеффилдом.

– Да, – сказал Джулиан. – Мы несколько раз встречались.

Все приличия были соблюдены, но Корд не проявил расположения к гостю. Тори видела, что муж оценивает Джулиана, как это делают мужчины, и гадала, каковы результаты, оценки.

Гадать долго не пришлось. Корд задержал ее на пути в гостиную и отвел в сторону, подальше от гостей.

– Ну вот… Наконец-то я увидел неуловимого мистера Фокса.

– Да, и я рада, что он смог прийти.

– Вы никогда не говорили, насколько он обаятелен. Ей не нравилось, как он смотрел на нее, не нравилось, что взгляд его стал тяжелым.

– Я говорила вам, что он очень приятный мужчина.

– Вы также никогда не упомянули, что он шести футов роста, чрезвычайно хорошо сложен и один из самых красивых мужчин во всем Лондоне.

Она вздернула подбородок.

– Я не думала, что его внешность имеет какое-то значение.

– В самом деле?

– Я надеялась, что он вам понравится.

– О, я нахожу его просто потрясающим. – Корд не сказал ничего больше, просто взял ее за руку, переплетя ее пальцы со своими, и твердо повел в гостиную.

Усевшись, она почувствовала облегчение. Корд дружелюбно разговаривал с гостями, и она подумала, что когда он хочет, то может быть даже более обаятельным, чем Джулиан. Корд производил впечатление идеального хозяина, беззаботного и веселого, однако она чувствовала на себе его взгляды, бросаемые снова и снова.

Доктор Частейн рассказал, как недавно ему пришлось принимать сиамских близнецов.

– Вы бы их видели. Соединенные головами. Никогда не приходилось видеть ничего подобного. Умерли, не прожив и двух недель. И слава Богу, по правде говоря. – Он начал было рассказывать новый столь же неприятный случай из своей медицинской практики, но тут деликатно вмешался Джулиан.

Бросив взгляд на Тори, он с улыбкой рассказал о казаках, которые оказались цыганами.

– Их выступление было совсем неплохим, – закончил он, – пусть они и смошенничали.

История всех рассмешила, и Тори благодарно улыбнулась рассказчику.

Потом он заговорил об опере, которую они слушали, о "Дон Жуане".

– Исполнение оказалось самым лучшим из того, что мне приходилось слышать. Вы согласны со мной, Виктория?

Она улыбнулась:

– Оно было прекрасным. Я ведь не была в опере с тех пор, как родители привозили нас с Клер в Лондон много лет назад. Все оказалось еще восхитительнее, чем тогда.

– Это было замечательно, – вставила Клер. – Жаль, что вас не было с нами, милорд, – обратилась она к Корду. – Вы получили бы большое удовольствие.

Глаза Корда жгли Тори.

– Уверен, что так оно и было бы.

Чета Частейн, также посетившая оперу, согласилась с высокой оценкой. Грейс не была в опере. Она никогда не была близка со своим отцом, а за последние несколько лет они еще больше отдалились друг от друга. Это печалило Грейс, но она ничего не могла с этим поделать.

Оживленные разговоры продолжались и за ужином. Корд кивал и улыбался, но становился все более молчаливым. Мужчины остались в столовой со своими бренди и сигарами, а дамы перешли в гостиную.

Позже мужчины присоединились к дамам, все, казалось, были расположены друг к другу, однако Корд был как-то уж слишком спокоен, а ко времени, когда их покинул последний гость, стал мрачнее тучи. Он последовал за Тори наверх, в ее спальню, закрыл за собой дверь и прислонился к ней, сложив на груди руки.

– Так вам понравилась опера, не правда ли?

Ей не понравился его тон.

– Да, очень понравилась. Помнится, это вы предложили мне поехать. Вы были, как всегда, заняты, иначе вы могли бы поехать со мной.

– У меня были дела, которыми необходимо было срочно заняться. В отличие от вашего друга Джулиана у меня много обязанностей.

– Джулиан знает, как получать удовольствие от жизни. В этом нет ничего плохого.

Он отошел от двери.

– Я не желаю, чтобы вы впредь выезжали с ним.

– О чем вы говорите? Я никогда не выезжала с ним. Он любезно соглашался быть четвертым в нашей компании из трех человек, за что я ему благодарна.

– Вы слышали, что я сказал. Я не хочу, чтобы он сопровождал вас куда бы то ни было. В тех случаях, когда он будет присоединяться к своему кузену и вашей сестре, вы будете оставаться дома.

Она рассердилась:

– Вы ведь не мой тюремщик, Корд.

– Нет, я просто ваш муж, на случай если вы забыли. Она подбоченилась.

– Что в нем такого, отчего он так не нравится вам?

– Я сказал вам, что ничего не имею против него. Я только хочу, чтобы он не появлялся везде с моей женой.

– Почему же?

– По одной причине. Меня беспокоит, что вас часто видят рядом, могут пойти сплетни. Я не желаю, чтобы имя моей жены было втоптано в грязь.

– Джулиан только друг. Он не интересуется мной, а я не интересуюсь им.

– Я чертовски рад слышать это. Ее глаза широко раскрылись.

– Господи, неужели вы ревнуете?

– Едва ли. Повторяю, я только оберегаю репутацию своей жены.

Но он все еще сердился. Она вдруг поняла, что он действительно ревнует, и это взволновало ее. С самого начала их совместной жизни, если не считать ночных радостей, Корд по большей части не замечал ее. Это не походило на счастливое замужество, каким его представляла себе Тори, но, возможно, она наконец нашла способ возбудить в нем интерес.

Она взволновалась. Ей следовало бы подумать об этом раньше.

Она взялась за колокольчик, чтобы вызвать камеристку, но Корд перехватил ее руку.

– Повернитесь, – сказал он мрачно. – Сегодня вам не понадобится служанка.

Она не спорила, когда он развернул ее спиной и начал раздевать уверенными быстрыми движениями, свидетельствующими о больших познаниях в деталях женского туалета.

Оставив на ней только чулки и подвязки, он вынул шпильки из ее волос, запустил пальцы в тяжелую массу волос, оттянул ее голову назад и приник к ее рту в долгом поцелуе.

К тому времени, когда он оторвался от ее губ, она не могла дышать, тепло разлилось по телу. Взяв на руки, Корд пронес ее через дверь, соединяющую их комнаты, и положил на свою огромную кровать.

Раньше они никогда не занимались любовью в его спальне. Он всегда приходил к ней и уходил до того, как появлялись слуги. Сейчас он даже не позаботился, чтобы откинуть темно-синее покрывало, просто положил ее на середину толстой пуховой перины, лег на нее и припал к ее рту.

Их совокупление было яростным, Корд обладал ее телом не так, как раньше, – как полновластный хозяин. Его вывело из себя присутствие Джулиана. Возможно, Тори значила для него больше, чем ему представлялось.

Если так, был еще лучик надежды.

Если бы только она нашла способ заставить его увидеть это.

– Спокойной ночи, Клер.

– Спокойной ночи, Перси. – Клер улыбнулась, но вскоре после того, как дверь за ним мягко закрылась, она швырнула щетку для волос.

– Миледи! – Ее камеристка нагнулась и подобрала детку.

Клер вздохнула.

– Простите меня, Фрэнсис, я не знаю, почему разошлась, разве что…

– Разве что, миледи? – Маленькая темноволосая женщина с лицом, на котором остались следы от перенесенной в детстве оспы – Фрэнсис была на десять лет старше Клер.

Клер повернулась на стуле и взглянула на нее:

– Вы с мужем спите в одной постели?

Служанка зарделась.

– Да, конечно. И нам это очень нравится, скажу я вам.

– Иногда мне хочется… Мне хочется, чтобы лорд Персиваль оставался со мной. Мы женаты. Мои папа и мама спали в одной кровати. Если бы Перси был здесь, я бы не чувствовала себя такой одинокой, просыпаясь по ночам. Служанка нахмурилась.

– Не мое это дело, миледи, но я думаю… Я знаю, ваша мама умерла, упокой Господи ее душу, и мне подумалось, что… – Служанка покачала головой. – Не мне это говорить.

Клер схватила ее за руку.

– О чем вы подумали? Скажите мне, Фрэнсис.

– Ладно… Я подумала, что если… ну, занимались ли вы с его светлостью любовью?

Клер пожала плечами, потянулась за своей серебряной щеткой и провела ею по волосам.

– Наверное, да. Он все время целует меня.

– Ну, поцелуи, конечно, часть этого, но есть еще много чего другого.

Щетка застыла на пол дороге, Клер повернула к служанке лицо.

– Много другого?

– Нуда, миледи. Мне пришло в голову, может быть, раз ваша матушка умерла, никто не рассказал вам об этом.

– О чем вы говорите? Фрэнсис закусила губу.

– Не знаю, следует ли мне говорить, миледи.

– Мне нужно знать. Пожалуйста, Фрэнсис. Я хочу, чтобы муж был счастлив со мной.

– В этом вы, конечно, правы. Лорд Перси в кои-то веки начнет улыбаться, если он получит от вас то, что другие мужчины имеют от своих жен.

Господи, она все время лишала его того, что ему нужно, и даже не догадывалась об этом.

– Расскажите мне, Фрэнсис, пожалуйста. Я хочу знать.

Через два часа изумленная Клер пожелала своей служанке спокойной ночи и забралась в постель. Она старалась заснуть, но каждый раз, когда закрывала глаза, ей вспоминались вопиющие вещи, о которых рассказала служанка.

Как только солнце поднялось достаточно высоко, чтобы прилично было явиться с визитом, Клер отправилась к Тори. Ей требовалось подтверждение слов служанки, она хотела узнать, проделывала ли Тори все это с графом.

В середине дня Клер знала удивительную правду о жизни.

Ее сестра не только, покраснев, призналась, что все рассказанное служанкой правда, но и принесла из библиотеки графа книгу "К вопросу о мужской и женской сексуальности".

– Тебе следовало объяснить мне, – сказала Клер.

– Я знаю. Прости меня. Но на такие темы трудно разговаривать даже сестрам, пусть они и очень близки. Я надеялась… что твой муж сам все уладит.

Но Перси был еще более застенчивым, чем Клер.

Клер присела на краешек дивана.

– И на что это похоже?

Тори покраснела. Она набрала в грудь воздуха и улыбнулась:

– Это замечательно, Клер.

Клер вернулась домой и целый день провела в библиотеке, углубившись в книгу, которую дала ей Тори. Вечером она сослалась на головную боль, осталась дома и удалилась к себе. Захватив книгу, она прошла в спальню и уселась в нише у окна.

Клер раскрыла том в кожаном переплете на той странице, где остановилась. Лицо ее снова и снова вспыхивало от прочитанных слов, но ей никогда еще не приходилось читать ничего столь же увлекательного.

И она не ложилась в постель до тех пор, пока не прочитала последнего предложения.

А Тори тем вечером готовилась к выходу в свет. Весь день ее ждали сюрпризы. Хотя она испытала облегчение оттого, что Клер наконец поняла физическую сторону брака и даже, кажется, стремилась познать ее, ее собственный брак терпел крах.

Проскользнув в платье из золотистого атласа с высокой талией, украшенное искусственными бриллиантами, Тори застыла, ожидая, пока Эмма застегнет пуговицы.

Тори была сердита. И разочарована. Герцог Таррингтон давал бал в своем великолепном особняке в предместье Лондона, и Корд согласился сопровождать ее. Всю неделю она была в приподнятом состоянии, предвкушала, как наденет новое платье, купленное специально, чтобы произвести впечатление на мужа, как наконец-то будет на балу вместе с ним.

Но в самый последний момент он сообщил ей, что не сможет поехать.

– Я знаю, вы очень ждали сегодняшнего вечера, но кое-что может произойти. Боюсь, я вынужден переменить свои планы.

– Вы не едете? – Она не могла поверить тому, что услышала, ведь он обещал повезти ее на бал. – Что такое важное может произойти?

– Это связано с деловыми интересами, вам не о чем беспокоиться.

– Деловые интересы, – повторила она, стараясь сдержаться. – Мы две недели готовились к этому выезду. Грейс едет. Там будут моя сестра и Перси. Наверняка ваше дело может подождать.

– Мне жаль, ноя не могу. Будут другие случаи. Сезон еще не кончается.

Тори сдержала вспышку гнева. Не вступая в спор, она послала записку Грейс, объяснила, что граф вынужден отказаться от поездки на бал, и спросила: может быть, родители разрешат Грейс присоединиться к их компании?

Грейс, конечно, обрадовалась. Ей предоставлялась возможность избежать опеки родителей и общества нежелательных кавалеров, которых они неизменно навязывали, если рядом будет Тори. Когда к крыльцу подъехала карета Частейнов, Тори ждала их и уже почти не сердилась.

Улицы были запружены фургонами, наемными экипажами и множеством великолепных карет, едущих туда же, куда и они. Когда Тори и Грейс подъехали к Таррингтон-парку, бал уже начался; великолепный особняк заполнили прекрасно одетые мужчины и женщины, часть потока гостей вылилась на террасу и в освещенный факелами сад.

Разыскивая Клер и ее мужа, Тори приветствовала знакомых. Увидев подходящего к ней друга, она заулыбалась. Красивый черноволосый Джулиан схватил ее за руки, склонился и поцеловал в щечку.

– Как замечательно, что я встретил вас, Виктория.

– Я, Джулиан, тоже рада вас видеть.

Встреча закончилась, но Корда слишком обуревали разные мысли, чтобы он мог просто вернуться домой.

Он чувствовал себя виноватым перед женой.

Он знал, как хотелось Виктории поехать на бал. Но покупка дома на Треднидл-стрит близилась к завершению, а продавец намеревался утром покинуть Лондон. В последнюю минуту этот человек потребовал встречи, чтобы прояснить некоторые из условий сделки, и Корд не мог не согласиться.

По крайней мере он убедил себя в этом.

Вместо того чтобы ехать домой, он приказал кучеру везти его к дому Шеффилда. Ему вдруг пришло в голову, что вечерняя встреча с продавцом была еще одним предлогом, под которым он хотел избежать общества своей жены.

Корд вздохнул. Каждая проведенная с ней минута, казалось, все глубже погружала его в ее гибельные чары.

Это беспокоило его. Черт, это ужасало его.

Он привык полагаться на себя. Он не любил зависеть от других, особенно от женщины, не хотел оказаться слишком привязанным к кому-либо. Ему помнилось, как он страдал, когда умерла мать. Совсем еще мальчик, он едва пережил утрату. С годами он научился соблюдать дистанцию, управлять своими эмоциями. Только так человек может оградить себя от излишних страданий.

Карета остановилась перед особняком. В окнах наверху был свет, значит, Рейф мог оказаться дома. Выйдя из кареты, Корд прошел по выложенной кирпичом дорожке к широкому парадному подъезду. Два резких стука – и дворецкий распахнул дверь. Корд удивился, увидев лучшего друга, стоящего в холле.

– Я знаю, что поздновато, – сказал Корд. – Я увидел, что лампы еще горят. – Корд оглядел наряд друга. – Так вы едете куда-то?

– Совершенно верно. Я еду на бал, который дает Таррингтон. Я думал, вы тоже там будете.

Корд не желал признаться себе, что виноват.

– Я планировал быть там, но отвлекло дело.

Рейф улыбнулся:

– Ну, еще не совсем поздно. Есть время еще раз изменить планы. Вы с Викторией можете присоединиться ко мне.

Корду надо было срочно подготовить бумаги для оформления сделки. Но он обещал Виктории повезти ее на бал, и ему было неприятно сознавать, что он нарушил слово.

– Прекрасно. Заедем ко мне, узнаем, хочет ли она еще попасть на бал.

Через десять минут Корд и Рейф уже входили в прихожую.

– Боюсь, ее светлости нет дома, – сообщил Корду Тиммонз. – Она в сопровождении подруги, мисс Частейн, и родителей мисс Частейн отправилась на бал.

Корд почувствовал раздражение. Хотя в целом он ничего не имел против того, что Виктория выезжала в свет. В обществе считалось нормальным, если супруги вели отдельную жизнь, а он как раз этого и хотел.

– Раз ваша жена уже там, – заметил герцог, – одевайтесь, и едем.

Корд начал было отказываться, говорить, что ему еще предстоит куча дел, но Рейф взял его за руку.

– Ходят слухи, – мягко сказал герцог, – сплетни о вашей жене и Джулиане Фоксе. Я ни на миг не усомнился, что за ними ничего нет, но все же… для вас обоих будет лучше, если вы будете появляться вместе.

Слухи, подумалось Корду. Сплетни, связывающие его жену и другого мужчину. Графа охватил гнев. Он предупредил ее, чтобы она не виделась с Фоксом. Так Виктория не послушалась его?

– Я мигом буду готов, – сказал он. – Почему бы вам не налить себе бренди, пока я оденусь.

Глава 16

Он не желает быть рогоносцем, Боже упаси!

В черной с золотом внушительной карете герцога, запряженной четверкой вороных лошадей, Корд и Рейф проехали оживленные улицы Лондона и через полчаса прибыли в Таррингтон-Парк. Корд всю дорогу был молчалив, но внутри у него все кипело.

Он не знал, что ждет его на балу и что он станет делать, если найдет Викторию с Фоксом, но слова Рейфа вывели его из безразличия, с которым он относился ко всему, что касалось жены.

Когда они появились, бал был в полном разгаре. Музыка слегка успокоила его разгоряченную кровь.

Но если он найдет ее с Фоксом…

В уголке парадного салона, огромного, с золочеными колоннами, с диванами, обитыми золотистой парчой, и вазами, переполненными розами, он заметил Перси и Клер, с обожанием смотревших друг на друга. В другом салоне, где играли в карты, за столом, покрытым зеленым сукном, Корд заметил доктора Частейна, перед которым высилась внушительная горка монет.

В холле граф встретил миссис Частейн, возвращающуюся из дамской комнаты.

– Как приятно увидеть вас здесь, милорд. – Она улыбалась. – Леди Брант сказала, что вы не сможете приехать на бал.

– К счастью, у меня появилась возможность в последнюю минуту изменить планы. – Он осмотрелся, но не увидел жены. Зато заметил Джулиана Фокса, говорившего с сыном герцога Таррингтона, Ричардом Уэрдингом, маркизом Уэксфордом. Он испытал только слабое облегчение, обнаружив, что Виктории нет поблизости.

– Вы не знаете, где я могу найти леди Брант? – спросил он жену доктора.

– Она была с Грейс, когда я последний раз видела ее. Они собирались пойти в танцевальный зал.

Корд вежливо улыбнулся:

– Благодарю вас. – Итак, она танцевала. Лучше, чем если бы проводила время с Фоксом. Но, войдя в зал, он не увидел Викторию среди танцующих. Они с Грейс стояли, окруженные толпой обожателей.

Подходя к ним, он заметил, что группа оживленно разговаривала, молодые люди улыбались, наперебой стараясь завладеть вниманием его жены. Он никогда не видел в Виктории женщину-соблазнительницу – хотя она с самого начала именно так подействовала на него.

Теперь же, оглядев ее в этом золотистом платье с низким вырезом, с соблазнительно поднимающейся и опускающейся грудью, он вдруг понял, что она расцвела и превратилась именно в такую женщину-искусительницу. Помимо того, что она была хороша собой, от нее исходили спокойствие и уверенность в себе, что делало ее самой привлекательной и притягательной женщиной среди присутствующих. Даже если она сама не осознавала этого.

Она улыбалась тому, что ей говорили, и Корд засмотрелся на высокую прическу, в которую были уложены ее роскошные каштановые волосы, поблескивающие при свечах, горевших в хрустальных канделябрах. Ему захотелось вынуть шпильки и увидеть, как тяжелая масса волос упадет на ее плечи, захотелось почувствовать мягкие пряди на своих пальцах.

Он услышал ее мелодичный смех, и волна желания прокатилась по телу. Кровь взволновалась. Ему не нравилось, как на Викторию смотрят другие мужчины. Она была, черт возьми, его женой! Она принадлежала ему, и никому больше.

Он испытывал ревность, смешанную с вожделением, и медленно накалялся. Теплая, радостная улыбка, осветившая ее лицо в момент, когда она увидела его, идущего к ней через зал, только слегка охладила его. Эта улыбка пронзила его, теперь он желал ее еще сильнее, чем прежде.

Или, может быть, он вожделел ее с такой силой оттого, что знал – каждый мужчина здесь желал ее так же сильно.

– Милорд, – сказала она, улыбаясь, – как хорошо, что вы пришли.

Он галантно склонился к ее руке, не отводя глаз от лица.

– Вы сегодня совершенно очаровательно выглядите, леди Брант.

– Как и вы, милорд. Я рада, что вы изменили свое решение.

Он подумал о Фоксе…

– В самом деле? – Прежде чем она смогла ответить, он повернулся к мужчинам, и обращенная к ним улыбка несла в себе оттенок предупреждения. – Джентльмены, прошу прощения, мне нужно сказать несколько слов жене.

Толпа молодых людей боязливо отступила.

– Конечно, милорд, – произнес один из них, виконт Нобби, или Нибби, или как там его.

Корд положил руку Виктории в перчатке на рукав своего фрака и вывел из зала.

– Куда мы идем? – спросила Тори, когда он повел ее по лабиринту коридоров особняка.

– Туда, где мы сможем побыть наедине. – На этом этаже не было спален. Корд открыл одну дверь – оказалось, она вела во внушительный кабинет Таррингтона, в глубине которого вели оживленную беседу несколько гостей. Он закрыл дверь и продолжил увлекать Тори за собой.

– Корд, что это значит? Вы чем-то недовольны? Вполне может быть. Он не был уверен.

– Пока мне неведомы основания для недовольства. Еще одна дверь была открыта и закрыта, но за третьей оказалось то, что нужно. В кладовке на многочисленных полках лежали свежевыстиранные простыни и полотенца, способные заглушить звуки, которые вскоре здесь раздадутся.

– Корд, что вы заду… – Она замолчала, потому что он втянул ее внутрь и плотно закрыл дверь.

– Я вернулся домой, а вас нет. Пока я не увидел вас здесь, в танцевальном зале, я не до конца понимал, как мне вас не хватало.

– Но это кладовка…

Он прервал ее поцелуем. Долгим, горячим, очень основательным поцелуем, который положил конец всяким вопросам. Она прижалась к нему, шепча его имя.

В кладовке было темно, приятно пахло крахмалом, мылом и лавандой. Тонкие руки Виктории обвились вокруг его шеи, она отвечала на его поцелуи с той же страстью. Ее язык оказался внутри его рта.

Она уже была влажной, с триумфом обнаружил он, а его поглаживания делали ее еще более податливой.

– Корд, вы… вы ведь не можете…

Еще один поцелуй дал ей понять, что может. Он сумел расстегнуть достаточно пуговиц, чтобы спустить лиф ее платья и добраться до ее грудей. Они выпали на его ладони; он нежно потрогал соски, отчего они сделались твердыми, как алмазы, и услышал, как ее дыхание стало прерывистым.

Темнота окружала их, образовав эротический кокон, внутри которого прикосновения ощущались острее и усиливали быстро нарастающее желание. Его рука блуждала по ее теплой, шелково-гладкой груди, он вдыхал слабый аромат ее духов.

Наклонившись, он захватил ртом нежную выпуклость, и Виктория изогнулась дугой ему навстречу. Она задрожала, когда он еще раз взялся за ее платье, задрав его выше талии. Его руки ласкали ее бедра и ягодицы. Подняв ее, он поместил ее ноги вокруг своей талии. Он нашел самое нежное место и гладил его, пока она не задрожала, умоляя, чтобы он взял ее.

Расстегнув панталоны, он освободил себя. Единственным глубоким ударом он погрузился до самого основания.

О, какое это было блаженство. Виктория издала тихий звук, побуждая его начать двигаться, но он медлил, наслаждаясь ощущением ее тела вокруг него, своей плоти внутри ее. Ее руки все сильнее сжимали его шею, ее прелестные груди вжимались в его грудь. Она извивалась, заставляя его содрогаться.

– Корд… пожалуйста…

Он начал двигаться, возбуждаясь желанием в ее голосе. Крепко взявшись за ее бедра, чтобы она выдержала его удары, он начал с силой глубоко входить в нее, чувствуя, как по нему пробегают волны тепла.

Жалобные звуки вырывались из ее горла, они усиливали его желание, заставляя двигаться быстрее, глубже, с большей силой. У нее вырвался вопль наслаждения, и оставалось надеяться, что его заглушили содержимое кладовки, голоса и музыка там, за дверью.

Триумф пронзил его, когда он почувствовал, что она не остановилась.

К тому времени, когда он позволил себе закончить яростным, пульсирующим наслаждением, она совсем ослабела, а он ощущал себя полностью удовлетворенным. Короткое время он приходил в себя, еще некоторое время ему понадобилось, чтобы убедить себя отпустить ее.

Опустив ее вниз по своему телу, он поставил ее на пол, в темноте пошарил по полкам в поиске полотенца. Нашел одно и подал ей. Пока Виктория обтиралась, он повернул ее спиной к себе и застегнул пуговицы на ее платье.

– Я, должно быть, похожа на пугало, – сказала она. – Не могу поверить, что мы проделали это.

Довольный собой, Корд улыбнулся в темноте.

– Я могу. – Не в первый раз он имел женщину в неподобающем месте, но никогда не испытывал такого удовлетворения.

Его тревожило только то, как сильно он желал ее. И то, что эта женщина была его женой.

Таррингтон-Парк был великолепен. Клер танцевала под музыку оркестра из двадцати музыкантов в белых напудренных париках.

Два десятка лакеев в синих ливреях проносили серебряные подносы с экзотическими блюдами от устриц до икры, жареных лебедей и лобстеров и с самыми изысканными сладостями, включая открытые пирожки с фруктовой начинкой и птифуры.

Это была сказочная ночь, о таких мечтают, не надеясь увидеть наяву. И всем этим она обязана своему мужу, белому рыцарю, спасшему ее от ужасной судьбы, которую она не смела вообразить.

Клер танцевала с кузеном Перси, Джулианом, который относился к ней как к младшей сестренке. Когда музыка умолкла, он отвел ее к мужу. Перси ласково улыбнулся ей, и она ответила ему застенчивой улыбкой.

Его взгляд скользнул по ее плечам, потом вниз – по груди. Он беспокойно задвигался, и улыбка исчезла с его лица. Он всегда был таким серьезным. Клер не могла не подумать о том, что он смог бы улыбаться чаще, если бы они занимались любовью.

Но этого еще не произошло, и каждую ночь после того, как они возвращались домой, она спала одна в большой кровати с пологом, а Перси спал в своей.

– Она снова ваша, – галантно сказал Джулиан, склоняясь над ее рукой. – Что до меня, то, пожалуй, мне пора.

Клер тоже немного устала, но не хотела портить вечер Перси. Она предпочла бы вернуться домой немного пораньше, чтобы провести с ним какое-то время в поцелуях и ласках. Может быть, они начнут делать что-нибудь из того, о чем она прочитала в книге.

Хорошо бы набраться смелости и попросить его об этом. Тори, наверное, смогла бы, но Клер было очень далеко до Тори.

– А вот и моя красавица дочь.

Клер оторвала взгляд от блестящих, усыпанных драгоценными камнями пуговиц на фраке Перси и перевела его на человека, который подходил к ним. Ноги у нее задрожали, во рту стало сухо. Вспомнилась та ночь, когда отчим пришел к ней в спальню, и первым ее побуждением было повернуться и бежать.

Но она только ближе придвинулась к Перси, и его рука обняла ее, защищая.

– Барон Харвуд, – сказал он, – не знал, что вы в городе.

– У меня здесь кое-какие дела. Надеюсь, вы получили мое послание с поздравлениями. Смею предположить, что вы прекрасно ладите друг с другом.

– Так и есть, – сказал Перси.

– Рад слышать.

Но Клер видела, что это не так. Барон был зол, что его одурачили, и это читалось в его холодных темных глазах. Она лихорадочно придумывала, что бы сказать. Она-то надеялась, что теперь, когда она замужем, ей никогда не придется снова встретиться с отчимом.

– Я… я надеюсь, в Харвуде все хорошо. Он кивнул.

– Если не считать обычных ссор с дурными слугами. Приезжайте как-нибудь в гости. – Он бросил взгляд на Перси.

– С мужем, конечно.

– Вы зря беспокоитесь, милорд.

Глаза у Клер округлились. Ее муж обычно был до чрезвычайности вежлив и предупредителен. Она совсем не хотела, чтобы он бросил вызов Харвуду.

– Понимаю, – сказал барон.

– Надеюсь на это, – не преминул ответить Перси. Харвуд холодно извинился и откланялся, и Клер начала приходить в себя.

– Все хорошо, любовь моя, – сказал Перси, глядя вслед Харвуду. – Я никогда не позволю ему обидеть вас.

– Мы должны сообщить Тори, что Харвуд в Лондоне. – Но сестры и ее мужа нигде не было видно.

– Утром я пошлю человека с запиской к лорду Бранту. Она еще раз посмотрела в сторону удаляющегося отчима.

– Мне совсем не хочется портить вам вечер, милорд, но если вы не будете возражать, я хотела бы вернуться домой.

– Вы ничего не можете испортить. – Перси наклонился и поцеловал ее в головку. – Я тоже хочу уехать.

Он вывел ее из зала и кликнул своего кучера. Через час они уже были дома. Перси отвел молодую жену наверх, в ее спальню, как делал это каждый вечер, но когда собрался уйти, она схватила его за руку.

– Не могли бы вы остаться… пусть ненадолго?

Он посмотрел на нее, и его рука поднялась, чтобы погладить ее по щеке.

– Я побуду с вами столько времени, сколько вы пожелаете, дорогая.

Она хотела спросить, не останется ли он с ней на всю ночь, но побоялась – вдруг он откажет, и это будет катастрофой. Поэтому она увлекла его к дивану в маленькой гостиной, и они уселись перед камином.

– Я знаю, что я трусиха, но отчим пугает меня. Я рада, что вы были со мной.

Лицо Перси стало таким жестким, каким ей еще не приходилось его видеть.

– Вы моя жена. Вам никого не надо бояться.

Она посмотрела на его красивое лицо, отбросив мысли о Харвуде.

– Вы не хотите… поцеловать меня? – Это была бесстыдная просьба, она знала, но она так нуждалась, чтобы муж этой ночью был с ней.

Перси сглотнул, наклонился к ней и очень нежно притронулся губами к ее губам. Постепенно их губы сомкнулись крепче, Клер отвечала ему, позволив себе отдаться восхитительным ощущениям. Если они вызваны тем, что в книге называлось предварительными ласками, то как это будет, когда они по-настоящему будут заниматься любовью?

Перси начал отодвигаться, но она отказывалась отпускать его. Перси застонал и поцеловал ее снова, просунув язык в ее рот.

Новое ощущение заставило Клер издать короткий горловой звук, и Перси отпрянул, как будто его обожгло.

Он подвинулся на диване подальше и уставился на огонь в камине.

– Вы так невинны, – сказал он.

– Все женщины до какого-то момента невинны.

Но это, казалось, лишало Перси храбрости. Он откашлялся.

– Вы, должно быть, устали. Уже поздно. Почему бы вам не лечь спать?

Она, может быть, и устала немного, но спать ей теперь не хотелось. Она хотела сказать, что ей нравится, когда он целует ее, что ей хочется, чтобы он делал это снова. Но она сказала только:

– Спокойной ночи, милорд.

Он ласково провел пальцами по ее щеке.

– И вам спокойной ночи, любовь моя.

На следующее утро Корд получил два послания, одно от Персивала Чезвика, в котором тот сообщал ему о появлении в Лондоне Майлса Уайтинга, второе – от полковника Пендлтона с уведомлением, что пришло время для новой попытки освободить Итана.

Корд раздумывал, стоит ли говорить Виктории о возвращении отчима, ведь ей лучше знать об этом на случай, если они где-нибудь столкнутся. В конце концов он вызвал ее в кабинет и передал ей записку Перси.

– Харвуд здесь? – сказала она, стоя с другой стороны стола.

Корд поднялся, обошел стол и взял ее за руку.

– Ничего не случилось, дорогая. Если этот ублюдок подойдет к вам хотя бы на километр, он будет иметь дело со мной.

Но следующие несколько дней он будет отсутствовать, он отправится во Францию в надежде возвратиться с Итаном.

На этот раз плавание продлится дольше, потому что предстоит пройти до самой западной оконечности Франции, а потом повернуть к югу, к месту встречи возле Сен-Назера. Ему не хотелось бы оставлять Викторию на такой долгий срок, особенно когда Харвуд в Лондоне.

– Просто будьте осмотрительнее, – сказал он ей. – Пока я буду в отсутствии, старайтесь не покидать дом. Я не доверяю Харвуду и не хочу, чтобы вы приближались к нему. Я прошу вас быть очень осторожной.

– Я буду осторожной… если вы пообещаете мне то же самое. – Она просила позволить ей отправиться вместе с ним, и требовала, и, наконец, умоляла.

– Женщинам на войне не место, – сказал он. – Я хочу, чтобы вы были в безопасности, а если вы подумали, пусть мимолетно, о неповиновении, о том, чтобы как-то прокрасться на шхуну, клянусь, я закрою вас в вашей комнате на замок до конца сезона.

Игнорируя мятежное выражение ее лица, он взял ее за подбородок, заставив посмотреть на него.

– Я не хочу вас обидеть, моя дорогая. Разве вы не понимаете?

Что-то мелькнуло в зелени ее глаз. Ее рука оказалась на его щеке.

– Я тоже не хочу вас обидеть.

Корд отвел глаза, нежные слова тронули его больше, чем ему бы хотелось.

Он заставил себя улыбнуться.

– В таком случае я буду особенно осторожен, чтобы вернуться к вам в наилучшем виде.

Они еще поговорили, Корд рассказал о плане, который они с Рейфом разработали, об опасности, угрожающей Итану и Максу Брадли на пути от тюрьмы до берега. Итак, завтра ночью они с Рейфом уже будут плыть к берегам Франции.

Он молил Бога, чтобы на этот раз его миссии сопутствовала удача.

Ей было не по душе оставаться дома, когда ее муж подвергается опасности. Но он прав. Как они с Клер уже удостоверились, судно во время войны не то место, где хотелось бы оказаться.

Кроме того, ей вдруг пришло в голову, что пока Харвуд в Лондоне, а ее муж в отсутствии, у нее появилась прекрасная возможность посетить Харвуд-Холл и попытаться найти дневник матери.

– Ты собираешься поехать в Харвуд? – Клер, сидевшая рядом с ней на диване в голубой комнате, смотрела на нее широко раскрытыми синими глазами. – Ты это серьезно?

– Я совершенно серьезна. Я рассказываю тебе это на всякий случай, мало ли что может случиться, ты будешь знать, где меня искать.

Клер заволновалась:

– Не знаю, Тори. Думаю, тебе не следует этого делать. Что, если барон вернется в Харвуд-Холл или узнает, что ты там была?

– Он только что приехал в город. Он не захочет сразу возвращаться.

– Ты не можешь быть в этом уверена.

– Даже если он вернется, Грета или Сэмюел предупредят меня о его появлении. – Эти двое были слугами, которым она доверяла; они проработали в доме много лет еще до того, как Майлс Уайтинг унаследовал титул. – Они ненавидят его почти так же, как мы с тобой.

– Лорд Брант придет в ярость, если узнает.

– Он не узнает. Грейс согласилась помочь мне. Мы с ней собираемся навестить в деревне ее подругу, Мэри Бентон. Грейс увлекается астрономией. Она знает названия созвездий и много других вещей, а Мэри разделяет ее увлечение. На самом деле к Мэри поедет только Грейс. На полпути я сойду с кареты и отправлюсь в Харвуд-Холл.

– Грейс согласилась на это?

– Конечно.

– Грейс такая же сумасшедшая, как и ты. Тори засмеялась:

– У нас получится.

– Надеюсь.

Тори тоже надеялась. Будь что будет, это был шанс, которого она ждала, – шанс доказать, что Харвуд убил ее отца, – и она не собиралась упускать его.

Судно Корда, «Соловей», вышло в море следующей ночью, и наутро после его отплытия Тори сказала мистеру Тиммонзу, что она по приглашению Грейс Частейн поедет в гости к ее подруге, живущей в деревне. Часом позже Тори села в карету Частей нов, и подруги пустились в путь.

Они сидели на обитых бархатом сиденьях напротив друг друга. Грейс стряхнула прилипшую к ее платью нитку.

– Они рады отделаться от меня, – сказала она с мрачным видом. – Как всегда.

Виктория жалела подругу. У Тори и Клер были любящие отец и мать, тогда как родители Грейс отправили ее подальше в школу и по большей части не вспоминали о ней.

– Но твои родители все равно любят тебя. Ты их дочка.

Грейс подняла на нее глаза.

– Я дочь своей матери. Мой отец – доктор Частейн – в действительности не отец мне.

Тори на миг замерла. Супружеские измены были обычны среди высших классов, но она и подумать не могла, и то мама Грейс может изменять мужу.

– Не может этого быть.

– Боюсь, что так и есть. Два дня назад я услышала, как они говорили между собой. Отец выпил. Он много проиграл в карты и начал ругать маму. Он сказал, что если бы она не вела себя как… как шлюха, ему не пришлось бы растить ее внебрачную дочь.

Сердце Тори сжалось от боли. Каково было ее подруге узнать, что мужчина, которого она считала своим отцом, чужой ей человек?

В глазах Грейс стояли слезы.

– Все эти годы я не могла понять, почему не могу заставить его любить себя. Теперь знаю.

– О, Грейс. – Тори наклонилась и обняла ее. Она чувствовала, как дрожит Грейс, и всем сердцем стремилась утешить ее.

– Это не имеет значения, – твердо сказала она. – Ты все та же, кто бы ни был твой отец.

Грейс прерывисто вздохнула и откинулась на подушки.

– Надеюсь. На самом деле в каком-то смысле я рада, что он мне не отец. Мне только хотелось бы знать, кто мой настоящий отец.

– Может быть, мать скажет тебе.

– Может быть. Если у меня когда-нибудь хватит смелости спросить ее. Беда в том, что я не совсем уверена, что хочу знать.

Больше они не говорили об этом. Для Тори не имело значения, кто отец ее подруги, она верила, что у Грейс хватит сил принять правду о своем рождении.

Они ехали почти весь день. Грейс предвкушала удовольствие от поездки в деревню, потому что в Лондоне ей не часто удавалось наблюдать звезды – мешали висящий в воздухе смог и бесконечные облака, затягивающие лондонское небо. На развилке в маленьком городке Перигор, где Тори попрощалась с подругой. Ночь она провела в гостинице "Черная собака", в которой останавливались ее родители, когда всем семейством выезжали в Лондон, а утром села в почтовую карету, следующую в Харвуд-Холл.

К концу дня она оказалась в знакомых стенах; слуги были рады видеть ее, особенно Грета, экономка, и Сэмюел, дворецкий. Она попросила их никому не говорить о ее приезде, и они обещали позаботиться о том, чтобы остальные слуги тоже молчали.

Даже если барон узнает, что она была здесь, он не поймет, что падчерица искала дневник, и к этому времени Тори будет уже далеко.

Было приятно встретиться со старыми друзьями, но поиск затягивался, потому что ей все время приходили в голову новые места, которые следовало обыскать.

К несчастью, когда настало утро и пришло время возвращаться в Лондон, ее усилия так и не увенчались успехом. Одна Грета знала, что Тори искала дневник, но и она не понимала, почему он был так нужен. Тори не могла скрыть разочарования. Наутро, когда она собралась уезжать, Грета подошла к ней, чтобы поделиться своим предположением:

– Может быть, ваша мама, упокой Господь ее душу, оставила дневник в Уиндмере.

– Да, я уже думала об этом. В следующий раз я попытаюсь съездить туда.

– Или она могла оставить его в городском доме. Тори схватилась за голову. Она забыла о маленьком доме в Лондоне, которым родители почти не пользовались.

– Вы думаете, он там? Они с отцом никогда не оставались в нем надолго. Мне и в голову не приходило…

– Ваши родители не часто там бывали, но ваш отчим всегда любил пожить в городе, особенно в сезон. Он с вашей матерью был там незадолго до того, как она заболела.

– Но барон продал дом сэру Уинифреду Маннингу. Как я попаду туда?

Грета пожала плечами.

– Я просто подумала, что надо сказать вам.

– Я рада, что вы напомнили мне об этом. – Тори обняла служанку. – Спасибо, Грета. – Настроение у нее немного улучшилось. Ей нужно было сесть в почтовую карету, вернуться в гостиницу и оставаться там до следующего дня, пока не подъедет Грейс.

В Лондон они приехали к вечеру.

Ей не повезло – когда она вернулась, Корд уже ждал ее дома.

Глава 17

Корд мерил шагами кабинет. Возвратившись к вечеру домой, он ожидал увидеть Викторию. Он был измучен, страдая больше от сознания провала попытки освободить Итана, чем от бессонных часов, проведенных в море.

Когда они добрались до намеченного места вблизи Сен-Назера, вместо Итана через борт перевалил помятый, избитый Макс Брадли, харкая кровью на надраенные доски палубы. В плече у него засела пуля, лицо было обезображено глубокой раной.

– Капитан бежал из тюрьмы, как мы и планировали, – устало рассказывал Макс. – Мы почти добрались до берега, когда они догнали нас. Мы отбивались изо всех сил. Потом один из них выстрелил в меня. Они подумали, что я мертв, иначе меня бы здесь не было.

– А Итан? – спросил Корд, холодея.

Брадли прерывисто задышал, когда хирург, которого Рейф предусмотрительно взял на судно, принялся осматривать его.

– Он жив. Они вернули его в тюрьму. У него есть враг. Не знаю, кто он.

Брадли поморщился, когда врач проткнул иглой края раны на его лбу и протянул через них нить. – Они следят, чтобы он не сбежал.

– Так значит, все кончено, – мрачно сказал Корд, вцепившись руками в спинку стула, стоявшего у койки, на которой лежал Брадли.

– Я этого не говорил. – Макс осклабился. – Ничего не кончено. Еще рано сдаваться.

Его слова ободрили Корда, но не слишком.

Он попытался отбросить мрачные мысли и думать о Виктории, воображая, как ее тонкие ручки обвиваются вокруг его шеи, ее гибкое тело прижимается к нему, принося тепло и успокоение. Он представлял, как она будет суетиться вокруг него, стараясь утешить, как он отнесет ее наверх и будет любить ее, чтобы податливое тело жены.

Это помогло забыть о страданиях Итана. Но когда Корд перешагнул порог своего дома, Тиммонз сообщил ему, что Виктория уехала с Грейс Частейн в гости к подруге Грейс, живущей в деревне. Дворецкий не смог сказать точно, когда ее светлость намеревалась вернуться.

Корд перестал ходить по кабинету и уселся за письменный стол. Ему надо было заняться бумагами, громоздившимися на столе, но он не мог сосредоточиться.

Где Виктория?

Он наказал ей не отлучаться далеко от дома. Он предупредил ее, что Харвуд в Лондоне. Вдруг что-нибудь случилось? Вдруг беда?

Отодвинув кресло, он встал и снова заходил по кабинету. Стрелки часов на камине показывали семь часов вечера, когда он услышал голоса в прихожей и понял, что вернулась жена. Корд вышел из кабинета, его шаги ускорялись по мере того, как рос его гнев. Он издали увидел Викторию, улыбающуюся Тиммонзу, словно ничто в мире не тревожило ее, и от ярости готов был взорваться.

Остановившись в нескольких шагах от нее, он прислонился к стене и скрестил руки на груди.

– Значит, вы вернулись.

Она повернулась на звуки его голоса, и шляпка, ленты которой она развязывала, слетела у нее с головы и упала в угол.

– Вы… вы дома. Вы вернулись быстрее, чем я полагала.

– Это я уже понял.

Дворецкий нагнулся, поднял ее шляпку и стоически подал ей.

– Спасибо, Тиммонз, – сказала она.

– Идите, Тиммонз, – бросил Корд, нетерпеливо дожидаясь, пока тот удалится. Тяжелый взгляд обратился на жену. – Так-то вы слушаетесь моих приказов? Уехать бог знает куда, по-вашему, означает держаться ближе к дому.

– Я… я… неожиданно представился благоприятный случай.

– Неужели?

– Я не думала, что огорчу вас.

Он схватил ее небольшую гобеленовую сумку и махнул головой в сторону лестницы. Виктория прошмыгнула вперед, торопливо поднялась по лестнице и направилась в свои комнаты.

Корд вошел за ней и плотно притворил дверь.

– Что Итан? – спросила она, меняя тему и стараясь говорить так, как будто ничего особенного не происходило, – без всякого успеха, потому что Корд не успокаивался.

– Побег закончился неудачей. Мой кузен остается в заточении во Франции.

Она шагнула к нему.

– Корд, мне так жаль.

Он остановил ее, выставив руку.

– Почему вы не послушались меня? Почему уехали, когда я велел вам оставаться дома?

– Я… не подумала, что вы будете против этого. В конце концов, Харвуд оставался в Лондоне. Что для меня могло быть безопаснее, чем находиться за пределами города?

Он нахмурился. Что-то в ее объяснении было такое…

– Кого же вы навещали на этот раз?

– Школьную приятельницу. Мэри Бентон. Они с Грейс большие подруги.

Ему не нравилось, что она избегала его взгляда.

– Бентон… Бентон… Дочь Ричарда Бентона? Или Роберта, его кузена?

Она нервно сглотнула.

– Мэри дочь Саймона. Саймон родственник Роберта и Ричарда, но я не… не знаю, кем он им приходится.

– Ясно. – Он все прекрасно понял. Он понял, что жена лжет. – Все это чрезвычайно интересно, поскольку никаких Роберта и Ричарда Бентонов не существует. Я только что выдумал их.

Ее лицо побелело.

– Я… я могла ошибиться.

Корд подошел к ней через всю комнату, взял за плечи и заставил привстать на цыпочки.

– Вы лжете, Виктория. Если Мэри Бентон и существует, то вы были не у нее. Где вы были? Мне нужна правда, и немедленно.

Она смотрела на него большими округлившимися глазами, ее плечи обмякли.

– Хорошо, я скажу вам правду, если вы обещаете не сердиться.

Он стиснул зубы и поставил ее на пол.

– Я так зол, что могу только обещать не придушить вас. Так где вы были?

Она нервно облизала губы. У нее был такой вид, словно больше всего ей хотелось провалиться сквозь землю.

– В Харвуд-Холле.

– В Харвуд-Холле? Это невозможно. Вы не можете быть такой безрассудной.

– Это было не так безрассудно, как кажется. Барон ведь в Лондоне. Это была прекрасная возможность попасть туда.

Он весь кипел. Он изо всех сил старался взять себя в руки.

– Вы не выполнили моих указаний и покинули безопасный дом, поспешив в Харвуд-Холл, в это змеиное гнездо! Не могу поверить, объясните мне, Бога ради, почему вы решились на этот совершенно безрассудный поступок?

Она вскинула голову.

– Потому что Майлс Уайтинг убил моего отца. Или по крайней мере я убеждена в этом. В вещах матери я нашла спрятанный там перстень. Он был на руке отца в день убийства. Я уверена, что это барон снял его с руки отца в день убийства, а моя мать нашла перстень. Если все так и было, то, возможно, она написала об этом в своем дневнике. Вот почему я поехала в Харвуд-Холл. Только так я могу доказать, что барон виновен.

Ярость продолжала бушевать в нем, пока он осмысливал ее слова. Он помнил, что Виктория говорила ему об убийстве отца, она сказала, что надеется увидеть, как убийца понесет наказание. Но тогда она не упомянула, что подозревает барона. Как ни безрассудна была ее вылазка в Харвуд, у Виктории хватило на это смелости. Сумела же она прокрасться на шхуну, разве нет? Однако в его голове раздавались слова Рейфа:

"Ходят слухи о вашей жене и Джулиане Фоксе".

– Так… вы ездили в Харвуд одна, никого с вами не было? Как вы добрались туда?

На мгновение она заколебалась, и его подозрения усилились.

– С почтовой каретой. Я хорошо знаю дорогу. Я много раз ездила так, когда была девочкой.

– С родителями, Виктория! Не в одиночку! – Он снова закипал. – Вы отдаете себе отчет, какой опасности вы подвергались? Привлекательная молодая женщина одна в дороге? Дороги кишат разбойниками и грабителями, только и поджидающими, когда появится такой лакомый кусочек, как вы. Вас могли изнасиловать, даже убить. Мне следовало бы запереть вас в вашей комнате и выбросить ключ!

– Ничего плохого не случилось, милорд. Как видите, я дома и в добром здравии.

– А дневник? Вы нашли его? Она покачала головой.

– Его не оказалось в Харвуде, – может быть, он где-нибудь в Уиндмере. – Это имение принадлежало матери. Она не раз с тоской вспоминала о нем.

– Если даже так, пусть он там и остается. Если вы только подумаете о том, чтобы попасть туда, клянусь, я просто выпорю вас до полусмерти.

Она покорно склонила голову и опустила глаза, но уголки ее губ чуть изогнулись в улыбке. Чертовка знала, что он никогда не поднимет на нее руку, хотя порой, вот как сейчас, ему очень хочется перекинуть ее через колено.

– Скажите, что вы не сердитесь, – произнесла она, глядя на него снизу вверх сквозь толщу ресниц.

Он сердился, но гораздо меньше. Она шагнула ближе, и он уже видел только мягкое выражение ее лица, чувствовал нежную ручку, дотронувшуюся до его щеки. Желание охватило его… и что-то еще, чему он отказывался дать название.

– Вы, наверное, очень устали. Почему бы вам не отдохнуть до ужина? – Она сняла с него куртку, засуетилась вокруг, а ему только это и было нужно. – Разрешите мне помочь вам раздеться. Скоро вам станет лучше.

Он позволил ей снять с себя жилет. Когда она начала Расстегивать пуговицы на его рубашке, он поймал ее за руку и притянул к себе.

– Я лягу, если вы присоединитесь ко мне. Она глянула в сторону двери.

– Я с дороги. Мне надо кое-что сделать.

Не стоило напоминать ему об этом. При мысли об опасности, которой она себя подвергала, он снова потерял спокойствие.

– Вы останетесь.

Повернув ее спиной к себе, он начал расстегивать пуговицы на ее платье. Чуть позже она оказалась под ним, а он в ней. Она издавала короткие нежные звуки, что ему так нравилось, ее пальцы впивались в его плечи.

Если бы только он мог все время удерживать ее голой в постели, ему не пришлось бы тревожиться. Она выгнулась под ним, побуждая его отвечать ей. Он поцеловал ее и начал сильно входить в нее. Пусть на короткое время, но его тело контролирует ее, и его мозг может отдохнуть.

Пусть на короткое время, но он отвлечется от мыслей о беспокойном создании, на котором женился и от которого можно было ждать какой угодно беды.

Корд снова не замечал ее. Первые несколько дней после возвращения из Франции он был задумчив и в плохом настроении, его тяготила новая неудача, снедала тревога за кузена. Он ушел в работу, и Тори не мешала ему в надежде, что он смирится с тем, чего не в силах изменить.

Прошло уже две недели. И все это время она была предоставлена себе самой. Ей до смерти надоело заниматься рукоделием в гостиной или читать в библиотеке. Когда Тори пожаловалась на это навестившей ее Клер, сестра снова стала настаивать, чтобы она выезжала вместе с ними.

– Забавно, – сказала Клер. – Ты устала сидеть дома, а мне надоело без конца ездить по балам.

– Я бы с удовольствием оставалась дома, если бы муж не проводил все вечера, закрывшись в кабинете. Порой мне кажется, что он забывает о моем существовании.

Клер улыбнулась:

– Он не забыл тот бал у Таррингтонов. Я видела, как он тогда смотрел на тебя. Он позеленел от ревности. Капалось, он готов наброситься на тебя и на глазах у всех изнасиловать.

При воспоминании о том, что произошло в кладовке, Тори покраснела.

– Что ты знаешь об этом? А вы с Перси… вы наконец стали близки?

Улыбка увяла на лице Клер.

– Мы занимались предварительными ласками. Тори чуть не подавилась глотком чая.

– Предварительными ласками?

– Так они называют это в книге.

– Ты имеешь в виду, что мужчина ласкает грудь женщины… и другие места.

– До других мест дело еще не дошло, но вчера ночью он ласкал мои груди. Он говорит, что они совершенно великолепны.

Тори усмехнулась:

– Теперь тебе не придется долго ждать.

– Надеюсь. Мы на неделю едем в Танбридж-Уэлс пить минеральные воды. Может быть, это произойдет там.

– Лорд Перси на редкость робок. Ты говорила, что его останавливает твоя невинность. Может быть, он боится, что, начав, не сможет контролировать свою страсть.

Клер поставила чашку на блюдце.

– Ты действительно так думаешь?

– Из того, что ты рассказала, я заключила, что скорее всего так и есть.

– Если это так, что же мне делать? Тори отпила из чашки, обдумывая ответ.

– Я думаю, тебе надо искушать его. Пусть он сгорает от желания, а потом скажи ему, что ты желаешь большего. Тогда он не сможет противиться.

Клер заулыбалась:

– Я хочу стать Перси женой во всех отношениях. И я стану! Перси сказал, что он снял просторный дом. Будет несколько гостей. Приезжайте и вы. Мне бы хотелось, чтобы ты была рядом на случай, если что-нибудь пойдет не так.

Тори вздохнула:

– Мне бы хотелось поехать, дорогая, но Корд не согласится. Он всегда так занят.

– Тогда приезжай одна. Ты придашь мне храбрости. Стоит мне только подумать, что Виктория не стала бы робеть, как мои страхи улетучиваются.

Тори усиленно размышляла. Она устала от невнимания Корда. Они недавно поженились, но, казалось, она интересовала его только в постели.

– Хорошо, я приеду.

Клер с чувством обняла ее.

– Тори, моя дорогая, большое тебе спасибо.

А если Корд не хочет отпускать ее одну, пусть укладывает свои чемоданы и едет с ней.

Корду все это не нравилось. Нисколько. С момента последней встречи с владельцем продажа дома на Треднидл-стрит застопорилась, требовалось завершить предприятие. Но было ясно, что Виктория намерена ехать, отправится он с ней или нет.

В конце концов он с неудовольствием согласился поехать на пару дней в гости, но он никак не мог себе позволить пробыть там все пять дней, на которые рассчитывала Виктория.

Корд вздохнул. В действительности он был рад сделать передышку после всех этих изнурительных часов, которые он проводил в кабинете с тех пор, как женился. Помимо намерения умножить состояние, им двигали и другие мотивы; лишние часы затворничества в кабинете нужны были, чтобы избежать того, чего ему очень хотелось, – все время быть с Викторией. Ему нравилось не только ее восхитительное маленькое тело, ему нравилась она сама, ее ум, а это не сулило ничего хорошего, считал Корд.

Каждый раз, когда он смотрел на Персивала Чезвика и видел, как тот томится от любви, Корд укреплялся в намерении держаться на расстоянии от Виктории.

Многие годы он соблюдал осторожность и никогда не давал женщине подойти слишком близко, хотя находились такие, которые пытались заполучить его. Жене надлежит знать свое место: ублажать в постели и вести хозяйство. Виктория замечательно справлялась и с тем, и с другим.

Слова Рейфа засели у него в голове. "Ходят слухи… о вашей жене и Джулиане Фоксе".

Что же, возможно, ему следует уделять жене больше внимания. Он решил, что по возвращении в Лондон что-нибудь предпримет в этом отношении.

Он откинулся назад и сидел, слушая стук колес кареты. За окнами на зеленых лугах паслись коровы. Ястреб устремился вниз на суслика, но улетел ни с чем.

Карета прибудет в Танбридж-Уэлс во второй половине дня. Ему не нравилось, что Виктория уехала только вчера, а он уже скучал без нее.

Хорошо, что он знает, как избежать ловушек, расставляемых женщинами.

И еще – интересно, будет ли в списке гостей Джулиан Фокс?

Глава 18

Все заметнее становилось приближение осени, листья приобретали ржавые, оранжевые и золотистые оттенки. Холодный ветер колыхал траву на сочных зеленых лугах вокруг Парксайд-Мэнор, просторного каменного дома, который лорд Перси снял для отдыха на лоне природы.

– Тори! – Клер бросилась к ней с распростертыми объятиями, и Виктория крепко обняла сестру. – Я так рада, что ты приехала.

– Спасибо за приглашение. Должна признать, что выбраться за город – большое удовольствие.

Клер оглядела прихожую.

– Я думала, Корд тоже приедет.

– Он не мог поехать прямо сейчас, но обещал, что непременно будет. Надеюсь, он не передумает.

Клер взяла Тори за руку.

– Хорошо бы. А пока я покажу тебе дом и представлю тебя гостям.

Тори улыбнулась и пошла за сестрой в глубь дома. Ей с Кордом были отведены просторные комнаты в противоположном конце дома. Два длинных крыла здания предназначались для гостей, в каждом вереница дверей вела в красиво обставленные спальни. Нижний этаж также был впечатляющим.

Старый дом с тяжелыми резными балками и венецианскими окнами был построен еще при короле Якове. В течение столетий трехэтажный дом из серого камня над небольшим быстрым ручьем не раз перестраивали.

Он выглядел просторным и радушным. Как и говорила Клер, гости при желании могли наслаждаться уединением, а в «маленьком» списке приглашенных оказались самые разные люди, в их числе отец Перси, маркиз Керси, брат Перси и его жена, граф и графиня Лауден, кузина Корда Сара с мужем Джонатаном и сыном Тедди и Рейфел Сондерс, герцог Шеффилд.

Корд приехал в середине следующего дня.

– Добрый день, Виктория, – произнес он, вежливо улыбаясь.

– Добрый день, милорд, – ответила она столь же чинно. – Надеюсь, путешествие было не слишком утомительным.

– Ни в малейшей степени. Дорога оказалась немного грязной, но мы неплохо провели время, учитывая обстоятельства.

Учитывая что? – хотелось ей спросить, он ведь приехал против своего желания, это было ясно по его вежливому, но холодному обращению. Он раскланялся с несколькими гостями, оказавшимися у входа, и Тори повела его в комнаты, отведенные им наверху. Хотя они обменивались приятными фразами, его улыбка оставалась вежливо-отстраненной, а тон – слегка снисходительным. Идеальный муж-аристократ, подумалось Тори, но в течение дня его холодное внимание все больше сердило.

Она была его женой. Его любовницей, в конце концов! Не просто женщиной, которая жила с ним под одной крышей. Тори решила во что бы то ни стало поколебать его холодную неуязвимость, но ей не пришлось ничего предпринимать. Как только Корд понял, что в числе гостей был Джулиан Фокс, его поведение совершенно изменилось.

– Я вижу, мистер Фокс тоже здесь.

– Разумеется. Он ведь кузен лорда Перси, в конце концов.

Корд не сказал ничего больше, но когда она взглянула на него, холодной сдержанности в его лице уже не было, а скулы напряглись.

Сознание, что муж бешено ревнует ее к другому мужчине, просто пьянило.

И еще сильнее влекло к нему.

Больше всего на свете Тори хотела, чтобы Корд любил ее. Она хотела, чтобы их брак был таким, как у ее родителей, которые нежно любили друг друга и своих детей.

По крайней мере в одном отношении Корд прилежно исполнял свои обязанности. Как только он переступал порог ее спальни, его глаза темнели от желания. Рано или поздно она забеременеет, была уверена Тори.

У нее появится занятие, она больше не будет чувствовать себя лишней, не будет надоедать мужу.

Разумеется, Тори хотела иметь детей. Она их обожала, ей всегда хотелось, чтобы их было много. Но она надеялась иметь их от мужа, который любил бы ее.

Она видела, что глаза Корда неотступно следовали за Джулианом Фоксом, стоило тому появиться поблизости. Он не любил Джулиана, хотя, она знала, не сам Джулиан, а ее дружеские отношения с ним были тому причиной.

– Мне кажется, ваш муж ревнует вас, – сказал Джулиан перед ужином в гостиной, намеренно склонившись так, чтобы шептать Тори на ушко. Казалось, его нисколько не волновало, что Корд пронзал его глазами, точно кинжалами. Пожалуй, это придавало ему дерзости.

– Я сказала ему, что мы только друзья, – призналась Тори.

– Так и есть. Однако я считаю, что легкое соперничество пошло бы ему на пользу.

Она никогда не жаловалась, но выпускнику Оксфорда нетрудно было догадаться, что, если муж редко появляется вместе с женой, что-то в их браке неблагополучно.

Тори быстро взглянула на Корда. Он разговаривал с герцогом, но постоянно косил глаза в ее сторону. Когда она улыбнулась словам Джулиана, Корд нахмурился.

– Всем известно, – продолжал Джулиан, – что граф Брант очень самоуверен в отношении женщин.

Она знала, что это правда.

– Так вы думаете, если он будет ревновать, то начнет больше ценить меня?

"Даже, может быть, полюбит?"

– Иногда мужчина не понимает, чем обладает, пока не начинает тревожиться, что может потерять это.

Она напряженно обдумывала возможные последствия. Высказанная Джулианом мысль не раз приходила ей в голову. Может быть, в этом ее спасение.

– Не хотите ли вы сказать, что готовы рискнуть расположением графа, чтобы помочь мне?

Он улыбнулся, обнажив ровный ряд зубов, казавшихся жемчужинами на фоне темной кожи. Он был слишком красив. Тори снова захотелось узнать, что же случилось с ним в прошлом, после чего он стал избегать женщин. Видя, как они лебезят перед ним, она не винила его.

– Ну, мы же друзья. Я буду рад помочь, если смогу. – Он поднял глаза. – А пока мы уже достаточно раздразнили тигра. Думаю, мне пора удалиться. – Поцеловав ей руку, он отошел как раз в тот момент, когда к ней направился Корд.

Он подошел сзади, все еще не сводя взгляда с уходящего Джулиана.

– Вы с мистером Фоксом, кажется, получали удовольствие от общества друг друга. Что такого интересного говорил вам Фокс?

Она пожала плечами.

– Ничего особенного. Мы говорили о том, как изменилась погода. Еще он сказал, что в театре «Хеймаркет» на следующей неделе пойдет новая пьеса.

Глаза Корда продолжали следовать за Джулианом.

– Я предпочел бы, чтобы вы вели беседы с кем-нибудь другим.

Она проследила его взгляд и невольно стала защищаться:

– Вы ведь не хотите сказать, что мне следует избегать его? Я не хочу показаться невежливой. Я уже говорила вам – Джулиан и я только друзья.

– Да… вы это говорили.

Они отправились к столу, и хотя Корд с другими гостями вел себя безукоризненно, к Тори он почти не обращался. Она знала, что играет с огнем, но все же… Нужно и пользовать шанс, чтобы пробить стену, которую он выстроил вокруг себя и за которую не пускал ее.

Если она хочет добиться успеха, ей, как и сестре, придется быть храброй.

Тори посмотрела туда, где сидела Клер. На ней было платье с очень низким вырезом, и Перси с трудом отрывал взгляд от груди жены.

"Удачи тебе, дорогая", – подумала она, отвернулась и увидела, что Корд зло смотрит на Джулиана, сидящего рядом с Клер, явно посчитав, что Тори интересуется Джулианом.

"Удачи нам обеим".

Время шло к ночи. Полная решимости осуществить план, который они с Тори задумали, Клер сослалась на головную боль и попросила Перси проводить ее наверх. Он не стал протестовать.

Когда они прошли в свою гостиную и муж закрыл дверь, Клер ласково сказала:

– Я не хочу будить Фрэнсис. Вы не будете возражать против того, чтобы расстегнуть мне платье?

Лицо Перси напряглось.

– Конечно. – Его руки слегка тряслись, расстегивая пуговицы. Закончив, он отступил на шаг.

Клер повернула к нему лицо, держась за лиф своего платья:

– Помните ту ночь, когда вы ласкали мою грудь? Он сглотнул, на щеках зарделись пятна.

– Я не забыл. И не смог бы, если бы захотел.

Она отпустила лиф своего бледно-голубого шелкового платья, вырез которого Фрэнсис смело сделала очень открытым. Глаза Перси широко раскрылись, когда она спустила бретельки нижней рубашки, обнажив грудь.

Перси, казалось, прирос к полу.

– Такие прикосновения… это лишь начало совокупления мужчины и женщины. Той ночью я едва не потерял контроль над собой. Если я снова притронусь к вам… я боюсь того, что может случиться.

– А я не боюсь, Перси.

– Вы такая тоненькая, Клер. Такая хрупкая. Обещаю, я буду ждать, я дам вам время свыкнуться с мыслью, что вы замужем. Такое ожидание нелегко для мужчины, особенно если жена такая красавица, как вы. Стоит нам начать, я не найду сил остановиться. Если я каким-то образом обижу вас…

– Я готова к этому. Все жены покоряются своим мужьям. Я хочу покориться вам, милорд.

Перси сглотнул, в его глазах читалась внутренняя борьба.

– Вы… вы уверены, Клер?

– Да, милорд!

Перси сделал глубокий вдох. Его кадык заходил ходуном.

– Мы будем делать это очень медленно. Если вы захотите остановиться, я постараюсь…

– Мое единственное желание – чтобы вы сделали меня вашей настоящей женой.

Светлые глаза Перси потемнели. В слабом свете лампы он казался старше, мужественнее, мужчиной, а не мальчиком, которым выглядел при их первой встрече. Он взял ее на руки и целовал, пока она не начала забывать свои страхи. Она хотела этого. Очень хотела.

Перси осторожными движениями раздел ее и отнес в свою кровать. Он очень долго ласкал ее тело, убеждаясь, что она готова принять его. Эти часы были полны радости и блаженства. Когда он соединился с ней, стало больно только на мгновение, а потом все прошло. Ее тело сгорало в огне, сгорало от желания, которое Перси утолял всю длинную волшебную ночь. Как и сказала сестра, любовь была блаженством.

Тори почти всегда оказывалась права.

Тори надеялась, что поступает правильно, слегка флиртуя с Джулианом, конечно, только слегка. Она не хотела дать повод сплетням.

Только изредка, когда она видела, что Корд смотрит в ее сторону, а Джулиан рядом, она начинала смеяться или улыбалась и играла веером. Опыта флирта у нее не было. Она надеялась, что все делает правильно.

Джулиан, как и обещал, бросал на нее горящие взгляды и расточал ей чувственные улыбки.

В ту ночь Корд был еще более неутомимым, чем всегда, словно хотел утвердить свои права на нее. Она с готовностью отдавалась ему и едва могла пошевелиться, когда он закончил. Перед рассветом он взял ее снова.

Раскинувшись рядом с ней, он намотал на палец ее локон.

– Я решил задержаться здесь до конца недели. Мы можем вернуться в город вместе.

От радости ей захотелось вскочить и издать крик восторга. Но она намеренно небрежно сказала:

– Вот как? Я думала, что вам нужно закончить дела. Корд потемнел лицом.

– Я надеялся, что обрадую вас.

Тори заулыбалась, не в силах дольше скрывать свои чувства.

– Я очень рада, милорд.

Но она не думала, что убедила Корда, и это было на руку.

Следующие несколько дней пролетели слишком быстро. Большую часть времени Тори провела с мужем, который, казалось, получал почти такое же удовольствие, как она сама. Они вместе смеялись и совершали долгие прогулки вдоль ручья, бежавшего позади особняка. В один из дней хозяева и гости все вместе отправились в Танбридж-Уэлс, чтобы насладиться минеральными ваннами, которые, как считалось, полезны для здоровья.

– В прошлом столетии этот курорт был излюбленным местом отдыха самых знатных семейств, – объяснил Корд. – Он был основан в 1609 году, когда лорд Порт нашел там железистые источники.

Теперь курорт утратил часть своей популярности, но Тори и другие гости получили большое удовольствие, Даже Корд.

Наконец настало время уезжать.

Спустившись с лестницы, у выхода она случайно встретила Джулиана. Он был невероятно красив в панталонах из оленьей кожи и темно-зеленом фраке. Когда она проходила мимо, он подмигнул и слегка наклонился к ней:

– Я вижу, наш замысел удался. Никогда не видел мужчину, который был бы так увлечен своей женой.

– Вы чудо, Джулиан. – Она хотела благодарно чмокнуть его в щечку, но не посмела.

Джулиан склонил голову, обернулся и улыбнулся подходящему Корду:

– Надеюсь, дорога домой будет для вас приятным путешествием, милорд.

– Благодарю. Дорога утомительна, но я уверен, что найду способ развлечь свою жену. – Горячий взгляд, который он бросил на нее, красноречиво рассказал о его планах времяпрепровождения – прямо в карете.

Он предупреждал Джулиана, давал понять, что она принадлежит ему. Тори не могла не испытывать триумф.

– Так едем? – Корд подал ей руку и свел вниз по ступенькам парадного. Он помог ей сесть в карету и удобно устроиться на сиденье. Она не могла удержаться от того, чтобы бросить последний взгляд на Джулиана, который стоял на крыльце и наблюдал за их отъездом с улыбкой на чувственных губах.

Тори улыбнулась в ответ, а лицо Корда помрачнело.

– Понравилась пьеса, любовь моя? – Корд наклонился к ней, и внутри Тори что-то затрепетало. Прошло около недели, как они вернулись домой из деревни. Вчера он возил ее в оперу, а сегодня они смотрели в «Хеймаркет» пьесу "Путешествие мистраля", о которой она слышала от Джулиана.

– Да, очень понравилась. А вам?

– Конечно. – Он провел пальцем по ее щеке. – Но еще большее удовольствие мне доставило ваше общество.

Радость переполняла Тори. Ее план удался! После их возвращения Корд был удивительно внимателен к ней. Им было хорошо друг с другом. Корд чаще смеялся, был мягче, чем когда-либо прежде. Она подумала, что его чувства к ней растут.

Их разговор прервало появление посыльного.

– Что это? – спросила Тори, вместе с Кордом вышедшая в прихожую.

Он бросил факельщику монету за работу и сломал печать на пакете.

– Информация о фабрике, которую я собираюсь купить в Лемминг-Гроув. Покупка может оказаться очень прибыльной. Я надеюсь купить фабрику, улучшить условия труда, кое-что изменить и тем самым увеличить прибыль. Если мне повезет, я смогу продать ее за гораздо большую сумму.

– Не могу ли я поехать с вами? – предложила Тори, опасаясь, как бы их отношения не вернулись к прежнему.

– Лемминг-Гроув – фабричный городок. Там не на что смотреть. Я уеду в конце дня и останусь там только на одну ночь. И все время буду очень занят. Утром я вернусь. Может быть, в следующий раз…

Тори нехотя согласилась. В конце концов, он уезжал только на одну ночь. Кроме того, она давно думала о том, что сказала ей Грета о доме на Гринбауэр-стрит, некогда принадлежавшем семейству Тори. Особняк находился всего в шести-семи кварталах отсюда.

Она осторожно навела справки о сэре Уинифреде Маннинге, который купил дом у ее отчима, и узнала, что он со всем семейством перебрался в деревню. После отъезда хозяев вот уже несколько недель дом стоял запертым. Если найти способ проникнуть внутрь…

Память подсунула ей разъяренное лицо мужа, когда он узнал о ее поездке в Харвуд-Холл. На этот раз Корд пришел бы в еще большее неистовство. Но ведь дом был совсем близко. Ей будет достаточно и пары часов.

Она не знала, что ждет ее в том доме, но барон продал его со всей обстановкой, так что в нем оставалась прежняя мебель. Тори помнит, что стояло в спальне матери и в комнате для шитья. На этот раз Корд ничего не узнает, но даже если предположить, что узнает, рискнуть все равно необходимо.

Корд, как и планировал, уехал во второй половине следующего дня. Сразу после ужина Тори прошла к себе. Она переоделась в простое платье неприметного цвета, сняла кожаные туфельки и переобулась в прочные ботинки. Она ходила, выжидая, когда в доме все затихнет, вслушиваясь в сводящее с ума тиканье часов и желая, чтобы минуты пролетали быстрее. Незадолго до полуночи она открыла дверь, уверилась, что поблизости никого нет, и по черной лестнице вышла из дома.

Она не стала нанимать экипаж, а решила пройти пешком. Мейфэр был одним из самых фешенебельных районов Лондона и, насколько она знала, совершенно безопасным.

Когда только один квартал отделял ее от Гринбауэр-стрит, она услышала позади себя стук колес. Поправив шаль на плечах, Тори наклонила голову и продолжила путь. Карета нагнала ее. Властный голос приказал кучеру подъехать к краю проезжей части улицы.

– Бога ради, Виктория, что вы здесь делаете? – Она узнала голос Джулиана, раздавшийся из окна великолепной глянцево-черной кареты с желтыми полосками вокруг крыльев, запряженной лошадьми серой масти. – Что вы здесь делаете в полном одиночестве?

Тори со вздохом повернула к нему лицо. Она-то надеялась, что никто не увидит ее.

– Добрый вечер, Джулиан. – Она знала, что он живет в Мейфэре, но не знала точно, где именно. Наткнуться на него – вот уж везение. – У меня нет времени на объяснения. Я здесь по очень важному делу. Надеюсь, вы не обмолвитесь, что видели меня.

Он с интересом посмотрел на нее.

– Разумеется, я буду молчать… если вы скажете, куда направляетесь. Я не могу оставить вас здесь одну в такой поздний час.

Боже праведный, только этого ей не хватало, еще одно осложнение.

– Это длинная история, Джулиан.

Дверь кареты распахнулась, приглашая ее внутрь.

– У меня много времени. Ваша сестра и ее муж голову с меня снимут, если я оставлю вас здесь в такой час и случится что-нибудь непредвиденное. Может быть, вы расскажете мне, какого рода дело заставило молодую даму выйти на улицу среди ночи, и смиритесь с тем, что я не покину вас, пока ваше дело не будет закончено и выв целости и сохранности не вернетесь домой?

По выражению его лица она поняла, что он не изменит своего решения. И она доверяла Джулиану. Он будет хранить молчание, что бы она ни рассказала ему.

Приподняв юбку, Тори забралась в карету и уселась напротив. Очень кратко она рассказала о том, как был убит ее отец, и о своих подозрениях.

– Я уверена, что моя мать узнала правду до того, как заболела, но она умерла раньше, чем смогла предпринять что-нибудь. Если все так и было, она могла написать о своих подозрениях в дневнике. Все что мне надо – отыскать дневник.

– Понимаю. И вы считаете, что дневник может быть в городском доме сэра Уинифреда?

– Да.

Джулиан постучал по крыше кареты тростью с серебряным набалдашником и приказал кучеру ехать на Гринбауэр-стрит. Карета свернула в переулок.

Добравшись до места назначения, они вместе вышли из кареты, прошли мимо конюшен и начали осматривать стену двухэтажного кирпичного дома в надежде отыскать способ проникнуть внутрь.

– Здесь, – тихо сказал Джулиан. – Вот окно, которое только прикрыто. Я заберусь внутрь и открою вам дверь.

Она кивнула, благодарная за то, что он рискует своей репутацией, помогая ей. Тори радовалась, что не ей пришлось перелезать через подоконник, и только слегка почувствовала себя виноватой, когда услышала звук рвущейся ткани и приглушенное ругательство.

Через несколько минут она уже была в доме; маленькая лампа освещала им путь. В особняке, казалось, мало что изменилось; уют главенствовал над модой, кресла и книжные шкафы со стеклянными дверцами, заполненные книгами, были все те же. Джулиан держал лампу, и Тори последовала за ним вверх по лестнице.

– Комната матери дальше по коридору, – тихо сказала она. Впрочем, почти всегда леди Харвуд спала в одной комнате с отцом Тори. Как ей хотелось бы, чтобы они с Кордом были так же близки. – А за ней комната для шитья.

Воспоминания охватили ее: теплый смех родителей, они с Клер играют у камина, отец читает, а мать пытается сочинять стихи или пишет в своем дневнике.

– С тех пор здесь многое могло измениться, – сказал Джулиан.

Да, теперь все по-другому, подумала она, мысленно перебирая перемены, произошедшие в ее жизни с тех пор, как умерли родители и они с Клер оказались в зависимости от отчима.

К счастью, кроме балдахина из полосатого дамаста над кроватью, нового стеганого покрывала и толстых персидских ковров, в комнате все было как прежде. Тори торопливо осмотрела каждый из знакомых ей предметов в поисках места, где мог бы поместиться дневник, оставаясь незамеченным для чужого глаза.

– Может быть, новые хозяева нашли его, – предположил Джулиан.

– В таком случае, уверена, они бы вернули его.

– Возможно.

Но что бы ни случилось с дневником, очень тщательный поиск, который был продолжен и внизу, ничего не дал.

– Пора уходить, – мягко сказал Джулиан. – С каждой минутой риск, что нас обнаружат, растет. Мне бы не хотелось, чтобы меня арестовали, как обычного вора.

Как ни грустно было уходить с пустыми руками, другого выхода не было. Они обыскали весь дом, и еще оставалась вероятность, что дневник спрятан где-то в Уиндмере.

Скрывая разочарование, Тори последовала за Джулианом из дома и уселась в карету. Карета доставила ее на Беркли-сквер, откуда Тори вернулась домой, прошмыгнув через черный ход, чтобы ее никто не увидел.

Раздевшись без помощи Эммы, усталая Тори забралась в кровать разочарованная, но настроенная продолжать поиски.


Уиндмер. Он не выходил у нее из головы. Прекрасное имение, раскинувшееся на сотнях акров Котсуолдских холмов с их быстрыми ручьями, могло быть ключом к разгадке. Это место они очень любили – имение должно было перейти к девочкам. Теперь, когда она рассказала Корду об убийстве, может быть, он поможет ей найти способ обыскать дом.

Она вздохнула. Едва ли ее муж захочет тайно пробраться в Уиндмер.

Тори ужасала мысль о том, в какую ярость пришел бы он, узнав, что она проникла в дом сэра Уинифреда, – в сопровождении не кого-нибудь, а Джулиана Фокса – и молила Бога, чтобы этого не произошло.

Глава 19

Корд вернулся в Лондон позже, чем планировал. Обследование ткацкой фабрики потребовало больше усилий, чем он предполагал; условия, в которых работали наемные рабочие, удручали.

Важно получать доход, но речь шла о человеческих жизнях. Он не хотел умножать свое состояние за счет тех, кому повезло меньше, чем ему. В конце концов он решил отказаться от покупки фабрики. Пусть ему придется работать больше, чтобы компенсировать убытки, решением своим он остался доволен.

Корд рвался домой. К счастью, когда он появился в доме, Виктория ждала его. Она встретила его ласковой улыбкой, которая сменилась удивлением, когда он обнял ее и крепко поцеловал.

Она, как всегда, охотно пошла навстречу, прижавшись к нему, и когда поцелуй закончился, он уже горел нетерпением увести ее наверх.

Он скучал по ней, черт возьми. Ему следовало взять ее с собой.

– Я так рада, что вы дома, – сказала она, улыбаясь.

– Почему бы вам не подняться со мной наверх и не доказать мне это?

Она покраснела и посмотрела на лестницу. Какой-то миг казалось, что Тори готова уступить, но потом она покачала головой:

– Грейс собиралась прийти. Она может появиться с минуты на минуту.

Корд разочарованно кивнул. Одного взгляда на выбившийся из прически темный завиток на затылке Тори было достаточно, чтобы желание пронзило его. Он наклонился и поцеловал завиток. Может быть, когда Грейс уйдет…

Когда он поднимался по лестнице, его тело продолжало пульсировать от неутоленного желания. Если он не может овладеть Викторией, то сменит помятую дорожную одежду, не спеша примет ванну – полежит подольше в горячей воде – и отдохнет. Он старался не думать о соблазнительной груди и красиво очерченных бедрах своей жены, но воображение преследовало его на всем пути в спальню.

Он лежал в медной ванне, тщетно стараясь думать о чем-нибудь другом, а не об усладительном теле жены, когда до него донеслись голоса из соседней комнаты. Миссис Ратбон разговаривала с одной из горничных. Он глубже погрузился в ванную, специально изготовленную по его росту, положил голову на край и закрыл глаза.

Он не собирался вслушиваться в разговор, но когда услышал имя жены, открыл глаза и сел.

– Я собиралась идти спать, когда увидела ее, крадущуюся по черной лестнице, – громко говорила миссис Ратбон, ее скрипучий голос легко проникал сквозь стенку. – Она вышла через черный ход, и это почти в полночь, а вернулась после двух ночи, я слышала ее шаги.

Грудь сжало. Казалось, свинцовая тяжесть внутри не давала дышать.

Голос горничной был не таким пронзительным, ее слова различить было труднее.

– Вы ведь не думаете, что ее светлость встречалась с другим мужчиной?

– Граф нашел ее на улице. Кто знает, что это за птица. Служанки еще что-то говорили, но он не слушал. Они закончили уборку и ушли, закрыв дверь. Корд сидел в ванне, не в силах пошевелиться; его мозг отказывался принимать то, что он услышал. Только когда вода остыла и стала такой холодной, что привела его в чувство, Корд вышел из ванной, оставляя на полу мокрые следы, и насухо вытерся, продолжая думать о Виктории.

Его жена выходила из дома глубокой ночью, выходила по черной лестнице, чтобы никто ее не увидел. Она отсутствовала несколько часов. В предыдущий раз, когда он уезжал из города, она тоже покидала дом – ездила в Харвуд-Холл, как она сказала.

Но на самом ли деле она искала дневник своей матери? Может, бегала к Джулиану Фоксу на любовное свидание?

Внутри все переворачивалось. В груди Корд ощущал почти физическую боль. Он старался держать свои чувства в узде.

Но это ему не удавалось.

Корд оделся и потребовал подать карету. Он оставил Виктории записку, в которой сообщал, что должен уехать по срочному делу, и спустился по главной лестнице. Кучеру он приказал ехать на Боу-стрит в надежде, что еще застанет Джонаса Макфи в его конторке, откинулся на сиденье и замер.

Корд должен был узнать правду, а разговор с Викторией ничего бы ему не дал. Она солгала ему раньше, назвавшись не той, кем была на самом деле, иначе он никогда не лег бы с ней в постель. Он не лишил бы ее невинности, и ему не пришлось бы жениться на ней. Она предавала его снова и снова. Как может он верить ей сейчас?

Гнев разрастался. Если Виктория предала его с Фоксом… Он заставил себя сохранять спокойствие. Макфи соберет факты и докопается до истины. Он разузнает, действительно ли Виктория ездила в Харвуд-Холл, может быть, даже узнает, где она была прошлой ночью.

А пока, как это ни трудно, Корд будет делать вид, что ничего не случилось. Он будет с ней обходителен, будет вести себя как подобает и молить Бога, чтобы его страхи оказались напрасными.

Что касается его физической потребности в ней, он не собирается отказывать себе в удовлетворении. Но не будет давать волю своим чувствам, защитит себя и свое сердце.

Больно признаться, но пока ему это не удалось.

Тори вздохнула и отправилась к миссис Грей, чтобы обсудить с ней меню на неделю. За исключением той ночи, когда Виктория тайком уходила из дома, ее жизнь катилась однообразно и скучно, так что она почти завидовала миссис Грей с ее многочисленными обязанностями по ведению домашнего хозяйства.

Прошлой ночью Корд в третий раз подряд уехал из дома по каким-то делам. Потом он отправился в свой клуб, чтобы сыграть одну-другую партию в карты, по крайней мере так он ей сказал утром. Целыми днями он не выходил из своего кабинета, если только не уезжал по делам, и только один раз пришел к ней в постель. Их близость была короткой и не принесла ей удовлетворения.

Тори помедлила у двери в кухню, наслаждаясь запахом свежеиспеченного хлеба, распространявшимся оттуда. После возвращения из Парксайд-Мэнор их отношения с Кордом улучшились. Но после поездки в Лемминг-Гроув муж отдалился от нее еще больше, чем прежде, даже в постели он оставался далеким и чужим, словно бы сознательно старался держаться на расстоянии.

Все труднее было верить, что его страсть может перерасти в любовь.

– Я тут составила примерный перечень на эту неделю, миледи, – сказала миссис Грей, торопливо направляясь к ней. – Может быть, мы перейдем в маленькую столовую, чтобы все обсудить.

Это был деликатный намек. Миссис Грей управляла миром кухни и слуг. Она пребывала в уверенности, что графине не подобает опускаться до низких бытовых проблем, решаемых слугами.

Тори не сказала ей, что зачастую прежнее положение обитательницы первого этажа представляется ей более приемлемым, чем мир одиночества, в котором она живет, став женой графа.

Она просто поднялась этажом выше, миссис Грей следовала за ней по пятам. Заставляя себя привыкать к мысли, что ее замужество навсегда окажется замужеством без любви, Тори стала думать о детях, которые заполнили бы пустоту.

Если уж у нее не будет любви Корда, может быть, будет ребенок от него. Она молила Бога, чтобы в ее чреве поскорее начали расти сын или дочка. Тори снова задумалась о том, как отдалился муж, даже в постель к ней почти перестал приходить, и вздохнула, подумав, что и ребенка у нее может не быть.

Сидя в карете, катившей по многолюдным улицам города, Корд рассеянно смотрел в окно. Час назад он получил записку от Джонаса Макфи с просьбой навестить его при первой возможности. Корд ответил, что приедет к одиннадцати часам.

Прошло больше недели после его возвращения из Лемминг-Гроув и ночного свидания жены, если это было свидание. Прошло достаточно времени, чтобы Макфи мог выполнить свою работу.

Спеша на встречу с сыщиком, Корд выбранился, неожиданно обнаружив препятствие, грозящее задержать его. Взглянув в окно, он увидел запрудивший улицу полк солдат в красно-белых мундирах в сопровождении дюжины офицеров, гарцующих на высоко вскидывающих ноги вороных конях. Наблюдая за марширующими солдатами, Корд вспомнил Итана, задумался, вернули ли его в ту тюрьму, откуда он бежал, или перевели куда-нибудь в другое место, да и жив ли он еще?

Если жив, найдут ли они способ освободить его до того, как закончится эта бесконечная чертова война.

Но как только карета снова двинулась в направлении Боу-стрит, Итан вылетел у него из головы. Корд приготовился к встрече с Джонасом Макфи. Но все равно, когда Макфи открыл дверь в свою маленькую, тесную контору и пригласил графа сесть за стол напротив него, Корд испытал настоящий трепет.

– Боюсь, милорд, новости неутешительные. – Лысый, в очках с проволочной оправой Макфи мало походил на человека, который проводит дни в охоте за преступниками и хорошо знает темные стороны жизни Лондона. Но мускулистый торс и жилистые, покрытые шрамами руки свидетельствовали об опасностях его занятий.

– Что бы вы ни обнаружили, выкладывайте. Сидящий за изрядно обшарпанным столом, Макфи заглянул в бумаги.

– Что касается первого эпизода, предполагаемого посещения вашей женой Харвуд-Холла. Слуги утверждают, что ее там не было.

Сердце сжалось. Корд убедил себя, что готов выслушать любые сведения. Оказалось, это не так.

– Я думаю, вы поговорили не с одним слугой.

– Совершенно верно. – Он посмотрел в свои записи. – А именно с экономкой по имени Грета Саймон и с дворецким Сэмюелом Симзом. Я говорил также с одной из горничных.

– А барон? Где был он во время вашего визита?

– Лорд Харвуд все еще в Лондоне.

– Существует ли вероятность, что жена была в доме и никто не знал об этом?

– Слуги говорили очень уверенно, милорд.

Он сказал себе, что должен сохранять спокойствие. Он знал, как умна Виктория.

– Что еще вы смогли узнать?

– Вы упомянули человека по имени Джулиан Фокс. Я занялся им. У Фокса дом на Мейфэре. Я отыскал этот особняк и поговорил с одним из лакеев, немного подмазав его, как вы понимаете. Мне неприятно говорить вам это, но лакей сказал, что в тот день около полуночи мистер Фокс подобрал леди в нескольких кварталах от Беркли-сквер, где находится ваш дом. По описанию женщина походила на леди Брант.

Внутри у Корда сжался болезненный ком.

– Продолжайте.

– Кучеру было велено отвезти их в переулок за домом на Гринбауэр-стрит. Мистер Фокс и леди вышли из кареты и проникли в дом. Они оставались внутри более часа. После этого Фокс приказал кучеру ехать обратно в направлении к Беркли-сквер. Леди вышла из кареты и исчезла в одном из домов квартала, предположительно в вашем.

У Корда были еще вопросы, но он боялся услышать ответы на них.

– Полагаю, все это есть в вашем отчете.

– Да, милорд.

– Счет за проделанную работу тоже там? Макфи кивнул и передал Корду папку.

– Я утром же отправлю его в банк.

– Благодарю вас, милорд. Я предпочел бы, чтобы результаты были другими.

Пальцы Корда сильнее сжали папку.

– Я тоже.

Повернувшись спиной к сыщику, он заставил себя спокойно выйти из конторы. С облегчением оказавшись внутри кареты, он тяжело рухнул на сиденье и обхватил голову руками. Его жена вступила в связь с другим мужчиной.

У нее роман с Джулианом Фоксом.

Отчаяние и чувство потери затопили его. Они женаты так недавно, а он уже потерял ее. Глаза жгло. До этого момента он не понимал, как много она значит для него. Как он мог настолько потерять бдительность? Как мог оказаться таким глупцом?

Затем мука и печаль, которые он испытывал, начали перерастать в гнев, в горькое ощущение, что его предали.

Как она смела? Он доверял Виктории с первого дня, когда они стали мужем и женой. Черт, с той ночи, когда он ворвался в ее спальню внизу, он не испытывал ни малейшего желания обладать другой женщиной..

И она тоже желала его. Виктория жизнерадостная, страстная женщина. Он ввел ее в мир наслаждений, и она наслаждалась каждой минутой.

Потом появился Фокс. Корду не терпелось вызвать его на дуэль и застрелить за то, что он украл у него жену. Виктория была его! Она принадлежала ему, черт возьми! Но Фокс, красивый и обаятельный, угождал ей и…

Корд задержался на этой мысли. Угождал и добивался ее внимания. Бывал с ней повсюду – в опере, в театре, ухаживал за ней на балах. Фокс танцевал с ней, сидел рядом на обедах, смеялся, а Корд все торчал в своем кабинете, придумывая способы, как избегать ее. Он даже не выбрал времени, чтобы сыграть с ней в шахматы.

Тяжесть, засевшая где-то в кишках, усилилась. Хорошо зная Викторию, он понимал, что это не может быть случайной связью. Должны быть затронуты ее чувства – Виктория должна быть влюблена в Джулиана Фокса.

Корд думал о месяцах их совместной жизни. Она ни разу не сказала ему, что любит или что-нибудь косвенно свидетельствующее о ее нежных чувствах к нему. Может, если бы он хоть немного подозревал, насколько глубокими стали его чувства к ней…

Но он тогда не знал этого. Не знал до сих пор. А теперь стало слишком поздно.

Он вдруг впервые подумал, что в действительности это он настоял на их женитьбе. Он буквально заставил Викторию выйти за него замуж. Сначала запугал ее, а потом ввел в заблуждение. Он всегда умел держаться с женщинами и знал, что вызывает у Виктории желание. И еще – она нуждалась в защите. Ему никогда не приходило в голову, что он подталкивает ее к тому, чего она на самом деле не хотела.

Весь обратный путь к дому он размышлял над тем, что имеет. Виктория любит другого. Фокс кузен Перси, племянник маркиза Керси. У семейства куча денег. Фокс сможет позаботиться о ней.

Желчь разливалась по его телу. Виктория была для него всем. Он уже не мог представить жизнь без нее. Но было бы несправедливо запереть ее в браке, которого она в действительности никогда не хотела.

Корд откинулся на сиденье. Сердце у него сжималось от боли. Было совершенно ясно, что он совершил непростительную ошибку. Он позволил себе полюбить.

Позволил себе такую величайшую глупость.

Хуже которой только оставаться в браке с женщиной, которая не любит его.

Глава 20

Виктория не видела Корда целый день. Прошло время ужина, а его все не было. Она начала волноваться. Приближалась гроза, и ей не хотелось, чтобы в дождь он находился не дома. Наконец она услышала твердые мужские шаги в прихожей и почувствовала облегчение.

Она вышла в прихожую, чтобы встретить мужа, заметила его мрачный вид, и облегчение сменилось острым приступом страха.

– Что такое, Корд? Что случилось?

– Мне нужно поговорить с вами. Может быть, лучше подняться наверх?

Сердце неровно застучало. Она поднялась по лестнице впереди него, вошла в свою комнату, он последовал за ней и закрыл дверь. Она с тревогой смотрела в его глаза, пытаясь понять, о чем он думает, но в тяжелом взгляде ничего нельзя было прочитать.

– Вам лучше сесть.

Ему не нужно было повторять дважды. Ноги у нее дрожали. Случилось что-то ужасное, но она не могла сообразить, что это могло быть. Она дошла до диванчика и опустилась на него.

– Я встречался с человеком по имени Джонас Макфи, сыщиком своего рода. Я несколько раз пользовался его услугами раньше.

– Кажется, вы упоминали это имя… человек, который узнал, что мы с Клер являемся падчерицами Майлса Уайтинга.

– Совершенно верно.

– Почему… почему вы встречались с ним?

– Мне требовалось узнать… некоторые вещи, а мистер Макфи, как я надеялся, мог помочь мне в этом.

Боже мой, неужели он узнал, что она проникла в дом сэра Уинифреда? Узнал ли Макфи, что она была там с Джулианом Фоксом? Ей нужно сохранять спокойствие, возможно, речь идет о другом.

– Что именно вам хотелось узнать? Корд походил и налил себе бренди.

– Хотите выпить? Вы немного бледны. Она облизнула губы.

– Я чувствую себя хорошо. – Но это совсем не соответствовало действительности.

Корд сделал глоток, покрутил бокал, заставив янтарную жидкость омыть его стенку. Он был таким спокойным. Таким лишенным сил. Она все больше пугалась.

– У меня были вопросы, касающиеся моей жены.

– Вашей жены, – повторила она, с трудом выговаривая слова.

– Да, и Макфи собрал для меня очень полезные сведения. Прежде всего он сообщил мне, что вы никогда не были в Харвуд-Холле.

Внутри у нее все переворачивалось.

– Это неправда!

– Разве? Джонас поговорил с дворецким, с экономкой и с одной из служанок. Вас там не было, Виктория.

– Слуги… они мои друзья. Они поклялись хранить молчание.

Он снова взболтал бренди.

– А что насчет той ночи, когда я был в Лемминг-Гроув? Вы снова уходили из дома.

Ей не хватало воздуха. Как Макфи узнал это? Как он мог узнать?

– Я могу объяснить.

– В самом деле? Тогда объясните.

Почему он не кричит? Почему не бушует, не впадает в неистовство, не говорит, что намерен наказать ее или по крайней мере запереть в комнатах? Мрачное спокойствие было хуже, чем гнев, который он обрушивал на нее прежде.

Она глубоко вдохнула и медленно выдохнула воздух.

– Все это очень легко объясняется. Когда я была в Харвуд-Холле, Грета – это экономка, которую вы упомянули, – что-то сказала о доме в Лондоне, который раньше принадлежал моим родителям. Она сказала, что, возможно, дневник мамы все еще где-нибудь там.

– А, таинственный дневник. Мне следовало бы догадаться.

– Этот дом находится на Гринбауэр-стрит, недалеко отсюда. Я знала, что вы не одобрите моей затеи, и решила отправиться туда одна. Я вышла из дома около полуночи. Она посмотрела на Корда.

Стоит ли ей говорить о Джулиане Фоксе? Если она расскажет и окажется, что Корд не знал о нем, он еще больше рассердится. Она растерялась, пытаясь сообразить, могли Макфи узнать об этом, считая, что она обязана Джулиану и должна молчать.

– Я… я прошла несколько кварталов, мне повезло, одно окно в задней части дома оказалось только прикрытым. – Она попыталась улыбнуться. – Мой отчим продал дом сэру Уинифреду Маннингу, но его не было в городе. Я обыскала дом, но…

– Но снова, к несчастью, вернулись ни с чем.

– Да.

– Стыдно, Виктория. Может быть, если бы вам кто-то помогал, поиски увенчались бы успехом. Кто-нибудь вроде Джулиана Фокса.

Она чуть не лишилась чувств. На мгновение у нее перед глазами замелькали черные круги. Может быть, она на миги потеряла сознание, потому что когда открыла глаза, Корд прижимал к ее губам бокал с бренди.

– Сделайте глоток, Виктория. Вам станет лучше. Она глотнула, чувствуя, как жидкость обжигает горло.

– Это… это не то, что вы думаете. Джулиан и я – мы встретились случайно. Он, вы знаете, живет в Мейфэре, он был в карете, возвращался домой. Он увидел меня на улице и не отпустил, пока я не рассказала ему, что задумала сделать; после этого он не позволил мне идти одной.

– Я уверен, что мистер Фокс исключительно заботлив.

– Да, так и есть. Мы друзья, в конце концов. Он не хотел, чтобы со мной что-нибудь случилось.

Он стоял над ней, большой и мрачный, глядя на нее сверху вниз, как будто она была кем-то, кого он едва знал. Ей надо как-то достучаться до него. Она не может вынести отчужденного, совсем недоступного выражения его лица.

Оказавшись совсем близко к нему, она взяла бокал из его руки, потянулась и обвила руками его шею. Запах одеколона окутал ее. Она спрятала лицо между его шеей и плечом и почувствовала быстрое биение пульса.

Он совсем не был таким спокойным, каким казался.

– Я сожалею, что лгала вам, – сказала она. – Мне не следовало делать этого. Мне следовало сказать вам правду, но я боялась. Я знала, что вы будете сердиться. – Она прильнула к нему, губами прижалась к его шее, приподнялась на цыпочки и поцеловала его. Корд никак не реагировал, просто стоял неподвижно, опустив руки.

Это пугало.

Это было ужасно.

Она снова поцеловала его так, что сумела раздвинуть его губы и языком приникнуть к его языку. Она сильнее прижалась к мужу и почувствовала, что его тело откликнулось на призыв. Он желал ее. Как всегда.

– Виктория… – произнес он, и в его голосе была мука. Боже, что она наделала? Она не хотела сделать ему больно. Она любит его. Нужно что-то делать, чтобы все исправить.

– Мне так жаль, Корд. – Легкими касаниями она целовала его в уголки рта и снова крепко-крепко. Наученная им эротическим проделкам, она дразнила его своим язычком, побуждая отвечать. – Мне нужно было все рассказать вам. Я никогда больше не солгу вам. Клянусь.

Он, казалось, не слышал ее. Его тело оставалось застывшим и неподатливым. Ей показалось, что он хочет оттолкнуть ее.

Ее руки дрожали. Лихорадочными движениями она сняла с него куртку, расстегнула пуговицы на серебристом жилете, стянула его и отбросила в сторону. Взяв в ладони лицо Корда, она притянула его к себе для еще одного обжигающего поцелуя.

Но он, казалось, только нехотя уступал ей. Она выдернула из панталон полы его рубашки и торопливо расстегнула пуговицы на ней, отчаянно нуждаясь в том, чтобы касаться его, пробиться через его ужасное спокойствие. Он не помогал ей, но и не сопротивлялся, когда она стянула с него рубашку и прижалась губами к его голой груди в том месте, где стучало сердце.

Она чувствовала солоноватый вкус его кожи, подрагивание мышц при любом касании. Корд тяжело дышал, его широкая грудь поднималась и опускалась.

Но она не смогла пробиться к нему.

Ее платье застегивалось спереди на четыре маленькие пуговки. Она быстро расстегнула их, взяла его руку, просунула под свою нижнюю рубашку и положила себе на грудь. Корд застонал.

– Виктория, это ничего не изменит…

Она поцелуем заставила его замолчать, напуганная еще больше, чем раньше. Она взяла его за руку, подвела к кровати и сумела усадить на край. Он казался слишком усталым, слишком обессилевшим, чтобы протестовать, когда она опустилась перед ним на колени и сняла с него туфли, а потом расстегнула панталоны. Она мгновенно освободила мужа от остатков одежды и сняла с себя все.

Но он по-прежнему не тянулся к ней.

О Боже, он всегда был таким страстным, таким необузданным в любви. Происходит что-то ужасное. Она покрывала его поцелуями в надежде, что он почувствует ее любовь, что она как-то утишит боль, которую причинила ему.

Почувствовав его руки на своей груди, выдавшие его желание, она готова была зарыдать. Его губы последовали за руками, он припал губами к ее груди, и это наполнило ее теплом и все затмевающим чувством любви.

Тори выгнула спину, чтобы ему было удобнее. Но он не делал дальнейших движений, чтобы овладеть ею. Слезы текли по ее щекам, жгли глаза. Она снова усадила его на кровать и опустилась рядом, целуя его снова и снова, стремясь показать, как сильно любит его.

Тори задохнулась, почувствовав, как его большие руки обхватывают ее за талию. Он поднял ее и посадил на себя.

– Мне так жаль, – повторяла она. – Простите меня.

Он шепнул ее имя, и в звуках его голоса было столько печали, что это встревожило еще больше. Высвободив руки, она вынула шпильки из прически, и волны волос упали на ее голые плечи. Корд поднял руку и провел по ним, ровно распределив по плечам.

– Мне всегда нравились ваши волосы, – произнес он, и в его голосе ей послышалась ловушка.

Приподняв Тори, он с облегчением начал входить в нее, медленно опуская, пока не заполнил полностью. Он соединился с ней, стал частью ее, и не важно, что случилось, она знает, так будет всегда. Когда она наклонилась, чтобы поцеловать его, ее волосы упали вперед, укрыв их обоих шелковым покрывалом. Она любила его. Она хотела дать ему наслаждение, которое он всегда давал ей. Она сделала движение вверх, затем – медленно – вниз, стараясь найти ритм, доставить ему наслаждение. Она чувствовала, как напрягались мышцы его тела, чувствовала его мощь каждый раз, когда совершала движение.

Наслаждение становилось все более острым. Тепло затопляло ее, смешиваясь со страхом потерять любимого. Корд крепко сжал ее бедра, теперь он входил в нее мощными ударами, волны наслаждения прокатывались по ней, доходили до кончиков рук и ног – и вскоре Тори добралась до самой вершины.

Через несколько мгновений Корд последовал за ней. Вялая и удовлетворенная, она опустилась на его грудь, молясь в душе, чтобы он наконец простил ее.

На какой-то момент она, должно быть, заснула. Когда же очнулась, Корд стоял у кровати, почти полностью одетый. Он застегнул пуговицы на рукавах и надевал куртку поверх жилета.

– В этом не было необходимости, Виктория, – холодно сказал он, снова такой же ужасающе спокойный, как раньше. – Но я признаю, что прелюдия к расставанию вышла приятной.

Страх вернулся, ей стало нечем дышать.

– О чем вы говорите?

– Я говорю о конце этого притворства с женитьбой. Бумаги для начала процедуры о признании брака недействительным уже готовятся. Если все пойдет как надо, через несколько месяцев мы оба будем свободны.

– Вы… вы намерены расторгнуть наш брак?

– Вы должны радоваться, милая. Получив свободу, вы сможете заполучить вашего мистера Фокса.

Она сглотнула, стараясь хоть что-нибудь понять, борясь с подступившими горячими слезами.

– Мне не нужен Джулиан. И никогда не был нужен. Я говорила вам, мы только друзья.

Корд оправил куртку.

– Я желаю вам всего наилучшего, моя дорогая, искренне желаю, – отвернувшись от нее, он пошел к двери.

– Корд, подождите! – Тори прикрылась простыней и побежала за ним, схватила его за руку в безумной попытке остановить. – Пожалуйста, не делайте этого. Я знаю, что мне не следовало обманывать вас. Мне надо было доверять вам и говорить правду. Я… я люблю вас, Корд. Его ореховые с золотом глаза стали жесткими.

– Странно, что вы не подумали об этом раньше. Скорее всего титул графини значит для вас больше, чем я думал.

– Титул для меня ничего не значит! И никогда не значил!

Он осклабился.

– С чем и поздравляю мистера Фокса.

И закрыл дверь.

Тори упала на пол перед дверью. Рыдания вырывались из ее горла и сотрясали тело. Она проплакала несколько часов, пока не кончились слезы. Она слышала, как в соседней комнате расхаживал ее муж, как он что-то говорил камердинеру, а затем закрыл дверь. Он бросал ее, разрывал их брак.

Он мог сделать это. Он ведь граф и влиятельный человек.

А почему бы и нет? Она обманывала его с первой минуты их встречи. Обманывала снова и снова. Годы, проведенные с отчимом, сделали ее подозрительной, особенно по отношению к мужчинам.

Но ей надо было доверять своему мужу. Она любила его больше жизни. Она хотела заставить его ревновать, хотела, чтобы он полюбил ее. Теперь он думает, что она изменила ему с Джулианом Фоксом.

Ей нужно доказать свою невиновность, найти способ убедить его. Она попросит Джулиана помочь ей, объяснить Корду, что ничего не случилось. Корд, конечно же, поверит ему. Но Джулиана нет в Лондоне, он поехал в Йорк навестить родственника. Она представления не имеет, когда Фокс вернется, и не знает, что может произойти, если муж и Джулиан встретятся лицом к лицу.

Мысли беспорядочно роились в ее голове. Ей необходима ясность мыслей, нужно выработать какой-то план. Она безумно влюблена в своего мужа, она не может потерять его.

Корд планировал уехать из города и некоторое время провести в Ривервуде, забыть Викторию и свой провал в качестве мужа. В тот момент он просто хотел оказаться как можно дальше от дома, от жены, забыть ее поцелуи, ее мягкое тело, то, как сладко было держать ее в своих руках.

Схватив шляпу, он вышел из дома, сел в карету и приказал кучеру везти его в клуб. Следующие несколько часов он провел в одиночестве, старательно напиваясь.

Уже после полуночи, спотыкаясь, Корд поднялся наверх, в одну из гостевых комнат, где он мог оставаться, не вызывая разговоров, почему он не едет домой.

В среде аристократов, где браки заключались по соображениям, далеким от любви, супруги редко питали настоящую привязанность друг к другу. Они жили отдельно, так что каждый мог вести такую жизнь, которая была ему по нраву.

Удивительно, но у Корда не было желания вести такую жизнь. "Его сердце было разбито, после потери Виктории его не тянуло к женщинам.

Конечно, за исключением жены, но она была единственной женщиной, которой он не мог обладать. Он старался не думать об их последнем неистовом совокуплении, об отчаянии и печали, которые, казалось, окружали их обоих, когда тела соединились в последний раз. Он никак не думал, что такое может случиться.

Но его влекло к Виктории, как никогда не влекло ни к одной женщине, невозможно было устоять перед невинной искусительницей.

Он завидовал Фоксу.

При мысли о любовнике Виктории его руки сжимались в кулаки. Воображение подсовывало ему Джулиана, ласкающего ее прекрасную грудь, входящего в ее изумительное тело, и внутри все переворачивалось. Он закрыл глаза, чтобы избавиться от наваждения, постоял, подошел к буфету, вынул пробку из графина и налил себе бренди.

Он слишком много пил, но это его не заботило. Он осушил бокал, снова наполнил его и снова выпил залпом. Обжигающая жидкость немного смягчала боль, но не настолько, чтобы забыться.

Долгая неделя закончилась. Нужно было вернуться домой, собрать все необходимое и отправиться в Ривервуд. Он старался не думать о том, останется ли Виктория в доме или уйдет к любовнику.

К счастью для Фокса, он оказался далеко в тот первый ужасный момент, когда Корд узнал об измене жены. Макфи сообщил в своем отчете, что Фокс был на пути в принадлежавшее его семейству имение в Йорке. Если бы Джулиан оказался в Лондоне, ему бы пришлось драться на дуэли или по крайней мере он получил бы удар хлыстом.

Но в конце концов здравый смысл возобладал, и Корд смирился с неприятным фактом, что он сам не оправдал надежд Виктории. Он часто оставлял жену, она чувствовала себя одинокой, а он держал ее на расстоянии.

Если бы только можно было начать все сначала. Он бы рассказал ей о своих чувствах, признался бы, что любит ее. Он бы при каждом удобном случае всюду появлялся с ней. Он бы проводил с ней каждую свободную минуту, делал все, чтобы она была счастлива, и стер бы с ее лица печаль, которую так часто замечал.

Почему он повел себя по-другому? Почему так боялся позволить себе любить ее?

Но в глубине своего сердца он знал почему. Ему было тринадцать лет, когда умерла мать. Она умирала долго, мучительно, несколько недель, и это почти разрушило его. Ее страдания, невозможность помочь ей мучили его. Он ненавидел себя за слабость. Ему надлежало держать удар, а не разрываться от боли.

Это послужило ему уроком. В последующие годы он научился не давать воли чувствам, защищать себя от всего, что могло бы заставить страдать. Он нашел выход. Он потворствовал худшим сторонам своей натуры, погрузившись в удовольствия. Он так отгородился от жизни, что оставил отца одного, когда тот больше всего нуждался в помощи.

Теперь то же самое произошло с женой.

Корд спустился в комнату для карточной игры. Надо было ехать домой, покинуть прибежище, которое он нашел в клубе, и приготовить все для поездки в деревню.

Уже скоро, сказал он себе.

Но вместо того чтобы уйти, Корд направился к одному из массивных кожаных кресел у камина. Он уже собирался усесться в него, когда заметил идущего к нему герцога Шеффилда. Корд сам не понимал, рад ли он видеть друга или боится неизбежного разговора.

– Я был у вас дома, – сказал Рейф. – Никто не смог мне сказать, где вы, и я предположил, что найду вас здесь. Можно к вам присоединиться?

Корд кивнул.

– Но должен предупредить, что сегодня я не лучшая компания.

Рейф сделал знак официанту, и почти мгновенно в его руке появился бокал с бренди. Друзья уселись в просторные кожаные кресла и некоторое время помолчали.

– Вы ужасно выглядите, – сказал Рейф, покачивая бокал так, что вино внутри образовало небольшой водоворот.

– Благодарю вас.

– Появились слухи. Говорят, вы начали процесс о признании брака недействительным.

Корд выпрямился.

– Откуда, черт возьми, это стало известно?

– Может быть, болтливый клерк. Или кто-нибудь из ваших слуг что-то слышал. Я так думаю, вы поставили Викторию в известность?

– Я сказал ей. – Корд взглянул на бокал, который держал в руке, но не стал пить. – Вы были правы насчет Фокса и Виктории. Я нанимал Макфи, чтобы проверить.

Голубые глаза Рейфа сузились.

– Вы уверены? Я бы скорее подумал, что ваша жена влюблена в вас.

Корд отвел взгляд в сторону. Хотел бы он, чтобы это было так.

– Это моя вина. Я не замечал ее. Я практически бросил ее в руки другого мужчины.

Рейф глотнул бренди.

– Проклятые женщины. Они достанут вас если не так, то иначе.

Корд знал, что он подумал о Даниэле, девушке, на которой собирался жениться. Рейф застал ее в постели своего лучшего друга. И не смог оправиться от предательства.

– Повторяю, вина на мне. Я неправильно повел себя с самого начала. Черт, даже до того, как мы поженились.

– Возможно. Однако я не могу оправдывать женщину, которая так быстро переметнулась к другому.

– Виктория никогда не любила меня. Может быть, в какой-то момент ей показалось, что она любит.

– А вы? Вы любили ее?

Корд сделал глоток, думая о той ночи, когда застал ее в кабинете, передвигающей фигуру на шахматной доске, и когда она выиграла у него партию.

– Я полюбил ее почти с самого начала. Я был глупцом, Шеффилд. Я заслуживаю то, что получил.

Рейф промолчал.

– Если вы ничего не имеете против, я поднимусь наверх и посплю. – Было только девять часов, но Корд чувствовал себя совершенно разбитым.

– Это пройдет, друг мой, – мягко сказал Рейф. – Найдутся другие женщины, заслуживающие любви.

Но сам Рейф до сих пор не встретил такую. И Корд не думал, что у него это получится.

Тори пыталась притвориться, что в ее жизни все нормально. Она была одинока и раньше, даже когда Корд был дома.

Она теперь была совершенно несчастна без него.

Прошло чуть больше недели, как он уехал из дома, а казалось, прошли годы. Она никому не говорила о намерении Корда расторгнуть брак. Ни Грейс, ни даже Клер. Со временем ей придется сказать. Стоит в газете появиться объявлению, весь Лондон будет знать.

Когда неожиданно к ней днем ворвалась Клер, Тори была уверена, что сестре все стало известно. О Боже, значит, все уже знают? Тиммонз известил ее о приходе сестры, внутри у нее все упало, но она изобразила улыбку и вышла, чтобы встретить Клер.

– Тори! – Клер заулыбалась так широко, что на щеках у нее появились ямочки. – Случилось самое расчудесное!

Это были не те слова, которых Тори ожидала и боялась. Глупо было чувствовать облегчение, если все еще было впереди.

– Успокойся, дорогая. – Она взяла Клер за руку, привела в гостиную и закрыла дверь. Теперь, когда Корд уехал, в доме и так хватает сплетен. – Хорошо. А теперь расскажи мне, что тебя так взволновало.

– Это все Перси. Он любит меня! Я боялась, что он женился на мне из жалости. – Она звонко рассмеялась. – Прошлой ночью он сказал мне, что любит меня так сильно, что иногда просто не может дышать. Он сказал, что когда смотрит на меня, любовь переполняет его. Я ответила, что тоже люблю его, и он поцеловал меня, Тори, это было чудесно.

Тори открыла рот, чтобы сказать Клер, как рада за нее, но из горла вырвался звук, как будто ее что-то душило. Глаза наполнились слезами, рыдание вырвалось откуда-то из глубины ее тела. Ноги ослабли, она испугалась, что они подогнутся под ней.

– Тори! – Клер обхватила ее за талию и помогла дойти до дивана. Тори опустилась на него, держась за сестру. – Что с тобой, Тори? Боже мой, что случилось?

Слезы текли не переставая. Клер торопливо порылась в сумочке и вынула из нее кружевной платочек.

Тори взяла его и принялась вытирать слезы, подыскивая подходящие слова.

– Корд покинул меня.

– Что ты такое говоришь? Он твой муж. Он не может покинуть тебя.

Она прикрыла глаза, но из-под ресниц текли слезы.

– Я хотела, чтобы он полюбил меня. Я думала, что если заставлю его ревновать… если он увидит, что другие мужчины находят меня привлекательной, может быть, у него появятся чувства ко мне. – Она снова залилась слезами. – Джулиан согласился помочь мне. Мы оба… оба думали, что это удачная мысль.

Она рассказала Клер все, что произошло, как Корд поверил, что она не была в Харвуде, как слуги лгали, чтобы защитить ее, и убедили сыщика, что она не приезжала туда. Она рассказала Клер, как ходила к некогда принадлежавшему им дому на Гринбауэр-стрит, как ее нагнал Джулиан и не отпустил одну и как Корд узнал, что они были вместе, и подумал, что это было любовное свидание. Клер сжала ее руку.

– Все будет хорошо, Тори. Ты можешь все исправить. Надо только найти способ убедить Корда, что ты говорила правду. Поезжай в Харвуд, привези Грету. Она расскажет Корду, что ты на самом деле была там.

– Он ей не поверит. Он подумает, что я заплатила ей.

– Может быть, стоит нам с Перси поговорить с ним? Мы могли бы сказать ему, что ты и Джулиан только друзья.

– Он подумает, что вы слишком наивны и не знаете правды.

– Тогда ты должна написать Джулиану. Попроси его приехать и объясниться.

Тори покачала головой.

– Сначала я хотела именно так и поступить. Я верила, что смогу доказать свою невиновность и все будет хорошо. Потом я поняла – для всего этого могла быть причина.

– Причина? Какая причина? Тори прерывисто вздохнула:

– Разве ты не видишь? Может быть, для Корда это прекрасная возможность оказаться свободным. Он хотел жениться на богатой наследнице, а не на женщине, у которой нет и фартинга. Клер, он использует свой шанс.

Она знала правду с самого начала. Если бы он не был вынужден жениться на ней, он женился бы на Констанс Фэрчайлд или на другой из множества подходящих кандидаток. Половина молоденьких светских леди почувствовали себя оскорбленными, узнав, что граф Брант женился на ничего собой не представляющей девушке из деревни.

– Став свободным, – закончила она, – Корд сможет жениться на женщине, которую он присмотрел раньше, прежде чем я поймала его в ловушку.

Клер обхватила ее руками.

– Ты не расставляла ловушку. Иногда просто случается непредвиденные повороты.

Тори положила голову на плечо младшей сестренки. Клер повзрослела. Она стала женщиной. Женой. Как хорошо, что есть с кем поговорить.

– Я должна отпустить его, Клер. Корд заслуживает счастья. Он не был счастлив со мной. Он делал все, чтобы не оставаться со мной. – Слезы полились снова.

Тори плакала на плече сестры и ощущала, как сотрясается ее хрупкое тело.

Тори знала, что сестра тоже плачет.

Глава 21

Серый день начинал клониться к вечеру – похоже, собиралась гроза. Унылый день соответствовал настроению Тори.

Вздохнув, она вышла из гостиной, стараясь не замечать, каким опустевшим стал дом в отсутствие мужа. Она направлялась к входной двери, когда до нее донеслись мужские голоса. Мелькнула мысль, что это Корд, и у нее упало сердце.

Оказалось, Тиммонз говорил с чопорно застывшим перед ним полковником Пендлтоном. Полковник повернулся к ней, его лицо было мрачным.

– Леди Брант. – Он отвесил вежливый поклон, свет от канделябра подчеркивал серебро его волос и золото эполет. – Извините меня за вторжение, миледи. Я разыскиваю вашего мужа.

Ей стало больно. Сколько раз в предстоящие недели будут повторяться такие сцены?

– Мне жаль, полковник. В настоящее время мужа нет дома.

– Вы не скажете, где я могу его найти? У меня срочное сообщение, касающееся капитана Шарпа.

Она покачала головой, не имея никакого представления, где мог быть Корд. Или с кем.

– Простите, полковник. Скорее всего он у своего друга герцога или в «Уайтсе». Вы, разумеется, можете оставить ему записку.

Только вот вряд ли Корд ее получит, потому что Тори не имела ни малейшего представления, вернется ли он.

– Благодарю вас. Я буду вам признателен, если вы скажете ему, что известие требует срочных действий. Попросите его как можно скорее связаться со мной.

– Разумеется. Больше я ничем не могу вам помочь?

– К сожалению, нет, миледи. Молитесь за капитана.

Полковник вышел, оставив Тори в тревоге раздумывать, что такое могло случиться с кузеном Корда.

Наступил вечер, мелкий дождик сыпал за окном, когда она услышала, что Тиммонз снова говорит с кем-то в прихожей. Она узнала низкий баритон мужа, и сердце запрыгало – этот знакомый мужественный голос притягивал ее к себе, наполнял желанием.

Замерев, она стояла в холле, впитывая в себя его облик, высокую атлетическую фигуру, любимое лицо, до боли желая почувствовать на себе его руки, обнимающие ее.

В следующее мгновение она вспомнила о полковнике и торопливо пошла к мужу по коридору. Корд был у лестницы и уже занес ногу на первую ступеньку, когда увидел ее.

– Добрый вечер, милорд.

– Я не собираюсь оставаться здесь. Я заехал только, чтобы взять некоторые вещи. Утром я уеду в загородный дом. – Он собрался продолжить путь.

– Здесь был полковник Пендлтон, – быстро сказала она. – У него срочные новости о вашем кузене.

Корд повернулся к ней и сошел с лестницы.

– Он сказал вам, что за новости? Она покачала головой:

– Нет. Наверное, он хотел сам сообщить их. Она увидела, как он напрягся.

– Я не думаю, что капитан Шарп мертв, – сказала она, прочитав его мысли. – Мне кажется, дело в чем-то другом.

– Надеюсь, что вы правы. – Он повернулся к двери, и ничего в жизни ей не хотелось так сильно, как пойти вместе с ним.

Корд открыл дверь, но резко остановился, увидев Рей-фа и полковника. Отступив, Корд пропустил их в дом.

– Слава Богу, вы здесь, – сказал Рейф.

– Я разыскивал вас, – объяснил полковник. – Я заехал к его светлости в надежде, что он знает, где вы. Он перед этим видел вас в клубе. И сказал, что скорее всего вы на пути сюда.

– Итан в беде, – сказал Рейф, переходя к делу. – У нас мало времени.

– Что случилось?

Ответил полковник Пендлтон:

– Капитана послезавтра должны казнить.

– Черт.

– Брадли должен был прибыть с новостями два дня назад, но шторм задержал его. Я узнал об этом только днем.

– Нам надо отплыть уже ночью, – сказал Рейф. – Хорошо, что «Соловей» в порту. Мы побывали на нем по пути сюда. Итана вернули в тюрьму в Кале. Если мы вызволим его оттуда, добраться до судна будет легче.

– Это хорошая новость. Длинная дорога может оказаться ему не по силам.

– На всякий случай мы берем с собой врача, – сказал Рейф. – Как в прошлый раз.

Мужчины продолжали разговаривать, казалось, позабыв о присутствии Тори.

– Боюсь, есть еще сложность, – сказал полковник. – В прошлые разы Макс Брадли действовал по заранее разработанному плану. Известие о казни пришло неожиданно, у нас нет другого выбора, будем действовать без обычных приготовлений. Он сказал, что ему нужна помощь. Двое мужчин и кто-нибудь, кто сможет отвлечь внимание.

– Отвлечь внимание, – повторил Корд. – Как это понимать?

– Кто-нибудь отвлечет на себя внимание стражников, чтобы Брадли и его люди могли попасть внутрь тюрьмы.

– Может быть, мы найдем женщину, – предложил Рейф. – Ничто так не действует на мужчин, как хорошенькая юбка.

– Это должна быть женщина, говорящая по-французски, и из тех, кому можно доверять, – добавил Пендлтон.

– У нас нет времени на поиски такой женщины, – сказал Корд. – Придется придумать что-нибудь, пока мы будем в пути.

– Я могу сделать это. – С бьющимся сердцем Тори шагнула к мужчинам, которые изумленно уставились на нее.

Корд бросил на нее сердитый взгляд, явно недовольный тем, что она еще здесь.

– Не говорите вздора.

– Это совсем не вздор. Я прекрасно говорю по-французски. Я могу одеться как француженка, как леди, которая хочет узнать… скажем, о своем брате. Она в отчаянии. Она умоляет стражников пустить ее в тюрьму или по крайней мере сказать, в каком он состоянии, здоров ли.

– Что, если они согласятся впустить вас? – спросил Рейф, в раздумье глядя на нее.

– Тогда мне нужно будет морочить им голову, пока один из вас не придет мне на помощь.

– Нет, – категорически сказал Корд. – Я не могу подвергнуть вас такой опасности. Даже ради спасения Итана.

– Пожалуйста, Корд, я могу это сделать. Я хочу помочь.

– Я сказал нет, и хватит об этом.

Тори осторожно дотронулась до его руки.

– У вас нет времени найти кого-то еще, Корд. – Она хотела сделать это, сделать единственное, что ему действительно было нужно. – Столько всего случилось за последние несколько недель. Дайте мне шанс поступить правильно.

Он хотел отказаться, но Рейф положил руку ему на плечо.

– Она нужна нам, Корд. Один из нас не спустит с нее глаз. Если что-нибудь пойдет не так, мы тут же вытащим ее и доставим на судно.

У Корда задергалась щека.

– Речь идет о жизни Итана, – мягко напомнила она. – Это стоит риска.

Было ясно, что Корд не хочет видеть ее рядом с собой, но в конце концов он кивнул:

– Хорошо, пусть она идет, но я буду оставаться поблизости, чтобы прийти на помощь, если будет угрожать опасность.

– Договорились, – сказал Рейф.

Полковник предложил взять в помощь еще двоих мужчин, но Корд отклонил предложение. Для Итана это был последний шанс. Слишком много людей задействовать ни к чему, Корд и Рейф считали, что они лучше сделают все сами.

– По крайней мере у нас есть Брадли. Он знает тюрьму как свои пять пальцев. Он почти год просидел в ней, пока не сумел сбежать.

И снова идет на риск, чтобы спасти Итана. Это многое говорило о Максе Брадли.

– Ладно, пусть будет так, – сказал Пендлтон, когда все было решено. Корд пошел переодеться и собрать все необходимое. Тори бросилась в свою комнату и стала лихорадочно рыться в чемоданах, отыскивая поношенное серое платье, в котором она была в тот день, когда впервые переступила порог дома Бранта.

Эмма помогала ей.

– Обязательно возьмите накидку, – напомнила камеристка, запихивая одежду в пеструю матерчатую сумку и отправляя туда же коричневые туфли. Тори взяла сумку, накидку и сошла вниз.

Через несколько минут они были готовы в дорогу. В карете мужчины снова обсудили сведения, полученные от Макса Брадли, и начали вырабатывать план. Когда они прибыли к причалу, где стояло судно, команда «Соловья» была в сборе, готовая выйти в море.

Корд проводил Тори до каюты, которую они делили в ночь, когда она прокралась на судно, и на нее нахлынули воспоминания.

В этой каюте он сделал ее женщиной. Он забрал ее невинность – и ее сердце. Она никогда не забудет его нежности и испытанного блаженства. Она никогда не строила планов выйти за него замуж, никогда не думала, что так сильно полюбит его.

Не подозревала, как больно будет терять его.

– Я займу соседнюю каюту, – сказал Корд. – Но если вас волнует, что может подумать команда, я могу остаться здесь и лечь на полу.

Она сглотнула. После возвращения домой он оставит ее. Ей нужно держаться на расстоянии, беречь сердце от еще большей боли. Но она хотела побыть с ним, хотела провести эти несколько драгоценных часов вместе.

– Я бы предпочла, чтобы вы остались здесь.

На мгновение его рыжевато-коричневые глаза остановились на ее лице. Потом он кивнул:

– Хорошо.

Протиснувшись мимо нее, он забросил сумку на койку, повернулся и вышел. На нем были, как и раньше, облегающие коричневые панталоны, сапоги до колен и белая батистовая рубашка с длинными рукавами.

В дверях он на миг задержался.

– Я оставлю вас на некоторое время, чтобы вы устроились, а потом вернусь и отведу вас на камбуз. Надо быть готовыми ко всему, что может произойти, когда мы доберемся до тюрьмы.

Тори кивнула. Но ее больше волновало, что может произойти, когда Корд возвратится в крошечную каюту, в которой им предстоит провести несколько следующих часов.

Корд стоял на холодном ночном ветру, вцепившись в поручень правого борта. Меньше всего ему была нужна мучительная ночь в обществе жены. Он не хотел прислушиваться к ее теплому дыханию, когда она заснет, не хотел видеть, как вздымается и опускается ее грудь, вспоминать шелковистость ее кожи.

Все равно какая-то часть его жаждала быть рядом с ней, он почти заболевал от этого. Корд пытался представить Викторию с Фоксом, но ничего не получалось, и его по-прежнему неудержимо тянуло к ней.

Его пальцы крепко сжимали поручень. Ему надлежало думать об Итане, не о Виктории. Жизнь кузена висела на волоске, и Корд поклялся, что не позволит проклятым французам забрать ее без борьбы.

Судно набирало ход, все, кроме него, уже устроились, и Корд вернулся в каюту, чтобы проводить Викторию на камбуз. Заговорщики просидели там несколько часов, и разработанный план показался им удачным. От Брадли было известно, что у ворот тюрьмы дежурят только два стражника, а остальные ходят по коридорам.

Если Виктории удастся отвлечь внимание двух стражников, Рейф и Брадли проникнут внутрь. Один человек, оставленный на карауле, будет прикрывать их. Если им повезет, они смогут вывести Итана, не потревожив охранников.

Уверившись, что каждый усвоил свою роль, Рейф и Виктория вернулись в свои каюты. Корд остался на палубе, боясь момента, когда останется наедине с женой. Но ночь кончалась, и ему было необходимо отдохнуть. Может быть, холодный пол остудит его пыл достаточно для того, чтобы он смог поспать пару часов.

Корд вздохнул и двинулся к трапу, ведущему вниз, к каюте.

Тори не могла спать. При каждом скрипе и стоне судна ее глаза устремлялись на дверь. Где Корд? Почему не идет?

Совещание на камбузе давно закончилось. На шхуне было тихо, только тяжелая океанская волна билась о корпус да завывал ветер и поскрипывал такелаж.

Волны становились все круче. Шхуна то зарывалась носом в волну, то с трудом взбиралась на ее гребень. Но капитан не терял надежды, что шторм стихнет. Он вел шхуну прямо к месту назначения южнее Кале, в бухточку, где они уже останавливались прежде.

Тори смотрела в потолок над койкой, думая о Корде; скрипнула дверь – и сердце забилось чаще. В неясном свете корабельного фонаря, качающегося в коридоре, Тори на миг увидела любимое лицо мужа, потом он вошел и закрыл дверь.

Она услышала шорох снимаемой одежды, затем стук сброшенных на пол сапог. Он чертыхнулся, раздосадованный произведенным шумом.

– Не беспокойтесь, – сказала она. – Я не сплю.

– Вам нужно спать. Утром мы достигнем Франции и отправимся в путь. Вам понадобятся все ваши силы. – Он снял одеяло с полки над конторкой и начал стелить его на полу.

– Пол холодный, – сказала она, сама удивляясь своим словам, но не в состоянии остановиться. – Койка достаточно широкая для двоих.

Он повернулся, и ей показалось, что его дыхание участилось.

– Не думаю, что это удачная мысль.

Тори вспомнила, как в последний раз, когда они занимались любовью, она буквально накинулась на него, и обрадовалась, что темнота скрывает краску, выступившую на щеках.

– Вам нечего опасаться, – сказала она, стараясь говорить небрежным тоном. – Обещаю, что не трону вас, милорд.

Она почти увидела, как дрогнули его губы в слабой улыбке.

– Этого я не опасаюсь. – Он закончил раздеваться и улегся на койку рядом с ней, а она вжалась в стенку, освобождая для него место.

Ее сердце стучало. Она молила Бога, чтобы он не заговорил с ней. Они лежали в молчании, стараясь не дотрагиваться друг до друга. Каждый раз, когда он делал какое-то движение, Тори воображала, как двигаются мышцы под его кожей, как напрягаются сухожилия его длинных ног. Она хотела, чтобы он повернулся и прикоснулся к ней. Она так страдала, что готова была молить его поверить ей.

"Я никогда не изменяла вам с Джулианом! Я не хочу, чтобы брак был признан недействительным! Я никогда не любила никого, кроме вас!"

Но она не произнесла этих слов. Она любила своего мужа, но он-то не любил ее. Он был несчастлив в браке, он старался проводить с ней как можно меньше времени. И в конце концов, он тоже сделал ее несчастной. Хоть в этом у них было что-то общее.

Снаружи буйствовал ветер, обрушивая на судно волны, заливая бортовой иллюминатор, но шторм не усиливался. «Соловей» продолжал прокладывать себе путь через бурное море, усталость брала свое, и глаза у Тори закрылись.

Должно быть, она заснула. А когда она проснулась, через иллюминатор пробивался слабый серенький свет. В каюте было холодно, но в ее тело вливалось тепло, и она сообразила, что лежит, прижавшись в Корду, его большое тело окутывает ее. Он был голым – он всегда спал дома голым, его грудь прижималась к ее спине.

Должно быть, во сне Тори придвинулась к мужу. Она успокоилась, услышав его ровное дыхание и поняв, что он спит.

Тори попыталась отодвинуться, но сильная рука обхватила ее плечо, а длинная нога приковала к койке. Может быть, стоит просто наслаждаться тем, что он рядом, ведь когда они вернутся домой, он исчезнет из ее жизни.

Она прикрыла глаза и вызвала в своем воображении ночь, когда в этой каюте они любили друг друга. Тогда он страстно желал ее. И она его тоже.

Для нее ничто не изменилось.

Желание охватило ее при воспоминании о его ладонях на груди, о его языке, оставляющем горячие следы на коже. Тори беспокойно задвигалась.

– Если вы пошевелитесь… даже чуть-чуть… я не отвечаю за последствия.

Тори задышала чаще. Ничего ей не хотелось так сильно, как того, чтобы Корд не выдержал. Этого не должно произойти. Это было бы лишним для обоих.

Но ее бедра задвигались, не считаясь с ней. Ее тело было не в силах сопротивляться.

Корд тихо чертыхнулся, обхватил ее за бедра и вошел. Она услышала его стон. Тори, наслаждаясь его страстностью, полностью открылась ему, как было всегда.

Корд глубоко вошел в нее и тихо зашептал в ухо:

– А он мог сделать вам так хорошо? – Он вышел и снова вошел в нее. – Мог, Виктория?

Ее глаза жгли подступившие слезы.

– Нет, – искренне ответила она. – Никто, кроме вас, Корд.

Он снова и снова заполнял ее, пока они оба не достигли наслаждения.

Тори отодвинулась, удовлетворенная, но Корд не стал медлить. Он встал с койки. Слабый свет, пробивающийся через иллюминатор, позволял различать его великолепное тело. Его грудь вздымалась, мышцы напряглись, когда он нагнулся, чтобы поднять одежду.

– Я знал, что это была плохая идея. – Его лицо было утомленным и полным сожаления, и ей стало больно.

– В самом деле?

Его львиные глаза приковали ее к постели.

– Вы так не думаете?

– Я думаю, мы всегда идеально подходили друг другу.

Корд молчал, мрачный и озабоченный. Отвернувшись, он оделся, потом натянул сапоги.

– Вам лучше одеться. Кок приготовил завтрак, и вам необходимо поесть.

Шторм задержал их в пути; когда они достигли конечной цели, день начинал клониться к вечеру. На заре следующего дня капитан Итан Шарп должен был стоять под Дулами ружей, обвиненный в шпионаже в пользу Англии, которым он в действительности и занимался.

У них была только одна ночь, чтобы проделать путь к тюрьме, освободить капитана и вернуться на судно. Если учесть, что две первые попытки провалились – а они готовились куда тщательнее, чем эта, – перед спасителями стояла задача, требующая отваги Геракла.

Но они были полны решимости выполнить ее. До наступления темноты Тори надела поношенное серое платье и присоединилась к Корду, стоявшему на палубе. Он проверил, заряжен ли пистолет, как то же самое сделал Шеффилд.

– Готовы? – спросил Рейф.

Корд взглянул на нее.

– Еще не поздно отказаться. Мы придумаем что-нибудь другое.

– Я не меняю своих решений.

Корд стиснул зубы, Рейф кивнул и взмахом головы указал за борт. Они спустили веревочный трап в маленькую шлюпку, покачивающуюся на воде рядом со шхуной. Молоденький светловолосый матрос сидел на веслах. Он доставил их на берег, вытащил шлюпку на песок, и Корд помог Тори выбраться из лодки.

Макс Брадли ожидал их поблизости, Тори тут же узнала его – грубое лицо агента врезалось ей в память с первой встречи.

– Слава Богу, вы получили мое известие, – сказал Брадли по-французски. – Я боялся, что вы не получите его вовремя.

Теперь, когда они были на берегу, было опасно говорить по-английски. И Корд, и Рейф сносно знали французский. Макс, который провел в этой стране годы, и Тори, которую отличали способности к языкам, могли сойти за местных.

– Сколько понадобится времени, чтобы добраться до тюрьмы? – спросил Корд.

– У меня тут фургон неподалеку. Тюрьма в часе езды отсюда. Надо спешить. – Макс взглянул на Викторию.

– Моя жена, – сказал Корд, представляя ее, его рука при этом твердо легла ей на талию. – Она вызвалась отвлечь стражников, чтобы мы могли попасть внутрь. – Он решил, что, попав в тюремные коридоры, будет держаться ближе к двери, чтобы иметь возможность вмешаться, если что-то пойдет не так.

Корд помог Тори взобраться на сиденье рядом с Максом. Макс стегнул лошадей, и две мосластые серые лошади неспешно двинулись с места. Когда фургон въезжал на разбитую пыльную дорогу, Тори изо всех сил вцепилась в край жесткого деревянного сиденья.

Она не боялась, когда предлагала свою помощь. Но с каждой милей, приближающей их к тюрьме, страх усиливался, а сердце начинало биться все чаще.

Время тянулось нескончаемо долго, но ехать быстрее означало бы привлечь нежелательное внимание. Им нельзя позволить себе ни малейшей оплошности. Это был последний шанс капитана Шарпа, и все они помнили об этом.

Причем в опасности сейчас был не только капитан.

Когда они добрались до холма, за которым скрывалась тюрьма, в ночном небе высоко висела серебристая луна. Брадли остановил фургон под густой кроной старого дерева.

Он откинул брезент, Рейф и Корд спустились на землю и взглянули на Макса.

– Тюрьма находится сразу за тем подъемом. – Брадли указал на восток. – Если ваша жена справится с упряжкой, она могла бы подъехать к воротам и сделать вид, что только что приехала из провинции.

У нее упало сердце. Поскольку они не знали, какие приготовления сделал Брадли, то не подумали, как будет обставлено ее появление у тюрьмы. Когда-то она управляла кабриолетом, но ей не приходилось иметь дело с фургоном, запряженным двумя лошадьми.

Она посмотрела на Брадли.

– Мне кажется, будет лучше, если я подойду к воротам. Я могу сказать, что меня подвезли до трактира, что внизу у дороги. Тогда фургон останется спрятанным здесь, наготове.

Корд бросил на нее уважительный взгляд, она не обманула его ожиданий.

– Мне это представляется разумным. Как, Брадли?

– Я думаю, подойдет. Мы оставим фургон здесь. Тогда никто не заметит его. – Он повернулся к Тори. – Ближайший трактир – "Золотой лев", если вас спросят.

Итак, настало время. Дул сильный ветер, развевающий ее накидку и пронизывающий насквозь. Тори откинула капюшон и распустила волосы по плечам – чтобы очаровывать стражников у ворот. Темные кудри заструились вокруг ее лица, приклеились к уголкам рта. Она тряхнула головой, и ветер отбросил пряди назад.

Они постояли поддеревьями. Корд поймал ее за плечи и повернул лицом к себе.

– Заговаривайте им зубы. Пока они будут заняты разговором, мы сможем пробраться на другой конец внутреннего двора.

Макс подкупил стражника, охранявшего маленькую деревянную дверь на некотором расстоянии от главных ворот. Но, оказавшись в тюремном дворе, они должны будут пересечь открытое пространство, чтобы добраться до входа в здание.

В этот момент наступала очередь Тори. Ее задача состояла в том, чтобы занять разговором охрану, пока мужчины будут пересекать опасное открытое место.

– Когда мы войдем внутрь, – сказал Корд, – я буду вести наблюдение, стоя у двери. Если что-то пойдет не так, вы знаете, что делать. – Предполагалось, что она изобразит обморок. – Это всегда вызывает у мужчин замешательство, – сказал Корд.

Она усвоила план, знала, что Рейф и Макс должны будут пробраться в камеру Итана. Корд предпочел бы сам идти за кузеном, но тревожился за Тори. Он всегда оберегал тех, кто был ему дорог.

Следовательно, некоторым образом она еще дорога ему.

Она притронулась к его щеке.

– Будьте осторожны. – Тори повернулась и заторопилась к тюрьме.

Глава 22

Тюрьма, трехэтажное здание из грубого серого камня, находилась у подножия пологого холма. На массивном железном заборе, окружавшем тюрьму, висели фонари, но большая часть открытого пространства оставалась в темноте.

Два охранника стояли у входа в вольных позах, один худой и высокий, другой, постарше, коренастый. Увидев, что она направляется к воротам, они приосанились.

Тори изобразила улыбку, моля Бога, чтобы они не узнали, как часто бьется ее сердце; какими липкими стали ее ладони. Она подошла настолько, что смогла рассмотреть лица стражников. Ее появление вызвало у них подозрение.

– Эй, вы! Стойте, где стоите.

Сердце у нее колотилось так, что, казалось, готово было выскочить наружу. Старший стражник, тот, что был пониже и поплотнее, оставил свой пост и направился к ней. В руке он держал пистолет, и дуло было направлено на нее.

– Что вы здесь делаете ночью?

– Пожалуйста, месье. Я только хочу узнать, что случилось с моим братом.

Он махнул пистолетом, и она пошла к входу, где на посту застыл второй стражник, молодой, тощий, с выбитым передним зубом.

– Моего брата зовут Гаспар Латур. Он в тюрьме почти шесть месяцев. – Тори сказала им, что проделала долгий путь из Сент-Омера в надежде увидеть брата, и принялась объяснять, что она и вся ее семья очень беспокоятся за него.

В конце концов стражники, казалось, оставили свои подозрения и даже заулыбались. Она не могла видеть никого из своих спутников, но знала, что если все прошло хорошо, то они уже внутри тюрьмы. Она не отвлекаясь заставляла стражников отвечать и улыбаться, чтобы они не заметили никакого движения во дворе.

Старший стражник бросил на нее оценивающий взгляд.

– Это точно, что вы пришли увидеться с братом, а не с любовником?

Тори отвела взгляд, притворяясь смущенной. Она немного отодвинулась и медленно покачала головой:

– Он в самом деле брат мне, месье.

Худой стражник пожал плечами.

– Брат или не брат, вам надо прийти утром. Пока не появится писарь, все равно невозможно узнать, в какой он камере.

Слава Богу. Она не знала, что стала бы делать, если бы они предложили ей пройти внутрь.

За плечом тощего стража она уловила какое-то движение. Пока охранники смеялись, а она изображала застенчивость, мужчины выскользнули из тюрьмы и перебежали через едва освещенный двор. Один передвигался с трудом, сильно хромая – должно быть, капитан Шарп. Третий мелькнул и скрылся, четвертый держал наготове пистолет.

Она заставляла себя оставаться спокойной. Они отыскали капитана Шарпа. Теперь оставалось выбраться из тюрьмы и добраться до фургона.

Увидев, что один из охранников начал поворачиваться в сторону двора, Тори схватила его за руку, завладевая его вниманием.

– Спасибо, месье. Я вернусь в трактир и подожду до утра, как вы посоветовали. Я так благодарна вам за помощь.

Толстый охранник подошел ближе, его пухлые пальцы обхватили ее запястье.

– Я думаю, леди может остаться с нами. Что скажете? Тощий ухмыльнулся, продемонстрировав отсутствие зуба.

– Мне кажется, леди останется… по крайней мере на какое-то время. – Они потянули ее к воротам, и Тори испугалась. Она старалась не показать этого.

– Я должна идти, – сказала она. – В трактире осталась моя семья. Если я не вернусь, они будут искать меня здесь.

Толстяк сплюнул.

– Какой дурак позволит такой красотке разгуливать одной? Нет уж, никого с вами нет.

– Пожалуйста, пустите меня. – Она могла бы притвориться, что падает в обморок, но тогда ей на помощь ринется Корд, и все могут оказаться схваченными. – Я говорю правду. Там мой муж. Он запретил мне идти, но тюрьма была рядом, а я так хотела увидеть брата. Мне надо вернуться раньше, чем он отправится искать меня.

– Боюсь, он уже здесь. – При звуках голоса Макса Брадли волна облегчения прошла по ней. Стражник отпустил ее запястье и поспешно отступил назад. Что-то такое было в Максе Брадли, какая-то сила, и сила опасная.

Тори схватила его за руку и с мольбой посмотрела на него.

– Эти люди были очень добры. Они говорят, что если мы придем утром, то сможем узнать о Гаспаре. Может быть, даже сможем увидеть его.

Лицо Макса стало еще жестче.

– Ваш брат не заслуживает того, чтобы из-за него попасть в беду. – Он подтолкнул ее вперед. – И не смейте больше уходить без моего ведома. – Тори пошла впереди него, делая вид, что раскаивается. Она слышала за собой тяжелые шаги Макса. Они взобрались на холм и сошли с него, став невидимыми для стражников. Фургон ждал их. Сиденье впереди было пустым, брезент наглухо задраен.

– Сюда. Другие уже в фургоне. – Макс помог ей взобраться на сиденье, сам сел рядом, и они поехали.

Тори не могла понять, почему Макс пришел ей на помощь, а не Корд, который рвался защищать ее. Может быть, потому, что Макс лучше говорил по-французски. Однако…

– Все… все прошло по плану?

– В основном.

– Значит, с капитаном Шарпом все в порядке?

– Капитан очень плох. Ему повезло, что он жив. – Брадли повернул лошадей на дорогу, и сиденье под Тори запрыгало. – Но случилась одна неприятность.

Страх пронзил ее.

– Какая неприятность?

– В конце коридора, где была камера, в которой сидел капитан, был выставлен охранник. Он вскочил, чтобы поднять тревогу. Ваш муж остановил его прежде, чем он добежал до двери.

Она замерла. С Кордом ничего не случилось. Из тюрьмы вышли четверо.

– Что с ним?

– Завязалась борьба. Лорд Брант знал, что, если пустить в ход пистолет, прибежит дюжина стражников.

Стражник вытащил нож, и во время борьбы ваш муж был ранен. В грудь.

Она издала задыхающийся звук и развернулась к фургону. Макс поймал ее руку и дернул обратно.

– Сидите спокойно. Мы не можем привлекать внимание. Нам надо добраться до шхуны.

– Но мы должны помочь ему! Он, наверное, истекает кровью. Надо остановить кровотечение!

– Мы сделали это. До «Соловья» с ним ничего не случится. А на борту им займется хирург.

Она посмотрела на фургон.

– Дорога неровная. Что, если кровотечение возобновится? Разрешите мне взглянуть на него. Может быть, я смогу что-то сделать.

– Лучшее, что вы можете сделать, так это не сводить взгляд с дороги и притвориться, что с нами все в порядке. Мы еще не в безопасности. Если нас остановят прежде, чем мы доберемся до судна, может оказаться, что для его светлости было лучше получить нож в сердце.

Тори крепче вцепилась в передок повозки, ее сотрясала дрожь. Корд ранен, может быть, смертельно. И она ничего не может сделать!

– А что стражник, который напал на него? Он не поднял тревогу?

Губы Макса вытянулись в ниточку.

– Вам нечего волноваться. Он больше не произнесет ни звука.

Тори замолчала, но ее продолжало трясти. Она могла думать только о Корде и о том, как сильно он пострадал.

Обратный путь казался бесконечным. Из фургона не раздавалось ни звука, и никто не появился на пустынной дороге с целью поймать беглецов.

Наконец она услышала шум набегающих на песок волн и испытала облегчение, смешанное с ужасным страхом.

– Теперь можно и успокоиться, – сказал Макс, глянув на ее белое лицо. – Мы почти на месте.

Но они слишком медлили, как казалось Тори. Ее горло перехватывало при одной мысли о том, что под брезентом, может быть, умирает ее муж.

Когда они перенесли его на судно, Корд был без сознания. Глаза у него были закрыты, лицо поражало бледностью. Каждый вдох, казалось, требовал от него усилий. Тори смотрела на него, и ее сердце сжималось от боли. Врач снял с него рубашку, обнажив глубокую рану в груди, из которой продолжала сочиться кровь.

"Не дайте ему умереть, – молча молила Тори. – Пожалуйста, не дайте ему умереть". Она сказала Корду, что любит его, но он ведь не поверил ей. А теперь, может быть, никогда не узнает этого.

– Нож вошел глубоко, но прямо, – сказал хирург. Корда уложили в той каюте, в которой они провели ночь. – Это хорошая новость, но он потерял много крови, что плохо.

Хирург, которого звали Нелл Макколи, невысокий худощавый мужчина, усатый, темноволосый, немного за пятьдесят, не устоял на ногах, потому что уже был поднят якорь, паруса надулись, и судно качнуло. «Соловей» направлялся в глубокие воды, подальше от французских берегов, домой, в Англию.

Тори молилась, чтобы Корд перенес дорогу.

Когда врач посыпал на рану порошок серы, какую-то смесь трав и нанес жирный состав, о котором сказал, что туда входит колесная мазь, Корд пошевелился и застонал.

Ее рука, протянутая к нему, задрожала. Он был ужасающе бледен, с холодной как лед кожей, но от него все равно исходил какой-то магнетизм, который притягивал; никогда ее не тянуло так ни к одному другому мужчине.

Но Корд мог умереть, как любой другой человек.

– Главное, чтобы не началось нагноение, – сказал хирург, готовя иглу и начиная длительную процедуру.

Тори нахмурилась, видя, как грубо хирург продевает иглу через разорванное тело Корда. Она так любила эту гладкую мускулистую грудь. Ей не хотелось, чтобы остались следы грубой работы хирурга.

– Может быть, я смогу выполнить шов, доктор Макколи? Мне не приходилось зашивать кожу на человеке, но я много лет вышивала, так что хорошо управляюсь с иголкой.

– Так прошу на мое место. – Внутренние ткани были уже зашиты.

Макколи передал ей иглу с нитью, и она сделала вдох, успокаиваясь.

Она сможет сделать это для Корда. Она бы сделала все, чтобы помочь ему.

Поначалу ее рука задрожала, но Тори приступила к работе, и рука стала твердой. Она делала маленькие аккуратные стежки, которые скорее всего должны были исчезнуть после заживления раны. Тело Корда немного напрягалось от боли, когда в него входила игла; глаза его медленно открылись. Она читала страдание на его лице, и в горле вставал ком.

– Я знаю, это больно, – сказала она. – Я постараюсь закончить быстро.

– Я дам ему немного настойки опия, – сказал хирург. – Это поможет перенести боль.

Доктор налил в чашку горькой жидкости, приподнял голову Корда и влил настойку. Корд проглотил микстуру и вытянулся, глаза были прикованы к лицу Тори. На миг его взгляд смягчился. Казалось, ее присутствие подействовало на него успокаивающе, дыхание стало немного ровнее.

– Доктор хорошо позаботился о вас, – сказала Тори, проводя рукой по его волосам. – Вы поправитесь.

Он, должно быть, прочел страх и тревогу на ее лице, потому что попытался улыбнуться. Потом его глаза закрылись, и он провалился в беспамятство.

Слезы стояли в ее глазах. Она подавила желание зарыдать и продолжала накладывать швы. Когда рана полностью закрылась, Тори завязала узелок и аккуратно отрезала конец нити. Закончив, разрыдалась.

– Все хорошо, миледи, – мягко сказал хирург. – Нож не повредил жизненно важные органы. Граф ослабел от потери крови.

Она кивнула, но слезы продолжали течь по ее щекам.

– Ему нужен отдых и уход, у него есть все шансы поправиться.

Он поправится, сказала она себе. Корд молод и силен. Он вынесет это и вскоре встанет на ноги.

Тори не отходила от мужа всю ночь, устроившись на стуле возле его постели. И Рейф, и Брадли приходили проведать его, но Корд ни разу не проснулся.

Он пошевелился только ближе к рассвету.

Когда его замутившиеся, полные боли глаза медленно открылись и застыли на ее лице, Тори чуть не заплакала снова. Но она только проглотила ком в горле и засуетилась, подтыкая вокруг него одеяло.

– Вам нельзя двигаться, – сказала она с нежностью в голосе. – Лежите спокойно, или откроются швы, которыми я так искусно вас сшила.

У него почти получилась улыбка.

– Никогда не думал, что ваше… рукоделие… так пригодится.

Она откинула ему волосы назад, просто чтобы дотронуться до него.

– Да, пригодилось.

Вошел доктор, чтобы проверить состояние пациента.

– Итак, вы проснулись.

– Только минуту назад, – сказала Тори.

Макколи отвернул одеяло и осмотрел повязку.

– За ночь крови вытекло немного. Кровотечение, можно сказать, прекратилось.

Пока доктор снимал повязку и менял ее на новую, глаза Корда не отрывались от его лица.

– Как Итан? – спросил он. – С ним… все хорошо?

Макколи нахмурился, прикидывая, что можно сказать человеку, который почти был одной ногой в могиле.

– Он начал приходить в себя… насколько это возможно.

Ответ не удовлетворил Корда, но его веки опустились, и он провалился в сон.

Когда доктор появился в каюте в следующий раз, солнце встало и Корд не спал. Он был уже не таким бледным, а его взгляд стал более живым.

– Я настаиваю, чтобы мне сказали, каково состояние капитана Шарпа, – властно сказал он.

Доктор выпрямился, слегка раздосадованный его тоном.

– Вы хотите правды? Капитан чуть не умер с голоду.

Он так слаб, что едва стоит на ногах. У него вши, он избит до полусмерти. Что можно было сделать для него, сделано. Он выкупан, его лишили бороды и большей части волос. Сейчас он больше всего нуждается в еде и сне, чтобы восстановить силы. Это вы хотели знать?

Корд расслабился.

– Спасибо, – тихо сказал он, снова закрывая глаза. Простыня укрывала его бедра, оставляя открытой грудь. Белая повязка контрастировала с темными волосами на груди.

– Проследите, чтобы он выпил лекарства, которые я оставил, и дайте еще немного опийной настойки. Она снимает боль. Я еще раз приду проведать его, до того как мы придем в порт.

Доктор ушел. Тори влажной тряпочкой осторожно поводила по лицу Корда, потом обтерла его шею, могучую грудь и плечи. Ткань быстро нагрелась, Тори боялась, как бы у него не началась лихорадка.

– Доктор сказал, вам нужно выпить еще опийной настойки. Она облегчит боль, и вы сможете уснуть.

Корд смотрел куда-то за иллюминатор позади нее. Несколько раз он, казалось, мысленно уносился в прошлое, он думал о человеке, которого нашел в тюрьме.

– Я совершенно не узнал его, – сказал Корд. – Он совсем не походит на прежнего Итана. Он выглядит как мертвец.

Тори опустила в тазик с водой ставшую горячей тряпочку, потом выкрутила ее. Руки у нее дрожали.

– Капитан Шарп поправится, и вы тоже. Вы спасли ему жизнь. Если бы вы не проявили столько упорства, он никогда не вышел бы из этой тюрьмы.

Теперь все внимание Корда было направлено на нее. Он взял ее за руку.

– Спасибо за все, что вы сделали для него сегодня ночью. Нам бы не удалось вытащить его оттуда, если бы не вы.

Тори поднесла его пальцы к губам.

– Я рада, что смогла помочь.

Корд какое-то время смотрел на нее. Затем слабость вынудила его закрыть глаза. Тори продолжала обтирать его горячую кожу, потом поднесла чашку с водой к его губам – казалось, Корду было приятно ее присутствие.

Они пришли в Лондон в полдень и наняли кареты, чтобы поехать по домам. Поскольку Корд был ранен, решено было разместить капитана Шарпа в роскошном особняке герцога Шеффилда. Доктор Макколи обещал продолжить лечение обоих пациентов.

Тори впервые увидела капитана Шарпа, когда его усаживали в одну из карет. Он прихрамывал и тяжело опирался на герцога. Он оказался высоким, с чеканными скулами и выглядел таким же суровым и опасным, как Макс Брадли.

Его худоба и свободно болтающаяся одежда подчеркивали ширину плеч и наводили на мысль о перенесенных в тюрьме лишениях. Губы у него были хорошей формы, но сложены в циничную усмешку.

А особенно необычными были его глаза. Тори никогда не видела таких светлых глаз цвета холодного моря и все же решила, что когда он поправится, то будет очень красивым мужчиной.

Так как ситуация решительно не годилась для церемонии представления, она снова засуетилась вокруг мужа, помогая ему сесть в другую карету, чтобы ехать домой. Всю дорогу она благодарила Бога за то, что Корд выжил, и молилась о заживлении его раны.

Вся неделя прошла как в тумане. Уход за Кордом занимал большую часть времени. Тори заботилась о еде, мыла его, следила, чтобы он принимал лекарства, меняла бинты.

К концу недели, к великому облегчению Тори, никаких следов нагноения не обнаружилось; стало ясно, что Корд идет на поправку.

– Дом полон слуг, – ворчал он, и это указывало на то, что у него появились силы. – Если учесть сложившиеся обстоятельства, вы не обязаны заботиться обо мне.

Но ей хотелось заботиться о нем. Она любила его.

– Это нетрудно.

Больше он ничего не сказал, и она подумала, что ему так же приятно, что она рядом, как приятно ей.

В понедельник Тори, войдя к Корду, нашла его одетым; он стоял посреди комнаты – после восьми дней, проведенных в постели. Корд был бледен, как-то нетвердо стоял на ногах, но показался ей таким красивым, что у нее сжалось сердце.

– Вы встали, – сказала она, эгоистично желая провести у его постели еще несколько дней.

– Наконец-то я вырвался из этой проклятой постели, мне следовало сделать это еще несколько дней назад. И я бы встал, если бы не твердокаменность доктора Макколи и ваше постоянное присутствие. – Уголки его губ поползли вверх. – Спасибо, Виктория. Я ценю вашу заботу.

Она не ответила. Она не знала, чего ждать. Уедет ли он или рассчитывает, что она покинет дом. При мысли, как ей будет недоставать его, у нее перехватило горло.

Она постаралась, чтобы ее голос звучал ровно:

– Вы поедете к герцогу, чтобы повидать кузена?

– Я поеду… чуть позже. Надеюсь, у Итана хотя бы вполовину такая хорошая сиделка, какая была у меня.

Она залилась краской и уставилась на носки своих туфель, выглядывающих из-под подола кремовой муслиновой юбки.

– Вы… вы уверены, что чувствуете себя достаточно хорошо? Может быть, мне следует поехать с вами?

– Не думаю, что Итан готов принимать визитеров. Я чувствую себя просто прекрасно.

Она какое-то время изучающе смотрела на него, надеясь, что он вернется домой, но нисколько не будучи в этом уверенной. В любой день ей могли вручить бумаги о признании брака недействительным. Она старалась улыбаться и не замечать, как сжимается сердце.

– Тогда… если вам ничего не надо…

– Есть одна вещь. Мне надо поговорить с вами. Я хочу сказать нечто очень важное.

Бросив на нее непонятный взгляд, отчего ее сердце забилось сильнее, он направился к дивану, стоящему у камина.

– Если вы не возражаете, давайте присядем.

Она кинулась к нему.

– Да, конечно! Вот сюда, позвольте мне помочь вам.

Он отверг ее помощь и сел, слегка поморщившись, ожидая, когда она займет место напротив.

– За неделю, проведенную в постели, я имел возможность поразмышлять. Или, может быть, все дело в том, что смерть ходила совсем рядом. – Он был так серьезен, что ее нервы напряглись до предела.

– Да, понимаю.

– Я много думал о нашей женитьбе.

Она задохнулась. Господи, да она ни о чем другом не думала. Это и тревога за здоровье Корда не давали ей спать ночь за ночью.

– Мы прожили в браке немногим больше трех месяцев, недостаточно, чтобы как следует узнать друг друга. И обстоятельства нашей женитьбы были не слишком удачными для обоих.

Она сцепила руки на коленях, стараясь унять их дрожь.

– Мне жаль, что я вынудила вас принять такое решение. Я не имела такого намерения.

– Это я настоял на женитьбе, не вы. Я деспотично распорядился вашей судьбой. В тот момент мне казалось, что это лучший выход.

– Вы спасли мою сестру. Только это имело значение.

– Ваше счастье тоже имеет значение, Виктория.

Тори не ответила. Ее сердце билось слишком сильно, ее нервы были слишком натянуты.

– На самом деле я хотел жениться на вас. Я желал вас. И в то же время отказывался признаться себе в этом, но, лишив вас невинности на судне, я создал себе оправдание, позволяющее мне жениться на женщине, которую я хотел видеть своей женой.

Внутри ее что-то происходило. Ей не хватало воздуха.

– Но вы… вы хотели жениться на богатой наследнице.

– Было время, когда я верил, что для меня это важно. Я считал, что мой долг перед отцом – увеличить состояние семьи. Не потребовалось много времени, чтобы понять – на самом деле это не имеет значения.

– Но…

– Выслушайте меня, Виктория… пожалуйста. У меня не хватит мужества сказать это в другой раз. – Его глаза встретились с ее глазами, и в них было столько всего, что ей захотелось притронуться к нему.

– В жизни люди иногда совершают ошибки. Я сделал очень большую ошибку, обращаясь с вами после свадьбы так, как я обращался. Мне следовало утопить вас в цветах, дарить вам богатые подарки. Черт, мне следовало дать вам все, что вы захотите.

Ее горло сжалось. Она готова была зарыдать.

– Мне не нужны были подарки. Я хотела только вас, Корд.

Корд отвел глаза в сторону, потом, казалось, решился:

– На прошлой неделе, на шхуне, вы попросили меня остаться в вашей каюте. Вы отдались мне так же, как тогда, когда мы не были женаты. После того как я получил ранение, вы ухаживали за мной и явно тревожились за меня. Поэтому я хочу задать вопрос. Мне нужно знать, было ли то, что произошло между вами и Фоксом, только ошибкой, или он тот мужчина, который может сделать вас счастливой.

Ей стало нестерпимо больно.

– Я не люблю Джулиана и никогда не любила.

– А что вы чувствуете ко мне?

Что она чувствует? Она любит его. Отчаянно, до разрыва сердца, и будет любить всегда.

Она прерывисто вздохнула. Корд сказал, что совершил ошибку. Боже мой, она тоже наделала ошибок. Сговор с Джулианом был ужасной ошибкой.

Теперь она знала, что ее муж хотел жениться на ней. На ней – не на богатой наследнице или на ком-то еще.

– Я люблю вас, Корд, – тихо сказала она. – Я только хотела, чтобы вы проводили со мной больше времени. Джулиан и я – мы никогда…

– Послушайте меня, Виктория. Что случилось между вами и Фоксом, осталось в прошлом. Только будущее имеет значение. Мне просто нужно знать, в будущем вы хотите быть со мной или с Джулианом Фоксом?

О Боже! Как он мог подумать, что она способна предпочесть ему Джулиана? Как он мог смотреть на нее и не видеть любовь в ее глазах?

– Я люблю вас, – повторила она, не зная, как заставить его поверить в это. – Мысль, что я теряю вас, разрывает мне сердце.

Лицо Корда продолжало оставаться настороженным.

– Значит, вы готовы отказаться от Фокса? Никогда не видеть его снова?

У нее пропал голос. Он хочет сохранить их брак, хотя считает, что она изменила ему.

– Пожалуйста, Корд, вы должны мне поверить – Джулиан и я никогда…

– Замолчите! Ни слова больше об этом человеке. Я не хочу, чтобы это имя когда-нибудь произносилось в моем доме. Мне нужно, чтобы вы ответили мне, Виктория. Если вы хотите остаться со мной, вы должны обещать мне хранить верность. Я хочу, чтобы вы принадлежали мне и только мне.

Ее глаза были полны слез.

– Мы притворялись, – шепнула она. – Этого никогда не было.

Его красивое лицо затвердело. Было понятно, что он не верит ей. Поднявшись с дивана, он пошел к двери, и ее бедное сердце болезненно сжалось. Он не считал их брак следствием ее уловки. Он хотел, чтобы она осталась его женой.

А если так, оставался шанс, что он полюбит ее.

Он уже был у двери, когда она сумела собраться с силами; слезы в ее голосе заставили его замереть на месте:

– Я клянусь, что всегда буду вам верна. Я буду вашей и только вашей. Я буду носить ваших детей и любить вас до конца своих дней. Клянусь своей жизнью – и жизнью своей сестры – всем, что мне дорого. – Слезы текли по ее щекам. – Корд, вы единственный мужчина, который мне нужен. Единственный мужчина, который мне когда-нибудь был нужен.

Он повернулся к ней. Хотелось бы ей знать, что он думает, но выражение его лица оставалось непроницаемым. Ей хотелось броситься в его объятия, но нельзя. Пока еще нельзя.

– Мы начнем все сначала, – мягко сказал он, – как будто ничего раньше не было.

– Да… – откликнулась она, страдая за него, любя его еще больше, чем прежде.

И Тори дала себе клятву, что найдет способ доказать ему, что никогда не изменяла ему с Джулианом Фоксом.

Обуреваемый самыми противоречивыми эмоциями, Корд вышел из дома. Отдав кучеру распоряжение везти его в дом Шеффилда, он уселся поудобнее и откинул голову на спинку сиденья.

Он все еще чувствовал слабость, но рана заживала, и силы начали возвращаться. Он надеялся, что Итан тоже постепенно возвращается к жизни.

Оставив Беркли-стрит позади, карета выехала на Мейфэр и теперь катила мимо облетевших деревьев; ветер кружил пыль и листья под вращающимися колесами. Корд смотрел на суету за окном, но мысли были обращены к Виктории.

Он хотел сказать ей, что любит ее. И не смог.

Ему понадобилось собрать все свое мужество, чтобы обнаружить его чувства к ней, смирить себя, чтобы признаться в своих ошибках и попросить ее остаться его женой. В ответ она сказала ему, что любит его и клянется всю жизнь быть ему верной.

Он хотел верить ей. Он молил Бога, чтобы это было правдой. Но невозможно поверить только потому, что хочешь поверить, боль от недавнего предательства еще не прошла.

Время покажет, правду ли она говорила. Любит она его или не любит. Будет верна или нет. Он имел в виду именно то, что сказал. Что там было с Фоксом, осталось в прошлом. Корд переспал с таким количеством женщин, что и не сосчитать. Едва ли он может осуждать наивную молодую жену, которую легкомысленно бросил на съедение волкам.

Он наделал много ошибок и был полон решимости возместить ущерб.

Он молил Бога, чтобы Джулиан Фокс оставался в Йорке как можно дольше.

Глава 23

Корд поднялся по ступеням парадного подъезда особняка Шеффилда и взялся за тяжелый бронзовый молоток, предвкушая встречу с Итаном, тревожась за него, не зная, идет ли кузен на поправку после тяжелых испытаний.

Пройдя вслед за дворецким в клубную комнату, небольшой салон, в интерьере которого преобладали зеленые тона и цвет мореного дуба, Корд обернулся и увидел стоявшего в дверях Итана. Ни тот, ни другой не знали, что сказать. Столько всего случилось. Война многое изменила. Кузен казался совсем другим человеком, и Корд видел, что он не готов прийти в объятия, которые Корд с такой радостью готовился раскрыть для него. Корд сумел улыбнуться.

– Ты начинаешь становиться похожим на себя прежнего. – Корд был рад увидеть, что темные круги под светло-голубыми глазами друга исчезли. Но Итан оставался худым и бледным, что особенно было заметно из-за остриженных волос; кожа, прежде загорелая и тугая, имела нездоровый вид.

– А ты снова на ногах.

– Да. Благодаря Богу – и моей жене. – Они оба восстанавливали физические силы, но Корд видел, что душевное состояние кузена продолжает оставаться тяжелым, что ему потребуется немало времени, прежде чем он сделается похожим на того, каким был до тюрьмы.

Итан, заметно припадая на левую ногу, подошел к буфету.

– Бренди? – Он вынул пробку из хрустального графина, наполненного благородной жидкостью.

– Не для меня, – сказал Корд, чувствуя наваливающуюся слабость и усаживаясь в кресло. – Сегодня я уже достаточно выпил.

– По-прежнему много работаешь?

– Не совсем, я решил пожить немного спокойнее. Пришло время снова порадоваться жизни.

Черная бровь Итана поползла вверх.

– Я поверю этому, если увижу собственными глазами.

– Это длинная история. Могу только сказать, что есть более важные вещи, чем деньги.

– Ты говоришь о своей жене… милой леди, которая так много сделала, чтобы вызволить меня из тюрьмы. Не много найдется женщин, готовых рискнуть своей жизнью ради человека, которого даже не знают.

– Виктория всегда отличалась исключительной храбростью.

– Я с нетерпением жду, когда ты нас познакомишь. Хочу сам поблагодарить ее.

– Что тогда случилось, Итан? Никто ничего не знает. Итан сделал большой глоток бренди.

– Если сказать прямо – нас предали. Корд, среди нас был предатель, и я намерен узнать, кто он. – Его длинные, исхудавшие пальцы сжали бокал. – А когда я узнаю это, я заставлю его расплатиться.

– Ты подозреваешь кого-нибудь?

– Пока нет. Но теперь, когда я стал маркизом, мои возможности почти неограниченны. Я найду его. И когда найду, убью.

Холодок пробежал по спине Корда. Итан не бросал слов на ветер. Он хотел отомстить, и Корд не винил его за это. Если бы его заперли в тюрьму, мучили, избивали почти год, он чувствовал бы то же самое.

– Если есть что-нибудь, чем я могу помочь, скажи мне. Корд поднялся, силы его были на исходе – как оказалось, до полного выздоровления было еще далеко.

– Ты уже достаточно сделал, – сказал Итан, подходя. Он, казалось, впервые перестал сдерживаться и положил руку Корду на плечо. – Если бы не ты, – тихо сказал он, – я бы умер в тюрьме. Ты самый лучший друг, который может быть у человека.

На мгновение кузены обнялись, заново сознавая, что каждый из них был на волосок от смерти.

– Я рад, что ты дома, – хрипло сказал Корд, когда их руки разомкнулись. – И Сара, я знаю, тоже.

Итан кивнул.

– Она с семейством сегодня в городском доме. Который, как я полагаю, теперь мой, как и все остальное.

– Она отказывалась жить в нем, пока ты не вернешься.

– Не могу сказать, что я с нетерпением жду всех этих женских всхлипов и причитаний, однако буду рад видеть ее, и Джонатана, и Тедди, разумеется. Шеффилд – гостеприимный хозяин, но я буду счастлив снова спать в собственной кровати.

– Могу себе представить.

– Почему бы тебе и Виктории не отужинать с нами? Я знаю, Сара будет рада.

Корд кивнул:

– И я тоже. А ты наконец познакомишься с моей женой.

Корд пытался представить себе, какое впечатление Итан произведет на Викторию. За год, проведенный в тюрьме, кузен очень изменился. Итана всегда влекла опасность, он устремлялся навстречу ей с безудержной отвагой. Но он также принадлежал к тому сорту людей, которые любят посмеяться и получают от жизни огромное удовольствие.

Сейчас он стал более осмотрительным, более замкнутым. За все время встречи с Кордом ни разу не улыбнулся. Итану было двадцать восемь лет. Корд надеялся, что со временем кузен снова станет таким же жизнерадостным, каким был раньше.

Немного прихрамывая, клонясь поседевшей головой набок, Итан пошел наверх – собираться домой. От хромоты – один из стражников жестоко избил его – ему уже не избавиться, сказал доктор, но со временем она станет менее заметной.

После того как Итан исчез наверху, Корд отправился искать Рейфа, не зная, как тот примет его решение воссоединиться с Викторией.

– Я всегда восхищался вашей женой, – сказал Рейф, удивив его. – Она сметлива и отважна, она защищает дорогих ей людей. Как вы сказали, порой люди совершают ошибки. Не знаю, смог бы я простить, если бы речь шла о моей жене, но я счастлив за вас обоих. Надеюсь, на этот раз все будет хорошо.

"И я тоже", – подумал Корд. Но только время покажет. Может быть, даже годы.

Не очень утешительная мысль.

Корд продолжал жить в своем доме и, хотя не приходил к Тори по ночам, проводил с ней много времени. Было очевидно, что он намерен стать таким мужем, каким следовало быть раньше.

На этот раз он хотел делать все правильно, и сердце у Тори разрывалось при мысли, что он по-прежнему считает, что она изменяла ему с Джулианом Фоксом.

Она подумывала, не написать ли письмо своему другу, не попросить ли его объяснить Корду, что между ними ничего не было. Но ведь Корд вряд ли поверит Джулиану, что бы тот ни сказал, и переписка может только ухудшить положение вещей.

Придется пока оставить все, как есть, хотя это очень трудно, никогда ей еще не было так трудно.

– Все, что тебе нужно делать, это ждать, – сказала Клер во время одного из своих утренних визитов. – Дай ему время понять, как ты его любишь. Он тебя любит, это ясно. Ни один мужчина не простит такое, если не любит.

– Но я ни в чем не виновата!

– Да, но он-то думает, что виновата, и все же любит тебя. В каком-то смысле это очень трогательно.

Тори представления не имела, что думает о ней Корд, но она любила его и радовалась, что теперь он проводит с ней много времени. Он возил ее по всему Лондону, был с ней в опере, в театре, сопровождал в поездках за покупками на Бонд-стрит. Корд завалил ее платьями, перчатками и шляпками, покупал шелковое белье, которое смущало ее в магазинах, но которое страстно хотелось надеть для него. Он купил ей самые дорогие духи и разрисованные вручную веера, дюжину домашних туфелек из лайки и даже карету. И еще дарил драгоценности: красивую сапфировую брошь, гранатовые серьги, колечко с бриллиантом и изумрудом, которое оказалось велико, оно спадало с ее пальца.

– Это колечко моей матери, – сказал он слегка охрипшим голосом. – Она была крупнее вас. Нам нужно будет отдать его в переделку.

Но ее любимым подарком оставалось ожерелье невесты, которое он подарил ей вдень свадьбы. Стоило ей надеть ожерелье, как ее охватывало чувство спокойствия и безмятежности, тревожные мысли отступали.

Она надела это ожерелье, отправляясь с Кордом на обед к маркизу Белфорду, который в мыслях по-прежнему оставался для нее капитаном Итаном Шарпом.

Тори не знала, как вести себя с ним. По мере того как проходила его ужасающая худоба, Итан становился все более привлекательным. Но оставался холодным и отстраненным, каким-то слишком спокойным и не подпускающим к себе. Взгляд его бледно-голубых глаз приводил ее в замешательство. Она знала, что он много страдал и намеревался отомстить за то, что произошло с ним и его людьми.

Оставалось надеяться, что ради Корда и Сары со временем он откажется от этой мысли.

А пока Тори прежде всего заботил муж. Она беспокоилась, видя, что рана еще причиняет ему боль, но он отказывался признать это.

В следующий раз они были на суаре у герцога Таррингтона. Они вальсировали вместе, чего никогда не случалось раньше, и каждый раз, когда она чувствовала на себе взгляд его львиных глаз, по щекам разливалось тепло.

Она знала этот взгляд. Он желал ее. Но отказывал себе в этом и лишал этого ее. Он давал ей время, он хотел, чтобы она сама решила когда. Ведь он считал, что у нее была любовная связь с другим мужчиной, – без всякого сомнения, причина крылась в этом.

Тори не могла не вспомнить о том вечере, когда они с Кордом в первый раз были в Таррингтон-парке. Тогда он завел ее в кладовку и там овладел ею. Что, если она попробует воспользоваться его же тактикой?

У нее хватило бы на это храбрости, если бы Корд оказался рядом, но он в это время стоял у чаши с пуншем и разговаривал со своим другом-герцогом. Она хотела подойти к ним и тут заметила своего отчима, явно направлявшегося к ней. На губах Хауарда играла самодовольная улыбка.

– Ну, Виктория… Сколько времени мы не виделись?

Легкая дрожь пробежала по ее спине. Еще недостаточно долго, подумала она. Совсем недостаточно. Она выпрямилась.

– Добрый вечер, милорд. Я не знала, что вы в Лондоне.

– Я здесь по делу. – Он вертел в руках бокал с шампанским. – Видите ли, мне предложили продать Уиндмер.

Внутри у нее все сжалось.

– Кто-то хочет купить Уиндмер?

– Точно так. Я намерен покончить с этим делом где-то на следующей неделе.

В голове у нее все смешалось.

– Вы… вы не можете сделать этого Уиндмер триста лет принадлежал семье моей матери. Вы не можете просто взять и продать его!

Теперь она поняла, почему у него такой довольный вид. Он знал, как много это поместье значит для нее, сколько воспоминаний с ним связано, знал, что его продажа будет для нее как нож в сердце.

– Кто покупатель?

– Боюсь, я не могу назвать его. Я слышал, новый владелец предполагает перестроить дом, не исключено, что он устроит в нем что-то вроде гостиницы.

Тори внутренне сжалась. Может быть, он лгал. Он знал, как ей будет больно это слышать, такие вещи вполне в его вкусе. Но это могло быть и правдой.

– Если вы так дорожите этим поместьем, почему бы вам не убедить мужа купить его для вас? Разумеется, цена будет гораздо выше, возможно, вдвое – нет, пусть втрое больше нынешней, – но я уверен, мы придем к соглашению.

Барон ненавидел Корда не меньше, чем ее. Он постарался бы вытянуть из него как можно больше. Корд мог бы пойти на покупку, но Тори не хотела просить его.

Она пришла к нему без пенни в кармане, а ведь он намеревался за счет женитьбы увеличить состояние. Он заплатил немыслимую сумму, которую лорд Харвуд потребовал за похищенное ожерелье, а после этого еще и выкупил ожерелье и подарил украшение ей – это был очень дорогой подарок.

Она не может просить большего.

Если такой ценой она потеряет Уиндмер, пусть будет так.

– А вот и ваш муж идет. Может быть, я дам ему знать о предстоящей сделке?

– Нет, – твердо сказала она. – Нас не интересует покупка дома. – Но ей было необходимо попасть в поместье. Уиндмер был последним шансом отыскать дневник матери. Если новые владельцы начнут там все переделывать, она никогда не найдет его.

Она изучала узкое, как бритва, лицо барона, довольную улыбку, не сходившую с его лица. Этот человек убил ее отца. Тори была уверена в этом. Ничего ей не хотелось так сильно, как заставить Харвуда заплатить за это.

Когда ее муж был уже близко, барон благоразумно удалился. Подошедший Корд нахмурился:

– Что было нужно этому дьяволу Харвуду?

– Он, как всегда, пытался оскорбить, это он умеет.

Тори не сводила глаз с мужа, который в вечернем костюме представлялся ей неописуемо красивым. У него такие широкие плечи, она хорошо знала тяжесть его мышц. Ей захотелось, чтобы он поцеловал ее прямо здесь, в бальном зале, захотелось, чтобы он, как когда-то, увлек ее в кладовку и задрал юбки.

Он словно прочел ее мысли, потому что глаза у него потемнели. Ей пришло в голову, что, если она дотронется до него, его возбуждение достигнет высшей точки.

Но он быстро взял себя в руки, и момент был упущен.

Тори пробежала глазами по залу, ее взгляд упал на барона, беседующего с приятелями.

– Если вы не возражаете, теперь, когда здесь Харвуд, я хотела бы вернуться домой.

Корд посмотрел туда, куда смотрела она, и кивнул.

– Идемте. Возьмем вашу накидку и прикажем подать карету.

Теперь он не отходил от нее, он стал очень предупредительным, но когда они вернулись домой, он ушел к себе, оставив ее одну. В ту ночь ей плохо спалось, ей снились эротические сны – с Кордом – и тревожные – про Уиндмер.

На следующий день ее посетила Грейс. Заплаканная и потрясенная, она позволила Тори увести себя в голубой салон и подождала, пока Тиммонз не закроет за собой дверь.

– Ради Бога, Грейс, что стряслось? Ты бледна как привидение.

Грейс облизала дрожащие губы.

– Мой отец – я узнала, кто он.

– Сюда, садись. Сказать, чтобы принесли чаю? У тебя такой вид, что тебе не мешает подкрепиться.

Грейс отрицательно затрясла головой.

– Я не могу оставаться долго. Я хотела показать тебе это Только сейчас Тори заметила в руках Грейс маленькую деревянную шкатулку.

– Что это?

– Письма. Их написал мне мой отец.

– Господи, откуда они у тебя?

– Я в конце концов набралась мужества и спросила о нем у матери. Сначала она встревожилась, что я узнала ее секрет, но я сказала ей, что уже давно знаю. Я просто хочу знать, кто мой настоящий отец.

– И? – торопила ее Тори.

– Она плакала и умоляла меня простить ее, а потом пошла и принесла эти письма. Она сказала, что собиралась отдать мне их, когда я достаточно повзрослею, чтобы знать правду, но не хотела новых неприятностей с мужем.

– Ты имеешь в виду доктора Частейна.

– Да. Мама сказала, что он никогда не мог принять меня как дочь. Мама была ему неверна, но свою неприязнь он перенес на меня.

Тори взглянула на маленькую резную шкатулку, которая теперь была на коленях у Грейс.

– Ты прочитала их?

– Да.

– Что пишет твой отец?

Рука Грейс любовно погладила шкатулку.

– Больше всего о том, что если бы мог, то сам бы воспитывал меня. Он пишет, что если я когда-нибудь окажусь в беде, то могу обратиться к его тете, Матильде Креншо Она вдова барона Хамфри. Он сказал, что она все обо мне знает.

Слезы стояли в глазах Грейс, она порылась в сумочке и вынула платочек.

– Когда я подросла, отец выразил желание увидеть меня. Я написала ему, Тори. Я спросила его, хочет ли он еще видеть меня, и он ответил – да. Я встречаюсь с ним завтра вечером.

Тори взяла руку подруги.

– Ты уверена, Грейс? Ты действительно хочешь этого?

– Больше всего на свете. Мой отец занимает видное положение в правительстве. Он женат, у него есть дети, и я поклялась, что не выдам его секрет. Они никогда не узнают обо мне. – Она шмыгнула, прижав к носу платочек. – Он никогда не забывал меня, Тори. Все эти годы.

– Я рада за тебя, Грейс. Я знаю, как тебе хотелось иметь любящего отца.

Грейс улыбнулась сквозь слезы.

– Я должна идти. Я заказала новое платье для этой встречи, и у меня последняя примерка. – Грейс наклонилась и обняла подругу. – Я все расскажу тебе после.

Тори кивнула и поднялась.

– Удачи тебе, дорогая.

Грейс выпорхнула из комнаты с обычной жизнерадостностью, Тори почти ощущала исходящую от нее энергию. После ее ухода в комнате, казалось, стало холоднее. Почему-то у Тори закружилась голова, ее подташнивало.

Тошнота усилилась. Тори заспешила наверх и оказалась в спальне как раз вовремя, чтобы опорожнить содержимое желудка в ночной горшок. Боже, ведь то же самое случилось с ней вчера и позавчера.

– Миледи? – В дверях показалась Эмма. – Вам сегодня снова нехорошо?

Тори боролась с новым приступом тошноты.

– Не могу понять, что это со мной.

Эмма налила воды в фарфоровый тазик, намочила в нем полотенце и подала ей.

– Когда в последний раз у вас были месячные, миледи?

– Я не помню точно. – Она вытерла лицо влажным полотенцем. – Несколько недель назад… – Она остановилась, поняв, что имела в виду Эмма. – Бог мой, вы ведь не думаете, что я… что у меня будет ребенок?

– Вы замужем несколько месяцев, миледи. И ваш муж очень зрелый мужчина.

Боже, у нее будет ребенок от Корда! Радость сменилась острым приступом страха. Корд ведь считает, что она была близка с Джулианом Фоксом. И может решить, что ребенок не от него.

Эта мысль вызвала новое бурление в желудке, на лбу выступил пот.

– Вам, наверное, лучше сесть, миледи.

Она опустилась на стул перед туалетным столиком, мучительно стараясь все обдумать. Ей надо написать Джулиану, умолить его объясниться с Кордом. Ей надо поговорить с сестрой, с лордом Перси. Может быть, вместе они смогут убедить Корда, что она никогда не изменяла ему.

– Что с вами, миледи? Вы не рады, что у вас будет дитя?

Тори взглянула на Эмму и постаралась улыбнуться:

– Я очень рада, Эмма.

Но она не могла поделиться новостью с Кордом. Не сейчас. Только после того, как она найдет способ убедить мужа, что ребенок его. Ей надо, чтобы он поверил в ее любовь и верность, а этого не случится, пока они живут отдельно.

Тори повернулась к Эмме:

– Мне нужна ваша помощь. Я хочу собрать вещи.

– Вы намереваетесь путешествовать, миледи? Тори встала со стула.

– Да, Эмма. Путешествие будет очень коротким. Мы перебираемся в комнаты хозяина.

* * *

Корд вернулся домой уставшим. Он отужинал в клубе, пробыв там несколько дольше, чем предполагал, и теперь ранение снова дало о себе знать. Вдобавок встреча с банкиром прошла не так гладко, как он планировал.

На следующий день ему предстояла двухдневная поездка в Уотфорд – там намечалась выгодная сделка. На этот раз он собирался взять с собой Викторию.

Одна мысль о ее теле заставляла его содрогаться от желания. Он не был близок с ней с той ночи на «Соловье». Последние несколько дней Корд возбуждался каждый раз, когда она входила в комнату. Ему требовались все его силы, чтобы держать себя в руках, он хотел дать ей время увериться, что он именно тот мужчина, который ей действительно нужен.

Войдя в дом, он поискал Тори глазами.

– Вы не знаете, где я могу найти леди Брант? – спросил он Тиммонза, стараясь придать голосу беспечность.

Тиммонз принял у него шляпу и перчатки.

– Ее светлость после ужина удалилась к себе, милорд.

Дворецкий помог ему снять пальто, и Корд поднялся наверх, снедаемый нетерпением увидеть жену, что ему совсем не нравилось.

Он был влюблен в Викторию. И от этого чувства не мог избавиться. Но он не желал вести себя как неоперившийся юнец.

В спальне Тори не оказалось. Он спросил у одной из камеристок – та тоже не знала, куда подевалась его жена.

– Она совсем недавно была здесь, милорд. Может быть, вышла подышать воздухом?

Тревожное беспокойство овладело Кордом, он тут же подумал о Джулиане Фоксе, но отбросил эту мысль. Она где-то здесь. Надо просто найти ее.

Почувствовав озноб – одежда стала влажной от еще не прошедшей слабости, – он прошел в свою спальню, чтобы переодеться. Корд развязал и снял галстук, сбросил пальто, снял жилет и через голову стянул рубашку. Он уже собрался позвать камердинера, чтобы тот помог ему снять туфли, когда услышал голоса в своей ванной комнате.

Дверь ванной была прикрыта. Подумав, что там могли убирать служанки, Корд повернул ручку двери, вошел и замер при виде Виктории, сидящей в его медной ванной.

– На сегодня все, Эмма, – сказала она. – Спасибо.

Светленькая служанка покраснела и почти выбежала из комнаты, а Виктория улыбнулась ему. Улыбка была какой-то неуверенной, и Корд недоумевал почему.

Она откинулась на изголовье ванны, ее прекрасное тело просвечивало через тонкий слой белых пузырьков пены. Стоило ей сделать движение, как пена сползала, обнажая округлые холмики грудей с маленькими розовыми сосками. Ее каштановые волосы в мелких локонах были забраны вверх, но несколько блестящих прядей выбились и прилипли к шее.

Ее губы сложились в манящую улыбку, однако неуверенность осталась.

– Добрый вечер, милорд.

Никогда ему не приходилось видеть ничего более соблазнительного. Виктория редко заходила в его комнаты и никогда прежде не пользовалась его ванной. Глядя на нее, он удивлялся, как это раньше не додумался брать ее с собой в ванну – он мог бы делать это давным-давно.

Она немного подвинулась, и из пены снова показались ее груди. Желание стало непереносимым, мышцы живота непроизвольно сжались.

– Я искал вас, – сказал он, с трудом произнося слова. – Мне не пришло в голову искать вас здесь.

– Может быть, теперь стоит это делать. Он удивленно поднял бровь.

– Вот как? И почему? – Он старался прийти в себя, но она вытянула тонкую стройную ножку и стала водить сложенной в квадратик тканью по влажной, блестящей коже.

Каждый удар сердца отдавался в паху. Корд хотел коснуться ее, прижаться ртом к ее влажной плоти. Он так хотел войти в нее, что его руки сжались в кулаки.

– С этого момента, – сказала она, – я намерена пользоваться этой ванной каждый раз, когда мне захочется. Я намерена делить с вами эту комнату. Я собираюсь спать в вашей постели каждую ночь и просыпаться с вами по утрам.

Это обещало блаженство. Но ее власть над ним еще возрастет.

– Что, если я откажусь? В конце концов, это моя комната.

Она встала, и пенная вода стекла с ее тела.

– Подумайте, как это удобно, милорд. Стоит вам захотеть, я тут, под рукой. Я смогу удовлетворить ваши желания в любое время. Я буду идти навстречу вашим самым безумным капризам…

Корд уже не мог сдерживать себя. Он прижал к себе ее мокрое тело и впился ртом в ее губы.

Он так долго не делал этого. Слишком долго.

Она застонала, поцеловала его в ответ и обхватила руками его шею.

– Корд… – прошептала Тори, и он почувствовал, что она дрожит. Она попыталась расстегнуть пуговицы на его панталонах, но он поймал ее руку и поднес к губам.

– Не сейчас. Не раньше чем я попробую на вкус каждый дюйм вашего тела. – Он вынул ее из ванной, поставил на ноги и поцеловал в шею.

В ванной комнате было тепло. Ее кожа напоминала горячий влажный шелк. Когда он начал целовать ее плечи, ласкать ртом пышные груди, голова у нее запрокинулась, и он услышал стон. Ее пальцы впились в его плечи – в паху у него продолжало пульсировать.

Когда он поднял ее на руки, вынес из ванной и положил на свою большую кровать, она срывающимся голосом произносила его имя. Но он не сразу овладел ею, не раньше чем заставил ее извиваться на грани освобождения. Виктория выгнулась дугой. Глубокими ударами он наполнял ее, и выходил, и наполнял снова. Ее ногти царапали ему спину, а он делал то, чего так страстно желал.

Без чего больше не мог обходиться.

Они вместе достигли освобождения и потом лежали, не в силах двигаться. Виктория обвилась вокруг него. Она смотрела на него, и в ее глазах все еще оставалась неуверенность.

– Я могу остаться? – шепотом спросила она. Корд провел пальцем по ее щеке.

– Я запрещаю вам уходить. Даже подумываю, не приковать ли вас к кровати – на тот случай, если мне захочется безумств, о которых вы говорили.

Он почувствовал, что она улыбается, теснее прижимаясь к нему, и его тело отозвалось, он снова желал ее.

Длинный каштановый локон обмотался вокруг его пальца, и Корд заулыбался. Он думал, как хорошо, что она поймала его в ловушку, и молил Бога, чтобы оказалось, что он поступил правильно.

Глава 24

Корд проснулся, чувствуя себя намного лучше, чем в предыдущие дни. Он повернулся на постели, протянул руку, чтобы обнять жену, но ее не было, место рядом с ним пустовало. Натянув бордовый шелковый халат, он направился к двери, соединяющей их спальни.

Сначала он не увидел Тори. Потом услышал непонятные звуки и обнаружил ее в углу за расписной ширмой – Тори снова тошнило.

– Виктория! – Корд шагнул к ней, но повернулся и подошел к буфету. Налив воды в тазик, он смочил полотенце и отнес туда, где она стояла, склонившись над горшком.

Виктория дрожащей рукой взяла полотенце.

– Я не хотела вас будить. – Она сполоснула лицо и шею, а потом попыталась улыбнуться. – Должно быть, съела что-нибудь неподходящее.

Корд нахмурился:

– Я сегодня собирался поехать в Уотфорд. И надеялся, что вы поедете со мной. Но теперь, пожалуй, я лучше останусь дома.

Она покачала головой:

– Не делайте глупостей. Вы ничем мне не поможете, мне уже лучше. Как долго вы собираетесь быть в отъезде?

– Два дня, самое большое – три.

Она еще раз сполоснула лицо и взяла стакан с водой, который он держал наготове.

– Я хочу, чтобы вы поехали. Вы ничем не поможете мне, оставаясь здесь.

– Если я уеду, я все время буду в тревоге.

– Пожалуйста, поезжайте, Корд. Если вы останетесь, мне не удастся как следует отдохнуть. – Она взглянула на горшок и покраснела. – Мне не хочется, чтобы вы видели меня в таком состоянии.

Корд внимательно посмотрел на нее, ему пришло в голову, что в ее лице появилось что-то новое, какое-то сияние, которого он не замечал раньше. И груди, которые он ласкал прошлой ночью, стали пышнее, и этот чуть проступивший животик.

Ей стало плохо утром.

Корд знал многих женщин. Они чувствовали себя с ним свободно. Они поверяли ему свои секреты. Сара была откровенна с ним. Виктория могла не знать этого, но у Корда появилось очень сильное подозрение относительно причины ее недомогания. Виктория была беременна.

Это ошеломило его.

Графу Бранту пора было заиметь детскую комнату. Он должен был произвести на свет наследника титула и состояния. Он очень хотел иметь детей. Мальчиком он жалел, что у него нет ни брата, ни сестры, и очень радовался появлению в доме кузенов Шарп и их сестры. Он обожал маленького Тедди и мечтал о дне, когда у него появится собственный сын. Он только хотел знать, его ли ребенка носит жена.

Корд взглянул на Викторию. Она все еще была бледна, но ее руки уже не дрожали.

– Если вы уверены, что все будет в порядке, пожалуй, я не стану менять планы.

Ему требовалось побыть вне дома, ему нужно было время, чтобы свыкнуться с новым осложнением. Он должен был обдумать тот факт, что ребенок, растущий в животе его жены, может быть от другого мужчины.

Когда он женился на Виктории, он и вообразить себе не мог ничего подобного. Мужчине, особенно такому, как он, нелегко смириться с этим. Нужно время. За эти несколько дней он все обдумает и, возможно, сможет смириться с мыслью, что отцом ребенка Виктории мог быть Джулиан Фокс.

Тори только мельком видела Корда перед тем, как он уехал в Уотфорд. Может быть, ей не следовало перебираться в его спальню, пока не пройдет утренняя тошнота, но она не могла сидеть сложа руки и ничего не делать, чтобы исправить ужасное недоразумение.

Она надеялась, что сможет скрыть свое положение и что плохое самочувствие быстро пройдет. Ей следует быть осторожнее в будущем – пока она не получит ответа на письмо, отправленное Джулиану.

Она могла только молить Бога, чтобы Фокс помог ей отыскать способ выбраться из петли, в которую она сама всунула голову.

С отъезда Корда прошло два часа, когда Клер сообщила ей неприятную новость.

Тори рассказала сестре о намерении их отчима продать Уиндмер и о своем решении проникнуть туда и попытаться найти дневник. Но Клер никогда не чувствовала привязанности к котсуолдскому имению, она считала, что Тори нужно забыть о прошлом и смотреть в будущее.

– Каждый раз, когда ты пытаешься найти мамин дневник, ты попадаешь в беду. Что бы Майлс Уайтинг ни сделал, это осталось в прошлом. Не стоит снова подвергать себя риску.

Они сидели в голубом салоне. По крайней мере сидела Клер. Тори ходила взад-вперед перед камином.

– Клер, этот человек убил нашего отца. Он разрушил жизнь нашей матери, украл дом, который она любила и всегда хотела оставить нам. Доказательство его вины стоит любого риска.

Клер оправила юбку синего бархатного платья. Теперь, став замужней женщиной, она выглядела старше, но не менее очаровательной. Может быть, даже стала еще неотразимее.

– Наверное, ты права, – сказала она. – Я заглянула к тебе, чтобы сообщить, что сделка состоится послезавтра.

– Что?

– Я узнала это от Перси. – Тори просила сестру прислушиваться к новостям такого рода. Лорд Перси всюду бывал и всегда знал, что говорят в Лондоне. – Перси говорит, что покупатель – Болдуин Слотер. Он намерен переделать весь дом немедленно, как только будет оформлена сделка.

– О Господи! Если они начнут все переворачивать, дневник почти наверняка никогда не будет найден. Мне необходимо попасть туда прежде, чем там появится новый хозяин.

– Может быть, Корд свозит тебя туда?

– Он, может быть, и свозил бы. К несчастью, его нет в городе. – На самом деле она не думала, что Корд захотел бы помочь ей проникнуть в дом, который все же был домом ее отчима.

Корд не вернется два-три дня, за это время все будет кончено. Но она не совершит прежнюю ошибку. Она напишет ему письмо, объяснит, как это важно для нее, как мало осталось времени, и будет умолять не сердиться на нее за то, что она отправилась в Уиндмер.

– По крайней мере Уиндмер не так далеко, – сказала она Клер. – И я поеду в своей собственной карете.

А еще она возьмет с собой Эвана. Этого молодого лакея она знала с тех времен, когда была экономкой, Тори доверяла ему. Еще с ними будет Григгз, величественного вида кучер, этого вполне достаточно, чтобы чувствовать себя в безопасности.

– Время уходит. Я отправлюсь в Уиндмер завтра утром. Дорога в один конец займет не более четырех часов. У меня будет время обыскать дом и к ночи вернуться.

– Может быть, мне поехать с тобой? Тори покачала головой:

– Я совсем не хочу вмешивать тебя в это. Если что-нибудь случится, лорд Перси никогда не простит мне этого.

– Тори, мне кажется, тебе не стоит ехать.

– Я должна, Тори. Это наш последний шанс отдать Майлса Уайтинга в руки правосудия, и я намерена использовать его.

Клер больше ничего не сказала, но Тори знала, что она встревожена. Ее сестра встревожилась бы еще больше, если бы знала, что Тори беременна. Но ребенок появится еще не скоро, а Виктория будет осторожна.

Тори больше боялась того, что Корд очень рассердится, когда прочтет ее письмо. Но не может же она упустить последнюю возможность уличить Майлса Уайтинга. Вечером она написала письмо, ей потребовалось два раза переписать его, чтобы сделать более убедительным. Закончив письмо, она тщательно посыпала его песком, запечатала и оставила на письменном столе, где Корд обязательно должен был найти его.

Если все пройдет по плану, он никогда не прочтет этого письма. Она вернется раньше, чем он, и сама все объяснит.

Она надеялась, что сможет показать ему дневник. Если у нее будет дневник, Корд в конце концов поймет, что она всегда говорила ему правду. Он поверит, что она никогда не изменяла ему с Джулианом Фоксом.

Найти дневник – самое важное дело, и Тори была настроена на успех.

С наступлением ночи поднялся сильный ветер. В окно стучались ветки, через щель в задернутых занавесках проглядывала бледная луна. Тори беспокойно ворочалась в постели, вспоминала день, когда умер отец, думала об ужасном горе матери.

Встала она позднее, чем намеревалась, с чувством разбитости, но полная решимости. Снова был приступ тошноты, но он скоро прошел, и через час Тори была готова отправиться в путь; чудесная черная карета, подарок Корда, ждала у парадного, лошади нервно пританцовывали на месте.

Карета не была предназначена для такого рода поездок; опустив верх, в ней хорошо было разъезжать по городу в теплое время года. Но более подходящую карету взял Корд, так что Тори осталась эта.

Надев теплое шерстяное платье синего цвета и отороченную мехом шляпку, Виктория нетерпеливо подождала, пока Эмма закутала ее плечи подбитым мехом плащом, а потом спустилась вниз.

Эван помог ей сесть в карету, потом подоткнул меховую полость вокруг ее ног. Молоденький слуга сказал кучеру, куда ехать, уселся рядом с ним, и с куда большей готовностью, чем Тори, подставил лицо холодному ноябрьскому ветру.

Дорога отняла более пяти часов. Тори развлекалась, листая взятую в библиотеке книгу, но руки и щеки мерзли, от этого трудно было сконцентрировать внимание. Они несколько раз останавливались, чтобы погреться на постоялых дворах. Это помогало, но удлиняло поездку.

День уже начинал клониться к вечеру, когда они добрались до крошечной деревушки Котсуолд в Уиндинг-хэме и повернули к особняку из желтого камня, стоящему на вершине пологого холма.

Уиндмер.

Это слово звучало для нее по-особому, наполняло воспоминаниями и сожалениями, вызывало ноющую боль в сердце. Дом последние два года пустовал. За ним присматривали только садовник с женой.

Тори надеялась, что жена садовника, миссис Риддл, помнит ее и позволит войти в дом.

Служанка не могла знать, что для лорда Харвуда последней из людей, которых он пустил бы на порог, была его падчерица, пытающаяся доказать, что он убийца.

Корд надеялся отдохнуть в Уотфорде, небольшом городке в сельской местности, вдали от шума и грязи Лондона и вдали от Виктории. Вместо этого лишь провел беспокойную ночь, думая о жене, сожалея, что она не с ним.

На следующий день утром он собрал всю необходимую информацию о недвижимости, которую собирался приобрести, и решил возвратиться домой.

Дорога не заняла у него много времени. Он был дома вскоре после полудня. Он все еще не знал, как отнестись к тому, что его жена скорее всего беременна и существует вероятность, что от другого мужчины. Но пребывание вдали от нее нисколько не прояснило мыслей.

Может быть, рядом с ней все станет понятнее.

– С возвращением, милорд. – У входа приветствовал его Тиммонз. – Мы ожидали вас только завтра или послезавтра.

– Да, но мне удалось покончить с делами быстрее, чем я предполагал. – Конечно, он мог бы остаться еще надень в обнаруженной им прелестной гостинице на берегу реки – если бы Виктория была с ним.

Как бы там ни было, он стремился домой почти с самого отъезда.

– Где я могу найти леди Брант?

– Сожалею, сэр. Ее светлость утром отправилась в деревню. Думаю, она оставила вам письмо на столе в вашем кабинете.

Виктория уехала? Внутри у него все перевернулось. Уже не раз, стоило ему уехать из дома, как она отправлялась на встречу с любовником.

Корд заспешил в кабинет – скорее прочитать письмо. Должно же быть какое-то объяснение. Виктория говорила, что любит его. Она обещала быть верной. Ему так хотелось верить ей. Но он ничего не нашел в кабинете. Корд вернулся туда, где Тиммонз чистил его запылившееся пальто.

– Вы уверены, что леди Брант оставила мне письмо?

– Не вполне, милорд, но я видел, как она шла с письмом в ваш кабинет. Я посчитал, что оно предназначено вам.

Корд вернулся и еще раз осмотрел кабинет – письма не было. Он тщательно обыскал свои комнаты, а потом позвал Эмму, которая тут же прибежала.

– Да, милорд?

– Леди Брант, судя по всему, уехала в деревню. Вы знаете, куда именно?

Эмма отрицательно мотнула головой, отчего на голове у нее качнулась копна светлых кудряшек.

– Точно не знаю, милорд. Но она сказала, что поездка не займет у нее много времени и что к ночи она вернется.

– Спасибо, Эмма.

– Насколько я знаю, она оставила вам письмо, милорд. Оно было здесь, в кабинете.

Корд покачал головой.

– Я смотрел. Нет никакого письма. Эмма нахмурила светлые бровки:

– Это немного странно. Я сама видела, как она писала его.

– Может быть, она оставила его в своей комнате. – Но большинство ее вещей переместилось к нему, и Корд ничего не нашел.

У него сжалось сердце. А он-то питал такие надежды. Он хотел связать с Викторией свое будущее. Он думал, оно будет одно на двоих.

Вернувшись к себе, он опустился в кресло рядом с кроватью, чувствуя себя совершенно разбитым. Разбитым и пустым.

Он доверился ей. Снова. Он и в самом деле поверил, что небезразличен ей.

Он сидел, чувствуя боль в груди. Она могла поехать к Джулиану. Возможно, чтобы сообщить ему о ребенке.

Поднимаясь с кресла, Корд грязно выругался.

Виктория лгала ему с первого дня их встречи. Она лгала ему и водила за нос. Настало время признать, что он ничего не значит для нее и никогда не значил. Настало время сделать то, что следовало сделать несколько недель назад, когда он обнаружил ее измену.

Пройдя через холл, он потребовал снова подать карету и быстро спустился вниз. В последний раз он позволил Виктории одурачить себя.

Усмешка искривила его губы. Есть простой способ забыть женщину – с помощью другой.

Желудок его взбунтовался, доказывая, что это не ответ, но ноги уже несли его на улицу. Корд был не в состоянии снова пройти через это – никогда не быть до конца уверенным, никогда по-настоящему не доверять. Их браку пришел конец. Для него это совершенно очевидно, надо бежать от Виктории, пока не поздно. Добиться признания брака недействительным будет нелегко, но в конце концов он добьется.

Его карета уже подъезжала, огибая особняк. Корд еще не знал, куда направится, но непременно в такое место, где он найдет женское общество, за которое нужно заплатить и которому больше ничего не будет надо от него.

Ему нужен кто-то, чтобы смягчить боль, угнездившуюся в сердце.

Карета подъехала к парадному подъезду, и лакей бросился открывать дверь. Корд уже ступил на узкую железную подножку, когда заметил бегущую к нему Эмму, светлые кудряшки которой выбились из-под сдвинувшегося набок чепца.

– Подождите, милорд! Подождите, пожалуйста! – Она размахивала обгоревшим листом бумаги, пальцы ее были черны от сажи.

Ожесточившийся Корд недовольно остановился. Он почти чувствовал тяжесть стены, которую возводил вокруг своего сердца.

– Что это, Эмма? – холодно спросил он.

– Письмо, милорд. – Она задохнулась от бега и теперь широко открывала рот. – От ее светлости. Миссис Ратбон – она украла его с вашего стола. Она собиралась сжечь его, когда я вошла в ее комнату.

Корд протянул руку и взял лист бумаги из ее дрожавшей руки. Он намерился прочитать написанные Викторией слова, ничего не меняя в своем отношении к ней; что бы она ни написала, это не изменит того, что он чувствовал.

Он сказал себе, что останется беспристрастным, и глупо верил, что это возможно. Но строки, написанные знакомым почерком, обжигали его глаза.


"Мой любимый муж,

я знаю, что вы будете сердиться, читая мое письмо, но есть одна вещь, которую я должна сделать. Я только надеюсь, что, прочитав письмо, вы поймете меня.

Сегодня я еду в Уиндмер в поисках дневника моей матери. Мой отчим продает имение, сегодня – последний день, когда я еще могу попытаться найти там дневник. Я знаю – вы никогда не верили в его существование, но я убеждена, что моя мать узнала о виновности Майлса Уайтинга в убийстве моего отца и в ее дневнике можно найти доказательство этому. Если вы возвратитесь домой раньше меня, пожалуйста, простите. Я снова повторяю, что очень люблю вас. Когда вернусь, я найду способ доказать это.

Ваша любящая жена,

Виктория"


Корд еще раз перечитал эти строки, на этот раз спокойнее. Она писала, что уехала искать дневник. То же самое объяснение она давала и в прошлые два раза. Он больше не желает верить ей. Почему он должен верить этому?

Корд сложил бумагу. Он может усесться в карету и укатить прочь, забыть Викторию, забыть свою женитьбу, забыть, что жена носит под сердцем ребенка, возможно, от другого мужчины.

Или может поверить ей.

Может еще раз поверить в любовь.

Он вспомнил, с какой любовью смотрела на него Виктория последний раз, когда они были вместе.

"Я могу остаться?"

В его постели? В его сердце? В нем, кажется, для нее навсегда есть место.

Он вспомнил первые дни их знакомства, вспомнил, с каким мужеством она вела себя в ночь, когда помогала им освободить Итана из тюрьмы. Она всегда была решительной и готовой идти на риск. Если этот дневник существовал, она не оставила бы своих попыток найти его до тех пор, пока была бы малейшая надежда.

Он взглянул на дом, подумал о долгой череде лет, которые могли бы тянуться без Виктории, и принял решение.

С закаменевшим лицом он повернулся к Эмме:

– Где миссис Ратбон?

– Наверху, милорд.

Корд ринулся в дом. Он поднялся вверх, перепрыгивая через ступеньки, затем зашагал по коридору, ведущему к комнатам слуг.

Дверь в комнату миссис Ратбон была приоткрыта. Служанка нервно ходила туда-сюда перед маленьким, еще не остывшим камином.

При виде Корда она стала белая как мел.

– Милорд?

– Почему вы взяли письмо? Она облизнула тонкие сухие губы.

– Это… просто по ошибке, милорд. Я убирала в вашем кабинете. Письмо оказалось в куче ненужных бумаг.

Я бросила его в огонь по ошибке. Я… я не знала, что оно для вас.

Он взглянул на камин. Зачем это ей понадобилось брать бумагу в свою комнату?

– Вы лжете. Вы ненавидели Викторию с первого дня ее появления в доме. Вы не хотели, чтобы я увидел это письмо. Вы пытались уничтожить ее.

– Нет, милорд. Это неправда. Внезапно его осенило.

– Вы знали, что я в ванной в тот день, когда говорили со служанкой о леди Брант – так ведь? Вы хотели неприятностей на ее голову.

– Она уходила из дома той ночью – я не солгала.

– Что бы ни делала моя жена, не ваша забота. Вы уволены, миссис Ратбон, без рекомендаций. Когда будете рыскать по городу в поисках пропитания, может быть, вы вспомните, что моя жена не стала увольнять вас несколько месяцев назад. Только по доброте ее сердца вы остались в этом доме.

Ее некрасивое лицо закаменело.

– Она всегда считала себя слишком умной. Лучше других. Ну нет, голодать мне не придется, скажу я вам. Его светлость, ее отчим, хорошо заплатил мне. Больше я не нуждаюсь в вашей вонючей работе.

Корд напряженно думал. Гнусная служанка демонстративно направилась мимо него, но он встал на ее пути.

– Так вы шпионили за нами? Вы передавали сведения Харвуду?

– Я не сделала ничего противозаконного. Он мог просто заботиться о том, как живется его дочери.

Черта с два.

– Вы сообщили лорду Харвуду, что леди Брант едет в Уиндмер?

Узкое личико перекосила довольная улыбка.

– Это его дом, не так ли? Человек имеет право знать, кто собирается разгуливать по его дому.

Корд был вне себя.

– Собирайте свои вещички и убирайтесь. Я даю вам пятнадцать минут. – Развернувшись, он быстро вышел и спустился с третьего этажа вниз, к выходу.

– Когда выехала леди Брант? – спросил он Тиммонза.

– Поздним утром, милорд. Она взяла с собой лакея, мистера Кидда.

Слава Богу, хоть это. Ее кучер – здоровенный парень, и еще этот лакей, молодой и преданный ей. Но если Харвуд действительно убил ее отца или даже нанял убийц, он сделает все, чтобы Тори не нашла доказательств.

Корд вспомнил следы ударов на ее спине, увиденные им в свадебную ночь, и испугался за Тори. Харвуд жестокий и безжалостный человек. Если он посчитает, что Виктория опасна для него…

– Седлайте мою лошадь. Карета мне не нужна.

– Да, милорд.

Через пятнадцать минут он был на пути в Уиндмер и нещадно гнал своего крупного вороного мерина. На одном из постоялых дворов он сменит коня на свежего и тем самым выиграет время.

Он надеялся, что опередит Майлса Уайтинга.

Глава 25

– Он там! – Тори показала в сторону холма. – На самом верху. – Но вместо того чтобы погнать лошадей вперед, Григгз съехал на обочину.

Тори слышала, как он пробормотал ругательство.

– У нас неприятность, миледи.

– Что за неприятность? – Но в этот самый момент раздался треск, две спицы переломились, и экипаж накренился набок.

– Колесо поломалось, миледи. – Григгз спрыгнул, чтобы осмотреть поломку. – Соскочил железный обод. Похоже, нам придется искать кузнеца, чтобы починить колесо.

Тори снова посмотрела на дом на холме. Поломка была досадной, но большой беды в том не было.

– В деревне есть кузнец. А я без труда дойду до дома пешком. Когда вы почините колесо, подъезжайте к дому. Я скорее всего на какое-то время там задержусь, так что можно не торопиться.

– Мне лучше пойти с вами. – Эван спрыгнул со своего места и пошел к ней. Она подумала о том, что на поиски, возможно, потребуется несколько часов.

– Не нужно, я могу задержаться. В имении живут садовник с женой, так что мне ничто не угрожает. Я думаю, что мистеру Григгзу может понадобиться помощь, к тому же в деревне есть трактир. Пока кузнец будет чинить колесо, вы с Григгзом сможете подкрепиться.

Эван помог ей выбраться из кареты и посмотрел на большой желтый дом на холме. Опасность таилась не в доме ее детства, а скорее на дороге.

– Как пожелаете, миледи.

Слуги занялись каретой, а Тори стала подниматься на холм. Ей не потребовалось много времени, чтобы оказаться у дома, попасть в дом тоже оказалось просто.

Миссис Риддл, которая со своим мужем Джейкобом жила в домике у ворот, помнила Тори со времени ее последнего посещения имения. Они приезжали вместе с матерью и сестрой уже после смерти отца.

– О Боже, как я рада! Леди Виктория здесь, в Уиндмере. – Миссис Риддл, крупная ширококостная ирландка с седеющими рыжеватыми волосами, белозубо улыбнулась. Они с мужем служили в Уиндмере с того самого времени, как он перешел в собственность дедушки Тори.

– Добрый день, миссис Риддл. Как приятно снова увидеться с вами.

Миссис Риддл бросила взгляд на пустую дорожку, ведущую к резным парадным дверям.

– Как вы добрались сюда? Совсем одна?

– У нас сломалось колесо. Кучер пошел в деревню, чтобы карету починили.

– Что привело вас сюда, милое дитя? После стольких лет?

– Я узнала, что мой отчим продает имение. Мне захотелось еще раз взглянуть на дом, прежде чем он станет чужой собственностью.

– Да, Уиндмер – особенное место, без сомнения. Лучшее в округе, и так было всегда. – Миссис Риддл покачала головой. – Нерадостные настали времена, не то что раньше. Когда были живы ваши отец и мать.

– Это одна из причин, по которой я здесь. В доме могли остаться вещи, принадлежавшие моей матери.

– Да, и это последний день, когда вы можете забрать их.

Миссис Риддл провела ее по посыпанной гравием дорожке к парадному крыльцу большого каменного особняка и отперла дверь.

– Я схожу в деревню. Джейкоб работает в поле. Так что у вас будет много времени.

Тори посмотрела вслед уходящей служанке, а потом вошла в дом. Воспоминания окружили ее. Она почти слышала доносящийся сверху смех, сочный баритон отца и отвечающий ему оживленный голос матери. Тори не разрешила себе погрузиться в грустные мысли. У нее нет времени для оплакивания прошлого. Ей надо найти дневник.

Потянув за ленты своей отороченной мехом шляпки, она сняла ее и бросила на столик у входа, там же она оставила плащ. Дом стоял запертым больше двух лет. Диваны и кресла были накрыты белыми простынями, почти все занавески задернуты, но массивные дубовые столы недавно протерли, а резные деревянные балки и шкафы с дверцами из свинцового стекла придавали дому знакомый облик.

Учитывая размеры дома, Тори знала, что поиски могут занять много времени, и не мешкая принялась за дело. Но и через два часа она все еще продолжала поиски. Она обнаружила несколько платьев матери, все еще висевших в шкафу наверху, стопку вышитых вещиц, нитки на которых начали выцветать, несколько детских игрушек Клер и собственных детских платьиц.

Но никаких следов дневника.

Она осмотрела буфеты в столовой, хотя и не надеялась, что дневник может быть спрятан там.

Если он здесь, то в таком месте, где мама могла быть уверена в его сохранности.

Но где может быть такое место? Она вернулась в спальню матери. Когда был жив отец, ее родители спали на половине хозяина. После злосчастного второго замужества мать перебралась в соседнюю комнату.

Если она держала дневник там, барон мог видеть, куда она его прячет. Он мог обнаружить тайное местечко.

Тори еще раз все осмотрела, но не удивилась, ничего не обнаружив.

Она уже два раза обыскала комнату для шитья, которая, казалось, более других подходила для места, где мог быть тайник. Тем не менее она еще раз прошла в эту маленькую комнату. Там перед маленьким камином стояла кушетка из красного дерева, рядом – кресло-качалка, в котором мама любила сидеть за вышивкой и вязаньем или с книгой.

В углу стоял небольшой дубовый письменный стол. Когда был жив отец, дневник хранился в нем. Но Тори уже осмотрела стол, он был пуст.

"Где же ты спрятала его, мама?"

И вдруг ее осенило – наверное, мама выбрала бы такое место, где ее дочери однажды смогут найти записи. Тори заторопилась дальше по коридору. В последнюю неделю жизни мать умоляла барона свозить ее и Клер в Уиндмер. Тори была в это время в школе, не подозревая, что мать тяжело больна. Мама умерла здесь, в этом доме, прежде чем Тори смогла добраться сюда.

Если мама хотела, чтобы она нашла дневник…

Тори бросилась в комнату, которая когда-то была ее спальней. Она сама выбрала для нее бледно-розовое одеяло, хорошо сочетающееся с темно-розовыми занавесками из дамаста. Ей невольно вспомнилось, как было весело, когда они втроем поехали по магазинам, чтобы… но она безжалостно отбросила воспоминания.

Она торопливо подняла пуховую перину и тщательно проверила, нет ли чего-нибудь под ней.

Ничего.

В комоде красного дерева оказалось кое-что из ее одежды.

А в нижнем ящике, под шалью, которую мама связала Тори ко дню рождения, лежал дневник.

У Тори задрожала рука, когда она откинула шаль и любовно провела пальцами по гладкому переплету из красной кожи, потертому от частого пользования. Боже, она наконец нашла его! В горле стоял ком. Когда она доставала дневник из ящика, он открылся, и она узнала знакомый почерк.

Тори не стала читать начало, записи, относящиеся к тому времени, когда Шарлотта Темпл вышла замуж за красавца юношу, в которого была влюблена. Чувства матери были так похожи на ее собственные.

Тори перескочила к последним дням жизни матери, последним неделям, когда она была смертельно больна. И вот оно – доказательство, что все было так, как Тори себе и представляла.

"Сегодня я нашла перстень Уильяма. Он был в шкатулке, где Майлс держит драгоценности, завернутый в белый шелковый атлас и убранный подальше, – трофей, доказывающий, как Майлс умен".

Тори перестала читать и сделала глубокий вдох, чтобы успокоить бьющееся сердце. Бедная мама! Виктория переворачивала страницы, рассказывающие о растущих подозрениях матери и ее страхе.

"Думаю, он понимает, что я узнала о его роли в убийстве Уильяма. Моего любимого Уильяма.

Как я не увидела, что за человек на самом деле Майлс? Как я ненавижу его.

Я боюсь его, боюсь за детей".

Каждая страница наполняла Тори гневом и болью.

"Он изводит меня при каждом удобном случае, его взгляд предупреждает о том, что случится, если я выдам его".

Как могла мама выйти за него замуж? Как могла она не распознать, что он из себя представляет? Но мама была так отчаянно одинока, так погружена в свое горе. И в конце концов прозрела.

"С каждым днем я чувствую себя все хуже и хуже. Я уверена, что Майлс отравляет меня, но не могу понять, каким образом. Я все слабею и уже слишком больна, чтобы остановить его".

Тори смотрела на строки, которые начали расплываться перед ее глазами. Она поморгала, чтобы восстановить зрение, слезы катились по ее щекам.

Он убил и мать!

Тори вытерла глаза и дала себе слово, что увидит, как Майлса повесят.

Она заставила себя продолжать чтение, тем более что за последние несколько дней записей прибавилось мало.

"Конец близок. Я боюсь за дочерей. Я должна найти способ защитить их. Боже милосердный, что мне делать?"

Это была последняя запись. В тот же день мама умерла. Но она нашла в себе силы спрятать дневник в такое место, где, как она верила, Тори найдет его. Может быть, она хотела предупредить Тори.

Или добиться торжества справедливости.

– Ну… я вижу, что вы в конце концов нашли его. – От звуков голоса Майлса Уайтинга ледяной холодок пробежал по ее спине. Тори повернулась и увидела его в дверях. – Для вас было бы гораздо лучше, если бы вам это не удалось… но вы никогда не отличались здравомыслием.

– Вы убили ее! Вы убили их обоих!

– Так считала твоя мать. Она была не в себе, видишь ли… когда умирала. Никто не поверит ни единому слову, написанному ею.

– Поверят, когда я покажу им перстень моего отца! Его, наверное, украл тот, кто убил отца. Мама нашла его в вашей шкатулке, и теперь он у меня.

Его вытянутое лицо окаменело.

– Правда? – Она заметила, как его рука полезла в карман пальто и через миг появилась снова, сжимая пистолет. Боже, она не могла придумать ничего неудачнее, как схватиться с ним в такой ситуации.

– Перстень едва ли послужит достаточным основанием, чтобы вы могли увидеть меня болтающимся в петле, но ваши обвинения, разумеется, чреваты для меня нежелательными неприятностями.

– Как вы нашли меня? – спросила Тори, стараясь, чтобы голос не дрожал. Ей нужно было время для обдумывания положения, в котором она оказалась. – Как вам удалось узнать, что я здесь?

Его узкие губы чуть раздвинулись в улыбке.

– Ваша миссис Ратбон оказалась очень полезной в этом отношении. Она не очень-то благоволит к вам, вы знаете.

Тори смотрела в сторону двери, но Харвуд преграждал выход, а окно второго этажа было слишком высоко от земли. О нем нечего было и думать. Она не сможет выпрыгнуть.

Он взмахнул пистолетом.

– Идите. Вы начали эту игру. Настало время закончить ее – Он отступил от двери, чтобы она могла пройти мимо него, затем сделал шаг назад, оставаясь поблизости, чтобы в любом случае, стреляя, не промахнуться.

– Куда мы идем?

– Мы ищем дневник вашей матери. Вы наверняка захотите осмотреть подвал.

Страх заставил ее содрогнуться. Бессознательно рука легла на слегка округлившийся живот, в котором рос ребенок. Ей не следовало приезжать. Нельзя было рисковать неродившимся ребенком ни при каких обстоятельствах.

– Я туда не пойду. – Она остановилась и хотела повернуться к нему, но он ткнул пистолет в ее ребра.

– Если вам так хочется, я могу застрелить вас прямо здесь.

Он сможет, она знала. Он убьет ее и ребенка.

– Я приехала сюда не одна. Если вы нажмете на курок, кто-нибудь из моих людей услышит выстрел. Они придут сюда. – Разумеется, это не соответствовало действительности, потому что кучер и лакей были в деревне.

– Возможно, но к этому времени вы уже будете мертвой. Так как никому не известно, что я здесь, и я сразу же после выстрела удалюсь, это не имеет никакого значения.

– Мой муж узнает. Я оставила ему письмо с объяснением, куда я поехала и почему. Корд узнает, что вы убили меня, и убьет вас. Барон засмеялся:

– Нет никакого письма. Я приказал миссис Ратбон сжечь его. Ваш муж поверит, что вы убежали с любовником, как уже делали раньше. Может быть, он подумает, что тот, другой, убил вас. Да… я уверен, что так он и подумает.

Новый приступ страха овладел ею. Он знает все! Он уничтожил письмо! Если к возвращению Корда ее не окажется дома и он не будет знать, куда она отправилась, то точно поверит, что она сбежала к Джулиану.

Харвуд упер ствол ей в бок, понуждая идти вперед, и она двинулась, едва держась на дрожащих ногах. Эван и Григгз еще не вернулись. Джейкоб работает где-то в поле, но даже если он услышит выстрел, будет уже поздно.

– Побыстрее, будьте уж настолько любезны, дорогая моя. У меня планы на этот вечер.

Он хочет продемонстрировать, что был в Лондоне в ночь ее исчезновения. Нужно что-то делать!

За окнами стало смеркаться, землю начала окутывать розовато-багровая дымка. Тори подумала, что сумерки ей на руку, но Харвуд остановился на лестничной площадке и приказал ей зажечь стоявшую на шератоновском столе маленькую лампу.

Теперь Тори держала перед собой лампу, пламя колебалось, выдавая ее страх. Продолжая идти, она перебирала в голове варианты спасения, но ничего не находила и боролась с нарастающим ужасом.

Может быть, миссис Риддл или ее муж появятся в /доме? Может быть, Эван и Григгз уже починили колесо и придут за ней? Она подумывала – не закричать ли ей, но никто не услышит, а Харвуд сразу же застрелит ее.

Все равно нельзя терять надежду. Нельзя допустить, чтобы он снова победил.

Она продолжала идти с лампой в руке. Вниз по широкой лестнице, по проходу к короткому пролету, ведущему ниже, в большую, с низким потолком кухню. В ней пахло давно прогоревшими дровами, пылью и плесенью. Войдя, Тори сразу посмотрела туда, где была лестница, ведущая в подвал.

– Поставьте лампу на стол.

Она решала, успеет ли бросить лампу ему в лицо, но ствол пистолета был направлен прямо на нее, значит, при малейшем движении Харвуд нажмет на спуск. Она поставила лампу на стол.

– Очень хорошо. Теперь откройте дверь в кладовую.

Она увидела радостное предвкушение на его лице. Он годами хотел избавиться от нее.

– Зачем?

– Потому что с вами произойдет несчастный случай. Вы нечаянно свалитесь вниз, моя дорогая. Вы раскроите себе голову, и это будет справедливо, не так ли, если вспомнить, что вы однажды сделали со мной. Только я не оставлю вас живой.

Страх с новой силой охватил ее. Он собирался убить ее и ребенка, которого она носила в себе, а она по-прежнему не знала, как остановить его. Она оглядела кухню в безумной надежде найти какое-нибудь оружие. На стенке в деревянном держателе торчали ножи. Если бы она смогла дотянуться до них…

Она метнулась туда, но длинные пальцы барона схватили прядь ее волос, вытряхнув шпильки. Боль пронзила шею, когда он протащил ее обратно, сильно ударив о дверь, ведущую в подвал.

– Я предпочел бы не стрелять в вас, моя милая. Это чревато неприятностями, подумайте сами. Но клянусь, могу и пристрелить.

С порога раздался голос, усиленный пространством кухни:

– Я бы не советовал. Если вы не отпустите мою жену, я с большим удовольствием прикончу вас – очень медленно и как можно болезненней.

– Корд… – прошептала Тори, и глаза ее наполнились слезами.

Милый Корд, она уже не надеялась увидеть его снова.

Корд не смотрел в ее сторону. Все его внимание было поглощено человеком, державшим пистолет. В слабом свете лампы тускло блестел ствол другого пистолета в руках Корда.

– Отойдите от нее, Харвуд. Двигайтесь очень, очень медленно.

– Так вы видели письмо? Какая жалость, что миссис Ратбон допустила такой промах. – Но барон не отошел. Напротив, он дернул Тори, поставив перед собой, и приставил пистолет к ее голове.

– Видите, как быстро меняются правила игры? – сказал он. – Теперь, кажется, мой ход. Я советую вам точно исполнять то, что я скажу.

Его вторая рука скользнула под подбородок заложницы и обхватила горло.

– Положите оружие на пол и ногой толкните его ко мне.

– Не делайте этого, Корд! Он убьет нас обоих!

– Замолчите! – предупредил барон, сжав ее горло с такой силой, что ей стало трудно дышать.

Корд с окаменевшим лицом нагнулся, положил пистолет на пол и сапогом оттолкнул его в сторону.

– Где-то рядом работает садовник, – сказал Корд. – Он мигом прибежит, если раздастся выстрел.

Харвуд засмеялся, направляя пистолет теперь на Корда.

– Тогда я уйду через кладовку. В ней есть дверь, которая ведет в каретную. Нет ни малейшей опасности, что кто-нибудь увидит меня.

Он перевел взгляд с Корда на Тори и обратно и покачал головой.

– Сегодня ночью здесь случится ужасное… неверную жену найдут убитой ревнивым мужем, который после этого лишил себя жизни. Мужчины бывают такими глупцами.

Тори услышала звук взводимого курка и поняла, что только миг отделяет Корда от смерти. Сжав зубы, она изо всей силы толкнула руку Харвуда и одновременно всем телом навалилась на него.

Пистолет выпал из его руки, в замкнутом пространстве звук падения был очень громким. Тори вскрикнула, когда Харвуд проскочил мимо нее к двери, но Корд успел поймать его и повалить на пол; сцепившись в клубок, они молотили друг друга об пол.

Тори услышала, как Корд тихонько выругался, и поняла, что дала о себе знать рана на груди. Корд нанес барону пару внушительных ударов в лицо, но тот сумел вырваться, поднялся на ноги и побежал к двери. Корд устремился за ним, они тяжело затопали по ступенькам, ведущим вверх, на главный этаж.

Тори схватила со стола лампу и побежала за ними, надеясь, что Джейкоб услышит выстрел, хотя знала, что садовник может оказаться слишком далеко.

Она огляделась и заметила, что барон бежит в гостиную, а Корд нагоняет его. В гостиной над камином тускло блеснули в свете лампы перекрещенные дуэльные сабли дедушки Тори.

Харвуд с ухмылкой вытащил одну и бросил Корду, потом потянулся и сорвал со стены другую.

– Хотите посмотреть, какой я спортсмен? Я даю вам шанс. Может быть, вы и останетесь в живых.

Но Майлс Уайтинг прекрасно владел всеми видами холодного оружия, а по тому, как Корд оберегал свой левый бок, было ясно, что поединок не мог быть на равных. Не обращая внимания на боль, Корд проверил клинок.

– Это ваша вторая ошибка, Харвуд. И последняя.

Барон только засмеялся, и смех его эхом отозвался в пустом доме, отчего по спине Тори пробежали мурашки. А противники скрестили сабли. Металл лязгнул о металл. Сталь ударилась о сталь, наполняя звоном гостиную. Харвуд сделал выпад, Корд парировал удар, барон наступал, метя клинком в сердце Корда.

Тори увидела, что Корд лучше владеет оружием, чем она предполагала. Гораздо лучше. Но он не был фехтовальщиком того же класса, что барон.

Кто-то мог бы назвать это дуэлью.

Тори подумала, что таким способом барон намерен оправдать убийство. Харвуд убил ее мать и отца. Она не может позволить, чтобы он убил и ее мужа.

С бьющимся сердцем она бросилась обратно в кухню. Сначала Тори хотела разыскать Джейкоба, но если бы она и нашла его, к моменту их возвращения в дом Корд мог быть уже мертв.

Ворвавшись в кухню, она опустилась на коленки и зашарила по полу в поисках пистолета. Трясущимися пальцами она ощупывала доски пола там, куда он упал.

– Господи, помоги…

Почти ничего не видя, она торопливо просунула руку под стол, и ее пальцы сомкнулись на пистолете. Тори притянула его к себе и вскочила на ноги.

К тому времени, когда она снова оказалась в гостиной, противники сбросили сюртуки и жилеты. Они кружили друг напротив друга в центре комнаты, и на рукаве белой рубашки Корда расплывалось алое пятно. Сердце у Тори сжалось от страха за него.

– Вы удивляете меня, Брант, – сказал барон, который почти не устал. – Возможно, со временем вы могли бы стать достойным противником. К сожалению, этого времени у вас нет.

– Мне кажется, это ваше время истекает. – Корд улучил момент, и его клинок полоснул по плечу Харвуда. Барон скривился от боли. В ярости он начал наступать в полную силу. Корд отступил, Харвуд описал клинком круг, поддел саблю Корда вблизи рукоятки и выбил ее из руки графа.

Тори вскрикнула – кончик сабли Харвуда уперся чуть выше сердца Корда.

– Вы неплохо держались… учитывая обстоятельства. К сожалению, мне уже пора исчезать. А еще надо избавиться от вашей беспокойной жены.

Мышцы на руках барона напряглись для последнего удара – и Тори выстрелила.

Лезвие задрожало в руке Харвуда. Недоумение появилось на его худом, мрачном лице. Сабля качнулась и выпала из разжавшихся пальцев, он рухнул на пол.

Тори трясло.

У нее вырвалось рыдание; пистолет выпал из руки и с глухим стуком упал на персидский ковер.

Этот звук побудил Корда к действию. Отвернувшись от безжизненных глаз барона, он бросился к Тори. Он обхватил ее, прижал к себе, а она все плакала и не могла остановиться.

– Все хорошо, любимая. – Он крепко прижимал ее к себе, стараясь унять дрожь, сотрясающую ее тело. – Я нашел вас. Все теперь будет хорошо.

– Я не надеялась, что вы придете.

– Я не мог не прийти. Я боялся за вас. Боялся, что произойдет что-нибудь подобное.

– Он… он мог убить вас.

– Да. Но вы были с пистолетом, и я знал, что вы остановите его.

Ее голос дрогнул:

– Харвуд сказал, что миссис Ратбон сожгла мое письмо.

Он все крепче прижимал ее к себе. Корд подумал о письме, о том, как близок он был к тому, чтобы выбросить его. Как погряз в ревности и страхах и стремился убежать от всепоглощающего чувства к ней.

– У меня будет ребенок, – сказала она, глядя на него сквозь слезы.

– Я знаю.

– Это ваш ребенок – клянусь жизнью.

– Это не имеет значения. – Он твердо знал это. Он теперь знал это каждой частицей своей души. В тот момент как Корд шагнул в кухню и увидел, в какой она опасности, он понял глубину своей любви к ней. Глубину своих чувств к ней и к ребенку. – Благодарю Бога, что вы спасены.

Новые слезы покатились по ее щекам.

– Я люблю вас. Я очень люблю вас.

Корд глянул на свою отважную и прекрасную жену и взял ее залитое слезами лицо в ладони.

– Я тоже люблю вас, Виктория. Бог свидетель, я люблю вас.

Глава 26

Уже совсем стемнело, когда колесо было починено и к дому подъехала карета. Джейкоба послали за констеблем, который явился через несколько минут. Корд более часа отвечал на вопросы, и в конце концов им с Тори позволено было уехать.

– Мне нужно кое-что вам рассказать, – сказал Корд. Виктория с тревогой посмотрела на него:

– Что же?

– Вам не нужно было предпринимать эту безумную попытку. Харвуд не знал этого, но он собирался продать Уиндмер мне. Дому требуется хороший ремонт, и я надеялся сразу же заняться им. После чего я планировал подарить его вам на день рождения.

– Но Клер сказала, что дом покупает некто Болдуин Слотер.

– Я знал, что барон никогда не согласится продать мне его за разумную цену. – Корд усмехнулся. – Мистеру Слотеру пришлось нелегко, но он совершил очень удачную сделку.

Тори заулыбалась и обвила руками его шею.

– Вы самый замечательный муж!

Корд поморщился, и Виктория поспешно убрала руки.

– Извините, дорогой мой. Очень больно?

– Немного болит, это ничего. Тревожиться не о чем. – Виктория забралась в карету, и Корд устроился рядом с ней.

Болела рана в груди, ныли мышцы. С помощью миссис Риддл Виктория забинтовала порез на его предплечье, но предстояла утомительная четырехчасовая дорога обратно в Лондон.

В конце концов Тори, как всегда, тревожась за него, настояла, чтобы они остановились на ночь в гостинице "Черная собака".

– Говорю вам, это только царапина, – ворчал он. – Ничего такого, что давало бы повод для беспокойства.

Виктория не слушала его. Она помогла ему раздеться, проверила повязку на руке и настояла на том, чтобы перед сном он принял дозу опийной настойки, и Корд согласился – при условии, что она ляжет вместе с ним. К сожалению, от чертовой настойки он почти немедленно заснул.

В Лондон они приехали только к полудню следующего дня. Когда карета остановилась у дома, Корд с удивлением увидел роскошный экипаж герцога Шеффилда, запряженный четверкой лошадей.

Обычно Рейф никогда не появлялся без предварительного уведомления. Корд встревожился – не случилось ли еще что-то, пока его не было.

– У нас, оказывается, гость, – сказал он Виктории.

– Вы уверены, что в состоянии принять его?

– Мне бы хотелось подольше притворяться больным, любовь моя, чтобы вы вот так же суетились вокруг меня, но если не считать небольшого утомления, я чувствую себя превосходно.

Они уже подходили к дому, когда навстречу им вышел Шеффилд.

– Тиммонз сообщил мне, что вы уехали в деревню, – сказал он. – Я подумывал, не оставить ли вам записку, но мне не хотелось терять время.

Корд с Викторией под руку поднялся по ступеням парадного входа.

– Теряюсь в догадках, что за известия вы принесли, радоваться мне или тревожиться.

Герцог тихонько засмеялся, потом нахмурился, заметив, что пальто лишь накинуто на плечо Корда.

– Опять рана? Я думал, вы уже вполне оправились от нее.

– Так и есть, – сказал Корд.

– Мой отчим пытался убить его, – сказала Виктория. – Он пытался убить нас обоих. Корду досталось во время дуэли.

– Порез совсем небольшой. Это длинная история, – со вздохом сказал Корд. – Почему бы нам не войти в дом?

Рейф бросил быстрый взгляд на Викторию.

– Хорошая мысль. Если ваша жена сможет недолго поскучать без вас, я хотел бы сказать вам несколько слов один на один. Есть не терпящее отлагательства дело, которое нам надо обсудить.

Брови Корда сошлись на переносице.

– Веселее, дружище. Это новость, которая придется вам по вкусу.

– Я распоряжусь насчет ленча, – дипломатично сказала Виктория. – Вы присоединитесь к нам, ваша светлость?

Он улыбнулся:

– Благодарю, пожалуй, да.

Немного успокоенный и более чем заинтригованный, Корд провел Рейфа в свой кабинет.

– Хотите выпить? – спросил он.

– Не сейчас.

– А мне нужно?

Рейф хохотнул:

– Может быть, позднее, чтобы отпраздновать то, что я скажу вам.

– Теперь я заинтригован. Друзья уселись у огня.

– Этим утром у меня был посетитель.

– Неужели?

– Это был Джулиан Фокс.

Корд почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо.

– Что ему было нужно?

– Он пришел, чтобы поговорить о вашей жене. Кажется, он перед этим получил от нее письмо.

В висках Корда застучало.

– Виктория писала Джулиану?

– Спокойнее, мой друг. Это не то, что вы думаете. Ваша жена написала письмо от отчаяния. Она описала ряд событий, приведших вас к ошибочному заключению, что их отношения выходили за рамки дружеских. Она умоляла Фокса помочь ей открыть вам глаза. Она сообщила, что беременна…

– Она сообщила, что ребенок может быть от него? – Корд вскочил на ноги. – Может быть, это было истинной причиной, по которой она написала письмо?

– Черт, дружище, сядьте и слушайте. Потому-то Фокс и пришел ко мне, а не к вам. Когда вы узнаете, что он сказал, вы поймете, что ваша жена говорила правду.

Корд сделал глубокий вдох, последние слова Рейфа начали доходить до него. Брант снова сел в кресло, у него опять разболелась грудь.

– Что сказал Фокс?

– Что они с Викторией были только друзьями. Что ему не нравилось, как вы вели себя с ней, и он решил, что, если заставить вас ревновать, вы поймете, как вам повезло с женой.

– И почему я должен верить ему? Рейф косо глянул на него.

– Вы знакомы с моим младшим братом, Саймоном?

– Разумеется. Какое он может иметь отношение к этому?

– Они, видите ли, друзья с Фоксом. Джулиан знал, что мне известно о… сексуальных предпочтениях Саймона, о том, что я не осуждаю его. Фокс доверил мне свой секрет такого же рода с тем, чтобы никто, кроме вас, не узнал о нем.

Корд мучительно соображал.

– Вы хотите сказать, что… что Джулиан Фокс…

– Я хочу сказать, что Джулиан Фокс предпочитает интимную близость с представителями своего пола.

– Ну и ну.

– Да, у него и у Саймона общие предпочтения. Фокс и ваша жена не более чем друзья.

Несколько долгих мгновений Корд сидел, осмысливая слова Рейфа.

Затем его губы медленно раздвинулись в улыбке.

– Виктория никогда не изменяла мне с Фоксом.

– По словам Фокса, она безумно вас любит. Ему хотелось кричать, радость распирала грудь.

– Она пыталась сказать мне. Она сказала, что они с Фоксом только притворялись. Но она лгала мне раньше, и я не верил ей. И потом – отчет Макфи.

– Я думаю, ваша жена убедила слуг в Харвуд-Холле сохранить в тайне ее посещение. В ту ночь, когда Джулиан увидел ее на улице, она направлялась в дом, некогда принадлежавший ее отцу, чтобы отыскать дневник своей матери, как она и говорила.

Друзья поднялись.

– Вы счастливчик, Корд, – с легкой завистью произнес Рейф.

Корд думал о Виктории, о том, как он чуть было не потерял ее.

– Да. – Он улыбнулся. – И в не таком уж далеком будущем я собираюсь стать отцом.

Рейф рассмеялся, и Корд вместе с ним. Будущее никогда не представлялось еще таким лучезарным.

– Вы извините меня? – спросил Корд. – Мне нужно поговорить с женой.

Рейф кивнул.

– Желаю вам большого счастья, дружище. Корд только улыбнулся.

– Спасибо – только я уже счастлив.

ЭПИЛОГ

Декабрь в Лондоне выдался холодным. Толстые завитки тумана ползли по улицам, изморось делала булыжники скользкими, затрудняя передвижение. Но в комнатах графа Бранта было тепло – в камине весело потрескивали охваченные пламенем поленья, холод оставался за окнами.

Несколько ламп освещали комнату мягким, золотистым светом. Тори сидела на синем бархатном стуле перед туалетным столиком. В зеркале она видела стоящего за ее спиной мужа; необыкновенно красивый в своем темном вечернем платье, он слегка наклонился, чтобы надеть ей на шею прекрасное ожерелье из бриллиантов и жемчуга.

– Я говорил вам, что вы прекрасны?

Она обернулась, чтобы взглянуть на него, отчего сетка на ее шелковом платье зашуршала. Хотя она была беременна уже несколько месяцев, это было почти незаметно.

– А я говорила вам, какой счастливой вы меня сделали?

Алмазная застежка мягко щелкнула. Тори почувствовала прохладную, расслабляющую тяжесть нитей, затем губы мужа, прижавшиеся к ее шее.

– Я говорил вам, как сильно я вас люблю? – тихо шепнул он.

Она поднялась со стула и скользнула в его объятия. Горло сжалось, она не могла говорить, просто приникла к Корду.

Его губы проделали дорожку к ее уху.

– Вы уверены, что не хотите остаться дома, забыв про бал? Мне кажется, я могу найти способ развлечь вас. – Он уткнулся носом в ее ухо, и легкая дрожь пробежала по коже.

Тори откинулась назад, чтобы взглянуть на него.

– Я уверена, милорд, что вам нетрудно будет убедить меня в чем угодно. Но мы обещали вашему другу, что непременно будем у него, и мне кажется, нам следует сдержать обещание.

Он вздохнул, но его глаза улыбались.

– Вероятно, вы правы.

Она отошла, чтобы взять свою сумочку. Когда Тори повернулась к нему, Корд заметил легкую складочку на ее переносице.

– Что это? Вы чем-то расстроены. Скажите мне, что случилось?

Тори повесила на плечо шнурочек своей шелковой сумочки.

– Сегодня я виделась с Грейс. – Корд знал правду о Грейс и ее настоящем отце. Между мужем и женой не было секретов – больше не было. – Она чрезвычайно встревожена. Кажется, ее отца – настоящего отца – посадили в тюрьму.

– В тюрьму? За что?

– Его обвиняют в связях с французами. Грейс боится, что они повесят его.

– В газетах ничего не было. Когда это случилось?

– Сегодня утром. А до этого она мне говорила, что ее отец занимает высокое положение в правительстве.

– Может быть, у него был доступ к информации, которая представляет интерес для французов? Она назвала его имя?

– Да, сегодня утром. Его зовут Хармон Джеффрис, виконт Форсайт. Вы его знаете?

– Один-два раза встречал его. Мужчина за сорок. Я почти ничего не знаю о нем.

– Может быть, он невиновен?

– Будем надеяться.

Она подошла к мужу, взяла его руку и прижалась к ней губами.

– Я хочу просить вас об одной вещи. Корд улыбнулся:

– Просите что угодно, любовь моя.

Она отпустила его руку и дотронулась до ожерелья на своей шее. Каждый бриллиант в нем сверкал.

– Я никогда не верила в легенды или проклятия. Я не знаю, правда ли то, что говорят об этом ожерелье. Но оно было в руках у моего отчима, и теперь он мертв, а ни у кого не было такого черного сердца, как у него.

– И ни у кого нет такого чистого сердца, как у вас, любовь моя.

– Хотя дорога не всегда была гладкой, в конце пути я получила все, что хотела. У меня есть муж, который любит меня и которого я люблю больше жизни, скоро у нас будет ребенок. Клер в безопасности и счастлива, как никогда. – Она почувствовала, что слезы жгут ее глаза, и моргнула. – У нас есть все, а у Грейс почти ничего. – Она взглянула на него, надеясь, что он поймет. – Корд, я хочу передать это ожерелье ей. Я хочу, чтобы она нашла свое счастье, как я нашла его с вами.

Корд не отвел взгляда.

– Ожерелье подарено вам, Виктория. Оно ваше, и вы можете поступать с ним, как вам угодно.

Слезы наполнили ее глаза.

– Спасибо.

Корд наклонился и очень нежно поцеловал ее.

– Вас не разочарует, если оно не сработает?

Она покачала головой.

– По крайней мере Грейс порадуется, надевая его.

– Тогда я желаю ей счастья. – Корд выпрямился. – Теперь, когда я вел себя как принц, может быть, мы останемся дома?

Тори рассмеялась:

– Вот бессовестный! Мы едем на бал к его светлости. – Она бросила на него быстрый взгляд. – Но, мне помнится, дом у него большой. Может быть, нам удастся найти маленькую каморку, в которой мы сможем уединиться?

Золотистые глаза Корда потемнели. Уголок рта дрогнул и пополз вверх.

– Мне кажется, это можно устроить. – Проявляя гораздо больший энтузиазм, чем прежде, он обнял ее за талию и повел к выходу.

Тори тоже улыбалась, уверенная, что он предвкушает поиски укромного места и того, что сделает с ней в этом месте.

Примечания

1

Капер – частное вооруженное судно, нанятое государством для нападения на вражеские суда. Члены команды являются, по сути, легальными пиратами. Каперство было объявлено вне закона только в 1856 г.

(обратно)

2

Разрешение на венчание без оглашения имен лиц, предполагающих вступить в брак, а также в неустановленное время или в неустановленном месте; выдается архиепископом Кентерберийским.

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • ЭПИЛОГ