загрузка...
Перескочить к меню

Незнайка на Диком Западе (fb2)

файл не оценён - Незнайка на Диком Западе (а.с. Приключения Незнайки) 178K, 78с. (скачать fb2) - Дмитрий Юрьевич Суслин

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дмитрий Суслин Незнайка на Диком Западе

Повесть-сказка
(по мотивам произведений Н. Носова)

Никто не знал, откуда он пришел, никто не знал его настоящего имени, и никто не знал, куда он ушел потом. Но зато все знали, что после его появления жизнь на Диком Западе круто изменилась. На эту горячую и опаленную солнцем землю, пропахшую, потом, кровью и порохом пришли мир и покой. А главное пришел Закон, и стал править Закон, и все стали подчиняться Закону. И все это благодаря ему, этому скромному и нелепому, на первый взгляд, герою, на небольшой голове которого восседала огромная голубая шляпа, а в маленькой и совсем не могучей груди билось большое и горячее сердце. В истории же Дикого Запада он остался под именем Незнайка. Именно так он сам себя называл. И о нем эта книга.

Глава первая ДИКИЙ ЗАПАД — ОБЫЧАИ И НРАВЫ, ГОРОДОК ЭЛЬДОРАДО И ЕГО ОБИТАТЕЛИ

Земля огромная и круглая, и каких только стран и народов на ней нет. Но я вам рассказу только про одну небольшую страну, потому что события, о которых рассказывается в этой книге, происходили именно здесь.

Страна эта называется Дикий Запад. Кто ее так назвал, никто не знает, и в учебниках географии об этом не сказано ни слова. Но, тем не менее, страна эта существует. Находится она за океаном, и вся сплошь состоит из песчаных пустынь, которые на языке этой страны называются прериями. Кроме прерий здесь есть только горы, а в них огромные ущелья, которые называются каньонами. Не правда ли красивые слова? Прерия, каньон. Дикие, необузданные. Наверно именно поэтому и страна эта называется Дикий Запад. А может потому, что на ней живут дикие люди. Первобытные охотники. И они тоже называют себя красивым словом. Индейцы. У них слегка красноватая кожа, одежды они носят совсем немного, зато на головах у них роскошные головные уборы из орлиных и соколиных перьев. Это красивые, благородные и мужественные люди. Они только и занимаются тем, что охотятся на бизонов, стреляют из луков и охраняют золото, которое спрятано в их глубоких и тайных пещерах.

Вот это золото и породило слухи о богатстве этой страны. И сразу со всех сторон сюда хлынул поток путешественников, искателей приключений и всех тех, кто хочет разбогатеть. Эти люди думали, что золото здесь лежит прямо под ногами и просто не надо лениться, чтобы поднять его. Они думали, что и камни здесь золотые, и песок золотой.

Но все оказалось не так. Золота на Диком Западе оказалось совсем немного, и досталось оно только счастливчикам. Остальным пришлось разочаровано вздохнуть. Кто-то уехал обратно, не желая попасть под шальную стрелу индейца, а кто-то остался жить. И таких оказалось не мало. Одни из них стали возводить землю и растить хлеб, другие стали строить железные дороги, и вскоре по Дикому Западу загудели паровозы. Стали появляться даже небольшие города. А города не могут жить без магазинчиков, ресторанов, церквей и школ. И конечно же в каждом городке Дикого Запада был свой банк. В нем хранятся деньги.

А там, где деньги, почему-то всегда появляются и бандиты. Их главное занятие, эти самые банки грабить. Ничего другого они просто делать не умеют. Ну, еще стрелять из револьвера и из винтовки. Кстати этим тут на Диком Западе никого не удивишь. Стрелять тут любой учится с детства. Когда рождается младенец, в одну руку ему суют бутылку с молоком, в другую заряженный револьвер. Пусть учится. Без этого тут не выживешь. Или индейцы поймают, и снимут скальп, или бандитам попадешься, которым не удалось ограбить банк или поезд с деньгами, и поэтому не терпится на ком-нибудь сорвать злость.

Увы. Так уж тут повелось с недавних пор. Выживает сильнейший, то есть тот, кто лучше всех стреляет. А главное, быстрее.

Городок, который нас интересует, называется Эльдорадо. Это обыкновенный захудалый городишко, каких на Диком Западе не мало. Живет в нем тысяча жителей. Можно даже подумать, что это даже не город, а большая деревня. Но в нем есть свой банк, а значит это все-таки город. В центре его стоит большая церковь, напротив нее башня с часами. В этой башне и находится банк. Он принадлежит очень крупной и богатой компании «Все золото Дикого Запада», и поэтому пользуется хорошей репутацией. В этом банке делаются деньги, и его директор мистер Доллар самый уважаемый человек в городе. Высокий и важный. Лицо у него длинное с аккуратными усиками. Со стороны он похож на волка. Что-то в его взгляде есть хищное. Но если присмотреться внимательно, то сразу становится понятно, что в нем больше не от волка, а скорее от шакала. Он единственный в городе, кто носит не шляпу, а самый настоящий цилиндр и большие золотые часы на цепочке. А во рту у него огромная толстая сигара. На лошади он тоже никогда не ездит, а только в лаковой коляске, которой правит кучер Гуталин.

После мистера Доллара самый уважаемый и почтенный житель Эльдорадо владелец ресторана «Салун» мистер Стаканчик. И хотя у него шикарная черная шляпа и шелковая жилетка и серебряные часы на цепочке, а сигара будет подлиннее, чем у директора банка, никто его мистером не зовет. Просто дядюшкой. Так эльдорадцы и говорят друг другу: «Пойдем к дядюшке Стаканчику, опрокинем по стаканчику». В городе нет ни театров, ни музеев или картинных галерей, ни тем более библиотек или читален. Единственное место, где можно с пользой провести время — «Салун» Стаканчика. В нем и музыка играет, артистки танцуют в коротких юбках, и напитки вкусные в баре продаются, и поесть можно недорого, и табак всегда свежий. Вот почему в заведении Стаканчика всегда полно народу, и денежки льются в его карман рекой. Сам он всегда веселый и жизнерадостный, чуть полноватый с седыми бакенбардами лично стоит за стойкой бара и разливает пиво.

Третий человек в городе это, конечно шериф Кольт. У него тоже шикарная серая шляпа, толстая короткая сигара, большой толстый живот и шикарные рыжие бакенбарды. Но все это не его главные достоинства. Горожане уважают его за то, что на груди у него горит и играет солнечными лучами шестиконечная звезда. Это знак того, что любой должен подчиняться ему. Считается, что он охраняет покой горожан, защищает их от бандитов и грабителей, на самом деле он просто стоит на городской площади или у стойки бара в «Салуне» со стаканом в руке и смотрит по сторонам. У него есть несколько помощников. Вот им работать приходится здорово. Они вечно ходят по городу, стараясь не попасть туда, где слышится стрельба. Такие опасные места они стараются обойти стороной. Единственное место, которое они охраняют особенно старательно, это городской банк, потому что мистер Доллар платит им за это особую плату. Но кроме помощников шерифа у него есть и свои люди. Они вооружены до зубов и охраняют банк мистера Доллара пуще глаза.

После шерифа самый нужный человек в Эльдорадо гробовщик и по совместительству директор кладбища господин Черенок. Он худой и вместо шляпы носит на голове котелок с черной ленточкой. Его маленькое сморщенное личико украшают маленькие усики, придающие ему унылый вид. Каждого горожанина он знает в лицо, помнит его имя и рост. И хотя по виду Черенок кажется очень грустным, на самом деле он очень веселый и неунывающий горожанин.

— Для меня эта страна оказалась раем, — говорит он всем. — Работы всегда хватает, и моим клиентом каждый из вас может стать в любое время, даже если этого не хочет.

Последним в этом списке уважаемых горожан можно упомянуть священника по имени Крестик. Он не умеет стрелять, но зато очень хорошо умеет говорить. Может быть, поэтому его до сих пор не убили. Роста он невысокого. Не худой, но и не толстый, коротко стриженный и с очень живым и умным лицом. Он всегда ходит в черной длинной сутане, носит на голове аккуратную круглую шляпу, а в руке красивую тросточку с набалдашником из слоновой кости, из кармана у него всегда виднеется уголок «Библии», а еще Крестик дружит с Черенком, и каждое воскресенье после своей проповеди обедает у господина Доллара, а ужинает у Стаканчика, нет не в «Салуне» конечно же, а за домашним столом, за которым сидит семья владельца ресторана.

Вот, пожалуй, я всех и назвал. Остальные эльдорадцы ничем не примечательны. Это владельцы магазинов, продающие окрестным фермерам нужные в крестьянском укладе вещи, а также ремесленники, которые в маленьких тесных мастерских делают необходимые для жизни вещи. Сами себя они называют обывателями, днем работают, вечером ходят к дядюшке Стаканчику, по воскресеньям в церковь. Жизнь их протекает размеренно и неторопливо.

А еще сюда заглядывают ковбои.

Кто такие ковбои? Попробую рассказать. Это те самые искатели приключений, вольные стрелки, которые не живут в одном месте, а ездят по всему Дикому Западу на лошадях и ищут, где бы подзаработать, не слезая с седла. Все, что они умеют, так это метко стрелять. Этим они отличаются от всех остальных. Если жители Дикого Запада кроме стрельбы что-то еще да умеют, то ковбои умеют только стрелять. И больше ничего. Хорошо если удастся наняться в помощники к шерифу, а так они не брезгуют тем, что провожают дилижансы, охраняя их от бандитов или индейцев. С последними у них натянутые отношения, потому что ковбои часто забираются в их владения в поисках спрятанного золота. Часто они становятся бандитами и грабителями банков и поездов.

Выглядят они все одинаково. Носят на поясе по два револьвера системы «Смит и Вессон», на голове широкополые шляпы, и чем шире поля на шляпе у ковбоя, тем более он лучший стрелок, джинсы с кожаным задом, чтобы не протерлись о седло, жилетки и куртки с бахромой и индейские мокасины. Физиономии у них чаще всего несколько туповаты. Это потому что, думать ковбою вредно. Они должны только стрелять. Все шерифы когда-то были ковбоями. Жители Дикого Запада так их и выбирают. Соберут ковбоев, как можно больше, а потом смотрят, кто из них самый быстрый и самый меткий. Кто оказывается лучше всех, тому и вручают звезду шерифа, и больше он не ковбой. Поэтому ковбои шерифов очень недолюбливают. А шерифы ковбоев.

Больше в Эльдорадо никаких примечательностей нет. Паровозы сюда не ходят, только раз в день приезжает дилижанс с десятком пассажиров и почтой. Вот и все события. Раньше здесь было скучно. Даже мухи со скуки дохли.

Но в последнее время все изменилось.

Несколько недель назад, из окружной тюрьмы сбежал опасный преступник. Самый знаменитый грабитель банков и поездов по имени Сомбреро. Десять лет полиция всего Дикого Запада ловила его и его банду. И год назад ей это удалось. Сомбреро был посажен в тюрьму. Но он просидел всего несколько месяцев за решеткой, после чего подкупил сторожей и охранников, а кого не смог подкупить, того запугал, а некоторых и подкупил и запугал одновременно, после чего вырвался на свободу. Это был очень крепкий и плотный сильно загорелый парень, которому было где-то под пятьдесят, с большими черными глазами, огромными, как у старого генерала, черными усами и в самой большой на Диком Западе шляпе с высокими полями.

На всем Диком Западе не было ни одного банка, который бы не был ограблен Сомбреро и его молодцами. Когда Сомбреро сидел в тюрьме, то каждый день после обеда, охранники водили его на прогулку. Он гулял по маленькому тюремному дворику, и единственным его развлечением было разглядывать на стене карту Дикого Запада. Знаменитый бандит глядел на карту и радостно тыкал в нее толстыми пальцами, когда встречал знакомые названия.

— В этом городе я был! — кричал он каждый раз. — Здесь я ограбил банк! И в этом тоже. И в этом. А здесь я напал на поезд.

И вдруг в один прекрасный день он обнаружил город, в котором он ни разу не был, и что самое страшное, не грабил в нем банк. И этим городом был Эльдорадо.

— Черт возьми! — воскликнул потрясенный Сомбреро. — Я думал, что в этой стране нет банка, который бы я не взял. Оказывается есть! Какой позор для моей репутации. Нет! Я так не оставлю. Безобразие. — Сомбреро вконец расстроился. — Ну вот, я думал, что ушел на заслуженный отдых, честно отбываю пожизненное заключение, а оказалось, что меня обманули. Что ж, придется бежать и все начинать сначала.

И Сомбреро стал готовиться к побегу.

Об этом стало известно и в Эльдорадо. И город наполнился ужасом. Все знали, что город, в котором Сомбреро грабит банк, превращается в руины, а его жители в мертвецов. Только Черенок ходил довольный, лишь иногда тень ложилась на его лицо, потому что он волновался, что ему может не хватить черной материи.

Больше всех в городе испугались два человека. Это конечно же директор банка господин Доллар и шериф города мистер Кольт.

Директор банка позвал к себе в кабинет Кольта и спросил его напрямик:

— Ты слыхал, что Сомбреро покушается на мой банк?

— Слыхал, мистер Доллар. Весь Дикий Запад только об этом и говорит.

— И что ты предпримешь, чтобы этого не случилось?

Шериф поскреб в затылке:

— Прямо не знаю, что сказать, мистер Доллар. У Сомбреро в банде человек сто. Они изрешетят ваш банк и сделают из него дуршлаг для отбрасывания макарон.

Господин Доллар схватился за голову:

— Что же мне делать? Надо вызвать войска!

— Они не придут.

— Почему?

— Потому что Эльдорадо далеко от железной дороги.

— Тогда пусть пришлют кавалерию!

— Кавалерия сейчас в Лунном каньоне. Солдаты окружили Белого Орла и его племя и будут заняты войной с индейцами до конца года.

Мистер Доллар щелкнул пальцами.

— Что ж, — сказал он, — тогда остается надежда только на тебя, шериф.

— На меня? — тут пришла пора Кольта удивиться. Почему-то прежде до него не доходила мысль, что встретить бандитов придется ему. Мозги в его голове усиленно заработали. — У меня всего двадцать человек. У вас сорок. В любом случае перевес на стороне Сомбреро.

— Тогда нужно привлечь на нашу сторону горожан! — воскликнул мистер Доллар. — Ведь это, в конце концов, их деньги хранятся у меня в сейфах. У меня триста вкладчиков из Эльдорадо и еще двести фермеров. Почему бы им не взять в руки оружие и не защитить свое добро от бандитов? Мы раздадим им в руки оружие. Что ты об этом думаешь, шериф?

— Попробуем, — сказал Кольт и вышел из кабинета.

Когда за ним закрылась дверь, господин Доллар взял со стола золотой колокольчик и позвонил. На звон к нему явился его главный секретарь мистер Цент. Это был маленький худенький человечек с бегающими глазками и длинным повисшим носом. Пальцы у него были испачканы чернилами, на груди висел фартук, за ухом торчало гусиное перо.

— Вы меня звали, босс? — спросил он.

— Да, Цент. Я тебя звал. Ты знаешь, какие слухи висят над нашим банком?

— Так точно. Его хочет ограбить Сомбреро.

— Точно так. Этот идиот Кольт отправился искать добровольцев, чтобы спасать наше золото. Но я думаю, что мы с тобой должны позаботиться о нем сами. У меня план.

Мистер Цент придвинулся к своему хозяину, и тот стал ему шептать:

— До того, как Сомбреро появится в городе, мы с тобой вынем все деньги из сейфов, ночью увезем их в прерию и закопаем в укромном месте. А потом, когда явится этот бандит и всех тут перебьет, мы всем скажем, что золото забрал Сомбреро. И оно достанется нам, а не компании «Все золото Дикого Запада» и не этим глупым вкладчикам. Ты мне поможешь. И за это получишь десять, нет, пять процентов.

— Гениальный план, босс! — восхитился мистер Цент.

— Сегодня же ночью, пока Кольт будет набирать добровольцев, мы вывезем золото из Эльдорадо.

В тот же вечер в «Салуне» у дядюшки Стаканчика шериф Кольт начал набирать добровольцев.

Посреди зала поставили большую пивную бочку, и тяжеловесный шериф с пыхтением на нее залез.

— Эй, народ! — закричал он. — Вы все знаете, что нас ожидает?

— Конечно, — ответили ему. — Об этом даже собаки знают.

— Есть среди вас смельчаки?

— Драться с Сомбреро? Ищи дурака! — посетители Салуна только посмеялись, а здесь были почти все жители города. Не было только женщин и детей. — Для чего мы тебя выбрали шерифом? Чтобы ты защищал нас. Вот и стреляй сам!

— Да, но Сомбреро нужны не вы, а ваш банк, и в этом банке, между прочим, ваши денежки. Неужели вы отдадите их какому-то бандиту? Итак, кто пойдет в мой отряд добровольцем?

Когда речь зашла о деньгах, жители Эльдорадо сразу призадумались. Никто не хотел потерять свои капиталы. Даже Стаканчик и тот стал проверять, хорошо ли смазан у него пистолет.

— Пожалуй, я не прочь махнуть стариной, — сказал он. — Ведь до того как стать владельцем этого заведения, я был ковбоем.

Про себя же он подумал, что утром же он снимет с банковского счета свои деньги и уедет куда-нибудь подальше, и не вернется, пока не кончится вся эта история. Так кстати подумали и остальные горожане, и в отряд добровольцев вызвалось еще тридцать человек. Но были среди них и честные граждане, которые искренне решили встать на защиту своих интересов. В основном это были фермеры. Они хоть и не любили воевать, да и оружие в руках держали редко, однако деньги свои решили отстоять. Всю ночь шла вербовка. К утру в отряде шерифа Кольта было пятьдесят добровольцев. Шериф решил начать строить оборонительные сооружения вокруг города, но дальнейшие события изменили все.

Под самое утро, когда собравшиеся у Стаканчика посетители, собрались уже уходить, в заведение вошли три незнакомых ковбоя.

— Как дела, джентльмены? — обратились они к присутствующим. — Почему не спите в такой ранний час?

На них посмотрели с подозрением, и сразу несколько десятков револьверов и ружей с щелканьем посмотрели на вошедших.

— Вы что, спятили? — И каждый из ковбоев выхватил сразу два пистолета. — Ведь вы же не станете в нас стрелять?

— Кто вы такие? — грозно спросил их шериф Кольт.

Один из ковбоев плюнул себе под ноги и сквозь зубы ответил:

— Нас прислал Сомбреро. Ведь это Эльдорадо?

Тишина им была ответом.

— Значит Эльдорадо, — сказал ковбой. — Через три дня папаша Сомбреро будет здесь. Он благороден и дает вам время. Можете уходить на север. На этом пути мы вам препятствовать не будем.

Сказали так бандиты и, пятясь и не опуская оружия, вышли. Затем прыгнули на лошадей и умчались прочь.

В салуне было тихо. Только тихо бубнил молитву Крестик. Все молчали. Лица у всех были растеряны, потому что жители Эльдорадо поняли, что обречены. Тот путь, который им оставили бандиты, был также опасен, как и все остальные, потому что там жили индейцы племени Чероки. А они никому не позволяли к себе проникать.

— Что же нам делать? — стали спрашивать шерифа люди.

Шериф ничего не ответил, только мрачно выкурил сигару.

Тут поднялся Крестик. Все взоры обратились к нему. Священник обвел всех осветленным взглядом и сказал:

— Теперь нас может спасти только чудо. Давайте же молиться, чтобы оно случилось.

Все встали на колени и стали усердно молиться. Крестик громко взывал к люстре со свечками, что висела в главном зале салуна, и все хором повторяли его слова.

— О, господи! — кричал Крестик. — Защити нас! Пошли нам непобедимого героя, который бы одолел дьявольского посланника Сомбреро и защитил бы наши деньги. Пусть он придет из пустыни, один, преследуемый врагами, без коня и без оружия, полный веры правды и силы. Аминь!

Когда молитва закончилась, все встали с колен, и вдруг один фермер по имени Боб воскликнул:

— А где же шериф? Куда подевался Кольт?

На том месте, где до молитвы стоял шериф, а он стоял позади всех, никого не было. Только шерифская звезда лежала на стойке бара, брошенная и покинутая. А рядом с ней дымилась недокуренная сигара.

— Он смылся! — воскликнул другой фермер по имени Укропчик. — Бросил нас в беде. Удрал.

Растерянные эльдорадцы вконец расстроились.

— Ну вот, — говорили они друг другу, — теперь и шериф удрал. Плакали наши денежки. Некому их больше защищать.

— Я вот что сделаю! — сказал тогда Стаканчик.

— я сейчас отправлюсь в банк, возьму оттуда все свои деньги и сам буду их защищать.

— И я тоже! — воскликнул владелец галантерейного магазина мистер Рулон.

— И я! И я! — закричали другие.

— Пожалуй, и мне надо забрать церковные капиталовложения, — вздохнул Крестик. — Пусть о них позаботится Бог, раз этот грешник Кольт не захотел выполнить свой долг.

И дружной толпой все они пошли к банку. Прошли через площадь и остановились у башни с часами. И тут они удивились в очередной раз.

Раньше перед банком всегда стояли вооруженные люди господина Доллара, числом не меньше десяти. Десять человек было внутри. Теперь же около банка и внутри него не было ни души. Ветер со скрипом раскачивал открытые двери. И лишь чернокожий слуга директора банка Гуталин сидел на крылечке и задумчиво курил трубку сделанную из початка кукурузы.

— Эй, Гуталин! — крикнул Стаканчик. — А где твой хозяин?

Гуталин поднял грустные глаза и сказал:

— Он уехал. Еще вчера вечером. Сел в коляску и уехал. А меня оставил здесь вместо себя. Теперь я директор банка.

— Ты? — выпучили глаза эльдорадцы.

— Да.

— А где охрана?

— Они тоже уехали. Только что. Потому что господин Доллар забыл выплатить им жалованье. И шериф со своими людьми тоже.

— А деньги? — хором спросили потрясенные эльдорадцы.

— Деньги в главном сейфе. Господин Доллар сказал, чтобы вы о них не беспокоились. Ключ только у него, а он взял его с собой.

Все замолчали, потому что поняли, что денег им не видать. Главный сейф банка был величиной с дом, и стены и дверь у него были из брони толщиной в две ладони. Никакой динамит ее не пробьет.

— Что же нам теперь делать? — спросил Стаканчика фермер Боб.

— Что, что? — сказал Стаканчик. — Драться за сейф.

— Хорошенькое дело, — сказал мистер Рулон. — Я не согласен рисковать своей головой за сейф. Ведь у меня в этом сейфе не весь капитал. Я успел все вложить в товар.

— Я тоже недавно закупил зерна для своей мельницы, — сказал мельник.

Так несколько богатых горожан наотрез отказались защищать сейф. И только фермеры, которые вложили все свои деньги после сбора урожая, решили драться до конца.

— Иначе нам лучше вовсе не жить, — сказали они.

Так от отряда добровольцев в сто человек осталось три десятка фермеров, Стаканчик и Крестик.

Глава вторая НЕЗНАЙКА ПОЯВЛЯЕТСЯ В ГОРОДЕ

Два фермера Боб и Укропчик отправились к себе домой проверить, все ли у них в хозяйствах в порядке, покормить и напоить живность и отдохнуть до вечера. Их фермы были по соседству, и поэтому они всегда ездили в город и обратно вдвоем. И вообще фермеры были не только соседями, но и добрыми приятелями.

Вот как они выглядели.

Боб, который не всегда был фермером, а родился в семье сапожника, был веселым краснощеким парнем, всегда готовым поплясать, но которому почему-то никогда не везло с девушками. Может быть потому, что он был невысок и слегка полноват, а при ходьбе косолапил и все время вытирал рукавом свой большой мясистый нос, которым вечно громко шмыгал.

Укропчик, наоборот, был высоким стройным парнем, немного худощавым и с длинным вечно задумчивым как у философа лицом. Главным его достоинством было то, что он отлично играл на банджо и на губной гармошке.

И вот, когда они уже были совсем близко от своих домов и уже собрались разъехаться, вдруг услыхали выстрелы и топот лошадиных копыт. Боб и Укропчик хоть и были фермерами, однако тут же выхватили свои винтовки, потому что по опыту знали, что зевать не следует.

— Неужели это Сомбреро? — удивился Боб. — Он ведь сказал, что будет через три дня.

— Разве можно верить бандиту? — пожал плечами Укропчик.

И тут они увидели, как из-за невысокого холма выскочил и побежал прямо к ним незнакомец. Фермеры очень удивились и уже хотели было взять его на мушку, так на всякий случай, как из-за этого же холма вслед за незнакомцем появились верхом на лошадях пять индейцев. Они явно гнались за ним. Боб и Укропчик больше всего удивились тому, что незнакомец был в голубой шляпе с просто невероятно огромными полями, и в то же время у него в руках не было оружия. Именно по этой причине он и удирал от индейцев, не оказывая им достойного сопротивления.

Фермеры щелкнули винтовками и открыли по индейцам огонь. Те явно не ожидали их увидеть, остановили лошадей, выпустили вслед беглецу несколько стрел, и умчались прочь.

Услышав, как у него над головой запели стрелы и засвистели пули, незнакомец схватился за голову, упал в пыльную землю и замер.

Боб и Укропчик выпустили вслед индейцам по полной обойме, потом перезарядили винтовки и только после этого спешились и осторожно подошли к владельцу голубой шляпы. Тот не шевелился.

— Эй, ты! — окликнул лежащего Укропчик. — Живой?

Незнакомец осторожно поднял голову и фермеры увидели его веснушчатое лицо со вздернутым носом и лопоухими ушами. Он смахнул с лица пыль и широко улыбнулся.

— Братцы! — воскликнул он. — А чего это они на меня напали? Я себе шел, никого не трогал, и вдруг они налетели, с криками и воплями. — Он встал и стал отряхиваться. — И куда это у вас милиция смотрит? Главное пятеро на одного. Если бы один на один, то я бы им показал! Да еще и на лошадях.

Боб и Укропчик смотрели на него и ничего не могли понять.

— А ты что без оружия шел? — наконец спросил Укропчик.

— Конечно. Я всегда без оружия хожу. Зачем оно мне? У меня, посмотрите, какие мускулы. — Незнакомец закатал рукава и показал фермерам то, что трудно было назвать мускулами. Но фермеры не стали смеяться над ним.

— Вот это смельчак! — воскликнул Боб. — Ходить по прерии полной бандитов и индейцев без оружия. Я бы так никогда не смог.

— Я без револьвера даже корову доить не пойду, — согласился с ним Укропчик и спросил смельчака. — А что бы ты сделал, если бы они тебя поймали?

— Я бы? Да я бы их одной левой! Это ничего не значит, что я от них бежал. Это я не их, это я лошадей испугался. А так бы они у меня… Зря вы их прогнали.

— А как тебя зовут, герой? — совершенно без иронии спросили его Боб и Укропчик.

— Незнайка, — ответил незнакомец и посмотрел на них чистыми и ясными глазами. — А где тут можно пообедать? Столовая у вас есть?

Боб и Укропчик переглянулись.

— Он на самом деле великий герой, — понимающе покачал головой Боб, — они все скрывают свое настоящее имя. Ты видишь, какая у него шляпа?

Укропчик с ним согласился:

— Наверно не меньше, чем у Сомбреро. — Затем он обратился к Незнайке. — Ты хочешь есть?

— Ага.

— Тогда пойдем ко мне, я зажарю для тебя курицу.

— Почему это к тебе? — возмутился Боб. — Пусть он лучше ко мне пойдет.

— Это почему же?

— А потому что у тебя куры жесткие, вот почему!

— У меня куры жесткие? — Боб поднял ружье и угрожающе щелкнул затвором.

Укропчик не остался в долгу и тут же выхватил из кобуры револьвер.

— Не ссорьтесь, братцы, — успокоил их Незнайка. — Я к вам обоим пойду. По очереди. Сначала к одному, потом к другому.

Укропчик и Боб тут же помирились и бросили жребий, кому первым угощать гостя. Выпало Бобу. Все трое отправились к нему.

Боб жил в доме один. Жены и детей у него не было, и он жил холостяком. Однако обед он приготовил быстро и умело. Даже испек медовый пирог.

Сели обедать.

Незнайка наворачивал за двоих. Фермеры же почти ничего не ели, но зато смотрели на него во все глаза. И вдруг Укропчик хлопнул себя по лбу:

— И как же я сразу не догадался?

— Ты о чем? — спросил Боб.

— Это же он!

— Кто?

— Это же тот, кого мы призывали сегодня утром. Парень из молитвы.

— Парень из молитвы? — Боб все еще не понимал. Но постепенно лицо его светлело. — Кажется верно. Как там говорил Крестик? Пусть он придет…

— … из пустыни, — подхватил Укропчик. — Один.

— Преследуемый врагами.

— Без коня и без оружия.

— Полный веры!

— Правды и силы!

Фермеры сияющими взглядами посмотрели на Незнайку и хором закончили:

— Аминь!

Они кинулись к нему, стали обнимать его, хлопать по плечу и жать руки.

— Значит, ты пришел? Мы тебя звали, и ты пришел спасти нас? Как же это замечательно. Быстрее ешь, и мы отвезем тебя в город. Пусть тебя все увидят. Ты наполнишь сердца наших граждан верой в победу.

Казалось, что Незнайка ничего не понимал из всего того, что ему говорят, но сам тон и радость, которую выражали его новые знакомые, ему очень понравились.

— Что это вы? — спрашивал он. — Чего это вы так радуетесь?

— Мы радуемся, что ты к нам пришел. Тебя послал Бог.

— Бог? А кто это такой? Вообще-то меня к вам никто не посылал. Я просто гулял, забрался на песчаный пустырь, и вдруг на меня налетели эти…

Но фермеры его не слушали, они радовались как дети.

— Но ты ведь нам все равно поможешь? Ты ведь герой? Великий герой!

— Я герой? — Рот Незнайки расплылся до ушей. — Вообще-то да. Я герой. Я великий герой. Обо мне даже книги пишут. Столько уже написали.

Услышав это, фермеры совсем обезумели:

— Значит, ты нам поможешь? Возглавишь наши силы? Станешь нашим командиром?

— Вашим командиром? Почему бы нет? Я уже не раз был командиром.

— Быстрее! Быстрее! На коней! И в город.

Они вытащили недоумевающего Незнайку из-за стола, тот едва успел схватить еще один кусок медового пирога. Затем Баб и Укропчик посадили его на лошадь, сами прыгнули в седла, и троица поскакала по направлению к Эльдорадо.

Через час они уже были на месте и подходили к дверям салуна. Только Незнайка еле стоял на ногах. Его покачивало из стороны в сторону. Дело в том, что ему редко приходилось в своей жизни ездить на лошадях, и поездка от фермы до Эльдорадо отняла у него почти все силы.

Когда они были уже у дверей и готовы были войти внутрь, из салуна вылетел ковбой. Обычно таким образом покидают заведение дядюшки Стаканчика те, кто не в силах заплатить за потребление напитков. Все бы ничего, да вот только ковбой налетел прямо на Незнайку и сбил его с ног. Оба они рухнули на землю, подняв целое облако пыли.

— Ты чего дерешься? — воскликнул с обидой Незнайка.

Ковбой ему ничего не ответил, потому что не в состоянии был даже языком пошевелить. Тогда Незнайка осмелел и пнул его ногой.

— Смотри-ка, — сказал Боб Укропчику, — он даже Громилу Джека не испугался.

— Мне кажется, что рядом с ним и я наполняюсь смелостью и отвагой, — ответил Укропчик.

Они помогли Незнайке встать, стряхнули с него пыль и чуть не за руки ввели в салун.

Народу в салуне было очень много, и дым стоял коромыслом. Все, кто здесь был, говорил только об одном — о предстоящем нападении Сомбреро и его бандитов. Когда наши друзья вошли внутрь и подошли к стойке бара, на них никто не обратил внимания. Укропчик и Боб посадили Незнайку на вертящийся стул, сунули ему в руки кружку пива, а сами побежали к Крестику и стали ему что-то говорить. Что они говорили, Незнайка не слышал. Он был занят пивом и своими мыслями.

— Странное местечко, — сказал он сам себе. — Никогда здесь не был. И жители здесь какие-то странные. — Он глотнул пива и поморщился. — И чай тоже странный.

Рядом с ним сидел дюжий здоровяк и тоже тянул пиво. Он не спускал глаз с Незнайки, как только его увидел. Особенно его внимание привлекла Незнайкина шляпа. Когда он увидел, что Незнайка поморщился, то хлопнул его по плечу, да так сильно, что Незнайка слетел со стула, и даже шляпа с него слетела. А здоровяк, как ни в чем ни бывало, обратился к нему с речью:

— Ты прав приятель, пиво здесь действительно поганое! Не самое плохое, конечно, но и не самое лучшее. Вот в Новом Колорадо пиво намного вкуснее, и к тому же его подают холодным, в запотевшим бокале. А наш Стаканчик пользуется, что в округе больше негде выпить пиво и работает спустя рукава. Не будь я Толстый Том. Кстати, а ты кто такой? Откуда ты взялся, и как тебя зовут?

Но Незнайка не собирался знакомиться с любителем холодного пива. Его грубое поведение его рассердило и возмутило. Он поднялся на ноги, поднял укатившуюся под стол шляпу, и петухом налетел на обидчика.

— Ты чего это драться вздумал? — закричал он срывающимся от обиды голосом. — Что я тебе сделал? Да я тебе…

Он уже хотел дать ему хорошего тумака, но тот сунул ему под нос дуло револьвера. Незнайка на мгновение замер, но потом отбил руку с револьвером в сторону, а другой заехал Толстому Тому прямо в ухо. Тот взвыл от боли и выстрелил в Незнайку, но к счастью не попал.

— Эй, — крикнул Незнайке и Тому Стаканчик, — вы что, очумели? Устраивать перестрелку в зале. Хотите выяснить отношения, идите себе на улицу.

— Пойдем, — Том схватил Незнайку за рукав.

— Куда?

— На площадь. Я накачаю тебе свинцом, пусть на тебе будет хоть три таких шляпы.

И он потащил Незнайку к выходу. Тот ничего не понимал. А вокруг них уже стали собираться зеваки. Они видели, что сейчас будет дуэль, и предвкушали получить от этого зрелища удовольствия. Дуэли и бой быков любимые развлечения жителей Дикого Запада.

На площадь вместе с Незнайкой и Томом вышли почти все, даже дядюшка Стаканчик. Все с недоумением смотрели на Незнайку, потому что первый раз его видели, и не могли понять, почему этот парень носит такую большую шляпу, но не носит револьверы. Одни говорили, что это самозванец или сумасшедший, другие, что это просто кураж, и что парень явно скрывает свои возможности. К тому же среди них уже распространился слух, что это парень из молитвы, тот самый герой, которого прислал господь им на помощь. Когда Боб и Укропчик увидели, что Толстый Том пристал к Незнайке и затеял с ним ссору, они хотели побежать к нему на помощь, но Крестик их остановил. Он уже успел узнать суть дела и поэтому не дал им вмешаться:

— Погодите. Если правда то, что вы говорите, и это парень посланник господа, пусть он сам выпутывается из этой переделки. Если Бог прислал его, то он ему и поможет. Зачем нам вмешиваться в божественный промысел? А если Том его пристрелит, то зачем он нам тогда нужен?

А тем временем дуэль была в самом разгаре. Вы спросите, что такое дуэль? На Диком Западе таким образом выясняют отношения. Встанут друг против друга с револьверами в руке и на расстоянии в двадцать шагов начинают палить, пока в барабане не закончатся патроны. Кто остается в живых, тот и был прав.

Толстый Том поставил Незнайку и сказал ему:

— Стой здесь. Сейчас ты умрешь.

Незнайка улыбнулся ему в ответ. Они ничего не понимал, и ему даже в голову не приходило, что Том говорит серьезно. Однако тот отсчитал двадцать шагов и повернулся к нему.

— Первую пулю я всажу тебе в живот, остальные пять в голову. Ты даже не успеешь, глазом моргнуть.

И вдруг глаза Тома выпучились.

— Эй! А где же твое оружие?

— У меня его нет, — ответил Незнайка. — Забыл его дома. Могу обойтись и без оружия.

По толпе зрителей прошел гул. Спокойным поведением Незнайки и так уже все восхищались — никогда еще эльдорадцы не видели, чтобы кто-то так развязно вел себя во время поединка, — а эти слова и вовсе сделали Незнайку во мнении толпы таинственным и хладнокровным стрелком.

— Дайте ему кто-нибудь револьвер! — крикнул Том. — Я не стану стрелять в безоружного.

Боб подбежал к Незнайке и сунул ему свой шестизарядный «Смет и Вессон».

— А как им пользоваться? — спросил Незнайка.

— Шутишь? — восторженно воскликнул фермер.

— Шучу. Но ты все же объясни.

— Сначала нажимаешь здесь, — Боб показал на рычаг взвода, — потом нажимаешь на собачку, и стреляешь.

— Понятно.

Дуэль началась. Крестик перекрестился, сказал «Аминь», и ковбой Джим начал громко отсчитывать от десяти до единицы. Наступила полная тишина.

— Десять, девять…

Том собрался и нахмурил брови.

— Восемь, семь…

Незнайка увидел, как ему на шляпу села муха и тоже сурово нахмурил брови.

— Кыш, ты чего тут делаешь? Не видишь, у нас важное дело? Мы будем стрелять, — прошептал он.

— Шесть, пять, четыре… — Медленно продолжал отсчитывать Джим.

— А ну пошла, говорю, — шепнул Незнайка еще раз и тряхнул головой. Но муха продолжала нагло ползать прямо перед его лицом.

— Три, два, один. Пли!

Толстый Том, как и обещал, выпустил первую пулю Незнайке в живот. Но как раз в это мгновение, вконец рассердившийся на муху Незнайка, прогнал ее прочь, и это движение спасло ему жизнь. Пуля попала не в живот, а в брючный ремень, и шикарные широкие штаны Незнайки свалились вниз. Незнайка ойкнул, тут же забыл про муху и нагнулся, чтобы поднять штаны, и поэтому остальные пять пуль, выпущенные Томом одна за другой, да так быстро, что все выстрелы прозвучали, как один, пролетели у него над головой.

Незнайка подтянул штаны и поднялся целый и невредимый. Только пока она нагибался, шляпа налезла ему на глаза, и он ничего не видел.

— Что такое? — Том был очень удивлен. На всякий случай он еще раз нажал на курок, но патронов у него в магазине уже не было. Вместо выстрела раздался лишь тихий щелчок.

Зрители же восхищенные ловкостью Незнайки, зааплодировали. Даже Крестик захлопал в ладоши.

— Стреляй! — крикнул Незнайке Боб. — Теперь твоя очередь.

— Стреляй! — закричали и все остальные.

Толстый Том побледнел, как полотно. Одно дело, когда ты сам вооружен, другое, стоять безоружным перед противником, у которого в револьвере полный барабан патронов. Ковбой съежился и даже присел от страха. Умирать ему не хотелось.

— Стреляй! — кричали Незнайке эльдорадцы. — Кончай с ним.

Незнайка продолжал стоять с надвинутой на глаза шляпой. Руки у него были заняты, одной он придерживал штаны, другой держал револьвер, и поправить ее не мог. Попробовал встряхнуть головой, иногда это помогало, но в этот раз не помогло. Шляпа надвинулась еще ниже.

— А, подумаешь! — плюнул Незнайка, кое-как взвел курок и выстрелил.

Пуля сбила с Тома шляпу, и зрители от восторга просто завыли. Сам же дуэлянт, закрыл глаза и стал читать молитву.

— Стреляй! — кричали эльдорадцы.

Незнайка выстрелил еще раз, и вторая пуля выбила из руки Тома ненужный ему теперь револьвер. Эльдорадцы уже не выли, а стонали от восторга. Такого они еще никогда не видели.

И тут Том не выдержал. Он повернулся и побежал, как заяц, делая зигзаги. Незнайка продолжал стрелять, пока у него тоже не кончились патроны. Пули как по волшебству летели за Томом, и земля у него под ногами взрывалась пыльными фонтанчиками. От страха ковбой бежал так быстро, и ничего не видел и не соображал. И когда он пробежал около столба, на котором висел единственный в городе фонарь, последняя Незнайкина пуля попала прямо в шнур, на котором он висел, и фонарь с гулким как у церковного колокола звоном обрушился несчастному Тому прямо на голову. Ковбой рухнул на землю, подняв столб пыли.

Так закончилась эта знаменитая дуэль.

— Это действительно он! — громко объявил Крестик. — Наш спаситель. Мы звали его, и он явился, чтобы спасти нас. Его рукой управляет Господь. Посмотрите, он ведь не убил этого грешника Тома. Он наказал его, но оставил в живых. И это показывает, что он не только великий и непобедимый герой, но и самый благороднейший из нас. Теперь у нас есть не только надежда и вера в победу, но и сама победа. Теперь я в ней не сомневаюсь. Он спасет наши деньги и наши души. Аминь!

— Ура!!! — закричали эльдорадцы и всем городом бросились к Незнайке.

Они окружили его плотной толпой. Обнимали, тискали, каждый старался хотя бы прикоснуться к нему, а потом толпа подхватила его и стала с ликующими криками бросать в воздух.

— Да здравствует, Незнайка!!! — стояли над площадью громкие крики. — Да здравствует великий герой! Наш спаситель.

И женщины плакали от счастья, а дети радостно смеялись.

— Это мы его нашли! — рассказывали всем Боб и Укропчик. — Это мы его привели.

— Сегодня в честь Незнайки я всех угощаю пивом бесплатно! — Это объявил растрогавшийся Стаканчик.

И весь город отправился в салун праздновать победу Незнайки и его появление в городе.

Глава третья НЕЗНАЙКУ ВЫБИРАЮТ ШЕРИФОМ

В салуне началась самая веселая и грандиозная за все существование Эльдорадо пирушка. За ночь было съедено и выпито столько, сколько при обычных обстоятельствах потребляется за три месяца. И хотя Стаканчик, как и обещал, разливал пиво бесплатно, зато на более горячительных напитках и еде он нажил в эту ночь целое состояние.

Незнайка был счастлив. Такое внимание к его особе, такая радость и всеобщая любовь вскружили ему голову. Он любил, когда его любят. Поэтому когда к нему опустив голову, подошел Толстый Том, наш герой посмотрел на него чуть не с любовью. Ковбой протянул незнайке руку.

— Черт меня побери, если ты не самый лучший стрелок на всем Диком Западе, — сказал он. — Еще никогда моя шкура не была в такой переделке, как сегодня. Почему ты не убил меня?

— Ты мне понравился, — ответил Незнайка.

— Правда? — Том просветлел.

— Конечно.

— Тогда вот тебе моя рука! Возьми меня в товарищи.

И Том с жаром протянул Незнайке руку. Тот пожал ее.

— Хорошо, Том. Теперь мы друзья. Но ты должен меня слушаться.

— Я буду повиноваться тебе как родному отцу! Нет, как родной матери!

И больше Том не отходил от Незнайки и следовал за ним словно тень.

А все вокруг поднимали кружки с пивом и пили за Незнайкино здоровье и будущую победу в сражении с Сомбреро.

— А кто такой Сомбреро? — спросил Незнайка у Тома. — Я уже не раз слыхал это имя. Почему все говорят, что я должен его победить?

— Сомбреро бандит, — ответил Том. — Самый знаменитый на Диком Западе. Он ограбил банков больше, чем я выпил кружек пива.

Незнайка почесал лоб:

— А я тут при чем?

— Ты? Ты парень из молитвы. Ты должен не дать ему ограбить наш банк, сразиться с ним и убить его.

— Убить?

— Ну, если не убить, то арестовать.

— Как я могу кого-то арестовать, если я не полицейский? — удивился Незнайка.

— А ведь верно, — Том задумался. — Что-то тут не так. Надо посоветоваться со святым отцом.

Они подошли к Крестику, и Том поделился с ним сомнениями по поводу того, что Незнайка не полицейский.

— Упущение, — Крестик тоже согласился с тем, что Незнайка не может арестовать или убить Сомбреро, потому что не является представителем закона. Тогда он обратился к присутствующим: — Дети мои, у нас проблема. Наш герой, наш посланник Господа, не имеет полномочий от людей. Давайте мы ему их дадим.

— Правильно! — закричали все. — Изберем его нашим шерифом, взамен этого труса Кольта.

И тут же в салуне граждане Эльдорадо стали голосовать за то, чтобы выбрать Незнайку шерифом. И не успел наш герой глазом моргнуть, как его назначили на эту почетную должность, повесили ему на грудь шерифскую звезду, а на пояс широкий кожаный ремень с двумя великолепными револьверами.

Крестик перекрестил Незнайку и громко произнес:

— Благословляю тебя, сын мой на служение людям. Аминь. Теперь ты наш шериф.

— И что это значит?

— Это значит, что наши жизни в твоих руках. Теперь ты нам вместо отца. Главный защитник. А вот и твое первое задание. Видишь, сюда входят три ковбоя?

— Да.

— Они из банды Сомбреро. Арестуй их.

А в салуне, сразу как в зал вошли бандиты, возникла напряженная тишина. Все взоры сразу устремились на Незнайку. Одни смотрели на него с надеждой, другие подбадривающе, и все ждали, что он будет делать.

Незнайка подумал, потом нерешительно направился к трем ковбоям. Они увидели его и засмеялись.

— Это что за чучело в желтых штанах? — указывая на Незнайку пальцем, воскликнул один из них, ковбой по имени Прицел.

— А это у них новый шериф! — захохотал его товарищ по имени Динамит, который увидел на груди Незнайки золоченую звезду.

— И кажется, он хочет нас арестовать, — подхватил третий ковбой Початок. — Думает, что раз такую шляпу надел, то может все.

И все трое опять захохотали.

— А чего это вы смеетесь? — спросил подошедший Незнайка.

— А мы над тобой смеемся, чучело, — нагло сказал Прицел.

— Я шериф этого города, — гордо ответил Незнайка, — и никому не позволю смеяться над представителем закона.

Во все время разговора он даже не притронулся к револьверам, потому что забыл про них. Зато его противники своих рук с оружия не убирали, готовые в любую секунду вынуть его и пустить в ход. Поведение же Незнайки они расценили, как безграничную смелость. Не каждый осмеливался разговаривать с ними, не держась за револьвер. Ковбои перестали смеяться и посмотрели на Незнайку с опаской. Даже сделали шаг назад. Незнайка заметил перемену в их поведении и вовсе осмелел.

— А ну, бросайте оружие и поднимайте руки! — приказал он.

Прицел, Динамит и Початок тут же выхватили револьверы и направили их на него:

— А это ты видел?

И тут Незнайке опять шляпа налезла на глаза. Он тряхнул головой, чтобы отправить ее на место, и задрал ее слегка вверх. Бандиты расценили это его движение как знак, который новый шериф дал кому-то, кто был наверху над ними. Они разом тоже посмотрели наверх и на всякий случай выстрелили.

Но наверху никого не было, только с потолка свисало подвешенное колесо от дилижанса, на котором горели свечи. Это колесо заменяло люстру. Открыв огонь по колесу, ковбои не принесли ему никакого урона. Но зато они прострелили веревку, на которой оно висело, и колесо с пятиметровой высоты рухнуло прямо на них.

Это было тяжелое колесо. Три ковбоя оглушенные распластались под ним по полу, а рядом упали их револьверы.

— Ага, получили? — улыбнулся Незнайка. — Надо было меня слушаться.

Ковбои ему ничего не ответили. Все трое были без сознания.

— И что теперь с ними делать? — спросил Незнайка.

Все, кто здесь был, восприняли эти слова как шутку и разразились громкими аплодисментами. Лишь Крестик остался серьезным.

— Эй, Том, — как ни в чем, ни бывало, сказал он, — надень на этих парней наручники и отведи их в тюрьму.

— Слушаюсь! — И радостный Том поспешил выполнить приказание священника.

А вокруг все радовались первой победе героического Незнайки.

— Ты видел? — восторженно кричал Бобу Укропчик. — Он положил их троих без единого выстрела.

— Точно, всего лишь кивнул головой. Нет, с таким шерифом нам теперь никто не страшен.

И пирушка стала еще более веселой и продолжалась до самого утра. Никто не расходился. Незнайка даже устал от того внимания, которое ему было оказано. От выпитого кофе (пиво и виски он пить наотрез отказался), в голове у него шумело, а от сигарного дыма, все здесь курили не переставая, у него все расплывалось в глазах. Наконец он не выдержал и решил пойти и найти местечко, где он мог бы выспаться.

Незнайка, пошатываясь, вышел из салуна и осмотрелся. На востоке брезжил рассвет, и небо стало потихоньку светлеть. Наш герой почувствовал, что ноги его почти не держат.

— Как хочется спать, — сказал себе Незнайка. — Интересно, а где полагается спать шерифу?

— В тюрьме, — ответил ему Толстый Том, который все это время стоял у него за спиной.

Незнайка вздрогнул.

— В тюрьме?

— Ну да, шериф не только следит за порядком, но и является начальником городской тюрьмы, — ответил Том. — Я это знаю точно.

— А, начальником, — облегченно вздохнул Незнайка. — А ты знаешь, где она находится?

— Конечно. Старина Кольт и его ребята столько раз отволакивали меня в каталажку, что я знаю ее лучше, чем собственный дом. А тебе, Незнайка, приходилось бывать в каталажке?

— В моей жизни случалось всякое, — уклончиво ответил Незнайка.

И они пошли к тюрьме, которая находилась здесь же на площади. Когда они подошли к тюремным воротам, то увидели Гуталина. Он стоял с ружьем на плече и о чем-то спорил с Динамитом, Прицелом и Початком, которые выглядывали из зарешетчатого окошка. Незнайка и Том прислушались и поняли, что сторожа хотят подкупить.

— Я дам тебе двадцать центов, если ты выпустишь нас отсюда, — убеждал его Прицел. — Тебе только надо открыть замок.

— Ах, — отвечал ему Гуталин, — я бы с большим моим удовольствием сделал это, но только у меня нет ключа.

— Так сбегай к слесарю и закажи ему ключ! — завопил Прицел.

Но тут его перебил Початок.

— Ты уже два раза посылал его к слесарю за ключом, и каждый раз он возвращался без ключа, но зато с порозовевшим носом.

— Я оторву ему голову, когда вернется Сомбреро. И этому их шерифу тоже.

— За что он хочет оторвать мне голову, — удивился Незнайка. — Я ведь ему ничего плохого не сделал.

Когда бандиты услышали его голос, они в страхе отпрянули от окна. Том стукнул по решетке палкой и пригрозил им:

— Еще одна попытка подкупа охранника, и я пристрелю всех троих.

Бандиты что-то хмуро буркнули ему в ответ, но что, не было понятно. Том проводил Незнайку в комнату, где до всех этих событий жил шериф Кольт, и уложил его в кровать.

— Ты прав, шериф, — сказал он, — нам всем надо выспаться.

Незнайка закрыл глаза и тут же провалился в глубокий сон. Но спать ему пришлось недолго. Очень скоро он проснулся, потому что сильная рука Тома трясла его за плечо.

— Вставай, шериф, — говорил он, тревожно озираясь по сторонам, — быстрее.

— Ах, какой странный сон я видел, — не открывая глаз, блаженно вздохнул Незнайка. — Как будто я попал в очень странное место и стал великим героем. — Он открыл глаза, и его блаженная улыбка исчезла. — Ах, так это был не сон. А я думал…

— Вставай быстрее, — сказал Том. — В городе люди Сомбреро. Все лежат после ночи, и они пристают к дочке трактирщика. Ты должен за нее вступиться.

Незнайка нехотя встал, надел шляпу, Том напялил на него ремень с оружием, и подал сапоги со шпорами и ботфортами.

— Я нашел их в шкафу у Кольта. Они будут тебе впору.

Незнайка надел сапоги и совершенно стал похож на жителя Дикого Запада.

Вот что произошло в городе, пока он спал.

Сомбреро очень долго ждал своих посланцев Прицела, Динамита и Початка в соседнем городке с красивым названием Санта-Лаура. Наконец ему это надоело.

— Что-то они долго не идут, — сказал он своему другу, знаменитому вскрывателю банковских сейфов Напильнику.

— Подожди немного, — ответил Напильник, — наверно они сидят в салуне и пьют пиво.

— Пьют пиво, — проворчал Сомбреро, покручивая огромные, как у таракана усы. — Я покажу им пиво. Отстрелю всем троим уши, будут знать, как задерживаться.

Напильник ничего не сказал. Он знал, что в гневе предводитель способен на все.

Прошел час, затем другой, но разведчики не возвращались.

— Эй, вы, Рояль, Лампочка и Бродяга! — позвал Сомбреро еще троих своих бандитов. — Езжайте в Эльдорадо и проясните, куда девались Прицел, Динамит и Початок, и не смылись ли его жители.

Бандиты неохотно покинули салун, сели на коней и отправились в сторону Эльдорадо. Они поклялись, что пристрелят любого, кто попадется им по пути. Но к счастью до самого города им никто не попался и они без препятствий доехали до салуна Стаканчика. Они слезли с лошадей и уже хотели войти, как им на глаза попалась симпатичная девушка с золотистыми волосами, пышной челкой и большими голубыми глазами. У нее была стройная фигура, а в руке она держала пустое ведро. Видимо шла к колодцу. Это была дочка Стаканчика. Она была одета в мужские джинсы и белую рубашку, на ногах у нее были ботинки с высокими каблуками. Такой не совсем девичий вид у нее был потому что она только что по просьбе посетителей исполняла в салуне танец ковбоя, и не успела переодеться. В салуне как раз кончилась вода, а все хотели кофе, и отец послал ее за водой. Когда бандиты увидели ее, то у них чуть глаза не вылезли на лоб от восторга, и они разом забыли, для чего сюда приехали.

— Эй, красотка! — окликнул ее Лампочка, рукой оглаживая свою начисто выбритую голову. — Как твое имя?

Девушка оглянулась, увидела бандитов и вздрогнула. Хотела побежать обратно в салун, но было уже поздно. Бандиты преградили ей дорогу. Лампочка подошел к ней и схватил ее за руку.

— Ай да красавица! — воскликнул он. — Так как же твое имя?

— Дженни, — дрожа, пролепетала девушка. — Не трогайте меня. Я дочка Стаканчика, владельца салуна.

— А мне плевать, кто твой отец! Считай, что я твой брат. Ведь ты любишь братишку?

— Отпустите меня! — И девушка попыталась вырваться. — На помощь! Помогите! — Но никто не пришел на ее зов, потому что в салуне было шумно, и ее никто не услышал. Она снова закричала: — Отец!

И тут же перед ее лицом блеснул лучами восходящего солнца нож.

— Молчи! — приказал Лампочка. — Или ты умрешь. Как будет обидно. Такая молодая и красивая. Подари-ка мне лучше поцелуй. — Бандит попытался поцеловать Дженни и потянулся к ее лицу сложенными в трубочку губами.

Звонкая пощечина была ему ответом. Рояль и Бродяга захохотали, а Лампочка пришел в ярость.

— Ах, так? — возмутился он. — А ну, ребята, давайте отведем ее за угол и поколотим, как следует. Пусть знает, как надо себя вести.

И бандиты, зажав Дженни рот, потащили ее на темную улочку, где собирались совершить свое злодейство. Девушка сопротивлялась изо всех сил. Она вырывалась, лягалась ногами, царапалась и кусалась. Но все было бесполезно. Силы были неравные. Бандиты были сильнее ее, и поэтому все-таки они ее отволокли в темный переулок и уже собрались ее бить, как услыхали за спиной чьи-то шаги и звон шпор. Они обернулись и увидели Незнайку, который спешил к ним, пытаясь достать из кобуры револьвер.

— А ну сейчас же отпустите ее! — закричал он злодеям. — Или я…

Незнайка не договорил, потому что ноги его запутались, одна шпора зацепилась за другую, и он грохнулся на землю. И вовремя это сделал, потому что над головой у него сразу загудели пули. Это Бандиты открыли по нему огонь. Незнайкина шляпа тоже свалилась с его головы и покатилась по земле. Ковбои, которые привыкли стрелять по всему, что движется, тут же открыли по ней огонь.

Таким образом, Незнайка остался цел и невредим, в то время, как его шляпа сильно пострадала. Но зато ковбои выпустили впустую все пули, что у них были в барабанах и теперь стояли и впустую щелкали по Незнайке. А тот достал, наконец, один револьвер и направил его на злодеев:

— Руки вверх! Бросай оружие!

И Роялю, Лампочке и Бродяге ничего не осталось сделать, как подчиниться. Красные от стыда и от страха, они бросили оружие и подняли руки вверх.

— Негодяи! — закричала Дженни. Ее острый, но сильный кулачок влетел Лампочке между глаз. Бандит так и брякнулся, только ножки вверх поднялись и опустились. А Дженни бросилась обнимать Незнайку.

— О, мой благородный спаситель! — кричала она и осыпала его поцелуями, отчего Незнайка, не ожидавший такого проявления благодарности, покраснел как вареный рак.

— Не стоит, — бормотал он. — Я всегда вступаюсь за девчонок. Ха-ха. А ты славная!

Бандиты смотрели на Незнайку с завистью и со страхом. К ним подошел Том и надел наручники и собрал оружие, которое они бросили.

— Здорово ты их! — восхищенно сказал он Незнайке. — И как это у тебя так получается?

— Ничего, — зло пробормотал Лампочка, — скоро сюда придет Сомбреро. Посмотрим, что вы тогда запоете.

— Когда он еще придет? — ответил ему Том. — А вы пока посидите в тюрьме. Там вас уже ваши дружки дожидаются.

И он повел ковбоев к тюрьме.

Незнайка же посмотрел на Дженни.

— А ты действительно славная, — смущаясь, сказал он и напялил на голову свою шляпу, в которой после перестрелки с бандитами появилось четыре дырочки. — Хочешь, я провожу тебя домой?

— Хочу, — тут же с восторгом согласилась Дженни. — Только мне надо воды набрать. Папа послал меня за водой для кофе.

— Пойдем, я тебе помогу.

Так начался второй день пребывания Незнайки на Диком Западе.

Глава четвертая СОМБРЕРО АТАКУЕТ

Через пять минут весь Эльдорадо знал о новом подвиге Незнайке. Все в городе любили Дженни, потому что она была славная девчонка, и к тому же у нее был чудесный голос, и многие ходили в салун только для того, чтобы послушать ее пение. И когда эльдорадцы узнали, что их любимицу четь не обидели люди Сомбреро, они пришли в ужас, но когда узнали, что ее спас Незнайка, а бандитов отправил в тюрьму, то восторгу их не было пределов. Стаканчик со слезами благодарности обнял Незнайку, когда он за руку привел Дженни в салун, и громко объявил:

— С нынешнего дня для Незнайки в моем салуне открыт неограниченный кредит. А теперь в честь спасения моей дочери я угощаю всех бесплатным кофе и булочками.

— Да-да, — согласился Незнайка. — Скоро сюда прибудет Сомбреро, так что надо подкрепиться. А то я не люблю драться на голодный желудок.

И так спокойно он это сказал, про драку с Сомбреро, словно речь шла о дружеской беседе. Такая смелость всех просто потрясла. А Дженни схватила его руку и прижала ее к своему сердцу.

— О, Незнайка, какой ты смелый! — воскликнула она. — Кажется, я начинаю в тебя влюбляться.

Незнайка покраснел от удовольствия, а Стаканчик ему многозначительно подмигнул.

Затем все попили кофе с булочками, и пришли в себя после бессонной ночи. Священник Крестик вытер рот белой салфеткой, он был единственным в городе, кто так делал, перекрестился и сказал:

— Мне пора на службу. Сегодня я прочитаю проповедь о геройстве.

Он ушел, и вскоре все услышали, как церковный колокол зовет к заутрене. Все дружно повалили в церковь.

— Незнайка, а ты идешь? — спросила Дженни, повязывая вокруг шеи свой самый нарядный платок.

— Куда?

— Слушать проповедь.

— С тобой я готов слушать все что угодно! — воскликнул Незнайка.

— Ах! — Дженни блаженно вздохнула. — Тогда побежали.

Они взялись за руки и побежали вслед за всеми. Крестик целый час произносил свою речь, в которой воспевал подвиги Незнайки прошедшие и будущие и просил Бога и впредь им всем помогать. Все внимательно его слушали. Все кроме Незнайки. Ему очень скоро стало скучно, и он стал позевывать.

Шериф Том, который и здесь был рядом с ним, увидел, что его другу скучно и окликнул его:

— Может, сходим и допросим пленных?

— Хорошая идея, — обрадовался Незнайка.

Они выбрались из церкви и пришли в тюрьму, в которой томились ковбои из банды Сомбреро.

— Жрать давайте! — увидев Незнайку и Тома, завопили они. — Шериф, где еда?

— Сначала скажите, что от нас нужно вашему начальнику? — ответил им Том. — Я правильно спрашиваю, шериф?

Незнайка кивнул головой.

Бандиты захохотали:

— Ему нужен ваш банк с деньгами, а еще он сказал, что сотрет ваш город с лица земли, чтобы его больше не было на карте!

— И когда он нападет на город? — продолжал допрашивать Том.

— А это вы у него спросите!

Больше бандиты ничего не сказали.

После допроса Том внимательно посмотрел на Незнайку.

— Что будешь делать, шериф?

Незнайка почесал лоб, затем его глазки хитро блеснули, и он спросил:

— А ты бы что сделал, если бы был на моем месте?

Том задумался:

— Прежде всего, бандитам нужен банк. Поэтому я бы сконцентрировал все силы вокруг него, построил баррикады и занял круговую оборону. Может быть, и отстрелялись бы.

— Мы так и сделаем, — согласился Незнайка. — Ты просто прочитал мои мысли. Ну, раз ты такой умный, то и будешь всем руководить. Сможешь?

— Почему бы и нет?

И Том пошел собирать людей для сооружения обороны банка. Вскоре работа закипела. Под руководством Толстого Тома банк со всех сторон был окружен повозками, скрепленными друг с другом, и нагруженными мешками с песком и камнями. Затем помощник шерифа стал каждому показывать его место в предстоящей стрельбе. Том хорошо знал всех жителей, и знал, кто на что способен. Поэтому средних стрелков он разместил на повозках, а метких поставил оборонять окна банка, ну а самых метких отправил на башню с часами, откуда было видно все вокруг.

— Вы будете контролировать всю ситуацию, — сказал башенным стрелкам Том. — Стреляйте туда, где сомбреровцы будут теснить наших. Понятно?

— Понятно.

— Хорошо, — удовлетворенно произнес Том. — Пойду, отчитаюсь о проделанной работе перед шерифом.

И он подошел к Незнайке, который в это время дремал на крылечке, надвинув на глаза шляпу.

— Все готово. Оборона построена, всем я назначил места во время сражения.

— Молодец, — похвалил его Том. — Садись рядом и отдыхай.

Том почесал револьвером затылок:

— Пожалуй, надо произвести разведку и расставить дозорных.

— Ты в этом уверен? — спросил Незнайка.

— На твоем месте я бы поступил только так.

— А кого назначим в дозор?

— Фермеров. Лучше них никто не знает местность.

— Тогда поехали на разведку. Где моя лошадь?

Боб и Укропчик подвели Незнайке лошадь и помогли на нее сесть. Затем они, Том и еще двое фермеров Горох и Огурчик тоже сели на лошадей, и маленький отряд отправился в путь. Впереди ехал Незнайка, за ним Том, потом все остальные. Когда они были уже за городом, их догнала на белой лошадке Дженни.

— Я поеду с вами, — сказала она, не сводя глаз с Незнайки.

— Это опасно, — возразил Том.

Но Незнайка махнул рукой:

— Пусть едет. Она отличная девчонка. Нам будет веселее.

Естественно, что такому герою, каким был в глазах окружающих Незнайка, никто не посмел отказать. В конце концов, он был шерифом, а шериф это в первую очередь начальник.

Дженни пристроила свою лошадь к Незнайкиной и они поехали рядом, ведя мирную беседу. Дженни все время восхищалась Незнайкой, а тот тоже не спускал с нее восторженных глаз. Кончилось тем, что они отстали от остальных и поехали позади всех.

Толстый Том посмотрел на воркующую парочку и усмехнулся:

— Черт меня побери. Этот парень орел, каких мало. Как он лихо запудрил мозги этой девчонке. Эх, а вот у меня никогда так не получалось. А у тебя? — обратился он к Бобу.

— Я тоже не умею с ними разговаривать, — ответил Боб. — Только начну что-нибудь говорить, они сразу начинают смеяться, и я сразу замолкаю и не знаю, что говорить дальше. Поэтому вот уже десять лет не могу найти хозяйку на свою ферму и живу один. Вот Укропчику повезло. Он ненамного умнее меня и ничуть не богаче, даже, наоборот, на моем участке два колодца, а на его только один. И все равно он в один прекрасный день женился.

— Как это тебе удалось? — повернулся к Укропчику Том.

Укропчик вздохнул:

— Я и сам не понял, как это у меня получилось. Пошел я однажды на танцы, и меня пригласила на кадриль одна девица. Я пошел. После танца она назначила мне свидание и попросила прийти ночью к Ручью старого индейца, и я пришел. Утром она сказала, что хочет, чтобы я на ней женился, и я согласился. В тот же полдень Крестик нас обвенчал, и это обошлось мне в три курицы, одного поросенка и мешок кукурузной муки. Так я стал женатым фермером.

— Счастливчик, — завистливо вздохнули Том и Боб.

Укропчик тоже почему-то вздохнул.

Тем временем они поднялись на очередной холм и увидели, как к ним скачут пять вооруженных всадников. По своему виду все они были не местные, и когда увидели эльдорадцев, то тут же открыли по ним стрельбу. Это был передовой отряд разведчиков, высланный Сомбреро. Том и фермеры не остались в долгу, спрыгнули с коней, залегли на гребне холма и тоже стали стрелять в чужаков. Позиция у них была более выгодная, и чужаки смешались и стали отступать.

Когда отставший Незнайка услыхал стрельбу и увидел, что все его друзья уже лежат на холме и сражаются с невидимым для него противником, он тоже захотел спешиться и поспешить к ним на подмогу. Но так как всадник он был еще очень не опытный, то его правая нога запуталась в стремени, и он остался висеть на боку лошади, не в силах спуститься на землю.

— Ах, ты, проклятая! — выругался Незнайка и с силой дернул ногу.

И опять у него ничего не получилось. Наоборот, когда он дернул ногу, то шпора с его сапога вонзилась в лошадиный бок, та заржала от боли и рванулась вперед. Через секунду она оказалась на вершине холма, а затем понеслась прямо на разведчиков Сомбреро.

— Караул! — закричал Незнайка, изо всех сил старавшийся не упасть.

Разведчики увидели его и стали стрелять по нему, но лошадь неслась так быстро, что они ни разу не попали, и Незнайка оказался у них за спиной. Мало того, его испуганная лошадь вспугнула и лошадей бандитов, и они помчались за ней. Так что бандиты остались без лошадей и без укрытия, потому что прятались за ними, когда отстреливались от эльдорадцев.

Незнайка тем временем высвободил ногу из стремени и свалился в первую попавшуюся яму. Тут он, к чести его, надо сказать, не растерялся, вылез и открыл стрельбу по бандитам. Теперь по ним палили с двух сторон.

Разведчики не выдержали такого натиска и перестали стрелять и завели переговоры о мире.

— Никаких переговоров! — закричал им Незнайка. — Сдавайтесь, или я вас всех перестреляю.

Для убедительности эльдорадцы дали по бандитам еще залп, и те не выдержали и стали бросать оружие.

— Не стреляйте! — кричали они. — Мы сдаемся!

— Тогда поднимайте руки! — крикнул им Том. — И выходите по одному.

Бандиты по одному с поднятыми руками стали подходить к Толстому Тому. Тот надевал на них наручники и строил в единую цепочку. Когда все бандиты были обезврежены, из своего укрытия вышел Незнайка. Том показал ему большой палец руки, показывая, как он восхищен его маневром.

— А что, — сказал он, — мне такая жизнь нравится. Интересно, как в кино.

Никто не понял, что он имел в виду, и поэтому авторитет Незнайки вырос еще на одну голову. Дженни бросилась к нему на шею. В глазах у нее стояли слезы.

— О, боже, как я за тебя испугалась! — воскликнула она. — Разве можно быть таким отчаянным? Ты ведь мог погибнуть!

— Ерунда! — Незнайка махнул рукой. — Я и не в таких переделках бывал. — Затем он повернулся к пленным. — Приступим к допросу. Кто вы такие?

Бандиты угрюмо молчали. Никто из них не хотел отвечать.

— Если вы не будете отвечать, мы отвезем вас к индейцам, — пригрозил им Том. — Вы из банды Сомбреро?

Бандиты увидели, что с ними не шутят и понуро кивнули.

— А где остальные?

— Через полчаса они выедут из Санта-Лауры и будут здесь. Так что вам не поздоровится. Лучше отпустите нас и бегите куда хотите. Мы вам мешать не будем.

— Пожалуй, в другой раз мы бы так и сделали, — сказал Том. — Но теперь у нас новый шериф, — он кивнул на Незнайку, — и с ним нам ничего не страшно. Ты, — он ткнул пальцем в грудь одному бандиту, — как тебя зовут?

— Хулио, — ответил тот.

— Тебя мы отпустим, Хулио. Ты отправишься к Сомбреро и скажешь ему, что все его люди сидят в тюрьме, а сам он пусть лучше не появляется в Эльдорадо. Там ему удачи не будет. А если сунется, ты мы окажем ему достойную встречу. Ты все понял?

Хулио опустил голову и кивнул. Том освободил его и сказал:

— А теперь проваливай, пока мы не передумали.

— Дайте мне лошадь, — попросил Хулио.

— Еще чего! — возмутился Незнайка. — Так добежишь. Ножками.

А Боб и Укропчик, чтобы Хулио больше не задерживал их, выстрелили ему под ноги. Бандит подпрыгнул и побежал в ту сторону, откуда он прибыл со своими товарищами.

— Что будем делать? — спросил Незнайку Том. Поедем дальше или вернемся домой?

— Думаю, что пора возвращаться, — сказал Незнайка. — А здесь пусть останутся Боб и Укропчик. Когда они увидят этого, как его?..

— Сомбреро, — подсказал Боб.

— Точно, Сомбреро, то сразу сядут на коней и скачут в город. Мы успеем занять оборону.

Так они и сделали. Фермеры остались в засаде, а Незнайка, Том и Дженни повели пленных в Эльдорадо.

В городе их ждали с нетерпением.

— Ну, как? — стали спрашивать со всех сторон. — Сомбреро не ушел куда-нибудь в другой город, где тоже есть банк?

— Нет, — ответил Том и кивнул на четырех пленников, — и не думает. Он даже послал передовой отряд. Это отпетые негодяи. Много бы бед натворили, если бы оказались здесь, но наш доблестный шериф в одиночку напал на них, окружил и арестовал. Они даже пикнуть не успели.

Бандиты стыдливо опустили головы. Некоторые даже заплакали. Никогда в своей жизни они не испытывали такого позора, чтобы их пятерых арестовал всего один шериф, которого прикрывали несколько фермеров.

— Слава Незнайке! — закричали Эльдорадцы. — Слава великому герою.

После третьей убедительной победы над врагом в победе под предводительством Незнайки уже никто не сомневался. Эльдорадцы наполнились решительностью. Радость их так была велика, что они готовы были носить своего кумира на руках. Для начала они решили его покачать. Это предложил стаканчик.

— Качай героя! — закричал он.

Эльдорадцы кинулись к Незнайке, схватили его и уже готовы были подбросить в воздух, как послышались выстрелы. Все оглянулись и увидели, как к городу скачут фермеры. Это были оставшиеся в засаде.

— По местам! — закричал Том.

Жители Дикого Запада сами по себе не особенно дисциплинированные, но когда надо, они могут быть послушными, как солдаты. Они тут же отпустили Незнайку, да так быстро, что тот свалился на землю, и побежали каждый на свое место.

Дженни бросилась к своему другу и помогла ему подняться.

— Ты не ушибся, милый? — заботливо спросила она.

— Нисколько! — ответил Незнайка.

И вдруг она начал бегать из стороны в сторону.

— Что с тобой? — удивилась Дженни.

— Я не знаю, где мое место! — пожаловался Незнайка. — У всех есть место, а у меня нет. Я забыл назначить себе место. Что же делать?

— Наверно твое место в банке, — сказала Дженни. — Там ты будешь в центре событий и сможешь стрелять во все стороны.

Незнайка улыбнулся:

— Уф, верно! Это ты хорошо придумала.

И он побежал к банку. Дженни за ним.

— А ты куда? — удивился Незнайка. — Почему не бежишь прятаться в подвал к остальным девчонкам?

— Еще чего! — возмутилась Дженни. В руке у нее блеснул металлом небольшой револьвер. — Я стреляю не хуже любого ковбоя. Так что мое место в бою, а не в подвале. К тому же если тебя ранят, я смогу тебя перевязать.

— Ладно, побежали, — согласился Незнайка.

Они взялись за руки и побежали к банку. И как только они вбежали в здание, то услышали громкий топот копыт, крики, свист и выстрелы.

Это в город ворвалась банда Сомбреро.

Сомбреро, наконец, совершенно потерял терпение. Он пришел в бешенство, когда и вторая тройка не вернулась из Эльдорадо. Напильник никак не мог его успокоить и с трудом уговорил выслать хотя бы передовой отряд. Сомбреро неохотно согласился и послал еще пятерых бандитов на разведку. Он решил выехать через полчаса вслед за ними, но потом не выдержал и поднял людей на десять минут раньше.

Когда банда во главе с Сомбреро численностью почти в сто человек покинула Санта-Лауру, и понеслась к Эльдорадо, то шагов через пятьсот ей встретился Хулио, который так устал идти пешком, что еле стоял на ногах.

— Хулио? — удивился Сомбреро. — Почему ты не верхом? Где остальные?

Хулио посмотрел на предводителя и глаза его наполнились слезами.

— Плохо наше дело, хозяин! — заголосил он. — У эльдорадцев появился новый шериф. Сущий дьявол. Он напал на нас и всех обезоружил, а до нас всех наших, побывал в городе, он схватил и посадил за решетку. Он никого и ничего не боится, а шляпа у него еще больше, чем у тебя.

— Что ты такое говоришь, собака? — закричал Сомбреро. От злости он выхватил револьвер и выстрелил в Хулио. Тот едва успел прыгнуть в сторону, и пуля разнесла в дребезги только один из двухметровых кактусов. — У кого шляпа больше моей? У нового шерифа? Эй, ребята, а ну все за мной, и давайте сотрем с лица земли этот городишко. А их нового шерифа я лично приволоку в прерию и посажу на кактус.

Он пришпорил коня и помчался к Эльдорадо. Все банда поскакала за ним.

Глава пятая ВЕЛИКАЯ БИТВА ЗА ЭЛЬДОРАДО, ПОБЕДА И ОБМАНУТЫЕ НАДЕЖДЫ

И вот настал тот момент, когда сотня вооруженных до зубов бандитов, ворвалась в Эльдорадо. Всадники выскочили на центральную улицу и с криками поскакали к главной площади. По дороге они палили из ружей и револьверов в окна домов и по чердакам. Если бы в домах кто-то остался, то им бы не поздоровилось. Но в домах никого не было. Все мирные жители попрятались в подвалах или в церкви у Крестика. Священник, не обращая внимания на выстрелы, читал молитву, и это очень успокаивало укрывавшихся вместе с ним.

Не встречая сопротивления, бандиты проскакали через весь городок и выскочили на главную площадь, и здесь, на них обрушился шквальный огонь из той импровизированной крепости, которую построил Толстый Том. Сто стволов начали стрелять по бандитам, когда они появились из-за угла. Сомбреровцы не ожидали, что на их пути появится столь серьезное препятствие. Обрушившийся на них огонь, сразу же превратил лихое нашествие в свалку. Бандиты смешались в кучу. Те, кто скакал в первых рядах, остановились, но тут на них стали напирать задние, которые не видели, что впереди засада.

— Засада! — закричали некоторые бандиты. — Нас предали! Уходим!

— Если кто-то захочет бежать и спасать свою шкуру, — увидев, что дело принимает неблагоприятный для него оборот, закричал Сомбреро, — первым получит от меня пулю!

Бандиты знали, что Сомбреро никогда не шутит, и поэтому сразу присмирели и стали отчаянно отстреливаться. Порядок был восстановлен.

— Педро! — закричал Сомбреро. — Бери двадцать человек для прикрытия. Остальные, отступают.

Двадцать бандитов во главе со знаменитым охотником на койотов ковбоем Педро спрыгнули с лошадей, залегли прямо на дороге и открыли стрельбу по защитникам банка. Остальные получили возможность отступать. Один за другим, они повернули лошадей и скрылись за домами. Когда Педро и его люди увидели, что их товарищи благополучно отошли и скрылись с простреливаемого пространства, они тоже уползли и увели лошадей.

Так первая атака Сомбреро захлебнулась в собственной самонадеянности. После того как поле боя очистилось, то на нем осталось лежать пять подстреленных бандитов. Они громко кричали и стонали, призывая своих товарищей спасти их. Но никто из бандитов не собирался этого делать. Никто не хотел рисковать своей шкурой за другого. Бандиты они такие. Когда все хорошо и благополучно, то они клянутся друг другу в верности, в дружбе и в братстве, но стоит им попасть в серьезную переделку, то они забывают обо всех клятвах и каждый думает только о себе.

— Так они вздумали мне сопротивляться! — воскликнул, сильно вращая злобными глазками, Сомбреро. — Мне, непобедимому ковбою? Клянусь дьяволом, никто из них не уйдет отсюда живым. Каждый получит свою пулю. Или я съем свою шляпу.

— Ура! — закричали бандиты. — Разнесем тут все к чертовой матери!

И в отместку бандиты начали громить город. Они взламывали двери и врывались в дома и начинали их грабить. На банк они пока нападать не думали.

Толстый Том побежал к Незнайке, чтобы доложить ему обстановку. Он нашел его в главном зале банка около главного сейфа, где Незнайка и Дженни могли видеть все, что творилось вокруг.

— Здорово мы им! — воскликнул Незнайка, когда увидел Толстого Тома. — Пусть еще сунутся!

Но тут он заметил, что Том и Дженни не выглядят счастливыми. Напротив Том был хмур, а на глазах у Дженни блестели слезы.

— Что с вами?

— Разве ты не понимаешь? — удивился Том. — Они и не собираются на нас опять нападать. Они грабят город. Сначала все заберут, а потом сожгут дома.

— Да, да! — поддержала его Дженни. — И мы останемся нищими! Вон они уже почти разгромили папин салун. А если они его сожгут, нам негде будет жить и работать. Что делать, Незнайка? Неужели мы будем сидеть здесь, и смотреть на все это?

Незнайка стал серьезным. Впервые он огляделся вокруг себя и понял, что все это вокруг не игра и не фантазия, а самая настоящая жизнь, и что речь идет о будущем эльдорадцев. И он принял решение.

— Нет, мы не будем на все это смотреть. Мы должны защитить наш город.

— Правильно! — воскликнула Дженни. — Я так боялась, что ты прикажешь сидеть и ничего не делать.

Воодушевленный ее радостью Незнайка усиленно размышлял:

— Бандиты грабят город, а это значит, что они разбрелись и теперь действуют не вместе, а сообща. И это их слабость. Мы же наоборот собрались вместе, и это наша сила.

— Точно, — обрадовался Том, — я понимаю, что ты имеешь в виду. Ты предлагаешь сделать вылазку в город, и всем вместе быстро напасть на грабителей, пока они действуют сообща?

— Именно так я и предлагаю сделать, — согласился Незнайка. — Ты, Том, берешь всех наших, делишь их на два отряда, и посылаешь один в одну сторону, другой в другую. И они наводят в городе порядок, ловят бандитов, вяжут их, пока не схватят всю банду. Тебе все понятно?

— Так точно, шериф! — в восторге завопил Толстый Том. — Ты гений. Одним отрядом командую я, другим ты.

— Нет, другим не я, — сказал Незнайка. — Я останусь здесь и продолжу охранять банк. А вторым отрядом будут командовать Боб и Укропчик. Они смелые ребята и вполне справятся. Итак, операция начинается, нельзя терять время, а то бандиты скоро насытятся грабежом, и вновь начнут собираться вместе. Надо их обезвредить до этого.

И Том побежал выполнять возложенную на него задачу. Он все сделал очень быстро и уже через пять минут два отряда эльдорадцев вышли в город, чтобы защитить его от грабителей.

А Незнайка, Дженни и еще пять стрелков, остались охранять банк.

План Незнайки оказался на редкость простым и гениальным. Два отряда эльдорадцев, в каждом из которых было по сорок бойцов, нападали на бандитов, которые действовали мелкими группками по два-три человека, и обезвреживали их. И хотя остальные бандиты слышали шум драк, потасовок и стрельбу, они не обращали на это внимание, потому что думали, что это шумят их товарищи, и такие звуки всегда бывают во время грабежа. Вскоре эльдорадцы скрылись из вида, и банк остался, практически открыт.

— Вот этого я и дожидался! — воскликнул Сомбреро, который вместе с Напильником, Педро и еще двадцатью ковбоями, спрятался в тюрьме. В той самой, где сидели в камере десять пленников Незнайки. — Я знал, что они не смогут спокойно смотреть, как уничтожается их город. Жалкие обыватели. Я вас обманул. Теперь я спокойно смогу ворваться в банк и взять его. А ну, все за мной!

И он выскочил из здания тюрьмы и побежал к банку. Его ковбои за ним, а также освобожденные ими товарищи, которые горели местью расквитаться за свое унижение.

За минуту до этого Дженни сделала страшное открытие. Она, как и все девчонки, была очень любопытна, и ее внимание привлек сейф. Пока шло сражение, она не обращала на него внимания, но теперь он заинтересовал ее. Она подошла к нему и тронула за ручку двери, и к ее великому удивлению бронированная дверь легко открылась.

— Незнайка! — закричала она. — Кто-то открыл сейф!

Незнайка подошел к сейфу и убедился в правоте ее слов.

— Действительно открыт, — сказал Незнайка и заглянул внутрь, — и в нем ничего нет.

— Как так нет!

— Не знаю. Но тут пусто. Посмотри сама.

Дженни заглянула в сейф и убедилась, что Незнайка не врет. Ошеломленная она посмотрела на друга, потом подбежала к другому сейфу, который стоял рядом и был в два раза меньше главного, и обнаружила, что и он открыт и совершенно пуст, и еще два оставшихся банковских сейфа, которые были величиной всего лишь в тумбочку, тоже оказались открыты и пусты.

— Так значит, все это время мы рисковали жизнью за пустые сейфы? — заплакала Дженни. — О, Незнайка, как это ужасно!

Незнайка пожал плечами. Затем он глянул в окно и вздрогнул.

— Дженни, сюда бегут бандиты! — крикнул он, схватил подружку за руку и они заметались по комнате, ища, где бы спрятаться.

А тем временем бандиты были уже у самого банка. С часовой башни их заметили стрелки Тома, и открыли по ним огонь. Но их было всего пятеро, и еще пятеро в холле банка, а бандитов было аж тридцать, поэтому они быстро заставили стрелков спрятаться, после чего ворвались в банк. В банке уже никого не было. Те, кто был в холле, уже сбежали через черный ход, так что сопротивления нападающим никто не оказал.

На всякий случай бандиты открыли отчаянную стрельбу, и холл в банке наполнился пороховым дымом, да так густо, что ничего не стало видно, а сами бандиты закашлялись.

— К сейфам! — закричал Сомбреро. — Там деньги! Со слезящимися глазами бандиты ворвались в зал, где стояли сейфы. Они были в такой ярости, что в щепки разнесли решетки, которые окружали сейфы. Только самую большую и крепкую клетку, в которой стоял главный сейф, им сломать не удалось. Они собрались в ней и с вожделением уставились на главный сейф.

— Мой дорогой! — закричал Сомбреро, обнимая главный сейф. — Ты меня наверно заждался. И вот я пришел. Не плачь. Эй, Напильник! Где ты бездельник?

— Я здесь! — к главарю подскочил Напильник. Он уже открыл свою сумку и доставал инструменты. — Сейчас мы его быстренько откроем. Он даже пикнуть не успеет.

— Давай быстрее! — прыгал от нетерпения Сомбреро. — Я весь дрожу. Там наверно миллионы!

Напильник надел наушники и словно доктор больного стал выслушивать сейф, прижимая фонендоскоп к замку сейфа.

Остальные бандиты тоже собрались вокруг и молча смотрели, как работает Напильник. Многие ему завидовали, потому что знали, что за свое умение он получит очень солидную долю, куда большую, чем будет у них. Все они волновались. Особенно Педро. Он весь покраснел и от волнения даже стал пыхтеть.

— Да не дыши ты! — крикнул на него Сомбреро. — Стоит тут и пыхтит как паровоз.

И он изо всей силы дал ему локтем в живот. Бедный Педро согнулся вдвое и простонал:

— За что, шеф?

Но его уже никто не слушал, потому что напильник поднял вверх указательный палец, что означало, что он вот-вот откроет. И так оно и произошло. Замок громко щелкнул и тяжелая бронированная дверь слегка приоткрылась.

— Готово! — донельзя довольный собой, сказал Напильник.

И тут он отлетел в сторону, потому что Сомбреро отпихнул его и с жадностью бросился к сейфу, открыл тяжелую дверь и сунул голову внутрь и сам чуть весь не залез туда же.

И тут случилось неожиданное. Он вдруг замер, потом у него в животе что-то булькнуло, и он медленно стал выходить обратно. Вылезло его тело, потом поднятые вверх руки и, наконец, голова. И тут бандиты ахнули, потому что увидели, что к толстому и мясистому носу Сомбреро плотно приставлен револьвер. Затем из сейфа медленно показалась рука, которая сжимала револьвер, а затем и ее обладатель.

— Это новый шериф! — вдруг закричали хором Прицел, Динамит и Початок и разом выронили оружие на пол.

Они были правы. Это на самом деле был Незнайка. Он строго смотрел на Сомбреро, а том смотрел на него, как кролик смотрит на удава, который собирается его съесть. Вслед за Незнайкой из сейфа показалась и Дженни сразу с двумя револьверами.

Наши герои, когда поняли, что им негде укрыться, приготовились было умереть в бою с бандитами, но вдруг Незнайке пришла в голову последняя спасительная мысль.

— Давай спрячемся в сейфе. Ведь он металлический. Они нас ни за что в нем не убьют.

Так они и сделали, влезли в главный сейф и захлопнули за собой дверцу. Они все слышали, что было потом, и когда Напильник открыл замок, а Сомбреро сунулся к ним, они знали что им делать.

— Бросай оружие! — звонким голосом крикнула Дженни. — И поднимай руки вверх.

Для большей убедительности, она два раза выстрелила в пол под ноги бандитам.

Кто-то из бандитов послушался, бросил оружие и поднял руки, но нашлись и такие, которые стали щелкать затворами ружей. Незнайка увидел это и сказал Сомбреро, который отступал от него до тех пор, пока не уперся спиной в стену:

— Скажи своим людям, чтобы они слушали, что им говорят, или я сделаю в твоей голове пару дырок.

И чтобы его слова были более убедительны, он сунул дуло револьвера в одну ноздрю Сомбреро. Тот вздрогнул, потому что видел, что стоит Незнайке нажать курок, и с ним будет покончено. А отступать было больше некуда.

— Эй, парни! — прохрипел он. — А ну делай, что вам приказывают! Я не собираюсь расстаться с жизнью из-за чьего-то упрямства.

После этих слов, оружие бросили все.

Тут с часовой башни прибежали пятеро стрелков, которые, увидели, что бандиты стоят безоружные и с поднятыми руками, с восторгом посмотрели на Незнайку и Дженни.

— Что смотрите? — крикнула им дочь Стаканчика. — Надевайте на них наручники и собирайте их оружие.

Бандитов всех загнали в клетку, которой находился главный сейф, приковали наручниками к решетке и сняли со всех ремни с патронами. Когда очередь дошла до Напильника, он попробовал было сопротивляться, но ему дали по голове рукояткой пистолета, так что он выронил фонендоскоп, и стрелок по имени Маятник случайно наступил на него сапогом. Фонендоскоп с хрустом сломался.

— Что-то сделал? — взвыл Напильник. — Чем же я теперь буду работать?

— Киркой и лопатой, — ответил Маятник. — На каторге, куда тебя отправят, есть только такие инструменты.

И вот все бандиты были обезврежены.

— Все сделано, шериф! — отрапортовал Незнайке Маятник.

— Отлично, — сказал Незнайка и обратился к Сомбреро. — Теперь твоя очередь.

Он забрал у него два револьвера с очень длинными стволами, кинжал, ружье и две ленты с патронами, которые опоясывали могучую грудь Сомбреро крест накрест.

— А теперь милости прошу, — жестом гостеприимного хозяина Незнайка указал бандиту на сейф. — Вы ведь, кажется, очень хотели войти? Пожалуйста.

— Парень, я дам тебе тысячу долларов, — если ты дашь мне уйти с миром, и клянусь не трогать никого в вашем городе.

— Быстро! — прикрикнул Незнайка. — Не нужны мне твои доллары.

— Я дам тебе десять тысяч долларов. Сто тысяч! Сто пятьдесят.

Но Незнайка его не слушал. Он заставил бандита войти в сейф, а когда тот скрылся в нем, словно в шкафу, закрыл за ним дверь. Замок щелкнул и закрылся.

— Лучшее место для этого негодяя, — сказала Дженни. — Он прекрасно там посидит, пока за ним не приедет полиция Дикого Запада и директор тюрьмы, из который он сбежал.

Затем появились Толстый Том, Боб и Укропчик. Все они сияли как новые пятицентовики.

— Операция завершена! — объявил Том. — Все бандиты схвачены и обезврежены. Наша городская тюрьма полна как никогда.

— У нас тоже, — похвалилась Дженни. — Незнайка арестовал самого Сомбреро и посадил его вот в этот сейф.

У Тома и его спутников глаза округлились от удивления.

— Да ну? Не может быть!

— Еще как может, — заверила их Дженни.

— Отпустите меня! — как раз закричал приглушенным толстыми бронированными стенками сейфа голосом Сомбреро. — Тому, кто меня отпустит, я дам двести тысяч долларов!

Том, Боб и Укропчик поглядели друг на друга, на Незнайку и Дженни, потом на прикованных к решеткам клетки бандитам и, наконец, поверили.

— Вот это здорово! — хлопнул Незнайку по плечу Толстый Том.

Все-таки он был здоровяк, этот Том, потому что от такого проявления чувств Незнайка опять отлетел в другой конец комнаты и повалился на Маятника. Но в этот раз он не стал возмущаться, а просто восхищенно воскликнул:

— Ух, ты, какая силища! Мне бы такую!

Том смутился и спрятал лицо под шляпу.

В это время Укропчик и Боб стояли около сейфа и слушали, как оттуда раздает обещания Сомбреро.

— Ишь какой, — качал головой Укропчик, — обещает нам же наши деньги. Как бы он кого-нибудь не подкупил.

— Вряд ли это ему удастся, — заметил Том, — потому что ключа от сейфа ни у кого нет. Так что если кто и захочет его освободить, он не сможет этого сделать. Так что, теперь нам осталось только радоваться и прославлять нашего шерифа.

И тут Дженни, которая за всеми этими острыми событиями забыла обо всем, нахмурилась.

— Увы, радоваться еще рано, а может и вовсе не придется, — вздохнула она.

— Это почему же? — хором спросили ее все присутствующие.

— А потому, — с горечью произнесла Дженни, — что все сейфы пусты, и все наши деньги пропали. Вот!

— Как так пропали? — потрясено выдохнули Боб и Укропчик.

А вот так! — всхлипнула Дженни и рассказала всем присутствующим о том открытии, которое они сделали с Незнайкой, когда оказались в сейфовом зале.

Это известие потрясло всех до глубины души и быстрее ветра разлетелось по городу. Великая радость по поводу победы над Сомбреро тут же сменилась великим горем. Боб и Укропчик, эти храбрые фермеры и добрые друзья, так просто сели на пол и заплакали.

— Там были все наши сбережения, — говорили они. — Все что мы заработали в течение десяти лет тяжелой работы на земле. Теперь мы разорены.

То же самое говорили и остальные жители Эльдорадо. Среди горожан и фермеров почти не было таких, кто не хранил бы свои деньги в банке компании «Все золото Дикого Запада». И вот теперь все они узнали, что у них теперь ничего нет.

Город наполнился воплями и плачем. Кричали женщины, плакали дети, мужчины хмуро курили и молчали. И их уже не радовала та победа, которую они только что одержали. Теперь их волновал только один вопрос:

— Куда девались наши деньги?

И вот они собрались все вместе, и пошли к Незнайке.

— Эй, шериф! — позвали они его. — Где наши деньги? Кто их украл? Кто ограбил нас? Найди вора. Ведь мы не зря выбрали тебя шерифом. На тебе Золотая звезда, и твой долг защитить нас.

Незнайка растерянно смотрел на эльдорадцев и не знал, что ответить. Как всегда ему на помощь пришел Том.

— Надо с этим разобраться, — сказал он. — По-моему не так уж и трудно догадаться, кто прикарманил денежки.

— И кто это сделал?

— Давай спросим об этом у Гуталина. Эй, Гуталин! А ну-ка подойди к шерифу!

Из толпы вышел Гуталин и, держа руки в глубоких карманах своих брюк и медленно жуя жвачку из табака, подошел к Незнайке и Толстому Тому.

— Чего надо? — спросил он.

— Скажи, дружище, — обратился к нему Том, — сколько было времени, когда господин Доллар уехал из города?

Гуталин задумался, а потом сказал:

— Я ведь не умею называть время по часам, мистер Том. Но одно скажу точно. Это было после последних петухов.

— Он был один?

— Нет. С ним был мистер Цент. Они уехали вдвоем.

— На чем они уехали из города? Они были верхом на лошадях?

— Нет! — Гуталин даже обиделся за директора банка. — Господин Доллар никогда не ездит верхом. Только в кабриолете.

— Вот как, — Том приподнял шляпу и почесал затылок. — Кажется я начинаю понимать! А скажи, они что-нибудь загружали в кабриолет? Ну, там, чемоданы или ящики?

Гуталин стал лихорадочно соображать:

— Да-да, они грузили сундуки. Точно. Три сундука.

— Им кто-нибудь помогал?

— Нет. Они сами. Я еще очень удивился. Думаю, почему это такие важные господа и вдруг сами таскают тяжелые сундуки. Я даже хотел им помочь…

— Ну-ну, — оживился Том. — И как, помог?

— Нет, мистер Том. Как только я подошел и попытался поднять сундук на плечо, мистер Цент как набросится на меня, как закричит, ногами затопает. «Не тронь наши сундуки! — кричит. — Проваливай отсюда!» Я даже испугался. От страха еще сильнее ухватился за сундук. Но тут ко мне подошел господин Доллар и сказал: «Гуталин, дружище», он так никогда со мной не разговаривал. «Сегодня ты будешь отдыхать, — сказал господин Доллар. — Потому что с утра ты будешь выполнять важную задачу. Ты будешь вместо меня директором банка, до тех пор, пока я не вернусь. А про эти сундуки никому ничего не говори. Вот тебе за это десять центов,» И он в самом деле дал мне целых десять центов и остаток своей сигары. Я стал богачом, да еще и директором банка. Ой, а ведь я вам все рассказал, хотя господин Доллар велел мне молчать. — И Гуталин бросился к Крестику, который, конечно же, был здесь и все слышал и видел. — Скажите, святой отец! Я совершил грех? Я нарушил обещание? Теперь мне гореть в аду на костре?

— Не беспокойся, сын мой, — Крестик ласково погладил Гуталина по голове. — Этот грех я тебе отпускаю, и все этому свидетели.

Гуталин сразу успокоился. И Толстый Том продолжил опрос:

— А скажи, Гуталин, в какую сторону они поехали?

— Кто? Господин Доллар и мистер Цент?

— Они самые, — кивнул Том.

— Вон туда! — И Гуталин показал своим костлявым пальцем с кривым и искусанным ногтем на север.

— А вот это уже плохо! — вздохнул Том, а вместе с ним и все эльдорадцы.

Только Незнайка оставался беспечным. Он просто кипел энергией.

— Скорее на коней и в погоню за ворами! — закричал он. — Прошло не так уж много времени. У них тяжелые сундуки. Мы сможем их догнать.

Том вздохнул еще раз:

— Там территории индейцев, и они очень не любят, когда белые гуляют на их земле.

— Так мы же по делу пойдем, — махнул рукой Незнайка. — А не просто так. Как-нибудь сможем с ними договориться. К тому же видел я ваших индейцев. Не такие уж они и страшные.

Энтузиазм Незнайки стал передаваться и Тому.

— А что, — сказал он, — деваться все равно некуда. Это единственный шанс вернуть деньги вкладчикам. Да и этого директора тоже надо привлечь к ответу. Я пойду с тобой, Незнайка.

— Кто еще пойдет с нами? — громким голосом спросил Незнайка у стоящих вокруг эльдорадцев.

Толпа горожан сразу шарахнулась от него назад. Эльдорадцы очень хотели вернуть свои деньги. Но они также и очень боялись индейцев, потому что мало кто возвращался живым от них.

И только два фермера остались сидеть на месте. Это конечно же были Боб и Укропчик. Они посмотрели друг на друга, кивнули друг другу головой и щелкнули затворами своих винтовок.

— Мы с вами, шериф! — хором сказали они. — Там все наши деньги. Лучше мы умрем за них, чем будем влачить нищенское существование.

Том хмыкнул и согласно произнес:

— Что ж, это толковые ребята. Годятся. — А потом он повернулся к Незнайке. — Вот нас уже и четверо, шериф.

— Нет, уже пятеро, — сказал Маятник. — Я тоже поеду с вами.

— Почему? — спросил Том. — Какие у тебя мотивы?

— Там есть и мои деньги. Вернее деньги моей невесты Анжелики. Это ее приданное. Без него она никогда не выйдет за меня замуж, потому что слишком гордая. Так что мне терять нечего.

— А как ты стреляешь? — спросил Том, и вдруг подкинул вверх сигару, которую только начал раскуривать.

Маятник выхватил револьвер и выстрелил два раза, после чего на землю упали три кусочка сигары. Незнайка даже рот открыл от удивления. А Том, как ни в чем, ни бывало, достал новую сигару.

— Отлично. Ты едешь с нами. — И он показал Незнайке руку с растопыренными пальцами. — Вот нас и пятеро.

— Шестеро! — вдруг крикнул кто-то и из толпы показался Громила Джек. — Я тоже поеду с вами. Что-то здесь стало скучно.

Незнайка вопросительно посмотрел на Тома.

— Я его знаю, — кивнул головой помощник шерифа. — Глуп, но добрый малый. И рука у него верная. Есть еще желающие?

Желающих не оказалось. Том раскурил сигару и повернулся к лошадям.

— Ну, вот, пожалуй, и все, — пробормотал он. — Можно отправляться.

И тут Дженни не выдержала. Она и так все рвалась вступить в отряд добровольцев, но Стаканчик каждый раз ее удерживал. Когда же она увидела, что все стали садиться на лошадей, и особенно, когда Незнайка вскарабкался в седло, она вырвалась из объятий отца и побежала к своей лошади.

— Я с вами! — крикнула она. — Незнайка, подожди меня.

— Куда ты? — отчаянно крикнул Стаканчик. — Тебя убьют индейцы!

— Возьмем ее? — спросил Незнайка Тома.

— Почему бы и нет? Она стреляет не хуже любого из нас. К тому же с ней нас будет семеро. А семь цифра счастливая.

И через минуту из Эльдорадо выехали семь всадников. Семерка смельчаков покинула пыльный городок и поскакала на север по следам кабриолета господина Доллара.

Все жители Эльдорадо смотрели им вслед. Некоторые утирали слезы. Особенно Стаканчик. Он сразу состарился и потерял свою знаменитую бодрость.

— Да поможет им Господь! — громко сказал Крестик. — Давайте, братья помолимся за них!

И священник встал на колени и начал читать молитву. Все тут же бухнулись на землю и стали горячо повторять за ним слова молитвы.

Когда великолепная семерка скрылась за холмами, и молитва кончилась, эльдорадцы встали с колен и увидели, у себя за спиной тридцать бандитов.

Это были те самые, кого Незнайка и Том приковали к решеткам. Из-за всей этой суматохи с деньгами, про них совершенно забыли. Бандиты воспользовались этим и освободились. Напильник был мастером открывать наручники и простые замки.

Когда все были свободны, он подошел к главному сейфу и сказал:

— Шеф, мы свободны. Что делать дальше?

— Выпусти меня отсюда болван! — закричал Сомбреро.

— Никак не могу, шеф. Они сломали мой прибор, а без него я ничего не могу сделать. Побудьте пока там. А потом что-нибудь придумаем. Что нам делать дальше? Уничтожить город и его жителей?

— К черту город! — закричал Сомбреро. — Мне нужны деньги.

— Деньги украл директор банка.

— Тогда за ним!

— Но он ушел на север.

— Ну и что? У нас сотня ребят. Неужели мы испугаемся индейцев? Быстро собери всех, грузи меня на телегу и в погоню за ними!

Вот почему бандиты никого не стали трогать, и никто из жителей не оказал им сопротивления. Теперь без Незнайки и Тома, все эльдорадцы снова стали робкими.

Бандиты достали телегу, потому погрузили на нее главный сейф, в котором сидел Сомбреро, и впрягли в нее четыре лошади. Потому что сейф был очень тяжелый, и чтобы его поднять, понадобилось тридцать ковбоев.

— Вам повезло, что нам некогда! — обращаясь к эльдорадцам, выкрикнул из сейфа Сомбреро. — Но мы еще вернемся и расквитаемся с вами за все.

Банда Сомбреро покинула Эльдорадо и отправилась в ту же сторону, куда уехали семеро героев. Только продвигались они не так быстро, потому что сейф был очень тяжелый, и лошади везли его медленно. Телегу все время приходилось толкать, и ковбои постоянно спешивались, и, обливаясь потом, толкали ее. Телега отчаянно скрипела колесами, а из сейфа не прекращая, доносились ругательства. Это бесновался Сомбреро.

Глава шестая НА ЗЕМЛЕ БЕЛЫХ ОРЛОВ

Чем дальше отдалялись от Эльдорадо Незнайка и его друзья, тем неприветливее и пустыннее становилась местность. Низкие известняковые холмы постоянно загораживали дорогу, до горизонта тянулись глубокие каньоны, эти гигантские трещины, выглядевшие как морщины на лике земли. Унылый пейзаж скрашивали только кактусы, которые достигали в высоту до пяти метров, и растущие целыми лесами и непроходимыми зарослями, которые приходилось объезжать стороной.

Уже через два часа пути наши герои наткнулись на пустой кабриолет. Он лежал около почти высохшего ручья на боку. Внутри него, и рядом никого не было. Зато вся земля вокруг была истоптана конскими копытами.

— Понятно, — хмуро сказал Том. — Это индейцы. Верно я говорю, Джек?

Джек был лучшим следопытом в округе. Он кивнул головой:

— Это белые орлы.

— Белые орлы? — удивился Незнайка.

— Так они себя называют, — объяснил ему Толстый Том. — Индейцы живут племенами, и каждое племя поклоняется какому-нибудь животному. По названию животных, иногда называют и племя.

— А что это за белые орлы?

— О, это очень воинственное племя. И очень большое. Наша армия уже давно воюет с ним и не может его одолеть.

— А почему вы воюете с ними?

— Нам нужна их земля. А вернее даже не земля. Кому нужна эта пустыня? Просто мы белые люди боимся их и хотим, чтобы они жили от нас подальше.

— Но это же несправедливо, — удивился Незнайка. — Раз вы хотите отнять у них землю, то значит, они просто защищаются. Разве нельзя жить мирно, как добрым соседям?

— Вообще-то нам это не приходило в голову, — сказал Том. — Надо подумать.

— Подумайте, подумайте, — покачал головой Незнайка. — А то у вас тут вообще порядки странные. Чуть что не так, так сразу за револьвер. Этак скоро вы все тут перебьете друг друга и этим все кончится. Ну ладно. Это вопрос будущего. А что нам делать сейчас?

Джек тем временем внимательно изучал следы. И если для остальных в отряде земля была просто истоптанной землей, то для него это была книга, по которой он читал все, что здесь произошло.

— Они приехали сюда на рассвете и решили отдохнуть, прежде чем копать землю.

— Ага, — ухмыльнулся Том, — так значит, они здесь решили спрятать денежки?

— Глупцы, — согласился Джек. — Мы бы тут же нашли их. Но к несчастью с юга шел отряд белых орлов, двадцать воинов и сын вождя Красный Беркут. Они заметили, что на их земле чужаки.

— Красный Беркут? — переспросил Том. — Сын Белого Орла?

— Да.

— Тот самый, что заманил в ловушку полковника Патронтажа и взял его в плен?

— Тот самый.

Том вздохнул и задумчиво достал новую сигару.

— А почему они вообще забрались к индейцам? — спросила Дженни. — Ведь даже ребенку ясно, что здесь нечего делать даже с отрядом в тридцать человек, не то что вдвоем.

— Они заблудились впотьмах, — объяснил Джек. Около крайней развилки свернули не в ту сторону. Это их и погубило.

— Так их взяли в плен? — спросил Незнайка.

— Да. Они даже не поняли, что произошло, как были уже связаны. Вот здесь их положили на спины лошадям, а не заставили бежать пешком. И это очень плохо, потому что означает, что индейцы очень торопятся. А вот это следы лошадей, на которых погрузили сундуки с золотом.

Все и без того помрачнели, но после этих слов следопыта, стали просто черными от печали. Даже Том перестал ухмыляться.

— Значит наше золото у индейцев. Это самая плохая новость из тех, что я слышал за последние десять лет, — пробормотал он.

Только Незнайка оставался беспечен.

— Значит надо побыстрее догнать индейцев, — сказал он.

— Легко сказать, — вздохнул Укропчик.

Но тут Маятник щелкнул затвором:

— А если мы будем тут стоять и вздыхать, то уж точно никогда их не догоним!

— Верно, — поддержала Дженни.

И все стали наполняться решимостью продолжить начатое дело. Надо было, во что бы то ни стало вернуть эльдорадцам их деньги.

Герои вскочили на коней и поскакали. Теперь впереди ехал Джек. Он безошибочно находил дорогу, и отряд неуклонно продолжал путь. К вечеру они проехали половину пути к Соколиному водопаду, а именно к нему по словам Джека направлялись к индейцы.

— Это единственный крупный источник воды, чтобы обеспечить такой отряд на три дня. Потому что до Лунного каньона три дня по безводной пустыне.

— Тогда к утру мы их догоним, — сказал Незнайка, он храбрился, хотя сам едва держался в седле от усталости.

Но тут с ним не согласился Том.

— Лошади устали. И люди тоже. Надо сделать привал.

Они проехали еще немного, пока не нашли у подножия холма ровную площадку.

— То, что нам нужно, — сказал Джек. — Никто не нападет на нас незамеченным. А этот холм укроет нас от северного ветра.

Все очень устали, поэтому сразу повалились на землю и даже не стали ждать ужина, уснули. Только Том не стал спать. Он встал в караул. Через три часа он разбудил Укропчика и поставил часовым его, велев ему через три часа смениться с Бобом, а тому с Маятником.

На рассвете первым проснулся Джек. Он разбудил Дженни, и они вместе сварили в котелке кофе и напекли картошки, после чего разбудили остальных.

После завтрака снова сели на коней и поехали дальше. Ночь придала всем силы, а кофе и сытный завтрак взбодрили даже Незнайку, который чувствовал себя разбитым после целого дня проведенного в седле.

Через час отряд вышел в долину, которая до горизонта поросла кактусами. Вдали виднелась синяя полоска гор. Джек нашел узенькую тропинку, которая вилась среди кактусовых зарослей, и борцы за справедливость поскакали по ней, рискуя порвать одежду об острые колючки. Они ехали друг за другом. Впереди ехал Джек, за ним Незнайка, потом Дженни, последним замыкал кавалькаду Толстый Том.

Именно Джек и Незнайка первыми услышали крики. Кто-то впереди кричал:

— Помогите! Спасите! Братцы! На помощь!

Джек и Незнайка с оружием наготове поскакали вперед и вскоре увидели двух человек, которые были привязаны к большому серому камню, и близлежащие кактусы в кровь исцарапали их тела. Над несчастными летали мухи.

— Кто это? — спросил Незнайка.

— Это господин Доллар, директор банка и его помощник мистер Цент, — ухмыльнулся Джек, снял шляпу и вежливо поклонился: — Как прогулка, господа?

Господин Доллар застонал, а мистер Цент завопил во все горло:

— Это не я! Это не я! Это он меня заставил! Я ни в чем не виноват.

Тут уже и остальные подъехали и узнали, в чем дело. Боб и Укропчик, когда увидели директора банка и его секретаря пришли в такую ярость, что чуть было их не застрелили. Том успел удержать их. Он направил свою лошадь в пространство между фермерами и жертвами индейцев и закрыл последних собой.

— Никакого самосуда! — строго сказал он. — Пора кончать с этими вульгарными привычками и разбираться с преступниками дикими способами. Мы привезем их в город и устроим настоящий суд с присяжными и адвокатом. Все свершится по закону, и они понесут справедливое наказание. Не правда ли, Незнайка?

— Точно так, — согласился Незнайка. — Все должно быть честно.

— Вы слышите, что говорит шериф? — прикрикнул Том на Укропчика, который все еще в ярости кусал губы и щелкал затвором. — Опустите сейчас же свои ружья!

А жалостливая Дженни уже отвязывала от камня господина Доллара и мистера Цента и протирала им раны спиртовым раствором. Они громко плакали и стонали. Господин Доллар боялся посмотреть своим спасителям в глаза, зато мистер Цент рассказывал об их злоключениях.

Вот что стало известно из его сбивчивых слов и фраз.

Когда они в ту роковую ночь покинули Эльдорадо и оказались в прерии, мистер Доллар сказал:

— Ну, Цент, теперь мы в безопасности. Осталось только найти убежище. Показывай дорогу.

— Показывать дорогу? — забеспокоился Цент. — Но как я могу показывать дорогу, если я ее не знаю.

— Как так не знаешь? — удивился директор Доллар. — Как же ты оказался в Эльдорадо?

— Так же как и вы. Сел в дилижанс и приехал.

Они оба задумались. Было темно. В небе светили звезды. Господин Доллар поднял голову и сказал:

— Будем ориентироваться по звездам. Нам надо на восток. Значит, мы ищем Полярную звезду, она всегда на севере и едем налево.

Однако именно в тот день Полярная звезда была закрыта маленьким облаком, которое было одно единственное на все небо и совершенно не двигалось с места. Так что нужную им звезду они не нашли и растерялись.

— Куда же нам ехать? — спрашивали они друг друга.

— Может быть, вернемся домой? — предложил Цент.

— Ни за что! — отрезал господин Доллар. — Такой шанс выпадает один раз в жизни, и я не могу не воспользоваться им. Поехали туда. Я уверен, что это восточная сторона.

И он повернул кабриолет налево, то есть на дорогу, которая действительно вела на восток. Через некоторое время они увидели перекресток.

— А теперь куда? — спросил Цент.

— Как куда? Если в прошлый раз мы повернули налево, то значит, теперь нам надо повернуть направо.

И они повернули направо и поехали именно на север, то есть на территорию, которая принадлежала индейцам. Вскоре на их земле они и оказались. Дорога под колесами неожиданно исчезла, и кабриолет поехал по голой каменистой земле. Но они заметили это не сразу, а только к утру.

— Что такое? — удивился Цент, которому Доллар приказал править лошадьми. — Куда девалась дорога?

Они долго искали дорогу, но так ее и не нашли. Только очень устали.

— Ладно, — сказал Доллар, — это ничего, что нет дороги. Даже лучше. Теперь мы прямо тут зароем наши деньги, а потом пойдем и спрячемся на ферме. А потом, когда от Эльдорадо и от нашего банка останутся одни пепелища, вернемся обратно, и будем горевать вместе со всеми по поводу ограбления нашего банка этим ужасным злодеем Сомбреро. Доставай лопаты.

Цент достал две лопаты и протянул одну своему начальнику.

— Что это ты мне даешь? — удивился господин Доллар.

— Лопату.

— А для чего?

— Как для чего? Копать.

— Да ты что? — возмутился директор банка. — Я сроду лопаты в руках не держал. Я же директор банка, а не могильщик.

— Да, — вздохнул Цент, — надо было взять с собой Черенка. Он так здорово выкапывает могилы.

— Могила нам ни к чему. Нам нужна аккуратная круглая яма, диаметром в два фута. Вот ты ее и выкопаешь.

— Но я тоже ни разу в жизни не держал в руках лопату, — жалобно сказал Цент.

На что директор банка безжалостно заметил:

— Когда-то ведь надо начинать.

Сам он лег в кабриолете, обнял сундук с деньгами и закрыл глаза. Уже через минуту он громко храпел.

Делать было нечего. Мистер Цент снял сюртук, потом жилетку и остался в одной рубашке и начал ковырять землю лопатой. Ничего из этого у него не получилось, он только сломал одну лопату и чуть не поранил себе ногу.

— Не получается, — сказал он сам себе, — наверно это от усталости. Весь день работал, считал деньги, вечер вкалывал, засовывал их в сундуки, и еще всю ночь на ногах. Это не под силу простому смертному.

И Цент решил отдохнуть. Он прилег около колеса кабриолета и вскоре заснул глубоким сном.

Так они вдвоем и спали, и храп их был слышен по всей округе. Именно этот храп и услышали индейцы, которые проезжали мимо. Они осторожно подкрались к кабриолету, увидели двух бледнолицых и тут же их скрутили. Несчастные проснулись уже связанные по рукам и ногам и только хлопали глазами от ужаса, видя перед собой раскрашенные лица индейцев. Дикарям даже не пришлось затыкать им рты. От страха и ужаса господин Доллар и мистер Цент не могли издать ни звука.

Затем индейцы погрузили их на лошадей, как фермеры кладут мешки с кукурузой, и куда-то повезли. Везли целый день. И потом и всю ночь. К утру индейцам видимо надоело их таскать за собой, и они их свалили на землю. Доллар и Цент решили, что их сейчас убьют, и поэтому заголосили во весь голос. Но индейцы не стали их убивать, а просто привязали к этому камню, решив, что жаркое палящее солнце, жажда и голод уморят пленников.

— Мы настоящие воины, — сказал им Красный Беркут, командир дозорного отряда, — и не будем позорить свое оружие о таких жалких трусов, как вы.

И индейцы уехали прочь, оставив директора банка и его секретаря умирать в пустыне.

Вот какую историю узнали отважные герои, пока Дженни приводила в относительный порядок двух мошенников. Все слушали. Кто беспристрастно, как Том и Джек, кто с удивлением, как Дженни и незнайка, а кто и с осуждением, как Боб и Укропчик.

— Но как мы возьмем их с собой? — вдруг спросил Маятник. — Они ведь нас задержат в пути.

— А вот это уже серьезная проблема, — согласился Том и повернулся к Незнайке. — Что скажешь?

Незнайка поправил шляпу и почесал лоб:

— Прямо и не знаю, что сказать.

— Мы же говорили, что лучше их расстрелять! — опять закричали Боб и Укропчик.

— Нет, расстреливать мы никого не будем! — сказал Том. — У вас очень хорошие и выносливые лошади.

— Фермерские тяжеловозы, — не удержались, чтобы не похвастать фермеры.

— Вот они с вами и поедут. Заодно вы будете их охранять.

Боб и Укропчик были этим не очень довольны, но ослушаться Тома не посмели. Как-то так получилось в эти последние дни, что Толстый Том вдруг приобрел в глазах окружающих большой авторитет. А ведь до этого его никто не воспринимал всерьез. Так, какой-то заезжий ковбой без рода, без племени, сидит целыми днями в салуне, пьет пиво да затевает со всеми ссоры. И вдруг человек преобразился. Может быть, он почувствовал, что он кому-то нужен? Он и сам понял, что делает что-то очень важное, чего никогда в жизни не делал.

Так что дальше поехали уже не семь человек, а девять.

Теперь мы ненадолго оставим наших смельчаков, и посмотрим, что в это самое время поделывают бандиты.

А дела у них обстояли совсем не блестяще. Чем дальше продвигалась банда Сомбреро, тем тяжелее ей было продолжать путь. Особенно тяжело было тащить телегу, на которой стоял сейф с Сомбреро. Жара и жажда мучили бандитов, пыль забивалась в рот, лезла в глаза, густо обсыпала волосы. Они пробирались весь день, а потом шли и всю ночь, потому что Сомбреро не разрешил устроить привал.

— Вперед! И только вперед! — хриплым голосом кричал он. — Мы не должны останавливаться ни на минуту. Там наши деньги!

Ему было легче. Даже в самое пекло, внутри сейфа было прохладно, а так как стены в нем были обиты бархатом, то и сидеть в нем было тоже удобно. Сомбреро в отличие от своих подчиненных не страдал от этого путешествия. Вот только темнота его немного угнетала. И постоянная тряска не давала собраться с мыслями. И поэтому Сомбреро злился и всю дорогу ругался и погонял тех, что тащил его телегу.

И бандиты шли всю ночь. К утру, они просто падали от усталости, а когда стало светло, то выяснилось, что из сотни человек за ночь исчезло двадцать ковбоев. Куда они делись, было непонятно, ведь никто на них ночью не нападал, ни индейцы, ни Незнайка.

Так ничего и не выяснили. Но только с этой минуты отряд Сомбреро начал таять буквально на глазах. Ковбои исчезали неведомо куда.

Напильник то и дело докладывал своему командиру:

— Ник пропал, шеф!

— Как так пропал?

— Пошел за кактусы и вдруг исчез! Прикажешь поискать его?

— Нет, на это нет времени. Пусть он хоть сквозь землю провалится, пусть его койоты съедят!

— И Педро тоже куда-то делся. И Хулио с ним.

— А эти куда делись? Тоже за кактусы пошли?

— Нет, они остановились, чтобы поправить лошадям подковы, и сказали, что догонят нас, и не догнали.

— Вот олухи! — воскликнул Сомбреро. — Ну что ж, тем хуже для них!

— Початок, Прицел и Молоток тоже отстали.

— Почему отстали?

— Они сказали, что поехали искать Педро и Хулио, и не вернулись.

Постепенно до Сомбреро начало доходить действительное положение дел.

— Так это что же такое получается? — завопил он, после непродолжительного раздумья. — В моей армии началось дезертирство? Всех, кто еще захочет за кактусы или решит поправить подковы лошадям или еще что-то подобное, пристреливать не месте!

Но прошел еще час, и банда, которая шла по колени, увязая в пыли, клубы которой достигали пяти метров в высоту, сократилась еще наполовину. Бандиты, пользуясь тем, что их не видно в пыльной завесе, разбегались словно тараканы.

До кактусовой долины добрались лишь тридцать наиболее преданных Сомбреро людей. Отпетых негодяев и мошенников. А может быть, это были не столько преданные, сколько алчные ковбои, которые до конца решили идти за деньгами.

Таким образом, к вечеру отряд Незнайки вышел из долины кактусов и оказался на дороге к Соколиному водопаду, в то время как следовавшая за ним по пятам банда Сомбреро в эту самую долину вступила. И опять Сомбреро запретил своим людям ночлег.

А Незнайка конечно же этого не сделал. Как и в предыдущую ночь, эльдорадцы расположились на отдых. Они мирно и не спеша поужинали, после чего укрылись одеялами, проверили, крепко ли связаны господин Доллар и мистер Цент (впрочем, мошенников можно было и не связывать. Они были так напуганы знакомством с индейцами, что теперь даже под страхом смерти вряд ли бы осмелились бежать.), и отправились спать.

Стоять на карауле в этот раз выпало Незнайке, который должен был через три часа разбудить Дженни, а та в свою очередь Джека.

Незнайка, чтобы не заснуть, выпил целый котелок крепкого кофе и взбодрился так, что теперь не мог даже моргать. Глаза совершенно не хотели закрываться. Он немного походил вокруг лагеря с винтовкой в руках, внимательно прислушиваясь к ночным звукам. Потом ему показалось, что он слышит, как возятся директор банка и его секретарь. Незнайка подошел к ним, чтобы проверить, не затевают ли они побег. Но незадачливые воры спали самым глубоким и крепким сном. Даже не храпели. Только мистер Цент поскуливал во сне и постоянно вздрагивал.

Тогда Незнайка решил покурить. Ему очень нравилось смотреть, как курит Толстый Том, как он пускает толстые и густые клубы дыма и делает из них кольца и другие фигуры. Самому ему так и не довелось попробовать сигару другую. Все отвлекали какие-то дела. И вот случай представился. Он достал из сумки Тома сигару, откусил от нее кончик и сплюнул его в костер, как это делал Том, потом взял горящую головню и прикурил. Сделал затяжку и почувствовал, как его глотку стало раздирать на части. Глаза у Незнайки вылезли из орбит, он упал на четвереньки и закашлялся.

В таком состоянии его и увидела Дженни, которой не спалось, потому что она тоже выпила много кофе, и она решила подежурить вместе с Незнайкой и видела все его действия. Она подползла к Незнайке и участливо спросила:

— Ты что не умеешь курить?

Незнайке стало неудобно за свой не очень героический вид, он хотел что-нибудь соврать, но потом посмотрел на Дженни, в ее добрые и полные участия глаза, и вздохнул:

— Да вот, затягиваюсь, а оно горло дерет. Наверно табак плохой.

Дженни подползла к Незнайке и села с ним рядом.

— А ты делай как я, — сказала она. — Я тоже много раз пыталась научиться курить. Брала потихоньку у папы сигары и пряталась на чердаке. Но мне тоже не нравится, когда дерет горло. Тогда я обнаружила, что можно просто втягивать дым, не затягиваясь. Так горло совсем не дерет.

И в доказательство своих слов она взяла Незнайкину сигару и втянула в себя дым, потом сделал свои полненькие губки трубочкой и выпустила его. Получилось, что она курит.

— Здорово! — восхитился Незнайка. — А теперь дай, я.

И он тоже набрал полный рот дыма, а потом стал выпускать его наружу маленькими облачками. Покурив немного, таким образом, он протянул сигару Дженни, и они стали курить по очереди.

Это было здорово. Сидеть у костра и курить вдвоем сигару, смотреть в звездное небо и болтать. Небо было черным пречерным. Звезды на нем яркие-преяркие и такие большие, что до них, казалось, можно было дотянуться рукой.

— А скажи, Незнайка, — стала расспрашивать Дженни, — ты много путешествовал?

— О, да! — выдохнул Незнайка, выпуская большое табачное облако. — Очень много. Где я только не был. Наверно везде!

— Везде, везде? — по доброму засмеялась Дженни.

— Везде, везде, — вполне серьезно ответил Незнайка.

Тут как раз на небе показалась луна. Дженни увидала ее и показала пальцем:

— Даже на Луне?

Незнайка почесал затылок, потом кивнул:

— Даже не Луне, — и он протянул сигару Дженни.

Та не нашлась, что ответить и взяла сигару. Подымила, потом снова стала приставать к Незнайке:

— Скажи, Незнайка, а много ты видел девушек во время своих путешествий?

— Кого?

— Ну, девушек?

— Ах, девчонок? Много. Очень много. И все они в меня сразу влюблялись.

Дженни сразу надула губки.

— А ты? — несмело спросила она. — Ты когда-нибудь влюблялся?

— Я? — засмеялся Незнайка. — Да ты что? Только этого мне не хватало!

Дженни сразу облегченно вздохнула, подсела к Незнайке поближе и даже прижалась к его плечу своим плечом.

— Как здорово! Но они хотя бы тебе нравились?

— Ну, как сказать? — Незнайка задумался. — Может быть некоторые. — Потом он увидел, как гневно сверкнули большие глазки Дженни, и сразу поправился. — Немного. Так себе. Можно даже сказать, совсем не нравились. Такие все приставучие, липучие. И все время поучают.

— А я? Я тебе нравлюсь? Я ведь тебя не поучаю! — воскликнула Дженни.

Незнайка ответил не задумываясь:

— Ты нравишься. Точно. Так здорово скачешь на лошади, из револьвера стреляешь, сигары куришь. Ты классная девчонка. И кажется даже красивая.

— Ах! — вздохнула Дженни и еще крепче прижалась к Незнайке. — Ах!

И они раскурили новую сигару, а затем стали молча смотреть на звезды. И чем дольше они смотрели, тем ниже Дженнина головка наклонялась к Незнайкиному плечу. И вот, наконец, совсем легла на него.

— Какая красивая звездочка! — сказал на это Незнайка.

— Где?

— Вон там над тем холмом.

— Вижу. Она действительно очень красивая, — сказала Дженни и положила свою руку в руку Незнайки.

Так они и седели, и им было хорошо. Они совершенно забыли про сон, так им было интересно друг с другом. И вот, наконец, Дженни совсем осмелела и стала громко шептать другу в ухо:

— А ты когда-нибудь целовался с девочками?

Незнайка аж подпрыгнул от такого вопроса.

— Чего?

— Ты целовался с девочками?

Незнайка не знал, что сказать. Дженни смотрела на него с ожиданием.

— Не скажу.

— Значит, целовался! — выдохнула Дженни и блаженно закрыла глаза. — Ах! Так и быть. Меня ты тоже можешь поцеловать.

И она подставила для поцелуя губы. Незнайка поправил шляпу, огляделся по сторонам, не смотрит ли на них кто, потом нагнулся к лицу Дженни и громко ее чмокнул.

— Ах! Как это замечательно! — выдохнула Дженни, обняла Незнайку и крепко его поцеловала. У того даже шляпа съехала на затылок. — Вот так! Теперь мы навсегда вместе!

— Вот это да! — воскликнул Незнайка.

— Вот это да! — восхищенно пробормотал под своим походным одеялом Том. Он уже давно наблюдал за воркующей парочкой. — Как этот парень лихо проделывает свои делишки! Влюбил в себя самую красивую и недоступную девчонку Эльдорадо и даже глазом не моргнул. Мне бы так.

Время шло. Небо стало светлеть, а звезды на нем бледнеть и гаснуть. За всеми любовными перепитиями Незнайка, Дженни и даже Том совершенно забыли, что они должны стоять на карауле. Даже Толстый Том и тот забыл обо всем на свете и следил за своими друзьями и ничего не слышал, что творилось вокруг.

И когда солнце показалось из-за одного из холмов, то вместе с ним оно осветило и темные силуэты бандитов.

Тридцать ковбоев с ружьями и револьверами кольцом стояли вокруг лагеря. Оружие они направили на путешественников, и один из них скомандовал:

— А ну-ка руки вверх!

Наши друзья схватились было за оружие, но было уже поздно, громкие выстрелы и пули, которые фонтанчиками вздыбили землю у их ног, заставили бросить его обратно и поднять руки.

— Вот это да, — грустно сказал Незнайка Дженни, — кажется, мы слишком увлеклись курением.

— Папа всегда говорил мне, что курение вредно для жизни, — хмуро ответила Дженни и всхлипнула. — Теперь я в этом убедилась.

— А я убедился, что нельзя ловить ворон во время дежурства и слушать разные глупости, — сказал им на это Том.

— Эй! — крикнул один из бандитов. — Кто из вас шериф Незнайка?

— Ну, я, — Незнайка вышел вперед.

Бандит опасливо на него посмотрел и приказал своим товарищам:

— Этот самый опасный. Всем связать руки, а ему и ноги. Так будет вернее.

Когда все были связаны, он опять закричал:

— Шеф! Все готово!

Послышался скрип колес, стук копыт и из-за холма показалась качающаяся телега, на которой стоял главный сейф эльдорадцкого банка. Когда господин Доллар и мистер Цент его увидели, они глаза вытаращили от удивления. И они еще больше удивились после того, как услышали, как сейф закричал приглушенным злобным голосом:

— Ага, так теперь они все в моих руках! Подлые негодяи! Вы хотели меня обмануть? Ничего у вас не вышло! Так вы поймали директора банка? Напильник, директор среди них?

— Так точно, шеф, вот он! — и бандит, который всем руководил, бросил перед сейфом господина Доллара и мистера Цента. Оба они повалились на колени. — И его секретарь тоже перед вами. Что с ними делать?

— Где деньги? — завопил сейф.

— У нас их отняли, господин Главный Сейф! — завопили воры. — Индейцы! А нас самих чуть не убили.

— Отняли? — завопил сейф. — Мои деньги? Индейцы?

У остальных бандитов тоже вытянулись лица.

— Они врут? — спросил Напильник у Тома, которого хорошо знал. Они часто играли в карты за одним столом.

Том покачал головой:

— Это правда. Золото у индейцев.

Бандиты были расстроены и взбешены. Но больше всех бесновался и ругался конечно же главный сейф, вернее не сейф, а запертый в нем Сомбреро.

— Карамба! — кричал он. — Из-за вас мои деньги пропали! Индейцы украли мои деньги. То, что мне всего дороже, то ради чего я с риском для жизни сбежал из тюрьмы! Ну ладно. Пусть отдадут ключ от сейфа и выпустят меня отсюда.

Господин Доллар задрожал:

— Но у нас нет ключа.

— Как так нет?

— Мы его потеряли.

— Потеряли? Не может быть. А ну обыскать их!

Ковбои схватили мистера Доллара и мистера Цента за ноги, перевернули, и вытряхнули из них все, что было в карманах. Потом обшарили сверху до низу и даже заглянули в рот.

— У них нет ключа, Сомбреро.

— Ах, так! — взвыл главарь банды. — Эй, Напильник!

— Я здесь, шеф!

— Всех расстрелять.

— То есть как это? — удивился Напильник.

— Ты что не понял, недоумок? Я сказал, расстрелять! И немедленно. Всех до одного! И вот еще. Поставьте их всех прямо у сейфа. Пусть стоят вплотную к нему. Я хочу слышать, как они будут биться об него, как их тела получившие свои пули будут сползать по стенкам этого проклятого ящика. Я буду слышать их стоны и крики о пощаде. Но криков никаких не будут.

— Но, шеф, сейф стоит на телеге!

— Так спустите его на землю, идиоты! — заорал Сомбреро.

— Если мы сейчас спустим сейф на землю, то у нас уже не останется сил поднять его обратно. Как мы тогда дойдем до Соколиного водопада? У нас не осталось ни капли воды.

— Хорошо, — подумав, сказал Сомбреро. — Давайте доберемся до водопада и расстреляем их там. Но сначала помучаем. Будем у них на глазах пить воду, а им не дадим!

И бандит расхохотался. Захохотали и остальные бандиты. Им очень понравилась идея командира.

И теперь уже бандиты направились к Соколиному водопаду, чтобы найти там индейцев и отнять у них золото. А наши герои отправились туда, чтобы достойно и героически встретить смерть.

К полудню они добрались до гор и увидели Соколиный водопад. Он находился в горном ущелье, по форме напоминающем подкову. Это было грандиозное зрелище. Тысячи тонн воды падали с высоких гор посреди безводной пустыни. Однако этой воде не суждено оросить эту пустыню. По глубоким подземным руслам она протечет многие сотни и миль и выльется в океан, так и не принеся никому пользы. А в пустыню ход ей загораживает огромный камень, похожий на голову сокола. Именно по этому индейцы и назвали водопад Соколиным.

Бандиты остановились около этого камня и опустили на скалистую поверхность сейф. После чего они стали радоваться, что дошли до воды. Они стали с жадностью пить воду, купаться в ней, плескаться и нырять. Бандиты веселились как маленькие дети.

Зато пленникам было не до веселья. Они умирали от жажды и с мукой смотрели на воду, которой им приказано было не давать.

— Ну, как они мучатся? — спрашивал Сомбреро из сейфа, когда ковбои лили на него ведрами воду.

— Еще как, шеф, — ответил ему Напильник, — у меня даже слезы на глаза наворачиваются, так они страдают.

— Отлично! — Сомбреро был удовлетворен. — Будут знать, как связываться со мной. А как этот, как его, новый шериф?

— О, он страдает больше всех.

Действительно, Незнайке досталось хуже всех. Его связанного по рукам и ногам положили на телегу, и солнце буквально жарило его.

— Вы куда более жестоки, чем индейцы! — с ненавистью кричала Дженни, видя, как страдает ее любимый Незнайка. — Отпустите его!

Ковбои только смеялись в ответ. А Незнайка шевелил пересохшими губами и с благодарностью смотрел на Дженни.

— Дженни, дорогая! — раз даже крикнул он ей. — Не унижайся перед ними!

И сильный удар кулаком заставил его замолчать. Когда бандиты вдоволь насладились мучительством пленников, они стали готовиться к расстрелу. Несчастных развязали, поставили перед сейфом и окружили плотным полукольцом. Так что бежать было некогда. Последним развязали Незнайку, и он, пошатываясь и спотыкаясь, пошел к своим друзьям. Прямо у них он чуть не упал. Но Дженни и Том подхватили его. Дочь владельца салуна обняла его, Незнайка грустно посмотрел на нее:

— Прости, что не смог тебя защитить. Так все печально получилось. Теперь нас видимо убьют.

— С тобой мне и умирать не страшно! — воскликнула Дженни.

— Эх, — вздохнул Том, — а мне вот никто не скажет таких слов.

— Хватит болтать! — крикнул им Напильник. — На том свете наговоритесь.

И он расхохотался. Захохотали и бандиты.

— Хватит ржать! — с нетерпением закричал Сомбреро. — Все готово?

— Готово! — ответил Напильник.

— Почему вы не просите пощады? — обратившись к тем, кого должны были казнить, спросил Сомбреро. — Почему не плачете? Не кричите? Мне не интересно.

— Сам кричи! — крикнул Незнайка. — Бандит проклятый. Я еще до тебя доберусь!

Никто из эльдорадцев не хотел унижаться перед бандитами. Только господин Доллар и мистер Цент завопили, чтобы их пощадили.

— Мы не виноваты! — плакали они. — Мы такие же негодяи, как и вы. Мы тоже воры. Пощадите нас.

Их криками Сомбреро остался доволен.

— Правильно, вы такие же негодяи, — заметил он. — Вот только не надо было вам пытаться украсть мои деньги. У кого угодно. Но только не у меня. Эй, парни! Приготовились. Эх, жаль, что я это не увижу собственными глазами. Ладно, хоть послушаю. Заряжай!

Бандиты защелкали ружьями, вставляя в них патроны.

— Целься! — продолжал командовать из сейфа Сомбреро.

Осужденные очень хорошо слышали его голос, ведь сейф стоял прямо у них за спиной. Они опустили головы, потому что все-таки боялись смерти и не хотели умирать. Только Незнайка не опустил голову, а наоборот гордо поднял ее.

— Смотрите! — вдруг крикнул он. — Индейцы!

Ковбои, которые уже готовы были выстрелить, вздрогнули.

— Что вы его слушаете! — завопил в своем сейфе Сомбреро. — Не понимаете разве, он хочет вас обмануть.

Ковбои снова прицелились. Но теперь уже и остальные пленники смотрели наверх, на вершины гор и за спины ковбоям, и все-таки что-то было в их лицах такое, что заставило бандитов оглянуться.

Они обернулись и увидели, что Незнайка прав. За их спиной у входа в ущелье Соколиного водопада недвижимо стояли индейцы. Все они были верхом на лошадях, но их лошади не двигались с места, индейцы тоже не шевелились и поэтому были похожи на статуи.

А на вершинах гор стояли пешие воины. Некоторые из них были вооружены ружьями, но большинство были с натянутыми луками. Они стояли и сурово смотрели вниз на непрошенных гостей. Такими же суровыми были и всадники. В центре конного строя сидел на пятнистом коне вождь в роскошном головном уборе из белых орлиных перьев. У остальных воинов было по одному, по два, максимум по три пера. Всего индейцев было не меньше сотни.

И сразу у бандитов пропала всякая охота продолжать расстрел. Они медленно стали отступать назад, делая вид, что не замечают индейцев. А потом Напильник крикнул:

— К лошадям!

И первым бросился к стоявшим у воды лошадям. Все остальные за ним. По пути они стали палить в сторону индейцев.

И тут же безжизненные статуи ожили. Они закричали, по страшному заулюлюкали, заверещали высокими пронзительными голосами. Всадники двинулись с места и быстрым аллюром поскакали на бандитов, а с гор на них посыпались стрелы и редкие пули.

Бандиты отчаянно отстреливались. Но им приходилось туго. Ведь по ним стреляли сразу и сверху и снизу.

— Уходим в пустыню! — закричал Напильник, когда увидели, что все его товарищи были верхом.

Это были отборные бандиты Сомбреро. Отчаянные головы, которые привыкли к любым переделкам. И хотя пули и стрелы вокруг них летали сотнями, они не испугались, а действовали умело и хладнокровно, сознавая, что только в этом их спасение.

Отряд бандитов, дружно стреляя вверх, по засевшим там стрелкам, помчался навстречу всадникам. Когда между двумя конными отрядами осталось тридцать шагов, бандиты открыли шквальный огонь по индейцам, а те по ним. Вскоре они сшиблись, и завязалась отчаянная схватка.

Когда вся эта заварушка началась, и вокруг друзей начали свистеть индейские стрелы и шальные бандитские пули, первым опомнился Незнайка.

— Прячемся за сейф! — крикнул он.

И это было самое лучшее решение. Сейф был большим и стоял прямо у камня «Соколиная голова», так что пространство между ним и камнем было превосходным укрытием. Друзья один за другим кинулись в укрытие, а Том, Джек и Маятник даже успели схватить все свое и бандитское оружие и боеприпасы, которые бандиты сложили неподалеку и конечно же оставили лежать, а не взяли с собой, потому что для этого у них не было времени.

— Все целы? — спросил Том, протискиваясь последним и волоча с собой сразу два ящика, один с динамитными шашками, другой с патронами. — Никто не ранен?

— Я ранен! — громко простонал мистер Цент и показал свой зад, из которого торчала стрела. Вокруг него уже хлопотала Дженни, которая понятия не имела, как вытащить стрелу.

— Это только аванс, — сказал Том. — Дальше нас ждут раны серьезнее этой. Готовьтесь драться.

Этого можно было и не говорить. Все и так знали, что с индейцами шутки плохи и поэтому набивали магазины винтовок и барабаны револьверов патронами.

А между тем схватка была в самом разгаре. Бандиты отчаянно дрались, и половине из них удалось прорвать строй индейцев и вырваться из окружения. Дальше они драться не стали и помчались в прерию спасать свои никчемные жизни.

Те же, кому повезло меньше остались лежать на земле. Кого сшибли с седла встречным ударом, кого проткнули ножом, кому-то достался по затылку удар тупым концом индейского топорика. Так что с бандитами индейцы расправились и обратили свои взоры на тех, кто прятался за таинственным железным ящиком под священным камнем.

Вождь индейцев что-то прокричал хриплым голосом, и всадники помчались к ящику. Но тут их ожидал сюрприз. Прятавшиеся за ним тут же высунулись и открыли по нападающим индейцам такой отчаянный огонь, что сразу остудили их горячий боевой дух.

Индейцы отступили и задумались. Два фактора мешали им продолжать. Во-первых, слишком выгодная была позиция у обороняющихся, а, судя по их сопротивлению, боеприпасов у них было в избытке. Так что они могут сражаться за себя сколько угодно. Жажда им не страшна, потому что именно под камень уходит под землю быстроходная речка Соколиного водопада. А во-вторых, и это самое главное, большой камень был для индейцев священен, и стрелять по нему и по тем, кто под ним прятался, было для них кощунством.

И сын великого индейского вождя Белого Орла Красный Беркут дал команду прекратить боевые действия.

Стрельба стихла, и наши друзья увидели, что по ним больше не стреляют. Они притаились. Том осторожно выглянул наружу и сообщил:

— К нам идет индеец с белым пером в руке. Видимо, они согласны на переговоры. Это уже хорошо.

— Индейцы коварны! — проворчал господин Доллар. — Не верьте им.

— А кому верить? — удивился Том. — Тебе, что ли?

И господин Доллар прикусил язык.

— Наш вождь Красный Беркут хочет говорить с ваш белый вождь, — тем временем сообщил индеец.

Все посмотрели на Незнайку, и тот сразу понял, что он здесь шериф.

— Хорошо, я пойду.

— И я с тобой, — сказала Дженни.

— Ни в коем случае! — удержал ее Том. — Ты все испортишь. Индейцы признают только мужчин.

И Незнайка пошел один. Воин с белым пером провожал его.

Красный Беркут сидел у костра и курил длинную трубку. Это был молодой и мускулистый воин с мужественным лицом, умными глазами и большим прямым носом. Тело его было раскрашено яркими красками, что означало, что он идет по тропе войны. Когда Незнайка подошел, он знаком предложил ему сесть, а когда тот опустился на корточки, протянул ему трубку. Незнайка взял трубку и закурил, возблагодарив судьбу за то, что накануне ночью Дженни научила его курить не затягиваясь. Иначе бы хорош он был перед Красным Беркутом кашляющий, со слезящимися глазами и стоящий на четвереньках. Так же он с достоинством выпустил дым, потом внимательно осмотрел вождя индейцев, и его узорные штаны, вышитая бисером рубашка с бахромой, а главное, перья на голове ему очень понравились. Он поднял вверх большой палец и одобрительно заметил:

— Костюмчик во!

Ни один мускул не дрогнул на лице Красного Беркута. Только глаза самодовольно сверкнули.

— Как твое имя? — спросил он.

— Незнайка.

— Я уже слышал о тебе. Бледнолицые говорят, что ты лучший белый воин на Диком Западе. Это так?

Незнайка смутился:

— Я бы не стал так уверено это утверждать. Всегда найдется кто-нибудь, кто в чем-то лучше тебя. Я уже в этом не раз убеждался.

Красный Беркут одобрительно кивнул:

— Ты скромен и мудр, белый вождь. И не врешь. Ты первый из бледнолицых, кто, разговаривая со мной, не дрожит и не лжет, подобно змее. Не зря Тебя и твоих друзей защищает наш священный камень. Наши духи указали на тебя, как на друга, поэтому я дал тебе трубку мира. — Незнайка с удивлением посмотрел на трубку, которую все еще держал в руках.

— Теперь никто из наших воинов не тронет тебя и твоих братьев.

Рот Незнайки расплылся до ушей:

— Здорово! И мы можем идти домой?

— Да.

Незнайка задумался:

— Послушай, вождь, — вдруг серьезно сказал он, — там среди нас есть воры, которые украли золото честных тружеников. Вы хотели убить их, и забрали это золото. Осмелюсь ли я попросить его обратно?

— Тебе так нужно это золото?

— Мне? Нет. Я даже толком не знаю, что это такое. Но они говорят, что для них оно очень важно.

— Это золото принадлежит нам! — твердо ответил Красный Беркут. — Мы нашли его на нашей земле и подарим его Соколиному водопаду.

Незнайка снял шляпу и вытер с лица пот. И тут ему в голову пришла идея.

— Да, оно принадлежит вам. Это беспорно. Отдать вы его не можете?

— Нет.

— И правильно. Тогда давайте меняться.

В глазах Красного Беркута вспыхнул интерес. Индейцы очень любят меняться.

— Что ты дашь взамен?

— Наш сейф.

— Что это?

— Тот железный ящик, за которым мы укрылись.

— Зачем он нам нужен?

— Он очень красивый.

— Да он красивый. Но мы воины, а не женщины, чтобы любоваться красотой.

— Он еще и очень крепкий. Его ни одна пуля не пробьет, и даже пушечный снаряд. И даже динамит.

— Докажи.

Незнайка побежал к сейфу.

— А ну, все отойдите в сторону! — скомандовал он. — Том, открой ящик!

— А нас не убьют? — спросил Джек.

— Нет, я выкурил трубку мира с вождем.

Все сразу успокоились и отошли в сторону. Незнайка и Том открыли ящик с динамитом и стали обкладывать ими сейф.

— А что это вы делаете? — с беспокойством спросил их Сомбреро, который все это время молчал. Видимо соображал, что же вокруг происходит.

Но ему не ответили. Том зажег шнуры, и все отбежали подальше.

Индейцы внимательно смотрели на происходящее. В глазах у них было любопытство. Только Красный Беркут был спокоен и беспристрастен. Незнайка подбежал к нему и с восторгом сообщил:

— Сейчас ка-ак рванет!

И тут раздался мощный и оглушительный взрыв. Земля задрожала под ногами. Лошади заржали и от страха поднялись на дыбы. Над горами пронеслось долгое эхо.

Когда дым рассеялся, все увидели, что сейф остался цел и невредим, а вот камень «Соколиная голова», развернулся вокруг своей оси, и уставился клювом в противоположную сторону. Во время вращения он закрыл своим основанием большую щель в земле, и речка, которая до этого уходила под землю, хлынула в пустыню. Очень быстро она прокладывала себе русло, и всем стало ясно, что отныне в этой безжизненной прерии появилась речка, которая наполнит эту землю жизнью, и пустыня перестанет быть пустыней. И все это благодаря Незнайке.

Но не это удивило индейцев. Совсем не это. Их до глубины души поразило то, что сейф вдруг начал ругаться человеческим голосом:

— Что вы делаете, паразиты! С ума, что ли посходили? Ну, я вам покажу!

И пошли такие ругательства, что Дженни закрыла уши руками, чтобы их не слышать. И кроме ругательств из сейфа больше не исходило ничего. Видимо во время взрыва Сомбреро так тряхнуло, что он слегка повредился в уме и забыл все на свете, кроме ругательств. Но зато индейцы были от этого в восторге.

— В этом ящике живет говорящий дух! — воскликнул Красный Беркут и хлопнул Незнайку по плечу. — Я беру его! Мы поставим его в нашем главном храме в горах с золотыми стенами и будем ему поклоняться.

— Не забудьте его подкармливать, — посоветовал вождю Незнайка. — Там есть небольшая дырочка. А как насчет наших денег?

— Можешь взять свое золото. И я даже дам вам двадцать воинов, чтобы они проводили вас до Эльдорадо. В прерии еще остались бандиты. Они могут напасть на нас.

Он дал знак своим воинам. Десять индейцев подбежали к сейфу и упали перед ним на колени, потом склонились до самой земли и целую минуту находились в таком положении, с восторгом внимая грубым ругательствам Сомбреро. Затем они встали, легко подняли сейф на плечи и понесли к горной тропе.

— Ты очень благороден, Красный Беркут, — сказал Незнайка и протянул вождю руку. Тот хлопнул его по руке и сказал:

— А теперь прощай.

И он сел на коня и поскакал за своими краснокожими братьями. Видимо ему очень не терпелось поскорее принести в свой главный индейский храм ценную находку. За ним поскакали остальные воины. Только двадцать индейцев, которых Красный Беркут дал в распоряжение Незнайки, остались на месте.

Незнайка повернулся к своим друзьям:

— Я все уладил. Теперь деньги вернутся обратно в банк, воры в тюрьму, и справедливость будет восстановлена.

Дженни со слезами на глазах бросилась ему на шею:

— Любимый мой, как же я за тебя волновалась!

— Ура!!! — закричали все. — Ура, Незнайке!!! Да здравствует шериф Незнайка!!!

ЭПИЛОГ

К железнодорожной станции города Чиндаго, что стоит в пятидесяти милях от Эльдорадо, подъехал дилижанс с зарешетчатыми окошками и в окружении целого отряда стрелков, во главе которого ехал Толстый Том.

На путях уже стоял готовившийся отправиться в путь железнодорожный состав. Дилижанс остановился около одного вагона, в котором не было ни одного пассажира, и стрелки открыли двери. Из него вышли четверо. Двое были в наручниках, двое с револьверами. Это были Доллар и Цент и охранявшие их Незнайка и Дженни.

Около вагона также стояли трое. Они явно ждали прибывших, и понурых Доллара и Цента, подвели прямо к ним.

— Я шериф Эльдорадо Незнайка доставил этих господ под вашу опеку.

— А я мистер Самородок, председатель кампании «Все золото Дикого Запада», — сказал один из тройки. — Благодарю вас, шериф, от имени всех работников и клиентов нашей кампании за то, что вы вернули похищенные деньги и уничтожили Сомбреро, главного врага всех честных граждан нашей страны и арестовали этих мошенников.

И он пожал Незнайке руку.

— А я мистер Кодекс, главный судья Дикого Запада, — представился второй, — благодарю вас от имени правосудия, мистер Незнайка.

И мистер Кодекс тоже пожал Незнайке руку.

— А я секретарь президента Дикого Запада, — протянул Незнайке руку третий, — благодарю вас от имени президента. Благодаря вам, Красный Беркут уговорил своего отца, и Белый Орел пошел на переговоры. И мы заключили с индейцами вечный мир и дружбу.

Тут паровоз загудел и начал спускать пары. Доллара и Цента отправили в вагон, и стрелки заняли свои места, чтобы охранять их, а трое важных господ побежали к вагону первого класса, потому что господа на Диком Западе пользуются только первым классом, где бы то ни было.

Незнайка, Дженни и Толстый Том сели на лошадей и поехали обратно, откуда приехали. К вечеру Незнайка вдруг остановил лошадь, повернул ее совсем в другую от Эльдорадо сторону и сказал:

— А теперь мне пора.

— Куда это? — удивился Том.

— Здесь я сделал все, что должен был сделать, — сказал Незнайка. — Теперь меня ждут в другом месте.

— А как же мы? — воскликнул Том, и глаза у него вдруг заблестели. — Ты оставляешь Эльдорадо без шерифа?

— Ни в коем случае, — ответил Незнайка. — Эльдорадо не останется без шерифа.

Он снял со своей груди золотую звезду, которую ему вручили эльдорадцы, и протянул ее Тому.

— Я? — ошарашено спросил тот.

— Да, — Незнайка посмотрел другу в глаза, — отныне ты будешь шерифом в Эльдорадо. Я верю, что лучше тебя никого нет. И ты будешь самым лучшим шерифом на Диком Западе. И передай привет Бобу и Укропчику.

Незнайка пришпорил коня и рысью поскакал на запад, в сторону заходящего солнца. Дженни тут же повернула свою лошадь и поскакала за ним.

— Как, ты тоже уезжаешь? — спросил ее Том.

— Конечно, — ответила Дженни. — Куда он, туда и я.

И она помчалась догонять Незнайку.

Толстый Том долго не двигался с места и смотрел, как на фоне заходящего солнца исчезают два силуэта всадников. Золотую звезду шерифа, которую ему вручил Незнайка, он крепко сжимал в ладони, и прижимал к груди. Потом он вздохнул и медленно поехал в сторону Эльдорадо. Грустный и одинокий.

КОНЕЦ

Оглавление

  • Глава первая ДИКИЙ ЗАПАД — ОБЫЧАИ И НРАВЫ, ГОРОДОК ЭЛЬДОРАДО И ЕГО ОБИТАТЕЛИ
  • Глава вторая НЕЗНАЙКА ПОЯВЛЯЕТСЯ В ГОРОДЕ
  • Глава третья НЕЗНАЙКУ ВЫБИРАЮТ ШЕРИФОМ
  • Глава четвертая СОМБРЕРО АТАКУЕТ
  • Глава пятая ВЕЛИКАЯ БИТВА ЗА ЭЛЬДОРАДО, ПОБЕДА И ОБМАНУТЫЕ НАДЕЖДЫ
  • Глава шестая НА ЗЕМЛЕ БЕЛЫХ ОРЛОВ
  • ЭПИЛОГ

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Последние публикации

    Загрузка...