Сказка для двоих (fb2)

- Сказка для двоих (и.с. Русский романс) 526 Кб, 145с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Кира Владимировна Буренина

Настройки текста:



Кира Буренина Сказка для двоих

Берлин, отель «Хилтон», 10 октября, 16.00

Золотисто-мраморный вестибюль гостиницы «Хилтон» жил своей хлопотливой жизнью. Бесшумные скоростные лифты поднимали и спускали постояльцев к номерам, ресторанам, бассейну и бизнес-центру. Холеные дамы с левретками и той-терьерами на бархатных поводках, бизнесмены в строгих костюмах, путешествующие пенсионеры толкали тяжелую вращающуюся дверь, у которой стоял подобострастно-важный швейцар; портье катили тележки с чемоданами; у стойки регистрации привычна ожидали своей очереди несколько человек. В центре вестибюля пузатые лампы под огромными абажурами уютно освещали своим мягким светом мраморные столики, украшенные вазами с живыми цветами, и соблазнительно расставленные кресла и канапе, обитые золотисто-зеленой тканью. Если, сидя в этих креслах, поднять глаза, то можно было увидеть небольшое кафе, словно парящее между первым и вторым этажами. Там, за маленькими столиками, под уютное журчание фонтана, днем пили кофе, а ближе к ночи собирались, чтобы, послушав великолепную игру пианиста, приятно завершить вечер.

Именно в этом кафе, из которого, как с капитанского мостика, было видно все, что происходит в вестибюле, сидели переводчицы Светлана Аркатова и Вероника Дигорская. (А попросту Лана и Ника.) — Ну, как тебе наша молодая поросль? — Светлана указала дымящейся сигаретой на двух молоденьких стройных девочек, встречавших западногерманских участников конференции у стойки регистрации.

Ника пожала плечами:

— Tabula rasa — чистый лист бумаги. Лана ответила в том же духе:

— Terra incognita — неизведанная земля… Если честно, Марина мне нравится — трудяга, а Инна раздражает немного. У тебя не возникает ощущения, что она все время словно красуется перед кем-то?

— Перед кем-то? — Ника кивнула в сторону молодых сотрудниц «Протокола». — По-моему, ее отчаянное кокетство направлено на вполне конкретного господина, по крайней мере в данный момент. Видишь этого немца? А мы, дорогая моя, уже перестали привлекать внимание мужчин… Все очень просто! А Инна… Посмотри: свежа, молода, пикантна. Может быть, ты просто завидуешь?

— Да ты посмотри на них, — поморщилась Светлана, нажимая кнопки мобильного телефона, — ей двадцать один, а ему сколько? Ни сильный загар, ни фарфоровые зубы, ни даже накачанный в фитнес-зале живот не могут скрыть, что ему уже шестой десяток. Марина работает за двоих, — она кивнула на суетящуюся смуглую черноволосую девушку, — а Инна флиртует. Это же кошмар! — Уже иным, хорошо поставленным голосом она проговорила в трубку: — Хелло, сенат? Герра Варма, битте!

Международная конференция «Экология и безопасность человека» проводилась Российским комитетом по экологии, как правило, в крупных европейских столицах. Неизменно в кулуарах VlP-залов, на завтраках для особо важных персон и ответственных пресс-конференциях можно было увидеть белокурую шевелюру голубоглазой Светланы и каштаново-рыжую стрижку Вероники, самых опытных и проверенных переводчиц. И Лана и Ника пришли в протокольный отдел Российского комитета по экологии, созданного по особому распоряжению российского премьер-министра, почти одновременно, сразу же после августовского кризиса 1998 года. Комитет, подчиненный непосредственно министру экологии, проводил в год около ста крупных международных мероприятий в России и за рубежом. За подготовку, организацию и сопровождение мероприятий целиком и полностью отвечал Михаил Михайлович Ермолаев, придирчивый и строгий руководитель протокольного отдела, способный работать по двадцать часов в сутки.

Высокий широкоплечий Ермолаев благодаря крупным чертам лица, маленьким желто-зеленым глазкам, округлым жестам и немного неуклюжей походке имел комичное сходство с добродушным медведем, Михаилом Потапычем. Иногда сотрудники так и звали его между собой — Потапыч. Но Ермолаев вовсе не был добродушным увальнем, работник старой закалки, полжизни отработавший в кремлевском «Протоколе», он выработал свою неповторимую, манеру общения с власть имущими и их челядью и никому не позволял вести себя с ним запанибрата или по-барски.

Многие до сих пор наивно полагают, что плечи ветеранов и нынешних сотрудников протокольных служб обязательно отягощены невидимыми погонами службы госбезопасности. Ничего подобного! Протоколисты — это всего лишь церемониймейстеры, их задача — встреча-проводы, подарки, обеды, ленчи, беседы. Куда им до погон серьезной государственной службы! Пожалуй, им бы впору пришлись золоченые аксельбанты да парадный, украшенный цветами жезл…

Однако к своей работе Михаил Михайлович привык относиться серьезно, от сотрудников требовал полной отдачи, если же кто-то обращался с ними некорректно или несправедливо, первым становился на их защиту. На ответственные мероприятия Ермолаев назначал не только самых опытных и проверенных, но и молодых бойцов, чтобы, как он выражался, «не прерывалась связь поколений» и молодые учились филигранной работе ветеранов. Признанными звездами в команде Ермолаева продолжали оставаться Лана и Ника. Прежде чем заслужить особое доверие руководства, переводчицам пришлось выдержать не одно «испытание на прочность», совсем как в масонской ложе.

Через год работы Ермолаев понял, что у него складывается замечательный профессиональный тандем. Для его переводчиц не существовало сложностей: синхронный и последовательный перевод косноязычного бормотания некоторых региональных деятелей, скороговорок крупных западных бизнесменов, чеканных фраз лидера страны давался им одинаково легко. Их узнавали в лицо международные политики, с ними запросто здоровались министры и послы, бизнесмены и губернаторы. Высокий профессионализм и непревзойденное мастерство перевода поставили их в один ряд с пиарщиками и протоколистами сильных мира сего.

Берлин, отель «Хилтон» — аэропорт Тегель-Норд — отель «Хилтон», 10 октября, 16.20-18.40

— Смотри, а вот и Шок! — воскликнула Лана.

— Привет, коллеги, давно мы не виделись! — Сияя радостной улыбкой, к их столику приблизился господин Шок — переводчик министерства экономики Германии. — А вы все хорошеете и молодеете!

Господин Шок подсел за столик к Нике и Лане и, подозвав официанта, заказал кофе.

— Мы тоже тебе рады! А нашего шефа ты просто осчастливил! Теперь за синхронный перевод мы можем быть спокойны.

И Ника, и Лана готовы были как конфетти осыпать комплиментами господина Шока, прекрасно зная, что Ермолаеву пришлось немало потрудиться, чтобы отговорить Бернарда от работы на важном экономическом форуме и пригласить в качестве переводчика на экологическую конференцию.

В кругах профессиональных переводчиков господин Шок, несмотря на свою оригинальную фамилию, считался одним из самых компетентных специалистов. Именно он переводил Михаилу Горбачеву и канцлеру Колю, именно он присутствовал при всех беседах «друга Гельмута» и «друга Бориса», неплохо знал и нынешнего президента России еще с тех времен, когда тот был простым городским чиновником. Однако близость к сильным мира сего совсем его не портила, напротив, он был всегда приветливым, неизменно готовым прийти на помощь человеком и работал не за страх, а за совесть.

Пока господин Шок неспешно размешивал в чашке сахар, переводчицы засыпали его вопросами и рассказами о своих первых днях в Берлине.

— Стоп. Не все сразу, — он поднял руки вверх, — вы меня просто оглушили! Лучше скажите, как вам новый Берлин?

Ника сморщила нос, а Светлана задумчиво закурила.

— Понятно, Берлина вы еще не видели, — с укоризной заметил Бернард, — только не говорите мне, что Берлин превратился в одну большую строительную площадку. Строительная площадка! Это я уже слышал! Берлин сейчас — это кипящий котел! Здесь все: восточные и западные немцы, правительственные чиновники, эмигранты — и я, бедный Бернард Шок, отец троих детей… прибыл на жительство в этот город.

(Дальнейший разговор проходил на немецком языке.)

— Так ты переехал из Бонна? — Ника слегка подалась вперед.

Шок лукаво улыбнулся:

— Как там у вас говорят — лучше несколько раз погореть, чем один раз переехать? Что поделаешь… Куда правительство, туда и я. Мы люди подневольные… Как солдаты.

— А в какой район ты переехал? — деловито поинтересовалась Светлана.

— Почти в самый центр бывшего Западного Берлина. Старый дом, еще довоенной постройки, был недавно заново отреставрирован, — сдержанно отрекомендовал Шок свое новое жилище. — Вообразите себе: абсолютно не ориентируюсь в своем районе! Только в сопровождении высоких гостей и знакомлюсь с городом…

— Стыдно признаться, — подхватила Светлана, — но я сама побывала в старинных русских городах: в Великом Новгороде, Боголюбове, Ельце, Вологде — благодаря визиту одного важного гостя. Может быть, просто работа у нас такая? Избыток впечатлений… Вот и угасает природное любопытство…

— А я недавно сопровождал одну делегацию. Ну, как водится, поездили по городу, кое-что посмотрели. А потом гости задают мне каверзный вопрос — знаю ли я, что после революции огромная волна эмигрантов осела именно в Берлине? И как пошли сыпать именами, адресами, у меня глаза на лоб полезли. А что я могу ответить? Что я об этом знаю? Я знаю, что борщ «Магги» из пакетика, замороженные пельмени в пачках, водка «Горбачев» до сих пор воспринимаются немцами как настоящая русская кухня! Правда, здешние русские домохозяйки последней эмигрантской волны предпочитают готовить привычную домашнюю еду. А в русских мини-маркетах, в любом районе города от Шпандау до Марцана, продаются свежие домашние продукты и торт «Наполеон» домашней выпечки, и маринованные помидоры, и огурцы, и грибы. Ну и, конечно, мои любимые конфеты «Мишка косолапый», «Белочка», «Петушок». Можно купить водку, крымское шампанское, икру, свежий черный хлеб. Но сами немцы редко покупают русские продукты. «Обед по-русски» так и остается для них всего лишь борщом «Магги» из пакетика.

— К сожалению, у каждого народа есть свои стереотипы относительно привычек и традиций людей других национальностей. Разве не так? Мы сами до сих пор считаем немцев самой пунктуальной нацией. Меня, например, больше интересует, почему мы находимся в плену таких стереотипов? — продолжала Вероника.

— Люблю я тебя, Ника… Умеешь поставить вопрос, — ответствовал Бернард.

— А как же твое садоводство? Ты бросил свой сад? — Светлана снова вернула разговор в более предметное русло.

— Сад? — переспросил Бернард. — О, давно хотел рассказать вам о княгине фон Бисмарк. Княгиня — мой давний друг, — продолжал он, уходя от вопроса. — Когда выдается свободная минутка, я звоню ей, с ней мы часами можем говорить о природе, обсуждать всласть проблемы выращивания латука и роз. Она — замечательный садовод. Ее замок Фридрихсру окружен огромным парком, который разделен на две части. Одна часть называется «Сад мотыльков», там княгиня Марион ежедневно проводит долгие часы, по крайней мере она меня в этом уверяет. Вообразите, княгиня считает, что наблюдение за растениями — это наблюдение за ходом времени. Она говорит, что сад — это своеобразная метафора нашей жизни. Весна — нежная юность, лето — сочное буйство молодости, осень — блистательная пышная зрелость, и, наконец, великая, холодная тишина зимы — это старость…

Лана быстро взглянула на свои крупные, похожие на мужские часы с широким металлическим браслетом:

— Пора! Как ни хорошо нам вместе, но мы должны ехать в аэропорт Тегель-Норд встречать официальную делегацию.

— Значит, увидимся за ужином, — поднимаясь вслед за ними, мило заметил господин Шок. — Давайте я вас провожу до вестибюля.

У входа в гостиницу уже стоял специальный автобус, на котором переводчицам Нике и Лане предстояло добраться до аэропорта. Водителем автобуса оказался разговорчивый берлинец, типично по-берлински меняющий все «г» на «я» и «ай» на «эй». Это растрогало Светлану, она бывала в Берлине нечасто и уже подзабыла тонкости берлинского произношения. Водитель несколько минут смотрел на дорогу, прислушиваясь к оживленной беседе двух русских переводчиц, а потом вдруг залопотал быстро и не совсем чисто «здрасте», «пожалста», «спасиба большой». Отвечая на удивленный взгляд переводчицы, он тяжело вздохнул и стал рассказывать:

— Лет пятнадцать назад я бывал и в Москве, и в Ташкенте, и в Киеве. Там я познакомился с очень хорошей семьей. Я ведь служил в VA — народной армии, летал, часто бывал в Советском Союзе. Нас так хорошо принимали! — Он быстро взглянул на Нику. Она была само внимание. — Потом я уволился из армии, стал работать в «Интерфлюг», помните, у ГДР была такая авиакомпания?

— Конечно, — отозвалась Ника, — я даже летала на их самолетах из Дрездена в Москву.

— Так вот. Когда все здесь развалилось, «Интерфлюг» стала никому не нужна. Ну как в одной стране может быть две авиакомпании? — Он явно кого-то передразнивал. — Я практически остался на улице.

— И что? — с живым сочувствием осведомилась Ника.

— Пошел наниматься водителем в транспортную компанию — возить туристов. Знаете, что они мне сказали?

— Ну?

— Что я слишком высококвалифицированный работник, чтобы возить туристов. — Он снова желчно передразнил кого-то.

— Как? — недоумевала Ника. — После того как вы летали на самолетах?

— Именно! — Он пожал плечами. — Потом сжалились, отправили переучиваться. Сидел на занятиях вместе с мальчишками. В свои сорок шесть!!!

«Вот они, приметы нового Берлина», — подумалось Лане.

— Вот что я вам скажу, — подытожил свою неожиданную исповедь водитель, — в этой новой стране я не знаю, где мы можем быть полезны. Видимо, нас уже выбросили на обочину, как смятый бумажный платок. Ну вот мы и приехали.

Автобус припарковался на территории закрытой зоны аэропорта. Полицейские проверили паспорта Светланы и Вероники, только после этого указали путь к VIP-залу, прямо у летного поля, где и надлежало ждать приземления самолета. Навстречу им уже спешил герр Варм, он пожал переводчицам руки, сообщил, что у него все готово и что самолет немного задерживается.

У VIP-зала на летном поле выстроился кортеж: восемь лимузинов, машины полицейского сопровождения, мотоциклы. Мотоциклисты в зеленых облегающих комбинезонах курили, полицейские прогуливались вдоль лимузинов, и порывистый ветер трепал короткие полы их парадных плащей, коротких и белых, как халаты российских фельдшеров из «скорой помощи».

— Ну и ветрище! — Ника и Лана почти в один голос оценили погоду.

— Где бы спрятаться? Прически испортит… — Ника осмотрелась по сторонам, и через пару секунд переводчицы уже скрылись за угловой стеной здания VIP-зала.

Немецкие сотрудники, обслуживающие зал, по большей части мужчины в военной форме, исподтишка рассматривали женщин, обмениваясь друг с другом многозначительными взглядами. Но вот послышался глухой гул, и в небе показался силуэт ТУ-154, было видно, как самолет медленно шел на снижение, слегка покачивая крыльями. Гул лайнера нарастал и вскоре стал невыносимым. Шасси самолета коснулись бетона посадочной полосы, и, резво пробежав несколько сотен метров, самолет замер прямо напротив встречающего его кортежа. Протоколисты сената выстроились в линию, к самолету подали трап, и гул турбин наконец затих. В неожиданно наступившей тишине послышался смех высокопоставленных представителей официальной делегации, выходящих из самолета.

Теперь нужно было действовать очень быстро. Вероника встала у первого трапа. Дождавшись, когда протокольная часть приветствия окончится, она тотчас же пригласила членов федерального правительства сесть в лимузины. Моторы мотоциклов эскорта взревели; сверкающей вереницей поползли лимузины, вслед за ними последовали машины сената. После этого Вероника поспешила на помощь Светлане, которая рассаживала российских губернаторов, мэров и других членов официальной делегации в автобусы. Наконец взвыли сирены на полицейских машинах сопровождения, и колонна автобусов тронулась.

С момента приземления самолета прошло восемь минут. И все-таки они немного опаздывали. Наступил час пик. И хотя впереди их колонны мчалась полицейская машина сопровождения, автобусам то и дело приходилось притормаживать. Один раз колонну разорвал поток машин, сверкающий в свете заходящего берлинского солнца. Но вот за окнами уже показалась нарядная громада «Хилтона», дверцы автобуса распахнулись, и Ника, поблагодарив шофера, резво выскочила на улицу. К автобусу спешили портье с тележками, Инна и Марина помогали урегулировать поток людей и багажа.

Сейчас предстояла важная задача — оперативно и обходительно расселить всех членов российской делегации по номерам. На мгновение все смешалось — багаж, люди, портье, менеджеры отеля, гости. Но не зря Михаил Ермолаев репетировал эту процедуру заранее: с помощью Светланы первыми зарегистрировались VIP-персоны, и портье покатили тележки с их багажом к лифтам. Регистрация участников заняла пятнадцать минут.

Не знали высокопоставленные гости, да и к чему было им интересоваться тем, что в шесть утра этого дня Михаил Михайлович лично прошелся по VIP-этажам и что горничным, обслуживающим этаж, пришлось весьма несладко. Чрезвычайно требовательный, щепетильный даже в мелочах, Ермолаев учинил менеджеру отеля скандал из-за того, что в нескольких номерах еще не были застланы свежие постели, отсутствовали вазы с цветами и фруктами, а в ванных комнатах не расставлены изысканные флаконы с косметикой. Честно говоря, персонал отеля давно не видел такого аврала и со смешанным чувством почтения и страха бросался выполнять любые требования шефа «Протокола» и его помощниц.

Под самый «занавес» появился еще один сотрудник «Протокола» — Валерий Ковалев. Он занимался встречами-проводами гостей, прилетавших международными или чартерными рейсами в другие аэропорты. Рядом с ним мелко семенила вице-мэр города Хельсинки, которую Ковалев пристроил к стойке регистрации, а сам преспокойно отправился в свой номер.

Пока участники располагались в своих номерах, Ермолаев тихо буркнул Светлане и Веронике, что VIP-гости остались довольны встречей в аэропорту, а также номерами и видами из окна.

— В семь у вас начнется горячее время — российские и немецкие гости отправятся на ужин, будут знакомиться, общаться. Ваши места — за VIP-столами. Официальная делегация через тридцать минут отправится в ратушу, на ужин с вице-бургомистром Берлина, там будут работать свои переводчики. Когда официальная делегация уедет, вы спускаетесь в общий зал и работаете там, помогаете Инне и Марине. А пока, — он взглянул на часы, — у вас пятнадцать минут на то, чтобы привести себя в порядок.

— Пятнадцать минут, какая роскошь, вы нас просто балуете, — притворно вздохнула Лана, — я рассчитывала всего на пять! А Ковалев-то где будет?

— Он поужинает, а потом поедет встречать нового министра экологии Соколова Андрея Александровича, — заглянул в свой график Ермолаев и неожиданно подмигнул Светлане.

— Ага, и поселит его в самый простой и дешевый номер с видом на внутренний двор гостиницы, — продолжала ворчать Лана.

— Не язви, уж за министром я поухаживаю сам. Лично.

Берлин, отель «Хилтон», ресторан «Бельэтаж», 10октября, вечер, 19.00-21.00

Члены официальной делегации неторопливо прошествовали через вестибюль отеля и поднялись на второй этаж. В ресторане «Бельэтаж» негромко играла музыка, официанты выстроились в ровную накрахмаленную линеечку, яства, разложенные на столах, источали разнообразные гастрономические ароматы и манили к себе. Ника только сейчас вспомнила, что, кроме пары бутербродов на завтрак и чашки кофе перед поездкой в аэропорт, она сегодня ничего не ела. А это плохо, очень плохо! Если бы у нее было на пару минут больше, она бы успела вскипятить в номере чайник и выпить чашку горячего шоколада. Тогда бы чувство голода немного отступило и переводить было бы легче.

Работа переводчика совсем не то, что о ней думают девяносто процентов людей. Это издалека, с экранов телевизора кажется, что нарядные, элегантные женщины играючи произносят фразы на чужом языке, улыбаются, даже успевают кокетничать. Как далеки эти представления от реальной жизни! Какой концентрации внимания, памяти, неутомимости требует эта работа! И где бы ни сидел переводчик — за столом переговоров в фирме, в заводоуправлении, в Белом доме, — везде он обязан сохранять ровное, спокойное состояние духа, успевать сгладить непростые моменты, когда участники переговоров вдруг начинают сыпать труднопереводимыми пословицами и поговорками, запоминать и без запинки воспроизводить энное количество километров, тысяч долларов, хронологические даты.

Ника сидела за одним из VIP-столов с левой стороны от вице-бургомистра Берлина, который, не переставая улыбаться и чуть шепелявя, произносил приветственные слова в адрес русских гостей. Ника автоматически переводила, поглядывая на сидящих за столом — всем ли слышен ее перевод? Зал ресторана постепенно заполнялся российскими и немецкими участниками конференции, становилось шумно. Ника повысила голос и бросила взгляд в сторону второго стола, где работала Лана. Руководитель российской делегации, заместитель министра экономики, благосклонно кивнул и произнес ответную речь. Шум в зале усиливался, официанты усерднее засновали с бутылками вина и воды, глубокий грудной голос Ланы время от времени заглушал звон бокалов.

Российский замминистра стал рассказывать вице-бургомистру о погоде в Москве и восхищаться размахом строительства в германской столице. При этом он великолепно разделывал кусок сочной свинины, запивая его сухим красным вином. Вице-бургомистр в ответ бурно восхищался новым обликом российской столицы и произнес тост за развитие дружеских отношений между двумя странами. Через полчаса за плечом российского замминистра показался Ермолаев. Он что-то шепнул ему прямо в розовое, словно резиновое ухо, тот кивнул и небрежно бросил салфетку на стол.

— Итак, господа, мы едем в ратушу. — Он обвел глазами всех сидящих за столом. — Продолжим наш разговор там.

Стулья задвигались, салфетки упали с колен, и высокопоставленные персоны, беспечно переговариваясь, покинули зал ресторана. За ними последовала группа губернаторов, сопровождаемая руководством федеральной земли Берлина — Бранденбурга.

— Фу, — послышался за спиной Ники усталый голос Ланы, — неужели все? У меня, представляешь, анекдоты стали друг другу рассказывать! Ну, чего стоишь, пойдем съедим чего-нибудь, что ли, я еле на ногах стою!

Москва, 1984-1992

Светлана была единственным, поздним и желанным ребенком. Родители любили ее самозабвенно, но старались не баловать. Девочкой она росла общительной, живой и любознательной, поэтому родительские наставления об ответственности и чувстве долга порой бывали излишне усердны. Их усилия не пропали даром.

В школьные годы классная руководительница Светланы без устали повторяла ее матери: «Ваша дочь весьма ортодоксальная девица, для жизни это — большой минус». Но потом, когда Лана уже была студенткой филфака МГУ, ее «ортодоксальность» больше вызывала уважение, чем неприязнь. Сокурсники знали, что к Светлане всегда можно обратиться за помощью, она и в долг даст, и уладит щекотливые вопросы с деканом факультета. Отличные оценки, общественная работа, подруги, поклонники — все давалось Светлане легко.

В университетской характеристике значилось, что Аркатова является ленинской стипендиаткой, обладает повышенным чувством ответственности, работоспособна, честна, пользуется несомненным авторитетом в среде однокурсников.

Еще на первом курсе Светлана влюбилась в Валеру Ковалева, общепризнанного факультетского красавца. Высокий, темноволосый, он был неплохо сложен, но в его облике преобладала не мужественность, а изящество и порочность. Больше похожий на итальянца, этакого героя-любовника, чем на среднестатистического гражданина Советской страны, он смотрел на мир темными, словно греческие маслины, глазами. Валера был приветлив, общителен, но при необходимости умел держать дистанцию. Родители Валеры работали во Внешторге и постоянно привозили сыну из загранкомандировок модные фирменные вещи. В друзья к нему набивались не только ребята со своего курса, но и постарше. Поговаривали, что Валера потихоньку фарцует: продает джинсы, куртки, сигареты, зажигалки, рубашки. Что он находил в этом занятии, никто не понимал, ведь денег у него всегда было достаточно. Когда как-то раз Светлана спросила его об этом, он лишь небрежно ухмыльнулся, мол, риск — благородное дело. «Это спекуляция — благородное дело?» — возмущаясь, допытывалась Лана. Однако серьезных ссор из-за рискового увлечения Валеры между ними не возникало. Обаяние Валеры побеждало все: и внушенное Светлане в детстве «спекулировать — нехорошо», и ее собственное недоумение, и неприязнь некоторых однокурсников.

Светлана и Валера сблизились не сразу. Это произошло скорее всего благодаря обычным, проверенным веками женским хитростям, к которым почти бессознательно прибегала Лана. Всегда выходило так, что Светлана оказывалась рядом с Валерой в нужный момент и всегда была рада прийти на помощь: написать курсовую, посидеть вместе в библиотеке, готовясь к экзаменам, угостить чашкой горячего шоколада в любимой ими «Шоколаднице». Делала она это мило и ненавязчиво, и Валера привык видеть сокурсницу рядом, а вскоре стал приглашать ее на свои знаменитые на весь университет вечеринки. Постепенно Светлана стала замечать, что под привычной бравадой Валеры скрывается неуклюжая и наивная сентиментальность. Помнится, еще ее поразило, как важно для Валеры выступать в роли хлебосольного хозяина, который рад всем, кто переступил порог его дома.

Перед защитой диплома Валера сделал ей «предложение. Это было долгожданным и все равно неожиданным событием для Светланы.

— Почему же ты все-таки выбрал меня? — допытывалась она у Валеры, теперь уже ее жениха.

Этим же вопросом задавались все девчонки от первого до пятого курса филфака, они фыркали и щурили завистливо глаза, когда сияющая от счастья Лана проходила мимо. Но какое ей было дело до факультетских кумушек, которые находили удовольствие лишь в стряпне очередной сплетни и беспрерывном перемывании косточек всему и вся, ведь она выходила замуж!

— Так почему ты выбрал меня? — не унималась Светлана.

— Я привык… — смущался Валера. — Я просто, наверное, привык к тому, что ты всегда рядом… Клянусь честью! Привык рассчитывать на твою помощь… Знаешь, мне просто страшно, когда я думаю, что вот закончим мы пятый курс… И что? Тебя уже больше не будет?

Родители Валеры приютили молодую пару, выделив им комнату в своей трехкомнатной квартире. Теперь Светлана жила в доме сталинской постройки у станции метро «Аэропорт». Вся квартира была обставлена старинной мебелью из карельской березы. Мебель едва достигала половины стен. Сделано это было намеренно, потому как выше на стенах размещалась великолепная коллекция картин — мастера русской школы конца XIX — начала XX века. Отец Валеры начал собирать коллекцию, когда был еще молодым сотрудником МИДа. Правда, в то время коллекция эта состояла всего из нескольких полотен, перешедших к нему по наследству от тетки, да и наиболее ценными из них были картины Корзухина, Перова и небольшой этюд Айвазовского. Благодаря необъяснимой случайности несколько скромных произведений этих художников оказалось и у его будущей жены, молодой начинающей переводчицы скандинавских языков. Когда они поженились, совместная коллекция уже тянула на небольшое частное собрание картин. Вот тогда Ковалев-старший и начал серьезно заниматься пополнением своей коллекции. Стены столовой, комнату Валеры, спальню самих Ковалевых озарил теплый уютный блеск золоченых рам. Картины Ковалевы подбирали тщательно. Новое произведение должно было вписаться в интерьер, сохранив при этом то настроение, которое уже было создано в комнате другими картинами.

Светлана любила атмосферу дома свекра и свекрови, но все-таки была рада переехать в однокомнатную квартиру в Свиблове, которую приобрели Ковалевы-старшие для молодой семьи.

После окончания университета Светлана поступила секретарем-переводчиком в маленькую немецкую фирму. Валера же долго не мог найти себе подходящего места, переходил с одной работы на другую, а поступив по протекции отца в МИД, не проработал там и года.

— Ну не могу я сидеть на одном месте с девяти до шести как привязанный! — оправдывался он перед отцом. — Скучно мне там!

Чтобы чем-то занять себя, Валера окончил курсы «Интуриста» и стал разъезжать с туристами по Средней Азии, Уралу и Украине. Обычно он брал только западников, у них легче было приобрести модные шмотки и парфюмерию, которые он потом успешно сдавал за рубли. Светлана уже давно закрыла глаза на это и не пыталась перевоспитать мужа. А Валера продолжал свой небезопасный бизнес уже не ради риска, а для того, чтобы купить продукты, косметику, лекарства. В стране наступили голодные времена, полки магазинов были пусты, и самые незатейливые вещи порой приобретались за баснословные суммы. Жизнь, такая простая и понятная раньше, менялась на глазах, а Валера Ковалев не желал этого признавать. По-прежнему вечерами в однокомнатной квартирке в Свиблове собирались друзья, орал магнитофон, пелись песни под гитару, уничтожались недельные запасы продуктов.

— Валера, давай собирать народ в выходные, — уговаривала Лана мужа, — мне же по утрам рано вставать, а потом ехать целый час до работы!

Валера мило отшучивался, и все оставалось без изменений. В глубине души Светлана жалела мужа, по-прежнему опекала его, заботилась о его душевном спокойствии. Втайне от Валеры она уговаривала свекровь и свекра серьезно поговорить с сыном, пристроить его на хорошую работу. К сожалению, Валера равнодушно относился к попыткам жены найти ему занятие. Он словно пережидал тяжелые времена в надежде, что все в конце концов уладится само собой и вернется на круги своя. «Нет, Светлана, разбирайся с ним сама, — качала головой свекровь на просьбы Ланы урезонить сына. — Валерик вырос на сливках, я буквально его выкормила ими. И угодить ему совсем не просто». И Лана изо всех сил старалась угодить своенравному супругу, хотя в глубине души уже понимала, что прежних жарких чувств к Валере не воскресить. Семейная жизнь разочаровала Светлану, по ночам она часто плакала, прислонясь лбом к кухонному окну.

Вскоре стало известно, что Валера изменяет ей с другими женщинами… Странное оцепенение овладело Ланой. Плакать по ночам она перестала. Случись это раньше, Светлана, может быть, кинулась бы выяснять с кем-то отношения, бороться за мужа… Теперь… Теперь она чувствовала скорее облегчение, чем обиду и боль, словно с груди наконец кто-то свалил большой и тяжелый камень, давно мешавший ей дышать в полную силу, а значит, и жить.

Спокойствие и равнодушие жены пошло Валере на пользу. Сначала он перестал собирать шумные компании, потом разлюбил тусовки и стал морщиться от выступлений Жванецкого, которого раньше цитировал наизусть. Не без помощи отца он поступил в аспирантуру, и теперь его больше всего на свете интересовали древненемецкие диалекты. Он мог часами декламировать «Песнь о Нибелунгах» или «Песнь о рыцаре Хильдебрандте». Когда Ковалев объявил, что будет писать диссертацию, Лана удивилась, родители обрадовались, а друзья при встрече начали недоуменно пожимать плечами мол, вот этот заумный сухарь, аспирант МГУ, и есть тот самый веселый, рисковый парень, которого они когда-то знали?!

Еще одним новым увлечением Валеры, помимо древнегерманских диалектов, стала политика. Ковалев бегал по митингам, примыкая то к одному движению, то к другому. Он страстно ругал Гайдара, с напряженным вниманием следил за заседаниями съезда народных депутатов, изучал биографию Черномырдина, призывал друзей и соседей голосовать за Ельцина. Домой он приходил поздно, чтобы поменьше общаться с женой, раздражающей его своими новыми нарядами и незнакомыми терпкими духами. Слова жены о том, что его аспирантской стипендии хватает только на два батона хлеба и полкило колбасы, окончательно выводили его из себя. Он начинал кричать.

— Чего тебе не хватает? Тряпки есть, муж есть, еда есть. Работаешь в хорошем месте, ходишь по ресторанам. Меня хочешь унизить? Я никогда не скажу и слова против твоих поздних возвращений и ресторанов, клянусь честью!

— Ах так! — заводилась Светлана. — Ты думаешь, я там красиво отдыхаю? А ты не задумывался, что я работаю как проклятая? Рестораны! — Она нарочито громко гремела кастрюлями. — Разве я их вижу? Для меня ресторанные стены одинаковы, разные только люди! Я ничего не помню, кроме перевода! А командировки! Что же ты о них не вспомнил? Ведь я там тоже отдыхаю!

— Не заводись. — И Валера закрывался газетой.

Скандалы случались все чаще; работа отнимала у Светланы все больше сил; Валера же словно забаррикадировался от всех проблем в своем маленьком уютном мирке древнегерманских диалектов. Правда, он научился извлекать пользу из домашних скандалов: распалял себя до «кровавых мальчиков в глазах» и выплескивал всю энергию, которая бушевала в нем, не находя должного применения, на Светлану, обвиняя ее в том, что она женила его на себе, испортила его молодую жизнь и помешала карьере.

Какой мужик станет терпеть рядом жену, зарабатывающую больше его?

Но однажды в ответ на свои упреки он не услышал ничего, кроме постукивания вешалок в шкафу и шуршания целлофановых пакетов. Зажав в зубах сигарету, Лана методично собирала свои вещи.

— Ты куда? — Валера беспомощно улыбнулся.

— Домой, — просто отозвалась жена, — к своим родителям.

— Как? Куда?! То есть…

. — Все, Ковалев. Всему есть предел. Я устала, безумно устала от тебя, твоих проблем, германских диалектов. Я устала быть твоей нянькой, мне скоро двадцать пять лет, и я хочу начать все сначала, понимаешь?

— Никуда я тебя не отпущу! — загрохотал он.

— А я тебя и спрашивать не буду! — отрезала Светлана, вытаскивая чемоданы в прихожую.

— Не пущу! — Он встал перед ней и раскинул руки.

— Брось! — жестко произнесла Лана и, отодвинув Ковалева в сторону, открыла дверь. Валера бестолково забегал, но Светлана ловко подхватила чемоданы и, вызывающе тряхнув головой, решительно двинулась к лифту.

Ноябрьское утро было стылым, опавшие листья примерзли к асфальту. Ноги Валеры в домашних тапочках быстро замерзли, но пока Светлана ловила такси, он стоял рядом и говорил, говорил…

— Иди домой, простынешь, — отмахивалась Лана от его слов. Притормозила «Волга», Светлана быстро договорилась с водителем, забросила в багажник чемоданы. Дверца машины звонко захлопнулась, отсекая Лану от недолгой замужней жизни.

Берлин, отель «Хилтон», конференц-зал, 10 октября, 21.00-23.00

Ника и Лана вышли из зала ресторана и медленно, словно нехотя, направились к конференц-залу.

— Чего-то я уже устала. Ноги болят, голова болит, язык устал. Старость, — притворно-жалобно проговорила Ника.

— Иди скорее сюда! — перебила Нику Лана. — Посмотри, какая красота!

Переводчицы стояли перед витриной магазина мейсенского фарфора.

— Ну что ж, настоящее произведение искусства, — рассеянно заметила Вероника.

— Синие мечи, — прошептала Лана. Как завороженная она смотрела на витрину.

— Ты о чем? — Ника перевела взгляд с витрины на Светлану.

— Правду говорят, что в жизни все идет по кругу, — оживленно заговорила Лана. — В детстве я очень любила читать книжку о майоре Пронине, да и не только о нем. Я обожала серию военных приключений!

— В самом деле? Была такая книга? А я думала, что это такое нарицательное имя, — перебила ее Ника.

— Да нет, самая настоящая книга и самый настоящий Пронин! Так вот, первое дело майора Пронина так и называлось «Синие мечи». Старушка, у которой он снимал комнату, коллекционировала мейсенский фарфор и одновременно руководила бандой контрреволюционеров, которая называлась «Синие мечи». Такая мелочь, а запомнилась!

— Так вся наша жизнь состоит из мелочей. А вот тебе и наглядный пример, — взгляд Ники стал цепким и холодным, когда они вошли в фойе бизнес-центра, — видишь, ЧТО делает Инна?

— Пакует папки с информационными материалами для участников конференции.

— Вижу, — Ника сделала нетерпеливый жест, — а КАК пакует, видишь?

— Быстро.

— Быстро и неаккуратно! А это значит, что все доклады участников будут перепутаны, никто не уследит ни за регламентом, ни собственно за докладами. — И Ника решительно шагнула к молоденькой девушке, небрежно запихивающей пачки бумаги в пакеты с эмблемой конференции.

— Ладно, сами разбирайтесь. — Светлана заглянула в зал, где персонал отеля расставлял столы и стулья, подключал аппаратуру и устанавливал подиум для президиума.

— Фрау Аркатова, — к ней поспешил ответственный за бизнес-зону менеджер, — хорошо, что вы здесь, подскажите, куда вешать эти логотипы?

— Девочки, идите сюда!

Едва только раздался оклик Светланы, Инна недовольно фыркнула в ее сторону.

— Сама бы взяла да сделала, — тихо пробормотала она, — а то только командует!

— Голубушка, — уловила ее фразу чуткая на ухо Лана, — я бы сделала, но меня сейчас волнует обстановка кабины для перевода. И еще… — Она наставила указательный палец прямо на нагрудную табличку-бэдж Инны: — У тебя здесь что написано? «Ассистент», правильно? Когда у тебя будет написано «Руководитель группы», тогда будешь командовать, хорошо? — Примирительно улыбнувшись девушкам, Светлана прошла в зал.

Сноровистые сотрудники отеля заканчивали «set up» — оформление зала. Они уже расставили столы, повесили логотипы спонсоров и начали тянуть шнуры от кабинки синхронного перевода.

— Порядок, — раздался за спиной Ники голос Потапыча, — а вот и Ковалев появился! Ну, всех встретил? Всех разместил? Накормил?

Следуя парадоксальной логике жизни, Валера Ковалев, оставив работу в университете, был принят на год позже Светланы в протокольный отдел комитета по экологии. Самой лучшей рекомендацией для Ермолаева послужила случайная обмолвка о том, что Лана Аркатова — его бывшая жена. Светлана довольно равнодушно встретила известие о том, что Ковалев будет работать вместе с ней. Она давно все «пережгла» и не испытывала к Ковалеву никаких чувств. Когда же Валеру включили в группу по работе с VIP-персонами, Лана заволновалась. Валера был полон личных амбиций и не годился для работы с высокопоставленными лицами. Он не мог вовремя отключить эмоции, был самолюбив и не умел работать в команде. Промучившись с ним полгода, Ермолаев догадался, что взял кота в мешке, но признаваться в этом не стал. Он поступил хитрее: Валера был назначен сотрудником, ответственным за встречи-проводы высоких гостей. Работа, связанная с заказом спецмашин, встречей официальных, а иногда и государственных лиц в VIP-залах, на виду у прессы льстила самолюбию Ковалева, и он успокоился.

— Отлично, — констатировал Ермолаев, — значит, по графику у нас приехали все. Нового министра экологии Соколова только что нам обеспечил Ковалев, да? — И Ермолаев внимательно посмотрел на Светлану.

Валера важно кивнул в ответ, а Лана безмятежно улыбнулась.

— Ну и как он тебе в новом качестве? — жадно поинтересовалась Ника, бросив короткий взгляд на подругу. — Раньше он был простым и доступным… А теперь министр!

Лана выразительно фыркнула, а Ковалев, нервно дернув подбородком, начал не в меру восторженно восклицать:

— Классный мужик! Клянусь честью! Я поговорил с ним…

— И слава Богу! — прервал его Ермолаев — Все заметили, что наши комнаты имеют одинаковый шифр в замках? Соответственно ключи от наших номеров одинаковы. Если мне, — например, понадобятся дискеты или дополнительные конверты, я не буду, как на прошлой конференции, метаться в поисках Аркатовой, а просто зайду в номер и возьму. Все рабочие материалы держите на виду.

Светлана украдкой скользнула взглядом по лицам своих коллег. «Все кивают, все со всем согласны, правда, половину пропускают мимо ушей, да и понятно — устали. Завтра девочкам надо будет устроить отдельный инструктаж. А Валера вообще, кажется, задремал…» — подумалось ей.

— Ковалев, — крикнула она так, что все вздрогнули, — на тебя возлагается ответственная миссия, а ты витаешь в облаках! Прослушаешь, потом будешь обвинять всех, кроме себя, в собственных ошибках. Вспомни, в прошлом году в Цюрихе…

— Ладно, Аркатова, не до того сейчас, — поморщился Ермолаев. — А Ковалев действительно должен будет встретить завтра со всеми почестями представителя ООН графа Иоганна Вальтера фон Ландсдорфа. Это для нас большая честь. ООН присылает своего делегата! Он привезет приветствие участникам конференции, подписанное самим Генеральным секретарем ООН, и, кроме того, — он испытующе обвел глазами своих подчиненных, — особый фант от Организации Объединенных Наций. Это чек на предъявителя, послезавтра граф вручит его нашему министру экологии Соколову. Твоя задача, Ковалев, привезти ооновца, обаять его, можешь даже поговорить с ним о древненемецких наречиях… Ага! — Ермолаев ухмыльнулся и встал со стула, все остальные недоуменно обернулись. — Андрей Александрович, приветствую вас!

Министр экологии Соколов приветливо поздоровался с сотрудниками, огляделся:

— Ого, я вижу, вы на славу поработали! Молодцы! Очень хорошо, Михаил Михайлович!

— Старались изо всех сил, — отозвался Потапыч и пытливо вгляделся в лицо министра, — вы что-то хотите спросить?

— Да вот, — Соколов качнул рукой, через которую был небрежно переброшен легкий плащ, — хотел выйти прогуляться, а потом вспомнил, что совсем не знаю города. Решил заглянуть к вам, может, кто-то составит мне компанию?

Лана почувствовала, как у нее пересохло в горле — министр смотрел прямо ей в глаза.

— Что же, — как сквозь вату донесся до нее голос Потапыча, — если Светлана не устала…

Лана не успела удивиться, почему шеф назвал именно ее — боковым зрением она видела, как Инна первой сделала шаг навстречу министру, чтобы предложить прогуляться по городу вместе…

Но Соколов уже широко улыбался именно ей, Светлане, оживленно говоря Ермолаеву:

— Спасибо огромное, я надеюсь, что не нарушил ваши планы.

Лана немного нервно сглотнула:

— Я только сумочку захвачу. Подождите меня внизу, в вестибюле, хорошо?

— Договорились, — сверкнул белозубой улыбкой Соколов.

«Что же это? — спрашивала себя Лана, поднимаясь в лифте в свой номер. — Как же это так получается, почему я?» Ее руки слегка дрожали, когда она открывала дверь номера. В номере горел свет, Светлана попудрила нос, поправила волосы и смочила духами мочки ушей. «Ну, пора», — сказала она своему отражению в зеркале, накинула плащ и взяла сумку.


Андрей Александрович спокойно ожидал ее в холле у огромной вазы с гладиолусами.

— Готовы? — улыбнулся он, когда Лана подошла к нему.

Она кивнула.

— Давайте просто прогуляемся, посмотрим на ночной город, — предложил Соколов, придерживая для Светланы вращающуюся дверь.

— Поедем в центр города? — предложила Лана.

— Западного или Восточного?

— Бывшей столицы ГДР, если вы не возражаете. Мне бы очень хотелось прогуляться до университета. В 1988 году, будучи студенткой филфака МГУ, я проходила здесь стажировку. По Фридрихштрассе мы сразу же попадем на Унтер-ден-Линден, центральную улицу города. Одним концом она упирается в Александерплатц со знаменитой телебашней, а другим — в Бранденбургские ворота.

— Едем! — скомандовал Андрей Александрович, открывая дверцу ближайшего такси.

Берлин, улица Унтер-ден-Линден, 10октября — 11 октября, 23.10-00.00

Через восемь минут они уже стояли у памятника Фридриху Прусскому.

— Вон там, справа, университет. У его ворот «сидят» братья Гумбольдт, его основатели. Слева — Бебельплатц и «Комод».

— Комод? — переспросил Соколов. — Это что?

— Так студенты называют университетскую библиотеку! Забавно, правда? — Лана неожиданно для себя вздохнула: — Как хорошо! Я чувствую, словно мне опять двадцать лет! Как мы любили учиться! Наш курс германистики был международным, в общежитии и на занятиях мы общались с испанцами, поляками, американцами, шведами, датчанами. Я впервые почувствовала себя свободной…

Краем глаза она заметила легкую усмешку Соколова и быстро поправилась, как в школе, когда начинала отвечать на вопрос учителя неверно: «

— Не думайте, что это в каком-то диссидентском смысле. Я просто осознала, что свободно могу общаться на другом языке, видеть своими глазами все, весь мир, то, о чем раньше только читала в учебниках…

Они медленно дошли до моста Героев, под которым лениво плескались масленые от фонарного света воды Шпрее. Где-то рядом ухала стройка, на башнях строительных кранов горели сигнальные огни.

— Берлин строится… Знаете, мне это как-то неприятно… Город прихорашивается, словно старая кокетка, которая надеется вернуть былую молодость и выглядеть современно.

— А вы пристрастны, — рассмеялся Андрей Александрович. — Так любите Берлин?

— Мой Берлин — это город серого цвета, с неуклюжими, как старые сундуки, домами, музеями и дворцами, в которых ведется бесконечная реставрация. А эта безумная стройка словно пытается просто-напросто стереть старый Берлин с лица земли.

— И этот мост?

— Мост?

— Это, наверное, старинный мост.

— Да. Он называется мост Героев. Видите фигуры? — Светлана запрокинула голову. — Они последовательно изображают все стадии жизни античного героя: рождение, становление как воина, первые победы, полученную смертельную рану на поле битвы и, наконец, его смерть и оплакивающих его ангелов.

— Какой вы интересный человек, как я рад, что стою с вами здесь, на этом мосту!

Она задумчиво смотрела на воды реки, опершись локтями о гладкую поверхность моста. Неожиданный порыв ветра принес запах воды, бензина и еще чего-то едкого.

— Вы молчите?

— Спасибо за комплимент. — У нее стало портиться настроение.

— О чем вы думаете, можно узнать?

— Зачем? — Светлана выпрямилась и прямо посмотрела ему в лицо. Его можно принять за спортсмена, менеджера средней руки, редактора небольшой газеты. Но глаза… Они были глубоки и на всю глубину наполнены задумчиво-грустным смыслом. Такими глазами мог смотреть на мир художник или философ. Или не очень счастливый человек. И все-таки он министр. Получивший власть, он этой властью не упивается, при виде жертвы не возбуждается, но и отказываться от нее не станет. Почему бы и нет? Соколов работоспособен, не боится черновой работы и чем-то похож на служебного пса, очень умного и нестандартного.

Улыбнувшись последнему сравнению, Лана ответила:

— Жаль, что уходит время и наступает момент, когда ты понимаешь, что тебе уже никогда не будет двадцать, что ты уже не будешь симпатичной беззаботной девчонкой, у которой впереди необъятный чистый горизонт. Все утекает, как эти воды Шпрее. Они совсем другие, чем тогда, в восемьдесят восьмом. В общих чертах ты уже понимаешь, что жизнь сложилась в определенную жесткую конструкцию и ее не изменить.

— Да… — едва слышно вздохнул Соколов и замолчал. Между бровей его легла вертикальная складка, словно он пытался решить очень сложную задачу. Лана закурила. Ей почему-то сделалось тревожно, беспокойно, хотелось сказать какие-нибудь простые, обыденные слова, но они не приходили на ум… В голове вертелись обрывки фраз, которые она переводила за ужином, воспоминания о студенческой жизни. Молчание все длилось. Соколов смотрел на реку.

«А он-то о чем думает?» — стряхивая пепел, размышляла Светлана.

— Света, — Соколов назвал Лану непривычным для нее именем, — я ведь вас давно и очень хорошо знаю. — Он оперся локтями обеих рук о перила и повернулся к ней лицом. Сейчас он больше походил на задорного мальчишку, чем на министра. — Я помню вас, когда вы пришли в комитет. У вас был такой неприступный, суровый вид… А я был в то время скромным министерским чиновником, и когда вы проходили мимо, ваш взгляд скользил по мне… равнодушно… Так?

— Просто я тогда сильно уставала, а еще боялась, что допущу ошибку и Ермолаев выгонит меня, — рассмеялась Лана.

— Потом вы все-таки обратили на меня внимание, — продолжил Соколов. — А я помню вас везде, помню, как вы были одеты, как разговаривали, смеялись. Даже если я вас не видел, все равно чувствовал, что вы рядом. Знаете, Наполеон написал когда-то пани Валевской, очаровавшей его: «Я видел только вас, я восхищался только вами»…

Мимо них проносились машины. Запрокинув голову, Лана смотрела на белевшие в темноте фигуры античных героев. Соколов снова повернулся к реке и низко склонился над мостом:

— Вы точно подметили, жизнь становится жесткой конструкцией, в которой мы в один прекрасный момент перестаем чувствовать себя хозяевами. Но при этом, вот ведь как странно, мы получаем от жизни то, во что верим. Жизнь всегда говорит нам: «Да». Если мы считаем, что живем в грязном городе, то на вашем пути будут встречаться только помойки и свалки. Если вы скажете, что живете в цветущем саду, птицы будут петь у вас под окном и цветущая ветка черемухи стучать в окно.

— Так просто?

Соколов ответил не сразу. Он взял ее ладонь, медленно поднес к губам, поцеловал.

— Вы славная, — услышала она.

— Не надо, — Лана убрала руку, — во мне нет ничего особенного.

— Вы напоминаете мне… вы очень похожи на мою бабушку, — чуть слышно сказал Соколов и замолчал.

— Бабушку?

— Как-нибудь я расскажу вам о ней. Это была великая женщина.

— Уже поздно. Пора возвращаться, — предложила Лана. В такси оба чувствовали себя неловко. Соколов сидел впереди, рядом с шофером, и молчал. К Лане вернулось ее обычное спокойствие, и теперь то, что каких-нибудь двадцать минут назад она так разоткровенничалась с незнакомым, чужим мужчиной, представлялось ей совершенно необъяснимым.

В вестибюле отеля было тихо, позвякивая посудой, усталые официанты убирали кафе. Лана и Соколов вошли в лифт, он предупредительно нажал кнопку ее этажа. Она упрямо смотрела на свое отражение в зеркальной двери лифта и слушала удары сердца, редкие и потому громкие. Соколов преувеличенно дотошно изучал план отеля, висевший на стене. Лифт остановился, двери бесшумно разъехались в стороны. Сдержанно кивнув, Лана вышла.

В своем номере она, не раздеваясь, бросилась на кровать.

«Неужели? — изумленно спрашивала она себя, закуривая сигарету. — Это он, без сомнения, это он — МОЙ мужчина. Но как же так?» Она вскочила и подошла к окну. Раздвинула кремовые шторы в широкую голубую полоску, посмотрела невидящим взглядом во внутренний двор отеля.

«Не может быть! — откуда-то изнутри пискнул противный голосок. — Ты просто выдумала героя и спроецировала на Соколова свои ожидания!»

Лана знала Соколова еще по тем временам, когда он был малоизвестным чиновником министерства, охотно принимающим участие во всех проектах Комитета по экологии. Андрей Соколов — легкий, быстрый, доброжелательный, исполнительный, корректный, гибкий (после целого поколения негнущихся) — привлекал внимание везде: в президиуме, в холле, за столиком ресторана, в коридорах министерства. Ермолаев прочил Соколову долгую политическую жизнь. Лана вспомнила, что всегда в присутствии Соколова ощущала острое покалывание в кончиках пальцев, ей казалось, будто сила, исходившая от этого человека, непостижимым образом проходила сквозь нее.

«Нет! — Лана зажмурилась. — Еще одной ошибки я не переживу! Никого мне не надо, мне так хорошо одной. Я спокойна, уверенна, рассчитываю только на себя и полностью контролирую свою жизнь. Я не хочу его!»

«Хи-хи, — вновь раздался противный голосок, — это правда. Он же министр, а ты кто? Вспомни, какие примадонны сопровождают наших випов. Забыла? Красотки, холеные лошадки, проводящие половину жизни в салонах красоты и фитнес-центрах. А ты кто? Лана, посмотри на себя!»

«Точно! — Она подошла к зеркалу в ванной и стала внимательно изучать свое лицо. — Во мне нет ничего особенного. Зачем я ему? Я е-му не нуж-на, — проговорила она по слогам, — а если и нужна, то просто для приятного времяпрепровождения».

Лана сбросила — одежду, включила воду и встала под обжигающе-горячий душ.

— Дождалась! — вслух сказала она себе. — Федот, да не гот. Не нужен мне никто! С меня хватит!

Закрыв кран, Лана завернулась в пушистый халат, легла в постель, укуталась пуховым легким одеялом и закрыла глаза.

— Все пройдет, и это пройдет… — прошептала она, пытаясь хоть как-то ободрить себя и утешить. Потом вообразила «жесткую конструкцию» своей жизни в виде огромных песочных часов, в которых с тихим шорохом падали вниз маленькие песчинки — эпизодики из ее жизни. Вот и сегодняшний день уже приблизился к узкому перешейку, а через несколько секунд и он упадет вниз, смещается с такими же песчинками и станет неразличимым…

Россия, 1917-2000

Кристель Гуннер родилась в трудолюбивой семье добропорядочного крестьянина. Предки Гуннеров Приехали в Россию давно, еще во времена императрицы Екатерины II, во второй половине XVIII века. После победоносных войн с Турцией под началом Потемкина и Суворова русские овладели землями Северного Причерноморья и Приазовья, для заселения этих земель и понадобились колонисты, работящие, умелые, богобоязненные немцы. Благодаря исключительному трудолюбию и великому усердию переселенцев на обожженных жарким южным солнцем солончаках вскоре заколосились хлеба, зазеленели сады и виноградники; на привольных лугах и пастбищах появились стада скота; поднялись тысячи хуторов и уютных, чистеньких поселков со школами и непременными немецкими кирхами; к азовским и черноморским портам протянулись ухоженные дороги, аккуратно обсаженные плодовыми деревьями.

Отец Кристель был женат дважды. От первого брака у него было шестеро детей, от второго — четверо. Такие семьи в те времена считались делом обычным. И взрослые и дети много трудились; в семье был достаток. В доме царил строгий, раз и навсегда заведенный порядок. Во всем чувствовалась основательность, прочность, надежность. Отец прежде всего заботился о том, чтобы дети его росли умелыми, сноровистыми, работящими. Гуннер-старший знал, что жизнь в конце концов с каждого спросит свое. Кристель рано научилась вести хозяйство, рукодельничать.

Однако юность Кристель пришлась на сложную и тревожную пору. Наступал суматошный, наполненный войнами и революциями XX век. Впрочем, жизнь ее начиналась вполне благополучно. Гуннер-старший дал своим детям приличное образование. Кристель закончила полный курс женской гимназии, свободно владела русским, немецким и французским языками. Даже в глубокой старости она удивляла внука обширными познаниями в российской истории, географии и других школьных предметах.

Хорошее образование, приятная внешность, трудолюбие и любовь к детям — все это позволило Кристель получить в школе место преподавательницы домоводства. Здесь она и встретила своего суженого, преподавателя музыки.

Старые фотографии сохранили краткий миг того благословенного времени: двое счастливых молодых людей безмятежно смотрят в объектив… Чуть полноватая блондинка с пышной прической нежно прижимает к себе букетик белых роз — это Кристель. А высокий юноша с печальными глазами — ее будущий муж. Они хотели создать крепкую, дружную семью, воспитывать детей… Но…

…Грянул семнадцатый год. И обычная человеческая жизнь с ее милыми радостями, отрадными печалями и волнениями в один миг стала недостижимой мечтой… Весь российский юг охватило неистовство Гражданской войны. Горели дома, усадьбы, села, города… Ломались судьбы людей, рушились семьи. Кристель сполна отпила из чаши горя той страшной эпохи.

В разгар Гражданской войны, в Крыму, на глазах односельчан был расстрелян ее родной брат, общий любимец семьи Дмитрий. С группой односельчан он пытался воспротивиться продразверстке. А вскоре потомки легендарных колонистов были обращены новой властью в спецпоселенцев. Бесчисленные эшелоны с человеческим грузом потянулись на Север. Кристель и ее мужу не удалось избежать общей участи, вместе с другими немцами они оказались на Северном Урале. Мужа вскоре угнали в тайгу, на лесозаготовки, а Кристель осталась с двумя маленькими дочерьми без денег, без жилья… Эпидемия дифтерита унесла старшую дочь… Но беда не приходит одна. В тридцать седьмом мужа арестовали и вскоре расстреляли. Что мог натворить скромный учитель пения в таежных дебрях?

Кристель с огромным трудом добилась разрешения перебраться к родственникам. Но сбыться ее планам было не суждено. Началась Великая Отечественная война. И снова немецкое происхождение помешало Кристель, они с дочерью попали в категорию поднадзорных и были лишены права покинуть место своего проживания без разрешения коменданта. Так и осталась Кристель одна перед массой забот — как прокормить Аннушку? Как поставить на ноги, дать образование? Искусная мастерица, вязальщица и портниха, дни и ночи проводила она за спицами да за швейной машинкой. Но за тончайшую работу белошвейки с ней расплачивались картошкой и морковкой. Так и кормились они с дочкой всю войну. Страна уже отпраздновала победу, подросла Аннушка, а Кристель все еще оставалась поднадзорной.

Прием в высшие учебные заведения для спецпоселенцев был ограничен, доступ ко многим специальностям — закрыт. Поэтому и поступила Аннушка в один из периферийных вузов, на факультет, где был недобор. Зато стипендию там платили повышенную. Еще давно Аннушка твердо решила никогда не огорчать мать, учиться только на «отлично». Так она продолжала учиться и в институте, но успехи были настолько впечатляющими, что институтское начальство отправило ходатайство в Министерство образования о том, чтобы разрешить талантливой студентке поступить в московскую аспирантуру. Для Кристель это было высшей наградой.

Успела она порадоваться и тому, как Аннушка стала профессором Московского института текстильной промышленности, вышла замуж за достойного человека. А внук Андрюша вдоволь потешил ее сердце. Так что судьба вознаградила ее за тяжкие муки. На закате дней довелось ей побывать в Германии, встретиться с родственниками. Ее уговаривали остаться, но она была непреклонна: решила доживать свой век в России, рядом с дочерью, зятем и внуком. Так, в России, и дожила она до девяносто трех лет, сохранив до последних дней ясный ум и твердую память. Возилась с внуком Андрюшей, рукодельничала, вела все домашнее хозяйство… Жаль, что не увидела она, как ее обожаемый внук стал министром правительства страны, которая когда-то принесла ей столько горя.


Андрей давно знал, что родители мечтают о внуках… Да и возраст, в котором женятся большинство мужчин, давно миновал, а он все еще не нашел свою женщину. Может быть, потому, что по какому-то смутному внутреннему убеждению Андрея она непременно должна была быть похожа на Кристель. Но до сих пор ни одна из женщин не обладала в достаточной мере таким сходством, никто… кроме Светланы Аркатовой.

Отель «Хилтон», конференц-зал, 11 октября, 08.00-11.00

В восемь часов утра фойе перед конференц-залом начало заполняться участниками конференции. В огромные французские окна вливалось яркое солнце, подсвеченное первой осенней листвой растущих напротив отеля кленов. Тюль на окнах рассеивал золотое, бьющее в глаза сияние, от чего все фойе было наполнено теплым, медовым светом.

Лана в очередной раз удостоверилась в том, что конференция — чисто мужское мероприятие: то и дело раздавалось «Кого я вижу!», а затем дружеское хлопанье по плечу, громкий хохот, шутки. Женщин-участниц было так мало!

В половине девятого появились первые VIP-персоны, Ермолаев их провожал в президиум. Участники конференции рассаживались за круглыми столами, накрытыми плюшевыми скатертями цвета бордо, раскладывали рядом с блокнотами и ручками, приготовленными бизнес-центром «Хилтона», свои очки, ручки, визитки; разворачивали упаковки мятного «холодка», пили охлажденные напитки, переговаривались…

В девять появился бургомистр города Берлина и представители сената. Он дружески поприветствовал шефа «Протокола», прошел в сопровождении своей свиты в зал. Заседание конференции началось.


С приветственным словом к участникам обратился бургомистр города Берлина, в наушниках заклекотал синхронный перевод, тяжелые двери конференц-зала захлопнулись, и в фойе наступила тишина..

— Фу, — первой подала голос Инна, — я думала, что они меня съедят!

— С боевым крещением, — бодро откликнулась Вероника, — регистрация — это самое жаркое время!

Напряжение, в котором девушки пребывали перед началом конференции, заметно пошло на убыль. Переводчицы заговорили разом, перебивая и почти не слушая друг друга.

Светлана осторожно приоткрыла тяжелую дверь зала и невольно улыбнулась. Выступал Соколов:

— В древневосточных цивилизациях человек согласовывал свою деятельность с ритмами природы, максимально приспосабливаясь к окружающей среде. Не случайно, например, принцип «у-вэй» у древних китайцев требовал невмешательства в протекание природных процессов. Многие болезни Запада, о которых сегодня идет речь, характерны и для сегодняшней России…

«Как он не похож на чиновника! — подумалось Светлане. — Так увлечен, так верит в свое дело… А дело-то… всего лишь экология! Спроси кого-нибудь на московской улице, как зовут министра экологии, люди удивятся тому, что у нас вообще есть такой министр!»

Министр тем временем продолжал:

— Об исчерпанности резервов роста западной цивилизации свидетельствуют и многочисленные глобальные кризисы, и катастрофы меньшего масштаба. Запад задыхается от экологических проблем! Хочу подчеркнуть, что именно техногенная цивилизация ответственна за глобальный экологический кризис, в котором сегодня пребывает наш мир.

Раздались неожиданные аплодисменты, бургомистр Берлина закивал в знак согласия, но у Светланы зазвонил мобильный телефон и она с сожалением закрыла дверь.

— Это я, — раздался в трубке чуть гнусавый голос Ковалева, — я встретил ооновца, мы едем в отель. Кстати, наш почетный гость мне лично сообщил, что его программа меняется. Он пробудет на конференции не более двух часов.

Лана растерянно посмотрела на Нику.

— Что случилось?

— Программа фон Ландсдорфа меняется.

— Что же теперь делать?

Переводчицы волновались не зря. Сразу же после своего доклада министр экологии России вместе с бургомистром Берлина уехали осматривать главные строительные объекты новой столицы Германии. После осмотра, согласно программе, следовал обед в Потсдаме, а затем посещение одного из заводов. Вернуться Соколов должен был к семи часам вечера, чтобы успеть принять душ и переодеться для банкета.

— Вызвать министра мы не можем… Свернуть программу бургомистра мы тоже не можем… Господи, мы даже Ермолаева вытащить из зала не можем! — нервничала Ника.

— Надо что-то придумать. А может… Пусть фон Ландсдорф выступит со своим докладом! Даже вне присутствия некоторых официальных лиц это придаст вес сегодняшнему заседанию. Потом он улетит, а конверт с чеком можно вручить нашему министру экологии завтра, — предложила Лана.

— Ты просто умница! — обрадовалась Ника — Да, но есть одно «но».

— Какое?

— Где будет храниться чек до завтрашнего утра?

Москва, 1989-1998

Вероника Дигорская была самоучкой. Она не окончила ни одного языкового вуза, не писала скучных дипломных работ об особенностях восприятия интонации при аудировании или о зоонимах в лексике немецкого языка. Немецкий язык, однако, сопровождал Веронику по жизни чуть ли не с пеленок: отец был профессором, заместителем декана факультета немецкого языка в институте иностранных языков, писал монографии по лексикологии, любил цитировать немецких классиков в оригинале, а мама, защитив кандидатскую по теоретической грамматике, преподавала русский язык студентам из ГДР. В просторной профессорской квартире на Котельнической набережной постоянно звучала немецкая речь: крутились учебные магнитофонные записи, приходили немецкие студенты, а преподаватели из Берлинского и Лейпцигского университетов, приезжавшие по обмену опытом в Москву, непременно останавливались только у Дигорских. На столах, полках, диванах всегда лежали журналы, газеты, учебники и книги на немецком языке.

Вероника овладевала немецким, слушая разговоры родителей, играя со студентами из ГДР, которые дарили ей книжки «Сделай сам» и вместе с ней клеили из цветной бумаги забавных клоунов или нанизывали бусы из пластмассовой соломки.

Училась Ника в обычной школе, по договоренности с учительницей на уроках иностранного языка ее никогда не спрашивали, и никто из учеников даже не догадывался о том, что немецкий язык стал для нее почти родным. Больше Вероника ничем особенным среди одноклассников не выделялась, может быть, лишь только своей далеко выходящей за рамки школьной программы увлеченностью русской литературой. Родители одинаково гордились и тем, как свободно она говорит по-немецки, и тем, как рассуждает о повести Чехова «Степь» или причинах, побудивших Толстого бросить свою Анну Каренину под поезд.

Получив аттестат зрелости, Ника решительно заявила родителям: «Ни о каком языковом институте не может быть и речи!» И подала документы в педагогический вуз, на факультет русского языка и литературы. Настойчивые родительские увещевания о том, что в таком случае лучше уж сдавать экзамены на филфак МГУ, были бессильны, не подействовали и угрозы.

— Что ж, — сказал профессор Дигорский, скорбно поджав губы, — когда-нибудь ты спросишь нас: «Дорогие родители, как же вы позволили совершить мне такую глупость? Почему не удержали?» Так вот я заранее прошу у тебя прощения… Мы не смогли…

— Но ведь русская классика… — попыталась возразить Вероника.

— Что русская классика! Реальная жизнь не русская классика. Но к сожалению, ты поймешь это, когда набьешь себе достаточно шишек.

На этом разговор был закончен, и выбор Ники в семье больше никогда не обсуждался. Однако атмосфера, царившая в квартире Дигорских, сыграла с Вероникой злую шутку. То представление о студенческой жизни, об отношениях, которые складываются между студентами и преподавателями, о вдохновляющих блестящих лекциях профессоров, которое невольно было сформировано родителями, оказалось весьма далеким от действительности. Пединститут с вертлявыми девицами из провинциальных городков, неуклюжими ребятами, вернувшимися из армии, и парой заумных отличников разочаровал Веронику. Только стыд перед родителями заставлял Нику каждый день отправляться на скучные занятия. Папа и мама оказались правы. Но Ника, стиснув зубы, все-таки закончила институт с красным дипломом и безропотно отправилась работать в школу.

— Все в классе дебилы, но ничего не поделаешь, милочка, надо учить и дебилов, — встретила Нику школьный завуч Анна Григорьевна. Открыв журнал, она поименно стала награждать учеников 8 «А», руководить которым предстояло Нике, эпитетами: «бандит», «лентяй», «хам». Ника просто оцепенела при мысли о том, что ее ожидает встреча чуть ли не с несовершеннолетними преступниками. При более близком знакомстве оказалось, что ни бандитов, ни хамов в классе нет, а есть мальчишки и девчонки: ершистые, непокладистые, несговорчивые — обычные дети. Но с Вероникой они были откровенны, говорили и о выборе профессии, и о своих увлечениях, только вот о самой школе — ни слова.

Поначалу Нике казалось это странным. Ведь Анна Григорьевна считалась лучшим педагогом района! Раз в четверть она давала обязательный открытый урок истории. Но как он готовился! Знали об этом лишь некоторые особо приближенные преподаватели и дети, которые играли далеко не последнюю роль в этом тщательно отрепетированном спектакле. Недели за три все отрабатывалось до мельчайших деталей, подгонялось, высчитывалось с хронометром в руках. К открытому уроку каждый знал свой ответ наизусть, поэтому и заканчивался он, как правило, под аплодисменты комиссии. И Анна Григорьевна, сияющая от расточаемых ей комплиментов, возбужденно кричала: «А Мартынов, мерзавец, как отвечал, а?»

И если бы не Алеша, аспирант отца, Ника бы совсем затосковала. Скромный, худой как щепка Алеша, всегда в аккуратном костюме и начищенных туфлях, вовсе не старался привлечь к себе внимание домочадцев профессора. Просто время от времени молодому аспиранту приходилось дожидаться профессора, по своему обыкновению задерживающегося на заседаниях, в квартире Дигорских, в кабинете на скользком кожаном диване, под громкое тиканье старинных напольных часов. Там и находила его Ника, чтобы ненавязчиво поделиться своими разочарованиями в избранном педагогическом поприще. (Правда, потакая своей дурацкой гордости, для родителей Вероника изображала полный восторг от работы педагога.) Алеша как мог сочувствовал, давал разные советы, философствовал. Вскоре Ника стала ощущать потребность видеть Алешу каждый день. Она приглашала его в театр, на прогулку, в гости к друзьям. Аспирант вел себя с Никой довольно сдержанно, и это ее ужасно раздражало. Время шло. Алеша удачно защитился. На банкет, посвященный новоиспеченному кандидату филологических наук, Ника идти не хотела. Но потом переменила свое решение. Она появилась в зале ресторана «Прага», когда веселье было в самом разгаре. Раскрасневшийся, слегка хмельной виновник торжества пригласил дочку профессора на танец. И вот, неуверенно вальсируя, но неотступно глядя Нике в глаза, Алеша сделал ей предложение, которое и было принято тотчас же с условием: Вероника оставит свою девичью фамилию. Фамилия молодого доцента была слишком потешной — Окорок.

Три года пролетели как сон. От педагогической деятельности у Ники осталось лишь стойкое отвращение к герани, обильно росшей на всех подоконниках школы, да строгим деловым костюмам, которые так любили носить немолодые педагоги с бесформенными прическами. Она уволилась из школы сразу после того, как молодой издатель, бывший сокурсник мужа, предложил ей переводить немецкие книги. Он часто бывал на книжной ярмарке во Франкфурте и привозил оттуда ворох литературных новинок. Знание немецкого, врожденная языковая интуиция и литературный вкус здорово помогали Веронике в работе. Одним из очередных заказов был перевод книги немецкого модельера, где сравнивались различные техники кроя одежды. Ника стала искать консультантов. Попав в мир авторского дизайна, наполненный яркими красками, безудержными взрывами фантазии, оригинальными выдумками, Вероника почувствовала себя в своей стихии. Молодой издатель к этому времени тихо обанкротился — заказы иссякли. Однажды один из знакомых модельеров попросил Нику перевести письмо для своего немецкого партнера, потом пригласил съездить в Дюссельдорф на выставку моды. После этой поездки она долго и терпеливо сводила российского модельера и немецкого заказчика и так вскоре стала незаменимым помощником для тех, кто искал себе партнеров в Германии. Правда, платили модельеры не много и не часто, обычно предлагая Нике за ее услуги одну из своих моделей на выбор. Постепенно у Вероники сформировался и новый гардероб, и новый стиль в одежде — свободный и импульсивный.

Тем временем Алексей, в прошлом худосочный доцент, стал вполне респектабельным преуспевающим бизнесменом. Он неоднократно предлагал Нике работу в своей фирме, но она упорно отказывалась, предпочитая иметь свое, независимое от родственных связей дело. После августовского кризиса 1998 года, когда половина авторских ателье разорилась, профессор Дигорский тайно позвонил своему сокурснику Михаилу Михайловичу Ермолаеву и попросил взять его дочь в «Протокол».

Отель «Хилтон», фойе перед конференц-залом, 11 октября, 11.00-14.00

— Нет, Берлин меня разочаровал, — прихлебывая маленькими глоточками кофе, капризно проговорила супруга директора крупной кондитерской фабрики. Начиная с первого вечера, она донимала Нику мелочными просьбами, вопросами, словно не ее муж, а она была полноправным участником конференции. Ника старалась быть с дамой терпеливой и вежливой: меняла на регистрации размагнитившийся ключ от номера, переводила претензии к горничным, консультировала по вопросу лучших торговых центров Берлина. Вернувшись с утреннего шопинга из близлежащей «Галереи Лафайет», супруга кондитерского магната с неодобрением качала головой: — Это было неразумно с вашей стороны — отправить меня туда! Наш ГУМ и то лучше! — Она с наслаждением откусила от пирожного с кремом. — После обеда я поеду в «Ферре» и «Диор».

Ника с сомнением оглядела внушительную фигуру дамы:

— Ассортимент бутиков «Ферре» или «Армани» практически во всем мире одинаков. Обычные торговые центры тоже не могут предложить ничего оригинального.

— Неужели Берлин настолько захудалый городишко, что даже в бутиках я не смогу ничего купить? — Брови дамы возмущенно поползли вверх.

— Есть еще одна возможность, — предложила Ника, замечая краем глаза, как к ней приближается группа немецких участников.

— Какая? — Дама запихнула остатки пирожного в рот.

— Походить по салонам модельеров, приобрести авторские модели.

— Какие модельеры! — отмахнулась дама. — Мы не в Париже и даже не в Милане!

— Зря вы так, — обиделась Ника. — Здесь много прекрасных дизайнеров. Кстати, в Берлине ценятся русские модельеры, постоянно живущие здесь, например, Катя Мосина (немцы ее называют на итальянский манер Моссини), Ирина Шапиро, Ольга Окшевская. Их здесь считают законодателями моды. Я найду адреса их салонов, если хотите. Авторские модели тем и хороши, что неповторимы!

— Хм, — дама со значением пристукнула донышком пустой чашки по блюдцу, — я вижу, что вы горячая поклонница этого направления. — Она выудила из косметички помаду и пудреницу, выпятила жирные от крема губы и стала намазывать их вишневой помадой. — Если бы не отличные пропорции вашей фигуры и хорошая кожа, то «авторские» наряды смотрелись бы… — она прищелкнула пальцами в поисках ответа, — весьма необычно. — С этими словами дама отошла.

Ника отхлебнула холодного кофе из чашки и решила не придавать всему этому значения, хотя едкое замечание о шифоновом костюме неброских осенних тонов от знакомого модельера кольнуло где-то в глубине души маленькой булавкой.

Отель «Хилтон», конференц-зал, 11 октября, 14.00-00.00

Фон Ландсдорф был маленького роста, седые волосы, словно аккуратная профессорская шапочка, прикрывали розовый череп, сморщенное личико было неподвижно. Только бледные, словно вылинявшая резина, губы двигались ритмично, тщательно артикулируя каждый звук. В зале царила напряженная тишина.

Светлана приоткрыла дверь: Ковалева все еще не было, а у дальнего стола Марина разбирала проспекты экологического движения «Панда» для раздачи во время следующего перерыва. Инна отсутствовала. «И где ее носит?» — подумала Лана, внимательнее присматриваясь к Марине — лицо ее было бледным и напряженным. «Не выспалась, голодна или голова болит», — определила про себя переводчица. Марина, видимо, еще не научилась заботиться о себе. «Поговорю с ней вечером, — пообещала себе Лана, — иначе сгорит на работе. И дело не будет сделано, и здоровье потеряет. А девочка хорошая, старательная, не то что эта болтушка Инна. Интересно все-таки, где же она?»

Она подошла к Марине:

— Ты обедала?

— Я решила отложить это на завтра.

— Надо беречь себя. От усталости твой природный теплый оттенок кожи исчез и ты белая как эта бумага. Может, наложишь немного румян?

Марина тряхнула густыми черными волосами, подстриженными каре:

— Я вообще косметикой не пользуюсь. Сколько раз ни пыталась, выходит грубо, вульгарно. Да и вообще я не люблю тратить на себя много времени. Я даже подстригаюсь сама, честное слово!

— Молодость… — пробормотала Светлана. — Давай тогда вместе полюбуемся на эту красоту. Ты впервые в Берлине?

— Нет, я здесь уже второй раз.

— А что было в первый? — Светлана присела на край стола.

— Три года назад одна организация проводила конференцию. В Берлине мы были проездом. Прилетели, поехали на вокзал, сели в поезд и покатили в Веймар. Конференция была посвящена Гете и Пушкину. С нами ехал один жутко самодовольный тип, который никому не давал слова сказать — все сам. При этом он говорил на жутком немецком языке, но об этом, видимо, не догадывался. В первый день конференции в Веймаре он выходит на трибуну с докладом. Вид у него строгий, словно он стоит по меньшей мере на трибуне Мавзолея и принимает парад. «Мы счастливы находиться здесь, — заявил он с пафосом, — ведь именно здесь родил Гете».

Лучистые карие глаза Марины заискрились смехом.

Светлана улыбнулась:

— Если собрать все переводческие байки, можно издать роман в десяти томах. У каждого найдется пара забавных историй.

— Ой, расскажите, — попросила Марина.

— Я лучше расскажу тебе что-нибудь другое. Об этикете. Хочешь?

Марина кивнула и с готовностью придвинулась к Лане.

— Это вам, новеньким, сейчас хорошо, для вас организован специальный курс обучения протоколу и этикету. А десять лет назад нам приходилось все черпать из собственного опыта. Правда, помню, как мне, тогда двенадцатилетней девчонке, попалась в руки книга «В мире вежливости». Помню, как она меня увлекла. Ведь речь шла не о простых правилах поведения за столом. Что ты! Видимо, эта книга была составлена для сотрудников МИДа, там были описаны правила делового и дипломатического протокола, правильного общения с прессой, путешествия в международном вагоне.

— И вы всему научились еще с тех времен? Светлана снисходительно взглянула на девушку:

— Не совсем. Зато среди одноклассников я со знанием дела толковала о международном протоколе флага, о правилах рассадки в машинах, о поведении на дипломатическом приеме…

— Представляю себе, каким авторитетом вы пользовались!

— Ага. В той книжке меня больше всего поразили описания национальных особенностей поведения. До сих пор помню такой пример английской точности: некая английская леди обещала прийти к обеду, но не пришла. Хозяйка подождала ее пять минут и предложила всем сесть за стол без этой гостьи. «Она, наверное, сломала ногу», — сказала хозяйка. И действительно через несколько минут по телефону попросили передать извинения от леди М., которая не смогла прийти на обед, так как по дороге сломала ногу.

— Надо же! Вы это помните до сих пор?

— Так же, как врезавшуюся мне в память африканскую пословицу: «В деревне, где живут одноногие, надо скакать на одной ноге».

— Потрясающе!

— Ну да. Только книжка книжкой… Ага, а вот и Ника.

— О чем беседуем?

— Об этикете.

Ника со знанием дела кивнула:

— Подходящая тема.

— Скажите, — немного робко обратилась к ней Марина, — а у вас тоже есть «свои» истории?

— О-о-о, еще сколько! — присвистнула Ника. — С этикетом я давно на ты. — И подмигнула Лане.

Марина растерянно переводила глаза с Ники на Лану.

— Не интригуй, а рассказывай! — потребовала Светлана.

— Ладно. Однажды мне предложили место работы в одной немецкой фирме. — И она смешно сморщила нос. — Когда я, личность по характеру и должности творческая, появилась на собеседовании, мой развевающийся шифоновый костюм вызвал недоумение немецкого директора компании, что он, как человек воспитанный, выразил лишь приподнятой бровью и немного ироничном тоном самой беседы. В конце разговора немецкий босс жарко жал мне руку и уверял в том, что я — как раз тот самый специалист, по которому стосковалась компания, но я мягко выпросила традиционный срок на размышление. Откровенно говоря, мне понравилась компания, товары, которые она производит, месторасположение офиса, да и сам немецкий босс с оранжевыми конопушками на носу показался мне симпатичным и понятливым. Но в глубине души меня точил червячок сомнения — вряд ли я приживусь в этой компании, где существуют жесткие корпоративные правила поведения и неумолимый dress code.

— Да, Ника, дресс-код совсем не для тебя, — вставила свою реплику Лана.

— Я думала так: если соглашусь на новую должность, то должна буду попрощаться со всеми чудесными авторскими моделями — летящими шифоновыми костюмами, оригинальными палантинами, мерцающими топами, розовым свингером, похожим на шубку Герды, отправляющейся на поиски Кая. И теперь мне нужно решиться на одну-единственную жертву — я должна одеваться так, как диктует dress code компании: костюмы темного цвета, блузки спокойных, неброских тонов, туфли на «школьных каблуках». Такие вот правила, совсем не сложные, но делающие женщин этой компании безликими, стандартными и лишенными индивидуальности, как панельные шестнадцатиэтажки в родном городе.

— Да неужели это так принципиально? — всплеснула руками Марина.

— Сегодня, в основном в крупных западных корпорациях, требования к одежде очень жесткие — на нескольких листах детально прописано, как работник компании должен быть одет, оговаривается абсолютно все — от прически до процента содержания полиэстра в ткани костюма. Как правило, сотрудникам запрещается приходить на работу в джинсах, кроссовках. Если сотрудник сомневается в выборе одежды, он должен проконсультироваться с менеджером. В противном случае ему придется ехать домой переодеваться, — пояснила Лана и кивнула Нике, — и что было дальше?

— Конечно, я отказалась. Я еще забыла упомянуть такую деталь: в компании я обратила внимание, как сотрудники, одетые в черно-бело-серые тона, суетливо передвигались по ячейкам офиса с мисочками с руках. Выяснилось, что в современном западном офисе не разрешалось обедать на кухне, оборудованной по самому последнему слову техники. И каждый день в обеденное время одетые строго по dress code сотрудники западной фирмы жевали винегреты и лапшу на своих рабочих местах, роняя крошки на безупречно белые воротнички.

— Еще бы, ты у нас натура творческая, свободолюбивая, — усмехнулась Лана, — не потерпишь насилия над личностью.

За закрытыми дверями послышались аплодисменты.

— Фон Ландсдорф наконец закончил свой доклад, — вслух заметила Светлана и быстрым шагом направилась к дверям зала.

— А я пойду в «Коринт», у меня сейчас переговоры, — предупредила Ника Марину.

Через несколько минут из зала вышли представитель ООН и Ермолаев в сопровождении трех корреспондентов. Граф фон Ландсдорф, улыбаясь, остановился, чтобы ответить на вопросы журналистов, а Михаил Михайлович протянул за его спиной Светлане конверт:

— Здесь обращение Генерального секретаря, его надо размножить и раздать всем участникам. И еще здесь, — он понизил голос, — чек. Тот самый грант ООН, который будем завтра вручать Соколову. Я еду с Ковалевым провожать ооновца в аэропорт, а ты положи пока конверт с чеком… — он задумался, — ко мне в номер. Не хочу таскать его в кармане, а вернусь из аэропорта, уберу в надежное место.

Лана и Ермолаев обменялись понимающими взглядами — после одного печального случая в Вене сотрудники «Протокола» перестали пользоваться гостиничными сейфами.

Тем временем граф фон Ландсдорф кивнул журналистам, выдвинув вперед безупречную вставную челюсть, что означало улыбку, специально предназначенную для фотокорреспондента, и двинулся к выходу.


Лана с шумом вдохнула воздух: «Ну и задал задачку!» Она отдала Марине оригинал обращения Генсека ООН, повторила распоряжение Ермолаева, а сама поднялась на третий этаж. Холл перед лифтом и коридор были пусты. Ермолаев жил рядом с Ланой, электронный ключ бесшумно открыл дверь, и она вошла в пахнущий одеколоном «Эгоист» номер 3020. «Куда же спрятать конверт?» Она огляделась: номер был стандартным, таким же, как у всех сотрудников «Протокола». У окна письменный стол, стул, кресло, рядом с ним журнальный столик. Стойка с телевизором, мини-бар. В центре номера стоит большая двуспальная кровать с тумбочками по обеим сторонам.

«Куда же положить конверт? — Светлана села в кресло и задумалась. — Под подушку — глупо. В холодильник мини-бара — абсурдно. В чемодан Ермолаева?» Она подергала за крышку, чемодан был закрыт.

Лана подошла к письменному столу. Ничего лишнего: блокнот для кратких записей, визитные карточки, зарядное устройство для мобильного телефона. Никаких деловых бумаг. «У Ермолаева все хранится в голове, как в компьютере», — усмехнулась Светлана. Что тут еще? Стандартная папка с письменными принадлежностями: бумага, ручка, роскошный глянцевый конверт размером с машинописную страницу — все с логотипом отеля. Такие папки лежат в каждом номере, горничные обычно их не трогают, но и не пополняют… По крайней мере свои конверты Лана и Ника использовали еще в первый день, а новых в их папках не появилось. «Ну что же, это выход!» Светлана вложила конверт с чеком в конверт отеля, заклеила его, убрала в кожаную папку, на которой лежала пачка ее сигарет. Ермолаев почти не курил, но знал, что «Ротманс» в «Протоколе» курит только Лана. Закрывая номер Ермолаева, Лана повесила на ручку двери табличку «Прошу не беспокоить» и пошла к лифту. На душе было тревожно, лучше бы Ермолаев увез конверт с собой!


Перехватить Потапыча и сообщить о том, куда она положила конверт, Светлане так и не удалось. После окончания конференции участники отправились к себе в номера освежиться перед банкетом и переодеться. Мобильный телефон Ермолаева был отключен, в номере тоже никто не брал трубку, и Лана решила найти начальника во время банкета.

К девяти часам вечера фойе перед банкетным залом постепенно заполнялось. Вечерние костюмы мужчин, полувечерние наряды дам, приглушенный свет, негромкая фортепьянная музыка создавали особое праздничное настроение. Среди участников и гостей скользили официанты с подносами, уставленными бокалами шампанского. Разноязыкая речь, смех, радостные восклицания становились все громче — нетерпение нарастало. Двери в банкетный зал были пока закрыты, все ждали прибытия бургомистра Берлина. Наконец по толпе участников прошло легкое волнение, двери в зал распахнулись и под музыку джаз-банда, стоящего на сцене, все стали рассаживаться за столики, сервированные на восемь человек. Посреди зала располагалось два VIP-стола. Один — бургомистра Берлина, другой — официальной российской делегации.

Когда суета поутихла, все расселись, официанты разлили в бокалы вино, под громкие аплодисменты на площадку перед сценой пружинистым спортивным шагом вышел бургомистр. Светлана протянула ему микрофон.

— Дорогие друзья! — разнеслось по всему залу, — Я очень рад, что Российский комитет по экологии в этом году местом проведения такого важного экологического форума выбрал именно Берлин!

Светлана четко перевела первую фразу бургомистра и вернула ему микрофон.

— Когда я занимал пост вице-бургомистра, я был неизменным участником конференции в Вене и Цюрихе, а сегодня для меня чрезвычайно лестно выступать в качестве принимающей стороны.

Речь бургомистра была явным экспромтом, поэтому Светлана старалась округлить не совсем логично построенные фразы, заканчивала оборванные предложения, а пару междометий превратила в короткие шутки. Приветственная речь длилась не более пяти минут, после чего под аплодисменты, сопровождаемый лучом света, бургомистр прошествовал к своему столу. Из полумрака луч выхватил следующего выступающего и провел его через весь зал к Лане. Соколов улыбнулся, она протянула ему микрофон, нагретый ее рукой.

Речь министра экологии России была хорошо подготовленной, но еще более краткой. Микрофон летал в луче света из руки в руку, как сверкающая цирковая булава. Министр закончил свою речь, взглянул в лицо переводчице: в движениях его губ Светлана угадала сказанное «спасибо». В зале звучали аплодисменты, но уже зазвенели приборы, бокалы, официанты закружили вокруг столов. Джаз-банд заиграл новую мелодию, Светлана отдала микрофон и вышла из зала. В элегантном костюме золотисто-персикового цвета и золотистых лодочках она чувствовала себя уверенно и бодро.

В фойе царил розовый уютный полумрак: на круглых столиках с высокими ножками горели свечи. Лана достала сигареты из маленькой сумочки и закурила. Через десять минут джаз-банд сыграет «Подмосковные вечера», и бургомистр со своей свитой уедет. Российские випы останутся максимум на час, а потом разъедутся или разойдутся по своим личным программам. У нее еще есть пять минут, чтобы покурить и выпить стакан воды, потом ее станут искать, хотя в зале работают Вероника и Бернард. За ближним к двери столом Светлана заметила Марину, она что-то переводила. Инну немецкий Казанова усадил за свой столик. «Вот ведь! — подумала Светлана. — Девчонке в голову не придет, что банкет не отдых, а работа, ничем не отличающаяся от регистрации или встречи в аэропорту. Куда смотрит Ермолаев?» И в этот момент из банкетного зала вышел сам начальник. Он оживился, заметив Лану, махнул рукой официанту, чтобы тот принес ему вина. Лицо Михаила Михайловича светилось от удовольствия.

— Вы выглядите как настоящий буржуа! — пошутила Лана. — Этот глубокий синий цвет вам очень к лицу, — добавила она, окинув взглядом его костюм.

— Не подлизывайся, Аркатова, — польщенно улыбнулся начальник, — давай лучше о деле.

— О деле так о деле. На будущее стоит учесть, что нужны два микрофона, когда мы переводим подобные выступления на банкетах. С одним было очень неудобно.

— Права. Я это тоже заметил. Ладно, скажи мне самое главное. Ты спрятала конверт?

И Светлана подробно описала место, где находится конверт с чеком.

— Неплохо, — похвалил ее начальник, — а теперь пойдем в зал. Работать пора!

Как Светлана и предполагала, спустя час члены официальной делегации покинули зал. Обстановка становилась более непринужденной, голоса звучали громче, чаще произносились тосты, а на танц-полу появились первые пары. Светлана устало подсела к полупустому столику и попросила официанта принести ей бокал минеральной воды и ужин.

Проводив до выхода сотрудников сената, Бернард с Вероникой поднялись из вестибюля в зал.

— Официальные речи, обмен мнениями, тосты, заверения в дружбе — баста! — Бернард скрестил руки перед собой. — Дальше справятся без нас. День был нелегкий, вино хорошее, все отправились спать.

— И ты в это веришь? — устало спросила Ника.

— Почему нет? — Бернард обвел взглядом полупустой зал.

— Если наши высокие персоны ушли из этого банкетного зала, это не значит, что они отправились баиньки.

— Куда? — не понял Бернард.

— Спать.

— Какое смешное слово «баиньки»… — Бернард вытащил из карману визитку и нацарапал на нем новое слово. — Век живи, век учись, правильно, Ника?

— Абсолютно! — рассмеялась переводчица. — А по поводу высоких персон у нас есть четкая договоренность: у гостиницы дежурят машины с русскоговорящими водителями, которые готовы отвезти наших випов в любой ресторан, клуб или просто подышать воздухом на набережной Шпрее.

— А вот и свободный столик, давай здесь сядем и поужинаем, — предложил Бернард, и Ника радостно согласилась.

— Еще вина, мадам? — Официант наклонился над супругой кондитерского магната.

— Нет! — Она энергично покачала головой и, заметив Веронику, сделала приглашающий жест: — Присоединяйтесь к нам, надеюсь, ваша работа окончена?

«Наша работа будет окончена, когда ты отправишься спать», — подумала про себя Ника, ей не хотелось расставаться с Бернардом, она предвкушала занимательный легкий разговор, отдых…

— Прошу вас, прошу — гостеприимно поддержал свою супругу кондитерский магнат, и переводчикам ничего не оставалось делать, как принять приглашение.

— Вина? — Официант склонился над Никой, в то время как двое других сноровисто раскладывали приборы, подавали закуску.

— Нет! Господи! Переведите им кто-нибудь! Это немецкое вино такая кислятина! Мне бы лучше коньяку! — капризно вскричала кондитерская супруга.

— Для дамы «Хенесси», — спокойно распорядился Бернард.

— А нам вина, — попросила Ника. Она никогда не пила на официальных мероприятиях, тем более после подобного утомительного дня. Но переводчица заметила, как чуть дернулась щека Бернарда от безапелляционного замечания дамы, и ей захотелось поддержать его.

— Что вы будете пить?

— Что-нибудь из «Айссвайн». У вас есть?

— Сейчас принесу, мадам. — Официант мгновенно исчез. Бернард улыбнулся:

— А ты знаток наших вин!

— Не знаю, не знаю, — мадам не могла долго молчать, — я пила немецкое вино раньше и мне не понравилось! У нас было «Молоко Мадонны», потом мы пили, кажется, «Франкенвайн»… Сначала вкус необычный, но приедается.

— Как в каждой стране, в Германии огромное количество сортов вин. То, что продается в ваших супермаркетах, во-первых, не всегда оригинал, а во-вторых, просто не отражает всего многообразия немецких вин. — Бернард Шок решил выступить в защиту отечественного виноделия.

— Да? — небрежно осведомилась собеседница, она уже была готова сменить тему.

— Как все вина, немецкие бывают сухими, полусухими и полусладкими. Самый высокий ранг немецкого вина — «Квалитетвайн мит предикат». В зависимости от степени зрелости винограда и метода сбора эти вина имеют следующие категории: «Кабинетт» — легкие, деликатные вина из полностью вызревшего винограда, который собирают в сентябре; «Шпетлезе» — вина из отборных гроздей винограда, собранного в первой декаде декабря; «Бееренауслезе» — вина из ягод, собранных вручную. Каждую ягоду выбирают по отдельности, причем в самые благоприятные годы. «Трокенбееренауслезе» — очень редкие вина из заизюмленного винограда, собранного в конце ноября. Для производства одной бутылки такого вина нужно собрать вручную не менее пятнадцати килограммов винограда. Дозревает вино пять — десять лет. Такое вино пьют в особых случаях. «Айссвайн» — тоже редкое вино, виноград собирают после первых заморозков, в самом начале зимы. При этом существует традиция сбора винограда ночью, с фонарями, при температуре не ниже минус семи градусов.

— По всей видимости, вы еще не пробовали вина подобных сортов, — добавила с невинным видом Вероника и посмотрела на Бернарда. Он смеялся одними глазами.

— Может, пойдем? — Супруга магната заскучала. — Кстати, хотела вам сделать комплимент, — обратилась она к Нике, — то, что надето на вас, — плод полета фантазии какого-нибудь дизайнера?

— Да, — подтвердила переводчица.

— Ранние сценические костюмы Аллы Пугачевой, — констатировала дама, внимательно рассматривая наряд Ники, — такой же балахон, очень интересная задумка. И этот глубокий синий цвет, и анютины глазки по краю, и двойные шифоновые брюки… Я возьму у вас телефончик этого модельера. — Супруга магната величественно поднялась из-за стола.

— Спокойной ночи, — пробормотал кондитерский магнат, обращаясь скорее ко всему банкетному залу.

— Наконец-то! — воскликнул Бернард, едва супружеская пара отошла на приличное расстояние. — До чего же противная женщина! Что она там наговорила тебе о твоем костюме? Ведь это модель Игоря Чертова, я правильно разбираюсь в моде?

— Бернард, миленький, что бы я без тебя делала! — благодарно улыбнулась Ника.

В этот момент затренькал мобильный телефон Бернарда.

— Жена, — пояснил он, — волнуется… Да, дорогая, скоро буду! — Он захлопнул крышку и слегка виновато улыбнулся Нике: — У жены сегодня день рождения.

— Что же ты сидишь?! — возмущенно воскликнула Вероника. — Иди домой! Немедленно!

— Я еще посижу…

— Если ты так поступаешь из вежливости, то напрасно. Работа закончена, мы прекрасно поужинали, и теперь мне хочется прогуляться по городу.

В это время в другом конце банкетного зала круглый немецкий господин подошел к Светлане с просьбой перевести российским коллегам его взгляды на проблему экологии в России. Круглым у него было все: оправа очков, голова, глаза, туловище, большие блестящие пуговицы. Вскоре тема была исчерпана, господин вежливо откланялся и встал из-за стола. Вслед за ним, облегченно вздохнув, поднялись и российские гости. Лана осталась за столиком одна.

— Скучаете? — раздался знакомый голос, и у нее закололо в подушечках пальцев.

— Нет, вспоминаю ваш доклад на конференции.

— Вы позволите? — Министр экологии отодвинул стул и присел рядом с Ланой.

' — Так что же мой доклад? — Соколов долил в стакан Ланы минеральной воды.

— Очень емкий, яркий, эмоциональный. Но вы говорили очень быстро, и иногда переводчики не успевали за вами, а это значит, что часть информации при переводе терялась.

— А кроме впечатлений о моих ораторских данных, больше ничего?

— Почему же? — удивилась Светлана. — Само содержание доклада весьма логично и даже познавательно.

«Но, честно говоря, ночью хотелось бы поболтать о чем-нибудь другом», — подумала она, тем не менее тему разговора поддержала.

— Где-то я прочитала, что одна поездка в лондонском метро может быть приравнена по степени нанесенного легким ущерба к двум выкуренным сигаретам, — продолжила она вслух.

— А в Милане растет число бронхиальных заболеваний, люди стараются обзавестись домом подальше от города, — мгновенно отозвался Соколов.

Они помолчали.

— Продолжим обсуждение экологических проблем? — Светлана смотрела Соколову прямо в глаза. То, что Лана увидела в них, показалось странным. В этих по-русски продолговатых сине-зеленых глазах стыла грусть, но странность заключалась не в грусти, а в том, что сам он в это время улыбался. Несоответствие между выражением лица и глаз свидетельствовало о том, что этот человек таил в себе какой-то секрет, тщательно скрываемый от окружающих. Андрей Александрович подмигнул:

— Лично я не стал бы развивать эту тему дальше.

— Тогда что?

— Пойдемте танцевать.

Время уже приближалось к полуночи, джаз-банд объявил последнюю композицию.

— Ну вот, — когда музыка закончилась, разочарованно протянул Соколов, отпуская Лану, — не успели. Что же мы будем делать?

— Наверное, пора идти спать? — предположила Лана.

— Вы что? — изумился Андрей Александрович. — Быть в таком чудесном городе и отправляться в скучный гостиничный номер?

— Ваши предложения? — осведомилась Лана улыбаясь.

— Вперед! Конечно же, только вперед!

Они вышли из банкетного зала и спустились на первый этаж. В кафе, этажом выше, стройный хор голосов выводил: «Ой, цветет калина в поле у ручья…» Немецкий пианист ловко подобрал мелодию и помогал собравшимся русским участникам конференции достойно исполнить песню. Губернаторы, мэры русских городов, предприниматели, банкиры, представители общественных организаций сдвинули ажурные столики кафе, окружили рояль полукругом и с упоением отдавались хоровому пению. Между ними сновали слегка перепуганные официанты с подносами, уставленными маленькими стопочками водки.

— Здесь, как вы видите, все в порядке, все поют и радуются жизни, никто не собирается идти в номер.

— Мы тоже будем петь? — с некоторым сомнением спросила Лана.

— Думаю, что нет. Компания здесь уже сложилась, спелась, мы можем не вписаться. Вижу вашего шефа рядом с замминистра по строительству, он тоже поет.

Песня о калине уже отзвучала, и кто-то из губернаторов напевал пианисту новый мотив.

Москва, 1992-2002

После того как Лана ушла от Ковалева, они не виделись больше года. Лана, живя у стареньких родителей, продолжала работать в той же самой фирме, а по вечерам ходила в тренажерный зал. Через общих знакомых, которых, впрочем, становилось все меньше, до нее доходили слухи, что Ковалев говорит о ней разные мерзости.

Через год ей удалось оформить развод, тогда же она узнала, что Валера наконец защитил диссертацию по древненемецким наречиям и преподает в университете. «Я тебе еще докажу!» — это была последняя фраза, которую она услышала от Валеры сразу после развода.

«Теперь ты свободная женщина, — уговаривали ее подруги, — считай, что жизнь только начинается!» Чувства свободы у Ланы почему-то не возникало — наоборот, время от времени на нее нападала беспричинная тревога, которую она определяла емким словом МАЕТА. Вскоре маета стала постоянной. Ее перестала увлекать работа: переговоры в «Роснефти» и «Газпроме» по продаже нефтегазового оборудования, поездки с немецкими специалистами по дальним сибирским месторождениям, подготовка текстов контрактов, улаживание рекламаций, составление спецификаций вызывали стойкое отвращение, хотелось все бросить прямо посреди рабочего дня и уйти куда глаза глядят.

«Что же, — решила про себя Светлана, — такая работа действительно не подходит для женщины. И если причина этой МАЕТЫ работа, значит, пора ее менять». И она перешла в крупное рекламное агентство. Беспричинная тревога отступила, работа оказалась неожиданно интересной. У нее обнаружился природный литературный дар. Она играючи составляла рекламные тексты, писала статьи, работала с клиентами, проводила презентации. Но МАЕТА стояла рядом, и Светлана не знала, чем ее заглушить. Тогда она стала заводить романы, ездить в разные компании и петь под гитару песни Визбора и Окуджавы. В компаниях восхищались обаянием и энергичностью стройной блондинки, охотно приглашали на свои «суаре». А знакомое тревожное чувство вновь растекалось по всему телу… Вновь к сердцу подступала МАЕТА, и Лана в очередной раз круто изменила свою жизнь. Ушла с прежней работы, бросила молодого беззаботного бойфренда и порвала со старой компанией.

Но что делать в следующий раз, когда МАЕТА снова станет невыносимой? Кто-то из знакомых случайно обмолвился, что есть в Москве Центр психологической реабилитации, что работает там изумительная женщина-психолог Лика Палехова и что Лана просто обязана сходить к ней на прием. Лана записала адрес и телефон центра, поблагодарила за сведения, но решила к психологу не обращаться. Все-таки она разумный человек, с головой у нее все в порядке, рассуждала она. Но в следующий раз МАЕТА застала Лану врасплох. Был май, самая любимая пора Ланы. Тогда праздники выдались долгими, погода теплой, а на душе Светланы было горько и пусто. Промаявшись неделю, Лана набрала номер телефона центра и записалась к психологу на прием. Лика Палехова приняла Светлану уже на следующий день.

— Знаете, почему одни и те же ситуации сопровождают вас всю жизнь? — выслушав горестный рассказ Светланы, осведомилась Лика.

— Как раз разные ситуации, — возразила Лана.

— Ошибаетесь. В вашем сценарии, — Лика употребила профессиональный термин, — а я подозреваю, что это сценарий всей вашей семьи, наработано большое чувство долга, желание угождать, жертвуя своими интересами. Ваш муж подсознательно пытался избавиться от вашей опеки, отсюда измены, тусовки. Как только вы «отпустили» его душой, перестали проявлять суперзаботу, он нашел себе дело, поступил в аспирантуру. Очевидно, что он так и не простил вам вашего превосходства, но это вас уже не волнует, не так ли?

— Да, — вздохнула Лана.

— Но голоса разных людей продолжают звучать в вашей голове, — проницательно глядя на клиентку, произнесла Лика.

— Голоса? — удивилась Светлана. — Я не Орлеанская дева, голосов не слышу.

— Я имею в виду другое. С детства в нас звучат слова родителей, учителей, авторитетных друзей. Эти голоса становятся нашими убеждениями и продолжают жить в нас, управлять нашим поведением. На любой работе и в любых отношениях вы проявляли свое преувеличенное чувство долга, желание взять чужие проблемы на себя, жертвуя при этом своими интересами и своим развитием.

— Не может быть! — воскликнула Лана. — Да мне просто трудно в это поверить!

— Попробуйте привыкнуть к этой мысли, — улыбнулась Лика, — а дома запишите на листке бумаги все свои основные убеждения.

— Какие?

— Например: «В нашей семье считается, что непорядочно не протянуть руку помощи тому, кто в ней нуждается», «веселиться разрешается только в праздники», «тот, кто любит просто так, безответствен» — и так далее. Подумайте, в следующий раз я вас жду с большим списком.

С этого дня Лана начала задумываться о своей жизни. Иногда на нее накатывало чувство вины за то, что она не похожа на других, за то, что она до сих пор не при семье, не умеет печь эклеры и вязать кофточки. Но она умела делать массу других вещей, недоступных иным женщинам.

Однажды Лика осторожно попросила Светлану описать идеального мужчину, которого она надеется встретить. По словам психолога, многократное представление образа желаемого спутника жизни обязательно должно привести к реальному результату. И Лана, не особенно веря в успех, просто так, для «инвентаризации», стала конструировать свой идеал.

«Во-первых, — мечтала она, — он обязательно должен быть выносливым физически и сильным духом. Настоящий воин, „рыцарь без страха и упрека“. Такой мужчина не может быть хлюпиком и истериком, как Валера Ковалев. Он будет немного отстраненным, немного холодным и сдержанным. Но в душе он будет чутко реагировать на чужую боль, радость, на любую несправедливость». Этот образ Лана вызывала в памяти каждый вечер перед сном. И постепенно черты абстрактного героя становились более четкими и конкретными. «Рыцарь без страха и упрека» словно оживал в воображении Ланы — философ и созерцатель, интеллектуал; от этого мужчины исходит ощущение свежести и прохлады, словно рядом кто-то устроил небольшой сквозняк…

Так с помощью Лики Палеховой Светлана стала учиться разбираться в себе, и открытия, которые ей удавалось сделать, радовали ее психолога подчас даже больше, чем саму клиентку. Было ли это знаком судьбы или результатом работы над собой, но именно тогда Лану нашел декан филфака и предложил попробовать свои силы у Ермолаева. Работа в «Протоколе» и теперь уже нечастые встречи с психологом, мастером задушевных разговоров, вернули Лане былое спокойствие и уверенность в своих силах. Жизнь действительно начиналась заново.

Берлин, у Бранденбургских ворот, 12 октября, 00.10-01.00

Ночной Берлин не спал, казалось, что ночью он стал еще более многолюдным и нарядным, чем днем. По ярко освещенным улицам бродили толпы ошалевших туристов, почти все столики в многочисленных кафе были заняты.

— Давайте что-нибудь выпьем. Видите, вон кафе с фонариками-? На мой взгляд, очень даже симпатичное, — предложил Светлане Андрей Александрович после того, как они прошлись вдоль знаменитых Бранденбургских ворот. Соколов приметил, как молодая японская пара, сидевшая за одним из столиков, направилась к выходу. — Пойдемте, — поторопил он Лану, — видите, столик освободился. Нам с вами везет.

Через секунду к ним подошла улыбчивая официантка

— Пива? Светлого или темного? — предложил Соколов.

— Нет, я лучше возьму кофе и парфе.

— Парфе? — Соколов с детской непосредственностью воззрился на Светлану. — И что же такое парфе?

— Торт-мороженое. Это типичный берлинский кулинарный изыск наряду с горячими сосисками, сладкой горчицей и блинчиками.

— Тогда мне блинчики. И пиво, — сделал свой заказ Соколов.

Лана с улыбкой перевела это официантке.

— Слушайте, вы никогда не совершаете ошибок? — Опершись щекой на руку, Соколов внимательно смотрел на Светлану.

— Почему вы сделали такой вывод? — нервно дернула она плечом.

— Вы выглядите как человек, ни в чем не знающий сомнения. Абсолютно серьезная, положительная дама…

— Вы это серьезно?

— Вполне. — Он улыбнулся.

— Ну, это вы зря, что я, не человек, что ли? — Лана обиженно поджала губы.

— Не знаю, не знаю. — Он улыбался все шире.

— Тогда слушайте, я вам расскажу одну историю, нет, даже две, и вы поймете, что я совершенно обычный человек, такой же, как все.

— Послушаем, послушаем. — Соколов с удовольствием отхлебнул пива из высокой кружки.

Лана пригубила свой кофе, раздраженно поковыряла ложечкой в тарелке с десертом и принялась рассказывать:

— Помню, как в девяносто третьем глава нашего представительства пригласил меня на концерт Аллы Пугачевой в только что отстроенный концертный зал гостиницы «Олимпик-Пента». Концерту предшествовал небольшой фуршет. Для этого случая я специально купила вечернее платье, заказала домой парикмахера, такси. Короче, я полностью вошла в роль светской дамы. Мой бывший босс, господин Брюгге, встретил меня в холле отеля, проводил в зал, где были накрыты столы для фуршета. Мы болтали, угощались, знакомились с сотрудниками разных германских фирм. Все шло прекрасно до момента, пока шеф не попросил меня принести приборы для десерта — на столах стояли чудные торты, пирожные, шоколадные и фруктовые коктейли…

— И что дальше?

— Я принесла чайные ложечки.

— Ах!

— Да, но откуда я могла знать, что в Европе давным-давно пирожные и торты едят с помощью десертной вилки?

— И что?

— Мой шеф деликатно поковырялся ложечкой в тарелке, а потом исчез. Вернулся он с новым куском торта и уже с вилочкой.

— И вы себя неуютно почувствовали?

— Да нет, со стыда я не сгорала и не комплексовала. Ведь даже родители моего первого мужа, сотрудники Внешторга, полжизни прожившие в Европе, ели десерт дома чайными ложечками.

— Вы могли тогда сказать шефу, что есть торт ложечкой — наша национальная традиция. Ведь едят на Востоке рис руками, — невозмутимо заметил Соколов. — А эти берлинские блинчики действительно вкусные. Только… — он сделал страшные глаза, — вдруг я их неправильно ем?

— Смеетесь? — Лана поджала губы.

— Нет! А вторая история? — вкрадчиво спросил Соколов.

— Вы опять будете надо мной смеяться.

— Ни за что!

— Ладно, повеселю вас в очередной раз. Я сопровождала интернациональную группу предпринимателей на один из заводов в Молдавии. В группе были итальянская дама, нежесткий бизнесмен и владелец небольшого металлургического завода из Канады. Переговоры прошли более или менее успешно, мы вовремя приехали в аэропорт, но погода испортилась, и нам пришлось коротать долгих четыре часа в обществе друг друга в VIP-зале аэропорта. На втором • асу нашего ожидания дама предложила всем выпить вина. В баре продавались вина разнообразных марок, но дама, большой любитель и знаток, решила попробовать местное вино. Я купила на свою кредитку две бутылки прекрасного вина и, подумав, попросила еще плитку шоколада. «Что? Шоколад с вином?! — в ужасе воскликнула дама. — Как можно?»

Канадский бизнесмен из вежливости поддержал меня и отломил от плитки маленький кусочек. Больше к шоколаду никто не притронулся. Вино пили просто так, наслаждаясь вкусом и букетом. Ну, как история? Смешная, правда? — Лана отхлебнула кофе.

Но ее собеседник и не думал смеяться. Он был скорее растерян.

— И вы переживали из-за таких пустяков? Да у вас повышенное чувство ответственности. Вы перфекционистка, хотите, чтобы все вокруг было супер.

— Это плохо?

— В случае с ложками, может, подходяще, но если речь идет о людях и взаимоотношениях…

Светлана вновь ощутила знакомое покалывание в кончиках пальцев.

— На мой взгляд, ответственность нужно нести только за себя, — продолжил Андрей Александрович. — Пытаясь перекроить других на свой лад, можно, во-первых, остановиться в собственном развитии и, во-вторых, остановить развитие тех, о ком вы проявляете повышенную заботу. И наоборот. Подстраиваясь под других, можно потерять себя.

Лана не нашлась что ответить и молчала все время, пока Соколов расплачивался с официанткой. «А ведь он прав, — подумалось ей, — как часто я пыталась стать такой, какой хотели меня видеть другие! Подстраивалась, подлаживалась под чужие образцы! И каждый раз это приводило к неудаче».

Они молча шли по ярко освещенной улице, и это молчание было приятно обоим. Изредка она чувствовала на себе его изучающий взгляд и знала, что он сейчас думает о ней.

— Где мы находимся? — словно стряхнув с себя глубокую задумчивость, поинтересовался Соколов.

— Мы прошли бундестаг и вдоль решетки зоосада движемся по направлению к какому-то скверику, — деловито сообщила Светлана.

— Скажите, только честно, вы писали стихи? — вдруг спросил Андрей Александрович.

— Стихи? — изумилась Лана. — Ну да, писала в юности, как все.

— А о чем?

— О любви, конечно.

— Наверное, о несчастной любви, — добавил Соколов. — Я угадал?

— Именно любовная тоска рождает самые лучшие строчки, — тихо заметила Светлана и, повысив голос, добавила: — Но я вообще много пишу. Я несколько лет работала в рекламном агентстве и здорово набила руку на разных текстах. И писала неплохо, между прочим. А во время одной предвыборной кампании даже руководила газетой. Честно! Почему вы улыбаетесь?

— А как вы оказались в «Протоколе»? — Соколов остановился.

Лана подняла голову и посмотрела на небо.

— Не знаю. Я рассматриваю любое свое занятие как урок судьбы. И стараюсь выполнить его как можно лучше. А может, я до сих пор не нашла свое призвание. Мне столько хочется уметь делать! Хочется учить новые языки, уметь ездить верхом, танцевать бальные танцы, читать лекции студентам, писать книги, оформлять интерьеры…

— Вы очень милая, — улыбаясь, произнес Соколов, — необыкновенная, очаровательная, неожиданная…

— Давайте поговорим о чем-нибудь другом, — поспешно отозвалась Лана.

— Почему? — изумился Соколов. — Я хочу поговорить о вас. И вы знаете, ЧТО я хочу сказать.

— Это все бесполезные разговоры, ведь я не из вашего сословия. — Лана испытующе посмотрела на него. — Вам не обидно? Власть, слава, почести — тяжкое бремя. Я часто вижу, как еще вчера простые, нормальные люди превращались в пузыри. Интервью, камеры, колонки в газетах становятся наркотиком, от которого невозможно отказаться. Хочется еще больше интервью, еще больше камер. Человек перестает адекватно воспринимать окружающих людей. Вся его жизнь сужается до размеров мышиной возни, целью которой является сохранение себя во власти, чего бы это ни стоило!

— И эта страстная речь предназначена мне? Не могу поверить. Света, в вас погиб выдающийся оратор. Вы бы видели себя со стороны! Глаза блестят, на щеках румянец, еще минута — и можно вести людей на баррикады.

Лана растерянно заморгала.

— Вы опять надо мной смеетесь!

— Нет-нет… Просто страстность вашей речи навела меня на одну мысль…

— Какую мысль? — Пожалуй, вопрос прозвучал слишком резко.

— Что за вашими опасениями скрывается что-то большее… Может быть, личное…

Светлана отвернулась.

— Не надо от меня прятаться, — попросил Соколов.

— Я боюсь, — неожиданно для себя призналась Лана.

— Кого? Меня? — изумился Соколов.

— Себя. Ошибки. Боли. Разочарования. Тоски. Он погладил ее по руке.

— Но ведь так нельзя жить! Вы же просто отказываетесь от жизни!

Она быстро взглянула на Соколова, лицо его было серьезно, и пожала плечами. «Это Движение не ускользнуло от его пытливого взгляда. Он увидел совсем близко блестящие от возбуждения глаза, изогнутые в дразнящей усмешке губы, ощутил терпкий, чуть горьковатый запах ее духов. Быстрый и чуть застенчивый поцелуй разбудил Лану, как Спящую красавицу, заставил очнуться от летаргии и вернул к действительности, такой живой и яркой. Андрей прервал поцелуй, но не выпустил женщину из объятий. Лана только теперь заметила смешной хохолок на его макушке. Вдруг ей захотелось протянуть руку и пригладить этот хохолок.

Но он вдруг отошел на шаг:

— Вы все еще пребываете в сомнениях? Что же, это полное право прекрасной дамы. Рыцарю остается только смиренно ждать.

— Рыцарю? — переспросила Светлана со странной интонацией в голосе.

— Конечно, рыцарю. Я, между прочим, мастер спорта по пятиборью. И не говорите, что вы этого не знали.

— Да нет, читала в вашей биографии, но как-то позабыла.

— Может, перейдем на ты?

— О, для меня это, Андрей Александрович, будет непросто.

— Давайте попытаемся, хорошо? Она кивнула.

— Если серьезно, — он развернул Лану лицом к себе, — я не из племени любителей легких побед. Все будет так, как решишь ты. Я все пойму, даже говорить не надо.

— Как?

— По твоему лицу. У тебя удивительно говорящее лицо.

— Неправда! — возмутилась Лана.

— Правда-правда! — поддразнил он ее. — Это на работе у тебя все в порядке: непроницаемая маска бизнес-леди, дежурная улыбка, вежливое пожатие руки. Но когда ты вот такая, взволнованная, сбитая с толку, немного оглушенная, ты… ты — чудесная! — Он наклонился и снова поцеловал ее.

Отель «Хилтон», 01.20-02.00, 12 октября

Светлане снилось, что она парила в голубом небе вместе с Соколовым, а вокруг них кружила небольшая стайка легкокрылых белоснежных эльфов. «Проживая жизнь, не надо бояться жизни», — пели эльфы. Вдруг в мелодию песни нагло ворвались звуки барабана.

Лана проснулась. В дверь стучали.

— Кто там? — по-русски окликнула она, пытаясь нащупать кнопку выключателя настольной лампы.

— Это я, Ермолаев. Лана, открывай!

Путаясь в полах длинного банного халата, она босиком пробежала к двери, отодвинула задвижку и впустила в номер Ермолаева. У начальника был непривычно тоскливый, рассеянный вид.

Оглядев номер, он уселся в кресло и тихо выдохнул:

— Одевайся. У нас ЧП.

Лана поспешно переоделась в ванной и вернулась в комнату. Ермолаев с преувеличенным вниманием рассматривал картину на стене.

— Что случилось? — Лана присела на стул напротив начальника.

— Ты говорила кому-нибудь, что чек от ООН лежит у меня в комнате?

Неприятный холодок пробежал по позвоночнику Светланы.

— Нет, никому не говорила. А что случилось? — повторила она свой вопрос, уже догадываясь, в чем дело.

— Конверта на моем столе нет.

— Как?!

Ермолаев криво усмехнулся:

— Очень просто. Давай еще раз расскажи мне, что произошло после того, как я тебе передал конверт.

Светлана открыла пачку сигарет и медленно, с подробностями описала все свои действия в номере Ермолаева.

— Да, все совпадает, — сморщился Ермолаев.

— Можно мне спросить?

— Давай.

— Вы заходили в номер после того, как вернулись из аэропорта?

— Нет, — покачал головой Ермолаев, — до обеда я был с вице-мэром Хельсинки.

— А когда вы вообще появились в номере? — Лана чувствовала, как дрожь охватывает все тело.

— Перед банкетом. Я пришел, чтобы переодеться. На ручке двери висела табличка «Прошу не беспокоить», это точно. Я еще подумал, что ты молодец, хорошо придумала. Потом я набрал номер твоего сотового телефона, было занято. В номере телефон не отвечал, я подумал, что ты еще в конференц-зале. Я принял душ, переоделся, спустился вниз. Во время банкета ты сказала, куда спрятала конверт. Я вспомнил, что видел твои сигареты на столе, и еще подумал, что ты их забыла. Час назад я пришел в номер, открыл папку, но ни конверта с логотипом «Хилтон», ни конверта с логотипом ООН я не нашел. — Он почесал лоб. — Значит, конверт с чеком исчез. И времени у похитителя было предостаточно.

— Это я виновата, — Лана прямо посмотрела в глаза Ермолаеву, — я что-то сделала неправильно, поэтому все так и случилось. Я готова взять на себя ответственность. — Она облизнула пересохшие губы.

— Подожди с ответственностью! — досадливо отмахнулся начальник. — Давай думать, где его искать.

— Вы думаете, мы сможем его найти? Может, вызовем службу охраны «Хилтона»?

Михаил Михайлович косо посмотрел на нее.

— Возьми себя в руки, — неприязненно буркнул он, — давай лучше соображать. Кто знал о том, что нам дают чек?

— Из наших? Все знали, — пожала плечами Лана, — вы вчера сами сообщили об этом ночью.

— Это я помню. Кто знал, что конверт не будет передан Соколову сегодня?

— Вы, Ковалев, Вероника и я.

— Так… Кто видел, как я передаю тебе конверт?

— Ковалев и Марина.

— Получается, что конверт могли взять… ты, Вероника, Валера и Марина.

— Получается так. — Лана обхватила себя за плечи и поежилась. — Я готова дать все необходимые объяснения Соколову прямо сейчас.

— Да не суетись ты! — вскипел Ермолаев.

— Я вижу только один выход из этой ситуации, хотя и малоприятный. — Лана собралась с духом.

— Какой?

— Пройдем по номерам.

— Обыск? Не имею права.

— Вы знаете, я очень болезненно отношусь к таким историям… — Лана закусила губу. — В школе со мной произошел один случай, который оставил отпечаток на всю жизнь…

И, поскольку Потапыч молчал, Лана решила продолжить:

— Родители меня воспитали в большой строгости, нетерпимости к жадности, жестокости, воровству. Когда в школе меня обвинили в воровстве, это было сильнейшим шоком и для меня, и для всех остальных.

Ермолаев вопросительно поднял бровь.

— Случилось это, когда я училась в восьмом классе. На уроке труда я случайно прихватила кусок бязи, точно такой же, из которого я пыталась шить юбку. Просто лежали разные куски на столе, а среди них один школьный и пять — моих. Вот я и зацепила школьный. Случайно. Потом вернула, конечно, когда увидела, что кусок чужой. Но что было с учителями! Они решили устроить образцово-показательное судилище. И им это удалось. К счастью, моя мама очень спокойно, серьезно и по-деловому поговорила с этой камарильей, называемой педагогическим советом. Они признались в том, что были излишне предвзяты, и директор публично, перед всем классом извинилась передо мной. Но это воспоминание время от времени все равно не дает мне покоя, и я вновь чувствую себя как тогда, в восьмом классе: оболганной, ненужной, противной всем. Я и сейчас себя именно так чувствую…

Она стиснула руки и умоляюще посмотрела на Потапыча:

— Все наши поймут, я уверена. Такого ЧП у нас никогда не было. Скажем, что это дело добровольное, кто не хочет, может не показывать ничего. Только начинать надо прямо сейчас.

— Полагаешь, что кто-то держит конверт в номере? Она пожала плечами.

— Сначала узнаем, не заказывал ли кто сейф. — Ермолаев набрал по мобильному телефону номер стойки регистрации.

— Ну? — нетерпеливо прошептала Лана. Ермолаев дал отбой и отрицательно покачал головой.

— Наверное, ты права. Конверт лежит у кого-то из наших сотрудников в номере. Возможен и такой вариант: тот, кто взял конверт, мог опомниться и подкинуть его кому-нибудь другому.

— Зачем?

— Чтобы отвести от себя подозрения или за что-то расквитаться.

— Тогда начнем? — трясущимися губами попыталась улыбнуться Лана и выдвинула ящики комода. — И давайте начнем с меня.

— .В кого ты меня превращаешь? — тяжело вздохнул Потапыч. — Никогда этим не занимался, а на старости лет… Позор на мои седины!

— Хуже будет, если конверт не найдется, — сквозь зубы пробормотала Аркатова.

Спустя десять минут Светлана и Ермолаев сидели на прежних местах, стараясь не смотреть друг на друга. Процедура осмотра оказалась для обоих более унизительной, чем они могли это предположить.

— Куда теперь? — с трудом проглотила ком в горле Лана.

Ермолаев пожал плечами:

— Буди свою подругу, я зайду через несколько минут. Светлана вышла в коридор, громко постучала в дверь, подождала. Никто не отозвался, но за дверью вовсю надрывался телевизор. «Спит, что ли?» — подумала она и постучала сильнее. Вероника, еще в вечернем костюме, открыла ей дверь. Глаза ее были красны, в руке она сжимала носовой платок.

— Ника, Господи, что случилось? — испугалась Светлана.

— Папа! — всхлипнула Ника. — Звонили из дома. Его увезли в больницу с инфарктом, там сейчас мама и Леша.

— Вероника, не плачь, не надо, старая гвардия быстро не сдается, — бормотал Ермолаев, обнимая все еще всхлипывающую Нику за плечи, — выкарабкается Дигорский, точно! Помнишь, как у Гайдара: «Он еще пошумит, дуб! Он еще крепок! Его не сломали казематы, не сломит и легкий сердечный припадок!» Помнишь еще такого детского писателя, а? Или всю нашу классику уже забыла, невежда моя? Иди сюда, посидим вместе. — Он взял Нику за руку и посадил рядом с собой на край кровати, начал что-то тихо бормотать, успокаивающе поглаживая Веронику по плечу.

Прошло немного времени, и Ника перестала всхлипывать. Потом пару раз странно хихикнула и наконец спросила о чем-то уже нормальным, спокойным голосом. Тогда Ермолаев встал и нетерпеливо поинтересовался:

— Ну что там, Аркатова?

Светлана открыла дверцу шкафа: костюмы Ники висели на вешалках-плечиках в идеальном порядке, там же лежали пакеты с туфлями и сумочка с украшениями. Туфли Вероника надевала всегда с одним и тем же костюмом. Тем временем Ермолаев встал, подошел к письменному столу.

— У тебя здесь нет конверта, — заглянув в папку, сообщил он.

— Знаю, — ответила за Нику Светлана, — мы свои конверты использовали, положили туда списки регистрации.

— Понятно. — Ермолаев захлопнул папку и встал. — Кто у нас следующий? Ковалев?

Отель «Хилтон», 12 октября, 02.30-02.40

Валера открыл свою дверь сразу же.

— Ого, — удивился он, — какая делегация! Как в пионерлагере проверяете, все ли лежат в своих кроватках? Хорошо, что вы меня застали, а то могли бы подумать что-нибудь неприличное.

Он был свежевыбрит и благоухал одеколоном.

— А ты куда собрался? — прищурилась Лана.

— Выполняю задание начальства, — Валера с усмешкой завязывал галстук, — через пять минут еду провожать милейших людей из «Панды».

— Точно, — Ермолаев коротко взглянул на часы, — но пять минут у тебя есть… Так вот, Валера, у нас пропал важный документ, мы его везде ищем.

— Ну? — Ковалев с подозрением посмотрел на начальника. — Вы думаете, что я взял? Клянусь честью!

— Мы ничего не думаем, а просто осматриваем номера и вещи каждого. Ты не исключение, — отчеканила Лана.

— Подожди, Аркатова. Осмотр вещей — дело добровольное, если ты против этой, прямо скажем, неприятной процедуры, мы уйдем.

— Валяйте ищите. — Ковалев сел на стул, положив пиджак себе на колени.

Лана присела к письменному столу, заваленному бумагами, визитками, банками из-под пепси-колы, значками, бэджами, ручками и прочей ерундой. Ника занялась комодом и прикроватными тумбочками, а Ермолаев гардеробом и ванной. Искали молча, только Валера время от времени бросал реплики:

— Ника, не разбей мой любимый одеколон! Осторожнее с моим несессером! Светлана, ты устроила хаос на столе!

— Большего хаоса устроить невозможно, — язвительно отозвалась Лана, — такое ощущение, что ты специально разбрасываешь свои вещи по номеру. У тебя горничная убирает?

— Ковалев, — раздался тихий, удивленный голос шефа, — что это такое?

— А-а, — Валера махнул рукой, — так, сувенир на память.

— Что там? — Светлана бросилась к шкафу и отпрянула: на полке лежали коробки с часами, предназначавшимися участникам в подарок.

— Тут не меньше десяти коробок, — констатировал Ермолаев, — это что же, братец, такое?

— Ну, взял я несколько штук, что, от кого-то убудет, что ли? Все равно многие уехали раньше. Клянусь честью, эти часы никому не нужны! — с вызовом в голосе произнес Валера. — И вообще, отпустите меня, если вы хотите, чтобы «Панда» попала на свой самолет.

Не дождавшись ответа, он накинул пиджак, взял с тумбочки мобильный телефон и вышел из номера.

— Да, — тяжело опустился в кресло Ермолаев, — вот вам мелкий воришка, которого мы искали в Вене и Цюрихе. В Вене у нас что пропало? — Он косо взглянул на Светлану. — Кажется, подарочное блюдо от африканской делегации. А в Цюрихе?

— Ничего не поделаешь, это болезнь. — Лана задумчиво закурила. — Вы ведь не знали Валеру раньше.

— Он что, клептоман? — опешил Ермолаев.

— Да нет, здесь все сложнее.

Лана снова села за письменный стол, сдвинула бумажный мусор в сторону и облокотилась на него локтем.

— Еще студентом он любил фарцевать, говорил, что риск способствует выбросу адреналина. Он любил все острое, возбуждающее… — Она прерывисто вздохнула.

— Да, Аркатова, — Ермолаев пожевал губами, — надо было раньше об этом рассказать. Сколько добра всякого пропало! И на прежних конференциях, и в Москве…

— Так, может, он и взял этот чек? — предположила Ника.

— Не знаю… — Лана с сомнением покачала головой. — Он понимает разницу между чеком и коробкой часов. Такую глупость он не совершит, потому что знает — это будет стоить ему работы. А Валера страстно мечтает сделать карьеру.

— Ладно, если нам тут делать нечего, пойдем дальше. Сегодняшняя ночь полна сюрпризов, посмотрим, что нас ждет, — проворчал Ермолаев и вышел из номера.

Отель «Хилтон», 12 октября, 02.40-03.00

— Михаил Михайлович, вы как в воду глядели! — вырвалось у Вероники, когда они вошли в номер Инны.

Переводчицы и их руководитель стояли в пустом номере и с недоверием смотрели на нетронутую постель молодой сотрудницы.

— А девушка где? — Ермолаев прошелся по номеру, словно Инна могла спрятаться за занавесками или в шкафу. — И мобильный телефон на столе валяется!

— Он не валяется, он на подзарядке, — спокойно заметила Лана, — но, кроме телефона, на столе ничего нет — ни записки, ни визитки, ни бэджа…

— Может, она взяла чек и сбежала с ним? — высказала предположение Вероника.

— Что за идиотская мысль! — вдруг взорвался Ермолаев. — Рано возводить на других напраслину!

— Да вы не волнуйтесь так, — миролюбиво заметила Светлана, открывая шкаф.

Осмотр вещей Инны не занял много времени. Их было немного, зато все — известных марок и отменного качества.

— Михаил Михайлович, здесь ничего нет, — отчиталась Лана, — но у меня замечание, если позволите. После регистрации до кофе-брейка Инна была на месте. Потом я ее не видела. Где она была все это время?

— В бизнес-центре отеля мне сообщили, что она сидела за компьютером половину дня, переводила какой-то срочный контракт, — пояснила Ника.

— Да, я в курсе, — подтвердил Ермолаев, — фирма «Нойе технологией» заключала сегодня договор с нашей российской компанией.

— А на обеде она была? — не унималась Светлана.

— Я ее не видела. Зато после обеда Инна вместе с Мариной раскладывали копии документов по столам участников, это точно. И потом до конца заседания она то появлялась, то уходила.

— С тем самым красавцем? — усмехнулась Лана.

— С кем? — переспросил Ермолаев и в упор посмотрел на Светлану.

Ника и Лана обменялись многозначительными взглядами, и, вздохнув, Вероника начала рассказывать руководителю о том, что они довольно часто видели Инну в обществе одного солидного немца, участника конференции.

Ермолаев тяжело вздохнул и неожиданно стукнул себя костяшками кулака по лбу:

— Где же она может быть? Как вы думаете, а?

— Гуляет с немцем, где же еще, — пожала плечами Светлана. — А почему вы так за нее волнуетесь, можно узнать?

Начальник дернул щекой, но ничего не сказал. Он сел в кресло, Лана уселась за стол, а Ника пристроилась на краю кровати.

Мы опять в той же композиции, что полчаса назад, — пробормотала Лана, — какая-то ночь откровений. Но чека нет.

— Мда… — неопределенно промычал Ермолаев. — Дайка мне сигарету, что ли! — попросил он Светлану.

— Вы же не курите, — удивилась Ника.

— Закуришь, когда припечет, — невесело пошутил начальник. — Инна — дочь моего сокурсника, вместе учились, вместе работали еще в том, — он ткнул сигаретой вверх, — «Протоколе». Недоглядел. — Михаил Михайлович сурово затушил окурок в пепельнице. — У нас на таких мероприятиях все отлажено как часы. Даже Ковалев… — Он осекся и покосился в сторону Ланы.

— Не стесняйтесь меня, говорите, — усмехнулась она.

— Даже Валера работает как положено. Инна не отработала еще ни одного московского мероприятия, не привыкла. Поэтому дисциплины нет, ответственности нет, контроля тоже нет. Короче, моя вина.

Странно было видеть обычно уверенного в себе шефа таким растерянным и усталым: взгляд его потух, спина сгорбилась… Трудно было узнать сейчас в Ермолаеве молодцеватого Потапыча.

— Давайте не будем хоронить ее заживо и придумывать разные страшилки! — нарочито жестким тоном скомандовала Светлана. — Я думаю, что Инна вернется к утру. Мы подождем ее в вестибюле и поговорим по душам. Она взрослый человек и должна уже отвечать сама за свои поступки.

В номере повисло молчание. Ермолаев встал и, не говоря ни слова, направился к двери.

— Закрывайте, — процедил он сквозь зубы.

Отель «Хилтон», 12 октября, 03.00-03.10

— Слушайте, я даже боюсь стучать в дверь, — призналась Вероника, подходя к следующему номеру.

— Давай стучи, а то мы этот чек проклятый никогда не найдем! — проворчала Лана.

Вероника осторожно стукнула два раза.

— Стучи сильнее! Она же, наверное, спит и не слышит! — воскликнула коллега и громко забарабанила в дверь.

— Сейчас, Moment, — раздался испуганный голос Марины.

— Хорошо, что среди нас есть один нормальный человек, который спит по ночам в номере, — заметил Ермолаев.

— Спокойно спит, значит, совесть чиста, — подхватила Светлана, за что и заслужила мрачный взгляд шефа.

Дверь распахнулась, на пороге, кутаясь в просторный банный халат, стояла Марина. Ее большие карие глаза стали еще больше, когда она увидела начальника в компании со старшими коллегами, полностью одетыми, как будто и не ложились, со строгими лицами.

— Что случилось? — Она отступила в сторону.

— Извини, что разбудили, но у нас пропал документ. Мы осматриваем номера каждого. Твой номер последний, — устало произнесла уже заученный текст Лана.

— Вы считаете, что этот документ у меня? — Смуглое лицо Марины залилось вишневым румянцем.

— Нет, но мы ищем, — вздохнула Ника, — если ты против, мы даже не войдем в твой номер. Необходимо добровольное согласие сотрудника.

— Да нет, проходите. — Марина слегка попятилась, давая возможность всем пройти в номер.

— Если никто не возражает, я иду в ванную комнату и осматриваю шкафы. Где твой чемодан? — раздался голос Ники.

— У меня его нет, — сообщила Марина, — я привыкла ездить налегке. Кожаный саквояж, и все.

— Почему не спишь? — пробормотал Ермолаев, заходя в номер. — Надо беречь себя, а ты… Что это такое? — Похожие на связки рыболовных крючков брови начальника взлетели вверх.

Светлана с изумлением уставилась на кровать Марины, усеянную исписанными от руки листками. Несколько листков лежали на полу, и Ермолаев, все еще недоумевая, поднял пару страниц, машинально сровнял их по краю и протянул девушке.

Завернувшись в халат, Марина села на кровать, поджав под себя ноги.

— Вы почитайте, я разрешаю.

Все еще недоумевая, Потапыч приблизил одну страницу к глазам.

— Вы только послушайте! — Шеф откашлялся и прочитал: — «Пончик появился случайно. А было дело так. Мама готовила пирожки и булочки. Я взяла кусочек мягкого пушистого теста и скатала из него шарик. Получился колобок. Когда все пирожки были готовы, мама увидела шарик из теста, бросила его в масло на сковороду. И получился пончик. Он поселился на кухне в кастрюльке. Но ему там было скучно, и он по ночам выбирался и прыгал по сковородкам, чтобы все просыпались и гонялись за ним…»

— Это ваше? — осведомился он.

— Мое, — вспыхнула Марина.

— И вся эта бумага исписана подобными… — Ермолаев замялся, подбирая слово, — историями?

— Да, — коротко ответила девушка. — Но вы хотели что-то искать. Я могу вам помочь?

— Приведи все свои бумаги в порядок, , чтобы мы сразу увидели, что документа там нет.

Девушка сноровисто сложила записи в толстую стопку и засунула ее в порядком распухший конверт отеля.

Лана бегло осмотрела ящики письменного, стола, комода, тумбочек — везде пусто, а в шкафу сиротливо висели костюм, пять блузок, шелковые шарфики…

— Ну что же, Михаил Михайлович, — обратилась Светлана к Ермолаеву, продолжавшему изучать отдельные листки, исписанные Марининым почерком, — как мы и предполагали, документа здесь нет.

— Угу, — кивнул тот и повернулся к Марине, продолжавшей сидеть в прежней позе на кровати. — Вы пишете сказки для детей? И давно?

— Давно. — Марина устроилась удобнее и, сверкая глазами, уточнила: — С детства. Я выросла в очень маленьком городке под Казанью. Отец работал на железной дороге, мама не работала, а в семье росли пятеро детей. Однажды мама сломала ногу, что-то там неправильно срослось, и она просиживала все дни на кухне, раскладывая пасьянс. Хозяйство вела старшая сестра, а с младшими детьми возилась я. Мама не любила, чтобы дома было шумно; если что, она брала костыль и стучала им. Иногда под костыль попадали наши шеи и спины. Тогда я начала придумывать разные сказки, чтобы дети сидели тихо и не шумели.

— А потом? — с дружелюбным любопытством поинтересовалась Ника, присев на край кровати.

— В школе меня очень любила учительница немецкого языка Берта Адольфовна. Она занималась со мной после уроков, устроила на городские курсы. Говорила, что у меня прирожденные способности. После десятого класса я поехала в Казань, подала документы в пединститут. Меня приняли, и я осталась в Казани, училась, жила в общежитии. Чтобы сестрам и братьям не было скучно, два раза в неделю я отправляла им новые интересные истории.

— Какая ты у нас, оказывается, сказочница, прямо Василиса Премудрая, — недоверчиво качнула головой Лана.

— Или Шахерезада, — улыбнулся Ермолаев.

— Как же ты в Москву попала, — не выдержала Светлана, — наверное, за москвича замуж вышла?

Темные глаза девушки внимательно остановились на лице Ланы, и она кивнула.

— Понятно, — встала Светлана, — здесь и сказке конец.

— Не думайте, что я специально искала мужа-москвича! — звонко запротестовала Марина. — Так получилось! А конец у сказки совсем другой. Через год после свадьбы я показала Вите, то есть мужу, свои записки. Он посоветовал мне разослать их в детские журналы. Ведь братья и сестры выросли, писать было больше некому. Редактору одной семейной газеты понравилось, вот я и пишу для детского приложения.

— А газета называется «Семейные традиции»? — поинтересовалась Ника.

— Да, — Марина с радостным испугом посмотрела на Веронику, — а вы откуда знаете?

— Я хорошо знаю шеф-редактора газеты Алису Раевскую. Она заказывает свои наряды у моего знакомого модельера.

— Короче, дорогая, сворачивай свою литературную деятельность и ложись спать. Ты уже вчера выглядела как мокрая курица, так что изволь быть завтра в форме! — скомандовала Светлана, и все направились к двери.

— Михаил Михайлович! — робко окликнула Марина.

— Ну что еще?

— Вы меня не выгоните из «Протокола»?

— Не выгоню, спи, — беззлобно проворчал начальник и вышел из номера.

— Спи, мы сами погасим свет и закроем дверь, — пообещала Ника и услышала в ответ слабый счастливый вздох.

Отель «Хилтон», вестибюль, 12 октября, 03.10-04.10

Отель начинал просыпаться: где-то глухо зажужжал моющий пылесос, через вестибюль прошла утренняя смена горничных, у стойки регистрации ждали своей очереди первые ранние гости.

— Сейчас бы чаю! — простонала Светлана, бросаясь на диванчик в центре вестибюля. — Чаю с лимоном! Да?

— Хорошо бы, — согласился Ермолаев, подтыкая себе за спину подушку.

— Вероника, я думаю, что мы с шефом будем решать дальше сами. Я виновата, я и буду сидеть до утра. А ты иди, у тебя глаза красные. Выброси все дурные мысли из головы, если бы что-то с папой произошло, тебе бы позвонили, верно? Так что не мучай себя, прими теплый душ и ложись, — ласково выпроваживала подругу Светлана.

Вероника заморгала, хотела что-то возразить, но потом кивнула и направилась к лифту.

Ермолаев сидел молча, откинув голову на спинку дивана. Цвет лица у него был нездоровый, кожа щек отвисла.

«Устал Потапыч, — подумала Лана и закурила. — Да и у меня глаза слипаются, вот-вот рухну, что же о нем говорить. Как мне перед ним стыдно… Он по-настоящему доверял мне. А я вот не оправдала надежд. Да при чем тут надежды! Интересно, а под суд меня могут отдать? — Лана даже вздрогнула. — Какой позор!»

— А вот и Ковалев! — встрепенулся Михаил Михайлович.

— А, вы все еще здесь? — бодрым голосом поинтересовался Ковалев, присел на банкетку и зевнул. — Устал зверски. клянусь честью! — поделился он, ослабляя узел галстука.

— А мы сидим, тебя ждем, — сообщил Ермолаев.

— Я понимаю, из-за часов, — поник головой Валера, — хотите, забирайте их все! Как говорится, унтер фир ауген, между нами говоря, они слова доброго не стоят!

— Мда… — Ермолаев нахмурился.

— Кстати, — Валера встрепенулся, — документ нашли?

— Нет… — Начальник отрицательно покачал головой.

— Лучше прятать надо было, — ухмыльнулся Ковалев, глядя на Светлану.

— Ты иди спать, — с усилием проговорил Ермолаев, уставившись на букет цветов в вазе на столе, — завтра у нас работа.

— Счастливо оставаться. — Ковалев легко поднялся с банкетки и, насвистывая, направился к лифту.

— Будем ждать Инну? — тихо спросила Светлана спустя пять минут.

— Я хочу дождаться. Тебе составлять мне компанию совсем не обязательно.

— Нет уж, позвольте остаться, Михаил Михайлович, — заявила Лана.

Время шло.

— Кажется, Инна? — Ермолаев кивнул головой в сторону двери и приподнялся с кресла.

Лана обернулась: в вестибюль входила молодая девушка в светлом плаще со спортивной сумкой на плече. Колесики зеленого чемодана не хотели двигаться по мраморному полу вестибюля, и девушка с усилием дергала чемодан, словно непослушного ослика, за кожаную петлю.

— Нет, ошиблись. — Ермолаев снова опустился на диван, снял с соседнего кресла еще одну подушку и засунул себе за спину.

— Михаил Михайлович, — Лана задумчиво проследила путь девушки к стойке регистрации, — а что мы будем делать с часами, которые умыкнул Ковалев?

Начальник дернул себя за мочку уха:

— А ведь он, в сущности, прав. Многие участники уезжают раньше и не получают подарков, которые мы традиционно раздаем в конце конференции. Вот почему мы ни разу не замечали ковалевских трюков.

— Михаил Михайлович, — медленно, словно раздумывая, проговорила Лана, — а ведь он прав и в другом смысле. Наши подарки непродуманные. Я уверена, что практически у всех участников они пылятся в кладовках.

— И что ты предлагаешь?

— А как вы поступали в том «Протоколе»?

— Ну, сравнила, — протянул Потапыч. — Представь: собирается наша делегация в Швецию. Туда заранее едет рабочая группа, чтобы обсудить регламент с соответствующими местными службами, в числе прочего упоминаются и подарки. Иногда у официальных лиц, у глав государств имелись свои собственные пожелания относительно подарков, и мы стремились их выполнять. Самое главное, что обмен подарками проводился не официальными лицами и не во время встречи и переговоров, а накануне сотрудниками протокольного отдела. Официальные лица просто благодарили друг друга за приятные подарки. Правда, бывали и исключения: один из ближневосточных нефтяных шейхов привез в подарок Брежневу золотую шашку с драгоценной инкрустацией. Да как вытащит ее в зале приемов, как взмахнет! Мы ужаснулись: зарубит генсека насмерть! Я тогда молодой был, а этот испуг до сих пор помню.

— Всем известно, что лучшим подарком Леониду Ильичу была спортивная машина. А что дарили мы, например, американцам?

— Хм, — Ермолаев хитро улыбнулся, — до чего же ты въедливая, Аркатова! Вытягиваешь из меня, можно сказать, сведения государственной важности!

— Ну и не надо. — Лана обиженно отвернулась.

— Ладно. Слушай: собрался Михаил Сергеевич в Америку с государственным визитом. А что Рейгану дарить?

Наша пэуппа съездила в Вашингтон, обсудила все детали, а потом стали голову ломать над подарком. Я попросил проводить меня в Овальный кабинет. Прошелся, осмотрелся — обстановка скромная, ничего лишнего. Вижу: в УГЛУ столик или полка, а на ней куча седел.

— Седел?

— Ну да, лошадиных седел, не в натуральную величину, конечно, но и не игрушечных. И ковбойские, и индейские, и мексиканские — каких только не было!

— И вы подарили седло?

— Точно. Заказали у кубанских казаков, а они уж расстарались: с инкрустацией, с плетением, очень красивое седло получилось. Подарили Рейгану — он был страшно доволен. Ну-ка смотри! Наша парочка идет. Слава Богу, жива и здорова!

Последнее замечание относилось к Инне, медленно ступавшей по мраморным плитам вестибюля под руку с пожилым мужчиной.

Ермолаев поднялся, застегнул пуговицу пиджака и двинулся паре навстречу. Светлана не слышала, что сказал Ермолаев немцу, но тот наклонил голову и подошел к диванчику, на котором сидела Светлана.

— Гутен морген, — первым поздоровался мужчина, и Лана эхом отозвалась:

— Морген!

Ермолаев протянул немецкому господину свою визитную карточку и получил визитку немца.

— Итак, господин Вальш, — голос Ермолаева звучал холодно и спокойно, — как вы объясните ваше неожиданное времяпрепровождение с нашей сотрудницей?

— Михаил Михайлович! — капризно воскликнула Инна.

— Помолчи! — Окрик Ермолаева прозвучал неожиданно грубо.

— Я так полагаю, что ваша сотрудница свободный человек и имеет право ходить куда угодно, с кем угодно и когда угодно? — осклабился немец.

— Ошибаетесь, — улыбнулся Ермолаев дежурной улыбкой, при этом глаза его смотрели холодно и с неприязнью. — Наша сотрудница — часть нашей команды. У нее есть задания, регламент, она за это получает зарплату. Представьте, что ваша секретарша в разгар рабочего дня отправится гулять с первым посетителем. Не явится она и на следующий день. А потом, заявив, что она свободный человек, придет получать зарплату. Инна приехала в Берлин работать, и даже ночью она обязана спать, потому что от ее ошибки на следующий день могут произойти разные неприятности. А почему? Потому что не выспалась. Я ясно выразил свою мысль, герр Вальш? И попрошу вас до конца мероприятия обращаться к Инне только по служебным вопросам.

Немец открыл рот, чтобы возразить, но потом взглянул в лицо Ермолаева, встал, церемонно кивнул и двинулся в сторону лифта.

— Ты все поняла? — Ермолаев устало взглянул на девушку.

— Все. — Инна мотнула красивой головой, как дорогая скаковая лошадь.

— Вижу, что не все, но мы поговорим об этом позже. А пока иди досыпай, завтра мне нужен полноценный сотрудник!

Девушка встала, коротко взглянула на Светлану и быстро, почти бегом отправилась к лифту.

— Она гуляли, наслаждалась жизнью и совсем не подозревала о том, какая у нас здесь была катавасия, — с сожалением протянула Лана. — Ну как, ваша душа теперь спокойна? Пойдем и мы?

Ермолаев выбрался из подушек, покрутил головой, разминая шею, и, взяв Светлану под руку, повел ее к лифту. У двери своего номера Лана уже была готова попрощаться с начальником, как вдруг он задержал ее руку в своей.

— Светлана, — голос его зазвучал неожиданно серьезно и официально, — я только тебе могу это поручить. Пообещай мне, что возьмешь шефство над этой девчонкой.

— Обещаю, что же мне еще остается, — вздохнула переводчица, — спите спокойно. — Она закрыла за собой дверь и не видела, что начальник не стал заходить в свой номер, а направился к лифту. Он спустился на первый этаж, подошел к стойке регистрации и попросил сотрудника поменять кодовый замок номера 3021. Шифровальное устройство издало короткий писк, и через две секунды Ермолаев получил новый электронный ключ. Удовлетворенно кивнув, шеф «Протокола» направился к лифту и вскоре был у себя в номере.

Москва, 1967 год

Они обязательно встречаются раз в пять лет. Это традиционный сбор. За тридцать с лишним лет они не раз выручали друг друга и друг в друге не разочаровались. Ни разу не было предательства, разочарования. Они такие разные — но все равно они вместе. Были среди них карьеристы, служаки, были и те, кто разочаровался в выбранной стезе. Но никто за всю жизнь не предал, сохранил верность идеалам, как бы высокопарно это ни звучало.

Они были разными еще тогда, в далеком шестьдесят седьмом, просто все они были курсантами ВИИЯ, молодыми, красивыми, уверенными в себе. Всем им предстояло стать военными переводчиками…

На втором этаже старых казарм ВИИЯ, в маленьком закутке между лабораторией устной речи и «Дубовой рощей» — кафедрой общей тактической подготовки, — они тогда хорошо выпили. Не много, а именно хорошо. Так, что еще слышали друг друга, хотя говорили одновременно. И все чувствовали, что за обычными словами в этот раз кроется нечто большее. И все понимали что: щемило души от будущего расставания. Пусть впереди еще год учебы, но уже виден порог, за которым другая жизнь. А от этого и тревожно, и печально, и весело сразу. Кто придумал клятву, уже не вспомнить. А произносили ее каждый про себя — всерьез, как молитву. И самый взрослый из них, грозный Леня Семеренко, в этот раз не позволил себе ни капли привычной снисходительности к их ребяческому романтизму, он и сам в этот вечер был неожиданно сентиментален. А Володя Разумихин, рассудительный богатырь из Владивостока, словно что-то увидел вдали — так пристально вглядывался в вечерний полумрак за окном и чему-то грядущему загадочно улыбался… И красавец Кирюша Линьков, поэт и альпинист, вдруг посуровел, стал задумчив. Неожиданно мягок и мечтателен был несгибаемый боец, потомственный военный Ваня Дигорский. Но, будто услышав какое-то мрачное предсказание, потемнел лицом любимец курса Витя Кошелев… Все они, курсанты Института военных переводчиков, были молоды, красивы, уверены в себе и друг в друге. Они в тот вечер клялись, откровенничали и мечтали. Часто такие откровения вперемешку с возлияниями забываются уже наутро, обещания кажутся пустыми, клятвы смешными. Но не в то утро. Хотя текст клятвы никем не был записан, Ермолаев уверен, что все помнят ее отлично. Речь шла о верности, бескорыстии, честности в дружбе и профессии. Ничего особенного. Нечто подобное переживали многие.

Что происходит во взрослой жизни после таких юношеских клятв? Что с этими компаниями случается? И можно ли вообще прожить жизнь так, как намеревался в юности? У курсантов дисциплина не оставляла места романтике, которая бушевала в их душах. Все — строем, все по команде.

Володя Разумихин, чтобы повидаться со своей одноклассницей, приехавшей вслед за ним из Владивостока в Москву и поступившей в историко-архивный институт, каждый раз проделывал целый ряд невообразимых трюков. Курсовой офицер Марченко, не принимая шаблонных объяснений от желающих уйти в увольнение сверх установленного списка, говорил: «Не чувствую творческих натур! Это что? „Часы сломались, надо в мастерскую“ или „На почту надо, тете послать телеграмму“, — цитировал он. — Примитив! Вы дайте оригинальную версию!» Приходилось задумываться. Или прибегать к обходным маневрам. Частенько Володя спускался по веревке из окна и, хитроумно обходя посты, устремлялся к общежитию своей возлюбленной, путь в ее комнату опять же лежал через окно. Эти авантюры приходилось покрывать его лучшему другу — старшине курса Михаилу Ермолаеву.

А с Витей Кошелевым, отцом Инны, была другая история. Однажды он сказал друзьям: «Я могу влюбиться прямо сейчас, здесь, в метро, но если это случится, то навсегда!» В вагоне метро, как назло, никого не было. Потом вошла девушка. Витя подошел к ней и познакомился. Вышли вместе на станции «Парк культуры». Он спросил, сколько ей ехать до общежития на автобусе. Оказалось, пятнадцать минут. Он прикинул: срок увольнительной истекал через час, по времени укладывались. Витя проводил девушку. Потом на ней женился и до сих пор любит безумно. Недавно позвонил Ермолаеву, попросил взять на работу дочь, научить делу, присмотреть за ней. Инна вся в мать: красивая, сложная, избалованная. Но разве откажешь другу?

Отель «Хилтон», 13 октября, 8.00-8.30

— Привет, ночная красавица. — Ника уже сидела за столом у окна, пила кофе и читала газету.

— Почему «ночная красавица»? — искренне удивилась Светлана.

— Вид у тебя такой… — многозначительно заметила Вероника, — лицо бледное, синяки под глазами, глаза красные…

— Спасибо, от тебя это слышать особенно приятно, — обиделась Светлана и пошла к общему столу с тарелкой.

Когда она вернулась с порцией овсяной каши и свежевыжатым апельсиновым соком, на столе уже стояла вторая чашка горячего кофе.

— Оставим пока в покое мой внешний вид, — произнесла Лана, отпивая сок, — расскажи, как дела у папы. Звонила домой?

— Они мне звонили. Врачи говорят, что выкарабкается наш профессор Дигорский. И я теперь верю, что все худшее позади.

— Ну и слава Богу, будешь звонить, передавай привет.

— Спасибо. А у вас как дела? Нашли Инну? Дождались Ковалева? Что будем вручать министру? — затараторила Ника.

Лана доела кашу и стала медленно намазывать джем на кусочек хлеба.

— Инну и Ковалева дождались. Но безрезультатно. А относительно министра… — она придирчиво осмотрела готовый бутерброд, — Потапыч обещал что-нибудь придумать.

— А министр?

Лана почувствовала, что слегка краснеет.

— Что с министром? — невозмутимо осведомилась она.

— Вы ведь вчера тоже гуляли по улицам Берлина, — лукаво заметила Вероника, но, встретив укоризненный взгляд подруги, отвела глаза. — Извини, но здесь есть кое-что интересное для тебя, — подала она голос через минуту, — ты только послушай, что пишет «Франкфуртер альге-майне цайтунг». Название статьи «Экология по-немецки в России». — Ника начала читать: — «Успехи России в области защиты окружающей среды объясняются чисто личностным фактором. Русский министр Соколов имеет немецкие корни — его бабушка была немкой. О серьезных намерениях России сделать рывок в этой до сих пор запущенной области, а также стремление министра к подписанию Киотских протоколов было заявлено на традиционной конференции по экологии, прошедшей в Берлине на этих днях». Вот ведь удивительные люди газетчики! — возмутилась Вероника. — Приписывать усердие нашего Соколова только немецким корням! А это правда?

— Что? — переспросила Светлана.

— Бабушка-немка.

— Н-не знаю… — задумчиво протянула Лана. — Значит, бабушка… Так вот почему…

— Все равно! — не слыша подругу, продолжала Дигорская. — При чем здесь наша экология и его «типично германская внешность»?

— Что? — Лана невидящими глазами смотрела на Нику.

— Да вот, смотри, тут на половину страницы дается психологический портрет твоего министра.

— Дай сюда! — Светлана буквально вырвала газету из рук Вероники.

— Читай вот отсюда, — ткнула пальцем в газетный лист Ника.

Лана впилась глазами в газетные строки: «Генетически ему близок немецкий менталитет и не может не раздражать американский невротизм. Спортсмен, пятиборец, он ловко умеет обходить точки сопротивления противника. Любимое слово — „план“. Сам он относится к тому типу людей, которые жестко ориентируются на правила. Любитель намеков — намекает сам и умеет читать намеки других. Манера ведения беседы своеобразная: во-первых, склонен исправлять неточности в формулировках собеседника, переводить его высказывания на свой внятный язык, а во-вторых, он даже мимически не переходит на точку зрения собеседника. Все беседы с русским министром носят ровный, последовательный характер.

В поведении наблюдается демонстративная мужественность невозмутимость, скованность мимики и движений. Но это никого не может обмануть — Соколов очень эмоционален, его любовь к ритуальному поведению, жизни по правилам носит защитный характер. Он часто поджимает и прикусывает нижнюю губу, а это привычка людей, глубоко, по-детски переживающих обиды. Наивность и доброта относятся у него к наиболее ценным качествам».

— Спасибо, — Лана вернула газету подруге, — теперь многое ясно. Ну что же…

— Ну, как тебе психологический портрет?

— Очень поучительно, — фыркнула Светлана и прищурила глаза, — особенно пассаж о наивности и доброте.

— Я все никак не могу успокоиться относительно того, что все позитивное, что приписывается российскому министру, объясняется его немецкими корнями. У каждого народа есть свои плюсы и минусы.

— Что же ты относишь к минусам немецкого менталитета? — поинтересовалась Лана у подруги.

— Ну, например, именно немецкий язык породил слово «бюрократ». За этим словом скрывается не служебная волокита с целью вымогательства, а безусловное доверие к документу. Офисная педантичность характерная черта немецких компаний. При этом им не чуждо трепетное отношение к высоким связям. Сотрудник, женатый на дочери крупного промышленника, имеет гораздо больше шансов на служебный рост, чем его коллега. Так называемый витамин В (Beziehungen — связи) очень хорошо влияет на управленческие решения начальства.

— Вот это да! — Лана с силой потерла виски.

— Я слишком хорошо знаю немецкий менталитет. Считай, всю свою сознательную жизнь. Еще я хочу сказать, что немцы, как и все европейцы, эгоисты.

— А ты знаешь, что наше слово «блат» тоже немецкого происхождения?

— Да?

— Ага, я сама об этом недавно узнала. В те времена, когда в молодой Советской республике затевались великие стройки, куда приглашались западные спецы, как ты сама понимаешь, с продовольствием было туго. Чтобы подкормить западные мозги, было решено выдавать дополнительный паек западным инженерам по специальному списку. Список, листок бумаги с короткой колонкой фамилий, Blatt, блат… Так и родилось это словечко… Пойду-ка я к себе, — Светлана встала из-за стола, — попытаюсь сделать что-то с лицом, чтобы не быть похожей на ночную ведьму, как ты удачно выразилась.

— Я не так сказала! — начала оправдываться Ника.

— На то мы и переводчики, чтобы улавливать скрытый подтекст любого сообщения!

Фойе перед конференц-залом, 12 октября, 10.00-11.00

Ермолаев терпеливо дожидался Валеру Ковалева в фойе перед конференц-залом. Спокойный, величественный, он невозмутимо поздоровался с Инной, как будто не было вчерашней ночи, волнений и разговора с герром Вальшем.

Сначала девушка поглядывала на начальника с опаской, а потом поняла, что больше внушений не будет, и начала привычно прохаживаться по фойе перед конференц-залом с томной грацией, как на подиуме.

Когда официально было объявлено о начале второй части конференции и Лана закрыла тяжелую дверь в зал, появился Валера Ковалев. Он был мрачен:

— Что же это такое, Михаил Михайлович, послали с моими людьми в аэропорт Марину… А как же я? Она там все напутает! — И он капризно поднял верхнюю губу.

— Не напутает, — спокойно возразил начальник, — девушка должна научиться работать на любом участке. Ты мне здесь нужен. Переводчицы работают в зале, а ты посиди здесь со мной.

— Как скажете. — Всем своим видом демонстрируя, что он делает большое одолжение начальнику, Ковалев опустился на стул рядом с Потапычем.

— Вот, — Ермолаев протянул ему листки бумаги, — сверь-ка эти списки регистрации с заявленным списком участников!

Состроив брезгливую гримасу, Валера взял списки:

— Унижаете?

— Оставь эти идеи при себе. Никто здесь не выбирает, чем ему заниматься! — рассердился Ермолаев.

Пять минут прошли в молчании. Выступление первого докладчика закончилось под жидкие аплодисменты. Ковалев встал.

— Куда ты? — Ермолаев ухватил его за рукав.

— В туалет. — Валера насмешливо освободил руку из цепких пальцев начальника.

— Очень кстати, я с тобой. — Ермолаев встал и, не отставая от Ковалева, проследовал за ним.

Вернувшись к столу, Ковалев снова принялся читать списки, все чаще отрывая взгляд от ровных строчек. Ермолаев невозмутимо писал что-то в блокноте, разговаривал по телефону, шутил с официантами, накрывающими столы к перерыву на кофе.

— Куда теперь? — Оклик Ермолаева настиг Валеру у выхода из фойе бизнес-центра.

— Не успел позавтракать; пока есть время, выпью кофейку!

— И я с тобой! — Михаил Михайлович ни на мгновение не отставал от своего подчиненного.

В ресторане Ковалев одним глотком осушил чашку кофе и насмешливо посмотрел на шефа.

— Михаил Михайлович, клянусь честью, вы сегодня проявляете максимум внимания к моей персоне, с чего бы это?

— А ты как думаешь?

Ковалев надул щеки и с шумом выпустил воздух:

— Часы?

Ермолаев сделал неопределенный жест.

— Понятно. — Валера оттолкнул от себя пустую чашку. — Мне необходимо подняться в номер, голова разболелась. Выпью таблетку. Вы со мной? — Он ехидно посмотрел на Ермолаева.

Шеф качнул головой:

— Нет, иди, Валера.

Едва Валера скрылся из виду, Ермолаев покинул ресторан и спешно поднялся по лестнице на третий этаж. В каком-то номере гудел пылесос. Ермолаев бесшумно двинулся по коридору и удовлетворенно улыбнулся. Спиной к нему стоял Ковалев, безуспешно щелкая своим ключом в двери номера 3021.

Ермолаев кашлянул, Валера обернулся. Увидев шефа, он изменился в лице и отскочил от двери.

— И не пытайся, милок, дверь Ланы заблокирована, — мягко сказал Ермолаев, — а теперь пойдем-ка со мной!

Отель «Хилтон», номер 3020, 12 октября, 11.00-11.20

Крепко схватив Ковалева за запястье, он открыл свой номер, протащил упирающегося сотрудника в глубину комнаты и толкнул в кресло.

— Сидеть! — грозно прорычал он, попискивая клавишами сотового телефона в ответ на попытку подчиненного выбраться из кресла. — Лана? Поднимайся ко мне. Срочно! — скомандовал он переводчице по телефону.

— Михаил Михайлович, это произвол, — заявил Ковалев. В дверь постучали.

— Заходи! — крикнул Ермолаев, не удостоив Ковалева ответом. — Заходи и закрой хорошенько дверь.

— Что случилось? — Лана переводила встревоженный взгляд с начальника на бывшего мужа.

— Садись. Я хочу сказать, что чек нашелся.

— Не может быть! — воскликнула Лана, всплеснув руками.

— Неужели? — Ковалев приподнялся в кресле.

— Да, — подтвердил Ермолаев, — найден.

— Кто же все-таки взял его? — оживленно спросил Ковалев. — Клянусь честью, здесь какой-то заговор!

Ермолаев наклонил голову:

— Перестань притворяться, ты! Чек — на стол! Я к тебе обращаюсь!

Валера обвел всех взглядом, сжал губы, полез во внутренний карман пиджака, неторопливо вытащил плотный конверт и протянул его Ермолаеву.

— Боже мой, — прошептала Лана, — все-таки это был ты!

— Представь себе — не я!

— Чек все время хранился в кармане пиджака Ковалева, — сообщил Ермолаев Лане.

— Да не я это, Михаил Михайлович! Клянусь честью! Это наша новенькая!

— Ложь! — загрохотал Потапыч и покраснел до свекольного оттенка. — Я тебя застал у дверей номера Светланы. Видимо, почувствовав запах жареного, ты решил подкинуть чек к ней в номер. Но я не вчера родился и, после того как мы с Ланой сегодня рано утром расстались, переблокировал ее ключ.

— Ах вот почему у меня не запиралась сегодня дверь! — ахнула Лана. — Пришлось обращаться к горничной!

— Зачем ты это сделал, Валера? — обратился Ермолаев к сгорбившемуся в кресле Ковалеву. — Ты никогда не смог бы получить денег по этому чеку.

— Зачем? — Лицо Ковалева неузнаваемо изменилось. — Вот, Михаил Михайлович, рекомендую: всю жизнь эта дама отравляет мне существование. — Он протянул руку в сторону Ланы. — Прима, звезда, королева! Да ты только вспомни, — его голос сорвался на фальцет, — вспомни, как ты любила шмотки, которые привозили мои родители, как ты визжала от восторга, когда они купили квартиру! Клянусь честью! Ты сама была нищая, но правильная, с принципами. И ты хотела отомстить, я знаю! Хотела, чтобы я просил у тебя денег на еду, на тряпки. Это была сладкая месть! Но я все понял! Я сказал тебе, что докажу, и доказал! Я кандидат наук, я работаю в той же конторе, что и ты! Но ты делала вид, что тебе это все равно. И я решил отомстить!

— Значит, ты хотел мне отомстить? — растерянно переспросила Лана, подходя к Валере почти вплотную. Она внимательно смотрела ему в лицо, замечая розово-фиолетовые склеротические жилки на щеках, выцветшие глаза, обвисшие щеки, вялые губы. Совсем некстати подумалось: «Как же он быстро сдал, а ведь он мой ровесник!»

— Да! Я хотел подкинуть его тебе, — он сжал кулак и прикусил его зубами, — но только после того, как взял чек у девчонки.

— Я не верю тебе! — устало отмахнулся от Ковалева Потапыч.

— Я так и знал. Но есть же презумпция невиновности, в конце концов! Позовите эту вашу Вику, то есть Инну!

Не сводя глаз с Валеры, Ермолаев набрал номер сотового телефона Инны.

— Зайди ко мне в номер, быстро, — скомандовал он и дал отбой.

Несколько минут прошли в тягостном ожидании, все старательно отводили глаза от конверта, лежащего на столике. В дверь постучали.

— Михаил Михайлович, можно? — раздался мелодичный голос, и стройная красавица вошла в номер шефа «Протокола».

— Заходи, — устало произнес Потапыч и ослабил узел галстука.

Увидев конверт на столе, Инна изменилась в лице и попятилась назад к двери.

— Ага! — торжествующе завопил Ковалев. — Видали? Все видали? Это она была, она!

— Инна, ты? — хриплым голосом спросил Потапыч. — Зачем?

Она пожала красивыми плечами, лицо ее уже не выражало никаких эмоций.

— Я услышала, как вы дали поручение Аркатовой спрятать конверт. Случайно я увидела, как сразу после этого она зашла в ваш номер. Мне стало интересно, и после нее в номер зашла я. Конверт с чеком я нашла быстро. Сначала я хотела положить его на место, но потом меня словно кто-то подтолкнул под локоть: «Смотри, какая удача! Теперь ты можешь жить так, как хочешь, ни в чем себе не отказывая. Никогда! И никакой работы!»

— А потом? — иронично поинтересовалась Лана.

— Потом я спросила у Александера, смогу ли я обналичить чек. Он страшно испугался и посоветовал вернуть чек на место. Оказалось, что есть какая-то технология, которая позволяет вычислить в банке неправильного получателя. Ну вот, я вернулась в номер Михаила Михайловича и положила конверт на место. А утром мне Ника сказала, что конверт пропал. И тогда я испугалась. Я же положила его в папку! Ядовито улыбаясь, Ковалев обратился к Инне:

— Глупая девочка! Клянусь честью! Наплел тебе немец с три короба, они не знают, что такое настоящий риск! Сразу теряют голову от страха! Когда эта штучка, — он указал пальцем на Инну, — выскользнула из номера шефа, я заинтересовался. Чего, думаю, ей там понадобилось? Она из двери, я — туда. Гляжу, лежат Светкины сигареты, а Потапыч не курит. Знак, клянусь честью! Я заглянул в конверт — чек! На предъявителя! А времени в обрез, вот-вот шеф должен в номер войти, до вечернего приема оставалось минут десять. Я и схватил конверт. Но только потому, что времени не было проверить. Без труда я узнал, что чек можно обналичить без последствий, да ждать долго надо. Вот я и решил напоследок облегчить свою совесть и подложить его Светке.

Инна широко раскрыла глаза:

— Зачем?

— Это уже не твоего ума дело, проказница, — Ковалев игриво погрозил ей пальцем, — ты же первая стянула чек, а теперь глазки строишь! Клянусь честью!

Ермолаев эффектным жестом разорвал конверт.

— Что вы делаете?! — испугалась Лана.

— Не беспокойся. Неужели ты думаешь, что я настолько выжил из ума, что отпустил бы вора с чеком? Обнаружив пропажу, я связался с бюро ООН и попросил аннулировать чек.

— А что мы вручим Соколову? — пролепетала переводчица.

— По счастью, наш новый министр — человек неглупый. Мы вручим ему пустой конверт. А через неделю ООН переведет деньги на счет комитета.

— Ну-с, а теперь, когда злодей разоблачен, а добро торжествует, позвольте мне пройти в свой номер! — Ковалев вздернул подбородок.

Ермолаев молча посторонился, пропуская его.

Дверь негромко хлопнула, Лана вздрогнула.

— Не могу поверить, все как в дурном сне!

— Старею… — Ермолаев закашлялся, — теряю чутье. Он старался не смотреть на Инну, такую нелепую в ярких узких брючках и кофточке в этом номере. Наконец Потапыч взглянул ей в глаза:

— Не думал я, что у Витьки Кошелева случится такое горе. — Слова давались ему с трудом. — Как ни старался я, не смог уберечь тебя от греха. Звони отцу, сама звони! — загрохотал он вдруг. — И объясни все как было!

У Светланы голова шла кругом: Инна, признание Ковалева… Инфантильная избалованная девчонка ей не понравилась сразу, интуиция подсказывала, что что-то в этом молодом существе порочно. Но она никак не могла предположить, сколько застарелой ненависти к ней накопилось в когда-то любимом ею Ковалеве.

Разговор Инны с отцом был отчаянным, истеричным и жалким. Потом трубку взял Ермолаев:

— Витя, я обязуюсь доставить твою дочь до Москвы, а там ты сам встречай свое чадо. И прости меня: не уберег я ее от беды. Моя вина.

Все еще всхлипывая, Инна выскользнула из номера Потапыча.

— Да… — Ермолаев засунул руки в карманы пиджака и прошелся по номеру. — Витька, боевой офицер, воевал, ничего не боялся, а женщин своих разбаловал! Потакал во всем и жене, и дочери! Чувствовал я, что ничем хорошим это не закончится!

Светлана чувствовала себя неловко и смущенно молчала.

— Мало работаем с кадрами! — продолжал Ермолаев. — Мало! И на тебя понадеялся, между прочим, — он положил тяжелую руку на плечо Светланы, собравшейся что-то возразить, — и был не прав. Век живи — век учись. Подумать только! За сутки чек на такую сумму лежал в карманах стольких сотрудников! А мы-то все опасались, в сейф положить боялись, в десяти конвертах запутывали… а на деле что получилось? Не персонал «Протокола», а сборище гангстеров какое-то! Впервые в жизни у меня такое! Стыдно становится, как отстал от жизни. Вот это молодежь! Палец в рот не клади!

Потапыч старался держаться молодцом, но в его бодром голосе слишком часто проскальзывали горестные нотки, да и глаза были полны боли.

— Иди, Лана, спускайся в зал. На тебя да на Нику только и можно положиться, — уже мирно сказал Ермолаев. — А конференция у нас, между прочим, все еще идет. И в зале сидит сотня граждан, которая жаждет увидеть церемонию вручения гранта ООН министру экологии.

Лана слабо улыбнулась, потом внимательно посмотрела на начальника, в глазах Потапыча сверкнули озорные искры. И у нее отлегло от сердца. Через пять минут Лана уже была в холле перед конференц-залом. А через полчаса из-за неплотно прикрытых дверей раздались аплодисменты, и, засовывая конверт во внутренний карман пиджака, навстречу ей вышел министр экологии.

«Ага, значит, церемония вручения гранта ООН прошла удачно», — автоматически отметила про себя она.

— Света, — воскликнул Соколов, — я вас ищу!

— Я вам нужна?

— Вы заняты в ближайшие час-два? — деловито осведомился министр.

— Нет!

— Как вы полагаете, что скажет ваш шеф, если я вас ненадолго похищу?

— Ничего не скажет, — раздался низкий голос Ермолаева за спиной Соколова, — идите, молодые люди, гуляйте!

Лана высоко подняла брови, но лицо Ермолаева выражало такое безмятежное добродушие, что не знакомые с ним люди вполне могли бы принять его за доброго заботливого дядюшку. Лана растерянно моргнула и пробормотала:

— Я не против, Андрей Александрович, через пять минут я буду готова.

Берлин, «Николаусфиртелъ», 12 октября, 11.10-12.00

— Куда направимся сегодня? — осведомилась Лана, выходя в сопровождении Соколова из дверей отеля.

— Как скажешь. Наша вчерашняя экскурсия мне очень понравилась. — Соколов открыл дверцу ближайшего такси.

— Тогда едем сегодня в другую сторону, на запад.

— Нет, если можно, продолжим экскурсию по восточной части города. Экскурс в вашу студенческо-молодежную жизнь гораздо интереснее.

— Ну что же, — развела руками Светлана, — тогда едем на Алекс — знаменитую Александерплац.

Уловив знакомое название, таксист кивнул и мягко тронул машину с места.

— Что это в городе так много медведей? — Соколов нетерпеливо обернулся к Лане, указывая на огромные фигуры разноцветных медведей, которые лежали, сидели, стояли на голове, прикладывали лапу к козырькам фуражек, несли подносы с пивом.

— Это символ города, — пояснила Светлана, — мне они нравятся, такие симпатичные!

— Но цвета у них иногда просто дикие! Разве вы видели когда-нибудь фиолетового медведя?

Лана рассмеялась.

— Строго говоря, происхождение слова «Берлин» более относится к обитателям болот, нежели к медведям. Хотя слово «бер» по-немецки и означает «медведь», название города имеет славянские корни. Возьмите для сравнения наше слово «берлога». А вон там сохранилось старинное здание суда. Рядом с ним остатки крепостной стены и трактирчик «Последняя инстанция».

— А это что за чудеса? Почему «Последняя инстанция»?

— В средние века, перед тем как пойти на судебное заседание, люди приходили в трактирчик, пили за успех своего дела и отправлялись в суд в надежде на справедливый приговор. Так что трактир скорее всего был предпоследней инстанцией. А сейчас, когда будем выезжать на Алекс, обрати внимание на телебашню. — Лана легко коснулась плеча Соколова, сидевшего рядом с шофером.

— А что в ней интересного? Башня как башня.

— Конечно, башня башней, но рядом с ней сохранилась старая церковь — Мариенкирхе. Ее не хотели оставлять на центральной площади социалистической столицы. Церковь была недействующей, там выставлялись различные поучительные экспозиции. Ага, вот мы и подъезжаем. Посмотри на шар телебашни!

— Что-то я ничего не вижу, — упорствовал Соколов, выходя из машины.

— Как же так? Видишь, крест церкви отражается прямо на шаре телебашни, и так бывает всегда, когда светит солнце.

— А действительно! Надо же! — удивился Соколов, когда они уже стояли на площади, и приложил ко лбу ладонь козырьком. — Не сдалась церквушка, а?

— Не сдалась. Пойдем дальше?

— Куда теперь?

— В самое сердце Берлина — Николаусфиртель. Это «точка ноль» — здесь зародилась жизнь города.

Они вышли на площадь перед старой красной ратушей. Лучи теплого осеннего солнца резвились в фонтане, где в окружении бронзовых наяд стоял грозный Нептун, поздние розы источали едва ощутимый аромат, многочисленные туристы без устали фотографировали друг друга на фоне ратуши, поедая типичное берлинское лакомство — блинчики с ореховой и шоколадной начинкой. Было так тепло, что Светлане стало жарко в ее костюме от Шанель из буклированной ткани в серо-голубую полоску.

— Хорошо! — выдохнул Соколов. — Дышится легко!

— Это так кажется. А мы ведь находимся в окружении самых оживленных магистралей города. Но я сама люблю эту площадь. Здесь ощущаешь дыхание, ритм столицы. А дальше начинается собственно сам квартал Николауса — дома сохранились еще со старых, довоенных времен.

— Настоящие пряничные домики. Так и кажется, что отсюда выйдут Гензель и Гретель, — задумчиво обронил Соколов.

— Давай немного пройдемся по набережной, — предложила Лана.

— Согласен. — Андрей Александрович решительно подхватил ее под руку и повел к реке.

— Недалеко отсюда река Шпрее разделяется на два русла. На берегу каждого давным-давно первые поселенцы основали два города — Берлин и Кельн. Через сто лет два города объединились в один — Берлин. Ты слушаешь меня? — обернулась Светлана.

— Когда я смотрю на тебя, то вспоминаю бабушку, впрочем, я уже это говорил, — задумчиво ответил Соколов.

Лана решила сменить «архитектурную» тему.

— Расскажи о ней, — попросила она.

— Она была уникальной. Репрессии, голод, нужда, смерть братьев, мужа, ребенка сплошные беды. И несмотря на все это, она продолжала жить. По-настоящему! Радоваться самому незатейливому: солнцу, весне, чьей-то чужой улыбке… И дожила до девяноста с лишним лет. И в тебе я чувствую такую же внутреннюю силу. Знаешь, ты сейчас похожа на ветку сирени в цвету… А в период цветения у растений самая мощная энергетика, — уже озорно прибавил Андрей.

Они остановились у перил набережной и склонились над водой.

На серебристо-зеленой поверхности реки играли солнечные блики.

Пальцы Андрея скользнули по ее руке, Лана чувствовала, как нежно покалывает кожу от прикосновения его рук.

— Когда я прикасаюсь к твоей руке, мне кажется, что я это делал всю жизнь… — прошептал Андрей, — она такая гладкая и теплая…

Он на секунду блаженно закрыл глаза, упиваясь мыслью о том, что Света — это само солнце золотое, дарящее жизнь и тепло.

Он склонил свое лицо над Светланой, щеки ее зарозовели.

«Что я делаю, — подумала она, — зачем? Как все это похоже на сцену из мыльной оперы!»

Но вместо поцелуя Соколов обнял Лану за плечи.

— Не будем торопить события.

— Не будем, — кротко согласилась она.

— Постоим у реки. — Он крепче обнял Лану и прошептал: — Девушка моей мечты! Frau meiner Traume!

— Что? Вы говорите по-немецки? И все это время скрывали?! Ну да, бабушка-немка! Как я могла это упустить! Почему же ты скрывал? — Она отстранилась от Андрея.

— Да я и не скрывал… — он потер лоб, — а вообще-то немецкий — это язык моего детства. На нем говорила бабушка Кристель, рассказывала сказки. Тот язык, на котором говорите вы, совсем другой. Официальный. Сухой. Чужой.

— Господи, представляю себе! — Она всплеснула руками. — А мы бегали, суетились, переводили, пытались тебе все растолковать. А ты сидел и забавлялся тем, как мы пытаемся угодить.

— Неправда! — Он сжал ее запястье. — Не говори так! Она запнулась.

— Извини. Наверное, нам пора?

— Не пора, — Соколов нахмурился, — все совсем не так, как ты только что пыталась изобразить. Когда работаете вы, мне кажется, что я не знаю языка. Вы же профессионалы!

— Да, мы профессионалы, — согласилась Светлана, — и все-таки я ощущаю себя сейчас так глупо!..

— Не думай об этом… Все это мелочи. Давай лучше поразмыслим, что будем делать, когда вернемся.

— Вернемся?

— Вернемся в Москву. Мы ведь только в начале пути.

— Я не люблю загадывать. Поживем — увидим.

— Света, — мягко произнес Андрей, — я ведь не отступлюсь.

Тон, которым была сказана последняя фраза, ясно давал понять серьезность намерений Соколова.

— Я подчиняюсь, — возвестила Светлана. Что ей еще оставалось делать?

Отель «Хилтон» — аэропорт Тегелъ-Норд, 12 октября, 15.00-16.00

Когда министр экологии и переводчица вернулись с романтической прогулки, первым, с кем они столкнулись у вращающейся двери «Хилтона», был Валера Ковалев.

— Пардон! — Он отскочил в сторону и сделал угодливый полупоклон в сторону министра. — Все в ресторане «Бельэтаж» на обеде.

— Спасибо, — кивнул Соколов, ведя Лану под руку к лифту.

Они не видели, как зло сузились глаза Валеры, а от щек враз отхлынула кровь.

— Клянусь честью, — прошипел он вслед, — какая парочка!

В зал ресторана Соколов и Светлана вошли в тот момент, когда заместитель министра экономики произносил речь. Бернард Шок стоял рядом и старательно все переводил. То и дело раздавались аплодисментами, но вовсе не потому, что в словах государственного деятеля содержалось нечто важное, а потому, что настроение у всех было приподнятое, почти праздничное. Участники были довольны прошедшей конференцией, новыми контактами, подарками, а сотрудники «Протокола» — удачно проведенным мероприятием.

— Позвольте мне, — Соколов подошел к микрофону, — я скажу всего пару слов. — Он улыбнулся своей мягкой улыбкой. — Я хочу поблагодарить от имени всех участников сотрудников Комитета по экологии. Давайте поаплодируем той замечательной команде, которую возглавляет Михаил Михайлович Ермолаев! Огромное спасибо и немецкой команде переводчиков. — И министр экологии пожал руку Бернарду Шоку.

В зале ресторана не щадили ладоней.

— Разрешите? — Андрей подсел с бокалом к столику Ермолаева.

— Прошу.

— Я бы хотел выпить с вами за вашу замечательную команду. Честно скажу, я бы очень желал, чтобы кое-кто из сотрудников министерства работал так же профессионально, как ваши переводчицы.

Начальник «Протокола» проницательно заглянул в глаза министру. «Воистину, матушка Россия, не оскудела ты на таланты и на честных людей. А может, лицедействует наш министр, популярность завоевывает? Похоже, нет. Честное лицо у этого парня. Да и давно я его знаю. Но надолго ли хватит этой честности, выдержит ли он дистанцию?»

— Мы вообще не склонны выслушивать женщин! — заметил вслух Ермолаев, звонко чокаясь бокалом с министром. — К вашему сведению, я очень долго колебался, когда принимал решение о том, какого пола будут мои VIP-переводчики.

— А разве есть разница? — удивился Андрей Александрович.

— Конечно, — убежденно кивнул головой Ермолаев, — жаль только, что многие пытаются об этом забыть. Или делают вид, что забыли. А мы ведь все еще живем, подчиняясь старым стереотипам, заложенным в наше подсознание. Например, считается, что мужчина обладает авторитетом, а женщина — нет. Женский голос оценивается мужчинами только с точки зрения сексуальности. Значит, то, что говорят мои переводчицы, воспринимается первыми лицами на уровне подсознания, как несерьезная, неважная информация. Хорошо ли это?

— Позвольте, но я никогда не делаю различий…

— Делаете! Обязательно! На уровне подсознания. А оно подсказывает нам, что говорить женщина должна крайне редко. А почему?

— Почему?

— Потому что еще в тринадцатом веке пытки и костер ждали тех женщин, которые стремились к свободе и знаниям. Кстати, ведьм сжигали вплоть до середины восемнадцатого века. И женщины хорошо усвоили, что молчание — золото.

— Мда-а… — задумчиво глядя в свой бокал, протянул Андрей, снова почему-то подумав о Светлане.

— Извините, пора, служба. — Шеф «Протокола» встал из-за стола и учтиво склонил голову. — Через полчаса прошу спускаться с багажом в вестибюль.

Два огромных автобуса класса «люкс» уже стояли у дверей отеля. Позади были прощание со старшим менеджером «Хилтона», рукопожатия, поцелуи, напутственные слова Бернарда Шока. На душе у Ланы стало немного грустно — какой-то кусочек жизни останется здесь, на Моренштрассе. За рулем автобуса сидел тот самый водитель, с которым Светлана познакомилась в день приезда.

— А, наш старый знакомый! — обрадовалась она. — А мы уезжаем!

— Все прошло успешно? — поинтересовался он, выруливая к Бранденбургским воротам.

— Да, Берлин очень гостеприимный город, — заверила его Светлана и повернулась к Веронике. — Ты звонила в Москву? Как папа?

— Звонила. Ему лучше. Сегодня мама и Леша могут немного передохнуть, я даже запретила им приезжать в аэропорт. Доберусь до дома на нашей служебной машине, правильно?

Лана кивнула:

— Конечно, доберемся все вместе! Слушай, а что тебе Потапыч рассказывал вчера ночью? Вначале он цитировал Гайдара, а потом что? Ты еще так глупо хихикала.

Вероника широко улыбнулась:

— Умора! Ты не поверишь! Короче, на первом курсе мой дорогой папа, тогда еще курсант ВИИЯ, проснулся среди ночи, оделся, взял ключи от этажа и пошел на другой этаж в библиотеку: ему не давал покоя какой-то сложный языковой парадокс. В пять утра, с чувством выполненного долга и слипающимися глазами, курсант Дигорский пошел досыпать. Но, закрывая этаж, он умудрился уронить ключ в лестничный пролет. Поползав с полчаса по лестнице, он побежал обратно в казарму, чтобы взять запасной ключ от этажа. И знаешь что сделал?

— Наверное, закрыл этаж? — предположила Светлана.

— Ни за что не догадаешься! — фыркнула Ника. — Он бросил второй ключ в лестничный пролет, чтобы посмотреть, куда упал первый.

— Да ты что! — ахнула Лана.

— Короче, все утро мой дорогой папа проползал по лестнице в поисках ключа. Когда уже хотели поднимать тревогу в связи с отсутствием курсанта Дигорского, он нашел-таки первый ключ, так и не найдя второй. Причем этим фактом впоследствии ужасно гордился, ведь оправдалась теория, что, если ночью на неосвещенной лестнице бросить ключ в лестничный проем, можно проследить его падение и найти утерянный. Каково? — со смехом и чуть заметной ноткой гордости в голосе спросила Вероника.

— Классно! А я все думаю, в кого уродилась такая остроумная дочка?

— Речь не обо мне! Удивительно, как папа ни разу об этом случае не рассказал, а ведь в институте эту историю вспоминают до сих пор.

— Если бы мы знали, сколько интересных случаев из жизни утаивают от нас наши родители! А все из-за чего? Из-за ложного страха быть неправильно понятыми. Когда к твоему отцу будут пускать посетителей?

— Не знаю, думаю, что теперь скоро.

— Тогда передай от меня огромный привет.

Автобусы тем временем выехали прямо к самолету, на взлетное поле.

— Ну, до свидания! — Лана пожала руку знакомому водителю и легко соскочила со ступенек автобуса. Вместе с Никой они принялись следить за посадкой в самолет пассажиров своего автобуса.

Те, кого в автобусе сопровождал Ермолаев, поднимались по трапу в VIP-салон. Но Соколов почему-то все еще стоял у трапа.

— Я тебя жду, пойдем со мной! — потянул он Лану за руку.

— Нет, Андрей Александрович, это неудобно. — Лана оглянулась на Нику и Ермолаева в надежде на поддержку.

— Света, там тебя никто не съест! Странно, что ты упрямишься! — продолжал уговаривать ее Соколов.

— Не съест! Согласна! Но там сидят люди, знающие меня как хорошего профессионала и только. Зачем давать им повод для сплетен?

— Каких сплетен? Никому до нас нет дела.

— Ошибаетесь, Андрей Александрович! Все, абсолютно все подумают: «Ага, значит, Аркатову можно уговорить. Будем иметь в виду».

Он побледнел.

— Неужели?

— Я уверена, что все поймут такой поступок именно так. Я не имею права смешивать служебное и личное! Пойми меня, умоляю!

— Как хочешь. — Голос его стал сухим и бесцветным, и он уныло стал подниматься по трапу.

Светлана закусила губу и посмотрела ему вслед. «Уходит. Уходит! Но я не могу ничего поделать, Андрей. Кем я поднялась бы вместе с тобой в VIP-салон? Переводчицей? Но мое место во втором салоне. Дамой сердца? Ах каким это было бы подарком для тех, кто давно облизывается и ходит вокруг меня, поджидая более или менее удачный момент. Нет, Андрей! Нет! Я поступила правильно». Поймав сочувствующий взгляд Ники, Светлана не отвернулась, наоборот, она расправила плечи и сделала спокойное, нейтральное выражение лица.

— Что-то я Ковалева не вижу. Столкнулась с ним только в вестибюле перед обедом. Где он?

— Вон, — кивнула подруга в сторону самолета, — видишь, в третьем по счету иллюминаторе светится его физиономия?

— Да… Поднялся по трапу и плюхнулся в кресло. А дальше хоть трава не расти.

— Но ведь Потапыч объявил… Ты что, не знаешь?

— О чем?

— Ермолаев уволил его сегодня утром.

Самолет авиакомпании «Россия», 12 октября, 16.00-18.00

Наконец последний делегат конференции поднялся по. трапу во второй салон.

— Пойдем и мы, — предложила Ника, — вон Потапыч нам рукой машет. Скорее!

Лана медленно поднималась по трапу самолета. Перед тем как войти внутрь, она оглянулась. Берлин, ее любимый город, которому не было никакого дела до душевных волнений русской переводчицы, равнодушно провожал российский самолет.

Пока она шла по салону, улыбаясь дежурной улыбкой и отвечая на шутки уже пристегнутых к креслам делегатов, самолет вырулил на стартовую дорожку. Турбины взревели, по корпусу самолета прошла мелкая дрожь…

— Сюда! — Ника махнула ей рукой.

Лана опустилась в кресло, облизнула пересохшие губы и закрыла глаза. Вскоре самолет набрал высоту, стюардессы стали предлагать напитки, газеты и журналы.

— Дайте мне все газеты! — попросила Ника. — Посмотрим, что тут пишут! — И спряталась за газетными страницами.

В это время в VIP-салоне грянула песня.

— Губернаторы, — констатировала Ника, оторвавшись от чтения, — сколько в них энергии!

— Они просто продолжают вчерашнюю спевку. Но лучше бы они помолчали, — пробормотала Лана. Бессонная ночь давала о себе знать: история с похищением конверта, полная злобы тирада Ковалева в ее адрес… «Даже не подозревала, что он меня так ненавидит. Один ненавидит, другой целует… Как же болит голова! Неплохо было бы положить прохладный компресс на лоб…» Мысли о том, что она могла бы сейчас сидеть рядом с Андреем, держать его за руку, слушать его голос, не давали Светлане покоя. «Нет, надо отбросить все личное, и тогда… — попыталась приказать она себе вычитанной где-то фразой. — И что тогда?..»

Валера Ковалев тупо переживал свое поражение.

— Виски? — Он остановил стюардессу, катившую тележку с напитками по салону самолета. — Дайте «Джонни Уокер».

Стюардесса потянулась за пластиковым стаканчиком.

— Да нет же! — грубо оборвал девушку Ковалев. — Давайте сюда всю бутылку! И стакан! И банку колы!

«Вот дура! — раздраженно подумал он, сделав прямо из горлышка порядочный глоток. — Все бабы дуры. А Светка первая дура». Это заключение немного успокоило его, и он уткнулся носом в иллюминатор. Но в пелене облаков навязчиво проступали знакомые лица: Потапыч, Лана с брезгливо поджатыми губами, сияющий Соколов. Ковалев искренне недоумевал: что же такого он сделал? Почему его настигла судьба-злодейка?

Свое призвание — паразитировать на других людях — он ощутил в себе очень рано и начал его развивать. С младых ногтей он талантливо эксплуатировал всех на своем пути, начиная с собственных родителей и школьных товарищей и заканчивая случайно встретившимися людьми. Он был сообразителен. Сама мысль о длительном кропотливом труде, изнурительной работе всегда вызывала у него отвращение. Но никто в его окружении не был безупречен. Ему хотелось вскочить, ударить кого-нибудь и крикнуть: «Вы все идиоты!» Он по пальцам мог пересчитать недостатки тех, кто, как ему казалось, жестоко судил его. «Непримиримый Ермолаев тает, когда говоришь с ним об институтской поре… Дигорская в хорошем настроении готова пообещать все, что угодно… Светка взвивается до неба, когда напоминаешь ей о чувстве долга и порядочности… А эта фифа, неудавшаяся леди-воровка, все корчит из себя наследную принцессу». Он старался восстановить в памяти недостатки каждого сотрудника «Протокола», каждого члена официальной делегации. Все сидящие в самолете вдруг представились Ковалеву неполноценными людьми, и это немного ободрило его. «Не пришелся ко двору, — с горькой иронией думал он, залпом осушая очередной бокал виски, — но не ошибается тот, кто ничего не делает. Правда, у меня в запасе есть еще бомбочка, и она разорвется, клянусь честью!»

А в это время сидящий через два ряда от него Михаил Михайлович Ермолаев выпил залпом стакан воды, откинулся на спинку сиденья и вынул из бумажника письмо, полученное еще в Москве, но так и лежавшее в портмоне непрочитанным. «Здорово, Daddy! В городе жара, раскаленный асфальт, крыши, крытые алой и розовой черепицей, похожи на тлеющие угли — прозрачная дымка горячего воздуха так и вьется над ними. А теперь представь, как хорошо оказаться после рабочего дня дома, прошлепать босыми подошвами по прохладным плитам пола к холодильнику с газировкой, принять ледяной душ…

Квартира моя находится на первом этаже, но городок, амфитеатром спускающийся к берегу, лежит как на ладони. Виден маяк и синее, но совсем не сулящее прохлады море. После полудня моя сторона дома оказывается в тени. Тут бы и покемарить! Но, как назло, дети из соседних домов облюбовали тенистый пятачок под моим окном. Игры у них шумные, ребята попались крикливые, и мои убедительные просьбы и увещевания о соблюдении тишины длительного успеха не имеют. И вот однажды для большей убедительности я вышел на балкон и самым серьезным образом предупредил, что мне, как волшебнику, громкие крики мешают заниматься магией. А для подтверждения своей профессиональной принадлежности пришлось предложить оторопевшим юным алжирцам разрезать с помощью ножниц склеенную кольцом по версии Мёбиуса бумажную ленту. С произнесением приличествующих моменту заклинаний на русском языке она превращалась в моих руках в другое, более длинное бумажное кольцо. Эффект превзошел все ожидания. Малышню как ветром сдуло. Наконец воцарилась благодатная тишина. Но лишь на то время, которое потребовалось, чтобы собрать утроенное количество зрителей, принявшихся дружно скандировать: «Сах-хбр! Сах-хбр! Сах-хбр!» (Вол-шеб-ник.) Пришлось опять выходить на балкон и обучать сорванцов «кялима сахрия» — волшебному слову, по-русски: «По щучьему веленью, по моему хотенью!..»

Письмо выпало из рук, Ермолаев задремал.

Москва, 1973

Это случилось уже после выпуска. Они понимали, что тут вызов их общей судьбе. На этом вообще могла закончиться история их компании и забыться та клятва. Самолет, разбившийся над пустыней, вполне мог долететь до Ташкента. Но судьба готовит свой сценарий. Кирюша Линьков, мягкий и нежный, как девушка, и статная, кровь с молоком Лена наконец-то получили долгожданный отпуск. Дома их ждал трехлетний Олежка, оставленный на попечение бабушки. Потеряв сына и невестку, старушка не поднялась. И они решили: сын их друга не станет сиротой. Михаил Ермолаев усыновил Олежку, и никто не посчитал, что сломал себе жизнь, нарушил планы… «Это самое малое, что мы можем сделать для Кирюши», — сказал Ермолаев. Олежка вырос, закончил родную альма-матер, женился, растит сына и по-прежнему регулярно пишет приемному отцу письма, полные юмористических зарисовок, радует его одинокое сердце.

Если бы не Кирюша в далеком 1966 году, может, не прошла бы их дружба закалку. Их курс привлекало то, что для многих было бы наказанием. А многое из того, что считалось в обществе ценным, им было безразлично. Выше житейских благ они ценили романтику. Чтобы так жить, надо иметь опору. Они считали, что кодекс их компании выше законов общества и им по силам выжить со своими правилами в окружающем мире.

Замысловатую кавказскую фамилию этого студента еще на первом курсе заменили прозвищем — Светлейший. Впрочем, сам он считал это не прозвищем, а законным титулом. Гордился своим аристократическим происхождением и в самом деле был похож на настоящего князя. Светлейшего любили на курсе. Он был талантлив, но ленив. Зачеты и экзамены сдавали для него всей оравой. Для этого была разработана целая система. Успеху операции радовались больше, чем он сам, принимавший помощь друзей как должное. Но за это его любили тоже.

Но вот однажды одному из сокурсников отец прислал двадцать рублей, а через месяц решил уточнить по телефону: получил? Тот не получал. Пошел на почту, там сообщили, что перевод был получен по военному билету адресата. Вся компания взбесилась: кто мог это сделать? Пошли на почту еще раз, взяли образец подписи, сличили. И пришли в ужас. Это была подпись Светлейшего. После прямого откровенного разговора он сознался: да, взял военный билет друга, получил его деньги и потратил. Тогда всегда мягкий Кирюша встал и, глядя ему в глаза, сухо сказал: «Уходи!» Это был ультиматум. Светлейший вскочил, бросился на Ки-рюшу, закричал что-то на своем языке. Завязалась драка. Дрались они не на жизнь, а на смерть. И маленький хрупкий Кирюша победил. А Светлейший ушел — и из института, и из их жизни. Навсегда.

Москва, аэропорт Шереметьево — проспект Мира, 12 октября

В Москве было холодно и морозно. Когда самолет пошел на снижение, Лана с грустью заметила, что здесь, в Подмосковье, уже облетает последняя медно-рыжая листва, а дачники жгут сухую картофельную ботву — на каждом участке трепещет оранжевый язычок костра. Как непохоже это на Берлин, утопающий в розово-золотистой дымке!

Пассажиров спецрейса отвезли на автобусах к зданию аэропорта. Паспортный контроль все прошли в VIP-зале. Когда формальности были окончены, Светлана решила подойти к Соколову. С момента прилета им так и не удалось поговорить. Лана подняла руку, чтобы привлечь внимание министра, но в этот момент к нему подбежали молодые спортивные ребята — традиционная министерская свита. Это вновь напомнило ей о той пропасти, которая лежала между ней и Соколовым. «Кто он и кто я?» — уныло подумала она. Здесь, в московском аэропорту, Соколов показался ей строже, выше, сдержаннее. А может быть, это действительно было так? В сопровождении встречающих, не глядя по сторонам, министр направился к выходу.

— Лана, ты с нами? — окликнул переводчицу Потапыч. — Бери чемодан — и вперед' — Наша машина припаркована у самого выхода!

В салоне микроавтобуса, развозившего сотрудников «Протокола» по домам, Светлана болтала без остановки. «Если замолчу — заплачу», — решила она и продолжала пересказывать шоферу протокольской машины разные истории, которые ей поведал берлинский водитель автобуса, в прошлом летчик гражданской авиации. Потапыч не понимал задорного настроения сотрудницы и несколько раз бросал в ее сторону выразительные взгляды.

— Митя, давай-ка сначала к дому Аркатовой, — скомандовал он водителю, — а то она трещит без умолку, как сорока.

— Ну вот, — притворно обиделась Лана, — с утра сделали упрек в излишней серьезности, а теперь критикуют за веселье. Ну и жизнь!

Когда Светлана вошла в квартиру и без сил опустилась на пуфик в прихожей, ей показалось, что она никуда не уезжала. В квартире было тихо, все стояло на своих местах, пахло воском для мебели и ее любимыми духами «Палома Пикассо». «Неужели все это было? — спрашивала она себя, распаковывая чемодан. — Только берлинские сувениры доказательство того, что прошедшие три дня не плод моего воображения, а реальность».

Она приняла ванну, заварила крепкий чай, посмотрела по телевизору «Вести», а потом долго стояла у окна в темной комнате, глядя, как заиндевевший клен под окном роняет последние листья. Потом налила еще чаю, молча посмотрела на телефонный аппарат. «Позвонит или нет?» — назойливо вертелось у нее в голове. Наконец мысли о Соколове рассеялись, но перед глазами тут же возникло бледное потное лицо экс-супруга, его перекошенный в крике рот. У Светланы заныло в желудке. «Что же с ним произошло? Неужели все эти двадцать лет он копил ненависть? — размышляла она, слово за словом восстанавливая бессвязные крики Ковалева. — Неужели я заслужила подобное отношение к себе? А ведь он все очень точно рассчитал, и, если бы не прозорливость Потапыча, неизвестно, где бы я сейчас находилась». Оправдания поступку Ковалева Светлана так и не нашла. Ей вдруг стало очень жалко себя. «А может, он все еще меня любит? — неожиданно подумала она о Ковалеве. — Любит и не может простить того, что я ушла? Такое ведь случается». И Лана вспомнила, как Валера ухаживал за ней, когда она болела, как приносил ей специальные чеки, чтобы она могла купить себе что-нибудь в «Березке» (свекровь очень неохотно с ними расставалась), вспомнила отдых в Крыму… «Нет, подобным образом может вести себя только очень эгоистичный человек. — Она решительно тряхнула головой. — И если это любовь, то какая-то недобрая. И я правильно тогда сделала, что ушла». Эта простая житейская мысль снова расставила все по своим местам. Лане стало легко и спокойно, словно она, как часовой, сдала с чистой совестью свой пост, который охраняла долгое время.

Она поставила чашку в мойку, подняла трубку телефона, послушала, удостоверилась, что аппарат работает, и бросила на рычаг. А на другом конце города именно в эту минуту на рычаг телефона опустилась еще одна трубка. Валера Ковалев с удовольствием потирал руки: его партия еще не проиграна! За ним шах и мат! Он покажет этим зарвавшимся «протоколистам», что такое человек с интеллектом. Встреча с журналистом из «желтой газеты» состоится завтра утром, а послезавтра вся Москва узнает о моральном разложении министра российского правительства. По нынешним временам это более чем серьезный проступок.

Москва, 13 октября, 9.50-15.00, проспект Мира — Новый Арбат

Утром Лана проснулась с необъяснимым предчувствием праздника. Она потянулась, энергично откинула одеяло и медленно подошла к окну. Пасмурное утро в отсветах увядающей листвы никак не способствовало хорошему настроению, однако на душе у нее было легко. Она решительно надела спортивный костюм, зашнуровала кроссовки и отправилась к небольшому стадиончику, располагавшемуся недалеко от дома. Лана с удовольствием вдыхала чуть морозный воздух, приближаясь легкой трусцой к стадиону. Она радовалась тому, что вернулась домой, что нет дождя и воздух насыщен пряным запахом жухлой листвы и что она может легко и ладно бежать по серой беговой дорожке. Но ближе к концу пробежки, Лана почувствовала, что настроение безнадежно испортилось. Почему-то ей вспомнилась вчерашняя встреча с Андреем Соколовым, и так отчетливо, до мельчайших деталей. И от вчерашнего вечера остался неприятный осадок, ведь он так и не позвонил ей, а она всю ночь держала мобильный телефон под рукой.

Она как раз завтракала, когда раздался телефонный звонок. «Это он. Точно он!» Теряя тапочки, Светлана подбежала к телефону.

Но ее ждало разочарование, звонила секретарь Ермолаева.

— Михаил Михайлович просил, чтобы ты пришла к часу в офис.

— Но ведь у нас сегодня выходной!

— Его вызвало высокое начальство, а в час придет журналист брать интервью. Пропуск я ему заказала.

— При чем тут я? — с легким раздражением отозвалась Лана.

— Он очень просил тебя поговорить с этим журналюгой.

Поднимаясь на этаж, где располагался Комитет по экологии, Лана придирчиво осмотрела свое отражение в зеркале лифта и хмыкнула. Черный костюм, состоящий из короткой юбки и жакета с атласными лацканами, купленный в «Галерее Лафайет» в Берлине, был сшит словно по ее мерке.

Журналист, рыхлый молодой человек с цепким, неприятным взглядом, уже ждал в приемной.

— О чем мы с вами будем разговаривать? — поинтересовалась Светлана после того, как они расположились в большой комнате для переговоров.

— Наша газета молодая, то есть мы пишем для молодого читателя. У нас есть рубрика — «Тайны профессии». Мне хотелось бы написать о плюсах и минусах работы переводчиков…

— Странно, мне казалось, что вы специализируетесь на ином… — с сомнением проговорила Лана.

— Вы хотите сказать, что мы «желтая пресса»? — с неприятным смешком переспросил журналист.

— Судя по вашим материалам, да. — Лана твердо посмотрела ему в глаза, отчего его рука, ставившая на стол диктофон, дрогнула и диктофон неловко стукнулся о столешницу. — Ладно, посмотрим, — решилась Лана, — я дам интервью при условии, что вы пришлете статью для проверки.

— О' кей, — ухмыльнулся молодой человек и включил диктофон. — Итак, мой первый вопрос: в чем преимущества работы переводчика?

— Самый большой плюс заключается в блестящем владении языком, ни один специалист другой квалификации не знает язык настолько глубоко, как переводчик.

— Какими качествами должен обладать переводчик?

— Это творческая профессия, — заметила Лана, — если у человека нет способностей к творчеству, сделать письменный художественный перевод будет для него достаточно сложно; необходимо и уверенно владеть письменной речью, хотя бы уметь написать хороший публицистический текст. Без всего этого трудно достичь чего-либо в художественном переводе, ведь это своего рода искусство.

— Некоторые считают, что синхронным переводом можно заниматься до тридцати пяти лет. Потом это становится неинтересно. Что вы думаете по этому поводу?

— Это совсем не так! — возмутилась Лана. — Устный перевод, профессиональный устный перевод — это сложное дело, требующее интеллектуальных сил и способностей. Другое дело, что с возрастом некоторым тяжело работать синхронистом. Хотя лично я знаю прекрасных переводчиков, которым уже давно за сорок, но они работают в сто раз лучше, чем молодежь.

— Только что в Берлине закончилась международная конференция, в организации которой вы принимали участие. Сделали ли вы для себя какие-то интересные открытия?

— Да нет, — покачала головой Лана, — я работаю на подобных конференциях не в первый раз.

— А что вы можете сказать о составе участников? Легче переводить их речи или сложнее?

— Что-то мне не совсем понятен ваш вопрос, — покачала головой переводчица.

— Я имею в виду, что не все наши политики и бизнесмены, к сожалению, — пустился в разъяснения журналист, — умеют публично выступать. А переводить их, наверное, сущее мучение.

— Да, это одна из проблем синхронистов, в чем-то вы правы. Но в том и состоит наша профессия — сделать так, чтобы люди понимали друг друга.

— Большое внимание уделялось на конференции новому министру экологии Андрею Соколову. Что вы можете о нем сказать?

— Ну, знаете, я не могу давать оценок… — рассердилась Лана.

— А я выключу диктофон, — журналист нажал на кнопку «стоп», — я понимаю вашу позицию, но все-таки поделитесь своими личными впечатлениями.

— Я лучше перескажу вам, что написала о нем германская пресса, — тряхнула головой Лана, — это ни в коем случае не мое личное мнение, учтите. — Помолчав секунду, она стала вспоминать: — «Он умеет быть почтительным, нейтральным, доброжелательным, искренне компетентным, исполнительным. Недоговоренность легко переходит в предельную резкость или банальную внятность. Говорит почти скороговоркой — кратко и точно, по существу».

— Мда, — журналист сложил пухлые ладони перед грудью, — немецкая пресса — это хорошо. Неужели у вас, не как у официального лица, а просто как у человека, нет ни одного своего слова для того, чтобы описать министра?

— Есть, — улыбнулась Лана, — но статья в газете не о министре, верно? — И она встала.

— И на том спасибо. — Журналист поднялся и стал проворно запихивать свои вещи в видавший виды рюкзак. — Думаю, что завтра материал появится.

— Угу, — Лана вышла в коридор, — перед тем, как его сдать, не забудьте прислать нам. Пропуск можно отметить у секретаря.

Она сухо попрощалась и вышла. После этого разговора Светлана никак не могла отделаться от чувства гадливости. «На воре и шапка горит, — стала успокаивать себя Лана, — как услышала имя Соколова, так и сомлела». Она нервно распечатала пачку сигарет и вышла покурить в холл.


Комитет по экологии занимал два крыла на двадцать седьмом этаже здания мэрии, некогда принадлежавшего СЭВ. Курить сотрудникам разрешалось только в холлах у лифтов. Эти просторные холлы являлись «переплетом»-основанием стеклянных «страниц» этого здания-книжки. С двадцать седьмого этажа открывался удивительно красивый вид на Москву. Москва всегда была разной: рано утром — пастельно-нежной, в пасмурный день — мрачно-солидной, неистовой в часы заката и празднично-расцвеченной в угольные вечера.

— Вы еще здесь! — обрадовался журналист, выходя в холл. — Покурим? Ух как красиво! Я так понимаю, что прямо перед нами гостиница «Украина», а справа — университет?

— Да, а чуть ниже Новодевичий монастырь.

— Мне нравится панорама реки, такая широкая и величественная.

— А вы можете представить себе, какая двести лет назад здесь была разбойная глушь? Вон там слева, за домом с рекламным щитом на фасаде, Проточный переулок. Туда заводили пьяных прохожих, грабили и раздевали.

— Как вы хорошо знаете историю, — пробормотал журналист.

— Я люблю представлять себе на месте современного города старую Москву. Это так увлекательно. — Лана осеклась. «Чего это я вдруг разоткровенничалась?» — мелькнуло у нее.

— Красота! — Журналист с удовольствием причмокнул губами. — Но мне пора. Еще раз до свидания.

Он шагнул в металлический куб подошедшего лифта, двери бесшумно закрылись, и лифт ухнул вниз.

Лана осталась у окна — панорама города всегда успокаивала ее, настраивала на созерцательный лад. Когда, докурив, она бросила окурок в урну с песком, неприятный осадок, оставшийся в душе после встречи с журналистом, исчез. И в этот момент раздался звонок, которого она так ждала.

— Это я, Соколов. Ты куда вчера пропала?

— Я уехала вместе со всеми.

— Может, поедем перекусим вместе? Когда у тебя обеденный перерыв?

— У меня вообще сегодня выходной, — пробормотала Светлана.

— Тогда спускайся через десять минут. Машина будет стоять прямо у входа.

Москва, 13 октября, Большая Грузинская — проспект Мира

Когда черная «Волга», мягко шурша шинами, выехала на Большую Грузинскую улицу, Андрей Александрович, чтобы прервать затянувшееся молчание, учтиво осведомился:

— Как прошел день?

— Нормально, а как у вас?

— У меня замечательно, — он довольно улыбнулся, — я сегодня работал в одном кабинете в Белом доме, окна которого выходят на Большой Трехгорный переулок. Время от времени я вставал и смотрел в окно…

— Да? — Лана подняла брови. — А что там такого?

— Трехгорка! Фабрика! Да-да! — торжествующе объявил Соколов. — О, да ты же ничего не знаешь! Я там буквально вырос! На Трехгорке работал мой отец, там часто бывала моя мать. Отец начинал помощником мастера и дорос до заместителя главного инженера фабрики. Мама вообще была специалистом в ткацком деле.

— Ах вот как! Я не знала, — вежливо поддержала разговор Лана.

— Благодаря фабрике я заинтересовался экологией… Шум в цехах стоял адский. Прохоровская мануфактура открылась за два года до наступления девятнадцатого века, и с тех пор там мало что изменилось. Ткачихи закладывали в уши клочки ваты, смоченные водой. Потом уже появились специальные наушники. Ворсинки от пряжи висели в воздухе, многие работницы уходили на пенсию с астмой. А что творилось со сточными водами! И я тогда твердо решил, что человек и природа должны жить в гармонии. Это трудно сейчас объяснить, но первый импульс заняться экологией я получил на фабрике… Вот мы и приехали, — неожиданно оборвал свою речь Соколов.

Лана изо всех сил старалась не замечать ни приветствий постовых милиционеров, ни машины сопровождения, следовавшей за черной «Волгой», ни подобострастной суеты, поднявшейся в маленьком ресторанчике.

«Это не по мне! — с разочарованием и легким раздражением думала она, автоматически включаясь в непринужденный диалог о самых что ни на есть нейтральных и приятных вещах. — Я чувствую себя как на работе и не испытываю к нему ничего, совсем ничего». Но это открытие слегка огорчило Светлану. Официанты сноровисто обслужили их стол — у Соколова оказался отменный вкус. На столе стояли фруктовый салат, нежная и ароматная говядина по-бургундски, хрустящий багет, сыр бри, вино, шоколадный крем со взбитыми сливками. С улыбкой заговорщика пожилой официант наполнил бокалы вином и отошел. Лана растерянно улыбнулась ему в ответ. В полутьме маленького, эксклюзивного ресторанчика ей все-таки удалось узнать немало знакомых лиц, и это ее смутило.

— За что выпьем? — Голос Соколова раздался словно откуда-то издалека.

— За вас, — автоматически отозвалась Лана и приподняла бокал.

— Нет, так не пойдет. — Он поставил бокал на стол. — Ты забыла, что мы перешли на ты?

— Помню. — Она сделала два глотка, вино оказалось терпким на вкус.

Он оперся локтем о стол и положил подбородок на ладонь.

— Света, что случилось?

— Ничего. — Она отщипнула кусочек хлеба и принялась жевать.

«Ну почему он не понимает меня? Вчера я так ясно растолковала ему, что не хочу, чтобы нас видели вместе. Это губит мою репутацию как профессионала! Теперь каждый второй почтет своим долгом сделать мне развязный комплимент или пошлый намек». Она обиженно закусила губу.

— Мы так и не выпили. Предлагаю выпить за нас, так будет правильно. — Он поднял бокал и посмотрел ей в глаза.

Лана кивнула и послушно отпила из бокала. Потом он что-то положил ей на тарелку, она принялась жевать, но не чувствовала вкуса пищи, говорила, но не слышала своих слов, улыбалась… Но разве это была улыбка? «Андрей все испортил и даже не понимает этого. Досадно», — думалось Светлане. Еще вчера казалось, что они подходят друг другу как два кусочка сложной головоломки. А сегодня этот человек был ей не по душе.

За кофе они еще немного поговорили, и спустя десять минут Лана вежливо, даже с некоторой почтительностью, благодарила министра за приятный обед, но при этом наотрез отказалась от приглашения подвезти ее к зданию мэрии.

— У меня сегодня выходной, забыли? — шутливо заметила она и помахала рукой вслед черной министерской «Волге», когда та стремительно пронеслась мимо.

Домой она пришла обессиленная и злая. Нелепая встреча с Соколовым совсем выбила ее из колеи. Лана без конца воображала продолжение диалога с министром, возможно, они смогли бы вернуться к вчерашнему разговору. Он ведь сказал, что не отступится… Но хочет ли она этого? Вот в чем вопрос. Ведь они так мало знают друг друга! Ко всему прочему Светлану все еще тревожила утренняя встреча с журналистом. Он так и не прислал свою статью для сверки. Как бы не пришлось завтра отчитываться перед Ермолаевым за очередной журналистский вымысел.

Лана относилась к своей квартире как к надежному убежищу, но сегодня она чувствовала, что и стены дома не могут защитить ее от злого умысла чужих людей. Она предчувствовала что-то недоброе и долго не могла заснуть. «Не надо драматизировать, — уговаривала она себя, — пусть я и ошиблась в Соколове, но у меня не такая плохая жизнь. Карьера, друзья, увлечения… И если когда-нибудь на горизонте покажется подходящий мужчина, я выйду за него замуж, даже не взглянув в сторону Андрея. Скорее всего. А может, и нет…»

Москва, Комитет по экологии — Белый дом, 14 октября, 10.00-15.00

— Что это с ними? — спросила Светлана Веронику, выходя вместе со всеми сотрудниками «Протокола» из кабинета Ермолаева после совещания.

— А ты газеты не читала? — осторожно поинтересовалась Ника.

— Нет еще. А что там? Неужели? — Она ахнула. — Статья вчерашнего журналиста!

— Ну да, — кивнула Вероника.

— И что же он там пишет?

— Лучше не читай. Ерунду всякую.

— Например?

— Ну, например, что некую переводчицу соблазнил министр экологии, что международные тусовки организуются только для прикрытия сомнительных развлечений заевшихся випов и тому подобное…

Лана почувствовала, как кровь отхлынула от лица.

— Не может быть, — простонала она и приложила руку к горлу. — А я-то думаю, почему все смотрели на меня сегодня с любопытством и отчуждением, словно на препарированную лягушку! Ермолаев! Он меня убьет!

Она резко развернулась и почти побежала назад, в кабинет Потапыча.

— Михаил Михайлович, — задыхаясь, проговорила Лана, — что же это такое?

Ермолаев с жалостью посмотрел на переводчицу:

— Ничего, обычная газетная «утка».

— Поверьте мне, я ничего не говорила, что могло быть неправильно истолковано!

— Верю. — Спокойствие начальника постепенно передавалось ей. — Я верю тебе. Более того, я убежден, что вне зависимости от того, что мы сказали бы, текст у редакции уже был готов. Это заказной материал, Лана, — мягко добавил он, глядя на расстроенную переводчицу, — и я даже предполагаю, кто заказчик.

— Как?

— Авторство этой статьи принадлежит скандально известному журналюге по фамилии Ферзь. Он наповал разит жертву своими едкими эпитетами и домыслами, зато читатели в восторге от его неожиданных выводов и открытий.

— Зачем ему понадобилась я? Не понимаю. Я ведь никому не переходила дорогу… — И она осеклась. В молчании прошла почти минута, Лана подняла голову и несмело предположила: — Ковалев?

Ермолаев молча кивнул.

— Ну да, одно время он любил бывать, как ему казалось, в богемной тусовке. Там, наверное, и завел знакомство с этим Ферзем… Надо позвонить Соколову, извиниться, — разглаживая на коленях узкую юбку серо-стального цвета, сказала она, — ведь он попал в эту историю совершенно случайно! А вам-то каково! Мы вас в последнее время только огорчаем: то Ковалев, то Инна, то я…

— Спасибо за заботу. — Ермолаев задержал свой взгляд на серой ленте Москвы-реки, которая была видна из окна. — Не волнуйся, я разговаривал с пресс-секретарем министра и все необходимые разъяснения дал. Могу предположить, что наш уважаемый господин Соколов должен связаться с тобой сам. Как ни странно это звучит, репутация министра из-за этой статьи вряд ли пострадает. Мало ли что пишет «желтая пресса»! А вот твоя репутация… За тебя мы будем бороться. Я нажал кое-какие кнопки, работа ведется. С сотрудниками я поговорю сам.

— Спасибо. — Опустив голову, Светлана пошла к двери.

— Подожди!

Светлана замедлила шаг и обернулась.

— Выше голову, ты же профессионал! Все образуется.

Она с силой захлопнула за собой дверь кабинета Потапыча. У нее оставалось еще полчаса свободных. Лана села за рабочий стол, включила компьютер и задумалась. Сильные порывы ветра за окном гнали по небу свинцовые тучи. По всему Кутузовскому проспекту ряды рекламных растяжек раскачивались, как качели. Обида неумолимо жгла ее изнутри. Не думала она четыре дня назад, что ей придется стать героиней триллера и любовного романа одновременно. «Спасибо тебе, любимая профессия! — Светлана язвительно усмехнулась. — А Ковалев? Хорош! Нечего сказать! Но теперь я его в покое не оставлю!» Лана схватила пачку сигарет и мобильный телефон.

У окна в холле она набрала номер сотового телефона Ковалева. «Абонент недоступен», — сухо ответил металлический голос. Тогда она позвонила Валере домой. Ее бодро поприветствовал автоответчик. Сейчас в качестве собеседника годился и он. Лана выплеснула все, что накипело у нее на душе, пожалев лишь о том, что писк автоответчика раздался слишком рано. У нее еще было что сказать.


— Аркатова! — Потапыч вышел в холл. — Давай собирайся!

— Куда? — удивленно спросила Светлана. Чувствовала она себя так, что предпочла бы провести весь свой рабочий день, тупо глядя в монитор компьютера.

— Звонили от Соколова, — выпалил Потапыч, не обращая внимания на то, что щеки Ланы слегка порозовели, — к нему приехала делегация из Швейцарии, а переводчик приболел. Через десять минут начинаются переговоры! Ничего не поделаешь, дорогая моя, служба! — И он развел руками.

Когда в отделанный дубовыми панелями кабинет вошел Андрей Соколов, у Светланы гулко забилось сердце. Его лицо было непроницаемо, словно маска, а печальное выражение глаз, поразившее Лану в Берлине, сменил твердый, пронзительный взгляд.

Швейцарские предприниматели, ожидающие его, чинно встали, слаженно протягивая для рукопожатий руки, представились. Светлана начала переводить. Голос ее был спокоен, на Соколова она старалась не смотреть, но пару раз они все-таки встретились взглядами. «Это в кино герои понимают друг друга без слов, а тут и словами-то растолковать сложно. Ладно, надо работать…» — утешала себя Лана. В голове копошились неприятные мысли. Это немного отвлекало, но совсем не мешало переводить.

«Если я решусь на разговор с Соколовым, то следует ожидать, что он будет нелегким. Надо объяснить появление статьи. Но как? Рассказывать о Валере Ковалеве? Начинать новые отношения с описания старых дрязг? Рассказывать о том, что бывший муж начал' строить козни — то пытался обставить все так, чтобы меня обвинили в воровстве этого злосчастного чека, то упрекал в том, что я разрушила ему жизнь, то вот теперь подослал этого киллера от журналистики — Ферзя… Вряд ли Соколов всему этому поверит, слишком трезвомыслящий он человек. Да и я не такая уж femme fatale, роковая женщина, чтобы ради меня совершались немыслимые поступки. Нет, надо начинать разговор с чего-то другого, — продолжая переводить, лихорадочно размышляла Светлана. Лицо ее стало напряженно-серьезным. — Надо только удачно подобрать первую фразу, простую, легкую, непринужденную…» Но на языке, как назло, крутились какие-то нелепые слова да книжные банальности. Светлана задумалась так глубоко, что даже пропустила фразу швейцарского предпринимателя. «Пусть я эгоистка, но я не имею права оставить все как есть, — возвратилась она снова к своим мыслям, переводя длинную вереницу цифр, называемых министром, — в конце концов, я должна как-то оправдаться. Пусть Потапыч добивается опровержения по официальным каналам. Я же должна объясниться с Соколовым лично». Эта мысль поначалу показалась ей вполне трезвой, но когда Светлана вспомнила недавний разговор в ресторане, чужие любопытные взгляды, ей захотелось вымыть руки. Вдруг почему-то стало досадно оттого, что она не согласилась сесть в самолете рядом с Соколовым. «Сейчас все было бы иначе! Ника права: не стоило так демонстративно бродить по Берлину с министром… Но…»

Мысль о том, что Андрея не будет рядом с ней ни сегодня, ни завтра, ужаснула ее. Только теперь Лана по-настоящему поняла, какое большое место уже успел занять Соколов в ее жизни. Еще недавно она раздумывала, стоит ли начинать эти отношения, а теперь он целиком занимал ее мысли.

Переговоры длились недолго, швейцарцы попрощались и в сопровождении секретарши вышли из кабинета. Лана последовала было за ними, но вдруг чья-то сильная рука взяла ее за локоть.

— Света, подождите!

Она остановилась и, глубоко вздохнув, обернулась.

— Аркатова! — громогласно рявкнул за ее спиной Ермолаев.

— Извините, мне надо идти, — прошептала Светлана, высвобождая руку. «И что там за спешка у Потапыча? — быстро шагая по коридору, соображала Светлана. — Надо же позвать в такой неподходящий момент! Впрочем, почему неподходящий? Может быть, наоборот? Что бы я сказала Соколову? Простите, виновата, больше так не буду? Глупость какая! Нет уж, пусть все остается как есть… Ничего теперь не поделаешь…» Светлана надеялась догнать Потапыча у лифта, но там его не оказалось. «Странно, звал как на пожар, а теперь я бегаю и его ищу».

Москва, улица Амундсена, 13 октября, 10.00-18.00

Ковалев торжествовал. Впервые в жизни он чувствовал себя отомщенным. «Пускай меня уволили из „Протокола“, но и Аркатовой теперь там не жить!» — думал он. Никаких серьезных планов на дальнейшую жизнь у Ковалева не было. Он не выходил из дома, валялся на диване, бездумно нажимая кнопки телевизионного пульта. Время от времени попадались интересные фильмы, Ковалев смотрел их и тут же забывал. После непродолжительной эйфории он погрузился в странную апатию. Главное дело жизни было сделано, он отомщен, а для чего необходимо жить дальше, Ковалев никак не мог определить. Не находя ответа на этот вопрос, он просто пил. Но пить одному было скучно, хотелось пожаловаться на жизнь. Собеседник нашелся быстро. Это был Ферзь. Он был известен не только своими едкими заметками, но и пристрастием к зеленому змию. На работе он объяснял это тем, что таким образом снимает стресс. И к этому там все давно привыкли. Никто не рассматривал его очередное двухнедельное исчезновение как повод для увольнения. В хмельном состоянии у Ферзя появлялось непреодолимое желание общаться по телефону со своими жертвами. Он доставал свою разбухшую телефонную книжку, набирал номер и жалким голосом начинал просить прощения. В трезвом состоянии Ферзь понимал всю пагубность своего нового пристрастия, но поделать с собой ничего не мог.

В этот раз все пошло по наезженной колее. Ферзь позвонил уже трем жертвам и приступил к обдумыванию своего звонка министру. Он всегда придавал значение стилистике. «Смею вас заверить, Андрей Александрович, — фантазировал Ферзь. — Заверить в чем? В чем бы я мог его заверить? В своем уважении? Безусловно. Он мне ничего плохого не сделал. Я ему — ничего плохого… Нет, получается, что что-то сделал. Эх…» Ферзь достал из своего потрепанного рюкзака записную книжку, посмотрел в сторону Ковалева — спит. И набрал телефонный номер министерской приемной.

Москва, Министерство экологии, 14 октября, 15.00-17.00

«По оценкам наших специалистов, в больших промышленных городах из-за загрязнения по биологическим причинам наблюдается массовая гибель деревьев», — монотонно читал доклад сотрудник министерства на совещании у Соколова.

Андрей Александрович угрюмо смотрел на письменный прибор из яшмы, сделанный по мотивам сказок Бажова уральскими мастерами, и ни разу не поднял глаз на подчиненного. Лицо его было спокойным и непроницаемым, а в душе все кипело: «Не мог я так сильно ошибиться! Получается прямо как в пословице: „Я его калачом, а он меня в спину кирпичом!“» Мысль о вероломстве Светланы была настолько непереносимой, что он поморщился словно от боли.

Докладчик заметил эту гримасу, с недоумением оглядел присутствующих на совещании, но продолжил: «В жилых микрорайонах зеленые насаждения страдают из-за отсутствия полива, подкормок минеральными и органическими удобрениями, от вырубки под строительство…»

Андрей Александрович вынул из стаканчика письменного прибора горсть карандашей и с силой сжал в кулаке: «Разболтаться перед журналистом из „желтой газеты“ — типично бабская уловка. А как ломалась и кокетничала, не хотела сидеть со мной в самолете, мол, что другие подумают. Видимо, я отстал от жизни. Стратегии нынешних холостячек получить в мужья-любовники кого-нибудь из высокого начальства сегодня продуманы не хуже планов развития экономики государства! Неужели она такая лицедейка?» Он со стуком бросил карандаши обратно:

— Поскорее, Иван Дмитриевич, переходите к основной части!

Докладчик кивнул и заговорил скороговоркой: «Наиболее четко прослеживается влияние промышленных объектов на состояние атмосферного воздуха. Загрязнение воздуха в большинстве случаев связано…»

«Загрязнение воздуха, загрязнение души, — продолжал думать Соколов. — А может, я слишком переоценил свою персону? Люди нам ничего не должны! И Светлана мне тоже ничего не должна». Он опустил глаза на чистый лист бумаги, лежащий на столешнице, и на его белом фоне представил профиль Ланы. Ему захотелось вновь увидеть ее, вновь держать за руки, целовать… «Предательство — омерзительная вещь. — Он непроизвольно передернул плечами. — Если это предательство…» Надежда на то, что появление статьи в этой газете имеет какие-то другие причины, все еще теплилась в нем.

В памяти словно из небытия всплыл тот страшный день, когда лопоухий наивный Андрюша Соколов, студент второго курса биофака МГУ, увидел статью в университетской многотиражке. «Нет, лучше не вспоминать!» Соколов снова нервно дернул плечами. Потом были заседания комитета комсомола, факультетские, университетские. Белые, плоские, как непропеченные блины, лица и пугающие своей хирургической неотвратимостью предложения выбросить его, Андрея Соколова, из университета, а заодно из рядов ВЛКСМ. За что? Просто Димка, его давний дружок и товарищ, бездарь и честолюбец, стукнул в комитет о неблагонадежности внука когда-то репрессированной и сосланной бабушки. В тот год решался вопрос об участии Андрея в экспедиции экологического судна «Александр Матросов». Дима пошел в комитет и доложил, что нельзя посылать Андрея в зарубежные экспедиции. (Вдруг он сбежит на Запад?) И закрутилась запущенная умелой рукой идеологическая машина. Тогда-то и появилась статья в газете, обличающая студента Соколова во всех смертных грехах, потянулись многочасовые заседания. Студенты с горящими глазами припомнили ему все невинные выходки, словно не они, его товарищи, подбивали Андрея на некоторые из каверз и будто бы не они были участниками многочисленных веселых пирушек. На самом главном, решающем заседании неожиданно для всех слово взял Дима. Опираясь кулаками о край стола, он дождался особой, многозначительной тишины. Если бы его послушал человек, не знающий русского языка, то по драматической интонации, прокурорскому тону, наклону головы ему стал бы ясен разоблачительный характер его выступления. На щеках обвинителя пылали яркие малиновые пятна, губы истерически подергивались, а когда «товарищ Соколов» в выступлении Димы превратился в «гражданина», декан факультета не выдержал и прервал выступление: «Держите себя в руках, Соколов не на допросе у следователя!»

Короче, в экспедицию отправился Дима, а Андрей ушел в армию и прослужил, между прочим, во флоте три года. Когда он вернулся в университет, никто уже не помнил той давней истории. Да и он местами подзабыл подробности этой травли. Осталось только отвращение к газетам.

— Мы неоднократно говорили о необходимости проведения международной конференции по охране окружающей среды в Москве, — нетерпеливо прервал докладчика Соколов. — Если мы хотим, чтобы она была подготовлена должным образом, то начинать нужно сейчас. К тому же это тесно связано с присоединением России к Киотским протоколам. Иван Дмитриевич, отложите ваши бумажки в сторону и давайте поговорим конкретно!

— Андрей Александрович, — раздался по громкой связи голос секретаря Анечки, — вам звонок.

— У меня же совещание! — воскликнул недовольно министр.

— Да, но там говорят, что это вопрос жизни и смерти.

— И кто же? — Соколов обвел веселыми глазами присутствующих на совещании — разговор начинал его забавлять.

— Журналист, который написал статью… — приглушенным голосом доложила секретарь.

Сидящие в кабинете министра, как по команде, опустили глаза.

— Соединяйте, — решительно скомандовал министр и поднял трубку.

Москва, проспект Мира — Комитет по экологии, 15 октября, 9.00-12.15

Утром Лана проснулась с позабытым ощущением МАЕТЫ. Идти на работу не хотелось, хотелось закрыть глаза, закутаться в одеяло и пролежать в теплом коконе весь день. Тем не менее Лана рывком подняла себя с постели, приняла контрастный душ.

В офис Светлана пришла бодрая, подтянутая, готовая к любым неприятностям (а то, что для нее наступила полоса неудач, она уже поняла). Как всегда, приветливо поздоровавшись с коллегами, включила компьютер и тут же вышла в холл покурить. Вскоре к ней присоединилась Ника. Глаза подруги были полны тревоги и сочувствия.

— Я даже понятия не имела, что у нас в офисе работают такие сплетники! — воскликнула она, слегка касаясь руки Ланы.

— Ну что ты, — возразила коллега, — перемывание косточек ближнему своему свойственно человеческой натуре.

— Да ты не расстраивайся, пройдет время, и все забудут эту историю. Хотя скажу тебе, подруга дорогая, ты действительно виновата! Нечего было бродить с министром по Берлину, улыбаться ему нежной улыбкой. Это же все видели, а статья — логическое окончание всей истории.

Светлана ошарашенно молчала. Длинный столбик пепла на ее сигарете надломился и упал на пол.

— Что же делать?

— Если ты чувствуешь себя правой, нечего ходить понурив голову, как побитая! Будь выше этого! Никогда не думала, что ты можешь так расклеиться! Ты сейчас должна держаться, как королева! — Ника выговаривала слова четко и ясно, как будто переводила важные переговоры.

— Аркатова! — окликнула Светлану секретарь. — Зайди к шефу в кабинет! — Она призывно махнула Лане рукой. Та вскочила.

— Что случилось? — задохнувшись, словно от быстрого бега, осведомилась она в кабинете Ермолаева.

— Ничего страшного, какая ты стала нервная в последнее время! — недовольно проворчал Потапыч. — На вот, — он подвинул в ее сторону глянцевую картонку, — все равно от тебя сегодня проку никакого!

— Что это?

— Приглашение на конкурс на лучший проект в области рекламы. Ты же когда-то была рекламистом. Иди развлекайся. Я тебя отпускаю на сегодня.

— Спасибо! — Она прижала приглашение к груди. — Как это кстати!

— Что-то не слышу радости в голосе.

Лана молча махнула рукой и вышла из кабинета.

Москва, отель «Метрополь», 15 октября, 13.00-15.00

— Вы только посмотрите, кто к нам идет! — Невысокий подвижный человек с мелкими чертами лица и носом уточкой шел к Светлане, широко раскинув руки и радостно улыбаясь.

— Леонид Федорович! — взвизгнула Лана. — Вы!

— Куда ты пропала, подруга моя, — он обнял Светлану, — нам тебя так не хватает!

Бутов, руководитель рекламного агентства, в котором раньше работала Лана, был искренне рад встрече. Они немного поболтали о пустяках, о старых знакомых, после чего Леонид Федорович сморщил короткий нос и фыркнул:

— Туфта!

— Что? Так плохо выгляжу?

— Сплетни о тебе — туфта.

— Вы уже знаете? — упавшим голосом спросила Лана, и шумный говор участников конкурса, музыка, яркие плакаты и радость от встречи со старым другом словно ухнули в какую-то пропасть. «Теперь я точно как прокаженная, — с испугом подумалось ей, — все знают, воображают себе самые что ни на есть пикантные картины, презирают…»

— Нет, нам здесь не дадут поговорить, толкаются как черти. — Леонид кивнул в сторону бара. — Пойдем там посидим.

— Но ведь конкурс начинается!

— А что ты там не видела? Рекламные ролики? Ты что, ТВ не смотришь? Туфта! — Он повел Светлану за локоть в сторону бара.

От гибкой мальчишеской фигуры, негромкого голоса и упрямо сжатых губ Бутова, как всегда, повеяло силой и уверенностью.

— Тааак, — отхлебнув глоток воды (крепче напитков Бутов не пил), — пропел приятным тенорком Леонид, — и чем ты сейчас занимаешься?

— Вы же знаете, — машинально отозвалась Светлана.

— Знаю. Перетолмачиваешь чужие мысли. А свои где?

— В голове, Леонид Федорович, — вздохнула Светлана.

— Правильно, — он побренчал в стакане кубиками льда, — эти мысли нужно вытащить из головы и употребить в дело.

— Как?

— А переходи к нам, — предложил Бутов, в упор глядя на Лану.

— Да вы что! — Она замахала руками. — В этот сумасшедший дом под названием «рекламное агентство»! Ни за что!

— А что? Очень у нас симпатично. — Он рассмеялся чуть хриплым смехом. — Вот послушай, я только что со съемки одного ролика. Представь себе: огромный павильон на «Мосфильме», посреди стоит группа киношников во главе с креативным директором и снимает, как падают орешки в шоколад. И люди на полном серьезе разговаривают: «Тебе нравится, как упал этот орешек?» — «Ты знаешь, как-то… Хм, не знаю, может, снимем дублик еще раз?» А человек, который орешки эти бросает, завис одной ногой между двумя приборами, протиснул между ними руку и бросает эти орешки, причем вслепую. На площадке крик: «Ты что, не можешь бросить нормально орешек?» — «Не могу я!» И все это происходит в течение четырех часов. — Леонид снова засмеялся.

— Вот-вот, — Лана аккуратно промокнула заслезившиеся от смеха глаза, — я то же самое имею в виду.

— Нет. — Глаза Леонида в одну секунду стали серьезными и даже строгими. — У нас сейчас другой проект: мы объединяемся в один мощный информационный холдинг, мы — это агентство «Содружество» и издательский дом «Партнерство».

— Поздравляю! — восхищенно воскликнула Светлана.

— Понимаешь, сейчас так много политиков и прочих деятелей, что у нас, что там, за рубежами нашей страны, которым непременно хочется оставить свой след в истории — мемуары там, дневники разные, записки и прочую туфту. Задача — отобрать самое лучшее, чтобы следы в истории на поверку не оказались плевками. Понимаешь?

— Очень интересно, — задумчиво проговорила Светлана.

— А если интересно, предлагаю тебе работу у нас.

— Да вы всерьез! — воскликнула Лана.

— И не думай слишком долго. Сегодня у нас… пятнадцатое. Значит, жду тебя шестнадцатого у себя. Подходит? Соглашайся, а то я передумаю!

Лана не знала, что ответить. Мысли ее лихорадочно заметались: «В „Протоколе“ мне все равно не жить… Все испорчено навсегда… Вот только Потапыча жаль оставлять одного, но там еще Ника, Марина… Новый урок судьбы…»

— Я согласна! — вырвалось у нее, прежде чем она успела подумать. Он похлопал ее по руке:

— Надеюсь, что я не прогадал. Я верю в тебя. У тебя все получится. Значит, до шестнадцатого? А я пошел. — С резвостью мячика он отскочил от низкого диванчика. — Смотреть мне здесь все равно не на что, да и суета эта мне не по душе. Вот тебе моя визитка. А ты посиди, может, что-нибудь интересное для себя и выудишь. Эх, — он подмигнул ей обоими глазами, как делал когда-то в старые времена, — птица перелетная, возвращайся в свое гнездо!

Но смотреть полные идиотского оптимизма рекламные ролики Лане не хотелось. Пару раз ей казалось, что экран расплывается в радужное пятно, а когда она подносила руку к глазам, то ощущала на ладони влагу. Слезы.

На душе скребли кошки, Лана изо всех сил ругала себя за необдуманный ответ Бутову и набирала номер сотового телефона Леонида Федоровича с тем, чтобы отменить свое согласие. Но у него все время было занято, и Лана словно в сонном оцепенении продолжала сидеть в полутемном зале. Кто бы развеял ее сомнения? С кем бы поговорить по душам? «Лика! — осенило Лану. — Как я раньше не додумалась!» Силы вернулись к ней, Светлана решительно встала и вышла. Во что бы то ни стало ей нужно было увидеться с психологом еще сегодня.

Москва, Центр психологической реабилитации, 15 октября, 17.00-18.00

Поздоровавшись с администратором центра, Лана быстро прошла к кабинету психолога и, прежде чем постучать в дверь, глубоко вздохнула.

«Мастер задушевных разговоров» Лика Палехова уже ждала ее.

— Я не узнаю себя, — начала Светлана, после того как Лика поставила перед ней чашку кофе и растворила окно.

— Давайте по порядку, — предложила Лика, закуривая, — итак, вы поехали в Берлин…

— Да, все было как обычно, в рабочем порядке, и вечером после банкета меня пригласил на прогулку Соколов.

Ничто не изменилось в выражении лица психолога.

— Ах, вы не знаете, это новый министр экологии. Но это он! Именно таким я себе его воображала!

Тонкая морщинка прорезалась между бровей Лики.

— Именно его образ я конструировала в своем воображении! И вот такая нелепость!

И Светлана подробно рассказала о событиях последних дней.

— По вашему описанию этот министр непростой человек. Я чувствую, что в вашей жизни начинается интересная пора.

— Начинается? Мне кажется, что она уже закончилась, — вздохнула Лана, — он не простит мне этой статьи.

— Но вы же сами сказали, что на вчерашнем обеде он показался вам чужим человеком.

— Да, я сидела и все время думала о том, что я — это не я, что меня посадили в этот ресторан по ошибке, что с министром должна сидеть совсем другая женщина.

— Вы сочли себя недостойной…

— Именно так.

— А вы подумали о том, что ОН так не считает? Как раз он счел вас достойной своего общества и этого места?

— Да что теперь говорить. Мысль о том, что я выгляжу в его глазах непорядочным человеком, гложет меня.

— Здесь необходимо принять жесткие меры. Пресса — сильное оружие. Она может навлечь страшные беды, но в то же время может нам помочь, — рассеянно проговорила психолог. — Я об этом знаю не понаслышке, поверьте. Заказные статьи страшнее пистолета.

— Кстати, я вчера прочитала статью в одном немецком журнале, — Лана нервно щелкнула зажигалкой и закурила, — некто Берт Хеллингер утверждает, будто все, что происходило в истории целого рода, влияет на потомков.

— Эта наука многое объясняет. Смотрите. — Лика взяла чистый лист бумаги и принялась чертить на нем стрелы. — Случается, что мужчина строит отношения с женщиной, как правило, отождествляя себя с отцом. Но в некоторых семьях есть сильные личности, которые оказывают огромное влияние на судьбу своего рода. Такой женщиной стала в семье вашего Соколова его бабушка.

— Значит, в нем живут два человека — он сам и его бабушка?

— Причем именно бабушка руководит основными, я бы даже сказала, судьбоносными поступками. Ваш Андрей подсознательно ищет женщину, похожую на бабушку, потому что это самый сильный женский тип, который запечатлелся в его подсознании… Вам придется нелегко. Соберите всю свою силу убеждения, все свое мужество, если хотите сохранить ваши пока еще хрупкие отношения. — Лика снова зачертила карандашом по бумаге. — Видимо, еще с тех мрачных времен, когда семья бабушки Соколова претерпела столько страданий, предательство равнялось уничтожению.

— Как?! — вскочила Светлана.

— Предателей и доносчиков в те времена было достаточно. По доносу людей забирали в тюрьму, расстреливали без суда и следствия, высылали в лагеря. Предатель — это предвестник смерти. От него необходимо изолироваться любым способом — вот что носит в своем сознании наш глубокоуважаемый министр, — задумчиво проговорила психолог.

— Очень приятно. Значит, он полагал, что я перестроюсь и стану похожей на его уважаемую прародительницу?

— Вот этого не надо делать. Он должен понять, что любит не свою бабушку в вас, а Светлану Аркатову, единственную и неповторимую. Но это уже бессмысленный разговор. Я поняла, что вы не хотите продолжать ваш роман.

— Я даже не знаю, — промямлила Лана.

— Так что же вы хотите? — нетерпеливо воскликнула психолог.

Светлана надолго задумалась. «Действительно, чего же на самом деле я хочу? Что случится, если мои отношения с Соколовым возобновятся?» Мурашки побежали по ее телу, и откуда-то изнутри словно дохнуло какой-то свежестью. «Ветерок счастья, — улыбнулась Светлана своим мыслям. — Значит, случится обычное женское счастье. А чего не произойдет, если мои отношения с ним не возобновятся? Одинокая старость… Оказывается, я боюсь одиночества…»

— Итак? — Психолог бросила быстрый взгляд на Лану.

— Знаете, Ольга Павловна, у меня такое чувство, будто я принесла себя к вам как полусобранную модель из детского конструктора, а ухожу с небывалым ощущением целостности и собранности. Меня словно сшили изнутри невидимой иголкой, я даже чувствую покалывания от стежков — туда-сюда, туда-сюда… так странно…

Москва, проспект Мира, 15 октября, 21.00-23.00

Квартира встретила ее привычным запахом дома. Уже от этого Светлане стало легче. В гостиной она нашарила выключатель настольной лампы, стоящей на секретере, и зажгла свет. Потом слегка помассировала голову, пытаясь снять напряжение, весь день копившееся в ней. Она растерянно пробежалась взглядом по привычным вещам — что же делать? Разговор с психологом немного успокоил ее, но окончательного решения она так и не приняла.

Когда Лана уселась на кухне с чашкой зеленого чая, раздался телефонный звонок.

— Светлана? Это Ермолаев. Я заеду к тебе через полчаса, если не возражаешь…

— Конечно, приезжайте! — обрадовалась Светлана. Все складывалось как нельзя лучше. «Ермолаев сейчас приедет, я ему все объясню, а завтра выйду уже на новую работу. И прощай, старая жизнь!» — размышляла Светлана.

Вскоре раздалась трель домофона, а через минуту звонок в дверь. С необъяснимым трепетом в груди Светлана открыла дверь.

— Ну, здравствуй, — прокряхтел Ермолаев, протягивая Лане мокрый зонт и стаскивая тяжелый плащ, — на улице-то просто потоп!

— Горячий чай или кофе? А может, поужинаете? — Она старалась оттянуть неприятный разговор, который был теперь неизбежен. Именно в ту секунду, когда Потапыч переступил порог ее дома, Лана окончательно решила принять предложение Бутова.

— Кофейку неплохо бы, — проворчал начальник, проходя в гостиную. — У меня для тебя не очень радостные новости, — сообщил он.

— Что такое?

— С опровержением в прессе ничего не получится. Лана вздохнула:

— На «нет» и суда нет.

— Фамилия твоя в статье не упоминается, журналист намеками обошелся, прямых оскорблений чести и достоинства нет. Такая словесная эквилибристика… — И он надолго замолчал.

Когда Светлана принесла в гостиную поднос с кофе, она сразу перешла к делу.

— Михаил Михайлович, я решила уйти из «Протокола».

— Что? — Ермолаев обжегся горячим кофе и закашлялся. — Из-за этой истории? — невнятно осведомился он, вытирая платком рот.

— Из-за нее, да и вообще…

— Что значит «вообще»?! — Он с силой оттолкнул от себя чашку, и немного кофе пролилось на блюдце.

— Вы же все знаете, — в панике пробормотала Светлана; она знала, что в гневе Ермолаев бывает жесток и порой несправедлив.

— Знаю. Что я знаю?! О статье? О Соколове?! И что?! Бабские сплетни! Ты же меня без ножа режешь, — просипел начальник и сделал большой глоток кофе.

— Поймите, я не могу иначе…

— И на что же ты решила сменить «Протокол»?

— На рекламное агентство.

— Что?!

— На агентство рекламное. Мне сделали хорошее предложение — возглавить издательскую группу…

— Я представляю себе, откуда подул ветер. — Потапыч задумчиво взглянул на Светлану. — Я своими собственными руками отправил тебя на рекламную тусовку, и ты там встретила…

— Леонида Бутова. До «Протокола» я работала у него.

— Вот и разбежалась ваша команда, — устало вздохнул Потапыч, понимая, что решение Светлана приняла окончательное и обсуждать его с ним не собирается. — Диалектика! Ну что же, надо начинать все сначала. Не в первый раз. С учетом допущенных промахов и ошибок буду создавать новый коллектив… — Он не без труда выбрался из мягкого кресла. Лана поднялась вслед за ним. — Я желаю тебе успехов… — с усилием произнес Потапыч.

— Спасибо, — растрогалась Светлана.

— Будь счастлива, девочка моя. Кто-кто, а ты заслужила это сполна.

Он постоял у окна.

— Всем, даже диким зверям, нужно немного любви и терпения, и они придут к вам, оставив свою свободу, тихие и послушные, — внезапно произнес Потапыч. Это был самый странный разговор за последнее время, и Светлана нервно засмеялась.

Михаил Михайлович натянул непросохший плащ, сжал зонт в руке и обернулся:

— Заявление напиши об уходе… Когда тебе на новую работу?

— Завтра.

— Эх, — крякнул он, — присылай заявление с курьером. А расчет в бухгалтерии получишь в конце месяца, идет?

— Конечно!

…Как переменилась ее жизнь всего за несколько дней! «Надо довести начатое до конца», — подбодрила себя Светлана и набрала номер сотового телефона Бутова.

— Добрый вечер, Леонид Федорович.

— Вечер добрый, радость моя. Что, с завтрашнего дня у нас?

— Да.

— Ну, с возвращением в родные пенаты. Пропуск на тебя уже заказан.

— Да вы что?

— А я и не сомневался, что ты примешь правильное решение.


Лана положила трубку и взяла в руки будильник. «Во сколько же мне завтра вставать? — с недоумением подумала она. — Раньше в агентстве рабочий день начинался с десяти, вряд ли что-нибудь изменилось. — И она уверенно завела будильник на восемь часов. — Все. Теперь спать».

Уже лежа в постели, Светлана вспомнила, что она так и не спросила у Потапыча, зачем он ее окликнул именно в тот момент, когда Соколов хотел задержать ее у себя в кабинете. Думала об этом она спокойно, словно бы и не о себе.

Москва, Старая площадь, 16 октября, 10.00-18.00

Утром Светлана, как всегда, тщательно оделась и, улыбнувшись своему отражению в зеркале, задорно сказала: «Здравствуй, новая жизнь!» Путь на новую работу был знакомым. Да и новая ли это была работа? Не зря говорят, что все новое — это хорошо забытое старое. Ее встретил тот же офис, знакомые лица. «О, снова к нам!» — здоровались бывшие коллеги. Никто ни взглядом, ни полунамеком не дал ей понять, что что-то такое о ней знает. В рекламном агентстве сплетни имеют короткую жизнь. Это в размеренной жизни простых офисных служащих слухи разрастаются подобно грибам после дождя, а в агентстве для них среда неблагоприятная: там царит хаос. Телефоны беспрерывно трещат, курьеры бегают, дизайнеры бурно обсуждают очередное креативное решение и ругают клиентов, копирайтеры погружены в поиски наиболее удачных словосочетаний по поводу нового шампуня или мыла. В умах царят рекламные идеи, а в коридорах рассказывают рекламные байки.

— О, сколько лет, сколько зим! — поздоровался с Ланой старый сослуживец Виктор Салатов. И, не дожидаясь ответа, продолжил скороговоркой: — Видела недалеко от нас щит турагентства?

— Не обратила внимания, — растерянно ответила Светлана. Последнее время она привыкла обращать внимание на другие вещи. И хотя за свое пятиминутное шествие по коридорам уже успела обрадоваться рекламной круговерти, но еще чувствовала себя чужой в этом калейдоскопе из картинок и слов.

— Зря. Слоган потрясающий: «Пролет в оба конца». Каково?

— Это их идея? — улыбнулась Лана.

— Конечно. Мы-то, слава Богу, еще по-русски говорим, а вот некоторая часть населения уже нет. Недавно на одном сайте читаю: «Положение с грамотностью взрослого населения в России просто ужасающе». И они правы. Ты сейчас к Бутову? Он мне уже шепнул пару слов.

Светлана вздрогнула. «Неужели опять о статье?» — подумала она.

— Большим начальником Бутов хочет тебя сделать, — продолжил Салатов.

У Светланы отлегло от сердца.

— Пришла, птица моя? — встретил ее Леонид Федорович. — Садись, поговорим.

— Добрый день, — запоздало поздоровалась Лана.

— Добрый, добрый, — отозвался Бутов — Вот что, подруга моя, человек ты у нас толковый, потому буду краток. Рабочая ситуация такова: заказы на мемуары обеспечивает Салатов, твоя задача организовать работу с авторами и наладить процесс подготовки изданий к печати. Про работу с авторами сама сообразишь, а по поводу подготовки к печати у нас в агентстве есть с кем проконсультироваться. Насчет сроков, объемов Салатов введет тебя в курс дела. Место твое рабочее покажет. Приступай!

Лана заглянула в кабинет Салатова.

— Заходи, — он встал из-за стола, — твой кабинет рядом с моим, ключ хранится у секретаря. Надеюсь, сегодня-завтра обустроишься. На данный момент у нас в работе три заказа. Вот материалы. — Он вытащил из стола три толстые папки. — Разбирайся. Это расценки на работу редакторов, верстальщиков и прочее, понадобится привлекать людей со стороны, своими силами не справимся. Ну, жду от тебя план работ на предстоящую неделю, в конце недели — отчет. Вопросы ко мне есть?

— Пока нет, — бодро ответила Светлана.

— Если что — обращайся.

— Понятно.

Светлана попрощалась и вышла из кабинета. «Так, сейчас к секретарю, потом надо разобраться с папками. Что там нужно готовить к печати, в какие сроки… Чем хорошо было в „Протоколе“, — продолжала размышлять Светлана, забирая ключ у секретаря, — там никто не бросал тебя сразу в омут головой. Мол, плыви как знаешь. По-другому там куют кадры. А здесь придется осваивать новое дело с минимальной поддержкой».

Лана положила папки на стол и осмотрелась. Первое, что ей уже нравилось на новой работе, — это ее кабинет. Обстановка там была, правда, скучно-казенная: серый стол, серые шкафы, черные стулья. «Зато личное пространство», — подумала Лана. Новомодная привычка разделять огромную офисную площадь прозрачными перегородками ей была не слишком по душе, в таких интерьерах обычно бывает трудно сосредоточиться на работе, все время кажется, что за тобой кто-то наблюдает.

«Начнем», — подбодрила себя Лана и открыла первую папку.

Она настолько погрузилась в работу, что не сразу расслышала стук в дверь.

— Обедать идешь? — просунул голову в дверь Салатов.

— Иду.

— Пошли, пошли, — заторопил ее Виктор, — у нас теперь новая мода — бесплатные обеды для сотрудников.

Даже столовую под это дело отгрохали. Растем! А повар откуда-то с Кавказа, готовит — пальчики оближешь, и, заметь, не только вкусную, но и здоровую пищу. Так что мы теперь тут все питаемся правильно, на работу ходим стройные и подтянутые. И все благодаря Бутову, ты же знаешь, он понимает толк в деликатесах, но аскет! За день может съесть одну конфетку, выпить три кружки чаю, и все!

Светлана никак не могла привыкнуть к быстрой, насыщенной множеством фактов речи своих коллег. «Издержки профессии, — подумала она, — странно, что раньше я этого не замечала. Неужели некоторое время назад и я выдавала вот такую скороговорку?» Между тем спустившись этажом вниз, Светлана с Салатовым вошли в столовую.

— Вот они, наши бойцы. — Виктор обвел рукой небольшой зал, где за маленькими столиками мирно обедали сотрудники агентства.

Оглядевшись, Лана заметила, что знакомых ей лиц не так уж и много.

— А у вас много новеньких.

— Растем! — снова выдал Салатов.

Обед действительно был отменный. Густой ароматный овощной суп, запеченный лосось с овощным гарниром, напиток из облепихи, чай, кофе, мороженое, фруктовый десерт.

— Неплохо живете, — заметила Салатову Лана.

— Хорошо живем, Света, хорошо.

Светлана решила, что ей хватит запеченной рыбы и фруктового десерта, и с удовольствием приступила к еде. Салатов продолжал травить свои байки:

— Мы тут как-то пролетели с одним заказом. Помнишь, по всей Москве висели перетяжки концертной программы «Незнайка в Кремле»? Вот так цветным по белому и было написано. Размещением занималось агентство «Мата Хари». Через некоторое время звонит мне от них один знакомый и рассказывает историю. «Представляешь, — говорит, — не провисели наши перетяжки и два дня, как нам звонок сверху! И спрашивают про этого самого Незнайку, который в Кремле. Так и спрашивают: „Вы что имеете в виду?“ А что мы можем в виду иметь? Текст заказчик предоставляет, мы только рисуем. Вот и нарисовали. Всю ночь эти перетяжки наши ребята демонтировали, измучились».

В первой половине дня две папки были уже просмотрены, и после обеда Лана принялась за третью. Взгляд мгновенно уперся в тринадцать букв: «Андрей Соколов». Светлана вздрогнула. «Опять! Нет, это невыносимо! — Она обхватила голову руками, пытаясь унять нарастающую внутри боль. — Может, не он?» Пролистав еще несколько страниц, Светлана окончательно убедилась — он. Вот и вправду говорят, что от судьбы не уйдешь. Это надо же — перейти на новое место работы, чтобы тотчас заняться книгой о министре экологии!

Москва, Концертный зал имени Чайковского, 16 октября, 19.00-21.00

Чтобы успокоиться, сбросить напряжение первого рабочего дня, Светлана решила отправиться на концерт. Классическая музыка всегда ее успокаивала, заряжала энергией, будила творческую фантазию. В вестибюле концертного зала шла бойкая торговля билетами с рук. На кассе висело объявление «Билеты на вечерний концерт проданы». Лана взглянула на афишу «Бах. Органная музыка. Исполняет Джеймсон Вильяме, Великобритания». Лана, не колеблясь, купила билет, сдала в гардеробе плащ, поднялась по лестнице, чувствуя, как ее захватывает праздничное настроение. Гудящая толпа электризовала ожиданием предстоящего концерта. Лана бегло оглядела присутствующих и задохнулась: у дверей с надписью «Партер» стоял Соколов. Его профиль был особенно элегантен на фоне бордовой бархатной портьеры. Лана перевела дыхание и медленно огляделась в поисках укромного места — попадаться на глаза Соколову ей не хотелось. Как назло, Андрей повернул голову в ее сторону, вздрогнул, увидев Лану, но тут же взял себя в руки и мило улыбнулся.

— Ты одна? — вырвался нетерпеливый вопрос.

— Да, — с вызовом ответила Лана, — а что, вы надеялись увидеть меня с кем-то?

— Нет, я просто рад тебя видеть.

— Спасибо, — сухо отозвалась Светлана. Прозвенел звонок, приглашая зрителей в зал.

— Тебе куда? — осведомился Андрей Александрович.

— У меня двадцатый ряд.

— А… У меня партер. Увидимся еще. — Он кивнул Лане и быстрым шагом спустился вниз, к первым рядам партера.

Когда отзвучали последние такты, в зале еще несколько секунд висела тишина — настолько проникновенно и виртуозно английский органист исполнил произведения Баха. Лана порывисто вздохнула. Шквал аплодисментов разорвал непрочную тишину, с галерки без конца раздавались крики «браво».

Когда она вышла из зала, Соколов уже ждал ее. Они почти не разговаривали друг с другом, но взгляды, которыми они обменялись, были красноречивы. Они знали, что чувства, вызванные музыкой, у них совершенно одинаковы, они пережили только что похожее потрясение, и оно сблизило их.

— Тебя подвезти? — осведомился Андрей, подавая Лане плащ, полученный юрким помощником из министерской свиты.

— Нет, я лучше прогуляюсь по городу.

— По городу? — Его бровь вопросительно изогнулась.

— Если позволите, я вам завтра позвоню. По рабочему вопросу, — скороговоркой пробубнила Лана, — я ведь ушла из «Протокола».

— Знаю. — Он кивнул кому-то в толпе.

— Мне необходимо согласовать с вами материалы по книге.

— И только? — Да.

— Тогда обращайся в пресс-службу. Там тебе предоставят все необходимые данные. Ага, Игорь, давай-ка их сюда!

Вестибюль концертного зала, лицо Андрея исчезли за гигантским букетом.

— Это тебе. В память о работе в «Протоколе», — чуть насмешливо заметил Андрей. — Ты все еще отказываешься, чтобы я подвез тебя домой?

— Да, — упавшим голосом ответила Лана и огляделась по сторонам, словно ища выход из неудобной ситуации. Но вестибюль концертного зала был пуст.

— Света, — в голосе Соколова прозвучало нетерпение, — не верю, что ты позволишь какому-то мерзавцу испортить себе жизнь. Ты же умная женщина! Скажи хоть что-нибудь!

— Нет! — вдруг выкрикнула Лана. — Дело не в нем!

— В чем же?

— Во мне, — устало произнесла она и переложила букет из одной руки в другую, — я разрываюсь между сказкой и реальной действительностью. С одной стороны, мне очень хочется быть рядом с тобой…

— Так почему…

— А с другой — я постоянно помню о том, что сказка всегда остается сказкой. Я стану твоей любовницей, и на этом все закончится. Не женой! Не другом!

— Ты станешь женщиной, которую я люблю, — спокойно ответил Андрей.

— Но не той, на которой ты женишься. Не той, которой ты дашь свое имя. Не той, с которой ты разделишь свою жизнь!

— Ты не можешь говорить это всерьез! — вспыхнул Андрей.

— Нет, я абсолютно серьезна.

— Ты хочешь укрыться в своей раковине, не так ли? — выкрикнул он, прожигая ее взглядом. — Надеть на себя эту броню, крепкую, как панцирь, и такую же непробиваемую!

— Подобные описания вам не очень-то даются, господин министр.

— Упрашивать я не умею. — Он сделал шаг назад. — Хорошо, возвращайся в свой безопасный мир, упивайся чувством собственного самосознания. А когда будешь засыпать в одиночестве, пересчитай, сколько радостей тебе принесло затворничество.

Лана видела, как министр в окружении своей свиты направился к выходу и едва не сорвал дверь с петель, распахнув ее со всей силы. Дверь, открывающаяся в обе стороны, покачалась туда-сюда, а затем остановилась — в точности как сердце Светланы Аркатовой.

Дома она рассмотрела подарок и ахнула. Это был необыкновенный букет, состоящий из орхидей, алых роз, лилово-розовых ирисов и белых хризантем. «Ирис — это огонь, — попыталась расшифровать цветочное послание Светлана, — красные розы — любовь, это каждый знает. Хризантемы — искренность. Орхидеи всегда означали красоту. Итак, пламенная любовь к настоящей красоте… А может, красивая любовь как истинная страсть… Неплохо. Если вдуматься, то получится много вариантов. Только где она, эта красивая любовь?»

Москва, Старая площадь, 17 октября, 9.00-14.00

Ночь была беспокойной, а утро — безрадостным. Хотелось просто выключиться из жизни, выдернуть из розетки шнур, который подсоединяет тебя к этой всемирной суете, и лежать, глядя в потолок, или бездумно смотреть телевизор. Светлана рывком подняла себя с постели. «Все пройдет, пройдет и это», — вздохнула она, глядя на роскошный букет от Соколова.

Сегодня был второй день работы Ланы в агентстве. К обеду ей уже казалось, что она работает здесь давным-давно. «Впору засомневаться в том, что совсем недавно я ходила на работу в „Протокол“!» — думала она. На столе у нее уже лежал «План действий» — так Светлана окрестила список предстоящих мероприятий. Несмотря на свои опасения, она на удивление быстро включилась в работу и искренне радовалась новым знаниям.

После обеда Светлана собиралась отправиться с докладом к Салатову. Но планы ее были нарушены ураганным вторжением в ее кабинет Виктора.

— Ты чего сидишь? Без обеда остаться хочешь? В большой семье клювом не щелкай! Знаешь такую присказку?

— Я после обеда хотела к вам зайти. План…

— План? Возьми с собой в столовую, — бросил Салатов на лету. — За обедом обсудим. Я через полчаса испаряюсь. Переговоры.

Лана снова заметила себе, что она все еще живет в ритме «Протокола».

На обед был грибной суп, филе курицы в соевом соусе и шоколадный мусс.

— Шикарно! — восторгался Салатов. — Переговоры на пустой желудок редко бывают успешны. Это наше основное правило. Слышала?

Об этом Лана слышала впервые, но о том, что Салатов — первоклассный переговорщик, знала. Он заключал сделки, подписывал контракты на немыслимые суммы почти со всеми, с кем ему приходилось вести переговоры о возможном сотрудничестве. В его личной терминологии «возможного сотрудничества» не существовало, было сотрудничество «непременное, необходимое, обязательное, эксклюзивное». Однако когда Салатова называли успешным продавцом, он впадал в дикий гнев. «Я ничего не продаю! — кричал он. — Если бы я хоть что-нибудь начал продавать, то не подписал бы ни одного контракта. Я предлагаю людям поинтересоваться у меня, что они могут сделать еще, чтобы получить ту морковку, за которой до сих пор безуспешно гонялись». Хотя, конечно же, Салатов лукавил: в его арсенале были приемы самого разного толка. К примеру, понимая, что собеседник после его блестящей презентации остался равнодушен к креативной идее, предлагаемой его агентством, и ситуация грозит завершиться проигрышем тендера, Салатов мог, состроив уморительную мину, развести руками и заявить: «Господа, так вы ничего не поняли…» И начать презентацию с самого начала, говоря совершенно противоположное тому, что прозвучало до этого. В конце концов действительно никто ничего не понимал, но тендер выигрывало их агентство.

— Не забудь взять на десерт шоколад, — потребовал Виктор. — Это научный факт: шоколад улучшает настроение даже самого мрачного меланхолика… Ты пойми, Лана, свою задачу. Мы все работаем на клиентов. — Он обвел руками обеденный зал. — Что бы ни захотел клиент написать в собственных мемуарах, пусть пишет. Наше дело — по возможности сделать эту сказку красивой. А все остальное его личная ответственность. Так что действуй в соответствии с этим тезисом. Дерзай! — И Салатов, взглянув на часы, выбежал из столовой.

Заканчивала свой обед Светлана в одиночестве. Вернувшись в кабинет, она еще раз проштудировала план работы. Сердце ее болезненно сжалось, и она перевела дыхание: план подготовки материалов призывал позвонить сегодня в Министерство экологии.

Набережная Москвы-реки, 17 октября, 16.00-18.00

Соколов сердито смотрел в еженедельник и зачеркивал в нем встречи, звонки, совещания. Его мысли уже привычно устремились к Светлане. Почему она не звонит? В последний раз она была такой испуганной, трогательной! Ему вспомнились прикосновения рук, ее дыхание — и все в нем тосковало об этой утраченной теплоте. Потом он просто сидел, выкладывая на столе пирамидки из скрепок, рассыпал их и складывал заново.

Светлана завладела всеми его помыслами. Конечно, она совсем не была похожа на Кристель, но Андрей был уверен — бабушка одобрила бы его выбор. Чем-то Лана напоминала струну, отзывающуюся на любое прикосновение смычка. Он закрыл глаза и представил ее бледное лицо, мерцающие глаза, руки совершенной формы. Давно он читал миф об андрогинах — гигантских существах, живших в глубокой древности и соединявших в себе мужские и женские начала. Они обладали огромной силой и были настолько уверены в себе, что соперничали с богами. Зевс разгневался на это и решил наказать их. Он разрубил каждого андрогина пополам, так что получилось два существа — мужчина и женщина, — и разбросал их по Земле. С тех пор каждая половина ищет себе пару, которую нельзя заменить никакой другой.

Как он раньше не догадался? Лана — его половина! В своем стремлении упорядочить жизнь, видеть только ее реальную сторону он упустил очень важное — веру в маленькие чудеса и совпадения. Оглядываясь назад, Андрей понял — чувство долга и ответственности за все происходящее вокруг абсолютно закрыло для него другую сторону жизни. Он разучился мечтать, а Светлана заставила его почувствовать себя молодым романтиком.


Порывистый ветер подхватил полу плаща Ланы, она подняла глаза, среди грязно-серых туч призывно голубел маленький кусочек чистого неба. «Вот он, лоскуток моего счастья», — подумала она. Под ногами ласково блестел мокрый асфальт. Все: витрины магазинов, машины, рекламные щиты — казалось ей таким чистым, промытым, уютным. Итак, общение с пресс-секретарем Соколова на сегодня закончено. Пару раз Светлана ловила на себе косой любопытный взгляд высокомерного молодого человека, возглавлявшего пресс-службу Соколова. Разговор происходил в маленьком кабинете в Белом доме, и, разговаривая с пресс-секретарем, Лана старалась смотреть в окно на широкую темную ленту реки.

Наметив основные разделы книги, Светлана предложила обсудить график подготовки. а также дни, когда министр предоставит возможность личной аудиенции. Пресс-секретарь постучал кончиком карандаша по зубам:

— Этот вопрос необходимо согласовать с Андреем Александровичем…

— Так позвоните ему! — нетерпеливо воскликнула Лана.

— Что вы, — в глазах пресс-секретаря промелькнул ужас, — у нас так не делается…

— А как делается у вас?

Молодой человек начал выводить ее из терпения.

— Вы должны написать нам письмо, мы напишем свой краткий комментарий и передадим оба документа в секретариат министра.

— И как долго будет тянуться эта волокита? — В Светлане закипала злость.

— День-два, — он сложил ладони перед грудью, — но это такой порядок…

— Это бю-ро-кра-ти-я, — четко, по слогам произнесла Лана, доставая мобильный телефон и набирая номер Соколова, — а я бюрократию ненавижу. Смотрите, как нужно работать.

Пресс-секретарь смотрел на нее не дыша.

— Андрей Александрович, это Аркатова, — непринужденным голосом представилась Светлана, краем глаза замечая, как пресс-секретарь закатывает глаза, — у меня к вам вопрос относительно графика подготовки вашей книги… Что? Готовы обсудить? Давайте обсудим…

Закончив разговор со Светланой, Соколов встал и, осторожно ступая, подошел к окну. Шел легкий снег. Белая звездочка опустилась на кирпично-красный откос окна. Андрей посмотрел на нее и улыбнулся: как тонко выточены ее лучи. Вторая упала, третья… Скоро вокруг все покрылось легким, почти невесомым снежным пухом. Андрей, словно прозрев, внимательно оглядел заоконный пейзаж. Он видел, как ветер обрывал с тополей последние листья и гнал их по черному асфальту, как деревья со стоном рвались за своими улетевшими листьями. Снег прекратился так же внезапно, как начался. Сквозь прореху в косматых тучах выглянуло солнце и в считанные минуты высушило блестящий мокрый асфальт.

— Андрей Александрович, разрешите? — окликнул его заместитель. Соколов нехотя отвернулся от окна. И снова что-то толкнуло его в грудь: он чужими глазами, словно впервые, рассматривал свой кабинет, стол, бумаги. Смущенный кашель заместителя вернул его в реальность, но еще долго он прислушивался к себе, стараясь не потерять чувство новизны.

Министр еле вытерпел десять минут разговора с заместителем, понял, что доклад прошел мимо его сознания, и нажал кнопку вызова пресс-секретаря:

— Сергей, Аркатова еще у тебя? Ушла? Давно? Пять минут назад?

Он бросил трубку и, сгорая от нетерпения, крикнул секретарше:

— Вызовите мне машину! Быстро!

— Но у вас через десять минут заседание рабочей группы, — с недоумением проговорила девушка.

— Бог с ней! — махнул рукой министр, выходя в приемную. — Вообще отмените все мои дела на сегодня!

Уже в салоне автомобиля Андрей немного успокоился и расслабился. «Бедная Аня, — он вспомнил испуганное лицо и круглые от удивления глаза секретарши, — я никогда так не кричал. Обычно у нас получается все тихо и последовательно, как в анекдоте: „Шеф секретарю: „Машину мне!“ Секретарь — диспетчеру: „Карету к подъезду!“ Диспетчер — водителю: „Телегу нашей обезьяне!“ А сегодня помчались как на пожар“. Позади остался Белый дом, машина ехала по набережной, и Соколов не поверил своим глазам: у парапета моста стояла Светлана.

— Остановите! — чужим голосом скомандовал Соколов, и шофер затормозил. В зеркале заднего обзора министр поймал его изумленный взгляд. Но сейчас все было не важно, и Андрей Александрович поспешно распахнул дверь машины.

Светлана задохнулась, когда услышала за спиной знакомый голос:

— Как, однако, непохожа эта река на Шпрее! Мысли заметались в ее голове как испуганные птицы, и она боялась обернуться. «Неужели? Неужели он?» И она медленно повернула голову.

Соколов облокотился о парапет. Перед ним открылся простор, пронзенный шпилем гостиницы «Украина», Москва-река, широкий мост, по которому тянулась длинная вереница промытых автомобилей.

Их взгляды встретились.

— Андрей Александрович, — Лана коснулась его локтя, — я должна извиниться.

— За что?

— За статью. Уверяю тебя, там сплошная ложь!

— Ах это… — рассеянно заметил министр. — Я знаю. Заходящее солнце, не видное им, угодило в разрыв между тучами, и верхние этажи стеклянного здания мэрии зажглись оранжево-рубиновым огнем. Серое небо окрасилось лиловым цветом. Потом черные краски становились все ярче, словно кто-то за облаками раздувал в невидимом очаге угли. Лиловые, розовые блики струились по воде, скользили по волнам, разбегавшимся от речного трамвайчика.

— Андрей, — Светлана с трудом проглотила ком в горле, — я вела себя так глупо после концерта! Говорила не я, а мое упрямство и мой страх, поверь!

Он внимательно взглянул ей в глаза:

— Я верю. Я всегда буду верить тебе.

На ее руку, как тогда, в Берлине, опустилась большая теплая ладонь. Все звуки города исчезли, остались только оглушительные удары сердца. Светлана с просветленным лицом шагнула к нему. Впервые с того момента, когда они расстались в аэропорту Берлина, Лана вздохнула свободно. Ни упреков, ни стесненности, ничего не осталось. Задумавшись на минуту, она подняла на Соколова блестящие глаза. Он смотрел на нее. Взгляды их встретились, и Лана невольно откачнулась, так остро дрогнуло в ней все.

Оранжевое пламя в окнах здания мэрии погасло, лиловый свет на облаках потух, и вода в реке холодно отсвечивала вороненой сталью. Но Лане стало жарко, щеки ее горели, словно алый небесный отсвет, перед тем как исчезнуть, оставил на них свой горячий след.

— Я все время думал о тебе, — сказал он, — и понял, что не смогу без тебя.

— Верю, — отозвалась она, — и буду верить тебе всегда.

Notes



Оглавление

  • Берлин, отель «Хилтон», 10 октября, 16.00
  • Берлин, отель «Хилтон» — аэропорт Тегель-Норд — отель «Хилтон», 10 октября, 16.20-18.40
  • Берлин, отель «Хилтон», ресторан «Бельэтаж», 10октября, вечер, 19.00-21.00
  • Москва, 1984-1992
  • Берлин, отель «Хилтон», конференц-зал, 10 октября, 21.00-23.00
  • Берлин, улица Унтер-ден-Линден, 10октября — 11 октября, 23.10-00.00
  • Россия, 1917-2000
  • Отель «Хилтон», конференц-зал, 11 октября, 08.00-11.00
  • Москва, 1989-1998
  • Отель «Хилтон», фойе перед конференц-залом, 11 октября, 11.00-14.00
  • Отель «Хилтон», конференц-зал, 11 октября, 14.00-00.00
  • Москва, 1992-2002
  • Берлин, у Бранденбургских ворот, 12 октября, 00.10-01.00
  • Отель «Хилтон», 01.20-02.00, 12 октября
  • Отель «Хилтон», 12 октября, 02.30-02.40
  • Отель «Хилтон», 12 октября, 02.40-03.00
  • Отель «Хилтон», 12 октября, 03.00-03.10
  • Отель «Хилтон», вестибюль, 12 октября, 03.10-04.10
  • Москва, 1967 год
  • Отель «Хилтон», 13 октября, 8.00-8.30
  • Фойе перед конференц-залом, 12 октября, 10.00-11.00
  • Отель «Хилтон», номер 3020, 12 октября, 11.00-11.20
  • Берлин, «Николаусфиртелъ», 12 октября, 11.10-12.00
  • Отель «Хилтон» — аэропорт Тегелъ-Норд, 12 октября, 15.00-16.00
  • Самолет авиакомпании «Россия», 12 октября, 16.00-18.00
  • Москва, 1973
  • Москва, аэропорт Шереметьево — проспект Мира, 12 октября
  • Москва, 13 октября, 9.50-15.00, проспект Мира — Новый Арбат
  • Москва, 13 октября, Большая Грузинская — проспект Мира
  • Москва, Комитет по экологии — Белый дом, 14 октября, 10.00-15.00
  • Москва, улица Амундсена, 13 октября, 10.00-18.00
  • Москва, Министерство экологии, 14 октября, 15.00-17.00
  • Москва, проспект Мира — Комитет по экологии, 15 октября, 9.00-12.15
  • Москва, отель «Метрополь», 15 октября, 13.00-15.00
  • Москва, Центр психологической реабилитации, 15 октября, 17.00-18.00
  • Москва, проспект Мира, 15 октября, 21.00-23.00
  • Москва, Старая площадь, 16 октября, 10.00-18.00
  • Москва, Концертный зал имени Чайковского, 16 октября, 19.00-21.00
  • Москва, Старая площадь, 17 октября, 9.00-14.00
  • Набережная Москвы-реки, 17 октября, 16.00-18.00
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке