Из записок переводчицы (fb2)

- Из записок переводчицы (и.с. Русский романс) 283 Кб, 72с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Кира Владимировна Буренина

Настройки текста:



Кира Буренина Из записок переводчицы

ШЕРРИ ЛЕДИ 

Ключ никак не хотел влезать в замочную скважину. Я только что вернулась с часового турне по близлежащим магазинам, и, понятное дело, не с пустыми руками. Три огромные сумки важно привалились к двери своими крутыми боками. Наконец замок и ключ вошли в контакт, щелчок — и я дома. Уже в прихожей меня оглушила звуковая волна — это был не то Децл, не то Земфира. С тех пор как я вышла замуж за бывшего хоккеиста, большого меломана Сашу, я вообще перестала разбираться в музыке. Сейчас мой муж возлежал на диване и балдел. Увидев меня и сумки, он вскочил и, выудив банку пива, сообщил:

— Звонили эти, с паразитологии. Просят, чтобы ты им скорее высылала перевод.

Я в сердцах хлопнула дверцей холодильника:

— Да выруби ты эту музыку! Ну когда я все успею?! Саша насупился, взял меня за руку и повел в комнату.

Выгребая словари и учебники из секретера, он приговаривал:

— Ты работай, работай, я мешать тебе не буду и обед приготовлю, лады?

Я обреченно уселась за компьютер, но доклад доктора Адлера для конференции паразитологов не лез в голову. Мысли витали вокруг совсем других проблем.

Через пятнадцать минут дверь комнаты приоткрылась, в щель заглянул Саша и тихо позвал:

— Мариш, а Мариш...

Только сейчас я ощутила, что в квартире пахнет горелым. По кухне витал сизый чад, по плите, шипя и пузырясь текла бурая жидкость. На столе лежала поваренная книга французской кухни XVII века, купленная по случаю у букиниста, раскрытая на «руанском соусе по-королевски». А за спиной виновато бубнил Саша:

— Хотел соус к макаронам... А тут кассета с Ричи Блэкмором... Я же балдею... Потом смотрю — горит. Да ты что плачешь! Вымою я плиту! Хочешь, твою любимую песню поставлю, хочешь? Мигом!

Я уткнулась носом в книжку, рассматривая, как капли слез расплываются на пожелтевших страницах в большие темные кляксы. Стены квартиры сотрясались от музыки. И высокий мужской голос нежно выводил: «Шерри, шерри леди...»

Все еще расстроенно сопя носом, Саша подобрался к комоду и взял связку ключей. Небрежно поигрывая ими, он уже с безопасного расстояния спросил:

— Мариш, я в гараж слетаю, ничего?

Не дожидаясь моего ответа, выскользнул за дверь. Вытерев слезы, я огляделась вокруг уютная кухонька все еще была полна дыма, на плите застыла корка соуса, которую придется отдирать чуть ли не зубами, да и обед все еще не готов. Мой взгляд остановился на книге. «Руанский соус по-королевски», — повторила я вслух. Представив Сашу в короне, горностаевой мантии, со скипетром и державой в руках, я расхохоталась. Бедные повара! Будь мой супруг действительно королем, они бы не отходили от плиты ни днем, ни ночью, иначе не сносить им головы.

Песня закончилась, и только теперь я услышала, что телефон настойчиво разрывается от звонков.

— Это из фирмы «Интеримпекс», — проговорил мягкий мужской голос. — Мы бы хотели предложить вам работу: поездку в Уренгой с двумя нашими представителями. Вылет завтра утром, оплата, как всегда, наличными. Ждем вас завтра в восемь в аэропорту. Вы согласны?

У меня неприятно засосало под ложечкой. Доклад паразитологов был еще не закончен. С другой стороны, отказаться от такого выгодного предложения было бы безумием. Конечно, согласилась.

Сейчас же надо было решать, что первично — паразиты или обед? Кротко вздохнув, я пошла на кухню. Через два часа явился румяный с мороза муж. Он остановился на пороге, чутко втягивая носом воздух, как гончая, чующая дичь, и радостно воскликнул:

— Свининка!

Проходя мимо отмытой сверкающей плиты, он подмигнул, подняв большой палец класс! Сидя напротив мужа за столом и наблюдая, как весело он расправляется со свиной отбивной, я почему-то вспомнила старую историю. Работая на одной выставке, я, вероятно, очень понравилась представителям фирмы, так как получила почти официальное приглашение на работу в Англию — намечался большой инвестиционный проект в России. Собрали семейный совет. Мои родители были за, родные Саши — против. Сам Саша сидел потерянно посередине, зажав ладони между коленей, и поглядывал своими совиными глазами то в одну, то в другую сторону. Тогда к единому мнению так и не пришли, но я верила, что все-таки уеду. Ведь два года могут пролететь так быстро.

— Нет, Мариш, — сказал тогда внезапно Саша, — ты уезжай, только сначала давай разведемся. Я не смогу жить в одиночку, и ты отвыкнешь от меня.

Эта фраза определила все. Я осталась, поссорившись на некоторое время со своими родителями, стенающими об упущенных возможностях дочери. Как-то так получилось, что Саша оказался тогда дороже карьеры и родителей.

А что сейчас? Сейчас уже должны были истечь те самые два года работы по контракту. Ничего не изменилось с тех пор. Я продолжаю подрабатывать частными переводами, имея свою постоянную клиентуру. Саша, уйдя из спорта, так и не смог найти себя. Он устраивается то на одну, то на другую работу с целью залатать дыры в семейном бюджете, но, не удовлетворенный, бросает и возвращается в свой гараж, где его ждут всегда готовые посочувствовать товарищи.

Когда ближе к ночи я вернулась к компьютеру, дух у меня был боевой. Яростно колотя по клавишам, я громко и с выражением произносила такие особо заковыристые выражения, как «лейшманиоз», «латентная инфекция», «пиноцитоз» и «лямблии». Ночью работается лучше всего. В половине четвертого утра факс отправил последние страницы перевода. Ровно в семь меня разбудили Саша и «Шерри леди». Пора.

Оставив Сашу в потоке децибелов, «дыша духами и туманами», я уселась в заказанное такси. «Итак, сегодня двадцатое... Два дня в поездке. Сколько же я заработаю?» — прикидывала я. И, вздохнув, решила: «Куплю Саше новый диск, так и быть. Он давно о нем мечтал».

НОЧНОЙ МОНОЛОГ

Все-таки здорово очутиться после слякотной, просоленной Москвы в настоящей зиме с прозрачным воздухом и скрипящим снежком под ногами. Нас было трое — два представителя фирмы «Интеримпекс» из Кельна и я. Встречала нас худенькая востроглазая девушка в высокой, похожей на полковничью папаху, шапке. В руках она держала листок с названием нашей фирмы и явно очень волновалась. Видимо, это ее первая официальная встреча гостей. По дороге из аэропорта в город выяснилось, что она закончила местный пединститут и очень неплохо говорит по-немецки, однако от робости не могла ответить ни на один самый простой вопрос наших иностранцев. Я немного позабавилась этой ситуацией, с ностальгией вспоминая свои первые встречи-проводы. А пока с удовольствием глядела в окно на проплывающий мимо город. Люблю я вечерние города! В них всегда все кажется таинственным и неожиданным. При этом я себя ощущаю героиней романа, которая мчится куда-то...

Примчались... Поселили нас в заводской гостинице с романтическим названием «Волна». Мартин Мюллер, неунывающий весельчак и балагур, потерял присущее ему чувство юмора, когда узнал, что его ожидает двухкоечный номер, который он разделит со своим коллегой Зигфридом Вайссом. При этом удобства располагаются в конце коридора. Меня поселили в узкой одноместной комнатке, называвшейся из-за наличия в ней удобств цивилизации люксом. В люксе было страшно холодно, и ночью мне пришлось накинуть поверх одеяла шубу. Утром за завтраком Зигфрид и Мартин с неподражаемым актерским искусством в духе Дж.К. Джерома рассказывали, что происходило с ними ночью — о том, что Зигфрид впервые услышал храп Мартина, о том, как Мартин блуждал ночью по коридору в поисках удобств, распугивая своей пижамой кавказских постояльцев.

Так или иначе, мы приехали сюда работать и нам пора было на завод. Нас уже ждали. Пока мы излагали свою точку зрения, российская сторона слушала нас чинно и с пониманием. Стоило нам задать конкретный вопрос, начиналось нечто невообразимое. Отвечать на вопрос вызывался один специалист и говорил примерно так: «Конечно, мы это сделаем». Моментально отзывался второй и решительно опровергал заявление предыдущего оратора. В разговор вмешивался третий коллега, чтобы выступить в роли арбитра, который пытался рассудить обоих. Переводить было невозможно. Мы сидели и смотрели, как напротив нас бушевали страсти. Через некоторое время спорящие приходили к консенсусу и выдавали нам коллективно составленный ответ. Переговоры затянулись до позднего вечера. Я чувствовала себя страшно усталой и опасалась, что при таких темпах нам придется остаться в этом городе еще на один долгий день. Так бы и случилось, если бы не заместитель директора, представившийся нам коротко: Решетов. С появлением этого человека возникло ощущение ворвавшейся шаровой молнии. Возня и споры прекратились, Решетов действовал решительно и четко. За час были решены все вопросы и подписан протокол.

Во время ужина после переговоров Решетов был душой компании. С Мартином он нашел общий язык, и оба на пару смешили весь стол и, кажется, весь ресторан «Русская изба». Время от времени Решетов бросал на меня взгляды, в которых читалось тревожное любопытство, как будто он пытался разрешить какой-то вопрос. После ужина он сам отвез нас к гостинице. Пока немцы, оживленно переговариваясь, вылезали из машины, он несмело спросил:

— Вы не согласились бы осмотреть город? У нас есть много красивых мест.

Я изумленно уставилась на него, но он совершенно серьезно добавил:

— Особенно вечером.

Пожелав нам спокойной ночи, Зигфрид и Мартин скрылись за дверью гостиницы. «Мерседес», мягко заурчав, унес меня в ночной незнакомый город.

— Вам не холодно? — первым нарушил молчание мой неожиданный экскурсовод.

— Скажите, а как вас зовут? Ведь, кроме фамилии, у вас есть имя? — поинтересовалась я.

— Андрей, — ослепительно улыбнулся он мне. Честно скажу, я почти не помню описание города, в котором мы совершали удивительный ночной маршрут. Я чувствовала, как время сжималось вокруг нас, и ощущала способность предвидеть каждое последующее слово и каждый жест. Андрей изредка посматривал на меня своими черными глазами и молчал. Но я знала, что через три секунды он заговорит и все, что он скажет, останется со мной на всю жизнь.

— Я ведь недавно здесь живу, — начал мой собеседник, — приехал из Заполярья семь лет назад, а до того жил в маленьком городке в Узбекистане. Представляете, из жары в холод, вечную мерзлоту. Но я сказал себе: «Ты что, испугался? Отступать? Нет, ни за что». И я много чего сделал, почти своими руками на пустом месте создал предприятие, о котором заговорили в Союзе. Меня уважали, боялись, я ведь директором был, депутатом Верховного Совета. Казалось, что меня ждет только успех, счастье и достаток. Но когда возносишься высоко, очень больно падать. Нашелся один подлюга, который стал копать под меня, искать компромат, интриговать. Началось следствие, везде обыск, допросы. Захлопнулась за мной дверь камеры. Пять раз прокрутил в голове свою жизнь, думал, сведу с ней счеты. Но понял, что не за что мне себя упрекать. Жил честно, все заработал своим трудом — и уважение, и деньги, словом, все. Нашлись люди — ездили в прокуратуру в Москву, здесь хлопотали, закрыли дело. Вышел я через три месяца на свободу, но оставаться на старом месте уже не смог. Переехал сюда. Директором не назначили, стал замом. Но меня это не трогает и не унижает. Мне сейчас ничего уже не страшно. Боюсь, что умру внезапно, так и не сделав чего-нибудь стоящего. Сердце подводит. Через день в кабинет «скорую» вызывают. Говорят, уходи с работы. Но как я уйду, если в ней моя жизнь? Я все здесь знаю на ощупь, всех рабочих по имени, как у них дела. Они это ценят. Скольких я от водки отучил, в семью вернул. Недавно беженец из Чечни устроился у нас работать. Декабрь, а он в плаще тонком — вещи все в Грозном пропали. Я приказал за свой счет его одеть. Зато я знаю, что мои люди работают и думают только о том, что они делают, не болит у них душа ни за дом, ни за семью.

Я, не перебивая, молча слушала этот монолог. Мужество, уверенность, сила и столько боли и отчаяния сочетались в этом человеке.

— Знаете, — продолжал он, — я благодарен вам за то, что вы здесь, слушаете меня. Я наблюдал за вами весь день, Марина. Вы — профессионал высокого класса. И дело не только в языке. Я видел, что вы утомлены, но вы ни на минуту не сбавили темп и оставались такой же спокойной и доброжелательной. Вы были четки, организованны, ничем не показали своего раздражения от несуразности наших деятелей. Они отличные ребята, но прямо с производства, учатся на ходу, не все получается сразу. И благодаря таким людям, как вы, они учатся мастерству. Вы — умница и чудесная женщина.

Он вздохнул.

— Когда я слышу об активных женщинах, мне становится так обидно. Я вспоминаю сразу свою жену — ничего не хочет делать. Только читает дамские романы и смотрит сериалы. А ведь была умная красивая девушка. Тоже о чем-то мечтала, хотела чего-то добиться. Да я сам виноват, сбил ее с толку. Знаете, как мы поженились?

Он остановил машину, выключил зажигание и повернулся ко мне. Мы находились на какой-то возвышенности, перед нами как на ладони раскинулся город, сверкали редкие огоньки окон, светился факел нефтеперерабатывающего завода. Мой спутник тем временем продолжал:

— Я был видным парнем там, в Узбекистане, комсоргом, капитаном волейбольной команды, занимался борьбой, имел авторитет. Городок-то крошечный. Все девчонки строили мне глазки, но приехала Галя, и я решил: «Новенькая будет моя». Она приехала пожить у сестры и подготовиться на юрфак на следующий год. Я стал за ней ухаживать, но, наверное, не любила она меня никогда. Однажды я пришел к ней. «Галя, — говорю, — выходи за меня замуж». Она гладила белье и, не отрываясь от утюга, кивнула в сторону окна: «Вон паспорт, на подоконнике лежит».

Ах так, думаю. Взял ее паспорт и в ЗАГС. Там у меня дружок был, расписал нас сразу. Когда я ей паспорт со штампом показал, она чуть не упала. Но деваться было некуда. Стали жить. И всю жизнь она меня пилит, пилит. Я много работал, а она мне устраивала скандалы, что я по бабам бегаю. От секретарши моей требовала отчет, где и с кем я бываю. Уходила от меня раз десять, потом возвращалась. Разводиться с ней не могу, чувствую, что виноват перед ней на всю жизнь за свое молодечество, за ЗАГС тот, за ту жизнь, которая могла бы у нее быть и которой нет. Мне сейчас так легко стало, что я вам это рассказал. Вы умеете слушать. Можно мне позвонить вам, когда я буду в Москве? Завтра я приеду проводить вас в аэропорт.

— Спасибо, Андрей. Успеха вам! Все будет хорошо, — ответила я ему слоганом из телерекламы.

Коротко просигналив, машина умчалась.

Утром меня разбудил Зигфрид, деликатно постучавшись в дверь. Пора улетать. До последней минуты я искала глазами в толпе провожавших в аэропорту высокую фигуру Решетова. Он не пришел. И не позвонил.

Наверное, никому не захочется встретиться второй раз с попутчиком, которому неожиданно выкладываем свою жизнь, зная, что наутро, сойдя с поезда, мы уже не увидим друг друга. Я была тем самым попутчиком в поезде Андрея. И только.

ОШИБКА

Из всех праздников больше всего я люблю Новый год. Предвкушение нового периода в жизни, белый снег, закрывающий все проблемы, массовая беготня за подарками, атмосфера ожидания чуда — все это бодрит и вселяет надежду на то счастье, которого ждешь из года в год.

Этот год тоже не был исключением. Заранее зная, что пройдет новогодняя ночь, наступит первое января, пронесутся святки и жизнь пойдет своей накатанной колеей под серым январским небом, я все равно волновалась и загадывала желания на будущий год. Проблема подарков всегда стоит очень остро — совсем не хочется дарить игрушки, символизирующие очередной год по китайскому календарю, поэтому приходится проявить массу фантазии и сделать каждому из родных и знакомых оригинальный подарок, соответственно его или ее вкусу.

Ну а чтобы сделать подарки, в декабре проблема денег вырастает до гигантских размеров. Уже с первого числа я заранее обзваниваю все знакомые фирмы с напоминанием о себе и вопросом, нет ли у них переводов для меня. Если в обычные дни я могу покапризничать, выбрать наиболее легкую тему, то в декабре я берусь за все — от конференции сексопатологов до разливки стали в изложницы с подачей аргона через полый стопор. Я очень хорошо знаю, что с 25 декабря большинство фирм закрывается в связи с католическим Рождеством, поэтому работы очень немного.

И когда мне позвонили и попросили сделать большой перевод для одного знакомого германского бизнесмена, который в будущем намерен открыть в России свою фирму, я не задумываясь дала согласие. Мешать работать мне никто не будет — муж отправился к родственникам на Украину, обещав вернуться прямо в новогоднюю ночь, так что я была готова работать днем и ночью, не отвлекаясь ни на готовку, ни на собственно общение с дорогим супругом.

Через час в дверь позвонили. На пороге стоял высокий, худощавый мужчина с огромной копной когда-то белокурых, а теперь седых волос и пшеничными усами. Он излучал здоровье и оптимизм.

— Халли-халло! — приветствовал он меня.

Вальтер Рихтер, так звали моего гостя, сразу приступил к делу. Я посмотрела и присвистнула огромная папка скрывала в себе сто с лишним страниц плюс таблицы и графики. Мне стало как-то не по себе. Вальтер внимательно посмотрел мне в лицо и спросил: «Марина, а вы успеете? Срок сдачи — через пять дней». И хотя алчность не входит в список моих пороков, я прикинула сумму, которую мне заплатят за перевод, и очень убедительно заверила герра Рихтера, что я работаю профессионально и его не подведу.

А когда я приступила к работе, поняла, какую глупость совершила. Если переводить грамотно и литературно, то есть достойно депутатов Мосгордумы, то надо кропотливо заглядывать в толковые словари, выискивая наиболее удачное выражение. А такое занятие займет не пять, а двадцать пять дней. Как быть? Переводить же по своему разумению, где-то заменить слово синонимом, а иногда и вообще передать общий смысл — значит обмануть доверие заказчика. Мне этого не хотелось. Первые два дня я старательно стучала на компьютере, окружив себя грудой словарей. Устала адски! Меня уже не подбадривали ни музыка, ни предпраздничные телепередачи, я до исступления сидела над бумагами, ощущая себя намертво прикованным к галерам рабом.

Два дня и две бессонные ночи одолели только половину заказа. Что делать? Позвонить и признаться, что я не могу доделать работу? Моя подруга, также зарабатывающая себе на жизнь частными переводами, уехала в дом отдыха, и мне не с кем поделить эту ношу. В отчаянии я оделась и вышла на улицу. Кружа по накатанным скрипящим улицам, проходя мимо елочных базаров и магазинов с яркими надписями «SALE», я ощущала себя ужасно одинокой, отрезанной от веселой, праздничной толпы, клубящейся вокруг. Я чувствовала себя изгоем среди всех этих людей, которые с легким сердцем радовались и хлопотали. А мне же предстояло совершить сделку. Сделку со своей совестью. Будь что будет. Зачем себя мучить, я же вижу этого Вальтера в первый и последний раз. Работа пошла веселее. Строчки перевода ровно и без задержек появлялись на экране. Я работала быстро, автоматически, не задумываясь ни о чем. Результатом был гораздо больший объем перевода, чем за предыдущий день. Я ускорила темп — к вечеру стопка переведенных страниц выросла еще. Уф! На следующий день все было закончено. Проверять текст мне не хотелось — я знала, что там есть ошибки, а исправлять их уже не было ни времени, ни желания. Я позвонила Вальтеру и сообщила, что он может забирать работу. Он приехал с какими-то свертками и не глядя убрал папку в кейс.

— Завтра Новый год, а я здесь, в России. Вы не откажетесь выпить со мной по бокалу шампанского?

Из одного свертка появилась бутылка шампанского, что-то из закуски. Другой сверток он вручил мне:

— Здесь ваш гонорар и мой скромный подарок.

Я развернула подарочную бумагу. Там была маленькая бархатная коробочка, из нее я вытащила веселого маленького клоуна на золотой цепочке.

— Это вам на память, — улыбнулся Вальтер.

Он ушел, а я весь вечер чувствовала ужасную пакость на душе, особенно когда мой взгляд падал на маленького золотого клоуна, раскачивающегося на цепочке. Мне уже не хотелось идти за подарками и вообще встречать Новый год. На следующий день я подскакивала к каждому телефонному звонку, ожидая, что звонит Рихтер. Я включила компьютер и нашла файл с переводом. Заново просматривая страницы, я, сама не зная зачем, исправляла ошибки. Их было не много, но они были. «А что, если он не проверит документы и так их подаст в Мосгордуму? — спрашивала себя я. — А вдруг именно эти слова являются важными и ключевыми?»

...Куранты торжественно пробили двенадцать. Зазвенели хрустальные фужеры, все закричали: «С Новым годом, с новым счастьем!» За столом сидели мушкетер, цыганка, граф, царица Ночи, гусар и я, маркиза. Все были довольны моими подарками. Меня же не радовал ни задор моих друзей, ни вовремя вернувшийся супруг, ни мой сногсшибательный костюм — платье с фижмами и кружевные перчатки. Где-то в глубине сознания маленький червячок сомнения извивался, не давая мне полностью отдаться празднику. Меня мучили мои ошибки.

БЕЛАЯ ВОРОНА

Когда мне позвонили из фирмы «Карл Майер» и спросили, не найдется ли у меня времени для сопровождения прилетающего из Франкфурта Отто Штайера, я задумалась. Времени у меня было достаточно. Но не было желания, вдохновения, если хотите. Одно дело — сидеть дома у компьютера, попивая кофе, спокойно переводить иногда простые, иногда доводящие до умопомрачения тексты. Для этого не надо хорошо выглядеть и даже полностью высыпаться. Но работать личным переводчиком — надо подумать. Итак, программа Штайера — три дня пребывания в Москве. Осмотр столицы (это еще не страшно), Большой театр (давно там не была), переговоры и два ужина с важными заказчиками (с трудом, но вынести можно, если не будут напиваться). В общем, я согласилась.

Самолет из Франкфурта прилетел без опозданий. Очень скоро стали появляться пассажиры, среди них был Отто Штайер. Я чуть было не проглядела его. И неудивительно. Вместо представительного бизнесмена с обычным набором, состоящим из дорогого кейса, клетчатого пиджака и ручки «Паркер», выглядывающей из нагрудного кармана, напротив меня остановился молодой, очень молодой человек.

— Штайер, — представился он, и это короткое слово прозвучало хлестко, как удар мяча. Видя мое откровенное недоумение, он улыбнулся, отчего лицо его приняло просто мальчишеское выражение, и, подхватив свой чемодан, пошел вслед за мной.

Я была сбита с толку. Интересно, что это за предприниматель, думала я. Невысокого роста, спортивного телосложения, с непроницаемым лицом, он был похож скорее на юного гангстера из американского боевика, чем на благообразного немецкого сэйлс-менеджера.

Водитель фирмы Паша спал, уютно привалившись виском к окошку. Он лениво открыл глаз, когда я постучала, и нехотя вылез из своего «вольво» открывать багажник. На лице его было написано пренебрежение ко всему роду человеческому. Мгновенно оценив ситуацию, он не взял чемодана из рук Штайера, а предоставил молодому атлету самому пристроить свой багаж.

По пути в гостиницу Штайер не интересовался, как это принято у впервые посещающих Москву, ни количеством жителей, ни протяженностью города в километрах. Он невозмутимо поглядывал в окно. Все мое красноречие куда-то пропало. Обычный переводческий треп был как-то неуместен, а общих тем для разговора пока не находилось.

Мы договорились о программе на завтра. Штайер был деловит, немногословен, и только его теплая улыбка компенсировала внешнюю сухость.

По пути домой я неожиданно поймала себя на мысли, что клиент меня заинтриговал. На ум мне приходило сравнение с башней, в которой заключены необыкновенные чудеса, только стены у башни из крепкого камня, да и стража не дремлет. И не каждому позволено туда войти.

Что обычно делают иностранцы, попав в Кремль? Ахают , щелкают фотоаппаратами, гуськом следуют за экскурсоводом, вытягивают шеи, боясь пропустить хотя бы слово. Раньше я долго размышляла, почему так педантичны и нетерпеливы иностранные туристы. Или потому, что «за все заплачено» и надо получить услуги по полной программе, или эмоционально они более восприимчивы к новой информации и рады ей? До сих пор мне не удалось разгадать этот феномен.

Штайер был другим. Он действительно с любопытством слушал мой накатанный рассказ, и по его лицу было видно, что очень вдумчиво и сосредоточенно он впитывает каждый интересный эпизод, пропуская его сквозь свой мозг как сквозь компьютер. Поразительно было, однако, что при этом он вдруг обнаружил море невежественности в самых простых вопросах. Конечно, он не должен был знать, что в России когда-то правили цари, а не кайзеры, да и по сути православия совсем не обязательно проходить университетский курс. Но все же! Все мое интеллигентское воспитание и несколько образований протестовали против этого самым серьезным образом. Когда я обнаруживаю, что человек просто не понимает, о чем я толкую, и не может поддержать беседу об оттенках голоса Марии Кал-лас, о балетном даровании Большого Цискаридзе, о лирике Блока и о покаянии русского народа, мне становится скучно и тяжело. Все, что наполняет мою жизнь, придает ей хоть какой-то смысл, оказывается пустым и ненужным в общении с такими людьми. Если я не проясню это со Штайером, я не вынесу еще два дня работы с ним.

За обедом мы разговорились — о предстоящих встречах, о бизнесе Штайера, о его карьере. За очень скупой информацией я разглядела человека, который всю жизнь создает себя. Что-то типа авто-Пигмалиона. Из семьи безработного и эмигрантки из Турции, добывавший деньги с пятнадцати лет, он шел прямо к цели — стать бизнесменом, забыть бедность, доказать судьбе свое право на жизнь. И если посвящаешь себя полностью менеджменту, то на систематическое образование нет времени. Не боясь своего прошлого, он откровенно и смело говорил об этом. Нетипично, ох как нетипично для настоящего лицемерного и изворотливого бизнесмена с Запада. Я помню, как однажды один из моих клиентов, человек в возрасте, клялся в верности идеалам юности — честности, порядочности — и при этом обжуливал партнеров по переговорам. Кто-то давал обещания и никогда их не выполнял. Некоторые умоляли меня сделать срочный перевод, обещая заплатить двойную цену, и рассчитывались как скряги, отбивая каждый рубль. Честность и бизнес — несовместимые вещи.

В последующие два дня мне пришлось опять удивиться. «Может, это новый стиль в современном бизнесе?» — думала я, видя, как легко и просто проводит Отто Штайер переговоры и что каждое его слово и поступок подтверждают истину «Самый короткий путь — прямой путь». Не было подводных течений, подпольных мыслей. Была откровенность и допустимая открытость. И все партнеры шли навстречу, сначала настороженно, потом недоумевая и, наконец, раскрываясь полностью. Воистину со мной сидел самый необычный предприниматель, которого я только видела.

Прогуливаясь со мной перед Большим театром до начала балета, Штайер подмечал ставшие привычными нашему глазу вещи — сгорбленных старушек, волокущих с напряжением нагруженные тачки, молодых ребят, сильных и пугающе крутых, идущих сквозь толпу, пинающих эти тачки, уверенных в своей силе и непобедимости.

Там, где он рос, силу доказывали другим способом, рассказывал он. Возвращаясь за полночь с работы, он шел в спортзал, где занимался до упаду. Сильнейшим считался тот, кто никогда не давал в обиду слабых. Он часто бывал бит, и жестоким образом. Но когда однажды ему не хватало денег, чтобы заплатить за семестр в университете — тяжело болела мать, — весь квартал собирал для него необходимую сумму. Воистину рыцарь без страха и упрека!

В театр мы не пошли. Очень любопытным для меня человеком оказался Отто Штайер. Я в жизни бы не поверила, что кто-то или что-то, если не безвременная смерть, помешает мне пойти на балет. Но действительность всегда преподносит нам сюрпризы. Мы медленно шли по Тверской. Штайер вспоминал смешные случаи из своей университетской жизни. Я — из своей. У Пушкинской площади мне вдруг пришло в голову, что, пожалуй, я покажу Штайеру свое самое любимое место в Москве — легендарные, мистические Патриаршие пруды. Пустившись в пересказ «Мастера и Маргариты», я не замечала безлюдности переулков и совершенно забыла о времени.

Между тем кто-то, кто, судя по шагам, шел за нами давно, уже уяснил, что легкомысленные иностранцы забылись и прогуливаются по Москве, как по Мюнхену или Дюссельдорфу, представляя собой лакомую поживу для московских криминальных элементов.

Нас остановили. Вежливо и даже на английском языке потребовали деньги. Кто-то протянул руку за моей сумкой. Отто мгновенно оценил ситуацию — и охотник за сумкой полетел на фонарный столб. Легко развернувшись на сто восемьдесят градусов, он успел вырубить еще одного. С воплями фурии я стала размахивать своей сумкой налево и направо, с удовлетворением отмечая каждое попадание в физиономию. Краем глаза я видела, как Отто, встав в красивую, явно борцовскую стойку, изготовился к обороне. Сейчас он им покажет! Но мелкий и какой-то скукоженный мужичок просто и как-то совсем по-русски кулаком врезал Штайеру между глаз.

— На помощь! — завопила я.

— Надо же, своя, — удивился кто-то из нападавших. Штайер молча лежал на асфальте, а обиженный мной и моей сумкой дядька рылся в его карманах.

— Валюта, кредитка, — перечислял он свои находки.

— Что у тебя? — потребовали моего финансового отчета. Молча я протянула им кошелек с пятьюстами рублями.

— Своя, — опять удовлетворенно вздохнул кто-то рядом, и кошелек мне был возвращен.

Со стоном Штайер поднимался с земли. Раздался собачий лай, и из темноты вынырнула огромная овчарка. Когда я оглянулась, «банда» исчезла. Пока мы шли назад, Отто, чертыхаясь на совсем непонятном мне сленге, пытался себе объяснить, как же так русская мафия смогла его победить. Что деньги, что кредитка, главное — престиж непобедимого воина был попран. Меня волновало другое — как можно скорее заявить о пропаже «Американ экспресс».

И пусть Отто Штайер был поверженной стороной, но рядом с ним я ощутила себя под защитой прекрасного рыцаря. Я поблагодарила себя за то, что не отказалась от этой работы и встретилась с Отто. Честно говоря, я чувствовала, что немного влюбилась в своего рыцаря.

В первом часу ночи я ковырялась в замке своей двери. Свет на лестнице давно не горел, и каждый вечер я с замиранием сердца входила в подъезд. Сегодня со мной в мыслях был Отто, прекрасный и сильный рыцарь, и я не испытывала страха. Войдя наконец в квартиру, я наткнулась на мужа, который еще не спал и в неглиже бродил по квартире. Саша давно не работал, находясь в творческом поиске, и поэтому очень трепетно относился к моей работе.

— Чего же ты задержалась! — обрадовался он, пытаясь разглядеть в моей сумке что-нибудь вкусное. — Звонили с фирмы «Байер», у них для тебя классная работа!..

АВРАЛ

— Марина! — гулко пронеслось по коридору. Мраморный пол — как лед для моих шпилек, и я элегантной ласточкой впархиваю в переговорную, вызывая всеобщее изумление..

Мой шеф, господин Штоссманн, приходит в себя первым.

— Марина, помогай нам немножко, — говорит он по-русски и величественно указывает на стул в середине. Вот уже третий месяц, как я работаю в представительстве одной крупной транснациональной компании, многое до сих пор мне странно и непривычно.

Два немецких техника и два российских эксперта нетерпеливо ждут, пока я устроюсь на стуле у большого, как карта мира, чертежа. Начинает немецкий инженер. Он четко говорит, покалывая острием карандаша то в одну, то в другую деталь производственной линии, которую наша фирма продает российскому заводу. Переводить его легко, он знает, где сделать паузу, где что-то подсказать, а также, называя цифры, всегда одновременно записывает их на листе бумаги.

— А ты скажи хлопцам, — прерывает его розовощекий главный инженер завода, — что мы это представляем иначе.

И за этим следует длительное пространное объяснение. «Хлопцы» яростно настаивают на своей версии, главный их перебивает, в разговор включается мой шеф, и вскоре я оказываюсь не в состоянии перевести всеобщий гвалт. Один только начальник цеха невозмутимо следит за развитием событий — накануне его слуховой аппарат вышел из строя и для того, чтобы ввести его в ход переговоров, требуется море децибелов.

«Карта мира» ездит по столу то в одну, то в другую сторону. Деталь установки, похожая на валенок, вся исчеркана замечаниями на двух языках.

— Как же вы не понимаете, все дело в загрузке! — фальцетом кричит главный.

Немцы решают вопросы с помощью статистики — в воздухе мелькают папки, чертежи, таблицы, которые одна сторона передает через стол другой.

— Господа, господа, выслушайте меня! — тщетно взывает один из техников. В пылу полемики главный хватает чашку кофе Штоссманна и осушает ее махом.

— Что-что? — пытается расшифровать наши страсти глухой начальник цеха.

— Марина, сбегай скопируй спецификацию!

— Марина, отпечатай текст с новыми данными!

— Марина, еще кофе!

— Ты переводить сегодня собираешься или пришла пообщаться? — Мой шеф неподражаем.

Переговоры идут своим ходом далее. Постепенно приближаемся к парафированию контракта.

— За два часа успеешь? — с угрозой осведомляется босс.

— А если не успею? — бросаю ему вызов.

Два часа сумасшедшей работы над поправками, таблицами и изменениями к контракту сочетаются с продолжением переговоров непосредственно у меня за спиной — то калькуляция оказывается неполной, то текст дополнения к контракту меняется. Ощущение последнего дня Помпеи не покидает меня. И в качестве приятного сюрприза принтер решает сегодня отдохнуть.

— Что там у тебя, мы ждем! — нервничает начальник.

— Принтер не работает, — заявляю я.

По его бледнеющему носу понимаю, что ему приходит на ум. Когда я только начинала, мой драгоценный босс был страшно доволен тем, что ему дали наконец секретаря-переводчика, и делал все, что, по его мнению, полагается настоящему крутому руководителю. Я не говорю о бесчисленных чашках кофе и ксерокопий, которые мне приходилось тащить с третьего этажа на первый, я не вспоминаю его кошмарную диктовку и командный тон. Одного я перенести не могла. Всякий раз, когда телефон звонил у него на столе, я должна была вскочить, снять трубку, ответить и только после этого передать ее млеющему от сознания собственной важности Штоссманну.

Однажды в его отсутствие я разобрала его трубку, выдрала кое-какие проводочки, и телефон замолчал. Теперь боссу приходилось вскакивать со своего места и бежать к моему аппарату. Я была на седьмом небе. Правда, когда пришел телефонный мастер и что-то сказал шефу, то по обалдевшему виду первого и озадаченному — второго я поняла, что моя проделка раскрыта. Шеф не сказал мне ни слова, но с тех пор стал отвечать по телефону сам.

Уж не вспомнилась ли ему эта история сейчас? Я судорожно нажимаю на все кнопки принтера, и умная машина, вздохнув, начинает выбрасывать листки с текстом контракта.

— А где наша печать? — В глазах Штоссманна застыл ужас. Печати нет. Ее взяли коллеги Боря и Гена на свои собственные переговоры. Так как к отсутствию печати я не причастна, то со спокойной душой наблюдаю, как босс носится и рвет на себе волосы. Обнаружив дубликат печати, он старательно ставит оттиски на контракте. ВСЕ, закончили!

В переговорной царят оживление и смех. С улыбкой именинника шеф расхаживает с бутылкой виски, подливая каждому щедрой рукой.

И вот мы прощаемся друг с другом, и гости теребят пакеты с сувенирами фирмы, смущенно перемигиваясь.

Когда все наконец уезжают, я перебираюсь с кипой бумаг к своему столу. В понедельник начнется будничная жизнь — переводы, письма, звонки, занудство шефа. Зачем я только откликнулась на объявление: «Требуется квалифицированный секретарь-переводчик, способный работать в цейтноте»?

СИЛА КОЛЛЕКТИВА

Когда сегодня, дыша как паровоз, я ворвалась в свою комнату, белеющий на столе листочек бумаги ухудшил мое и без того мерзкое настроение. Дело в том, что я уже знала, что бисерным почерком наш начальник вывел на нем формулу, приводящую в бешенство всех моих коллег: «Я был здесь в 9.02 (или 03, или 01, в зависимости от того, кто и на сколько минут опаздывал к началу рабочего дня). Характерно, что несколько раз в качестве контрмеры предлагалось оставлять у него на столе записки „ушли с работы в 21.10 (или в 22.00)“, но почему-то до конкретных действий так и не дошло.

Дотошный педант с манией величия — вот каким был наш шеф. Проработав полгода в этой фирме, я многое научилась воспринимать бесстрастно, но эта дотошность выводит меня из себя до сих пор! Плюхнувшись за стол, я остервенело разодрала записку на клочки, вымещая на ней свою жуткую злость. С утра все не заладилось. Выйдя из дома, я обнаружила, что поехала петля на колготках, пришлось возвращаться. Дома же я установила, что черные колготки закончились, а светлые к моему костюму не подходят. Пришлось переодевать и колготки и костюм. Конечно, я опоздала на свой автобус, следующий пришел через двадцать минут. И вот после такого начала дня мне еще подкидывают на стол разные пакостные записки!

Телефон не смолкал ни на минуту. Все просили соединить с многоуважаемым господином Штоссманном. Я переводила звонки на его номер и только принималась выуживать бумаги и ручки из своего стола, как телефон трезвонил снова.

Звонок по внутренней связи. На проводе шеф.

— Доброе утро!!! — вопит он в трубку. — Запишите телефон и постарайтесь дозвониться!!!

Чем писать? Все ручки в столе, я чертыхаюсь про себя и судорожно пытаюсь удержать в памяти номер. Очередной бзик нашего начальника — стол после окончания рабочего дня должен оставаться стерильным. Поэтому все запихивают свои канцтовары, включая ручки, скрепки и точилки, вечером в стол, понося Штоссманна на чем свет стоит.

Из кабинета начальника появляется распаренный Боря. Уши у него такие красные, что у меня зарождается подозрение, что шеф стал грешить рукоприкладством. У Бори дрожат губы, но, закрывая дверь, он почтительно говорит:

— Да, господин Штоссманн. Конечно, господин Штоссманн.

«Утренняя баня» — вот как это называется. Я мысленно благодарю высшие силы за то, что опоздала, иначе под горячую руку начальника попалась бы я. Шеф нуждается в утренней разборке — это придает ему энергетический заряд на весь день. Любой из сотрудников, попавший с самого утра в его кабинет, подвергается издевкам, критике и абсолютно не имеет возможности изложить свой взгляд на тот или иной предмет разговора.

На переговорах он — душа компании и светский лев. Штоссманн ослепительно улыбается, говорит комплименты, долго трясет всем руки, заглядывая в глаза. Начальник немного говорит по-русски, но весь его скудный запас русских слов полностью используется в ситуации обольщения заказчика. Я заметила, что наши клиенты, как кролики, уже никуда не могут деться от пронзительных глаз и вкрадчивого голоса шефа. Он обволакивает, увещевает, шутит и обещает золотые горы. Я послушно перевожу его речи, замечая при этом, что сама начинаю говорить льстивым, мягким голоском, словно озвучиваю сказку про семерых козлят.

Особенно неотразим Штоссманн в разговоре с дамами. Они тают, называют за глаза милашкой и дают ему все, что ни попросит. Мужчины держатся дольше. Но они также весело смеются любому анекдоту, рассказанному Штоссманном, и даже если переговоры заходят в тупик и мы не можем прийти к согласию с клиентом, клиент потом долго сокрушается и вспоминает добрым словом нашу фирму и господина Штоссманна. Я считаю, что Штоссманн учился гипнозу. Другие сотрудники нашей фирмы разделяют мою точку зрения: «Если Штоссманн захочет, он добьется своего».

Сегодня, «помыв» Борю, он выпархивает из своего кабинета и, сообщив: «Я у директора», — бросается вниз по лестнице так стремительно, что фалды его пиджака разлетаются как ласточкин хвост. Это еще одна черта шефа — быть приятным своему начальству. О, как он преображается, когда перед ним вышестоящий господин! Нет громовержца Штоссманна, нет обольстителя господина Штоссманна, есть готовый на все подчиненный! И начальство верит в его искренность и благоволит к нему более, чем к другим начальникам отдела нашей фирмы.

Пока наш начальник пьет кофе у директора, мы собираемся своим небольшим коллективом — и о чем бы мы ни заговорили, наш разговор неизменно переходит на проделки Штоссманна. Я высказываю предположение, что нас всех, вероятно, ждет паранойя, если мы не прекратим говорить о нем. Это находит сочувственный отклик в моих коллегах, особенно оживленно эту тему подхватывает Боря, в котором еще кипит обида за сегодняшний утренний разговор. Ни для кого не новость, что, если Штоссманн заключает с кем-то контракт, только он пожинает лавры успеха, а вся черновая работа спихивается на исполнителей.

В спокойное течение моих мыслей врывается голос начальника. Подобно иерихонской трубе он давно трубит у моего стола, диктуя очередное задание. Поймав последнюю фразу, я методом ассоциаций выстраиваю целиком поручение и — не могу поверить.

Каждый год в штаб-квартире нашей фирмы устраивается заседание совета руководителей отделов от различных филиалов фирмы. Во время заседания вниманию правления предоставляется отчет о работе, читаются доклады, обсуждается стратегия и кадровые вопросы. Наш шеф настолько успешно попил кофе у директора, что честь представлять наш филиал на заседании совета в этом году предоставляется ему. Его просто распирает от важности возложенной на него миссии. Но за всем этим сквозит легкая нервозность, ведь доклад о работе нашего отдела должен быть отправлен в правление завтра, где он будет тщательно изучен и оценен, а послезавтра шеф уже должен лететь в Вену. На заседании Штоссманн должен выступить лишь с коротким резюме по итогам работы.

Результатом умственных усилий Штоссманна является название «Стратегия и тактика успеха отдела сбыта в условиях нестабильной экономики». Все остальное предоставляется сделать нам. Ободренный перспективой участия в совете, шеф срочно собирается на очередную тусовку в посольство, где наверняка поделится своими новостями с каждым встречным.

Распределив обязанности, мы лихорадочно работаем часа два по сбору информации и составлению сводок и таблиц. После этого, провожая завистливыми взглядами коллег из других отделов, уходящих домой, как все нормальные люди, в шесть, мы собираемся у меня в комнате.

— Написать бы Штоссманну такой доклад, чтобы его сразу выгнали, — высказывает кто-то опасную идею. Все невесело смеются, но мысль, словно зерно, брошенное в благодатную почву, начинает свое развитие.

— Перепутать бы все цифры, — говорит Валя, менеджер по транспорту.

— Спишут на ошибки в компьютере, — возражает Гена, аналитик и статистик.

— А если написать, что мы не добились никаких результатов, и все плохо, и будет еще хуже? — предлагаю я.

— Но статистика же показывает прибыль, — возражает Гена и...

— Эврика!!! — заходится в крике Боря. — Мы напишем, что все отлично, Штоссманн добился невероятных результатов, отдел сделал большой скачок вперед и так далее. Такого гениального менеджера точно держать на задворках не станут.

На секунду воцаряется молчание, настолько потрясающе звучит эта идея. Гена составляет план, и с непривычным для нас энтузиазмом мы набрасываемся на работу.

На следующий день на столе Штоссманна лежит отчет, который повествует о выдающихся успехах шефа в кадровой перестройке, маркетинговых исследованиях рынка, успешном управлении персоналом, расширении круга заказчиков. И это все его заслуга, и только его!

Штоссманн, розовый от удовольствия, ставит свою подпись под отчетом. Мы аккуратно запечатываем свою надежду в красно-белый конверт курьерской почты DHL. Вечером он полетит в Вену, где на столе у председателя правления произведет эффект разорвавшейся бомбы.

Все последующие дни нас лихорадило. Честно говоря, было не до работы. Мы сбивались кучкой у кого-нибудь в комнате и взвешивали все шансы «за» и «против» — выгорит ли наше дело или нет? Одуревшие от кофе и табачного дыма, мы расходились по рабочим местам, с тем чтобы через час, зайдя к кому-нибудь якобы по делу, увидеть там всех азартно обсуждающими наш план. Никаких новостей из Вены не поступало.

Выходные прошли как один длинный, тягучий день. В понедельник с утра к нам зашел директор. В своей обычной нудной манере он говорил о том, что необходимо заключать больше контрактов, использовать все резервы, улучшать дисциплину.(Ничего у нас не выгорело. Обычный, рутинный понедельник!)

— Мы надеемся на вас, — заканчивает свою речь директор, — потому что некоторое время ваш отдел будет работать без руководителя. Господин Штоссманн срочно .переведен в сингапурский филиал!

МИССИЯ В СПИРЬЕВСКЕ

— Это просто как в фильме ужасов!!! — оглушила меня телефонная трубка голосом главного механика объединения «Спиртранснефть». — Такого кошмара мы еще не видели — из всего тела трубы вода вырывается как из фонтана! Срочно вылетайте с техником завода.

Несчастный господин Гримм и не подозревал, что он когда-нибудь увидит Россию, да еще при таких стрессовых обстоятельствах. Так случилось, что все основные техники убыли на шеф-монтаж в другой город вместе с нашими инженерами, и он один должен был защищать честь фирмы-производителя в далеком сибирском городе Спирьевске.

Внешне он был похож на маленького гнома — с бородкой, мягкими карими глазами, маленькими ручками и ножками, только не хватало колпачка с помпоном.

Домодедово встретило нас обычным треском упаковочных лент, которые хищно охватывали исполинские сумки русских челноков. Гримм был в шоке. В прострации он погрузился в самолет и не без опаски уселся на не очень чистое место под номером тринадцать. Весь полет он не открывал глаз и, похоже, молился про себя. Когда самолет заходил на посадку в Новосибирске, Гримм раскрыл глазки и тяжело вздохнул. Он думал, что его страдания закончились. Как он был не прав!

Нас не встретили. До Спирьевска было три часа езды на машине, а в девять часов вечера нас вряд ли кто согласится отвезти. Когда разболтанной походкой к нам подошел молодой человек и спросил, не желаем ли мы такси, я рискнула.

— А в Спирьевск сколько? — с независимым видом осведомилась я, словно речь шла о поездке от Парка культуры до Кропоткинской. Молодой человек прервал свой вихляющий шаг и задумался.

— Сто баксов! — выпалил он, выпучив глаза.

— Едем, едем, — умоляюще протянул Гримм, — у меня есть доллары.

Мышиного цвета «Волга» мчалась в темноте. Уже два часа нас трясло по ухабистой дороге. Гримм молчал. Говорить было сложно. Музыка в салоне гремела вовсю.

«Ах какая женщина», — в упоении выводил водитель вместе с радиоприемником. Лесная дорога становилась все круче и круче, и наконец лучи фар уперлись в большие железные ворота. Из ворот выскочили люди в камуфляже и с автоматами. Мощный прожектор осветил наш автомобиль. Гримм в ужасе зажмурился.

— Кто такие? — потребовали ответа.

— Мы заплутали, Спирьевск ищем, — заканючил водитель. Он выполз из машины и, преодолевая желание сразу поднять руки вверх, стал объяснять свой маршрут.

Незатейливый вид шофера, мои испуганные глаза и обморочное состояние Гримма не внушило серьезных опасений военным людям, и нас отпустили.

— Ну, дела, — отдувался водитель, — надо же налететь на ракетную часть! Если бы они узнали, что у нас иностранец в машине, кранты! Нас никто бы дома не дождался!

Только когда забрезжил блеклый рассвет, наш еще более посеревший автомобиль въехал в сонный город Спирьевск. Как ни странно, в городской гостинице нас ждали и сразу проводили в номера. Водителю «Волги» мы заплатили по настоянию Гримма пятьдесят долларов — за моральный ущерб и потрясение, пережитое нами в пути.

В десять нас разбудил звонок секретаря главного механика, сообщившей, что в одиннадцать за нами приедет машина и повезет нас на полигон. Завтраки в нашем «отеле» были не предусмотрены, так что растворимый кофе и кипятильник, которые я взяла с собой, а также пачка печенья были нелишними. Позавтракав таким образом, мы с Гриммом спустились к авто. Нас ждал «газик», именуемый в народе «козел». Сорок минут мы удалялись от города в тайгу и наконец прибыли на полигон. Там нас встретил главный механик — суровый усатый мужчина. Рядом с ним стояли трое мужчин со слегка пришибленным видом — они явно не привыкли встречать представителей инофирмы.

— Вы видите! — грозно и без всякого предупреждения накинулся на Гримма главный механик, указывая пальцем на пришибленных людей.

Гримм посмотрел в их сторону, не дожидаясь моего перевода. Ни он, ни я не обнаружили ничего аномального. Главный тем временем продолжал:

— Чуть не убились сейчас, испытывая вашу трубу. Пришибленные стали еще печальнее.

— Что за барахло вы нам поставили?

Тут с переводом я замялась... Уловив, однако, общий смысл, Гримм с надеждой посмотрел на меня. Воспользовавшись паузой в обвинительной речи главного механика, я перехватила инициативу:

— Господа, что же это мы стоим, давайте присядем и обсудим все спокойно.

— Да где присядем!!! — загремел успокоившийся было главный механик, и чудом спасшиеся пришибленные работники мелко закивали. — Там воды по колено!

Оказалось, что поставленные нами трубы не просто не выдерживали гидроиспытания, а лопались даже при незначительном увеличении давления. Воду, подаваемую для испытаний, не успевали отключать, и они проходили под знаком Нептуна. В последний раз металл трубы оказался настолько непрочным, что она разорвалась, а осколки разлетелись во все стороны, действительно чуть не покалечив операторов. Придя в себя, операторы сообщили нам, что за всю свою трудовую деятельность они подобного не встречали. Гримм внимательно слушал объяснения и делал пометки в блокноте, устроившись на скамейке под пожарным щитом. Почувствовав себя в родной стихии, он приободрился и выглядел совсем молодцом, увлеченно выписывая все данные, составляя графики. Спустя полчаса взявший себя в руки главный механик, уже не нуждаясь в моих услугах, помогал ему в составлении кривой, объясняясь на каком-то птичьем языке. Повеселевшие операторы уселись под елкой курить, а я, ощущая свою ненужность, прогуливалась взад-вперед. Наконец основные параметры были обсуждены, в зал, где недавно проходили испытания, мы так и не рискнули войти и, мирно загрузившись в «козел», поехали в город. Главный механик повеселел, вся тяжесть ответственности уже не давила на его плечи, ведь ее разделил похожий на гномика немецкий инженер Гримм.

Обсудить создавшуюся ситуацию и составить протокол предполагалось в кабинете главного механика в объединении. Нас провели в столовую, где все сотрудники управления «Спиртранснефти» каждый день проводили свой обеденный перерыв. Главный посадил нас за стол и, пообещав вернуться через полчаса, ушел. Гримм с аппетитом съел и первое и второе, выпил компот из чернослива и, по примеру сидящих вокруг, вилкой наковырял чернослив из стакана. Он выглядел почти счастливым.

В кабинете главного механика собрался весь технический отдел. Клубился табачный дым, многоголосый говор походил на жужжание, но поутих, когда мы вошли в кабинет.

— По нашу душу, — пробормотала я.

Гримм с удивлением озирался вокруг. Рядовое обсуждение испытаний было запланировано организаторами как величайшее шоу, и от нас, безусловно, чего-то ждали. Поэтому нас посадили в центре, включили видео, и на экране возникла труба и ее последующие бесславные трансформации. По окончании фильма вся аудитория с жадным интересом посмотрела на нас. Гримм откашлялся и уверенно стал высказывать свои соображения. Его доводы были логичны и конкретны.

— Вина нашей фирмы есть, но и режим испытаний был неправильно подобран. — Такова была основная мысль.

Все загудели, задвигали стульями, в адрес Гримма посыпались вопросы, Гримм отвечал, я переводила со скоростью пулемета.

— Мы что здесь, дураки, что ли? — отозвался кто-то.

— Россия не помойка, хватит присылать нам всякую ерунду!

— Вина коммерческого отдела здесь налицо, — слабо протестовал Гримм, — просто для класса поставленных труб режим испытаний был неверен.

— Так нечего было халтурить и продавать невесть что. На тебе, Боже, что нам негоже, так, что ли? — волновались вокруг.

Гримм облизал пересохшие губы.

— Я просто не могу понять, в чем дело, такого позора я не припомню, — пожаловался он мне.

— Нам трубы класть надо, а теперь что делать? — крикнули из дальнего конца кабинета.

— Господа, господа, — Гримм попытался утихомирить волнующихся людей, — конечно, нам придется поставить взамен качественные трубы, без сомнения.

Гул усилился.

— Нам трубы сейчас класть надо, — монотонно гудел все тот же угол комнаты.

По оживленному виду главного механика было видно, что он очень доволен ходом дискуссии. Гримм чуть ли не плакал.

— Ладно, — милостиво произнес главный механик, — что вы на него налетели? Он-то сам не виноват. Сейчас составим протокол, приедет менеджер с фирмы, с ним разберемся.

— А что сейчас класть будем? — В дальнем углу все еще проявляли беспокойство.

— Да тихо ты! — прикрикнул главный. — Где наш протокол, готов? Давай подписывай.

Гримм послушно расписался и с облегчением вздохнул. Наша миссия в Спирьевске была закончена.

— Ну а теперь, — подмигнул главный механик, — требуется это дело обмыть.

— Я не пью, — скромно ответил Гримм, — мне нельзя. Главный коротко хохотнул:

— У нас говорят, если нельзя, но очень хочется, значит, можно, — и протянул стакан.

— Пригубите слегка, — посоветовала я растерявшемуся Гримму. Похоже, он снова впадал в транс.

КОРРИДА

— Ну ты представляешь! — ворвался ко мне в комнату Гена, задохнувшись от быстрого бега по лестнице. — Из Вены в Москву присылают нового шефа!

— Кого? — отозвалась я, мгновенно стряхнув с себя наваждение крекингового процесса, текст о котором я переводила.

— Подробностей не знаю. — Гена был искренне огорчен.

— Но ты же аналитик, подумай, порасспрашивай кого надо, — приободрила его я.

— Ты что, — зашипел на меня Гена, — это же тайна. Не говори пока никому!

Ну вот, не прошло и двух месяцев, как наш бывший шеф господин Штоссманн покинул нас, а нам уже навязывают нового босса. Наш отдел сбыта московского представительства одной крупной компании, где я работаю уже полгода с хвостиком, никак не могли оставить без чуткого руководителя. Хорошо, что коллектив у нас небольшой, но дружный. После отъезда господина Штоссманна мы не стали хуже работать, дисциплина не упала, прибыли как росли, так и растут. И мы уже совсем подумали, что нам никого не пришлют, как появляется Гена со своей потрясающей новостью, да еще в понедельник, который, как известно, день тяжелый.

Гена, видно, проболтался, так как после обеда ко мне потянулась вереница просителей — то за папками, то за печатью, то за конвертами, то за переводом. Они все умалчивали о цели своего визита. Но по их напряженным лицам я ясно читала — им отчаянно хотелось узнать, кого нам назначили. Никто не ожидал, что очень скоро об этом мы узнаем сами.

Неделя прошла в заботах к нам внезапно понаехала куча делегаций. Мы мотались по заводам и фирмам, знакомясь, пробивая контракты, уламывая заказчиков. С нашими австрийцами приехали корейцы, и каждое утро они требовали чайник горячей воды, в которой разводили свои диковинные корейские полуфабрикаты. Добродушные австрийцы в гастрономическом плане не представляли никаких хлопот. Правда, диалект этих гостей был особый, я понимала через два слова на третье. К моей чести сказать, остальные сотрудники нашего отдела, владевшие и английским и немецким, не понимали их вовсе. А речь шла о крупнейшем проекте. В таких мучениях мы совсем забыли, что к нам должен приехать НОВЫЙ ШЕФ.

Утром следующего понедельника директор представительства привел к нам невысокого, хорошо сложенного мужчину лет тридцати пяти, который немного испуганно улыбался.

— Познакомьтесь, Марина, — ласково начал директор, — господин Лемке, ваш новый начальник.

— Здравствуйте, — по-русски, но с большим акцентом поприветствовал меня «новенький».

Утром в четверг, войдя в свою комнату по привычке ровно в девять, я застала нового шефа за очень странным занятием. Он рылся в ящиках моего стола, выуживая, по его мнению, наиболее привлекательные ручки, карандаши и прочую канцелярскую мелочь. Рядом лежали более затертые и старые ручки и карандаши, которые он методично укладывал в мой стол. Я на цыпочках отошла от комнаты и опустилась на первый попавшийся стул. Через минуту я возобновила попытку попасть на рабочее место. Шеф был все еще там. Теперь он трудился над заменой моего новенького компьютера на старый, оставшийся от прежнего шефа. Мое появление и мой «Грюсс Готт» не вызвали у него ни капли смущения. Воткнув последний штекер, он довольно отошел от моего стола и, посвистывая, удалился в свой кабинет.

— Вот это номер! — сказала я себе, включая древний IBM. Обсудить эту ситуацию я смогла только во второй половине дня, после того как все собрались в комнате Бори и Гены.

— Может, он тайный клептоман, — предположил Боря, — после кражи ему становится стыдно и он возмещает ущерб своими вещами.

— Уйду я с этой работы, никакого спокойствия. Так хорошо было на вольных хлебах! — застонала я.

— Ха, в который раз мы это слышим, — засмеялись все. — Отсюда ты уже никуда не уйдешь, будешь переводить нам до пенсии.

В пятницу я пришла на работу в половине десятого, философски поразмыслив над тем, что господину Лемке понадобится время, если он захочет заменить еще что-нибудь. Действительно, меня ждали перемены. Половина моих красочных ярких папок была заменена на какие-то картонные чудовища с корявыми замками. Лемке что-то увлеченно писал моей любимой ручкой у себя в кабинете. Вернувшийся из командировки Слава, самый спокойный и уравновешенный из всего отдела, зашел к шефу и через пять минут вылетел пулей из его кабинета. За ним гнался, потрясая в воздухе карандашом, Лемке. Обе фигуры так стремительно промчались мимо меня, что я ничего не успела понять. После того как сердобольная горничная Оля с кухни напоила Славу валокордином, он оказался в состоянии рассказать все как было. Он зашел к начальнику с просьбой подписать для бухгалтерии телефонный счет — из гостиницы в Липецке Слава дважды говорил с Веной по рабочим вопросам. Лемке же, всучив этот счет Славе обратно в руки, заявил, что непорядочно требовать от фирмы компенсации, что, например, он, Лемке, принес в фирму свой собственный карандаш и не требует ни у кого возмещения стоимости этого карандаша. Слава, против обыкновения, вспылил, и оба помчались к директору, чтобы он разрешил этот спор. Инцидент был исчерпан в пользу Славы. Расстроенный Лемке заперся у себя в кабинете.

Вечером того же дня мы отправились с боссом на вокзал — встречать делегацию австрийцев, возвращавшихся из Ростова. По радио объявили, что прибыл поезд Минеральные Воды — Москва, номер такой-то. Облизнувшись, Лемке обратился ко мне:

— Как здорово придумано, целый поезд минеральной воды подогнали. Сходите, пожалуйста, за бутылочкой!

И как я ни пыталась растолковать ему, что это название города, он еще больше злился и подозревал меня в том, что я просто отлыниваю и не хочу облегчить его страдания.

Утром в понедельник, отойдя от обиды, шеф пригласил меня в свой кабинет.

— Марина, — конфиденциальным тоном начал он, — я хотел бы устроить ужин для всех сотрудников, чтобы в неформальной, дружественной обстановке познакомиться со всеми поближе, поговорить по душам. Какое заведение вы бы мне порекомендовали?

Это было очень кстати. В Москве недавно открыли латиноамериканский ресторан, и многие сотрудники из других отделов то и дело устраивали там обеды для своих заказчиков. Об этом ресторане ходили легенды, а мы там так и не побывали. Теперь нам представилась возможность увидеть своими глазами это чудо. Заказать стол на десять человек было нелегко, но наш заказ приняли на пятницу, и теперь мы предвкушали вечер с латиноамериканской кухней и зажигательными мелодиями.

Ресторан «Эскумильо» действительно оказался чудом. Мы ели обжигающе острые блюда, пили удивительные напитки, смешили друг друга. Лемке был на высоте и ни разу не сказал ничего невпопад. Он молча слушал наш «фольклор» и смеялся в тех местах, где смеялись мы. Слава, сославшись на деловую встречу, ушел раньше всех. За ним мы проводили Лемке, а сами остались посмотреть программу.

В два часа ночи наша компания вышла из ресторана. В первом же такси, которое поймали для меня, почему-то ехал наш Слава. Мы весело домчались до моего дома. У подъезда под зонтом стоял мой муж, встречая меня.

— Саша! — закричал Слава, вылезая из такси и бросаясь ему в объятия. — Это коррида!

С большим трудом нам удалось запихнуть его обратно. Дома Саша осторожно поинтересовался:

— «Коррида» — это что, ресторан так называется?

— Так называется моя работа, — просто ответила я.

УСТАЛЫЙ КАРАВАН

— Внимание, внимание! Рейс двадцать семь шестьдесят восемь Челябинск Москва задерживается до двадцати часов ввиду неисправности самолета, — объявил гнусавый голос.

— Ну что? — с надеждой спросил герр Лемке.

— Опять отложили, — извиняющимся тоном ответила я, — самолет неисправен.

— О Боже!.. — Господин Лемке простер к потолку руки, словно ожидая оттуда поддержки. — О Боже... — И руки его упали вниз.

Герр Лемке погрузился в задумчивость. Здание аэропорта огласили громкие крики — вошли цыгане. Грязные, с узлами в руках и детьми на груди, цыганки подходили к шарахающимся пассажирам, предлагая погадать. Не успела я и глазом моргнуть, как рядом с господином Лемке оказалась молодая цыганка. Она взяла его руку и принялась водить по ней грязным пальцем.

— Вижу две жены, но обе не твои, — заунывно вещала цыганка, — а рядом один сын.

Лемке занервничал, ничего не понял и потребовал, чтобы я перевела слово в слово.

— Как же не мои жены, одна точно моя! — тут же закричал он, когда я все перевела.

— Я не вижу ни одной, — продолжала цыганка, — будет у тебя дорога дальняя и известие. А теперь позолоти ручку.

Герр Лемке доверчиво вложил в протянутую «ручку» всю имевшуюся у него российскую наличность и обратился ко мне с предложением пройти в бар.

— Мне надо выпить, — заявил он.

Я не протестовала. Всей фирме было известно, насколько шеф суеверен. В баре Лемке осушил залпом бокал риски.

— Марина, — ему надо было с кем-то поделиться, — а ведь она права.

Я по опыту знала, что останавливать шефа не было смысла.

— Вы же знаете, моя первая жена и сын живут в Линце, а вторая жена у меня из Зальцбурга, там Моцарт родился... Боже мой, я должен позвонить, а мобильный отключился! — И он ринулся к стойке бара.

— Отсюда невозможно! — в спину крикнула ему я. Нервное состояние интуриста проняло бармена. Через минуту он вернулся с сотовым телефоном.

— Зпасибо, — бормотал взволнованный Лемке. Разговор по телефону занял не больше двух минут, после чего раздался вопль. Все сидевшие в баре вздрогнули и стали озираться в поисках трупа.

— Марина, Марина, — горестно повторял потерянный герр Лемке. — Она была права, она была права... — Он мотал головой из стороны в сторону.

— Да в чем дело? — затормошила я шефа.

— Я звонил домой, — заламывая руки, стал рассказывать босс, — а она мне: «Можешь вообще не приезжать домой, живи в отеле, а я с тобой развожусь. Сколько, — говорит, — можно обманывать! Знаю я твои задержки рейсов. Развлекаешься с кем попало». Цыганка была права, вот так известие!

Мой шеф был на грани нервного срыва. Окружающие с сочувственным интересом посматривали в его сторону.

«Внимание! — захрипел динамик у него над головой. — Рейс 2768 Челябинск — Москва задерживается до двадцати четырех часов». Я поежилась — еще никогда не приходилось просиживать в аэропорту 10 часов подряд в ожидании рейса.

— Марина, — в голове Лемке зрело решение, — может быть, нам можно взять билеты на другой рейс, в другой город?

— К сожалению, это невозможно, — вздохнула я.

— Тогда, — не унимался шеф, — может, можно купить самолет и нанять пилота?

Ему решительно надоел Челябинский аэропорт.

— Я всю жизнь кочую, — три часа спустя рассказывал примиренный с действительностью при помощи полбутылки виски герр Лемке, — одни поездки, другие. Поэтому со мной развелась первая жена. «Ты, — говорила она, — как верблюд в пустыне, бродишь, бродишь. А я жить с верблюдом не желаю». И ушла от меня. Теперь еще Лизе-лотта. Как она не хотела ехать со мной в Москву! Она чувствовала, что здесь что-то произойдет!

— Марина Воронцова и господин Лемке, вас просят подойти к стойке справочного бюро, — неожиданно прохрипело в динамике.

— Это что, розыгрыш? — Я встала со своего места, оставив шефа оплакивать его семейную жизнь. У справочного бюро стоял Леня Михайлов, с которым мы распрощались четырнадцать часов назад. Он страшно обрадовался, увидев меня.

— Я думал, что вас не найду. Дело — труба. Рейсы на Москву вообще отменены, нет исправных машин. Так что собирайтесь, поедем назад в гостиницу. А билеты ваши давайте сюда. Что-нибудь придумаем.

— Хорошо бы наши мобильники подключить, — вздохнула я, — а то без связи как без рук.

Лемке, уже не соображающий, куда его ведут, послушно сел в «рафик» и по дороге в гостиницу задал только один принципиальный вопрос: «Мы подъезжаем к Москве, да?» В гостинице он приободрился, обрел ориентацию и, пошатываясь, пошел к своему номеру. Мне происходящее казалось какой-то виртуальной реальностью. Два дня назад, поздно вечером, мы прилетели из Москвы, и нас так же расселяли в номера. Сегодня все повторяется почти в деталях — даже номера нам дали те же.

— Марина, — позвал из-за двери соседнего номера Лемке, — мне кажется, что это уже со мной было. Это как-то называется — дежа-вю, что ли?

— Спокойной ночи, — пожелала я шефу сладких снов. Быстро вытаскивая из чемодана все необходимые для ночлега вещи, я слышала сквозь тонкие стены номера, как Лемке топает у себя, бормоча что-то и восклицая. Пару раз он пытался запеть. «Сумасшедшая ночь», — сказала я себе, отправляясь в душ. В дверь постучали. Обернувшись полотенцем, я выскочила из душа и приникла ухом к двери.

— Кто там?

— Марина, это я, — раздался слабый голос. Это был Лемке. — Мне так плохо. Я хотел бы поговорить с вами, если можно, конечно.

Через двадцать минут шеф пил горячий чай, любезно приготовленный горничной по этажу, и плакался на превратности судьбы.

— Я — лучший начальник отдела. Я дольше всех работаю на одной фирме. И никто, слышите, никто меня еще не называл верблюдом! — Видимо, его зациклило на этом.

— Но это совсем неплохо, — попыталась утешить его я. — Верблюд — необходимое и выносливое животное. Без него никуда. Как у нас говорят корабль пустыни.

— А цыганка — это мираж? — с надеждой спросил шеф.

— Возможно.

— А мы с вами караван, который долго бродит в пустыне и не может дойти до оазиса, — продолжал аналогию повеселевший Лемке.

Видно, его забавляла эта игра.

— Да, — кивнула я, — именно так. Мы с вами усталый караван.

Герр Лемке, успокоившийся и повеселевший, вернулся в свой номер. Я легла. «Усталый караван», — прошептала я и заснула.

Яркий солнечный луч, прорезавшийся сквозь щель в портьерах, остановился прямо у меня на лице. Когда я проснулась, то сразу не могла понять, где я нахожусь. Но обстановка номера, веселый свист шефа за стеной сразу же напомнили события вчерашнего дня и ночи.

Мы странно встретились, И ты уйдешь нежданно, Как вдаль уходит караван, — напевала я романс, умываясь.

К десяти мы спустились с чемоданами вниз. Там уже стоял Михайлов.

— Очередной заход на Москву? — ехидно спросил портье.

— Да, знаете ли, — небрежно бросила я. — Но мы старые путешественники и нам не привыкать, — перевела я вопрос портье и свой ответ шефу.

— О да, мы старые верблюды, не так ли? — подхватил герр Лемке.

Оттого, что сказанное имело свой, понятный только нам смысл, мы захохотали. Портье пожал плечами. Михайлов подхватил чемоданы и двинулся к машине.

— Сегодня — порядок, — обрадованно выруливал он на главную улицу, — рейсы на Москву заявлены. Ваши билеты действительны.

— Хорошо! — зажмурился Лемке.

Вчерашние страхи, как видно, не имели над ним своей власти. Юн весело свистел, пока машина катилась к аэропорту.

— У господина Лемке сегодня хорошее настроение, — подмигнул мне Михайлов.

В аэропорту все так же суетились, так же спали в ожидании своего рейса, так же жевали бутерброды и куриные ляжки потенциальные пассажиры. Клубком катился по залу цыганский табор. Молодая цыганка остановилась «напротив Лемке:

— Эй, молодой красивый, давай погадаю, всю правду расскажу!

БАРХАТНЫЙ СЕЗОН

Сухие листья жестко царапали асфальт, оранжевое осеннее солнце неподвижно висело над маленьким южным украинским городком, словно прощаясь с ним до весны. Вот уже битых две недели я и четыре немецких специалиста сидели в этом городе на шеф-монтаже, и все, что восхищало на первых порах блестящее, как фольга, море, белые ухоженные домики и распевный говор местных жителей, — стало тускнеть и покрываться налетом обыденности. Никто не знал, долго ли еще придется оставаться в этом городке. Лемке, нервничая, каждый день звонил мне по мобильному из Москвы, язвительно осведомляясь насчет нашего загара, но мы ничего не могли поделать — местная таможня незадолго до прибытия оборудования фирмы на когда-то гремевший на весь Союз завод ввела свои новые правила, поэтому часть установки была смонтирована, а ящики с другой частью оборудования покрывались золотистой пылью на складах. Местное начальство писало срочные бумаги, бегало к администрации с требованием выдать ящики вне очереди, но пока безрезультатно. И мы с подопечными каждый день сидели у директора завода, слушая очередные сводки. Было жарко, в оконное стекло бились осенние мухи, директор непрестанно вытирал влажную лысину платком и к концу разговора предлагал одну и ту же программу — море и пляж. Нас вывозили на пустынный белый пляж и оставляли там до ужина в компании с алчно дышащим морем и огромными арбузами. Ужин проходил при скудном свете (в городе экономили электроэнергию) на террасе маленькой местной гостиницы, увитой виноградом, где сизые влажные гроздья «изабеллы» свешивались нам почти что на плечи. Эта идиллическая картина неизменно умиляла немцев, и они, воздавая должное винам местного розлива, благодарили судьбу за эту необычную командировку. Утром пунктуально, как часы, мы появлялись на заводе. Разбитые окна цехов, куча мусора на территории и тоненький ручеек рабочих не производили впечатления активно работающего гиганта эпохи индустриализации. Смены были короткие — до обеда, и все рабочие появлялись после обеда на местном базарчике, продавая всякую всячину. Огромная Доска почета, запечатлевшая последних передовиков конца восьмидесятых, медленно выгорала на солнце. Завод умирал тихо и без агонии — как умирают люди, дожившие до глубокой старости. Работа кипела лишь в трех цехах, в одном из них и проходил монтаж немецкой установки. Посещение третьего цеха с недостроенной и поэтому смотрящейся жалко установкой также входило в утреннюю программу. Сквозь запыленные большие окна пробивались узкие лучики солнца, духота сдавливала горло, стояла глухая тишина, и мне казалось, что мы никогда не уедем из этой сладкой вязкой южной осени в дождливо-мятежную холодную Москву.

Постояв в молчании у скелета установки, наша маленькая делегация уходила выслушивать все те же жалобы дирекции, отодвигающие их отъезд на неопределенный срок. Сегодня все было по-иному. В приемной деловито стучала машинка, сновали люди, слышались оживленные голоса, кто-то на кого-то покрикивал, кто-то оправдывался, звенели телефоны и трещал молчавший до сих пор телекс.

— Победа! — радостно приветствовал нас директор, встречая на пороге своего кабинета. — Отпускают все двадцать три ящика!

— Господи, за что же такое счастье! — вырвалось у меня.

— Ваша фирма согласилась перевести пять тысяч марок за срочность таможенной обработки! — сияя, продолжал директор. Техники молча переглянулись.

— Да, еще вам телекс идет, — кивнула на стучавший аппарат секретарша. Фирма сообщала, что господа техники должны в течение недели с привлечением местных кадров завершить шеф-монтаж и произвести пробный пуск.

«Неужели скоро домой?» — радостно подумала я. По-строжавшие, облачившиеся в фирменные рабочие халаты немцы уже вытаскивали из чуланчика запылившиеся чемоданы с инструментом.

Честно говоря, я скептически отнеслась к идее привлечения местных кадров. Но на призыв дирекции завода помочь немецким специалистам откликнулось неожиданно много рабочих — больше, чем было необходимо. Каждый, прежде чем приступить к работе, писал заявление, где обязался отработать и не претендовать на скорую оплату. Мне это было непонятно, в нашей сегодняшней жизни никто не станет работать за так. Все объяснил один пожилой усатый рабочий:

— Соскучились мы по делу, дочка, руки зудят. Всю жизнь здесь трубили. А теперь что? На базаре торговать? Это молодые лучше могут. А нам, старикам, хоть в гроб, да помирай. Пусть уж напоследок свои мозоли на руках разомнем. И я не митинговала больше, глядя, как сосредоточенно работают «местные кадры». Неделя сумасшедшей гонки, бесконечных переводов, беготни, ночных смен так меня измотали, что в последние дни я засыпала, едва присаживалась на какой-нибудь ящик в цеху. На меня махнули рукой, объясняясь жестами, рисунками, мимикой.

Празднично сияя лаком и свежей краской, раскинув широко крылья, установка была готова к пробному пуску. Около пусковой панели, как у колыбели новорожденного, собрались все «крестные отцы» — администрация города и дирекция завода. Мы стояли за ними, за нами рабочие. Цех больше не казался мертвым — все в нем находилось в движении, казалось, что стены раздались и стало больше света.

— Эх, — сокрушался за спиной чей-то голос, — жаль машинку.

— Это почему? — Я перестала переводить приветственную речь директора.

— Да потому что недолго ей работать, сырья не найти. Ввозить надо, а дорого, — ответил знакомый седоусый рабочий.

— А раньше как? — Я даже всплеснула руками.

— Раньше мы все вместе были, а теперь вроде как буханка осталась, а нарезана ломтями — СНГ называется, — с горечью откликнулся кто-то.

— А жаль машинку, хороша!

— А как же мы? — задала я глупый вопрос.

— Что вы? Руку пожмем, и ауфвидерзеен! — прозвучал насмешливый ответ, и все сдержанно засмеялись.

— Будете вспоминать наш город, вроде как на экскурсии побывали в бархатный сезон, — сострил кто-то еще.

И на банкете, устроенном по случаю такого важного события, и в вагоне поезда, уносящего нас наконец в родную Москву, у меня не выходил из головы этот разговор. Я зябко куталась в куртку, глядя невидящими глазами в окно. «Неужели все зря, все в пустоту? Зачем тогда все это?» Мне показалось, что только что я упустила что-то очень важное в своей жизни. И вдруг очень захотелось вернуться когда-нибудь в этот город. В бархатный сезон.

ГОРЬКИЙ ШОКОЛАД

— Что вам привезти в подарок? — внезапно осведомился мой шеф. Его звонок из Вены и приказ вылететь в Петербург как раз в день моего рождения страшно расстроили меня. Но его вопрос меня искренне удивил — Лемке не помнил ничьих памятных дат и вообще очень редко делал подарки. Я заказала свои любимые и очень дорогие духи «Шанель № 5», которые он мог купить в Duty Free в аэропорту.

Через день в пять утра я тряслась по дороге в Шереметьево-1, проклиная свою работу, Лемке и все на свете. Как хорошо было раньше! Сидишь себе дома у компьютера, строчишь переводы, и никаких шефов, никаких приказов! Когда я выходила из дома, мой супруг еще сладко почивал и никто так и не спел мне «Happy birthday».

В зале ожидания вылета было немноголюдно. Яркое солнце отражалось в огромных окнах, на балконе сидела серая кошка и щурилась на взлетающие самолеты. Пассажиры в зале бродили молча или лениво перебрасываясь фразами. Наконец объявили посадку. Когда самолет набрал высоту, стюардессы сноровисто разнесли завтрак. Пассажиры охотно глотали обжигающий кофе, закусывая бутербродами. Борясь с головной болью, я попросила только кофе, запив им таблетку баралгина.

Шеф встретил меня своей фальшивой улыбкой и сразу заговорил о деле. Машина мчалась по Московскому проспекту, вскоре показались корпуса фабрики, у проходной нас встречал сухощавый представитель фабрики. Когда мы поднялись в переговорную, там уже суетилась секретарша, расставляя напитки и печенье. Зная мой вкус, через пять минут она принесла очень крепкий несладкий кофе. Лемке разложил чертежи, бумаги. Пришли технологи. Задвигались стулья, вверх потянулся табачный дым, кто-то уже громко спорил.

Уже третий месяц мы ведем переговоры по продаже двух наших установок по производству линолеума. Переговоры были очень трудными и двигались медленно. Коллеги рассказывали мне, как в конце восьмидесятых, когда слово «инфляция» еще было термином из политэкономии и идея повышения цен на энергоносители не приходила никому в голову, наша фирма продала фабрике пять установок. Во время первых переговоров директор фабрики в ответ на вопрос нашего техника, какое топливо предпочтительнее — электричество, газ или пар, — небрежно бросил:

— Электроэнергия!

— О, — забеспокоился тогда техник, — это очень дорого!

— У нас электричество стоит копейки, — заверил техника директор.

Думаю, впоследствии он вспоминал этот разговор не раз. Установки работали исправно, завод удачно сбывал линолеум. Но не тут-то было! Его себестоимость растет с невероятной скоростью, заказчики один за другим отказываются покупать линолеум по такой цене, а продавать себе в убыток — безумие. Обжегшись на молоке, директор дует на воду — до последнего цента просчитывает стоимость новых установок, работающих на пару. Лемке очень надеется подписать контракт.

Кофе уже не подстегивает мой мозг. Ранний подъем, перелет дают о себе знать — в голове пустота, в глаза словно песку насыпали, только язык безостановочно работает — включился мой «автопилот». Я перевожу автоматически, слово в слово, не вдумываясь в смысл, не стараясь облагородить некоторые выражения, при этом я даже могу подумать о чем-то постороннем. Вечером мне дают полчаса на сборы — мы едем на ужин в ночной клуб. Я печально встряхиваю свой вечерний костюм — конечно, погладить не успею. Ночной клуб «Лас-Вегас» представляет собой большой стеклянный куб, залитый внутри ярким светом. За огромными, ничем не занавешенными окнами вместе с темнотой приходит дождь, и в лужах колеблются отблески огней ресторана. С улицы он напоминает террариум, где копошатся диковинные существа, на которые может бросить взгляд любой прохожий. Боссу название «Лас-Вегас» нравится. Он вспоминает по ассоциации свои поездки в город Лас-Вегас и приводит пару анекдотов. Все смеются. Небольшой оркестр играет попурри из знаменитых голливудских фильмов. Несколько пар раскачиваются в такт мелодии. Я с трудом перекрикиваю музыку, скрежет стульев, звяканье приборов, говор и все чаще поглядываю на часы. Вот и прошел день рождения, который, как известно, к сожалению, только раз в году. Лемке даже не вспомнил о нем. Наконец в час ночи радушные хозяева нас милостиво отпускают. Лемке пьет обычно мало — у него что-то с печенью, но под натиском хозяев он влил в себя больше положенного и угрюмо прислушивается к боли, растущей внутри. В гостинице он быстро прощается со мной и плетется в номер. Утром, отливая нездоровой желтизной, он упрямо втискивается в присланную с завода машину. «Business iiber alles». Лемке явно не в духе.

Мой самолет в Москву улетал раньше. Меня высадили у Пулкова-1. Такси с Лемке направилось в международный аэропорт — шеф собрался на выходные в Швейцарию. Машина развернулась и резко затормозила.

— Чуть не забыл, подарок! С днем рождения! — крикнул Лемке из окна, просовывая мне лаково-черную коробку немецкого шоколада, пересеченную по диагонали алыми буквами «Горький шоколад».

ДОБРО ДОШЛИ!

— Поедешь ты! — огорошил меня Боря.

— Куда? — осторожно поинтересовалась я, прикидывая, куда откомандируют меня в этот раз.

— Как?! — Боря был шокирован. — Весь отдел мучается, а тебе наплевать на коллектив!

— Боренька, — взмолилась я, — меня же не было три дня! Боря строго посмотрел на меня:

— Так и быть, расскажу. Мы действительно в тупике, кому-то надо поехать в Белград, договориться с одним югославом. После всех перипетий руководство решило открыть там бюро. Сами ехать туда не решаются, посылают Лемке. Тот тоже не спешит на Балканы, поручил эту миссию мне.

— А при чем здесь я? — преувеличенно удивленным тоном отозвалась я.

— Ну, — засмущался Боря, — у тебя же были когда-то шуры-муры с югославом. Говорят, что ты специально сербский изучала.

— Было дело, — великодушно призналась я, — и что?

— Вот и выходит, что больше некому ехать! Смотайся, ты же не была в Югославии... или, как там, Сербии! Лемке звонил, он тоже считает, что, кроме тебя, лететь некому, — запричитал Боря. — У меня куча заказов для Сербии, а бюро у нас там нет. Столько сделок горит! — Он огорченно махнул рукой.

— Да в чем моя-то задача? — искренне изумилась я.

— Договорись с одним спецом в Белграде, чтобы он представлял наши интересы.

— Почему именно он? — никак не могла взять в толк я.

— Он бывший министерский работник, знает все входы-выходы, а языки никакие не знает. Вот ты с ним и побеседуй. Ты же знаешь югославский менталитет.

Весь разговор с Борей мне представлялся какой-то фантасмагорией. Я и Белград? Нет, ни за что!

Но любопытство пересилило все страхи и воспоминания.

— Давай телефон твоего спеца.

Боря суетливо назвал мне номер, сказал, что спеца зовут Душан Васич, и, пожелав успеха, ретировался. Я набрала номер. Сто лет не говорила по-сербски!

— Молим, — раздался на другом конце женский голос. Я попросила Душана к телефону. Через секунду в трубке отозвался искомый спец. Я, пока еще с трудом подбирая слова, представилась, рассказала о Бориных проектах и попросила о встрече. Воцарилось молчание. Потом раздался тихий смех.

— Добро, — ответил мне Душан.

Мы договорились о дне, и Душан обещал меня встретить.

Пока я в Шереметьеве регистрировалась на рейс, моя душа восставала против такого вмешательства в ее тайники. Мое подсознание упорно хранило горькие воспоминания о «шурах-мурах» с одним югославом. Я переживала весь полет.

— Хочете такси, лепо девойко? — первое, что я услышала в аэропорту в Белграде. Я крутила головой в поисках Душана. Никто ко мне не подходил, и я уже стала договариваться о цене из аэропорта до центральной гостиницы, и тут подбежал высокий сухопарый мужчина с черными густыми, пронизанными серебром волосами.

— Марина? — спросил он. Я кивнула. Душан легко подхватил мой чемодан. — Машина стоит немного дальше, вы не возражаете?

Синий «опель» действительно стоял недалеко. Мы молча ехали по трассе, ведущей в город. Негромко играло радио. «Неужели я в Белграде?» Мне хотелось ущипнуть себя за руку. Когда-то я безумно, страстно мечтала попасть сюда. Но — при других обстоятельствах, с другим человеком. Проехали величественный мост.

— У меня забронирован номер в гостинице «Белград», — слегка запинаясь, сообщила я.

— Никаких гостиниц! — категорически отрезал Душан. Я растерялась.

— Сейчас небезопасно в гостиницах, — продолжил он, — остановитесь у меня.

Я потеряла дар речи. Машина летела по Белграду на предельно допустимой скорости. Свисток, тормоза, к нам шел полицейский.

— Здраво, — буднично ответил на его приветствие Душан.

— Нарушаем? — Все полицейские мира одинаковы.

— У меня гостья из России, заговорились, извините. — Душан развел руками. Полицейский заглянул в салон. Я старательно покивала головой в подтверждение слов Душана.

— Здравствуйте, — на всякий случай прибавила я по-русски. Полицейский вздохнул, махнул рукой, и мы поехали дальше.

Когда мы въезжали в просторный двор двухэтажного каменного дома на окраине Белграда, маленькая проворная блондинка открывала дверь дома на сигнал машины.

— Моя жена Весна, — объявил Душан.

Весна излучала радость и гостеприимство. Не дав мне распаковать чемоданы, меня потащили обедать. Югославская кухня — это песня. Ее не опишешь, ее надо пробовать. Весна расстаралась на славу — тут были и чорпа — густой суп, и острый салат, и чевапчичи — маленькие острые колбаски, и смоляно-черная «кафа». Весна непринужденно щебетала, словно мы были знакомы с ней сотни лет.

— Отдыхайте с дороги. Вам сегодня пришлось рано вставать, — скомандовал Душан.

— Но нам надо бы поговорить, — пролепетала я.

— Об этом — потом! — был категоричный ответ.

Я подчинилась. Мы долго разговаривали в тот вечер. Деловой разговор быстро стал доверительным, задушевным. Душан заинтересовался нашим предложением, обещал подумать, найти переводчика, чтобы общаться с венским главным офисом.

— Я бы отказался, если бы приехал кто-нибудь из ваших боссов из Вены. Хоть и трудные у нас времена, но у меня работа есть. И неплохая. Но русским отказывать я не хочу. Чего только не случалось между нашими народами, но до сих пор в сербском языке есть поговорка: «Сколько бы нас было сейчас, если бы не русские? Не набралось бы и грузовика». Я очень серьезно подумаю, Марина, обещаю. А сейчас едем на ужин.

В доме постоянно звонил телефон. Первое, что сообщалось всем абонентам, это новость о русской гостье.

— Мы сейчас заедем к нашим друзьям, а потом с ними отправимся в ресторан, — объявил программу Душан.

Через восемь минут мы остановились у двухэтажного дома.

— Я туда не пойду, — сказала Весна, — их собака кусает меня за ноги.

— Ничего, мы запрем ее, — пообещал огромный, грузный хозяин дома, вышедший нас встречать.

Мы вошли в дом. В просторной гостиной стоял дым коромыслом. За столом сидели хозяйка в вечернем костюме и пять-шесть женщин, попивающих кофе. В другом углу на всю мощность работал телевизор, и кучка детишек неотрывно следила за развитием действия боевика. Прямо у порога на полу сидели трое мужчин и присоединившийся к ним хозяин дома, они говорили по телефону, передавая по очереди трубку друг другу. Над всем этим висел писклявый лай запертой в комнате болонки. Очень быстро гомон приобрел организованный порядок, и хозяева дома, оставив гостей, присоединились к нам. В маленьком сербском ресторанчике было пустынно. Мы были одними из первых посетителей. В углу настраивал инструменты небольшой народный музыкальный коллективчик, официант суетился вокруг нас. Грянула музыка, входили постоянные посетители ресторана, нос защекотали удивительные запахи. По залу прошел слух о «русской гостье Душана», и музыканты, встав за нашими спинами, старались вовсю. Было шумно, весело и уютно. Я чувствовала спокойствие и защищенность.

Поздно вечером Душан осторожно вел свой «опель» по окраине Белграда. У маленькой церквушки он затормозил.

— Пойдем.

Мы вошли в железные ворота, Душан уже стучал в дверь.

— Может, не надо? — робко спросила я.

— Надо! — скомандовал Душан.

Дверь отворилась, и мы вошли. В церкви было полутемно. На стенах фрески, иконы.

— Сюда! — позвал Душан из угла. Там, на деревянном столе, лежали древние рукописные книги XVII, XVIII веков, более поздние. Они лежали в рабочем беспорядке, видно было, что их использовали каждый день. Весна раскрыла наугад. Я вгляделась в буквы. Да это же старославянский! Душан и Весна молчали, но как красноречиво было это молчание...

Как же мне не хотелось улетать, покидать этот гостеприимный дом, Душана, Весну... Утренний рейс на Москву был уже объявлен, а мы все стояли и не могли наговориться. Когда я, распрощавшись, наконец подошла к таможеннику, Душан крикнул мне:

— Захочешь выпить кофе в баре, передай бармену Вуйе привет от Душана и скажи, что ты моя гостья.

Я взмахнула на прощание рукой, и глухая перегородка скрыла от меня гостеприимную пару. В баре хлопотал круглый маленький колобок.

— Вуйя, — несмело обратилась я. Он поднял на меня темные и круглые, как вишни, глаза. — Привет от Душана, я его гостья, — заученно повторила я.

Вуйя покатился к автомату эспрессо и, радостно улыбаясь, приготовил мне черную, крепкую, горькую «кафу».

— Никаких денег, — он решительно отклонил мою руку с купюрами, — вы ведь гостья.

Гостеприимство Душана грело меня до отлета. Я с удивлением заметила, что мое подсознание больше не бунтует. Наваждение прошлого не волнует меня. Все забыто. Теперь есть новый Белград. И новый смысл в этом слове.

На следующий день Боря едва сдерживал нетерпение:

— Ну что, как он тебе? Как мой спец, согласен?

Я задумчиво оглядела свою знакомую до последней черточки на столе комнату.

— Надо говорить «Добро дошли», что по-сербски обозначает «Добро пожаловать», — поддразнила я Борю.

— Ну не тяни! — Терпение у Бори готово было лопнуть.

— Он обещал подумать, — обнадежила я Бориса.

— У-у-у, — протянул Боря разочарованно. — Может, мне к нему съездить, а? Потолковать... Только, чур, с тобой, я по-сербски ни бельмеса. Поедешь еще?

— С удовольствием, — от всего сердца ответила я. Боря выпучил глаза и подозрительно осведомился:

— Опять шуры-муры?

ДВА САНТИМЕТРА В АПРЕЛЕ

— Марина, вы меня расстраиваете! — огорчилась закройщица, распарывая мою почти готовую юбку. — Два сантиметра на талии лишние!

Я расстроилась. Опять костюм не будет готов. В воскресенье мне надо улетать в Германию, а надеть нечего!

В Дюссельдорфе было тепло и светило яркое солнце. Едва начавшийся апрель уже выстреливал крокусами и ранними тюльпанами на клумбах, ярко отражался солнечными зайчиками в чисто отмытых витринах. Глядя на сухой асфальт и щеголяющих в туфельках женщин, я с трудом представляла Москву, пронизывающий апрельский ветер, наледь на асфальте.

Гостиница «Кристалло» подавляла неискушенных российских заводчан, которых сопровождала я, тяжелой роскошью в стиле ампир. Они шарахались от толстых купидонов, свисающих со стен в коридорах, и сшибали мраморные подставки, расставленные во всех удобных и неудобных местах. Четверо мужчин из далекого городка в Сибири, прибывших на приемку оборудования, шумно обсуждали свои впечатления от первого визита в зарубежье. Все удивляло и забавляло — водители, пропускающие пешеходов, пешеходы, спешащие яркой, нарядной толпой, нищие, чинно сидящие на тротуарах или пиликающие на гармошках. Вечером, предоставленные сами себе, мы отправились на ужин.

— Мы хотим попробовать что-нибудь особенное, типично немецкое, — попросили уральцы.

«Что ж, немецкое так немецкое, — подумалось мне, — в Старом городе наверняка есть какой-нибудь ресторанчик».

Если перейти центральную улицу города Кёнигштрассе, или, как ее называют местные жители, Кё, обойти универмаг «Кауфхоф», перейти по подземному переходу еще одну улочку, то можно попасть в исторический центр города — Альтштадт. Заводчане с любопытством осматривалась по сторонам. Альтштадт был набит маленькими пивными и кафе. К вечеру они стали заполняться посетителями. Под зонтиками за столиками, покрытыми клетчатой скатертью, сидели люди, пили пиво, разговаривали, смеялись. Воздух был теплый, деревья покрылись светло-зеленым пухом, и к свету закатного солнца примешивались теплые краски весенних цветов. Мы долго бродили по улочкам в поисках подходящего ресторанчика, предлагавшего немецкую кухню. Наконец в глаза бросилась вывеска — «Бирштубе», и я решительно толкнула дверь. Почти не поднимая глаз, я повесила плащ на вешалку и в сопровождении моих верных рыцарей вошла в зал. Когда я подняла глаза, то обомлела — в зале сидели почти одни мужчины. Перед ними стояли кружки различных цветов и размеров, из которых они отпивали темное и светлое пиво. Отступать было неудобно. Официант проводил нас к столику, за которым уже сидел один господин, глубокомысленно глядящий в свою кружку. Вскоре на столе появились блюда с запеченными огромными свиными ногами и кислой капустой. В одну из ног был хищно воткнут нож. Уральцы оживленно переговаривались, отрезая гигантские куски от свиной ноги. Услышав незнакомую речь, наш визави перевел озадаченный взгляд со своей кружки на меня. В этот момент пронося поднос с кружкой пива, официант споткнулся, и приличное количество жидкости выплеснулось на меня и сидящего за столиком мужчину. Мы оба вскрикнули и синхронно принялись вытирать себя салфетками. Уральцы сочувственно заворчали — в этот момент они слаженно пережевывали куски свиной ноги. Официант пробормотал извинения и удалился, потом долго возил шваброй у столика, целую вечность ходил за новой кружкой.

— Что за сервис! — пробурчал мой визави.

— Очень знакомо, — усмехнулась я. — Как?

— Мы из России.

— Что вы говорите?

Господин забыл о своем облитом пиджаке и превратился во внимание.

— Как там у вас, в России?

— По-разному.

Мы разговорились, познакомились, мои подопечные настояли на том, что за знакомство следует выпить водки. Официант принес маленькие наперстки, наполненные грушевым шнапсом. Двое старичков с внешностью пролетариев эпохи Веймарской республики за столом напротив одобрительно кивнули. Нового знакомого звали Райнш, он был служащим в одном из банков Дюссельдорфа.

— Дюссельдорф самый богатый город, — спустя два часа горячился Райнш. — Герр обер, еще водки!

Два старичка не отставали. Они сидели обнявшись, время от времени осушали свои наперстки шнапса и продолжали неспешный разговор.

— Какие здесь маленькие рюмки. Дайте большие! — воскликнули уральцы. — Надо же выпить за знакомство!

Официант принес большие рюмки. Райнш широко раскрыл глаза.

— Я так много никогда не пью!

— Смотри, как надо пить, — привлек его внимание самый старший из нашей делегации, опрокинул залпом стакан шнапса и заел кусочком черного хлеба. Райнш последовал его примеру.

— Невероятно. — Это слово Райнш произносил уже с усилием.

— Вот это по-нашему! — радостно аплодировали сибиряки.

Посетители приходили и уходили, и только мы да пара старичков напротив плотно сидели за своими столиками весь вечер. В половине двенадцатого официант объявил о закрытии заведения. Я тоже решительно объявила «вечер немецкой кухни» закрытым. Однако Райнш был не в состоянии встать.

— Какой у вас адрес? — затормошил его официант. Райнш, еле шевеля губами, продиктовал название улицы и номер дома.

— Подождем, пока придет такси, не можем же мы бросить парня в таком виде! — загомонили уральцы — русская душа, как всегда, щедра.

Они вызвались затащить бесчувственное тело Ханса в машину, при этом водитель такси — а им оказалась женщина — коротко заметила:

— Вот набрался! Сочувствую.

Наутро, объевшись на завтрак домашних сосисок с пивом, сибиряки собрались на завод. Меня всегда поражало производство — его непонятные постороннему человеку законы, шум, вечное движение. Мои подопечные рассредоточились по всему цеху — один бросился к сварщикам, другой исследовал качество оцинковки, третий щупал кабели. Хозяева завода растерялись — как же всех собрать? Вместо со мной они проскальзывали под тросами и балками, собирая любознательных гостей. В комнате для переговоров я, совершенно охрипшая, обнаружила на своем любимом кремового цвета костюме два непонятных пятна. Ну вот, теперь и надеть будет нечего! Мои подопечные, довольные проведенной экскурсией по заводу, весело грызли печенье, запивая его кофе.

Неделя пролетела незаметно. Каждое утро гости спешили на завод, а вечером ужинали в каком-нибудь экзотическом ресторане, словно наверстывали упущенную за всю прошедшую жизнь возможность отведать чего-нибудь иного, нежели пельмени и пирог с омулем. Приемка оборудования прошла, как говорится, в теплой дружественной обстановке. Наступила пятница — «шопинг дэй». Предвкушая поход по магазинам, заводчане вытаскивали из чемоданов огромные матерчатые сумки, взвизгивали «молнии», и сумки раскладывались на кучу дополнительных отделений. Я без остановки переводила, советовала, безропотно мерила на себя все покупаемые для жен, дочерей и невесток вещи.

Вечером мы были приглашены коммерческим директором завода и его супругой в эксклюзивный рыбный ресторан.

— Здраствуйте, Марина! — обрадовалась фрау Зигфрид, взявшая два года назад надо мной своеобразное шефство. — Почему у вас такой грустный вид?

Упоительные запахи витали в воздухе, хозяин ресторана был вежлив и предупредителен.

«Что же нас кормят как на убой?» — обреченно думала я. Госпожа Зигфрид наклонилась ко мне и доверительно прошептала:

— Завтра мужчины уезжают на экскурсию на «Альт-бир» — пивной завод в Дюссельдорфе. Мы должны что-то придумать для себя, верно?

Я задумалась: хороший вкус и большие деньги сделали из не очень-то примечательной секретарши элегантную супругу коммерческого директора завода. Итак, идем покупать костюм!

Когда в субботу мы переступили порог эксклюзивного салона одежды, к нам поспешила директор салона — фрау Зигфрид была здесь постоянной клиенткой.

Полчаса три щебечущие девушки вертели меня в разные стороны, тормошили, теребили, спрашивали. Как вам этот жакет? Сюда хорошо бы лиловый шарф! Здесь нужно ушить! Сюда надо приколоть брошь! Фрау Зигфрид и директор салона придирчиво оценивали, с чем-то соглашались, просили пройтись, что-то отвергали. Спустя сорок минут, вконец одуревшая, я безропотно приняла от фрау Зигфрид половину костюма в подарок. За вторую половину я заплатила сама.

— Мы должны отметить покупку! — Фрау Зигфрид повела меня в кондитерскую. Я с наслаждением уплетала яблочные пирожки Apfeltaschen, запивая их кофе и стараясь не думать о калориях.

Мы еще немного погуляли по городу, заполненному праздно гуляющей и глазеющей на витрины толпой.

— Ну вот, а теперь мы должны поспешить, наши мужчины ждут нас в маленьком городке под Дюссельдорфом. — У фрау Зигфрид было чудесное настроение, и за рулем она напевала. — Это даже не городок, а хутор.

У стилизованного под старинный замок ресторана, одиноко стоявшего среди полей в пригороде, нас уже ждали заводчане и господин Зигфрид.

— Ну как? — задорно осведомилась фрау Зигфрид.

— Отлично! Всем очень понравилось, — ответил коммерческий директор. Блаженно улыбающиеся сибиряки были ярким подтверждением его слов.

Мы вошли в ресторан, и я с ужасом представила, что опять придется есть. Когда мы расселись, заводчане перемигнулись, и самый старший гордо водрузил в центре стола литровую бутылку «Столичной». Господин Зигфрид нервно улыбнулся:

— У нас не принято приносить напитки с собой. Но сегодня, я думаю, нам сделают исключение.

Он махнул рукой, официант принес рюмки, зазвучали тосты за дружбу и сотрудничество, а также благодарность за теплый прием. Обе выступающие стороны были красноречивы и полны самых благородных чувств. Поздно вечером мы вышли из ресторана. Бархатное синее небо нависало над нами, было темно и тихо. Подъехало заказанное такси.

— Всего вам наилучшего, дорогая! — Госпожа Зигфрид прикоснулась надушенной щекой к моей щеке.

В Москве я первым делом примерила новый костюм. Стоя перед зеркалом, я любовалась необыкновенным цветом и покроем, все-таки я не зря отвалила такие деньги за его половинку! На следующий день я примеряла другой костюм у своего знакомого модельера.

— Марина! — всплеснула руками закройщица. — Вы меня убиваете-! Опять два сантиметра лишних!

ЗИМНЯЯ ВИШНЯ

Что ни говори, а комфорт — великая вещь. Поднимаясь в Шереметьеве-1 к депутатскому залу, провожаемая взглядами прочих пассажиров, я ощущала свою весомость и значимость, несмотря на шесть часов утра. Чартерный рейс — это уют, спокойствие, отсутствие часовых ожиданий в аэропорту и полупустой салон самолета ЯК-40, где предупредительный экипаж готов исполнить каждую просьбу.

Я не впервые летела чартером и не впервые с интернациональной командой — были не только австрийцы, немцы, но и французы и американцы. Из сложной ситуации с переводом мы выходили просто: я выбирала себе «жертву» — какого-нибудь австрийца — и честно выкладывала ему краткое содержание того, о чем шла речь на переговорах. Он хлопал глазами, пытаясь переварить эту информацию. Но прочие «народы мира» взирали на него с надеждой, и, вздохнув, он начинал переводить на английский язык, понятный и близкий всем европейцам. Тактика достаточно простая. Этот раз тоже не будет исключением;

Четыре часа полета обещали быть приятными. Американцы и французы моментально вступили в спор, чьи самолеты лучше. Поодаль расселись немцы и австрийцы, и не успел самолет оторвать шасси от земли, как их круглые головы поникли в сладкой дремоте. Ясно, предыдущий вечер в отеле был проведен бурно и закончился поздно.

Лично я тоже рассчитывала на короткий отдых. Ночь была проведена без сна — по приказу городских властей под нашими окнами всю ночь асфальтировали улицу — стучали отбойные молотки, суперсовременная машина с жутким грохотом пожирала старый асфальт...

Но расслабиться не удавалось — стюардесса без конца совала в руки то поднос с роскошным завтраком, то фрукты, то напитки, предлагала видеофильм. Четыре часа пролетели незаметно. Самолет заходил на посадку. На полосе нас уже ожидал микроавтобус принимающего уральского завода.

— Вы, конечно, устали с дороги и проголодались, — пробасил начальник отдела по внешнеэкономическим связям. — Сейчас мы угостим вас обедом по-уральски.

— Как обед, почему обед? — заволновались на разных языках мои подопечные. — Мы уже ели в самолете!

Но нас никто не слушал, микроавтобус гнал по полумощеной дороге в город, в салоне мощно гремел голос Анжелики Варум, воспевающей зимнюю вишню.

В специальном кабинете для иностранных гостей при заводской столовой на столе уже высились прозрачные бутылки «Столичной», боржоми и другие неведомые мне емкости. Сервировка ослепляла. Гости ошарашенно воззрились на высокие хрустальные фужеры.

— Мы из НИХ будем пить водку?! — раздались полувосхищенные-полуиспуганные возгласы, в то время как официантки вносили подносы с дымящимся борщом.

Самое проклятие для переводчика — переговоры за столом. Пока все успевают прожевать, проглотить, что-то сказать, переводчик так и сидит с одиноким кусочком на вилке и без конца говорит. В этот раз страдали мы вдвоем — я и repp Шёнхерр, моя очередная жертва. Мы переводили уральские легенды, описание местного края, его обычаев и историю завода.

Когда повеселевшие румяные гости и хозяева входили сплоченным коллективом в кабинет заместителя генерального директора завода господина Мызина, каблук моего сапога застрял в щели у порога. Так получилось, что процедура представления и знакомства прошла без меня. В кабинет я вошла последней. Разноцветные глаза господина Мызина (один карий, другой голубой) довольно откровенно обежали мой силуэт, а бархатный голос потребовал занять место рядом с ним. «Этого мне не хватало», — подумала я, усиленно морща лоб и придавая себе вид очень деловой леди.

Переговоры начались. Завод продавал свою продукцию нашей транснациональной компании, а мы через своих посредников реализовывали эту продукцию в другие страны мира. Сидящие за столом жаждали новых контрактов. Технические вопросы решались быстро — в дверь то и дело входили специалисты по производству, транспорту, упаковке. Да, Мызин сумел вышколить свой персонал. Ближе к вечеру, когда контуры предстоящего сотрудничества и контракта уже вырисовались, Мызин пригласил нас на ужин. Господин Шёнхерр закатил глаза.

— Я больше не могу переводить, — пожаловался он.

Дорога, по которой нас везли, превратилась из асфальтовой в проселочную, а потом и вовсе нырнула в лес. Нервно обсуждая стратегию на завтра, мои подопечные не заметили, как густые ели царапали своими лапами окна машины. Мы ехали по тайге. Вскоре показался уютный домик — загородная резиденция для отдыха и приема гостей. Из трубы стоящей рядом баньки курился дымок.

Было выпито немало. Гостей неоднократно водили в баню. Молодой специалист завода, взявший на себя функции переводчика, дал мне возможность немного отдохнуть, тем более что по московскому времени я уже должна была лечь в постель и спать с учетом недополученных накануне часов сна. Но после «рашн экзотик банья» все захмелели, говорили вразнобой и не обращали внимания ни на время, ни на условности. Пролив на скатерть компот, француз не придал этому никакого значения и, поставив локти прямо в лужу, продолжил задушевную беседу. Немцы уютно похрапывали в креслах.

От духоты, гомона и позднего времени у меня голова шла кругом. Как назло, магнитофон крутил одну и ту же песню, и бесконечный припев о зимней вишне назойливо звучал весь вечер.

— А нельзя ли уже в гостиницу? — осторожно поинтересовалась я у Мызина — единственного человека, сохранившего трезвомыслие в этой компании. Словно не слыша меня, он приказал откупорить еще бутылку вина и с бокалом подсел ко мне. Начинается, с досадой подумалось мне. Бархатные интонации голоса Мызина усилились, он проникновенно смотрел мне прямо в глаза своими разноцветными глазами и рассказывал о нелегкой судьбе. А я представляла себе мужа, тоскливо ожидавшего меня дома в потоке децибелов. Ситуация не из приятных. Но они встречались в моей практике неоднократно, и я уже знала, как мягко, не обижая, отклонить ухаживания разомлевших поклонников. Я ни в коем случае не должна забывать, что передо мной сидит в первую очередь ЗАКАЗЧИК.

В этот раз, высвободив свою руку, я встала и громким голосом скомандовала:

— Стэнд ап! Ауфштеен!

Проснувшиеся немцы таращили глаза. Американцы и французы помогали подняться друг другу с жестких стульев. Поддерживаемые хозяевами, гости транспортировались в микроавтобус. Всю дорогу герр Шёнхерр мычал мотив шлягера Анжелики Варум. Часы на руке показывали четыре утра, о московском времени лучше было забыть. В глазах жгло, словно песку насыпали. А завтра подъем — в семь.

На следующее утро я окончательно проснулась, вдосталь набегавшись по этажам, барабаня в двери заспавшихся подопечных, призывая их собираться поскорее. Хмурые господа, появившиеся только через сорок минут, жаждали одного — минеральной воды. Я мечтала о кофе.

В кабинете директора нас ждало и то и другое, а также мой вчерашний поклонник Мызин. Вошел генеральный директор завода. Вопрос он решил очень быстро, ценя свое и чужое время. Контракт был готов к подписанию. Ошалевшие от такой оперативности, быстро ставя свои подписи на контракте, господа запивали победу, однако только минералкой.

Мызин проводил нас до самого трапа самолета. Когда все вошли в салон, он придержал меня за локоть и сказал:

— Извините, если что не так. Но я поражен. Вы такая... Просто как зимняя вишня...

ПОЛЕТЫ В АФРИКУ

Шурша, как змея, из норки факсового аппарата медленно выползла бумага: «В настоящее время завод принять ваш запрос не может ввиду загруженности производства. Не видим целесообразности проведения переговоров в этом квартале. Подпись — главный инженер Филиппов».

Фрау Де Рока, весьма серьезная и высокопоставленная дама из Вены, которую наш начальник Лемке боялся как огня, кратко скомандовала:

— А мы туда поедем! Я и Марина. Под мою ответственность.

Водитель нашего представительства Сева позавидовал, выгружая нас в аэропорту:

— Везуки! Погреетесь там после этого холода. Сейчас в Молдавии жара, как в Африке. Хоть корзинку винограда привези!

Чем хороши самолеты авиакомпаниии «Трансаэро»? Сервисом. Чем они плохи лично для меня? Взлетом и посадкой. В отличие от наших ТУ «боинги» «Трансаэро» имеют маленький разбег и резкий, почти вертикальный взлет. Мое давление бунтует против таких перегрузок. А мадам сидит у иллюминатора и щебечет как ни в чем не бывало. Она опытная путешественница, облетела весь мир и теперь, несмотря на свой немолодой возраст, полна энергии. Элегантный стюард в бордовой униформе разнес напитки. Фрау Де Рока взяла бокал красного вина, которое очень уважала, и, наклонившись ко мне, таинственно спросила:

— Вам рассказать историю, почему я никогда не сижу у прохода, а прошу для себя место только у окна?

Я была само внимание.

— Однажды я летела в Африку, в Тунис, на переговоры. Это был мой «сейлз-тур», я облетала заказчиков с целью продать нашу продукцию. Предполагалось, что в Тунисе я пробуду один день — утром прилечу, вечером улечу, поэтому я ничего с собой не взяла, кроме портфеля с бумагами. Я сидела у прохода. Самолет то и дело бросало в воздушные ямы, и в очередной раз стюардесса, пронося мимо меня поднос с не менее чем двадцатью стаканами кока-колы, опрокинула его на мой светлый костюм да еще уселась сверху сама. Да-да, так сильно тряхнуло самолет! Я была буквально вымыта кока-колой. Конечно, экипаж старался стереть с меня пятна и страшно извинялся. Но мне-то что! Меня ждали важные заказчики, а в моих туфлях хлюпала кола. И что же? Как только я появлялась у заказчиков и объясняла происхождение бурых пятен на своем костюме, все сочувственно смеялись, приходили в хорошее настроение и были более благосклонны ко мне. Я вернулась с портфелем заказов назад. А та авиакомпания даже не оплатила мне химчистку. Хотя для полета обратно она предоставила мне место в практически пустом бизнес-классе. Но это, вероятно, оттого, что от меня несло кока-колой и неизвестно чем еще, — весело закончила свой рассказ мадам.

В это время наш самолет совершил посадку и в иллюминатор захлестали струи ливня. Выйдя на трап, мы поежились от пронизывающего холода и дождя. «Вот тебе и Африка», — сказала я себе. Конечно, нас никто не встречал. У выхода из здания аэропорта роились частники. — Такси! Такси! — заклинали они нас.

— Ja, ja, taxi. — Фрау Де Рока с высоко поднятой головой направилась прямо в дождь к оранжевому «Москвичу».

В маленьком провинциальном городке, куда мы прибыли спустя два часа, свободных мест в единственной гостинице, конечно, не было. Понадобилось несколько пятидесятидолларовых купюр, чтобы нам открыли «бронированные» номера. Ночь прошла под бесконечный шорох дождя. Меня мучил старый кошмар — снилось, что я должна сдавать в школе выпускной экзамен по математике, с ужасом понимая, что я ничего не знаю и ничего не помню. Все мои попытки использовать калькулятор провалились — в калькуляторе отсутствовала самая нужная мне клавиша вычленения квадратного корня. Я хорошо знаю, к чему мне снится этот сон, — к большим проблемам. Так как буфет в гостинице был закрыт на ремонт, мой дорожный набор — кипятильник, банка растворимого кофе и пачка крекеров оказался кстати. Фрау Де Рока восхитилась моей предусмотрительностью и, макая печенье в чашку с кофе, прикидывала вслух план на сегодняшний день.

Мы спустились в холл, я попросила телефон и набрала номер приемной главного инженера Филиппова. Мой голос там хорошо знали, любезно поздоровались. Но когда секретарь главного инженера услышала, что мы в городе, в нескольких минутах езды от завода, в трубке воцарилась поистине вселенская тишина. Потом трубка коротко тукнула — секретарь побежала в кабинет докладывать начальству о ЧП. Через десять секунд в трубке раздался голос Филиппова.

— Раз приехали, — проворчал он с явной досадой, — высылаю машину. Ждите!

Фрау Де Рока потирала руки от удовольствия:

— Первый барьер взят!

Нас сразу провели в огромную переговорную комнату, похожую на стеклянный куб, продуваемый всеми ветрами, и оставили одних. Дверь, скрипнув, отворилась, и в темном проеме вырисовалась долговязая фигура.

— Старший инженер Сычков, — представилась фигура. — Я побуду тут вместе с вами.

— Фантастиш! — обрадовалась мадам, ласково глядя на робеющего молодого человека. — Ну расскажите нам что-нибудь.

Старший инженер поведал нам о жизни завода — в городе не было дома, где хотя бы один член семьи не работал на нем.

— Продукция у нас качественная, производство современное. Каждую неделю сидят то американцы, то французы. Наши цены выше, чем в России или на Украине, но все равно нашу продукцию отрывают с руками.

— Замечательно! — Мадам постучала колпачком золотой ручки по идеально ровным зубам. — Это все бизнес. А теперь расскажите нам, юноша, о светской жизни в вашем городе.

— Какой? — округлил глаза старший инженер.

— Что у вас можно посмотреть, где развлечься вечером, — пояснила фрау Де Рока, явно забавляясь ситуацией.

Сычков поскреб затылок. Потом еще раз. Потом прошелся пятерней по всей голове, но так и не смог выудить из нее никакой информации о развлечениях в родном городе. Я ясно читала в его глазах ответ: «Летом работа на участке да водка с телевизором весь год». В присутствии австрийской дамы он постеснялся озвучить свои мысли.

Вскоре милого Сычкова сменил главный инженер. Он сел за стол напротив нас и долго, пытливо вглядывался в наши лица. Пауза затягивалась.

— Да... — кисло протянул Филиппов, подведя итог своему явно неутешительному осмотру.

Мы с мадам переглянулись. Фрау Де Рока затараторила со скоростью пулемета. Она перечислила все неудобства, которые нам пришлось перенести во время путешествия, не забыла упомянуть отсутствие холодной воды и завтрака в гостинице, посетовала на неприветливую погоду. Она прямо обвинила Филиппова в пережитых неприятных минутах, напомнив о том, что мы всего лишь слабые женщины.

— Так почему же, — ее голос поднялся до драматических нот, — вы, как джентльмен, не можете дать нам хотя бы маленькую складскую партию вашей продукции?!

Она протянула к нему руки, словно главный инженер мог вложить в ее ладони эту маленькую партию со склада. Момент был в высшей степени эмоциональный. Господин Филиппов был потрясен.

— Мне надо посоветоваться с директором, — резко дернулся он в сторону двери.

Через двадцать минут в переговорную Филиппов ввел директора завода. Директор поздоровался, остановился напротив мадам и взглянул на Филиппова, как бы спрашивая: «Эта, что ли?» Филиппов кивнул. Директор протянул фрау Де Рока свою визитную карточку, пожал ей руку и пробасил:

— Я дал задание печатать контракт для вас.

— Ура! — Мадам была готова расцеловать стоящих перед ней мужчин. Филиппов благоразумно отошел на несколько шагов. Вечером он принес нам в гостиницу готовый подписанный контракт.

— Данке шён, — церемонно принял он из рук фрау Де Рока подписанный ею экземпляр.

Дождливым пасмурным утром заводская машина отвозила нас в аэропорт. Водитель гнал как сумасшедший.

— Мы же не кирпичи! — возмущалась мадам.

У обочины дороги стояли закутанные в целлофан тетеньки, продававшие виноград.

— Остановите, пожалуйста, — попросила я шофера. Притормозив у женщины, обставленной симпатичными корзиночками разных размеров, я не торгуясь купила одну с душистым сладким молдавским виноградом. Он благоухал почти на весь салон самолета, летевшего в Москву. Дождь хлестал и там, в небесах, наш лайнер раскачивало, и табличка «Пристегните ремни» горела все время.

— Вам сок, минеральную, вино? — вежливо осведомился стюард.

— Вино, — попросила фрау Де Рока.

В тот момент, когда рука стюарда протянула к сидевшей у окна мадам бокал вина, самолет тряхнуло, и рубиновая жидкость выплеснулась мне на юбку.

— Майн готт! — вскричала фрау. — Я вас сглазила! Она не успокаивалась весь полет, меняя разные салфетки, пытаясь оттереть пятно.

В Москве ярко светило солнце, началось бабье лето. Нас встречал улыбающийся и такой родной Сева.

— Ух ты, спасибо! — обрадовался он винограду. И, кивая на мою юбку, спросил: — Небось там все время вином угощали? Везуки! Ну, как там погода? — И, не дожидаясь моего ответа, добавил: — А у нас здесь — Африка!

ЛИСТОПАД

— Оля, накройте нам, пожалуйста, в беседке, — распорядился Лемке, обращаясь к горничной.

Оля сделала большие глаза. Шеф отошел, и она почему-то шепотом спросила:

— Беседка — это где?

Действительно, в нашем ультрасовременном офисном здании из стекла и бетона трудно было заподозрить наличие такого романтического места.

— Ты пойди узнай, где накрывать, — умоляла меня Оля, — а то сейчас заказчики придут, кофе попросят... Шуму будет — страсть!

Лемке задумчиво тасовал карты в компьютерном пасьянсе.

— Оля просила уточнить, — по-немецки обратилась я к нему, — где накрывать ленч.

Лемке, не оборачиваясь, буркнул:

— Всегда надо повторять, никакой дисциплины! Я же сказал — в переговорной!

— Тьфу, — проворчала Оля, — лучше бы он по-русски вообще не говорил!

Утренний инцидент был исчерпан. Я ерзала на месте, соображая, как половчее отпроситься у Лемке на завтра. Завтра — пятница, и моя подруга и сокурсница Света, работающая в другом отделении нашей фирмы, выходит замуж. Я приглашена в качестве свидетельницы.

Когда Лемке, благодушный после ленча в «беседке», вернулся в свой кабинет, я проследовала за ним и застыла посереди комнаты в позе безутешного отчаяния.

— Что такое? — вздрогнул шеф.

— Свадьба, — трагичным голосом ответила я.

— Ваша?! — ужаснулся шеф. (Пугаться есть причины — вот уже полгода, как я развелась с Сашей, своим первым супругом, и теперь могу испытать судьбу вторично в любое время.)

— Нет, подруги, — поспешила я успокоить начальника. Лемке притих.

— И что вы хотите от меня? Я зажмурилась:

— Отпустите меня на завтра, на целый день.

— МАРИНА! — загремел Лемке. — Но ведь у вас полно работы!

На свет божий была извлечена папка. Диких размеров. А в ней — ГОСТы, ТУ, технические обоснования, частично отпечатанные вслепую, частично написанные от руки.

— Я обещал офису в Вене, что в понедельник перевод будет готов.

— Я все сделаю в выходные, — угрюмо пообещала я.

— Ну, раз так... — Он замолчал в некотором замешательстве.

— Огромное спасибо! — скороговоркой пробормотала я и вылетела из его кабинета, не давая начальнику опомниться.

В половине восьмого вечера, полуослепшая, одуревшая, еле разгибая спину, я встала с рабочего места. Не сделано даже одной трети. «Вот это да, Марина, сама себя загнала в ловушку. Перевести это невозможно! Как они это писали? Нумерация страниц какая-то странная. Как у Винокура „здесь играем, здесь не играем, а здесь рыбу заворачивали“. В выходные придется попахать».

Хорошо, что я заранее успела купить подарок к свадьбе, осталось найти только хороший букет. Но это не проблема. Цветы продаются у любой станции метро. Я заперла на ключ офис, попрощалась с охранником и машинально заглянула в ящичек приходящей корреспонденции. Корзинка для почты отделения, где работала Света, была полна факсов и распечаток электронной почты с поздравлениями от коллег из Вены. Я их засунула в сумку, свернув в трубку. Светке будет приятно, если я принесу их ей завтра. В метро было полно народу, несмотря на уже прошедший час пик. Я втиснулась в вагон, меня сразу же прижали к крашеной блондинке в мохеровом шарфе. Мохер топорщился во все стороны, и все стоящие в пределах«его досягаемости пассажиры усиленно отворачивали головы от его длинных, противно щекочущих волос. Слева от блондинки стоял симпатичный молодой человек с большим букетом, умудрявшийся спастись от мохера и одновременно уберечь цветы. Он заговорщицки подмигнул мне. Я улыбнулась в ответ — мы были товарищами по несчастью. Поезд то набирал скорость, то резко сбрасывал ее, нас мотало из стороны в сторону, то прижимая к обладательнице шарфа, то отбрасывая от нее. Мои мучения закончились на станции „Китай-город“, где я делала пересадку. Вместе со мной вышел тот самый молодой человек с букетом.

— Теперь ни за что не стану носить мохер... — Ему явно хотелось продолжить наш начавшийся в вагоне диалог.

— Да, — вяло поддакнула я, еще не решив, говорить с ним или нет.

— Вам до какой станции? — не унимался мой спутник.

— А вам? — агрессивно отозвалась я.

— До «Пушкинской»... — растерялся молодой человек.

— Нам в разные стороны! — отрезала я, отправляясь на свою платформу.

Молодой человек больше не преследовал меня. Из черного зева туннеля показался поезд. И в этот момент весьма спешащий гражданин оттолкнул меня почти к краю платформы. Стремясь сохранить равновесие, я расставила локти, и моя папка с переводами, которую я держала в руках, упала на мраморный пол. Поток воздуха закружил выпавшие из папки листочки. Ситуация была критической. Кто-то бросился мне помогать, кто-то спокойно наступал на мои ГОСТы, пробираясь к вагону. Входящие и выходящие пассажиры равнодушно попирали ногами мое домашнее задание, и мне ничего не оставалось делать, как грустно ожидать отхода поезда. Металлический голос возвестил о следующей станции, поезд дернулся. Листочки закружились и опали. Я поднимала жалкие остатки технического обоснования, со следами ботинок, порванные, помятые. Расстроенная донельзя, я доехала до своей станции, купила букет роскошных белых роз и поплелась домой. Настроение у меня было самое непраздничное.

Невеста была элегантна и сдержанна. Жених подтянут и серьезен. «Красивая пара!» — шептали нам вслед в ЗАГСе. Пока мы ждали приглашения на регистрацию, я вспомнила о поздравлениях из Австрии.

— Светка, я тебе тут факсы с работы принесла, — сообщила я, роясь в сумке.

— Ты что! — испугалась невеста. — Какие факсы, я же не на работе. У меня свадьба!

Свадебный ужин отмечался узким кругом гостей в маленьком итальянском ресторанчике.

— А кто будет сидеть здесь? — поинтересовалась я, кивая на свободное место рядом с собой.

— Это для Андрюши, товарища жениха, — сообщили мне, — у него важный разговор в Госдуме, он обещал прийти попозже.

В разгар застолья метрдотель подвел к нашему столу молодого человека. Сначала я не разглядела его лица из-за огромного букета цветов.

— Знакомьтесь — Андрюша! — представил новоприбывшего сияющий жених.

Я тихонько ахнула — мой вчерашний спутник! Он сел рядом, игнорируя мое замешательство, развернул на коленях салфетку и только тогда повернулся ко мне.

— Здравствуйте, я вас сразу узнал, — улыбнулся он. — Вам больше не встречалось пушистых шарфов?

Слово за слово, мы разговорились. Я пожаловалась на вчерашнее происшествие с листками перевода.

— Так это были вы?! — воскликнул Андрей. — Я видел, что кто-то бегает за бумажками. А когда подошел помочь, вы уже уехали.

Когда был объявлен конец застолья, Андрей вызвался проводить меня домой. Мы весело болтали, словно были знакомы много лет. Вишневая «ауди» легко шуршала шинами по спящей осенней Москве.

— Я вас еще увижу? — спросил мой провожатый на прощание.

— Как хотите, — засмеялась я, — только в выходные я должна работать — у меня большой перевод!

Яркие солнечные лучи позднего бабьего лета заливали комнату. Как назло, погода выдалась чудесная. Так хотелось выскочить из дома и пойти погулять в сквер. Весело пищали дети, лаяли собаки; во дворе нашего дома кипела работа — сосед Женя жег опавшую листву, сосед Миша устроил дискуссию у своей машины с другими автолюбителями. Но у меня лежал перевод. Я вспомнила лицо Лемке и, вздохнув, двинулась к компьютеру. Клавиатура хищно ощерилась кнопками, словно крокодил, а черный монитор напоминал бесконечную черную дыру. Я пересилила себя и взялась складывать из пострадавших страниц связный текст. Вскоре все окружающее перестало для меня существовать. Прошло четыре часа, ковер на полу был полностью покрыт кусками из ГОСТа и прочих документов. Часть работы была сделана. Тогда я обнаружила нехватку семи страниц из разных документов. Я сварила себе кофе и стала соображать. Из предыдущего контекста эти страницы не выдумаешь — не беллетристика. Остается одно — созваниваться с техниками и просить их передать по факсу отсутствующие страницы. Я уже отчетливо себе представляла, какой назидательной речью разразится начальник.

Мои тоскливые думы прервал звонок в дверь. На пороге стоял... Андрей. С букетом сиреневых астр.

— Я вычислил номер вашей квартиры! — радостно возвестил он, топая прямо в прихожую. — Извините, что без приглашения, но я подумал, что вам может понадобиться это. — И он протянул мне оплакиваемые потерянные листочки для моего перевода! — Их отнесло потоком ветра к моей платформе, — пояснил он. — Теперь порядок?

Я кивнула.

— Может... прогуляемся? — несмело спросил Андрюша. Я кивнула еще энергичнее:

— С удовольствием!

В понедельник, услышав, что я пришла, Лемке выскочил из своего кабинета, как охотник из засады.

— Ну? — впился он в меня глазами. — Как перевод?

— Порядок! — Моя улыбка была блаженной и искренней.

— Ну а как свадьба? — смягчившись, поинтересовался он.

— Чья, моя? — пошутила я. — Вполне вероятно, что скоро...

Лицо Лемке изменилось, и он тяжело опустился на стул:

— Когда прекратится это безобразие, а?

«ХАЙЛИГЕ НАХТ»

Кажется, что совсем недавно мы лежали на жарком солнышке на берегу теплого Черного моря, попивали ледяное белое вино, вдыхали ароматы разогретых кипарисов и роз... Но, как говорится, «оглянуться не успели, как зима катит в глаза». За окном снег, холод, люди в меху и пуху. В душе бродит приподнятое настроение по случаю долгих рождественских каникул, в памяти мелькают ностальгические воспоминания далекого детства — елка, игрушки, мандарины, маскарад в школе, звенящий каток... Но есть одна проблема, отравляющая предвкушение праздников, от нее хочется отмахнуться, уйти в подполье, забыться и уснуть и проснуться ровно в двенадцать ночи тридцать первого декабря.

В преддверии всенародных гуляний по случаю Нового года и Рождества население всей нашей страны озабочено проблемой праздничных подарков родным, близким, друзьям и сотрудникам. Граждане заполняют все магазины и рынки, носясь с безумными глазами и открытыми ртами, блуждая взглядами по прилавкам и витринам в надежде найти что-то особенное и оригинальное, чтобы порадовать дорогих для себя людей. Все свободное время и лишние деньги тратятся именно на выбор подарка. Причем сложнее всего не приобрести подарок, а путем длительных рассуждений и размышлений все-таки решить, что именно совершенно необходимо преподнести в дар. Любой подтвердит, что эта проблема нешуточная, отнимающая массу моральных и физических сил и уменьшающая количество нервных клеток. Но есть, есть люди, способные принять неординарное решение в отношении новогодних и рождественских подарков. Раньше я считала, что умею выбирать подарок. С выбором подарков для родных я еще справляюсь, но как напрягает обдумывание новогодних подарков для коллег по работе пятый год подряд! Офис у нас не очень большой, но пятнадцать аккуратных свертков приготовить надо. А по-моему, лучше делать так, как на фирме у друзей. Они заранее договариваются, сбрасываются и идут отмечать Новый год в какое-нибудь интересное место. У нас же все очень примитивно. С утра мы вручаем подарки друг другу, потом в три часа дня наше руководство в лице господина Лемке с бокалом шампанского поздравляет коллектив и сообщает, что оно ценит труд и заслуги каждого. (Надо заметить, что это единственный случай в году, когда нам сообщают, что нас ценят.) Рассорившись со всей своей родней, Лемке празднует католическое Рождество и Новый год в Москве, вместо того чтобы стоять над жареным гусем в каком-нибудь захудалом городишке Австрии в окружении малознакомых людей и голосить всем хором: «О, хай-лиге нахт!»

Но не буду удаляться от темы подарков. Каждый год главбух Анна Леонардовна дарит свечку в виде снеговика или Деда Мороза, администратор локальной сети Вовик — мягкую игрушку, а секретарша Тамара преподносит всем женщинам и мужчинам что-нибудь по домашнему хозяйству фартук, прихватку или вышитую салфетку. Процедура получения подарка отработана не хуже, чем во МХАТе: сначала делаешь лукаво-озабоченный вид, когда снимаешь подарочную бумагу, изумленно-дебильный — когда разглядываешь, что за кошмар тебе преподнесли, а потом желательно разразиться визгливым похрюкиванием, демонстрируя, что лучшего подарка ты в жизни не видела и что дальнейшая жизнь была бы немыслима, если бы ты не получила эту свечку кошмарно-зеленого цвета.

Нет, не стану грешить: все мои коллеги, за редким исключением, приятные и хорошие люди, но с удивительно бедной фантазией. Я, например, знаю; что юрист Иван Казимирович любит пить чай, заместитель директора Леопольд Дмитриевич — страстный цветовод, менеджер Валя любит все в розочках и т.д. Вот и приобретала я из года в год что-нибудь соответствующее вкусу и склонности одариваемого. Правда, мои подарки принимали точно так же, как я описала выше, — недоумение, изумление, радостное похрюкивание. Меня это немного огорчало — ведь дарила я нужные, практичные вещи, не в пример Толику, который однажды вызвал Деда Мороза со Снегурочкой к Вове Иванову (на самом деле коммерческому директору Владимиру Ивановичу Иванову). А чего стоит его подарок главному бухгалтеру — полугодовая подписка на журнал «Свиноводство в России»? Кстати, он только недавно устроился на новую работу, но об этом как-нибудь потом.

В прошлом году с выбором подарков я запоздала — на свадьбе подруги я встретила Андрюшу и влюбилась... Короче, в последнюю неделю декабря я мучительно ломала голову над тем, кому и что подарить, но так, чтобы не повторяться. «Зря ты так мучаешься, — прокомментировал мои мучения Андрей. — Надо дарить не то, что может понравиться, а то, что может совсем не понравиться!» Несколько минут я обдумывала парадокс моего молодого человека, на которые он вообще большой мастер. Безусловно, в этом высказывании есть свое рациональное зерно. Я перечеркнула почти готовый список, взяла новый лист бумаги и решительно стала набрасывать против каждой фамилии предполагаемый подарок. Работа спорилась, время от времени Андрей подавал совершенно неожиданные идеи, и спустя сорок минут все было кончено.

Тридцатого декабря принаряженный офис нашей фирмы был до краев полон смолистым запахом настоящей ели, усиленными ароматами духов наших офисных дам, пестрел яркими праздничными нарядами и блеском мишуры. Время от времени из разных концов офиса доносилось радостное похрюкивание. С легким биением сердца я стала доставать из сумки свои подарки. Легкие сомнения относительно некоторых идей, особенно подсказанных Андреем, не улетучились. С кого же начать свои поздравления? «Пойду к Вове, — решила я, — он все равно погружен в компьютерные проблемы, может и не запомнить, что я ему подарила».

— С наступающим, Вовик! — игриво протянула я сверток. Вова сделал соответствующее выражение лица, развернул бумагу, помолчал, а через секунду на меня глянули глаза, полные безумного блеска.

— Вот удружила, — произнес он совсем не традиционные слова и тотчас же навел подаренный бинокль на окно соседнего здания. — Класс, — забормотал он, — и как ты угадала? Я всю жизнь мечтал о таком!

Вторая дверь, куда я не без робости постучала, была в кабинет главного бухгалтера. «Андрюша все-таки гений», — подумала я, глядя, как Анна Леонардовна, по жизни строгая корпулентная дама, весело отплясывает с черным кружевным веером, воткнув в голову костяной гребень а-ля Кармен.

Дальше — сплошной праздник, хотя в это трудно поверить. Начальник отдела продаж, карьерист и «яппи», с удовольствием углубился в изучение толстого учебника по магии и оккультизму. Замдиректора Леопольд Дмитриевич многозначительно жал мне руку, крепко вцепившись в лихого морячка — чайную кружку (оказывается, он полжизни прослужил в военном флоте). Секретарша Тамара — пухлое розовое херувимоподобное существо — плакала от восторга, получив наколенники для катания на роликах. Всегда мрачный юрист Иван Казимирович был очарован китайскими колокольчиками ветра. Неразлучные менеджеры по продажам Коля, Валя и Вадим радостно примеривали карнавальные маски Буратино, Мальвины и Артемона соответственно. Кокетливая ассистентка директора по маркетингу сразу же углубилась в рассматривание альбома «Что мы знаем о Южной Африке» и так далее. А Лемке... Я никогда не думала, что в нашем шефе живет такой романтик. Небольшую картину с красногрудыми снегирями, сидящими на заснеженных ветвях, он рассматривал подозрительно долго, и, клянусь, в его глазах блеснула слеза. А может, мне показалось. Но не это важно! Я впервые почувствовала себя настоящим Дедом Морозом, выполняющим заветные пожелания детей! Не скрою, это ощущение было очень приятным и вдохновляющим.

Теперь я точно знаю, что подарю Андрюше на Двадцать третье февраля!

Notes



Оглавление

  • ШЕРРИ ЛЕДИ 
  • НОЧНОЙ МОНОЛОГ
  • ОШИБКА
  • БЕЛАЯ ВОРОНА
  • АВРАЛ
  • СИЛА КОЛЛЕКТИВА
  • МИССИЯ В СПИРЬЕВСКЕ
  • КОРРИДА
  • УСТАЛЫЙ КАРАВАН
  • БАРХАТНЫЙ СЕЗОН
  • ГОРЬКИЙ ШОКОЛАД
  • ДОБРО ДОШЛИ!
  • ДВА САНТИМЕТРА В АПРЕЛЕ
  • ЗИМНЯЯ ВИШНЯ
  • ПОЛЕТЫ В АФРИКУ
  • ЛИСТОПАД
  • «ХАЙЛИГЕ НАХТ»
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке