Мятежный восторг (fb2)

- Мятежный восторг (пер. Е. С. Никитенко) (а.с. Джармоны-2) (и.с. мини-Шарм) 1.06 Мб, 312с. (скачать fb2) - Джейн Арчер

Настройки текста:



Джейн Арчер Мятежный восторг

Человек этот чужд раболепия, он сам себе господин, хотя нет у него ни поместий, ни угодий. Ибо только тот, кому нечего терять, познает истинную свободу.

Пролог

Спрятавшись в тени огромного ветхого здания, Куинси Жерар дожидался своего сводного брата Жан-Клода д'Арси. Он старался думать только о предстоящей встрече, но прошлое настойчиво, вероломно стучалось в память, возвращая к последней встрече с Жанеттой, и нелегко было оттеснить его прочь.

В то время она едва переступила порог отрочества – почти ребенок, – и все же Куинси был опьянен ее юной прелестью. Как живо он помнил ее! Позолоченные солнцем рыжие волосы, земляничный сок на полных ярких губах, аметистовые глаза, где затаился дремлющий огонь…

Жанетта!

Куинси тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Порой ему казалось, что упорная тоска по ней, так похожая на неизлечимый недуг, однажды сведет его с ума. Он жаждал находиться рядом, видеть, слышать и, может быть, порой нечаянно прикасаться…

Гнев и отчаяние заставили Куинси вернуться к действительности. Что толку страдать по девушке, которая все равно никогда не будет ему принадлежать? Так говорил рассудок, по сердце упорствовало в своем нелепом заблуждении, и потому образ юной красавицы с земляничным соком на губах снова и снова пробирался в память – легкий и бесплотный, как лоскуток утреннего тумана.

* * *

Короткий резкий свист пронзил ночную тишину. Куинси бросился за живую изгородь и притаился там. Его сводный брат был вероломен, как портовая крыса, и в отношениях с ним никакая предосторожность не была излишней.

Снова раздался свист, на этот раз ближе. Гость приближался. Мрачная улыбка искривила губы Куинси – кровные узы, что связывали его с Жан-Клодом, не мешали их взаимной неприязни.

В густом сумраке обрисовалось еще более темное пятно. Осадив великолепную гнедую кобылу, гость выпрямился в седле с таким видом, словно подзадоривал целый мир: ну-ка попробуй причинить мне вред! Он обладал той безграничной самоуверенностью, что свойственна лишь подлинным храбрецам или безмозглым идиотам. С первого взгляда Жан-Клода хотелось отнести ко второй категории, но Куинси знал, как опасно недооценивать тех, с кем имеешь дело, и в частности собственного брата. Жан-Клода не интересовало ничто, кроме «Сангуина», родового поместья. Чтобы вернуть его, он был готов на все, и совершенно справедливо: с землями были связаны все права и привилегии дворянства, имя и репутация зависели от наличия или отсутствия земель. Лишившись «Сангуина», Жан-Клод тем самым потерял право носить родовой титул. Теперь это был человек одержимый, снедаемый жаждой вернуть утраченное.

Куинси неслышно вышел из своего укрытия. Кобыла Жан-Клода шарахнулась, и тот разразился проклятиями. Этот маленький эпизод несколько улучшил настроение Куинси. Младший брат с самого детства уступал ему во всем, а в городе и вовсе утратил способность бесшумно пробираться в зарослях, незаметно подкрадываться и таять во тьме глухих закоулков. Он предпочитал открытый бой, должно быть, помешался на вожделенном титуле. В самом деле, не может же барон Жан-Клод д'Арси де Сангуин, аристократ до копчиков ногтей, вести себя на манер какого-нибудь жалкого простолюдина!

– Ты звал меня. В чем дело? – осведомился Куинси, скривив усмешку.

Его брат соскользнул с седла, бросил поводья и приблизился.

– А здесь можно поговорить без помех?

– Разумеется. – И Куинси первым отошел в густую тень разросшегося кустарника.

Жан-Клод последовал за ним, ведя в поводу кобылу. Для начала он внимательно, огляделся.

– Речь об этом разбойнике… о Лисе.

Он снова огляделся, чтобы удостовериться, что их с братом никто не видит. Куинси не торопил, разглядывая его отлично скроенный костюм и размышляя о том, что Жан-Клод дорого платит за право принадлежать к аристократии. По сути дела, он превратился в лакея состоятельного маркиза де Бомона.

– Ну а я-то тут при чем? – спросил Куинси, теряя терпение.

– Этот разбойник начинает действовать дворянству на нервы, – хмуро пояснил Жан-Клод. – Ходят, слухи о том, что он отдает награбленное бедным. Разумеется, это всего лишь игра в благородство! Он просто покупает себе поддержку простонародья.

– Это твое личное мнение?

– Мое личное мнение никого не касается, – уклончиво ответил Жан-Клод (кто его знает, как настроен братец, возьмет да и откажется помогать – к кому тогда обращаться?). – Хватит и того, что маркиз желает избавить дворянство от Лиса. Он дал публичную клятву, что разбойник будет отдан в руки правосудия.

– Чем этот Лис так всем насолил?

– Это человек подлого сословия. Низменные наклонности делают его опасным для любой уважающей себя женщины. Дворянки трепещут за свою честь.

– Уважающей себя женщины? Трепещут за свою честь? Я думал, ты говоришь о дворянках.

– Ты завидуешь нам, потому и чернишь!

– В моих жилах течет не менее благородная кровь.

– Кровь незаконнорожденного не может быть благородной. Тебе не видать ни титула, ни земель.

Куинси усмехнулся с деланным безразличием, хотя высокомерие брата, как всегда, вызвало в нем бешеную ярость.

– С чего ты взял, что мне пришлась бы по душе жизнь аристократа?

– А кому бы не пришлась, скажи на милость? – Жан-Клод засмеялся нелепости подобного заявления. – Она приносит комфорт, безопасность, богатство и привилегии.

– Конечно-конечно. Но когда ваш комфорт и привилегии находятся под угрозой, вы обращаетесь за помощью к таким, как я.

– Ну и что с того? Мы расплачиваемся с такими, как ты, деньгами, но не уважением.

Губы Куинси сжались в тонкую линию.

– И что ты хочешь купить за деньги на этот раз, Жан-Клод?

– Сведения. Всем известно, что у тебя есть свои люди в сточных канавах Марселя. В которых, кстати сказать, ты и живешь.

– Не серди меня, Жан-Клод, – предостерегающе произнес Куинси.

Тот заколебался. Он не только не желал сердить брата, но до сих пор и не отваживался на это. Лишь через Куинси Жерара можно было получить сведения, необходимые для поимки Лиса, на что Жан-Клод очень рассчитывал. В обмен на голову разбойника маркиз мог вытребовать для него «Сангуин».

– Де Бомон хорошо заплатит, – сказал он миролюбиво.

Куинси задумался над предложением брата.

– Это может быть опасно, – наконец сказал он. – Даже смертельно опасно.

– Меня это не касается, – небрежно отмахнулся Жан-Клод. – Скажи лучше, сколько тебе нужно времени.

– Некоторые дела с налету не делаются, – пожал плечами Куинси. – Этот Лис неглуп и осторожен. Поговаривают, что он и сам голубых кровей.

– Что?! Это он-то? Я тебе скажу, кто распускает эти слухи. Леди, с которых он снимает драгоценности с поклонами и расшаркиванием. Эти глупые гусыни готовы приписать голубую кровь любому, кто вскружит им голову.

– Ты же говорил, они трепещут за свою честь.

– Кто их поймет, этих женщин! – сердито бросил Жан-Клод.

– Это уж точно, – согласился Куинси, вспомнив Жанетту.

– Так что? Ты добудешь нужные сведения?

– Когда – и если – у меня что-нибудь появится, я тебя извещу.

Жан-Клод улыбнулся, уверенный, что теперь может быть спокоен.

– Но не слишком мешкай, маркиз не большой любитель ждать. – Он помедлил, предвкушая эффект от слов, намеренно оставленных напоследок: – Кстати, Жерар, ты уже в курсе того, что Жанетта выходит замуж?

Куинси окаменел. Жанетта? Замуж? Руки его сжались в кулаки, и он задрожал от бессильного гнева.

– Похоже, она тоже не любит ждать, – продолжал Жан-Клод, делая вид, что не замечает этого. – Еще неизвестно, получу ли я «Сангурн» обратно, а граф де Виньи владеет им уже сейчас. К тому же он богат и знатен, ну как тут удержаться от искушения? Вообрази себе, родовое поместье д'Арси достанется Жанетте даже без необходимости выходить замуж за того, кто должен его унаследовать. Умна, ничего не скажешь! Впрочем, я никогда не верил ее заверениям в вечной любви. Да она просто маленькая шлюшка!

– Уходи, Жан-Клод! – прошипел Куинси. – Убирайся, пока цел!

Дыхание у него перехватило, в глазах жгло и щипало. Жан-Клод был весьма разочарован тем, что из-за темноты не может сполна насладиться зрелищем его страданий, и не преминул выпустить парфянскую стрелу.

– Уж не знаю, почему ты всегда ей покровительствовал, – сказал он, поворачивая кобылу и готовясь подхлестнуть ее. – Она ведь терпеть тебя не могла, наша Жанетта.

Стук копыт затих в ночи, а Куинси все стоял, сжимая кулаки.

Жанетта. Жанетта!

Часть I Беглая аристократка

Глава 1

Мадемуазель Жанетта де Лафайет шагнула с подножки кареты на утрамбованную грязь перед дверью обшарпанного постоялого двора. Проведя много часов в тряском экипаже, измученная и разбитая, она надеялась получить здесь кров и пищу. Сумерки грозили вот-вот смениться ночной тьмой, ночь 1789 года обещала быть студеной. Остановка на ночлег означили потерю драгоценного времени, но продолжать путь в таком состоянии было бы безумием. Ничего не оставалось, кик выбросить из головы хотя бы ненадолго все мысли о неизбежной погоне.

Оглядевшись, Жанетта увидела у коновязи черного жеребца. Это означало незнакомое и, быть может, опасное соседство, но приходилось идти на риск. Кучер осторожно покашлял, склонившись с облучка. Жанетта обернулась. Лицо у Жоржа было встревоженное, и Жанетта ободряюще улыбнулась ему. Распорядившись поставить экипаж в конюшню, девушка плотнее закуталась в синюю бархатную накидку, пониже надвинула капюшон и шагнула к двери.

Войдя внутрь, она остановилась в нерешительности. Никогда прежде Жанетта не бывала в заведениях такого сорта, да и вообще в публичных местах, и лишь сейчас сообразила, что появление женщины на постоялом дворе в одиночку, без эскорта, да еще в такое время создает ей не самую лучшую репутацию. Ее примут за авантюристку, за особу легкого нрава! Щеки Жанетты покрылись краской стыда.

Хозяин постоялого двора, горластый здоровяк, с внушительным брюхом, но никак не мозгами, вышел ей навстречу, вытирая руки о невероятно грязный фартук. Он сразу решил, что перед ним вопреки манерам и изяществу одежды отнюдь не леди, и мысль эта со всей откровенностью отразилась на его мясистом лице. Девушка сжалась под пренебрежительным взглядом. В этот момент она отдала бы что угодно, лишь бы оказаться подальше отсюда.

– Могу я получить здесь ужин? – спросила она робко. – Лучшее из того, что у вас есть. Пусть кто-нибудь позаботится о моем кучере и лошадях.

Недружелюбный взгляд прошелся по ней сверху вниз. Хозяин сплюнул, и брызги попали ей на подол. Наклонившись, чтобы капюшон сполз еще ниже, она достала из ридикюля золотой. Разумеется, это была слишком щедрая плата, но иначе было не добиться даже простейших услуг.

Хозяин жадно схватил монету. Взгляд его смягчился, он отвел девушку за стол в самом углу непритязательного помещения, и она устало последовала за ним, утешаясь мыслью, что не нуждается в уважении этого человека, что ей нет до него никакого дела. Опускаясь на грубую деревянную скамью, она с тоской вспомнила о своей необъятной кровати и мягких перинах. Впрочем, при всей жесткости скамья не подпрыгивала на ухабах, как бешено несущаяся карета.

Устроившись по возможности удобнее, Жанетта обвела взглядом скупо освещенный зал. Похоже было, что он содержится в относительной чистоте (для постоялого двора, разумеется). Обзор из-под капюшона был неважный, но она решила не сбрасывать его ни при каких условиях. Чем дольше она останется не узнанной, тем лучше.

В глубине зала виднелась вполне приличная полированная стойка красного дерева. В помещении, заполненном старой колченогой мебелью, она выглядела неуместно. Из кухни, где скрылся хозяин, слышалось уютное потрескивание огня и шипение жира на сковородке. Вскоре оттуда начали просачиваться аппетитные запахи.

Жанетта откинулась на прямую жесткую спинку, радуясь возможности побыть в одиночестве. Но как это возможно, подумала она вдруг, если у коновязи ожидает седока чей-то жеребец? Она поежилась словно от прикосновения ледяного сквозняка. Ощутив на себе чей-то взгляд, она огляделась и обнаружила в другом углу темный силуэт. Без сомнения, это был мужчина. Он сидел в непринужденной позе перед маленьким круглым столиком и держал в руке кружку эля. Внезапно он поднял ее в дерзком приветствии и осушил в несколько глотков. Жанетта поспешно отвела взгляд, пристыженная тем, что проявила к незнакомцу столь заметное внимание. Хотя в помещении было сумрачно, лицо ее загорелось от смущения. Что, если ему вздумается подойти?

К ее несказанному облегчению, из кухни вышел хозяин с миской дымящегося варева (судя по упоительному аромату, это была тушеная ягнятина), ломтем ржаного хлеба и запыленной бутылкой вина. Все это он со стуком водрузил перед Жанеттой, а когда та попыталась рассыпаться в благодарностях, равнодушно пожал плечами и вразвалку направился к дерзкому незнакомцу в углу.

Поначалу девушка не обращала внимания на их разговор, поглощенная вкусной едой и вином. Однако вскоре любопытство взяло верх, и Жанетта, не удержавшись, бросила взгляд в дальний угол. Там, похоже, шел спор. Впрочем, спорил, бешено жестикулируя, только хозяин постоялого двора, в то время кик незнакомец терпеливо и даже благодушно внимал его до-подам. Увы, расстояние не позволяло разобрать слов.

Неожиданно девушка устыдилась своего поведения. С самой первой минуты здесь она вела себя так, как совсем не пристало леди: сначала выказала откровенный интерес к постороннему мужчине, а потом и вовсе пыталась подслушать. И что самое ужасное, она бы так и сделала, будь у нее хоть шанс!

Жанетта покачала головой и склонилась над миской, вдыхая аромат мяса и свежеиспеченного хлеба. Сейчас она чувствовала себя гораздо лучше и надеялась после короткого отдыха продолжить путешествие. Сильнее всех других чувств ею, пожалуй, владело удивление: ведь она получала подлинное удовольствие от простой пищи на каком-то захолустном постоялом дворе – и притом ничуть не меньшее, чем от изысканных яств в родном замке. «Вот так и опускаются», – подумала она без малейшего раскаяния.

До ее слуха вдруг донеслось слово, от которого по коже прошел озноб. Это было слово «Лис», выкрикнутое хозяином громче других. Так звали самого прославленного на юге Франции разбойника с большой дороги. Хотя никто не знал, как он выглядит (во время ночных грабежей его люди всегда первым делом гасили лампу кучера), прозвище было известно всем. Очевидцы утверждали, что у него профиль аристократа, хотя он чересчур мощно сложен для человека с голубой кровью. Он и вел себя так, словно не был чужд хороших манер, пусть даже награбленное шло на нужды простолюдинов (в чем, надо заметить, Жанетта сильно сомневалась). Однако независимо от происхождения Лис был отщепенец, человек вне закона. А жаль, подумала она. Жаль, если он не так благороден, как говорят. Дворяне отличались жадностью и яростно соперничали друг с другом за право владеть землей. Кроме поместий, титулов и денег, для них ничего не существовало, влечение к женщине не шло ни в какое сравнение с жаждой богатства и власти.

Девушка отважилась лишь на легкий вздох. Подобрав еду до последней крошки и опустошив стакан, она снова откинулась на жесткую спинку, закрыла глаза и некоторое время наслаждалась покоем. Сейчас она совсем не думала о том, что спасается бегством.

Из дремоты ее вывели шаги. Они были, пожалуй, не громче поступи рыси по ковру прелых листьев, но когда затихли рядом, девушка инстинктивно почувствовала опасность и открыла глаза. Перед ней стоял тот самый незнакомец. Скудное освещение не позволяло разглядеть черты его лица, но что-то в нем показалось Жанетте знакомым. На щеке виднелась длинная бледная черточка шрама от дуэльной рапиры.

Странно, но она ничуть не испугалась, хотя незнакомец разглядывал ее пристально и бесцеремонно. Глаза, в полумраке горящие, как уголья, казалось, заглядывали ей в самую душу. Он сделал к ней еще шаг, и Жанетта, не выдержав его взгляда, отвернулась, «Что ему нужно? – думала она. – Кто бы он ни был, пусть уходит и оставит меня в покое!»

Молчание затянулось. Когда Жанетта наконец отважилась поднять глаза, она увидела лишь широкую спину незнакомца, направляющегося к выходу. Оставшись одна, она поежилась. Что было во взгляде этого человека? Нечто необычное – больше чем просто похоть простолюдина. Что-то… возвышенное? Но чего ради? Разумеется, это было – не могло не быть – простое вожделение к женщине. И все же, вспомнив пристальный взгляд незнакомца, Жанетта испытала неожиданное и непонятное смятение чувств.

Ничего удивительного, если она не понимает, что с ней происходит. Впервые за девятнадцать лет она предоставлена самой себе, и впереди ее ждет неизвестность. Одиночество – это ее спасение, и все же так хочется разделить его с кем-то надежным, сильным, кому можно довериться, на кого можно положиться!

Будущее представлялось Жанетте неопределенным, как смутный контур в тумане, одновременно манящий и пугающий. Ей было страшно, очень страшно, но может быть, это объяснялось обычной усталостью. От дорожной тряски болела каждая косточка, казалось невозможным подняться из-за стола и проделать короткий путь наверх, в комнату с кроватью. Веки с каждой минутой тяжелели все больше и наконец опустились, голова склонилась на грудь. Жанетта погрузилась в сон.

– Мадемуазель Жанетта! Проснитесь!

Это был голос Жоржа, кучера. Он прорезал тишину зала, и девушка открыла глаза. Спросонья она не сразу вспомнила, где находится. Сердце колотилось как безумное. Хозяин, протиравший за стойкой кружки, ехидно усмехнулся и вернулся к своему занятию. Жанетта потрясла головой, чтобы прогнать сонливость.

– Что случилось, Жорж? – с напускным спокойствием осведомилась девушка.

– Мадемуазель Жанетта, нужно немедленно уезжать! Она улыбнулась, стараясь справиться с паникой.

– Но что случилось? Я уверена, что нет причин для волнения.

– Нам нужно ехать! Нужно! – громко сказал кучер. – Я говорил с младшим конюхом, тот считает, что здесь небезопасно!

– Но я не могу выехать прямо сейчас! Я слишком устала. Жорж, готовый сорваться на крик, взял себя в руки и продолжил с необычной для него настойчивостью:

– Мадемуазель, времени для объяснений нет. Поверьте на слово: выехать нужно немедленно! И я, и лошади передохнули достаточно, чтобы продолжить путь.

Девушка все еще колебалась. Тогда он схватил ее за руку, чего никогда не позволял себе прежде, и потянул к двери. Эта непочтительность убедила ее лучше всяких слов. Жанетта покорно пошла за ним и лишь оглянулась через плечо, чтобы запечатлеть в памяти этот низкий полутемный зал и, может быть, тень присутствия загадочного незнакомца. Когда взгляд ее встретился с неодобрительно прищуренными глазами хозяина, она поспешно отвернулась и переступила через порог.

У двери уже ждал запряженный экипаж. Жорж нетерпеливым толчком подсадил ее внутрь, на удобные кожаные подушки (казалось странным, что долгая езда на них может так измучить), с треском захлопнул дверцу и вскочил на облучок. Лошади рванули с места, и Жанетту швырнуло назад. Слушая непрерывное щелканье кнута, она спрашивала себя: что случилось с ее обычно спокойным кучером? Мерный топот копыт и покачивание кареты постепенно успокоили Жанетту, и в перестуке подков ей чудилось слово «Марсель» – слово, означающее «безопасность». Прекрасный город на морском берегу, город, где жила тетка Жанетты по матери, Гретхен. Правда, она мало ее знала и не видела самого детства, но тетя Гретхен осталась в памяти как волевая и на редкость честная женщина, готовая прийти на помощь в любую минуту и по любому поводу. Впрочем, выбора все равно не было: это был ее единственный шанс.

Неожиданно перед мысленным взором Жанетты явилось, стирая смутный образ тетки, совсем другое лицо. Жан-Клод д'Арси, барон де Сангуин. Чем бы она ни занималась, о чем бы ни говорила – она думала только о нем, первом и единственном возлюбленном. Жан-Клод! Разве можно было остаться равнодушной к его совершенным чертам, к его аристократической, утонченной красоте! Бледное лицо, холеные длинные пальцы, белокурые локоны и непроницаемый, холодноватый взгляд голубых глаз. Жан-Клод!

С самого детства он был кумиром Жанетты. Она обожала его, почти боготворила. Он и мальчишкой всегда был разодет в атлас и кружева – ни пятнышка, ни морщинки на безукоризненно сшитом костюмчике.

Четыре года назад, ей тогда было пятнадцать, на «Сангуин» обрушилось несчастье. Карета барона и баронессы, родителей Жан-Клода, перевернулась на полном ходу, и оба они погибли. Их сын, в то время девятнадцатилетний юноша, унаследовал «Сангуин», по праву считавшийся самым прекрасным поместьем в округе и граничивший на севере с «Бонтемпом», имением Алена де Виньи, а на востоке – с «Верленом», принадлежавшим отчиму Жанетты.

Смерть барона и баронессы больше всего затронула Жан-Клода и в какой-то мере его незаконнорожденного брага Куинси Жерара, которого Жанетта о самого начала недолюбливала, а вернее, не понимала. В самом деле, что у них могло быть общего? По слухам, мать Куинси была самой настоящей кочевой цыганкой. Никто не знал, как она выглядела, но цыганскую кровь, необузданную и неистовую, явно унаследовал ее отпрыск. Было в нем что-то бунтарское, и это отталкивало девушку, несмотря на его внешнюю привлекательность – сверкающие черные глаза и иссиня-черные как вороново крыло волосы.

Он родился за пять лет до появления на свет законного наследника и успел занять в сердце отца прочное место. Впрочем, Жан-Клоду не нужно было соперничать с ним за отцовскую любовь, поскольку к его услугам была вся, целиком, любовь материнская. Баронесса де Сангуин безумно любила единственного сына и бессовестно баловала, заваливая подарками.

О такой любви Жанетта мечтала всю жизнь. Она была сиротой – мать её умерла родами, пытаясь подарить наследника своему второму мужу. Жанетте тогда исполнилось три года. Осиротев, она осталась на попечении отчима. Единственным чувством, которое тот к ней испытывал, было возмущение тем, что она девочка, а не мальчик. Отца она не помнила совершенно и лишь по рассказам отчима знала, что он был последним потомком знатного, но обнищавшего рода и погиб в сражении. И все. Жанетте пришлось довольствоваться этой скудной информацией.

Надо сказать, Жанетта из кожи вон лезла, чтобы порадовать отчима, так как отчаянно нуждалась в любви и одобрении. В детстве она училась так прилежно, что домашние учителя всегда ставили ее в пример Жан-Клоду, с которым они сидели на уроках за одним столом. Позже она жадно глотала книгу за книгой, открывая для себя целый новый мир, куда более многообразный и волнующий, чем «Верлен».

Но в награду от отчима она получала лишь упреки. Хорошо воспитанной девушке, говорил он, не пристало читать серьезную литературу. Жанетта увлеклась верховой ездой и охотой, научилась даже выслеживать дичь, но опять-таки не заслужила его одобрения, потому что и в том перегнула палку. В конце концов, она смирилась с тем, что никогда не оправдает ожиданий отчима. Она читала, охотились, ежедневно выезжала на прогулки, хотя он и ворчал, что однажды она опозорит их род.

Однако в последние годы все изменилось, Жанетта начали взрослеть, и чем больше расцветала, тем более довольным выглядел отчим. Он всячески поощрял ее интерес к нарядам, украшениям и балам, что давались в его фамильном замке, а с ее многочисленными поклонниками был сама любезность, особенно с графом де Виньи. Жанетта ничего не имела против знаков внимания, однако ее интересовал только Жан-Клод. На него одного она изливала всю неизрасходованную любовь, всю нерастраченную с детства нежность. Он, похоже, платил ей взаимностью, и само собой разумелось, что со временем они обвенчаются.

Куинси, этот экзотический полукровка, никогда не занимал девушку. Во-первых, он был старше ее на девять лет, почти другое поколение! – а во-вторых, казался чересчур серьезным. С ним было неинтересно. Когда юная Жанетта испытывала на нем свое полудетское кокетство, он смотрел на нес с непонятной тоской и чем-то еще, что она не отваживалась назвать страстью и чего втайне побаивалась. Как-то незаметно она стала избегать Куинси, он тоже не навязывал ей своего общества, и, в конце концов, они вовсе перестали видеться.

После смерти барона и баронессы поместье перешло к законному наследнику. Куинси уехал сразу после похорон, объяснив это тем, что в «Сангуине» его теперь ничто не держит, а так как именно он обычно занимался делами поместья, все пошло наперекосяк. Жан-Клод так растерялся и испугался, что поначалу был даже рад, когда Ален де Виньи выиграл у него «Сангуин» в карты во время одной из дружеских пирушек.

Бедняжка Жан-Клод! Не его вина, что де Виньи оказался таким жадным пройдохой! Он всегда хотел заполучить соседние владения и, играя в карты, мошенничал без зазрения совести.

Вспомнив графа, Жанетта содрогнулась. Ален де Виньи мечтал заполучить не только «Сангуин». Он смотрел на нее похотливым взглядом, от которого по ее телу пробегали мурашки. Когда отчим дал согласие на брак, девушка возненавидела его, зная, что им движет обыкновенная корысть. Если соединить все три поместья – «Верден», «Сангуин» и «Бон-Темп», то получилось бы громадное земельное владение, предмет мечтаний любого дворянина. Что значили в сравнении с этим желания падчерицы, к тому же нелюбимой?

На все мольбы Жанетты отчим отвечал, что Ален де Виньи считается блестящей партией и что ей должен льстить его выбор. Когда девушка возражала, что графу уже тридцать восемь, что он слишком стар для нее, отчим уверял, что это совершенно не важно, так как граф находится в самом расцвете сил. А ей были глубоко безразличны его внешность, титул и богатство. Она любила другого.

Когда-то Жанетта дала Жан-Клоду слово, что будет ждать, сколько понадобится, пока он восстановит свои права на «Сангуин». И она держала слово, отвечая отказом на все предложения, пока отчим без ее ведома не устроил ее брак с графом де Виньи. После оглашения помолвки стало ясно – она должна бежать из этого дома. И Жанетта сбежала, даже не переодевшись после бала, устроенного в честь обручения, в том самом голубом атласном платье, что стало предметом восхищения приглашенных. Бегство не было запланировано и получилось как-то само собой, когда жених спустился с невестой в розарий, чтобы воспользоваться теми пока еще немногими правами, что давала ему помолвка: оставаться с ней наедине, обнимать и целовать ее. Во что все это вылилось, не хотелось и вспоминать. Граф буквально набросился на Жанетту. Он, запустив руки ей за корсаж, начал грубо, жадно мять ее груди и, тяжело дыша, посвящать в непристойные подробности того, что будет делать с ней после венчания. Ужас и отвращение придали ей сил. Она вонзила каблук в ногу жениха и укрылась в своей спальне, куда ему пока еще доступ был закрыт, а потом и вовсе покинула «Верлен».

Жанетта не собиралась лить слезы, не хотела жалеть себя, зная, что этим делу не поможешь. Она уже совершила первый шаг к свободе, оставалось разыскать Жан-Клода и обвенчаться с ним наперекор всему. Ведь не зря говорят, что любовь побеждает все преграды!

Ободренная этим, она поклялась быть сильной, во что бы то ни стало добраться до тетки и попросить помощи.

Глава 2

Экипаж прокатился по узким мощеным улочкам Марселя, сперва пробравшись между высокими строениями театрального квартала, потом вверх по рю Канар – к городскому лому графини де Жиро, непритязательному зданию из серого камня, зажатому между двумя точно такими же домами.

Сердце Жанетты учащенно забилось, когда она оперлась ни руку Жоржа, готовая сойти на мостовую. Пока кучер стучал в дверь, она нервно оправляла юбки и теребила край шали. Наконец дверь распахнулась. На пороге стояла, неодобрительно глядя Жанетту, экономка в черном. Она отступила и сторону, позволяя гостье войти в холл, потом сделала приглашающий жест в сторону малой гостиной и оставила ее одну. Жанетта не успела составить даже самого общего впечатления о комнате, когда ее негромко окликнули по имени. В дверях стояла дама, моложавая на вид, одетая по последней моде и тяжелую парчу и тщательно причесанная.

– Тетя Гретхен! – воскликнула девушка, сразу ее узнав. Она бросилась тетке на шею и ощутила, как полные мягкие руки прижимают ее к надушенной груди.

– Малышка! Как ты хороша! Так и лучишься свежестью юности! Ах, ты просто живой портрет моей дорогой, безвременно ушедшей сестры!

– А вы, тетушка, ничуть не изменились.

– Надо признать, годы обошлись со мной милостиво… но возраст не обманешь, он ощущается, даже если и не виден. Однако объясни мне причину такого внезапного визита! Надеюсь, дома все в порядке? Я слышала о твоей помолвке с графом де Виньи. Похоже, ты сделаешь хорошую партию.

– Нет, тетушка; все далеко не в порядке! – возразила Жанетта, заливаясь слезами.

– Дорогая, дорогая! Присядь сюда, я распоряжусь насчет чаю. Все покажется тебе пустяками, когда ты немного подкрепишься.

Глядя на заплаканное лицо племянницы, Гретхен покачала головой и дернула шнурок звонка.

– Принеси нам чаю и булочек, Берта, – сказала она экономке, а когда та скрылась за дверью, снова повернулась к девушке.

– Увы, тетя Гретхен, мне нужно подкрепить не силы, а решимость, – сказала Жанетта со вздохом.

– Ах, сердечные дела! Можешь полностью на меня рассчитывать, дорогая. Возможно, я сумею помочь. Расскажи все с самого начала.

Девушка так и поступила. По мере того как перед Гретхен разворачивалась история растерянности/негодования и, наконец, отчаяния племянницы, на ее выразительном лице отражалась поочередно тень этих эмоций.

– Теперь вы видите, тетушка, что у меня не было другого выхода? Я должна была бежать! Кроме вас, мне не к кому обратиться. Прощу вас, помогите мне разыскать Жан-Клода!

Гретхен печально покачала головой и начала было что-то говорить, но замолчала, пережидая, пока экономка расставит на столе все необходимое для чаепития. Когда они снова остались наедине, Жанетта разлила чай и протянула чашку тетке.

– Не представляю, чем я могла бы тебе помочь, моя дорогая, – сказала Гретхен. – Это вовсе не значит, что я не хочу, но что могу я, одинокая, слабая женщина, там, где переплетены интересы таких влиятельных людей, как твой отчим и жених? Не забывай, что о твоей помолвке с графом де Виньи объявлено публично!

Девушка рассеянно сделала глоток, не замечая изысканного вкуса напитка. Аппетит у нее пропал окончательно.

– Да, но что же мне делать?! – взмолилась она.

– А вот это уже моя забота! – раздался от дверей громкий разгневанный голос.

Гостиная сразу показалась крохотной, беззащитной, как и обе сидящие в ней женщины. Жанетта испуганно вскрикнула. Ее отчим, Эдуард де Лафайет, и Ален де Виньи плечом к плечу стояли на пороге. Оба отличались красивой внешностью, но сейчас лица их были искажены гневом и странным, зловещим образом походили друг на друга. Мужчины одновременно шагнули в комнату, и девушка бросила на тетку затравленный взгляд. Эдуард свирепо глянул на нее, приказывая молчать.

– Значит, ты здесь! Так я и думал!

– А что в этом особенного? – Гретхен с деланным недоумением пожала плечами. – Жанетта решила нанести мне визит, только и всего.

– Вы всегда в первую очередь остаетесь безупречной хозяйкой! – воскликнул Эдуард с едкой иронией.

– Не могу выразить, как я рада вас видеть! – проигнорировав Эдуарда, сказала Гретхен графу де Виньи.

Тот ответил легким поклоном и вновь обратил на Жанетту рассерженный взгляд. Однако Гретхен не так-то легко было сбить с толку.

– Не желаете ли присесть? Чай только что подан, возможно, вы оба…

– Мы явились сюда не ради чаепития, мадам! – отрезал Эдуард. – Оставьте ваши манеры для светских раутов! Жанетта немедленно отправится с нами домой!

– Понимаю… – протянула Гретхен, и ее большие голубые глаза заволокла печаль. – Вы явились сюда, чтобы устроить скандал?

– Что?! – вскричал Эдуард.

Ален де Виньи окинул тетку своей невесты испытующим взглядом. Графиня умела злословить, когда ее к тому вынуждали, а он меньше всего желал, чтобы предстоящий брак сопровождался скандалом.

– По-вашему, в Марселе еще неизвестно о прибытии в город Жанетты де Лафайет? – невозмутимо продолжала Гретхен. – Тогда объясните, почему следом за ней в мой дом ворвались ее отчим и жених и увезли с собой, не дав даже отдохнуть с дороги? Кое-кому может показаться, что речь идет о насилии! Что скажет на это марсельская знать?

Ответом ей были два взгляда, полных бессильного гнева. Ничего не поделаешь – Гретхен была права. Ни один из мужчин не желал запятнать свое имя.

– Зато все найдут вполне естественным, что накануне венчания Жанетта нанесла визит своей близкой родственнице. В конце концов, надо же сделать покупки! И уж тем более нет ничего странного в том, что ее вызвались сопровождать заботливый отчим и любящий жених.

Мужчины с мрачным недоверчивым видом прислушивались к словам Гретхен.

– Мне кажется, господа, что единственный способ пресечь сплетни – это погостить немного в Марселе. Разумеется, приличия не позволяют графу де Виньи остаться на ночь в моем доме, но с утра – милости прошу! Вы ведь не бросите его одного, Эдуард?

Жанетта едва удержалась от облегченного вздоха. Дело было сделано – отказ означал бы скандал.

– Уж не знаю, как вам это удается, Гретхен, но все и всегда выходит по-вашему, – кисло заметил де Лафайет. – Я и сам не сумел бы лучше обернуть эту неловкую ситуацию на пользу нам всем. Что скажете, Ален?

– На редкость мудрый план, графиня, – сказал тот, галантно склоняя голову сначала в сторону Гретхен, а потом Жанетты. – Уверен, что моя дорогая невеста получит удовольствие от общения с вами. Ну, а у меня в Марселе есть небольшое дело. Во время прогулки с Жанеттой я загляну по нужному адресу.

– Ну, вот видите, как славно все устроилось! – воскликнула Гретхен, всплескивая руками. – Никто не останется внакладе.

Желая закрепить успех, Жанетта одарила отчима и жениха простодушным взглядом и виновато улыбнулась.

– Я бы ни за что не стала своевольничать, если бы знала, что рассержу вас. Но мне так хотелось повидать тетушку! Вообразите мой ужас, когда вы вошли! Теперь я знаю, что такое «метать громы и молнии».

– Нам следовало уделять тебе больше внимания, дорогая, – медоточиво произнес Эдуард, решив подыграть ей и тем самым сохранить лицо. – Ты ведь тоже не на шутку перепугала нас с Аленом. Что мы должны были думать о твоем внезапном исчезновении? Впрочем, что ни случается, все к лучшему! Теперь у нас есть возможность приготовить тебе подобающее приданое. Об этом позаботится Гретхен, но предупреждаю, что вам придется начать покупки немедленно, времени до венчания остается не так уж много.

Ален слушал его с непроницаемым видом, но в душе поклялся, что не простит Жанетте ни ушибленной ноги, ни уязвленного самолюбия. Маленькая негодяйка заплатит за свою выходку! Он счел своим долгом внести лепту во взаимные расшаркивания:

– Полагаю, нам с Эдуардом следует извиниться. Даже искреннее беспокойство за судьбу Жанетты не оправдывает плохих манер. Графиня, обещаю впредь не являться к вам незваным гостем.

– Ах, какие мелочи! – беспечно отмахнулась Гретхен. – Ваш поступок всего лишь доказывает, что вы принимаете в Жанетте большое участие. Однако она совсем измучена, бедняжка. Я сама ее уложу. Прошу прощения за то, что вот так покидаю вас, господа, но уверена, вы все понимаете. Вам ведь еще нужно устроиться на ночь и отужинать.

Эдуард не стал спорить. Он рассеянно пожелал племяннице приятных сновидений и демонстративно повернулся к Гретхен, давая понять, что уступает место жениху: Ален не замедлил заключить Жанетту в объятия.

– Не воображай, что тебе удалось меня одурачить! – прошептал он ей на ухо. – На этот раз я пошел у тебя на поводу, но не думай, что так будет и впредь. Скоро ты станешь принадлежать мне телом и душой, так что научись уважать своего, супруга и господина. Даже не надейся, что сможешь связать свою жизнь с другим!

Жанетта мысленно собралась с силами, зная, что ритуал прощания неизбежен. Помолвка давала Алену право на поцелуй, и пришлось вынести жадное, ищущее прикосновение его губ. Когда он отступил, взгляды их встретились, и девушка прочла в его глазах откровенное желание. Ей не удалось сдержать дрожь отвращения. К счастью, вмешался Эдуард.

– Нам пора! – произнес он нетерпеливо. – Завтра весь день будем в вашем распоряжении.

Когда на дверь с легким скрежетом опустился тяжелый засов, Гретхен торжествующе расхохоталась. Жанетта присоединилась к ней, хотя голос ее и дрожал.

– Ты была великолепна, тетя Гретхен! – воскликнула она, обнимая тетку.

– Будем считать это первым ходом в нашей игре, дорогая. Ты заметила, что эти двое совершили серьезную ошибку?

– Какую, тетушка?

– Они даже не упомянули об экипаже! Ты ведь приехала в фамильной карете, не так ли?

Они обменялись заговорщическими взглядами.

– Если возникнет нужда в деньгах, продай карету. Надеюсь, кучер – человек верный?

– Вполне.

– Это упрощает дело. Я отошлю его к одной моей подруге. У нее просторная конюшня, и укрыть там экипаж с лошадьми не составит труда. Кучера она пристроит. В этом случае ты исчезнешь без следа.

– Как чудесно! – Жанетта захлопала в ладоши.

– Нам нужно многое обсудить, ведь не каждый день невеста убегает от жениха! Но это позже. Сначала ты примешь теплую ванну и как следует выспишься. Ты должна восстановить силы, моя дорогая.

Гретхен проводила племянницу наверх, в заднюю часть дома. Спальня оказалась уютной, с окнами на внутренний дворик и розарий. Приняв душистую ванну, Жанетта улеглась в постель и провалилась в глубокий сон.

Посреди ночи Жанетта вдруг проснулась и долго не могла сообразить, где находится. Наконец память вернулась к ней. Неужели ночь ее бегства еще не кончилась? Не может быть! Наверное, она проспала целый день! Она уселась в постели, подтянула колени к подбородку и начала размышлять над своим положением. Усталости как не бывало, отчаяние уступило место надежде. Вот уже много месяцев Жанетта не чувствовала такой радостной приподнятости, уверенная, что ее мудрая тетка непременно измыслит какой-нибудь хитроумный план спасения.

В животе громко заурчало. Ну конечно, она ведь столько времени не ела!

Девушка бесшумно выбралась из постели и взяла с ночного столика подсвечник со свечой. Ночной холод успел просочиться в спальню, и ей пришлось набросить легкий теткин халат. Надеясь найти на кухне что-нибудь съестное, Жанетта бесшумно спустилась по лестнице.

В очаге еще тлели угли – похоже, это было самое теплое место в доме. Заварив себе чаю и отыскав на полке печенье, она уселась на продавленный стул и принялась за еду. Она не спешила покинуть уютную кухню и заворожено наблюдала за игрой язычков пламени на углях, мало-помалу впадая в дремоту. Из приятного транса ее вывел резкий звук, очень похожий на стук камешка о стекло. Жанетта испуганно выпрямилась на стуле. Почему-то ей вспомнился незнакомец с постоялого двора.

– Как странно… – пробормотала она смущенно. – Кажется, мое воображение тоже сбилось с пути истинного!

Новый звук донесся до нее. Это были легкое постукивание и шорохи, словно кто-то пытался открыть окно и проникнуть в дом. Подстегнутая страхом, девушка бросилась было вверх по лестнице, собираясь укрыться в спальне, но на площадке заколебалась, прикидывая возможность перехватить вора.

Некоторое время ничего не происходило. Приободрившись, Жанетта на цыпочках спустилась вниз и укрылась в темном углу холла, старательно напрягая слух. Дом был объят тишиной. Кто бы ни был незваный гость, он или удалился, или уже был внутри. Она не могла решить, стоит ли поднимать тревогу, потому что все ее страхи могли оказаться игрой воображения. Она повернулась, чтобы уйти. И в этот момент из-за ближайшей двери раздался приглушенный голос тети Гретхен:

– Тебе померещилось!

Жанетта едва не вскрикнула от неожиданности. Итак, это не вор, а тайный ночной гость! И гость этот наделен настолько острым слухом, что ее осторожные движения были им услышаны!

Она приросла к месту из страха быть обнаруженной, зная, что не сможет дать правдоподобного объяснения своему присутствию в холле в столь поздний час. Надо было ей потерпеть до завтрака! Подумаешь, в животе заурчало!

– Можешь считать меня чрезмерно осторожным, но бдительность – лучшее средство сохранить голову на плечах, – ответил мужской голос.

– Что ж, это верно.

– Ты зря посылала за мной, Гретхен. Я раньше твоего узнал о ее бегстве. Жорж – хороший парень.

Сердце Жанетты громко забилось – они говорили о ней! Она даже испугалась, что стук могут расслышать в комнате.

– Моя племянница не имеет отношения к твоим делам.

– Никто не скажет, что имеет отношение, а что нет, В данный момент любая соломинка может нарушить равновесие. Ей здесь не место. Отошли ее!

– Назад к жениху? Ты этого хочешь? Ответ прозвучал после долгого молчания, и был так тих, что Жанетта едва уловила его.

– Нет… но я опасаюсь за ее судьбу. В Марселе сейчас небезопасно. Не забывай, что она принадлежит к знати.

– Она еще и моя племянница! Ее не тронут.

– Как твоя племянница, она может ввязаться во что не следует. Никто – слышишь, никто! – не должен нам помешать!

– До политики ей нет дела, да она в ней и не разбирается. Она провинциалка. Впрочем, дорогой, ты и сам это прекрасно знаешь.

– Провинциалка – еще не значит дурочка, – возразил гость громче и с большим напором. – Кстати, ты так и не сказала, зачем она здесь.

Новая пауза тянулась так долго, что девушка уже начала терять терпение.

– Она сбежала из дому, – наконец ответила Гретхен очень мягко. – Что бы избежать брака с графом де Виньи.

– Это что – шутка? – воскликнул гость в полный голос. – Кто поверит в эту чепуху? Я хочу знать правду, Гретхен! Итак, зачем она здесь?

– Если не хочешь, можешь не верить, все равно мне больше нечего тебе сказать. Я лишь повторяю ее слова – она не желает выходить замуж за де Виньи!

– В таком случае она убежала ради Жан-Клода.

– Да, – помолчав, подтвердила Гретхен.

– Ей не откажешь в верности.

– Она думает, что влюблена.

– Ну разумеется, как же иначе! – Голос изменился, стал насмешливым. – Что ж, хоть мне это и не по душе, кто я такой, чтобы мешать их любви! Чему быть, того не миновать. Ты говоришь, она не имеет представления о том, что здесь заваривается? Марсельцы волнуются, и чем дальше, тем сильнее. Королю Людовику не стоило отдавать их на откуп своему интенданту. Никогда еще ненависть к знати и двору не была так сильна. А теперь посуди сама, место ли здесь наивной девчонке, которая не знает, да и не желает знать, что народ живет на грани голодной смерти!

– Но, дорогой, она еще молода и неопытна! Юности свойственна тяга к любви, а не к борьбе за правое дело. К тому же она понятия не имеет, как тяжело порой достается кусок хлеба. Откуда ей знать, что дети падают от голодных обмороков и умирают прямо на улице, в то время как разжиревшие аристократы катят мимо в золоченых каретах. Думаю ей следует обрисовать положение в стране.

– Знаю, что ты права, знаю! Я просто не хочу подвергать ее опасности, – произнес гость с неожиданным теплом в голосе.

Жанетта ощутила эту перемену с такой остротой, словно это было легкое, ласковое прикосновение. Образ человека со шрамом вновь всплыл в ее памяти. Но ведь это никак не может быть он! Почему же она, так упорно о нем думает?

Из комнаты донеслись какие-то звуки и шорохи, и она догадалась, что ночной гость покидает дом. Нужно было спасаться бегством, иначе тетка могла наткнуться на нее в холле.

Через считанные секунды Жанетта снова была в постели и, притаившись под толстым стеганым одеялом, вспоминала подслушанный разговор.

Почему этот человек говорил о ней, как о наивной провинциалке, понятия не имеющей о том, что творится вокруг? Она изучала историю Франции и разбирается в политике! Она знает о существовании в стране различных политических партий, правда, лишь в общих чертах, потому что об этом не пишут. Но главное, она имеет исчерпывающее представление о правящей династии.

Она знает и о голоде – приходилось раздавать крестьянам еду, нередко наперекор запретам отчима.

Она умеет за себя постоять, и нечего относиться к ней как к беспомощному птенчику, выпавшему из гнезда!

Жанетта вперила в ночную тьму за окном сердитый взгляд! Спать не хотелось. Кто он был, этот тайный гость тети Гретхен? Был ли это человек с постоялого двора – черноглазый и черноволосый, со шрамом на щеке? Если так, у него к тому же приятный голос, низкий и рокочущий, просто бархатный…

Она вздохнула и устроилась поудобнее. Утром она всем покажет, на что способна!

Глава 3

Куинси Жерар спрыгнул с подоконника и быстро огляделся, чтобы убедиться в отсутствии нежеланных свидетелей его визита в дом графини де Жиро. Выпрямляясь, он поморщился: напряжение не оставляло его с той самой минуты, как он узнал о намерении Жанетты погостить у тетки, и постепенно начинало сказываться легкой ноющей болью в плечах и спине.

Почему из всех городов Франции она выбрала именно Марсель? Простодушная глупышка, сердито думал Куинси, но втайне рукоплескал ее храбрости. До сих пор она старательно играла роль примерной падчерицы да вздыхала по Жан-Клоду. Никто не подозревал, что глубоко внутри ее натуры скрывалась совсем иная женщина – сильная, чувственная, отважная. Куинси угадывал это сердцем.

Что ж, он найдет способ уберечь ее в предстоящей заварухе, даже если достанется она не ему, а брату. Куинси нервно потер шрам на щеке, представляя себе, как Жан-Клод касается нежной белой кожи Жанетты и как она с готовностью открывает ему тайны своего тела. Одна мысль об этом приводила его в бешенство, и он с трудом переключился на более насущные дела.

Его лошадь была спрятана в темном переулке, в нескольких кварталах от рю Канар. Уверенно и неторопливо, как человек, хорошо знакомый с городом, Куинси шагал по ночным улицам. Вскоре он уже был в седле.

Пока черный жеребец нес его сквозь ночь, Куинси перебирал в памяти встречу с Жанеттой на постоялом дворе, куда судьба так неожиданно занесла ее. Она казалась такой неприступной, такой изысканно прекрасной даже в этом захудалом заведении! Увидев ее, он поначалу решил, что ошибся, но нет, это была она, Жанетта де Лафайет! Если бы не титаническое усилие воли, он заговорил бы с ней, а заговорив – не сумел бы удержаться, чтобы не схватить ее в объятия, не осыпать поцелуями и не забрать с собой. Всего этого нельзя было допустить, а потому пришлось довольствоваться созерцанием. Но и это уже был своего рода праздник. Как расцвела ее красота! И сколько еще обещала!

Тогда Куинси сделал все, чтобы Жанетта без приключений добралась до Марселя, но теперь ее безопасность превращалась в серьезную проблему. У него было много других, не менее важных дел, и все же нельзя было допустить, чтобы любимая попала в беду.

Куинси улыбнулся, сверкнув в темноте белыми зубами. Он вспомнил о последней вылазке Лиса. Она увенчалась таким ошеломляющим успехом, что разбойникам даже пришлось затаиться, пока городской интендант не отменил чрезвычайное положение.

Операция была отработана до мелочей. За городом устроили празднество с балом, на который собралась чуть ли не вся окрестная знать. Уже под утро увешанные драгоценностями аристократы начали разъезжаться по домам. Лис разделил своих людей на шесть групп по пять человек и расставил вдоль дороги на Марсель там, где цепочка карет должна была сбавить ход. Нападение было совершено быстро и обошлось почти без выстрелов. Не было ни убитых, ни даже раненых, а добыча превосходила то, что обычно удавалось награбить за целый месяц. Разумеется, поднялся шум, и никогда еще за голову Лиса не сулили такой высокой награды. Впрочем, благородный разбойник ничуть не тревожился. Недаром он повсюду имел своих осведомителей.

Куинси знал – крестьяне всегда были готовы помочь как Лису, так и его второму «я», Куинси Жерару, вожаку местной якобинской партии. Жорж, кучер Жанетты, примкнул к партии и вызвался быть связным между Куинси и графиней де Жиро. Он называл себя патриотом, и как будто искренне, но Куинси пока не торопился ему доверять. Он знал только одно испытание на верность – участие в деле. Правда, Жанетта считала Жоржа добрым малым, да и помощь его была весьма ко времени, и все же…

А пока Гретхен вверила судьбу кучера своей патриотически настроенной подруге. Там он должен был смешаться с толпой слуг и ждать известий, не вызывая подозрений. Гретхен следовало соблюдать осторожность: немало важных сведений поступало к якобинцам именно через нее.

Жеребец всхрапнул и прибавил шагу, чувствуя, что они близки к цели. Это вернуло Куинси к действительности. Он ласково потрепал коня по холке и повернул к двухэтажному дому, комнаты в котором сдавались внаем. В одном из окон верхнего этажа виднелся свет: это Иветта дожидалась его возвращения.

Переступив порог, Куинси поймал взгляд блеклых глаз седого, прикованного к креслу старика – мужа Иветты. Тот приветствовал его судорожным кивком и повел рукой в сторону стула перед камином, где весело потрескивал огонь. В комнате всегда поддерживалась жара. Куинси с трудом ее переносил, но старик все равно не мог как следует согреться. Стул предназначался для Иветты, и Куинси опасливо устроил на хрупком сиденье свое могучее тело.

– Как самочувствие? – спросил он хозяина, сожалея, что не может вернуть старику ни его молодость, ни жену.

– Как всегда, дружище, как всегда!

– Есть новые жильцы?

– Один. Мне он показался щеголем. – Никто пока не выезжал?

– Да как будто нет. Об этом, новом, порасспроси Иветту. Как прошло собрание?

– Якобинцы жаждут действия. Если каждый сделает все, что в его силах, мы победим.

– Каждый! Я, например, уже ни на что не годен!

– Какой вздор, мой друг! – с упреком произнес хрипловатый женский голос, и в комнату, покачивая бедрами, вплыла Иветта. – От тебя больше толку, чем кое от кого из молодежи. Что бы я делала без тебя, ума не приложу!

Мутный взгляд старика поспешно обращался к жене, в нем появилось что-то одновременно беспомощное и жадное. Беззубый рот растянула улыбка.

– Пришел Куинси, дорогая. Ты должна непременно рассказать ему о новом жильце.

– Как скажешь, мой друг, как скажешь. Но ты должен нести здесь дозор, пока я буду посвящать Куинси в подробности – там, наверху, в тайной комнате. Смотри, не смыкай глаз до рассвета!

– Как всегда, любовь моя!

– А говоришь, от тебя никакого толку! Да если бы не ты, нас давно заподозрили бы в заговоре и казнили! – Иветта наклонилась, коснулась губами покрытого морщинами лба мужа и потянула Куинси за руку к двери. – Ладно, мы пойдем займемся политикой, а ты сторожи.

Она вышла первой, и Куинси последовал за ней. Он не мог ничего исправить, к тому же тяжеловатые формы зрелого тела Иветты не оставляли его равнодушным. Эта женщина знала, как ублажить мужчину, и делала это хорошо.

В коридоре второго этажа, стараясь не поднимать шума, они прошли до самой дальней комнаты. Куинси закрыл за собой дверь, и Иветта, быстро повернувшись, прижалась к нему всем телом, обняла руками за шею и начала тереться бедрами о его бедра. Все тревоги вылетели у Куинси из головы под этим страстным натиском. Казалось, Иветта была постоянно возбуждена, постоянно готова принять мужчину.

Шрам на щеке Куинси потемнел, он не сводил с Иветты глаз, пока она распускала густые темные волосы, каскадом рассыпавшиеся до самых бедер. Глаза у нее тоже были темные, под тяжелыми, всегда чуть опущенными, словно в томлении, веками, и она редко носила под платьем белье. Вот и теперь, когда оно соскользнуло к ногам, взгляду открылась оливково-смуглая кожа, тугие груди с крупными сосками и густая поросль волос между бедер.

Куинси быстро сбросил одежду и привлек к себе это созданное для плотских утех тело. Но стоило ему закрыть глаза, как он увидел перед собой другое лицо, с глазами цвета аметиста, обрамленное короной пронизанных солнцем золотисто-рыжих волос. Физическое влечение, которое Куинси испытывал к Иветте, не могло вытеснить из его сердца любовь, и потому в момент наивысшего наслаждения он выкрикнул имя той, которую желал не только телом, но всем своим существом.

– Кто она? – возмущенно спросила Иветта несколько минут спустя, когда они уже лежали рядом на смятых простынях. – Кто эта женщина?

– О чем ты говоришь? – искренне удивился Куинси.

– Кто эта Жанетта?!

Он скрипнул зубами. Что он еще выболтал в пылу страсти?

– Не понимаю, о чем ты, – сказал он сердито.

– Я слышала! Ты произнес другое имя – не мое! Так не пойдет, миленький мой! Раз уж я твоя любовница, значит, здесь должно звучать только мое имя!

– А ты – ты разве ни разу не обмолвилась? Когда ты называла меня именами тех, с кем уже делила эту постель, разве я упрекал тебя?

– Подумаешь! – Иветта надула губы. – Тебе не на что обижаться, ведь эти имена ничего для меня не значат, чего не скажешь про эту твою Жанетту. Кто она? Что у тебя с ней было?

Куинси начал одеваться. Иветта схватила его за руки, пытаясь удержать.

– Ты что, вот так просто уйдешь от меня, как будто я продажная девка? Не смей! Отвечай, кто эта женщина!

Он молча отстранил ее руки и продолжал натягивать одежду.

– Ну хорошо, хорошо! – воскликнула Иветта другим, молящим тоном. – Я не стану выпытывать. Но скажи хотя бы, в чем дело! Я что же, рассердила тебя? Или сегодняшнее собрание прошло не так, как ожидалось? Ты сам на себя не похож!

– Расскажи мне лучше про нового жильца, – сказал Куинси, пропуская се вопросы мимо ушей.

– Ах, вот оно что! – обрадовалась Иветта. – Ты просто приревновал, миленький, верно? О, это красавчик, и к тому же из благородных! Но не бойся, ты ведь знаешь, как як тебе отношусь. Ну и если на то пошло, ты якобинец, а он аристократ.

– Имя?

– Он не назвался, но если нужно, я могу глаз с него не спускать.

– Я уверен, ты уже приступила к этому и без моих указаний, – заметил Куинси с ухмылкой.

– И как только у тебя язык повернулся! – упрекнула Иветта, снова надув губы. – Мне нужен только ты, ты один, потому что… словом, мой старичок ведь не заживется на этом свете. Когда якобинцы завладеют Марселем, уж мы с тобой…

Куинси закрыл ей рот поцелуем, обрывая этот поток бездушной чепухи. Иветта обхватила его за талию и сплела руки на пояснице, крепко притянув к себе.

– Скоро рассвет, – сказал он, решительно высвобождаясь. – Мне пора.

– Ты еще ни разу не остался со мной на всю ночь ни разу! Но такая ночь настанет. Настанет и день, когда мы соединимся навеки.

– Возможно, дорогая, возможно, – произнес он тихо, не желая обижать ее. – И в самом деле, не спускай с нового жильца глаз. Кто знает, может, он здесь неспроста. Может кто-то пронюхал, что вы с мужем сочувствуете якобинцам то может плохо кончиться.

– Подумаешь! – отмахнулась Иветта. – Если это случится то ты меня освободишь. Ну же, поцелуй меня на пропиши, и погорячее, чтобы хватило до новой встречи.

Куинси мысленно усмехнулся, зная, что это всего лишь, предлог, чтобы хоть ненадолго удержать его. Каждым раз она прибегала к одному и тому же трюку. Тем не менее он прильнул к губам Иветты и прижал к себе ее ненасытное тело. И опять забыл обо всем. Его тело всегда реагировало на нее, и ему пришлось сделать усилие, чтобы руки разжались, а ноги шагнули назад. Иветта качнулась к нему, но Куинси легким толчком опрокинул ее на постель.

– До встречи, – бросил он через плечо и вышел.

Внизу старик дремал у гаснущего камина, время от времени роняя голову на впалую грудь. Куинси проскользнул мимо него к двери и вскоре уже снова был в седле.

Быстро удаляясь в ночь, он с горечью думал о том, что на этот раз испытанное средство не помогло. Встреча с Иветтой не рассеяла его тревогу и не облегчила физическое напряжение. К тому же он по-прежнему желал женщину.

Единственную женщину.

Жанетту.

Глава 4

На другое утро Жанетту разбудили густой аромат кофе и запах свежеиспеченных булочек. Тетка собственноручно принесла наверх завтрак и поставила поднос на изящный столик у окна, откуда открывался чудесный вид на ухоженный сад.

– Доброе утро, тетя Гретхен! – весело приветствовала ее Жанетта.

Ей не терпелось начать новый день. Умывшись, она с аппетитом принялась за завтрак.

– Выспалась, моя дорогая?

– О, вполне!

Вспомнив события прошедшей ночи, Жанетта смутилась и склонилась к тарелке, чтобы скрыть румянец, проступивший у нее на щеках. Тетка ни в коем случае не должна заподозрить, что она их подслушивала!

– Вот и хорошо, что выспалась, потому что сегодня тебе нужно выглядеть как можно лучше. Маркиз де Бомон явится с визитом!

– Глаза Жанетты округлились от удивления: это имя считалось символом богатства и могущества.

– С визитом к вам?

– Он желает видеть тебя.

– Но как это возможно?!

– Насколько мне известно, он знаком с твоим отчимом и женихом и к тому же слышал о твоем приезде. Разумеется, это будет всего лишь визит вежливости, но маркиз – человек весьма влиятельный. Не исключено, что удастся прибегнуть к его помощи.

– Вы полагаете, ему следует все рассказать?

– Посмотрим. Не нужно забивать этим свою хорошенькую головку прямо сейчас, дорогая. Для начала подкрепись, потом оденься как можно элегантнее. Берта утюжит твое голубое платье. А я пока подумаю, как нам следует держаться.

– Я буду во всем слушаться вас.

– Я пришлю горничную наполнить ванну.

– Не знаю, как вас и благодарить, тетушка!

Жанетта задумчиво поднесла к губам чашку. Предстоящий визит не то чтобы пугал, но слегка беспокоил ее. В провинции вполне допускалось одеваться без затей, а волосы закручивать в простой узел на затылке изысканные прически и вычурные наряды плохо сочетались с деревенской жизнью. Здесь все было иначе, и Жанетта честно старалась не ударить в грязь лицом. Еще вчера будущее казалось таким ясным: разыскать Жан-Клода и обвенчаться с ним. Теперь же она поняла, что не все так просто, особенно если учесть связь Гретхен с оппозицией. Правда, она верила, что тетка поможет ей, но кто знает, какой оборот примут события?

Жанетта рассеянно ответила на стук в дверь. Вошла Берта с ворохом нижних юбок в одной руке и голубым бальным платьем в другой. За ней два лакея тащили медную ванну на ножках. Горничная в несколько заходов наполнила ее горячей водой. Жанетта охотно посидела бы в ванне подольше, но Берта все время торопила ее из страха не успеть к приезду маркиза.

Бальное платье было отутюжено на совесть и выглядело безупречно. На вызов парикмахера не оставалось времени, поэтому Берта собственноручно уложила густые длинные волосы Жанетты в простую, но изящную прическу. В таком виде она выглядела именно так, как и задумала Гретхен: милой деревенской простушкой.

Оглядев ее, экономка с удовлетворением кивнула и поспешила открыть дверь для хозяйки. Гретхен казалась необычно взволнованной.

– Он уже здесь! – воскликнула она. – Надеюсь, моя дорогая, ты сумеешь без запинки отыграть в этой маленькой пьесе. Помни, ты неискушенная провинциалка! Те двое передали маркизу мою версию случившегося, и он поверил. Пусть верит и дальше до тех пор, пока не наступит время сказать правду. Всегда лучше приберечь важный козырь напоследок, чем сразу открыть все карты. Поверь, в этом я разбираюсь!

– Я всецело полагаюсь на вас, – пробормотала девушка, начиная нервничать.

Пока они спускались в парадную гостиную, ее нервозность усилилась, и даже Гретхен выглядела озабоченной, словно ее подавляло могущество высокого гостя. Если он настолько влиятелен, думала Жанетта, стараясь приободриться, и если согласится удостоить ее своей поддержки, то будет не так уж сложно послать весточку Жан-Клоду. Она решила пустить в ход все обаяние и склонить Маркиза на свою сторону.

– Маркиз де Бомон! – воскликнула Гретхен, вплывая в гостиную. – Для меня подлинное счастье видеть вас в своем доме! Позвольте представить мою племянницу, Жанетту де Лафайет.

– Очень рад, мадемуазель, – сдержанно произнес гость, невысокий и хрупкий, с седыми волосами мужчина, склоняясь к руке девушки.

– Дорогая, перед тобой маркиз де Бомон – один из самых достойных людей Марселя.

– Ваша тетушка мне немилосердно льстит, – благодушно возразил маркиз. – Перед вами измученный заботами старик, так сделайте одолжение, развлеките его немного своим милым щебетом!

– Буду рада развлечь вас, месье, – сказала Жанетта кротко.

Все трое удобно расположились в креслах, причем маркиз как бы случайно устроился спиной к окну, чтобы лица женщин были хорошо освещены, а его же оставалось в тени.

– Жанетта, – начал он, – могу я называть вас просто Жанеттой, дитя мое?

– Как вам будет угодно, месье.

– Итак, Жанетта, марсельская знать в моем лице приветствует вас, вашего отчима и жениха в нашем прекрасном городе. Брак, который может спаять воедино три обширных поместья, безусловно, очень важен, и я рад, что вы нашли время посетить Марсель перед этим знаменательным событием. Моя семья мечтает с вами познакомиться, а жена даже вызвалась устроить в вашу честь, мадемуазель, большой бал. Там вы войдете в наш круг.

– Ваша жена – просто ангел! – воскликнула Жанетта, опуская взор как бы в смущении.

Воображение, пришпоренное открывшимися возможностями, понеслось вскачь: если Жан-Клод в Марселе, он непременно будет на балу!

– Маркиза и в самом деле ангел, но, поверьте, еще и себе на уме, – улыбнулся де Бомон. – Она обожает давать балы по любому поводу, так что не вы у нее в долгу, а так сказать, она у вас. Ах, чуть не забыл! Моя дочь Лоретта просила передать вам свое «добро пожаловать».

– Я не знаю, что и сказать… я смущена… – пробормотала девушка, хлопая ресницами.

– Просто поблагодари за все нашего гостя, – вмешалась сияющая Гретхен, надежды которой вполне оправдались. – Месье, передайте маркизе мои заверения в совершеннейшем почтении.

– Непременно передам, – рассеянно произнес маркиз, блуждая оценивающим взглядом по лицу и фигуре Жанетты. – Ваша племянница украсит собой любое празднество.

Девушка робко вскинула ресницы, зарделась и снова опустила взгляд на сложенные на коленях руки, при этом изо всех сил стараясь не переиграть. Шанс найти Жан-Клода всецело зависел от де Бомона, и поэтому никак нельзя было вызвать у него подозрение.

– Итак, увидимся через три дня.

– Три! – вырвалось у Гретхен, которая надеялась устроить все скорее.

– Знаю, знаю! Это слишком короткий срок для подготовки к балу, – засмеялся де Бомон. – Маркиза тоже предпочла бы иметь в своем распоряжении не менее недели, но граф де Виньи ни в какую не желает откладывать венчание, а значит, придется поспешить. – Он поднялся. – Как ни приятно проводить время в кругу прекрасных дам, мне пора. Приглашения будут вам доставлены.

Когда роскошная карета с гербами катилась по брусчатке мостовой к городскому особняку де Бомонов, красивому зданию с вычурным названием «Прибежище Авроры», на губах маркиза играла удовлетворенная улыбка. Он нашел то, что искал, – неискушенную провинциалку и к тому же красавицу. Жанетте де Лафайет была уготована роль пешки в жестокой игре.

Алмаз не ограненный, думал маркиз, заранее предвкушая, как воспользуется этой вовремя подвернувшейся простушкой. Да-да, алмаз… а вернее, аметист, если он правильно определил цвет ее глаз в те короткие мгновения, когда они не были потуплены. Она словно безмолвно умоляла: манипулируйте мной все, кому не лень! И он не останется глух к этой просьбе.

Дома маркиз сразу прошел в свой кабинет, налил себе коньяку и удобно расположился в глубоком мягком кресле среди привычных взгляду любимых безделушек, каждая из которых обошлась в солидную сумму. Даже книги на полках были по большей части редкими изданиями. В такой обстановке хорошо думалось. В данный момент де Бомона занимали Жанетта де Лафайет и возможности, которые сулило ее появление в Марселе. Живописуя себе торжество над интендантом, он язвительно улыбнулся.

В этот момент дверь без стука отворилась, впустив в кабинет молодого человека с аристократической внешностью. Голубой костюм и белокурые локоны превосходно подчеркивали голубизну его глаз, как всегда спокойных и холодных.

Маркиз молча ждал, пока гость первым подаст голос. Втайне он не доверял Жан-Клоду д'Арси, но считал его идеальным подручным для сомнительных дел: изворотливым, бесчувственным, неутомимым, изобретательным и преданным. То была преданность сродни собачьей – преданность, порожденная безвыходным положением и, в сущности, страхом перед голодной смертью. «Кто наполняет миску, тот и отдает команды», – не раз думал де Бомон.

– Выпьешь со мной? – спросил он, когда стало ясно, что тишина так и не будет нарушена.

Жан-Клод кивнул, налил себе коньяку, залпом выпил и налил снова.

– Сядь! – приказал маркиз, раздраженный таким пренебрежением к превосходному напитку.

Молодой человек повиновался. Естественная грация его движений только усилила раздражение де Бомона: этот мальчишка как будто вообще не способен раскраснеться или вспотеть! Воплощенный аристократ!

– Помнишь наш разговор насчет Куинси Жерара? – Светлые глаза Жан-Клода сверкнули.

– Я потребовал полного отчета, вплоть до самых незначительных мелочей. Что он делает, с кем встречается и прочее.

– Помню, – произнес Жан-Клод хорошо поставленным голосом.

– И ты упомянул в связи с этим имя Жанетты де Лафайет.

– Красотка, – констатировал Жан-Клод с холодной улыбкой. – Похожа на спелую ягодку. Протяни руку – сама упадет на ладонь. А что, вы ее видели?

– Она здесь, в Марселе. Остановилась у графини де Жиро, своей тетки по матери.

– Это мне известно.

– Как, по-твоему, что ей здесь нужно? Неужели и впрямь приданое, как утверждает ее отчим?

– Возможно… впрочем, сомневаюсь.

– Хм… – Де Бомон помолчал. – В моих интересах, чтобы она оставалась здесь как можно дольше.

– Как можно дольше? – переспросил Жан-Клод, изящно приподнимая светлую бровь. – Но зачем? О! Кажется, понимаю. Куинси Жерар! Мне это начинает нравиться!

– Нужно выкрасть прелестную мадемуазель, – продолжал маркиз со злорадным смешком.

– Выкрасть?

– Вот именно. Твой братец не слишком рвется помочь мне покончить с Лисом, а дело не ждет. Мне надоели отговорки! Он станет податливее, когда в наших руках окажется дорогая ему особа. Из страха, что ей причинят вред, он забегает раз в десять быстрее, чем теперь.

– Хороший план, – задумчиво заметил Жан-Клод. – У Куинси нет слабых сторон, но, как каждый смертный, он имеет свою ахиллесову пяту – в данном случае это слабость к Жанетте. Чтобы выручить ее, он продаст душу дьяволу.

Он засмеялся. Это был до того холодный, жестокий смех, что маркиз, и сам чуждый сантиментов, поежился.

– Похищение состоится вскоре после бала, на который ты явишься, чтобы подогреть в мадемуазель де Лафайет прежние чувства.

– За этим дело не станет, – хмыкнул Жан-Клод, обожавший такого рода задания.

– Надо проделать все так, чтобы нас не коснулась даже тень подозрения. Вину свалим на Лиса, и могу ручаться, что все с готовностью поверят нам. Интересно, любит ли она тебя до сих пор?

– Можете не сомневаться – любит. Жанетта тошнотворно верна.

– Тем лучше. Значит, она не испортит нам все дело.

– Скорее – поможет.

– Превосходно! План похищения разработаешь сам, главное, чтобы оно состоялось. Я облегчу тебе задачу, пригласив мадемуазель погостить у нас в доме.

– Не пройдет и недели, как Лис будет у нас в руках. Куинси заплатит его головой за свободу Жанетты.

– Тогда я тебя больше не задерживаю. Накануне похищения изложишь мне свой план.

Жан-Клод кивнул и вышел. В «Прибежище Авроры» он занимал несколько роскошно обставленных комнат, но вместо того чтобы пройти к себе, проскользнул по боковой лестнице и постучал в хорошо ему известную дверь.

Открыла совсем юная девушка, почти девочка. Она была прехорошенькая и обещала в будущем стать красавицей, но пока еще окончательно не сформировалась. В синих глазах при виде Жан-Клода вспыхнуло обожание.

– Ты здесь! – воскликнула она с восторгом. – А где отец?

– В кабинете. Позволь мне войти на минутку, Лоретта. Надеюсь, ты одна?

Она кивнула с заговорщическим видом, пропуская его в комнату.

Прикрыв за собой дверь, Жан-Клод обнял Лоретту, и она потянулась к нему трогательным детским движением. Он чуть было не поддался искушению поцеловать ее по-настоящему, как юную и милую женщину, в которую она обещала превратиться, но вовремя опомнился и лишь коснулся ее губ в невинном поцелуе. Уже сейчас с ней можно было неплохо позабавиться, но Жан-Клод не собирался рисковать. Не в его это было интересах.

Размышляя над этим, он не заметил морщинку недовольства, на миг прочертившую гладкий лоб Лоретты после его скромной ласки.

– Присядь, – сказал он с нарочитой озабоченностью. Лоретта с готовностью подчинилась и ждала его слов с нетерпением и надеждой.

– Я только что говорил с твоим отцом.

– Правда? – Девочка вскочила и схватилась за сердце, подражая, должно быть, героине какого-нибудь романа. – Ты просил у него моей руки?

– Садись же! – нетерпеливо приказал он. – Как я мог? Тебе всего четырнадцать. Для замужества слишком рано, тем более речь идет о безземельном дворянине.

– Но ведь папа тебе покровительствует, – возразила Лоретта, с неосознанным кокетством складывая губы бантиком. – Он позволил тебе жить у нас в доме!

– Это так, но… – начал Жан-Клод и умолк, думая, что маркиз ни за что не поступил бы так, если бы хоть на миг заподозрил его интерес к дочери.

– А если папа узнает, что я… – девочка запнулась, не сразу решившись выговорить запретные слова, – что я жду ребенка?

Жан-Клод был потрясен, внезапно осознав, что слово «девочка» не подходит к этому быстро расцветающему созданию. Он решил, что в следующий раз поцелует ее иначе. Лоретта вспыхнула под его оценивающим взглядом.

– И ты пошла бы на это ради брака со мной? – спросил он, чтобы убедиться в ее чувствах.

– Я пошла бы на все, на все на свете ради тебя, любовь моя!

– Ты считаешь это жертвой во имя любви? – усмехнулся Жан-Клод. – Поверь, это не слишком похоже на жертву, когда доходит до дела… Впрочем, мы ведь не хотим поразить твоего отца в самое сердце? – Он улыбнулся самой обаятельной улыбкой, на какую только был способен. – Знаешь, с каждым разом мне все труднее владеть собой, когда мы остаемся наедине.

Лоретта просияла, это было именно то, что она жаждала услышать. Прошла минута, другая. Жан-Клод многозначительно молчал, желая показать, что переполнен чувствами. Это был самый верный путь к сердцу девственницы.

– Я узнал от твоего отца, что вы даете бал в честь Жанетты де Лафайет, – наконец сказал он.

– И что же? – Лоретта впилась в него взглядом.

– Я не видел мадемуазель де Лафайет с детства, но маркиз поручил мне сделать все, чтобы она чувствовала себя здесь как дома.

– В каком смысле? – осведомилась Лоретта, и лицо ее омрачилось. – Насколько «как дома»?

– Ну-ну, моя дорогая, – ласково упрекнул ее Жан-Клод. – Ничего особенного, просто мне придется уделить ей немного внимания – вдруг она растеряется или что-нибудь в этом роде. Она ведь провинциалка, не забывай этого.

– Она хороша собой?

– Не так, как ты, и к тому же гораздо старше.

– Ах, вот как! – Лоретта облегченно засмеялась. – Что ж, если ты обещаешь танцевать только со мной, то я…

– Я бы отдал все на свете, чтобы танцевать целый вечер только с тобой, дорогая, но я слишком многим обязан твоему отцу и не могу пренебречь его просьбой. Ты теперь взрослая и все понимаешь. Я приглашу ее только на один танец.

– Как я жду этого бала!

– Я тоже, но сейчас мне пора.

Жан-Клод мягко отстранил Лоретту и вышел прежде, чем она успела сказать хоть слово.

Он вызвал конюха и потребовал лошадь. Вскоре он уже был в деловой части города, где всегда бурлила жизнь. Там он оставил лошадь на городской конюшне и пошел пешком, стараясь избегать людных улиц. Задняя дверь старинного особняка открылась на его стук, и, пройдя по коридору, устланному ковровой дорожкой, он предстал перед августейшей персоной, восседавшей за необъятным инкрустированным столом.

– Итак, д'Арси?

Голос был низкий и раскатистый, как отдаленный гром, и принадлежал человеку, унизанному драгоценностями и облаченному в шелк и бархат.

– Соблаговолите выслушать новости насчет Лиса, интендант?

– Значит, маркиз де Бомон не желает уняться? Так-так… и что же это за новости?

– В Марсель прибыла одна молодая особа, некая мадемуазель де Лафайет. Маркиз поручил мне похитить ее и использовать как средство воздействия на Куинси Жерара. Он полагает, что это сделает его сговорчивее.

– А вы как полагаете?

– Согласен с маркизом. Эта девушка много значит для него.

– Занятно. Похищенную отвезете в один пустующий замок на побережье. Пусть Куинси Жерар поскорее узнает, что произошло. Если он попадется на приманку, дайте мне знать. Замок найдете с помощью моего доверенного человека. Все ясно?

– Да, интендант.

– Не забывайте держать меня в курсе. И вот еще что, д'Арси…

– Я слушаю, интендант.

– Успех может принести вам больше, чем просто деньги.

Жан-Клод понял, что аудиенция окончена, и поспешно удалился. В «Прибежище Авроры» он вернулся тем же путем, соблюдая все меры предосторожности. В другое время он дождался бы темноты, но в этот день де Бомон буквально завалил его поручениями.

Понукая лошадь, он размышлял над тем, к кому можно обратиться за помощью в деле похищения молодой женщины.

Глава 5

Накрахмаленные нижние юбки едва слышно шелестели, когда Жанетта де Лафайет в голубом бальном платье спускалась по лестнице в доме своей тетки. Ее декольте украшало чудесное бриллиантовое ожерелье, подарок Алена (за него пришлось заплатить поцелуем, о котором не хотелось вспоминать), с крупным аметистом, покоившимся в ложбинке между грудей. Такие же серьги покачивались в ушах, ловя отблеск свечей и сверкая, как звезды в ясном небе. На пальце красовался обручальный перстень.

Меньше всего Жанетте хотелось вешать на себя драгоценности, оплаченные из кошелька графа де Виньи, но это само собой разумелось после помолвки, и она не желала осложнять ситуацию спорами по этому поводу.

– Дорогая ты выгладишь потрясающе! – воскликнула Гретхен, взяв ее за руку и увлекая к малой гостиной, где их ждали мужчины. – Тебя единодушно изберут царицей бала – если только сумеют оценить по достоинству. Ты не поверишь, но среди аристократии немало людей весьма и весьма недалеких!

И Гретхен начала злословить о гостях, их портных и парикмахерах, даже об их чистильщиках обуви, но заметила, что Жанетта занята своими мыслями и не слышит ни слова.

– Ты нервничаешь, малышка? – спросила она, пристально посмотрев на девушку.

– Пожалуй, нет, тетя Гретхен, – ответила та с виноватой улыбкой. – Просто мне неловко за все эти хлопоты.

– Тебе совершенно ни к чему винить себя, дорогая. Благодаря тебе у меня есть возможность появиться в новом платье. Уже полмесяца как сшито и ни разу не опробовано!

Жанетта охотно засмеялась шутке и окинула взглядом тетку. Фасон зеленого бального платья Гретхен скрадывал ее полноту и в то же время подчеркивал богатство форм. Локоны парика ниспадали на роскошные обнаженные плечи, придавая ей поистине королевское величие. Гретхен воспользовалась случаем, чтобы надеть чуть ли не половину фамильных драгоценностей.

– Положение обязывает, – пожав плечами, сказала она, Заметив взгляд племянницы. – Здесь все иначе, чем в провинции, где хорошо расти на свободе, но скучно прожить всю жизнь. Ты уже не ребенок, дорогая, и должна следовать условностям, принятым среди аристократов.

Эти слова озадачили девушку. Тетка прикидывалась лояльной к правящему классу, но зачем? Все три дня до бала Жанетта пыталась вызвать ее на разговор о якобинцах, но Гретхен упорно сводила все к нарядам и прическам, так что, в конце концов, пришлось отступиться. Мало-помалу девушка затосковала по своему дому, ей даже приснилось, что она возвращается к мирной деревенской жизни. Однако путь назад лежал через брак с Аленом де Виньи. Так или иначе, тетка была права: она уже не ребенок, нужно что-то делать со своей жизнью.

Короткая поездка до особняка де Бомонов оставила очень неприятное впечатление, так как Ален всю дорогу тискал руку Жанетты. День ото дня он становился все более напористым и бесцеремонным. Эдуард и Гретхен, сидя напротив, делали вид, что ничего не замечают. Наконец впереди замаячило «Прибежище Авроры».

– Жанетта, – сказал Ален серьезно, – бал дается в твою честь, но не забывай, что я твой жених. Пусть это будет ясно всем и каждому. Ты ведь постараешься, не правда ли?

– Хорошо, я буду носить вывеску, – ответила девушка с едким сарказмом.

– Я бы не возражал, – усмехнулся Ален. – Запомни, что я ревнив, и не советую давать мне повода к недовольству.

Жанетта повела плечами и отвернулась к окошку. Супруг и господин, скажите на милость! Скорее небеса рухнут на землю, чем он ее получит!

Особняк де Бомонов находился в черте города и при этом как бы на отшибе, поскольку располагался на небольшом лесистом холме. Это было трехэтажное здание из светлого камня, в лунном свете обретавшее собственный, живой и дышащий отблеск.

Маркиз лично вышел поприветствовать почетных гостей. Он был в военной форме, которая ему очень шла. По праву хозяина дома и к досаде Алена, он взял Жанетту за руку и повел в зал.

– Жена и дочь ждут не дождутся быть вам представленными, – сказал он ей на ухо.

За распахнутыми двойными дверями открылся бальный зал, увидев который Жанетта ахнула. Все пространство его, за исключением рядов стульев у стен, представляло собой навощенный мозаичный паркет несказанной красоты, роскошные хрустальные люстры заливали зал светом, а под ними двигались в контрдансе разодетые дамы и кавалеры.

Маркиз представил почетных гостей своей жене и дочери. Маркиза Диаманта де Бомон оказалась приветливой миниатюрной женщиной. Она ловко вовлекла Гретхен и Алена в общий разговор, состоявший преимущественно из любезностей и светских сплетен. Пользуясь тем, что внимание ее спутников занято, Жанетта отошла в сторону все еще не в силах опомниться от первого впечатления. Ей и не снилось подобное великолепие. Ощутив за спиной чье-то присутствие, она повернулась.

– Жан-Клод!

Тот ответил ей ласковой улыбкой. Это казалось сказкой, сном! Жанетта робко протянула руку, словно желая убедиться в реальности этого дивного видения. Жан-Клод взял ее руку и сделал шаг к ней. Его голубые глаза словно вобрали ее всю целиком.

– Жан-Клод… – повторила девушка шепотом, ей казалось, что он сейчас исчезнет.

Его улыбка стала шире, блеснули ровные белые зубы. Голубые глаза потеплели.

– Жанетта, я хотел…

– Ба! Не бывший ли это барон де Сангуин? – громко произнес насмешливый голос у них за спиной.

То был, разумеется, Ален. Подойдя, он жестом собственника привлек Жанетту к себе.

– Ален де Виньи! – сказал Жан-Клод, чопорно поклонившись. – Мои поздравления.

– Благодарю, – ответил Ален все тем же насмешливым тоном и сильнее прижал к себе невесту. – Не правда ли, Жанетта осчастливит того, кому достанется?

Девушка испытала сильнейшее искушение снова вонзить ему в ногу каблук и вырваться из его объятий, но это означало бы публичную сцену, скандал, поэтому она лишь устремила на Жан-Клода умоляющий взгляд, надеясь, что он останется с ней. Однако он отвернулся к Лоретте.

– Сколько раз повторять, что ты моя? – прошипел Ален. – Или ты хочешь выяснить, как долго можно испытывать мое терпение?

– Но ведь это друг детства! – сказала Жанетта, не в силах отвести глаз от Жан-Клода, увлекавшего юную дочь маркиза в круг танцующих.

– Это все равно! – отрезал Ален и рывком повернул ее к себе, больно сдавив руку железными пальцами. – Запомни…

Он не договорил – подошла Гретхен с какими-то незначительными новостями и под этим предлогом увлекла девушку в сторону.

– Вы объяснились? – спросила она вполголоса, подразумевая Жан-Клода.

– Не было времени.

– Ничего, еще успеете. Я как-нибудь это устрою. – Она оглянулась и громко сказала: – А вот и маркиз! Без сомнения, он желает представить тебя гостям.

– Если я сейчас же этого не сделаю, все от меня отвернутся! – воскликнул де Бомон с обычной своей любезностью, и окружающие дружно засмеялись.

Пользуясь правом хозяина дома, он предложил Жанетте руку и повел ее по залу, знакомя с теми, кого, как он выразился, считал достойными этой чести. Он не преминул намекнуть, что находит Алена де Виньи не самой лучшей партией для нее и она заслуживает большего. Об Эдуарде он тоже отозвался с пренебрежением.

По мере того как процедура знакомства продолжалась, Жанетта стала казаться себе чистокровной кобылой на аукционе. Она не нуждалась в комплиментах, драгоценности оттягивали шею, как цепи узника, и ей хотелось покинуть бал рука об руку с любимым. Она чувствовала, что не создана для подобной жизни.

– Прежде мне не приходилось быть свидетелем такого успеха дебютантки, – говорил маркиз. – Кавалеры выстраиваются в очередь, чтобы потанцевать с вами!

– Уверена, что здесь никто и в подметки не годится вам, маркиз, – ответила девушка, не желая оставаться в долгу.

Де Бомон тотчас повел ее в круг танцующих и встал в позу с ловкостью молодого повесы. Последующие несколько минут Жанетта должным образом улыбалась, двигалась, поводила веером, но из-под ресниц все время обводила взглядом зал в поисках Жан-Клода. С каждым новым танцем кавалеры ее менялись – казалось, им не будет конца. И только тот, с кем она по-настоящему желала танцевать, ни разу даже не попытался се пригласить. Он мелькал в толпе танцующих, по к Жанетте не приближался. Ее недоумение развеялось, когда она поймала мрачный, полный неодобрения взгляд Алена.

Как же дать знать Жан-Клоду, что она его по-прежнему любит? Ведь он, конечно, считает, что между ними все кончено! Им нужно поговорить, объясниться. Когда он узнает, как обстоит дело, он заберет ее из дома Гретхен, и они обвенчаются в первой же церкви. Да-да, так и будет!

Приняв решение, девушка облегченно вздохнула, и бал пошел своим чередом. Казалось, судьба решила сменить гнев на милость, потому что некоторое время спустя Жан-Клод наконец пригласил Жанетту на танец. Она забыла, обо всем, перестала обращать внимание на окружающих, желая, чтобы упоительные минуты не кончались, и не сразу заметила, что ее увлекают все ближе к дверям в сад. Когда они оказались у самых дверей, Жан-Клод сделал пируэт и ловко выскользнул наружу, по-прежнему держа ее в объятиях. Через несколько мгновений они стояли в тени деревьев.

Музыка и голоса еле доносились сюда, и это создавало иллюзию полного уединения. Жан-Клод привлек Жанетту к себе, пылко и нетерпеливо, и она затрепетала от счастья. Сердце ее забилось, как птичка в клетке.

– Жанетта, моя Жанетта! – прошептал Жан-Клод, склоняясь к ее губам.

Однако с первого же мгновения девушка ощутила укол тревоги. Что-то было не так. Поцелуи, которые она хранила в памяти с тех полудетских лет, были невинно-сладостными. Этот был совсем иным – требовательным, ищущим и равнодушным – и напомнил ей поцелуи Алена.

Нет! Невозможно! Ведь сейчас она в объятиях любимого! Но в сознании крутилось: Ален… Жан-Клод… Ален… Жан-Клод… – словно это было одно и то же лицо.

Внезапно Жанетту схватили за плечи, грубо вырвали из объятий и отшвырнули в сторону. Она ударилась затылком о дерево, вскрикнула от боли и упала на выпирающие из-под земли корни, а когда поднялась, Ален как раз впечатывал в челюсть Жан-Клоду свой громадный кулак. Девушка бросилась бежать. Ален поймал ее, обхватил за талию и стиснул так, что у нее затрещали ребра. Она забилась, пытаясь вцепиться ему в глаза. Тогда он влепил ей пощечину, не спуская при этом взгляда с противника.

– Да успокойся ты! – прикрикнул он. Потрясенная, девушка замерла. Жан-Клод все видел и, конечно, не стерпит!

Тот поднялся, пошатываясь и прикрывая разбитый рот.

– Прошу простить мою дерзость, месье. Я перешел границы приличия. Жанетта, приношу свои извинения.

– Да ты трус, приятель! – хмыкнул Ален, остывая. – Я бы предпочел дуэль.

Жан-Клод кипел от ярости, он с трудом сдерживался, чтобы не нанести ответный удар. Но публичный скандал, дуэль – все это было не в его духе, тем более что в этом случае жених и невеста наверняка покинули бы Марсель. Он утешал себя тем, что удар не останется неотомщенным, что граф де Виньи жестоко о нем пожалеет.

– Поскольку я извинился, дуэль ни к чему, – сказал он примирительно, поклонился и ушел.

Жанетта смотрела ему вслед, вне себя от изумления. Вот так просто извиниться, словно за мелкий промах, уйти и уступить ее Алену без борьбы? И он даже не попытался защитить ее честь! Как изменился Жан-Клод… Прежде он никогда не выказывал страха, тем более в присутствии женщины. Помимо прочего, он моложе Алена и уж наверняка не слабее!

Девушка тряхнула головой, стараясь прийти в себя. Ей снова вспомнился поцелуй Жан-Клода. Да, он изменился… все изменилось.

– Ну и что ты теперь думаешь о друге детства, дорогая? – саркастически поинтересовался Ален, склоняясь, к ее лицу.

– Что ты недостоин чистить ему ботинки! – крикнула Жанетта, высвобождаясь и отступая в сторону.

Его лицо побагровело, кулаки сжались, он затрясся от бешенства. Девушка прочла в его взгляде обещание скорой расплаты.

– Иди в дом! – приказал он. – Мы уезжаем!

Глава 6

Карета быстро удалялась от «Убежища Авроры», все тише становился шум бала и все напряженнее тишина в экипаже. Было уже далеко за полночь, спящий город выглядел темным и безлюдным.

Внезапно раздались шум и крики. Карета остановилась, лошади заржали, оси пронзительно заскрежетали. Эдуард сердито закричал на кучера, Ален выглянул наружу, чтобы узнать, в чем дело.

– Не волнуйтесь, дамы и господа, вам ничто не угрожает, – послышался из темноты негромкий, но властный голос – Просто оставайтесь на своих местах.

Дверца хлопнула Алена по лицу, и он от неожиданности плюхнулся на сиденье. Послышалось щелканье кнута, упряжка рванула с места. Жанетта испуганно ахнула.

– Только не нужно так нервничать, дорогая. – Гретхен потрепала ее по колену. – Тут уж ничего не поделаешь. Знать то и дело грабят, и чем дальше, тем чаше. Если подчиниться, обойдется без насилии.

– Мы еще посмотрим, кому больше достанется! – рявкнул Эдуард гневно. – Чтобы грабили кого-то из рода Варлен!

– Сохраняйте спокойствие, Эдуард, – рассудительно заметила Гретхен.

– Какое, к дьяволу, спокойствие! – возмутился Ален.

Жанетта молчала. Ей вспомнились Лис и ходившие о нем слухи. Должно быть, это он на них напал. Вскоре карета снова остановилась.

– Прошу всех выйти, – скомандовал тот же голос. – Ведите себя спокойно и не делайте резких движений. Я гарантирую вам безопасность.

– Вот видите, – сказала Гретхен. – Не будьте глупцом, Эдуард, и выполняйте приказ! Мы безоружны.

Кипя от гнева, мужчины тем не менее помогли дамам спуститься на землю. Все четверо выстроились в ряд вдоль кареты. Лампа кучера, не горела, вокруг царила тьма, но похоже было, что они все еще в городе, в каком-то переулке. С трудом можно было разглядеть разбойников. Они были вооружены до зубов. В стороне виднелся темный силуэт всадника.

– Дамы и господа, вас приветствует Лис, – донесся его спокойный, уверенный голос.

Жанетта едва сумела подавить восклицание. Так это и в самом деле знаменитый разбойник, гроза марсельской знати! Она остро пожалела, что не может его как следует разглядеть.

– Дайте мне оружие, и я отвечу на ваше приветствие! – процедил Эдуард.

– Я здесь не для того, чтобы с вами драться, я лишь хочу немного облегчить ваши кошельки.

Ален сжал кулаки и шагнул вперед. – На вашем месте я бы поостерегся, – сказал Лис. – Вас пристрелят.

– Я требую сатисфакции! – крикнул Ален, свирепо сверкая глазами.

Ответом был издевательский смех.

– Итак, ваши деньги и драгоценности, да поживее! А дамами я займусь сам.

Сердце Жанетты громко забилось. Лис отлично держался в седле, и ей Бог знает почему отчаянно хотелось заглянуть под его черную шелковую маску. Он спешился одним ловким движением – просто соскользнул с седла – и предстал перед ними.

Это был высокий, мощного сложения человек. Маска скрывала большую часть его лица, но вблизи можно было разглядеть губы, на которых играла беспечная улыбка. Жанетта почувствовала, что не может отвести от него взгляда. Словно ощутив ее интерес, Лис улыбнулся еще шире, показав зубы настолько белые, что казалось, они принадлежали молодому, полному сил волку. Что-то было в этой улыбке что-то, отчего у Жанетты подкосились ноги. Лис поддержал ее, и от этого прикосновения ее бросило в жар. Они стояли, глядя друг на друга, не в силах отвести взгляд. На миг девушка забыла, где находится, и качнулась вперед, как бы предлагая поцеловать, но здравый смысл предостерег ее, и она отпрянула в сторону. Она была смущена, растеряна.

– Страшно неловко, что побеспокоил вас, мадам, мадемуазель, – произнес разбойник, и его голос, странно знакомый, еще больше вывел девушку из равновесия.

– Какая безделица, месье Лис, – возразила Гретхен. – Быть ограбленным такой знаменитостью это скорее везение, чем неудача. Возьмите мои изумруды и бриллианты Жанетты.

– Ни в коем случае, мадам. Я никогда не граблю вдов и сирот.

Девушка изумленно посмотрела на него. Откуда этому человеку известно, что она сирота?

– Возьмите хотя бы перстень! – сказала она, не желая быть объектом жалости разбойника с большой дороги.

– Перстень? – удивился Лис. – Разве он вам не дорог?

– Нет… да… я только…

Жанетта запоздало поняла, что предложила ему обручальный перстень, фамильную драгоценность де Виньи.

Ее замешательство не укрылось от разбойника. Он усмехнулся с таким видом, будто прочел ее мысли. Как он смеет насмехаться над ней! Жанетте пришлось напомнить себе, что разумнее держать себя в руках и не сердить человека, на стороне которого сила. Кто знает… он мог отдать приказ застрелить ее, если она позволит себе возмутиться.

– Дорогая, – вмешалась Гретхен, – оставь драгоценности при себе, раз уж тебе позволено!

Жанетта пожала плечами. Она больше не испытывала раздражения, да и вообще не могла бы проанализировать перепады своего настроения. К тому же взгляд ее тянулся к губам предводителя разбойников. Интересно, как он целуется? Господи, она совсем с ума сошла!

Лис тоже продолжал смотреть на нее проницательным взглядом. Жанетте пришло в голову, что он все время угадывает ее мысли, даже и теперь, и она поспешно отвернулась.

Между тем деньги и украшения Алена и Эдуарда успели перекочевать в карманы разбойников. Лис повернулся к Гретхен.

– Мадам, Скажите вашим спутникам, чтобы вернулись в карету. Вы тоже свободны.

К удивлению Жанетты, ее тетка повиновалась беспрекословно. Когда они остались вдвоем с Лисом, тот опять белозубо улыбнулся.

– Мне пришло в голову, что вы можете выкупить свой перстень, если позволите поцеловать себя, мадемуазель.

– Поцелуй за баснословно дорогой перстень? Вы находите это справедливой сделкой? – заметила девушка неожиданно кокетливо. – Да ведь это просто грабеж!

– Только с моей стороны, мадемуазель, – возразил Лис. – Нет ничего дороже поцелуя красавицы.

Он приблизился в два широких шага и обнял Жанетту за плечи. Она ждала, что он сразу прижмется к ее губам, однако он сначала заглянул ей в глаза. А потом к ее губам прижались горячие, невыразимо чувственные губы. Ничего похожего на поцелуи Алена или Жан-Клода! Этот заключал в себе все: жадность и нежность, пылкость и кротость, он брал и дарил одновременно. С едва слышным стоном Жанетта прильнула к могучей груди разбойника, губы ее приоткрылись, и она ответила на поцелуй с дерзостью, которой в себе не подозревала. Она ощутила дрожь, свою и его, и первый в жизни всплеск желания.

– Жанетта! Где ты?

Голос Алена ворвался в затуманенное сознание и вернул ее с небес на землю. Она поняла, как непростительно забылась, и поспешно отступила.

– Надеюсь, вы удовлетворены, месье, – произнесла она с холодным высокомерием, подчеркнув последнее слово.

Несколько секунд Лис молча смотрел на нее, словно желая запечатлеть в памяти.

– Вполне, мадемуазель, – ответил он с поклоном и вскочил в седло.

Жанетта сделала шаг к карете и едва не упала от неожиданной слабости. Поцелуй потряс ее до глубины души. Ален распахнул для нее дверцу. Поднимаясь с его помощью на подножку, она услышала, как Лис приказывает кучеру ехать своей дорогой. Ей послышались также тихие слова: «Будьте осторожны!» – но она приписала их игре воображения.

– Что произошло? – допытывался Ален, подозрительно глядя на нее. – Что этот негодяй себе позволил?

Она промолчала.

– Я требую ответа!

– Ничего.

– Тогда зачем он задержал тебя?

– На пару слов.

– Он назначил свидание!

– Что? Как ты смеешь говорить такое!

– Мне это тоже пришло в голову, – буркнул Эдуард.

– Это оскорбительно!

– А для меня оскорбительно, что какой-то грабитель с большой дороги позволяет себе вольности с моей невестой! – процедил Ален, больно сжимая ей руку.

– Да успокойтесь вы! – вмешалась Гретхен. – Что за чушь! Этот человек хотел забрать наши драгоценности…

– Но не забрал! Интересно, почему?

– Откуда мне знать! – воскликнула Жанетта, сбрасывая с плеча его руку.

– Мой Бог, какая разница! Никто не пострадал – значит, и говорить не о чем, – рассудительно заметила Гретхен.

– Как это не о чем! – вспылил Эдуард. – Я завтра же подам жалобу интенданту! Пусть этого негодяя вздернут!

Жанетта похолодела от страха.

– Но ведь тетя права, – сказала она, надеясь положить конец тягостной сцене. – Этот человек обошелся с нами мягко. Я страшно устала. Может быть, просто помолчим?

– А я не могу молчать, когда моя честь запятнана! – не унимался ее отчим. – И кем? Каким-то ничтожеством!

– Довольно об этом! – сказала Гретхен.

Эдуард открыл рот, но она подняла ладонь жестом настолько властным, что он умолк, с досадой хмыкнув. Остаток пути мужчины хранили негодующее молчание.

Громкий продолжительный стук в дверь вырвал Жанетту из объятий сна. В сновидениях она снова и снова ощущала на своих губах поцелуи человека в черной шелковой маске, и потому просыпаться ей не хотелось. Накинув пеньюар, она пошла к двери, которую после ссоры в карете заперла на ключ.

– Кто это? Что случилось? – спросила она сонным голосом.

– Это Эдуард. Я хочу немедленно поговорить с тобой, Жанетта!

Девушка озадаченно нахмурилась. Как мог отчим оказаться в доме Гретхен в такое время? А Ален? Он тоже здесь?

– К чему такая спешка? Разве нельзя подождать до утра?

– Нельзя, потому что дело важное! Открывай, иначе я выбью дверь!

Жанетта заколебалась. Зная вспыльчивый характер отчима, она старалась ему не перечить, чтобы не разгневать. Разговор, конечно, должен был пойти об ограблении и нескольких минутах, проведенных ею с Лисом. Что ж, решила она, пусть прочтет свою нотацию и оставит ее в покое.

Когда ключ повернулся в замке, дверь раскрылась так стремительно, что Жанетта едва успела отступить. Первое, что бросилось ей в глаза за дверью, было торжествующее лицо Алена. Стянув пеньюар у горла, Жанетта попыталась захлопнуть дверь, но ее жених быстро выставил ногу в щель. За его спиной оказался Эдуард, а по коридору спешила Гретхен, наспех одетая. Тревога на лице тетки испугала девушку.

– Чем обязана вашему появлению? – спросила она, стараясь не терять самообладания.

– Я пришел осуществить свои права, моя дорогая, – объяснил Ален с похотливой усмешкой.

– У тебя нет пока никаких прав на меня! Мы еще не давали брачного обета!

– Мы помолвлены, милая, а это почти то же самое, что брак. Перед лицом Господа мы муж и жена. Надеюсь, ты не думаешь, что все ждут первой брачной ночи?

– Какое мне дело до других? – воскликнула Жанетта, кутаясь в тонкий пеньюар. – Я намерена ждать!

– А я не намерен! – насмешливо возразил Ален, алчно выпячивая губы.

– Что здесь происходит? – крикнула Гретхен, но в тоне ее было больше испуга, чем твердости.

– Вас, мадам, это не касается! – отмахнулся Эдуард. – Слишком много соблазнов, слишком много свободы – нужно положить этому конец. Когда эти двое станут супругами де факто, между ними наступит мир.

– Да вы оба с ума сошли! – возмутилась Гретхен. – Это насилие! Эдуард, и вы позволите так поступить со своим единственным ребенком?

– Во-первых, Жанетта уже не ребенок, – сказал Эдуард с угрозой, – а во-вторых, она уже не моя. Она помолвлена, я передал ее с рук на руки жениху. Какая разница, когда это случится?

– Вы меня шокируете! Немедленно оставьте мой дом, вы оба!

– Только после того, как Жанетта станет моей!

– Однако!

– Все, хватит! – прикрикнул Эдуард.

Схватив Гретхен за руку, он повлек ее за собой по коридору, втолкнул в ее спальню и запер дверь снаружи. Только теперь Жанетта поняла, насколько серьезно ее положение. Сердце ее захлестнул ледяной ужас.

Когда Эдуард удалился, Ален захлопнул дверь и попытался схватить Жанетту. Она увернулась и бросилась в сторону, решив бороться до последнего. Он не спешил возобновить преследование и стоял у двери, иронично усмехаясь. Девушка вспомнила вечер помолвки и непристойности, которые он нашептывал ей на ухо. В числе прочего она узнала тогда, что Алену нравится сопротивление. Она поняла, что он собирается взять ее силой и это доставит ему огромное наслаждение.

– Я мог бы и дальше лицезреть тебя, но предпочитаю заключить в объятия, – нарушил молчание Ален. – Мне не терпится ощутить твою нежную плоть, видеть твои груди, прильнуть к ним губами…

Это была попытка любовного воркования, но в устах Алена любые слова звучали непристойно, потому что были лишь красивой оболочкой для низменной страсти.

– Перестань! – крикнула Жанетта. – Я не позволю тебе коснуться меня! Я вообще не желаю выходить за тебя замуж! Убирайся!

Он расхохотался. Потом глаза его потемнели, взгляд нарочито медленно прошелся по Жанетте.

– Мне нравится твой пыл…

Ален шагнул вперед. Жанетта отступила. Он быстро вернулся к двери, запер ее и положил ключ в карман.

– Ты не сделаешь этого!

– Моя невинная крошка! Пройдет совсем времени, и ты будешь умолять меня насиловать тебя, потому что это доставит тебе большое наслаждение.

– Я буду ненавидеть тебя! Я уже нанавижутебя!

– А за что скажи на милость? Я долго ждал, ждал бы и дольше, но ты перегнула палку своей строптивостью, Жанетта. Ты созрела для плотских утех, вот и давай предадимся им.

Что-то во взгляде и позе Алена подсказало Жанетте, что сейчас он на нее набросится. Она побежала к окну, хотя и знала, что не сможет спрыгнуть со второго этажа. Ален схватил ее за руки. Он был не столько силен, сколько массивен, и без труда подмял ее под себя, сорвав пеньюар.

– Отпусти меня сейчас же, животное! – крикнула Жанетта, сопротивляясь изо всех сил.

Она лягалась, кусалась, царапалась и в конце концов заставила Алена ослабить хватку. Вырвавшись, она поняла, что ей некуда бежать, негде укрыться. Тогда она забилась в угол за туалетный столик. Ален поднялся – растрепанный, с лихорадочным блеском в глазах – и начал медленно подступать к ней. Спешить было некуда, Жанетта сама себя загнала в ловушку.

Вскоре он уже склонялся над ней, тяжело дыша от предвкушения. Девушка попыталась нырнуть под его протянутую руку, но не сумела и в отчаянии забарабанила кулачками по его груди. Это, казалось, только разжигало его похоть. Наконец Алену наскучила борьба, он схватил Жанетту за руку, потащил к кровати и швырнул на нее, навалившись сверху. Руки его начали шарить по ее телу, едва прикрытому тончайшей сорочкой. Взявшись за ворот, он разорвал ее, и Жанетта предстала перед ним обнаженная.

Девушка пыталась прикрыть наготу, но Ален ухватил ее за оба запястья и сжал их одной рукой у нее над головой.

– Я знал, что хорошо разбираюсь в женщинах…

Жанетта испепелила его взглядом. Страх был забыт, остались ненависть и страстное желание любой ценой избежать насилия.

– Все равно ты станешь моей, – прошептал Ален ей на ухо, тяжело дыша.

Жанетта была прекрасна в гневе: аметистовые глаза потемнели, волосы рыжей гривой разметались по постели, грудь высоко вздымалась.

Не выпуская ее рук, Ален расстегнул штаны и грубым, бесцеремонным движением вошел в ее тело. Его губы, припухшие и мокрые, шарили по Жанетте, сколько могли достать, пока он упоенно насиловал ее.

Когда этот кошмар кончился и Ален, удовлетворенный, перекатился на спину, Жанетта не двинулась с места.

Боль и ярость смешались в ней воедино, слились с горечью от сознания, что все кончено, что она никогда уже не сможет подарить свою девственность любимому человеку.

Глава 7

Проснувшись на следующее утро, Жанетта ощутила боль во всем теле. Ей было трудно даже повернуться на другой бок. К счастью, Ален ночью незаметно удалился, и постель ее оказалась пуста. Зато оставался бессильный гнев, и она яростно сжимала кулаки, заливаясь слезами. То, что она мечтала подарить Жан-Клоду, было беспощадно отнято другим, и при мысли об этом ее охватывало невыразимое отчаяние.

– Ты все растоптал, Ален! – рыдала Жанетта, обняв подушку. – Ты растоптал меня!

Без сомнения, Жан-Клод ожидает найти свою невесту нетронутой. Возьмет ли он ее теперь – обесчещенной? На его месте почти каждый отвернулся бы от нее.

Нет, Жан-Клод все поймет! Он не бросит ее в беде!

Но Жанетта и сама не слишком верила в это. Жан-Клод был воплощением аристократа, дворянина, честь слишком много для него значила, и едва ли он захочет связать судьбу с девушкой, чья невинность досталась другому. И она уже не могла ничего изменить.

Но если Жан-Клод от нее отвернется, что тогда? Кому она нужна? Остается только Ален!

Она снова залилась слезами и забарабанила кулачками по постели. В эти минуты она ненавидела весь мужской пол – ведь это из-за них ее жизнь теперь загублена. Когда слезы иссякли, она еще долго лежала в постели, чувствуя, как сердце ее сковывает ледяной холод.

Нет, за Алена она не выйдет ни за что на свете! Она не покорится насильнику и не поступит по указке отчима, который потворствовал насилию. Если Жан-Клод не примет ее такой, какая она есть, значит, он недостаточно ее любит. Тогда останется только одно – снова обратиться в бегство. Бежать, бежать от всех! Но вопреки предостережениям рассудка сердце верило, что первая любовь преодолеет все преграды, что Жан-Клод окажется выше условностей и с восторгом примет ее в качестве своей супруги.

Потому что иначе незачем жить.

Укрепив свою решимость, Жанетта выбралась из постели и накинула пеньюар. И одежда, и сама она, казалось, несли на себе неистребимый запах мужчины, которого девушка ненавидела так же сильно, как любила Жан-Клода. Нужно было поскорее смыть с себя следы его ненавистных прикосновений.

Жанетта вызвала горничную, приняла ванну и переоделась. В гостиной ее ожидала Гретхен, но ни ласковое объятие тетки, ни слова утешения не сумели растопить глыбу льда, сковавшую ее сердце. Даже лицо ее стало походить на бесстрастную; застывшую маску.

– Нам нужно поговорить, малышка.

Жанетта примостилась на диване, передернувшись от болезненного ощущения между ног.

– Словами делу не поможешь, тетя. Что можно добавить к тому, что я обесчещена Аленом, но не могу стать женой этого негодяя?

Ее голос был пустым и холодным. Гретхен со вздохом протянула ей чашку горячего чаю.

– Порой мужчины поступают жестоко, потому что для них мало значит то, что так важно для нас, женщин. Впрочем, ты права – человек, который надругался над твоим телом, надругается и над твоей душой. Он сведет тебя в могилу, только и всего. Я не допущу этого.

В глазах Жанетты блеснула искра надежды.

– Я не хочу, чтобы вы тоже пострадали, тетя.

– Со мной ничего не случится, дорогая, – отмахнулась та. – Я прожила долгую жизнь и научилась противостоять таким, как эти двое.

– Что же мне делать? Я люблю Жан-Клода и надеюсь, что эта любовь взаимна. Возможно, он возьмет меня в жены и увезет отсюда.

– Возможно, – повторила Гретхен без особой уверенности. – Оставь пока эти мысли. Все всегда кончается хорошо, помни об этом. Твой отчим и жених наверняка теперь уберутся восвояси, и мы составим план, как тебе увидеться с Жан-Клодом, а пока давай прогуляемся в порт и подышим морским воздухом. Тебе сразу станет легче.

Девушка слабо улыбнулась и потупила взгляд. Возможно, ей и впрямь не повредит глоток свежего воздуха.

Вошла экономка и объявила о прибытии барона де Вердена и графа де Бонтемпа. Жанетта выпрямилась и так стиснула чашку, что побелели пальцы. К ее возмущению, Эдуард и Ален сияли улыбками, как будто были весьма довольны собой. Поклонившись дамам, они вручили каждой по красивой коробочке – судя по всему, из ювелирной лавки.

Не поднимая взгляда, Жанетта поставила чашку на блюдце и открыла коробочку. На черном бархате сверкала и переливалась бриллиантовая брошь. Девушка побледнела, как будто ей дали пощечину, – ведь это была плата за отнятую девственность. Она посмотрела на жениха – взгляд ее был так же холоден, как и блеск бриллиантов.

Ален не ожидал такой реакции и растерялся. Жанетта казалась другой, странной. «Неужели она все еще дуется из-за того, что случилось ночью? – подумал он в замешательстве. – Но ведь рано или поздно это должно было случиться, зачем же делать из мухи слона? Я всего лишь взял то, что принадлежит мне по праву!»

– Какая прелесть, – произнесла Жанетта равнодушно, положила коробочку на стол и снова принялась за чай.

С минуту Ален смотрел на нее, не зная, как быть дальше.

– Если тебе не нравится, я могу поменять ее, – пробормотал он нерешительно.

– Эта ничем не хуже другой, – ответила девушка, пожимая плечами.

Мужчины переглянулись, улыбки на их лицах померкли. По дороге они обсудили случившееся и пришли к выводу, что действовали во благо всем. Теперь это уже не казалось таким очевидным.

– Очень мило с вашей стороны, но право же, Эдуард, не стоило беспокоиться, – сказала Гретхен, разглядывая брошь с изумрудами – своими любимыми камнями.

– Это в награду за гостеприимство, – возразил отчим Жанетты. – Нам с Аленом ни к чему дольше оставаться в Марселе – теперь, когда… когда супружеские права осуществлены.

– Разумно, – заметила Гретхен. – Не так ли, Жанетта?

– Весьма разумно, – подтвердила она холодно и спросила, глядя в пространство: – Скоро ли вы намерены отправиться?

Ален сердито посмотрел на нее. Он предпочел бы, чтобы с ее лица исчезло это холодное, презрительное выражение, и не возражал бы стереть его сам, лаской или унижением – не важно. Чего она добивается? Что хочет доказать? Любая другая на ее месте бросилась бы ему на шею!

Что касается Эдуарда, тот был не столько рассержен, сколько озадачен.

– Что ж, в таком случае нам пора, – обиженно произнес Ален.

– Прощай! – произнесла Жанетта сквозь зубы.

– Разве ты не проводишь меня до дверей?

Он надеялся поцеловать ее. Воспоминания о прошедшей ночи сводили его с ума.

– Для этого существует, прислуга, – сказала девушка, Глядя в свою пустую чашку.

– По-моему, тебе не помешает хорошая трепка! – вспылил Эдуард.

– Прощайте оба! – был короткий ответ.

Отчим покачал головой, кивнул Гретхен и направился к двери. Алену ничего не оставалось, как последовать за ним.

Женщины молчали, пока с улицы не донесся шум отъезжающей кареты. Оставшись одни, они посмотрели друг на друга и улыбнулись.

– Итак, на прогулку к морю! – воскликнула Гретхен. – Будем наслаждаться чудесным днем!

Она послала горничную за накидками и зонтиками, и вскоре открытый экипаж графини де Жиро катил вниз по улице к набережной. В этой части города дома были выстроены довольно скученно и поражали унылым однообразием, однако Жанетта с удовольствием разглядывала сидевших в каретах, открытых экипажах и наемных повозках.

– Тетя Гретхен, – спросила она, – Почему марсельская знать живет в таких унылых домах? Здесь нет хорошего архитектора?

– Здесь не то что в Париже, дорогая. Там каждый старается перещеголять соседа, выставляя напоказ свое богатство. Мы не так вульгарны.

– Хотелось бы мне повидать Париж…

– Зачем он тебе? После Марселя там умрешь со скуки! Жанетта подавила улыбку: при всем своем благоразумии марсельцы о многом имели предвзятое мнение.

По мере того как экипаж спускался из жилых кварталов к центру, улицы становились все грязнее, суета лихорадочнее, а люди бесцеремоннее.

– Марсель многообразен, – заметила Гретхен, глядя по сторонам. – До сих пор ты видела, как живут люди обеспеченные, городская элита. Сейчас перед тобой деловые кварталы. Здесь расположены рынок, магазины, лавки, конторы, Склады и, конечно, порт. Немного дальше начнутся кварталы бедноты. И все это вместе взятое составляет Марсель.

– Вы мне все это покажете?

– Не сегодня, дорогая. На первый раз хватит и порта.

Впрочем, посмотрим.

– Порт, без сомнения, прекрасен! Гретхен засмеялась:

– Прекрасно побережье, но никак не порт. Его можно назвать разве что впечатляющим.

Наконец экипаж оказался у подножия холмов, на которых был выстроен город. За очередным поворотом глазам Жанетты открылась панорама гавани, от которой у нее захватило дух.

На сверкающей глади Средиземного моря, уходящей к далекому горизонту, виднелись десятки, сотни судов всех видов, форм и размеров. Некоторые из них, подняв паруса, рассекали безбрежный аквамариновый простор. Даже ветер тут был другим, он приносил запах рыбы, смолы, корабельных снастей, пота портовых грузчиков. Этот густой запах бил в ноздри, наполнял легкие – он не был зловонным, он воплощал в себе пульс жизни людей, ежеминутно занятых борьбой за выживание. И это биение жизни, эта непрестанная волнующая пульсация задела чувствительную струнку в душе Жанетты, и она вдруг подумала: вот где ее место! Эта кипящая активность не имела ничего общего с заплесневелым, косным существованием людей вроде Эдуарда и Алена. Экипаж приближался к порту.

– Как все это чудесно! – не удержалась Жанетта. – Ведь правда, тетушка?

– Для меня – да, но я в некотором роде исключение, – ответила Гретхен с улыбкой. – Не многие видят красоту, разве что изнанку жизни порта.

И в самом деле, многое из того, что попадалось на глаза, можно было смело отнести к изнанке жизни. Эта часть Марселя славилась обилием доступных женщин и пьяных драк. Над гаванью господствовал голый, без единого деревца холм, со стороны моря сплошь застроенный наспех сколоченными хибарами. Жанетта отметила, что кучер подхлестнул лошадей, стремясь как можно скорее миновать этот район.

Девушку настолько заворожили суда, стоявшие на якоре, что она не заметила всадника, который быстро их нагонял, пока Гретхен украдкой не толкнула ее локтем.

– Смотри-ка, дорогая, мы уже не одни! Обернувшись, Жанетта едва не выронила зонтик: перед ней был Жан-Клод верхом на великолепной гнедой кобыле. Он восседал в седле с достоинством наследного принца.

– Мои приветствия, мадам, мадемуазель, – произнес он с галантным поклоном.

– Рада снова тебя видеть, Жан-Клод, – сдержанно ответила Жанетта, покручивая ручку зонтика.

– Что привело вас в порт? – вежливо осведомилась Гретхен; она знала цену этому щеголю, поскольку давно уже навела о нем справки.

Она бы охотно открыла Жанетте глаза, но не находила в себе решимости, видя ее откровенное обожание. Женщина мудрая, Гретхен хорошо знала, что любят не за достоинства, а вопреки недостаткам, и опасалась, что Жанетта может лишь еще сильнее увлечься этим прохиндеем.

– Я вас разыскивал, – объяснил молодой аристократ с улыбкой; от которой девушка радостно вспыхнула. – Маркиз де Бомон жаждет предоставить свое гостеприимство мадемуазель де Лафайет до того дня, пока она не решит покинуть Марсель. Жанетта, меня послали передать тебе приглашение погостить в «Прибежище Авроры». Экономка сказала, где искать вас обеих.

– Это большая честь! – воскликнула несколько удивленная Гретхен. – Без сомнения, ты примешь приглашение?

Жанетта заколебалась, в доме тетки она чувствовала себя в полной безопасности. Однако ведь и Жан-Клод пользовался гостеприимством маркиза! Лучшей возможности поговорить с ним наедине нельзя было и придумать.

– Передай маркизу, что я согласна.

– Это его порадует… а меня тем более! Если это удобно, за тобой и твоими вещами приедут завтра утром.

Гретхен кивнула.

– Значит, решено… – Жан-Клод жестом фокусника извлек из-под плаща алую розу и протянул Жанетте. – До завтра, дорогая!

Он пришпорил кобылу и вскоре затерялся в толпе. Жанетта поднесла розу к губам и улыбнулась.

Глава 8

Маркиз встретил Жанетту на ступенях особняка, проводил к жене и дочери и оставил с ними.

– Присаживайтесь и составьте нам компанию, – радушно обратилась к ней маркиза.

Жанетта устроилась на шелковой козетке, и Лоретта налила всем чаю. Ее движения отличались детской угловатостью, фигура только начала формироваться, но даже сейчас было очевидно, что однажды это милое дитя станет настоящей красавицей.

– До нас дошел слух, что после бала на вашу карету напали разбойники! – нетерпеливо обратилась она к Жанетте. – А Лис тоже там был?

Девушка улыбнулась, вспомнив поцелуй главаря разбойников.

– Один из них был верхом и в маске. Он назвался Лисом.

– И что же, он был настолько красив, как утверждают? – не унималась Лоретта.

– Было слишком темно, но женская интуиция говорит мне, что он и в самом деле красив.

– Вот видишь, мама! Я так и думала! Ах, как я мечтаю быть ограбленной этим человеком! И как я завидую вам, Жанетта! Ваша жизнь так интересна по сравнению с моей. Папа требует, чтобы за мной постоянно присматривали!

– Мой жених и отчим вряд ли согласятся с вами, – засмеялась Жанетта. – Они были в ярости и держались так вызывающе, что вполне могли пострадать. Хотя Лис и не причинил нам вреда, он опасен, весьма опасен.

В памяти возникли черные, горящие как угли глаза. «Да, он опасен, – подумала Жанетта, – но в каком смысле?»

Лоретта беспечно отмахнулась. Предостережение гостьи лишь разожгло ее интерес к загадочному разбойнику. Говорили, что один взгляд на Лиса лишает женщин воли. При всей своей безумной любви к Жан-Клоду она ничуть не возражала бы встретиться с Лисом лицом к лицу. К тому же ее вполне устраивало, что Жанетта как будто находила этого изгоя привлекательным. Значит, аристократы вроде Жан-Клода ее не особенно интересуют. Впрочем, что взять с провинциалки!

Лоретта подавила улыбку. Впервые со дня бала она почувствовала облегчение. В ту ночь она не сводила взгляда с Жан-Клода и видела, как он увлек гостью в сад. Это видел и граф де Виньи. Когда он поспешно проследовал в том же направлении, вид у него был угрожающий. Она мечтала стать свидетельницей скандала, но Жанетта появилась под руку с женихом. Жан-Клод вернулся один и больше не отходил от Лоретты ни на шаг, но выглядел необычно рассеянным. Как тут было не встревожиться? Однако причин для беспокойства, похоже, не было. Жан-Клод нисколько не интересовал Жанетту.

– Что это на тебя нашло, милая! – воскликнула маркиза. – Зачем ты вынуждаешь нашу гостью вспоминать ужасные минуты? Простите мою дочь, дорогая! В таком возрасте жизнь кажется однообразной, к тому же Лоретта обожает всякие сплетни. На самом деле ее не опекают так настойчиво, как может показаться с ее слов. Просто она не ценит прелестей обеспеченной жизни. Я же, наоборот, безмерно счастлива оттого, что мой супруг так заботлив.

Жанетта кивнула и мило улыбнулась, но про себя снова поклялась никогда больше не уступать Алену, какими бы подарками он ее ни осыпал. У нее не было ни малейшего сомнения в том, что он будет раз за разом делать ей детей, чтобы приковать к дому, в то время как сам вскоре начнет посещать женщин полусвета и проводить ночи в разврате и попойках. Против детей Жанетта не возражала, но это не должны быть дети Алена.

– Давай покажем гостье ее комнату, – предложила Лоретта, – а потом она научит меня пользоваться румянами и разными притираниями. Ты так плохо объясняешь, мама, что у меня ничего не получается, а сегодня мне нужно выглядеть как можно лучше.

– Но ведь наша гостья только что прибыла! – ласково укорила Диаманта свою дочь.

– Ну, мама! – воскликнула Лоретта, надувая хорошенькие губки. – Я хочу скорее научиться наводить красоту!

Маркиза благодушно улыбнулась и обратила к Жанетте вопросительный взгляд:

– Не хотите пройти в свои комнаты, дорогая? Горничная наверняка уже успела распаковать ваши вещи.

Девушка утвердительно кивнула, хотя и не испытывала ни малейшей усталости. Ей хотелось поскорее остаться в одиночестве и обдумать предстоящий разговор с Жан-Клодом.

Все трое поднялись по широкой лестнице, устланной ковровой дорожкой. Поднявшись на один пролет, маркиза повернула налево, и вскоре взгляду Жанетты открылся уютный холл с несколькими резными дверями. Лоретта объяснила, что это крыло особняка занимает она. Маркиза любезно отворила для гостьи одну из дверей – как оказалось, в отдельные апартаменты в лиловых тонах с мебелью, обитой бело-золотым шелком.

Миновав небольшую уютную гостиную с письменным столом и парой хрупких изящных стульев, они ступили в просторную спальню. Из окон открывался вид на лесистый склон и гавань. В камине уже горел огонь, бархатное кресло стояло рядом с ним. Парчовое покрывало на постели с узором из лиловых колокольчиков было в своем роде произведением искусства.

Бог знает почему, Жанетта ощутила себя пленницей в роскошно обставленной тюрьме и поспешно прошла к окну, чтобы бросить взгляд на панораму гавани.

– Здесь чудесно! – сказала она, устыдившись странного чувства. – От всей души благодарю за гостеприимство!

– Рада, что вам у нас по душе, дорогая. Надеюсь, вы будете здесь счастливы.

– Я сама выбрала для вас эти апартаменты, – похвасталась Лоретта.

– Дочь предпочитает вид на гавань, – заметила маркиза с ноткой неодобрения. – Не понимаю, чем эта сутолока лучше, чем шелест деревьев и аромат цветов со стороны сада.

– Мама! Изо дня в день созерцать цветочные клумбы – это скучно! Когда мне будет столько лет, сколько тебе, я поменяю комнаты.

– Устраивайтесь, дорогая, – обратилась Диаманта к Жанетте. – Когда подойдет время обеда, я пришлю горничную помочь вам одеться. Желаю приятного отдыха!

– Я уверена, что проведу здесь чудесные часы, – искренне ответила девушка.

Маркиза пошла к двери, Лоретта задержалась.

– Когда переоденетесь к обеду, зайдите ко мне! – прошептала она.

– Непременно, – пообещала Жанетта с улыбкой. Оставшись одна, она устроилась в кресле перед камином и глубоко задумалась.

Здесь, в доме маркиза де Бомон, она свободна от назойливого внимания Алена, далека от нравоучений отчима. Но надолго ли? И почему ее не покидает чувство опасности? Даже в объятиях Лиса, этого разбойника с большой дороги, она чувствовала себя более защищенной! Кстати, о Лисе. Этот человек то и дело вторгается в ее мысли, так же как и незнакомец с постоялого двора.

Сравнивая этих двоих, Жанетта отметила их поразительное сходство. Оба были высокого роста, широкоплечие и с атлетической фигурой, оба держались с поразительным достоинством, их словно окружал таинственный, загадочный ореол. Но самое главное – у каждого на щеке был бледный штрих давнего шрама! У Лиса он был частично прикрыт маской, поэтому она не сразу отдала себе отчет в том, что его заметила.

Значит, незнакомец с постоялого двора и Лис – один и тот же человек, дважды пересекавший ее путь. Какое совпадение, подумала Жанетта, ощутив внезапный озноб. Совпадение ли? И почему она не может выбросить его из головы? Он не имеет к ней никакого отношения, и, скорее всего они никогда больше не увидятся. Но что за странные ощущения породил его поцелуй! Как сладостно было ощутить так близко его могучее тело!

Тихий звук в холле вывел Жанетту из мечтаний. Она на цыпочках подкралась к двери, сама не зная, чего опасается. Кто-то прошел мимо, остановился чуть дальше, у двери в комнаты Лоретты, и трижды коротко стукнул в нее костяшками пальцев. Дверь бесшумно открылась и вновь закрылась.

Девушка улыбнулась. Лоретта казалась ей совсем ребенком, но выходило, что она вовсе не так уж неопытна. Впрочем, уж не судит ли она по себе? У этой девочки еще молоко на губах не обсохло!

Вернувшись к огню, Жанетта незаметно погрузилась в сон.

Тем временем в другой спальне Жан-Клод привлек к себе Лоретту, и та прильнула к нему своим расцветающим телом. Изнемогая в родительском доме от скуки, она жаждала острых ощущений, и искушенный мужчина сразу это понял. Ее юная страсть впервые лишила Жан-Клода самообладания. Он зарылся руками в густые волосы Лоретты и впился губами в ее губы. Сдавленный стон вырвался у девочки, она расслабилась в его объятиях, безмолвно разрешая любые вольности. Рука выскользнула из ее волос, двинулась ниже, на грудь, где под корсажем неистово стучало сердце.

Жан-Клод забыл о своих благих намерениях. Он желал это юное создание – желал взять ее невинность, подчинить ее своей опытной, зрелой страсти. Он сдвинул вниз вырез корсажа – и его взгляду открылись небольшие крепкие груди с бледно-розовыми сосками, напряженными от желания. С возгласом, похожим на рычание, Жан-Клод покрыл их поцелуями, с жадностью втянул в рот, сжал зубами. Его ласки, открывая целый новый мир, привели Лоретту в исступление. Через мгновение они оба были на ковре. Рука Жан-Клода проникла под подол ее платья…

В дверь постучали.

– Мадемуазель Лоретта! Пора одеваться к обеду. Почему вы заперлись? Сейчас не время спать, ваш отец рассердится!

Жан-Клод вскинул голову. Голос горничной проник сквозь дурман желания и отрезвил его.

– Скажи, пусть придет чуть позже! – прошептал он сквозь тяжелое дыхание. – Скажи, что ты легла отдохнуть!

– Не мешай! – раздраженно крикнула Лоретта. – Я сплю!

– Но, мадемуазель, как же так…

– Дай мне хотя бы подняться с постели!

– Конечно-конечно!

Горничная удалилась, однако момент был упущен. Жан-Клод опомнился. Он проклинал себя за то, что так забылся. Если бы не горничная, он лишил бы Лоретту невинности, а это не входило в его планы. Жан-Клод не любил долго обходиться без женщины, но вовсе не желал играть с огнем, сделав любовницей юную дочь своего покровителя.

Внимательно оглядев девочку, он отметил ее припухшие губы, растрепанные волосы, темные от укусов твердые соски. Господи, он сроду не видел более возбуждающей картины! Он с трудом заставил себя перевести взгляд на глаза Лоретты и прочел в них острое сожаление и неудовлетворенную страсть.

– Прости меня, дорогая! – сказал он, вставая и помогая ей подняться. – Я вовсе не хотел…

– Жан-Клод! – перебила она обиженно. – Я не кажусь тебе желанной?

– Более желанной, чем ты можешь вообразить! – воскликнул он, отворачиваясь, чтобы снова не поддаться искушению.

Нужно было убраться как можно скорее, до возвращения горничной.

– Жан-Клод… – повторила Лоретта с мольбой и всем телом прижалась к нему сзади. – Почему ты остановился?

– Боже мой! – Он схватился за голову. – Я должен идти, потому что иначе…

– Я люблю тебя!

– Я должен, должен идти! – повторил Жан-Клод, беспомощно ероша себе волосы. – Если твой отец застанет нас вдвоем в таком виде!..

– Я все понимаю, я только хочу слышать, что ты меня любишь. Скажи эти слова, Жан-Клод, скажи!

– Как я могу признаться тебе в любви? Я не имею права любить тебя, не имею права здесь находиться! Если маркиз узнает о наших встречах, он меня убьет – и будет прав! Только в случае помолвки…

– Если я люблю тебя, это дает тебе право тоже любить меня, – надменно заявила Лоретта.

– Сейчас не время это обсуждать.

Жан-Клод повернулся, чтобы уйти, но она схватила его за руки.

– Приходи сегодня ночью! Я хочу быть твоей безраздельно!

Эти слова снова воспламенили его. Соблазнительное, едва расцветшее тело Лоретты сулило упоительные минуты.

– Не знаю… не могу обещать… – протянул Жан-Клод, чувствуя, как слабеет его воля.

– Я буду ждать!

Он вышел, не решившись поцеловать ее, чтобы снова не потерять голову. Перед дверью Жанетты он помедлил, думая о том, что в этой спальне ему не пришлось бы останавливаться на полдороге. Жанетта уже принадлежала ему душой, оставалось только завладеть ее телом.

Глава 9

Жанетта критически оглядела себя в громадном зеркале. Темно-синее бархатное платье, пожалуй, в самом деле ей шло: низко открывало плечи и грудь и подчеркивало ее тонкую талию. Золотисто-рыжие волосы были уложены в высокую прическу, оставалось только подчернить ресницы и наложить румяна. Из драгоценностей девушка выбрала лишь нитку жемчуга.

Прежде чем спуститься в обеденный зал, она прошла, как и обещала, к Лоретте, где у нее разбежались глаза от обилия всевозможных предметов экзотической роскоши, картин, статуэток и бог знает чего еще. К тому же комнаты были забиты мебелью, так что продвигаться вперед приходилось с осторожностью.

Лоретта сидела на разворошенной постели в дезабилье. В таком виде она казалась совсем ребенком. Кровать была с балдахином, поражавшим воображение: на нем теснились амуры, нимфы и сирены, многослойные кружева обрамляли края – и все это великолепие пышными складками ниспадало вниз до самого пола, где валялось скомканное розовое покрывало.

– Как вам мои апартаменты?

Жанетта открыла рот, чтобы выразить свое восхищение, но не успела произнести ни слова.

– Конечно же, они вам нравятся! Мама говорит, что здесь всего слишком много, но я так не думаю. Ах, мой ангелочек!

Лоретта сорвалась с места как раз вовремя, чтобы подхватить амура с этажерки, заставленной безделушками, на которую Жанетта наткнулась, сделав шаг назад. К счастью, под грудой платьев, нижних юбок и чулок удалось обнаружить кресло. Девушка с облегчением уселась на край, сдвинув одежду. Казалось, перед самым ее приходом по спальне пронесся ураган.

– Посоветуйте, что мне надеть! – обратилась к ней Лоретта. – Горничная убежала в слезах, но чем же я виновата? Я почему-то не влезаю ни в одно из платьев!

Жанетта снова попыталась вставить реплику, и снова ей не дали на это времени.

– По-моему, я наливаюсь как раз в тех местах, где и положено!

Заговорщически подмигнув, Лоретта выпятила в ее направлении груди, едва прикрытые полупрозрачной кисеей сорочки.

– В самом деле! – согласилась Жанетта со смехом. – У вас отбоя не будет от поклонников!

– Да, но по сравнению с вами… – Лоретта вдруг посерьезнела. – Я хочу выглядеть не хуже! – Она порывисто схватила обе руки Жанетты и пылко их стиснула. – Раз уж я не могу надеть ничего, кроме старья, придется подчеркнуть, что я уже из него выросла! Тогда маме волей-неволей придется обновить мой гардероб.

Она спрыгнула с кровати и, разбрасывая платья во все стороны, стала искать нужное. Наконец ей удалось найти подходящий наряд, из которого она давно выросла.

– Еще недавно это было мое любимое платье, – лукаво улыбнулась Лоретта, оправляя юбку. – Правда, у меня есть в точности такое же на пару размеров больше, Но пусть мама считает, что я из него тоже выросла.

Жанетта подумала, что эта юная прелестница просто шаловливый бесенок.

– Идемте же! Папа всегда садится за стол минута в минуту и терпеть не может опозданий.

Лоретта бросилась к двери так стремительно, что на полках закачались хрупкие статуэтки. Когда разгром остался позади, Жанетта вздохнула с облегчением. На площадке, где сходились боковые пролеты лестницы, Лоретта вдруг остановилась и схватила ее за руку.

– Взгляните туда! Разве он не красавец?

У подножия главной лестницы стояли и беседовали два молодых человека, в одном из которых Жанетта узнала Жан-Клода. Другой тоже был недурен собой и одет с иголочки, но его чертам недоставало совершенства, а движениям – грации. Девушка решила, что перед ней предмет влюбленности юной Лоретты.

– Да, он очень красив, – подтвердила она вежливо.

Лоб ее собеседницы пересекла тревожная морщинка.

– Но ведь ваш жених тоже красив и к тому же богат и знатен, не так ли?

– Так.

Жанетта не могла понять, какая тут связь. Лоретта постоянно ставила ее в тупик. Тем временем та начала спускаться по лестнице, опередив Жанетту, хотя приличия требовали, чтобы они спустились вместе. Причина этого поступка осталась для нее загадкой, как и многое в поведении Лоретты. Когда она оказалась внизу, Жан-Клод уже склонялся к руке дочери своего покровителя. Выпрямившись, он адресовал Жанетте теплую улыбку и повернулся к молодому человеку:

– Позвольте представить вас друг другу. Мадемуазель Жанетта де Лафайет, виконт Альфонс де Помери.

– Очень приятно, – любезно отозвалась девушка.

– Для меня большая честь познакомиться с вами, мадемуазель, – торопливо произнес виконт, не сводя взгляда с Лоретты. – Я здесь сегодня по приглашению маркиза.

– Должно быть, вам пришлось для этого отменить множество других приглашений, – насмешливо заметила Лоретта.

– Вам хорошо известно, что ради удовольствия видеть вас я отменил бы все что угодно!

– Не смейте так откровенно льстить, Альфонс!

Она кокетливо затрепетала ресницами, потом искоса взглянула на Жан-Клода: замечает ли он такое откровенное поклонение? К ее удивлению и негодованию, тот вообще не обращал на нее внимания. Отведя Жанетту в сторону, он улыбался, глядя на запрокинутое к нему очаровательное лицо. Нет, не очаровательное – прекрасное!

«Если ей вздумается заинтересоваться Жан-Клодом, она станет моей соперницей, – угрюмо подумала Лоретта. – Но что ей от него нужно? Ведь у нее есть жених! Как она смеет флиртовать с другим, будучи помолвленной?»

Негодование быстро перешло в ярость. Лоретта бросилась к Жан-Клоду, схватила его за руку и сказала приторно-сладким тоном:

– Будьте моим кавалером! Альфонс хочет поближе познакомиться с мадемуазель де Лафайет.

Ему пришлось подчиниться. Жанетта разочарованно посмотрела им вслед и, чтобы сгладить неловкую ситуацию, повернулась к виконту:

– Лоретте нравится командовать, не так ли?

– Не обращайте внимания, – откликнулся Альфонс, пожимая плечами. – Она с детства привыкла получать желаемое, а сейчас ей кажется, что она желает Жан-Клода.

– Вот как… – пробормотала Жанетта.

Все странности поведения Лоретты сразу стали ей понятны. Очевидно, эта малышка увлеклась красивым протеже своего отца, как каждое сверх меры избалованное дитя не желая принимать в расчет его чувств. Что ж, ничего не поделаешь, сказала себе Жанетта, сознавая, что капризная ревность Лоретты может испортить ей пребывание в «Прибежище Авроры». Тем скорее нужно поговорить с Жан-Клодом.

– Я знаю ее давно, – говорил виконт, – и должен признаться, что в жизни не встречал создания, настолько упорного в достижении цели и при этом настолько ветреного. По молодости лет ее забавляет флирт, но когда она опробует свои чары на всех и каждом, то преспокойно выйдет за меня. Маркиз знает, что лучшего мужа для его дочери не сыскать.

Или виконт совершенно не разбирался в людях, или разбирался куда лучше, чем Жанетта. Возможно, он только выглядел кротким. Справиться с Лореткой было непросто – это прямо-таки бросалось в глаза, и если он полагал, что справится, то, возможно, так оно и было.

Девушка тепло улыбнулась виконту:

– Я уверена, что Лоретта будет счастлива с вами.

– Благодарю, – с довольным видом ответил он.

Хозяева дома ожидали гостей в дверях обеденного зала. Трудно сказать почему, но маркиз усадил свою дочь на одном конце длинного стола (напротив Альфонса и рядом с матерью), а Жан-Клода – на другом (напротив Жанетты и рядом с собой). Он сделал это настолько подчеркнуто, что возникало подозрение о большей его осведомленности в домашних делах, чем казалось поначалу. Возможно, он пытался помешать сближению дочери и Жан-Клода.

Лоретта была вне себя от гнева и сделала все, чтобы это не осталось незамеченным. Маркиз несколько раз обратился к ней, пытаясь втянуть в общий разговор, но получил в ответ лишь односложные ответы сквозь зубы. Альфонса это весьма позабавило, зато Жанетта, как и маркиза, чувствовала себя не в своей тарелке, тем более что хозяин дома перенес свое внимание на нее и засыпал вопросами об отчиме, женихе и обо всех трех поместьях. Это больше напоминало допрос, чем дружескую беседу, и уж тем более никак не походило на застольный обмен шутками, более привычный для Жанетты. У нее пропал аппетит, и она не могла дождаться момента, когда можно будет выйти из-за стола.

Когда мужчины проследовали в кабинет маркиза, чтобы насладиться коньяком и сигаретами, Диаманта пригласила дам в музыкальный салон. Лоретта подошла к клавесину и начала нажимать на все клавиши. Звук был на редкость раздражающим для напряженных нервов Жанетты. Она чувствовала, что находится на грани срыва.

– Вы должны простить мою дочь, – сказала маркиза, пытаясь оправдать ее поведение. – Она еще дитя и не умеет владеть собой.

– Да, конечно, я понимаю, – вежливо откликнулась Жанетта, хотя ей надоели надутый вид этой строптивой девчонки и ее злобные взгляды.

Чем она виновата? Они с Жан-Клодом любят друг друга с самого детства! Ни у одной женщины нет ни малейшего шанса встать между ними!

– Сыграй нам что-нибудь! – обратился к Лоретте Альфонс, входя в салон.

Девочка уселась за клавесин, дождалась, когда все подойдут к ней поближе, и заиграла. Маркиз и маркиза подвинули ближе стулья, Альфонс с улыбкой облокотился на инструмент. Только Жанетта, внезапно испытав отвращение ко всему семейству де Бомонов, осталась стоять около двери. Жан-Клод искоса глянул на нее и вдруг пошел в ее сторону, как будто внезапно вспомнив о чем-то.

– Постарайся ускользнуть в холл, дорогая, – шепнул он, проходя мимо. – Мне нужно кое-что сказать тебе.

Никто, казалось, не заметил этого маленького инцидента, собравшиеся были полностью поглощены музыкой, но если кто-нибудь увидит ее выходящей вслед за Жан-Клодом… Однако это был подходящий момент, чтобы переговорить с ним, ведь сказать предстояло так много!

Когда Лоретта начала следующую пьесу, Жанетта выскользнула из салона незамеченной. В слабо освещенном холле сильные руки тотчас поймали ее и увлекли в темный угол, губы прижались к губам в поцелуе, в котором было что-то фальшивое и вместе с тем требовательное и настойчивое, и Жанетта инстинктивно отшатнулась. Она приписала свою реакцию страху быть обнаруженными. Жан-Клода, похоже, ничто не волновало. Он прижал ее к себе и властно поцеловал в губы. Когда он отпустил ее, Жанетта ощутила странный холодок внутри.

– Нам нужно многое обсудить! – прошептала она прерывающимся голосом.

– Ты меня совершенно измучила, дорогая! – шепнул Жан-Клод.

– Чем же?

– Как это чем? Ты меня пленила, околдовала! Со дня бала я ни о чем другом не могу думать, кроме как снова заключить тебя в объятия и ощутить дивный вкус твоих губ! Кажется, с тех пор прошла целая вечность! Обещай выйти сегодня ночью в сад!

– В саду мы уже однажды были, и это плохо кончилось, – сухо возразила Жанетта.

– Сегодня никто не сможет нам помешать! Ты придешь? Если любишь, придешь непременно!

– Я люблю тебя!

Жанетта забыла обо всех сомнениях. Разумеется, она любит его, как же иначе? И Жан-Клод любит ее, вот откуда его напор!

– Значит, ты придешь?

– Конечно, приду!

– Только дождись, пока все уснут… и приходи в пеньюаре.

– Однако, Жан-Клод! – Девушка вспыхнула. – Это неприлично!

– Черт возьми, Жанетта, и это ты называешь любовью?

– Ну хорошо, я согласна, – неохотно уступила она.

Ей пришло в голову, что это будет подходящий случай покинуть «Прибежище Авроры». Вскоре должны были вернуться ее отчим и жених, да и дом маркиза Никогда еще не казался ей таким негостеприимным. Мало того, что ненависть Лоретты крепла, Жанетта чувствовала, что и хозяин дома замышляет в отношении нее что-то недоброе. Его вопросы за ужином вызвали у нее сильную тревогу.

– Лучше вернуться, пока нас не хватились, – сказал Жан-Клод, слегка подтолкнув ее к дверям в музыкальный салон.

Толчок был легким, но она не ожидала его и споткнулась на пороге. Лоретта как раз закончила пьесу и обернулась на звук, с подозрением окинув взглядом Жанетту.

– Не хотите сменить меня за клавесином, Жанетта?

– Охотно, – ответила девушка, стараясь вести себя как ни в чем ни бывало.

Она заиграла медленную и печальную мелодию, полностью отвечавшую ее настроению. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой растерянной и одинокой. Жан-Клод изменился так разительно, что чем дальше, тем больше пугал ее, и приходилось снова и снова напоминать себе, что это друг детства, ее первая любовь. Возможно, он изменился, чтобы приспособиться к обстоятельствам, к людям, среди которых вынужден жить. Значит, все вернется на круги своя, когда они будут вместе и далеко от Марселя! Внезапно Жанетта так явственно увидела сверкающие черные глаза Лиса, что ошиблась клавишей и закончила пьесу без эффектной концовки.

Маркиз любезно помог ей подняться из-за клавесина и взял арфу. Она постаралась устроиться как можно дальше от Жан-Клода и остаток вечера старательно избегала его взгляда. Не он один наблюдал за ней, но и маркиз, и Лоретта. Девочка ревновала, и тут было все ясно, но что за мотив был у хозяина дома?

Когда музыка наконец отзвучала, девочка решительно направилась к Жанетте. К счастью, вмешался Жан-Клод, предложив проводить обеих молодых дам до их комнат. У двери Жанетты он склонился к ее руке, пожелал доброй ночи и проследовал дальше об руку с Лореттой. Девушка прикрыла дверь и прижалась к ней ухом, ловя малейший звук. Удаляясь, Жан-Клод и Лоретта перешептывались, а когда остановились у дальней двери, наступила долгая тишина. Жанетта услышала тихий женский вздох, потом быстрые шаги к лестнице. Руки ее сжались в кулаки.

Уж не считает ли он ее круглой дурой? Такая долгая тишина может означать только одно – поцелуй. Что за игру затеял Жан-Клод? А еще утверждал, что любит ее! Но разве может быть, чтобы он солгал? Наверняка есть какое-то объяснение происходящему. Жанетта решила, что непременно его потребует.

Когда явилась горничная, чтобы помочь ей раздеться, она отослала ее, желая на свободе все обдумать. Сбросив платье и нижние юбки, девушка долго стояла перед шкафом в панталонах и корсете, передвигая вешалки с пеньюарами, пока наконец не выбрала тот, что больше всего ей шел, – синий с лиловым отливом.

Переодевшись в ночную сорочку, она, к своему смущению, убедилась, что та слишком тонка и прозрачна. Пришлось быстро накинуть пеньюар, но это мало помогло. Приличия не позволяли ей явиться на свидание с Жан-Клодом в таком виде. Жанетта снова подумала, что он очень изменился.

Она долго сидела в кресле, глядя на танец огня в камине и стараясь не поддаваться сомнениям. Вот-вот должна состояться встреча с любимым – чего же еще желать? Однако она чувствовала – здесь что-то не так. Вместо счастливого предвкушения встречи на душе было тягостно и тревожно.

Выждав час, Жанетта осторожно выскользнула из спальни и спустилась по темной лестнице. Перед раздвижными дверями она поколебалась, прислушиваясь, но потом решительно вышла в сад. Идея выйти в такое время года в одной сорочке и пеньюаре казалась ей все более нелепой по мере того, как холод пробирался под ее одежду.

Она уходила все дальше от дома, но вокруг все еще никого не было.

– Жан-Клод, где ты? – вполголоса позвала Жанетта, дрожа от холода.

Позади хрустнула ветка. Она повернулась, но тут ей на голову набросили мешок. Плотная ткань заглушила крик. Жанетта почувствовала, как ее вскидывают на широченное плечо. Похитителя нимало не беспокоили ее сопротивление и удары ног по спине. Он молча нес свою жертву навстречу неизвестности.

Часть II Пленница

Глава 10

Жанетта очнулась на полу в каком-то помещении и сразу попыталась развязать веревки, которыми были скручены за спиной ее запястья. Она не знала, сколько времени посвятила этой задаче, но добилась лишь того, что обломала ногти и расцарапала руки.

Услышав донесшийся до нее негромкий звук, Жанетта притихла.

Недалеко от нее стоял, глуповато ухмыляясь, какой-то оборванец. Он раздумывал о том, как скоро его сообщник Генри заметит пропажу ключа. Должно быть, не раньше, чем поговорит с хозяином, значит, время у него есть. К тем жалким грошам, что причитаются ему за работу, очень кстати будет небольшая доплата натурой.

Жанетта напряглась: кто-то приближался к ней – крадучись, почти бесшумно. Она прикусила губу, чтобы не закричать.

Оборванец высоко поднял фонарь и увидел распростертое перед ним тело пленницы. Полы пеньюара задрались выше колен, под тончайшей сорочкой просвечивали округлые бедра, длинные стройные ноги и – тенью – треугольник волос между ног. От этого зрелища в уголках рта оборванца заблестела слюна, глаза остекленели. Он был страшно раздосадован, что не может видеть также и груди, прикрытые туго стянутым мешком. Впрочем, он вполне обойдется тем, что имеется в его распоряжении. Широкая улыбка искривила рот, обнажив гнилые зубы.

Жанетта оцепенела от ужаса и отвращения. Смрад никогда не мытого тела был так силен, что пробился даже сквозь мешковину. Она услышала тяжелое дыхание, бледное пятно света приблизилось к ней.

Оборванец поставил фонарь на пол. С его губ не сходила довольная ухмылка. Он не боялся наказания, потому что вовсе не собирался насиловать пленницу. Все, что ему было нужно, это немного позабавиться с ней.

Жанетта ощутила, как сильные пальцы сомкнулись вокруг ее лодыжек и развели ее ноги в стороны, не давая свести их вместе. Она открыла рот для крика, но только наглоталась трухи, задохнулась и отчаянно раскашлялась.

Оборванец захихикал. Он понял, что она не сможет кричать и ему ничто не грозит. Тем лучше. Он прижал коленями ее ноги и торопливо завернул сорочку выше талии. Хороша, думал он, на редкость хороша. Было бы славно попробовать ее также и изнутри, если бы не строгий запрет. Но можно получить удовольствие и другим способом.

Оборванец расстегнул штаны, пристроился между ног пленницы и начал ерзать вверх-вниз.

Жанетта билась, как безумная, пытаясь сбросить с себя отвратительную, вонючую тяжесть. Снова она попыталась крикнуть и снова закашлялась до слез.

Шаги снаружи пробились сквозь пелену угасающего сознания. Девушка затаила дыхание, чтобы лучше слышать. Незнакомец отпрянул в сторону.

Он бросил взгляд на пленницу и ухмыльнулся при виде того, как она тщетно пытается одернуть сорочку. Небрежным рывком высвободив полы пеньюара, он накинул их на обнаженное тело и поспешил к двери.

– Чем ты тут занимался, Жак?

– А тебе что за дело?

– Дьявольщина! Ты нарушил запрет!

– Я что спятил?

– По мне, так ты давно спятил, Жак! Говори, что ты натворил?

– Ничего особенного. Я не хочу, чтобы мне выпустили кишки.

– Ты ее лапал! Чтоб мне пропасть, лапал!

– Какая разница? Ты лучше держи язык за зубами.

Судя по звукам, Жак вышел вместе со своим сообщником, но чуть погодя дверь опять открылась. Снова раздались шаги, на этот раз уверенные и тяжелые. Ее осторожно подняли на руки. Уверенная, что это лишь прелюдия к новым издевательствам, она забилась в объятиях неизвестного.

– Тише, тише, малышка! – прикрикнул хриплый голос. – Я тебе ничего плохого не сделаю. Генри не из таких.

Жанетта притихла, но оставалась настороже, готовая оказать сопротивление очередному насильнику. Ее куда-то несли, и теперь все больше света просачивалось через мешковину.

Жан-Клод наверняка уже знает, что ее похитили! Что он предпринял? Дал знать тете Гретхен? Если так, то Эдуард и Ален тоже оповещены. А что происходит в доме маркиза? Должно быть, ее уже ищут.

Неизвестный остановился и постучал в дверь. Ему ответили, он вошел и опустил ее в кресло.

– Надо заметить, Жанетта, что вид у тебя преглупый! – произнес насмешливый голос.

Он был ей хорошо знаком.

– Жан-Клод! – изумленно воскликнула девушка.

– Как мило с твоей стороны узнать меня по голосу.

– Скорее помоги мне!

– Неужели забава наскучила тебе так быстро?

– Какая еще забава? Я задыхаюсь в этом мешке! Раздался смешок, приблизились быстрые, легкие шаги.

В несколько ловких движений Жан-Клод распутал веревку, что придерживала горловину мешка на талии Жанетты, и стащил его.

– Ты выглядишь даже хуже, чем я предполагал, – заметил он благодушно, освобождая ей руки.

Он уселся на край стола и принялся разглядывать ее, как некое редкое насекомое. Она не замечала этого, ослепленная обилием света после почти полной тьмы. Руки ее онемели, и она растирала запястья, чтобы восстановить кровообращение.

– Представляю, как нелепо ты выглядела, бродя ночью по осеннему саду в таком наряде! – Жан-Клод расхохотался.

Жанетта оглядела грязный пеньюар, разорванный подол сорочки и подняла на него негодующий взгляд.

– Это была твоя идея, а теперь ты смеешься? Ты хоть понимаешь, что мне пришлось пережить? Какой-то человек зашел в комнату, где меня заперли и… и…

– И что же? Он тебя изнасиловал?

– Нет, но…

– Ах, вот что! Просто дал волю рукам? Или, может, немного потерся о тебя? Ради Бога, Жанетта! С таким роскошным телом тебе нужно привыкать к знакам мужского внимания!

Девушка помотала головой. Она не могла понять, что происходит. Очевидно, она не так поняла Жан-Клода или плохо расслышала.

– Знаешь, что позволил себе этот человек? Он поднял мне сорочку и…

– Боже, какая скука! Он ведь не изнасиловал тебя, значит, и говорить не о чем. Этим ребятам мало платят, должна же быть какая-то компенсация.

Жанетта снова попыталась осмыслить ответ, и снова суть его ускользнула от нее. Ей казалось, что она сходит с ума.

– Скажи, мои похитители уже найдены? Что их ждет? Теперь уже Жан-Клод уставился на нее озадаченно. Он долго разглядывал Жанетту, потом усмехнулся. Усмешка была почти ласковой и придала ей сил. Девушка села более прямо, отвела с лица спутанные волосы.

– Вот оно что… – протянул Жан-Клод. – Ты думаешь, что я – твой спаситель?

Она кивнула.

– Ты ошибаешься. Я – твой похититель, Жанетта.

К его удивлению, она улыбнулась дрожащей улыбкой.

– Так это был способ вызволить меня из дома маркиза де Бомона? И заодно увезти от Алена? Теперь я принадлежу тебе, ведь так? О, Жан-Клод!

Глаза ее сияли счастьем, румянец вернулся на бледные щеки. Жан-Клод перестал улыбаться и спрыгнул со стола. Он посмотрел на Жанетту равнодушным и до того чужим взглядом, что ее бросило в холодный пот. Происходило что-то ужасное, а она все еще не могла осмыслить, что именно.

– В каком-то смысле ты права, – сказал он, опершись на подлокотники ее кресла и склоняясь над ней. – Я похитил тебя, чтобы вырвать из рук де Виньи. Ты ведь мечтала об этом?

– Да, но…

– Что значит, «но»? Теперь твой женишок до тебя не доберется.

Почему-то эти слова привели Жанетту в ужас. Жан-Клод подошел к окну.

– Разве может мужчина с горячей кровью отказаться от твоих прелестей?

Если это и было задумано как комплимент, то прозвучало как оскорбление.

– Я всегда любила тебя, – беспомощно произнесла Жанетта.

– Я знаю.

Девушка окончательно растерялась. Все это просто страшный сон.

– Я хотела, чтобы мы были вместе…

– И мы будем вместе, – пообещал Жан-Клод с нажимом. – А сейчас отправляйся наверх, где для тебя приготовлена комната, и прими ванну. Позже я тебя навещу.

– Скажи, мы надолго здесь останемся? И еще… моя тетушка знает, что я здесь?

– Отвечаю, – сказал Жан-Клод, с некоторой брезгливостью поднимая за подбородок ее запыленное лицо в дорожках высохших слез. – Мы находимся в одном заброшенном замке на побережье, и я не намерен здесь задерживаться. Что касается тебя, ты останешься здесь так долго, как будет нужно. В данный момент никто не знает, где ты, и не узнает, пока я не сочту необходимым известить твоих родственников. Тебе придется во всем довериться мне, дорогая.

– Но как же…

– Хватит вопросов. – Жан-Клод прижал палец к ее губам. – Я передаю тебя на попечение Генри. Он тебя проводит.

Высокий жилистый мужчина стоял за дверью, привалившись плечом к стене. Когда дверь распахнулась, он поспешно отстранился. Жан-Клод молча подтолкнул к нему Жанетту. Такая бесцеремонность возмутила ее, но когда она повернулась к Жан-Клоду, дверь уже захлопнулась.

– Наш хозяин – человек занятой, мадемуазель, – сказал Генри, потянув ее за собой. – Обращайтесь не к нему, а ко мне, если что-нибудь понадобится.

Жанетта промолчала и пошла за ним через громадный холл. Она была сбита с толку, одинока и измучена. Генри отвел ее на второй этаж и в конце длинного коридора отпер какую-то дверь. Жанетту наконец осенило, что она по-прежнему пленница, разве что декорации изменились. Только теперь она осмыслила все, что услышала от Жан-Клода, и поняла, что он похитил ее вовсе не из благородных побуждений, а по ему одному известной причине.

Она заколебалась на пороге, потом сделала шаг назад, не желая мириться со своей участью. Генри без слов подтолкнул ее в комнату, где вся мебель и стены были белого цвета с позолотой. Девушка сразу возненавидела ее, потому что эта белизна напоминала о венчании, о котором Жан-Клод не упомянул ни словом. К тому же, при всей своей роскоши, это была тюрьма. Следуя за Генри через гостиную и гардеробную в просторную спальню, Жанетта с яростью пнула ногой толстый белый ковер.

Посреди спальни возвышалась необъятная кровать, задрапированная белым атласом. Это была карикатура на брачное ложе. Оскорбленная до глубины души, Жанетта едва сдержала слезы. Почти врезавшись в Генри, она выбежала в гардеробную. Ее страж последовал за ней.

– Я хочу принять ванну! – резко приказала она.

Как только в наружной двери повернулся ключ, Жанетта обследована двери, что вели из каждой комнаты, должно быть, в другие коридоры или залы. Все они были заперты. Она бросилась к окну спальни, но отшатнулась, увидев отвесный обрыв. Далеко внизу плескались морские волны. Все окна ее роскошных апартаментов выходили на эту сторону замка.

Жан-Клод. Кто он? Человек, которого она любила все эти годы, или безжалостный негодяй?

Жанетта обследовала каждый уголок, пытаясь найти путь к спасению, и в отчаянии опустилась на пол.

Жан-Клод. Если ее мысли постоянно возвращаются к нему, значит, она его любит. Он тоже всегда любил ее… – по крайней мере так ей казалось. После того, что случилось, трудно быть в чем-то уверенной. Ее мир перевернут с ног на голову, вывернут наизнанку.

Не в силах оставаться в бездействии, девушка поднялась и ходила взад-вперед по спальне, пока не поймала свое отражение в большом зеркале. «Неудивительно, что Жан-Клод не упомянул о венчании», – подумала она с содроганием. Вид у нее был кошмарный: сорочка и пеньюар порваны, заляпаны грязью, волосы свалялись; как у нищей бродяжки.

Ничего, как только она приведет себя в порядок, все встанет на свои места. Так думала Жанетта, в глубине души понимая, что любовь не обращает внимания на такие мелочи.

Вошел Генри и приказал ей не покидать спальни, пока в гардеробной не будет наполнена ванна. Будучи простым слугой, он считал себя вправе отдавать ей приказы! Жанетта готова была наброситься на него с кулаками.

– Тогда поторопись! – все же сказала она, чтобы сохранить достоинство.

Когда с приготовлениями было покончено, в двери снова повернулся ключ. Жанетта добавила в воду ароматной эссенции, сбросила грязные тряпки и погрузилась в ванну по самый подбородок. Она терла мочалкой свое измученное тело, запятнанное неизвестно чьими похотливыми прикосновениями. Воспоминания об испытанном унижении повергали ее в дрожь, и теплая вода не принесла успокоения.

Выйдя из ванны, она решила, что красивый наряд придаст ей уверенности. В шкафу висело множество платьев, однако ни одно из них не подошло ей по размеру. Тогда она прошла в спальню и с новым чувством оглядела кровать.

Чем дольше она смотрела, тем больше привлекала ее мысль о мягкой перине. Наконец, забыв об опасностях, Жанетта отбросила полотенце и нырнула под стеганое атласное одеяло. Простыни прильнули к разгоряченному телу. Не прошло и нескольких минут, как она спала, уютно свернувшись клубочком.

Глава 11

Разбудило ее легкое прикосновение губ ко впадинке между ключицами. Полусонное воображение нарисовало черные глаза в прорезях шелковой маски и черточку шрама на щеке. Губы прошлись вверх по горлу, нашли рот и завладели им. Все еще во власти дремоты, Жанетта охотно приоткрыла губы, чтобы принять героя своих снов, но тут же попыталась оттолкнуть его, поняв, что ошиблась. Этот поцелуй совсем не напоминал тот, что оставил неизгладимый след в ее памяти.

Стряхнув дремоту, девушка обнаружила, что она в плену – на сей раз в буквальном смысле: одновременно под одеялом и под тяжестью мужского тела – и лишена даже возможности отвернуться, так как сильные ладони сжимали ей лицо. Поцелуй длился бесконечно, хотя она не оставляла попыток сбросить с себя незнакомца. Но он был слишком силен и слишком решительно настроен.

Наконец незваный гость отстранился. Глаза у него были голубые, холодные и спокойные.

– Я же сказал, что навещу тебя, – усмехнулся Жан-Клод.

– Да, но мы не обвенчаны…

Сказав это, Жанетта смутилась. Откуда такая сдержанность? Ведь она в объятиях любимого!

– Значит ли это, что ты все еще невинна? – недоверчиво осведомился Жан-Клод.

Жанетта отчаянно забилась, не желая обсуждать то, что случилось между ней и Аленом. Казалось, стоит произнести роковые слова вслух – и это заклеймит ее бесчестье.

– Ну конечно, нет, – хмыкнул Жан-Клод. – Это меня не удивляет: де Виньи не из тех, кто ждет первой брачной ночи. Странно другое. Ты ведь думала о браке со мной? По-твоему, я так наивен, что не разберусь, девственна ли новобрачная?

– Оставь меня! – крикнула девушка. – Уходи!

Жан-Клод ставил ей в вину порочность Алена, его невоздержанность! Только тут ей впервые до конца открылось, как много значит для мужчины невинность его избранницы. Выходит, даже любовь не способна преодолеть этот предрассудок?

– Я догадываюсь, что де Виньи не слишком с тобой церемонился. Мне жаль тебя, дорогая. Увы, что сделано, то сделано. Я уйду, разумеется, но только когда мы договоримся.

Жанетта промолчала, не зная, что ответить ему.

– Ты твердила, что любишь меня, – напомнил Жан-Клод, овевая ее лицо теплым дыханием.

Девушка заглянула ему в глаза. В них было недоумение, почти обида. Возможно, она несправедлива к нему. Почувствовав перемену в ее настроении, Жан-Клод поспешно продолжил:

– Я верил, что разлука не остудила твоей любви.

– Конечно, нет, – со вздохом ответила Жанетта, вспоминая юность и рассвет своих чувств. – Я любила тебя и люблю.

– Так докажи это! Подари мне то, что подарила де Виньи.

– Я ничего не дарила ему! – в отчаянии крикнула Жанетта.

– Как? А себя? По-твоему, это ничего?

– Меня он взял силой!

– Да, конечно… – процедил Жан-Клод сквозь зубы. – Подумать только, ведь этот негодяй дважды меня ограбил! Сначала отнял «Сангуин», а потом и тебя. Что ж, он заплатит двойную цену, а пока, дорогая, отдайся мне. Я помогу тебе забыть то, что он сделал с тобой. Скажи «да»… нет, просто поцелуй меня.

Пылающие губы прижались к губам Жанетты. Она слабела от поцелуев, не в силах отказать мужчине, которого так долго любила. Он хотел ласкать ее, сделать своей, стереть любовью память похоти Алена. Разве могла она противиться? Ведь это означало бы отказать любимому в том, что так легко получил ее насильник!

Перед глазами снова возникло лицо со шрамом, полное дикой, странной красоты. Черные глаза смотрели на нее с упреком. Она попробовала отогнать видение, но оно не уходило.

Жан-Клод злорадно улыбнулся: он предвкушал торжество – не над Аленом де Виньи, о нет! Он хотел отомстить Куинси. Жан-Клод мечтал отыграться за все те минуты, когда ему приходилось смирять свой нрав из страха перед необузданной яростью брата. К тому моменту, когда Куинси получит свою ненаглядную, думал он, ею попользуются все, кому не лень. Это будет сильный удар по его самолюбию.

Представляя себе разочарование брата, Жан-Клод сорвал с Жанетты сорочку, обнажив ее совершенное, удивительно невинное на вид тело. Она задрожала от холода. Вид этой трепещущей красы сразу возбудил Жан-Клода. Он прошелся взглядом по ее телу, задержав его на затвердевших от холода бугорках сосков, на нежных, как пух, золотистых волосах между ног, и дал себе слово не отпускать ее, пока не почувствует, что пресытился.

Жанетту испугало жестокое выражение на его лице, и она рванулась в сторону. Жан-Клод поймал ее за волосы и жадно набросился на нее, целуя, кусая и исследуя языком везде, где только желал. Ни единого дюйма ее плоти не осталось необследованным.

Жанетта закрыла глаза и мысленно представила себе другого мужчину – с копной черных кудрей и глазами как угли. Это он ласкал ее так смело, так ненасытно, это он заставлял ее выгибаться дугой, метаться по постели и вскрикивать. Однако она сознавала, что сейчас другой держит ее в своих объятиях, и закричала и забилась, но ненавистные руки грубо стиснули ее и рывком притянули ближе.

Жан-Клод представлял муку на лице Куинси, и это довело его до экстаза. Он первым овладел женщиной, которую так желал его брат!

Скатившись с Жанетты, он небрежно чмокнул ее в висок. Она лежала неподвижно, и слезы, градом катились по ее щекам.

– Что, не слишком понравилось? – равнодушно спросил он, застегивая штаны. – Это нормально. Постепенно научишься получать удовольствие.

Через несколько минут он уже покидал замок, чтобы еще до рассвета доставить в Марсель известие о похищении. Он думал о том, что Куинси, конечно же, сломя голову примчится в замок, как только узнает об этом. Когда кобыла перешла на галоп, унося его прочь от побережья, Жан-Клод уже и думать забыл о Жанетте.

Куинси оставил своего черного жеребца в конюшне пансиона Иветты. Было еще совсем темно, но первый воробей уже зачирикал неподалеку, приветствуя близкий рассвет.

По привычке бросив взгляд по сторонам, Куинси направился к двери. Иветта известила его, что хочет сообщить нечто важное. В последнее время она стала более требовательной и капризной, словно подозревала его в неверности. Куинси и впрямь охладел к ней с тех пор, как вновь встретил Жанетту.

Он знал, что она живет в доме маркиза де Бомона, и это очень беспокоило его, как и тот факт, что Жан-Клод обитает под той же крышей.

С той памятной ночи, как он поцеловал Жанетту, Куинси не мог избавиться от мыслей о ней. Наверняка она не узнала его. Не важно, главное – она откликнулась на его страсть. Или ему это показалось?

Куинси неохотно открыл дверь дома, где его ждала нежеланная теперь женщина. К тому же она была от природы вероломна, поэтому пришлось послать на разведку Жоржа, бывшего кучера Жанетты. Тот зарекомендовал себя надежным и честным человеком, и Куинси постепенно стал посвящать его в свои планы.

Войдя в дом, Куинси снова огляделся – он боялся попасть в западню. Старик у камина, по обыкновению, дремал. Возможно, он вообще не услышал бы шагов, не будь у порога скрипучей половицы.

– Сядь, – сказал он повелительно. – Я хочу тебя предостеречь. Иветта слишком интересуется новым постояльцем, этим аристократишкой.

Куинси оглядел его с новым интересом. До сих пор старик выказывал по отношению к своей молодой жене только собачью преданность. Что-то должно было случиться серьезное, чтобы его чувства изменились.

– О чем речь?

– Она для него в лепешку расшибается. Это что – какой-то твой план?

Куинси отрицательно покачал головой.

Старик помолчал, хрустя суставами узловатых пальцев. Он жил единственной мечтой, тайной и страстной: увидеть, как рушится старый порядок. Ради этого он позволил якобинцам пользоваться его домом и его женой. Ревность давно осталась в прошлом, как и молодость. С мудростью человека пожившего он закрывал глаза на шалости Иветты, зная, что крепким молодым людям вроде Куинси Жерара плотские утехи просто необходимы. Неверная жена – это все же лучше, чем потаскуха или, не приведи Господь, аристократка! Он даже не возражал против того, чтобы жена платила своим телом за нужные сведения. Но принципы не позволяли ему терпеть ее увлечение каким-то аристократом.

– Что вы предлагаете? Следить за ней?

– Неплохо бы. Пусть этим займется… как его… Жорж. Он вроде парень неглупый.

– Ладно. Неужели вы думаете, что Иветта могла переметнуться?

– Женщины! – буркнул старик, для него это объясняло все.

– Пойду наверх. Я слышал, для меня есть новости. Куинси начал подниматься со стула, но старик удержал его за колено трясущейся рукой.

– Помни, я тебя предупредил. Выполни свой долг.

Еще раз заверив, что он сделает все необходимое, Куинси в задумчивости направился к лестнице. «Если Иветта и впрямь связалась с человеком знатным, она просто безмозглая гусыня, – мрачно думал он. – Ее муж готов закрыть глаза на любого, кроме аристократа. Возможно, за ней и в самом деле стоит присматривать».

Ему и в голову не пришло постучать, он просто открыл дверь и вошел. Внутри было темно, и в этой темноте что-то равномерно двигалось. Куинси бесшумно припал к полу и выхватил нож, готовясь отразить нападение. Внезапно раздался женский смех, зажегся свет, с кровати соскочил и схватился за одежду голый мужчина. Не на шутку раздосадованный, Куинси поднялся и спрятал нож. Он не мог разглядеть, кто это так поспешно натягивает штаны, а потому прошел к тумбочке и сердито выкрутил фитиль лампы, чтобы лучше осветить помещение. Взгляду его предстал сконфуженный Жорж. Иветта невозмутимо переводила взгляд с одного мужчины на другого, даже не потрудившись встать. Одеяло соскользнуло, обнаженные груди, казалось, манили к себе. Отпечаток недавней страсти еще лежал у нее на лице, полные губы пламенели от поцелуев.

Встретив взгляд Куинси, Иветта насмешливо улыбнулась. Его ответная усмешка была полна сожаления, но отнюдь не удивления. Куинси уселся верхом на стул, положив руки на спинку.

– Надоело ждать? – осведомился он спокойно. Жорж совсем сконфузился. Разумеется, он знал, что эта женщина – любовница Куинси, и сейчас не понимал, как мог оказаться в ее постели. Он помнил только, что в какой-то момент повернулся и увидел ее уже без платья…

Он присел на край кровати, чтобы надеть башмаки, и робко улыбнулся Куинси:

– Спасибо, что решил присмотреть за ней, – благодушно заметил тот. – Мало ли что!

Жорж улыбнулся, механически потирая царапины на груди, оставленные ноготками Иветты. До сих пор ему не приходилось встречать такой страстной женщины.

– Вообще-то я спешу, – обратился Куинси к Иветте. – Что за новости?

– А когда ты не спешил, скажи на милость? – огрызнулась она. – Слава Богу, мир не без добрых людей, иначе я, пожалуй, погасла бы, как свечка! Не хочешь продолжить то, что начал Жорж?

– Скоро рассвет. Просто скажи, в чем дело, и я поеду. Иветта испепелила его взглядом и раздраженно натянула простыню на грудь. Уловки, что совсем недавно так хорошо действовали на Куинси, теперь оставили его равнодушным.

– В чем дело, в чем дело… – проворчала она. – А в том, что похитили эту сучонку из провинции!

– Что? – вскричал Куинси, разом теряя все благодушие.

Иветта злорадно усмехнулась. К тому же само упоминание о Жанетте было ей неприятно. Что есть такого в этой девчонке, что все только ею и интересуются в последнее время?

– Мне приказано передать послание лично тебе, а ты должен немедленно отправиться в замок «Вивифан», что на побережье. Там и найдешь свою Жанетту.

– Какую Жанетту? – встрепенулся Жорж, выходя из сладких воспоминаний.

– Ну нет! И ты туда же! – хмыкнула Иветта. – Я говорю об этой красотке Жанетте де Лафайет. Ее только что похитил Лис.

Выражение лица Куинси не изменилось, но он меньше всего ожидал упоминания о Лисе, однако сразу понял, что проще всего было свалить вину за похищение на него.

У Жоржа вырвался вопль ужаса.

– Боже, что же теперь будет? – простонал он.

– Хотелось бы мне знать, с чего это Лис решил, что тебя заинтересует это похищение? – саркастически осведомилась Иветта.

– Потому что я был раньше знаком с Жанеттой… в провинции, – ответил Куинси, лихорадочно размышляя.

– Все ясно, – снова хмыкнула она, демонстративно смахивая с простыни воображаемую пушинку, потом уселась в постели, забыв натянуть на себя простыню. – Что ты собираешься делать?

– В данный момент ничего, – сказал Куинси, пожимая плечами.

Он направился к двери, и Жорж поспешил следом. Иветта окликнула их, но ни один не обернулся. В коридоре Куинси послышался стук закрывшейся двери, и он, обернувшись схватился за нож. Но вокруг уже снова было тихо. Быстро спустившись по лестнице и наскоро простившись с хозяином, мужчины вышли из дома.

Прежде чем вскочить в седло, Куинси, мрачно посмотрев на Жоржа, произнес:

– Послушай, Иветте не доверяем ни я, ни ее собственный муж. Оставайся здесь и не спускай с нее глаз.

– Но я должен спасти мадемуазель Жанетту! – возразил тот, бледнея. – Кто знает, на что способен этот Лис!

– Я сейчас же отправлюсь в этот замок. Не думаю, что до той поры что-то случится. Я вообще не уверен, что за этим похищением стоит Лис.

– Тогда кто же?

– Пока не знаю, но непременно выясню. А ты принесешь больше пользы здесь, чем следуя за мной по пятам. Ночи можешь проводить в постели Иветты, но днем оставайся незамеченным. Свято место пусто не бывает, пусть лучше у нее под боком будет мой доверенный человек.

Жорж неопределенно повел плечами, втайне убежденный, что Куинси во всем не прав. Иветта – человек преданный, слежка за ней наверняка ничего не даст, а тем временем с мадемуазель Жанеттой может произойти что-нибудь ужасное. Однако он относился к Куинси с большим уважением и счел за лучшее подчиниться приказу.

– Ладно, я так и сделаю, – буркнул он и пошел назад. Куинси проследил за ним взглядом. Он вовсе не был уверен, что Жорж не помчится следом, лишь немного выждав, и очень надеялся, что ненасытная страсть Иветты удержит его от глупостей.

Подхлестывая жеребца на пути к дому Гретхен, Куинси был мрачен, как грозовая туча. Близился день. Ему меньше всего хотелось околачиваться в квартале богачей в такое время, но он должен был узнать подробности.

Отперев дверь своим ключом, Куинси взбежал на второй этаж, прыгая через две ступеньки. Гретхен встретила его в коридоре она была одета для выхода, несмотря на ранний час. Глаза ее были красны от слез.

– Наконец-то! Я всю ночь ждала тебя. Есть новости насчет Жанетты?

– Лис держит ее в некоем замке «Вивифан» на побережье. Он послал за мной, – сообщил Куинси, усаживаясь в кресло.

– Значит, она жива! – воскликнула Гретхен с облегчением.

– К счастью, да.

– Это все моя вина… – Голос Гретхен сорвался. – Мне казалось, в доме маркиза она будет в полной безопасности.

– Ни к чему винить себя, – мягко произнес Куинси. – Ты ведь хотела как лучше, верно? Я сейчас же выезжаю на побережье, чтобы узнать, на каких условиях Лис освободит Жанетту. Обещаю, что сделаю все, что в моих силах. А теперь рассказывай.

– Вчера вечером от маркиза принесли записку с просьбой немедленно прибыть в «Прибежище Авроры». Там я узнала, что ночью Жанетта исчезла. Никто ничего не слышал и не видел, но поиски привели к беседке в саду, где лежала записка от Лиса. Он просто признал, что похищение – его рук дело. О выкупе речи не шло.

– Все образуется, вот увидишь.

Гретхен разрыдалась, и Куинси позволил ей выплакаться у него на плече.

– Ты должен знать, что Эдуард и Ален тоже извещены, – сказала она, успокоившись. – Они уже в пути.

– Проклятие! – вскричал Куинси. – Я знал, что без этого не обойдется!

Шрам на его щеке, как всегда в моменты ярости, принял багровый оттенок. Выходя, Куинси подумал, что не для того собирается вызволить Жанетту, чтобы любезно передать ее в руки жениху.

Глава 12

Жанетта лежала в теплой воде, откинув голову на край медной ванны, надеясь, что эта процедура поможет ей смыть память о прикосновениях Жан-Клода, после которых она почувствовала себя испачканной с головы до ног. Она пыталась найти его поступкам если не оправдание, то хотя бы объяснение. Но ничего не могла придумать.

Почему Жан-Клод так с ней обошелся?

Девушка печально склонила голову. Ею бесцеремонно воспользовались, потом отбросили за ненадобностью, и роскошь окружающей обстановки словно подчеркивала, что Жанетта всего лишь красивая игрушка. Больше всего на свете ей хотелось никогда не видеть Жан-Клода.

В двери повернулся ключ. В полной тишине звук показался таким оглушительным, что Жанетта оцепенела от ужаса. Она боялась вздохнуть, пока не услышала, что дверь осторожно открывается. Тогда она выскочила из ванны, расплескав воду, и за неимением другой одежды натянула на себя грязный пеньюар. Увы, тончайшая ткань намокла и облепила ее тело. Она затравленно огляделась в поисках хоть чего-нибудь, чем можно было бы прикрыться.

Раздался звук быстрых шагов, дверь открылась…

– Куинси Жерар! – изумленно вскричала она.

Черные глаза обожгли ее взглядом. Сверкнула белозубая улыбка.

– Кажется, я не вовремя…

Куинси только что обсудил с братом условия, на которых Жанетта может получить свободу. Как он и ожидал, речь шла о выдаче Лиса. В ответ он потребовал доказательств того, что девушка и в самом деле находится в замке. Жан-Клод с глумливой ухмылкой передал ему ключ.

– Как ты здесь оказался? Немедленно убирайся! Куинси только шире улыбнулся, и в его взгляде появилось что-то хищное. Жанетта отшатнулась, взгляд ее заметался по комнате. Этот человек был ей хорошо знаком, но он ничем не напоминал того Куинси Жерара, которого она знала в детстве. Он изменился так разительно, что кровь леденела в жилах. Разумеется, он явился сюда за ней! Но что ему нужно?

Внезапно она заметила шрам на щеке. Точно такой же был и у незнакомца с постоялого двора, и у предводителя разбойников!

– Боже мой, это же Лис!

Жанетта бросилась бежать. Незваный гость одним прыжком поймал ее, как хищник добычу. Каким-то чудом ей удалось вырваться, однако не успела она достигнуть двери, как та захлопнулась и ключ повернулся в замке. Инстинктивно она побежала в спальню и, открыв окно, посмотрела вниз – она забыла, что внизу отвесный обрыв! Тогда она повернулась к нему – бледная, с расширенными от ужаса глазами.

Куинси стоял у двери, беззастенчиво скользя взглядом по облепленному влажной тканью телу Жанетты. Глаза его горели. Громадная кровать не столько разделяла их, сколько предлагала себя для наслаждения. У девушки вырвался жалобный стон загнанного животного.

– Прошу тебя, умоляю!.. – едва выговорила она в страхе и отчаянии.

Что за дьявол вселился в некогда сдержанного, привыкшего владеть собой Куинси Жерара? Что за роль он играл сейчас? Лиса? Бродяги из таверны?

– О чем же ты просишь? – осведомился он с иронией. – И даже умоляешь?

Жанетта вспыхнула так, что краска залила не только лицо, но и шею, и грудь.

– Я тебя не понимаю, Куинси! Ты что – потерял рассудок?

– Ах, Жанетта, Жанетта…

В голосе, словно намеренно для контраста с безумным пламенем глаз, прозвучала ласка. И в тот же миг Куинси сделал рывок в сторону, огибая кровать. Жанетта испуганным прыжком взлетела на это громадное сооружение – и тотчас поняла, что совершила ошибку. Перина была слишком мягкой, она подалась под ней, как коварная ловушка, не давая оттолкнуться, не позволяя соскочить.

– Жан-Клод! Где ты? Помогите кто-нибудь! – закричала Жанетта, падая на атласное одеяло.

Ладонь зажала ей рот, и могучее тело придавило ее сверху.

– К чему столько шума? Я тебе ничего плохого не сделаю.

Жанетта перестала извиваться – она устала и очень хотела ему поверить. Ладонь тотчас приподнялась.

– «Я тебе ничего плохого не сделаю»! – передразнила она. – А после этого насилуют!

– Насиловать тебя никто не собирается.

– Кто это говорит? Лис? И ты ждешь, что я поверю разбойнику?

– Почему бы и нет, раз он явился сюда спасти тебя.

– Чего ради? – прошипела Жанетта и приготовилась снова звать на помощь.

Ладонь вновь опустилась, зажимая ей рот. Жанетта начала сопротивляться изо всех сил, и чем дольше билась, выгибалась и бросалась из стороны в сторону, тем больше Куинси терял голову. В его руках была женщина, которую он всегда хотел целовать, ласкать, которой хотел обладать. Его захлестнула темная сила желания. Наконец, махнув рукой на все свои благие намерения, он впился губами в открытый для крика рот Жанетты, целуя ее, как никогда прежде не целовал ни одну женщину. Сначала в этом поцелуе была только ласка, а затем безумная страсть. Сам того не сознавая, Куинси вложил в него всю свою давнюю тоску, всю любовь, все физическое влечение. Ошеломленная, Жанетта начала робко отвечать на поцелуй. Ее ответная страсть окончательно одурманила Куинси.

На плечо опустилась рука и рванула его прочь. Со сдавленным рычанием он повернулся и нанес удар, но Жан-Клод успел отскочить.

– Промахнулся, братец! – заметил он со смешком. – Надо быть хладнокровнее.

Куинси неуклюже выбрался из мягких тисков перины, мрачно заправил за пояс выбившуюся рубашку и нашел взглядом Жанетту, Она сидела, подтянув колени к груди, и не сводила с него изумленного взгляда. Губы ее припухли от поцелуев, аметистовые глаза смотрели испытующе, стараясь заглянуть ему в душу. Куинси подумал, что с радостью позволил бы ей читать там, как в книге. Никогда еще Жанетта не смотрела на него так, никогда он не был для нее предметом интереса, и от этих мыслей сладостная дрожь пронзила все его тело.

– Теперь-то я тебя поймал, – медленно произнес Жан-Клод. – Держу пари, ты спишь и видишь, как бы заполучить все, что я имею: поместье, титул, положение законного наследника… и мою женщину. Думаешь, все это так просто отнять?

– А по-твоему, все это дается по заслугам? – хмыкнул Куинси. – Если бы это было так, ты бы шатался в одной компании с портовыми нищими.

– Ну хватит! – буркнул Жан-Клод, мрачнея. – Вернемся к нашим делам. Тебя все еще интересует эта рыжая потаскушка?

Жанетта вскрикнула, но ни один из братьев не посмотрел на нее. Их взгляды не отрывались друг на друга.

– Возможно, – наконец произнес Куинси.

– «Возможно», скажите на милость! Я не слепой. Появись я на пару минут позже, и вы уже слились бы в экстазе! Не валяй дурака, ты же всегда хотел ее!

На лице Куинси не дрогнул ни один мускул: он решил отыграть эту сцену к своей максимальной выгоде. От этого зависела свобода Жанетты, хотя сама она и не подозревала об этом.

– О чем речь, Жан-Клод? Хочешь ее продать?

Пусть подпишет себе ответом окончательный приговор в ее глазах!

– Ну зачем так грубо! – Жан-Клод улыбнулся с обманчивой мягкостью и удобно устроился в кресле. – Скажем так: она в моих руках, ты не против ее заполучить, а я – человек практичный, но великодушный. Истинная любовь всегда способна тронуть мое сердце.

Откровенно забавляясь, он перевел взгляд на лицо Жанетты, где растерянность постепенно уступала место ужасу и отвращению. «Что за дурочка», – подумал он с извращенной нежностью.

– В таком случае назови цену. Если только она не слишком высока.

– Моя цена тебе хорошо известна! – отрезал Жан-Клод. – Мне нужен Лис, и нужен как можно скорее! Решай, Куинси! На одной чаше весов этот разбойник, на другой – роскошная женщина.

Девушка ахнула. Жан-Клод наградил ее сердитым взглядом.

– Но как же ты можешь?! – крикнула она. – Ты же говорил…

– Да замолчи ты! – прикрикнул он, вскочил и принялся раздраженно мерить шагами спальню.

Куинси встревожено глянул на Жанетту. Если Жан-Клод все еще дорог ей, она без колебаний выдаст его. Нужно было срочно перевести разговор в другое русло.

– Один вопрос, – сказал он поспешно. – Она все еще невинна?

Стоило этим словам вырваться, как сердце бешено заколотилось в груди. Куинси отчаянно пожелал, чтобы Жанетта досталась ему невинной. Жан-Клод бросил на него проницательный взгляд и разразился довольным смехом. Для него это был поистине момент триумфа.

– Боюсь, что…

– Жан-Клод, не нужно!

Неизвестно почему, но Жанетте совсем не хотелось, чтобы Куинси Жерар узнал о ее позоре.

– Она все еще скромна, дорогой братец, хотя трудно сказать, как ей это удалось. Даже я уже не был первым, до меня ею попользовался Ален де Виньи и неизвестно кто еще!

Сердце Куинси упало. Ален, Жан-Клод! Мысль об этом была невыносима. По лицу его скользнула едва уловимая тень, что не укрылось от взгляда Жанетты, и она уткнулась головой в колени, проклиная жестокость Жан-Клода.

– Тем лучше! – Куинси заставил себя пренебрежительно улыбнуться. – С девственницами не оберешься хлопот. Какая есть, такой я ее и заберу.

– Вот и хорошо, – сказал Жан-Клод, пытаясь скрыть разочарование. – Вернемся к Лису.

Похоже, он ошибся в Куинси. Судя по всему, его братцу было все равно, кто побывал в постели его пассии. Бросив взгляд на Жанетту, он встретился с ее полными возмущения глазами. Можно было смело поставить крест на ее любви к нему.

– Как ты смеешь выставлять меня на продажу?

– Лучше помолчи. Я поступлю с тобой, как сочту нужным. Итак, Куинси, чем скорее мы покончим с этим делом, тем скорее Жанетта окажется в твоем распоряжении.

– Как только я добуду сведения, сразу передам их тебе, а ты передашь мне Жанетту.

– Перестаньте, вы оба!

Братья невозмутимо продолжали разговор.

– Я вернусь в «Прибежище Авроры». Надеюсь уже завтра услышать от тебя что-нибудь новое. А что касается Жанетты… может статься, с ней будет больше хлопот, чем с любой девственницей. Но это уже меня не касается.

– Хлопот? – Куинси оглядел девушку и пожал плечами. – Мне не привыкать приручать женский пол. Настоящему мужчине это по плечу.

– Боже мой! Боже мой! – повторяла Жанетта, в бессильном гневе сжимая кулачки. – Я ненавижу вас всех!

– Вот что, Куинси! Когда она тебе надоест, извести меня. У меня может снова появиться охота.

– Хочешь все сразу – и Лиса, и ее? Не слишком ли роскошно?

– Я же сказал: когда надоест!

– Вы не можете так унижать меня! Чем я это заслужила!

– Мне, пожалуй, пора, – сказал Куинси, не подавая виду, что его трогают крики Жанетты. – Ты не особенно рассчитывай, на то, что скоро получишь ее назад. Она мне дорого обошлась, и я намерен окупить затраты с лихвой.

Жан-Клод окинул взглядом могучее тело брата, состоявшее, казалось, из одних стальных мышц, и злобно усмехнулся, предвкушая, как эта необузданная сила обрушится на нежное, хрупкое тело Жанетты.

– Пользуйся ею, сколько захочешь. Я подожду. – Он вдруг оживился: – А ты не боишься, что ее голубая кровь окажется слишком жидкой? Что она так никогда и не загорится? Я, как ни бился, слышал от нее только «нет» да «нет».

Жанетта ничком рухнула на постель, чтобы спрятать горящее от стыда лицо.

– Поживем – увидим, – холодно произнес Куинси. – Значит, договорились? Тогда одно условие: никто не смеет коснуться ее до моего возвращения.

– Не думаю, что мои люди жаждут навлечь на себя твой гнев, дорогой братец. Она теперь твоя, и я сейчас же предупрежу каждого…

– Себя не забудь!

Куинси рывком сдернул Жанетту с постели и привлек к себе, ощутив каждый изгиб ее дрожащего тела. Медленно он приподнял ее лицо за подбородок. Полные губы трепетали, но невозможно было сказать, в ожидании поцелуя или от сдерживаемого гнева. Сердце Куинси забилось, и он склонился к этим губам.

– Эй, эй! – вмешался Жан-Клод. – Сделка будет считаться совершенной только тогда, когда я получу все необходимые сведения. Сам видишь – чем скорее, тем лучше!

Куинси оттолкнул Жанетту. Лицо его было искажено от неудовлетворенной страсти, глаза яростно сверкали. От толчка она упала на постель, полы пеньюара распахнулись. Куинси резко отвернулся и вышел.

– Кстати, – ехидно сказал Жан-Клод, наблюдая за тем, как судорожно Жанетта кутается в пеньюар, избегая его взгляда, – я что-то не заметил, чтобы ты сопротивлялась, когда братец Куинси повалил тебя на постель! А я-то явился защитить твою честь! Похоже, тебе не слишком нравится подолгу быть одной. В таком случае и я на что-нибудь сгожусь… А впрочем, зачем мне это? Пусть Куинси занимается твоим постельным образованием. Не сопротивляться – этого мало… – он помедлил и издевательски добавил: – дорогая. Короче, вот что. Ты принадлежишь мне и будешь принадлежать всегда, даже в тех случаях, когда я буду одалживать тебя другим в виде платы за услуги. Тебе ведь это по душе, не так ли, милая? Потому что ты меня любишь. Ведь любишь, верно?

Жан-Клод, усмехнувшись, окинул Жанетту взглядом собственника. Голубые глаза его были холодны. Заметив на плече длинный, все еще влажный локон, он пропустил его между пальцами. Жанетта отшатнулась, не в силах выносить даже такое прикосновение. Она ничего не ответила ему.

Жан-Клод улыбнулся. Он был доволен ее строптивостью, потому что терпеть не мог кротких, податливых созданий. Его влекли вызов, поединок – и победа.

– Тебе лучше переодеться, дорогая, – сказал он, не отводя взгляда от ее тела. – Ты слишком дорога мне, я просто не могу допустить, чтобы ты простудилась.

Девушка яростно сверкнула на него глазами, но он только засмеялся.

Оставшись одна, Жанетта легла на спину и раскинула руки, пытаясь вообразить себя на теплых, мягко колышущихся волнах, услышать их плеск и забыть насмешливый смех Жан-Клода. Тихие горькие слезы беззвучно текли из глаз, пропитывая влагой волосы на висках.

И этот человек еще спрашивает, любит ли она его! Разве он стоит любви? После всего, что она вынесла по его вине, он заслуживает только ненависти! А Куинси, его единокровный братец! Они стоят друг друга!

Глава 13

Не в силах усидеть на месте, Жанетта ходила взад-вперед по гостиной своей роскошной тюрьмы. Беспокойство ее возрастало. То и дело она бросалась к двери, чтобы проверить, крепко ли держится стул, засунутый спинкой под обе ручки. Не то чтобы стул мог предотвратить вторжение, но даже эта жалкая мера предосторожности была очень кстати – по крайней мере никто уже не мог ворваться без стука. Каждый раз, когда взгляд падал на дверь, она судорожно стискивала у горла ворот пеньюара. Жан-Клод не удосужился снабдить ее одеждой.

С неожиданного визита Куинси Жерара прошло много часов, но разговор братьев все еще был свеж в памяти. Как они торговались из-за нее! С тех пор Жанетту оставили в покое – настолько, что даже не кормили. Поначалу она радовалась одиночеству, но мало-помалу начала тревожиться. Солнце давно уже опустилось за горизонт, вечерняя прохлада сменилась' холодом ночи. Что-то происходило, но что? Замок казался вымершим.

Вспомнив Куинси, Жанетта снова рассердилась на себя. Нужно было изобличить его перед Жан-Клодом! Почему она этого не сделала? Разумеется, она была слишком унижена и растеряна, чтобы мыслить здраво, но если бы не это… сказала бы она Жан-Клоду, что Куинси и есть Лис? Пожалуй, все-таки не сказала бы. Неужели только потому, что его поцелуи так волнуют, так воспламеняют кровь?

Волна дрожи прошла по ее телу, и она ускорила шаг, будто хотела убежать от себя.

Было очень нелегко совместить эти два образа: романтический и жестокий предводитель разбойников Лис и Куинси Жерар, которого она знала много лет. Он всегда казался мрачноватым, словно думал одному ему известные невеселые думы. И еще… раньше Жанетта не придавала этому значения, но ведь Куинси… да-да, он всегда питал к ней – интерес? Слабость? Неужели даже тогда он видел в ней женщину?

Внезапный всплеск желания медленно растаял. Это было весьма странно. Братья упоенно торговались, и она была призом в их сделке. Почему же Жан-Клода она за это ненавидит, а Куинси ее только озадачивает?

Устав от раздумий, Жанетта раздвинула занавески, чтобы впустить в комнату лунный свет, и с удивлением заметила стоявший в бухте большой галеон. Он покачивался на волнах довольно близко от берега. Шлюпки курсировали от его борта к пляжу, перевозя какой-то груз, принимать который бросалось множество людей, так что берег напоминал растревоженный муравейник. С такого расстояния невозможно было разглядеть подробности, однако суетливый характер выгрузки под покровом ночи ясно говорил о контрабанде.

Один из неизвестных вдруг бросил взгляд вверх. Девушка отпрянула от окна из страха быть замеченной. Она надеялась, что не привлекла внимания контрабандистов. Им наверняка понравилась бы идея прихватить с собой в дорогу женщину.

Время шло. Невозможно час за часом нервничать и при этом не изнурить себя. Жанетта не могла уже мерить шагами гостиную: ноги у нее подкашивались. К тому же она озябла, ведь никто не принес дров, чтобы разжечь огонь в камине. Закутавшись в одеяло, она уселась так, чтобы видеть входную дверь, но очень скоро глаза у нее начали слипаться. Тогда она прилегла на диванчик и быстро заснула…

В дверь забарабанили. Жанетта рывком села и с ужасом уставилась на ходивший ходуном стул. Кто-то ломился к ней! Она попыталась подняться на ноги, но запуталась в одеяле и повалилась на пол. К стуку прибавились громкие проклятия, потом раздался удар каким-то тяжелым предметом. На двери появились темные черточки трещин.

Жанетта неистово забилась, стараясь выпутаться из одеяла, но не сумела и поползла, извиваясь, за диван, чтобы там укрыться. В этот момент новый удар расколол дверь пополам, и стул отлетел в сторону.

На пороге появился человек, увидев которого Жанетта вскрикнула от отвращения. На нее, ухмыляясь, смотрел невероятно грязный оборванец.

– Ага! – удовлетворенно буркнул он. – Птичка-то уже запуталась в силке! Оно и к лучшему.

Его отвислые мокрые губы шевелились, словно он пытался что-то сказать, а от тела исходило такое зловоние, что Жанетту чуть не стошнило. Он подошел к ней, невозмутимо взвалил на плечо и понес к двери. На ее отчаянные крики никто не отзывался. Около кареты стоял Генри и, увидев ее, нетерпеливо отмахнулся, когда она стала молить его о помощи.

– Тихо, тихо! Здесь небезопасно, мадемуазель.

Она не поверила и закричала снова, в надежде, что кто-нибудь услышит и придет на помощь. Где же Куинси? – думала она в отчаянии. Она ведь обещана ему! Сейчас Жанетта готова была принять помощь кого угодно, лишь бы отделаться от мерзкого создания, державшего ее на плече.

Наконец ее крики надоели похитителям, и они забили ей рот грязным, вонючим кляпом. Оборванец впихнул ее в карету, потуже обмотал одеялом и пристроил на сиденье.

– А теперь веди себя тихо, иначе я сделаю так, что ты месяц не сможешь ходить!

Захлопнув дверцу, он неуклюже взобрался на облучок. Жанетта попыталась освободиться от одеяла. Упряжка рванулась вперед, от толчка ее сбросило на пол между сиденьями. Лошади понеслись вскачь, так сильно раскачивая карету, что девушка беспомощным свертком перекатывалась по полу, не в силах даже вытолкнуть отвратительный кляп. В конце концов, ей удалось высвободить одну руку и вырвать грязную тряпку изо рта. Теперь можно было отдышаться. Размотав одеяло, она устроилась на бархатном сиденье.

Упряжка неслась, словно за ней гнались все демоны ада, на выбоинах карету так подбрасывало, что приходилось хвататься за что попало, чтобы снова не оказаться на полу. Неожиданно Жанетта обнаружила в углу сиденья связку мехов и на них – корзинку с провизией и бутылкой вина. Схватив кусок сыра и ломоть хлеба, девушка жадно впилась в них зубами. Пища показалась ей восхитительной, и она ела до тех пор, пока не ощутила, что не может проглотить больше ни крошки. К сожалению, запить ужин было нечем – бутылка была плотно заткнута пробкой. Жанетта вернула ее в корзину, сложив туда же остатки еды.

Жанетта не могла понять, куда ее везут. Зачем? И почему в такой спешке? Она с содроганием вспомнила ужасные минуты, когда лежала на полу, беспомощная, с мешком на голове, кашляя и чихая, в то время как кто-то вонючий, невыразимо гнусный издевался над ее телом.

Жанетта сжалась на сиденье в таком приступе ужаса, что прежние страхи показались ей просто смешными. Выходило, что над ней надругался тот самый оборванец, что тащил ее на плече к карете! Она в его руках, в его власти! Беспросветное отчаяние овладело ею.

Судя по всему, ее увозят из замка по приказу Жан-Клода. Но как он мог доверить ее этому чудовищу? Только бы Генри тоже ехал с ними! Он не позволит снова надругаться над ней.

Карета резко остановилась. Жанетту сбросило на пол, сверху на нее свалилась корзинка с едой и полной бутылкой, а затем ворох мехов.

– Куда это вас несет в такое время? – рявкнул снаружи громкий командный голос.

Не зная, чего ожидать, кому верить, Жанетта постаралась зарыться под меха, чтобы ее не заметили. В сознании эхом повторялось предупреждение оборванца: «Веди себя тихо, иначе я сделаю так, что ты месяц не сможешь ходить!» Она решила, что рискнет, если сочтет возможным попросить о помощи у тех, кто остановил карету, особенно если среди них находится Куинси.

– Вот ведь какое дело, – сказал голос Генри, в котором вдруг зазвучало подобострастие, смешанное с раздражением. – Наш хозяин не захотел возвращаться из гостей в закрытой карете. Подавай ему, видите ли, прогулку верхом при лунном свете! Ну, а нам с приятелем нет дела до того, что карета пустая – быстрее доедем!

– Что-то в последнее время контрабандисты зашевелились, – заметил командный голос.

– Мы об этом ничего не знаем. Нам бы поскорее домой добраться, на теплую кухню да за стол!

Жанетта задалась вопросом, с кем они имеют дело. Возможно, маркиз де Бомон организовал ее поиски? Или тетушка? Но она не знала наверняка, а положиться на удачу не решилась. Все мужчины одинаковы, думала она с угрюмой обреченностью, надеясь, что до обыска дело не дойдет.

– Да уж, теплое местечко у камелька в такую ночь так и манит, – командный голос смягчился, – особенно если под боком девчонка погорячее. Ладно, ребята, загляните-ка в карету, да и разъедемся.

Дверца распахнулась. Жанетта затаила дыхание. Послышалась какая-то возня у нее над головой, но было заметно, что никто особенно не утруждает себя. Вскоре дверца закрылась.

– Лейтенант, ничего интересного не обнаружено!

– Что ж, поезжайте, счастливчики, а нам рыскать по кустам до рассвета.

– Да уж, незавидная участь, – небрежно заметил Генри. – А в чем дело?

– Сказано, обыскивать всех.

– Это что же, нас опять остановят? Когда ж мы домой доберемся!

– Кто это вас остановит, скажи на милость, дуралей? Патруль-то один! Если не повернете назад, то доберетесь домой без хлопот.

– Вот и славно!

– Эй, по местам! Дело не ждет!

И снова началась бешеная скачка. Жанетта сбросила с себя меха, пристроила корзинку и уселась на сиденье. Она спрашивала себя, правильно ли поступила, затаившись. Впрочем, это уже не имело значения. Она предпочла знакомых тюремщиков незнакомым спасителям. Теперь оставалось узнать, что ее ждет. К счастью, Генри тоже покинул замок. Возможно, он защитит ее от посягательств Жака.

Время, казалось, остановилось. Постепенно Жанетта начала сомневаться, что они вообще когда-нибудь доберутся до места назначения. У нее болело все тело, ломило виски. Но когда она думала: а что же ждет ее в конце пути? – ей хотелось, чтобы тряска продолжалась вечно.

Неожиданно ей пришло в голову, что ее могут везти к Куинси, что сделка совершена и будет оплачена. Радостное возбуждение ненадолго придало девушке сил. Впрочем, она поборола неуместные чувства. Разве ей сейчас до сантиментов? Ведь Куинси одной крови с Жан-Клодом, пусть даже только наполовину, а значит, он столь же черен душой.

В конце концов карета замедлила ход и остановилась. Жанетта сбросила меха, под которое снова забилась, скрываясь от холода, и приготовилась обратиться в бегство. Но не успела она взяться за ручку дверцы, как та распахнулась и внутрь протянулась рука, поросшая жесткими волосами, напоминающими мех зверя. Рука схватила ее, рванула на себя, и она оказалась прижатой к вонючим тряпкам.

Переступив за время пути какой-то внутренний порог, Жанетта не испугалась, а пришла в бешенство и так лягнула Жака в голень, что он взвыл от боли и выпустил ее. Подобрав повыше рваный подол сорочки и полы пеньюара, она бросилась бежать со всей скоростью, на какую только была способна, держа курс на темнеющую поблизости громаду леса. Однако Жак, на первый взгляд неповоротливый, проявил неожиданную прыть. В несколько прыжков он нагнал ее, схватил за волосы, принудив остановиться, и с размаху влепил ей одну за другой три пощечины. Последняя была так сильна, что Жанетту швырнуло на подоспевшего Генри. Все еще в бешенстве, она не обратила на боль никакого внимания и нанесла бы Жаку ответный удар, если бы Генри не схватил ее за руку.

– Не злите его – хуже будет! – прошипел он ей на ухо, а своему сообщнику сделал знак отойти.

Бормоча грязные ругательства, Жак ушел, но вскоре вернулся – с мехами и корзинкой.

– Устроимся поудобнее, раз уж мы здесь, – заявил он, многозначительно глядя на девушку. – Генри прав: злить меня не стоит. Он ведь не всегда будет поблизости, чтобы прийти тебе на помощь, малышка!

С этими словами он повернулся и ушел. Только тут Жанетта заметила жалкую лачугу. Это что же, и есть место их назначения? Ее новая тюрьма? Это невозможно!

От пощечин Жака лицо горело, но она сочла ниже своего достоинства обсуждать это с Генри и вообще задавать какие-либо вопросы. Ответ вряд ли порадовал бы ее, а поскольку пока путей к спасению не было, оставалось молча вынести то, что уготовила ей судьба. Она решила, что будет держать ухо востро и воспользуется первым же шансом.

– Жак от, природы таков, – мрачно объяснил Генри, подтолкнув ее к хижине. – Гнусный он тип, что и говорить, а уж с вашей сестрой – чистый дьявол. Так что сама понимаешь…

– Что это вы перешептываетесь? – подозрительно осведомился Жак, высунув голову в дверь. – Учти, Генри, если что – я первый! Давай веди ее сюда.

Жанетта едва сумела подавить дрожь. Этот человек пугал ее, как дикий зверь.

В лачуге было холодно и грязно. Всю обстановку составляли грубо сколоченный стол и такой же стул. Она огляделась с чувством глубочайшего уныния. Как ей хотелось убежать отсюда! Подальше от этих грубых животных! Но она не могла рисковать, зная, что в случае неудачи ее ждут побои и скорее всего жестокое изнасилование. Она продрогла до костей, но ждать огня не приходилось: он мог выдать их присутствие.

Корзинка с остатками еды и вином уже стояла на столе рядом с тусклой плошкой, меха валялись в углу.

– Это твоя постель, – буркнул Жак и добавил с гнусной ухмылкой: – Может, погреть тебе ее?

Девушка гневно сверкнула глазами. Он разразился скрипучим смехом, взял бутылку и начал лезвием ножа ковырять пробку. Ей оставалось только устроиться в ворохе мехов подальше от него.

– Я посторожу первым, – сказал Генри. – Не вздумай выпить все вино в одиночку, дай немного мадемуазель, чтобы согрелась. И на мою долю оставь.

– Как?! – вскричала Жанетта в ужасе. – Вы уходите? Вы же не оставите меня с ним наедине?

– Немного доброго вина – и весь ваш страх как рукой снимет, – ответил он с кривой усмешкой и вышел.

– А ночь-то выдалась холодная, – как бы между прочим заметил Жак. – Как насчет винца? Сядем рядком, угреемся, слово за слово…

Его глубоко посаженные глазки зашарили по телу Жанетты. Она опустила голову и натянула мех почти до самого носа, чтобы прикрыть свой чересчур легкомысленный наряд.

– Нет, спасибо, обойдусь, – ответила она отчужденно. Она быстро согрелась, но не отваживалась и думать о том, чтобы сомкнуть глаза. Это было все равно, что предложить себя Жаку. Она решила дождаться, когда его сморит пьяный сон. Что, если тихонько выудить нож у него из кармана, выбраться наружу, проскользнуть мимо Генри…

Дальше мечты зашли в тупик. Куда идти? Ведь она понятия не имеет, где находится. Одна в пустынной местности, без одежды, холодной ночью! И все же Жанетта знала, что попытается убежать, если представится возможность.

Время шло. В щели между бревнами проникал ночной холод, и приходилось плотно кутаться в меха, чтобы сохранить тепло. Жак уничтожил остатки пищи, обильно запивая их вином. Пил он шумно и жадно, как животное на водопое. Вино разгорячило его, запах немытого тела наполнил хижину. Когда в бутылке убыло на три четверти, Жак пьяным голосом негромко затянул песню. При этом он нетерпеливо возился на стуле и обегал глазами хижину, как человек, ищущий развлечений. Рано или поздно дело должно было дойти до Жанетты, и когда мутный взгляд остановился на ней, она окаменела.

Жак поднялся и неверным шагом, двинулся к ней. Девушка приготовилась сопротивляться до последнего.

– Я оставил тебе немного выпивки, малышка. Ох и винцо попалось! Сроду меня так не забирало. На, держи!

Он ткнул девушке откупоренную бутылку. Она отшатнулась.

– Ну-ну, нечего артачиться. Я только хочу, чтобы ты согрелась.

– Пей сам! – крикнула она, ощутив, как подкатывает тошнота при мысли о том, что к горлышку прижимались эти мокрые отвислые губы.

– Брезгуешь, значит?

Не успела Жанетта и глазом моргнуть, как Жак схватил ее за волосы, запрокинув голову, и влил вино в рот, широко раскрытый для крика. Против воли она глотнула пару раз, потом закашлялась, и темная жидкость потекла по шее и груди, пропитывая одежду.

Все это ужасно развеселило Жака. Он скорчился, хохоча и хлопая себя по ляжкам. Жанетта воспользовалась этим, чтобы кинуться к двери. Снаружи царили мрак и холод. Мокрая сорочка льнула к телу, как корка льда. Пару секунд девушка вглядывалась в темноту, потом сделала шаг вперед.

– Ты куда это? – раздался резкий окрик, и в бок уперлось дуло пистолета.

– Этот… Жак… он насильно влил мне в рот вино и…

– Видать, мало влил. Назад! Мне приказано стеречь тебя, и уж будь уверена, я устерегу!

Дуло с силой ударило ей в ребра. Жанетта вскрикнула и схватилась за бок от мучительной боли. «Эти двое безумцы, каждый по-своему», – подумала она и вернулась в хижину. Голова казалась странно легкой, желудок сводило. Опасливо оглядевшись в поисках Жака, девушка обнаружила его на полу, с пустой бутылкой в руке. Очевидно, он так напился, что заснул, потому что лежал совершенно неподвижно. Жанетта бесшумно перенесла свою постель в другой угол, свернулась клубочком и закрыла глаза. Она чувствовала себя совершенно разбитой.

Глава 14

Разбудил ее упавший на лицо солнечный луч. Медленно и неохотно она приоткрыла веки. Вдруг к горлу подступила тошнота и рвотный позыв заставил ее вскочить, разметав меховое гнездо, в котором она провела ночь. Прижимая ладонь ко рту, Жанетта пулей вылетела из хижины и упала на колени прямо у порога. Ее выворачивало до тех пор, пока в желудке ничего не осталось. Полуживая от изнеможения, она со стоном опустилась прямо на холодную землю. Отчаянно хотелось пить, но не было сил даже пошевелиться. Когда поблизости хрустнула ветка, она лишь вяло приподняла голову. Это был Генри с пистолетом в руке.

– Я так и подумал, мадемуазель, что вы уже проснулись, – сказал он насмешливо.

– Воды! – простонала она.

– Что такое? – удивился Генри.

– Мне плохо…

– Да, похоже на то. Будет вам вода.

Через пару минут он вернулся с черпаком, поднес к губам Жанетты и дал ей отпить глоток. Чуть погодя, видя, что рвотных спазмов не последовало, он позволил ей напиться вволю.

– Скоро вам станет лучше.

В самом деле, тошнота мало-помалу утихла. С помощью Генри девушка поднялась, но была так слаба, что тут же повисла у него на плече.

– Я отведу вас в хижину. Ложитесь и не вставайте, пока не вернутся силы. Не знаю, сколько нам еще тут оставаться, но уже недалеко до заката, а там опять похолодает. В первую очередь вам бы надо согреться.

Жанетта попыталась идти сама, но колени подогнулись, и она чуть не упала. Генри втащил ее внутрь, вышел и захлопнул дверь. Лачуга была пропитана вонью. Жанетта нашла в себе силы присесть возле неподвижного тела Жака, остававшегося в той же позе, в которой уснул. Это казалось странным. Превозмогая отвращение, девушка дотронулась до тела и сразу ощутила, какое оно каменное и ледяное. Жак был мертв. Вопль ужаса рванулся из горла.

Дверь распахнулась, вбежал Генри и, оттолкнув Жанетту, склонился над трупом. С минуту он изучал своего сообщника, потом выпрямился, пожал плечами и пнул его носком грубого ботинка. Жанетта не могла отвести взгляда от трупа. Это был первый мертвец, которого она видела за свою жизнь. Генри пришлось как следует встряхнуть ее, чтобы привести в чувство.

– Откинул-таки копыта, – озадаченно заметил он. – Я знал, что когда-нибудь он допьется до ручки!

– Он умер… – тупо произнесла девушка.

Она не могла поверить, что такое возможно. Люди не умирают вот так, ни с того ни с сего. Она провела целую ночь рядом с трупом!

– Что же теперь с ним делать?

– Да ничего.

– Как это?

– Пусть себе валяется.

– Но я же не могу…

Издалека послышался перестук копыт. Он быстро приближался. Генри и Жанетта дружно обернулись на звук. Вскоре в дверях появился Жан-Клод. Надежда во взгляде девушки сменилась холодным отчуждением: она ожидала Куинси. Только он мог защитить ее от опасности, пусть даже из низких побуждений. Опасность существовала, настолько же реальная, насколько и необъяснимая. Жак умер не потому, что перебрал вина, а потому, что вино было отравлено. Если бы она согласилась составить ему компанию, то лежала бы сейчас рядом, неподвижная и окоченевшая.

Жанетта содрогнулась, решив, что это дело рук Жан-Клода. Тот оглядел труп, нахмурился и повернулся к Генри:

– Что это значит?

– Мадемуазель стало плохо, ее вырвало. Потом мы обнаружили Жака мертвым, – объяснил тот равнодушно.

Жан-Клод рывком повернулся к Жанетте. Она была очень бледна и едва держалась на ногах. Он посмотрел на Генри, доверенного человека интенданта. Возможно, его милость решил приложить руку к происходящему? Это не понравилось Жан-Клоду, и он дал себе слово как можно скорее во всем разобраться, а пока высунулся в распахнутую дверь лачуги и крикнул:

– Эй, Куинси! Забирай ее, она твоя.

Жанетта едва не лишилась чувств от облегчения. Значит, Куинси все-таки явился за ней! Когда в проеме двери появился широкоплечий гигант, она с трудом удержалась, чтобы не броситься на шею своему спасителю. Черные глаза нашли ее в полумраке лачуги. Коротко кивнув, Куинси огляделся. При виде трупа лицо его исказилось от ярости.

– Что, черт возьми, здесь случилось?

– Ничего особенного, – примирительно ответил Жан-Клод. – Один из моих помощников упился до смерти.

Куинси подошел, опустился на корточки возле скрюченного тела и с минуту его разглядывал. Затем внимательно изучил бутылку из-под вина. Понюхав горлышко, Куинси отбросил ее и молча подошел к Жанетте.

– Сделка вступает в силу, – бесстрастно отчеканил он. – Каждый получил желаемое, и наши пути на этом расходятся.

– Постой, постой! – заторопился Жан-Клод. – Ты не забыл наш разговор? Она моя! Я лишь одалживаю ее тебе во временное пользование.

Куинси пожал плечами.

– Что касается Лиса, я очень надеюсь, что обойдется без неприятных сюрпризов, когда он попадется к нам в руки – продолжал Жан-Клод с нажимом.

– Мне до него дела нет. Ты хотел знать, где его найти, – я раздобыл для тебя нужные сведения. Остальное зависит от тебя.

– Ишь ты, ловкач! – сердито пробормотал Жан-Клод, Никогда не доверявший брату.

– Каков есть, – отрезал Куинси и, повернувшись к Жанетте, широко улыбнулся:

– Хватит разговоров, пора заняться делом. Я и так слишком долго ждал.

Девушка инстинктивно отпрянула: на миг ей показалось, что ее удел – стать очередной порцией мяса для этого дикого зверя. Куинси положил руки ей на плечи и слегка подтолкнул вперед. Нечего было и думать вырваться из этих тисков. Впрочем, Жанетта была далека от мыслей о побеге и мечтала лишь оказаться как можно дальше от Жан-Клода. Сейчас трудно было даже представить, что когда-то она умирала от любви к этому человеку.

Неподалеку стоял экипаж с распахнутой дверцей, окруженный разбойниками. На этот раз они были верхом, лошади нетерпеливо прядали ушами и пританцовывали, торопясь пуститься в путь. Бандитов было около дюжины, и все они выглядели под стать своему предводителю.

Ноги у Жанетты подкосились от страха. Куинси молча подхватил ее на руки и понес к экипажу. Она робко бросила взгляд из-под ресниц на его суровое лицо. Как он поступит с ней? Она затрепетала, когда сверкающие черные глаза заглянули ей в душу. Жанетта залилась краской и отвернулась.

На сей раз езда совсем не утомила Жанетту. Бог знает, почему она доверяла Куинси (во всяком случае, больше, чем его брату) и мечтала разузнать о нем все, что можно, так как он до сих пор оставался для нее незнакомцем, пусть даже весьма интересным.

Набрав скорость, лошади перешли на ровный аллюр. Жанетта устроилась поудобнее и, с удовольствием кутаясь в плащ Куинси, вдыхала пропитавший его мужской запах. Она расслабилась и наконец вздохнула свободно.

Вскоре она задремала. Ей снилось, что кто-то настойчиво пытался напоить ее отравленным вином. Она билась, отворачивалась и извивалась, однако злоумышленник был сильнее. Горлышко клонилось все ниже… но вместо вина из него выскользнула змея с голубыми, как у Жан-Клода, холодными глазами. Ядовитые зубы ее были оскалены и неумолимо приближались к ее лицу.

Жанетта закричала во весь голос – и проснулась в холодном поту. Кругом было темно, мягкое сиденье под ней качалось. Где она? Что с ней? Куда ее везут? Она закричала снова. Карета остановилась, в распахнувшейся дверце показалась мужская фигура. Девушка в ужасе бросилась в противоположный угол, но прежде чем сумела выпрыгнуть, ее схватили за руки. Карета снова рванулась вперед. Не желая сдаваться без боя, Жанетта с ненавистью и презрением глянула в лицо своему врагу – и узнала Куинси. С возгласом облегчения она прильнула к нему, заливая слезами его рубашку.

– Что случилось? – спросил он мягко. – Страшный сон? Не бойся, теперь все будет хорошо.

Слова полились сами собой. Жанетта, плача, рассказала обо всем: о похищении из замка, о лачуге и смерти Жака, о змее с голубыми глазами.

– Кто-то желает моей смерти! – заключила она, дрожа от страха.

– Похоже на то, хотя и непонятно, с какой целью, – согласился Куинси, привлекая ее ближе и касаясь губами ее влажного холодного лба. – Но я не дам тебя в обиду.

Девушка подняла голову и посмотрела на него с молчаливым вопросом.

– Я бы никогда, ни за что не обидел тебя. Но если не веришь, могу вернуть тебя Жан-Клоду.

– Ни за что! Я теперь ненавижу его! Ты не знаешь, как он со мной поступил!

– Знаю, хотя и предпочел бы оставаться в неведении.

– При чем тут ты? – удивилась Жанетта. – Тебя это не касается.

– Как же ты наивна, – нежно произнес Куинси, поглаживая ее по разметавшимся волосам. – Именно из-за меня Жан-Клод и поступил с тобой так. Он хотел причинить боль не тебе, а мне.

– Не понимаю…

– А это и не нужно, – сказал он другим тоном. – Слишком грустная тема, давай ее сменим. Самое главное сейчас, что ты в безопасности.

– Да, но…

– Лучше посмотри, что я принес.

Она внимательно оглядела сверток, потом осторожно ощупала его. Судя по всему, там была одежда, но одежда странная, не похожая ни на что из того, что ей приходилось носить.

– Что там?

– Тебе не понравится! – засмеялся Куинси. – Но надеть придется. Нужно, чтобы ты исчезла, так что относись к этому как к маскарадному костюму. Это сшито по мерке одного мальчишки, подростка, но специально для тебя.

– Что?! – вскричала Жанетта в ужасе. – Штаны? Да я скорее умру!

– Очень жаль, но другого выхода нет.

– Ты с ума сошел! К чему все это, если можно просто отвезти меня к тетушке, и там…

– Ты сама мне сказала, что кто-то желает твоей смерти, – напомнил Куинси. – Вернуться в дом Гретхен было бы верхом неосторожности. Если ты снова появишься в Марселе, убийца не упустит своего шанса.

Наступила долгая тишина. Наконец Жанетта неохотно кивнула.

– Вот и молодец. Надевай это.

– Думаешь, это необходимо?

– А по-твоему, лучше оставаться в том, что на тебе надето?

Вспомнив грязную сорочку и рваный пеньюар, Жанетта тоскливо вздохнула.

– Боже мой, это ужасно! И почему было не захватить платье?

Куинси снова засмеялся.

– Одевайся, времени в обрез! В этой одежде ты сойдешь за разбойника.

– Тогда мне придется отрезать волосы.

Не успела она это выговорить, как Куинси схватил ее за плечи и сильно встряхнул.

– Даже и не думай! Просто оденься, а с волосами что-нибудь придумаем.

Поскольку идея отрезать волосы была всего лишь шуткой, Жанетта не ожидала подобной реакции. Она была озадачена и в который раз подумала, до чего странно порой ведут себя мужчины.

В свертке оказались штаны, рубашка, кожаная куртка, как у большинства разбойников, перчатки и ботинки с пряжками. С минуту она разглядывала/все это, не зная, с чего начать.

– Отвернись, – наконец сказала она Куинси со вздохом.

– Сейчас не время для щепетильности.

– Если будешь смотреть, я отказываюсь переодеваться. Блеск в глазах Куинси исчез, словно их заволокло грозовыми тучами. Он рывком сдернул с Жанетты плащ, захватил в обе руки разом сорочку и пеньюар и разорвал их от ворота до подола. Обрывки он выбросил в окно – и все это произошло так быстро, что девушка не успела даже охнуть.

Эта мера была вынужденной, однако вид молодого прекрасного обнаженного тела оказался слишком большим соблазном для Куинси. Он привлек Жанетту к себе, скользя ладонью по ее спине, касаясь грудей, живота и ног и наконец впился ей в губы лихорадочным поцелуем. Потом он отстранил ее, держа за плечи. Взгляды их встретились, и вся сила его желания отразилась в его глазах.

Жанетта отвернулась, чтобы не встречаться с ним взглядом. Ладонь скользнула по ее руке, потянула ее, и пальцы легли на каменно-твердую выпуклость, горячую даже через плотную ткань. Она отдернула руку с приглушенным криком.

– Как это понимать? Как страх или отвращение? – спросил Куинси негромко.

– Я не знаю!

– Зато я знаю, как понимать то, что ты только что почувствовала. Что я безумно хочу тебя!

Ответное желание накрыло Жанетту горячей волной, она потянулась к Куинси и поцеловала его в губы, поначалу робко, но когда губы его шевельнулись, отвечая, прильнула к нему всем телом.

Ему пришлось собрать всю волю, чтобы не дать страсти завладеть его разумом. Он не хотел оттолкнуть девушку своим неистовством, не хотел всколыхнуть в ней память о насилии. Она не была девственницей, но оставалась невинной. Неохотно, со стоном отчаяния Куинси отодвинулся.

– Похоже, я ошибся, – заметил он со смешком. – Оставаться наедине со мной для тебя тоже небезопасно. Одевайся!

Жанетта поколебалась, сожалея о том, что все так внезапно кончилось, но когда Куинси подтолкнул к ней одежду, начала одеваться. Сначала надела кюлоты – плотные облегающие штаны. На поясе они стягивались специальным шнуром, который пришлось как следует затянуть на тонкой талии. Рубаха с длинными рукавами застегивалась спереди на пуговицы и нисколько не скрывала грудь, скорее подчеркивала ее наличие под мужской одеждой. Вот тут и пригодилась грубая куртка с разрезами на бедрах. Перчатки скрыли маленькие изящные руки, а ботинки, хотя и были впору, своей неуклюжей формой зрительно увеличили размер ноги.

– Теперь тебя примут за женственного подростка, но уж никак не за женщину. Волосы спрячь вот под эту шляпу.

Одевшись, Жанетта с интересом прислушалась к своим ощущениям. Она ожидала, что кюлоты будут жать в паху, однако они оказались мягкими, как сшитые вместе шелковые чулки. Мужская одежда ничем не напоминала тяжелые, обременительные и тесные наряды, которые она привыкла видеть, и впервые задалась вопросом, чем вызвана такая разница в манере одеваться.

– А теперь послушай меня, – обратился к ней Куинси, возвращая к действительности. – Раз мы разбойники, то не должны пользоваться каретами, поэтому нам придется оставить этот экипаж. Сейчас мы направляемся в одну таверну, где всегда многолюдно. Держись рядом со мной. Как только представится возможность, я тебя отвезу туда, где можно будет вымыться и отдохнуть. Поняла?

Девушка кивнула. Карета замедлила ход.

– Как только я скомандую, открывай дверцу и прыгай. Немного пройдем пешком. Позже у нас будут лошади.

– Прыгать? На ходу?

– А что тут такого? Я тысячу раз такое проделывал. Жанетта отодвинулась в угол и сжалась в комочек. Она не желала прыгать на ходу из кареты.

– Дьявольщина! Ничего страшного в этом нет. Просто падай и катись, пока не остановишься.

– Нет, я не хочу и не буду! Я…

Куинси схватил ее в охапку и вытолкнул из кареты, потом выпрыгнул сам.

Глава 15

Жанетта поднялась, шипя и фыркая, как рассерженная кошка. Отряхнула пыль с одежды. Локти и колени саднило от удара о землю, но и только. Тем не менее она сердито посмотрела на Куинси, не обратившего на это никакого внимания. Он встряхнулся как ни в чем не бывало, словно каждый день прыгал из карет, и направился вдоль линии придорожных деревьев к таверне. Ей ничего не оставалось, как последовать за ним. Откуда-то доносился близкий шум прибоя, воздух пахнул солью и водорослями. По всему выходило, что они снова на побережье.

– Ну что? – осведомился Куинси на ходу. – Цела?

– Цела, – неохотно признала Жанетта.

Надо сказать, ее недовольство было чисто внешним. На самом деле ей даже понравилась роль подростка, которому ничего не стоит на ходу лихо выпрыгнуть из экипажа. Это всколыхнуло воспоминания детских лет, когда Жанетта была еще слишком молода для нарядов и причесок, а потому играла и шалила в свое удовольствие. С тех пор все изменилось – не к лучшему.

– Мы почти пришли, – сообщил Куинси, ободряюще пожимая ей руку. – Когда войдем, лучше помалкивай и не отходи от меня. Надо, чтобы все поверили в твой маскарад.

Девушка кивнула, но когда они вышли из-под деревьев на обочину дороги, автоматически взяла его под руку. Куинси сердито оттолкнул ее со словами:

– Черт возьми, ты парень! Не забывай этого! Засмеявшись, она попыталась изображать мальчишку. В таверне яблоку было негде упасть. С непривычки нелегко было приноровиться к давке и толкотне. Здесь собрался рабочий люд – те, кому по душе после долгого трудового дня всласть почесать языки за стаканом вина или кружкой пива. Жанетта привыкла к аристократическим манерам, но здесь о них, похоже, вовсе не слышали.

Тем не менее эта горластая, оживленная толпа была по-своему живописна. Вспомнив неугомонную дочь маркиза де Бомона, она подумала, что Лоретте понравилось бы толкаться среди этих сильных и грубых мужчин. Недаром ее так притягивал порт.

Куинси чудом отыскал свободный уголок за одним из дальних столов, Стоило ему отойти к стойке, как Жанетта ощутила неловкость: несколько пар глаз уставились на нее не то с интересом, не то озадаченно. К счастью, Куинси очень скоро вернулся, бесцеремонно раздвигая толпу широким плечом. Из громадных кружек, со стуком водруженных на стол, выплеснулось пенистое пиво. Подмигнув Жанетте, он уселся рядом с ней. Кружки оказались так тяжелы, что она едва не выронила свою, попытавшись поднять ее одной рукой.

Дождавшись, когда она поднимет эту тяжелую ношу, Куинси стукнул своей кружкой о край ее, да так сильно, что пена забрызгала ей все лицо. В отместку она сдула свою, ловко попав ему на рубашку. Заливаясь смехом, оба стали отряхиваться. Не отводя взгляда от аметистовых глаз Жанетты, Куинси одним духом выпил свое пиво. Потом, прикрыв лицо рукой, чтобы не привлекать внимания, он перевел взгляд ниже – туда, где грубая куртка скрывала женскую грудь. Девушка ощутила прикосновение мускулистого бедра и невольно вспыхнула. Куинси улыбнулся, придвинулся ближе, положил другую руку ей на ногу и начал поглаживать, поднимаясь все выше. Его черные глаза были полны веселого оживления, словно в этой шумной, переполненной людьми таверне они скрывали от всех свой особый секрет. В этом была бесшабашность риска, и не мудрено, что Жанетта забыла обо всем, что ей пришлось пережить в последнее время.

– Этот наряд тебе к лицу, – заметил Куинси вполголоса.

– Только не нужно трубить об этом на весь свет, иначе пройдет слух, что Ты перешел с женского пола на мальчишек, – прошептала она лукаво.

Как и следовало ожидать, он поспешно огляделся, но никто не обращал на них внимания. Рука его возобновила движение и наконец добралась до местечка между бедер.

Жанетта закусила губу, стараясь унять сумасшедший стук сердца. Куинси больше не улыбался, глаза его казались черными безднами.

– Солдаты! – раздалось от дверей. – Разбегайтесь! Все поспешно вскочили и рванули к выходу, но Куинси без труда пробился сквозь затор. Он сразу бросился к коновязи и посадил Жанетту в седло по-мужски, чего она до сих пор никогда не пробовала. Сам он вскочил на черного жеребца. Через несколько мгновений они уже неслись в сторону моря, а вслед за ними мчались остальные разбойники. Жанетта судорожно вцепилась в поводья, пытаясь привлечь внимание Куинси к тому, что не умеет держаться в седле таким способом, но он даже не повернул головы. Впереди показался гребень утеса. Девушка закрыла глаза, ожидая, что вся кавалькада низвергнется вниз, на прибрежные скалы, однако лошади перешли с галопа на рысь, потом на трусцу и повернули к извилистому спуску.

Внизу, немного левее, начинался пляж. Лошади снова понеслись вперед. Подковы бесшумно погружались в песок, сверху лился лунный свет, и все это вместе взятое напомнило Жанетте легенду о призрачных всадниках, с детства очаровавшую ее. Теперь девушка освоилась в седле, паника сменилась возбуждением, поэтому, когда Куинси окликнул ее, она повернула к нему сияющее лицо. Пожалуй, никто до такой степени не подходил на роль предводителя призраков, как он, с этим шрамом на щеке, копной летящих по ветру черных кудрей и сверкающими глазами демона ночи. Но вдруг в сердце Жанетты прокрался холодок.

Что она делает здесь, среди людей вне закона? Почему бежит от солдат, а не под их защиту?

Но что-то иное, более властное и глубокое, внезапно наполнило сердце счастьем, подсказало, что отныне ее место рядом с этим человеком. Неожиданно для себя она засмеялась от радости.

Скачка продолжалась почти всю ночь. Теперь они бежали не от солдат, а от утреннего прилива. Как только восток побледнел, предвещая восход, вода начала прибывать, захлестывая песок. Необходимо было добраться; до леса раньше, чем наступит день, Жанетта то и дело вскидывала голову, чтобы оглядеть утесы. Пути наверх не было. Довольно скоро волны стали пениться вокруг лошадиных копыт, но Куинси не выказывал признаков тревоги, и она тоже успокоилась. Разумеется, он знал дорогу.

Солнце поднималось все выше. Волны накатывали на берег и заливали ноги лошадей. Засмотревшись на прибой, Жанетта не сразу заметила, что несколько человек, опередившие их, повернули к утесам. Вскоре их примеру последовали и остальные. На вершину вела узкая тропа. Лошадь Жанетты начала взбираться по ней такой уверенной поступью, что она смело отпустила поводья и дала ей волю.

На гребне утеса, густо поросшего лесом, всадники сбились в группу. С утеса был хорошо виден краешек солнечного диска, поднимавшийся над туманной линией горизонта.

– Отлично проделано, ребята, – похвалил Куинси. Разбойники ответили нестройным хором одобрительных возгласов.

– Пора бы им понять, что легче поймать ветер, – заметил он и присоединился к дружному смеху. – А теперь самое время разойтись и замести следы. Скоро восход. До встречи, друзья!

Не успела Жанетта и глазом моргнуть, как всадники исчезли, словно слились с окружающей растительностью. На поляну опустилась тишина.

– Поехали, – сказал Куинси, трогая жеребца. – В самом деле, скоро взойдет солнце.

– Я только… – начала девушка, надеясь получить ответ хоть на один из десятка вопросов, что крутились у нее в голове.

– Не сейчас! – отрезал Куинси. Пришлось отложить расспросы до более подходящего момента.

Некоторое время они ехали вниз по лесистому склону, то и дело пригибаясь, чтобы низко нависающие ветви не поцарапали им лицо. Лес становился все гуще, пока тропа не сузилась так, что приходилось одной рукой придерживать шляпу, чтобы ее не сбило. Вскоре они поднялись на невысокий холм, с которого можно было видеть город. Розовый свет зари придавал ему мистический вид, воды гавани искрились и казались кристально чистыми.

Жанетта невольно вспомнила свое первое знакомство с Марселем. «Что за странное, волнующее, завораживающее место», – думала она. Она робко посмотрела на Куинси.

– Ты умеешь чистить лошадей? – спросил он.

– Видела, как это делается, – неохотно ответила Жанетта, похоже, этой долгой ночи конца не предвиделось.

– Потерпи еще немного. Для начала тебе придется пройтись.

Жанетта не поняла. Куинси спрыгнул с седла, помог ей спешиться и ласковым толчком заставил сделать несколько шагов. Ноги ее словно задеревенели в полусогнутом положении, и она чуть не упала навзничь.

– Ничего, привыкнешь, – ободрил Куинси.

Пока она ходила, стараясь размять окаменевшие мышцы, он принес охапку палой листвы. Немного позже и Жанетта принялась растирать свою лошадь пригоршней листьев, счищая с влажных боков хлопья пены. Это было трудоемкое и малоприятное занятие. К счастью, перчатки защищали нежные руки от едкого конского пота.

Наконец с чисткой было покончено, и всадники снова оказались в седлах. Солнце заливало Марсель своими яркими лучами. У городских ворот отчаянно зевал часовой, он не обратил на ранних проезжих никакого внимания. Миновав его, Куинси повернул жеребца к портовым трущобам. Жанетта сразу начала нервно оглядываться по сторонам, недоумевая, почему её спутник выбрал это направление. Кругом потянулись невероятно ветхие лачуги, по сравнению с которыми ее последнее прибежище казалось дворцом. Когда Куинси нырнул в узкий темный проем между двумя полуразвалившимися халупами, она едва не осадила лошадь, но все же поехала следом.

Ворота им открыла женщина лет пятидесяти, опрятная и строгая, в черном платье и переднике. За воротами оказался совсем другой мир! Она увидела ухоженный цветник, а посередине двора возвышался небольшой уютный домик!

– Это еще что за новости? – спросила экономка, всплеснув руками при виде Жанетты. – Никогда не знаешь, чего ждать! Кто, скажите на милость, этот пострел?

– Только не сердитесь, мадам Марго, – со смешком предостерег Куинси.

– Как это не сердиться? Лошади в цветнике! Немедленно отведите их в стойло!

– Хорошо-хорошо, – примирительно произнес Куинси, подмигнув Жанетте. – А нам срочно нужно вымыться.

– Само собой! От вас двоих несет хуже, чем от ваших лошадей!

– К слову сказать, это не пострел, а юная леди. Куинси сдернул с головы девушки шляпу, и волна золотисто-рыжих волос скользнула на плечи.

– Ах! – воскликнула экономка и погрозила ему пальцем. – Экий вы проказник!

– Познакомьтесь, ее зовут Жанетта. Мадемуазель Жанетта де Лафайет. Ей нужно на время где-то укрыться. Как по-вашему, здесь ей будет удобно?

– Рада познакомиться, мадемуазель, – степенно произнесла экономка. – Не вижу, почему бы вам не было здесь удобно. Я умею принимать гостей. Вы двое займитесь лошадьми, а я приготовлю воду для мытья.

Жанетта заметила, что на лице Куинси появилось выражение покоя и довольства. Очевидно, он чувствовал себя здесь как дома. Возможно, здесь и был его дом. Эта мысль почему-то поразила девушку.

Дорожка через цветник привела их к красивой решетчатой двери, за которой виднелись пустые стойла. Конюшня блистала чистотой и выглядела не хуже, чем в любом замке, разве что была значительно меньших размеров. Хотя Куинси и был склонен к уединению, он ценил комфорт. В жалких портовых трущобах он сумел устроить убежище в соответствии со своими вкусами и потребностями, о котором знали, должно быть, лишь самые близкие его друзья. Выходит, и она теперь принадлежала к ним.

Тем временем Куинси протянул ей пару скребниц. У Жанетты вырвался протестующий возглас.

– Лошадки хорошо поработали и заслуживают награды.

Пришлось подчиниться. Делая круговые движения скребницей по лошадиному крупу, девушка с каждой минутой все больше погружалась в пучину уныния. Однако все когда-нибудь кончается. Как только лошадям был засыпан корм, Куинси вывел Жанетту из конюшни, и они снова оказались в цветнике. Это не был розарий, как в большинстве домов знати, здесь был настоящий сад. Декоративный папоротник перемежался с поздними цветами, в крохотном бассейне мелькали рыбки, и все это казалось кусочком рая среди марсельских трущоб.

У задней двери дома Куинси внезапно обернулся, подхватил Жанетту на руки и перенес через порог. Они оказались в узком и длинном помещении. Высокие стрельчатые окна, все до одного выходившие в сад, были приоткрыты, и ветерок колебал тонкие занавески. Витая лестница вела наверх, от нее шел коридор к дверям комнат. Куинси открыл одну из них, и они с Жанеттой вошли внутрь. Похоже было, что комната обставлена мужчиной, – возможно, потому, что в ней недоставало безделушек, мебель была хоть и удобная, но лишь самая необходимая. Однако именно это создавало эффект простора, здесь легко дышалось.

Из коридора заглянула Марго и приветливо улыбнулась Жанетте:

– Ванны ждут. Я покажу мадемуазель ее комнату.

– Я с вами, – быстро сказал Куинси, и так как экономка нахмурилась, объяснил: – Мне все равно нужно наверх.

Жанетта заключила, что для Марго соблюдение приличий – это главное и она не позволит их нарушать. На втором этаже ей сразу бросилась в глаза приоткрытая дверь спальни, где преобладали темные тона и полированное дерево. Она направилась было туда, но сообразила, что это комната хозяина дома, и смущенно попятилась.

– Нравится? – спросил Куинси, заметив ее интерес.

– Очень.

– Мы можем поменяться: ты поселишься в этой, а я займу ту, что приготовлена для тебя.

– В этом нет необходимости! – смутилась девушка, не ожидавшая подобного великодушия.

– Что ей делать в такой берлоге? – вмешалась экономка. – У нас есть кое-что получше. Идемте, мадемуазель!

– Можешь не торопиться с ванной, – крикнул Куинси. – Я буду внизу.

Прежде чем девушка успела ответить, экономка потянула ее за руку в одну из комнат и быстро: прикрыла дверь, чтобы прекратить эти бестактные замечания. Спальня была невелика, но сразу очаровала Жанетту своим женственным изяществом. Общий тон был аметистовый, под цвет ее глаз, меблировка казалась созданной для приятного времяпровождения, кровать под фиалковым балдахином манила к себе. У девушки мелькнула странная мысль, что комната ждала именно ее, что только здесь ей и место, словно кто-то заботливо выбрал каждую деталь с целью ее порадовать. Это казалось невероятным.

При виде ее восхищения экономка перестала хмуриться и расплылась в широкой улыбке.

– Здесь вы найдете все необходимое. В комнате напротив уже готова ванна. Без колебаний зовите меня, если что-нибудь понадобится.

– Я уверена, что вы обо всем позаботились, – растроганно произнесла Жанетта. – И дом, и эта комната – все просто чудесно! Вы настоящая волшебница!

– Ну что вы! – отмахнулась та. – Я лишь присматриваю за домом, а обставлял его сам хозяин.

– В самом деле? У него прекрасный вкус.

– Вода остывает, – напомнила экономка.

– Да-да, иду.

Когда Марго удалилась, плотно прикрыв за собой дверь, Жанетта еще раз задумчиво оглядела комнату. Неужели Куинси и в самом деле подобрал детали обстановки в надежде, что однажды она переступит этот порог? Недоверчиво качая головой, девушка заглянула в шкаф. Там обнаружилось два платья. Одно было вечернее, сшитое по последней моде, из голубого атласа, другое представляло собой простое платьице крестьянки, сшитое, однако, из хорошей ткани. Чуть в стороне висели на зажимах накрахмаленные нижние юбки. Одежда казалась сшитой точно по мерке и к тому же в любимых тонах Жанетты. Она содрогнулась от сладостного предчувствия.

Почему Куинси так поступил? Что означала подобная предусмотрительность?

Заглянув в ящики бельевого комода, она обнаружила там только тонкую сорочку. Ни корсета, ни чулок, ни подвязок! Ей пришло в голову, что это намеренное упущение. Куинси намекал, что ей не потребуется много нижнего белья.

Улыбаясь, Жанетта разложила на кровати крестьянское платье и сорочку и вернулась к осмотру комнаты. На комоде стояла китайская шкатулка, в которой она обнаружила серьги с бриллиантами, а под кроватью ожидали своего часа башмачки. Все до последней мелочи было подготовлено – но когда? В тот день, когда Куинси договорился с Жан-Клодом о плате за свою услугу? Уже тогда он вознамерился привезти ее в свой дом? Так или иначе, все это не могло быть простым совпадением.

Девушка решила, что не оставит Куинси в покое, пока не получит ответа.

Открыв дверь в ванную комнату, она ахнула и прижала ладони к щекам. На каждой стене было по большому – в полный рост – зеркалу, а ванна… такой ей попросту не приходилось видеть! Была она громадная, с отделкой из золоченых кленовых листьев и с удобным изгибом, чтобы откинуть голову. Жанетта нетерпеливо начала сбрасывать запыленную мужскую одежду.

Оставшись нагой, она с минуту постояла, с удовольствием оглядывая себя со всех сторон в громадных зеркалах, потом опустилась в душистую воду и закрыла глаза.

Глава 16

Жанетта сбежала по винтовой лестнице, едва касаясь ступенек, беспечная, как мотылек. Она сама себе казалась прехорошенькой и надеялась, что Куинси будет того же мнения. Наряд крестьянки удивительно ей шел: шнуровка туго стягивала талию, белая сорочка мягко облегала плечи и груди, высоко приподнятые корсажем, нижние юбки приятно шуршали под голубым подолом, слегка забранным с боков.

Вокруг было тихо и мирно, словно где-то в идиллической провинции, а вовсе не среди самого нищего квартала Марселя. В комнате со стрельчатыми окнами никого не оказалось, и девушка вышла в садик, с удовольствием ощутив тепло солнечных лучей. Как она и ожидала, Куинси был там. Лицо его осветилось радостью, когда он увидел ее. Сам он одет был как аристократ. Наряд ему шел, но казался неуместным на широких плечах и могучем теле, сплошь состоявшем из стальных мышц. Жанетта подумала, что куда естественнее он смотрится в черном плаще предводителя разбойников.

– Вы изменились, месье, – сказала она шутливо, присев в реверансе и потупив глаза, как и подобает крестьянке, знающей свое место.

– Да и вы совсем иная, мадемуазель! – засмеялся Куинси. – Надо еще обдумать, в каком наряде вы более очаровательны: в костюме крестьянки, подростка или знатной дамы. – Он пристально оглядел ее и задумчиво, медленно произнес: – Пожалуй, я в любом случае предпочитаю женщину.

– Вот только волосы еще не просохли, – быстро сказала девушка. – Но я захватила гребень.

С галантным поклоном Куинси вынул черепаховый гребень у нее из рук.

– Устраивайтесь поудобнее, мадемуазель. Поскольку у вас нет камеристки, придется выполнить эту приятную обязанность самому.

– О нет!..

Куинси молча усадил ее на скамью, залитую солнечным светом, и начал осторожно расчесывать длинные пряди, отливающие червонным золотом. Исходивший от них аромат кружил ему голову, безмятежная улыбка на полных губах Жанетты тревожила и манила. Она не шевелилась, зачарованная его движениями.

– Ты голодна?

– Ничуть. Возможно, позже аппетит появится.

– А как себя чувствуешь после всего, что пришлось пережить?

– Уже гораздо лучше, спасибо. Ванна вернула мне силы.

– Вот и хорошо… – Куинси помолчал и добавил небрежно: – Мадам Марго проведет этот день у своей сестры.

Жанетта затрепетала.

– Значит, мы одни? – прошептала она.

– Совсем одни.

– О! – воскликнула она и спросила, боясь тишины: – Ты проводишь здесь много времени?

– Не так много, как хотелось бы.

Они замолчали. Жанетта лихорадочно придумывала, что бы еще сказать.

– Здесь так хорошо! А моя комната! Она – само совершенство! Да-да, и платья тоже! Они так хорошо сидят, что я невольно подумала…

– Их сшили специально для тебя.

– Но почему?

– Я хотел бы одевать тебя, заботиться о тебе… чтобы однажды тебе стало ясно, что я кое-что значу в твоей жизни.

– Ты говоришь загадками, Куинси. Чем дальше, тем меньше я понимаю.

– Ничего, поймешь. – Куинси вложил в ее руки гребень и коснулся волос губами.

– Скажи хотя бы, зачем было выкупать меня у Жан-Клода! Ты же не собираешься сдаться на его милость?

Куинси задумчиво посмотрел на нее. В тот день, когда они с братом торговались, Жанетта знала, кто он такой, знала, что Куинси Жерар и разбойник Лис – один и тот же человек. Но она не выдала его.

– Твое любопытство вполне понятно, но лучше будет, если ты подождешь с вопросами. Позже я все объясню.

На ее лице отразилось разочарование.

– Мне нужно знать! Если не хочешь довериться мне, лучше отвези к тетушке!

– Дьявольщина! Не всегда и не все можно объяснить вот так, сразу! Не усложняй мне жизнь!

Он вдруг схватил Жанетту за плечи и поднял со скамьи, развернув к себе лицом. Глаза его снова были темными, полными непонятных ей эмоций.

– Что тебе нужно от меня? – против воли вырвалось у нее. – Зачем ты?..

В ответ Куинси с такой силой впился губами ей в губы, что ей стало больно. Этот поцелуй мучил и ранил, но при этом разбудил что-то глубоко в ее душе, какое-то неясное томление, желание – отклик, который был глубже, чем все, что она когда-либо испытывала. Из чувства протеста она попыталась вырваться, такая неистовая страсть вызывала страх, но объятие было ласковым и осторожным – объятие мужчины, который никогда не отпустит, никогда не позволит покинуть его.

Непонятная сила подхватила Жанетту. Со стоном она качнулась вперед, прильнула к мужскому телу, сознавая, что только в этих объятиях она испытала подобное чудо. Искра вспыхнула пламенем, пожаром охватила плоть и кровь, разбудила потребность обвиться вокруг могучего тела, где так неистово билось сердце.

Куинси подхватил Жанетту на руки и понес в дом, не замечая дороги. Только у подножия лестницы он сумел оторваться от ее губ, чтобы испытующе заглянуть в аметистовые глаза. Там смешались желание и страх. Она помнила тех, других, и от этого ее сердце сжималось, но плоть тянулась к плоти и требовала отдать себя мужчине.

Куинси зашагал вверх по лестнице, в свою спальню, и там осторожно опустил Жанетту на постель. Глаза ее были широко раскрыты, губы вспухли от поцелуев, но она не пыталась спастись бегством. Присев рядом, Куинси потянулся к шнуровке на ее корсете. Маленькие руки тотчас метнулись к его руке и вцепились в нее, чтобы остановить. Тогда он склонился к ее губам, коснулся волос, лица, округлостей грудей над кромкой сорочки. Пальцы Жанетты разжались и соскользнули вниз. Куинси распустил шнуровку корсета, сдвинул легкую ткань сорочки и обнажил груди, полные и удивительно нежные, с девически розовыми сосками. Под его взглядом они налились, соски затвердели, и видно было, как частое биение сердца колеблет шелковистую плоть.

– Ты позволишь мне раздеть тебя, Жанетта.

Она напряглась всем телом. Ей не хотелось отвечать, принимать решение. Глаза Куинси были очень близко, в них читалось желание и что-то иное, но невозможно было сказать, более высокое или более низменное. Наконец напряжение стало невыносимым. С тихим возгласом Жанетта скользнула к краю постели, и юбки окружили ее бедра пышным цветком. Руки ее безвольно легли на эту мягкую груду.

Она не мешала Куинси раздевать ее, упорно отказываясь встретиться с ним взглядом, но против воли подняла глаза, когда он начал раздеваться сам. Боже, как он был громаден, как могуч! Стыд, растерянность и страх налетели ураганом, мысли смешались. Почему она не противится, почему допускает все это? Ведь ее тело – всего лишь плата за услугу! Что сказали бы о ней близкие, что сказала бы тетушка?

– Жанетта!

Она бросила робкий взгляд из-под ресниц. Куинси мягко привлек ее к себе – и вдруг сжал в объятиях, исступленно прижимаясь всем телом, покрывая ее поцелуями везде, где только мог достать. Его дыхание вырывалось хриплыми стонами, черты лица обострились. Она поняла, что он впервые по-настоящему отпустил себя на волю, а до этого момента всегда сдерживался. Ей вдруг, стало безразлично, почему это происходит, осталась лишь властная потребность разделить эту неистовую страсть. Она и не подозревала, что бывает такое мучительное и сладкое томление, когда желание зажигает кровь, сводит бедра и горячая испарина выступает на теле.

Жанетта с восторгом принимала поцелуи и самые смелые ласки, не замечая, как выгибается им навстречу, не слыша, Как стонет, как повторяет его имя. Руки ее слепо бродили в черных кудрях Куинси, накручивали их на пальцы, бессильно замирали и двигались вновь.

– Скажи, что хочешь меня!

– Я хочу тебя, Куинси!

Но, ощутив тяжесть мужского тела, его присутствие между разведенных ног, Жанетта опомнилась. Ален принес ей боль, а Жан-Клод – стыд. Что принесет ей этот человек? Нечто прекрасное или нечто еще более отвратительное?

– Нет, не нужно! – простонала она, извиваясь под ним. – Я не могу… не хочу!

– Поздно! – выдохнул Куинси.

В следующий миг он взял ее. Это было даже не вторжение, а сильнейший толчок, рывок внутрь тела, его сила качнула Жанетту, заставила вскрикнуть. Но – странное дело – эта мощь несла с собой упоительную сладость. Желая удержать ее и продлить, девушка обвилась вокруг Куинси, инстинктивно угадывая, как нужно двигаться. Под ее пальцами перекатывались на плечах могучие мышцы, она слышала стоны, что вырывались сквозь стиснутые зубы и напоминали рычание. Когда неожиданный сладкий спазм сотряс ее изнутри, Жанетта закричала от счастья и изумления и на миг перестала осознавать окружающее…

Когда она пришла в себя, Куинси лежал рядом, уткнувшись лицом в подушку и тяжело дыша. Его смуглое тело блестело от пота. Услышав ее вздох, он повернулся. Жанетта не могла прийти в себя от изумления. Что он сделал с ней, этот человек? Какой магией он обладал, если совершил такое чудо?

– Я не знала… – совсем тихо произнесла Жанетта. – Я не знала.

– Потому я и не отпустил тебя, когда ты просила. Я хотел, чтобы ты поняла, как это бывает, когда мужчина любит.

– Любит?

– Как, ты не знала и этого? – Куинси приподнял бровь и усмехнулся. – Я думал, это не секрет для тебя. Мне казалось, что тогда, в «Сангуине», ты кокетничала со мной, чтобы помучить.

– О чем ты говоришь?

– О том, что я всегда любил тебя. Это было, есть и будет моим проклятием, Жанетта.

Она отодвинулась, ловя его взгляд. Покачала головой. Потом с тихим счастливым вздохом опустила голову на могучее плечо.

– Повтори еще раз!

– Я люблю тебя так безумно, что, как видишь, завладел тобой вопреки тому, что твоим кумиром всегда был мой брат. Наверное, это не слишком благородно с моей стороны, но я ничуть не раскаиваюсь. Я бы повторил это тысячу раз!

– Тысячу раз и повторишь, – с улыбкой откликнулась Жанетта.

– Жан-Клод так легко не отступится. Ты ему все еще нужна.

– Зато он мне не нужен!

– Это ты теперь так говоришь, – неожиданно мрачно произнес Куинси, садясь в постели. – Но что ты скажешь, когда увидишь его вновь?

– Не все, что люди принимают за любовь, любовь и есть, – задумчиво ответила она. – Как странно! Я сходила с ума по тому, кто этого не стоил, и не замечала… – Она умолкла.

– В самом деле, меня ты никогда не замечала, – с грустью подтвердил Куинси. – И быть может, однажды снова перестанешь замечать.

– Неужели ты думаешь, что я прощу Жан-Клоду все, что пришлось пережить по его вине?

– Простишь, – со вздохом ответил Куинси. – Когда любишь, недолго помнишь обиду.

– Боже мой, Куинси! Ты называешь любовью девчоночье увлечение! Я стала женщиной в твоих объятиях, что бы ни было до тебя! И кого же мне любить женской любовью, как не мужчину, с которым я познала рай?

– Что ты сказала?

– Что нет ничего странного в том, чтобы ответить любовью на любовь!

– Ты не понимаешь, как мучаешь меня! Мне не нужно жалости!

– Послушай, Куинси! Ты прав, в юности я не обращала на тебя внимания. Когда мы встретились снова, все изменилось, я была уже взрослой. Тогда, на постоялом дворе, я тебя не узнала, но ощутила нечто особенное… какое-то томление, тягу, словно душа моя узнала тебя вопреки разуму. И это повторилось позже, когда я оказалась в объятиях Лиса. Быть может, я любила тебя уже тогда, когда думала, что влюблена в Жан-Клода.

– Я не хочу этого слышать! Не хочу тешить себя несбыточной надеждой!

– Но почему?

– Потому что мы не пара, Жанетта. Тебе нужен человек знатный, а я…

– Перестань! Откуда тебе знать, что мне нужно? – Она робко потянулась и положила руку ему между ног. – Я хочу тебя. Видишь?

И так как Куинси все еще хмурился, Жанетта потянула его на постель, опустилась сверху и принялась поддразнивать, прикасаясь губами к губам и отстраняясь при первой же попытке к поцелую. Игра всерьез взволновала ее, и она начала целовать его подбородок, шею и все тело, спускаясь ниже и ниже. Это не продлилось долго, Куинси опрокинул ее на спину. Ее заново поразила его дикая, почти звериная страсть, приносившая ей такое несказанное наслаждение. Она не могла поверить, что и сама способна на подобное. Как и в первый раз, она чуть не лишилась чувств в момент экстаза.

– Так не пойдет, – сказал Куинси позже, когда они отдыхали в объятиях друг друга. – Совсем недавно я отдал бы все, чтобы услышать ох тебя признание в любви, но вдруг оказалось, что все не так просто. Ты понятия не имеешь, кто я и чем занят. Ты знаешь, что я выступаю под прозвищем Лис, но не знаешь почему. Я не могу дать тебе ни дома, ни покоя, ни семьи – ничего из того, что нужно женщине. Словом, я совсем не подхожу тебе.

– Нет, подходишь! – возразила она, крепче прижимаясь к нему.

– Моя жизнь – это история мальчишки, который рос с клеймом отщепенца, потому что не был зачат в законном браке, и, в конце концов, вырос в человека жестокого и озлобленного, У него не было ни имени, ни имущества – ничего, что можно передать своим детям. К счастью, он понял, что кое-кому живется и похуже, и вместо того, чтобы лелеять обиду на жизнь, стал помогать другим. Более того, он бросил вызов порядку, который едва не сломал его. Скоро этот порядок рухнет, придет другой, лучший, и тогда каждый будет иметь права, каждый станет сам себе хозяином!

Жанетта слушала его и краснела от стыда за то, как носилась со своими чувствами и как мало интересовалась чувствами других.

– Но есть одна загвоздка, – продолжал Куинси печально. – Что бы ни совершил этот отщепенец, чего бы ни добился, он несчастлив, потому что носит в себе давнюю боль. Носит с тех пор, как отдал свое сердце девушке с глазами цвета аметиста.

Вместо слов Жанетта поцеловала его во влажное плечо.

– Да, я любил тебя еще тогда, когда ты была совсем девчонкой, но мне и в голову не приходило, что у этой любви есть будущее. Ты всегда была этакой маленькой аристократкой, прямо-таки созданной для Жан-Клода. И, я думаю, ты не так уж изменилась. Твое место в своем кругу, от которого я далек, а тебе лучше держаться подальше от людей, с которыми я имею дело. Близится смута. Я хочу, чтобы ты была в надежных руках. Со мной тебе оставаться небезопасно.

– И чьи же руки ты считаешь надежными? Алена? Жан-Клода? – спросила девушка с горькой иронией.

– Нет, конечно! Мне невыносимо даже представить тебя в объятиях любого из них. За то, что они прикасались к тебе, я бы без колебаний убил их – особенно де Виньи. Я знаю от Жан-Клода, что он принудил тебя принадлежать ему.

– Значит, ты думаешь, что я с готовностью бросилась в объятия Жан-Клода?

– Я не хочу об этом думать! – отрезал Куинси, отводя взгляд.

– В какой-то мере и он принудил меня. Я ведь… понимаешь, я не испытывала желания, Куинси… только в твоих объятиях…

Слова вырвались сами собой, но они были чистой правдой.

– Я думал, ты была счастлива подарить себя Жан-Клоду.

– Можешь не верить мне, но с ним я думала о разбойнике в плаще и маске!

Куинси привлек девушку к себе и долго не отрывался от ее губ.

– Что же нам теперь делать? – произнес он наконец.

– Быть вместе!

– Невозможно! – воскликнул он с невыразимым сожалением. – Грядет кровопролитие! Но даже если обойдется без крови, за Лисом охотится сам интендант, не говоря уже о де Бомоне. Мы не можем быть вместе – и точка! Я не хочу, чтобы ты пострадала.

– Значит, ты предпочитаешь, чтобы я стала женой де Виньи?

– Нет! Но и оставаться рядом со мной ты не должна. Марсель напоминает пороховую бочку, и вот-вот последует такой взрыв, что все полетит в преисподнюю.

– Тогда у меня нет другого выхода, кроме как вернуться в замок отчима и пойти к венцу.

– Что за положение! Я не хочу, чтобы ты досталась другому, и не могу оставить при себе!

– Позволь мне найти выход. Увидишь, я не буду тебе обузой.

– Я не могу вовлечь тебя в свою жизнь. Это слишком опасно.

– Ты уже вовлек меня. Разве нет? – засмеялась Жанетта.

– Пока ты ничего не знаешь, ты не представляешь ни ценности для моих врагов, ни угрозы для нашего дела. Сегодня тебе придется остаться здесь, с Марго. Как только она вернется, я уеду. Нужно уладить это Дело с Жан-Клодом.

– Лис?

– Да. Здесь ты в полной безопасности. Об этом доме знают немногие, и притом в тех кругах, где мой брат никогда не вращался. Позже я увезу тебя из Марселя.

– Берегись Жан-Клода, он…

– Я знаю, каков он. Но ведь и Лис – не простак, верно?

– Я буду тревожиться.

– Если будешь со мной, тебе придется тревожиться слишком часто.

Взгляд черных глаз стал мягким, ласковым, и Жанетта вдруг поняла, что таилось в их глубине все это время. Любовь. Она надеялась, что ответная любовь светится сейчас и в ее глазах тоже.

Глава 17

– И таким образом уже сегодня ночью Лис окажется в наших руках! – торжествующе закончил Жан-Клод, хотя глаза его при этом оставались холодными. – Превосходно! Выпьем за это!

Маркиз де Бомон сделал широкий жест в сторону графинчика с любимым напитком и поднял свой стакан салютуя предстоящей удаче. Отпив немного, он с минуту наслаждался огненным привкусом коньяка на языке, потом, вдруг сдвинул брови.

– А что, если Куинси Жерар решил обвести нас вокруг пальца? Если его сведения ничего не стоят?

– Такая вероятность всегда существует, когда приходится иметь дело с человеком низкого происхождения. Но, сами видите, Куинси готов на все ради своей красотки.

– Ее отчим и жених докучают мне с поисками.

– Это вполне естественно, – усмехнулся Жан-Клод. – Как только Лис будет схвачен, я потребую Жанетту обратно.

– Но это не значит, что ты ее получишь.

– Она сама прибежит ко мне, как собачонка, потому что в противном случае я погублю ее репутацию, и все от нее отвернутся. Малышке придется поддержать нашу версию о том, что она была похищена негодяем Лисом.

– Мне нравится, как ты все обстряпал, – задумчиво произнес маркиз. – Ты заслуживаешь награды. Как только я свалю интенданта и приберу к рукам власть, «Сангуин» вернется к тебе.

– Благодарю. Это даст мне возможность подумать о брачных узах. Я уже присмотрел себе жену.

Де Бомон окинул Жан-Клода испытующим взглядом. Возможно ли, что речь идет о Лоретте? Он решил, что это неплохая идея. Надежный, верный, покладистый зять будет очень кстати новому интенданту Марселя. Он кивнул, соглашаясь. Жан-Клод подавил усмешку, хорошо понимая ход мыслей своего покровителя.

– Что ж, ждите хороших вестей, – сказал он, быстро опустошив свой стакан, – а я еще должен о многом позаботиться. Надо, чтобы все прошло гладко.

– Разумеется. Твое рвение так понятно! Годы идут, пора подумать о наследниках.

– Вполне согласен.

Жан-Клод покинул кабинет маркиза и на сей раз не скрываясь направился в комнаты Лоретты, думая о том, что девочка расцветает прямо на глазах, Из нее выйдет большая шалунья, если она уже сейчас, в столь юном возрасте, не чает прыгнуть в постель к мужчине. Почему бы не пойти навстречу, раз уж ее отец не имеет ничего против их союза? Да и чего ради ему быть против? Разве он, Жан-Клод д'Арси де Сангуин, не принадлежит к старинному и знатному роду?

Перед мысленным взором возникло видение: обнаженная Жанетта в постели, ласки, которые она ему дарит, кокетливое сопротивление.

Что ж, Жанетта достанется Алену де Виньи… на время. Рано или поздно с ним придется свести счеты, и тогда в игру вступит он – чтобы утешить молодую вдову. На Жанетте совсем не обязательно жениться, чтобы ею обладать, она всегда принадлежала ему душой и телом.

Если пухленькая, пылкая Лоретта будет его женой, а Жанетта – любовницей (и притом всегда под рукой, в соседнем поместье), жизнь можно будет считать удавшейся.

Жан-Клод легонько стукнул в дверь апартаментов Лоретты, на случай, если у нее горничная. Ему никто не ответил. Войдя, он понял почему: Лоретта сидела перед зеркалом, спустив с плеч пеньюар, и ласкала свои груди, зачарованно наблюдая за тем, как твердеют соски. Бесшумно приблизившись так, чтобы не отразиться в зеркале, Жан-Клод быстро протянул руку и сдернул пеньюар. Лоретта ахнула и вскочила. Увидев, кто позволил себе эту выходку, она вздохнула с облегчением.

– Я не слышала, как ты вошел, – промурлыкала она, не только не пытаясь прикрыться, но бессознательно изгибаясь под его взглядом, как кошка под ласкающей рукой.

– Я только что от маркиза, – сообщил Жан-Клод, дотрагиваясь до твердой бусинки соска.

Лоретта изогнулась сильнее, выставляя груди вперед.

– Что сказал отец? – прошептала она едва слышно.

– Что мне самое время подумать о наследниках. Когда я сказал, что уже присмотрел себе жену, он догадался, о ком идет речь, и дал понять, что одобряет мой выбор.

– Так, значит, нам больше не нужно ждать! – в восторге крикнула Лоретта, бросаясь ему на шею.

Жан-Клод отстранил ее и слегка сдвинул брови, наслаждаясь игрой с этой соблазнительной простушкой. Она хоть сейчас готова была отдаться ему, и это его искренне забавляло.

– Ну… не знаю… – протянул он, – ведь ничего конкретного сказано не было. И потом, я все еще не получил назад «Сангуин».

– Господи, какое это имеет значение!

Лоретта схватила его руку и изо всех сил прижала у себя между ног, так что пальцы его проникли в горячую влажную ложбинку. Жан-Клод невольно улыбнулся, лаская ее. Обладать таким юным телом, без сомнения, будет чудесно. Он представил себе, как входит в узкие, девственные глубины. Движения его пальцев привели Лоретту в неистовство.

– Ну же, Жан-Клод, сделай это! – шептала она сквозь стоны.

Его улыбка померкла. Это был слишком важный день – день, от которого зависело будущее, и в нем не было места плотским утехам.

– Не могу, – произнес он с глубоким сожалением. – Сегодня, как никогда, я не могу отвлекаться. Что ж, все к лучшему. Отсрочка заставит тебя еще больше желать моих объятий.

– Куда уж больше! – возразила Лоретта, чуть не плача. Жан-Клод только головой покачал – даже его удивило такое полное отсутствие целомудрия. Ему не часто приходилось встречать таких прирожденных распутниц. Он решил, что после свадьбы глаз не будет спускать с Лоретты, иначе она не замедлит украсить его голову рогами.

От «Прибежища Авроры» он направился прямиком к интенданту, по обыкновению принимая все меры предосторожности. Маркиз не должен был даже догадываться об этих визитах.

– После короткого ожидания Жан-Клода проводили в знакомую комнату, где интендант как раз подписывал какую-то бумагу. Он поднял на гостя вопросительный взгляд.

– Я получил все необходимые сведения для поимки Лиса, – почтительно произнес Жан-Клод. – Это случится сегодня.

– А это наверняка? – с легкой угрозой осведомился интендант, откидываясь в кресле.

– Наверняка.

– Насколько я понимаю, пленница жива и здорова. Жан-Клод ограничился бесстрастным кивком. Он все еще размышлял над покушением на жизнь Жанетты и хотя был не в восторге, что оно состоялось, вполне допускал, что для интенданта Жанетта была всего-навсего лишним свидетелем, от которого все равно когда-нибудь придется избавиться.

– Я не прощаю ошибок, – продолжал интендант. – Генри допустил оплошность и горит желанием искупить ее. Возьми его с собой. Лиса, когда он будет пойман, вы двое привезете ко мне. Людей маркиза отошлешь под любым предлогом.

– Как желаете, ваша милость.

– А как насчет девушки? Она еще может нам понадобиться.

– Если прикажете, я прихвачу и ее.

– Пока это ни к чему. Для начала мне нужно допросить Лиса. Позже обсудим дальнейшие планы.

– Будет сделано. Могу я быть вам еще чем-то полезен?

– Можешь! Найди хорошего лекаря – подагра замучила. – Интендант скривился от боли.

– Это не в моих силах, ваша милость.

– Тогда делай то, что в твоих! Чтобы Лис сегодня ночью был у меня!

Жан-Клод поспешил откланяться. По дороге к месту встречи с людьми маркиза де Бомона он обдумывал способ, как бы выполнить заказы сразу двух заказчиков и от каждого из них получить награду. Но если не выйдет, кого предпочесть? Разумеется, интенданта! Он – второй после короля и может вернуть ему «Сангуин» одним росчерком пера.

Лис притаился в густом кустарнике и выжидал, не забывая время от времени трепать жеребца по холке, чтобы конь ненароком не всхрапнул. Рядом с ним застыли темные силуэты разбойников. Сквозь переплетение ветвей можно было видеть поляну с костром, вокруг которого, казалось, сидела дюжина фигур, одна из них в плаще и маске. Это была всего лишь имитация разбойничьего лагеря – впрочем, в темноте обман раскрыть было довольно трудно. Жан-Клод должен был понять свою ошибку только в самый последний момент.

Лис мрачно усмехнулся, предвкушая, как разделается с ненавистным соперником.

Ждать нападения на лагерь оставалось недолго: Жан-Клод наверняка уже торопился сюда – заполучить то, что надеялся обменять на «Сангуин». Заподозрил ли он неладное? Вряд ли. Никаких признаков засады обнаружить не удалось, разведчики не донесли ни о какой подозрительной активности.

– Они здесь! – послышался из темноты нетерпеливый шепот. – Привязывают лошадей.

Лис передал это по цепочке, и разбойники приготовились к атаке. Не прошло и пары минут, как на поляну выскочила группа вооруженных людей. Жан-Клод первым оказался у костра и направил дуло пистолета на фигуру в маске, приказывая ему встать и поднять руки. Через мгновение наступила тишина. По знаку Лиса его люди шагнули на поляну.

– Бросайте оружие! – крикнул он, по привычке изменив голос.

Жан-Клод начал испуганно оглядываться, пытаясь разглядеть что-нибудь в темноте, но, ослепленный светом костра, не увидел, как к нему приближаются разбойники.

– Кто вы такие? – крикнул он, поднимая пистолет. Ответом был выстрел, взрывший землю у его ног. Не дожидаясь дальнейшего приглашения, люди маркиза побросали оружие. Разбойники начали подходить к костру.

– Хотите знать, кто мы такие? – переспросил Куинси со смешком. – Я – Лис. Слышали это прозвище? Могу подарить на память мою маску.

Он стащил с лица кусок черного шелка и бросил его к ногам брата. Жан-Клод даже не взглянул на нее – он пытался увидеть того, кто говорил сейчас с ним.

– Что вы собираетесь предпринять?

– О, ничего особенного, месье! У меня просто есть к вам маленькая просьба: наденьте маску. В таком виде вас доставят к тому, на кого вы работаете.

– Я ни на кого не работаю! – возразил Жан-Клод, лихорадочно соображая, как ему выпутаться из этого дурацкого положения, он вовсе не желал опозориться ни перед маркизом, ни перед интендантом.

– У меня везде свои люди, так что я в курсе всего, что происходит в Марселе. Если хотите убраться отсюда живым, советую подчиниться. Я даже готов вернуть оружие вашим людям – без патронов, разумеется. Вас проводят, чтобы, не дай Бог, не заблудились. Само собой, проводят с заряженным оружием. Поверьте, мне будет ужасно жаль, если кто-нибудь из вас пострадает, так что ведите себя смирно, чтобы не раздражать моих людей. Им отдан приказ стрелять при малейшей попытке к сопротивлению.

– Вы не можете так поступить! – вскричал Жан-Клод, теряя самообладание.

– Отчего же? – весело возразил Лис.

Он отправил двоих своих людей за лошадьми, а сам вернулся к костру.

– А теперь каждый пусть подальше отбросит свое оружие ногой. Мои друзья с радостью разрядят его для вас. Если у кого-то есть запасное, лучше отдайте его добровольно.

Люди маркиза беспрекословно подчинились, так как за последнее время достаточно наслушались про Лиса и не сомневались, что жизнь их висит на волоске. Не только запасные пистолеты и патроны, но и ножи были брошены в темноту. Жан-Клода запугать было не так-то легко, однако и он подчинился в надежде выкрутиться.

– Итак, месье, наденьте маску и дайте связать себе руки за спиной, – спокойно, почти дружелюбно обратился к нему Лис, бросая в круг веревку.

Жан-Клод пнул веревку ногой и высокомерно пожал плечами. Люди маркиза зароптали и придвинулись ближе.

– Вы что же, думаете, я стану добровольно участвовать в этом фарсе? – презрительно обратился он к разбойникам.

На поляне наступила тишина. Лис недолго позволил ей длиться.

– Как желаете! – хмыкнул он. – Я не против и поразвлечься. В лесу, знаете ли, скучновато.

По его знаку разбойники вскинули оружие.

– Он блефует! – крикнул Жан-Клод.

Больше он ничего не успел сказать, так как со всех сторон к нему потянулись руки и в рот сунули кляп. Его быстро связали и прикрыли лицо маской.

– Все будет исполнено в точности, месье Лис, – сказал один из людей маркиза. – Отвезем его к нашему хозяину. А вы уж, сделайте милость, сдержите слово и не причиняйте нам вреда.

– Я по натуре не кровожаден, – успокоил Лис. – Можно сказать, даже мягок.

Разбойники дружно захохотали.

– Словом, идите с Ботом и не заставляйте меня взять на душу еще один грех.

Дальнейших убеждений не потребовалось. Жан-Клода повели, держа за плечо, к приготовленной лошади. Вскоре небольшая кавалькада в сопровождении охраны удалилась к Марселю.

Куинси вздохнул с облегчением. В эту ночь его ожидала встреча с Жанеттой. И теперь ничто не мешало им наслаждаться друг другом.

Глава 18

Жанетта сидела за столиком у окна, попивая густой крепкий чай и глядя в окно на восхитительный экзотический садик. Впервые за последнее время в душе у нее царили покой и безмятежность, она была в полном ладу с миром и с собой. Вспоминая Куинси и страсть, которая их захлестнула, она каждый раз заново изумлялась тому, что ее жизнь сделала такой неожиданный поворот. Теперь она поняла, что всегда любила Куинси, и не могла ответить себе на вопрос, как еще недавно она могла испытывать какие-то чувства к этому ничтожеству – Жан-Клоду. Не с ним, а с Куинси она хотела бок о бок идти по жизни. Если только Куинси суждено было вернуться…

Проснувшись поутру в одиночестве, Жанетта оделась и спустилась вниз – ждать возвращения возлюбленного. На предложение Марго позавтракать она отрицательно покачала головой, желая разделить завтрак с хозяином дома.

Ожидание было не таким уж волнующим занятием, как показалось ей поначалу. Одиночество отнимало у нее душевные силы, и приходилось напоминать себе, что лучше заранее смириться с частыми отлучками Куинси. Она решила, что не отступится, что будет бороться за место рядом с ним, в его жизни. Почему он считает, что они не пара, что у них разные взгляды и цели? Когда Куинси вернется и они снова будут вместе, она найдет способ убедить его! Он поймет, не может не понять, что отныне им суждено судьбой делить беды и опасности.

Жанетта улыбнулась, рисуя себе могучее тело Куинси и руки, призывно протянутые к ней…

Откуда-то донеслись шаги и голоса. Возможно, стоило запереть дверь в сад – так, на всякий случай. Она поднялась, но не успела сделать и шагу: от пинка ногой дверь с грохотом распахнулась и ударилась о стену. В дом вошли трое неизвестных и молча направились к Жанетте.

Марго в это время хлопотала на кухне. Она вышла на шум и с королевским достоинством встала перед непрошеными гостями, заслонив собой Жанетту, всем видом показывая, что намерена защищать ее интересы.

– Кто бы вы ни были, немедленно покиньте этот дом! – заявила она, простирая руку в сторону распахнутой двери.

– Доброе утро, дамы, – произнес тот, что вошел последним, отвешивая безукоризненный поклон. – Я пришел, чтобы пригласить мадемуазель Жанетту на небольшую прогулку.

– Жан-Клод! – вырвалось у девушки.

– Вам знаком этот человек? – удивленно осведомилась Марго.

– Еще бы! – негодующе воскликнула Жанетта. – Это единокровный брат Куинси Жерара!

– Ах, вот как! – холодно произнесла экономка. – Впрочем, это не имеет значения. Мадемуазель в данный момент отдыхает.

– Отдыхает? – переспросил Жан-Клод с иронией и окинул Жанетту взглядом, как будто хотел понять, что принесла ей ночь, проведенная в обществе его брата.

– Разве ты не уступил меня Куинси?

Задавая этот вопрос, она взглянула на спутников Жан-Клода. Один из них был все тот же Генри, другого – низенького здоровяка с громадными ручищами – она видела впервые. Что-то, без сомнения, случилось, раз соглашение было нарушено.

– Уступил, но ненадолго, – бесстрастно ответил Жан-Клод. – Я не раздаю направо и налево то, что мне принадлежит.

– Но я не твое имущество! – гневно возразила девушка. – Уходи и забирай своих подручных!

Жан-Клод взмахнул рукой, и в грудь каждой из женщин уставилось дуло пистолета.

– Ну и времена настали! – хмыкнула Марго. – У мужчин хватает совести целиться в безоружных женщин!

– Бывают разные мужчины, да и женщины тоже, – парировал Жан-Клод, не сводя взгляда с Жанетты. – Ну, а ты поторапливайся. Добровольно или по принуждению, но тебе придется пойти с нами. Учти, сила не на твоей стороне!

Она бросилась к лестнице, надеясь укрыться в своей комнате, но Жан-Клод в несколько широких шагов догнал ее и схватил за локоть. Она попыталась вырваться из железных тисков его рук, но обессилела и привалилась к его плечу. На губах Жан-Клода заиграла торжествующая улыбка. Он небрежно погладил шелковистые волосы Жанетты – и вдруг вскрикнул от боли: едва отдышавшись, она укусила его за ухо. На крахмальный белый воротничок закапала кровь.

– Мы уходим! Принесите какой-нибудь плащ! – со злостью обратился он к экономке, держа Жанетту на расстоянии вытянутой руки.

Марго заколебалась.

– Делайте, что он говорит, – спокойно произнесла девушка. – Просто передайте своему хозяину, что я снова пленница Жан-Клода.

Ей показалось, что на глазах экономки блеснули слезы, когда та поворачивалась, чтобы уйти. Жан-Клод и Генри удивленно смотрели на Жанетту. До сих пор с ней не было никаких проблем, и, уж конечно, она не кусалась, как какая-нибудь простолюдинка. Жан-Клод раздраженно потирал быстро распухающее ухо.

– Я думал, ты охотно пойдешь со мной, дорогая… – озадаченно протянул он.

– Охотно? Чтобы снова позволить тебе меня унижать?

– А здесь, выходит.

– Здесь меня никто пальцем не тронул! – быстро перебила девушка, инстинктивно угадывая, что должна таить свое чувство к Куинси. – Я хочу вернуться к тетке!

– Конечно, вернешься, только немного позже, – примирительно заметил Жан-Клод. – Сейчас ты нужна мне.

Она похолодела от страха и нехороших предчувствий – выходит, план поимки Лиса провалился? Что случилось этой ночью? И как удалось Жан-Клоду отыскать убежище Куинси? Ей показалось, что под обычным своим бесстрастием он прячет злобу.

– Вот, это для вас.

Марго протянула Жанетте пурпурный бархатный плащ. Жан-Клод перехватил его, хорошенько помял и обшарил. Убедившись, что ничего не скрыто в складках, он набросил плащ на Жанетту.

Подручные Жан-Клода направились к двери. Жанетту пропустили вперед, и так, в сопровождении троих вооруженных мужчин, она покинула дом, куда накануне вошла полная самых радужных надежд.

В переулке ожидала мрачная черная карета, к задней оси была привязана верховая лошадь. Жанетта стала озираться в поисках спасения.

– Я не буду сопровождать тебя, дорогая. – Заметив ее удивленный взгляд, Жан-Клод усмехнулся. – Дела! Но это не значит, что за тобой некому будет присмотреть. Если будешь вести себя примерно, все пройдет как нельзя лучше, но не вздумай артачиться. Этим людям отдан приказ привести тебя к повиновению любой ценой. Любой, ясно?

Жанетта решила притвориться покорной. Удовлетворенный, Жан-Клод вполголоса отдал какие-то дополнительные указания, отвязал лошадь и поскакал прочь.

Генри поднялся на облучок, его товарищ взгромоздился на противоположное от Жанетты сиденье. Именно взгромоздился – иначе не скажешь. Этот человек был так странно сложен и наделен такой силой при столь низком росте, что очень походил на карикатуру. К тому же он, как видно, был на редкость туп, потому что понял буквально приказ не спускать с Жанетты глаз. Все время, пока они ехали, его маленькие пустые глазки таращились на нее, не мигая, чем напоминали стеклянные глаза куклы.

Жанетта очень надеялась, что поездка будет короткой и ей не придется долго оставаться в столь неприятной компании, но карета все ехала и ехала. Она решила, что ее везут за пределы города, однако копыта лошадей неизменно цокали по булыжной мостовой. Минуты слагались в часы. Мало-помалу ей стало казаться, что карета описывает круги по городу. От долгого сидения у Жанетты разболелась спина и затекли ноги. Зато человек напротив не выказывал никаких признаков усталости. Он ни разу не сменил позу, ни разу даже не шевельнулся.

– Долго еще? – наконец робко осведомилась она, угнетенная его молчанием. – Может, вы двое хотите таким образом запутать меня и сбить с толку? Но ведь мы все еще в Марселе, верно?

Ответа не последовало. Решив, что ее тупой попутчик не понял вопроса, она попыталась снова обратить на себя его внимание, на этот раз строя фразы самым доступным для него образом.

– Сколько еще мы с вами будем находиться в этой карете?

Ни слова в ответ, и все тот же стеклянный взгляд. Жанетта некстати вспомнила окоченевший труп Жака. Захотелось ткнуть в коротышку пальцем, чтобы убедиться, что он хотя бы теплый. Но она не решилась, подумав: кто знает, как он это воспримет? Возьмет да и убьет ее без долгих размышлений!

Повозившись на сиденье, девушка устроилась поудобнее, чтобы дать отдых усталым мышцам. Жан-Клод не оставлял ее в покое, и конца этому не предвиделось.

Карета остановилась только на закате. Жанетта протянула руку, чтобы раздвинуть занавески на окошке, но ее спутник внезапно подал признаки жизни, издав предостерегающий утробный звук. Она быстро отдернула руку. Тогда, выразительно коснувшись торчавшей из-за голенища рукоятки ножа, он вытащил из кармана шарф и жестом показал, что нужно наклониться вперед.

Она отшатнулась, уверенная, что ее собираются задушить, а труп закопать. В этом случае она исчезла бы бесследно.

Рассерженный неповиновением, коротышка схватил ее за волосы и рванул к себе. С неожиданной ловкостью он завязал Жанетте глаза, а руки связал за спиной. Вне себя от ужаса, она вслепую пнула его ногой и, должно быть, причинила боль, потому что с новым утробным возгласом он выбросил ее в открытую дверцу кареты. Вылетев наружу, она тяжело распласталась на земле. Она барахталась в пыли, пока кто-то рывком не вздернул ее на ноги.

Они вошли в какое-то помещение. Жанетту бесцеремонно волокли ее провожатые сначала по полу, потом вниз по лестнице. Наконец ее бросили на холодный влажный пол, и шаги начали удаляться.

– Не оставляйте меня в таком виде! – в отчаянии закричала девушка. – Прошу вас, прошу!

Вместо ответа хлопнула дверь, и в замке повернулся ключ. Она долго ерзала по полу, пытаясь сесть, но ее ноги скользили по влажному полу, и она снова падала на спину. В помещении царила промозглая сырость, холод быстро просачивался через плащ и одежду. Судя по запахам, на сей раз ее заточили в винный погреб. Жанетта содрогнулась: она с детства ненавидела погреба, и если уж возникала нужда отыскать какую-нибудь особенную бутылку старого вина, старалась не задерживаться в подвале замка ни одной лишней минуты.

Впрочем, долго размышлять над своим плачевным положением не пришлось. Дверь снова открылась, по ступеням простучали легкие женские каблучки. За ними последовали мужские шаги. Жанетта повернула голову на звук и снова попыталась подняться. Ее возня вызвала у гостьи смех. Жанетта приготовилась к худшему.

– Поверить не могу, что Куинси мог плениться подобным созданием! Ты, должно быть, разыгрываешь меня, Жан-Клод!

Жанетта охнула, получив пинок острым носком башмачка.

– Согласен, сейчас она не в лучшем виде, но может выглядеть очень неплохо! Впрочем, она не в моем вкусе, не то что ты. Красная кровь – не чета голубой.

Кто-то принялся развязывать ей руки. Потом с глаз ее сняли шарф. Она сразу начала растирать онемевшие запястья. Женщина снова расхохоталась.. Когда глаза привыкли к сумрачному освещению погреба, Жанетта наконец разглядела ее. Рядом с усмехающимся Жан-Клодом стояла смуглая брюнетка, в изобилии наделенная женскими прелестями.

– Ну и что в ней хорошего? – осведомилась она пренебрежительно.

– В одежде разве разглядишь? – многозначительно заметил Жан-Клод.

Незнакомка так рванула с Жанетты плащ, что та, только что поднявшись на ноги, снова повалилась на пол. Она быстро вскочила, яростно сверкая глазами:

– Я требую, чтобы меня избавили от этой женщины!

– Высокомерная сучонка! – хмыкнула та.

– Дамы, дамы! – воскликнул Жан-Клод, от души наслаждаясь ситуацией.

– Могу я по крайней мере покинуть этот зловонный подвал? – спросила Жанетта, с отвращением обводя взглядом ряды бочонков и бутылок, сплошь обвешанных паутиной.

– Так что ты о ней скажешь, Иветта? – невозмутимо спросил Жан-Клод.

– О ней? Разве что о ее платье! Оно не стоит того, чтобы его беречь.

С неожиданной силой Иветта разорвала наряд Жанетты от горла до подола. Девушка занесла руку для удара, но Жан-Клод перехватил ее и грубо заломил за спину.

– Не забывай, что ты пленница, а пленники должны беспрекословно повиноваться, – произнес он с угрозой.

Она с трудом сдержалась, чтобы не закричать от боли. Наконец мучитель выпустил ее руку.

– Что дальше? – обратился он к Иветте.

Та ответила не сразу, с ненавистью и завистью разглядывая совершенные очертания тела Жанетты под прозрачной сорочкой. Догадавшись, что должно последовать дальше, она даже не дрогнула, когда последнее одеяние было сорвано с ее тела. Она стояла, гордо вскинув голову и стараясь не дрожать в ледяном холоде погреба. Ей хотелось исцарапать Иветте лицо, изо всех сил сдавить ее полную шею. Она впилась ногтями в ладони, чтобы сохранить самообладание.

– Для аристократки неплохо, – констатировала Иветта. – Но что, скажи на милость, будет делать с ней Куинси? Зачем ему этот кусок холеного мороженого мяса? К тому же она тощая. Я-то хорошо знаю, что он любит совсем другое!

– Кто знает, кто знает… – задумчиво протянул Жан-Клод. – Видела бы ты, как Куинси набросился на нее в замке «Вивифан»! Он был просто на себя не похож.

При этом он не сводил глаз с обнаженного тела Жанетты. На лицо пышнотелой красотки набежала тень.

– Нельзя ли ненадолго забыть о ней, дорогой? – кокетливо спросила она и потерлась грудью о спину Жан-Клода. – Здесь так сыро и холодно, а наверху ждет мягкая постель…

– Ты знаешь, когда подать дельную мысль, – засмеялся Жан-Клод, грубо ее тиская. – А с ней как поступить? Вдруг ей взбредет в голову поднять шум? Постой, я кое-что придумал.

Глаза Иветты сверкали злобным торжеством, когда он тащил Жанетту к одному из каменных столбов, что поддерживали своды подвала. Чтобы связать ей руки за спиной, пришлось грубо их выкрутить, но девушка не могла даже кричать – рот ей забили кляпом.

– Счастливо оставаться, – процедила Иветта, снимая с ее ног изящные башмачки.

– Прости, Жанетта, но придется тебе поскучать, – насмешливо сказал Жан-Клод, когда он и Иветта, прежде чем покинуть подвал, остановились перед пленницей. – Ничего, позже мы позабавимся втроем. Надо же тебе получить пару уроков настоящей страсти!

Эта идея привела его спутницу в восторг. Посмеиваясь, она провела кончиком пальца от правого соска Жанетты вниз, к золотисто-рыжему треугольнику волос.

– Не хочешь немного поиграть с ней прямо сейчас? – предложила она Жан-Клоду.

– Предпочитаю поиграть с тобой.

Негодующее, оскорбленное выражение на лице Жанетты вызвало у Иветты новый, приступ хохота. Наслаждаясь беззащитностью жертвы, она несколько минут оглаживала ее груди и бедра.

– Кожа хороша, ничего не скажешь, – наконец буркнула она сердито. – Может, это нравится Куинси? Все остальное есть и у меня!

Больно ущипнув Жанетту напоследок за соски, она повернулась к Жан-Клоду с пренебрежительной улыбкой на красных губах.

– Холодна как лед! Как распалить такую? Разве что бросить в камин! Куинси спятил, если позарился на нее.

– Не иначе! – подхватил Жан-Клод, крепко прижимая Иветту к себе как бы в порыве страсти, но глядя поверх ее плеча на Жанетту, стоявшую очень прямо, с гордо вскинутой головой.

На деле он куда охотнее улегся бы в постель с ней, чем со своей новой и весьма сладострастной подружкой, но он нуждался в Иветте. Обняв ее за плечи, он направился к лестнице.

Жанетта беспомощно следила, как они уходят, тщетно пытаясь вытолкнуть языком кляп. Перспектива остаться в темном подвале в полном одиночестве, обнаженной да еще и привязанной к столбу наполняла ее невыразимым ужасом. От рывков веревки лишь глубже врезались в кожу. Она не спускала взгляда со своих мучителей до тех пор, пока они не подошли к двери. Иветта повернулась и насмешливо помахала ей рукой. Жан-Клод воспользовался этим, чтобы с сожалением пожать плечами. Было видно, что он не слишком доволен всеми этими крайностями, но не может вмешаться. Надежда на его великодушие давно покинула Жанетту, но она ожидала, что его остановит хотя бы физическое влечение к ней.

Она просчиталась. Те двое просто вышли и закрыли за собой дверь, оставив ее одну в темноте.

Глава 19

Прошла целая вечность с той минуты, когда Жан-Клод и его бессердечная спутница оставили Жанетту нагой и связанной в ужасной подземной темнице. Столб был грубо отесан, весь в зазубринах, холодный и мокрый, и постепенно руки ее до самых, плеч покрылись царапинами и ссадинами от попыток освободиться.

Поначалу, чтобы не окоченеть на земляном полу, она стояла поочередно то на одной ноге, то на другой, но прекратила эти упражнения, после того как однажды опустила ступню на что-то мягкое, отвратительно пискнувшее в темноте.

Она спрашивала себя, как долго сможет выносить подобное издевательство. Человек не может бодрствовать бесконечно! Рано или поздно ей придется сползти по столбу и сесть прямо на грязный пол, среди бегающих крыс, чтобы уснуть и тем самым дать отдых телу и рассудку. Но разве только крысы обитают в винных погребах? Как насчет мокриц, пауков и змей?

Эти мысли вызвали у нее панику. В конце концов, Жанетте начали чудиться шорохи и какие-то шумы, в глазах замелькали цветные пятна, словно целая армия духов и демонов явилась в подвал с визитом.

И вдруг все эти кошмары исчезли – она услышала звук отпираемой двери! Девушка с трудом удержалась от крика. Что ожидало ее – освобождение или новые страдания?

При виде Куинси с фонарем ноги ее подкосились от радости. Быстро оглядев подвал и увидев пленницу, он сбежал по ступеням с искаженным яростью лицом. Отвязав ее и освободив от кляпа, он накинул на нее свой плащ. До сих пор ей удавалось держать себя в руках, теперь же от пережитого потрясения она задрожала словно в лихорадке. Куинси растирал ее руки и плечи, бормоча слова утешения. Наконец все ее страхи выплеснулись наружу, и она громко разрыдалась.

Теперь, в объятиях Куинси, Жанетта вновь обрела силы. Ей было тепло и уютно, его руки обнимали ее, и когда он наклонился к ее губам, она со счастливым вздохом потянулась навстречу. Это было все равно, что заново признаться друг другу в любви.

Куинси раздирали противоречивые чувства – нежность к Жанетте и ненависть к ее мучителям. Он дал себе клятву отомстить Иветте и Жан-Клоду, а пока насладиться счастливыми минутами, что были отпущены им судьбой. Он оказался здесь благодаря старику, мужу Иветты, пославшему ему с Жоржем весточку.

В этот день, вернувшись домой, он узнал, что Жан-Клод снова похитил Жанетту. Вне себя от тревоги за нее, он обшарил чуть ли не весь город, но поиски не увенчались успехом. К счастью, появился Жорж. Едва выслушав его, Куинси отправил кучера к Гретхен с просьбой приготовить все необходимое, чтобы укрыть Жанетту в ее доме. Он намеревался позже переправить ее в провинцию.

И вот она в его объятиях, пусть даже всего на несколько минут. Забыв о мести и планах на будущее, Куинси прижал ее к себе и спрятал лицо в шелковистой массе растрепанных волос. Даже после мучительных часов в темном сыром подвале они пахли духами, и нетрудно было, закрыв глаза, вообразить себя с ней наедине в каком-нибудь далеком прекрасном месте.

– Как я люблю тебя! – прошептал он.

– Я тоже люблю тебя, Куинси, – ответила Жанетта с тихим вздохом. – Теперь мы будем вместе, да?

Могучее тело напряглось, и она прикусила губу, сожалея о вырвавшихся словах. Очевидно, она ошиблась, предположив, что Куинси явился забрать ее отсюда.

– Никто не знает, что я здесь, – заговорил он после короткого молчания. – Я пришел, чтобы приободрить тебя и сообщить, что этой ночью ты будешь спасена. Нет, не только за этим! Мне нужно было еще хоть раз обнять тебя, прежде чем я начну мстить твоим врагам.

– Это не может помешать нам быть вместе!

– К несчастью, может! – резко перебил Куинси, потом ласково сказал: – Но тебя укроют в безопасном месте.

– Да, но…

– Жанетта! Я не могу позволить тебе погибнуть. Мы будем вместе, но не сейчас… Когда с твоими врагами будет покончено, отпадет надобность в Лисе, и тогда…

– А мне Лис нравится, – возразила Жанетта, вспомнив романтический ореол, окутавший это имя.

– Особенно его поцелуи? – уточнил Куинси со смешком.

– О будущем мы поговорим потом, ладно? – предложила она серьезно. – Сейчас меня куда больше волнует, для чего Жан-Клод снова меня похитил. Ведь он заплатил мной за сведения о Лисе, а не за его поимку!

– Так уж вышло, – ответил Куинси после некоторого колебания. – Я недооценил возможности Жан-Клода и не думал, что он так быстро отыщет мой дом. Он забрал тебя, потому что Лис перехитрил его и выставил дураком, причем не только перед маркизом. Видишь ли, я отослал его назад в маске, со связанными руками и под охраной его же людей. Жан-Клод стал посмешищем в глазах знати, а это он не скоро забудет.

– Неужели все так и было? – засмеялась Жанетта. – Хотелось бы мне посмотреть на его возвращение!

– Думаю, Жан-Клод захватил тебя в основном из желания насолить мне. Он думает, что я намеренно завлек его в ловушку, – и это чистая правда. Если бы я знал, к чему приведет моя затея, ни за что бы так не поступил.

– А кто эта женщина – Иветта?

– Ее муж – владелец этого дома. Комнаты здесь сдаются внаем любому за небольшие деньги. С давних пор дом служит убежищем людям вне закона, местом встреч и передачи сведений. Старик надежный человек, чего не скажешь об Иветте. Правда, я ей доверял в то время, когда мы были близки.

– Значит, это твоя бывшая любовница? – уточнила Жанетта.

– Именно так. Мы встречались довольно часто, но это кончилось, когда в моей жизни появилась ты. Я хочу сказать, когда мы с тобой… словом, я не жил монахом, хотя всю жизнь любил только тебя.

Эти слова поразили Жанетту в самое сердце. В них было что-то унизительное, словно она стала вдруг одной из многих, словно потребности плоти оправдывают все и у любви нет иного выхода, кроме как потесниться.

Выходит, как и Жан-Клод, Куинси бывал в постели этой пышной, чрезмерно чувственной красотки, обнимал ее, ласкал и входил в ее тело – все в точности как с ней!

Девушка вырвалась и бросилась вверх по лестнице, забыв о своей наготе. В этот момент ею владела даже не ревность, а чувство горькой утраты. Куинси оказался ничем не лучше Жан-Клода… даже хуже, потому что тот хотя бы не говорил о любви.

Куинси молнией метнулся следом, перехватил ее занесенную для стука в дверь руку и зажал ладонью открытый для крика рот. Когда Жанетта перестала биться, он отпустил ее и отступил на шаг в ожидании объяснений. Обида в ее глазах заставила его озадаченно сдвинуть брови.

– Что случилось? Зачем ты хотела поднять шум? Я же сказал: никто не знает, что я здесь! Если это выяснится…

– И пусть!

– Но почему? Что я такого сделал?

– Уходи! Оставь меня! Лучше мне достаться Жан-Клоду! Я знаю, что все еще нужна ему.

– Не понимаю, – растерянно произнес Куинси и потянулся к Жанетте, но она быстро отскочила в сторону.

– Теперь мне понятно, почему ты не хочешь быть со мной! Потому что женщина тебе нужна только в постели! Ты их меняешь, используешь…

– По-твоему, такую, как Иветта, можно использовать? Это она использует нас, мужчин, в свое удовольствие. Сейчас ей по нраву Жан-Клод, но она не откажет любому, у кого возникнет охота.

– Не потому ли, что не может заполучить тебя?

– Я был у нее не единственный… Черт возьми, Жанетта, при чем тут она? Давай лучше обсудим план твоего спасения.

– Ты сказал, что позже за мной придут. Вот и хорошо, а ты можешь отправляться по своим важным делам!

– Это все из-за Иветты? Поверь, она никогда не имела для меня значения.

– Держу пари, ты повторишь эти слова ей, когда речь зайдет обо мне! А мне все равно! За сведения о Лисе ты уже получил плату. Прощай, Куинси.

– Ты не можешь говорить это серьезно!

– Еще как могу! К чему вообще весь этот спор? Для меня нет места в твоей жизни. Даже спасти меня ты посылаешь кого-то другого!

– Потому что так нужно.

– Ну конечно! Да оставь же меня в покое!

Куинси покачал головой, пораженный переменой в ее поведении.

– Что ж, раз ты этого хочешь, спорить не стану. У меня просто нет на это времени. Мне пора.

Она промолчала и отвернулась, удивляясь тому, как все надежды могут рухнуть из-за нескольких произнесенных не вовремя слов.

– Надеюсь, ты не станешь возражать, если я снова свяжу тебя, – произнес он со вздохом. – Если я этого не сделаю, твои тюремщики поймут, что кто-то здесь был, и насторожатся.

– Значит, мне снова придется становиться к своему позорному столбу? Я ничуть не удивлена! – С грустным смешком Жанетта прислонилась спиной к колонне и завела руки назад. – По-моему, я устраиваю мужской пол только в качестве пленницы!

– Ты знаешь, что это не так, – возразил Куинси устало, связывая ей руки. – Я просто не хочу, чтобы те двое знали о моем появлении. Не бойся, скоро ты окажешься на свободе. – Он помедлил, прежде чем уйти. – Я не лгал, когда говорил тебе о любви. Надеюсь, когда-нибудь ты это поймешь… Поймешь, почему я не могу позволить тебе быть со мной рядом.

Приподняв ее лицо за подбородок, он коснулся поцелуем нахмуренного лба, неохотно сунул ей в рот кляп и пошел прочь. Она резко отвернулась, когда он обернулся на верхней ступеньке.

Через мгновение в подвале стало темно, послышался ненавистный звук – скрежет ключа в замочной скважине. Слезы набежали так стремительно, что Жанетта и не пыталась их удержать. Отчаяние сделало мрак подземелья еще более непроглядным.

Глава 20

Она потеряла счет времени, дрожа от холода, чихая, кашляя и постепенно преисполняясь страха простудиться насмерть. Не это ли задумали Иветта с Жан-Клодом? Или им придется больше по душе, если она умрет голодной смертью?

По мере того как шли минуты, недавняя вспышка казалась все более нелепой и неоправданной. А если она умрет, так и не увидев Куинси? Это значит, он ничего не узнает о ее раскаянии! Зачем, ну зачем она накричала на него? Иветта осталась в прошлом, которое не к чему ворошить. Разве Куинси не сказал, что никогда не питал надежды? Чего ради ему было жить монахом?

Почему она так болезненно восприняла его признание? После предательства Жан-Клода трудно было поверить в чью-то искренность, и рассудок подсказывал ей, что нельзя верить никому. Но ведь сама она была искренней в своем признании! Она любила и хотела, чтобы любили ее, хотела быть рядом со своим избранником!

В затхлой тьме подвала Жанетта мечтала о том, как снова окажется на вольном воздухе, как разыщет Куинси и объяснит ему все это. Ее размышления были прерваны скрежетом ключа: в подвал пожаловал Жан-Клод под руку с Иветтой, одетой весьма небрежно – в легкую сорочку с таким большим вырезом, что тяжелая грудь едва не вываливалась наружу. Выражение ее лица не предвещало ничего хорошего. Жанетта решила притвориться совсем обессиленной в надежде, что ее оставят в покое. Она свесилась вперед и уронила голову на грудь.

На лицо повеяло теплом – очевидно, к нему поднесли лампу. Она приподняла веки и уставилась прямо перед собой, словно не в силах сфокусировать взгляд на чем-то конкретном.

– Наша маленькая аристократка очнулась, – хмыкнула Иветта, наклоняясь.

При этом обе ее груди вывалились из сорочки. С минуту она с интересом переводила взгляд со своего тела на тело Жанетты, потом, как уже было однажды, вдруг больно ущипнула ее за соски. Лицо девушки исказилось от боли.

– Жаль все-таки, что мы не прихватили ее с собой, Жан-Клод.

– А что? Мы переборщили? – осведомился тот встревожено. – Она совсем слаба?

– Сейчас проверим.

Иветта наклонилась еще ниже и прижалась ко рту Жанетты полными горячими губами, не обращая внимания на кляп. Та рывком отвела голову.

– Как видишь, не так уж и слаба, разве что слегка продрогла. Ничего странного, с такой-то холодной кровью! Придется забрать ее наверх и согреть, иначе она потеряет всякую ценность. – Немного поразмыслив, Иветта просияла: – В задней части дома есть каморка со всяким старьем, в том числе и с кроватью. Мы ее уложим, прикроем – и готово. Потом можно будет продолжить начатое. Признаюсь, Жан-Клод, ты почти заставил меня забыть Куинси! Что ж, зато он меня запомнит – запомнит надолго, когда узнает, как я обошлась с его новой подружкой!

От ее злорадного смеха Жанетта похолодела.

– Надо прикрыть ее плащом, чтобы не бросалась в глаза, – предложил Жан-Клод. – Мало ли кто может попасться по дороге.

Отвязывая Жанетту от столба, он с сожалением размышлял о том, что не сможет в ближайшее время уделить ей внимание, так как вынужден и дальше играть навязанную Иветтой игру. Куинси сделал его посмешищем, поэтому он может забыть о щепетильности и придумать самую изощренную месть, воспользовавшись для этого любым оружием. Таким оружием стала для Жан-Клода Иветта. При всей своей пронырливости она на глазах тупела, как только оказывалась в объятиях любовника, и готова была выложить любые сведения тому, кто ее удовлетворит. Именно постель помогла выудить у нее местонахождение Куинси, а вернее, адрес его берлоги. Поначалу его развлекало ее ненасытное сластолюбие, но вскоре он пресытился. Иветта не понимала тонкостей постельных игр, ее вполне устраивало обычное соитие, от которого она получала огромное наслаждение. Ее похоть изнуряла, наводила скуку. То ли дело неопытная страсть Лоретты, с тоской думал Жан-Клод, не говоря уже о волнующей, провоцирующей холодности Жанетты, о ее утонченной прелести.

С Жанеттой на руках он быстро и бесшумно покинул подвал. В доме было гораздо теплее, и девушка постепенно начала приходить в себя. Когда они проходили мимо открытой двери в комнату старика, раздался его дребезжащий голос:

– Что это ты бегаешь по дому в таком виде, а, женушка? Иветта грубо выругалась себе под нос, потом изобразила на лице улыбку и заглянула к мужу.

– Не обращай внимания, милый. Я выходила по делу, а теперь возвращаюсь к себе. Спи, любовь моя, я вовсе не хотела тебя будить.

– Мне показалось, что ты не одна.

– Верно, я выходила переговорить с одним из постояльцев, – нетерпеливо объяснила Иветта, надеясь, что старику не взбредет в голову поприветствовать ее спутника.

– Хм… – проворчал он. – Ты день и ночь в заботах о постояльцах…

– Как же иначе? От них зависит наше пропитание. А теперь спи.

Старик ничего больше не сказал, а чуть погодя начал тихонько похрапывать. Иветта сделала Жан-Клоду знак следовать за ней на второй этаж.

– Чтоб его черти взяли! – шипела она. – Не хватало еще, чтобы он обо всем догадался!

– А не проще ли от него избавиться?

– Избавиться? Да ты с ума сошел! На другой же день я окажусь на улице без гроша в кармане! Все имущество записано на него, орава родственников только и ждет, чтобы прибрать к рукам пансион и прочее. Мне остается ждать, пока не выпадет счастливый шанс. Старик обожает Куинси и вообще всякую шваль. Если он узнает, что я связалась с аристократом…

– Ах вот как, значит, ты связана с дурной компанией! – Жан-Клода это весьма позабавило.

– Да, с точки зрения этого старого дурака, – сердито ответила Иветта, отпирая дверь.

В каморке было полно отслужившей свой век мебели, а в углу стояла кровать с продавленным матрасом. Устроив на ней Жанетту, Жан-Клод покачал головой, вспомнив ее ледяную кожу.

– Она совсем окоченела. Может, мне прилечь рядом, чтобы согреть ее своим теплом?

– Вот еще новости! Тебя ждет постель получше, а эта потаскушка как-нибудь обойдется. Вы все так и норовите за ней приударить!

– Не говори ерунды и не ори так, не то перебудишь весь дом! – резко заметил Жан-Клод. – Ты первая предложила о ней позаботиться.

– Вот мы и позаботились. Я даже готова пожертвовать для нее пару старых одеял. Прикрой ее и пошли отсюда. У меня все тело зудит!

Он с трудом удержался, чтобы не ответить ей какой-нибудь резкостью. Порой Иветта казалась ему не женщиной из плоти и крови, а заводной механической куклой. Ему пришло в голову, что после общения с ней придется неделями восстанавливать мужскую силу, вместо того чтобы, как обещано, ублажить наконец Лоретту. Подтыкая одеяла вокруг неподвижного тела, он раздраженно думал: кончится тем, что он наткнется на дочь маркиза в объятиях конюха, в пустом стойле на куче соломы.

Устав ждать, Иветта схватила его за руку и потянула из каморки, чуть не забыв запереть за собой дверь.

Оставшись одна, Жанетта не удержалась от облегченного вздоха. Ее бил озноб, она ощущала ужасную усталость и боль во всем теле. Хотелось закрыть глаза и уснуть на этом неудобном ложе, забыв о страданиях, забыв обо всем. Но на память снова и снова приходили бездушие Иветты и непонятная бесхребетность Жан-Клода, потакавшего любой ее прихоти. В который уже раз она задалась вопросом: как можно было полюбить такого человека? Очевидно, она была влюблена в вымышленный образ, не имевший ничего общего с действительностью.

Когда дверь в конце коридора закрылась с приглушенным стуком, Жанетта выбралась из-под вороха ветхих одеял. Торопясь поскорее улечься в постель, Иветта забыла на полу лампу, при свете которой девушка оглядела себя. Руки до самых плеч были в царапинах, ссадинах и синяках, запястья распухли от веревок, от ухоженных ногтей ничего не осталось. Впрочем, сейчас ее это не волновало. Думая только о бегстве, она обвела взглядом заваленную рухлядью тюрьму. За невзрачными занавесками оказалось окно, выходившее на запущенный, поросший сорняками задний двор. До земли было примерно футов тридцать. Если бы под рукой была веревочная лестница или хотя бы простая веревка!

В каморке было, конечно, теплее, чем в подвале, но она не отапливалась, поэтому вскоре Жанетта снова стала мерзнуть. Растирая то руки, то бедра, она бродила по комнате, разглядывая накопившиеся за многие годы старые вещи. Увидев большой сломанный шкаф, она кинулась к нему, в надежде найти веревку, но он оказался пуст. Вторую створку заклинило, и открыть ее не удалось. Девушка сунула руку в щелку по самое плечо, очень надеясь, что там завалялся какой-нибудь предмет одежды. Она выпачкалась в пыли и паутине и уже хотела отдернуть руку, когда нащупала что-то мягкое. Выхватив находку, она жадно стала ее разглядывать.

Это были рабочие штаны и куртка, перепачканные в краске – должно быть, одежда маляра, выброшенная за ненадобностью. Забыв о брезгливости, Жанетта поспешно натянула их на себя. Одежда оказалась очень ей велика, и пришлось завязать штаны на талии узлом, а низ штанин и рукава закатать. Ей сразу стало теплее.

Вторично обшаривая комнату, девушка обнаружила груду рваного постельного белья. Если простыни скрутить, они, пожалуй, выдержат ее вес. Руки саднило, но она, закусив губу, принялась мастерить веревку. В памяти всплыло обещание Куинси прислать кого-нибудь для ее спасения, но Жанетта только пожала плечами: никто не знал теперь о ее местонахождении. Приходилось рассчитывать только на себя. На всякий случай, чтобы не быть застигнутой врасплох, она сунула стул под дверную ручку. Впрочем, эта мера предосторожности была излишней, если учесть жадность Иветты до плотских утех. Покончив с веревкой, Жанетта оглядела ее и заметила пятнышки крови. Бедные руки! Им и без того досталось, а сколько еще ожидало впереди!

Узлы казались достаточно крепкими, но только на практике можно было убедиться, что они выдержат. В противном случае Жанетту ожидало падение в чертополох с довольно большой высоты. Думать об этом не хотелось, но другого выхода не было. Чтобы волосы не мешали, девушка заплела их в косу. Один конец веревки она привязала к железной раме кровати, второй, открыв окно, сбросила вниз и уже собиралась выглянуть, чтобы убедиться, что длины веревки хватит, когда из коридора донесся какой-то звук.

Жанетта замерла с бьющимся сердцем, потом метнулась к окну и вскарабкалась на высокий подоконник. Не слишком хорошо представляя, как это делается, она крепко взялась за веревку и осторожно повисла на ней всей тяжестью: Кровать лишь жалобно скрипнула, узлы как будто держали. Тогда она уперлась ступнями в шершавую стену и затихла прислушиваясь. Все было тихо, звук или померещился, или был случайным.

Ниже этажом окон не просматривалось, а значит, можно было обойтись без особых предосторожностей. Перехватывая веревку и делая короткие шажки, девушка стала спускаться вниз. На первом узле она передохнула, к своему огорчению и досаде, заметив, что ссадины на ладонях кровоточат все сильнее, пятная полотно. К тому же плечи быстро затекли от напряжения. До боли прикусив губу, Жанетта попыталась взглядом оценить высоту, для прыжка было все еще слишком высоко.

Чем дальше, тем мучительнее и медленнее спускалась она вниз. Однако с каждым шажком, с каждым перехватом рук она приближалась, к земле.

Несколько раз Жанетта бросала вверх испуганный взгляд, ожидая увидеть над собой злорадно усмехающееся лицо Иветты. В доме стояла тишина. В какой-то момент влажные от крови и пота ладони соскользнули по веревке, она попыталась вновь схватиться за нее – и нащупала ее конец. Дальше была пустота. Сверху поросшие бурьяном кусты казались не так уж далеко, но теперь она подумала, что если прыгнет, то сломает себе шею.

Жанетта ощутила панический ужас. И веревка медленно, неумолимо начала выскальзывать из измученных рук. Отчаянным усилием она попыталась перехватить ее выше, но мышцы отказались слушаться. Она исчерпала весь запас сил и чуть не поддалась слабости и не позвала на помощь, но в последний момент сдержалась. Спасение означало бы возвращение в руки Иветты и Жан-Клода. Несмотря на усталость и страх, все существо ее протестовало против такой возможности. Она слишком близка была к свободе, чтобы идти на попятную.

Слезы горького разочарования обожгли щеки. Снова послышался какой-то звук, но затуманенное сознание уже не в силах было осмыслить, откуда он донесся. Конец веревки вырвался из ослабевших рук, и Жанетта полетела вниз – как она думала, в густые колючие кусты. Однако между кустами и домом шла мощенная кирпичом дорожка, а над ней были растянуты в четырех руках два плаща. Потом кто-то подхватил девушку на руки. Открыв глаза, она изумленно уставилась в лицо своему жениху, Алену де Виньи. Сбоку склонялось к ней обеспокоенное лицо Эдуарда. Ужас, который она испытала, увидев их, затмил весь кошмар, пережитый до этого. Со сдавленным криком Жанетта попыталась вырваться из рук Алена. Увы, для этого у нее было слишком мало сил. Через несколько минут она оказалась на сиденье экипажа, лицом к лицу с, отчимом и женихом.

Глава 21

Несколько минут все молчали – и неудивительно: что можно сказать в подобной ситуации? Жанетта не испытывала ни малейшей благодарности за помощь, но воспитание обязывало ее поблагодарить своих спасителей. У нее на плечах был плащ Алена, который согревал ее и скрывал плачевное состояние ее одежды и израненные ладони. Наконец молчание стало невыносимым. Набрав в грудь побольше воздуха, Жанетта приготовилась к разговору.

– Спасибо, что спасли меня, – неохотно обратилась она к мужчинам.

– Господь всемогущий! – воскликнул Эдуард, возводя глаза к небесам и всплескивая руками. – Мы тебя искали повсюду, сходили с ума от беспокойства, но когда увидели висящей на веревке…

– К тому же через пару секунд ты бы… – вступил в разговор Ален.

– Да-да, конечно! – перебила Жанетта.

Ей вовсе не хотелось вдаваться в подробности, достаточно было и того, что она на твердой земле, далеко от своих мучителей. Есть шанс, что ей удастся снова оказаться в объятиях Куинси.

– Ты, должно быть, перепугалась до полусмерти, – неуверенно предположил Эдуард.

Он ожидал истерики, криков и слез, но падчерица казалась на удивление спокойной. Он понятия не имел, о чем она в этот момент думает.

– Мы сейчас же возвращаемся домой, – решительно заявил Ален, – и отныне никогда не оставим тебя на чужом попечении. Я сам буду за тобой присматривать.

Девушка едва не вскрикнула от досады при слове «домой». Вне всякого сомнения, это означало возвращение в провинцию. Она знала, что не выдержит долгой дороги, да и не желала снова оказаться в доме отчима, но протестовать не решилась. Первым делом нужно было усыпить их бдительность, а потом уже думать о побеге.

– Тетушка, наверное, тревожится, – кротко произнесла она.

– Тревожится! Гретхен сходит с ума от страха за тебя! Когда ты оказалась в лапах Лиса, маркиз немедленно нас известил, и мы тут же приехали.

– Благодарю.

– Вот так, с ходу, мало что можно предпринять, однако главное – что ты в безопасности, – договорил Эдуард таким тоном, словно ставил это полностью в заслугу себе.

– Мы извелись от беспокойства, дорогая, – было все, что сказал Ален.

Жанетта взглянула на него – и тут же в этом раскаялась. В глазах его плескалось привычное и ненавистное ей вожделение.

Экипаж остановился, и она не удержалась от облегченного вздоха: значит, возвращение в провинцию откладывалось. Это давало шанс на новое бегство, а пока пришлось вынести объятие жениха, когда он бережно извлекал ее из кареты. Вместо того чтобы поставить Жанетту на землю и дать ей возможность идти самой, он понес ее к дому на руках. Она слышала, как Эдуард за их спинами торгуется с кучером.

Оказалось, что они подъехали к задней двери дома Гретхен. Очевидно, мужчины полагали, что нужно держать возвращение Жанетты в строгом секрете, и она решила, что позже обсудит это с теткой.

Гретхен отворила на стук со слезами на глазах и так крепко обняла племянницу, что у той перехватило дыхание. Через несколько минут все четверо сидели в уютной гостиной, слушая потрескивание дров в камине.

– Это как же вы спасали бедную девочку, скажите на милость? – возмущалась Гретхен. – Она чуть жива!

– Мы тут ни при чем! – защищался Эдуард. – Эта сумасшедшая девчонка чуть не простилась с жизнью. Если бы не наше своевременное появление, она лежала бы сейчас со сломанной шеей! Знаешь, что она пыталась сделать?

– Только без театральных пауз, Эдуард. – Гретхен попросила Берту принести коньяк и повернулась к остальным: – Итак, я слушаю.

– Она спускалась из окна по веревке, скрученной из простыней! Веревка оказалась коротка. Не растяни мы свои плащи, чтобы подхватить ее, она бы упала прямо на мощеную дорожку.

Берта внесла коньяк и наполнила стаканы. Эдуард с самодовольным видом пригубил свой.

– Но зачем же?.. – с ужасом начала Гретхен.

– Она спасалась бегством, – пояснил Ален так неодобрительно, словно в жизни не сталкивался с подобным безрассудством.

– Ах вот как! – оживилась Гретхен. – Вся в меня!

– Ни минуты в этом не сомневаюсь, – кисло произнес Эдуард, – но должен заметить, что такое поведение не пристало хорошо воспитанной барышне.

Берта подошла долить в его стакан. Он сердито взял у нее графинчик и налил вдвое больше того, что получил в первый раз. Ален подставил ему стакан, не отрывая взгляда от Жанетты. Его внимание давило на нее сильнее усталости, хотелось уединиться и хоть немного оправиться от пережитого. К тому же предстояло обдумать, как теперь быть с Куинси. Что, если он смертельно обижен и станет ее избегать? Нет, он поймет, не может не понять!

– Я ценю вашу заботу и глубоко благодарна за спасение, – кротко сказала она, надеясь, что ей позволят удалиться.

– Бедняжке нужно прийти в себя, – встрепенулась Гретхен. – Должно быть, ее измучило это страшное испытание! Да что там говорить, я никогда еще не видела ее в таком состоянии. Берта уже получила указания насчет ванны. Не хочется и думать, что там, под этим плащом!

Жанетта подавила улыбку – тетушка абсолютно права: если снять плащ, она, пожалуй, лишится чувств от ужаса!

– Разумеется, ей нужно вымыться, – буркнул Эдуард. – Но позже я намерен серьезно поговорить со своей падчерицей!

– К чему эти угрозы? – нахмурилась Гретхен. – Она и без того испытала глубокое потрясение.

– А как насчет нашего потрясения? – возразил он, в третий раз наполняя свой стакан.

– В самом деле, отложим остальное на потом, – сказал Ален со значением. – У меня тоже есть к Жанетте небольшое дело. Уверен, она будет рада оказаться со мной наедине.

Девушка никак не отреагировала на это замечание, упорно глядя на свои руки. Возможно, думала она, ей удастся оттянуть неизбежное.

Гретхен поднялась и протянула ей руку. Жанетта, встав с кресла, постаралась плотнее закутаться в плащ. Направляясь к двери, она чувствовала на себе назойливый взгляд жениха и думала о том, что за отвратительный из него выйдет муж. В гардеробной ее встретила Берта и сразу же засуетилась вокруг нее. Жанетте очень не хотелось снимать плащ, чтобы не шокировать тетушку своим видом. Но деваться было некуда, и с тяжелым вздохом она скинула плащ на руки экономки. Тетушка в ужасе вскрикнула.

– Иди вниз, – приказала Гретхен экономке, – и присмотри за тем, чтобы не кончился коньяк! Пусть пьют сколько влезет, желательно до потери сознания. У нас и без них хватит неприятностей. Да, и отнеси графу де Виньи его плащ!

Как только Берта удалилась, Гретхен вопросительно посмотрела на Жанетту:

– Откуда эти ужасные обноски, малышка?

– Это все, что я смогла найти, – ответила та с виноватой улыбкой.

– Снимай их скорее и брось в угол! Я прикажу Берте их сжечь. Сделаю это сейчас же!

Жанетта разделась и быстро шагнула в ванну. Теплая вода ласкала ее исцарапанное, избитое тело, и она постепенно начала погружаться в сладкую дрему. Но тут вернулась тетка и вскрикнула, заметив, что вода вокруг ее ладоней порозовела. С бесконечной осторожностью она подняла одну руку Жанетты и с содроганием уставилась на кровоточащую ссадину.

– Это даже хуже, чем я предполагала! Как это случилось? Кто мог совершить такое зверство? Пройдут недели, прежде чем ты сможешь появиться на людях!

– Это не зверство, тетя Гретхен, а результат моих усилий. Спасаться бегством не так-то просто! Ничего, ладони заживут. У вас наверняка есть на этот случай какая-нибудь мазь.

С этими словами Жанетта откинулась на край ванны и закрыла глаза. В самом деле, ее меньше всего заботило плачевное состояние рук.

– Что ж, в каком-то смысле ты права, есть вещи поважнее израненных ладоней, – со вздохом произнесла Гретхен. – Но и оставлять их в таком виде не стоит. Я дам тебе мазь, и к утру ранки зарубцуются. Тем не менее тебе придется какое-то время не снимать перчатки, не столько от пыли и солнца, а чтобы не привлекать к себе любопытные взгляды.

– Как скажете, – кротко согласилась Жанетта. – Ваши заботы поставят на ноги и умирающего.

– Спасибо на добром, слове, дорогая. – Гретхен нежно погладила ее по голове. – Но как все это ужасно! Я тревожилась, конечно, но не могла и помыслить, через что тебе пришлось пройти! Странно… Куинси обещал предупредить тебя, что пришлет помощь.

– Так оно и было, но пришлось самой позаботиться о себе, тем более что обстоятельства изменились.

– Вижу, ты быстро взрослеешь, дорогая, – с болью воскликнула Гретхен.

– Такова жизнь, – просто ответила девушка.

– Я горжусь тобой! – Гретхен вдруг отвела взгляд. – Знаю, что ты устала, но считаю долгом поставить тебя в известность, что Эдуард и Ален на этот раз остановились в моем доме.

– Как?! Здесь? – ахнула Жанетта, опуская руку.

– Мне пришлось принять их, иначе это показалось бы странным. Думаю, тебе не стоит бояться. Не будут же они жестоки к тебе при таких обстоятельствах!

– Скажите, тетя Гретхен… – девушка помедлила, потом решительно договорила: – Куинси знал, что мой отчим и жених находятся под вашей крышей?

– Я сразу известила его об этом.

– Так вот кто должен был прийти мне на помощь! – воскликнула Жанетта, отказываясь верить. – Вот кого он имел в виду!

Значит, он сделал это намеренно? В его глазах это и был залог ее будущей безопасности? И это после того, как поступил с ней Ален! Девушка поникла головой, испытывая обиду и печаль.

– Не суди Куинси слишком строго. Он всегда старается поступать как лучше – во всяком случае, по его мнению. И он куда более прав, чем тебе сейчас кажется. Ты понятия не имеешь, что творится в городе!

– А вы? Вы тоже уедете с нами в провинцию?

– Нет, малышка, – ответила Гретхен со вздохом. – Моя жизнь приближается к закату. Я встречу свою судьбу, какой бы она ни была.

– Я тоже! – воскликнула Жанетта решительно. – Я не знаю, где сейчас мое место, но только не в провинции!

– Что ж, я не удивлена. Ты и в самом деле вся в меня. Должно быть, ты много передумала за это время.

– Да, тетя. Теперь я знаю, что у нас с Жан-Клодом нет ничего общего. Странно даже подумать, что когда-то он был героем моих грез. Так уж вышло, что я полюбила Куинси, и мы будем вместе, хочет он того или нет! Впрочем, я не верю, что он в самом деле собирался отпустить меня из города. Он знает, что я не смогу жить с человеком вроде Алена – для этого я слишком много пережила и поняла.

– Вот, значит, как все обернулось… – Гретхен удивленно покачала головой. – Что ж, такой вариант мне больше по душе. Чем смогу, помогу тебе, не сомневайся.

– Мне нужно как можно скорее ускользнуть от отчима и жениха.

– Пока тебе нужно отдохнуть, – возразила Гретхен, – а завтра я постараюсь что-нибудь придумать. Я ни на грош не верю этим двоим, особенно де Виньи! Он готов на все, чтобы заполучить тебя.

– Знаю, – мрачно ответила девушка и принялась яростно тереть себя мочалкой.

Потребовалось немало усилий, чтобы снова почувствовать себя чистой. Наконец, завернувшись в купальную простыню, она в сопровождении тетки прошла в спальню. Гретхен предложила ей роскошный шелковый пеньюар. Жанетта оделась со странным чувством: она утратила способность испытывать удовольствие, от прикосновения к телу дорогих тканей. Пожалуй, единственное, что она ощутила, закутавшись в пеньюар, была радость, что она может прикрыть свою наготу.

– Я ухожу, – сказала ей Гретхен, – и, если не возражаешь, на всякий случай запру тебя. Надеюсь, мужчины перепьются, но всегда лучше подстраховаться. По крайней мере ты сможешь спокойно выспаться.

– Делайте, что считаете нужным, – с улыбкой ответила Жанетта. – В самом деле, так мне будет спокойнее. Только не забудьте отпереть дверь поутру, иначе мне придется снова вязать веревки из простыней.

– Ах, оставь, ради всего святого! – отмахнулась Гретхен. – Я и без того буду теперь страдать от ночных кошмаров. Впрочем, я не откажу себе в удовольствии узнать подробности твоих злоключений, когда тебе придет охота рассказать о них.

Прежде чем уйти, она втерла в ладони Жанетты целебную мазь. Обменявшись пожеланиями спокойной ночи и поцеловав друг друга в щеку, они расстались.

На другое утро Жанетту разбудил осторожный стук в дверь: тетка с присущей ей заботой сама принесла завтрак.

– Как спалось, дорогая?

– Превосходно! Мне даже ничего не снилось. Вот только не знаю, лучше я себя теперь чувствую или хуже. Все тело точно избитое.

– Ничего странного, – сочувственно откликнулась Гретхен. – Руки, конечно, тоже болят?

– Увы.

– Что ж, они не могли зажить так сразу. Поешь, и тебе сразу станет лучше.

Жанетта не была особенно голодна, но все же набросила пеньюар и босиком подошла к суетившейся у столика тетке. Запах кофе пробудил в ней аппетит, и она потянулась за хрупкой чашечкой китайского фарфора. Напиток был очень крепким и быстро прогнал остатки сонливости, а свежий хлеб с маслом показался ей самой вкусной в мире пищей.

– Ален не пытался проникнуть к тебе ночью? – спросила Гретхен.

– Слава Богу, нет! А где он сейчас?

– Уехал с Эдуардом по делам.

– Отлично. Значит, я могу снова сбежать. Вы ведь мне поможете, правда?

– Можешь не сомневаться, но сперва выгляни в окно. Жанетта раздвинула занавески и бросила взгляд наружу. День выдался холодный, дождливый. Тучи висели так низко, что, казалось, задевали крыши.

– Ну и что же? Подумаешь, дождь!

– Дело не только в дожде… – Гретхен умолкла с таким видом, словно не решалась продолжать.

– Что такое?

– Прежде всего мне придется открыть тебе один секрет. После всего, что было, ты сумеешь понять, насколько он важен. Ты ведь уже знаешь, что Куинси борется за свободу народа?

Жанетта кивнула и тут же задалась вопросом, известно ли Гретхен о другой его роли – предводителя разбойников. Интуиция подсказывала, что тетка понятия об этом не имеет.

– То, что я сейчас скажу, должно остаться между нами, – продолжала та. – Вот уже довольно долгое время я помогаю Куинси в его делах. Мы стараемся облегчить жизнь бедняков.

– Меня это ничуть не удивляет, тетя. Вы всегда были щедры к неимущим. – Девушка сочла, что будет лучше не упоминать о подслушанном ночью разговоре. – Каким образом вы помогаете беднякам?

– Делаю, что могу. Иногда нужно укрыть активистов, которые попали под подозрение, и тогда я даю им приют под своей крышей. Никто ведь не станет разыскивать их в доме знатной дамы. Кроме того, я собираю для них необходимые сведения. Это не так-то просто! Нужно действовать в пику врагам и при этом не навредить друзьям. Ведь не вся знать заслуживает порицания.

– Не сомневаюсь, что у вас это получается.

– Я очень стараюсь, – улыбнулась та.

– Я бы тоже хотела помогать Куинси, – задумчиво произнесла девушка, – вот только он мне не позволяет.

– Почему? У него нет человека ближе тебя.

– Именно поэтому! – Теперь улыбнулась Жанетта, вспомнив страстное признание Куинси. – Он не хочет, чтобы я подвергалась опасности.

– Это можно понять.

– Но поймите и меня! Я хочу быть с ним рядом.

– Тогда тебе придется сменить образ жизни, – рассудительно заметила Гретхен. – Куинси живет в совсем ином мире.

– Выходит, я неженка, белоручка? И вы говорите это после того, что мне пришлось пережить? Не думаю, что теперь меня что-нибудь может отпугнуть.

– Как знать… – Гретхен помолчала. – События развиваются совсем не так, как хотелось бы нам с Куинси.

– Тем более рядом с ним я буду в большей безопасности.

– Даже если это и не так, ты все же будешь под защитой в дни испытаний.

– В таком случае чем скорее я разыщу Куинси, тем лучше. Когда возвращаются Эдуард и Ален? Если время есть, я немедленно ухожу!

– Это неразумно, детка. Сегодня марсельцы выйдут на улицы протестовать против очередного подорожания хлеба.

– Демонстрация?

– Именно так. В такое время знати лучше не высовывать носа, потому что народ не разбирается, кто хорош, а кто плох, имеет значение только то, беден ты или богат. Чего еще ждать, если одни лакомятся пирожными, а у других на столе днями не бывает плесневелой корки.

Жанетта мрачно кивнула, признавая правоту тетки.

– Я могу вызвать Куинси сюда, чтобы он сам тебя забрал.

– Он может и не прийти, – вздохнула девушка, вспомнив свои злые, несправедливые слова. – Мы с ним поссорились. Кто знает, вдруг он теперь ненавидит меня!

– Боже мой, что за нелепость! Куинси не трепетная барышня, которую можно ранить неосторожным словом. Могу я хотя бы известить его, что ты здесь и что хочешь его видеть?

– Конечно. Нам нужно объясниться.

– Тогда заканчивай завтрак и одевайся, а я обо всем позабочусь. Потом расскажешь мне о своих приключениях. Из Куинси ведь слова не вытянешь!

– Обещаю, что удовлетворю ваше любопытство, тетя, – засмеялась Жанетта, чувствуя, как оживает в ней надежда. – Сейчас кажется странным, как много уместилось в несколько дней. Вообразите себе, покидая ваш дом, я любила Жан-Клода! Какой же я была дурочкой!

– Человеку свойственно ошибаться, – мягко заметила Гретхен.

Глава 22

Берта развела огонь в камине, и языки пламени заметались за витой чугунной решеткой. Увы, это мало помогло. Изморось никак не желала переходить в настоящий дождь, хотя тучи на небе все сгущались. Так же мрачно становилось на душе у Жанетты, по мере того как она в общих чертах рассказывала о своих злоключениях тетке, которая слушала ее затаив дыхание.

– Лучше бы я была уже в пути! – наконец вырвалось у девушки.

– Не торопи события. Я уверена, что Куинси появится и вы вместе обсудите, как быть дальше.

– Хотелось бы верить! Боюсь, сегодня мне предстоит свидание с Аленом.

– Это возможно. Надеюсь все же, что он оставит тебя в покое теперь, когда супружеские права осуществлены. Для него это гарантия того, что ты никуда не денешься. Разумеется, сразу после свадьбы от него не будет спасения.

– Если только свадьба состоится! Боже, как он мне противен!

– Знаю, знаю. Мне страшно не хотелось впускать этих двоих в свой дом, но что оставалось делать? Условности обязывают.

– Я не виню вас, тетя. Просто мне хочется оказаться подальше отсюда.

С улицы донесся нарастающий шум. Гретхен и Жанетта подбежали к окну.

Внизу двигалась плотная масса народу. Судя по нищенской одежде, это были обитатели трущоб. Над толпой висел гул гневных выкриков. Богатые кварталы выглядели вымершими: так было задумано изначально. Знать сговорилась проигнорировать народный протест как нечто низкое, вульгарное и недостойное внимания, хотя под ее молчанием и чувствовался страх. Очевидно, мирный путь не мог привести к переменам, требовалось более сильное средство, чтобы аристократия наконец зашевелилась.

Жанетта смотрела сквозь щелку и понимала, насколько права была Гретхен, когда советовала ей не выходить из дома. Интересно, думала она, а что творится сейчас в других городах? В Париже? В провинции? Там ведь тоже царят голод и нищета.

По стеклам вдруг застучали тяжелые капли дождя. Гретхен снова выглянула в окно. Ливень шел стеной, и толпа рассасывалась буквально на глазах. Двери особняков оставались запертыми.

Вдруг кто-то забарабанил в их дверь, и они вздрогнули от страха.

– Должно быть, это Эдуард и Ален, – предположила Гретхен. – Они вернулись, чтобы позаботиться о нас. Вот только как им удалось пробраться сквозь толпу?

Стук сменился тяжелыми ударами, словно кто-то колотил в дверь ногами.

– Почему никто не отворяет? – удивилась Гретхен. – Где Берта?

– Возможно, на кухне. Я открою, – вызвалась Жанетта. – Видите, толпа почти разбежалась, так что можно не опасаться вторжения. Оставайтесь тут, у огня.

Девушка поспешила к двери, но не успела поднять засов, как кто-то грязный, в лохмотьях, оттолкнул ее и вбежал в дом. Дверь так тяжело захлопнулась за ним, что засов снова упал на место. Жанетта ухватилась за полу невероятно засаленного сюртука, но получила толчок в грудь и не устояла на ногах. Незнакомец бросился мимо нее в гостиную, откуда тотчас донесся крик Гретхен. Девушка поднялась на ноги и побежала в ту сторону. Ужас заставил ее окаменеть в дверях гостиной: незваный гость приближался к Гретхен с большим столовым ножом! Не сводя взгляда с широкого лезвия, та отступала к камину.

Очень скоро она окажется в ловушке! Мысли Жанетты заметались в поисках выхода. Она знала, что не справится с незнакомцем. И тут на глаза ей попалась литая фарфоровая статуэтка. Стараясь не шуметь, она подняла ее, занесла над головой и на цыпочках двинулась вперед.

Гретхен сразу поняла ее намерения и громко взмолилась о пощаде, обещая злоумышленнику все свои драгоценности. Он заколебался – и получил тяжелый удар по голове, от которого статуэтка разлетелась на куски. Незнакомец рухнул как подкошенный, из-под разметавшихся сальных волос показалась струйка крови.

– Он мертв? – сдавленным голосом спросила Жанетта.

Гретхен, к которой успело вернуться обычное, хладнокровие, склонилась над телом и брезгливо коснулась шейной артерии.

– Увы, нет, дорогая. Должна сказать, ты была великолепна! Я сама, не справилась бы лучше. Плохо то, что этот человек – всего лишь первая ласточка, или, лучше сказать, первый клок грязной пены с вздымающейся волны, которой вскоре предстоит хлынуть на берег и утопить его в крови! Этот еще колебался между ненавистью и алчностью, других удовлетворит только кровавая месть.

– Но как же так можно? – воскликнула девушка, содрогаясь. – Мы не сделали им ничего плохого!

– Довольно и того, что мы хорошо одеты, живем в довольстве и тепле. Как только этот человек очнется, он снова возьмется за оружие, теперь с еще большим пылом, чем в первый раз. Давай-ка его свяжем. Когда вернутся Ален и Эдуард, они решат, что с ним делать. Кстати, это будет для них хорошим примером того, что мы можем за себя постоять.

– Связать его? Но чем?

– В кладовой наверняка найдется веревка. Только не обращайся за помощью к Берте – еще ударится в истерику при виде крови.

– Как же я оставлю вас с ним одну?

– Если поторопишься, он не успеет очнуться. Жанетта бросилась на поиски веревки. Проходя мимо кухни, она увидела Берту и сообразила, почему та не слышала шума: на плите громко шипели и шкварчали сковороды, а экономка была глуховата. Мельком глянув на девушку, она вернулась к своему занятию.

– Помоги мне перевернуть его на живот, – сказала Гретхен, когда Жанетта появилась с мотком бельевой веревки.

С удивительной ловкостью она связала руки незнакомца в запястьях, а ноги в лодыжках и притянула их друг к другу. Теперь он был совершенно беспомощен.

– Где вы этому научились, тетя? – изумленно спросила Жанетта.

– Научиться можно всему, было бы желание, – отмахнулась та. – Я приобрела много полезных навыков, и за каждым из них стоит целая история. Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе их все. Ах, какая незадача! Надо было сначала оттащить его к стене, а потом уже связывать. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь об него споткнулся!

Вдвоем они с трудом отволокли незнакомца к камину. Он был худ, но невероятно тяжел и все еще находился без сознания. Покончив с налетчиком, они улыбнулись друг другу, довольные собой. Нож Гретхен положила на край стола.

– Теперь остается только ждать, дорогая. Надеюсь, у мужчин хватит ума поскорее вернуться домой. Демонстрация провалилась, и я не думаю, что народ от этого в восторге.

Жанетта устроилась в кресле. Она, напротив, надеялась, что Эдуард и Ален не вернутся никогда. Сама мысль о том, чтобы снова увидеть их самодовольные лица, была ей противна до тошноты, тем более что пришлось бы держаться кротко, чтобы усыпить их недоверие. Она ни минуты не сомневалась, что Ален постарается принудить ее к близости при первом же удобном случае.

– Не волнуйся так, милая, – сказала Гретхен, заметив, что девушка нервно комкает складки платья, и догадавшись, о чем она думает. – Мы сделаем все, чтобы это не повторилось.

– Если бы это было так просто! – вздохнула Жанетта. – Почему же не идет Куинси? Неужели с ним что-нибудь случилось?

– Вздор! Вот уж кто вполне способен за себя постоять! Но задержаться он мог – сама видишь, что творится.

– Я только подумала… Я была несправедлива к нему вчера. Кто знает…

– Перестань, ради Бога! Пары резких слов еще недостаточно, чтобы убить любовь.

– Да, наверное…

Жанетта снова вздохнула, не понимая, что нашло на нее в те минуты, когда она обрушила на Куинси свой нелепый гнев. Иветта была бы просто счастлива, узнав, что из-за нее они поссорились!

Ливень продолжался с неослабевающей силой. Казалось, капли дождя барабанят прямо по натянутым нервам. Они были настолько взвинчены, что, когда раздался стук в дверь, обе подпрыгнули от неожиданности.

– Боже! – Жанетта схватилась за сердце. – Надеюсь, на сей раз это они! Я открою, тетя, но буду осторожнее.

Она на цыпочках подошла к двери и прислушалась. Сквозь дождь снаружи доносились невнятные голоса.

– Кто там? – громко спросила она.

– Твой отец, кто же еще! – раздался недовольный ответ.

– Кто-кто? – повторила она недоверчиво: обычно Эдуард не употреблял слова «отец».

– Немедленно отворяй, Жанетта! – рявкнули за дверью, и теперь она безошибочно узнала голос Эдуарда.

Только тогда она откинула засов и впустила в холл изрядно промокших отчима и жениха. Раздевшись, оба дружно тряхнули плащами, и во все стороны разлетелись брызги.

– А где Берта? – спросил Эдуард, сдвигая брови. – Все это, однако, странно!

Он подозрительно огляделся и зашагал в гостиную. Стоило ему исчезнуть с глаз, как Ален схватил Жанетту в объятия, а когда она попыталась вырваться, крепко прижал к себе.

– Мы целый день разгребали накопившиеся дела, – сообщил он, дохнув ей в лицо перегаром. – Я провернул одно дельце, оно тебе понравится, дорогая. Я…

– Что за чертовщина?! – взревел Эдуард в гостиной. От неожиданности Ален разжал объятия. Жанетта отскочила и бросилась к лестнице.

– Что здесь происходит? – заглянув в гостиную, спросил Ален озадаченно.

Эдуард таращил глаза на тело, лежащее у камина. Гретхен с гордым видом стояла рядом.

– Этот человек ворвался сюда с целью лишить нас жизни, – произнесла она, простирая руки театральным жестом в сторону незнакомца.

– И Мне пришлось нанести ему удар по голове любимой статуэткой тетушки, – добавила Жанетта. – Она разбилась вдребезги, вот несчастье!

Лица ее отчима и жениха так забавно вытянулись, что ей едва удалось удержаться от смеха. Больше всего они походили сейчас на пару ошеломленных лошадей.

– Повтори, что ты сказала… – наконец просипел Эдуард.

– Мне пришлось ударить его по голове статуэткой. Осколки вон там, на полу.

– Ударить по голове… статуэткой? – тупо повторил Ален. – Ты в самом деле это сделала?

– А что еще оставалось? Он уже собирался пырнуть тетушку вот этим ножом.

– Ножом! – вскрикнул Эдуард, обретая наконец голос.

– Кухонным ножом, – уточнила Гретхен. – Я уже приготовилась к смерти, как вдруг – бах! Это было изумительное зрелище: осколки летели дождем. Жаль, что вас не было.

Эдуард несколько раз открыл и закрыл рот, не находя слов, чтобы выразить свои чувства.

– С тобой творится что-то неладное, Жанетта, – сурово заметил Ален.

– Прошу прощения. В следующий раз я позволю убийству совершиться, – сладким голосом ответила она.

– Однако к делу, – вмешалась Гретхен. – Надо избавиться от этого. Двое сильных мужчин вполне способны убрать его отсюда. Мне вовсе не хочется, чтобы этот бродяга пришел в себя в моей гостиной.

Мужчины дружно тряхнули головами, отгоняя оцепенение.

– Думаю, его надо отнести через заднюю дверь в переулок, развязать и бросить в сточную канаву, где ему самое место, – неуверенно предложил Эдуард.

– Превосходный план, – иронично произнесла Гретхен.

– Что ж, понесли, – вздохнул он, жестом подзывая Алена. Гретхен и Жанетта расположились на диване, ожидая их возвращения. Вернувшись, Эдуард и Ален устроились в креслах с неизменными стаканами коньяка. В гостиной повисла напряженная тишина.

– В Марселе теперь небезопасно, – наконец начал Эдуард, – и то, что случилось здесь, как нельзя лучше это доказывает. Не желаете сопровождать нас в провинцию, Гретхен?

– Благодарю за любезное предложение, но я останусь в городе, – ответила та, поднимая взгляд от вышивания. – Если я оставлю дом на произвол судьбы, его могут разграбить.

– Хочу заметить, что сегодня вы были вдвоем с Жанеттой. Но кто придет вам на помощь, если нападение повторится? А если злоумышленник будет не один?

– С Божьей помощью я переживу смутные времена! – благочестиво воскликнула Гретхен.

– Женщины – это сплошные сюрпризы, – вставил Ален. Он начал расхаживать по комнате. Пару минут спустя он остановился за креслом Жанетты, глядя на ее золотисто-рыжие волосы. – Тем не менее все-таки лучше, когда рядом надежный, крепкий мужчина. Еще раньше мы с Эдуардом решили, что нужно ускорить венчание, а уж после того, что произошло сейчас… Незамужней знатной даме опасно быть одной.

Девушка похолодела. Ей пришлось больно прикусить губу, чтобы не крикнуть во весь голос, что сам вид Алена противен ей до омерзения. Ее протест, впрочем, не принес бы ничего, кроме неприятностей.

– Я хочу сказать, – продолжал он, – что нет смысла ждать возвращения в провинцию. Мы ведь можем обвенчаться, и здесь, в Марселе.

Поставив недопитый стакан, он по всем правилам опустился перед Жанеттой на одно колено и взял ее безжизненную руку в свою. Кончиками пальцев другой руки он приподнял ей лицо, так что она вынуждена была заглянуть в его торжествующие глаза.

– Назови мне хоть одну причину, дорогая, по которой я не могу сейчас же обвенчаться с тобой.

Жанетта ответила не сразу, прислушиваясь к тому, как холод пробирается внутрь, в самую душу ее, а когда заговорила, голос ее напоминал перестук льдинок:

– У меня не столь богатое воображение, Ален.

– Ну, что я говорил! – обратился он к Эдуарду. – Она согласна! Да и могло ли быть иначе? Завтра мы все обсудим, а сегодня отпразднуем согласие невесты, не так ли, моя любовь?

Жанетта обратила к нему холодный взгляд аметистовых глаз и в душе поклялась, что этому браку не бывать.

Глава 23

После ужина, о котором нельзя было сказать, что он прошел в теплой, дружеской обстановке, женщины поднялись наверх, а мужчины перешли в гостиную, чтобы провести время за коньяком, сигарами и разговором.

Час назад, переодеваясь к ужину, Жанетта обсудила с теткой положение дел. Они пришли к единодушному выводу, что нужно подыграть в нелепом фарсе, навязанном им Эдуардом и Аленом, чтобы не спровоцировать новых гнусностей с их стороны. Больше всего Жанетту пугала возможность снова стать жертвой низменных наклонностей жениха. Она робко надеялась, что отчим не позволит этому повториться, хотя бы потому, что он ревниво относился к соблюдению условностей. Без сомнения, он пошел на поводу у Алена только ради гарантии брака, столь для него выгодного.

Сейчас, поднимаясь наверх, девушка задержалась на лестничной площадке, чтобы бросить взгляд на двери гостиной. Оттуда доносилась не слишком связная речь. Она содрогнулась, вспомнив похотливые, всегда влажные руки жениха.

– Когда же придет Куинси? – нервно спросила она тетку.

– Окно в твоей спальне закрыто, но не заперто, а с подоконника свисает веревка, – ответила та. – Если Куинси появится, ему не составит труда попасть в дом.

– Только бы Ален ничего не заподозрил!

– Не забудь подпереть дверь стулом, – тревожно произнесла Гретхен. – Пьяный, он не выломает дверь так легко, как трезвый. Хоть бы у Эдуарда достало ума держать его в узде.

– Я мечтаю убраться подальше от них обоих, – призналась Жанетта.

– Потише, дорогая! – предостерегла ее тетка, бросив взгляд в сторону гостиной. – Идем скорее отсюда! Думаю, не стоит так уж рассчитывать на помощь Куинси, у него сейчас хватает своих проблем.

Жанетта молча кивнула. Они двинулись дальше чуть ли не на цыпочках, торопясь оказаться в комнате Жанетты, но открыв дверь, замерли: внутри царила кромешная тьма, хотя Гретхен, готовя все необходимое к возможному визиту Куинси, сама зажгла настольную лампу. При свете, падающем из коридора, Жанетта направилась к столу. Гретхен потянулась к дверной ручке, однако дверь закрылась сама собой, и она вздрогнула от страха.

– Это я, – прошептал в темноте знакомый голос. – Не вздумай кричать, иначе меня обнаружат.

– Куинси! – так же шепотом воскликнула Гретхен, облегченно вздохнув, и как только лампа на столе засветилась, негромко окликнула Жанетту, добавив: – Только не шуми, мы здесь не одни.

Первым порывом девушки, когда она узнала гостя, было броситься к нему и повиснуть на шее, однако в памяти всплыло последнее, не самое романтическое их свидание, и она остановилась на полушаге. Растерявшись, она молча смотрела на Куинси. Как теперь держаться с ним? Что сказать, чтобы поправить дело?

Гретхен с минуту переводила взгляд с одного на другого. Когда стало ясно, что ни один не собирается нарушить тягостное молчание первым, она, вздохнув, отошла в самый дальний угол и уселась там, стараясь стать как можно незаметнее.

Лампа была как раз за спиной Жанетты, и Куинси видел только ее силуэт, словно озаренный внутренним светом. Хуже всего, что он не мог видеть выражения лица и глаз. На Жанетте было роскошное вечернее платье, оно придавало ей до такой степени аристократический, утонченный и неприступный вид, что он не знал, чего больше в его отношении к ней в этот момент – любви или ненависти. В любом случае казалась наивной недавняя уверенность, что эта изящная красавица способна связать с ним жизнь, разделить все ее тяготы. Не потому ли она оттолкнула его тогда, в подвале? А слова любви… что ж, у знатных дам они недорого стоят!

Никогда еще Куинси не был так зол на себя, как теперь.

Получив послание Гретхен, он бросился на зов, как только сумел вырваться, – и зачем? Потому что в своем глупом ослеплении не мог мыслить здраво. Эта красавица только что отужинала в обществе своей тетки, отчима и жениха, в наряде, который обошелся в сумму, способную целый год кормить несколько крестьянских семей! Можно только гадать, во что обошлись блюда, поданные на стол! Захочет ли она отказаться от всего этого ради бродяги вроде него?

Он с трудом справился с собой, и когда обратился к Гретхен, голос его звучал резко и отчужденно:

– Ты послала за мной. В чем дело?

Тетка ответила не сразу, она смотрела на Жанетту – та отвернулась, прошла к кровати и села, понурившись и глядя на свои руки, равнодушно комкавшие дорогой наряд. Казалось, тень легла на ее прекрасные черты. Сердце Гретхен исполнилось сострадания, но она не знала, как помочь, потому что давным-давно взяла себе за правило не вмешиваться в чужую личную жизнь. Казалось странным, что Куинси не замечает впечатления, произведенного его холодностью. Вспомнив слова племянницы, Гретхен задалась вопросом, так ли уж нужна Куинси верная подруга.

– Что же ты молчишь? – спросил Куинси все тем же бесстрастным тоном.

– Я послала за тобой, потому что мы с Жанеттой тревожились! – ответила Гретхен резче, чем собиралась. – Что творится в городе? Безопасно ли здесь оставаться?

Прежде чем ответить, Куинси украдкой бросил взгляд в сторону Жанетты. Она даже не смотрела на него, словно ей было стыдно оттого, что он находился в ее комнате. Очевидно, точно так же она стыдилась и того, что отдалась ему, человеку низкого происхождения. Зачем же в таком случае веревка была спущена именно из ее окна? Почему Гретхен не оставила открытым окно кабинета, как бывало всегда?

– О какой безопасности может идти речь? – процедил он сквозь зубы. – Вы обе не слепые и знаете, что творится в Марселе! Ливень, разогнавший толпу, послужил последней каплей. Теперь все жаждут насилия, и никто, в том числе и я, не может предугадать, что принесет завтрашний день. Я сорвал голос, уговаривая народ успокоиться, но ничего не добился. Мое мнение больше никого не интересует!

В запале Куинси повысил голос – он оказался хриплым и сорванным. Недавняя отчужденность была забыта, он переводил сверкающий взгляд с Гретхен на Жанетту, не беспокоясь более о том, что она подумает.

Девушка слушала его с жадным интересом, разделяя разочарование Куинси в его миссии, в деле всей его жизни. Как он, должно быть, одинок сейчас, как расстроен! Если бы только можно было заключить его в объятия, утешить, оживить в нем надежду на лучшее! Но что, если он оттолкнет ее? Она упустила свой шанс, когда бросила ему в лицо злые, несправедливые слова. Теперь слишком поздно обращаться к нему с просьбами и со словами любви. Но разве Гретхен не сказала, что настоящая любовь не гаснет от первой же обиды? Значит, это была не любовь? Что же тогда? Очередная маленькая победа? Нет, только не это!

Глаза ее заволокло слезами. От усилия сдержать рыдания Жанетта сжалась на краю кровати.

Гретхен покачала головой. Теперь она отчетливо поняла, что ни один из ее подопечных не мог переступить через себя и сделать первый шаг, как это нередко случается в жизни. Добросердечная женщина решила найти выход из этого положения, а пока спросила Куинси:

– Что же ты нам посоветуешь? Оставаться здесь или бежать в провинцию?

– Хотел бы я знать наилучший выход! Может статься, везде будет одно и то же. Впрочем, кое-что сделать можно. Я привез пару крестьянских платьев. Если начнется разгром богатых кварталов, переодевайтесь и бегите отсюда, не теряя ни минуты. Для полноты маскарада выпачкайте лица и выходите простоволосыми. Для начала просто влейтесь в толпу, немного покричите с ними, бросьте в окна пару камней, а потом потихоньку улизните. Где мой дом, вам обеим хорошо известно. Укройтесь там и ждите меня.

– Но это только в случае погрома, – уточнила Гретхен.

– Разумеется. Пока не дошло до массовых беспорядков, вам вполне достаточно присутствия отчима Жанетты и графа де Виньи.

Девушка что-то пробормотала, не поднимая головы. Куинси торопливо отвел взгляд.

Жанетта сама не знала, как ей удалось не разрыдаться в голос при упоминании имени ее жениха. Казалось, Куинси намеренно толкает ее в руки Алена – человека, которого она всей душой ненавидела, который взял ее силой однажды и собирается повторить опыт. Как же так можно? Выходит, ему все равно, кто станет обладать ею?

– Я не хочу слышать про этих двоих! – решительно заявила Гретхен. – Я терплю их присутствие только ради сохранения внешних приличий. По мне, ноги бы их не было под этой крышей!

Куинси бросил на Жанетту, вопросительный взгляд. Может быть, и она думает так же? А если махнуть рукой на гордость, подойти и обнять ее? Что она сделает тогда? Скорее всего отшатнется, подумал он с горечью.

– Итак, пока предпринимать что-либо не стоит, – заговорил он деловым тоном. – Советую на время затаиться, Гретхен… и спасибо за все! Если что, дай мне знать.

– Не думаю, что дойдет до крайностей. Дом мой крепок, запоры надежны. Однако в случае необходимости я постучу в твою дверь, Куинси.

– Лучше, если до этого не дойдет, – сказал он мрачно. Он не смог удержаться и снова посмотрел на Жанетту.

Возможно, он терял ее навсегда, а потому желал запечатлеть в памяти ее облик.

– Вы обе – желанные гостьи в моем доме, – добавил он, подождал реакции, но девушка, казалось, превратилась в прекрасную мраморную статую, равнодушную к его присутствию. – Что ж, мне пора. Время не ждет.

С этими словами он быстро подошел к открытому окну и ловко перемахнул через подоконник, держась за веревку. Только тут Жанетта сумела стряхнуть с себя владевший ею странный ступор.

– Куинси, стой! Не уходи! – крикнула она, бросаясь к окну и склоняясь над черной пустотой.

В коридоре послышались торопливые шаги. Гретхен тихо ахнула. Дверь распахнулась, и девушка поспешно отскочила от окна. На пороге стояли ее отчим и жених с лицами, искаженными от гнева.

– Что все это значит? – зарычал Эдуард.

Жанетта постаралась принять как можно более естественный вид, хотя и понятия не имела, как объяснит происходящее. Ее главной задачей в этот момент было дать Куинси время ускользнуть. Она застыла спиной к открытому окну, обеими руками вцепившись в подоконник.

– Я жду ответа! – не унимался отчим.

Ален молча двинулся к Жанетте. Гретхен быстро шагнула к племяннице и встала с ней рядом. Обе лихорадочно размышляли над тем, как бы поправдоподобнее выкрутиться, однако, как назло, ничего не приходило в голову.

– Жанетта! Отвечай немедленно!

Лицо Эдуарда приняло свекольный оттенок, казалось, с ним сейчас случится апоплексический удар. Девушка конвульсивно сглотнула.

– Мы с тетей… мы тренировались!

– Что? – опешил отчим.

– Да-да, мы тренировались! – настаивала Жанетта. – После всего, что сегодня случилось, мы решили не оставлять все на волю случая. Что, если к нам снова ворвутся злодеи? Самое лучшее будет спуститься из окна по веревке. У меня уже есть кое-какой навык, и я учила тетю!

– Нам было неловко сознаться в этом, Эдуард, ведь вы считаете, что такое не пристало знатным дамам, – поддержала ее Гретхен. – Ну и, конечно, мы растерялись, когда вы сюда ворвались!

– Я бы поверил, если бы не мужской голос, который послышался и мне, и Алену.

– Что? Мужской голос? Что вы себе позволяете! Здесь приличный дом!

– Я тоже так думал.

– Клянусь, вы заблуждаетесь!

Пока Эдуард и Гретхен препирались, Ален молча отстранил Жанетту и свесился через подоконник. Ночь после ненастного дня выдалась безлунной, и снаружи не было видно ни зги. Он удовлетворился тем, что отвязал веревку, выбросил в окно и с треском его захлопнул, заперев на задвижку. После этого плотно задернул шторы.

– Я не из тех, кого можно водить за нос, Жанетта.

– Я и не думала…

Ее встревожило выражение лица Алена. Это было как раз то выражение, которое она ненавидела, которого боялась. Она отступила в сторону.

– Если ты хотела выставить меня дураком, можешь забыть об этом, – продолжал Ален с холодной яростью. – В этой комнате только что был мужчина. Мужчина в спальне моей будущей жены! Ты сбросила ему веревку, а теперь бессовестно лжешь, чтобы замести следы!

Жанетта отступила еще дальше.

– Такое поведение вам не пристало, граф, – вмешалась Гретхен, желая любой ценой отвлечь его внимание от племянницы.

– А ты лучше помолчи! – прикрикнул Эдуард. – Не нравится мне все это, вот что я скажу! Жанетта помолвлена и не смеет принимать гостей мужского пола, да еще в своей спальне! Должен заметить, я весьма разочарован, Гретхен. Я ошибся, когда позволил тебе быть ее наперсницей и присматривать за ней. Мужчина в спальне! Это неслыханно! Это переходит всякие границы! Чего он хотел? Кто он такой?

– Чего он хотел, не вызывает сомнений, – презрительно заметил Ален. – А вот кто он, и в самом деле интересно знать.

– Вы ошибаетесь… – снова попыталась вмешаться Гретхен.

– Позвольте напомнить, что Жанетта скоро станет моей женой, – зло перебил Ален. – Чего мне ждать, если еще до свадьбы она уже завела любовника? И вы думаете, что я позволю какому-то проходимцу порочить мое имя? Допустим, Жанетта еще слишком молода и глупа, но вы-то, мадам, вы должны понимать, как следует вести себя!

– Почему вы нам не верите! – взмолилась девушка, обращаясь к отчиму. – Ни о каком мужчине и речи не шло!

– Значит, ты упорствуешь во лжи? И что мне прикажешь делать?

– А вам ничего делать и не придется, – сказал Ален. – Это теперь мое дело.

Он шагнул к Жанетте. Она отступила и уперлась в кровать.

– Все началось с твоего побега из отцовского дома! Еще тогда мне пришло в голову, что ты бежала не просто так, а к кому-то, но не было доказательств. И вот теперь я знаю наверняка. Когда-то я не мог дождаться венчания потому, что сходил по тебе с ума, но теперь уже не знаю, что к тебе испытываю. Возможно, ты из тех, кому все равно, в чьей постели проводить ночи. Я хочу знать правду и имею на это право как будущий муж! Отвечай, был у тебя кто-нибудь, кроме меня? И если да, то сколько их было?

Он схватил Жанетту за плечи и сильно встряхнул. Попытка вырваться ни к чему не привела. Опьянение придало Алену сил.

– Уберите руки, месье! – закричала она. – Не смейте оскорблять меня грязными подозрениями! Вон из моей комнаты! Даже если у меня кто-то есть, это не ваше дело!

Эти слова были ошибкой. Ален вдруг перестал бесноваться, но его спокойствие вселяло ужас.

– Ах, вот как ты заговорила! Что ж, тем лучше. Я намерен выяснить, какой опыт ты приобрела в качестве потаскушки. Раз уж мне все равно предстоит взять в жены шлюху…

Жанетта изо всех сил ударила его по щеке. В ответ Ален дал ей пару пощечин такой силы, что из глаз у нее брызнули слезы. Он заломил ей руки за спину.

– Остановите этого безумца, Эдуард! – воскликнула пораженная Гретхен. – Только негодяй может ударить женщину!

– Падшую женщину может ударить каждый, – хмыкнул тот. – Судите сами, во что превратилась моя дочь: разгуливает по городу в мужских обносках, лазает по веревкам, бывает бог знает в какой компании! Я умываю руки. Пусть Ален научит ее уму-разуму, если сможет. Их нужно поскорее поженить…

– Ни за что! – крикнула Жанетта, извиваясь в железных объятиях жениха.

– Посмотрим, – процедил тот. – Венчание завтра – и это мое последнее слово! А потом я стану убивать каждого, кто подойдет к тебе слишком близко.

Девушка похолодела, встретив ледяной взгляд его безжалостных глаз.

– Эдуард! – вскричала Гретхен в негодовании. – Мне кажется, вы не чаете сбыть свою падчерицу с рук! Какая гнусность! Я этого так не оставлю! Я всем расскажу, что этот брак для вас всего лишь выгодная сделка!

– Подумаешь! – Отчим пожал плечами. – Тебе ли не знать, что так достаточно часто поступают.

– Отец! – взмолилась девушка, едва ли не впервые назвав его этим словом. – Не позволяй Алену так со мной обращаться!

– Довольно болтовни, Жанетта. Ты своим легкомыслием навлекла на себя подобное обращение. Я ухожу, а вы объясняйтесь сами.

Эдуард схватил за руку Гретхен и потянул к двери. Она вырвалась было и бросилась на выручку племяннице, но ее вновь схватили за руку и бесцеремонно вытолкнули в коридор. Дверь захлопнулась. Ален, не мешкая, повернул ключ и с торжествующей усмешкой направился к Жанетте. Он был распален ее страхом, а также тем, что теперь она в полной его власти.

Гримаса откровенной похоти исказила его лицо.

Глава 24

– Лучше уходи, Ален, – сказала Жанетта, решив, что на этот раз не позволит ему добиться своего.

Он усмехнулся, лаская глазами шелковистую белую кожу груди, открытую низким декольте. За ужином Жанетта казалась ему прелестнее, чем когда-либо, и он желал поскорее насладиться этой дивной красотой. Неторопливо приблизившись, он провел кончиками пальцев по грациозному изгибу шеи, ненадолго задержал их на округлости груди… и вдруг одним резким движением разорвал платье до самых бедер.

Первым порывом Жанетты было прикрыть грудь, но она сдержалась, догадавшись, что именно этого и добивается Ален. Он старался ее напугать. Она спокойно освободилась от остатков платья, села перед зеркалом в одной полупрозрачной сорочке и, словно ничего не произошло, принялась одну за другой вытаскивать из волос заколки.

Ален встал у нее за спиной, ловя каждое движение прекрасных обнаженных рук. Потом взгляд его переместился на отражение Жанетты, и он решил, что подобное пренебрежение можно прочесть только на лице женщины, у которой есть другой мужчина, более желанный. Настало время показать, что он, Ален де Виньи, есть и будет единственным мужчиной в ее жизни, а главное, в ее постели. Никто не смеет им пренебрегать, думал он, снова начиная закипать. Никому не удастся обвести его вокруг пальца.

Положив руки на плечи Жанетты, он провел ладонями вверх, под волосы, потом снова вниз. Она замерла.

– Кто он, дорогая? – с обманчивой мягкостью спросил Ален.

Не проронив ни слова, она потянулась за щеткой для волос. Ее намерением было отвлечь Алена, однако маневр привел к прямо противоположному результату, так как от движения ворот сорочки сдвинулся, открыв груди, и это натолкнуло его на мысль о других руках, ласкавших эти совершенные округлости с девическими сосками.

– Имя! – внезапно прорычал Ален, сжимая шею Жанетты и остро чувствуя, что держит в руках ее жизнь. – С кем ты согрешила? Отвечай!

Он встретил ее взгляд – взгляд настолько холодный и отчужденный, что ощутил горечь поражения. Она готова была скорее умереть, чем назвать имя.

«Грязная шлюха!» – подумал он с ненавистью и сжал пальцы сильнее.

– Ты мне скажешь его имя, скажешь!

Теперь Жанетта не могла бы говорить, даже если бы хотела. Сообразив это, Ален отдернул руки, спрятал их за спину и отступил. Несколько минут девушка пыталась отдышаться, задыхаясь, кашляя и дрожа всем телом.

– Это бесполезно… – наконец выговорила она с трудом. – Делай, что хочешь – бей меня, души! Это в твоих силах, потому что я слабее. Но не в твоих силах принудить меня к браку. Я никогда, никогда не буду твоей женой!

– Ах, как драматично! – Он со злобной насмешкой захлопал в ладоши. – Ты никогда больше не будешь в постели с другим – это раз, завтра ты обвенчаешься со мной – это два. Твой отчим согласен, а больше ничего и не требуется.

Жанетта начала расчесывать волосы. Руки ее двигались размеренно и неспешно от макушки до кончиков длинных прядей. Она пыталась дать выход нарастающему гневу, с трудом сдерживаясь, чтобы не повернуться и не ударить тяжелой щеткой с серебряной отделкой по ненавистному лицу Алена. Жанетта слишком хорошо его знала, чтобы так поступить: ее нападение могло еще больше распалить его, но никак не отпугнуть. Единственным оружием оставалось ледяное презрение.

– Ты все еще не понимаешь, кому принадлежишь, дорогая, – говорил Ален. – Если ты думаешь, что тому, с кем в последний раз лежала в постели, ты ошибаешься. Я хочу заставить тебя понять, чья ты, а для этого мне придется сегодня поставить на тебе свое клеймо – образно выражаясь, разумеется. Главное для меня – стереть с твоего тела отпечаток чужих рук. Мое имя, титул и богатство – всего этого мало, чтобы ты почувствовала себя моей. Я должен сломить тебя, заставить повиноваться. Ведь так, дорогая?

Жанетта сделала вид, что не слышит. Образ мыслей Алена всегда был ей чужд, и она не желала вдумываться в произносимые им нелепости. Сломить ее? Ну что за болван!

Между тем ритмичное движение ее рук начало оказывать на Алена завораживающее действие. Взгляд его утратил ясность, остекленел, он то и дело облизывал губы. Руки сами собой потянулись к паху, где под брюками быстро увеличивалась выпуклость.

– Смотри-ка! – усмехнулся он. – Твоя холодность, похоже, действует ничуть не хуже, чем могла бы действовать твоя страсть. Да будь ты мраморной статуей, меня и тогда влекло бы к тебе!

– Боже, какая скука, – уронила девушка.

– Скучно тебе или интересно – мне все равно, – отмахнулся он, торопливо раздеваясь и разбрасывая одежду по всей комнате. – Главное, что мы наконец сольемся в экстазе, Жанетта! Тебе будет хорошо, можешь не сомневаться. Сейчас… сейчас ты увидишь…

Разоблачившись, он шагнул в ее сторону. Жанетта равнодушно продолжала причесываться. Тогда Ален подошел к высокому табурету, на котором она сидела, и прижался к ее спине. Она окаменела.

– Чувствуешь? Чувствуешь, до чего ты меня довела?! Позволь доставить тебе наслаждение, дорогая, позволь!

– Ален! – резко перебила она. – Оставь меня! Пойми же наконец, ты мне противен! Предложи все это какой-нибудь потаскушке. По крайней мере, ей хоть заплатят за это сомнительное удовольствие!

– Что?!

Ален потерял терпение. Совершенно не важно, хочет она или не хочет, сказал он себе. Если не хочет, тем хуже для нее.

Он сорвал с Жанетты сорочку, подхватил ее на руки, швырнул на постель и навалился сверху. Вся ее холодность испарилась в тот же миг, и он был вознагражден яростным сопротивлением. Весьма этим довольный, Ален не мешал Жанетте биться и извиваться, не мешал пинать его и царапать. Сам он при этом ласкал руками ее тело, наслаждаясь тем, что она не может помешать ему добираться туда, куда он хочет. Он знал, что сопротивляться до бесконечности невозможно, и ждал, когда Жанетта устанет от борьбы и смирится, признает, что победа за ним. Грубо ухватив ее за подбородок, он впился жадным ртом в ее губы. Девушка выгнулась дугой, пытаясь сбросить его, и невольно прижалась к его возбужденной плоти. До сих пор Ален не знал возбуждения такой силы, он уже едва владел собой.

– Вижу, мой поцелуи тебе по душе! – прохрипел он, отстраняясь. – Интересно знать, так ли ты извивалась в объятиях того, другого, так ли терлась об него? Или этот слабак не добился от тебя ничего подобного?

– Ненавижу! – прошипела Жанетта. – Ненавижу!

– Вот и славно. Ненависть придает страсти даже более острый привкус, чем любовь…

Ален потянулся ртом к груди Жанетты, поймал сосок и начал кусать его, потом сосать. Она заметалась из стороны в сторону.

– Пусти меня! Пусти!

– Расскажи лучше, что он делал с тобой? Это? Ален протиснул руку между ее судорожно сжатых ног, сжимая и разжимая пальцы.

– Ради всего святого, Ален, перестань!

Жанетта чувствовала, что силы ее убывают и вскоре она покорится, даже несмотря на дикую ненависть к нему.

– Держу пари, его ты не просила перестать, когда он запустил туда руку!

Грубо раздвинув ей ноги, он жадно ласкал Жанетту, пока не почувствовал, что готов взорваться от возбуждения. Его дыхание больше походило на пыхтение, лицо блестело от пота.

– Кто у тебя, Жанетта?

– У меня никого нет!

– Не лги! Впрочем, можешь лгать, если тебе это нравится. Когда я отпущу тебя, мысль о другом изгладится из твоей памяти.

С этими словами он вклинился между ног Жанетты и расхохотался диким, почти безумным смехом.

– Ты мне омерзителен! – с ненавистью прошипела она.

Ален будто не слышал, девушка металась головой по подушке и тщетно призывала беспамятство, не желая в полном сознании выносить новое грубое надругательство над своим телом. Мысль о Куинси чуть не заставила ее закричать от отчаяния. Кому она будет нужна после всего этого? Если он раньше отказался от нее, то теперь и вовсе станет презирать!

– Смотри на меня, Жанетта! – приказал Ален сдавленным голосом. – Я хочу, чтобы ты видела и запомнила лицо своего господина! Я владею твоим телом и душой, я и никто другой! Завтра мы обвенчаемся, и ночь за ночью я буду вот так же обладать тобой!

И вдруг все исчезло: и ненависть, и отчаяние, и душевная боль. Странное спокойствие снизошло на нее.

Ален глубоко ошибается, если думает, что покорил ее. Даже если он будет насиловать ее ночь за ночью всю оставшуюся жизнь, он никогда не сломит ее, потому что никогда не доберется до заветного уголка в самой глубине сердца, где живут воля к борьбе и любовь к свободе. Он не коснется ни души ее, ни ее разума. Пусть тешит себя надеждой, что владеет ею, – на деле ему принадлежит лишь ее тело, да и то всего на несколько минут. Он не сможет причинить ей боль. Она, Жанетта де Лафайет, слабее физически, но в тысячу раз сильнее его духовно!

Осознав это, она перестала биться и расслабила измученные мышцы, потом открыла глаза и холодно глянула на насильника. Сейчас она не чувствовала к нему ничего, ничего абсолютно!

– Ты не владеешь мной, Ален. Ты даже не знаешь меня. Я бежала от тебя однажды и убегу снова!

На миг его замутненные страстью глаза прояснились, в них мелькнуло капризное недовольство ребенка, у которого отобрали любимую игрушку. Потом эти глаза закрылись, и из горла Алена вырвался хриплый вопль. Жанетта равнодушно ощутила его содрогания.

Некоторое время после этого он лежал на ней всей тяжестью, обессиленный и вялый. Его тело казалось особенно потным и разгоряченным рядом с нежной кожей Жанетты, которой не коснулась эта низкая страсть. Устав от его звуков и запахов, она, в конце концов, столкнула его с себя, набросила пеньюар, прикрывая припухшие от укусов и щипков груди и плечи, и снова уселась перед зеркалом со щеткой в руках. Больше всего на свете ей хотелось сейчас вымыться. Соски и губы ныли, внутри все горело, но она удерживала рыдания усилием воли, думая о том, что больше это не повторится!

Когда дурман страсти развеялся, Ален уселся в постели, озадаченно разглядывая Жанетту. Она казалась такой спокойной, такой равнодушной, словно между ними ничего не случилось. Выходит, он так и не подчинил ее своей воле? Не изгнал из ее мыслей того, другого? Но ведь в конце она как будто покорилась, перестала сопротивляться!

Ален оделся, утешая себя тем, что ей придется смириться, если не на этот раз и не завтра, то очень скоро. Нужно только пройти обряд венчания, а уж потом он научит ее послушанию.

Приблизившись к ней, он долго разглядывал ее в зеркале. Распухшие губы, укусы на груди и шее, уже начинавшие обретать лиловый оттенок, – все это казалось ему печатью, а вернее, клеймом, господина на принадлежащем ему имуществе.

– Ничего, рано или поздно ты будешь на коленях умолять меня о том, что сегодня я дал тебе без всяких просьб. А пока готовься к завтрашнему венчанию.

Ответа не последовало, да он его и не ждал. Еще несколько мгновений Ален смотрел на прямое, вытянутое в струнку тело Жанетты, на ее прекрасное лицо с потупленными глазами, потом вышел, заперев за собой дверь.

Сразу после его ухода она разделась и вымылась холодной водой из таза, приготовленного для утреннего умывания. Она не могла ждать ванны с горячей водой – кожа казалась сплошь покрыта отпечатками пальцев Алена и пропахла его ненавистным запахом. И этот негодяй думает, что она покорно произнесет брачный обет, чтобы обречь себя на вечное рабство?

Вымывшись, насколько это было возможно, Жанетта присела на постель и попыталась думать о побеге, однако ее мысли и чувства были в смятении. Она сделала все, чтобы эта гнусность не повторилась, – и что же? Она снова изнасилована! После венчания у нее вообще не будет никаких прав! Ален сможет обладать ею в любую ночь, утро или полдень – когда ему заблагорассудится! Не бывать этому!

Но что же делать, как избежать такой участи? Куинси она снова потеряла, по той же ей самой неясной причине. Вместо того чтобы отбросить гордость и попытаться спасти то, что еще оставалось от их чувства, она позволила ему уйти. А ведь он явился на зов! Тогда все еще было иначе – и все равно она не сумела ничего исправить, что же говорить теперь, когда она так унижена, когда тело ее снова осквернено, а душа мучительно ноет от сожалений? Как теперь переступить порог дома Куинси?

Но ведь он не придал значения потере ею невинности! Он все равно любил ее, все равно желал – даже зная, что до него ею обладали Ален и Жан-Клод! Возможно, он и теперь… нет, лучше промолчать о том, что случилось! Потому что, кроме Куинси, ей не к кому идти.

Алену не превратить ее в забитое, кроткое и покорное существо! Она жаждет свободы – и она ее обретет! Если им с Куинси суждено быть вместе, это станет ясно, как только они объяснятся, но даже если его любовь оказалась недолговечной, все равно ее место с ним и такими, как он. События последних дней слишком изменили ее, чтобы впредь она могла существовать среди таких, как Ален. Она больше не аристократка – ни по сути своей, ни по взглядам. Если сильные мира сего так низки и жестоки, пусть их мир рухнет, пусть на смену ему придет мир равенства и братства! О, как она теперь понимает нищих горожан и крестьян! Подобно им, она вынуждена вести ненавистный ей образ жизни. Дело Куинси – ее дело, и если нужно, она пойдет с ним вместе даже на баррикады!

Эти отчаянные, мятежные мысли, как ни странно, успокоили Жанетту. Словно порыв живительного, очищающего ветра, они смахнули и унесли липкую паутину воспоминаний о недавнем насилии. Казалось, и сам Ален подхвачен бурей и унесен из ее жизни навсегда. Если он думает, что запертая дверь остановит ее, он ошибается – ее запирали и раньше!

Девушка огляделась. На этот раз нечего было и думать о том, чтобы спуститься из окна, так как никто не заготовил для нее вороха старых простыней, а из тех, что имелись в наличии, веревка вышла бы совсем уж короткая. Обыскав всю комнату и не обнаружив ничего полезного для побега, Жанетта присела на кровать, но вздрогнула, заметив, что дверная ручка тихонько поворачивается. Неужели снова Ален? Она укрылась за кроватью и стала ждать, как развернутся события.

Дверь бесшумно открылась, комната озарилась бледным светом свечи. Из своего укрытия девушка могла видеть лишь руку с подсвечником. Незваный гость остановился, осматриваясь.

– Жанетта? – послышался едва слышный шепот.

– Тетя Гретхен! – с облегчением воскликнула она, выпрямляясь. – Я думала, это…

– Тише! Говори шепотом!

Они уселись рядом на краю кровати, склонившись друг к другу.

– Как я рада, что это именно вы! – прошептала Жанетта. – Как вам удалось сюда проникнуть?

– Зачем же существуют запасные ключи? – усмехнулась Гретхен.

– Я не знала, как бежать. Через окно не выйдет.

– Ничего страшного, дорогая, что-нибудь придумаем. Надеюсь, это чудовище не слишком тебя измучило.

– Это было отвратительно, но клянусь, больше не повторится! – с жаром воскликнула девушка шепотом. – Я ухожу к Куинси, независимо от того, любит он меня или нет. Я скажу ему, что растерялась, что не вполне еще понимала, что важно, а что второстепенно, когда бросала ему в лицо злые слова. Сейчас для меня все решено: я теперь не знатная дама! Если выбирать между роскошью и свободой, пусть будет свобода!

– Я не согласна с тобой в том, что Куинси больше не любит тебя. Столь долгая любовь не рушится за пару дней.

– Но ведь я дважды разочаровала его, – с грустью возразила Жанетта. – Сперва прогнала, осыпав обидными словами, а потом отвернулась, словно ни о чем не сожалела.

– Возможно, он думает, что потерял тебя навсегда…

– Неужели?

– А что ему прикажешь думать?

– Что я люблю его!

– Для любящей женщины ты держалась слишком отчужденно, дорогая. Но теперь тебе следует все объяснить Куинси. И помни, что бы он ни совершил, он совершил это из любви к тебе, из желания уберечь тебя от опасности. Он не повторит ошибки, если будет знать, что ты любишь его.

– Да, наверное! – Лицо девушки прояснилось. – Но каким образом я покину ваш дом?

– Сейчас это невозможно, слишком велик риск… – Гретхен помолчала, потом встрепенулась и быстро заговорила: – Чтобы обвенчаться, надо сначала сделать необходимые приготовления, сговориться со священником и прочее. Как бы ни спешили Эдуард и Ален, обряд не состоится раньше второй половины дня.

– И что же?

– Возьми самый маленький саквояж, уложи в него лишь то, без чего невозможно обойтись. Жаль, но большинство платьев придется оставить.

– Вот уж ничуть не жаль! – отмахнулась Жанетта.

– Но драгоценности возьми непременно. Весят они немного, зато в случае нужды их можно продать или заложить.

– Я так и сделаю.

– А я отправлю Берту к своей подруге – той самой, у которой скрывается Жорж. Как только Эдуард и Ален покинут дом, он явится к черному ходу с твоей каретой. Надо сказать, Куинси отозвался о нем как о надежном и верном человеке. Жорж знает его дом. Но только смотри, не трать время на разговоры и обмен новостями. Просто проскользни из одной двери в другую. Не забудь, что тебе нужно соблюдать осторожность.

– И Куинси встретит меня?

– Откуда мне знать? Я могу лишь отправить ему весточку о твоем предполагаемом побеге. В такие смутные времена ручаться нельзя ни за что. Если Куинси не встретит тебя, просто дождись его.

– Возможно, я буду знать, где он, и сама отправлюсь к нему. А как насчет вас, тетя Гретхен? Ведь все поймут, что бежать я могла только с вашей помощью!

– А если и так, то что? Не думаешь ли ты, что Эдуард или Ален поднимут на меня руку?

– А если начнутся погромы богатых кварталов? Обещайте, что укроетесь в доме Куинси!

Гретхен неопределенно повела плечами, и Жанетту вдруг объял страх за тетку.

– Обещайте! – с нажимом повторила она.

– Конечно, я постараюсь избежать беды… если представится шанс.

– Не мешкайте, бегите сразу, как только начнутся беспорядки!

Гретхен поднялась и взяла со столика свечу.

– Тебе нужно выспаться, дорогая. Надеюсь, никто не заметил моего визита к тебе. Утром держись кротко, как будто дух твой сломлен. Надеюсь, мужчины ничего не заподозрят и удалятся по своим делам, тогда и мы сможем заняться своими.

– Хорошо, тетя. Не знаю, что бы я без вас делала! Тетка погладила девушку по волосам и направилась к двери. В замке снова повернулся ключ, но этот металлический звук уже не наполнил сердце Жанетты холодом. Она верила, что Гретхен поможет ей воссоединиться с Куинси.

Слишком возбужденная, чтобы уснуть, Жанетта встала у окна, глядя во тьму. Нервы ее были напряжены, в голове сменялись различные картины завтрашнего дня, про отрывались самые невероятные сцены.

Как встретит ее Куинси? Любит ли он ее? Как Жанетта ни пыталась, она не могла представить его холодным, равнодушным к ее мольбам. Чтобы не изводить себя понапрасну, она прошла в гардеробную, достала самый маленький саквояж и взялась отбирать вещи, пригодные в дорогу. Несколько пар шелковых чулок, нижнее белье и пеньюар заняли больше места, чем хотелось бы, но девушка не нашла в себе сил отказаться ни от одной из этих вещей.

Уложив саквояж, она прикинула, что из одежды лучше подойдет для бегства, и остановилась на темно-фиолетовом платье и плаще в тон ему, так как они совершенно сливались с темнотой и могли при случае послужить маскировкой.

Она отложила три платья: вечернее, домашнее попроще и дорожное, хотя внутренний голос подсказывал, что они вряд ли понадобятся. Не беспокоясь о том, что платья помнутся, девушка скатала их в тугие рулоны и впихнула в саквояж.

Осталось уложить драгоценности. Тетка была права, когда предложила прихватить их на случай: нужды в деньгах. Кожаный мешочек без труда вместил перстни, бриллиантовое колье с аметистом и подвески к нему.

Покончив с этим, Жанетта заглянула в гардеробную и окинула оставшуюся одежду равнодушным взглядом. Она и в самом деле не жалела, что бросает все это: роскошные платья напоминали ей об Алене и о круге, к которому тот принадлежал. Саквояж вернулся на прежнее место в задней части шкафа, словно его и не покидал. Человек непосвященный ни за что не догадался бы, что в нем лежат вещи.

Чуть позже, лежа в постели, Жанетта снова предавалась мечтам. Она надеялась пройти по жизни рука об руку со своим избранником.

Часть III Гражданка и патриотка

Глава 25

Жанетта бросила шляпу на постель и с минуту размышляла, стоит ли захватить ее с собой. В это утро она, казалось, совершенно утратила способность к принятию решений и поздравляла себя с тем, что уложила вещи накануне. За окном стоял серенький, унылый день. Улицы были безлюдны, и в этом было что-то зловещее.

Девушка опустила штору и отвернулась от окна, подавляя невольную дрожь и утешая себя тем, что в такой ситуации никому не будет до нее дела, что никто не побеспокоит ее по дороге к дому Куинси.

Этой ночью она честно старалась уснуть, но дремота то и дело прерывалась тягостными снами. Едва забрезжил утренний свет, она поднялась и оделась. После этого осталось только ждать и надеяться на то, что побег удастся, что она в конце концов окажется вне досягаемости отчима и жениха. Слышно было, как эти двое переговариваются, спускаясь в столовую. Значит, они все еще были в доме, так как никто не пришел известить об их уходе.

Жанетта достала плащ и стояла, задумчиво вертя его в руках, и вдруг в коридоре раздались шаги. Она едва успела бросить плащ и шляпу на дно шкафа, захлопнуть дверцы и присесть в кресло. Сердце ее колотилось как безумное, и стук его, казалось, слышен был в коридоре. Невероятным усилием воли она постаралась справиться с дыханием.

К счастью, это оказалась Берта с подносом, заставленным так плотно, что она с трудом удерживала его в руках. Водрузив его на столик, она испустила шумный вздох облегчения.

– Доброе утро, мадемуазель! – громко обратилась она к Жанетте, при этом заговорщицки подмигнув ей.

– Доброе утро, Берта, – нервно откликнулась девушка. – Видите ли, я совершенно не голодна…

– Все идет по плану, – прошептала экономка, озираясь с таким видом, словно стены и в самом деле имели уши. – Те двое все еще здесь. Поешьте пока. Они собираются подняться к вам немного позже.

– Правда? – испугалась Жанетта, хотя и ожидала чего-то подобного.

Экономка кивнула и сняла вышитую салфетку с принесенных блюд.

– Мне пора, мадемуазель! – все так же громко сообщила она. – Надеюсь, завтрак вам понравится.

– Постойте! – воскликнула девушка.

– Взгляните, что я вам приготовила, – тем же тоном продолжала Берта, делая предостерегающий жест.

Девушка изумленно округлила глаза: завтрак состоял из яиц всмятку, тонко порезанных колбасы и сыра, а также хлеба и фруктов – в таком изобилии, словно есть его предстояло целой компании.

– Никогда не помешает подкрепиться, особенно в годину испытаний, – заметила экономка, понизив голос.

Покинув комнату, она заперла ее. Жанетта закусила губу, чтобы не расхохотаться при виде этой горы провизии. Впрочем, заключительное замечание Берты показалось ей разумным, а потому, хотя аппетита у нее и не было, она принялась намазывать гренки маслом. После первого же съеденного кусочка нервозная тошнота прошла. Жанетта взялась было за сладкую булочку, но в двери опять повернули ключ.

В комнату вошли Эдуард и Ален, за ними Гретхен, встревожено окинув взглядом ломящийся от яств стол. Жанетта постаралась улыбкой приободрить тетку, зная, что та быстро придумает правдоподобное объяснение. И в самом деле, Гретхен величественно уселась напротив и взялась за кофейник.

– Я хотела позавтракать в твоей компании в этот знаменательный день, малышка, но боюсь, Берта перестаралась. Здесь хватит на четверых!

– Она так добра! – подхватила девушка.

Мужчины подошли и встали по обе стороны стола, как часовые на посту. Помня о правилах игры, Жанетта протянула руку жениху. Тот схватил ее, прильнул губами и так долго не отрывался, что пришлось в конце концов отдернуть руку.

– Не хотите ли кофе? – спросила она, стараясь не терять спокойствия.

– Мы спешим, – отмахнулся отчим. – Надеюсь, ты помнишь, что сегодня венчание? Нужно отдать все необходимые распоряжения. Дамы, прошу простить за столь поспешный уход.

– Конечно-конечно, – кивнула Гретхен. Жанетта молча склонилась к чашке с кофе.

– Венчание состоится сразу после полудня, – продолжал Эдуард, не обращая на нее внимания. – Гретхен, тебе поручается забота о наряде новобрачной.

– Эдуард! Да ведь у нас совсем нет времени на подготовку! Может быть, немного отсрочить церемонию? Нужно разослать приглашения…

– Какие еще приглашения?! – вскричал он. – В такое время? Надо как можно скорее обвенчать их, и я не желаю слышать никаких возражений!

– Не кричите так, – примирительно заметила Гретхен. – У вас случится несварение желудка.

– В самом деле, сейчас не время для соблюдения всевозможных приличий, – вмешался Ален. – Поройтесь в своем плотно набитом шкафу, мадам. Там наверняка отыщется что-нибудь подходящее для невесты. За это маленькое неудобство я обещаю после свадьбы завалить Жанетту платьями.

На лице у него при этом было выражение, недвусмысленно говорившее, что он предпочитает видеть молодую жену обнаженной как можно чаще.

– Одним словом, – снова перехватил инициативу Эдуард, – к нашему возвращению извольте быть готовы, вы обе. И чтобы без капризов, без всех этих охов и ахов! Поймите же, город на грани мятежа! Нужно убираться отсюда как можно скорее!

– Как скажете, отец, – кротко произнесла Жанетта, хотя предпочла бы заскрежетать зубами от гнева.

Очевидно, Эдуард что-то почувствовал, так как начал оправдываться:

– Я понимаю, понимаю! В провинции венчание прошло бы с блеском и помпой! Однако, кроме тебя самой, винить некого! Не ты ли устроила побег и тем самым впуталась в разные неприятности? Ничего, скоро ты будешь в надежных руках, образумишься и заживешь как подобает.

– Как скажете, отец, – повторила она.

Эдуард сдвинул брови, не доверяя этой неожиданной кротости, но потом пожал плечами.

– Значит, решено, – вступил в разговор Ален. – Вся эта спешка мне тоже не по душе, однако нам и впрямь нужно поскорее отряхнуть марсельскую пыль со своих ног.

– Разумеется, – механически произнесла девушка, откусила кусочек булки и едва смогла проглотить.

– В таком случае мы уходим! – Эдуард оживленно потер руки.

Они направились к двери. Гретхен окликнула Эдуарда, напомнив, что он прихватил с собой ключ от комнаты Жанетты.

– Не думаете ли вы, мадам, что я собирался оставить его вам? – ответил тот насмешливо. – Я не так глуп! После вашего попустительства прихотям этой девчонки я не намерен больше вам доверять. Это касается и экономки.

– Как же я смогу переодеться для венчания?

– Сделаете это, когда мы вернемся, а пока займитесь Жанеттой.

– И вы будете целый час ждать, пока я оденусь? Я не привыкла спешить.

– У вас будет десять минут – и ни минутой больше!

– Однако! – воскликнула Гретхен в негодовании. Мужчины поспешно покинули комнату. Жанетта, очень бледная, откинулась на спинку кресла. Если отчим унес с собой запасной ключ, все кончено, думала она со страхом. Значит, ей придется стать женой Алена!

– Что же делать, тетя Гретхен? – в отчаянии обратилась она к тетке.

– Тише! Пусть уйдут, потом поговорим.

Теперь девушка не могла и думать о еде. Она долила себе кофе и с жадностью его выпила, испытывая сильную жажду. Гретхен невозмутимо принялась за завтрак. Прошло невероятно много времени – во всяком случае, так показалось Жанетте, прежде чем послышался отдаленный стук парадной двери.

– Так что же мы предпримем? – снова начала она.

– Не волнуйся, дорогая, – с улыбкой ответила Гретхен. – У меня в доме хватает ключей.

– Боже мой! – вырвалось у девушки. – Вы поистине чудо, тетушка! Я думала, на сей раз все кончено!

– Смотря для кого. А теперь поешь, силы тебе понадобятся.

Жанетта с аппетитом доела завтрак и улыбнулась тетке.

– Саквояж упакован? – деловито осведомилась Гретхен.

– Да, еще ночью.

– Ах, эта нетерпеливая молодость! – добродушно улыбнулась она. – Позволь взглянуть, что ты собрала.

Девушка выложила для обозрения, плащ, шляпу и раскрыла плотно набитый саквояж. Тетка пристально оглядела все вещи, зная, что очень важно правильно собраться в дорогу.

– Брать ли мне с собой шляпу? – спросила девушка неуверенным тоном.

– Разумеется! Ты должна беречь цвет лица. Его легко утратить, но трудно восстановить.

– Ах, да… сегодня я так рассеянна…

– Зато отлично выглядишь, – заметила Гретхен. – Вот что, дорогая, у меня кое-что для тебя есть. Так сказать, прощальный подарок.

Она достала из-за корсажа перстень с громадным драгоценным камнем.

– Прими это вместе с моим благословением, – мягко произнесла она, вкладывая перстень в руку племянницы. – Это одно из моих любимых украшений, но я расстаюсь с ним без сожаления. Когда понадобятся деньги, заложи его не колеблясь.

– Но это уж слишком! – запротестовала Жанетта. – Эта вещь, должно быть, бесценна! Как я могу принять ее?

– С благодарностью. Не годится отвергать подарок, сделанный от души.

– В таком случае благодарю вас! – Девушка взяла руку тетки и прильнула к ней щекой. – Я никогда не забуду вашей доброты.

– Если удастся сберечь этот перстень, тем лучше, но обещай, что в трудную минуту ты им воспользуешься. – Приподняв подол, Гретхен отцепила от пояса нижней юбки два тяжелых мешочка. – В одном золотые монеты, в другом деньги помельче. Мне известно, что до сих пор ты редко держала деньги в руках и не привыкла рассчитываться, но когда-то ведь нужно начать, не так ли?

Жанетта хотела ответить, однако горло ее сдавило, глаза заволокло слезами.

– Но, тетушка!..

– Тсс! Я ничего не желаю слушать. Учись принимать подарки, малышка, это ведь тоже своего рода искусство. Золото спрячь подальше, а мелочь положи в ридикюль. Она может вскоре пригодиться. Знаешь, ведь делать подарки ничуть не менее приятно, чем получать.

– Мне это не приходило в голову, – призналась Жанетта. – Благодарю вас, тетя Гретхен!

– Жаль, что я не могу и дальше быть рядом и помогать тебе во всем. Покинув мой дом, тебе придется надеяться только на себя.

– Вы известили Куинси?

– Да, но ответа не получила. Впрочем, в этом нет ничего странного. Бывало, что он отсутствовал по нескольку дней.

– Да, конечно… – рассеянно произнесла девушка. – Мне просто хочется поскорее увидеться с ним.

– Все будет хорошо! – Гретхен ласково потрепала ее по руке. – Жизнь сама решает большинство проблем.

– Вы так и не дали обещания, что в случае чего укроетесь у Куинси.

– Разумеется, я это сделаю, но лишь в самом крайнем случае. Видишь ли, хотя я и повидала многое, но не утратила любопытства. Эдуарда и Алена предоставь мне. Думаю, новые беспорядки тотчас прогонят их из Марселя, но даже если все будет спокойно, поместья нуждаются в присмотре, и оба они понимают это.

– Я всей душой надеюсь никогда больше не видеть ни того, ни другого!

– Да уж, мужской пол нередко преподносит нам неприятные сюрпризы, – с грустью сказала Гретхен. – Однако за Куинси Жерара я ручаюсь.

В дверь постучали, и почти сразу же послышался звук ключа. Жанетта расслабилась, увидев, что это Берта. Лицо экономки, обычно невозмутимое, было от волнения покрыто красными пятнами. – Карета ждет, мадемуазель!

Девушка порывисто поднялась и прижала руку к груди, стараясь унять неистовое биение сердца. Только теперь она поняла, что в глубине души опасалась никогда не услышать этих слов. Она бросилась к кровати, схватила шляпу и нахлобучила на голову. Через полминуты Жанетта была уже в плаще и с саквояжем в руке.

– Мадемуазель! – обратилась к ней экономка. – Я напекла вам в дорогу пирожков… Ведь никогда не знаешь, как повернется дело!

Тронутая до глубины души, девушка приняла узелок и положила его в саквояж к остальному своему имуществу.

– Вы обе так добры ко мне! – воскликнула она, не скрывая слез. – Право, я…

– Довольно, дорогая, – мягко перебила ее Гретхен, увлекая за руку к двери. – Время не ждет!

Жанетта постаралась совладать со своими чувствами, тем более что те, кого она сейчас покидала, держались с поразительным самообладанием. Лишь по глубокой грусти в глазах можно было понять, как они расстроены. Бездетные вдовы, они привязались к Жанетте как к родной дочери. Однако у нее была своя жизнь и право поступать, как она сочтет нужным.

Внизу Жанетта помедлила, чтобы бросить прощальный взгляд на обстановку дома, который успела полюбить. Она знала, что будет вспоминать его и скучать по нему. Женщины по очереди заключили ее в объятия.

– Только не беспокойтесь обо мне, ладно? Я не пропаду! И помните, если случится беда, сразу бегите в дом Куинси.

С этими словами она перешагнула порог черного хода и заторопилась через дворик к выходу на боковую улочку. Взявшись за ручку калитки, она оглянулась. В дверях стояли две неподвижные фигуры. Жанетта подумала, что они, конечно, не уйдут, в дом, пока не услышат стук колес экипажа. Острое чувство потери овладело ею, но другого пути не было: она должна была их покинуть.

Небо было затянуто тучами, и эта ненастная погода усугубляла растерянность Жанетты. Ее пугала неизвестность, и ей приходилось напоминать себе, что бежит она не куда глаза глядит, а к любимому человеку, и, значит, все будет хорошо.

За углом стояла карета со знакомой фигурой Жоржа на облучке. Жанетта ускорила шаг, кивнула кучеру и удобно разместилась на мягком сиденье. Казалось странным, что не так давно она уже ехала в обществе Жоржа, спасаясь бегством, но тогда к дому Гретхен, а не от него. Как же все изменилось с тех пор! Тогда она, избалованная девчонка, привыкшая к роскоши, еще мало что смыслила в жизни. Теперь она готова была отказаться не только от богатства, но и от близких ей людей ради новой жизни и новых целей.

Жанетта де Лафайет, дочь барона, осталась в прошлом. Новой Жанетте еще только предстояло найти свое место в жизни, построить себе совершенно иное будущее.

Впервые взглянув со стороны на все, что произошло с ней в последнее время, Жанетта ужаснулась. Она все еще не могла поверить, что именно она совершила все эти отчаянные поступки. Она вспомнила сверкающие глаза Куинси, его непокорные кудри и засмеялась от счастья.

Свободна! И на пути к любимому!

Глава 26

Жанетта бросила опасливый взгляд на черные тучи. Похоже, собиралась гроза. Она поздравляла себя с тем, что добралась до места назначения раньше, чем погода окончательно испортилась. Когда она увидит Куинси, это и вовсе будет не важно, потому что для влюбленных любая погода хороша!

Она громко постучала в ворота, выходящие в переулок, и услышала в ответ встревоженный женский голос:

– Кто там?

– Жанетта де Лафайет! Помните меня, мадам Марго? Однажды я уже была в этом доме.

– Мадемуазель!

Со скрежетом поднялся засов, тяжелая створка ворот отъехала в сторону. Высунув голову в щель, экономка окинула гостью быстрым взглядом и кивнула, приглашая войти. Как только девушка сделала шаг внутрь, засов со скрежетом встал на место. Проведя ее в дом через садик, все такой же очаровательный, Марго быстро заперла заднюю дверь и заложила ее тяжелым брусом. Все занавески в гостиной были задернуты.

– Прошу прощения за то, что заставила вас ждать, но осторожность прежде всего!

В доме было тепло и уютно. Жанетта удивленно обвела взглядом плотно зашторенные окна.

– Вы ожидаете беспорядков?

– Не то чтобы ожидаю, скорее опасаюсь. Когда хозяина нет дома, мне обычно не по себе, а в эти дни в городе неспокойно.

– Вы правы, – согласилась Жанетта, вспомнив свою утреннюю нервозность.

– Позвольте ваш плащ и шляпу, мадемуазель. Вы прибыли издалека?

– С другого конца города, – ответила девушка, избавляясь от верхней одежды.

– Навестить Куинси? – уточнила экономка, поднимая саквояж.

– Не совсем. Если честно, я бы хотела здесь остаться…

– Остаться?

– Если это удобно…

– Ну конечно, отчего же нет! Я представляю, в каком восторге будет хозяин.

– Надеюсь, – пробормотала Жанетта, внезапно усомнившись в этом.

– Осмелюсь предложить вам прежнюю комнату. Она готова, можете вселяться в любой момент.

Марго заторопилась к лестнице, словно ей не терпелось поскорее покончить со всеми этими делами. В ее комнате наверху, не медля ни секунды, экономка принялась развешивать в гардеробе платья. Чувствуя себя неловко и не в силах молчать, Жанетта решила внести ясность в сложившуюся ситуацию.

– Позвольте объяснить…

– В этом нет необходимости. Вам здесь всегда рады.

– Но должны же вы знать…

– Что ж, если считаете нужным, объясните.

– Я снова совершила побег. На этот раз отчим наверняка лишит меня наследства! Но мне все равно, потому что я люблю Куинси и хочу быть с ним!

Экономка прервала свое занятие и посмотрела на девушку взглядом, полным искреннего тепла и понимания.

– Что я могу сказать? Я счастлива за вас обоих. Куинси долго ждал и надеялся. Не то чтобы он обсуждал это со мной… женская интуиция, только и всего.

– Он знает о моем побеге?

– Еще нет. Записка графини де Жиро попала в мои руки. Я не совала в нее нос, поэтому ваш приход явился для меня неожиданностью.

– И еще, мадам Марго! Я обидела Куинси…

– Не забивайте этим свою хорошенькую головку. Куинси крепкий, он выдержит. Давайте лучше поскорее устроим вас в этом доме, а потом я выглажу вашу одежду.

Узелок с пирожками, поначалу отложенный в сторону, вызвал у экономки нескрываемое удивление. Жанетта со смехом пояснила, что это, так сказать, прощальный подарок от Берты. – Давайте выпьем с ними чаю! – предложила она.

– Что, вдвоем? – опешила Марго. – Это неловко, ведь я всего лишь служанка.

– Мне ли придерживаться мелких условностей, если я нарушила основные! К тому же нам нужно о многом поговорить.

– Что ж, я к вашим услугам. А знаете, вы приехали вовремя, – заметила экономка, когда они спускались вниз. – Грядут суровые времена. У меня мурашки шли по коже от мысли, что я тут совсем одна. С вами мне гораздо спокойнее.

– Я рада.

Расставив на столе все необходимое для чаепития, Марго, посмотрев на блюдо с пирожками, вздохнула:

– Жаль, что я не могу поделиться этим с сестрой!

– А где ваша сестра?

– Даже и не знаю. На днях у нее умер муж. От горя она немного не в себе и скитается по трущобам. Я пыталась взять ее в дом, но она наотрез отказалась.

– Отчего же вы не попросили Куинси уговорить ее? Возможно, она опасается, что он будет против, но это, конечно, не так!

– Сейчас у него хватает хлопот и без моих семейных проблем.

– Тогда я сама с ним поговорю при встрече.

Этот разговор вызвал в Жанетте воспоминания о демонстрации, о грязных, оборванных и озлобленных людях, и она вдруг задалась вопросом, так ли уж безопасно в этом доме даже за запертыми дверями.

– Есть тут какое-нибудь оружие? – обратилась она к Марго.

– Оружие? – удивилась та. – Есть пистолет в комнате хозяина, в нижнем ящике секретера.

– Хорошо! Я охотилась чуть ли не с детства и умею обращаться с огнестрельным оружием. Пистолет пригодится нам в случае нападения. Я поищу его, пока вы будете заваривать чай.

Экономка кивнула и направилась на кухню, бормоча себе под нос что-то неодобрительное: по ее мнению, женщины не должны иметь к оружию никакого отношения. А Жанетта взлетела на верхний этаж, с трудом дыша в спертом воздухе. Ей очень хотелось, чтобы Куинси был рядом, тогда она чувствовала бы себя в большей безопасности.

В дверях хозяйской комнаты она остановилась, переполненная воспоминаниями о единственной ночи любви. Как он был нежен и неистов тогда!

Пистолет в самом деле оказался в нижнем ящике секретера. Ощущение холодного металла быстро рассеяло счастливые воспоминания, и она напомнила себе, что должна быть сильной. Жанетта постаралась мысленно подготовиться к любому повороту событий и в случае необходимости защищать себя и Марго. Пистолет был хорошо вычищен, смазан и заряжен. Рядом в кожаном мешочке лежали запасные патроны. Жанетта с оружием в руках вернулась в гостиную, куда как раз входила Марго с чайным подносом. Пистолет Жанетта положила на столик у самой двери, чтобы в нужную минуту был под рукой. Экономка разлила чай. В комнате повисла напряженная тишина.

– Какое странное чувство, – заметила Марго. – Точно такое же было у меня с самого утра в тот день, когда океан разбушевался и полностью затопил, нижнюю часть города. Тогда многие в бедных кварталах погибли…

– Какой ужас! И вы все это видели?

– О, нет! Я была в верхней части города, работала в то время на одном из лучших постоялых дворов. Если бы не это, я бы сейчас не говорила с вами, мадемуазель. Ужасно это было, вот что я вам скажу. Вода сносила все подряд – не только нищенские лачуги, но и дома покрепче. И все-таки признаюсь вам: легче выдержать буйство стихии, чем человека!

– Ворота надежно заперты? – спросила Жанетта со страхом.

– Как обычно. Но я очень волнуюсь за хозяина! Что, если он постучит, а мы взаперти не услышим?

– Может быть, подождать его во дворе? Не может же он отсутствовать вечно?

– Как хотите. Я так растеряна… Делайте, что считаете нужным.

Прежде чем выйти в садик, девушка бросила взгляд на пистолет, но решила не брать его с собой. В конце концов, до сих пор ничего страшного не случилось!

Подойдя сначала к передним воротам, она обнаружила, что они надежно заперты и заложены толстым засовом. Задние ворота, состоявшие из одной тяжелой створки, тоже были в полном порядке, и не было никаких признаков того, чтобы в них кто-то ломился. Однако облегченный вздох замер на губах Жанетты, когда она посмотрела на небо: оно было окрашено в зловещий бурый цвет и пульсировало, словно где-то пылал чудовищный костер.

Резко развернувшись в противоположную сторону, Жанетта увидела на тучах багровый отсвет. Тучи двигались со стороны скопления хижин и лачуг, среди которых стоял дом Куинси. Очевидно, в кварталах бедняков бушевал пожар. Девушка живо представила себе, как люди в страхе бегут из своих жалких лачуг, как полчища крыс мечутся под ногами, – и содрогнулась •при мысли, что пожар может охватить весь город.

Она почувствовала себя маленькой и беспомощной перед этим буйством стихии, а жуткий красный отсвет все ширился и заполнял небо. Уже был слышен отдаленный рев пламени. Запах гари становился сильнее – и вдруг ударил прямо ей в лицо, принесенный неожиданным порывом ветра. Жанетта задохнулась и зажала нос.

Дом Куинси был не так уж далеко от опасного района, но хуже всего, что ветер все время менялся и невозможно было предсказать, в какую сторону распространится пожар. На дом и садик начал падать пепел. Жанетта быстро вернулась в дом. Экономка встретила ее у двери и округлила глаза при виде хлопьев пепла на ее платье.

– Что происходит? Что там? Впрочем, не важно! Главное, что беда уж у порога!

– Да, это так.

Жанетта присела к столу, поднесла к губам чашку с остывшим чаем, но не могла сделать ни глотка.

– Скажите же, что там творится? – дрожащим голосом спросила Марго.

– Трущобы в огне, и пожар, похоже, движется в нашу сторону.

– Боже милосердный! Пожар! Моя несчастная сестра! Она погибнет, если уже не погибла!

– Только бы пошел дождь!

Экономка, ломая руки, начала что-то говорить, но неожиданно замолчала: у задних ворот послышался грохот, как будто в них ломилось сразу несколько человек. Жанетта побледнела, как ни странно, она испытала облегчение: наконец-то хоть что-то случилось!

– Что это? Боже мой, что это?! – восклицала Марго. Ее страх странным образом придал девушке решимости.

Готовая защищаться, она схватила со столика пистолет.

– Оставайтесь здесь, а я посмотрю, в чем дело.

– Но это опасно!

– Нет ничего хуже неизвестности, – возразила Жанетта.

Как только она переступила порог дома, грохот прекратился. Девушка обернулась, размышляя, как ей следует поступить. В дверях виднелось искаженное от страха лицо Марго. На растения и дворик продолжали падать жирные хлопья сажи, из-за дыма было трудно дышать. Чтобы не раскашляться, Жанетта, приподняв подол, закрыла лицо и попыталась открыть ворота, не выпуская из рук пистолет. Когда створка распахнулась, она вскрикнула от ужаса: рядом с воротами, придавив всадника, билась упавшая лошадь. Очевидно, ранее животное ударяло копытами в ворота, производя шум, так напугавший Марго. В своих упорных попытках подняться лошадь могла в любой момент ударить копытом лежащего без сознания человека.

Девушка огляделась. Переулок был пуст, хотя неподалеку слышались крики и топот ног. Она осторожно приблизилась к лошади. Та дико выкатила глаза и забилась сильнее. Человек застонал. Дальнейшее промедление могло стоить ему жизни.

Жанетта отшвырнула пистолет и, не обращая внимания на мелькающие в воздухе копыта, ухватила поводья. Животное всхрапнуло, поводя глазами, белки его глаз казались налитыми кровью из-за отсвета близкого пожара. Девушка изо всех сил потянула за покрытые пеной, скользкие поводья, одновременно ласково разговаривая с лошадью. Когда силы почти покинули ее, лошадь вдруг резко подалась вперед и встала, дрожа всем телом и роняя изо рта пену. Жанетта едва не зарыдала от радости. На задней ноге лошади была длинная поперечная рана – очевидно, в нее стреляли. К счастью, пуля прошла по касательной, не принеся особого вреда, но сильно испугав животное.

А что же всадник? Жанетта опустилась на колени, перевернула его и не сразу узнала под коркой сажи и крови самое дорогое на свете лицо.

– Куинси! – вскрикнула она в ужасе.

Глава 27

Попытка приподнять неподвижное тело не удалась – оно было слишком тяжелым. Ошеломленная, растерянная, Жанетта положила голову Куинси себе на колени, уговаривая его очнуться. Кровавая маска пугала ее, казалось, Куинси уже покинул мир живых. А пепел все падал и падал, пламя ревело все ближе, в переулке становилось жарко. Нужно было срочно отнести раненого в дом.

Осторожно опустив его на землю, Жанетта встала, подняла пистолет и бросилась было в дом, но вернулась за лошадью, не в силах оставить благородное животное на произвол судьбы. В садике, сейчас унылом и сумрачном, она накинула поводья на первую попавшуюся ветку. Экономка уже была в дверях. Лицо ее выражало безмолвный вопрос.

– Там Куинси! – крикнула Жанетта. – Он ранен! Нужно поскорее отнести его в дом.

– Помоги нам, Боже! – Марго всплеснула руками. Девушка бросила пистолет на пол через раскрытую дверь, схватила экономку за руку и потащила за собой. Пожар приближался. Казалось, рядом дышит гигантская топка. Куинси лежал в той же позе, в которой Жанетта его оставила. Она попробовала встряхнуть его, но он не очнулся.

– Боже мой, как же нам забрать его отсюда? – в отчаянии повернулась она к Марго. – Здесь ведь нельзя оставаться!

– Сейчас… сейчас…

Экономка ухватила Куинси под мышки и попробовала сдвинуть с места, но не смогла его даже пошевелить.

– Когда человек в беспамятстве, он чуть не вдвое тяжелее, а хозяин и без того никогда не был хрупким!

– Но нам как-то придется поднять его!

– Мы не справимся!

– Справимся! Другого выхода все равно нет. Возьмем его за руки и потащим.

– Хм… пожалуй, это хорошая идея! – обрадовалась Марго, на время забыв об опасности.

Со двора донеслось громкое лошадиное ржание. Экономка вздрогнула и перекрестилась.

– Ах, это его жеребец!

– Он тоже ранен и к тому же насмерть перепуган.

– Бедняжка!

– Сейчас не до него! Тяните же!

Стараясь действовать слаженно, они взяли Куинси за руки и поволокли по земле, сплошь покрытой копотью и пеплом. Короткая дорога через садик показалась Жанетте бесконечной. У нижней ступеньки лестницы обе помедлили, переводя дыхание, насколько это было возможно в тяжелом горячем воздухе. Вспомнив про распахнутые ворота, девушка бегом бросилась к ним, чтобы запереть, а когда возвращалась, молилась, чтобы Куинси пришел в сознание. Увы, он по-прежнему не подавал признаков жизни! Пришлось втащить его на ступеньки, потом через двери в дом.

– Давайте уложим его на ковре перед камином, – тяжело дыша, сказала Жанетта.

Устроив Куинси поудобнее, девушка без сил опустилась на пол. Марго рухнула рядом с ней. Некоторое время в комнате слышалось лишь хриплое дыхание измученных женщин.

Лицо Куинси казалось спокойным, почти безмятежным, но Жанетте хотелось плакать от того, что она не могла привести его в чувство.

– Я принесу воды, – предложила экономка, передохнув. – Его нужно умыть, иначе мы так и не узнаем, серьезно ли он ранен. Надеюсь, он просто ушибся при падении.

Жанетта кивнула, не спуская глаз с перепачканного лица возлюбленного. Вскоре Марго вернулась с фаянсовым тазиком воды и куском полотна, которым начала бережно смывать кровь и сажу. Лоб был рассечен, но других ран женщины не обнаружили. Очевидно, беспамятство было вызвано ушибом.

– Есть в доме коньяк? – встрепенулась девушка.

– Конечно! – И Марго снова покинула комнату.

Никаких других идей у Жанетты не было, но она надеялась, что это универсальное средство поможет. Снова и снова она макала тряпицу в холодную воду и смачивала лицо Куинси, надеясь пробудить его к жизни. Когда Марго вернулась с бутылкой, Жанетта приподняла ему голову и влила в рот немного коньяку. Не открывая глаз, он сделал слабое глотательное движение. Ободренная этим, девушка повторила опыт, но слишком сильно наклонила бутылку. Куинси рывком сел и так раскашлялся, что запекшаяся рана на лбу снова стала кровоточить. Однако теперь он был в сознании!

Сердитое выражение его лица сменилось озадаченным, когда он увидел Жанетту.

– Это невозможно… – пробормотал он, хватаясь руками за голову.

– Отчего же? – тихо возразила она. – Я вернулась, потому что люблю тебя всем сердцем. И больше никогда не оставлю тебя.

Он долго молчал, медленно скользя ладонью по ее золотисто-рыжим волосам в хлопьях пепла, потом губы его тронула слабая улыбка.

– Я бы понял, если бы ты от меня отвернулась… клянусь, понял бы. Ради меня тебе придется пожертвовать…

– Пожертвовать можно лишь тем, что дорого! Я ничем не поступаюсь ради тебя, Куинси, потому что все, что я оставила, не имеет значения. Ты – то единственное, чем я дорожу! Как мне объяснить тебе это?

– Жанетта, и у меня нет никого дороже тебя, однако…

– Ты ведь не прогонишь меня, правда? Если ты это сделаешь, уже сегодня я стану женой Алена де Виньи! Меня принуждают к этому, потому я и сбежала из дому!

Могучее тело Куинси напряглось. Он отстранил Жанетту и долго всматривался в аметистовые глаза, полные мольбы.

– Этому не бывать! – наконец отчеканил он. – Ты моя, и никто не смеет к тебе прикасаться! Отныне ты всегда будешь со мной.

– Это именно то, что я мечтала услышать.

Сердце ее забилось ровнее, смятение в душе улеглось. Куинси снова привлек ее к себе, легонько коснувшись губами виска.

– А теперь скажи, что это ты пыталась совершить пару минут назад? Покушалась на жизнь человека, пользуясь его беспамятством? Я чуть не захлебнулся, – поддразнил он ее.

– Ты все никак не приходил в себя, – серьезно ответила девушка.

– Жеребец сбросил меня, когда в него выстрелил какой-то сумасшедший. Это последнее, что я помню. Что с ним?

– Марго вышла поставить его в стойло.

– Отлично. Позже я проверю, все ли с ним в порядке. В этот момент экономка вошла в гостиную. Вид у нее был куда более спокойный, чем раньше.

– Как дела? – обратился к ней Куинси.

– С лошадью все в порядке… – Она помолчала и, внезапно решившись, быстро сказала: – Я очень тревожусь за сестру. Она где-то там, среди этого кошмара! Должно быть, там такое творится!..

– Могло быть и хуже, – устало объяснил Куинси.

– А почему начался пожар? – спросила Жанетта.

– Думаю, трущобы подожгли намеренно, чтобы запугать народ. Толпа на площади выступает против правительства и не собирается расходиться. Тогда-то и подожгли жилища бедноты. Огонь удалось повернуть от основной части города, но все эти лачуги, конечно, выгорят дотла.

– Что же ждет нас дальше? – робко поинтересовалась экономка.

– Пока трудно сказать. Поживем – увидим!

– Мы должны быть там, – сказала Жанетта решительно. – Я с тобой!

– Ты права, я и сам хочу туда вернуться. Мадам Марго, – сказал он, поворачиваясь к экономке, – мы вернемся в город и сделаем все, что в наших силах, чтобы успокоить народ, а вы останетесь здесь.

– Разумеется, – с достоинством произнесла та.

– Если я увижу вашу сестру, я уговорю ее прийти сюда. Главное – ничего не бойтесь.

– Слушаюсь, месье!

Марго повернулась, как солдат, получивший приказ командира, и, маршируя, удалилась на кухню.

– А тебе нужно переодеться. – Куинси окинул взглядом роскошное платье Жанетты. – Такой наряд не слишком подходит для данной ситуации!

– Ну конечно, милый! – Куинси заключил ее в объятия.

Жанетта запрокинула голову, подставляя лицо его поцелуям. Окружающее исчезло, события потеряли значение, и они позволили себе на миг отдаться долго сдерживаемой страсти.

– Если бы я мог уже сегодня, сделать тебя своей женой!

– Не беспокойся на этот счет, – сказала Жанетта, прижимая, палец к губам Куинси. – Как только сможем, мы обвенчаемся, и, клянусь, я буду с гордостью носить твое имя.

Эти слова, как ничто иное, заставили его поверить в ее любовь. Он поцеловал ее нежно и благодарно, а когда отпустил, взгляд его был полон любви и ласки.

– Хотелось бы мне иметь побольше времени…

– Я иду переодеваться, – решительно произнесла Жанетта, отступая.

– Мужская одежда у меня в шкафу – та, что ты уже надевала однажды.

Девушка с улыбкой стала подниматься по лестнице. Она достала из шкафа одежду, и вскоре перед зеркалом стояла уже не изящная знатная дама, а худенький подросток. Волосы она скрыла под головным убором.

Куинси ждал ее у задней двери, держа в руках по пистолету. Лицо его изменилось, стало решительным и непреклонным, запекшийся рубец на лбу придавал всему его облику суровость. Лишь на миг его губы раздвинулись в улыбке при виде преобразившейся Жанетты.

Когда они шли через садик к конюшне, девушка с тревогой огляделась, но пожар как будто ушел в сторону, хотя воздух был наполнен гарью и зловещий красный оттенок по-прежнему играл на тучах. Жеребец при виде них начал нервно пританцовывать. Пока Куинси чистил и растирал его, Жанетта наполнила кормушку и поилку.

Успокоенная, лошадь затихла и принялась хрустеть овсом. Дверцу стойла Куинси оставил открытой на тот случай, если огонь повернет в сторону дома.

Через несколько минут они шли по переулку навстречу неизвестности.

Глава 28

Жан-Клод пробирался вдоль стены здания, скользя руками по грубому камню. Погруженный в раздумья, он не заметил лежавшее на пути окровавленное тело, споткнулся об него и распростерся сверху.

– Бедный болван! – пробормотал он, вставая и тщетно стараясь отчистить руки от запекшейся крови. – Один из тех, кто так и не увидит плодов своих усилий!

Оглядев свой костюм, еще недавно бывший образцом изящества, а теперь рваный и грязный, Жан-Клод брезгливо поморщился. Лица его было не узнать под слоем копоти, на щеке кровоточила царапина, белокурые волосы свалялись и сосульками свисали на то, что осталось от белоснежного крахмального воротничка.

От мрачных мыслей о своем непрезентабельном виде его отвлекла хлынувшая на улицу толпа. Люди улюлюкали, хохотали и что-то кричали. Они не обратили на него внимания, поскольку – прежде Жан-Клод не мог и помыслить о таком – он выглядел в точности как эти отведавшие свободы бедняки.

Толпа была так густа и возбуждена, что ее хаотическое движение увлекало за собой всякого, кто оказывался на пути. Эта человеческая река подхватила Жан-Клода и некоторое время несла вперед, потом бросила на колени на широких ступенях какого-то здания. Поднявшись, он увидел, что находится перед домом интенданта, и хрипло, истерически расхохотался над тем, что открылось его взгляду. Особняк превратился в дымящиеся руины! На истоптанной лужайке перед ним были в беспорядке разбросаны старинные гобелены, обрывки бесценных полотен и обломки мебели. Трудно было поверить в то, что рука человека уничтожила такую красоту, повергла в прах такое величие. Невольные слезы навернулись на глаза Жан-Клода при виде гибели всего, что он ценил в этой жизни.

Он обвел окружающее диким взором. В этот день народ Марселя при поддержке окрестного крестьянства взбунтовался, захватив и истребив все, что ему не принадлежало. Жан-Клод был на верховой прогулке, когда группа совершенно невменяемых оборванцев напала на него, выскочив из каких-то кустов. Он остался жив только потому, что никогда не расставался с оружием. В ярости они забили дубинками его упавшую лошадь. До сих пор в ушах Жан-Клода звучало ржание умирающего животного. Он бежал, снова и снова сталкиваясь с опьяневшей от вседозволенности толпой, преследуемый, затравленный, постоянно впадая в отчаяние.

Довольно, подумал он наконец, взяв себя в руки. Хватит! Эти ошалевшие от крови звери называют себя людьми! Он не позволит так с собой обращаться! Он сумеет выжить в этом адском котле!

Жан-Клод отвернулся от пожарища, мысленно клянясь себе остаться в живых и воздать по заслугам тем, кто разрушил его жизнь. Некоторое время он пробирался через дурно пахнущую, шумную толпу, избегая тех, кому уж слишком ударили в голову пары дармовых спиртных напитков. Он выглядит таким же оборванцем – что ж, тем лучше! Рано или поздно время утонченности и изящества снова придет, и он, Жан-Клод д'Арси, будет приветствовать его возвращение!

Перед его мысленным взором поплыли воспоминания о той ночи, когда его, связанного, с кляпом во рту, бросили на пол в кабинете маркиза, и о несправедливости, которая совершилась после этого. Как он был унижен, как растоптан, когда де Бомон лично развязал путы, снял маску и заглянул ему в лицо! Как ненавидел он тогда этого негодяя Лиса! Не то чтобы маркиз выгнал Жан-Клода из дому, однако он недвусмысленно дал понять, что до поимки знаменитого разбойника его протеже больше не желанный гость и уж точно не потенциальный жених Лоретты.

Собрав остатки достоинства, Жан-Клод покинул «Прибежище Авроры» и направился прямиком к интенданту. Однако тот встретил его не менее сурово. «Я ненавижу дураков», – сказал интендант. Однако Генри уже кормит могильных червей, а Жан-Клод жив только потому, что он аристократ, но это временная отсрочка. Голова Лиса – или смерть!

Трудно выразить ярость Жан-Клода в тот момент, когда он со стыдом покидал особняк интенданта. Поместье ускользало из его рук. Теперь в награду за поимку Лиса интендант мог «облагодетельствовать» его разве что прощением ранее совершенной ошибки, а ради этого не стоило и стараться. Оставалась надежда на маркиза. Именно поэтому Жан-Клод вновь похитил Жанетту и скрыл ее в пансионе Иветты. Он был уверен, что Куинси не придет в голову искать ее там, и намерен был все-таки заставить брата плясать под свою дудку. Увы, судьба была против него: Жанетте помогли скрыться ее отчим и жених.

Жан-Клод не сдавался. Он начал разрабатывать новый план, но все окончательно пошло наперекосяк. Теперь он, грязный и оборванный, брел по горящим улицам города. В памяти всплыл образ Лоретты, и Жан-Клод замер на месте. Хотя вся знать бежала из города, маркиз был слишком привязан к «Прибежищу Авроры», чтобы бросить особняк на произвол судьбы.

Почему бы и нет? Лишившись поместья, он, Жан-Клод, перестал быть дворянином. Кто посмеет причислить его к знати? А то, что плохо для аристократа, хорошо для простолюдина, каковым он теперь и является! Что Бог ни делает, все к лучшему. К чему величие и красота, если он не может ими обладать?

Злорадная улыбка исказила его черты. Он огляделся и сразу приметил небольшую толпу, нерешительно переминавшуюся поблизости, не зная, что делать дальше. «Этим людям нужен предводитель», – подумал он удовлетворенно. Набрав в грудь побольше воздуха, он бросился в ту сторону, призывая их громить дома богачей. Ответом ему был радостный рев толпы. Люди охотно признали в нем лидера и двинулись следом, проклиная знать и угрожая расправой каждому, кто станет у нее на дороге. Расстояние до «Прибежища Авроры» они одолели в считанные минуты.

Разрушение еще не коснулось этого района – ничего странного, ведь особняк был расположен поодаль, среди густой растительности. После короткой речи, в которой он гневно заклеймил аристократию и все, что ей принадлежит, Жан-Клод простер руку в направлении темной громады. Толпа с воплями бросилась туда и начала крушить все, что попадало под руки. Он дал людям возможность выплеснуть возбуждение, которое сам же и подогрел, и лишь потом появился на месте трагедии.

Некогда великолепный вестибюль особняка был теперь совершенно неузнаваем. Те из слуг, что решились защищать собственность хозяина, лежали среди обломков, истекая кровью. Жан-Клод усмехнулся, думая об их преданности, обернувшейся против них самих. Если бы слуги присоединились к бунтовщикам, то поживились бы богатством, из-за которого так нелепо погибли. Обозвав их непроходимыми дураками, Жан-Клод начал осторожно пробираться между обломками предметов, в которых трудно было узнать сокровища, еще совсем недавно заполнявшие «Прибежище Авроры». От пресловутого богатства маркиза де Бомона не осталось и следа.

Поднимаясь по лестнице, заваленной осколками, хрустальных ваз, Жан-Клод услышал крики о помощи. Похоже, семейство маркиза в момент нападения находилось наверху. Движимый странным возбуждением, он все ускорял и ускорял шаг. Крики слышались из хозяйской спальни. Это не был голос Лоретты, и Жан-Клод не стал спешить. Он отряхнул и оправил одежду и только после этого вошел в комнату. Первое, что бросилось ему в глаза, – это маркиз де Бомон с петлей на шее, закрепленной на люстре. Он был еще жив, но только потому, что бунтовщикам захотелось позабавиться. Бывший покровитель Жан-Клода балансировал на высокой стопке переплетенных в кожу книг. Окружавшие его оборванцы по очереди выдергивали из нее по одному толстому тому, так что маркизу приходилось все выше привставать на цыпочки, чтобы не повиснуть в петле.

Спальня походила на свалку мусора. Все было сломано, изорвано, даже обивка мебели вспорота ножами. Полотна картин были изрезаны и висели лохмотьями, из шкафа вывалилась груда одежды. Балдахин на кровати был сорван и истоптан грязными башмаками, одеяла и простыни валялись на полу. Маркиза де Бомон лежала поперек кровати, изнасилованная и убитая, ее некогда прекрасные черты искажали ужас и боль. Жалость к этой милой женщине коснулась сердца Жан-Клода, но он подавил ее, зная, что это не поможет ему выжить. Он заставил себя думать о мести, наслаждаться ею.

Оглядевшись, он обнаружил Лоретту. Она забилась в дальний угол и защищала свою жизнь и невинность с яростью, которой трудно было ожидать от этого легкомысленного создания. Обороняясь стулом, она ухитрялась сдерживать натиск здоровяка чуть не вдвое выше ее. Недалеко, пересмеиваясь, наслаждалась этим спектаклем группа его приятелей. Поскольку бежать Лоретте было некуда, она могла лишь отсрочить неизбежное.

Жан-Клод быстро оценил ситуацию. Бунтовщики были в стельку пьяны и едва могли держаться на ногах, иначе дочери маркиза не удалось бы так долго противостоять их натиску. Пожалуй, все еще оставался шанс спасти ее жизнь и сберечь ее невинность для себя.

Подражая пьяной походке бунтовщиков, Жан-Клод приблизился, отвесил Лоретте насмешливый поклон, отпустил скабрезное замечание и первым захохотал над ним, ожидая, когда она узнает его. Девушка ахнула и открыла рот, намереваясь окликнуть его по имени.

– Держу пари, девчонка похотлива! – поспешно выкрикнул Жан-Клод, выхватил бутылку из рук насильника и приложился к обслюнявленному горлышку.

Все с громким хохотом обернулись к нему.

– Я вот что подумал, друзья мои! Почему бы нам не завалить ее в постель и не показать ее папаше, как славно она умеет ублажить мужчину?

Новый взрыв пьяного хохота был ему ответом. Здоровяк вырвал у Лоретты стул. Она с криком прикрылась руками, разом утратив надежду на помощь Жан-Клода, который, судя по всему, был заодно с бунтовщиками. Когда он протиснулся к ней и схватил за руки, девушка попыталась оттолкнуть его.

– Прекрати это, дурочка! – прошипел он сквозь зубы. – Я пытаюсь тебе помочь! Черт с ней, с твоей девственностью, достаточно того, что я спасу твою жизнь!

Лоретта не вполне поняла его, но сообразила, что появилась надежда на спасение. Инстинктивно она прильнула к Жан-Клоду, открыв зубы в улыбке, больше похожей на оскал ужаса. Толпа взвыла от восторга, только здоровяк выразил недовольство поворотом событий.

– Эй, приятель, я первый ее заметил! Она моя по праву!

– Да ладно! Такого добра везде полно! Пусть девчонка сама выбирает, для разнообразия. Как она скажет, так и будет.

Идея пришлась насильникам по вкусу своей новизной. Выстроившись в ряд, они принялись паясничать, выпячивая грудь, задирая нос и потрясая руками. Потом один из них со смехом начал развязывать кюлоты, чтобы показать маленькой аристократке свои мужские достоинства. Не дожидаясь этого, Лоретта отчаянно вцепилась в Жан-Клода.

– Я выбираю его! Оборванцы схватили девушку и, не обращая внимания на ее отчаянные крики, понесли к кровати. При этом они лезли к ней под юбки и за корсаж, щипали и тискали. Сорвав с нее одежду, они прижали ее за руки и за ноги к перине рядом с мертвой матерью. Некоторое время Жан-Клод не мешал им развлекаться. С минуту он прикидывал, не дать ли маркизу возможность наблюдать за групповым изнасилованием его дочери, но решил, что тому будет достаточно умереть с сознанием, что это неизбежно случится. Он вовсе не желал выглядеть излишке жестоким в глазах Лоретты.

Подойдя к де Бомону, он тронул его за ногу, каменную от усилий удержаться на цыпочках. Взгляды их встретились. Ярость и боль исказили лицо маркиза, когда он понял, кто стоит перед ним в таком виде. Жан-Клод показал ему на кровать. Взгляд маркиза обратился к обнаженному телу дочери, на котором уже вспухали красные пятна от щипков и шлепков. Он заскрежетал зубами. Дав ему несколько мгновений на страдание, Жан-Клод выдернул из стопки верхний том. Тело де Бомона задергалось и обвисло.

На город опустилась ночная тьма. Тысячи мародеров и насильников вышли докончить то, что днем начали бунтующие толпы. Избегая их, Жан-Клод переулками спешил к пансиону Иветты. На плече он нес бесчувственную дочь маркиза, укутанную в шелковый балдахин.

Оказавшись перед нужной дверью, он испустил облегченный вздох и тихонько постучал. Никто не ответил. Он постучал сильнее. Безрезультатно. Уже собравшись забарабанить изо всех сил, он услышал торопливые шаги. Стукнула щеколда, дверь, приоткрылась.

– Что вам нужно? – испуганно спросила Иветта, не узнавая его. – Уже слишком поздно…

– Черт возьми, Иветта, это же я, Жан-Клод! Впусти меня, Пока, не подоспел кто-нибудь из этих безумцев.

– Если хочешь переступить мой порог, не смей говорить такое! – предостерегла Иветта, отворяя дверь шире. – Эти люди не безумцы! С прошлым покончено. Если будешь цепляться за него, подвергнешь опасности и себя, и меня.

– Не волнуйся, я буду осторожен. Мне нужна только ты, остальное не в счет.

– Ладно, – вздохнула она. – Ты умеешь убеждать, красавчик. Позже приходи в мою комнату, а сейчас укройся у себя.

Жан-Клод попытался пройти мимо, но Иветта ухватила его за рукав.

– Не спеши! Что это ты приволок в мой дом, красавчик? Еще одна знатная потаскушка?

– Она может пригодиться, потому я ее и прихватил.

– Пригодиться, вот как? Знаю я, для какой цели! – Иветта сердито сверкнула глазами.

– Ну и ревнива же ты! Как можно даже думать о другой, когда рядом чертовка вроде тебя?

– Все равно я не позволю оставить ее здесь, кто бы она ни была, – настаивала Иветта. – Найди ей другое пристанище, не важно где.

– Против Жанетты ты ничего не имела.

– Ну, если ты собираешься отнести свою ношу в погреб и привязать к столбу…

– До чего же ты бессердечна! Это девушка, совсем молоденькая, которую только что изнасиловали. Их было не меньше дюжины! Она неделю не сможет ходить, не говоря уже о прочем!

– Да уж, пожалуй… – задумчиво, хотя и без всякой жалости протянула Иветта, глядя на сверток у него на плече. – Ладно уж, неси ее наверх, но помни, что вы оба простолюдины.

– Запомню, не волнуйся. Может, согреешь немного воды, чтобы вымыть девчонку? Она едва жива.

– Еще бы! – Иветта приглушенно расхохоталась. – Аристократка не может выдержать объятий даже одного простолюдина, а уж если их десяток… Представляешь, сколько таких, как она, помрет сегодня от народной любви?

Она удалилась на кухню, все еще посмеиваясь. Жан-Клод сочувственно потрепал по свертку в районе безжизненно свисающей головы. Он знал, что судьба обесчещенных и убитых аристократок безразлична таким, как Иветта.

Проходя мимо дремлющего в кресле старика, он покосился на него, поражаясь тому, как можно не замечать откровенных измен жены. Впрочем, сказал он себе, его это не касается.

Взяв Лоретту на руки, он начал подниматься по лестнице, не замечая злобного взгляда, который старик бросил на его башмаки. Покрытые грязью и кровью, они все же оставались дорогими башмаками аристократа.

Глава 29

Жанетта сидела в полутемной гостиной, слушая, как ее тетка вполголоса описывает ужасные события последних дней. Они с Куинси рискнули пробраться в квартал, где жила Гретхен, чтобы убедиться, что она не пострадала, и сейчас сидели за опушенными шторами и тщательно запертой дверью. Тетка рассказывала о том, как народ взбунтовался, отказался признавать монархию и лидеры восставших провозгласили себя Национальной Ассамблеей. Вынужденный уступить, Людовик XVI в конце июня официально признал Ассамблею, но вскоре после этого попытался бежать из страны, прихватив государственную казну. Поскольку народ все больше склонялся к крайним мерам, это неизбежно привело к революции. 14 июля народ штурмовал Бастилию.

– Невозможно поверить! – говорила Гретхен. – Столько разрушений, столько смертей! И как быстро все это случилось! А ведь я годами взывала к знати, я говорила, что нужно идти на уступки, чтобы не потерять все! Никто не думал о будущем – и вот результат.

– Нельзя ли подробнее? – спросил Куинси.

– По всей стране творится одно и то же, – с болью ответила Гретхен. – После взятия Бастилии народ, опьяненный свободой, словно обезумел. И в городах, и в провинции прокатилась волна грабежей, поджогов и убийств. Множество прекрасных замков превращено в руины. Когда я думаю о произведениях искусства… – Она оборвала себя и продолжала более спокойно: – Что ж, лес рубят – щепки летят! Невозможно было и дальше вести прежнюю жизнь.

Жанетта молчала, вспоминая поместье, в котором выросла, его чудесную красоту. Она едва решилась задать вопрос.

– А что с «Верденом»?

– Можно сказать, его больше нет… как и «Бонтемпа», как и «Сангуина».

Куинси мрачно покачал головой. Жанетта не хотела верить в услышанное. Как красив был «Верлен», как живописен! Просто смотреть на него, видеть смену времен года, ступать по плодородной земле – уже и это было счастьем! Чувство горького сожаления стеснило ей сердце. Она пыталась, но не могла увязать в одно целое мирных крестьян, которым когда-то помогала, и одержимую разрушением кровожадную толпу. Куинси привлек ее к себе. Лишь тогда она ощутила, что дрожь сотрясает ее тело.

Куинси хорошо понимал чувства Жанетты. Его сердце тоже болело за сожженный «Сангуин» – единственный дом, который он когда-либо имел. Все самые лучшие, самые светлые воспоминания были связаны с ним. Там был погребен его отец, там сам он когда-то присматривал за пахотой, севом и жатвой. Но под глубокой скорбью таилась надежда. Можно было уничтожить здания, но не землю, на которой они были построены. «Земля была, есть и будет, – думал Куинси, – и всегда найдется тот, кто засеет ее и соберет урожай». И еще он думал о тех, кто владел этой землей, но был слишком высокомерен, чтобы поступиться даже малым. Теперь они потеряли все!

Он гладил Жанетту по голове и говорил себе, что она еще очень молода, она забудет. Сердце ее оправится от тяжелого удара. Иное дело – Гретхен.

– Известно ли вам, что стало с тамошним дворянством? – спросил он тихо.

– Как только прошла весть о взятии Бастилии, большинство дворян бежало из Франции, прихватив все, что можно было увезти. Но не все. Некоторые лишь сейчас снимаются с места.

– Мой отчим, например? – вопросительно произнесла Жанетта.

– Эдуард покинул страну одним из первых. Он звал и меня, но я отказалась. Я не из тех, кто бросает родину в час испытаний. – Гретхен сказала это с гордостью и грустью, помолчала и заговорила снова: – Насколько мне известно, Ален де Виньи был послан представителем от дворянства на съезд народа, но как только король признал Ассамблею, демонстративно покинул собрание и вернулся в провинцию. Он наотрез отказался покинуть «Сангуин» и «Бонтемп», хотя Эдуард уговаривал его уехать. Он не мог вообразить себе масштаба беспорядков и полагал, что сумеет защитить свои владения. Эдуард взял с него слово, что он позаботится и о «Вердене»…

– И что же? – нетерпеливо перебила Жанетта, в глубине души уверенная, что уж с Аленом то ничего не случится.

– Крестьяне повесили его в главном зале «Бонтемпа», – неохотно ответила Гретхен.

Девушка ахнула и прижала руку к губам. Итак, Ален был мертв. Человек, который дважды взял ее силой и силой же принуждал выйти за него замуж. Он всегда казался таким могущественным, таким уверенным в себе – и вот он мертв. Она спросила себя, какие чувства испытывает, и ответила: ничего, совсем ничего. Не потому, что не могла простить его, просто смерть Алена казалась нереальной, и требовалось время, чтобы ее осмыслить.

Куинси прижал ее к себе, не сводя с Гретхен встревоженного взгляда. Он думал о тех дворянах, что всегда сочувствовали бедным и помогали им. Они считали, что не принадлежат к правящему классу, но считал ли так народ, захвативший власть? Гретхен следовало послушаться Эдуарда и бежать из страны. Ни ее жизнь, ни жизнь Жанетты не были неприкосновенны. Бросив взгляд на свою возлюбленную, Куинси подумал, что аристократические черты не скроешь под одеждой простолюдина. Она была слишком изящна, она держалась с достоинством и с детства привитой гордостью, в ней сказывалось благородное происхождение. Не впервые он задался вопросом, не ошибся ли, позволив ей остаться с ним? Жанетта вольна сама сделать выбор.

«Но что же будет, – думал Куинси, – что будет?» Он больше не имел на повстанцев никакого влияния, хотя дело еще не дошло до откровенной вражды. С захватом власти идеализм их остался в прошлом, словно его и не было.

Куинси чувствовал себя беспомощным и бесполезным, и это ему очень не нравилось. Сейчас он даже не был уверен, что сумеет защитить любимую женщину.

– Тетя, Гретхен, – сказала Жанетта, нарушая тяжелую тишину, – мы ведь пришли еще и для того, чтобы поделиться с вами радостью…

Оглянувшись на Куинси, она коснулась рукой своего живота. Гретхен подалась вперед, заранее улыбаясь.

– Да, тетя Гретхен, у меня будет ребенок!

– Как чудесно! Я счастлива за вас, дорогие мои!

Она бросилась обнимать обоих, потом принесла свой лучший коньяк, чтобы отпраздновать событие.

– Жизнь в конечном счете всегда побеждает смерть, и созидание приходит на смену разрушению, – с пафосом сказала она, поднимая свой стакан. – Такова жизнь! Я пью за возрождение Франции! Пусть ваше дитя станет первой ласточкой этого возрождения!

Все трое торжественно пригубили напиток.

– Благодарю за чудесный тост, тетушка! К чему оглядываться на печальное прошлое, если нас ждет счастливое будущее! Мы отстроим заново все, что разрушено.

Куинси ласково сжал руку Жанетты, чувствуя, как к нему возвращается уверенность. «Она выстоит, – думал он. – Истинная дочь своей страны, она вынесет вместе с Францией все, что выпадет на ее долю».

– Нам нужно обвенчаться как можно скорее, – обратился он к Гретхен. – Я вовсе не хочу, чтобы ребенок родился вне брака, чтобы он хоть на один день повторил мою судьбу.

Гретхен понимающе кивнула.

– Правда, есть некоторые трудности, – продолжал он. – Духовенство сейчас в том же положении, что и дворянство. Священники скрываются из страха за свои жизни. И все же мы хотим, чтобы наш брак был освящен церковью.

– Я помогу вам. Один мой давний друг принадлежит к духовенству. Надеюсь, вы не против быть обвенчанными прямо здесь, в моем доме?

– Не только не против, но будем в восторге! – воскликнула Жанетта. – Когда же это случится?

– Боюсь, не сегодня и не завтра. Сначала нужно разыскать моего друга.

– Время терпит, но все же хотелось бы…

– Хотелось бы как можно скорее пройти через церемонию венчания? Скажи, дорогая, каков у тебя срок?

– Невелик, всего пара месяцев. – Жанетта снова оглянулась на Куинси и улыбнулась ему.

– Надеюсь, ты позаботишься о повитухе, когда придет время, – сказала ему Гретхен, озабоченно хмурясь.

– Сделаю, что смогу, но мне было бы гораздо спокойнее, если бы ты жила с нами. Жанетта своенравна, а тебя она, конечно, станет слушаться.

– В самом деле, тетя Гретхен! – Девушка чуть было не захлопала в ладоши, но вовремя вспомнила, что нужно вести себя тихо. – Это и для вас будет лучше: вы не будете одинокой. С тех пор как Берта вернулась в свою деревню, вам все приходится делать самой. Я стану заботиться о вас, а вы – обо мне. Марго чересчур впечатлительна и хватается за сердце, стоит только упомянуть о родах.

Гретхен заколебалась. В словах племянницы было рациональное зерно, но ей не хотелось бросать дом. Здесь было все, чем она дорожила, здесь жили воспоминания о счастливых днях. С возрастом прошлое все сильнее владеет людьми, думала Гретхен, и все труднее с ним расстаться. Глубоко в ее сердце жила боль за всех, чье прошлое было поругано и растоптано, уничтожено вместе с родными стенами. Казалось почти кощунством оставить свой дом в такое время. И все же Гретхен понимала, что Жанетта в ней нуждается, что будущее в конечном счете значит больше, чем прошлое.

– Для меня будет радостью и честью найти приют под вашей крышей, – произнесла она с улыбкой, скрывая горечь.

– Тогда решайте, что из обстановки вы хотите захватить с собой… – начала Жанетта, но Куинси перебил:

– Это невозможно! Нельзя устраивать настоящий переезд, он привлечет внимание.

– Да, конечно, – кивнула Гретхен. – Я заберу только кое-какую одежду, драгоценности, немного столового серебра. Остальное пусть остается на произвол судьбы.

Она вздохнула. Жанетта порывисто стиснула ее руки в своих.

– Вам у нас будет хорошо! Перебирайтесь прямо сейчас!

– Нет-нет! – поспешно возразила Гретхен, не желая так, внезапно рвать с прошлым. – Давайте отложим это до вашего венчания. Обещаю, что после него покину этот дом вместе с вами.

– В таком случае с венчанием нужно поспешить, – вмешался Куинси. – День ото дня волна насилия вздымается все выше. Оставаться здесь одной небезопасно.

– Я постараюсь организовать все как можно скорее. Пошли ко мне Жоржа, я объясню ему, где нужно искать, и передам записку для моего друга. Он поистине незаменим, этот Жорж!

– И к тому же на редкость прозорлив, – улыбнулся Куинси. – При всей своей любви к свободе и равенству он думает, что достигнуть их можно, не прибегая к насилию. Его преданность Жанетте не знает границ. Если я кому и доверю ее безопасность, так это Жоржу.

– Как только все будет готово, я вас извещу, а пока давайте прощаться. Скоро рассветет.

Куинси помог Жанетте подняться. Гретхен заметила, что он обращается с ней, как с хрупкой статуэткой. Девушка горячо обняла тетку:

– Берегите себя, тетя Гретхен! И не тревожьтесь за нас. Но это было выше сил стареющей и мудрой женщины.

Проводив молодую пару, она прошлась по дому, чувствуя себя одинокой и думая о том, как все изменилось в такой короткий срок. Она много сделала для того, чтобы перемены настали, но, оказавшись лицом к лицу с ними, усомнилась в том, что может, что способна их принять в своем немолодом уже возрасте. Однако если бы довелось прожить жизнь сначала, она бы прожила ее точно так же. Она ни о чем не жалела.

Поднимаясь в свою комнату, Гретхен не знала, что некто в это время поспешно удаляется от ее дома, держась в тени зданий.

Неизвестный хитро улыбался, предвкушая, как щедро будут оплачены сведения, добытые подслушиванием. Эти аристократы так глупы! Думают, что сумеют утаить свои делишки от простых людей! Ничего, скоро все они заплатят, каждый за свои прегрешения! Он вовсе не против лично за этим присмотреть.

Человек облизнул губы, предвкушая награду, – жаркое, пышное тело, которое, пусть ненадолго, но будет принадлежать в эту ночь ему. Женщина, к которой он стремится, не только женщина его мечты, но и патриотка, преданная делу свободы.

Снова и снова облизывая губы, он приблизился к видавшему виды зданию. С минуту он бросал камешки в окно второго этажа, за которым жила (а главное, спала) его обожаемая.; Он не мог видеть, но знал, что она проснулась, потянулась и выскользнула из-под одеяла в чем мать родила. Он с трудом сдерживал нетерпение.

Женщина набросила пеньюар и, зевая, спустилась на первый этаж. Перед камином, как всегда, дремал ее седовласый муж. Она проскользнула мимо и вышла в теплую, душную ночь. Мужчина схватил ее в объятия, но она вырвалась со словами:

– Сначала новости!

– Сначала расплатись! – возразил он, увлекая ее на землю прямо под стеной.

Она с готовностью уступила. Когда объятия разжались, оба с минуту лежали рядом в тени здания, причем мужчина воображал себя героем, которому суждено огнем и мечом искоренить аристократию и которого судьба удостоила за это высшей награды.

– Ну а теперь говори, с чем пришел, – нетерпеливо произнесла женщина.

– Новостей полно! У этой… сама знаешь, у кого… были сегодня двое. Кто именно, сказать не могу – не видел. Они не зажгли света, но оставили окно открытым.

– Ну, и о чем они говорили? Мужчина издал довольный смешок и ущипнул женщину. Она отбросила его руку.

– Не тяни!

– Они говорили о взятии Бастилии и о сожженных замках.

– О каких именно?

– Хм… – мужчина напряг память. – Так… о «Вердене», «Сангуине» и… и «Бонтемпе».

– О! – вырвалось у женщины. – Продолжай!

– Некий Эдуард бежал, зато некоего Алена повесили в его же замке.

– Славно!

– Одна из гостей была женщина. Она брюхата. Тот, кто ее обрюхатил, хочет взять ее в жены.

– Что? – крикнула женщина.

– Так он сказал. Старуха найдет им священника.

– Когда? – прошипела женщина.

– Сказала, что сейчас же этим займется.

– Чтоб ее черти взяли!

Женщина вскочила, мужчина поднялся вслед за ней.

– Так что? – развязно осведомился он, чувствуя себя хозяином положения. – Новости стоят денежек?

– Это уж точно, но заплачу я позже.

– Мы так не договаривались!

– Отстань! У меня полно дел. Ты знаешь, что за мной не пропадет.

– Не вздумай водить меня за нос, – буркнул мужчина, мрачнея.

Такой оборот дел ему совсем не понравился, и он поздравил себя с тем, что не выложил все сведения. Например, он утаил от женщины имя Жоржа. Впредь будет знать, как задерживать плату! Не сказав больше ни слова, он пошел прочь, спеша до рассвета убраться подальше.

Полученные сведения привели женщину в смятение. Она плюхнулась на кровать и принялась строить планы.

Глава 30

Стоя перед зеркалом, Иветта обливалась одеколоном по принципу «кашу маслом не испортишь». Она решила сразиться за Куинси – ее Куинси. Никакая другая женщина не имела на него права.

Раздался легкий стук в дверь, и вошел Жан-Клод. На губах его играла улыбка, давно уже раздражавшая Иветту.

– Как дела, дорогая? – спросил он фамильярно, разглядывая очертания ее чувственного тела, обрисованные розовым пеньюаром.

Иветта повела плечами и метнула ему призывный взгляд, думая при этом, до чего же он ей надоел. Не то чтобы она охладела к нему, просто за те несколько месяцев, которые Жан-Клод провел под ее крышей с хорошенькой знатной сучонкой, она перестала ему доверять и сильно подозревала, что он тайком балуется с девчонкой. К тому же укрывать сразу двух аристократов было небезопасно, это могло очень плохо кончиться. В ближайшие планы Иветты входило избавиться разом как от этих двоих, так и от Жанетты. После этого Куинси естественным образом должен был вернуться к ней. Вместе им предстояло положить начало новой французской аристократии, заполучить все, что душе угодно и жить вместе долго и счастливо, пока их не разлучит смерть.

Однако для осуществления этих планов был необходим Жан-Клод, а потому Иветта позволила пеньюару соскользнуть с ее плеч. Как всякий мужчина, он плясал под дудку той женщины, с которой спал. Устроившись в постели, она с удовольствием смотрела, как этот красивый, хотя и не такой уж холеный аристократ раздевается, и думала о том, что ей будет его недоставать. Что и говорить, он разительно отличался не только от простых людей, но и от лавочников, матросов и им подобным, кому удавалось забраться к ней в постель. Прижимаясь к нему и избегая испытующего взгляда голубых глаз, Иветта мимолетно пожалела о том, что придется избавиться от этого тела, знавшего, как доставить удовольствие женщине.

Жан-Клоду не пришлось напрягать воображение, лаская Иветту. Ее примитивные вкусы включали несколько простейших ласк, и он прикасался к ней чисто механически. Она была из тех женщин, с которыми легко и просто, о которых забываешь, едва выбравшись из их постели, к которым быстро перестает тянуть. В последнее время он с трудом заставлял себя отвечать на ее объятия. Лоретта куда больше возбуждала его, но приходилось платить близостью за кров и пищу. Однако интуиция подсказывала, что между ним и Иветтой уже нет былого понимания. Мужчин у нее хватало и без него, а ничего нового он не мог ей дать. День ото дня Жан-Клод все больше тревожился за будущее, свое и Лоретты.

Иветта достигла пика наслаждения и на несколько мгновений воспарила в иной мир. Увы, ей вскоре пришлось вернуться на землю, в пустой и суетный мир, населенный мужчинами, которых она втайне презирала и терпела только ради удовольствий. Лишь один из них сумел затронуть ее душу – Куинси Жерар. Она готова была на все, чтобы снова его заполучить. Для этого пришлось ласково отереть ладонью влажный лоб Жан-Клода и заворковать ему на ухо:

– Ах, как ты хорош в постели, милый! Как хорош! Лучший любовник, какого я знала! Хотелось бы мне не расставаться с тобой никогда, но увы – судьба решила иначе.

Жан-Клод слушал ее воркование, ловя малейшие оттенки интонации. Слишком многое было поставлено на карту. Иветта была необходима ему сейчас.

– О чем ты, милая? – пробормотал он, делая вид, что сражен дремотой.

– Вчера муж устроил мне сцену, ни с того ни с сего. Потребовал, чтобы я вышвырнула из пансиона всех, кто хоть немного похож на знатного человека. Он может выдать тебя и девчонку, поэтому вам придется выехать.

– Чего это он расшумелся?

– Он же не слепой! Ты не сойдешь за простолюдина, как ни старайся. А что, ты об этом не подозревал?

Еще как подозревал, потому почти и не выходил за порог комнаты, которую делил с Лореттой. Прошедшие месяцы были истинной пыткой, и оба они знали, что не смогут дольше оставаться в четырех стенах.

– Наверное, ты права… – протянул он со вздохом и потерся лицом о голую грудь Иветты.

– Конечно, права! Я вовсе не желаю, чтобы с тобой или этой девчонкой что-нибудь случилось.

– У тебя доброе сердце, – заметил Жан-Клод, стараясь отгадать, к чему она ведет.

– Тебе ведь известно, что почти вея знать сбежала за границу?

– Откуда? – Он пожал плечами, думая, что в своем добровольном заточении давно утратил связь с действительностью.

– А как им было не сбежать, если крестьяне по всей стране жгут и грабят замки?

– Что?!

Жан-Клод рывком сел на постели. Великолепный «Сангуин» тотчас возник перед его мысленным взором.

– Не хочется быть вестницей тяжких новостей, но… отчим этой Жанетты де Лафайет давно сбежал и бросил свое поместье. Зато ее жених погиб, защищая свое и твое имущество.

– Эдуард бежал? Куда?

– В Англию, куда же еще?

– А что с поместьями? – бледнея, спросил он.

– Ах, милый, я скорблю вместе с тобой! – воскликнула Иветта с жалостью, хотя сердце ее ликовало. – Все три поместья сожжены и разграблены.

– Мне конец! – Жан-Клод вскочил и принялся бегать взад-вперед по комнате, ломая руки. – «Сангуин» сожжен! Мой прекрасный, бесценный «Сангуин»! Чья рука могла подняться на такую красоту? Звери, звери! Безмозглые, бездушные скоты! Уму непостижимо! Единственное, что я любил, что, ценил, стерто с лица земли!

Иветта с отвращением наблюдала, как он мечется. Ей стоило труда удержать на лице маску сочувствия. Эти аристократы! Им на все наплевать, кроме своих драгоценных поместий! Ничего удивительного, что веками они тиранили крестьян! Но с этим покончено! Справедливость восторжествовала!

– Как я тебя понимаю, как понимаю! – воскликнула она. – Теперь видишь, почему я опасаюсь за ваши с Лореттой жизни?

Жан-Клод не слушал ее, продолжая мерить шагами комнату.

– Я все решила, все предусмотрела. Сядь!

И так как он ее не услышал, Иветта схватила его за руку и насильно усадила на кровать. На лице его была написана скорбь.

– Во Франции для вас двоих ничего не осталось, ведь так? Твое поместье, дом и семья Лоретты – все погибло.

Он кивнул.

– Но у вас остались ваши жизни, а значит, возможность построить все заново. Ты так красив, так умен! У тебя еще будут и поместье, и множество красивых вещей.

Мало-помалу ее доводы начали проникать в затуманенное сознание Жан-Клода.

– У меня будет новый «Сангуин»… – прошептал он.

– Это я и хочу сказать! – Иветта поощрительно улыбнулась.

– Допустим… – медленно произнес Жан-Клод. – Но как это возможно? Где я сумею снова встать на ноги?

– В Америке, разумеется! Французы помогли этой стране сбросить английское владычество, значит, она в долгу у французов.

– Америка… Хм, это далеко. Там все иначе.

– В Луизиане живут плантаторы французского происхождения. Они владеют не только землей, но и чернокожими рабами, и ты можешь стать одним из богатейших помещиков. Только вообрази себе новый, еще более богатый «Сангуин»!

– Луизиана, говоришь?

– Я разговорилась с одним знакомым капитаном, он возит из Луизианы хлопок-сырец. Правда, там сейчас господствуют испанцы…

– Испанцы? – воскликнул Жан-Клод с отвращением.

– По договору 1763 года.

Внезапно он насторожился. Казалось странным, чтобы женщина необразованная, занятая исключительно собственными удовольствиями, вдруг выказала такую осведомленность не только в географии, но и в истории. Очевидно, ей до смерти не терпится избавиться от него и Лоретты. Тем не менее идея отправиться в Луизиану выглядела весьма соблазнительной. Плантация с чернокожими рабами…

– А почему именно туда? – спросил Жан-Клод, вдруг усомнившись, что «Сангуин» в самом деле разрушен.

Он решил сам навести справки. Когда надо, Иветта лгала более естественно, чем иной человек дышал.

– Как почему? – театрально удивилась она, всплеснув руками. – Потому что там столько возможностей!

– Для человека с деньгами, – возразил Жан-Клод.

– Я оплачу ваш проезд до Америки и дам немного с собой, но в обмен на услугу.

«Итак, карты на стол!» – насмешливо подумал он.

– Что за услуга?

– Жанетта, – последовал ответ.

– Что – Жанетта?

– Я хочу, чтобы она навсегда убралась из Франции! Вообрази себе, эта сучка беременна! От Куинси! Они хотят обвенчаться!

Жан-Клод расхохотался, ненадолго забыв о своих неприятностях.

– Ты все еще не желаешь отказаться от этого ублюдка!

– Теперь Куинси уже не ублюдок! – отрезала Иветта. – Когда все успокоится, он станет уважаемым членом общества. И я буду рядом с ним.

– Все понятно, – хмыкнул он. – Ты готова выложить денежки для меня, Лоретты и даже Жанетты, лишь бы заполучить моего единокровного брата.

– Не стану отпираться. Куинси заслуживает большего, чем эта худосочная неженка. Она и его превратила в слабака!

– Детали меня не волнуют, – отмахнулся Жан-Клод. – Желаю счастья с Куинси, независимо от того, ублюдок он или уважаемый член общества. Вы друг друга стоите. Куда больше меня интересует, как щедро ты собираешься оплатить мои услуги.

– Отдам все, что смогу собрать. Я ведь не богата, дорогой.

– А мне-то что за дело? Если сумма меня не устроит, я продам информацию кому следует.

– Вряд ли, – холодно возразила Иветта. – Будь рад и тому, что тебе перепадет. Одно мое слово – и вы с Лореттой перестанете коптить небо Франции. Советую не артачиться.

– Что ж… раз у тебя на руках все козыри…

– Именно так.

– Тогда будь щедра хотя бы в память о нашей близости в этой постели.

– Значит, ты согласен?

– У меня нет выбора. Как насчет того, чтобы скрепить сделку?

– Постой!

– В чем дело?

– Отъезд на рассвете.

– Как? Уже?

– Судно, о котором я говорила, отплывает с первыми лучами солнца. О Жанетте не беспокойся, ее доставят прямо на борт. У вас с девчонкой остается мало времени на сборы.

– А раньше нельзя было предупредить?

– Так ты не наделаешь глупостей. Женщине нужно держать ухо востро, на то она и слабый пол!

– Интриганка!

Жан-Клод начал быстро одеваться. Иветта с довольной ухмылкой наблюдала за ним. На лице его застыло выражение, говорившее, что мысленно он уже за океаном.

Жан-Клода переполняли волнение и радость от предстоящего путешествия. Лоретта встретила его надутыми губками, но он только улыбнулся.

– Опять валялся в постели с хозяйкой? – спросила она недовольно и отодвинулась, когда он присел рядом на кровать.

– Тебе бы надо сказать Иветте спасибо, – упрекнул Жан-Клод, зарываясь пальцами ей в волосы. – Она устроила наше будущее.

– Это как? – спросила девушка подозрительно.

– «Сангуин», оказывается, сожжен и разграблен…

– Что?!

– Так сказала Иветта, и я ей верю. К чему лгать, раз я легко могу проверить? Правда, она не оставила мне на это времени, но не важно. По всей стране крестьяне жгут поместья своих господ, а их самих убивают. Что нам делать в такой варварской стране?

– Но куда же нам деваться?

– Иветта обо всем позаботилась. Это в ее интересах, поскольку она и сама может пострадать за укрывательство знатных людей. Ты когда-нибудь слышала о Новом Орлеане?

– Допустим, слышала, – настороженно ответила Лоретта. – Это где-то в Америке. А что?

– Это сейчас испанская колония, но живут там сплошь французы. Знатные, вроде нас с тобой.

– Ты предлагаешь мне поселиться в захолустье за океаном?!

– Можно, конечно, уехать в Англию, как сделали многие, но что нас там ждет? Для англичан мы всегда будем беженцами, в то время как в Америке, стране эмигрантов, мы будем просто одними из искателей счастья. Мы построим новую жизнь, купим землю и рабов, которым в голову не придет бунтовать против своих хозяев. Они будут работать на нас, а мы будем богатеть. Мы и наши дети, Лоретта!

Это звучало заманчиво, и глаза девушки засверкали. Больше всего на свете она боялась стать нищей и вести жизнь простолюдинки. Мысль об Англии или Пруссии пугала ее безмерно. Америка, земля, рабы – это как раз то, что нужно, думала она в волнении. И все же… покинуть Францию!

– А нам обязательно уезжать?

– Ален де Виньи погиб, защищая свое поместье. Ты хочешь остаться на милость кровожадных зверей? Едем, Лоретта! Америка даст нам шанс начать все, сначала.

– Еду! – воскликнула девушка, одарив Жан-Клода улыбкой, полной любви. – Куда бы ты ни направился, мое место рядом с тобой! Новая страна! Новое поместье! Мы будем счастливы, ведь правда?

Жан-Клод заключил ее в объятия, скользнув рукой за корсаж. Однако он вовремя вспомнил, как мало у них времени. Похоже, ему больше не придется заниматься любовью на земле Франции!

– Под кроватью сундук, сложи в него все, что у нас есть. Проклятие, я бы хотел иметь побольше одежды! Сама знаешь, встречают всегда по одежке.

– Все мои роскошные наряды сгорели, – сказала Лоретта, всхлипнув. – Просто плакать хочется! У нас не наберется вещей даже на один сундук. Может, купить что-нибудь?

– Ни в коем случае! Это было бы верхом неосторожности. Я попрошу у Иветты пару платьев, подгоним их по твоей фигуре в дороге. Впрочем, она может и отказать, так что лучше не рассчитывай на ее щедрость. Такие, как она, легче простятся с деньгами, чем с нарядами, да еще в пользу другой женщины. Интересно, осталось ли что-нибудь от состояния твоего папаши…

– Все наверняка конфисковано!

– Неужто он не позаботился припрятать шкатулку с золотом где-нибудь в каминной трубе?

– Не ты один такой сообразительный. И даже если тайник все еще не раскрыт, мне о нем ничего не известно. – Девушка погладила колье с изумрудами, подвески и кольцо – единственные драгоценности, сохранившиеся от былого богатства. – Странно, что те гнусные негодяи не сорвали все это… наверное, забыли обо всем, когда меня насиловали. – Она скорчила брезгливую гримасу. – Что ж, надо быть благодарной судьбе за то, что я выжила. И тебе, Жан-Клод.

Лицо ее омрачилось, и он ощутил сострадание при мысли о том, через что пришлось пройти этой изнеженной, избалованной девчонке. Однако времени на утешения не было.

– Ты так хороша, что эти скоты, конечно, обо всем забыли. Тем хуже для них и тем лучше для нас. Это весьма ценные безделушки.

Лоретта кивнула. Прежде она понятия не имела о ценности вещей, просто получала все, что хотела.

– Ладно, займись сборами, а мне нужно ненадолго отлучиться. Слава Богу, я перебрался в этот пансион не с пустыми руками! Я спрошу у Иветты насчет платьев, но только после того, как разузнаю побольше о том, что на самом деле произошло в городе, пока мы тут торчали. Если она солгала!..

– Будь осторожен, милый! – воскликнула девушка, цепляясь за его рукав. – Без тебя мне не жить!

– Ничего со мной не случится, – резко ответил Жан-Клод. – Не теряй времени, потому что судно отплывает на рассвете.

Покинув пансион, он направился в порт, где имел свои источники информации. По дороге он размышлял, какие из них еще могут оказаться к его услугам. На Иветту он не особенно рассчитывал, зато хорошо понимал, как важно сразу произвести на новом месте благоприятное впечатление. Солидность – вот что требовалось, а солидность невозможна без денег. Жан-Клод решил влезть в любые долги. Ну и, разумеется, он дал себе слово выяснить истинное положение дел с «Сангуином».

Глава 31

Утро еще только занималось, когда Куинси переступил порог пансиона. Муж Иветты, по обыкновению, дремал перед уже почти остывшим камином. Невольно приходило на ум, что этот человек, столь многим пожертвовавший для дела свободы, долго не протянет. Не только Иветта и ее похождения, но и сама революция, которой он так ждал, нанесла ему тяжкий урон. Старик вовсе не был готов к бессмысленному насилию, захлестнувшему страну. Что ж, по крайней мере он дожил до осуществления своей мечты, как бы она ни обернулась.

Поднимаясь по лестнице, Куинси размышлял над тем, что за срочное дело заставило Иветту послать за ним. С тех пор как Жанетта поселилась в его доме, он ничего не слышал о своей бывшей любовнице и думал, что она решила оставить его в покое. Надо сказать, он не был в восторге от предстоящего свидания: именно благодаря Иветте его влияние на повстанцев практически сошло на нет. Она стояла за насилие с тем же пылом, с которым он стоял за мир, и преуспела куда больше, потакая тайным и не самым благородным устремлениям своих соратников: жажде власти и могущества.

Без стука открыв знакомую дверь, он невольно подумал: надо же, на этот раз она одета! Более того, на Иветте было весьма скромное платье неброских тонов. Очевидно, это было частью какой-то новой игры, но какой?

– Присядь, дорогой, – мягко пригласила она, – У меня есть для тебя новости. Сердце кровью обливается, до чего они неприятны, но молчать было бы еще хуже. В первую очередь я твой друг!

– Какие новости? – рассеянно спросил Куинси.

– Ты не слишком внимателен, – сказала Иветта, не поднимая глаз.

– У меня голова идет кругом!

И в самом деле, этим вечером им с Жанеттой предстояло наконец обвенчаться. Их ожидали тихий ритуал в доме Гретхен и последующее возвращение с ней под его крышу. А потом, много позже… ребенок!

– Куинси! – нетерпеливо воскликнула Иветта, на миг теряя кроткий вид.

– Так в чем дело?

– В последнее время ты жил с Жанеттой, ведь так?

– Допустим, ну и что?

– Мне известны твои чувства к ней…

– И?

– Мне не по душе быть вестницей тяжких новостей, но…

– Короче!

– Она только что тебя бросила!

– Что?! – вырвалось у Куинси, но он тотчас овладел собой, зная, что его любимая на такое не способна, что это какой-то гнусный трюк Иветты.

– Ты мне не веришь, – констатировала та.

– Я не настолько глуп.

– А между тем я говорю правду! Жанетта скоро отплывет в Америку с Жан-Клодом. К твоему сведению, она всю жизнь любила только его.

– Это нелепо, Иветта! – резко произнес Куинси. – Сегодня ночью я простился с Жанеттой у себя дома. Прекрати пороть чушь!

– Ужасно не хотелось бы с тобой препираться, но ты ошибаешься. О, как ты ошибаешься! Мы можем отправиться вместе в порт, и там ты убедишься в моей правоте.

– Если я позволю тащить себя в порт, то тем самым поддамся на какую-нибудь глупую провокацию. Ведь так?

– Дело твое, – со вздохом заметила Иветта. – Просто я в курсе всего, что происходит в Марселе, – в отличие от тебя, любимый. Твоя пассия в этот момент отплывает в Америку. Не хочешь полюбоваться на нее напоследок?

– Тебе же будет лучше, если это все выдумка! – прорычал Куинси, хватая ее за локоть и буквально выдергивая из кресла.

– Лучше всего истина, – кротко возразила Иветта.

Они отправились в порт в жалкой двуколке, причем Куинси, всю дорогу нахлестывал лошадей, ненавидя и презирая себя за то, что поверил Иветте. Уходя поздно вечером из дома, он оставил Жанетту в постели спящей. Будить ее не стал, просто запечатлел у нее на лбу поцелуй, полный нежности. Чего ради ему подозревать ее, беременную от него, в каких-то чувствах к Жан-Клоду? Чего ради сомневаться в ней? Не сама ли Жанетта тысячу раз повторяла, что Жан-Клод был всего лишь ее девичьим увлечением?

И все же он не переставал взмахивать кнутом. Осадив храпящих, взмыленных лошадей на пристани, он поднялся на сиденье и оглядел отплывающие суда. Все они уже были слишком далеко, чтобы разглядеть толпившихся на палубе пассажиров. Оклик Иветты заставил Куинси повернуться к ней. Она протянула ему подзорную трубу и указала на небольшую трехмачтовую шхуну.

– Вон тот корабль!

Куинси нетерпеливо поднес трубу к глазам, не замечая, как Иветта помахала ярким красным шарфом. Этот сигнал она заранее обговорила с Жан-Клодом. Теперь Куинси должен был поверить в ее историю.

У перил потрепанного штормами трехмачтовика стояло довольно много людей. Чуть в стороне Куинси заметил женскую фигурку в темно-лиловом дорожном плаще с низко надвинутым капюшоном. Жанетта! Налетевший бриз взметнул полы, открывая голубое платье, и уже невозможно было не верить своим глазам. И что еще хуже, рядом с ней стоял, улыбаясь с победным видом, негодяй Жан-Клод! Вот он наклонился и поцеловал Жанетту. Поцеловал женщину, которую он, Куинси, любил всю жизнь, которая утверждала не далее как вчера, что любит его, которая носила под сердцем его дитя!

Яростный гаев заставил Куинси швырнуть подзорную трубу в море. Иветта потянула его за рукав, заставив опуститься на сиденье. Когда он сгорбился и закрыл лицо руками, она улыбнулась, как кошка, только что оставившая от певчей птички одни перышки.

«Жанетта, – думал Куинси с невыразимой болью. – Что же ты наделала, Жанетта?»

Часть IV На чужбине

Глава 32

Жанетта лежала на узкой корабельной койке. Каждый раз, когда шторм бросал перегруженное судно с волны на волну, нижнюю часть тела пронзала сильная боль. Когда боль становилась невыносимой, Жанетта тихо стонала сквозь стиснутые зубы, стараясь не разбудить Лоретту, спавшую на верхней полке.

Тоска по Куинси, трудности пути и скудная пища мало-помалу дали себя знать. С первой минуты Жанетта молилась о том, чтобы добраться до места назначения живой и невредимой, но недомогание началось сразу после отплытия. Она старалась изо всех сил, заталкивая в себя неаппетитную пищу, однако желудок отказывался ее удерживать. Не помогало даже сознание того, что недоедание сказывается на беременности. И вот теперь было ясно, что ребенка она потеряет. Только отчаянная и бессмысленная надежда заставляла прикрывать живот руками, как будто это могло помочь сохранить его. Горькие слезы катились по ее щекам.

Бог свидетель, она страстно хотела ребенка! Хотела, чтобы с ней оставалось хоть что-то от Куинси. Вопреки недомоганию и слабости она стремилась к нему всем существом, а ночами изнемогала от желания оказаться в его объятиях. Она жаждала еще хоть однажды испытать наслаждение, познанное только с Куинси, и горько оплакивала утраченную любовь. Ей не с кем было поделиться горем, кроме ребенка, к которому она мысленно обращалась, умоляя потерпеть.

Надо сказать, Лоретта очень подобрела к Жанетте, когда поняла, что той нет дела до Жан-Клода, что она вовсе не собирается предъявлять на него права, однако юная дочь маркиза редко появлялась в каюте, предпочитая проводить время в обществе своего кумира. Еще одно сердце было завоевано аристократической внешностью и манерами Жан-Клода. Жанетта могла это понять, поскольку и сама когда-то верила, что влюблена в него. То время давно миновало. Теперь она видела Жан-Клода в истинном свете: расчетливым, бездушным, бесчеловечным негодяем. Если бы не он, она была бы сейчас женой Куинси.

Куинси! Его сверкающие черные глаза, жадные губы, непокорные кудри!

Новый град слез хлынул из ее глаз, и тотчас боль вгрызлась в низ живота, словно живое и свирепое существо. «Боже, Боже, – думала Жанетта в отчаянии, – позволь моему ребенку появиться на свет!»

Постепенно боль утихла, и она с благодарностью ощутила, что все еще не одинока, что живая частичка Куинси по-прежнему с ней.

Мысли ее вернулись к возлюбленному. Жанетта не надеялась когда-нибудь снова его увидеть, ведь он думал, что она бросила его ради прежней любви, забыв о ребенке, которого носила. Он не мог не поверить, потому что в глубине души опасался именно этого. Не раз она воображала себе, как он узнает правду, но после этого воображение ей отказывало. Что мог поделать Куинси, где искать ее? Не в Новом же Орлеане, лежавшем за тысячи миль от Франции, – все равно что в другом мире. Иветта все отлично спланировала…

Все же Жанетта испытывала удовлетворение при мысли, что эта интриганка не сможет стереть в сердце Куинси любовь к ней, невзирая на все свои происки.

Внезапно боль снова рванула тело, на этот раз с такой силой, что Жанетта сжалась в комок, прижав колени к животу.

– Куинси… Куинси… – повторяла она, – ты ведь не забыл меня, Куинси…

Она попробовала выпрямиться, но не сумела – онемевшие мышцы не слушались. Судно провалилось между двумя валами, накренилось, рванулось – и Жанетту ударило сначала о стену, а потом и вовсе выбросило на дощатый пол, по которому переливалась морская вода. Сил на то, чтобы забраться назад, у нее уже не было. Жанетта приподнялась, ощущая одну только неизмеримую, бешеную боль. Казалось, ее разрывают пополам. Она закричала громко и страшно, но крик потерялся в оглушительном раскате грома. Новый бросок судна швырнул девушку навзничь, из-под двери хлынула холодная вода и закружилась вокруг ног, а между ними вдруг стало очень жарко, словно изнутри извергся поток крови. Измученное сознание пронзила мысль, что все кончено. Застонав, Жанетта лишилась чувств.

Что-то разбудило Лоретту. Она привыкла к скачкам и метаниям судна, к реву бури и раскатам грома, но этот звук… Свесив голову с койки, она увидела на полу Жанетту, освещенную блеклым утренним светом, струившимся через крохотное оконце.

– Ты что там делаешь? – окликнула она. – Холодно! Возвращайся на койку!

Ответа не последовало. Лоретта спустилась на пол и уже собралась подхватить Жанетту под мышки, когда заметила, что подол ее сорочки окрашен кровью и вода вокруг ног имеет тот же темный в полумраке оттенок. Она зажала рот ладонью, подавляя невольный крик ужаса, и метнулась к двери, но остановилась. Ждать помощи было неоткуда. Команда отчаянно боролась со штормом, да и небезопасно было покидать каюту, если она не хотела быть смытой в море очередным валом. Приходилось рассчитывать только на себя.

– Жанетта, очнись!

В ответ она услышала лишь рев бури.

Рыдая от жалости и бессилия, Лоретта каким-то чудом ухитрилась приподнять бесчувственное тело и перекатить через бортик в койку. Инстинктивно угадывая, что делать, она стянула с нее промокшую одежду и укрыла Жанетту всем, что нашлось в каюте, но та теперь начала трястись всем телом. Дыхание едва срывалось с бескровных губ. Очевидно, жизнь ее держалась на волоске. Лоретта забралась под ворох одеял и прижала к себе Жанетту, надеясь согреть ее своим теплом.

Это помогло: спустя какое-то время дрожь прекратилась.

К утру шторм пошел на убыль, основательно потрепав судно. Жанетта не знала этого, она металась в жестокой горячке. В бреду она повторяла имя Куинси, говорила об их любви и планах на будущее и привела Лоретту в ужас, с безумным смехом простирая руки к невидимому собеседнику, как если бы отдавала ему свое дитя, которому уже не суждено было родиться.

В конце концов, не в силах все это выносить, Лоретта оделась, аккуратно подоткнула вокруг Жанетты одеяла и побрела к двери по щиколотку в воде. На палубе она приостановилась, чтобы подышать чистым, промытым бурей воздухом, но при виде окружающего разгрома не удержалась от испуганного возгласа. С фалов свисали изорванные паруса, от одной мачты остался лишь обломок. Как же они теперь доберутся до берега? Лоретта в панике огляделась, опасаясь не увидеть Жан-Клода, но он стоял на мостике и о чем-то оживленно беседовал с капитаном. Девушка бросилась к нему.

– Жанетта потеряла ребенка! – заговорила она, в своем возбуждении глотая слова. – Ей совсем плохо! Она без сознания и бредит! Господи, мне так страшно!

Капитан передернул плечами. Он терпеть не мог женщин на борту: рано или поздно они доставляли неприятности.

– Неужели ей в самом деле так плохо? – нахмурился Жан-Клод.

– Хуже, чем ты можешь себе вообразить! Сделай что-нибудь!

– Да, конечно… – рассеянно произнес он, обводя взглядом искалеченное судно. – Капитан! Значит, по-вашему, мы дотянем до берега?

– Что за вопрос! – отмахнулся морской волк от этой сухопутной крысы. – Мне случалось бывать в переделках и похуже. Вот только, мистер, мне понадобятся все свободные руки на этой посудине. Надо расчистить палубу.

– Я сейчас вернусь, только навещу свою… свою сестру.

Капитан хмыкнул, сплюнул и отвернулся. Уходя, они услышали, как он отдавал приказы матросам. В каюте Жан-Клод присел на край койки и всмотрелся в Жанетту. На восковое лицо уже пала, казалось, тень смерти. Жанетта лежала неподвижно, словно добровольно отказалась продолжать борьбу за жизнь. На миг Жан-Клод ощутил раскаяние, но быстро с ним справился. Жанетта не могла вот так проститься с жизнью, для этого она была слишком молода и хороша собой. Даже с потерей ребенка у нее было ради чего жить. Да и зачем ей ублюдок ублюдка? Вот, к примеру, он, Жан-Клод д'Арси, – он может зачать ей дитя с голубой кровью, без всякой примеси.

Оглянувшись, он встретил полный страха взгляд Лоретты. Она была измучена, одежда ее промокла, но сдаваться она не собиралась. Жан-Клод не мог не отдать ей должное. Сильная по натуре, она была подходящей подругой для искателя счастья. Но и для Жанетты в его жизни было отведено определенное место. Красивая женщина всегда притягивала деньги, а он нуждался в деньгах, так как Иветта почти ничего не дала сверх оплаты проезда. Она отказала даже в платьях, так что пришлось выкрасть несколько штук из шкафа одной старой приятельницы. Их еще требовалось подогнать по фигуре его спутниц.

– У капитана есть кое-какие лекарства, – сказал. Жан-Клод, вставая. – Тебе придется поухаживать за больной. Надеюсь, ты не против? Насчет еды я распоряжусь. Черт бы побрал этот шторм! Если топку залило, кок не сможет приготовить даже чай. Не тревожься, дорогая, я сделаю все, что в моих силах.

– Должен же быть на борту доктор…

– Только не на этой лоханке! Нам еще повезло, что мы пережили такой свирепый шторм. Нужно не упрекать судьбу за испытания, а быть благодарной за ее дары. Постарайся, чтобы Жанетта не мерзла. Я скоро вернусь с едой и лекарствами.

Лоретта кивнула и потянулась к нему за лаской. Однако Жан-Клод был слишком озабочен, а потому просто кивнул и покинул каюту. Девушка со вздохом уселась на его место и, поразмыслив, затянула колыбельную. Ее преследовала мысль о том, что на месте Жанетты могла быть она, если бы носила ребенка Жан-Клода и потеряла его. Каково бы это было? Она содрогнулась от ужаса.

Жанетта открыла глаза, морщась от пульсирующей боли в висках. В пересохшем горле саднило, тело казалось чужим и сильно затекло. В первый момент она не поняла, где находится, но как только память вернулась к Ней, горькие слезы заструились из глаз. Выплакавшись, она поняла, что жить больше незачем. Она лежала неподвижно, тупо глядя на доски верхней койки. Когда Лоретта, войдя в каюту, увидела, что Жанетта очнулась, она едва не выронила поднос с едой.

– Тебе лучше! – воскликнула она с огромным облегчением.

Жанетта шевельнула губами, пытаясь улыбнуться в ответ. От нее осталась одна тень, а хуже всего был тупой, безжизненный взгляд некогда ясных глаз. Кожа на лице натянулась и пожелтела. Ничего удивительного, ведь она провела в горячке почти две недели! Лоретта схватила руки Жанетты и едва удержалась от дрожи – так они были холодны.

– Ребенок… мне очень жаль… Глаза Жанетты наполнились слезами.

– Ну что я за дурочка! – огорчилась Лоретта. – Расстроила тебя! Прости, я очень беспокоилась… Я не знала, оправишься ли ты. Ты была совсем плоха: то бредила, то впадала в беспамятство. Я извела все лекарство, но ничего не помогало. И ты почти ничего не ела. Конечно, еда здесь не та, к какой мы привыкли, но тебе необходимо подкрепить свои силы. Слава Богу, тебе уже лучше!

Жанетта внимательно посмотрела на нее. Перед ней была уже не прежняя аппетитная толстушка, чей веселый и неугомонный нрав когда-то так ее забавлял. Лоретта стала тоненькой, стройной девушкой и была теперь очень похожа на свою изящную мать. Оказывается, она была способна на сострадание и умела позаботиться о ближнем. Эта новая сторона ее натуры глубоко тронула Жанетту. В порыве благодарности она сжала огрубевшие руки Лоретты и улыбнулась так тепло, как только могла.

– Спасибо, дорогая, – с трудом выговорила она сквозь запекшиеся губы.

– А теперь нужно поесть, – весело произнесла девушка, стараясь усадить ее поудобнее. – Суп сегодня очень хорош, потому что я лично следила за тем, как его варят.

, – Я не голодна.

– Это естественно после такой тяжелой болезни, но Жан-Клод настаивает, чтобы ты поела. Он так изменился – просто не узнать! Все время проводит с командой, помогает, где только можно, словно лично несет ответственность за наше благополучное прибытие. Мне он строго-настрого наказал о тебе заботиться… то есть я бы и так заботилась, конечно!

Жанетта подавила вздох: бедняжка Лоретта! Ей нравится во всем подчиняться Жан-Клоду. Такова любовь.

Печальная улыбка скользнула по ее бледным губам при мысли о том, что Жан-Клод не заслуживает подобной преданности. Впрочем, от него одного зависела сейчас их безопасность, хотя бы потому, что он умел добиваться желаемого. Жанетта не испытывала к нему той ненависти, которая обуревала ее в начале плавания, – впрочем, она не испытывала вообще ничего. Все потеряло значение, особенно чувства.

– Ну же, поешь! – настаивала Лоретта, ставя поднос ей на колени.

Жанетта уступила, но только потому, что у нее не было сил на препирательства. Она очень обессилела, и единственное, чего желала, – это забыться сном. Так как Лоретта не отставала, пришлось съесть почти весь принесенный суп, К удивлению Жанетты, после еды она не ощутила тошноты, которая в начале плавания так мучила ее, но потом сообразила, в чем дело: она не была больше беременна. Она почувствовала себя одинокой и всеми покинутой и снова разрыдалась.

Лоретта не мешала ей выплакаться, молча забрала поднос и снова уложила Жанетту в постель. Она бы дорого дала, чтобы развеселить свою подругу, но это было не в ее силах. Девушка утешила себя тем, что наказ Жан-Клода выходить Жанетту постепенно исполняется. Он упомянул, что желает в Новом Орлеане иметь при себе их обеих, но для чего – не сказал. Очевидно, он знал, что делал. Лоретта чувствовала себя нужной и полезной ему и втайне этим гордилась. Ей только недоставало его близости, недоставало ощущения рядом горячего мужского тела. В тесноте думать нечего было об уединении. К счастью, Новый Орлеан был уже близко.

Как только Жанетта начала поправляться, Жан-Клод настоял, чтобы она ежедневно выходила на палубу подышать свежим воздухом. Судно теперь бороздило теплые воды, и хотя бриз был свежим, он нес с собой дыхание юга. Жан-Клод был уверен, что солнце и морской воздух помогут ей оправиться еще до того, как судно прибудет в порт назначения.

Жанетта очень изменилась. Лицо ее не было уже бледным и осунувшимся, но ничто, никакие усилия не могли вернуть ей прежнюю искрометную живость. Теперь это была молчаливая, замкнутая молодая женщина, которая в прошлом пережила трагедию, и мужчины стремились разгадать ее тайну, заставить эти красивые губы улыбнуться хоть однажды, хоть мимолетно. Даже исхудав, Жанетта сохранила обольстительную прелесть, что, без сомнения, должно было принести в будущем немалую выгоду.

Время на борту тянулось медленно. Чтобы скоротать его, Жан-Клод обучил своих спутниц игре в карты. Это позволяло ему оттачивать мастерство игрока, которое могло помочь разбогатеть в Новом Орлеане. К его изумлению, Жанетта не только быстро усвоила все эти премудрости, но и скоро начала раз за разом хладнокровно обыгрывать его. Это несказанно порадовало Жан-Клода. В этой непредсказуемой женщине он нашел, самого ловкого игрока, и к тому же она смотрела на карты равнодушным взглядом, так что ему ни разу не посчастливилось догадаться, какой ход она сейчас сделает. Сам он был слишком азартен и не умел сохранять необходимое в карточной игре бесстрастие. Опытный картежник всегда может прочесть по мельчайшим движениям и мимике, какие карты на руках у партнера. Жанетту совершенно не интересовал возможный проигрыш, а потому она никак не реагировала на удачный набор карт. Иное дело – Лоретта. Неплохо играя, она волновалась за исход игры и редко выигрывала даже с сильными козырями.

Жан-Клод сделал попытку расшевелить Жанетту, но карточная игра так и не увлекла ее. Более того, и сам он не интересовал ее нисколько. Для нее он был теперь столь же бесполым, как и другие пассажиры, искавшие внимания его «сестры». Порой он едва удерживался, чтобы не встряхнуть ее или не ударить, дабы вызвать хоть какую-то реакцию.

Не раз, наблюдая за тем, как ловко Жанетта тасует карты, он думал, что ее нужно уложить в постель. Там она наконец оттает. Она ведь уже была беременна, а значит, ее холодность просто защитная маска. В Новом Орлеане он первым делом займется с ней любовью.

От Лоретты не укрылось, что Жан-Клод все чаще раздевает глазами Жанетту, и она с грустью спрашивала себя, чем ему не угодила. Разве она не бросалась исполнить любое его желание? Нет, не любое, ответила она себе. Он так истосковался по женщине, что его влечет даже к бесчувственной Жанетте.

Однако доводы разума не помогали спокойно терпеть растущий интерес Жан-Клода к другой женщине. Мало-помалу в Лоретте окрепли прежние подозрения. Выходит, Жан-Клод так и не преодолел до конца свое юношеское увлечение! Она решила избавиться от соперницы, как только они сойдут на берег.

Чудесная, очень теплая погода сопровождала плавание мимо Багамских островов. Хотя на судне давно уже сказывался недостаток пищи и воды, капитан решил не заходить в местные порты под тем предлогом, что они близки к месту назначения. Они и так чересчур задержались в пути из-за шторма и причиненных им разрушений. Никакие уговоры не заставили его изменить решение, и пассажиры смирились со своей участью, втайне надеясь скоро проститься с ним навсегда.

Наконец настал долгожданный день, когда шхуна – перегруженная, обшарпанная посудина – бросила якорь в порту Нового Орлеана. Толпа грязных, измученных, оборванных людей нетерпеливо сбежала по сходням навстречу новой жизни.

Жан-Клод остановился, сойдя на пристань, жадно осматривая эту экзотическую землю. В памяти всплыл Марсель, такой же многонациональный порт. Казалось, он и его спутницы каким-то чудом снова очутились на родной земле. Это придало ему уверенности в себе.

За пределами порта стояла вереница экипажей. Наметанный глаз Жан-Клода сразу выделил среди них самый дешевый. В ближайшее время стоило быть поприжимистее. Когда деньги потекут в карман, тогда ни к чему будет вести им счет.

Экипаж был таким ветхим, что скрипел и чуть не разваливался на ходу. Лошадьми правил чернокожий мальчишка. Жан-Клод предоставил его заботам багаж, а сам взялся усаживать своих спутниц, затем обсудил с мальчишкой маршрут.

Впервые за долгое время Жанетта ощутила интерес к окружающему. Чернокожий мальчишка-кучер удостоился ее пристального внимания. При всей своей худобе он был крепок и здоров на вид, однако казалось странным, что такой малыш сам управляет лошадьми. Жанетту заинтересовало, раб он или свободный человек и к какой категории относятся его родители. В Марселе ей приходилось видеть негров, но никогда так близко, здесь же чернокожие встречались на каждом шагу. Казалось, на них лежит вся тяжелая работа. Трудно было поверить, что они не имеют Никаких прав и даже не могут взбунтоваться в случае несправедливости со стороны хозяев. Вспомнив французскую революцию, Жанетта подумала, что все подневольные и угнетенные люди рано или поздно восстают против своих господ.

– Это ведь раб, верно? – вполголоса осведомилась она у Жан-Клода, когда экипаж тронулся.

– Разумеется, – ответил он с ленивой усмешкой. – В Америке каждый чернокожий – раб.

– Но как же целый народ может состоять из одних рабов? – удивилась Жанетта.

– А что такого? Скоро ты привыкнешь. Как только мы сможем себе это позволить, я куплю вам с Лореттой по служанке.

– Этого еще не хватало! – возмущенно воскликнула она.

Жан-Клод, не обратив внимания на ее слова, начал объяснять Лоретте, что они направляются во Французский квартал. Оказывается, он сказал мальчишке-кучеру, что им нужно остановиться в недорогом, но приличном месте. Тот как будто понял, что от него требуется, и обещал показать несколько сдающихся внаем жилищ. Жан-Клод полагал, что хозяин нарочно посылает его в порт на поиски подходящих квартирантов из числа искателей счастья.

Жанетта вскоре потеряла интерес к их разговору. Ей было совершенно все равно, где они остановятся и как будут жить дальше. В черте города попадались красивые особняки, укрытые за огромными деревьями, и порой возникало ощущение, что экипаж катится по французской земле. Но это была не Франция.

Постепенно дома стали тесниться друг к другу, все больше напоминая Марсель. Даже решетки на окнах, балконах и вокруг садиков были такие же. Острая тоска по родине сжала сердце Жанетты. Они уже миновали богатые кварталы и оказались в местах, некогда знавших лучшие времена. Здесь было многолюдно, но чисто и пристойно. Негритенок несколько раз останавливал экипаж перед разными зданиями, прежде чем Жан-Клод нашел то, что искал.

Теперь кучер превратился в носильщика и быстро перетаскал сундуки в дом, пока Жан-Клод помогал женщинам выйти из кареты. За свои услуги кучер был вознагражден несколькими медяками. Жанетте это показалось ничтожной платой, но на ее упрек Жан-Клод ответил, что они не так богаты, чтобы сорить деньгами.

– К тому же он раб и наверняка отдает все деньги хозяину, – добавил он, подталкивая мальчишку к двери.

Жанетта отступилась, хотя считала, что их маленькому кучеру не помешали бы одежда покрепче и питание получше. У нее не было денег, чтобы добавить немного к его заработку.

Снятая квартира была одной из четырех в выбранном доме и состояла из спальни, комнаты побольше и кухни. Это были скудно обставленные помещения, слишком маленькие для троих жильцов, но с такими средствами, как у них, жаловаться не приходилось, Жанетту обстановка не интересовала – как и то, как будут жить на новом месте Жан-Клод и Лоретта. Ей самой хотелось только вымыться и уснуть. Она не мылась с самого Марселя.

Но она тотчас вспомнила, что некому приготовить ей горячую ванну, что у нее больше нет ни горничной, ни служанки. Эта роскошь осталась в прошлом, а она… у нее не было сил заниматься всем этим самой. Проскользнув в спальню, Жанетта прилегла на постель прямо в одежде и сразу уснула.

Жан-Клод, обнаружив ее отсутствие, встревожился и пошел выяснить, в чем дело. Убедившись, что она крепко спит, он прикрыл дверь в спальню и вернулся к Лоретте, запиравшей входную дверь. Она послала ему обольстительную улыбку и начала снимать свой жалкий наряд.

Жан-Клод одобрительно усмехнулся. Эта девчонка знала, чего ему хочется. Тело ее было уже не таким пухлым, но по-прежнему юным и упругим. Даже тяготы пути не сумели нанести ему заметного ущерба. Лоретта приподняла груди с призывно затвердевшими сосками. Жан-Клод заключил ее в объятия.

В соседней комнате Жанетта застонала во сне. Руки ее были протянуты к тому, кого не было рядом.

Глава 33

– В твоей жизни скоро наступят перемены, – сообщил Жан-Клод ледяным тоном, глядя, как Жанетта рассеянно ковыряет вилкой в тарелке.

– Какие перемены? – спросила она равнодушно.

– От тебя остались кожа да кости. Делия только зря тратит на тебя продукты.

Жанетта повела плечами. Она не могла есть, просто не могла – при виде пищи ее тошнило. Делия, рабыня хозяина квартиры, за небольшую дополнительную плату готовила и убирала для них троих. То, что она является чьей-то собственностью, вещью, приводило Жанетту в такое смущение, что она не решалась обратиться к ней с просьбой, даже самой незначительной.

– Ты не можешь провести остаток жизни в такой спячке!

Жан-Клод сердился, но это не тронуло Жанетту. Ей казалось, что ничто на свете уже не сможет ни испугать ее, ни взволновать. Когда разъяренный ее равнодушием Жан-Клод швырнул свою тарелку о стену, она даже не вздрогнула, хотя грохот получился адский.

– Проклятие! – закричал он в полный голос. – Ты живешь как у Христа за пазухой! Понятия не имеешь, откуда берутся деньги на жилье и пищу, которая идет по твоей милости в помойное ведро!

– Из твоего кармана, – сказала Жанетта в надежде, что это заставит его прекратить крик.

– Да, черт возьми! Из моего кармана! И из кармана Лоретты!

– Лоретты? – слабо удивилась она.

– Лоретта отрабатывает пищу и кров, если ты этого еще не заметила!

– Если бы мне предоставили право выбора, я осталась бы в Марселе, и тебе не пришлось бы на меня тратиться, – возразила она с прежним равнодушием.

– Если бы да кабы! Какая теперь разница, почему ты здесь! Важно то, что ты камнем висишь на моей шее. Когда, скажи на милость, ты снова начнешь вести нормальный образ жизни? Выходить в общество? Красиво одеваться?

Жанетта пожала плечами. Видя, что гнев не производит должного впечатления, Жан-Клод решил перейти к уговорам.

– Где твое благоразумие? Раз уж ты оказалась в Новом Свете, взгляни на это как на веселое приключение и наслаждайся жизнью, как мы с Лореттой. Ты ведь не одна, дорогая, я рядом! Вспомни, когда-то ты любила меня. Лоретта искренне хочет подружиться с тобой. Ты могла бы ответить ей тем же хотя бы из благодарности за то, что она тебя выходила. Нам троим может быть здесь очень неплохо, нужно лишь приложить немного старания. Пойми, так дальше нельзя! У тебя было достаточно времени, чтобы прийти в себя, но ты предпочла еще больше уйти в свою раковину. Что ж, случается и так, что друзьям приходится силой возвращать больного к жизни.

– Друзьям? – переспросила Жанетта с вялой иронией. – Это вы-то мои друзья? В таком случае я предпочитаю врагов.

– Можешь считать нас кем угодно. Сама потом скажешь спасибо.

Она молча положила в рот кусочек дичи, с содроганием ожидая рвотного позыва.

– Короче, тебе придется зарабатывать на жизнь, – продолжал Жан-Клод. – Здесь тебе не Франция, а ты не благородная дама. Никто из нас теперь не аристократ. Ты никогда не задумывалась над тем, куда по ночам уходит Лоретта?

– В казино? Довольно странно, что революция не отучила ее наряжаться. Смотри, как бы ей не пострадать, если вдруг начнутся беспорядки.

– Здесь тебе не Франция! – повторил Жан-Клод, раздраженный этой неожиданной вспышкой сарказма. – Это там женский пол повально перешел на мешковину, а здесь женщина осталась женщиной. Лоретте нравится хорошо выглядеть.

– Неужели ей не все равно?

– В отличие от тебя – нет. Да и мужчинам ее наряды по душе.

– Мужчинам?

– Я никогда не остаюсь в проигрыше, – самодовольно заметил Жан-Клод.

Жанетте очень хотелось напомнить ему о «Сангуине», когда-то проигранном в карты Алену де Виньи, но она поостереглась, ограничившись коротким: «Разумеется».

– Так вот, Лоретта появляется в обществе, среди богатых мужчин, которые счастливы… скажем так, насладиться ее юностью.

– Насладиться ее юностью? – переспросила Жанетта, не зная, что и думать.

– Ну, или отведать ее красоты. Называй как хочешь, главное, что они щедро платят мне за вечер, проведенный в ее обществе. Все очень благопристойно и…

– Ты хочешь сказать, – медленно перебила Жанетта, – что стал сутенером Лоретты?

– Не старайся меня оскорбить. Это жизнь!

– Ты сделал из нее шлюху!

– Не шлюху, а куртизанку. Это совсем иной уровень.

– Она же любит тебя! Я думала, и ты тоже…

– При чем здесь любовь? Нам нужно на что-то жить или нет? Пойми же своей пустой головой, я ничего не умею! И никто из нас троих не умеет! Мы никогда не пачкали руки черной работой! Если есть что продать, к чему щепетильность? И потом, я ничего, не делал из Лоретты, она сама предложила этот вариант, потому что не хочет голодать.

Жанетта покачала головой, пытаясь осмыслить услышанное. Лоретта, дочь маркиза, продает себя, чтобы прокормить Жан-Клода! Как же сильна должна быть ее любовь к нему! Бедняжка! Но разве нет иного, более достойного способа заработать? Рабочих рук всегда не хватает.

Жанетта решила, что немедленно займется поисками работы, а когда найдет, убедит Лоретту последовать ее примеру.

– Так вот, я не допущу, чтобы ты бездельничала, – говорил между тем Жан-Клод. – Тем более что ты на многое способна.

– Да, я умею шить и вышивать. Или я могу пойти в гувернантки.

– Нонсенс! – хмыкнул он. – За это ты получишь гроши, на которые будешь жить впроголодь. Я предлагаю другое. Сегодня здесь, у нас, будет карточная игра, а ты…

– Я не собираюсь играть.

– Тебе и не придется. У меня на твой счет совсем иные планы.

Жанетта вскинула голову, и на лице ее отразился страх. Жан-Клод улыбнулся впервые с начала разговора.

– Ты так и не удосужилась подогнать по фигуре ни одно из платьев, которые я тебе выделил. Что ж, время терпит. Сегодня все будет по-домашнему, обойдешься и пеньюаром.

– Ты безумец, Жан-Клод! – воскликнула она, вставая. – Ничто на свете не заставит меня…

– У тебя нет выбора, дорогая. Однажды я сказал, что ты моя и моей останешься. Настало время доказать тебе, что я поступаю со своим имуществом по своему усмотрению.

Жанетта ощутила внезапный прилив сил и, когда он приблизился с самодовольным видом, вложила их все в пощечину, звук которой выстрелом прозвучал в тесном помещении. Но когда она бросилась прочь, чтобы запереться в спальне, Жан-Клод схватил ее руку и заломил за спину.

– А вот этого делать не следовало, – процедил он, прикрывая ладонью алый отпечаток пятерни на своей щеке. – Теперь тебе не поздоровится.

– Я не буду торговать собой, лучше умру с голоду!

– Будешь, куда ты денешься! – Он дернул ее руку вверх, так что она закричала. – А станешь упрямиться, получишь такую трепку, что проклянешь день, когда родилась на свет!

– Так чего же ты ждешь?

Жанетта начала яростно сопротивляться, но внезапная острая тошнота сменилась рвотными спазмами, и она согнулась, держась за желудок. Жан-Клод воспользовался этим, чтобы затащить ее в спальню и толкнуть на постель. Он вышел, заперев дверь снаружи.

– Не делай этого! – взмолилась Жанетта. – Не поступай так со мной!

Ответом был пренебрежительный смешок. Тогда она кинулась к двери и навалилась на нее изо всех сил. Безрезультатно. Забыв гордость, она долго умоляла Жан-Клода пощадить ее. Все мольбы были тщетны, дверь так и осталась запертой. В наступившей тишине из кухни донесся тихий перезвон стекла. Жанетта поняла, что Жан-Клод достает бокалы, готовясь к приему гостей. В предстоящей вечеринке ей была уготована роль основного развлечения.

Поскольку комната была внутренней, глухой, возможность бежать через окно отпадала. Жанетта была обречена, она была в ловушке. Слишком слабая, чтобы сопротивляться, она проклинала себя за то, что так мало ела. Впрочем, откуда ей было знать, на что понадобятся силы? В комнате не было ничего пригодного для защиты. Вконец отчаявшись, она упала ничком на постель и прикрыла голову руками.

Стук в наружную дверь заставил ее резко повернуться и сесть. Дверь открылась, раздались мужские голоса и смех. Жан-Клод что-то произнес – должно быть, шутку, потому что ответом ему был дружный хохот. Жанетта в панике поспешила к двери и прислушалась. Возможно, все было не так уж страшно. Возможно, они собрались для карточной игры, а остальное было лишь попыткой встряхнуть ее, вывести из апатии.

Единственный стол в квартире находился на кухне. Там все и расселись. Послышался звон сдвигаемых бокалов. Немного погодя Жан-Клод начал рассказывать какую-то историю из своего прошлого. Другие последовали его примеру. Чем больше гости пили, тем более скабрезные истории рассказывали. Вся эта словесная мерзость перемежалась шлепаньем карт.

Когда Жанетта уже решила покинуть свой пост, она услышала свое имя. Жан-Клод сказал, что она опытная шлюха, но сегодня будет изображать из себя недотрогу, что ей особенно хорошо удается. Эти слова были встречены взрывом восторга. Кто-то спросил насчет ее внешности. Ответ был, что она голубой крови знавала лучшие времена, но опустилась. В заключение Жан-Клод выразил насмешливую уверенность, что гости будут вести себя прилично и обойдутся без извращений. Те буквально зашлись от хохота.

Вне себя от ужаса, Жанетта услышала звук отодвигаемых стульев и шаги. Она отступала и отступала, пока дверь не отворилась.

На пороге стояли трое.

Глава 34

Когда гости откланялись, оставив на постели россыпь золотых монет, в спальню вошел Жан-Клод. Он широко улыбнулся. Жанетта вцепилась бы ему в лицо ногтями, если бы не была так измучена.

– Да тебе цены нет, дорогая! Смотри, какой улов! Ты выглядишь так… так пикантно в этом растерзанном виде. Честное слово, я не против прямо сейчас пойти по стопам этих джентльменов.

– Ненавижу… – прошептала Жанетта.

– Сколько угодно! Ненависть женщины столь же сладка, как и страсть. Я готов отведать твоей ненависти.

У Жанетты даже не хватило сил сжать ноги. Содрогаясь от похоти при виде того, как она унижена и поругана, Жан-Клод грубо овладел ею. Она тупо вынесла его ласки и крик экстаза.

– Моя! И моей останешься!

– Никогда… – еле выдохнула она.

– Ах, вот ты где, – холодно произнес кто-то от двери. – Не ожидала обнаружить тебя в таком виде.

– Это ты, Лоретта, – с некоторым смущением сказал Жан-Клод. – Ничего особенного, просто хотел убедиться, что товар не поврежден.

Когда он поднялся, чтобы привести себя в порядок, Лоретта бросила ненавидящий взгляд на распростертую, нагую Жанетту.

– Я помню, что должен был заехать за тобой, но их было все-таки трое, это заняло больше времени, чем я ожидал. Зато они не поскупились, расплачиваясь. Собери-ка деньги.

Тон Жан-Клода явно говорил: никаких упреков! Лоретта не осмелилась подать голос, так как боялась быть выброшенной на улицу. Ничто, никакой его поступок не мог оттолкнуть ее. Он всецело принадлежал ей, и если он не мог обуздать свое вожделение к Жанетте, значит, той не место в их жизни.

Стараясь не встречаться взглядом с соперницей, Лоретта брезгливо собрала с кровати золото и молча вышла.

– Тебе надо отдохнуть и прийти в себя, – бросил Жан-Клод, оправляя перед зеркалом свой элегантный наряд. – Выглядишь ужасно, а между тем сегодня вечером у тебя снова будут гости. Постарайся на этот раз не слишком артачиться. Их это только забавляет, а на тебе оставляет синяки и царапины. Учись получать удовольствие, и все будет хорошо. – Так как ответа не последовало, он счел нужным добавить: – До чего же ты все-таки строптива! Ничего, скоро твой гнев иссякнет, и тогда ты поймешь, что находишься далеко не в худшем положении. Я привожу к тебе приличных мужчин, чистых и здоровых, а если тебе взбредет в голову просто стоять на углу, через месяц подхватишь дурную болезнь.

Сняв напоследок с плеча воображаемую пылинку, он окинул свое отражение удовлетворенным взглядом и вышел. Через несколько минут они с Лореттой, разодетые в пух и прах, покинули квартиру.

Жанетта приподнялась на дрожащих локтях и с отвращением оглядела грязные простыни. Взгляд на собственное поруганное тело заставил ее стиснуть зубы, чтобы не разрыдаться. Хотелось кататься по кровати со звериным воем. Свиньи, грязные свиньи! В который раз Жанетта чувствовала себя униженной, в который раз ей была не мила жизнь. Потом отчаяние сменилось ледяной решимостью. Жан-Клод полагал, что сломил ее дух, что она уже не сможет за себя постоять. Так когда-то думал и Ален де Виньи. Каждый из них и глубоко ошибался.

Она не будет послушной игрушкой в руках негодяя, мрачно думала Жанетта. Ей пришлось пережить надругательство над телом, но она жива, она по-прежнему готова бороться. Значит, ей по силам вынести все! Кто-то гибнет в горниле бед, кто-то закаляется, как сталь. Отныне душа ее закована в стальные доспехи, и никто, ни один мужчина не коснется ее. Она теперь будет начеку.

Первым делом надо выбраться из квартиры, потом – заработать деньги. Эти деньги будут принадлежать ей, и только ей, она никому не позволит посягнуть на них. Если не найдется другой работы, она станет продавать себя, но сама, на собственных условиях. А главное, никто никогда, не получит ее даром. Ни один мужчина. Она не просто выживет, она будет жить очень и очень неплохо!

Когда она вскинула голову, аметистовые глаза горели холодным огнем.

Не потрудившись одеться, Жанетта вышла на кухню и согрела себе воды. Вид наливающихся синяков нимало ее не обеспокоил, она переступила через ту черту, за которой женщину уже не интересует ее внешний вид. Погружаясь в лохань с горячей водой, она улыбалась, выбросив из головы недавние события.

Чистая и освеженная, Жанетта вернулась в спальню. Без малейшего колебания она достала из гардероба простое, наглухо закрытое платье, которое сшила сама, готовясь к материнству. Вид его напомнил ей о трагедии с ребенком, но Жанетта прогнала воспоминания. Любовь, счастье, надежды – со всем этим покончено, нужно как-то жить дальше.

В шкафу лежал тот самый саквояж, с которым она когда-то покинула дом Гретхен и который позже забрали с собой ее похитители. То немногое, что они наспех побросали в него, так и оставалось там. Посмотрев на роскошные платья, предоставленные в ее распоряжение Жан-Клодом, Жанетта холодно усмехнулась. Это был гардероб дорогой шлюхи. К тому же они все равно ей не принадлежали.

С некоторым сожалением Жанетта подумала о том, что у нее нет ни одного приличного платья, ни одной драгоценности – ничего, что можно продать. Золото – подарок тетки – давно перекочевало в карманы Жан-Клода. Бедная тетя Гретхен! Должно быть, она оплакивает ее. Когда-то, покидая ее дом, Жанетта была готова, если потребуется, остаться совсем одна, без родных и друзей. Теперь это время настало.

Закутанная в поношенный плащ, с саквояжем в руке, Жанетта оглядела себя в зеркале. Никто не принял бы эту неприметную женщину за аристократку. Впрочем, она тут же вспомнила, что Франция теперь далеко, а в Новом Орлеане никому нет дела до того, какая кровь течет в жилах прохожего. На этой земле ей нечего было опасаться. Все самое худшее уже случилось.

Толкнув наружную дверь и обнаружив, что она заперта, Жанетта ничуть не удивилась. Жан-Клод не доверял ей, и правильно делал. Жанетта сдвинула как можно плотнее дешевые занавески на окне, принесла с кухни стул и со всего размаху ударила по стеклу. Оно разбилось с оглушительным грохотом. Отдернув занавеску, она отшатнулась: под фонарем на противоположной стороне улицы стоял и смотрел в ее сторону какой-то мужчина.

С минуту Жанетта была в нерешительности, сердце ее бешено колотилось. Неужели Жан-Клод нанял человека следить за ней? Однако выбора не было, как не было и другой дороги к свободе. Она решила, что как-нибудь отобьется от неизвестного, если он станет ей докучать. Она подошла к окну, расположенному невысоко над землей. Сначала она выбросила саквояж, и он, с мягким стуком приземлился на газон. Жанетта спрыгнула следом, придерживая полы плаща. Подобрав саквояж, она бросилась прочь от дома, не обращая внимания на незнакомца и не интересуясь тем, следует ли он за ней. На карту было поставлено так много, что одна лишняя проблема не имела большого значения. Предстояло найти себе жилье, нужно было как-то прокормиться на первых порах. Жанетта все ускоряла шаг, словно бежала вслед за бешено проносящимися в голове мыслями. Неужели можно заработать на жизнь, только продавая себя? Если так, Жан-Клод прав. Нет, невозможно! Должен быть какой-то иной путь! Из нее выйдет хорошая белошвейка, гувернантка или – или карточный игрок! Разве Жан-Клод не хвалил ее мастерство, ловкость ее рук, ее умение предугадать ходы партнера? Если даже ему время от времени случалось выигрывать по-крупному, она тем более сумеет прожить карточной игрой! А если предложить свои услуги в качестве крупье? Конечно, на женщину посмотрят косо, но когда поймут, до чего ей везет в картах, ее наймут! Лучше жить на процент с выигрыша, чем время от времени терять все в проигрыше, как Жан-Клод!

По мере того как взбудораженные мысли успокаивались, Жанетта начала воспринимать окружающее и вскоре расслышала осторожные шаги. Выходит, это и в самом деле соглядатай! В первый момент она не слишком испугалась, уверенная, что сумеет выкрутиться. Однако, когда она ускорила шаг, преследователь тоже пошел быстрее. Жанетта встревожилась. Ей вовсе не хотелось начинать жизнь на свободе с уличного скандала.

Перебирая то, что ей было известно о Новом Орлеане, она поразилась обилию информации, собранной из обрывков разговоров. Жан-Клод и Лоретта, обсуждая события дня, сыпали названиями, которые сами собой оседали в сознании. По вывескам Жанетта без труда нашла дорогу в квартал игорных домов, решив затеряться в толпе. Стараясь казаться спокойной, она невольно все ускоряла шаг, пока не перешла почти на бег. Шаги не отставали. Поворачивая из переулка в переулок, с улицы на улицу, она достигла более людных мест. Здесь и фонари попадались чаще. Несколько успокоившись, она приостановилась, пережидая экипаж, – и ощутила присутствие за спиной. Обернуться ей не дала рука, накрывшая рот. Жанетта вывернулась, готовая защищаться до последнего, и нанесла удар. Незнакомец ловко уклонился и снова схватил ее, на этот раз полностью лишив возможности шевелить руками. Напрасно она пыталась лягаться, напрасно извивалась в железных тисках. Как назло в этот момент они находились в плохо освещенном месте, поэтому невозможно было разглядеть лицо незнакомца в тени широких полей шляпы. Телосложения он был крепкого и больше всего походил на подручного для темных делишек, несмотря на приличную одежду.

– Вы меня с кем-то перепутали! – с трудом выговорила Жанетта сквозь зажимавшую рот ладонь. – Отпустите сейчас же, или я…

– Говорите по-английски, – перебил он ее, и она сообразила, что обратилась к нему на родном языке. – Я еще никогда и никого не путал. Лучше будет, если вы пойдете со мной по доброй воле, потому что мне ничего не нужно от вас, только поговорить.

– Так я и поверила! – хмыкнула Жанетта, озираясь в поисках помощи.

– Я боялся, что придется прибегнуть к силе, – бесстрастно заметил незнакомец, с легкостью пресекая очередную попытку вырваться. – В любом случае вам придется пойти со мной.

Он свистнул коротко и так пронзительно, что у нее заложило уши. Подъехала закрытая карета. При виде ее Жанетта снова забилась, но позвать на помощь не сумела из-за ладони, по-прежнему зажимавшей рот. Это было профессиональное движение, не позволявшее даже кусаться. Незнакомец подтолкнул ее к экипажу, она уперлась, и тогда ее просто схватили за талию и втолкнули внутрь. Впрочем, кто бы это ни был, он обращался с ней довольно мягко. Оказавшись в карете, Жанетта тотчас бросилась к противоположной дверце. Без единого слова незнакомец схватил ее и толкнул на сиденье.

– Негодяй! – прошипела она, когда карета тронулась.

– Ведите себя благоразумно. У меня нет желания причинять вам боль, но придется это сделать, если вы не перестанете делать глупости. И помолчите. Позже вам все станет ясно.

Поняв, что проиграла, Жанетта устало откинулась на мягкую спинку сиденья. Пока карета ехала, она пыталась понять, с кем имеет дело. Незнакомец не был ни англичанином, ни французом, ни испанцем. Его сильный акцент казался немецким, но только потому, что Жанетта не знала на этом языке ни слова. Ей пришлось видеть от силы трех жителей у Пруссии за всю свою жизнь. Наконец она перестала гадать и отдалась на волю судьбы, хотя и опасалась худшего.

Поездка длилась недолго. Дверцу отворил слуга атлетического телосложения. Похититель галантно помог Жанетте спуститься, словно она была его дамой на предстоящем балу. Слишком усталая, чтобы выказывать хоть какую-то строптивость, она позволила под руку ввести себя в элегантный городской дом.

Обстановка была не просто роскошной, а изысканной, хотя и ничем не напоминала ту, к которой она привыкла с детства. В гостиной, где был разожжен камин, похититель любезно принял у Жанетты саквояж и плащ и передал все это вместе со своей верхней одеждой бесшумно подошедшему негру в ливрее. Потом он повернулся, предоставив ей возможность разглядеть его.

Это был статный мужчина, светловолосый и светлоглазый, с квадратным подбородком. Он не был красив, но внушал уважение римской четкостью черт и непреклонным взглядом. О таких говорят: чего захочет – добьется.

Жанетта приняла бокал красного вина и села в предложенное кресло, ситуация ее заинтриговала. До сих пор ей не приходилось встречать подобных мужчин. Она подумала, что он похож на офицера в отставке.

Присев в кресло напротив незнакомец улыбнулся и сразу стал похож на молодого, проказливого мальчишку. Невозможно было не улыбнуться в ответ. Пригубив свой бокал, он устроился поудобнее и заговорил.

– Мой опыт общения с дамами невелик, но я сделаю, что смогу.

Жанетта молча ожидала объяснений.

– Я лишь недавно узнал о вашем существовании и был заинтригован. Я человек практического склада и не наделен бурным воображением, однако… – Он запнулся.

– Что вам от меня нужно? – поощрила Жанетта, стараясь говорить по-английски как можно более внятно.

– От вас? Видите ли, я хочу жениться на Лоретте де Бомон. – Он встретил ошеломленный взгляд и смущенно отвел глаза. – Я увидел ее в игорном доме. Это была любовь с первого взгляда… безнадежная любовь. Лоретту всегда сопровождает этот француз, д'Арси. Мне нужно как-то дать ей знать о своих чувствах.

– Вот оно что! – облегченно воскликнула Жанетта. – Вам нужно всего лишь мое посредничество на пути к Лоретте? Ах, месье…

– Для вас я не месье, а просто Ральф. Ральф Джермейн, к вашим услугам. – Он встал и коротко поклонился. – А вас, насколько мне известно, зовут Жанеттой.

– Нельзя ли обойтись без фамильярностей? – холодно спросила она.

– А нельзя ли обойтись без высокомерия? – парировал он. – Я надеялся, что мы подружимся, что вы охотно поможете мне. Сказать по правде, я не умею обращаться с аристократками.

Жанетта чуть не засмеялась, но вовремя сдержалась. В конце концов, этот человек похитил ее! Он не заслуживает такого быстрого сближения.

– Да, перед вами аристократка, месье. Отец мой был барон, а жених – граф. Можете быть уверены, моя родословная безупречна!

Отчеканив все это, она ощутила нелепость собственного поведения. Кому какое дело до ее родословной, если даже сама она теперь ни в грош не ставит происхождение?

– Вы ничего обо мне не знаете, – произнесла она тоном ниже.

– Отчего же, кое-что знаю. Вы прибыли на старой трехмачтовой шхуне с Жан-Клодом д'Арси и Лореттой де Бомон. В пути вы перенесли горячку и с трудом выжили. Мне даже известно, что сегодня вечером у вас в доме было трое мужчин. Не нужно много ума, чтобы понять, зачем они приходили.

Жанетта побледнела.

– Я бы не упомянул этого, если бы не ваше высокомерие. У вас незавидное положение, и вы хотели изменить его, когда убегали через окно. Лучше бы на вашем месте оказалась Лоретта, но она готова на все ради д'Арси.

– Вы судите меня, месье, с поверхностной точки зрения, не имея понятия о том, что на самом деле произошло в стенах моей комнаты в этот вечер. В одном вы правы, я совершила побег, потому что не желаю вести такую жизнь.

– Я вовсе не собирался унижать вас, мадемуазель! – воскликнул ее собеседник, разводя мускулистыми руками. – Наоборот, я отдаю должное вашей сильной натуре. Но как вы собираетесь жить дальше? На какие средства? В Новом Орлеане одинокая женщина может заработать, только лежа на спине!

Жанетта ничего не сказала на это. Он встал и принялся расхаживать по гостиной.

– Возможно, я не нашел к вам правильного подхода. Я же сказал, что неуклюж в общении с дамами. Чтобы не напортить еще больше, я просто изложу суть дела. Мне нужна Лоретта, а Лоретте никто не нужен, кроме этого расфранченного француза. Поверьте, я знаю этот сорт мужчин. Если д'Арси окажется у меня по уши в долгу, он по своей воле всучит мне свою подружку. Но для начала я хочу лично с ней познакомиться.

Жанетта округлила глаза от изумления. Ей пришло в голову, что она находится в обществе человека ненормального.

– Уж не знаю почему, но судьба оборачивается против меня, когда речь идет о женщинах. Я не умею держаться с ними непринужденно и тем более – ворковать и кудахтать над ними, как они любят. Приходится идти к цели кружным путем. Вот что я задумал, мадемуазель. Я открою игорный дом, найму среди других человека, хорошо знакомого с этой парой, а он, в свою очередь, порекомендует их мне. Как мой подчиненный, д'Арси вынужден будет выполнять мои приказы, и я без труда улучу момент для более близкого знакомства с очаровательной Лореттой.

– Во-первых, месье, Лоретта влюблена в Жан-Клода до полной потери как рассудка, так и достоинства, а во-вторых, при чем тут я?

– Не думаю, что она так уж влюблена! На месте д'Арси может быть любой, у кого водятся денежки. Кому и знать человеческую натуру, как не мне! Согласитесь, этот негодяй не заслуживает даже смерти в честном поединке.

– Согласна, – холодно произнесла Жанетта.

– Вот и славно, что вы хоть в чем-то со мной согласны! – оживился Ральф Джермейн. – Значит, вы мне поможете? Вы могли бы сильно упростить мне дело.

– Как именно?

– Все упирается в одну мелочь… Скажите, вы бывали за карточным столом? Сумеете сыграть партию?

– Да уж получше, чем Жан-Клод и Лоретта, – усмехнулась она.

– Прекрасно! Просто прекрасно!

– Я помогу вам, но при одном условии, – быстро сказала Жанетта. – Вы наймете меня на постоянную работу, а не только на время исполнения своего плана.

– Я дам вам испытательный срок. Если справитесь, место ваше.

– Если я с чем и справлюсь, то с колодой карт. А каковы условия найма? Процент с… – она хотела сказать «с выигрыша», но быстро поправилась: – С доходов?

– Однако вам палец в рот не клади! – хмыкнул Ральф.

– Я просто хочу заработать, и не какие-нибудь гроши. Услуга за услугу! Я даю вам возможность сблизиться с Лореттой – вы даете мне возможность встать на ноги.

– Зачем вам это? – спросил он подозрительно. – Не лучше ли просто заплатить вам за помощь?

– Нет, не лучше! – отрезала Жанетта.

Это был для нее уникальный шанс стать независимой. Ради этого она была готова на все. Ральф задумался.

– Наймите меня, и скоро я сумею стать для вас незаменимой! Я так выпотрошу Жан-Клода, что он будет на коленях умолять вас принять Лоретту в счет его долга!

– Думаете, это возможно?

– Только если вы примете мои условия.

– Хм, мне нравится ваш задор! Я и сам не чужд честолюбия. Все дело в том, что процент с доходов сделает из вас не больше не меньше как моего делового партнера. При этом вы женщина. Здесь к такому не привыкли.

– Поначалу можно держать это в тайне.

– В таком случае согласен. Так что же, теперь мы друзья? Заразительная улыбка снова осветила его тяжеловатые римские черты. Жанетта попыталась улыбнуться похоже, но не сумела.

– Если вам не терпится поскорее обратиться ко мне по имени, обращайтесь.

– Благодарю вас, Жанетта. Ну, а я Ральф, на случай, если вы запамятовали. Надеюсь, мы все-таки станем друзьями. Не все мужчины одинаковы, вы уж мне поверьте.

Она промолчала.

– Вы, должно быть, умираете с голоду! – вдруг воскликнул Ральф. – Я заранее распорядился, чтобы приготовили ужин во французском стиле. – Изумление на лице Жанетты позабавило его и обрадовало. – Не забывайте, что я собирался залучить вас сюда любой ценой. Кстати, комната для вас тоже готова. Назовите горничной свой размер, и утром вас обеспечат всем необходимым.

Жанетта сдвинула брови. Когда-то Куинси сделал для нее нечто подобное, но тогда все было иначе, это был дар любви! Если этот человек намерен…

– Вы ошибаетесь, – сказал Ральф, когда ход ее мысли отразился на лице. – Мне не нужна содержанка. На Лоретте я собираюсь жениться по всем правилам, а в вас вижу будущего друга.

Он поднялся и протянул ей руку, как партнеру в деле, как равной. Жанетта приняла ее и пожала с холодной решимостью. Ее будущее было отныне определено.

Глава 35

Пока стареющая француженка-модистка давала чернокожей швее указания по подгонке платья, Жанетта прислушивалась к голосу Ральфа Джермейна, излагающего ей свои планы. Было слышно, как он ходит туда-сюда за красивой шелковой ширмой, отделявшей салон от зала ожидания. Это был человек необыкновенно живой и энергичный. За несколько дней, что прошли с момента их знакомства, он ухитрился свернуть горы.

Собственно говоря, это был проект не казино в полном смысле слова, скорее плавучего игорного дома, пришвартованного на озере Понт-Чартрон. То была старица реки Миссисипи, постепенно заросшая с обеих сторон и образовавшая живописный полумесяц озера. Поначалу Жанетта считала эту затею сомнительной, однако поддалась на уговоры своего нанимателя. Ральф собирался распустить слух, что в его казино служит бывшая французская аристократия. По его глубокому убеждению, это не могло не привлечь городскую элиту, падкую как на титулы, так и на новизну.

Он купил большую речную барку, приказал отделать ее полированным деревом и обставил с присущим ему вкусом. Здесь были подлинники картин, бархатные драпировки, хрустальные светильники, ковры и тому подобное. Жанетте предоставлялись апартаменты прямо на борту. Этим вечером она собиралась обосноваться в своем новом жилище.

Слушая монолог Ральфа, она думала о том, как бы скорее начать новую жизнь. Она собиралась забрать в свои руки все управление игорным домом и ничуть не сомневалась, что заставит его процветать. Разве не процветал под ее присмотром «Верлен»? Несмотря на утрату интереса к нарядам, Жанетта с большим вниманием отнеслась к выбору гардероба; необходимо было выглядеть эффектно, но не казаться при этом дерзкой пли нескромной. Во Франции игра испокон веков считалась светским занятием, причем женщина за карточным столом и рулеткой выглядела так же естественно, как и мужчина. Случалось женщине и управлять игорным домом, если она унаследовала дело своего мужа или родственника. Возможно, думала Жанетта, потомки французских эмигрантов легко смирятся с подобным новшеством в их городе. Во всяком случае, она намеревалась сделать для этого все необходимое.

Туалеты для нее шились по последней французской моде – вернее, по последней моде накануне революции, так как с тех пор слово «мода» не употреблялось. Жанетта немного упростила как фасоны, так и обстановку казино. Кричащей роскоши, свойственной таким заведениям, она противопоставила сдержанную элегантность. Во всем сквозила как бы легкая грусть о покинутой родине, которая должна была тронуть сердца клиентов и заставить их охотнее раскошеливаться.

На долю Лоретты тоже был приготовлен гардероб, который – Жанетта ни минуты в этом не сомневалась – должен был несколько разочаровать эту любительницу пышного оперения. Зато Жан-Клод, обладавший большим вкусом в отношении одежды, никак не мог быть в претензии. Ничто так не импонировало ему, как роль скучающего, пресыщенного аристократа. Жанетта улыбалась при мысли, что на сей раз он будет всего лишь маской в спектакле четырех актеров и станет плясать под ее дудку, а не наоборот.

– Ты не слушаешь! – перебил ее мысли голос Ральфа.

– Извини, я задумалась.

– Я не виню тебя – дел еще невпроворот. Как по-твоему, нам хватит двух недель на подготовку?

– Тебе лучше знать. Я успею составить все три гардероба за этот срок.

– Ни минуты не сомневаюсь. Дождаться не могу, когда мы сегодня доберемся до озера! Я готов выслушать все твои замечания, особенно те, которые помогут приблизить время открытия.

– Не терпится заполучить Лоретту? – прямо спросила Жанетта.

– Что? – смутился Ральф. – Впрочем, не стану отрицать. Когда она узнает, что казино – не единственное мое занятие…

– Чем же еще ты занят?

– Многим. В том числе у меня есть плантация.

– Хочешь предложить ей роль плантаторши? – засмеялась Жанетта.

– Не сразу. Лоретта ведь по натуре не провинциалка. Но я и не собираюсь заточить ее на плантации. Хотя там чудо как хорошо, мы будем проводить часть времени в городе.

– Ни минуты не сомневаюсь! – передразнила Жанетта и получила в награду добродушный смех.

– Мне пора. В назначенный час я заеду.

Жанетта подождала, пока он уйдет, и переключилась на болтовню с модисткой. Ей доставляло истинное наслаждение говорить на родном языке. Казалось, знакомые слова ласкают губы.

Когда-то Новый Орлеан был частью Новой Франции, но позже попал под испанское владычество. Когда были введены войска, город распался на кварталы по национальной принадлежности, о чем, по словам модистки, никто не жалел, так как это исключало беспорядки на расовой почве. Жанетта спросила себя, сможет ли быть счастлива в этом городе. Что ж, она собиралась сделать такую попытку. Иметь работу, деньги, завести друзей, купить домик в тихой части Французского квартала казалось ей очень привлекательным. Именно ради этого она забыла обо всем, кроме игорного дома, для этого отдавала все силы его обустройству.

Ральф старался закончить подготовку в срок, и она не сомневалась, что так оно и будет. Он готовил сцену и декорации, ей предстояло обеспечить актеров. Для начала Жанетта послала Лоретте и Жан-Клоду приглашение на ужин в городском доме Ральфа. За столом они планировали сделать этой паре деловое предложение и были уверены, что оно будет принято. В последнее время Жан-Клод постоянно проигрывал.

Спускаясь к ужину, Жанетта улыбалась. Она бы дорого дала, чтобы видеть лицо Жан-Клода в момент, когда он читал ее письмо. Она знала, как раздосадует его необходимость подчиняться женщине, тем более ей.

К ней наконец вернулся аппетит, и сейчас она казалась прежней девчонкой из «Вердена», разве что без былого простодушия в глазах. Еще за эти недели она обрела друга. Работа вместе с Ральфом по обустройству казино очень сблизила их. Они научились уважать друг друга. Все идеи они обсуждали сообща. Мало-помалу плавучий игорный дом обретал свое лицо. Ему предстояло стать элитным закрытым клубом, и три аристократа должны были сделать ему рекламу. Жанетта верила, что наживет целое состояние. Когда это случится, она удалится отдел… или, может быть, нет – все это она обдумает позже.

Ральф ждал ее у подножия лестницы. Разодетый для званого ужина, он явно чувствовал себя не в своей тарелке, так как обычно предпочитал одежду попроще. Смокинг не слишком шел к его тяжеловатым чертам и бычьей шее. Скорее всего наиболее комфортной для него была военная форма, и тем более странной казалась в этом внешне грубом человеке душевная мягкость и чуткость. Они никогда не касались прошлого Жанетты, но он держался так, словно интуитивно угадывал в нем трагедию.

Окинув взглядом ее фиалково-синий вечерний туалет, он одобрительно кивнул.

– Ты сегодня обворожительна, Жанетта. Что за пара вышла бы из нас с тобой! Как назло мне запала в душу легкомысленная, капризная Лоретта. Когда подумаю, каких красивых детей она произведет на свет… А от меня они унаследуют здоровье и уверенность в себе.

– Если только она примет предложение, – засмеялась Жанетта.

Ральф нетерпеливо отмахнулся. Он часто пел дифирамбы своему кумиру и просто не желал думать о провале всей затеи. Он верил, что Лоретте требуется лишь узнать о его любви, чтобы ответить взаимностью.

– Должна же она когда-нибудь увидеть д'Арси в истинном свете! Это непременно случится. Я знаю ее лучше, чем она сама знает себя. Вот увидишь, она бросит этого французишку… – он запнулся. – Не то чтобы я имел что-то против французов в целом – только против светских хлыщей. Ни один из них не протянул бы в армии и дня! Говорю это как бывший гессенский наемник.

– Так вот кем ты был в прошлом… – медленно произнесла Жанетта.

Если бы она с самого начала знала, что судьба столкнула ее с бывшим гессенским наемником, она держалась бы с ним с большим почтением! Военное подразделение, упомянутое им, считалось самым храбрым и непобедимым в Европе и называлось так по имени прусской провинции – Гесс. Во время американской борьбы за освобождение от британского ига эти люди сражались на стороне англичан, фактически ведя всю войну. Они были все как на подбор необычайно сильны, упорны в достижении цели и способны заставить потесниться любого. Когда британское иго было сброшено, немало гессенских наемников осело в Америке.

– Только не нужно так на меня смотреть! – с комическим ужасом воскликнул Ральф. – Мы всего лишь пытались хорошо выполнить работу, а заполучили скверную репутацию. Не забывай, что мы все-таки были наемниками.

– А потом? Вас привлекла свобода?

– В Гессе мы могли бы и дальше продавать свое мастерство солдата, получая за это форму, кров, пищу, деньги. Мне, как и многим моим собратьям по оружию, хотелось большего. Англичане предложили нам за услуги еще и землю, возможность зажить своим домом. Ну как тут было устоять? К сожалению, на своем острове они понятия не имели, что делается в колониях. Это привело к большим неприятностям. Я бы остался на севере Штатов, но северяне нас не слишком жаловали после окончания войны. Новый Орлеан, занятый испанскими войсками, с самого начала стал центром военной поддержки колоний. Англичане мечтали с этим покончить и радостно ухватились за мое предложение отправиться во главе небольшого отряда на подавление вражеского сопротивления. Увы, задача оказалась нам не по силам: испанцы хорошо укрепились и сопротивлялись с неожиданным упорством. Англичане махнули на все рукой и убрались восвояси, а я остался. Земля здесь плодородная, природа пришлась мне по душе, в основном тем, что напомнила мне родной Гесс, его покрытые лесами холмы. Я решил поселиться в Луизиане. Для полного счастья мне недостает теперь только подруга жизни, той единственной и неповторимой женщины, которую узнаешь сразу, где бы и при каких обстоятельствах ее ни встретил. Для меня такая женщина – Лоретта де Бомон. Она чувственна, и многие назвали бы ее порочной. Но ее слепая любовь к этому французу говорит сама за себя. Она способна на подлинное чувство, нужно лишь, чтобы оно было направлено на достойного мужчину. Я хочу сделать Лоретту своей женой. Признаюсь, мне импонирует ее благородное происхождение, потому что моя кровь простовата. Если наша кровь смешается в жилах детей, результат будет отличный.

Это была самая долгая тирада, какую только пришлось Жанетте выслушать от Ральфа, и она невольно подумала, что все слухи о немцах верны.

– Лоретта мне нравится, – сказала она задумчиво. – Когда я впервые ее увидела, она была еще подростком, совсем девочкой. Она потеряла невинность во время восстания, но никакое насилие, никакие бедствия не могут убить в женщине ее истинную сущность. Пожалуй, ты прав – Лоретта будет хорошей женой.

– Не думаю, чтобы она интересовалась мужчинами после всего, что ей пришлось пережить по их вине. Она останется мне верна. Но не будем предвосхищать события. В казино Лоретта ни разу не бросила в мою сторону даже взгляда. Нужно, чтобы она меня заметила, по-настоящему. Сегодня…

– Не рассчитывай сразу на многое! – быстро предостерегла Жанетта.

Ей не хотелось быть свидетелем разочарования новообретенного друга. Никто не мог сказать, сколько понадобится времени, чтобы Лоретта в самом деле заметила Ральфа. Жанетта искренне собиралась помочь ему в этом, отчасти и потому, что ее будущее благосостояние зависело от него и от процветания его игорного дома.

– Лоретта будет моей!

Она сочла нужным ободряюще улыбнуться, хотя втайне считала своего нанимателя совершенно помешанным на своем чувстве и слепым к доводам рассудка. Да и стоило ли его расхолаживать? Только время могло показать, насколько он прав.

Некоторое время они сидели молча, потягивая аперитив. Когда слуга объявил о приходе гостей, оба поднялись, хорошо понимая, что поставлено на карту.

Лоретта была, по обыкновению, разодета в пух и прах, но уже не выглядела ни юной, ни беспечной. Глаза ее запали, а на руке повыше локтя виднелись синяки от чьей-то грубой хватки. Она пыталась запудрить их, но не сумела. Впрочем, ее спутник выглядел и того хуже. Нездоровый образ жизни сильно сказался на внешности Жан-Клода, глаза его бегали, руки тряслись. Очевидно, для него настали плохие времена. Тем не менее он делал вид, что приглашение на ужин в приличный дом для него вещь обычная.

– Присаживайся, Лоретта, – произнесла Жанетта, показывая на диванчик перед камином.

Та села, вздохнув с облегчением. Ральф разлил аперитив. Лоретта приняла свой стакан, забыв поблагодарить. Глаза ее перебегали с Жанетты на Жан-Клода, так что легко было угадать ход ее мыслей. Хозяин дома занял свое место. Невозмутимая маска скрывала бурю эмоций, которую он наверняка в этот момент испытывал.

– Полагаю, вы обрадовались, когда я дала о себе знать. Жанетта начала разговор с безукоризненной светской любезностью, решив держаться так, словно ничего неприятного в прошлом не случилось между ней и Жан-Клодом. Как она и ожидала, тот счел за лучшее подыграть.

– В самом деле, мы за тебя беспокоились.

– В тот вечер, выйдя из дому, я встретила мистера Ральфа Джермейна…

Жан-Клод быстро глянул в сторону хозяина дома и осушил свой стакан.

– …в прошлом гессенского наемника, – закончила Жанетта. – Прошу любить и жаловать.

Лоретта ахнула. Она изумленно посмотрела на Ральфа и долго не могла отвести от него взгляд. Невозможно было усомниться в том, что она «по-настоящему» видит его. Она несколько раз нервно облизнула губы. Жан-Клод нахмурился.

– А это барон Жан-Клод д'Арси де Сангуин и мадемуазель Лоретта, дочь маркиза де Бомона.

– Счастлив познакомиться, мадемуазель! – с чувством произнес Ральф, галантно поднялся и поднес к губам руку гостьи.

– Вы и в самом деле?.. – начала она.

– Гессенский наемник? О да! Неужели это превращает меня в чудовище в ваших глазах?

– Нет-нет, что вы! – запротестовала Лоретта, не сводя с него глаз. – Совсем наоборот! О таких, как вы, слагали легенды!

– Смотря какие из них вам довелось услышать. Многое преувеличено.

Выражение лица Лоретты без слов сказало, что она слышала только самое лучшее.

– Так что же вы обо мне думаете? – спросил Ральф, улыбнувшись ей своей заразительной улыбкой.

– Что вы образцовый солдат, гордость Европы!

– Весьма польщен. Однако это в прошлом. Теперь я плантатор и деловой человек.

Лоретта была очарована непобедимым воином, которого увидела в новом знакомом. Глаза ее сияли. Жан-Клод почувствовал, что единственный источник доходов ускользает из рук, и мрачно посмотрел на свою подругу.

– Однако к делу! – воскликнула Жанетта, не давая гостям возможности сменить тему. – Жан-Клод, Лоретта! У нас есть к вам выгодное предложение.

Словно очнувшись, Лоретта отвела наконец взгляд от Ральфа. Тот молчал, не желая торопить события. Он уже добился главного – был замечен. Жан-Клод явно расслабился.

– Мистер Джермейн открывает игорный дом для узкого круга. В качестве партнера на процент от доходов он пригласил меня…

У Жан-Клода вырвалось едва слышное хмыканье. Он полагал, что знает истинную причину такого благоволения.

– …а я порекомендовала ему вас двоих, – невозмутимо продолжала Жанетта. – Казино будет единственным в своем роде: во-первых, оно расположено на борту речного судна, а во-вторых, среди служащих будут три подлинных французских аристократа. Условия найма весьма щедры. Ты, Жан-Клод, станешь крупье, получишь комнату и целый новый гардероб. Лоретта станет хозяйкой салона, будет привечать гостей. Разумеется, ей тоже предоставляется гардероб и жилье.

– Черт возьми, Жанетта! – не выдержал Жан-Клод. – Если учесть обстоятельства, при которых мы с тобой расстались, подобная щедрость не внушает доверия!

– Кто старое помянет, тому глаз вон, – заметила она, пожимая плечами. – Я хочу разбогатеть, и вы двое можете мне в этом помочь. Ну и себе, конечно.

– Я приобрел клад, когда согласился на ее условия! – засмеялся Ральф. – Это ведь Жанетта подала идею сделать казино плавучим. Видели бы вы, что за элегантная барка стоит на приколе у берега озера Понт-Чартрон.

– А ведь это и правда умно! – усмехнулся Жан-Клод, прикинув возможности. – Место там уединенное. Надо только залучить гостей на борт, а потом уж у них не возникнет желания тащиться в темноте в другие казино. Они просидят за зеленым сукном всю ночь.

– Так соглашайтесь, – поощрил Ральф, глядя на Лоретту.

– Открытие на носу, нужно торопиться, – быстро вставила Жанетта, чтобы не дать Жан-Клоду возможность перехватить этот взгляд.

– Понравится ли Лоретте такая роль… – протянул он с сомнением.

– О да! – воскликнула та. – Плавучий игорный дом – подумать только! В жизни не слышала ничего более романтического. Я рада снова быть рядом с Жанеттой… я хочу сказать, теперь, когда она…

Лоретта со значением покосилась на Ральфа. Очевидно, она считала его покровителем Жанетты. Та чуть было не испортила все, начав объяснять, что они просто друзья, но он вовремя пресек ее откровения:

– Вот и славно! Раз леди согласна, джентльмену остается только последовать ее примеру.

– Иначе отставной солдат выхватит саблю и… – Лоретта оставила фразу неоконченной.

Ральф заразительно расхохотался. К смеху присоединились все, кроме Жан-Клода.

– А теперь к столу, друзья мои! – сказал хозяин дома, предлагая руку гостье. – Нас ждет изысканный ужин. В последнее время я предпочитаю французскую кухню, в чем вы сейчас убедитесь.

Лоретта улыбалась не переставая, чем напомнила Жанетте пухленькую простушку из «Прибежища Авроры».

– Надеюсь, ужин тебя не разочарует, – сказала Жанетта, принимая руку Жан-Клода.

– Хотелось бы мне знать, что ты на самом деле задумала, – произнес он, понизив голос. – Впрочем, я все равно не могу отказаться.

Жанетта подавила улыбку, в душе у нее все пело. Они направились в столовую, чтобы отдать должное ужину. Пересекая элегантно отделанный холл, Жан-Клод бросил на нее взгляд, отдающий прежним надменным презрением:

– Ты кое-кого напомнила мне сегодня, дорогая. Одного ублюдка, который умеет вывернуться из любой, самой паршивой переделки и даже обратить ее себе на пользу.

Глава 36

Привычным движением мешая карты, Жанетта не замечала ни шума вокруг, ни густых клубов табачного дыма. Игорный дом процветал, а с ним процветала и она. Остальное – в том числе оценивающие, одобрительные взгляды мужчин – ничуть ее не занимало. Надо сказать, она попросту забыла, что когда-то считалась красавицей. Чем дальше, тем строже становились ее наряды – в отличие от нарядов Лоретты, которая просто не в силах была противостоять соблазну показной роскоши.

Всю жизнь Жанетты составляли теперь казино и доход, который оно приносило. Хотя денег было вдоволь, она так и не купила домика во Французском квартале, предпочитая жизнь на борту барки, в непосредственной близости от карточных столов. Новый Орлеан так и не стал ей домом, она чувствовала себя там чужой.

Ральф искренне старался увлечь Жанетту светской жизнью. Поддавшись на уговоры, она появилась с ним в обществе, только чтобы еще раз убедиться, что ей там не место. И ее, и Лоретту намеренно третировали женщины и осаждали мужчины. Зато Жан-Клода наперебой старались залучить в семейства с дочерьми на выданье из-за его знатного происхождения и романтического ореола опального дворянина. Очень скоро он стал душой новоорлеанского высшего света. Понаблюдав за ним и за теми, кому он пришелся по душе, Жанетта решила, что с нее хватит, и с того дня избегала выходов в свет…

Негромкий ропот заставил ее вернуться к действительности. Оказывается, она так и сидела с колодой в руке, в то время как окружающие терпеливо ждали, когда она обратит на них внимание. Это было так не похоже на нее, что она сердито себя выбранила. С виноватой улыбкой она быстро раздала карты, но стоило игре начаться, снова углубилась в свои мысли.

В последнее время ее преследовало чувство, что все ни к чему. Вид денег радовал не больше, чем вид скомканной бумаги в мусорной корзине. На душе было пусто, пустота росла и обретала над Жанеттой все большую власть. По утрам приходилось насильно заставлять себя идти к зеркалу и прихорашиваться. Поскольку так требовалось для дела, она продолжала одеваться тщательно и со вкусом, но это не доставляло ей ни малейшей радости – ведь прежде она никогда не одевалась ради себя самой, всегда ради кого-то, кто был ей дорог. Чего стоил один лишь момент, когда она мерила подаренное Куинси крестьянское платьице! Впрочем, Жанетта старалась об этом не вспоминать. Куинси остался в прошлом. Возможно, он уже пополнил собой список жертв революции. Она и сама казалась себе принесенной в жертву, и что-то умерло у нее в душе. Независимость и богатство не принесли ей счастья…

Карточный партнер громко откашлялся. Жанетта на миг встретилась с ним взглядом и тотчас отвела глаза, не в силах вынести даже такой мимолетный и ни к чему не обязывающий контакт с мужчиной. И в этом была главная загвоздка. Как бы дружелюбно она ни держалась, тщательно скрытое отчуждение сказывалось и отталкивало людей. Первое время после открытия казино мужской пол старался пробиться сквозь стену, намеренно воздвигнутую Жанеттой вокруг себя, стремился отогреть ее оледеневшую душу. Ни один из них не вызвал ее интереса, чему она была только рада, так как меньше всего желала сближения с кем бы то ни было. Чувства несли с собой боль. Она не хотела чувствовать, не хотела больше страдать…

Некоторое время Жанетта механически делала ставки, механически улыбалась, изо всех сил стараясь показать, что наслаждается игрой. Но этот маленький спектакль никого не обманул. Мало-помалу игроки начали покидать ее стол и переходить за другие. Жанетта резко напомнила себе, что должна привлекать клиентов, а не отпугивать, что от них зависит свобода, которую она наконец вкусила. Однако внутренний голос возразил, что она ничуть не более свободна, чем раньше, что нет никакой разницы, чьей рабой быть – Жан-Клода или увеселительного заведения. По сути дела, она поменяла одного хозяина на множество. Клиенты диктовали ей условия существования, манеру одеваться и держаться.

Раздраженная горькой правдой этих слов, Жанетта поднялась и сделала знак другому крупье занять ее место. Ей нужно было уединиться хоть на пару минут, чтобы взять себя в руки и снова укрыться под маской беспечности.

Отделенная от салона бархатной гардиной, Жанетта перестала улыбаться. Горячие слезы обожгли глаза. Что это с ней? Ведь все обернулось именно так, как она мечтала. У нее есть теперь все необходимое для счастья. Где же оно – счастье?

Жанетта захлопнула приоткрывшуюся дверь в воображаемую крепость, где она все это время отсиживалась. Стало легче. Сквозь щель между гардинами можно было видеть зеленое сукно карточных столов, искристый хрусталь светильников, мягкий бархат кресел, полотна известных художников. Она хорошо поработала для того, чтобы этот зал выглядел таким гостеприимным. Здесь каждый заранее чувствовал себя в выигрыше, независимо от того, улыбалась ли ему фортуна.

После короткой дискуссии казино получило название «Марсель». Можно было сказать, что успех сопутствовал им с самого первого дня. Ральф пытался приписать его полностью Жанетте, но она не позволила этого сделать. Не только он, но и Жан-Клод с Лореттой внесли свою долю в процветание заведения. По мере того как росла пустота в душе, Жанетта все чаще задавалась вопросом, что будет с этим ее источником средств к существованию, если любой из них потеряет к нему интерес. Жан-Клод мог подыскать себе богатую жену и остепениться. Лоретта могла выйти за Ральфа и уехать с ним. Сам Ральф мог всерьез заняться плантацией и махнуть рукой на «Марсель». Жанетте стало казаться, что перемены витают в воздухе. Это пугало. Будет ли она так твердо стоять на ногах в одиночку? Что, если ее уверенность в себе – просто миф?

Накоплений было не так много, чтобы удалиться от дел, если она не потянет казино без чужой помощи. Но вместо того, чтобы еще больше оживлять игру, она теряла способность привлекать за свой стол клиентов. Были среди них и такие, что избегали ее любой ценой, если только вдребезги не напивались. Озадаченная этим, как-то раз она обратилась за разъяснением к Ральфу, но убежала не дослушав, когда он начал говорить что-то о ее отчуждении, о ее равнодушии. Разве это не святое право каждого человека – избегать неприятного общения? Однако Жанетта хорошо понимала, что такая позиция не принесет ей ничего хорошего. Интересы казино прежде всего! Каждая женщина по натуре актриса. Неужели она бездарнее Лоретты?

Снова оглядев зал, Жанетта нашла взглядом Лоретту. Та просто расцвела за последнее время. Руки ее так и летали над столом, с губ не сходила дразнящая улыбка. За ее стулом, как всегда в отсутствие Жан-Клода, стоял Ральф. В какой-то момент девушка оглянулась на него через плечо и одарила сияющей улыбкой, а когда он подвинулся ближе, откинула голову ему на грудь и радостно улыбнулась. Наклонившись, Ральф прошептал что-то ей на ухо. Лоретта засмеялась. Она была воплощением кокетства, средоточием радости бытия.

Жанетта непроизвольно содрогнулась, вспомнив, что давно уже не смеялась так беспечно. Ей пришло в голову, что все дело в длительном физическом воздержании. А между тем вокруг столько мужчин! Наверняка среди них есть и такие, которых стоит только поманить. Но что потом? Устроит ли ее чисто физическая разрядка? Доставит ли радость близость без любви?

Новая волна раздражения захлестнула ее. Довольно хныкать! Пора заняться делом! Сейчас она выйдет в зал и сыграет свою роль в совершенстве! Что бы с ней ни творилось, она будет казаться такой, какой ее хотят видеть клиенты, потому что в этом казино заключается вся ее жизнь. И еще – она найдет себе любовника. Все равно кого, лишь бы джентльмена. Как только это станет известно, ее перестанут считать каменной и бездушной.

Жанетта выскользнула из-за гардины и заговорила с первым встречным. Тот с готовностью поддержал разговор (в точности как она и ожидала) и через пару минут уже рассказывал ей историю своей жизни. Она не слушала, но сохраняла заинтересованный вид и время от времени подавала нейтральные реплики. Немного погодя она покинула собеседника под благовидным предлогом. Чтобы и дальше вести себя в том же духе, ей пришлось выпить один за другим два бокала вина. Это помогло. Вскоре Жанетта уже сидела за игрой, с новым, хотя и не вполне естественным оживлением тасуя карты. По ее знаку официант снова налил вина. Вот все и получается, говорила она себе с торжеством. Еще немного – и она в самом деле затмит Лоретту актерским талантом. Это ведь ее работа – занимать, привлекать и очаровывать.

Казалось, вокруг Жанетты засиял искристый, нервный свет. Вечер шел своим чередом, поток клиентов не иссякал. Они летели на этот свет, как бабочки на огонь, жадные до ее переменчивой живости. Она то была серьезной, то вдруг заливалась смехом, она флиртовала, она блистала остроумием. Мужчины забывали о картах, не в силах отвести взгляда от ее прелестного оживленного лица, и никто не знал, чего ей стоил этот показной блеск. В душе росло отвратительное чувство, что она занимается именно тем, от чего когда-то бежала, – торгует собой. Не своим телом, конечно, но какая разница? Разве лучше торговать душой?

Еще бокал вина, потом еще. Жанетта знала теперь, что справится и в одиночку, что ей по силам давать такое представление каждый вечер. Она не подозревала, что Ральф давно уже с тревогой наблюдает за ней.

За прошедшее время он сильно к ней привязался. Это было теплое, почти братское чувство. К родной сестре он никогда не относился так хорошо. Сестра не была ни привлекательной, ни милой – возможно, потому ей и не пришлось испытать столько горя. Ральф искренне сочувствовал Жанетте в ее стремлении обрести независимость, но знал, что ей не по силам роль хладнокровной деловой женщины, какой она старалась казаться. Женщинам с врожденной деловой хваткой – авантюристкам и интриганкам – легко давалось все то, над чем Жанетте приходилось, по мнению Ральфа, изо всех сил трудиться. Наблюдая за ее искусственным оживлением, он не без грусти думал, что она слишком сильно и глубоко чувствует для выбранной роли, что она создана для любви, а не для успеха в делах.

Взгляд его невольно переместился на Лоретту, и тотчас в душе разлилось тёплое сияние счастья. Ему повезло! Лоретта непременно полюбит его… если уже не любит, сама того не сознавая. Пусть цепляется за детское увлечение, все равно рано или поздно ей откроется истина.

Жан-Клод оказался не такой уж серьезной угрозой. В данный момент он подыскивал себе богатую невесту и готовился устроить свою судьбу. У него ив мыслях не было сделать свою любовницу честной женщиной. Он желал снова стать аристократом и вести соответствующую жизнь, и это вполне устраивало Ральфа. Коснувшись губами теплой макушки Лоретты, он оставил ее и подошел к Жанетте.

Та как раз делала прикуп. Ральф каждый раз заново поражался ее ловкости в игре. В этот момент она так и излучала шарм, и он невольно подумал, что это случается все реже. Почему же именно сейчас? Что за мысли владели Жанеттой совсем недавно, когда она была так далека от окружающих и так холодна? Неужели ее сердце взбунтовалось против вынужденной холодности?

Ральф прислушался к быстрому, нервному, чересчур громкому смеху Жанетты, нахмурился, но ничего не сказал, потому что знал, что не будет услышан. Однажды он сделал попытку и не собирался ее повторять.

Жанетта подняла очередной бокал и заметила Ральфа. Тот хмурился. Она мысленно пожала плечами, потому что в данный момент ей было на все наплевать – спиртное сделало свое дело. Правда, к веселью все больше примешивалось какое-то неприятное чувство. Что ж, никто не узнает, подумала Жанетта, улыбнулась и подмигнула Ральфу:

– Когда же ты наконец заполучишь нашу дивную Лоретту?

– Тише! – Он с тревогой глянул через плечо. – Она может услышать.

– Да ведь она за три стола отсюда! – засмеялась Жанетта. – До чего же ты терпелив! Тебе не надоело видеть Жан-Клода ночь за ночью входящим в ее комнату?

– Сейчас не время и не место это обсуждать! – отрезал Ральф.

Жанетта опустила взгляд в карты. Она-то знала, что Жан-Клод цепко держится за то, что считает «своим имуществом». Он даже ее пытался уложить в постель и отступился, только получив резкий отпор.

– Видишь ли, ты просто не представляешь, что… Ральф так и не узнал, о чем шла речь, потому что она вдруг умолкла и словно окаменела. Взгляд ее был прикован к человеку, только что переступившему порог салона.

Жанетту накрыла волна огненного жара, потом волна ледяного холода. Карты выпали у нее из рук и веером легли на стол. В дверях стоял Куинси Жерар. Он смотрел на нее без удивления, как если бы ожидал найти ее здесь.

Внезапный ужас объял Жанетту. Она рывком повернулась к Ральфу, пытаясь взглядом объяснить ему, что должна бежать, что никак не может оказаться лицом к лицу с человеком в дверях. Все глаза обратились на нее, но Жанетта ничего не замечала. Она была в панике.

– Что происходит? – спросил Ральф вполголоса, когда Жанетта поднялась из-за стола. – Тебе нехорошо? Позвать другого крупье заменить тебя?

– Да, пусть ее заменят, – произнес мужской голос, в котором явственно слышался французский акцент.

– Куинси… – прошептала Жанетта с болью.

Ральф с интересом окинул взглядом вновь прибывшего, отметив старый шрам у него на щеке. Это был человек могучего телосложения, по виду прирожденный воин. Ральф сразу испытал к нему расположение. Однако его весьма заботил вопрос, кем гость приходится Жанетте. Да и вообще откуда он взялся?

Куинси обогнул стол и подошел к Жанетте, не сводя взгляда с ее побледневшего лица. Похоже, его появление не привело ее в восторг. Она выглядела так, словно ее ударили. А он проделал такой путь, чтобы снова ее повидать! Взяв ее безжизненную руку, он ощутил, что она холодна как лед. Взгляд ее был пустым, невидящим.

Только тогда Куинси оглядел тех, кто находился поблизости, задержав взгляд на мужчине за спиной Жанетты. Кто он? Ее любовник?

– Нам необходимо поговорить! – сказал он с нажимом.

– Прошу простить меня, месье, но я не могу оставить рабочее место, – ответила Жанетта странным, мертвым голосом. – Извольте подождать. Когда я освобожусь, я…

Куинси отшатнулся, словно получил пощечину. Месье?!

– Что значит – подождать? Мы не виделись целую вечность! Я пересек океан, чтобы увидеть тебя!

Жанетта отвела взгляд, не в силах видеть знакомый блеск черных глаз. Она успела забыть, как высок Куинси, как могуч! Как могла она любить его? Любить человека, столь полного жизни и энергии? Они такие разные!

– Жанетта! Жанетта! – воскликнул Куинси, слегка встряхивая ее за плечи. – Очнись! Это же я! Ты что, ослепла? Или, может, сошла с ума!

– Отпустите меня, месье, и немедленно, иначе я позову вышибалу…

– Тогда зови сразу всех ваших вышибал, потому что одному я просто сверну шею! Нам нужно с тобой объясниться, и мы объяснимся, хочешь ты этого или нет!

– Еще раз требую отпустить меня, – произнесла Жанетта ледяным голосом. – Мы поговорим, когда я освобожусь.

В ней ожило смутное воспоминание об этих сильных руках, обнимающих ее тело. В этот момент Ральф положил свою внушительную ладонь на локоть Куинси. Тот отдернул руки и отступил.

– Этот не похож на вышибалу, но я могу свернуть шею и ему, – сказал он с горечью.

Ральф хорошо понимал, что в госте говорит ревность, но вовсе не собирался обсуждать его отношения с Жанеттой на публике.

– Предлагаю вам перейти в мой кабинет, сэр. Это позволит гостям вернуться к игре. Я не допущу публичного скандала.

Он сделал знак струнному квартету продолжать. Игроки снова заняли свои места за столами, хотя многие предпочли бы и дальше оставаться зрителями в этом захватывающем спектакле.

– Надеюсь, здесь только играют в карты, – с угрозой произнес Куинси.

– Обсудим это в более подходящем месте, – холодно ответил Ральф. – Жанетта, проводи гостя в мой кабинет. Я скоро буду.

Надменно вскинув голову, она направилась к двери. Куинси последовал за ней. В кабинете уютно потрескивал камин, к которому Жанетта тотчас прошла, чтобы согреться. Ее била дрожь, и она сжала зубы, чтобы они не стучали.

«Никогда еще она не была так хороша!» – подумал Куинси, поворачивая ее к себе за обнаженные плечи. Жанетта медленно, но решительно высвободилась и отступила в сторону. Не зная, как с ней держаться, он смущенно присел в кресло перед огнем. Нельзя было поверить, что это та самая женщина, которую он когда-то знал и любил. Возможно, кто-то занял его место в ее жизни и сердце. Ведь любила же она когда-то Жан-Клода!

Хотя Куинси надеялся, что Жанетта сядет в соседнее кресло, она укрылась за его спинкой.

– Ты, кажется, хотел со мной поговорить, – сказала она, нарушая тягостную тишину. – Я готова выслушать тебя. Потом мне придется вернуться в зал.

– Господи Боже! Что происходит? Может, ты думаешь, я приехал с дурными намерениями? Наоборот, я хотел помочь тебе… я боялся, что тебе приходится нелегко. Когда стало известно о твоем похищении, мы с Гретхен были вне себя от беспокойства!

– Но теперь ты успокоился, не так ли? Видишь, у меня все в порядке. Что до прошлого… о прошлом я не хочу ни говорить, ни вспоминать. Скажи только, как там тетя Гретхен. Надеюсь, она в добром здравии?

Куинси лишился дара речи. Жанетта вела себя так, словно рассталась с теткой только вчера, после какого-нибудь утомительного великосветского бала. Она как будто забыла о том, что Гретхен осталась в стране, охваченной кровавой революцией.

– Гретхен мертва, – наконец произнес он тихо.

– То есть как это мертва? Почему? Что случилось?

– Во Франции это может теперь случиться с кем угодно в любую минуту.

– Да-да, я помню… но я надеялась, что Гретхен давным-давно за границей… например, с Эдуардом. Он ведь предлагал ей перебраться к нему в Англию. Ну, а сам он все еще там?

– И намерен остаться навсегда. Он взял в жены богатую вдову, еще вполне молодую женщину. Их первенец вот-вот появится на свет. Эдуард надеется, что на этот раз судьба подарит ему мальчика.

– Ах, вот как…

Жанетта ощутила, как все сильнее смыкаются створки раковины, в которую она себя заточила. Новости, привезенные Куинси, просто не укладывались в сознании и больше походили на страшную сказку, чем на правду. Имена родных и близких не будили никаких чувств. Гретхен мертва, думала Жанетта, безуспешно пытаясь вызвать в себе чувство потери. Эдуард нашел новую семью и с нетерпением ждет наследника. А вот ее ребенок так и не был рожден. Возможно, это был мальчик. Но боли не было, осталась лишь всеобъемлющая пустота.

– Что ж, я рада за своего отчима.

– Тебе не интересно, как умерла Гретхен? – спросил Куинси раздраженно.

– Отчего же, интересно. Я её любила.

Глаза ее были странно, неуместно безмятежными и такими отстраненными, что это пугало. Красивая женщина у камина казалась пустой оболочкой Жанетты или незнакомкой, лишь внешне на нее похожей.

– Иветта приказала прикончить Гретхен, – с намеренной резкостью объяснил Куинси.

– Зачем?

– Так уж вышло, что Иветта, при всем ее распутстве, всегда любила одного-единственного мужчину. Меня. Ради меня она сговорилась с Жан-Клодом о твоем похищении. Это был хитрый план – одним ударом избавиться от всех, кто ей мешал: от тебя, Лоретты и самого Жан-Клода. И ведь это сработало! Я поверил, что ты сбежала в Америку по доброй воле! Правда открылась лишь по чистой случайности: Иветта любила похвастаться и считала Жоржа лояльным гражданином. От него я узнал и то, куда исчезла в тот день Марго. Ее задушили и бросили в реку вместе с другими жертвами беспорядков, Жорж спешил передать новости Гретхен, был выслежен и убит. Гретхен ненадолго пережила его. Как только выяснилось, что я знаю правду и знаю именно от нее, Иветта отдала приказ ее убить. Узнав, что я намерен отправиться в Америку, она пришла в ярость, такую бешеную, что я едва ускользнул от расставленных повсюду засад. – Куинси невесело усмехнулся. – Думаю, Иветта тоже не зажилась на свете. Еще при мне власть захватило другое крыло якобинской партии, а за всякой сменой власти в партии насилия обычно следует «чистка рядов».

– Иветта получила по заслугам, – рассеянно заметила Жанетта. – Жаль, что все так вышло.

– Жаль? И это все, что ты можешь сказать?

– Что же еще? Ведь ничего уже не поправить. Значит, ситуация во Франции ухудшилась?

– Рад, что тебя хоть что-то заинтересовало! Очевидно, ситуация во Франции для тебя куда важнее, чем смерть близких людей! Да, черт возьми, во Франции совсем паршиво! Знать вырубают под корень, как лес на месте стройки. Мое место там, потому что должен же кто-то сохранять трезвую голову среди происходящего безумия. А я бросился за тобой, Жанетта! Я боялся за тебя. Я хотел, чтобы мы снова были вместе. О дьявольщина! Я любил тебя и люблю! Когда ты ответила мне взаимностью, я был на седьмом небе от счастья. Как жестоко я ошибался! Тебе просто понравилось иметь дело с «черной костью». Не потому ли и здесь ты выбрала себе в любовники не аристократа, а какого-то… какого-то фермера!

– Не смей так говорить о Ральфе, ублюдок!

Слово вырвалось прежде, чем Жанетта успела его осмыслить, и показалось, что оно отдалось в наступившей тишине многократным эхом. Раскаяние смешалось в ней с негодованием. Ральф вернул ее к жизни, дал возможность встать на ноги! Она не допустит, чтобы его чернили!

– Извини, – сказала она неохотно, выходя из-за кресла. Куинси кивнул, встал и попытался привлечь ее к себе.

Жанетта уклонилась. Какую бы крепкую стену она ни воздвигла вокруг себя, страх оказаться беззащитной против чувств оставался с ней всегда. Куинси скрестил руки на груди.

– Я не могу сердиться на тебя, Жанетта, и ты это хорошо знаешь. Меня больше ранит твое равнодушие. Это из-за него, из-за этого фермера? Он так тебе дорог?

– Он вовсе не фермер, – возразила Лоретта входя. – Он бывший гессенский наемник.

Ее безупречный французский заставил Куинси удивленно приподнять бровь, но когда следом вошел Ральф, он снова нахмурился.

– Я Лоретта де Бомон, – сказала девушка. – Для вас – просто Лоретта. А насчет Ральфа вы заблуждаетесь. Его сердце отдано вовсе не Жанетте, а мне – по крайней мере он так говорит.

– Увы, моя ненаглядная! – воскликнул тот. – Твое сердце принадлежит другому!

Лоретта кокетливо отмахнулась.

– Так вот вы какой, брат Жан-Клода! – протянула она, с интересом разглядывая Куинси. – Рада наконец познакомиться. Он не будет в восторге от вашего появления.

– Это меня не удивляет, – сквозь зубы произнес он.

– Только не обижайте его! – встревожилась Лоретта при виде тени жестокости, прошедшей по его лицу. – Поверьте, все, что совершил Жан-Клод, он совершил под влиянием обстоятельств. Если бы он отказал Иветте, с нами расправились бы, как с другими аристократами.

Куинси помолчал, обдумывая услышанное, затем повернулся к Ральфу:

– Куинси Жерар, к вашим услугам.

– Ральф Джермейн. Вы не ошиблись, я фермер, а вернее, плантатор. И горжусь этим!

– С моей стороны это было глупое замечание, месье, извините!

– Ничего, в какой-то мере мы квиты. Я ведь тоже фактически выставил вас из зала. Я не терплю скандалов в казино.

– О скандале речи не шло, – вставила Жанетта нелюбезно.

– Пожалуй, мы явились чересчур рано, – сказал Ральф. – Это потому, что хотели предложить гостю кров. Или вы уже где-то остановились, сэр?

– Я прямо с корабля, – ответил Куинси, поглядывая на Жанетту.

– Тогда я могу вам кое-что посоветовать. Вообще-то это обязанность Жанетты, но ваше появление повергло ее в такой шок, что пока и речи нет об элементарной вежливости, – добродушно пошутил Ральф. – Давайте выпьем, поболтаем, а Лоретта позаботится о Жанетте. Прими ванну, отдохни. Ты слишком много работала в последнее время.

– Замолчи! – крикнула Жанетта со слезами на глазах. – Не обращайся со мной так, словно у меня нервный срыв!

Она выбежала из кабинета, хлопнув дверью. Куинси бросился было следом, но опомнился и оглянулся.

– Я ничего не понимаю! Просто не узнаю ее! Что с ней такое?

– Лоретта, вернись в зал и присмотри, чтобы все шло гладко, – ласково попросил Ральф. – Я отвезу мистера Жерара к себе и введу в курс последних событий. Да, и позаботься о Жанетте.

– За нее можешь не тревожиться, – весело ответила девушка, улыбаясь. – Делай, что считаешь нужным. Когда мужчина ради женщины пересекает океан, он заслуживает самого лучшего обращения.

Выходя, она думала о том, что Жанетта все-таки дурочка. Отталкивать такого красавца!

Глава 37

Тихая, безмятежная ночь окутала плантацию тьмой. В двухэтажном доме Ральфа Джермейна тоже царила тишина. Куинси смотрел на заросли кустов из окна спальни, перебирая в памяти все, что узнал от своего гостеприимного хозяина. У него сложилось благоприятное мнение о бывшем гессенском наемнике. Очевидно, тот был настоящим другом Жанетты.

Теперь Куинси многое видел в ином свете. Он знал о том, что Жанетта решила сбежать после нескольких часов, проведенных с тремя мужчинами. Нетрудно было представить себе, что произошло. За прошедшие месяцы Куинси не раз видел, как женщин насилуют грубо и безжалостно. Некоторые умирали, так и не оправившись от пережитого.

Он поднялся с постели, потому что снова и снова видел во сне кошмар, который ей пришлось пережить. Жанетта отбивалась от насильников, звала на помощь, но он не мог оторвать ног от земли и просыпался в холодном поту. Сейчас он с горечью думал о том, что его никогда не было рядом в нужную минуту! Жанетта привыкла к тому, что от него нечего ждать помощи, а между тем он страстно желал быть ей защитником. Увы, жизнь всегда ставила преграды на его пути к Жанетте.

Возможно, думал Куинси, она винит его во всех своих злоключениях. Возможно, горести и испытания убили в ней чувство к нему. В тяжелую минуту человек порой теряет желание жить, не то что надежду или любовь.

Он был далеко, когда Жанетта в муках потеряла дитя. С ней был только Жан-Клод, виновник всех ее бед. Ничего, еще будет время свести с ним счеты. Иное дело Лоретта. Куинси чувствовал себя в долгу перед ней за все, что она сделала для его любимой. Он искренне желал ей счастья с Ральфом, хотя и не мог постигнуть, как тому удается смотреть сквозь пальцы на прошлое Лоретты и на ее нынешний роман с Жан-Клодом. Сам он был не настолько великодушен.

Куинси отвернулся от окна и обвел взглядом комнату, освещенную одинокой свечой. Дом Ральфа Джермейна был удобным и красивым. Лоретте здесь понравится, подумал он, ни минуты не сомневаясь, что Ральф все же склонит ее к браку. Если бы не эти двое, он бы повредился в рассудке после разговора с Жанеттой!

Несколько часов назад он впервые переступил порог загородного дома Ральфа, выстроенного в классическом стиле. Куинси считал его чересчур роскошным, но оставил свое мнение при себе, видя, что Ральф гордится своим жилищем.

Куинси усмехнулся. Дом Ральфа Джермейна не мог стать предметом семейной распри. Возможно, на этой земле и речи не шло о законных наследниках и бастардах. Это был оплот будущего, совсем иного, чем то, что прорастало сейчас на залитых кровью руинах Франции. Чего стоит даже рай, если он построен на костях жертв? Сколько еще поколений будет нести на себе вину за содеянное? Сколько семей будет оплакивать пропавших без вести, поруганных и казненных?

А здесь страна неописуемых возможностей. Французский квартал, где все еще звучит родная речь. Куинси был пленен Новым Орлеаном, хотя не мог забыть ни Францию, ни Марсель. Он знал, что останется гражданином своей страны, что бы с ней ни случилось, что не заставит себя отвернуться от нее, израненной, истекающей кровью. Однако он был не способен отвернуться и от равнодушной, изверившейся, несчастной Жанетты. Как же поступить?

Ральф Джермейн охотно говорил о Луизиане, о жизни на плантациях. У него было невероятное множество интересов. Новый Орлеан рос, процветал, и, по его словам, нельзя было найти лучшего места для начала новой жизни.

Его уговоры навели Куинси на мысль, что этот ветеран принимает большое участие в его судьбе.

Почему – он не знал. Жизнь на родине не приучила его к помощи со стороны других, там мало кто им интересовался, мало кто рвался помогать. При прежнем порядке он в первую очередь был незаконнорожденным для людей, обладавших богатством. Значит, в Луизиане все иначе? Здесь каждый волен помогать другому и признавать в нем равного? Здесь нет свода жестких правил на этот счет? И все же участие Ральфа ставило Куинси в тупик. Они едва знакомы! Разве что этот человек действовал в интересах, хотя и против воли, Жанетты.

Время шло, но сон не приходил. Слишком многое требовалось обдумать, слишком важное решение нужно было принять. Куинси чувствовал себя лет на десять моложе, грудь его теснило волнение при мысли о новых возможностях, о будущем.

Так продолжалось до рассвета.

С первыми-лучами солнца плантация ожила. Запахи и звуки понеслись отовсюду, обостряя тоску о собственном доме, о семье, которой у него никогда не было. Куинси удалось смирить первый порыв – приложить все усилия, чтобы встряхнуть Жанетту и вывести ее из странного оцепенения. Он решил действовать осторожно и мягко, почаще попадаться ей на глаза, чтобы заново приучить ее к себе. Он готов был ждать, пока лед в ее сердце растает.

Куинси нащупал во внутреннем кармане кожаный мешочек: Это было наследство, которое Гретхен завещала Жанетте, умирая у него на руках от ножевой раны. Куинси поклялся, что свою дочь они назовут в ее честь. Он надеялся, что это отчасти облегчило Гретхен уход в лучший мир.

В дверь постучали. Это оказалась молодая негритянка с теплой водой для умывания. Она двигалась тихо, как мышка.

– Давно ты работаешь у мистера Джермейна? – спросил Куинси, желая побольше узнать о порядках на плантации.

Девушка потупилась и выскользнула из комнаты. Это напомнило Куинси, что на Юге чернокожих покупали и продавали, как скот, однако он отмел мысль о том, что так же мог поступать и джентльмен вроде Ральфа Джермейна. Улицы Нового Орлеана были наводнены людьми всех оттенков черного и коричневого, и б