Двойное убийство [Барбара Маккафферти] (fb2) читать онлайн

- Двойное убийство (пер. Е. Тюрникова) (а.с. Нэн и Берт -1) 760 Кб, 217с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Барбара Тейлор Маккафферти

Настройки текста:



Барбара Тейлор Маккафферти, Беверли Тейлор Херальд Двойное убийство

Глава первая Берт

Строго говоря, ничего особенного в случившемся не было. И позднее я пыталась втолковать это полиции. Когда у вас есть сестра-близнец, такого рода происшествия – дело обычное. Какой-нибудь тип, которого вы сроду в глаза не видели, вдруг подходит и принимается болтать, будто вы с ним старые друзья.

И как прикажете поступать в таких случаях? Ну, если вы с сестрой близняшки – улыбнетесь и будете держаться как можно приветливее. Причем сразу и ни секунды не колеблясь.

Знаю-знаю, всех особей женского пола не раз предостерегали: ни в коем случае нельзя разговаривать с незнакомцами на улице. И меня предупреждали. И сестру мою Нэн тоже. Помнится, однажды, когда мы учились в выпускном классе, наша матушка с каким-то мрачным удовлетворением ткнула пальцем в красующийся на журнальном стеллаже очередной выпуск «Криминального вестника» в живописно окровавленной обложке и принялась делиться житейской мудростью; мы же с благоговейным ужасом внимали ее поучениям. По мере того как наши совершенно одинаковые глаза расширялись, мама повествовала все увлеченнее. «Ты все поняла, Нэн? – резюмировала она наконец. – А ты, Берт?»

Да-да, совершенно верно – Нэн и Берт. Матушка назвала нас в честь той самой парочки из телесериала «Близнецы Боббси». Правда, там фигурировали мальчик и девочка, но мама не могла позволить, чтобы подобный пустяк помешал реализации ее замысла. Так что когда вместо запланированного разнополого потомства родились две девочки, матушка не мудрствуя лукаво удлинила одно из выбранных имен – из Берта сделала Бертрис.

И тут же все стали называть меня Берт – для краткости. И то слава богу.

Помнится, я лишь однажды пожаловалась маме по поводу своего имени – это было лет в тринадцать, когда меня вообще раздражало все на свете. В ответ мама невозмутимо напомнила, что могла бы окрестить меня в честь девчушки из младшей парочки близнецов Боббси – Пипины.

Что-что, а убеждать матушка всегда умела.

Как и с этим самым «Криминальным вестником», о котором я упоминала. К тому времени, когда мама закончила просвещать нас, мы с Нэн уже не сомневались, что та дамочка на обложке счастливо избежала бы всех этих красочно изображенных ужасов, воздержись она от разговоров с незнакомым мужчиной.

В общем-то надо отдать маме должное – она была права. Но хотя я вовсе не любительница завязывать беседу с кем попало на улице, к несчастью, в то же время отлично знаю, что моя сестрица Нэн способна выйти из себя, если вдруг я ненароком отошью какого-нибудь ее кавалера, которого она, выражаясь ее словами, окучивала несколько месяцев кряду.

Вот почему я давным-давно решила для себя, что у меня куда меньше шансов столкнуться с потенциальным кровожадным маньяком из «Криминального вестника», нежели случайно повстречать потенциального суженого Нэн.

А еще я давно решила, что лучше уж иметъ дело с кровожадным маньяком, чем с моей сестрицей, когда она не в духе.

Обо всем этом я так долго рассказываю, чтобы вы поняли, почему в тот ясный, солнечный четверг октября, когда совершенно незнакомый мужчина в сером пальто подошел ко мне, едва я выбралась из офисного здания «Ситизенс-Плаза», я попросту остановилась и заговорила с ним.

Никакого страха я не испытывала.

– Эй, привет! – бросил он.

У перекрестка, дожидаясь зеленого сигнала, толпился народ, взгляд мой был прикован к светофору, так что я даже не сразу сообразила, кто говорит.

– Знаешь, я так рад тебя видеть. – Тут я поняла, что голос принадлежит стоящему рядом бородатому незнакомцу, который взирал на меня такими пронзительно голубыми глазами, что Пол Ньюмен помер бы от зависти.

Прежде чем отозваться, я окинула говорившего долгим, пристальным взглядом. Во-первых, дабы удостовериться, что действительно его не знаю.

Так оно и было – не знала.

А во-вторых, дабы получше запомнить и потом описать его Нэн. Вот насколько я была убеждена, что меня перепутали с сестрой.

В тот вечер мы с Нэн собирались поужинать у нее дома. Если, конечно, называть ужином то, что мы собирались съесть. Торчать у плиты ни одна из нас не желала, а посему было решено, что по пути я заскочу в «Макдоналдс». Я отлично понимала, что, если не сумею представить Нэн детального описания этого Как-Вас-Тама, ей ничего не стоит подмешать в мою колу летальную дозу чего-нибудь этакого.

Так вот, пялилась я на него, значит, пытаясь сообразить, на кого из кинозвезд он похож, однако помимо упомянутых прекрасных глаз, голубее, чем у Пола Ньюмена, на ум никто не шел. И это меня удручало. Потому как Нэн – из тех людей, кто проводит слишком много времени в кинотеатре или перед экраном телевизора. И всех встреченных на своем жизненном пути она неизменно оценивает на предмет сходства с теми или иными актерами и актрисами. Нет, серьезно! Послушать Нэн – так весь мир состоит из двойников кинозвезд.

Не в силах сообразить, кого из актеров напоминает этот парень, я постаралась четко зафиксировать в мозгу его светлый образ. Так-с, дайте сосредоточиться… Росту в нем было шесть футов два дюйма, темно-каштановые волосы, широкоплечий… ну да, и все те же упомянутые выше голубые-преголубые глаза. Загорелый, с аккуратной бородкой и сеточкой морщин вокруг глаз. А это значит, что ему с равным успехом могло быть лет двадцать пять и он плохо переносил солнце – или же сорок, и при этом он каким-то образом умудрился сохранить прекрасную физическую форму. Впрочем, незнакомец тянул на любой возраст между двадцатью пятью и сорока. С этой его бородкой, закрывающей часть лица, трудно было сказать точнее.

Помимо серого пальто, на мужчине были серые фланелевые брюки, голубая – под цвет глаз – рубашка, пиджак цвета морской волны и красный галстук с диагональными полосками в тон пиджаку.

Судя по первому впечатлению – вылитый банкир.

Причем банкир, который с легкостью мог бы войти в мой персональный список «Десять самых красивых мужчин, с которыми я никогда не встречалась»:

Списочек этот, между прочим, возглавляет Мэл Гибсон.

– О-о, – неуверенно протянула я. – Привет.

– Знаешь, я ведь надеялся, что мы когда-нибудь встретимся, – проникновенно продолжал бородатый.

Поморгав, я вымучила улыбку.

Ну ясное дело, красавчик перепутал меня с Нэн. Никаких сомнений! Потому что мне он даже отдаленно не знаком. А уж попади он когда-либо в поле моего зрения, я бы его не забыла.

Точно так же, как не забыла бы Мэла Гибсона.

Не спеши я тогда, скорее всего сообщила бы красавчику, что он попросту обознался. Что у меня есть сестричка-близняшка, которая, как ни странно, чертовски на меня похожа.

Однако по опыту я знала, какой оборот обычно принимает подобная беседа. Стоило произнести слово «близнецы», как человек начинал вглядываться в мое лицо, изучая его, как некую диковинку, обнаруженную под микроскопом. Мало того что вторгались в мое жизненное пространство, так еще принимались с леденящими душу подробностями излагать, в чем именно – по их мнению – мы с Нэн различаемся.

Уж поверьте на слово, это не самое большое удовольствие – обсуждать свои родинки, веснушки и прыщи с совершенно посторонним человеком.

А вдобавок это отнимает время. Я уже говорила, что то был мой обеденный перерыв? И что, по словам одной дамочки из нашей конторы, торговый центр «Галерея» аккурат утром того самого дня поместил перед входом во все секции маленькие таблички, сулившие скидку в 30 процентов с любой ярлычной цены? Мне не терпелось принять участие в шоппинг-лихорадке, а посему мой ответ незнакомцу был предельно кратким:

– Серьезно?

По-моему, очень удачно и ни к чему не обязывает.

Судя по реакции парня, можно было подумать, что я грохнулась в обморок прямо у его ног. Он одарил меня улыбкой, в которой сквозила убежденность в собственной неотразимости, и, придвигаясь поближе, заявил:

– Знаешь, на мой взгляд, с каждой нашей встречей ты становишься все красивее.

На сей раз я даже не заморгала. Мы с Нэн не красавицы. Нет, мы очень неплохо выглядим для женщин, которым через десять месяцев сравняется сорок годков, но красивыми – будем говоршъ прямо – никогда не были. Каштановые волосы до плеч у обеих кудрявы от природы, так что вечно непокорны. Карие глаза, возможно, лучшая из наших черт, но обе мы страдаем близорукостью, и в дни, когда по той или иной причине не можем носить контактные линзы, наша так называемая лучшая черта скрыта за толстенными стеклами окуляров. И кроме того, хотя нас можно счесть стройными, с тем же успехом можно назвать и костлявыми. Наши локотки следовало бы зарегистрировать в полицейском участке как холодное оружие.

При всем том мне, однако, совсем не хотелось уверять привлекательного мужчину, что я страшна как смертный грех, так что я коротко бросила: «Спасибо» – и улыбнулась ему. Надеюсь, понимающе.

Мне было хорошо известно, что все потенциальные кавалеры Нэн именно такие. Не только чертовски смазливы, но и чертовски сладкоречивы.

– В тот вечер, когда мы познакомились, ты меня прямо-таки околдовала, – продолжал разливаться соловьем Красавчик. – Я просто не в силах выбросить тебя из головы. Как будто…

Тут загорелся зеленый свет и толпа вокруг нас двинулась вперед. Я бы с радостью последовала ее примеру, но сочла невежливым отчалить в тот момент, когда воздыхатель Нэн находился на середине комплимента.

Но он, похоже, все равно решил, что я склонна к грубости, потому что ухватил меня за локоток. В общем-то он не так уж мешал мне уйти, но опять-таки – не могла же я игнорировать его руку на своем локте.

– …куда бы я ни пошел, всюду мерещится твое лицо.

В данный момент на этом самом лице ему бы померещился и глубочайший скепсис. Но плейбой и это учел, ибо поспешно добавил:

– Слушай, ты, наверное, считаешь, что я заливаю это каждой встречной женщине, но я ведь правду говорю. Вот уже несколько недель только о тебе и думаю.

Я стояла и боролась с искушением вырваться. Терпеть не могу, когда за меня цепляются. Мой бывший муж Джейк имел обыкновение стискивать мой локоток всякий раз, когда хотел что-либо сказать. Вставал прямо передо мной, клещом вцеплялся в руку и принимался зудеть. Должно быть, таким манером он убеждал себя, что безраздельно владеет моим вниманием.

А меня он таким манером убеждал – в очередной раз – в своей несносности.

Теперь же, дабы сдержаться, и резко не вырвать руку, мне пришлось напомнить себе, что сейчас-то я не я. Сейчас я – Нэн. А уж Нэн наверняка бы позволила ему подержаться за локоток. А еще наверняка захотела бы, чтобы я выяснила, где она познакомилась с этим типом.

Посему я откашлялась и произнесла:

– Несколько недель? Ты думаешь обо мне уже несколько недель?

Я рассчитывала, что Красавчик поймет намек и слегка уточнит свое заявление. А еще надеялась, что он отпустит мою руку.

Увы, мои чаяния не оправдались.

– Несколько недель, – повторил он. – Честно говоря, я уже давно пытаюсь набраться смелости и позвонить тебе.

«Набраться смелости»? Хотя ничего удивительного. Эффект от знакомства с Нэн, как правило, именно таков. Лично мне следует радоваться, если привлекательный мужчина запомнит, как меня зовут. А Нэн заставляет их дрожать от страха.

Конечно, способность моей сестры притягивать мужчин как магнит каким-то образом связана с ее профессией. Нэн работает дневным ди-джеем на радио «Кантри Кентукки – Индиана», музыкальной станции в Луисвиле. Все поголовно – как мужчины, так и женщины – приходят в восторг, когда впервые узнают, как Нэн зарабатывает на жизнь.

Пожалуй, и меня это тоже впечатляет. В Луисвиле Нэн – что называется, местная достопримечательность.

Я же, с другой стороны, – что называется местное пустое место, извините за каламбур. Интересной работы, которая могла бы произвести впечатление, у меня нет и в помине: после развода прозябаю в конторе, поставляющей в офисы временных служащих, и терзаюсь сомнениями, кем же мне стать.

Видимо, в данный момент я решила стать стервой. И боролась с иным искушением – спросить Красавчика: «Говоришь, не звонил несколько недель, потому что боялся? Значит, хочешь сказать, что я такая страшная? Ну спасибо, польстил, милый!»

Однако я была совершенно уверена, что Нэн никогда не позволила бы себе такой грубости со столь неотразимым типом. Напротив, к этому времени она бы уже вовсю хлопала перед ним ресницами. Так что я попробовала сделать то же самое.

Вероятно, со стороны это выглядело так, будто у меня выскочила контактная линза и я судорожно пытаюсь вернуть ее на место.

Ухмылка Красавчика сделалась еще шире.

– Ты просто классно выглядишь в этом костюмчике. Цвет морской волны тебе к лицу. Учти на будущее!

Костюм, согласна, очень мил, чистая шерсть, от Лиз Клэйборн, но, честное слово, вряд ли заслуживает бурной овации. И вообще, у этого типа привычка, что ли, такая – приставать на улицах к женщинам и советовать им, как одеваться? Я невольно задумалась, каких успехов можно добиться при таком подходе.

– Спасибо, – повторила я, делая шаг с тротуара на мостовую.

Красавчик покрепче стиснул мою руку.

– Ну так как? Может, сходим куда-нибудь на днях?

Боже милостивый, а он времени даром не теряет, верно? Но прежде чем ответить, я должна была подумать. Когда мы с Нэн учились в старших классах и начали бегать на свидания с мальчиками, то четко обговорили, что каждая из нас имеет право делать, выдавая себя за другую. И решили: выступая в роли Нэн, я могу флиртовать напропалую, могу дать кавалеру свой номер телефона и бесстыдно поощрять его мне позвонить. Однако именно здесь мы с Нэн проводили границу.

Выступая как Нэн, я не могла договариваться о свидании.

Не имела права – с того самого раза, когда в девятом классе, играя роль Нэн, согласилась прогуляться с Лестером Джеффрисом. Это и впрямь было ошибкой. Я-то думала, что Нэн изменялась в лице при виде Лестера потому, что была от него без ума.

А оказалось, ее просто от него тошнило.

Теперь же, глядя в умопомрачительно голубые глаза Красавчика, я была почти уверена, что Нэн упала бы на колени и возблагодарила мудрого Господа За то, что этот молодой человек соблаговолил назначить ей свидание, но… кто знает? Оставался шанс, правда слабый, что этот тип – из породы лестеров джеффрисов, только умело замаскированный.

Так что я промямлила:

– Лучше позвони как-нибудь, тогда мы все обсудим. О'кей?

С этими словами я повернулась, чтобы одарить Красавчика милой улыбкой, но, как ни странно, он уже на меня не смотрел, а неотрывно уставился на противоположную сторону улицы. Тут снова сменился сигнал светофора, и там, напротив, в ожидании зеленого света собралась небольшая толпа – точно такая же, как и вокруг нас.

Взгляд Красавчика, устремленный прямо через дорогу, был столь пристальным, будто он углядел там кого-нибудь еще из знакомых. Я проследила за его взглядом, но не поняла, на кого он смотрит. Если он вправду на кого-то смотрел.

Тогда я сама внимательно просканировала пешеходов на той стороне улицы, но тщетно. Очевидно, тот, кто привлек внимание Красавчика, успел смешаться с толпой. Или же такового и в помине не было.

Голубые глаза ловеласа вновь сосредоточились на мне.

– Ладно, заметано, сегодня вечерком позвоню, – бросил он.

Загорелся зеленый свет, и на сей раз, когда я двинулась через дорогу вместе с остальными пешеходами, Красавчик выпустил мою руку и зашагал рядом.

– Слушай, ты случайно не в «Галерею»? Я вообще-то сам туда иду, так что, если не возражаешь, составлю тебе компанию…

Как ни странно, но даже теперь – после всего случившегося – именно этот фрагмент нашей встречи отчетливо стоит у меня перед глазами.

Наверное, потому, что в ту минуту я запросто могла согласиться и отправиться с ним в «Галерею». В конце концов, я ведь именно туда держала путь. Более того, перспектива провести еще несколько мгновений с таким симпатичным джентльменом определенно манила.

Я уже открыла рот, искренне намереваясь сказать: «Отлично», но тут вдруг передумала. Тому были причины. Торговый центр «Галерея» находился в нескольких кварталах – иначе говоря, в добрых десяти минутах ходьбы от того места, где мы топтались. И меня вдруг осенило, что я по-прежнему не знаю имени этого человека. До сих пор мне удавалось играть роль Нэн, но ведь рано или поздно я бы неизбежно засыпалась. Стоило Красавчику заговорить о чем-нибудь конкретном, например предаться воспоминаниям о том вечере, когда они с Нэн познакомились, – и моя песенка была бы спета.

Да-да, точно помню, что именно так я и подумала. Моя песенка была бы спета.

Чем больше времени я находилась с этим парнем, тем больше у него было шансов обнаружить, что я понятия не имею, кто он такой. Случись подобное несчастье, я бы загубила на корню роман Нэн с таким обаяшкой – и уж сестрица до конца жизни не простила бы мне этот промах.

Все это молнией пронеслось у меня в голове как раз в тот момент, когда мы с Красавчиком проходили мимо аптеки. Я резко остановилась.

– Нет, – соврала я. – Мне сюда. Надо… э-э… лекарство купить. Для подруги.

Красавчик тоже притормозил, заметно разочарованный.

– А-а, – протянул он. – Ну что ж…

За цитату ручаюсь. Именно так: «Ну что ж…» И я понятия не имела, что он этим хотел сказать.

Однако после этого «ну что ж…» Красавчик сделал то, чего мой бывший муж Джейк не сделал ни разу за все девятнадцать лет нашего брака. Он распахнул передо мной дверь в аптеку. Более того, придержал ее!

У меня отвисла челюсть.

Затем Красавчик одарил меня теплой улыбкой н нежным взглядом голубых глаз.

– Вечером обязательно позвоню, – со значением произнес он.

Кивнув, я довольно криво улыбнулась в ответ, и в груди вдруг шевельнулось чувство, которое я в последнее время старательно гнала от себя.

Зависть к родной сестре.

Да и как я могла ей не завидовать? С радостью бы поверила, что у меня все обстоит так же чудесно, как у Нэн, но если бы подумала такое всерьез – значит, точно рехнулась.

В отличие от меня Нэн стоило моргнуть, как мужчина оказывался у ее ног. А теперь она, судя по всему, пополнила свою обширную коллекцию еще одним экземпляром, причем с глазами Пола Ньюмена.

Я же могла сосчитать на пальцах одной руки количество свиданий, которые у меня были после развода.

Всю свою жизнь Нэн тратила деньги только на себя, так что на сегодняшний день она владела очень славным кирпичным коттеджем на две семьи на бульваре Наполеона. Я же едва сводила концы с концами на жалованье втрое меньшее того, что прежде Джейк приносил домой, и вдобавок была вынуждена продать Джейку свою половину дома, в котором прожила восемнадцать лет – с того дня, когда родился наш первенец. Просто не могла себе позволить такие апартаменты.

Я понимала, что должна радоваться предложению Нэн поселиться в ее коттедже, причем за весьма скромную ренту. Мое жилище представляло собой двухэтажную квартирку с камином в гостиной и современной кухней – точная копия обиталища Нэн. У меня был отдельный вход с улицы и все основания считать это удачной сделкой.

Тем не менее каждый раз, выписывая Нэн чек, я невольно морщилась.

Ведь моей домовладелицей была женщина моложе меня на десять минут.

Надо признать, я не лучшим образом использовала те десять минут.

В свои тридцать девять лет Нэн сделала отличную карьеру, жизнь ее была полной и насыщенной. Я же, в те же самые тридцать девять лет плюс целых десять минут, располагала паршивой работенкой, а моя жизнь… при том что сын мой, Брайан, учился в Университете Индианы, а дочь Элли – в Университете Кентукки… в общем, жизнь все больше теряла для меня смысл.

И вот сейчас, когда Красавчик продолжал лучезарно улыбаться, я все свои усилия направила на то, чтобы удержать собственную улыбку на месте.

– В общем, позвоню, – мягко повторил он.

Я лишь молча смотрела на него. «Если бы!» – невольно подумалось мне.

Будь я на самом деле Нэн – наверняка выдала бы что-нибудь необычайно остроумное; но, будучи самой собой, только тускло улыбнулась и побрела в аптеку.

Красавчик напоследок сжал мой локоток – и я проследовала мимо него. Он закрыл за мной дверь, помахал на прощание и зашагал в направлении «Галереи».

Я помахала в ответ, а затем, чувствуя себя законченной идиоткой, потопталась в этой проклятой аптеке еще пять минут – чтобы он наверняка скрылся из виду.

После чего отправилась в «Галерею». Одна. И потратила там кучу денег на совершенно ненужные вещи – в попытке поднять себе настроение.

Увы, не сработало.

Но все равно день я провела гораздо лучше, чем Красавчик.

Глава вторая НЭН

На мой взгляд, во всем была виновата Берт. Если бы тогда, в четверг вечером, она пребывала в более радужном настроении, возможно, я бы вообще не включила телевизор. А если бы я не включила телевизор, ни одна из нас не оказалась бы в полицейском участке.

Хотя, если откровенно, кое-что из последовавших событий все-таки произошло бы, но тот, первый, визит в полицию – главным образом на совести Берт и ее паршивого настроения.

Едва взглянув на ее лицо, я поняла, что сестрица не в духе.

С огромной сумкой из «Галереи» в одной руке и пакетом из «Макдоналдса» в другой, она, улыбаясь, переступила порог моей квартиры, но улыбка эта меня не одурачила. Когда знаешь чье-нибудь лицо так же хорошо, как свое собственное, – ибо, по сути, оно и есть твое собственное, – то читаешь на нем, как на доске объявлений.

Доска объявлений Берт гласила: «Мне хреново».

Впрочем, если подумать, на доске объявлений Берт никогда бы не появилось слово «хреново» – учитывая, с каким завидным постоянством она пилит меня, призывая следить за своей речью. Я, конечно, пыталась объяснить ей, что для диск-жокеев это что-то вроде производственных издержек. Когда по пять часов на дню проводишь перед микрофоном, старательно следя, чтобы в эфир не просочилось ни единого бранного слова, то создается чертовски солидный их запас.

Однако Берт никогда не проявляла понимания в этом вопросе. Совсем недавно она на полном серьезе заявила мне: «Настоящим леди, получившим университетское образование, нет нужды опускаться до ругательств, чтобы самовыразиться». Ну прямо вылитая матушка.

Разумеется, мой отклик на это откровение был следующим:

– И в какой же заднице ты наковыряла эту дерьмовую идею?

В ответ на мой ответ Берт стремительно выскочила из комнаты.

Ну что тут сказать? Судя по всему, тридцать девять лет назад, когда мы с Берт разделялись в утробе, ген сквернословия целиком достался мне – видимо, по ошибке. Так что, с учетом всего вышесказанного, доска объявлений Берт гласила не «Мне хреново», а «Я на взводе».

– Эй, Нэн! – пропела Берт. – Привет!

Я сидела на софе, просматривая почту, но интонация Берт привлекла мое внимание. Прервавшись на середине изучения телефонного счета за месяц, я уставилась на сестру. После развода Берт я еще ни разу не видела, чтобы она лучилась счастьем, но в ту минуту голос ее звучал лишь чуточку менее жизнерадостно, чем у дамочки из рекламного ролика.

Так в чем же дело?

– Привет, – осторожно отозвалась я.

Взгляд мой самопроизвольно скользнул к огромной сумке, что Берт держала в руках. Даже Санта-Клаус не набивает так свои подарочные мешки. Похоже, Берт сошла с ума и скупила половину супермаркета. Вообще-то я совсем не против того, чтобы сестренка слегка себя побаловала, – имеет же она право на толику радости после всех неприятностей, свалившихся на нее. С другой стороны, я не могла не отметить, что этот шоппинг-тур совершила особа, до сих пор не заплатившая мне за квартиру за прошлый месяц. А уже, между прочим, пятнадцатое число.

От всего этого лично мне стало не так уж хорошо. И вовсе не улыбалось спрашивать Берт про деньги. Чем я, собственно, и занималась каждый месяц с тех пор, как она стала моей квартиранткой.

Самой себе я напоминала жалкую псину, выклянчивающую подачки возле барского стола.

Тут поневоле задумаешься, такой ли уж светлой была мысль предложить Берт снять половину моего дома.

Но в то время это казалось ответом на молитву. Особенно если молитва звучала следующим образом: «Господи, пошли мне для разнообразия квартиранта, который пребывает в своем уме».

Пять лет назад, покупая этот коттедж, я понимала: чтобы ежемесячно выплачивать кредит, мне придется сдавать вторую половину. Чего я не представляла – так это что совершенно нормальных с виду людей с хорошими рекомендациями могут арестовать за выращивание марихуаны в металлических корытах.

И что совершенно нормальные с виду люди с хорошими рекомендациями предпочтут сваливать мycop огромными кучами на парадном крыльце, нежели приподнять свои седалища и дотащиться до ближайшего мусорного бака.

Равно как и то, что совершенно нормальные с виду люди с хорошими рекомендациями бывают склонны прогуливаться по двору в чем мать родила.

Мистер и миссис Нудисты были моими последними квартирантами. Соседки, две тщедушные старушки, едва не оборвали мне телефон, рассказывая об этой парочке. Все бы ничего, но мистер и миссис Нудисты приближались к седьмому десятку и на греческих богов походили весьма отдаленно. Так и хотелось им крикнуть: «Эй, прикройте же свои дряблые задницы!»

Насколько мне помнится, именно это я в конце концов им и прокричала.

Арендный договор Нудистов истек в тот же день, когда Берт подала на развод. Сестренка с замогильными интонациями приняла предложение стать моей квартиранткой, а мне, выслушав ее согласие, стоило некоторых усилий состроить скорбную физиономию, когда она рассказьшала о крушении семейного корабля. Нет, я, конечно, понимала, что Берт и детям нелегко, но в то же время не могла сказать, что самой мне так уж плохо.

Я даже собиралась предложить Берт приобрести половину этого коттеджа, так как ей пришлось продать Джейку свою половину их общего дома. Но это было до того, как я обнаружила, сколь «аккуратно» Берт платит за квартиру. И как безрассудно тратит деньги, когда пребывает в депрессии.

От Берт не укрылся мой взгляд, неуклонно подбирающийся к пакету с покупками, ибо она незамедлительно бросила этот самый пакет в угол за кресло, после чего произнесла с непривычным воодушевлением:

– Ну и?

Я насторожилась.

– Этот тип тебе позвонил?

– Какой тип? – логично поинтересовалась я.

Берт подошла к журнальному столику, за которым я сидела, и плюхнула наш ужин от «Макдоналдса» поверх стопки журналов.

– Ну тип, – повторила она, присаживаясь на софу. – Ну ты же знаешь, тот парень.

– Как его зовут? Берт поджала губы.

– Мне он не представился, но ты-то не могла его забыть.

Ее тон подразумевал, что если я забыла этого парня, значит, наверняка перенесла серьезную мозговую травму в процессе нашего рождения.

Очевидно, я подтвердила ее худшие опасения, ибо ничего не ответила.

Мое молчание вдохновило Берт на пространный рассказ о том, как некий придурок пытался подцепить ее в обеденный перерыв. Послушать Берт, так он был настоящим Адонисом, – Адонисом с бородкой, в сером пальто и с глазами Пола Ньюмена.

Насчет Пола Ньюмена я ничуть не удивилась. На мой взгляд, Берт слишком насмотрелась фильмов и всякой ерунды по телевизору, так что теперь всех знакомых и незнакомых сравнивает с представителями актерской братии.

Отложив счета, я потянулась к пакету с едой. Итак, насчет Пола Ньюмена я не удивилась, но вот Адонис – это что-то новенькое. Не хотелось признаваться в этом Берт, но в последнее время мне не так уж часто попадались Адонисы. Уж поверьте, я бы обратила внимание.

– Что-то не припоминаю такого. – С этими словами я достала из пакета две банки колы, вручила одну из них Берт, а вторую поставила на столик перед собой. Затем извлекла две большие коробки с картошкой фри и два гамбургера. Передав обе коробочки Берт, я принялась распаковывать гамбургеры и, приподняв верхнюю булку, вынула пикули.

Порой мы с Берт напоминаем престарелую супружескую пару: настолько хорошо друг друга знаем, что нам незачем даже задавать вопросы. Как вот сейчас, например. Я знаю, что Берт не любит пикули. Точно так же, как и я.

Пока я обрабатывала наши бутерброды, Берт открыла упаковку кетчупа и вылила все его содержимое в уголок одной из коробочек с картофелем. То же самое она проделала и со второй порцией.

Вообще-то наши с Берт гастрономические вкусы не всегда совпадают, но стоит нам заглянуть в «Макдоналдс» – и мы получаем новое подтверждение тому, что некогда плавали в общей генетической похлебке. Мы всегда заказываем одно и то же – гамбургер, большую порцию картошки и среднюю колу, а получив заказ, всегда поступаем одинаково: вытаскиваем из гамбургера пикули и выливаем кетчуп в уголок коробочки с картофелем. Ни одна из нас не любит разбрызгивать кетчуп по всей картошке. Это ведь так неопрятно.

Мы с Берт настолько хорошо друг друга знаем, что и сегодня, предложив заскочить по дороге в «Макдоналдс», сестра даже не поинтересовалась, что купить для меня.

– Что значит – не припоминаешь? – воскликнула Берт. – Подумай как следует. Он сказал, что собирается тебе сегодня позвонить.

Вручив один из гамбургеров Берт, второй я оставила себе.

– Никакие парни мне сегодня не звонили. Так, звонили всякие-разные: кто-то хотел посвятить кому-то песню, некоторые просили почаще крутить «Роллинг Стоунз».

Я потянулась за картошкой одновременно с Берт – само собой, мы стукнулись локтями. Ни слова не говоря, мы машинально поднялись и поменялись местами на софе.

Мы с Берт – так называемые «зеркальные близнецы». Подразумевается, что мы с ней являемся зеркальным отображением друг друга. Да-да, мы однояйцовые близнецы, но при этом являемся неким их подвидом. В то время как обычные однояйцовые близнецы появляются на свет примерно четыре раза на каждую тысячу рождений, зеркальные встречаются лишь в четверти «близнецовых» случаев. Таким образом, если я правильно запомнила изученные за долгие годы статистические выкладки по поводу близнецов, – мои подозрения верны. Мы с Берт – большая редкость.

Разумеется, наше с ней восприятие этой самой «зеркальности» ничего общего не имеет со статистикой. Для нас это означает то, что Берт – правша, а я левша; у Берт естественный пробор в волосах с одной стороны, а у меня – с другой; доминантный глаз у нее правый, а у меня – левый, ну и многое другое. Но главное – если Берт сидит слева от меня, то обе мы не сможем есть, без того чтобы не стукаться локтями. Причем костлявыми локтями.

– Не могу поверить, что ты не помнишь этого молодого человека, – повторила Берт, потирая руку и задумчиво протянула: – Он настоящая голубая мечта.

Вот-вот. Именно так она сказала. Голубая мечта. Вряд ли кто-либо из американцев произносил это слово с тех пор, как Эйзенхауэр вышел в отставку.

Я лишь взглянула на сестру. Никогда не сказала бы ей это в лицо, но порой у меня возникает ощущение, что Берт очень вовремя развязалась со своим браком. Еще чуть-чуть – и она бы свихнулась. И тогда однажды, заглянув к сестричке в гости, я бы увидела поистине трогательную картину: Берт в вечернем платье, на высоких каблуках и с жемчужным ожерельем на шее пылесосит свою гостиную.

– Он знает тебя, Нэн, – гнула свое Берт. Растирание собственного локотка, судя по всему, вызвало у нее некоторые ассоциации: – Послушай, он даже схватил меня за локоть!

– Мои знакомые мужчины обычно хватаются за другие части тела, – заметила я, цепляя очередную картофельную стружку.

Берт оставила мою ремарку без внимания.

– Он сказал, вы с ним познакомились несколько недель назад.

Окунув картошку в лужицу кетчупа, я пожевала, после чего отозвалась:

– Да? И где же?

Очевидно, последний вопрос был не в лузу, поскольку Берт снова нахмурилась.

– Где именно, не говорил. – Кажется, ее расстроило уже то, что я вообще об этом спросила. – Он просто сказал… ну, сама знаешь… как обычно в таких случаях. Что он не может выбросить тебя из головы…

Я перестала жевать и внимательно посмотрела на сестру. Как обычно? О господи! Временами Берт так меня утомляет. Похоже, она всерьез полагает, будто в моей жизни столько мужчин, что мне не обойтись без картотеки, дабы вести их учет и контроль.

Идиотизм! Нет, если откровенно, у меня было, конечно, побольше друзей-приятелей, чем у Берт, но опять же, имея в наличии мужа целых девятнадцать лет, Берт вполне может добавить себе очков.

Более того, я отнюдь не уверена, что обилие любовников – такое уж достоинство. По-моему, этих самых бойфрендов с полным правом можно назвать и по-другому – несложившимися отношениями.

Уж чего-чего, а этого дерьма у меня в активе хоть отбавляй.

Я не раз пыталась объяснить Берт странную закономерность: работая на радио, почему-то привлекаешь мужчин, которые не склонны связывать себя обязательствами. Лично я не совсем понимаю, в чем тут дело, но две мои сослуживицы, такие же диск-жокейши, сказали недавно, что, кажется, разобрались. И пришли к выводу, что неразумно затевать серьезные отношения, когда мужчина знает наверняка, что где-то есть некая кнопка, посредством которой тебя можно в любую минуту выключить.

Что-то в этой теории есть. Ибо во всех моих былых связях мужчина в конечном итоге тянулся к той самой кнопке.

Казалось бы, чего хорошего, но Берт по какой-то причине продолжает считать, будто работать на радио чертовски здорово. Тот факт, что за пределами Луисвиля, то бишь зоны уверенного приема нашей станции, никто обо мне и слыхом не слыхивал, кажется ей несущественным. Как и то, что многие из моих коллег между собой называют родимую станцию «тошниловкой».

– Берт, – сказала я без особого энтузиазма, – насколько я понимаю, этот тип пытался тебя закадрить. А насчет знакомства со мной просто трепался. Чтобы ты с ним поговорила.

Я еще не закончила фразу, а Берт уже яростно трясла головой.

– Ну конечно! – воскликнула она. – Можно подумать, такой мужчина станет интересоваться бывшей домохозяйкой с двумя взрослыми детьми!

Я едва не подавилась картошкой. Что за чушь она несет? Она что, сказала этому типу: «Да, кстати, а раньше я была домохозяйкой, и у меня двое детей»?

Как-то слабо верится.

Итак, поправьте меня, если я ошибаюсь, но, по-моему, Берт мается дурью, разводит ерунду на ровном месте. Чтобы лишний раз себя пожалеть?

И прежде чем кто-нибудь назовет меня бесчувственным бревном, мне бы хотелось подчеркнуть, что к моменту этой нашей беседы с Берт я входила в ее положение (со всеми вытекающими последствиями) уже несколько месяцев. Повторяю: месяцев.

И не надо меня учить! Я прекрасно понимаю, что самооценка Берт серьезно пострадала, когда Джейк бросил ее ради той белокурой шлюхи. Точнее, шлюшки, как Берт ее называет. По словам сестренки, эта курочка была слишком зелена, чтобы называться полноценной шлюхой. Ясное дело, Берт была вне себя – и неудивительно. Довольно неприятно, когда твой муж вдруг уходит к своей двадцатидвухлетней секретарше.

Но давайте смотреть на жизнь реально: случаются вещи и похуже. И если бы Берт отвлеклась от своей персоны хотя бы на пять секунд и огляделась по сторонам – возможно, поняла бы, что вокруг полным-полно людей, которым не посчастливилось иметь «двоих взрослых детей», о которых она сейчас говорит таким тоном, будто это ярмо на шее.

Черт возьми, да если б она отвлеклась на минутку, то, может, дотумкала бы, что некоторые ее ровесницы – в полном смысле слова ровесницы, плюс-минус десять минут, – в этот самый момент переживают, не проспят ли свои биологические часы.

Поверьте мне, непросто смириться с мыслью, что я, вполне возможно, навсегда останусь всего лишь тетей Нэн и никогда не стану мамой.

Лично я считаю, что Берт выпало счастье вырастить двоих замечательных детей, которые вдобавок поступили в университет. Я же все эти годы растила и поднимала лишь рейтинг передачи, да и тот в последнее время не слишком радует. Не говоря уже о том, что, когда на полном ходу приближаешься к магической цифре «40», невольно задумаешься, позволит ли тебе столь ориентированная на молодежь штука, как радио, достойно состариться. Достойно – то бишь не вылетев с работы.

Я содержу сама себя с девятнадцати лет – забавно, но именно столько было Берт, когда она выскочила за Джейка. Вот-вот, с того самого возраста, когда Джейк взял на себя заботу о них двоих.

Можно, конечно, посочувствовать сестренке, которая слегка сбита с толку, оказавшись на трудовом поприще после стольких лет «домашней» жизни, но, черт возьми, Берт, оглядись вокруг: остальные-то тянут эту лямку всю свою жизнь.

– Нет, Берт, – процедила я сквозь зубы, – твой Адонис мне сегодня не звонил – стало быть, он наверняка интересовался тобой.

В ответ сестра снова насупилась.

– Нэн, этот молодой человек… – начала она с не меньшим пафосом, но именно тогда я отыскала телевизионный пульт – он валялся под газетами, прямо перед моим носом.

Едва экран ожил, как слова Берт потонули в напористой речи дикторши:

– …расследуют убийство, совершенное сегодня днем в торговом центре «Галерея».

Во всяком случае, на мгновение мне показалось, что телевизор заглушил слова Берт. На самом же деле она сама внезапно умолкла.

Я повернулась и посмотрела на сестру. Глаза Берт округлились и словно приклеились к экрану.

Я перевела взгляд на телевизор.

На маленькой прямоугольной врезке позади белокурой ведущей маячил портрет темноволосого малого. Загорелый, с аккуратной бородкой, он, определенно, был когда-то красив.

Однако теперь он, определенно, был мертв.

Фотографию сделали, должно быть, когда малый уже лежал на столе в морге. Рот его был чуть приоткрыт, черты лица застыли, а закрытые глаза ввалились. Фотография заканчивалась примерно на дюйм ниже подбородка мужчины, тем не менее вдоль нижнего края снимка можно было разглядеть бледно-алую полосу.

Первой моей мыслью было, что, мол, наконец-то Седьмой канал придумал верный способ поднять свой рейтинг. Приближалась осень – а значит, пора перемен и чисток на телевидении, каждый канал боролся за зрителей как умел, и Седьмой, очевидно, решил сыграть на любви обывателя к «ужасам». Что ж, регулярное появление мертвецов в шестичасовых новостях вполне может оказаться эффективнее рекламы апельсинового сока или новой модели «форда».

Очевидно, дикторша Седьмого канала тоже это понимала, ибо с трудом скрывала ликование в голосе:

– В настоящее время полиции еще не удалось установить личность погибшего, нет и свидетелей этого жестокого убийства…

Радостное лицо ведущей уехало за кадр, а во весь экран возник труп собственной персоной. Я покосилась на Берт.

Сестрица, прославившаяся в узком кругу нашей семьи тем, что лишилась чувств во время просмотра «Кошмара на улице Вязов», по-прежнему пялилась в телевизор. Я кашлянула, не сводя с нее глаз. Какого черта Берт так зачарованно смотрит?

– Берт! – позвала я, не особенно рассчитывая на ответ: уж больно остолбенелый у нее был вид.

Однако после долгой паузы она прошептала:

– Это он…

– Он?

– Ну да, тот человек, о котором я тебе рассказывала. Тот самый, который… – Берт повернулась ко мне, выпучив глаза. – Ну вот, – ткнула она в экран, – вот! А теперь скажи, что ты его не знаешь.

Я перевела взгляд на телевизор. И это тот самый тип, с которым Берт сегодня кокетничала? Который якобы должен был мне позвонить?

От меня явно ждали ответа.

– Берт, я его не знаю. Впервые вижу этого малого, – произнесла я с ноткой раздражения.

– Не может быть! – воскликнула Берт с истерической ноткой.

Фотография покойника по-прежнему занимала весь экран, в то время как голос диктора комментировал:

– …неизвестного мужчины был найден в мужском туалете, с перерезанным горлом. Полиция установила время смерти – приблизительно между часом и тремя пополудни.

Рука Берт взлетела к ее горлу.

– Боже… А я ведь чуть не пошла с ним в «Галерею», – прошептала она. – Я могла бы быть с ним…

«Ну не в мужском же туалете», – подумала я, однако промолчала. Чего доброго, Берт решит, будто я не воспринимаю все это всерьез.

Что было весьма далеко от истины.

На экране возникла надпись, а прямо под подбородком трупа засветился номер телефона. «Всех, кто располагает какой-либо информацией, просим связаться с отделом по расследованию убийств в Луисвиле» – гласило сообщение.

Я ткнула пальцем в Берт:

– Это про тебя.

Берт словно не слышала. Она по-прежнему неотрывно смотрела на экран, хотя новости уже сменились рекламой пиццы.

– Всегда кажется, что подобные ужасы происходят только с людьми, которых не знаешь, – дрожащим голосом произнесла она. – До сих пор только один раз… ну, ты понимаешь… тот случай.

Наверное, это один из плюсов в жизни близнецов. Когда столько общих воспоминаний, то можно разговаривать скорописью.

Берт имела в виду события давно минувших дней. В то лето, когда нам с ней исполнилось по пятнадцать, убили супружескую пару по фамилии Сандерсен, проживавшую на нашей улице. Не сказать чтобы мы хорошо знали Сандерсенов – просто несколько раз присматривали за их детьми, однако гибель супругов сильно нас потрясла.

Когда тебе пятнадцать, трудно поверить, что люди умирают.

Казалось, на лице Берт не осталось ничего, кроме глаз.

– Нэн, но ведь я с ним разговаривала. Еще подумала, что у него глаза как у Пола Ньюмена.

Здесь мне пришлось поверить ей на слово: по снимку на экране судить было несколько затруднительно.

Я выключила телевизор и решительно сказала:

– Берт, ты должна пойти в полицию. Возможно, ты последняя видела этого человека живым.

Берт покачала головой:

– Последним его видел убийца!

Гм, логично.

– Берт, наверняка ты что-нибудь заметила. Какую-нибудь мелочь, которая могла бы помочь им поймать преступника.

Мне показалось, что на долю секунды в глазах Берт что-то промелькнуло, но она продолжала мотать головой.

– Я не знаю ничего такого, о чем бы стоило рассказывать полиции! Единственное, что я знаю, – он выглядел на редкость свежим.

Я смерила сестру долгим взглядом. Вполне возможно, Берт – последний человек на этой планете, который до сих пор употребляет слово «свежий» в применении не только к фруктам и овощам.

– Берт, по телевизору просили откликнуться всех, кто располагает какой бы то ни было информацией.

Берт упрямо зыркнула на меня исподлобья:

– Прекрати! Просто тебе хочется пообщаться с полицией – надеешься позабавиться. Как в тот раз, верно ведь?

На пару секунд я лишилась дара речи. Невероятно! Спустя столько лет Берт все еще помнит, как я решила немножко поиграть в великую сыщицу, когда убили Сандерсенов! Да нет же, конечно, мне действительно хотелось раскрыть тайну этого убийства. А как же иначе, когда тебе пятнадцать и рядом происходят такие волнующие события?

Честно говоря, мне тогда помешало лишь одно обстоятельство: загадочное убийство оказалось совсем не загадочным. По сути, полиции с самого начала было известно, что Сандерсенов прикончил любовник жены. Прийти к такому заключению не составило особого труда: любовник исчез из города в тот самый день, когда было совершено преступление.

Теперь же, глядя на сестру, я постаралась изобразить праведный гнев:

– Берт, при чем здесь эти глупости? Просто я считаю, что тебе следует исполнить свой гражданский долг. – Я потянулась за очередным ломтиком картошки. – В наше время слишком многие живут по принципу «Моя хата с краю» и не желают ни во что вмешиваться. А потом еще сетуют на разгул преступности!

Кажется, я неплохо проконопатила ей мозги. Но, очевидно, вершин мастерства в этой области еще не достигла, ибо потребовалось пятнадцать минут упорного труда, чтобы в конце концов уговорить Берт прокатиться в центр. Сама я ради такого случая даже согласилась переодеться в чистые джинсы.

И все-таки я добилась своего. Более того – добилась, не раскрыв истинной причины своего рвения.

Признаться, мне и вправду хотелось верить, что этот парень всего лишь обознался. Но позвольте, возможно ли, чтобы он перепутал Берт с кем-то еще, кроме меня? Говорят, что у каждого из нас где-то обязательно есть двойник, – но чтобы тройник?..

И тем не менее я предпочитала думать, что бородатый красавчик свалял дурака, приняв Берт за кого-то другого, а буквально через несколько минут откинул копыта.

И никакой связи между этими двумя событиями нет.

Но, если честно, все это казалось мне чертовски подозрительным.

Я никогда не скажу этого Берт, но, откровенно говоря, она чересчур наивна и доверчива. Эта женщина не так давно отправила двадцать долларов небезызвестному шарлатану Оралу Робертсу, уверявшему, будто без дополнительных пожертвований Господь не сегодня-завтра призовет его на небеса. Я твердила Берт, что не стоит ничего посылать Оралу: пускай Господь призовет этого типа на небеса – это убедит неверующих куда скорее, нежели все выкрутасы Орала. Не говоря уже о том, что именно на небесах он и мечтал очутиться в конечном итоге. Но куда там! Берт не желала внимать моим доводам и осталась при убеждении, что ее денежки пошли на благое дело.

Так что, учитывая легковерие сестренки, вполне возможно, дела обстояли не совсем так, как ей виделось. Что, если тот тип не был знаком ни с Берт, ни со мной и, однако же, по какой-то причине пытался внушить ей обратное? Например, для того, чтобы она любезно проводила его туда, где ему суждено было встретить свою погибель?

От этой мысли меня мороз пробрал по коже.

– Сядешь за руль? – Я протянула Берт ключи от ее машины.

Глава третья Берт

Полицейский участок – не самое приятное место для прогулки.

Пожалуй, я понимала это еще до того, как Нэн чуть ли не насильно притащила меня туда. Трудно ждать удовольствия от посещения заведения, где вас могут – пусть даже теоретически – подвергнуть обыску.

Однако, судя по просветленно-взволнованному выражению, преобразившему лицо Нэн, едва мы переступили порог полицейского управления в центре Луисвиля, можно было подумать, будто мы очутились в Стране Чудес.

Сестрица так и стреляла глазами по сторонам, едва сдерживаясь, чтобы не расплыться в широкой улыбке. А рентгеновской установке у входа она обрадовалась как старинной подружке.

Эта штуковина весьма напоминала те, что стоят в аэропортах. Такие, с маленькими конвейерами, куда ставится ручная кладь, – знаете, наверное? И с арками, через которые положено проходить, дабы все убедились, что вы оставили свои бомбы и пулеметы лома.

Так вот, переступив порог этого милого заведения, Нэн ничуть не огорчилась при виде рентгеновского аппарата. Возможно, посчитала, что подобная игрушка при входе – нечто вроде символа вашего социального положения.

Я же быстро осмотрелась вокруг – холодные серые стены, серый линолеум, пожелтевший от регулярного натирания воском, мрачные лица полицейских – и в отличие от Нэн не испытала ни малейшего желания улыбаться.

Мне захотелось совсем иного – что я тут же и сделала: остановилась, повернулась кругом и двинулась прямиком к выходу, намереваясь поскорей проскочить через дверь и галопом устремиться к своей машине.

Место для парковки мне удалось отыскать меньше чем в квартале от полицейского участка. А это, поверьте, равносильно подвигу – принимая во внимание, что все хорошие места успели зарезервировать воры, торговцы наркотиками и убийцы, доставленные в полицию сердобольными родственниками.

Вполне возможно, я бы и добралась до своего «форда-фестивы», не будь Нэн столь шустрой. Не успела я доскакать до выхода, как Нэн меня догнала и, схватив за руку, процедила сквозь зубы:

– Ну уж нет, никуда ты не сбежишь! – И, развернув меня на сто восемьдесят градусов, снова поволокла на рентген.

– От-пус-ти! – прошипела я в ответ. – Я передумала. И хочу домой. Слышишь? Домой!

Нэн будто и не слышала. Она отпустила мою руку, лишь когда я в сердцах шмякнула свою сумочку рядом с ее на конвейер, вслед за чем обе мы продефилировали через рентгеновские ворота.

После этой небольшой сценки на нас уставились несколько пар полицейских глаз. Лично мне хотелось верить, что все эти стражи порядка таращились на нас лишь потому, что признали в нас близнецов. Правда, вряд ли им удалось бы заметить это так скоро, поскольку одеты мы были совершенно по-разному. Нэн, разумеется, по своему обыкновению: футболка, обшарпанная джинсовая куртка и джинсы с протертыми чуть ли не до дыр коленками. Я же по-прежнему была в шерстяном костюме цвета морской волны от Лиз Клэйборн, в котором ходила на службу.

Но если они уставились на нас не потому, что мы близнецы, – тогда, боюсь, по другой причине. Возможно, решили, что Нэн – явно моя близкая родственница – пришла сдать меня в руки правосудия. Судя по ее одежде, бедняжка, без сомнения, отчаянно нуждается в деньгах, а потому сдает меня в обмен на объявленное за мою голову вознаграждение.

И следующий шаг Нэн полностью соответствовал этому сценарию. Как только мы забрали с конвейера свои сумочки, Нэн схватила меня за руку и поволокла к двери с надписью «Отдел по расследованию убийств».

Если бы все эти полицейские так на нас не пялились, я бы попыталась вырваться из зажима Нэн и снова ретироваться. Но теперь у меня были веские основания полагать, что не только Нэн вновь погналась бы за мной, но и с полдюжины копов охотно поучаствовали бы в преследовании. Словно я преступница, скрывающаяся от правосудия.

Так что мне пришлось ограничиться злобным взглядом в сторону сестрицы и репликой:

– Нэн, я ведь серьезно. Не хочу туда идти.

Очевидно, Нэн меня не слышала. Возможно, потому, что в этот момент она обращалась к плотному, коренастому типу в светло-коричневом костюме, сидевшему за серым металлическим столом в отделе убийств.

– Прошу прощения, э-э… – Замявшись, Нэн покосилась на табличку, что стояла на столе коренастого. Там значилось: «Детектив Хэнк Гецманн». – Детектив Гецманн? Моя сестра разговаривала с тем молодым человеком, который был убит сегодня в «Галерее», и хочет сделать заявление.

Я изумленно уставилась на сестру. Сделать заявление? Должно быть, на нее так подействовала казенная обстановка. Глядишь, сейчас обзовет меня подозреваемой. Не дожидаясь этого, я включилась в беседу:

– Дело в том, что в новостях я увидела, то есть услышала, что все, кто знаком с этим человеком, должны сообщить в полицию, вот я и…

Странное дело – взволнованная речь Нэн не произвела на детектива Гецманна ни малейшего впечатления: он продолжал что-то торопливо черкать на бланке; однако стоило мне раскрыть рот, как он тотчас встрепенулся и вскочил на ноги.

– Очень рад, что вы пришли! – перебил меня Гецманн. – Вы поступили совершенно правильно. Мы очень ценим, когда граждане оказывают добровольное содействие!

Я молча смотрела на него. На мгновение мне показалось, что сейчас он перепрыгнет через стол и стиснет меня в объятиях.

Пугающая, надо сказать, мысль. Объятия детектива Гецманна вполне могли оказаться опасными для жизни – росту в нем было не меньше шести футов трех дюймов, а весу – по меньшей мере двести тридцать фунтов. С виду этот тип был нашим с Нэн ровесником, но бычья шея, квадратный подбородок и прическа «под ежик» не добавляли ему шарма.

К счастью, мне не пришлось долго тревожиться – энтузиазм Гецманна оказался непродолжительным. По сути, его энтузиазм начисто иссяк, едва мы уселись и я, представившись, ответила всего на два вопроса.

На первый мы с Нэн отвечали по меньшей мере миллион раз:

– Вы близнецы?

Второй оказался несколько сложнее:

– Как звали жертву?

Вновь заняв свое место, детектив Гецманн достал еще один бланк и, в ожидании моего ответа, занес над ним ручку. А остальные торчавшие в кабинете полисмены как-то вдруг разом подались в нашу сторону и, затаив дыхание, уставились мне в рот.

Я судорожно сглотнула.

– Я не знаю, как его звали.

Квадратная физиономия Гецманна несколько вытянулась, но, не утратив присутствия духа, он бодро обратился к Нэн:

– Значит, это вы его знали?

Нэн покачала головой, не глядя в мою сторону.

Что было очень разумно с ее стороны. Уж поверьте. Поскольку, если бы взглядом можно было убивать, меня бы незамедлительно упекли за решетку.

Лицо детектива Гецманна вытянулось еще больше, тем не менее он вновь решительно повернулся ко мне:

– Упоминал ли погибший, что чего-то опасается? Не казалось ли ему, будто кто-то за ним следит? Или что-нибудь в этом роде?

Я отрицательно замотала головой. Нет, нет и еще раз нет.

Лицо Гецманна явно вытянулось до предела, и теперь на нем читалось легкое раздражение.

– Может, вы лучше сообщите, что именно сказал вам погибший? Слово в слово.

Я и сообщила. И к тому времени, когда закончила пересказывать свою беседу с Красавчиком, раздражение на лице Гецманна из легкого перешло в существенное.

– Так, давайте говорить прямо! – прорычал детектив, потрясая бланком перед моим носом. – Вы что, пытаетесь убедить меня, будто погибший – совершенно незнакомый вам человек – подошел сегодня к вам на улице и заявил, что вы чудесно выглядите?

Я растерянно заморгала. По сути все так и было.

– Ну да.

Вместо ответной реплики Гецманн обернулся и обвел взглядом остальных полицейских, издав при этом противный горловой звук, очевидно означавший: «Видите, с кем мне приходится иметь дело?»

Когда Гецманн вновь повернулся к нам с Нэн, его густые брови сошлись воедино. Он мрачно глянул сначала на Нэн, потом на меня и заговорил. Как ни странно, голос его звучал по-прежнему любезно. Даже чересчур. Настолько любезно, что мы с сестрой невольно заерзали на металлических стульях.

– Милые дамы, – пропел Гецманн, откидываясь в своем казенном кресле, – знаете, чего я больше всего не люблю?

Кажется, он не ждал от нас ответа. Мы и не стали отвечать.

– Больше всего я не люблю, когда болванам на телевидении приходит в голову разбавить вечерние новости криминальной хроникой. Когда на экране начинают мелькать трупы, жертвы и похищенные детишки. Потому что тут же из всех щелей штата Кентукки вылезают очевидцы, убежденные, что собственными глазами видели жертву. В соседней забегаловке, в компании с Элвисом Пресли.

Произнося эту речь, Гецманн даже не улыбнулся, но кое-кто из его коллег захихикал в рукав.

– А затем все эти свидетели, которые имели честь видеть пропавшего или убитого беднягу в компании Элвиса, строем заявляются сюда, дабы поведать об этом мне. А мне, между прочим, приходится заносить их бредни в протокол, – он вновь зашуршал бланком, – и все зазря. – Гецманн поднялся. – Милые дамы, спасибо, что пришли, но у меня, знаете ли, дела…

Уф-ф. Лично я мгновенно уловила намек Гецманна и с готовностью вскочила, собираясь как можно скорее убраться восвояси. Нэн проделала то же самое – за одним исключением. Она открыла рот:

– Нет уж, черт побери, минуточку… Не знаю уж, за кого вы нас принимаете, но…

Я внимательно взглянула на Нэн. Еще не видя подергивающейся жилки на ее виске, я поняла, что сестра в бешенстве. Чертей Нэн поминает лишь тогда, когда на самом деле с языка у нее рвется нечто совершенно непечатное.

– …нам с сестрой стоило немалых трудов совершить это неблизкое путешествие…

Однако! Вообще-то мы добрались сюда за десять минут. А послушать Нэн – так целых десять дней тряслись в общем вагоне.

– …чтобы исполнить наш гражданский долг, – и вот так вы нас принимаете? Да это… это просто возмутительно!..

Мне, вероятно, следовало восхититься выдержкой Нэн, но, честно говоря, я не сводила глаз с лица Гецманна. И при этом мечтала, чтобы Нэн заткнулась.

Но она и не думала. А пока сестрица держала яркую речь насчет гражданского долга, у Гецманна было достаточно времени, чтобы ее разглядеть; и глаза его все больше сужались.

На середине убедительной фразы Нэн о «преступности, принимающей угрожающие размеры», Гецманн подал голос:

– Минутку… Я не мог видеть вас по телевизору или… – Детектив взъерошил свой «ежик» и вдруг щелкнул пальцами: – Ага, вспомнил! Вы с радио. Верно?

Вместо ответа Нэн достала из своего рюкзака, который она упорно именует ридикюлем, визитную карточку и протянула Гецманну.

Довольно картинным жестом.

Не раз и не два за минувшие годы случалось, что презентация сестрицей своей визитки в моем присутствии повергала меня в депрессию на несколько дней. Да знаю, знаю. Нельзя же быть такой узколобой! И тем не менее, прожив домохозяйкой всю свою взрослую жизнь, невольно проникаешься убеждением, что иметь работу, при которой полагается визитная карточка, – это более чем солидно.

Но сейчас – кажется, впервые на моей памяти – я даже чуточку обрадовалась, что у меня нет собственной визитки. Это давало мне возможность спокойно стоять и наблюдать, как Гецманн прожигает взглядом дырки на карточке Нэн.

– «Кентукки – Индиана», значит? – протянул Гецманн, и его голубые глаза потемнели. – Это не та станция, что устраивает идиотские рекламные кампании?

Нэн вздернула подбородок:

– Идиотские? Мистер детектив, я бы не стала называть их идиотскими.

Я благоразумно помалкивала.

Три месяца назад радиостанция «Кентукки—Индиана» заставила Нэн прокатиться на слоне – вот именно, на слоне – по центральной улице Луисвиля, дабы прорекламировать местное агентство какой-то там автомобильной компании, которое якобы продает машины за сущие гроши.

А за несколько месяцев до этого ее заставили взобраться на сигнальную мачту и сидеть там, пока не повысится рейтинг родной радиостанции.

Ну а еще раньше, в этом же году, на день святого Патрика ее вынудили размалеваться зеленой краской.

Гецманн наконец перевел взгляд с визитки на ее хозяйку.

– Значит, по-вашему, они не идиотские, да? – хмыкнул он. – А как же вы назовете жалкие ухищрения одной радиостанции выставить меня дураком, чтобы прославить свою диск-жокейшу? А? – Гецманн подался вперед, по-прежнему буравя Нэн глазами. – Знаете, как я это называю? Я называю это разбазариванием моего драгоценного времени.

Я чуть не поперхнулась. Не знаю, как Нэн, а я определенно созрела для прощания. И уже открыла рот, чтобы сообщить об этом, но тут сестрицу снова понесло.

– Послушайте, детектив! – начала она на высокой ноте. – Моя радиостанция не имеет к этому никакого отношения. Абсолютно никакого. Моя сестра – а не я! – сегодня разговаривала с вашим чертовым покойником, а в новостях передали, что ваша чертова полиция нуждается в любой информации, даже самой незначительной, чтобы помочь опознать этого человека, вот мы и…

– В новостях соврали, – охладил ее пыл Гецманн. – Что-нибудь еще?

Лично у меня больше ничего не было. Во всяком случае, для Гецманна.

Однако, когда мы с Нэн, вылетев из полицейского управления, на всех парах помчались домой, мне нашлось что сказать дорогой сестрице.

Причем очень громким голосом.

– Никогда в жизни меня еще так не унижали! Ни-ког-да!

На самом деле, едва эти слова слетели с моего языка, мне вдруг пришло в голову, что, когда мой бывший муженек Джейк бросил меня ради той белобрысой выдры, это было куда унизительнее. Но мысль эта посетила меня с секундным опозданием.

Нэн между тем гневно трясла головой:

– Чертов фараон! В жизни не встречала большего придурка!

– А я в жизни не чувствовала себя такой дурой!

Едва выпалив это, я тут же сообразила, что милый Джейк, уйдя к той выдре, выставил меня куда большей дурой. Но сия умная мысль опять же слегка запоздала.

– Не могу поверить! Этот паршивый сыщик вел себя так, будто мы сбежали из психушки!

Я прибавила газу. Нэн все равно меня не понимала. Лично я винила не детектива Гецманна, а сестрицу. Я снова оборвала ее:

– Говорила я тебе, что это дурацкая затея! Говорила ведь! Но ты меня разве слушала? Какое там! Вот так всегда: втягиваешь меня в свои идиотские затеи! Ведь я даже не знала, что это был за тип! Я вообще ничего не знала. Но нет, тебе понадобилось силком тащить меня в полицию! Захотелось выставить меня полной кретинкой!

Нэн молчала.

Угрюмо покосившись на нее, я продолжала:

– Совершенно очевидно, что это всего лишь совпадение: ну поговорила я с ним, а немного погодя, по чистой случайности, его убили.

Нэн пожала плечами:

– Ладно, значит, ты права. Ваша встреча и его гибель никак не связаны.

Не выношу, когда она так себя ведет. Нэн явно соглашалась со мной, так что я на какое-то время умолкла, но завершать нашу милую беседу не собиралась. Мы вырулили на аллею, ведущую к дому Нэн. Я намеревалась проследовать за сестрицей в ее квартиру и хорошенько вправить ей мозги, но, притормозив и глянув в зеркальце заднего обзора, увидела картину, от которой мои собственные мозги на миг съехали набекрень.

Рот мой по-прежнему был открыт, однако из него не вылетело ни звука. Меня хватило лишь на то, чтобы тупо сидеть, вцепившись в руль, и глазеть в упомянутое зеркальце. В точности как Мерил Стрип на афише к фильму «Шелковый лес».

Ибо на нашу аллею с самым невозмутимым видом, будто к себе домой, заруливал Джейк.

Тот самый человек, которому – если помните – не было равных в способности унижать и выставлять меня дурой.

Я напряглась и бросила быстрый взгляд на Нэн.

– Что он тут делает?

Сестра обернулась через плечо и тут же уловила скрытый смысл моего взгляда.

– Да ты что? Как ты могла подумать? – Она сложила руки в молитвенном жесте, символизирующем невинность. – Не смотри на меня так. Я уже несколько месяцев с ним не общаюсь.

У меня были основания не поверить ей. Дело в том, что в последнее время Нэн упорно твердила, что Джейк обязательно объявится на моем горизонте. По сути, она заговорила об этом с тех пор, как узнала, что Джейк поругался со своей белобрысой выдрой. По словам Нэн, ходили слухи, будто эта красотка попросту выставила Джейка за порог и закрутила любовь с другим мужчиной, который был еще старше. И главное – богаче.

Я же, разумеется, поверила бы в это, если бы услышала или от самого Джейка, или от детей. Впрочем, не все ли равно…

Однако Нэн, похоже, считала, что не все равно. Более того, все чаще ненавязчиво повторяла, что надо уметь «прощать и забывать». Да-да! Еще чуть-чуть – и она назовет блудливость Джейка юношеским увлечением или болезнью роста.

Представляете? Болезнь роста! Прошу прощения, но я не согласна. До сих пор помню, как в ярости хотела выбросить всю одежду Джейка из окна нашей спальни, когда узнала, что он путается со своей шлюшкой уже несколько месяцев. Ме-ся-цев!

Короче, в данный момент у меня был резон заподозрить, что это Нэн подговорила Джейка приехать, – если бы не одна мелочь. Челюсть моей сестрицы отвисла совершенно синхронно с моей, едва обе мы вышли из машины и хорошенько разглядели моего «бывшего».

Джейк – тот самый человек, который все двадцать с лишним лет, что я его знала, впадал в ярость, если ему предлагали надеть цветную рубашку (даже с джинсами напяливал хрустящие белые сорочки), – сейчас вальяжно приближался к нам в красной ковбойке, а через плечо была небрежно переброшена рыжая спортивная кожанка с игривыми кисточками! Мало того, нижняя часть моего бывшего мужа была упакована в обтягивающие драные джинсы и щегольские мокасины из змеиной кожи. Картину довершали галстук-ленточка, завязанный кокетливым бантиком, и ремень с огромной серебряной пряжкой.

Я не в силах была отвести взгляд. Последние годы нашего брака я втайне считала, что Джейк очень похож на Гэри Купера. Конечно, Джейк представлял собой застегнутую на все пуговицы версию голливудской звезды, но все равно я была убеждена, что мой высокий стройный супруг вполне может сойти за близнеца Купера.

Теперь же я стояла и хватала ртом воздух. Очевидно, за считанные месяцы Джейк из Гэри Купера превратился в Майкла Джексона.

Старина Майкл, если помните, без ума от штанишек в обтяжку и цветастых рубашечек. М-да… И это – тот самый человек, который требовал, чтобы я выглаживала стрелки на его джинсах всякий раз, когда их доставляли из прачечной?

Впрочем… возможно, именно это и стряслось с его джинсами. Может, белобрысая пыталась сделать стрелку и прожгла ткань насквозь – причем дважды. Тогда понятно, почему их отношения не сложились.

Едва очутившись в пределах слышимости, Джейк быстро затараторил:

– Эй, приветик! – Этот жизнерадостный голос он обычно приберегал для новых клиентов. – А я оказался по соседству, увидел, как вы проехали, вот и подумал: почему бы не заглянуть и не поздороваться?

«Надо было думать лучше!» – мысленно парировала я. И не преминула бы озвучить свою мысль, но тут вмешалась Нэн.

– Привет, Джейк, – тепло сказала она. – Как поживаешь? Ты…

Джейк подошел к нам. И именно в этот момент Нэн, должно быть, заметила то же, что и я, потому что голос ее дрогнул.

В левом ухе Джейка покачивалось серебряное колечко. А с колечка свисало белое перо.

– Ты… отлично выглядишь… – неуверенно закончила Нэн, уставившись на перо.

– Спасибо, спасибо, – заулыбался Джейк, переводя взгляд на меня.

Если он ожидал, что и я раскошелюсь на комплимент, долго же ему пришлось бы ждать. Я молчала и не мигая смотрела на него. Наконец Джейк мягко произнес:

– Что скажешь, Берт? Как ты?

До этого я слишком много внимания уделяла перу Джейка, но теперь посмотрела ему прямо в глаза. Что скажу? Как я? Ну что ж, за исключением того, что муженек бросил меня ради зеленой шлюшки, а мне пришлось искать работу, не имея абсолютно никакого опыта, – лучше некуда! И хотя в данный момент руки мои так и чесались выдрать эту идиотскую серьгу из его паршивого уха, ответить на этот вопрос я могла только одно:

– У меня все чудесно.

Тут опять вмешалась Нэн:

– У нас обеих все отлично, Джейк.

Джейк шагнул ко мне. Естественно, я тут же развернулась и устремилась к своей двери, на ходу отыскивая в сумочке ключи.

– Что ж, приятно слышать. – Ответ предназначался Нэн, но при этом Джейк, как ни странно, продолжал следовать по пятам за мной.

– Знаешь, Берт, – сообщил он моей спине, – вчера вечером я разговаривал с Элли и Брайаном. У них вроде все в порядке.

Я все еще шарила в сумочке, разыскивая ключи, а потому глаз не подняла. Впрочем, Джейк был прав. У Элли и Брайана действительно все было замечательно. Элли в свои восемнадцать была белокурой и белокожей красавицей и совсем не походила на меня, а высокий стройный Брайан (ему девятнадцать) являл, представьте, точную копию своего папочки в этом возрасте. Оба учились весьма прилично, несмотря на то что совмещали учебу с работой.

Мне почти стыдно в этом признаться, но у детей все было настолько хорошо, что я чуть ли не чувствовала себя обиженной. И Элли, и Брайан, судя по всему, свыклись с нашим разводом куда быстрее меня.

Джейк тем временем продолжал:

– Знаешь, по-моему, хорошо мы детей воспитали, правда?

Ключи я уже нашла, но последнее замечание застало меня врасплох. Обернувшись, я удивленно посмотрела на Джейка. Это что-то новенькое. Джейк хвалит детей, а затем плавно переходит к тому, что включает меня в число их родителей? Ну и ну! Обычно, если Джейк говорил что-нибудь хорошее о наших детях, мое имя даже не фигурировало. Оно упоминалось лишь тогда, когда папочка ругал Элли и Брайана. Вот тут можно было подумать, что я воспитывала их на необитаемом острове, причем в одиночку. Это было ошибкой – взглянуть на Джейка. Он тотчас придвинулся поближе.

– Ты всегда была замечательной матерью, Берт, я надеюсь, ты знаешь, как я это ценю…

После этого я уже не слушала, судорожно пытаясь вставить дурацкий ключ в дурацкий замок, чтобы поскорей открыть дурацкую дверь.

А потом захлопнуть ее перед дурацкой физиономией Джейка.

Нэн тем временем направилась к своей двери. Я изо всех сил старалась просигнализировать взглядом: «Не смей оставлять меня с ним наедине!», но сестра, должно быть, это предвидела, так что даже не посмотрела в мою сторону.

– Пойду, пожалуй, к себе, – бросила она через плечо. – Джейк, рада была тебя видеть…

Ее стремление оставить нас одних было настолько очевидно, что даже Джейк смутился.

– Я… э-э… тоже был рад тебя видеть, – промямлил он. – Честное слово, очень рад.

Ключ наконец-то очутился в замочной скважине, но почему-то не желал поворачиваться. Что за напасть! Ведь я миллион раз запирала и отпирала эту дверь, и никогда не было никаких проблем. Впрочем, раньше не было и Джейка, сопящего мне в затылок. И как бы я ни старалась делать вид, будто меня нисколько не взволновало его неожиданное появление, руки предательски тряслись.

Ничуть не полегчало и когда Джейк решительно отобрал у меня ключи.

– Дай-ка помогу.

Я повернулась к нему, и именно в это мгновение Нэн открыла свою дверь и сделала то, что мне хотелось сделать с той самой секунды, как я увидела Джейка, шагающего к нам по аллее.

Нэн издала душераздирающий вопль.

Глава четвертая НЭН

Трудно поверить, что визго-воплевая терапия кого-то лечит. Не знаю, не знаю. Меня точно не излечила. И после того как я закончила орать, мне ничуть не полегчало.

В основном, вероятно, потому, что когда я прекратила истошно визжать, моя квартира выглядела по-прежнему.

Перевернутой вверх дном.

Я шагнула в гостиную и едва поверила своим глазам. Все ящики были выдвинуты, а их содержимое валялось на полу, вперемешку с диванными подушками. Дверцы шкафов распахнуты, являя взорам пустоту.

Словом, весь мой первый этаж превратился в свалку платьев, сапог, одеял, сумок, сломанных теннисных ракеток, пиджаков, которые я не надевала годами, – в общем, картина вам ясна. Почище землетрясения.

И пока я столбом торчала посреди гостиной и обозревала весь этот ужас, мне даже не пришло в голову испугаться. Напротив, меня обуяла ярость. Настоящая ярость, когда глаза лезут из орбит и хочется топать ногами, скрежетать зубами и рвать окружающих в клочья. Я так озверела, что даже сама поразилась, поскольку раньше была убеждена, что все мои скромные пожитки не имеют для меня никакой ценности. Так, просто барахло, и ничего больше. Приятно все это иметь, но уж чтобы визг из-за такой ерунды поднимать – увольте!

Больше того, я всегда гордилась собой за то, что не слишком привязана к вещам. Материальные ценности при желании можно заменить – в отличие от вещей, действительно значимых в этой жизни, как, например, время, любимый человек или стройные бедра.

И вот теперь, бродя по развалинам своего жилища и ощущая, как глаза жгут непрошеные слезы, я поняла, что мое барахло значит для меня гораздо больше, чем я предполагала. Черт возьми, оказывается, я люблю весь этот хлам. Люблю восточный коврик, который отхватила по дешевке в магазинчике Армии спасения; люблю диванчик с незатейливой обивкой, который подарила сама себе на прошлое Рождество; люблю все до единой свои книги, которые храню еще со старших классов школы. Бог ты мой! У меня мурашки по коже пошли при мысли о том, что какой-то подонок топтался в моей квартире и шарил повсюду своими погаными руками, – несомненно подыскивая, что бы такое спереть.

Вопрос в том, что же он все-таки спер? Я остановилась и внимательно огляделась по сторонам.

За спиной я услышала сдавленный стон и, не оборачиваясь, поняла, что это Берт.

– Боже мой… – Это прозвучало так, словно ее душили. Очень в духе Берт.

Я все-таки обернулась: сестра стояла у входа и, выпучив глаза, таращилась на мусорную свалку, совсем недавно бывшую моей квартирой.

Позади Берт возник Джейк.

– Ну и дерьмо! – присвистнул он. Не в бровь, а в глаз.

– Ты как?.. – Берт глянула на меня.

– Бывало и получше, – прорычала я. Оттеснив Берт, Джейк шагнул в гостиную.

– Что за чертовщина? Что тут произошло?

Я лишь молча покосилась на него. С Джейком мы знакомы без малого двадцать три года, включая те девятнадцать с хвостиком, что они с Берт были женаты, один год со времени их развода и еще два года, когда они встречались, прежде чем скрепить свой союз на бумаге. И вот уже почти четверть века этот человек неизменно, с постоянством, достойным лучшего применения, в напряженные моменты вылезает с самым идиотским вопросом, который только можно придумать.

Как, например, в тот раз, когда Берт упала в гололед перед своим домом и сломала руку. Она не сумела дозвониться Джейку на работу, так что в конце концов я отвезла ее в травмпункт. А когда вечером доставила обратно, то Джейк, при виде гипсовой повязки у жены от запястья до локтя, поднял брови и поинтересовался:

– Ты что-то сделала с рукой?

А еще был случай, когда у Берт отошли воды, в то время как мы втроем стояли в длинной очереди в кассу супермаркета. Беременность Берт выглядела месяцев на двенадцать – по крайней мере, сестра очень напоминала воздушный шар, который вот-вот лопнет. Что, в сущности, и произошло. Верный себе, Джейк бросил взгляд на лужу, быстро растущую вокруг ног бедняжки Берт, и возмутился:

– Что это ты вытворяешь?

О да, у старины Джейка врожденный талант к дурацким вопросам. И вот теперь, продолжая разглядывать мою гостиную такими же, как у Берт, выпученными глазелками, он, должно быть, решил, что задал настолько удачный вопрос, что стоит повторить его на бис.

– Что же здесь произошло?

Было время, когда Берт качала головой и весело смеялась, стоило Джейку задать один из своих идиотских вопросов. Те времена, однако, канули в Лету. Сейчас Берт оторвалась от созерцания моей свалки и, глянув на бывшего мужа, сухо заметила:

– Даже слабоумный догадался бы, что в квартиру Нэн залезли воры.

Я закрыла глаза. Да уж, только этого мне не хватало.

Джейк, очевидно, мыслил так же, а посему ядовито ответил:

– Хм, лично мне сдается, что только идиоту пришло бы в голову с ходу решить, будто…

О силы небесные! И прежде чем Джейк с Берт ударились в затяжную дискуссию по поводу умственных способностей друг друга, я вмешалась:

– Но знаете, что самое странное? Похоже, они ничего не украли.

Могла бы и не разжевывать. На самом видном месте красовались видеомагнитофон, цветной телевизор, стереосистема, не говоря уже о драгоценностях, раскиданных посреди журнального столика. Здесь валялось все, что я носила в течение последнего месяца, и спешу добавить (прежде чем кто-то задумается, уж не неряха ли я) – да, да, я законченная неряха и разгильдяйка. Сто раз собиралась убрать все эти безделушки в специальную шкатулку, которую держу на туалетном столике в спальне, но как-то все руки не доходили.

Кроме того, нельзя сказать, чтобы мои украшения были чересчур уж ценными. Однако в куче, сваленной на журнальном столике, я узрела золотое ожерелье в восемнадцать карат и пару браслетиков по десять карат каждый. Неужто мой грабитель настолько разборчив, что пренебрег этими штучками? А может, это у меня вкус настолько плох, что даже грабитель не позарился на такое барахло?

– Конечно, – продолжала я, – не могу утверждать, что совсем ничего не пропало. Шкатулка с драгоценностями вообще-то наверху, в спальне. – Я сделала шаг к лестнице. – Пойду…

Закончить фразу я не успела: Джейк схватил меня за руку.

– Постой-ка, Нэн. Позволь сначала мне. Черт побери! Джейк действительно считал, что человек, учинивший этот разгром, возможно, еще не ушел.

Покосившись на лестницу, я невольно поежилась. Неужто злодей все еще здесь? Притаился наверху, готовый разделаться со всяким, кто туда сунется?

Стоило промелькнуть этой мыслишке, как сердце мое забилось втрое быстрее. Джейк тем временем взлетел на несколько ступенек и, остановившись, склонил голову набок, очевидно прислушиваясь. К несчастью, в этой позе белое перо в его ухе особенно бросалось в глаза. Взглянув на Берт, я заметила, как губы ее брезгливо изогнулись.

– Вы обе подождите здесь, – распорядился Джейк, – а я схожу на разведку, о'кей?

Вероятно, правы те, кто считает, что близнецы обладают более развитой интуицией, чем обычные люди. Ибо как только наши с Берт глаза встретились, я тотчас ясно поняла, чего хочет от меня сестра. Она хотела, чтобы я дала понять Джейку раз и навсегда: мол, спасибо большое, но мы, одинокие женщины, чудесно можем управиться без помощи всяких-разных ковбоев, корчащих из себя спасителей.

Все это Берт ухитрилась вложить в один-единственный взгляд, представляете?

Я же в свою очередь тоже вложила немало в тот взгляд, который метнула на нее. «Детка, давай говорить прямо: ты что, хочешь, чтобы я сама поперлась в спальню и нарвалась на взломщика? И это при том, что твой бывший горит желанием самолично сбегать наверх и подставить голову под пули?»

Да-да, вот именно.

Я снова повернулась к Джейку:

– Очень мило с твоей стороны!

Можно было подумать, будто это я оказывала ему любезность. Очевидно, перспектива наткнуться на кровожадного грабителя виделась Джейку интересным времяпрепровождением. Он весь аж просиял.

– Да что ты, нет проблем! Всегда рад помочь.

В жизни не считала своего зятя особо привлекательным, но в этот момент, лучась готовностью услужить, он и вправду выглядел по-мальчишечьи неотразимым. И если бы вдруг не засунул большие пальцы рук за ремень и не расправил решительно плечи – прямо вылитый Гэри Купер перед встречей с бандитами в классическом черно-белом вестерне, – пожалуй, ему удалось бы выйти из комнаты, не вызвав у Берт новый приступ раздражения. Едва Джейк скрылся из виду, она тряхнула головой и прошипела:

– Любит же порисоваться, герой картонный! По-моему, не очень благородно говорить так о человеке, который отважно ринулся навстречу неведомому, взяв на себя огонь, предназначенный мне. Я решила вступиться:

– Берт, посмотри на все оптимистически. Возможно, наверху его действительно поджидает бандит.

Странно, но Берт отреагировала вопреки моим ожиданиям. Она посмотрела на лестницу, и глаза ее вновь начали округляться до размеров авгомобильных фар.

– О боже, – опять помянула она всуе имя Всевышнего.

Хо-хо. А сама-то все время твердит, что ей плевать, жив Джейк или помер. Ну конечно!

Берт выглядела такой взволнованной, что я дернула ее за руку.

– Послушай. Знаю, что Джейк велел нам ждать не сходя с места, но лично я намерена позвонить в полицию.

Я направилась на кухню. Звонок занял всего несколько минут. Однако в течение этих минут Джейк по-прежнему не вернулся.

Когда вернулась я, Берт поднялась на две ступеньки и, вытянув шею, вглядывалась в пространство.

– Ничего не слышу, а ты? – произнесла она нарочито небрежно, но лицо ее было белее мела.

Оставалось только одно. Я сложила ладони рупором и проорала:

– Джейк! Эй, Джейк!

Никакого ответа. Берт сделалась еще бледнее, хотя казалось, дальше уже некуда.

– О боже… – повторила она.

– Может, он меня не слышал? – предположила я, но вроде бы Джейк не глухой. Разве что лишился чувств, а то и… С другой стороны, слышать и намеренно не ответить – очень в духе Джейка. Насколько мне помнится, этот тип просто обожает дешевые эффекты. Ведь это он посватался к Берт на глазах у всего нашего многочисленного семейства.

Как сейчас помню, праздновали День благодарения и родительский дом был набит битком: тетушки, дядюшки, кузены и кузины, оба комплекта бабушек и дедушек, а также полчища родственников, половину из которых мы с Берт вообще не знали, – но все это не остановило Джейка. Посреди этого столпотворения он шмякнулся на колени и сделал Берт предложение в стихах. Да-да! Шесть строф пятистопного ямба. Как я люблю тебя, позволь мне рассказать, – и рассказывал до тех пор, пока у всех прочих не засосало под ложечкой – все ж таки на обед пришли! К тому времени, когда Джейк закончил, некоторые из гостей уже плавно переместились в столовую и потихоньку таскали со стола куски.

В ту пору я, разумеется, сочла поступок Джейка ужасно романтичным. Но ведь тогда мне было восемнадцать! Теперь же, задним числом, сдается мне, что мелкий пакостник Джейк специально подложил моей сестрице свинью. Ведь не могла же она отвергнуть его и тем самым испортить всем праздник? И вдобавок обречь бедных родственников на голодную смерть?

Сейчас Берт стояла рядом со мной и ожесточенно грызла большой палец левой руки. А еще уверяет всех, будто в отличие от меня не имеет привычки грызть ногти!

– Нэн, веда с Джейком ничего не могло случиться, правда?

– Конечно, нет, – энергично отмела я такую возможность.

И в самом деле, напади грабитель на Джейка, он обязательно издал бы при этом какой-то шум, верно? Но все-таки моя реплика прозвучала бы гораздо убедительнее, если бы я тотчас не рванулась к камину за кочергой.

Берт одарила меня удивленным взглядом.

– Может, лучше нам подождать полицию здесь?

– Возможно, – кивнула я.

С другой стороны, если некий чрезвычайно тихий бандит и впрямь проделывает над Джейком что-то ужасное, сумею ли я когда-нибудь простить себе свое бездействие?

Берт тоже кивнула.

– Ты права, нам лучше подождать. – После чего выудила из кучи на полу единственный предмет, который с натяжкой мог сойти за оружие, – зонтик.

Вооруженные до зубов, мы устремились наверх по устланным ковровой дорожкой ступеням – я впереди, а Мари Поппинс в арьергарде.

По пороге я невольно задумалась, не совершаем ли мы с Берт одну из тех глупостей, которыми всегда грешат жертвы в фильмах ужасов: идут, например, проверить, что там за звук. Только в данном случае мы собирались выяснить причину отсутствия звуков. К вопросу о глупости…

Когда мы добрались до площадки, я через плечо глянула на Берт. В ответ она угрожающе вскинула зонтик. О, как мне сразу полегчало! Пока я буду колошматить злодея своей кочергой, сестренка защитит нас всех от дождя. Под крышей дома моего…

Набрав в легкие побольше воздуха, я как можно бесшумнее устремилась вперед. Спальня находилась в конце коридора, дверь в нее была слегка приоткрыта. Я подобралась к ней почти вплотную, но щель была столь узкой, что заглянуть внутрь не представлялось возможным. Итак, я опять сделала глубокий вдох, покрепче сжала кочергу и, толкнув дверь ногой, медленно протиснулась внутрь.

То, что я там увидела, вновь ввергло меня в состояние, близкое к истерике.

Спальня моя выглядела в точности как гостиная внизу. Содержимое всех ящиков комода, тумбочки, туалетного столика и обоих шкафов было разбросано по полу. По существу, пол моей спальни представлял собой безбрежное море из юбок, блузок, шорт, простыней и – о ужас! – нижнего белья.

Черт! Да здесь похуже, чем внизу! Казалось, все мои лифчики и трусики – от самых миленьких, на которые я потратила уйму денег в «Секрете Виктории», до полинявших, с растянутыми резинками, которые я надевала лишь тогда, когда их заведомо никто не мог увидеть, – были разложены на полу. На виду у изумленной публики. А рядом, тоже на виду, красовался Джейк. Он стоял возле моей кровати, спиной ко мне, но, судя по всему, вряд ли получил какие-либо увечья за последние несколько минут.

Чего я не могла с уверенностью гарантировать ему на ближайшее будущее.

Берт увидела Джейка долей секунды позже меня.

– Джейк! – выдохнула она, взмахнув зонтиком для пущей убедительности. – Почему ты нам не отвечал?! – Недавний страх сменился на ее лице лютой злостью.

Джейк подскочил как ошпаренный, совершил какие-то странные пассы и повернулся к нам. При виде моей кочерги он неприятно удивился – и уж совсем озадачился, заметив зонтик в руке Берт.

– Я вас не слышал, – ответил он, дистанцируясь от Берт и зонтика: – Занят был, понимаете? Все здесь осматривал.

Прислонив кочергу к стене, я уставилась на него. Осматривал, значит? Я покосилась на свою кровать.

Теперь, когда Джейк отошел в сторону, разглядеть, что же лежит на пикейном покрывале, не составляло труда. А лежали там два образчика моего нижнего белья, причем создавалось впечатление, что их только-только туда бросили.

Вот оно что. Я вдруг поняла, почему Джейк так странно взмахнул руками, как только Берт его окликнула. Он избавлялся от того, что держал в руках, – двух моих граций: черной шелковой и кружевной персиковой. Обе эти штучки я выписала – в чем не стыжусь признаться – по каталогу «Фредерик» несколько месяцев назад, когда у нас с Тэбби все еще было в полном разгаре.

Теперь-то я, конечно, понимаю, что отношения те были обречены с самого начала: разве можно всерьез на что-то рассчитывать с мужчиной по имени Тэбби? Который к тому же не прочел ни единой книжки за двадцать последних лет. Но в то время, да еще после долгого воздержания – ведь уже несколько месяцев у меня не было ни серьезных, ни иных связей, – я была исполнена энтузиазма. А если говорить прямо, необузданной страсти. Что и нашло свое отражение в этих двух грациях, сейчас валявшихся у меня на кровати. У этих двух миленьких штучек была одна крохотная общая деталь. Точнее, общее отсутствие одной маленькой детали. Короче, у них обеих не было ластовицы (да-да, того самого кусочка материи, который прикрывает, прошу прощения, причинное место и прилегающие территории).

– Должен же я был удостовериться, что здесь никто не прячется, – объяснял между тем Джейк бывшей жене.

Я стрельнула глазами на Джейка, затем снова на свои грации. Может, он не успел их хорошенько рассмотреть? Может, не заметил, что у них кое-чего не хватает?

Берт возмущенно взмахнула зонтом:

– Ты не слышал, как Нэн тебе кричала с лестницы? Как ты мог не услышать? Ты что, оглох?

С тех пор как я вошла в комнату, Джейк ни разу не глянул на меня, но тут вдруг покосился украдкой. И едва наши глаза встретились, я все поняла. Ах ты мой милый! Заметил, значит! Если не так выглядит зарождающаяся похоть на лице мужчины, тогда я невинная девица.

Черт, все это и впрямь смущает. Попадись мне когда-нибудь этот паршивый взломщик, могу и убить ненароком.

Я бы, конечно, набросилась на Джейка за то, что лапал мое белье, – если бы белье это не было раскидано по всей комнате. Невозможно было ищу ступить, чтобы не наткнуться на лифчик или трусы.

Джейк снова повернулся к Берт.

– Я был очень занят, – повторил он.

Я же тем временем размышляла, поверит ли Джейк, если я скажу ему, что купила эти грации лишь потому, что они продавались за бесценок – из-за явного производственного брака.

Как же!

Берт снова взмахнула треклятым зонтом. Я отпрянула от греха подальше, пока она не выколола мне глаз.

– Очень занят? – зловеще процедила она. – Чем же ты был так занят, что оглох? Поделись-ка с нами.

Джейк что-то невнятно пробормотал, но, честно говоря, я уже не слушала. А двинулась прямиком к своей шкатулке с драгоценностями. Хм. Как и внизу, здесь, похоже, ничего не пропало.

Я прошлась по комнате. На туалетном столике мирно покоилась моя зеркальная «Минолта», на тумбочке как ни в чем не бывало стоял пятидюймовый телевизор, а рядом с ним – радиотелефон. Лично мне казалось, что мимо таких вещей не пройдет ни один уважающий себя грабитель. В общем, здесь та же история, что и в гостиной: комнату перевернули вверх дном, но ничего не украли.

Но что же тогда понадобилось моему незваному гостю? Если его целью было не ограбление, то что же?

Пока я ломала голову, в дверь позвонили. Джейк тем временем бормотал, обращаясь к Берт:

– Слушай, ну не сердись, а? Ну не слышал я… Зато, как ни странно, дверной звонок он услышал сразу – и пулей ринулся вниз.

Берт посмотрела ему вслед, а затем, наконец-то опустив чертов зонт, обернулась ко мне.

– Нэн, ты же не позволишь Джейку открывать твою дверь? – Это прозвучало так, будто я позволила ему спереть мой автомобиль.

– Еще как позволю, – фыркнула я.

– Но, знаешь, это ведь полиция.

Конечно же, я знала. Главным образом поэтому охотно отпустила Джейка открывать. Неужели Берт успела забыть, как мило мы только что побеседовали с полицией? Так что пускай уж Джейк берет на себя все, что пожелает. Если ему так нравится общаться с полицейскими, с радостью предоставлю ему такую возможность, когда в очередной раз меня оштрафуют за превышение скорости.

– Очень в его стиле – поскакал, голубчик, рисоваться, – буркнула сестра.

– Слушай, Берт, если Джейку так охота поболтать с копами – флаг ему в руки и барабан на шею.

Я не стала добавлять, что Джейк предпочел бы беседовать даже с гестапо, лишь бы не продолжать разговор со своей бывшей. И слепому было ясно, что нынешняя ситуация была для Берт лишь поводом, чтобы выплеснуть на Джейка хотя бы часть накопившегося по всем статьям гнева. Но, честно говоря, даже я уже слегка притомилась выслушивать, как она его поносит.

Нет-нет, я не собиралась ничего такого говорить сестрице – Берт и без того выглядела достаточно раздраженной. И ее настроение не улучшилось, когда мы спустились в гостиную и обнаружили Джейка в компании двух полисменов.

Имен их я так и не узнала. Одного окрестила про себя Болван Номер Один, а второго – Болван Номер Два. Когда мы оказались внизу, Болван Номер Один небрежно открыл свой блокнотик.

– В эту квартиру вломились? – спросил он. Многообещающее начало. Кажется, Джейк не единственный человек в этой комнате, наделенный талантом к идиотским вопросам. Не успела я ответить, как встрял Джейк.

– Совершенно верно, офицер! – И при этом так энергачно закивал, что перо в его ухе забилось в конвульсиях.

Стражи закона оглядели мою раскуроченную квартиру, но на их лицах не дрогнул ни единый мускул – словно они осматривали театральные декорации.

– Ваши имена, – равнодушно буркнул Болван Первый.

– Джейк Пауэлл, – с готовностью отозвался мой бывший зятек. – Я… э-э… так сказать, друг семьи.

Очень остроумно, восхитилась я про себя. «Друг семьи» между тем небрежно указал на Берт:

– А это…

– Берт Тейтем, – опередила его сестрица. Джейк поморщился. Думаю, его впервые задело, что Берт взяла после развода девичью фамилию.

Тут и я шагнула вперед и представилась честь по чести.

– Звонила вам я. Это моя квартира.

Болван Второй закивал:

– Вы ведь с радио «Кентукки—Индиана», верно? Станции, которая устраивает такие дурацкие рекламные шоу?

Я уставилась на него. Где я уже слышала эту фразочку?

Долго думать не пришлось. Прежде чем выехать сюда по моему вызову, оба Болвана, по-видимому, перекинулись словечком с Болваном Всех Болванов, детективом Гецманном. Судя по всему, все Болваны дружно решили, что разгром моей квартиры – всего лишь очередной рекламный трюк радиостанции.

У меня вдруг заныл живот.

– Слушайте, а при чем здесь моя работа на радио?

Первый Болван пожал плечами:

– Да нет, ни при чем. – Он в упор посмотрел на меня. – Итак. Что пропало?

Ох, как же неприятно мне было отвечать на этот вопрос!

И столь же неприятно было наблюдать, как Болваны осматривают мое жилище – явно для проформы. Через пять минут они уже стояли у выхода, выводя заключительные каракули в своих блокнотиках.

– О'кей, вроде бы все, – сказал Болван Первый. – У вас на кухне разбито окно. Над раковиной. – Он обменялся взглядом со вторым Болваном. – Вероятно, именно так преступник проник в дом.

Ясно было, что сам он не верит ни единому своему слову.

– Мы составим рапорт, – заметил второй Болван тоном, еще более равнодушным, чем у первого. – Если нам понадобится дополнительная информация, то мы…

Конца фразы я не услышала, так как Болван уже вышел на улицу, а следом за ним и другой.

– Ну вот, кажется, все прошло нормально, – сказала Берт. Они с Джейком стояли за моей спиной, наблюдая, как отчаливают Болваны. Берт похлопала меня по плечу: – Не волнуйся, Нэн, они найдут этого мерзавца…

Я повернулась к ней.

– Слушай, Берт, ни черта они не собираются искать! Они считают, что все это я сама разыграла.

Сестрица потрясенно вытаращилась на меня:

– Ну что ты!..

– Да, да. Совершенно очевидно, что они уже успели поболтать с нашим приятелем, лучшим сыщиком всех времен и народов.

– Сыщиком? – вмешался Джейк. – С каким еще сыщиком?

В общем, пришлось ему рассказать. Водворив диванные подушки на их законные места, мы присели и поведали Джейку обо всем, что произошло, – с того самого момента, когда Берт заговорила с будущим покойником в обеденный перерыв. И снова Джейк не обманул наших ожиданий, подкинул-таки подобающий случаю вопросик:

– Думаете, этот взлом как-то связан с убийством?

Я нахмурилась:

– Но каким образом? Как это может быть связано? Ведь с парнем на улице встретилась Берт, а вломились в мою квартиру!

Джейк сосредоточенно поморгал, взъерошил свою шевелюру, а затем вдруг резко повернулся к сестре.

– О господи, Берт, – воскликнул он, – надо же было такому случиться!

Следует отдать Джейку должное – у него хорошая реакция. Стоит кому-нибудь заметить слабое место в его рассуждениях – и Джейк, не мешкая, круто меняет тему. Сейчас он вдруг сделался огорченным, как будто его не на шутку потрясло происшедшее с Берт, – ведь еще чуть-чуть, и она бы оказалась на месте преступления! Даже голос его слегка дрогнул, когда он добавил, не сводя глаз с лица Берт:

– Я хочу сказать, что ты… ты…

«Могла бы погибнуть», – мечтала я услышать. Идеальная возможность для этого идиота вновь снискать расположение Берт. Ну давай, скажи ей, что ты мог потерять ее навеки. Скажи, что ты был бы раздавлен горем, – ну же, тупая башка!

– …тебе следует быть осторожнее, Берт, – закончил Джейк. – Никогда не разговаривай с незнакомцами!

Вот кретин! Немудрено, что эти двое не ужились.

Берт напряглась и сделала глубокий вдох, явно намереваясь поблагодарить Джейка за добрый совет. Но тот, очевидно, догадался, что у нее на уме, поскольку мигом сориентировался:

– Я хотел сказать – как ужасно, что тебе пришлось через это пройти.

Он коснулся ее щеки. Берт, как ни странно, не отпрянула. Я же про себя ухмыльнулась. Вроде бы не так все плохо. Еще немного – и я стану третьей лишней. Я встала, но Джейк остановил меня:

– Не уходи, Нэн. Тебе понадобится помощь, чтобы привести здесь все в порядок, а Берт совсем выдохлась. Позволь мне помочь.

У меня язык отнялся. Как я уже говорила, Джейка я знала много лет. И за все это время ни разу не видела, чтобы он добровольно вызвался что-то сделать.

– Сейчас я провожу Берт, – вкрадчиво продолжал Джейк, – а потом вернусь, и мы все быстренько приберем.

Даже Берт выглядела потрясенной.

– Как мило с твоей стороны, Джейк! – протянула она.

Джейк скромно пожал широкими плечами:

– Да ладно, что уж там! Мне не трудно, а тебе завтра на работу. Ну пошли, провожу тебя.

Вернулся Джейк минут через пятнадцать и, верный своему слову, оставался, пока все не было убрано. Единственной комнатой, куда я его не пустила, была моя спальня. Просто закрыла дверь и сказала:

– Здесь я сама справлюсь.

– Как скажешь, – отозвался Джейк с лукавой улыбкой.

С помощником привести квартиру в божеский вид удалось гораздо быстрее, чем я ожидала. Уже в начале третьего ночи мое жилище обрело прежний облик и я проводила Джейка к выходу.

– Знаешь, Нэн, – заметил он, держа в руках свое пальто, – если ты нервничаешь, я с радостью останусь на ночь.

Я покачала головой:

– Спасибо, Джейк, но я в порядке. Не беспокойся.

Он продолжал стоять, пристально глядя на меня.

– Не поверишь, но все-таки заметно, что ты моложе Берт.

Ну, знаете! Он заметил, что я моложе сестры на целых десять минут?

– Да нет, конечно, выглядите вы с Берт одинаково, – продолжал «друг семьи», – но ты гораздо проще смотришь на вещи.

Любопытно, эта мысль как-то связана с моим сексапильным бельишком, что валяется наверху?

– Берт, она… как бы это сказать… более закоснелая, что ли, – продолжал бывший зятек. – Она, конечно, замечательная женщина, но несколько старомодна.

Так-так…

– Что ж, спасибо за помощь. – Я потянулась к дверной ручке.

Неожиданно Джейк нагнулся, чтобы поцеловать меня. Обычно он по-братски чмокал меня в щечку, но на сей раз слегка промахнулся, и губы его коснулись уголка моего рта.

Отпрянув, я уставилась на него. В чем дело?

– Закрой дверь на цепочку, – посоветовал Джейк, надевая пальто. – И если усльшшшь какой-нибудь странный шум, сразу звони мне, о'кей?

Я с облегчением кивнула. Джейк ведь мне как брат, вот и все. Ясное дело, братец Джейк пытался подлизаться ко мне, чтобы сблизиться с сестрицей Берт.

Ну конечно!

Глава пятая Берт

Хотелось бы мне сказать, что я была так потрясена случившимся в квартире Нэн, что проворочалась с боку на бок всю ночь. Или так опечалилась гибелью Красавчика, что не могла уснуть. В общем-то я действительно ворочалась и не могла уснуть, но вовсе не из-за грабителей и не из-за Красавчика.

Виной тому была встреча с Джейком.

Вряд ли я бы так расстроилась, поведи Джейк себя иначе – грубо и злобно. Ан нет, он был безупречен. А уж когда предложил Нэн помощь! Такая чуткость, такая забота! И это тот самый человек, который за все годы нашего брака ни разу не удосужился даже вынуть тарелки из посудомоечной машины!

Неужели он так изменился за те несколько месяцев, что мы не виделись?

И вдобавок, хоть я и ворчала вчера вечером, но нельзя отрицать: очень любезно со стороны Джейка было взять на себя переговоры с полицией, освободив нас с сестрой от повторения этой пытки.

Собираясь на работу, я то и дело ловила себя на том, что улыбаюсь при мысли о Джейке и его галантном поведении. И всякий раз, когда это случалось, стирала улыбку с лица и заставляла себя сосредоточиться на последнем дне нашей совместной жизни. И на том жутком телефонном звонке. Как сейчас помню, была пятница – день, когда я приводила в порядок наш первый этаж. Полы на кухне я уже вымыла, натерла воском и теперь занималась столовой. Когда зазвонил телефон, в руках у меня был флакон с полиролью и тряпка.

«Миссис Пауэлл? Мы не знакомы, но, на мой взгляд, вам следует кое о чем узнать».

Голос был таким самодовольным. И молодым. Позднее я не раз задавалась вопросом: не сама ли белобрысая шлюшка мне звонила? А может, подговорила кого из своих подружек?

«Ваш муж встречается с Хитер Диксон, своей секретаршей. Уже целых десять месяцев ».

Во рту у меня пересохло. Имя это ничего мне не говорило. Смутно припомнилась юная блондинка за конторкой, но я даже лица ее вспомнить не смогла. Однако не сомневалась, что она моложе меня как минимум лет на пятнадцать.

А самодовольный голос продолжал: «Об этом судачит весь офис. Вот я и решила, что окажу вам любезность».

В трубке погребальным звоном разлились гудки отбоя. Помню, я стояла и тупо смотрела на флакон с полиролью, который держала в руке.

Уборкой я в тот день больше не занималась. Рассудила так: скорее сгорю в аду, чем потрачу еще хотя бы минуту на уборку жилища этого развратника. Просто присела на кушетку в гостиной и стала ждать. И едва Джейк переступил порог, высказала ему все, что думала.

Я ожидала с его стороны смущение, стыд, возможно мольбы о прощении. Но Джейк, казалось, даже испытал облегчение, оттого что все наконец-то раскрылось. За считанные минуты упаковал свои вещички, ни разу не взглянув мне в глаза, и был таков. Я была поражена. Если бы он участвовал в Олимпийских играх в виде спорта «Уход от жены «, наверняка получил бы золото.

А после того как машина его отъехала, я упала в кресло и рыдала, пока не заметила, что мои слезы образовали маленькие лужицы на сверкающей поверхности, которую я только что на совесть отполировала. Тупо глядя на эти лужицы, я вдруг осознала, что убираю уже не жилище развратника, а свое…

Неужели после всего этого, причинив мне такую боль, Джейк всерьез полагает, будто может все уладить, побыв для разнообразия милым и заботливым?

Но в то же время я не могла отрицать, что встреча с ним разбередила мне душу.

Значит ли это, что я все еще его люблю?

Со всей этой круговертью мыслей в голове, я рассеянно наложила макияж, взяла ключи от машины и собралась уходить. Уже в дверях услышала, как Нэн заводит свой «неон», и остановилась, выжидая. Мы с Нэн обычно выбираемся из дому почти в одно и то же время, но практически никогда не ездим вместе. Хотя моя контора частенько командирует меня в центр Луисвиля, что всего лишь в нескольких кварталах от радиостанции Нэн, однако у сестры непредсказуемый график жизни.

Но сегодня утром я просто не хотела с ней встречаться. По крайней мере, пока. Не хотела, чтобы она задавала мне вопросы о Джейке, на которые я была не готова ответить. И уж тем более не хотела выслушивать ее ответы на вопросы, которые я была не готова задать. А она это любит. И пусть исходит при этом из самых добрых побуждений, но сейчас я просто не в силах была ее слушать. Заведет опять свою песню про мужа, заслуживающего прощения.

Тем не менее, поднимаясь на двадцать второй этаж небоскреба, где находилась юридическая контора, я все еще думала о Джейке. На этой неделе я заменяла отбывшую в летний отпуск секретаршу в приемной. Что и говорить, фирма проявила небывалое великодушие – не позволяла женщине взять отпуск, покуда не отдохнули все до единого остальные служащие. Этак бедняжке придется справлять Рождество в июле.

И вот едва я запихнула сумочку под стол и уселась, как зазвонил телефон. Я ответила в строгом соответствии с полученными инструкциями:

– Фарли. Невин. И Вудс.

Фирма называлась «Фарли, Невин и Вудс», но каждый из партнеров специально наведался ко мне в приемную, дабы повелеть, чтобы, отвечая на телефонные звонки, я делала особое ударение на знаках препинания. Очевидно, даже объединившись в названии фирмы, эти трое желали иметь как можно меньше общего друг с другом. Впрочем, познакомившись с ними, я вполне могла их понять.

– Добрый день. Чем могу помочь? – продолжала я.

На другом конце провода раздался хриплый шепот:

– Где он?

– Простите? – растерялась я. У звонившего явно был тяжелый ларингит. Я с трудом разобрала его слова.

– Где он? – Теперь голос сделался похожим скорее на женский, чем на мужской, но утверждать я не могла: собеседника не отпускал ларингит. – Где?

– Где кто? – задала я вполне логичный вопрос. Если звонившему был нужен один из партнеров, то раньше одиннадцати они никогда не появлялись. В это время в офисе были только их секретарши.

– Нечего валять со мной дурочку, – прохрипел голос в трубке. – Ты отлично знаешь, о ком я говорю, сучка.

У меня аж дыхание перехватило. Судя по всему, болезнь сделала звонившего чересчур раздражительным, я же постаралась сохранить профессиональное самообладание.

– Простите, но, по-видимому, вы ошиблись номером.

Голос зазвучал тише и еще более хрипло. Прямо Фредди Крюгер какой-то.

– Слушай. Они сказали мне, что собираются вытворить, и я знаю, что ты в доле.

Я снова постаралась отделаться от навязчивого психа:

– Думаю, если вы уточните номер, который набирали, то…

– Не надо мне ничего уточнять, дерьмо ты собачье, – перебил меня мистер Крюгер. – Я отлично знаю, с кем говорю. Ты же одна из близняшек, так?

– Что?..

До сего момента я была абсолютно уверена, что человек ошибся номером. Сердце мое бешено заколотилось, перед глазами все поплыло.

А Крюгер не унимался:

– И не пытайся вешать мне лапшу на уши. Я ведь не дурак. И знаю, что ты можешь записать это на магнитофон, сучка.

Надо ж до такого додуматься! Вряд ли мне бы захотелось записывать, как меня оскорбляют почем зря. И кстати…

– А кто это говорит?

– Тот, кто спасает тебе жизнь, – просипел Фредди Крюгер. – В общем, так. Скажи ему, чтобы мне перезвонил. И без шуток. А не то нам всем крышка!

Я почувствовала, как по спине ползет холодок.

– Но… – только и удалось выдавить мне, прежде чем Крюгер дал отбой.

Несколько секунд я сидела, тупо уставившись на трубку в своей руке. Кто же это был? И о чем он говорил? Все это выглядело полной бессмыслицей, однако звонивший был осведомлен, что я одна из близняшек. Следовательно, и я должна его знать, так?

Или же его знает Нэн.

Я потянулась к телефону и, набрав номер, стала вслушиваться в гудки. Конечно же, я была в курсе, что на самом деле аппарат на другом конце провода помалкивает.

На радио, по словам Нэн, очень важно, чтобы в эфир попадали только реплики ди-джеев и музыка. Никому не интересно слушать трезвонящий на заднем плане телефон. Само собой, если это не какое-нибудь «открытое радио».

Не так давно я посетила аппаратную радиостанции «Кентукки—Индиана» и Нэн продемонстрировала мне большие цветные лампы над панелью управления, сообщающие о телефонном звонке.

– Ну же, Нэн, отвечай! – нетерпеливо приговаривала я.

Словно услышав, сестра взяла трубку:

– Это ты, Берт?

Я не удивилась. У нас с Нэн так часто бывает. Точно не знаю, как это получается, но в большинстве случаев мы каким-то образом заранее распознаем звонки друг друга.

Флюиды близнецов, как говорит Нэн.

Однако меня удивила какая-то странная нотка в ее голосе. Он звучал напряженно и даже чуточку испуганно.

– У меня только что был очень странный звонок, – сказали мы обе в унисон.

– И у тебя? – переспросила я.

– А у тебя тоже? – отозвалась Нэн. – Тебе тоже сказали: «Деньги у меня»?

– Что?

Я обнаружила, что так крепко стиснула трубку, что побелели костяшки пальцев.

– Деньги, – повторила Нэн. – Мой сказал: «Деньги у меня». – «Ну и молодец», – отвечаю я и жду. Нам же сюда без конца всякие психи звонят. Поместили в справочнике телефон «горячей линии», на свою голову.

Нэн говорила почти беспечно, но я знала, что она взволнована. Даже если бы не уловила легкую дрожь в ее голосе, все равно поняла бы – ведь сестра тарахтела со скоростью тысяча слов в минуту. Чем сильнее Нэн волнуется, тем быстрее говорит. И пускай иногда это звучит комично, как номер эксцентрика, способного отбарабанить всю античную литературу за минуту, меня не проведешь: я знаю, когда сестра близка к истерике.

– Тут я подумала, – продолжала Нэн, – а может, это один из победителей наших конкурсов? Или же этот псих решил, что звонит в «Кентукки – Лотерею» или еще куда-нибудь. Ну я и… ой, секундочку.

Обычное дело, когда Нэн говорит с работы. Наша беседа разбита на трехминутные отрезки, перемежающиеся ее выходами в эфир с объявлением очередной песни. Я услышала негромкий щелчок микрофона, а затем – голос Нэн, рассказывающей об Элтоне Джоне.

По радио голос сестры звучит вполне узнаваемо, разве что сильнее – и неизменно с волнующими модуляциями. «Легкий поворот ключа настройки – и я вся ваша», – любит пошутить Нэн.

Микрофон снова щелкнул, и Нэн продолжала:

– Ну вот, после того как я сказала: «Ну и молодец», повисло долгое молчание. Как будто человек крепко задумался. Тогда я спрашиваю: «А что это за деньги?»

Нэн вошла в раж и, разыгрывая сценку по ролям, говорила то за себя, то за психа.

– А он шепчет: «В чем дело?» – Сейчас Нэн сама напоминала Фредди Крюгера. – «Ты что, не одна и не можешь говорить?» А я ему, – продолжала сестра своим обычным голосом, – значит, отвечаю: «Да нет, почему, я могу говорить. Если б не могла, не сняла бы трубку». И чувствую себя при этом по-дурацки, будто младенца вразумляю. Понимаешь, покрутившись столько лет в этом бизнесе, волей-неволей уяснишь, что очередной позвонивший псих запросто может оказаться женой владельца станции. Так что отбривать с ходу опасно. В общем, после очередной минуты молчания я и говорю: «Так что там насчет денег?» Тут-то он и повесил трубку. Секундочку…

Меня опять оглушил радиоголос сестры. Она зачитала прогноз погоды (прозвучавший в ее устах с легким налетом непристойности), объявила следующий блок песен и вернулась ко мне.

– И как только этот чокнутый отключился, я сразу же нажала кнопку обратного вызова – знаешь, чтобы связаться с последним звонившим. И представляешь, слышу автоответчик: «Набранный вами номер не обслуживается на входящие звонки». Словом, это был телефон-автомат! – Нэн перевела дыхание. – А что сказал твой тип?

Ох как мне не хотелось ей отвечать! То, что сказали мне, выглядело существенно хуже.

– Ну… – начала я, – если честно, я не уверена, что это был мужчина. Голос звучал так хрипло, что вполне мог принадлежать женщине.

– Да-да, точно, – вклинилась Нэн, – мой тоже мог быть женщиной. Он так сипел, что запросто мог оказаться даже святым Бернардом. Ну, и что же он сказал?

И я пересказала ей, слово в слово, весь наш разговор, стараясь ничего не упустить. Добравшись до той части беседы, где всем нам посулили «крышку», я услышала, как Нэн судорожно втянула в себя воздух.

– Крышка? – переспросила Нэн. – Он так и сказал?

– Ну да. – Не могла же я ослышаться!

– Черт! – процедила Нэн. – Значит, тебе пригрозили смертью!

Сердце мое опять заколотилось. Очевидно, в душе я надеялась, что Нэн презрительно высмеет всю эту историю и объявит, что волноваться не из-за чего, что виной всему моя страсть к преувеличениям.

Вообще-то Нэн способна высмеять что угодно, однако сейчас явно была настроена серьезно. И еще до того, как Нэн открыла рот, я уже знала, что она скажет. Правда, на сей раз флюиды здесь были ни при нем.

– Берт, мы должны сообщить об этом в полицию. О боже!

– Если я заеду за тобой в три пятнадцать, когда сменюсь с эфира, – устроит?

– Нэн, а это обязательно? – жалобно проблеяла я.

– Обязательно, – твердо ответила сестра.

* * *

Тот, кто придумал пословицу «Бог троицу любит», явно не был знаком с детективом Гецманном. Едва мы приблизились к его столу, как Гецманн откинулся в своем металлическом кресле и заложил руки за голову.

– Так-так-так… Ну надо же! Близняшки-террористки снова пожаловали!

Не знаю, как Нэн, но лично я после такого приветствия готова была немедленно развернуться и убраться куда подальше. Как выяснилось, сестра была настроена иначе. Будь она кошкой, наверняка бы выгнула спину и зашипела на полисмена.

– Слушайте, Гецманн, – процедила она сквозь зубы, – плевать я хотела, верите вы нам или нет. Но вам следует знать, что случилось кое-что еще, а поскольку Господь явно обделил вас мозгами…

Глаза Гецманна начали сужаться. И прежде чем они превратились в щелочки, я перебила Нэн.

– Моя сестра хочет сказать – мы решили, что следует сообщить вам об этом, – миролюбиво заговорила я. – Ведь если действительно что-нибудь произойдет…

– …с одной из нас, это будет на вашей совести, – злобно закончила за меня Нэн. – Так что лучше уясните своими заплывшими жиром мозгами: творится что-то непонятное, потому что…

– …сегодня утром у нас были… – опять перебила я.

– …весьма странные телефонные звонки, – снова зачастила Нэн. – Мне на радио позвонил какой-то сиплый тип и сказал, что получил деньги. Но едва он повесил трубку…

– …как мне на работу тоже позвонили, – продолжала я. – И хриплым шепотом велели сказать ему – как будто я знаю кому, – что лучше бы он связался с кем следует, а не то…

– …всем нам будет крышка. Крышка – слышите или нет? Сестре фактически угрожали! А теперь мы хотели бы узнать…

– …что нам делать, – закончила я.

– Точнее, что вы намерены со всем этим делать, – поправила Нэн.

Глядя на мрачнеющее лицо Гецманна, я поняла, что ответ на этот вопрос у него уже готов. И с опозданием сообразила, что мы с Нэн снова взялись за старое, чем грешили еще в начальной школе. Миссис Мэлли, наша учительница, однажды даже обвинила нас в списывании друг у друга контрольной по математике, потому что мы обе сделали одни и те же ошибки.

Когда мы волнуемся, то заканчиваем друг за друга фразы.

У миссис Мэлли это объяснение не встретило особого доверия. А детектив Гецманн, видимо, решил, что мы так здорово отрепетировали нашу байку, что даже выучили наизусть.

– Ну-ка, ну-ка, погодите, – криво ухмыльнулся Гецманн, взъерошивая свой «ежик», – попробую угадать. По вашему мнению, эти телефонные звонки – хрипло-сиплые голоса, так? – каким-то образом связаны со вчерашним убийством неизвестного в «Галерее». Того самого парня, с которым ни одна из вас не знакома. А еще это, само собой, имеет прямое отношение к так называемому взлому вашей квартиры. Ну как, я прав?

– Мы понятия не имеем, с чем связаны эти звонки! – ледяным тоном отрезала Нэн. – Кажется, это вы у нас тут профессионал, вот и расскажите нам.

Гецманн сделал глубокий вдох.

– Знаете, чего я больше всего не люблю? – начал он. – Я…

Поразительно, но сестра перебила его:

– Слушайте, мы все это не придумали. Проверьте в телефонной компании. Мне звонили из автомата. У них там должно быть зафиксировано.

Гецманн вскинул брови:

– Хотите убедить меня, что сами не могли позвонить друг дружке? Разве сложно позвонить из автомата, а потом ткнуть меня носом в реестры телефонной компании?

Это стало последней каплей. Не успела я опомниться, а Нэн уже круто развернулась и устремилась к выходу.

Я же на мгновение задержалась, а потому имела счастье наблюдать, как Гецманн изображает гору Везувий перед происшествием в городе Помпеи. Тускло улыбнувшись ему, я последовала за сестрой.

Немного погодя, сидя рядом с Нэн на переднем сиденье ее «неона», я сказала:

– Чтоб я еще когда-нибудь обратилась в полицию! Да ни за что на свете! Ни-ког-да!

Вместо ответа Нэн пожала плечами.

– Подумать только, – продолжала я, – отпросилась с работы, и ради чего? Чтобы меня в очередной раз обхамил этот громила! Черт побери! Какое удовольствие!

Нэн опять пожала плечами:

– Но ведь мы должны были сообщить о телефонных звонках.

– Да? И зачем же? И чего, скажи на милость, мы добились?

Нэн свернула на бульвар и притормозила позади почтового фургона, заблокировавшего узкую улочку. Что и говорить, чудесное завершение чудесного дня.

– Черт, – прошипела Нэн и, злобно глянув на злополучный фургон, повернулась ко мне. – Слушай, Берт, хватит канючить. Ты же сама согласилась поехать в полицию.

Я обратила на нее негодующий взор. «Канючить»? Сестрица взбрыкнула и гордо покинула полицейский участок, а я, значит, канючу?

– Высади меня здесь, – проворчала я. – Пешком быстрее дойду. – Я не стала добавлять, что если пробуду с ней еще минуту, то и сама могу высказать парочку угроз в ее адрес.

Рывком распахнув дверцу, я перебежала улицу и бодро зашагала прочь.

– Берт! – остановил меня голос сестры.

– Что еще? – рявкнула я, оборачиваясь. Нэн опустила стекло и пристально смотрела на меня.

– Будь очень осторожна, ладно? – По глазам было видно, что она в самом деле встревожена. Господи, и ради чего мы только воюем? Я растерянно улыбнулась.

– Ладно. И ты тоже.

Естественно, после этого обмена пожеланиями я вскоре поймала себя на том, что, торопливо шагая обратно к «Фарли, Невину и Вудсу», то и дело оглядываюсь через плечо. Со стороны я, наверное, напоминала одного из персонажей фантастического ужастика «Чужой» – после того как монстр вырвался на свободу и разгуливает по космическому кораблю. И если бы я так часто не оглядывалась, скорее всего вообще не заметила бы незнакомку, следовавшую за мной по пятам.

Если, конечно, она действительно шла за мной. Я принялась останавливаться через каждые три шага, делая вид, будто разглядываю витрины магазинов. На самом деле я проверяла, как поведет себя незнакомка.

И всякий раз она тоже исправно останавливалась. Даже когда я столбом застыла посреди тротуара и вперилась в небо, словно углядела там невесть что, незнакомка тоже остановилась. Краем глаза я отметила, что она уткнула нос в аптечную витрину, внимательно изучая экспозицию разнообразных кремов для ног.

Пока дама рассматривала витрину, я рассмотрела ее саму. Одета она была в рыжевато-коричневый дождевик с поднятым воротником – ни дать ни взять, Шерлок Холмс в юбке. Только Холмс ни за что не напялил бы такие огромные солнечные очки в оранжевой оправе. И не стал бы красить волосы в ярко-рыжий цвет. А если это парик?.. Не стал бы Холмс и ходить на четырехдюймовых каблуках. Причем ботиночки у дамы были того примечательного оттенка, который Нэн именует «цветом детской неожиданности», – и сумочка в тон.

Когда я наконец добралась до своего офиса, мисс Шерлок Холмс спокойно прошествовала мимо, громко цокая каблучками. Я с облегчением перевела дыхание. Может, у меня просто-напросто развивается паранойя? Но, говорят, даже у параноиков бывают враги.

Остаток дня я провела, нервно подпрыгивая, стоило кому-нибудь подойти ко мне сзади, а по дороге домой то и дело кидала безумные взоры в зеркальце заднего вида. Насколько я могла судить, никто меня не преследовал. И, выруливая на подъездную аллею к дому, я уже пребывала в убеждении, что чересчур насмотрелась ужастиков.

Пока не увидела свою входную дверь. Она была слегка приоткрыта.

Но ведь утром я тщательно ее заперла? Ну конечно, заперла. С трудом переставляя ватные ноги, я чувствовала противное пульсирование в ушах.

Я распахнула дверь. О господи…

Моя гостиная представляла собой точную копию гостиной Нэн вчера вечером. Выдвинутые ящики; распахнутые дверцы шкафов; газеты, одежда и книги вперемешку на полу.

Я с трудом проглотила застрявший в горле ком и выдавила: «Боже мой…» – но сама едва себя услышала. Издалека донесся шум подъезжающего автомобиля, но я всецело сосредоточилась на кошмарной свалке, в которую превратилась моя бедная квартира. Наклонившись, подняла канделябр, свалившийся с каминной полки, – снизу у него откололся маленький кусочек. На глаза навернулись слезы. Старательно поморгав, я двинулась дальше по комнате.

Боже правый! Все было в точности как у Нэн: вроде бы ничего не пропало, но раскидано на совесть.

Только я поставила на место канделябр, как с лестницы послышался шум; я истошно завизжала, а в следующую секунду увидела, кто спускается мне навстречу.

– Джейк! Что ты здесь делаешь?

Увидев меня, Джейк вздрогнул, а затем вытянул обе руки, демонстрируя свою непричастность.

– Когда я пришел, здесь все уже было в таком виде. Я просто проверял… хотел убедиться, что тот, кто все это натворил, не поджидает тебя наверху.

Я напряженно уставилась на него. После того как человек, которому веришь, тебя обманет, уже трудно принимать его слова за чистую монету. Вот что самое ужасное…

– Значит, моя дверь была не заперта? Джейк кивнул:

– Широко распахнута. Я и вошел. Словно по заказу, на сцене появилась Нэн.

– Вот дерьмо, мать вашу! – с чувством сказала она, бегло оглядев комнату.

Впервые в жизни я подумала, как емко она охарактеризовала ситуацию.

– Вы еще не видели, что на втором этаже, – мрачно заметил Джейк.

Мы с Нэн переглянулись и молча поднялись вслед за ним. Прошли по коридору. И остановились на пороге ванной.

Именно там кто-то оставил для меня сообщение. Ярко-оранжевой помадой на зеркале было намалевано:

НИКАКИХ КОПОВ, А НЕ ТО – СМЕРТЬ!

Глава шестая НЭН

Я уставилась на ярко-оранжевые каракули, красовавшиеся на зеркале в ванной Берт:

НИКАКИХ КОПОВ, А НЕ ТО – СМЕРТЬ!

Вроде бы ясно.

Но только не Джейку. Он переминался с ноги на ногу в своих ковбойских сапогах (для непосвященных уточняю: это такие сапожки на высоком каблуке и с пестрой отделкой по краю голенища).

– Ну и что же, по-вашему, означает эта чертовщина?

Вот и снова мистер Дурацкий Вопрос нас не разочаровал.

– Джейк, – произнесла я с ангельским терпением в голосе. – По-моему, нам не советуют обращаться в полицию.

Джейк покачал головой. Белое перо в его ухе затряслось в привычной джиге.

– Но это же глупо! Конечно, мы позвоним в полицию!

Берт, которая до этого пялилась на свое зеркало, выпучив в ужасе глаза, – ну совсем как я накануне! – тут вдруг повернулась и хмуро глянула на Джейка:

– Ты что, читать не умеешь? Тут написано…

– Плевать мне, что тут написано, вы должны позвонить в полицию! – взвился Джейк. – Иначе сыграете на руку этому типу!

Джейк был прав, и я это понимала. А еще я знала, что, будь у сестры право выбора – пойти под расстрел или же связаться с полицией, – она, вполне вероятно, выбрала бы первое. Но в то же время выбора у нее как будто не было.

– Берт, – тихо сказала я, – тебе и впрямь стоит позвонить в полицию.

Сестра покачала головой:

– И позволить какому-нибудь копу перетрясти всю мою сумочку в поисках оранжевой помады именно этого оттенка? Нет уж, благодарю покорно, лично я – пас.

Джейк оторопел. Невольно задумаешься, сколько же раз Берт выразила свое несогласие с ним за все годы их супружества.

– Берт, – начал он, – что за глупость? Немедленно звони в…

На мой взгляд, если хочешь человека в чем-то убедить, обвинять его в глупости – не самый верный способ. У Берт сделался такой вид, словно перед ее носом только что взорвался полновесный заряд динамита.

– Джейк, – ровным голосом произнесла она, – на зеркале написано «нет», и я не…

– С каких это пор ты обращаешь внимание на зеркала? – оборвал ее Джейк.

В его тоне сквозила явная издевка, как будто Берт ежедневно приставала к зеркальцу с вопросом: «Кто на свете всех милее, всех румяней и белее?»

Берт испепелила его взглядом.

– С тех самых пор, как мне напомнили о смерти. Не знаю, как вам… – она поочередно обвела нас взглядом, – но лично на меня это слово производит впечатление. Вот такая я загадочная. – И упрямо поджала губы, что – как я изучила за долгие годы – означало следующее: заткнитесь, только зря сотрясаете воздух, вопрос закрыт.

Впрочем, Джейк за долгие годы совместной жизни с Берт, кажется, так и не изучил мимику бывшей жены. А возможно, он отлично все понял, но полагал, что угрозами заставит ее подчиниться.

Пожав плечами, я направилась к двери.

Джейк нервно взъерошил и без того спутанные космы и продолжил натиск:

– Берт! Не впадай в истерику! Или ты немедленно звонишь в полицию, или это сделаю я. Мы должны показать копам это! – И мотнул головой в сторону зеркала.

Мало того что глупа, так и еще и истеричка! Нет, этому человеку определенно следует поучиться, как заводить друзей и оказывать влияние на людей. Краем глаза я покосилась на Берт: она сопела, точно бык, изготовившийся к атаке. Это мне тоже было знакомо. Я невольно попятилась.

И правильно сделала, ибо освободила ей дорогу к раковине. А иначе Берт, пожалуй, затоптала бы меня.

– Да ну? – воскликнула она, сдернула тряпку с полотенцесушителя и принялась тереть зеркало.

Издав вопль раненого зверя, Джейк ринулся наперерез, но было поздно. От послания остались только оранжевые разводы. Берт отступила на шаг и с довольным видом швырнула тряпку в раковину.

– Ну вот, теперь можешь не тревожиться: показывать полиции уже ничего не надо. – И с царственной грацией выплыла из ванной.

Я молча смотрела ей вслед. И эта женщина еще смеет называть меня неуравновешенной?!

Берт была на середине лестницы, когда Джейк бросился за ней с криком:

– Ты что, спятила?!

Итак, сначала дура, потом истеричка, а теперь еще и спятила. Воистину, этого мужчину ждет грандиозный успех!

– Нет, Берт, ты все равно позвонишь копам! – рычал Джейк. – И к черту зеркало! Я сам могу сказать им, что там было написано.

Лично я для себя решила, что уже достаточно ясно высказалась по поводу обращения в полицию. И потом, Джейк говорил за десятерых, при этом тыча пальцем в лицо сестре:

– Послушай, Берт, я тебе приказываю…

– Ты не имеешь права ничего мне приказывать, – укоротила она его.

– Браво, браво, милая леди, – протянул вдруг чей-то низкий голос.

Мы все разом замерли и обернулись на звук.

В дверях стоял мужчина. Линялые джинсы, кроссовки, белая рубашка и мятая синяя куртка придавали ему поразительное сходство с Харрисоном Фордом – тех времен, когда несравненный Харрисон щеголял аккуратной бородкой.

Спустившись пониже, я самым бесстыдным образом уставилась на неожиданного визитера. Наверное, он бы не так напоминал Харрисона Форда, если бы не прическа – точно такая была у Харрисона в «Беглеце». На вид мужчине можно было дать от сорока до шестидесяти – трудно определить наверняка.

Легко было определить другое: незнакомец был чертовски хорош собой и сознавал это. Небрежно прислонясь к дверному косяку, он старательно сдерживал улыбку.

Но Джейк, очевидно, не оценил его наружности, ибо прорычал без намека на дружелюбие:

– Кто вы такой, черт возьми?!

Харрисон будто и не слышал. Оглядел через плечо Джейка кавардак в гостиной Берт, покачал головой и присвистнул:

– Ничего себе! Ну вы, друзья, и деретесь! Уроки можете давать.

– Что за чушь! – взвился Джейк. – Здесь все так было, когда мы пришли! – Он шагнул к Харрисону. – Я задал вам вопрос. Кто, черт возьми, вы такой?

Харрисон и ухом не повел.

– У меня тут была визитка… Секундочку… Когда надо, вечно не найдешь… Но была же, точно была… – Он похлопал себя по карманам рубашки, затем исследовал карманы куртки и в итоге извлек визитную карточку из заднего кармана джинсов.

Карточка была почти такой же жеваной, как и куртка Харрисона. Он протянул квадратный клочок Джейку, взглянул на Берт, затем на меня и снова на Берт. Я уже приготовилась услышать привычное «Вы что, близнецы?», но Харрисон приятно удивил.

– Меня зовут Трент Марксберри, – сообщил он. Снова посмотрел на меня, потом на Берт, потом кивнул на мятую карточку в руке Джейка. – «Частные расследования». Там написано.

Произнесено это было таким тоном, будто сам Джейк без посторонней помощи ни за что бы не разобрал, что написано на карточке. Впрочем, издевка была не столь явной, чтобы бежать в суд или вызывать на дуэль.

Не беда – Джейк отыгрался иначе: протянул визитку мне, придерживая двумя пальцами, будто дохлую крысу. Я пригляделась: на картонке значился адрес в центре Луисвиля и телефон.

Джейк усмехнулся:

– Значит, частная ищейка?

Трента его язвительность лишь еще больше развеселила.

– Иногда меня так называют, – протянул он, лукаво подмигнув Берт.

Сестренка решительно выдвинулась вперед, отрекомендовалась, затем представила меня и пренебрежительно махнула рукой в сторону Джейка:

– Мой бывший муж.

Детектив криво – и совершенно очаровательно – ухмыльнулся и, если не ошибаюсь, задержал руку Берт в своей чуть дольше необходимого.

Очевидно, Джейку тоже так показалось, ибо он вдруг засуетился в поисках собственной визитки, а достав ее из кармана рубашки, ткнул в лицо Тренту.

Этот ловкий ход достиг желаемой цели: Трент выпустил руку Берт и взял карточку.

– Итак, Марксберри, что вам надо? – вопросил зятек, переминаясь с ноги на ногу.

Трент даже не глянул в его сторону. Все еще изучая карточку Джейка, он протянул:

– Исследую обстоятельства смерти человека, с которым некая мисс Берт Тейтем – это вы, да? – тут он метнул быстрый взгляд на Берт, – разговаривала вчера около часа дня. Ваше имя мне сообщил полисмен, с которым вы общались. – Трент вернул карточку Джейку. – Страхованием занимаетесь?

– Я владелец компании, – с достоинством отозвался тот.

– Да ну? – хмыкнул Трент. – И эта квартирка у вас застрахована?

– Что? – Джейк недоуменно заморгал.

– Да ничего, – ухмыльнулся Трент. – А если не застрахована, ручаюсь, эта милая леди теперь убедилась, что надо застраховать.

Лицо Джейка побагровело.

– Какого дьявола вы хотите сказать? Очередной идиотский вопрос. Я покосилась на Берт. Неплохо…

– К тому же вы бывший муж, – с ленцой растягивая слова, продолжал Трент. – А я по долгу службы, знаете ли, насмотрелся на всяких «бывших», которые, даже не вращаясь в страховом бизнесе, вытворяют порой оч-чень странные вещи.

– На что вы намекаете? – прорычал Джейк. Кажется, сестренку это начинало забавлять.

– Ну… шпионят, например, за экс-женами, ходят за ними по пятам. И все такое… – небрежно закончил Трент, обводя глазами комнату.

– Вы что, хотите сказать… – вскипел Джейк, но Трент перебил его:

– Иногда не дают им покоя и на работе. Ломают их машины. А зачастую громят и квартиры.

Жилка на правом виске Джейка неистово забилась.

– Да вы… вы… – «Друг семьи» был так зол, что лишился дара речи.

Я внимательно посмотрела на него. Не слишком ли остро он реагирует? Если то, что говорит Марксберри, вранье, с какой стати Джейк так переживает из-за предположений невесть кого? Я сделала глубокий вдох. А может, старина Джейк попросту переигрывает? Может, он слишком усердно старается убедить всех, что ни в чем не виноват?

Вот так дела! Неужели это дорогой зятек распотрошил квартиру Берт? А накануне и мою?

Сестра тоже сверлила Джейка взглядом и, судя по выражению ее лица, думала о том же самом.

Джейк наконец обрел дар речи.

– Ты что, намерена стоять здесь столбом и позволять этому типу так со мной разговаривать? – воззвал он к Берт.

Не дождавшись ответа, Джейк злобно фыркнул и повернулся ко мне.

Я бы с радостью сказала ему, что ни на миг не поверила, будто он мог все это сотворить. Однако невольно вспомнился вчерашний вечер: как Джейк, отважно расправив плечи, ринулся наверх, дабы схватиться с грабителем.

Без оружия – даже зонтик не прихватил. Более того, Джейк как будто даже горел желанием туда пойти. Теперь же я задумалась. Можно ли это объяснить тем, что (как я всегда подозревала) Джейк – законченный идиот? Или же причина в том, что он знал: бояться нечего? Поскольку сам же и был взломщиком?

Стал бы Джейк переворачивать вверх дном две квартиры лишь затем, чтобы явиться нашим спасителем? И снова втереться в доверие к Берт?

А может, – мелькнуло воспоминание о его вчерашнем поцелуе – даже и ко мне?

Я испытующе смотрела на него.

При столь горячей поддержке семьи, Джейка, казалось, вот-вот хватит удар. Лицо его налилось кровью.

– Ну ладно! – рявкнул он. – Если вам так угодно!.. – И, не оглядываясь, выскочил из дома.

Но, очевидно, счел это недостаточным, поскольку через пару секунд вновь возник на пороге, а затем хлопнул дверью с такой силой, что стены загудели. Что ж, Джейк в своем репертуаре. Именно за взрывной характер милый зять снискал себе в кругу ближайших родственников прозвище Психопат.

Трента Марксберри драматический уход Джейка особо не впечатлил.

– Обидчивый малый, однако, а? – бросил он и рассмеялся. Затем направился прямиком к груде книг перед книжным шкафом и, не испросив разрешения, принялся деловито расставлять книги по полкам.

Нам с Берт понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя. Думаю, нас поразило то, что мужчина способен прибрать в квартире, не дожидаясь просьб и уговоров. Несколько мгновений мы стояли и пялились на Трента, словно на диковинное животное, которое только что изловили.

– Я уже говорил, – продолжал он между тем, – что занимаюсь расследованием гибели этого парня. – Он обернулся к Берт. – Ну, того самого, с которым вы разговаривали. В полиции установили его личность: некий Рассел Мурмен. – Трент снова глянул на Берт, затем на меня. – Кому-нибудь из вас это имя что-либо говорит?

Я покачала головой:

– Мне – нет. – Подняв с пола подушки и отряхнув пыль, я вернула их на софу.

Берт тем временем подбирала журналы.

– И мне тоже. Никогда о нем не слышала.

Я бросила на сестру быстрый взгляд. Голос ее претерпел едва уловимое изменение. А может, и не едва. Словом, он вдруг стал низким и чувственным. Святые небеса! Кэтлин Тернер моей Берт и в подметки не годится!

Откровенно говоря, я рада была это слышать. Сразу после развода Берт я пыталась втолковать ей, что стоит пожить в свое удовольствие, расслабиться, немножко пофлиртовать. Ведь она была повязана с Джейком аж с выпускного класса. Более того, я не забыла кое-что, в чем сестрица однажды призналась по секрету. Впрочем, призналась – не самое удачное слово, поскольку там и признаваться было не в чем.

Короче говоря, Берт никогда – за всю свою жизнь! – не спала ни с кем, кроме Джейка. И вдобавок сохранила девственность до первой брачной ночи. Последнее меня особенно изумляет. Не исключено, что Берт – единственная женщина в Америке, которая может этим похвастаться.

В общем, на мой взгляд, Джейк оказал сестре колоссальную услугу, даровав свободу. И теперь ей выпал шанс наверстать упущенное. Об этом я ей тоже говорила. Возможно, даже слегка переусердствовала, ибо, когда я закончила, Берт смотрела на меня как на помешанную. Я-то решила, что все мои слова она пропустила мимо ушей, – ан нет, значит, все-таки слушала.

Пожав плечами, Трент снова повернулся к книжным полкам.

– Так вот, кажется, этот Рассел Мурмен оставил страховку в сто тысяч долларов. И страховая компания наняла меня, чтобы прояснить это дело.

По словам Трента, полис был оформлен всего месяц назад, и теперь страховая компания, вполне естественно, интересуется обстоятельствами смерти его обладателя.

– Страховка теряет силу в случае самоубийства, совершенного в течение года после заключения договора.

Я чуть не выронила стул, который собиралась поставить на место.

– Самоубийства? Но ведь ему перерезали горло. Трент ничуть не смутился:

– А вы можете придумать более ловкую маскировку самоубийства?

Я вынуждена была признать, что резон в этом есть.

Берт в другом конце комнаты скривилась. Очевидно, перерезанные глотки – не лучшая тема для светской беседы.

– А мы думали, что его убили, мистер Марксберри, – промурлыкала она.

Кэтлин вернулась!

– Зовите меня Трент, – улыбнулся детектив, чуть дольше положенного задержав на ней взгляд своих темных глаз.

Берт улыбнулась в ответ:

– Хорошо… Трент.

Признаться, я уже начинала чувствовать себя Человеком-невидимкой. Давным-давно, еще в школе, мы с Берт заключили некий пакт. Будучи близнецами, мы вполне логично предполагали, что один и тот же парень может заинтересоваться нами обеими. И более того, мы тоже можем заинтересоваться одним и тем же парнем.

Так вот, пару раз повздорив из-за ухажеров, мы пришли к соглашению. Очень простому. Как только молодой человек давал понять, что одна из нас ему симпатична, вторая должна была уйти в тень. Разумеется, до этого момента – пока кавалер окончательно не определился с выбором, – никаких ограничении не устанавливалось. Обе мы вольны были кокетничать сколько душе угодно, хлопать ресницами хоть до сквозняка, бесстыдно подкарауливать юношу в темных углах. Но стоило ему пригласить одну из нас на свидание – и состязанию конец.

А сейчас состязание, судя по всему, закончилось, не успев начаться. Пожалуй, я была несколько уязвлена: ведь мы с Берт совершенно одинаковые с виду. Правда, я фигурировала в черном боди с глубоким декольте, джинсах в облипку и джинсовой же куртке – прикид, который, скажу без ложной скромности, сорвал на радиостанции бурную овацию с улюлюканьем. А Берт была, как обычно, в строгом костюме (фирменном, разумеется): юбка чуть ли не до лодыжек и шелковая блузка, застегнутая до самого подбородка.

Что тут сказать? Либо Трент – ценитель целомудрия, либо же мне следует проконсультироваться у какого-нибудь кутюрье по поводу нарядов. Не сводя глаз с Берт, Трент продолжал:

– Насколько я понимаю, этот Мурмен потерял сознание в результате сильного удара. До того, как ему перерезали горло. Возможно, он намеренно так спланировал, чтобы меньше страдать.

– А может, это убийца все так спланировал, чтобы меньше спорить? – предположила я.

Пожав плечами, Трент нахмурился:

– Случается, бедствующий человек нанимает кого-нибудь, чтобы себя убить. И таким образом материально обеспечить тех, кого любит. Слыхали, наверное? – Умолкнув, он потянулся к очередной стопке книг. А когда снова заговорил, то понизил голос, будто делился конфиденциальной информацией: – По сути, у нас есть основания полагать, что именно так все и было.

– Основания? – спросила Берт. – Но какие, Трент?

Вряд ли сестру интересовали эти самые основания, ей просто нужен был предлог, чтобы вновь побыть Кэтлин Тернер. А также присесть в кресло и пожирать Трента глазами.

Чертовски приятно, что Берт решила ожить дл разнообразия. Видит бог, в течение последнего года я не раз опасалась, что она уйдет в монастырь.

Трент вежливо улыбнулся Берт:

– Я не вправе распространяться о причинах, по которым мы считаем это самоубийством. – И, поморщившись, добавил: – Сами понимаете, обязательства перед клиентом…

Сестра так и впилась в него взглядом.

Не хотелось мне нарушать это чудное мгновение, но в то же время не терпелось кое-что узнать.

– И кто должен получить страховку?

Трент и Берт обернулись ко мне с таким видом, словно забыли о моем присутствии.

– Этого я тоже не могу сказать, – ответил Трент. – Дело не в том, что я что-то скрываю… просто мой клиент наложил некоторые ограничения… Ужасно неприятно, но ничего не поделаешь.

На мой взгляд, он явно кое-что скрывал. Однако Берт в другом конце комнаты энергично закивала.

– Конечно, конечно, Трент, мы понимаем. – И хрипотца в ее голосе стала еще ощутимее.

У меня возникло подозрение, что, если бы Трент сейчас объявил, что всем нам следует спрыгнуть с моста, Берт тотчас откликнулась бы: «Конечно, конечно, Трент, мы понимаем!» Боже, что только творят гормоны!

– Так или иначе, – продолжал Трент, – я хотел бы узнать, что именно сказал вам вчера Мурмен. – Он снова обратил на сестру карие глаза Харрисона Форда. – Возможно, в его словах содержался какой-то намек?

Под действием чар Трента моя сестра превращалась в колдунью Бастинду из Волшебной страны, которую окатили водой, – иначе говоря, таяла на глазах. Млела то есть. Даже забыла подпустить чувственности в голос, отвечая Тренту. К несчастью, когда Берт закончила свой рассказ о встрече с Мурменом (не умолчав и о полученных комплиментах), на лице Трента царило то же озадаченное выражение, какое мы давеча наблюдали на физиономии детектива Гецманна.

В явном отчаянии Трент повернулся ко мне. И получил еще меньше сведений, чем от Берт:

– Этого типа я впервые увидела мертвым, по телевизору.

– Вот как? – разочарованно протянул Трент. Он выглядел настолько расстроенным, что Берт тотчас принялась рассказывать обо всех пакостях, происшедших с нами после ее злополучной встречи с мертвецом. Поведала о взломе моей квартиры, о странных телефонных звонках, а напоследок, видимо иссякая, добавила:

– Ах да, а еще за мной сегодня следила эта рыжая!

– Рыжая? – удивленно переспросила я. Это что-то новенькое.

– Ну… – Берт пожала плечами. – По-моему, она за мной следила. И по-моему, у нее рыжие волосы, хотя, возможно, это был парик. – И подробно описала преследовавшую ее дамочку, вплоть до больших оранжевых очков и ботинок цвета детской неожиданности.

Я задумчиво смотрела на сестру.

– Знаешь, мне сегодня тоже показалось, что за мной следят. Но только не женщина, а мужчина.

Так оно и было, но, пока Берт не упомянула о слежке, я считала, что страдаю паранойей. Днем, высадив Берт в центре, я поехала обратно на работу и оставила машину на городской стоянке в нескольких кварталах от радиостанции. А когда шла пешком, впервые заметила того типа.

– Он был низенький, лысый и толстый, лет сорока на вид и в очках. Такой, знаете, незаметный – вылитый цэрэушник.

Трент уже не выглядел таким расстроенным.

– Вы обе уверены, что эти люди за вами следили?

– Нет! – в один голос ответили мы с Берт.

Трент вздохнул и покачал головой. Однако настоял, чтобы мы еще раз подробно описали наших преследователей. А также потребовал, чтобы мы показали ему послание на зеркале Берт. Сестра отмахнулась:

– Да я его уже стерла!

– Берт очень чистоплотная, – пояснила я. Трент внезапно помрачнел.

– Если снова увидите кого-нибудь из этих людей, немедленно звоните мне. И не вступайте в разговоры с кем попало.

Очень ценный совет.

– И еще, – продолжал Трент, – если вдруг встретите этих людей, ради бога, не пытайтесь с ними заговорить. Это может быть опасно. Просто позвоните мне, а я уж с ними разберусь.

– Да-да, конечно! – проворковала Берт.

– И на вашем месте я бы держался подальше от полиции, – посоветовал Трент. – Вряд ли это была шутка.

Берт снова закивала, и Трент перевел взгляд на меня. Что мне оставалось делать? Тоже кивнула. Если ему охота разобраться с плохими парнями – на здоровье! Уже хлеб, по сравнению с тем, что нам предложил Гецманн.

Трент запихнул на полку последнюю книгу и поднялся на ноги.

– С вашего разрешения, мне бы хотелось осмотреться здесь.

– Конечно! – снова проворковала Берт, и мы принялись ходить хвостом за Трентом по квартире.

– Вы должны принять все возможные меры безопасности, – поучал Трент. – Запирайте все окна и двери.

Неужто профессионал не мог посоветовать ничего лучшего? Но Трент на этом не успокоился: собственноручно запер все окна, затем обнюхал подоконники, после чего двинулся прямиком к входной двери.

– А эту дверь никогда – слышите, никогда! – не оставляйте незапертой! Помимо окон, это единственный путь в дом. – И повернул ключ в замке.

Неужели Берт купилась на эту лабуду? Еще как!

На лице сестры был написан неподдельный восторг.

Покончив с замками, Трент засобирался уходить.

– И еще: всегда оставляйте на ночь свет над крыльцом. Смотрите в глазок, прежде чем открыть дверь. И ни в коем случае не открывайте незнакомым людям. – Он спустился с крыльца. – А еще советую приобрести задвижку на эту…

Раздался громкий хлопок, и мимо моего уха просвистело нечто вроде злобного москита.

Резко вскрикнув, Трент рухнул на землю.

Глава седьмая Берт

Вскрикнув, Трент припал к земле, увлекая меня за собой. Да я и не возражала – более того, готова была пролежать за высоким кустарником ну, скажем, до зимы. Пускай сгребут меня с последними опавшими листьями.

Распластавшись на животе, с рвущимся из груди сердцем, я поискала глазами Нэн. Слава богу, сестра лежала рядом, – наверное, Трент и ее тоже повалил. Или она сама бросилась на землю, едва раздался выстрел.

Выстрел?!

О господи…

Я ведь отродясь не слышала выстрелов – боевики по телевизору не в счет, – но ни на секунду не усомнилась в природе этого громкого хлопка. Я прямо-таки вжалась в землю. По соседству Нэн с Трентом, приподнявшись на локтях, пристально вглядывались в кустарник.

– В н-нас кто-то стрелял? – пролепетала я. Да знаю, знаю. Патентованный дурацкий вопрос в стиле Джейка. Но я ничего не могла с собой поделать – так перепугалась, что выпалила первое, что пришло в голову.

Очевидно, вопрос был настолько глупым, что ни Трент, ни сестра не сочли нужным отвечать. Наверное, решили, что, раз мне ни о чем не говорит наше лежание за раскидистыми кустами – стало быть, объяснять без толку.

Я продолжала вжиматься в землю, хоть и сгорала от стыда. Ведь меня могли принять за трусиху! Справа от меня Нэн уже привстала на колени и настороженно осматривалась. Слева Трент делал то же самое.

Я набрала в легкие побольше воздуха, приподнялась на локтях и, осторожно раздвинув ветви тиса – а может, и не тиса, – оглядела близлежащие дома и кусты.

Затем покосилась на Трента. В правой руке у него был пистолет. Неудивительно, что он такой смелый! В случае чего мог по крайней мере отреагировать. А что бы сделала я? Бросила в злодея камень? Дали б мне оружие, я бы тоже отважно вскочила на ноги и оглядывалась по сторонам… Возможно. Правда, где-то я слышала, что в этом деле важно иметь твердую руку, а в данный момент обе мои руки тряслись, как при болезни Паркинсона…

Нет, совершенно непонятно, с какой стати Нэн суетится. Разве что эта ее извечная жажда приключений… А ведь если разобраться, это очень смахивает на невроз.

Раздвинув ветки чуть пошире, я посмотрела на дома напротив. В основном наш район застроен старыми двух– и трехэтажными домиками, которые местами перемежаются свежими кирпичными коттеджами, как у Нэн. Причем застройка настолько тесна, что соседи могут обменяться рукопожатием через окно, не выходя из дома. Только сейчас я сообразила, что скученность зданий предоставляет «человеку с ружьем» множество мест для укрытия, как-то: аллейки, лабиринты мусорных баков, ну и, разумеется, бесчисленные кусты.

– Видишь что-нибудь? – прохрипела Нэн.

Едва она заговорила, в кустах перед угловым домиком в викторианском стиле послышался шорох. Я снова вжалась в землю, а Трент метнулся вперед. Нэн вскочила, намереваясь последовать за ним. Как ненормальная, честное слово. Впрочем, почему как? Я успела схватить ее за руку и рывком притянула к себе.

– Ты что, рехнулась? – прошипела я. – Пусть он идет!

– Да выпусти ты меня, черт побери! – Нэн пыталась высвободить руку.

– Нэн, у него же пистолет! А ты что станешь делать, даже если поймаешь этого бандита? Потребуешь извинений?

На это даже у Нэн не нашлось что возразить. Она прекратила трепыхаться, плюхнулась обратно на траву и перевела дух.

– Ты как? – наконец поинтересовалась она.

– Лучше не бывает. А ты?

– Класс! Ничто не сравнится с хорошей перестрелкой.

Я тускло улыбнулась.

– Кому понадобилось в нас стрелять? Думаешь, мы его знаем?

Нэн медленно повернулась и смерила меня пытливым взглядом:

– А ты думаешь, мы его не знаем? Я затрясла головой.

– Ну да… то есть, надеюсь, что так. Может, это какая-нибудь перестрелка с преследованием, а мы тут ни при чем. Знаешь, по телевизору часто рассказывают про такие случаи… Шальная пуля…

– Ага, значит, шальная пуля, – с готовностью подхватила Нэн. – Хм.

Это «хм» прозвучало с явным сарказмом.

– Ну ладно, – пошла я на попятную, – если ты так убеждена, что мы его знаем, кто он, по-твоему, такой?

– Сейчас я скажу вам, за кого бы отдал свой голос, – раздался позади нас баритон Трента. Мы аж подскочили. Я даже не слышала, как он подошел, но тем не менее Трент стоял по другую сторону кустов и смотрел на нас. – Джейк, вот кто это такой.

– Джейк? – хором повторили мы с Нэн. Кивнув, Трент протянул руки, чтобы помочь нам подняться, и продолжал:

– Именно так. Джейк убрался отсюда в слепой ярости, а мне доводилось видеть, как куда менее обозленные «бывшенькие» выкидывают номера и похлеще.

Во рту у меня пересохло. Если бы Трент не высказал подозрений насчет Джейка, мне бы такое вряд ли пришло в голову. Но сейчас я невольно задумалась… Пистолет у Джейка имелся – приобрел в своей страховой компании после серии ограблений на нашей улице.

Я обернулась к Нэн:

– Господи, неужели Джейк стал бы в нас стрелять, только чтобы меня напугать? И все потому, что я не захотела позвонить в полицию?

– Ага! – язвительно отозвалась сестрица. – Решил припугнуть тебя боевыми патронами, чтобы ты вызвала полицию. А уж они бы его наверняка замели. Блеск!

Да, действительно, не совсем логично. Но возможно, Джейк пытался запугать Трента? Ведь сыщик ему явно не понравился.

– Кто бы это ни был, – подытожил Трент, – теперь его и след простыл. – И, оглядевшись, убрал пистолет в кобуру.

Тут я и заметила мокрое темное пятно на правом рукаве его синей куртки.

– О господи, да вы ранены!

Трент недоуменно посмотрел на меня, затем глянул на свое плечо. Бурое пятно расплывалось на глазах. Трент коснулся его ладонью – та вмиг сделалась красной.

– Боже мой… – прошептала я, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.

Трент снял куртку – рукав рубашки был весь в крови. Он закатал его. Я отвела глаза: это было выше моих сил.

– Да ерунда, царапина.

Я готова была поверить ему на слово, но сестра – нет.

– Вам надо срочно показаться врачу. Трент энергично замотал головой:

– Перевязать – и дело с концом. – И в упор посмотрел на меня.

Я поняла намек.

– Пойдемте, – позвала я, стараясь говорить небрежно, будто только и делаю, что врачую огнестрельные ранения. На самом деле меня занимало одно: как бы не облевать, извиняюсь за выражение, все эти чудесные заросли гортензии – или как там ее, – прежде, чем я успею отвести Трента в ванную.

Нэн последовала за нами.

Присев на край ванны, Трент стянул рубашку. Если бы не кровь, я бы, наверное, получила от этого зрелища удовольствие: плечи его были мускулистыми, руки загорелыми, а грудь покрыта милой порослью.

К несчастью, вид крови по-прежнему вызывал у меня тошноту.

Стиснув зубы, я принялась промывать рану – это и вправду оказалась пустяковая царапина.

– Итак, – произнесла Нэн, с трудом отрывая взгляд от мужественной груди Трента, – вы видели нашего стрелка?

– Нет, даже мельком не удалось, – вздохнул Трент. – Только топот услышал.

– Все-таки вам стоит сходить к врачу, – повторила Нэн.

Я молчала, накладывая на рану антисептическую мазь. Очень мило – самое сложное я уже сделала: промыла рану от крови. А теперь она, значит, решила спровадить его к врачу?

Но Трент решительно тряхнул головой:

– Сами видите, это всего лишь царапина. А врачи обязаны сообщать об огнестрельных ранениях в полицию. Так что не надо мне такого счастья, забот потом не оберешься. – Он подмигнул мне. – И кроме того, учитывая ваш опыт общения с копами, я лучше воздержусь, если не возражаете.

Меня ему не надо было убеждать. Я без труда представила, как Гецманн обвиняет нас с Нэн: мало показалось погрома в собственном доме, так организовали пальбу. И всему виной, дескать, погоня сестры за дешевой популярностью.

– Посудите сами, никто всерьез не пострадал, – рассуждал Трент, пока я бинтовала его рану. – А при моей работе, хочешь не хочешь, наживаешь врагов. Может, этот выстрел не имел к вам никакого отношения.

– Как это? – удивилась Нэн. – Ведь это наш дом, а стреляли явно в нашу сторону.

– Но целились не в вас, – возразил Трент. – Ранили-то меня. И выстрел был только один, а не два. Вполне возможно, он связан с каким-нибудь из других моих дел. Знаете, я ведь частенько занимаюсь, так сказать, надомной работой. Всякое бывает…

Что ж, может, и так.

– Но главное, я в порядке, благодаря вам, – продолжал Трент, пристально поглядев на меня. – Из вас бы вышла чудесная сиделка: у вас такие нежные руки.

Я увидела, как Нэн закатила глаза.

Не знаю, заметил ли это Трент, только он сразу же засобирался. Но перед уходом взял меня за руку и негромко произнес:

– Я с вами свяжусь.

И, глядя в его глаза, я вдруг испытала внизу живота давным-давно забытое ощущение.

Трент ушел, а мы с Нэн продолжили уборку и управились гораздо быстрее, чем я рассчитывала. Впрочем, изрядно напрактиковавшись за последние двадцать четыре часа, мы уже поднаторели в этой области.

В конце концов Нэн уснула на моей софе, не в силах дотащиться до своей квартиры. Мы убеждали друг друга, что слишком хлопотно ей идти домой в такое время, но на самом деле обе боялись ночевать в одиночку.

Знаете, когда в вас кто-то стреляет – и неважно, в вас метили или нет, – это производит впечатление.

И вдобавок, хоть мы и не произносили этого вслух, тем не менее сошлись еще в одном: если нам с сестрой суждено погибнуть от руки злодея во сне, лучше мы сделаем это так же, как и появились на этот свет. Вместе.

На следующее утро, хоть это и было воскресенье, я проснулась в семь. На цыпочках прошла мимо спящей на софе Нэн и отправилась на поиски свежей «Курьер-газеть «. И нашла ее под тем самым кустом, где мы накануне прятались. Не иначе, знамение судьбы.

Признаться, эту вылазку за газетой я совершила в весьма быстром темпе, ежесекундно ожидая услышать свист пуль над головой. А едва заскочила обратно в дом – торопливо захлопнула дверь и привалилась к ней, тяжело дыша.

Стук двери разбудил Нэн, которая молниеносно нырнула на пол и распласталась.

Я недоуменно уставилась на нее. Сестра смущенно поднялась на ноги.

– С этим надо что-то делать, – решительно заявила она.

Верно! Не можем же мы провести остаток жизни, прячась под кроватями и за кустами и постоянно озираясь через плечо. Необходимо выяснить, кто стоит за всем этим, – причем выяснить прежде, чем вчерашний бандит научится стрелять более метко.

Пока я разливала по стаканам колу, сестра шуршала газетой. Кофе мы обе не жалуем, но должны же откуда-то черпать ежеутреннюю дозу кофеина.

Искомая статья обнаружилась на второй странице «Курьера». «Установлена личность погибшего в торговом центре «Галерея», – гласил заголовок. И уже в третьем предложении мы прочли то, что нас интересовало: «По сообщению полиции Луисвиля, у погибшего, некоего Рассела Мурмена, проживавшего в доме 4451 по Тейлорсвиль-роуд, обнаружена тяжелая черепно-мозговая травма, а также глубокий порез в области шеи».

Почему-то при слове «порез» на ум скорее приходят ободранные коленки и локти, нежели перерезанное горло. Я от души понадеялась, что бедняга действительно был без сознания, когда с ним это происходило.

– Итак, – Нэн подняла глаза от газеты, – как насчет приятной прогулки по Тейлорсвиль-роуд? Я поставлю пленку.

Я поняла, что она имеет в виду. Поскольку ни одному здравомыслящему человеку не улыбается работать по субботам, все ди-джеи на станции Нэн разбились на две команды и чередуются – выходят в эфир через выходные, отрабатывая каждый свою шестичасовую смену. И сегодня как раз была рабочая суббота Нэн.

– По дороге заскочим на студию, и я попрошу диктора последних известий поставить мою пленку, – сказала Нэн, вставая из-за стола.

Пленка, о которой говорила Нэн, была ее палочкой-выручалочкой на случай непредвиденных обстоятельств. Это заранее смонтированная запись, которая звучит совсем как живое выступление. За одним исключением: если слушать внимательно, можно заметить, что Нэн не говорит ни о времени суток, ни о погоде – и вообще ничего конкретного. Что-то вроде безразмерного радиошоу.

У всех ди-джеев заготовлены такие пленки – причем по настоянию управляющего, представляете? По словам Нэн, у них такая нехватка кадров, что, когда ведущие заняты записью репортажей с мест, или болеют, или уходят в отпуск, станция нанимает временных служащих, чтобы те крутили эти самые «аварийные» пленки, и таким образом экономят на зарплате.

Нэн сбегала к себе переодеться – ясное дело, в очередные джинсы и майку, – и через несколько минут мы уже были в пути. Нэн настояла, чтобы мы поехали в ее «неоне», а не в моей «фестиве». Я не удивилась: сестрица часто называет мою юркую машинку роликовой доской.

Дом номер 4451 по Тейлорсвиль-роуд оказался длинным строением в стиле ранчо, с венецианским окном и кирпичным фасадом; только вот скотоводческой фермы рядом не наблюдалось. Перед домом красовались лишь клочок пожухлой желтовато-коричневой травы, голубой трехколесный велосипед да красный игрушечный вагончик. Ошметки белой краски, которой некогда были выкрашены стены дома, густой перхотью обсыпали чахлые кусты.

Когда мы с Нэн приблизились к дому, оттуда вышла какая-то женщина; не поднимая глаз, повозилась с ключами и заперла дверь. Все это она проделала, не выпуская ладошки ребенка лет трех, который рванулся в сторону, не успела женщина поставить его на землю. Резким движением она притянула дитя обратно, и тут мальчик увидел нас. И истошно завопил.

Женщина вздрогнула и обернулась. На вид ей было лет двадцать пять; миниатюрная, с длинными белокурыми волосами, перехваченными черной лентой, – в тон платью, колготкам и туфлям.

– Миссис Рассел Мурмен? – сразу сообразила Нэн.

– Да… Я Элис Мурмен, – ответила молодая мать. Глаза ее перескакивали с меня на сестру и обратно. – А вы… вы близнецы?

Нэн кивнула:

– Нам бы хотелось с вами поговорить.

– Господи, и как только ваша матушка управлялась? – вылетело у Элис.

Нэн, судя по ее озадаченному виду, не сразу поняла, что бы это значило. Но я-то сообразила. Особенно когда увидела, как малыш устремился к красному вагончику, дернув мать за руку с такой силой, словно хотел вырвать с корнем. И при этом издавал громкие звуки, напоминавшие хрюканье. Да уж, с таким непоседой Элис наверняка считает, что справиться с двумя детьми можно, только держа наготове пистолет с доброй дозой транквилизатора.

Перекрывая хрюканье мальчишки, я прокричала:

– До чего же миленький! – Малыш и правда был недурен, а уж одет как настоящий джентльмен: в костюмчик цвета морской волны с ярко-красной бабочкой. Вот только вел себя отнюдь не по-джентльменски. Сейчас он рвался в сторону кустов, с каждой минутой хрюкая все громче. – И сколько же этому крошке?

– Год и месяц, – ответила Элис. – Он крупноват для своего возраста.

Крупноват для своего возраста?! Может, Элис шутит?

– Его отец в детстве тоже был крупным, – добавила Элис, и ее голубые глаза наполнились слезами.

– Мы здесь как раз из-за Рассела, – заявила Нэн, взмахнув журналистским удостоверением, которое одолжила у диктора на радио. Взмахнула она более чем небрежно, но я-то знала: надо было не дать Элис возможности как следует рассмотреть удостоверение. Главным образом потому, что на фото был изображен мужчина с длинными, свисающими как у моржа усами. Нэн быстро убрала документ в карман.

– Дело в том, что я готовлю репортаж, собираю дополнительные сведения об этом происшествии, – скороговоркой произнесла она, – для радиостанции, и…

Элис судорожно глотнула.

– А я… я как раз собралась в похоронное бюро.

– Мы вам глубоко соболезнуем, – вставила я. В глазах Нэн, впившихся в меня, я прочла, как по писаному: «Ага, значит, мы уже добрые друзья семьи, наносим светский визит безутешной вдове?» Я с вызовом сложила руки на груди. А почему, собственно, мы не можем проявить элементарную вежливость?

– Спасибо вам, мисс… э-э… – Голос Элис прервался, а глаза устремились на малыша. Деточка набрал полную пригоршню грязи. – Нет, не смей это есть! – крикнула Элис, дергая ребенка за руку. – Брось! Слышишь, брось!

Малыш проворно размазал грязь по своему пиджачку и счастливо улыбнулся маме. Элис обреченно вздохнула.

– Теперь придется снова его переодевать, – сказала она со слезами в голосе.

Я вдруг ощутила прилив симпатии к ней.

– Давайте я вам помогу, – предложила я, сгребая в охапку маленького хулигана.

Тот лягнул меня и попытался вывернуться, затем попробовал укусить, но я не обращала внимания на его усилия. Элли и Брайан не были такими крупными в этом возрасте, но порой вели себя столь же буйно. Я без труда скрутила мальчишку по рукам и ногам, так что рыпаться ему было некуда.

Нэн потрясенно наблюдала за нашей схваткой. Она-то наверняка предложила бы запереть ребенка в его комнате до совершеннолетия.

Переступив порог, я поначалу решила, что жилище Мурменов тоже подверглось налету, как наши с сестрой квартиры. Но потом до меня дошло, что раскиданное по полу барахло – это сплошь детские игрушки, детские одежки, а также детские бутылочки и резиновые кольца для зубов. Аккурат от стены до стены.

Следом вошла Элис и принялась прокладывать себе путь в детскую. Вскоре она вернулась с новым нарядом для малыша. На сей раз это был коричневый костюмчик, который, скорее всего, пробудет чистым минуты две после того, как она натянет его на сына. Хорошо хоть, коричневый – грязь будет не так заметна.

Мы с Нэн пригвоздили младенца к кушетке, удерживая за пухлые ножки, а Элис начала его раздевать. Как ни странно, малыш вдруг успокоился и довольно загукал, посасывая пустышку, которую Элис подобрала с пола и сунула ему в рот, как пробку. Я не верила своим глазам. Карапуз явно получал удовольствие. Эдак из него вырастет любитель сигар, балдеющий от грубого обращения.

Стаскивая с сынишки пиджак, Элис неожиданно произнесла:

– Знаете, я даже не удивилась, когда полицейские сказали мне насчет Рассела. Ну насчет того, что его… его… – Она никак не могла выговорить слово «убили».

– Не удивились? – переспросила Нэн. Элис кивнула, с каким-то затравленным видом.

– Ну да. Я… я понимала, что должно случиться что-то ужасное. С тех пор как появился тот тип, Рассел страшно изменился.

«А уж теперь тем более», – подумала я, прежде чем успела себя одернуть, и, откашлявшись, спросила:

– Какой тип?

– Да я толком не знаю, – вздохнула Элис, натягивая брючки на упакованную в памперс попку. – Рассел мне не говорил, кто он такой. И что вообще происходит. Сказал только, что они вместе занимаются каким-то крупным делом и что скоро мы разбогатеем. Вот и все. Мол, наконец-то заживем в достатке, без забот.

Мы с Нэн переглянулись. Я знала: она думает о том же, о чем и я. Что, возможно, все эти деньги, на которые так уповал Рассел, были страховкой, которую Элис должна была получить, после того как Рассел успешно организует собственное убийство. Что и говорить, сто тысяч долларов – неплохое подспорье в хозяйстве.

Однако посулы Рассела жене вроде бы подразумевали, что он и сам планировал поживиться. Что не так-то просто сделать, если рассчитываешь на собственную страховку.

– Ваш муж упоминал, что это за дело? – осторожно спросила Нэн.

Элис уже запихнула одну ручку малыша в рукав рубашки и теперь трудилась над второй.

– Нет. Ничего не говорил, – ответила она, не поднимая глаз.

Я усомнилась в ее искренности, но не успела и рта раскрыть, как Элис поспешила добавить:

– Да-да, я понимаю, о чем вы думаете. Что он занимался чем-то противозаконным – наркотиками, а то и похуже. Но я Рассела спрашивала. И он поклялся, что дело чистое.

Ну разумеется! Наркодельцы спешат поделиться с женами своими секретами! Еще бы! Не говоря уже о том, что я лично могла засвидетельствовать: мужья никогда-никогда не обманывают своих жен.

– Рассел поклялся мне, – повторила Элис, – что ничем противозаконным не занимается.

Слезы тихими ручейками потекли по ее щекам. Все так же увлеченно посасывая пустышку, малыш встревоженно посмотрел на маму.

– Наверное, я и сама понимала, что Рассел все время мне врет, – наконец сказала Элис. – Ведь стоило мне спросить его о делах, и он тотчас приходил в ярость. – Пожав плечами, она машинально поправила выбившийся из-под ленты локон. – Но я все равно продолжала допытываться, снова и снова. Даже спросила, зачем он вообще связался с человеком, с которым едва знаком.

– Ну а он что? – не вытерпела Нэн.

– В конце концов признался, что этот тип доводится ему родственником. Но больше ничего не сказал – мне, мол, больше не надо ничего об этом знать. – Тыльной стороной ладони Элис вытерла глаза. – Вот тогда у меня и возникли сомнения. Потому что я знакома со всеми родственниками Рассела – он ведь единственный ребенок в семье – и ни разу не слышала ни о каком Ледфорде, будь он даже седьмой водой на киселе.

Элис говорила о Расселе в настоящем времени, словно тот был жив. Видимо, она поняла это одновременно со мной, потому что слезы хлынули с новой силой.

– Ледфорд? – переспросила Нэн. – Этого типа звали…

– Глен Ледфорд, – всхлипнула Элис. – Это с ним Рассел встречается.

Снова настоящее время. И новый ручей слез.

Впрочем, я ее не винила. Ничуть. У бедняжки из-под ног выдернули почву, и теперь ей придется растить своего маленького Гаргантюа в одиночку. Я смотрела на молодую женщину и впервые за долгое время почувствовала, как мне повезло. По крайней мере мы с Джейком расстались, когда дети уже выросли.

Усиленно моргая, Элис вытерла слезы.

– Пусть говорят что угодно, мне все равно. Рассел был хорошим, порядочным, замечательным человеком. За всю свою жизнь он не совершил ни единого дурного поступка.

Интересно, говорила бы она так убежденно, если бы знала, что ее муж пытался подцепить меня буквально за несколько минут до своей гибели?

– Рассел самый милый, самый добрый… Ой-ой-ой.

Нэн, очевидно решив, что женщина вот-вот снова разрыдается, торопливо выпалила:

– Элис, а как выглядел тот человек, Глен Ледфорд?

– Ну… лысый. Вроде бы довольно плотный. И низенький. Гораздо ниже Рассела. И толще. И в очках.

Под ложечкой у меня засосало. Неужели этот Ледфорд – тот самый тип, который следил за Нэн? Но зачем? С какой стати?

– Рассел говорил вам, где живет Ледфорд? – спросила Нэн.

– У меня бумажка прикреплена на дверце холодильника. Там есть адрес, где они всегда встречались.

Она передала свежепереодетого карапуза Нэн. Сестрица держала ребенка на вытянутых руках, подальше от себя, будто это было не человеческое дитя, а неведомая и опасная зверушка, и, едва Элис вышла из комнаты, сунула малыша мне. Маленький бунтарь тотчас выплюнул пустышку, пронзительно взвизгнул и принялся выкручиваться. Я усилила хватку, и тут вернулась Элис. Будто и не замечая истошных криков чада, она вручила Нэн клочок бумаги.

– Вот. Вообще-то это не частный дом, а мотель в Джефферсонвиле. Называется «Блуберри-Хилл».

– Спасибо вам огромное, – сказала я, возвращая Элис сына.

Я-то была уверена, что благодарю ее за информацию, но в то же время – не скрою – не менее приятно было сбыть младенца с рук.

Джефферсонвиль, штат Индиана, отделен от Луисвиля, штат Кентукки, одной лишь рекой Огайо. Поскольку Нэн всю дорогу мчалась на предельно допустимой скорости, мы добрались туда за двадцать пять минут. И едва съехали с моста, я сразу увидела вывеску.

– Вот и он, – сообщила я сестре. – Мотель «Блуберри-Хилл». Очень мило, правда?

Оказалось, что нет.

Глава восьмая НЭН

Ну и дыра!

Нечего сказать, сестренка попала пальцем в небо. «Милым» мотель «Блуберри-Хилл» уж точно не был.

Вероятно, в пятидесятые годы это здание барачного типа из красного кирпича обслуживало семейства, отправившиеся посмотреть Соединенные Штаты Америки на своем «шевроле» или «студебекере».

Мотель «Блуберри-Хилл», вне всяких сомнений, был обычным клоповником. Из тех, куда сначала заходит мамаша, дабы проверить наличие тараканов и мышиного дерьма, и лишь затем разрешает папаше снять номер. Во всяком случае, именно так поступали наши родители, когда мы всей семьей отправлялись путешествовать по дорогам страны.

Некоторые из этих ископаемых мотелей в окрестностях Луисвиля попросту закрылись и стоят теперь, одинокие и покинутые, с табличками «Продается», гниющими на фасаде. Некоторые, как и «Блуберри-Хилл», возродились из пепла и шагают в ногу со временем – точнее, с нынешними запросами.

Намалеванная от руки вывеска, красовавшаяся перед входом в «Блуберри-Хилл», гордо предлагала номер на двоих аж за 15 долларов 95 центов!!! – с тремя восклицательными знаками.

Припарковав свой «неон» на полупустой стоянке, я огляделась по сторонам. Отметила неподдельное очарование облупившихся ставней, кривобоких москитных сеток, болтавшихся на сломанных петлях, и проржавевших насквозь сточных труб. М-да, уютный домик…

Берт громко откашлялась.

– Боже правый, – вымолвила она.

Найти кабинет управляющего не составило труда. Его дверь располагалась рядом с древним автоматом по раздаче кока-колы, сулившим вам бутылочку всего за десять центов. Веселенькие рисуночки на желтой табличке, привинченной к автомату, изображали мужчин и женщин в шляпках и костюмах явно пятидесятых годов – и все они увлеченно утоляли жажду. Черт, да один этот агрегат, наверное, дороже всего заведеньица.

– Это что, дом свиданий? – воскликнула я, вылезая из машины. – Не удивлюсь, если здесь почасовой тариф. А может, и поминутный.

Поджав губы, Берт огляделась.

– Не хочешь ли ты сказать, что в подобные места Джейк водил свою подружку?

– Вряд ли, если хотел произвести на нее впечатление. – И тут же пожалела о своих словах. Берт заморгала и отвернулась.

– Впрочем, – поспешила добавить я, – если она настоящая проститутка, наверняка только по таким притонам и шляется.

По-моему, Берт меня даже не услышала. Она уже целеустремленно шагала вперед, держа курс на вывеску «Управляющий». Я поскакала следом и даже успела распахнуть перед ней дверь.

Внутри первым делом в глаза бросался маленький черно-белый телевизор с огромной антенной, напоминавшей кроличьи уши. Телик стоял на грязной, засаленной конторке, а в глаза бросался потому, что орал как оглашенный. Беглого взгляда хватило, чтобы понять: полным ходом идут мультяшные разборки Тома и Джерри.

За конторкой, в кресле, обитом драным зеленым велюром, сидел морщинистый человечек. Вокруг его ушей клубились седые космы, напоминавшие «сахарную вату», однако на макушке волос не было вообще – она тускло мерцала в свете голой лампочки, болтавшейся прямо над мужичонкой. Одет гном был в пожелтевшую белую рубашку, застегнутую на все пуговицы, и мешковатые коричневые штаны из полиэстера. Целую минуту он не замечал нашего присутствия.

– Сэр? – Берт шагнула вперед. – Разрешите?..

Гном тяжко вдохнул и, даже не глянув в нашу сторону, поднялся на ноги. Чем-то он неуловимо напоминал Дэнни Де Вито. Грузно опершись на конторку, гном наконец удостоил нас взглядом, в который, несомненно, вложил все тепло, приберегаемое для сборщика налогов.

Я заговорила, быстро-быстро. А когда остановилась, дабы перевести дух, гном вскинул брови:

– Сестрички Ледфорда, говорите? – Пока я тараторила, он внимательно изучал нас, и его водянистые глазки не раз задерживались на наших бюстах. – Близнецы, да?

Как он ухитрился это определить, глядя на наши груди, осталось для меня загадкой, но все равно мы с Берт закивали.

– Да, мы близнецы, – ответила Берт и даже улыбнулась этому старому развратнику.

Гном на ответную улыбку не расщедрился.

– Чтой-то не больно-то вы похоже на Ледфорда.

– А у нас разные отцы, – с готовностью отозвалась я.

Берт с гномом одновременно посмотрели на меня. Затем глазки гнома – как и у большинства людей при первой встрече с нами – принялись стрелять с меня на Берт и обратно.

– Близнецы, значит, – повторил гном с насмешкой. После чего громко прочистил горло и смачно харкнул.

Очевидно, многоплодные беременности не вызывали у него одобрения.

Хотелось бы надеяться, что возле его ног есть плевательница, но вряд ли.

Берт брезгливо скривилась.

Впрочем, гном не заметил. Его слезящиеся глазки вновь уставились в телеящик. Тут я углядела посреди кресла глубокую вмятину, аккурат по размерам гномьей задницы. Видать, пытался пустить корни. На экране начался очередной мультик из той же серии.

Берт хотела было облокотиться о конторку, но вовремя передумала.

– Сэр? – повторила она. – Будьте любезны… С трудом оторвавшись от Тома и Джерри, гном снова повернулся к нам:

– Слушайте. Ледфорда сейчас нет дома. И вообще, он уже несколько дней не показывался.

Дэнни выжидательно уставился на нас, очевидно рассчитывая, что мы развернемся и уйдем. Но мы не сдвинулись с места.

– Видите ли, нам бы попасть в его комнату… – заговорила Берт. – Наш брат Глен попросил захватить кое-что из его вещей. Бедняга… э-э… растянул лодыжку, так что какое-то время поживет у нас. Чтоб мы могли о нем позаботиться. Ну так вот, брату нужна одежда – чистые рубашки, джинсы, ну и все такое, вот мы и подумали, что…

– …нам бы ключ от его номера, – закончила я за сестру.

До сего момента я глазела на Берт в изумлении, чуть ли не отклячив челюсть. Нет, этой женщине определенно стоит писать романы. Но если мы хотим попасть в номер Ледфорда сегодня, данное сочинение я бы подсократила. И подождала киноверсии.

Хмуро зыркнув на нас, гном вернулся к Тому и Джерри. Признаться, я начинала терять терпение.

– Эй, вы! – окликнула его я. – Дайте нам ключ!

Я и не подозревала, что ору, но гном так и подскочил.

– Ладно, ладно, – проворчал он, неохотно отрываясь от экрана. – И много вас еще, родственничков, придет?

Мы недоуменно уставились на него.

– Да нет, только мы, – пожала плечами Берт и снова улыбнулась этому замшелому пню.

Но тот и на сей раз не ответил на ее улыбку, а вместо этого принялся ворчать себе под нос, роясь в ящиках конторки, – в поисках ключа, как я пылко надеялась.

– Не пойму я эту вашу родню, – скрипел гном. – У других жильцов гостей почти не бывает. Вернее, они своих гостей обычно с собой приводят. А тут – без конца: то встал, то сел, то впускай, то выпускай… только и скачу туда-сюда, с тех пор как поселился этот Ледфорд.

«Жизнь – сука», – так и подмывало меня ему сказать. Из скорбной повести страдальца я почерпнула одно: судя по всему, Рассел частенько навещал здесь Ледфорда. А кроме того, охрана в этом милом заведении – величина неизвестная.

Что очень на руку нам с Берт.

Гном наконец отыскал ключ и бросил его на стол перед нами.

– Шестой номер, в заднем крыле, – буркнул он.

Мать честная, в этой дыре еще и крылья есть? Старый хрен уже вернулся к своему телевизору.

– Спасибо вам большое, – сказала Берт, – Нам очень жаль, что побеспокоили вас.

Ну да, ну да.

Заново укореняясь в кресле, чертов хрыч проворчал:

– А платят-то – всего ничего. Это за такие-то труды – то встань, то сядь каждые пять минут. Нет, надо уходить, это точно. Лучше уж плакальщиком на кладбище устроюсь.

Что тут сказать? Данные у него для этого и впрямь имелись.

На тесемке болталась картонная бирка с номером «6», выведенным белой краской. Прихватив ключ, я направилась к выходу.

А Берт, можете себе представить, переминалась с ноги на ногу.

– Мы только на минуточку зайдем, сэр, – словно извиняясь, промямлила она. – И еще раз большое вам спасибо за…

Она бы еще долго крутила эту пластинку – пришлось схватить ее за руку и потащить к дверям.

– Нэн, ну нельзя же так! – укорила меня сестренка, пока мы шагали к шестому номеру. – Ты так грубо себя вела…

Я даже не удостоила ее ответом. Эта женщина переживает, что я груба с недоумком, который харкает на пол?

Как вскоре выяснилось, нам с Берт стоило меньше внимания уделять заплеванному полу, а чуть побольше – словам старого хрена. Тогда бы мы, наверное, не так сильно удивились, открыв дверь номера Ледфорда.

Первое, что я увидела, была кровать посреди комнаты. Вероятно, все до единого ящики двух ободранных комодов были выпотрошены прямо на изъеденное молью кроватное покрывало, испытывая на прочность и без того провисший многострадальный матрас.

Покуда мы с Берт таращились на кровать, в дальнем углу комнаты, где стоял металлический шкаф с распахнутой дверцей, произошло какое-то движение. Я, признаться, испугалась, что там шуршит нечто маленькое, шерстистое, из отряда грызунов.

С бешено колотящимся сердцем, я двинулась к шкафу. Берт не отставала ни на шаг.

В шкафу – неподвижно, словно каменное изваяние, – стояла темноволосая женщина, запустив одну руку в карман пиджака, висевшего справа от нее. Зеленые глаза, казалось, занимали все ее лицо.

Не знаю точно, кого ожидала узреть дама, только при виде нас с Берт она заметно расслабилась и облегченно выдохнула, переводя взгляд с моего лица на сестричкино и обратно:

– Ох! Это вы! Зита и Гита.

Причем сказала это чуть менее презрительно, нежели давеча гном. Видать, еще одна «поборница» многоплодных беременностей.

– А постучать нельзя было, девочки? – продолжала она. – Между прочим, вы меня до смерти напугали. – И картинно помахала рукой перед лицом, словно находилась на грани обморока и пыталась заранее привести себя в чувство.

– О, мэм, простите нас, пожалуйста, – промямлила Берт. – Мы понятия не имели, что здесь кто-то есть…

Даму явно не интересовало, что собирается сказать Берт.

– В чем дело? – перебила она. – Он и вам сделал ручкой?

Судя по всему, дама приняла нас с Берт за подружек Глена Ледфорда. Я задохнулась от негодования – это в такой-то убогой обстановке? Я обвела взглядом протертый коврик, ободранную мебель, дыру в стене над кроватью. Такое впечатление, будто кто-то ткнул туда ногой.

Да нас попросту оскорбили!

Должно быть, Берт осознала это одновременно со мной, потому что, когда заговорила, голос ее звучал почти надменно:

– Можно поинтересоваться, кто вы такая?

Я сочла за благо не вмешиваться. К тому же сестренка говорила до жути убедительно, будто это мы имели полное право здесь находиться, а уж никак не эта дамочка из шкафа.

Дамочка ухмыльнулась.

– А можно мне поинтересоваться, где Глен? – передразнивая Берт, парировала она и, не дожидаясь ответа, вернулась к прерванному занятию: обшариванию карманов, в данный момент джинсов.

Мне не хотелось ей говорить, но в таком ракурсе, спиной к нам, она смотрелась куда как привлекательнее. Ее хлопчатобумажный комбинезончик, явно фирменный, выгодно подчеркивал формы. А уж задница у дамочки выглядела так, будто ее упаковали в чудо-пояс – из тех, что подтягивают вашу корму дюйма на два вверх. Ей было лет тридцать с небольшим; среднего роста, стройная, с черными волосами до плеч, скорей всего крашеными – уж больно безупречный оттенок.

А может, это парик? Я вгляделась повнимательнее. Сзади из-под смоляной шевелюры выбилось несколько рыжеватых локонов. Блондинка, пытающаяся стать брюнеткой, – такое не часто встретишь.

Дамочка и спереди была бы недурна – кабы не толстый слой грима и не глубокие складки вокруг рта.

В общем и целом выражением лица женщина напоминала собачонку, которую столько раз пинали, что она уже не задумывается почему, а сосредоточилась на том, чтобы вовремя увернуться от удара.

– Но ведь это квартира Глена, – заметила Берт. – Разве его нет дома?

Брюнетка пожала плечами:

– Нет у меня времени на игры. Где он, черт побери?

– А вы не знаете? – спросила я. Женщина снова пожала плечами:

– Почему это я должна знать?

Мы с Берт переглянулись. Может, мы что-то упустили? Может, стоит начать по новой?

– Ну ладно, – вздохнула я. – Давайте с самого начала. Кто вы такая?

Дамочка ответила не сразу. Правда, повернулась к нам, не вынимая правой руки из заднего кармана изучаемых джинсов и с довольно странным выражением на лице. Как будто пыталась на что-то решиться.

– Окей, – наконец сказала она, видимо приняв решение. – Я Максина Ледфорд, жена Глена. Миссис Глен Ледфорд. – Голос ее слегка дрогнул. – И я… э-э… собираю его вещи.

Собирает? Не хотелось бы судить сгоряча, но лично мне показалось, что Максина скорее обыскивает пожитки Ледфорда. И даже наше присутствие ее не остановило. Представившись, она тотчас повернулась к нам спиной и запустила руку в карман брюк, висевших по соседству с джинсами.

– Похоже, вы, подружки, слегка опоздали, – заметила Максина, переходя к следующему предмету одежды – клетчатому пиджаку – и принимаясь сноровисто обшаривать внутренние карманы.

– Вы правы, – откликнулась Берт. – Нам следовало прийти пораньше. Я имею в виду…

Я ошарашенно посмотрела на сестру. О чем это она толкует?

– …наверное, нам стоило зайти, чтобы выразить соболезнования, как только мы услышали о гибели вашего родственника, – продолжала Берт; она и впрямь выглядела несколько виноватой из-за такой оплошности. – Мы так расстроились, когда узнали об этой трагедии. Должно быть, для вас это ужасное потрясение.

Святые небеса! Неужто Берт снова решила поиграть в светский визит к осиротевшим родственникам? Мне казалось, она покончила с этим еще у Элис Мурмен.

– Что-что? – переспросила Максина, не оборачиваясь. – А-а, это вы о Расселе? Ну да. Такое потрясение – передать не могу! Прямо сердце разрывается.

Это душещипательное признание немного потеряло от того, что дамочка произнесла его на одной ноте, продолжая ковыряться в карманах пиджака.

– Слушайте, у меня тут кой-какие делишки Мой… э-э… муженек свалил, и все такое, так что, если не возражаете…

– Ваш муж свалил? – переспросила я. Сердце мое упало. И она даже не знает, где он теперь?

– Я вам очень сочувствую, – проникновение заметила Берт.

На сей раз мы с Максиной уставились на нее уже вдвоем.

– Сочувствуете?

– Ну да, он же вас бросил, – пояснила Берт.

– А-а… – Максина снова нырнула в шкаф. – Ага. Барахло, а не мужик.

Очевидно, крушение семейного корабля глодало нашу новую знакомую изнутри, никак не отражаясь снаружи.

– Вот как… Так вы что, разводитесь?

– Нэн! – одернула меня Берт, явно шокированная.

– Да брось, сестренка, – отмахнулась я, – какие уж тут правила хорошего тона! Не видишь, что ли, – эта женщина обыскивает шмотки Ледфорда!

Максина ничуть не обиделась. Переминаясь с ноги на ногу, она смотрела на меня все с тем же странным выражением – будто взвешивая все «за» и «против».

– Ну ладно, – вздохнула она наконец, – да, мы с Гленом разводимся. И я пытаюсь отыскать его… э-э… чековую книжку. Прежде чем он… э-э… вернется за вещами. – И снова ее голос дрогнул.

– Когда вы виделись с Гленом в последний раз? – спросила Берт.

Максина перешла к обуви: начала остервенело трясти башмаки. Она подняла на нас раздраженный взгляд.

– Что? Слушайте, нет у меня времени отвечать на ваши дурацкие вопросы! Я знаю одно: Глена здесь нет. А все остальное меня не касается.

– А вы знали, что Глен вел какие-то дела с Расселом? – спросила я.

Миссис Ледфорд окинула меня оценивающим взглядом, и глаза ее сузились.

– Дела? Нет. Об этом я ничего не знаю. – Последнюю фразу она произнесла так быстро, что все слова слились воедино.

Но почему, черт возьми, почему же я ей не поверила?

– Вы уверены? – настойчиво спросила я. – А вот жена Рассела об этом знала. Она-то и рассказала нам об этом самом деле.

– И об этом мотеле, – вставила Берт. Максина заметно смутилась:

– Жена Рассела? Вы виделись с женой Рассела?

– Ну да, – кивнула я. – Элис сказала, что Глен и Рассел вместе проворачивали какое-то дельце, которое должно было обогатить обоих. Чтоб жить потом в свое удовольствие и забот не знать.

– Забот не знать? Ха-ха! – Максина изучала внутренности домашних тапочек. – Много у Рассела теперь забот? – В голосе ее сквозила злоба, и почему-то он по-прежнему дрожал.

Внезапно до меня дошло. Я поняла, что это за дрожь. То был страх. Максина была до смерти напугана.

– Что происходит? – спросила я. – Чего вы боитесь?

Женщина резко обернулась, ее зеленые глаза вспыхнули.

– Это вы меня спрашиваете? Старине Расселу перерезали горло, а вы недоумеваете, чего я боюсь? У вас хоть капля мозгов имеется?

Я лишь тупо смотрела на нее, не зная, что сказать.

– О чем это вы? – растерянно вопросила Берт.

– Бедняга Рассел решил, что все просчитал, – продолжала Максина. – Ну еще бы! Одного он не знал: с кем связался. Но я-то ему говорила, я его предупреждала! – Для пущей убедительности Максина ткнула пальцем в мою сторону. – Но куда-а там! Рассел у нас самый умный, он все и без меня знает! Так оно и было. Слишком много знал. А если мы тоже будем много знать, то и схлопочем, как и он. Упаси боже!

Метнувшись от шкафа к крохотной сырой пещере, которую в мотеле «Блуберри-Хилл» потешно величали ванной комнатой, Максина принялась выворачивать карманы банного халата.

– Эй, вы двое, – бросила она через плечо, – вы бы лучше поостереглись, а? Если, конечно, вы знаете не так много, как Рассел. А уж коли так – тогда неважно: все равно вам крышка.

Она что, нам угрожает?

– Слушайте, Максина…

– Ой, что это? – вскрикнула вдруг женщина, оборачиваясь к окну. Мы с Берт тоже повернули головы.

Как и в большинстве мотелей, окна в номере шестом были снабжены плотными шторами, плюс тюлевые занавески под ними. Разумеется, в «Блуберри-Хилл» тюль отличался сероватым налетом, однако свет все-таки пропускал. Правда, ничего пугающего сквозь эти грязные занавески я не разглядела.

– Вы про что? – не поняла Берт, приклеившись взглядом к окну. Неужто приняла его за одну из тех волшебных фресок, на которых можно что-нибудь разобрать, если пялиться, пока не окосеешь?

Теперь я уловила слабый шум мотора. Судя по звуку, кто-то только что зарулил на стоянку. Именно этот звук и услышала Максина? Если так, она может обучать собак чутью.

Когда шум сделался громче, Максина оцепенела.

– Мне надо сваливать! – вымолвила она и метнулась через комнату, на ходу хватая со стола сумочку и ключи от машины.

Мы бросились следом за ней.

– Вы должны нам рассказать! – не унималась Берт. – Кого вы боитесь?

Я схватила Максину за руку, но она вырвалась, подскочила к единственному в комнате стулу и сграбастала переброшенный через спинку рыжевато-коричневый дождевик.

Я уставилась на плащ. В голове мелькнула неясная мысль. Какое-то воспоминание…

Вдалеке хлопнула дверца машины. При этом звуке Максина подскочила и ринулась к двери.

– Господи, да вы что, не понимаете, что творится? Не понимаете, да?! Идиотки безмозглые! Так вот, лучше прекратите совать свои чертовы носы не в свое дело! Усекли? Или не помните, что случилось с Сандерсенами?

– Сандерсенами? – эхом отозвалась Берт, поворачиваясь ко мне.

– Сандерсенами? – повторила я, поворачиваясь к сестре. – Она сказала «Сандерсены»?

Это была фамилия супругов, за детьми которых мы присматривали сто лет назад. Те самые, которых убили. Но какое отношение имеет тот стародавний случай к нынешним событиям? Ведь то дело было раскрыто почти двадцать пять лет назад.

– Может, мы ослышались? – предположила Берт. – Может, она сказала «Сэмпсоны»? Или «Симпсоны »?

Я повернулась к Максине, чтобы попросить ее повторить.

Дверь закрылась с мягким щелчком. Максина сбежала.

– Черт! – ругнулась я, устремляясь к окну.

Снаружи взревел автомобильный мотор, и я успела только разглядеть белый «додж» последней модели, стартующий со стоянки. Номерная табличка была вся заляпана грязью, в глаза бросилась лишь эмблема прокатной конторы «Эконо».

Выходит, Максина отнюдь не дура.

А коль скоро она не дура – и только что сбежала отсюда, – в таком случае поправьте меня, если я ошибаюсь, но не следует ли нам с Берт тоже валить отсюда ко всем чертям?

Едва меня посетила эта светлая мысль, как ручка на двери номера начала медленно поворачиваться.

Стоя столбом рядом со мной посреди этой грязной комнатенки, Берт охнула. И я наперед знала, что она сейчас скажет.

– О боже… – прошептала сестра.

Глава девятая Берт

Дверная ручка медленно поворачивалась. Мы с Нэн уставились на нее, точно загипнотизированные.

У всех старых мотелей есть кое-что общее – помимо плесени, разумеется. Похоже, ни у кого из владельцев не доходят руки врезать более современные замки, которые автоматически запираются, когда захлопнешь дверь. Что, поверьте, пришлось бы очень кстати в данный момент.

Дверь медленно приоткрылась, и я с трудом удержалась от крика.

В комнату просунулась голова.

Это был Трент!

Я испытала такое облегчение, что едва не грохнулась в обморок. Трент пристально посмотрел на меня, затем на Нэн, однако выражение его лица, как ни странно, по-прежнему оставалось тревожным. Я невольно отметила, что правую руку он не вынимает из кармана куртки. Нетрудно было догадаться, что он там прячет.

– Здесь еще кто-нибудь есть? – прошептал Трент, обшаривая глазами комнату.

Мы с Нэн дружно замотали головами.

– Точно никого нет? Вы проверили?

Если уж на то пошло, с уверенностью мы могли утверждать лишь одно: сейчас никого нет в шкафу. Мы ведь поверили миссис Ледфорд на слово, что ее мужа и след простыл.

Я обратила на сестру взгляд, ясно говорящий: «И ты еще воображала себя сыщицей Нэнси Дрю?»

Проигнорировав меня, Нэн повернулась к Тренту:

– Вообще-то мы недавно сюда пришли, так что… Не дослушав до конца, Трент решительно проследовал в комнату.

Наблюдая за ним, я подумала: вот вам настоящий детектив за работой. Казалось, ничто не может укрыться от цепкого взгляда Трента; каждый его мускул был напряжен и готов к встрече с опасностью. Честно говоря, это было даже захватывающе – наблюдать, как Трент проверяет шкаф, заглядывает под кровать и даже за занавеску в ванной.

Само собой, Нэн испортила все впечатление. Когда Трент исчез в ванной, она подалась ко мне и едко заметила:

– Берт, а он совсем не рад тебя видеть. И в кармане у него пушка.

Я не удостоила ее ответом.

Трент появился из ванной, на ходу пряча пистолет в кобуру под курткой. Я старательно не смотрела в сторону Нэн. И с какой стати она решила, будто Трент не рад меня видеть?! Он стремительно пересек комнату и остановился передо мной.

– Никого. Вы обе целы? – Его темные глаза встретились с моими.

Сердце мое учащенно забилось, правда теперь совсем по иной причине, нежели пять минут назад.

– О… да, – растерянно пролепетала я. – С нами все в порядке. А вы как?.. Как ваша рука?

– Отлично. – Трент одарил меня мимолетной улыбкой. – Ведь у меня чудесная врачевательница.

Я улыбнулась в ответ.

Мельком глянув на Нэн, Трент снова посмотрел на меня.

– Может, объясните, что вы двое тут делаете? – врастяжку произнес он. – Мне казалось, мы договорились, что вы будете держаться поближе к дому.

Я тотчас почувствовала себя виноватой. Трент выглядел таким встревоженным.

– Дело в том, – начала я, – что от полиции толку никакого. Вот мы и решили сами выяснить, что происходит. Поговорили с вдовой Рассела Мурмена…

Тут Нэн опять повела себя невежливо – перебила меня.

– Может, лучше вы нам объясните, что это вы тут делаете? – запальчиво спросила она, прожигая Трента взглядом. – Вы что, за нами следили?

Я хмуро покосилась на сестру. Если даже Трент за нами следил, что тут плохого? Когда над головами свистят пули, а обе наши квартиры перевернуты вверх дном, очень даже приятно узнать, что кто-то за нами приглядывает. Тем более если он при оружии.

Пожав плечами, Трент просунул большие пальцы рук в ременные петли своих линялых джинсов и подмигнул мне.

– Нет, – ответил он. – Честно говоря, я за вами не следил. Хотя, по-моему, это неплохая идея. – И снова тепло глянул на меня. – Суть в том, что на мой автоответчик поступил звонок. Анонимный, само собой. Какой-то еле шепчущий придурок. Мы с Нэн переглянулись. Что-то знакомое…

– Этот придурок сообщил, что по этому адресу я найду сообщника Рассела Мурмена. Вот я и подумал: может, это тот самый парень, которого Рассел нанял, чтобы себя убить?

Нэн покачала головой:

– Вряд ли. Здесь живет тип по имени Глен Ледфорд. Судя по тому, что нам с Берт удалось выяснить, Глен – родственник Рассела. Они несколько раз встречались, вели какие-то общие дела.

– А кто же тогда та женщина? – спросил Трент. – Когда я шел сюда, то заметил, как с места сорвался белый «додж» с женщиной за рулем.

Я энергично закивала:

– Да-да, это миссис Ледфорд. – И поспешила рассказать Тренту все, что мы узнали от Элис Мурмен и миссис Ледфорд.

Понятно, что рассказывать было особенно не о чем. Мы ничего не узнали о «деле», о котором упоминали обе наши информаторши. В итоге к концу моего повествования Трент заметно заскучал. Но стоило мне перейти к финальной части, скуку как рукой сняло.

– Перед уходом миссис Ледфорд сказала, вернее, спросила одну странную вещь – помним ли мы Сандерсенов.

– Но мы не уверены, что она назвала именно эту фамилию, – вставила Нэн.

Брови Трента взлетели вверх.

– Сандерсены?

Я кивнула:

– Нэн права. Мы могли ослышаться.

– Но с чего вы вообще взяли, что речь шла о каких-то Сандерсенах? Вы знаете кого-нибудь с такой фамилией?

– Уже нет, – опять вклинилась Нэн. – Более того, Сандерсенов уже никто не знает. Они сыграли в ящик.

Я с укоризной покачала головой: да уж, деликатности ей не занимать. А Нэн между тем продолжала трещать – рассказывала Тренту о двойном убийстве, но тот как будто даже не слушал. Подошел к кровати, расчистил себе местечко и сел.

Закончив свой рассказ, Нэн последовала примеру Трента: присела на засаленный деревянный стул у столь же засаленного деревянного стола.

Я же продолжала стоять, не испытывая ни малейшего желания садиться на что бы то ни было в этой комнате. И до чего-либо дотрагиваться. Разве что запасясь ведром хлорки и резиновыми перчатками.

– Не знаю, не знаю, – покачал головой Трент, – на мой взгляд, все это притянуто за уши. – Тут он посмотрел на меня и мгновенно вскочил. – Ой, прошу прощения, хотите присесть?

Я обомлела. За девятнадцать лет моей супружеской жизни Джейк уступил мне место лишь однажды – когда у меня начались роды. Помнится, недолго я тогда посидела.

Ввиду столь редкостного предложения, мне ужасно не хотелось отказывать Тренту, но пришлось.

– Нет-нет, я постою.

На самом деле мне претило не только стоять, но и вообще здесь находиться. Особенно когда я увидела огромного таракана, медленно продвигающегося по стене за кроватью. Господи боже мой! Да это и вправду настоящий клоповник.

Не знаю точно, что выражало мое лицо, только Трент вдруг вскочил на ноги:

– А не убраться ли нам отсюда?

Я устремилась к двери прежде, чем он закончил говорить.

Машина Трента, бордовый джип «чероки», была припаркована рядом с «неоном» сестры.

– Послушайте, я ведь не шутил, когда велел вам держаться поближе к дому, – вразумлял нас Трент, шагая к стоянке. – Вокруг явно творится что-то непонятное, и я не сумею вас защитить, не зная, где вы находитесь.

Взгляд его встретился с моим. Я покраснела, словно девочка-подросток. Господи! В моем-то возрасте смущаться, поймав на себе взгляд смазливого мужчины! В общем-то, честно говоря, такого со мной давненько не случалось – если, конечно, не брать в расчет Рассела. Но чтобы взять мужчину в расчет, ему следует прожить хотя бы сутки – с момента встречи.

И потом, вполне возможно, любви все возрасты покорны. А у Трента такие прекрасные глаза…

– Мне бы очень не хотелось, – продолжал Трент, – чтобы с вами что-нибудь стряслось.

Нэн пожала плечами:

– Нам бы тоже не хотелось. Именно поэтому мы и не намерены сидеть и ждать, когда это случится.

Я уже говорила, что Нэн порой бывает ужасно груба?

Трент, как истинный джентльмен, пропустил мимо ушей ее колкость.

– Итак, – улыбнулся он, не сводя с меня глаз, – как насчет скромного ужина? У вас дома. Пицца, картофель фри и немного вина?

Я почувствовала, что покрываюсь испариной. Этот человек просит меня приготовить ему поесть? Да кем он себя возомнил? После развода я старалась держаться подальше от плиты и не собиралась менять привычки.

– Говорят, из меня получился бы отличный агент по доставке пиццы на дом.

Так-так, минуточку. Кажется, он не собирается отправлять меня на кухню. Боже… Мне бы радоваться… Яснее ясного, что Трент пытается отбить меня от стада. Во всяком случае, мы с Нэн именно так называли эту процедуру.

Те, кто родился в одиночку, вряд ли обращают внимание на подобные мелочи (ведь они не являются частью целого, и потому отделение от любой группы для них невелика потеря), но для близнецов стремление чужака разъединить их сродни беде. А уж проделывать это под самым носом у вашей сестры – равносильно оскорблению. Так что поведение Трента меня скорее встревожило, чем обрадовало. Главным образом потому, что столь вульгарный маневр характерен для человека, который не привык делиться. Я покосилась на сестру – она приподняла одну бровь. О да, Нэн думала о том же самом.

Еще в школе мы с ней обнаружили: по тому, как потенциальный кавалер уводит тебя от сестренки, вполне можно судить о том, как сложатся ваши амурные отношения. Причем уяснили методом проб и ошибок.

Один из первых молодых людей, с которым я гуляла в старшем классе, пригласил меня на свидание прямо перед носом Нэн. Питер Рей Хьюм, как сейчас помню. В то время мне ужасно льстило, что звезда нашей школьной футбольной команды выбрал меня.

Но лишь до тех пор, пока он не завел обыкновение звонить мне в любое время дня и ночи, к вечному неудовольствию нашей мамы. Как выяснилось, милый Пит просто хотел убедиться, что я не болтаю ни с кем другим. Спустя какое-то время к этим «другим» была причислена и Нэн. Излишне говорить, что встречаться с кем-либо еще мне было заказано. Собственник Пит пытался заполнить собой каждую минуту моей жизни, и разрыв с ним до сих пор вспоминается как ночной кошмар.

Может, Трент из таких собственников? Или же я просто ищу предлог, чтобы не поддаваться на его чары? После всего пережитого с Джейком невольно станешь дуть на воду. С другой стороны, Трент поистине великолепен. С такой-то бородкой! Что же со мной?

Я снова посмотрела на Нэн, надеясь, что она поможет мне выпутаться. Сестрица тотчас откликнулась, но совсем не так, как я ожидала. Очевидно, она не разделяла моих сомнений по поводу Трента.

– Ладно, отправляйтесь, сладкая парочка, – холодно произнесла она. – Увидимся дома, Берт.

Я едва не задушила ее.

– Нет-нет, – поспешно вставил Трент, – я имел в виду нас троих. Вы, девушки, поезжайте домой, а я захвачу по дороге вино и пиццу и присоединюсь. Что скажете?

Нэн чуть заметно кивнула – Трент только что сдал тест с отличием. Эх, если б только я могла разобраться в своих чувствах к нему…

* * *

Вечер с пиццей, учитывая чехарду последних дней, прошел на удивление нормально. Трент прибыл в мою квартирку с запасом еды, превышавшим наши возможности: четыре пиццы с ветчиной, грибами и сыром; три большие порции картошки фри и бутылка красного вина. Уже через несколько секунд после его прибытия вся моя квартира благоухала томатами, ветчиной и грибами.

Я решила не бороться за звание лучшей домохозяйки сезона и устроила «а-ля фуршет» прямо на журнальном столике. Пока Трент сгружал на тарелку ломтики пиццы, Нэн уселась в кресло, а я комфортно устроилась на софе. Разложив пиццу, Трент плюхнулся слева от меня и с улыбкой пояснил:

– С левшой Нэн я сидеть не могу, иначе будем всю дорогу сталкиваться локтями.

Думаю, мы обе поняли: он просто искал предлог, чтобы сесть рядом со мной. В душе я понадеялась, что Трент не заметил дрожь моих пальцев, когда я тянулась за пиццей. О боже! В последний раз подобную реакцию у меня вызывал Джейк. И всем известно, чем это обернулось.

Расправляясь с пиццей, я не могла отделаться от мысли, что свидания уместны, когда вам под двадцать, а не под сорок. Я чувствовала себя взрослой тетенькой, участвующей в детсадовском маскараде.

За едой мы вели светскую беседу. Я узнала, что Трент был женат и успел развестись еще в колледже, что раньше он работал барменом и что детей у него нет. А также о том, что его любимый фильм – «Маска» с Джимом Кэрри, а Джона Траволту он терпеть не может. Помимо воли я почувствовала, что расслабляюсь. Пожалуй, больше всего радовала возможность отдохнуть от разговоров об убийствах.

Проглотив три куска пиццы и бокал вина, Нэн вдруг вскочила, облизывая с пальцев томатный соус.

– Пойду-ка проверю автоответчик! – объявила она и устремилась к выходу.

С таким же успехом могла сказать: «Наконец-то сочинила предлог, чтобы оставить вас вдвоем». Во рту у меня пересохло. Мне-то что делать?

К счастью, ничего изобретать не пришлось. Едва закрылась дверь за Нэн, Трент одарил меня долгим оценивающим взглядом. Его темные глаза, казалось, излучали сияние.

– Мне нравится, как ты одеваешься, – произнес он, блуждая взглядом по передней части моего туловища.

Утром, собираясь к жене Мурмена, я в спешке нацепила первое, что под руку попалось, – простенькую белую шелковую блузку и саржевые брюки цвета хаки. Хорошо, что на мне (в отличие от Нэн в большинстве случаев) был лифчик. Плохо другое: шелковая ткань моей блузки столь тонка, что, если приглядеться, отлично видно кружево этого самого лифчика.

Трент, судя по всему, приглядывался.

– И еще мне нравится, как ты укладываешь волосы… Так… сексуально.

Трент коснулся моих волос. Меня бросило в жар. Пламя страсти? Хотелось бы думать, но больно уж похоже на неприкрытую панику.

Слегка потянув за локон, Трент привлек меня к себе. И когда я достаточно приблизилась, наклонился и поцеловал.

Тут уж не отнять, в поцелуях он определенно знал толк. Начал медленно и нежно, а закончил энергично и пылко. Руки его тем временем блуждали по моим волосам.

Затем он обнял меня и ладонь его неторопливо заскользила вверх, дабы приласкать мою грудь через тонкий шелк. Я подалась еще ближе и собралась обвить его шею руками.

И разумеется, именно в этот момент Нэн распахнула входную дверь и влетела в гостиную. Очень вовремя!

– Я услышала шум, – заявила она.

Я свирепо уставилась на нее. Ну сейчас она точно услышит шум – мой визг, чтобы выметалась отсюда.

Но тут из-за открытой двери донесся какой-то шорох.

– Что это? – хором вскричали мы с Нэн. Неясный шорох повторился. Трент вскочил на ноги. Затем как будто хрустнула веточка. И еще одна. Никаких сомнений – кто-то бродил возле нашего дома.

Трент жестом велел нам умолкнуть, затем крадучись подошел к вешалке, достал из куртки пистолет и выскользнул за дверь.

Наверное, мне не следовало так удивляться, когда выяснилась личность незваного гостя. Но я все равно удивилась.

Трент протолкнул его в дом, тыча в спину пистолетом.

Это был Джейк.

Экс-муж вытаращился на меня, отчаянно всплескивая руками, как безумный.

– Берт, может, скажешь этому мерзавцу, чтоб убрал свою чертову пушку?

Трент вновь ткнул его стволом:

– Это ты какого мерзавца имеешь в виду, приятель?

Краем глаза я заметила, что Нэн с трудом сдерживает улыбку. Тем не менее я кивнула Тренту, веля отпустить Джейка. Пожав плечами, детектив неохотно убрал пистолет в карман. Судя по всему, происходящее его откровенно забавляло.

А вот Джейка – отнюдь.

– Какого дьявола ты тут вытворяешь?! – накинулся он на Трента.

Тот снова пожал плечами:

– Защищаю дам. Или ловлю грабителя. Сами выбирайте, что больше нравится.

– Давайте ближе к делу, – вмешалась я. – Джейк, а что, собственно, ты здесь делаешь?

С некоторым удивлением я поймала себя на том, что избегаю смотреть ему в глаза. Как будто меня застукали с поличным во время акта супружеской измены. Смех, да и только!

– Нет уж, секундочку! Мне бы тоже хотелось задать несколько вопросиков! – Джейк грозно таращился на меня, вытянув руку, как постовой полицейский. Уж что-что, а злобно таращиться этот человек умеет лучше многих.

Нэн неторопливо прошествовала к дивану, уселась, закинула ногу на ногу и, запихнув в рот очередной ломтик пиццы, приготовилась насладиться представлением. Что тут сказать? Пожалуй, это даже почище «Маски» с Джимом Кэрри.

– Для начала, – рявкнул Джейк, – что он тут делает? – И дернул головой в направлении Трента.

Я невольно отметила, что в ухе у него сегодня болтается другое перо, на сей раз темно-зеленое.

– Ужинаю, – невозмутимо отозвался Трент.

– Извини, Джейк, – вмешалась я, – но, по-моему, я уже говорила – ты не имеешь права задавать мне какие-либо вопросы.

Джейк потупился.

– Ну ладно тебе, амазонка, – произнес он с видом щенка, которого ни с того ни с сего пнули под зад. – Я всего лишь хотел убедиться, что с тобой ничего не случилось.

Боже, как же я не выношу, когда он начинает ныть!

– Что, например? – осведомился Трент, даже не пытаясь скрыть улыбку. – Что, по-вашему, должно с ней случиться?

Мне вдруг пришло в голову, что Джейк, вполне возможно, уже давно ошивался поблизости и заглядывал в мои окна. Видел ли он, что происходило между мной и Трентом?

– Ну… ну… не знаю, – промямлил Джейк. – Что-нибудь. Ведь вокруг творится что-то нехорошее, а вы, мистер, увязли в этом по самые уши. – С этими словами он сделал шаг вперед и ударил Трента кулаком в грудь.

Трент не замедлил ответить тем же.

– Я-то здесь по приглашению дамы, – хмыкнул он. – А вы что скажете?

Стоя нос к носу, мужчины с вызовом смотрели друг на друга.

Будь мне семнадцать, я бы сочла эту сцену волнующей и лестной для себя. Но в тридцать девять она показалась мне смешной.

Джейк повернулся ко мне:

– Знаешь, Берт, пожалуй, мне в самом деле стоит здесь переночевать – на софе, разумеется, – раз уж такое творится.

– Что именно? – ухмыльнулся Трент. Джейк побагровел.

– Убийства! – выпалил он.

Полагаю, он имел в виду недавние события, а не собственные намерения на ближайшее будущее. Хотя… учитывая, как злобно Джейк пялился на Трента…

Сыщик перестал ухмыляться и повернулся ко мне.

– Знаешь, Берт, на мой взгляд, Джейк прав. Кому-то и правда стоит побыть с вами, пока вся эта история не прояснится. Только я бы порекомендовал профессионала, а не страхового агента. – Последние слова он произнес с нескрываемым презрением.

Джейка, казалось, вот-вот хватит удар.

Я же молча переводила взгляд с Джейка на Трента и обратно. Ну надо же! На старости лет такой успех – два кавалера в один вечер. И оказалось, что это и вполовину не так весело, как мне представлялось. Более того, мне ни капельки не нравилось быть в центре подобного внимания. Интересно, эти двое ждут, кого из них я выберу? Что ж, это будет непросто, поскольку я так и не определилась, как отношусь к каждому из них.

И вдобавок неприятно было сознавать, что мне уготована роль приза.

Нэн поймала мой взгляд и вскинула брови. Я ее поняла.

– Никому из вас нет нужды здесь оставаться, – твердо объявила я. – Мы с Нэн переночуем вместе. Все будет в полном порядке!

Еще десять минут ушло на перебранку, но в конце концов Джейк с Трентом убрались восвояси. Причем вместе, чуть ли не плечом к плечу. Словно ни один не желал оставлять другого ни на секунду наедине со мной.

Закрыв за ними дверь, я испустила тяжкий вздох.

В ту ночь мне приснилось, что мы с Нэн снова подростки. Один из соседних домов загорелся, и к едкому запаху дыма примешивается какая-то странная сладковатая вонь, словно горит мясо. Я проснулась в холодном поту, жадно глотая ртом воздух. На цыпочках прошла на кухню, чтобы выпить воды. На софе ворочалась с боку на бок Нэн. Время от времени она хмурилась – неужели видит такие же дурные сны, как и я?

Помнится, когда мне было годика четыре, я однажды проснулась вот так же, среди ночи, и посмотрела на Нэн, которая спала в нашей двойной кроватке рядом. И страшно изумилась, что она может спать, в то время как я бодрствую.

И тогда я осознала то, что все неблизнецы знают с самого начала. Меня вдруг осенило, что мы с Нэн – два разных человека. Что у Нэн будет своя жизнь, отличная от моей. Что она станет совершать поступки, которых я не совершу. Что обе мы будем жить, а потом умрем, и все это совершенно независимо друг от друга. В ночной тишине я горько зарыдала, оплакивая свое одинокое будущее…

Даже теперь я не уверена, что смогла бы пережить, если бы с Нэн произошло что-то ужасное. Тем паче по моей вине. Оставалось лишь надеяться, что я не накликала на нее беду. Точнее, на нас обеих. И все из-за моей невинной болтовни с незнакомцем на улице.

Господи…

Заснула я не скоро. И к несчастью, новость, обрушившаяся на нас утром, не прибавила хорошего настроения.

Глава десятая НЭН

Должно быть, я устала сильнее, чем думала, а потому все еще спала, когда в начале двенадцатого в гостиную влетела Берт. Не открывая глаз, я слышала, как она с грохотом скатилась по ступенькам, наверное перескакивая через две кряду, а затем подскочила ко мне, издавая при этом какие-то странные звуки.

Я открыла один глаз.

Стоя прямо передо мной, Берт в буквальном смысле слова заламывала руки. По ужасу, написанному на лице сестры, и неясным звукам, вылетавшим из ее глотки, я поняла: случилось что-то страшное. Я открыла второй глаз и села. Берт выпалила:

– Элис Мурмен убита! Только что сообщили по радио!

– Го-осподи…

– Бедняжку задушили. Представляешь, задушили! Ее нашел кто-то из соседей. Вчера вечером.

Я поморгала, пытаясь врубиться. Жену Рассела Мурмена тоже убили? Как и самого Мурмена? Но зачем? И кто?

– А ребенок? – спросила я, вспомнив гигантского младенца, который (признаюсь откровенно) вчера довел меня до белого каления. Теперь же, задним числом, устыдилась: ведь бедный малыш остался круглым сиротой. – Ребенок в порядке?

Берт пожала плечами:

– Вроде да. По радио сказали, что его нашли запертым в спальне. Боже, какой ужас! – Берт принялась мерить комнату шагами. – Насколько я поняла, именно крики ребенка привлекли внимание соседа.

Да уж, крик у мальчишки поистине душераздирающий. С такими легкими можно работать сиреной воздушной тревоги. Услыхав его вопль, точно решишь, что настал конец света.

Остановившись рядом с софой, Берт переминалась с ноги на ногу. Либо ей приспичило в сортир, либо она так разнервничалась, что не могла устоять на месте.

– Боже правый, Нэн! Что же происходит?

Я встала и побрела на кухню за колой. Прямо скажем, не очень это бодрит – проснуться от таких новостей. Впрочем, мне ли жаловаться – вот Элис Мурмен совсем не проснулась. По спине пробежал холодок.

– Думаешь, Элис убил тот же человек, что расправился и с ее мужем? – спросила Берт.

Я плюхнула в бокал кубик льда и в упор посмотрела на сестру.

– А по-твоему, нет?

Мне не хотелось затевать спор, но неужели Берт всерьез считает, будто Элис с мужем по чистой случайности разделили столь страшную участь? Жена пережила мужа всего на три дня… Едва меня посетила эта мысль, как я задумалась. Элис и Рассел были убиты по-разному. Если действовал один и тот же убийца, обязательно ли он убивает свои жертвы одним манером?

– Скорей всего, убийца тот же. Иначе уж совсем дико, – заметила я, наливая колу в бокал.

– Но зачем? Кому понадобилось убивать их обоих? Думаешь, Элис знала что-то такое, чего ей не следовало знать?

Я протянула Берт бокал. Не хотелось бы говорить, но у меня создалось впечатление, что сестричка излишне увлекается детективными романами. Откуда нам знать – может, Мурменов порешили из-за какого-нибудь любовного треугольника, или из ревности, или из-за того, что на самом деле ребенок был не их? Да мало ли из-за чего…

С другой стороны, возможно, это я насмотрелась «мыльных опер».

Словом, ни черта мы с Берт не знали.

– Наверняка все было именно так, – не унималась Берт. – Бедняжку Элис убили потому, что она что-то знала.

Лично я знала одно: Берт торопится с выводами. Да еще как! Даже забыла о своей коле – вышагивает взад-вперед, размахивая бокалом, – аж в глазах рябит.

– Но что могла знать Элис? – спросила она.

Я молча смотрела на нее. Мое участие в разговоре ей, очевидно, не требовалось. Я сделала большой глоток колы и постаралась привести мозги в порядок.

– Но если она что-то знала, почему не сказала нам? Почему? – Берт снова принялась заламывать руки. – Нэн, что же нам делать?

– Для начала успокойся, – подала я голос.

Берт застопорилась и метнула на меня раздраженный взгляд. Однако успокоилась – более того, дотумкала наконец, что держит в руке колу, и сделала большой глоток.

– Ох, Нэн, если б только Элис поделилась с нами!

– Да ты хоть соображаешь, что говоришь? Допустим – возможно, все это бред, так что не трепыхайся, – но допустим, твое предположение верно. И Элис Мурмен знала нечто такое, за что ее и убили. Дабы умолкла навеки. Зачем же нам с тобой это знать, скажи на милость?

Берт остолбенело поморгала и отхлебнула еще колы.

Я тоже отхлебнула, и тут до меня дошел смысл моих собственных слов. Мать честная!

– Пожалуй, нам остается уповать на то, что никто не знает о нашей вчерашней встрече с Элис.

До Берт тоже дошло. Глаза ее вновь превратились в блюдца.

– О боже, – только и вымолвила она. Я кивнула:

– А мы с тобой не делали тайны из своего визита – рассказали Тренту, протрепались миссис Ледфорд. А теперь остается думать и гадать, кому в свою очередь протрепались они. Кроме того, и сама Элис могла с кем-нибудь поделиться перед смертью.

Единственный человек, на чей счет можно было не волноваться, – это ребенок.

Расправившись с колой, Берт тяжко вздохнула.

– Не знаю, как ты, но лично я не намерена сидеть здесь и ждать, пока какой-нибудь псих придет и разделается со мной, как с Мурменами.

Вскинув подбородок и расправив плечи, она шагнула к буфету. Распахнула дверцу, достала маленький пузырек, вытряхнула оттуда красную пилюлю и протянула мне:

– Это завтрак. Давай глотай и надо убираться отсюда подобру-поздорову.

Я уставилась на витаминину в своей ладони: ба, до чего ж аппетитно! Потом перевела взгляд на Берт:

– И куда же мы пойдем?

Берт явно начинала заводиться. Плеснув себе еще немного колы, она сунула в рот свой маленький красный завтрак и только потом ответила:

– По-моему, у нас осталась только одна ниточка. Элис мертва; как найти Глена Ледфорда или его жену, мы не знаем. Так что остается…

– Сандерсены! Берт пожала плечами:

– Все же лучше, чем сидеть сложа руки. – Она допила остатки колы. – Ты что-нибудь помнишь про убийство Сандерсенов?

Я как раз пыталась проглотить свою пилюлю, так что воспользовалась паузой для размышления.

– Помню, конечно. Любовник застрелил обоих из ружья. Потому что жена его бросила. Примерно так.

Берт одарила меня долгим взглядом:

– Ну спасибо, Шерлок Холмс, за глубокий анализ. А как звали Сандерсенов? Когда они были убиты? Как звали любовника?

Ответы мои были не так чтобы полезны, но зато быстры:

– Не знаю, не знаю и еще раз не знаю.

– Нам нужны факты, – продолжала Берт, – и я знаю, где их раздобыть. В принципе это знают все, кто хоть раз помогал детям писать рефераты.

– В библиотеке? – догадалась я. Берт кивнула:

– И давай поторопимся! Нам надо провести кое-какое расследование.

И она еще называет меня Шерлоком Холмсом?! Следуя инструкциям Берт, я поскакала к себе и переоделась в чистые джинсы, красную майку, темно-синюю шерстяную куртку и кроссовки. Берт, которая носит шмотки только с фирменным лейблом, надела джинсы от Лиз Клэйборн, красную водолазку и твидовый спортивный пиджак.

А еще она надела то, чего я не выношу, – туфли на каблуках. Это с джинсами-то! Не такие уж высокие, но все равно каблуки. По моему разумению, каблуки и джинсы взаимно исключают друг друга. Надевать их вместе – все равно что напялить резиновые сапоги с вечерним платьем. Но я промолчала; указала Берт на пассажирское место в моем «неоне», и мы покатили в центр города.

Минут через двадцать наш автомобиль затормозил у главного корпуса Публичной библиотеки. Обычно все места для парковки на прилегающих улицах заняты, но воскресным утром болынинство жителей нашего библейского края торчит в церкви. Так что мы с Берт, ярые безбожницы, отыскали местечко прямо перед боковым входом в библиотеку.

Всегда пользуюсь этим входом. Несколько лет назад библиотека разжилась просторной пристройкой – обтекаемые современные линии, уйма стекла, – но я никогда не захожу с центрального входа. Вместо этого взбираюсь по крутым каменным ступеням, миную статую Авраама Линкольна с голубиным пометом в каменных волосах и захожу с бокового входа в так называемое старое здание библиотеки. Отсюда чуть дольше идти до главного вестибюля, но эта часть библиотеки выглядит именно так, как, по моему мнению, должна выглядеть библиотека. Внушительно, величаво и немножко чопорно.

Каблуки Берт громко стучали по серому кафельному полу. Мы прошли мимо охранника в форме, мимо кассы, поднялись на второй этаж и направились к справочному залу.

Нью-йоркский выговор библиотекарши звучал в нашей глуши столь же неуместно, как крик младенца в доме престарелых.

– Чем могу помочь? – Акцент дамы явно дисгармонировал со старомодными очками на эластичном шнурке, воротником-стойкой с рюшечками и жидкими, с проседью, волосенками, собранными в аккуратный пучок на затылке. Такое впечатление, что именно с нее писали Старую Деву для детских игральных карт. Только вряд ли старые девы накладывают на веки синие тени аж до самых бровей.

– Вам нужны некрологи двадцатипятилетней давности? – переспросила дама, пережевывая не меньше пяти пластинок жвачки зараз, что придавало ей сходство с хомяком. – Вы что, шутите? Без фамилий и точной даты смерти? Это ж все равно что пальцем в небо! – фыркнула она, смачно чавкнув жвачкой.

С образом строгой библиотекарши было покончено.

– А как насчет газетных статей на ту же тему? – справилась я.

Дама нацепила на нос очки, оглядела меня, затем сняла окуляры.

– Думаете, об этом писали в газетах? О чем идет речь? Несчастный случай?

– Нет, – ответила Берт. – Их застрелили. Убили.

– Убийства, значит? Хм, любопытно. Но тем не менее ничем не могу помочь. Нужна точная дата смерти. Ведь это ж надо просмотреть пятьсот миль микрофильмов! Повторяю: ничем не могу помочь.

Я свирепо уставилась на мадам. Да кем она себя вообразила? Ведьмой на помеле?

– Может, дадите нам хоть несколько миль и позволите просмотреть? – елейным голоском попросила я.

Берт рядом со мной нарочито прочистила горло, давая понять, что я в который раз демонстрирую свою извечную «проблему общения», как она это именует. Черта с два! Да я ведь сама любезность. В противном случае с большим удовольствием оттянула бы эти окуляры на эластичном шнурке от шейки библиотекарши, а потом отпустила бы их прямой наводкой обратно к ней на нос со скоростью восемьдесят миль в час.

– Мы были бы вам очень благодарны за все, что сумеете для нас сделать, – вставила Берт, похлопывая по сухой клешне дамочки.

Ведьма резко отдернула руку – очевидно, библиотекари из Нью-Йорка не любят, когда их лапают. С сомнением оглядев нас, она подтолкнула в нашу сторону огромную конторскую книгу и пачку формуляров.

– Хотите мили, мы дадим вам мили, – проворчала она. – Но сначала вы должны заполнить формуляр и записаться в книге. Таковы правила. А после этого мы можем попытаться.

Это «мы» прозвучало прямо-таки по-королевски. Я записалась в книге, а Берт заполнила требование, вписав туда фамилию погибших и приблизительную дату. Мы прикинули, что убийства произошли где-то между маем и августом.

Ведьма снова нацепила окуляры и придирчиво оглядела требование. Затем столь же придирчиво оглядела нас.

– Вы близнецы?

Мы дружно закивали. В ответ ведьма пожала плечами и вернулась к формуляру. Вдруг ее лицо просветлело.

– О, Сандерсены! Что ж сразу не сказали? Никаких проблем. Это я быстренько отыщу.

Подавшись вперед, она воровато огляделась и понизила голос. Мы с Берт тоже посмотрели по сторонам: вокруг не было ни души.

– Слушайте, – заговорила ведьма, – эти двое наверняка оставили крупное состояние. Может, родственники до сих пор из-за него дерутся, а? – Голос ее становился все громче. – Мне, знаете, доводилось такое наблюдать. Готова поспорить, адвокаты уже основательно поживились: может, от денег ничего и не осталось. За двадцать-то лет. – Она осеклась и уставилась на твидовый пиджак Берт. – Ой… А вы сами-то не адвокат, нет?

Ну класс! У ведьмы язык развязался. Возможно, мне все-таки придется проделать этот трюк с ее очками, чтоб пошевеливалась.

Берт выглядела польщенной.

– Я – адвокат? Ну что вы! – улыбнулась она, приглаживая волосы. – А почему вы спросили?

– Да видите ли, милочка (Берт уже милочка?), за последние несколько месяцев двое или трое спрашивали насчет этих Сандерсенов. Представлялись адвокатами. А последний раз, где-то с месяц назад, пришла женщина в розовом спортивном костюме и дешевых оранжевых очках. Похоже, по-вашему, на адвоката, а?

Берт встрепенулась:

– А рыжего плаща на ней не было? Ведьма энергично закивала:

– Был, был! Как вы сказали, сразу и вспомнила. Наверное, надела, чтоб прикрыть свой дрянной костюмчик. – Тут она снова осеклась и уставилась на Берт. – А она, часом, не ваша подруга, нет?

«Она наша матушка!» – так и подмывало меня рявкнуть. Но Берт опередила:

– Нет, мы с ней не знакомы. – Посреди своей фразы Берт, видать, сообразила, что тогда не совсем понятно, откуда ей известно насчет плаща. – Но мы знакомы с людьми, которые ее знают.

Ведьма растерянно захлопала глазами, а Берт тем временем пинала мою лодыжку острым мыском своей туфли. Не дожидаясь, когда мне потребуется первая помощь, я незаметно кивнула ей: мол, усекла, не волнуйся. Я прекрасно поняла, что ведьмино описание в точности подходило той тетке, которая, по мнению Берт, давеча таскалась за ней по пятам.

Более того, меня вдруг осенило: с тем же успехом этому описанию соответствовала и миссис Ледфорд. Так вот что кольнуло меня вчера при виде ее плаща! Неужели эти две дамочки – одно лицо?

Я глянула на здоровенную книгу в руках ведьмы и спросила:

– А дама в спортивном костюме тоже здесь записалась?

Ведьма постучала по талмуду костлявым пальцем.

– Милочка моя, каждый, кто хочет взять микрофильм, обязан расписаться в этой книге. Таковы правила!

Она произнесла это так, будто сам Моисей провозгласил сие правило.

Развернув талмуд к себе, мы с Берт принялись сканировать его с конца.

– Вы что, хотите ее найти? Полноте, этак до вечера не управитесь. Да и как вы поймете, что это ее подпись? – обескуражила нас библиотекарша, вновь зачавкав жвачкой. – Я бы не сумела. И пытаться не стала бы.

Охотно верю!

В итоге мы все-таки нашли ее подпись. На третьей странице с конца кто-то подписался знакомым именем. Черными чернилами и с множеством вензелей.

Ким Бейсингер.

Можете назвать меня скептиком, но я почему-то была уверена, что Ким давненько не заглядывала в публичную библиотеку нашего городишки.

По логике вещей, это должно было меня позабавить. С одной стороны, нелепо было так подписываться. И еще смешнее то, что фокус сошел ей с рук. Но мне вдруг стало неуютно. Ибо это означало, что кто-то действительно ведет тайную игру. Доказательство было прямо перед нами, черным по белому.

И как-то не верилось, что ведьма не обратила на это внимания.

– Ким Бейсингер? – спросила я, указывая на подпись.

– О… Думаете, это именно та?.. – Поразмыслив, ведьма щелкнула жвачкой. – Знаете, кажется, вы правы. Помнится, я тогда еще подумала: надо же, какая безвкусица – быть тезкой знаменитости. Все равно что Маргарет Тэтчер или Мэрилин Монро!

Вот уж не подумала бы, что кто-то сподобится поставить рядом эти два имени!

– Разумеется, этой Ким я ничего не сказала насчет ее имени. Не хотелось ее смущать.

Возможно, прикрыться знаменитым именем – не такая уж глупость.

– А документы вы у нее спрашивали? – поинтересовалась я.

Ведьма затрясла седой башкой:

– Нет, конечно! Такого нет в правилах.

А, ну тогда понятно!

Мы с Берт продолжали изучать книгу. «Ким» зарегистрировалась месяц назад. Это означало, что возня вокруг Сандерсенов началась задолго до того, как Берт столкнулась у перекрестка с будущим мертвецом.

– Скажите, не могли бы мы посмотреть выпуски газет за несколько дней до и после убийства? – попросила Берт. – В дополнение к некрологам?

Нацепив на нос очки, ведьма вздохнула:

– Это все?

Кажется, ее запас дружелюбия иссяк. Тем не менее через пару минут она таки притащила нам несколько коробок с микрофильмами, показала, как заправлять их в аппарат и прокручивать, после чего объявила:

– Ну вот! – И вернулась к своей конторке. Я уселась рядом с Берт и принялась мусолить пленку, пытаясь запихнуть ее в прорезь. Вероятно, сестренке достался весь наш общий запас библиотечных генов, поскольку она уже шустро крутила свои микрогазеты.

Оказалось, Сандерсенов звали Тед и Джейн. Немудрено, что мы не запомнили. По сути, мы вообще мало что помнили. Броские заголовки на первой странице «Курьер-газеты» выглядели смутно знакомыми. Мне показалось, что я узнала большой снимок прикрытых простынями трупов.

В наши дни «Курьер-газета» обычно весьма сдержанна в освещении кровавых подробностей, а вот двадцать пять лет назад репортеры, похоже, упивались своей удачей. На первой странице «Курьера» рядом с огромным снимком трупов красовалось свадебное фото супругов. Очень стильно, подумала я.

А в самом низу страницы был помещен снимок, запечатлевший объятый пламенем дом. Мы с Берт не сразу скумекали, что эта картинка относится к той же истории.


26 июня. Рано утром обугленные тела Теда и Джейн Сандерсен были обнаружены пожарниками в еще дымящихся развалинах их загородного дома.


Берт напряглась:

– Боже… А мне сегодня ночью приснился пожар… Но вот сейчас читаю – и ничего вроде бы не вспоминаю. Скажи, могла я все это помнить на каком-то глубинном уровне, сама того не сознавая?

Когда Берт заводит пластинку о паранормальных явлениях, я предпочитаю помалкивать в тряпочку. Сейчас я придвинулась к ней поближе и начала читать.


Расположенный в уединенном уголке долины реки Раф, штат Кентукки, домик супругов служил, по словам близких друзей, местом проведения веселых уик-эндов.


– Вот, значит, почему мы сидели с их детишками! – вырвалось у меня.

Берт жестом заткнула меня.


Впервые подозрение насчет поджога возникло, когда пожарные обнаружили следы некоего горючего вещества, которое, очевидно, использовали, чтобы распространить пламя. При осмотре прилегающей территории полиция нашла в лесу неподалеку от домика пустые канистры из-под керосина. Расследование продолжается.


– Значит, любовничек поджег хижину, надеясь уничтожить улики, – прошептала я.

После чего вернулась к своему проектору. В последующие за двойным убийством дни газеты выдали еще более мерзкие подробности. Кроме того, не раз упоминалось, что гибель Сандерсенов квалифицируется как преднамеренное убийство.

Когда на моем экране возник заголовок «Разыскивается житель Луисвиля», мы с Берт подались вперед.


28 июня, Луисвиль. Сегодня был выдан ордер на арест жителя Луисвиля. В понедельник, двумя днями раньше, обугленные тела Теда и Джейн Сандерсен были найдены в их сгоревшем дотла загородном доме.


– Тебе не кажется, что они несколько злоупотребляют термином «обугленные тела»? – спросила я Берт.

На сей раз она проигнорировала меня и продолжала читать.


По свидетельству полиции, экспертиза установила, что еще до начала пожара жертвы были убиты выстрелом в голову из крупнокалиберного оружия, выстрелы были произведены с близкого расстояния. На территории четырех штатов объявлен розыск. Лес Теннисон, которого подозревают в двойном убийстве, охарактеризован родственниками покойных как близкий друг Джейн Сандерсен.


– Полагаю, выражение «близкий друг» тогда значило то же, что и теперь, – заметила Берт.

Я лишь пожала плечами.


Незадолго до двойного убийства соседи Сандерсенов видели Теннисона неподалеку от домика.


Под заметкой была помещена фотография подозреваемого.

Сколько мы ни всматривались, все без толку. Снимок был словно размыт водой. Ясно лишь одно: на нем изображен мужчина лет тридцати, со светлыми волосами, аккуратно зачесанными на пробор, темными глазами и улыбкой на устах. Довольно неожиданное выражение для лица убийцы.

Берт нахмурилась:

– Ты заметила, что газетные снимки людей, обвиняющихся в убийстве, всегда нечеткие?

– Наверное, они всегда не в фокусе, потому что у фотографа руки трясутся, – предположила я. – Ведь он стоит рядом с убийцей. – Я снова вгляделась в экран, но в конце концов плюнула. – К черту, не знаю я этого типа! Ты, случаем, не видела – у дома Сандерсенов ошивались какие-нибудь расплывчатые личности? Может, вспомнишь?

– Я и Сандерсенов-то не помню, если честно.

Тед и Джейн Сандерсен жизнерадостно взирали на нас с экрана. Тед – высокий, худощавый, светловолосый молодой человек с круглыми щеками и белозубой улыбкой – держался прямо, будто аршин проглотил, и в упор смотрел в объектив. На нем были строгие брюки, темная тенниска и кепка. Одной рукой Тед обнимал за талию миловидную брюнетку в легком платье без рукавов. Брюнетка едва доставала мужу до плеча. Оба улыбались; вполне возможно, снимок был сделан на морской пристани.

– Господи, – вздохнула Берт, – такие молодые…

– И такие незнакомые. Впрочем, мы всего-то несколько раз сидели с их детьми.

Берт повернулась ко мне:

– Знаешь, мне почему-то запомнилось, что мистер Сандерсен очень интересовался тем, что мы близнецы. Однажды он спросил, что такое зеркальные близнецы, – ну, чем мы отличаемся. Он был так мил. Может, на самом деле ему это было совсем не интересно, просто хотел, чтоб мы почувствовали себя свободнее. – Она вздохнула. – Как ни странно, я совсем его не помню.

Я пожала плечами:

– Ну, в пятнадцать лет нас, наверное, куда больше интересовало, что он о нас думает, а не наоборот.

Ведь в подростковом возрасте все воспринимаешь сквозь призму своих комплексов. Хорошо ли я выгляжу? Правильно ли поступила? Как они ко мне относятся? Что они обо мне думают? Правда, для нас с Берт «я «и «мне «превращались в «мы» и «нам». А окружающие взрослые тогда попросту отходили на задний план.

Берт докрутила до конца свой микрофильм, и на экране появился раздел некрологов. Там фигурировал тот же снимок Сандерсенов на пристани, только его урезали, оставив одни головы.

Мы быстренько пробежали глазами строчки, повествующие о несчастной судьбе супругов. Вкратце все сводилось к тому, что из родственников у них оставалось три человека. Их сыновьям, Карлу и Эдварду, на момент смерти родителей было соответственно три и четыре года. И еще у Теда имелась младшая сестра по имени Вильма Сандерсен Картленд.

Достав из сумочки ручку и блокнот, я записала это имя. Вдруг она все еще живет в Луисвиле? Мыто с Берт по-прежнему торчим здесь, так почему бы и Вильме не жить в нашем городе? Пока я писала, Берт прогулялась к полке и вернулась с телефонным справочником Луисвиля. Мы принялись лихорадочно листать страницы. По адресу Винчестер-роуд, 39173, значилась некая В. Картленд.

Мы устремились к ближайшему телефону. В. Картленд – точнее, Вильма Сандерсен Картленд – ответила после первого же гудка.

И как ни странно, изъявила желание дать интервью радиостанции «Кентукки—Индиана».

Глава одиннадцатая Берт

Встреча с Вильмой Картленд явилась крупным разочарованием.

Не знаю, как Нэн, но лично я всю дорогу до Винчестер-роуд надеялась, что Вильма Сандерсен Картленд окажется знакомой нам особой. Например, той дамой в оранжевых очках и рыжем дождевике, которая преследовала меня до самого офиса. Или, на крайний случай, миссис Картленд перенесла в прошлом операцию на голосовых связках, в результате которой может говорить только сиплым шепотом. Что помогло бы нам свести воедино хоть какие-то концы.

Хорошо еще, я не поделилась своими мыслями с Нэн: она наверняка стала бы насмешничать.

Женщина, открывшая дверь дома номер 39173 по Винчестер-роуд, была долговяза, костлява и не первой молодости. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять: она лет на двадцать старше и фунтов на двадцать легче, нежели та дамочка, что следила за мной.

– Вы с радио? – справилась Вильма голосом столь же мелодичным, как скрип пенопласта по стеклу.

Хотя нас разделяла только москитная сетка, орала она так, будто между нами была по меньшей мере бетонная стена.

Пришлось распрощаться и с теорией поврежденных голосовых связок.

По обе стороны садовой дорожки красовались две небольшие металлические таблички. Та, что слева, гласила: «По газонам не ходить». «Живете ли вы в согласии с Господом?» – интересовалась та, что справа.

– Да, мэм! – откликнулась Нэн, с заметным усилием отрываясь от табличек, – мы с радио.

Я же тем временем рассматривала Вильму. Одета она была в так называемое домашнее платье – бесформенный линялый балахон с длинными рукавами. Ее тускло-каштановые, с проседью волосы были подстрижены «под пажа» и с боков закреплены заколками в виде фигурок Микки-Мауса, так что из-за ушей нам весело улыбались две веселые мышки. Прическа – мечта любой девочки, только вряд ли Вильму можно было назвать девочкой. Глубокие складки прорезали ее щеки и переносицу, а губы были сжаты в гримасе, которую наша мама именовала «будто незрелую хурму укусила». Правда, в случае Вильмы казалось, будто хурма укусила ее в ответ.

– Мы очень благодарны вам за то, что согласились с нами встретиться, миссис Картленд, – щебетала меж тем Нэн, помахивая перед носом Вильмы своим пропуском с моржовыми усами. Я постаралась напустить на себя вид заправской журналистки. Однако, несмотря на все наши старания, Вильма пока что не выказывала намерения открыть дверь.

– Мы не отнимем у вас много времени, миссис Картленд, – продолжала Нэн.

– Мисс Картленд, – поправила ее сестрица убиенного Теда. Ее тон и поджатые губы давали понять, что быть миссис – вопиющая безвкусица. Не знаю, как Нэн, но лично я, учитывая свой недавний опыт, нашла в ее логике резон. – Вообще-то я вдова.

Дверь она по-прежнему не открывала – стояла и сверлила взглядом Нэн, точнее, красную майку и драные джинсы моей сестры. Судя по тому, как сузились глазки Вильмы, увиденное ей не понравилось.

– Я вдовствую уже много лет. – Интонация подразумевала, что вдовство – всего лишь еще одна неприятность в череде жизненных зол. – И теперь называю себя мисс, а не миссис. Это избавляет от долгих объяснений по поводу местонахождения моего мужа.

В том смысле, что он в могиле? Какая деликатность!

Взгляд Вильмы переместился на меня. Мельком осмотрев мой твидовый спортивный пиджак и модельные джинсы, она, очевидно, не нашла ничего предосудительного и вновь повернулась к Нэн.

– Само собой, я мало слушаю радио, – поведала Вильма с гордостью, давая понять, что опускаться до столь вульгарного занятия простительно только плебеям.

Приятная неожиданность. Стало быть, дамочка не знает, что Нэн не имеет никакого отношения к программе новостей. Впрочем, самой Нэн явно было наплевать, слушает ее Вильма или нет. Такое случается с радиознаменитостями сплошь и рядом – даже с теми, у кого наивысший рейтинг. По той или иной причине всегда находятся люди, которым доставляет удовольствие сообщить работнику радио, что они никогда его не слушают. Нэн говорит – это потому, что людям хочется вас унизить.

На мой взгляд, эти люди просто плохо воспитаны.

Нэн невозмутимо пожала плечами. Я знала, что она сейчас скажет, – уже не раз наблюдала.

– И правильно делаете, что не слушаете, – с приветливой улыбкой отозвалась Нэн. – Я вас не виню. Порой там и слушать-то нечего.

Видимо, не такой реакции ожидала старушка Вильма. Она резко развернулась, жестом веля нам следовать за ней, и, не оглядываясь, устремилась через просторную прихожую.

В конце концов мы оказались в гостиной, доверху забитой всевозможными безделушками. На всех до единой горизонтальных поверхностях стояли фарфоровые статуэтки и вазочки. Ни семейных фотографий, ни картин на стенах не было, но керамических изделий хватило бы на вагон и маленькую тележку. Пастушки, эльфы и клоуны беззаботно улыбались нам со всех сторон. На журнальном столике выстроилась целая деревня, с внутренним освещением и обледеневшим прудом.

Я зачарованно уставилась на деревушку. У этой женщины явный избыток свободного времени.

Шустро взобравшись на кресло-трон в стиле королевы Анны, Вильма изящно скрестила костлявые щиколотки и сложила руки на острых коленках. После чего выжидательно уставилась на нас. Мы с Нэн переглянулись, раздумывая, куда бы присесть, и направились к противоположным углам софы.

– Нет, не туда! – вскричала В ильма. – Посредине.

Пожав плечами, Нэн уселась в центре кушетки. Для двоих там места не было, разве что мне сесть к Нэн на колени. Вместо этого я выбрала единственное оставшееся кресло в этой комнате – без подлокотников, с плетеным сиденьем. Удобное, как булыжник, кресло стояло рядом со столиком на колесиках, зеркальная столешница которого была уставлена – как вы уже догадались – фарфоровыми статуэтками. Взгляд мой привлекла ближайшая – маленькая девочка, целующая куклу.

– Ой, какая прелесть! – воскликнула я, протягивая к ней руку.

– Не троньте! – взвизгнула Вильма. – Разобьете!

Я отдернула руку. Теперь понятно, почему Нэн было велено сесть в центре софы: столики по обе стороны софы были тоже уставлены фигурками, и Вильма опасалась, как бы мы с Нэн случайно их не разбили. Судя по всему, у Вилъмы и ее покойного супруга никогда не было детей. И домашних животных тоже.

Нэн вытаращила на меня удивленные глаза, но затем, вспомнив о своих обязанностях, откашлялась и повернулась к хозяйке.

– Как я уже сказала вам по телефону, мы работаем над репортажем, посвященным громким убийствам в Луисвиле.

Вильма еще сильнее поджала губы.

– В самом деле? – скептически переспросила она.

– Ну да, – кивнула Нэн. – И естественно, мы подумали о вашем брате и его жене.

Вильма напряглась.

– Это было так давно – не представляю, зачем вам понадобилось заново ворошить всю эту грязь, – проскрипела она. – Лично мне уж точно нечего добавить. – Взгляд ее переместился с Нэн на меня и обратно. – Вы близнецы, да?

И почему я не удивилась, услышав этот вопрос, заданный с такой неприязнью?

– Да, мэм, мы близнецы, – ровным голосом ответила Нэн.

Я заерзала в своем плетеном кресле. Уж больно вежлива моя сестрица. Это было так на нее не похоже, что я занервничала, отлично сознавая, каких трудов бедняжке стоило сдерживаться. Однако, на мой взгляд, это было лишь вопросом времени.

– Так вот, мисс Картленд, насчет гибели вашего брата и золовки, – продолжала Нэн тем же неестественно учтивым тоном. – Нам хотелось бы узнать, что именно вы помните…

Вильма вскинула костлявую руку:

– Бросьте! Все это вы можете почерпнуть из старых газет. – И пристально оглядела наряд Нэн. – Если, конечно, удосужитесь немножко поработать.

Глаза Нэн полыхнули гневом.

– Какого чер… Пришлось вмешаться.

– Полагаю, – заговорила я, доверительно подавшись к Вильме, – вам тогда пришлось несладко. Я хочу сказать – убийства создали вам непредвиденные сложности.

Нэн повернулась ко мне, приподняв бровь. Да-да, понимаю, возможно, слово «сложности» не совсем здесь уместно, но Вильма показалась мне особой, любящей порядок во всем. Наверняка она расценила гибель брата и его жены как грубое вторжение в свою размеренную жизнь.

– О да, уж это точно, – вздохнула Вильма и взяла с трехъярусной этажерки керамического медведя. – Это вы верно заметили. Именно так все и было. Жуткие сложности. Просто жуткие! – Она вгляделась в веселые глаза медвежонка. – Приходилось отпрашиваться с работы, а это было так не просто! Но пришлось – ведь надо было привести в порядок имущество, договориться насчет похорон… Столько всяких мелочей…

– Не говоря уже о докучливых полицейских, – вставила Нэн.

– И репортерах. – Вильма презрительно оглядела нас обеих. – Ужас до чего они меня довели! Кажется, круглые сутки только и делала, что отвечала на вопросы, – то репортеры, то полиция… – Достав из кармана носовой платок, она принялась полировать медвежонка. – Я уж думала, никогда моя жизнь не вернется в нормальную колею. Как будто я чем-то заслужила такую участь! – И гордо выпятила подбородок.

Намекает ли она на то, что Тед с Джейн заслужили подобную участь?

Нэн во все глаза смотрела на хозяйку. Тут я спохватилась:

– Как я вам сочувствую! – Ведь именно это жаждала услышать Вильма.

– Что ж, сами знаете, мир жесток. – Она поставила на место медвежонка и взяла керамического кролика. – Жесток и бездушен. – Она произнесла это будничным тоном, словно говорила о погоде.

– Да, конечно, – вмешалась Нэн. – Наверное, тогда у вас забот было выше головы…

– Ну, во-первых, мне пришлось опознавать труп бедного Тедди. – Вильма снова вздернула подбородок и принялась ожесточенно тереть кролика. – Больше некому было, кроме меня. Муж мой тогда был еще жив, но что толку? Отправь я его на опознание – он бы грохнулся в обморок. Так что пришлось самой управляться. Зрелище было еще то! Никогда не забуду. Девяносто восемь процентов тела было обожжено – так они сказали. Плевать мне, что они сказали. На мой взгляд, там были все сто процентов!

Существенная разница, однако.

– Прямо как подгоревший гамбургер. Честное слово! Я опознала Тедди только по кольцам на руке да по тому, что осталось от его обуви. А все остальное – черное, липкое месиво. И мне пришлось на это смотреть!

Свою маленькую речь Вильма произнесла, вложив в нее всю глубину чувств дохлой саламандры. А ведь говорила о своем брате! Осторожно водворив кролика на место, она невозмутимо посмотрела на меня. В жизни ничего ужаснее не слышала! Мне вдруг сделалось неуютно; я пожалела, что вызвала старуху на откровенность.

– Но, как я уже говорила, кто-то ведь должен был его опознать, – продолжала Вильма. – А если не я, то кто же? Ведь не эти бедные детки. И не сказать чтоб это явилось для меня неожиданностью. Видит бог, я это предчувствовала! Это было… как говорят?., неизбежно! О да, меня это не удивило.

– Вас не удивило, что они сгорели? – вскинулась Нэн.

Вильма бросила на нее раздраженный взгляд:

– Не говорите глупостей. Конечно, это известие меня потрясло. Но я предчувствовала, что должно случиться что-то нехорошее. Иного было не дано, понимаете? Зло порождает зло. Так гласит Священное писание.

– Порождает? – переспросила Нэн с едва уловимой ноткой сарказма в голосе.

Однако Вильма уловила. И еще выше вздернула подбородок. Я пришла к выводу, что эти движения подбородком – из разряда непроизвольных жестов, которые все мы временами делаем. Например, кусаем губы, когда нервничаем. Правда, Вильмин подбородок устремлялся вверх всякий раз, когда она чем-то хвасталась.

– Я, милочка, способна распознать зло, – заявила она. – А зло порождает зло – это уж в крови. Видно невооруженным глазом. Стоит вспомнить, как они жили. Сплошные пьянки-гулянки. Пьянки и гулянки. С утра и до вечера.

– Веселая парочка, – заметила Нэн. Вильма метнула на нее презрительный взгляд.

– Да будет вам известно, они оба были грешниками, Тедди и эта его жена. Она-то была чистейшим злом. Изменяла Тедди, прелюбодействовала с тем, другим мужчиной. Возмутительно – вот все, что я могу сказать!

Если бы все! Но, к сожалению, Вильма продолжила:

– И ведь Тедди вполне мог выбрать себе в жены кого-нибудь получше. Такой был симпатичный – любая за него пошла бы! Мог взять себе хорошую, богобоязненную женщину. Мы с ним оба получили хорошее религиозное воспитание.

Немудрено, что Тедди захотелось развлечься. На сей раз Вильма сграбастала керамического мышонка.

– Так что я не удивилась, когда злом воздалось за зло. Кровь, и смерть, и пламя адово – прямо как в Библии. Такой конец уготован грешникам. Такова воля Божья. Так должно было случиться. – Голос Вильмы зазвучал ритмично и напевно, как у фанатичного проповедника.

Теперь я поняла смысл металлических табличек во дворе. Для нее согласие с Господом безусловно приравнивалось к почитанию девственной свежести ее газонов.

– И вот теперь все началось заново, – нараспев продолжала Вильма. – Зло снова вступило в свои права. Темное зло. Чистое зло. И вновь я не удивлена. Ничуть не удивлена, что снова творится зло. Потому что зло порождает зло.

– Порождает, порождает, – закивала Нэн, словно прекрасно понимала, о чем толкует свихнувшаяся старушенция. – Говорите, снова творится?

Вильма поочередно оглядела нас с сестрой.

– Ну как же, я решила, вы потому и пришли. Увидела в новостях, – пояснила она. – Все, как я и говорила. Зло плодится. И теперь старший сын Тедди и Джейн тоже убит. И его жена.

О господи…

– Что вы имеете в виду? – медленно спросила Нэн, но, думаю, мы обе знали, что сейчас скажет Вильма.

– Ну как же – Рассел Мурмен! Погиб, как мать с отцом. Рассел был старшим сыном Тедди. Слышала, он погиб где-то в центре. Убили его. Горло перерезали.

Я посмотрела на Нэн. Значит, молодой человек, что пытался подцепить меня недавно на улице, был тем самым маленьким мальчиком, за которым мы присматривали почти четверть века назад! Маленький мальчик вырос и уже убит. И убита его жена.

Я пыталась переварить все это. Какой ужас!

Но, если откровенно, ужасало меня и другое. Боже, я вдруг ощутила себя старухой!

Естественно, я попыталась ухватиться за тонкую соломинку, не может быть, чтобы Рассел Мурмен – тот самый ребенок.

– Но ведь его звали иначе, – заметила я. Вильма фыркнула:

– Конечно, иначе. После смерти родителей мальчиков отдали на усыновление. Само собой, новые семьи сочли за благо изменить им имена. И я их не винила. Кому понравится, когда на твоего ребенка все вокруг указывают пальцем и пялятся? При том что их настоящие родители сгорели дотла в своем борделе, и все такое.

Как я уже говорила, эта женщина умела изящно выразиться.

Подбородок Вильмы снова взлетел вверх.

– Понятное дело, это я все устроила. Отдала детей на усыновление, помогла подыскать подходящих родителей – но ведь это был мой долг. Все было организовано с помощью моей церкви. Апостольской церкви Священного Писания.

Об этом богоугодном заведении я слышала. В основном потому, что о ней упоминалось в новостях на радиостанции Нэн. Прошлым летом Апостольская церковь Священного Писания ненадолго отошла от дел – закрылась, поместив на парадном входе объявление: ЗАКРЫТО В СВЯЗИ С ВОЗНЕСЕНИЕМ.

Очевидно, прихожане ожидали, что их всей компанией переселят живьем на небеса. Журналистская братия тут же прозвала эту церковь «чертовым колесом». Помнится, мне тогда очень хотелось оказаться в их лоне в ближайшее воскресенье и послушать, как пастор будет объяснять своей пастве, почему они все еще обретаются на грешной земле. А кстати, угрюмый настрой Вильмы, вполне возможно, объясняется этим острым разочарованием.

Старушка, очевидно, расценила наше молчание как упрек в том, что она отдала племянников в чужие руки. Она выпрямилась в кресле.

– Ну не могла же я оставить мальчиков у себя! Я обвела глазами многочисленные безделушки.

Она была совершенно права.

– Тем более учитывая, в какой семье они росли, – продолжала Вильма. – Они были такие невоспитанные – сущие дьяволята. К тому же я сомневалась, что мальчишки действительно мне родня. Их мамаша так себя вела… Не говоря уже о том, что я всю жизнь страдаю от болей в спине… но уж это мой крест.

Я вспомнила, как шустро страдалица впорхнула в свою гостиную. Завидная выдержка!

– И вдобавок, – поспешно добавила Вильма, – мне и содержать-то мальчиков было не на что. Тедди с этой женщиной жили на широкую ногу, но, когда погибли, оказалось, что они должны всем и каждому. Даже деньги, вырученные от продажи дома, не покрыли всех долгов.

Я открыла рот, чтобы выказать сочувствие, но Вильма не нуждалась в ободрении.

– Разумеется, я позаботилась, чтобы мальчики хорошо устроились, – заявила она, в сотый раз вздернув подбородок. – Это было самое меньшее, что я могла сделать!

И вновь она была права.

– А брат Рассела? – спросила Нэн. – Как его теперь зовут?

Мы с Нэн уже знали ответ. Родственник – вот как его назвала Элис. И нагловатая особа из шкафа, его жена, это подтвердила. Мы с сестрой переглянулись и в один голос с Вильмой воскликнули:

– Глен Ледфорд!

– Так вы знали? – нахмурилась Вильма. – Кто-то разболтал? Кто-то вынес сор из дома?

– Дело в том, что вчера мы случайно познакомились с женой Глена, – пояснила Нэн.

Вильма нахмурилась еще сильнее.

– Ну нет! – возразила она, качая головой. – Все эти годы я поддерживала с мальчиками связь. И даже с семьями, в которых они росли, – просто чтобы убедиться, что все идет как надо. Церковь по воскресеньям, разумеется воскресная школа, молитвы по средам… Даже если эти мальчики и не родня мне, все равно мой христианский долг – позаботиться, чтобы они получили достойное воспитание.

Я живо представила, как приемные мамы и папы всякий раз при виде спешащей с визитом тетушки Вильмы прячутся под кроватями.

– И когда мальчики выросли, я поддерживала с ними контакты. Если бы Глен связал себя священными узами брака, то я об этом знала бы! – Вильма ткнула в сторону Нэн глиняным мышонком. – До недавнего времени я даже знала, где Глен живет. В жалком мотеле в Джефферсонвиле. А до этого обитал в Чаттануге.

– А где он сейчас, вы не знаете? – спросила Нэн.

Вильма как будто обиделась.

– Глен появится! Всегда появляется. Особенно если хочет занять несколько долларов. – Впервые она улыбнулась. – Я даю ему под хорошие проценты.

Ну прямо сама доброта!

– А как насчет приемных родителей Глена? – не отставала Нэн. – Вы знаете, где они?

У Вильмы сделался такой вид, словно Нэн задала один из дурацких вопросов Джейка.

– Ну, видите ли, когда мальчики подросли, мне незачем было поддерживать отношения с посторонними людьми. Ведь они-то мне не родственники. – Она пожала плечами и вновь принялась полировать мышонка. – И потом, я не смогла их отыскать. Они переехали – в другой штат, как сказали соседи, – и никто не знал их нового адреса. Представляете?!

Вполне. Бедняги наконец-то улизнули от доброй тетушки Вильмы.

– Минутку, – не сдавалась Нэн. – Но если вы не знаете, где теперь живет Глен и где его родители, откуда вам известно, что он не женат?

Сердито глянув на нее, Вильма с громким стуком опустила мышонка на стол.

– Но я же сказала, женат был только Рассел!

Мы с Нэн обменялись взглядами, словно говоря: «Если Вильма права, кто же тогда та женщина в мотеле?»

Глава двенадцатая НЭН

Временами с трудом верится, что когда-то мы с Берт были единым целым, и однако, я так понимаю, изначально мы представляли собой единую оплодотворенную яйцеклетку, которая неизвестно почему в один прекрасный день решила разделиться и образовать двух человек вместо одного. Причем мы с Берт пребывали в единстве дольше, нежели большинство близнецов. Очевидно, так и получаются зеркальные близнецы. Если яйцеклетка тянет с решением – что в нашем случае неудивительно, – в итоге создаются зеркальные образы.

Иначе говоря, если верить научным изысканиям, женщина, сидящая рядом со мной на переднем сиденье моего «неона», – это как бы я. Та же генетическая закваска, от и до. И тем не менее, когда я свернула с Уинчестер-роуд на Брекриндж-роуд, эта самая вторая «я» повернулась ко мне и вздохнула:

– Бедняжка Вильма! Неужели тебе ее не жалко? Я едва не съехала в кювет.

– Шутишь?! – Уж кого можно пожалеть, так это всех, кому приходится соприкасаться со старушкой Вильмой. Черт, да под конец визита к этой доброй душе мне стало почти жаль ее керамическую живность.

Берт упрямо покачала головой:

– Бедная, бедная женщина. Ты только подумай: давным-давно ей пришлось выбирать между людьми и вещами. И она выбрала вещи. А теперь такая одинокая и печальная…

Так, с меня довольно.

– Слушай, Берт, ты очень милый человек. А Вильма Картленд – вовсе нет. Единственная польза от встречи со старой сукой – теперь мы хотя бы знаем, что вся эта хренотень и впрямь каким-то боком связана с убийством Сандерсенов.

Берт кивнула:

– Но мы-то здесь при чем? Ведь с этими мальчиками мы не виделись с тех самых давних пор. Вдруг один из них заговорил со мной на улице по чистой случайности?

Я молчала, пока не вырулила на автостраду Уоттерсон. Главным образом потому, что Уоттерсон – одна из немногих скоростных автострад в США, на которую вы съезжаете по неимоверно крутому пандусу – и оказываетесь в транспортном потоке, мчащемся со скоростью не меньше шестидесяти пяти миль в час. Чтобы избежать катастрофы, нужно здорово сосредоточиться. Всякий раз, рискуя жизнью на Уоттерсон и наслаждаясь выбросом адреналина в кровь, я мечтаю отыскать автора этого проекта и заставить его побегать впереди стада бизонов – просто чтоб проникся этим ощущением.

Скатываясь на всех парах под уклон, я чудом избежала верной смерти под колесами встречного трейлера. Перестроившись и вновь обретя дар речи, я покосилась на Берт.

– По-твоему, все это совпадения? Парень, заговоривший с тобой, случайно оказывается одним из наших подопечных? Женщина в мотеле случайно заявляет нам, что она замужем за вторым братцем? А на выходе случайно сообщает настоящую фамилию бедных сироток?

Берт, которая до этого во все глаза таращилась вслед прогромыхавшему мимо трейлеру, теперь обернулась ко мне:

– Ну хорошо, пускай не совпадения. И что нам это дает? С кем нам еще поговорить? Глен Ледфорд испарился, а отыскать его приемных родителей совершенно нереально…

– И нет никакой возможности выяснить, кем была та тетка из клоповника, – закончила я.

Берт надолго затихла, что, поверьте, совсем не в ее стиле. По словам нашей мамочки, Берт заговорила первой из нас двоих. И очень громко. Ясное дело, у нее ведь была фора в десять минут. И, слушая ее болтовню, я всегда думала, что она уже умела строить сложные фразы, когда я только-только научилась мямлить «мама».

Но сама Берт утверждает прямо противоположное – что я болтливее, мотивируя это тем, что я зарабатываю на жизнь трепотней. На мой взгляд, я всего лишь пытаюсь наверстать упущенное.

Так или иначе, молчание Берт нарушила лишь через десять минут. Поджав одну ногу под себя, она всем корпусом развернулась ко мне. Что нелегко, принимая во внимание ремень безопасности.

– И что ты об этом думаешь? Возможно ли, что Рассела с женой убил тот же, кто расправился с Тедом и Джейн Сандерсен?

Я сбросила газ.

– По-твоему, Лес Теннисон прикончил Рассела Мурмена с женой? Но зачем?!

Берт пожала плечами.

– Ну, может, Теннисон все это время гулял на свободе, а когда случайно столкнулся с Расселом, испугался, что тот может сдать его в полицию.

Я покачала головой:

– Расселу было всего четыре года, когда погибли его родители. А Глену три. Так что свидетели из них никакие. И потом, зачем бы Теннисону убивать жену Рассела? Ведь ее и близко не было, когда погибли Сандерсены. И Теннисона она в глаза не видела.

– Это мы так думаем, что она его не видела, – возразила Берт. – А вдруг она познакомилась с Теннисоном, уже будучи замужем за Расселом?

– А почему тогда Теннисон не убил заодно и Глена?

– Может, уже убил. Ведь Глена Ледфорда мы до сих пор не видели. Или же Глен оказался пошустрее брата и вовремя сбежал. А может, Теннисон, как и мы, не в силах его отыскать.

– Слишком много «может», – покачала я головой.

– Ладно. Если Теннисон ни при чем, тогда гибель Рассела и Элис должна быть как-то связана с теми делами, которые Рассел крутил с Гленом.

– А что, если они вдвоем срубили деньжат, а потом Глен не захотел делиться? Вот и порешил Рассела и Элис, чтоб оставить себе весь навар.

– Не знаю, – вздохнула Берт и, поразмыслив, продолжала: – Знаешь, что еще может быть?

– Шантаж! – хором сказали мы.

– К примеру, Рассел с Гленом все же каким-то образом выследили Теннисона, – рассуждала Берт, – и стали его шантажировать. Мол, или давай плати, или сдадим тебя в полицию.

– Но все равно непонятно, при чем здесь мы. Мы ведь даже не помним этого Теннисона.

– А вдруг у него паранойя? – предположила Берт. – Что, если он убивает всех, кто, по его мнению, может его помнить? Тогда понятно, почему погиб Рассел. И зачем стреляли в нас.

– Все равно неясно, кто та тетка из мотеля, – заметила я.

Нахмурившись, Берт потерла лоб.

– Господи, даже голова разболелась! У меня такое чувство, словно кого-то в этой истории мы должны знать. Или что-то.

– Ни черта мы не знаем! Нам даже неизвестно, поймали этого Теннисона или нет. Если об этом и писали в газетах, мы, наверное, тогда учились в колледже и могли пропустить.

Берт вздохнула:

– Можно, конечно, опять посмотреть микрофильмы, но ведь придется прошерстить все годы после убийства.

Я покосилась на нее.

– Есть другой способ…

Вдавив педаль газа, я проскочила поворот на бульвар Наполеона и затормозила у бензоколонки. Там был очень удобный телефон-автомат: достаточно протянуть руку – и звони, не вылезая из машины.

Опустив стекло, я запихнула в прорезь монету и набрала номер «горячей линии» нашей радиостанции. Дейл Кертис, режиссер программы новостей и настоящий трудоголик, был, представьте, воскресным днем на службе, и в прекрасном настроении. Внешне Дейл смахивает на престарелого хиппи – с соответствующим гардеробом, так что никого не удивляет, что у него явно отсутствует личная жизнь.

Что у Дейла есть, так это связи в полиции Луисвиля. Те самые безымянные «источники», на которые всю дорогу ссылаются репортеры. Люди, которые снабжают его информацией, не задавая лишних вопросов. Дейл снял трубку после первого же гудка, и я коротко изложила суть дела.

– Ясен перец, детка, – отозвался Дейл. – Звякну тебе опосля в твою берлогу, как только разживусь фактурой.

Он на самом деле так разговаривает. Отчасти это объясняет, почему у него нет личной жизни.

– Я буду у сестры. – И продиктовала ему оба телефона.

– Заметано, куколка, – жизнерадостно кукарекнул Дейл и дал отбой.

Залив полный бак, мы отчалили домой. Еще издали я заметила на крыльце Берт темный силуэт. У меня свело живот.

– Кто это? – испуганно прошептала Берт. Не в силах разобрать с такого расстояния, я быстренько прикинула возможные варианты. Трент. Джейк. Глен. Гецманн. Один из Болванов. И – о да! – мистер Маньяк-Убийца.

Темный силуэт, очевидно, узнал мою машину, ибо принялся размахивать руками. Я пригляделась. Убийцы-параноики обычно машут руками? Вроде бы нет. Я расслабилась. Наверное, это снова Трент, решил сыграть на бис вчерашнюю партию с пиццей. Возможно, на сей раз дуэтом с Берт. Как говорится, куй железо, пока горячо.

Я прибавила газу, искоса глянув на Берт. Никаких сомнений: она думала о том же, ибо на губах ее расцветала улыбка.

Я тоже улыбнулась. Сдается мне, сестренка запала на этого сыщика. Ну и на здоровье.

Лишь подкатив поближе, мы опознали хлопающий крыльями силуэт.

Это был Джейк. Рядом с ним на ступеньках покоились несколько больших белых пакетов с иероглифами на боках. Так-так-так. Похоже, Джейк вознамерился последовать примеру Трента и решил побить пиццу соперника китайскими изысками.

Едва мы вылезли из машины, Джейк зашагал к нам, не сводя глаз с лица Берт. Одет он был в свою нынешнюю униформу – джинсы в обтяжку, высокие ботинки, расхристанная клетчатая рубашка, ковбойская шляпа и ветровка. Хорошо хоть, избавился от цыплячьего пера в ухе – заменил его на скромный бриллиант.

К бывшей жене Джейк приблизился чуть ли не робко. Будь шляпа у него в руках, а не на голове, он бы, наверное, нервно теребил ее, как Гэри Купер, приглашающий на свидание дочку хозяина ранчо. Одну руку Джейк держал за спиной.

– Как дела, Нэн? – скороговоркой бросил он мне, не сводя глаз с Берт.

И как только я, дура, могла хоть на секунду вообразить, будто Джейк положил на меня глаз? Слепому видно, он все еще без ума от Берт.

– Как дела, Берт? Я тут поесть принес? Думал, мы втроем посидим немножко?

Мать честная, и каждую фразу он произнес с вопросительной интонацией! Не знаю, как Берт, но лично мне больше нравился самоуверенный Джейк, нежели этот чудик-нытик.

– Наверное, я вчера малость перегнул палку? – продолжал бывший зять. – Извините? Не знаю, что на меня нашло?

Берт попыталась строго глянуть на него, но я видела, что она тает. А я в свою очередь горела желанием пошуровать в пакетах, угнездившихся на крыльце. От ароматов, которые они источали, мой желудок урчал как оглашенный.

Джейк вынул руку из-за спины и с широкой улыбкой преподнес Берт букет ярких хризантем. Заметно увядший букет.

Это сколько же «друг семьи» просидел на крыльце?!

Берт внимательно оглядела поникший веник, затем перевела взгляд на Джейка. Ее лицо расцвело в ответной улыбке.

– Отлично, Джейк! – воскликнула она, принимая цветы. – Заходи.

Подобрав пакеты, Джейк одарил меня победной улыбкой и последовал за Берт в дом.

К несчастью, милый зять вновь стал самим собой, едва стопы его коснулись ковра в гостиной. Наверное, невмоготу стало играть робкого нытика. – Так где вы были? – вопросил он не без раздражения.

Берт напряглась, а я бросила Джейку предостерегающий взгляд.

– Наверное, я был излишне резок, – спохватился тот. – Извините. Просто я переволновался за вас. Сами понимаете, это убийство, да и все остальное… Ну, общение с полицией, с этим частным сыщиком.

Частный сыщик в его устах прозвучал совсем как ядовитая змея.

– Не говоря уже о взломщиках, – присовокупил Джейк. – Словом, вам немало пришлось пережить.

О да! Стоит вспомнить сестричкины шуры-муры с Трентом. От поцелуев с таким симпатягой и впрямь можешь схлопотать нервное истощение.

По сути, Джейк не знал и половины всего – мы даже не рассказывали ему, что в нас стреляли. И о гибели Элис Мурмен. Знай он обо всем этом, возможно, не стал бы ошиваться в кустах вчера вечером, а унес бы ноги.

– У нас все хорошо, Джейк, – объявила Берт. Ага, лучше не бывает.

Она отправилась на кухню и через минуту вернулась с вазой, из которой торчали чахлые хризантемы. Сестренка расчистила место на каминной полке и торжественно водрузила на нее жалкий букет. Благородный жест, но если эти дохлые цветики когда-либо воспрянут – клянусь, слопаю их без хлеба.

Между прочим, вполне реальная перспектива в моем нынешнем состоянии. Желудок мой продолжал выводить голодные рулады. Неужели мы весь день ничего не ели?

Берт вновь отправилась на кухню и зашуршала целлофановыми пакетами. Я догадалась, что она достает бумажные тарелки и чашки. Последовав за ней, я вытащила пластиковые вилки и ножи. Пока Берт была замужем, она признавала только фарфор, но за последний год стала горячей сторонницей одноразовой посуды.

Джейк, со своей стороны, явно был горячим сторонннком пословицы «Мужику одна забота – чтобы шла путем работа». Покуда мы с Берт метали на стол одноразовую утварь и вскрывали упаковки с китайскими кушаньями, Джейк стоял скрестив руки на груди и ждал.

– Учитывая последние события, вполне естественно, что меня интересует, где вы были… – наконец изрек он.

Тот же самый вопрос, что задавал прежде, только в более нарядной упаковке.

Берт знаком велела Джейку садиться и с нежной улыбкой ответила:

– Мы с Нан ездили по делам.

Джейк заметно опешил, но явно намеревался избежать ссоры любой ценой.

– Конечно, это меня не касается. Вы свободные люди и можете делать все, что хотите. Просто я беспокоился, вот и все.

Присев напротив, Берт вновь одарила экс-мужа нежной улыбкой:

– Очень мило с твоей стороны.

Обосновавшись подальше от голубков, я откупорила двухлитровую бутыль колы, плеснула в пластиковый стаканчик и с наслаждением отхлебнула.

– Поймите же, я не смогу вам помочь, не зная, что происходит, – продолжал бубнить Джейк.

Полагаю, при этом он сверлил Берт участливым взглядом, только я на него не смотрела – открыв очередную коробочку, увлеченно уминала му-гу-гай-пан и не желала, чтобы мой взгляд был превратно истолкован как предложение поделиться.

Наградив Джейка очередной улыбкой, Берт занялась кунг-пао-чикеном.

– Знаешь, если б ты не шнырял по моим кустам, – ласково ответила она, ткнув в его сторону пластиковой вилкой, – и не заводился по пустякам, тогда я, возможно, и рассказала бы тебе кое о чем.

Джейк издал какой-то странный звук. На мгновение мне показалось, что он вот-вот взорвется. Но нет, этот дополненный и исправленный Джейк, очевидно, за ночь научился саморегуляции. Он осадил себя как раз вовремя, сделал глубокий вдох и спокойно сказал:

– Так почему бы тебе не рассказать мне все сейчас?

Пока я расправлялась со своим му-гу-гай-паном и принималась за блинчик с овощами, истекающий горячим сметанным соусом, Берт творчески отредактировала историю, которую поведала Джейку. Она рассказала о бедной Элис Мурмен, о нашем визите в библиотеку, о встрече с Вильмой и о связи нынешней круговерти с убийством четы Сандерсенов четверть века назад.

Однако, как ни странно, Берт опустила эпизод с выстрелом, смолчала и о своих талантах врачевательницы, и о Тренте без рубашки. Несомненно, эта незначительная редактура была призвана уберечь Джейка от излишних переживаний. Почему Берт воздержалась от подробного репортажа о своей медицинской практике, я легко могла понять – но слегка недоумевала, когда она ни словом не обмолвилась о стрельбе.

До тех пор, пока не поразмыслила.

Возможно, Берт промолчала, так как не хотела, чтобы Джейк за нас волновался. Или же не хотела увидеть определенное выражение на лице Джейка. Иными словами, произнеси она: «В нас стреляли», как на его физиономии тотчас расцветет: «Это был я».

– Итак, – подытожила Берт, – что мы имеем? Двойное убийство, случившееся много лет назад; два свежих убийства; чудаков, которые нам звонят и, возможно, преследуют нас; перевернутые вверх дном квартиры. И при этом не имеем понятия, что сие значит.

Я кивнула. Большего я сделать не могла, ибо рот был забит жареным рисом.

– Я скажу вам, что это значит! – Джейк ухватил Берт за руку. – Это значит, что вам следует обратиться в полицию! Вот и все. Не собираетесь же вы сами разгадывать эти загадки?

Ремарка была бы не так плоха, кабы в конце Джейк не хмыкнул. Очевидно, чтобы показать, насколько мы с Берт глупы.

Тем не менее я смолчала – в эту минуту меня больше интересовали куриные палочки, – но краем глаза все-таки глянула на Берт. О да, ее это задело.

– Отстань! – Берт выдернула свою ладонь из руки Джейка.

– Право же, Джейк, – невнятно вставила я, – ты и сам видишь: толку от полиции, что от козла молока. И потом, мы вовсе не стремимся поймать убийцу. А лишь хотим разобраться, каким боком сами в это влипли.

Произнося все это, я сверлила зятя многозначительным взглядом, пытаясь внушить, что если он вознамерился вновь завоевать благосклонность Берт, то выбрал не самый лучший способ. Джейк, должно быть, верно истолковал мой взгляд. Он куснул рисовый хлебец и кротко сказал:

– Пойми, Берт, не могу же я допустить, чтобы вы с Нэн подвергали себя опасности. Честно говоря, мне это совсем не безразлично.

Рот мой был забит куриными палочками, но про себя я ухмыльнулась. Если Джейк примется просить и умолять, то чем черт не шутит? В любом случае это пойдет во благо самолюбию Берт. Так что я – руками и ногами «за ».

Джейк снова взял Берт за руку. Она не возражала – и то хорошо!

– Берт, я понимаю, что уже давно не присутствую в твоей жизни, – замогильным тоном начал он.

Вот только забыл упомянуть, где же он был все это время. Что, возможно, и к лучшему. Я потянулась за очередной порцией риса.

– Но я хотел бы загладить свою вину, – продолжал Джейк, и голос его вдруг стал хриплым. – Позволь мне помочь. Пожалуйста.

Неплохо, однако! И что вы думаете? Берт не сводила глаз с Джейка.

– Ну… не знаю, Джейк, – промямлила она, но руки не отдернула.

Откровенно говоря, хоть сестричка и поносила Джейка, я-то не сомневалась, что она все еще неровно к нему дышит. В конце концов, он отец ее детей. Да и девятнадцать лет совместной жизни, наверное, слишком укоренившаяся привычка, которую не так легко побороть. Хотя… откуда мне знать?

– Берт… – повторил Джейк. Голос его звучал так странно, что я присмотрелась. Глаза бывшего зятя и впрямь заметно увлажнились.

Ну и ну! По всему видать, я снова третий лишний. Разумом я понимала, что должна оставить голубков наедине, но не очень-то улыбалось торчать на кухне, сознавая, что все здешние вкусности остывают. Знаю, что это звучит эгоистично, но давайте не забывать: я весь день ничего не ела.

Придвинув к себе несколько белых коробочек, я принялась как можно шустрее нагружать свою тарелку.

Джейк между тем перегнулся через стол, не выпуская ладони Берт и в упор глядя на нее.

– Знаешь, я так соскучился. – Трудно поверитъ, но глаза его вдруг метнулись ко мне, затем снова вернулись к Берт. – Раньше я даже не понимал, какая ты красавица.

Я к этому моменту уже почти превратилась в бесплотную тень и готовилась исчезнуть окончательно. Сграбастала два блинчика, пару пакетиков с соевым соусом и лихорадочно искала «печенье-гадание» (знаете, такие печеньица с запеченными бумажками-предсказаниями).

– Берт, – продолжал Джейк. – Я много думал и понимаю, что ты, конечно, не захочешь снова выйти за меня замуж. После всего, что я натворил.

Боже правый! Неужто он делает ей предложение? Прямо при мне?

Да куда, черт возьми, подевалось это треклятое печенье?!

Глава тринадцатая Берт

Сердце мое гулко колотилось. Я во все глаза смотрела на Джейка, не веря своим ушам. Будь я менее наивной, решила бы, что он делает мне предложение. На глазах у Нэн.

Впрочем, чему удивляться? Ведь этот человек всегда любил покрасоваться.

– Так-с, – радостно воскликнула Нэн, вставая из-за стола, – пойду-ка я налью себе еще колы. На кухне, – И была такова, не успели мы и рта открыть.

Однако я заметила, что, желая всего лишь «налить себе колы», сестрица прихватила с собой две полные тарелки снеди.

Джейк стиснул мою руку:

– Берт, хочу, чтобы ты знала: я понимаю, что ты испытываешь.

Я внимательно посмотрела на бывшего мужа. Красота его не поблекла с годами. Джейк мало чем отличался от того высокого самоуверенного парня, по которому я сходила с ума в старших классах. Тогда с ним было так весело, интересно: он вечно стремился к новым местам и ощущениям. Именно Джейк уговорил меня покататься на старом, раздолбанном аттракционе «русские горки» в парке Фонтэйн. И он же склонил меня впервые проехаться верхом. Боже, как же он тогда меня волновал!

Не так давно, переживая муки развода, я где-то прочла, что черта характера, пленившая вас в мужчине и подвигнувшая на брак, позднее зачастую становится причиной развода. Сидя за столом, я смотрела на самоуверенного мужчину средних лет, который чуть больше года назад решил сменить обстановку и познать новые ощущения. Новой обстановкой стали апартаменты шлюшки, а новые ощущения с избытком предоставили ему другие женщины. Джейк снова стиснул мою ладонь.

– И еще; хочу, чтоб ты знала: я не виню тебя за то, что ты так ко мне относишься.

Какое великодушие!

– Но я много думал, – поспешно продолжал он. – А что, если нам начать все сначала? Снова начать встречаться? Может даже, снова сблизиться.

Я заглянула в его темные глаза. Этот мужчина делил со мной постель девятнадцать лет. Конечно, все эта годы не были сплошным блаженством, но что-то же они значили, так ведь? Он отец моих детей, ради совместной с ним жизни я оставила родительский дом. И Элли с Брайаном его обожают.

Не знаю точно, что произошло, только Джейк вдруг оказался прямо передо мной. Заставил меня подняться, нежно улыбнулся и поцеловал. Поцелуй этот впитал в себя все наши совместно прожитые годы. Все тот же аромат мыла, шампуня и крема для бритья, тот же пьянящий вкус его губ… Но кое-что было внове – робость, чего я никогда прежде с Джейком не ощущала.

Все равно что целовать знакомого незнакомца.

Я придвинулась ближе, и Джейк обвил меня руками.

Как водится, именно в эту секунду зазвонил телефон. А вскоре рысью прискакала Нэн. Кажется, это входит у нее в привычку – мешать мужчинам меня целовать.

– О… – воскликнула Нэн, остановившись как вкопанная, когда увидела нас с Джейком, сплетенных в объятии. – Трубку брать собираетесь? – Она кивнула на разоряющийся телефон. – Дело в том, что я… э-э… жду звонка.

Не дожидаясь моего ответа, сестрица решительно шагнула к телефону.

– Алло? – И повернулась спиной, очевидно даруя нам интимность. – Дейл? Да-да, я.

А-а, это тот тип, которому Нэн звонила с бензозаправочной станции – спрашивала насчет гибели Сандерсенов. Мы с Джейком уставились на нее. Нэн умолкла и некоторое время слушала.

– Угу, – пробормотала она наконец. Снова последовала пауза. – Ты уверен? – Плечи Нэн заметно поникли. – Ладно. Спасибо за информацию. Пока.

Мне, видимо, полагалось быть всецело поглощенной Джейком и очарованием момента, но я ничего не могла с собой поделать. Отстранившись от суженого, я спросила:

– Что сказал Дейл?

По лицу Нэн было ясно, что вести не из разряда добрых.

– Теннисона так и не поймали, – сообщила она. – Дело об убийстве Сандерсенов до сих пор не раскрыто.

У меня свело живот. Нэн выглядела не менее встревоженной.

– О господи, а что, если это действительно Лес Теннисон орудует? – с трудом вымолвила я. – И убивает всех, кто, как он считает, может его опознать.

Теперь настала очередь Джейка встревожиться. Он поглядел сначала на меня, затем на Нэн.

– А что, кто-то из вас смог бы узнать его при встрече?

– Только не я! – отрезала Нэн. – Я вообще не уверена, что мы хоть раз его хорошенько рассмотрели. Ведь вряд ли миссис Сандерсен стала бы щеголять своим любовником перед временными няньками. Скорее сохранила бы его в тайне.

– По-моему, однажды он туда при нас приходил, – задумчиво произнесла я, – но, честно говоря, не уверена.

– Раз вы не можете его опознать – стало быть, вам нечего бояться, – заключил Джейк.

– Ну да, если он знает, что мы не можем, – мрачно буркнула Нэн.

В том-то и суть.

Джейк тяжело вздохнул и снова повернулся ко мне:

– Боже мой, Берт… Не знаю, что буду делать, если с тобой что-нибудь случится.

Нэн тут же уловила намек и опять ретировалась на кухню.

– Мне потребовался целый год, чтобы понять, что я потерял, – продолжал Джейк. – Знаешь, наверное, у меня действительно был кризис среднего возраста, как ты и говорила.

Я покосилась на серьгу в его ухе, на конский хвостик и ковбойский наряд. И он говорит – «наверное»? Признаться, немалых трудов мне стоило промолчать.

– Теперь я все понимаю. – Джейк покрепче обнял меня. – Берт, я все время думаю о тебе и о том, какой волнующей ты была в постели. Какой чудесной была наша близость. Теперь мне ясно, что незачем смотреть по сторонам. Все мыслимые и немыслимые переживания и радости я могу найти прямо здесь.

– Не знаю, Джейк… – И то была чистая правда. Мне что, полагалось забыть, как он бросил меня ради шлюшки? Забыть, что и здесь-то он, вполне возможно, лишь потому, что теперь шлюшка бросила его?

Слава богу, телефон зазвонил снова. На сей раз к нему бросилась я.

– Алло?

– Мам, ты?

Я растерянно заморгала. До сих пор этот голосок ассоциируется у меня с девятнадцатилетней Нэн. Но почему бы нет? Ведь если моя дочка – наполовину я, с таким же успехом она наполовину Нэн.

– Элли?

– Да, мам, это я, – ответила Элли. – Я… это, решила вот позвонить и… ну, сама понимаешь, – узнать, как ты там.

Следовало бы растрогаться, но меня вдруг одолели сомнения. С начала семестра Элли звонила только дважды, и оба раза ей что-то было нужно: в первый раз – двадцать долларов, чтобы дожить до зарплаты на своей временной работе, а во второй – одолжить на выходные мою машину. Двадцать долларов я ей послала, а насчет машины – это отдельная песня.

– Ну вот, мам, – мямлила Элли, – как дела-то? Все в порядке?

– Конечно, – ответила я. – Все отлично. Не считая того, что квартира моя разгромлена, а жизнь – в опасности.

В другом конце комнаты Джейк переминался с ноги на ногу. Я решила перейти к сути дела.

– Элли, а с тобой все в порядке? Тебе что-то понадобилось от меня и?..

– Да нет, мам, – со смехом перебила меня дочь, – все нормально. – Помедлив, она подчеркнуто небрежно продолжала: – Я… это, хотела спросить… ты с папой виделась?

Я медленно повернулась к Джейку. Теперь он стоял привалившись к стене, руки в брюки, – сама беспечность! Однако упорно избегал моего взгляда. Не обязательно быть Эркюлем Пуаро, чтобы проникнуть в суть. Ясное дело, Джейк науськал Элли, чтоб позвонила мне.

– Да, Элли, – ровным голосом отозвалась я. – Я виделась с твоим отцом. Более того, сейчас он стоит рядом. Хочешь с ним поговорить?

– Э-э… – На несколько секунд Элли замешкалась. Но затем хлынул поток слов: – Нет-нет! Я уже опаздываю! Собиралась позвонить тебе пораньше, но прокопалась… Я убегаю! У меня свидание. Позвоню попозже! Пусть папа не обижается. И… ты просто выслушай его, мамочка. Хорошо? Просто выслушай Ладно, я побежала, перезвоню попозже!

Я повесила трубку, не зная, злиться на Джейка или нет. В конце концов, если он ищет поддержки у детей – возможно, всерьез настроен на наше воссоединение.

Или же просто разыгрывает козырную карту?

– Джейк, – начала я, – зря ты просил. Элли…

– Элли? – встрепенулся Джейк, изображая изумление. – О чем ты? Я не звонил Элли. – И скрестил руки на груди.

Не обращая внимания, я продолжала:

– …поскольку это касается только нас с тобой… Снова заверещал телефон.

– Ну, Джейк, если это Брайан… – угрожающе произнесла я, протягивая руку к трубке.

Но это был не наш сын.

Услышав голос на другом конце провода, я почувствовала, как краска смущения заливает меня с головы до ног.

– Привет, Берт; – с ленцой протянул Трент, – Это я. Просто хотел отметиться и заодно убедиться, что с тобой все о'кей.

– А-а. Хор-рошо. – Я пыталась совладать с голосом, но то, что вышло, весьма смахивало на кудахтанье.

Моя куриная интонация явно насторожила Джейка. Он придвинулся поближе. Я отвела глаза.

– Все отлично, – бодро прокричала я в трубку. – У нас все отлично. У Нэн все отлично. И у меня все… э-э… ну, в общем… отлично.

Боже! Послушать со стороны – бред сумасшедшего!

Трент негромко засмеялся:

– Что ж, приятно слышать. Надо полагать, вы заперли все двери и окна?

– Да-да, – ответила я.

Джейк придвигался все ближе, явно пытаясь подслушать.

Трент снова засмеялся:

– И, надо полагать, обе сидите дома?

– Да-да, – снова ответила я.

Нельзя сказать, что мы с Нэн весь день сиднем просидели в четырех стенах, но, строго говоря, сейчас-то мы дома. Кроме того, под пристальным взглядом Джейка мне совеем не улыбалось рассказывать Тренту о нашем путешествии в библиотеку и к Вильме.

– Ну а я побегал кое по каким наводкам, – сообщил Трент. – При встрече расскажу. – Тут голое его изменился, стал тише и серьезнее. – Мне бы очень хотелось с тобой повидаться.

К этому времени щеки мои наверняка напоминали помидоры. Я пребывала в таком смятении, что ляпнула не подумав:

– Конечно, Трент, это было бы здорово.

Джейк по соседству напрягся.

– Знаешь, – продолжал Трент, – никак не могу кое-что выбросить из головы.

– Что же?

– Как ты меня целовала, – с хрипотцой ответил Трент.

Я едва устояла на ногах.

– Скоро тебе перезвоню.

В ухе моем загудел сигнал отбоя. Бо-о-же…

Повесив трубку, я попыталась вернуть дыхание в норму, после чего обернулась к Джейку. На лице любимого цвело знакомое выражение, под названием «тебе-придется-кое-что-мне-объяснить».

– Хочу узнать только одну вещь, – отчеканил он. – Что значит для тебя этот Трент?

Я бы тоже хотела это знать. Если по правде, я понятия не имела. Было ли чувство, которое я питала к Тренту, предвестием чего-то серьезного? Или же мне было так чудесно с ним лишь потому, что его внимание – как бальзам на мое израненное самолюбие? Тем паче после того, как мое самолюбие было самым безжалостным образом растоптано вот этим мужчиной, который сейчас стоит напротив?

– Я… я не знаю, Джейк.

– Не знаешь? Как это ты не знаешь?! – Джейк снова увлек меня в свои объятия. – Но меня-то ты знаешь, Берт. Меня-то ты знала долгие годы.

Ой ли? В самом ли деле я знала Джейка? Ведь я и мысли не допускала, что он сможет выбросить на помойку девятнадцать лет супружества ради двадцатилетней вертихвостки. Голова у меня пошла кругом.

А как насчет Трента Марксберри? Ведь мы знакомы всего ничего.

Руки Джейка смыкались все теснее.

– И я тоже тебя знаю, Берт, хорошо знаю. Тебя пугает все, что творится вокруг. Тебе нужно, чтобы кто-то был рядом.

Руки Джейка были такими сильными, надежными… Наверное, он и правда хорошо меня знает. Я действительно напугана. И одинока. Я склонила голову на его плечо, ощущая знакомое тепло. Он поцеловал меня в макушку.

– За столько лет, – продолжал Джейк, уткнувшись губами в мои волосы, – я кое-что понял насчет вас с Нэн. Понял, каково это – быть близнецами. Для меня не секрет, что она для тебя значит. Потому что Нэн и для меня немало значит. Она всегда мне очень нравилась. И как будет чудесно, если мы все трое станем близки…

Я прильнула к нему. Это правда: Джейк всегда старался не обойти Нэн вниманием. Он никогда не был собственником. Возможно, теперь, сбившись с пути и наломав дров, он созрел для серьезных отношений?

Приподняв мое лицо, Джейк поцеловал меня. Долгим-долгим поцелуем. Затем прошептал мне на ухо:

– Позволь мне остаться на ночь, Берт. Здесь есть все, что мне нужно. И мы могли бы попробовать что-нибудь новенькое…

Разумеется, именно в этот момент снова появилась Нэн. У нее определенно нюх на поцелуи.

– Ого! – воскликнула она, таращась на нас с Джейком. Ну вот, опять! – Пардон, – смущенно продолжала Нэн, – но я больше не в силах торчать в этой кухне. Вы двое, ради бога, продолжайте, а я возьму пальто и пойду домой. Третий лишний.

Нэн двинулась мимо нас к двери, но Джейк схватил ее за руку и притянул к нам.

– Нет-нет, что ты! – воскликнул он и, обняв Нэн за плечи, привлек еще ближе. – Мы с Берт как раз говорили о том, что я останусь на ночь.

Я не очень понимала, к чему Джейк сказал это, но ведь ему всегда требовались зрители. Может, решил удостовериться, что Нэн не возражает.

– Ну так как? – спросил Джейк, почему-то не сводя глаз с Нэн. – Что скажете, девочки? – И крепко стиснул нас обеих.

Я молча смотрела на него, холодея от мерзкого предчувствия. Нет-нет, не может быть, чтобы этот человек предлагал то, что он, судя по всему, предлагает.

Нэн отпрянула:

– Снова ко мне лезешь?

Джейк заулыбался, став вдруг похожим на кота, стащившего сметану.

– Мне что, разжевать вам? Неужто не слыхали, что такое любовь втроем? Так почему бы не попробовать?

Джейк наконец-то превзошел самого себя и задал самый идиотский из своих идиотских вопросов. У Нэн отвисла челюсть. Скорее всего, моя тоже. Откинув голову, Джейк заливисто расхохотался:

– Да брось, Нэн! Я же знаю, ты тоже этого хочешь. Давай говорить прямо: ты же не отстранилась, когда я на днях тебя поцеловал.

Теперь уж моя челюсть точно отвисла. Он ее поцеловал? Джейк целовал Нэн? Нэн порывисто обернулась ко мне:

– Берт, это был братский поцелуй. Я ничуть не усомнилась.

Джейк не сдавался.

– Ну давай, Нэн. – Он снова потянулся к сестре. – Будет классно! Прямо как игра для взрослых.

Видимо, я пребывала в шоке. Смотрела на Джейка, а в голове прокручивались его недавние слова. О том, как я волновала его в постели – когда мы были близки. И он, мол, знает, что я не захочу снова выйти за него замуж. Но мы ведь могли бы снова быть близки. И все, что нужно Джейку, – прямо здесь. Я-то думала, он имеет в виду меня, но ведь Нэн тоже была здесь. Разумеется.

Какая же я дура! А теперь, значит, Джейк хочет, чтобы мы трое стали близки.

Вообще-то такого рода приглашения мы с Нэн получали и раньше. В колледже – не раз и не два. Но никогда от хороших знакомых. Обычно с непристойным предложением к нам обращался какой-нибудь парнишка, с которым мы только-только познакомились и который горел желанием воплотить свои фантазии в стиле «Плейбоя», занявшись сексом с близнецами. Еще тогда мы с Нэн единодушно решили, что наблюдать друг за другом в постели – столь же волнующе, как ушат холодной воды. Лично мне бы не хотелось, чтобы Нэн смотрела, как я занимаюсь любовью.

Более того, мне и самой бы не хотелось видеть, как я проделываю с Джейком кое-какие штучки в уединении нашей спальни. А уж чтобы это видела Нэн! Да, у нас с Нэн много общего. Но такими вещами не делятся.

Можете считать меня собственницей, но для меня занятие любовью всегда подразумевало участие меня и мужчины, к которому я питаю глубокие чувства.

Суда по всему, Джейк – все тот же нагловатый юнец, которого я знала в школе, и до сих пор стремится к новизне и разнообразию. Годы не изменили его – он так и не повзрослел. Если уж на то пошло, он скорее деградировал.

И ему еще хватило наглости попросить нашу дочь позвонить мне – убедить, дескать, его выслушать!

Я набрала в легкие побольше воздуха. Даже обиды не испытывала. Возможно, это придет позднее. Что я точно испытывала, так это ярость.

– Ну же, не ломайтесь, – гнул свое Джейк. – Наверняка не раз фантазировали, как занимаетесь этим вдвоем с одним парнем.

Нэн поймала мой взгляд. Затем придвинулась ближе к Джейку.

– Ты прав, котик, – проворковала она еще сексапильнее, чем по радио. – Мы не раз говорили об этом, правда, Берт?

Я растянула губы в натужной улыбке:

– Ну конечно!

Нэн взяла Джейка под руку. Он улыбался во весь рот.

– Мы действительно мечтали вместе покувыркаться в постели с одним парнем. Только знаешь что, Джейк? – Ее губы почти коснулись его уха. – Этим парнем наших грез был Ричард Гир.

Улыбка Джейка вмиг померкла. Нэн встала рядом со мной.

– Убирайся, – сказала я. – Вон отсюда, козел вонючий, твою мать!

Глава четырнадцатая НЭН

Судя по всему, Берт настолько понравилось ругаться, что она повторила на бис:

– ТВОЮ МАТЬ, КОЗЕЛ ВОНЮЧИЙ!

Я бы и сама лучше не сказала.

Как по-вашему, если две женщины смотрят на вас, как на отброс общества, не лучше ли подобру-поздорову убраться от греха подальше?

Но это не для Джейка. Он, представьте, продолжал стоять, да еще и выглядел обиженным.

– И вовсе не обязательно так выражаться! – сообщил он с оскорбленным видом, будто слова Берт были во сто крат непристойнее, нежели его «заманчивое» предложение. – Достаточно простого «нет». Мы же взрослые люда.

– Ошибаешься, Джейк. – Берт покачала головой. – Это мы с Нэн взрослые. А ты недоумок. Я велела тебе убираться прочь!

Глянув на Берт, я бы не мешкая повиновалась. Однако Джейк не сдвинулся с места.

– Да брось ты! Я всего лишь сделал предложение, и больше ничего. Если тебе это не в кайф, ну и ладно. Но ведь ты не станешь держать на меня зло…

Закончить ему Берт не дала – подскочила и, ухватив за конский хвостик, поволокла к выходу. По идее, Джейк мог бы без труда с ней справиться, но, должно быть, он, как истинный джентльмен, считал недопустимым драться с женщиной. Тем более при свидетеле.

– Берт, ну послушай… – заканючил было Джейк, но Берт распахнула дверь и вытолкала его за порог.

Возможно, я ошибаюсь, но мне показалось, что, захлопывая дверь перед глуповатой физиономией бывшего мужа, Берт испытала громадное удовольствие.

Но как только дверь захлопнулась, все изменилось.

– О боже! – всхлипнула Берт и закрыла лицо руками. Я подскочила и обняла ее.

Сестренка порыдала эдак с минутку, после чего отстранилась и вытерла глаза.

– Не могу поверить, что у меня двое детей от этого человека, – выдавила она сквозь слезы. – Просто не могу поверить!

Мне показалось, Берт вот-вот примется заламывать руки. Вместо этого она стала мерить комнату шагами. Взад-вперед, туда-сюда.

– Взгляни на вещи оптимистически, – предложила я, когда она проходила мимо. – По крайней мере, у тебя есть двое чудесных детей.

Берт застопорилась и посмотрела на меня.

– Не могу поверить! – с новой силой завелась она. – Не могу поверить, что была замужем за человеком, который подкатил к моей сестре и ко мне одновременно!

И снова зашагала: туда-сюда, туда-сюда.

– Во всем есть свои хорошие стороны, – возразила я, – По крайней мере, ты была замужем.

– А я-то, идиотка, уже всерьез раздумывала, не пустить ли этого мерзавца обратно в свою жизнь! – И снова спортивная ходьба: взад-вперед, туда-сюда.

– Но, Берт, – гнула я свое, – надо во всем видеть хорошее. Ты же не пустила его обратно в свою жизнь.

Бог свидетель, я пыталась приободрить Берт, но она, кажется, не внимала, потому что вдруг резко обернулась ко мне и подбоченилась.

– Слушай, Нэн! – Такое впечатление, будто она на меня злится. – Немудрено, что тебе все это не кажется ужасным. Тебе-то хорошо видеть во всем хорошее! Твоя жизнь совершенна. Ты никогда не была связана по рукам и ногам хозяйством и детьми, все время встречаешься с мужчинами, можешь приходит и уходить домой, когда вздумается. Свои деньги ты всегда тратила только на себя, вволю напутешествовалась, повидала мир. И у тебя отличная работа. Чего еще желать? У тебя все идеально!

Я чуть не задохнулась.

– Идеально, говоришь? Ну сейчас я расскажу тебе про «идеально». – Отбросив волосы со лба, я ринулась в бой. – Берт, а тебе известно, что такое в наши дни «встречаться»? Вокруг штабеля мужиков, которые усиленно что-то из себя корежат и вешают тебе лапшу на уши. О том, например, что они не женаты. Или клянутся в вечной любви – лишь бы забраться к тебе под юбку. А закончив рекламную кампанию, делают тебе ручкой. Я уже не говорю о СПИДе и прочих радостях!

– Ну спасибо, сестричка, – скривилась Берт. – Я как раз собралась на свидание, а ты меня так вдохновила!

Она начинала действовать мне на нервы.

– Вряд ли нужно напоминать, – продолжала Берт, – что пока я сидела дома и хранила верность подлецу, ты встречалась с множеством мужчин…

– Постой, постой… – осадила ее я, вскидывая руку.

Дураку понятно, что она имела в виду под «встречалась». Послушать ее, так я переспала если не со всей армией США, то по крайней мере с целым взводом.

Не обращая на меня внимания, Берт снова принялась расхаживать.

– …но дело не только в этом, – бубнила она. – Ты только посмотри: у тебя свой дом…

– Ну да, на паях с банком.

– У тебя нет обязательств ни перед кем, кроме себя самой…

– Что некоторые называют эгоцентризмом и одиночеством, – вставила я.

– У тебя по-настоящему замечательная работа…

– Которая то ли сохранится до пенсии, то ли нет. Берт пожала плечами:

– У тебя есть все!

Мне и впрямь показалось, что я ослышалась. Неужели мы настолько по-разному смотрим на жизнь? Что же случилось с пресловутыми флюидами близнецов, которыми мы всегда гордились?

– Берт, милая, послушай меня. Между нами есть весьма существенная разница: у меня нет детей. – Я постаралась произнести это беспечно, но сама заметила, что голос слегка дрогнул. – И вполне возможно, никогда не будет. А коль скоро я рассуждаю верно, не имея детей, мне довольно сложно будет обзавестись внуками. Тебе же это скорей всего удастся.

Берт остановилась и молча уставилась на меня. Завладев ее вниманием, я продолжала:

– Возможно, ты не заметила, но в моей жизни так и не встретился мужчина, который любил бы меня настолько, чтобы жениться. А в твоей был, и пусть даже это не так уж здорово закончилось, но ты всегда сможешь сказать, что познала настоящую любовь.

– Как будто это что-то значит.

– Представь себе, значит! Это значит, что ты способна на такие отношения. Про себя я такого сказать не могу. Просто не знаю. Более того, я даже не знаю, в состоянии ли хранить кому-либо верность. А если уж совсем начистоту, так от одной мысли о необходимости быть верной одному мужику всю оставшуюся жизнь у меня мороз по коже. Возможно, я просто на это не способна.

Ответ у Берт был наготове.

– Ну… у тебя все равно есть отличная работа.

Я так и села. И это все, чем она может меня утешить? Я тут, можно сказать, душу наизнанку выворачиваю – и что слышу в ответ? Ни словечка о том, что я непременно сумею кого-нибудь полюбить. Или о том, что в один прекрасный день найдется человек, который искренне полюбит меня. Куда там! Берт без вопросов согласилась со всем, что я сказала. Дескать, да, сестричка, все это правда, но ты не переживай – у тебя как-никак есть отличная работа!

Если я хорошенько не прослежу, то, утешая Берг, сама могу скатиться в чертовски глубокую депрессию.

– Ну хорошо, Берт, – вздохнула я и начала приводить в порядок стол, сгребая пустые белые картонки и засаленные бумажные тарелки. – Согласна: я действительно люблю свою работу. Но давай мыслить здраво. Радио ориентировано на молодежь, и им правят мужчины. Иными словами, чем старше я буду становиться, тем больше вероятность, что какой-нибудь юнец вздумает нокаутировать меня в темном переулке. – Берт тоже принялась сгребать со стола объедки. – В лучшем случае, – продолжала я, – скоро мне придется представляться в эфире как «бабуля Нэнни».

Сделав глубокий вдох, я посмотрела сестре прямо в глаза.

– Подумай над этим, Берт. Это у тебя есть все, а не у меня!

Но Берт – самая упрямая женщина в мире. Не знаю, откуда только набралась.

– А теперь послушай меня, Нэн! – Она ткнула в мою сторону пустым стаканчиком. – Я была замужем девятнадцать очень, очень долгих лет. Родила двоих детей от человека, которому по дурости, как теперь выяснилось, хранила верность. Я соблюдала все заповеди – не расползлась после замужества, блюла дом и детей и никогда – ни разу! – не сказала Джейку, что у меня болит голова.

Я ошеломленно уставилась на нее. И это она называет браком? Го-осподи! Возможно, сегодня Берт впервые отказала Джейку. Немудрено, что у него был такой очумелый вид.

Берт между тем запальчиво продолжала:

– Но оказалось, что можно в лепешку расшибиться – и все равно никакой гарантии, что, однажды проснувшись, ты не узнаешь, что муж тебя бросил. Или что он первостатейный мерзавец.

Тут возразить нечего. Она права.

– Что же до работы, – продолжала Берт, – я провела всю свою взрослую жизнь в роли хранительницы домашнего очага. И больше ничего не умею делать, просто не обучена. Единственное, что мне хорошо удается, – это стряпня и постирушка. – Она метнула на меня быстрый взгляд. – Сейчас ты мне скажешь, что с таким багажом можно сделать головокружительную карьеру.

Я покивала, стараясь изобразить сочувствие. Сдвинув брови, Берт вернулась к объедкам.

– И последнее, – угрюмо заметила она. – Согласна, у меня действительно двое замечательных детей, только где сейчас эти дети? Если бы Элли не вздумалось хлопотать за своего папочку, она бы и не позвонила. А уж Брайан и подавно. Оба они живут своей жизнью, как и должно быть.

Та-ак… Глаза Берт снова наполнялись слезами.

– И кем же мне быть, если я больше не жена и не мать?

Если по правде, именно этот вопрос я все время задаю себе.

– Суть в том, что я одинока. – Голос Берт сорвался.

Я взяла со стола чистую салфетку и протянула ей.

– Нет, Берт, ты не одинока.

Берт взяла салфетку, промокнула слезы и робко улыбнулась:

– И ты тоже.

Все. Пора закругляться с этой мелодрамой и переходить к важным делам.

– Берт, как у нас насчет какао?

Улыбка Берт сделалась шире. Какао всегда было нашим верным лекарством. Пребывая в расстроенных чувствах, мы неизменно тянулись к яркой пачке «Херши». Надежное и универсальное средство от любых хворей и бед – от двоек в дневнике, порванных колготок и неудавшегося школьного бала.

– Где-то было! – обрадованно всхлипнула Берт. – Сейчас сварганю.

Сделав пару ходок на кухню, мы покидали мусор в ведро.

– Пока ты будешь возиться с какао, я сбегаю к себе, проверю автоответчик. Я мигом. Одна нога здесь, другая там! – И, набросив на плечи куртку, я поспешила через лужайку к своей квартире. Воздух был напоен ночной прохладой, что успокаивало.

Я вихрем взлетела по ступенькам, отперла дверь и зажгла свет. Автоответчик у меня стоит на маленьком столике красного дерева рядом с софой, и, едва переступив порог гостиной, я увидала, как мигает сигнальный огонек. Я пересекла комнату… и вдруг услышала это.

Тихий щелчок. Входная дверь? Я повернулась на звук.

И тут кто-то подскочил ко мне сзади.

Глава пятнадцатая Берт

Очень похоже на Нэн – оставила меня сидеть здесь и смотреть, как остывает ее какао. А сама наверняка щебечет себе по телефону, утратив всякое представление о времени.

Я отхлебнула из своей чашки. Трудно поверить, но после разговора с Нэн мне заметно полегчало. Приятно, стало быть, осознать, что ни жизнь сестры, ни моя собственная не напоминает ложе из роз. Представляете? Оказывается, общие печали поднимают дух.

О Джейке мне и думать не хотелось. Неужели он всегда был мерзавцем, а я не замечала? Или же он так сильно изменился? На всех ток-шоу талдычат, что, мол, у мужчин бывает кризис среднего возраста, но тут прямо глобальная метаморфоза. Только вместо того, чтобы превратиться в бабочку, Джейк пошел обратным путем – стал слизняком.

Отогнав прочь все мысли о Джейке, я сделала еще глоток какао. И при этом не сводила глаз с чашки Нэн. Если она не поторопится, придется разогревать в микроволновке.

Я решительно поднялась на ноги. Как видно, Нэн собралась трепаться целую вечность. Ну что ж, доставлю ей какао на дом.

Не знаю почему, но, выйдя из своей квартиры с чашками в руках, я вдруг ощутила смутную тревогу. Понимаю, это звучит дико, но мне показалось, что окна Нэн выглядят как-то не так. Там не было темно – напротив, в гостиной и над входной дверью горел свет. В прохладную осеннюю ночь ее крыльцо казалось необычайно уютным и гостеприимным. Со всех сторон меня окутывали знакомые ароматы осени – листьев и костров; издалека, с шоссе, доносился ровный гул машин. Все казалось таким мирным, однако, закрыв свою дверь и услышав щелчок замка, я поймала себя на том, что нервно озираюсь.

В общем-то, нетрудно догадаться, почему мне было не по себе, – хоть раз услыхав свист пули над собственной головой, вы начинаете видеть все в несколько ином свете. Окружающий мир неожиданно становится весьма опасным для жизни местом. А сейчас я к тому же была совсем одна. И в темноте.

Я ускорила шаг, не сводя взгляда с окон Нэн. Они по-прежнему казались мне какими-то странными – пустыми, что ли. Я зашагала еще быстрее – с удовольствием перешла бы на бег, но тогда расплескала бы какао. Не хотелось появляться на пороге Нэн с ног до головы измазанной шоколадом. Хохот сестрицы наверняка услышали бы на другом берегу реки, в штате Индиана. Нет уж, незачем ей знать, как я напугана.

Держа в каждой руке по чашке, я даже не попыталась постучать в дверь, просто нажала локтем кнопку звонка. Внутри мелодично закурлыкало. Однако Нэн не спешила открывать.

Я судорожно сглотнула, борясь с накатившей вновь тревогой. Неужели она так громко разговаривает по телефону, что не услышала звонка? Я еще раз нажала на кнопку.

Снова мелодичный перезвон, однако Нэн не появилась.

Похоже, придется все-таки стучать. Пристроив чашки на крыльце, я что было сил заколотила в дверь. По-прежнему никакого ответа.

Наверное, все объясняется просто: Нэн в ванной, за закрытой дверью, – может, и вода шумит. Конечно, все именно так. Но если я всерьез в это верю, почему же сердце рвется из груди, так что даже уши закладывает?

Я взялась за ручку. Не заперто. Очень в духе Нэн. Вокруг рыскает убийца, а она оставляет входную дверь чуть ли не нараспашку.

Открыв дверь, я просунула внутрь голову.

– Нэн?

Ответом мне была тишина.

Я вошла и быстро огляделась. В гостиной пусто.

– НЭН?!

Пробежалась по коридору до ванной. Дверь открыта, внутри – никого.

Тут я потеряла самообладание. Принялась метаться по первому этажу, заглядывая во все углы и без устали выкрикивая имя сестры.

Куда она могла подеваться? Перескакивая через две ступеньки, я поднялась на второй этаж, заглянула в спальню Нэн, потом в ванную. Где бы еще посмотреть? Я слетела вниз и двинулась было к стенному шкафу, как вдруг взгляд мой упал на автоответчик.

У меня екнуло сердце. Маленькая красная лампочка мигала. У нас с Нэн одинаковые автоответчики – если бы она уже прослушала сообщение, лампочка перестала бы мигать. Так что же могло случиться за столь короткое время?! Что помешало Нэн прослушать телефонные звонки?

И господи ты боже мой, где же она?!

Я постаралась успокоиться. О'кей, сказала я себе, не спеши с выводами. Может, Нэн всего лишь за чем-нибудь выскочила – к примеру… ну, не знаю, за зефиром к какао. Не исключено даже, что в данный момент она уже снова сидит у меня и недоумевает, куда я запропастилась. Так, но разве я только что не видела ее «неон» на аллее перед домом?

Метнувшись к окну, я подняла жалюзи и выглянула на улицу. Машина Нэн стояла рядом с моей.

Я сделала глубокий вдох. Так. Ее машина ничего не значит. Может, Нэн решила пройтись пешком. Неподалеку есть круглосуточный супермаркет. Может, она туда отправилась. Пытаясь успокоить себя подобными рассуждениями, я отлично понимала, что все это чушь. Чтобы Нэн отправилась пешим ходом за несколько кварталов, да еще посреди ночи, при том что у нее исправная машина? Нэн любила повторять, что признает только один вид упражнений – тренировку воображения.

О господи!

С другой стороны, может, это у меня слишком разгулялось воображение? Может, события последних дней подорвали мою психику? Может, Нэн и правда – дай бог – ждет меня по соседству, в моей гостиной?

А вдруг она вздумала меня разыграть? Если так, задушу собственными руками! Я выскочила обратно на крыльцо, едва не споткнувшись о чашки с какао. Ну и черт с ними, подумала, на бегу, потом заберу.

– Эй, Нэн? Ты здесь? – завопила я, едва отперев свою входную дверь.

Тишина. Я обежала всю квартиру, осмотрела все комнаты. Пусто.

Вернувшись в гостиную, я принялась ходить кругами, с трудом сдерживая слезы.

Нэн здесь нет. Ее нигде нет.

Стоя в оглушающем безмолвии своей квартиры, я вдруг испытала такой всепоглощающий страх, что едва не потеряла сознание. Нэн никогда не ушла бы, не сказав мне. Она не стала бы меня разыгрывать, потому что знала: я и без того достаточно напугана.

Прижав руки к груди, я стояла и лихорадочно размышляла. Что делать? Что я вообще могу сделать?

Может, позвонить в полицию? Но поверят ли мне? Или же детектив Гецманн и иже с ним решат, что мы с Нэн состряпали очередной сюжет для бесплатной рекламы?

Что, если копы откажутся помочь мне в поисках Нэн? Что мне тогда делать? Останется только сойти с ума. Живот свело от страха. Где, господи, ну где же может она быть?

Впрочем, выбора у меня не было. Ничего не оставалось, кроме как позвонить в полицию. И уж я заставлю их поверить мне, ей-богу! Я протянула руку к трубке.

Тишину прорезал телефонный звонок. Подскочив от неожиданности, я схватила трубку:

– Нэн, милая? Это ты?

– В некотором смысле, – произнес невозмутимый мужской голос.

Во рту у меня пересохло.

– Кто это? – Я с трудом ворочала языком. Человек на том конце провода негромко хмыкнул.

– Друг вашей сестры, – насмешливо ответил он. – М-да, я бы сказал, мы с ней по-настоящему близки. – И снова хмыкнул.

О боже. О боже. О БОЖЕ!

– Где она? – спросила я, борясь с паникой. – С ней все в порядке? Прошу вас! Умоляю, скажите, где она. – Собственный голос показался мне чужим.

– Ну же, не надо так волноваться. Ваша сестренка рядом со мной. Незачем трепыхаться. – Он увещевал меня, словно буйно помешанную. – Делайте все, как я скажу, и никто не пострадает.

Я вспомнила о Расселе Мурмене и его жене Элис. Этот тип, кем бы он ни был, и им то же самое говорил? Они ему поверили – и теперь мертвы?..

Проглотив подступивший к горлу ком, я постаралась справиться с дрожью в голосе.

– Прошу вас, пожалуйста, отпустите Нэн. Она ничего ни о чем не знает. И я тоже. Это ошибка. Вы должны понять: мы ничего не знаем.

Последовала короткая пауза.

– Никакой ошибки. – Незнакомец снова хмыкнул. – Если хотите увидеть свою сестру живой, поступайте, как я скажу.

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду, что хочу попросить вас об одной услуге. – Голос изменился: сделался монотонным и невыразительным. – Вы должны встретиться с одним человеком. На Бельведере, перед фонтанами, сегодня в десять вечера.

Бельведер – это что-то вроде огромного патио в центре Луисвиля, с видом на реку Огайо. Летом там столики под тентами и скамейки, а зимой заливают каток. В дневное время в Бельведере полным-полно народу, но в десять вечера, да еще в воскресенье, не будет ни единой живой души.

Для прогулки в одиночку лучше места не придумаешь.

– И что дальше? – пролепетала я непослушными губами.

Мой собеседник монотонно продолжал:

– Человек, с которым вы встретитесь, передаст вам пакет. Вы отнесете посылку домой, но открывать не будете.

Я крепче стиснула трубку. Минутку… Такое впечатление, будто мой абонент читает по писаному. Но с какой радости? Надо полагать, либо у него куриные мозги, либо он хочет быть уверен, что ничего не забыл.

Так или иначе, мне немного полегчало. Вряд ли я имею дело с типом, который поднаторел в подобных операциях. Значит, он может ошибиться.

– Вы заберете посылку и будете ждать телефонного звонка.

Интересно, он водит по строчкам указательным пальцем? Я сделала глубокий вдох.

– Какой-то человек передаст мне посылку? Но как я его узнаю?

Еще один мерзкий смешок, будто мой страх доставлял ему удовольствие.

– Не волнуйтесь, вам нет нужды его знать. Он сам вас узнает. И не вздумайте обращаться в полицию. У меня отменный нюх. Если учую поблизости фараонов, сестренку вам больше не видать. – И снова хмыкнул.

Наверное, именно эти его смешки меня и доконали. Вот подонок, еще и забавляется! Только слишком уж ему весело. Кретин, читающий свои угрозы по шпаргалке, – что это за похититель такой? По всему видать, подонок понимает в киднэппинге не больше меня. Стало быть, он всего лишь играет роль. Может, эти его смешочки – показуха: дескать, нет занятия веселее, чем запугивать женщин и строить из себя крутого парня. Как мало человеку надо для счастья!

В голове моей ретроспективным показом пронеслись все пакости, случившиеся со мной и Нэн с того дня, когда я совершила роковую ошибку – заговорила с незнакомцем.

Нет уж, довольно! Как любит говорить Нэн, меня все это задолбало.

– Слушай, ты, парниша! – выпалила я вне себя от злости. – Никуда я не пойду, пока не поговорю с Нэн.

– Ч-что? – промямлил он.

Подонок впервые растерялся. Наверное, в его записях не было указаний, как вести себя, если я начну ерепениться.

– Что слышал! Сию минуту дай трубку Нэн, а не то сам тащись за своей бандеролью!

– Н-но…

– Никаких «но»! – отрезала я. – Дай Нэн трубку. Живо!

– Но я только что привязал ее к стулу, – оправдывался мерзавец.

Я поежилась. Привязал?! Господи, что он там с ней вытворяет?

– Сию минуту передай трубку Нэн, черт возьми!

– Телефонный шнур не дотянется до стула, где она сидит, – в замешательстве сообщил подонок. – А развязывать ее я не буду. Она как порох.

Я невольно улыбнулась. Что верно, то верно.

– Ну тогда сам иди за своей бандеролью! – рявкнула я, молясь в душе, чтобы голос не выдал моего страха.

– Ну ладно, ладно, – проворчал подонок. Трубка с негромким стуком на что-то опустилась, и на заднем плане послышался скрип передвигаемого стула. Затем подонок несколько раз крякнул, очевидно приподнимая стул и придвигая его ближе к телефону.

Судя по звуку, теперь стул тащили по ковру.

– Черт! – вполголоса ругнулся подонок. – Сейчас я выну кляп, но ты не вздумай орать.

Слезы навернулись мне на глаза. Этот мерзавец связал Нэн и заткнул ей рот кляпом!

– Ну вот, а сейчас ты поговоришь со своей сестрой, – слышался в трубке голос подонка. – И скажешь ей… – Откашлявшись, он продолжал: – Скажешь ей сделать все, как я велю. – Он слегка запыхался от физических упражнений. – А не то… не то… – Он перевел дух. – А не то сама знаешь…

Мерзавцу не мешает поработать над своими угрозами. Сопение и кашель как-то не очень убеждали.

– Берт? – раздался в трубке голос Нэн.

– Нэн! – Я не хотела, чтобы она знала, как я напугана, поэтому постаралась говорить спокойно. – Как ты? Он ничего тебе не сделал, нет?

– Я в норме, – ответила сестра, – не знаю, правда, что он дальше намерен делать и сколько мне еще торчать в этом клоповнике. – Нэн говорила так торопливо, что чуть ли не проглатывала слова. – Лучше делай, как он скажет, а то…

Трубку выдернули из ее руки.

– Ну как, теперь довольна? Будь в десять в Бельведере, – бросил подонок. – Заберешь посылку. – Последовало молчание, и я уже думала, что мерзавец отключился, когда снова услышала его голос: – И запомни: никаких фараонов.

В трубке раздался сигнал отбоя. Я уставилась на телефон. Что там сказала Нэн насчет клоповника? Сделав особое ударение на этом слове…

Я боялась надеяться, но, кажется, знала, где находится сестра. И если она действительно там, нетрудно догадаться, кто ее похититель.

Может, все же позвонить в полицию? Нет, нельзя рисковать. Да и на то, чтобы убедить этих тупоголовых болванов, уйдет целая вечность.

Я никогда больше не увижу Нэн – так сказал подонок. И пусть он читает по бумажке – это еще не значит, что он не опасен.

Восемь минут девятого. До встречи с незнакомцем в Бельведере у меня почти два часа. Если все пойдет как надо, возможно, даже останется время, чтобы позвонить в полицию, – после того, как удостоверюсь, что Нэн в безопасности.

Схватив сумочку и ключи от машины, я выскочила из дома.

Глава шестнадцатая НЭН

Черт! Черт! Черт!

Быть связанной по рукам и ногам – прямо скажу, удовольствие ниже среднего. Отнюдь не так волнующе, как пытались мне внушить бывшие бойфренды. Хотя, возможно, когда ты полностью одета, несколько проигрываешь в ощущениях.

Я свирепо таращилась на мерзавца, который все это со мной проделал. С удовольствием обложила бы его по всем правилам, но немножко мешала затычка во рту. Этого хама я видала и прежде. Никаких сомнений – тот самый тип, что в пятницу тащился за мной по пятам до радиостанции.

Для похитителя он выглядел вполне безобидно – лет тридцати, пониже меня, лысоватый; очки в роговой оправе, глазки-бусинки, а вдобавок солидное брюшко. Секретный агент на покое, страдающий лишним весом и неуемным аппетитом. Вот и в данный момент мой тюремщик беспрерывно жевал чипсы.

Возлежа на двуспальной кровати, скрестив жирные ножки, обложившись тремя подушками, а также печеньем, ирисками и прочей снедью в пакетиках, мерзавец увлеченно смотрел «Тупой и еще тупее». И при этом ржал и тряс плешивой башкой как сумасшедший.

По идее, наблюдая, как он веселится над идиотской киношкой, я должна была преисполниться надеждой. Дескать, перехитрить типа с таким могучим интеллектом – проще простого. Однако не стоило сбрасывать со счетов его пушку. Пистолет лежал рядом с толстяком, в компании пакетиков с чипсами, – рукой подать. Оставалось уповать на то, что придурок случайно цапнет пистолет, сунет в рот вместо чипсов и отстрелит себе гланды вместе с башкой.

Само собой, именно пушка и убедила меня последовать за мерзавцем. А еще его слова, которые он произнес, подскочив сзади и ткнув мне дулом в спину.

Если бы он угрожал только мне, пожалуй, я бы с ним сразилась, но этот гад сказал следующее:

– Пойдешь со мной, а не то прогуляемся до соседки и позвоним в дверь. Едва твоя сестра подойдет к двери, я ее пристрелю.

Но главное – как он это сказал: невозмутимо и прозаично, будто собирался одолжить у соседки стакан сахара. У меня волосы на затылке зашевелились и не возникло даже тени сомнения, что эта сволочь так и сделает. Глазом не моргнув.

Так что, когда он снова пихнул меня своим пистолетом, я подчинилась. Гад вывел меня на улицу и отконвоировал к коричневому «доджу», припаркованному на углу. Всю дорогу я кляла себя за дурость – вот что значит не запирать входную дверь!

Но ведь я забежала-то всего на минутку, чтобы проверить автоответчик. Откуда мне было знать, что в кустах притаился этот гад, поджидая, когда любая из нас окажется одна?

– Я уж думал, вы никогда не расстанетесь, – пожаловался мой похититель, подталкивая меня к машине. – Пока ждал, замерз как собака.

Что тут сказать? У меня сердце кровью обливалось от сочувствия.

Проходя мимо двери Берт, я невольно оглянулась. А что, если закричать? Мерзавец, должно быть, заметил мой взгляд, ибо вновь ткнул мне в спину своей пушкой.

– Молчи! Я не шучу. Мы всегда можем подойти и позвонить твоей сестренке в дверь.

Я постаралась ничем не выдать пронизавший меня страх.

Когда мы наконец добрались до машины придурка, я сообразила, что она вовсе не коричневая. А попросту ржавая. Не в смысле цвета под ржавчину, а в смысле той самой штуки, которая в конечном итоге превращает металл в бурую труху. Может, я и ошибалась, только, на мой взгляд, этот кузов мог в любой момент рассыпаться.

Класс! Будто мало мне и без того забот.

Придурок склонился ко мне, так что я ощутила его зловонное дыхание на своей шее.

– Ну вот, а сейчас мы с тобой немножко покатаемся. Будешь вести себя хорошо, скоро вернешься домой.

Во рту у меня пересохло. Разве не так говорят все похитители своим жертвам? Лишь затем, чтобы жертвы стали податливее? Не станет же этот гад сообщать, что живой из этой передряги мне не выйти, – в противном случае я могу решить, что терять нечего. И попытаюсь завладеть его пушкой.

Или двину ему в пах.

Видимо, придурок прочел мои мысли.

– Я серьезно, – заявил он. – Честное слово, я не сделаю тебе ничего плохого.

Честное бандитское?

– Полезай в машину! – На сей раз голос его слегка дрогнул, и до меня вдруг дошло, что придурок напуган не меньше моего.

Не очень приятно обнаружить это качество в мерзавце, который держит тебя на мушке. А вдруг его руки так сильно затрясутся, что он пристрелит меня нечаянно-негаданно?

Дверца со стороны пассажира была не заперта, и, плюхнувшись на сиденье, я даже подумала, не выскочить ли с другой стороны, а потом пуститься бегом. Нет, лучше не рыпаться – ведь он может выместить злобу на Берт.

Когда гад уселся за руль, я впервые получила возможность его рассмотреть. Ага, да это Глен Ледфорд собственной персоной! Разве Элис Мурмен не описала его в деталях? Подумать только, когда-то я нянчила и сажала на горшок этого недоумка!

Прежде чем завести мотор, Глен обернулся ко мне и осклабился.

А зубы ему надо бы почистить. И как следует.

– Надеюсь, ты никаких фокусов не замышляешь. Наверно, тебе будет грустно, если вынудишь меня пристрелить твою сестру. – Что ему это будет грустно, мерзавец не сказал.

Несколько минут Глен рулил молча. Но пушку не опускал – держал в левой руке, наставив прямо на меня, а правой лапищей крутил руль.

Я старалась не смотреть на пистолет, особенно на дырочку, откуда вылетает пуля. Возможно, опасалась, что если слишком долго буду пялиться на это маленькое круглое отверстие, оттуда что-нибудь да выскочит. И устремится в мою сторону.

В общем, я решила смотреть в ветровое стекло. Мы как раз съезжали с Бардстоун-роуд на скоростную автостраду Уоттерсон.

Мамма миа! Только этого мне не хватало – острых ощущений.

Глен на всех парах скатился под горку, чудом не задев какой-то фургон, и занял правый ряд. И, представьте себе, после этого маневра вдруг сделался болтливым. Надо думать, от облегчения язык развязался.

– Скажи-ка, – обратился он ко мне, – давно ты в здешних краях живешь?

Вопрос с подвохом? Он хочет узнать, давно ли я живу, ибо собрался положить этому конец?

– Всю жизнь, – буркнула я.

Глен ухмыльнулся. Ну и видок, скажу я вам.

– А я где только не бросал якорь. Теннесси, Огайо, Кентукки, Индиана – везде побывал.

Ишь ты, путешественник нашелся!

– Неужели? – отозвалась я. Тут мне пришло в голову, что раз Глен задает мне вопросы, почему бы и мне ему не задать. – Ты женат? – спросила я, вспомнив, естественно, ту дамочку, которую мы с Берт повстречали в шкафу.

Глен покосился в мою сторону:

– Не-а. Пока что. Деньжат не было, чтоб обхаживать куколку как положено. Но скоро… – он снова покосился на меня, – очень скоро я разживусь кучей денег.

– Так уж и кучей? – подзадорила я.

– А то! Шикарная дамочка вроде тебя отлично повеселилась бы с таким парнем, как я.

Мать честная! До меня с опозданием дошло: этот идиот решил, что я с ним заигрываю. Не самое удачное поведение с типом, который держит тебя под прицелом. Меньше всего мне бы хотелось давать пищу его воображению. К примеру, подкинуть идейку меня изнасиловать.

Я перевела взгляд с пистолета на мерзкую рожу. Да уж, пускай лучше застрелит, чем изнасилует.

Старина Глен, должно быть, оказался не так глуп, как я полагала, поскольку, увидев выражение моего лица, сразу догадался, что у меня на уме. И заметно обиделся:

– Слушай, только не надо думать, будто я способен на что-то дурное…

И это говорит человек, который только что невозмутимо пообещал застрелить Берт!

– …чтоб ты знала, никакой я не извращенец. И в жизни не брал женщину силой.

Глазки-бусинки, мясистые губы, о зубах и вспоминать не хочется… Если Глен не врет, то с такой мордой он девственник, не иначе.

– Сегодня вечером, – продолжал девственник, – я сграбастаю столько деньжат, что женщины в очередь ко мне будут строиться.

На ум мне пришли два слова: бред и собачий. Но вслух я их произносить не стала. Напротив, одарила Глена теплой улыбкой:

– Да что ты! И где же ты возьмешь столько денег?

Глен заулыбался в ответ, очевидно полагая, что слово деньги действует на женскую часть населения как сексуально возбуждающее средство. После чего медленно, будто смакуя, произнес:

– Полмиллиона долларов. Только подумай. Сколько подарков можно купить для такой клевой дамочки, как ты! Цацки, шмотки, путешествия. Причем заметь: волноваться не из-за чего – денежки совершенно чистые. Никаких противозаконных делишек. Правда, правда. Просто я наконец подрастряс одного типа, который мне задолжал.

Я присвистнула:

– Полмиллиона? Ничего себе должок! Быстро взглянув на меня, Глен нахмурился, потом снова уставился на дорогу.

– Считай, еще дешево отделался. Задаром! Этот мужик убил моих родителей. Сломал жизнь мне и брату.

Ага, значит, все так и есть? Рассел и Глен каким-то образом отыскали Леса Теннисона и шантажировали его?

Глен, очевидно, решил, что я так пристально на него смотрю, потому что заворожена всем услышанным. И тотчас принялся приукрашивать свой рассказ:

– Я ведь все помню, знаешь… Помню, когда был маленьким, жил в большом доме, катался на большой дорогой машине. У меня все было самое лучшее – родители старались. А потом этот гад пришел и убил их – и я остался сиротой, нищим. Вырос у чужих людей.

Я заметила, как побелели костяшки на его правой руке, которая сжимала руль. А еще заметила, что в своей жалостливой речи Глен как-то сразу вывел Рассела за скобки. Попытавшись изобразить сочувствие, – что было нелегко, учитывая пистолет, – я вкрадчиво произнесла:

– Какой ужас.

Нищий сиротка согласно дернул головой, не сводя глаз с дороги.

– Поначалу брат просил у этого хмыря двести пятьдесят штук. Но это было до того, как сукин сын пришил и брата моего тоже. И жену его.

Я чуть с сиденья не сползла. Лес Теннисон убил Рассела и Элис?

– А уж тогда я позвонил сукину сыну на работу и сказал, что он задолжал мне еще четверть лимона. Мол, теперь я могу сообщить копам о четырех убийствах, а не о двух. – Глен хихикнул, словно представившийся шанс вытянуть вдвое большую сумму его очень забавлял. – Вот так, этот сучонок у меня в большом долгу. И я с него стребую!

Я слушала Глена и вспоминала тот странный телефонный звонок. «Деньги у меня», – просипел тогда мужской голос. Наверняка это был Теннисон. Оказывается, я разговаривала с убийцей четырех человек. От этой мысли по спине побежали мурашки. Неужто Теннисон пытался выманить меня на встречу, чтобы рассказать, как расправился с Расселом Мурменом? Здорово, должно быть, он удивился, когда я повела себя так, будто не имею представления, о чем он говорит.

Да, но какого черта Лес Теннисон позвонил мне?

Глен тем временем внимательно изучал фронтальную часть моей красной майки. Я поежилась.

– Ну так вот, если будешь со мной мила, по-настоящему мила, может, я и впрямь захочу потратить часть деньжат на тебя.

Меня так и скрутило. Представляете, я наконец-то нашла своего суженого!

Глен снова поглядел на меня, причем раньше, чем я ожидала, и, кажется, заметил отвращение на моем лице. Он тотчас насупился и вперился в ветровое стекло; костяшки его пальцев снова побелели.

Я сделала глубокий вдох. Что сделано, то сделано – физиономию он мою видел, так что к черту: я решила все окончательно прояснить.

– Если я буду с тобой по-настоящему мила, меня просто вырвет.

Глазки Глена полыхнули гневом.

– Острый же у тебя язычок!

– А у тебя глупая рожа!

Не знаю, что на меня нашло. Словно с катушек слетела. Ведь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: не очень-то разумно злить человека с пушкой.

Может, если б я придержала свой дурацкий язык, не узнала бы, какие хорошие, крепкие узлы умеет вязать Глен. Едва мы вышли из машины и очутились в комнате, он с видимым удовольствием обмотал целый километр веревки вокруг моего несчастного тела, так что я с трудом могла дышать.

Веревки, которыми этот скот привязал меня к стулу, оказались чертовски неэластичными. Сколько я ни тянула их, сколько ни дергалась – не поддались ни на йоту. Судя по тому, как саднили запястья, я содрала с них кожу. Конечно, если б на мне оставалась куртка, ее рукава слегка защитили бы, но, каким бы болваном Глен ни был, он все же сообразил заставить меня снять куртку. А потом злобно швырнул ее на пол, где она сейчас и валялась.

Невольно проникнешься мыслью, что тупица Глен знает, что делает.

Явное наслаждение он получил и вставляя мне кляп.

– Ну вот, а теперь поглядим, как ты будешь умничать, – хихикнул он.

Затычку Глен сотворил из половой тряпки, которую запихнул мне в рот и для пущей надежности укрепил казенным полотенцем, обмотав его вокруг моей головы. Такое ощущение, будто забили рот прелой листвой, только на вкус гораздо омерзительнее. Правда, я никогда не лакомилась прелыми листьями, но думаю, вкус у них именно такой. Уголки рта нестерпимо заныли.

И вот теперь, пока Глен ржал над кривляньями Джима Кэрри, я уныло размышляла, поняла ли Берт мой намек. Конечно же, поняла. Не могли же наши близнецовые флюиды так нас подвести, верно? К несчастью, тут же припомнился Лестер Джеффриз, болван из нашей школы, которому Берт назначила свидание от моего имени. Да уж, наши флюиды могут подвести самым плачевным образом.

Фильм закончился, и Глен наконец оторвал зад от кровати. И тут же запихнул свою пушку за брючный ремень. С большим трудом. О'кей, ничего не имею против, пускай отстрелит себе яйца вместо гланд. Я не привередлива.

Глен направился к двери и, не оборачиваясь, бросил мне:

– Пойду куплю чего-нибудь хлебнуть. Понятное дело. Как он еще языком ворочает, сожрав столько сахару и соли?

– Сгоняю тут неподалеку, пивка прихвачу. – Тут он обернулся ко мне, и его крохотные глазки блеснули. – А ты посиди здесь. – И захихикал, довольный своей шуткой.

Да уж, обхохочешься.

Услышав, как поворачивается ключ в замке, я застонала. Черт! Этот ублюдок меня запер! Донесся шум мотора, потом замер.

Я огляделась по сторонам. Телевизор в противоположном конце комнаты теперь был выключен. Может, если дотянуться до пульта, я сумею снова врубить треклятый ящик? На полную громкость, чтобы сюда сбежались озверевшие соседи. Впрочем, что-то я не заметила в этом клоповнике избытка соседей. Но ведь мне нужен всего один!

И потом, надо же что-то делать. Вытянув шею, я углядела телевизионный пульт. Он по-прежнему валялся посреди кровати, в окружении печенья, шоколадных батончиков и пустых оберток. Так-так. И каковы же мои шансы его достать, будучи привязанной к стулу? Правильно! Нулевые.

Разумеется, подобные сцены я не раз видела в кино. Людей там без конца привязывают к стульям, руки за спину, совсем как мои, и, однако же, пленники ухитряются передвигаться на своих стульях и вырываются на свободу. Что мне нужно, так это телефон. Правда, в. этой комнате телефон висит на стене, возле двери. Достать до него я смогла бы, только умеючи летать.

О'кей, тогда, может, я сумею броситься на стену вместе с этим чертовым стулом? И привлечь внимание озверевших соседей, упомянутых ранее?

Я попыталась сдвинуть стул с места. Черт! Никакого эффекта. Теперь я поняла, почему, когда Берт захотела со мной поговорить, Глен поднял меня вместе со стулом. Должно быть, здесь действует какой-то закон физики. Когда тело привязано к тяжелому стулу и оба находятся на толстом – и мерзейшем, между прочим, – зеленом ковре, стул двигаться не способен.

Ладно, пойдем другим путем. Попытаемся совершить рывок вперед вместе со стулом. Но и на сей раз я не сумела, сдвинуться и на четверть дюйма. Вот дерьмо! Видать, еще какой-то закон чертовой физики. Тело, привязанное к стулу, имеет тенденцию находиться на месте. Да сам Арнольд Шварценеггер, если его примотать к этому стулу, не сдвинул бы его с места.

Вдруг меня осенила еще одна идея. Может, если хорошенько раскачать этот поганый стул, что-нибудь выйдет? Доберусь до стены и уж тогда заколочу плечом, приводя в состояние боевой готовности полчища озверевших соседей.

Тут-то я и постигла на практике еще один закон физики. В принципе он гласит: пришедшее в движение тело некоторое время остается в движении. А в данном случае тело, пришедшее в движение, упало и ушиблось.

Короче, как законченная идиотка, я принялась метаться из стороны в сторону, так что вся эта жалкая лачуга заходила ходуном. Однако я не продвинулась вперед ни на дюйм. А посему стала раскачиваться еще сильнее. И еще.

И тут – о проклятье! – задние ножки стула вдруг выскользнули из-под меня, и я навзничь шмякнулась на пол. Можно было предположить, что ковер смягчит мое падение, но я почему-то этого не заметила. Голова моя срикошетила от пола, как бильярдный шар.

Я увидала звезды. Яркие, сверкающие звезды.

А потом – темнота.

Вряд ли я так уж надолго отключилась. А когда вновь открыла глаза, увидела в воздухе свои коленки. Не намного веселее звезд. Хорошо еще, не вырядилась в платье, в противном случае миляга Глен от души бы повеселился.

В висках пульсировала боль, а в затылке точно отбойный молоток зарядил. Хотелось заорать во все горло, но мешал кляп. Тогда я застонала. С небольшим, признаюсь, подвыванием.

Затем снова огляделась. Смотреть особенно было не на что. За исключением отвратного зеленого ковра и моих коленок, болтавшихся в воздухе. Впрочем, очутившись на полу, я учуяла и слабый аромат. Дивная комбинация из мочи, блевотины и шампуня от блох.

Нет, надо поскорей отсюда выбираться!

Лежа на полу с задранными ногами, я дозрела до очередной гениальной идеи. Сейчас я перевернусь на бок, а затем поползу к стене. Вроде как улитка с тяжеленным панцирем. Я снова принялась раскачивать проклятый стул, только теперь из стороны в сторону.

Едва успев осознать, что и на этот раз ничего не добилась, я услышала звон разбивающегося стекла. Точнее, окна рядом с дверью.

Сердце застряло у меня в глотке. Неужели Глен? Уже вернулся? Но ведь у него есть ключ, зачем ему разбивать окно? А если ненароком потерял ключ, не проще ли взять у портье другой, чем бить стекла?

В моей позе, то бишь ноги кверху, трудно было что-либо толком рассмотреть. Я вытянула шею, сколько могла. Кто-то караулил снаружи, дожидаясь, когда Глен свалит? О боже, ведь Лес Теннисон уже убил четверых, – может, захотел довести счет до пяти? Проследил за нами, а теперь, когда Глен слинял, собрался свершить то, чего пока еще не сделал Глен. Иными словами, позаботиться обо мне. Раз и навсегда.

Я услышала, как хлопнула входная дверь, и сглотнула, вновь ощутив вкус прелой листвы. Конечно, это непременно должен быть кто-то другой. Я закрыла глаза. Господи, молю тебя, пусть это будет она.

– Нэн! – заорала Берт, выныривая из-за кровати. – Слава богу, ты здесь!

Клянусь, моя сестричка никогда не выглядела так шикарно!

– Бедненькая ты моя, – запричитала Берт, опускаясь на колени возле меня. – Ты как?

Будто я могла ей ответить!

Пытаясь вернуть меня в сидячее положение, она воскликнула, чуть ли не радостно:

– Я ведь поняла, что ты хотела сказать! Поняла! Ты сказала «клоповник», и я сразу вспомнила об этом мотеле!

Итак, Берт снова меня усадила. Я затрясла головой, задвигала бровями, захрюкала – короче, делала все, что могла, разве что ушами не шевелила, внушая ей, чтоб вытащила затычку из моего рта.

Естественно, Берт тотчас принялась развязывать веревки, скреплявшие мои руки. Да-а, наша телепатическая связь потрясает!

– О боже, о боже, – приговаривала Берт, трудясь над узлами. Пока что, замечу, безуспешно.

Я снова захрюкала и затрясла головой.

– О-о, – протянула Берт, наконец-то сосредоточившись на кляпе. Она развязала полотенце, вынула у меня изо рта мерзкую тряпку, и – о счастье! – я смогла говорить.

– Поспеши, Берт, – прохрипела я. – Ради бога, поспеши! Он вот-вот вернется!

Побледнев, Берт с удвоенной энергией взялась за веревки, обмотанные вокруг моих рук.

– Это Глен Ледфорд, да? – спросила она между делом.

Я кивнула:

– Выходит, никуда он не съезжал из этого мотеля. – Во рту и глотке так саднило, что мне пришлось не раз проглотить слюну, прежде чем продолжить. – Скорее, Берт!

– Значит, его жена нам солгала? – спросила Берт, по-прежнему дергая за узелки.

– Вряд ли это была его жена.

– А кто же тогда?..

– Берт, умоляю! Может, потом об этом поговорим? – Я со страхом покосилась на дверь. – Скорее, прошу тебя!

Берт по-прежнему билась с узлами, но без особого толка.

– Слушай, а здесь не найдется ножа или еще чего-нибудь?.. – Берт вскочила и обвела комнату растерянным взглядом, словно всерьез рассчитывала увидеть перочинный нож на тумбочке или посреди кровати.

Я изо всех сил старалась сохранять спокойствие, но, честно говоря, когда я привязана к стулу, то нахожусь не в самом лучшем настроении.

– Берт, у него пистолет, ясно? Нож ему без надобности. А если бы поблизости был нож – неужели я бы тебе не сказала?

Берт поморгала, вслед за чем, ни слова не говоря, вновь опустилась на колени и стала яростно дергать за веревки. Спустя некоторое время я почувствовала, что они слегка ослабли. А еще я услышала вдалеке шум автомобиля.

– О боже, Берт, он возвращается!

Берт присела, как охотничья собака, и уставилась на окно.

– Но я ведь почти развязала веревки, – растерянно протянула она. Затем подскочила к окну и, приоткрыв занавески, выглянула наружу.

И от увиденного вмиг одеревенела. Правда, в следующее мгновение она уже подбежала ко мне.

– Извини, Нэн. – С этими словами Берт взялась за спинку моего стула и быстренько уложила меня опять на обе лопатки. Правда, на сей раз приземление было куда мягче, поскольку Берт не выпускала спинки стула из рук, пока я не достигла пола.

– Что, черт побери, ты делаешь? – взвыла я. Мои колени вновь взмыли ввысь. А настроение не поднялось. – Ты в своем уме?

– Тихо! – шикнула на меня Берт, сбросила свой твидовый пиджак, сгребла с пола мою куртку и торопливо напялила на себя. – Развяжешь остальные веревки, а потом звони в полицию, о'кей?

И с этими словами молнией вылетела из комнаты. Замок за ее спиной щелкнул.

Еще не придя в себя от изумления, я услышала, как на улице хлопнула дверца машины, а следом – звук взревевшего мотора. Господи! Неужели Берт меня бросила?

А это что? Еще один хлопок.

– Черт! – услышала я чей-то крик. – Как тебе удалось освободиться?

И тут до меня дошло: Берт не бросала меня – она меня спасала. Надевая мою куртку, она знала, что Глен примет ее за меня – убегающую.

Берт взяла на себя роль приманки.

Снаружи донесся топот и новая порция ругани.

– Черт тебя дери! А ну вернись! Представляете, Глен это кричал. Как будто всерьез ожидал, что она подчинится.

Снова хлопнула дверца, зарычал мотор, и невидимая машина, отчаянно визжа покрышками, понеслась прочь.

Глава семнадцатая Берт

– О боже, боже, боже, – твердил чей-то голос, пока я залезала в свой «фордик-фестиву» и заводила мотор. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы осознать: голос принадлежит мне. И, что хуже всего, – этому голосу недоставало уверенности.

Глен Ледфорд, с объемистым пакетом в руках, не спеша шагал от своей машины к мотелю. Увидев меня, он сделал стойку.

– Черт! Как тебе удалось освободиться? – заорал он, роняя свой пакет, содержимое которого рассыпалось по всей стоянке. Одна из пивных банок с громким шипением приземлилась у ног Ледфорда.

Судорожно пристегнув ремень безопасности, я дала задний ход. Ледфорд бросился ко мне. Лицо его налилось кровью. Никаких сомнений – парень в бешенстве. Секунду он бежал вровень с моей машиной, но потом я оторвалась. Изрыгнув целую обойму нецензурщины, Ледфорд развернулся и устремился к своему автомобилю.

Ура, получилось! Теперь он будет преследовать меня. И оставит в покое Нэн!

Самой с трудом верилось – чтобы я, да по доброй воле, ввязалась в настоящие гонки? Прямо как Джин Хэкман и тот, другой парень во «Французском связном». Да у меня голова кружилась даже тогда, когда я на все это смотрела в кино!

А теперь, выходит, гонятся за мной? За мной, которая трижды заваливала экзамен по вождению? Если б на моем месте была Нэн – тогда понятно: она сдала этот проклятый экзамен с первого раза. Да и когда мы были маленькими, Нэн только вскочила на велосипед – и тут же покатила. А я пересчитала все окрестные столбы и почтовые ящики, прежде чем научилась управлять этой чертовой штуковиной.

Выруливая к воротам стоянки, я увидела в зеркальце заднего обзора, что Ледфорд уже добежал до своей машины. А он, однако, шустрый – при его-то комплекции! Даже с такого расстояния я услышала, как хлопнула дверца машины. Коричневый седан задом выехал со стоянки и рванулся вперед, меж тем как я чинно глядела по сторонам, стараясь не нарушать правил.

Влившись в транспортный поток на бог знает какой улице Джефферсонвиля, я тоже набирала обороты, лавируя между машинами и беспрерывно сигналя. Допустимый предел скорости остался далеко позади. «Прошу тебя, Господи, – молилась я по пути, – пошли мне немного удачи, пусть какой-нибудь полицейский засечет меня на своем благословенном радаре и засадит в тюрьму, где я буду в целости и сохранности. И тогда, обещаю, Господи, я никогда – слышишь, никогда! – не позволю стрелке спидометра зашкалить за отметку пятьдесят миль в час!

Черт побери, да куда подевалась вся полиция?! Когда позарез необходимо попасться за превышение скорости, их днем с огнем не найдешь!

Летя на всех парах, я таращилась на дорожные знаки, пытаясь сообразить, куда меня несет. Господи, если мне и впрямь суждено участвовать в гонках, пусть уж это будет в Луисвиле. Ведь Джефферсонвиль я почти не знаю и наверняка заблужусь.

Единственное, что я знала насчет Джефферсонвиля, – это что по шоссе номер 65 можно попасть в центр Луисвиля, только вот как добраться до этого шоссе? А может, мне нужно шоссе 265? Нет-нет, то ведет в Нью-Олбани, тоже здесь, в Индиане. Мне нужен номер 65 – это точно. Точно.

Я покосилась на зеркало заднего вида. Ледфорд нагонял меня, лихо маневрируя на своем ржавом драндулете в потоке машин, так что казалось, будто те вовсе стоят на месте. Да нет, скорее дают задний ход. Я еще сильнее вдавила педаль газа.

Над головой мелькнули зеленые указатели поворота на шоссе номер 65. Я ощутила прилив надежды. Впереди уже виднелись машины, выстроившиеся в очередь в правом ряду, перед съездом на магистраль. Если я встану в эту очередь, Ледфорду останется только вылезти из своей ржавой кастрюли и пешочком подойти к моей «фестиве». И прежде чем я попаду на магистраль, он вытащит меня за волосы из машины. А он сумеет – я же его видела. Может, он и толстый, но бицепсы у него – как отборные окорока.

Если только я не найду чем отразить его удар. Я лихорадочно осмотрела салон. О, конечно, я без труда одолею Аедфорда: в моем арсенале пластиковый стаканчик, парковочная квитанция да пачка жвачки.

Я вихрем пронеслась мимо вереницы машин перед съездом на шоссе номер 65, испытывая чувство невосполнимой утраты, и свернула влево на какую-то улочку – вывеска с названием размытым пятном промелькнула мимо. Затем повернула на другую незнакомую улицу. Господи! Что мне нужно – так это добраться до более-менее приличной группы людей: тогда я смогу вылезти из машины, смешаться с толпой и попросить кого-нибудь вызвать полицию. В кино всегда так делают. Ведь не станет же Ледфорд стрелять в меня при свидетелях.

Но, впрочем… ведь сейчас воскресный вечер, а Джефферсонвиль никогда не отличался бурной ночной жизнью.

Я снова глянула в зеркальце заднего вида: Ледфорд был всего в двух машинах от меня и, подавшись влево, пытался обойти микроавтобус. Дай Бог здоровья его водителю – микроавтобус ехал аккурат посреди улицы.

Я с ветерком пролетела мимо табличек «Весенняя», «Кленовая» и «Каштановая», но, по правде сказать, не знала, побывала ли я на этих улицах или же просто миновала их названия. Можно подумать, это имело какое-то значение! Ледфорд таки обогнал микроавтобус. Теперь между нами оставалась «шеветта», битком набитая подростками. Я всем весом навалилась на педаль газа, но прироста скорости не ощутила. Никакого. О боже! Я выжала из своей машинки все, что могла.

Впереди, на фоне серого неба, возникла остроконечная верхушка церкви. В душе я понадеялась, что прихожане на вечерней воскресной службе возносят какую-нибудь молитву общего характера, охватив таким образом и мою грешную душу.

Вечерняя служба… Ну конечно! То, что надо! Где еще воскресным вечером отыщешь хорошую толпу, как не в церкви!

Ледфорд принял влево, собравшись обогнать подростков. Я выжидала до последней секунды, прежде чем свернуть к церковной стоянке. А когда свернула, то сразу заметила: она выглядит в точности как должна выглядеть автостоянка возле церкви – за вычетом машин. Боже милостивый, который час? Неужели служба уже закончилась? Судя по всему, да. Ледфорд повернул вслед за мной и, поддав газу, оказался слева от меня, после чего резко выкрутил руль вправо.

Наши машины издали мерзкий скрипучий звук, который обычно возникает, когда металлом царапают по металлу. Отлично, просто отлично! Я машинально прикидывала, покроет ли страховка такого рода повреждение, как вдруг моя машина начала вибрировать. Меня отбросило влево, и мы с Ледфордом вновь чмокнулись. Класс!

Вцепившись в руль, я попыталась выровнять ход (где-то читала, что именно так рекомендуется поступать). Естественно, машина завибрировала еще сильнее. Я снова ударилась об Ледфорда. К этому моменту я уже приближалась к дальнему краю стоянки и неслась прямиком к двум бетонным столбам, обозначавшим выезд.

Я слегка притормозила, и, представьте, моя «фестива» перестала дребезжать и благополучно пролетела между столбами, а Ледфорд вынужден был основательно сбросить газ, дабы не врезаться в один из них.

Мы снова оказались на улице – Ледфорд отставал от меня на кузов.

Признаться, я сомневалась, что сумею выдержать очередной раунд – вроде того, что мы провели на стоянке. Пока что мне везло, но я опасалась, что конец моего везения – это всего лишь вопрос времени. Позарез требовалась передышка.

Я свернула за угол, и тут – о чудо! – как по волшебству, впереди возникли золотые ворота «Макдоналдса». Поразительно, сколько информации может обработать мозг за короткое время, особенно если вы целиком и полностью находитесь во власти паники. Один автомобиль остановился возле раздаточного окошка, в то время как еще несколько спешили присоединиться к нему. К вожделенному окну вела узкая извилистая дорожка, перед рестораном делавшая резкая поворот; с одной стороны тянулась чудесная бетонная стена, так что Ледфорд вряд ли сумеет разглядеть, чем я занимаюсь. Возможно, решит, что мне просто захотелось выпить колы.

В следующую секунду я резко вывернула руль влево и, метнувшись к окошку, затормозила прямо перед динамиком. Обслуживающий персонал, вероятно, решил, что я чертовски проголодалась. А где же этот мерзавец? Прямо за мной остановилась «тойота», а за ней, слава богу, «фольксваген-жучок». Нерасторопный Глен Ледфорд был следующим в очереди.

– Добро-пожаловать-в– «Макдоналдс» – что-желаете-заказать? – скороговоркой произнес бойкий голосок.

– Вызовите полицию! – крикнула я.

– Простите? – Голосок несколько утратил свою бойкость.

– Позвоните в полицию! Мужчина в коричневой машине пытается меня убить!

Последовала короткая пауза, покуда девица переваривала сводку новостей. Лихорадочно пошарив глазами вокруг, я наконец нашла то, что искала, – огромное круглое зеркало у поворота. В зеркале красовалось отражение бойкой мисс. Светлые кудряшки, огромные глазищи – господи, да на вид ей не больше двенадцати! Я искренне понадеялась, что умственное развитие барышни хотя бы не отстает от физического.

В боковое зеркальце своей машины я увидела, как Ледфорд, высунув голову из окна, пытается разглядеть, чем я занимаюсь.

– Вызовите полицию! Я не шучу! – рявкнула я в микрофон.

Снова пауза. А потом явственно донесся смешок.

– Это розыгрыш, да? – спросила бойкая мисс и снова хихикнула. – Стефани, это ты?

Я едва сдержалась, чтобы не завизжать.

– Нет, это не Стефани! И я не шучу! Звоните в полицию – ЖИВО!

– Ну ла-адно! – радостно протянула бойкая мисс, очевидно решив продолжить забаву. – Вам фараонов на вынос или здесь покушаете? А, Стефани? – И громко расхохоталась.

Ледфорд уже вылез из машины и быстро шагал ко мне, держа одну руку в кармане брюк. Вжав до отказа педаль акселератора, я резко развернулась и пулей пронеслась мимо бойкой мисс. Когда она меня увидела, лицо ее из розового сделалось белым, а голубые глаза едва не выкатились из орбит.

Несясь по улице, я боковым зрением уловила, как Ледфорд выруливает следом. Хитер, мерзавец, – задним ходом выбрался из очереди и сразу оказался у выезда.

В мгновение ока он уже снова висел у меня на хвосте. До того близко, что в свете уличных фонарей я могла даже разглядеть выражение его лица в зеркальце заднего обзора. В двух словах, он выглядел еще более злым, а его темно-красная физиономия теперь приближалась к фиолетовому оттенку.

Над головой замелькали зеленые щиты автострады – каким-то образом я снова очутилась у съезда на шоссе номер 65. Не знаю точно почему, но на сей раз очереди не было. Выкрутив руль вправо, я на полной скорости влетела на шоссе, молясь в душе, чтобы впереди не возникло никаких дорожно-транспортных происшествий, создающих пробки. А если уж будут – пускай рядом окажутся копы. При полном боевом снаряжении.

Я мечтала хоть краешком глаза увидеть полицейскую униформу – что доказывает, сколь изменчивы человеческие чувства. Сейчас я бы обрадовалась даже Гецманну – да что там, сгодился бы самый завалящий постовой!

По счастью, мост, соединяющий Джефферсонвиль с Луисвилем, оказался пуст. Мимо со свистом пролетали бетонные опоры и фонари, а Ледфорд неумолимо приближался.

Бац!

О боже! Моя машина совершила неожиданный бросок вперед, а в шею впился подголовник. Аж искры из глаз посыпались.

Ледфорд таранил мою машину!

Баммм-с!

Меня снова отбросило назад. Черт, а ведь больно! Если выберусь из этой переделки живой, меня ждет нешуточная мигрень. И вообще, я не в лучшей форме, чтобы долго такое выдерживать. Я оглянулась: Ледфорд слегка отстал, чтобы, набрав скорость, снова ударить мне в бампер.

Ой – ой-ой! Пора с этим кончать. У моей «фестивы» есть одно достоинство: благодаря своим небольшим размерам она гораздо маневреннее большинства машин. И уж точно даст сто очков вперед «доджу» Ледфорда. Нырнув в сторону, я – сама себе удивляясь, – опустила окошко и показала Ледфорду кукиш.

Святые небеса, а у этого человека короткий фитиль! Углядев мой невинный жест, Ледфорд еще пуще побагровел.

Я решила, что самое время сматываться. Мы как раз миновали плакат «Добро пожаловать в Кентукки!», когда я нажала на газ и рванула вперед.

Толстяк, должно быть, навалился на собственную педаль газа всем своим весом. Он летел прямо на меня и уже почти достиг моего бампера, когда я внезапно затормозила и одновременно выкрутила руль вправо. Наши автомобили едва соприкоснулись, после чего моя «фестива» развернулась на сто восемьдесят градусов и остановилась. Зато Ледфордов «додж», слегка царапнув мою машину, уже в следующую секунду, не успев затормозить, врезался в бетонный столб.

Раздался тошнотворный лязг. А затем все внезапно стихло.

С минуту я неподвижно сидела, отупев от головной боли, и со страхом ждала, что Ледфорд заведет мотор и снова набросится на меня. Потом оглянулась на его машину. Из-под капота поднимался какой-то странный дымок, а сам капот напоминал аккордеон. Ветровое стекло было разбито. Внутри – никакого движения.

Я задумалась: а все ли в порядке с Ледфордом? Но ведь он наверняка пристегнулся ремнем. Разве кто-нибудь устраивает гонки, не пристегнувшись?

Я выбралась из машины и медленно двинулась к его дымящемуся драндулету. В воздухе ощущался какой-то резкий запах – может, радиаторная жидкость? Я осторожно подошла ближе, готовая метнуться к своей машине, если Ледфорд бросится за мной.

С пассажирской стороны отсутствовало стекло. Я заглянула внутрь. Глен Ледфорд неуклюже завалился набок, на лбу у него зияла кровоточащая рана. При виде крови мне стало не по себе. Правая рука Ледфорда была согнута под немыслимым углом, а левая покоилась под приборной доской. Ног мне видно не было – приборная доска лежала у него на коленях. О господи, плохи, кажется, дела. Тут не обойтись без автогена.

Вероятно, мне следовало побеспокоиться насчет пистолета, но его в поле зрения не было. И потом, увидев, в каком состоянии Ледфорд, о пистолете я даже не вспомнила. Дернула за дверцу, пытаясь ее распахнуть, но безуспешно. Ледфорд открыл глаза и щурясь посмотрел на меня; по лицу его струилась кровь.

К горлу моему подступила тошнота, на несколько секунд я отвела взгляд в сторону. А когда повернулась обратно, Ледфорд силился заговорить. Я наклонилась, ожидая услышать что-то вроде «Помогите» или «Позовите врача». Но он прошептал:

– Ты… чертова… сука.

Услышав такое, невольно подвергнешь сомнению идеи Добрых Самаритян.

Ледфорд снова зашевелил губами:

– Ты… обошлась мне… в полмиллиона долларов.

– Я – что? – захлопала я глазами.

Ледфорд нахмурился, словно его злила необходимость отвечать. А может, он думал, что я с ним спорю.

– Ты… и тот, кто оставил ключи… в этой поганой… «фестиве».

Насчет ключей я поняла. Он действительно считал, что Нэн угнала от мотеля машину. Я решила, что сейчас не время сообщать Ледфорду, что это моя машина. И что вообще-то я Берт, а не Нэн. Кроме того, мне хотелось послушать про деньги. Вот я и спросила:

– Что ты там говорил насчет денег?

Магическое слово вмиг привело его в чувство. Глаза Ледфорда распахнулись и уставились на меня.

Изучал он меня долго, явно что-то обдумывая. Затем, очевидно решившись, сказал:

– Еще… не поздно. – Голос его неуклонно крепчал. Может, он не так уж сильно пострадал? Хотя вряд ли полезно уронить себе на колени мотор. – Я… с тобой… поделюсь.

Что-что? Если я все верно поняла, Ледфорд предлагает поделиться со мной суммой в пятьсот тысяч долларов. Может, Добрые Самаритяне не так уж ошибаются?..

– Тебе надо только… встретиться с Симсом в Бельведере, – продолжал Ледфорд. – В десять вечера.

Только-то? И таким образом я заработаю кучу денег? То же самое он говорил мне по телефону – за исключением одной маленькой, но существенной детали.

– Симс? – переспросила я. – Какой такой Симс?

Ледфорд снова нахмурился. Кажется, его раздражало, что приходится все мне разжевывать.

– Эллиот Симс. Гад, который убил моих предков.

Я недоуменно уставилась на него. Эллиот Симс убил Сандерсенов? Рискуя повториться, я снова спросила:

– Кто такой Эллиот Симс?

Представляете, Ледфорд буквально выкатил на меня глаза за своими роговыми очками. Как будто я бессовестно испытывала его терпение.

– Лес Теннисон, – злобно буркнул он. – Он сменил имя… переехал в Коридон.

Боже мой! Коридон – маленький городок в Индиане, всего в часе езды от Луисвиля. И Теннисон все время там жил? Так близко от нас?

На минуту Ледфорд закрыл глаза. А когда снова открыл, то продолжал:

– Этот мерзавец открыл фирму по изготовлению формочек для льда…

Он, наверное, шутит? Формочки для льда? Я не ослышалась? Ледфорд утверждает, будто хладнокровный убийца нашел себя в производстве формочек для льда?

– …и разбогател.

Теперь голос Ледфорда окончательно окреп. Он явно откуда-то черпал энергию. Вероятно, силы ему придавала мысль о полумиллионе долларов.

– Ты только возьмешь у него деньги… и принеси мне. Я дам тебе четвертую часть.

Ну еще бы! Глен Ледфорд даст мне четверть тех денег, которые получит от шантажа Симса, сразу после чего я, по всей вероятности, последую за Расселом и Элис Мурмен. Какая чудесная бизнес-перспектива! Спасибо, но я, пожалуй, воздержусь.

Я огляделась вокруг. Но где же полиция? Мимо нас проехали несколько легковых машин и один грузовик, водитель которого что-то бубнил в радиотелефон. Кто-нибудь собирается уведомить полицию о происшествии?

Может, мне самой съездить сообщить? Но как-то не хотелось оставлять Ледфорда одного.

Даже в таком состоянии Ледфорд, очевидно, заметил, как рыскают по сторонам мои глаза, но он почему-то решил, что я всего лишь притворяюсь равнодушной, дабы с ним поторговаться.

– Ладно, – с отвращением сказал он. – Я… дам тебе треть, идет? Это ведь справедливо. Вы двое… заработали их… ты и твоя сестра.

Умел-таки гад привлечь мое внимание.

– Мы – что?

Толстяк застонал, затем попытался устроиться поудобнее, придерживая здоровой рукой руль. Издав очередной стон, он обмяк и посмотрел на меня.

– Вы двое… именно вы заставили в конце концов Симса нам поверить, – пробормотал он. Силы Ледфорда стремительно убывали – теперь он то и дело переводил дух. – Когда Рассел сказал Симсу, что мы знаем все насчет… убийств, Симс повел себя… как будто… не имел понятия… о чем мы говорим.

Я смотрела на Ледфорда, чувствуя, как по спине крадется холодок. Так каким же образом братцы убедили Симса, что они в курсе дела?

– Это была… затея Рассела, – продолжал Ледфорд с тенью улыбки на лице. – Рассел вообще был умный… сказал Симсу кое-что, о чем тот… должен был помнить… с тех времен, когда мы… были детьми. Мы с Расселом… это очень хорошо помнили… сестер-близняшек, которые с нами сидели… давно.

Даже несмотря на боль, его глазки хитро блеснули.

– В общем, Рассел убедил Симса… что вы двое… стоите за всем этим делом. Убедил этого идиота, что вы узнали, кто такой Симс… и придумали насчет шантажа.

Ей-богу, если бы этот человек не лежал тут, истекая кровью, я бы выбила из него дурь. Мыслимое ли дело! Этот недоумок вместе с братцем наплел убийце, будто мы с Нэн его шантажируем!

Ледфорд торопливо продолжал, голос его звучал все слабее:

– Вас оказалось нетрудно… найти… ведь ты выступаешь по радио… и живешь рядом с сестрой.

У меня так и чесался язык сообщить ему, кто где выступает, – просто чтоб поглядеть на остолбенелое выражение его лица, но мерзавец продолжал:

– Рассел сказал Симсу, что докажет… будто это вы за всем стоите. Велел ему понаблюдать, как он подойдет к одной из вас… на перекрестке, чтобы обсудить дела.

Вон что… Перед моим мысленным взором явственно возникла картинка: я стою на углу рядом с Расселом Мурменом и он выглядывает кого-то через дорогу. Так вот, значит, как было: Рассел Мурмен доказывал убийце, что действительно знаком с нами. Боже мой!

Ледфорд слабо хихикнул и тут же закашлялся.

– Рассел такой… мозги у него были что надо. И до чего эти мозги его довели?

Ледфорд снова закашлялся, лицо совсем побелело. Разговоры окончательно лишили его сил.

– Ты лучше помолчи, – посоветовала я и снова огляделась по сторонам. Издалека наконец-то донесся вой сирены.

Слава богу, кажется, полицейские уже в пути. Или хотя бы «скорая помощь». Судя по виду Ледфорда, лучше бы они поспешили.

Очевидно, Ледфорд тоже услышал сирену. Он еще раз попытался приподняться, но тут же со стоном сдался. Закрыл глаза, облизнул пересохшие губы и едва слышно прошептал:

– Забери деньги… В Бельведере… в десять. – Снова закашлявшись, он схватился за грудь и закрыл глаза. – Встретишься… с Эллиотом Симсом… Я отдам… тебе… половину.

Однако! Моя доля все растет!

Впрочем, сколько бы Ледфорд ее ни повышал – какое это имеет значение? Мертвецы, как я заметила, обычно много не транжирят.

Я покачала головой:

– Нет, не пойдет.

Но Ледфорд меня уже не слышал – он потерял сознание.

Глава восемнадцатая НЭН

Еще каких-то десять минут – и я была бы свободна. Я уже почти справилась с веревками вокруг плеч и запястий – что не так-то просто, когда лежишь на спине, примотанная к стулу, – и принялась за узлы на лодыжках, когда в комнату ворвалась Берт, по пятам за ней следовал полицейский. Видимо, раздобыли ключ у плюгавого управляющего, поскольку коп не стал вышибать дверь ногой и не полез в разбитое окно. А вот в кино именно так обычно и поступают. Оказывается, в реальной жизни полиция действует не столь эффектно.

Я уже упоминала, что немножко неловко говорить «здрасьте» незнакомому мужчине, лежа на спине, с задранными ногами? Именно поэтому всегда хожу к женщине-гинекологу. Тем не менее я вежливо сказала:

– Привет!

Берт бросилась ко мне и тут же опустилась на колени. Очевидно, чтобы увидеть мой гневный взор в ответ на свой возглас:

– Нэн, ты до сих пор связана!

Представьте, я это заметила.

– Я была уверена, что ты сумеешь развязаться, – продолжала Берт. – Честное слово! Мне и в голову не пришло, что ты не справишься.

Согласна, тут я сама виновата. С самого начала следовало напомнить ей, что в летнем лагере – куда мы ездили, когда нам было по четырнадцать, – я прогуляла все до единого занятия по вязанию и плетению макраме. Вместо этого занудства я торчала в бассейне и целыми днями флиртовала со спасателем. Тогда подобное времяпрепровождение казалось мне куда более увлекательным. Теперь же я, конечно, поняла, что спасатели приходят и уходят, а ловкость рук остается с тобой навсегда.

– Все нормально, – успокоила я Берт.

И в общем-то, не солгала. Ну разве что слегка преувеличила, но ведь Берт рисковала жизнью ради моего спасения, так что не стоило особенно сетовать, что она не нашла времени меня развязать.

Пока симпатичный полисмен – правда, чересчур молодой для меня (да, да, вот такая я легкомысленная, но что поделаешь – машинально заметила), – поднимал меня и расправлялся с последними веревками, Берт деловито рассказывала обо всем, что произошло с момента нашей последней встречи.

На мой взгляд, во время этих чертовых гонок она могла шесть или семь раз погибнуть. Уж мне-то доводилось наблюдать Берт за рулем, и я знаю, какой она «искусный» водитель. Меня ничуть не удивило, что ее «фестива» теперь смахивает на консервную банку, смятую и готовую к переработке.

– Но все равно ездит! – с гордостью заявила Берт. – Попозже заберу ее из полиции!

Я постаралась изобразить восторг по поводу того, что сестре представится возможность прокатиться через весь Луисвиль на драндулете, который выглядит так, будто по нему прошелся слон. Куда больше меня порадовало, что Берт рассказала полицейским, прибывшим на место аварии, о намеченном свидании в Бельведере. И что нескольких стражей закона тотчас отрядили туда, дабы перехватить этого Эллиота Симса вместе с его денежками.

Юный полицейский наконец-то даровал мне свободу и тут же перебил излияния Берт:

– Мне приказано доставить вас обеих в участок.

И мы отправились в полицию. На полицейской, разумеется, машине.

Может, малые детишки и обрадовались бы поездке в автомобиле с мигалками, но нам с Берт почему-то пришлись не по душе темные пятна, которыми были заляпаны сиденья. О природе этих пятен мне даже не хотелось гадать. Если это кровь, то бедолага, из которого она вылилась, вряд ли выжил. Если моча или блевотина – то, как я уже сказала, лучше не гадать.

Берт наслаждалась не меньше моего. Вдоволь наглядевшись на таинственные пятна, она скривила губы и уставилась на огромную заплату из черного скотча, красовавшуюся на сиденье между нами. Под скотчем угадывалась солидная дыра. Видимо, ее оставил предыдущий пассажир, пытавшийся сделать подкоп.

Или же то был член местного собачьего патруля, не усвоивший уроки послушания. Что, кстати, могло объяснить и загадочные пятна.

Решетка, отделявшая нас от водителя, поросла щетиной ржавчины и, когда мы проезжали под уличными фонарями, отбрасывала зловещую тень. Такое впечатление, будто нас с Берт запихнули в старую проволочную корзину. Ручки на дверцах отсутствовали, что тоже не прибавляло оптимизма. В случае чего – из машины нам не выбраться.

– О боже, – вздохнула Берт, – только б никто из знакомых не увидел. А то еще подумают, будто нас арестовали.

Сестра сползла было на сиденье, дабы любопытные прохожие могли углядеть лишь ее макушку, – но на полпути вниз вдруг круто изменила свое решение. Видимо, из-за ароматов, которые я и сама учуяла, когда потянулась помассировать натертые веревкой лодыжки.

Сморщив нос, Берт снова выпрямилась и, вероятно, чтобы отвлечься от случайных прохожих, принялась рассказывать обо всем, что узнала от Глена. А узнала она немало. Как Рассел придумал шантажировать типа по имени Эллиот Симс, а Глен подхватил эстафету. И никакой это на самом деле не Симс, а Лес Теннисон, убивший его родителей. И все эти годы злодей скрывался в Индиане, зарабатывая большие деньги.

– Хладнокровный убийца находит себя в изготовлении лоточков для льда? А что, логично.

Я ожидала, что Берт хотя бы улыбнется, но она продолжала:

– Втянуть нас с тобой в эту историю – тоже идея Рассела. – И объяснила все по порядку. – Если верить Глену, Симс убил не только Сандерсенов – он также расправился с Расселом и бедняжкой Элис.

– Знаешь, отчасти я этого Симса могу понять, – задумчиво произнесла я. – Видит бог, за такую «гениальную идею» я бы Рассела и сама порешила. Но зачем ему понадобилось убивать Элис?

– Не знаю, – печально покачала головой Берт.

– Ведь если Элис сказала нам правду, она понятия не имела о делах мужа. Так зачем Симсу было ее затыкать?

Я нагнулась и снова потерла лодыжки, предварительно задержав дыхание, – наслаждаться чудными ароматами не хотелось.

– Но как вообще братцы узнали, кто такой этот Симс? – спросила я, распрямляясь.

Берт снова покачала головой. Судя по всему, фонтан новостей иссяк.

– Невероятно! Ты выяснила все это буквально за несколько минут, а я провела в компании толстяка уйму времени, и он не рассказал мне и половины того, что поведал тебе.

Берт пожала плечами:

– Пожалуй, когда хочешь вытянуть из кого-либо информацию, полезно пустить ему кровь.

Надо будет взять на заметку.

К тому времени, когда машина остановилась у подъезда полицейского управления, мы с Берт успели все обсудить и к встрече с симпатягой Гецманном были готовы.

На двери по-прежнему значилось: «Отдел по расследованию убийств». Плюхнувшись в знакомое металлическое кресло, я пережила несколько неприятных мгновений. Едва мы начали рассказ, Гецманн присел напротив и не мигая уставился на нас. Я ждала, что детектив отпустит очередную колкость насчет погони за скандальной славой, но он лишь молча пялился. Пару раз провел по своему «ежику» и потер переносицу, но главным образом просто слушал. А когда мы закончили, буркнул:

– Симс пока что не объявился. Мне звонили как раз перед вашим приездом. Никто с пакетом в Бельведере не замечен.

У меня засосало под ложечкой. Сейчас Гецманн скажет, что мы снова разбазариваем его драгоценное время.

– Понимаю: вы считаете, что я оплошал. Но, черт возьми, откуда нам было знать, что Рассел Мурмен в детстве носил фамилию Сандерсен и что его гибель как-то связана с убийством, совершенным много лет назад?

Мы с Берт переглянулись. Болван всех Болванов вроде как оправдывается?

– Поймите, – продолжал Гецманн, – когда мы нашли Мурмена, при нем не было никаких документов. Только к ночи пятницы удалось установить его имя и фамилию, и не было никаких оснований копать дальше.

Не знаю, как Берт, но я с трудом сдержала торжествующую улыбку.

Гецманн подался вперед, сложив мясистые ручищи на столе.

– Не волнуйтесь, мы схватим этого Симса, появится он в Бельведере или нет. У нас есть его словесный портрет, и мы уже послали за его женой.

Я встрепенулась. Женой? Так Симс женат? Не знаю, что меня так удивило. Ведь если человек – убийца в бегах, это еще не значит, что он не может заводить романы. И что в один прекрасный день не встретит особу, которая оценит его по достоинству.

На квадратной физиономии Гецманна застыло выражение холодной решимости.

– Еще до вечера Симс окажется у нас!

Я кивнула и на сей раз улыбнулась. И продолжала улыбаться, пока Гецманн не попросил еще раз повторить наш рассказ. Тут уж веселье напрочь стерлось с моего лица.

Берт дошла до эпизода у «Макдоналдса», когда из коридора послышался шум. Застекленная дверь отдела убийств была неплотно прикрыта, так что мы слышали каждое слово.

– А ну отпусти меня, громила! Отпусти, говорю! – кричал женский голос. – Я же сказала, что явлюсь добровольно, и я это делаю! Так что убери от меня свои грязные лапы!

Разом обернувшись, мы с Берт уставились через стекло и от увиденного едва не подпрыгнули.

Это была Максина из мотеля «Блуберри-Хилл». Узнать ее было нетрудно, хотя из брюнетки она сделалась блондинкой. Волосы, может, и изменились, но лицо осталось прежним – особенно грим. И на ней снова был рыжеватый дождевик, из-под которого выглядывал малиновый свитер с аппликацией-медвежонком, а также линялые джинсы и золотистые босоножки на четырехдюймовых каблуках. Я уже говорила, что не перевариваю каблуки с джинсами?

А еще, по случаю прохладной погоды, дамочка напялила колготки. Это сразу бросалось в глаза, ибо Максина надела колготки с черными носками, гордо торчавшими из туфель. Такое впечатление, будто окунула ступни в жидкий шоколад.

– Я сказала, от-пус-ти! – орала она, вырываясь из рук полисмена. – Нечего вести себя так, будто поймал Джека Потрошителя!

Берт повернулась к Гецманну:

– Вы разыскали миссис Ледфорд? Неужели по дороге сюда я забыла ей сказать, что Глен утверждал, будто не женат? Не припомню. А если сказала – значит, в одно ухо влетело, в другое вылетело.

Гецманн нахмурился:

– Это не миссис Ледфорд, Это Максина Симс.

Разинув рты, мы уставились на него. А затем, как по команде, повернулись и вытаращились на Максину.

– Я все вам расскажу про Эллиота. И вот это покажу! – кричала Максина, Тут я заметила, что в руке она сжимает пачку газетных вырезок. – И вы ни к чему меня не принуждаете! Я сама хочу, чтобы вы узнали, кто такой на самом деле мой муж. Потому что я хочу, чтобы вы меня защитили! – Она сделала широкий жест, охватывая всех полицейских, находящихся в поле зрения, – Хочу, чтобы вы все меня защитили!

Почему-то я усомнилась, что вся полиция Луисвиля будет придана в личную охрану к Максине, но она, похоже, на это рассчитывала.

– Эллиот сказал, что, если я когда-нибудь его предам, он убьет меня, как и всех остальных, и пускай он тогда был в стельку пьян – я все равно поверила! Иначе зачем бы я оставалась с этим вонючкой, после того как он стал меня поколачивать? Я боялась – вот почему!

Максина яростно размахивала своими вырезками, блуждая взглядом по сторонам, как вдруг узрела нас с Берт.

На мгновение она лишилась дара речи. Даже попятилась на своих ходулях, а затем выдохнула:

– Ну и ну! Значит, эта парочка и впрямь участвовала в деле! – Она повернулась к стоящему рядом копу. – Вы с них глаз не спускайте! Эти соврут – недорого возьмут. Заставили-таки меня поверить, будто ничегошеньки не знают.

Ну спасибо тебе, Максина, за отличную характеристику. Краем глаза я покосилась на Гецманна – проверить, возымели ли действие ее откровения. Он в упор смотрел на меня, и на его квадратной физиономии отсутствовало всякое выражение.

Когда я снова повернулась, Максина уже входила в дверь.

– Ага, значит, они вас замели! И поделом! Шантаж – это, знаете ли, преступление! – Она приосанилась и глянула на Гецманна: – Вы с ними построже. Нельзя верить ни единому их слову!

Минуточку! И это говорит женщина, которая наплела нам, что она жена Глена Ледфорда, они, мол, разводятся, а Глен съехал из мотеля «Блуберри-Хилл»? И эта прожженная лгунья заявляет, что нельзя верить нам? Я уже открыла рот, дабы указать Максине на эту маленькую оплошность, но Гецманн опередил меня.

– Вы знали насчет шантажа? – спросил он Максину.

Та вздернула подбородок:

– Ну… слышала. От Глена и Рассела, разумеется. Говорила я им, что это глупая затея, что с Эллиотом лучше не связываться… ведь он убийца и столько лет умудрялся скрываться от полиции. Вы только посмотрите… – Она шагнула вперед и вывалила на стол кипу вырезок. – Однажды, когда Эллиот напился и стал мне угрожать, я… в общем, слегка испугалась. Ну и задумалась: а правду ли он говорит? И прямо на следующий день, пока он был на работе, обшарила все его вещи. И вот – вы только поглядите, что я нашла!

Вырезки я узнала сразу. Еще бы! Во время недавнего визита в библиотеку мы с Берт вдоволь на них нагляделись сквозь глазок проектора. Правда, вырезки Максины изрядно пожелтели, а некоторые находились в стадии полураспада. Но заголовки были те же самые.

Гецманн бегло пролистал газетные статьи, а затем вскочил – куда проворнее, чем можно было ожидать при его габаритах.

– Нам нужно записать ваши показания! – прорычал он, в упор глядя на Максину. – Пойду позову стенографистку.

Я отметила, что он плотно прикрыл за собой дверь.

Может, я ошиблась, но у меня возникло стойкое подозрение, что Гецманн отправился вовсе не за стенографисткой, а туда, откуда мог без помех видеть и слышать нас. На стене справа от меня висело массивное зеркало в раме, и я была уверена, что зеркальце с секретом. Наверняка Гецманн оставил нас наедине с Максиной, чтобы послушать, о чем мы будем говорить.

Максина его не разочаровала: едва Гецманн скрылся из виду, она коршуном налетела на нас с Берт.

– Ха-ха, надеюсь, теперь вы довольны? Кабы не затеяли весь этот шантаж, мы бы сейчас не сидели здесь и не гадали, где этот мерзавец Эллиот!

Берт нахмурилась:

– Послушайте, вы совершаете большую… Но Максина не позволила ей продолжить:

– Расселу с Гленом надо было разобраться с Эллиотом так, как я им советовала! – Она присела на край стола Гецманна, закинула ногу на ногу и злобно уставилась на нас.

– Вы хотели, чтобы они… они… – Берт никак не могла выговорить это слово, так что я подсказала:

– …избавились от вашего мужа?

Максина покосилась на дверь, словно желая убедиться, что она надежно закрьпа, а затем доверительно подалась к нам. Очевидно, ей не пришло в голову, что нас могут подслушивать.

– Ну конечно! – понизив голос, воскликнула она. – Или вы думаете, я просиживала задницу в библиотеке, отыскивая этих братцев, только для того, чтобы они поклянчили у Эллиота деньжат?

Ага, вот вам и «Ким Бейсингер» из библиотечного талмуда.

– Даже встречалась с их дурой теткой, – продолжала Максина, распаляясь с каждой минутой. – Пришлось сказать ей, что я из какого-то бюро по опеке, надо, мол, выяснить их новые имена и адреса. Черт возьми, я-то была уверена: стоит только сказать братцам, что Эллиот убил их предков, и они тут же, не задумываясь, избавят меня от него.

Мы с Берт переглянулись. Вот откуда братья узнали, кто такой на самом деле Симс! Помогла любящая женушка убийцы.

– Наконец-то мне выпал шанс раз и навсегда отделаться от этого мерзавца! – Максина гневно зыркнула на нас. – И тут вы все испортили!

Я уже порядком утомилась слушать обвинения в том, чего я не делала. Да еще из уст особы, которая открыто призналась, что спланировала убийство собственного мужа.

– Максина, – заговорила я, – Глен и Рассел вам солгали. Мы с Берт никого и никогда не шантажировали.

Но та лишь расхохоталась мне в лицо:

– Ну еще бы! Ясное дело. Может, по-вашему, и Папа Римский не католик, а?

– Максина, – предприняла я еще одну попытку, – послушайте меня. Это Глен с Расселом все…

– Рассел! – снова перебила она, с сожалением качая головой. – Только не говорите мне о Расселе! – Это имя она выплюнула с презрением. – И не надо винить меня в том, что с ним случилось!

Интересно. Кажется, для нее это больная тема. Может, если слегка поднажать, она выложит нам больше, чем собиралась?

– Видите ли, Максина, – неторопливо заметила я, – если бы вы не сказали Глену и Расселу, кто такой Эллиот, Рассел, возможно, был бы сейчас жив и…

– Ну нет! – ощетинилась Максина и так яростно затрясла головой, что локоны захлестали по щекам. – Уж это вы мне не шейте! Рассел сам виноват. Знаете, что он мне сказал? Какой, говорит, мне прок от смерти Эллиота? Ну так я вам скажу, какой прок! Прикончил бы Эллиота, сам был бы жив, вот так!

– Не говоря уже об Элис, – вставила Берт. Лицо миссис Симе налилось кровью.

– И тут я ни при чем! – Она нервно отбросила прядь волос со лба. – Сами знаете, я пыталась связаться с Гленом, едва увидала по телику, что стряслось с Расселом. Даже за одной из вас следила – надеялась, что приведете меня к нему.

Стало быть, Максина не только «Ким Бейсингер», но еще и хрипатый голос, что говорил с Берт по телефону, и та тетка в рыжем плаще, которая таскалась за Берт. До чего же разносторонне одаренная женщина!

– Черт побери! – продолжала она. – Вы даже засекли меня в том чертовом мотеле, когда я искала зацепку, чтобы выйти на Глена. Разве это не доказывает, что я пыталась помочь? Но ведь не могла же я всю дорогу только его поисками заниматься! Пришлось вернуться в Коридон, а не то Эллиот заподозрил бы что-нибудь.

Миссис Симс энергично задрыгала ногой в золотой босоножке.

– Но я правда пыталась сообщить Глену. Я-то понимала: раз уж Эллиот проведал, что есть люди, знающие его подноготную, – он не остановится, пока всех их не уничтожит. Он такой – подлый и безжалостный. Я хотела, чтоб Глен понял: Эллиот никогда ему не заплатит! И ему надо разделаться с Эллиотом, прежде чем Эллиот разделается с ним! – Скрестив руки на груди, Максина одарила нас самодовольной улыбкой. – Так что, сами видите, из вашей затеи с шантажом ничего бы не вышло!

Берт сделала глубокий вдох.

– Поймите же, – процедила она сквозь зубы, – это была не наша затея. И мы вовсе не арестованы. А всего лишь даем показания, как и вы.

Максина разинула густо напомаженный рот:

– Вы не арестованы?

Как ни странно, в эту секунду вошел Гецманн, и последние слова Максины не ускользнули от его внимания.

На мой взгляд, именно Гецманну стоило ответить на вопрос миссис Симс. Возможно, выслушав ее, он решил, что мы с сестрой все-таки в этом замешаны?

Напряженная пауза тянулась и тянулась; мы с Берт невольно подались вперед, с замиранием сердца ожидая, что же скажет Гецманн.

Глава девятнадцатая Берт

Не знаю, как насчет Нэн, но лично у меня к тому моменту, когда детектив Гецманн наконец заговорил, все внутри пылало так, будто я горящих угольев наглоталась. Мы с Нэн подались вперед и буквально впились в полицейского взглядом. При таком накале страстей логично было ожидать, что Гецманн произнесет что-нибудь судьбоносное. Однако он, не поднимая глаз, буркнул:

– Запишем сейчас ваши показания, всех троих. Только стенографистку дождемся.

И это все? Нэн заметно расслабилась. Кажется, ее не очень заботило, что Гецманн скажет, лишь бы не прозвучало слово «арест».

Ни я, ни сестра не стали напоминать, что как раз за стенографисткой Гецманн вроде бы и выходил. Решили, что незачем заострять на этом внимание. Но Максина была другого мнения. До появления Гецманна она сидела на краю его письменного стола, нога на ногу, однако, едва он открыл дверь, проворно вскочила.

– Ну и ну! – воскликнула она. – Как же трудно найти стенографистку! Да вы столько ходили, что могли за это время нанять ее через агентство!

Гецманн вдруг сделался очень занятым, принялся деловито шуршать пожелтевшими вырезками Максимы и будто бы забыл ей ответить.

Но не тут-то было! Максина оказалась не из тех, кто позволяет себя игнорировать. Подбоченясь, она гневно уставилась на Гецманна:

– Я так поняла, эти двое из ларца, одинаковых с лица, не арестованы? И вы намерены их отпустить, несмотря на то что они заварили всю кашу с шантажом?

У меня ком встал в горле. Не слишком ли рано мы расслабились?

– Их рассказ подтвердил Глен Ледфорд, – невозмутимо отозвался Гецманн, мельком глянув на Максину. – Перед тем как его увезли в операционную, он дал показания.

– И вы верите Глену?! – с сарказмом воскликнула Максина. – Да он же распоследний брехун!

Рыбак рыбака видит издалека, так и вертелось у меня на языке, но я промолчала. Гецманн и глазом не моргнул.

– К тому же мы обнаружили в квартире мистера Ледфорда записи, подтверждающие его показания.

Мы с Нэн переглянулись. Шпаргалка! Полицейские нашли записку, которой Глен пользовался, чтобы не забыть свои угрозы. Я с трудом сдержала улыбку.

Ну разве глупость не замечательное качество?

Кстати, о глупости… Максина яростно топнула ножкой:

– Надеюсь, вы не станете верить всему, что скажет Глен? Ведь он врет как сивый мерин. Грош цена его словам!

Я, конечно, понимала, почему Максина настаивала, что Глену нельзя верить. Она боялась, что тот уже поведал полиции, как именно она натравила их с Расселом на своего мужа. А подстрекательство к убийству – это, между прочим, уголовно наказуемое деяние.

Гецманн сверлил Максину взглядом.

– Если мистер Ледфорд все время врет, почему же вы поверили его словам насчет шантажа? – сухо спросил он.

Максина уставилась на детектива, беззвучно шевеля губами, наконец фыркнула:

– Очень в духе фараонов! Вечно переврут твои слова!

Представьте себе, обращалась она к нам с сестрой, будто в расчете на нашу поддержку. И это после всех ее гневных требований засадить нас за решетку? Держи карман шире!

– Это ж надо! – не унималась Максина. – Тут стараешься принести пользу, добровольно заявляешься в полицию, чтобы исполнить свой гражданский долг, – и что получаешь взамен? С тобой обращаются, как с дерьмом!

Тут Гецманн почему-то решил нас разлучить – меня и Нэн оставил на месте, а Максину отправил в сопровождении полицейского куда-то дальше по коридору.

Наконец появилась тощая дама с кислой физиономией и портативной пишущей машинкой. Мы с Нэн в который раз повторили свои показания, и на том нас отпустили.

Мы до того вымотались, что по дороге домой почти не разговаривали – сидели как истуканы на заднем сиденье патрульной машины, тупо уставившись прямо перед собой. За рулем был все тот же юный полисмен, который доставил нас в управление. Он и сам выглядел уставшим.

Бурые пятна и рваная обивка, разумеется, никуда не делись. Но теперь мне было все равно – настолько я выдохлась. Если соседи увидят, как в пять утра мы выгружаемся из полицейской машины, – ну и на здоровье. Гецманн мог бы отконвоировать нас хоть под дулом пистолета – да ради бога, лишь бы попасть домой.

– Ну вот, все закончилось.

– Ничего не закончится, Берт, – возразила Нэн, – пока полиция не поймает Эллиота Симса.

– В смысле, Леса Теннисона, – уточнила я. Пожав плечами, Нэн равнодушно уставилась в окно:

– Симс, Теннисон – какая разница. Этот тип так меняет шкуры, что полиция еще долго может его искать.

– Ну, по крайней мере для нас вся эта кутерьма закончена. Полиции мы больше не понадобимся – у них есть Глен Ледфорд и Максина, вот пускай и разбираются. Наверняка Симса вот-вот схватят.

Говорила я очень убежденно, но в душе… Если по правде, мысль, что на свободе разгуливает убийца, полагающий, пусть и ошибочно, будто мы с Нэн пытались шантажом вытянуть из него полмиллиона долларов, не вселяла особого оптимизма. Почему-то мне казалось, что Симс, где бы он ни был, сейчас не в лучшем расположении духа.

– Ну конечно, он и глазом не моргнет, как окажется за решеткой, – добавила я, ожидая, что Нэн со мной согласится, но она молчала.

Сидела и тупо смотрела в окно.

В домах зажигались огни, навстречу нам попалось несколько автомобилей. Луисвиль пробуждался ото сна.

– Уверена, – повторила я, – Симсу далеко не убежать. – И с напускной беспечностью прислонилась к дверце, желая опереться на подлокотник.

А подлокотника-то не было.

Рука моя соскользнула, и я нырнула вперед, чуть не расквасив себе ухо.

Юный полицейский метнул на меня в зеркальце встревоженный взгляд. Наверное, испугался, что я лишилась чувств от перенапряжения. Только этого не хватало! Я хотела было одарить паренька любезной улыбкой – дать понять, что не обижаюсь: подумаешь, нет подлокотников и дверных ручек, – эка беда! Но, поразмыслив, решила, что и так привлекла к себе слишком много внимания.

Нэн и без того оставила в покое свое окно и теперь сверлила меня взглядом. Будто недоумевая, что я такое вытворяю.

Я отвернулась с независимым видом.

К счастью, тут мы выехали на бульвар Наполеона. Когда впереди замаячили огоньки нашего жилища, Нэн тихонько вздохнула.

Несколько мгновений спустя полисмен открыл нам дверцу и напутствовал на прощание:

– Будьте осторожны!

– Постараемся, – хмуро буркнула Нэн, и мы дружно зашагали к моему крыльцу.

– Думаю, вдвоем нам будет спокойнее, правда? – сказала Нэн.

Могла бы и не спрашивать. Когда я была здесь в последний раз, то лихорадочно носилась по дому в поисках сестры. И пока что была не готова выпускать ее из виду.

На верхней ступеньке крыльца Нэн по-прежнему стояли две чашки, и выглядели они до боли сиротливо. У меня перехватило горло.

Ну и ну, если я так расстраиваюсь из-за каких-то чашек, то уж Нэн не отпущу от себя ни на шаг. Да и одиночество меня сейчас не слишком прельщало.

Я снова глянула на чашки. Надо бы их вымыть. Я уже повернула к крыльцу Нэн, но сестра схватила меня за руку.

– Слушай, может, попозже их заберем? В полдень, под яркими лучами солнца, а? – Она говорила беззаботно, но меня не проведешь.

Я отперла свою дверь и зажгла свет в гостиной. Все мои вещи вдруг показались мне удивительно дорогими и замечательными. Я дома!

Переступив порог, мы дружно обернулись и посмотрели вслед удаляющейся патрульной машине. Не знаю, как Нэн, но лично я испытывала громадное облегчение. Всего несколько часов назад я мечтала встретить самого завалящего полицейского, а сейчас была бы не прочь не видеть их больше никогда. Так хотелось, чтобы все вернулось в нормальную колею…

Мы настолько устали, что заснуть все равно бы не смогли, поэтому, вместо того чтобы незамедлительно улечься в постель, не сговариваясь поплелись к софе. И едва успели плюхнуться и сбросить туфли, как зазвонил телефон.

– Может, они уже поймали Симса? – предположила я и босиком пошлепала к аппарату.

– Мисс Берт Тейтем? – раздался энергичный мужской голос.

– Да…

– Это радио «Надежда», программа «Горячие новости», и мы…

– Радио «Надежда»? – тупо переспросила я. Нэн на кушетке встрепенулась, вскочила на ноги и направилась ко мне.

– Да, – продолжал голос, – мы только что узнали о той роли, которую вы и ваша сестра сыграли в раскрытии недавнего убийства в торговом центре. Как вы смотрите, если сейчас мы перемотаем пленку и возьмем у вас интервью…

Боже правый! Этот парень собрался записать наш разговор и прокрутить его в эфире!

Он говорил так громко, что Нэн слышала каждое слово. Она взяла у меня трубку и бросила ее на рычаг.

– Если кто и получит интервью, то уж только мое радио! – твердо объявила она.

Разумно. Я кивнула и побрела назад к софе. Нэн последовала моему примеру.

Мы не сделали и трех шагов, как телефон снова зазвонил. Еще одна радиостанция.

Потом позвонили с телевидения и из еженедельной газеты.

В конце концов я просто сняла трубку и положила рядом с телефоном. После чего рухнула на софу рядом с Нэн и забросила ноги на журнальный столик.

Естественно, тут же позвонили в дверь. Мы с Нэн переглянулись. Неужели репортеры? Этого только не хватало! Звонок снова задребезжал. И еще раз. Вздохнув, я встала.

– Если заметишь телекамеру, не открывай, – посоветовала Нэн. – А если это опять Гецманн или кто другой в синей форме, скажи, что мы больше не хотим видеть полицейских. Если желает что-то нам сказать – пусть напишет письмо.

Нэн все еще давала мне инструкции, когда я подошла к двери. И тут же поняла, как изменились мои привычки. Не отдавая себе отчета, я предельно осторожно припала к глазку и, не веря своим глазам, быстро отперла и распахнула дверь. Нэн заерзала на софе, пытаясь через мою голову разглядеть, кто же к нам пожаловал.

Это был Трент Марксберри.

Признаться, я удивилась. Даже очень. Ведь к этому моменту я уже все разложила по полочкам. Ухаживания Трента были всего лишь игрой. Видимо, он рассудил, что чем ближе подберется ко мне, тем скорее выяснит что-нибудь полезное для своего расследования. Рассчитывал, что я помогу ему разобраться с гибелью Рассела Мурмена, ведь именно я беседовала с ним последней. Естественно, я предполагала, что, как только Трент выяснит обстоятельства смерти Рассела, он тут же исчезнет со сцены.

И вдруг – вот он, собственной персоной, мимолетно улыбнулся Нэн, а затем прямо-таки просиял, глядя мне в глаза. Трент вынул руки из-за спины: в одной он держал три хрустальных бокала, а в другой – огромную, в две кварты, бутыль шампанского. Уже откупоренную. У его ног на крыльце красовался огромный бумажный пакет.

Не знаю, как Нэн, но лично я была тронута. Ни разу за всю мою жизнь мужчина не являлся на свидание с бокалами наготове. Впрочем, после окончания школы у меня, пожалуй, и свиданий-то никаких не было, а те немногие юноши, с которыми я гуляла в школе, почитали за подвиг стащить банку пива из родительского холодильника. Не очень-то романтично.

Оглядев бокалы, я подняла глаза на Трента:

– Мы что-то празднуем?

Пожав плечами, Трент лукаво улыбнулся.

– Конечно, Берт! Один плохой парень за решеткой, полиция идет по следу второго, а самое главное – с вами все в порядке. – Его глаза чуть ли не с нежностью смотрели на меня. Я почувствовала, как щеки обдало жаром. Отвела взгляд и через несколько секунд обнаружила, что пялюсь на свои босые ноги.

– Ты не позволишь мне войти? – весело поинтересовался Трент.

Я похлопала глазами, снова посмотрела на него, чувствуя… что? Сама не знаю. От одного взгляда на этого мужчину сердце мое билось чаще – и тем не менее я не торопилась приглашать его в дом.

Да что же это со мной? Неужели после недавнего эпизода с Джейком мне трудно впустить в свою жизнь любого мужчину?

Или же тут что-то другое? Я сглотнула, в упор глядя на Трента, и на задворках сознания шевельнулась какая-то неясная мысль.

Несколько мгновений Трент испытующе смотрел на меня, потом, осознав, что я не спешу освобождать дорогу, склонил голову набок и снова улыбнулся. После чего легко обогнул меня и направился прямиком к журнальному столику, возле которого сидела Нэн. Поставив на стол бутылку и бокалы, он вернулся за пакетом.

– Более того, надо отпраздновать успешное раскрытие этого дела вашими силами, – с улыбкой добавил Трент, вошел в дом, ногой захлопнул за собой дверь и принялся разгружать белый пакет. – По радио только об этом и говорят. О том, что убийцу Рассела Мурмена ищет полиция. И что второй преступник в больнице, под вооруженной охраной. И еще… – тут он подмигнул мне, – о вас двоих, как главных свидетелях.

– Принимая во внимание мнение одного конкретного полицейского, – вставила Нэн, пожирая глазами картонки, которые раскладывал Трент, – я бы не удивилась, если б нас обвинили в создании помех официальному расследованию.

Трент ухмыльнулся.

– Так или иначе, услыхав эту новость по радио, я подумал, что нам стоит устроить завтрак с шампанским. Прежде чем репортеры разнюхают, что вы дома, и заявятся сюда толпами, горя желанием взять интервью у новоиспеченных героинь Луисвиля.

Героинь? Как-то странно он произнес это слово. Я поймала себя на том, что непонятное ощущение усилилось.

Да что со мной? Рядом симпатичный мужчина, удивительно напоминающий Харрисона Форда, и он дарит мне улыбки в сто ватт. Мало того – этот мужчина вознес поцелуй до высот подлинного искусства. Так в чем же тут загвоздка?

Может, я все больше становлюсь похожей на Нэн? По словам сестры, флирт напоминает рыбную ловлю: когда улов уже в лодке, он очень скоро начинает смердеть.

Значит, дело в этом? И коль скоро Трент клюнул, мой интерес пошел на убыль?

Расположившись на софе, Трент указал на коробочки с яствами:

– Итак, милые дамы, я тут принес блинчики, яйца, бекон и бог знает что еще.

Нэн накинулась на картонки. Я потянула носом и вдруг поняла, как сильно проголодалась. Когда же мы с Нэн ели в последний раз? И кстати, почему я до сих пор стою столбом?

Сестра, очевидно, не замечала моего ступора.

– Как мило с твоей стороны, Трент, – ворковала она, расстилая на коленях бумажную салфетку, – тем более что твоему клиенту теперь придется выплачивать страховку.

Пожав плечами, Трент достал из пакета горсть пирожков и пакетиков с кленовым сиропом.

– Мне-то что, мне все равно заплатят, независимо от исхода дела. И вдобавок малыш Рассела Мурмена теперь станет на сто тысяч долларов богаче. И на здоровье.

Нэн улыбнулась и недоуменно покосилась на меня. Я без труда уловила ход ее мыслей: мол, что со мной происходит?

Я перевела взгляд на Трента. Упоминание о Расселе Мурмене навело меня на какую-то мысль. Но какую?

– Берт, ты что, устала? – озабоченно спросил Трент. – Должно быть, вся эта история здорово тебя вымотала.

– Нет-нет, – отмахнулась я, – все нормально.

Нэн вновь испытующе взглянула на меня.

– Прежде чем мы примемся за еду, – заговорил Трент, – предлагаю выпить. – Он поднялся, пропуская Нэн, которая обошла вокруг столика. Как и в тот раз, когда мы устроили вечер с пиццей, Трент сел между нами – чтобы не стукаться локтями со мной, правшой, и левшой Нэн.

Смутное ощущение по-прежнему не давало мне покоя.

Наполнив бокалы, Трент передал один Нэн, а другой – мне.

– За вас, милые дамы! Пьем до дна. У нас с вами вон какая бутыль! Не каждый день детективы-любители обставляют полицию и частного сыщика.

Нэн улыбнулась:

– Что верно, то верно. Помощь мы оказали неоценимую. Пожалуй, больше всех нам благодарен Гецманн.

– Кто-кто? – Трент вскинул бровь.

– Гецманн, – повторила Нэн, потянувшись за ломтиком бекона. – Полицейский, который ведет это дело.

И тут вдруг в голове моей все прояснилось, словно части головоломки встали на свои места.

Остальное помню как в замедленной съемке. Я прыгнула вперед. Увидела вьггаращенные от изумления глаза Нэн. Трент повернулся, протягивая ко мне руки.

Казалось, я двигаюсь не по воздуху, а сквозь толщу воды… Рванувшись к Нэн, левой рукой выбила у нее бокал. А правой схватила за горлышко тяжелую бутыль шампанского. После чего развернулась и опустила бутыль на голову Трента.

Раздался противный глухой стук, и шампанское, пенясь и шипя, брызнуло во все стороны.

Глава двадцатая НЭН

Как пишут во всех научных трудах, которые мне довелось прочесть, если один из близнецов сходит с ума, у второго отличные шансы немедленно последовать его примеру. Глядя, как бутылка с шампанским опускается Тренту на голову, я невольно подумала, что не пройдет и часа, как примчится пара дюжих санитаров, дабы нарядить меня в шикарный прикид с чересчур длинными рукавами, которые завязываются сзади.

– Берт! – взвыла я. – Ты что, рехнулась? Какого черта ты вытворяешь?

– Ничего другого не оставалось, – отозвалась Берт дрожащим голосом, не сводя застывшего взгляда с Трента.

Он, бедняжка, рухнул ничком на софу, медленно сполз на пол и теперь лежал лицом вниз, распростертый между софой и журнальным столиком.

Я наклонилась и приложила руку к его шее.

– Слава богу! Дышит!

Затем обернулась к Берт. Сестренка пребывала в полной прострации. Набрав побольше воздуха, я заговорила:

– Берт…

Она испустила горестный вздох и пробормотала:

– Неужели ты ничего не поняла? Он заранее открыл бутылку!

Я опешила. Как там советуют обращаться с психами? Ласково, терпеливо, и ни в коем случае им не перечить.

– Совершенно верно, – медленно и внятно произнесла я, – он заранее открыл…

– Очнись, Нэн! – перебила меня сестра. – Трент пытался нас убить!

– Что?!

Берт кивнула на обмякшего Трента. Я тоже посмотрела. Будучи без сознания, он уже не так напоминал Харрисона Форда.

– Неужто ты так и не поняла, кто это? – устало спросила Берт.

– Человек, который подаст на тебя в суд за телесные повреждения, – послушно ответила я.

Берт будто и не слышала.

– Это мистер Сандерсен, Нэн! Тед Сандерсен, Бедняжка! Как видно, события этой ночи так повлияли на ее психику, что главные неприятности у нас еще впереди.

– Мистер Сандерсен? Берт, но ведь Тед Сандерсен погиб…

– А вот и нет! Не погиб, потому что это он и есть. Тед Сандерсен, он же Эллиот Симс, он же Трент Марксберри.

Ну да. А еще миссис Сандерсен, Вильма Картленд и Максина.

Берт потребовалось некоторое время, чтобы все мне объяснить. Однако, объясняя, она не сидела без дела, а связывала Трента подручными средствами. Да-да, вырубив беднягу, Берт тотчас метнулась наверх, к себе в спальню, откуда полминуты спустя вернулась с ворохом непочатых колготок.

– Вряд ли у меня найдется веревка, так что сойдет и это!

И, деловито разорвав зубами целлофановую упаковку, обмотала колготками сначала нижние конечности Трента, а затем ножку тяжеленной софы. Очевидно, по замыслу Берт, если Трент вдруг очнется и попытается сбежать, ему придется сделать это, волоча за собой тахту времен первых поселенцев.

Я же, разумеется, не оказывала Берт содействия, пока она окончательно не убедила меня в своей правоте. А до этого момента я просто стояла, наблюдала, как моя сестрица сноровисто бинтует колготками лодыжки Трента, и надеялась в душе, что у сыщика хорошее чувство юмора.

– Ты только вспомни, Нэн, – вразумляла меня Берт, закрепляя добротный узел. – Что нам говорил Гецманн? Что полиция установила личность Рассела Мурмена чуть ли не к полуночи пятницы. Но Трент знал его имя уже в пятницу днем – когда заявился сюда, после того как моя квартира была перевернута вверх дном.

О боже. Неужели это правда?

Берт между тем торопливо продолжала:

– Готова поспорить, именно Трент и обшарил наши квартиры – надеялся, наверное, выйти на след шантажиста. Как же он, должно быть, озверел, когда, избавившись от Рассела, получил весточку от Глена и понял, что в этом деле участвует кто-то еще. Похоже, обшарив мои комнаты, Трент обошел дом и как ни в чем не бывало предстал перед нами.

Я смотрела на Берт, пытаясь справиться с подступающей тошнотой. Господи, неужели она права?

– Нэн, кто мог раньше полиции узнать имя убитого? Только убийца! Он прикончил Рассела и забрал его бумажник.

Я сделала глубокий вдох и медленно проговорила:

– Трент сказал, что имя убитого ему сообщили в полиции, но, судя по его недавней реакции, о Гецманне он слышал впервые.

Точно! Уж кого-кого, а очаровашку Гецманна вряд ли так быстро позабудешь. Я метнулась к Берт и, присев рядом, принялась обматывать колготками запястья Трента и еще одну ножку софы.

– Но с чего ты взяла, что это Тед Сандерсен? А не Лес Теннисон, любовник миссис Сандерсен?

– Неужели не понимаешь? – Берт закрепила еще один узел. – Трент не может быть Лесом Теннисоном – ведь он с самого начала знал, кто из нас правша, а кто – левша. И как я раньше не сообразила! Помнишь, что сказал Трент, когда принес пиццу? Что не сядет рядом с левшой Нэн, чтобы не стукаться локтями. А ведь мы не говорили ему, что мы зеркальные близнецы, – значит, он откуда-то уже знал это. Вспомни, мистера Сандерсена это в свое время очень заинтересовало, он все расспрашивал нас…

Во рту у меня пересохло. А ведь правда… Сидя. с детьми Сандерсенов, мы вряд ли встречались с Лесом Теннисоном, но вот мистер Сандерсен проводил с нами немало времени. Я покосилась на Трента.

– Все дело в бороде, это из-за нее он так изменился.

Берт пожала плечами:

– Борода плюс двадцать с лишним лет.

Как только Трент был на совесть примотан к софе, я бросилась к телефону. Вызвав полицию, вернулась и вновь уставилась на человека, распростертого на полу.

– Но если ты права, значит, он убил своего родного сына… – Спазм сдавил мне горло. – Как же он мог дойти до такого?

У Берт на все был готов ответ.

– Помнишь, что сказала нам сестра Теда Сандерсена? Узнав об интрижке его жены, Вильма с мужем засомневались, что мальчики – сыновья Теда. – Пожав плечами, Берт отошла и уселась в кресло-качалку, стоявшее у книжного шкафа. – И потом, ведь братья шантажировали собственного отца, пусть даже они этого не знали. Вряд ли Сандерсен воспринимал их как сыновей – скорее как проблему, от которой надо избавиться.

– Наверное, он и Элис убил, – продолжала я. – Помнишь, он появился в мотеле, когда мы там торчали? Якобы получил анонимный звонок. Не было никакого звонка! Он узнал адрес у бедняжки Элис, как и мы, а поскольку Элис его видела, решил не оставлять ее в живых.

– О господи! – выдохнула Берт, глянула на Трента и испуганно прикрыла рот рукой.

Я подумала, что он приходит в себя, но нет, беглого взгляда хватило, чтобы понять: лежит как лежал, готовенький.

– В чем дело? – Я повернулась к Берт. Внезапно побледнев, она уставилась на меня круглыми от ужаса глазами.

– Нэн, я увлеклась убийцей! На его счету четыре жизни!

Что тут сказать?

– Бывает, – утешила я сестру.

Трент – для меня он все равно оставался Трентом – только-только начал приходить в сознание, когда на пороге появилась доблестная полиция. И я – совсем недавно утверждавшая, будто не желаю их больше видеть, – готова была целовать им форменные ботинки.

Едва полицейские отвязали Трента от кушетки и поставили на ноги – он, ясное дело, стал громко возмущаться, что Берт ни с того ни с сего на него напала. И опять – господи, сколько же можно! – мы с Берт потащились в полицейское управление.

Кажется, это место уже стало нашим вторым домом.

В полиции, перед Гецманном, Трент выглядел чертовски убедительно. С нескрываемой обидой пожаловался: с какой, мол, стати мы с Берт додумались его связать? Я заметила, что Гецманн внимательно прислушивается.

Исход дела решила Максина. Пока ее вели к кабинету, она, разумеется, визжала на всю округу.

– Мыслимое ли дело, снова приволочь меня в эту дыру! Не успела я добраться домой… – Тут Максина увидела Трента и осеклась на середине фразы. Картинно ткнув лакированным коготком в Трента, она выкрикнула: – Это же Эллиот! Мой гнусный муженек-убийца!

До чего ж трогательный момент! Что и говорить, приятно наблюдать воссоединение любящих супругов, а также теории с практикой.

Глядя на очаровательных мистера и миссис Симс, я вдруг сообразила, что это Максина стреляла в нас перед дверью Берт. Только метила она не в меня и не в Берт. Не сумев уговорить братцев порешить муженька, она попыталась сделать это сама.

После того как Максина опознала Трента, сюрпризы почти закончились. Правда, мы узнали, что в бутылке шампанского действительно содержалась изрядная доза крысиного яда. Видать, старина Трент решил отплатить нам за все неприятности, которые мы ему учинили, а затем снова удариться в бега.

Когда Гецманн поведал мне эту новость, я аж поежилась. Оказывается, мы с Берт чудом избежали двойных похорон. И вдобавок, подобные фокусы могут напрочь отбить вкус к шампанскому.

Еще один сюрприз случился на следующей неделе, в среду. Около трех, когда я заканчивала свой эфир, в аппаратную просунулась голова секретарши. Девчонке лет девятнадцать, и она очень впечатлительна.

– Нэн, – позвала девушка, лихорадочно поблескивая глазами. – Там тебя кто-то спрашивает. Наверное, по важному делу. – Она уже почти закрыла дверь, но затем, передумав, снова протиснулась в щель и добавила: – Кстати, он ничего себе, такой здоровяк!

Здоровяком оказался Гецманн собственной персоной. Стоя в приемной, руки за спину, он изучал на стенах рекламные плакаты. Рядом с ним наши стулья и столы казались мебелью из страны лилипутов. Заслышав мои шаги, Гецманн обернулся и смерил меня оценивающим взглядом.

Я улыбнулась, стараясь не подать виду, что заметила, как его глаза дважды оглядели меня с головы до ног, пока я пересекала комнату.

– Привет, – поздоровалась я. И умолкла в ожидании.

Гецманн вдруг сконфузился.

– Я тут… подумал, что вам захочется узнать, как идет расследование.

И он сюда притащился только для того, чтобы мне об этом рассказать?! Лично? Когда мог просто снять телефонную трубку?

– Да… неплохо бы…

Я жестом указала ему на один из стульев. Гецманн сел, сразу сделавшись похожим на медведя-гризли, примостившегося на скамеечке для ног. Взъерошив свой «ежик», детектив заговорил:

– В общем, все оказалось именно так, как и говорила ваша сестра. Тед Сандерсен, он же Эллиот Симс, во всем признался. Много лет назад он убил свою жену и ее любовника. А несколько дней назад – Рассела и Элис Мурмен, чтобы замести следы того, давнего, убийства. Очевидно, частным сыщиком он прикинулся, чтобы выяснить, что именно известно вам с сестрой. – Гецманн покачал массивной головой. – Парень он шустрый, нечего сказать. Зашел в какую-то типографию и быстренько отпечатал себе визитки на имя Трента Марксберри. Затем снял дешевый офис в центре Луисвиля, поставил автоответчик – и готово.

Просто немыслимо! Меня потрясли не убийства, и не множество обличий убийцы, и даже не легкость, с какой Трент втянул нас в свою игру. Я была поражена тем, что он сознался. Человек, известный нам под именем Трента Марксберри, как будто не из тех, кто легко ломается и пускается в откровения.

– Что же заставило его признаться?

– Не что, а кто, – усмехнулся Гецманн. – Я привез его сестру, о которой вы нам рассказали, – проверить, узнает ли она его. До чего ж милая особа! Вильма Сандерсен Картленд чинно явилась в тюрьму, зажав под мышкой Библию. И представьте, после стольких лет разлуки у нее не возникло и тени сомнения. Бросив один только взгляд на Сандерсена, она велела ему пасть ниц и вымаливать у Господа милости и прощения. Ибо от нее он этого уж точно не дождется!

Что правда, то правда: геенна огненная не сравнится с гневом Вильмы Картленд.

– Потом она принялась голосить и клясть Сандерсена за те страдания, через которые он заставил ее пройти. Ей, мол, пришлось приводить в порядок его имущество, ведь она считала, что он погиб. А главное – смотреть на обгоревший труп, который, выходит, был даже не его, а Леса Теннисона в обуви Теда.

Глаза Гецманна поблуждали по комнате, на мгновение остановились на плакате с Тиной Тернер в черном кружевном платье с глубоким декольте; затем он снова повернулся ко мне.

А глаза у него, оказывается, карие.

– В данный момент, пока мы тут с вами разговариваем, Тед Сандерсен вместе с адвокатом в поте лица выстраивают линию защиты, сделав ставку на умопомешательство, якобы наследственное. – Гецманн пожал плечами. – Вообще-то, беседуя с этой Вильмой Картленд, я и сам подумывал сменить документы и сбежать на край света.

Я улыбнулась. Он улыбнулся в ответ.

После чего я – диск-жокей с отлично подвешенным языком – не могла найти что сказать. И какое-то время мы просто сидели и таращились друг на друга. Я не имела понятия, что на уме у Гецманна, но заметила: когда нет нужды опасаться, что он вот-вот засадит тебя за решетку, этот фараон, оказывается, чертовски привлекателен. И возможно, гораздо приятнее, чем я считала. В общем, как сказала наша секретарша, ничего себе. Украдкой я покосилась на его левую руку. Хм. Кольца нет.

Когда я подняла глаза, улыбка Гецманна сделалась шире. Осмелюсь предположить, он отлично понял, куда я только что смотрела.

Гецманн встал и протянул ручищу, помогая мне подняться. Его пожатие было теплым и крепким, и он задержал мою ладонь в своей.

– Итак, – веско произнес он.

– Итак… – растерянно отозвалась я.

Он все еще держал мою руку, и я не возражала.

– Может, как-нибудь выпьем вместе кофейку? – продолжал Гецманн. – Ведь мы оба работаем в центре.

Как будто все, кто работает в центре, обязаны неформально общаться за чашкой кофе. Я улыбнулась, глядя ему в глаза, и вдруг почувствовала себя совсем как кинозвезда на вручении «Оскара». Я ему нравлюсь. Я действительно ему нравлюсь!

– Ну конечно! Почему бы вам не позвонить мне, Гецманн?

Тут Гецманн наконец выпустил мою ладонь, словно только что сообразил, что до сих пор ее держит.

– Меня зовут Хэнк, – сообщил он.

Я кивнула, словно и так знала его имя, только запамятовала. Хэнк? Смогу ли я всерьез относиться к человеку по имени Хэнк?

С другой стороны, это явный прогресс по сравнению с Тэбби.

Я стояла столбом, пока Хэнк не скрылся за дверью, а потом стремглав ринулась к телефону – звонить Берт.

Глава двадцать первая Берт

Когда позвонила Нэн, я как раз печатала письмо, которого с нетерпением ждал один из партнеров фирмы «Майер, Креббс и Глисон, юридические услуги». Вновь я замещала ушедшую в отпуск секретаршу, вновь работала в здании «Ситизенс-Плаза», и вновь меня определили в адвокатскую контору. Поскольку вышеупомянутый адвокат висел у меня над душой, временем на разговоры с Нэн я не располагала.

Если уж быть совсем точной, времени мне хватило на то, чтобы выслушать новость сестры насчет Гецманна, сказать: «Не могу поверить, что тебе хочется выйти в свет с этим парнем» – и повесить трубку. Правда, до этого Нэн успела рассмеяться и отпустить какую-то пошлость по поводу наручников, но я не совсем поняла.

Однако, заканчивая письмо, печатая адрес на конверте и относя бумагу на подпись, я то и дело ловила себя на том, что улыбаюсь. Возможно, на сей раз у Нэн все сложится. Будет очень мило, если, разнообразия ради, ее улов не начнет смердеть.

Вернувшись к своему письменному столу, я присела и задумалась. Еще неделю назад, узнай я, что Гецманн пригласил Нэн на свидание, – наверняка бы взбесилась. Меня ведь всегда раздражало количество мужчин, увивавшихся вокруг Нэн. Но сейчас, как ни странно, я больше не чувствовала досады.

Мы с Нэн вовсе не соревновались – просто обе пытались найти человека, с которым смогли бы быть счастливы. А ведь нам и так уже чертовски повезло, родиться вместе с лучшей подругой – это не так уж и мало.

Позднее, в тот же день, выйдя из здания «Ситизенс-Плаза», я стояла на тротуаре в ожидании зеленого света. Было начало шестого, но магазины в торговом центре «Галерея» оставались открыты допоздна, по случаю какого-то праздника. Я собиралась заглянуть к «Лоре Эшли», навестить клетчатый джемпер, на который положила глаз месяца три назад. Хотела проверить, не подешевел ли он, или же мне придется еще немного подождать, пока его цена приблизится к моим возможностям.

Рядом со мной кто-то кашлянул. Я обернулась и увидела мужчину лет сорока, в строгом костюме, непромокаемом пальто от «Барберри», с элегантным шарфом вокруг шеи. Чем-то он неуловимо напоминал Роберта Редфорда – такие же белокурые волосы, те же ярко-голубые глаза, такая же самоуверенная улыбка. Мужчина пристально смотрел на меня.

– Простите, – произнес он с легким британским акцентом, – вы не скажете, который час?

Я покосилась на его наручные часы, выглядывавшие из-под манжеты пальто.

Мужчина заметил мой взгляд и виновато улыбнулся.

– Понимаете, – начал он, – я и прежде вас тут встречал и, если честно, считаю, что вы самая красивая…

Загорелся зеленый свет, и я шагнула на мостовую.

Мне вовсе не хотелось показаться грубой. Тем не менее я, не оборачиваясь, решительно продолжила путь.


Оглавление

  • Глава первая Берт
  • Глава вторая НЭН
  • Глава третья Берт
  • Глава четвертая НЭН
  • Глава пятая Берт
  • Глава шестая НЭН
  • Глава седьмая Берт
  • Глава восьмая НЭН
  • Глава девятая Берт
  • Глава десятая НЭН
  • Глава одиннадцатая Берт
  • Глава двенадцатая НЭН
  • Глава тринадцатая Берт
  • Глава четырнадцатая НЭН
  • Глава пятнадцатая Берт
  • Глава шестнадцатая НЭН
  • Глава семнадцатая Берт
  • Глава восемнадцатая НЭН
  • Глава девятнадцатая Берт
  • Глава двадцатая НЭН
  • Глава двадцать первая Берт




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке