Волны экстаза (fb2)

- Волны экстаза (пер. Е. М. Нарышкина) (и.с. мини-Шарм) 1.27 Мб, 384с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Луанна Уолден

Настройки текста:



Луанна Уолден Волны экстаза

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Глава 1

Меган Элизабет Бэнбридж проснулась позже обычного. Солнечные лучи, щедрый поток которых струился сквозь изящные кружевные занавески, до слепоты резали глаза. Отбросив одеяло, девушка подбежала к окну и, опершись локтями о подоконник, стала следить, как с ветки на ветку прыгает малиновка. Майское утро было холодным, и она, сладко зевая, снова юркнула в кровать.

Услышав за дверью шаги служанки, Меган с сожалением вздохнула: хочешь не хочешь, а вставать ей все-таки придется… В комнату, стараясь не шуметь, заглянула Милли, но, увидев, что госпожа уже проснулась, поспешила войти и закрыть за собой дверь.

— Что такое, Меган? — С нарочитым возмущением женщина вскинула брови. — В это время вы всегда уже бывали на ногах!

Меган посмотрела на нее лучистыми зелеными глазами и улыбнулась.

— А как я могу спать, позволь спросить, когда ты шумишь в соседней комнате, как разъяренный бык? — поддразнила она служанку.

— Бык! — Милли фыркнула. — Ну конечно! А теперь этот бык вытащит вас из кровати! Можно подумать, что вы поклялись весь день провести в постели, а ведь это самый важный день в вашей жизни.

— Второй по важности, — поправила ее Меган.

— Что? — Милли на мгновение замерла и в недоумении уставилась на свою госпожу.

Усевшись в огромной постели, Меган обняла пуховую подушку и прижалась к ней коленями.

— Сегодня вечером будет объявлено о помолвке, — объяснила она, — но самым важным днем в моей жизни будет день, когда я стану леди Меган Бичем, возлюбленной женой лорда Чарльза Бичема, самого отважного человека в Лондоне.

Произнося эту речь, девушка вскочила и сделала что-то вроде пируэта, после чего присела в реверансе.

— Ах, простите. — В голосе Милли послышалось преувеличенное почтение.

— Милли! — Меган снова плюхнулась на постель. — Не надо приставать ко мне, особенно сегодня! — Она надула свои очаровательные губки. — Знаешь, утром я видела малиновку. А значит, должно случиться что-то очень хорошее и, может быть, даже сегодня вечером.

— Малиновка! — фыркнула Милли. — У меня сегодня дел воз и маленькая тележка, а вы говорите о каких-то малиновках! — Подойдя к кровати, она решительно встала перед своей госпожой. — Очень прошу вас, заставьте наконец себя встать и отправиться вниз к завтраку. Надо сказать, что ваш отец в отвратительном настроении и ему сегодня вряд ли захочется слушать о глупой птичке, прыгающей по веткам!

Милли протянула девушке синий бархатный халат, и Меган, вздыхая, накинула его на плечи. Она уже готова была дать сердитую отповедь старой служанке, но решила ничем не омрачать такой важный для нее день.

— Милли, в самом деле, как ты разговариваешь со мной? — Улыбаясь своим мыслям, Меган шутливо погрозила служанке пальчиком.

— Я разговариваю с вами так с тех самых пор, когда вы были еще младенцем. Теперь я слишком стара и упряма, чтобы измениться.

— Я тоже упряма и прошу тебя проявлять немного больше уважения ко мне. Следи за собой и не распускай свой длинный язык, а то придется подыскать тебе на замену кого-нибудь повежливее.

Ответом Меган было очередное фырканье — Милли прекрасно знала, что эти угрозы останутся только угрозами.

Всунув ноги в шелковые шлепанцы, Меган взяла с туалетного столика щетку с золотой ручкой и стала задумчиво расчесывать волосы. Милли же, пытаясь поторопить свою госпожу, начала прибирать комнату.

Вскоре с уборкой было покончено, теперь оставалось только переодеться к завтраку. Но Меган, к искреннему огорчению служанки, не спешила.

— Ах Мисси! — Нервничая, Милли частенько называла Меган ее детским именем. — Вам стоит немного поторопиться. Его светлость сегодня не в настроении шутить. — Она подтолкнула девушку к двери.

— Вздор, Милли! — Меган помедлила перед зеркалом, чтобы поправить пояс на халате. — Уверяю тебя, что я уже привыкла к переменам настроения отца. Что огорчило его на этот раз? Слуга опять положил в чай слишком много сахара?

— Если бы все было так просто, Мисси. Что-то говорит мне, что сегодня на дом Бэнбриджей обрушилось гораздо большее несчастье, — мрачно заявила Милли.

Меган ждала продолжения, но служанка вдруг замолчала.

— И что же это за несчастье такое?

Меган нахмурилась. Милли всегда заботилась о ней, и она нежно любила ее за это. Но иногда, когда Милли начинала ходить вокруг да около, не говоря о главном, Меган хотелось ее как следует встряхнуть.

Милли уже открыла рот, но ответа так и не последовало, поскольку в это время в дверь громко постучали.

— , Меган! — раздался из коридора громкий окрик отца.

— Да, папа. — Не дожидаясь, пока Милли откроет дверь, она подбежала и распахнула ее сама.

— Ты собираешься спуститься к завтраку, или мне приказать слугам убрать еду, потому что ты решила проваляться в теплой постельке целый день? — Мистер Бэнбридж мрачно уставился на дочь.

Ошеломленная яростью, прозвучавшей в голосе отца, Меган взглянула в его горящие черные глаза.

Раньше в подобном настроении она видела лорда Томаса только однажды, но человек, который был тому причиной, теперь находился в юдоли вечного покоя — так он поплатился за то, что пошел против Бэнбриджа-старшего. Меган судорожно попыталась вспомнить, не могла ли она случайно сделать что-то такое, что послужило причиной этой вспышки гнева, но ей ничего не пришло на ум.

Мгновенно покраснев от волнения до корней волос, девушка потупила взор. На свете было только несколько вещей, которых она боялась, и среди них гнев родного отца занимал не последнее место. Кто бы ни привел его в плохое настроение, у этого человека теперь были все причины для беспокойства.

— Я как раз собиралась спуститься вниз, — стараясь не усугублять и без того мрачного расположения духа лорда Томаса, едва слышно пробормотала Меган.

Но отец лишь нетерпеливо махнул рукой.

— У меня нет желания выслушивать твои пустые извинения, дочка. Не позже чем через пятнадцать минут ты должна быть в библиотеке!

— Да, папа, — выдохнула Меган, глядя вслед спешащему вниз отцу.

— Ну вот, Мисси, я говорила вам. Он даже не послал кого-нибудь из слуг. Сам, видишь ли, пришел, чтобы позвать вас к завтраку. Это о чем-то да говорит, Мисси. — Скрестив руки на груди, Милли сокрушенно покачала головой.

Но Меган, казалось, не слушала Милли. Торопливо накинув пеньюар, она поспешила к отцу. У дверей в библиотеку девушка на мгновение остановилась, чтобы перевести дух и немного успокоиться, а затем решительно распахнула дверь и вошла в комнату.

В доме Бэнбриджей библиотека была самым любимым местом Меган. Это была одна из лучших библиотек Лондона, к тому же лорд Томас никоим образом не ограничивал круг чтения своей дочери, считая, что девушка сама в состоянии выбрать для себя книгу.

А книг у Бэнбриджей было больше чем достаточно.

И по меньшей мере треть из них считалась библиографической редкостью.

Томас Бэнбридж разделял любовь своей девочки к библиотеке, и у них стало привычкой там завтракать вместе. Но сегодня Меган чувствовала, что их трапеза не будет такой безмятежной, как обычно.

Томас Бэнбридж оторвался от чашки чая, в которой сегодня было немало бренди. Такое случалось нечасто, как правило, Томас редко употреблял что-то крепче выпитого по какому-нибудь поводу стакана вина или с течением лет вошедшего в привычку стаканчика бренди на ночь. Но сегодня он был в отвратительном расположении духа и знал, что ему не повредит еще несколько стаканчиков, пока не кончится этот несчастливый для него день. Оглянувшись, лорд Томас увидел стройный силуэт стоящей у двери Меган и мысленно, в сотый раз со времени ее рождения, пожалел, что она не родилась мальчиком, о котором он так долго молил Бога. К кому ему обратиться за помощью? Кто отстоит фамильную честь Бэнбриджей? Эта жеманная девица?

Злясь на собственную беспомощность, на судьбу, которая распорядилась так, а не иначе, Томас стукнул кулаком по столу.

— Черт возьми, дочка! Ты собираешься завтракать или нет? — скорее прорычал, чем сказал он.

Стараясь не выдать охватившей ее робости, Меган вскинула голову и твердым шагом подошла к столу.

— Неужели весь сегодняшний день будет продолжаться так же, как начался, папа? — Она нахмурилась и с вызовом посмотрела на отца. — Если так, то разрешите мне предостеречь вас, сэр. Я не позволю обращаться с собой подобным образом!

— Ты не позволишь? — едва веря своим ушам в бешенстве закричал лорд Томас.

— Да, папа! — Меган вся кипела от охватившего ее негодования. — Смею напомнить, что сегодня день нашей с Чарльзом помолвки. Неужели вы забыли, сколько денег нам пришлось потратить на сегодняшний роскошный прием? — Девушка с трудом перевела дыхание. — Нет, сэр, на сей раз вам придется сдержать свой нрав.

Обезумев от гнева, Томас так стремительно поднялся с кресла, что чуть не опрокинул его, но вовремя подоспевший дворецкий успел подхватить его. Бэнбридж повернулся к испуганному слуге.

— Оставь нас! — приказал он. — Язычок моей дочери разошелся не на шутку, и будет лучше, если только один из нас выслушает ее колкости до конца.

Дочь и отец пристально смотрели друг на друга, но не произнесли ни слова до тех пор, пока слуга не закрыл за собой дверь. Оставшись с дочерью наедине, лорд Томас обогнул стол и грубо схватил Меган за плечи.

— Если ты еще когда-нибудь осмелишься так разговаривать со мной в присутствии слуг, я отхлещу тебя плетью на виду у всей челяди. Смелая кровь Бэнбриджей, может, и течет в твоих венах, но столь юной девице, как ты, не пристало разговаривать со мной в подобной манере. Надеюсь, ты меня поняла.

Меган молчала.

Томас с силой сжал ее плечи:

— Ты поняла меня или нет?

— Да. — Меган с неохотой кивнула.

— Очень хорошо. А теперь сядь и послушай, что я скажу.

Меган, не проронив ни слова, села напротив отца и устремила невидящий взгляд в тарелку.

— Ты что, не собираешься есть? — грубо спросил он, садясь за стол.

— У меня что-то пропал аппетит, — пробормотала она.

— У меня тоже. — Он бросил горячий гренок с маслом на тарелку и перевел взгляд на чай, который к этому времени окончательно остыл. — Мало того, что сегодня утром я получил тревожные новости, способные перевернуть всю нашу жизнь, я еще вынужден бороться с собственной ополоумевшей от любви дочерью, которая думает только о сегодняшнем вечере.

Меган смотрела, как ее отец подошел к книжному шкафу, в котором был небольшой бар, вынул оттуда бутылку и налил себе бренди. Держа бокал в руке, он опять обратился к дочери:

— Тебе, наверное, интересно будет узнать, что сегодняшняя помолвка, вероятно, не состоится.

Меган изумленно вскинула брови.

— Что вы имеете в виду? — Слова отца казались ей лишенными какого бы то ни было смысла. Она недоуменно пожала плечами. — На сегодняшний вечер приглашены гости. Помолвка непременно состоится, что может этому помешать?..

Меган говорила скороговоркой, и мысли галопом проносились у нее в голове, пока ждала от отца мало-мальски вразумительных объяснений. Но он молчал.

Это и пугало, и вселяло надежду одновременно. «Такова, видно, женская натура, — искоса глядя на дочь, думал лорд Томас, — вечно надеяться на лучшее».

— О Боже! — всплеснув руками, вдруг воскликнула Меган. — Чарльз ранен, и помолвку придется отложить? — От страшной мысли девушку охватила слабость.

Откинув назад голову, Томас расхохотался настолько громко, что Меган показалось, будто стены библиотеки дрогнули.

— Если бы все было так просто, дорогая дочка. Но не бойся, твой драгоценный Чарльз цел и невредим.

Меган с облегчением вздохнула и уже более спокойно посмотрела на отца. Она была готова выслушать все, что он скажет, хотя бы ради того, чтобы взять над ним верх в этой игре, но вдруг от сильного напряжения почувствовала смертельную усталость.

Бэнбридж пригубил бренди и, поставив бокал на стол, продолжил:

— Увы, моя дорогая, я абсолютно уверен, что к полудню, когда все узнают о наших неприятностях, Чарльз передумает брать тебя в жены.

Меган больше не могла этого выносить и направилась к двери.

— Вы изъясняетесь загадками, — бросила она через плечо. — Придется мне поговорить с Чарльзом.

— Нет! Твой злополучный жених пока еще ничего не знает. Подойди и сядь рядом, а я расскажу тебе, что мне стало известно сегодня утром.

Меган неохотно вернулась к столу. Сердце говорило ей, что нужно бежать отсюда или на худой конец заткнуть уши, но… Но вместо этого она снова опустилась в кресло и приготовилась слушать отца. Лорд Томас вновь наполнил бокал. Он был не только в самом отвратительном настроении, в котором Меган когда-либо его видела, он к тому же еще очень много пил, и она боялась не справиться с ним, если он опьянеет.

— Ты помнишь Дерека Чандлера?

— Элизабет часто говорила о нем. — Меган вспомнила это имя. — Он ее сын.

— Он ее ублюдок! — яростно прошипел лорд Томас.

При этом замечании Меган нахмурилась.

— Я была еще очень маленькой, когда вы взяли в жены Элизабет Чандлер, но я помню, что у нее был сын по имени Дерек. Он чем-то огорчил вас, отец?

— Вот именно.

— Чем именно?

— Он едет сюда.

Вновь устроившись в кресле, Бэнбридж устало опустил голову на руки.

— Зачем я женился на этой проклятой женщине? — обращаясь больше к самому себе, чем к Меган, пробормотал он.

— Разве вы не любили ее?

— Нет! — раздраженно воскликнул Бэнбридж. — Я не любил никого, кроме твоей матери!

Меган знала это слишком хорошо. Она плохо помнила свою мать. Когда та умерла, ей было всего три года. В памяти сохранился образ золотоволосой женщины с тихим голосом и нежной улыбкой, которая всегда была рядом, утешала Меган, если та падала, и баюкала на ночь, напевая колыбельную, пока сон не уносил девочку на своих крыльях.

О смерти матери Меган ровным счетом ничего не было известно. Но она до мельчайших подробностей помнила ту страшную ночь, после которой не стало Кэтти… Меган закрыла глаза.

И вот ей снова три года; она бегает по детской в своей розовой льняной ночной рубашке.

— Ненавижу розовый цвет! — кричит она Милли.

— Нет, Мисси, ты слишком мала, чтобы ненавидеть. — Милли ласково треплет ее по щеке.

— Но я ненавижу. Я хочу быть мальчиком.

Тогда мне не нужно будет надевать все эти глупые платья, тогда я смогу ездить верхом и пачкаться в грязи, мальчикам можно делать такие вещи. Папа тоже этого хочет. Сколько раз я слышала, как он говорит: «Я хотел бы, чтобы Меган была мальчиком».

Милли пристально смотрит на девочку.

— Пошли, детка. Пора ложиться спать.

Меган помнила, как в одну из грозовых ночей ее грубо разбудили. Открыв сонные глаза, она почувствовала на себе свирепый, холодный взгляд.

— Папа? — Девочка попыталась сесть в огромной кровати.

— Идем со мной, — приказал он.

Она послушно пошла за ним по темному коридору в спальню матери. Уже несколько дней Меган не позволяли видеть мать, объясняя тем, что она очень слаба, и девочка была удивлена, что отец среди ночи ведет ее к ней. Войдя в комнату, Меган, проскользнув мимо отца, подбежала к кровати матери. Темноту прорезали вспышки молний; во время одной из вспышек, осветивших спальню, Меган внезапно поняла — произошло что-то ужасное. Кэтрин Бэнбридж болела уже давно, и Меган привыкла к бледности ее кожи, но никогда еще она не видела такого мелового оттенка.

— Мама. — Девочка осторожно прикоснулась к руке, которая так часто ласкала ее, но, ощутив ледяной холод, мгновенно отскочила. — Что с моей мамой? — закричала она.

— Что с твоей мамой? — грубо передразнил ее Томас. Он схватил Меган своими сильными руками за плечи. — Я скажу тебе, что с ней. Она мертва!

— Нет! — закричала Меган, и слезы потекли по ее щекам. — Она не может умереть!

— Может, и она умерла. Моя красавица Кэтти. — Внезапно девочка увидела, что отец тоже плачет. — Это все из-за тебя! — в отчаянии схватившись за голову, воскликнул он. — Она так и не оправилась после твоего проклятого рождения. Если бы вместо тебя родился сын, о котором я так мечтал, мне было бы легче вынести все это.

Томас с новой силой вцепился в девочку. Меган попыталась вырваться, но тщетно: отец не выпускал ее из рук.

— Смотри на нее! — Он резко повернул детскую головку к кровати. — Смотри и никогда не забывай — это произошло из-за тебя!, Ничего не видя вокруг и спотыкаясь, Меган выбежала из спальни матери; чьи-то заботливые руки тотчас подхватили ее и помогли вернуться в детскую.

Зная нрав своего господина, Милли могла представить, что произошло в спальне леди Кэтрин. Только когда в окне забрезжили утренние лучи, девочка более или менее успокоилась и задремала.

Меган вновь посмотрела на человека, который был ее отцом. Да, он добился своего. Она никогда не забудет этого.

Меньше чем через год после смерти своей обожаемой супруги лорд Томас встретил красавицу Элизабет Чандлер и женился на ней. Меган сразу полюбила свою мачеху, ибо та была не только красивой, но и умной женщиной. Однако прошлой осенью Элизабет умерла от приступа лихорадки, и Меган вновь осталась вдвоем с отцом, который даже не скрывал, что не слишком интересуется своей единственной наследницей.

«О Чарльз, если бы ты сейчас приехал и вызволил меня отсюда, — думала Меган, — ей-богу, это было бы как раз вовремя!»

— Но если вы не любили Элизабет, папа, зачем же было жениться на ней? — Девушка почувствовала на себе его удивленный взгляд.

— По необходимости. — Отец неопределенно махнул рукой. — Смерть твоей матери мне дорого стоила и не только морально. Врачи и лекарства обошлись мне недешево. К тому же после ее смерти я стал по-дурацки тратить деньги — вкладывал их в убыточные предприятия, проводил слишком много времени в игорных домах.

Лорд Томас говорил в высшей степени спокойно, в его голосе не было и намека на раскаяние.

— В одном из этих игорных заведений, — после недолгой паузы продолжил он, — меня представили Элизабет Чандлер. Благодаря своим связям в обществе Элизабет была прекрасной партией для человека в моем положении. Я знал о ее коротком, но довольно скандальном романе с Джонатаном Марли, о ребенке, который появился девять месяцев спустя, но… — Томас зло усмехнулся. — Но я и предположить не мог, что когда-нибудь он осмелится переступить порог моего дома!

— Я полагаю, мистеру Марли следовало жениться на Элизабет, — явно не разделяя отцовского негодования, заметила Меган.

— С какой стати? Он распробовал вкус напитка и был таков. Чандлеры долго не могли найти соискателя руки своей дочки. Когда появился я, несчастный вдовец, от которого отвернулась удача, Элизабет уже отчаялась выйти замуж. Даже сведения о моем финансовом положении не испугали ее. Чандлеры просто мечтали заплатить за то, чтобы их опороченную дочь взяли замуж.

— А что случилось с сыном Элизабет? Его, кажется, звали Дереком?

— Эта ведьма взяла его с собой якобы для того, чтобы он помогал по хозяйству. Но я сразу же положил конец такой дурацкой затее и отдал бастарда слугой на пароход, плывший в Америку. С тех пор он пропал из моего поля зрения. И вот пятнадцать лет спустя я получил это. — Лорд Томас протянул дочери незапечатанный конверт.

Меган взяла письмо и, повертев в руках, прочла вслух:

— «Настоящим сообщаю о своем прибытии…

Дерек Чандлер». — В задумчивости она посмотрела на отца. — Интересно, чего он хочет?

— Смею надеяться, — раздался вдруг низкий мужской голос, — что смогу до некоторой степени удовлетворить ваше любопытство.

Меган и Томас с изумлением обернулись на голос как раз в тот момент, когда Дерек Чандлер, бесцеремонно отстранив слугу, вошел в библиотеку. Слуга же, до смерти напуганный столь явным пренебрежением к этикету, казалось, лишился дара речи; лицо бедняги исказила гримаса неподдельного ужаса.

— Простите, милорд, но… — все же взяв себя в руки, промямлил он, — джентльмен не стал ждать, пока о нем доложат.

— Все в порядке, Жюль, — Томас оглядел пришельца с ног до головы, — я ждал мистера Чандлера.

Глава 2

Опершись о дверной косяк, Дерек Чандлер изучающим взглядом окинул библиотеку, а затем небрежно захлопнул за собой дверь ногой.

Меган, скорее ошарашенная, нежели возмущенная бесцеремонностью непрошеного гостя, не сводила с него глаз. Томас же, напротив, даже не удостоил вновь прибывшего взглядом. Но реакция Бэнбриджей, по-видимому, нисколько не волновала Дерека.

Совершенно непринужденно он подошел к столу. В его поведении было столько самодовольства, что лорда Томаса передернуло. Однако несмотря на свой природный темперамент, Томасу хватило выдержки не вспылить: он прекрасно понимал, что Чандлера это только позабавит. А посему, выругавшись про себя, достопочтенный лорд встал из-за стола и с холодной учтивостью приветствовал гостя.

«В свои пятьдесят четыре наш красавец выглядит изрядно потрепанным, — отвечая насмешливым кивком на приветствие, думал Дерек. — Значит, у него были неприятности. — Молодой человек усмехнулся. — А сколько их будет после того, как я покончу с ним и со всем этим драгоценным семейством». Его взгляд упал на Меган, которая, пытаясь сохранять спокойствие, сосредоточилась на своей тарелке. В ее позе было столько грации и изящества, что у Дерека на мгновение перехватило дыхание. Девочка выросла и превратилась в прелестное создание. Длинные медового цвета волосы, восхитительной формы плечи и на редкость милое, открытое лицо; его можно было бы счесть просто смазливым, если бы не изумрудно-зеленые глаза, полные, как ему показалось, затаенной горечи… Но, подавив в себе неожиданный порыв нежности и сострадания, Дерек цинично усмехнулся.

Скоро, очень скоро их знакомство станет более близким. Надо быть пустоголовым болваном, чтобы не попробовать такой лакомый кусочек; сначала он насладится ее телом, а потом вернет девушку папаше, опозоренную и униженную. Да, это с лихвой искупит те годы страданий, которые выпали на долю Элизабет.

Ослепленный жаждой мщения, Дерек невольно сделал шаг к Меган.

Томасу уже изрядно надоело затянувшееся молчание. Ему совсем не нравилось, что человек, которого он ненавидел, рассматривает его дочь с откровенным вожделением. Когда же Дерек двинулся к Меган, лорда Бэнбриджа прорвало:

— Чандлер! Пока ты не изнасиловал у меня на глазах мою дочь, не перейти ли нам к делу?

— Прошу прощения. — Дерек отвесил насмешливый поклон. — И вы, мисс… Меган, не так ли?

Меган медленно кивнула. Она была все еще немного смущена тем впечатлением, которое производил этот грубоватый красивый незнакомец, и пока не знала, что сказать.

— Еще раз прошу простить меня, но я был поражен красотой вашей дочери. — Дерек бросил презрительный взгляд на своего собеседника.

— Хватит фальшивых извинений. — Томас плюхнулся в кресло. — Поспеши, пока мое терпение не лопнуло и я не выкинул тебя отсюда.

— Это будет весьма опрометчивым поступком, — невозмутимо ответил Дерек. — Судя по всему, вы подозреваете меня в каких-то темных делишках.

Посмеиваясь, он развалился в кресле, на котором раньше сидела Меган, и с нескрываемой злобой взглянул на Томаса.

— Уверяю вас, я приехал не для того, чтобы грабить.

— Тогда зачем? — нерешительно спросила Меган.

— Прелестная девица, оказывается, умеет говорить? — Дерек рассмеялся.

— Чандлер! — Томас бросил на него предупреждающий взгляд.

Откинувшись на спинку кресла и скрестив ноги, Дерек вынул из кармана дорогую позолоченную шкатулку. Меган отметила, что она украшена элегантной монограммой из бриллиантов и рубинов. Из шкатулки молодой человек вынул тонкую сигару.

Меган искоса наблюдала за непрошеным гостем.

Движения его были преувеличенно медленными, как будто он хотел вновь вывести из себя Томаса. Никогда в жизни ей не приходилось видеть человека, так бережно обращавшегося со своей сигарой: его пальцы, как пальцы любовника, осторожно и нежно ощупывали тщательно обрезанный кончик сигары. Внезапно девушка покраснела, а подняв глаза и встретив изучающий взгляд его шоколадных глаз, смутилась еще больше.

Дерек самоуверенно улыбнулся, словно догадавшись, о чем она думает, и закурил сигару. Все так же глядя на Меган, он сказал:

— Отвечаю на ваш вопрос, дорогая леди. Я приехал взять то, что мне причитается.

— И что же это такое? — хмуро спросил Томас.

— Пожалуйста, перестаньте, Томас. Не нужно играть со мной в эти игры. Вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Но если вы настаиваете… — его голос стал скучным, — то я приехал за фамильными драгоценностями Чандлеров.

— Драгоценности! — с неподдельным изумлением едва слышно прошептала Меган.

— Мне кажется, что ваш забывчивый отец утаил от вас посмертную волю моего дорогого деда, коротко и ясно изложенную в его завещании. Не желаете взглянуть? — Дерек протянул копию завещания Томасу.

Тот, внимательно прочитав документ, разорвал его пополам.

— Вот что я думаю о завещании твоего деда! — Томас аккуратно положил клочки бумаги в пустую корзину рядом со столом.

Дерек следил за его действиями таким холодным, ненавидящим взглядом, что Меган на долю секунды стало страшно.

— Это была всего лишь копия. Оригинал находится у моего адвоката, примите это к сведению.

Внезапно поведение Дерека резко изменилось. Он перестал дразнить Томаса и заговорил более серьезно:

— Завещание совершенно законно, и, поскольку мой дед предусмотрел мой отказ от права на имение, он упоминает меня как наследника фамильных драгоценностей Чандлеров. После, разумеется, смерти матери. Насколько я знаю, моя мать умерла.

— Да, — тихо сказала Меган.

Дерек бросил косой взгляд на девушку; его удивила неподдельная печаль, с которой она произнесла это «да».

— Откуда ты узнал о ее смерти? — спросил Томас.

— Во всяком случае, не от вас, — холодно ответил Дерек. — У меня есть друзья в Лондоне. — Наклонившись вперед, он стряхнул в пепельницу пепел. — Вы собираетесь исполнить волю моего деда, сэр?

Томас прорычал что-то неопределенное. Он все прекрасно знал и до свидания с Дереком: лучшие лондонские адвокаты проверяли это проклятое завещание слово за словом, буква за буквой и нашли его абсолютно законным.

— Собираюсь. — Томас стал белым как мел.

— Вот и прекрасно. Я могу взглянуть на драгоценности?

— Прямо сейчас? — На лице Томаса выразилось волнение. — Ты считаешь меня идиотом? В коллекции много драгоценных вещей. Как ты знаешь, семейство Чандлеров любило дорогие камни, и это наследство — одно из самых значительных во всей Англии.

— Мне это известно. Именно поэтому я хочу проверить, все ли вещи в сохранности. — Дерек нетерпеливо погасил сигару. — И я хочу взглянуть на них сейчас же.

Лорд Томас нахмурился.

— По вполне понятным соображениям безопасности я не храню драгоценности в доме, — после недолгой паузы процедил он сквозь зубы.

— Предлагаю в силу сложившихся обстоятельств пренебречь безопасностью. — Дерек вскинул голову. — Сегодня вечером я вернусь сюда со своим адвокатом, и предупреждаю вас, Томас, драгоценности должны быть здесь.

В ответ на это заявление Томас поднялся с кресла и в гневе вышел из комнаты.

Меган подошла к окну и раздвинула тяжелые шторы. Боже! Что теперь делать? Отец пообещал вернуть Чандлеру драгоценности. Драгоценности, которые должны были стать ее приданым. Девушка с трудом сдерживала слезы. Чарльз рассчитывал на эти чертовы побрякушки, хотел вложить их в какое-то дело, а теперь… Теперь он вряд ли женится на ней. В отчаянии Меган схватилась за голову.

— Искренне надеюсь, что не мое появление стало причиной столь резкой перемены вашего настроения, — прошептал низкий голос прямо ей в ухо.

Резко обернувшись, Меган очутилась в объятиях Чандлера.

— А ты действительно милая крошка. — Дерек привлек ее к себе.

— Отпустите меня! — пронзительно вскрикнув, Меган попыталась вырваться из его рук. — Где отец?

— Он пошел искать мое наследство, — не выпуская ее из объятий, прошептал Дерек с глумливой улыбкой.

Не оставляя надежды вырваться, Меган резко отступила назад. На мгновение полы ее пеньюара распахнулись, и любопытный взгляд Дерека успел заметить очертания нежной груди под полупрозрачной материей ночной сорочки. Его рука уже потянулась к теплой округлости, но Меган поспешно запахнула пеньюар.

Дерек хрипло не без смущения кашлянул.

— Удивительно, что вы не слышали, как ушел ваш папенька. Его уход был весьма эффектен.

— Я задумалась.

— Наверное, о приданом. Бедный Чарльз! — Голос Чандлера стал вкрадчивым. — Похоже, теперь его планы рухнут.

— Откуда вы знаете… — начала она.

— О Чарльзе Бичеме? — закончил он ее вопрос. — Я знаю не только об этом. Еще мне известно, что сегодня вечером должны были объявить о вашей помолвке, не так ли?

— Совершенно верно. И никакие дурные вести не смогут этому помешать. — Меган нахмурилась. — Чарльз любит меня. Так что с приданым или без я выйду за него замуж.

— Поживем — увидим. Ваш женишок довольно жадный парень.

— Не смейте так говорить о Чарльзе!

Меган уже собралась влепить наглецу пощечину, но не тут-то было: молодой человек, как клещами, схватил ее за руку.

— Я буду говорить так, как захочу. — Голос Дерека был абсолютно спокоен. — А вот вы, моя дорогая, судя по всему, нуждаетесь в уроке хороших манер, и я с удовольствием исполню роль учителя. — С этими словами он привлек девушку к себе.

Меган, застигнутая врасплох таким поворотом дел, не шелохнулась. Когда же Дерек, воспользовавшись этим, приник к ее губам, она окончательно растерялась. Тем не менее ей хватило решимости пригрозить наглецу:

— Если вы сейчас же не отпустите меня, я закричу.

Но Дерек, словно не слыша ее, очень ловко и быстро развязал поясок пеньюара и резким движением сорвал его с девичьих плеч.

Меган похолодела от ужаса. Никогда ни один мужчина не видел ее в таком виде. Спеша одеться, она нагнулась было за упавшим на пол пеньюаром, но Дерек ногой отбросил его в сторону.

— Почему же ты не кричишь? — насмешливо поинтересовался он. — Любой из слуг, я уверен, будет рад рассказать своим сотоварищам о том, как видел хозяйскую дочку в одной ночной сорочке, да еще в компании с мужчиной весьма сомнительной репутации.

— Убирайтесь из этого дома! — покраснев от смущения, выдавила из себя Меган.

— Еще немного…

С этими словами Дерек стал покрывать легкими поцелуями девичьи шею, щеки, а потом и губы. Меган стало дурно: то ли от ударившего ей в нос запаха табака, то ли от неведомых доселе ощущений. С каждым поцелуем в душе у нее щемило. «Что это? — спрашивала себя девушка. — Почему я все еще здесь?..»

Внезапно, к глубокому облегчению Меган, Дерек отстранился от нее.

— Моя крошка, я уверен, что напыщенный индюк, за которого ты собираешься выйти замуж, никогда не целовал тебя так.

— Он джентльмен. А вот вас назвать джентльменом никому и в голову не придет.

— Могу только возблагодарить за это Господа, — не моргнув глазом парировал Дерек. — Разве благородный джентльмен смог бы насладиться сладким нектаром твоих губ?

Он нагнулся, и его уста сомкнулись на тугом бутоне ее соска. Девушка задрожала всем телом. От унижения и бессилия она готова была разрыдаться.

— Пожалуйста… — сдавленно прошептала Меган, — кто-нибудь может войти…

Глаза Дерека потемнели от желания, и он с новой силой прижал ее к себе. Жар его тела, его налившаяся мужская плоть вконец испугали Меган.

— Боже! Какой стыд! — воскликнула она.

— Не стыдись, крошка. Это вполне естественно, что при виде привлекательной девушки мужчина теряет голову. Если бы мы находились где-нибудь в другом месте, я бы с наслаждением взял тебя, не испытывая при этом никаких угрызений совести. — Дерек провел пальцами по шелковистым прядям ее волос.

— Вы говорите со мной, как с уличной девкой! — Слезы унижения навернулись ей на глаза.

— Все женщины в душе уличные девки, — разомкнув руки, резонерски заметил Дерек. Затем он поднял лежащий на полу пеньюар. — Ты так хорошо изображаешь невинность, что вполне можно поверить в твою девственность. Надеюсь, мадемуазель, ваш драгоценный Чарльз сумеет толково распорядиться этим сокровищем в первую брачную ночь. — Дерек осторожно накинул пеньюар ей на плечи и затянул пояс. — Ну вот, мой урок хороших манер закончен.

Так что позвольте откланяться. — Паясничая, как безусый юнец, он шаркнул ножкой.

— Надеюсь, наша встреча была последней, — смахнув слезу, произнесла Меган.

— Нет, крошка, я еще вернусь. Как ни крути, а твой батюшка мой должник. — Дерек направился к двери; на пороге библиотеки он обернулся. — Одно предостережение, мадемуазель. Если вам еще когда-нибудь взбредет в голову распускать в моем присутствии руки, то смею уверить, одними поцелуями вам тогда не отделаться…

Последнее, что слышала Меган, прежде чем с рыданиями упасть на пол, был скрип двери, захлопнувшейся за Дереком Чандлером.

Натянув поводья, Томас остановил лошадь и, соскочив на землю, бросил поводья конюху.

— Вытри коня получше, — распорядился он. — Да посмотри, что у него со спиной…

Конюх понимающе кивнул и не медля ни минуты принялся с подчеркнутым рвением растирать вспотевшего жеребца.

Между тем Томас быстрым шагом покинул конюшню и направился к крыльцу большого городского дома. Не обращая внимания на висящий при входе колокольчик, он с грохотом распахнул двери и быстро прошел мимо удивленного дворецкого. Осмотрев комнаты первого этажа и не встретив там ни единой души, он стал подниматься по лестнице на второй этаж.

Здесь лорд Бэнбридж наткнулся на неожиданное препятствие — Матильду, преданную экономку Чарльза Бичема. Судя по решительному виду, с которым эта почтенная женщина преградила ему дорогу, пускать сюда кого бы то ни было она не собиралась.

— Прошу прощения, лорд Бэнбридж, — Матильда кисло улыбнулась, — но лорд Бичем просил его не беспокоить.

Томас нахмурился.

— Я, кажется, ни о чем тебя не спрашивал.

Он попытался пройти мимо Матильды, но экономка не отступала.

— Мистер Бичем просил…

— Ах ты, водяная крыса! — вспылил Томас. — Как ты смеешь препираться со мной!

— Я не препираюсь, лорд Бэнбридж. — Матильда вскинула голову. — Я выполняю поручение моего хозяина!

— Вздуть бы тебя за такую наглость. — Томас кипел от негодования. — Вот погоди, я расскажу хозяину…

— Что за шум? — поинтересовался Чарльз Бичем, неожиданно появившийся на пороге своего кабинета. — А, это вы, Томас! Впрочем, зачем лукавить? Как только мне доложили, что некто без предупреждения вломился в мой дом, я сразу же подумал о вас. Колокольчик висит при входе не для украшения, Томас. В следующий раз лучше воспользоваться им.

— Что вы скажете об этой нахалке? — пропустив мимо ушей замечание Чарльза, воскликнул Томас.

— А что такое?

— Ее поведение просто возмутительно. — Томас никак не мог успокоиться. — Нельзя позволять слугам безнаказанно оскорблять гостя. Вам следует проучить мерзавку.

Чарльз расхохотался.

— Я вряд ли могу наказать Матильду только за то, что она выполняла мои распоряжения. Это мой дом, Томас, и не вам здесь приказывать. — Чарльз жестом отпустил экономку. — Не пройти ли нам в кабинет? У вас, очевидно, что-то срочное, иначе бы вы не примчались сюда в таком волнении.

Войдя в кабинет, Чарльз позвонил в колокольчик.

— Скажи Матильде, чтобы она принесла нам чего-нибудь выпить, — приказал он, как только слуга появился на пороге.

— Слушаюсь, сэр. — Слуга ушел, плотно прикрыв за собою дверь.

Лениво развалясь в кресле, Чарльз испытующе посмотрел на Томаса. Надо сказать, что визит будущего тестя несколько выбил его из колеи. Он украдкой поправил ворот наспех надетой рубашки. Однако этот жест не ускользнул от лорда Бэнбриджа.

— Похоже, я вытащил вас из постели. — Голос Томаса звучал неестественно. — Но не слишком ли поздно для послеполуденного сна?

— Уверяю вас, Томас, я не спал. Должен добавить, что вы пришли в самый… неподходящий момент, — многозначительно ответил Чарльз.

Томас фыркнул.

— Не будьте так суровы, Томас. Может, ваше настроение было бы получше, если бы вы не отказывали себе в удовольствии иногда покувыркаться в постели с девицей. — Его губы растянулись в циничной ухмылке. — Бог свидетель, вам нужно средство от дурного настроения.

— Моя дочь знает о ваших шашнях? — Томас не хотел обсуждать свою личную жизнь, предпочитая перевести разговор на другую тему.

— Наивная крошка. — Чарльз усмехнулся. — Она ни о чем не догадывается. Готов побиться об заклад, что я в состоянии сначала доставить удовольствие ей, а потом еще тайком побывать на двух-трех любовных свиданиях.

— Простите, Чарльз, но у меня нет особого желания вдаваться в интимные подробности вашей будущей семейной жизни, — раздраженно пробурчал Томас.

— Конечно, это грубость с моей стороны. Джентльмен не должен рассказывать о своих возможностях в такого рода вопросах. — Чарльз громко расхохотался. — Уверен, что вы пришли сюда совсем не за этим. Думаю, вас взволновал приезд некоего Дерека Чандлера в нашу чудную столицу.

— Так вы уже в курсе?

— Когда в таком деле, как наше, некто может понести большие потери, он обычно старается внимательно следить за происходящим. — Встав с кресла, Чарльз подошел к столу, взял увесистую папку с бумагами и небрежно бросил ее на колени Томаса.

— Это подробное описание деятельности Дерека с момента его преждевременного возвращения из Америки около трех недель назад.

— Он в Лондоне уже три недели, а вы даже не потрудились сказать мне об этом? — Лицо Томаса побагровело от гнева.

— Нет.

— Почему?

— Потому что ничего хорошего из этого не вышло бы. Ваш вспыльчивый и неуправляемый характер говорит сам за себя. Вы бы сделали массу глупостей, а разбираться пришлось бы мне одному, — не без раздражения ответил Чарльз. — У меня и так много проблем, и мне не нужны новые.

Немного поразмыслив, Томас вынужден был признать, что Чарльз прав.

— Но Дерек хочет заполучить драгоценности, — уже более спокойно продолжал он.

— Разумеется, он этого хочет. — Чарльз вернулся к своему креслу.

— Что же нам делать?

Скрестив руки, хозяин кабинета задумчиво смотрел прямо перед собой.

— Отдайте ему драгоценности. Завещание совершенно законно — вы это знаете, — напомнил он. — Когда Чандлер придет за ними?

— Сегодня вечером.

— Я так и думал. Через три дня его корабль должен отправиться обратно в Америку. У нас очень мало времени, поэтому нужно действовать быстро. — Откинув голову на спинку кресла, Чарльз стал пристально рассматривать маленькое пятнышко на потолке. — Да, мы не можем нарушить завещание, но что нам помешает преступить закон? — Он лукаво прищурился. — Дерек придет к вам в дом сегодня вечером во время празднования помолвки…

— Вы собираетесь отпраздновать помолвку? — В голосе Томаса слышалось удивление.

— Слишком много народу знает об этом. Если я отступлю, широкой огласки не миновать. Да и с какой стати? Особенно если дорогой капитан Чандлер милостиво вернет нам эти драгоценности.

Чарльз встал и направился к двери.

— Повторяю, сегодня вечером Чандлер придет в ваш дом во время помолвки. Как хозяин, вы должны проследить, чтобы вашего гостя приняли с истинно английским гостеприимством. Думаю, никто не удивится, если он хлебнет лишнего. Разумеется, следует быть осторожным, но особенно беспокоиться не стоит — мои люди позаботятся о самых деликатных моментах.

— Больше вам не придется грудью защищать своего хозяина, Мэтти, — успокоил Чарльз экономку после ухода Томаса.

Допив бокал с бренди, он поставил его на стол в передней и, насвистывая, стал подниматься по покрытой ковром лестнице. Задержавшись перед дверью спальни, он торопливо поправил свою и без того безупречную прическу. Внезапно дверь распахнулась, и миловидная женщина лет двадцати пяти поманила его пальчиком.

— Все в порядке, дорогой?

Притянув женщину к себе, Чарльз уткнулся лицом в ее длинные волосы цвета воронова крыла.

— Я успокоил этого старого дурака, — он засмеялся, — и теперь хочу только тебя!

Войдя в библиотеку, Милли увидела, что ее госпожа сидит на полу. Глаза девушки покраснели от слез.

— Господи всемогущий! — Служанка всплеснула руками. — Что этот подлец сделал с вами? — Она опустилась на колени рядом с Меган.

Встрепенувшись, девушка подняла голову, дрожащими пальцами вытерла слезы и медленно встала.

— Ннничего… — слабо выговорила она.

— Это не правда, Мисси. Взгляните па себя. Еще никогда в жизни я не видела вас такой. Скажите мне, что сделал этот распутник, и вам станет легче, — настаивала Милли.

Меган невидящим взглядом уставилась на свою старую служанку, а потом вдруг нахмурилась и гневно прокричала:

— Я же уже сказала, ничего не сделал! И вообще мне надоели твои расспросы. Я хочу подняться к себе в спальню. Принеси мне холодный компресс для глаз.

Если ты еще не успела забыть, сегодня вечером моя помолвка.

Не произнеся больше ни слова, она проскользнула мимо ошеломленной Милли и быстро поднялась в спальню.

Захлопнув тяжелую дубовую дверь, Меган с рыданиями бросилась в постель. Но довольно скоро она затихла, потом, прижав к груди рубашку, бешено заметалась по комнате.

— Как он посмел! — От охватившего ее возмущения девушка не заметила, как заговорила сама с собой. — Кто дал ему право обращаться со мной, как с последней девкой!

Подойдя к зеркалу, Меган с раздражением схватила щетку для волос и яростно начала приводить в порядок прическу.

— Я расскажу Чарльзу о похотливых приставаниях этого нахала! — Она была вне себя от ярости. — Чарльз вызовет его на дуэль!

Вдруг девушку словно что-то кольнуло, и она внимательно посмотрела на себя в зеркало. Ее рот пылал: казалось, он все еще хранил на себе вкус губ Дерека, его властные и полные страсти поцелуи. Закрыв глаза, Меган вспомнила его жестокие и обжигающие ласки.

— Нет, — решила она, — я не скажу Чарльзу о случившемся. На дуэлях ведь убивают.

Меган искренне верила, что ее обидчик достоин самого худшего наказания, но она не могла допустить, чтобы жизнь Чарльза подвергалась риску.

— В конце концов, — девушка, по-прежнему глядя в зеркало, гордо вскинула голову, — я способна постоять за себя сама. Меня можно было силой заставить вытерпеть оскорбительные притязания этого развратника, но, клянусь Богом, Дерек Чандлер больше никогда не дотронется до меня.

Глава 3

Выйдя из дома Бэнбриджей, Дерек Чандлер приказал кучеру ехать обратно в трактир, где он снимал комнату. Очутившись в трактире, молодой человек заказал себе большую кружку эля. Утренние события в некоторой степени огорчили его. И дело тут было в Меган. Дерека раздосадовала собственная горячность. Он совсем не хотел так грубо принуждать ее к близости, по крайней мере пока. О, у него еще будет время разобраться с ней и для этого незачем насиловать девушку едва ли не в присутствии слуг. К тому же подобная поспешность может нарушить его планы, а этого ни в коем случае допускать нельзя, ведь «Леди Элизабет» отплывает через три дня — довольно короткий срок, чтобы повергнуть в прах благополучие семейства Бэнбриджей.

К Меган Дерек испытывал сложное чувство, ведь по-настоящему он хотел отомстить только Томасу Бэнбриджу. Чандлер ненавидел его, ненавидел с такой силой, что не было и дня за эти долгие пятнадцать лет, когда он не думал о мести; он прекрасно понимал, что не успокоится до тех пор, пока Томас сполна не заплатит за унижение, выпавшее на долю Элизабет. Если для этого потребуется, чтобы пострадала девушка, значит, так тому и быть. В конце концов, в ее жилах течет кровь Бэнбриджей.

Единственным светлым образом для Дерека был образ матери. Элизабет была прелестной женщиной — жизнерадостной, любящей и способной дарить любовь. Томас разлучил сына с матерью, когда тот был еще пятнадцатилетним подростком, он превратил жизнь мальчика в сущий ад. Ах, если бы лорд Бэнбридж остановился на этом! Но нет, ему было мало одной загубленной жизни, он решил погубить и Элизабет.

Нет, Томас не убил Элизабет в буквальном смысле, но именно он был повинен в ее смерти. Он запретил ей заниматься тем, что она любила, запретил покидать пределы имения и приглашать гостей. Он запер ее ото всех и тем самым приговорил к медленной смерти…

Дерек закрыл глаза. Если бы не печальная участь матери, он давно бы простил Томаса. В той или иной степени он был ему обязан тем, что научился противостоять жестокости, научился бороться в этом бесчеловечном мире.

Брошенный на произвол судьбы, Дерек не придумал ничего лучше, как поступить юнгой на корабль.

Море, надо сказать, жестокое испытание для новичка.

Неудивительно, что новый юнга стал мишенью для насмешек команды. Как-то раз один из матросов высыпал содержимое горящей трубки на его штаны, и тут Дерека прорвало, он больше не мог мириться с подобного рода шутками. Последовала драка, в которой юнга, к изумлению всех присутствующих, стал победителем. Более того, после этого боя его обидчику пришлось провести остаток плавания в койке.

Узнав об этом, капитан вызвал паренька к себе в каюту.

— Ты вывел из строя одного из моих лучших людей, — сказал он. — Надеюсь, у тебя хватит сил заменить его в работе.

Дерек не верил своим ушам.

— Знаю, ты еще молод, — продолжал капитан, — но тот, кому удалось задать жару Большому Джейку, умеет постоять за себя. Я хочу дать тебе шанс. Что скажешь, парень?

Дерек принял предложение и за довольно короткий срок превратился в настоящего моряка. Корабль был для него домом, а семью ему заменила команда.

Стоит ли удивляться, что уже к двадцати пяти годам он стал капитаном собственного корабля?..

Молодой человек был честолюбив, а посему организовал вскоре собственную фирму по морским перевозкам. Дела шли успешно, доходы росли, и через некоторое время Дерек смог купить несколько портовых складов, чтобы не тратить денег на посредников.

Потом интересы молодого человека обратились к земле: первым его приобретением на суше была хлопковая плантация, следующими стали рисовые поля.

Таким образом Дерек Чандлер, двадцати девяти лет от роду, добился немалых успехов, а его компания, занимающаяся производством и перевозкой сельхозпродуктов, процветала день ото дня.

Да, он мог простить Томасу свои собственные страдания, но страдания матери никогда. Этот человек должен понести наказание за все то зло, которое он причинил Элизабет.

Меган в третий раз нервно поправила лиф своего платья.

— О Милли, платье опять сборит! — Она нетерпеливо топнула ногой.

— Не понимаю, что теперь вам не нравится. — Милли недоуменно пожала плечами.

— Ты что, ослепла? Этот вырез слишком велик. Почти вся грудь наружу. — Меган попыталась подтянуть лиф повыше. — Ничего не выходит, опять складки.

Милли приглушенно хихикнула.

— Вы просто нервничаете, Мисси. Платье великолепно. Вы посмотрите на себя. — Она подвела Меган к зеркалу.

Девушка с восхищением смотрела на свое платье.

Что и говорить, никогда в жизни она не надевала более красивого наряда. Сшитое из золотистого шелка, платье искрилось при свечах. Широкие волны рукавов спадали к локтям, где переходили в расшитые бисером обшлага, туго стягивающие ее тонкие запястья. От высокой талии материя мелкими складками ниспадала до полу. Спереди был глубокий квадратный вырез, приоткрывающий тугие округлости ее груди.

— Ох, Милли, даже не знаю, что и сказать. — Меган глубоко вздохнула. — Представляешь, что будет, если хоть один крючочек расстегнется. Я сгорю от стыда.

— Если вы, не дай Бог, и выпрыгнете из платья, то лорду Бичему придется поспешить со свадьбой. — Служанка весело рассмеялась.

— Прекрати свои дурацкие шутки, Милли, и принеси мне ожерелье. — Голос Меган прозвучал более резко, чем она хотела.

Это все нервы. Они и так уже на пределе от утренних событий, а тут еще предстоящая помолвка.

Меган решила дополнить свой наряд бриллиантовым ожерельем в форме сердца. Это было единственное украшение, принадлежавшее только ей и никому более Его подарила Элизабет. Меган бережно хранила ожерелье не только потому, что знала цену драгоценностям, но и потому, что это был подарок ее мачехи.

Повозившись с застежкой минуту-другую, Меган наконец надела ожерелье и обернулась к Милли.

— Вы просто красавица, Мисси, — сказала она, и слезы гордости и умиления навернулись ей на глаза. — Скоро приедут гости. Вам лучше поспешить к отцу.

Нежно обняв старую служанку, Меган подобрала юбки и выскользнула из комнаты. Спустившись вниз по лестнице, она остановилась у дверей библиотеки.

Ей показалось, что отец с кем-то разговаривает и, судя по тону, это был один из его закадычных друзей, пришедший пораньше обсудить важные политические новости и пропустить стаканчик-другой бренди.

Какая скука! Пожав плечами, девушка направилась в большую танцевальную залу.

Запах свежеотполированной мебели, смешанный с ароматом только что срезанных цветов, встретил Меган, едва она переступила порог. Зала была приведена в безукоризненный порядок; официанты еще получали последние наставления дворецкого, а музыканты уже начали настраивать свои инструменты.

Меган направилась к уставленному разнообразными закусками буфету. После того как гости слегка перекусят, на стол подадут блюда с ветчиной и говядиной, различные овощные закуски, тарелки с кусочками горячего хлеба, а в конце пиршества — разнообразные пирожные, бисквиты, печенье и фрукты.

Огромная хрустальная чаша, стоявшая посреди стола, была до краев наполнена ледяным пуншем. Меган налила в хрустальный бокал холодную пузырящуюся жидкость и задумчиво отхлебнула из него, мысленно представляя себе сегодняшний вечер.

— Что я вижу? — Этот насмешливый голос Меган теперь узнала бы из тысячи. — Неужели мадемуазель начала прикладываться к рюмке? Ах нет, она просто пытается скрасить тягостные минуты ожидания встречи со своим любимым.

Меган захотелось расцарапать это смеющееся лицо.

— Не составить ли вам компанию?

Ледяным взглядов девушка следила за тем, как Дерек Чандлер наливает себе шампанского.

— Если вы пришли за наследством, мистер Чандлер, то мой отец сейчас в библиотеке. Составьте лучше компанию ему, будьте так любезны, — проговорила она. — Тем более что разговаривать с вами не самое приятное для меня занятие.

— В данный момент ваш отец разговаривает с моим поверенным. Они как раз собираются подписать кое-какие бумаги, и мое присутствие там необязательно.

Кроме того, ваш жених бросал такие убийственные взгляды в мою сторону, что мне захотелось поискать более приятного общества. А где его можно найти, как не около принцессы этого дома? — Он хотел было поцеловать девушке руку, но она решительно ее отдернула.

— Вы видели Чарльза? — в волнении спросила Меган.

— Я подозревал, что именно это сообщение вас заинтересует. — Он стоял перед ней, поигрывая изящным бокалом. — Да, ваш светловолосый дружок считает себя вправе вмешиваться в дела, которые не имеют к нему никакого отношения.

— Ошибаетесь, Чандлер, еще как имеют. — В разговор молодых людей вмешался незаметно подошедший к ним Чарльз.

Стремительно обернувшись, Меган увидела своего жениха, стоящего посреди комнаты. Взгляд Чарльза, устремленный на непрошеного гостя, мило беседующего с его невестой, был полон гнева. Девушка быстро подошла к нему, и он небрежно обнял ее за талию.

— Чем же вы можете подтвердить это безответственное заявление, сэр? — Не меняя позы, Дерек медленно и с удовольствием потягивал шампанское.

— Эти драгоценности были обещаны мне лордом Бэнбриджем в качестве приданого его дочери. — Чарльз с видом собственника еще крепче прижал Меган к себе.

— События приняли весьма неблагоприятный для вас оборот. Как я понимаю, на мое возвращение ни Томас, ни вы не рассчитывали. — Дерек насмешливо улыбнулся. — Но в любом случае драгоценности никогда не принадлежали Бэнбриджам, и ваш будущий тесть не имел права их никому обещать. Насколько я помню, приданым моей матери была значительная сумма денег, а не бриллианты. — Осушив бокал, Дерек подошел к буфету и снова наполнил его. — Но зачем нам говорить о каких-то драгоценностях, когда скоро у вас появится гораздо более прелестное украшение? — Он взглянул на Чарльза со скрытым презрением.

Меган почувствовала, как мускулы на руке, обнимавшей ее талию, напряглись, и на мгновение ей стало страшно: еще немного, и драки не избежать. Но тут же она ощутила, как напряжение Чарльза ослабло.

— Вы совершенно правы, Чандлер, — рассмеявшись, он нежно поцеловал Меган в лоб, продемонстрировав свои права на нее. — Но хочу предупредить вас — я могу упустить одно сокровище, но никак не два.

Вместе с Меган лорд Бичем направился к двери.

— Извините нас — пора встречать гостей. Разумеется, вы можете остаться, чтобы поздравить нас и пожелать всего наилучшего, хотя, учитывая ваше воспитание, вы вряд ли на это способны. — Чарльз криво усмехнулся.

Щелкнув каблуками, Чандлер отвесил насмешливый поклон.

Первым желанием Чарльза, как только они вышли из комнаты, было спросить Меган, о чем они с Чандлером так оживленно беседовали, когда он вошел в комнату. Молодой человек искоса взглянул на невесту. В холле уже появились первые гости, и начинать этот разговор сейчас было неудобно. Но позже, позже он обязательно обо всем расспросит ее.

— Чандлер, а нельзя ли все это отложить на завтра? — устало осведомился Томас. Мужчины находились в библиотеке.

— Боюсь, что нет. После того как я покину сегодня этот дом, моим главным желанием будет никогда не возвращаться сюда, — холодно ответил Дерек. — Это, естественно, никоим образом не связано с вашим гостеприимством. Все дело в личных симпатиях — мне нравятся люди иного круга.

Дэвид Синклер, адвокат, пришедший вместе с Дереком, чтобы проследить за процедурой возвращения наследства, пытался как мог поддержать благожелательную атмосферу. Он уже дважды вмешивался в беседу, стараясь не допустить разговора на повышенных тонах. Вынув носовой платок из жилетного кармана, он вытер пот со лба.

— Дерек, если вы настаиваете, я вернусь за ожерельем завтра. Все остальные драгоценности на месте.

Давайте отпустим лорда Бэнбриджа к гостям.

Дерек бросил недовольный взгляд на своего поверенного, потом небрежным жестом достал из кармана сигару. Глубоко затянувшись и выдохнув дым, он повернулся спиной к своим собеседникам.

К этому времени вечер уже был в разгаре. Дела Томаса и так были не в блестящем состоянии, а теперь еще предстояло расстаться с вожделенными драгоценностями. Он же пытался изобразить сердечность и терпимость. Само собою, это настораживало Дерека.

Томас явно замышлял недоброе, и если у него было что-то на уме, то Чарльз, вполне вероятно, тоже имел к этому отношение. Дерек мысленно велел себе сегодня быть начеку.

Оглянувшись, он осторожно вытащил из кармана обтянутую бархатом шкатулку с драгоценностями, удивлявшими своей красотой и изысканностью. Семейство Чандлеров всегда гордилось своей коллекцией. Дерек сам лично сравнил каждую драгоценность с ее детальным описанием, указанным в подробном перечне предметов его наследства. Он дотошно проверил соответствие оригиналов описанию, не пропуская ни одной детали, и именно во время осмотра заметил, что в коллекции не хватает одного ожерелья.

Это было колье из бриллиантов в золотой оправе в форме сердца. Дерек спокойно спросил, почему его нет в шкатулке, и без особой радости услышал, что в этот самый момент оно находится на лилейной шее дочки Бэнбриджа. Он прекрасно понимал, что колье рано или поздно вернется к нему, но мысль о том, что эта сопливая девчонка не считается с его законными правами на наследство, приводила его в бешенство.

— Я не намерен ждать до завтра. — Чандлер резко захлопнул крышку шкатулки. Положив ключ в карман, он повернулся к хозяину:

— Мне еще нужно поздравить вашу дочь. Я должен найти ее и принести свои соболезнования, — не без сарказма добавил он.

— И вы, конечно, скажете ей об ожерелье, — сухо предположил Томас.

— Вполне вероятно.

— И вам не жалко портить девушке праздник? — попытался остановить его Томас.

Дерек не мигая смотрел на лорда Бэнбриджа.

— Возможно, обстоятельства моего рождения оставили на мне несмываемое клеймо незаконнорожденности, — с нескрываемой злобой произнес Дерек, — но они не помешали мне научиться вести себя по-джентльменски. Я знаю, как обращаться с людьми, которые выше меня по положению.

Чандлер встал и направился к двери. Открыв ее, он обернулся к Томасу:

— Считаю своим долгом предупредить вас, что когда решу доставить вам неприятности, то не буду заранее предупреждать об этом. Я сделаю все очень быстро, но страдать вы будете долго.

Покидая библиотеку, Дерек бросил последний взгляд на шкатулку с драгоценностями и не удержался от едкого замечания:

— Присмотри за ними, Дэвид. Я не верю этому негодяю.

Крепко обняв Меган за талию, Чарльз уверенно вел ее в туре вальса, ее любимого танца. Он заказал музыкантам вальс, чтобы увести Меган от многочисленных друзей, собравшихся в бальной зале. Девушка изо всех сил пыталась сосредоточиться на сложных па, но ее мысли постоянно возвращались к Дереку.

Дерек. Ее безумно раздражал этот самоуверенный болван. Он был похож на дикого жеребца и имел соответствующие манеры. При воспоминании об их первой встрече Меган поежилась. Это сумасшествие.

Почему из всех мужчин именно он так волнует ее?

Почему даже простое упоминание его имени заставляет Меган пылать от смущения?

Это все из-за помолвки. У любой девушки в такой день нервы были бы не в порядке.

— Почему нахмурилась моя козочка? — прошептал Чарльз, нагнувшись к Меган.

Вспомнив о том, что рядом Чарльз, девушка воспрянула духом — ее жених был на редкость хорош собой, и она гордилась им как никем на свете.

— Извини меня, Чарльз. Я вовсе не хотела быть мрачной. , — Тогда, любимая, тебе придется улыбнуться, иначе наши гости могут подумать, что ты не довольна помолвкой, ну, и, соответственно, их присутствием.

Леди Трепинджер уже смотрит на нас. Без сомнения, она не пожалеет ни времени, ни слов, чтобы рассказать своим друзьям о том, что невеста выглядела очень грустной рядом со своим женихом.

— Чарльз, неужели ты так думаешь? Я просто отвлеклась и совсем не хотела быть невнимательной к тебе и гостям. — Она постаралась придать своему хорошенькому личику самое беззаботное выражение.

— Не надо так близко к сердцу принимать мои слова. — Он успокаивающе пожал ей руку. — Я просто пошутил. Похоже, нервы у тебя на пределе. — Чарльз на мгновение помрачнел, но взял себя в руки. — Может быть, ты хочешь бокал шампанского?

— Да, было бы неплохо, — согласилась Меган.

Несмотря на то что была только середина мая, вечер оказался на редкость теплым, и Меган, раскрыв двери в сад, вдруг захотела побыть одна: ей безумно надоело изображать счастливую невесту, в то время как на душе скребли кошки.

Высоко в небе стояла луна; посеребренные лунным светом дорожки терялись в причудливой тени кустарника; воздух был свеж и приятен. Внезапно до слуха Меган донеслись приглушенные вздохи и смех. Похоже, не только ей пришло в голову покинуть душную бальную залу. Услышав звук легкого шлепка по обнаженному телу, девушка понимающе улыбнулась.

— Вы не смеете этого делать! — раздался протестующий женский шепот.

Внезапно ей захотелось, чтобы Чарльз был рядом.

Проведя руками по телу, Меган с нетерпением оглянулась на двери дома. Быть может, Чарльз последует ее примеру и выйдет в сад?..

Но Чарльза не было. Тяжело вздохнув, Меган опустила голову. В этот момент со стороны дома послышался какой-то шорох. Она обернулась и тут же испуганно вскрикнула — перед ней стоял Дерек. В полумраке аллеи, скрывавшем чрезмерную суровость его лица, он был на удивление хорош. Его глаза, похожие на два больших черных оникса, казалось, прожигали черноту ночи своим сиянием.

Меган хотела было убежать, но Дерек крепко схватил ее за локоть.

— Я… я думала, что это Чарльз. — Меган сказала это как можно более безразлично. Но она была взволнованна и зла на себя за это волнение.

— О! Понимаю вас, мадемуазель. — Тон Дерека не предвещал ничего хорошего. — Скажите, вы уже присмотрели укромный уголок, где сможете вволю целоваться с вашим Чарльзом? — Злая и насмешливая улыбка исказила его красивые губы.

Замечание Дерека привело Меган в бешенство.

Как этому проходимцу удалось разгадать ее самые сокровенные мысли? И как у него хватает наглости высказывать их вслух?!

— Вы невежа, мистер Чандлер. Джентльмен никогда бы не позволил себе так грубо разговаривать с леди.

— Леди, если вам так трудно произносить мое христианское имя, то по крайней мере проявите элементарную вежливость и прибавьте к моей фамилии титул капитана. Я его честно заработал. Что до того, джентльмен я или нет, то вас это не касается. Подумайте лучше о своем собственном поведении. — Дерек привлек Меган к себе. — Вижу, вы забыли о сегодняшнем уроке хороших манер.

— Нет! — Меган удалось вырваться. — Я прекрасно помню все и не собираюсь ждать, пока повторится что-нибудь подобное. — Она горделиво вскинула голову.

Меган была безмерно возмущена происходящим и говорила, нисколько не заботясь о том, что их могут услышать. Парочки, уединившиеся в саду, сразу же почувствовали себя неуютно и поспешили вернуться в дом.

— Вам следует научиться владеть собой, моя милая, иначе поползут сплетни о наших с вами отношениях, — пробормотал Дерек. — Кстати, об отношениях, не хотите ли проверить, насколько сильно свет луны подействовал на мою страсть? Уверяю вас, наша утренняя встреча была только репетицией.

Чандлер прикоснулся к ее щеке, и она непроизвольно вздрогнула.

— Идемте. — Дерек предложил Меган руку. — Мне нужно обсудить с вами одно дело.

Бросив на Чандлера настороженный взгляд, Меган попыталась отыскать глазами Чарльза, но его нигде не было видно. Куда он запропастился? Она не на шутку забеспокоилась.

— Не беспокойтесь о Чарльзе — он с вашим отцом. — Дерек как будто читал ее мысли. — Идемте, — он вновь предложил ей руку, — обещаю, что не посягну на вашу честь в темноте под кустом.

Поколебавшись, Меган оперлась о его руку, и они вместе пошли по дорожке в глубь сада. Скоро они перестали слышать музыку и шум голосов.

— Зачем вы привели меня сюда? — усаживаясь на скамейку, спросила Меган.

— По двум причинам. Во-первых, я хотел немного прогуляться. Вид здесь просто великолепный. — Голос Дерека стал хриплым.

Вопросительно подняв на него свои зеленые глаза, Меган увидела, что взгляд молодого человека устремлен не на окружающий пейзаж, а на ее выступающую из лифа платья грудь. Она густо покраснела.

— Какая очаровательная невинность. — Дерек сел с нею рядом.

Поспешно отстранившись, Меган спросила:

— Какова же вторая причина?

— Ожерелье на вашей лилейной шее. Вас поставили в известность, что теперь эта блестящая безделушка принадлежит мне?

Пальцы Меган непроизвольно сжали ожерелье.

— Нет! Ожерелье мое!

— Как оно вам досталось? — вкрадчиво осведомился Дерек.

— Элизабет… ваша мать подарила его в день моего восемнадцатилетия.

— Ваш батюшка сказал то же самое, — согласился Дерек, — но, поскольку моя мать никогда не подписывала документ, подтверждающий этот факт, ожерелье является частью коллекции Чандлеров и отныне принадлежит мне.

— Капитан Чан… Дерек, — в первый раз Меган произнесла его имя и с удивлением поняла, что оно ей нравится, — я знаю, что вы ненавидите моего отца, и есть за что… Я вовсе не собираюсь оправдывать или защищать его; уверяю вас, что во многом не согласна с ним. Ваша мать любила меня, как родную дочь, и поэтому умоляю, — она смотрела на него полными слез глазами, — не забирайте у меня ее подарок.

Дерек внимательно посмотрел на девушку. Слезы были настоящими, да и слова звучали вполне правдиво. Но уступить он не мог: его решимость довести дело до конца оказалась сильнее жалости.

— Должен предупредить вас, милая, что меня уже давно не трогают женские слезы. — Встав, Дерек заставил подняться и Меган. — К сожалению, я обязан забрать у вас ожерелье.

— Ну что ж, милорд…

Девушка согнулась перед ним в низком поклоне, потом, резко выпрямившись, взглянула ему в лицо и, подняв руки к своей шее, расстегнула ожерелье, затем, все так же не опуская глаз, опустила его в протянутую ладонь Чандлера.

— Господь проявил милосердие, призвав вашу мать к себе — она не увидит, кем вы стали. Элизабет часто говорила о вас, ей хотелось знать, где вы и как живете. Бедняжка надеялась, что из вас, несмотря ни на что, получился джентльмен, и это только к лучшему, что она не испытала разочарования и не узнала, в какого негодяя вы превратились. — Меган стремительно повернулась и пошла прочь.

Но не успела она сделать и двух шагов, как оказалась в железных объятиях Дерека.

— Мне придется укоротить ваш непокорный язычок. — Он притянул ее к себе.

Меган пыталась протестовать, но он закрыл ей рот поцелуем, и вместо пронзительного крика раздался слабый стон. Через мгновение она с ужасом почувствовала, что не сопротивляется его требовательным губам, а даже наоборот, отвечает им.

Прошла вечность, прежде чем Дерек оторвался от ее рта и, медленно опустив голову, стал нежно целовать девичью грудь.

— Ах ты, маленькая чертовка. — Он тяжело дышал. — А ведь ты со всеми своими претензиями ничуть не лучше меня. Можно даже подумать, что ты совсем не так невинна, как хочешь казаться.

Меган нечего было ответить. Опустив глаза, она отвернулась от него.

— Меня ждет Чарльз. Я должна вернуться раньше, чем он примется меня искать, — смущенно пробормотала она.

— Пусть подождет.

— Но…

Меган почувствовала, как Дерек приблизился к ней сзади, и невольно отскочила, ощутив теплое прикосновение его пальцев на своей шее. Что он делает? Осторожно подняв руку, Меган нащупала ожерелье. Он вернул его! Девушка смущенно посмотрела на него.

— Вы можете оставить ожерелье на сегодняшний вечер, — ответил он на ее немой вопрос. — Не дай Бог ваши гости начнут задавать вопросы. Вы вправе считать меня беспринципным негодяем, но я хочу расправиться вовсе не с вами, а с вашим отцом.

— Предпринимая что-то против моего отца, вы тем самым наносите вред и мне, — заметила Меган.

— Увы, вынужден признать, что вы правы.

Меган вздохнула.

— Моя служанка вернет ожерелье завтра утром.

— Нет уж, пожалуйста, сделайте это сами, — холодно сказал Дерек.

— Но я не могу! — запротестовала Меган.

— В вашем положении спорить бессмысленно.

Или вы хотите, чтобы Чарльз узнал о пикантном эпизоде, произошедшем сегодня утром? — цинично осведомился он.

— Он вам не поверит!

— В самом деле? Я готов побиться об заклад, что далеко не все девицы имеют такое очаровательное родимое пятно, как вы. Если мне не изменяет память, это маленькая родинка на вашей правой… нет… левой груди. — Подняв одну бровь, он испытующе посмотрел на Меган.

— Тогда он пришлет вам вызов! — с негодованием воскликнула она.

— Значит, я буду вынужден его убить.

Меган судорожно пыталась придумать, как выйти из этой ситуации. Она могла или согласиться на предложение этого человека и прийти к нему с визитом, или ждать, когда он все скажет Чарльзу. Положение было безвыходным, и все же она решила, что будет делать.

Дерек многозначительно посмотрел на нее.

— Я остановился в трактире «На холмах».

Меган кивнула.

— Жду вас рано утром. Хозяин укажет мой номер. Приходите одна — это непременное условие.

— Но я не могу, — возразила Меган. — Как объяснить это отцу?

— Вы сообразительны. Я уверен, что вам удастся придумать какую-нибудь правдоподобную историю. — Склонившись к ее руке, он коснулся губами ее точеных пальчиков. — До завтра.

— Чандлер! — довольно громко окликнул Дерека Томас.

Меган поспешно отошла от скамейки и разгладила складки на юбке.

Выйдя из темноты, лорд Бэнбридж подошел к дочери. Довольно было и беглого взгляда, чтобы он тут же понял, насколько она огорчена. Впрочем, ничего другого Томас не ждал.

— Чарльз хочет объявить о помолвке. Уже поздно, и некоторые из приглашенных собираются разъезжаться.

— Я как раз хотела вернуться к гостям. — Меган искренне обрадовалась возможности избавиться от дальнейших разговоров с Дереком.

Отец и дочь направились к дому. Дерек с самодовольной улыбкой смотрел им вслед. Уже у дверей Меган с тревогой обернулась. Их глаза встретились на одно короткое мгновение, потом дверь за ней и Томасом захлопнулась.

Итак, скоро, очень скоро месть, которую Дерек вынашивал столько лет, наконец будет осуществлена.

— Где она? — требовательно спросил Чарльз.

— Ей нужно несколько минут, чтобы привести себя в порядок, — объяснил Томас, взяв с подноса бокал шампанского. — Мне показалось, что, когда я увидел ее и Чандлера, они о чем-то спорили.

— Прекрасно! Прежде чем вас покинуть, мне тоже хотелось бы кое-что выяснить. Я говорил вам, что сегодня уже видел ее наедине с Чандлером? Они беседовали, как старые знакомые.

— Вам ли быть ревнивым! — воскликнул Томас. — Это совсем не вяжется с вашими представлениями о браке. Какой же вы лицемер! — Он хрипло захохотал. — Но я не думаю, что между Чандлером и Меган может что-то произойти. Ее мало интересует этот ублюдок.

— Все равно я намерен поговорить с вашей дочерью, — настаивал Чарльз.

— Скажите мне лучше о том, как вы объясните Меган появление драгоценностей. Вот в чем загвоздка! — переходя на шепот, заметил Томас.

— Она никогда не узнает об этом. Как только драгоценности будут у меня, я проверну одно очень выгодное дельце. Мой партнер собирается в Америку — осталось только найти деньги.

— Это надежный человек?

— Безоговорочно. — В голосе Чарльза прозвучало раздражение. — Мы ведь обсуждали это и раньше. Если вы мне не верите, то незачем отдавать драгоценности. — Бичем заставил себя улыбнуться. — К нам подходит Меган, — предупредил он Томаса.

— Прости, что заставила ждать, Чарльз, но я выглядела как настоящее пугало. — Она нервно разгладила лиф платья.

— Уже простил. — Чарльз коснулся целомудренным поцелуем ее щеки. — Ты стоишь того, чтобы тебя ждали.

— Давайте объявим о помолвке сейчас, пока музыканты молчат, — предложил лорд Бэнбридж.

Говоря это, Томас направился к огромному столу со множеством закусок. Остановившись перед чашей с пуншем, он наполнил три бокала и обернулся к гостям:

— Леди и джентльмены, я полагаю, что многие из вас уже догадались об истинной причине сегодняшнего праздника. — Томас подождал, пока затихнут последние разговоры. — Как вы знаете, Чарльз Бичем является близким другом нашего семейства уже много лет. Недавно этот молодой человек попросил руки моей дорогой дочери. И я с огромным удовольствием объявляю, что дал согласие на этот брак.

— Но гораздо важнее то, — прервал его Чарльз-, — что Меган согласилась стать моей женой. — Взяв ее пальчики, он романтическим жестом прижал их к губам.

Стоя в полутемной нише, Дерек наблюдал за происходящим со смешанным чувством интереса и отвращения. Несчастная, обманутая девушка. Неужели она не понимает, что двое мужчин, стоящих рядом с ней, просто используют ее?

Усмехнувшись про себя, Дерек стал задумчиво рассматривать содержимое своего бокала — бокала, который буквально силой всунул ему слишком усердный слуга. Похоже, эти два негодяя решили его напоить.

С того самого момента, как Дерек появился в доме Бэнбриджей, он почти не переставал пить. Стоило ему осушить один бокал, как рядом словно по мановению волшебной палочки появлялся другой. Вероятно, они задумали отнять у него драгоценности, устроив что-то вроде пьяной драки.

Печально усмехнувшись, Дерек стал искать глазами Меган. К своему немалому удивлению, он вдруг почувствовал к ней симпатию. Ему стало стыдно.

Ведь он ничуть не лучше Томаса и Чарльза, поскольку он тоже хочет использовать ее в своих интересах.

Вздохнув, Дерек допил свой бокал и стал пробираться к обрученным, которых окружила толпа гостей.

Меган, конечно, смелая девушка. Она в отличие от большинства девиц своего круга способна постоять за себя.

— Вы уже выбрали день свадьбы? — услышал Дерек вопрос одного из гостей, подходя к счастливой паре.

— Нет, — ответил Чарльз, — но не огорчайтесь, я не заставлю вас ждать слишком долго, — благодушно добавил он, в глубине души радуясь, что почти все уже разошлись.

Проводив гостей, Чарльз взял Меган под-руку и собрался было серьезно с ней поговорить, но тут появился Дерек.

Глава 4

Молодые люди с ненавистью уставились друг на друга, и прошло несколько напряженных мгновений, прежде чем один из них заговорил. Дерек на добрых три фута был выше Чарльза и гораздо шире в плечах Но он чувствовал, что, несмотря на внешнюю мягкость и сдержанную манеру держаться, Чарльз опасный противник. Конечно, интересно будет помериться с ним силами, не важно, в кулачном ли бою или в борьбе интеллектов.

Первым прервал молчание Дерек, и в его голосе звучало холодное достоинство аристократа:

— Получается, что я последним из гостей приношу вам свои искренние поздравления. — Он высокомерно улыбнулся.

— Благодарю вас, — едва слышно произнесла Меган; у нее перехватило дыхание, когда она увидела, как эти двое смотрят друг на друга, — вы очень добры Не в пример своей невесте Чарльз был настроен менее дружелюбно.

— Мы признательны за поздравление и не смеем вас больше задерживать.

Демонстративно повернувшись спиной к Дереку, Чарльз повел Меган к выходу Но Дерек был не из тех, от кого можно было так просто отделаться. Он преградил путь Чарльзу.

— Мне всегда казалось, лорд Бичем, что воспитанный джентльмен должен обладать лучшими манерами и переносить поражение с большим достоинством.

От этого замечания Чарльза передернуло, Дерек же как ни в чем не бывало продолжал:

— Если вы не возражаете, я хотел бы пригласить на танец вашу очаровательную невесту.

Дерек явно желал, чтобы его услышали не только жених и невеста, поэтому говорил громче, чем того требовали обстоятельства.

Чарльз, почувствовав любопытные взгляды гостей, вынужден был сдержать свой гнев.

— Разумеется, — с подчеркнутой вежливостью ответил он, — если у Меган нет возражений.

Оба вопросительно посмотрели на девушку. Она взглянула сначала на Дерека, потом на своего жениха, затем взгляд ее ясных изумрудно-зеленых глаз снова обратился к Дереку. Возможно, этот наглец хочет посмеяться над ней? Сделав легкий реверанс, она протянула Дереку руку.

— Это ненадолго, дорогой, — обернувшись к Чарльзу, сказала Меган.

Оркестр заиграл модный вальс, и Дерек с удивительной легкостью закружил свою партнершу в танце.

Он не пытался начать разговор, казалось, полностью сосредоточившись на музыке. Меган же способна была думать только о Чандлере.

Она всегда считала Чарльза превосходным танцором, но Дерек оказался лучше его. Кто же он такой, этот Дерек Чандлер? Незаконнорожденный с манерами прирожденного аристократа. Лишенный материнской любви и заботы с пятнадцати лет, он сам пробивал себе дорогу в жизни и, судя по всему, преуспел в этом. Сомневаться в том, что Чандлер сумел сколотить себе приличное состояние, не приходилось — достаточно было посмотреть на его фрак.

Значит, драгоценности, которых он так упорно добивался, нужны ему вовсе не из-за денег. В чем тут дело?

Оскорбленное самолюбие или жажда мести? Скорее всего и то, и другое. Незаметно для себя самой Меган вдруг резко переменилась к Дереку; теперь она относилась к нему с искренней симпатией, к которой примешивалось даже восхищение: ведь незаконнорожденному безумно трудно, если не невозможно, добиться признания в обществе. Для этого просто везения мало. Впрочем, какая ей разница. Меган вздохнула. Через несколько дней он исчезнет из ее жизни навсегда.

Музыка смолкла, но Меган, занятая своими мыслями, даже не заметила этого. Они стояли посреди зала, держа друг друга за руки. Послышался чей-то короткий смешок, и Меган пришла в себя. Покраснев, она отступила на шаг от своего кавалера и испуганно посмотрела на Чарльза — с каким выражением он наблюдал за ними. От его взгляда ей стало не по себе.

Дереку же реакция Чарльза была откровенно смешна.

— Дорогая, для подобных случаев вам всегда надо иметь — … наготове несколько дежурных объяснений. — Заговорчески подмигнув Меган, он тепло улыбнулся и быстро поцеловал ей руку. — Искренне благодарю вас за милость. Это было восхитительно.

Слегка приоткрыв рот, Меган смотрела, как Дерек с самоуверенным видом, который она так ненавидела в нем, направился к выходу и исчез в дверях.

В этот момент к ней подошел Чарльз; его холеное красивое лицо исказила такая злобная гримаса, какой она никогда раньше не видела.

Лорд Бичем грубо схватил ее за руку.

— Мне бы хотелось сказать тебе несколько слов, дорогая, — с нескрываемым раздражением и яростью произнес он.

— Только не сейчас, — слабо запротестовала Меган.

— Нет, сейчас!

Чарльз с силой дернул Меган за руку. Испуганная таким обращением, она повиновалась и, рассеянно раскланиваясь с оставшимися гостями, последовала за ним, Не пройдя по коридору и десяти шагов, Чарльз распахнул дверь первой же комнаты настежь и грубо втолкнул туда Меган. В комнате, освещаемой лишь пламенем камина, царил полумрак. Глядя на зловещие тени, метавшиеся по потолку, Меган поежилась. Впервые за долгое время знакомства с Чарльзом она почувствовала неловкость в его присутствии.

— Чарльз, — начала она, и ее голос задрожал, — мне не понятна причина твоей ярости…

— Замолчи! — прервал он ее. — Создается впечатление, что ты принимаешь меня за круглого идиота.

Так вот, дорогая, не на того напала, я не позволю так обращаться с собой.

— Господи, Чарльз, о чем ты? — не выдержав, воскликнула Меган.

— Она еще спрашивает! — Молодой человек зло усмехнулся и, схватив девушку за локоть, привлек к себе. — Я вижу, этот ублюдок забыл забрать ожерелье. Или не забыл? — с нескрываемой издевкой поинтересовался он.

От этих слов Меган стало не по себе.

— Ты несправедлив ко мне, Чарльз, — дрожа всем телом, прошептала она.

— Неужели?

Не успела Меган опомниться, как Бичем резко подался вперед и сорвал с нее ожерелье. С минуту он смотрел на него с откровенной брезгливостью, а затем швырнул на пол.

Меган охватили ужас и изумление — оказывается, она совсем не знает своего будущего мужа, не знает того, с кем собирается связать жизнь.

— Капитан Чандлер разрешил мне оставить ожерелье на сегодняшний вечер с условием, что оно будет возвращено ему завтра. А ты сломал его.

— К черту Чандлера! — закричал Бичем. — Неужели ты считаешь меня настолько наивным, чтобы я мог поверить в эту чушь? Разрешил оставить ожерелье — скажите, какое благородство! Я думаю, ты найдешь чем отблагодарить его за столь широкий жест. Только учти, милочка, улыбочкой и добрым словом тут не отделаешься.

Меган была до глубины души потрясена вульгарностью своего жениха, тем не менее ей хватило сил сдержаться.

— Повторяю тебе, Чарльз, — как можно спокойнее проговорила она, — твои обвинения безосновательны. Веришь ты мне или нет, но в любом случае оставь меня в покое!

Резко повернувшись, девушка решительно направилась к двери.

Придя в неистовство от ее слов» Чарльз бросился за ней, схватил и, развернув к себе, ударил по лицу. Меган инстинктивно прижала руку к горящей от удара щеке и тщетно попыталась остановить подступившие к горлу слезы. В этот момент она ненавидела своего жениха всем сердцем. Ее мутило от мысли, что еще полчаса назад она мечтала выйти за него замуж.

— Я читаю мысли на вашем лице, мадемуазель, — насмешливо сказал Чарльз. — Если бы вы узнали раньше об этой стороне моего замечательного характера, то никогда бы не согласились выйти за меня замуж. — Он расхохотался.

Меган вздрогнула, услышав этот дьявольский смех.

— Еще не поздно расторгнуть помолвку.

— Здесь ты глубоко ошибаешься, моя милая. — Бичем снова схватил ее за руку. — Поженимся мы или нет, зависит вовсе не от тебя, — продолжал он. — Уже давно я и твой отец решили, что драгоценности Чандлеров перейдут в мое распоряжение. Я собирался продать их одному американскому предпринимателю и разделить полученные деньги с твоим отцом. Ты ведь думаешь, что я очень богат. До недавнего времени так и было. Но приблизительно месяц назад я проиграл свое состояние в карты. И теперь, чтобы хоть как-то наверстать упущенное, мне необходимо жениться.

— Но почему отец просто не отдал тебе драгоценности? — За эти мгновения произошло так много, что она никак не могла сосредоточиться.

— Ты можешь не знать об этом, крошка, но Элизабет Чандлер действительно любила тебя. Причем настолько сильно, что убедила своего отца добавить к завещанию еще один пункт, в котором говорится, что если Дерек Чандлер не будет найден и его не смогут ввести во владение наследством, то коллекция бриллиантов станет твоим приданым.

Бичем как будто немного успокоился, но все еще не отпускал руку Меган.

— Даже и не думай, что ты в силах что-нибудь изменить. Мы все равно поженимся!

— Но Дерек вернулся и забрал драгоценности.

Наш брак ничего теперь не значит.

— Детка, нельзя быть такой доверчивой и наивной. — Бичем стал рассеянно вытаскивать заколки из ее волос, и они рассыпались по плечам и спине. — Поверь, скоро они опять станут моими. Так что видишь, моя дорогая, ты все еще нужна мне в качестве жены.

Он нежно поцеловал ее в шею. Этот поцелуй заставил девушку содрогнуться.

— Что такое? Неужели моя дорогая невеста не разрешит несколько невинных поцелуев своему женишку, особенно после того, как так откровенно принимала ухаживания малознакомого мужчины? Ты опозорила меня перед влиятельными людьми. Поэтому, думаю, тебя придется хорошенько наказать.

С этими словами Бичем грубо повалил Меган на кушетку.

— Я собираюсь похитить сокровище, которое ты, без всякого сомнения, обещала Чандлеру, иначе он никогда бы не ушел отсюда без этого проклятого ожерелья!

Меган попыталась сесть, но Чарльз опять опрокинул ее на спину. И вот уже в третий раз за день, который должен был стать для нее самым счастливым, Меган Бэнбридж оказалась во власти сильного и бездушного мужчины. Она очень быстро поняла, что значит быть представительницей прекрасного, но слабого пола. Глаза Бичема горели желанием; испугавшись, Меган изо всей силы ударила его по лицу. Взревев от боли и бешенства, он дал ей пощечину. Сквозь слезы Меган увидела струйку крови, текущую по его виску, и, если бы ситуация была не столь опасной, она, наверное, закричала бы от радости.

— Ах ты, маленькая ведьма! — Бичем со всей силой вцепился в корсаж платья и одним резким движением разорвал тонкую материю.

— Ну-ка, расскажи мне, как ты разыгрывала девственницу перед своим любовником?

Руки Чарльза стали грубо гладить девичью грудь.

Его прикосновения были совсем не похожи на нежные ласки Дерека.

Меган бешено сопротивлялась, но это еще больше возбудило Бичема. Покрывая огненными поцелуями ее грудь, он попытался задрать ей платье.

Меган громко закричала. Ни разу в жизни она еще не испытывала такого отвращения и стыда. Когда же девушка почувствовала, как напряглась его плоть, она, собрав последние силы, ударила его коленом в пах. Результат столь решительных действий превзошел все ожидания: скорчившись от боли, Бичем упал на пол.

Меган не стала ждать, пока он придет в себя.

Вскочив с кушетки, она как могла привела в порядок свое платье и стремглав понеслась в свою спальню.

Сложив разорванное платье, Милли вопросительно взглянула на свою госпожу, не мигая смотревшую в окно. Меган почти ничего не рассказала своей служанке, но только глупец не заметил бы, что молодая чета повздорила.

— Что Бог ни делает, все к лучшему, — пробормотала Милли, — я никогда не была рада этой свадьбе.

Искренне переживая за свою девочку, она горестно покачала головой.

— Ты долго будешь бездельничать? — В голосе Меган звучало раздражение. — Резкое замечание задело Милли, но она не выказала своей обиды.

— Я ждала, пока вы ляжете в постель, чтобы подоткнуть одеяло, — тихо проговорила служанка.

Но Меган уже не могла остановиться. Слишком велики были испытанные ею разочарование и обида.

Ей хотелось только одного — забыть. Забыть и как можно скорее этот проклятый день.

— Я достаточно взрослая, чтобы самой справиться с одеялом!

Приближался рассвет, а вместе с ним и время, когда она должна будет исполнить обещание, данное Дереку. Меган больше не боялась его. Более того, поскольку Чарльз имел глупость рассказать о своем намерении украсть у Дерека драгоценности, ей безумно хотелось предупредить капитана Чандлера об опасности. Она вознамерилась расстроить коварные планы отца и Чарльза завладеть наследством Дерека. Ведь, если они не получат драгоценности, свадьбы не будет.

Бросив озабоченный взгляд на свою госпожу, Милли покачала головой и вышла из комнаты с тайной надеждой на то, что, оставшись одна, девушка немного поплачет и спокойно заснет.

После того как Дерек расстался с Меган, он поехал вместе со своим поверенным к нему домой, хотя больше всего молодому человеку хотелось остаться и посмотреть, что будет дальше. Усевшись в экипаж рядом с Синклером, Дерек задумался. Ему нравился этот человек, хотя на его вкус он был слишком пассивен и всегда выглядел каким-то вялым. Казалось, что Синклер недоедает, не любит выпить и не имеет женщин, по крайней мере последние две недели. Но свои обязанности он выполнял добросовестно и профессионально.

Дерек не торопясь вынул ключ из кармана, открыл им покоившуюся на коленях шкатулку и начал перекладывать оттуда драгоценности в холщовый мешочек. Синклер, воздерживаясь от каких-либо замечаний, молча следил за ним. Когда экипаж остановился у дома поверенного, он все-таки не удержался от вопроса:

— Вы уверены, что хотите отдать вашу семейную коллекцию на хранение именно мне?

— Да, — ответил Дерек, — но если вы возражаете, я могу взять украшения с собой.

— Нет, — задумчиво сказал поверенный, выходя из экипажа, — это самое меньшее, что я могу сделать для вас. Боюсь, что сегодня вечером вам придется туго. Хорошо бы вы остались живы, чтобы вернуться за драгоценностями.

— Не сомневайтесь, Дэвид, если кто-нибудь попытается отнять у меня наследство, он будет неприятно удивлен. Не волнуйтесь, я приготовил на этот случай пару сюрпризов.

Они обменялись рукопожатиями, Дерек поблагодарил Синклера за помощь, и экипаж тронулся. Вспомнив, что не предупредил его, Дерек крикнул в окно:

— Один из моих людей придет за драгоценностями завтра!

Возвышающийся на козлах роскошного экипажа кучер погнал лошадей по ведущей к гавани улице и остановился около ворот трактира, где толпился народ. Его внимание уже давно привлекли странные звуки, доносившиеся изнутри экипажа, но он был совершенно ошеломлен, когда понял, что это голос его пассажира. Прежде совершенно трезвый, теперь он пьяным пронзительным голосом орал одну из самых популярных в лондонских тавернах песню. В ней говорилось о злоключениях молодой девушки, которой пришлось противостоять превратностям судьбы, когда ее муж отправился на войну. В песне в довольно грубой форме описывались похождения этой молодой особы после того, как она занялась единственно доступной в ее положении профессией — стала портовой шлюхой. Количество куплетов, сочиненных на простенький мотив, поражало воображение, а внезапно опьяневший Чандлер, по-видимому, вознамерился допеть их все до конца.

Экипаж резко затормозил у дверей трактира.

Пьяное пение продолжалось, причем скабрезные рифмы прерывались неблагозвучной икотой. Соскочив с подножки, кучер распахнул дверцу экипажа и, заглянув внутрь, обнаружил своего прежде аккуратно одетого пассажира в совершенно непотребном виде.

Его волосы были спутаны, галстук развязался, белая рубашка с оборками оказалась расстегнутой до пояса, а вокруг сильно пахло виски. В изумлении кучер сделал шаг назад. Лишь обладая богатым воображением, можно было узнать в этом пьянчуге того джентльмена, который всего полчаса назад сел в экипаж.

С трудом выбираясь из экипажа, Чандлер, чтобы не упасть, схватился за дверцу кареты. Глядя на него, можно было подумать, что он уговорил по крайней мере литра два виски. Его пьяное пение сопровождалось непристойной бранью, вызвавшей отнюдь не одобрительные возгласы завсегдатаев трактира.

Допев наконец-то песенку и отпустив экипаж, Дерек вынул из кармана бутылку виски, поднес ее к губам и сделал несколько приличных глотков. Обнаружив, что бутылка пуста, он с раздражением швырнул ее на дорогу, потом любовно погладил шкатулку, которую держал под мышкой, и нетвердыми шагами направился к трактиру.

Буквально вломившись в трактирную дверь, Дерек шатаясь направился к лестнице. Поставив ногу на нижнюю ступеньку, он внимательно осмотрел холл.

Ночной портье, едва слышно посапывая, спал на стуле. Его не разбудило даже шумное появление постояльца. Не обнаружив ничего подозрительного, молодой человек стал подниматься к себе в комнату.

Прошло не очень много времени, и у двери Чандлера появились два странных типа.

— Смотри, Тоби, не разбуди этого ублюдка, — прошептал один из них, отпирая замок.

— Как же, Дью, разбудишь его. — Тот, кого называли Тоби, сдавленно хихикнул. — Он сейчас спит без задних ног.

Дью нервно осмотрелся вокруг.

— Все равно нечего разевать варежку, мне что-то не по себе. Не хочу я иметь дело с этим парнем, пьяный он или трезвый.

Тоби неопределенно пожал плечами. Он был на добрую голову ниже своего товарища, и оба выглядели как типичные забулдыги и драчуны.

— Ты потерял шапку, Тоби. — Дью поднял с пола шапку и подал ее напарнику. — Надень, старик, а то я ослепну от блеска твоей лысины.

— Ну что, вперед. — Коренастый медленно, придерживая рукой щеколду, открыл дверь и вошел в комнату.

Дью последовал за подельником. На мгновение они остановились, чтобы дать глазам привыкнуть к темноте.

— Я присмотрю за ним, — сказал Тоби, увидев очертания тела на кровати, — а ты поищи шкатулку.

Внезапно откуда ни возьмись появился Чандлер, и вид у него, надо сказать, был в высшей степени трезвый. В каждой руке он держал по внушительному револьверу. Медленно взведя оба курка, Дерек направил их на непрошеных гостей.

— Так-так-так. — Он зловеще усмехнулся. — Кто это к нам пожаловал? Если вам, джентльмены, нужна комната, то лучше поговорить со слугой внизу, потому что здесь занято.

Дью уставился на Тоби.

— Ты же сказал, он так напился, что едва стоит на ногах.

Тоби устремил на товарища выразительный взгляд, желая от всей души, чтобы тот замолчал.

— Командир, если вы уберете свои пушки, мы сможем потолковать, — просительно проговорил он.

— А о чем здесь толковать? Я застукал вас, когда вы хотели обокрасть мою комнату. Вы что-то можете сказать в свое оправдание? — Голос Дерека оставался спокойным.

— Мы думали, у вас нет оружия, — голос Дью дрожал от страха, — и пришли только для того, чтобы взять драгоценности.

— Да ну? — Дерек выразительно посмотрел на нож в руках Тоби. — А это для чего? Вы, вероятно, собирались, пока я сплю, сделать мне маникюр? — Он покачал головой. — Единственное, что мы можем сейчас обсудить, так это чем мне могут пригодиться два таких негодяя, как вы.

Дью, разом сообразив, что им не договориться, внезапно бросился вперед и толкнул Дерека изо всех сил, пытаясь сбить его с ног. Дерек пошатнулся, но устоял. Однако разбойник, воспользовавшись секундным промедлением своего противника, сумел выскользнуть из комнаты. Впрочем, далеко убежать он не смог: Дерек тут же нагнал его и, схватив одной рукой за шиворот, а другой за брюки, сбросил с лестницы. Если слуга внизу и был разбужен грохотом свалившегося тела, то никак не отреагировал на это.

С трудом встав на ноги, Дью заковылял к двери.

На пороге он остановился и погрозил кулаком Дереку, который наблюдал за ним, стоя на лестнице.

— Подонок! Ты сломал мне ногу! — заскулил он.

— Еще раз заберешься в мок» комнату, и я сломаю тебе шею, юноша, — пообещал Дерек я не спеша пошел к себе в комнату.

Там было пусто, по крайней мере так казалось. Но как только Дерек закрыл за собой дверь, Тоби, выскочив из угла, кинулся на него с ножом. Благо, Дереку удалось увернуться от удара в сердце: нож задел только руку. Разбойник не стал ждать, пока с ним разделаются, и, отшвырнув нож, поспешил выпрыгнуть в окно.

Дерек бросился за ним, но поздно. Негодяй успел уже скрыться. Со злобой ударив кулаком по подоконнику, Дерек прокричал в темноту:

— Если ты вернешься, грязный ублюдок, я покажу тебе, как надо обращаться с ножом!

Он подождал немного, но ответа не последовало.

Глава 5

Вскоре после ухода Обиженной Милли Меган встала и подошла к гардеробу. Ей нужно было выбрать туалет для утренней прогулки. В конце концов она остановилась на зеленой бархатной амазонке, как на самой теплой одежде для холодного майского утра. Меган оделась и подошла к туалетному столику, чтобы привести в порядок волосы. Девушка нетерпеливо расчесала золотистые пряди и стянула их на затылке зеленой и, золотой лентами.

Придирчиво осмотрев себя в зеркале, Меган подошла к кувшину и тазу, стоявшим возле кровати.

Вода была ледяной. «Вот и славно», — подумала Меган; ей совсем не хотелось предстать перед Дереком с опухшим от слез лицом.

Взяв плащ, Меган задержалась, чтобы черкнуть Милли несколько слов. Она очень огорчила свою преданную служанку этой ночью, и не хотела вновь расстраивать ее, исчезнув без предупреждения.

Тихо выскользнув за дверь, девушка на цыпочках прошла мимо комнаты Милли, затем, немного помедлив в прихожей, направилась в комнату, где последний раз виделась с Чарльзом. Войдя туда, Меган подошла к давно погасшему камину. Ей с пугающей четкостью вспомнился вчерашний вечер.

Но такова природа человеческая — с утра все кажется не так уж и ужасно. Нет, она не простит нанесенных обид, но…

Боясь привлечь внимание кого-нибудь из слуг, Меган не стала зажигать свет. Опустившись на колени, она начала шарить по ковру в поисках ожерелья, которое так и осталось лежать на полу.

— Оно должно быть где-то здесь, — тихо шептала девушка. — Конечно, если Чарльз не взял его с собой. — От этой мысли ей стало страшно. Но внезапно она радостно вскрикнула — ее пальцы нащупали ожерелье.

Испуганно прижав руку ко рту, Меган прислушалась, не разбудил ли кого-нибудь ее крик. Слава Богу, вокруг по-прежнему было тихо.

Поднявшись с колен, она направилась к конюшне, которая находилась позади главного дома усадьбы.

Войдя в Конюшню, Меган осторожно прикрыла за собой дверь и огляделась. К счастью, все конюхи и грумы еще спали.

— Доброе утро, мой хороший, — тихо прошептала она, останавливаясь перед стойлом, на котором висела табличка «Чемпион». — Ты не возражаешь, если мы совершим небольшую прогулку? Погода прекрасная.

При виде девушки конь словно в знак согласия замотал головой. Меган поспешила за упряжью и, вернувшись, обнаружила, что Чемпион беспокойно мечется в стойле.

— Шшш… Чемпион, ты хочешь разбудить Рафферти? Боюсь, что он не одобрит моих планов.

Выведя громадного жеребца из стойла, она оседлала его посреди конюшни. Когда с этим было покончено, Чемпион в ожидании утренней прогулки забил копытом.

Держа жеребца в поводу, Меган направилась к двери. Распахнув ее, она вывела лошадь, подвела к большому камню, чтобы, встав на него, вскочить на Чемпиона. Камень был принесен сюда в незапамятные времена именно с этой целью.

Лошадь резво понеслась по дороге прочь от усадьбы. Путь, который выбрала Меган, был длинным, но она хотела на всякий случай подстраховаться, чтобы кто-нибудь из слуг ненароком не заметил, как она одна, без сопровождения, скачет куда-то в такой ранний час, об этом должны узнать как можно позже.

Отъехав на безопасное расстояние, Меган, натянув поводья, заставила коня сбросить темп. Последние несколько дней из-за подготовки к помолвке она совсем не заглядывала в конюшню.

Вспомнив, чем обернулось для нее это событие, девушка снова помрачнела. Вздохнув, она наклонилась и похлопала лошадь по сильной шее.

— Подожди немного, Чемпион, скоро мы закончим это неприятное дело. А потом поедем за город и будем скакать по лугам и холмам сколько захочешь!

Подъехав к трактиру, Меган решила оставить своего любимца в ближайшей конюшне. Увидев Чемпиона, мальчик, помогавший конюхам, чуть было не подпрыгнул от изумления: еще ни разу за все время службы он не видел здесь такого великолепного жеребца. К тому же этот район никогда не посещали леди, подобные той, что держала под уздцы коня.

Всучив ошеломленному мальчику поводья, Меган поспешила к трактиру.

Район рядом с гаванью был не совсем подходящим местом для прогулок знатных молодых леди, особенно без надежного провожатого. Убийства в этой части города совершались почти каждую ночь.

Меган хотелось только одного — поскорее отдать ожерелье Дереку и, предупредив его об опасности, тотчас же уехать.

«Трактир „На холмах“ — гласила надпись на покосившейся и почерневшей от времени вывеске.

Меган знала, что этот трактир считается самым приличным постоялым двором в округе. Гавань была известна своими кабаками, воровскими притонами и публичными домами. Повсюду ютились убогие лачуги бедняков. Да, Дерек выбрал для жилья не лучшее место в Лондоне.

Меган, задумавшись, остановилась около входа.

— Странное название для заведения, которое находится совсем недалеко от доков. Отсюда можно рассмотреть верхушки мачт, — задумавшись, вслух проговорила Меган.

— Вас удивляет название трактира, мисс? — раздался из дверей чей-то голос.

— Да, сэр.

Меган перевела взгляд с вывески на добродушное лицо человека, смотревшего так приветливо, что ей ничего не оставалось, как улыбнуться в ответ.

— Меня зовут Бромли, мисс. Я приехал сюда из Дюрэма около двух лет назад. Там у меня был первоклассный кабачок. Он тоже назывался «На холмах» потому что стоял на самом верху зеленого холма посреди лугов и ручьев, где водится вот такая форель!

Это был славный кабачок!

Меган вежливо поддержала хозяина трактира:

— Похоже на настоящий рай, мистер Бромли.

— О, это и был рай. — Он покачал головой. — Когда я приехал в Лондон, мне на ум не пришло никакого другого названия. Вот почему трактир, который находится в гавани, получил название «На холмах». Надо сказать, — продолжал Бромли, — многих, как и вас, удивляет это. Могу ли я спросить, мисс, что делает в этой части города такая леди, как вы, да еще и без провожатого?

— У меня назначена встреча с одним из ваших постояльцев, — сказала Меган, поднимаясь на крыльцо трактира.

— Можно узнать, с кем?

— С капитаном Чандлером, — несколько смущаясь, ответила Меган.

— Ну что же, мистер Чандлер — человек достойный, но тем не менее смею заметить, что негоже одной пускаться в подобного рода путешествия. — В его голосе послышалось неодобрение.

Выпрямившись, Меган с вызовом посмотрела на Бромли.

— Мой визит носит чисто деловой характер, и, простите, я, кажется, не спрашивала совета, — с плохо скрываемым раздражением заметила она.

— Простите меня, мисс. Я только…

— Я принимаю ваши извинения, — сухо отрезала Меган, — но у меня нет времени на разговоры.

История названия этого трактира была очень интересна, но, если вы будете так любезны и укажете мне комнату капитана Чандлера, то я не стану больше вас задерживать.

— Хорошо, мисс. Поднимитесь по лестнице и поверните направо. Третья дверь слева — то, что вам нужно.

— Благодарю.

Меган поспешила к лестнице и, глубоко вздохнув, стала подниматься по ступенькам. Боясь, что у нее не хватит смелости войти, она несколько раз сильно стукнула в дверь.

— Войдите, — послышалось из комнаты.

Злясь на собственную нерешительность, Меган широко распахнула дверь и собралась уже было переступить порог, как вдруг увидела, что Дерек лежит в постели.

— Закройте дверь, дорогая, — насмешливо улыбаясь, он слегка приподнялся на подушках.

На Меган смотрели два револьвера. Дерек лежал, обнаженный по пояс, ниже была накинута простыня, но, судя по всему, под ней на молодом человеке тоже ничего не было.

— Мне бы хотелось оставить дверь открытой. — Меган удивилась собственному голосу — ни малейшего намека на волнение.

Дерек насмешливо усмехнулся и сделал вид, что собирается встать с постели.

— Должен предупредить, что если вы не закроете дверь, то я буду вынужден сделать это сам. — Он небрежно откинул конец простыни.

— Нет! — Меган быстро захлопнула дверь.

— Подойдите и сядьте рядом со мной. — Он указал на край кровати.

Не обращая внимания на хозяина комнаты и его приглашение, Меган выбрала большое кресло и, с трудом отодвинув его на безопасное расстояние от кровати, решительно уселась на жесткое сиденье. Ей было неудобно, но по крайней мере безопасно.

— Я не собиралась нападать на вас, — ехидно заметила Меган, — а посему не прихватила с собой оружия.

Дерек спрятал револьверы под подушки, те самые подушки, которые он предусмотрительно засунул под простыню, чтобы сбить с толку непрошеных гостей, собиравшихся его обокрасть. К полному ужасу Меган, он стал подниматься с постели Она немедленно зажмурила глаза, при этом пульс забился где-то у нее в горле.

— Револьверы предназначались не для вас. Но смею заметить, что ваше замечание относительно оружия не совсем верно.

Брови Меган вопросительно взлетели вверх, но глаза при этом оставались плотно зажмуренными, что выглядело весьма комично.

Смеясь, Дерек подошел и встал рядом с креслом.

— Вы женщина, — продолжил он свою мысль, — это само по себе уже довольно опасно. Но вы еще обладаете сообразительностью, твердым характером и очень бойким язычком. Такие выдающиеся способности не каждому джентльмену по зубам.

Мне крупно повезло, что я несколько отличаюсь от большинства из них своим происхождением, — добавил он, усмехнувшись.

Меган пожала плечами.

— Быть может, откроем глазки? — предложил Дерек. — Я не собираюсь к вам приставать. Вы, бесспорно, лакомый кусочек, но мне по нраву более добрые и покладистые девицы.

Меган разозлилась.

— Как вы… Как вы смеете! — гневно воскликнула она. — Кто вы такой, чтобы оскорблять меня?

— Ого, острые коготки уже наготове, — добродушно рассмеялся Дерек. — Не злитесь, моя прелесть, — успокаивающе добавил он, — но если вы так и будете сидеть с закрытыми глазами, то наша беседа вряд ли состоится.

Меган ничего не оставалось, как послушать разумного совета и открыть глаза. К ее огромному облегчению, на Чандлере были брюки. Правда, они обтягивали его, как вторая кожа, и оставляли мало места для воображения, но все же это не та абсолютная нагота, которую она боялась увидеть. Меган чопорно сложила руки на коленях и сдержанно улыбнулась.

— А я думала, что вы. — Она кивнула в сторону постели, из чувства приличия не закончив предложения.

Дерек громко расхохотался:

— Вы думали увидеть меня голым! Чтобы один взгляд ваших дьявольских зеленых глаз отнял у меня мужскую силу? — Взяв девушку за подбородок, он заглянул в ее глаза. — Уверяю вас, Меган, что если вы не желаете оценить мои мужские достоинства, то есть немало тех, кто сделает это за вас. — Внезапно Чандлер замолчал, заметив темный синяк на ее правой щеке. — Как это случилось? — осторожно дотронувшись до синяка, озабоченно спросил он.

Меган удивила его серьезность.

— Это пустяк. — Она встала и подошла к окну.

— Ваш отец бьет вас?

Меган покачала головой.

— Нет, это Чарльз, — призналась она. Ее голос был настолько тих, что Дерек скорее догадался, чем услышал произнесенное ею имя. — Я пришла, чтобы предупредить: он хочет украсть у вас драгоценности. — Об отце Меган решила умолчать.

— Почему вы пытаетесь предостеречь меня? — подозрительно спросил Дерек. — Потому что он обидел вас?

Но Меган, казалось, не слышала его.

— Я приняла решение не выходить замуж за Чарльза, — продолжала она. Девичья гордость не позволяла ей признаться, что Бичем собирался жениться на ней только из-за приданого. — Чарльз обманщик и грубиян. Прошлым вечером я узнала о нем много такого, что полностью исключает наш брак. Намерение украсть у вас бриллианты только небольшая часть его планов. — Она отвернулась к окну. — Вы можете думать обо мне что угодно, но я не выношу лжи и ни при каких обстоятельствах не буду мириться со злом.

Дерек пристально посмотрел на Меган. Он с самого начала догадался, что она и не подозревает о строящихся против него кознях. Но одно дело догадываться, а другое — знать.

Взяв девушку за плечи, Дерек осторожно повернул ее к себе.

— Спасибо, — просто сказал он. — Спасибо за предупреждение. Правда, теперь, надеюсь, все позади. — Дерек вытянул вперед свою раненую руку; кровь уже высохла, и рана казалась страшнее, чем была на самом деле. — Ваш бывший жених подослал ко мне бандитов, которые попытались выкрасть у меня драгоценности. И хотя один из них умудрился полоснуть меня ножом, бриллианты по-прежнему в целости и сохранности.

— Поверьте мне, Дерек, я никогда не претендовала на ваше наследство. — Взглянув ему в лицо, Меган с радостью увидела, что теперь он смотрит на нее без насмешки. — Но вам нужно заняться рукою.

— Это просто царапина. — Он был удивлен ее участием. — Нет нужды суетиться из-за такого пустяка.

— Это не пустяк! — возразила она. — Любая открытая рана чревата заражением. Сядьте на постель, а я принесу все необходимое для перевязки.

Прежде чем Дерек успел что-то сказать, Меган выпорхнула из комнаты.

Вернувшись минут через пять с кастрюлей горячей воды, бинтами и бутылкой виски, она уселась рядом с ним на кровать.

— Ну-ка давайте сюда вашу руку.

— Слушаюсь и повинуюсь, — смеясь произнес Дерек.

Быстро промыв рану, Меган внимательно осмотрела ее.

— Рана неглубокая, — заметила она, — но тем не менее ее следует зашить. У вас есть нитка и иголка?

— Послушайте, мадемуазель! — с притворным возмущением воскликнул молодой человек. — Неужели я похож на белошвейку?

Подавив смешок, Меган покачала головой.

— Ну хорошо, сделаем по-другому. — Она взяла бутылку с виски. — Потерпите немного, сейчас будет щипать.

— Я в вашем распоряжении, леди.

Меган как следует обработала рану желтоватой жидкостью и самым тщательным образом забинтовала ее.

— Вот так. — Она критически осмотрела свою работу. — Не слишком туго?

— Прекрасно. — Дерек напряг руку, чтобы проверить, все ли в порядке. — Выше всяких похвал. — Он с благодарностью посмотрел на нее.

Меган опустила руку в карман своей амазонки и вынула оттуда ожерелье.

— Возьмите. Правда… замок, кажется, сломался, — сказала она и покраснела. — Я заплачу вам за поломку.

— В этом нет необходимости.

— В таком случае мне пора.

— Подождите минутку, — остановил ее Дерек, — мне интересно, какую историю вы придумали для отца, чтобы объяснить свой отъезд?

— Я ничего ему не сказала, — честно призналась Меган. — Сегодня суббота, а в субботу я часто езжу в наше загородное поместье, чтобы положить цветы на могилу матери.

— Вы обычно ездите туда без сопровождения? — удивился Дерек.

— Нет, с грумом.

— Но не сегодня?

Меган отрицательно покачала головой.

— Тогда вы должны разрешить мне сопровождать вас.

Дерек встал и, взяв из гардероба чистую рубашку, надел ее.

— Нет! — воскликнула Меган. — Я в состоянии сама отыскать дорогу.

— Никто в этом и не сомневается. — Молодой человек по-доброму улыбнулся. — Но, пожалуйста, не тратьте больше время на возражения. Мы все равно поедем туда вместе. — Надев жилет и сюртук, он подошел к ней. — Кроме того, я хочу взглянуть на могилу Элизабет, и вы не можете мне в этом отказать, — добавил Дерек.

Меган не нашлась, что возразить: оставалось только согласиться. Они направились к конюшне, где был оставлен Чемпион. «И почему он так уверен, что мне приятна его компания? — досадуя на себя за, как ей казалось, чрезмерную покорность, думала девушка. — В конце концов можно вернуться домой и поехать за город в другой день». Но отступать было поздно — они уже стучали в ворота конюшни. Мальчик-конюший тотчас узнал Меган и побежал выводить Чемпиона.

Дереку было достаточно одного взгляда на благородное животное, чтобы усомниться в умении Меган ездить на нем, — он предложил нанять экипаж.

— Что за ерунда, — раздраженно ответила она, — Чемпион застоялся в стойле, да и мне нужно развеяться.

День слишком хорош, чтобы проводить его, трясясь в душном экипаже. Хотя если мысль о поездке верхом приводит вас в затруднение… — Девушка недвусмысленно усмехнулась.

— Пойду выберу себе лошадь, — сказал Дерек и исчез в конюшне.

Отсутствовал капитан Чандлер довольно долго, и Меган уже собралась ехать без него.

«Но если он догонит меня, — подумала она, — то тогда придется не только терпеть его общество, но еще и выслушивать упреки в свой адрес».

Внезапно Меган услышала недовольный голос Дерека. Вероятно, он торговался со слугой. «Господи!

Когда это кончится!» — мысленно негодовала она: и ей, и Чемпиону не терпелось пуститься в путь.

Наконец-то в воротах появился Дерек: под уздцы он вел весьма складную кобылицу.

— Чемп, старина, познакомься с Кларабеллой.

Мрачное настроение Меган мгновенно улетучилось.

— Господи, Дерек, какое ужасное имя для такой милой лошадки!

Стоящий в воротах конюшни мальчик молча слушал их беседу, но при последних словах Меган он выступил вперед.

— Мэм. — Обращаясь к Меган, парнишка стянул с головы шапку. — Это лошадь моего хозяина… она очень гордая и резвая… если что-нибудь с ней случится… — Было видно, что он даже не мог точно представить грозящие ему беды, если с оставленной на его попечение кобылой что-нибудь произойдет. — Ваш друг не соглашался ни на какую другую лошадь.

— Там не из чего выбирать, — пояснил Дерек.

— Мой хозяин вернется завтра к вечеру. — Мальчик опять обратился к Меган. — Если Кларабелла не будет в стойле, он меня просто придушит.

— Лошадь будет на месте задолго до этого времени, — постаралась успокоить его Меган. Потом, саркастически взглянув на Дерека, она добавила:

— Капитан Чандлер способен на многое, но я все-таки сомневаюсь, что он пойдет на воровство.

С этими словами юная леди устремилась вперед.

Дерек нагнал ее, когда она уже заворачивала за угол. Они молча скакали вдоль тротуаров. Пока их путь лежал по оживленным городским улицам, Меган еще удавалось сдерживать Чемпиона, но когда Лондон остался позади, коня уже было невозможно удержать.

Натянув поводья, Меган указала Дереку на деревья посреди широкого луга.

— Держитесь этого направления! — крикнула она и пустила лошадь галопом.

Дерек лишь кивнул в ответ, и скачка началась.

Меган отпустила поводья, давая Чемпиону свободу, и крепче вжалась в седло. От быстрой скачки лицо ее разрумянилось, волосы выбились из-под шляпки.

Подъезжая к деревьям, она вновь натянула поводья и оглянулась.

— У вас прекрасный конь! — догоняя ее, прокричал Дерек. — Если бы у меня была настоящая лошадь, а не эта божья коровка, результаты скачки были бы другими.

— Говорить можно все что угодно, но я тем не менее победила.

— Верно. А победитель всегда получает награду.

Скажите, моя красавица, что из того, чем я владею, вы бы хотели? — Подскакав к Меган, Дерек заглянул в ее сверкающие от удовольствия глаза.

Их взгляды встретились, и Меган почувствовала, что слабеет. Ее колени задрожали, и если бы она стояла на земле, то ей, наверное, пришлось опереться о его руку. «Лишь бы он ничего не заметил», — стыдясь своей слабости, думала Меган.

Дерек выжидающе молчал.

— Завтрак! — после недолгой паузы провозгласила она. — Тут недалеко есть маленький кабачок, рядом с лесом. Вы могли бы угостить меня чашечкой кофе.

— Но время завтрака уже прошло, — резонно заметил молодой человек.

— Я встала рано и не успела поесть. К тому же вчера вечером мне кусок в горло не лез, — честно призналась Меган. — Так что я умираю от голода.

Дерек, пожалуйста, — тихо прошептала она, кокетливо прищуриваясь.

Ни один мужчина не устоял бы перед такой просьбой.

— Ну что тут поделаешь? — Дерек рассмеялся. — Будь по-вашему. Ведите меня в трактир.

Молодые люди помчались во весь опор, и через четверть часа они наконец увидели стоящий на опушке леса трактир.

— Вот он! — весело крикнула Меган.

Они подъехали к трактиру, и Дерек соскочил с лошади. Бросив поводья Меган, он скрылся за дверью.

Девушка ждала его, молясь в душе, чтобы никто не заметил их вместе. Она часто ездила мимо этого трактира, и ее легко мог узнать кто-нибудь из местных жителей. Иногда вместе с Рафферти Меган останавливалась здесь поужинать. А теперь вот Дерек…

Такой видный молодой человек, как он, наверняка привлечет всеобщее внимание. Его даже по ошибке нельзя принять за грума.

Размышления Меган были прерваны появлением Дерека; в руках у него была довольно внушительная корзина с едой.

— Мы будем завтракать здесь или вы знаете более респектабельное заведение?

— Знаете, я могу предложить вам одно неплохое местечко.

— Тогда вперед.

Обогнув трактир, они помчались по дороге. Через некоторое время Меган свернула к росшим немного в стороне деревьям. Миновав рощу, всадники выехали к поляне, где протекал прозрачный ручей. Остановив своего коня, девушка обернулась к Дереку:

— Вас устраивает это место?

В ответ Дерек соскочил с лошади и подошел к Меган, чтобы помочь ей сойти на землю.

— Оно прекрасно, миледи.

Спешившись с помощью Дерека, Меган расстелила на земле свой плащ, чтобы они могли сесть, и подождала, пока Дерек принесет корзину и присоединится к ней.

— Итак, что у нас на завтрак? Я просто умираю от голода.

— Вам повезло, миледи. Латимеры были более чем щедры, особенно когда узнали, что еда предназначается мисс Меган Бэнбридж. Они просто сбились с ног, не зная, что еще положить, лишь бы только угодить вам.

Слова Дерека не на шутку встревожили девушку.

— О Дерек, но вы ведь не сказали им…

— Успокойтесь, — он невозмутимо продолжал распаковывать корзину, — я представился вашим кузеном. Грум схватил простуду, и я, ваш двоюродный братец, оторвавшись от своих молитвенных занятий, сопровождаю вас в родовое поместье Бэнбриджей.

Меган нахмурилась, а потом расхохоталась.

— Каких-каких занятий? Это вы-то? — Продолжая смеяться, она откинулась на плащ.

— Я не вижу причины для вашего не совсем приличного поведения, мадемуазель. — Дерек вскинул брови; уголки его губ приподнялись в усмешке.

— Если бы они только знали! — Меган никак не могла остановиться: ее давно так не смешили.

— Может, нам вернуться и ввести их в курс дела? — Дерек хотел только подразнить Меган, но ей сразу стало не до смеха.

— О, только не это! — взмолилась она, замахав своими восхитительными ручками.

— Печетесь о своей репутации? — раздраженно спросил Дерек. — Даже тогда, когда вы уже поняли, что Бичем не станет вашим избранником?

— Но ведь это вовсе не означает, что я никогда не выйду замуж. А девушке с подмоченной репутацией трудно будет найти благородного джентльмена, который бы захотел взять ее в жены.

Последняя фраза Меган почему-то вконец разозлила Дерека. Отломив ломоть хлеба, он не особенно вежливо бросил его на тарелку.

— Этому научила вас моя мать? — сухо спросил он.

Меган внимательно посмотрела на своего спутника, пытаясь понять причину его раздражения.

— Нет, Дерек, — тихо ответила она, — Элизабет никогда не поучала меня. Просто я не хочу рисковать своей репутацией, вот и все.

Еще раз взглянув на нее, Дерек опустил глаза в тарелку.

— Как долго нам еще ехать? — помолчав некоторое время, полюбопытствовал он.

Расправившись с остатками цыпленка, Меган потянулась за бутылкой с вином.

— Если будем скакать быстро, то полчаса.

Она поискала глазами бокалы, но их нигде не было.

— Простите, недосмотрел, — ерничая, сказал Дерек, а потом саркастически добавил:

— Вы, наверное, не пожелаете пить из одной бутылки с незаконнорожденным?

— Дерек! Поверьте, мне совершенно безразличны обстоятельства вашего рождения. Если бы не ваши бесконечные напоминания, я вообще бы об этом забыла. Но мне интересно знать… Вы собираетесь доедать вашего цыпленка?

— Послушайте, да вы маленькая обжора. — Дерек рассмеялся, глядя, с каким вожделением Меган запустила руку в корзину с едой.

— А разве пирожных больше не осталось? Они были просто восхитительны! — Она закатила глаза от удовольствия.

Дерек наблюдал за ней с веселым удивлением.

— Если так будет продолжаться и дальше, вы станете необъятной, как тетушка Софи, — предостерег он ее.

— А кто это такая? — Прежде чем впиться зубами в облюбованный кусок, Меган с любопытством взглянула на Дерека.

— Моя экономка.

— И насколько же она необъятна?

— Когда я возвращаюсь домой из путешествия или из длительной деловой поездки, Софи всегда первая заключает меня в свои объятия. — Он задумчиво прикусил травинку.

— И что?

— Я с большим трудом могу ее обнять.

Меган бросила недоеденный кусок на траву и, сделав глоток вина из бутылки, вернула ее Дереку.

— Судя по всему, угроза голодной смерти миновала, а значит, мы можем ехать, — сказал он, наклонившись и стерев салфеткой след от вина с ее губ.

Встав, Меган разгладила смявшийся подол амазонки.

— Да, но прежде я нарву весенних цветов, если вы не возражаете.

— Пожалуйста, а я пока займусь наведением порядка. Осторожнее переходите через ручей.

Дерек смотрел, как Меган, легко ступая по камням, перешла ручей и начала собирать цветы на противоположном берегу. Она была прелестной девушкой, простой и общительной и совсем не походила на хныкающих и прилипчивых девиц, которых он так не любил. Хорошо, что Меган сама отказалась от помолвки с Бичемом.

Правда, теперь ей придется очень нелегко. Если в лондонских гостиных узнают о ее утреннем визите к нему, то она уже никогда не сможет удачно выйти замуж.

Капитану Чандлеру стало грустно: он добился своего — мисс Бэнбридж унижена в глазах света. Еще неделю назад молодой человек мечтал об этом и днем, и ночью, а теперь… Теперь его все с большей силой влекло к ней.

— Дерек! — уже в третий раз позвала его Меган. — Вы что, не слышите меня?

Он встряхнул головой, чтобы отогнать ненужные мысли, и повернулся к стоящей на противоположном берегу девушке.

— Что же с вами приключилось на этот раз? — Скрестив руки на груди, он улыбаясь смотрел на нее.

— Я не могу вернуться обратно, — объяснила Меган.

— Почему?

— Видно, камни, по которым я переходила ручей, смыло водой, а мне нужно нести букет и стараться не замочить юбки, — терпеливо пояснила она.

— Так-так, — Дерек с сочувствием покачал головой, — перед вами сложная задача… Хотите, я заберу вас, когда буду возвращаться из поместья? — с напускной серьезностью предложил он.

— Дерек! — воскликнула Меган. — Вы не посмеете оставить меня!

Смеясь, молодой человек вошел в воду и направился к берегу, где стояла Меган. Подняв девушку на руки, он перенес ее через ручей и, подойдя к лошадям, посадил прямо на коня.

— Как же я могу оставить вас, мисс? Я должен защищать всех беспечных путешественниц, которые попадают в безвыходные положения.

Через пять минут они уже мчались во весь опор.

Вскоре показалась усадьба. Удивлению Дерека не было предела: он ожидал увидеть нечто более величественное. Дом, вне сомнения, был удобным, но не более. Глядя на него, вряд ли кто-нибудь мог предположить, что перед ним родовое гнездо Бэнбриджей.

Меган догадалась, о чем думает ее спутник.

— Вы ожидали увидеть совсем не это.

— Если честно, то да. Я представлял себе нечто более… просторное, — признался Дерек.

— После того как мама умерла, отец не любил бывать здесь. Да и дела в Лондоне отнимали немало времени, поэтому он в основном тратил деньги на свой городской дом, — объяснила Меган, подходя к парадной двери.

— Кто управляет поместьем? — следуя за ней, осведомился Дерек.

— Фергюс, но по субботам он обычно ездит в деревню навестить свою мать.

Распахнув дверь настежь, она поморщилась, почувствовав запах затхлости.

— Похоже, ваш управляющий пренебрегает своими обязанностями, — пробормотал Дерек.

Чтобы проветрить дом, Меган оставила входную дверь открытой и принялась отворять окна.

— Увы, капитан, вы правы: Фергюс заслуживает хорошей взбучки, — согласилась девушка, растерянно разведя руками.

Погода неожиданно стала портиться. По небу поползли темно-серые тучи, ветер усилился — все предвещало скорую грозу. «Еще не хватало застрять в этом сарае до темноты» — хмыкнув, подумал Дерек.

— Вы что-то сказали? — встрепенулась Меган.

— Я восхищен великолепием обстановки, в которой жила моя мать последние пятнадцать лет. — Его голос был спокойным, но в глазах застыла горечь.

— Но этот дом не был для нее тюрьмой, — возразила Меган, — и верите или нет, но ваша мать очень любила бывать здесь.

Девушка старалась не выдавать своих чувств, но ее огорчала досада Дерека, и к тому же она боялась разозлить его — слишком свежи были воспоминания об их недавних столкновениях. Кто-кто, а Меган на собственном опыте знала, что если капитан Чандлер выйдет из себя, то его уже ничто не остановит.

— Моей матери не могло нравиться, что ее держат взаперти, — заметил Дерек.

— Но ее не держали взаперти, — настаивала девушка, — в основном я проводила каникулы здесь, а не в Лондоне. Отец всегда был так занят, что ему было удобнее отсылать меня в усадьбу. — Она села около мраморного камина. — Мы очень много общались с Элизабет.

— Мне, вероятно, нужно поблагодарить вашего отца за ту великую милость, которую он оказывал своей жене! — с горечью воскликнул Дерек.

— Я вряд ли смогу что-либо вам объяснить, поскольку положа руку на сердце и сама не понимаю своего отца, — призналась Меган, — я только прошу вас выслушать меня, а потом уже делать выводы.

Немного подумав, Дерек в конце концов решил, что ничего страшного не произойдет, если он ее выслушает.

— Хорошо, я весь внимание. Мне интересно, что вы придумаете. Ведь это самое унылое место, какое я когда-либо видел. Живя здесь, моя мать не могла быть счастливой.

Меган не стала возражать Дереку и продолжила свой рассказ:

— Вместе с вашей матерью мы любили совершать верховые прогулки и беседовать. Она мне рассказывала о своей семье и… о вас. И еще у нее был сад, который она обожала.

Говоря, Меган старалась не смотреть на Чандлера, иногда он просто пугал ее.

— Послушать вас, так Элизабет только и делала, что развлекалась, — с гневом произнес он.

— Конечно, нет, но вы ошибаетесь, если думаете, что она никуда не выходила с рассвета до заката, — отпарировала она тоном таким же резким, как и его.

Дерек сделал шаг к ней, но, заглянув ей в лицо, остановился. Этого не может быть! Он знал, что Томас обращался с его матерью жестоко и бессердечно — запрещал общаться с друзьями и знакомыми, в буквальном смысле слова заточив ее в этой дыре.

Дерек не мог верить всяким глупым сказочкам о поездках на лошадях, о приятной работе в саду, как будто всего этого было достаточно для того, чтобы его мать была счастлива.

Молодой человек откашлялся и спустя некоторое время произнес:

— Я приехал сюда посмотреть на ее могилу.

— Конечно. — Меган поспешно встала. — Это недалеко отсюда. Идите за мной.

Выйдя через парадную дверь, она направилась к лошади, чтобы взять цветы, которые нарвала по дороге, из корзинки, притороченной к седлу. Оглянувшись, она увидела, что Дерек смотрит в небо. Он стоял, широко расставив ноги, и легкий ветерок шевелил его волосы, кольцами падавшие на сильную бронзовую шею и ворот рубашки. Вот так капитан, наверное, стоит на мостике корабля, отдавая приказы команде. Он на самом деле незаурядный человек, и, если бы не обстоятельства, поставившие их по разные стороны баррикад, Меган с удовольствием назвала бы его своим другом. Да, Дерека Чандлера лучше иметь среди друзей, нежели врагов.

Тряхнув головой, чтобы избавиться от ненужных мыслей, Меган, обойдя вокруг дома, направилась к хорошо утоптанной тропе. Она ни слова не говорила Дереку, хотя знала, что он идет за ней.

Наконец девушка остановилась перед небольшой белой оградой. На могильном камне было написано:

КЭТРИН ШЕФФИЛД БЭНБРИДЖ

1781 — 1805

МОЯ ЖИЗНЬ, МОЯ ЛЮБОВЬ,

МОЕ ВСЕ

Томас Бэнбридж,

безутешный муж

Открыв калитку, Меган подошла к надгробию и встала на колени. Молча она вырвала сорную траву, появившуюся после ее последнего посещения, убрала сухие цветы и положила на их место свежий благоухающий букет. Встав, она осмотрела могилу и, довольная своей работой, тихо прошептала молитву.

Мощная фигура Дерека загораживала тропинку, и Меган выжидающе посмотрела на него.

— Позвольте пройти, — тихо попросила она.

Их взгляды встретились, и, к немалому удивлению Меган, в глазах Дерека не было ни насмешки, ни самодовольства. Они были переполнены состраданием. Он неловко переминался с ноги на ногу, пытаясь объяснить самому себе, почему девушка, чья семья принесла ему столько горя, заставляет его испытывать это чувство.

— Теперь моя мать, — помолчав минуту-другую, напомнил Чандлер.

Но мысли Меган находились далеко, и она не слышала его. Ветер крепчал, вдали послышались раскаты грома, и потемневшее небо выглядело зловеще.

Было понятно, что через несколько минут может хлынуть ливень.

— Нам лучше поспешить, — вполголоса произнес Дерек.

— Да, да, — рассеянно отозвалась Меган.

Молодые люди спустились вниз по тропинке и, миновав узкий мостик, торопливо зашагали к поросшему травой пригорку. Здесь в тени огромного раскидистого дуба лежала мать Дерека. Ее могилу не окружала резная ограда, а вместо дорогого мраморного надгробия лежала гранитная глыба с весьма лаконичной надписью: «Элизабет Чандлер Бэнбридж 1771 — 1819».

С гневом и болью в сердце смотрел на материнскую могилу Чандлер. Если бы Томас Бэнбридж находился рядом, то ему бы пришлось несладко.

Взглянув на его мрачное лицо, Меган поспешно сказала:

— Это место выбрала Элизабет. Она любила ходить сюда и, мечтая, сидеть здесь часами. Ее могила далеко не потому, что так захотел отец. Это была ее воля.

Меган опустилась на колени и положила несколько цветков на камень. Потом она стала шептать молитву так тихо, что Дерек не мог разобрать слов.

— Вот он и вернулся, Элизабет. Я привела вам вашего Дерека.

Меган сделала несколько шагов назад, чтобы Чандлер мог остаться с матерью наедине. Она увидела, как по его загорелой щеке катится слеза, и ее сердце сжалось от жалости. Кто бы мог подумать, что этот человек может плакать. Ее сердце разрывалось при виде горестной сцены.

Внезапно сверкнула молния, а вслед за ней послышались раскаты грома. Дерек взглянул на небо, которое уже наполовину было затянуто грозовыми тучами.

— Скорее бегите в дом! Я присмотрю за лошадьми, — прокричал он и бросился вниз по склону.

Но Меган, не обращая внимания на первые тяжелые капли дождя, опустилась на колени перед могилой и прошептала:

— Вы можете гордиться им, Элизабет. Да, ваш сын упрям и самолюбив; он может довести до белого каления любого, но он не способен на подлость. Спите спокойно, Дерек — прекрасный человек.

Дерек быстро добежал до господского дома, где у ограды стояли привязанные лошади. Он отвел лошадей под крышу сарая, снял с них седла, вычистил и бросил им добрую меру овса. Он был уверен, что сегодня им уже не придется возвращаться в Лондон.

Закрыв сарай, Дерек побежал в дом. Как раз когда он уже был у входной двери, с неба хлынули настоящие потоки воды. Проскользнув в дом, Дерек с облегчением вздохнул.

— Меган! — прокричал он сквозь раскаты грома.

Но Меган не отозвалась. Тогда, сняв промокший сюртук, Чандлер заглянул в гостиную, уверенный, что найдет ее там. Створки распахнутых окон с мерным стуком ударялись о стены, занавески, как привидения, метались из стороны в сторону; дождь неистово лупил по подоконнику. На мгновение Дереку стало жутко.

В гостиной Меган не было. Он не знал, что и подумать. Не могла же она остаться на улице. Захлопнув окна, молодой человек бросился на второй этаж.

— Меган! — крикнул он снова.

В этот момент парадная дверь с треском распахнулась, и на пороге появилась Меган. Одежда ее была в беспорядке, а лицо искажала гримаса ужаса.

— Боже всемогущий! — Дерек подбежал к ней. — Что вы там делали?

Ответ Меган заглушил раскат грома, такой громкий, что казалось, от него покачнулся весь дом. Забыв о приличиях, девушка кинулась Дереку на шею.

Ветер рвался в дом со свирепым воодушевлением, но Дереку удалось кое-как справиться с ним и, не выпуская Меган из рук, запереть входную дверь.

— Я же сказал вам, что надо идти в дом, — строго произнес он, — почему вы задержались? Вы только посмотрите на себя — все ваше платье вымокло. Где вы были?

— Я… мне нужно было поговорить с Элизабет, — стуча от холода зубами, пролепетала Меган.

Дерек смотрел на нее во все глаза; столь нелепое объяснение привело его в некоторое замешательство.

— Пойдемте, я затоплю для вас камин, — наконец проговорил он. — Вам нужно согреться.

Взяв Меган за руку, Дерек повел ее в гостиную.

К счастью, рядом с камином стояла корзина с дровами, запаса которых должно было хватить не только на вечер, но и на ночь. Обрадованный этим обстоятельством, молодой человек принялся разводить огонь. В этот момент за окном опять сверкнула молния. Меган вскрикнула и задрожала от страха.

«Однако она очень соблазнительна», — глядя на девушку, подумал Дерек.

— Молодая леди, — подойдя, он взял ее за подбородок, — если вы не хотите заболеть, вам нужно переодеться.

Эта фраза несколько странно подействовала на Меган: она смутилась.

— Поверьте, я думаю только о вашем здоровье, — с улыбкой произнес Дерек. — Мне будет очень жаль, если вы простудитесь. — Он рассмеялся, глядя на ее испуганное лицо. — Может быть, наверху есть платье, в которое вы сможете переодеться.

— Не… нет, там ничего нет, — торопливо возразила Меган, — все, что я не взяла с собой в Лондон, было роздано соседям.

— Ваша щедрость достойна восхищения, — ска-зал Дерек и вышел из комнаты.

Через некоторое время он вернулся, неся груду одеял.

— Это, кажется, подойдет. — Он бросил одеяла на диван, а сам сел около камина. — Снимите свое платье: теперь, благо, у нас есть чем вас накрыть.

Меган отрицательно покачала головой.

— Может, вы не в силах обойтись без посторонней помощи? — Дерек привстал, делая вид, что собирается ей помочь.

— Вы не посмеете! — Девушка не на шутку испугалась.

— Вы так думаете?

Меган с беспокойством посмотрела на Чандлера: нет никаких сомнений — он готов сделать то, о чем говорит. Эта мысль заставила ее задрожать сильнее.

Меган понимала, что переодеться, конечно, необходимо, и в другой ситуации она не стала бы медлить ни секунды, но ей никогда раньше не приходилось раздеваться при мужчине. А Дерек Чандлер был мужчиной, как говорится, на все сто. Даже просто находиться в одном доме с ним было совсем небезопасно.

— Итак? — Дерек, откровенно забавляясь ситуацией, следил за Меган.

Она пробормотала что-то неопределенное, потом взяла одеяло и стремглав бросилась из комнаты, шумно захлопнув за собой дверь. Поднимаясь по ступенькам наверх, она услышала позади его смех.

Если бы не эта ужасная гроза, Меган не торопилась бы снова спуститься вниз. Но она всегда боялась грозы, а с Дереком было хотя бы не так страшно.

Меган осторожно заглянула в гостиную: Дерек все еще стоял у камина и задумчиво глядел на огонь.

Она молча пододвинула стул к камину и повесила на него свое мокрое платье. Когда же дело дошло до нижних юбок, девушка немного замешкалась.

— Не беспокойтесь, юная леди, меня трудно удивить милыми деталями женского туалета.

Поспешно бросив на стул свою рубашку, Меган стала у огня как можно дальше от Дерека. Повернувшись, она случайно упустила край одеяла, и оно соскользнуло с плеча, на мгновение обнажив грудь.

Это не ускользнуло от внимательного взгляда Дерека. При виде девичьей груди с бутоном соска, затвердевшим от холода, он почувствовал, как его обдало внезапным жаром. Молодой человек, стыдясь своего смущения, быстро отвернулся.

Между тем Меган, подняв край одеяла, плотно закуталась в него, подошла к дивану и с грацией, достойной восхищения, села, показав язык стоящему к ней спиной Дереку.

Взяв себя в руки, Чандлер повернулся к Меган.

Его одежда была не такой мокрой, как ее, но этого было вполне достаточно, чтобы замерзнуть и схватить лихорадку. Девушка глубоко вздохнула и с трудом произнесла:

— А вы не собираетесь сделать то же самое? — Меган выразительно посмотрела на его мокрую одежду.

— О, это звучит весьма многообещающе, — шутя заметил Дерек.

Лицо Меган залилось краской негодования.

— Вы ошибаетесь, сэр, мне просто не хочется находиться рядом с больным. Хотя, возможно, так будет безопаснее.

Дерек вплотную подошел к дивану.

— Даже если я оказался бы на волосок от смерти, вы все равно не были бы в безопасности! Не будь, конечно, на то моей воли.

Меган судорожно вздохнула. Она понимала, что, если Дерек захочет овладеть ею, его ничто не остановит. Но Дерек внезапно отступил.

— Очень странно, что вы заботитесь о моем здоровье, — с деланным равнодушием произнес он.

Меган твердо решила избегать ссоры. В конце концов, они прекрасно провели этот день: мчались на лошадях, отдыхали, смеялись, разговаривали, и ни разу она не заметила в его глазах огня желания. Меган взглянула на высокую сильную фигуру, склонившуюся к огню.

Когда Дерек хотел, он мог быть очень любезен и дружелюбен. Ей невольно вспомнился их сегодняшний пикник.

Придерживая одеяло, она подошла к окну и взглянула на небо. Скорее бы гроза прекратилась, скорее бы вернуться в Лондон!

Дождь мерно барабанил по наличникам, сверкали молнии, гремел гром. Все говорило о том, что гроза прекратится не скоро и что раньше рассвета им не выехать.

Когда отец узнает… Меган вздрогнула, эта мысль пугала ее. Еще ни разу за всю свою жизнь она так не боялась встречи с отцом.

Погруженная в тягостные размышления, девушка не заметила, как Дерек оказался рядом с ней. Очень осторожно и очень ласково он обнял ее за талию.

— Послушайте, я не спала уже два дня! — не чувствуя в себе силы бороться, устало сказала Меган. — Сначала ссора с отцом, потом с Чарльзом, а теперь еще вы! Не слишком ли много за два дня? К тому же после сегодняшней ночи мне не избежать общественного осуждения, я буду вынуждена скрываться в каком-нибудь монастыре… — Ее голос задрожал. — Оставьте меня в покое!

Несколько нестерпимо долгих мгновений Меган слышала только шум дождя за окном и треск поленьев в камине. Если бы не руки, обвивавшие ее талию, она могла бы представить, что находится в этой затхлой комнате одна.

— Похоже, в этом доме даже есть нечего, — хриплым голосом проговорил Дерек.

Озадаченная внезапной сменой темы разговора, Меган с тревогой посмотрела на Чандлера.

— Есть здесь нечего, но зато найдется немного бренди.

— И где же оно?

Меган кивнула на буфет. Дерек подошел к буфету, достал бутылку и бокалы и снова вернулся к окну.

— Вам необходимо выпить, — наливая бренди, сказал он. — Это поможет заснуть.

Меган терпеть не могла спиртного, но сейчас она так устала и замерзла, что бренди было единственным спасением. Пригубив из бокала, девушка закрыла глаза.

Боже, как хорошо! Исчезли все заботы и тревоги, отступили страх и холод; на душе стало тепло и спокойно…

Почувствовав легкое головокружение, Меган села на диван и почти тут же, незаметно для себя самой, заснула.

«Бедная девочка! — думал Чандлер, глядя на нее с нежностью и сочувствием. — Надо быть круглым идиотом, чтобы заподозрить это невинное создание во лжи». Постояв минуту-другую, он взял Меган на руки и отнес в спальню, а затем снова спустился в гостиную, чтобы принести одеяла и дрова.

Когда с «переселением» на второй этаж было покончено, Дерек растопил камин — ему в конце концов тоже не мешало просушить одежду. Быстро раздевшись, он оглянулся в поисках мало-мальски подходящего стула и остолбенел.

Разметавшись во сне, Меган сбросила с себя одеяло, и обнаженное девичье тело предстало перед ним во всей своей совершенной красоте. Боясь, что малейший шум может ее разбудить, молодой человек осторожно подошел к постели. Бедняжка спала сном праведницы. События двух последних дней так утомили Меган, что скрип половицы вряд ли мог нарушить ее сон.

Дерек наклонился и ловким движением развязал ленту, стягивавшую ее волосы. Густые и все еще мокрые от дождя локоны рассыпались по подушке.

Ах, до чего же она была прекрасна…

— Ангел, — тихо прошептал Чандлер и, не в силах больше бороться с охватившим его желанием, лег рядом с ней.

Но прикосновение к горячей девичьей плоти странным образом отрезвило его. С трудом переводя дыхание, он медленно покачал головой.

— Как же тебе не повезло, что ты встретила такого старого волка, как я.

Глава 6

Неохотно расставаясь со сном, Меган лениво потянулась. Всю ночь ей снилось, что кто-то очень большой и сильный нежно прижимает ее к себе и согревает своим теплом. Но утренний холодок развеял сладкие сны.

— Милли, — сонно пробормотала она, не открывая глаз, — мне холодно.

Почти сразу же Меган почувствовала, как ее укрывают вторым одеялом.

— Спасибо, Милли, — тихо прошептала она, довольно вздохнув.

— Пожалуйста, — ответил ей мужской голос.

Меган в ужасе открыла глаза. Ну конечно, как она могла забыть! Боже правый, что он делает в ее кровати? Неужели он даже не удосужился поискать себе другое место для сна? Или… или он и не помышлял о сне…

— Дорогая, в действительности это я должен вас благодарить, а не вы меня. — Дерек осторожно пригладил пряди ее волос и, опершись на локоть, с интересом ждал продолжения. Прошла целая минута, прежде чем до Меган дошел смысл его слов.

— Нет! — воскликнула она. — Вы этого не сделали!

— Вы о чем? — Он смотрел на нее с притворным недоумением.

— Вы… вы! — Меган не находила слов.

Отбросив одеяло, она соскочила с постели, слишком поздно сообразив, что ей нечем прикрыть свою наготу.

— Это самая прелестная ночная рубашка, которую мне когда-либо показывали. — С нескрываемым вожделением Дерек разглядывал обнаженное девичье тело.

Меган судорожно схватилась за одеяло, но Дерек выдернул его у нее из рук и откинул в сторону, чтобы она не смогла его достать.

— О! — воскликнула она и заметалась по комнате. — Вы — самое отвратительное… презренное… самое ужасное животное!

— Что вы говорите? — Чандлер лукаво усмехнулся. — Однако это странно. Нынешней ночью мне показалось, что вы думаете совсем иначе.

У Меган потемнело в глазах. Так, значит, это правда, значит, она спала с ним в постели всю ночь!

Боже правый, что теперь делать? Мысль о том, что ее лишили невинности, да еще таким подлым образом, была невыносима.

Дерек внимательно наблюдал за девушкой, стараясь понять, о чем она думает. Поэтому он был не слишком удивлен, когда в него полетела подушка. Однако на этом Меган не остановилась: кипя от негодования, она кинулась на своего обидчика с кулаками. Понимая, что добром это не кончится, Дерек сгреб ее в охапку и бросил на постель. Но не тут-то было — сдаваться Меган не собиралась и сопротивлялась изо всех сил.

— Прекратите это безобразие, маленькая драчунья, — приказал Чандлер.

Но она и не думала подчиняться. Тогда он с некоторым трудом перекинул Меган через колено и сокрушенно вздохнул.

— Кто-то должен был сделать это еще давным-давно. — С этими словами молодой человек принялся методично шлепать Меган по круглой попке.

Так ее еще никто не обижал; даже отец, человек суровый и жестокий, никогда не позволял себе поднимать руку на дочь. Как он смеет обращаться с ней таким образом?!

Меган, оскорбленная до глубины души, вдруг расплакалась, да так громко, что Дерек даже растерялся.

Повернув девушку к себе, он заглянул в ее мокрое от слез личико.

— Дерек, — тихо прошептала она, и ее губы задрожали, как у ребенка, которого только что отчитали родители.

— Что?

— Вы… вы… не., . — всхлипывая, бормотала Меган.

Он с трудом боролся с желанием поцеловать ее надутые губки.

— Не понимаю.

— То есть мы не… — Она никак не могла заставить себя спросить о том, что ее мучило.

— О чем вы? — не сдавался Дерек.

— Но я как будто… — Меган вся пылала от смущения. — То есть я… я не помню… — Она запнулась, с несчастным выражением глядя на Дерека и пытаясь понять, говорит он правду или обманывает ее.

— Как? — Он с удивлением поднял брови. — Вы не помните? Не может быть! Значит, придется повторить все сначала. — Молодой человек ласково прикоснулся к ее груди.

— Нет! — воскликнула Меган. — Это не правда. Я не верю ни единому вашему слову, между нами ничего не было.

«Но я ведь не могла спать, когда он… — думала при этом она, — если только… о, зачем я пила это проклятое бренди!»

Меган напряженно вглядывалась в мужественное и красивое лицо Дерека. Ей не хотелось верить, что он способен на такое. Но внезапно она вспомнила о причинах, заставивших его приехать в Лондон и прийти к ним в дом. Жажда мести способна ослепить и не таких, как капитан Чандлер.

Внутри у Меган все похолодело.

— Примите мои поздравления, сэр, — в оцепенении произнесла она. — Вы выиграли.

— Выиграл? — Он взял Меган за подбородок, чтобы заглянуть ей в глаза, но девушка с ненавистью оттолкнула его руку.

— Не разыгрывайте из себя скромника, капитан Чандлер. Ведь, насколько я понимаю, цель вашего приезда в Лондон — уничтожить Бэнбриджей. Полагаю, вам это удалось. Еще раз поздравляю. Но не спешите хвастаться победой — ваша жертва была слишком глупой и доверчивой!

— Нет, — прошептал Дерек, — вы совсем не глупая, вы очень красивы и желанны.

Боясь, что не совладает с собой, он поспешно встал.

Что с ней теперь будет?

Знатное происхождение не позволит ей стать гувернанткой, жизнь в уединенном монастыре тоже не для нее. Оставалось… Оставалось разве только выйти на панель. Но как Дерек ни пытался, он не мог представить себе Меган в роли продажной женщины. Что же с ней будет?

Дерек надел брюки. О чем он думает? Какое ему дело? Он уже потянулся за рубашкой, когда дверь спальни с шумом распахнулась и Томас вместе с Чарльзом ворвались в комнату.

Прикрыв одеялом обнаженную грудь, Меган съежилась и со страхом взглянула на отца.

— Папа, — дрожащими губами прошептала она, — что ты здесь делаешь?

— Молчи, девка! — проревел он.

Быстрыми шагами он подошел к кровати и с силой сорвал с Меган одеяло.

— К чему такая скромность? Ты ведь не стесняешься этого ублюдка? Пусть все увидят тебя такой, какая ты есть, — бесстыжей шлюхой! — с ненавистью прошипел он. — Оказывается, ты так хорошо знаешь все лондонские трущобы, если без труда добралась до того борделя, где поселился этот молодчик! Если бы Милли не показала мне твою записку, мы бы до сих пор разыскивали тебя по всему городу! Что же случилось, дорогая? Или портовый трактир оказался для вас неподходящим местом? — Потеряв самообладание, Томас бросился к Меган и изо всех сил затряс ее за плечи. — Ты такая же, как его мать!

Он уже занес руку, чтобы ударить дочь, но этому не суждено было случиться.

Дерека немало удивило появление Томаса и Чарльза, но потом он решил, что это даже к лучшему.

Видя же, как Томас обращается с дочерью, молодой человек не выдержал. Схватив лорда Бэнбриджа за руку, которую тот хотел опустить на Меган, Дерек с силой отшвырнул его в сторону.

— Свинья! — Его голос был хриплым от бешенства. — Как вы смеете бить женщину! Если вам не терпится подраться, то я к вашим услугам!

Томас тяжело поднялся на ноги и, спотыкаясь, заковылял к молча наблюдавшему за происходящей сценой Чарльзу.

Убедившись, что Меган больше ничто не угрожает, Дерек снял свою рубашку со спинки стула и осторожно накинул на дрожащие плечи девушки.

— Что вы уставились на нас, как ошпаренный? — Дерек усмехнулся. — Да, я достиг своей цели. Ваше имя больше никогда не произнесут с уважением, а эта прелестная девушка никогда не приведет к вам в дом знатного зятя, о котором вы так пылко мечтали.

Увидев, как изменилось лицо лорда Бэнбриджа, Дерек замолчал.

— Девушка? — с презрением произнес Томас. — Кто сейчас думает об этом? — Бросив уничтожающий взгляд на дочь, он процедил сквозь зубы:

— Одевайся!

Мы должны быть в Лондоне до того, как пойдут сплетни!

— Нет, — твердо сказал Дерек, — я верну вам Меган, только когда вы успокоитесь.

— Что? — Лицо Томаса побагровело от ярости.

— Так будет лучше. Неизвестно, на что вы способны в вашем теперешнем состоянии.

— Он прав, Томас. — Это были первые слова, которые произнес Чарльз. — Тут уже ничего не исправишь. Пусть Чандлер возвращается с ней в Лондон.

Взглянув сначала на Дерека, потом на Чарльза, Томас вынужден был согласиться. Его надежды обрести наконец финансовое благополучие растаяли как дым. Но Бэнбридж не из тех, кто сдается. С неприкрытой ненавистью глядя на Чандлера, он поклялся отомстить ему. Отомстить, даже если на это потребуется потратить всю свою жизнь.

Лорд Томас направился к выходу.

— Ничего, я разделаюсь с тобой в Лондоне. — Слова предназначались Меган и были сказаны тихо, но она услышала их и вздрогнула.

Томас был уже у двери, когда заметил, что Чарльз не сдвинулся с места.

— Вы идете со мной? — с раздражением спросил Бэнбридж.

— Пока нет. Мне нужно сказать пару слов этой парочке. — Голос Чарльза звучал вкрадчиво. — Идите вперед, я догоню вас через несколько минут.

С уходом Томаса в комнате воцарилось молчание.

Казалось, оно будет длиться вечно. Но не прошло и минуты, как Чарльз заговорил.

— Глупая, глупая девчонка! — не сводя пристального взгляда с Меган, медленно начал он. — Мы могли бы быть очень богаты. Клянусь честью, я не стал бы экономить на своей супруге. Более того, я бы даже терпел присутствие одного-двух любовников, разумеется, если бы вы не теряли при этом голову.

Ей-богу, Меган, поставить на карту все только ради того, чтобы одну ночь провести с… — Неодобрительно покачав головой, Чарльз с ехидцей добавил:

— Надеюсь, что хоть дело того стоило.

— Ты не мог дать мне ничего, кроме лжи и ненависти, — ответила Меган, кутаясь в слишком большую для нее рубашку Дерека. — Нам не принесли бы счастья деньги, которые вы с отцом надеялись, попросту говоря, украсть. По крайней мере теперь я уверена, что ни ты, ни отец никогда не сможете незаконно использовать наследство Элизабет!

— Да, Чандлер об этом позаботился, — согласился Чарльз, — но он также не забыл и тебя, моя милочка.

Скажи мне лучше, что ты будешь делать, если ни один приличный джентльмен не станет обращать на тебя внимание? — В его голосе звучала издевка.

— Как-нибудь проживу. — Меган гордо вскинула голову. — Девушке не обязательно выходить замуж только для того, чтобы выжить.

— Верно. И я готов биться об заклад, что добрый капитан Чандлер скоро представит тебя своим портовым знакомым, способным по достоинству оценить твой талант, честь открытия которого принадлежит ему. — Он насмешливо поклонился.

— Довольно! — крикнул Дерек. — Я достаточно слушал ваш бессвязный лепет, Бичем. Быстро убирайтесь отсюда, иначе я с огромным удовольствием вышвырну вас сам.

Внешне Чарльз никак не отреагировал на слова Дерека, ему совсем не хотелось идти на открытую ссору с ним. Лорд Бичем не был трусом, и мало нашлось бы тех, кто лучше его стрелял и дрался на шпагах. Но одного взгляда на Дерека было достаточно, чтобы понять — это противник, от которого следует держаться подальше.

— Зачем так много слов, старина? — сказал он, направляясь к двери. — Скажите-ка мне лучше, Дерек, что вы собираетесь делать теперь, когда загубили добрую репутацию Меган? Даже самый бесчестный негодяй по крайней мере пообещал бы леди не бросить ее в трудную минуту.

— Если бы мне пришло в голову выбирать себе невесту, — произнес Дерек, — то я не стал бы искать ее в семействе Бэнбриджей. — Он не видел, как потемнело при этих словах лицо Меган. — Но я отвечаю за свои поступки и позабочусь о девушке. Большего от меня не ждите. А теперь, будьте так любезны, оставьте нас. — Чандлер распахнул перед Чарльзом дверь, давая понять, что разговор окончен.

Лорд Бичем покачал головой и вышел из комнаты.

— Хочу довести до вашего сведения, — оставшись наедине с Дереком, гневно произнесла Меган, — что я скорее проведу остаток моей жизни в монастыре, чем выйду замуж за такого человека, как вы.

— Неужели? — Дерек вскинул брови. — Это не так трудно устроить. — Подойдя к девушке, он беззаботно обнял ее за талию. — Но как несправедливо позволить такому волнующему телу увянуть в каком-то монастыре! Я уже привык к вам и был бы не прочь стать вашим возлюбленным. По крайней мере раз в год мне приходится бывать в Англии. Разве плохо, когда после долгого, тяжелого пути тебя ждет веселая и нежная подруга? — Дерек ловко расстегнул на Меган рубашку и стал осыпать легкими поцелуями ее шею, плечи, грудь…

А что же Меган? Она не верила своим ушам.

Столь циничного предложения трудно было ожидать от капитана Чандлера. Даже после того, как он так подло обошелся с ней. Впрочем, чему удивляться?

Видно, все мужчины одинаковы. И слава Богу, она узнала об этом так скоро.

— Роль любовницы не по мне, — с удивительной твердостью произнесла Меган. — Так что прошу избавить меня от подобных разговоров. Где моя одежда? Я хочу немедленно ехать в Лондон.

— Как пожелаете. Пойду оседлаю лошадей.

Быстро надев башмаки, он стал искать свою рубашку и только спустя некоторое время сообразил, что она все еще прикрывает обнаженное тело Меган.

— Будьте добры, верните мою рубашку. — Дерек протянул руку.

Завернувшись в одеяло, Меган быстро сняла тонкую льняную рубашку и бросила ему в лицо. Дерек склонился перед ней в шутовском поклоне.

— Если миледи позволит сказать, то смею напомнить, что ваша одежда находится там, где вы ее вчера оставили. — Надев рубашку и подойдя к двери, он оглянулся. — Подумайте все-таки на досуге над моим предложением. Я могу назвать вам множество женщин из одного только Нового Орлеана, которые о большем счастье и не мечтают.

— О-о-о… вы… вы… — Меган с бешенством оглянулась вокруг, ища, чем запустить в его наглое лицо.

Но, не найдя ничего подходящего, она обрушила на него свое красноречие:

— Нахальный олух! Самодовольный невежда! Надутый индюк! Вы осмеливаетесь взять надо мной верх, когда я сплю, а потом благородно предлагаете мне стать вашей содержанкой. — Она гневно топнула ножкой. — Неужели вы действительно ждете, чтобы я упала на колени и со слезами стала умолять вас о поддержке? Ах, извините мою неблагодарность! — Ее трясло от негодования. — Убирайтесь отсюда! Убирайтесь с моих глаз! Я ненавижу вас! — Зажав рот руками, она бросилась на постель.

Слезы, которые Меган до сих пор сдерживала изо всех сил, наконец хлынули бурным потоком. Нет! Она ни за что на свете не станет содержанкой. Лучше умереть с голоду, чем продавать себя. Вытерев рукой слезы, Меган подняла глаза и обнаружила, что в комнате, кроме нее, никого нет.

Обратный путь в Лондон проходил в мрачном молчании. Меган думала о предстоящем свидании с отцом, о том, как встретит ее Милли и остальная прислуга. Она совсем не хотела разговаривать с Дереком и весь путь твердо держалась своего намерения, и только в конце пути, свернув к дому Бэнбриджей, Меган остановила Чемпиона и оглянулась.

— Извините, но я больше не нуждаюсь в вашем обществе, — сухо сказала она.

— Увы, миледи, но вам придется немного потерпеть, — таким же тоном отвечал Дерек. — Я обещал проводить вас до самого дома.

Он тронулся вперед, но Меган не сдвинулась с места. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы он поскорее исчез.

— Нет, — решительно сказала она.

Подъехав к Меган, Дерек взял ее за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.

— Я вижу, что урок, полученный накануне, не избавил вас от упрямства. Придется повторить, но уже публично. Может быть, это поможет вам покончить с дурными привычками.

Меган быстро отъехала в сторону.

— Вы не посмеете! — воскликнула она.

— Кажется, вы уже должны знать, — я всегда делаю то, что считаю нужным. — Он злобно засмеялся.

Спрыгнув со своей кобылы, Чандлер схватил поводья Чемпиона.

— Готов поклясться, что вид леди Бэнбридж с задранными юбками, перекинутой через колено джентльмена и получающей основательную трепку, даст вашим соседям хорошую пищу для сплетен. — Схватив Меган за талию, Дерек уже собрался стащить ее с коня.

Меган поняла, что он не шутит. И в который раз за короткий срок их знакомства ей пришлось уступить.

— В этом нет необходимости, — поспешно сказала она. — Я надеялась поскорее избавиться от вашего присутствия, но придется потерпеть еще несколько минут. — Девушка гордо выпрямилась в седле.

— Удивительно, что вы никак не поймете: мужчинам больше нравятся покладистые женщины, — проворчал он, идя к лошади.

— Предполагаю, что ваши леди никогда не перечат, желая выжать из вас побольше денег, — брезгливо поморщившись, заметила Меган.

— Кто знает, — усмехнулся Дерек, садясь в седло.

— Я уверена, что ни одна из них не в состоянии произнести и двух умных слов, — мстительно добавила она.

— Но меня интересуют не их речи, — отпарировал Дерек.

На этом разговор был закончен. Подъехав к дому, Меган соскочила с коня и, бросив поводья слуге, взбежала по ступенькам. Перед тем как открыть дверь, она оглянулась.

Кивнув на прощание, Дерек пришпорил лошадь.

Меган не сходила с места до тех пор, пока лошадь со своим седоком не исчезла за углом.

— Какая же я дура! — Девушка печально улыбнулась. — Я все еще думаю о нем! С самой первой нашей встречи у меня от него только одни неприятности.

Войдя в дом, она вдруг отчетливо поняла, что ей будет не хватать насмешливой улыбки и грубых шуток этого человека. Правда, стоило Меган вспомнить о предстоящем разговоре с отцом, как ей сразу стало не до сантиментов, и она поспешила наверх. И лишь заперев за собой дверь, девушка перевела дух.

— Наконец-то вы изволили вернуться домой!

Меган была так ошеломлена, услышав голос, что подскочила. Резко оглянувшись, она увидела стоящую в дверях Милли.

— А, это ты, Милли. Как ты испугала меня!

— Да уж конечно! Вы так старались, чтобы вас никто не заметил, как будто боитесь наказания! Но бояться вам нужно совсем не меня, а вашего отца.

Взяв Меган за руку, она повела ее в соседнюю комнату.

— А где он сейчас? Я совсем не боюсь встретиться с ним, — храбро ответила Меган, подозревая, что отца нет дома.

— Его здесь нет. — Милли стала расстегивать крючки на одежде Меган. — Можете не волноваться — ваш отец недавно уехал. Сказал, что у него есть дела и он вернется поздно вечером.

— Это все? А обо мне он ничего не говорил? — спросила Меган, и по спине у нее пробежали мурашки.

— Ничего, — солгала Милли, чтобы не огорчать свою госпожу.

А ведь лорд Томас приказал не выпускать Меган из дома, когда она приедет.

— Знаете, что вам сейчас нужно? Хорошая горячая ванна. — Старая служанка кивнула в сторону корыта, от которого шел пар. — Я грела воду все утро, а когда увидела, как вы едете по улице вместе с этим молодцом мистером Чандлером, то велела девушкам быстро принести сюда корыто.

— Спасибо, Милли! Ты всегда знаешь, что мне нужно.

Сев в горячую воду, она блаженно вытянула уставшие ноги. Внезапно в ее сознании всплыли слова Милли.

— «С молодцом»! — возмущенно повторила Меган. — Как ты можешь называть так Дерека Чандлера? Он чудовище. — Взяв кусок розового мыла, она принялась мылить мочалку.

Посмеиваясь, Милли вышла, чтобы принести госпоже платье. Выбрав в гардеробе бледно-голубой муслиновый наряд, Милли вернулась и, аккуратно расстелив его на кровати, обернулась к Меган:

— Если позволите, то мне он показался очень приятным молодым человеком. Настоящий мужчина, умеющий постоять за себя. К тому же он очень красивый! — Взяв кувшин, Милли стала лить воду на светлые локоны Меган, чтобы смыть остатки розового мыла.

— Должна сказать, что ты совершенно не права, — возразила Меган, вылезая из воды. — Это ужасный человек, и я молю Бога только об одном — никогда больше с ним не встречаться, — кутаясь в полотенце, возразила она.

Где-то далеко послышались раскаты грома, и Милли, подойдя к окну, отдернула занавеску.

— Думаю, опять будет гроза. Я так беспокоилась за вас прошлой ночью! Мне ли не знать, как вы боитесь грозы. — Оглянувшись на Меган, она увидела, что та думает о чем-то своем. — Не надо печалиться, Мисси. Сегодня я лягу в вашей комнате… — Милли опустила штору.

Меган проснулась оттого, что кто-то зажег свечи и стал грубо вытаскивать ее из постели. Открыв глаза, она увидела прямо перед собой разъяренного отца, от которого сильно пахло спиртным. Судя по всему, лорд Томас был изрядно пьян.

— Папа! Что… что вы хотите?

— Замолчи, ведьма! — Он ударил ее по лицу. — Из-за тебя я стал посмешищем всего города!

Следующего удара Меган удалось избежать, что еще более разозлило Бэнбриджа. Достав непонятно откуда веревку, он стал привязывать дочь к кровати.

Как ни старалась Меган, ей не удалось справиться с потерявшим человеческий облик отцом.

Привязав дочь к кровати, лорд Бэнбридж взял в руки хлыст.

— Пожалуйста, не нужно! — взмолилась Меган.

— Ах ты Господи! «Не нужно»! — передразнил ее Томас. — Да ты не лучше самой последней шлюхи! Ты опозорила честь семьи, втоптала в грязь светлую память своей матери и за это заплатишь сполна. Двадцать ударов хлыстом, а потом, — он с ненавистью пнул Меган коленом в живот, — я перестану считать тебя своей дочерью. Ты должна будешь убраться из этого дома и никогда больше не переступать его порог. Если мы когда-нибудь случайно встретимся на улице, не смей даже смотреть в мою сторону. Ты поняла меня?

С этими словами Томас принялся со; всей силы хлестать свою несчастную дочь.

По щекам Меган текли слезы, но ни стона не слетело: с ее искусанных в кровь губ. Она молча извивалась под сыпавшимися на нее ударами, как вдруг — или ей это показалось — в передней послышались чьи-то крики, а вслед за ними звук торопливых шагов по лестнице. В некотором замешательстве Томас остановился, но уже через мгновение он с удвоенной яростью стал размахивать хлыстом. И тут терпению Меган пришел конец, взвыв от боли, она потеряла сознание.

Сидя в полутемной комнате, Дерек задумчиво смотрел в окно на реку, где у пристани на якоре стоял его корабль. Был поздний вечер. Он не знал точно, сколько сейчас времени, но понял, что в эту ночь ему не удастся заснуть. Девица, с которой он ужинал, не смогла развеять его мрачных мыслей. А теперь он был один, и развлечь его могли только сигара и воспоминания, от которых он никак не мог избавиться. Вытянувшись в кресле, молодой человек стряхивал пепел прямо в открытое окно, лениво наблюдая за ночным городом и изредка поглядывая на небо, по-прежнему предвещавшее грозу. Как бы он ни старался, мысли его беспрестанно возвращались к Меган: ему никак не удавалось стереть из своей памяти ее образ.

«Боже милостивый, — взмолился про себя Дерек, — почему ты позволяешь овладеть моим разумом этой девчонке, которая не испытывает ко мне ничего, кроме неприкрытой ненависти?»

Почему ему так тяжело забыть свежий вкус ее губ и шелковистую нежность девичьей теплой кожи? Казалось, он до сих пор слышит этот тихий, как будто ленивый голос, с удивительной нежностью произносящий его имя? «Что с ней будет? — в тысячный раз спрашивал себя Дерек. — Может ли она рассчитывать хотя бы на поддержку отца?»

Пытаясь отделаться от дурных предчувствий, Чандлер встал, зажег лампу и нервно заметался по комнате.

— К черту! — пробормотал он. — Разве можно иметь дело с этой дикой кошкой, которая без конца оскорбляла меня!

Но, противореча самому себе, он улыбнулся, вспомнив, как вызывающе Меган вскидывала голову, когда они ссорились. Но он ведь нарочно ее злил.

— Что же мне делать? — вздохнул Дерек, уже не сомневаясь, что эта девушка, вовсе того не желая, покорила его сердце. — Она отказывается быть моей любовницей, а о браке не может быть и речи. — Он упрямо покачал головой.

Остановившись у стола, Чандлер налил себе вина и снова стал слоняться из угла в угол. Время шло, но придумать что-нибудь хоть мало-мальски приемлемое в сложившейся ситуации не удавалось. Внезапный короткий стук в дверь отвлек его.

Тихо подойдя к двери, Дерек приоткрыл ее ровно настолько, чтобы видеть плохо освещенный коридор.

Он не верил в то, что Бичем снова попытается прислать к нему наемных головорезов, но осторожность никогда не бывает лишней, особенно если имеешь дело с таким мошенником, как он.

— Это Натан, капитан. Я узнал нечто такое, что может вас заинтересовать.

Распахнув дверь, Дерек пропустил в комнату своего первого помощника.

— Что-то случилось с «Леди Элизабет»?

— Нет, капитан, с кораблем все в порядке, — заверил его Натан.

— Что же тогда привело тебя сюда в столь поздний час? Не будешь же ты тратить свою последнюю ночь в Лондоне на пустяки, — подойдя к столу, Дерек снова налил вина. — Может, нам выпить?

— Благодарю, капитан, но мне хотелось бы рассказать о цели своего визита. Я пил пиво в кабачке здесь неподалеку, когда туда заявился Томас Бэнбридж. Его сиятельство уже достаточно набрался, а после еще одной пинты пива он начал кричать, размахивая хлыстом, что его дочь шлюха, что сегодня ночью он выгонит ее из дома, предварительно изуродовав, как Бог черепаху.

Натан увидел, как лицо Дерека мгновенно преобразилось: от прежней отрешенности не осталось и следа. Теперь оно пылало от гнева и ярости.

— Что? Ты уверен, Нат? — Чандлер, казалось, перестал владеть собой.

— По вашей просьбе последние несколько лет я не упускал из виду Бэнбриджа и хорошо изучил этого негодяя..

— Я не об этом. Насчет девушки. Ты думаешь, он сделает то, о чем говорит? — уточнил капитан, на ходу надевая сюртук.

— Вне всяких сомнений. — Натан с легким недоумением взирал на своего капитана. — Я знаю ваше отношение к этому семейству, но молодая леди не имеет ничего общего со своим папашей. Она добра, общительна и совсем не спесива. — Он озабоченно покачал головой. — Правда, бедняжка с раннего детства, точнее, со дня смерти матери, лишилась и любви, и защиты. А в одиночку ей не справиться с отцом.

— Дьявол! — воскликнул Дерек, выглядывая в окно. — Опять гроза. Нам нужен экипаж, а где его найдешь в такую погоду?

Сопровождаемый своим помощником, Дерек бросился вниз.

— Я видел один около дверей! — прокричал Натан.

Дерек внезапно остановился и с подозрением посмотрел на него.

— Откуда у тебя, черт возьми, такая твердая уверенность, что я пойду выручать эту девицу?

— Просто мне так показалось. — Натан пожал плечами. — После знакомства с Меган вы заметно изменились. Впрочем, ничего удивительного: она очень хорошая девушка.

— Мы с ней почти не знаем друг друга, — сказал Дерек, явно злясь на своего помощника.

— Как вам будет угодно, капитан. Но если бы вы спросили меня, то я бы сказал, что вы прекрасная пара. — Он слегка подтолкнул Дерека, напоминая ему, что нужно торопиться.

— Ха! Ну и денек у меня сегодня! — только и оставалось сказать Дереку.

В мгновение ока он оказался у дверей трактира, где стоял экипаж.

Конечно, разыгравшаяся гроза не способствовала быстрой езде, но возница хорошо знал свое дело, и вскоре экипаж остановился у дома Бэнбриджей.

Дерек первым выскочил на улицу. Взбежав по скользким ступенькам, он ворвался в холл. В доме было тихо.

— Неужели я ошибся, капитан? Не слышно ничего подозрительного. — С изумлением озираясь по сторонам, помощник капитана внимательно прислушался.

— Не слышно-то не слышно, но дверь, между прочим, была открыта. Согласись, тут что-то не то. — Дерек нахмурился и, сняв свой промокший сюртук, бросил его на кресло.

— Бэнбридж в самом деле так надрался… — начал Натан.

— Успокойся, Нат, раз уж мы здесь, лучше проверить, все ли в этом доме в порядке.

Дерек, стараясь не особо шуметь, направился к лестнице. Он успел сделать только несколько шагов, как вдруг до его слуха донесся пронзительный женский крик, и сейчас же в коридоре послышались поспешные шаги. Не теряя времени, Дерек, прыгая через три ступеньки, бросился вверх и там нос к носу столкнулся с Милли.

Старушка стояла перед дверью одной из комнат, отчаянно колотя по ней руками и громко требуя отпереть. Увидев Дерека, она ничуть не испугалась, а напротив, бросилась к нему и стала умолять о помощи.

— Прошу вас, сэр. — Милли схватила молодого человека за рукав и потащила к двери. — Помогите!

Он бьет ее, мою девочку, он так ужасно бьет ее! — кричала плача старая служанка.

Ни слова не говоря, Дерек что есть силы рванул ручку двери на себя, но из этого ничего не получи лось. Тогда он попытался высадить дверь плечом.

Увы, и тут его ждала неудача. Благо, вскоре подоспел Натан. Как раз в эту минуту Меган застонала.

Это, казалось, удесятерило силы молодых людей: они разом навалились на дверь, запор не выдержал и сломался. Сцена, представшая их глазам, поражала до глубины души.

Девушка лежала с привязанными к кровати руками, ее разорванная в клочья ночная рубашка насквозь пропиталась кровью, а спина была сплошь покрыта багровыми вспухшими рубцами. Широко расставив ноги, Томас Бэнбридж в остервенении хлестал кнутом неподвижное тело; он даже бровью не повел, когда дверь распахнулась и на пороге появились люди.

В бешенстве Дерек бросился вперед и, вырвав окровавленный хлыст из рук Томаса, отшвырнул его в сторону. Он склонился над Меган, а Натан встал у двери, преградив Томасу дорогу.

Милли поспешила к своей госпоже, но Дерек остановил ее.

— Принеси все необходимое, чтобы обработать раны, — тихо сказал он, — я пока присмотрю за ней.

— Оставь ее в покое! — заревел Томас. — Эта шлюха получила по заслугам. Пусть теперь страдает, как я все эти годы!

Он сделал шаг к Меган, чтобы ударить еще, но Дерек схватил его за руку.

— Не смейте ее трогать! — с угрозой проговорил он.

Томас пьяно заржал.

— Трогать? Ха-ха! Да я и смотреть-то не хочу на эту дрянь! Я уже объявил, что лишаю ее наследства и прогоняю из дома. К утру этой твари здесь не будет, она навсегда должна забыть дорогу к своему отцу! — Он повернулся, чтобы уйти, но на пороге остановился и произнес:

— Я знаю, что ты скоро уезжаешь. Можешь забрать ее с собой. Можешь даже, наигравшись, бросить эту суку где-нибудь по дороге, мне все равно.

Отпихнув Натана, лорд Бэнбридж удалился, но не успел Дерек задуматься над его словами, как в комнату поспешно вошла Милли.

— Я все слышала, — плача произнесла она и, сунув Дереку поднос с лекарствами, опустилась на колени рядом со все еще не пришедшей в сознание девушкой. — О, моя девочка, моя бедная, бедная Мисси! Что с тобой теперь будет? — причитала старуха, по-детски сглатывая слезы.

Тихий стон сорвался с запекшихся губ Меган, веки ее задрожали, и она открыла глаза.

Наклонившись к Милли, Дерек осторожно тронул ее за плечо.

— Мне нужна твоя помощь.

Поспешно кивнув, Милли встала.

— Что нужно делать?

— Принеси мыло и теплой воды, надо промыть раны.

Дерек был почти рад, что Меган, не успев прийти в себя, снова впала в забытье. По собственному опыту он знал, какую боль она испытает, когда окончательно очнется. Осторожно снимая с нее лоскуты ночной рубашки, Чандлер с ужасом и гневом смотрел на ее изуродованную спину. Именно в этот момент Дерек принял решение и, подозвав Натана, тихим голосом отдал ему несколько приказаний, которые помощник бросился немедленно выполнять. Потом он опять повернулся к кровати, где Милли уже промывала ужасные раны девушки.

Старая нянька подняла на него полные слез глаза.

— Что вы собираетесь делать?

Взглянув на служанку, Дерек отошел к окну.

Скрестив руки, он молча смотрел в ночную темноту.

— Я возьму ее с собой, — коротко сказал он.

— Куда — в Америку? — испуганно спросила Милли.

— Да, в Америку. — Чандлер отошел от окна и снова взглянул на истерзанное тело девушки. — Не стоит приходить в такой ужас. Америка не очень-то и далеко, а отъезд Меган не означает, что вы больше никогда не увидитесь.

Милли закончила обрабатывать раны Меган и теперь подавленно стояла около кровати.

— Здесь Меган оставаться нельзя, это ясно; его сиятельство сделает ее жизнь невыносимой. Нет, я беспокоюсь не о том, куда вы повезете мою девочку, а о том, что вы собираетесь делать потом. Она порядочная девушка, капитан. Благовоспитанная, хорошо образованная, и я не хочу, чтобы она стала игрушкой в чьих-то руках.

— Я позабочусь о Меган, пока она не встретит человека, за которого захочет выйти замуж, или пока не достигнет достойного положения. В любом случае, уверяю вас, со мной она не пропадет. Если хочешь, я буду посылать с капитанами моих судов, идущих в Англию, известия о ней. Большего обещать не могу. — Взглянув на служанку, Дерек увидел, как просветлело ее лицо, и его взгляд смягчился. — Приготовь Меган к дороге. Я хочу покинуть этот дом как можно скорее.

Приподняв руку, Меган едва слышно застонала.

Она с трудом могла вспомнить, что с ней произошло.

Неужели это правда? Неужели отец так жестоко избил ее? И неужели Дерек действительно собирается уехать с ней в Америку? Кто бы мог предположить, что она, которая не хотела перейти в его обществе улицу, вынуждена будет пересечь с ним океан? Нет, надо положить конец всей этой бессмыслице. Но когда Меган попыталась заговорить, ее искусанные губы треснули, и она почувствовала во рту солоноватый привкус крови. Ошеломленная собственным бессилием, девушка закрыла глаза. Чьи-то сильные руки подняли ее и понесли вниз по лестнице. Через минуту она снова потеряла сознание.

Очнулась Меган уже в экипаже. Мерное покачивание на рессорах успокаивало, но внезапный толчок заставил ее вскрикнуть от боли. Почти сразу же она опять почувствовала, как Дерек обнял ее и нежно прижал к себе. Меган не могла поверить. Неужели это тот самый человек, который ненавидит ее и который, правда, непреднамеренно, разрушил всю ее жизнь? Убаюканная теплом его сильных и нежных рук, она почувствовала себя в безопасности и погрузилась в глубокий сон.

Глава 7

Меган плохо помнила первые дни пребывания в море. Но то немногое, что смутно сохранилось в памяти, вряд ли могло улучшить ей настроение, поскольку, помимо ран, ее беспокоила морская болезнь.

Корабль! Всякий раз, приходя в сознание, Меган с пугающей ясностью вспоминала ту ночь, которая в корне изменила всю ее жизнь. Она стонала не столько от боли, сколько от пережитого унижения и горечи обид. «В чем моя вина?» — спрашивала себя девушка и, не находя ответа, принималась беззвучно плакать.

Но стоило только слезе упасть на подушку, как чьи-то заботливые руки приподнимали ей голову и давали лекарство, одного глотка которого хватало, чтобы успокоить и растерзанное тело, и изнывающую душу.

Сон смежал ей веки, но, прежде чем заснуть, она силилась рассмотреть неизвестного благодетеля, так нежно заботившегося о ней.

Кто бы это ни был, он проявил истинное милосердие, что особенно трогало Меган, успевшую в одночасье разувериться в людской доброте…

Незаметно пролетела неделя. Девушка просыпалась, произносила несколько бессвязных слов и засыпала снова. Самочувствие ее постепенно улучшалось, а вместе с этим поднималось и настроение.

Однажды, заглянув в каюту Меган, Дерек обнаружил, что больная пытается встать. Бросившись к ней, он твердо, но осторожно заставил ее лечь обратно в койку.

— Я вижу, что спящая красавица наконец соизволила проснуться. — Улыбнувшись, Чандлер сел на край постели. — Как вы себя чувствуете?

— Неплохо, — чуть слышно ответила Меган. — Я долго спала?

— Вот уже целую неделю вы то приходите в себя, то вновь впадаете в беспамятство. Сегодня первый день, когда вы не бредите и, мало того, даже пытаетесь встать.

Говоря это, Дерек протянул руку и взял с сундука рядом с койкой стоящий там кувшин.

— Повернитесь на живот, — строго приказал он, но взгляд его был полон сочувствия. — Дайте мне взглянуть на ваши раны.

Меган послушно повернулась, и молодой человек осторожно стал втирать лечебную мазь в теперь уже быстро заживающие раны. Только после того как он закончил свое занятие, она осмелилась задать вопрос, который уже давно готов был сорваться у нее с языка:

— Моя спина, наверное, выглядит ужасно? Надеюсь, на ней не останется безобразных шрамов?

— Все исчезнет без следа. — Вытерев руки полотенцем, он с нежностью посмотрел в ее светящиеся надеждой глаза. — Ну, может, останется несколько едва заметных царапин, но из-за этого, право, даже не стоит переживать: скоро вы напрочь забудете и о них.

Меган осторожно повернулась на спину и натянула на себя простыню.

— Это правда? Ведь отец так постарался!

— Верно, но снадобье, рецепт которого я узнал еще от матери, творит чудеса. Этот состав основан на медовом настое редких трав, а мед, как известно, смягчает кожу и хорошо заживляет раны. — Поняв, что подобные объяснения скорее пристало давать врачу, а не капитану, он замолчал.

— Так, значит, вы все это время заботились обо мне? — В ее голосе невольно прозвучало удивление.

Дерек быстро встал, и в первый раз за время их знакомства Меган увидела, что он покраснел, как будто его поймали на чем-то недозволенном.

— Не в моих привычках, миледи, позволять своим подчиненным без толку болтаться у меня в каюте. С тех пор как вы здесь, самым удобным было, чтобы именно я заботился о вас.

— Ваша каюта! — вскричала Меган.

Дерек расхохотался.

— Мне очень жаль, что вам приходится терпеть неудобства, но, к сожалению, мое судно предназначено больше для грузов, чем для пассажиров.

Помимо капитанской каюты, здесь есть еще общее помещение для матросов. Смею предположить, что такой благовоспитанной девушке, как вы, там делать нечего.

С задумчивым видом он подошел к резному столу и без видимой цели стал перекладывать лежащие там бумаги.

— Разумеется, я знаком с несколькими леди, которые просто мечтали бы переночевать в обществе здоровенных матросов, но я совсем не думаю включать вас в их число.

Меган рассердилась.

— Я устала от пустых разговоров, — с деланным равнодушием произнесла она. — Если уж мне суждено оставаться с вами в одной, каюте, то думаю, будет разумнее поставить у одной из постелей ширму.

— Ширму? — Дерек рассмеялся. — Странно, как эта мысль не приходила мне в голову, когда я выносил за вами судно. — Подняв бровь, он не без удовольствия заметил, что девушка покраснела. — Смотрите на все проще, моя милая. Я не собираюсь посягать на честь молодых леди, когда они больны и беспомощны.

— Кажется, раньше вы придерживались другого мнения, — не удержавшись от колкого замечания, напомнила она.

— Ну, там было совсем другое дело. Бурная грозовая ночь, нежная девичья кожа… Как известно, страсть разрывает оковы благоразумия. Я был опьянен вашей северной красотой, заворожен нежностью вашей кожи. Будучи мужчиной, я не нашел в себе силы отказаться от столь божественного подарка судьбы. — Чандлер присел на край кровати. — Скажите, а что бы вы сделали на моем месте?

Прежде чем Меган смогла ответить, раздался стук в дверь.

— Войдите, — откликнулся капитан.

Меган молча наблюдала, как мужчина, с виду немного моложе Дерека, осторожно вошел в каюту.

Когда он увидел, что Меган очнулась и неплохо себя чувствует, то, приветствуя ее, снял головной убор.

— Добрый день, миледи, как приятно видеть вас в добром здравии. — Он дружески улыбнулся. — Я надеюсь, что теперь вы пойдете на поправку.

Меган была очень расстроена разговором с Дереком, но, прежде чем отвернуться к стене, она вежливо кивнула матросу.

— Нашей больной действительно гораздо лучше, правда, сегодня у нее плохое настроение. Однако не стоит придавать этому особого значения: молодые девушки порою так чувствительны. Но ты, кажется, что-то хотел сказать?

— Да, сэр. Матросы закончили ремонт на топ-мачте и готовы к проверке.

— Хорошо, сейчас иду.

Меган услышала удаляющиеся шаги, потом звук закрываемой двери. В раздражении она хлопнула несколько раз по подушке, воображая, что это голова Дерека.

Вернувшись в каюту незадолго перед обедом, Дерек увидел, что Меган, одетая в платье, сидит, глядя в иллюминатор на бесконечную гладь океана.

Сняв свой промокший плащ, он стал отогревать замерзшие руки у маленькой печурки в центре каюты.

— Океанские бризы могут продуть человека до костей даже весной, — сказал капитан.

— Но скоро наступит лето, и, когда нас будет нещадно палить солнце, мы будем рады каждому прохладному ветерку, — очень спокойно произнесла Меган.

— Верно, — хмыкнул Дерек, ошеломленный столь резкой сменой ее настроения. — Вы больше на меня не сердитесь? — неуверенно спросил он.

Меган отрицательно покачала головой, отчего ее красивые густые волосы рассыпались но плечам.

— Нет, — медленно ответила она. — Наоборот, я хочу поблагодарить за то, что выходили меня. Я знаю, что была обузой для вас и доставила немало хлопот, — продолжала она, глядя на бегущие волны.

— Совсем нет… — начал Дерек, но его прервали: дверь распахнулась, и в каюту вошел, неся поднос с едой, совсем молодой матрос.

— Добрый день, мисс. Кэп сказал, что вам лучше, и кок приготовил кое-что вкусненькое. Старик старался как мог. Он говорит, что молодой леди надо набираться сил, особенно если она путешествует вместе с капитаном. Он сказал…

Громко кашлянув, Дерек взял у юноши из рук поднос.

— Ты можешь идти, Том, — приказал он. — Если что-то понадобится, я позвоню.

Юный стюард исчез, и Дерек обернулся к Меган, с упреком смотревшей на него. В шутливом отчаянии он воздел руки к потолку.

— Уверяю вас, Меган, я никому ничего не говорил, просто на корабле всегда… Матросы подумали, что вы и я… — Опустившись на стул, Чандлер с надеждой посмотрел на нее. — А не заключить ли нам перемирие до конца путешествия? Я не уверен, что смогу выносить все трудности управления кораблем после наших ежедневных баталий. — Встав со стула, он подошел к Меган. — Я полностью в вашей власти, миледи. — Низко поклонившись, он взял ее руку и поднес к губам.

Меган невольно рассмеялась.

— Я согласна. А теперь, сэр, давайте скрепим наш договор обедом, который ваш самонадеянный кок приготовил для нас. Мне действительно нужны силы, хотя совсем не для того, в чем нас подозревает ваша команда.

Она попыталась встать, но вновь беспомощно опустилась на стул и жалобно посмотрела на Дерека.

— Боюсь, я все еще слаба.

Чандлер галантно протянул девушке руку. С его помощью она села за стол. Обед оказался восхитительным. Меган, правда, не притронулась к роскошному десерту, боясь тошноты во время качки.

После того как с едой было покончено, Том убрал посуду, а Дерек, чтобы уберечь Меган от холода весеннего вечера, поставил стул для нее рядом с печкой.

Девушка настояла на том, чтобы он выкурил свою послеобеденную сигару в каюте, а не на продуваемой всеми ветрами палубе. Дерек же словно в благодарность за это весь вечер забавлял ее рассказами о своих приключениях юнги. Наконец он заметил, что Меган отчаянно борется со сном.

— Простите меня, — сказал он, вскакивая, — вы, должно быть, устали, а я утомляю вас скучными морскими историями.

— Они совсем не скучные. Просто все дело во мне: сегодня вечером я не самая лучшая слушательница.

— Вздор. — Чандлер поспешно подал ей руку. — Теперь дела явно пошли на поправку, но тем не менее лечиться все еще надо. — Он довел ее до койки. — А отдых — это первое лекарство.

Меган устало опустилась на большую кровать.

Она знала, что для корабельной каюты необычно иметь постель такого размера, но удержалась от расспросов на эту тему, боясь, что ответ Дерека будет далеким от приличий.

Но об одном весьма щекотливом моменте девушка все-таки спросила:

— Я как-то сразу не заметила, что в каюте одна кровать… Где вы спали все это время?

— В кресле или на полу. — Его голос звучал беспечно. — Там, где заставал меня сон после рабочего дня.

— Не самое удобное место для капитана корабля. — Меган попыталась встать, но ноги плохо слушались ее. — Сегодня вы будете спать на кровати, а я на полу.

— В этом нет необходимости, — безапелляционно заявил Дерек. — У меня есть дела, — добавил он, — но я скоро вернусь. Пожалуйста, не забивайте себе голову заботами о моем ночлеге. Спокойной ночи, Меган.

Чандлер уже взялся за ручку двери, но вдруг обернулся и увидел, что Меган подвинулась в дальний конец кровати.

— Нет необходимости кому-то из нас спать на полу, здесь вполне хватит места и для двоих, — сказала она, думая только об удобстве и ничего больше. — И к тому же я не хочу, чтобы в один прекрасный день наш корабль пошел ко дну только из-за того, что вы в полусне отдавали приказы. Это совсем ни к чему. Ведь мы заключили договор, не так ли? — Девушка смущенно улыбнулась.

Дерек, застигнутый врасплох предложением Меган, смутился, но потом, немного подумав, кивнул в знак согласия.

— Ложитесь спать. Я скоро вернусь, — сказал он и вышел из каюты.

Так продолжалось несколько недель. Дерек возвращался поздно, когда Меган уже спала, а уходил рано, чтобы не ставить ее в неловкое положение. Но однажды, проснувшись рано утром, молодой человек обнаружил, что Меган спит, положив голову ему на грудь, и встать с постели, не разбудив ее, невозможно.

Лежа на спине, он обдумывал, как поступить, как вдруг ресницы Меган задрожали, и она открыла глаза.

Вздохнув, она повернулась на спину и закинула руки за голову. Ткань ночной рубашки натянулась, обрисовав очертания ее совершенной груди.

— Доброе утро, Дерек, — сонно пробормотала девушка.

— Доброе утро, — срывающимся голосом ответил он.

Оторвав взгляд от ее груди, Чандлер поднялся с кровати и стал на ощупь искать в полумраке каюты свою одежду. «Хорошо, если Меган, еще не до конца проснувшись, ничего не заметила», — думал молодой человек.

— Мне сейчас снился такой чудесный сон… — словно пытаясь успокоить его, пробормотала она.

— Простите, — раздраженно перебил ее он, — но я не привык к светским беседам в такое время суток. Буду очень благодарен, если вы продолжите смотреть свои сны: мне надо умыться.

Капитан Чандлер направился к умывальнику.

— Если бы я знала, что по утрам вы бываете таким сердитым, сэр, я бы, конечно, не проснулась!

Вытерев лицо и руки полотенцем, Дерек повернулся к девушке.

— Я изо всех сил пытался не разбудить вас.

— Ценю вашу заботу, но факт остается фактом — я уже проснулась. Если уж так получилось, могу я позавтракать в вашей компании? Мне так надоело каждое утро в одиночестве пить свой кофе.

— Мне очень жаль, что на моем корабле вам не хватает развлечений. Догадайся я об этом раньше, можно было бы пригласить клоунскую труппу, — злясь в первую очередь на самого себя, съязвил Чандлер.

Не обращая внимания на его насмешку, Меган спросила с нескрываемым огорчением:

— Почему каждое утро вы так быстро покидаете каюту? Неужели вам так неприятно мое общество?

— Мне нужно управлять судном, а если я буду весь день нежиться в постели, то ничего путного не выйдет. — Он подошел к девушке и взял ее за подбородок. Даже в полумраке каюты было видно, как блестели ее глаза.

Ну как сказать ей правду? Он глубоко задумался. Не может же он признаться, что боится ее очарования, боится увлечься ею по-настоящему. Сегодня, к примеру, он едва сдержал свою страсть.

Даже сейчас его тело изнывало от желания ощутить нежность ее упругой плоти.

Встряхнувшись, Дерек вдруг тепло улыбнулся.

— Вы можете позавтракать со мной, но только если пообещаете попридержать свой острый язычок, — предупредил он.

Меган задумчиво сидела у окна каюты, прилежно зашивая рубашку. Об этом ее попросил Дерек.

Она усмехнулась, вспомнив подробности утренней трапезы. Дерек не только старался поддерживать светскую беседу во время завтрака, но и без всякой надобности задержался после кофе до тех пор, пока старший помощник не вызвал его на палубу.

Отложив шитье, Меган вспомнила подробности этого дня. Большую часть утра она провела, прибирая в каюте, а после решила выйти на палубу, чтобы насладиться свежим морским воздухом. Как удивлена и польщена она была, когда Дерек попросил разрешения присоединиться к ней. Она до сих про ощущала его твердую руку, служившую ей опорой во время качки, до сих пор восхищалась его рассказами о морских путешествиях.

Меган никогда раньше не плавала на корабле, и ей все казалось безумно интересным, а оттого, что Дерек вызвался сопровождать ее во время прогулки по палубе, на душе у нее было весело. Она чувствовала себя очень счастливой.

— Рубашка Дерека, — разглядывая свою работу, произнесла Меган вслух.

Улыбаясь самой себе, она задумалась. Вдруг в каюте потемнело.

— Неужели уже приближается вечер и я промечтала целый день? — Меган с нетерпением посмотрела на дверь, надеясь, что Дерек придет и на ужин.

Но он все не приходил.

Правда, море было неспокойно — надвигался шторм. Меган поежилась. С той ночи, когда умерла ее мать, она не выносила грома и молнии. Девушка вскочила с кресла, не обращая внимания на упавшую с колен рубашку. Гроза на суше — это очень неприятно, но шторм в открытом море, обрушившийся на беззащитный корабль, намного страшнее.

Судно внезапно накренилось, и Меган, не удержавшись на ногах, упала на пол. Когда через несколько минут дверь каюты распахнулась и, сопровождаемый раскатами грома, вошел Дерек, он увидел ее на полу. Быстро захлопнув дверь, молодой человек кинулся к ней. Корабль опять накренился, Дерек не устоял и больно ударился об угол стола. Однако он тут же встал и, преодолев разделявшее их расстояние, склонился над Меган.

— С вами все в порядке? — с волнением в голосе спросил Дерек.

— Я немного испугана, — медленно произнесла Меган, вставая с пола.

— Это можно понять — мы попали в полосу плохой погоды. — Он взглянул в окно, и его лицо помрачнело.

— Что вы собираетесь делать? — с тревогой поинтересовалась девушка.

— Надо выдержать шторм.

Взглянув на ее испуганное лицо, Дерек пожалел, что взял девушку с собой. Если бы Меган осталась в Лондоне, то наверняка бы нашла убежище у кого-нибудь из близких друзей семьи. Сейчас она могла бы сидеть в роскошной лондонской гостиной, а не страдать от качки на борту попавшего в шторм корабля.

— Не беспокойтесь, «Леди Элизабет» — надежное судно. Мы без особого труда выдержим этот шторм. — Голос капитана Чандлера звучал так уверенно, что страх Меган потихоньку утих.

— Разве вам не нужно оставаться в рубке?

— Мне помогает Натан. — Он отвел ее от окна, чтобы она не видела надвигающегося шторма и не испугалась еще больше. — Натан один из самых опытных штурманов и легко справится со стихией.

Меган сильно сомневалась, что Дерек говорит правду, но была рада, что он рядом.

Внезапно раздался оглушительный раскат грома, Меган вздрогнула и закрыла уши руками. В этот же момент судно наклонилось на один борт, и они вдвоем, не удержавшись, упали на кровать. Меган сделала попытку встать, но Дерек остановил ее.

— Здесь безопаснее. — Он крепко обнял девушку за талию и осторожно прижал к себе.

Позднее, когда у каждого было время на размышления, ни один из них не мог вспомнить, как все началось. В свете молнии Дерек увидел испуганное лицо Меган, наклонился и губами прижался к ее нежному рту. Больше не владея собой, он стал расстегивать крючки ее платья. Обнажив девичью грудь, он со стоном припал к ней губами. Дальше все было как во сне. Срывая с себя одежду, Дерек осторожно, чтобы не испугать Меган, помог ей раздеться.

И вот он уже был совсем рядом, его пальцы исследовали каждый уголок ее тела. Он ласкал ее грудь, живот, бедра. Меган застонала в бессознательной попытке вырваться из его настойчивых рук и этим невольно дала ему возможность проникнуть в заветную ложбинку. Она вскрикнула от наслаждения, какого никогда раньше не испытывала.

Только однажды Меган запротестовала, но ее протесты были снова заглушены страстным поцелуем.

Дерек уже не мог сдерживаться. В полумраке он видел широко раскрытые глаза Меган, ее милое лицо, обращенное к нему. Его нога раздвинула девичьи колени, и он наконец нашел место, к которому так страстно стремился.

Меган неподвижно лежала, ожидая того, что случится, но, когда Дерек вошел в нее, она была так захвачена безумием происходящего, что почти не заметила, как это произошло. Девушка не потеряла сознания и чувствовала, как он двигается в ней, вызывая неведомые доселе ощущения. Крепко прижавшись к его мускулистой груди, она полностью подчинилась бешеному ритму его движений. Казалось, что тело независимо от сознания делает все, чтоб достичь наивысшего наслаждения.

Прошло какое-то время, прежде чем они успокоились. Меган робко прижалась к Дереку, закрыла глаза и счастливо улыбаясь, заснула.

Проснувшись, Меган обнаружила, что в каюте еще темно, только над столом Дерека горела лампа.

Он сидел, записывая что-то в судовой журнал, и Меган тихо стала наблюдать за ним. Какой он все-таки красавец! Почему она раньше не заметила этого?

Может быть, сегодняшняя ночь стала поворотной в ее судьбе?

— До рассвета еще несколько часов. — Почувствовав, что она проснулась, Дерек обернулся.

Пока Меган спала, он твердо решил не придавать особого значения тому, что произошло между ними.

Она, конечно, восхитительна, и наслаждаться с нею любовью одно удовольствие. Но его очень беспокоила ее восторженная улыбка. Дерек решил, что должен твердо держаться своих взглядов на женитьбу. Несмотря на то что молодой человек готов был до конца путешествия делить с ней постель, о постоянных узах и речи быть не могло. Как только он заметит, что Меган пытается окрутить его, этому придется положить конец.

— Кофе? — спросила Меган, заметив на столе кофейник.

— Не только кофе, но и поднос с едой. Том принес все это, как только шторм утих. Ты так крепко спала, что я решил не будить тебя. — Он указал на накрытый стол. — К сожалению, все уже остыло.

— Это не беда, я зверски проголодалась! — Она запнулась, ища глазами, чем бы прикрыть свою наготу.

Платье Меган, небрежно брошенное ночью на пол, теперь висело на спинке стула далеко от нее. Она попыталась дотянуться до него, но, заметив ее намерение, Дерек встал и подошел к постели. Рывком он поднял ее и поставил перед собой.

— После того, что между нами было, тебе не стоит изображать скромницу.

Сняв свою рубашку, он надел ее на Меган, потом стал застегивать каждую пуговицу так медленно, что чуть не свел ее с ума.

— Даже в моей громадной рубахе ты самая умопомрачительная красотка, которую я когда-либо видел.

— Дерек, — сильно нервничая под пристальным взглядом Чандлера, тихо произнесла Меган, — то, что произошло между нами…

— Было самым чудесным и полезным опытом, и на это нужно смотреть именно так. — Взяв девушку за подбородок, он легким поцелуем коснулся ее губ. — А теперь ты можешь утолить свой голод.

Боюсь, что после маленького ночного приключения это не так просто. Мне нужно тебе кое-что сказать, — продолжал Дерек, когда Меган подошла к столу, — я не могу постоянно одалживать тебе свою рубашку, так же как не могу выходить из каюты всякий раз, когда тебе придет в голову переодеться. Ты должна преодолеть свою бессмысленную робость.

Поверь, мне очень приятно смотреть на твое тело, но это совсем не означает, что каждые пять минут мне хочется бросить тебя на постель и заняться любовью. — Тяжело вздохнув, он вернулся к своему стулу. — Одним словом, Меган, я прошу тебя расслабиться и постараться чувствовать себя удобно при сложившихся обстоятельствах. Пусть тебя не пугает мое присутствие.

Господи, как тяжело ему далась эта лекция.

Чандлеру даже захотелось, чтобы Меган не была так невинна!

— Я постараюсь, — сказала она робко и, сев за стол, принялась за еду. Несмотря на то что все остыло, Меган с удовольствием поела. Теперь следовало придумать себе занятие: она только что встала и поэтому не хотела сразу ложиться обратно в кровать.

Поднявшись, девушка подошла к книжной полке и взяла в руки первую попавшуюся книгу. Это были сонеты. Примостившись около лампы, бросавшей скудный свет, она рассеянно стала перелистывать страницы.

Осторожный кашель Дерека отвлек ее от чтения, и она устремила на него свой взор.

— Я, наверное, мешаю тебе?

Дерек с вожделением смотрел на ее грудь, очертания которой не могла скрыть его поношенная рубашка. Он почувствовал знакомое возбуждение. Ни одна женщина так не влекла его, и он был уверен, что она это прекрасно понимает. Как быстро женский ум усваивает искусство соблазнения!

Прежде чем заговорить, он откашлялся.

— Ты заслоняешь свет, и мне не очень удобно писать, — сказал он, переводя взгляд на судовой журнал.

Отложив книгу, Меган подошла к столу.

— Что ты пишешь? — Наклонив голову, она стала внимательно рассматривать его записи.

— Я заношу в журнал сообщение о шторме. Он мог нанести ущерб кораблю.

— Бывали случаи, чтобы в море пропадали люди?

— Бывали. — Дерек помолчал. — Интересно, как долго ты собираешься изводить меня своими вопросами? — На самом деле он не был так разгневан, как хотел показать.

— А что еще ты там записываешь? — продолжала девушка, делая вид, что не замечает его раздраженного тона.

Дерек бросил перо на стол и строго посмотрел на Меган.

— Если тебе это так интересно, я пишу о Натане. Только благодаря ему ты сидишь сейчас здесь, одновременно искушая и надоедая мне. Если бы это был военный корабль, а не торговое судно, моего помощника следовало бы представить к награде за храбрость.

Меган некоторое время обдумывала его слова, потом спросила:

— А как насчет меня? — Она озорно улыбнулась. — Я разве не заслуживаю награды?

Дерека рассмешило ее кокетство.

— Обычно награждают тех, кто совершает храбрый поступок, который предотвращает опасность, грозящую либо кораблю, либо команде. — Говоря это, он обошел стол и обнял Меган за талию. — Конечно, я ценю твое доблестное поведение и обязательно придумаю, как выразить свою благодарность. — Дерек повернулся, чтобы уйти.

— Куда ты? — тихо спросила Меган.

— На палубу, подышать свежим воздухом и хоть немного отдохнуть от твоих постоянных вопросов.

— А лечь ты не хочешь?

— Я не устал. Просто здесь находится самая невыносимая девица, которую я когда-либо знал! То она тянется ко мне, то отвергает, то засыпает в самый неподходящий момент. А это, должен сказать, очень неприятно. — Он сокрушенно вздохнул.

— Но сейчас я ведь не сплю, — многозначительно прошептала Меган.

Несколько мгновений Дерек стоял неподвижно, потом быстрыми шагами подошел к ней, требовательно схватил за плечи и закружился вместе с ней по каюте. Его пальцы стали нетерпеливо расстегивать пуговицы рубашки, но Меган отступила на шаг.

— Нет, я сама.

Она аккуратно расстегнула каждую пуговку, распахнула рубашку и одним движением сбросила ее с плеч. Дереку вдруг показалось, что это богиня любви Афродита, сошедшая на землю. Нервно сглотнув, он обнял ее, чтобы не дать исчезнуть чудесному видению.

Прильнув к нему, Меган страстно поцеловала его в губы. Он поднял ее и понес к постели.

Царственно раскинувшись на подушках, она ждала, когда он ляжет рядом с ней.

— Послушай. — Он потянулся, чтобы погладить ее кудри, разметавшиеся по подушке.

— Что? — прошептала Меган.

— Как тихо вокруг. Шторм прекратился, а наша буря еще только разгорается. — Дерек ласкал ее тело, разогревая кровь и будя в ней предвкушение надвигающегося наслаждения.

— Как хорошо, что шторм позади. — Она поймала его руку, ласкающую ее грудь. — Я так боюсь бури.

— Я это заметил, — сказал он, — и сегодня, и в загородном поместье твоего отца. Скажи мне, детка, почему гроза так пугает тебя?

Когда Дерек посмотрел на Меган, ее глаза были полны слез.

— В ту ночь, когда умерла моя мама, была страшная гроза.

— Вот в чем дело, — пробормотал он.

— Меня не пускали к ней несколько дней, а потом однажды ночью отец вытащил меня из постели и грубо поволок в ее комнату. Было темно, и только молнии сверкали на небе, освещая маму, лежавшую в кровати. — Лицо Меган побледнело от волнения. — Я подбежала к ней, но она… она была мертва. Потом отец стал кричать, что я виновата в ее смерти…

С рыданиями она уткнулась в подушку.

— Я понимаю. — Дерек успокаивающе погладил ее по голове. — Это ужасно: дети так впечатлительны! Но, Меган, — он осторожно повернул ее к себе, — ты должна помнить, что я рядом, ты можешь рассчитывать на меня в любую непогоду.

Меган вытерла слезы и робко улыбнулась ему.

Ее пальцы нежно гладили его мускулистую грудь, потом опустились к плоскому животу. Она посмотрела на его еще не возбудившуюся плоть и слегка дотронулась до нее.

Девушка была не готова к внезапной реакции, которая последовала за ее жестом. Мягкая плоть вдруг стала расти, пока не превратилась в пульсирующее острие, готовое устремиться в цель и увлечь к неведомым вершинам блаженства.

Дерек застонал. Он и подумать не мог, что робкие прикосновения Меган так возбудят его. Он лег на нее, не сдерживая своего желания.

— Дерек. — Голос Меган стал хриплым.

— Что? — Его губы приблизились к ее лицу.

— Что со мной будет, когда мы приплывем в Америку? — Она сама не понимала, почему ответ на этот вопрос значил так много для нее и почему он вырвался в самую неподходящую минуту.

— Всегда ты болтаешь не вовремя, — рассмеялся Дерек, продолжая ласкать ее тело, наполняя его предвкушением уже изведанного наслаждения. — Подожди, мы обсудим это потом. — Он приподнялся на локтях. — Теперь же разреши мне на свой лад наградить тебя. — Глядя ей в глаза, Дерек глубоко вошел в нее, упиваясь девичьим смущением.

Второй раз за этот день Чандлер в конвульсиях наслаждения слился с трепещущим телом Меган.

Теперь первым заснул Дерек. Она же лежала с широко раскрытыми глазами; мысли о будущем не давали ей покоя.

Их интимные отношения не доставляли девушке такого удовольствия, которое, похоже, испытывал Дерек.

Наверное, по неопытности она что-то делает не так.

Меган посмотрела на Дерека и прикоснулась к его подбородку, заставив беспокойно пошевелиться во сне и крепче прижать ее к себе. Как быстро могут измениться чувства! Девушка вспомнила, что еще несколько недель назад она не могла взглянуть на него без ненависти.

А теперь… что теперь? Не зря говорят, что от ненависти до любви один шаг. Разве, влюбившись в Дерека, она смеет мечтать о том, что однажды он ответит ей тем же?

Глава 8

Меган проснулась первой и в призрачном свете наступающего утра стала внимательно рассматривать Дерека, который безмятежно спал рядом с ней. Она тихо провела рукой по его груди, покрытой густыми вьющимися волосами, затем шаловливым пальчиком вывела их имена. Мысленно рассмеявшись над своим легкомыслием, Меган откинулась на подушку.

Раздался стук в дверь. Осторожно, чтобы не разбудить Дерека, она встала с постели. Подняв с пола рубашку и накинув ее на себя, девушка подошла к двери.

В комнату, неся поднос с завтраком, вошел Том.

Увидев, что на Меган только рубашка капитана, молодой стюард понимающе усмехнулся.

— Доброе утро, мэм. Уверен, что вы провели приятную ночь. — Он поставил поднос с едой на стол и собрал с него грязную посуду, оставшуюся от ужина — Спасибо, — смущенно произнесла Меган.

— Должен ли я разбудить кэпа? — Мальчишке явно нравилась пикантная ситуация.

— В этом нет необходимости, Том. — Меган проводила его до двери и задвинула щеколду.

Тихо напевая, она подошла к кровати, чтобы разбудить Дерека, но тут ее внимание привлекло темное пятно на простыне. Приглядевшись, Меган поняла, что это засохшая кровь.

Как это могло случиться, ведь критические дни еще не наступили.

Ее глаза расширились, когда вдруг она вспомнила короткий разговор с Милли. Тогда служанка попыталась объяснить молодой, неопытной девушке одну из самых больших тайн мужчины и женщины.

— Существует единственный способ для мужа удостовериться в том, что ему не подсунули уже использованный товар, — это кровь на простынях в брачную ночь, — вот что тогда сказала ей Милли.

Меган вспомнила, как дрожала при одной мысли о таком позоре. Но постепенно осознав, что произошло, она почувствовала себя обманутой: ею снова воспользовались самым бессовестным образом.

Обдумывая, что теперь делать, девушка отошла от кровати, проклиная себя за то, что еще минуту назад считала этого грубого и бессердечного человека своим возлюбленным. Она направилась к умывальнику, взяла кувшин, полный холодной воды, и, вернувшись к кровати, вылила все его содержимое на спящего Дерека.

Отступив на несколько шагов, она с удовольствием смотрела, как тот, мгновенно проснувшись от холодного душа, стремительно сел на кровати, изрыгая бессвязные ругательства и пытаясь понять, что происходит. Его сонные глаза с недоумением уставились на Меган, которая все еще держала в руке кувшин.

Не в силах понять, в чем дело, он встал с постели, вытерся и наконец произнес:

— Объяснитесь, миледи, иначе я буду вынужден отхлестать вас по вашей очаровательной попке.

— Но, сэр, неужели вы сможете ударить невежественную служанку, единственным желанием которой было услужить своему господину и помочь ему принять утреннюю ванну? — не испугавшись угроз Дерека, отвечала Меган.

— Предупреждаю тебя, — молодой человек угрожающе шагнул к ней, совершенно забыв о своей наготе, — я не в том настроении, чтобы терпеть идиотские шутки.

— А как назвать твои выходки? Ведь ты не притронулся ко мне в загородном доме! — истерически выкрикнула Меган.

Дерек оглянулся на постель и сразу догадался, в чем тут дело.

— Я никогда не говорил, что сделал это, — спокойно, как ни в чем не бывало произнес он.

Такое равнодушное отношение Дерека к происходящему на мгновение лишило девушку дара речи, но через несколько минут она снова накинулась на него:

— Но ты заставил меня поверить… Ты ничего не отрицал!

Пожав плечами, Дерек подошел к комоду, вынул оттуда свою одежду и стал одеваться.

— Да, я действительно ничего не отрицал. Зачем же разрушать иллюзии молодой красивой девушки?

Вовремя пригнувшись, он увернулся от летящего ему в голову кувшина.

Посмотрев на осколки посудины, разбившейся о переборку каюты, Дерек медленно подошел к Меган и больно схватил за плечи.

— Ты нарочно обманул меня! — Слезы стыда и отчаяния текли по ее щекам. — Если бы ты объяснил все отцу, я бы смогла остаться в Лондоне!

— Объяснил, моя радость? Ты забыла, что он застал нас в постели! Неужели ты думаешь, что он бы мне поверил, если бы я стал отрицать факт нашей близости? — Отпустив Меган, он стал рассеянно перебирать ее локоны. — Да никто в Лондоне не поверил бы нам. А уж как веселились бы Чарльз и ему подобные, если бы узнали, что я ждал до вчерашнего дня, чтобы заняться с тобой любовью.

Дерек попытался поцеловать Меган, но она гневно оттолкнула его.

— Значит, тебе безразлично, что из-за тебя рухнула вся моя жизнь. Ты удовлетворил свое мужское тщеславие и желание отомстить нашей семье! Из-за тебя я должна была уехать из дома, из Лондона, из страны! — В ее голосе звучали горечь и отчаяние.

— Я же не предполагал, что твой отец поступит так…

Но Меган не хотела слушать его объяснений. Она уже забыла, что, если бы не Дерек, ее бы ждала жизнь на улице.

— И как будто всего этого недостаточно, я очутилась в руках распутника, единственная забота которого — удовлетворить свои низменные желания.

Разозленный бесконечными обвинениями, Дерек схватил Меган за локоть и вывернул его так, что их взгляды встретились.

— Если мне не изменяет память, — начал он, тяжело дыша, — мне совсем не нужно было применять силу, чтобы насладиться твоей девственной красотой. По правде говоря, я знал многих профессиональных шлюх, которые проявляли совсем не так много прыти, чтобы переспать со мной.

Освободив Меган так стремительно, что она от неожиданности упала на колени, Дерек отошел. Девушка была в бешенстве, но, собрав все свое мужество, она молча встала, подошла к небольшому сундуку и с шумом откинула крышку.

— Я требую, чтобы у нас были отдельные каюты до конца этого отвратительного путешествия! Я отказываюсь оставаться рядом с негодяем, который… — Она замолчала, потому что Дерек опять схватил ее и с силой повернул к себе.

— Вы забываетесь, дорогая, — заговорил он, наклонившись так низко, что почти касался ее лица. — Советую вести себя потише. На корабле был один человек, который имел глупость нагрубить мне.

Теперь он лежит на дне моря.

Презрительно откинув назад голову и ничуть не испугавшись, Меган с вызовом взглянула на него.

— Подонок! — прошипела она ему в лицо.

Не успела девушка закрыть рот, как Дерек ударил ее по щеке с такой силой, что она упала на кровать.

Собственная горячность расстроила капитана Чандлера настолько, что он готов был умолять девушку о прощении. Но сделанного, как говорится, не вернуть. А посему молодой человек решил уйти, чтобы дать им обоим время остынуть и прийти в себя, но вдруг ему смертельно захотелось усмирить эту взбесившуюся мегеру.

Оглянувшись, Чандлер негромко произнес:

— Ты спрашивала меня, что тебя ждет по приезде в Америку? Честно говоря, я еще окончательно не решил.

Но твое вызывающее поведение наводит меня на одну мысль. — Он видел, что его слова возымели определенное действие. — У меня есть одна знакомая в Новом Орлеане, которая просила подыскать ей что-нибудь новенькое для привлечения клиентов. — Он замолчал, чтобы посмотреть, поняла ли Меган его намек.

Она поняла.

— Конечно, — продолжал Дерек, — тебе потребуется время, прежде чем ты приобретешь соответствующий лоск и научишься ублажать ночных посетителей. Но если приступить к обучению уже на корабле, — он распахнул дверь, — то есть шанс приехать в Новый Орлеан во всеоружии.

При последних словах капитана Меган вздрогнула.

— Нет! — в ужасе закричала она.

— Тогда постарайся, моя милая, не сердить меня.

Потому что если мне в дальнейшем не понравится твое поведение, то я вынужден буду отдать тебя своей команде. Они не слишком разборчивы в выборе женщин.

С этими словами Чандлер захлопнул за собой дверь, оставив девушку в гордом одиночестве думать над его заявлением.

Проклиная себя за вспыльчивость, Меган сидела на кровати, в отчаянии раскачиваясь взад-вперед. Еще час назад Дерек страстно сжимал ее в своих объятиях, а она думала, что любит его и что он отвечает ей взаимностью. Боже, как она глупа и наивна.

Он сказал, что ей придется осваивать ремесло продажной женщины. Неужели он говорит то, что думает? Неужели, проведя с нею ночь, он решил отослать ее команде?

Мужчины. Единственное, что они могут делать хорошо, так это причинять боль. Она дотронулась до пылающей щеки. Сначала ее ударил Чарльз, потом отец, а теперь еще и Дерек. Но только он по-настоящему заботился о ней. Разве он не помог ей встать на ноги после побоев отца?.. Меган вдруг стало безумно стыдно. Чем она отплатила Дереку за заботу? Ужасными обвинениями, которые глубоко задели его? Но ведь он поступил подло: из-за него ей пришлось покинуть отцовский дом…

Чандлер не пришел к обеду, не вернулся он и к ужину. На душе у Меган скребли кошки. Чувство вины и страх перед будущим не давали ей покоя.

Надев ночную рубашку и халат, девушка сидела перед зеркалом, меланхолично расчесывая волосы. Но вот дверь наконец открылась, и вошел Дерек. Не говоря ни слова, он подошел к ширме в дальнем конце каюты, отодвинул ее вытащил на середину стоявшую за ней ванну.

Меган лишь однажды удалось принять на корабле ванну. Дерек объяснил ей, что вода здесь на вес золота и поэтому такого рода удовольствия очень и очень редки.

Дерек опять вышел, но ненадолго. Он вернулся, неся два ведра горячей воды, которые тут же вылил в ванну. Он продолжал носить воду до тех пор, пока ванна не наполнилась. Поставив ведра на пол, молодой человек попробовал рукой воду и, найдя ее подходящей, сбросил с себя одежду и влез в ванну.

Девушка с завистью смотрела на капитана. О, как бы ей хотелось сейчас быть на его месте.

— Меган! — крикнул он. При звуке его грубого голоса она невольно вздрогнула. — Принеси мне мыло и полотенца.

Откинув голову на спинку ванны, Дерек прикрыл глаза, в то же время незаметно наблюдая за тем, как Меган выполняет его поручение.

— Я и не знала, что есть вода для купания, — тихо сказала она, протягивая кусок мыла.

— Вчерашний дождь наполнил бочки для воды, и теперь я могу позволить себе такую роскошь. — Он взял девушку за руку, предупредив ее намерение отойти в сторону. — Разве ты не подаришь поцелуй мужчине, который трудился весь день не покладая рук?

Не желая усугублять свое и без того незавидное положение, Меган перегнулась через край ванны и послушно прикоснулась губами к его губам.

— Очень целомудренно. Мне по вкусу твоя неискушенность, но вряд ли ее оценят завсегдатаи борделей.

Говоря это, Дерек привлек девушку к себе и впился в ее рот жадным поцелуем. Его движения были нарочито резкими и грубыми, Меган даже пришлось уцепиться за край ванны, чтобы не упасть.

— Вот как я хочу, чтобы меня целовали! — Дерек довольно усмехнулся.

— Постараюсь это запомнить. — Она едва слышала свой голос — так сильно стучало ее сердце.

С трудом сдерживая слезы, готовые хлынуть из глаз, девушка хотела отойти от ванны, но не тут-то было.

— Я не разрешил тебе уходить, — прикрикнул на нее Дерек, — может случиться, что мне понадобится твоя помощь. Да, так и есть. Потри мне спину. — Но внезапно ему в голову пришла другая мысль, и, когда она протянула дрожащую руку, чтобы взять кусок мыла, Дерек помедлил. — Но сначала тебе надо раздеться. — Его глаза скользнули по ней сверху вниз. — Сделай это для меня, пожалуйста.

Меган всю передернуло от его предложения, и она отрицательно покачала головой.

Но Дерек не принадлежал к числу тех, кто уступает, да и настроение у него было не то.

— Я жду. — Он нетерпеливо постучал пальцами по краю ванны.

Всхлипнув, Меган опустила глаза и стала медленно развязывать пояс. Неохотно она сбросила халат, а потом, повернувшись к нему спиной, через голову сняла рубашку и быстро закуталась в полотенце. Девушка даже нашла в себе силы улыбнуться, но когда из рук Дерека мыло выскользнуло и погрузилось в воду, у нее потемнело в глазах: значит, ей придется расстаться и с полотенцем.

— Ах, какая досада, — словно читая ее мысли, произнес Дерек. — Ты не могла бы вынуть его, дорогая?

Решив не сдаваться без боя, Меган храбро наклонилась и стала шарить рукой в воде, тщетно стараясь нащупать ускользающий кусок мыла. С большим трудом она наконец нашла его и со вздохом облегчения вынула. Энергично намылив мочалку, девушка стала до красноты натирать ему спину, плечи, грудь, руки.

Закончив свое дело, она встала.

— Ты ничего не забыла? — ленивым голосом спросил Дерек.

— Дерек, пожалуйста… — умоляюще проговорила Меган.

— Я имею в виду ту часть моего тела, что ниже спины. — Он наклонился вперед.

С тяжелым вздохом она опять встала на колени и выполнила его просьбу, а потом быстро отошла в дальний конец каюты. Дерек вылез из ванны и начал растираться. Закончив, он обмотался полотенцем, подошел к двери и позвал Тома, чтобы тот вымыл ванну.

Меган молча наблюдала за Чандлером. С некоторым удивлением она увидела, что спустя какое-то время Том тащит ведра с теплой водой и вновь наполняет ванну. Боясь ошибиться в своих предположениях, девушка выжидающе затаила дыхание.

— Если ты не хочешь принять ванну, то я прикажу Тому убрать ее, — сказал Дерек.

— Нет! — Быстро подойдя к ванне, Меган скрутила волосы в тугой узел на затылке и, кинув осторожный взгляд на Дерека, сбросила полотенце, а затем медленно погрузилась в теплую воду.

— Спасибо, — благодарно пробормотала она.

— Всегда к вашим услугам, миледи. — С губкой и ароматным куском мыла он подошел к ней.

— Но я в состоянии вымыться сама, — как можно убедительнее проговорила Меган. — Почему бы тебе не отдохнуть, не выпить стакан бренди и не выкурить сигару? Через несколько минут я буду готова.

— Нет, моя дорогая. Давай играть честно. Ты была так любезна, что поухаживала за мной, теперь моя очередь.

Дерек наклонился и стал энергично намыливать ей спину. Вскоре дело дошло до рук. Меган заметила, что он неотрывно смотрит на ее грудь. Два прелестных полукружия были в высшей степени соблазнительны, а затвердевшие соски притягивали к себе взгляд, словно магнит. Меган старалась сохранить спокойствие, когда губка стала тщательно намыливать ей грудь, не пропуская ни дюйма гладкой, упругой кожи. Но этим Дерек не ограничился, он опускался все ниже и ниже.

Меган едва выдерживала сладкую пытку.

Наконец все было закончено, и Меган с облегчением вздохнула. Она уже привстала, собираясь выбраться из ванны, но тут кусок мыла выскользнул из пальцев Дерека и с плеском упал в воду. Меган снова села, чтобы вынуть его, но Дерек опередил ее; его рука скользнула вниз, и опытные пальцы стали массировать чувствительные места девичьего тела.

Схватившись обеими руками за края ванны, Меган старалась не поддаться тем сводящим с ума ощущениям, которые вызывали его прикосновения, но это было бесполезно. Собравшись с силами, она уже хотела попросить перестать мучить ее, но вместо этого с ужасом услышала собственный стон наслаждения.

Поначалу Дерек, казалось, забавлялся с Меган, как кошка с мышкой. Но вскоре и его захлестнуло желание. Взяв Меган на руки, он отнес ее в постель, уложил на пахнущие свежестью простыни и только после этого принялся вытирать пушистым полотенцем.

Его пальцы медленно скользили по ее телу. Меган никогда не предполагала, что сможет испытывать такие острые ощущения; жалкая попытка бороться со своими желаниями потерпела неудачу в самом начале.

— Дерек, — простонала она, судорожно обнимая его за шею.

— Да, моя любовь…

Дерек склонился над ней, и его напрягшаяся плоть медленно вошла в нее. И вот в поисках блаженного освобождения их тела сплелись воедино и с самозабвением отдались вдохновению любовного танца.

Спустя какое-то время Меган начала смутно ощущать, как волны наслаждения стали подниматься снизу вверх по телу, радостно подчинявшемуся ритму их страсти. Напряжение все росло до тех пор, пока… внезапно Меган вскрикнула и выгнула спину, впервые в жизни ощутив настоящее блаженство от близости с мужчиной. С каждым толчком ею овладевало чувство все большего наслаждения. Меган уже казалось, что еще немного, и она сойдет с ума.

Но тут Дерек остановился, только руки его продолжали медленно ласкать ее тело.

Глаза Меган наполнились слезами облегчения.

Слезы неудержимо струились по щекам, но смахнуть их у нее не было сил.

Дерек, видя, насколько потрясло девушку состояние экстаза, с нежностью обнял ее за плечи. Он смотрел на заплаканное лицо, поражаясь его невинной прелести. Убрав со лба Меган разметавшиеся пряди, Дерек спросил:

— Ты, наверное, думала, что удовольствие от этого получает только мужчина?

— Я… я не знала… — выдохнула Меган, положив голову ему на грудь.

— Теперь знаешь, любовь моя, — прошептал Дерек.

Спустя три недели, выйдя на палубу, Дерек увидел далеко на горизонте узкую полоску земли. Пока они причалят к берегу в порту Нового Орлеана, пройдет не меньше четырех часов, а прежде чем команда сойдет на берег, надо будет переделать еще кучу дел.

Позвав Натана, он отдал ему несколько распоряжений. Уверенный в том, что его первый помощник сделает все так, как нужно, Дерек вернулся к себе в каюту. Он бесшумно закрыл дверь на защелку, на цыпочках подошел к кровати, а затем, боясь разбудить Меган, лег рядом с ней.

Во сне Меган была еще прекраснее; в ней как-то по-особому сочетались и девичья невинность, и женская красота, и обаяние души.

Приходилось признать, что лучшей любовницы у него еще не было.

Чандлер вспомнил их последнюю ночь и потер рукой плечо, расцарапанное ею до крови. Усмехнувшись, он вспомнил, как храбро она сражалась за свою независимость, но победа все-таки осталась за ним.

Не желая уступать, Меган стойко сопротивлялась его напору, а вот на борьбу с собственным телом ей не хватило сил — слишком уж велика была ее страсть.

— Меган, — прошептал Дерек, — я буду скучать по тебе больше, чем мог бы предположить. — Он поцеловал ее в губы.

Да, он будет скучать. Но скучать не только по телу, но и по душе. Пока продолжалось плавание, Дерек много времени проводил с Меган, ему никогда не было с ней скучно: она оказалась умной и интересной собеседницей.

— Если бы я не был таким убежденным холостяком… — Он нахмурился.

Было еще одно непреодолимое препятствие, которое делало невозможным его брак с Меган. Она — дочь Томаса Бэнбриджа. Ему не следует забывать об этом. Он не имеет на это права. «Надо что-то придумать, — в отчаянии твердил себе Дерек, — надо что-то придумать…» Вдруг его лицо прояснилось. Почему бы не устроить ее жить на плантации? Его земли были не так далеко от Нового Орлеана, к тому же он довольно часто наведывается туда по делам… Решено, надо оставить Меган в Новом Орлеане и не мучиться мыслями о женитьбе.

Чандлер заметно повеселел.

— Привет, детка! — увидев, что Меган открыла глаза, с улыбкой произнес он.

Меган же, не говоря ни слова, натянула на себя простыню и повернулась к нему спиной.

— Мадемуазель, кажется, решила провести весь день в постели? Что все это означает? Ты что, приглашаешь меня поразвлечься, прежде чем сойти на берег? — Дерек расхохотался. — У нас еще есть время до прибытия в Новый Орлеан.

— Ты просто бесстыжий болван! — процедила сквозь зубы Меган. — Я лучше напущу себе в постель гадюк, чем разрешу прикоснуться к себе! — с ненавистью выкрикнула она.

Дерек не мог оторвать от нее глаз. Даже злясь, она была бесконечно желанной. Он медленно поднялся и не спеша стал снимать с себя одежду.

Меган с растущим беспокойством наблюдала за ним. Сначала она играла по его правилам, потому что надеялась, что он передумает оставлять ее в борделе Нового Орлеана. Однако его колкости и насмешки не прекращались, и, в полном отчаянии, она решила воспротивиться его приставаниям. Но учитывая опытность и силу Дерека, ее старания были тщетны. Всякий раз, когда Меган пыталась отказывать ему, он силой принуждал ее терпеть свои ласки и в конечном итоге добивался взаимности.

И на этот раз он не оставит ее в покое. Меган устало вздохнула, понимая, что бессильна перед ним.

Но может, ей удастся обратить свое бессилие против него? Лежать, например, закрыв глаза и не шевелясь, — пусть делает все что хочет, а она уж постарается охладить его пыл.

Дерек, как будто читая ее мысли, громко расхохотался. Он сел на постель, опустил руку ей на грудь и с видом знатока стал ласкать нежную плоть. Другой рукой молодой человек взял Меган за голову и развернул к себе. Потом он грубо сдернул с нее простыню и, довольно сильно прижав к себе, приник к ее губам страстным поцелуем.

Девушка лежала без движения, ни жестом, ни звуком не отвечая на его ласки. Дерек искоса подозрительно взглянул на Меган, сразу поняв, какую игру она с ним ведет. Он выпустил ее из своих объятий и, тихо выругавшись, лег на спину. Но Меган рано обрадовалась, потому что он подсунул под нее руку и опрокинул на свою широкую грудь.

— Мне кажется, любимая, что ты не полностью поглощена нашими экзерсисами. — Он лениво потрепал ее по щеке.

— Но в твоей игре нет никакой любви, — холодно ответила она.

Дерек осторожно стал водить пальцем по нежной девичьей спине; несмотря на твердое намерение не поддаваться его обольщениям, Меган таяла от этих прикосновений. Извиваясь, она пыталась освободиться от него, но он крепко держал ее в своих объятиях.

— Моя дорогая невинная овечка, неужели ты до сих пор не поняла, что любовь имеет мало общего с удовольствием, которое способно подарить твое великолепное тело? — Он наклонил ее голову и горячим поцелуем коснулся ее губ.

Признание Дерека отрезвило Меган — отрезвило, как внезапная вспышка боли.

— Но… но она должна быть, — ее голос дрожал, — потому что близость мужчины и женщины таинственна и священна.

— Неужели? — Он посмотрел на ее решительное лицо. — Вот, значит, как тебя воспитали.

— В том, как меня воспитывали, нет ничего плохого, — огрызнулась Меган. — Разве плохо знать, что надо уважать любовь, как самую драгоценную вещь, которая подарена людям?

— Это конечно… — Дерек со вздохом скрестил руки за головой, — но здравомыслие подсказывает мне, что сильная половина человечества не слишком озабочена такого рода вопросами. К чему лишние волнения, когда и без этого хорошо? Я, например, абсолютно доволен своим образом жизни — никаких семейных уз, никакой ответственности, навязанной со стороны, и, что самое главное, полная свобода действий. Нет, мне больше по вкусу удел холостяка. — « Он усмехнулся. — Короткий, но упоительный эпизод, во время которого мы наслаждаемся друг другом и который не заканчивается никакими обязательствами. У тебя может быть любовь, Меган, но я никогда не стану рабом этого чувства. — Его глаза потемнели.

— Почему ты говоришь со мной в таком тоне? — Ей стало неловко от его откровенности.

Глубоко вздохнув, Дерек проговорил:

— В тот день, когда была буря… Я ведь не взял тебя силой и потом никогда этого не делал. Ты покорялась мне сама, — напомнил он.

Меган пожала плечами, потом отстранилась от него.

— Ваши поступки противоречат вашим взглядам, дорогая. — Он нахмурился. — Скажи мне правду, Меган. Разве ты отдалась мне без любви?

Меган опустила голову.

— Нет, это была не любовь, — тихо прошептала она.

Он отодвинулся на край кровати и потянулся за своей одеждой.

— Должен признаться, что я без ума от тебя, но у меня нет привычки влюбляться в красивых молодых девушек. — Дерек оделся и взял ее за руку, чтобы поднять с постели. — Тебе стоит найти кого-нибудь другого, более покладистого, более терпимого… — Он игриво коснулся ее груди. — Не знаю, известно тебе это или нет, но ты очень страстная девушка.

Поцеловав ее в губы, молодой человек подошел к двери.

— Скоро мы прибудем в Новый Орлеан. Тебе стоит выйти на палубу и посмотреть на город, который станет твоим новым домом.

С этими словами он оставил ошеломленную Меган одну. Ее судьба, неясная и потому устрашающая, вот-вот должна была определиться.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ КОНФЛИКТ

Глава 9

Когда Меган вышла из каюты и впервые увидела Новый Орлеан, он не произвел на нее особого впечатления. Город был похож на любой другой — вдоль набережной ряды кирпичных зданий с черепичными крышами, уходящими высоко в небо. Девушка равнодушно отвернулась от этого зрелища. Возможно, если бы обстоятельства ее приезда в новую страну были другими, она иначе смотрела бы на все, но пока у нее не было повода для веселья.

На палубе Меган заметила Дерека, оживленно беседовавшего с человеком, которого она никогда раньше не видела. Незнакомец, резко оборвав разговор, направился к борту корабля и спустился по трапу в ожидавшую его шлюпку.

Судя по всему, их беседа привела Дерека в мрачное настроение.

Отвернувшись, Меган вновь стала смотреть на порт и людей, снующих туда-сюда, как вдруг услышала позади себя шаги. Она осторожно оглянулась и увидела Дерека, который был явно чем-то озабочен. Сначала Меган испугалась, что он сорвет свое плохое настроение на ней, но потом поняла, что Дерек не будет этого делать. Чандлер просто подошел и встал рядом, делая вид, что его тоже интересует портовая жизнь. Нервничая от затянувшегося молчания, девушка поправила прическу, одернула платье, но Дерек по-прежнему молчал, и она не выдержала:

— Кто был тот человек, с которым ты разговаривал?

— Самонадеянный болван! — Он раздраженно махнул рукой в сторону шлюпки, медленно плывшей к берегу. — Его зовут Симмонс, и, к сожалению, он является начальником порта. Симмонс сообщил мне, что мы должны ждать до завтра для того, чтобы разгрузиться. Перед «Леди Элизабет» есть еще несколько других кораблей, и все верфи уже забиты. Никакие доводы и убеждения на него не действуют, он просто ничего не хочет слушать.

— Это совсем неплохо, когда есть люди, не подчиняющиеся твоим приказаниям. Может быть, это сделает тебя менее тщеславным и самовлюбленным, хотя я в этом сомневаюсь.

Меган явно обрадовалась оттого, что человеку, который только что спустился с корабля, удалось взять верх над железной волей Дерека.

— Очень здравое рассуждение, — согласился Дерек, — представляю, сколько удовольствия тебе доставило сказать мне это. Пойдем, — он взял ее за руку, — уже становится поздно, и мне жалко тратить время на обсуждение того, прав я или не прав.

— Куда мы идем? — Меган бросила взгляд на каюту капитана, но, к ее облегчению, Дерек повел ее в противоположном направлении.

И только подойдя к трапу, он удосужился ответить на ее вопрос:

— В Новый Орлеан. Я решил отвести тебя к своей знакомой, а разгрузкой корабля придется заняться завтра. — Взяв девушку за талию, Дерек с легкостью поставил ее рядом с собой. — Иди за мной и крепко держись за поручни!

Нерешительно взглянув на воду, плескавшуюся внизу, Меган испугалась, сможет ли она спуститься, и, полная дурных предчувствий, шагнула.

Дерек знал этот страх новичков и постарался ободрить ее:

— Все будет в порядке, Меган, ведь я рядом.

Схватившись за канат так, как будто от этого зависела ее жизнь, Меган стала медленно спускаться по трапу. Внизу ей пришлось отпустить поручни и, закрыв глаза, она упала в крепкие объятия Дерека, который перенес ее в шлюпку, привязанную к судну.

— Умница, — весело сказал Дерек, усаживая девушку на корму.

Разместившись напротив, он направил шлюпку к берегу.

— Разве только мы одни едем на берег? — Глаза Меган следили за тем, как умело и без усилий Дерек управляет лодкой.

— Мои люди по контракту должны доставить груз на берег. Лишняя ночь на корабле им не повредит. В городе слишком много соблазнов, и, чтобы попасть туда, завтра они будут быстрее шевелиться с разгрузкой. — Усмехнувшись, он снова замолчал, полностью сосредоточившись на том, чтобы как можно аккуратнее причалить.

Меган же старалась не думать о том, что ожидает ее в Новом Орлеане.

Благополучно пристав к берегу, Дерек выскочил из шлюпки и помог Меган выйти. Затем, ни слова не говоря, он подал ей руку и стал пробираться сквозь толпу, заполнявшую пристань. Но вскоре Дерек заметил, что Меган привлекает всеобщее внимание. На нее открыто глазели портовые грузчики и бродяги, околачивающиеся на пристани. Самодовольная улыбка, игравшая на губах Дерека, мгновенно исчезла, когда он увидел, какой интерес вызывает у всех его спутница.

Однако Меган, расстроенная своим теперешним положением, ничего не замечала. Она только чувствовала руку Дерека, крепко сжимавшую ее пальцы.

Поэтому она была крайне удивлена, когда он чуть ли не бегом потащил ее вперед безо всяких объяснений.

Дерек не прекратил своей бешеной гонки, даже когда они, покинув порт, миновали несколько кварталов, и только когда Меган поняла, что сейчас свалится на землю от усталости, он внезапно остановился перед дверью какого-то дома.

Меган с любопытством оглядела не лишенное красоты здание, сделанное из красного кирпича, затем вопросительно посмотрела на Дерека.

— Это твой новый дом, — сказал он и поднялся по ступенькам.

Но прежде чем Чандлер успел постучать, дверь отворилась, и молодая красавица, сильно надушенная, богато одетая и щедро накрашенная, выбежала из дверей и без стеснения повисла на шее у Дерека. Затем она наградила его поцелуем, который Меган сочла совершенно неприличным. Молча она смотрела на эту сцену, с трудом подавляя желание вцепиться в раскрашенное лицо кокотки.

Сняв руки девицы со своей шеи, Дерек отстранил ее от себя.

— Здравствуй, Регина, — сухо произнес он.

— Неужели это все, что ты можешь сказать мне после долгих месяцев разлуки, Дерек Чандлер? — Положив одну руку ему на грудь, другой Регина стала нежно гладить его лицо. Внезапно она обернулась к Меган, и пристальные, неприязненные взгляды двух девушек встретились.

Даже если Дерек и заметил эту молчаливую дуэль, то не обратил на нее никакого внимания.

— Регина, будь так добра, скажи Далей, что я вернулся из Лондона и хочу поговорить с ней.

— С радостью, дорогуша. — Задев грудью Дерека и презрительно взглянув на Меган, она исчезла за дверью.

Дерек придержал дверь, чтобы пропустить Меган вперед, но она стояла, не двигаясь.

— Ты собираешься устроить мне сцену прямо здесь? — и он выжидающе поднял бровь.

— Нет, я просто предпочитаю подождать тебя на улице, дорогуша, — передразнила она ленивые интонации Регины, — и кроме того, тебе вряд ли понравится, если я попорчу прическу этой размалеванной шлюхе, — раздраженно сказала она.

Скрывая усмешку, Дерек обнял ее за талию и осторожно подтолкнул к двери.

— Теперь мне ясно, что прежде всего я должен предупредить Далей о стойких разногласиях между тобой и Региной, для того чтобы ваши комнаты были расположены дальше.

Его слова мгновенно вернули ее к действительности, и Меган молча вошла в дом.

Несмотря на яркий солнечный день, здесь царил полумрак. Когда же глаза Меган привыкли к темноте, она была поражена богатством обстановки. Это был явно не заурядный бордель.

Пол устилал толстый ковер красноватых оттенков, а стены, от пола до потолка все были в зеркалах. Дерек провел Меган в большую комнату, освещенную гораздо лучше, чем холл. Здесь царила такая же роскошь: на полу лежал толстый ковер, все стены были в зеркалах, а с высокого потолка свисали хрустальные люстры. Часть комнаты занимала стойка бара, напротив которой стояли ряды столов, покрытых зеленым войлоком. Девушку мучило любопытство: может быть это игорное заведение? Но тут она заметила женщину, которая вышла из-за стойки и быстро направилась к ним.

Женщина была старше Регины, но при этом удивительно хороша. Меган решила, что это та самая Далей, которую просил позвать Чандлер.

— Дерек! — радостно вскрикнула женщина. — Регина сказала мне, что ты здесь. — Подойдя, она пожала ему руку. Потом обернулась к Меган и Дружелюбно ей улыбнулась. — А это кто? Неужели тебя можно наконец поздравить…

— Нет, Далей, — засмеялся Чандлер, — я еще не окончательно сошел с ума. Это Меган Бэнбридж, моя приятельница. Меган, познакомься — Далей, хозяйка этого заведения.

Обе женщины с явной симпатией пожали друг другу руки.

Только сейчас Дерек обратил внимание на человека, который стоял к ним спиной, опершись на стойку бара.

— Кажется, я вижу Гарта Мактэвиша? — спросил он внезапно изменившимся тоном.

— Ах, Дерек, Дерек. Я знаю, что у вас с Гартом в прошлом были размолвки, но он очень много значит для меня. Уже не говоря о том, сколько раз Мактэвиш спасал это заведение, — тихо проговорила Далей. — Не трогай его и держись подальше — мне совсем не хочется неприятностей, — предупредила она.

— Он подонок, Далей, и ни одна уважающая себя хозяйка не станет связываться с ним. От него можно ожидать чего угодно, — резко произнес Дерек.

Далей рассмеялась.

— Но ведь это мое дело, не так ли? — Не придавая особого значения его словам, она перевела разговор на другую тему:

— Почему бы вам с Меган не пройти наверх, чтобы она смогла привести себя в порядок с дороги? А потом спускайтесь в столовую, и мы спокойно поужинаем. — Проследив за его взглядом, она увидела, что Дерек по-прежнему мрачно смотрит на Мактэвиша, и Далей дала упрямцу легкий шлепок под зад. — Убирайся! Надеюсь, ты не забыл дорогу наверх?

Что-то пробормотав себе под нос, Дерек грубо схватил Меган за руку и, недовольный тем, что пришлось уступить, почти потащил ее за собой. Проходя мимо человека, о котором говорил Дерек с хозяйкой, Меган оглянулась и поймала его взгляд, который заставил ее похолодеть. Она инстинктивно прижалась к Дереку и поспешно отвернулась, но потом еще долго не могла забыть этот взгляд, полный холодной ненависти и злобы. Меган почувствовала благодарность к Дереку за то, что он вывел ее из комнаты.

Когда они поднялись по широкой роскошной лестнице и остались наедине, Меган первым делом спросила Дерека:

— Кто этот ужасный человек?

— Вряд ли я найду слова, не оскорбляющие твой слух, чтобы описать этого грязного ублюдка, — злобно пробормотал Дерек.

За время их знакомства Меган впервые видела Дерека в таком состоянии. Порой он бывал груб, даже жесток, но она не подозревала, что Чандлер может кого-то так ненавидеть. Девушка невольно поежилась. Похоже, он был в состоянии убить этого Мактэвиша.

Подойдя к окну, Дерек уставился на ленивые волны Миссисипи. Казалось, он забыл, что не один в комнате. Подойдя ближе, Меган слегка дотронулась до его руки.

— Что с тобой, Дерек? Из-за чего ты так расстроился?

Он отвернулся от окна, и выражение его лица смягчилось. Дерек рассеянно прикоснулся своей загорелой рукой к ее бархатной щечке.

— Это не очень приятная история, которая совсем не предназначена для ушей чувствительных молодых леди, — шутя произнес он, хотя лоб его все еще оставался нахмуренным.

Но Меган хотелось, чтобы между ними было полное доверие, и поэтому она продолжала настаивать:

— Если ты решил оставить меня здесь, не лучше ли будет рассказать мне все об этом человеке, чтобы я знала, как вести себя с ним?

Дерека начало раздражать ее упрямство, но он сдержал себя, понимая, что Меган права.

— Хорошо, я постараюсь.

Чандлер подошел к буфету, стоящему около кровати, и вынул оттуда графин с бренди. Прежде чем ответить, он налил себе бокал золотистой жидкости.

— Недалеко от города у меня есть плантация, которую я купил несколько лет назад у человека по имени Сэм Иверсон.

Дерек выпил бокал и сел на обитый бархатом диван, приглашая Меган сесть рядом с ним.

— Мактэвиш служил у Иверсона надсмотрщиком, — продолжал Дерек, — и я оставил его у себя, потому что он был хороший и толковый работник. В то время как раз создавалась моя корабельная компания, и я нуждался в таком человеке, как Мактэвиш, поскольку я искал того, кто управлял бы делами во время моих частых отлучек. Это и было моей самой большой ошибкой, — сказал Дерек мрачно.

— Что же произошло? — тихо спросила Меган.

Дерек подвинулся поближе и положил руку ей на плечо.

— Мактэвиш очень грубо обращался с рабами на плантации, заставляя их работать до изнеможения и беспощадно наказывая даже за самые малые провинности. Я ничего не знал, пока соседи не рассказали мне о том, что у меня творится.

— Но, Дерек, — прервала его девушка, — если он так жестоко обращался с рабами, почему они сами не пришли к тебе и не рассказали об этом?

— Тебе еще многое предстоит узнать об этой стране и странных поступках ее граждан. Скоро ты поймешь, что чернокожие здесь всегда неохотно обвиняют в чем-нибудь белых людей по той простой причине, что их слова не вызывают доверия. Рабы боялись, что, если они придут ко мне, я ничего не сделаю, чтобы защитить их, а, наоборот, поверив Мактэвишу, стану обращаться с ними еще хуже.

Подняв глаза, Меган посмотрела на его красивое мрачное лицо.

— Я не верю, чтобы ты мог быть таким жестоким и несправедливым, — тихо пробормотала она.

— Мне приятно, что ты так думаешь обо мне, но что говорить о том, чего не было. — Внезапно он снова встал возле окна. — Мактэвиш убил одного из рабов с плантации — отца молодой девушки, которая ему приглянулась. Сначала он изнасиловал девушку, а когда ее отец узнал об этом, то решил убить Гарта, чтобы отомстить за дочь, но в результате сам погиб. — Дерек покачал головой.

— Неужели ты ничего не сделал и он не понес наказания за содеянное? — Меган казалось невероятным, что человек может спокойно убить другого человека и остаться при этом безнаказанным.

— Было установлено, что Гарт убил его, защищаясь, — ответил Дерек.

— Но ты ведь сказал, что он изнасиловал…

— Я помню, что сказал! — раздраженно перебил Дерек. — Но я также предупреждал, что это история не для твоих ушей, это ты настояла, чтобы я ее рассказал! Меган, изнасилование вообще не так просто доказать, а уж тем более в отношении молодой красивой рабыни, которая полностью зависит от своего хозяина и его прихотей. — Немного успокоившись, он опять стал смотреть в окно. — Мне не удалось ничем помочь девушке. Я мог лишь уволить Мактэвиша, что и сделал, как только узнал обо всем.

— А что случилось с девушкой потом?

— Спустя некоторое время она поняла, что беременна, и, будучи не в силах вынести свой позор и смерть отца, покончила с собой. — Помолчав, Дерек добавил:

— Ей было всего шестнадцать.

Потрясенная услышанным, Меган подошла к Дереку и обняла его.

— Ты винишь себя в том, что случилось?

— Разумеется, ведь именно я отвечаю за здоровье и благополучие моих людей в Чандаларе. — Не сдержавшись, Дерек стукнул кулаком по подоконнику.

— Но ты не можешь отвечать за непредсказуемое поведение каждого подонка Я видела выражение его лица и взгляд, которым он проводил нас. Мактэвиш выглядит как опасный сумасшедший. — Меган хотела отойти.

— Ты продолжаешь удивлять меня, Меган. — Чандлер поочередно поцеловал ее руки. — После того как я так обращался с тобой, ты все еще добра и снисходительна ко мне, ты просто настоящее сокровище. — Он коснулся губами ее волос, но девушка резко отстранилась.

— О нет, поменьше сантиментов, а то тебе трудно будет от меня отделаться, ведь мы скоро расстанемся. — Она рассмеялась, чтобы скрыть свои чувства.

— Меган, — тихо произнес Дерек и наклонился к ней, но в это время дверь распахнулась, и в комнату влетела молоденькая девушка и повисла на шее у Дерека.

— Дерек! — радостно закричала она. — Тетя Далей сказала мне, что ты приехал. Я немедленно хочу все знать о твоем путешествии! Куда ты ездил?

С кем встречался? Что видел? — щебетала она, не переводя дыхания.

Добродушно рассмеявшись, Дерек отстранил от себя девушку.

— Утихомирься, Гретхен! Я расскажу тебе обо всем, но в более подходящее время. — Подойдя к буфету, он снова наполнил бокал.

— Тетя Далей считает, что молодой леди, которая приехала с тобой, наверное, нужно переодеться в чистое платье. — Гретхен повернулась наконец к Меган:

— О, вы и вправду такая хорошенькая, как вас описала тетя Далей! Ты собираешься жениться на ней, Дерек? — Она с шаловливым видом взглянула на него.

Застигнутый ее вопросом врасплох, Дерек поперхнулся бренди.

— Убирайся отсюда, маленькая трещотка, пока я тебя не отшлепал. — Его гнев был напускным, но Гретхен быстро бросила платье на кровать и выскользнула из комнаты.

Дерек тихо пробормотал себе под нос что-то о назойливых женщинах.

— Какие у тебя напористые и непосредственные поклонницы, — сказала Меган.

— Да, и все они соревнуются в том, чтобы завоевать мою благосклонность, — усмехнулся он, — я говорил тебе об этом еще в Лондоне.

— Ты — самодовольный индюк! — с гневом заметила Меган. — Чем ты гордишься? Они же все шлюхи!

Мгновенно Дерек очутился рядом с ней и, схватив ее за руки, заглянул ей в глаза.

— А ты стала бы сражаться за мою благосклонность?

Меган со смехом отстранилась от него и подошла к постели.

— Если каждая кокотка в Новом Орлеане готова броситься к твоим ногам, зачем тебе мое скромное расположение?

С притворным безразличием она стала рассматривать лежащее на кровати платье.

— Уверяю вас, мадам, — Дерек рассмеялся над внезапно пришедшей ему в голову мыслью, — они готовы кинуться вовсе не к моим ногам, предпочитая кое-что повыше. — Удачно увернувшись от брошенной в него подушки, он быстро подошел к двери. — Я вернусь, чтобы отвести тебя пообедать. Постарайся быть готовой к этому времени.

Топнув ногой, Меган с раздражением подумала, что он слишком много себе позволяет. Но несмотря на свое недовольство, была готова, когда он зашел за ней, чтобы спуститься к обеду.

— Ты выглядишь восхитительно, — сказал он, оглядев ее наряд.

Меган был неприятен его оценивающий взгляд, и она даже пожалела, что не осталась в старой одежде.

Платье, принесенное Гретхен, было очень красивым, но, на взгляд Меган, слишком откровенным для простого обеда.

Широкая юбка из тонкой бледно-зеленой материи красивыми волнами окружала ее стройные ножки Верхняя часть платья, с плотно облегающим лифом и глубоким декольте, была из темно-зеленого бархата.

Этот фасон очень выгодно подчеркивал удивительно стройную фигуру девушки: тонкую талию и красивую высокую грудь.

Она долго рассматривала свое отражение в зеркале, стесняясь чересчур откровенного декольте. Меган с удовольствием сменила бы свой теперешний наряд на старое платье, если бы Гретхен не забрала его для того, чтобы отдать в стирку.

— Ты прелестна. — Взгляд Дерека остановился на ее полуобнаженной груди. — Пожалуй, я дам распоряжение сшить побольше красивых платьев для тебя. — В его глазах мелькнуло желание. — Мне нравится, как ты выглядишь.

Меган безуспешно пыталась подтянуть повыше вырез декольте, но это ей никак не удавалось.

— У Гретхен, очевидно, грудь гораздо меньше, чем у меня. — Ей безумно хотелось согнать эту кривую усмешку с лица Дерека.

— Платье принадлежит Регине. Далей никогда бы не разрешила своей служанке носить столь вызывающий наряд. Но в одном ты права — Регина не обладает такими прелестями, как ты. — Еще раз взглянув на ее грудь, он подал Меган руку и повел ее к двери. — Но тебе не стоит опасаться, куколка, я всегда предпочитал более… э… аппетитных женщин.

Гневно взглянув на него, Меган ускорила шаги.

Ей были отвратительны замечания Чандлера.

Мгновение Дерек молча наблюдал, как волнующе колышутся юбки вокруг стройных ножек, а затем двинулся следом. Он догнал ее, когда Меган нерешительно остановилась у двери.

— Должен сказать, что твое упрямство может тебе сильно повредить, — негромко проговорил Дерек, — и я от всей души советую тебе подумать хорошенько о своем поведении и не злить меня. Предупреждаю, если ты не прислушаешься к моим словам, то можешь отправиться спать голодной. Не забывай, я не люблю капризных и строптивых особ.

Церемонно предложив руку, он провел ее по коридору к столовой.

У дверей Дерек замедлил шаг.

— Возможно, это последний вечер, который мы проводим вместе, и на прощание мне не хочется портить настроение нам обоим. — Распахнув дверь, он переступил порог, ведя Меган под руку. — Постарайся быть послушной, иначе Далей не захочет оставлять тебя здесь, и ты окажешься в гораздо худших условиях.

Меган тихо сидела за столом, почти не разговаривая. Она вежливо смеялась над анекдотами и рассеянно ковыряла вилкой в тарелке.

— Милая, почему ты так плохо ешь? Попробуй креветки, они приготовлены с особым соусом — пальчики оближешь. — Дерек взял одну креветку со своей тарелки. — Будь хорошей девочкой и открой свой ротик.

Меган умоляюще посмотрела на него, но, увидев приказ в его взгляде, послушно открыла рот.

— Бесподобный вкус, — мрачно пробормотала она, попробовав креветку, но Дерек уже переключился на Далей.

Меган поморщилась от острого соуса, которым было пропитано мясо креветки, и неохотно проглотила кусок. Внезапно ее затошнило. Некоторое время она терпела, но потом обратилась к хозяйке:

— Далей, прошу вас извинить меня, но мне что-то нехорошо. С вашего разрешения, мне хотелось бы подняться к себе в комнату и немного отдохнуть. — Девушка старалась не смотреть на Дерека.

Далей была искренне огорчена, увидев побледневшее лицо Меган.

— Конечно, моя девочка. Дерек мог бы догадаться не заставлять тебя спускаться сюда после такого утомительного путешествия. Я сейчас пошлю Гретхен приготовить тебе теплую ванну и постель. Мне следовало бы самой это понять.

— Спасибо, я буду вам очень признательна. — Стараясь не замечать вопросительного взгляда Дерека, она быстро встала из-за стола.

Дерек тоже поднялся, чтобы проводить ее, но Меган поспешила отказаться от его общества.

— Тебе совсем нет необходимости прерывать свой ужин. Я вполне могу дойти сама.

Дерек и Далей какое-то время молчали после ухода Меган, потом Далей негромко спросила:

— Ты давно ее знаешь?

— Впервые мы познакомились пятнадцать лет назад, после того как моя мать вышла замуж за ее негодяя-отца. Тогда она была совсем крошкой, — ответил он и потянулся за бутылкой, чтобы наполнить свой бокал.

— Да, с тех пор утекло немало воды, — проговорила Далей, — но я не это имела в виду. — Она внимательно посмотрела на него:

— Ты спал с ней?

Дерек поперхнулся куском хлеба.

— Это не очень похоже на милую застольную беседу. Почему тебя это так волнует?

Далей задумчиво взглянула на закрытую дверь и пожала плечами.

— Ты, конечно, можешь расценить это как женское любопытство. Но мне действительно интересно, что с ней будет, когда ты прекратишь свою игру и скажешь этой девочке, что не собираешься оставлять ее здесь.

Прежде чем ответить, Дерек допил свой бокал.

— Почему ты так уверена в этом? — озадаченно спросил он.

— Я успела тебя хорошо изучить, — засмеялась Далей. — Мне кажется, ты пока сам не понимаешь, насколько привязался к ней. И неудивительно, она настоящее сокровище, которого ты не стоишь.

Меган — очаровательная, хорошо воспитанная молодая леди, и ты не можешь попользоваться ею в свое удовольствие, а потом забыть, как уличную девку»

Это погубит ее, а тебя замучит совесть. Как бы ты сам ни скрывал это от себя, Меган нашла место в твоем упрямом сердце. — Он хотел что-то сказать, но она жестом заставила его замолчать. — Нет, выслушай меня. Сейчас это только едва заметный огонек, но, поверь мне, он внезапно может вспыхнуть и уже не погаснет. Не отвергай ее, Дерек. Не пытайся обмануть себя.

— Тогда, может быть, ты скажешь, что мне с ней делать? — резко спросил он.

— Как что? Жениться, конечно, — сказала она без раздумий, — я не сомневаюсь, что ты будешь счастлив.

Тихо выругавшись, Дерек вскочил из-за стола, чуть не опрокинув стул, и направился к двери, ведущей во двор.

— Я попросил у тебя совета, а ты пытаешься вынести мне пожизненный приговор. Жениться! Как бы не так! Ни за что на свете. — Коротко кивнув Далей, он решительно вышел во двор, надеясь, что сможет быстрее успокоиться на свежем воздухе.

Закрыв за собой дверь, Меган быстро поднялась по лестнице и направилась по плохо освещенному коридору к своей комнате. Но не успела она открыть дверь, как внезапно почувствовала, что чьи-то грубые руки схватили ее. Она хотела закричать, но широкая ладонь закрыла ей рот. Быстро опомнившись, Меган изо всех сил оттолкнула мужчину и впилась ногтями .ему в лицо.

Он хрипло вскрикнул и, выругавшись, грубо оттолкнул Меган к стене.

— Черт возьми, Регина! Что, к дьяволу, с тобой случилось?

Глаза Меган расширились от ужаса, когда она поняла, кто перед ней. Гарт Мактэвиш, тяжело дыша, ощупывал царапины, сделанные ее острыми ногтями.

Меган бросилась к двери, но он догнал ее и с силой втолкнул в комнату.

— Убирайтесь отсюда! — закричала она, пытаясь вырваться из его рук и судорожно ища глазами какой-нибудь предмет, которым можно было бы в него запустить. — Оставьте меня! Я не Регина!

— Это не имеет значения, ты меня даже больше устраиваешь. У тебя повадки бешеной кошки, а мне нравятся страстные женщины! К тому же ты такая нежная, прямо настоящая леди, не то что Регина. Я еще не пробовал таких пышных штучек, а ты просто лакомый кусочек!

Меган бросилась от него, но его длинные руки грубо схватили ее.

— Расслабься, солнышко, и папаша Гарт доставит тебе много удовольствия.

Она почувствовала, как его слюнявые губы покрывают поцелуями ее лицо и шею, вызывая в ней тошноту и отвращение.

Меган охватила паника, но, к счастью, она вдруг вспомнила, как ей удалось избавиться от приставаний Чарльза. Сделав над собой усилие, она ответила на поцелуй.

Мактэвиш, почувствовав, что девушка перестала сопротивляться, принялся с вожделением ласкать ее грудь, и в этот момент он получил сильнейший удар ногой в пах.

Взвыв от боли, Гарт выпустил Меган и согнулся пополам.

— Ведьма! — заревел он, немного отдышавшись. — Ты за это еще заплатишь!

Девушка метнулась в сторону, но Гарт успел перехватить ее у самой двери. Выпрямившись, он потянул за край четырехугольного декольте. Меган с ужасом услышала звук рвущейся материи, и ее нежная грудь предстала перед его похотливым взглядом.

— Меган!

Дверь распахнулась, и на пороге появилась Гретхен с двумя ведрами горячей воды в руках, но отступила назад, пораженная открывшейся ей картиной.

Мактэвиш набросился на ошеломленную девушку с грубой бранью.

— Убирайся отсюда! — завопил он, брызгая слюной. — У нас с леди есть кое-какие делишки, которые не терпят отлагательства, а ты мешаешься под ногами.

— Пожалуйста, Гретхен! — взмолилась Меган, пытаясь прикрыть свою обнаженную грудь. — Помоги мне!

Гретхен молча смотрела на них, и Меган начала уже опасаться, что Гретхен не захочет вмешиваться и оставит ее одну с этим подонком, который к тому же еще и пьян.

— Уходите отсюда, мистер Мактэвиш, или я позову сюда капитана Чандлера. Он этого так просто не оставит, и даже если вам посчастливится уцелеть, то тетя Далей немедленно уволит вас с работы! А в этом городе никто больше не будет с вами связываться, — угрожающе произнесла Гретхен.

Мактэвиша мгновенно отрезвили слова Гретхен.

Действительно, при желании Чандлер и Далей могли причинить ему много неприятностей, но ему так хотелось насладиться этой пикантной штучкой хотя бы раз!

Может быть, игра стоит свеч? Гарт никак не мог оторвать глаз от Меган, но здравый смысл все-таки взял верх над похотью, и он на мгновение представил себе, что такое гнев Чандлера, да к тому же у него еще будет время пообщаться с этой девкой, когда Чандлер уедет.

— Хорошо, я ухожу, — медленно процедил Мактэвиш сквозь зубы и отступил от Меган. Но, проходя мимо Гретхен, он не удержался и пробормотал:

— Ты еще пожалеешь о том, что перешла мне дорогу! — Затем Гарт резко обернулся к Меган:

— А что касается тебя, крошка, запомни, это не последняя наша встреча!

С этими словами он вышел из комнаты. Меган было облегченно вздохнула, но тут же почувствовала приступ тошноты. Пошатываясь, она подошла к стоящему рядом с умывальником пустому тазу. , — Вам плохо? — с беспокойством спросила Гретхен.

— Нет, нет, не волнуйся. — Меган сняла с крючка полотенце и вытерла покрасневшее лицо. — Просто мой желудок не привык к вашей острой пище.

И еще этот ужасный тип!

Меган устало опустилась на постель и молча сидела, пока Гретхен готовила ей ванну.

— Вода освежит вас, и вы сразу почувствуете себя лучше. — Гретхен помогла ей снять порванное платье и проводила в ванную комнату.

— Спасибо тебе за то, что ты пришла мне на помощь. — И Меган принялась ожесточенно намыливаться, будто старалась смыть саму память об отвратительных прикосновениях Мактэвиша. — Я очень благодарна тебе, Гретхен, но из-за меня ты нажила врага, да еще какого!

— Не беспокойтесь обо мне. — Гретхен подлила горячей воды в ванну. — Я приехала сюда пять лет назад, и за все это время ни один мужчина не позволял себе со мной никаких грубостей или вольностей, потому что моя тетя — владелица этого заведения и все они боятся ее гнева. Все будет хорошо — тетя Далей позаботится обо мне, а капитан Чандлер — о вас. — И с этими словами она подала Меган полотенце. — Вам нужна еще какая-нибудь помощь?

— Нет, спасибо, — улыбнулась ей Меган, — ты была очень добра ко мне, и теперь все в порядке.

— Если вам что-нибудь понадобится, тут же звоните мне. — Гретхен помедлила у двери. — Ах, совсем забыла, я принесла вам ночную рубашку, она на постели. — И девушка бесшумно закрыла за собой дверь.

Меган посмотрела на тонкую, как паутина, ночную рубашку и полупрозрачный пеньюар, смущенная тем, что этот наряд больше обнажал тело, чем скрывал. Покачав головой, она устало опустилась в кресло, стоявшее около окна, и задумалась, в сотый раз задавая себе вопрос: что с ней будет? Она сидела, обхватив колени руками и положив на них голову.

Внезапно у нее полились слезы, и она не могла остановить их. Все происходящее с ней было настоящим кошмаром: грубость Дерека, который, несмотря ни на что, выполнил свою угрозу привезти ее к Далей и оставить в этом городе; ее чуть не изнасиловали; а главное, впереди — полная неизвестность среди совершенно чужих ей людей.

Постепенно слезы высохли, но Меган долго еще не могла успокоиться. Она была так удручена, что не услышала, как отворилась дверь.

— Меган, — тихо позвал Дерек, — с тобой все в порядке?

Девушка подумала, что ослышалась. Подняв глаза, она увидела Чандлера.

— Дерек, ты все еще здесь?

— Конечно. А куда я мог деться? — тихо спросил он.

Вместо ответа Меган обвила его шею руками и крепко прижалась к нему.

Смущенный таким бурным выражением чувств, Дерек нежно обнял Меган и положил голову ей на плечо.

— Когда после обеда я курил сигару в саду, ко мне подошла Далей и сказала, что видела в верхнем окне прелестного ангела, на которого уже кое-кто глазеет с улицы.

Дерек по обыкновению ожидал услышать от нее колкость и удивился, когда ничего не последовало в ответ.

— Ты прямо как сигнальный огонь в своем белом наряде. — Отведя Меган от окна, он взял ее за подбородок и заглянул в глаза.

— Что случилось, Меган?

— Почему ты меня так ненавидишь? — с трудом проговорила она и, не удержавшись, снова расплакалась. — Я действительно сожалею о тех грубых словах, которые сказала тебе на корабле. Они были жестокими и несправедливыми, и ты имел полное право сердиться на меня, но я все же не заслужила всего этого, — всхлипывая, бормотала девушка.

— Ну, тихо, тихо, ш-ш-ш. — Дерек гладил ее по голове и плечам до тех пор, пока рыдания не стихли. — Я совсем не сержусь на тебя, Меган, — тихо прошептал он, — те слова, о которых ты говоришь, я давно простил и забыл. По правде говоря, тогда в твоем положении ты имела право высказать много горьких истин, потому что среди тех, кто был вовлечен в историю с моим наследством, ты была честнее всех, а пострадала больше всех. — Он погладил ее шелковистые пряди. — И за это, моя красавица, я прошу у тебя прощения. — Дерек повернулся, чтобы уйти.

Но Меган вцепилась ему в руку.

— Тогда… тогда я умоляю тебя, не оставляй меня здесь. Я согласна на любую работу: могу стать гувернанткой, судомойкой, кем угодно, но только увези меня отсюда! — Мгновение она молча смотрела на его помрачневшее лицо, а потом с отчаянием закричала:

— Пожалуйста, не оставляй меня здесь, во власти этого ужасного человека! — Она с мольбой подняла на него заплаканные глаза.

Лицо Дерека побелело, и, забывшись, он схватил Меган за руку, не замечая, что делает ей больно.

— Какого человека? Ты говоришь о Мактэвише? — Он потерял контроль над собой при мысли о том, что руки этого подонка прикасались к нежному телу Меган. — Это был Мактэвиш? — с бешенством прокричал он.

Меган никогда еще не видела Дерека в такой ярости и в страхе отшатнулась от него. Она не в силах была произнести ни слова и лишь утвердительно кивнула.

— Он приставал к тебе? — настаивал он.

Внезапно ее глаза гневно сверкнули.

— Еще бы! Или ты думаешь, что Мактэвиш читал здесь вслух Библию? — Она подошла к окну. Прижав свой пылающий лоб к холодному стеклу, Меган почти шепотом сказала:

— Но он не изнасиловал меня, если ты спрашиваешь об этом, хотя пытался. К моему счастью, Гретхен вошла в комнату, когда он уже совсем… — Ее голос оборвался, и, закрыв глаза, она вспомнила грубые руки и мокрые губы, прикасавшиеся к ее телу. — Я боюсь, что теперь это ничтожество станет мстить племяннице Далей.

— Нет, — спокойно ответил Дерек, — Мактэвиш этого не сделает по той простой причине, что к утру будет мертв.

Чандлер направился к двери, но на полпути остановился, услышав за спиной нервный смех Меган. Он удивленно оглянулся, не понимая, что могло рассмешить девушку.

— Прости меня, — Меган попыталась стать серьезной, — но почему ты хочешь убить человека, которому нужно было то же самое, чего и ты добиваешься каждую ночь? Я не вижу между вами никакой разницы.

Не успела Меган договорить, как Дерек оказался рядом с ней.

— Между нами есть довольно большая разница, и лучше бы тебе хорошенько ее запомнить! — Взяв ее лицо в ладони, он заставил девушку посмотреть ему в глаза. — Ты принадлежишь мне. Никто не имеет права взять мое, — сказал он, медленно произнося каждое слово.

Меган испуганно поежилась от его угрожающего тона, но, преодолев страх, спросила:

— Но что значат несколько оставшихся часов?

Завтра утром ты уедешь отсюда, и Мактэвиш спокойно сможет добиться своего, теперь его ничто не остановит. Ты привез меня в бордель, и каждый желающий сможет развлекаться со мною по твоей милости! — Ее лицо исказила болезненная гримаса.

Этого Дерек уже не мог вынести.

— Меган. — Сделав шаг к ней, он хотел обнять ее.

— Нет! — Она решительно отвела его руки.

— Но я не собираюсь причинять тебе вреда. — Легко подняв Меган, он понес ее на кровать.

Осторожно опустив девушку на простыни, Дерек погасил свечи и запер дверь на засов, потом вернулся к ней и сел на краешек кровати.

Лунный свет бросал призрачные тени на заплаканное личико Меган.

— Меган, — успокаивающе повторил он, — я как раз пришел для того, чтобы поговорить о твоем будущем. Не знаю точно, что я могу сделать для тебя, но в этом заведении ты не останешься ни в коем случае. Поэтому, пожалуйста, не волнуйся и перестань плакать. Пока я с тобой, тебе нечего бояться. Запомни это хорошенько и больше ни о чем не думай.

Сев на постели, Меган дрожащими пальцами смахнула слезы с лица.

— Ты действительно не бросишь меня здесь? — Она с волнением смотрела на Дерека, все еще до конца не веря тому, что он сказал.

Дерек кивнул:

— Ты вольна делать все, что захочешь.

Меган задумчиво посмотрела на него.

— Но… я не уверена… то есть… я не знаю, что делать. Что со мной будет? — спросила она дрожащим голосом.

Меган с надеждой посмотрела на Дерека. Раньше ей больше всего на свете хотелось избавиться от него, а теперь, когда это стало возможным, она не представляла, что будет делать без него.

Дерек нежно коснулся ладонью ее щеки.

— Спокойной ночи, моя девочка, а о твоем будущем мы поговорим завтра утром.

Отойдя от нее, Чандлер опустился в кресло и глубоко задумался.

Всю ночь его мысли были только о Меган.

Вдруг она что-то беспокойно забормотала во сне.

Он подошел к кровати и с любопытством стал прислушиваться. Странное, доселе неведомое чувство овладело Чандлером, когда он разобрал в ее бормотании свое имя.

Улыбка тронула его красиво очерченные губы, и, медленно раздевшись, он лег рядом с ней. Обхватив руками хрупкое тело Меган, он осторожно, чтобы не разбудить, прижал ее к себе и, коснувшись легким поцелуем ее затылка, нежно прошептал в розовое ушко:

— Думаю, тебе понравится то, что я предложу завтра утром.

На его губах снова промелькнула улыбка, и он, счастливо вздохнув, глубоко заснул.

На следующее утро Меган пробудилась со странным предчувствием чего-то хорошего и с удивлением поймала себя на том, что ей хочется петь. Не удержавшись, она стала напевать тихим, чистым голосом незамысловатую мелодию.

Раздался легкий стук в дверь. Это оказалась Гретхен, которая пришла узнать, не хотят ли Меган и Дерек, чтобы им принесли завтрак в комнату. Меган сердечно поблагодарила девушку за заботу и решила будить Дерека, чтобы они смогли позавтракать, пока еда еще не остыла.

Она села рядом с ним на огромную кровать с пологом на четырех столбах и стала рассматривать его.

Он лежал на спине, одна рука была закинута за голову, а вторая покоилась на груди. Спутанные волосы и легкая улыбка на губах делали его похожим на озорного мальчишку.

Слишком поздно Меган заметила, что он проснулся и наблюдает за ней. Не успела она опомниться, как он сгреб ее своими сильными руками и опрокинул на кровать. Не давая ей прийти в себя, Дерек крепко обнял ее и поцеловал в губы.

В притворном гневе Меган отстранилась от Дерека и шаловливо шлепнула его по щеке.

— Неужели ты каждую минуту будешь хватать меня своими огромными лапами?

— Я считаю, что в утренние часы это самое приятное занятие. — Пальцы Дерека нежно ласкали ее грудь до тех пор, пока соски не затвердели под прозрачной тканью рубашки.

Меган почувствовала, как кровь пульсирует в жилах и она уже с трудом владеет собой.

— Пойдем, — слабо произнесла она, — Гретхен уже принесла завтрак, и нужно поесть, пока все не остыло. — Меган хотела встать с постели, но с Дереком было не так-то легко справиться.

— Ничего, не остынет, — многозначительно улыбнулся он, — у меня сейчас голод совершенно иного рода, и ты отлично об этом знаешь. — В его глазах светилось откровенное желание.

Меган прекрасно понимала, как сильно действует на Дерека ее вид, особенно в этой почти прозрачной рубашке, но уступать тем не менее не собиралась.

— Зато я безумно проголодалась — ты только посмотри, какие вкусные вещи прислала нам Далей!

Слюнки текут, глядя на них.

— Ну не хлебом же единым жив человек. — Дерек нежно поглаживал ее плечи. — И именно сейчас мне захотелось тебе это доказать.

На это Меган ничего не смогла сказать в ответ, потому что он приник к ее губам долгим страстным поцелуем. Однако Меган спустя несколько мгновений все же удалось вырваться из его объятий, и она бегом бросилась к столу, быстро уселась на стул перед подносом с едой, распространявшей дивный аромат.

Пробормотав что-то невнятное о том, как мало надо некоторым женщинам, Дерек недовольно поднялся с постели. Одевшись в белую рубашку, брюки цвета соли с перцем и черные башмаки, он медленно подошел к столу и сел напротив девушки.

Меган едва сдержалась, чтобы не расхохотаться, когда увидела разочарованное выражение на его лице, он выглядел как маленький мальчик, у которого отобрали любимую игрушку. Она налила ему и себе по чашке крепкого кофе, а затем подняла крышки с блюд. Ахая и охая от удовольствия, она положила себе на тарелку немного золотистого омлета и сочный кусок ветчины, от которых исходил изумительный запах, и, причмокивая, откусила большой кусок.

— Неужели мне придется выносить это неприличие во время всего завтрака? — огорченно спросил Дерек. — Неужели ты не умеешь вести себя, как подобает благовоспитанной девушке?

— Дерек, — заворчала Меган, — избавь меня, пожалуйста, от своих замечаний, они портят аппетит.

И не обращая внимания на недовольное выражение его лица, Меган изящным жестом поднесла ко рту чашку с кофе.

— Что ты собираешься сегодня делать? — спросила она.

— Я должен пойти в порт и проследить, как проходит разгрузка корабля. — Чандлер отрезал кусок нежной розовой ветчины и намазал его горчицей. — Ну как, ты еще не успела подумать о своих планах на будущее? — Он мельком взглянул на нее.

Меган так энергично замотала головой, что светлые пряди блестящими волнами упали ей на плечи.

— Нет, я подумала, что… может быть, ты… — Девушка смущенно заерзала на стуле. — Может быть, ты поможешь мне найти что-нибудь подходящее? — с надеждой спросила она и просияла, когда поняла, что не ошиблась.

— Я постараюсь кое-кого расспросить. — Дерек сделал большой глоток кофе и жестом попросил Меган налить ему еще, затем он помолчал несколько секунд, словно собирался сказать нечто важное. — Перед тем как я уехал в Лондон, один из моих соседей искал гувернантку для своей дочери. Конечно, он мог уже давно найти ее, но, мне кажется, стоит узнать.

Ты не возражаешь поехать вместе со мной?..

На лице Меган появилась счастливая улыбка.

— Ты думаешь, если место свободно, он возьмет меня? — спросила она.

— Конечно, ведь Джейсон Тайлер — мой хороший друг, и он доверяет моему выбору. Кроме того, ты будешь не только гувернанткой дочери, но и компаньонкой его жены Миранды.

— Дерек, а плантация Тайлеров находится не очень далеко от твоей?

— Я частый гость в Ивовой Роще.

— Значит, я иногда смогу приезжать к тебе? — Меган с надеждой посмотрела на него, боясь услышать отказ.

— Для меня будет большой честью показать тебе свою плантацию. Чандалара считается лучшей в округе.

Допив кофе, он снял свой сюртук со спинки стула и надел его.

Весело улыбнувшись, Меган подошла к зеркалу и стала критически рассматривать свой наряд и прическу.

— Ты чем-то недовольна, детка? — Подойдя к ней сзади, Дерек положил руку на ее тонкую талию.

Их глаза встретились в зеркале, и Меган с трудом удержалась от желания прижаться к нему.

— Я боюсь, что не смогу произвести благоприятного впечатления на твою миссис Тайлер. Милли в такой спешке собирала мой дорожный сундук, что совсем не положила приличных туалетов. — Она засунула палец в прореху на юбке, демонстрируя сказанное.

— У нас тогда было очень мало времени на сборы, и твоя старая служанка была слишком огорчена твоим отъездом. — Дерек повернул ее лицом к себе. — Если новые платья помогут согнать мрачное выражение с твоего очаровательного личика и ты станешь чаще улыбаться, я привезу целый ворох нарядов.

— Ну зачем так много! Достаточно одного или двух. — Она озорно улыбнулась. — А я заплачу тебе за них из своего жалованья, когда стану гувернанткой Тайлеров.

— Тогда поспешим поднять тебе настроение. — И Дерек протянул руку. — Мне больше по душе, когда ты веселишься, а не грустишь.

Спустя некоторое время они вышли из заведения Далей и направились к магазину готового платья, который Дерек отрекомендовал как лучший магазин в Новом Орлеане. Он находился совсем недалеко, и Меган была приятно удивлена большим выбором готовых туалетов и самых разнообразных тканей.

Ее настолько поразил вид роскошных платьев и украшений, что она не сразу заметила миловидную женщину, которая появилась из-за ширмы в дальнем углу магазина и, быстро подойдя к Дереку, о чем-то заговорила с ним.

Меган никак не могла оторвать взгляд от элегантного платья, цвет которого так подходил к ее изумрудно-зеленым глазам. Платье было столь искусно сшито и богато отделано, что походило на произведение искусства. Она протянула руку к мягкой шелковистой ткани и вдруг услышала легкое покашливание, раздавшееся сзади. Оглянувшись, Меган увидела, что женщина пристально рассматривает ее. Судя по всему, это была хозяйка магазина.

— А где же Дерек? — взволнованно спросила Меган.

— Капитан Чандлер решил, что платья вам более интересны, чем он, — засмеялась дама.

Меган послышались злорадные нотки в ее веселом смехе, и она невольно подумала о том, что, наверное, и эта особа была любовницей Дерека.

— Пойдемте. — В ее речи слышался сильный французский акцент. — Меня зовут Иветт. Капитан Чандлер скоро вернется, поэтому мы должны поспешить, cherie. — Она поманила Меган в дальний конец магазина, где находилась примерочная. — У нас куча дел, и надо успеть до его возвращения. Ах, эти мужчины! Что они понимают в одежде? Они всегда думают только о том, что находится под платьем, и совсем не понимают, что оно шьется для того, чтобы им захотелось снять его. — Иветт подтолкнула Меган к просторной примерочной:

— У нас совсем мало времени.

После того как Меган разделась, Иветт стала снимать с нее мерки, при этом она не прекращала без умолку болтать. Наконец хозяйка магазина отступила назад и внимательно оглядела со всех сторон стройную фигуру девушки.

— Мадемуазель не требуется обременять свою фигуру никакими корсетами, — удовлетворенно заметила Иветт.

Меган внезапно вспомнила, как однажды Милли удалось уговорить ее надеть корсет и сколько неприятностей испытала она от этого сооружения.

— Я нахожу, что корсет излишне сковывает движения, — сказала она.

Громко засмеявшись над простодушным замечанием Меган, Иветт поддержала ее мнение.

— Я не сомневаюсь, что капитан Чандлер согласится с вами, — сказала она, усмехнувшись.

Однако ответом ей был лишь ревнивый взгляд Меган, и болтливая хозяйка поспешила добавить:

— Вы совершенно правы, мадемуазель. Я тоже не люблю неудобства, которые причиняет корсет, но, к сожалению, при моей фигуре не обойтись без него. — И она, выскользнув за занавеску, вскоре вернулась с грудой платьев, которую еле держала в руках.

Глаза Меган загорелись при виде такого великолепия.

— Может быть, мадемуазель примерит что-нибудь? — предложила Иветт.

Второй раз приглашать Меган не пришлось.

Одного взгляда на роскошные наряды было достаточно, чтобы ее настроение сразу изменилось.

— Иветт, мне все они очень нравятся, но сейчас я вряд ли смогу купить даже пару таких роскошных платьев.

— Мадемуазель, конечно, шутит. — Хозяйка была неприятно удивлена. — Капитан Чандлер дал четкие указания относительно вашего гардероба и оставил мне кругленькую сумму с тем, чтобы заказ был готов к пятнице.

И она решительно накинула одно из платьев на плечи Меган.

— Но… — запротестовала девушка, однако Иветт перебив ее:

— У мадемуазель очень тонкая талия, зато с бюстом все в порядке. — И она указала на высокую грудь Меган. — Как раз то, что любит капитан. — Затем, не обращая внимания на возмущенный взгляд Меган, модистка отступила назад, чтобы получше рассмотреть, как выглядит на девушке платье. — По-моему, моя дорогая, вы просто великолепны в нем.

Меган посмотрела на себя в зеркало.

На ней было кремово-желтое муаровое платье, которое очень ей шло. Но ее явно смущал слишком откровенный вырез.

— Мне кажется, что это не совсем подходящий фасон для гувернантки. Может быть, вот это голубое ситцевое платье мне подойдет больше?

— Mon Dieu! — Иветт, которая в это время укорачивала подол, подняла на нее изумленный взгляд, — извините меня, но я шью наряды для подруг капитана Чандлера вот уже несколько лет и, можете не сомневаться, имею представление о его вкусе. Боюсь, что, если вы уйдете из моего магазина в этом… этом наряде служанки, он никогда больше сюда не придет.

— Ну хорошо, возможно, мне подойдет вот это желтое платье, — мрачно сказала Меган, — но я настаиваю, чтобы мои наряды были все же более скромными. — И она показала на весьма смелое декольте.

— Oui, мадемуазель. — Иветт обреченно вздохнула. — Я согласна с вами — молодой девушке совсем не пристало выставлять напоказ обнаженное тело. Не беспокойтесь, cherie. Я обо всем позабочусь.

Пока Иветт обслуживала других посетителей, Меган бродила по магазину, рассматривая кружева и украшения, необходимые для дополнения туалетов.

Надо сказать, что это занятие было долгим и кропотливым, поскольку она потеряла счет платьям, которые отобрала для нее Иветт: там были утренние наряды, платья для обеда всех цветов, которые только можно было себе вообразить, амазонки и прочее, не говоря уже о нижнем белье и ночных рубашках. Вещи, не требовавшие переделок, тут же паковались, а остальное Иветт должна была подготовить к пятнице.

— Неужели вы все это успеете подогнать за таксе короткое время? — спросила пораженная Меган. — Я не вижу, чтобы у вас была хотя бы одна помощница.

— В магазине мне помогают две девушки, но во вторник обычно мало заказчиков и покупателей, и поэтому я их отпускаю. — Она подняла лицо от платья, которое начала переделывать. — И все же вы правы: чтобы успеть, мне придется нанять еще одну девушку, иначе, боюсь, не справиться.

Меган было неловко и дальше отвлекать модистку от работы, и она отошла от нее. Почувствовав на себе чей-то взгляд, девушка оглянулась и увидела Дерека, стоящего в дверях. На его лице играла довольная улыбка.

— Если мне не изменяет память, когда несколько часов назад я уходил отсюда, на тебе был такой же наряд. — Он кивком указал на роскошное зеленое платье.

Меган покраснела от смущения.

— У меня еще никогда не было такого изумительного туалета.

— Ты бы хотела его иметь?

— О, Дерек, ты уже и так много сделал для меня. Тем более что платье наверняка очень дорого стоит, а я не знаю, как расплатиться с тобою за другие наряды.

— Ерунда. Если платье тебе нравится, оно твое.

— Простите, месье, — с другого конца комнаты к ним поспешила Иветт, — это платье сделано по заказу нашей постоянной клиентки, и поэтому оно, к сожалению, не продается.

— А ты не могла бы сшить такое же? — явно не собираясь уступать, спросил Дерек.

— Я бы с удовольствием, но такого материала у нас больше нет, однако если мадемуазель согласится, его сошьют из другой ткани.

— Нет, — в голосе Меган прозвучало легкое разочарование, — у меня нет нужды в таком роскошном туалете. — Она пожала плечами и с улыбкой взглянула на Дерека:

— Как ты провел утро?

— Сплошные хлопоты, — устало сказал он и, взяв ее за руку, потянул к двери, — пойдем, я хочу тебе кое-что показать.

— Что за секреты? — Выйдя на улицу, она зажмурилась от ударившего в глаза солнца.

Немного привыкнув к яркому свету, она огляделась и всплеснула руками.

— Чемпион! — пронзительно вскрикнула Меган и стремглав бросилась к красавцу жеребцу, который громко заржал, приветствуя свою хозяйку.

Глядя на эту трогательную сцену, Дерек порадовался тому, что велел Натану забрать жеребца из конюшни Бэнбриджей и привести на корабль. Его затея явно оправдала себя. Он давно не видел девушку в таком настроении.

Меган с благодарностью взглянула на Дерека.

— Как ты смог… как догадался… — начала она, но Дерек остановил ее:

— Неужели ты думаешь, что я оставил бы это великолепное животное у такого негодяя, как твой отец? И кроме того, я знал, что ты очень привязана к Чемпиону.

Подойдя к лошади, он дружески потрепал ее но гриве.

Повинуясь внезапному порыву, Меган бросилась к Дереку на шею и, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих, поцеловала его в губы.

В ответ Дереку захотелось заключить ее в нежные и страстные объятия, но, почувствовав на себе недоуменные взгляды, он решительно отстранил Меган.

— Ты разве не думаешь больше о своей репутации?

Меган бросила недовольный взгляд на зевак.

— Боже мой, неужели здесь никогда не видели обычного поцелуя благодарности?

Дерек ничего не ответил и, взяв ее за руку, направился обратно в магазин Иветт. Наклонившись к ней, чтобы больше никто не услышал его слов, он произнес:

— Если бы я знал, что ты будешь мне так благодарна, то превратил бы свою каюту в конюшню для твоей лошади.

Увидев, как Меган покраснела, Чандлер рассмеялся, довольный собой.

— Дорогая, забирай свои покупки, нам пора возвращаться.

Кивнув, она быстро пошла в примерочную и через некоторое время вернулась, нагруженная всевозможными коробками.

Увидав Меган, Дерек вопросительно взглянул на Иветт.

— Это все?

— Нет, месье. Это только наряды, которые не требуют переделок. А все остальное, — поспешно добавила она, — будет готово в пятницу, как мы договорились. Не волнуйтесь, все будет сделано вовремя.

— Прекрасно, я очень доволен тобой. — И Дерек подтолкнул Меган к двери.

— Но мне необходимо, чтобы мадемуазель пришла в четверг для последней примерки, — напомнила Иветт.

— Она обязательно придет, — заверил ее Дерек и вывел Меган из магазина.

Выйдя на улицу, они направились к Чемпиону, беспокойно перебиравшему копытами у ограды. Подбежав к коню, Меган одной ей известными способами стала его успокаивать, не замечая стоящего невдалеке помощника капитана.

Дерек подошел к Натану и приказал ему сопровождать Меган в заведение Далей.

— Разве я не пойду с тобой? — разочарованно спросила Меган.

— Зачем? — с притворным удивлением спросил Дерек. — Ведь это было бы слишком лестно для меня, да и к тому же Чемпион интересует тебя гораздо больше, чем моя скромная персона. — В его голосе послышалась легкая ирония.

— Я просто очень обрадовалась, что он снова со мной, — огорченно оправдывалась Меган.

— Я знаю это, девочка. — Дерек рассмеялся. — Мне всего-навсего хотелось немного над тобой пошутить. А сейчас тебе действительно нужно отправиться к Далей.

Грустно кивнув, Меган поспешила к ждущему ее Натану.

Пока они не завернули за угол, Дерек провожал их взглядом, а затем поднялся по ступенькам и открыл дверь магазина Иветт.

Нетерпеливо разрывая бумагу, в которую были завернуты новые платья, Меган стала любовно разглядывать каждое из них, как будто это были бесценные сокровища. За этим занятием незаметно прошло много времени, и когда она глянула на каминные часы, то забеспокоилась, почему Дерека так долго нет, ведь он не говорил, что задержится.

Может быть, Чандлер навещает одну из своих подружек, о которых упоминала Иветт сегодня утром?

Меган гневно выпрямилась, представив Дерека в объятиях распутных девиц, но тут же вспомнила, что и она стала одной из его многочисленных пассий.

«Кто я теперь? — подумала девушка с горечью. — И все же я не какая-нибудь шлюха, которых он находит на улице». И надменно тряхнула головой.

Но мысли о Дереке исчезли, когда она вынула из упаковки последний наряд. Это было шелковое платье лимонного цвета с пышной юбкой и очень высокой талией. Спереди был изящный вырез, не слишком откровенный, но достаточный, чтобы привести в волнение мужскую половину человечества. По краям квадратный вырез был отделан великолепным кружевом темно-шоколадного цвета, и им же были окаймлены подол и широкие рукава.

Приложив к себе платье, Меган посмотрела на свое отражение в зеркале. Закрыв глаза, она представила, как кружится в этом наряде в вальсе в роскошной зале в крепких объятиях Дерека: несомненно, они были бы красивой парой. Не удержавшись, девушка закружилась по комнате, тихо напевая.

Внезапно послышались громкие аплодисменты.

Меган оглянулась и увидела Дерека, который стоял, прислонившись к косяку, и с интересом наблюдал за ней. В его глазах она заметила знакомые опасные искорки. Захлопнув за собой дверь ногой, он подошел к ней.

— Как приятно видеть тебя в таком чудесном настроении! Я рад, что угодил покупками. — И он со смехом взглянул на сияющее лицо Меган.

— Очень. — Она радостно кивнула. — Но ты заказал слишком много нарядов. Никакой гувернантке не нужно столько роскошных туалетов. — Она быстро повесила лимонное платье рядом с остальными. — Да и к тому же я действительно не представляю, как смогу расплатиться с тобой.

— Тебе все это очень скоро понадобится, — уверил ее Дерек, — и, пожалуйста, не оскорбляй меня разговорами о расплате. Я сделал это, чтобы доставить тебе удовольствие, и надеюсь, к этой теме мы больше не будем возвращаться.

Усевшись на диван, он с благодарностью принял от Меган бокал с вином.

— Ты уже ела?

— Нет. Я просто умираю от голода! — воскликнула она. — Ведь с самого утра у меня не было во рту ни крошки!

— Ну вот и прекрасно, я уже приказал Гретхен накрыть нам стол. — Чандлер лениво потянулся и встал.

Взглянув на Меган, он заметил разочарование на ее лице.

— В чем дело?

— Ни в чем. — Подняв его сюртук, она повесила его на вешалку около своих платьев. — Я просто думала, что мы будем ужинать в другом месте.

— Очень жаль, но сегодня мне не хочется никуда идти, детка. — Дерек привлек ее к себе и поцеловал в шею. — И потом я уже пригласил Натана к нам на ужин — мне с ним надо обсудить кое-какие дела. Да и куда спешить, впереди будет еще много вечеров, — пообещал он ей.

— Ну конечно, весь вопрос только в том, когда все это будет? — Девушка огорченно вздохнула.

Дерек внезапно отстранился от нее.

— Ты еще ни разу не пилила меня, Меган. Пожалуйста, и не начинай, — предупредил он, — я этого просто не выношу.

Меган покорно кивнула, смиряясь с мыслью о том, что ей предстоит провести вечер в душной комнате, вместо того чтобы любоваться видами незнакомого города.

— Мы поедем в Чандалару не раньше пятницы. — Дерек подошел и, чтобы вернуть девушке хорошее настроение, пообещал:

— Я постараюсь показать тебе город до нашего отъезда.

После ужина мужчины уединились за маленьким столиком в дальнем конце комнаты. Слова их оживленной беседы отчетливо долетали до слуха Меган: речь шла о разгрузке корабля и делах на плантации.

Свернувшись клубочком в углу дивана, Меган попыталась читать, но ей постоянно мешал разговор мужчин. Тихо, чтобы не привлекать внимания Натана и Дерека, Меган подошла к окну и простояла там довольно долго, глядя на усыпанное звездами небо, ей было хорошо и грустно одновременно.

Где-то около полуночи она почувствовала, что позади нее кто-то стоит. Это был Дерек. Нежно поцеловав Меган в затылок, он стал осторожно массировать ее уставшие плечи — О чем ты думала? — Наклонившись, он ласково провел пальцем по ложбинке между ее лопаток.

— Так, пустое. — Она пыталась не показывать, как ее возбуждают эти прикосновения.

Затем Дерек, целуя ее обнаженные плечи, принялся расстегивать крючки платья до тех пор, пока оно не упало к ее ногам.

За делами и хлопотами остаток недели пролетел быстро. Дерек, как и обещал, в среду прогулялся с ней по городу, показывая местные достопримечательности, а в четверг Меган посетила магазин Иветт После этого она вернулась в заведение Далей, мечтая только о теплой ванне и вечере наедине с Дереком.

Но, поднявшись в свою комнату, она с огорчением обнаружила записку, в которой Дерек сообщал, что задерживается на неопределенное время, и просил, чтобы она не ждала его.

Расстроенная тем, что Дерек предпочел дела ее обществу, Меган, едва притронувшись к ужину, легла спать раньше обычного. Поездка в Чандалару предстояла долгая и утомительная, а ей хотелось выглядеть свежей и отдохнувшей, чтобы произвести хорошее впечатление на своего будущего хозяина.

Меган, которой показалось, что она уснула всего несколько минут назад, проснулась оттого, что почувствовала чьи-то поцелуи на своем лице. Она слегка приоткрыла глаза и, увидев, кто ее разбудил, быстро зажмурилась. Это был Дерек.

— Солнце мое, время восходить на небосклоне. — Его теплые пальцы скользнули вдоль ее бедра.

— Зачем? — Она взглянула на него с сонным удивлением. — Я так хочу спать! Можно, я еще немножко подремлю? — Зевнув, девушка зарылась в простыни и закрыла глаза.

— Ах ты, ленивица. — Она услышала, как Дерек засмеялся. — Если бы у меня было хоть немного свободного времени, я забрался бы под эти простыни и заставил бы тебя забыть о сне. — Хитро прищурившись, он добавил:

— По тому, как ты храпела, можно было подумать, что ты не спала целую неделю.

Он отвернулся, но ему было видно ее отражение в зеркале.

Услышав такое, Меган встрепенулась и, резко выпрямившись, села в постели.

— Сэр, я никогда не храплю, — с достоинством произнесла она, — да и к тому же у тебя были более важные дела, чем слушать мой храп.

Брови Дерека взлетели вверх в притворном удивлении.

— Неужели леди изволит меня ревновать? Честно говоря, тебе не стоит обижаться на то, что прошлый вечер мы провели порознь, у меня была назначена важная встреча. Надеюсь, ты не очень скучала без меня? — Последнюю фразу он проговорил с легкой насмешкой.

— По-моему, ты слишком льстишь себе. Я только благодарна тебе за то, что ты дал мне отдохнуть от своего общества. — Меган скорчила ему гримасу. — Мне просто любопытно, где ты пропадал. А мысль о том, что ты развлекаешься с какой-нибудь женщиной, даже не приходила мне в голову, — произнесла она равнодушным голосом.

Спокойно встав с постели, она начала умываться.

— Ну, если тебе это так интересно, то вчера вечером я не изменял тебе. — Дерек поцеловал ее голое плечо.

— Ты не обязан мне ничего объяснять, — стараясь выглядеть равнодушной, сказала Меган, при этом она почувствовала облегчение оттого, что Дерек не провел прошлый вечер с другой женщиной.

— Ты права, — согласился он, — я и не собираюсь тебе говорить, чем занимался. Но уверяю тебя, что с гораздо большим удовольствием я провел бы это время в твоих нежных объятиях. — Подойдя к креслу, он уселся в него и стал наблюдать, как она надевает жемчужно-серую амазонку. — Дело в том, что я отправлял Натана в Чандалару. Он привез троих моих людей с необходимым транспортом для доставки товаров домой. Они приехали позже, чем предполагалось, и пришлось ждать их в конторе в порту, чтобы дать нужные указания относительно сегодняшнего дня. — Меган хотела заговорить, но Дерек продолжал, не давая ей вставить слово:

— Сейчас они заняты погрузкой, и единственная причина, по которой задерживается наш отъезд, — это некая легкомысленная молодая леди, которая требует отчет о событиях крайне утомительного вечера. О Господи, даже жена не может быть такой занудой.

— Жена, как бы не так! — Меган скептически усмехнулась. — Я не завидую той, которая согласится взять тебя в мужья. Ее жизнь будет полна мучений и раздоров.

Надев изящную шляпку с пером поверх наспех уложенной прически, она взяла с туалетного столика перчатки.

— Ты что, собираешься провести здесь весь день? С такими темпами я никогда не попаду в свой новый дом. — И она, небрежной походкой пройдя мимо Дерека, остановилась у двери.

Как всегда, поражаясь быстрой смене ее настроения, Дерек поднял с пола саквояж и решительно двинулся за ней.

— Меган, ты самая взбалмошная, упрямая и своевольная женщина, с которой я имел несчастье познакомиться. — Он усмехнулся.

— Я знаю. — Встав на цыпочки, она поцеловала его. — Теперь пойдем?

Они вышли из комнаты.

Глава 10

Было еще совсем рано, когда Дерек и Меган очутились на пустынной улице. Свежий утренний ветерок был довольно холодным, и Меган прижалась к Дереку, чтобы согреться. Вскоре показался салон Иветт. Девушка увидела повозку, которая стояла у входа в магазин, и догадалась, что она принадлежит Дереку. Они вошли в магазин, где никого не было видно.

— Иветт! — закричал Дерек. — Я хочу забрать оставшиеся платья и расплатиться!

В дальнем конце комнаты послышались приглушенные голоса, и из-за занавески показалась Иветт, глаза женщины были красными и опухшими от бессонницы. Она подошла к ним, держа в руках ярко-синюю миткалевую накидку и иголку с ниткой.

— Прошу вас, — произнесла она со вздохом облегчения, — это последнее, что оставалось из заказанного. — Откусив зубами нитку, Иветт подошла к столу, чтобы завернуть накидку в бумагу.

— В этом нет необходимости, Иветт. — Взяв накидку, Дерек накинул ее на плечи Меган. — Я боюсь, как бы мадемуазель не простудилась от холодного утреннего ветерка, — пояснил он.

— Иветт, вы просто творите чудеса. — Меган с восхищением смотрела на красивую ткань и элегантный покрой накидки. — Если все мои наряды так же хороши, я, без сомнения, буду самой богато одетой женщиной в округе. Новому Орлеану страшно повезло, потому что здесь есть такая искусная портниха.

До этого я носила наряды, которые были сшиты лучшими лондонскими портнихами, но должна признать, что с вашим искусством ничто не сравнится, — от души похвалила она модистку.

— Мадемуазель слишком добра. — Глаза Иветт заблестели от щедрой похвалы.

— Я говорю вам только чистую правду, — заверила Меган, застегивая крючки накидки.

Но тут ее пальцы встретились с ловкими пальцами Дерека, который опередил ее.

Застегнув все крючки на накидке, Дерек вынул из кармана кожаный кошелек, полный золотых монет, и вручил его Иветт.

— Полагаю, что этого достаточно, — произнес он.

Определив на вес, насколько тяжел кошелек, Иветт покраснела от удовольствия.

— Месье, как всегда, очень щедр. Прикажите кому-нибудь из ваших людей, чтобы отнесли наряды мадемуазель Меган в вашу повозку.

Выйдя из магазина, Дерек и Меган направились к ждущему их экипажу. Дерек положил вещи Меган рядом с саквояжем, потом подал ей руку и помог залезть наверх. Девушка поместилась между ним и возницей, которого он представил как Элиаса.

— Сейчас мы поедем в порт, где захватим моих людей, — пояснил Дерек.

Склад Дерека располагался в самом центре порта, но Меган уже издали заметила несколько повозок, которые, по всей вероятности, и составляли их эскорт. Однако больше всего ее интересовала судьба Чемпиона, наконец она увидела своего любимца, привязанного рядом с черной лошадью, которая по всем статьям ничуть не уступала Чемпиону. Слабая надежда на то, что Дерек разрешит ей ехать верхом на Чемпионе, вместо того чтобы трястись в старой скрипучей повозке, затеплилась в душе Меган, и ее настроение сразу улучшилось.

— Оп-ля! — Обхватив девушку за талию, Дерек осторожно снял ее с повозки и поставил на землю.

— О Дерек! — В голосе ее послышались умоляющие нотки. — Можно я поеду на Чемпионе?

— Меган, это животное принадлежит тебе, — напомнил он, — и ты вправе распоряжаться им по своему усмотрению. — Пожав плечами, Дерек направился к Натану, чтобы обсудить с ним детали предстоящей поездки.

Проводив его взглядом, Меган поспешила к лошадям.

— Хоть ты, Чемпион, не будешь со мной ругаться, — пробормотала она.

С шумом выпустив из ноздрей воздух, Чемпион потянулся к хозяйке и приветственно ухватил ее пальцы своими мягкими губами. Меган встала на цыпочки, чтобы почесать своего любимца за ухом, и в тот же момент с удивлением ощутила что-то мягкое и теплое у себя на плече. Но ее удивление перешло в испуг, как только она почувствовала, что кто-то сильно толкнул ее вперед, и она, не удержавшись на ногах, упала на мостовую.

Пришедший минутой позже Дерек стал свидетелем того, как Меган пытается подняться с земли, где она лежала в довольно незавидном положении. Среди множества задравшихся юбок перед его взором предстали ее стройные ножки.

— Меган, у нас очень мало времени. Мы и так доберемся до Чандалары не раньше вечера, ты не могла бы найти другого времени для утренней зарядки? — Закусив губу, Дерек с трудом подавил смех. — Давай я помогу тебе. — Он протянул Меган руку, но она гневно отвергла помощь.

— Ты — неотесанный олух! — Меган все еще никак не могла справиться с задравшимися юбками. — Эта… эта кляча, — она гневно указала пальцем на ни в чем не повинное животное, — так толкнула меня, что я упала!

Не сдержавшись, Дерек расхохотался, стараясь не смотреть на возмущенное лицо Меган.

— Я вижу, что ты уже познакомился с этой леди. — Дерек потрепал по бокам провинившуюся лошадь. — Это мой конь — Троянец, — объяснил он Меган, — Натан привез его из Чандалары.

— Как же я могла не догадаться об этом? — В голосе Меган зазвучала ирония. — У лошади точно такие же манеры, как и у ее хозяина.

Стараясь не рассмеяться, Дерек подошел к Меган так близко, что она почувствовала жар его мускулистого тела.

— Нет, это совсем не я научил его сбрасывать на землю прелестных молодых леди, но кое в чем он похож на меня. — В его глазах плясали чертики. — Он не может выносить, когда на него не обращают внимания молодые красотки.

Отряхнув от пыли накидку, Дерек взял Меган за талию и, легко подняв девушку, посадил ее в седло.

— Теперь мы можем наконец отправляться.

Вскочив на лошадь, он направил ее вперед.

Некоторое время Чандлер с своим помощником ехали во главе поезда, а Меган держалась позади, но затем Натан повернул свою лошадь и поскакал к последней повозке, а Дерек сделал знак Меган приблизиться. Пришпорив лошадь, Меган не спеша направилась к нему и, бросая подозрительные взгляды на Троянца, поскакала рядом с Дереком.

Местность, по которой они ехали, была очень живописной. Указывая Меган на незнакомые ей цветы, растущие по краям дороги, Дерек говорил их названия. За разговорами время летело быстро.

Около полудня они сделали остановку для того, чтобы перекусить и напоить лошадей.

Солнце стояло уже высоко в небе, и прохлада июньского утра сменилась полуденным зноем, заставившим Меган сбросить теплую накидку.

Подойдя к одеялу, которое Дерек расстелил под большой магнолией, Меган принялась проворно вынимать шпильки, прикрепляющие к волосам ее шляпку. Сняв же ее наконец, она с облегчением вздохнула.

— Наверное, в пустыне не обязательно быть при полном параде, — устало улыбнувшись, сказала Меган.

— Конечно, — согласился Дерек, — посиди немного в тени. — И он указал на место рядом с собой на одеяле.

— Спасибо, немного попозже, — Меган потерла рукой поясницу, — лучше я пройдусь перед завтраком, у меня затекли ноги.

— Вон за теми деревьями течет ручей, ты можешь пойти освежиться, только не сходи с тропинки, — предупредил он, — я не за тем вез тебя так далеко, чтобы потерять почти около самого дома.

Удивленная его предостережением, Меган с недоумением посмотрела на Дерека и направилась к указанным ей деревьям. Вскоре она действительно увидела ручей и, подойдя к тихо плещущейся воде, опустилась на колени. Вынув из кармана носовой платок и погрузив его в прохладную воду, она обтерла им свое разгоряченное лицо и вновь опустила руку в ручей.

Рассеянно водя пальцами по воде, Меган задумалась, и вдруг внезапный шум позади насторожил ее. От испуга Меган поскользнулась и чуть не упала в ручей, но две сильные руки схватили ее за талию и поставили на твердый берег.

— Прошу прощения, мисс, — раздался мужской голос, — я совсем не хотел испугать вас.

Меган оглянулась и, увидев знакомое встревоженное лицо Натана, вздохнула с облегчением.

— Ах, это вы, Натан. Я и не предполагала, что кому-то придет в голову идти за мной. — Руки девушки все еще немного дрожали.

— Я пришел за водой, чтобы напоить лошадей, — объяснил он и, поставив ведра на землю, вынул черпак, который протянул Меган.

— Может быть, так вам будет удобнее, — с улыбкой сказал Натан.

Меган взяла ковш из его рук и с удовольствием стала пить холодную освежающую воду. Затем Натан усадил девушку на мягкий мох под деревом и отправился к ручью, чтобы наполнить ведра водой. Вернувшись, он сел рядом с Меган и внимательно посмотрел на нее.

— Ну как, теперь вы лучше себя чувствуете? — спросил он.

— Да, благодарю вас, — улыбнулась Меган.

— Тогда нам нужно вернуться обратно к повозкам. Капитан начнет беспокоиться, если вас слишком долго не будет. Никогда нельзя сказать, какие сюрпризы могут подстерегать людей в этих местах. — Натан встал и подал ей руку.

— Вздор! — Меган недовольно надула губы. — Я не боюсь никаких сюрпризов и очень сомневаюсь, что Дерек сильно по мне соскучился.

Она заметила, как по лицу Натана скользнула благодушная усмешка.

— Мисс Меган, — неуверенно начал он, — может быть, это не мое дело, но я все-таки скажу вам.

Капитан не такой человек, чтобы выставлять напоказ свои чувства, а его поведение иногда вообще трудно понять. Не стоит делать выводы из его мнимого равнодушия.

— Что вы имеете в виду? — немного раскрасневшись, спросила Меган.

— Мой язык иногда болтает все, что ему вздумается, и, если бы капитан сейчас услышал мои слова, мне бы не поздоровилось. — Натан опять поставил ведра на землю. — Но уж раз я начал, то скажу кое-что еще. Капитан — честный и уважаемый человек. Может быть, сейчас вам трудно в это поверить, но я уверен, что наступит время, когда вы вспомните мои слова.

— Я действительно в этом сильно сомневаюсь, — холодно подтвердила Меган.

— Охотно верю, — согласился он, — но, видите ли, капитан не только мой хозяин, но и друг, и я очень уважаю его. Иногда Дерек действительно бывает упрям, как мул, но, извините меня, мисс, в этом вы с ним похожи. — Натан взял ведра и направился в сторону стоянки к повозкам, затем остановился и добавил:

— Прислушайтесь к моим словам, мисс. Не будьте слишком поспешны в ваших выводах. Его жизнь была совсем не безоблачной, и, конечно, как и любой из нас, он иногда совершает опрометчивые поступки, не думая о последствиях. Но будьте терпеливы, — тихо проговорил он.

Когда же Меган повернулась к нему спросить, что значит эта странная речь, он уже исчез в чаще деревьев.

Через час Меган опять ехала верхом на Чемпионе во главе медленно двигающейся вереницы повозок. Она никак не могла забыть слова Натана, гадая, что же все-таки он хотел сказать. О каких опрометчивых поступках он говорил и какое они имеют отношение к ней? Правда, это уже не имеет значения, ведь совсем скоро она станет гувернанткой в богатой семье, которая живет довольно далеко от владений Дерека. Тогда почему слова Натана так взволновали ее?

В задумчивости Меган ехала по дороге, покачиваясь в такт лошадиному шагу, и не замечала любопытных взглядов, которые бросал на нее Дерек.

Когда же он вслух удивился ее странной молчаливости, она только неопределенно пожала плечами.

Так, в полном молчании, они двигались еще некоторое время, при этом Меган беспокойно ерзала в седле и мрачно вздыхала, не отрывая взгляда от дороги.

Не в состоянии больше переносить странного поведения девушки, Дерек, стегнув своего жеребца, подъехал к ней.

— Черт возьми, женщина! Ты так ведешь себя, чтобы досадить мне или у тебя что-то болит?

— Со мной все в порядке, — проговорила она, продолжая смотреть на дорогу, — пожалуйста, не обращай на меня внимания.

Подъехав совсем близко, Дерек взял Меган за подбородок и повернул ее лицо к себе, чтобы заглянуть ей в глаза.

— Но я не могу не обращать на тебя внимания, дорогая. Я уже привык к твоей непрерывной болтовне, и унылое настроение, в котором ты пребываешь, начинает меня беспокоить. Ну-ка скажи что-нибудь, а то я могу заплакать.

— Мне нечего сказать, — пробормотала Меган и, пришпорив Чемпиона, поскакала вперед, оставив Дерека далеко позади. Но вскоре Чандлер тоже пришпорил лошадь и, поравнявшись с Меган, схватил ее поводья, заставив Чемпиона резко остановиться.

— Меган, — властно и сердито крикнул он, — я не собираюсь обращать внимания на твое демонстративное нежелание вести себя подобающим образом, но хочу тебя предупредить: никогда, ты слышишь — никогда не поворачивайся ко мне спиной, когда я разговариваю с тобой! Понятно? — медленно проговорил он.

Она с усилием кивнула.

— Как прикажете, мой господин. Я постараюсь выполнить каждое ваше желание и запомнить каждое ваше слово, — сказала она в притворном отчаянии.

— Я никогда не мог понять твоего настроения и твоих капризов. — В голосе Дерека слышалось раздражение. — Но я мог по крайней мере догадываться об их причине. Сейчас же я вынужден признать свое поражение, мадам. Вы могли бы потрудиться объяснить, что заставляет хмуриться ваше хорошенькое личико?

— Я ни о чем не стану говорить в присутствии твоих людей. У меня еще осталось немного гордости и достоинства, и я совсем не хочу, чтобы ты позорил меня перед своими слугами, — сказала она, гордо тряхнув головой.

— Будь по-твоему. — Вонзив шпоры в Троянца, Дерек поскакал обратно к повозкам и о чем-то заговорил с Натаном.

Меган с беспокойством наблюдала за ним, гадая, какой еще коварный план он придумает.

Немного погодя Дерек вернулся и велел ей следовать за собой. Некоторое время они ехали по главной дороге, а затем Чандлер свернул на менее наезженную тропу, что заставило всех ехать друг за другом.

— Повозкам никогда не развернуться на этой дороге, — прервала молчание Меган, нервно оглядываясь через плечо.

— Ценное наблюдение, принимая во внимание твою задумчивость. Выходит, ты даже заметила, что мы свернули с главной дороги на тропинку? — с притворным удивлением спросил он.

— Почему мы едем по этой дороге? — Она сделала вид, что не замечает его сарказма.

— Мадам, неужели вы так быстро забыли наш предыдущий разговор? Разве не вы настаивали на более уединенной беседе? — напомнил Дерек, но потом все-таки стал серьезным и пояснил:

— Я оставил Натана охранять фургоны. Они так нагружены, что не смогут добраться до Чандалары раньше завтрашнего полудня.

Мы же с тобой доедем туда гораздо быстрее. Эта тропинка идет прямо к моей усадьбе.

— Мы доберемся до твоей плантации сегодня вечером?

— Да, но только очень поздно. А если ты устанешь, то нам придется остановиться где-нибудь на ночевку.

— В этом не будет необходимости, я могу скакать на лошади сколько угодно.

— Прекрасно, потому что мне очень бы хотелось вернуться домой именно сегодня.

Меган снова пришпорила лошадь. Так они проехали несколько миль в полном молчании, прерываемом только пением птиц и лесными шорохами.

Меган думала о странных словах Натана, о дерзких замечаниях Дерека и о его стремлении достичь Чандалары именно сегодня вечером. Все эти мысли не давали ей покоя.

— Как долго ты знаешь Натана? — спросила она.

— Уже несколько лет. Мы вместе участвовали в войне против Англии. А после войны Натан поступил ко мне на службу, и с тех пор мы друзья. Когда мы не уходим в плавание, он помогает мне в Чандаларе.

Постепенно дорога стала шире, и Дерек придержал своего коня, чтобы подождать Меган.

— У него есть семья?

— Натан никогда не упоминал о своих родных, а я не очень люблю лезть к людям с расспросами об их личной жизни. Не то, что моя собеседница, — поддразнил он ее. — А почему тебя так заинтересовал мой первый помощник? Неужели ему удалось растопить лед твоего сердца?

— Я думаю, что этот странный вопрос не требует ответа, — презрительно заметила она, — а что касается моего интереса к Натану, то, после того как мы поговорили с ним сегодня утром около ручья, я сделала вывод, что он близко тебя знает.

— И что же мой близкий друг поведал тебе о моем характере?

— Ничего нового. — Чтобы избежать его пристального взгляда, Меган старалась не смотреть ему в лицо. — Дерек, — медленно произнесла она, глядя на дорогу.

— Что? — отозвался он с любопытством.

— Ведь твой друг Тайлер совсем не нуждается в гувернантке, не так ли? — наконец решилась спросить Меган.

— Ну… я не могу этого сказать, пока мы не…

— Дерек, тебе нет необходимости продолжать эту игру со мной. — Она прямо взглянула ему в глаза. — Ты сочинил всю эту историю, чтобы я поехала с тобой, — Меган удивилась собственному спокойствию, — и ты вправе гордиться тем, как тебе удалось обвести меня вокруг пальца.

— Меган…

— Не прерывай меня! — вскрикнула она. — Я правильно поняла, что твой знакомый не нуждается в гувернантке, да или нет?

Дерек молчал, не отвечая на ее вопрос.

— Права я или нет? — настаивала она.

— Да, — наконец ответил молодой человек.

При этом он не выглядел смущенным из-за того, что его тайные намерения раскрыты, напротив, он был даже доволен.

— Как ты догадалась? — небрежно спросил Чандлер.

— После того разговора с Натаном меня стали мучить сомнения, я вспомнила кое-что, затем, сопоставив это с некоторыми твоими бесцеремонными замечаниями, стала подозревать, что ты просто решил привезти меня к себе. — Она заглянула в его влажно блестящие глаза и почувствовала, что не может оторвать зачарованного взгляда.

В это время недалеко от них на дорогу выскочил молодой олень, втянув ноздрями воздух, он умчался обратно в чащу, почуяв опасность. Из-за этого крошечного происшествия Дерек не успел заметить, как его близость волнует Меган.

— Я задала вопрос, Дерек. — Она повысила голос. — Когда я получу на него ответ?

— Когда для этого представится подходящий случай, — ответил он. — Сейчас ты несколько взбудоражена.

— Ясно.

— Должен признать, что ты приняла это известие гораздо спокойнее, чем я ожидал. — Дерек с подозрением посмотрел на нее.

— Я ничего не приняла, а только поняла, что ты самый нахальный тип из всех, кого я когда-либо знала. — В ее глазах мелькнули недобрые огоньки. — Не говоря уже о твоей лживости, высокомерии и безрассудстве.

Дерек хрипло рассмеялся, и эхо его смеха разнеслось по лесу, вспугнув стаю птиц, которая с криком взвилась в небо.

— Я рад видеть, что мой маленький обман развязал твой острый язычок.

— Когда мы поедем обратно? — резко спросила Меган. Она старалась быть равнодушной, но ее голос дрожал от бешенства.

— Куда?

— В Новый Орлеан, конечно, где я смогу найти приличную работу. Не оставаться же мне с тобой в Чандаларе! — с возмущением проговорила она.

— До тех пор, пока я не решу, что тебе пришло время уехать, ты будешь жить на моей плантации.

— Но как же ты представишь меня у себя дома?

Везде считается неприличным молодой женщине жить в одном доме с одиноким мужчиной. Это может вызвать сплетни, — добавила она мрачно, — или в вашей дикой стране приличия совсем не соблюдаются?

Меган была уверена, что если она откажется поселиться на плантации Дерека, то он обязательно вернет ее в Новый Орлеан. Но теперь, когда стало ясно, что он не собирается этого делать, ее охватило отчаяние.

— Скажи мне, Дерек, что ты будешь говорить своим друзьям? Что привез очередную шлюху? — в отчаянии спросила она и натянула поводья, чтобы остановить лошадь.

Холодно взглянув на нее, Дерек наклонился вперед и схватил Меган за руку.

— Будет лучше, если ты прекратишь вести себя таким образом. Я не считаю тебя шлюхой, — сказал он угрюмо, — мне бы хотелось, чтобы ты раз и навсегда поняла, что не в моих правилах с упорством, достойным лучшего применения, укладывать в постель одну и ту же женщину. Потому что, если я начинаю отдавать предпочтение какой-то одной, то это рождает в ней надежды на замужество и детей, другими словами, она хочет связать меня по рукам и ногам, а вот этого я боюсь, как черт ладана. Меган, ты совсем не такая, как другие женщины, которых я знал. Ты не надоедаешь мне, не твердишь постоянно о том, что ты — честная девушка, которая отдала мне все самое дорогое. — Дерек поднес к губам ее светлый локон с медовым оттенком. — В тебе есть нечто необъяснимое, ускользающее, что так интригует меня. — Вздохнув, он продолжил:

— Признаюсь, я понял, что не смогу отпустить тебя… в ближайшее время. — Он сдавил коленями бока Троянца, и лошадь плавно ускорила шаг. — Но одну вещь ты должна хорошо запомнить. Если бы я тебя считал обычной шлюхой, то оставил бы без сожаления в Новом Орлеане.

Меган быстро догнала его.

— Но в каком качестве ты представишь меня своим друзьям? — Слезы навернулись ей на глаза, когда она поняла безвыходность сложившейся ситуации.

— К сожалению, я еще ничего не решил, но скоро все встанет на свои места.

— Нет! — крикнула Меган. — Я не позволю так обращаться с собой! Ты не имеешь права!

— Имею, моя радость, — холодно заметил Дерек, — твой отец отдал тебя под мое покровительство и посоветовал оставить твою персону где-нибудь по дороге к месту моего назначения. Но я не хочу расставаться с тобой и именно поэтому везу тебя к себе домой. Лучше примирись с неизбежным, как бы тебя это ни огорчало, — произнес он. Но потом, смягчившись, добавил:

— А теперь поехали.

Уже поздно, а я хочу сегодняшнюю ночь провести в собственной постели.

— Нет! — вскрикнула Меган. — Если ты не разрешишь мне вернуться в Новый Орлеан, я уеду сама! — Она натянула поводья, чтобы повернуть Чемпиона, но Дерек, наклонившись, вырвал их из ее рук и ловким движением пересадил девушку в свое седло.

Не собираясь безропотно сносить его выходки, Меган принялась бешено царапать его руки и лицо.

— Ого! — Он вскрикнул от боли. — Ах ты, негодяйка! — И Дерек грубо прижал ее к своей широкой груди.

Поняв, что ей с ним не совладать, Меган прекратила сопротивляться, — Перестань, я все поняла, — с усилием пробормотала она, — и хочу пересесть на свою лошадь.

— Нет уж, не стоит. Если ты вбила в свою глупую голову мысль о возвращении, то наверняка не скоро от нее откажешься. Так гораздо безопаснее. — Пришпорив Троянца, Дерек оглянулся и свистнул Чемпиону, чтобы тот скакал следом.

Перед заходом солнца они остановились и пообедали хлебом с сыром и холодным мясом, которые достали из седельных сумок. Затем Дерек накормил лошадей и посадил Меган на Троянца. Они продолжили свое утомительное путешествие.

Когда солнце скрылось за горами и полная луна высоко поднялась в небе, Меган стало холодно, и она невольно прижалась к широкой теплой груди Дерека.

— Сколько нам еще ехать? — сонно пробормотала она, положив голову ему на плечо.

Дерек хотел было ответить, но Меган уже спала Через час они выехали из чащи на широкий луг.

Вдали, освещенное светом луны, высилось величественное белое здание с колоннами. Остановив лошадь, Дерек с гордостью посмотрел на свой дом, а затем, пришпорив Троянца, поскакал вперед, бережно прижимая к себе девушку.

— Меган, радость моя, — тихо проговорил он, нагнувшись к ней, — мы дома.

Но она по-прежнему спала.

Он коснулся легким поцелуем ее волос и решил не будить.

Меган проснулась оттого, что кто-то внезапно отдернул шторы, и солнечный свет ворвался в комнату. Зажмурившись, она сначала не заметила крепкую приземистую фигуру черной экономки, которая суетилась, аккуратно складывая одежду, разбросанную по комнате прошлой ночью. Быстро сев в огромной постели, Меган стала тереть сонные глаза, как вдруг дверь распахнулась, и в комнату быстро вошел Дерек.

— Софи! Я же ясно приказал, чтобы ни один человек не заходил в эту комнату!

— Знаю, масса Дерек, но вас так долго не было, что я…

— Что ты решила ослушаться моего приказа, — закончил он за нее.

— О, масса Дерек, я совсем не хотела…

— Дерек, — прервала экономку Меган, — к чему ссориться? Ведь ничего страшного не произошло. — Она взглянула на Софи и была вознаграждена ослепительной улыбкой.

— Ну вот, масса Дерек, новая миссис Чандлер не считает, что я ее побеспокоила. — Обиженно взглянув на хозяина, Софи шаркающей походкой направилась к двери.

Едва они остались одни, как Меган обратилась к Дереку.

— Что она сказала? — Ее голос дрожал от гнева.

— Кажется, она сказала, что новая миссис Чандлер не думает, что она ее побеспокоила, — сказал он, передразнивая интонации экономки. Сев на стул напротив кровати, он продолжал:

— Конечно, слово «новая» было лишним. Ведь здесь никогда не было старой миссис Чандлер, значит, ты вряд ли можешь считаться новой, разве нет? — Глаза Дерека насмешливо сверкнули.

— Естественно, — яростно накинулась на него Меган, — в этой фразе все не правильно, потому что я вообще не миссис Чандлер! Не так ли? Что же заставило Софи сделать это странное умозаключение?

— Наверное, то, что ты сидишь своей очаровательной круглой попкой на хозяйской кровати. — Он улыбнулся, любуясь девушкой.

Меган быстро вскочила с постели и закуталась в простыню, чтобы скрыть свою наготу.

Прошло уже несколько ночей, как он не чувствовал всей своей кожей это восхитительное тело. Дереку захотелось погрузить свои пальцы в льющиеся пряди ее волос, гладить ее нежную кожу, принуждая сопротивляющееся тело подчиняться его любви. Глаза Дерека зажглись желанием, когда он вспомнил, сколько наслаждения девушка приносила ему в прошлые ночи, и он ощутил, как знакомый жар поднимается вверх по телу.

Меган заметила, как переменилось настроение Дерека, да он и не скрывал своих намерений. Она уныло вздохнула и отвела глаза в сторону, догадываясь, что должно последовать за этим. А так как сопротивляться было бесполезно, то она решила хотя бы потянуть время.

— Это ты принес меня сюда прошлой ночью?

— Я поражаюсь твоей догадливости.

— Зачем ты сделал это?

— Разве жена хозяина плантации не должна делить с ним постель?

— Но ты мне не муж. — Меган в ярости затрясла головой. — Зачем ты постоянно лжешь? Неужели ты не мужчина и не можешь сказать правду хотя бы один раз? — пристально глядя на него, спросила она.

Дерек быстро встал с кресла.

— Если мне не изменяет память, я неоднократно демонстрировал тебе доказательства своей мужественности.

— Ты принуждаешь меня, и это демонстрирует только твое физическое превосходство, а вовсе не мужественность. Но ответь на мой вопрос — почему ты хочешь выдать меня за свою жену?

— Если честно, я просто не мог придумать ничего лучшего. — Чандлер пожал плечами и присел на подлокотник кресла. — Дело в том, что я не держал в секрете обстоятельства моего рождения и у меня нет возможности представить тебя даже как свою дальнюю родственницу. Мои соседи знают, что у меня нет никаких родных, — он стал задумчиво теребить обивку кресла, — поэтому единственно возможным выходом было представить тебя как свою жену. — Встав, Дерек подошел к ней.

Протянув руку, он осторожно дотронулся до ее волос.

— Но ведь только прошлой ночью ты решительно отвергал мысль о браке, — напомнила она.

— Да, должен признать, что эта мысль поначалу меня пугала, — согласился Дерек, — но, пока я не намерен отпускать тебя. Если этот фиктивный брак удержит тебя здесь, то я, так и быть, принесу себя в жертву и сыграю роль преданного мужа. — Он склонился перед ней в низком поклоне.

— И я должна участвовать в этом обмане?

— Ты должна будешь смириться с ролью любящей жены и стать хозяйкой этого дома. Если… — Дерек неопределенно махнул рукой.

— Если что? — неохотно поинтересовалась Меган.

— Если ты не хочешь вернуться в заведение Далей к твоему тайному обожателю. Гарту Мактэвишу.

Нежное лицо Меган побелело от гнева, и она повернулась к нему спиной в крайнем раздражении. Девушка никак не ожидала услышать угрозы со стороны Чандлера.

— А что станет со мной, когда мое тело больше не будет привлекать тебя? Ты, вероятно, отдашь меня в ближайший публичный дом? Что ты тогда будешь объяснять своим друзьям?

— Если ты сейчас согласишься остаться со мной, то потом, когда наши дороги разойдутся, я приму соответствующие меры.

— Какие же?

— Многие супруги по соглашению живут врозь.

Я просто скажу всем интересующимся, что ты решила вернуться в свою любимую Англию.

Некоторое время оба молчали. Затем Меган повернулась к нему и осведомилась:

— А что ты скажешь Натану, ведь он знает, что мы не муж и жена.

— Да, это так.

Подойдя к туалетному столику, Дерек вынул из ящика шкатулку, в которой находилось его наследство.

— Но тебе не стоит опасаться. Натан — мой помощник. Он сделает и скажет то, что я ему прикажу, — твердо заявил Дерек, — а теперь подойди сюда.

Меган не собиралась исполнять его приказаний и поэтому вскрикнула от неожиданности, когда Дерек грубо схватил ее и поставил между коленями.

— Дай мне руку, — велел он.

Девушка неохотно протянула руку и неожиданно почувствовала на безымянном пальце холод металла.

Дерек осторожно надел ей редкой красоты кольцо!

Глаза Меган широко распахнулись от удивления.

— Что это, Дерек? — тихо спросила она.

— Разве жене не полагается носить на пальце подобную безделушку?

— Оно так красиво! — пробормотала она, прикоснувшись к гладкому золотому ободку и ромбу с вкраплениями бриллиантов и изумрудов, — я не помню, чтобы это кольцо было среди драгоценностей твоей матери.

— Его там и не было. Несколько вещей, которые принадлежали моей матери, хранились у семейного адвоката. Когда я вернулся, чтобы получить свое наследство, он вручил их мне. Кольцо, которое сейчас на твоем пальце, — тайный подарок Джонатана Марли моей матери.

— Твоего отца?

— Да. Штучка, которая сейчас украшает твой пальчик, была бы обручальным кольцом моей матери, если бы она вышла замуж за Марли. Я уверен, что мой дед бросил бы кольцо в Темзу, если бы узнал, кто подарил его. — Глаза Дерека потемнели от гнева и страдания, когда он вспомнил о жестоком и несправедливом решении, которое сломало судьбу его матери. — Но покончим с этим. — Захлопнув крышку, Дерек поставил шкатулку на комод около кровати. — Теперь оно твое. Мать всегда говорила, чтобы я подарил его своей невесте.

Меган опустила взгляд.

— Но я не твоя невеста, — прошептала она.

— Ты ошибаешься — именно ты моя невеста, по крайней мере сейчас.

Слабо кивнув, Меган погладила холодный ободок кольца.

— Я буду хранить его так же, как хранила Элизабет.

— В таком случае, — Дерек опустил руку на ее плечо, — неужели ты не хочешь поцеловать своего муженька?

Вздохнув, Меган поднялась на цыпочки и легко прикоснулась губами к его лбу.

Дерек с негодованием отстранился от нее.

— В чем дело, крошка? Разве я не дал тебе ясно понять, что ожидаю более пылкого отношения к себе?

Меган холодно взглянула на него.

— Я согласилась играть роль твоей жены только потому, что не желаю возвращаться в заведение Далей и боюсь встретить там того ужасного человека.

Но хочу предупредить тебя: хотя у меня мало возможностей противостоять твоей отвратительной лжи, но тем не менее она ничего не изменит в наших отношениях. — Сняв его руку со своих плеч, Меган сделала шаг к креслу, чтобы взять амазонку, брошенную там прошлой ночью. — Я не собираюсь добровольно ложиться в твою постель только потому, что ты надел на мой палец кольцо и объявил меня своей женой. — Уронив на пол простыню, она стала надевать рубашку.

— Это наконец утомительно, — устало вздохнув, сказал Дерек и без усилия вырвал рубашку из ее рук. Одним движением он разорвал надвое легкую материю и угрожающе повернулся к Меган. — Я точно так же разорву твою амазонку, и ты останешься голой до тех пор, пока Натан не привезет другую одежду.

Меган испуганно съежилась и стала пятиться назад, но он схватил ее и швырнул на постель. Взглянув на Дерека через мгновение, она с удивлением обнаружила, что он успел сбросить с себя одежду и теперь стоял перед ней совершенно обнаженный.

— Итак, ты хочешь лишить меня супружеских прав, — холодно произнес он. Сев рядом с ней, Чандлер провел пальцем по ее нежной руке. — Меган! — Внезапная мысль пришла ему в голову. — Если бы наши отношения были освящены церковью, тогда бы ты тоже отказывала мне в моих желаниях?

— Если бы наш брак был настоящим? Нет… при условии, что мне бы тоже этого хотелось. — Немного помедлив, девушка продолжала:

— Но я твердо уверена: ты не испытываешь ко мне никакой любви, Дерек Чандлер, одно лишь желание.

— Ну, тогда я могу сказать следующее: до тех пор пока ты так думаешь, я буду упорствовать в своем желании сломить твое сопротивление. Мне надоели твои выходки, и я буду вести себя точно так же, как и раньше, потому что хочу только тебя, и ты в конце концов смиришься с этим, нравится тебе это или нет. — Его губы прижались к ее губам, и, навалившись на Меган, он вдавил в постель ее извивающееся тело.

Уже наступило утро, и рабы не спеша выходили из своих хижин, направляясь в поле, чтобы приступить к ежедневной работе. В особняке были слышны их голоса, нестройно поющие какую-то гортанную песню. Однако пара, сплетенная в объятии на большой двуспальной кровати, ничего не слышала.

Было уже поздно, когда они спустились в столовую, чтобы позавтракать. Усталая улыбка застыла на губах Дерека, а щеки Меган все еще пылали от его страстных поцелуев.

«Да, — думал он, — я уже не могу обойтись без нее». Но эта мысль не вызывала у него никакого огорчения.

Глава 11

Меган не спеша надела платье цвета синей лаванды и подходящий к нему чепец и покружилась перед зеркалом, чтобы осмотреть себя со всех сторон. Затем она принялась бесцельно бродить по комнате, моля Бога об одном — чтобы Дерек хоть на время забыл о ее существовании и уехал один. Но ее робкие надежды не оправдались — внизу хлопнула дверь, а затем послышался звук быстрых шагов вверх по лестнице. Опасаясь, что сейчас Дерек шумно ворвется к ней, Меган зажмурилась, но вместо этого дверь медленно растворилась, и Дерек тихо вошел в комнату.

— Ты готова, моя радость?

— Я… я не очень хорошо себя чувствую, Дерек, — запинаясь, произнесла девушка, — в ногах какая-то слабость.

— Ерунда. — Подойдя, он взял ее за руку. — Ты просто трусишь перед встречей с моими друзьями. Не бойся, детка, все будут очарованы твоим умом и красотой, а женщины позеленеют от зависти. Обещаю, что все твои капризы будут немедленно исполняться.

С этими словами он повел ее к двери.

— Если ты думаешь, что мне стало легче от твоих комплиментов, то должна предупредить тебя, что лесть никогда на меня не действовала, — мрачно пробормотала она.

— Все будет в порядке, — продолжал успокаивать ее Дерек, — помни только, что ты — моя жена, и веди себя соответствующим образом. А теперь пошли. — Они спустились вниз по роскошной лестнице. — Священник не любит, чтобы опаздывали на службу.

Дерек помог Меган сесть в коляску, на которой они должны были ехать в церковь. Она откинулась на кожаное сиденье, а Дерек сел рядом. Когда коляска отъехала от Чандалары, он положил свою загорелую руку на ладонь Меган и успокаивающе погладил ее. Она инстинктивно прижалась к нему и с удивлением обнаружила — ей стало гораздо спокойнее от его близости.

Мрачно вздохнув, Меган посмотрела на чеканный профиль Дерека. Какое красивое, мужественное лицо!

Внезапно она подумала о том, как бы могли сложиться их отношения при других обстоятельствах. Отведя взгляд, девушка стала смотреть в окно.

Как долго он собирается играть этот спектакль?

Прошел всего один день, а ее нервы были уже на пределе.

Меган даже боялась говорить со слугами, опасаясь, что они поймут ее истинные отношения с Дереком. По этой же причине она старалась избегать и Натана.

Меган не отрываясь глядела в окно, крутя на тонком пальце кольцо Дерека, и вдруг почувствовала на себе его изучающий взгляд.

— Что-нибудь беспокоит тебя, девочка? — Он отметил бледность ее лица и мысленно выругал себя за то, что не дал Меган отдохнуть и заставил поехать в церковь.

— Нет, все в порядке. — Она с усилием улыбнулась.

— Детка, не следует обманывать меня, особенно теперь, когда я научился читать каждую твою мысль, — сказал он, — не приказать ли Роберту повернуть обратно в Чандалару? — В его голосе слышалось беспокойство.

— Нет. Все равно, рано или поздно, я должна буду встретиться с твоими друзьями.

Дерек нежно обнял девушку за плечи и поцеловал долгим страстным поцелуем, от которого у Меган заалели щеки.

— Я вижу, миссис, что ваши щеки раскраснелись, и смею надеяться, от удовольствия. Это мне нравится, теперь мои друзья не подумают, что я выбрал себе слабую и больную жену.

Когда они подъехали к церкви, служба уже началась, и Меган подверглась новому испытанию — ей пришлось под взглядами всех прихожан пройти вместе с Дереком к его месту на скамье. Служба показалась ей долгой, почти нескончаемой, да и содержание проповеди не прибавило настроения: священник говорил о греховности вожделения и неверности и предупреждал о суровой каре, которая постигнет тех, кто нарушает заповеди Господа.

Наконец все запели финальный гимн, и Меган с облегчением вздохнула. Ее чистое сопрано слилось с бархатным баритоном Дерека. Когда служба закончилась, она, опершись на его руку, последовала к выходу из церкви.

Не успели они выйти, как их окружила толпа любопытных соседей. Многие из них уже прослышали о женитьбе закоренелого холостяка и хотели посмотреть на его избранницу. Когда же Меган тихо спросила у Дерека, как столько людей могло так быстро узнать об их свадьбе, о которой они еще никому не объявляли, он объяснил ей:

— У рабов есть свои способы передачи новостей.

И именно благодаря им вся округа узнала о том, что я привез молодую жену.

Вокруг них продолжали собираться люди, причем каждый старался получше разглядеть молодую красавицу, которой удалось привести к алтарю самого богатого жениха в округе Дерека Чандлера. Меган радушно приветствовала каждого, чувствуя себя все более свободно среди людей, не сомневавшихся в том, что она действительно жена Дерека. На мгновение ей и самой показалось, что это правда.

По мере того как Дерек представлял Меган новым знакомым, она все более уверенно чувствовала себя, надеясь на то, что после хорошо сыгранной ею роли он, наверное, скорее согласится предоставить ей свободу. И еще одна тайная мысль вдруг зародилась в ней. Может быть, Дереку понравится быть женатым мужчиной, и он по-настоящему захочет взять ее в жены. Меган вздохнула. Ведь совсем еще недавно она отругала бы себя за подобное желание.

— Дорогая, — Дерек осторожно прикоснулся к ее руке, чтобы обратить на себя внимание Меган, — я бы хотел представить тебе своего делового партнера Уэйда Хэмптона.

Меган взглянула на смущенного голубоглазого молодого человека и грациозно протянула ему руку.

— Для меня большое удовольствие познакомиться с вами, мистер Хэмптон, — улыбаясь, проговорила она, бросив на него короткий изучающий взгляд, Он был высокого роста, но ниже Дерека и не такой широкоплечий. В его красивом лице было что-то мальчишеское. Как он непохож на мужественного загорелого Дерека! Меган мысленно рассмеялась, поняв что с Дереком не стоит кого-либо сравнивать, потому что мало людей обладало его магнетизмом.

— Пожалуйста, зовите меня просто Уэйд, — улыбнувшись, произнес молодой человек.

— А я — просто Меган, — ответила она, улыбнувшись ему в ответ.

— Дерек, если бы я знал, что в Лондоне живут такие красавицы, я бы поехал вместе с тобой, и еще не известно, кто из нас завоевал бы ее благосклонность. — Уэйд взял руку Меган и поднес к губам. — Ну-ка поделись секретом, как тебе удалось уговорить это прелестное создание выйти за тебя замуж?

— Это было нетрудно. У меня есть много скрытых достоинств. — Дерек, прищурившись, взглянул на Меган. — Девушка сопротивлялась, но я смог уговорить ее, и наш брак стал неминуем. — Обойдя Уэйда, он с видом собственника взял Меган за талию.

— Ну и ну, — прошептала Меган, почувствовав, что Дерек ревнует.

— Откровенно говоря, тебе, Дерек, просто повезло, что ты встретил такую красавицу. — Бесцеремонно отстранив Дерека, Уэйд повел Меган к поджидавшей коляске.

Пока они шли, он наклонился к ее уху и прошептал:

— Вы еще не знаете Дерека, моя милая. Мне кажется, вам было бы полезно узнать о его темном прошлом. Как только вам станут известны его похождения, вы быстро поймете, что вам здесь нечего делать, а мой дом расположен совсем недалеко от Чандалары, и там всегда рады гостям, — недвусмысленно добавил он.

— Вы хотите похитить меня на глазах у моего мужа? — В голосе Меган слышалось веселье, но глаза ее тревожно искали Дерека в толпе.

Наконец она нашла его. Дерек стоял совсем недалеко и недовольно наблюдал за ее беседой с Уэйдом.

Он слышал кокетливый вопрос Меган.

— Эй, Уэйд! — Дерек отстранил молодого человека от Меган и помог ей сесть в коляску. — Я не сомневаюсь, что ты пошутил, но в любом случае для тебя будет лучше, если ты запомнишь, что мы только деловые партнеры и не стоит испытывать на прочность наши отношения. — Сев рядом с Меган в коляску, он взял ее за руку. — Я не шучу и тебе тоже не советую шутить со мной. — Его голос был тихим, но смысл сказанного был более чем очевиден.

— Ну что ты, Дерек. — Уэйд с сердечным видом хлопнул его по спине. — Я просто говорю, что ты счастливчик. Не придавай значения всяким пустякам. — Взглянув на Меган томным взглядом, он направился к дороге. — Кстати, я все еще приглашен на воскресный обед?

Дерек, кивнув, откинулся на сиденье рядом с Меган.

— Только смотри, не приходи с Софи, своим сварливым характером она может испортить настроение кому угодно. Мы ждем тебя как обычно, — крикнул он напоследок, выглянув из окна. Когда коляска тронулась, он повернулся к Меган:

— Уэйд — частый посетитель Чандалары. Он обедает у нас почти каждое воскресенье.

— Понятно, а чем он занимается? — с любопытством спросила Меган.

— Чем он занимается в свободное от преследования молодых леди время? — иронически осведомился Дерек.

Девушка усмехнулась, но удержалась от того, чтобы напомнить ему, что он и сам ведет себя точно так же, когда находится рядом с ней. Единственная разница между ними состоит в том, что Дерек ждет, когда они останутся наедине и она уже будет не в силах отражать его атаки.

— Ты сказал, что он твой партнер. Чем же он занимается?

— Во-первых, у него своя плантация, а кроме того, он служит у меня бухгалтером и ведет денежные дела всех моих предприятий.

— А ты делаешь все остальное.

Дерек кивнул.

— Значит, на тебе лежит львиная доля ответственности?

— Я предпочитаю вести все дела сам. Уэйду больше подходит бумажная работа, которой он и занимается.

— А ты любишь риск, — одобрительно закончила Меган.

— Да. — Он взглянул на ее свежее юное лицо и, не удержавшись, притянул Меган к себе.

К его удивлению, она почти не оказала сопротивления.

— Что ты думаешь об Уэйде? — безразличным тоном поинтересовался Дерек.

— Твой приятель показался мне странным. — Девушка пожала плечами. — Я предпочитаю мужчин, которые не боятся никаких преград.

— Надеюсь, ты не считаешь меня авантюристом? — Он посмотрел на нее, приподняв бровь.

— Не больше, чем ты меня. — Она усмехнулась, увидев удивление на его лице, и положила голову на его плечо, довольная поездкой в церковь.

На плантации работа кипела с раннего утра до позднего вечера. Многие друзья Дерека заглядывали к ним обычно в полдень, чтобы поздравить новобрачных и получше разглядеть ту, которой удалось наконец окрутить известного сердцееда.

Вскоре Меган поняла, в чем заключаются обязанности хозяйки Чандалары. Она играла свою роль с удовольствием, подавая гостям прохладительные напитки, вкусные десерты и закуски, которые искусно готовила кухарка Летти. Меган поддерживала с друзьями Дерека непринужденную беседу, в то же время бросая осторожные взгляды на Чандлера, как и подобало любящей супруге.

Однажды вечером, когда уже было темно, Меган проводила последнего посетителя и усталая, но довольная направилась в гостиную, где Дерек разговаривал с Уэйдом и Натаном, чтобы пожелать им доброй ночи перед тем, как подняться в свою комнату.

Дверь в гостиную была полуоткрыта. Меган вошла туда так тихо, что ее никто не заметил.

Уэйд сидел в удобном кресле, с глубокомысленным видом потягивая вино из бокала. Дерек и Натан молча играли в шахматы, и по недовольному выражению на лице хозяина Меган поняла, что Натан выигрывает. Она тихо кашлянула, и Дерек тотчас же поднял голову. Быстро встав, он подошел к ней.

— Я не хотела прерывать вашу игру, — извинилась она.

— Ничего страшного. — Чандлер усадил Меган на диван и, подойдя к столу, налил ей и себе по бокалу вина. — Натан в любом случае загнал меня в угол, а ты появилась как раз вовремя, именно благодаря тебе я смог избежать горечи поражения. — Он весело улыбнулся. — Все гости разошлись?

— Да. — Она с благодарностью взяла бокал с вином и откинулась на спинку роскошного дивана.

— Разрешите мне угадать, кто был последним. — Растянувшийся в кресле Уэйд улыбнулся ей. — Не правда ли, это Оливия Дэвис?

— Да. Но откуда вы знаете?

— Потому что, дорогая моя, — начал Дерек, садясь рядом с ней, — Оливия — местная сплетница.

Она обязательно должна выведать у всех самые последние новости. Но если ты ей понравилась, то тебе нечего опасаться.

— А если не понравилась? — Меган скорчила гримасу.

— Вам не стоит об этом беспокоиться, — вступил в разговор Натан, — вы прекрасно справляетесь со своими обязанностями. — Он встал с кресла и посмотрел на Дерека. — Должен сказать, что вы придаете Чандаларе тот блеск, в котором она давно нуждалась.

— Спасибо, Натан. — Меган благодарно улыбнулась ему.

Поклонившись, Натан направился к двери и, пожелав всем доброй ночи, вышел из комнаты.

Уэйд тоже поднялся с кресла, сделав вид, что собирается покинуть гостеприимных хозяев.

— Но вы совсем не должны уходить из-за меня, — вежливо сказала Меган.

— Мне действительно пора идти. Я не хочу лишать новобрачных их законных радостей. — Он многозначительно улыбнулся.

— Мы непременно ждем вас опять, — вежливо сказала Меган, стараясь не показывать, как ей неприятны его грубый юмор и бесцеремонность.

— Приходи, но оставь свои дурацкие остроты у себя дома, — добавил Дерек сухо.

— Должен сказать тебе, Дерек, что, если бы мы поменялись с тобой местами, я бы в ближайшие две недели не стал обижаться на колкости друзей. Скажи спасибо, что я не поздравил тебя на старинный манер.

— Что значит — на старинный манер? — с любопытством спросила Меган.

— Поверь мне, дорогая, тебе не понравится этот обычай, — произнес Дерек и встал, чтобы проводить до двери своего приятеля.

— Прощайте, Меган. Надеюсь, ваша ночь не будет скучной, несмотря на то что вы проведете ее с таким грубияном. — Но, увидев разгневанное лицо хозяйки, он мгновенно замолчал.

Меган едва сдерживалась, чтобы не указать этому нахалу на дверь.

— Если вы еще не поняли, мистер Хэмптом, то я хочу довести до вашего сведения, что мой муж — настоящий джентльмен, и мне приятно его общество.

Поверьте, вам есть чему поучиться у него, — сказала она тихим, но твердым голосом.

Громко расхохотавшись, Уэйд захлопал в ладоши:

— Браво, Меган! Теперь мне понятно, почему Дерек выбрал в жены именно вас. Такая преданность может покорить любого мужчину. — Улыбнувшись ей, он низко поклонился:

— Приношу вам свои глубокие извинения и с этой минуты обещаю вести себя так, как подобает джентльмену в присутствии леди.

— Я принимаю ваши извинения, — проговорила Меган, недовольно взглянув на него.

Сняв с вешалки свой плащ, Уэйд повернулся к Дереку:

— Не забудь о том, что я сказал о Сэме Иверсоне. Может быть, это только слухи, но все же не мешало бы их проверить.

— Я во всем разберусь, — ответил Дерек.

— И дай мне знать, если что-нибудь услышишь.

И вот еще что. Дейдра скоро возвращается из Европы, и я уверен, что она захочет встретиться с Меган и устроить для вас обоих что-то вроде приема.

— Хорошо. Мы обсудим это, когда твоя сестра вернется домой. — Дерек пожелал ему доброй ночи, и Меган вздохнула с облегчением, услышав звук захлопнувшейся за ним двери. Наконец они остались вдвоем.

Дерек молча стоял, думая о том как, в сущности, мало он знает о девушке, которая только что поставила на место распоясавшегося гостя.

— Дерек, — обратилась к нему Меган, не правильно поняв затянувшееся молчание, — я сделала что-то не так?

— Ну что ты, — он с улыбкой посмотрел на нее, — совсем нет. — И опустился в кресло, в котором недавно сидел Уэйд.

— Как ты считаешь, я убедительно сыграла сегодня свою роль?

— Ты была просто великолепна. Хотя, признаюсь, твоя несдержанность немного удивила меня.

— Шутки Уэйда показались мне плоскими и оскорбительными. Его следовало проучить, а поскольку ты никак не реагировал на пошлости, которые он говорил, мне пришлось сделать это самой.

— Н-да, у тебя это хорошо получается. Я бы никому не советовал попасть на твой острый язычок, — заметил Дерек Затем они оба снова замолчали, и только тиканье каминных часов было слышно в комнате. Меган не могла оторвать от Дерека взгляда. Он поднял глаза и тихо проговорил:

— Подойди ко мне.

Меган бесшумно подошла к нему по мягкому ковру и безропотно дала усадить себя на колени Положив голову ему на плечо, она обняла его Так они просидели долгое время, не нарушая тишины.

— Дерек, — первой не выдержала Меган.

— Что, милая?

На мгновение отпустив ее руку, он потянулся за бокалом.

— Кто такая Дейдра?

— Сестра Уэйда, я же говорил.

— Понятно, — пробормотала она.

Наклонившись, Дерек отвел с ее лица упавший локон.

— Почему ты погрустнела, милая? Неужели вообразила, что у меня были какие-то отношения с мисс Хэмптон?

— А они были? — спросила Меган, не уверенная, что хочет услышать ответ — Боже милостивый! — вскричал Дерек. — Твоя прямота и непосредственность должны быть вознаграждены. — Он почувствовал, как Меган задержала дыхание от волнения. — Я не стану отрицать, что одно время все считали нас идеальной парой, но мне совершенно не хочется рассказывать тебе подробности этой истории потому, что вскоре лучше меня это сделают местные кумушки.

Дерек замолчал, и Меган, решив, что он больше не хочет ничего рассказывать, поинтересовалась:

— А теперь вас больше не считают идеальной парой?

— Нет.

— Почему?

— Детка, общество вряд ли одобрит продолжение отношений между Дейдрой и мной, поскольку я уже бесповоротно связан с тобой. — Он рассмеялся. — И кроме того, наш роман завершился очень давно. Если тебе это интересно, мне нравятся умные женщины, но я терпеть не могу, когда они начинают давать мне советы и суют свой нос в мои дела, — закончил Дерек уже раздраженно.

— Дейдра была настолько смела? — Она не могла поверить, что Дерек позволял такое какой-либо женщине.

Он кивнул.

— Она вообще вела себя слишком властно, и вскоре я понял, что мы совершенно не подходим друг другу. — Дерек лениво погладил Меган по плечам. — Есть еще вопросы? Может, тебе рассказать обо всех привычках Дейдры?

Меган поспешно замотала головой и попыталась, правда, безуспешно, вырваться из его объятий.

— Не вырывайся, сиди тихо, — шутливо приказал Дерек, — я просто дразнил тебя. Мне никогда бы не пришло в голову унижать тебя рассказами о моих прошлых похождениях. Это разрушило бы твою очаровательную наивность, которая так привлекает меня. — Он поцеловал ее дрогнувшие губы.

— Я давно уже не дурочка, — тихо сказала девушка.

— Нет, кое в чем ты еще очень простодушна, моя крошка, — прошептал Дерек, — ведь ты наверняка испугалась, что я снова возобновлю свой роман с Дейдрой и забуду о тебе?

Меган не стала отвечать на вопрос, но по выражению ее лица Дерек понял, что не далек от истины.

— Ты просто не знаешь себя, — засмеялся он, — ты вдвое женственнее, чем Дейдра Хэмптон, но еще совсем ребенок. Не стоит бояться, что я опять попаду в ее сети.

Посадив ее к себе на колено, Чандлер прильнул губами к ее рту, и его быстрые пальцы стали проворно расшнуровывать корсет, чтобы скорее ощутить нежность ее груди.

Первым инстинктивным движением Меган было оттолкнуть Дерека, но пылкость его поцелуев лишила ее воли. Да и к тому же она поняла, что теперь должна подчиняться ему, если хочет когда-нибудь стать его настоящей женой. Поэтому ей ничего не оставалось, как уступить Чандлеру, тем более что он все равно, по обыкновению, добился бы своего.

Спустя вечность Меган отстранилась от его пылающих губ и шаловливо шлепнула по руке, которая ласкала ее грудь.

— А что, если сюда сейчас войдет Софи? — Она попыталась зашнуровать корсет.

— Софи уже давно ушла в свою хижину. — Дерек пощекотал ее за ухом. — Увы, здесь нет никого, кто бы освободил прекрасную принцессу из рук сладострастного дракона. Сдавайся, моя любовь. У тебя нет другого выхода. — Он зарычал и погрузил лицо в открытый корсет, ловя губами затвердевшие соски.

Счастливо расхохотавшись, Меган обеими руками попыталась оттолкнуть его голову.

— Дерек! — Она постаралась говорить строго.

— Я слушаю, моя любовь.

Он схватил руки Меган и силой завел их ей за спину, после чего его губы продолжили свое путешествие по ее груди.

— А что, если Николае… — задыхаясь, начала Меган, — если он зайдет, чтобы погасить свечи? Что будет, когда он нас здесь застанет? Бедный старый слуга не сможет ночью заснуть.

Дерек пожирал глазами ее тело. Боже, как она прекрасна! Чандлер погладил волосы Меган, растрепавшиеся во время их борьбы, не в силах оторвать взгляда от ее чувственной красоты. Меган внимательно наблюдала за ним.

— Ты совершенно права, — очнулся Дерек, — старик был бы в шоке. — Затем встал, поднял Меган на руки и в три шага подошел к двери. — Очень жаль, но лучше подняться в спальню, чтобы нашим занятиям никто не смог помешать.

Несмотря на свою ношу, ему удалось распахнуть дверь.

Но не успел Дерек дойти до лестницы, как из тени коридора вышел Николае. Увидев своего хозяина и хозяйку в довольно пикантном виде, он пробормотал извинение и ретировался в гостиную, поспешно закрыв за собой дверь.

Вздрогнув, Меган спрятала лицо на груди у Дерека.

— Я умру от стыда, — прошептала она, в то время как он, перешагивая через ступеньки, бежал к спальне.

Закрыв за собой дверь, он опустил ее в кресло-качалку перед камином и стал раздеваться. Облачившись в зеленый халат, Дерек вернулся к Меган.

Взглянув на мрачное выражение ее лица, он мысленно выругался, поняв, что предстоит борьба.

— Неужели ты до сих пор не можешь прийти в себя после встречи с Николасом?

— Нет, — тихо прошептала она.

Вздохнув с облегчением, Дерек поднял ее с кресла и начал расстегивать крючки на платье.

— Если бы это платье не стоило так дорого, я бы не стал возиться с ним и сорвал его с тебя в два счета!

Когда же платье упало к ногам Меган, она, не глядя вниз, переступила через него.

— Дерек, Уэйд что-то говорил о Сэме Иверсоне.

— Да, говорил. Черт побери! Ты должна здорово ненавидеть меня, если собираешься обсуждать этот вопрос в такой момент. — Нагнувшись, он поднял платье и повесил его на спинку стула.

— Но ведь ты сам упоминал о нем в Новом Орлеане. Это прежний владелец Чандалары?

— Да.

Он попытался подвести ее к огромной кровати, но Меган и не собиралась туда.

В его голосе послышалось легкое раздражение.

— Ты прекрасно понимаешь, чем я намерен сейчас заняться. А ну-ка быстро в постель, — скомандовал он, — сегодняшней ночью я собрался на скачки. — И многозначительно рассмеялся.

— Не злись, я сказала это потому, что волнуюсь.

Мне показалось, что слова Уэйда звучали предостерегающе, когда он говорил об этом человеке. Еще Уэйд упоминал о каких-то слухах. Что он имел в виду?

Со стоном Дерек упал на кровать.

— Уэйд узнал от одного знакомого, что в наши края вернулся Иверсон, который грозился снова появиться в Чандаларе.

— Но ведь Чандалара теперь твоя. Чего же он хочет?

— Иверсон утверждает, что я обманул его при покупке Чандалары. Этот негодяй, без сомнения, пропил все денежки, вырученные от продажи Чандалары, и теперь хочет выудить у меня еще. Но со мной у него ничего не выйдет, потому что сделка была оформлена юридически и мой адвокат уже предупрежден.

— Ты об этом мне ничего не говорил, — с упреком заметила она.

— Замолчи, женщина! — прикрикнул Дерек, но, увидев в ее глазах подлинное беспокойство, смягчился:

— Ходят слухи, что он собирается убить меня, если я не верну ему поместье.

— О Дерек! — Меган опустилась перед ним на колени. — Обещай мне быть осторожным. — И умоляюще взяла его за руку.

— Не бойся, детка, гораздо более опасные люди, чем он, пытались причинить мне вред, и у них ничего не вышло. — Он поднял ее с колен. — Оставь свои страхи, моя красавица. Иди сюда. — И он нежно обнял ее.

— А где же ваш экипаж, сэр? — тихо спросила она.

— Что? — Этот вопрос застал Дерека врасплох.

— Ты же сказал, что собираешься сегодня на скачки, — повторила его слова Меган.

Ответом ей был оглушительный смех Дерека.

Наклонившись, он стал покрывать Меган долгими поцелуями.

Она уперлась своей маленькой ручкой ему в грудь.

— Так куда же, сэр, вы собирались отправиться со мной в столь поздний час? — настойчиво повторила она.

— По нехоженым тропам… в неведомые края… к непокоренным высотам… — не договорив, он прильнул губами к ее рту.

После того как Меган заснула, Дерек вытянулся на постели, заложив руки за голову. Было довольно поздно, но Чандлеру не спалось. Его лицо оставалось безмятежным, но в душе бушевала буря. Он лег так, чтобы удобнее было смотреть на Меган, как будто на ее умиротворенном лице можно было найти ответы на вопросы, терзавшие его.

Кто знает, что творится в душе этой девчонки?

Еще несколько дней назад она страстно клялась, что никогда добровольно не отдастся ему, и вот только что вопреки своим словам сделала это. Приподнявшись на локте, Дерек стал задумчиво играть светлыми локонами, рассыпавшимися по ее плечам. В призрачном свете луны лицо девушки было совсем юным. По спине Дерека пробежала дрожь.

Нет, она не отдалась ему полностью. Она пыталась сделать это, может быть, даже хотела, но ей наверняка мешало сознание того, что она, девушка знатного происхождения, живет с человеком, которого мало того, что не любит, но за которым даже не замужем. Но все же откуда такая внезапная перемена, эта притворная покорность? С трудом ему удалось подавить желание немедленно разбудить Меган и узнать, что все это значит.

Луна скрылась за облаками, и в комнате стало совсем темно.

Дерек многое бы отдал за то, чтобы узнать, какие мысли скрыты за этим ясным лбом. Неужели она мечтает, как и все, женить его на себе?

Внезапно Меган беспокойно пошевелилась. Еще не до конца проснувшись, она открыла глаза и увидела неясные очертания мужской фигуры. Страх охватил ее.

— Отец? Пожалуйста, не бей меня, — жалобно проговорила девушка.

Дерек сразу забыл обо всем, как только понял, что стал причиной ее ночного кошмара. Он обнял дрожащую Меган и начал тихо баюкать ее, чтобы успокоить.

— Это я, Дерек. Ты со мной. Твой отец в Англии и не может причинить тебе зла.

— Но… тебя что-то беспокоит? — сонным голосом пробормотала она.

Дерек отвел спутанные пряди волос с ее лица и заглянул в заспанные глаза. Все, о чем он только что думал, стало совсем не важно.

— Нет, ничего. — Дерек крепче прижал к себе ее дрожащее тело.

— Но…

— Тихо! — скомандовал он и прильнул поцелуем к ее губам, чтобы предотвратить дальнейшие вопросы.

Проснувшись утром, Меган поняла, что Дерек уже ушел. Вскочив с постели, она наспех умылась и надела самое скромное платье, затем спустилась в столовую и с огорчением увидела на столе только один прибор.

Звук шагов отвлек Меган от размышлений, и, подняв глаза, она увидела слугу, терпеливо ждавшего у кресла, чтобы усадить ее за стол.

Меган, как и подобает хозяйке, величественно проследовала к столу и приступила к завтраку.

— Мистер Дерек уже уехал?

Она спросила это как можно безразличнее, словно в том, что Дерек уехал, не поставив ее в известность о своих намерениях, нет ничего особенного.

— Да, мэм. Масса любит уезжать рано. Он есть своя завтрак и ехать в поле.

— Вот как, — пробормотала она, изящным движением расправив салфетку у себя на коленях.

После этого слуга поставил перед ней поднос с яствами.

— Он говорил, когда вернется? — Меган не удержалась от других расспросов.

— Нет, миз Меган.

— Спасибо, Николае, ты можешь идти. «Итак, миссис Чандлер, — сказала она себе, — может быть, сегодня тебе придется целый день пробыть одной».

Хотя, разумеется, она найдет чем занять себя в таком огромном доме.

Закончив завтракать, Меган уже поднялась из-за стола, когда в комнату вошла Софи. За ней по пятам шла молодая девушка, на вид не старше шестнадцати, так, во всяком случае, показалось Меган. У нее была гладкая кожа темно-шоколадного цвета. Волосы мелкими тугими кудряшками топорщились на голове, круглое личико сияло приветливой улыбкой.

— Доброе утро, миз Меган, — радушно поздоровалась экономка.

Меган весело ответила и подошла ближе, чтобы получше рассмотреть девушку.

— Кто это? — полюбопытствовала она.

— Это Эбби. Масса Дерек сказал, что она будет вашей горничной, если понравится вам, — объяснила Софи.

— Ты сказала — Эбби?

— Да, мэм.

— Так вот, Эбби. Как же я смогу решить, подойдешь ты мне или нет, если ты так старательно прячешься за спиной Софи? — чтобы как-то подбодрить оробевшую девушку, спросила Меган. — Иди сюда, девочка, и не нужно ничего бояться.

Эбби медленно, с опаской, вышла из-за спины Софи и присела в неловком реверансе.

— Ну, что? Не такая уж я страшная? — улыбнувшись, спросила Меган.

— О нет, мэм. — Эбби поспешно встала. — Нет, вы… вы очень красивая! Просто… я еще никогда не работала в таком большом доме.

— Я думаю, ты прекрасно справишься, а теперь иди помоги Софи. Я позову тебя, когда мне нужна будет твоя помощь.

— Спасибо, мэм. — Девушка вприпрыжку побежала к двери.

Выйдя из столовой, Меган поднялась по лестнице из красного дерева. Никогда, даже в мечтах, она не представляла себе, насколько богат Дерек и что Чандалара может быть так роскошно обставлена. По вещам в доме можно было легко догадаться, как много путешествовал хозяин. В гостиной на полу лежал великолепный персидский ковер, а в столовой висела дорогая венецианская люстра. Повсюду было много дорогих безделушек из разных стран.

Пройдя мимо спальни, Меган остановилась у соседней комнаты, медленно открыла дверь и вошла.

Эта маленькая комната, примыкавшая к большой господской спальне, была предназначена для нее. Обстановка здесь напоминала интерьер большой спальни, за исключением того, что там преобладала коричневая гамма цветов, а эта комната была отделана в светло-голубых тонах.

Ее привели в восхищение изящные фарфоровые статуэтки, украшавшие туалетный столик. Подойдя к нему, Меган села перед зеркалом, чтобы полюбоваться своим отражением.

С недавних пор она стала избегать смотреться в зеркало, боясь, что правду о ее положении на этой плантации можно легко прочесть на ее лице. Меган прикоснулась к губам слегка дрожащими пальцами.

Боже, какой усталой она выглядит! Куда подевалась беззаботная восемнадцатилетняя девушка?

— Вот так, — уныло проговорила она, отводя взгляд, — через месяц Дерек бросит меня.

— Ерунда, — внезапно раздалось сзади.

Обернувшись, Меган увидела Дерека, прислонившегося к косяку двери.

— Что так расстроило тебя? — Он быстро пересек комнату и стал рядом с ней.

— Я выгляжу такой старой, — горестно сказала девушка, — как ты только можешь смотреть на меня?

— Не такая уж это тяжелая обязанность, — рассмеялся Дерек, но, заметив ее огорченное лицо, поспешно добавил:

— Меган, ты молода и прекрасна, ты стала еще более красивой, чем в нашу первую встречу в доме твоего отца. Трудности, которые ты испытала за последнее время, только придали значительность твоей красоте. Ты стала взрослой, моя красавица, а это отмечает морщинами не лицо, а душу..

— Зеркало не может врать, — горько пробормотала Меган.

— Нет, но иногда мы смотрим на себя гораздо более критически, чем того заслуживаем. Поверь мне, дорогая, ты прекрасна. — Он нежно поцеловал ее в затылок. — Но что ты здесь делаешь?

— Конечно, любовнице хозяина не пристало прохлаждаться в своей комнате, — раздраженно отозвалась она, — или, может быть, мне не разрешается бродить по твоему дому?

— Но это и твой дом, Меган, — сказал он тихо, задетый за живое ее раздраженным тоном, — пожалуйста, давай постараемся хотя бы один день не ссориться. Неужели это так трудно? — Дерек почувствовал себя очень усталым.

— Прости меня. — Меган поняла, что действительно обидела его. — И не злись на меня, Дерек. — Она вздрогнула под его вопрошающим взглядом. — За последнее время я стала очень несдержанна на язык.

— По-моему, я уже к этому привык, — печально произнес Дерек, — а что касается моего дома, то я совершенно не собирался тебе что-нибудь запрещать. Здесь все в твоем полном распоряжении до тех пор, пока ты будешь помнить, в чьей постели просыпаешься. — Он наклонился и поцеловал ее вздрогнувшие губы.

— Я ничего не собираюсь забывать, — прошептала она.

— Меган, если бы я не знал тебя достаточно хорошо, то подумал бы, что ты кокетничаешь со мной. — Его глаза весело блеснули, когда он заметил румянец на ее щеках. Затем он поднял ее с кресла, нарушив очарование момента. — Соответствует ли комната твоим вкусам или мне нужно что-нибудь переделать? — спросил Дерек, чтобы поменять тему.

— О нет, нет, — поспешно ответила Меган, — она очень элегантна. Дело совсем не в этом…

— А в чем же?

— Я чувствую себя абсолютно бесполезной. Неужели мне здесь нечем заняться?

— Ну, если хочешь, ты всегда можешь помочь Софи по хозяйству или сообщить Летти рецепты каких-нибудь аристократических блюд, которые ты любишь, — шутливо предложил Чандлер.

— Софи достаточно хорошо ведет дом, а что касается помощи поварихе, то нужно молить Бога, чтобы тебе никогда не пришлось есть стряпни, приготовленной моими неумелыми руками, — честно предупредила она, — я совершенно не умею готовить.

— Это не имеет значения. — Притянув к себе Меган, он обнял ее. — Я привез тебя сюда вовсе не для того, чтобы ты занялась стряпней. Для этого у меня есть прекрасные повара и слуги. Я привез тебя сюда, чтобы…

— Я догадываюсь, почему я здесь. — Она быстро отстранилась от него, но Дерек схватил ее за руку, не давая отойти.

— Ты о себе сейчас не слишком высокого мнения, не так ли? Уверяю тебя, Меган, что, если бы ты интересовала меня только в постели, я бы оставил тебя в Новом Орлеане. Я взял тебя в Чандалару, потому что ты интересна мне и доказала, что можешь быть хорошим товарищем в дороге. — Он снова привлек Меган к себе и, глядя в изумленные глаза, поцеловал ее. — Конечно, твои более сильные чары сыграли главную роль в моем решении не расставаться с тобой. — Пощекотав ее подбородок, он отпустил девушку. — Между прочим, ты ошибаешься насчет управления этим домом. Софи — прекрасная хозяйка, и у нее многому можно поучиться.

Однако боюсь, что домовые книги находятся в ужасном состоянии, и, если уж тебе так хочется чем-то заняться, приведи их в порядок. — Дерек исчез в соседней комнате, однако через минуту заглянул в дверь. — Ты не возражаешь? — осведомился он.

Меган быстро кивнула.

— Хорошо, — на этот раз Дерек скрылся в спальне.

Думая, что он собирается вернуться опять, Меган быстро вбежала в комнату, однако остановилась, увидев, что он сидит около камина в одном из кресел.

— Ты собираешься остаться дома? — спросила она.

— Нет, мне нужно переделать много дел. Я только хотел узнать, не желаешь ли ты проехаться вместе со мной. Для тебя это будет отличная возможность осмотреть окрестности. Я проходил сегодня утром мимо конюшни. Меня удивляет, крошка, что ты ни разу не осведомилась о Чемпионе с тех пор, как мы приехали сюда, — укоризненно сказал Дерек.

Меган пожала плечами.

— Конечно, я не забыла о нем. Просто у меня масса других забот.

— Его каждый день прогуливают, но последний раз, когда я заходил в конюшню, он чуть было не достал меня копытом. — Затем, помолчав, добавил:

— Таким способом Чемпион требует привести к нему хозяйку.

— Ты просто невыносим, — проворчала Меган, — ты не пытался ездить на нем?

— Однажды я попробовал это сделать. Это было в тот день, когда я доставил его с корабля к модному магазину Иветт. Он не подпустил меня к себе, и я был вынужден вести его на поводу по улицам Нового Орлеана. Самый унизительный случай для такого наездника, как я. — В притворном унынии Дерек покачал головой.

— Чемпион очень разборчив. — Меган скрыла улыбку, представив себе картину, которую он только что описал.

— Хочешь поехать со мной? — спросил Дерек.

— О, конечно! Только мне нужно несколько минут, чтобы переодеться. — И она поспешила к гардеробу.

— Софи уже представила тебе Эбби? — спросил Дерек.

— Да.

— И как она тебе показалась? Подходит?

— Да, конечно. Ты очень любезен. Хотя, откровенно говоря, когда так долго обходишься без услуг горничной, то уже привыкаешь одеваться сама, — с улыбкой добавила Меган, — пожалуйста, не думай, что я не оценила твою заботу.

— Не сомневаюсь. Просто я опасался, что ты из-за своего упрямства отвергнешь эту девушку только потому, что это моя идея. И я рад, что она тебе сразу понравилась, ведь не пристало молодой леди одеваться самостоятельно. — Он подошел к двери. — Пойду позову Эбби, чтобы она помогла тебе, пока я буду седлать лошадей.

Встретимся внизу через пятнадцать минут. — И вышел, не оглядываясь.

Меган состроила недовольную гримасу.

— Но почему, черт возьми… — Она раздраженно опустилась в кресло перед туалетным столиком и стала ожесточенно расчесывать волосы. — Значит, единственное, о чем он беспокоится, это чтобы я вела себя так, как подобает его жене. Неужели этот глупец думает, что я собираюсь всему миру рассказать о той двусмысленной ситуации, в которой оказалась? — Она стукнула кулачком по столу, так что флакончики, стоящие на нем, подпрыгнули и задребезжали. — Определенно, это самый невыносимый человек, которого я видела!

Резкие движения щетки постепенно сменились мягкими и ритмичными, и ее глаза остановились на отражении в зеркале. Меган дотронулась пальцем до губ, на которых еще ощущала его поцелуй. «Он удивительно надоедлив!» — вздохнула она.

Глава 12

Проходили дни, и Меган подружилась со слугами и приобрела опыт управления в доме Дерека. Летти спрашивала у нее, что нужно готовить и какие продукты покупать. Меган всегда соглашалась с тем, что предлагала кухарка, потому что кухня и повара были превосходны. Как и обещал Дерек, он принес ей домовые книги.

Их действительно следовало привести в порядок, поскольку там царил полный хаос. Она приступила к этой работе вскоре после полуденного чая и приказала, чтобы ужин ей принесли прямо в контору Дерека.

Уже наступила ночь, а Меган все еще сидела за книгами. Когда же она откинулась на спинку кресла, то увидела Дерека, стоящего на пороге. Его глаза были устремлены на нее с каким-то, как показалось ей, зловещим выражением.

Быстро подавив зевок, Меган взялась за перо, погрузила его в чернильницу и написала несколько цифр на чистом листе бумаги. Но когда она снова подняла голову и взглянула на него, то увидела, что он смотрит на нее все с тем же выражением.

— Что случилось? — нервно воскликнула она. — Что я сделала такого, чтобы ты так смотрел на меня?

Уголки его губ искривились в усмешке, и он медленно проговорил:

— Не волнуйся — причина моего огорчения вовсе не ты. — Он вошел в комнату и закрыл за собой дверь. — Если говорить честно, я просто ругаю себя за то, что поручил эту работу тебе. — Подойдя к креслу, Дерек стал осторожно массировать ее уставшие плечи.

Она блаженно вздохнула и взглянула на него.

— Но я не понимаю… Я думала, что тебе нужна помощь в ведении домашнего хозяйства.

— Конечно, моя любовь. — Он расстегнул ее платье и положил руку на ее грудь. — Но для меня куда важнее другое. — Он резко повернул ее к себе и впился губами в ее рот. — Я скучал по тебе за ужином. Еда казалась мне совсем не такой вкусной, как в твоем присутствии.

Обвив руками шею Дерека, Меган невольно ответила на его порыв, и жар желания охватил ее.

Освободившись наконец из его объятий, она в изнеможении упала в кресло и случайно задела рукой бумаги, которые лежали на столе. Меган быстро опустилась на колени, чтобы поднять их, но Дерек, взяв ее за руку, заставил остановиться. Его голос стал хриплым от желания.

— Неужели дела не могут подождать до завтра?

— Они и так ждали слишком долго. — Собрав бумаги, она опять села в кресло. — Если ты сам не будешь соблюдать собственные интересы, то в один прекрасный день останешься нищим, — сказала она, укоризненно взглянув на него.

— Но мои дела обстоят совсем не так ужасно. — Дерек заглянул через ее плечо в бумаги, разбросанные по столу. — Каково твое мнение об этих книгах?

— Они в страшном беспорядке, вот мое мнение, — воскликнула Меган, — ты сам их вел или кто-то помогал тебе?

— Все мои дела ведет Уэйд, — напомнил он ей.

— Ты хотя бы раз удосужился их проверить или предпочитал всему верить на слово?

— Уэйд — мой друг. Он никогда не давал мне повода подозревать его в обмане и не правильном ведении записей. Впрочем, время от времени я проверяю книги, — высокомерно напомнил Дерек.

— И когда же в последний раз ты утруждал себя этой проверкой? — настаивала она.

Дерек задумчиво уставился в пол, после чего виновато пожал плечами.

— Я так и думала! — воскликнула она. — А между тем я нашла несколько записей, в которых указывается, что деньги потрачены на покупку товаров, в то время как самих товаров в приходе не числится. Вот, например, — она заставила его нагнуться к книге, — эта расписка говорит о покупке пары канделябров.

— Ну и цена у них, однако! — присвистнул Дерек, взглянув в расписку.

— А Софи утверждает, что она никогда их не видела. И с подобными случаями я столкнулась еще несколько раз. — Положив перо, Меган посмотрела на Дерека.

— Н-да. — Дерек в раздумье потер подбородок. — Я поговорю с Уэйдом. Уверен, что он сможет все объяснить.

Меган опять склонилась над бумагами, как будто снова собиралась заняться делами. Но у Дерека были совсем другие планы.

Наклонившись над столом, он погасил свет и легко поднял ее из кресла.

— Меган, я крайне тронут тем, что ты приняла мои дела так близко к сердцу. Но я настаиваю, чтобы ты сократила свои занятия и ограничилась только дневными часами, потому что после захода солнца у тебя появляются совсем другие обязанности.

— Слушаюсь, мой господин, — вздохнув, она взяла его за руку, и они вместе вышли из конторы, направляясь к дому.

На следующее утро Меган снова приступила к распутыванию записей в конторских книгах. Незадолго до полудня к ней поспешно вошла Софи.

— О Господи, миз Меган! Вы все еще сидите за этими книгами!

— Увы, именно так, Софи. — Потянувшись в кресле, Меган улыбнулась служанке. — Не будешь ли ты так добра открыть окно? Здесь ужасно душно.

— Вам нужно отдохнуть и выпить прохладительного.

— Спасибо, Софи. Но я решила не уходить отсюда, пока не разберусь во всем.

— Но, миз Меган, в нашем хозяйстве все в порядке. Так что несколько часов ничего не изменят. — Она подошла к креслу, на котором сидела Меган. — Вам обязательно надо выйти из комнаты и подышать свежим воздухом.

— Представляю, что бы сказал твой хозяин, если бы он тебя сейчас услышал? — строгим голосом произнесла Меган, но ее улыбающиеся глаза опровергали смысл этих слов.

— Масса Дерек согласился бы со мной, — твердо ответила Софи.

Встав, Меган покорно вышла за служанкой на свежий воздух. Софи же поспешила принести хозяйке обещанное холодное питье.

Откинувшись в кресле, стоящем на веранде, благодарная Софи за то, что та вытащила ее из жаркой конторы, Меган задремала, но тут же проснулась, когда Софи вернулась с питьем. Она с наслаждением потягивала освежающий напиток, как вдруг заметила, что во двор вошел молодой человек, которого она никогда раньше не видела. Он уже поднялся по ступенькам веранды, когда заметил Меган.

— Могу я чем-нибудь помочь вам? — осведомилась она.

— У меня есть письмо к капитану Чандлеру. — Молодой человек помахал конвертом. — Оно пришло сегодня. Отец говорит, что оно очень важное.

Поэтому он велел мне доставить его лично капитану Чандлеру. — Юноша просиял оттого, что так толково объяснил порученное ему дело.

— Я миссис Чандлер, — выпрямилась Меган, — моего мужа сейчас нет дома, но вы можете отдать мне письмо. Я передам его мужу.

— Не знаю… — На лице юноши выразилась нерешительность. — Отец сказал, что капитан будет рад, когда узнает, что я так аккуратно слежу за его почтой и все такое.

— Билли Джо Уилкс! — прогремел голос Софи с крыльца. — Прекрати сейчас же выпрашивать чаевые за работу, которую ты обязан делать и так!

— Я ничего не выпрашиваю, — запротестовал юноша и неуверенно протянул Меган письмо.

— Теперь тебе лучше сесть на свою лошадь и поскорее убраться отсюда, пока я не ударила тебя чем-нибудь поперек спины. — Софи угрожающе двинулась к молодому человеку, держа в руках веник, которым она подметала парадную лестницу. Бедный юноша почти слетел с крыльца и поспешно кинулся к своей лошади.

Едва сдерживая смех, Меган смотрела, как он галопом скакал к воротам, испуганно оборачиваясь на Софи.

— Софи, зачем так пугать мальчишку? Разве это было необходимо? — укоризненно спросила она.

— Прошу прощения, миз, масса Дерек платит этому Уилксу достаточно много, и он доставляет почту на плантацию. Конечно, если вы хотите дать ему что-нибудь за работу, это ваше дело, но это все равно не правильно, что мальчишка попрошайничает. — Софи была непреклонна.

— Думаю, ты права, — согласилась Меган, — но я совсем не хотела злить тебя, Софи. Спасибо, что преподала мне хороший урок.

— Я уже слишком стара и сварлива, могу и поворчать немного. — Софи широко улыбнулась. — А вот что я вам скажу: вы очень хорошо распоряжаетесь в этом доме.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась Меган.

— А что до этого письма, которое я догадываюсь от кого, то вы лучше сходите в конюшню, масса Дерек, должно быть, там. — И, не обращая внимания на удивленный взгляд Меган, она принялась подметать безукоризненно чистую веранду. — Масса Дерек любит ухаживать за лошадьми, — продолжая подметать, Софи словно бы разговаривала сама с собой, — а то он давно уже был бы здесь и отколотил этого молодого невежу.

Затем Софи исчезла внутри дома, оставив Меган с письмом в руках на веранде. Имя Дерека было выведено на конверте крупными буквами, и ей мучительно захотелось узнать, что там написано. Однако, медленно сойдя со ступенек веранды, Меган направилась к конюшне.

Дверь была открыта, и когда Меган подошла к ней, то услышала низкий голос Дерека. Она настороженно прислушалась и поняла, что он разговаривает с лошадью.

— Да ты просто счастливчик, Троянец, потому что тебе не приходится иметь дело с этой женщиной. — Дерек потрепал жеребца по гриве, и в ответ раздалось тихое благодарное ржание. — Ты правильно поступил при встрече с ней — сразу поставил ее на место. Я не был так умен, как ты. Но Хэнк сообщил мне не очень-то приятные новости. — Он нежно похлопал лошадь по холке. — Он сказал, что Меган спускалась сюда сегодня утром и угощала сахаром тебя и Чемпиона и, оказывается, ты ел из ее рук. — Он глубоко вздохнул, а лошадь замотала головой, словно отрицала обвинение. — Но ты не расстраивайся, парень, в этом нет ничего страшного. — Дерек опять погладил лошадь по гриве и отошел к перилам, где стояло ведро с овсом.

Нагнувшись, он зачерпнул горсть корма и протянул его лошади.

— Из-за этой противной девчонки я страдаю, как влюбленный деревенский парень, Если бы она не была дочерью Томаса Бэнбриджа, что для меня служит непреодолимым препятствием, то я уверен, что променял бы свое независимое и приятное положение холостяка на блаженные узы супружества. — Похоже, Дерек сам смутился оттого, что высказал вслух подобную мысль, но затем он и вовсе растерялся, услышав Меган, звавшую его.

— Дерек, ты здесь? — Она просунула голову внутрь.

— Да, Меган. — Выйдя из стойла Троянца, он подошел к ней. Интересно, слышала ли она его слова?

— Молодой человек привез это несколько минут назад. — И Меган протянула ему письмо.

— Молодой Уилкс? — Взяв письмо, . Дерек взглянул на почерк на конверте.

Она кивнула.

— Он, наверное, выкидывал свои обычные номера?

— Да. Он хотел выклянчить вознаграждение за свою работу, — сказала она, — но Софи положила конец его надеждам.

— Хотелось бы мне услышать, что она ему сказала, — усмехнулся Дерек.

Меган подождала, пока Дерек распечатал конверт, но прочесть письмо он при этом не спешил. Его внимательные глаза изучающе взглянули на нее, и Меган почувствовала себя неловко под этим пристальным вопрошающим взглядом.

— Я подумала, что тебе захочется прочесть это письмо как можно скорее. Может быть, там что-нибудь важное. — Смущенно улыбаясь, она подошла к стойлу и потрепала Троянца по гриве. В ответ лошадь наклонила голову и ткнулась носом в шею Меган;

Меган с улыбкой почесала ее за ухом.

— Если бы я не видел этого собственными глазами, я бы никогда в это не поверил, — воскликнул Дерек, — даже со мной Троянец редко бывает так ласков. Кто бы мог подозревать, что слабая девушка несколькими кусками сахара сможет укротить такое огромное животное?

— Оказалось, что его приручить гораздо проще, чем кое-кого другого, — лукаво улыбнувшись, ответила она, — мужчины часто гораздо более упрямы и неуступчивы, чем животные, которых почему-то считают глупыми.

— Меган. — Дерек сделал к ней шаг и протянул руку, чтобы обнять ее.

— Ты не собираешься прочесть письмо? — резко проговорила Меган. — Софи считает, что в нем что-то очень важное.

— Оно может подождать. — Он властно притянул ее к себе. — Я ведь много раз объяснял тебе свое мнение относительно наших взаимоотношений.

Неужели нужно говорить об этом еще раз? — Он устало вздохнул.

— Нет, не стоит этого делать, особенно когда ты глух к моим просьбам, — упрямо сказала она.

— Я ничего тебе не обещал, — напомнил Дерек, — пожалуйста, не воображай, что сможешь добиться от меня формального предложения, а если ты добиваешься именно этого, то должен тебя предупредить, что тебе придется долго ждать.

— Мне ничего не нужно. — Ее глаза гневно блеснули. — Я жду только одного — дня, когда смогу уехать от тебя! — И она решительно повернулась к нему спиной. — Умоляю, оставь меня в покое.

Займись своим письмом.

Со вздохом Дерек вынул листок из конверта. Его темные глаза быстро пробежали письмо, написанное четким почерком, и хмурое выражение его лица тут же сменилось торжествующей улыбкой. С радостным криком он схватил Меган за талию, повернул к себе и впился в ее губы долгим поцелуем, так что она даже задохнулась.

— Судя по всему, ты получил хорошие новости. — Меган подняла руки, чтобы поправить растрепавшуюся прическу.

— Еще какие! — проговорил он, радостно улыбаясь.

— Ах, вот как, — пробормотала Меган.

Ей страшно хотелось узнать, что же написано в этом письме, но она решила, что скорее умрет, чем спросит у него об этом.

— Однако уже время обеда. — Она направилась к двери. — Я думаю, что мне следует вернуться в дом.

— Как? Разве ты не собираешься засыпать меня вопросами? — поддразнил ее Дерек.

— Нет, — мрачно ответила она и поспешила выйти на яркое июньское солнце из полумрака конюшни.

— Но я уже как-то привык к твоим надоедливым вопросам. Я просто-таки спать не буду, если не услышу от тебя ничего новенького. — Он схватил ее за руку. — Ну-ка спроси меня о чем-нибудь! Ведь у тебя в голове наверняка миллион вопросов. — Его глаза влажно блестели.

— Извини, но я понятия не имею, о чем ты говоришь! — состроив гримасу, проговорила Меган, — если ты хочешь поведать мне о том, что в письме, тогда говори и точка. Если же нет, то шути над кем-нибудь другим, потому что я устала от всех твоих глупых затей.

— Ну что ж, ты вздохнешь свободно, когда через несколько дней я отсюда уеду. — Выйдя из дверей конюшни, он широкими шагами пошел к дому.

— Что? Что ты хочешь этим сказать? Куда ты уезжаешь? — всполошилась она и побежала следом за ним. Мельком взглянув на него, она заметила торжествующую улыбку и поняла, что попалась в ловушку, которую он ей расставил. — Забудь мои последние слова, — поспешно проговорила она и быстро пробежала мимо него по ступенькам лестницы.

— Меган, прекрати притворяться, теперь тебе это уже не поможет. — Дерек догнал ее, и глаза его озорно блеснули. — Ты не сможешь перебороть своего любопытства, моя прелесть, сдавайся, я загнал тебя в угол. — Он открыл перед ней входную дверь. — Честно говоря, мне просто очень хочется думать, что твои постоянные вопросы говорят об интересе к моей скромной персоне. — Он взял ее за подбородок. — Неужели ты не простишь мне эти невинные шутки?

Меган взглянула в его темные смеющиеся глаза и мысленно призналась себе, что готова простить ему все на свете. Но говорить этого она не стала, а просто молча кивнула.

— Ну вот и прекрасно. — Он предложил ей руку. — Ты не возражаешь против обеда?

— Охотно, мой друг. — И Меган проследовала к столу.

Усадив ее, Дерек прошел на свое место во главе стола и уже приготовился сесть, как в комнату вошел Николас.

Дерек тут же оживился и обратился к слуге:

— Пожалуйста, предупреди Летти, что миссис Чандлер и я будем обедать сегодня не дома.

— Слушаюсь, масса Дерек, — почтительно ответил Николас.

— И скажи Хэнку, чтобы он подал коляску к половине шестого, — продолжал Дерек, — да, и еще скажи Роберту, что сегодня вечером его услуги нам не понадобятся. Я сам буду править коляской.

— Хорошо, масса, я пойду распоряжусь прямо сейчас. — И Николас поспешно вышел из комнаты.

— В письме содержится приглашение на обед? — удивилась Меган.

— Нет. Сегодня я заехал к Тайлеру. Я не видел Джейсона и Миранду с моего возвращения из Англии. — Дерек принялся резать толстый кусок говядины, лежавший у него на тарелке.

— И как они? — вежливо осведомилась Меган.

— Прекрасно. Они только что вернулись из Батон-Руж и еще не слышали о моей свадьбе. И поэтому Миранда настояла на том, чтобы мы приехали сегодня к ним обедать. Дело в том, что им не терпится на тебя посмотреть, — Он отложил вилку и внимательно взглянул на Меган. — Я понимаю, для тебя это слишком неожиданно, и, если хочешь, мы отложим этот визит. Я могу послать к Тайлерам слугу и сказать, что мы не приедем.

— В этом нет необходимости. Они твои друзья, и я постараюсь потерпеть сегодня вечером.

— Спасибо. — Он церемонно поднес к губам ее руку. — Джейсон не только преданный друг, он еще и самый влиятельный член местного общества. Поговаривают, что он будет нашим губернатором.

— Это та самая пара, в доме которой я должна была служить гувернанткой?

— Да.

— Мне неприятно вспоминать об этом случае. Я каждый раз думаю, как быстро я согласилась на твой дьявольский план. Если бы я хоть немного тогда подумала, то сразу поняла бы, что ты меня обманываешь.

— Если бы ты это поняла, — прошептал он, наклонившись к ней, — то я бы проводил свои ночи один в холодной постели.

— Я что-то сомневаюсь в том, чтобы твоя постель долго пустовала, — саркастически сказала Меган.

Дерек неопределенно пожал плечами.

— Если бы я был на твоем месте, то не слишком сопротивлялся бы визиту к Тайлерам. Они очень простые и радушные люди. Мы с Джейсоном отправимся в библиотеку обсуждать местные дела, а ты поведаешь Миранде о том, как счастлива оттого, что стала моей женой.

— Ах ты, негодяй, — замахнулась на него Меган.

Закончив есть, Дерек извинился и вышел из комнаты, унеся с собой загадочное письмо. Позже, когда Меган поднялась к себе наверх переодеться к вечернему визиту, она нашла Дерека, блаженно лежащего в ванне с горячей водой и курящего сигару.

Меган тихо зашла в комнату, осторожно закрыв за собой дверь, но почувствовала внезапный приступ тошноты от крепкого сигарного дыма.

— Что с тобой, Меган? — крикнул Дерек, увидев ее побледневшее лицо.

— Ничего, — слабо пробормотала она.

— Ты не выносишь дым?

— Получается, да. Я вернусь, когда ты примешь ванну. — Она повернулась к двери.

— Ерунда. — Он загасил сигару.

— Спасибо. — Подойдя к открытому окну, Меган глубоко вдохнула прохладный воздух.

— Хорошо, что ты пришла. Я уже собирался посылать за тобой. — Он внимательно оглядел ее, а затем потянулся к столу, на котором лежал конверт. — Я хочу, чтобы ты прочла это.

Меган покраснела. Взяв письмо из его рук, она села на кровать. Несколько секунд она неуверенно смотрела на конверт.

— Смелее, — сказал он.

Осторожно вынув листок, Меган быстро пробежала глазами содержание письма.

— Эндрю Джексон, — пробормотала она, — мне кажется, я слышала это имя раньше. Ах да, о нем говорил отец, правда, он не особенно хорошо о нем отзывался. — Она положила письмо на стол. — Он твой друг?

— Да. А твой отец, вероятно, говорил о нем в связи с участием войск Нового Орлеана в войне против Англии.

— Да, верно, — сказала она, — он был в ярости, что какие-то янки так хорошо сражаются против англичан. — Подойдя к гардеробу, она стала перебирать платья.

— Неужели этого не может сделать Эбби? — выразительно глядя на нее, спросил Дерек.

— Конечно, может. Ты хочешь, чтобы я ее позвала сейчас? — спросила она, смерив взглядом его обнаженное тело.

— Нет. — В его голосе послышалось раздражение. — Но ты можешь подождать, пока я закончу, и потом позвать ее. Не забывай, что у тебя есть горничная.

— Да, — сказала она, тоскливо озираясь вокруг и не зная, чем занять свои руки. — Может быть, тебе потереть спину? — робко предложила она.

— Это будет превосходно. — Он наклонился вперед, а Меган, став на колени, принялась энергично тереть его спину мочалкой.

— В письме мистер Джексон приглашает тебя в Хижину Отшельника, — вспомнила она, — где находится эта Хижина?

— Хижина Отшельника — название плантации Эндрю, — объяснил он, — она расположена около Нэшвилла, штат Теннесси, и находится, моя радость, — он провел мокрым пальцем по ее подбородку, разглядывая, как капелька воды скатывается по гладкой шее на атласную грудь, — очень далеко отсюда.

— Ты собираешься туда ехать? — спросила она.

— Да.

— Тебя долго не будет?

— Это зависит от того, сколько денег я выиграю. — Он заметил ее помрачневшее лицо и рассмеялся. — Это совсем не то, что ты думаешь. Эндрю держит конюшню породистых лошадей, потому что не может жить без скачек, — объяснил он, — и самое удивительное, ему часто везет.

— И это вселяет в тебя уверенность, что ты тоже обязательно выиграешь.

— Ах маленькая колдунья! — Он с восхищением взглянул на нее. — Ты все про меня знаешь, хотя мы были вместе всего несколько коротких недель. Я уже давно не был у Джексонов, и Эндрю, наверное, думает, что за это время я заработал огромный капитал.

Он еще не видел моего Троянца, — добавил он.

— Ты хочешь отправиться верхом на нем? — Меган смыла мыльную пену с его спины и вытерла руки полотенцем.

— Да, скорее всего. — Он встал и накинул халат. — Но я уже давно присмотрел еще одну лошадку. — Он искоса взглянул на нее.

— А я ее видела? — заинтересовалась Меган.

— Да. — Он лукаво улыбнулся. — Меган, я уже достаточно шутил над тобой сегодня. Лошадка, о которой я говорю, — твой Чемпион. Я восхищался им с той минуты, когда впервые увидел его в Лондоне, когда ты так грациозно ехала на нем.

— Ты хочешь взять с собой Чемпиона, чтобы попытаться на нем сразиться с лошадьми мистера Джексона? — тихо спросила Меган.

— Только при условии, что ты согласишься, моя девочка. — Он потерся щекой о ее щеку и прошел к стулу, на котором лежала стопка чистой одежды. — Я не возьму его, если ты не разрешишь мне этого сделать.

— Дерек, но он никогда раньше не участвовал в скачках, об этом тоже надо подумать. Для того чтобы лошадь победила, ее надо долго тренировать.

— Конечно. Нужно будет найти хорошего жокея.

— Здесь?

— Нет, я думаю, лучше будет это сделать в Нэшвилле, — сказал он, — но не бойся, моя прелесть, ты сама будешь решать, подходит ли жокей для почетной миссии — тренировать твоего бегемота.

Меган пристально смотрела на Дерека целую минуту, обдумывая его слова. А затем внезапно бросилась ему на шею и покрыла его лицо легкими, как крылья бабочки, поцелуями.

— Меган! — расхохотался он. — В чем причина столь бурного восторга?

— Значит, я поеду вместе с тобой?

— Конечно. — Он притянул ее к себе. — Правда, дорога будет утомительной.

Меган улыбнулась ему и потерлась щекой о его широкую грудь. Запах чистого белья смешивался с запахом мужского одеколона, и она крепче прижалась к нему, ощущая тепло сильного мускулистого тела.

— Меган, с твоей стороны нечестно так соблазнять меня, когда ты прекрасно знаешь, что у меня нет времени на нежности. До того как мы поедем в Теннесси, мне нужно успеть переделать еще много дел. — Он нежно отстранил ее от себя. — Но не беспокойся, — и он многозначительно улыбнулся, — я исправлю этот недосмотр, когда мы вечером вернемся из гостей.

Дерек решительно пошел к двери, но на пороге обернулся:

— Я пришлю Эбби помочь тебе, а заодно ты можешь начать собирать вещи, которые понадобятся к понедельнику.

— К понедельнику! — Меган растерянно остановилась. — Но я не смогу успеть все приготовить так быстро! — закричала она.

Но дверь уже захлопнулась, и Меган озабоченно подошла к окну, в глубине души зная, что, когда наступит понедельник, у нее уже все будет готово к отправке в путешествие.

Глава 13

По приказанию Дерека Хэнк подал коляску к крыльцу ровно в половине седьмого. В это время Меган сидела перед зеркалом в спальне и накладывала румяна на бледные щеки. Наконец она мрачно осмотрела свое лицо и решила, что ей больше времени нужно проводить на свежем воздухе, чтобы на щеки вернулся ее естественный румянец. Поднявшись, она взяла тонкую шелковую юбку розовато-лилового цвета и стала надевать ее, как вдруг раздался странный звук.

В недоумении Меган подошла к окну, откинула занавеску и мгновенно отпрянула, едва успев увернуться от влетевшего камешка. Внизу стоял Дерек. В одной руке у него были часы-луковица, на которые он недовольно посматривал, а другой он методически подбрасывал еще один камешек. Когда Меган снова появилась в окне, он бросил камешек на землю, упер руки в бока и уставился на нее.

— Колесница готова, мадам. — Он церемонно кивнул, указывая на коляску, и галантно поклонился.

— Вот как, Дерек, — укоризненно проговорила она, — неужели это единственный способ пригласить леди в твой экипаж? — Ей хотелось, чтобы ее голос звучал недовольно, но на самом деле она с радостью предвкушала эту поездку.

— Возможно, что нет. — Он пожал плечами. — Но это мой собственный способ, который всегда дает результаты. И еще, моя крошка, — он демонстративно посмотрел на часы, — если тебя не будет около меня через тридцать секунд, я буду вынужден уехать один.

— Ты не посмеешь! — вскрикнула она, хотя была совершенно уверена, что он посмеет сделать все, что захочет.

В ответ Дерек скрестил руки на груди и начал качаться с носка на пятку, считая при этом:

— Двадцать пять секунд, двадцать четыре…

— Ах ты… — Она задохнулась от негодования и, отбежав от окна, поспешно оглядела комнату в поисках своей шали. И, наконец найдя ее, стремглав выскочила из комнаты. Прыгая через две ступеньки, Меган сбежала вниз по лестнице, промчалась через прихожую и, задыхаясь, выскочила на порог.

— Рекордный забег, моя дорогая. Неужели ты так быстро появилась здесь только потому, что не хочешь проводить вечер вдали от своего дорогого муженька? — Он весело расхохотался, а она в это время перевела дыхание. — Может быть, нам с тобой тоже стоит устроить забег, как лошадям? — поддразнил он ее.

— Надеюсь, что этого никогда не случится, — пробормотала она, — ведь, если у меня будет возможность спастись бегством, то я с удовольствием ею воспользуюсь. — И неохотно опершись на предложенную им руку, она села в коляску.

Не обращая внимания на его смех, Меган удобно устраивалась на сиденье, в то время как Дерек хлестал лошадей, поворачивая их в ворота усадьбы. Он управлял лошадьми с большим искусством, но расстроенная Меган не замечала этого. Она уже привыкла к тому, что нет такого дела, с которым Дерек не смог бы справиться.

Дорога к поместью Тайлеров была очень живописной. Меган раньше, и не представляла, что природа здесь может быть такой красивой.

Дом в который их пригласили, оказался величественным зданием, очень похожим на то, что находилось в Чандаларе, но только еще больше.

— Как тебе нравится этот дом? — осведомился Дерек.

— Очень мило, — пробормотала Меган, — но Чандалара мне нравится больше.

— Я польщен, но, пожалуйста, детка, воздержись говорить это Миранде. — Он натянул поводья, и лошади остановились около дома. — Она всегда с большой гордостью показывает гостям Ивовую Рощу.

— Дерек, — в голосе Меган звучало раздражение, — я немного знаю, как вести себя, когда прихожу в гости к незнакомым людям.

— Я просто предупредил тебя. — Он помог ей выйти из коляски и повел к дому.

На пороге их встретил дворецкий и провел в отделанную бархатом гостиную, где гостей уже ожидали хозяева.

— Так вот она какая, эта молодая леди, которая наконец стреножила нашего молодого жеребца, — громогласно проговорил владелец поместья. — Разрешите мне первому принести вам свои искренние поздравления. — Он склонился перед ней в подчеркнуто торжественном поклоне.

— Благодарю вас, — несколько принужденно улыбнулась Меган.

На вид хозяину было около пятидесяти. Он был того же роста, что и Дерек. Хотя годы и провели морщины на его загорелом лице, Меган решила, что он все еще очень хорош собой. У него была обаятельная улыбка, и держался он столь же уверенно, как и Дерек. Он показался ей радушным хозяином, но ей почему-то стало неуютно, когда он близко подошел к ней.

Для того чтобы избавиться от этого неприятного чувства, Меган обратила свое внимание на миссис Тайлер. Это была маленькая, худенькая женщина примерно такого же возраста, что и ее муж.

Смущение, испытываемое Меган, исчезло, как только она увидела приветливую, благожелательную улыбку хозяйки. Меган она показалась очень доброй и открытой, и она сразу же почувствовала себя легко в обществе этой пожилой женщины.

— Так вот какая вы, Меган! — приветливо сказал Джейсон. Она улыбнулась. — Весь день мы с Мирандой спорили, как может выглядеть девушка, которая наконец заставила Дерека остепениться. По правде сказать, у него были возможности сделать это и раньше, Дерек весьма привлекателен для дам. — Он пододвинулся ближе к Меган:

— Вы откроете нам свой секрет, не так ли?

— Джейсон, — с легким упреком произнесла Миранда, — ты смущаешь ребенка! — Она неодобрительно покачала головой.

— Ерунда! Всем известно, что каждая невеста в Тайлервилле пыталась заарканить Дерека.

— Ваш муж совершенно прав, миссис Тайлер.

Дерек уже успел просветить меня по поводу своего бурного прошлого. — Она озорно сверкнула глазами на Дерека.

— Да это я просто устроил ей проверку, — поспешно сказал Дерек, — теперь Меган знает, что если она не будет вести себя должным образом, то я сразу же смогу найти ей замену. — Он обвил рукой талию Меган и нежно привлек ее к себе.

— Ты будешь трижды дураком, если позволишь себе что-нибудь подобное. — Джейсон взял Меган за руку. — Тебе досталась прелестная жена, которой можно действительно гордиться. — Он поцеловал руку Меган.

Меган заметила, как он смутился, увидев обручальное кольцо на ее пальце.

Однако через секунду он как ни в чем не бывало взял Меган под руку и громко спросил жену:

— Не пора ли нам обедать?

— Да, конечно, — Миранда грациозно оперлась на руку, которую ей подал Дерек, — Корал что-то варила и жарила с самого утра.

Столовая была так же изысканно обставлена, как и гостиная, а блюда, которые им подавали, были поистине восхитительны. От запаха говядины и куропаток текли слюнки. Картошка же, приготовленная в особом соусе, подавалась с сочным рагу из овощей, а хлеб был прямо из духовки.

К досаде Меган, разговор все время вертелся вокруг нее и Дерека. Затем Тайлеры стали подробно расспрашивать, как они познакомились, но, к счастью, Дерек взял на себя ответы на вопросы.

— Ты только вообрази, Джейсон, — внезапная влюбленность, потом свадьба, а после этого — медовый месяц в бурных волнах океана. Представь себе все эти дни, полные романтики. — Миранда вздохнула. — Как это прекрасно!

И тут Дерек заметил, как бледные щеки Меган залил пунцовый румянец. Не раздумывая, он быстро поднялся со своего места и подошел к ней.

— Конечно, прекрасно. — Глядя в глаза Меган, он принялся говорить так, словно они были в комнате одни. — Мы обязательно повторим это путешествие в десятую годовщину нашей свадьбы.

Меган смущенно кивнула в ответ.

Подали десерт, и вскоре после него Миранда предложила Меган пройти вместе с ней в гостиную, чтобы выпить кофе и поболтать.

— Я расскажу вам о ваших соседях, а мужчин мы оставим наедине, тем более что им наверняка есть о чем поговорить. Господа, Меган и я готовы предоставить вам уйму времени, для того чтобы вы обсудили все политические темы и вдосталь накурились вонючих сигар, а потом мы вернемся обратно. Хорошо?

— Конечно, Миранда, — ответил Дерек за них обоих. Когда Меган выходила из комнаты, он ободряюще подмигнул ей.

— Должна сказать вам, Меган, что разговор с вами доставил мне истинное наслаждение, — сказала Миранда, после того как они около часа приятно болтали в уютной гостиной.

Затем она посмотрела на каминные часы.

— Мне нужно спуститься на минуту к нашим мужчинам, чтобы посмотреть, что они делают. Извините меня, дорогая.

Она вышла, и Меган внезапно почувствовала себя очень одиноко в огромной комнате. Она встала и, переходя от предмета к предмету, принялась осматривать богатую обстановку.

Среди огромного числа красивых вещей она увидела фарфоровую статуэтку, скорее всего восточного происхождения. Меган дотронулась до нее, подумав, что, может быть, это Дерек привез ее в подарок хозяевам из одного из своих путешествий. В это время в комнату вошел Джейсон.

— Эта статуэтка — подарок вашего мужа, — сказал он, подходя к ней, — если мне не изменяет память, он привез ее два года назад из своего путешествия на Восток.

— Она очень красива, — Меган посмотрела на дверь, надеясь, что войдет Дерек, но, к ее огорчению, этого не случилось.

Проследив за направлением ее взгляда, Джейсон быстро проговорил:

— Дерек и Миранда пошли в конюшню. Дело в том, что Дерек отдал Миранде одного из своих жеребят, и теперь она захотела показать ему, как он вырос.

— Вот как. — Меган улыбнулась, чувствуя, что ее неловкость все возрастает в присутствии Джейсона.

— А пока я хочу показать вам наш сад. — Он протянул ей руку, и Меган ничего не оставалось, как опереться на нее.

— Я думаю, там очень красиво в это время года. — Меган постаралась скрыть волнение за светской беседой.

Джейсон же даже если и заметил ее состояние, то не показал виду.

— Миранда очень гордится своим садом. Знаете, Меган, ведь мы женаты уже двадцать пять лет. Миранда мне очень дорога. — Взглянув на него, Меган поняла, что Джейсон Тайлер боготворит свою жену. — Надеюсь, что вы и Дерек испытаете столько же счастья в жизни, сколько испытали мы за эти двадцать пять лет.

— Спасибо, мистер Тайлер. — Она отвернулась от его внимательных глаз, якобы рассматривая сад. — Миранда имеет все основания гордиться своим садом.

Он просто великолепен.

— Моя жена будет обрадована тем, что он вам понравился.

И вновь воцарилось мучительное для Меган молчание. Неужели ей это только кажется или он тоже чувствует себя не в своей тарелке в ее присутствии?

Она скосила глаза, чтобы получше рассмотреть его профиль, и тут с испугом заметила, что он пристально смотрит на нее.

— Вы неловко себя чувствуете, Меган. Может быть, ночной воздух слишком прохладен для вас? — предположил он.

— Нет, — ответила она, — я не такая уж неженка. Просто… — Она смущенно замолчала. — Могу я быть с вами откровенной?

— Да, конечно.

— Некоторое время назад, когда вы увидели мое обручальное кольцо… — Она начала нервно крутить кольцо на пальце.

— И что же? — Он удивленно поднял бровь.

— Мне показалось, — неуверенно продолжала она, — что на мгновение вы были ошеломлены, как будто… как будто вы узнали это кольцо. Оно выглядит достаточно необычно, и вряд ли можно найти второе такое украшение.

— Вы очень наблюдательны, молодая леди. — Он подвел ее к скамейке в глубине сада и заставил сесть рядом с собой. — Позвольте мне рассказать вам кое-что…

— Конечно.

— Дело в том, что я родился не в Америке. Как и Дерек, я приехал в эту страну из Англии, но гораздо раньше, чем он, — около тридцати лет назад. В Англии я увлекся одной очень милой девушкой и хотел на ней жениться. — Замолчав, он достал сигару из кармана. — Не возражаете, если я закурю? — вежливо спросил он.

— Да, конечно.

Закурив сигару, он продолжил свое повествование:

— У меня был друг в Лондоне, Он был ювелиром и обещал, что сделает к моей свадьбе обручальное кольцо, такое красивое, какого ни у кого еще не было. — Тайлер повернулся к Меган. — Увидев это кольцо на вашей руке, я решил, что такого совпадения просто не может быть.

— Это то самое кольцо, которое вы заказали для своей возлюбленной? — Глаза Меган расширились от удивления.

— Они просто очень похожи. Расскажите мне, откуда оно у вас, — с интересом спросил он, — оно досталось вам от матери?

— О нет, мистер Тайлер. Моя мать умерла, когда я была совсем маленькой, и все ее драгоценности взял отец и запер от меня. Он так любил ее, что не мог видеть, как кто-то другой носит ее вещи. Это кольцо принадлежало матери Дерека, и, когда мы поженились, Дерек подарил его мне.

— Матери Дерека? — Брови Тайлера удивленно взлетели вверх. — Я не знал, что он виделся с ней после того, как покинул Англию.

— Ну, это довольно долгая история, мистер Тайлер.

— Совершенно верно, дорогая, — добавил низкий голос позади нее.

Меган оглянулась и увидела Дерека и Миранду, вышедших из тени деревьев на светлую лужайку. Она мельком взглянула на Дерека, и ей показалось, что он сердит из-за ее разговора с Тайлером.

— Мы просто разговаривали об обручальном кольце Меган. Я совсем не хотел вмешиваться в твои дела, — стал извиняться Тайлер.

— И еще вы говорили о моей матери. Я никогда не делал секрета из того, что я незаконнорожденный.

Я, конечно, не очень горжусь своим происхождением, но и не стыжусь его. — Говоря все это, он пристально смотрел на Меган. — Для меня моя мать святая, и я не хочу, чтобы она была предметом для сплетен.

— Но , но я совсем не сплетничала! — Слезы навернулись на глаза Меган, и, боясь расплакаться при всех, она быстро пошла к дому.

— Я пойду за ней, — сказала Миранда.

— В этом нет необходимости, — Дерек взял Миранду за руку, чтобы не дать ей уйти, — я приказал кучеру подать коляску к воротам. Скорее всего Меган уже ждет меня там. — Он встал, чтобы проститься. — От меня и Меган я благодарю вас за гостеприимство и прошу прощения за неловкое поведение Меган.

— Ты был несправедлив с ней, Дерек, — напомнил ему Джейсон.

— Возможно, — холодно ответил Дерек, — однако она знает, что у меня тяжелый характер и существуют некоторые вещи, которых я не могу простить.

— Все это звучит так, как будто Меган ваша ученица, а не жена, — укоризненно сказала Миранда, — осторожнее, Дерек. Давайте волю своему настроению не всякий раз, а то вы можете потерять ее. — Приподняв юбки, она последовала за Меган.

— Похоже; Миранда недовольна мной, — с улыбкой сказал Дерек.

— Все женщины всегда будут заступаться друг за друга. — Джейсон добродушно похлопал его по спине. — Лучше тебе помириться с Меган, чтобы не спать одному в холодной постели. — Он проводил Дерека до ворот. — Счастливой поездки! — крикнул Тайлер, когда Дерек направился к коляске.

Как и ожидал Дерек, Меган уже сидела на переднем сиденье. Не говоря ни слова, Дерек взял вожжи из рук конюха и занял его место. Поездка началась в тягостном молчании, но Дерек смог выдержать не больше десяти минут. Хлестнув лошадь, он свернул с дороги и подъехал к небольшой роще.

— Почему мы остановились? — спросила Меган.

— Ага, значит, ты все-таки не проглотила язык, а то я испугался, что теперь нам придется объясняться на пальцах.

Но мрачный взгляд, который бросила на него Меган, заставил Дерека прекратить всякие попытки развеселить ее. Немного помедлив, он положил руку ей на плечо.

— Меган, я совсем не хотел этой ссоры, но ты же знаешь, что значила для меня моя мать.

— Почему ты начинаешь меня в чем-то подозревать, когда я говорю о ней? — гневно прервала она. — Дерек. — Внезапно ее голос смягчился. — Элизабет была твоей матерью, и мой отец поступил низко и жестоко, когда разлучил тебя с ней. Но не забывай, что Элизабет была и моей приемной матерью и память о ней священна для меня. Мне никогда даже в голову не приходило сказать о ней хоть одно дурное слово. Просто мистер Тайлер очень заинтересовался моим обручальным кольцом, и я сказала, что оно принадлежало твоей матери, вот и все.

— Ах вот оно что, — тихо проговорил он, — тогда прости мне мою грубую несдержанность. Я вел себя как неотесанный чурбан. — Он потянулся, чтобы взять ее за руку, и был удивлен, когда она не отдернула ее. — Должно быть, ты очень любила Элизабет.

— Очень. — Меган моргнула, чтобы согнать навернувшиеся слезы. — Она заменила мне мать, которую я потеряла еще совсем маленькой, и часто сглаживала непростые отношения между мной и отцом.

Иногда ей это очень дорого стоило. — Меган незаметно вытерла слезы и плотнее закуталась в шаль.

— Тебе холодно? — спросил Дерек.

Меган покачала головой.

— Иди ко мне. — Он обнял ее и прижал к себе, чтобы согреть. — Ну как, теперь лучше?

— Да, спасибо, — тихо пробормотала она.

Так, прижавшись друг к другу, они просидели несколько долгих минут, прежде чем Дерек потянулся к вожжам и спросил:

— Ну что, поедем домой, детка?

— Да.

— Слушаюсь, миледи. — Он уже взмахнул кнутом, чтобы стегнуть лошадей, но вдруг остановился. — Как глупо с моей стороны, ведь я совершенно об этом забыл, — тихо сказал он, и Меган увидела, как его глаза озорно блеснули в лунном свете.

— О чем ты? — спросила она.

— Это обычай старых луизианцев. — Он привлек ее к себе сильными руками. — Если кто-то останавливается под магнолией с любимой девушкой, он не может продолжить путешествие, не поцеловав ее.

Если же его возлюбленная жестока и не даст ему этого сделать, то беднягу ждет несчастье.

Его поцелуй был долгим и нежным.

Раньше Дерек целовал ее совсем не так. Его поцелуи были яростными и требовательными, он обращался с ней, как с дорогой вещью, которую он купил и может делать с ней что хочет. Она уже привыкла к этому. Но о том, что он может быть так нежен, она даже не подозревала.

— Итак, мадам, — голос Дерека стал хриплым, — этот поцелуй поддержит меня во время дороги. — Он свистнул, и лошади рванулись вперед.

Остаток пути Меган умиротворенно молчала, изредка поглядывая на его красивое лицо, освещенное лунным светом. Но ей не обязательно было смотреть на него, она и так ощущала Дерека и была вся переполнена этим чувством.

Меган словно невзначай дотронулась до своих губ, которые все еще горели после его поцелуя. Нет, все-таки она не верила, что Дерек испытывает к ней нечто серьезное. Она не должна позволять себе глупых надежд. Разве он уже однажды не сказал, что не собирается жениться на ней? Значит, в один прекрасный день он без предупреждения выберет себе какую-нибудь другую красавицу, а ее отправит с глаз долой.

Ах, Дерек, Дерек! Сама не желая того, она влюбилась в него, и ненадежность их отношений заставляла ее страдать.

Поймав себя на этих мыслях, она потупилась, боясь, как бы он не прочел их в ее взгляде. А этого она ни за что не хотела ему позволить.

Он никогда не должен узнать о ее чувстве. Лучше умереть, чем дать ему повод смеяться над ее безрассудством. Разве не она повторяла постоянно, что ненавидит его и ждет не дождется дня, когда сможет уйти от него? Он будет торжествовать, узнав, что смог завоевать ее упрямое сердце. Нет, она никогда не покажет ему, как он дорог ей.

— Это будет моя тайна, — прошептала она, и ее шепот унес тихий летний ветерок, — Дерек Чандлер, ты никогда не узнаешь о моей любви к тебе.

На следующее утро Меган проснулась раньше Дерека и быстро вскочила с постели, чтобы начать готовиться к путешествию. После легкого завтрака она позвала Николаев и дала ему распоряжение позаботиться о том, чтобы вещи были проветрены, прежде чем их принесут в хозяйскую спальню. Потом она поднялась наверх и тихо, стараясь не разбудить Дерека, вошла в спальню. Он лежал на спине, руки были закинуты за голову, а на лице застыло суровое выражение, совсем не портившее его красоты. Казалось, что он во сне решал какую-то трудную задачу. На дворе стояло жаркое летнее утро, и простыня, укрывавшая Дерека, была откинута в сторону. Меган с удовольствием смотрела на его мускулистое тело, но потом, сообразив, что в комнату могут войти слуги, на цыпочках подошла к кровати и накинула на него простыню. Затем, тихо ступая, она направилась в гардеробную отобрать наряды для поездки в Теннесси.

Ей и в голову не могло прийти, что Дерек вовсе не спит. Быстро вскочив с постели и бесшумно ступая босыми ногами по ковру, он незаметно подошел к ней. Меган испугалась, когда он внезапно обнял ее сзади. Резким движением Дерек повернул молодую женщину к себе и увидел ее побелевшее от страха лицо.

— Неужели, — прошептал он, — сама Венера, богиня любви и красоты, решила навестить меня? — И его губы прильнули к ее груди.

— Дерек! — недовольно вскрикнула Меган. — Прекрати немедленно! Ты испугал меня!

— Извини, любовь моя. — Он распахнул халат Меган и стал ласкать ее тело.

— Дерек! — взмолилась она. — Мне нужно переделать еще кучу дел, если ты хочешь, чтобы я завтра поехала с тобой. Сейчас у меня нет времени на нежности.

— Нежности? — рассмеялся он. — Вовсе нет, я просто пытаюсь согреться.

Его опытные руки так нежно и настойчиво ласкали Меган, что ее плоть начала трепетать от желания.

Когда же Дерек отстранился от нее, он подошел к туалетному столику, на который перед сном клал свои вещи, взял серебряные часы и небрежно взглянул на них.

— Меган! — Дерек изобразил угрожающую гримасу. — Как ты могла допустить, чтобы я проспал? Ты знаешь, который час?

— Нет, — безразлично пожала плечами Меган.

— Уже почти восемь. — Он быстро стал одеваться. — Ты должна поспешить, иначе мы опоздаем в церковь.

— В церковь? Как ты можешь требовать, чтобы мои вещи были вовремя собраны, когда сам постоянно отвлекаешь меня?

— Когда мы вернемся, Софи и Эбби помогут тебе.

— Но, Дерек… — запротестовала она — Давай оставим пустые разговоры! Может быть, я и не самый религиозный человек на свете, однако давно понял, что Господь дал мне множество вещей, за которые я ему искренне благодарен. Так что, если я посвящу ему одно утро в неделю, то это будет только справедливо, не так ли?

— Так, — покорно произнесла она.

— Ты поедешь со мной? — Это звучало скорее как приказание, чем вопрос.

— Да, Дерек. — Тихо вздохнув, она стала выбирать платье для воскресной поездки в церковь.

— Я должен сказать Хэнку, чтобы он подавал экипаж. — И, уже выйдя за дверь, крикнул:

— Спускайся вниз, как только оденешься!

— Я тебя не задержу.

Уже перевалило за полдень, и Меган мечтала немного отдохнуть перед долгой поездкой в Теннесси.

Но хотя суббота и считается днем отдыха для большинства людей в мире, ей, видно, сегодня отдохнуть не придется. После окончания церковной службы Уэйд Хэмптон по давней привычке проводил их домой, и только во второй половине дня Меган удалось подняться к себе наверх и начать собирать вещи.

Выполняя ее приказания, Николас принес снизу сундуки, но когда она открыла дверь спальни, то увидела, что Софи и Эбби уже почти завершили работу, и Меган тут же, несмотря на их протесты, принялась помогать служанкам.

Было уже время ужинать, когда Меган наконец вышла из своей комнаты, закончив собирать вещи.

Спускаясь по лестнице, она услышала громкие голоса.

Один из них был ей незнаком, но она сразу узнала раздраженный голос Дерека и ускорила шаги. Спустившись до конца лестницы, она увидела следующую картину: Дерек кричал на какого-то человека, которого она никогда раньше не видела.

— Вам лучше быстро упаковать вещи и убраться из моего дома! — завопил этот человек, и у Меган внезапно сжалось сердце: она узнала незнакомца.

— Я не собираюсь дальше обсуждать это, Иверсон, — твердо ответил Дерек и сделал знак Николасу открыть дверь, — я хорошо заплатил за Чандалару и не позволю вам больше приходить сюда. Если у вас есть вопросы о законности сделки, обратитесь к моему адвокату. — Дерек схватил его за рубашку, подтащил к двери и грубо вышвырнул за порог. Когда же он повернулся, чтобы войти обратно в гостиную, на его лице было написано отвращение.

В это мгновение Меган с ужасом увидела, как Иверсон в два прыжка догнал Дерека и занес нож, чтобы ударить его в спину.

Последующие события произошли так быстро, что потом Меган с трудом могла их вспомнить. Но когда ее зоркие глаза заметили опасность, в которой находился Дерек, она испустила пронзительный крик.

Дерек оглянулся и выбил нож из рук Иверсона.

После чего жутким ударом свалил его на пол.

— Я еще вернусь! — крикнул Иверсон, поднимаясь на ноги и осторожно ощупывая рукой челюсть, которую кулак Дерека изрядно подпортил.

— Иверсон, — угрожающе произнес Дерек, — другой на моем месте просто убил бы тебя за подобные выходки. И хотя мне этого очень хочется, я отпущу тебя. Но ты можешь быть уверен, что если я еще раз увижу тебя рядом с моим домом, то отплачу за все. — Хлопнув дверью, Дерек большими шагами направился в гостиную, но по дороге к нему кинулась Меган, она хотела убедиться, что с ним все в порядке.

— Дерек, — тревожно воскликнула она, — этот ужасный человек. он не ранил тебя? — И Меган прижалась к нему так, что он едва мог двинуть рукой.

— Нет. — Он нежно погладил рукой ее шелковистую щеку. — Но если бы не твое предупреждение, я вряд ли бы сейчас находился в твоих объятиях. — И тут он заметил слезы в глазах Меган. — Что это? — Дерек стер слезинку с ее щеки. — Слезы?

Обо мне? Неужели это означает, что ты так волнуешься из-за меня?

— Конечно, она переживает из-за твоей персоны, — произнес Уэйд, стоящий в дверях гостиной. — Боже милостивый, ведь она — твоя жена и выполняла долг жены, героически спасая твою жизнь. Какая жалость, Меган, что вы лишили нас прекрасной возможности избавиться от этого грубияна, — с улыбкой сказал он и был несколько удивлен теми холодными взглядами, которыми одарили его Меган и Дерек. — Что-то вы оба очень мрачные. Я ведь просто пошутил, старик, — Он быстро выпил бокал, который держал в руке, и вышел в комнату, чтобы снова наполнить его.

Пока Уэйда не было рядом, Дерек тихо сказал Меган на ухо:

— Я совсем забыл о нем» — И подал ей руку, чтобы отвести в гостиную.

— Не беда. Ты не сказал ничего такого, чтобы могло насторожить его.

Дерек заглянул в глаза Меган и прошептал:

— Может быть, выпроводить Уэйда пораньше? — И он многозначительно улыбнулся, указав глазами наверх, где была их спальня.

— Как прикажете, милорд, — устало ответила она и добавила:

— Я согласна на все, лишь бы не слышать скабрезных шуток Уэйда.

Дерек внимательно посмотрел на нее.

— Да нет, не волнуйся, со мной все в порядке, — тихо сказала она, входя в комнату.

За ужином, над приготовлением которого потрудилась Летти, разговор закрутился вокруг нападения Сэма Иверсона на Дерека. И даже когда трапеза закончилась и они перешли в гостиную насладиться послеобеденным отдыхом, Уэйд не переставал выражать интерес к этой ужасной истории.

— Пожалуйста, Уэйд, — попросила Меган, — этот сумасшедший чуть не убил Дерека. Мне тяжело сейчас говорить об этом. Неужели мы будем обсуждать эту ужасную сцену до конца вечера? — Краем глаза она посмотрела на Дерека, не раздражает ли его ее резкость, и удивилась, увидев одобрение на его лице.

— Дерек, — возмутился Уэйд, — мне кажется, что ты еще не очень хорошо объяснил своей жене ее обязанности и то, как ей следует себя вести. Неужели ты и дальше собираешься сидеть и слушать, как она оскорбляет твоего самого близкого друга? — шутя негодовал он. Но если бы Уэйд внимательно пригляделся к расстроенному лицу Меган, то догадался бы, что ее не приводят в восторг его плоские шутки.

— Если бы я полностью не был согласен с замечанием Меган, я бы, конечно, сделал ей небольшой выговор, — не спеша проговорил Дерек больше для Меган, чем для Уэйда, — но, по правде говоря, предмет разговора мне тоже изрядно надоел.

— О, как мне не хватает тех старых добрых времен, когда женщина знала свое место и держала язык за зубами, пока мужчины обсуждали серьезные проблемы. — Уэйд мрачно посмотрел на Дерека.

Чаша терпения Меган переполнилась, и, в раздражении вскочив с дивана, она направилась к двери.

— Серьезные проблемы! — Она настежь распахнула дверь. — Бьюсь об заклад, что все ваши серьезные разговоры состоят из следующих убогих тем: выпивки, игры, женщины и прочее… Извините меня, но я предпочитаю подняться к себе наверх и оставить джентльменов обсуждать их важные дела. — Она повернулась к ним спиной, и Дерек увидел, как вызывающе качнулись ее бедра, когда она направилась к двери.

— Меган великолепна, Дерек! Она настоящая актриса! Нет, никакая актриса не обладает такой величественной походкой! — смеясь, сказал Уэйд.

Поднимавшаяся по лестнице Меган слышала последние слова Уэйда, и ей пришлось усилием воли подавить желание броситься назад и ударить по его ухмыляющейся физиономии. Как может Дерек иметь дело с таким пошляком? Как он разрешает такому фигляру вести его дела? Как он может называть его своим лучшим другом? И только оказавшись одна в своей комнате, она через некоторое время немного успокоилась. Потом она умылась и, переодевшись в удобную ночную рубашку, взяла книжку и легла в постель. Когда Дерек поздно вечером вошел в комнату, она еще читала.

— Уэнд уехал, — сказал он, — так что можешь оставить убежище, в котором ты прячешься от гостей, и спуститься со мной в гостиную, если, конечно, хочешь.

— Я ни от кого не прячусь, — раздраженно сказала Меган, — я ушла, потому что у меня не было больше сил терпеть нудную болтовню Уэйда. Но, если ты не возражаешь, мне бы хотелось отдохнуть. У меня был тяжелый день, и я боюсь, что завтрашний будет не менее утомительным.

— Как хочешь. — Он подошел к постели. — Ты совершенно права — завтрашний день будет очень напряженным. — Взгляд, который он кинул на нее, был теплым и одобрительным. — Я вернусь позднее, — сказал он, многозначительно взглянув на нее, и наклонился, чтобы поцеловать.

— Дерек! — Внезапная серьезность ее тона остановила его. — Почему ты выносишь его выходки?

Он занимает такое важное место в твоих делах, что его нельзя никем заменить? Или ты привязан к нему по какой-то другой причине?

— Послушай, Мэган. — Его голос стал раздраженным, а взгляд говорил о том, что она вторглась на запретную территорию.

— Может быть, он когда-то спас твою жизнь? — продолжала она, не обращая внимания на все его предупреждения.

— Нет.

— Я в этом не сомневалась, потому что он совершенно не выказал желания помочь, когда на тебя напал Иверсон. — Закрыв книгу, Меган положила ее на столик около кровати. Затем, скрестив руки на груди, мрачно взглянула на Дерека. — Скажи, Дерек, это все из-за того, что ты был влюблен в его сестру? Поэтому ты должен терпеть выходки ее брата?

— Я никому ничего не должен! Будет лучше, если ты запомнишь это с первого раза. — Он грубо схватил ее за руку.

Меган с испугом подумала, что он может ударить ее. Но когда она инстинктивно подняла свободную руку, чтобы защитить лицо, он сдержал свой гнев и ослабил хватку.

— Я никогда не любил Дейдру, — подчеркнуто четко произнес он.

— Но ты говорил…

— Нет, она просто возбуждала мои мужские инстинкты, этого я не стану отрицать. Но никакой любви или нежности между нами не было, — честно признался он.

Но ведь то же самое связывает и нас! Эти слова готовы уже были слететь с ее языка, но Дерек прижал палец к ее губам, как будто догадываясь о том, что она хотела сказать.

— Не говори ничего, детка, — тихо произнес он, — ты не знаешь Дейдру и поэтому не можешь понять, что нас связывало. Что же касается Уэйда, то я могу сказать тебе только одно. Когда-то он был моим хорошим другом. С его помощью я купил Чандалару. И кроме того, он следит за многими моими делами, когда я нахожусь в отъезде, ведь Натан занят и не может следить за хозяйством в Чандаларе, — терпеливо объяснил он. — Разумеется, Уэйд иногда переступает границы приличий в своих шутках, но это только потому, что считает себя остряком. Если ты не можешь выносить его присутствия, может быть, тебе лучше не сталкиваться с ним, когда он будет приезжать, — предложил Дерек.

— Если бы я по-настоящему была твоей женой, ты бы не стал терпеть такого поведения по отношению ко мне, — возразила Меган.

— Повторяю, Уэйд считает себя шутником, и я давно уже не обращаю внимания на его слова. Замечания же на твой счет — это только его очередные шутки, но если он будет продолжать в том же духе, то я знаю, как ему ответить. — Дерек заботливо подоткнул подушку под ее спину и сел рядом с ней. — Не давай Уэйду возможности огорчать себя. Он совсем не так плох, как тебе кажется. — Он ждал от Меган улыбки, но она не могла побороть своего мрачного настроения. Вздохнув Дерек встал с постели. — Извини, но у меня назначена встреча с Натаном. Я должен поручить ему кое-какие дела на время нашего отъезда. — Наклонившись, он поцеловал ее в лоб. — Выспись хорошенько — дорога предстоит длинная и утомительная. — Погасив лампу, он тихо вышел из комнаты.

Глава 14

На следующее утро Меган проснулась рано и увидела, что Дерека рядом с ней нет.

— Дерек, — сонно пробормотала она, оглядывая комнату и удивляясь, что ответа не последовало.

Простыни рядом с Меган были не смяты, и она поняла, что он не ложился. Быстро встав с постели, она умылась, надела коричневую миткалевую амазонку, расчесала волосы и туго связала их сзади коричневой шелковой лентой. Довольная своим отражением в зеркале, Меган вышла из комнаты.

Она нашла Дерека в столовой. Он стоял около буфета с чашкой кофе в руках.

— Доброе утро, Меган. — Дерек приветливо кивнул и, подойдя к ней, поцеловал в щеку. — Ты выспалась? — спросил он, провожая ее к столу и подставляя ей стул.

— Вероятно, я спала лучше, чем ты. У тебя тени под глазами.

— Ты права. — Он усмехнулся. — Нам с Натаном нужно было многое обсудить.

В комнату, неся поднос с кофе, вошел Николас.

Дерек ел с большим аппетитом. Вскоре он заметил, что Меган едва ковыряет вилкой в тарелке.

— Тебе не нравится еда? — спросил он.

— Совсем нет. Летти — прекрасная повариха. У меня просто нет аппетита.

— Боюсь, что кухня на борту моего речного парохода будет гораздо хуже здешней. Ты должна плотно позавтракать. — Он повернулся к Николасу, чтобы тот налил ему кофе. — Это будет тяжелая поездка, и мне бы не хотелось видеть, как ты шатаешься от голода.

Под бдительным взглядом Дерека Меган неохотно взяла с тарелки лепешку, откусила от нее большой кусок и запила изрядным глотком молока.

— Речной пароход? — Она изящно вытерла уголок рта салфеткой. — А я думала, что мы поедем на лошадях.

— Мы поедем на лошадях, — терпеливо, словно говоря с маленьким ребенком, пояснил Дерек, — но сначала поплывем на моем пароходе в Натчез, а потом посуху поедем в Нэшвилл. Я прошу прощения за то, что не смогу на время путешествия предоставить тебе служанку, но боюсь, что Эбби будет только мешать нам.

— Ничего, я прекрасно справлюсь сама, — пробормотала Меган.

— Вот и славно. — Дерек встал. — Натан уже уехал с повозкой, на которой находятся наши пожитки, но мы без труда нагоним его прежде, чем он достигнет реки. Пойду посмотрю, готовы ли лошади.

Меган присоединилась к нему несколькими минутами позже, и, попрощавшись с Софи и Эбби, Дерек помог ей сесть на Чемпиона. За это короткое время Меган уже успела полюбить Чандалару и ее обитателей и с огорчением поняла, что будет скучать по ним.

Ее грустные мысли были прерваны громким голосом Софи, что-то говорившей Дереку.

— И все-таки, масса Дерек, мне непонятно, почему вы должны тащить этого ребенка по пустыне. Она же только-только начала привыкать, зачем везти ее через всю страну. — Она неодобрительно покачала головой.

— Ах ты, моя толстушка. — Глаза Дерека озорно блеснули, и он приобнял Софи за плечи. — Эндрю и Рейчел слишком долго просили меня, чтобы я привез к ним свою жену Если я появлюсь в их доме без нее, могу себе представить, какой прием мне будет оказан. — Он подошел к своему жеребцу и легко вскочил в седло. — Я предлагаю тебе совершить со мной сделку, Софи. Ты хорошо ведешь хозяйство во время моего отсутствия, а я возвращаю тебе твою хозяйку назад в целости и сохранности.

— Сделку! — Софи уперлась руками в пышные бедра. — Разве я не смотрела за вашим хозяйством, когда вы шатались по свету, как заблудившийся жеребенок, у которого нет дома?

— Ты права, Софи. — Дерек улыбнулся.

— Вы должны теперь остепениться и вести себя солидно, а не везти этого ребенка в такой грешный город, как Нэшвилл. — Неодобрительно щелкнув языком, женщина, переваливаясь, словно раскормленная гусыня, пошла к дому. На пороге она обернулась и погрозила Дереку пальцем:

— Берегите ее, слышите?

— Слышу, Софи, слышу, — через плечо бросил Дерек, направляя Троянца по тропинке. — Удивительно, что ты так легко завоевала сердце этой старой леди, — сказал он, повернувшись к Меган.

— Неужели? — удивилась она.

— Я уверен, что если бы на твоем месте была Дейдра, Софи не проявила бы к нашему путешествию никакого интереса.

Расчет Чандлера оказался точным: они нагнали Натана и повозку около реки. Когда они приблизились к судну, Дерек обратился к Меган.

— Разве он не красив? — Он гордо взглянул на корабль. — Судно направляется в Сент-Луис с грузом, который я привез на «Леди Элизабет», там его разгрузят и снова нагрузят товарами, которые нужно привезти обратно в Новый Орлеан. Это самая прибыльная поездка за последние годы. — Обернувшись, он взглянул на Меган, чьи изумрудно-зеленые глаза сияли восхищением. — Как глупо с моей стороны надоедать тебе утомительными разговорами.

— Совсем нет, — слабо запротестовала она.

— Пожалуйте на борт. — Спрыгнув с лошади, Дерек помог Меган соскочить с Чемпиона и, подав ей руку, по мостику провел на судно.

— Где будут стоять лошади? — Меган озабоченно взглянула на своего коня, который, нервничая, раздувал ноздри, заметив, что его хозяйка уходит от него.

— На вид оно не очень просторно, но может приютить команду из девяти человек, имеет вместительный трюм, конюшню для лошадей, мою персональную каюту и каюту для гостей. — Он провел Меган по коридору и, распахнув дверь каюты, отступил назад, пропуская ее.

— Как красиво, — прошептала она.

Даже быстрого взгляда было достаточно, чтобы узнать любимые Дереком темные тона мебели и обивки. Каюта целиком и полностью была отделана и обставлена согласно его пристрастиям. Меган знала, что если она откроет коробку на столе, то найдет в ней любимые сигары капитана Чандлера, а в маленьком буфете около окна стоят несколько бутылок его любимого бренди. Да, это была каюта Дерека — чистая, сдержанная и мужественная, такая же, как он сам.

— Располагайся. — Дерек развел руками. — Я приду сюда, как только удостоверюсь, что наш багаж на месте, а лошади стоят в стойле.

— Но Чемпион… — начала Меган.

— Я не собираюсь въезжать на нем на борт, — перебил ее Дерек. — Неужели ты так боишься хоть раз поручить его моим заботам? — Он вышел, прежде чем она смогла запротестовать.

Вернувшись, Дерек увидел, что Меган сидит у окна и задумчиво смотрит на берег. Подойдя, он сел на подлокотник ее кресла.

— Мы уже плывем. — Меган наблюдала, как судно выходит из дока, вдруг она заметила стоявшего около повозки Натана. — Почему ты не пригласил Натана сопровождать нас? Он не знаком с мистером Джексоном?

— Знаком. Я собирался взять его с собой до вчерашнего случая с Иверсоном. — Дерек встал, подошел к буфету и достал оттуда бутылку бренди. — Думаю, что в сложившейся ситуации лучше будет оставить его дома, чтобы он был начеку, если этот ублюдок вернется. Не хочешь присоединиться ко мне? — Он поднял бокал с бренди.

— Нет, спасибо. — Встав с кресла, Меган стада бродить по каюте, то и дело останавливаясь, чтобы рассмотреть тот или иной предмет, привлекший ее внимание. — Вредно пить в такой ранний час.

— Но ты забыла, что вчера мне не удалось поспать, поэтому мое раннее пьянство весьма относительно, — усмехнувшись, он поднес бокал к губам и попробовал его содержимое.

— Где ты был сегодня ночью? — Меган старалась, чтобы ее голос звучал безразлично.

— Тебя это интересует? — удивленно спросил Дерек, ставя бутылку обратно в буфет. — После нашей маленькой беседы об Уэйде я предположил, что ты хочешь провести ночь в одиночестве и отдохнуть от меня. — Устало потерев глаза, он сел на кровать.

— Проснувшись сегодня утром и не увидев тебя рядом, я заволновалась. — Она проговорила это так тихо, что Дереку пришлось напрячь слух, чтобы расслышать ее слова.

— Волноваться за меня? — переспросил Чандлер с притворным сомнением. — Будь осторожна, малышка. Мне кажется, что ты уже начинаешь говорить как жена. — Он хотел сказать это шутливо, но, увидев выражение лица Меган, пожалел о своих словах. — Мы просидели с Натаном за делами всю ночь.

— Должно быть, ты устал. — Меган исподволь разглядывала его осунувшееся лицо. — Сколько будет длиться наша поездка в Натчез?

— Мы должны приплыть туда сегодня поздно вечером. — Дерек зевнул.

— Почему бы тебе не отдохнуть?

— Это неплохая мысль. — Согласно кивнув, он медленно снял с себя брюки и устало растянулся на постели. — Не хочешь ко мне присоединиться?

— Но ведь ты считаешь, что я тебя избегаю. К тому же я не устала и не хочу мять свое платье. — Меган обиженно вздернула подбородок.

Она встала, чтобы отойти от него, но Дерек схватил ее и опрокинул на кровать, не давая вскочить.

— Меган! — Он вздохнул. — Я предлагаю тебе такое блаженство, а ты заботишься о каком-то платье. — Ловкие пальцы Дерека стали расстегивать пуговицы ее жакета. — Ты боишься помять свой наряд?

Это очень просто исправить, детка. — Мурлыча, словно мартовский кот, он нежно гладил ее грудь. — Тебе всего лишь нужно избавиться от него, и как можно скорее…

— Тебе необходимо отдохнуть, — напомнила ему Меган, выскальзывая из его объятий.

Она боялась сильных и нежных рук Дерека; она боялась, что не сможет противостоять просыпавшемуся в ней желанию. Дерек был первым, кто показал ей, какое удовольствие могут приносить интимные отношения между мужчиной и женщиной. Словно ему одному доверили ключик, способный открыть заветное хранилище ее скрытых страстей и превратить их в испепеляющее пламя. Сейчас Меган совсем не волновало, что этот мошенник не принес ей ничего, кроме неприятностей, и не обещал ничего хорошего в будущем. Он был ее первым мужчиной, и ее тянуло к нему с неудержимой силой.

— О чем ты задумалась? — понимающе усмехаясь, спросил Дерек. — Тебе неприятно сознавать, что мои руки и мое тело умеют доставить тебе удовольствие? Не стоит огорчаться, ведь ты создана для любви. — Его голос был полон желания.

Меган вздрогнула, почувствовав на себе горящий взгляд Дерека.

— Подумай, сколько лет ты потратила зря, обучаясь всем этим манерам благородной леди. Зачем?

Для того, чтобы выйти замуж за прощелыгу вроде Чарльза Бичема, который очень скоро оставил бы тебя в пустой и холодной постели одну, а сам стал бы путешествовать от одной девки к другой. — Он лег на спину и закинул руки за голову. — Ты хоть понимаешь, что должна благодарить меня за то, что я помог тебе избежать такого жалкого существования?

— Я бы попросила тебя обойтись без оскорбительных замечаний. — Меган нахмурилась. — Как тебе только пришло в голову, что мне нравится, когда ты… ты…

— Доставляю тебе удовольствие, — безмятежно закончил он.

— Не смей говорить со мной в подобном тоне!

Приличным женщинам негоже слушать о таких вещах, об этом нельзя даже думать!

— Но почему, маленькая лицемерка? — Широкая улыбка Дерека свидетельствовала о том, что ему нравится дразнить ее. — В следующий раз, когда мы с тобой будем заниматься любовью, я не стану думать о твоем удовольствии, чтобы ты смогла почувствовать себя приличной женщиной. — Он расхохотался.

Меган в негодовании встала.

— К вашему сведению, мистер Чандлер, следующего раза не будет! — Она величественно направилась к двери, но наступила за подол платья и чуть не упала.

— Браво! — Дерек, веселился от души. — Ты просто великая спорщица. Кстати, куда это ты направилась?

— До чего же мне все надоело! Я иду, чтобы броситься в реку и освободить себя от твоего отвратительного присутствия раз и навсегда! — Прежде чем Дерек смог сказать хоть слово, она вышла, хлопнув дверью.

Несколько долгих мгновений Дерек смотрел на дверь, потом, расхохотавшись, проговорил:

— Да, это моя девушка.

Выйдя из каюты, Меган некоторое время стояла на палубе, глядя, как мимо проплывают речные суда, и подставляя разгоряченное лицо свежему ветру, а потом отправилась бродить по пароходу. Незаметно день сменился вечером, и пустой желудок поспешил напомнить о себе. Она почувствовала доносящиеся непонятно откуда весьма аппетитные запахи, а это означало, что корабельная кухня где-то совсем близко. Не долго думая Меган поспешила туда.

Кок был счастлив накормить жену хозяина, он подал ей большое блюдо с тушеным мясом и овощами.

Закусив, Меган отправилась к стойлам, где находились Троянец и Чемпион. Усевшись в угол и положив голову на деревянные перила, она задремала. Там несколько часов спустя и нашел ее Дерек.

— Вот ты где, — тихо произнес он. — Решила подремать вместо того, чтобы утопиться в речке…

Услышав его голос, Меган встрепенулась.

— Который час? — сонно пробормотала она.

— Середина ночи, — по-прежнему тихо ответил Дерек, беря ее на руки и неся в каюту. — Ах ты, маленькая негодяйка. Я уже собирался повернуть корабль назад, чтобы искать тебя в пучине вод. Если ты еще раз выкинешь такой трюк, я отшлепаю тебя по твоему круглому задику. — Он осторожно опустил Меган на кровать.

— Перестань, Дерек. — Меган лукаво улыбнулась. — Ты начинаешь говорить, как муж.

— Ничего подобного!, — возмутился он, но его слова не были услышаны, потому что она повернулась на бок и сразу же заснула.

Меган проснулась, когда уже светало, и, протирая заспанные глаза, села на постели. В каюте все еще было темно, и прошло несколько мгновений, прежде чем она смогла рассмотреть Дерека. Стоя около умывальника, он обливался водой.

— Дерек, — тихо позвала Меган.

— Я не хотел тебя будить, детка. — Дерек насухо вытерся полотенцем и, взяв с кресла рубашку, подошел к кровати. — Ты рано проснулась, спи.

— Куда ты собрался?

— У меня кое-какие дела в городе, но я вернусь до заката, а утром мы отправимся в Нэшвилл. — Он натянул рубашку и наклонился, чтобы поцеловать ее. — Когда я вернусь, мы устроим роскошный ужин.

С этими словами молодой человек надел сюртук, взял шляпу и вышел. Но не сделав и трех шагов, он оглянулся — Меган шла за ним следом.

— Я совсем не хочу торчать в этой душной каюте весь день. — Она нетерпеливо топнула ногой. — Я хочу пойти с тобой.

— Неужели? — Дерек насмешливо вскинул брови.

— Да, — с вызовом ответила она, нарочно передразнивая его позу.

— К сожалению, дела требуют моего присутствия не в самых живописных районах города. Послушай, Меган, я должен идти в гавань, а это неподходящее место для порядочной женщины. Там собираются отбросы общества, которые любят посещать бордели и кабаки, где подают дешевое виски. И если даже посетителю этих кварталов удастся избежать пули или ножа в спину, он может стать добычей продажных девиц, промышляющих грабежом своих доверчивых клиентов. — Широким жестом Дерек протянул ей руку. — Но если хочешь, пойдем. Не удивляйся, если вдруг на меня нападет какой-нибудь портовый забулдыга, а тебя утащат в темноту и изнасилуют. — Он остановился, чтобы посмотреть на эффект, произведенный его речью. — Итак, пойдешь со мной?

— Нет! — злобно крикнула Меган, вырвала у него свою руку и, бросившись в каюту, захлопнула за собой дверь.

Дерек сделал было шаг к двери каюты, но, покачав головой, пробормотал:

— Женщины! Забивают свои головы безумными идеями, но при малейшей же опасности готовы уступить, обливаясь при этом слезами и заставляя мужчину чувствовать себя полным идиотом.

Нахлобучив на голову шляпу, он быстрым шагом направился к сходням.

Было уже поздно, когда Дерек, закончив дела в городе, поднялся на корабль и по пустынной палубе прошел к себе в каюту.

Внутри царила полная темнота и, решив, что Меган уже легла, он тихо, чтобы не потревожить ее, закрыл за собой дверь. Медленно двигаясь выставив вперед руки, он направился к кровати. К его немалому удивлению, кровать была пуста.

— Меган, — в волнении позвал он, поспешно надевая уже снятый сюртук и мысленно выругав себя за то, что не удосужился поставить охрану у двери.

Разве она не говорила ему, что ждет только подходящего момента, чтобы избавиться от него. И вот он сам предоставил ей такую возможность. Ругая себя на чем свет стоит, он уже распахнул дверь, чтобы приказать своим людям обыскать судно.

— Дерек, — раздался сонный голос с кресла, — куда ты уходишь?

— Никуда. — В голосе Дерека звучало недовольство, но это было притворство; на самом деле у него камень с души свалился. — В чем дело, детка?

Ты все еще злишься на меня?

— Нет, — неохотно пробормотала она.

— Тогда отчего такая мрачность? И почему ты сидишь в темноте?

— Я… я хочу извиниться за свое поведение сегодня утром, — с трудом проговорила она.

— Меган, — Дерек медленно покачал головой, — моя нежная глупая Меган. — Он тихо засмеялся и взял ее на руки. — Ты просто прелесть! Должен признать, что иногда смена твоих настроений сбивает меня с толку, особенно когда мне неведомы причины. Но тебе незачем извиняться за сегодняшнее утро. Ведь это вполне естественно, что ты захотела пойти со мной в город.

— Я… Если бы я знала, что Натчез такое ужасное место, то не стала бы настаивать.

— Конечно, ты не знала, моя дорогая. — Дерек уселся в кресло и посадил ее к себе на колено. — Со всей честностью я должен тебе сказать, что не весь Натчез имеет такую скандальную репутацию, и, если бы у нас было время, я нанял бы экипаж и провез тебя по городу, чтобы ты посмотрела на него. Местами он весьма живописен.

— В этом нет необходимости. Я знаю, что ты хочешь поскорее добраться до Нэшвилла. — Она положила голову ему на плечо.

— Значит, мы можем забыть о нашей ссоре?

Меган кивнула.

— В будущем ты должна научиться доверять мне. Меня очень заботит твоя безопасность, и поэтому я прошу тебя запомнить: если ты даже не согласна с моими решениями, то все равно уступи. У меня ведь больше опыта. — Дерек ласково погладил пальцем ее нежную щечку. — Ты голодна?

— Смертельно.

— Тогда почему бы тебе не надеть одно из тех красивых платьев, которые я купил для тебя? Мы отправимся в один из лучших ресторанов Натчеза.

Там хорошее вино, превосходная кухня, чудесная музыка и приятные люди. — Он замолчал и вальяжно откинулся в кресле.

— Я сейчас буду готова, — обрадовавшись, Меган кинулась к гардеробу.

Они вернулись довольно скоро. Когда, взявшись за руки, они поднимались по трапу, Меган зевала.

Дерек настоял, чтобы она немедленно легла спать, и только уложив ее в постель, вышел выкурить сигару.

Стоя на палубе, он смотрел на огни портовых кабаков, которые призывно мерцали, приглашая матросов в свои порочные объятия. Но грохот музыки и взрывы смеха, иногда прерывавшиеся выстрелами, не волновали его.

— Что со мной происходит? — едва слышно пробормотал он. — Как могло случиться, что, много лет успешно избегая сетей опытных женщин, я так просто попался в ловушку молодой и неискушенной девушки.

Впрочем, кроме себя, тут винить некого. Разве я не хвалился, что ни одна женщина не сможет завоевать моего сердца? Да, Господь послал мне тяжелое испытание. О Меган, — прошептал Дерек, — ты прелестный цветок, я забочусь о тебе, но я не люблю тебя. — Он удивился тому, с какой болью эти слова отозвались в его сердце. — Я не могу и не буду любить дочь Томаса Бэнбриджа! — Капитан ударил кулаком по поручням, и крепкое дерево чуть не треснуло от удара.

Стараясь отогнать грустные мысли, он направился в свою каюту. Горела лампа, освещая тонкую фигуру Меган на широкой кровати. Осторожно закрыв за собой дверь, Дерек тихо подошел к постели и несколько мгновений молча смотрел на нее.

— Меган, дорогая. — Он тяжело вздохнул, наклонился и погладил густые пряди волос, разметавшиеся по подушке. — Что ты сделаешь, когда узнаешь о моем решении отправить тебя в Чарльстон после того, как наша поездка закончится? Мне тяжело далось это решение, но в сложившихся обстоятельствах лучшего не придумаешь.

Молодой человек подошел к столу, чтобы погасить лампу.

— Стоит ли говорить ей о моих намерениях? думал он вслух, садясь на край кровати. — Нет, не стоит. Не приведи Господи, она начнет рваться туда немедленно, а мне хочется еще немножко побыть нею рядом.

Откинув край простыни, Дерек присвистнул от удивления. Придя в каюту, Меган сбросила с себя всю одежду и легла, накрывшись простыней. Но сейчас на ней была ночная рубашка розового цвета, шелковый ворот которой свободно охватывал ее нежную шею.

«Похоже, что ты решила надеть на себя кольчугу». Он лег рядом с ней, повернулся так, чтобы видеть ее прелестное лицо, а потом, откинувшись на подушки, привлек к себе.

«Придется засчитать тебе эту маленькую победу.

Я не буду принуждать тебя к любви, но, надеюсь, ничего страшного не произойдет, если я просто подержу свою маленькую девочку в объятиях?» — подумал он и нежно стал баюкать ее, как ребенка.

Вскоре, умиротворенный, он закрыл глаза и погрузился в блаженную дремоту, так и не заметив слез, струившихся по щекам Меган и падавших на его широкую грудь.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Глава 15

Солнце ярко блестело в окнах Хижины Отшельника. В этот засушливый июльский день невыносимая жара гнала все живое к прохладному ручью и в густую тень широких деревьев.

Первой подъезжавших к дому путешественников заметила служанка. Она только что открыла окна спальни на верхнем этаже и высунулась наружу, чтобы глотнуть свежего воздуха. Как раз в этот момент появился маленький кортеж. Когда же она пригляделась и узнала человека, ехавшего во главе группы, ее лицо расплылось в широкой улыбке. С радостным криком она выбежала из комнаты и бросилась вниз по винтовой лестнице прямо к своей госпоже.

— Миз Рейчел, миз Рейчел! — Девушка влетела в столовую, где Рейчел Джексон вместе со слугой вытирали фамильное серебро.

— Что случилось? — Пожилая женщина, давно привыкшая к экспансивности своей служанки, поднялась со стула. Рейчел Джексон знала, что прежде чем разрешить ей долго и бессвязно излагать свои мысли, лучше самой расспросить девушку.

— Они приехали, они приехали! — закричала служанка в возбуждении.

— Кто приехал? — удивленно спросила Рейчел.

— Масса Дерек, и он кого-то с собой привез! — возбужденно ответила девушка, счастливая, что именно она принесла эту радостную новость своей хозяйке. — Я увидела их, когда была наверху и проветривала, как вы велели, комнату для гостей.

— О Лиззи, — облегченно вздохнула Рейчел, — каждый раз, когда ты так влетаешь в комнату, у меня сердце сжимается от страха. Мне кажется, что случилось нечто ужасное с Эндрю. Своим несдержанным поведением ты, надо сказать, на несколько лет сокращаешь мне жизнь. — Она разгладила руками юбку своего скромного платья, потом посмотрелась в зеркало и только после этого величественно направилась встречать гостей.

Рейчел вышла из дома как раз в тот момент, когда Дерек соскочил с Троянца.

— Рейчел, ты прекрасна, как всегда! — обнимая ее, воскликнул он.

— А ты все такой же неисправимый льстец, которому я тем не менее благодарна. — Она рассмеялась. — Моя стареющая душа всегда тебе рада. — Увидев Меган, она добавила:

— Когда Лиззи стремглав примчалась ко мне, она кричала: «Они приехали». Я не ожидала, что приехал именно ты, хотя знала, что Эндрю тебя ждет. Для меня это настоящий сюрприз, Дерек. — Рейчел выразительно посмотрела на девушку:

— Я предполагала, что твоим компаньоном будет Натан, но ошиблась…

— Узнаю твою заботу, — иронически сказал Дерек, — ты, кажется, забыла, что я больше не мальчик шестнадцати лет.

— Но я ничего не говорила.

— Выражение твоего лица свидетельствует о том, что тебе не терпится узнать, какие отношения связывают меня и эту молодую леди. Так вот мне не хочется, чтобы ты думала плохо обо мне и моей жене.

— Жене?! — удивленно воскликнула Рейчел. — Но когда ты успел?

— Я все объясню в свое время, . — сказал он. — А где Эндрю? Я хочу познакомить его с Меган.

— Меган. — Рейчел сделала шаг к девушке и протянула ей руку. — Какое красивое имя.

— Благодарю вас, миссис Джексон, — серьезно сказала Меган.

— Ну-ну, — рассмеялась пожилая дама, — здесь мы не привыкли к таким формальностям. Называй меня лучше по имени. — Она тепло пожала девушке руку и обернулась к Дереку:

— Эндрю отправился в город — у него там дела. Правда, он скоро должен вернуться, — добавила она. — Но нам совсем не обязательно разговаривать на улице.

Не пойти ли нам в дом. Мои слуги позаботятся о лошадях. — С этими словами Рейчел ушла распорядиться.

— Как она тебе? — спросил Дерек.

— Весьма величественная дама и держится с достоинством. Если мистер Джексон так же мил, как его супруга, то я не испытываю никакого удовольствия оттого, что мы будем обманывать их и говорить, что мы муж и жена, — произнесла она резко.

— Меган, — угрожающе начал Дерек, но был лишен возможности высказаться, потому что в это мгновение в комнату вошла Рейчел.

— Вы оба возбуждаете мое любопытство. — Она села напротив молодой пары. — Дерек всегда стойко отвергал все мои попытки женить его, Меган.

Ты должна открыть мне секрет своего успеха. — Она дружески улыбнулась девушке.

Меган предполагала подобный вопрос и подготовилась к ответу.

— Да, мне хорошо было известно, что Дерек — убежденный холостяк. Мне об этом говорили на каждом шагу, — сказала она, почувствовав, что Дерек предупреждающе положил руку ей на плечо. — Уверяю вас, что я не использовала никаких дьявольских чар, чтобы привязать его к своей юбке.

— Меган, — быстро прервал ее Дерек, — где твои хорошие манеры?

— Все в порядке, Дерек. — Рейчел улыбнулась. — Очевидно, Меган уже надоели расспросы.

Как женщина, я прекрасно могу понять неудовольствие другой женщины, когда ей постоянно напоминают, что она не первая в крепких объятиях своего мужа. — Но, дорогая моя, — сердечно произнесла Рейчел, — тебя должно порадовать, что ты самая лучшая из всех.

— Прошу прощения за свою несдержанность, — пробормотала Меган, покоренная умным и сердечным поведением миссис Джексон, — я порою так невежлива, и моему плохому характеру нет извинения. Путешествие было очень утомительным, и я действительно устала. Мне бы хотелось немного освежиться и привести себя в порядок.

— Конечно, дорогая. — Рейчел встала, чтобы дать распоряжения слугам. — С моей стороны непростительно было забыть о том, что вы только что с дороги. Твоя ванна будет готова через несколько минут.

Встав, Меган вежливо поблагодарила хозяйку дома.

Дерек протянул ей руку:

— Пойдем, моя любовь, скоро ты опять превратишься в маленькую принцессу, которую я привык видеть. — Он подмигнул ей, как бы говоря, что не сердится на нее.

Меган с облегчением вздохнула, погружаясь в огромную ванну, до краев полную теплой воды. Закрыв глаза, она блаженно расслабилась. Неожиданно в комнату вошел Дерек.

— Теперь тебе лучше? — тихо спросил он.

— Вне всякого сомнения. После всей этой грязи и пыли я думала, что никогда больше не смогу отмыться. — Она энергично намылила мочалку и продолжила скрести ноги.

— Пожалуйста, Меган. — Нагнувшись, он взял мочалку из ее рук. — Мне больше нравится вид твоих ножек с несодранной кожей, а если ты продолжишь свои упражнения, от них просто ничего не останется.

Кроме того, ты уже моешься дольше, чем дюжина первоклашек, и даже если одна маленькая пылинка уцелела после столь яростных атак, это не страшно, потому что твоя красота ослепительна!

— Дерек. — Меган весело рассмеялась над его словами, но тут же поморщилась от боли в усталом теле. — Не заставляй меня смеяться! У меня все мышцы болят.

— Тогда я смогу тебе помочь. — Он начал осторожно массировать девичьи плечи и спину.

— Как хорошо, — блаженно прошептала Меган, прикрывая от наслаждения глаза. — Но к сожалению, у меня болит не только спина, другие части тела тоже…

— Для остального доктор прописал то же самое, и если ты хочешь… — лаская ей грудь, он обнял ее своими большими руками, — то я сделаю все возможное, чтобы полечить тебя.

— В этом нет необходимости. — Меган шаловливо ударила его по руке. — Все равно какое-то время придется помучиться: мышечная боль так сразу не проходит. И перестань с чрезмерным рвением охаживать меня, я ведь не лошадь.

— О да! — Дерек засмеялся и отложил в сторону кусок мыла, который Меган бросила ему в голову. — Ах ты, злобная штучка! — Он взял с кровати махровое полотенце, но Меган замахала на него руками.

— Неужели мне нельзя отдохнуть еще несколько минут? — В глазах, обращенных к Дереку, было столько мольбы, что он и не подумал возражать.

— Как хочешь, — смягчился он, — но только еще совсем недолго, иначе ты сотрешь себя, как кусок мыла, и мне нечем будет похвалиться перед Эндрю.

Дерек направился к умывальнику.

Меган смотрела, как он смывает с себя пыль и дорожную усталость, а потом достает бритву, чтобы избавиться от бороды.

На эти последние приготовления она смотрела с некоторым огорчением. Во время дороги Дерек не брился, уверяя, что нельзя бриться при свете костра, не рискуя при этом перерезать горло. Шло время, и щетина на его щеках превратилась в бороду. Меган с удивлением обнаружила, что с ней он нравится ей больше. Борода придавала ему еще большую привлекательность. И когда она увидела, как он подносит бритву к подбородку, ей пришлось закусить губу, чтобы не попросить его оставить все как есть.

Меган с интересом смотрела на Дерека. Когда они были на борту «Леди Элизабет», он брился до того, как она проснется. И теперь Меган с наслаждением следила за его движениями. Для него это уже давно стало привычным делом. Она с изумлением смотрела, как он несколькими быстрыми движениями снял со щек густую щетину и опять превратился в гладко выбритого красавчика, к которому привыкли все его знакомые и друзья.

— Меган! — Он подошел к кровати, чтобы надеть принесенную слугой чистую одежду. — Что ты уставилась на меня?

— Я просто смотрела, как ты бреешься. — Она встала, завернулась в полотенце и вышла из ванны.

Меган едва успела натянуть на себя нижнее белье, как заметила, что у Дерека возникли трудности с завязыванием галстука. Она подошла к нему, желая помочь, но опасаясь, что он откажется от ее помощи.

Но Дерек широко улыбнулся и согласился на этот эксперимент.

— Папа никогда сам не мог правильно завязать себе галстук, но он был слишком упрямым и никому не позволял помогать себе.

Отступив назад, Дерек в зеркале критически осмотрел ее работу.

— Что ж, очень мило, — проговорил он наконец.

В это мгновение раздался деликатный стук в дверь, и в комнату вошла Лиззи, чтобы помочь Меган причесаться.

Терпеливо сидя перед зеркалом, Меган смотрела, как служанка делает ей прическу.

— Ого! — Молодая женщина потрогала уложенные волосы. — Да ты просто мастерица! Прическа как нельзя лучше подходит к моему платью.

— Спасибо, миссис Чандлер. — Девушка застенчиво улыбнулась и пошла к двери.

— Спасибо тебе, Лиззи. — Меган опять посмотрела в зеркало.

Да, она знает, что ей идет. Самым любимым ее цветом был голубой — платье было как раз голубое и плюс к этому в духе так называемой сельской моды: благородный и изысканный индийский шелк, собранный пышными буфами у рукавов, очень удачно подчеркивал осиную талию Меган. По подолу шли пышные воланы, из-под которых соблазнительно выглядывали ее изящные лодыжки. Для пущего эффекта она надела несколько нижних юбок, весьма обременительных в жару. Однако Меган решила немного пострадать, но произвести хорошее впечатление на друзей Дерека. Она взглянула на декольте. К счастью, на голубом платье вырез был гораздо скромнее, чем на остальных ее нарядах, но и этого вполне хватало для услады мужских взоров. Взглянув на свою обнаженную шею, девушка поняла, что для полноты картины не хватает драгоценностей, но, вспомнив, что в ее распоряжении есть только свадебное ожерелье, она сокрушенно вздохнула.

— Мне кажется, что я могу помочь твоему горю. — Незаметно вошедший в комнату Дерек все это время следил за ней. Он направился к лежавшим в углу седельным сумкам, вынул из одной небольшой ларец и протянул его ей.

Меган перевела удивленный взгляд с ларчика на Дерека, потом, все же поддавшись любопытству, взяла его и открыла крышку. Внутри на красном бархате лежало несколько знакомых ей украшений. Это были драгоценности леди Элизабет.

— Надеюсь, ты сможешь выбрать что-нибудь подходящее к своему сегодняшнему наряду. — Он с явным удовольствием смотрел на ее удивленное лицо. — Конечно, из соображений безопасности я не стал брать все драгоценности, но выбрал несколько по своему вкусу.

— Как это мило с твоей стороны! Ты так меня балуешь. Будет трудно отвыкнуть от этого, когда мне самой придется заботиться о себе, — проговорила Меган, ища глазами среди драгоценностей маленькое ожерелье в форме сердца, которое ей подарила Элизабет.

— У меня не было времени починить застежку, — признался Дерек, угадывая ее мысли. — Может быть, ты разрешишь выбрать мне? — Не дожидаясь ответа, он взял из шкатулки нитку крупных мерцавших призрачным светом жемчужин и надел ей на шею. — Тебе нравится?

— О! — Она взглянула на себя в зеркало. — Оно великолепно.

— Говорят, ему нет цены. — Дерек положил руки ей на плечи. — Оно такое же красивое и чистое, как ты.

Рука об руку они вышли из комнаты и стали спускаться по винтовой лестнице. Внезапно Меган схватила за локоть своего кавалера, заставив остановиться.

— В чем дело? — Он заметил, что другой рукой она уцепилась за перила лестницы.

— Извини, у меня закружилась голова, — наверное, это от твоей лести. — Меган тщательно старалась скрыть, что ее пошатывает.

— Ты просто устала с дороги. Ничего, я прослежу, чтобы ты поскорее легла спать и хорошенько отдохнула. — Дерек сделал шаг вниз по лестнице, но Меган все еще не могла оторваться от перил, и когда он обернулся к ней, то в очередной раз поразился ее нежной красоте.

С трудом улыбнувшись, Меган погладила рукой его щеку.

— Мой прекрасный рыцарь, — тихо проговорила она, — спасибо, что ты так заботишься обо мне. — Она наклонилась, и их губы слились в долгом поцелуе.

— Наконец-то правда вырвалась наружу! — Дерек засмеялся. — Леди уже не находит меня бессердечным и злым. — Он благодарно пожал ее руки.

— Увы, отрицать это было бы бессмысленно, — со вздохом прошептала она.

— Черт возьми, Меган, неужели ты не понимаешь, как мне будет трудно сейчас спуститься по лестнице, а потом ужинать с друзьями и вести вежливую беседу, когда все мое тело переполняет желание. Как мне вынести этот ужасный вечер, когда я все время буду представлять тебя в своих объятиях? — Он со страстью обнял ее за плечи, будя в ней ответную страсть.

— Мы оба должны вытерпеть этот вечер, и, может быть, ожидание сделает наслаждение более острым, — сказала она застенчиво, и губы Дерека тронула улыбка.

— Если это так, то я наберусь терпения. — Он предложил ей руку, и они поспешили вниз по лестнице.

Рейчел ожидала в гостиной и, когда молодая пара вошла в комнату, встала, чтобы приветствовать их.

— Меган, — она приветливо улыбнулась девушке, — ты выглядишь просто великолепно.

— Мне очень помогла Лиззи. Спасибо, что вы прислали ее, — присев в грациозном реверансе, отвечала Меган.

— Дерек поступил неосмотрительно, увезя тебя из Чандалары без служанки. — Рейчел строго посмотрела на Чандлера.

— Это произошло только потому, что я знаю ваше гостеприимство, и даже если я что-то недоглядел, то только потому, что был уверен: вы великодушно исправите все мои недосмотры. — Он приветливо улыбнулся Рейчел и подошел к столу, на котором стояли дорогие хрустальные бокалы и графин с вином. — Пока не появился хозяин, может быть, леди позволят мне налить им по бокалу кларета?

— Не понятно, почему задерживается Эндрю. — Рейчел с беспокойством посмотрела на каминные часы.

— Может быть, он сейчас спускает ваши денежки в одной из таверн Нэшвилла? — шутливо предположил Дерек.

— Насколько я могу припомнить, это было твое любимое времяпрепровождение, а не мое, — раздался из дверей низкий мужской голос.

Все глаза устремились на вновь прибывшего. Это был Эндрю Джексон.

Меган едва могла поверить своим глазам. Неужели этот невзрачный мужчина — тот человек, которого Дерек так уважал и которым так восхищался? Из всех историй об их героических приключениях, рассказанных ей, в воображении Меган сложился совсем другой образ — грозный красавец с широкими плечами и волевым лицом, совсем не похожий на довольно субтильного человека с узкими плечами и громадным бесформенным шрамом на лбу. Когда же он направился к ним, чтобы поцеловать Меган руку, стала плюс ко всему видна его хромота.

— Ну вот я и вернулся, — обернувшись к Дереку, он взял из его рук графин с вином, — и теперь сам поухаживаю за гостями. — Он наполнил вином четыре бокала. — Должен сказать, что очень рад вашему визиту, по этому случаю я отложил свою поездку в город.

Дерек стоял, смущенно переминаясь с ноги на ногу. Он кашлянул, чтобы прочистить горло. В первый раз Меган видела его таким застенчивым и робким. Она более внимательно посмотрела на Эндрю. В конце концов, не стоит делать поспешных выводов.

— Быть может, ты познакомишь меня со своей подругой? — Держа стакан в загорелой морщинистой руке, Эндрю подошел к Меган. — Это дитя приехало вместе с тобой, Дерек?

— Да. — Дерек поспешно подошел к Меган и обнял ее за талию. — Позволь представить, моя жена.

Из-под полуопущенных ресниц Меган с любопытством взглянула на него. Она была удивлена, с какой гордостью и уважением он представил ее своему другу.

— Жена? — Эндрю смотрел на нее с интересом. — Первый раз в своей жизни ты, кажется, совершил стоящий поступок. Пора уже перестать бороздить моря в разных направлениях и водить знакомство бог знает с кем. — Он неодобрительно покачал головой.

— Насколько мне известно, твоя юность протекала, мягко говоря, не менее бурно, — напомнил ему уже оправившийся от смущения Дерек.

— Ну, об этом лучше не вспоминать. Но нам с тобой надо поболтать. Без сомнения, мы утомили наших дам. — Он поспешно сменил тему, обратившись к Меган:

— Миссис Чандлер, как вы решились выйти замуж за этого проходимца?

— Сама не знаю, — со смехом ответила Меган.

Она увидела, как улыбка исчезла с его лица и из приветливого оно мгновенно стало угрюмым. Он отошел от нее к столу, наполнил бокал и поставил графин на стол с такой силой, что Меган испугалась.

— Англичанка! — Его голос был так груб, что Меган невольно вздрогнула. — Вот что получается, когда молодым людям разрешают самим делать выбор. Тебе не нравились девушки, с которыми тебя знакомила Рейчел! Ты должен был очертя голову привезти себе…

— Эндрю, — умоляюще прервала его Рейчел, — давай на этом остановимся. Ты уже довел молодую девушку до слез, может быть, теперь пора сесть за стол? — Взяв мужа под руку, она повлекла его к двери, жестом приглашая Дерека и Меган следовать за ними. — Ты сможешь закончить свою тираду позже, если захочешь.

— У меня что-то пропал аппетит, — мрачно проговорила Меган, не глядя на протянутую Дереком руку. Она бы убежала, если бы он не удержал ее.

— Не принимай Эндрю всерьез, — тихо произнес молодой человек, — его речи шокируют своей одиозностью. — Незаметно он подтолкнул ее к двери. — Кстати, в первое время нашего знакомства Эндрю почти не обращал на меня внимания, просто у него такая манера.

— Однажды я чуть не бросил его в реку, — услышав слова Дерека, со смехом признался Эндрю. — Простите меня, леди, язык мой — враг мой.

— Дорогая, Эндрю просто очень открытый и несдержанный человек, — поддержала мужа Рейчел.

— Вот именно, — подхватил Дерек, — почему-то Эндрю ненавидит всех англичан.

— Почему же? — холодно спросила Меган.

Не в ее правилах было задавать вопросы незнакомым людям, но тут она понимала, что объяснение необходимо.

— Однако какая маленькая патриотка. — Эндрю с одобрением посмотрел на нее. — Дело в том, девочка, что, будучи тринадцатилетним мальчишкой, я вступил в наш национальный полк и, даже не понюхав пороху, был захвачен англичанами. Английский офицер приказал мне почистить его грязные сапоги, и когда я вежливо отказался, — глаза Эндрю блеснули, — он поставил мне небольшую метку на лоб, чтобы я никогда не забывал о нем. — Эндрю указал на свой шрам.

— Теперь понятно, — пробормотала Меган. — А вы почистили его сапоги?

При этих словах Дерек и Рейчел замерли на месте.

— Что? — Эндрю внезапно рассмеялся. — А она у тебя остра на язык, Дерек. — Он галантно предложил Меган свою руку. — Давайте лучше продолжим наше знакомство за ужином.

С облегчением вздохнув, Рейчел и Дерек последовали за хозяином дома.

Гостям были предложены суп со специями, жареная утка, множество свежих овощей, поджаренный хлеб и сливовый пирог.

За ужином Дерек без умолку болтал с Рейчел, живо интересующейся подробностями его женитьбы.

Меган старалась не обращать внимания на этот неприятный ей разговор, но невольно прислушивалась к нему. Ее поразило, как уверенно Дерек отвечал на вопросы своей собеседницы. Она сама почти поверила, что он ее муж. Но вдруг девушка почувствовала странную неловкость. Подняв глаза, она встретилась с устремленными на нее внимательными глазами Эндрю. Отхлебнув вина, она, старательно изображая любящую жену, взглянула на Дерека. Он, между прочим, не так уж много лгал, отметила она про себя.

— Меган. — Низкий голос Дерека отвлек ее от безрадостных мыслей. — Ты плохо себя чувствуешь?

Рейчел пытается привлечь твое внимание уже несколько минут!

— Извините меня. — Меган со смущенной улыбкой взглянула на хозяйку. — Я задумалась и не слышала, о чем вы говорите.

— Ничего страшного, — улыбнулась Рейчел, — я просто хотела предложить вам пройти вместе со мной в гостиную, чтобы мужчины смогли насладиться послеобеденной сигарой и поболтать.

— Если мне не изменяет память, — Дерек не спеша взял стакан с вином и поднес его к губам, — вы сами часто присоединялись к нам после обеда. Я даже привез из Нового Орлеана пачку вашего любимого табака. — Он оглянулся на Меган, чтобы посмотреть, как она отреагирует на его слова.

Меган не разочаровала его. Изумлению ее не было предела; она читала о женщинах, которым нравился вкус и запах табака, но никогда не была лично знакома ни с одной из них.

— Спасибо за заботу, Дерек, но сегодня я, наверное, обойдусь без послеобеденной трубки, — проговорила Рейчел.

— Ни в коем случае, — внезапно вмешалась в их разговор Меган. — Я достаточно хорошо себя чувствую, чтобы вынести табачный дым. К тому же мне больше по душе, когда Дерек затягивается сигарой, а не сочиняет свои бесконечные истории.

— Сочиняет? — Казалось, Дерек обиделся. — Но ведь ты сама можешь подтвердить мои слова. — Он взял ее руку и поднес к губам. — Посмотри на мое честное лицо, разве оно может лгать? — Он состроил уморительную гримасу и сопроводил Рейчел в гостиную.

Усевшись с трубкой на диван, Эндрю благодушно спросил Меган:

— Может, вы расскажете нам одну из историй, которыми развлекал вас Дерек?

— Ну, например, — неуверенно начала девушка, — недавно он рассказывал мне о каком-то Натчезе Трейсе. — Она оглянулась на Дерека.

— Неужели вам известны все эти ужасные истории об ограблениях и убийствах? — Рейчел неодобрительно взглянула на Дерека.

— Да, он еще упоминал о человеке по имени Сэм Мейсон и о Малыше Харпе. Говорил, что они имели привычку грабить богатых торговцев. Признаюсь, что мысли об этих людях преследовали меня во время нашего путешествия, особенно по ночам… — Она взглянула на Рейчел и с удивлением заметила выражение гнева на ее лице. — Я сказала что-то не то? — неуверенно спросила Меган.

— О нет, — ответила Рейчел, — я просто считаю, что твой негодный муж сейчас же должен тебе кое-что объяснить и извиниться. — Поднеся к губам трубку, она гневно взглянула на Дерека.

— Что вы хотите этим сказать? — С недоумением Меган перевела взгляд с Рейчел на Дерека. — Неужели ты рассказывал все эти ужасные истории, только чтобы попугать меня?

— Нет, Меган, — заговорил Эндрю, — Дерек ничего не придумал и говорил вам чистую правду.

Дело в том, моя девочка, что Сэм Мейсон и Малыш Харп действительно известны самыми ужасными и кровавыми преступлениями, дорогу, на которой они грабили и убивали, прозвали Дорогой Ужаса. Но все это, к счастью, закончилось несколько лет назад, а об этом он умолчал. Так что Дерек действительно хотел напугать вас, миссис Чандлер.

— Но во имя всех святых, для чего ты сделал это? — Рейчел смотрела на Дерека широко открытыми глазами. — Дерек, как ты мог так бессовестно обманывать этого ребенка? — Она выпрямилась в кресле, ожидая ответа.

Дерек встал и подошел к Меган.

— Сегодня днем ты, Рейчел, сказала, что вы с Эндрю недавно ездили по этой дороге, и вам, наверное, хорошо знакомо то чувство беспокойства, которое охватывает там каждого путника. — Он поднял руку и провел пальцем по щеке Меган. — Должен вам сказать, что Меган была последнее время что-то слишком раздражительна и сварлива, и, хотя я уже привык к ее ворчанию в дневное время, Я совсем не хотел слышать его ночью. И вот, — он усмехнулся, увидев, как покраснела Меган, — мне пришлось придумать этот несложный план, чтобы некая леди почаще прижималась ко мне в ночные часы и молчала от страха. — Он поднес руку Меган к губам.

— Надеюсь, что твоя схема будет срабатывать и дальше. — Смеясь, Эндрю поднял бокал.

Его настроение передалось окружающим, и через несколько минут все уже весело хохотали.

— Лучше скажи мне, Дерек, — Эндрю отхлебнул вина, — каких лошадей ты привез с собой на этот раз? В прошлые годы у нас не было особенной конкуренции, и надеюсь, ее не будет и впредь.

— Дорогой Эндрю, — вмешалась Рейчел, — а не лучше бы вам обсудить ваших лошадей завтра?

Меган все еще не могла оправиться от смущения и только смутно воспринимала то, о чем говорили вокруг. Рука Дерека по-прежнему обнимала ее талию. Она изо всех сил пыталась сосредоточиться на общем разговоре, но мысли ее путались. Незаметно для себя она опустила голову на плечо Дерека и задремала.

— Наши разговоры наводят сон на твою женушку, Дерек. — Эндрю взглянул на сонную Меган. — Похоже, ты сделал правильный выбор, — тихо добавил он, — хоть она и англичанка.

— Зная тебя, Эндрю, это можно считать самым высшим комплиментом. — Дерек осторожно вынул стакан из пальцев спящей Меган и поставил его на стол. — Представляю, как она будет смущена завтра утром, когда узнает, что заснула во время «светских» разговоров.

— Ерунда, — рассмеялась Рейчел, — бедняжка просто устала. — Она посмотрела на Меган. — Ты не возражаешь, если я пошлю Лиззи помочь уложить ее?

— Это будет очень кстати. — Подняв Меган на руки, Дерек пошел с ней к двери, не заметив одобрительного взгляда, которым обменялись Рейчел и Эндрю.

Глава 16

Сидя за туалетным столиком, Меган мрачно разглядывала себя в зеркале. Из гостиной послышались музыка и смех, но она не обратила на это внимания.

Если бы кто-нибудь сейчас увидел выражение ее лица, то ни за что бы не догадался, что перед ним та самая гостья, в честь которой хозяева устраивали сегодня вечер. Но какое может быть веселье после того приведшего ее в шок открытия, которое она сделала сегодня днем?

Проснувшись утром, Меган не была особенно удивлена, увидев, что Дерека уже нет. Она подумала, что он, как и собирался, уехал вместе с Эндрю. Дерек не рассказывал ей о своих планах, но она предполагала, что они связаны с предстоящими скачками.

Быстро одевшись, девушка спустилась вниз, чтобы разыскать Рейчел, и нашла ее в саду.

— Доброе утро, Меган, — с улыбкой приветствовала свою гостью Рейчел. — Ты уже позавтракала?

— Спасибо, я не голодна.

Рейчел наклонилась, чтобы рассмотреть какое-то растение.

— Многие говорят, что я неплохо готовлю.

— Ваша кухня превосходна, — поспешно сказала Меган. — Просто по дороге я почувствовала дурноту, и у меня сейчас совсем нет аппетита. — Она присела рядом с Рейчел. — Я могу вам помочь?

Может быть, работа в саду как-то взбодрит меня.

Они возились в саду до тех пор, пока приближающийся стук копыт не отвлек их. Жаркое полуденное солнце напомнило женщинам, что близится время обеда.

— Наверное, это наши мужчины. — Рейчел распрямила уставшую спину. — Эндрю постоянно говорит мне, что я уже слишком стара для такой работы, но я очень люблю заниматься садом. А сейчас нам лучше поспешить в дом, чтобы успеть привести себя в порядок перед обедом.

Меган резко выпрямилась, но тут же пожалела о своей поспешности: внезапная боль внизу живота за. ставила ее опуститься на землю.

— Меган! — Рейчел бросилась к девушке. Что с тобой, дорогая?

— Я… я не знаю. Какая-то странная боль и слабость, — с трудом проговорила Меган, прижав руку к животу.

— Надо уйти с этого жаркого солнца, давай я помогу тебе. — Рейчел взяла Меган за руку и повела ее в тень раскидистого дерева. — Пойду позову Дерека, чтобы он отнес тебя в дом. — Она уже собиралась уйти, но Меган схватила ее за руку:

— Пожалуйста, не уходите. Мне нужно только несколько минут, со мной все в порядке. Не надо беспокоить Дерека попусту.

Рейчел опустилась рядом с ней.

— Как неосмотрительно с моей стороны было выходить на такое яркое солнце без шляпы. Если Дерек узнает, он обязательно отругает меня. — Меган покачала головой.

— Мне кажется, дело не только в солнце.

— Что вы имеете в виду? — Меган недоуменно взглянула на Рейчел.

— Просто мне знакомы некоторые симптомы…

— Симптомы? — Брови Меган удивленно взлетели вверх, но потом смысл сказанного дошел до нее, и она густо покраснела. — Вы думаете, что я… — Девушка с изумлением и растерянностью взглянула на свой живот.

— Мне кажется, что у вас с Дереком скоро появится сын или дочка. — Рейчел тихо пожала руку Меган. — Это объясняет твою слабость и потерю аппетита. Женское чутье подсказывает мне, что дело здесь не только в солнце. Я думаю, ты беременна. — Встав, она помогла подняться Меган. — Я так рада за тебя, дитя мое. Господь не послал нам с Эндрю детей. У нас есть приемный сын, и мы вырастили двоих племянников. Несмотря на то что мы нежно любим всех наших мальчиков, я убеждена, что нет в мире большего счастья, чем иметь своего ребенка, плод любви между мужчиной и женщиной. Ты счастливица, что можешь сделать Дереку такой дорогой подарок. — Ее глаза заблестели от слез. — Когда ты собираешься сообщить ему радостную новость?

— Я… я не знаю. — Меган все еще не могла прийти в себя.

Она вспомнила приступы тошноты и головокружения, которые случались с ней в последнее время довольно часто, вспомнила, что у нее уже два месяца была задержка. Странно, почему она никогда не думала о том, что может забеременеть? Что ей теперь делать и как отнесется Дерек к этой новости? Она отвернулась, пряча от Рейчел свое расстроенное лицо.

Почему-то именно сейчас она вспомнила подробности их последней ночи на речном пароходе. Дерек говорил, что после возвращения в Чандалару он хочет куда-то ее отправить. Если она скажет ему о беременности, он может изменить свои планы и оставить ее в Чандаларе из жалости к ребенку. Она готова принять его любовь, но не жалость. Нет, она и словом не обмолвится о своем положении.

— Меган, — обеспокоенно спросила Рейчел, — с тобой все в порядке? Ты чем-то расстроена?

— Нет, я просто немного удивлена. Мы с Дереком женаты всего несколько месяцев и совсем не думали о детях, — поспешила объясниться она. — Рейчел, я могу попросить вас не говорить об этом Дереку, мне нужно немного времени, чтобы привыкнуть к…

— Дорогая, я не собираюсь портить твой сюрприз. — Рейчел даже обиделась. — Но надеюсь, что ты расскажешь ему об этом до вашего отъезда в Чандалару. Мы с Эндрю очень любим Дерека и будем счастливы разделить с ним эту радостную новость. — Она нагнулась, чтобы поднять букет цветов, собранных ею для украшения обеденного стола. — Нам пора идти. Наверно, мужчины уже заждались нас.

Рейчел пошла по тропинке к дому, и Меган последовала за ней.

Рейчел сдержала свое слово и ничего не сказала Дереку о ребенке. Она только рассказала ему о том, что Меган перегрелась на солнце и почувствовала себя плохо.

Меган обожала танцы и добилась от Дерека согласия протанцевать с ней один танец на вечере, который Рейчел и Эндрю устраивали в ее честь.

После обеда двустворчатые двери между гостиной и столовой были распахнуты настежь, а мебель отодвинута к стене. Прибыли музыканты, и вечер начался. Несколько пар уже кружились в вальсе, когда Меган спустилась из своей комнаты. Она остановилась у стены, глядя на танцующих, а между тем ее взгляд блуждал по комнате в поисках Дерека.

— Дерека здесь нет, — сказала подошедшая к ней Рейчел и указала на входную дверь, — они в гостиной с Эндрю и другими гостями обсуждают скачки. Это выше моего понимания. Мужчины, на мой взгляд, слишком много внимания уделяют этой пустой забаве.

Меган нетерпеливо топнула ногой.

— Но Дерек обещал мне танец, и я хочу напомнить ему об этом. — Она направилась к двери, но на пороге вдруг в нерешительности остановилась. До ее слуха донеслись мужские голоса.

— Скажи-ка, Чандлер, тут ходят слухи, что ты привез с собой пару очень хороших лошадей. Это правда?

Меган, чтобы лучше слышать, осторожно прильнула к двери.

— Я привез сюда своего Троянца. Думаю, он задаст жару вашим породистым лошадям. — Взглянув в направлении двери, Дерек заметил выглядывающий из-под нее край голубого платья. Усмехнувшись, он заговорил опять:

— А еще я привез великолепную лошадь своей жены.

— Мы посмотрели этого жеребца, — произнес Бэрвелл. — Да, что и говорить, такого красавца мы еще не видели. — Он на мгновение замолчал, а потом продолжил:

— Но мне вот что интересно: почему ты не заявил его на скачки? Может быть, правда то, о чем судачат? — Он многозначительно хихикнул.

— И о чем же здесь судачат? — безразличным тоном спросил Дерек.

— А о том, что твоя жена не разрешает тебе ездить на этом жеребце. — Он громко расхохотался. — Конечно, я этому не верю, — продолжал он, — настоящий мужчина никогда не позволит женщине собой командовать.

— Смею напомнить, — мрачно заметил Дерек, — это мое дело, и тебе не стоит о нем так волноваться.

— Послушайте, господа. — Видя, что разговор принял неприятный оборот, Эндрю решил вмешаться. — Мы и так слишком долго задержались. Наши дамы, наверное, соскучились.

Подобрав юбки, Меган поспешила обратно в гостиную, чтобы не встретиться с Дереком у дверей. Но среди мужчин, вернувшихся в дом, Дерека не было, и она, решив поискать его, вышла на крыльцо. Однако на улице было уже темно, и его нигде не было видно.

Куда он мог запропаститься? Внезапно Меган уловила слабый запах сигары Дерека, и этот запах привел ее в сад. Со скрещенными на груди руками он стоял, прислонившись к дереву, и взгляд его был устремлен вверх, к звездам. Казалось, молодой человек не заметил ее появления. Она смотрела, как он поднес сигару к губам и затянулся.

— Ты собираешься стоять здесь всю ночь? — обратился он наконец к Меган. — Или ты хочешь мне что-то сказать? — Его голос звучал сердито, но в глазах светилась нежность.

— Как ты узнал, что это я? Ведь здесь темно, и к тому же ты смотришь на звезды, а не на меня.

— Милая, если бы я даже был слепым и меня поместили в комнату с тысячью девушек, я бы смог тебя отыскать. — Бросив сигару, Дерек взял ее руки в свои. — Ты обладаешь собственным ароматом, который я узнаю из тысячи запахов. — Он улыбнулся, и его лицо просветлело.

Меган счастливо рассмеялась.

— Я тоже нашла тебя по запаху.

— Что ты имеешь в виду?

— Сигару, разумеется.

— Ужасная привычка. Надо с ней покончить. И все же, моя милая, ну-ка признавайся, зачем ты пошла меня искать? — Нежно глядя на нее, он снова прислонился к дереву.

— Ты обещал мне. — Она ритмично покачивалась в такт доносившейся из открытых окон музыке. — Обещал мне танец.

— Да, нельзя давать никаких обещаний. — Дерек рассмеялся. — Придется присоединиться к обществу. — Он галантно предложил ей руку.

— Я могу тебе чем-то помочь? — пытаясь разгладить морщинки, пальчики Меган прикоснулась к его лбу.

— Танцевать? — Он скорчил гримасу.

— Не считай меня дурочкой — я имею в виду совсем другое. Мне бы хотелось помочь тебе.

— Если разговор о скачках, то ты права — они очень важны для меня. Но не стоит беспокоиться. Я очень благодарен за заботу, однако, боюсь, тут ты бессильна. — Он взял ее руку, все еще гладившую его лицо, и прижал к губам. — Не спрашивай ни о чем, — внезапно прошептал он и нежно притянул ее к себе.

Она потерлась щекой о плечо Дерека, прислушиваясь к ровному ритму его сердца.

— Ты хотела спросить, почему скачки так важны для меня, но я вряд ли смогу это объяснить.

— Постарайся, — тихо прошептала Меган.

Он посмотрел ей в глаза. В лунном свете они сверкали, словно изумруды.

— Может быть, это началось еще в детстве.

Когда стали известны подробности моего рождения, каждый старался уязвить мое самолюбие или оскорбить меня. С раннего возраста я научился отстаивать свою честь — мне было не больше семи.

— Что-нибудь произошло с тобой? — тихо спросила она.

— Один из молодых помещиков сказал гнусность о моей матери. Пришлось проучить негодяя. — Меган увидела, как от воспоминаний вспыхнули его глаза.

— Что произошло?

— Я отхлестал этого наглеца так, что он не мог стоять на ногах и, весь окровавленный, уполз, извиваясь, как гадюка. — Голос Дерека звучал спокойно, но широкие плечи вздрогнули при мысли о пережитом унижении, — Мне пришлось завоевывать свои права кулаками. И я не успокоюсь до тех пор, пока не докажу всем этим томасам бэнбриджам и кевинам бэрвеллам, что то, кем человек стал в своей жизни, важнее его происхождения. — Он устало улыбнулся. — Видишь, это не так-то просто выразить словами.

— Я поняла тебя, — серьезно сказала Меган. — И ты не прав, когда думаешь, что я не в силах тебе помочь. Чемпион выиграет эти скачки. Я знаю, он сможет это сделать! — взволнованно проговорила она.

— Я изъездил все окрестности, пытаясь найти человека, который мог бы скакать на Чемпионе, но, боюсь, что ты испортила его, — он всех сбрасывает.

Меган расхохоталась.

— Просто эти люди не умеют ездить на настоящей лошади. — Что-то обдумывая, Меган немного помолчала, а потом продолжила:

— Я знаю, что делать. На Чемпионе будешь скакать ты.

— Может быть, ты забыла, что твой друг выражает неудовольствие, когда я сажусь на него верхом.

Кроме того, мой вес уменьшит его скорость.

— Возможно, — согласилась Меган, — но попытаться-то никто не мешает. Пойдем в конюшню?

Взяв Дерека за руку, она потащила его по тропинке, и ему не оставалось ничего другого, как последовать за ней.

Так, держась за руки, они и вошли в конюшню.

Меган подождала у двери» пока Дерек не зажег лампу, осветившую все стойла.

— Не могу отрицать, что мое любопытство возбуждено. — Глаза молодого человека весело блеснули при свете лампы. — Если бы я не знал тебя так хорошо, я бы стал подозревать, что ты заманила меня сюда исключительно для…

— Я никуда тебя не заманивала, — с негодованием в голосе перебила его Меган, — но если тебе неинтересно, мы можем вернуться в дом. Я буду танцевать с Эндрю, если, конечно, ты не возражаешь. — Она тряхнула кудрями и сделала вид, что собирается уйти.

— Минутку, моя нетерпеливая леди. — Дерек схватил ее за руку. — Неужели я шел сюда зря? Или ты раскроешь мне свой маленький секрет, или… — Он многозначительно посмотрел на нее.

— Возьми свое седло, — скомандовала Меган.

— Что? Неужели ты собираешься ехать на прогулку в самый разгар вечеринки, которую Эндрю и Рейчел устроили специально для нас?

Вместо ответа Меган нетерпеливо топнула ногой.

Некоторое время Дерек изучающе смотрел на нее, потом, поняв, что чем раньше подчинится ее желанию, тем скорее они вернутся в бальную залу, он пошел за упряжью, а когда вернулся, то увидел, что Меган уже вывела Чемпиона из стойла.

Девушка стояла рядом с жеребцом, что-то тихо приговаривая. Повернувшись к Дереку, она лукаво улыбнулась.

— Все в порядке. Ты можешь седлать его.

— Дорогая Меган, сегодня я предпочел бы не иметь дела с твоей милой лошадкой.

— Ты ничего не понимаешь. — Меган настойчиво потянула его за руку. — Чемпион очень хочет, чтобы ты оседлал его.

— Это он тебе сам сказал?

Чемпион, не обращая на них внимания, потянулся к лежащей на полу соломе.

— С ним действительно надо уметь разговаривать. — Взяв уздечку, она надела ее на Чемпиона. — Теперь он не взбрыкнет.

На лице Дерека появилось скептическое выражение, однако он осторожно шагнул вперед.

— Я все-таки не понимаю, почему ты думаешь, что сегодня он разрешит мне сесть на себя. Если помнишь, несколько недель назад я потерпел фиаско.

Чандлер криво усмехнулся, но, посмотрев на полное решимости лицо Меган, отбросил свои сомнения и быстро вскочил на Чемпиона. Он подумал, что конь попытается сбросить незнакомого седока, но тот даже не пошевелился. Дерек выехал в широкие ворота и несколько раз рысью обогнул двор. Поняв, что Чемпион слушается его, он вернулся в конюшню и, соскочив с лошади, крепко обнял Меган.

— Я не знаю, что у тебя за методы убеждения лошадей, но ты оказалась права. — Меган попыталась ответить, но он закрыл ей рот ладонью. — О женщины! Может, ты хоть раз дашь мне закончить предложение? Я собирался просить у тебя разрешения участвовать в скачках на твоем Чемпионе в следующую субботу. — На его лице появилась знакомая ей озорная улыбка, противиться которой она не могла. — Как ты на это смотришь?

— Если бы мне этого не хотелось, я бы не привела тебя в конюшню.

Испустив крик радости, который, наверное, было слышно в городе, Дерек поднял ее на руки и закружил по проходу.

— Разве я не обещал сегодня потанцевать с тобой? — Он нежно поцеловал ее полуоткрытые губы.

— А я-то уже испугалась, что ты принадлежишь к породе мужчин, которые бросают свои слова на ветер. — Она поспешила выскользнуть из его объятий, боясь, что, если он опять схватит и закружит ее, то ей уже не справиться с тошнотой.

— Мое слово крепче гранита. Мы обязательно потанцуем с тобой, а еще я обещаю тебе ночные скачки, о которых ты не скоро забудешь. — Поцеловав ее в губы, он стал снимать с Чемпиона седло и сбрую.

Когда приехали Дерек, Меган и Джексоны, все места на бегах были уже заняты. Весь округ собрался, чтобы посмотреть на скачки. Там и здесь бегали дети, не обращая внимания на сердитые призывы родителей, которые беззаботно расположились на одеялах, отдыхая после сытного ленча. Позади Меган услышала нетерпеливое ржание лошадей.

— Нервничаешь? — шепотом спросила она Дерека, когда он ссаживал ее на землю.

— И не говори, старушка. — Он усадил ее чуть поодаль от толпы. — Отсюда тебе все будет видно.

Хорошо, что ты не забыла надеть шляпку, — думаю, сегодня будет настоящее пекло. — Молодой человек помахал потерявшим их из вида Рейчел и Эндрю рукой. — Обещай мне, что, если тебе станет слишком жарко, ты вернешься в экипаж.

— Не волнуйся, Дерек, я прослежу, чтобы ничего не случилось с твоей красавицей женой, — проговорила подошедшая к ним Рейчел.

— Спасибо, Рейчел. Я знаю, что на тебя можно положиться. Ну что ж, Эндрю, нам пора к лошадям.

— Ты выглядишь так воинственно, что вряд ли кто-нибудь осмелится тягаться с тобой, — рассмеялся Эндрю, и они направились туда, откуда слышалось ржание лошадей.

— У нас еще есть добрых полчаса перед началом первого заезда, — сказала Рейчел.

Меган повернулась к ней.

— Я не могу дождаться, когда они начнут.

— По-моему, тебе не следует так волноваться, — мягко заметила Рейчел.

— Ты права, но я ничего не могу поделать. — Девушка беспомощно развела руками.

— Может быть, выпьешь стакан холодного лимонада? — предложила Рейчел. — У нас есть много всякой снеди, но Дерек и Эндрю никогда не едят перед скачками. Я подумала, что лучше дождаться их и всем вместе отметить победу праздничным пикником.

— Прекрасно, — согласилась Меган. — Пока, пожалуй, я только немного попью.

Юная леди взяла стакан и стала рассеянно пить из него, ища глазами Дерека. Скоро она увидела его — он разговаривал с друзьями.

Всю последнюю неделю Чандлер упорно работал с Чемпионом, уча его разным приемам и, главное, давая привыкнуть к себе и своему весу.

— Меган, скачки начинаются! — крикнула Рейчел.

Девушка с волнением взглянула на стартовую черту. Дерек уверенно сидел на Чемпионе, в углах его рта залегли жесткие складки. Он нашел Меган глазами и улыбнулся ей. Меган улыбнулась в ответ, тогда Дерек прижал пальцы к губам и послал ей воздушный поцелуй.

Прозвучал выстрел, и скачки начались. Лошади должны были дважды промчаться по круговой дорожке, и до того как Дерек пересек финишную линию, на целый корпус опередив своего соперника, Меган успела охрипнуть от крика.

Когда скачки закончились, Меган поспешила к Дереку, чтобы поздравить его с победой, но, подойдя к конюшне, не смогла пробраться через толпу, окружившую победителя. Решив подождать, пока народ начнет расходиться, она оглянулась по сторонам и вдруг увидела, как Кевин Бэрвелл в ярости стегает кнутом своего жеребца. Придя в полное негодование, девушка кинулась к нему. Но ей преградили дорогу:

Дерек направил Чемпиона как раз наперерез ей. Остановившись, он наклонился и сильной рукой поднял ее к себе в седло.

— Неужели победитель не заслужил поцелуя? — Не ожидая ответа, он прильнул к ее губам, а толпа ревела и свистела, приветствуя его поступок.

Его губы перебрались к ее уху, и он прошептал:

— Я знаю, ты не можешь видеть, как бьют животных, но при данных обстоятельствах мы бессильны.

— Но…

Меган обернулась, чтобы посмотреть на него, и была удивлена, увидев, как потемнело от гнева его лицо. Значит, кое в чем они все-таки похожи.

Перестав бить свою лошадь, Бэрвелл направился к ним.

— Спешу поздравить вас с победой. Это были великолепные скачки! Ты управлял лошадью, как бог. — Остановившись перед Чемпионом, Бэрвелл с восхищением потрепал его по гриве. — Скажи, а ты не хочешь продать своего красавца? Я бы мог предложить хорошую цену.

— Чемпион не продается, — отрезала Меган.

Бэрвелл бросил на Меган пренебрежительный взгляд, потом снова обратился к Дереку:

— Повторяю, я готов заплатить приличную сумму.

— Ты должен извинить мою жену за несдержанность, Бэрвелл. — С легкой укоризной посмотрев на Меган, Дерек соскочил с лошади на землю.

— Значит, ты согласен продать эту лошадь? — обрадовался Бэрвелл.

— Нет! — выкрикнула Меган. — Чемпион принадлежит мне! Я видела, как вы обращаетесь со своими животными, мистер Бэрвелл, и если я даже надумаю продать своего коня, то не вам!

Перекинув ногу через седло, она сжала коленями бока Чемпиона, и тот сделал внезапный скачок вперед, обдав стоявшего рядом Дерека комьями земли из-под копыт, и понесся вдоль дороги. Меган направила лошадь к лесу, около которого она заметила тропинку. Ветки деревьев хлестали ее по лицу, а на глаза наворачивались слезы. Как мог Дерек предать ее? Как она может любить человека, который так мало думает о ней? Который хочет продать ее любимого и преданного друга?

Меган не имела представления, как долго она скакала. Ее единственным желанием было увести лошадь подальше от Дерека. Чемпион — единственное, что у нее осталось, и она не смогла бы вынести разлуки с ним. Ей бы только найти гостиницу, где можно было бы переночевать и собраться с мыслями…

Но ведь у нее нет денег! Что же делать? И тут Меган вспомнила о своем обручальном кольце. За него могут заплатить кругленькую сумму, которой хватит на первое время, а потом она подыщет себе приличную работу.

Мысли девушки были прерваны стуком копыт, который приближался к ней сзади. Кто-то быстро догонял ее. В отчаянии она пришпорила Чемпиона.

Однако стук копыт приближался, и Меган поняла, что через мгновение ее догонят. Не прошло и нескольких секунд, как сильные руки вырвали у нее поводья.

Ей не нужно было оборачиваться, чтобы узнать своего преследователя.

Лошади остановились, и Дерек соскочил на землю. Не особенно вежливо он стащил Меган с седла и поставил рядом с собой.

— Меган, ты просто идиотка! — Эхо его окрика отдалось в лесу, и с ветки ближайшего дерева взлетела испуганная птица. — Ты что, хочешь, чтобы тебя убили? — Он яростно тряхнул ее.

Меган изо всех сил пнула его ногой и замахала кулачками, но он крепко держал ее, и, не в силах сдержать отчаяние, она впилась ногтями ему в лицо.

Выругавшись, Дерек швырнул девушку на землю.

Видя, что из оцарапанной щеки молодого человека сочится кровь, Меган пожалела о своем порыве.

— Опять эти глупые, безответственные выходки! — в гневе воскликнул он. — Черт возьми, о чем ты вообще думаешь?

Слезы брызнули из ее глаз, она не могла говорить.

— Я… я думала, что ты собираешься продать Чемпиона этому ужасному человеку! — рыдая призналась Меган. — Я никогда не смогу с ним расстаться.

Опустившись перед ней на одно колено, Дерек заглянул в мокрое от слез лицо.

— Почему ты так легко веришь в то, что я собираюсь обидеть тебя? Разве с тех пор, как мы покинули Англию, я не забочусь о тебе?

— Заботишься, — всхлипывая, словно ребенок, ответила она.

— Чемпион не принадлежит мне, Меган, и я вовсе не собирался продавать лошадь Бэрвеллу.

— Как он смел так разговаривать со мной?

— Мало того, что ты меня до смерти испугала своей выходкой, я к тому же был вынужден вычеркнуть Троянца из следующего заезда и заплатить штраф.

Такой поступок не улучшит моей репутации, поверь мне. Придется тебя наказать, чтобы впредь неповадно было. — Он озорно взглянул на нее.

Меган попыталась вырваться из его рук.

— Нет уж. — Он сильнее сжал ее талию. — Теперь ты от меня не убежишь.

— Что… что ты собираешься делать? — встревоженно спросила Меган.

— Я просто собираюсь отшлепать тебя, дорогая, — спокойно объяснил он. — Это должен иногда делать каждый муж, чтобы выбить дурь из головы жены.

Сев на поваленное дерево, он перекинул ее через колено.

— Пожалуйста, не надо! — Ее крики эхом отдались в глубине леса.

— Не хочешь? Тогда постарайся привести мне веские доводы, почему я не должен преподать тебе маленький урок, который ты честно заслужила, — бесстрастно поинтересовался он, занося руку для первого шлепка.

— Ребенок! — в отчаянии крикнула Меган. — Ты можешь искалечить ребенка!

Рука Дерека застыла в воздухе, потом медленно опустилась. В испуге он помог ей сесть. Дрожащими пальцами она вытерла слезы.

— Ребенок?! — ошеломленно повторил Дерек.

Меган кивнула.

— Ты уверена?

— Да.

— Когда ты об этом узнала?

— Несколько дней назад. По неопытности я не понимала причин своей слабости и тошноты.

Мне подсказала Рейчел. — Отвернувшись, она опустила голову.

— А когда… когда должен родиться ребенок? — Дерек все еще не мог прийти в себя от неожиданности.

— В начале будущего года. В феврале, я думаю, — тихо ответила Меган.

— Так. — Глубоко вздохнув, он поднялся на ноги. — Рано или поздно это должно было случиться — Значит, список моих провинностей пополнился еще одним пунктом, — невесело усмехнулась она.

— Меган. — Он взял ее за руку и заглянул ей в лицо. — Ты не хочешь этого?

Не в силах ответить, Меган опустила глаза.

— Понимаю. Ты боялась, что меня огорчит известие о ребенке.

— Это действительно так?

— Я просто изумлен, хотя, если здраво подумать, иначе и быть не могло. Так что… Так что мне это даже нравится.

— Правда? — Меган пристально посмотрела на Дерека.

— Конечно. Разве мужчина не должен гордиться, что у него появится наследник? — Взяв ее за руку, он встал и направился к лошадям.

— Бывает, что этим не особенно гордятся.

— Все бывает, — согласился Дерек. — Но не забывай, что я вырос без отца и совсем не хочу, чтобы такая же судьба выпала на долю моего сына.

— А ты уверен, что родится сын?

— Конечно, — улыбнулся он. — Ты просто не осмелишься родить мне кого-нибудь другого. — Заметив ее унылый взгляд и мысленно выругав себя за черствость, Дерек с нежностью посмотрел ей в глаза. В них не было прежнего блеска и веселья, и у него сжалось сердце. — Впрочем, я согласен и на дочку, потому что она будет такая же красивая, как ее мама.

Тыльной стороной ладони он провел по ее лицу.

Радостно взмахнув ресницами, Меган схватила его за руку.

— Тебе правда не важно, кто родится?

— Конечно, нет. Постарайся родить ребенка крепким и здоровым, и я буду счастлив, что у него мое имя.

Он поднял ее, чтобы посадить на коня, но, повинуясь внезапному порыву, она обвила руками его шею и поцеловала в губы.

— А я буду счастлива стать матерью твоего ребенка, — тихо проговорила Меган.

Вечером этого дня Меган, стоя у дверей Приюта Отшельника, прощалась с Дереком.

— Ты едешь надолго? — Она рассеянно поправила воротник его рубашки.

— У Эндрю есть дела в городе, и я хочу поехать с ним. Думаю, что вернусь не поздно, но если ты устанешь, не жди меня и ложись спать. Тебе не стоит переутомляться. — Он многозначительно взглянул на ее живот.

— Я не буду, — пообещала Меган.

Дерек нежно поцеловал ее полуоткрытые губы, потом повернулся и стал спускаться по ступенькам.

Меган смотрела, как он вскочил на Троянца, помахал ей рукой и поскакал к ждавшему его у ворот Эндрю. Закрыв дверь, она направилась в гостиную, где Рейчел, сидя на диване, мирно попыхивала трубкой Улыбаясь, Меган села рядом с ней и взялась за шитье детской рубашечки.

— Значит, ты все-таки сказала ему. — Рейчел подняла глаза на Меган.

— д3 — Он не выглядит слишком огорченным этой новостью. — Опустив трубку, Рейчел внимательно взглянула на Меган.

— Нет, он был очень рад. — Меган подняла рубашечку, чтобы рассмотреть свою работу. — Я знаю, вы считаете, что я по глупости скрывала от него эту новость.

— Не глупости. Ты поступила, как всякая молодая женщина, которая опасается за свой брак. Бывает, что молодые мужья не рады перспективе стать отцами, но я понимаю Дерека. Уже много лет он — наш любимец, и мы знаем его больше, чем его друзья, и, наверное, немного больше, чем ты, моя дорогая. Конечно, нас удивило известие о его женитьбе, потому что он всегда считал себя убежденным холостяком.

Но увидев вас вместе, мы с Эндрю согласились, что женитьба на тебе — самый мудрый его поступок.

Дерек по-настоящему привязан к тебе, и я ни секунды не сомневалась, что новость о ребенке только обрадует его.

— Пожалуй, мне надо больше доверять ему, — пробормотала Меган.

— Мужчины немного смешные существа, но Эндрю мне вряд ли кто-то заменит. — Рейчел рассмеялась и встала. — Я так устала от этих скачек, что, если ты не возражаешь, пойду спать.

— Конечно-конечно, я тоже немного посижу и лягу.

— Могу я что-нибудь сделать для тебя?

— Очень бы хотелось принять ванну, если это вас не затруднит.

— Какие трудности? Я просто пришлю к тебе Лиззи. Меган… — Рейчел помедлила у двери.

— Что?

— Ты очень понравилась нам с Эндрю. У Дерека была трудная жизнь, и мы рады, что он проявил такой хороший вкус в выборе жены. — Ее голос звучал тепло и искренне.

— Спасибо.

— Не нужно меня благодарить, ведь я просто сказала правду. Отдохни хорошенько за ночь, а утром увидимся.

— Спокойной ночи. — Меган смотрела, как закрылась дверь гостиной, потом перевела взгляд на детскую рубашечку, лежащую у нее на коленях.

Безуспешно она пыталась отогнать от себя мысль о том, что ее будущий ребенок родится не от счастливого брака, а от связи, которая удерживается только страстью к ней Дерека и ее собственным нежеланием расстаться с ним. Несколько часов назад она попыталась разорвать эти отношения, но не смогла. Зачем лгать себе самой? Она не в силах оставить Дерека.

— Ах, если бы он по-настоящему женился на мне, — безнадежно вздохнула она.

Мысль о том, что ее ребенок должен стать незаконнорожденным, приводила Меган в отчаяние не меньше, чем ложное положение, которое она сейчас занимала. Каждый день ей приходилось лгать, приходилось обманывать Джексонов, которые так тепло отнеслись к ней. Что будет, если они узнают правду?

Вздохнув, Меган стала медленно подниматься по лестнице. Как она и ожидала, в ее комнате уже была приготовлена ванна с теплой водой. Лиззи была рядом, чтобы прислуживать Меган, но она отпустила служанку, уверив ее, что все сделает сама.

Раздевшись и сев в теплую воду, Меган с наслаждением вздохнула. Она уже начала мыться, когда появился Дерек.

— Могу я предложить вам свою помощь, миледи? — Тихо прикрыв дверь, он вошел в комнату.

— Спасибо, но я пока в силах справляться сама.

Дерек поставил на кровать поднос, который был у него в руках, и, взяв стул, уселся рядом с ванной.

— Я и не сомневаюсь, но, быть может, вы позволите мне помочь вам? — Он наклонился, чтобы поцеловать Меган, но она, почувствовав запах алкоголя, непроизвольно оттолкнула его от себя.

— Ты пьян!

— Только совсем немножко.

— А как же ваши с Эндрю важные дела?

— Все улажено. — Дерек наклонился и поцеловал ее в губы. — Мы слегка отметили мою победу.

— Слегка! — воскликнула Меган.

— Угу. — Взяв мыло и мочалку из ее рук, он пошатнулся на стуле. — Конечно, по-настоящему мы отметим это позже. — И подмигнул ей. — Именно поэтому выпито было немного.

— Как тебе не стыдно, — разозлилась Меган, — Рейчел отчитает тебя за то, что ты спаиваешь Эндрю, и будет совершенно права.

— Это была его идея. — Наклонившись, Дерек стал тереть ей спину. — Он предложил зайти в одну таверну в Нэшвилле, чтобы отметить мою победу.

— Твою победу! — Меган даже привстала в ванной, расплескав воду. — Ах ты хвастун! — Она вырвала мочалку из его рук и, прежде чем он успел что-либо сообразить, бросила ее в его удивленное лицо. — Ты хвастаешь о своем подвиге на каждом углу, как чванливый петух, и думаешь, что имеешь па меня какие-то права только потому, что сделал мне ребенка! Для этого не надо много мозгов, и это вовсе не значит, что я должна подчиняться тебе!

Чтобы заставить девушку замолчать, Дерек схватил ее и понес к кровати. Меган пыталась сопротивляться, но он повалил ее на постель и прижал к ней своими сильными руками. В его глазах, красных от вина, светилось веселье.

— Крошка, я не дам тебе испортить этот вечер своим злым язычком. Если у нашего ребенка будет материнский характер, я обречен. — С преувеличенным отчаянием Дерек покачал головой. — Сейчас я тебя прощаю, но если услышу еще хоть одно слово ругани, то отведу в конюшню и привяжу к стойлу с ослом, чтобы ты всласть наговорилась с достойным тебя собеседником.

— Хорошо, я буду паинькой, — пообещала Меган, — не надо злиться.

Несколько минут Дерек, молча улыбаясь, смотрел на нее, а потом сказал:

— Как я могу злиться на ту, для которой собираюсь устроить праздничную вечеринку?

— Что за вечеринка? — Меган поправила ворот его рубашки. — Где она будет?

— В объятиях твоего любовника, дорогая. — Дерек направился к подносу со стаканами и бутылкой.

— Шампанское?

— Тебя это удивляет? Неужели я не могу поздравить мать своего ребенка?

— Я не пила шампанского со времени своего обру… с тех пор, как мы уехали из Лондона.

Меган взбила подушки и, закутавшись в полотенце, собиралась выпить, но Дерек остановил ее:

— Минуту, я хочу произнести тост. — Он поднял бокал. — За нашего сына или дочку! Пусть он или она унаследует красоту своей матери и обаяние, ум, в общем, все достоинства своего…

— Ты неисправим! — засмеялась Меган.

Быстро опорожнив бокал, Дерек заставил и Меган выпить до дна. Потом он снова потянулся к бутылке, но Меган накрыла свой бокал рукой.

— Сэр, вы хотите усыпить мою бдительность?

— Честно говоря, я это тоже имел в виду, — признался он.

— Но зачем?

— Мне кажется, что если тебе немного выпить, то ты будешь меньше сопротивляться.

— О Дерек, если бы ты мне не нравился, — Меган приложила руку к своему животу, — то мы бы не смогли сотворить это чудо. — Она посмотрела на его растроганное лицо. Ее глаза остановились на царапине, которая пересекала его щеку, и она инстинктивно дотронулась до нее пальцем. — Уверена, ты надолго запомнишь сегодняшний день.

— Ничего страшного. — Он поднес к губам ее руку. — Скоро все будет в порядке.

— А вдруг здесь останется безобразный шрам? — Она мысленно проклинала себя за свое поведение. — Прости меня.

— Ей-богу, не стоит огорчаться. Шрам только придаст мне мужественности. Все меня будут расспрашивать, в какой битве я его получил, и я стану центром внимания. Надо сочинить какую-нибудь трогательную историю. — Он искоса взглянул на нее.

— Перестань. — Меган покачала головой.

— Хорошенькие девушки захотят меня утешить…

— Если ты и дальше будешь испытывать мое терпение, то на другой твоей щеке тоже появится рисунок моих ногтей, — предупредила она.

— Я уже все испытал — и силу твоих чар, и силу твоего гнева. Первое мне нравится гораздо больше, чем второе. — Дерек снял с нее полотенце и бросил его на пол. — Пока еще почти ничего не заметно. — Он погладил ее живот.

— О Дерек, это будет, наверное, так ужасно! Я стану толстой и безобразной, — огорченно сказала она.

— Совсем нет. — Дерек добродушно рассмеялся. — Для меня ты никогда не изменишься. — Он нагнулся, чтобы поцеловать Меган, и рука его стала медленно ласкать ее грудь. — Я думаю, что немного упражнений не повредит малышу, — целуя нежные бутоны ее сосков, пробормотал Чандлер.

— А о его матери ты не подумал? — с наигранным негодованием спросила она.

— Его? — Дерек удивленно поднял бровь.

— Мне больше хочется мальчика.

Глава 17

Проснувшись ночью, Дерек увидел, что Меган исчезла. Быстро натянув брюки и рубашку, он выскочил из комнаты и сбежал по лестнице. Выбежав из дверей, он почти сразу заметил ее. Меган стояла, прислонившись к большому дубу, и смотрела на луну. Когда он подошел к ней и обнял за талию, она вздрогнула.

— Неужели я так храплю, что ты не выдержала и сбежала? — спросил он, нежно целуя ее в затылок.

Меган покачала головой.

— Ты совсем не храпишь.

— Но что-то тебя потревожило и заставило выйти сюда глубокой ночью. — Дерек прижал ее к себе. — Тебя беспокоит ребенок?

Меган слабо кивнула.

— Немного.

— Не понимаю. Мне показалось, что тебя обрадовала перспектива стать матерью.

— Да, но… — Она прижалась к нему всем телом. — О Дерек, я боюсь!

— Ничего страшного, это естественно, что ты боишься, ведь у тебя это в первый раз. — Дерек успокаивающе погладил ее по плечу. Он откинул волосы с лица Меган и при свете луны увидел, что она плачет. — Расскажи мне, чего ты боишься.

— Ты сочтешь меня глупой. — Она отвернулась, чтобы он не мог видеть ее лица.

— Нет, я не буду смеяться над тобой. Расскажи мне все, — мягко настаивал Дерек.

— Я боюсь, что что-нибудь будет не так и я или ребенок… кто-нибудь из нас умрет. — Она с испугом проговорила последнее слово, как будто боясь, что все высказанное вслух должно сбыться.

Дерек сразу не нашел, что ответить, поэтому он просто крепче прижал ее к себе.

— Почему тебе в голову приходят такие дурацкие мысли?

— Потому что моя мама так и не выздоровела после моего рождения, и еще однажды я помогала Элизабет, когда она ухаживала за одной из отцовых арендаторш, которая собиралась родить. О Дерек. — Меган вцепилась ему в руку. — Это было ужасно!

Она испытывала такие муки и кричала несколько часов. Но еще страшнее была мертвая тишина, наступившая потом.

— Она умерла? — тихо спросил Дерек.

— Да, и ребенок тоже. Я никогда не забуду этого изувеченного тела. — Меган сжала руку Дерека.

— Ты все должна забыть, дорогая. Не все роды заканчиваются трагедией. — Он погладил ее волосы. — Конечно, у тебя есть все причины для беспокойства. Тебя увезли из собственного дома в незнакомую страну, далеко от родных и друзей. Совсем не многие женщины вынесли столько испытаний, как ты.

Я не стану отрицать, что являюсь причиной твоего теперешнего положения, но сейчас мы мало что можем изменить. Знай, я постараюсь быть более чутким к тебе, и, может быть, твое напряжение постепенно спадет. — Он поцеловал ее в висок. — Ну как, тебе немного полегче, моя маленькая?

— Да, но… — неуверенно начала она, не осмеливаясь высказать то, что вертелось у нее на языке.

— Что?

— Не оставляй меня, когда… когда я буду рожать. Мне кажется, что с тобой мне будет легче…

Ведь здесь, кроме тебя, у меня никого нет. — Смутившись, она отвернулась. — Конечно, я не прошу тебя быть все время…

— Меган, — тихо проговорил Дерек, — я буду с тобой, сколько ты захочешь. А теперь, — он посмотрел ей прямо в глаза, — могу я что-нибудь сделать, чтобы ты не хмурилась? Тебе это так не идет.

— Можешь, — прошептала она.

— Приказывай.

— Отправь меня домой, — попросила она и увидела, как помрачнело его лицо.

— Этого я не могу сделать, — резко ответил Дерек. — Твоя просьба невыполнима. Я никогда не отпущу тебя в Англию.

Он отступил назад, но Меган удержала его за руку.

— Я не хочу возвращаться в Англию. — Она подняла руку и погладила его по щеке. — Я хочу вернуться в Чандалару.

— Ты совершенно уверена, что нам не удастся убедить тебя и Дерека остаться у нас подольше? — огорченно глядя на нее, спросила Рейчел.

Вытерев салфеткой уголки губ, Меган твердо произнесла:

— Вы были очень добры к нам, и мы благодарны вам за гостеприимство, но мы так мало пробыли в Чандаларе, что мне хочется поскорее вернуться туда.

— Я тоже горю нетерпением вернуться домой, — вмешался Дерек. — У меня много незаконченных дел в Чандаларе, кроме того, необходимо заняться своей транспортной фирмой.

— Ах, бродяга, неужели ты опять пустишься в путь? — Эндрю покачал головой.

— Боже милостивый, Эндрю, — удивленно повернулась к нему Рейчел, — Дерек был всегда связан с морем, даже когда мы его едва знали. К чему эти странные вопросы?

— Но тогда у него не было жены. — Эндрю многозначительно посмотрел на Дерека.

Меган вздрогнула от презрительного оттенка в голосе Эндрю. Неужели ему как-то удалось раскрыть их тщательно скрываемый секрет? Стакан с вином, который она как раз подносила к губам, выпал из ее онемевших пальцев и разбился.

— Какая я неловкая. — Меган посмотрела на красное пятно, расплывшееся на подоле ее модного платья. — Кажется, я окончательно испортила свой наряд.

— Может быть, еще что-то удастся сделать, — успокаивающе произнесла Рейчел, — пойдем со мной. — Она встала и взяла запачканную салфетку из рук Меган. — Я постараюсь удалить пятно. — Бросив на мужа загадочный взгляд, она вышла с Меган из комнаты.

Дерек быстро встал со своего места, когда женщины поднялись, но не спешил садиться обратно.

Вынув из кармана сигару, он внимательно осмотрел ее, потом повернулся к Эндрю.

— Итак? — Молодой человек наклонился к изящному канделябру, стоящему на столе, чтобы зажечь сигару. — Похоже, что ты что-то разнюхал.

— Разумеется.

— Могу я узнать, как тебе это удалось? По-моему, мы очень убедительно играли идеальную супружескую пару.

Подойдя к окну, он внимательно посмотрел, нет ли кого во дворе.

— Мы были убеждены, что ты и Меган — муж и жена. Если бы я не услышал вашего разговора прошлой ночью, вы бы спокойно уехали, а я остался бы в полном неведении.

— Какого разговора? — Дерек попытался вспомнить, что именно мог слышать Эндрю.

Отодвинув стул, старик поднялся.

— Ты и Меган были не единственными, кто страдал бессонницей прошлой ночью. — Он кашлянул. — Я подумал, что глоток свежего воздуха мне не повредит и поможет заснуть, вышел на улицу и увидел вас. Я совсем не собирался подслушивать, но не намерен просить у тебя прощения за то, что узнал правду о твоих отношениях с этой девушкой.

— Теперь мне понятно твое огорчение… — начал Дерек, но Эндрю прервал его.

— Почему ты это сделал? — резко спросил он.

— Я не стану обращать внимания на твой тон, — холодно отчеканил Дерек. — Это только мое дело, и тебя оно не касается.

— Что? — Эндрю гневно вскинул голову. — Разумеется, теперь ты не можешь ответить мне по-другому. Твое дело! — Он нахмурился. — Тебе больше нечего сказать?

— Рейчел знает об этом? — вполголоса спросил Дерек.

Враждебность Эндрю он еще мог вынести. Но мысль о том, что Рейчел узнает их с Меган секрет и огорчится, расстроила его, ему было бы трудно видеть ее разочарование.

— Если бы она знала, неужели ты думаешь, что ты и твоя шлюха могли бы оставаться в нашем доме?

— Эндрю! — Дерек с трудом сдерживал свой гнев. — Много лет я считал тебя другом. Я обязан тебе жизнью, но если ты посмеешь еще раз назвать Меган этим словом, обещаю, что третьего раза уже не будет. — В его голосе слышалась такая убежденность, что Эндрю понял: это не шутки. — Знаешь, раньше мне казалось, что ты всегда ведешь себя как джентльмен.

— Я думал то же самое о тебе, — парировал Эндрю. Наполнив свой бокал вином, он подошел к камину и облокотился о каминную доску. Все это время он не спускал с Дерека глаз.

— Если ты счел возможным так злоупотребить нашим всегдашним гостеприимством, то, может, ответишь мне на несколько вопросов? Разумеется, это не обязательно, но ты меня знаешь — если мне что-нибудь втемяшится в голову, я от своего не отступлю.

Как объяснить твои поступки? — Его трость стукнула о дубовый пол. — Ты сам ответишь мне на вопросы или мне спросить девушку?

Дерек хорошо знал Эндрю и понимал, что тот не намерен отступать. Если он не расскажет ему правды, тот начнет расспрашивать Меган. А этого не должно произойти. Она уже слишком много выстрадала из-за него, чтобы еще Эндрю унижал ее своими вопросами.

— Ну что ж, задавай свои вопросы. — Пожав плечами, Дерек наклонился, чтобы взять бутылку.

— Если эта девушка — не твоя жена и не шлюха, — Эндрю не обратил внимания на угрожающий взгляд Дерека, — то тогда кто же она, черт возьми?

— Дочь Томаса Бэнбриджа, — коротко сказал Дерек, как будто это объясняло все.

— Ты говорил мне о нем, и мне понятна твоя ненависть к этому человеку, но какое отношение к вашим с ним разборкам имеет его дочь?

— Это длинная история, Эндрю, и сейчас мне совсем не хочется ее рассказывать. Но если ты настаиваешь, я кое-что скажу. Девушка оказалась со мной после того, как я ездил в Лондон выручать свое наследство. — Тяжело вздохнув, Дерек стряхнул в тарелку пепел со своей сигары. — Мне всегда хотелось отомстить Бэнбриджуза все годы страданий, которые вытерпела моя мать, но получилось так, что этот мерзавец не стал бороться со мной, а попытался выместить свою злобу на Меган. Он выгнал ее из дому.

Поскольку я чувствовал за нее ответственность, я привез ее с собой. — Дерек допил остатки вина. — Теперь твое любопытство удовлетворено?

— Не совсем, — сухо проговорил Эндрю, — допустим, ты объяснил, как она попала в Америку.

Но какие отношения связывают вас? Ты представляешь ее как свою жену, но сам до сих пор не узаконил ваши отношения. Как ты это объяснишь?

— Но ведь она дочь Бэнбриджа! — упрямо произнес Дерек.

— Но разве девушка виновата в своем происхождении? — покачав головой, проговорил Эндрю. — Ты любишь ее?

Этот неожиданный вопрос застал Дерека врасплох, но он попытался скрыть свое смущение и, раздраженно отодвинув кресло, направился к двери. Но Эндрю перегородил ему дорогу.

— Ты любишь ее? — настойчиво повторил он.

Дерек понял, что Эндрю не отступит, пока не получит ответа на свой вопрос.

— Я привязан к ней, — с горечью проговорил он.

— А ребенок, которого она носит, он твой?

Дерек кивнул.

Медленно покачав головой, Эндрю подошел к камину, взял свой бокал с вином и рассеянно стал вертеть его в руках, пристально глядя на рубиновую жидкость. Прошло несколько томительных минут, прежде чем он заговорил снова. Дерек уже открыл дверь, но в это время Эндрю тихо, но очень твердо произнес:

— Подожди. Удели мне еще немного времени.

Дерек повернулся к Эндрю.

— Ты знаешь, что всегда был мне как сын. Иногда мы спорили, в чем-то не соглашались друг с другом, но я не помню случая, чтобы ты разочаровал меня…

И вдруг такое! — Он замолчал. — Ты полагаешь, что стал взрослым, самостоятельным человеком, которому больше не нужны советы стариков, но я еще чувствую ответственность за тебя и считаю своим долгом высказать свое мнение. — Отпив из бокала, Эндрю поставил его на стол. — Поэтому прошу выслушать меня. Что будет, когда все узнают о твоем секрете?

— Я решу эту проблему, когда она возникнет, — холодно ответил Дерек.

— Но ведь Меган попадет в двусмысленное положение, станет предметом пересудов. Ты что, пообещаешь убить всех сплетников, как только что угрожал мне?

— Возможно.

— Тогда приготовься к тяжкой жизни и к тому, что тебе придется выслушивать жалобы и видеть слезы своей возлюбленной, когда другие будут оскорблять ее честь. Ты очень скоро поймешь, что женщины мало заботятся о своем добром имени, когда жизнь любимого человека в опасности, но в повседневной жизни… Всякий раз, когда какой-нибудь мерзавец попытается оскорбить Меган или просто взглянет на нее без должного уважения, ты захочешь его убить.

Ведь я давно знаю тебя, Дерек!

Дерек увидел, как еще больше согнулись плечи старика, и понял, что этот разговор был для Эндрю не из легких.

— Ты вспомнил о скандале, который закатил первый муж Рейчел? — спросил Дерек.

Эндрю кивнул.

— Но ведь ты не был виноват!

— Конечно! Рейчел и я думали, что Роберте получил развод. Но когда мы узнали о нашей ошибке, было поздно: мы уже поженились.

— Но ведь после развода вы поженились снова?

— Да. Сначала я не хотел этого, потому что был влюблен в Рейчел и моя любовь к ней не уменьшилась бы оттого, что Роберте лил на нее грязь. Но в конце концов я пошел на это, потому что боялся сплетен вокруг Рейчел. Наш повторный брак не уменьшил шума и клеветы и не остановил сплетников, которые продолжали оскорблять доброе имя Рейчел. Не разобравшись в том, кто истинный виновник происшедшего, глупцы выбрали ее предметом для насмешек.

Знаю, ты слышал об этом и раньше, но я хочу, чтобы ты понял — когда все откроется, тебя может ждать такая же участь. Все ханжи обоего пола в радиусе ста миль будут считать своим долгом обсуждать твои семейные проблемы. Готов ли ты к этому? Готов ты видеть, как твоя любимая стареет раньше времени?

Готов слушать, как она плачет по ночам? А что будет с ребенком? Ты подумал о его будущем? Ты постоянно должен будешь рисковать своей жизнью, если захочешь защитить их. Все это не так просто, я сам был в подобном положении; шрамы на моем теле от разборок с обидчиками тому подтверждение. — Тяжело вздохнув, Эндрю подошел к Дереку и похлопал его по спине. — Подумай хорошенько, прежде чем принимать решение. Я могу договориться, и вас обвенчают до вашего отъезда в Чандалару или ты можешь оставить Меган здесь. Рейчел будет с радостью хлопотать вокруг нее, как наседка, и мы сможем найти в окрестностях какую-нибудь повитуху, которая…

— Нет! — неумолимо произнес Дерек. — Она носит моего ребенка, Эндрю, и, что бы ты ни думал, это очень важно для меня… Меган дорога мне. Я забочусь о ней, но не забывай, что пятнадцать долгих лет я испытывал смертельную ненависть к Томасу Бэнбриджу. Я до сих пор не могу простить ему то, что он сделал, поэтому от меня нельзя ожидать, что я безрассудно влюблюсь в его дочь, когда память о том зле, которое он мне причинил, все еще сжигает мне сердце.

Я не хотел, чтобы так получилось. — Голос Дерека стал спокойным. — Если тебе интересно, то я решил отослать Меган к своим друзьям в Чарльстон после возвращения в Чандалару, но это было до того, как я узнал о ребенке. В ее теперешнем состоянии я не могу ее оставить.

— Ты можешь жениться на ней.

— Еще нет, Эндрю. Возможно, когда-нибудь моя ненависть к Бэнбриджам исчезнет, но для этого нужно время — ведь я так долго ненавидел Томаса и его семейство! Мне очень трудно свыкнуться с мыслью, что я смогу полюбить его дочь.

— Понимаю. — Эндрю огорченно вздохнул. — Я могу понять твои переживания, Дерек, и в будущем обещаю не изводить тебя. — Он снял руку с плеча друга и медленно пошел к двери. — Решение, которое ты в конце концов должен принять, конечно, непростое. Я уповаю на то, что ты сможешь успокоиться, простить и жить в мире с самим собой.

Дерек смотрел, как за Эндрю закрылась дверь, потом тихо произнес:

— Я тоже надеюсь на это…

Тихо ступая по ступенькам и стараясь не шуметь, чтобы не разбудить обитателей дома, Меган спустилась по лестнице. Прошлым вечером они с Рейчел шили вещи для ее будущего ребенка, и она вспомнила, что забыла в гостиной детскую рубашечку. Дерек сказал, что собирается покинуть Приют Отшельника на рассвете и, боясь в хлопотах забыть эту вещицу, она решила взять ее сейчас.

Ее босые ноги бесшумно ступали по полу. Неслышно она проскользнула в гостиную и, осторожно закрыв дверь, направилась к дивану. Но когда ее руки уже подняли легкую ткань, свет внезапно зажегшейся лампы ослепил ее, и она почувствовала укол — в шитье была воткнута иголка. Выронив от боли рубашку на пол, Меган поднесла палец к губам и повернулась к вошедшему.

— Я не хотел пугать вас, — извинился Эндрю, — но я не привык, чтобы хорошенькие молодые леди бродили по моему дому посреди ночи.

Он улыбнулся, но Меган заметила, что горестные морщины залегли вокруг его глаз.

— Я не бродила.

— Я просто не правильно выразился. — Подойдя к ней, он взял ее руку, чтобы посмотреть на ранку. — Ничего страшного… не хотите ли выпить? — Он подошел к столу и взял бокал, из которого пил накануне.

— Нет, спасибо, — пробормотала Меган. — Я спустилась, чтобы забрать рубашечку, которую шила накануне. Я не думала здесь кого-нибудь встретить. — Юная леди внезапно смутилась оттого, что стояла перед почти незнакомым мужчиной в неглиже, но, взяв себя в руки, участливо спросила:

— У вас бессонница?

— Что? О нет, еще нет, просто я сегодня что-то много выпил и решил развеяться.

— Понятно, — сказала Меган, опускаясь на колени и поднимая с пола моток ниток. — Дерек говорил мне, что вы беседовали с ним перед сном. Вас это все еще беспокоит?

— Честно говоря, да.

Меган в смущении опустила глаза.

— Я… могу представить себе, что вы думаете обо мне, но не думайте плохо о Дереке. — Она подошла ближе к Эндрю. — Это не только его вина.

— Дело не в вине, — помолчав, сказал Эндрю. — Дерек — далеко не глупец, но он ведет себя, как будто у него помутился рассудок и страсти руководят его поведением. Что касается вас, — продолжал он, — то вы мне кажетесь тонко чувствующей молодой леди. К тому же хорошо воспитанной. Поэтому я не совсем понимаю, что заставляет вас подчиняться ему.

Меган медленно повернулась и пошла к двери. Она знала, что если начнет ему что-нибудь объяснять, это не облегчит его тяжелых мыслей. А еще она была уверена, что их взаимоотношения с Дереком не так-то просто понять. Но когда ее дрожащие пальцы взялись за ручку двери, она повернула к нему бледное лицо и проговорила:

— Я люблю его. Я знаю, что в ваших глазах наше положение позорно, я знаю, что Дерек не разделяет моих чувств. — Меган подняла голову, и Эндрю увидел, что по щекам ее катятся слезы. — Но если бы я могла надеяться, что когда-нибудь он тоже полюбит меня, я бы стала ждать этого, я осталась бы с ним. И не важно, сколько длилось бы ожидание. — Поспешно распахнув дверь, она побежала по темному коридору.

Мгновение Эндрю смотрел вслед исчезнувшей фигурке, потом погасил свет, и комната погрузилась в темноту.

— Будь я проклят, — проговорил он, выходя в коридор. Помедлив немного у лестницы, он посмотрел вверх. — Но я надеюсь, Меган, что ждать осталось недолго. Парень придет в себя, если, конечно, у него все в порядке с мозгами.

Меган тяжело покачнулась в седле и потерла рукой уставшую спину. Они попрощались с Джексонами несколько дней назад. Сначала ей было жаль покидать своих новых друзей — она полюбила их всей душой, — но с каждым днем, который приближал их к Чандаларе, ее настроение улучшалось. Она заметила, что мрачность Дерека понемногу рассеивалась.

Выпрямившись в седле, Меган радостно вдохнула чистый летний воздух. Ей нравился расстилавшийся перед ней пейзаж. В прошлый раз Дерек так запугал ее своими страшными историями, что она только и думала о грабителях и убийцах. Но теперь, забыв о страхе, Меган восхищалась красотой здешних полей и лесов.

Тропа, по которой они ехали, сузилась, заставив лошадей скакать бок о бок. Дерек сдержал Троянца, приноровив его бег к галопу лошади Меган. Лучи солнца пробивались сквозь густую листву деревьев, бросая рябые тени на проезжающих. Мысли Дерека были заняты последним разговором с Эндрю.

Эндрю во многом был прав, Дерек не мог с этим не согласиться. Но готов ли он жениться на Меган?

Готов ли вычеркнуть из памяти воспоминания о Томасе Бэнбридже? Прежде чем принимать решение, ему следовало разобраться с собой.

— Почему ты так нахмурился? — Голос Меган прервал его мысли. — Посмотри, какой прекрасный день! Что-нибудь огорчает тебя?

— Нет, я просто обдумывал, где нам остановиться на ночлег. День уже на исходе, да и ты устала.

Скоро мы сделаем остановку.

— Я еще могу ехать, — запротестовала она. — Я совсем не такая слабая, как ты думаешь.

— Мне достаточно хорошо известно, насколько ты вынослива. Но ты должна подумать о ребенке. — Он улыбнулся ей, и они опять погрузились в молчание, лишь топот копыт раздавался на пустынной дороге.

Перед заходом солнца наши путешественники остановились на ночлег, и, пока Дерек заботился о лошадях, Меган принялась устраивать место их стоянки. Она принесла одеяла, вынула из сумок кухонную утварь и стала собирать хворост для костра, а Дерек отправился в лес на охоту. Сделав всю работу, Меган устремилась к протекавшему поблизости ручью. Она подошла к воде и, опустившись на колени, зачерпнула пригоршнями воду, чтобы хоть немного остудить разгоряченные лицо и шею, а потом, развязав пояс, спустила лиф платья, чтобы обмыть уставшее тело.

В эту минуту ее чуткие уши услышали выстрел в лесу. Вероятно, Дерек подстрелил что-то на ужин, а значит, надо торопиться обратно на стоянку. Меган наклонилась и опустила ведро в ручей, но тут ее пронзило странное ощущение, как будто глаза какого-то зловещего существа буравят взглядом ей спину. Быстро наполнив ведро, Меган встала, стараясь не волноваться, и направилась сквозь заросли на стоянку.

Благополучно дойдя до места ночлега, она поставила воду рядом с посудой и села на обломок скалы, чтобы успокоиться. Прижав руку к животу, Меган стала покачиваться взад-вперед, чтобы успокоить расшатавшиеся нервы. Она не слышала приближающихся к ней шагов и не видела человека, тихо подошедшего сзади. Неожиданно девушка почувствовала, как на ее плечо легла чья-то рука.

— Меган, — тихо проговорил Дерек, — ты белая, как привидение. Что случилось? — Он вынул из ее пальцев палку, которую она схватила на всякий случай.

Меган бросилась ему на шею.

— Милая. — Дерек нежно обнял ее за плечи. — Я не хотел пугать тебя. Я кричал и звал тебя, неужели ты не слышала?

Меган покачала головой. Испуг ее сразу прошел, но она медлила оторваться от него.

— Когда… когда я была у ручья, я… мне показалось, что кто-то наблюдает за мной.

— Ты уверена? Я никого не видел в лесу. — Он помолчал. — Ты кого-нибудь заметила?

— Нет, у меня было просто какое-то странное чувство, что кто-то смотрит мне в спину.

— Может быть, это только твое воображение, — предположил он, пытаясь успокоить ее. — Впечатлительным натурам в лесу порой мерещится бог знает что. Если там и был кто-то, то я вряд ли могу его винить за то, что он уставился на тебя. — Меган удивленно вскинула брови. — Я думаю, что это была очень соблазнительная картина.

Пожав плечами, Меган направилась к одеялам, чтобы поправить их. Дерек не обратил внимания на ее недовольство и стал разделывать убитого на ужин кролика. После того как был разожжен костер и нарезано мясо, он взял вертел и стал готовить шашлык.

Солнце скрылось за западными горами, и темнота окутала молодых людей, когда они сели перед дымящимися тарелками с едой.

— Разве неудивительно, как вкусны бывают горячие бобы и простая дичь даже для тех, кто привык к более изысканным блюдам. — Дерек выпил остаток крепкого кофе и снова наполнил кружку. — Тебе налить? — Он протянул кофейник Меган.

— Нет, спасибо. Для меня он слишком крепок.

Я едва выпила одну кружку. — Посмотрев на свою пустую тарелку, она отодвинула ее, дав себе слово не обращать внимания на голодные спазмы, которые по-прежнему терзали ее желудок.

— Ты не наелась? — Сразу поняв причину ее замешательства, Дерек взял пустую тарелку и щедро наполнил ее снова. — Теперь ты ешь за двоих. — Он передал ей тарелку. — Если ребенок унаследовал мой могучий аппетит, то, я думаю, и этой порции будет мало. Не стесняйся. Последние недели ты клевала, как птичка, и я рад видеть, что с аппетитом у тебя наконец все нормально. — Дерек потянулся, скрестил руки за головой и прислонился к стволу дерева, с удовольствием глядя, как ест Меган.

Тут он услышал свидетельствующий об опасности звук. Точнее, треск — треск ломающихся сучьев.

Дерек осторожно наклонился вперед и незаметно вытащил из своего сапога остро отточенный нож. Обняв Меган, он нежно поцеловал ее в шею. Потом его губы прильнули к ее уху.

— За нами наблюдают, — прошептал он.

Тарелка выпала у нее из рук, но Дерек хладнокровно подхватил ее и поставил в сторону. Он повернул ее к себе лицом и когда она открыла рот, чтобы спросить его, он закрыл ей губы поцелуем. Осторожно уложив Меган на одеяла, молодой человек заговорщически кивнул. Она поняла, что нужно молчать.

— Ш-ш-ш… — прошептал он и вложил нож в ее дрожащую руку, — я пойду на разведку. Туда, где ты лежишь, не достигает отсвет огня, и отсюда ты сможешь легко рассмотреть всякого, кто выйдет на площадку; тебя же они не заметят. Если это случится, — Меган не могла в темноте рассмотреть его лица, но по серьезности тона поняла, что он очень обеспокоен, — тогда скользни в лес как можно незаметнее и спрячься там. Я тебя найду.

Дерек взял с одеяла ружье и собрался исчезнуть.

— Дерек. — Меган произнесла его имя так тихо, что он не расслышал, но она задержала его за руку, и он моментально остановился. — Ты не разыграл эту сцену, чтобы снова напугать меня? — с надеждой в голосе спросила она. — Если это так, то затея тебе удалась.

— Нет, моя радость. Рядом определенно кто-то есть. Остается надеяться, что это просто какой-нибудь зверь, но я не засну, пока не выясню, в чем дело. — С этими словами он исчез в чаще леса.

И вот Меган осталась одна; казалось, что время остановилось: бесконечные секунды сливались в бесконечные минуты. Она неподвижно сидела на твердой земле, сжавшись комочком и мысленно умоляя Дерека поскорее вернуться. Безуспешно Меган пыталась успокоить громкий стук своего сердца. Дерек оставил ей нож, но неужели он думает, что, когда наступит время, у нее хватит присутствия духа использовать его? Мысли роились у нее в голове, когда их в одно мгновение прервал оглушительный выстрел из винтовки.

Меган замерла, она испуганно посмотрела на площадку перед костром, ища глазами Дерека. Но из леса появился не Дерек, а зловещая фигура Гарта Мактэвиша.

Сердце Меган забилось где-то в горле, и она невольно вскрикнула.

— Иди на свет, девочка.

От звука его голоса кровь застыла у нее в жилах.

Меган плотнее закуталась в одеяло, с отчаянием пытаясь себя уверить, что все это просто ночной кошмар и сейчас появится Дерек и разбудит ее поцелуем и избавит от страшного сна. Но это был не сон, а жуткая реальность, и следующие слова Мактэвиша заставили ее почувствовать себя совершенно беспомощной в руках этого человека.

— Крошка, не думай, что твой муж вернется, чтобы спасти тебя. Я только что прострелил ему голову. — Он хрипло расхохотался. — Бедняга мертв, и теперь тебя не ждет ничего хорошего. Так что тихонько иди сюда, и старина Гарт поможет тебе насладиться жизнью.

Меган, казалось, окоченела от ужаса. Она не верила, что Дерек убит, но… но она слышала выстрел, а после этого появился Мактэвиш.

— О Дерек, — прошептала она, — мне не стоит скрываться в лесу, особенно если все, что он сказал, — правда, потому что ты не придешь сейчас ко мне на помощь. Сейчас и… никогда. — Слезы потекли по ее щекам.

— Я жду, детка, — прервал ее мысли Гарт.

Дрожащими пальцами вытерев слезы со щек, Меган медленно встала на ноги, держа за спиной нож.

Она знала, что ей нужно делать. Теперь, когда Дерек мертв и ее собственная судьба была более или менее ясна, она решила, что лучше умереть, чем отдать свое тело на поругание этого похотливого мерзавца. Но сначала следует отомстить за смерть своего любимого.

Ее пальцы сжали рукоятку ножа.

— Мое терпение кончилось. Я иду тебя искать.

Он расхохотался, обнажив ряд гнилых зубов. Его глаза с остервенением вглядывались в темноту, грязные брюки вздулись на причинном месте, и она поняла, что у нее мало времени.

— Я не из тех, кто любит долго ждать, даже такую красотку, как ты. Ну-ка, скорее иди ко мне, и мы начнем веселиться.

Меган оглянулась на лес, проверяя свои шансы убежать от насильника.

— Не думаешь ли ты, шлюха, что я дам тебе удрать от меня? Мне захотелось тебя еще у ручья, когда ты там мылась и все твои прелести сверкали на солнце. Не надейся, я не дам тебе уйти.

Ненависть захлестнула Меган, когда Мактэвиш сделал шаг в ее направлении.

— А сейчас, крошка, мы приступим к нашим неотложным делам.

Теперь он стоял прямо перед ней. От него несло виски, запах застарелого пота и лошадей наполнял свежий лесной воздух. Меган старалась подавить тошноту, когда его рука тронула ее за подбородок, а потом спустилась к вырезу платья.

— Как долго я этого ждал. Я убил Чандлера, а теперь позабавлюсь с тобой. — Мерзавец дьявольски расхохотался. — Но хватит разговоров. — Он грубо притянул ее к себе, и его руки сдавили через ткань платья ее нежную грудь. — Мы только тратим время.

Меган откинула назад голову. Слезы застилали ей глаза. Насильник впился в ее губы.

— Не бойся, детка, — проговорил он сдавленным от желания голосом, — и ты, и я знаем, что сейчас произойдет. — Его руки елозили по ее бедрам. — Смирись, теперь ты уже ничего не можешь сделать.

Судорожно сжимая нож за спиной, Меган пыталась не терять самообладания. Она даже не вскрикнула, когда сильным движением Мактэвиш разорвал лиф ее платья. Он не заметил, как нож сверкнул в воздухе, и лезвие вонзилось ему в плечо. Взвыв от боли, он отступил назад, схватившись за руку.

Поняв, что нанесенная рана несмертельна, Меган кинулась в лес. Но ей удалось пробежать только несколько футов, когда ее схватили сзади и она упала на покрытую травой и переплетенными корнями лесную землю, выпустив из рук нож.

Гарт рывком перевернул беглянку на спину и навалился на нее всем своим весом.

— Ведьма! — прохрипел он, изо всей силы ударяя ее. — Ты за это заплатишь! — Он рванул на ней платье.

Звук рвущейся материи привел Меган в себя, и она стала отчаянно сопротивляться.

— Если ты не прекратишь, то я сверну тебе шею! — ревел взбешенный Гарт.

Она пронзительно закричала, но негодяй ударил ее по лицу.

— Вот так-то лучше, — тиская Меган, прохрипел он. — Не мешай мне, крошка, я хочу доставить тебе много удовольствия.

Гарт ногой раздвинул ей колени, и она почувствовала его затвердевшую плоть.

Меган отчаянно пыталась увернуться от его липких поцелуев. Дерек! Слезы потекли по ее щекам.

— О милосердный Боже, дай мне умереть, — взмолилась она. — Я не смогу жить без Дерека.

— Плачьте, плачьте, леди. Но не думайте, что ваши слезы… Ооо! — Он страшно вскрикнул и, бросившись вперед, навалился всей тяжестью на Меган.

Меган истерически закричала и судорожно попыталась встать на ноги. Она не видела, что произошло и кто избавил ее от насильника, но сохранила присутствие духа и, вскочив на ноги, бросилась в лес, придерживая разодранное платье. Позади слышались крики мужчин и шум драки, но она заставляла себя двигаться все дальше и дальше.

Меган не знала, кто ее спаситель, да особенно и не хотела знать. Скорее всего это был грабитель или убийца, который наблюдал за ними и, вполне возможно, освободил ее, чтобы самому насладиться ею. С этими мыслями Меган пробиралась сквозь чащу.

Но через несколько минут лес замер от жуткого крика, крика, от которого кровь стыла в жилах.

Меган, казалось, окаменела от ужаса. Треск ломающихся веток заставил ее броситься вперед. Внезапно она споткнулась о корень дерева и упала на покрытую пожухлой листвой землю. Она попыталась встать, но преследователь был проворнее, и, прежде чем она поднялась на ноги, кто-то крепко схватил ее:

— Нет! — Она издала пронзительный вопль. — Не трогай меня!

— Меган! — произнес знакомый голос. — Меган, детка, это я, Дерек! — Он легонько потряс ее за плечи.

— Дерек?

Даже после того, как ее обняли знакомые руки, она еще не могла поверить, что это происходит наяву и что Дерек жив.

Отнеся Меган обратно на стоянку, Дерек положил ее около костра; несмотря на то что летняя ночь была теплой, бедняжка дрожала как осиновый лист.

Увидев кровоподтек, синевший на ее щеке, Дерек затрясся от гнева:

— Подонок! Этого мерзавца надо было кастрировать!

Меган молчала, но от этого молчания Дереку стало не по себе.

— Милая, ты в порядке? — участливо спросил он.

Вдруг, словно очнувшись, Меган истерически зарыдала.

— Он сказал… он сказал… что ты умер. — Она уронила голову на его широкую грудь.

— Я был совсем недалек от этого, — признался Дерек, прижимая ее к себе.

Оторвав кусок материи от разорванной нижней юбки и намочив его в ведре с водой, он приложил его к щеке Меган.

Меган вздрогнула от прикосновения холодной ткани, потом прижалась к нему, заглядывая в глаза.

Она все еще не верила, что ему удалось спастись и теперь он сидит рядом с ней, живой и невредимый.

— Что между вами произошло? Отчего он был уверен, что убил тебя? — Она дрожала в его объятиях.

— Это почти так и выглядело. — Повернувшись, он показал ей рану за ухом, покрывшуюся запекшейся кровью.

— Дерек! Почему ты раньше не сказал мне об этом? Нужно немедленно осмотреть рану. — Меган попыталась освободиться из его объятий, но он только крепче прижал ее к себе.

— Ерунда, — спокойно сказал Дерек, — сначала тебе нужно прийти в себя, ты пережила большое потрясение.

— Со мной все в порядке, — упорствовала Меган и, вырвавшись из его объятий, поспешила к своей сумке, чтобы вынуть оттуда кусок мыла. Тщательно промывая страшную рану, она слушала рассказ Дерека о встрече с Мактэвишем.

— Я нашел его стоянку примерно в ста пятидесяти ярдах от нашей в глубине леса. Пока я осматривал его вещи, он подошел сзади и выстрелил в меня. К счастью, мерзавец плохо прицелился, и пуля только оцарапала меня. Я на несколько минут потерял сознание, а когда очнулся, то понял, что он направился прямо к тебе. — Дерек взял руку Меган. — Если бы Гарт не горел нетерпением отправиться к тебе, он бы прицелился более тщательно и, вероятно, я был бы убит. Значит, ты спасла мне жизнь, — закончил он.

Глаза Меган затуманились, когда она вспомнила отвратительное нападение Мактэвиша — Но ты тоже спас меня. — Слезы опять потекли по ее щекам, и, положив голову ему на плечо, она зарыдала. — Если бы ты не остановил его, то он бы… он… — Ее слова потонули в рыданиях.

— Я знаю… знаю. — Дерек прижал Меган к себе и стал баюкать, как ребенка. — Все прошло, крошка, теперь ты в безопасности. Я смогу защитить тебя.

Глава 18

Меган стояла на коленях посреди цветущего сада в Чандаларе. Ей очень понравился сад Рейчел в Приюте Отшельника, и она решила сделать такой же здесь. Юная леди возилась с цветами, но ее мысли были далеки от садоводства: она думала о Дереке.

С того времени, как на нее напал Мактэвиш, Дерек стал задумчивым и замкнутым. Ее пальцы, держащие махровый гладиолус, задрожали при воспоминании о подробностях той кошмарной ночи.

Дерек не захотел везти тело в Натчез к шерифу.

Вместо этого он похоронил его в пустынном месте и поставил там скромный камень с надписью. Власти не были удовлетворены его рассказом о происшедшем и требовали дальнейшего расследования этого дела. К счастью, шериф, хорошо знакомый с характером Мактэвиша, был полностью на стороне Дерека.

Так что опасаться, что Чандлера привлекут к суду, не было оснований, и поэтому Меган еще больше огорчало его мрачное состояние духа. Оно означало, что его что-то угнетает. Но о причине своей мрачности Дерек молчал.

Ей казалось странным, что он не рассказал соседям, что Мактэвиш стрелял в него, и, думая, что он поскорее хочет забыть этот ужасный случай, она тоже не говорила с ним об этом. Но ее не могло не огорчать его настроение. С каждым днем горестные морщины все резче отпечатывались на красивом лице Дерека, делая его гораздо старше своих двадцати девяти лет.

Меган аккуратно собрала срезанные цветы и пошла на веранду. Сев за стол, она задумчиво стала подбирать букет, потом поставила его в хрустальную вазу по самому центру стола. В глубине души ей казалось, что она понимает причину мрачности Дерека.

Разве он не говорил, что отошлет ее из Чандалары, когда они приедут от Джексонов? Может быть, именно это объясняло его задумчивость. После того как он узнал о ребенке, их отношения изменились. Он чувствовал ответственность отца и… мужа, но, вероятно, не мог смириться со случившимся. Он не желает отказаться от своего решения отправить ее. Значит, она одна будет заботиться о его ребенке.

— Ах, миссис Меган, если глянуть на ваше лицо, то кажется, что над домом сгустились тучи, — заметила Софи, пришедшая посмотреть, не слишком ли утомляет себя ее госпожа. С тех пор как экономка узнала о положении Меган, она кудахтала вокруг нее, словно наседка, — следила, чтобы та хорошо ела и вовремя отдыхала.

— Нет, Софи, никаких туч, просто чувство неизвестности. — Меган слабо улыбнулась. — Зачем ты вышла в такую жару?

— Я пришла напомнить вам, что сейчас время немного поспать. Может, вы и хорошо себя чувствуете, но ребенку надо, чтобы его мама легла отдохнуть; ему ведь тоже следует поспать.

— Я совсем не устала, Софи, и уверяю тебя, с ребенком тоже все в порядке. — Краем глаза она увидела подъезжающий к дому экипаж. — Неужели ты заставишь меня лечь в постель, когда к нам приехали гости? — Прищурившись от яркого солнца, Меган посмотрела на ворота.

— Господи, миссис Меган. Это не гость. Это только бедная сестра масса Уэйда, миссис Дейдра, — равнодушно проговорила Софи.

— Софи! Разве так можно говорить о друзьях своего хозяина!

— Гм! Но она совсем не друг масса Дерека.

— Как бы то ни было, раз она приехала в гости, нам следует встретить ее должным образом. Пойди скажи, чтобы Летти приготовила холодного лимонада и тарелку своих лучших пирожных, — распорядилась Меган, не сводя глаз с богатого экипажа. Она встала, чтобы встретить сестру Уэйда, но Софи не сдвинулась с места, и ей пришлось прикрикнуть на нее. Только тогда та недовольно направилась в кухню, Стоя у входа, Меган молча наблюдала, как молодая женщина выходит из экипажа. Подойдя к Меган, гостья грациозно протянула ей свою руку. Как и брат, она была высокой и стройной. Меган с любопытством рассматривала ее прическу. Волосы девушки, черные, словно вороново крыло, были уложены красивыми локонами по кругу. Темные волосы создавали необычный контраст с ее бледной кожей.

Дейдра была красива, и Меган могла понять, почему Дерек обратил на нее внимание.

Меган вежливо пожала руку девушки и приветливо улыбнулась, но в больших голубых глазах, разглядывавших ее, сквозила скрытая злоба.

— Вы, должно быть, Меган. Я много слышала о вас. — Она занесла ногу на ступеньку, как будто стремясь войти даже без приглашения. — Дерек уже вернулся? Мне нужно сказать ему несколько слов.

— Нет, у Дерека дела в городе. — Меган безуспешно пыталась скрыть свой гнев, вызванный бесцеремонным поведением Дейдры. — Может быть, я могу быть чем-нибудь полезна вам, мисс Хэмптон?

— Может быть, — небрежно произнесла Дейдра и направилась к входной двери, но голос Меган заставил ее остановиться:

— Когда я увидела ваш экипаж, то приказала Софи принести нам прохладительное. Она накрывает на боковой террасе. — Подняв подбородок, Меган проводила гостью к столу. — Надеюсь, здесь вам будет удобно.

— О да, — коварно улыбаясь, произнесла Дейдра. — Мы вместе с Дереком любили завтракать на террасе. Здесь я совсем как дома, благодарю вас.

Меган еле сдержалась, но сразу сообразила, что главной причиной приезда Дейдры было желание попытаться вывести ее из себя, вспоминая о своих прошлых отношениях с Дереком. Поэтому Меган решила, что как бы Дейдра ни старалась испортить ей этот прекрасный летний день, она не будет обращать внимание на ее выходки. Разве Дерек не говорил ей, что его отношения с Дейдрой не оставили у него приятных воспоминаний?

Выпрямившись, Меган лучезарно улыбнулась своей гостье.

— Могу я вам чем-нибудь помочь?

— Я хочу собрать небольшую компанию в пятницу вечером, чтобы отметить свадьбу Дерека. Ничего особенного, просто двое-трое старых друзей, желающих познакомиться с девушкой, которой удалось наконец заарканить нашего красавца. Но Дерек сказал мне такое, что, боюсь, может расстроить мои планы. — Она выжидающе посмотрела на Меган, уверенная, что наивная девушка не удержится от расспросов.

— Вы говорили с Дереком? — Меган не совсем удалось подавить в себе ревность.

— Конечно, дорогая. Если вам интересно, то он пригласил меня пообедать с ним в кофейной в Тайлервилле не далее чем час назад. — Она весело рассмеялась. — Во время нашего свидания он сказал мне, что вы скоро уедете навестить друзей. — Дейдра замолчала и, наклонившись, стала поправлять цветы в вазе.

Меган была сбита с толку сообщением Дейдры, но не выказала удивления. На террасу вошла Софи с подносом.

Взяв лимонад, Дейдра отказалась от пирожных, красиво уложенных на серебряном подносе.

— Они выглядят очень аппетитно, но я должна следить за своей фигурой. Завидую вам, дорогая, вам не нужно прилагать таких усилий. — Девушка одарила Меган снисходительной улыбкой.

— Простите? — Рука Меган остановилась на полпути к большому куску вишневого торта.

— Дерек сказал, что у вас будет малыш. Теперь, когда вы связали его появлением будущего наследника, я думаю, вам незачем следить за своей внешностью. Вы можете стать сколь угодно толстой, и все будут думать, что это из-за ребенка. — На ее тонких губах промелькнула насмешливая улыбка.

— Что-то я не припомню, — пробормотала Софи себе под нос, — чтобы ты раньше заботилась о своей фигуре. — Глаза негритянки потемнели от негодования, и, уперев руки в бока, она уставилась на Дейдру.

— Меган, ваши слуги как-то странно ведут себя.

Уверена, что Дерек этого не одобрил бы.

Дейдра бросила испепеляющий взгляд на экономку.

— Оставь нас, Софи, — неохотно произнесла Меган.

— Но…

— Пожалуйста, иди к себе. Я уверена, что наша гостья не питает к тебе недобрых чувств.

— Конечно, Софи, дорогая. Как я могу огорчить жену Дерека?

Довольно враждебно хмыкнув, Софи направилась к выходу. Ее совсем не радовала мысль оставить свою госпожу наедине с этой коварной женщиной, и она удалилась из комнаты, ворча под нос нелестные слова в адрес Дейдры.

— Вы должны простить Софи. Стоило ей только узнать о ребенке, и она принялась защищать меня, как наседка.

— Софи поедет с вами, когда вы уедете отсюда? — хитро улыбнувшись, спросила Дейдра.

— Вот уже второй раз вы упоминаете о какой-то поездке. Уверяю вас, мы с Дереком не говорили об этом, — спокойно произнесла Меган.

— Но Дерек сказал мне, что вы намерены ехать, только не сказал когда. Поймите и мои затруднения.

Как я смогу устроить вечер для вас и Дерека, если вы уезжаете? — ехидно ухмыляясь, спросила Дейдра.

Меган была поражена. Значит, она уже надоела Дереку, и он восстанавливает отношения со своими старыми подружками. Но разве ей не следовало это предвидеть? Дерек ни разу не занимался с ней любовью с той ужасной ночи, когда Мактэвиш чуть не изнасиловал ее. Скорее всего он устал от их отношений, устал от разыгрываемого ими спектакля и решил порвать с ней. Да и раньше разве он не говорил, что они не связаны крепкими узами? Но как мог он быть таким жестоким и уполномочить эту женщину объявить ей о своем решении отослать ее отсюда?

Меган пыталась не обращать внимания на торжествующую улыбку, появившуюся на лице Дейдры, и скрыть подступившие слезы. С усилием она встала, давая понять Дейдре, что визит закончен. Та не заставила себя ждать и направилась к своему экипажу.

На ступеньках веранды Дейдра остановилась.

— Вам нет необходимости провожать меня: в вашем положении не следует переутомляться, — сказала она на прощание.

Хотя Меган и не испытывала большой радости от присутствия этой женщины, воспитание заставляло ее быть вежливой со своей гостьей.

— Кстати, когда это должно произойти? — хитро улыбнувшись, спросила Дейдра.

— После Нового года. Скорее всего это случится в феврале.

Счастливо улыбнувшись, Меган положила руку на живот. Она не собиралась дать этой леди расстроить себя.

Брови Дейдры взлетели вверх в шутливом удивлении, и она насмешливо заметила:

— Похоже, что ваша свадьба в Новом Орлеане проходила после того, как вы…

— Что касается свадьбы, то вы ошибаетесь.

Дерек и я поженились раньше, в Лондоне, до нашего отплытия в Америку.

— О, теперь понятно. Теперь я вспоминаю, Уэйд говорил мне об этом, только я забыла. — Дейдра сделала шаг к ожидавшему ее экипажу. — Вы напомните Дереку о вечеринке, дорогая?

— Разумеется, — коротко ответила Меган.

Кучер подсадил Дейдру в экипаж, и та, не оглядываясь, уселась и опустила занавески. Только после этого неудержимый поток слез хлынул по щекам Меган.

Когда экипаж отъезжал от дома, Дейдра, устраиваясь поудобнее на сиденье, зло прошептала:

— Повенчались в Лондоне, как бы не так!

В поисках Меган Дерек поднялся наверх и вошел в спальню. Он застал ее у зеркала. Глаза Меган были красными от слез. Она машинально водила щетко