Сага о колобке [Павел Криков] (fb2) читать онлайн

- Сага о колобке 485 Кб, 20с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Криков

Настройки текста:



Павел Криков Сага о колобке

Жил человек и звали его Бьёрн. Была у Бьёрна жена Свана и двое детей: девочка — красавица Хель, да мальчишка — молодец Харен. Когда Хель встретила свою пятую весну, а Харену минула третья, родители познакомили их с новоиспечённым младшим братом Колом.

Маленький Кол был румянобоким с корочкой твёрдой, как камень, коренастым, некрасивым с крепкими руками и глазами синими, словно глубокая вода. Обычно маленьких людей выпекали из самой лучшей муки мелкого помола, чистой как снег. Ну, как людей, колобков вообще-то, но так как на земле этой кроме колобков, других людей не водилось, они полноправно звали себя таковыми.

Год, когда испекли Кола был совсем неурожайным, зерна собрали мало, смололи муки и того меньше, а вот желание завести малыша у Бьёрна и Сваны накопилось сильное. Невмоготу было им ждать ещё целый год. Засуетились, помели они по сусекам, поскребли по коробу и наскребли муки на маленький колобок.

Закипела работа, Бьёрн и Свана замесили тесто на свежей сметане и счастливые оставили его подходить. Потом вместе развели огонь и испекли в печи своего третьего колобка, и уж что вышло, то они и полюбили.

Кол рос быстро, был силён не погодам, хорошо владел словом и любил сочинять стихи, но был груб и чёрств, как его румяная корочка. Родители других колобков, живущих в деревне, наказывали детям во всём уступать Колу, и те слушались.

Однажды на праздник урожая в деревню приехали жители соседнего поселения со своими детьми. Взрослые пировали за столом, а Кол и остальные юные колобки убежали играть в мяч на луг. Разделившись на две команды, ребята стали соревноваться в шутку и ради смеха, но каждый знал, что на кону стоит честь деревни и ни одна из сторон не желала проигрывать.

Кол изо всех сил стремился к победе, но колобок из соседней деревни всё время его обыгрывал. Этого парня звали Хагин. Один раз Хагин, отбирая мяч, так толкнул Кола, что тот упал и сильно ушиб пятую опорную точку, именно ту, что при падении первой тянет к земле. За младшего брата вступился Харен и потребовал немедленно извиниться. Хагин же в ответ только хмыкнул:

— Ну, вот ещё! Не стану я извиняться перед таким некрасивым и неуклюжим колобком, сам виноват!

— Ах вот как, — нахмурился Кол, поднимаясь с травы и, отряхнувшись, прочёл такую вису:

Хаген — не в меру смелый, кольев не замечает,

Их на дороге боги раньше успели наставить,

Чтобы, когда надменный нос свой задрав прошёлся,

Горькие лил слёзы, злился, что напоролся!

Хотя Кол был одним из самых младших колобков деревни в крепости слова, рук и ног своих ему равных не было. Закончив читать вису и больше не вымолвив ни слова, маленький, румянобокий, некрасивый колобок с чёрствой корочкой крепко поколотил сначала своего обидчика, а затем и тех, кто его защищал. Словом, досталось всем детям из соседней деревни, да так, что те в слезах побежали к родителям жаловаться.

Устроив скандал, гости уехали прочь тем же вечером, и вся деревня ополчилась на Кола. Его ругали и порицали, ни в чьих глазах он не видел понимания, все твердили одно и то же:

— Ну почему ты не можешь быть как все колобки? Отчего тебе всё время хочется быть первым, быть самым лучшим? И это с такой-то корочкой, из такой-то муки, если это вообще мука…

Колу было очень обидно, ведь у него не было ответов на эти вопросы. Он ничего не мог с собой поделать, ни со своей чёрствой корочкой, ни с желанием быть самым лучшим.

Шли дни, но обида Кола никак не проходила. И вот как-то раз ему пришла в голову замечательная идея уплыть из деревни и вообще из страны колобков: «Раз мне здесь не место, я найду себе другое!» Наутро Кол поделился своими мыслями с сестрой и братом. Харен поддержал идею и даже вызвался плыть с Колом, а Хель попыталась отговорить, но у неё ничегошеньки не вышло. Младший братец ответил ей красноречивой висой:

Больно прощаться правда, но расставание — благо,

Где-то в далёких землях должен я пригодиться!

Здесь нету мне места, не с кем соревноваться,

Я на коне белом, въеду на встречу с судьбою,

Сяду за стол богатый и прочитаю вису,

А после с добычею ценной, вернусь домой гордый!

Выйдя из дому, ребята побежали на луг, где всегда играли юные колобки. Кол поделился своей затей с друзьям, и те, хотя сильно переживали за Кола, всё же согласились помочь ему в этом деле. Ведь они знали, что отговаривать и уж, тем более, спорить с Колом совершенно бесполезно, а иной раз даже опасно…

Вся страна колобков протянулась вдоль левого берега широкой Реки — Матушки. От самой дальней деревни до бережка не больше пяти вёрст.

Колобки очень любили печёную и солёную рыбку, да рыбные пироги, и потому любили её. Давно смекнув, что с берега много не добудешь, они освоили кораблестроение.

И такая жизнь у колобков шла ладная и сытная, что за всё время они так и не разведали, что по другую сторону Реки — Матушки, и что за земли вокруг них — интереса таково не имели.

Детвора, сговорившись, разбежалась по домам. Каждый взял нужное для затеи Кола сына — Бьёрна. Опыта в таких делах никто из ребят не имел, впрочем, как и любой из колобков и потому каждый хватал то, на что взор попадал.

В полдень у бережка собрались юные колобки с котомками, в которых чего только не набралось: сорок две вилки, на две больше ложек и вдвое меньше ножей. А также вдобавок пятнадцать котелков, восемь подушек, и семь одеял, две лопаты, молоток, верёвка и жменя гвоздей. Имелся даже один железный шлем с рогами, топор, тёплые рукавицы и ещё гора всякой всячины, но почти никто не догадался прихватить чего-нибудь пожевать.

Осмотрев котомки и убедившись, что только сестрёнка с подругой принесли Колу еды, он на прощание прочёл друзьям такую вису:

Чувствую, испытание здесь же моё начнётся,

Сытым в пути просто, это звучит скучно.

Боги смотреть будут, им нужно дарить веселье,

Чтобы мой конь резвый мчался быстрее ветра.

С горечью поминать себя я вам запрещаю,

Скоро вернусь обратно, спрошу за не верее крепко.

Знайте, моё слово крепче любой стали!

Помощь я не забуду, всем привезу подарки.

Матери передайте сына доброе слово.

Корабли у колобков были красивыми и крепкими. Носы их украшали резные фигурки лесных и сказочных зверей, борта закрывали круглые расписные щиты, если шли не на веслах, а под парусом.

Для путешествия Кол выбрал корабль, на носу которого красовалась голова дракона. Взяв пожитки в дорогу и, попрощавшись с друзьями, он отплыл от родного берега навстречу своей судьбе.

Река — Матушка бежала с севера на юг, и кораблик Кола шёл по течению, подгоняемый ветром. День минул, второй и третий за ним, и уже казалось этому пути не случится конца. Идти под парусом дело непростое и уж, тем более, в одиночку. Колобок умаялся, устал, сбился с ног, мечась меж рулём на корме и правкой высоты паруса. Да вот ещё беда, пирожки с рыбой и булочки с мёдом закончились. Кол бы пристал к берегу, попросил у колобков покушать, только уплыл он уже очень далеко, и давно не видел ни других корабликов, ни поселений.

В землю забрался дикую, заросли только видно,

Пузо рычит расстроено, это весьма обидно.

Сколько продлится путь мой?

Если лишусь я силы?

Нужно сойти на берег и запастись едою!

Ждёт там меня опасность, шлем для того имею,

Вот и проверю кромку у бороды железной.

Прочитав такую вису, колобок направил судно к берегу, спустил парус, а когда подошёл достаточно близко сбросил в воду каменный якорь.

Ещё с палубы Кол заметил, что на бережке нет ни ягодных кустов, ни фруктовых деревьев. И оттого, выбравшись на сушу, он смело зашагал прочь от реки в надежде найти хоть что-то съестное дальше в лесу.

Кол шагал браво, не таясь, но внимательно осматриваясь вокруг. Урчание в животе звучало всё громче, будто внутри пробуждался ужасный зверь, или что-то вот-вот вырвется наружу. Шаги колобка стали шире, а взгляд острее.

В какой-то момент в полумраке леса замаячил солнечный свет и Кол направился в ту сторону, в надежде выйти к грибной или ягодной полянке. Как же колобок удивился, когда увидел распаханные поля, огороды и огородики, дома и домики. И эти дома были так не похожи на творенья рук колобков, что Кол мигом понял, что приплыл в другую страну.

В общем-то уже с этой мыслью и знанием он уже мог считать себя самым отважным открывателем из всех колобков на свете, но он не был бы собой, если не пошёл дальше, тем более живот его по-прежнему пуст, а здесь вне всяких сомнений есть чего пожевать.

К тому же, как можно отказаться попробовать новые наверняка очень вкусные блюда?! Нет, быть может такой колобок где-то и существует, но Кол точно не из таких. Беззаветно он любил только две вещи на свете: побеждать и хорошенько покушать. Лучший из вариантов для Кола это соревнование с поеданием вкусняшек, в котором он обязательно одержит уверенную победу.

«Кто знает какие у здешних людей обычаи?! Может этакое соревнование тут в порядке вещей?» — подобные мысли придали сил, и колобок не просто пошёл, а чуть ли не побежал к неизвестному поселению.

Вскоре Кол пересёк поля и огороды и приблизился к крайним домикам, где, не успев ступить на дорогу, лицом к лицу столкнулся с неожиданно выбежавшим навстречу запыхавшимся человеком. Ну, как человеком, репкой вообще-то. Репка так разогнался, что ничегошеньки не смог поделать, когда на его пути, вдруг, встало, выпучив синее глаза, препятствие. Репка снёс колобка, и они оба кубарем покатились по дороге.

Ещё до столкновения на плече репка тянул тяжеленую котомку, а теперь её содержимое разлетелось по всей дороге. На земле валялись яблоки и груши, сливы, бураки и куча всего съестного.

— Да что ж ты делаешь?!

Разглядев наконец причину столкновения грозно спросил репка, спешно собирая обратно в котомку пожитки.

Колобок мог бы сказать этому репке что-то такое, что не понравилось бы ему, но обстоятельства вынудили Кола пойти на мировую и не соревноваться в препираниях.

— Давай помогу собрать!

— Помоги, — охотно согласился репка. Вместе они быстро стали забрасывать в котомку рассыпанное. Репка очень спешил и переживал. Колобок же, подбирая два яблока бросал в котомку только одно, а второе съедал. Так он проделал с грушами и сливой, вот только бурак сбрасывал весь без остатка. Он бы грыз и его, если бы бурак был не таким грязным.

— А ты куда так спешишь? — спросил колобок у тучного репки.

— Я-то?! Уф… я бегу отсюда подальше!

— И чего это ты бежишь? — настаивал колобок, стараясь не проронить то, что жуёт.

— Уф… Это история долгая, времени нет. Скажу только, что в этом замешана бабка, дед, и внучка ихняя, а ещё собака Жучка и кошка, и эта мышь Перуном клятая! Дело тёмное, а из-за тебя теперь уж и не знаю, спасусь ли…

Колобок быстро смекнул, что этот вот репка станет ему отличным помощником в пути, немаловажно, что у него с собой котомка, полная всякого вкусного. Кол прочитал такую вису:

Смел ли душой репка? Верит ли в свою силу?

Бросит ли эти земли, чтобы узнать правду?

Боги тогда сразу путь озарят смелым!

Будем искать ветра мы на спине змея,

Прошлое не нагонит резвый порыв храбрых,

Вместе тогда вечно дружбу нести будем.

Репка на несколько мгновений задумался, а затем согласился. И теперь уже вместе колобок и репка бежали изо всех сил на запад к реке.

Корабль нёс прочь от опасного для репки берега. У Кола была целая куча вопросов, но по пути к кораблю он задал только один:

— Тебя как звать?

— Да, как-то не сложилось… нет у меня имени. Репка я вот и всё тут.

— Тогда я подарю тебе имя и буду звать тебя Свен. Теперь ты репка Свен, друг мой.

Колобок и репка обменялись улыбками, так и началась их крепкая в любых испытаниях дружба.

Хотя репка и казался слегка, и быть может на чей-то взгляд даже не слегка полноват, бегал знатно, а учитывая, что бежать пришлось ещё и с мешком всячины, то колобок даже подивился прыткости и упорству друга.

Вечером того же дня кораблик с красно — белым парусом колобком и репкой на борту отплыл дальше на юг. Дальнейшее путешествие виделось Колу весёлым и ладным. Вместе со Свеном они теперь со всем справятся, не приходится сомневаться!

Была у колобка куча с высокой горкой вопросов, но торопиться с ними он не стал.

Минул молчаливый вечер, сонная ночь и туманное утро. Солнце пробежалось по своему привычному маршруту и опустилось где-то за горизонтом. Леса по берегам сменились бескрайними лугами и на берегах не видно было ни единого признака жизни. Колобок даже подумал, что дальше будут только эти бесконечные луга и длиться они бут вдоль реки нескончаемо долго, пока колобок не состарится и не умрёт тут с репкой от тоски.

Следующее утро ничем не отличалось от предыдущего, вообще-то, и день тоже, а вот вечер открыл неожиданный вид.

За поворотом реки корабль ожидала бескрайняя, пляшущая белыми коньками волн река, такая широкая, что казалась шире, чем суша.

— Ты, Свен, знаешь, что это такое? Что за река это?

— Уф, — привычно начал речь репка. Парнем он оказался не слишком-то разговорчивым.

За время совместного путешествия Кол узнал только, что место откуда бежал репка вовсе не земля репок, и живёт там всякая живность. В общем-то это логично, что живёт всякая животина, у колобков тоже имеются коровы и пчёлы, и ещё куча всякого, но вот что родина Свена не была землёй репок казалось Колу странным.

— Ну, — продолжил речь репка: — Как я уже говорил тебе, не знаю откуда я знаю это, но там впереди точно не река.

— А, что же тогда?

— Уф… это море. Море — это вот эта бескрайняя вода.

— А что там за ним, ты знаешь?

— Уф… ну, уж не знаю, откуда я это…

— Да говори уже! — поторопил Кол неспешного репку.

— Земля там.

Колобок поднялся на нос корабля и, всматриваясь в даль, сказал такую вису:

Что уготовали боги? Только им и известно,

Ждёт нас, наверное, слава, танцы и добрая песня.

Видно игривое море, станет нам домом на долго.

Время придёт, и берег снова в дали заметим,

Сбросивши с края камень, ступим на новую землю,

И поживимся дарами, жадно награду собрав.

Кораблик вышел из речных вод прямо в открытое море. Ветер задул в парус усерднее, и корабль, набрав высокую скорость, умчался от берега.

Море было красивым и совершенно невозможным. Вода была всюду, куда доставал взгляд. Такого вообразить не смог бы ни один из колобков, а Кол сейчас видел это своими глазами.

Солнце прошлось по небу одиннадцать раз, а самое важное к концу его последнего пути Кол и Свен сгрызли последнюю пару бураков, но загрустить они не успели на горизонте из тумана показался большой зелёный остров. Уже к полудню друзья, оставив судно в мелководной бухте, сошли на берег.

Среди вещей на борту репка нашёл щит, а в другую руку на всякий случай для самозащиты он взял самую большую вилку. Колобок осмотрел своего грозного друга и одобрительно кивнул. Прихватив топор и шлем Кол вместе со Свеном ступил на неизвестный берег.

В первый день колобок и репка ничего интересного не нашли, а наутро второго вышли к околице многолюдной деревеньки. Похоже, что жили здесь зайцы длинноухие.

Зайцы строили свои дома под землёй, видны были только широкие норы в земле. Кроме заячьих нор повсюду раскинулись огороды, сплошь засаженные сочными овощами, капустой, морковкой, редисом и много ещё чем.

Первейшим делом Кол и Свен принялись дёргать и грызть овощи. Местные жители поначалу опасались подходить к неизвестным, но когда непрошенные гости стали словно саранча вычищать их грядки, осмелели и толпою пошли им навстречу.

Приблизившись к визитёрам молодой, крупный заяц шагнул вперёд, подрагивая и нервно подёргивая большими ушами, как только мог грозно приказал:

— Эй, вы, двое! Прекратите немедленно! Это наш огород! Наш остров! Вам, чужаки, здесь не рады!

Репка сбросил с вилки морковку, шагнул к колобку и предложил:

— Бежим, а?

Но колобок ударил кулаком ему в щит и ответил висой:

Зайцев земля, заячий остров — огород и капуста,

Я колобок — сын Бьёрна по имени Кол,

Из дальней земли с репкой Свеном пришёл.

С миром к вам гости, но вам выбирать,

Будем дружить или же воевать.

Колобок так грозно прочёл свою вису, что зайцы тут же согласились на дружбу. Согласится-то они согласились, да только дружбы явно не желали. И вот один из быстроногих, длинноухих быстро помчался в глубь острова к князю, чтобы тот со своей дружиной изловил непрошеных гостей. А пока в ожидании гонца зайцы пригласили колобка и репку в самую просторную нору с высокими потолками, белыми стенами, деревянной мебелью и посудой да пуховыми подушки и мягкими креслами.

Зайцы разожгли печи и стали готовить разные блюда. Они открыли медовуху и угостили ею гостей. Начался славный пир. Кол читал висы и рассказывал о своём путешествии, а зайцы в ответ угощали его вкусными блюдами и рассказывали о своём острове.

Под утро в нору вошли дружинники князя и попытались арестовать репку и колобка, но друзья в обиду себя не дали. Кол, раздавая дружинникам тумаки, читал такую поучительную вису:

Я от папеньки и маменьки ушёл, я от брата и сестры уплыл,

Я отважным и дерзким прослыл,

Тебе, князь зайцев, меня подавно не удержать!

Жаль князь умом не богат и всё отдаст за урок мой.

Давать знания был бы я рад, иной помёт ли науку теперь?

Полумесяцем смотреться будет тяжесть мудрости, обрамляя оба глаза.

Закончив читать вису, колобок добрался до князя и проучил того за дерзость. Когда все зайцы, вздумавшие всыпать гостям, сами получили урок колобок предложил записать ему рецепты вкуснейших местных блюд и загрузить на корабль все необходимые продукты. Заячий князь был на всё согласен, только бы непрошенные гости скорее уплыли.

Распрощавшись с зайцами, Кол — сын Бьёрна и Свен репка вернулись на корабль, теперь полный съестного. Счастливые и воодушевленные они отправились дальше на запад.

На третий день путешествия стих ветер, и друзья уселись на вёсла. Тяжело грести, ворочать длинным веслом, но как же здорово, что колобок ни один оказался здесь, иначе бы ему пришлось не сладко. Как бы не был отважен и смел Кол справится в одиночку не со всем можно. Свен, хотя и молчаливый, несколько странный, но оказался хорошим другом, а ещё, что не менее важно был воином знатным. Длинноухие на заячьем острове хорошенько запомнили кулаки репки. На память об острове зайцев и князе, кроме всякого вкусного друзья прихватили парочку коротких, хорошо сработанных копий.

Минула неделя и другая, и вот на севере показался большой полуостров. Колобок направил корабль к берегу. Причалив в бухте полуострова похожего на женский сапог Кол и Свен при оружии сошли на берег, где их уже ждали два здоровенных лимона с саблями на голо.

— Стой! — закричал один.

— Стой! — вторил второй.

— Кто такие? — спросили лимоны в один голос.

— Путешественники мы. Я — Кол, а он — Свен.

Спокойно ответил колобок, улыбаясь во весь рот, чувствуя, что сейчас точно будет битва.

— Шпионы, — заявил первый лимон.

— Преступники, — подытожил второй.

— Вы арестованы именем короля лимона! — снова выкрикнули гвардейцы хором.

Колобок подбросил в руке топор и попытался в последний раз решить дело миром:

— Отвели бы вы нас к своему королю, да закатили пир.

— Ваше место в темнице!

Это было последнее неудачное предположение лимона, перед тем, как колобок со Свеном набили бока желтопузым и погнали их в глубь земель. Бежали лимоны резво, словно добрые кони.

Преследуя беглецов Кол и Свен приметили вдалеке большое-большое здание. Таких строений Кол никогда не видел и потому спросил у друга:

— Знаешь, как это называется?

— Уф…уж не знаю, откуда я это знаю, но это дворец.

— Вот, значит, как. Ну, тогда идём во дворец.

Очень было замечательно, что репка так много не знал откуда всё знал. Очень полезное свойство эдак не помнить что-то. Кол вот, если чего не знал, так и вспомнить об том ничего не мог.

Вблизи огромного замка раскинулась маленькая деревенька, даже скорее крошечная. Домики в ней сплошь были тесными хлипкими, что страшно взглянуть. На двери одного из миниатюрных домиков висел колокольчик и записка. Репке пришлось наклониться, чтобы прочитать её:

«Покорнейшая просьба к сеньорам ворам позвонить в этот колокольчик, их сейчас же впустят, чтобы они своими глазами убедились — красть здесь нечего».

Кол хмыкнул и двинулся дальше, но на пути друзей невесть откуда вырос маленький щупленький человечек:

— Здравствуйте, господа, могу вам чем-то помочь?

— Ты кто? — спросил колобок.

— Я Черника, это вот мой домик. Вообще-то у меня другой дом, ни такой просторный, но в этом доме я живу сейчас. Если вы, вдруг, звенели в колокольчик, надеялись поживится и вам не открыли, так это только потому что там никого нет…

— Да не хотели мы поживится… ты лучше скажи двух бегущих лимонов не видел? Мы с моим другом им тумаков недодали.

— Ой! Что вы… Неужели? Не побоялись стражи самого короля лимона?! В Лимонии все его боятся. Чуть что в темницу и голову с плеч!

— Мы вообще-то никого не боимся. Мы морские путешественники и первооткрыватели. Я Кол, а вот он Свен.

— Ой, как здорово, как здорово! Нас ещё никто не открывал… а вы на долго к нам?

С интересом поинтересовался черника, на что колобок пожал плечами.

— Как уж пойдёт, господин Черника.

— Уважаемые сеньоры, Кол и сеньор Свен, а может быть вы окажите помощь юному парню и поможете ему сбежать из страны, пока его не упекли в темницу?!

— Уф, — начал было репка, но Кол остановил его жестом руки, сказав, что они всегда рады помочь доброму человеку.

Черника просветлел.

— Сию минуту, досточтимые сеньоры, я приведу его.

Вернулся крохотный Черника конечно не через минутку, а минут через десять и привёл с собой грустного паренька.

— Вот он, вот его спасти нужно! Его Чиполлино зовут. Парень толковый, только не в меру дерзкий.

Колобок и репка переглянулись, подумав, что в их компанию такой рослый и жилистый лучок подойдёт в самый раз. Вот только парнишке Чиполлино вроде бы совсем не хотелось никуда деваться из Лимонии. Приметив смятении на лице нового попутчика колобок обратился к парню:

— Скажи за себя, друг, хочешь ли отправится с нами в путь?

— Нет, но отправлюсь. Я хотел бы остаться здесь, чтобы помочь своему отцу — несчастному Чиполлоне, но боюсь сеньор Помидор не простит мне моих выходок.

— Ну вот, — слегка сбивчиво начал Черничка: — Теперь, когда вы нас открыли и познакомились с Чиполлино пора бы уже и воротится вам на корабль, пока войска короля не пришли за несчастным мальчиком.

Колобку очень хотелось померяться силой с войском короля, но думал он и о том, что же будет, если он проиграет, ведь теперь он отвечал не только за себя, а за репку, за луочк, и даже за маленького Черничку.

— Будь по-твоему, добрый человек. Свен, идём обратно к кораблю. Когда-нибудь мы сюда обязательно вернёмся.

— Да-да, несомненно. Мы ведь теперь открыты, обратно нас не закроешь. Ох… что ж теперь будет, какие перемены нас ждут… Ну, прощайте. Прощай, Чиполлино, мы тут как-нибудь справимся.

— Угу. — коротко ответил лучок и потопал вслед за грозными воинами — румянобоким колобком и здоровенным репкой.

Ветер дул на северо-запад, огибая берег полуострова, туда и направился кораблик с красно белым парусом, головой дракона на носу и поднятыми, словно расправленные крылья, вёслами.

Первые два дня Чиполлино помалкивал и только слушал, что ему говорят делать и выполнял указания. Затем, освоившись, стал задавать вопросы, расспрашивать спутников про всё подряд. Лучок говорил так быстро и эмоционально, что репка то и дело хватался за голову, часто повторяя своё: «Уф».

Две недели и ещё пять дней спустя, корабль подошёл к большому красивому городу. Приблизившись, друзья заметили пристани. Высадившись на берег, путники узнали, что земля эта Галлия, и живут здесь серые быстроногие волки, а земли тут богатые и плодородные.

Жители оглядели необычных пришельцев и направили их к замку графа. Стражники, повинуясь уже поступившим приказам сверху, пригласили колобка и его спутников внутрь неприступной крепости.

Хозяин замка закатил пир. Слуги подали роги гостям, наполненные крепкой, ароматной медовухой. Колобок жестом остановил, готовых осушить роги, друзей, запретив пить. Он один заметил, как блестят и недобро смеются глаза графа, как трясутся руки у слуги галла. «Яд», — догадался колобок, но смолчал. Взял со стола нож и вырезал на кубке руны отчего его рог в миг раскололся на осколки. Колобок принял рог из рук опешившего Чиполлино, прочитав такую вису:

Граф угощает мёдом, но будет ли нам на пользу?

Напиток такой пенный выпить вперёд графа будет не уваженьем,

Позволим мы благородному отведать питье первым.

С этими словами колобок подошёл к графу и предложил свой рог хозяину. Глаза волка забегали, он замялся в кресле, а затем засмеялся, отбросил свой кубок и, приняв из рук Кола кубок отшвырнул в сторону рог в сторону, сказав:

— Пусть этот вечер не будет затуманен мёдом, ешьте друзья, ешьте! Мои охотники весьма постарались, чтобы на этом столе была оленина. Рекомендую колбаски, очень рекомендую.

Колобок теперь уже знал — верить графу нельзя, поэтому Кол поднял блюдо, поднёс и предложил сначала отведать яства хозяину. Граф волк зарычал, сбросив маску добродушного человека и приказал своим воинам схватить и пленить колобка и его друзей.

В обеденный зал один за другим вбегали стражи, готовые к бою, и они его получили. Репка выбросил рог, взял в руки табурет и, приговаривая при каждом ударе излюбленное «Уф», укладывал волков штабелями. Лучок — удалец бился с белозубыми и серошерстными ножкой от табурета, ну, а колобок отвешивал тумаки кулаками. Сначала поднялся лай, перешедший в вой, в конечном итоге сменившийся на жалобный скулёж галлов.

Прикрывая распухшие уши от могучих оплеух колобка, граф волк проскулил:

— Что!!! Что тебе нужно? Только скажи! Перестань, перестань меня бить…

Колобок же ответил галлу такой висой:

Я от папеньки и маменьки ушёл, я от брата и сестры уплыл,

Князю зайцев урок преподал, хоть учиться тот не пожелал.

Я отважным и дерзким прослыл. Тебе, граф волчок, меня подавно не удержать!

Жаль граф умом не богат, отдаст всё за урок мой,

Давать знания был бы я рад, но помёт ли науку теперь.

Расцвели по весне кувшинки, тяжесть мудрости грохотала,

А теперь распухли листья и завяли цветы обмана.

Друзья с щедрыми дарами от графа погрузились на корабль и отплыли из города, стоящего на трёх берегах, вышли в море и направились прямиком на север. Граф волк поведал им, что там раскинулся остров лис.

Всего неделю спустя колобок и спутники сошли на берег лисьего, окутанного туманами, острова. Путешественников по прибытии встретили и немедленно повели к королю.

Тропинка петляла среди деревьев, и некоторое время спустя друзья уже не могли сказать в каком идут направлении и откуда пришли. Всюду был лес и вездесущий туман, а чуть позже небо затряслось от громовых раскатов и начался дождь.

Лисы, сопровождающие колобка и товарищей, хоть и старались помалкивать, но всё же на прямые вопросы нехотя отвечали:

— И что ж за земля это, как зовётся остров?

— Это остров Батонь.

— А как зовут короля?

— Ател Лис Батонский.

На все же прочие вопросы, в которых можно было прямо не отвечать, лисы уклонялись от ответов. Колобок почуял неладное, но слишком поздно. Внезапно в тумане проявились силуэты десятков стражей с арбалетами, нацеленными на путешественников. Капитан лис, назвавшийся шерифом Бутергемом, приказал заключить Кола и друзей в темницу. Друзья бросили оружие и колобок сделал это первым, потому что именно он отвечал за товарищей.

Лисы сопроводили пленников в крепость, в подвале которой была мрачная и сырая темница, а затем ушли, не оставив ни горящей свечи, ни иного источника света.

С трех сторон камера была из, сочащегося влагой, камня, а вход был загорожен железными прутьями такими частыми, что даже долговязый лучок не смог протиснуться, что уж говорить о сбитом колобке или тучном полненьком репке. И не понятно было сколько времени пробыли в темнице друзья, только голод и рык зверей в животах подсказывали, что здесь они уже очень долго.

Репка чуть не расплакавшись сказал:

— Мы сгниём в этой темнице!

На что Кол ответил ему так:

Если тебя однажды на время покинет удача,

Не думай бросать вёсла, прислушайся к песне ветра,

Резвый подскажет выход, но только для крепких духом.

Слабым подарит вису, жаждущим судьбы горькой.

И вот однажды в неизвестный день и непонятный час колобок потрогал свою твёрдую, как камень корочку и с удивлением понял, что она стала мягкой! Ему тут же в голову пришла замечательная мысль вновь попытаться протиснуться сквозь прутья. Так он и сделал, и к удивлению друзей, у него получилось!

Бегом колобок бросился по коридору к ступеням, ведущим наверх, к двери, сквозь щели которой пробивался свет в подземелье. «Как он прекрасен, этот такой привычный свет», — подумал Кол, поднимаясь наверх. За ней был ещё один коридор, первая же дверь слева вела в кабинет начальника стражи, где, кстати, находились ключи от камер в подвале.

Колобок со всей накопленной яростью со времени, как его вынудили бросить топор, отходил начальника стражи, двух его помощников, а также караульного после чего взял нужный ключ, прикрыл двери в кабинет и ринулся обратно к друзьям.

Поднявшись наверх беглецы, убедившись, что тревога не поднята, двинулись по коридору, заглядывая в каждое помещение и объясняя основы гостеприимства, безуспешно искали свои вещи. Так они прошли подвальный этаж, первый, второй, третий и даже четвёртый. Поднимаясь на пятый, друзья услышали голос старого знакомого Бутергема:

— Да что за лай и скулёж такой? — раздражённо вопрошал шериф лис, спускаясь вниз по ступеням: — Что здесь происходит, чтоб ваш хвост облез?!

— Ну, здравствуй, Бутергем. — сказал колобок, разминая кулаки.

— А-а-а-!!! — завопил шериф и стал торопливо отступать назад: — Стража!!! Стража ко мне!

— Уф… как много ступенек-то. Стража твоя, это… спит. Знаешь откуда я это знаю? Я их спать уложил, уф…

— Мы тут с друзьями вещи свои ищем… не знаешь случаем, где они?

— А!! Они здесь у меня, я сейчас вам верну их!

— Вот и ладненько, а потом отведёшь нас к своему королю.

— Но…

— Не стоит начинать говорить фразу со слова «но», спроси у своих стражников. Шериф не стал припираться, уж очень ему не хотелось быть битым.

Вернув гостям вещи, Бутергем, оглядев стонущих по всей крепости стражей, вмиг стал послушным и раздумал замышлять хоть что-то дурное. А мыслишки-то были…

Почти полных два дня вёл шериф гостей к королевскому замку, и таки к вечеру привёл их к воротам. Двое стражей преградили компании путь. Бутергем бы обязательно поднял бы тревогу и приказал арестовать негодяев, если бы верил, что есть хоть единый шанс на успех. Взглянув на колобка, разминающего кулаки, на глупые лица сонных стражей и немедленно отбросил глупую затею, приказав пропустить их:

— Я сказал, вон с моей дороги, идиот! Я — шериф Бутергем!

— Ох, милорд, прошу прощения! — сказал лис справа, тут же бросивший зевать и вытянувшийся по струнке. Оба стражника расступились, махнув руками другим лисам в надвратной надстройке.

Запирающая решётка стала медленно подниматься, колобок друзья и шериф Бутергем вошли в замок. Без каких-либо усилий и препятствий вместе с шерифом путешественники добрались до обеденного зала самого короля.

Ател Лис Батонский восседал на высоком троне за длиннющим столом, уставленном изысканными блюдами.

— О, шериф, — лениво протянул, довольный жизнью, круглолицый лис в золотой короне.

— Ваше Величество, — с поклоном ответил Бутерем. В это самое время друзья бесцеремонно подошли к столу и стали хватать и закидывать в рот диковинные продукты, безжалостно жуя. За время заключения и путешествия они дико изголодались.

— А-а-а! А, что это такое происходит? Вы кто? — вопрошал совсем опешивший король, переведя взгляд на Бутергема, он картинно простонал: — Ше-ери-иф…

— Ваше величество, эти люди — путешественники и первооткрыватели. Очень! Очень благородные люди!

Король хищно прищурился и хотел было тайно поинтересоваться у шерифа почему они носят головы, но только успел вымолвить:

— А вы, шериф, пробовали…

— Пробовал, — осмелившись перебить короля, обречённо ответил Бутергем. Король был так уверен в своём могуществе, что совершил ошибку, приказав арестовать гостей.

Ох и поднялся скулёж, когда драка окончилась. Король не сдвинулся с места, даже не пытался прятаться, до последнего не веря, что вся его стража не смогла справится с варварами, прибывшими из-за моря.

Колобок приблизился к владыке и ухватил промеж пальцев нос его величества и стал выкручивать августейший нос, читая такую вису:

Я от папеньки и маменьки ушёл, я от брата и сестры уплыл,

Князю зайцев урок преподал, хоть учиться тот не желал.

Графу волку спел песню на ухо, подарив на прощание вису.

Я отважным и дерзким прослыл, тебе, король Батонский, меня подавно не удержать!

Жаль король умом не богат, отдаст всё за урок мой.

Давать знания был бы я рад, но помёт ли науку теперь?

Подарю Ател Лису сливу, чтобы помнил крепкую дружбу,

Обещаю вернуться вскоре, верю теплою будет встреча!

Собрав богатые подарки, колобок и его друзья направились обратно к короблю. Погрузившись на борт, они осмотрели собранные дары и пришли к выводу, что больше, они увезти не смогут, тогда Кол прочитал такую вису:

Вот и стали друзья мы богаты, и пора воротится домой,

Ублажили богов мы забавой, каждый здесь великий герой!

Ветер волны унесет на восток в земли, где рождён колобок.

Вы согласны идти? Вы пойдёте за мной?

Отдохнем и снова в дорогу на забаву весёлым богам.

Кол понял ответ по взгляду друзей. За время путешествия они стали ему второй семьёй не менее настоящей, чем первая. Колобок был счастлив. Он не знал, что его ждало за околицей родной деревни, но осмелился задаться таким вопросом, и вот он обплыл по кругу всю землю, уже совсем скоро вернётся домой и станет самым знаменитым колобком из всех на свете колобков.

Так и случилось. Прежде чем подойти к родному берегу колобок спустил паруса, встал на носу корабля и приказал ждать. Так прошёл целый день. На берег приходили и уходили колобки, сменяя друг друга, они терли глаза и всячески присматривались к судну.

Чиполлино, уставший от ничего не деланья, жуя колбасу, спросил у Свена:

— А что это Кол там делает? Зачем стоит на носу корабля?

— Уф… видимо даёт соотечественникам возможность понять, что он настоящий. Ну, а как поймут, пойдём к берегу.

Чиполлино с серьёзным видом кивнул, призадумавшись над услышанным.

Пришло время и колобок отдал друзьям приказ садится на вёсла, а сам стал поднимать якорь. На бережке колобков набралась тьма тьмущая. Все они что-то кричали, махали руками, радовались, что Кол вернулся. Когда судно причалило и колобок сбросил якорь, то приказал сородичам везти сюда телеги, чтобы погрузить в них добро добытое.

Всё так обрадовались богатству и вкусностям, что совсем позабыли обиды и прошлые недовольства. Кол немедленно стал самым важным человеком в деревне, его удивительные друзья оказались так же в почёте.

Каждому из путешественников и первооткрывателей срубили дом, похожий на перевёрнутый корабль и чтили отважных воинов каждый день. Кол отныне звался конунгом колобков, Свена прозвали мудрецом и провидцем — колобки часто приходили к нему за советом, а Чиполлино стал яростным воителем, уступающим в мастерстве разве что могучему конунгу. Он обучал будущих воинов и следил за порядком в деревне. Молодёжь и взрослые мужчины и женщины, даже старики часто приходили к героям, чтобы послушать висы о дальних землях.

Минула осень, наступила холодная зима, только ни о каком отдыхе колобки нынче не помышляли. Вся деревня готовилась к весеннему сходу льда на реке. Летом колобки отправятся в большой вик в земли, о которых сказывал отважный Кол — сын Бьёрна и его друзья: репка Свен и рослый лучок Чиполлино — сын Чиполлоне. Их история, конечно же, ещё не завершилась. Скоро они вместе с сородичами конунга Кола отплывут в новое путешествие к далёким берегам, тем более репка так и не отомстил за обиду, Перуном проклятой, мышке, лучок не вызволил из темницы отца, не спас народ Лимонии от тирании короля лимона, а колобок всё еще не утолил свою жажду странствий, к тому же кое-кому он обещал вернуться.

Нет лучше места, чем дом родной, а пуще счастье, когда мошна полна богатства.

Но песни ветер сочиняет лишь вдали от очага с горящим сердцем не усидеть на месте.

Пусть из муки не высшего помола, пускай поджарены румяные бока,

Но руки, как кувалды, словно молот способны мять врага,

Ум и язык остры, как лезвие кинжала, такому короблю вне всякого сомнения,

В луже места мало.

Такое судно нужно в море выпускать, где бог морской любит резвиться и плясать,

Там душа мятежная только найдёт покой,

Там славы песня, там звонкий и горячий бой.