Гензель и Гретель круто зажигают [Альберт Бенцианович Зеличенок] (fb2) читать постранично

- Гензель и Гретель круто зажигают 118 Кб, 8с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Альберт Бенцианович Зеличенок

Настройки текста:




Альберт Зеличёнок Гензель и Гретель круто зажигают


Да, расследовал я это дело. Не скрываю. И расскажу, раз начальство приказывает.

Но, может, лучше о другом? У меня имеются истории повеселее. Вот, к примеру — из внутренних происшествий. Один лейтенантик во время допроса додумался выйти из кабинета и оставить подследственных без присмотра. Всего на минутку — вызвал его кто-то. И что вы думаете? За это время двое задержанных за мелкое хулиганство — даром, что несовершеннолетние — каким-то образом ухватили стол со всеми папками и уронили с третьего этажа на полковника Бодряшкина. Нет, конкретно, большой письменный стол. Двухтумбовый. Как подняли, не знаю. Качки, наверное. Но факт остаётся фактом. Смеху было — на всё отделение. Главное, звания чудака не лишишь: младших лейтенантов уже нет, а в прапоры — нельзя: высшее образование всё же у остолопа. И этих особо не привлечёшь — мелюзга сопливая. А главное — промахнулись пацаны, к сожалению. То есть к счастью, конечно. Вот такая, понимаешь, конфузия. И пришлось полкану, чтобы душу отвести, полный абзац парню сделать. Всю карьеру поломал. Теперь лейтенант с его двумя звёздами коньяк три звёздочки в баре разливает. И прочие напитки. Хотя получают бармены, кажется, побольше нашего. Но уважения от общества — никакого. А потому что не надо на работе страдать фигнёй. Служить — так не картавить, верно гуторю? Кстати, пахал у нас вольнонаёмным один картавый… Про это не надо? Ладно.

Так что ж тебе, дева, по сути происшествия заявить? Значит, так. 19 июня прошлого года гражданка Яга Матрёна Хазбулатовна, проживающая по адресу… хотя нет, этого нельзя: защита персональных данных, раскудрить, сама знаешь… короче, проживающая и по сей день по тому же самому адресу, сообщила, что её единокровная сестра, Яга Аграфена Константиновна, не кажет носу с большого престольного праздника, то есть неделю уже. Ну, обе — киряльщицы те ещё, особливо Матрёна, так что поначалу мы положили болт, натурально, но чёртова синюшница за следующую декаду три раза майора доставала — и не зря, как выяснилось. Послал он меня с практикантом проревизовать ситуацию. Пришли мы в саклю к Аграфене, а в ней и дверь не заперта, лишь для виду затворена, и внутри — хоть шаром покати. Из обстановки — стол трехногий и две табуретки времён культа личности. В остальном — пуста хибара. Осматривать нечего. Для виду в печь заглянули — а там протез обгорелый и кости человеческие. И, конечно, ни одного свидетеля не найти. Эвентуально, что случилось — то стряслось давненько, стенки ватержакета ледяные, зола остыла: ясное дело — недели три прошло, как минимум. Этакий пердимонокль!

И пошли мы с напарником, солнцем палимы, в люди. Очевидцев не отыщем — так хоть узнаем, какие слухи среди сограждан ходят.

А округа у нас знатная. Наркоманы, алконавты, барышники и прочий люмпен-пролетариат. Передовики уголовного производства и ударники антиобщественного труда. Однако сочинять не буду: до мокрухи дело обычно не доходило. Разве что муж по крайней нужде жену взгреет или, напротив, какая Пенелопа своему Одиссею за всё хорошее скалкой запендюрит, а в остальном тихо.

Для начала я, конечно, к сеструхе убиенной Матрёны заглянул, но та по сути дела ничего добавить не смогла. Да и трудно формулировать последовательные обсервации, лёжа в тотальном отрубе возле стола в луже собственной… замнём. Итого я эмпирически установил, что гражданка Яга М. Х. показания давать не желает и дополнительных сведений по происшествию не имеет.

Ну и куда, по-твоему, мы дальше двинулись? Не знаешь? И верно, для этого опыт и квалификацию надо иметь. И разбираться в людях. Я скажу тебе так, девушка: нужна информация — обращайся в полицию. А если полиция и сама не в курсе? Тогда найди главную местную сплетницу, та знает всё и о каждом. Что было и чего не было.

Вот мы и отправились в гости к Спящей. Нет, не прозвище, фамилия: Спящая Василиса Дормидонтовна. У нас их три, Василисы-то, на участке: Спящая, Прекрасная и Премудрая. Ну, Прекрасная с Премудрой те ещё лахудры, с детского сада не могут между собой разобраться, кто круче. Ведь и соседки к тому же, и сверстницы, и одноклассницы, как на грех. Одно время чуть не каждое утро начиналось с визгу на всю улицу. Премудрая врагиню полоротой мымрой честит, Прекрасная овец и коз поминает. Развлекали народ. С возрастом поутихли, но нет-нет — да и вспыхнет огонёк. Но в смысле интеллекта обе — простодырки туповатые, так что к ним соваться бесполезно. Спящая, конечно, тоже филонщица и прохиндейка ещё та: валяется целыми днями в постели; нигде не работает, поскольку, дескать, её «содержит благородный друг», однако замуж за него или кого другого не торопится. В общественном дворе умудрилась под видом цветов развести какие-то сорняки. Сама бы не справилась, тут потрудиться требуется — садовника нанимала, наверное. Но до того колючими, заразы, оказались, что ребята из ОБН кусты конопли в центре палисадника засекли, а добраться не смогли. Так и