Косы Ангары [Любовь Дмитриевна Бурнашева] (fb2) читать онлайн

- Косы Ангары 2.2 Мб, 5с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Любовь Дмитриевна Бурнашева

Настройки текста:



Любовь Бурнашева Косы Ангары

КОСЫ АНГАРЫ

Над суровым Байкалом, в лунный бубен камлая,

Баргузин-ветер с воем шаманит, уныло вздыхая,

Небо хмуриться тучей. Кровь закат заливает,

Гонит мрачные волны Байкал, ни на миг не стихая.

Много сотен веков в глубине вод холодных,

Прячет память о дочери — Ангаре непокорной,

Он не знает покоя, чайкам вторит о горе,

Все зовет свою дочь в отчий дом далай-море.


С детства слушая сказки старой няньки Тунгуски,

Ангара полюбила легенду о витязе русском,

О могучем красавце, молодце с гор Саянских,

Она верила сердцу, что эта легенда не сказка.

Подросла расцветая как таежный подснежник.

Полетела молва о красавице юной и нежной,

В глазах звезды сверкают, лицо снега белее,

Птицы весть принесли о красавице и Енисею.


Заштормил Енисей, шумно, бурно кидая глыбы,

Загрустил. Пишет брызгами в небе любимой имя,

Он отправил цветок, унесла его ласточка в клюве,

Весть отправил с ветрами: — «Сильнее любви не будет.

Серебрится печаль без тебя в одиноких волнах,

Твой мерцающий лик мне рисуют на небе звезды,

Закружил хмельной сон твоих глаз черноокий омут,

Сквозь пространство коснулся тебя я любимая вздохом.

Подарю тебе мир, совершу для тебя любой подвиг,

Отвоюю у всех, даже если весь мир будет против.

Стану солнцем, лучом, осветившим в тумане тропы,

Над уснувшей землей проведу по таежным сопкам.»


Руки ветру доверчиво протянув, приняла посланье,

На летевшую вниз звезду о любви загадала желание,

Разгорается пламя в груди расплавленной нежностью,

Полетела б к нему, только стал отчий дом крепостью.

Гневно волны подняв до небес, Байкал гонит прочь,

Ливень, град наслал на сватов, разрезают молнии ночь,

Спрятал дочь в глубине вод, ручьи-косы в руке зажал,

Ночь осыпал осколками звезд, страж Ольхон на пороге встал.


Не сдалась Ангара, волны в косы все больше вплетала,

В глубине черных глаз пряча грусть, о любимом мечтала,

Занавесив туманом зарю, своим пеньем отца усыпила,

Нить надежды в руках держа, убежать из дома решила.

Зная сердцем куда идти, разорвала прибрежные скалы,

Струи встречных ручьев и рек на бегу в свои косы вплетала,

Все стремительней бег, силу, мощь от любви набирая,

Вот и пройден последний рубеж, Енисею в объятья упала.


Встречный ветер и колкий дождь не смогли стать преградой,

Только вечный огонь в сердцах для влюбленных награда,

Сбросив груз тревог и оков, в поцелуе их воды слились,

Ангара — Енисей — негасимой, бессмертной любви стихия.


Селенга-мать в бурятских степях разлилась, застонала,

Прокричала: — «Байкал, проснись, Ангара сбежала,

Без неё нам с тобой как жить? Сердце сжалось от боли,

В отчий дом её возврати, на чужбине жить не позволь ей.»

В ярость впал богатырь Байкал, раскидал как камешки скалы,

Свои волны в небо поднял, луну с солнцем менял местами,

Вспять за косы хотел повернуть, только сил не хватило,

Силу, мощь Ангара от рек набрала, они косы её удлинили.


В дни затишья мрачный Байкал скорбит, о встрече мечтает,

В косы дочери в тайне от всех бессмертья волны вплетает,

Смотрит сверху с Шаман-горы вдаль за прибрежные скалы,

Знает, счастлива дочь-Ангара. Чайки о ней рассказали.


Легенда о Селенге

В низовьях рек клубились, плавали туманы,

Бродил в Монголии холодный Салхи-ветер,

Рассказывал он птицам, облакам печальным,

Что от слияния двух рек река родилась летом.

Гонял на запад он кудрявых облаков отары,

Легенду о красавице реке разнёс по свету,

Цвели монгольские просторы синей ая гангой,

Звенел струной морин хурА певучий ветер.


Росла красавица и полноводьем наливалась,

Вплетала в косы новых вод волнистое теченье,

Свет буйный желтый из луны в себя вбирала,

Созвездий серебро вплетала в украшенье.

Текла неторопливо по степям монгольским,

Любуясь красотой в ней небо отражалось,

Летят года спираль веков затягивая в кокон,

Цветут подснежники. Пора любви настала.


Звенящий мир дождей любовью встретил,

Батыр Туман ей сердце предложил и руку,

Красавица ему милее, дороже всех на свете,

Укутывал плащом он Селенгу холодным утром.

Шаманом ветер пел и в лунный бубен бился,

Седые звезды предсказали ей судьбу другую,

Подслушав пенье птиц, в красавицу влюбился

Батыр Улан-Бургас. Сошел он с гор в раздумье.


Лазурным знаменем плескалось голубое небо,

Сиянье черных глаз и красота пленили сердце,

Шумит волнами ласковой любовью нежность,

Под тенью хвойных гор влюбленные укрылись.

Расправив крылья, жаворонки пели в небе,

В полуденной жаре, скользя по краю счастья,

Любовь пришла, она останется в сердцах навеки,

Закрывшая собою ночь, их тайну мраком прячет.


Ничто не вечно под бессмертным солнцем,

Небесный свод взорвался знаменем багряным,

Не смог батыр Туман отдать любимую другому,

Накрыл соперника искрящимся крылом тумана.

Не слышно в вязкой тишине ударов битвы,

Лишь сумрак и безмолвие накрыли степи, горы,

Отравленное снежным пеплом лето уходило,

Моля о чуде, плакала река надрывно, горько.


Металась Селенга зажатая свинцовыми тисками,

Стремясь прорваться к милому, текла по кругу,

Разрушить тишину пытаясь слабыми волнами,

Бродила в сонной темноте, скучая по простору.

Летели лебеди, рассыпав с перьев мимо счастье,

Кружили в небе журавли, прощаясь с Селенгою,

Накрыло степи раннее дождливое ненастье,

И гром с небес — погиб Улан-Бургас в неравном бое.


Застывший воздух сердце жгучей болью давит,

Разлился в каждой капле ядом крик утраты,

Щемящая тоска потери по живому режет память,

Цветущую весну накрыло снегом безвозвратно.

Из плена нелюбимых рук взлетела вверх волнами,

За ветром побежала размывая, разрывая скалы,

Гонимая тоской, степь заливая, потекла слезами,

На запад, куда гоняет Салхи-ветер облака отары.


Закрыл батыр Туман над степью пеленой полнеба,

Отправился за Селенгой на серебристых крыльях,

В Бурятию, страну соседнюю, где сам не разу не был,

Почти догнал её, седой Байкал дорогу преградил.

Взмахнул рукою мрачный богатырь, подул ветрами,

Осыпался росой батыр Туман, исчез с рассветом,

Байкала покорила красота и полноводье чужестранки,

В свои он воды её слезы принял, сердце отогрел.


Течет железная река, печаль скрывая в водах,

Осколки сердца берега покрыли красной глиной,

Жалея Селенгу Байкал в себя вбирает её слезы,

Напоминает ей хребет Улан-Бургасы о любимом.

В низовьях рек клубились, плавали туманы,

Промчались табуном века, года над степью,

Цветут бурятские просторы синей ая гангой,

Звенит струной морин хурА певучий ветер.


*Ая ганга — богородская трава

*морин хур — музыкальный инструмент.

* салхи — с монгольского ветер.


Дух в бронзу закован

Дух мятежный степной в бронзу закован,

Память пластами веков на плечах в пыли,

Сколько было смертей, побед всё помнит,

Летопись пишет кровью трава из праха земли.


Был легким дождем, обрушился черной тучей,

Светлым лучом, стал тьмой, породившей луч,

Твердым звеном, орды золотой цепь сковавший,

Узкой тропой, в мир мечом прорубивший путь.


Рожден от летавшей в небе степной орлицы,

Был легким пером в крыле, стал Воином-Орлом.

Бурей железной прошел, расширил свои границы,

Тяжесть смертей и побед висит на шее крестом.


Дух воинственный в бронзу руками закован,

Усталость смертельным грузом в глазах коня,

Много было побед, смертей, Чингисхан помнит,

В поисках лучшей из них бредут по степи в века.


Написано по скульптуре Даши Намдакова «Чингисхан»


Сагаалган

Белый месяц, Белый Старец,

Сагаалган ступил на землю,

Над бурятскими степями,

Басаган запела песню.

Льется звонко в поднебесье,

Голос девичий хрустальный,

Заметает метель степи, -

Все плохое в этот праздник.

С пожеланием достатка,

Счастья, мудрости, удачи,

Белый Старец принес радость,

В белом снеге беды пряча.

Он желает всем здоровья,

Пониманья и везенья,

Белой пищей окропляет,

Все дороги поднебесья.

Басаган поет всё звонче,

Ей метели подпевают,

Над бурятскими степями,

Праздник белый наступает.


Сагаалган — буддийский новый год


Басаган — девушка по-бурятски