1 из 10 [Виталий Александрович] (fb2) читать постранично

- 1 из 10 2.24 Мб, 18с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Виталий Александрович

Настройки текста:




Виталий Александрович 1 из 10

7 карточек покемонов, калькулятор, дырокол и жуткая обида на Бога. А что вы возьмёте с собой в радиоактивную пустошь?

10 из 10


– В пизду! Я увольняюсь!

– Согласно протоколу, вы должны отработать четырнадцать рабочих столетий. В противном случае, ваши ипотечные выплаты аннулируются, жильё конфискуется, а вас переселят в подшефный регион.

– По-ху-ю! Я сваливаю сейчас!

– Заявка принята. Для немедленного увольнения, вам нужно заполнить форму т9-Я-33224444255. Вам выдадут ваши вещи и билет на лифт.


Я беру ручку и заполняю дурацкую форму. От злости и обиды у меня скрипят зубы. Мне хочется вырвать голову этому роботу-секретарю, войти в кабинет к Шефу и впечатать эту жестянку в его самодовольное бородатое лицо.


Ставлю подпись и втыкаю ручку в стол, закрепляя своё негодование и отрезая себе путь назад. Машина с безжизненным женским лицом сканирует взглядом бумагу и распечатывает мне обходной талон.


– Можно зайти попрощаться? – киваю в сторону двери с табличкой «Бог»

– Его нет, – равнодушным тоном отвечает железка.

– Ну конечно, блин. Для пиар-отдела он есть, для бухгалтерии он есть, а для скромного отдела связи с общественностью его нет! Пусть потом не удивляется, откуда взялся ещё один Макаронный Монстр или Будда!


Я забираю талон и иду к выходу. Жестянка кричит мне вслед:

– Он любит вас! Хорошего дня!

– Ебись конём!


* * *


В лифте помимо меня ещё трое: лохматый коротышка в очках на горбатом носу, рыжая девушка с пышными формами и худенький прыщавый задрот с длинными волосами, убранными в хвост. У всех нас коробки с личными вещами.


Я смотрю в свою коробку, и меня раздирает от обиды: всё, что я накопил за двадцать столетий работы, это дырокол, калькулятор и пачку карточек с покемонами. Когда ипотека забирает девяносто процентов зарплаты, которая не поднималась с Первого Дня – хрен ты позволишь себе айфон.


Ну ничего, на Земле я займусь криптовалютой и куплю их сраный рай с облаками!


Атмосфера в лифте мрачнее, чем на Пятом круге. Я решаю оживить поездку:

– За проезд передаём, молодые люди! – эти трое смотрят на меня как на придурка.

– Тебя, видать, за чувство юмора уволили, – хмыкает коротышка.

– Сам ушел! – гордо заявляю я.

– Врёшь! – прыщавый включился в беседу, – у нас только один сам ушёл. Ты знаешь кто.

– Ну, а теперь ещё и я. А тебя за что попёрли?

– Меня переводят. Случайно установил Ему на Макбук «Яндекс браузер», и чуть не схлопотал низвержение. Благо мама заступилась, – он вздыхает, и в лифте повисает тишина.


* * *


Рыжая и задрот выходят на Венере. Там обнаружены признаки жизни, поэтому нужно, чтобы кто-то открывал новые филиалы. К моменту, когда одноклеточная какашка станет разумным плотоядным, нужно, чтобы ей показали во что верить.


Я и очкарик продолжаем спускаться.

– Ну а ты как в немилость угодил? – спрашиваю.

– Помнишь отдел контроля популяции?

– Какой?

– Ну, мы, мягко говоря, следили, чтобы перенаселений не было, – коротышка поправляет очки.

– И что? Не уследили? – усмехаюсь.

– Наоборот. Я чутка не туда ручку крутанул, и теперь Земле, мягко говоря, пиздец.

– Мягко говоря? – внутри меня растёт тревога, – а грубо говоря?

– А грубо говоря, вместо пары миллионов китайцев, погибло шесть миллиардов населения, – очкарик вытирает нос, – шесть двести, если точнее.


* * *


– Я передумал! – кричу в динамик лифта, – Ты же всепрощающий! Я раскаиваюсь! Ну прости по-братски, а? Алё?! Кто-нибудь!


Мой попутчик хнычет в углу, а я пытаюсь докричаться до небес.


Надо же было так лохануться! Я еду на умирающую планету, а для выживания у меня только дырокол, калькулятор и семь карточек покемонов! Надеюсь, у меня получится придушить очкарика – тогда я сдохну с голода на пару недель позже.


Жаль, его барахло из коробки нельзя будет продать или обменять на опыт. Всё-таки, жизнь смертного – не компьютерная игра.


8 из 10


Дырокол разваливается надвое после очередного удара по черепу очкарика. Тот лежит без сознания на пол лифта. Я снимаю с себя галстук и затягиваю его на шее бедолаги. Тело дёргается ещё какое-то время, а затем перестаёт подавать признаки жизни.


Я осматриваю коробку с вещами бывшего коллеги: карандаши, блокноты и фигурки разноцветных пони. Глупо было надеяться, что он после увольнения забрал с собой винтовку или хотя бы нож.


Лифт останавливается, и его двери медленно расходятся в разные стороны. Передо мной открывается пейзаж с самых мудацких экранизаций конца света: выжженная земля, полуразрушенные дома и красное небо без солнца.


Надо было увольняться раньше: успел бы отжечь на последней вечеринке по случаю армагедца. А теперь ни супермаркет не ограбить, ни фотомодель трахнуть, ни даже храм какой-нибудь не осквернить.


С обидой вздыхаю, кладу в карман свои карточки с калькулятором и хватаю за ногу свой бизнес-ланч на