Завидный жених (fb2)

- Завидный жених (а.с. Регентство-1) (и.с. Очарование) 1.11 Мб, 321с. (скачать fb2) - Джеки Д`Алессандро

Настройки текста:



Джеки Д'Алессандро Завидный жених

Пролог

«Дорогой Филипп,

настоящим сообщаю тебе, что из-за твоего упорного нежелания предпринимать какие-либо шаги для выполнения долга перед семьей и обществом мне пришлось самому заняться организацией твоей, черт бы ее побрал, свадьбы! И хотя кандидатура невесты еще окончательно не утверждена, дата и место свадьбы определены и не подлежат пересмотру – церемония состоится в Лондоне первого сентября сего года. Искренне надеюсь, что на этот раз в отличие от прискорбного случая трехгодичной давности ты не забудешь явиться. Я не только надеюсь, но и категорически настаиваю на твоем присутствии. За годы, которые ты провел, исследуя свалки Египта и прочих окраин, мое здоровье пришло в совершенный упадок, и доктор Гиббинс уверяет, что жить мне остается не больше года. И прежде чем сыграть в ящик, я желаю видеть своего сына женатым, занимающим подобающее его имени место в обществе и, если будет угодно Господу, имеющим наследника или ожидающим оного.

Поскольку у тебя, очевидно, не остается времени на самостоятельный поиск невесты, ухаживания и прочую ерунду, я счел разумным обратиться к профессиональной свахе, которая и подыщет тебе подходящую супругу. К несчастью, после скандала, вызванного тем, что ты не соизволил явиться на предыдущую, черт бы ее побрал, свадьбу, перед ней стоит почти неразрешимая задача. Однако мисс Чилтон-Гриздейл – опытнейший брачный посредник, и я не сомневаюсь, что она найдет для тебя какую-нибудь дурочку, из которой впоследствии получится вполне приемлемая виконтесса. Также мисс Чилтон-Гриздейл берет на себя организацию всей церемонии вплоть до мельчайших деталей. От тебя требуется только явиться в нужное время в указанное место. И на этот раз тебе, черт подери, придется это сделать!

С наилучшими пожеланиями, твой отец».

Глава 1

Мередит Чилтон-Гриздейл задумчиво постукивала пальцем по подбородку, критически разглядывая стройную фигуру леди Сары Маркем, стоявшей на помосте в мастерской портнихи. От ее внимательного взгляда не ускользала ни одна деталь элегантного свадебного туалета – от скромного прямоугольного выреза декольте до кружевной пены оборок на подоле. Наконец на ее губах промелькнула тень удовлетворенной улыбки – Мередит понимала, что мадам Рене – самая дорогая портниха в Лондоне и любое проявление одобрения воспринимает как повод для того, чтобы взвинтить и без того непомерную цену.

– Вы выглядите очаровательно, леди Сара, – заключила Мередит. – Лорд Грейборн потеряет голову, увидев вас.

Она почувствовала что-то подозрительно похожее на зависть, сосредоточилась и еще раз внимательно оглядела стоящую перед ней молодую красавицу. Гордость за хорошо проделанную работу окончательно вытеснила неуместное чувство.

Что ж, она действительно подыскала великолепную партию для лорда Грейборна. Леди Сара с ее милым характером, невинностью, прекрасными манерами, ангельским голосом и музыкальным талантом, несомненно, являлась бриллиантом чистейшей воды. Переговоры с ее отцом, графом Хедингтоном, которые Мередит вела от имени герцога Рейвенсли, отца лорда Грейборна, оказались деликатным и очень непростым делом даже для свахи с ее умением и опытом. Причиной таких сложностей, разумеется, был скандал, разразившийся три года назад, когда лорд Грейборн не явился на собственную свадьбу, организованную его отцом, предпочтя приличному и комфортабельному существованию охоту за следами исчезнувших цивилизаций вдали от подлинной цивилизации, среди пустынь, населенных дикими племенами. После этого только титул и семейные связи лорда Грейборна сохранили для него возможность когда-либо найти себе достойную партию, но даже и при этих несомненных преимуществах Мередит потребовались все ее дипломатические способности, лесть и всевозможные обещания, чтобы убедить графа Хедингтона отдать руку единственной дочери столь ненадежному претенденту. Задача осложнялась тем, что вокруг леди Сары крутились стаи не менее титулованных молодых людей и с безупречной репутацией.

И все-таки она победила. Мередит едва не погладила себя по голове. Благодаря ее вдохновенным, если так можно выразиться, усилиям самая блестящая и обсуждаемая свадьба сезона состоится через два дня в соборе Святого Павла. После этого уже никто не усомнится, что Мередит лучшая сваха Англии.

Сразу после объявления о помолвке два месяца назад мамаши девиц на выданье стали наперебой приглашать ее на бесконечные пятичасовые чаи, суаре и музыкальные вечера, чтобы обсудить два самых животрепещущих вопроса: кто из женихов может наилучшим образом составить счастье их милых дочурок и кто из молодых людей лондонского света всерьез намерен покончить с холостой жизнью в этом сезоне.

Уже не в первый раз за последние несколько месяцев Мередит вновь задумалась о том, почему человек, по рождению имеющий право на все преимущества жизни в высшем обществе, наследник герцогского титула, у которого, казалось бы, не должно быть ни одной заботы в жизни, кроме погони за новыми удовольствиями, вот уже десять лет предпочитает всем этим благам цивилизации поиски зарытых глубоко в земле ненужных вещей, принадлежавших давно умершим людям. Ее практичный ум подсказывал ей, что это какое-то странное и опасное извращение и что если взгляды и пристрастия лорда Грейборна так сильно отличаются от общепринятых, то, очевидно, и его манеры оставляют желать лучшего. Недаром даже герцог признавал, что его сыну не повредит некоторая «полировка».

Что ж, предсвадебную «полировку» Мередит ему обеспечит. Она никому не позволит испортить великолепного зрелища, плода многомесячных усилий, от которого зависят ее репутация и положение в обществе. Мередит оставалось только надеяться, что после свадьбы лорд Грейборн окажется любезным и покладистым мужем. Его внешность вряд ли обрадует невесту, если судить по портрету в золоченой раме, висевшему в кабинете его отца.

Мередит мысленно припомнила юношу, изображенного на картине. Бедный лорд Грейборн! Герцог был весьма представительным мужчиной, в то время как он... Неуклюжий юнец, похожий на хомяка, с пухлым, бледным и угрюмым лицом, украшенным к тому же очками с толстыми линзами, за которыми скрывались невыразительные карие глаза. Разумеется, портрет был написан четырнадцать лет назад, когда лорду едва исполнилось пятнадцать. Оставалось надеяться, что годы, проведенные за границей, хоть как-то изменили его внешность к лучшему. Впрочем, все это не имело особого значения. Леди Сара не только являлась совершенным образцом светской молодой девушки, но и в отличие от многих своих сверстниц не питала никаких романтических иллюзий в отношении брака. И слава Богу! Потому что ей достанется далеко не прекрасный принц.

Да, леди Сара прекрасно сознавала, что ее долг – выйти замуж, и выйти замуж не просто удачно, а в полном соответствии с пожеланиями своего отца. Мередит мысленно поблагодарила судьбу за то, что с леди Сарой не возникло тех сложностей, с которыми ей все чаще приходилось сталкиваться, общаясь с современными девушками, твердо решившими выйти замуж по любви. Мередит раздраженно закатила глаза. Замужество по любви, скажите пожалуйста! Уж она-то точно знает, что любовь не имеет никакого отношения к удачному браку.

Мередит взглянула на леди Сару и обнаружила, что, судя по выражению ее лица, она вовсе не испытывает того счастья, которое, по общему мнению, полагается испытывать невесте накануне свадьбы.

– Ну-ну, не хмурьтесь, леди Сара, – ласково укорила она ее. – На лбу могут остаться морщинки. Вы чем-то недовольны? Ваше платье...

– С платьем все в порядке, – быстро сказала девушка. В больших глазах цвета незабудок отражались смятение и печаль, царившие в ее душе. – Я размышляла о том, что вы только что сказали... что лорд Грейборн потеряет голову, когда меня увидит. Вы действительно так думаете?

– Моя милая девочка, как вы можете сомневаться! Мне придется держать наготове нюхательную соль, чтобы привести его в чувство, после того как он падет к вашим ногам.

Глаза леди Сары стали еще больше:

– О Господи, но я не хочу мужа, подверженного обморокам!

Мередит тихонько вздохнула. Чувство юмора явно не входило в число многочисленных достоинств леди Сары.

– Я выразилась фигурально, моя дорогая. Конечно же, лорд Грейборн совершенно не подвержен обморокам. Он ведь так много путешествует и постоянно находится на свежем воздухе. Разумеется, он очень крепкий и здоровый мужчина. – Мередит очень надеялась на это.

Леди Сара, казалось, не совсем успокоилась, и Мередит взяла ее за руки, которые оказались холодными как лед.

– Моя дорогая девочка, вам не о чем беспокоиться. Хотя, конечно, волнение так естественно за два дня до свадьбы. Думайте об одном: вы, несомненно, будете самой восхитительной невестой, ваш жених окажется на редкость интересным и галантным мужчиной, а ваша свадьба – событием, о котором будут говорить еще долгие годы.

«И гарантией моего благополучного будущего», – мысленно прибавила она.

В мечтах Мередит уже видела себя в собственном коттедже где-нибудь в Бате или Кардиффе – принимающей ванны, вдыхающей бодрящий морской воздух и пользующейся несомненным уважением окружающих. Ее мрачное прошлое похоронено так глубоко, что она ни разу и не вспомнит о нем. Свадьба леди Сары и лорда Грейборна представлялась Мередит не только кульминацией ее борьбы за респектабельность, но и началом новой жизни. Когда этот брак состоится, ее услуг будет добиваться все высшее общество, ее советы будут цениться необычайно высоко, а финансовое положение наконец-то упрочится. И все это она получит, занимаясь делом, к которому чувствует непреодолимое призвание, ибо твердо верит, что каждая женщина заслуживает доброго и достойного мужа. Ведь и ее собственная жизнь сложилась бы совсем иначе, если бы в свое время ее мать встретила такого человека...

– Папа сказал, что судно лорда Грейборна приходит в порт сегодня днем. – Голос леди Сары вернул Мередит к действительности – Он послал лорду и его отцу приглашение пообедать у нас этим вечером. – Очаровательный румянец окрасил атласные щечки леди Сары. – Мне не терпится познакомиться с человеком, который станет моим мужем.

Мередит улыбнулась.

– Я уверена, что ему еще больше не терпится познакомиться с вами.

Она с тревогой подумала, что двух дней, оставшихся до свадьбы, – пожалуй, недостаточно, чтобы заново познакомить лорда Грейборна со всеми правилами поведения в свете, которые он наверняка основательно подзабыл за время своих долгих странствий. Но ее утешала мысль, что именно в высшем свете лорд провел первые двадцать лет жизни и это не могло не оказать благотворного влияния на его нрав. А если и нет, то она сумеет должным образом подготовить его к свадьбе. А что будет потом – уже не ее забота. Пусть об этом волнуется леди Сара.

С улицы послышался какой-то шум.

– Интересно, что там происходит. – Леди Сара вытягивала шею, пытаясь увидеть что-нибудь поверх зеленых портьер, отделявших мастерскую портнихи от магазина.

– Я сейчас посмотрю, – предложила Мередит, направляясь к большим зеркальным стеклам витрины.

Улицу перегородили остановившиеся повозки и экипажи, а толпа, собравшаяся у витрины, мешала разглядеть источник этого беспорядка. Она поднялась на цыпочки, и ей наконец удалось увидеть опрокинувшуюся на бок повозку с хлебом. Мередит уже собиралась вернуться в мастерскую, когда заметила, как какой-то гигант приближается к повозке, потрясая зажатой в огромном кулаке плетью. Бог мой! Неужели он действительно собирается ударить мужчину, держащего на руках щенка? Мередит испуганно прижала руку к губам, но в ту же секунду другой человек, которого она видела только со спины, произвел какое-то неуловимо быстрое движение рукой с зажатой в ней тростью, и великан свалился к его ногам, как сбитая кегля. После чего спаситель кинул владельцу опрокинутой повозки монету, небрежно сунул трость под мышку и спокойно удалился, растворившись в толпе.

Мередит перебежала к другому окну, надеясь получше рассмотреть удивительного героя, но он уже исчез из виду. Мередит с трудом перевела дух. Только сейчас она осознала, что вся дрожит, и источник этой странной дрожи находится где-то в желудке. Боже, какой он храбрый! И как двигается! Как... как сильный и ловкий хищник... Грациозно... стремительно. Вряд ли это благовоспитанный человек – уж слишком хорошо он умеет драться, но все-таки... Интересно, как он выглядит? А как владеет тростью! В его руках она превратилась в грозное оружие. Возможно, это и есть оружие – ее острый конец был покрыт каким-то необычным серебряным орнаментом. Мередит еще раз попыталась унять странную дрожь и, опустив глаза, обнаружила, что судорожно прижимает ладони к груди.

Она тут же рассердилась на себя, раздраженно взмахнула руками и попыталась отогнать ненужные мысли. Его лицо не имеет для нее абсолютно никакого значения. Значение имеют только леди Сара и предстоящая свадьба. Она решительно направилась в глубь магазина, огибая по дороге горы разноцветных шелков, муслина и бархата, откинула зеленую занавеску и обнаружила, что ее подопечная лежит на полу и безуспешно пытается подняться, путаясь в длинном шлейфе. Мередит бросилась к ней.

– Леди Сара! Что случилось? – взволнованно спросила она, помогая девушке подняться.

Леди Сара выглядела смущенной и раздосадованной.

– Я хотела посмотреть, что происходит на улице, наступила на подол и упала. Ужасно глупо!

– Вы не ушиблись?

– Кажется, нет. – Леди Сара осторожно пошевелила руками и ногами и облегченно вздохнула. – Нет, все в порядке. Пострадало только мое самолюбие.

Мередит еще не успела обрадоваться, как девушка неожиданно прижала руку ко лбу, а другой схватилась за ее рукав.

– О Господи, у меня вдруг ужасно заболела голова.

– Вы не ударились ею, когда падали?

– Нет... Во всяком случае, я этого не помню. – Она закрыла глаза. – Боюсь, мне надо прилечь.

Мередит бережно подвела девушку к бархатной кушетке, стоявшей в глубине комнаты, и помогла лечь, пристроив ей под голову подушку.

– Mon Dieu! – раздался от дверей испуганный голос вошедшей мадам Рене. – Что случилось?

– Леди Сара нехорошо себя почувствовала, – сообщила Мередит, пытаясь скрыть охватившее ее волнение. Она прикоснулась пальцами ко лбу девушки и с облегчением подумала, что жара, кажется, нет. – У нее внезапно заболела голова.

– Ах, не стоит беспокоиться, мадемуазель Мередит. Такое часто случается с невестами накануне свадьбы. Это все нервы. Я сейчас же приготовлю для нее свой особый отвар, и вскоре, – мадам Рене щелкнула пальцами, – она будет чувствовать себя tres magnifique.

Мередит с сомнением рассматривала лицо леди Сары, покрытое восковой бледностью, и молилась про себя, чтобы мадам Рене оказалась права. Во всяком случае, до свадьбы еще два дня, и у девушки достаточно времени, чтобы поправиться.

Все будет хорошо.

Глава 2

Филипп Уитмор, виконт Грейборн, взволнованно мерил шагами небольшое помещение, расположенное справа от ризницы собора Святого Павла, и молил Бога, чтобы его невеста не явилась на собственную свадьбу.

Он уже несколько раз доставал из кармана золотые часы и, чувствуя, как от напряжения сжимается желудок, проверял, сколько минут остается до начала церемонии. Время, казалось, остановилось. Неужели она все-таки приедет? «Господи, избавь меня и ее от этого!»

До чего же, черт возьми, невыносимое положение! Хорошо ли он объяснил ей все? Поняла ли она? Позавчера, во время обеда, устроенного ее отцом, у Филиппа почти не было возможности поговорить с невестой наедине. Она отсутствовала за столом из-за сильной головной боли и неудачного падения, приключившегося с ней утром того дня. Сначала падение, потом головная боль. Будь все проклято, как раз этого он и боялся.

В гостиной, однако, леди Сара присоединилась к ним. После нескольких минут любезного пустого разговора Филипп попросил показать ему галерею, и она, разумеется, согласилась. Он воспользовался этой единственной возможностью, чтобы рассказать ей... предостеречь. Она слушала с вежливым интересом, а когда он закончил, небрежно заметила:

– Как это все... необычно. Я подумаю.

И после этого опять оставила их, сославшись на головную боль. Когда на следующий день он зашел с визитом, дворецкий сообщил ему, что леди Сара не принимает, так как ей по-прежнему нездоровится. Он хотел побеседовать с ее отцом, но графа не оказалось дома. Филипп оставил для его светлости записку, но ответа на нее так и не получил. Вероятно, граф явился домой слишком поздно. А Филипп провел весь остаток вчерашнего дня на складе, среди множества тюков и ящиков в поисках того единственного предмета, который мог спасти их. Поиски его оказались безрезультатными, а это означало, что наступивший день, как бы он ни сложился, ничем, кроме несчастья, закончиться не мог.

Филипп в сотый раз посмотрел на часы. Сейчас кто-нибудь зайдет и сообщит ему, что леди Сара приехала. Или что ее нет. В волнении он запустил пальцы в волосы, потом попытался ослабить душивший его галстук. Честь требует, чтобы этот брак состоялся, и она же запрещает ему жениться на ком-либо. Он представил себе свою прелестную юную невесту. Любой был бы счастлив назвать ее женой. Но у него при одной мысли об этом останавливалось сердце.

В дверь постучали, и он нетерпеливо распахнул ее. На пороге стоял его отец. Молча глядя в глаза герцога, Филипп ждал, когда тот заговорит. Он с печалью отмечал следы болезни, изменившие лицо отца: глубокие складки, вокруг губ, бледно-желтый цвет щек и черные круги под глазами. Герцог сильно похудел с тех пор, как Филипп видел его в последний раз, и казался почти истощенным. В по-прежнему густых черных волосах появилось много седины. И только взгляд пронзительно-голубых острых глаз оставался прежним. В целом отец лишь отдаленно напоминал того сильного и здорового мужчину, с которым Филипп расстался десять лет назад. В годы, предшествовавшие его отъезду, их отношения не были особо сердечными. Вся теплота исчезла из них в тот день, когда умерла мать Филиппа. Расставаясь, они заключили сделку, согласно которой отец до определенного срока не препятствовал любимым занятиям сына.

Герцог медленно подошел и остановился, когда их разделяло всего два фута. В мозгу у Филиппа навязчиво звучали слова, которые он старался и не мог забыть все эти долгие годы: «Мужчина стоит ровно столько, сколько стоит данное им слово. Если бы ты помнил об этом, твоя мать была бы сейчас жива».

– Время начинать церемонию, – произнес герцог. Выражение его лица оставалось непроницаемым.

– Я знаю.

– К сожалению, твоя невеста еще не приехала. Слава Богу!

– Вот как?

– Ты все рассказал ей. – Это было утверждение, а не вопрос.

? Да.

– Мы же договорились, что ты не станешь этого делать!

– Нет. Ты потребовал, чтобы я этого не делал, но я не согласился с тобой. Я должен был ей рассказать, она имеет право знать. – Пальцы Филиппа непроизвольно сжались в кулаки.

– Лорду Хедингтону тоже все известно? Филипп отрицательно покачал головой.

– Нет. Леди Сара просила, чтобы я не говорил ему. По крайней мере до тех пор, пока она сама не решит, как поступить.

– Что ж, с каждой минутой все очевиднее, какое именно решение она приняла.

Филипп отчаянно надеялся, что так и будет.


Дрожа от возбуждения, Мередит стояла в тени колонны в мраморном вестибюле собора и от всей души надеялась, что она не похожа на ребенка, разглядывающего сладости через витрину кондитерского магазина. Поток элегантных экипажей обтекал собор, на минуту останавливаясь у величественного западного входа, чтобы высадить своих пассажиров – сливки лондонского общества, решившего украсить своим присутствием свадьбу леди Сары Маркем и лорда Грейборна. Гул приглушенных голосов разносился по всему вестибюлю, но поглощался при входе в церковь торжественными звуками органа. До Мередит доносились обрывки разговоров: «...что Грейборна чуть не убили во время какого-то столкновения с племенем...», «...кажется, собирается основать собственный музей вместе с коллегой из Америки...», «...леди Сару, с его странными пристрастиями и после того скандала...».

Гости все шли и шли – сначала широким потоком по проходу, потом разоиваясь на отдельные ручейки и занимая свои места, поканаконец все пять сотен человек не расселись по скамьями не замерли в ожидании.

Где же невеста?

Господи, ведь не может же быть, что она до сих пор не оправилась от последствий падения в мастерской портнихи? Нет, это исключено. Лорд Хедингтон непременно предупредил бы Мередит. Накануне она попыталась повидаться с леди Сарой. Ей не терпелось узнать, как прошла встреча с лордом Грейборном, но лорд Хедингтон сказал, что дочь не может ее принять, так как все еще страдает от сильной головной боли. Вероятно, заметив волнение на лице Мередит, он успокоил ее, заверив, что Сара только что приняла лекарство и теперь Уснула и, несомненно, к свадьбе совершенно поправится. Еще он рассказал ей, что Сара провела с лордом Грейборном не менее часа и что все прошло «чертовски удачно». Все это немного успокоило Мередит. В заключение лорд Хедингтон Добавил, что, несмотря на некоторый беспорядок в одежде и безобразно повязанный галстук – проблемы, которые, несомненно, можно решить, наняв хорошего камердинера, – лорд Грейборн оказался «вполне приличным парнем».

Ну и слава Богу! Хотя Мередит предпочла бы лично убедиться в этом. Нельзя сказать, что она не старалась: вчера она три раза пыталась встретиться с ним, но каждый раз лорд Грейборн отвечал ей запиской, сообщая, что «в настоящий момент очень занят». Скажите на милость, какие такие важные дела могут быть у человека накануне свадьбы? Он просто забыл, что такое элементарная вежливость.

Часы на башне собора пробили полдень – время начала церемонии, а невесты все не было.

По спине Мередит пробежал холодок, и неприятное предчувствие превратилось в уверенность, когда она увидела растерянное лицо лорда Хедингтона, торопливо выходящего в вестибюль. Мередит поспешила ему навстречу:

– Ваша светлость, вы уверены, что леди Сара действительно чувствовала себя хорошо?

– Она сама уверяла меня в этом. Но должен признаться, что я начинаю волноваться! Сара никогда не опаздывает и очень гордится этим. – Он покачал головой. – Мне не следовало уезжать в церковь без нее, но она так настаивала... – Лорд Хедингтон внезапно замолчал, а потом вздохнул с заметным облегчением. – Вот наконец и наш экипаж.

Мередит тоже выглянула на улицу и увидела, как у крыльца останавливается элегантный черный экипаж, запряженный серой четверкой. Из него выпрыгнул лакей в ливрее и торопливо поднялся по ступенькам.

– Ваша светлость, я должен передать это письмо лорду Грейборну, – сказал он, доставая конверт с желтой восковой печатью. – Леди Сара велела вручить его перед самым началом церемонии.

– Леди Сара велела вручить? – Граф не отрываясь смотрел на распахнутую дверь экипажа. – Да где же, черт возьми, сама леди Сара?

Глаза лакея округлились.

– А разве ее здесь нет? Она уехала через несколько минут после вас, ваша светлость.

__ Но если экипаж здесь, в чем же она могла уехать? – Граф уже почти кричал.

– За ней заехал барон Уэйкрофт, ваша светлость. Леди Сара и ее девушка отправились в его экипаже.

Граф недоумевал.

_ Ты говоришь, Уэйкрофт? Его я тоже здесь не видел. Ну хорошо, по крайней мере она не одна, хотя очень странно, что они еще не прибыли. Надеюсь, у них не сломалось колесо.

– Тогда мы заметили бы их экипаж на дороге, ваша светлость. – Лицо лакея тоже выражало тревогу и озабоченность.

– Письмо, – напомнила Мередит, кивая на конверт. – Давайте немедленно отдадим его лорду Грейборну. Вероятно, в нем найдутся ответы на наши вопросы.

Услышав стук в дверь, Филипп вздрогнул. Неужели она все-таки решилась? Он переглянулся с отцом.

– Войдите.

Дверь творилась, и в нее ворвался взволнованный лорд Хедингтон. Со своими кустистыми бровями, толстыми щеками, большими ушами и складками кожи под выпуклыми глазами он в этот момент удивительно напоминал загнанную гончую собаку. У него за спиной стояла незнакомая женщина в нарядном темно-синем платье. Она оглядывала комнату, как будто пытаясь найти кого-то, и наконец встретилась взглядом с Филиппом. Ему показалось, что она удивилась, увидев его.

– Чем могу служить, мисс?..

Ее щеки слегка порозовели, и она быстро присела в реверансе.

– Мисс Мередит Чилтон-Гриздейл, милорд. Я...

– Она сваха, устроившая ваш брак с моей дочерью, – послышался из-за спины Филиппа голос лорда Хедингтона.

Филипп озадаченно уставился на незнакомку. Когда отец рассказывал ему о талантах мисс Чилтон-Гриздейл, он представлял себе седую и чопорную матрону, а не молодую женщину. Он поправил очки на переносице и подумал, что она, похоже, поражена не меньше, чем он. Филиппу почему-то никак не удавалось оторвать взгляд от лица свахи, хотя потрясающей красавицей ее вряд ли можно было назвать. Вспомнив наконец о приличиях, он вежливо поклонился.

– Рад познакомиться с вами, мисс. – Закрыв дверь, Филипп нетерпеливо обернулся к лорду Хедингтону: – Леди Сара приехала?

Граф вставил в глаз монокль и направил его на Филиппа.

– Нет, хотя уже давно должна быть здесь. Она выехала из дома больше часа назад. – Он протянул конверт. – Она прислала вам это письмо, его только что доставили. Прочтите немедленно и объясните нам, что здесь, черт подери, происходит!

Филипп забрал письмо и несколько долгих секунд молча держал его в руках. Затем крепко зажмурился, чтобы никто не заметил, какое облегчение испытывает, а потом открыл глаза и медленно огляделся. Лица присутствующих выражали ту или иную степень беспокойства. У его отца к нему примешивалась изрядная доля подозрительности. Отец леди Сары был крайне взволнован. А мисс Чилтон-Гриздейл казалась глубоко огорченной.

Филипп сломал печать на конверте, и этот звук в тишине комнаты прозвучал как выстрел. Он глубоко вздохнул и быстро пробежал глазами короткие строчки:


«Лорд Грейборн!

Как Вы и просили, я тщательно обдумала все, что Вы сочли нужным сообщить мне во время нашей встречи. Последние два дня, если честно, я не могла думать ни о чем другом. Принимая во внимание те сведения, которые Вы предоставили мне относительно супруги Вашего друга, а также учитывая тот факт, что я действительно перенесла падение и сильнейший приступ головной боли, и полагаясь на Вашу опытность во всем, что касается проклятий, я пришла к выводу что вероятность третьего события, несомненно, весьма велика. Таким образом, настоящим я сообщаю Вам, что отказываюсь стать Вашей женой и что в интересах собственной безопасности принимаю меры предосторожности на случай попыток выдать меня замуж вопреки моей воле. Заранее приношу извинения за те неудобства, которые неизбежно возникнут, когда я не появлюсь в церкви, но не могу не согласиться с Вашим мнением, что это действительно является самым разумным выходом из трудного положения. Прошу Вас передать моему отцу, что в данный момент я нахожусь в полной безопасности и что дома его ожидает письмо, в котором я все подробно объясняю.

Леди Сара

Маркем».


Филипп еще не закончил чтения, когда лорд Хедингтон нетерпеливо воскликнул:

– Ради Бога, что она пишет? С ней все в порядке? Филипп посмотрел в глаза графу.

– Да, ваша светлость.

– Тогда почему, черт подери, она еще не приехала? Где она?

Филипп глубоко вздохнул, впервые за много дней ощутив, что тревога уходит и уступает место спокойствию. Леди Сара оказалась разумной девушкой и прислушалась к его словам.

– Я не знаю, где именно сейчас находится леди Сара, но она просит вас не беспокоиться за нее. Я думаю, самым существенным в данный момент является то, что ее нет здесь. И очевидно, не будет.

– Что значит «не будет»? – прогремел граф. – Что за чушь? Она появится с минуты на минуты. Она должна выйти замуж за вас, сегодня. – Он вытащил часы из жилетного кармана и потряс ими. – Церемонию следовало начать пять минут назад.

– Боюсь, это невозможно. – Филипп протянул графу письмо, которое тот торопливо пробежал глазами. По мере чтения его лицо темнело все больше.

– О каком, черт возьми, «проклятии» она здесь пишет? – спросил он, передавая бумагу герцогу. Филипп заметил, что мисс Чилтон-Гриздейл пододвинулась поближе, чтобы тоже иметь возможность заглянуть в письмо. До этого момента она стояла молча, и только глаза ее расширялись все больше, а цвет лица приобретал какой-то зеленоватый оттенок.

Прежде чем Филипп успел ответить графу, он встретился глазами с ледяным взглядом своего отца. Гнев и разочарование, которые он прочитал в нем, задели его гораздо сильнее, чем он хотел себе признаться. Однако он уже не тот зеленый юнец, который любой ценой стремился добиться родительской похвалы и одобрения.

Герцог неожиданно обрушил всю силу своей ярости не на того, кто ее заслуживал, а на несчастного лорда Хедингтона:

– Это возмутительно, Хедингтон. Какое непростительное легкомыслие! Как смеет ваша дочь отказываться от моего сына? А вы? – Теперь его обвинения были направлены на мисс Чилтон-Гриздейл. – Я нанял вас для того, чтобы вы нашли моему сыну достойную невесту, а не дурочку с куриными мозгами, которая верит во всякую чушь о проклятиях и исчезает в день свадьбы.

Глаза Мередит сердито сверкнули, и она уже открыла было рот, чтобы ответить, но лорд Хедингтон опередил ее:

– Дурочка? Куриные мозги? – Он задыхался от гнева. – Легкомыслие? Как вы смеете так говорить о моей дочери, тем более что из письма совершенно ясно, – он выхватил у герцога письмо и, как флагом, потряс им в воздухе, – что это ваш недоумок сынок внушил ей что-то, сподвигшее ее на такой отчаянный поступок. – Теперь пришла очередь графа вспомнить о мисс Чилтон-Гриздейл. – А вы? Как вас угораздило выбрать для моей дочери такого несуразного жениха? Вы уверяли меня, что скандал, имевший место три года назад, был следствием недоразумения. Да уже по тому, как безобразно завязан его галстук, видно, что он не может быть приличным человеком. И нет никаких сомнений, что он намеренно напугал мою девочку какими-то дурацкими россказнями.

Алая краска гнева сменила зелень на щеках мисс Чилтон-Гриздейл, и она решительно расправила плечи.

– Вместо того чтобы выслушивать ваши оскорбления, джентльмены, и прежде чем вы успели сказать что-то, о чем можете пожалеть впоследствии, я предлагаю послушать, что сообщит нам по этому поводу лорд Грейборн.

Ого! Филипп мысленно аплодировал ее присутствию духа. Не у каждого мужчины хватило бы характера и здравого смысла на то, чтобы так решительно противостоять двум разъяренным отцам.

Откашлявшись и поправив очки, он приготовился во второй раз изложить историю, которую уже слышал два дня назад его отец:

– Дело в том, что во время моего пребывания в Египте произошло нечто, что делает невозможным мой брак с леди Сарой, как, впрочем, и с кем-либо другим.

Лорд Хедингтон брезгливо поморщился и ледяным тоном произнес:

– Мне все ясно. Вы встретили за границей какую-то женщину и вообразили, что любите ее. Что ж, это весьма прискорбная для вас ситуация, потому что ваш долг...

– Другая женщина здесь ни при чем, – прервал его Филипп. – Проблема не в этом. Дело в том, что на мне лежит проклятие.

Несколько секунд никто не произносил ни слова. Наконец лорд Хедингтон смущенно откашлялся, покосился на мисс Чилтон-Гриздейл и, понизив голос, сказал:

– Такая... неприятность иногда случается с мужчинами. В этом нет ничего необычного. Я уверен, что красота моей дочери поможет вам быстро восстановить утраченные... хм-м... способности.

Мисс Чилтон-Гриздейл издала какой-то неясный звук, а отец Филиппа заметно побледнел. Сам же Филипп, напротив, почувствовал, что стремительно краснеет. Черт возьми, неужели этот разговор происходит на самом деле? Он провел ладонью по лицу.

– Я не импотент, ваша светлость.

Облегчение, испытанное графом и отцом Филиппа, лишило их на время дара речи, и, прежде чем они смогли заговорить, Филипп продолжил:

– Я говорю о буквальном проклятии, высеченном на расколотой каменной табличке, которую я нашел перед самым отплытием из Александрии.

Перед его мысленным взором предстал тот день с его ослепительным солнцем и сухим, раскаленным воздухом, не похожим ни на какой другой... Воздухом, пропитанным запахом древности. Воздухом, которого так не хватало ему здесь – в стране, где он появился на свет. Он вернулся сюда лишь для того, чтобы исполнить обещание, данное отцу десять лет назад.

В тот день Филипп уже собирался заканчивать работу и все время откладывал этот момент, потому что знал, что уже никогда больше ему не придется доставать сокровища из сухого и горячего песка. И вот перед самым закатом солнца...

– Она лежала в алебастровом ящике и сразу же необычайно заинтересовала меня. На ней была высечена какая-то надпись на древнем языке. Я взял ее с собой в каюту на борту «Мечтателя» и начал расшифровывать текст уже после отплытия. Только закончив, я понял, что это проклятие.

Лорд Хедингтон хмурился, как грозовая туча:

– Как может современный человек верить в подобную чепуху?

– Это не чепуха, ваша светлость. В древние времена проклятия были довольно обычным делом, да и сегодня они существуют во многих культурах. – Филипп глубоко вздохнул и продолжал: – Судя по тексту и по возрасту камня, который носит имя Камень слез, можно предположить, что надпись была сделана в первом или втором веке до нашей эры. Вероятно, проклятие предназначалось невесте автора, которая изменила ему за несколько дней до свадьбы. Оно предусматривает три события, два из которых должны произойти до свадьбы, а третье – через два дня после нее. До свадьбы невеста должна пострадать от неожиданного падения, впрочем, не опасного для жизни, и от сильного приступа головной боли. Я думаю, это символизирует ее моральное «падение» и боль, которую она причинила своему жениху. Затем, через два дня после свадьбы, невеста... должна умереть.

Последовало долгое молчание, которое было прервано графом:

– То есть вы утверждаете, что моя дочь должна умереть через два дня после свадьбы только потому, что так нацарапано на старом обломке булыжника?

– Именно так. В проклятии сказано, что оно падет на невесту каждого, кто его прочитает, или на жену – в том случае, если человек уже женат. И прочитал его именно я. У меня была надежда, что за прошедшие столетия проклятие утратило свою силу, но печальные события последних дней ясно доказывают, что, я ошибся. Леди Сара уже пострадала и от падения, и от приступа головной боли. Все как предсказано.

– Простое совпадение.

– Это не совпадение, ваша светлость. Это доказательство, которым нельзя пренебречь, так же как и другим, полученным в день моего прибытия в Англию.

– Что вы имеете в виду?

– На судне, по дороге домой, я проводил много времени, изучая текст проклятия, но каждый раз, выходя из каюты, надежно прятал табличку, чтобы никто другой не мог случайно прочитать его. Однажды, услышав шум на палубе, я вышел, чтобы узнать, что там происходит, и очевидно, забыл убрать камень. Вернувшись в каюту, я застал в ней своего коллегу Эдварда Бинсмора. Он зашел ко мне, чтобы поговорить о чем-то, обнаружил на столе табличку с текстом и, будучи прекрасным специалистом по древним языкам, из любопытства прочитал его. Мы одновременно с ужасом осознали, к каким последствиям это может привести, поскольку Эдварда в Англии ждала жена.

Голос Филиппа дрогнул, но он взял себя в руки и продолжил рассказ:

– Мы провели в страшном волнении весь остаток путешествия, и, как только судно встало к причалу, Эдвард поспешил в свой дом в пригороде Лондона. Через несколько часов он прислал мне эту записку. – Филипп достал из кармана исписанный листок бумаги и передал его графу. – В ней он сообщает, что его жена Мэри неожиданно умерла незадолго до его возвращения. В тот самый день, через двое суток после того, как он перевел проклятие, высеченное на Камне слез. Как видите, – Филипп обратился к графу, внимательно изучавшему записку, – Эдвард пишет, что за два дня до смерти Мэри упала, гуляя в саду, а после этого целый день страдала от головной боли. Ни у меня, ни у него не оставалось никаких сомнений в том, что проклятие полностью сохранило свою силу. Я понимаю, что в это трудно поверить. Вещи, которые нельзя увидеть или потрогать, часто кажутся невероятными. Гораздо проще объяснить все цепью несчастных совпадений. Но я давно уже не верю в совпадения, а если вы не доверяете мне, то можете поговорить об этом с Эдвардом или с моим американским коллегой Эндрю Стентоном, который находится сейчас в церкви среди гостей.

Лицо графа приобрело кирпичный оттенок.

– Я не верю ни слову из той ерунды, которую вы сейчас наговорили.

– Ваше право, но проклятие от этого не становится менее реальным. Жена моего друга мертва, и это неопровержимый факт.

Граф махнул рукой, как будто не желая слушать, но в глазах у него уже не было прежней уверенности:

– Сара рассказывала мне о своем падении в мастерской у портнихи. Похоже, она сильно ударилась головой, если на самом деле поверила вашим сказкам. Но у меня-то голова крепче, чем у нее!

Филипп пристально смотрел на лорда Хедингтона, будто желая взглядом убедить его в своей искренности: – Я не желаю брать на себя ответственность за смерть вашей дочери. И я действительно верю в то, что, если бы мы женились, она бы умерла. Вы можете не верить в проклятия.

Филипп говорил очень тихо, тщательно подбирая слова, но скажите честно, готовы ли вы и сейчас рисковать ее жизнью, зная все то, о чем я вам только что рассказал.

Лорд Хедингтон крепко сжал губы, подумал и отрицательно покачал головой.

– Я сказал леди Саре, что при данных обстоятельствах прекрасно пойму ее нежелание выходить за меня замуж. Более того, я уговаривал ее не делать этого.

– А если бы она не поверила? – спросил лорд Хедингтон, бледнея.

– Я бы все равно не женился на ней сегодня. Сначала необходимо избавиться от проклятия, сейчас я даже думать не могу о браке.

– Тогда зачем вы приехали? – спросил граф.

– Я ведь не знал, какое решение примет леди Сара. Я пытался увидеться с ней вчера, но она плохо себя чувствовала. Если бы она решилась прийти, я бы еще раз постарался убедить ее, возможно, договориться об отсрочке. Я не мог просто не явиться и предоставить своей невесте одной стоять у алтаря.

– Именно так ты поступил три года назад, – осуждающе напомнил ему отец.

Они уже обсуждали все это в тот день, когда Филипп вернулся в Лондон, но герцог, очевидно, считал, что их спор еще не закончен, и намеревался продолжить его в соборе, невзирая на присутствие свидетелей.

– Ты страшно разочаровал меня, Филипп. Когда я согласился финансировать твои экспедиции и занятия наукой, я совершил одну большую ошибку – я не договорился с тобой о дате, когда ты должен будешь вернуться и выполнить свой долг перед семьей. Я наивно полагал, что тебе надоест болтаться по чужим странам задолго до твоего тридцатилетия. Я выполнил свои обязательства по договору – ты отказываешься. Что стало с твоей честью?

– Нет ничего бесчестного в том, чтобы спасти жизнь девушки, отец.

Герцог раздраженно отмахнулся:

– Все твои доводы основаны на суеверии, совпадениях и чепухе. Это просто очередной предлог отказаться от женитьбы. Как это ни печально, должен сказать, что такой поворот событий меня нисколько не удивляет. Три года назад ты уже стал причиной скандала, опозорив семью, когда не явился на собственную свадьбу, которую я организовал для тебя.

– Организовал без моего согласия. – Филипп рванул узел проклятого галстука, который душил его как удавка. – На этот раз я ведь вернулся в Англию именно для того, чтобы выполнить твое желание.

– Только потому, что я умираю.

– Нет, потому, что я всегда собирался это сделать. Состояние твоего здоровья просто заставило меня поторопиться.

– Да, и первое, что ты сообщил мне, – что ты не можешь этого сделать из-за какого-то идиотского камня.

Филипп бессильно опустил руки. Краем глаза он видел, что лорд Хедингтон и мисс Чилтон-Гриздейл с широко раскрытыми глазами и нескрываемым интересом следят за их перепалкой. Ну и черт с ними! Пусть и они осуждают его.

– Для меня нет ничего важнее чести. И если бы не она, я бы просто ни о чем не сказал вам. Я бы спокойно женился на леди Саре и после ее безвременной кончины с удовольствием вернулся к своим прерванным занятиям с чистой совестью и с чувством выполненного долга.

Наступившую после этих слов тишину нарушало только тиканье часов на камине. Наконец, откашлявшись, в разговор вступила мисс Чилтон-Гриздейл:

– Вы упомянули о своих попытках найти способ снять проклятие, милорд. Вы действительно думаете, что это возможно?

Филипп повернулся к ней. Зеленоватый оттенок исчез с щек. Она смотрела на него серьезными ярко-синими глазами, и он еще раз восхитился ее спокойной целеустремленностью. Возможно, в ее голосе звучало слишком много властных ноток, на его вкус, но зато у нее не было досадной женской манеры впадать в панику при малейшей неприятности, а мысль ее работала ясно и четко. Неудивительно, что отец рекомендовал ее как хорошего стратега.

– Я не уверен, что он существует для этого проклятия, – признался Филипп, но, как правило, такой способ есть. К несчастью, у меня имеется лишь половина таблички, на которой отсутствует часть текста. Я, однако, надеюсь, что недостающая часть может находиться среди других предметов, прибывших с этим судном или со следующим, которое приходит через несколько дней. Чтобы ее найти, придется распаковать и исследовать содержимое сотен тюков и ящиков.

– Нежели вы не помните, не попадалась ли вам эта недостающая половина? – спросила Мередит.

Филипп огорченно потряс головой.

– Не помню ничего подобного. Однако это не значит, что ее там нет. Я не следил за всем, что укладывают в ящики. Возможно, она прибыла в Англию еще раньше и ожидает меня в Британском музее. Можете быть уверены, что с завтрашнего дня я не буду заниматься ничем, кроме ее поисков. Но сегодня нам надо что-то делать!

– С отсутствием невесты, – прошептала мисс Чилтон-Гриздейл.

– И с твоим отказом вступать в брак, – добавил отец. Филипп обернулся и встретился с его ледяным взглядом:

– Да, по крайней мере до тех пор, пока я не найду способ снять проклятие. Если я найду его, я буду счастлив назвать леди Сару своей женой.

– А если не найдешь? Или если его не существует?

– Тогда я не смогу жениться ни на ком. Никогда.

– Ты дал мне слово!

– Это было до того, как...

– Не важно, ты обещал. Все уже было решено. Мне страшно подумать об общественных и финансовых последствиях, к которым приведет твой отказ жениться наледи Саре.

– Могу вас заверить, что финансовые последствия будут не пустяковыми, – злорадно вклинился в разговор лорд Хедингтон. – Бог мой, если эта дурацкая история о проклятии выплывет наружу, скандал просто погубит нас. Все решат, что вы не в своем уме.

– Ты тоже думаешь, отец, что я свихнулся? – Филипп с болью ожидал ответа.

Кровь прилила к бледным щекам герцога:

– Я, кажется, предпочел бы думать так, а не считать тебя лгуном, в очередной раз увиливающим от выполнения долга.

– Отец, однажды ты сказал мне, что мужчина стоит ровно столько, сколько стоит данное им слово. Я хорошо запомнил эти слова, произнесенные над гробом моей матери. И сейчас я даю тебе слово, что я никогда не собирался и не собираюсь уклоняться от выполнения взятых на себя обязательств.

Отец на минуту зажмурился, а потом посмотрел Филиппу прямо в глаза:

– Хотя я по-прежнему считаю все рассказанное тобой полной чушью, должен признать, что ты, похоже, действительно веришь в реальность этого проклятия. Заклинаю тебя отказаться от ложных идей и попытаться исправить всю эту неразбериху. Ты слишком долго пробыл вдали от цивилизации. Законы древнего мира неприменимы к жизни современного общества.

– Слова, высеченные на камне, не оставляют места для другого толкования.

– Это просто слова, Филипп. Слова, и ничего больше. Судя по всему – ревнивый, малограмотный бред. В них нет никакой силы – кроме той, которую ты сам в них вкладываешь.

? Боюсь, отец, я не могу согласиться с тобой. Но я обязуюсь сделать все возможное, чтобы найти недостающий кусок таблички.

Лорд Хедингтон решил, что пора вмешаться:

– Поскольку я сам еще не решил, верить или не верить этой странной истории о проклятии, я должен согласиться с Грейвенсли в том, что ни слова о ней не должно выйти за пределы этой комнаты. Все согласны с этим?

Он медленно обвел взглядом собравшихся, и все одобрительно кивнули ему в ответ.

– И еще я хочу найти свою дочь.

– Это, несомненно, необходимо сделать, ваша светлость, – согласился Филипп, – но на данный момент наша самая насущная проблема – это сотни гостей, ожидающих начала церемонии в церкви. И поскольку мы согласились не упоминать о проклятии, нам придется немедленно придумать другой предлог, потому что, боюсь, задерживать объявление о том, что свадьба сегодня не состоится, больше нельзя.

С мрачными лицами лорд Хедингтон и герцог направились к двери. Филипп пошел за ними, но остановился, услышав тихий стон, а затем звук упавшего тела. Он обернулся и застыл на месте. Мисс Чилтон-Гриздейл лежала на полу без признаков жизни.

Сознание медленно возвращалось к Мередит. Кто-то массировал ей кисти рук, и это было так приятно, что не хотелось просыпаться. Наконец она все-таки подняла ставшие странно тяжелыми веки и прямо перед собой обнаружила стекла очков, а за ними – встревоженные карие глаза. Мередит несколько раз моргнула, пытаясь понять, кому они принадлежат, потом сообразила, что, должно быть, лорду Грейборну, который был совершенно не похож на пухлого юнца с картины. Его можно было бы причислить к ученым «червям», если бы он не был так высок и мускулист. И пахло от него очень приятно – смесью сандалового дерева и чистого белья. Да, определенно пухлый юнец остался только на портрете.

– Нет, нет, конечно, здесь нет никаких юнцов, мисс Чилтон-Гриздейл, – удивленно сказал Филипп.

Мередит вздрогнула. Неужели она произнесла последние слова вслух? В ушах у нее еще сильно шумело, и она никак не могла отвести глаз от его лица. Надо сказать, он выглядел вполне приличным светским человеком...

И этот приличный человек только что безжалостно разрушил всю ее жизнь.

– Слава Богу, вы наконец пришли в себя, – произнес лорд с облегчением. – Мне казалось, что вы сделаны из более прочного материала, но, очевидно, я заблуждался.

Мередит нахмурилась:

– Пришла в себя? Что вы имеете в виду?

– Вы только что упали в обморок.

– Этого не может быть, – твердо возразила она. – Я никогда не падаю в обморок.

Господи, что с ее языком? Он с трудом помещается во рту. Лорд насмешливо улыбнулся, отчего на правой щеке у него появилась забавная ямочка.

– Для человека, не подверженного обморокам, вы удивительно быстро потеряли форму – как кусок папируса, брошенный в Нил. Как вы думаете, вы уже в состоянии сесть?

Сесть? Мередит наконец с трудом оторвала глаза от его лица и, к своей немалой досаде, обнаружила, что действительно лежит на диване, что лорд Грейборн сидит тут же на краешке, плотно прижавшись к ней бедром, и что он по-прежнему крепко держит ее руку в своих широких ладонях и нежно массирует ее. Жар охватил сначала эту руку, потом лицо и все тело. И причиной этому было не только смущение. Просто он сидел слишком близко, а она была слишком... беспомощна.

Господи, неужели она действительно упала в обморок? Вдруг с пугающей ясностью Мередит вспомнила все предшествовавшие этому события: отмена свадьбы... сбежавшая невеста... проклятие...

Она резко выдернула руку из его ладоней и попыталась сесть но тут же все поплыло у нее перед глазами, и ей опять пришлось откинуться на подушку.

– Попробуйте несколько раз глубоко вздохнуть, – посоветовал лорд Грейборн.

– Вы полагаете, я не знаю, как надо дышать? – Вопрос прозвучал резче, чем ей хотелось бы, но ужасные события и его неожиданная близость совершенно выбили Мередит из колеи.

– Сомневаюсь. Зато я уверен, что вы знаете, как надо падать в обморок, вы только что это продемонстрировали.

Нет, он действительно невыносим. Как можно шутить перед лицом неминуемого позора и скандала? Тем не менее Мередит последовала его совету, закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула. Почувствовав себя лучше, она опять попыталась сесть, но обнаружила, что это невозможно.

– Вы сидите на моем платье, лорд Грейборн.

Он привстал, потом взял ее за плечи и, решительно встряхнув, привел в вертикальное положение.

– Вы, вероятно, удивитесь, милорд, – раздраженно прошипела Мередит, – но перед вами женщина, а не мешок с картошкой.

Она сердито тряхнула головой, и локон, выбившийся из прически, упал ей на глаза. Мередит нетерпеливо заправила его на место и только тут поняла, что на ней больше нет шляпки.

– Я снял ее, – пояснил Филипп, не дожидаясь ее вопроса. – Мне показалось, что лента под подбородком мешает вам дышать. – Он печально потянул узел своего галстука. – Если бы вы знали, как это мешает мне. Наверное, вам стоит привести в порядок и ваше платье. – Кивком он указал на ее шею.

Мередит с ужасом ощупала себя и обнаружила, что кружевная накидка расстегнута, оставляя открытой значительно большую часть груди, чем считается приличным для дневных туалетов. Она метнула на лорда Грейборна разгневанный взгляд, который не произвел на него никакого впечатления.

– Не хватало, чтобы вы погибли от удушья на моих руках, – пояснил он.

Если Мередит и испытывала к нему какую-то благодарность за помощь, то она моментально испарилась.

– У меня просто немного закружилась голова, милорд, и.

– Рад слышать, что вы хоть это признаете.

– И не было никакой необходимости приводить в беспорядок мое платье.

– Ах, в таком случае мне, наверное, не стоило расстегивать ваши подвязки.

Мередит вытаращила глаза от возмущения, а этот неотесанный грубиян еще имел наглость подмигнуть ей.

– Я шучу, мисс Чилтон-Гриздейл. Мне захотелось, чтобы ваши щеки немного порозовели. Я никогда бы не осмелился прикоснуться к вашим подвязкам без особого на то разрешения.

Краска залила ее лицо и шею. Нет, это уж слишком! Он абсолютно невыносим.

– Вы вряд ли могли получить его. И должна добавить, что настоящий джентльмен никогда бы не позволил себе таких неприличных шуток.

– Уверен, что так оно и есть, – лукаво усмехнулся Филипп.

Прежде чем Мередит успела ответить, он поднялся, подошел к стоявшему на столе кувшину и налил из него воды в хрустальный стакан. Она смотрела, как он двигается с уверенной грацией, и думала о том, что он снимал с нее шляпку и развязывал косынку на груди, и о том, что его пальцы трогали ее волосы и прикасались к горлу. И жар, который Мередит чувствовала при этом, был вызван чем-то более сильным, нежели простое смущение.

Он вернулся и протянул ей стакан:

– Выпейте это.

Мередит подавила желание выплеснуть содержимое стакана ему в лицо и послушалась. Начав пить, она удивилась тому, каким сухим оказалось ее горло, и наконец поверила, что, кажется, действительно впервые в жизни упала в обморок. Неудивительно, что лорд обращается с ней, как со слабоумной дурочкой. Откуда ему знать, что за свои двадцать восемь лет она сталкивалась и успешно справлялась с несравненно худшими ситуациями. Хотя и нынешняя представлялась ей в данный момент довольно безнадежной.

Леди Gapa сбежала из-под венца – небывалое и скандальное событие само по себе. Но гораздо хуже то, что эта свадьба – самая обсуждаемая и ожидаемая свадьба года – была с начала и до конца придумана и организована Мередит Чилтон-Гриздейл. И нет никакого шанса, что общество когда-нибудь об этом забудет. Нет, оно будет помнить и обвинять во всем в первую очередь именно ее, как это только что сделали лорд Рейвенсли и лорд Хедингтон.

Все ее замечательные перспективы испаряются, как вода, пролитая на плиту. Репутация, положение – все, за что она так долго и упорно боролась, вот-вот рухнет и разлетится в прах. И во всем этом виноват только он. Мередит оглядела комнату и впервые осознала, что, кроме нее и лорда Грейборна, в ней никого нет.

– Куда делись ваш отец и лорд Хедингтон?

– Пошли объявлять гостям, что леди Сара внезапно заболела и поэтому свадьба сегодня не состоится. – Филипп глубоко вздохнул. – Удивительно, как два вполне правдивых утверждения могут содержать в себе откровенную ложь.

– Я предпочитаю называть это замалчиванием некоторых фактов. – Мередит торопливо расправляла кружевную косынку на груди и складки темно-синей юбки.

– Но это то же самое, что ложь, – заявил Филипп.

– Ничего подобного. Ложь – это искажение фактов, а рассказывать не все, что знаешь, вовсе не значит лгать.

– По-моему, есть такое определение: «обман путем умолчания».

– А мне кажется, милорд, что у вас слишком чувствительная совесть!

Мередит сомневалась, что она у него вообще есть.

– Дело не в этом. Просто я люблю четкие определения и систематизированные факты.

– Вероятно, поэтому вы и занимаетесь наукой.

– Вот именно. – С улицы послышался гул голосов, и лорд Грейборн выглянул в окно. – Гости расходятся. Очевидно, объявление уже сделано. – Он задумался на несколько секунд, а потом неожиданно посмотрел ей прямо в глаза: – Мне только что пришло в голову, что это происшествие может неблагоприятно отразиться на вашем предприятии.

Мередит мрачно смотрела на него и думала, что сейчас, стоя у окна, спиной к солнцу, в ореоле золотых лучей, он напоминает самого дьявола.

– Неблагоприятно отразится? – Она чуть не рассмеялась. – Правильнее будет сказать, погубит его быстро и бесповоротно.

Она не стала напоминать ему, что все произошедшее целиком и полностью его вина. Неужели нет никакого выхода? Мередит задумалась, закусив нижнюю губу, а потом с надеждой сказала:

– Очевидно, отмена сегодняшней церемонии разрушает не только мои планы, но и планы всех ее участников. Если, однако, вы с леди Сарой немедленно назначите новую дату свадьбы, желательно в ближайшем будущем, скандала удастся избежать, и моя репутация останется незапятнанной.

Лорд Грейборн медленно кивнул, задумчиво поглаживая подбородок:

– Согласен, но вы забываете о проклятии.

Мередит подавила желание прямо сказать ему все, что думает. Очевидно, он все-таки заметил ее скептицизм, потому что продолжил:

– Как я уже говорил, если вы не можете увидеть что-нибудь или потрогать, это не значит, что его не существует. – Он говорил искренне и убежденно, а карие глаза за линзами очков блестели от волнения. – Люди по всему миру поклоняются различным богам, которых тоже нельзя увидеть. Вы не можете увидеть или пощупать воздух в этой комнате, но, однако, вы им дышите, и значит, он существует.

Мередит невольно глубоко вздохнула и убедилась, что воздух в этой комнате чистый, свежий и чреватый неминуемым скандалом.

– Но вы, конечно же, сможете найти какое-нибудь противоядие или лекарство, ну, в общем, избавиться от этой штуки. Вы производите впечатление неглупого человека.

Его губы дрогнули.

– Благодарю вас, но...

– Хотя ваш внешний вид и манеры пока еще оставляют желать лучшего. Нам придется немало поработать, чтобы исправить к свадьбе весь тот вред, который нанесли им годы, проведенные вдали от приличного общества.

Левая бровь лорда Грейборна приподнялась:

– И что же именно не устраивает вас в моем внешнем, виде?

Мередит передразнила высокомерное выражение его лица и начала загибать пальцы:

– Волосы слишком длинные и неаккуратно подстрижены. Галстук вообще никуда не годится. Жилет наполовину расстегнут. Рубашка спереди измята, манжеты неправильной длины. Пуговицы на сюртуке тусклые. Брюки слишком широкие, а сапоги не начищены. У вас есть камердинер?

Филипп сквозь зубы пробормотал что-то подозрительно похожее на ругательство, но взял себя в руки и ответил вежливо:

– К сожалению, у меня еще не было возможности нанять камердинера. Я был слишком занят поисками недостающей части камня с текстом и намерен продолжить это занятие, как только появится возможность.

– Да, разумеется, надо найти его как можно скорее. Чем раньше мы назначим новую дату свадьбы, тем лучше. Скажите, а что вы думаете о леди Саре?

Лорд Грейборн пожал плечами:

– Вполне приемлемая кандидатура.

– Приемлемая? – задохнулась от возмущения Мередит. Бог мой, ко всему прочему он еще и слепец. – Леди Сара – настоящее сокровище. Лучшей виконтессы и хозяйки и представить себе невозможно. Не говоря уже о неоспоримых преимуществах этой партии в плане финансов и недвижимости.

– Вы говорите так, мисс Чилтон-Гриздейл, как будто подобные вещи имеют для меня какое-либо значение.

– А разве нет? – Она пристально посмотрела на него.

– По правде говоря, светская жизнь со всеми этими балами, приемами и сезонами очень мало меня интересует, да и никогда не интересовала. Что касается денег и недвижимости, так у меня их и так вполне достаточно. Зачем мне больше?

Мередит с трудом подавила возглас недоверия. Мужчина, который не заботится о приращении собственного состояния? Который равнодушен к блестящим приманкам высшего света? Он либо принимает ее за дурочку, либо годы, проведенные под жарким солнцем, плохо сказались на состоянии его мозгов.

Лорд поправил дужки очков, и Мередит обратила внимание на его руки. Они были крупными, прекрасной формы, с длинными и загорелыми пальцами. Она вспомнила, как нежно они массировали ее несколько минут назад, и вздрогнула от странного и незнакомого чувства.

– Моя честь требует, чтобы я женился, – продолжал он, – и чтобы это произошло, пока еще жив мой отец. Кандидатура невесты в данном случае – сокровище она или нет – не имеет для меня особого значения. Желательно, чтобы она была не особенно отвратительна, вот и все. С этой точки зрения леди Сара вполне приемлема.

Мередит сама была практичной особой и потому нашла подобное рассуждение вполне логичным, хотя нежелание лорда Грейборна восхищаться неоспоримыми достоинствами невесты все-таки неприятно укололо ее.

– А что будет, если вам не удастся снять это проклятие, лорд Грейборн?

– Я предпочитаю не рассматривать такой возможности, мисс Чилтон-Гриздейл.

В этом Мередит была с ним абсолютно солидарна.

– Как вы думаете, сколько времени вам понадобится, чтобы проверить весь груз? – спросила она.

Филипп задумчиво нахмурил брови:

– Наверное, где-то около двух недель. Колесики у нее в голове быстро закрутились:

– Что ж, значит, у нас достаточно времени, чтобы выработать план на случай неудачи.

– Какой план вы имеете в виду, мисс Чилтон-Гриздейл? Поверьте, я буду рад любому предложению. Но если я не найду способа снять это проклятие, которое камнем висит на моей шее, ситуация представляется мне совершенно безвыходной: я должен жениться, но я не могу жениться. Я не хочу подвергать риску жизнь женщины, которая согласится стать моей женой. К тому же когда о проклятии узнают, такая вряд ли когда-нибудь отыщется.

К сожалению, Мередит думала так же. При всем желании она не могла представить себе девушку, которая согласилась бы выйти замуж – пусть даже за наследника герцогского титула – с перспективой умереть через два дня после свадьбы.

– Но все-таки... – попробовала возразить она.

– Скажите, мисс Чилтон-Гриздейл, – перебил ее Филипп. – А вы сами согласились бы выйти за меня в данной ситуации?

Он приблизился, и ей показалось, что комната уменьшилась в размерах. Мередит больше всего хотелось сделать шаг назад, достать веер и охладить свое пылающее лицо, но она только расправила плечи и твердо посмотрела ему в глаза:

– Разумеется, мне не захотелось бы умереть через два дня после свадьбы. Но это при условии, что я поверю в историю о проклятии, а она по-прежнему представляется мне всего лишь цепью неудачных совпадений. Однако ваш пример неудачен, милорд, потому что у меня вообще нет никакого желания выходить замуж.

– Вот как? – удивился Филипп. – Это относит вас к очень редкой категории женщин. Возможно, вы единственный экземпляр.

– Я никогда не возражала против одиночества. – Она с любопытством посмотрела на него. – А вы всегда разделяете людей на «категории»?

– Боюсь, что да, причем сразу же. Людей, предметы, явления. Впрочем, это привычка, характерная для многих ученых.

– Должна сказать, что я делаю то же самое, хотя и не занимаюсь наукой.

– Забавно! А скажите, мисс Чилтон-Гриздейл, к какой категории вы отнесли меня?

– К категории «Не то, что я ожидала», – не задумываясь выпалила Мередит и в ту же секунду пожалела о своих словах. Что, если он спросит ее, чего именно она ожидала? Не будет же она объяснять, что предполагала увидеть немного постаревшую версию пухлого, неуклюжего подростка.

Лорд Грейборн рассматривал ее так пристально, что ей захотелось съежиться:

– Это очень странно, мисс Чилтон-Гриздейл, потому что именно в такую же категорию я поместил вас.

Все еще чувствуя неловкость, Мередит поспешила вернуться к интересовавшему ее предмету:

– Ну что ж, теперь, когда все разнесены по категориям, я думаю, мы можем вернуться к нашим насущным проблемам. Сегодня первое число. Я считаю, что свадьбу следует перенести, скажем... – Мередит быстро произвела подсчет, – на двадцать второе. Таким образом, у вас будет достаточно времени, чтобы найти пропавшую часть таблички.

«А у меня – на то, чтобы придать вам достаточный для этого события лоск», – добавила она про себя.

Теперь, когда появилась надежда на благополучное разрешение ситуации, Мередит почувствовала себя значительно лучше. Как несправедливо, что все это произошло именно с ней! Она так много работала, так долго добивалась своего нынешнего положения. Она не должна опять потерять все. Она уже не сможет лгать, красть и обманывать, как когда-то.

В дверь постучали.

– Войдите, – сказал лорд Грейборн.

В комнату шагнул лорд Хедингтон, напоминавший вулкан, готовый к извержению.

– Вы сообщили гостям? – спросил Филипп.

– Да, я сказал им, что Сара внезапно заболела, но, кажется, они не особенно поверили в это, и сплетни уже начали распространяться. Не сомневаюсь, что завтра они украсят первую страницу «Тайме».

Мередит откашлялась:

– Ваша светлость, мы с лордом Грейборном попытались найти выход из сложившейся ситуации. Он уверен, что сможет отыскать средство для снятия проклятия. Надеясь на это, мы можем перенести свадьбу на двадцать второе число. Я немедленно пошлю извещение в «Тайме», и это, несомненно, положит конец кривотолкам.

– Отлично, – кивнул лорд Хедингтон. – Но сначала я должен быть уверен, что моей дочери ничто не угрожает. Иначе никакой свадьбы не состоится, и наплевать на скандал. Сейчас я уезжаю домой, чтобы прочитать письмо, которое она мне оставила.

Он развернулся и вышел из комнаты. Мередит повернулась к лорду Грейборну:

– Милорд, я буду рада помочь вам в поисках камня.

– Благодарю. Я полагаю, вам никогда не приходилось работать на ферме, мисс Чилтон-Гриздейл?

Нет, он все-таки не в себе!

– На ферме? Разумеется, нет. Почему вы спрашиваете?

– Потому что это будет очень похоже на поиск иголки в стоге сена.


Прищурившись, он разглядывал экспонаты египетской коллекции, разложенные на красном бархате в одном из залов Британского музея. Как уместен здесь этот красный цвет – цвет крови. Крови, которая уже пролилась. И которая должна пролиться в будущем.

«Твоей крови, Грейборн. Ты сам почувствуешь боль, некогда причиненную мне. Уже скоро. Очень скоро».

Глава 3

Мередит медленно брела по улице, ведущей к ее дому на Хадлоу-стрит – улице, конечно, далеко не фешенебельной, но достаточно респектабельной. Она любила свой дом со страстной гордостью человека, много и долго работавшего для того, чтобы добиться желаемого. А самым большим ее желанием всегда было иметь свой дом. Настоящий, достойный дом.

Нет, Мередит прекрасно понимала, что никогда не войдет в высшее общество, но даже косвенная связь с ним придавала ее положению ту стабильность, за которую она так отчаянно боролась всю жизнь.

По мере приближения к дому ее шаги замедлилась. Она боялась того момента, когда откроется дверь, и ей придется рассказать трем людям, которых она любит больше всего на свете, о постигшей ее неудаче. О том, что их жизнь, которую они так старательно обустраивали, вот-вот рухнет, как карточный домик. А может быть, Альберт, Шарлотта и Хоуп уже знают? Плохие вести разносятся быстро.

Дубовая дверь распахнулась ей навстречу, и Мередит сразу увидела и выражение радостного ожидания на лице Альберта, и надежду в серых, обычно серьезных глазах Шарлотты Карлайл. Четырехлетняя Хоуп, увидев Мередит, выпустила руку матери и побежала к ней навстречу.

– Тетя Мэри! – девочка обхватила ее ноги, и Мередит нагнулась и поцеловала золотистые кудряшки. – Я по тебе скучала!

– Я тоже скучала по тебе, крошка.

Вокруг сердца Мередит как будто образовалась зияющая пустота. Если бы только ее будущее было поставлено сегодня на карту! Что станет с Шарлоттой и Хоуп? С Альбертом?

Стараясь выглядеть беззаботно, она подняла глаза и тут же поняла, что обмануть Альберта ей не удастся. Улыбка медленно покидала его лицо, уступая место настороженности.

Проклятие! Он слишком хорошо ее знает, что вполне естественно после одиннадцати лет, прожитых бок о бок. Да и глаза у него очень зоркие для простого двадцатилетнего парня. Мередит перевела взгляд на Шарлотту и увидела на ее лице ту же опасливую настороженность, что и у Альберта. Шарлотта знает ее не хуже, хотя присоединилась к их маленькой семье всего пять лет назад, незадолго до рождения Хоуп. Бесполезно скрывать от них правду, и Мередит решила не затягивать ожидания. Все еще держа Хоуп за руку, она прошла к дому по вымощенной галькой дорожке, зашла в прихожую и, развязав ленты шляпки, отдала ее Альберту.

– Нам надо поговорить, – решительно заявила она и направилась в гостиную, так и не выпустив руки Хоуп. Там девочка уселась за маленький столик в углу и начала рисовать что-то в своем альбоме, а Мередит остановилась посреди комнаты, сжала руки перед собой и прямо посмотрела в глаза двум своим самым близким друзьям:

– Боюсь, что у меня не очень хорошие новости.

Она кратко поведала им об утренних событиях и сказала:

– Мне очень хочется надеяться на лучшее, но надо быть реалисткой: моей репутации свахи нанесен непоправимый урон. Я уверена, что очень скоро, возможно, уже через несколько часов начнут поступать письма с отказами от моих услуг. Даже если лорд Грейборн найдет потерянный камень и избавится от проклятия и свадьба все-таки состоится, для исправления вреда, нанесенного скандалом, потребуется не один месяц. Если же ему это не удастся... – Она прижала ладони к вискам, словно стараясь удержать в голове остатки здравого смысла. – Боже милосердный! В этом случае все действительно кончено.

Мередит лучше кого-либо знала, как мало существует для женщины возможностей честно заработать на жизнь себе и своей семье. «Я не вернусь к тому, что было... Я никогда к этому не вернусь».

Альберт недобро сощурил глаза:

– Если вы спросите меня, мисс Мэри, так я скажу, что эта история с проклятием что-то уж больно подозрительная. Небось этот парень Грейборн сам ее придумал, чтобы только не жениться.

– Я так не думаю. – Мередит медленно покачала головой.

– Очень уж вы доверчивая, мисс Мэри, – настаивал Альберт.

– Я не хочу сказать, что я верю в эту историю. Я еще не решила, как к ней относиться. Конечно, она кажется абсолютно невероятной, и тем не менее... Но у меня нет никакого сомнения в том, что сам лорд Грейборн не сомневается в существовании проклятия.

– Ну, значит, он точно полоумный. – Альберт направил на нее указательный палец.—А тогда вам, мисс Мэри, лучше держаться от него подальше! Я лично не доверил бы ему и кошки. А про деньги вы не беспокойтесь! Я сегодня же раздобуду какую-нибудь ночную работу. В порту, например. Или переедем куда-нибудь, куда сплетни не доходят. Да хоть бы и к морю. Вы ж всегда хотели. Проживем как-нибудь. Вот увидите!

– Конечно, проживем, – подтвердила Шарлотта. – Я могу брать шитье на дом.

– Я не хочу, чтобы мы как-нибудь прожили. – Мередит прижала руки к груди, стараясь подавить панику. – Мы слишком много и тяжело работали. И я никому не позволю уничтожить мое доброе имя, положение и репутацию. Надежду на счастливое будущее для нас и для Хоуп. Единственный способ избежать этого – сделать так, чтобы свадьба лорда Грейборна и мисс Сары состоялась в ближайшее время.

– Ну, значит, так и сделаем, – уверенно сказал Альберт, как будто на свете не было ничего проще. – Поможем лорду Грейборну отыскать этот пропавший булыжник, и не успеете вы и глазом моргнуть, как они станут мужем и женой.

Усталая улыбка появилась на губах Мередит. Милый Альберт! Она и не заметила, когда он успел превратиться в настоящего мужчину, опору семьи. Как отличался он сейчас от того умиравшего и сломленного ребенка, которого она нашла в грязной канаве и спасла. И теперь уже он готов принять на свои ставшие широкими плечи ее заботы и неприятности.

Альберт поднялся и, прихрамывая, подошел к ней:

– С нами и не такое случалось, мисс Мэри, но мы же справились. – Он положил руку ей на плечо. – Да если надо, я сам надену белое платье и пойду с ним к алтарю. Пусть только попробует не жениться на мне!

Мередит понимала, что он пытается подбодрить ее, и постаралась улыбнуться.

– А ведь из нашего Альберта получится прелестная невеста, – весело сказала она Шарлотте. – Ну разве он не красавчик?

Она заметила, как напрягся при этих словах юноша, да и лицо Шарлотты отчего-то порозовело. Тем не менее она засмеялась в ответ на шутку:

– Прелестная или не очень, но боюсь, лорд Грейборн все-таки заметит, что с его молодой женой что-то неладно.

– Как ты думаешь, долго удастся скрывать, что у нее растет борода?

– Хм, тут у нас действительно проблема. – Альберт задумчиво потрогал чисто выбритый подбородок и добавил уже серьезно: – Я не хочу, чтобы вы расстраивались, мисс Мэри. Найдем камень – хорошо, парень женится на девушке, и все будет, как раньше. Не найдем...

– И со мной все кончено.

– Нет, никогда я этого не допущу. – Глаза Альберта блеснули.

– И я, – мягко добавила Шарлотта, – и Хоуп. Альберт прав: все образуется. А если нет, мы уедем из Лондона и начнем все сначала.

Мередит опять попыталась улыбнуться, но на сердце у нее было очень тяжело. Господи, ну сколько можно уезжать и начинать сначала? Она так устала от этого. Но, возможно, именно так и придется поступить. Хотя есть еще некоторая надежда...

На следующее утро за завтраком Мередит развернула свежий номер «Тайме», и сразу же в глаза ей бросился заголовок, набранный крупным шрифтом: «Проклятие виконта. Самый безнадежный жених Англии». Статья занимала три первые страницы. Надежда на то, что слухи удастся остановить, объявив о новой дате свадьбы, оказалась напрасной. Каждая строчка наносила сокрушительный удар по ее репутации. Все подробности разговора, происходившего в маленькой комнате при ризнице собора Святого Павла – от соглашения, заключенного десять лет назад лордом Грейборном и его отцом, до проклятия и загадочной «болезни» леди Сары – раскрывались перед читателями. Мередит не могла понять, откуда репортер узнал обо всем этом. Оставалось только предположить, что он прятался за занавесками и ничего не упустил из их беседы.

Каждое слово последнего абзаца раскаленной иглой впивалось в мозг Мередит:


«Нам остается только гадать, существует ли проклятие на самом деле или выдумано лишь для того, чтобы разорвать помолвку, которая перестала устраивать лорда Грейборна, или леди Сару, или их обоих после того, как у них появилась возможность познакомиться. Действительно ли заболела леди Сара, или это лишь предлог, чтобы избежать замужества, угрожающего ей смертью? Найдется немало женщин, желающих выйти замуж за будущего герцога, но захочет ли кто-нибудь пожертвовать ради титула жизнью? Уверен, что нет. Свадьба перенесена на двадцать второе число, но состоится ли она? Скорее кажется, что со стороны лорда Грейборна и мисс Чилтон-Гриздейл это лишь попытка спасти лицо. Невольно возникают вопросы – если проклятие действительно существует, как собирается лорд Грейборн выполнить свое обязательство? Найдется ли женщина, готовая выйти за него? И останется ли леди Сара его невестой, если ему удастся снять проклятие? В противном случае ему опять придется обратиться к услугам мисс Чилтон-Гриздейл, у которой после этого скандала вряд ли останется много других клиентов».


Мередит бессильно отложила газету, закрыла глаза и плотно обхватила себя руками, пытаясь перебороть приступ отчаяния. Не может быть, что все это на самом деле происходит с ней. Она еще крепче зажмурилась, чтобы не дать пролиться подступающим слезам. Слезы – признак слабости, а она никогда не была слабой. Мамин голос звучал у нее в ушах: «Не старайся убежать, Мередит. Невозможно убежать от своего прошлого».

«Нет, мама, это возможно. Мне это удалось. Я не захотела сдаваться, как ты. Я боролась за то, что имею...» Имела. За то, что имела, потому что все кончено.

Бешено колотящееся сердце наконец вернулось на место, и Мередит стиснула зубы. Нет, не кончено! Пока не кончено. И будь она проклята, если не станет бороться до конца. – С вами все в порядке, мисс Мэри? Альберт, стоявший в дверях, с тревогой смотрел на нее. Мередит заметила у него в руках поднос с множеством конвертов.

– Все в порядке, Альберт, – с вымученной улыбкой ответила она. – Просто немного устала. Он не улыбнулся ей в ответ.

– Это самое наглое вранье, которое я слышал. А я слышал немало, – с обычной грубоватой откровенностью сказал он. – Вы сейчас похожи на привидение – такая же бледная и несчастная. – Он хмуро кивнул на лежащую на столе газету. – Я это тоже прочитал. Хотел бы я минут десять поговорить с этим чертовым репортером с глазу на глаз. Он наверняка подслушивал.

– Скорее всего. Но сейчас уже не имеет значения, как он узнал о проклятии. – Мередит смотрела на поднос, заполненный письмами. – Важно другое – то, что содержится в этих конвертах. Мы ведь оба понимаем, что это не приглашения на чашку чая.

– Уж будьте уверены! Я все утро только и делаю, что открываю дверь. Его прервал стук молотка, висящего у входа.

– Оставь их мне. – Мередит кивнула на поднос.

Альберт, прихрамывая, поспешил к двери. Сегодня он припадал на левую ногу сильнее обычного, а это случалось с ним либо в сырую погоду, либо после бессонной ночи. Мередит знала, что на этот раз дождь ни при чем. Неожиданно юноша обернулся:

– Не волнуйтесь, мисс Мэри. Альберт никому не позволит огорчать вас. – Он вышел из комнаты, и Мередит прислушалась к его шаркающим шагам в коридоре.

Она взглянула на стопку писем. Их содержание не составляло для нее тайны, но тем не менее она один за другим вскрывала конверты и внимательно читала торопливо написанные строчки: «Более не нуждаемся в Ваших услугах...», «Считаю наше соглашение расторгнутым».

Каждое слово казалось горстью земли, брошенной на ее могилу. Что-то надо было делать. И делать быстро.

Но что?


Филипп с отвращением смотрел на раскрытую перед ним газету.

– Как, черт возьми, этот репортер узнал про проклятие? Эндрю Стентон, его американский коллега и партнер, оторвался от завтрака и удивленно взглянул на Филиппа:

– Ты утверждал, что в соборе все согласились ничего об этом не рассказывать.

– Так оно и было. Но этот чертов журналист каким-то образом обо всем пронюхал. Почуял сенсацию, как гончая – кровь. – Он раздраженно отбросил газету. – Я ведь говорил тебе, как непросто жить в Лондоне.

– Вообще-то ты говорил мне, что жизнь в Англии скучна, монотонна и однообразна. Знаешь, я никак не могу с тобой согласиться. Уже через час после прибытия ты ввязался в очень симпатичную уличную драку, в результате которой стал владельцем щенка...

– Да, щенок – это как раз то, чего мне не хватает, – мрачно прервал его Филипп.

– Не пытайся меня обмануть. Я видел, как ты с ним нянчишься. Держу пари, что, когда щенок поправится, ты будешь радостно носиться с ним по парку. – Он жестом остановил Филиппа, собиравшегося возразить, что «радостно носиться» не входит сейчас в его планы, и жизнерадостно продолжал: – Потом я стал свидетелем твоего оживленного спора с отцом, и наконец – вчерашний неподражаемый скандал в церкви. Нет, ни о какой скуке не может быть и речи! Я давно так не развлекался и с нетерпением ожидаю продолжения.

– Скажи, ты всегда был таким весельчаком?

– Нет, – усмехнулся Эндрю, – только с тех пор, как встретил тебя. Ты мой учитель.

– Ну что ж, в следующий раз, когда увижу, что банда с мачете собирается изрубить кого-то на куски, спокойно пройду мимо.

Эндрю поежился, вспомнив об обстоятельствах, при которых состоялось их знакомство:

– Да, ты со своей тростью подоспел тогда как нельзя более кстати. Откуда я мог знать, что та женщина окажется сестрой бандитов?

– Я получил письмо от Эдварда сегодня утром, – сказал Филипп, принимая у лакея чашку кофе.

Лицо Эндрю сразу стало серьезным:

– Как он?

– Пишет, что все в порядке, но я уверен, что это неправда. Он ходит к ней на могилу...

Чувство огромной вины заставило Филиппа замолчать. Бедная Мэри Бинсмор! И бедный Эдвард! Он так любил ее. Они прожили вместе двадцать лет. Он напомнил себе о том, что надо поговорить с поверенным по поводу открытия счета на имя Эдварда. Конечно, деньгами нельзя ничего исправить, но чем еще он может помочь ?«Если бы не я, Мэри Бинсмор была бы сейчас жива».

С трудом прогнав тяжелые мысли, Филипп продолжил:

– Он пишет, что готов помочь мне с поисками недостающей части камня. Я ответил, что с удовольствием воспользуюсь его предложением. Видит Бог, ему сейчас необходимо отвлечься, а работа – лучшее лекарство. Я думаю, он поможет тебе с ящиками, которые находятся в Британском музее, а я продолжу поиски на складе.

– Прекрасно. – Эндрю допил кофе и поднялся из-за стола. Стоявший рядом лакей показался коротышкой по сравнению с ним. – Я направляюсь в музей, если найду что-нибудь, немедленно сообщу.

– Я сделаю то же самое.

Не успел Эндрю выйти, как в комнате появился Бакари – темное лицо, как всегда, непроницаемо, руки сложены на груди. На нем был его обычный наряд, состоявший из свободной шелковой рубашки, шаровар, мягких кожаных сапог до колена и тюрбана. Впервые появившись в доме, он поверг своим видом вымуштрованных слуг, одетых в одинаковые ливреи, в шок. Филипп попытался определить по лицу Бакари, с какой новостью тот пришел, но, как всегда, это оказалось невозможным.

– Ваш отец.

Так, значит, новость плохая.

– Пригласи его сюда, – обреченно вздыхая, сказал Филипп.

В комнату быстро вошел герцог. Его стремительная походка представляла странный контраст с измученным бледным лицом. Филипп вновь остро ощутил сожаление и раскаяние, с которыми безрезультатно боролся со вчерашнего дня. Он боялся нового спора, но был рад увидеть отца и убедиться, что тот чувствует себя достаточно бодро. То же происходило и с его матерью в последние месяцы – за чередой плохих дней неожиданно следовал один хороший. А потом она покинула их и этот мир.

Отец уселся напротив Филиппа и, дожидаясь кофе, с явным неодобрением рассматривал сына, отмечая отсутствие галстука, расстегнутый ворот и засученные рукава свободной рубашки.

– Чертовски точная статья, – сказал он наконец. – Как будто этот журналист находился с нами в одной комнате. Я нахожу эту осведомленность об интимных подробностях, которые мы договорились хранить в секрете, весьма... интригующей.

– Надеюсь, ты не думаешь, что это я предоставил «Таймс» информацию?

– А ты не предоставлял?

Недоверие отца уже не в первый раз больно укололо Филиппа.

– Нет, я этого не делал. Несомненно, кто-то подслушал нас. Нельзя сказать, что мы говорили шепотом. – Филипп провел рукой по лбу. – Впрочем, сейчас уже не важно, как все стало известно. Может, это и к лучшему? По крайней мере сплетничать больше не о чем.

Его отец невесело усмехнулся.

– Ты слишком давно не бывал в обществе и не понимаешь, что подобная информация способна только подогреть аппетит и дать пищу для новых слухов. Я рад, что Кэтрин нет в городе. Хотя бы она останется от всего этого в стороне.

У Филиппа сжалось сердце при упоминании о сестре. Она была единственным человеком, по которому он скучал все долгие годы, проведенные за границей. Они еще не виделись, потому что ее сын подхватил какую-то желудочную инфекцию и Кэтрин пришлось отложить свой приезд.

– Боюсь, что она недолго будет оставаться в стороне, – возразил Филипп. – Утром я получил от нее записку: Спенсер поправился, и она приезжает сегодня днем.

– Ясно. Ну что ж, надо будет ее подготовить. Любители слухов накинутся на нее, как собаки на лисицу. Даже слуги не остались в стороне.

– Откуда ты знаешь?

– Эванс держит меня в курсе. Я уверен, что в Лондоне нет дворецкого, который был бы лучше осведомлен, чем он. Хочешь знать, что говорят?

Филипп был уверен, что не хочет, но тем не менее утвердительно кивнул головой:

– Конечно.

– По сведениям Эванса, которые, должен сказать, он изложил со всевозможной деликатностью и извинениями, выдвигаются две причины, по которым леди Сара сбежала из-под венца: первая – это, конечно, опасение умереть через два дня после свадьбы. А вторая – то, что она не захотела стать женой человека, который не в состоянии... исполнять свои супружеские обязанности.

Филипп удивился:

– Вот как? Наверное, они просто не могут себе представить, что какая-то девушка может отказаться от герцогского титула без серьезной на то причины, и решили, что самая подходящая причина – моя неспособность осуществить брачные отношения.

– Боюсь, что так. И это не такое обвинение, от которого можно легко отмахнуться. – Герцог задумчиво размешивал сахар. – У тебя есть какие-нибудь известия от леди Сары?

– Пока нет, но я отправил ей записку с просьбой принять меня сегодня вечером. – Филипп промокнул губы салфеткой и отложил ее в сторону. – А сейчас, отец, я отправляюсь насклад, чтобы заняться поисками пропавшей части таблички.

Он поднялся и направился к двери.

– Ради Бога, Филипп, что на тебе надето? – сердито прокричал ему вслед отец.

– Удобная одежда, – ответил тот, с удивлением глядя на свои широкие шаровары и свободную рубашку навыпуск. – Я ведь собираюсь не на бал.

С этими словами он вышел из комнаты и уже подходил к своему кабинету, когда во входную дверь постучали. Бакари впустил посетителя, и Филипп повернулся, услышав знакомый грудной женский голос. Ее голос. Его сваха, вознамерившаяся сделать из него настоящего джентльмена. Он с досадой заметил, что невольно ускорил шаги.

– Я узнать, может ли лорд Грейборн принять вас, – говорил Бакари, держа в руках визитную карточку.

– Могу. Могу, Бакари.

Филипп быстро спустился по лестнице, и мисс Чилтон-Гриздейл с удивлением уставилась на его необычный наряд. Он в свою очередь рассматривал ее, отмечая каждую деталь: ярко-голубое муслиновое платье и кремового цвета жакет, шляпку, обрамлявшую пикантное личико, как лепестки тычинку. Филипп нахмурился. Нет, что-то не так с этим сравнением. Но все равно, черт возьми, она почему-то напоминает ему о цветах. Может, из-за аромата? Он принюхался и отказался от этой мысли. Нет, от нее пахнет не цветами. От нее пахнет – он подошел поближе и еще раз втянул воздух – как от только что испеченного пирожного.

Дело не в запахе, а в цвете, внезапно понял Филипп. О цветах напоминает ее мягкая, как лепестки роз, кожа, персиковый румянец скул и нежно-алые губы. Он часто любовался на эти оттенки в детстве, гуляя по цветнику своей матери в замке Рейвенсли.

Шепот Бакари вывел его из задумчивости:

– Лучше приглашать леди в дом, а не глазеть на нее на пороге.

Рассердившись на себя, Филипп сделал шаг назад. Черт, ему, кажется, правда не повредит пара уроков хорошего тона.

– Прошу вас, входите, мисс Чилтон-Гриздейл. Она величественно кивнула ему и прошла в холл.

– Благодарю, лорд Грейборн. Прошу прощения за ранний визит, но я считаю, что чем скорее мы начнем, тем лучше. Я готова отправиться, как только вы будете готовы. – Она еще раз выразительно оглядела его одежду.

– Отправиться? Но вы только что пришли.

Свежа и бодра, да еще и пахнет так вкусно, что хочется откусить кусочек. Черт, что за мысли? Это наверняка потому, что он питает особую слабость к свежим пирожным. Дело, несомненно, именно в это.

– Я пришла для того, чтобы сопровождать вас на склад и помогать в поисках недостающей части камня. – Ее голубые глаза смотрели на Филиппа вопросительно. – Где именно расположен этот склад?

– Склад находится рядом с причалами, мисс Чилтон-Гриздейл, и я бы никогда не осмелился просить вас сопровождать меня туда и участвовать в столь неприятной, грязной и тяжелой работе.

Она вздернула подбородок и каким-то образом умудрилась посмотреть на Филиппа сверху вниз, хотя он и был выше ее на целых шесть дюймов:

– Во-первых, нет никакой необходимости просить меня, милорд, потому что я уже предложила вам свою помощь. Во-вторых, мне хорошо знакома тяжелая работа, и я не боюсь ее. Что же касается причалов, то вам не придется беспокоиться о моей безопасности, так как я вооружена. В-третьих...

– Вооружены?

– Разумеется. – Она приподняла свой ридикюль и продемонстрировала его Филиппу. – Он наполнен камнями. Один удар по голове образумит любого головореза. Очень удобно, я давно привыкла носить его с собой.

Он с изумлением взирал на невинную, вышитую бисером мочку, висящую на ее запястье. Давно привыкла носить собой? Какой же образ жизни ведет эта в высшей степени приличная мисс Чилтон-Гриздейл?

– И часто вам приходится... гм... им пользоваться?

– Крайне редко. – В ее глазах промелькнула озорная искорка. – Только когда какой-нибудь джентльмен пытается помешать мне делать то, что я хочу.

– Понятно. И в этом случае вы...

– Сначала наношу удар, а потом уже задаю вопросы. В-третьих, я надеюсь использовать время, проведенное на складе, еще и для того, чтобы напомнить вам о некоторых правилах поведения в обществе, которые, несомненно, будут полезны вам в будущем. Что же касается одежды, которая якобы может пострадать от грязи, хочу сообщить вам, что – представьте себе! – ее можно выстирать. И последнее: я готова делать любую работу, которая поможет нам избавиться от этого проклятия. Вы читали сегодняшний номер «Тайме»?

– Да, к сожалению. Не могу понять, как им удалось добыть всю эту информацию.

– Несомненно, работа «дятлов». – Заметив недоумение на его лице, она пояснила: – Газетные осведомители. Они зарабатывают на жизнь, продавая информацию – чаще всего такую, которую люди стараются скрыть от посторонних глаз.

– А где же они ее берут?

– Крадут письма, подслушивают, подкупают слуг. Один из таких «дятлов» скорее всего и подслушал нас вчера.

Филипп в недоумении покачал головой:

– Невероятно. На что только не идут люди ради денег!

– В этом нет ничего невероятного, – пожала плечами Мередит. – На самом деле это довольно распространенный способ заработать. Меня больше удивляет ваша реакция. Простите, милорд, но вы кажетесь мне очень наивным для человека, так много ездившего по свету.

– Наивным? – Филипп коротко рассмеялся. – Поверьте, мисс Чилтон-Гриздейл, у меня нет иллюзий относительно людей и их поступков. И для того чтобы расстаться с ними, мне не надо было уезжать из Англии. Напротив, во время путешествий моя пошатнувшаяся вера в людей несколько окрепла. В чем-то вы, однако, правы. Хотя я и назвал бы это не наивностью, а непрактичностью. Мне неоднократно приходилось сталкиваться с проявлениями нечестности, но они мало меня занимали. Я был слишком погружен в прошлое, в жизнь давно ушедших людей. Мои сведения о жизни современного общества действительно очень ограничены. А то, что мне все-таки известно, не особенно меня впечатляет. Мередит смотрела на него серьезно и задумчиво:

– А мне кажется, что сейчас люди ведут себя точно так же, как сотни или даже тысячи лет назад.

Ее слова удивили и заинтересовали Филиппа. Он уже собирался возразить, но его снова опередил Бакари:

– Предлагать леди завтрак? Или чай?

Филипп опять рассердился. Что, черт возьми, с ним происходит? Конечно, за годы странствий он отвык от изысканных светских церемоний, но куда делась элементарная вежливость? Приходится признать, что именно мисс Чилтон-Гриздейл действует на него таким отупляющим образом.

– Простите, – сказал он поспешно, – могу я предложить вам завтрак? Или чашку чая?

– Благодарю вас, нет. – Она еще раз критически оглядела его костюм. – Как скоро мы сможем поехать?

Поехать? Ах да. Ящики. Камень. Проклятие. Леди Сара.

– Через пару минут. Я только загляну в кабинет, чтобы захватить свой журнал с записями.

– И чтобы переодеться в более приличную одежду. Он упрямо сложил руки на груди.

– Должен заметить, что меня начинают утомлять постоянные комментарии по поводу моего внешнего вида. Я уже лет двадцать как обхожусь без няньки и отвык подчиняться таким безапелляционным распоряжениям.

Мередит удивленно вздернула брови.

– Безапелляционные распоряжения? Я бы предпочла называть это настоятельной рекомендацией.

– Уверен, что предпочли бы. А с моей одеждой тем не менее все в порядке.

– Да, если бы вы собирались на прогулку по пустыне или по берегу Нила. Милорд, вы только что признались, что мало разбираетесь в жизни современного общества. Я же, напротив, являюсь экспертом в данном вопросе и умоляю вас верить мне, когда я утверждаю, что эта одежда не пригодна для того, чтобы выходить в ней из дома. – Она раздраженно поджала губы. – Или чтобы принимать в ней гостей. Она вообще ни для чего не пригодна.

Филипп обернулся к Бакари:

– Ты тоже считаешь, что я неприлично выгляжу?

Но тот решительно отказался прийти ему на помощь и торопливо покинул прихожую. Пришлось опять повернуться к мисс Чилтон-Гриздейл:

– Если вы думаете, что я упакую себя в тесный, вычурный и неудобный костюм для того, чтобы люди, которых я не знаю, сочли меня «приличным», вы сильно заблуждаетесь.

– Вы живете в обществе и даже если не знаете всех его членов, обязаны с ними считаться. Это основа респектабельности. Как вы можете относиться к этому так легкомысленно?

– А как вы можете относиться к этому столь серьезно?

Она сердито насупилась.

– Я женщина и зарабатываю себе на жизнь собственным трудом, поэтому респектабельность имеет для меня большое значение. Я действительно очень серьезно отношусь к ней. Леди Сара не является для вас незнакомкой. Так же как и ваша сестра, о которой я много слышала. Вы хотите сказать, что их мнение вам тоже совершенно безразлично?

– У Кэтрин хватит ума оценивать человека не по его одежде.

Щеки Мередит вспыхнули при этом едком замечании: – Однако, нравится вам это или нет, ваше поведение неизбежно отразится и на ней, и на вашей невесте. Не говоря уже о вашем отце! Если вы не хотите заботиться о собственной репутации, подумайте о них. – Она язвительно вскинула брови. – Или знаменитые искатели приключений не снисходят до таких мелочей?

Ну и зануда! Раздражение, охватившее Филиппа, только усилилось от того, что он вынужден был признать справедливость ее слов. В Лондоне его поведение неминуемо отразится на близких. Десять лет он позволял себе роскошь не думать ни о ком, кроме себя. С момента отъезда из Англии он делал и говорил все, что, черт возьми, хотел, не заботясь о мнении света или отца. Он купался в этой свободе и дорожил ею, как ничем другим. Но он скорее позволил бы кобре укусить себя, чем согласился огорчить Кэтрин.

– Я переоденусь, – сказал Филипп, не скрывая досады. Мередит ответила ему удовлетворенной улыбкой, отчего он разозлился еще больше. Бормоча себе под нос ругательства в адрес деспотичных особ женского пола, Филипп удалился в спальню и через несколько минут вернулся, переодевшись в «приличную» пару брюк и натянув поверх все той же рубашки сюртук, который демонстративно оставил незастегнутым.

Заметив, что Мередит опять недовольно поднимает брови, Филипп взорвался:

– Я еду на склад работать, а не в мастерскую художника, который будет писать мой парадный портрет. Больше – го вы от меня не дождетесь. Я либо поеду так, либо разденусь вообще.

Она, казалось, на мгновение испугалась, потом презрительно сощурилась:

– Вы не посмеете.

Филипп угрожающе приблизился к ней, но Мередит твердо стояла на месте, и только глубокий вздох выдал ее волнение.

? Знаете ли вы, что жара в Египте и Сирии бывает настолько сильной, что ее можно видеть. Работая, я привык ограничиваться минимумом одежды или обходиться вовсе без ее, поэтому не стоит меня провоцировать, мисс Чилтон-Гриздейл.

Мередит покраснела и оскорбленно поджала губы:

– Если вы хотите шокировать меня, лорд Грейборн, то напрасно теряете время. Если вы желаете опозорить себя, свою сестру и невесту, я не могу помешать вам. Я могу только надеяться, что вы не перейдете границы приличия.

Филипп театрально вздохнул:

– Вероятно, это означает, что я не должен раздеваться прямо в прихожей. Какая жалость! – Он предложил ей свой локоть. – Пойдемте?

Он смотрел в ее бирюзовые глаза, напоминающие своим цветом Эгейское море, и видел в них решительность и упрямство и что-то еще, не поддававшееся легкому определению. Наконец он решил, что, если не ошибается – а лорд Грейборн редко ошибался в таких вещах, – ее глаза скрывают какую-то тайну. Эта тайна плюс ее привычка носить камни в изящном ридикюле сильно раззадорили его любопытство. Эта женщина похожа на интересную головоломку!

А он всегда питал к ним слабость.

Глава 4

Удобно расположившись на сером бархатном сиденье экипажа, принадлежавшего лорду Грейборну, Мередит внимательно изучала своего попутчика. Сначала она делала это исподтишка, притворяясь, что интересуется только магазинами и пешеходами, наводнявшими Оксфорд-стрит, но очень скоро заметила, что внимание лорда полностью поглощено содержимым истертого журнала в кожаной обложке, и, отбросив хитрости, стала рассматривать его с откровенным любопытством.

Мужчина, сидевший напротив, несомненно, являл собой полную противоположность юноше, изображенному на портрете, который Мередит видела в кабинете его отца. Его кожа уже не казалась бледной, но имела тот теплый, золотисто-коричневый оттенок, который появляется только после долгого пребывания под южным солнцем. Светлые выгоревшие пряди эффектно оттеняли густые темные волосы, которые он время от времени нетерпеливо откидывал со лба. Вот и сейчас Филипп поднял руку и рассеянно запустил пальцы в свою и без того растрепанную шевелюру.

Мередит медленно перевела взгляд. Взрослого лорда Грейборна нельзя было назвать ни пухлым, ни нескладным. Напротив, он был худым, подтянутым и мускулистым. Темно-синий сюртук хоть и был порядочно измят, туго обтягивал его широкие плечи, а светлые брюки, в которые он переоделся, так элегантно подчеркивали стройную мускулатуру ног, что Мередит непременно восхищенно вздохнула бы, если бы относилась к тому сорту женщин, которые позволяют себе подобное.

К счастью, она не принадлежит к тем женщинам, которые восхищенно вздыхают.

Еще одной чертой, отличавшей взрослого лорда от юного, было то, что, несмотря на дорогую одежду, ему явно не хватало ухоженности и лоска – чего стоил один криво повязанный галстук и пресловутые волосы, постоянно падающие на лоб. Причем падающие таким образом, что, если бы Мередит была женщиной, подверженной искушениям, она обязательно протянула бы руку и вернула эти шелковые пряди на место. К счастью, она не принадлежит к тем женщинам, которые подвержены искушениям.

Лорд Грейборн неожиданно поднял голову. Его карие глаза за стеклами в круглой проволочной оправе смотрели прямо на Мередит. Автору портрета не удалось передать ни ума, светившегося в них, ни силы, которой трудно противостоять. Несомненно, и сам лорд Грейборн изменился с тех пор: черты стали резче, полнота исчезла, и только нос остался прежним – прямым и решительным. А рот...

Мередит залюбовалась. Его губы были полными и твердыми и в то же время, как ни странно, казались мягкими и немыми. Как раз такими, что – будь она другой женщиной – ей непременно захотелось бы попробовать их на вкус. К счастью, она не принадлежит к тем женщинам, которые могут захотеть подобного.

? Вы хорошо себя чувствуете, мисс Чилтон-Гриздейл? Вы слегка раскраснелись.

Черт! Она оторвала взгляд от его губ и приняла самое чопорное выражение:

– Спасибо, все в порядке, просто в экипаже слишком жарко.

Мередит не решилась обмахнуться рукой, потому что боялась при этом угодить себе или ему по голове ридикюлем с камнями. Вместо этого она кивнула на журнал, раскрытый у лорда на коленях.

– Что вы читаете? – спросила она, решив оставить без внимания его очередной пробел по части хороших манер – слишком долгое невнимание к даме. Внутренний голос подсказывал ей, что, возможно, именно отсутствие у лорда интереса к ней избавит ее от многих проблем в будущем.

– Я пытаюсь найти в своих заметках упоминание о камне или набросок – какой-нибудь ключ, который помог бы нам в поисках.

– Удалось что-нибудь обнаружить?

– Нет. Мои записи занимают более ста тетрадей. Часть из них я успел просмотреть еще по дороге в Англию, но пока безрезультатно.

– А что вообще содержится в этих тетрадях?

– Изображения предметов и иероглифов, описания, фольклор и истории, услышанные мной, мои наблюдения, заметки о природе.

– И вы собрали столько сведений, что их хватило на сто толстых тетрадей? – Мередит недоверчиво рассмеялась.

– Боже милостивый, мне и письмо на одной страничке написать трудно.

– На самом деле я видел гораздо больше, чем может поместиться в этих тетрадях. – Его лицо стало мечтательным и грустным. – Египет, Турция, Греция, Италия, Марокко... Когда я закрываю глаза, мне кажется, что я вижу их, но описать это невозможно.

– Вы были счастливы там?

? Да.

– И вам не хотелось возвращаться?

Он испытующе посмотрел на нее перед тем как ответить:

– Да. Англия – это место, где я родился, но она уже давно не кажется мне домом. Не думаю, что вы меня поймете. Я и сам-то себя не очень понимаю.

– Я правда ничего не знаю о таких местах, как Египет и Греция, но я очень хорошо знаю, как важно, как необходимо иметь место, которое можно назвать домом. И каким потерянным себя чувствуешь, если такого места нет.

Он медленно кивнул, не отводя от нее глаз:

– Да, именно так я себя и чувствую. Потерянным. Из-за чего-то, что она слышала в его голосе, и из-за того, что он смотрел на нее с таким напряженным вниманием, Мередит вдруг стало трудно дышать. Пришла ее очередь чувствовать себя потерянной. И это ей очень не понравилось.

Она отвела глаза, чтобы скрыть растерянность, и сменила тему:

– Один мой друг предлагал свою помощь в поисках камня. Вы думаете, она нам потребуется?

На самом деле и Альберт, и Шарлотта хотели пойти с ней сегодня, но Мередит убедила их подождать. Она хотела сначала посмотреть, в каких условиях придется работать, и теперь радовалась, что настояла на этом. Ведь склад находится на территории порта, а Шарлотта ненавидит порт.

– Ваш друг? Он историк?

– Нет, вообще-то Альберт – мой дворецкий и очень близкий друг.

Если Филиппа и удивило то, что мисс Мередит считает своего дворецкого близким другом, он не подал вида.

? Что ж, отлично! Мой американский друг и коллега Эндрю Стентон сегодня разбирает ящики в Британском музее. Еще один друг и историк – Эдвард Бинсмор помогает ему.

Последнее имя показалось ей знакомым, и через минуту

Мередит вспомнила:

– Это тот джентльмен, у которого недавно умерла жена?

– Да. Мне кажется, он просто пытается занять себя чем-то.

Мередит кивнула:

– Так лучше для него. Горе гораздо труднее перенести, если остаешься с ним наедине.

– Похоже, вы говорите на основании собственного опыта.

Взгляд, устремленный на Мередит, был мягким и понимающим, словно и ему самому была знакома подобная печаль. Она не сразу смогла заговорить из-за комка, неизвестно откуда появившегося в горле:

– Думаю, что большинству взрослых людей приходилось переживать то или иное горе.

Мередит показалось, что он собирается о чем-то спросить ее, но она не хотела отвечать на вопросы и заговорила первой:

– Вы не могли бы показать мне камень с проклятием и точно сказать, о чем в нем говорится? Это облегчило бы мне поиски.

– Я надежно спрятал Камень слез, – нахмурился лорд Грейборн, – чтобы никто не мог случайно найти его и перевести проклятие. Но в журнале у меня есть английский вариант текста. – Он раскрыл тетрадь и передал ее Мередит. – Я думаю, вы вполне можете прочитать его, потому что у вас, уж конечно, никогда не будет невесты.

Мередит положила журнал на колени и углубилась в строчки, написанные мелким, аккуратным почерком:


Как предала меня любовь моя жестоко,

Так ты не избежишь губительного рока.

Заклятием навек ты проклят, и отныне

Одно лишь горе ждет тебя в твоей судьбине.

В дыхании любви почуешь запах смерти.

Споткнувшись, упадет любовь на ровной тверди.

И станет, как мое, болеть ее чело.

Коль счастлив и женат – не быть с супругой вместе.

Жена твоя – умрет. А если есть невеста,

Пройдет два дня – и ей откроет смерть объятья,

После того, как вы произнесете клятвы.

Отныне, коль твоя любовь

Над нею – Гнев Богов.

Любимую твою ничто

Одно спасенье е

Ты на роскош

Где силу по

Все вслед

Лишь...


Холодная дрожь пробежала по спине Мередит. Больше всего ей захотелось захлопнуть тетрадь и не видеть зловещих слов. Филипп протянул руку и наискосок провел пальцем по нижним строчкам.

– В этом месте камень сломан, и прочитать последние предложения невозможно.

Взглянув на его большую загорелую руку, лежащую почти на ее колене, Мередит опять вздрогнула.

– А какого размера этот камень? – спросила она, откашлявшись.

Лорд Грейборн развернул руку ладонью кверху и положил ее на журнал:

– Приблизительно такого же, как моя ладонь, и толщиной в два дюйма. А недостающий кусок, я думаю, примерно такой. – Он сжал руку в кулак.

Мередит могла поклясться, что через журнал чувствует не только тяжесть, но и непривычное, странно волнующее тепло этой мужской руки, лежащей у нее на колене. Ей нестерпимо хотелось отодвинуться, сбросить ее, но она заставила себя сидеть неподвижно. Лорд Грейборн, казалось, не понимал, как неприлична подобная фамильярность. И она непременно сказала бы ему об этом, если бы смогла заговорить. К частью, экипаж остановился, и Филипп откинулся назад, а она смогла вздохнуть, осознав, что не делала этого целую вечность.

– Вот и склад, – сказал он.

Слава Богу! Наконец-то можно выйти из экипажа, в котором с каждой секундой становилось все теснее. Она успела прийти в себя еще до того, как они вошли в огромное, тускло освещенное помещение, заполненное рядами стоящих друг на друге деревянных ящиков. Десятками, нет, сотнями рядов очень больших ящиков!

– Боже милостивый! Которые из них ваши?

– Все находящиеся в последней трети здания. Мередит испуганно посмотрела на него:

– Вы шутите?

– Боюсь, что нет.

– А что-нибудь еще осталось в тех странах, из которых вы все это вывезли?

Лорд Грейборн рассмеялся, и его смех эхом отозвался в огромном помещении:

– В этих ящиках находятся не только древности. Во многих из них – ткани, ковры, специи и мебель, приобретенные для нашего с отцом делового предприятия.

– Понятно. – Она смотрела на бесконечные ряды ящиков. – С чего начнем?

– Идите за мной.

Они шли по узкому проходу между рядами, потом несколько раз поворачивали, и Мередит стало казаться, что она потерялась в каком-то огромном лабиринте. Наконец они Достигли двери, за которой, очевидно, находилась контора.

Филипп достал из кармана ключи, открыл дверь и жестом пригласил ее войти. Она оказалась в маленькой и тесной комнате, где основным предметом мебели был большой буковый стол. Лорд Грейборн подошел к нему, выдвинул ящик и достал две толстые конторские книги.

– Мы будем действовать следующим образом, – сказал он, – открывать ящик, доставать его содержимое, проверять его по списку, а затем укладывать обратно.

– А зачем открывать ящики? Разве не достаточно внимательно прочитать список и найти в нем что-то вроде «кусок каменной таблички с надписью»?

– По нескольким причинам. Во-первых, я уже читал эти списки и не нашел ничего похожего на «кусок каменной таблички с надписью». Во-вторых, очень возможно, что он в эти списки включен, но при этом неправильно описан. Поэтому проверка содержимого необходима. В-третьих, я не один занимался упаковкой и каталогизацией и не могу поклясться, что все обошлось без ошибок. И наконец, возможно, что «половины таблички» нет в списках потому, что она сочтена частью какого-нибудь другого предмета. Например, уцелевшую часть я нашел в алебастровой шкатулке, а значит...

– В списке может значиться только алебастровая шкатулка.

– Совершенно верно. – Он нагнулся и поднял с пола несколько кусков полотна. – Я постелю их на пол, перед тем как открывать ящики. Я считаю, что первый ящик нам надо проверить вместе, чтобы вы посмотрели, как это делается, а потом будем работать каждый над своим. Вы одобряете такой план?

Чем скорее они начнут, тем быстрее найдут камень. И тогда состоится свадьба, ее жизнь опять станет нормальной, и она сможет навсегда забыть о лорде Грейборне.

– Давайте приступим.


Два часа спустя лорд Грейборн отметил в списке и бережно уложил обратно в ящик изящную глиняную вазу, найденную, как ему припомнилось, во время раскопок в Турции, устало выпрямился, посмотрел на мисс Чилтон-Гриздейл, и внезапно у него перехватило дыхание.

Из-за душной жары, стоявшей на складе, она уже давно сняла свой кремовый кружевной жакет и сейчас стояла, нагнувшись над очередным ящиком, и тонкая ткань платья 0дотно облегала женственные округлости ягодиц. Надо сказать, они были прелестны.

С того самого момента, как мисс Чилтон-Гриздейл села напротив него в экипаже, который до этого казался вполне просторным, Филипп чувствовал странное волнение от ее присутствия. Вероятно, все дело было в запахе... в упоительном запахе свежего пирожного, так возбуждавшем его аппетит. Черт, разве женщина имеет право так пахнуть? Так, что грешные мысли против воли приходят в голову.

Она стояла в золотом луче солнечного света, льющегося из окна, и Филиппу показалось, что за спокойным и даже чопорным фасадом он видит скрытую, бьющую через край энергию и страсть.

И еще эти краски... Блестящие завитки волос цвета полночного неба, контрастирующие с фарфоровой кожей, безупречно белой, за исключением легкого персикового румянца на скулах. И сияющие зелено-голубые глаза, так напоминающие бирюзовую воду Эгейского моря, не говоря уже о полных розовых губах...

Все в ней казалось таким живым, ярким, сочным – как красочные мазки на белом холсте. Или как закат в пустыне – пламенеющие оттенки вечернего солнца и бесконечные мягкие песочные дюны.

Она наклонилась еще ниже, и Филипп вдруг удивительно отчетливо представил себе, как подходит к ней сзади, приникает губами к нежнейшей коже у основания шеи, тесно прижимается всем телом к женственным изгибам. Он потряс головой, чтобы прогнать неуместную и соблазнительную картину, и едва успел поймать свалившиеся с носа очки.

Что, черт подери, с ним происходит? Подобные сладострастные видения обычно не посещали его во время работы. Правда, ему никогда не приходилось работать в присутствии женщины. Женщины, чьи юбки шуршат при каждом ее движении и навевают мысли о пышных формах, скрытых под ними. Женщины, от которой пахнет так, словно она только что вышла из кондитерского магазина.

Женщины, которая не является его невестой.

Воспоминание о невесте прогнало нескромные картины и заставило Филиппа мрачно стиснуть зубы. Да, она не его невеста. И прекрасно. Вот сейчас его мысли движутся в правильном направлении. Она деспотична и назойлива. Она пытается превратить его в накрахмаленного, пошлого хлыща. Так-так, все правильно... мисс Чилтон-Гриздейл его враг.

Но отвести от нее глаз он все-таки не мог и смотрел, как она осторожно достает из ящика деревянную чашу и аккуратно ставит ее на покрывало. Потом она повернулась, чтобы сделать пометку в книге, а у Филиппа появилась возможность полюбоваться ее профилем.

Слегка вздернутый нос и подбородок, который, несомненно, можно назвать упрямым. Она нахмурилась и прикусила нижнюю губу, а он перевел глаза на ее рот и удивился, что не замечал его раньше. Рот был восхитителен. Кто создал его – ангел или дьявол? Мисс Чилтон-Гриздейл могла смело считаться воплощением приличия и благопристойности, но ее розовый пухлый рот наводил на мысли, очень далекие от приличных.

Филипп закрыл глаза и опять представил, как прижал бы ее к себе, как всем телом ощутил бы ее округлости и изгибы, как прикоснулся бы губами к ее губам. Теплым. Мягким. Вкусным... как изысканный десерт. Потом он осторожно раздвинет их, и его язык проникнет в глубину...

– Что-то случилось, лорд Грейборн?

Филипп резко открыл глаза. Мисс Чилтон-Гриздейл смотрела на него с тревогой и любопытством. Он почувствовал удушье, поборол желание ослабить узел галстука и два раза сглотнул, прежде чем заговорить:

– Случилось? Нет. Почему вы спрашиваете?

– Вы застонали. Вы ударились?

– Нет. – Боль, которую он чувствовал, была другого свойства. Как можно незаметнее он постарался изменить позу так, чтобы конторская книга на коленях спрятала от нее источник этой боли. Черт возьми! Месяцы воздержания так требовательно дали о себе знать в очень неудачный момент.

Ну конечно же! Причина этих неожиданных, неконтролируемых приступов желания в том, что уже несколько месяцев – много месяцев – у него не было женщины. Он ухватился за это объяснение, как собака за кость. Разумеется, все дело в этом. Его тело реагировало бы таким образом на любую симпатичную женщину. То, что желание вызывает даже такая мегера, только подтверждает эту теорию.

Филипп успокоился, но ненадолго – до тех пор, пока не вмешался внутренний голос: «Ты провел больше часа наедине с леди Сарой – твоей невестой – в слабо освещенной галерее, и ничего подобного тебе даже в голову не пришло».

– Вы что-то обнаружили? – спросила Мередит.

Да, я обнаружил, что вы действуете на меня каким-то непонятным, необычным и пугающим образом. И что мне очень это не нравится!

– Нет. – Он попытался улыбнуться, но чувствовал, что улыбка получилась не особенно убедительной. – Просто заболела спина от всех этих наклонов. – Кивнув на ряд предметов, выстроившихся рядом с ее ящиком, он спросил: – А у вас есть что-нибудь интересное?

– Здесь потрясающие экспонаты. Но ничего похожего на то, что мы ищем. – Она оглядела покрывало. – Какие удивительные вещи! Подумать только, их держали в руках люди, жившие много веков назад. Представляю ваше восхищение, когда вам удавалось найти их.

– Да, я восхищался.

– И все они найдены в земле?

– Нет, только некоторые. Одни купил на свои средства или на средства, выделенные музеем, какие-то выменял.

– Удивительно, – повторила Мередит, нагнулась и подняла с пола маленькую чашку. – Неужели кто-то согласился продать такую красоту?

– Да, кто-то, кто умирал от голода. Или кто-то, кто ее украл. Или был в отчаянии. – Филипп подходил к ней все ближе, как будто какой-то дьявол подталкивал его. – В отчаянии люди иногда совершают странные поступки.

Какая-то искра промелькнула в ее глазах – словно след минувшей боли. Она погасла так быстро, что Филипп не был уверен, что видел ее на самом деле.

– Наверное, вы правы, – сказала мисс Чилтон-Гриздейл тихо, еще раз посмотрела на чашку и задумчиво провела пальцем по блестящей внутренней поверхности. – Я никогда не видела ничего подобного – как будто распиленный жемчуг.

– Это перламутр. Чашка относится примерно к шестнадцатому веку, я думаю, она принадлежала какой-то знатной даме.

? Откуда вы знаете?

– Перламутр покрывает внутреннюю поверхность раковин и ассоциируется с луной и водой, а следовательно, у него женская сущность. Он, конечно, дешевле жемчуга, но иметь его могла только богатая женщина.

Мередит продолжала медленно водить пальцем по гладкой поверхности, и то, как все тело Филиппа откликалось на это простое движение, ясно свидетельствовало о том, что минутное помутнение сознания еще не прошло.

– В жемчуге есть что-то волшебное, – говорила она мечтательно. – Я помню, что еще ребенком увидела портрет женщины, у которой темные волосы были перевиты жемчужными нитями. Я подумала тогда, что это самая красивая женщина на свете. Она улыбалась, и я знала, что она счастлива потому, что владеет этим жемчугом. – Мередит грустно улыбнулась. – Я тогда поклялась себе, что когда-нибудь и у меня в волосах будут такие же нити.

Филипп немедленно представил себе кремовые камни, украшающие ее блестящие кудри:

– Вы сдержали клятву?

Их взгляды встретились, и Филиппу показалось, что он видит, как в ее глазах закрывается занавес, отделяющий прошлое от настоящего.

– Нет, и не собираюсь. Это были всего лишь детские мечты.

– Моя мать любила жемчуг, – сказал Филипп. – Знаете, когда-то считали, что жемчужины – это слезы богов. И еще их считают символом невинности, и поэтому они могут служить талисманом для детей.

– Как славно было бы, если бы у каждого ребенка была своя жемчужина, оберегающая его.

– Да, наверное!

Что-то в ее голосе заставило Филиппа подумать, что она говорит о каком-то определенном ребенке.

– А вы знаете, – он решил, что лучше поддерживать разговор, а не просто молча пялиться на нее, – что греки и римляне думали, будто жемчужина образуется в раковине, когда в нее попадает капля росы или дождя?

Едва задав вопрос, он уже пожалел об этом. Вот сейчас у нее в глазах появится скука. Он прекрасно помнил, что исторические беседы очень быстро надоедают дамам. Но вместо скуки он увидел искры несомненного интереса.

– Правда?

– Да. А у древних китайцев была еще более необычная теория. Они верили, что жемчужины рождаются в мозге дракона, а потом дракон хранит их, сжимая в зубах. Единственный способ добыть жемчуг – это убить дракона.

– А дракон, надо думать, решительно возражает! Глядя в ее смеющиеся глаза, он и сам не смог сдержать улыбку. Сейчас мисс Чилтон-Гриздейл совсем не напоминала мегеру. Да и волосы у нее были в пыли. Филипп не мог припомнить, когда в последний раз так легко чувствовал себя рядом с женщиной, во всяком случае, с дамой из общества. В детстве в их присутствии он всегда становился неловким и неуклюжим и не мог выдавить из себя ни слова. Когда он стал юношей, ему по-прежнему не хватало легкости и умения вести непринужденную беседу. К счастью, за годы, проведенные за границей, он сумел излечиться от застенчивости и скованности.

Филипп рассматривал ее лицо, слегка раскрасневшееся, вероятно, от жары на складе, заметил кусочек грязи, прилипший к щеке, и, не думая, протянул руку, чтобы убрать его. Он понял свою оплошность в тот самый момент, когда его пальцы коснулись нежной щеки. Ее кожа напоминала бархат. Она была невероятно мягкой и очень белой. Его рука рядом с ней показалась темной, грубой и неуместной. И жест его был явно предосудителен.

Мередит стояла абсолютно неподвижно и смотрела на него расширившимися от ужаса глазами. Чувствуя себя полным идиотом, Филипп опустил руку и сделал шаг назад.

– Вы испачкали щеку, – объяснил он.

Она моргнула несколько раз, словно выходя из транса, и густо покраснела, что показалось ему очаровательным. Нет, похоже, это волнение, влечение – что бы это, черт подери, ни было – не почудилось ему, а существует на самом деле и может быть объяснено только дьявольскими происками. Мередит неуверенно рассмеялась и тоже отступила на несколько шагов:

– Все в порядке. Видит Бог, я не хочу ходить с перепачканным лицом.

Филипп лихорадочно подыскивал какую-нибудь вежливую светскую фразу, но в голову ему приходил только совершенно невозможный и неприличный вопрос: «Нельзя ли мне еще раз прикоснуться к вам?» Куда-то исчезла легкость, которую Филипп чувствовал в ее присутствии еще пять минут назад. Этой женщине удалось опять превратить его в неловкого юнца, с которым, как он считал, давно покончено. Еще один повод невзлюбить ее. Он ведь действительно ее не любит. Разве не так? Только жар в кончиках пальцев, прикоснувшихся к ее коже, утверждает об обратном.

Филипп почувствовал, что молчание становится неприлично долгим, и в тот же момент раздался звук хлопнувшей двери.

– Вы здесь, Грейборн? – послышался низкий мужской голос.

Филипп с облегчением вздохнул, но тут же нахмурился:

– Похоже, это лорд Хедингтон. – И, повысив голос, крикнул в направлении двери: – Да, я здесь. Идите прямо и до конца.

– Возможно, он принес какие-то новости о леди Саре, – с надеждой сказала Мередит.

– Да. Леди Сара. – «Твоя невеста. Мать твоих будущих детей. Единственная женщина, о которой ты должен мечтать».

Мередит торопливо смахивала пыль с платья, пытаясь вернуть себе самообладание. Она надеялась, что лорд Хедингтон принес хорошие новости, но и независимо от этого обрадовалась его приходу.

Пребывание наедине с лордом Грейборном оказалось очень нелегким испытанием. Этот человек как-то странно действовал на нее. Простое прикосновение его пальцев к щеке обожгло, словно пламя. Вероятно, все дело в том, что они слишком долго остаются вдвоем. Как иначе объяснить то, что беспокойное сознание его присутствия не оставляло ее ни на минуту даже тогда, когда она внимательно изучала страницы каталога? Мередит чувствовала каждое его движение, слышала каждый вздох. Запланированные уроки этикета совершенно вылетели у нее из головы.

Их глаза встречались четыре раза, и каждый раз при этом Мередит казалось, что в комнате неожиданно кончается воздух. Четыре раза лорд Грейборн улыбался ей своей странной улыбкой, от которой на правой щеке у него появлялась ямочка, и спрашивал, как идут дела. И четыре раза она отвечала ему, что все в порядке.

И четыре раза она лгала. Этот мужчина будил в ней желания и чувства, пугавшие ее. А она не любила бояться. И еще Мередит не хотела признавать, что когда разговор шел о его работе, то, несмотря на все пробелы в воспитании, он становился интересным, умным и очень привлекательным собеседником.

И это тоже пугало ее.

– Вот вы где, – произнес граф Хедингтон, появляясь из-за ряда ящиков. – Я... – Он заметил Мередит и сердито уставился на нее в монокль. – И вы здесь!

– Мисс Чилтон-Гриздейл помогает мне в поисках утраченной части таблички, ваша светлость, – объяснил Филипп. – У вас есть какие-то новости?

Граф свирепо переводил взгляд с одного на другого и наконец выбрал Мередит:

– Да, у меня есть новости. – Он подошел ближе и угрожающе направил на нее указательный палец. – Это вы во всем виноваты.

Мередит еще не успела открыть рот, а лорд Грейборн уже встал между ней и графом:

– Будьте любезны объясниться, – сказал он мягким голосом, в котором тем не менее чувствовалась сталь.

Чтобы лучше видеть, Мередит вышла из-за его спины и встала рядом. Разъяренный лорд Хедингтон с багровевшим лицом очень напоминал чайник, готовый в любую секунду выпустить из себя струю пара.

– Я и вас обвиняю, Грейборн. – Он полез в карман вышитого жилета и извлек из него исписанный лист белой бумаги. – Я получил это час назад от моей дочери... теперь уже баронессы Уэйкрофт. Они поженились вчера, и она сделала это только ради того, чтобы не выходить замуж за вас.

Мередит показалось, что у нее остановилось сердце, но в то же время она знала, что это не так, потому что кровь бешено пульсировала в ушах. Краем глаза она видела, что лорд Грейборн стоит совершенно спокойно.

– Очевидно, эта идея пришла ей в голову после вашего разговора в галерее, – продолжал кипятиться граф. – Девочка всегда была неравнодушна к Уэйкрофту, но она прекрасно понимала, что замуж ей придется выйти по моему выбору. – Его взгляд опять переметнулся к Мередит. – Вы уверяли, что этот брак будет необычайно благоприятен для моей семьи и ддя моей дочери, – бушевал граф. Досталось и Филиппу.

– Она пишет, что сразу же после знакомства поняла, что никогда не сможет вас полюбить, и осознала, насколько сильно ее чувство к Уэйкрофту. Наслушавшись ваших россказней о проклятиях, падениях и мигренях, глупая девчонка перепугалась и поверила, что действительно умрет через два дня, если выйдет за вас. Но она, конечно же, знала, что я ни за что не позволю разорвать помолвку.

На следующее утро она написала Уэйкрофту и обо всем ему рассказала. Очевидно, он тоже был к ней неравнодушен, потому что быстро раздобыл специальное разрешение на брак. Он увез ее, притворившись, что хочет доставить в собор Святого Павла. Они поженились и сейчас направляются на континент в свадебное путешествие.

Граф опять смотрел на Мередит, и взгляд его выражал крайнее отвращение:

– Разразившийся скандал дурно отразится на репутации нашей семьи, и я считаю вас, мисс Чилтон-Гриздейл, лично ответственной за это. Я клянусь, что не пожалею сил для того, чтобы вы уже никогда и никому не могли оказывать свои сомнительные услуги. А что касается вас, Грейборн, хочу сказать, что во всей этой безобразной истории меня радует только одно – моя дочь не стала женой такого недоумка, как вы, и не родит от вас новых идиотов. Хотя поговаривают, что детям было бы не с чего взяться.

Мередит коротко, испуганно вздохнула, услышав неприкрытый намек графа. Она осторожно посмотрела на Филиппа и увидела, что у него плотно сжаты губы и дрожит какой-то мускул на щеке. Он сделал шаг вперед:

– Мне вы можете говорить все, что вам угодно, но не забывайте, что здесь присутствует дама. Советую вам не переступать черты, чтобы не пришлось пожалеть об этом. – Голос Филиппа звучал немногим громче шепота, но в нем нельзя было не услышать гнева и решительности.

– Вы мне угрожаете? – спросил граф надменно, но при этом осторожно отступил назад.

– Я предупреждаю, что мое терпение на исходе. Если вам больше нечего сообщить мне по поводу письма леди Сары, я считаю наш разговор законченным. – Филипп кивнул: – Выход в той стороне.

Послав им обоим испепеляющий взгляд через монокль, граф счел разумным ретироваться. Они молча слушали, как затихают его шаги, потом громко захлопнулась входная дверь, и стало очень тихо.

Мередит пыталась дышать ровно и глубоко, чтобы успокоиться, но у нее это плохо получалось. Какой-то звук – то ли смех, то ли плач – рвался из горла, и она прижала руку к губам, чтобы сдержать его. Господи, а она думала, что хуже уже быть не может!

Лорд Грейборн с обеспокоенным видом сделал шаг и оказался прямо перед ней. За стеклами очков его глаза гневно сверкали. Он осторожно взял ее за плечи:

– Мне очень жаль, что вам пришлось стать свидетельницей подобной грубости и непристойных намеков. Как вы себя чувствуете?

Мередит молча смотрела на него. Очевидно, лорд Грейборн решил, что ее привел в смятение намек на его... мужскую неполноценность. Он не мог знать, что ее уже давно трудно чем-либо шокировать. И что одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться в его несомненной мужественности.

– Со мной все в порядке, – сказала она, с трудом выговаривая слова.

– А со мной – нет! Несомненно, в данный момент меня можно отнести к категории людей, совершенно выведенных из себя. – Он внимательно рассматривал лицо Мередит, а руки держали ее плечи очень крепко. – Вы ведь не собираетесь снова падать в обморок?

– Разумеется, нет. – Она высвободилась из его рук, но продолжала чувствовать на своих плечах тепло сильных ладоней. – Вы уверенно можете отнести меня к категории женщин, которые не подвержены обморокам.

Он недоверчиво приподнял бровь:

– Вот как? А мне казалось иначе.

– Эпизод в соборе был случайностью, уверяю вас. Филипп, казалось, не очень в это поверил:

– Рад, если это так.

– Вы только что защищали меня, как настоящий джентльмен. Благодарю вас!

– Надеюсь, что удивление в вашем голосе мне просто послышалось.

На самом деле она очень удивилась, даже поразилась, хотя и не собиралась демонстрировать свое изумление. Но над этим придется поразмыслить позже. Сейчас у нее были другие, гораздо более серьезные проблемы.

– К сожалению, после сообщения графа наше положение переходит из категории «плохих» в категорию «безвыходных». У вас больше нет невесты, свадьба двадцать второго не состоится, а моей профессиональной репутации нанесен непоправимый урон. И времени у нас совсем мало, учитывая состояние здоровья вашего отца. Необходимо что-то срочно предпринять. Но что?

– Я буду рад любому предложению. Но теперь, даже если мы найдем камень, мне не на ком будет жениться. – Филипп невесело усмехнулся. – Надо мной повисло проклятие, в газете обо мне напечатана очень нелестная статья, а в свете распускают сплетни о моей мужской... несостоятельности, о чем так любезно упомянул лорд Хедингтон... Я думаю, что сейчас на вопрос, поставленный в «Тайме», можно смело ответить «да». Да, я самый безнадежный жених в Англии.

– Безнадежный, – медленно повторила Мередит. – Да, пожалуй что так.

Он отвесил иронический поклон:

– Не слишком почетный титул. Однако меня удивляет энтузиазм, с которым вы его произносите. Может, поделитесь своими соображениями?

– Да, я как раз думала о том, что иногда вас посещают блестящие мысли, милорд.

Не спуская с Мередит глаз, Филипп подошел так близко, что она почувствовала слабость в ногах и непреодолимое желание отступить, но взяла себя в руки и не сдвинулась с места.

– Иногда посещают? – переспросил Филипп. – Блестящими они, я полагаю, кажутся на фоне моего обычного тупоумия. Благодарю за комплимент. Не откажетесь ли вы просветить меня: какая именно из моих скудных мыслей показалась вам блестящей?

– Для начала, я думаю, вы должны согласиться, что после замужества леди Сары мы оба оказались в крайне затруднительном положении. – Он молча кивнул, и Мередит продолжала: – Если вы к тому же по праву можете считаться самым безнадежным женихом Англии, то, очевидно, сваха, которая сумеет найти вам пару, будет увенчана лаврами. Следовательно, у вас будет жена, а у меня – репутация.

– Ясность мысли, вероятно, еще не оставила меня, и я могу по достоинству оценить ваш блестящий план. Есть только одно «но» – я не смогу жениться, если не найду способ снять проклятие.

– Что для человека с такими блестящими мыслительными способностями будет, конечно, нетрудно.

– Но если мы найдем недостающий кусок камня, кого вы собираетесь предложить мне в жены?

Мередит нахмурила брови:

– Хм-м, это на самом деле проблематично. Но должна же найтись в целом Лондоне хоть одна несуеверная женщина, готовая сочетаться браком с виконтом, обремененным проклятием, сплетнями и слухами о мужской несостоятельности, и к тому же не возражающая против того, чтобы ее дом превратился в склад пыльных музейных экспонатов.

– Умоляю вас, не надо больше комплиментов. У меня кружится от них голова.

Не обращая внимания на сухость его тона, Мередит энергично продолжала:

– Разумеется, для восстановления моей репутации надо, чтобы это была блестящая партия. Не каждая невеста подойдет.

– Спасибо и на этом.

– Но кто это будет? – Мередит задумалась, а потом торжествующе щелкнула пальцами. – Ну конечно же! Лучшей партией для Самого Безнадежного Жениха будет Самая Безнадежная Невеста в Англии!

– Ах, я заранее предвкушаю, как обворожительно она будет выглядеть!

Мередит по-прежнему не обращала на Филиппа внимания:

– Я уже вижу страницу светской хроники: Самые Безнадежные Жених и Невеста Англии соединились. Ура мисс Чилтон-Гриздейл – лучшей свахе лондонского света! – Она задумчиво постучала указательным пальцем по подбородку. – Но кто же у нас самая безнадежная невеста?

Филипп откашлялся:

– Вообще-то, мне кажется, я знаю.

Мередит радостно повернулась к нему:

– Отлично. И кто же это?

– Вы, мисс Чилтон-Гриздейл. Когда выйдет в свет завтрашний номер «Тайме» с новостями, вы станете самой безнадежной невестой Англии.

Глава 5

Филипп с удивлением увидел, как все краски исчезли с лица мисс Чилтон-Гриздейл после его слов.

– Вы весьма остроумны, милорд. Однако меня вряд ли можно считать самой безнадежной невестой ввиду того, что я вообще не собираюсь выходить замуж. – Легкость тона давалась ей с очевидным усилием. И что за выражение промелькнуло в ее глазах? Испуг? Печаль?

Любопытство, которое мисс Чилтон-Гриздейл и без того пробуждала в нем, удвоилось. Почему она не хочет выходить замуж? Возможно, просто не нашлось мужчины, который осмелился бы взять в жены диктатора в юбке. Впрочем, эту мысль он отверг сразу же. Наверняка должен найтись кто-нибудь, кого это не испугает. К тому же, как Филипп недавно выяснил, она далеко не всегда командует.

Может, она любит кого-нибудь, кто не отвечает на ее чувства? Кто не хочет или не может на ней жениться?

При этой мысли он почувствовал что-то подозрительно похожее на ревность.

– Я всегда думал, что большинство женщин мечтают создать семью.

– Я не принадлежу к большинству, лорд Грейборн. Это Филипп и сам уже понял.

– Кроме того, вы не можете жениться на такой женщине, как я, – быстро добавила Мередит.

– На такой женщине, как вы? Что именно вы хотите этим сказать?

Ее бледные щеки порозовели:

– Я хочу сказать, что я вам неровня. Вы – виконт и скоро станете герцогом. Вы должны выбрать жену из своего круга.

Филипп пристально смотрел на Мередит, пытаясь разгадать ее мысли. Объяснение было вполне логичным, но ему все-таки казалось, что она имела в виду что-то другое. «На такой женщине, как я...»

– Да, думаю, вы правы. Но пока надо мной тяготеет это проклятие, не говоря уже о неприятных слухах, боюсь, других желающих не найдется.

– Развеять слухи очень легко, милорд. Вам надо просто завести любовницу и сделать так, чтобы об этом стало известно. Ходите с ней в оперу, в театры.

Совет, конечно, вполне разумный. Стоит несколько раз появиться на людях с любовницей – его подмоченной репутации это уже не повредит, – и его мужское реноме будет восстановлено. Но Филиппа неприятно удивил спокойный и бесстрастный тон, которым это было предложено, а также отсутствие у него всякого желания осуществить эту идею. В чем дело? Ведь уже несколько месяцев у него не было женщины. Может, правда, с ним что-то не в порядке?

Но один только взгляд на мисс Чилтон-Гриздейл вызвал в нем такую недвусмысленную реакцию, что все сомнения испарились. С его желаниями все в порядке, если не считать того, что они направлены совершенно не на ту женщину.

– Я обдумаю ваше предложение насчет любовницы, – сказал он холодно. – Но нам тем не менее остается решить две непростые задачи – избавиться от проклятия и найти мне «безнадежную» невесту.

Мередит задумчиво нахмурилась.

– Я передумала. «Безнадежная» невеста нам не потребуется. Напротив, для вашего удачного брака и для восстановления моей репутации гораздо лучше подойдет невеста, которая котируется очень высоко. Поэтому я думаю, нам следует сконцентрироваться на поисках прекрасной девушки, похожей на леди Сару.

– «Уродство любит красоту...» – процитировал себе под нос Филипп.

Она напряглась:

– Я сделаю все возможное, чтобы найти вам красивую невесту, милорд.

Несколько секунд он молча смотрел на Мередит, потом медленно сказал:

– Говоря об уродстве, я имел в виду себя, мисс Чилтон-Гриздейл.

Филипп сам удивился тому, как радостно забилось его сердце при упоминании о том, что она не считает его уродливым. Возможно, даже находит привлекательным, как и он – ее.

Мередит покраснела:

– Н-ну да, разумеется. Но конечно же, я постараюсь подобрать девушку, которую и вы сочтете привлекательной... Кажется, я...

Она замолчала и начала задумчиво ходить по проходу, хмуря брови и кивая головой в такт своим мыслям. Филипп не отрываясь следил за ней. Каждый раз, когда мисс Чилтон-Гриздейл проходила мимо, его ноздри улавливали чудесный аромат, пробуждающий голод. А когда она морщила губы... Он осторожно вздохнул. Эти губы, казалось, просили о поцелуе, и он знал, что отказать в такой просьбе не смог бы.

Внезапно Мередит остановилась прямо перед ним. Ее глаза опять сияли.

– Кажется, я нашла выход, милорд.

– Умоляю, не держите меня в неизвестности, мисс Чилтон-Гриздейл.

– Хоть проклятие и сослужило вам такую дурную службу, милорд, сейчас мы попытаемся использовать его в наших интересах. О вас будут много говорить, и мы этим воспользуемся. Мы сами подбросим им пищу для разговоров, в частности о том, что проклятие вот-вот будет снято. Затем вы начнете давать обеды и устраивать изысканные вечера, на которые все придут хотя бы из любопытства. На них-то я и подыщу вам невесту. Проклятие проклятием, но если девушка, желающая выйти замуж, поверит, что с ним скоро будет покончено, она не захочет упустить наследника герцогского титула.

– А если я не смогу...

Неожиданно душистые пальцы прижались к его губам, остановив не только готовящиеся вырваться слова, но и дыхание.

– Не говорите так, – прошептала Мередит. – Вы сможете, вы должны. Вы сделаете это, чтобы сдержать слово, данное отцу, и чтобы помочь мне.

Филипп хотел возразить, что найти камень, возможно, не удастся, значит, и свадьба может не состояться, но не решался пошевелить губами, боясь, что она уберет пальцы. Ему казалось, что от них исходит огонь, охвативший уже все его тело. Наверное, она заметила, как изменилось его лицо, потому что изумленно раскрыла глаза и отдернула руку, будто он укусил ее.

– Прошу простить меня, милорд.

Взмахом руки, которая почему-то дрожала, Филипп отмел ее извинения и с трудом поборол желание облизать губы в том месте, где к ним прикасались ее пальцы.

– Ничего страшного, – сказал он быстро. – Действительно, некоторые вещи лучше не высказывать вслух.

«Например, то, что я нахожу вас очаровательной. И загадочной. И что мне нравится ваша откровенность. И то, как ясно и прямо вы излагаете свои мысли. И что вы совершенно необычно волнуете меня. И что я хочу узнать вас получше».

Нет, об этом определенно не стоило говорить вслух.

– Мне кажется, это разумный план, – сказал он, откашлявшись. – Поскольку я мало что знаю об устройстве вечеров и обедов, я думаю, надо обратиться за помощью к моей сестре Кэтрин. Она сегодня приезжает в Лондон.

– Прекрасная мысль, милорд. Конечно, приглашения от имени леди Бикли – это гораздо убедительнее, чем приглашения от меня. Вы думаете, она согласится взять на себя роль хозяйки?

– Уверен, что сестра будет рада помочь. Я приглашу ее на обед сегодня вечером, и там мы обсудим детали. Может, и вы согласитесь присоединиться к нам?

– Да, благодарю. Чем раньше мы начнем действовать, тем лучше.

Филипп достал из кармана часы.

– Уже довольно поздно, – сказал он, взглянув на циферблат, – и поскольку мне еще надо послать приглашение Кэтрин и сообщить отцу о последних событиях, предлагаю закончить проверку уже открытых ящиков и отправиться по домам.

Мередит кивнула, и они вернулись к прерванной работе.

Как только она отвернулась, Филипп, не сдержавшись, провел пальцем по губам в том месте, где она коснулась их. Сегодня вечером она придет к нему домой. Непонятно, почему при мысли об этом так сильно бьется сердце. И непонятно, что с этим делать.


Альберт хлопнул дверью сильнее, чем собирался. Мрачно бормоча ругательства, он прохромал через прихожую и швырнул только что полученное письмо на поднос, уже заполненный конвертами.

– Еще одно? – раздался у него за спиной мягкий голос Шарлотты.

Он замер на месте, и его сердце пропустило несколько ударов. Проклятие, пора уже прекратить вздрагивать каждый раз, когда она входит в комнату. Но как? Ему было всего пятнадцать, когда мисс Мэри приняла несчастную, избитую и уже беременную Шарлотту в их маленькую «семью», спасая ее так же, как несколькими годами раньше спасла его. Но сейчас он уже не был ребенком, и его любовь к Шарлотте давно перестала быть братской.

Глубоко вздохнув, Альберт медленно повернулся, по привычке стараясь скрыть хромоту, но, к несчастью, споткнулся о собственную искалеченную ногу и чуть не упал. Шарлотта поддержала его, а он, стараясь сохранить равновесие, вцепился в ее руки.

Он с трудом выпрямился и замер, всем телом до самых ступней чувствуя тепло ее ладоней. Ее руки, которые он все еще крепко сжимал, казались такими тонкими и хрупкими, а макушка находилась точно под его подбородком.

Шарлотта подняла глаза, и в ее взгляде Альберт не нашел ничего, кроме участия. Никакого намека на иные чувства, кроме привязанности, уважения и дружбы.

Будь все проклято! Как бы он хотел, чтобы и его чувство к ней было также невинно. Но и привязанность, и уважение, и дружба уже давно переросли в нечто большее. Он становился неуклюжим и скованным в ее присутствии. Его сердце билось быстрее при звуке ее голоса, а тело замирало, когда он находился с ней в одной комнате. Альберт потерял сон, ворочаясь в постели ночь напролет.

Больше всего он боялся, что Шарлотта когда-нибудь догадается о его любви. Она не станет смеяться над ним – для этого она слишком добра, – но мысль о том, что он может заметить жалость в ее глазах, была невыносима.

– Все в порядке? – спросила она.

Стиснув зубы, Альберт наконец отпустил ее руки.

– В порядке, – резко ответил он, осторожно балансируя на здоровой ноге.

Шарлотта посмотрела на стопку писем:

– Опять отказ?

Не доверяя своему голосу, Альберт молча кивнул.

– Бедная Мередит, – грустно сказала Шарлотта. – Она не заслужила всего этого. – Ее глаза сузились, а губы превратились в тонкую линию. – Таковы люди. Они сначала используют тебя, а потом выбрасывают прочь, как мусор. Мыто с тобой знаем это лучше других, да, Альберт?

– Да, но ведь не все люди такие, Шарлотта. – Просто произносить ее имя было наслаждением. – Мисс Мэри совсем не такая – это мы с тобой тоже знаем лучше других.

Выражение ее лица смягчилось:

– Если бы все были такими, как она.

– Не могут же все люди быть хорошими.

Шарлотта стиснула ладони и, глядя в пол, тихо сказала:

– Да, но иногда так хочется невозможного.

Забыв про сдержанность, Альберт нежно прикоснулся пальцами к ее подбородку и заставил поднять лицо. С остановившимся дыханием он ждал, что она отшатнется, но, к его удивлению, Шарлотта спокойно стояла на месте. Ее кожа была, как... Он не знал, с чем это можно сравнить. Мягче всего на свете. У него так колотилось сердце, что она наверняка слышала.

– А чего ты хочешь, Шарлотта?

Она не сразу ответила, а он молча стоял, наслаждаясь теплом ее кожи. Его переполняло желание сделать так, чтобы все ее мечты осуществились; уничтожить любого, кто посмеет обидеть ее. Альберт жадно вглядывался в ее лицо, лаская взглядом и бледный шрам, рассекавший левую бровь, и другой – на переносице. Он вспомнил, какой была Шарлотта, когда он увидел ее в первый раз – избитой, замученной, разуверившейся в людях.

Никогда. Никогда он не позволит этому повториться. Он знал, что жить рядом и не сметь к ней прикоснуться, сказать о своих чувствах будет невыносимо тяжело. Но пусть так! Она заслуживает большего, чем то, что он может ей предложить.

Даже если не думать об искалеченной ноге, нельзя забыть слова, которые Шарлотта сказала мисс Мэри, впервые появившись у них. «Никогда ни один мужчина не притронется ко мне снова, – твердила она, с трудом шевеля разбитыми, кровоточащими губами. – Никогда. Я лучше убью себя или его».

Она не скоро стала доверять ему. И Альберт не мог рисковать этим с таким трудом обретенным доверием. Это лучше, чем ничего. Хотя, видит Бог, он мечтает о большем.

– Чего я хочу? – переспросила она задумчиво. – Все мои желания связаны с Хоуп. Я хочу, чтобы ей хорошо жилось, чтобы моя девочка была в безопасности. Я хочу для нее счастья. Я не хочу, чтобы ей пришлось заниматься... тем, чем занималась я.

Ее голос был так печален, что у Альберта сжалось сердце.

– У Хоуп будет замечательная жизнь, Шарлотта. И ты, и я, и мисс Мэри – мы все об этом позаботимся.

Слабая улыбка тронула ее губы:

– Спасибо, Альберт, ты чудесный мальчик и прекрасный друг.

Ему с трудом удалось скрыть разочарование. Черт возьми, он уже не мальчик, а мужчина. Ему скоро исполнится двадцать. Но какой смысл напоминать ей об этом?

– Я всегда рад тебе помочь. И рад быть твоим другом, – сказал он, выдавив улыбку.

Стук колес приближающегося экипажа заставил Альберта взглянуть в узкое окно рядом с входной дверью.

– Шикарный экипаж, – сообщил он, – и вроде к нам приехал. Наверное, еще одно письмо от глупой мамаши.

Он замолчал, увидев, что дверь коляски отворилась и из нее вышла Мередит, а за ней – высокий джентльмен в очках.

Он настороженно следил затем, как они идут к дому. Дорожка была узкой, и джентльмен шел за мисс Мэри, пожирая глазами ее спину, что очень не понравилось Альберту. Он распахнул дверь, не дожидаясь стука.

– У вас все в порядке, мисс Мэри? – спросил он, сердито поглядывая на мужчину.

– Все хорошо, спасибо, Альберт, – ответила Мередит и представила их друг другу.

К удивлению Альберта, Грейборн протянул ему руку:

– Рад познакомиться, Годдард.

Альберт, не меняя выражения лица, пожал эту руку, хотя не был уверен, что разделяет радость подозрительного джентльмена.

– Спасибо, что довезли меня до дома, лорд Грейборн. Вы уверены, что не хотите чаю?

– Нет, благодарю. Надеюсь, что еще увижу вас сегодня вечером. В котором часу прислать экипаж? В восемь?

– Да, хорошо. – Мередит величественно наклонила голову. – До вечера, милорд.

Лорд Грейборн поклонился и пошел к экипажу, а Альберт, стоя на крыльце, следил за ним глазами, пока коляска не скрылась из виду. Мередит вошла в прихожую и отдала Шарлотте свою шаль.

– Значит, этот тип и есть лорд Грейборн, – заметил вернувшийся Альберт.

Мередит удивленно обернулась, услышав его недовольный голос. Она даже перестала развязывать ленты шляпки.

– Да, это лорд Грейборн.

– И вы собираетесь встретиться с ним сегодня вечером?

– Да. С ним и его сестрой и с еще одним историком, его коллегой. Я обедаю сегодня в его доме.

Альберт совсем помрачнел:

– На вашем месте я был бы с ним поосторожнее, мисс Мэри. Он имеет на вас виды.

Мередит надеялась, что ни Альберт, ни Шарлотта не заметили, как вспыхнули ее щеки:

– Боже милостивый, Альберт, что за глупости! Ничего он не имеет. Я пытаюсь найти ему невесту.

– Одну вы уже нашли. Но он, похоже, уже позабыл о ней, судя по тому, как нежно на вас пялился.

Сердце вдруг так быстро застучало, что Мередит захотелось прижать руки к груди и остановить его. Неужели Альберт прав? Может ли быть, что лорд Грейборн «нежно пялился» на нее? И неужели ей действительно хочется улыбнуться? Мередит упрямо сжала губы. Господи, она должна возмутиться! Это так неприлично. И уж конечно не должна чувствовать себя... польщенной. Что тут может быть приятного? Разумеется, она возмущена.

– Что значит «пялился»?

– Ну-у, я видел, как он на вас смотрит. Как будто вы – конфета, а он хочет вас съесть.

– Ничего подобного ты не мог видеть. Его светлость носит очки с толстыми линзами, и ты просто ошибся, – строго выговорила Мередит и, заметив, что Альберт собирается возразить, поспешно добавила: – У меня есть новости.

Она коротко рассказала им о поисках пропавшего камня, о замужестве леди Сары и о своем плане найти новую невесту.

– Мы обсудим это за обедом сегодня вечером, – закончила Мередит и краешком глаза заметила стопку писем на подносе. Она храбро улыбнулась Альберту и Шарлотте и весело добавила: – Я точно знаю, что все будет хорошо.

По их обеспокоенным лицам она видела, что они не разделяют ее оптимизма. Но как могла она убедить их, если сама ни в чем не была уверена?

Глава 6

Филипп нетерпеливо расхаживал перед камином в библиотеке и то и дело поглядывал на часы.

– Ты, похоже, нервничаешь? – с улыбкой спросил Эндрю.

– Не нервничаю, просто мне не терпится встретиться с Кэтрин. Мы не виделись десять лет. – Он заметил, что Эндрю одернул свою темно-синюю визитку и засмеялся: – Если уж говорить о нервах, так ты в десятый раз поправляешь свой костюм.

– Не хочу, чтобы твоя сестра решила, будто ее брат водится с отбросами общества.

– Ну, в этом случае тебе лучше уйти еще до ее прихода. Филипп остановился перед камином и, глядя на языки огня, вернулся мыслями в свои детские годы:

– Знаешь, она всегда выглядела, как ангелочек, но на самом деле была настоящим чертенком. Вечно отправляла куда-нибудь дворецкого, чтобы он не мешал нам скатываться по перилам парадной лестницы дома в Рейвенсли, или подбивала меня совершить ночной набег на кухню, чтобы раздобыть печенье.

Да, Кэтрин, которая была на год младше Филиппа, досталось все, чего не хватало ему – веселость, ловкость, непоседливость. Это она научила его смеяться и играть, заставляла забывать о застенчивости и любила таким, каким он был – неуклюжим, скованным, слишком серьезным и толстым мальчиком в больших очках.

– Ты так часто рассказывал мне о ней, что мне кажется, мы знакомы, – прервал его воспоминания Эндрю. – Вам повезло, что вы росли вместе.

– Она была моим лучшим другом, – сказал Филипп. – Когда я уезжал из Англии, тяжелее всего мне было расстаться с Кэтрин. Но она незадолго до этого вышла замуж, ждала ребенка, и я был уверен, что она счастлива. – Он мрачно нахмурился. – Но, как ты знаешь, из ее писем я понял, что отношение мужа к Кэтрин сильно изменилось после того, как она родила ему сына с врожденным увечьем.

– Да, будто мальчик виноват, что у него изуродована ступня! Как можно не любить собственного сына?

Филипп мрачно улыбнулся в ответ на этот взрыв возмущения:

– Поверь, меня это бесит в сто раз сильнее. Мне не терпится побеседовать с глазу на глаз с этой свиньей – моим зятем.

– Буду рад принять участие в вашей беседе, если тебе потребуется помощь.

Раздался стук в дверь, и на пороге появился Бакари.

– Леди Бикли, – объявил он, отступая в сторону.

Кэтрин вошла в комнату, и у Филиппа комок подкатил к горлу. В своем зеленом муслиновом платье, с каштановыми кудряшками вокруг прелестного лица, она показалась ему точно такой же, какой он помнил ее все эти годы. Нет, не такой же – более красивой, более стройной и элегантной. Она представлялась воплощением истинной светской леди, спокойной и величественной. Но Филипп хорошо знал, какие чертики прячутся в ее золотисто-карих глазах и составляют ее главное очарование.

Кэтрин неподвижно стояла в проеме двери, словно парадный портрет в раме, но когда Филипп сделал шаг навстречу, ее губы приоткрылись в знакомой ему заразительной улыбке, и она бросилась брату на шею. Он подхватил ее за талию и закружил по комнате, жадно вдыхая знакомый с детства цветочный аромат. Чем бы она ни занималась в то время, она всегда умудрялась пахнуть так, словно только что вышла из цветущего сада. Наконец он опустил сестру на пол, и они смогли внимательно и придирчиво рассмотреть друг друга.

– Ты совсем не изменилась, – объявил Филипп. – Ну, может, стала еще красивее.

Она засмеялась.

– А я должна сказать, что ты очень изменился.

– Надеюсь, к лучшему?

– Несомненно, к лучшему.

– То есть ты хочешь сказать, что раньше я не отличался красотой?

– Ничего подобного. Раньше ты был чудным мальчиком, а сейчас ты...

– Чудный мужчина?

– Вот именно. – Кэтрин положила руки ему на плечи. – И такой сильный! – Она поддразнивала его, как в детстве. – Похоже, жизнь в первобытных условиях пошла тебе на пользу.

Внезапно улыбка погасла на ее лице, а глаза стали задумчивыми. Филипп вглядывался в них, пытаясь понять, что опечалило ее, а Кэтрин, приложив ладонь к его щеке, тихо сказала:

– Как хорошо, что ты вернулся, Филипп. Мне так тебя не хватало.

Ее голос дрогнул, и он, продолжая изучать ее лицо, наконец обнаружил в нем перемены. Сестра перестала быть беззаботной девочкой. Заботы и печали оставили следы, незаметные для постороннего, но не для него. Очевидно, болезнь отца и несчастное замужество ослабили ее прежнюю жизнерадостность. Филиппу не терпелось остаться с ней наедине, расспросить о муже и сыне, о вещах, которые она не могла поведать ему в присутствии Эндрю.

– И мне не хватало тебя, дорогая.

Она улыбнулась, а Филипп галантно поцеловал ей пальцы и, взяв под руку, подвел к Эндрю. Наклонившись к ее уху, он намеренно громко прошептал:

– Не верь ни слову из того, что он скажет. Он склонен к самому беззастенчивому флирту и обману. – И добавил уже обычным голосом: – Разреши представить тебе моего друга и коллегу, мистера Эндрю Стентона. Эндрю, это моя сестра, Кэтрин Эшфилд, леди Бикли.

Кэтрин улыбнулась и протянула руку:

– Рада познакомиться с вами, мистер Стентон, хотя, мне кажется, я уже давно вас знаю по письмам Филиппа.

Несколько секунд Эндрю молча смотрел на нее, потом взял ее руку и низко склонился над ней:

– Знакомство с вами – честь для меня, леди Бикли. Филипп был настолько добр, что иногда читал мне отрывки из ваших писем и часто развлекал историями из вашего детства, поэтому я тоже чувствую, что хорошо знаю вас. Тот миниатюрный портрет, который он возит с собой, не отдает должного вашей красоте.

– Благодарю. – Кэтрин бросила на Филиппа лукавый взгляд. – Истории детства? О Боже, надеюсь, вы не поверили всему, что он вам рассказывал.

– Уверяю, Филипп отзывался о вас самым лестным образом. Как правило, – добавил он, понизив голос.

– Давайте присядем, – предложил Филипп. – Мисс Чилтон-Гриздейл приедет не раньше чем через час, и у нас есть время, чтобы ввести сестру в курс дела.

– Да, – согласилась Кэтрин, – я желаю услышать подробный отчет о всех занимательных событиях.

– Ты приехала в Лондон одна? А что Бикли и Спенсер? – спросил Филипп, когда все расселись.

Ее лицо на секунду омрачилось.

– Бертран занят заботами о поместье, а Спенсера я оставила в Литл-Лонгстоуне с его гувернанткой миссис Карлтон. Ему трудно путешествовать, и он не особенно любит Лондон. – Ее губы тронула нежная материнская улыбка. – Но он жаждет познакомиться со своим дядей – знаменитым путешественником – и заставил меня пообещать, что ты приедешь к нам в Литл-Лонгстоун сразу же, как только вернешься из свадебного путешествия. – Кэтрин взяла брата за руку. – Я заезжала сегодня к отцу, и он рассказал мне обо всем. Мне очень жаль, что не состоялась твоя свадьба, Филипп. Но не расстраивайся! План об устройстве вечеров показался мне превосходным. Мы с мисс Чилтон-Гриздейл все возьмем на себя и быстро подыщем тебе прелестную невесту.


Филипп стоял, небрежно прислонившись к мраморному камину в гостиной, сдержанно улыбался и покачивал бокал с послеобеденным бренди. Он знал, что внешне кажется спокойным и уверенным. Но в душе у него царили хаос и смятение. Он безуспешно пытался – как и во время всего обеда – следить за беседой, которую поддерживали его сестра и мисс Чилтон-Гриздейл, но голова, черт ее подери, отказывалась ему повиноваться. Она была занята совершенно другим. Она была занята ею – этой невыносимой женщиной, его свахой, которую с каждой минутой он находил все более невыносимой. И дело было уже не в ее манере обращаться с ним, как с испорченным ребенком, хотя это, конечно, тоже немало его раздражало. Невыносимым было непреодолимое влечение и волнение, которое он испытывал в ее присутствии.

Филипп не обратил никакого внимания на прекрасный обед, выдержанный в средиземноморском стиле, что, очевидно, стоило немалого труда Бакари и немалых огорчений английской кухарке миссис Смит.

Нежный палтус остался нетронутым, потому что в то время, когда он лежал на тарелке, Филипп был занят тем, что отчаянно старался не смотреть на мисс Чилтон-Гриздейл, сидевшую слева от него. Ее темные волосы, уложенные в высокую греческую прическу, украшала лента бронзового цвета, такого же, как и ее платье. Он любовался ее гладкой кожей, нежным овалом щеки, взмахами ресниц. Каждый раз, когда она поднимала бокал, он переводил взгляд на ее губы. Каждый раз, когда она наклонялась вперед, разговаривая с Кэтрин, он старался не замечать, как бронзовый шелк ее платья слегка натягивается на полной груди. Каждое слово, произнесенное ею, давало возможность еще раз насладиться звуком ее голоса.

Она и сейчас разговаривала с Кэтрин, обсуждая предстоящий вечер, как полководцы обсуждают план кампании. Щеки мисс Чилтон-Гриздейл порозовели, руки оживленно жестикулировали, а в глазах светился непритворный интерес.

Тембр ее голоса был глубоким, теплым и чуть-чуть хрипловатым, как будто она только что проснулась. В постели. В его постели...

Он удивительно отчетливо представил себя в постели с ней... Они обнажены, их тела переплелись, своим хрипловатым голосом она шепчет: «Филипп... послушай, Филипп...»

– Филипп, послушай. Что ты об этом думаешь?

Грейборн вздрогнул, как будто его укусила кобра. Оглядевшись, он увидел три пары глаз, с недоумением взиравших на него. Эндрю, сидевший в большом кресле напротив дам, иронично усмехался. Филипп почувствовал, что лицу и шее стало жарко. Он смущенно поправил очки и ослабил узел ненавистного галстука.

– Боюсь, я немного отвлекся, – пробормотал он. – Так о чем вы говорили?

– Похоже, мой брат совсем не изменился за последние десять лет, – с улыбкой заметила Кэтрин, переведя взгляд с Эндрю на мисс Чилтон-Гриздейл. – Его голова всегда была занята археологией, и во время разговора он то и дело задумывался и уходил в себя. Я помню, как один раз рассказывала ему о каком-то интересном спектакле и после того, как он в пятый раз повторил: «Очень мило, Кэтрин», – я возмутилась и прибавила: «А потом я прыгнула в Темзу и доплыла до Воксхолла». В ответ он опять кивнул. Тогда я заявила: «Пирамиду Гиза построил сэр Кристофер Рен», – и он тут же обратил на меня внимание. Вспомните об этом, когда он в следующий раз забудет о вашем присутствии.

– Спасибо за совет, леди Бикли, – сказал Эндрю и невинно спросил, повернувшись к Филиппу: – О чем-то подобном ты и размышлял сейчас, Филипп? О красоте... пирамид?

Филипп бросил на друга свирепый взгляд. Обычно его забавлял бесцеремонный юмор Эндрю, но не сейчас. Он и без того пребывал в смятении.

– Нет, я просто... задумался. – Стараясь не смотреть на мисс Чилтон-Гриздейл, он повернулся к Кэтрин: – Так о чем я думаю?

О том, чтобы устроить прием послезавтра. Мы с мисс Чилтон-Гриздейл думаем, что это должен быть обед, а после него – танцы.

– Неужели все можно организовать так быстро?

– Если есть хороший помощник и умелые слуги, даже коронацию можно организовать быстро. – Она стала серьезной. – Отец болен, и нам надо спешить.

– Милорд, чтобы облегчить мою задачу, не могли бы вы перечислить, какие именно качества восхищают вас в женщинах? – Мисс Чилтон-Гриздейл говорила сухим, деловым тоном.

Эндрю издал звук, подозрительно напоминающий лошадиное ржание. Хмурый Филипп, Кэтрин и мисс Чилтон-Гриздейл одновременно посмотрели в его сторону, и он поспешно закашлялся. Потом схватил свой бокал с бренди, сделал глоток, заверил дам, что с ним все в порядке, и повернулся к Филиппу:

– Ну, Филипп, так какие же качества восхищают тебя в женщинах?

Теперь все взгляды были устремлены на Филиппа, но тот хранил многозначительное молчание.

– Я не могу обещать, что все ваши пожелания будут выполнены, милорд, – заговорила Мередит, – тем более что нам надо спешить. Если вы не возражаете, я воспользуюсь вашим письменным столом, пером и бумагой и составлю небольшой список.

Филиппу очень не хотелось вести подобный разговор, особенно в присутствии Эндрю, глаза которого радостно блестели, но он не нашел предлога, чтобы отказаться, не показавшись невежливым, и неохотно направился к столу. Отодвинув тяжелый кожаный стул, он предложил мисс Чилтон-Гриздейл присесть и положил перед ней лист бумаги.

– Благодарю, – сказала она и грациозно опустилась на стул. Ее бронзовая юбка скользнула по его ноге, а дивный запах ударил в голову. Лепешки. Сегодня от нее пахло свежими, горячими, только что испеченными лепешками. К которым он, черт подери, питал особое пристрастие. Филипп поспешно отошел от нее подальше.

– Филипп неравнодушен к стройным блондинкам, – сообщил Эндрю, вставая и подходя к камину, – тем более что они нечасто ему встречались в жарких странах. И особенно если их красота сродни классической. – Он огорченно поцокал языком. – Какая жалость, что леди Сара сбежала из-под венца. Она была очень близка к его идеалу.

– Классически красивые блондинки, – серьезно повторила мисс Чилтон-Гриздейл, делая пометку. – Отлично. Что еще, милорд?

Филипп с удивлением думал, что еще два дня назад он бы охотно согласился с Эндрю. Но сейчас...

– Брат любит музыку, – подсказала Кэтрин, – значит, надо искать девушку с хорошим голосом или умеющую играть на фортепьяно. – Она повернулась к Филиппу: – Ведь так?

– Да-а, способности к музыке не помешают.

– И еще, – продолжала Кэтрин, – хорошо бы, она хоть немного интересовалась историей и археологией, чтобы им было о чем разговаривать.

– Вот именно, – подтвердил Эндрю, который явно получал от происходящего массу удовольствия. – Филипп – ученый и интеллектуал, и ему нужна жена, которая умеет говорить о чем-нибудь, кроме погоды и моды. Но при этом она должна быть здравомыслящей женщиной и не требовать от него всяких романтических жестов.

– Да, с этим я согласна, – сказала Кэтрин, прежде чем Филипп успел вставить слово, – романтизм не в его характере. – Она улыбнулась и погрозила брату пальцем: – Не делай такого лица, дорогой. Все знают, что мужчины абсолютно неромантичны.

– Я не делаю лица и не считаю, что я неро...

Мисс Чилтон-Гриздейл постучала пером по столу, не дав ему договорить. Она смотрела на него с явным неодобрением.

– Как это досадно, лорд Грейборн! Теперь я понимаю, что подобрала вам идеальную невесту.

– Я ведь не сам себя проклял, мисс Чилтон-Гриздейл.

– От этого проклятие не становится слабее, милорд.

– Очень любезно с вашей стороны сообщить мне об этом. Вы всегда чувствуете потребность повторять очевидное?

– Я бы назвала это своевременным напоминанием о немаловажном факторе...

– Не сомневаюсь.

– ...и считаю необходимым делать его только в том случае, когда некоторые люди забывают о серьезности ситуации.

– Ах, это, наверное, те самые «некоторые», которых иногда осеняют блестящие мысли?

Она мило улыбнулась:

– Я, разумеется, не решилась бы высказать подобное...

– Ха-ха.

– ...но раз вы, милорд, сами упомянули об этом, мне остается только согласиться с вами. – Не дав ему ответить, она повернулась к Кэтрин: – Так на чем мы остановились? Ах да, на качествах будущей невесты! Еще что-нибудь?

Кэтрин удивленно посмотрела на них обоих.

– Конечно, она должна уметь обращаться со слугами и вести хозяйство.

Мисс Чилтон-Гриздейл быстро записывала, прикусив нижнюю губу.

Кэтрин задумчиво постучала пальцем по лбу:

– Ну, что еще? Ах да, она обязательно должна любить всякий старый и пыльный хлам.

– Боюсь, что таких женщин не существует, – вмешался. Эндрю, – достаточно, чтобы она его хотя бы терпела.

– Хорошо, – согласилась Кэтрин. – Филипп, что еще ты любишь?

– Я, право, удивлен, что моим мнением решили поинтересоваться. Я люблю...

– Животных, – подхватил Эндрю. – Она должна любить крупных животных. У него уже есть щенок, который, судя по лапам, когда вырастет, будет ростом с пони.

Кэтрин повернулась к брату:

– Щенок? Ты привез его из Египта?

– Нет, нашел по дороге из порта. Его кто-то выбросил.

– А где он сейчас?

– У Бакари в комнате. У него повреждена лапа, и ее пришлось перевязать. Бакари пытается заставить его лежать спокойно, чтобы рана зажила.

– У тебя всегда была слабость к брошенным животным, – ласково улыбнулась ему Кэтрин.

– Я всегда чувствовал, что у меня с ними много общего, – тихо ответил Филипп.

Рука мисс Чилтон-Гриздейл порхала над листом бумаги. Закончив писать, она подняла глаза:

– Еще что-нибудь?

– Она должна хорошо танцевать, – сказала Кэтрин, чем вызвала громкий смех Эндрю.

– Да уж, это непременно, – сказал он. – Тогда она и его научит.

Кэтрин удивленно подняла брови:

– Насколько я помню, мой брат не самый плохой танцор.

– У меня просто голова кружится от ваших комплиментов, – пробормотал Филипп.

– Дорогая леди Бикли, – со смехом сказал Эндрю, – в последний раз, когда Филипп танцевал, поднялся такой шум, будто бежало стадо слонов.

– Верблюдов, – поправил Филипп, – это были верблюды. Несколько верблюдов вырвались из загона во время бала в Александрии и устроили гонки по улице. – Он гневно посмотрел на Эндрю. – Так что источником этого топота был совсем не я.

– Спасибо, дорогой, ты меня успокоил. – Кэтрин с трудом сдерживала смех. – Возвращаясь к твоей будущей жене... Я считаю, она должна хорошо говорить по-французски. И как ты думаешь, умение вышивать необходимо? Ты даже в детстве любил, чтобы на платках были вышиты твои инициалы.

– Абсолютно необходимо, – согласился Филипп. – Пожалуйста, не забудьте включить этот пункт в список, мисс Чилтон-Гриздейл. Даже представить себе не могу, что женюсь на женщине, которая не умеет обращаться с иголкой и ниткой.

Его сухой тон не остался незамеченным. Мисс Чилтон-Гриздейл подняла голову, и их взгляды встретились. Уголки ее губ вздрогнули, а в глазах появились смешливые огоньки:

– Я не только написала «хорошая вышивальщица», милорд, но и пометила этот пункт звездочкой, что относит его к категории особенно важных.

Она улыбнулась ему, и куда-то исчезло раздражение, и губы невольно раздвинулись в ответной улыбке. Только когда Эндрю громко хмыкнул, Филипп пришел в себя, осознав, что уже несколько секунд смотрит на мисс Чилтон-Гриздейл, сияя, как влюбленный школьник. Как ни странно, она тоже вздрогнула, как будто только что вспомнила о присутствии окружающих.

– Не хотите ли добавить к списку еще что-нибудь, милорд? Может, черты, которые вы находите совершенно неприемлемыми?

– Филипп ненавидит ложь, – сказал Эндрю. – Нам часто приходилось с ней сталкиваться, имея дело с продавцами предметов искусства. Большинство из них – лжецы и воры. К счастью, у Филиппа наметанный глаз, и он всегда может отличить подделку.

– Не стану отрицать, что не люблю, когда мне врут, – кивнул Филипп.

Мисс Чилтон-Гриздейл продолжила свои заметки.

– Записала, – сказала она голосом, в котором слышалось какое-то напряжение, – хотя, мне кажется, это может сказать о себе каждый. – Она повернулась к Кэтрин: – Если с этим списком закончено, я думаю, мы с вами можем составить список гостей, леди Бикли.

– Прекрасно, тогда я смогу разослать приглашения завтра утром.

Кэтрин и мисс Чилтон-Гриздейл уселись за маленький столик у окна, сдвинули головы и начали тихую оживленную дискуссию, а Филипп с Эндрю расположились в противоположном углу комнаты у камина и приступили к шахматной партии. Первое время они играли молча, и Филипп успел привести в порядок свои растрепанные чувства.

– Эдвард приходил сегодня в музей, – сказал наконец Эндрю.

– Черт, я был так занят своими собственными проблемами, – воскликнул Филипп, охваченный острым чувством вины, – что даже не спросил тебя о нем. Как он себя чувствует?

Филипп не стал сообщать о том, что еще утром послал своему поверенному записку, поручив ему открыть счет на имя Эдварда.

– Подавлен, но завтра опять собирается прийти.

– Хорошо. Ему полезно отвлечься чем-нибудь от грустных мыслей о Мэри.

– Да, я согласен с тобой. Он, несомненно, скорбит о своей жене, но я не могу понять, о чем именно он думает. – Он пристально посмотрел на Филиппа. – Не то что некоторые.

Филипп изумленно поднял брови:

– Что ты имеешь в виду?

Эндрю наклонился к нему и понизил голос:

– То, что твои мысли так же легко читать, как открытую книгу, мой друг.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – напрягся Филипп.

– Черта с два ты не понимаешь! Я говорю о ней. – Он кивнул головой в противоположный угол комнаты. – Ваш маленький диалог был весьма выразителен. Не говоря уже о том, что ты смотришь на мисс Чилтон-Гриздейл так, словно она – оазис, а ты – умирающий от жажды путник.

Проклятие! Неужели он действительно был так неосторожен? И с каких это пор его друг стал таким знатоком человеческих душ?

Эндрю внимательно посмотрел на двух разговаривающих женщин, потом с непроницаемым лицом обернулся к своему другу:

– Нетрудно понять, что именно привлекает тебя.

– Ну да, она хорошенькая, – с фальшивой небрежностью ответил Филипп.

– На твоем месте я не стал бы употреблять это слово. Яркая, особенная, но только не «хорошенькая».

– Вот как? Честно говоря, я не слишком приглядывался.

– Я так и понял. Жаль, потому что в таком случае ты пропустил много интересного.

– Например?

– Например, то, что ее радужная оболочка в середине голубая, а по краям – темно-синяя, и поэтому глаза кажутся бездонными. Или то, что, когда она оживляется, бледная кожа становится персиковой. Или то, какие блестящие у нее волосы. Интересно, какой они длины? Я думаю, по крайней мере до талии. – Эндрю испустил долгий вздох. – Нет ничего лучше женщины с соблазнительными формами и с длинными-длинными волосами. Но я полагаю, на ее формы ты тоже не обратил внимания.

Филипп перестал притворяться, что внимательно изучает шахматную доску. Его одолевали гнев и неизвестно откуда взявшаяся жгучая ревность.

– Мы уже вернулись к цивилизации, Эндрю. Так не принято говорить о леди.

– Ах, значит, приличия все-таки не чужды тебе? – Он глядел на Филиппа с выражением полной невинности. – Я не хотел показаться непочтительным, поверь. Но ты же сам просил рассказать, что в ней есть интересного. Хотя, мне кажется, любой мужчина, имеющий глаза, должен и сам это заметить. Любой, кроме тебя. Это странно! Ты всегда казался мне очень наблюдательным.

Филипп и правда все это заметил: и необычные глаза, и кожу, и чудесные волосы, и очертания ее форм под бронзовым платьем. Но как смеет Эндрю тоже замечать все это?

– Как жаль, что она не «стройная блондинка», – продолжал размышлять вслух Эндрю. – Хотя, я полагаю, это не имеет значения. Ведь, как я понимаю, тебе все равно придется жениться на «леди» такой-то, а не на просто «мисс».

– Да, именно этого от меня и ждут, – подтвердил Филипп неохотно.

– Однако я помню много случаев, когда ты делал совсем не то, чего от тебя ожидали.

– Это было в Египте, Турции, Греции, – сказал Филипп, помолчав, – а сейчас я в Англии. И я вернулся сюда именно для того, чтобы сделать то, чего от меня ждут.

– Чтобы жениться на ком-то, кого ты совсем не знаешь. Ты уже отказался от жизни, которую любишь, от раскопок, от свободы.

Они вели этот спор уже не в первый раз.

– Я просто выполняю договор, благодаря которому я десять лет мог заниматься тем, что люблю. Да я думаю, что и здесь у меня будет достаточно работы: и в Британском музее, и в том частном, который мы с тобой собираемся основать.

– Возможно! Но все равно тебе пришлось многим пожертвовать. И уж конечно ты имеешь право выбрать такую жену, какую хочешь. Я бы ни за что не согласился жениться без любви.

Филипп не смог не рассмеяться:

– Что-то я плохо представляю тебя в роли влюбленного жениха, Эндрю. За эти годы я видел тебя в обществе разных женщин, но ни одна, кажется, не затронула твоего сердца.

– Может, потому, что оно уже занято.

Филипп удивленно посмотрел на него. На этот раз, похоже, его друг говорил серьезно. Странно, .что за пять лет, проведенных ими бок о бок, он ни разу не упоминал о своей любви.

– А оно действительно занято?

Что-то похожее на боль промелькнуло в глазах Эндрю, но он справился с собой и только криво усмехнулся:

– Совершенно.

– Она американка? – спросил Филипп, не скрывая изумления.

– Нет, я встретил ее несколько лет назад. Во время одной из поездок.

– И влюбился?

– Да. Моя судьба была решена в тот момент, когда я впервые увидел ее.

– А почему же ты на ней не женился?

– К сожалению, она уже была замужем.

– Понятно. – Филипп замолчал, осмысляя новость. – А ты все еще любишь ее?

И опять он заметил боль в темных глазах друга.

– Я буду всегда любить ее.

– А она? Она тоже любит тебя?

– Нет. – Эндрю почти прошептал это. – Она верна своему мужу и долгу. Она ничего не знает о моих чувствах. Я добровольно отдал ей свое сердце.

Сочувствие боролось в Филиппе с любопытством. Он никогда раньше не видел Эндрю таким серьезным и таким печальным.

– Мне жаль, Эндрю, – сказал он, кладя руку ему на плечо. – Я и понятия не имел.

– Конечно! Не знаю, зачем я сейчас рассказал тебе. Наверное... – Он покачал головой и стиснул губы, словно пытаясь подобрать правильные слова. – Я знаю тебя много лет, Филипп. И знаю, что ты человек чести и поэтому должен выбрать себе жену. Я просто хочу, чтобы ты выбирал ее... осторожнее. И слушался при этом своего сердца. Никому, а особенно тебе, я не пожелаю той боли, которую испытываю сам. Возможно, то, что твоя невеста вышла за другого, – это знак свыше. Знак того, что и ты предназначен для другой.

Филипп еще раздумывал над его словами, а выражение лица Эндрю уже изменилось. Меланхолию сменила его обычная насмешливая улыбка.

– Мат, – объявил он, переставляя ферзя.

Филипп пожал ему руку и повернулся к Кэтрин и мисс Чилтон-Гриздейл, которые приближались к ним с другой стороны комнаты.

– Ну что? Список гостей составлен?

– Да, я разошлю приглашения завтра. И будем надеяться, что уже послезавтра вечером ты встретишь девушку, достойную стать твоей женой. Мы с мисс Чилтон-Гриздейл отбирали кандидаток очень придирчиво.

– Прекрасно, – сказал Филипп, не испытывая, однако, никакой радости. – Теперь остается только надеяться, что мне удастся избавиться от проклятия. Потому что в ином случае я не смогу жениться, как бы хороша ни оказалась моя невеста.

Его слова были встречены молчанием, которое нарушила практичная мисс Чилтон-Гриздейл:

– Я думаю, что в нашем случае самое разумное – сохранять надежду. Ничто так не притягивает неприятности, как пессимизм. – Она взглянула на каминные часы. – Бог мой, я не думала, что уже так поздно. Мне решительно надо отправляться домой.

– Да и мне пора, – откликнулась Кэтрин.

Все вышли в прихожую, и Бакари вызвал экипажи Филиппа и Кэтрин.

Надев шляпку, Кэтрин обняла брата:

– Спасибо за чудесный вечер. Мы так давно не обедали вместе.

– Спасибо тебе за помощь. Если бы я мог что-то...

– Ты можешь продолжать поиск пропавшего камня. И тогда свадьба наконец состоится. – Она повернулась к Эндрю: – Приятно было познакомиться, мистер Стентон.

– Удовольствие было взаимным, леди Бикли, – ответил тот, склоняясь над ее рукой.

Проводив сестру до экипажа, Филипп вернулся в прихожую и обнаружил, что мисс Чилтон-Гриздейл и Эндрю над чем-то весело смеются. Стараясь побороть новый приступ ревности, он натянуто улыбнулся и протянул руку за своей тростью.

– Куда ты собрался, Филипп? – спросил Эндрю, заметив это.

– Я собираюсь проводить мисс Чилтон-Гриздейл до дома.

Ее щеки слегка порозовели.

– В этом нет никакой необходимости, милорд. Мне не хотелось бы затруднять вас.

– Нет, я настаиваю. Сестра живет всего в двух кварталах отсюда, и ее сопровождают два лакея и кучер, а ваш дом находится далеко, а на улице в это время полно всяких подозрительных личностей. – Он нахмурился. – Вы сами постоянно ругаете меня за недостаток вежливости и начинаете спорить, когда я пытаюсь вести себя как джентльмен.

– Ругаю? – холодно удивилась Мередит. – Я бы употребила слово «напоминаю».

– Несомненно, вы бы так и сделали.

– С ним бесполезно спорить, мисс Чилтон-Гриздейл, – вмешался Эндрю. – Иногда он бывает очень настойчив. Я бы даже предложил добавить к вашему списку еще один пункт: «Умение справляться с бессмысленным упрямством».

Она рассмеялась. Филипп же не увидел в этом замечании ничего смешного.

– Я обязательно запишу это, как только вернусь домой. – Она протянула руку: – Спокойной ночи, мистер Стентон.

Эндрю взял ее руку и поцеловал затянутые в перчатку пальцы. По мнению Филиппа, поцелуй длился гораздо дольше, чем того требовали правила приличия.

– Я был счастлив познакомиться с вами, мисс Чилтон-Гриздейл. Я давно не проводил вечера в такой прелестной компании. Надеюсь, мы скоро встретимся опять. – И, повернувшись к Филиппу, добавил: – Увидимся утром.

Эндрю поднялся в свою спальню, а Филипп подвел мисс Чилтон-Гриздейл к коляске и следом за ней уселся на бархатное сиденье.

Мередит пожалела о том, что позволила лорду Грейборну проводить себя, в ту же секунду, как захлопнулась дверь экипажа. Он сидел так близко, что достаточно было протянуть руку, чтобы дотронуться до него. Складки ее платья касались его ног. Даже в полной темноте Мередит чувствовала на себе его пристальный взгляд. Ее сердце колотилось так, что она испугалась. Закрыв глаза, Мередит постаралась представить себе, что сидит в экипаже одна, но ничего не получилось. Она не могла не чувствовать уже знакомый запах – чудесную смесь ароматов чистого белья, сандалового дерева и еще чего-то терпкого, что она не могла определить. Ни от одного мужчины не пахло так, как от него, и Мередит знала, что даже с завязанными глазами по этому запаху нашла бы лорда Грейборна в любой толпе.

– Благодарю вас за помощь, – раздался его голос.

Она улыбнулась, надеясь, что в темноте он не заметит, как напряжены ее губы.

– Я рада ее оказать, но думаю, вы должны больше благодарить свою сестру. Нельзя точно сказать, чем закончится этот вечер. Но я все-таки надеюсь, что послезавтра нам удастся найти невесту, которая будет подходить вам так же, как леди Сара.

– Не хочу огорчать вас, мисс Чилтон-Гриздейл, но должен заметить, что, очевидно, леди Сара совсем мне не подходила или, во всяком случае, я не подходил ей. Она не нашла меня привлекательным.

– Она просто глупа.

Мередит немедленно прикусила себе язык. Она не собиралась произносить этого вслух.

– П-по положению в обществе вы идеально подходили друг другу.

– Да, вполне возможно. Но если чье-то сердце уже занято другим, как было с леди Сарой, это сильно осложняет положение.

Мередит с облегчением поняла, что он не обратил внимания на ее глупое высказывание.

– Нет, милорд, на самом деле это ничего не осложняет. Если бы вы поженились, чувство леди Сары к барону Уэйкрофту, несомненно, угасло бы со временем. Это вопрос разума, который сильнее чувства. Сердце капризно и своенравно. Оно не понимает, что правильно, а что – нет, и, слушаясь его, легко выбрать неверную дорогу. Разум, напротив, методичен и последователен. Когда разум и чувство противоречат друг другу, всегда следует слушаться разума.

– Странно слышать подобное заявление от женщины, которая занимается устройством брачных союзов.

– В успешном брачном союзе нет никакой романтики, милорд, и человеку, занимающему ваше положение, следует об этом знать. Мое деловое предприятие оказалось успешным именно потому, что я всегда следовала этому принципу. Удачное сочетание состояний, политических устремлений, семейных связей и титулов – вот все, что имеет значение. А привязанность может появиться позже!

– А если она не появится?

– Тогда супруги будут соблюдать приличия и каждый заживет своей собственной жизнью.

– Главный интерес моей жизни заключается в исследовании древности, других народов и цивилизаций. Я собираюсь заняться организацией экспозиции в Британском музее и основать собственный музей на свои средства. Занимаясь этим в одиночку, я неизбежно буду чувствовать себя изолированным. Я был бы рад обрести партнера.

Его низкий голос обволакивал Мередит теплом. Она облизнула пересохшие губы и даже в темноте заметила, что его взгляд устремлен на них.

– Вы хотите сказать, что предпочли бы брак по любви?-Но ведь надо помнить о том, что ваш отец болен и у нас совсем мало времени.

– Эндрю считает, что для того, чтобы влюбиться, много времени не требуется.

– Вот как? – Она скептически подняла брови. – А он эксперт в подобных делах?

– Этого я бы не сказал, но он влюблен в кого-то. Коляска проезжала под газовым фонарем, и Мередит заметила, как испытующе смотрит на нее Филипп.

– Вы, кажется, огорчены этой новостью, мисс Чилтон-Гриздейл?

– Да, лорд Грейборн.

– Могу я поинтересоваться почему?

– Потому что я надеялась предложить мистеру Стентону свои услуги в качестве свахи.

Несколько секунд только стук колес экипажа нарушал тишину, потом, к удивлению Мередит, лорд Грейборн откинул голову и засмеялся. Она никак не ожидала подобной реакции.

Мередит почувствовала раздражение и обрадовалась этому. Отлично. Мужчина, который раздражает, не может нравиться.

– Не понимаю, что так развеселило вас, милорд. До скандала с вашим проклятием мои услуги ценились весьма высоко. Только в прошлом году я устроила пять удачных браков. Самый успешный из них – союз Лидии Уэймот и сэра Перси Карменстера – и побудил вашего отца обратиться ко мне.

– Извините, – сказал Филипп, успокаиваясь, – я смеялся не над вами, милая леди. Я смеялся потому, что ваши слова меня очень обрадовали.

Мередит нахмурилась. Обрадовали? Она попыталась вспомнить все, что успела сказать.

– Теперь, когда мы установили, что Эндрю не нуждается в вашей помощи, я могу надеяться, что все свое внимание вы будете уделять только моей особе.

Мередит подумала, что, к сожалению, и так слишком много внимания уделяет лорду Грейборну. И это ее очень пугает.


Когда Филипп вернулся домой, в прихожей никого не оказалось.

– Эй, – крикнул он, снимая шляпу.

Тихое фырканье за спиной заставило его вздрогнуть. Он быстро обернулся и обнаружил, что перед ним стоит Бакари. Черт подери его привычку подкрадываться бесшумно, как кошка! Хотя в прошлом этот талант неоднократно выручал их, а один раз, когда Филиппа захватили контрабандисты, даже спас ему жизнь. Но в стенах лондонского особняка подобная привычка казалась совершенно неуместной.

– Все в порядке? – спросил он.

– Собака, – проворчал слуга.

– Понятно. – Филипп спрятал улыбку. Под таким заботливым присмотром щенок должен скоро поправиться. Отлично!

Он поднял голову, услышав шаги на лестнице. К ним спускался Эндрю в вечернем костюме.

– Я думал, ты отправился почивать, – сказал Филипп. – Или теперь принято спать в брюках и в визитке?

– Вовсе нет, – ответил Эндрю. – Просто я решил дождаться тебя и узнать, как прошла твоя поездка с мисс Чилтон-Гриздейл. – Наклоняя голову направо и налево, он демонстративно изучал лицо Филиппа и наконец покачал головой: – Так я и думал.

– Что ты думал?

– Что все прошло не так, как ты хотел.

– О чем ты?

– Ты ее не поцеловал. Бакари фыркнул.

– Во-первых, – раздраженно сказал Филипп, – откуда ты можешь это знать, а во-вторых, почему ты решил, что я хочу ее поцеловать? Позволь напомнить, что мы в Англии – цивилизованной и даже чопорной стране. Здесь не принято ни с того ни с сего целовать дам. Здесь приходится соблюдать приличия.

Эндрю скептически воззрился на друга.

– С каких это пор ты стал таким приверженцем правил и приличий? Может, напомнить тебе, что случилось, когда ты в последний раз решил им следовать?

Бакари вздрогнул и замахал руками, бормоча какие-то заклинания.

– Плохо. Очень плохо, – проговорил он наконец, тряся головой.

Филипп откинул со лба волосы.

– Нет, не надо мне напоминать. Да, не вышло ничего хорошего.

– Очень плохо, – настаивал Бакари.

– Я, черт возьми, чуть не утонул, потому что ты упорно настаивал, что мы должны переплыть реку точно так, как это делали в древности – в дурацком, чертовски неустойчивом каноэ, – мрачно заявил Эндрю, совершенно проигнорировав слова Филиппа о том, что «не надо напоминать».

– Да ты, черт возьми, должен был сказать мне, что не умеешь плавать! До того, как мы отплыли от берега. А потом, разве не я тебя спас? Позволь напомнить тебе, что при этом ты так колотил руками и ногами, что я получал весьма чувствительные удары, в частности по очень нежным частям тела.

– Не стану спорить, – признался Эндрю, – но ты их заслужил. Это происшествие стоило мне нескольких лет жизни.

– И ничего бы не случилось, если бы ты сразу сказал мне правду.

– Ну, мужчины, как правило, не кричат направо и налево о том, что они не умеют плавать, – возразил Эндрю, – а не случиться оно могло бы, если бы ты не требовал, чтобы мы пересекли реку, строго соблюдая античные правила. – Он прищурился. – И не пытайся сменить тему. Я знаю, что ты не поцеловал ее, потому что, как я уже говорил, я читаю тебя, как открытую книгу. Если бы ты это сделал, ты не выглядел бы таким разочарованным. И во-вторых, то, что ты этого хотел, тоже написано у тебя на лице.

Бакари фыркнул и кашлянул.

Филипп стиснул зубы. Как, черт возьми, неприятно, что Эндрю прав! Он ведь и правда хотел поцеловать ее. Даже очень хотел. Почему же он этого не сделал? В конце концов, это просто поцелуй. Но Филипп прекрасно знал почему. Какой-то инстинкт подсказал ему, что ничего «простого» в таком поцелуе не будет.

– А ты бы, конечно, поцеловал?

– Да, – твердо ответил Эндрю, не обращая внимания на его угрожающую интонацию. – Если бы женщина мне нравилась и представилась такая возможность, то, конечно, поцеловал бы.

– А то, что я вскоре – надеюсь – должен жениться на другой женщине, тебя не смущает?

– Ты ведь еще не женат, – пожал плечами Эндрю, – и не поцеловал ее ты не по этой причине.

– Знаешь, – сказал Филипп, прищурившись, – мне кажется, какое-то судно отправляется в Америку завтра утром.

На Эндрю это заявление не произвело никакого впечатления.

– Нравится девушка – надо целовать девушку, – неожиданно изрек Бакари. – Девушка, может, тоже хочет. – И низко поклонившись, исчез из прихожей, неслышно ступая по мраморному полу своими мягкими кожаными шлепанцами.

Девушка, может, тоже хочет! Черт возьми! Бакари обычно произносил около десяти слов в месяц. Значит, в сентябре он уже выполнил свою норму. Ну и отлично! Филипп не жаждал услышать что-нибудь еще.

Он повернулся к Эндрю:

– Попробуй только сказать что-нибудь.

– И не собираюсь, Бакари уже все сказал. И использовал при этом совсем немного слов. Редкий талант, ты не находишь?

– Тебе его явно не хватает.

– Как скажешь! Я отправляюсь спать. – Он пошел наверх, но на площадке обернулся и, дурачась, отдал Филиппу честь: – Желаю тебе сладких снов, мой милый.

Да уж, сладкие сны! Судя по тому, как напряжено тело и беспорядочны мысли, сна в ближайшем будущем ждать не приходится. Решив, что глоток бренди ему не помешает, Филипп зашел в свой кабинет и плеснул в бокал золотистого напитка. Он уже подносил его к губам, когда его взгляд упал на письменный стол. Рука застыла в воздухе. Филипп не верил своим глазам.

Один из журналов с записями лежал, раскрытый посередине стола, несколько других угрожающе громоздились на самом краю. Филипп был уверен, что не мог оставить их так – он слишком ими дорожил. Поставив бокал на буфет, он подошел поближе.

Журнал был открыт на странице, покрытой зарисовками иероглифов и чертежом гробницы, найденной под Александрией. Он внимательно осмотрел его, не нашел никаких повреждений и поставил обратно на полку.

Филипп задумчиво хмурил брови. Неужели кто-то из слуг рылся в его вещах? Должно быть, так, потому что ни Эндрю, ни Бакари ни за что бы не притронулись к журналам без его разрешения и обязательно вернули бы их на место.

Но зачем слугам понадобилось это делать? Вероятно, из любопытства. Это можно понять, но завтра утром придется разыскать виновника и разобраться в происшествии. Дело было не только в том, что он не любил, когда роются в его вещах. Дело в том, что для него эти журналы были бесценны, и он не хотел, чтобы они потерялись или были повреждены из-за чьего-то любопытства.

Филипп взял стопку остальных журналов, собираясь вернуть их на полку, но неожиданно заметил лежавший под ними листок бумаги, написанный торопливым незнакомым почерком. Он с удивлением поднял его и прочитал:


«Ты будешь страдать».


Филипп нахмурился и потрогал буквы пальцем. Чернила еще не высохли.

Записка была написана недавно, совсем недавно. Но кто написал ее? Кто-то из домашних? Или в особняк проник посторонний? Он быстро подошел к большому французскому окну и подергал за ручку. Окно оказалось закрытым. Каким образом можно попасть в дом? Странно, что ни Эндрю, ни Бакари, ни, очевидно, другие слуги никого не заметили. Он вспомнил, что Бакари не было внизу, когда он вернулся домой – тот занимался собакой, а входная дверь не была заперта. Филипп провел рукой по лицу. На сколько времени Бакари оставил ее без присмотра? Черт возьми, в дом мог зайти кто угодно. Если он уже не находился в нем...

Филипп еще раз прочитал записку: «Ты будешь страдать».

Что за дьявол ее написал? И зачем?


Дрожащая рука поднесла бокал с бренди к губам. «Еле успел. Еще немного, и все бы пропало. Теперь придется быть осторожнее». От глотка крепкого напитка стало тепло. Еще несколько глотков, и рука перестала дрожать. Теперь она сжимала кинжал. В холодной блестящей поверхности отражалось пламя свечи.

«Твое слишком быстрое возвращение помешало мне, Грейборн. Но я все равно найду то, что ищу. И когда это произойдет – твоя жизнь будет кончена».

Глава 7

«Лондон таймс»

«Как нам стало известно, свадьба леди Сары Маркем и лорда Грейборна все-таки не состоится двадцать второго числа сего месяца, как об этом было объявлено ранее. Причина тому – бракосочетание леди Сары с бароном Уэйкрофтом. Почему же было принято столь скоропалительное решение? Вряд ли можно с уверенностью утверждать, что поводом послужило пресловутое проклятие лорда Грейборна, в которое нелегко поверить нашим образованным читателям. Скорее можно поверить в то, что он использовал его как предлог для того, чтобы избежать нежелательных брачных уз. Что ж, лорд Грейборн не первый мужчина, который готов на все, лишьбы остаться холостяком. Однако столь упорное нежелание назвать своей женой самую красивую и популярную дебютантку этого сезона наводит на определенные размышления. А что же сама леди Сара? Разумеется, это проклятие не может считаться единственной убедительной причиной, по которой она отвергла лорда Грейборна и предпочла простого барона будущему герцогу. Вероятно, не так уж безосновательны упорные слухи о том, что долгие годы, проведенные вдали от родины, неблагоприятно сказались не только на умственных, но и на некоторых физических способностях Грейборна. Нам остается только гадать, на что надеялась мисс Чилтон-Гриздейл, задумав столь неудачный во всех отношениях союз».


Мередит закрыла глаза и опустила лицо на ладони. Она заранее знала, что известие о внезапном замужестве леди Сары даст пищу для новых слухов и сплетен, но не ожидала, что все будет так ужасно. Мередит задевали не столько нападки в ее собственный адрес – в конце концов, они были вполне основательны, – сколько гадкие намеки на якобы истинные причины разрыва. Боже милостивый, одного взгляда на лорда Грейборна должно быть достаточно, чтобы убедиться в его полном физическом и психическом здоровье. Как больно должны ранить его эти мерзкие слухи! Гнев и сочувствие переполняли душу Мередит.

– Вижу, вы уже прочитали «Тайме», – раздался голос Альберта.

Мередит подняла голову и посмотрела на него невидящими глазами:

– Да, к сожалению.

– Очень мне не нравится, что вы так огорчаетесь, мисс Мэри. У вас будто синяки под глазами.

Синяки? Мередит быстро подошла к зеркалу. Да, Альберт прав. Хотя она и собиралась хорошенько выспаться сегодня, ночь оказалась бессонной и беспокойной. И дело вовсе не в сплетнях. Нет, ее мысли были заняты лордом Грейборном и теми удивительными чувствами, которые он в ней пробудил. Разум убеждал избегать его общества, а сердце трепетало в ожидании встречи. Обычно ей легко удавалось загнать в самый дальний уголок души свои женские мечты и желания, но с тех пор как она встретила лорда Грейборна, они сопротивлялись все упорнее.

Мередит упрямо выпрямилась.

– Хотя ситуация и выглядит довольно безнадежной, я думаю, мы сумеем обернуть все эти сплетни себе на пользу. Человеческая натура так устроена, что к завтрашнему дню в Лондоне не останется ни одной женщины, которая хотя бы из любопытства не захочет посмотреть на лорда Грейборна. Эти женщины и придут на прием, который леди Бикли устраивает в его доме, а там – раз... – Мередит щелкнула пальцами, – и отыщется подходящая невеста.

К сожалению, ее монолог не произвел желаемого эффекта.

– Надеюсь, что так и будет, мисс Мэри.

– Разумеется, а сейчас я хочу попросить тебя о помощи, Альберт. Я знаю, что сегодня утром ты собирался отправиться с Шарлоттой и Хоуп в парк, но не мог бы ты отложить эту прогулку и пойти со мной на склад?

– Искать этот потерянный камень?

? Да.

Подозрительно прищурив глаза, Альберт смотрел на Мередит так, словно хотел прочесть ее мысли. Она попыталась изобразить безразличие, но Альберта ей никогда не удавалось обмануть.

– Конечно, пойду. Но ведь вы не только затем меня зовете, чтобы что-то там искать? Этот парень, Грейборн, он что, вел себя не как джентльмен? Позволял себе вольности? Я вас предупреждал, чтобы вы не доверяли ему.

Как объяснить Альберту, что она не доверяет не лорду Грейборну, а себе?

– Лорд Грейборн вел себя безукоризненно, однако то, что я остаюсь с ним наедине на складе, могут посчитать неприличным. Нам и так хватает сплетен. Не хочу, чтобы их стало еще больше.

Альберт успокоился:

– Значит, я буду вроде как опекать вас?

– Вот именно, а заодно и поможешь в поисках. А я попрошу Шарлотту, чтобы она положила в корзину побольше сыра и хлеба, и в парк пойдем все вместе после работы.

– Тогда я скажу Шарлотте, что планы изменились, – кивнул Альберт и вышел из комнаты.

Мередит вздохнула с облегчением. Теперь ей не придется несколько часов подряд оставаться наедине с лордом Грейборном. Сердце попыталось протестовать, но разум решительно заставил его замолчать. Так нужно. И так и будет. Другого пути нет.


Филипп сложил газету и с отвращением бросил ее на стол, накрытый для завтрака.

– Что, так ужасно? – раздался голос входящего в комнату Эндрю.

– Нет, ничего особенного, – пожал плечами Филипп, – не считая того, что меня называют лжецом, идиотом и импотентом.

– Последний пункт, пожалуй, особенно неприятен.

– Да уж.

Черные глаза Эндрю ехидно блеснули.

– Ба! Может, этим и объясняется то, что вчера ты не поцеловал ее в экипаже?

– Эндрю, ты знаешь, что может быть хуже геморроя? – любезно осведомился Филипп.

? Что?

? Ты!

Сокрушенно пощелкав языком, Эндрю подошел к буфету, положил себе щедрую порцию яичницы и обжаренных ломтиков бекона, а потом устроился за столом рядом с Филиппом.

– Послушай, я тут подумал, – Филипп старался, чтобы его слова звучали как можно беззаботнее, – может, ты сегодня пойдешь со мной на склад?

– Вместо того, чтобы продолжать поиск в музее? – Эндрю удивленно поднял голову от тарелки. – Почему?

– Ну, ты же сказал, что в музее будет работать Эдвард, а мне на складе не помешают лишние руки.

– А разве мисс Чилтон-Гриздейл не придет сегодня?

– Не знаю, мы ни о чем не договаривались вчера.

– Но думаешь, она может прийти?

– Не исключено. Но она не поможет мне открывать тяжелые ящики, и у нее недостаточно опыта.

Эндрю задумчиво жевал, потом, проглотив последнюю порцию яичницы, прикоснулся к губам салфеткой.

– Все понятно. Ты просто боишься оставаться с ней наедине.

Черт возьми! Неужели он действительно разучился скрывать свои чувства? У Филиппа было такое ощущение, словно он сделан из прозрачного стекла. Отрицать было бесполезно.

– Да, – кивнул он.

Эндрю опустил голову, но Филипп успел заметить снисходительную усмешку, промелькнувшую на его губах.

– Ну что ж, буду рад помочь. Тем более, подозреваю, что день окажется необычайно интересным.


С помощью Эндрю Филипп снимал тяжелую деревянную крышку с ящика, когда вдалеке хлопнула входная дверь. Он с досадой отметил, что его пульс зачастил при звуке голоса мисс Чилтон-Гриздейл, спрашивавшей, здесь ли он.

– Да, я здесь, – крикнул Филипп и обнаружил, что внезапно осип. Он поспешно откашлялся и попробовал еще раз: – Там же, где вчера.

Послышался негромкий разговор и звуки приближающихся шагов – легких женских и других – тяжелых и неровных. Должно быть, мужчина, подумал Филипп. Похоже, хромой.

Спустя несколько секунд из-за ряда ящиков показалась мисс Чилтон-Гриздейл в сопровождении Альберта Годдарда, причем последний напоминал грозного стража, охраняющего драгоценности короны.

Сегодня она надела простое коричневое платье, очевидно, подготовившись к грязной работе. Когда ее ярко-голубой взгляд встретился с взглядом Филиппа, ему показалось, что что-то тяжелое ударило его в солнечное сплетение. Она же, напротив, осталась совершенно спокойной и холодно приветствовала его кивком головы.

– Лорд Грейборн, – вежливо проговорила Мередит и повернулась к Эндрю, стоявшему в стороне. К досаде Филиппа, ее лицо выразило живейшее удовольствие: – Мистер Стентон, я рада снова видеть вас.

– Я тоже очень рад, мисс Чилтон-Гриздейл. Мередит немного отступила, и вперед, сильно хромая, вышел Годдард.

– Разрешите представить вам моего друга мистера Альберта Годцарда, который любезно согласился помочь нам в поисках. Альберт, это мистер Стентон, коллега лорда Грейборна.

– Рад снова видеть вас, Годдард. – Улыбаясь, Филипп протянул молодому человеку руку.

К его удивлению, Годдард смерил его свирепым взглядом, и Филиппу даже показалось, что его рука останется висеть в пустоте.

– Лорд Грейборн, – бросил Альберт враждебно и все-таки неохотно ответил на рукопожатие.

Филипп заметил, что приветствие, обращенное к Эндрю, звучало гораздо дружелюбнее.

– Я думаю, мы с Альбертом вместе разберем один ящик, и я покажу ему, как это делается. Если вы, конечно, не возражаете, лорд Грейборн.

– Разумеется.


Действительно, прекрасный план. Он означает, что им почти не придется разговаривать друг с другом. И что работа теперь пойдет гораздо быстрее. Почему же, черт возьми, он не рад?

Они разошлись по своим рабочим местам, и вскоре Филипп обнаружил, что вместо того, чтобы внимательно проверять содержимое ящика, он напряженно прислушивается к звукам тихого разговора между Альбертом и мисс Чилтон-Гриздейл, иногда прерываемого ее коротким грудным смехом. Он так увлекся этим занятием, что не заметил подошедшего Эндрю, который уже пару минут с интересом наблюдал за ним. Наконец Филипп повернул голову и вздрогнул, оказавшись нос к носу со своим другом.

– Какого черта ты подкрадываешься, Эндрю? – сердито воскликнул он.

– Подкрадываюсь? Да я битых пять минут стою здесь и пытаюсь привлечь твое внимание. Где ты был? В очередной пустыне?

– Да. – Только на этот раз пустыня простиралась вокруг мисс Чилтон-Гриздейл.

Эндрю наклонился к Филиппу.

– И что ты скажешь об этом друге? – шепотом спросил он, кивнув головой на пару, работавшую по другую сторону прохода.

– Это ее дворецкий, – тоже шепотом ответил Филипп, притворяясь, что изучает бронзовую лампу.

– Друг и дворецкий, – произнес Эндрю задумчиво. – И к тому же он влюблен в нее.

– Что ты сказал?

– Он в нее влюблен. Неужели ты сам не видишь? Филипп взглянул на мисс Чилтон-Гриздейл и Альберта, и возражение замерло у него на языке. Потому что все указывало на то, что его друг прав. То, как Годдард смотрел, улыбался и заботился о Мередит, говорило само за себя. Он не скрывал своих чувств. «Я люблю эту женщину и сделаю все, что в моих силах, чтобы не дать ее в обиду».

– Да, теперь я вижу, – тихо произнес Филипп. – Похоже, и ей Альберт небезразличен, – с болью признал он.

– Возможно, – Эндрю многозначительно посмотрел на него, – но мне кажется, что она привела его сегодня с собой по той же причине, по которой ты пригласил меня.

Филипп замер. Неужели Эндрю прав? Она привела Годдарда специально, чтобы не оставаться с ним наедине? А если так, то почему? Только ли из соображений благопристойности, или она чувствует в его присутствии такое же жгучее волнение? Возможно ли, что ее влечение к нему так же сильно, как и его – к ней?

Оказавшись во второй половине дня дома, Филипп вздохнул с облегчением. Ему хотелось побыть одному. За утро они проверили больше десятка ящиков, но без всякого результата, и Эндрю отправился продолжать поиски в музее.

Все время, которое они провели на складе, Филипп старался как можно меньше смотреть на мисс Чилтон-Гриздейл, не приближаться к ней и даже не вдыхать слишком глубоко, чтобы не чувствовать исходящего от нее упоительного аромата – в это утро она пахла пончиками. Кроме того, он страшно устал от пристального и недоброго взгляда Годдарда, постоянно направленного на него. Если бы взгляды могли убивать, Филипп уже давно лежал бы мертвым на грязном полу склада.

Но и дома, даже после второго завтрака, состоявшего из жареной рыбы и нежнейшего молодого горошка, он не мог избавиться от нервного напряжения и тревоги.

– Как дела у щенка? – спросил он Бакари, когда тот вошел в комнату.

– Лучше. Беспокоится.

– Как ты думаешь, я уже могу прогуляться с ним в парке? Несколько секунд Бакари изучал хозяина своими непроницаемыми черными глазами.

– Гулять в парке быть полезно обоим, – изрек он наконец.

Двадцать минут спустя Филипп с собакой уже входил в Гайд-парк, или, вернее, его тащил на поводке сгусток энергии с рыжей шерстью и развевающимися ушами, от восторга не знающий куда бежать и что нюхать. Сначала поводок крайне возмутил щенка, но, выйдя из дома, он, очевидно, забыл и про него, и про Филиппа.

– Ты все перепутал, – кричал ему Филипп, задыхаясь и переходя на бег. – Это я – хозяин. Ты должен выполнять мои команды. А я должен вести тебя.

Щенок метался от одного дерева к другому, не обращая ни малейшего внимания на эти крики. Лапа была все еще перевязана, но, похоже, нисколько его не беспокоила, и он решил полностью вознаградить себя за дни, проведенные в бездействии. Заметив яркую бабочку, щенок – которому необходимо было срочно дать имя – рванулся в ее сторону. Филипп помчался за ним.

– Давай покажем этой бабочке, кто быстрее, – подзадорил он щенка, решив не портить ему сегодняшний праздник.

Второго приглашения не потребовалось.


– Какой чудесный день для прогулки, – сказала Мередит, поворачиваясь к Шарлотте.

Они неторопливо шли по тенистой дорожке Гайд-парка. Хоуп бежала впереди, прижимая к груди любимую куклу.

– Действительно, замечательный, – согласилась Шарлотта.

Еще жаркое солнце грело их через ветки деревьев, а легкий ветерок освежал и доносил аромат цветов и шуршание дубовых листьев. Самый подходящий день для того, чтобы забыть свои печали и беззаботно наслаждаться жизнью. Мередит надеялась, что у нее это получится.

Главное, надо постараться забыть о том, как сегодня на складе, несмотря на присутствие Альберта и мистера Стентона, она каждую секунду чувствовала, что лорд Грейборн находится рядом. У нее заболели уши оттого, что она все время пыталась прислушиваться к их разговору с мистером Стентоном. От звука его низкого голоса слабели колени и дрожали руки.

– Как жаль, что Альберт не смог пойти с нами, – сказала она, пытаясь отвлечься от тревожных мыслей. – Боюсь, что работа на складе вредна для его ноги. Наверное, она сильно разболелась, раз он отказался от прогулки. Я уже жалею, что позвала его с собой.

– Он был рад помочь тебе, Мередит.

– Да, он ужасно славный мальчик. – Мередит улыбнулась. – Только я все время забываю, что он уже не мальчик, а мужчина.

Шарлотта молча кивнула.

– Трудно поверить, что всего через несколько месяцев ему исполнится двадцать один год. Надо будет устроить какой-нибудь особый праздник.

– Кстати, о праздниках: как идет подготовка к завтрашнему вечеру? Это о нем была утренняя записка от леди Бикли?

Мередит удивилась тому, как взволнованно звучал голос девушки, а также ее необычному интересу к своей корреспонденции. Похоже, Шарлотта специально сменила тему. Но почему? И зачем она выбрала предмет, который немедленно напомнил Мередит о мужчине, которого она так старательно пыталась выбросить из головы?

– Леди Бикли пишет, что приглашения были разосланы сегодня утром, и на два из них уже получены утвердительные ответы. Не сомневаюсь, что очень скоро для лорда Грейборна найдется прекрасная невеста, которую он будет счастлив назвать своей женой.

Мередит вдруг отчетливо представила себе лорда, который с глазами, сияющими любовью и желанием, наклоняется к своей невесте и целует ее перед алтарем. Ревность обожгла ее резко, как удар хлыста, и она мысленно пожелала своему воображению навеки ослепнуть. Потом крепко зажмурилась и медленно сосчитала до пяти, прогоняя незваное видение, а когда открыла глаза – увидела бегущего к ним навстречу высокого мужчину с рыжим щенком на поводке.

Мередит остановилась, словно натолкнулась на стену. Как, скажите на милость, можно не думать об этом человеке, если встречаешь его везде, куда ни пойдешь?

Заметив ее, лорд Грейборн тоже остановился, но щенок продолжал тянуть вперед, и он покорно пошел за ним, но уже гораздо медленнее. Однако избежать встречи не было никакой возможности.

– Добрый день, лорд Грейборн, – сказала Мередит, когда он подошел поближе.

Она надеялась ограничиться взаимными приветствиями и пройти мимо, но забыла про Хоуп, которая обожала собак. Девочка взвизгнула от восторга при виде энергичного щенка, а тот принялся радостно облизывать ее лицо.

– Слава Богу, что вы попались нам по дороге, – сказал лорд Грейборн, останавливаясь рядом с Мередит, – иначе эта собака дотащила бы меня до самой Шотландии.

Его волосы растрепались, синий сюртук был не только измят, но и покрыт рыжей собачьей шерстью, так же как и панталоны. Если бы у него был галстук, он, несомненно, оказался бы сдвинутым набок, но сейчас из растерзанного воротника рубашки выглядывала голая шея. Совершенно неподобающий и при этом по-мужски притягательный облик, от которого затрепетало все, что было женского в Мередит.

Затрепетало? Боже милостивый, это она трепещет?

– А что ваш галстук, лорд Грейборн? – спросила Мередит противным голосом престарелой классной дамы. – Его унес внезапно налетевший ветерок?

– Нет, – весело ответил злодей без всяких признаков раскаяния, – его и не было.

Дабы не поддаться искушению и не ответить на его заразительную улыбку, Мередит опустила глаза и посмотрела на счастливую Хоуп и на щенка, пребывающего в экстазе. Она заметила перевязанную лапу, и какое-то воспоминание промелькнуло в ее голове. Мередит вгляделась в щенка пристальнее. Где-то она его уже видела... Она перевела взгляд на трость, которую лорд держал под мышкой. Необычный серебряный узор...

Куски головоломки внезапно сошлись в единое целое, и сердце тут же откликнулось звонкими, быстрыми ударами. Подняв глаза, Мередит встретилась с его пристальным взглядом.

– Вы спасли этого щенка, – быстро сказала она, – на Оксфорд-стрит.

Она хорошо помнила, как подействовала на нее та сцена, и странную дрожь, охватившую ее тогда. Как хотелось ей увидеть лицо удивительно смелого человека, который двигался как грациозный, гибкий хищник.

Что ж, больше нет нужды гадать, как он выглядит! Удивительный человек стоит прямо перед ней. И опять эта непонятная дрожь... О Господи...

К своему удивлению, Мередит обнаружила, что лицо и шея героя неудержимо краснеют.

– Вы там были? – спросил он, смущенно поправляя очки.

– Я была в мастерской портнихи вместе с леди Сарой. Услышала шум на улице и посмотрела в окно. Я видела, как кто-то одним ударом расправился с великаном, но лица не рассмотрела. Конечно, я понятия не имела, что это были вы. – Она кивнула на его трость. – Этот узор почему-то показался мне знакомым, но я все поняла только сейчас, когда увидела щенка с перевязанной лапой.

– Я ведь не сделал ничего особенного, любой поступил бы точно так же.

Мередит не стала с ним спорить, но была уверена, что он ошибается. У нее давно не оставалось иллюзий по поводу человеческой природы, и она прекрасно знала, что очень немногие – особенно из представителей высшего общества – рискнули бы противостоять разъяренному гиганту для того, чтобы спасти уличную дворнягу. Ведь вокруг тогда собралась целая толпа, но никто не шевельнул и пальцем. Никто, кроме лорда Грейборна.

Их взгляды встретились, и Мередит почувствовала, что в груди У нее стало тепло и сладко, словно там пролился разогретый солнцем мед. Усилием воли ей удалось удержать восторженный вздох, рвавшийся наружу.

– Мисс Чилтон-Гриздейл, мне кажется, теперь моя очередь напомнить вам о хорош их манерах. Не хотите ли вы представить меня своим друзьям? – Он, улыбаясь, смотрел на Шарлотту и Хоуп.

Мередит вспыхнула:

– Ну разумеется. Лорд Грейборн, познакомьтесь с моей любимой подругой миссис Шарлоттой Карлайл.

Шарлотта сделала неловкий реверанс:

– Лорд Грейборн.

– Рад познакомиться с вами, миссис Карлайл.

– А этот бесенок, который стал лучшим другом вашего щенка, – дочка миссис Карлайл, Хоуп.

Лорд Грейборн присел на корточки рядом с девочкой, расположившейся прямо на траве. Щенок, очевидно, истративший все силы, устроился у нее на коленях с выражением абсолютного собачьего счастья на морде.

– Здравствуй, Хоуп. Кажется, ты очень понравилась моей собаке.

– Да, и он мне очень нравится. – Девочка взглянула на Филиппа с ангельской улыбкой. – Он очень любит целоваться. И меня всю исцеловал, и принцессу Даримпл. – Она кивнула на куклу.

– Да, он неравнодушен к красивым маленьким леди и к принцессам. Он мне сам говорил.

Шарлотта наклонилась и положила руку на золотистые кудряшки дочери.

– Этого джентльмена зовут лорд Грейборн, Хоуп.

– Привет. Вы мамин друг или тети Мэри?

– Я друг твоей тети Мэри. Хоуп понимающе кивнула.

– А вы поженитесь?

Филипп остолбенел, в недоумении глядя на ребенка:

– Прости, что ты сказала?

– Ну, у тети Мэри такая работа. Она всех поженивает.

– А-а, понятно! Ну, в этом случае – да, она поженит меня, – и, глядя уже в пылающее лицо Мередит, тихо добавил, – я надеюсь.

Он опять повернулся к Хоуп и увидел, что девочка смотрит на него округлившимися от любопытства глазами.

– А вы – тот самый проклятый джентльмен?

– Боюсь, что да.

Хоуп протянула ручку и покровительственно потрепала его по рукаву:

– Вы не волнуйтесь, тетя Мэри вам поможет. А если не получится, дядя Альберт сказал, что он наденет белое платье и сам поженится на вас.

Филипп не сразу решил, как относиться к подобной перспективе, но в конце концов рассмеялся:

– Надеюсь, до этого дело не дойдет.

– Я тоже надеюсь, потому что я хочу, чтобы дядя Альберт поженился на...

Девочка не закончила, так как Шарлотта поспешно приложила палец к ее губам. Жаль, черт возьми! Филиппу очень хотелось знать, на ком должен «пожениться дядя Альберт». Неужели на «тете Мэри»?

Шарлотта тоже присела на корточки рядом с дочкой.

– Хоуп, ты помнишь, что тебе говорили о подслушивании взрослых разговоров? – мягко спросила она.

– Да, – девочка опустила голову, – подслушивать нельзя.

– А если ты что-то услышала?

– Нельзя повторять.

– Молодец, – поцеловала ее в носик миссис Карлайл. Когда Шарлотта поднялась, Филипп решил рассмотреть ее получше. Определить ее возраст было непросто, потому что сначала она показалась ему совсем юной, но теперь он заметил еле заметные морщинки на лбу и бледный шрам, рассекавший левую бровь и исчезавший в волосах, и тени былых страданий в застенчивых серых глазах. Она была хорошенькой, но, чтобы понять это, надо было взглянуть на нее дважды. Речь Шарлотты показалась ему довольно странной: она правильно говорила, и голос был хорошо поставлен, но это была речь простолюдинки.

– А как зовут вашу собаку? – спросила Хоуп.

– Честно говоря, еще никак, – признался Филипп. – А у тебя есть какие-нибудь предложения? – Он взглянул и на мисс Чилтон-Гриздейл, и на миссис Карлайл.

Мисс Чилтон-Гриздейл посмотрела на щенка, развалившегося кверху пузом на коленях у Хоуп.

– Бессонницей он определенно не страдает, – пробормотала она с улыбкой.

Филипп усмехнулся ей в ответ:

– До того, как мы вас встретили, он на чудовищной скорости протащил меня по всему парку. Так что он вполне имеет право поспать. К сожалению, однако, большую часть времени он бодрствует.

– Значит, имя Соня ему не подойдет?

– Боюсь, что нет.

– Надо назвать красиво, – вмешалась Хоуп. – Например, Принцессой.

– Хорошее предложение, – откликнулся Филипп, – но, наверное, оно больше подойдет щенку-девочке.

– Тогда Принцем, – согласилась Хоуп. Филипп подумал и утвердительно кивнул:

– Принц мне нравится. Имя красивое, гордое и мужское. – Он улыбнулся просиявшей девочке. – Пусть будет Принцем. Благодарю вас за помощь, мисс Карлайл.

– Я и еще могу вам помочь. Я вообще умная. Мне уже почти пять лет.

– Очень важный возраст, – серьезно подтвердил Филипп.

– Тетя Мэри испечет торт на мой день рождения. Она печет такую вкуснятину! Каждое утро.

Ах, так вот почему она так пахнет, как эта самая вкуснятина!

– Будет торжественный обед?

– Да, у нас дома. – Она тряхнула своими кудряшками.

– А ты живешь рядом с тетей Мэри?

– Да, моя спальня через комнату от ее.

– Мы с миссис Карлайл и Хоуп живем вместе, – вмешалась мисс Чилтон-Гриздейл.

– И дядя Альберт, и принцесса Даримпл тоже. Филипп пытался осмыслить новую информацию. Состав семьи мисс Чилтон-Гриздейл заинтриговал его. Хоуп называет ее тетей. Кем тогда приходится ей Шарлотта? Никакого семейного сходства между ними нет, но это ничего не значит. Они с Кэтрин тоже совершенно не похожи. А кто такой «дядя» Альберт? Его фамилия – Годдард, поэтому он не может быть мужем миссис Карлайл. Очень интересно! Все, что было связано с этой женщиной, возбуждало его живейшее любопытство, и он боялся, что оно заведет его слишком далеко.

Филипп повернулся к мисс Чилтон-Гриздейл и залюбовался тем, как нежно золотит ее бледную кожу солнечный луч.

– Ваша племянница просто прелесть. – Он перевел взгляд на Шарлотту, потом опять на Мередит. – Вы сестры?

– Не по крови, – ответила мисс Чилтон-Гриздейл. – Миссис Карлайл – моя давняя подруга. Мы живем вместе с тех пор, как умер ее муж за несколько недель до рождения Хоуп.

Ему показалось странным то, как она это сказала. Как будто какой-то заученный наизусть отрывок. Ее лицо оставалось непроницаемым, но на щеках Шарлотты появились два алых пятна, она нервно стиснула руки и сжала губы. Что это? Воспоминание о пережитой когда-то боли? Возможно. Но Филиппу показалось, что ее смятение вызвано не печалью, а смущением.

– Примите мои соболезнования, миссис Карлайл.

– Спасибо, – пробормотала та, не глядя на него.

Филипп вежливо поклонился мисс Чилтон-Гриздейл:

– Прошу прощения за то, что прервал вашу прогулку, и благодарю вас за то, что удалось остановить Принца. Кажется, мне пора отнести этого бегуна домой.

Наклонившись, он осторожно поднял щенка с коленей Хоуп.

– Рад был познакомиться с вами, миссис Карлайл, и с вами, мисс Карлайл. Спасибо, что подобрали имя для Принца.

Девочка поднялась на ноги и улыбнулась Филиппу:

– Пожалуйста. А я еще его увижу?

– Похоже, мы будем проводить немало времени в этом парке. Я уверен, что вы еще встретитесь.

Он улыбнулся Хоуп и повернулся к мисс Чилтон-Гриздейл. Черт возьми, каждый раз, как он ее видит, ему все больше и больше нравится смотреть на нее. Ничего хорошего в этом нет. Значит, надо постараться видеть ее как можно реже. И уж разумеется, не чаще. А сейчас надо уходить!

Вместо этого, к собственному изумлению, Филипп услышал свой собственный голос:

– Не согласитесь ли вы посетить Воксхолл сегодня вечером, мисс Чилтон-Гриздейл?

Она, казалось, удивилась ничуть не меньше, и он торопливо добавил:

– Мистер Стентон и моя сестра тоже идут. У вас будет прекрасная возможность прочитать мне лекцию о хороших манерах.

– Лекцию? Я по-прежнему предпочитаю называть это тактичным напоминанием.

– Не сомневаюсь! А еще вы сможете предложить свои профессиональные услуги мистеру Стентону.

Эта идея, очевидно, понравилась мисс Чилтон-Гриздейл, и ее глаза загорелись.

– Вы правда так думаете? Это было бы чудесно. В таком случае я с удовольствием пойду с вами.

Филипп только в этот момент осознал, что задерживал дыхание, дожидаясь ее ответа. Он улыбнулся, решив не обращать внимания на то, что она приняла приглашение только после того, как он напомнил ей об Эндрю:

– Отлично. Мы заедем за вами около девяти?

– Я буду ждать.

Все действительно отлично. Ему захотелось расправить плечи, выпрямиться и даже щелкнуть каблуками.

– До свидания, леди. – Он отдал всем троим вежливый поклон и, пятясь, сделал шаг назад.

– Осторожно! – крикнула мисс Чилтон-Гриздейл.

Филипп вздрогнул и быстро развернулся. Боже милостивый, он чуть не вломился в колючий куст шиповника. Хоуп захихикала, и он с улыбкой опять обернулся к дамам, надеясь, что они не заметят, как пылают его щеки. К несчастью, резкие прыжки разбудили щенка, который сладко зевнул и настойчиво попросил, чтобы его поставили на землю. Филипп опустил его на траву и скрепя сердце приготовился к новой гонке. Принц, однако, решил, что сейчас самое время вырыть яму.

– Пошли, пошли, – настаивал Филипп, натягивая поводок.

Не обращая на него никакого внимания, Принц продолжал свое занятие. Черт возьми, эта собака чуть не выдернула ему руку несколько минут назад, а теперь, когда надо было спешить, не желала двинуться с места.

– Как только придем домой – получишь хорошую косточку, – попробовал уговорить щенка Филипп, но тот не выказал никакого интереса.

– А как насчет печенья? – Безрезультатно. – Ветчина? Мягкая спальная подушка? Собственный коврик перед камином? – Филипп запустил руку в волосы. – Пять фунтов. Я дам тебе пять фунтов, если ты побежишь домой с той же скоростью, что и сюда. Черт с тобой, десять фунтов! И царство в придачу. Получишь целое царство, если тронешься с места.

Очевидно, Принц не брал взяток.

Оглянувшись, Филипп увидел, что мисс Чилтон-Гриздейл, миссис Карлайл и Хоуп почти скрылись за поворотом дорожки. Слава Богу! Он схватил щенка на руки и бегом припустился к дому. Принцу понравилась эта игра, и он с восторгом облизал ему подбородок.

– Ладно, ладно! Косточку ты все-таки получишь. Но на десять фунтов даже не надейся. Ты и так должен меня благодарить. Если бы не я, тебя бы назвали Принцессой.

Принц тявкнул, а Филипп заторопился. Нельзя терять время. Ему еще надо заскочить в музей за Эндрю и сообщить ему и Кэтрин, что сегодня вечером они идут в Воксхолл.

Глава 8

Мередит медленно шла по посыпанной гравием дорожке и пыталась совершить невозможное: забыть о присутствии мужчины, идущего рядом с ней.

Бесполезно. Как можно не думать о нем, когда все тело трепещет от сознания его близости? Леди Бикли и мистер Стентон ушли на несколько шагов вперед, и Мередит пыталась сосредоточиться на созерцании их спин, но это не помогало. Каждое мгновение она остро сознавала, что лорд Грейборн находится не более чем в футе от нее.

Но прогулка на свежем воздухе оказалась все-таки лучше, чем пребывание в тесном экипаже. Там Мередит достаточно было протянуть руку, чтобы дотронуться до него. Там их колени соприкасались при каждом толчке коляски, а сердце останавливалось и потом начинало биться в два раза быстрее, разгоняя жаркую кровь по всему телу.

Да, поездка в экипаже стала для Мередит нелегким испытанием!

Она не только теряла власть над своими чувствами, но и язык отказался ей повиноваться. За всю дорогу Мередит едва ли произнесла десяток слов. Леди Бикли одна умело поддерживала оживленный светский разговор о предстоящем приеме. И слава Богу, свет в экипаже был слишком тусклым для того, чтобы кто-нибудь мог заметить, как пылают щеки Мередит.

Впереди ее ждала еще одна нелегкая задача: прогулка рука об руку с лордом Грейборном по Воксхоллу. Воздух был напоен ароматами цветов, высокие вязы, чьи кроны украшали цветные фонарики, обрамляли узкие и темные дорожки, а еще более укромные тропинки уводили в темноту, где, по слухам, нередко происходили самые скандальные вещи.

От одной мысли о подобном Мередит стало жарко, и она опять надолго потеряла дар речи. Боже милостивый, лорд Грейборн, наверное, решит, что она полная дурочка. Предполагалось, что она будет давать ему уроки приличных манер, но разве это возможно, когда ее голова занята столь неприличными мыслями. Почему же он ничего не говорит? Неужели он не может предложить какую-нибудь тему для легкой беседы, раз уж она сама ни на что сейчас не способна?

Их плечи случайно соприкоснулись. Подняв глаза, она встретилась с таким напряженно внимательным взглядом, что невольно споткнулась. Филипп подхватил ее, и они остановились.

– Все в порядке, мисс Чилтон-Гриздейл?

Мередит молча смотрела на его красивое и такое притягательное лицо. «Нет, все не может быть в порядке, лорд Грейборн, и виноваты в этом вы. Вы будите во мне чувства, которым нет места в моей жизни. Заставляете желать того, чего я никогда не смогу получить. Маните туда, где меня не ждет ничего, кроме разбитого сердца».

От его руки на плече тепло разливалось по всему телу, и больше всего Мередит хотелось подойти и тесно прижаться к нему. В ужасе она приказывала своим ногам сделать шаг назад, но они отказывались повиноваться.

– Все... все хорошо, – выдавила она наконец.

– Здесь очень неровный гравий. Вы не подвернули ногу?

– Нет, просто запнулась. Все в порядке.

– Ну хорошо. – Лорд Грейборн медленно и, как Мередит показалось, неохотно убрал руку с ее плеча. – Тогда продолжим прогулку? Эндрю с сестрой уже ушли вперед.

Мередит обернулась и обнаружила, что их спутников действительно не видно. Она решительно направилась за ними, и лорд Грейборн последовал за ней. По дороге им встречались другие гуляющие пары, но без леди Бикли и мистера Стентона Мередит чувствовала себя неуверенно. Она ускорила шаги.

– Мы участвуем в гонке, мисс Чилтон-Гриздейл? – с улыбкой спросил Филипп.

– Нет, просто я хочу догнать леди Бикли и мистера Стентона. Как мы найдем их, если потеряемся?

– Не беспокойтесь. Насколько я знаю свою сестру, она непременно постарается занять самую лучшую ложу. К тому времени, как мы придем, Эндрю уже закажет вино и избавит меня от этой обязанности. – Он усмехнулся. – Слава Богу, вина в Воксхолле отличные, и мы ничем не рискуем, хотя Эндрю и не большой знаток и предпочитает всем напиткам бренди.

Мередит вздохнула с облегчением, чувствуя, что атмосфера разрядилась. Она указала на три триумфальные арки, возвышавшиеся в конце дорожки:

– С такого расстояния кажется, что это настоящие развалины Пальмиры.

Филипп тоже посмотрел, радуясь, что может на что-то отвлечься от Мередит.

– Вполне приличная копия, – согласился он после недолгого созерцания, – но с оригиналом им не сравниться.

– Я не знала, что вы были и в Сирии, милорд.

– И там, и еще во многих местах. – Он постарался скрыть свое удивление ее географическими познаниями.

– Наверное, настоящие руины потрясают.

Древний город возник перед его глазами так явственно, словно он на самом деле находился в нем.

– Пальмира отличается от множества развалин помимо прочего и своим грандиозным масштабом. Там такая изумительная игра света, тени и цвета, что, боюсь, описать ее невозможно. Днем она сверкает белизной на фоне бесконечного неба, настолько синего, что на него больно смотреть. На закате на руины опускается тень, а небо из синего становится сначала желтым, потом оранжевым, а потом кроваво-красным. Оно все темнеет, темнеет, и город постепенно растворяется в ночной пустыне до следующего утра.

Он повернулся к Мередит. Она смотрела на него широко раскрытыми, затуманившимися глазами, как будто видела Пальмиру так же отчетливо, как он сам.

– Это, должно быть, необыкновенное зрелище.

– Да, так и есть.

Взгляд Филиппа скользил по ее прелестному лицу, ласкал каждую черту, задерживался на нежных губах. Желание прикоснуться к ней, поцеловать было нестерпимым, и он испугался, что не справится с собой.

Филипп с трудом отвел глаза от Мередит и огляделся.

– Пойдемте, – сказал он, бережно беря ее под руку и направляя в сторону от павильонов и колоннад. – Сегодня такой прекрасный вечер. Давайте погуляем немного, перед тем как присоединиться к Эндрю и Кэтрин. Тем более что я давно хочу задать вам несколько вопросов и надеюсь, что сейчас вы ответите на них.

Мередит быстро моргнула, и мечтательное выражение исчезло из ее глаз.

– Конечно, милорд. Во всяком случае, я постараюсь. О чем вы хотели узнать?

– О вас, мисс Чилтон-Гриздейл. Почему вы стали свахой? Она поколебалась несколько секунд:

– Это обычная история, милорд. Когда я была еще совсем девочкой, у меня проявилась какая-то особая интуиция, помогающая мне угадать, какая леди и какой джентльмен из нашего окружения наилучшим образом подходят друг другу, и я обожала делать намеки на возможные, по моему мнению, союзы. К общему удивлению, мои предсказания часто сбывались. Став старше, я полюбила читать страницы светской хроники и мысленно составлять пары из членов высшего общества. А потом, просматривая объявления, я думала: «Нет! Боже, он не должен жениться на ней! Леди Такая-то подошла бы ему гораздо больше». Вскоре мамаши девиц на выданье стали обращаться ко мне за советом. Потом я переехала из деревни в Лондон и мало-помалу заработала себе неплохую репутацию.

Как и несколько часов назад, при встрече в Гайд-парке, Филиппу показалось, что она произносит хорошо заученную и отрепетированную речь. Он подумал, что не удивился бы, если бы через два месяца, отвечая на такой же вопрос, она повторила ее слово в слово. И удивляло ее очевидное и нехарактерное для женщины нежелание говорить о себе.

Мередит искоса взглянула на него:

– Поручение вашего отца найти для вас подходящую невесту стало самым ответственным и почетным заданием за всю мою карьеру.

– Но даже если предположить, что вы отыщете женщину, которая согласится выйти за меня замуж, я не смогу жениться на ней, пока не избавлюсь от проклятия.

– Я не разделяю вашего пессимизма относительно проклятия и не могу представить себе женщину, которая откажется стать вашей женой.

Филипп замедлил шаги и с любопытством посмотрел на нее:

– Вот как? Могу я узнать почему? Вопрос очевидно смутил Мередит.

– Ну, потому что вы... – она махнула рукой, словно пытаясь нащупать ответ в воздухе, – скоро станете герцогом. И вы богаты!

Филипп не смог скрыть охватившего его разочарования и почему-то обиды. Неужели ее интересует только это?

– Только на основании этих критериев вы и устраиваете браки?

– Разумеется, нет. – Она неожиданно улыбнулась. – Если у жениха целы все зубы и волосы – это обычно очень помогает делу.

– А если бы у меня не хватало волос или зубов?

– Я все равно не могу представить себе женщину, не желающую выйти за вас замуж.

– Почему?

– Вы напрашиваетесь на комплименты, милорд? – Мередит не пыталась скрыть насмешку в голосе.

Черт возьми, так и есть. Как глупо! Ведь он знает, что далеко не красавец. И что годы, проведенные за границей, не лучшим образом отразились на его манерах. Знал, что его интересы способны до смерти наскучить любой женщине. И все-таки хотел услышать от нее, что все это не имеет никакого значения. Она старается поддерживать легкую беседу, а он коварно пытается увлечь ее в укромную аллею. Он должен стыдиться – и он непременно так и сделает, – но только после того, как поцелует ее.

– А вы можете их предложить, мисс Чилтон-Гриздейл? Она театрально вздохнула:

– Надо подумать. Возможно, один и отыщется, если вы будете очень настаивать.

– Позвольте мне самому догадаться. Мои уши не торчат в стороны и не висят, как у Принца.

Мередит рассмеялась:

– Совершенно точно. И еще у вас нет бородавки на носу.

– Осторожнее, а то я могу возгордиться.

– Тогда я, пожалуй, не стану упоминать, что у вас совершенно отсутствует упитанный животик и что глаза... – Она внезапно замолчала.

– Какие у меня глаза, мисс Чилтон-Гриздейл?

– Добрые, – прошептала она после секундного колебания, – у вас очень добрые глаза.

Простые, милые слова. Непонятно, почему от них так забилось его сердце. Мередит не сразу осмелилась посмотреть на него.

– Теперь ваша очередь, милорд, – наконец с трудом произнесла она.

– Делать комплименты? Охотно. Я думаю, вы...

– Нет! – От ужаса она почти выкрикнула это, потом нервно рассмеялась. – Нет, – повторила она уже мягче. – Я имела в виду, что теперь ваша очередь рассказывать о том, почему вы стали таким любителем древностей.

И она действительно имела в виду только это, но как интересно было бы узнать, что он собирался сказать.

– Что ж, должен признаться, что я полюбил древности потому, что однажды буквально свалился в них. Вернее, не в них, а в колодец в нашем поместье Рейвенсли. Мне было тогда пять лет.

– О Господи! Вы сильно ушиблись?

– Нет, просто испугался – в колодце почти не было воды. Вообще, должен сказать, я был довольно неуклюжим ребенком. Я однажды слышал, как гувернантка назвала меня «судном без парусов, ищущим, где бы приткнуться». Конечно, она пробормотала это себе под нос, но я был хоть и неуклюжим, но не глухим.

Мередит показалось, что она слышит в его голосе следы старых обид, и сразу вспомнила портрет в кабинете его отца. Пухлый растерянный мальчик в больших очках. Как могла гувернантка быть такой жестокой? Жалость и гнев обуревали ее.

– Надеюсь, ваш отец немедленно указал ей на дверь и не дал никаких рекомендаций?

– А вы бы так поступили?

– Несомненно. Терпеть не могу людей, которые обижают тех, о ком должны заботиться, кто зависит от них. Тех, кто меньше и слабее. Это худшее из предательств. – Голос Мередит звучал взволнованно и страстно, а руки невольно сжались в кулаки. Испугавшись собственного порыва, она внезапно замолчала, а потом продолжала уже спокойнее: – Итак, вы оказались на дне колодца...

– Да, и обнаружил там массу липкой грязи. Она смягчила мое падение, но из-за нее я потерял свой башмак. Я запустил обе руки в грязь и обнаружил, что ее глубина не больше фута. Я начал шарить руками по каменному дну в поисках ботинка и нащупал что-то маленькое и круглое. Когда я вытащил и очистил находку, оказалось, что это монета. Потом я нашел еще три. Вечером я показал монеты отцу. Они были золотыми и очень старыми. На следующее утро мы повезли их в Британский музей.

Сотрудник музея не мог поверить своим глазам – монеты датировались сорок третьим годом нашей эры – временем, когда римляне завоевали Британию. Он сказал, что римский солдат, вероятно, спрятал монеты в колодец, но не смог вернуться за ними потому, что его убили. Такая теория поразила мое воображение, и с тех пор прошлое и древние цивилизации занимают меня больше, чем настоящее. За несколько следующих лет я вырыл огромное количество ям в нашем поместье, а летом, когда все принимали ванны в Бате, мы с отцом ездили в Солсбери осматривать Стоунхендж. Как видите, я, как и вы, уже с ранних лет знал, в чем мое призвание.

– Простите, милорд, – осторожно сказала Мередит после некоторого колебания, – я понимаю, что это не мое дело, но из вашего рассказа мне стало ясно, что в то время вы были очень близки со своим отцом. Сейчас же у вас, очевидно, довольно напряженные отношения.

Филипп долго молчал, и Мередит испугалась, что вторглась в запретную зону.

– Наши отношения изменились, когда умерла моя мать, – сказал он наконец.

– Вот как, – прошептала она. – Мне очень жаль.

– Мне тоже.

– Надеюсь, что вам удастся уладить ваши разногласия до тех пор, пока... пока не будет слишком поздно.

– И я надеюсь, хотя и сомневаюсь, что это возможно. Некоторые раны не заживают.

– Я знаю, и тем не менее, поверьте, вам следует сделать все возможное, чтобы помириться. Вы сами не понимаете, какое это счастье – иметь отца.

– Ваш отец умер?

Мередит вздрогнула от этого вопроса, как от удара. Как могла она позволить разговору зайти так далеко? Коснуться тем, которых она ни с кем не хотела обсуждать.

– Да, он умер. – По крайней мере сама Мередит так думала. Так она решила много лет назад. – А что случилось с теми монетами из колодца?

– Три из них мы отдали в музей. Одну я оставил себе.

– И она до сих пор у вас?

– Да. Хотите посмотреть?

– Очень.

Филипп остановился и повернулся к ней лицом. Мередит с удивлением увидела, что он развязывает галстук.

– Ч-что вы делаете?

– Собираюсь показать вам монету.

Ослабив галстук, он распахнул воротник белоснежной рубашки, обнажив шею, и вытащил наружу висевшую на груди цепочку, к которой был прикреплен небольшой круглый предмет. Он не стал снимать цепочку с шеи, а вместо этого подошел к Мередит ближе и протянул ей медальон.

Мередит не смела шевельнуться. Они стояли в самом тихом месте безлюдной дорожки, озаренном только бледным лунным светом, едва пробивающимся через крону вязов. Шум, музыка, гуляющие пары и огни иллюминации – все осталось где-то далеко за деревьями. Ветерок, напоенный ароматами цветов, шевелил складки ее юбки, и они нескромно прикасались к сапогам лорда Грейборна. Не больше чем два фута между ними. Один шаг – и она сможет всем телом приникнуть к нему. Мередит слышала его дыхание. Интересно, а он слышит, как бьется ее сердце?

Она взглянула на монету, которую протягивал Филипп, и как под гипнозом протянула к ней руку. Он вложил монету ей в ладонь, и прикосновение его пальцев обожгло Мередит, словно огнем.

Какая теплая... Она непроизвольно сжала в руке золотой кружок, нагретый теплом его тела, потом медленно разжала пальцы, чтобы рассмотреть его.

– Здесь слишком темно, я ничего не вижу.

Он подошел ближе. Теперь их разделяло всего несколько дюймов.

– Так лучше?

? Да.

Но Мередит лгала! Разум кричал ей, что она должна отодвинуться, пока не поздно, но ноги отказывались повиноваться. Даже в темноте Мередит видела, как пристально смотрит Филипп на ее губы.

Он осторожно прикоснулся ладонями к ее лицу и провел большим пальцем по щеке.

– Какая мягкая, – прошептал он, – какая удивительно мягкая.

Он наклонял голову медленно, позволяя ей передумать, отступить и положить конец этому безумию, но Мередит лишь закрыла глаза.

Его прикосновение к ее губам было легче перышка. Больше всего Филиппу хотелось схватить ее и прижать к себе так тесно, чтобы их тела слились в одно. Но вместо этого он лишь накрыл ладонью ее руку, все еще державшую монету, и привлек ее к своей груди. Он медленно провел языком по пухлой нижней губе, и ее рот приоткрылся, впуская его в свою теплую глубину.

Восхитительно! Ее вкус был под стать запаху – дразнящим, сладким и полным соблазна. Как у самого вкусного и самого свежего пирожного! Как долго сможет он сдерживать желание насладиться им? Мередит тихо застонала, и Филипп прикоснулся кончиками пальцев к ее горлу. Другой рукой он держал ее за талию, все теснее прижимая к себе.

Мередит выпустила монету и прижала раскрытую ладонь к его груди. Она хотела услышать стук его сердца, всем телом ощутить его желание. От трепетных прикосновений у Мередит так слабели колени, что она, наверное, упала бы, если бы Филипп не прижимал ее к себе, продолжая исследовать секретные закоулки ее рта.

Мало... Ему было мало завладеть только ее губами. Не прерывая поцелуя, он развязал шелковую ленту шляпки и нетерпеливо отбросил ее, запустил пальцы в густую теплоту ее волос, и шпильки с тихим стуком высыпались на гравий. Волосы оказались мягкими и душистыми. Но и этого было недостаточно!

Сжав ее голову, Филипп слегка откинул ее назад и прильнул губами к нежному изгибу горла. Он с удовольствием отметил, что ее пульс бьется как сумасшедший, и прикоснулся языком к пульсирующей жилке. С глубоким вздохом Мередит приподнялась на цыпочки и обхватила одной рукой его затылок, а другую, все еще лежавшую на груди, переместила повыше и прикоснулась дрожащими пальцами к его обнаженной шее.

Почувствовав ее пальцы на своей коже, Филипп перестал сдерживать себя и страстно впился в ее губы, подталкиваемый тем, что Мередит с такой готовностью отвечала ему. Горячее желание, заполнявшее его, заставило забыть об осторожности, и он дал волю своей неутоленной жажде. Его руки, обычно такие спокойные и терпеливые, что он часами мог собирать крошечные осколки разбитого сосуда в одно целое, метались по телу Мередит, сжимали и стискивали его, как будто спешили и не могли вдоволь насладиться ощущением близости.

А она прижималась к нему все теснее, и его отвердевшая плоть терлась о ее податливое тело. Филипп вздрогнул и почувствовал, что еще одна секунда – и будет слишком поздно: он уже не сможет остановиться. Усилием воли он оторвался от ее губ, поднял голову и посмотрел на запрокинутое женское лицо.

Глаза Мередит были закрыты, быстрое, неровное дыхание срывалось с полуоткрытых губ, темные волосы в беспорядке рассыпались по плечам. Новый приступ желания овладел им, но, стиснув челюсти, Филипп не позволил себе еще раз приникнуть к ее губам. Ее веки затрепетали, она открыла глаза, и их взгляды встретились.

Черт! Сейчас Филипп проклинал темноту, которой радовался несколько минут назад. Она мешала ему разглядеть выражение лица Мередит. Он хотел видеть ее глаза. Расширились ли зрачки? Ее кожу. Порозовела ли она от желания?

Они еще стояли, обнявшись, и возбуждение никак не оставляло Филиппа. Господи, как же он хотел ее! Его самого пугала непривычная сила этого желания. Можно ли объяснить ее лишь тем, что у него так давно не было женщины? Или причина в том, что это желание вызвано именно этой женщиной?

Он прикрыл глаза и попытался представить себе, что держит в своих объятиях другую. Ничего не вышло! Он видел только ее. И понимал, что только она сможет утолить его жажду.

Молчание становилось тягостным, и Филипп понимал, что надо что-то сказать. Но что? Истинный джентльмен, несомненно, начал бы извиняться и молить о прощении. Но разве можно считать его истинным джентльменом, если он намеренно увлек ее в самый темный уголок парка именно для того, чтобы поцеловать? И как мог он извиняться, если нисколько не жалел о содеянном?

И все-таки Филипп не решился произнести главные слова: «Я хочу тебя. Я очень тебя хочу». Вместо этого он осторожно убрал завиток волос с ее лба и нежно прошептал ее имя:

– Мередит.

Звук его хриплого шепота развеял чувственный туман. Мередит медленно возвращалась к реальности. Все ее тело еще трепетало от только что пережитого наслаждения. Укромная женская плоть, ставшая горячей и влажной, пульсировала, отзываясь на его жаркую мужскую твердость, которую она ощущала через все юбки. У Мередит никогда не было сомнений по поводу его неспособности... действовать. А как он целовал ее...

Господи, она чуть не потеряла сознание! Сколько ночей провела она без сна, пытаясь представить себе, как это бывает, а потом мучилась, подавляя бесполезные желания. Мередит слишком хорошо знала, куда может завести подобное любопытство, и уже давно поклялась себе, что по этой дороге она никогда не пойдет. И все-таки она позволила лорду Грейборну увлечь себя прочь от людей и яркого света, в глубине души зная, что он поцелует ее. И надеясь на это.

Она только не рассчитывала, что ее тоже захватит огонь желания и что она будет так разочарована, когда все закончится. Да, она сама стремилась узнать вкус его поцелуев. И хотела большего – того, чего не может быть никогда.

Мередит была бы рада изобразить обиду и гнев, назвать его негодяем и обвинить во всем, но ее честность не допускала подобной лжи. Она ведь могла остановить его, но сама решила этого не делать. Господи, о чем она только думала, рискуя всем ради одного тайного поцелуя?

Стараясь действовать как можно естественнее, Мередит убрала свою правую руку, запутавшуюся в густых шелковистых волосах, с его затылка, отдернула левую от его горячей груди и сделала шаг назад, вырываясь из кольца мужских рук.

Потом она быстро и ловко привела прическу в порядок и надела шляпку, решительно завязав под подбородком шелковые ленты.

– Нам надо вернуться, – сказала Мередит, чувствуя себя гораздо увереннее оттого, что ее волосы опять были в порядке. И оттого, что Филипп больше не прикасался к ней.

– Я думаю, это уже невозможно.

– Но мистер Стентон и леди Бикли, наверное, потеряли нас.

– Я не это имел в виду. – Он протянул руку и бережно провел пальцем по ее щеке. – Я думаю, вы это поняли. И понимаете также, что мы не сможем стереть из памяти то, что произошло. Что с этого момента все будет делиться на две категории – до поцелуя и после.

Его тихие и пылкие слова чуть было не нарушили хрупкое, с трудом восстановленное хладнокровие Мередит.

– Глупости. Мы можем об этом забыть и забудем.

– Я не забуду, Мередит, даже если доживу до ста лет. Боже милостивый! И она никогда не забудет, но ведь должен хоть кто-то проявить здравомыслие.

– Прошу вас, поймите, я не отрицаю своей доли вины в случившемся. – Она попыталась легкомысленно рассмеяться и осталась довольна результатом. – Очевидно, романтическая обстановка подействовала на нас обоих. Не стоит придавать такого значения случайному поцелую.

– И вы действительно верите в то, что говорите? Что все дело только в обстановке? Что ничего важного не произошло между нами? – Филипп подошел ближе, и хотя он не пытался прикоснуться к ней, сердце Мередит на мгновение замерло. – И вы на самом деле думаете, что это никогда не повторится?

– Да, – ответ прозвучал фальшиво, и она сама услышала это. – Один раз можно считать просто ошибкой. Два раза – это...

– Уже совсем другая категория.

? Да.

– Которая называется «Непоправимые ошибки».

– Вот именно! Я рада, что вы согласны со мной. – Мередит почувствовала огромное облегчение и поспешила сменить тему, чтобы отвлечь его от обсуждения того, о чем хотела забыть: – А теперь нам действительно надо поскорее найти вашу сестру и мистера Стентона.

Филипп кивнул, и они молча направились в сторону зала. Мередит пыталась сохранять дистанцию, внимательно следя затем, чтобы случайно не коснуться его рукой. Ничего хорошего не может получиться из этого непонятного влечения. Они живут в разных мирах. Ему предназначено жениться на

женщине своего круга в том случае, если с проклятием будет покончено. Или не жениться вообще, если это не удастся. И в том и в другом случае Мередит может быть лишь приятным развлечением для него, игрушкой, которую он выбросит, когда игра ему наскучит. Но она никогда не позволит ни одному мужчине так поступить с собой. Перед глазами Мередит возникло лицо ее матери, и она на мгновение зажмурилась. Нет, она не повторит ее ошибок. Никогда не станет такой, как она.


Шарлотта тихо приоткрыла дверь спальни и выглянула в коридор. Из-под двери Альберта пробивалась узкая полоска света: значит, он уже ушел к себе. Убедившись, что никто ей не помешает, Шарлотта быстро прошла на кухню, чтобы выпить горячего чая, о котором уже давно мечтала. Она распахнула дверь кухни и остановилась так резко, словно налетела на кирпичную стену: у кухонного стола стоял Альберт, держа в одной руке печенье, а в другой – чашку. Он застыл, не донеся ее до рта, когда увидел Шарлотту. Он был, казалось, ошеломлен и даже напуган не меньше, чем она.

Сердце Шарлотты заколотилось при взгляде на него: светло-каштановые волосы растрепаны, как будто он нарочно взлохматил их рукой, лицо заострилось и повзрослело благодаря отросшей за день темной щетине на подбородке. Она опустила глаза, и на этот раз сердце почти остановилось.

На Альберте был синий хлопковый халат, который Шарлотта подарила ему на прошлый день рождения. Тогда она ни секунды не сомневалась, покупая ему такой интимный предмет туалета – в конце концор, он был просто Альбертом, членом ее семьи. Развернув подарок, он благодарно обнял ее и поцеловал в лоб. Это был дружеский жест, ничего больше, но Шарлотта и теперь помнила, какое потрясение испытала тогда. Раньше Альберт ничего подобного не делал. Напротив, ей казалось, что он намеренно старается не притрагиваться к ней, словно чувствует, как неприятны ей прикосновения мужских рук. И Шарлотта была благодарна ему за это.

Тот невинный поцелуй был первым случаем, когда мужчина прикоснулся к ней с добротой и любовью. Как друг. Не ожидая и не требуя большего. И именно тогда возникло это невозможное и недопустимое чувство.

Сейчас халат был распахнут, открывая грудь, покрытую порослью тонких светлых волосков, и Шарлотте немедленно захотелось прижаться к ней губами. Его ноги были открыты ниже колена, и одна из них, здоровая, казалась заметно мускулистее другой. При взгляде на его босые ступни Шарлотту пронзил острый приступ желания. Он оказался таким мужественным, что она закусила нижнюю губу, чтобы сдержать стон, грозивший вырваться наружу. Она засмеялась бы сейчас над собой, если бы могла.

Пять лет назад, когда беременная Шарлотта, не знавшая даже имени отца своего ребенка, впервые появилась на крыльце дома Мередит, она поклялась, что ни один мужчина больше не притронется к ней, пока она жива. И она не нарушала клятвы до тех пор, пока не подарила Альберту этот проклятый халат.

Господи, она должна избавиться от этого ненужного чувства! Но как? Альберт – чудесный, ласковый и честный молодой человек, достойный любви прекрасной и невинной девушки, а не замученной и обезображенной шрамами шлюхи, к тому же на пять лет старше его. Он знал, какую жизнь Шарлотта вела раньше, до того как попала к Мередит. Он никогда не напоминал ей об этом, и за это она любила его еще больше.

– Я думала, ты уже спишь.

– Я думал, что ты у себя. Шарлотта попыталась улыбнуться.

– Мне что-то не спалось, и я решила выпить чаю. Он кивнул на чайник, не спуская с нее глаз:

– Я уже вскипятил воду, можешь наливать.

Обрадовавшись, что можно отвернуться и чем-то занять руки, Шарлотта потянулась за чайником, но мысленно все равно продолжала видеть только Альберта. Она слышала, как он поставил на стол чашку и положил печенье, как шаркнула, задев пол, его больная нога, как он подошел и остановился прямо у нее за спиной.

– Почему тебе не спалось, Шарлотта?

Он стоял слишком близко. Ей пришлось напрячь все силы, чтобы не прижаться спиной к его груди.

– Я... Просто у меня было слишком много разных мыслей. А ты, Альберт?

Не успел вопрос сорваться с ее губ, как она пожалела, что задала его. А что, если он не спал потому, что думал о какой-нибудь юной красавице, в которую влюблен? Правда, он ни разу не упоминал ни о чем подобном, но Шарлотта хорошо знала о страстях и желаниях, обуревающих юношей его возраста.

– Я не спал потому, что мне тоже мешали всякие мысли. Она глубоко вздохнула, собрала все свое мужество и повернулась к нему лицом:

– Ты беспокоился за Мередит? Ведь уже первый час ночи.

– Нет. Если бы она была наедине с этим лордом, который смотрит на нее, как голодная собака на бифштекс, я бы, возможно, беспокоился. Но они не одни. Я переживал из-за тебя, Шарлотта.

– Из-за меня? Почему?

– Ты последнее время сама на себя не похожа. Господи! Неужели она чем-то себя выдала?

– Почему не похожа? Он нахмурился:

– Не так-то просто объяснить. Ты вроде как не в своей тарелке, когда находишься рядом со мной. – Он пытливо посмотрел на нее. – Я ведь ничем тебя не обидел?

– Нет! Нет! Я просто устаю последнее время.

– Я вижу, у тебя круги под глазами. – Альберт протянул к ней руку и, прежде чем Шарлотта успела понять, что он делает, легко и бережно провел кончиком пальца под ее глазом. Она замерла, затаив дыхание, но через мгновение отшатнулась от него и вжалась в стену за спиной.

Альберт медленно опустил руку. Он по-своему истолковал ее испуг.

– Шарлотта... Прости меня... Я не должен был. – Он провел по лицу дрожащей рукой. – Но ты ведь знаешь, что я ни за что не обижу тебя.

Ей стало жарко от стыда за свою неоправданно резкую реакцию. Неужели Альберт мог подумать, что его дружеская ласка оскорбила ее? Но как объяснить ему, что она отшатнулась не потому, что боится его, а потому, что больше не доверяет самой себе. Комок в горле мешал говорить, и Шарлотта просто кивнула.

Его лицо и поза оставались напряженными.

– Хорошо, что ты знаешь об этом, Шарлотта. И я никогда не позволю никому другому обидеть тебя. Можешь не сомневаться.

При этих словах сердце ее окончательно растаяло. Он выглядел и говорил так бесстрашно и благородно, что показался Шарлотте рыцарем, одетым по ошибке в синий фланелевый халат.

– Спасибо тебе, Альберт.

Нет, она не собиралась прикасаться к нему, но независимо от ее воли рука поднялась, и ладонь прижалась к его щеке. И в ту же секунду Шарлотта осознала, что совершила ошибку. Его кожа была теплой, и пробивающаяся щетина слегка колола пальцы. Желание погладить его лицо, провести пальцами по выступающим скулам, по губам и подбородку стало почти непреодолимым, и она, наверное, поддалась бы ему, если бы не заметила, какой напряженной стала его поза. Какой-то мускул дергался на щеке под ее ладонью, глаза были крепко зажмурены, словно от боли – боли, которую испытывает человек, попавший в крайне неловкую ситуацию. Например, человек, к которому прикасается кто-то, чьи прикосновения ему неприятны.

Чувствуя себя смущенной и униженной одновременно, Шарлотта отдернула руку, словно обожгла ее. К своему ужасу, она почувствовала, что горячие слезы подступили к глазам и уже готовы пролиться. Надо уходить!

– Я... По-моему, меня зовет Хоуп. – Она произнесла первое, что пришло ей в голову. – Я побегу. Спокойной ночи!

Она выскочила из кухни и бросилась в свою комнату.

Шарлотта понимала, что ситуация становится невыносимой. Она так долго не выдержит. Единственный выход для нее – не видеть Альберта, но разве это возможно, когда они живут под одной крышей? Если она останется, то рано или поздно выдаст себя. Но куда же ей идти? Как она может расстаться с домом, ставшим ей родным? Как может разлучить Хоуп с Мередит и Альбертом? Как сможет сама жить без них? Господи, ну что же ей делать?


Незадолго до того как пробило час, Филипп задернул зеленые бархатные портьеры в своем кабинете. Он только что вернулся после того, как развез по домам Кэтрин и Мередит. Он наконец-то освободился от опостылевшего галстука и швырнул его на диван, снял очки и устало потер переносицу. В дверь постучали, и Филипп обреченно вздохнул: у него не было никакого желания обсуждать события прошедшего вечера, но он понимал, что избавиться от Эндрю будет не так-то просто.

– Входи, Эндрю.

Тот вошел и закрыл за собой дверь, неторопливо пересек комнату, ступая по мягкому багровому, с золотом, персидскому ковру и остановился рядом с подносом, на котором стоял графин с бренди.

– Судя по твоему виду, тебе не мешает немного взбодриться. Налить тебе?

– Я уже сам о себе позаботился, – сказал Филипп, кивнув на бокал, стоящий на столе.

Наблюдая за тем, как Эндрю наполняет свой бокал золотистой жидкостью, он мысленно вел обратный отсчет: пять, четыре, три, два, один...

На счет «один» Эндрю заговорил:

– Похоже, этот вечер не оправдал твоих ожиданий.

– Напротив, я считаю, что оркестр был великолепен.

– Я не имел в виду музыку.

– Ах да, кухня у них действительно не очень хороша, и порции слишком маленькие, но поскольку я не был особенно голоден, меня это не огорчило.

– Я не имел в виду пищу.

– Вино было превосходным...

– При чем здесь вино? Ты, черт возьми, прекрасно понимаешь, что я говорю о мисс Чилтон-Гриздейл. – Эндрю поднес к губам бокал. – Куда это вы с ней пропали так надолго?

– Вы беспокоились о нас?

– По правде говоря, не очень. Твоя сестра проявила некоторую озабоченность, но я заверил ее, что вы с мисс Чилтон-Гриздейл, несомненно, обсуждаете план кампании по поиску невесты, а затем, с присущим мне блеском и остроумием, занял ее беседой, и она не вспоминала о вас до тех пор, пока вы не вернулись... в несколько растрепанном виде, должен заметить.

– Вечером было довольно ветрено.

– Ну конечно! Я и не сомневаюсь, что именно из-за ветра губы мисс Чилтон-Гриздейл покраснели и припухли, атвой галстук оказался завязан совсем не тем узлом, что в начале вечера.

Филипп почувствовал неловкость и запоздалую тревогу. Черт возьми, конечно, нельзя было целовать ее в таком людном месте, хотя бы и в самом темном его уголке. Он и так уже нанес достаточный вред ее репутации и меньше всего хотел усугублять его.

– Ты думаешь, кто-нибудь, кроме тебя, заметил это? – спросил он с тревогой. – Может, Кэтрин?

– Нет. Вы оба выглядели вполне невинно, когда присоединились к нам. Я заметил подозрительные знаки только потому, что специально искал их. Не подумай, что я хочу вмешиваться в твои дела, Филипп. Я просто хочу помочь. Я же вижу, что ты сбит с толку.

Филипп задумался, медленно потягивая бренди и чувствуя, как оно согревает горло. Возможно, Эндрю и правда поможет ему. Отговорит от этого неразумного увлечения женщиной, которую он едва знает.

– Эта женщина, которую... к которой ты неравнодушен... как долго ты был с ней знаком, до того как догадался о своих чувствах?

Эндрю невесело усмехнулся:

– Ты, наверно, хочешь, чтобы я ответил, что знал ее несколько месяцев или даже лет, что моя любовь развивалась и крепла постепенно, но все было совсем не так. Скорее это напоминало удар молнии. В то самое мгновение, когда я увидел ее, она подействовала на меня так, как никто и никогда до этого. – Эндрю не сводил глаз со своего бокала, а голос его звучал отрывисто и почти зло. – Все в ней очаровывало меня. Каждая новая черта, которую я узнавал, только углубляла мое чувство. Я хотел ее до боли, до отчаяния и не хотел никого другого. – Он поднял глаза и попытался улыбнуться, но глаза по-прежнему оставались мрачными. – Ты не представляешь, сколько раз я желал безвременной кончины ее мужу.

– А если бы твое пожелание сбылось?

– В этом случае ничто бы не остановило меня. Она стала бы моей.

– А если бы она не ответила на твои чувства?

– Так вот что смущает тебя! Ты боишься, что мисс Чилтон-Гриздейл не отвечает на твои чувства? Ты ошибаешься, если так думаешь. Конечно, она прекрасно владеет собой, но, несомненно, она к тебе неравнодушна. А отвечая на твой вопрос, скажу, что если бы женщина, в которую я влюблен, не разделяла моих чувств, я стал бы ухаживать за ней.

– Ухаживать?

Эндрю закатил глаза к потолку и покачал головой.

– Ну да! Носил бы ей цветы, читал стихи, сам сочинил бы какую-нибудь оду под названием «К мисс Чилтон-Гриздейл в летнюю ночь». Я понимаю, что из тебя плохой романтик, но если хочешь женщину – надо постараться. Но прежде чем начнешь, надо спросить себя, как далеко ты готов зайти и что будет с ней – и с тобой, – когда все это закончится.

Филипп задумался. Одно то, что он поцеловал ее, являлось нарушением всех правил и приличий. И он стремился к большему. Кто знает, если бы дело происходило в более интимной обстановке, сумел бы он остановиться вовремя? Возможно, нет. Но мисс Чилтон-Гриздейл, несомненно, заслуживала не торопливой интрижки в темном уголке Воксхолла. Она заслуживала того, чтобы за ней должным образом ухаживал настоящий джентльмен.

Филипп скрипнул зубами. Одна мысль о том, что кто-то другой может прикасаться к ней, целовать и ухаживать за ней, вызвала острый приступ ревности. Но, к сожалению, в его планы не входило влюбляться в женщину, обязанную подобрать ему невесту. Нет, у него самого не могло быть никаких планов на Мередит.

Эндрю откашлялся, выводя его из задумчивости:

– Если ты собираешься ухаживать за ней...

– Нет, я не собираюсь и не должен. Из этого ничего не получится.

– Почему?

Филипп схватил себя за волосы:

– Я не могу ухаживать за ней потому, что должен полностью сосредоточиться на поиске невесты. Девушки, равной мне по положению. – Он сам удивился, как напыщенно и бессмысленно прозвучала последняя фраза. – Я должен выполнить обещание, данное отцу.

– А разве ты, – Эндрю поднял брови, – обещал отцу, что непременно женишься именно на женщине из высшего общества?

– Нет... Но именно этого от меня все ждут.

– С каких пор ты стал делать то, чего от тебя ждут?

Филипп только усмехнулся в ответ. Пришло время взглянуть на события сегодняшнего вечера со стороны. Да, Мередит возбуждает его любопытство и острый интерес. Да, он хотел поцеловать ее и сделал это. Но, как она совершенно верно сказала, подобное не должно повториться в дальнейшем. Он просто будет держать руки при себе. Он – человек с железной волей. И он всегда поступает так, как решил.

– Конечно, обсуждать вопрос о женитьбе бессмысленно, пока мы не найдем способа снять проклятие, – прервал его размышления Эндрю. – Сколько непроверенных ящиков еще остается на складе?

– Двенадцать. А в музее?

– Всего четыре.

Шестнадцать ящиков. Найдут ли они в одном из них утраченный осколок Камня Слез? Если да – он скоро женится на женщине, которую сочтут подходящей невестой. Если нет – его ждет одинокое будущее. И то и другое одинаково пугало Филиппа.

Глава 9

Мередит стояла, укрывшись за портьерой, и разглядывала гостей, заполнивших гостиную лорда Грейборна. Судя по их количеству, вечер получился удачным. Из двух десятков разосланных приглашений ни одно не отклонили. Комната была заполнена юными красавицами и сопровождающими их дамами, и все они проявляли несомненный интерес или по крайней мере любопытство к лорду Грейборну.

Мередит обвела взглядом комнату и обнаружила почетного гостя – самого лорда Грейборна. При взгляде на него ее сердце уже привычно замерло, но на этот раз оно оставалось в этом ненормальном состоянии несколько дольше обычного. Он был очень хорош в вечернем костюме и с правильно – в виде исключения – завязанным галстуком. Его каштановые волосы блестели в свете восковых свечей. Очевидно, Филипп потратил немало сил на то, чтобы усмирить свою прическу, но одна непокорная прядь волос все-таки падала на лоб. Лорд Грейборн сосредоточенно беседовал с графиней Хикман и ее дочерью – леди Пенелопой. Леди Пенелопа пользовалась необычайной популярностью два последних сезона. Со своей светлой ангельской красотой и ангельским же нежным голосом, а также с весьма солидным приданым она могла бы стать идеальной невестой для лорда Грейборна. В свое время Мередит отдала предпочтение леди Саре лишь потому, что брак с ней был выгоден для обеих семей, так как в этом случае происходило расширение земельных владений.

В настоящий момент лорд Грейборн с глубочайшим интересом слушал то, что ему говорила леди Пенелопа. И сама она казалась не менее заинтересованной этой беседой. К тому же ее кожа мягко сияла в свете канделябров, декольте выгодно подчеркивало безупречную округлость груди, красивые белокурые волосы были уложены изящными локонами вокруг прелестного личика, а большие голубые, как небо, глаза взирали на лорда Грейборна с невинным восторгом.

Проклятие! Как заманчиво было бы, пройдя через весь зал, подойти к ним вплотную и отшлепать по щекам эту недалекую блондиночку. Мередит тут же возненавидела себя за подобное желание. Несомненно, ее мыслями и чувствами управляет откровенная ревность. Жгучая ревность. Она с наслаждением прямо сейчас отправила бы всех этих безмозглых, пустых девиц, только и мечтающих о замужестве, на какой-нибудь самый дальний необитаемый остров. Надо признать, что любая из них могла бы стать превосходной невестой для лорда Грейборна. Тем сильнее Мередит ненавидела их всех. Когда она видела кокетливые взмахи их вееров и ресниц, ей хотелось разбить или сломать что-нибудь – желательно носы, ноги и руки этих щебечущих блондинок.

Мередит глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки. Ну хорошо, она не станет отрицать, что чувствует себя, как кошка, которую сначала бросили в воду, а потом еще и выпороли. Но она вполне может спрятать свою ревность и злость так же, как ей приходится скрывать другие чувства. Лорд Грейборн – ее клиент. И чем скорее она найдет ему жену, тем скорее ее жизнь вернется в привычную колею.

Кадриль только закончилась, когда Филипп заметил у дверей Бакари, шарящего глазами по залу. Наконец он обнаружил хозяина и кивнул. Извинившись перед леди Пенелопой, Филипп поспешил к нему.

– В чем дело? – спросил он, слегка запыхавшись.

– Ваш кабинет, – ответил Бакари, как всегда лаконично. Несколько секунд Филипп внимательно изучал его.

– Где ты был раньше? – спросил он. – Я несколько раз выглядывал в прихожую, но тебя там не было.

– Выходил.

Филипп удивленно поднял брови, но Бакари не дал ему никаких объяснений, а вместо этого повернулся и направился вон из комнаты по направлению к прихожей. Заинтригованный Филипп тут же покинул гостиную и быстро прошел к себе в кабинет.

Там он обнаружил Эдварда, стоящего у окна с бокалом бренди в руках. Филипп удивленно уставился на него:

– Эдвард, почему ты?.. – Он замолчал на полуслове, потому что Эдвард повернулся к нему, и Филипп увидел его лицо. Один глаз заплыл, и от него осталась узкая щелочка, на щеке под ним красовался огромный синяк, нижняя губа была рассечена. К тому же Филипп заметил белую повязку на пальцах и кисти правой руки. – Господи! Что с тобой? Я сейчас позову Бакари...

– Он меня уже видел. Промыл раны и перевязал руку и ребра. – Эдвард поморщился. – Чертовски больно!

– Но что произошло? Кто это тебя так?

– Не знаю кто. – Он начал ходить по комнате короткими, нервными шагами. – А что случилось, расскажу. Я не мог уснуть. Я страшно устал, но совсем не могу спать. – Он остановился и взглянул на Филиппа измученными, запавшими глазами. – Каждый раз, закрывая глаза, я вижу ее. Острое чувство вины и жалости пронзило Филиппа.

– Мне очень жаль, Эдвард. Я...

– Я знаю. – Эдвард остановил его, подняв руку, сделал большой глоток из своего бокала и продолжал: – Я решил, что, чем маяться всю ночь от бессонницы, лучше заняться делом и проверить еще пару ящиков. Я пошел на склад и приступил к работе.

– На склад? Как же ты проник туда?

– Ты имеешь в виду сторожа? Хочешь сказать, что он не должен был меня пускать?

– Нет, конечно! Я удивляюсь, что он оказался таким доверчивым.

– Я бы тоже удивился на твоем месте, но я случайно оказался знаком с этим парнем – Биллом Тимсоном. Он сам показал мне, где находятся твои ящики. Я работал чуть больше часа, когда услышал шаги у себя за спиной. Я обернулся и увидел какого-то человека с ножом в руке.

– Ты никогда не видел его раньше?

– Не знаю. У него на голове была черная маска, оставлявшая открытыми только глаза и губы. Я спросил его: «Кто вы?» – а он ответил: «Я пришел за тем, что находится в этом ящике». – Эдвард остановился и мрачно посмотрел на Филиппа. – Я боролся с ним... пытался бороться. Мне даже удалось вырвать у него нож и зашвырнуть его под ящики. Но он был гораздо сильнее. Наверное, я потерял сознание. Когда я очнулся, его уже не было. Было ясно, что он рылся в ящике, потому что все его содержимое было разбросано вокруг. – Он глубоко и судорожно вздохнул. – Несколько предметов было разбито, и, возможно, чего-то не хватало. Я не смог определить этого с первого взгляда. Я хотел выйти на улицу, но дверь склада оказалась закрытой – вероятно, негодяй запер ее снаружи. Мне пришлось разбить стекло и выбираться через окно. Я спешил и сильно порезался. Я поискал Билли, но его нигде не оказалось. Тогда я направился к тебе и бежал через дорогу, пока не нашел извозчика. Прости, Филипп... Грейборн положил руку ему на плечо:

– Тебе не за что извиняться. Слава Богу, что с тобой все в порядке. С тобой ведь все в порядке?

– Да, если верить Бакари. Переломов нет, трещина в ребре и несколько синяков. И чертовски болит голова! – Он осторожно потер поврежденную челюсть. – У этого негодяя кулаки, как булыжники. – Он, казалось, хотел что-то добавить, но остановился.

? Что?

– Ничего. – Эдвард покачал головой. – Просто... его голос... Он показался мне знакомым.

– Значит, это мог быть кто-то, кого ты знаешь? Возможно, кто-то, кто был с нами на борту «Мечтателя» и кто знает о ценности содержимого ящиков?

– Да, это возможно. Я должен показать тебе кое-что. – Он сунул руку в карман и достал оттуда небольшой измятый клочок бумаги. – Я нашел это в своем кармане.

Филипп развернул записку и похолодел, прочитав одну короткую строчку: «Страдания начинаются».

– Мне не нравится это, Филипп. Этот негодяй действительно причинил мне некоторые страдания, но мне все же кажется, что за этой запиской скрывается нечто более зловещее. И зачем кому-то понадобилось, чтобы я страдал? У меня нет врагов, насколько мне известно.

– Я думаю, – медленно сказал Филипп, – что эта записка предназначена не для тебя.

– Я, конечно, рад это слышать, но тем не менее я нашел ее именно в своем кармане, и избили тоже именно меня. Кому же она может быть предназначена?

– Мне. – Филипп быстро рассказал ему о беспорядке в своем кабинете и о записке, найденной на столе. – Я расспросил всех слуг, не прикасались ли они к моим журналам. Все решительно отрицали это, и у меня нет причин им не верить. Вторая записка и нападение на тебя не оставляют сомнений в том, что этот человек настроен решительно. Скорее всего он думал, что сегодня вечером на складе работать буду именно я.

Эдвард медленно кивнул:

– Да, возможно, ты прав.

Филипп снова почувствовал себя виноватым. Черт возьми, Эдвард избит из-за него. А сторож? Он тоже избит или... хуже? И смерть Мэри Бинсмор уже на его совести. Кто будет очередной жертвой? Отец? Кэтрин? Эндрю? Бакари? Мередит? Проклятие! Самый верный способ заставить его страдать – это причинить вред людям, которые ему небезразличны. Он закрыл глаза. Страдания начинаются!

Филипп подошел к столу, достал из ящика предыдущую записку и сравнил почерк.

– Это писал один и тот же человек.

– Знаешь, мне показалось, что он ищет какую-то определенную вещь.

– Почему ты так думаешь? Эдвард прикрыл глаза:

– Трудно сказать, все произошло так стремительно. Не когда мы боролись, он бормотал что-то вроде: «Это принадлежит мне» и «Когда я это получу, с тобой будет кончено». – Он открыл глаза. – Извини, больше ничего не помню. Судя по шишке на голове, он ударил меня довольно сильно.

– Мне ужасно жаль, Эдвард. И я рад, что твои травмы не оказались еще серьезнее.

– Да, все могло кончиться гораздо хуже. Филипп, мне не хочется выглядеть пессимистом, но я думаю, мы должны задать себе два вопроса: что, если он искал именно недостающий кусок Камня Слез? И что, если он нашел его?


Эти тревожные вопросы еще вертелись в голове Филиппа, когда он давал Бакари указания о том, как доставить пострадавшего домой.

– Сначала я заеду в магистратуру и сообщу об этом происшествии, – пообещал ему Эдвард.

– Я все-таки думаю, мне следует поехать с тобой... – начал Филипп.

– Нет. Тебе придется оставить своих гостей, и ради чего? Я все сделаю сам, а утром сообщу тебе о результатах.

Филипп неохотно согласился. Как только за Эдвардом закрылась дверь, он повернулся к Бакари:

– Насколько серьезны его травмы?

– Хуже всего шишка на голова и глубокий порез на рука. Будет болеть, но заживать.

Филипп с облегчением вздохнул.

– У нас могут быть... проблемы. Будь осторожней. Бакари молча кивнул. Он десятки раз слышал подобное предостережение во время их совместных путешествий, наполненных приключениями, и Филипп не сомневался в его способности справиться с любыми трудностями.

Кинув многозначительный взгляд на двери гостиной, Бакари фыркнул, и Филипп понял его без слов. Время возвращаться к гостям. Он глубоко вздохнул и вошел в комнату. Мередит тут же подошла к нему:

– Ну наконец-то! Где вы были? Сейчас должен начаться вальс и... – Она нахмурилась. – Что-то случилось?

Филипп заглянул в ее встревоженные голубые глаза и поклялся себе, что никогда не позволит ей пострадать из-за него. Ни ей, ни кому другому.

– Нет, просто пришлось заняться одним небольшим, но срочным делом.

Несколько секунд Мередит внимательно изучала его лицо, и он постарался притвориться спокойным и беззаботным. Вероятно, она все-таки что-то заметила, потому что спросила:

– Надеюсь, дело не в мистере Стентоне? Леди Бикли говорила мне, что его здоровье...

– Нет, с Эндрю все в порядке. В данный момент он находится у себя в спальне под присмотром Бакари и, я уверен, к утру будет совершенно здоров. – Он оглянулся вокруг и перехватил несколько любопытных взглядов, устремленных на них. – Мое отсутствие заметили?

– Да, все интересовались, куда подевался хозяин дома.

– А вы? – спросил он, глядя прямо в глаза Мередит.

Ее щеки вспыхнули, и Филипп решил, что она стала еще прелестнее. Ему нестерпимо хотелось дотронуться пальцем до нежной, порозовевшей кожи.

– Ну да, конечно! Я не знала, что и подумать. Мы с леди Бикли уже собирались организовать поиски. Комната заполнена женщинами, которые ждут не дождутся, когда вы пригласите их на вальс.

– Чудесно. Могу я пригласить на этот танец вас?

– Разумеется, нет. Я здесь не для того, чтобы танцевать. Я здесь для того, чтобы...

– Заставить всех этих юных леди поверить, что я великий и знаменитый путешественник, и нашептать в уши сплетниц, что слухи о моей мужской несостоятельности сильно преувеличены.

– Да. – Мередит вызывающе подняла бровь. – А что в этом плохого?

– Бог мой, разумеется, ничего. Какой мужчина не мечтает о том, чтобы собрание таких красавиц считало его великим и знаменитым?

– Вот именно.

– И ни один мужчина не хочет, чтобы его считали... неспособным к действию.

– Совершенно верно.

– Учитывая ваши успешные маневры и тот факт, что у меня имеются в наличии все зубы и волосы, а также отсутствует живот, я думаю, что за сегодняшний вечер я добился немалых успехов.

– Это действительно так.

– Поэтому я настаиваю на том, чтобы вы танцевали со мной. – Не давая Мередит возразить, Филипп наклонился к самому ее уху и прошептал: – Вы окажете мне большую услугу. Боюсь, я не особенно хорошо вальсирую. Наверное, мне стоит потренироваться с вами, вместо того чтобы наступать на ноги потенциальной невесте. – Он многозначительно поднял брови. – Ей это может не понравиться. Мередит с сомнением поджала губы:

– Может, вы и правы...

– Конечно, прав. Пойдемте, вальс начинается. – Филипп решительно взял ее под руку и вывел на середину комнаты.

– Это очень простой танец, – прошептала Мередит. – Достаточно считать про себя: раз, два, три – и переставлять ноги.

Музыканты заиграли мелодию вальса, и Филипп обнял ее за талию, совершенно так, как положено, и закружил Мередит по залу. Она подняла на него свои бирюзовые глаза, и он растворился в них. Ее бледная кожа окрасилась нежно-персиковым румянцем, а сладкий аромат помимо воли проникал Филиппу в ноздри и дурманил голову.

Пирог. Этим вечером Мередит пахла черничным пирогом. Его любимым десертом. Платье цвета морской волны подчеркивало необычный цвет ее глаз, а декольте, хотя и вполне скромное, дразняще приоткрывало соблазнительные полукружия груди. Взгляд Филиппа остановился на ее полных влажных губах, и он с трудом сдержал стон.

Куда же, черт побери, делась его железная воля и решимость? Идея пригласить ее на танец, несомненно, относилась к категории «крайне неудачных». Да, Филиппу хотелось прикоснуться к ней, но он и не предполагал, что это окажется такой сладкой и невыносимой пыткой. Ему потребовалось немало усилий, чтобы справиться с властным желанием прижать ее к себе и зарыться лицом в душистое тепло ее кожи. Чтобы не попробовать еще раз сладкий вкус ее губ. Ее губ... Боже! Он скрипнул зубами и сердито зашептал про себя: «Раз, Два, три. Раз, два, три».

Когда они делали уже третий круг по залу, Мередит подозрительно прищурилась:

– Боюсь, вы беззастенчиво обманули меня, милорд. Вы прекрасно вальсируете.

Филипп сбился со счета и тут же наступил ей на ногу. Мередит охнула.

– Ради Бога, простите меня. О чем вы говорили? Она бросила на него уничтожающий взгляд:

– Лорд Грейборн, подобные трюки, достойные пятилетнего ребенка, не могут ввести меня в заблуждение. Если вы приняли меня за идиотку – вас ждет жестокое разочарование.

– Я ни за что не наступил бы вам на ногу намеренно, Мередит. – Она удивленно подняла брови, услышав, что он назвал ее по имени. – Но должен признаться, что я совсем недавно обучился основным движениям этого танца.

– Что значит недавно?

– Сегодня днем. Я заставил Кэтрин порепетировать со мной, чтобы не осрамиться вечером.

– Она мне ничего не говорила.

– Мы договорились сохранить это в тайне, чтобы сделать вам сюрприз.

– Ах, вот как... Ну что ж, она прекрасно поработала. Вы все усвоили, и теперь нет никакой необходимости тратить время, танцуя со мной. Леди Пенелопа стоит возле чаши с пуншем. Я думаю, вам следует пригласить ее.

Мередит нацелилась двигаться в сторону леди Пенелопы, а Филипп столь же целеустремленно закружил ее в противоположном направлении.

– Мне кажется, вы пытаетесь вести, Мередит. Если я не ошибаюсь, это является прерогативой джентльмена!

– Я стараюсь приблизиться к чаше с пуншем, – прошипела Мередит.

– Но я не хочу пить!

– Если вы не прекратите танцевать со мной, пойдут разговоры.

– Обо мне и так уже болтают. Это только прибавляет мне загадочности.

– С вами невозможно разговаривать! Одного тура со мной вполне достаточно. Я даже благодарна вам за него, потому что вы публично продемонстрировали, что по-прежнему доверяете мне и не собираетесь отказываться от моих услуг. Но сейчас это уже переходит все границы! Не забывайте, что вы – виконт, а я – всего лишь наемная сваха.

– Вы моя гостья, – возразил Филипп с раздражением.

– Прекрасно, считайте меня гостьей, но не забывайте, что здесь присутствуют две дюжины других гостей, которым вы также должны уделить внимание. – Она опустила глаза на мгновение, а потом опять подняла их с таким видом, что у Филиппа замерло сердце. – Пожалуйста.

В умоляющей интонации ее голоса и в выражении глаз было что-то большее, чем простое напоминание об обязанностях хозяина. Неужели их близость приводит Мередит в такое же смятение, как и его? Неужели она ощущает то же нетерпеливое желание? Филипп надеялся, что так. Ему не хотелось страдать в одиночку.

Но он не мог проигнорировать ее просьбу. У него действительно были обязанности, которые придется выполнять до тех пор, пока не закончится этот чертов вечер. Но ведь ничто не может длиться вечно...

Нехотя кивнув, Филипп направился к чаше с пуншем.

– Лорд Грейборн, вы должны сказать нам, что вы думаете о... – голос леди Эмили понизился до шепота, – сами знаете о чем.

Филипп решил, что он наверняка ослышался.

– Простите?

– Ах да, пожалуйста. – Леди Генриетта кокетливо засмеялась. – Никто не решается говорить вслух сами знаете о чем, но я уверена, что вас это не испугает.

Филипп в изумлении смотрел на двух невинных барышень и никак не мог поверить, что они хотят поговорить с ним о взаимоотношениях полов.

– Боюсь, это не совсем прилично. – Фраза прозвучала столь чопорно, что он с трудом подавил смешок и подумал, что Мередит может гордиться им.

– Мы никому не скажем, – поклялась леди Эмили.

– Ни слова, никогда, – вторила ей леди Генриетта. Внезапно Филиппа осенило:

– Вы хотите, чтобы я рассказал об этом как историк? Юные леди недоуменно переглянулись и хором ответили:

? Да.

Ну что ж, может, это и не совсем прилично, но по крайней мере барышни проявляют какой-то интерес к его занятиям и к древней культуре. Филипп откашлялся:

– В иероглифическом письме изображение фаллоса часто использовалось как символ мужской силы.

Глаза леди Эмили стали похожи на блюдца, а у леди Генриетты открылся рот. Филипп тем временем оживился, заговорив на интересную ему самому тему:

– Особенно часто в древности изображался эрегированный пенис. Однажды в Египте я обнаружил великолепный экземпляр...

– Все в порядке? – осведомилась Мередит, поспешно подходя к ним.

– Мне надо присесть на минутку, – сдавленно прошептала леди Эмили, не дав Филиппу ответить.

– Мне тоже, – откликнулась леди Генриетта. Схватившись за руки, юные леди торопливо удалились.

– Господи, что вы им наговорили? – в ужасе спросила Мередит.

– Ни черта не понимаю! Они поинтересовались моим мнением относительно сексуальной культуры древних...

– Относительно чего?

– Я удивился не меньше вас, поверьте, но они настаивали. Их интересовала точка зрения историка.

– Вы уверены, что они интересовались именно... – она осторожно оглянулась и понизила голос, – именно этим? Что конкретно они сказали?

– Они спросили, что я думаю «сами знаете о чем». Я едва начал излагать им свое мнение, кстати говоря, чисто научным языком, когда вы подошли.

Глаза Мередит расширились, а лицо побледнело.

– Боже милостивый! Они же говорили с вами о предстоящем бале в честь дня рождения лорда Пикерилла.

– Дня рождения? – автоматически повторил Филипп, глядя на Мередит в полном недоумении.

– Бал для лорда Пикерилла. Леди Пикерилл планирует его уже несколько месяцев, и это сейчас самая популярная тема – не считая сплетен о вас. Все приготовления держатся в строгом секрете от лорда Пикерилла, и, чтобы не проговориться, все упоминают о «сами знаете о чем».

Филипп почувствовал приступ сильнейшего раздражения:

– Ничего подобного! «Сами знаете что» означает совсем не это. «Сами знаете что» всегда употребляют, когда говорят о сексе. По крайней мере употребляли, когда я уезжал из Англии десять лет назад. Какой идиот ввел эти новые правила?

Мередит кипела от возмущения:

– Вы лучше спросите себя, как вам пришло в голову обсуждать подобную тему с приличными молодыми леди?

– Вы сказали мне, чтобы я общался с гостями. Я общаюсь. Вы опять недовольны. Вам когда-нибудь говорили, как вам трудно угодить?

– Я просто прошу вас держаться в границах дозволенного...

– Всего-то?

– ...что, оказывается, вам не по силам большую часть времени.

– Ну что ж, раз я, кажется, совершил непростительный промах, остается радоваться, что вы оказались поблизости. Иначе я, несомненно, показал бы им изображения иероглифов, о которых рассказывал.

– Да, остается только радоваться. – Мередит глубоко вздохнула. – Ну хорошо, сохраняйте спокойствие...

– Я совершенно спокоен. А вам, по-моему, не помешает порция успокоительных капель.

Мередит кинула на него взгляд, призванный уничтожить провинившегося на месте:

– Надеюсь, мне удастся как-нибудь загладить ваш поступок. В противном случае могу себе представить заголовок в «Тайме»: «Проклятый виконт-импотент демонстрирует непристойные картинки юным леди».

Филипп ответил ей столь же негодующим взглядом:

– В картинках с изображениями древних иероглифов нет ничего непристойного, и я не демонстрировал их юным леди. И последний, черт возьми, раз говорю вам, что я не импотент!

Мередит почувствовала его гнев, но не отступила:

– Ну и прекрасно. Но сейчас важно другое. Необходимо что-то предпринять до того, как леди Генриетта и леди Эмили раскроют рот и оповестят всех о вашем промахе. Лучший способ пресечь неприятные разговоры – это лесть. Много лести. Вам надо рассказать как можно большему числу гостей, как умны эти две молодые леди и какие они прекрасные собеседницы. Особенно хвалите их за любознательность. – Мередит недоверчиво подняла брови. – Вы справитесь с этим?

– Думаю, что да, хотя мне будет нелегко придумать много лестных эпитетов для этих двух дур.

– Лорд Грейборн! Вы не должны забывать, что мы организовали этот вечер для того, чтобы подыскать вам достойную невесту, а не для того, чтобы нагнать ужас на всех возможных претенденток. Немедленно идите и постарайтесь исправить положение. И, умоляю, ведите себя прилично!

Не дав ему ничего возразить, Мередит развернулась и с царственным видом удалилась из комнаты. Филипп внимательно наблюдал за тем, как изящно изгибается при ходьбе ее стан. Несносная, деспотичная и требовательная женщина! Его губы скривились в улыбке. Когда же наконец кончится этот чертов вечер и он сможет поведать ей обо всем, что о ней думает?

Когда ушел последний гость и многочисленные слуги, нанятые Кэтрин, начали приводить дом в порядок, Филипп вздохнул с огромным облегчением. По вымощенной дорожке он проводил сестру до экипажа; Бакари следовал в нескольких шагах за ними.

– По-моему, вечер удался, – сказала Кэтрин. – Любопытство достигло пика. Все говорят только о тебе.

– А ты уверена, что при этом они не повторяют нелестные слухи?

– Уверена, – рассмеялась Кэтрин. – Кстати, мисс Чилтон-Гриздейл рассказала мне о... – она деликатно кашлянула, – об истории с «сам знаешь чем» и леди Эмили и Генриеттой.

– Об этом можешь не беспокоиться. При помощи бесстыдной лести я предотвратил все неприятные последствия.

Глаза Кэтрин весело блеснули:

– По слухам, которые мне удалось перехватить, на нескольких юных леди ты «произвел определенное впечатление».

– Я страшно польщен.

Сухость его тона вызвала у нее еще одну улыбку.

– По сравнению с ужасной ситуацией, в которой мы находились всего два дня назад, положение заметно улучшилось. А какая-нибудь девушка заинтересовала тебя?

– Думаю, можно сказать, что одна из них «произвела на меня определенное впечатление».

– Правда? – Голос Кэтрин зазвенел от любопытства. – Которая?

Филипп легонько щелкнул ее по носу, как делал когда-то в детстве:

– Не скажу. А то завтра нам уже не о чем будет разговаривать.

Кэтрин, как в детстве, показала ему язык.

– Не вредничай, Филипп! До завтра я умру от любопытства.

– Ну, ты же помнишь, что я всегда был вредным.

– Вообще-то вредной всегда была я. Но все равно я рада, что тебе кто-то понравился. И папа обрадуется. Знаешь, за последние две недели, пока мы ожидали твоего возвращения и свадьбы, ему стало гораздо лучше.

– Приятно слышать.

– Вы не помирились?

– Нет еще.

– Не откладывай, Филипп. У него бывают хорошие дни, но в целом его здоровье постоянно ухудшается. Я не хочу, чтобы ты впоследствии жалел о том, что между вами осталось что-то недосказанное, когда будет уже слишком поздно.

Печаль и сожаление затуманили лицо Филиппа.

– Не волнуйся, сестренка. Я все сделаю. – Он положил руки ей на плечи: – Мне надо рассказать тебе кое о чем. Кто-то проник на склад сегодня вечером и перерыл несколько моих ящиков.

– Что-нибудь пропало? – спросила Кэтрин встревоженно.

– Пока не знаю. Я бы не стал тебя беспокоить, но боюсь, это не обычная попытка ограбления. Возможно, это что-то более серьезное, направленное против меня. Пообещай мне, что будешь осторожна и никуда не станешь выходить одна. Сейчас Бакари проводит тебя до дома.

Глаза Кэтрин расширились, и она молча кивнула:

– Хорошо, я обещаю. А как же ты?

– Я тоже буду соблюдать осторожность. – И добавил, глядя в ее испуганные глаза: – Обещаю.

Филипп подсадил сестру в экипаж, пожелал спокойной ночи и напомнил, что ждет ее завтра. Затем он поспешно вернулся в дом, чтобы поговорить с последней гостьей. Мередит спускалась по лестнице ему навстречу, и Филипп чуть было не рассмеялся над своей реакцией на эту непонятную женщину.

– Я провожу вас до дома, после того как Бакари вернется с экипажем, – сказал он, приближаясь к ней. – Могу я пока предложить вам что-нибудь? Может, хересу?

– Спасибо. Кстати, мы можем сравнить наши впечатления от сегодняшнего вечера.

– М-да, сравнить впечатления. Именно этим я и собирался заняться.

– Значит, вы уже остановили свой выбор на ком-то?

– Да, остановил. Может, пройдем в мой кабинет?

Филипп пошел вперед, показывая дорогу, и закрыл за Мередит дверь кабинета. Прислонясь спиной к дубовым панелям, покрывающим стену, он наблюдал затем, как колышутся при ходьбе ее бедра под пышной юбкой. Потом перевел взгляд выше и залюбовался на нежный затылок и шею, которая казалась трогательно беззащитной под высоким узлом греческой прически. Блестящие локоны перехватывала бирюзовая лента того же цвета, что и платье. Сзади Мередит выглядела такой же восхитительной, как и спереди. Как он сказал? «Произвела определенное впечатление»? Ни черта подобного! Чувства, которые возбуждает в нем эта женщина, называются совсем иначе!

Филипп думал, что она присядет на диванчик, но вместо этого Мередит вдруг исчезла из виду. Испугавшись, что она упала, он быстро пересек комнату и обнаружил, что она опустилась на колени на коврик у камина и, к огромному удовольствию Принца, чешет ему пузо.

– Так вот где ты весь вечер прятался, маленький разбойник, – ворковала Мередит. – Я про тебя вспоминала.

Принц подпрыгнул и радостно поцеловал ее в подбородок, после чего опять перевернулся на спину и, бессовестно задрав кверху все четыре лапы, потребовал, чтобы его снова почесали. Мередит с удовольствием подчинилась.

– Я уверенно помещаю его в категорию «Самый сладкий щенок на свете», – смеясь сказала она.

Филипп взглянул на Принца и мог поклясться, что тот подмигнул ему. Самый сладкий щенок? Скорее – «Самый хитрый щенок на свете». Он не отрываясь смотрел на женские пальцы, ласкающие собаку. Или «Самый везучий щенок на свете».

Филипп вдруг представил себе соблазнительную картину: на каминном коврике вместо Принца лежит он сам, а обнаженная Мередит щекочет ему живот. В брюках немедленно стало тесно, и ему пришлось плотно сжать губы, чтобы не застонать. Несколько раз моргнув, чтобы прогнать соблазнительное видение, Филипп поспешил к хрустальному графину с бренди, надеясь, что Мередит не заметит его внезапно появившейся хромоты. Он плеснул в бокал янтарной жидкости и выпил ее одним глотком. Потом опять наполнил свой бокал, налил хереса для Мередит и, наконец взяв себя в руки, подошел к ней уже нормальной походкой. Она сидела на одном конце маленького диванчика, а другой был занят развалившимся Принцем, который часто дышал и смотрел на Мередит влюбленными глазами. Поскольку больше места на диванчике не было, Филиппу пришлось стоять. Он облокотился о мраморную доску камина и бросил на Принца свирепый взгляд, который тот совершенно проигнорировал. Бог мой! Куда катится этот мир, если человек завидует своей собаке?

Мередит приподняла бокал и улыбнулась:

– У меня есть тост, лорд Грейборн. Я предлагаю выпить за успех, которого мы достигли сегодня. Неожиданная опасность была своевременно ликвидирована, и, по-моему, мы добились всего, чего хотели.

Не отрывая от нее глаз, Филипп протянул руку и прикоснулся своим бокалом к ее. Хрусталь нежно прозвенел в тишине комнаты.

– За то, чтобы мы получили все, чего хотим. Мередит наклонила голову и сделала небольшой глоток.

– Прекрасный херес, – заметила она и, раскрыв ридикюль, достала из него два листка бумаги. – Я тут кое-что записала, пока гости разъезжались, и теперь хотела бы сопоставить свои заметки со списком ваших предпочтений, который мы составили два дня назад.

–Деловой подход. Боюсь, что я не сделал никаких записей. Но ничего – здесь, – он прикоснулся к своему лбу, – в безопасности хранятся все впечатления сегодняшнего вечера.

– Отлично. – Мередит опять взглянула на листы бумаги. – Я считаю, что вашим требованиям вполне отвечают несколько молодых леди, но одна из них – в особенности. Это...

– Нет, нет, не начинайте с лидера, – прервал ее Филипп. – Так будет неинтересно. Давайте начнем с самой нижней строчки вашего списка, а потом медленно и с удовольствием приблизимся к финалу.

– Согласна. Тогда начнем с леди Харриет Осборн. По-моему, она превосходный кандидат.

– Нет, боюсь, она совсем не подходит.

– Да почему же? Она отлично танцует, и у нее прелестный голос.

– Она не любит собак. Когда я рассказал ей о Принце, она сморщила нос, и я понял, что, если она станет моей женой, несчастного зверя придется отправить в ссылку в деревню.

Принц поднял голову и громко тявкнул, чем произвел впечатление на Филиппа. Ей-богу, это еще и «Самая умная собака на свете».

– Вот видите? Принц и слышать не хочет о женщине, которая выгонит его из дому, и я с ним вполне согласен. Кто у нас следующий?

– Леди Амалия Уортворт. Она...

– Абсолютно неприемлема.

– Вот как? Она тоже не любит собак?

– Понятия не имею. Но это не важно. Она ужасно танцует. – Он приподнял ногу – У меня до сих пор болят пальцы, которые она отдавила. Боюсь, что никогда не поправлюсь.

– Я не понимаю, при чем здесь танцы. Отлично помню, как вы сами говорили, что не особенно ими интересуетесь.

– Вот именно! И моя будущая жена должна привить мне вкус к ним.

– Не сомневаюсь, что леди Амалия научится танцевать, если возьмет несколько уроков.

– Это исключено! У нее совершенно отсутствует чувство ритма. Кто следующий?

Мередит посмотрела в свой список:

– Леди Александра Ригби. – Нет.

Мередит начала проявлять явные признаки нетерпения:

– Потому что?..

– Она мне не кажется привлекательной. Более того, она кажется мне отталкивающей.

На место нетерпению пришло изумление.

– Но почему? Она очень красива и прекрасно танцует.

– Истоки этого отвращения – в далеком прошлом. Ее семья гостила у нас в поместье Рейвенсли, когда мне было одиннадцать лет, а леди Александре – два года. Однажды я обнаружил ее в саду: она сидела на земле и ела – не знаю, как высказаться поделикатнее, – он понизил голос, – испражнения кролика.

Мередит закашлялась, чтобы не рассмеяться:

– Но ей же было только два года, лорд Грейборн! Многие дети в таком возрасте делают подобные вещи.

– Я никогда не делал подобных вещей. А вы?

– Нет, но...

Он поднял руку, заставляя ее замолчать.

– Я никогда не смогу ее поцеловать. Кто следующий?

– Леди Элизабет Уотсон.

– Невозможно.

– А эта тоже ела в младенчестве что-нибудь ужасное?

– Об этом мне ничего не известно, но сейчас – ест. От нее пахло брюссельской капустой.

– Постойте, я сама догадаюсь... Вы с детства терпеть не можете брюссельскую капусту?

– Да, и простую – тоже. И леди Бертильда Аткинс также должна быть исключена из списка.

– Потому что от нее пахнет...

– Да, капустой. – Филипп театрально вздохнул. – А жаль, она могла бы подойти!

– Я уверена, что леди Бертильду можно убедить поменять диету.

– Я никогда не посмею просить ее на всю жизнь отказаться от блюда, к которому она, очевидно, питает особое пристрастие. Кто следующий?

– А у вас есть еще какие-нибудь кулинарные антипатии? – спросила Мередит с подозрением.

– Нет, насколько я помню, – широко улыбнулся Филипп.

– Ну хорошо. – Она заглянула в список: – Леди Лидия Тадуэлл.

Филипп поморщился:

– Не подходит. От нее сильно пахнет...

– Я думала, мы покончили...

– ...бренди, а это не еда, а напиток. Вероятно, она... – Он жестом изобразил, как опрокидывает несколько рюмок. – Тайком. Абсолютно неприемлема. Дальше?

– Леди Агата Гейтсхолд.

? Нет.

Мередит обреченно вздохнула:

– Милорд, мне кажется, вы просто демонстрируете свое упрямство. Леди Агата идеально соответствует всем требованиям, входящим в ваш список.

– Согласен. Всем, кроме одного. Она неравнодушна к лорду Сассафрасу.

– Сассафрасу? Никогда о таком не слышала.

– Какой-то иностранец, – пожал плечами Филипп. – Кажется, итальянец по матери.

Мередит, очевидно, обуревали сомнения:

– Леди Агата никогда мне о нем не говорила.

– Правда? Наверное, просто не успела. Мне она прожужжала о нем все уши: лорд Сассафрас то, лорд Сассафрас се. Она явно и не особенно деликатно давала мне понять, что я ее нисколько не интересую. Не могу же я жениться на женщине, которая влюблена в другого. Кто следующий?

– Леди Эмили и леди Генриетта...

– Невозможно. Обе едва не упали в обморок при одном только упоминании об интимных сферах жизни мужчины и женщины.

– Так и должны поступать благовоспитанные девушки.

– Боюсь, что вы не так хорошо разбираетесь в светском воспитании, как вам кажется. Нет, ни леди Эмили, ни леди Генриетта не годятся. Я уверен, что при столь нежной конституции они просто не перенесут настоящего акта физической любви, а ведь мне надо как можно быстрее произвести наследника.

Щеки Мередит вспыхнули, и она несколько секунд буравила его сердитым взглядом. Филипп лишь невинно моргал, демонстрируя лояльность.

– Мне помнится, вы говорили, – наконец произнесла она, откашлявшись, – что вас не особенно тревожит то, какой будет ваша будущая невеста, лишь бы она не оказалась уж слишком отталкивающей. Сейчас же вы проявляете поразительную разборчивость.

– Хм-м. Да, возможно, создается именно такое впечатление. Кто следующий?

– Судя по предыдущим неудачам, я думаю, самым правильным будет просто прочитать верхнюю строчку моего списка и таким образом сэкономить наше время.

– И кто же возглавляет список?

– Леди Пенелопа Хикман.

– Ах да, леди Пенелопа!

– Леди Пенелопа обладает всеми качествами, которые вы соизволили указать как наиболее привлекательные в женщине. – Мередит начала перечислять, заглядывая в бумажку: – Она обожает музыку, играет на фортепьяно и поет, как ангел. Она проявила интерес к вашим историческим исследованиям и не выказала сильного отвращения к пыльным древностям. Она легко поддерживает разговор на любую тему. Ее не привлекает всякая романтическая ерунда, и она умеет вести хозяйство и управляться со слугами. К тому же она любит животных, прекрасно танцует, бегло говорит по-французски и изумительно вышивает.

Оторвавшись от списка, Мередит с триумфом воззрилась на Филиппа, как бы говоря: «Ну, попробуй! Найди у нее хоть какой-нибудь недостаток!»

– Хм-м, по-моему, вы еще не все перечислили. Мередит нахмурилась и опять посмотрела в список.

– Ах да, конечно! – воскликнула она. – Стройная, классически красивая. Мне показалось излишним упоминать об этом. Красота леди Пенелопы не вызывает сомнений.

– Мне кажется, она какая-то... бесцветная.

От возмущения Мередит широко раскрыла глаза:

– Она блондинка!

– Ну да, вот в этом-то и проблема. С некоторых пор я предпочитаю брюнеток.

Со вздохом, выражающим крайнее негодование, Мередит осторожно переложила спящего Принца со своих колен на диван, вскочила на ноги и, подбоченившись одной рукой, а другой потрясая списком, двинулась к лорду Грейборну.

– Что это за чепуха? Вы не можете предпочитать брюнеток. Филипп изобразил на лице крайнее удивление:

– Вы уверены? А я не сомневаюсь, что предпочитаю брюнеток. Кому и знать, как не мне, что я люблю.

– Вы смеетесь надо мной, лорд Грейборн, и мне это очень не нравится. – Мередит трясла списком у него перед носом. – Здесь все указано, я сама записывала два дня назад. Вы говорили, что вам нравятся, – она ткнула пальцем в строчку, – «стройные, классически красивые блондинки».

– Вообще-то это говорил не я, а Эндрю.

– Но вы же не сказали, что он ошибается.

– А он и не ошибался! Покажите мне мужчину, которому не нравятся «стройные, классически красивые блондинки». Однако я лично предпочитаю брюнеток.

Филипп услышал стук и не сразу понял, что это Мередит раздраженно бьет кончиком туфельки по мраморному камину.

– Два дня назад вы об этом даже не упомянули.

– Признаюсь, мои вкусы поменялись довольно недавно.

– В самом деле? Насколько недавно? В тот момент, когда я собрала в вашей гостиной целую толпу блондинок?

– Нет, немного раньше.

– Когда?

Филипп перевел взгляд на ее волосы, протянул руку и осторожно прикоснулся к одному из локонов, обрамлявших лицо, потом закрутил его вокруг указательного пальца. Стук внезапно прекратился. Мередит резко вдохнула и замерла.

– Вы действительно хотите знать, Мередит? Я могу точно назвать момент, когда мои предпочтения изменились.

Мередит стояла совершенно неподвижно. Слова Филиппа, его мягкий, внезапно охрипший голос, жар его взгляда сковали ее язык и дыхание. В его глазах светилось неприкрытое желание. Сердце Мередит стучало сильно и громко. Так громко, что он обязательно должен был услышать, как оно бьется.

– Сегодня вечером только одной женщине удалось заинтересовать меня. Я бы очень хотел, чтобы вы устроили мне еще одну встречу с ней.

Мередит судорожно сглотнула.

– Лорд Грейборн, я...

– Филипп, пожалуйста, называйте меня Филиппом. Хотите, я расскажу вам об этой женщине? – Он не дал Мередит прервать себя. – У нее темные волосы, темные, как ночь в пустыне. И они блестят, как богатая, черная земля, покрывающая берега Нила каждый год после половодья. Должен сказать, что ее волосы очень похожи на ваши.

– Вы хотите сказать, что мои волосы похожи на грязь? – с усмешкой спросила она.

Филипп не ответил, а вместо этого стал вынимать шпильки из ее прически, пока густые черные локоны не рассыпались по плечам. «Останови его!» – приказывал внутренний голос, но язык отказывался ему подчиняться. Воля и разум оставили Мередит, и она чувствовала, как затягивает ее чув-ственный водоворот. Длинные пальцы Филиппа зарылись в ее волосы, и ей пришлось прикусить нижнюю губу, чтобы не застонать от наслаждения.

– Грязь? Нет. Ее волосы... ее волосы... сияют. Они шелковые. Они чудесные.

Он медленно провел кончиками пальцев по ее лицу, и Мередит зажмурилась от удовольствия.

– Женщина, заинтриговавшая меня, не похожа на классическую красавицу. Ее черты слишком подвижны и резки для этого.

Кончик пальца коснулся губ Мередит, и она распахнула глаза. Филипп смотрел на ее губы с таким сосредоточенным вниманием, что ей стало жарко.

– У нее слишком большой рот и слишком розовые и пухлые губы. Но именно такие губы возбуждают желание, и будят соблазнительные фантазии, и отвлекают от важных дел и серьезных мыслей.

Мередит слушала его, едва дыша, а пальцы Филиппа продолжали нежно исследовать ее лицо.

– Нос чуточку широковат, а подбородок слишком упрямый. Но меня влечет к ней, как никогда не влекло ни к одной классической красавице! У нее заразительная улыбка, которая освещает все лицо. И когда она улыбается, вот здесь, – Филипп прикоснулся пальцем к правому уголку ее рта, – появляется ямочка. Ее кожа похожа на сливки и бархат одновременно, а иногда окрашивается в персиковый цвет – то более глубокий, то совсем нежный – в зависимости от настроения. А глаза... У нее необычайные глаза. Они напоминают Эгейское море – такие же синие и такие же бездонные. В их глубинах скрываются какие-то тайны, и это интригует меня еще больше. Должен сказать, что черты этой женщины удивительно напоминают ваши.

Филипп протянул руки и привлек ее к себе, и Мередит показалось, что нет ничего естественнее, чем обнять его за талию и прижаться к нему изо всех сил. От плеч до коленей они слились в одно целое, и Мередит животом ощущала его твердую горячую плоть. Ее тело в ответ загорелось огнем, который постепенно сосредоточился между бедрами. Соски болезненно напряглись, щеки пылали, и она знала, что глаза выдают все, что она чувствует. И все-таки Мередит не могла не смотреть на него и в его взгляде встречала ту же жажду, которую ощущала сама. На щеке Филиппа дрожал какой-то мускул, и она понимала, что он из последних сил пытается держать себя в руках. Такая же борьба происходила в ней самой, и Мередит понимала, что еще чуть-чуть – и она сдастся.

Филипп наклонился и прижался губами к ее шее. Она протяжно вздохнула, закрыла глаза и повернула голову, чтобы ему было удобнее.

– А ее запах, – шептал он, лаская шею Мередит теплым дыханием, – сводит меня с ума. Она пахнет, как только что выпеченная сдоба... свежая, мягкая и соблазнительная. Как может женщина так пахнуть? Каждый раз, когда она рядом, мне хочется откусить от нее кусочек. – Его зубы осторожно дотронулись до ее шеи, и Мередит задрожала от наслаждения. – Она пахнет точно так же, как и вы.

– А ее фигуре, – продолжал Филипп, не давая ей перевести дыхания, – может позавидовать любая «классическая красавица». – Его руки медленно двигались вниз по спине Мередит, достигли ягодиц и крепко обхватили их, а губы продолжали ласкать шею, обдавая ее теплым дыханием. – Она как будто специально создана для того, чтобы прижиматься ко мне. Я танцевал сегодня почти с двадцатью разными женщинами, но только она была в моих объятиях как дома. Точно так, как вы сейчас.

Он поднял голову и взглянул на нее, и Мередит пожалела, что он так быстро оторвался от ее шеи.

– Мередит, посмотрите на меня.

Она с трудом подняла отяжелевшие веки. Филипп глядел на нее как на самую прекрасную, самую желанную женщину на свете. Мередит почувствовала такой восторг и такую отчаянную беззаботность, каких уже много лет не допускала в свою жизнь.

Продолжая прижимать ее к себе одной рукой, Филипп провел другой по волосам, погрузил пальцы в распущенные локоны:

– Все эти златовласые красавицы, которых вы сегодня привели в мой дом, бледнеют по сравнению с вами. Никогда за всю мою жизнь меня не влекло к женщине так, как влечет к вам. Я думаю о вас постоянно. Видит Бог, я старался бороться с этим, но бесполезно. Вчерашний поцелуй не утолил мою жажду. Он только сильнее разжег ее. Теперь я хочу большего... – Он наклонил голову и продолжал, почти касаясь ее губ: – Неужели я хочу этого один, Мередит? Или вы чувствуете то же, что и я? Вы тоже хотите большего?

Его теплое дыхание опьяняло Мередит. Разум и сердце вели безнадежную борьбу, в которой у разума не было никаких шансов.

– Тоже хочу, – прошептала она.

После этих слов Филипп превратился в огнедышащий вулкан. Он впился в губы Мередит отчаянным и жарким поцелуем, в который вложил все свое желание. Язык нетерпеливо ласкал шелковую глубину ее рта, а руки все крепче сжимали тело.

Словно в знойном тумане, он стискивал ее спину, сжимал ладонями полукружия ягодиц, путался пальцами в душистом шелке волос. Потом провел ими по тонкой ключице, прикоснулся к жилке, пульсирующей у основания шеи, опустился еще ниже – и обхватил ладонью полную грудь. Мередит замерла. Твердый сосок упирался ему прямо в ладонь, и Филипп потер его пальцами через тонкий шелк платья.

Мередит задрожала, и его плоть немедленно откликнулась на эту дрожь, вызвав у него низкий протяжный стон. Филипп проклинал одежду, скрывавшую ее нежную кожу. Он хотел прикасаться к ней, хотел, чтобы она прикасалась к нему. Однако крошечная часть мозга, сохранявшая способность мыслить, подсказывала, что надо остановиться сейчас, пока он еще может это сделать.

Филипп оторвался от ее губ и замер, прислонившись лбом к ее лбу. Зажмурив глаза, он ждал, пока перестанет бешено биться сердце, и понимал, что этого не произойдет, пока ее мягкое тело прижимается к нему, пока ее грудь заполняет его ладонь. И пока Мередит цепляется за него так, словно собственные ноги больше не держат ее.

Наконец он выпрямился и открыл глаза и не увидел ничего, кроме тумана. Чертовы очки! Иногда они незаменимы, но, конечно, не во время поцелуев. Неохотно выпустив ее грудь, он поднял руку, чтобы снять запотевшие линзы, но маленькая мягкая ручка Мередит помешала ему.

– Можно мне? – спросила она шепотом.

Филипп не понял, о чем она просит, но все равно не смог бы отказать ей ни в какой просьбе, поэтому молча кивнул.

Она осторожно сняла с него очки и бережно положила их на каминную полку. Филипп заморгал, чувствуя себя разбуженной совой. Он подозревал, что и выглядит примерно так же. Мередит стояла так близко, что он отчетливо видел ее лицо, но знал, что если она сделает хоть шаг назад, то растворится в тумане.

Она откровенно изучала его, и огонек желания еще не погас в ее глазах, когда она тихо проговорила:

– Мне всегда было интересно, как вы выглядите без очков.

Она замолчала, наклоняя голову то вправо, то влево, разглядывая его, словно экспонат в музее.

– Ну и как? – наконец не выдержал Филипп. Ее губы дрогнули:

– Вы опять напрашиваетесь на комплименты?

– Даже и не надеюсь, просто проявляю здоровое любопытство.

– Без очков вы больше похожи на мальчишку. – Мередит протянула руку, чтобы откинуть с его лба упавшую прядь, и Филипп замер от интимности этого жеста. – Может, это потому, что у вас растрепаны волосы.

– У вас тоже. И вам это очень идет!

На дне его карих глаз клубилась страсть, и ее тело тут же откликнулось. Но здравый смысл уже проснулся и властно напомнил о себе. Мередит глубоко вздохнула и отступила, вырываясь из его рук.

– Лорд Грейборн...

– Филипп. После всего, что было, вы вполне можете называть меня по имени.

Мередит почувствовала, как теплая волна поднимается по шее и заливает щеки. Филипп, с растрепанными волосами, сбившимся набок галстуком и глазами, потемневшими от желания, казался ей неотразимым.

Два шага. Надо сделать всего два шага вперед, чтобы снова оказаться в его объятиях, почувствовать жар его сильного тела и ощутить на губах волшебный поцелуй. Желание сделать эти два шага было таким сильным, что Мередит испугалась. Ей не должны приходить в голову такие мысли. Но раз они все-таки пришли и изменить этого уже нельзя, надо немедленно прогнать их прочь.

– Филипп, то, что только что случилось, было... – «Невероятно, чудесно, неправдоподобно. И недопустимо!» Мередит откашлялась. – Было результатом моей непростительной ошибки.

– Возражаю, – прервал ее Филипп. – Это было результатом сильного и взаимного влечения.

Он протянул руку, чтобы коснуться ее, но Мередит быстро отступила так, чтобы между ними оказался диванчик. Ей было трудно сказать то, что она уже сказала. Если он прикоснется к ней, ее решимость рухнет. Но Филипп не сделал второй попытки. Вместо этого он взял с каминной полки свои очки и надел их.

Стиснув руки, Мередит выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза:

– Что ж, я действительно не могу отрицать, что нахожу вас привлекательным.

– И я не могу отрицать, что нахожу привлекательной вас. Даже слишком привлекательной.

Она мгновенно вспыхнула, вспомнив, как его возбужденная плоть прижималась к ней.

– Как бы то ни было, но вчера вечером в Воксхолле вы сами сказали, и я согласилась с вами, что повторение подобного следует считать непоправимой ошибкой.

– Я просто озвучил вашу точку зрения на ситуацию. Сам я так не думал и не думаю.

– Пустая болтовня. Суть в том, что мы не должны поддаваться этому влечению.

– Почему?

– Почему? Вы сами должны понимать, что это невозможно. Я могу назвать десяток причин.

– Так приведите их, пожалуйста, потому что я не вижу ни одной. – Филипп прислонился спиной к камину и скрестил руки на груди: – Внимательно слушаю вас.

– Вы опять смеетесь надо мной!

– Напротив, я совершенно серьезен. Вы сами признали, что нас влечет друг к другу. Я думал, что смогу справиться с этим, но сейчас мне совершенно ясно, что я ошибался. И я очень хочу узнать, куда приведет нас это взаимное влечение. У вас, кажется, есть возражения. Изложите их, пожалуйста.

– Но в этом-то все и дело! Впереди тупик.

– Могу я еще раз спросить вас – почему?

– Вы специально не желаете ничего понимать? Куда оно может привести? Вы связаны обещанием жениться. Я должна подыскать вам подходящую невесту. И надеюсь, что уже через пару недель у вас будет достойная жена. Давайте будем честными друг с другом. В вашей жизни совершенно нет места для меня. Я не могу стать вашей женой и не хочу быть вашей любовницей.

Последовавшее молчание нарушало только тиканье часов на камине. Прошла почти минута, прежде чем Филипп заговорил:

– Если предположить, что мне удастся избавиться от проклятия, могу я полюбопытствовать, почему брак со мной кажется вам таким тяжелым испытанием?

Боль и обида, которые Мередит расслышала в этом вопросе, заставили ее сердце сжаться.

– Та, которую вы выберете, – тихо произнесла она наконец, – будет очень счастливой женщиной. Я не сомневаюсь, что из вас получится прекрасный муж и... отец. И несомненно, это будет женщина, равная вам по рождению и по положению. Я совсем не такая. И даже если бы я была такой, то, как я вам уже говорила, у меня нет намерения выходить замуж.

– В это нелегко поверить. Почему вы испытываете такое нежелание сделать то, к чему стремятся все остальные женщины?

Если бы он только знал...

– Моя жизнь меня вполне устраивает. Мне нравится та независимость, которую обеспечивает мне моя работа. Кроме того, у меня есть Шарлотта, Альберт и Хоуп. Я слишком дорожу своей маленькой семьей и никогда не разрушу ее. Что касается другой возможности...

– Стать моей любовницей?

– Да. Я ни за что не поставлю под удар репутацию и благополучие своей семьи. За свою респектабельность я заплатила слишком дорого, чтобы рисковать ею.

Филипп взглянул на нее с удивлением, и Мередит с досадой отругала себя за болтливость.

– Я хорошо знаю, что бесполезно оглядываться назад и предаваться сожалениям. Надо идти дальше и учиться на собственных ошибках.

– Философия, достойная восхищения и, несомненно, основанная на собственном опыте. Какие же ошибки вы успели совершить, Мередит?

– Последнюю я совершила в этой комнате всего пару минут назад.

Филипп несколько секунд молча смотрел на нее, а потом глубоко вздохнул:

– Что ж, мне нравится, что вы так четко и откровенно выражаете свои мысли. – Он театрально поклонился. – Сейчас вы просто неотразимы.

Мередит душили чувство вины за обиду, которую она нанесла ему, и горькое сожаление о том, что ничего нельзя изменить.

– Я всегда буду помнить о том, что между нами было, Филипп, – сказала она: – Я не жалею о том, что это случилось. Но это не должно повториться.

Мередит произносила эти слова, а сама знала, что воспоминания о его поцелуе и объятиях будут мучить ее во время долгих одиноких и бессонных ночей. Что они открыли ворота всем женским желаниям и страстям, которые она так долго и трусливо прятала в отдаленном уголке души.

Она сказала ему, что никогда не предается сожалениям, но знала, что сегодня, лежа в постели, разрешит себе всю ночь горько сожалеть о своем прошлом, которое никогда не позволит ей связать жизнь с таким мужчиной, как Филипп.


Филипп отправил Бакари провожать Мередит, решив, что ему самому не стоит больше оставаться с ней наедине. Перед самым отъездом он рассказал ей о том, что произошло на складе, и попросил быть осторожнее. Дождавшись, пока экипаж скроется за поворотом, он вернулся в кабинет, опустился на диванчик рядом с крепко спящим Принцем и сжал голову ладонями.

Черт побери, что за вечер!

Отложив на время все беспокойные мысли о Мередит, Филипп задумался о том, над чем не мог подумать раньше – о происшествии с Эдвардом. Кто напал на него? Успел ли он что-то украсть? И если успел, то что? От волнения у Филиппа свело желудок. Но не мог же он украсть именно то, что они все так ревностно ищут! «Страдания начинаются»... Что это, черт возьми, значит? Он узнает, кто стоит за всем этим! Завтра утром надо будет поехать на склад и выяснить, что именно пропало. Хорошо бы Эндрю поправился и смог поехать вместе с ним.

Филипп снял очки и потер ладонью лоб. Сколько всего произошло за вечер: прием, танцы. Милые юные леди, почти все красавицы, оживленно щебетали в его доме, но, к сожалению, ни одна из них его не заинтересовала.

Он видел только Мередит.

Что она имела в виду, когда сказала, что ее репутация слишком дорого ей досталась? Что когда-то она была сильно испорчена? И когда она говорила об ошибках, ее голос дрогнул так, словно некоторые из них были непоправимыми.

Но разве прошлые ошибки что-нибудь значат? Нет. Мередит Чилтон-Гриздейл была, вне всякого сомнения, именно той женщиной, которая ему нужна. Есть случаи, когда можно бороться с собой, а есть такие, когда надо сразу признать свое поражение. Случай с Мередит, несомненно, принадлежал ко второй категории.

Надо просто решить, что же ему, черт возьми, с ней делать!

Глава 10

Было еще темно, и Филипп заканчивал свой ранний завтрак, когда открылась дверь столовой, и на пороге появился Бакари.

– Ваш отец, – объявил он.

Через секунду в комнату вошел герцог. Он был бледен, под глазами залегли темные тени, но, несмотря на это, его походка казалась бодрой и пружинистой. Как всегда, герцог выглядел безупречно в коричневом сюртуке, бежевых панталонах и ослепительно белой рубашке, ворот которой охватывал изысканно повязанный галстук.

– Доброе утро, Филипп, – произнес он и повернулся к лакею: – Кофе, пожалуйста.

– Отец, как ты чувствуешь себя сегодня?

– Благодарю, прекрасно. Гораздо лучше, чем несколько последних недель.

– Рад слышать это. – Филипп перевел взгляд на часы, стоявшие на камине: – Но, наверное, в такой ранний час тебе следует быть еще в постели.

– Я хотел застать тебя, до того как ты уйдешь. Я предполагал, что ты уже не спишь – ты всегда был ранней пташкой. – Он критически осмотрел Филиппа: – Или я все-таки вытащил тебя из постели? Ты какой-то взъерошенный.

– Я не очень хорошо спал. – Филипп мысленно улыбнулся этому приуменьшению. На самом деле он совсем не спал. Всю ночь он думал о Мередит, ворочался и крутился под одеялом, взвешивал и сравнивал варианты, анализировал факты и наконец пришел к единственно возможному решению.

– Мешали воспоминания о красавицах, да, Филипп?

– Да, отец.

– За этим я и пришел сегодня – обсудить ваш прием. – Герцог вопросительно изогнул одну бровь: – Он дал желаемый результат? Ты встретил женщину, которая согласится выйти за тебя замуж?

– Я в этом не уверен.

– Что это значит?

– Что я встретил женщину, на которой сам хочу жениться...

– Отлично.

– ...но эта леди еще не дала мне согласия.

– Ерунда! Какая женщина откажется стать женой будущего герцога?

– Ну, например, такая, которая не захочет умереть через два дня после свадьбы.

Герцог махнул рукой, не желая слушать подобные глупости:

– Кто же эта красотка?

– Я бы предпочел пока не называть ее имени. Достаточно сказать, что мой выбор сделан. Теперь остается только уговорить ее. Именно этим я и собираюсь заняться.

Что ж, чтобы доставить удовольствие своему отцу, Филипп дал согласие жениться на женщине, которую совсем не знает. Но сейчас-то он знал, что ему нужна Мередит. И был убежден, что они прекрасно подходят друг другу. Он не сомневался, что сможет убедить в этом и ее. Труднее будет защитить ее от возможной опасности и уговорить в том случае, если он не сможет снять проклятие, а значит – жениться на ней.

Лакей поставил перед герцогом чашку кофе, и тот рассеянно помешивал ложечкой ароматную жидкость.

– У тебя не слишком много времени на ухаживания, Филипп. Вчера я встречался с доктором Гиббинсом. Он говорит, что у меня осталось всего два или три месяца. Я хочу увидеть тебя женатым и надеюсь перед смертью еще узнать, что у тебя будет наследник.

Горечь и сожаление наполнили душу Филиппа. Сожаление о долгих годах отчужденности в отношениях с отцом. О годах, которые уже невозможно вернуть. Он мысленно поклялся себе, что никогда не позволит такой стене вырасти между ним и его собственными детьми.

– Я делаю все, что могу, для того чтобы выполнить данное тебе обещание, отец. Но нельзя исключать возможности, что это окажется выше моих сил.

– Я не из тех людей, которые смиряются с поражением, Филлип.

– Я тоже, особенно теперь, когда я встретил женщину, которая мне необходима.

– В таком случае быстрее заканчивай завтрак и отправляйся на склад, чтобы продолжить поиск.

– Я так и сделаю, но сначала мне надо кое-что сказать тебе. – Филипп коротко сообщил отцу о событиях, произошедших на складе, и попросил его быть внимательным и осторожным. – Мне кажется, что за всем этим кроется нечто большее, чем проклятие, и можешь не сомневаться, я выясню, что это или кто. – Филипп допил кофе и поднялся: – Прости, отец, но мне действительно пора на склад.

Герцог тоже встал, и на его лице появилось решительное и упрямое выражение:

– Я пойду с тобой. Чем больше народу будет принимать участие в поисках, тем быстрее мы справимся.

– Это грязная и тяжелая работа...

– Я постараюсь не переутомляться. Сегодня у меня хороший день, и я не желаю проводить его в постели. Я хочу помочь тебе.

– Прекрасно. – Филипп знал, что спорить с отцом бесполезно. Надо просто проследить за тем, чтобы тот не делал ничего тяжелее, чем проверка списков в конторской книге.

– Мне показалось, что тебя удивило мое предложение помочь, Филипп. Неужели ты не понимаешь, что твое благополучие мне небезразлично? И мне очень не понравилось содержание записки, которую нашел Эдвард. А что касается проклятия... Что ж, хотя я в отличие от тебя по-прежнему не особенно верю в его силу, я все-таки хочу, чтобы ты получил ту женщину, которую сам выбрал... сын.

Отец не называл его сыном с того самого дня, когда умерла мать. Ни разу – ни в разговоре, ни в письмах. Это слово было как оливковая ветвь, которую он протягивал первым, и Филипп радостно ухватился за нее и впервые подумал, что, возможно, после того как свадьба состоится, им удастся забыть прошлое.

– Спасибо, я буду рад твоей компании. Похоже, Эндрю еще не вставал, значит, он еще плохо себя чувствует. Когда ему станет лучше, он тоже присоединится к нам.

– Ты говоришь – Стентон болен? Жаль. Вчера вечером он выглядел вполне здоровым.

– Вчера вечером? В котором часу?

– Около одиннадцати. Я в экипаже возвращался из клуба и видел его на Оксфорд-стрит.

– А почему ты был в это время на Оксфорд-стрит, отец? Ведь доктор велел тебе ложиться пораньше.

Щеки герцога слегка порозовели.

– Я хорошо себя чувствовал и решил заглянуть в клуб. Доктор говорит, что это даже полезно, если не переутомляться.

– Понятно, но насчет Эндрю ты ошибаешься. Он лег в постель, когда еще не было семи.

– Да? Я был уверен, что это он... Наверное, ошибся. Значит, у твоего друга Стентона в Лондоне есть двойник.

– Говорят, у каждого где-то есть двойник. – Филипп усмехнулся: – Но упаси нас, Господи, от двух Эндрю Стентонов одновременно.


Филипп обозревал разгром, царивший вокруг двух раскрытых ящиков. Белые царапины на досках пола и многочисленные черепки разбитых сосудов свидетельствовали о происходившей здесь борьбе. Наклонившись, Филипп подобрал красный блестящий керамический осколок. Остров Самос, второй век нашей эры, определил он. Он купил эту вазу у римского антиквара, который был известен тем, что не отличался щепетильностью при приобретении прекрасных произведений искусства. Потеря такой изумительно красивой, пережившей много веков вещи наполнила его душу болью и гневом. Он ожесточился, вспомнив, что с Эдвардом могло случиться то же, что и с этой вазой. Он склеит ее, вложив в это много труда и терпения. Но что он мог бы сделать, если бы Эдварда убили?

– Многое пропало? – спросил отец.

– Трудно сказать. Думаю, несколько предметов. Скажу точнее, когда сверим то, что осталось, со списком. – Он провел рукой по лицу. – Все могло бы быть гораздо хуже.

– Ты сможешь это восстановить? – Отец кивнул на черепки.

– Постараюсь, хотя они уже никогда не станут прежними. – Филипп взял кожаный мешок, который раньше оставил у одного из ящиков, развязал его и достал кусок полотна. – Надо собрать осколки на эту ткань так, чтобы между ними оставались промежутки, а потом осторожно свернуть ее. А ты пока можешь посидеть в конторе, там есть стул.

– Я пришел сюда не для того, чтобы сидеть.

– Я понимаю, но сейчас придется ползать на четвереньках. Брови герцога надменно поднялись.

– Я совсем не такая дряхлая развалина, как ты, очевидно, думаешь. Мои руки и ноги в отличном состоянии.

Филипп не мог сдержать улыбки, несмотря на невеселую ситуацию:

– Я специалист по дряхлым развалинам и могу подтвердить, что ты к ним явно не относишься. Я просто беспокоюсь о твоей одежде. Если ты станешь ползать на коленях, эти панталоны уже никто не отстирает.

Герцог фыркнул и медленно опустился на колени с такой осторожностью, что Филиппу пришлось сжать губы, чтобы не рассмеяться.

– Ну вот, – гордо сказал отец, завершив трудную задачу.

– Прекрасно. Теперь двигайся осторожнее, чтобы не раздавить какой-нибудь фрагмент.

Они работали, бережно собирая разноцветные осколки на расстеленную ткань, и Филипп отвечал на многочисленные вопросы отца о коврах, мебели, шелках и прочих товарах, которые он привез для их совместного предприятия. Такая дружелюбная беседа продолжалась более часа.

– Смотри, что я нашел под ящиком, – удивленно воскликнул герцог. – У меня есть точно такой же.

Филипп обернулся. Отец держал в руках нож, лезвие которого холодно блестело в лучах утреннего солнца. Филипп взял его и поднес к глазам.

– Наверное, он принадлежал нападавшему. Эдвард говорил, что тот потерял его во время драки.

Он разглядывал оружие, но не находил на нем никаких отличительных признаков. Это был самый обычный нож из тех, которые носят за голенищем. У большинства мужчин, включая его самого, были такие – у Эндрю, у Эдварда, у Бакари и, как сейчас выяснилось, у отца.

– Я передам его в магистратуру, – сказал он, засовывая нож за отворот собственного сапога.

Они продолжили работу, и почти все осколки уже были собраны, когда вдалеке скрипнула входная дверь.

– Лорд Грейборн, вы здесь?

Все тело Филиппа напряглось при звуке этого грудного женского голоса, и он невесело усмехнулся. Что он может противопоставить ей, какую баррикаду воздвигнуть, если один ее голос приводит его в трепет?

– Я здесь, – крикнул он и, повернувшись к отцу, объяснил: – Мисс Чилтон-Гриздейл. – Потом, прислушавшись к шагам, добавил: – И ее дворецкий Альберт Годдард.

Они поднялись, и Филипп с трудом сдержал усмешку, заметив, как выпачканы прежде безупречные панталоны отца. Никогда раньше он не видел, чтобы герцог выглядел столь неопрятно. Но лицо его, несмотря на испорченную одежду, выражало живейшее удовольствие от проделанной работы. Через секунду из-за угла появились мисс Чилтон-Гриздейл и Альберт. Глаза Филиппа и Мередит встретились, и на мгновение ему показалось, что между ними промелькнула искра теплоты и понимания, но Мередит, как занавес, опустила ресницы, а когда подняла их опять, ее взгляд выражал уже только холодное безразличие, которое заставило Филиппа скрипнуть зубами.

Он перевел глаза на Годдарда, который стоял рядом с ней, как храбрый рыцарь, охраняющий свою даму, и смотрел на него с враждебной настороженностью. Если бы Филипп не испытывал к молодому человеку благодарности за то, что тот так надежно оберегает Мередит, он, несомненно, почувствовал бы раздражение от этих взглядов, похожих на летящие в него кинжалы. Он быстро познакомил отца и Годдарда. Потом герцог вежливо поклонился Мередит.

– Должен поздравить вас, мисс Чилтон-Гриздейл, – произнес он. – Вчерашний вечер дал желаемые результаты.

– Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, милорд.

– Его целью было найти подходящую невесту для моего сына. Сегодня утром он признался, что одна молодая леди произвела на него сильное впечатление. Я почти уверен, что свадьба состоится двадцать второго, как мы и планировали.

Два алых пятна проступили на щеках Мередит. В ее глазах, обращенных на Филиппа, промелькнула масса различных эмоций. Удивление? Смятение? Испуг? Он не успел разобраться.

– Я рада слышать это, милорд, – сказала она ровным, ничего не выражающим голосом и, взглянув вниз, заметила осколки, разложенные на куске полотна. – О Боже! – Теперь она смотрела на Филиппа глазами, полными сострадания. – Это разбили вчера вечером?

– К сожалению, да.

– Мне так жаль! Даже мне больно смотреть на это. Представляю, что должны чувствовать вы.

Ее сочувствие явилось для Филиппа исцеляющим бальзамом, успокоившим раздражение и снявшим боль, и его охватило непреодолимое желание прижаться к ней, утонуть лицом в мягкой коже, вдохнуть ее аромат. Разумеется, он никогда не забылся бы до такой степени, но даже если бы это и произошло, стоявший настороже Годдард, несомненно, с удовольствием привел бы его в чувство при помощи кулаков.

– Чем мы можем помочь? – спросила Мередит. Филипп объяснил, что надо делать.

– Мы уже собрали большую часть осколков, – сказал он. – Когда закончим с этим, начнем проверять, что пропало из открытых ящиков. – Филипп подумал, что Годдарду с его больной ногой будет трудно работать, стоя на коленях, и, понимая, что молодой человек скорее умрет, чем признается в этом, предложил: – Я думаю, надо осмотреть всю территорию склада. Возможно, мы найдем какие-нибудь следы. Пойдете со мной, Годдард?

На щеке Альберта дернулся мускул, и Филипп легко прочитал его мысли. Юноша, конечно, понимал, почему было сделано это предложение, проклинал свою физическую слабость и очень хотел послать лорда Грейборна к черту. Наконец он нехотя кивнул.

Филипп медленно пошел по лабиринту между рядами ящиков, намеренно удаляясь от того места, где оставались Мередит с герцогом. Когда они отошли настолько далеко, чтобы их не могли услышать, он остановился и повернулся лицом к Годдарду.

– Вы хотите что-то сказать мне. – Это был не вопрос, а утверждение.

Лицо молодого человека медленно покраснело, и, взявшись рукой за ящик, чтобы не потерять равновесия, он выпрямился и посмотрел прямо в глаза Филиппу:

– Мне не нравится, как вы на нее смотрите.

Филипп не стал притворяться, что не понимает. Он, черт побери, отлично знал, как он смотрит на Мередит, и не мог осуждать Годдарда. Он сам был бы крайне недоволен, если бы кто-нибудь смотрел на нее с таким же неприкрытым вожделением. К тому же Филипп не мог не сочувствовать Альберту. Хотя он сам и не был инвалидом, но в юности тоже страдал от своей неуклюжести и физической неловкости. Он еще не забыл боль, которую испытывал тогда.

Сейчас Филипп уже был уверен, что Мередит не влюблена в Годдарда, хотя и относится к нему с глубокой нежностью. Она не из тех женщин, которые могут целоваться с одним, если их сердце принадлежит другому. Какие же отношения связывают ее с Альбертом?

– А мне кажется, что вы ее любите, судя по тому, как вы смотрите на нее, – спокойно сказал Филипп, не отводя от Альберта внимательного взгляда.

– Люблю, можете не сомневаться! И могу защитить ее, если понадобится. Например, от наглых аристократов, глядящих на нее, словно она лакомый кусочек, который они хотят попробовать, а потом выплюнуть, когда вкус им надоест.

– Это не входит в мои планы.

– Вот как? – Альберт воинственно выпятил подбородок. – А что же тогда вы собираетесь предпринять?

– Это касается только меня и Мередит. Но я понимаю ваши чувства и хочу заверить вас, что я... Что она мне небезразлична. И я ни за что не причиню ей вреда.

– Вы уже причинили, с этим вашим чертовым проклятием. Для нее репутация – самое главное, а вы все испортили. И коли вы так на нее смотрите, значит, собираетесь испортить ей и всю жизнь. – Лицо Альберта исказила гримаса гнева и презрения. – Вы все, богатенькие лорды, думаете, что если вам что понравилось, то оно уже ваше. Но с мисс Мэри так не получится – она слишком умна для вас. Она всю жизнь старается убежать от этого.

– Что это значит? Старается убежать от чего? – быстро спросил Филипп.

Годдард плотно сжал губы, сообразив, что и так сказал слишком много. Было ясно, что он не собирается ничего объяснять.

– И почему вы так уверены, – продолжал Филипп, – что ваши чувства не возьмут над вами верх и что вы сами не скомпрометируете мисс Чилтон-Гриздейл?

Альберт с сомнением смотрел на него, словно решая, что ответить.

– Я люблю ее, – сказал он наконец, – но не так, как вы думаете. Конечно, она слишком молодая, чтобы быть мне матерью, но на самом деле всегда была ею, и я люблю ее, как свою настоящую мать. Она все эти годы обо мне заботилась, а теперь я взрослый и могу сам позаботиться о ней. Я для нее все сделаю. – Его глаза угрожающе прищурились. – Все.

Можно было не сомневаться, что если завтра Мередит скажет: «Отруби голову лорду Грейборну», – Годдард поспешит наточить топор. Оставалось только надеяться, что она отдаст ему такого приказа. И тем не менее Филипп почувствовал облегчение, узнав, что Альберт не влюблен в нее, хотя v него оставалось еще много вопросов.

– А почему она была вам матерью?

Юноша несколько секунд колебался, решая, стоит ли отвечать на этот вопрос.

– Я своих отца с матерью никогда не помнил, – признался он наконец. – Может, их и не было. Я помню только Таггерта. Он работал трубочистом, а я и другие мальчишки помогали ему. – Глаза Альберта вдруг стали пустыми и безжизненными. – Мы все жили в маленькой грязной комнате. Однажды я чистил трубу на крыше и сорвался. – Он посмотрел на свою ногу. – Я помню, как падал, и больше ничего – наверное, я сильно ударился головой. А когда очнулся, она смотрела на меня, и глаза у нее были голубые, как у ангела. Я тогда подумал, что уже умер и попал на небеса, а потом узнал, что этот ангел – мисс Мэри, а я раньше ее вовсе не знал. Она вытащила меня из канавы, в которую меня бросил Таг-герт. Ему-то я больше не был нужен.

– Господи, – прошептал Филипп, почувствовав дурноту при мысли о такой хладнокровной жестокости. – Сколько же лет вам тогда было?

– Не знаю, – пожал плечами Годдард. – Наверное, восемь. Так утверждает мисс Мэри. Я и не знал, когда у меня день рождения, а мисс Мэри сказала – пусть это будет тот день, когда она меня нашла. И теперь мы каждый год празднуем – с подарками и тортом.

– А что стало с этим Таггертом?

Боль и гнев сверкнули в глазах юноши:

– Не знаю, надеюсь, что ублюдок умер.

– Значит, Мередит привела вас в свой дом, и вы стали жить в ее семье?

– Я стал жить у нее. Она заменила мне мать. Кормила меня, покупала одежду, учила писать и считать. Мы так и жили вдвоем, а потом, пять лет назад, с нами поселилась Шарлотта с Хоуп.

– Она жила одна, когда вы встретились? Но ведь ей было всего лет пятнадцать-шестнадцать. Как же?..

– Забудьте об этом. Не имеет значения. – Руки Годцарда сжались в кулаки, а голос звучал угрожающе. – Значение имеет только то, что она добрый и порядочный человек. Я обязан ей жизнью и, Богом клянусь, никому не позволю ее обидеть.

Неожиданное чувство стыда охватило Филиппа. Все его неразрешимые проблемы казались такими ничтожными по сравнению со страданиями, которые пришлось пережить этому юноше.

Глядя прямо в глаза Годдарду, он твердо сказал:

– Я никогда и ничем не обижу ее. И я знал, что она добра и порядочна, еще до того как вы рассказали мне свою историю.

– И поэтому вы смотрите на нее, как на сладкую булочку?

– Что ж, не буду этого отрицать. Но она возбуждает во мне и другие чувства. А почему вы уверены, что она не отвечает на них?

Во взгляде Альберта промелькнуло сомнение.

– Я об этом не думал, – неохотно признался он. – Если она решит, что будет счастлива с вами... Конечно, я желаю ей счастья.

Филипп кивнул. Он понимал, что надо что-то сказать, но подходящие слова не приходили в голову. Он нечаянно взглянул на искалеченную ногу Альберта, и молодой человек сразу напрягся:

– Мне не нужна ваша жалость!

Филипп поднял глаза и встретился с Годдардом взглядом.

– Я думал совсем не об этом, хотя, конечно, я не могу не сожалеть о том, что вы пережили. Ни с кем, а тем более с ребенком, нельзя обращаться так бесчеловечно. Но я чувствую к вам не жалость, а глубокое уважение. Не многие люди нашли бы в себе силы пережить такое и не ожесточиться. И спасибо за то, что поделились со мной этими тяжелыми воспоминаниями. Я восхищаюсь вашей смелостью и преданностью Мередит.

Альберт смотрел на Филиппа с удивлением, потом его черты понемногу смягчились.

– Я каждый день благодарю Бога за то, что она нашла меня тогда. Мне очень повезло.

– Я думаю, вам обоим повезло, – сказал Филипп и протянул ему руку.

Несколько секунд они молча и оценивающе смотрели друг на друга, а потом Альберт твердо ответил на рукопожатие.

– Спасибо. Надо сознаться, вы лучше, чем я думал. Совсем неплохи для парня с деньгами и титулами.

– Благодарю. Теперь посмотрим, повезет ли нам всем и найдем ли мы этот недостающий кусок камня.

Они продолжили обход склада, и несколько минут спустя Филипп резко остановился. От неожиданности Годдард столкнулся с ним. Они разглядывали разбитое окно и пол под ним, усыпанный блестящими осколками. Годдард подошел поближе.

– Мисс Мэри говорила мне, что вчера на склад кто-то вломился. Наверное, он пролез через это окно.

Филипп нахмурился:

– Возможно... Но со слов Эдварда я понял, что грабитель попал на склад через дверь, каким-то образом обманув сторожа, а потом через нее же и вышел.

Черт возьми! Неужели после того, как Эдвард выбрался отсюда, на складе побывал кто-то еще? Его мысли были прерваны звуком открываемой двери. Послышались быстрые мужские шаги, и через несколько минут из-за угла появился управляющий складом мистер Данпри. Филипп уже встречался с этим крупным мужчиной в тот день, когда «Мечтатель» встал к причалу и началась разгрузка ящиков.

Мистер Данпри остановился, увидев Годдарда и Филиппа.

– Лорд Грейборн, я только что узнал о том, что произошло здесь вчера вечером. – Он посмотрел на разбитое окно и нахмурился. – Я уверен, что мы поймаем этого негодяя. Его уже ищет полиция, а владелец склада нанял частного сыщика.

– Отлично. Мы обошли весь склад. Похоже, ничего, кроме двух моих ящиков, не пострадало.

– Возможно, все остальное и цело, но дело не только в ограблении, лорд Грейборн.

– Конечно. Мой друг сильно избит, а может быть, и сторож.

– Сторожа Билли Тимсона не просто избили. Несколько часов назад его труп выловили из Темзы. Мы имеем дело с убийством.

Они работали парами: Филипп с отцом разбирали один ящик, Мередит с Альбертом – другой, и это радовало ее. Было достаточно трудно просто находиться с ним в одной комнате. Если бы они работали рядом и их руки и плечи соприкасались бы каждый раз, когда они доставали из ящика тяжелые предметы, работа превратилась бы в настоящую пытку.

В течение двух часов они не произносили ничего, кроме названий предметов, вынимаемых из ящика и укладываемых на застеленный одеялами пол. За эти два часа на складе стало невыносимо жарко.

Мередит достала из рукава носовой платок и промокнула влажную грудь и шею. Она старалась не смотреть на Филиппа, но время от времени ее взгляд невольно устремлялся к нему. Сейчас он стоял к ней спиной и держал в руках только что вынутую из ящика небольшую статуэтку. Его запылившаяся рубашка промокла от пота и облепила широкие плечи. Мередит медленно провела взглядом по его спине, потом – по бедрам и ягодицам, по стройным ногам, обтянутым узкими панталонами, и ей показалась, что жара на складе стала просто невыносимой.

В этот момент Филипп обернулся, и она быстро отвела глаза, испугавшись, что он застанет ее за подглядыванием. Однако все его внимание было поглощено статуэткой, которую он держал в руке, так же как внимание Мередит было только что поглощено им самим.

Его волосы были влажными, а светлые, выгоревшие пряди потемнели от пота. Очки соскользнули на самый кончик носа, и Мередит с трудом поборола желание подойти и поправить их. Словно прочитав ее мысли, Филипп сделал это сам.

Она осторожно продолжала разглядывать его. Он давно уже снял сюртук и галстук, расстегнул воротник рубашки, и с участившимся пульсом Мередит смотрела на его голую шею и открывшийся в вырезе рубашки кусочек обнаженной груди. Она заметила, как блеснула металлическая цепочка – та самая цепочка, на которой висит золотая монета, согреваемая теплом его тела.

Спереди рубашка тоже была влажной и, став прозрачной, прилипла к его груди и животу, дразня воображение Мередит. Она перевела взгляд на его мускулистые руки и вспомнила, как они обнимали ее. Потом – на сильные загорелые пальцы, которые так бережно держали сейчас древнюю статуэтку. Удивительные пальцы, кончики которых были покрыты совсем не аристократическими мозолями. Они так нежно перебирали вчера ее волосы, прикасались к губам, ласкали грудь.

Мередит посмотрела ниже – на плоский живот, потом еще ниже – туда, где ткань панталон плотно обтягивала то, что невольно и неудержимо притягивало ее.

Она с трудом отвела глаза от этого, оглядела сильные стройные ноги и, наконец, черные, покрытые пылью сапоги.

Неаккуратный, растрепанный, потный. В нем не может быть ничего привлекательного. Так почему же ее влечет к нему с такой угрожающей и непреодолимой силой? Почему ей сейчас больше всего на свете хочется подойти, снять с него эту запыленную одежду, а потом – собственноручно отмыть от грязи.

Мередит вдруг представила себе, как обнаженный Филипп сидит в ванной, а она скользкой от мыла рукой проводит по его плечам, груди, животу и... От этого нескромного видения у нее перехватило дыхание, она вздрогнула и подняла глаза. И встретилась с его пристальным взглядом.

В глубине карих глаз за стеклами очков бушевало такое пламя, что Мередит стало ясно: Филипп все понял. Конечно, он не мог разгадать ее мысли, но наверняка знал, что скромными их никак не назовешь.

– Жарко, мисс Чилтон-Гриздейл? – спросил он вкрадчиво.

Да, черт тебя возьми, и ты виноват в этом!

– Думаю, мы все одинаково страдаем от этой жары.

Филипп внимательно рассматривал ее, и Мередит заволновалась. Наверное, она сейчас похожа на старую пыльную тряпку. Когда их взгляды опять встретились, в его глазах она прочитала глубокую озабоченность.

– Я должен просить у вас прощения. Я так увлекся работой, что забыл о том, как ужасно вы, должно быть, чувствуете себя в этой духоте. Я очень благодарен вам за помощь, но здесь не место для леди. Я немедленно провожу вас домой.

– Глупости! Благодарю вас за беспокойство, но я совсем не похожа на капризное тепличное растение. И я настаиваю на том, чтобы остаться. Я хочу как можно скорее найти пропавший камень. Это прежде всего в моих собственных интересах.

– Вы хотите сказать, что, пока мы его не найдем, вы не сможете женить меня на одном из тех капризных, тепличных растений, с которыми я познакомился вчера вечером?

– Я бы предпочла называть их хорошо воспитанными юными леди...

– Не сомневаюсь.

– ...и – да, я действительно хочу, чтобы вы женились на одной из них. Так что нам обоим необходимо побыстрее найти злополучный камень.

– С этим я не буду спорить, – сказал он.

– Я рада, что мы понимаем друг друга.

– Извиняюсь, мисс Мэри, лорд Грейборн, – прервал их Альберт, и Мередит мысленно поблагодарила его за это, – я все проверил. Из этого ящика ничего не пропало.

Филипп явно почувствовал облегчение, которое разделила и Мередит.

– Прекрасная новость, – сказал он весело.

– Боюсь, что моя хуже, – раздался мрачный голос герцога. – Я только что закончил со вторым ящиком, Филипп, и в нем не хватает одного предмета. – Он ткнул пальцем в конторскую книгу. – Судя по твоим записям – гипсового куба.

Филипп бережно положил на одеяло статуэтку, которую все еще держал в руках, и наклонился над книгой. Когда он выпрямился, на его побледневшем лице было странное выражение.

– Черт возьми, – медленно проговорил он. – Я должен был обратить на это внимание... Черт!

– Обратить внимание на что? – спросила Мередит, не скрывая тревоги.

– Я же видел эту запись, когда просматривал книги, но тогда мне не пришло в голову, что этот «куб» может оказаться полым внутри. Что это может быть шкатулка, в которой... Меня должно было насторожить слово «гипсовый».

– В чем дело? – прервал его герцог.

– Гипс – это минерал, из которого вырезали вазы и сосуды. Его еще называют алебастром... И из него была сделана шкатулка, в которой я нашел Камень Слез. – Филипп глубоко вздохнул. – Похоже, что в этом ящике была еще одна алебастровая шкатулка. И теперь она исчезла.

Глава 11

Непроверенными оставались всего девять ящиков.

К шести часам вечера они успели обследовать еще три, и все безуспешно. Устав от разочарований, Филипп прекратил работу. Все его мускулы ныли, потная рубашка пристала к телу, как вторая кожа, которую не терпелось сбросить, и голод напоминал о себе все настойчивее. По правде говоря, если бы не Мередит, они бы не проработали так долго. Она оказалась самой предусмотрительной и прихватила с собой корзинку, наполненную бисквитами, ячменными лепешками, сыром, мармеладом и несколькими бутылками с сидром.

Филипп остановил работу неохотно, но от голода уже мутило. Кроме того, он не мог больше держать на складе отца и Мередит с Годдардом. Они и так проработали весь день без единой жалобы. Он несколько раз заставлял отца сделать передышку, но тот работал с удовольствием и соглашался отдохнуть только под угрозой отправки домой.

Кроме еды и ванны, Филиппу был нужен Эндрю. Он так и не появился на складе, а значит, либо еще не поправился, либо отправился в музей. Им надо было многое обсудить.

Герцог и Годдард направились к выходу, и Мередит уже собиралась последовать за ними, когда Филипп задержал ее:

– Могу я сказать вам несколько слов, Мередит? Альберт резко остановился и вопросительно взглянул на них через плечо.

– Все в порядке, Альберт. – Мередит устало улыбнулась ему. – Я тебя скоро догоню.

Годдард кивнул и пошел дальше. Убедившись, что никто не может их услышать, Филипп подошел к Мередит совсем близко. Пыль покрывала ее персиковые щеки и делала матово-серыми блестящие черные волосы. Коричневое платье было безнадежно измято и испачкано. Она выглядела измученной, растрепанной и грязной. Филипп чувствовал себя виноватым, понимая, что именно он причина такого плачевного состояния, но не мог не признаться себе, что даже грязная и растрепанная она нравится ему больше, чем любая безупречная красавица. Ему страшно хотелось схватить ее и растрепать еще больше.

– Я хочу поблагодарить вас за ту помощь, которую вы с Годдардом сегодня мне оказали, и зато, что вы позаботились о пропитании. Я часто забываю о таких вещах, когда увлекаюсь работой. Вашу предусмотрительность, несомненно, можно занести в категорию «Гениальность».

– Спасибо, – улыбнулась в ответ Мередит, – но скорее она относится к категории «Самосохранение». Я предполагала, что мы проведем на складе большую часть дня и что никто, кроме меня, не догадается позаботиться о воде и пище и мы все умрем от голода. И еще я подозревала, что если я первой предложу отправиться по домам, меня сочтут...

– Тепличным растением?

– Вот именно. И как видите, я поступила разумно, раз вы сами признаете, что это «гениальная» идея.

– Да, ваша корзинка пришлась очень кстати, и ее содержимое оказалось изумительно вкусным. Я давно не ел с таким аппетитом.

– Это потому, что вы сильно проголодались. Могу поспорить, что в тот момент вы бы с удовольствием съели и печенье из опилок.

– Хм-м, возможно, вы и правы. Но как бы там ни было, вы нас здорово выручили, и мне хотелось бы отблагодарить вас подобным же образом. Вы не согласитесь завтра пообедать со мной?

– Пообедать с вами? – настороженно переспросила Мередит.

– Да. – Филипп улыбнулся. – Надеюсь, мне просто показалось, что вас пугает подобная перспектива. Обещаю, что опилок в меню не будет. – Он видел, что Мередит собирается отказаться, и поспешил прибавить: – Это даст мне превосходную возможность получше узнать некоторых леди, с которыми я познакомился вчера.

Лицо Мередит выразило нескрываемое облегчение, огорчившее Филиппа, а сразу же вслед за ним – что-то похожее на разочарование, что очень его обрадовало.

– Ах, так кроме меня будут и другие приглашенные?

– Я сегодня же разошлю приглашения. Думаю, восемь человек за обеденным столом – самое приятное число: вы, я и еще шесть молодых леди. Я посмотрю список вчерашних гостей и выберу их сам. Так я могу рассчитывать на вас?

– Да, конечно, я постараюсь помочь чем смогу.

– Прекрасно. Тогда завтра я пришлю за вами экипаж около восьми часов.

– Я буду ждать. – Несколько минут Мередит молча смотрела на него, потом тихо сказала: – Филипп... я рада, что вы стараетесь получше узнать этих молодых леди. Из любой, несомненно, получится замечательная, достойная жена.

– Надеюсь на это. Ведь мы оба хотим, чтобы я выбрал именно замечательную и достойную жену. Не беспокойтесь, дорогая Мередит. Я лично прослежу за тем, чтобы мы оба получили именно то, чего хотим.

Вернувшись домой, Филипп узнал от Бакари, что Эндрю с утра ушел в музей и до сих пор не вернулся. Он велел приготовить горячую ванну, и пока в нее набиралась вода, удалился вместе с Бакари в свой кабинет, где жадно накинулся на свежий хлеб с сыром.

Он коротко рассказал слуге о том, что случилось за день.

– У меня плохое предчувствие, Бакари. Я думаю, что этот гипсовый куб вполне может оказаться как раз тем, что мы ищем. Ты же знаешь, что мои дурные предчувствия обычно сбываются.

Бакари вздрогнул:

– Песчаная буря в Фивах, шторм у берегов Кипра, грабители могил под Каиром – не надо напоминать Бакари.

– Мне кажется очень подозрительным то, что пропала только одна эта вещь, и я не особенно верю в совпадения. Я не хотел тревожить других и поэтому ничего не сказал им о своих опасениях. Я и сам не хочу отказываться от надежды. На складе осталось еще девять ящиков, а скоро в порт придет «Морской ворон» с остальным грузом. Может, этот «гипсовый куб» был действительно просто кубом, выпиленным из камня. – Филипп взъерошил волосы. – Черт возьми, я должен был обратить внимание на эту строчку. Теперь остается надеяться, что это не станет самой большой ошибкой моей жизни.

– Бакари тоже будет надеяться.

Филипп очень хорошо знал эту интонацию, означающую: Я, конечно, буду надеяться, только какой от этого толк?» Будь все проклято!

– Мне надо еще кое-что сказать тебе, – заявил Филипп, покончив с хлебом. – Я хочу устроить маленький интимный обед завтра вечером. В средиземноморском стиле.

Черные глаза Бакари блеснули.

– Интимный?

– Да. – Филипп подробно рассказал Бакари, что надо сделать, зная, что тот запомнит и точно исполнит все его инструкции. Наконец он поднялся: – Наверное, моя ванна уже готова. Надеюсь, Эндрю вот-вот появится. Он не любит пропускать обед.

Филипп не ошибся. Когда он, вымытый и переодетый, через сорок пять минут вошел в столовую, Эндрю уже сидел за столом, склонившись над дымящейся тарелкой супа. Велев лакею принести то же самое для себя, Филипп уселся напротив и оглядел своего друга. Одежда того была измятой и запыленной.

– Рад, что ты поправился.

– Я и сам рад. – Эндрю заметил мокрые волосы Филиппа. – Завидую, что ты уже успел принять ванну. Я сделаю то же самое, но сначала мне надо поесть. Боюсь, я шокировал всех твоих слуг, явившись к обеду в таком виде. Слава Богу, Бакари появился вовремя, а то меня запросто могли вышвырнуть из дома.

Лакей принес Филиппу суп, и друзья некоторое время ели молча. Наконец Филипп заговорил:

– Судя по тому, что ты не спешишь меня обрадовать, сегодня в музее вы ничего не нашли?

– К сожалению, так и есть. Осталось всего три ящика. Эдвард помогал мне, насколько мог со своей поврежденной рукой. Неприятная история! Хорошо, он хоть жив остался.

Он говорил, что несколько предметов пострадало во время драки.

– Да, всего пять. Все могло бы кончиться гораздо хуже.

– Что-нибудь украдено?

Филипп рассказал другу о событиях этого дня, гибели сторожа и пропаже гипсового куба.

– Я, черт возьми, должен был обратить на него внимание, когда читал списки.

– Не вини себя, Филипп. Я тоже их просматривал. А после меня – и Бакари, и Эдвард. И никто из нас не акцентировал на этом внимание.

Филипп кивнул, думая о другом:

– Ясно, что записки с угрозами и эта кража – дело рук одного человека. Я должен найти его, пока никто больше не пострадал. Наверное, стоит нанять частного детектива. Я думаю, этот человек был с нами на борту «Мечтателя». Он, вероятно, знаком и с содержимым ящиков, и с историей о проклятии.

Эндрю несколько минут задумчиво смотрел на Филиппа.

– А почему бы тебе не поручить это расследование мне? – спросил он наконец. – Эдвард один прекрасно справится с оставшимися тремя ящиками. Я знаю всех, кто был на «Мечтателе», и ты должен помнить, что я умею добывать информацию.

– Да, ты доказал это, когда в Афинах разыскал пропавшую статуэтку Афродиты. К тому же ты сможешь защитить себя, если возникнет такая необходимость. Ты действительно хочешь заняться этим?

– Да, я хочу добраться до этого негодяя не меньше, чем ты. Я приступлю к делу завтра утром.

– Отлично, благодарю тебя. – Филипп почувствовал сильное облегчение, зная, что Эндрю справится с этой задачей. – Хочу рассказать тебе еще кое-что. У меня сегодня был интересный разговор с другом и дворецким Мередит – Годдардом.

Он вкратце пересказал историю о том, как Мередит и Альберт встретились.

– Годдарду еще повезло, что он выжил, – мрачно заметил Эндрю. – Похоже, мисс Чилтон-Гриздейл сложная натура.

– Да, она вообще женщина загадочная, а ты знаешь, с каким удовольствием я борюсь со всякими головоломками.

– Ты собираешься разгадать ее тайны и получить при этом удовольствие?

– Я решил последовать твоему совету.

– Вот это правильно, потому что я редко ошибаюсь. А каким именно перлом моей мудрости ты намерен воспользоваться?

– Я собираюсь ухаживать за ней, – сказал Филипп, глядя на Эндрю поверх своего бокала. – До того как я встретился с Мередит, я был уже готов жениться на женщине, которую никогда не видел. Теперь мне надо выбрать себе новую невесту. И я хочу, чтобы это был кто-то, кто мне... симпатичен.

– Мудрое решение. Я даже представить себе не могу, как можно жениться на совершенно незнакомой женщине. Конечно, было бы гораздо лучше, если бы ты чувствовал к мисс Чилтон-Гриздейл что-то посильнее симпатии.

– Я едва знаю ее.

– А мне кажется, ты знаешь более чем достаточно. Но симпатия – это уже хорошее начало. Поскольку романтические поступки тебе не свойственны, могу предложить несколько советов.

– Что бы ты там ни думал, – произнес Филипп, сощурившись, – но мне тоже доводилось безумствовать. Хочу сообщить тебе, что пригласил Мередит пообедать здесь завтра вечером.

– Пообедать? Прекрасно. Буду рад к вам присоединиться.

– Извини, но тебя я не приглашаю.

– Ax, так это такой обед? Не волнуйся, я куда-нибудь скроюсь и не буду вам мешать. Пожалуй, схожу еще раз в империю бокса. Вчера вечером мне там понравилось, и я прочь попробовать еще раз. – Эндрю лениво улыбнулся. Самый лучший способ снять напряжение – это отколотит кого-нибудь на ринге. Ты же знаешь, как я люблю хорошую драку.

– Вчера вечером? – Филипп взглянул на руки Эндрю и только сейчас заметил, что костяшки его пальцев, покрытые ссадинами, распухли. – Я думал, что ты весь вечер провалялся в постели.

– Так и было. Я выпил снадобье, которое состряпал Бакари, и уснул, а когда проснулся, почувствовал, что совершенно здоров. Решил погулять и посмотреть на город, а потом вспомнил, что ты как-то поминал империю бокса, и нанес туда визит.

– Отцу вчера показалось, что он видел тебя на улице, но я убедил его, что это был не ты. Во всяком случае, я рад, что по Лондону не бегают двое Эндрю Стентонов. – Филипп нахмурился. – Почему же Бакари не сказал мне, что ты ушел?

– А я вышел по черной лестнице, чтобы не помешать вашим танцам.

– Ты вполне мог бы присоединиться к нам.

– Спасибо, очень мило с твоей стороны. Но я опасался, что если я там появлюсь, все эти леди не устоят перед моим американским шармом, и ты опять останешься без невесты. – Он скромно кашлянул в кулак. – Не хотел затмевать тебя.

– Поверь, я бы с удовольствием уступил тебе всех этих красавиц. Кроме одной.

– Хм-м, да, понимаю. Мисс Чилтон-Гриздейл. Наверное, раньше тебе тоже кто-то нравился, но сейчас ты почувствовал разницу?

Филипп медленно кивнул:

– Да, сейчас все серьезно.

– Я думаю, ухаживать за ней будет не так-то просто, тем более что вся ее энергия сейчас направлена на поиск невесты для тебя.

Филипп улыбнулся и поднял свой бокал.

– Она напрасно беспокоится – я уже выбрал себе невесту. И потом, ты ведь знаешь, я люблю трудные задачи. – Он посмотрел на каминные часы. – Кстати, о задачах! Как ты смотришь на то, чтобы еще поработать на складе сегодня вечером?

– Охотно.

– Отлично. А на обратном пути пройдем по Ист-Энду и заглянем в паб.

– Звучит интригующе. А что нам там надо, кроме неприятностей?

– Нам нужна информация.

– Информация о?..

– О трубочисте по имени Таггерт.


На следующее утро, ничего не видя перед собой, с глазами, покрасневшими от бессонной ночи, Мередит сидела в маленькой двуколке, которой правил Альберт. Молодой человек тоже, казалось, погрузился в свои мысли, и Мередит была благодарна ему за это, потому что поддерживать разговор было выше ее сил.

Филипп. Проклятие! Она должна прекратить постоянно думать о нем. Но как? Всю ночь ее воображение было занято только им. Но самое ужасное даже не в этом. Ужасно то, что она о нем думала.

Мередит представляла, как снимает с него одежду, как ласкает руками теплую кожу, прикасаясь к каждому мускулу и впадинке. Как потом он снимает с нее платье. Как его руки и рот исследуют каждый сантиметр ее тела. Как они занимаются любовью... медленно, самозабвенно, нежно...

Она лежала в постели и задыхалась от неудовлетворенного желания, чувствовала, как набухает и становится горячей и влажной плоть между бедрами. Ей и раньше случалось мечтать о поцелуях, о мужских объятиях, об ощущении чужого тела внутри себя, но тогда герой ее фантазий был всего лишь плодом воображения, который легко было прогнать.

Но Филипп был мужчиной из плоти и крови, к которому ее неудержимо влекло. Мередит нравилось в нем все. Нравилась его улыбка и манера поддразнивать ее. Ум, светившийся в теплых карих глазах. Нравилась его увлеченность древностью. Она восхищалась тем, как он бросился на помощь беззащитному щенку и как ласково разговаривал с Хоуп. И заботой об Альберте с его больной ногой. Мередит, конечно, заметила, что Филипп предлагал юноше только ту работу, с которой тому нетрудно было справляться. Господи, даже его упрямство и абсолютное равнодушие к соблюдению приличий, которые так раздражали ее вначале и которые, слава Богу, стали проявляться гораздо реже, уже не казались ей такими невыносимыми. За то короткое время, что они были знакомы, Филиппу удалось растревожить ее любопытство и разбудить тело. Если бы ей надо было найти мужчину для себя, она не стала бы искать большего...

Мередит вздрогнула, возвращаясь к реальности. Она не ищет мужчину для себя. А если бы и искала, то каким бы привлекательным ни казался Филипп, она не смогла бы выбрать его. Почему она все время об этом забывает? Слава Богу, сам Филипп, кажется, наконец-то понял это. Он решил, что больше не станет добиваться невозможного. Он просмотрит список молодых леди и выберет из него тех, кто заинтересовал его. Ну и отлично!

Отлично? Мередит показалось, что от такого вранья к горлу подкатила тошнота. Нет, она не могла этому радоваться. Ей хотелось плакать от ревности, и она была готова ужалить любую женщину, которая прикоснется к нему. Хотелось закричать при мысли о том, что он будет заниматься любовью с одной из этих юных, стройных и безупречных светловолосых красавиц.

Мередит захлестнула обида на то, что она никогда не сможет позволить себе даже мечтать об отношениях с таким мужчиной, как Филипп. И на то, что она не может ничего объяснить ему. Всю свою жизнь, до последнего вздоха, она должна бчяет выполнять решения, которые не сама принимала. Она может быть ему только любовницей. И хотя физически она была бы рада и этому, Мередит понимала, что такой путь погубит ее. Она не может отказаться от своего с трудом достигнутого положения и боится даже думать о той боли, которую испытает, когда их связи придет конец. Мередит не сомневалась, что так и будет: она слишком хорошо знала, чем кончаются подобные увлечения. И какая судьба ждет брошенную любовницу! Она всю жизнь бежала от такой судьбы. Этого не будет никогда.

Несомненно, после сегодняшнего обеда Филипп сделает свой выбор. И как только будет решена проблема с проклянем, а Мередит не сомневалась, что все уладится, – можно будет назначить день свадьбы. Все это произойдет в ближайшие несколько дней. И она уже больше никогда не увидит Филиппа. А сегодня вечером она просто сосредоточится на роли свахи, позаботится о том, чтобы разговор за столом не угасал.

Мередит глубоко вздохнула и выпрямила спину. Она обрадовалась, что ей удалось привести мысли в порядок, до того как они подъехали к складу.

– Я очень благодарна тебе, Альберт, за то, что ты ездишь со мной на склад и помогаешь с поисками.

– А как же иначе, мисс Мэри? Тем более сейчас тут происходит что-то непонятное – это ограбление и прочее. Лорд Грейборн сказал мне, чтобы я охранял вас получше.

Через пару минут они уже входили на склад. Мередит решительно шагала между рядами пыльных ящиков, твердо решив сосредоточиться на поисках и не обращать внимания на Филиппа. Эти благие намерения чуть было не пошли прахом, когда, повернув за угол, она оказалась с ним лицом к лицу.

Филипп, похоже, давно начал работать, и его лицо и волосы были покрыты пылью, а очки, как всегда, сползли на кончик носа. Он уже снял сюртук и галстук и до локтя завернул рукава. И выглядел при этом восхитительно. Боже милостивый, какой же долгий день впереди!


Все утро Мередит усердно занималась тем, что ставила галочки в конторской книге и укладывала в ящик разложенные на одеяле предметы. Некоторые из них были так красивы, что иногда ей удавалось забыть о том, что Филипп рядом.

Примерно через час после того, как она начала работать, на складе появился джентльмен, которого Филипп представил ей как мистера Эдварда Бинсмора. Мередит вспомнила, что это тот самый человек, у которого умерла жена будто бы из-за проклятия. Он выглядел бледным и изможденным, темные глаза ввалились, и от него исходила такая печаль, что Мередит не могла не посочувствовать его горю. Было очевидно, что смерть жены сильно на него подействовала.

– Я думал, Эндрю тоже здесь, – сказал мистер Бинсмор, когда представления были закончены.

– Он занимается расследованием ограбления, – объяснил Филипп.

– Вот как? Ему удалось что-нибудь обнаружить?

– Он начал только этим утром. Я сообщу тебе, если будут новости.

– Хорошо. Кстати, о новостях... Я закончил проверку всех ящиков в музее. – Эдвард покачал головой. – Ничего похожего на пропавший кусок камня.

Лицо Филиппа помрачнело.

– Еще остается надежда, что он может оказаться здесь. А если нет, то на «Морском вороне», который вот-вот придет.

Филипп огорченно провел рукой по лицу, и Мередит нестерпимо захотелось подойти поближе, прикоснуться к складке, образовавшейся между его бровями, ласково обнять за плечи, утешить.

Они опять начали работать: Мередит с Альбертом – над одним ящиком, Филипп и мистер Бинсмор – над другим.

Мередит без труда угадывала название и назначение большинства предметов – ваз, кубков, чашек. Каждый из них она на несколько секунд задерживала в руках, любуясь и разглядывая, а потом закрывала глаза и пыталась представить, кому он принадлежал и какова была жизнь его владельца.

Вдруг все ее тело замерло и напряглось, и, не оглядываясь, Мередит поняла, что к ней подошел Филипп.

– Я тоже так делаю, – сказал он мягко. – Я прикасаюсь к ним и стараюсь представить человека, которому они принадлежали и как он жил.

Мередит с трудом улыбнулась ему в ответ:

– Я только что решила, что эта ложка и ковшик принадлежали египетской принцессе, которая ходила, завернувшись в тонкие шелка, и все ее капризы мгновенно исполнялись.

– Очень интересно... Завернутая в шелка принцесса, все капризы которой исполняются. Скажите, вы, наверное, тоже к этому стремитесь?

Мередит вспыхнула при одном лишь упоминании о своих желаниях, объект которых стоял так близко и смотрел на нее удивительными карими глазами.

– Я думаю, в глубине души каждая женщина мечтает об этом. Я уверена, что и каждый мужчина хочет, чтобы все его капризы исполнялись.

– Особенно завернутой в шелка принцессой, – ухмыльнулся Филипп.

Мередит рассмеялась, но, заметив, что мистер Бинсмор с интересом наблюдает за ними, снова напустила на себя серьезность.

– Взгляните сюда. – Она указала Филиппу на предмет, лежащий на самом краю одеяла. – Я отложила это в сторону, потому что не знаю, что это такое.

Он наклонился и взял в руку металлический предмет, по Форме напоминающий вопросительный знак.

– Это стригил – специальная лопаточка, при помощи которой древние римляне и греки удаляли с кожи остатки воды после ванны.


Их взгляды встретились, и на секунду им показалось, что кроме них никого нет ни на этом складе, ни на всем свете. Мередит вспомнила о том, как вчера мысленно смывала пот и грязь с Филиппа, сидящего в ванне, как двигалась ее скользкая от мыла рука по его обнаженному телу. Горячая волна поднялась по шее, залила щеки, и, поняв, что он заметил это, она покраснела еще сильнее.

– Теплые ванны вообще были важной частью культуры древних римлян. Поэтому и стригал был весьма распространенной вещью. Выходя из ванны, женщина делала вот так... – Филипп взял Мередит за кисть, осторожно выпрямил ее руку и, наложив на нее изогнутую часть стригила, медленно провел им по рукаву от локтя до кисти.

– Разумеется, – продолжал он негромко и не отпуская ее руки, – никакой одежды на ней при этом не было: она же выходила из ванны. Потом ей делали массаж, используя при этом масло; а через час остатки масла удаляли стригилом, и кожа оставалась гладкой и душистой, – говоря это, Филипп осторожно гладил подушечкой большого пальца ее запястье.

Мередит смотрела на него, не в силах отвести глаз, и тысячи образов роились в ее голове. В них были и он, и она, и римские бани, и масло, которое он втирал в ее тело, лаская, целуя, гладя. И теплые плитки пола, на который он бережно опускал ее...

– Вы стараетесь представить себе, как они использовали стригил? – спросил Филипп совсем тихо, так, чтобы никто другой не услышал. – Воображаете их в банях? Видите, как они втирают масло друг в друга?

Мередит не сразу поняла, о чем он спрашивает.

– Они? – проговорила она с трудом. – Кто?

– Те, о которых вы думаете. Древние римляне. Или, может быть?..

Мередит выдернула свою руку и поспешно опустила глаза, чтобы не дать ему прочитать свои подлинные мысли.

– Благодарю вас за интересные сведения, лорд Грейборн, – сказала она. – Мне надо отметить стригил в списке.

Мередит с преувеличенным интересом углубилась в конфискую книгу и краешком глаза заметила, что Филипп возвращается к мистеру Бинсмору.

Она с облегчением вздохнула. Слава Богу, он отошел достаточно далеко, и можно опять вернуться к работе.

Но она не могла не слышать его низкого голоса, когда он отвечал на какой-то вопрос Эдварда. И все еще чувствовала тепло его пальцев там, где они сжимали ее руку. Мередит закрыла глаза и взмолилась, чтобы это утро побыстрее закончилось. И тут же невесело усмехнулась про себя. Ну и что же, что утро кончится? Тогда она начнет ожидать вечера, который тоже проведет в его обществе.

Да, она была права. День действительно оказался очень долгим.

Еще несколько часов спустя Филипп решил, что пора прекращать работу. Они все устали и пропитались пылью, и настроение заметно упало из-за безрезультатности их усилий. Поглубже спрятав собственное разочарование, он вытер руки куском ткани и подошел к Годдарду:

– Мне хотелось бы поговорить с вами наедине. – Филипп показал на дверь офиса.

На лице Альберта отразилось недоумение, но он кивнул. Они зашли в небольшое помещение, и Филипп плотно закрыл дверь. Альберт, прихрамывая, вышел на середину комнаты, повернулся и вопросительно посмотрел на Филиппа:

? Ну?

– Я узнал кое-что. Это, по-моему, должно заинтересовать вас.

На лице Годдарда появилось настороженное выражение, и Филипп не в первый раз заподозрил, что у этого юноши, похоже, есть какие-то тайны.

– Ну и почему вы думаете, что мне это интересно?

– Потому что это касается трубочиста по имени Таггерт.

Альберт облегченно расслабился, что еще больше заинтересовало Филиппа. Но первая реакция быстро сменилась горечью, ненавистью и страхом.

– Таггерт? – Годцард почти выплюнул это имя. Единственное, что мне надо о нем знать, – это то, что он сдох.

– Так и есть. Он умер в прошлом году в долговой тюрьме, где провел два последних года жизни.

В лице Альберта не оставалось ни кровинки.

– Откуда вы это взяли?

– Спросил у тех, кто знает.

– Кто знает? У вас с Таггертом не может быть общих знакомых, если только он не ограбил кого-нибудь из ваших богатеньких друзей.

– Я задавал вопросы не своим друзьям. Я нашел людей, которые знали Таггерта, в ближайшем к порту пабе.

– А с чего это вы стали задавать вопросы о Таггерте? – подозрительно прищурился Альберт.

– Потому что мне казалось, что вам надо об этом знать. Потому что, если бы я был на вашем месте, я бы очень этого хотел. Иначе я бы постоянно думал о нем, боялся бы встретить его на улице, боялся бы задушить его, если встречу. Теперь его власть над вами кончена, Годдард. Он мертв. Oн никогда больше не обидит ни одного ребенка.

– Откуда вы знаете, как я?.. – спросил Альберт в смятении.

– Потому что я сам чувствовал бы то же самое.

Руки Годдарда сжались в кулаки, а в глазах блеснула влага, и он поспешил закрыть их.

– Я хотел знать, – прошептал он. – Но я всегда боялся спрашивать. Я боялся, что он об этом узнает, если кто-нибудь передаст ему, и тогда он сможет причинить вред мисс Мэри, или Шарлотте, или Хоуп. Он был жестоким, бессердечным ублюдком, и я не мог допустить, чтобы он вмешался в нашу жизнь. Но я хотел знать, что с ним стало. Что, если я встречу его за ближайшим углом? Что, если он узнает меня? Я часто думал об этом. Видит Бог, я всегда хотел знать...

– Теперь вы знаете. И вы свободны, Годдард.

Молодой человек открыл глаза. Он не пытался вытирать слезы, которые текли по его щекам, и Филипп сделал вид, что не замечает их.

– Я не знаю, что сказать... Я... я благодарен вам.

– Я был рад помочь, – кивнул ему Филипп и повернулся, чтобы выйти из комнаты.

– Почему вы это сделали? – остановил его голос Годдарда. – Зачем вы рисковали, заходя в этот паб? Вы меня почти не знаете.

Филипп молча смотрел на него, раздумывая, сказать ли правду, потом вздохнул. Да, наверное, стоит.

– Потому что рассказ о том, как Таггерт обошелся с вами, сильно меня задел. Не только потому, что с вами так бесчеловечно обошлись, но потому, что по сравнению с этим те обиды и унижения, которые мне пришлось пережить в детстве, показались мелкими и незначительными.

– Обиды? – Альберт недоверчиво поднял брови. – Кто же мог обидеть такого богатого паренька?

– Другие богатые пареньки. Но есть и еще одна причина, Годдард.

– Что за причина?

– О вас заботится она, а я хочу заботиться о ней.


К тому моменту, когда Мередит вручила свою шляпку и кашемировую шаль встретившему ее в дверях Бакари, она справилась со своими эмоциями. Она твердо решила держаться на безопасном расстоянии от хозяина, поддерживать разговор только с другими приглашенными девушками и уйти как можно раньше.

Бакари шел впереди нее по коридору, и Мередит удивилась, когда, пройдя мимо дверей, ведущих в гостиную и столовую, они остановились у последней.

– Что это за комната? – спросила она, чувствуя себя заинтригованной.

– Малый кабинет. – Черные глаза Бакари смотрели на нее с выражением, которое Мередит не смогла разгадать. – Надеюсь, вам понравится.

Он постучал в дубовую дверь и открыл ее, не дав Мередит задать нового вопроса.

– Мисс Чилтон-Гриздейл, – объявил он торжественно. Заставив себя улыбнуться, Мередит вошла. И замерла на пороге.

Малый кабинет? Ей показалось, что она попала в пышно украшенный шатер. Десятки метров шелков самых ярких оттенков, сверкающими потоками ниспадая вниз от середины потолка, покрывали все стены и окна. Протянув руку, Мередит несмело прикоснулась к бордовой занавеске, за которой скрылась дверь. Такое изобилие великолепных материалов она видела раньше только в мастерской мадам Рене.

Она медленно осматривала комнату. Пол скрывался под великолепным ковром со странным, экзотическим узором. В камине уютно горел огонь, отбрасывавший на стены подвижные тени. На ковре было расставлено полдюжины низких столиков, в темной полированной поверхности которых отражалось пламя многочисленных свечей. Перед камином стоял еще один стол – побольше, но тоже низкий, а на нем – серебряные тарелки, покрытые такими же крышками, разноцветная керамическая посуда и сверкающие хрустальные бокалы. По всей комнате были разбросаны многочисленные подушки всех оттенков рубинового, изумрудного и сапфирового цветов, которые, казалось, так и манили опуститься на них, расслабиться и бездумно наслаждаться жизнью.

Остальную меблировку комнаты составляли всего два предмета: узорчатая раздвижная ширма в дальнем углу и изящное кресло-качалка у стены. Сердце Мередит громко застучало, когда рядом с ней она обнаружила Филиппа.

– Добрый вечер, Мередит.

От звука его низкого волнующего голоса у Мередит вдоль позвоночника забегали мурашки, и она потеряла дар речи, а когда наконец собралась с силами, чтобы ответить на приветствие, он вторично лишил ее равновесия, стремительно и неслышно приблизившись и вновь напомнив ей о грациозном хищнике из джунглей.

Тут же Мередит широко раскрыла глаза, разглядев его одежду. Вместо обычной льняной сорочки и галстука на Филиппе была широкая шелковая рубашка, оставлявшая открытой его загорелую шею, заправленная в... Мередит не могла поверить своим глазам.

Вместо традиционных панталон на нем были свободные ярко-синие шаровары, которые удерживались на талии одним лишь завязанным шнурком. Обут он был в мягкие кожаные сапоги. В такой одежде, с волосами, в беспорядке падающими на лоб, он показался Мередит странным и пугающе-привлекательным. Только очки напоминали о том, что этот опасный незнакомец, стоящий перед ней, – цивилизованный человек и ученый-историк. Вернее, могли бы напомнить, если бы карие глаза, смотрящие на нее через линзы, не излучали такую нецивилизованную страсть.

Филипп остановился, когда их разделяло не более трех футов. Не отводя от нее взгляда, он вежливо поклонился, а потом взял ее руку и коснулся ее теплым, невесомым поцелуем. Прикосновение его губ к пальцам подействовало на Мередит как удар молнии, но зато вывело ее из состояния оцепенения, в котором она находилась.

Вспыхнув, она выдернула руку и отступила назад. К сожалению, ей удалось сделать всего два шага, после чего она уперлась спиной в закрытую дверь. Один шаг длинных ног Филиппа – и он опять оказался так близко, что Мередит погрузилась в его чистый мужской запах. Она почувствовала что-то вроде паники, приправленной изрядной долей возмущения.

– Что вы себе позволяете, – прошипела она, вытирая руку о платье в надежде избавиться от жжения в том месте, которого коснулись его губы. – И почему ваш кабинет украшен таким... таким упадническим образом? И что такое на вас надето? Господи! Что подумают ваши гости? – Мередит быстро оглядела комнату. – А где ваши гости?

– Как много вопросов. Во-первых – что я себе позволяю. Это вы о том, что я поцеловал вашу руку, или о том, что я делаю в настоящий момент? Я поцеловал вашу руку, здороваясь с вами, а в настоящий момент я просто смотрю на вас и восхищаюсь тем, как прелестно вы выглядите. Комната ук – рашена так для того, чтобы походить на шатер одного богатого египетского купца, у которого я однажды был в гостях. Теперь, что касается моей одежды: я надел то, что привык носить за границей, и должен сказать, это гораздо удобнее и приятнее, чем одежда, которую носят в Англии. А мнение о ней своих гостей я надеюсь узнать от вас.

– Возмутительно и неприемлемо. Все это. – Мередит энергично обвела рукой помещение, нечаянно задев при этом Филиппа, и отдернула руку, словно прикоснулась к пламени. – Кто-нибудь из гостей уже видел это?

? Нет.

– Слава Богу! Немедленно идите и переоденьтесь в приличную одежду, пока все не собрались.

– Все уже собрались.

Облегчение исчезло так же быстро, как и появилось.

– Боже мой, если одна из благовоспитанных девушек хоть краешком глаза увидит эту скандальную и провокационную обстановку... – Мередит зажмурилась от ужаса, не в силах продолжать. – Где они? Я займу их разговором, пока вы переодеваетесь и...

Он остановил этот поток слов, приложив кончик пальца к ее губам:

– Мередит, все гости, которых я жду сегодня, уже здесь. В этой комнате.

Глава 12

Смысл его слов не сразу дошел до Мередит. Когда она наконец поняла, то сложила на груди руки и вздернула подбородок. Проклятие! Что за игру он затеял?

– И никто больше не придет? – спросила она, нетерпеливо постукивая туфелькой по толстому ковру.

? Нет.

– Никто не принял вашего приглашения?

? Да.

Стук по ковру прекратился, и раздражение сменилось растерянностью и сочувствием.

– Господи, они что – с ума все сошли? Я же слышала, как всем понравился предыдущий прием. Может быть, эта проблема с «сами знаете, что» не разрешилась так успешно, как нам показалось?

– Не знаю.

– А вы случайно не намекнули им на... м-м-м... тему предстоящего обеда? – подозрительно прищурилась Мередит.

– Ни словом.

Она озадаченно сжала губы:

– Тогда я просто не могу понять, почему все отказались. Одна или две – это еще понятно, но все шесть?

– Этому есть только одно логическое объяснение.

– В самом деле? Какое?

– Они не получили приглашений. Мередит не мигая смотрела на него.

– Вы сказали, что напишете их сами.

– Я так и сделал.

– Тогда почему вы думаете, что они их не получили?

– Потому что я их не отправил.

– Не отправили! Я...

Филипп еще на шаг придвинулся к Мередит, и она немедленно замолчала и попыталась еще сильнее вжаться в закрытую дверь. Бесполезно. Облокотившись одной рукой о косяк, он наклонился к ней так близко, что она разглядела мелкие янтарные искорки в его глазах. Почувствовала жар его тела. Она попыталась сделать глубокий вдох, чтобы успокоиться, но вместо этого только наполнила легкие его соблазнительным запахом.

– Хотите узнать, почему я не разослал эти приглашения, Мередит? – Она ощущала на своей щеке его теплое дыхание, и желание прикоснуться к нему вдруг стало таким сильным, что ей пришлось ухватиться за оборку юбки, чтобы удержать руки на месте. Она молчала, и Филипп прошептал: – Я не разослал их, потому что не хотел, чтобы пришел кто-нибудь, кроме вас. Я сделал это все ради вас одной.

Мередит с трудом сглотнула комок в горле, подняла глаза к небу и попросила Господа дать ей силы. Куда исчезло все ее негодование? Почему она не может сердиться на него? Почему не ругает за весь этот обман? Она тщетно искала в своей душе хоть признаки раздражения или злости. Вместо этого Мередит находила там тысячи других эмоций, которые совсем не должна была испытывать: удовольствие оттого, что ради нее он приложил столько усилий, любопытство и предвкушение удивительного вечера наедине с ним в этой экзотической обстановке. И что хуже всего, она чувствовала неимоверное облегчение при мысли о том, что ни одна из противных блондинок, как выясняется, не завладела его интересом. «Я сделал все это ради вас одной».

Внезапно Мередит охватил такой страх, что она задрожала. Она испугалась того, что не сможет уйти, что не сможет противиться ему. Того, что ей так не хочется противиться.

– Филипп, я не могу остаться.

– Пожалуйста, не говорите так. Я знаю, что это слишком смело с моей стороны, но мне так хотелось поделиться с вами тем, что я знаю и люблю. Я подумал, что вам понравится атмосфера и кухня дальних стран.

– Это так, но...

– Тогда останьтесь. Если не ради меня, то хотя бы ради Бакари. Он так старался, чтобы приготовить эту комнату и обед. Вы должны его попробовать. – Он наклонился к Мередит совсем близко – так что его губы почти касались ее уха. – Я прошу вас.

Эти слова, произнесенные чуть слышным шепотом, окончательно сломили ее сопротивление. Разум посылал ей тысячу тревожных сигналов, кричал, что никакие отношения, кроме отношений свахи и клиента, невозможны для нее с этим мужчиной; что ни в коем случае нельзя поощрять его очевидный интерес и симпатию; что этот вечер может привести к последствиям, разрушительным как для ее, так и для его репутации. Но сердце отказывалось слушать и предлагало множество разнообразных оправданий. Оно говорило, что уйти, после того как столько усилий было вложено в подготовку этого обеда, непростительно грубо. Что он был добр не только к ней, но и к Альберту и что она не может отплатить за эту доброту неблагодарностью. Кроме того, в доме находится Бакари и, несомненно, множество других слуг и, следовательно, нельзя утверждать, что они обедают наедине.

И в конце концов, хотя она и находит Филиппа несомненно привлекательным, смешно думать, что она может потерять контроль над собой. Внутренний голос хихикнул при таком утверждении, но Мередит постаралась этого не услышать.

Филипп выпрямился и молча серьезно смотрел на нее. Но в глубине его карих глаз она заметила беспокойство и неуверенность. Он, очевидно, боялся, что его приглашение будет отвергнуто. Сердце Мередит дрогнуло при мысли о том, что этот мужественный, сильный и смелый человек с таким волнением ждет ее решения. Она улыбнулась не вежливо и уверенно, как собиралась, а скорее испуганно и сказала:

– Ну что ж, раз в этот обед вложено столько усилий, с моей стороны было бы просто невежливо не попробовать его.

Филипп улыбнулся с явным облегчением и, взяв Мередит за руку, повел к столу. Жар его ладони обжег ее пальцы, и она непроизвольно их сжала. Он ответил на это рукопожатие, и его улыбка стала еще шире. Глаза Филиппа так сияли от радостного возбуждения, что Мередит не выдержала и рассмеялась.

– Над чем вы смеетесь?

– Над вами. У вас такое же лицо, какое было у Альберта, Когда в одиннадцать лет он написал стихотворение в мою Честь. Хотя подарок предназначался мне, он сам радовался больше...

Мередит неожиданно замолчала, поняв, что сказала слишком много. Она предпочла бы скрыть тот факт, что знала Альберта еще ребенком. Кроме них двоих, только Шарлотта знала о том, как и когда они встретились. Мередит не желала говорить на эту тему еще и потому, что при ее обсуждении неизбежно возникло бы много вопросов, на которые ей не хотелось отвечать. Заметил ли Филипп, как она проговорилась? Обратил ли внимание на ее замешательство?

Ответ не заставил себя ждать.

– Все в порядке, Мередит, – сказал он, испытующе глядя на нее. – Я знаю, что Альберт был помощником трубочиста. И о том, как вы спасли его. И что он живет у вас с тех пор.

Мередит похолодела. Господи, откуда он об этом узнал? И не раскопал ли он также и ее прошлое? Она легко могла представить себе, как он делает это с таким же любопытством и упорством, с каким добывает из земли древнюю утварь во время своих экспедиций. Мередит попыталась убедить себя, что ее беспокойство преувеличено, но страх, что кто-то узнает о ее прошлом, мучил ее уже давно, и отмахнуться от него было непросто.

– Интересно, кто мог рассказать вам об этом? – спросила она с деланным спокойствием.

– Альберт. – Филиппа, казалось, удивил ее вопрос.

– Альберт? – недоверчиво переспросила Мередит. Альберт никогда никому не рассказывал об ужасах, пережитых в детстве. – Когда же? И почему он вам об этом рассказал?

– Разговор состоялся вчера на складе. И рассказал он мне об этом для того, чтобы объяснить, какая вы добрая и щедрая. Заставить меня понять, что к вам надо относиться с уважением.

– Ах, вот как... – Милый Альберт. Он рассказал почти незнакомому человеку о том, что от всех скрывал. И все это ради того, чтобы защитить ее. – Я надеюсь, вы не станете судить его слишком строго. Он не виноват в том, что у него было такое детство. – «Никто из нас в этом не виноват».

? За кого вы меня принимаете, Мередит? За человека, который отвернется от юноши только потому, что с ним жестоко обошлись в детстве?

В его голосе звучала обида, и Мередит стало стыдно. У нее не было оснований сомневаться в доброте и благородстве Филиппа.

– Нет-нет, я, конечно, знаю, что это не так. Но я также знаю, что очень немногие люди отличаются такими широкими взглядами. И я очень люблю Альберта.

Филипп сжал ее руку:

– Он славный молодой человек, и я восхищаюсь его преданностью, мужеством и внутренней силой. И хотя я благодарен ему за то, что он рассказал мне о ваших достоинствах, в этом не было необходимости. Я и так знал, какая вы.

От его мягкого голоса и теплого, манящего взгляда у Мередит закружилась голова. Филипп не дал ей времени прийти в себя.

– Так какой же подарок сделал вам Альберт в одиннадцать лет? – с улыбкой напомнил он.

– Когда мы впервые встретились, – взяв себя в руки, объяснила Мередит, – он не умел ни читать, ни писать. Я научила его, и он сочинил в мою честь стихотворение. Когда он вручал его мне, у него на лице было такое же радостное предвкушение, как и у вас, когда я согласилась остаться. И сейчас я польщена так же, как и тогда.

– Могу поспорить, что вы и сегодня помните это стихотворение наизусть.

– О да! Оно до сих пор хранится у меня рядом с самыми Дорогими вещами. – Мередит не только помнила его наизусть, но и как будто видела сейчас – все до последней, тщательно выведенной буквы. – Хотите послушать?

Мередит не поверила своим ушам. Неужели она сама предложила это? Она никому не читала стихотворение Альберта. Даже Шарлотте.

– Сочту за честь.

Отступать было поздно. Мередит глубоко вздохнула и прочитала:

– «Щеки мисс Мэри – как брусника, глаза синие, как голубика. Она построила мне дом. Теперь живем мы вместе в нем».

Несколько секунд они молчали. Мередит не смогла бы заговорить, даже если бы хотела, потому что ей мешали комок в горле и подступившие к глазам слезы. Простые слова, написанные в ее честь несчастным, искалеченным мальчиком, всегда действовали на нее таким образом.

– Прекрасный подарок, – пробормотал Филипп, – и очень выразительный. Всего в нескольких словах ему удалось передать самую вашу суть, вашу пылкую своеобразность. Я понимаю, почему это стихотворение так важно для вас. – Он протянул руку и осторожно провел пальцем по ее щеке. – Спасибо, что поделились им со мной.

– Пожалуйста, – вспыхнула Мередит.

– Пойдемте. Позвольте мне познакомить вас с деликатесами средиземноморской и восточной кухни. Вы убедитесь, что Бакари – прекрасный повар.

Филипп подвел ее к низкому столику перед камином и опустился на бархатную темно-бордовую подушку, скрестил перед собой длинные ноги и похлопал по подушке, лежащей рядом, приглашая Мередит последовать своему примеру.

– Я вывихну себе шею, если вы будете стоять, – сказал он с улыбкой.

Мередит не двигалась, охваченная сомнениями. Если она испытывала непреодолимое волнение, даже стоя воз-ле этого мужчины, то что же произойдет, если она будет полулежать рядом на подушках? Она взглянула на Филиппа и обнаружила, что он откровенно забавляется, наблюдая за ее колебаниями.

– Обещаю не кусаться, Мередит.

Сообразив, что ведет себя нелепо, Мередит вздохнула и осторожно опустилась на ковер.

– В первый момент может показаться, что это неудобно, – сказал Филипп, подкладывая подушки ей под спину, – но, пообедав так один раз, вы поймете, почему мне не нравятся наши европейские столовые.

Одним быстрым движением он встал на колени и занялся тарелками, стоящими на столе, а у Мередит появилась возможность устроиться поудобнее, расправить юбки и скрестить ноги так же, как и Филипп. После этого она должна была признать, что сидеть так гораздо приятнее, чем на жестком деревянном стуле.

– Сначала попробуйте это, – предложил Филипп, протягивая ей хрустальный бокал на высокой ножке, наполненный рубиново-красной жидкостью.

– Спасибо.

Не сводя с нее глаз, Филипп коснулся ее бокала краешком своего, и хрусталь тонко зазвенел.

– За этот чудесный вечер!

Мередит только кивнула, не доверяя своему голосу, и пригубила напиток.

– Как вкусно! – воскликнула она, ощутив необычный, сладковатый и свежий вкус. – Я никогда такого не пробовала. Похоже на вино, но... все-таки не вино. Что это?

– По правде говоря, не знаю. Этот рецепт – великий секрет Бакари, и он его тщательно охраняет. Один раз я попробовал подсмотреть, как он делает этот напиток, а он поймал меня за этим и наказал.

– Наказал вас? – поразилась Мередит. – Каким образом?

– Он целый месяц отказывался его готовить. С тех пор я не задавал вопросов, а просто наслаждался вкусом.

Он поставил бокал на стол и снял крышку с небольшой супницы. Ароматный пар, не похожий ни на что известное ей ранее, достиг ноздрей Мередит. Она сразу же почувствовала смертельный голод и с нетерпением наблюдала за тем, Как Филипп разливает густую жидкость в изящные фарфоровые мисочки.

– Что это такое?

– Авголемоно. Греческий суп из лимона и яиц. Проглотив первую ложку, Мередит закрыла глаза от наслаждения:

– Потрясающе.

Когда мисочка опустела, Мередит уже не чувствовала ни неловкости, ни смущения. Она просто с нетерпением ожидала следующего блюда. Филипп протянул ей тарелку с нежнейшей рыбой, сваренной на пару, с добавлением ароматических трав, которые она не знала, и с гарниром из паровой же спаржи. После каждого проглоченного кусочка глаза Мередит снова невольно закрывались, и она даже постанывала от удовольствия.

– Судя по всему, вы весьма страстная натура, Мередит. Она удивленно подняла на Филиппа глаза и обнаружила, что он смотрит на нее с выражением любопытства и одобрения одновременно.

– Почему вы так решили?

– Потому что только страстные натуры могут так безоглядно наслаждаться едой.

Мередит почувствовала себя неловко. Боже милостивый, в этой необычной обстановке она совершенно забыла о приличных манерах.

– Не смущайтесь, – сказал Филипп, и ее щеки еще ярче вспыхнули, оттого что он с такой легкостью прочитал ее мысли. – Ваш энтузиазм – это комплимент не только Бакари, но и мне. Я рад, что вы смогли расслабиться и почувствовали себя непринужденно и спокойно.

Спокойно? Мередит чуть не рассмеялась. В том жаре, дрожи и биении пульса, которые она испытывала в присутствии этого мужчины, не было ничего общего со спокойствием. Хотя, с другой стороны, она не могла не признаться себе, что в каком-то трудноопределимом смысле она действительно чувствовала себя в его компании спокойно и непринужденно. Ей нравилось разговаривать с ним. Нравился звук его голоса. Его смех и шутки. И если бы ситуация сложилась по-другому, они, возможно, могли бы... стать друзьями.

Друзьями? С наследником герцогского титула? Она, должно быть, на самом деле сошла с ума.

– У вас на лице сейчас очень интересное выражение, – сказал Филипп. – Может, поделитесь своими мыслями?

Мередит поколебалась секунду и решила, что так и сделает хотя бы для того, чтобы напомнить ему о разнице в их положении.

– Я думала о том, какие мы разные.

– В самом деле? А я как раз думал о том, как мы похожи.

– Не понимаю, как вам такая мысль могла прийти в голову.

– Возможно, мы не так уж не похожи. Расскажите мне о себе.

Уже второй раз за сегодняшний вечер Мередит почувствовала приближение паники. Она коротко и испытующе взглянула на Филиппа. В выражении его лица не было ничего подозрительного – только обычный интерес. Или все-таки было? «Успокойся. Это очень простой вопрос. Он всего лишь поддерживает разговор».

– Вы росли в роскоши, – сказала Мередит с натянутой улыбкой, – окруженный заботой и вниманием. Вы наследник герцогского титула. Боюсь, мне трудно будет с вами тягаться.

– Возможно, – пожал плечами Филипп. – Но богатство и титул еще не гарантируют счастья.

Его слова прозвучали серьезно и грустно, и Мередит подумала, что, наверное, он убедился в этой истине на собственном опыте. Ее любопытство было задето, но она не решилась продолжить этот разговор, боясь, что он приведет к новым вопросам, на которые она не сможет ответить правдиво. А именно сегодня, впервые за многие годы, ей тяжело было бы лгать.

Мередит опустила взгляд на пол и обнаружила, что оборка ее юбки лежит на колене Филиппа и светло-желтый муслин красиво контрастирует с синей тканью его шаровар. Эта картина показалась ейтакой странно волнующей, что она не могла отвести от нее глаз.

– Какой вы были? – вывел ее из задумчивости голос Филиппа.

Она вопросительно посмотрела на него и встретилась с его внимательным, пытливым взглядом:

– О чем вы?

– Ребенком. Каким вы были ребенком? Что вам нравилось? Как жила ваша семья? – Он несмело улыбнулся. – Мне давно уже хочется об этом узнать.

Картины, которые Мередит много лет пыталась забыть, снова промелькнули перед ее внутренним взором. Ей очень не хотелось лгать этому человеку, но у нее не было выбора. Стараясь не поддаваться чувству вины, она поведала ему ту самую фальшивую историю, которую знала наизусть.

– Мое детство было обычным и вполне счастливым, – привычные слова сами слетали у нее с языка. – Мы не были богатыми, но и бедными нас нельзя было назвать. Мы довольно часто переезжали с места на место, потому что этого требовала работа отца: он был домашним учителем. После его смерти мама поступила гувернанткой в одну богатую семью в Ньюкасле. Я жила с мамой, а когда она умерла, переехала в Лондон и стала свахой.

– У вас нет ни братьев, ни сестер?

– Нет, к сожалению. – Мередит улыбнулась и попыталась отвлечь разговор от собственной особы: – В отличие от вас. Вам повезло, я всегда хотела иметь сестру.

– Мне и правда повезло. Если бы не Кэтрин, мое детство было бы совсем унылым. – Заметив ее удивление, Филипп добавил: – Материальное благополучие и счастье – совсем не одно и то же, Мередит.

Что мешало ему быть счастливым? Она проводила дни, мечтая о том, что ему досталось с рождения: о нормальной семье, о достойной жизни, о безопасном доме. Чего же ему не хватало?

В такой обстановке, – он сделал жест рукой, будто обводя им весь дом, – я был несчастен.

– Да, должна признаться, я действительно не понимаю. Филипп поставил на стол тарелку и бокал и наклонился вперед, опершись локтями о колени.

– Вы когда-нибудь чувствовали себя одинокой, Мередит? Одинокой, в то время как вас окружает множество людей? Настолько одинокой, что это причиняет боль?

Воспоминания, которые Мередит давно похоронила в душе, ожили и вырвались наружу. Господи, да она большую часть своей жизни именно так себя и чувствовала. Не желая отвечать, она молча смотрела ему в глаза, полные боли, и боялась, что он без слов поймет все по ее лицу.

– Когда я был ребенком, – заговорил Филипп тихо, – мне всегда казалось, что я один стою снаружи и, прижавшись к стеклу, разглядываю жизнь людей внутри. Я был неуклюжим и неловким, застенчивым, толстым и к тому же носил очки. Все эти качества становились еще заметнее в компании моих сверстников, которые, как мне тогда казалось, обладали всеми качествами, которых я был лишен. Я редко видел своего отца, потому что он часто уезжал и всегда был занят. Мама была красивой и доброй, но она много болела. Она умерла, когда мне было двенадцать лет, и после этого мы с отцом все больше и больше отдалялись друг от друга.

Филипп замолчал, глядя вдаль. Не думая, Мередит положила ладонь на его руку и сжала ее. Филипп повернулся к ней, словно выходя из транса, и у нее перехватило дыхание от беспросветного отчаяния в его глазах.

– Это была моя вина, – сказал он ровным бесцветным голосом. – Я обещал отцу, что все время буду с ней, не дам ей скучать, пока он ездит в город для встречи с поверенным. Она чувствовала себя гораздо лучше и, как всегда в хорошие дни, захотела выйти на улицу. Отец сказал, чтобы я не отпускал ее до тех пор, пока он не вернется. Я дал ему слово... —

Филипп замолчал на мгновение, потом продолжил: – Я дал ему слово, но потом... уснул. Уснул, когда мама читала мне вслух. А она вышла из дома и пошла в парк. Там она попала под дождь и простудилась. Через три дня ее не стало.

– О, Филипп... – Жалость переполняла сердце Мередит, когда она представила мальчика, обвиняющего себя в смерти матери, и отца, вторящего ему. – Вы были еще ребенком...

– Который не сдержал слова. – Он посмотрел на руку Мередит, лежащую на его руке, а потом – прямо в ее глаза: – Если бы я сдержал его тогда, она бы не вышла на улицу.

– Она была взрослой женщиной, которая сама приняла неосторожное решение. Это был ее выбор.

– Выбор, которого она бы не сделала, если бы я сдержал слово. – Мередит казалось, что взгляд Филиппа жжет ее. – Когда отец узнал обо всем, он сказал мне, что мужчина стоит ровно столько, сколько стоит данное им слово. Что мужчина, не умеющий держать слово – ничтожество. С тех пор я ни разу не нарушал своих обещаний. Я нарушал что угодно, но только не свое слово. И в будущем я никогда не нарушу его.

Только сейчас Мередит поняла его упрямое стремление найти пропавший камень, снять проклятие и жениться до тех пор, пока болезнь не возьмет верх над старым герцогом. Дело было не только в соглашении, заключенном с отцом. Филипп должен был сдержать свое слово.

– После смерти мамы между мной и отцом образовалась глубокая трещина. Он винил во всем себя и меня. И я сам винил себя, и мы не могли докричаться друг до друга через пространство, разделявшее нас. Кэтрин пыталась нас помирить. Она напоминала о том, что болезнь мамы была неизлечимой. Мы с отцом знали это, но мы видели, как страдала она, умирая, и как боролась за каждый час. Может, ей и так оставалось жить всего несколько месяцев, но я отнял их у нее. – Филипп глубоко вздохнул. – После этого отец жил то в одном поместье, то в другом, а я проводил время среди равнодушных и постоянно меняющихся гувернеров. Когда я поступил в Итон, стало еще хуже. Тогда я узнал, что мальчики, как бы хорошо воспитаны они ни были, могут быть очень жестоки; что больно может быть не только от ударов кулаков, но и от злых слов. В школе я был неудачником во всем, кроме учебы, и отношения с отцом окончательно разладились. Только те дни, когда на каникулах я встречался с Кэтрин, казались мне островком света в темном мире. Кэтрин и занятия историей, которую я полюбил именно тогда, – единственное, о чем мне хочется вспоминать.

Филипп замолчал на несколько секунд и, словно стряхнув с себя остатки прошлого, опять посмотрел на Мередит:

– И я, и отец устали от этого враждебного напряжения между нами, и поэтому, когда он предложил мне продолжать образование за границей, я радостно ухватился за эту возможность. Я пообещал ему, что в конце концов вернусь в Англию и женюсь, а он в обмен на это пообещал мне финансовую поддержку. Но как сильно мне ни хотелось уехать, я очень боялся покидать свой дом. Я все еще был болезненно застенчивым, неловким и неуклюжим. – Губы Филиппа тронула легкая улыбка. – Но когда я наконец уехал и попал в новый мир, где никто ничего не знал ни обо мне, ни о моих прошлых неудачах, я понял, какое счастье – свобода. Я наслаждался, я купался в ней. Физическая работа и свежий воздух закалили меня и сделали сильным, и впервые в жизни я чувствовал себя на своем месте. Я познакомился с Бакари, потом – с Эндрю, который оказался не только хорошим боксером, но и опытным фехтовальщиком. Он научил меня драться и обращаться со шпагой, а я научил его читать древние письмена. Он так же, как и я, не стремился обсуждать свое прошлое, и мы быстро стали друзьями. По правде говоря, не считая Кэтрин, Бакари и Эндрю – мои первые настоящие друзья.

Филипп замолчал, и в комнате стало совсем тихо. Что могла Мередит сказать человеку, который только что открыл перед ней всю душу? И на которого она вывалила целую кучу лжи. «Не будь наивной – честность хороша только тогда, когда тебе нечего скрывать». Чувства, в которых она сама не могла разобраться, нахлынули на нее, сменяя друг друга.

Ей так хотелось обнять его и утешить, но она просто сжала его руку.

– Мне так жаль, Филипп. – Ни эти ничего не значащие слова, ни банальный жест не могли выразить всей глубины ее чувств.

– Спасибо. – Выражение его лица смягчилось. – Несколько лет мы регулярно переписывались с отцом. Сначала письма были сухими и короткими, потом стали длиннее и сердечнее. Очевидно, нам обоим было легче общаться так, чем лицом к лицу. Но три года назад все повторилось. Отец выбрал мне невесту, назначил свадьбу и потребовал, чтобы я приехал. Я отказался. Отчасти потому, что я еще не был готов возвращаться, отчасти потому, что привык к свободе и отвык выполнять приказания. Наши отношения от этого, как вы сами понимаете, не стали лучше. Мы продолжали переписываться, но уже менее дружелюбно. А потом я получил письмо, в котором отец сообщал, что умирает, и понял, что пора возвращаться домой. Я надеялся, что мое возвращение и женитьба помогут забыть все наши противоречия. А потом я нашел Камень Слез.

– Да, вам очень не повезло, – вздохнула Мередит.

– В каком-то отношении – да, и смерть Мэри Бинсмор – это самое худшее из того, что случилось. Но Камень Слез принес мне и удачу.

– Как вы можете так говорить? – Мередит смотрела на него в недоумении. – Ведь из-за проклятия вы потеряли леди Сару.

Филипп бережно поднес ее руку к своим губам и легко поцеловал самые кончики пальцев:

– Да, но благодаря ему я встретил вас.

Глава 13

Она растерянно молчала, не зная, что сказать. Филипп улыбнулся:

– Я должен просить у вас прощения. Я не собирался приглашать на сегодняшний обед призраки прошлого. Нам предстоит попробовать еще несколько блюд, и Бакари рассердится на меня, если его шедевры остынут.

Мередит поняла, что Филипп хочет сменить тему, и обрадовалась. Она надеялась, что простой и банальный процесс поедания пищи рассеет атмосферу интимной откровенности, опасно сгустившуюся во время разговора. Только как справиться с тем смятением чувств, которое вызвал в ней рассказ Филиппа?

Следующим блюдом оказалась утка, нарезанная тонкими ломтиками; за ней последовало вкуснейшее рагу из ягненка, после которого Мередит почувствовала, что она совершенно сыта, спокойна и всем довольна. Ей казалось, что в мягких подушках она лежит, как в шелковом коконе.

– Никак не могу решить, что было самым вкусным, – сказала она, наблюдая за тем, как Филипп снимает крышку с очередного блюда. – Бакари – замечательный повар. На вашем месте я определила бы его на кухню, а не в прихожую.

Филипп рассмеялся:

– Подождите решать, попробуйте сначала это.

Он держал в руках маленькую фарфоровую вазочку с каким-то незнакомым Мередит десертом: светло-коричневый крем с тонкими прослойками бисквита, посыпанный рублеными орехами и залитый золотистым сиропом. Филипп зачерпнул небольшую ложечку лакомства и поднес к губам Мередит. Тонкий аромат меда и корицы дразнил обоняние, но она не решалась взять угощение в рот, испуганная интимностью его жеста.

– Попробуйте, Мередит, – искушал ее Филипп. – Обещаю, что вы не пожалеете.

Она приоткрыла губы, и Филипп медленно вложил в них маленькую серебряную ложечку, а потом так же медленно достал ее. Рот Мередит заполнился восхитительной комбинацией густого шелковистого крема, мягкого пористого бисквита, хрустящих орешков и тягучего меда, но под пристальным взглядом Филиппа ей было трудно жевать. Волнение и жар, на какое-то время вытесненные ощущением комфорта и сытости, вернулись с удвоенной силой.

Филипп откинулся на подушки, вытянул ноги и подпер голову рукой, по-прежнему не сводя с нее глаз. Мередит невольно залюбовалась его длинным, стройным и мускулистым телом.

– Нравится? – спросил он негромко.

Она поспешно отвернулась. Нравится? «Я в жизни не видела ничего соблазнительнее». Взгляд Мередит упал на фарфоровую вазочку, которую он все еще держал в руке, и ее щей вспыхнули. Боже мой! Он же спрашивает о десерте!

– Д-да, очень вкусно. – Увидев, что он зачерпнул еще одну порцию, она спросила дрожащим голосом: – А вы тоже попробуете?

– С удовольствием, – отозвался Филипп. Он сел на подушках, протянул ей вазочку и пододвинулся так близко, что их колени соприкоснулись.

Мередит с сомнением глядела на лакомство. Она понимала, чего он ждет от нее. Разум, требовавший поставить вазочку на стол и уйти, боролся с непреодолимым женским любопытством. Интересно, каково это – кормить с рук мужчину.

С бьющимся сердцем она зачерпнула немного крема и поднесла ложечку к его губам, дождалась, пока Филипп слижет ее содержимое и так же медленно, как и он минуту назад, вынула ее обратно. Наблюдая за тем, как Филипп жует, Мередит думала о том, какой красивый у него рот, и вспоминала, как нежно он ласкал ее кожу.

Филипп протянул руку и легко прикоснулся к ее нижней губе.

– Капелька крема, – объяснил он и, не торопясь и не сводя с Мередит взгляда, поднес палец ко рту и облизал его.

Мередит почудилось, что ее окунули в огонь. Она не знала, куда смотреть и что говорить, но Филипп выручил ее, забрав у нее из рук вазочку с десертом и поставив ее на стол. Вместо нее он взял овальное глиняное блюдо, на котором лежали нарезанные фрукты, маслины и очищенные орехи. Филипп выбрал маленький кусочек какого-то плода.

– Это инжир, или фига, – сказал он. – Древние греки очень ценили его. Попробуйте. – Он протянул ей угощение, но когда Мередит захотела взять его, отрицательно покачал головой: – Тогда было принято, чтобы гость, если ему понравилось угощение, съедал десерт из рук хозяина. Это служило гармоничным завершением обеда.

– Понимаю, – медленно проговорила Мередит. Она попыталась убедить себя, что соглашается принять это угощение прямо из его пальцев лишь для того, чтобы почтить древний обычай и не обидеть хозяина, но это была слишком бесстыдная ложь. Совсем не древний обычай заставил ее наклониться к Филиппу и взять губами предложенный ломтик фиги. Она отметила ароматную сладость плода, но та не могла сравниться со сладостью от прикосновения его пальцев к ее раскрытым губам.

– Гость при желании мог оказать такую же любезность озяину, – сообщил Филипп, – если хотел показать, что поучил удовольствие от его компании.

Удовольствие? Господи, разве это слово может хоть что-нибудь передать? Соблазн. Искушение. Блаженство. Не в силах противиться, Мередит выбрала на блюде очищенный ломтик апельсина и протянула его Филиппу. Глядя ей прямо в глаза, он осторожно обхватил ее запястье и притянул к себе, а потом взял в рот сочный оранжевый кусочек, захватив и держащие его пальцы. Мередит коротко и судорожно вздохнула, когда они оказались в теплом плену его рта и кончик языка легко и дразняще прикоснулся к ним. Ее собственные губы чуть приоткрылись, следуя за этой лаской, а Филипп, выпустив ее пальцы, быстро и легко поцеловал их кончики.

– Как вкусно, – проговорил он непонятно о чем, а потом взял с блюда крупную черную маслину.

– После сладкого хозяин обычно предлагал гостю что-нибудь соленое, как знак особого уважения.

Будто в трансе Мередит смотрела, как Филипп подносит маслину к ее рту и, перед тем как позволить съесть, медленно проводит ею сначала по верхней, а потом – по пухлой нижней губе. Контраст пикантного вкуса маслины и сладости, еще остававшейся во рту от инжира, оказался изысканным и волнующим.

– Гость тоже может угостить хозяина. Если захочет, – сказал Филипп, не сводя с нее испытующего взгляда карих глаз.

Мередит уже призналась ранее, что получает удовольствие от его компании, и теперь не могла отказать ему в знаке уважения. Пугаясь собственной смелости, она выбрала самую большую маслину и поднесла ее ко рту Филиппа. Рука слегка дрожала, и он опять бережно и твердо взял ее за запястье и осторожно забрал угощение из ее пальцев, прикоснувшись к ним губами и теплым языком.

Желание, с которым Мередит не в силах была более бороться, переполняло ее, бурлило в венах, ускоряло пульс. Ей безумно хотелось ощутить вкус его поцелуя.

– А заканчивали обед обычно вот этим. – Филипп взял с тарелки темно-красный фрукт, размером напоминающий апельсин.

– Что это такое?

– Гранат.

– Я слышала о нем, – сказала Мередит, с любопытством разглядывая диковинку, – но никогда не видела.

– Его называют райским фруктом, и он упоминается во множестве легенд и мифов самых разных народов.

– Я первый раз узнала о нем из «Ромео и Джульетты» Шекспира. Помните, там запел жаворонок, и Ромео сказал, что наступило утро и пора расставаться, а Джульетта уговаривает его: «То пенье соловья. Он по ночам поет вон там, на дереве граната»*.


*Перевод Б. Пастернака. – Здесь и далее примеч. пер.


– Да, я помню. Она не хочет, чтобы Ромео уходил, и уверяет, что это не утро, а ночь. Вы любите Шекспира?

Не молчи. Говори скорее. Скажи хоть что-нибудь, чтобы не думать о том, как тебя влечет к нему.

– Да. И больше всего «Ромео и Джульетту». Когда я ее читала, я забывала обо всем, погружалась в книгу, словно переносилась в другое измерение...

Мередит внезапно замолчала, вспомнив себя в двенадцать дет и растрепанный томик, который кто-то у них забыл. «Ромео и Джульетта». Она поспешила спрятать его туда, куда прятала все свои немногочисленные сокровища, а ночью, забравшись, как часто это делала, в огромный буфет под лестницей, читала при свече и переносилась мыслями в Верону, где расцвела эта удивительная любовь, которой не бывает на самом деле. Углубившись в книгу, Мередит несколько часов могла не слышать ненавистных ей звуков и забыть обо всем, о чем хотела забыть.

– Мередит... что-то не так?

Вопрос вернул ее к действительности. Она провела рукой по лицу, словно стараясь снять с него паутину прошлого.

– Нет-нет, все в порядке.

– Ваши глаза вдруг стали грустными.

– «Ромео и Джульетта» – очень грустная история, – попыталась улыбнуться Мередит. Она не хотела больше говорить о невозможной любви и спросила: – А как едят гранат? Как яблоко?

– Нет. Его разрезают и едят семена, которые находятся внутри. – Филипп взял со стола и протянул ей фарфоровую вазочку, наполненную мелкими зернышками, похожими на темно-красные жемчужины. – Этих семян внутри так много, что гранат долгое время считался символом плодородия, изобилия и вечной жизни. Древние египтяне клали его в могилы своих близких, надеясь, что те когда-нибудь воскреснут. – Двумя пальцами он осторожно взял одно зернышко и поднес его к губам Мередит. – Там внутри маленькая косточка, которую тоже можно съесть. Попробуйте.

Поколебавшись лишь мгновение, Мередит послушно приоткрыла рот, и он положил семечко граната прямо ей на язык. От короткого прикосновения его пальцев к губам Мередит сладко вздрогнула. Она осторожно раскусила мягкое зернышко и поразилась тому, какое количество сладкого сока оказалось внутри.

– Удивительный фрукт, правда? – улыбнулся Филипп.

– Правда. Я не ожидала, что нечто такое маленькое может содержать так много вкуса. Он и сладкий, и терпкий одновременно.

Филипп протягивал ей новое зернышко:

– Хотите еще, Мередит?

Звук собственного имени, произнесенного прерывистым низким шепотом, подействовал на нее, как прикосновение. Сам вопрос казался простым, но огонь в глазах Филиппа свидетельствовал о том, что он спрашивает не только о фрукте. Он хотел знать, нравится ли ей возникшая между ними близость. Нравится ли кормить его и самой есть с его рук. Нравится ли прикасаться к его губам и ощущать на своих вкус его пальцев. И Мередит не могла не признаться себе, что на все эти вопросы существует только один правдивый ответ.

Только стоит ли говорить ему об этом? Она может притвориться, что не поняла истинного смысла вопроса. Должна притвориться. Но все было против нее: расслабляюще-пышное убранство комнаты, атмосфера близости, вкусная еда и тонкое вино; откровенность Филиппа, разделившего с ней свои воспоминания, и неприкрытый жар желания, исходивший от него. Мередит казалось, что ее окутал густой туман. И все-таки она должна притвориться. Должна, но не может...

– Да, Филипп, я хочу еще.

Его глаза потемнели. Не говоря ни слова, он поставил на стол фарфоровую вазочку и поднялся на ноги.

Мередит еще не успела понять, что именно почувствовала: разочарование или облегчение оттого, что обед подошел к концу, когда он обошел ее и опять опустился на подушки у. нее за спиной.

– Вытяните ноги, Мередит, – шепнул он ей прямо в ухо, отчего по позвоночнику пробежали мурашки удовольствия.

Она сделала так, как он сказал, и замерла, выпрямившись и боясь шевельнуться. Филипп поудобнее устроился у нее за спиной, придвинулся ближе и вытянул вперед свои длинные ноги. Теперь внутренняя сторона его бедер касалась бедер бередит, а грудь тесно прижималась к ее спине. Она задрожала, но не потому, что замерзла. Еще никогда в жизни ей не было так тепло. Она была окружена жаром его тела, погружена в него, как в мягкое бархатное одеяло.

– После обеда, – прошептал Филипп, и Мередит почувствовала его теплое дыхание на своей шее, – необходимо отдохнуть. – Он начал нежно массировать ее плечи. – Вы очень напряжены, Мередит. Расслабьтесь.

Расслабиться? В то время, когда он прикасается к ней? Но не успела Мередит подумать, что это невозможно, как почувствовала, что ее поза становится естественнее под магическим воздействием его сильных рук.

– Вот так гораздо лучше, – нашептывал Филипп. – Именно так и обходились с закутанными в шелка принцессами... Кормили их, покате возлежали на подушках, а потом массировали до тех пор, пока тело не расслаблялось. – Его пальцы прикоснулись к ее шее, поднялись выше и начали медленно вынимать шпильки из прически. Мередит наклонила голову, и хотя разум требовал, чтобы она немедленно остановила его, язык отказывался подчиняться, и она не произнесла ни слова. Освобожденные локоны рассыпались по плечам и спине.

– Когда вы сидите вот так, с распущенными волосами, среди шелковых подушек, мне кажется, что вы – сама принцесса Нефертити. – Филипп говорил, и его губы и дыхание Щекотали нежную кожу ее затылка. Дрожь желания охватила Мередит.

– Вы знаете, что означает «Нефертити»?

Не в силах вымолвить ни слова, она лишь покачала головой.

– Оно означает «Красавица грядет». Древние египтяне посвящали ей стихи и легенды. Во время своих странствий я обнаружил несколько таких стихотворений. Одно из них особенно прелестно. Хотите послушать?

Мередит опять молча кивнула. Она почувствовала, что Филипп еще теснее прижимается грудью к ее спине. Она закрыла глаза и не двигаясь наслаждалась этим ощущением близости. Он говорил, почти касаясь губами ее уха:


Она похожа на звезду, что всходит утром,

И год, когда она взошла,

Счастливым будет.

Светло сияет ее кожа,

Глаза чисты, и сладки речи...

Легка походка, которою она

Ласкает землю и мое пленяет сердце.

Мужчины все, забывшись, смотрят вслед ей;

И счастлив тот, кого она обнимет.

Он будет первым средь людей.


Руки Филиппа обвили талию Мередит, теплые губы прижались к шее.

– Мередит, – едва слышно выдохнул он ее имя.

Она уже не пыталась сопротивляться страсти и тысяче вспыхнувших желаний, которые так долго старалась подавить. Сейчас они вырвались наружу, зажигая ее кровь и приводя в смятение разум. Почему этот человек так действует на нее? Почему одно его прикосновение сводит с ума? Мередит знала о том, что происходит между мужчиной и женщиной в темной комнате, но все, что она слышала и чему была свидетелем, сводилось к пыхтению, звукам торопливой борьбы и резким, грубым выкрикам. Этому она с легкостью могла бы противостоять.

Но медленная ласка и вкрадчивая нежность Филиппа лишали ее сил. Мередит с коротким стоном откинулась назад и повернула голову, чтобы ему удобнее было целовать ее шею.

Филипп отодвинул в сторону ее волосы и медленно, словно дразня, провел языком по чувствительной, теплой коже. Мередит пронзила дрожь, а внизу живота возникла такая тягостная и сладкая боль, что она нетерпеливо пошевелилась, ее ягодицы прижались к возбужденной, твердой плоти Филиппа, и он коротко и болезненно вздохнул.

Филипп слышал ее стон и губами ощутил тонкую вибрацию горла. Он чувствовал, что все меньше владеет своими чувствами и, сознавая это, все же не мог остановиться. Он устроил этот обед для того, чтобы ухаживать за Мередит, а не соблазнять ее. Но сейчас, когда она была так близко, желания уже не подчинялись ему.

Филипп снял с ее плеч кружевную накидку, и его губы и руки жадно накинулись на обнажившуюся душистую и теплую кожу. Он целовал нежный изгиб шеи и мягкие плечи, а его руки добрались до полной груди и ласкали ее через тонкий шелк платья.

– О, Филипп... – простонала Мередит, и от звука ее исполненного страстью голоса его желание вспыхнуло с утроенной силой. Борьба, которую Филипп собирался вести со своим телом, оказалась проигранной, еще не начавшись.

Он немного повернул Мередит в своих объятиях, и их губы встретились. Поцелуй, который вначале был осторожным и нежным, быстро превратился в горячий и жадный. Рука Филиппа проскользнула за ее корсаж. Пока его язык исследовал терпко-сладкие, шелковые глубины ее рта, пальцы изучали упругую мягкость груди, прикасались к твердому, как камешек, соску, возбуждая его еще больше. Упиваясь ее жарким дыханием, Филипп потерял всякое представление о действительности, забыл о времени и месте, и только раскаленное, безудержное желание владело им. Больше! Он хотел большего!

Он застонал, оторвавшись от ее губ, и с удовлетворением Услышал ответный стон Мередит. Сняв запотевшие очки и нетерпеливо швырнув их на стол, Филипп опять повернулся к ней, прикоснулся пальцем к лихорадочно пульсирующей жилке в ямочке у основания шеи.

– Вы хотя бы понимаете, как вы обворожительны сейчас? Как действуете на меня? – Филипп схватил ее ладонь и прижал к тому месту на груди, где его сердце колотилось так, словно он долго бежал под палящим солнцем. – Вот что вы делаете со мной, Мередит. Каждый раз, когда я вас вижу, прикасаюсь к вам, думаю о вас. – Он расстегнул несколько пуговиц рубашки и медленно увлек ее руку внутрь, провел ее раскрытой ладонью по своей груди. Закрыв глаза, он наслаждался жаром ее руки на своей коже. – Погладьте меня еще.

Поколебавшись мгновение, Мередит медленно и несмело провела раскрытой ладонью по его животу и ребрам, коснулась пальцами сосков. Филипп вздрогнул, но, взяв себя в руки, не набросился на нее, как ему больше всего хотелось, но, наклонившись, осторожно провел языком по ее пухлой нижней губе. Мередит ответила ему такой же лаской, и их поцелуй оказался долгим и захватывающим, словно вместе с губами слились их тела и души.

Филипп опять поменял позу и теперь лежал на боку, глядя на распростертую перед ним на подушках Мередит. Оторвавшись от соблазна ее полуоткрытых губ, он нежными короткими поцелуями проложил дорожку по подбородку, вдоль горла – все ниже и, наконец, нетвердой рукой сдвинул вниз корсаж, обнажая белые полные полукружия груди, увенчанные маленькими коралловыми сосками.

Он медленно обвел один из них языком, оставляя влажный след на горячей коже, потом так же неторопливо забрал его в рот. Мередит застонала от наслаждения, обхватила его голову, запутавшись пальцами в волосах, и дугой выгнула спину, словно предлагая ему всю себя.

Филипп воспользовался этим предложением, и его нетерпеливая рука скользнула вниз, провела по ее бедру, опустилась к лодыжке. Пальцы торопливо завладели шелковым подолом, подняли его кверху, и Мередит задрожала, почувствовав, как они осторожно коснулись внутренней стороны бедра.

Сейчас, когда его рот ласкал податливую мягкость женской груди, кончики пальцев прикасались к шелку кожи, а в ушах звучали ее вздохи, Филипп уже не вспоминал, что минуту назад собирался взять себя в руки. Все его действия были подчинены единственному жгучему желанию, и, столкнувшись с препятствием в виде ее завязанных на шнурок панталон, он быстро справился с ним.

«Я хочу ее. Сейчас. Немедленно». Филипп твердил эти слова как заклинание, и они пьянили его. «Дотронуться до нее. Сейчас».

Когда его пальцы коснулись нежной плоти между ее ног, они оба замерли. Мередит быстро и коротко вздохнула, и Филипп, приподнявшись, взглянул на нее. Ее голова была откинута, а темные волосы разметались в беспорядке; черные ресницы дрожали на раскрасневшихся щеках; губы опухли и слегка приоткрылись; соски на обнаженной груди, влажные от его поцелуев, напоминали пики гор. Она показалась Филиппу воплощением соблазна, сиреной, лишающей мужчин воли.

Мередит открыла глаза, и их взгляды встретились.

– Раздвиньте немного колени, Мередит.

Она молча повиновалась, и его палец погрузился в женскую мякоть, ставшую горячей и влажной ради него.

– О Боже, – чуть слышно прошептала Мередит и еще шире развела ноги.

Не отрывая глаз от ее запрокинутого лица, впитывая каждый оттенок его выражения, Филипп медленно и умело возбуждал ее. Бедра Мередит начали несмело двигаться навстречу его руке, и с каждым движением его возбуждение нарастало все больше и больше, пока наконец Филипп не почувствовал, что не может больше терпеть. Его пальцы уже спешили, и дыхание Мередит стало коротким и прерывистым. Ее бедра нетерпеливо двигались ему навстречу, словно желая ускорить развязку. Он наклонился и прижался к ее губам, проникая языком в глубину рта и погружая одновременно сначала один, а потом и другой палец в ее жаркую влажную плоть.

Мередит замерла на несколько мгновений, и Филипп упивался вкусом ее рта, ощущением податливой тесноты, охватившей его пальцы, представляя себе, как овладел бы ею по-настоящему. От этой мысли испарина выступила на его лбу, и, застонав, он еще сильнее приник к ее губам, двигая языком так, как хотел бы двигаться в ее теле, и одновременно дразня ее пальцами. Вдруг Мередит вцепилась ему в плечи, выгнула спину, и, прервав поцелуй, Филипп поднял голову и наслаждался зрелищем ее экстаза и ритмичным сжатием плоти вокруг своих пальцев.

Мередит глубоко вздохнула и, выпустив его плечи, откинулась на спину. Он тоже вздохнул и приподнялся на локте, жадно вдыхая опьяняющий аромат ее страсти и желая только одного – проникнуть в нее, слиться с ее телом, освободить себя от непереносимого возбуждения. Филипп закрыл глаза и скрипнул зубами.

Окутывавший Мередит чувственный туман медленно рассеивался. Она раньше никогда не чувствовала себя такой расслабленной и счастливой и даже не могла себе представить, что такое возможно. С трудом подняв веки, она повернула голову и замерла, увидев Филиппа. Он лежал на боку, подперев голову рукой, и казался совершенно неподвижным, если не считать мускула, мелко дрожавшего на щеке. Его взгляд, направленный на Мередит, обжигал как огонь. Он взял ее безвольную руку, поднес к губам и осторожно поцеловал ладонь, а потом прижал ее к своей груди – к тому месту, где бешено колотилось сердце.

Мередит внимательно разглядывала Филиппа. Его волосы были растрепаны ее пальцами, рубашка измята и наполовину распахнута, и, Господи помилуй, ей больше всего хотелось сейчас расстегнуть ее до конца, стянуть с его плеч и пальцами осторожно исследовать игру каждого мускула под загорелой кожей. Мередит перевела взгляд ниже и не могла не заметить его возбуждения, которого не скрывали свободные шаровары. Ей до боли захотелось прикоснуться к нему, избавиться от мешающей, ненужной одежды, разглядывать, трогать, почувствовать его внутри себя, разделить с ним самые глубокие, самые сокровенные ласки. И ведь он, очевидно, хотел того же, но все-таки что-то остановило его. В одно мгновение Мередит открылась пугающая правда, безжалостная, как пощечина: что-то, но не она. Она не хотела, чтобы он остановился. Хуже того – если бы тогда она могла говорить, она сама попросила бы его заняться с ней любовью.

Очарование рассеялось, и чувство вины и раскаяния охватило Мередит. Господи, о чем она думала? Нескольких мгновений оказалось достаточно, чтобы она забыла о чувстве долга и приличиях и чуть было не превратилась в такую женщину, какой боялась стать всю жизнь.

Резко отдернув руку от груди Филиппа, Мередит решительно села. С пылающими щеками она торопливо спрятала в корсаж обнаженную грудь, одернула задравшиеся юбки и мучительно ясно представила себе, как минуту назад лежала, широко раскинув ноги и выгнув спину, словно предлагая себя мужчине. Да, яблочко от яблони... Как ни старалась она забыть о своем происхождении, оно властно напомнило о себе при первом же серьезном испытании. Вероятно, ей следует поблагодарить Филиппа за его сдержанность, потому что у нее самой она, как оказалось, совершенно отсутствует.

А сейчас надо уходить! Немедленно. Пока она не сказала или не сделала что-то, чего нельзя будет исправить. Ведь даже сейчас, осознав всю неприличность своего поведения, она по-прежнему больше всего на свете жаждала его объятий и понимала, что стоит ему прикоснуться к ней, и она опять не сможет противостоять его нежности и желанию.

Глаза Мередит наполнились горячими слезами, и она сжала губы, чтобы не всхлипнуть. Торопливо и неловко она пыталась привести волосы в порядок и в панике оглядывалась вокруг в поисках своих шпилек. Обнаружив несколько, Мередит поспешно воткнула их в наскоро закрученный узел.

– Мередит, остановитесь. – Филипп взял ее за руки. Она постаралась выдернуть их, но безуспешно. Глубоко вздохнув, Мередит постаралась не поддаться подступающей панике.

Собрав остатки гордости, она взглянула ему прямо в глаза:

– Пожалуйста, отпустите меня. Я хочу уйти.

– Я вижу. Но я не хочу, чтобы вы уходили... так. Нам надо поговорить.

– Мне нечего сказать. Я могу лишь извиниться перед вами.

– За что, черт возьми?

– За... свое поведение. – Господи, она не может больше выдерживать его взгляд.

Филипп смотрел на нее серьезно и задумчиво, потом отпустил одну ее руку и осторожно убрал со щеки спутавшийся завиток волос.

– Господи, Мередит, вам не за что извиняться. Вы потрясающая. Если кто-то и должен просить прошения, так это я, но, видит Бог, я не хочу каяться. Единственное, что меня огорчает, – это то, что вы, очевидно, жалеете о происшедшем.

– Как же иначе? Это было ошибкой. Глаза Филиппа потемнели:

– Ничего подобного. Это было прекрасно! И неизбежно, учитывая влечение, связывающее нас. Возможно, все произошло слишком стремительно. – Он ласково провел пальцем по ее щеке. – Хотя я безумно хочу вас и не могу даже скрыть этого, я не собирался соблазнять вас сегодня вечером.

– В самом деле? – Мередит выразительно оглядела комнату. – Для чего тогда все эти приготовления?

– Для того чтобы ухаживать за вами.

– Во всем этом нет ничего приличного, Филипп. Мередит замолчала. Что тут можно сказать? Она знала об этом с того самого момента, как вошла в комнату. И все-таки осталась. Ей некого винить, кроме себя. Проклятие! Как приятно было бы переложить вину на кого-то другого. На него – но он ничего не взял у нее силой. Или на вино – но она выпила всего один бокал.

– Уверяю вас, что у меня были самые благородные намерения. Но когда вы оказались в моих объятиях, я забыл обо всем. – Филипп взял ее лицо в ладони. – Мередит, вы сводите меня с ума. Все в вас пленяет меня. Да, я очень хочу заняться с вами любовью, но я хочу и гораздо большего.

Мередит застыла и смотрела на него с ужасом. Его слова, его серьезное и взволнованное выражение, заверение, что он собирался ухаживать за ней, и упоминание о благородных намерениях... Она почувствовала, как кровь отхлынула от лица.

Господи, неужели он собирается сделать ей предложение?

Глава 14

Борясь с паникой, Мередит вскочила на ноги. Отказавшись от мысли привести прическу в порядок, она торопливо оглядывала комнату в поисках своего ридикюля, охваченная единственным желанием – поскорее скрыться.

Филипп тоже поднялся и взял ее за плечи:

– Мередит, я...

Она заставила его замолчать, прижав пальцы к его губам.

– Не говорите ничего больше, – сказала она, стараясь казаться спокойной.

Непонимание и обида промелькнули в глазах Филиппа.

– Почему?

«Потому что я знаю, что вы не удовлетворитесь простым «нет». Вы потребуете объяснений, а в таком состоянии я не могу их придумать. И не могу сказать вам правду. И еще потому, что я уже знаю, чем кончаются разговоры с вами, и боюсь этого».

– Потому... Потому что я сейчас не готова ничего слушать. Мне надо подумать, а в вашем присутствии это невозможно. Вы... вы меня отвлекаете.

Его лицо немного смягчилось.

? Вы меня тоже. Поэтому я и хочу...

– Нет! – Мередит уже почти кричала, но не хотела ни оскорбить, ни обидеть его. – Пожалуйста, Филипп! Пожалуйста, не говорите ничего больше. Не сейчас.

Она с трудом выдерживала его пристальный, недоумевающий взгляд.

– Вы знаете, о чем я хочу просить вас, Мередит.

Она не решилась притвориться, что не понимает, из опасения, что он произнесет это вслух:

– Да. Но не здесь. Не сейчас. Я... Мне надо подумать. Он молча и испытующе смотрел на нее еще несколько секунд.

– Хорошо. Но мы еще вернемся к этому, Мередит.

– Только не сейчас, – кивнула она. «Только после того, как я соберусь с мыслями и приготовлюсь к защите».

– Я скажу, чтобы подавали экипаж, и вернусь за вами. Он вышел из комнаты, бесшумно закрыв за собой дверь.

Оставшись одна, Мередит зарылась лицом в ладони. Господи, ну что же она наделала?


Альберт отодвинул тяжелую занавеску из голубого бархата и выглянул в окно гостиной. Ночь была безлунной и совершенно черной, и он увидел в стекле лишь отражение своего невеселого лица. Часы на камине пробили полночь. Скоро мисс Мэри должна вернуться со своего шикарного обеда. Интересно, выберет ли лорд Грейборн невесту среди этих приглашенных светских девиц? Или станет действовать так, как подсказывает ему сердце?

Вспомнив про сердце, Альберт тут же подумал про Шарлотту. Он закрыл глаза и прижался лбом к холодному стеклу. Она уже давно поднялась наверх, чтобы уложить Хоуп, и больше не спускалась. Наверное, тоже легла спать.

Непокорное воображение тут же нарисовало ему Шарлотту, лежащую в постели: светлые волосы разметались по подушке, огонь камина отбрасывает золотистый отблеск на кожу... Скрипнув зубами, он попытался прогнать соблазнительный образ, но безуспешно. Протягивая к нему руки, она шептала: «Альберт...». Он застонал от несбыточности своего желания и от собственного бессилия.

– Альберт... что с тобой?

Молодой человек вздрогнул и открыл глаза. В окне он увидел отражение Шарлотты, появившейся в дверном проеме.

Кровь бросилась ему в лицо. Сдерживая проклятия, он попытался усилием воли справиться с возбуждением, которое нельзя было скрыть, но это ему не удалось. Как назло, дльберт оставил свой сюртук и жилет в спальне, и ему нечем было даже прикрыться.

– Все в порядке, – сказал он напряженным, охрипшим голосом.

Он наблюдал за ее отражением в стекле, видел, что она замерла в нерешительности, и всей душой надеялся, что она повернется и уйдет. Вместо этого Шарлотта нахмурилась и медленно приблизилась к нему.

– Не похоже, что все в порядке. Я слышала, как ты застонал. У тебя что-то болит?

– Нет, – почти выкрикнул он. Сердце билось все сильнее с каждым ее шагом. Шарлотта остановилась совсем близко от него. Он почувствовал тонкий цветочный аромат и стиснул зубы. Хотя Шарлотта и ушла к себе несколько часов назад, на ней все еще было то же серое платье, в котором она ходила днем. Слава Богу! Если бы она вышла в ночной рубашке...

Проклятие! Нельзя думать об этом! Альберт поспешно отвернулся, чтобы не смотреть на отражение ее лица в окне, но это не помогло. Даже не глядя на Шарлотту, он видел ее прелестный профиль, полные губы и мягкие волосы, ее женственное тело. Он надеялся, что, если не станет обращать на нее внимания, она уйдет. Уйдет, не успев заметить, как действует на него ее присутствие.

– Я спустилась, чтобы выпить чашку чая. Ты будешь?

– Нет! – Ответ прозвучал резче, чем Альберт хотел, и он заметил тень растерянности и обиды налице Шарлотты. Черт возьми, что он делает? Надо уходить от нее. Как можно быстрее. Он резко повернулся и, как это нередко с ним случалось, споткнулся о собственную проклятую ногу. Если бы Шарлотта его не поддержала, он упал бы лицом на пол.

Выпрямившись, Альберт обнаружил, что стоит совсем близко к ней и что она крепко держит его за плечи. Досада на свою неловкость испарилась, когда он заглянул в серые глаза Шарлотты, находившиеся всего в нескольких дюймах от его лица.

Шарлотта смотрела на него с выражением, которого он не мог понять. Ее ладони жгли ему плечи через тонкую ткань рубашки. Она была так близко. От нее так хорошо пахло. Он так сильно любил ее. И – Господи помилуй! – так невыносимо хотел...

Альберт хотел отступить. Он действительно собирался это сделать, но жажда, сжигавшая его, оказалась сильнее. Дрожащей рукой он прикоснулся к бледной щеке Шарлотты, другой обхватил ее за талию и притянул к себе. С остановившимся сердцем он наклонился и прикоснулся к ее губам, вложив в поцелуй всю свою тайную нежность и любовь. Блаженство продолжалось несколько секунд. До тех пор пока Альберт не осознал, что девушка не отвечает ему. Он выпрямился и испуганно взглянул на нее.

Шарлотта, казалось, окаменела. В ее лице не осталось ни кровинки, а в глазах плескался испуг. Ничего кроме испуга. Ни тепла, ни желания, ни нежности. Альберт отнял от нее руки. Теперь она смотрела на него с новым выражением.

Жалость!

Господи! Что угодно, только не жалость! Гнев. Ненависть. Отвращение. Только не жалость к калеке-девственнику, который повел себя как последний дурак. И одним неосторожным поступком испортил все, что связывало их все эти годы. Как мог он совершить такую невероятную глупость?

– Я... я... Прости меня, Шарлотта.

Она стояла, стиснув руки, и продолжала молча смотреть на него глазами, полными изумления и жалости. Альберту казалось, что этот взгляд как нож вонзается в его сердце. Он повернулся и выбежал из комнаты так быстро, как позволяла искалеченная нога, заскочил в свою комнату, сел на кровать и обхватил голову руками.

Господи, еще никогда в жизни ему не было так больно, было хуже, чем побои Таггерта. Хуже, чем боль от сломанной ноги. Он тогда подумал, что, наверное, нельзя чувствовать себя более униженным и несчастным, но оказалось, это еще не предел. Горячие слезы обожгли его щеки, и все тело содрогнулось от рыданий. Какой стыд! Он не позволял себе подобной слабости с тех пор, как ему исполнилось пять лет! Но на этот раз Альберт плакал не от боли. Он оплакивал свою потерю.

Шепотом он осыпал себя проклятиями за то, что разрушил все своими руками. Этот поцелуй, оставшийся без ответа, отвергнутая любовь и его унижение всегда теперь будут стоять между ними. Разве сможет он теперь взглянуть Шарлотте в глаза? Он же предал ее доверие. Теперь она считает его одним из тех похотливых мерзавцев, которые так дурно поступали с ней в юности.

Альберт поднял голову и с силой провел рукой по лицу. У него есть выбор. Он может совершить невозможное: может найти слова, которые все объяснят, и убедить Шарлотту жить дальше так, будто этим вечером ничего не случилось. Или он может уйти из дома мисс Мэри. Навсегда.

С остановившимся сердцем Альберт подумал, что на самом деле выбора у него нет.


Шарлотта стояла, не двигаясь, и смотрела на дверь, в которую только что выскочил Альберт. Оцепенение, охватившее ее в тот момент, когда он споткнулся, а она схватила его за плечи, медленно рассеивалось. Она приложила дрожащие пальцы к губам, которых несколько секунд назад касались его губы.

Шарлотта закрыла глаза и еще раз попыталась пережить эти короткие, удивительные мгновения. Никогда еще ни один мужчина не целовал ее с такой тихой, всепоглощающей нежностью. При всем своем опыте Шарлотта даже представить себе не могла, что поцелуй может быть таким... красивым. Что еще долго после него она будет не в силах ни шевельнуться, ни вздохнуть, ни поверить, что все это произошло с ней на самом деле.

Хотя она должна была бы знать, что Альберт и не мог поцеловать ее иначе. Он сам был таким – добрым, любящим и нежным. Один Бог знает, как нужна ей эта доброта и нежность. Как нужен ей сам Альберт. И теперь, после того как он прижимал ее к себе и смотрел на нее с таким неприкрытым желанием, Шарлотта знала, что и она необходима ему.

Она понимала, что это неправильно. Что такой прекрасный юноша, как Альберт, не должен желать такую женщину, как она. И самый мучительный вопрос: почему? Почему он хочет именно ее? Может, он был пьян? Но нет, от него не пахло вином. Может, ему нужна совсем не она? Возможно, Шарлотта просто застала его в момент, когда думал о ком-то другом? Или просто мечтал о женщине? Она знала, что у мужчин часто такое бывает, и тогда их может удовлетворить любая случайно оказавшаяся рядом.

Ее сердце отказывалось этому верить. Нет, Альберт не такой. Он порядочный. И целовал он ее потому, что ему нужна именно она.

Но все-таки почему? Зачем нужна этому славному юноше бывшая шлюха? «Потому что парню надо иногда развлечься, дуреха. А ты пять лет никого не хотела, а теперь и тебе приспичило. Вот и дай ему то, что он хочет. Оба получите удовольствие».

Нет! Шарлотта зажала уши ладонями, чтобы не слышать грязных отзвуков собственного прошлого. Прошлого, которое она с помощью Мередит старалась навечно похоронить. Она уже не та женщина. Она стала порядочной и ради себя, и ради Хоуп. И Альберт совсем не тот парень, которому надо просто развлечься. Нет, если он поцеловал ее, значит...

Она небезразлична ему. А он небезразличен ей.

Шарлотта замерла, прижав ладони к груди. Господи, неужели это возможно? Она не позволяла себе даже мечтать о таким чуде. Зажмурившись, она вдруг вспомнила, как стояла в его объятиях словно деревянная и как исказилось его лицо, тогда он это заметил. Ведь он, бедняжка, наверное, подумал, что внушает ей отвращение.

Нет, больше нельзя выносить этой неизвестности. Она должна узнать, как он к ней относится. Сейчас же. Если она не нужна ему – что ж, она примет этот удар, как принимала многие другие. А если... Шарлотта все сильнее прижимала руку к тому месту груди, где неистово билось ее сердце. Так или иначе, но жизнь ее уже не будет прежней.

Шарлотта глубоко вздохнула и быстро поднялась по лестнице. Перед дверью его спальни она мгновение помедлила, прислушиваясь к характерным, шаркающим шагам за ней. Потом, собрав все свое мужество, постучала.

Прошла почти минута, прежде чем Альберт отворил дверь. Их глаза встретились, и Шарлотту поразило безнадежное спокойствие его лица.

– Альберт, я... – сказала она, переступая через порог.

Она замолчала, заметив старый кожаный саквояж, стоящий на аккуратно застеленной кровати. Шарлотта быстро оглядела небольшую комнатку, и ее сердце упало. Даже при тусклом свете единственной свечи она заметила, что в спальне не осталось ни одной его личной вещи. Исчезли расческа и бритва. На стенах уже не висели рисунки Хоуп, которые Альберт сам вставил в рамки и которыми гордился так, словно они принадлежали кисти Гейнсборо. В раскрытом гардеробе не было одежды.

Несколько минут в комнате стояло молчание, которое наконец прервала Шарлотта.

– Что ты делаешь? – с трудом проговорила она, облизнув пересохшие губы.

– Я ухожу, Шарлотта, – ответил Альберт, и его подбородок дрогнул.

Всего три слова. Разве могут три коротких слова причинить такую боль?

– Почему?

Его лицо на мгновение исказилось, потом опять стало бесстрастным. Глядя на открытый саквояж, он тихо сказал:

– Просто мне надо уйти.

В сердце Шарлотты вспыхнула искорка надежды. Он не казался бы таким несчастным, если бы она была ему безразлична. Сейчас или никогда.

– Ты уходишь из-за меня, Альберт? – спросила она, собрав все свое мужество.

Он вздрогнул и ничего не ответил, глядя на нее потемневшими от боли глазами.

– Ты уходишь из-за того, что сейчас произошло между нами? – повторила Шарлотта настойчивее.

Бледные щеки Альберта вспыхнули.

– Прости меня, Шарлотта. Я...

– Я пришла сюда не за извинениями, Альберт. Я хочу понять, почему ты поцеловал меня.

– Я просто потерял голову. Не знаю, о чем я думал.

– Ты думал обо мне или о ком-то другом?

– О ком-то другом? Что это значит? Шарлотта взволнованно прижала руки к груди:

– Это меня ты целовал, или на моем месте могла быть любая другая женщина?

Тысяча эмоций отразилась на лице Альберта: непонимание, удивление, недоверие и, наконец, гнев.

– Я никогда не смог бы использовать тебя так, Шарлотта.

Ее колени чуть было не подкосились от облегчения и вспыхнувшей надежды.

– Значит, этот поцелуй...

– Был ужасной ошибкой.

– Почему ты так говоришь?

Альберт смотрел на нее так, словно решил, что она свихнулась. Потом коротко и горько усмехнулся:

– Ты так перепугалась, что ошибиться было невозможно. Я не виню тебя, конечно. Я не должен был прикасаться к тебе.

У Шарлотты сжалось сердце.

– Я не испугалась, Альберт. Я удивилась. Я не могла понять, почему ты целуешь меня. Так целуешь.

– Как так? Как глупый неопытный юнец, ты хочешь сказать? – Он почти выкрикнул эти слова.

– Нет, так, как мужчина целует женщину, которая ему небезразлична. Которую он... любит.

Альберт мечтал провалиться сквозь пол. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким униженным. Как мог он так выдать себя одним несчастным, неуклюжим поцелуем?

– Ты так целовал меня?

Все силы оставили Альберта, когда он услышал этот тихий вопрос. Наверное, надо было все отрицать, чтобы избавить себя от жалости и стыда. Но какой смысл? Конечно же, она уже все поняла и не поверит ему. К тому же терпеть ее жалость ему остается совсем недолго. Сейчас он уйдет из этого дома навсегда.

– Да, Шарлотта.

– Потому что ты меня любишь? – чуть слышно прошептала она.

Он кивнул:

– Да. Сегодня я не смог сдержать своего чувства. И не могу поклясться, что этого не повторится. Поэтому мне надо уйти. Так будет лучше для нас обоих.

– Господи, Альберт, этот поцелуй был самым прекрасным в моей жизни. До этого вечера я даже не знала, что поцелуй может быть таким прекрасным.

– Прекрасным? Ты хочешь сказать, что тебе понравилось? – спросил он в смятении.

– Да, Альберт. Я это и говорю. Просто я была тогда так Удивлена, что не смогла ответить тебе так, как хотела. Все будет по-другому, если ты попробуешь поцеловать меня еще раз... сейчас.

Он смотрел на нее, не веря своим ушам:

– Ты правда хочешь, чтобы я тебя поцеловал?

– Очень хочу.

Альберт удивился бы меньше, если бы она ударила его кирпичом по голове. Одна половина его мозга требовала немедленно схватить Шарлотту в объятия и воспользоваться ее временным помешательством, другая советовала быть осторожным. Сначала надо убедиться, что он все правильно понял.

– А почему ты этого хочешь? – спросил он с недоверием и надеждой, которую старался заглушить.

Шарлотта смотрела с такой нежностью, что у него перехватило дыхание:

– Я хочу этого, потому что я тебя люблю.

Господи, он, кажется, сошел с ума. Рехнулся, и теперь ему мерещатся всякие чудеса. Сумасшедший дом с нетерпением ждет его. Наверное, сомнения отразились на его лице, потому что Шарлотта встревоженно спросила:

– Ты слышишь меня, Альберт?

– Не знаю. Думается, ты не могла сказать то, что я услышал. А ты... не могла бы повторить?

Лицо Шарлотты осветилось улыбкой. Она откашлялась и медленно, отчетливо и громко произнесла:

– Я хочу, чтобы ты поцеловал меня потому, что я тебя люблю.

Боже милостивый, он не сошел с ума! Альберт взял ее лицо в свои дрожащие ладони, а Шарлотта прижалась к нему и обхватила руками за талию.

– Шарлотта... – Он совсем легко прикоснулся к ее губам, боясь, что разбудит ее, она проснется и все окажется сном или игрой его воображения. Но губы Шарлотты, открывшиеся ему навстречу, были реальными, и такими же реальными были ее руки, все крепче сжимавшие его.

Альберт прервал поцелуй, испугавшись, что через мгновение уже не сможет остановиться. Открыв глаза, он посмотрел на Шарлотту и решил, что никогда не видел ничего прекраснее. Она доверчиво прижималась к нему, ее губы были розовыми и влажными от его поцелуя, ее кожа светилась, а глаза смотрели на него с любовью и нежностью.

Альберт зажмурился и опять открыл глаза, проверяя, не исчезнет ли видение, но Шарлотта по-прежнему оставалась в его объятиях. Как ни страшно ему было разрушать очарование этого момента, он должен был спросить:

– Ты уверена, Шарлотта? Уверена, что тебе нужен такой, как я? – Он перевел взгляд на свою ногу, потом опять посмотрел на нее: – Я ведь подпорченный товар.

– Я тоже. Ты ведь знаешь о моем прошлом, Альберт. Я не могу его изменить.

– Так же как я не могу изменить моего. – Он прикоснулся к ее мягкой щеке, ликуя в душе, что может теперь это сделать. – Меня интересует только настоящее и будущее.

– Я на пять лет старше тебя.

– Ну и что? – Он взял ее руку и по очереди поцеловал костяшки всех пальцев. – Я все равно еще не могу поверить своему счастью, но, клянусь Богом, я не дам ему ускользнуть. Ты согласна стать моей женой, Шарлотта?

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. Потом, к ужасу Альберта, по ее щеке покатилась слеза.

– Господи! Я не хочу, чтобы ты плакала! – Он осторожно вытер слезу кончиком пальца, но за ней появилась вторая, потом третья.

– Я не плачу, – прошептала Шарлотта.

– Ну, значит, у тебя в голове идет дождь, потому что из глаз льется вода.

Она засмеялась, потом опять заплакала и, обхватив руками шею Альберта, зарылась лицом в его рубашку. Чувствуя себя совершенно беспомощным, он погладил ее по спине, поправил волосы, легко поцеловал в висок:

– Шарлотта, пожалуйста, я не могу видеть, как ты плачешь. Почему ты так расстроилась?

Она подняла голову.

– Я не расстроилась. Я просто не могу поверить. Я растерялась. Я не думала, что ты захочешь жениться на мне.

– А что же ты думала? – Взглянув в ее глаза, Альберт прочитал в них ответ. – Неужели, я смог бы обидеть тебя?

– Я не из тех женщин, на которых женятся.

– Черта с два! Я хочу, чтобы ты была моей женой, а Хоуп – моей дочерью. Вопрос только в том, захочешь ли ты, чтобы я стал твоим мужем и отцом для Хоуп?

– Если мы нужны тебе...

– Да, именно вы мне и нужны. Шарлотта глубоко вздохнула:

– Тогда – да. Да, я стану твоей женой.

Альберту показалось, что солнце выглянуло из-за туч, за которыми пряталось долгие месяцы. Он прижал Шарлотту к себе и целовал ее долго и страстно до тех пор, пока не почувствовал, что теряет рассудок. Он прижался лбом к ее лбу и стоял так несколько мгновений, пытаясь вернуться к действительности.

– Я должен тебе кое-что сказать. Я... У меня никогда еще не было женщины.

– Я была бы счастлива сказать тебе, что у меня никогда не было мужчины. Но я могу сказать другое – я никогда не любила ни одного мужчину до тебя.

Альберт поднял голову и улыбнулся:

– Неужели это правда? Ты действительно станешь моей женой?

– Да, – улыбнулась ему в ответ Шарлотта. – А ты правда станешь моим мужем?

– Да. И чем скорее – тем лучше. Я надеюсь, что помолвка не окажется слишком долгой.

– Альберт, нам ведь не обязательно ждать до свадьбы... Он поцеловал ее, заставив замолчать:

– Нет, обязательно. Ты заслуживаешь такого же обращения, как любая настоящая леди, и я не оскорблю твоей чести, взяв тебя до свадьбы. Я ведь раньше даже надеяться не мог, что ты когда-нибудь будешь моей. Теперь можно и подождать.

Шарлотта смотрела на него с такой любовью и благодарностью, что ему хотелось встать перед ней на колени.

– Мне хочется поскорее рассказать обо всем Хоуп и Мередит, – сказала она. – Представляешь, как она удивится, когда узнает, что, пока искала пару для лорда Грейборна, мы сами нашли себе пару?

– Да, вечер, на мой взгляд, вышел очень удачным, – улыбнулся Альберт. – Надеюсь, что у мисс Мэри все сложилось не хуже.

Глава 15

На следующее утро Филипп вышел из спальни и торопливо спустился по лестнице, собираясь быстро позавтракать и отправиться на склад. Он надеялся перед уходом увидеться с Эндрю и узнать какие-нибудь новости о ходе расследования. Бакари встретил его внизу, и, взглянув на его лицо, Филипп решил, что тот провел бессонную ночь.

– Не спалось? – спросил он.

– Сон ловить трудно, – сказал он, и Филипп, как всегда, не сумел разгадать выражение, промелькнувшее в его черных глазах.

– Да, я тебя понимаю, – пробормотал Филипп. Он тоже всю ночь безуспешно ловил сон. – Я еще не успел поблагодарить тебя за вчерашний обед.

Он по-дружески положил руку на плечо Бакари, но тот вздрогнул и сморщился, будто от боли. Филипп тотчас же убрал руку:

– Извини. В чем дело?

– Болит от вешать много материя в кабинете.

– Ну конечно! Это и неудивительно. И за это тоже я должен поблагодарить тебя. Я собирался сделать это вчера вечером, после того как проводил мисс Чилтон-Гриздейл, но тебя не было в прихожей, когда я вернулся. – Филипп улыбнулся. – Я удивился, но потом подумал, что ты, наверное, зверски устал и пошел спать.

Опять какое-то непонятное выражение промелькнуло в глазах Бакари, но он только кивнул в ответ:

– Да, уставать от много работы. Ей понравилось?

– Да, вечер получился очень приятным. – Если не считать того, что он позволил себе увлечься и напугал Мередит, как кобра пугает загнанную в угол мышь. Если не считать того напряженного и неловкого молчания, которое установилось в экипаже, когда он провожал ее домой.

– Вы жениться на ней? – Бакари смотрел на него испытующе.

– Надеюсь.

– Что она говорить, когда вы спросил?

– Я еще не просил ее, но собираюсь. В следующий раз, когда ее увижу.

– Следующий раз может быть поздно.

Филипп не стал просить Бакари объяснить это загадочное заявление. Он хорошо знал, что ничего от него не добьется. К тому же Бакари в своей лаконичной манере лишь высказал сомнение, которое терзало и самого Филиппа. Вчера он не смог отказать Мередит, просившей отложить официальное предложение, но теперь боялся, что она употребит выигранное таким образом время на то, чтобы придумать причины, по которым не может выйти за него замуж.

Филипп догадывался об обстоятельствах, побуждавших ее избегать этого разговора. Скорее всего дело в ее прошлом, на информацию о котором он натолкнулся случайно, расспрашивая в пабе о Таггерте. Возможно, стоило признаться, что ему уже все известно. Но Филиппу хотелось дать ей шанс рассказать обо всем самой. Хотелось убедиться, что она доверяет ему. Вчера он пытался навести разговор на ее прошлое, но Мередит уклонилась от этой темы. Может, теперь, когда он поведал ей о своем непростом детстве, она станет откровеннее.

– Только что пришло, – сказал Бакари, протягивая ему конверт.

Филипп сломал восковую печать и быстро пробежал глазами короткую записку:


««Морской ворон» подходит к порту и станет к причалу сегодня вечером. С завтрашнего дня, сразу после выгрузки, можно начать поиск пропавшей части Камня слез».


Он сложил бумагу и засунул ее в карман жилета.

– А где Эндрю?

– В столовой.

Кивнув Бакари, Филипп направился в столовую. Войдя туда, он чуть не споткнулся от удивления, увидев распухшую челюсть и разбитые губы своего друга.

– Это все болит также ужасно, как выглядит? – спросил он.

Эндрю поморщился:

– Жевать довольно неприятно, но это ерунда по сравнению с тем, как ломит ребра.

– Это итог расследования?

– Не уверен. Я все расскажу, но сначала сядь за стол. Разговаривать через комнату мне слишком неудобно.

Нахмурившись, Филипп подошел к буфету, задумчиво положил себе на тарелку яичницу с беконом и уселся напротив Эндрю:

– Слушаю тебя.

– Сначала ты расскажи мне, как прошел обед с мисс Чилтон-Гриздейл. – Эндрю сделал вид, что внимательно изучает лицо Филиппа. – Похоже, ты обошелся без синяков.

– Да, дело обошлось без травм.

– Уже хорошо. Еще чем-нибудь порадуешь?

– Боюсь, что нечем. Сначала она немного возмущалась, а потом все было хорошо – до тех пор, пока она не сообразила, что я собираюсь сделать ей предложение. Тут она вдруг запаниковала, попросила ни о чем ее пока не спрашивать и дать время подумать.

– Странная реакция, – поднял брови Эндрю. – Тебе так не кажется?

Не желая углубляться в эту тему, Филипп коротко пожал плечами:

– Ничего странного. С этим чертовым проклятием, которое висит над моей головой, и с предполагаемой импотенцией, о которой даже упоминалось в «Тайме», меня вряд ли можно назвать завидным женихом. Не то что тебя.

Налицо Эндрю набежала тень, и Филипп огорчился, поняв, что его легкомысленное замечание расстроило друга.

– Я с удовольствием отказался бы от звания завидного жениха, если бы мог жениться на женщине, которую люблю, – печально сказал Эндрю.

Люблю? Это слово было одним из тех, которые не давали Филиппу спать сегодня ночью. И Эндрю, наверное, может ему помочь.

– Ты говоришь, что любишь эту женщину, – сказал он. – А откуда ты знаешь, что это любовь?

– Откуда? – Эндрю серьезно смотрел на него. – Знаю, потому что сердце начинает колотиться, когда я вижу ее или слышу ее голос. Потому что мысли путаются, когда она стоит рядом. Потому что, даже когда она далеко, мне все время кажется, что она со мной. Знаю, потому что готов сделать все ради того, чтобы получить ее. А когда думаю, что это невозможно, жизнь кажется пустой и бессмысленной.

Филипп откинулся на спинку стула, с изумлением размышляя над словами своего друга. Видит Бог, что все это и гораздо большее происходит сейчас с ним самим. Его чувство к Мередит нельзя описать словами «она ему нравится», или «они подходят друг другу», или «ему с ней хорошо». Нет, это...

– Черт возьми, значит, я люблю ее? Эндрю рассмеялся:

– Конечно, любишь. А ты сам это только что понял?

– А ты знал? – недоверчиво посмотрел на него Филипп. – Раньше меня?

– Ну разумеется. Это же совершенно очевидно. Я догадался в первый же раз, когда увидел вас вместе. А ты ничего не понимал просто потому, что у тебя перед глазами порхали пухлые купидоны с крылышками и стрелами.

Черт! Неужели и правда все было так очевидно? И с чего это Эндрю стал таким проницательным?

– А Мередит? Вокруг нее тоже порхают купидоны? Эндрю задумчиво потрогал подбородок и тут же сморщился от боли:

– Мисс Чилтон-Гриздейл не так-то просто понять. Ты ей явно нравишься и – я почти уверен – не просто нравишься. А вот станет ли она слушаться своего сердца – это еще вопрос. Как бы там ни было, ее, как и большинство людей, несомненно, можно уговорить, если правильно взяться за дело. – Лицо Эндрю дрогнуло. – Я завидую тебе, Филипп. Ты можешь добиваться женщины, которую любишь.

– Да, я могу ее добиваться, но что из этого? Если я не избавлюсь от проклятия, я не смогу жениться на ней, – сказал Филипп мрачно. Если он не найдет потерянного куска камня, Мередит будет навсегда потеряна для него. Мало того, что ему придется нарушить слово, данное отцу, это будет стоить ему только чести. Если он потеряет Мередит – будет разбито и его сердце.

– Кстати, о проклятии: у меня есть хорошие новости о «Морском вороне», – сказал Филипп, протягивая Эндрю полученное письмо. – Я думаю, вечером надо будет пойти в порт и присмотреть за выгрузкой ящиков. С утра можно начать поиски.

Эндрю кивнул и вернул ему письмо, которое быстро пробежал глазами.

– Ну а теперь рассказывай, что с тобой приключилось, – потребовал Филипп.

– Вчера я провел весь день и часть вечера в порту, задавая вопросы экипажу «Мечтателя». К сожалению, мне не удалось обнаружить ничего интересного. По дороге домой я заглянул в империю бокса, надеясь на ком-нибудь выместить свое разочарование.

– Уж мне-то хорошо известны твои боксерские таланты. Не могу поверить, что кому-то удалось так разукрасить твою физиономию.

– Правильно, что не веришь. На самом деле это я разукрасил пару физиономий, а сам при этом не получил ни царапины. Эти украшения достались мне уже после того, как я вышел из империи бокса.

– После? – Филипп вопросительно взглянул на него.

– Да. Кто-то напал на меня, как только я оказался на улице. Мерзавец ударил меня сзади. – Эндрю потрогал свой затылок и поморщился. – Сознания я не потерял, но на землю все-таки свалился. Он лупил меня сапогом по ребрам, когда из клуба вышли еще несколько джентльменов. Они его спугнули, и, к счастью, он не успел нанести мне более серьезных увечий.

– Ты сумел разглядеть его? – спросил Филипп, чувствуя, как неприятно холодеет спина.

– Нет. Мои спасители отвели меня обратно в клуб, и там мне обработали раны. Потом я нанял экипаж и вернулся домой.

– Почему же, черт возьми, ты не рассказал мне обо всем вчера?

– Бакари не было в прихожей, и я решил, что он уже спит. Я подумал, что ты, возможно, еще не один, и не решился беспокоить тебя. Ты все равно ничего не мог бы сделать.

– Мне не нравится это, Эндрю. Сначала напали на Эдварда, теперь – на тебя сразу после того, как ты задавал вопросы экипажу. – «Страдания начинаются», – вспомнилось вдруг Филиппу. – Это не простое совпадение. Это...

Он замолчал при виде вошедшего Бакари.

– Мистер Бинсмор, – объявил тот. В комнату вошел Эдвард.

– Филипп, Эндрю, доброе утро, – сказал он, присаживаясь за стол.

Филипп сразу же заметил его неуверенную походку:

– Что-то случилось, Эдвард?

– Нет. А почему ты спрашиваешь?

– Ты хромаешь.

– Ах это? Еще не зажило с того вечера, когда на меня напали на складе.

– Ну слава Богу! То есть, конечно, мне жаль, что ты еще хромаешь, но я рад, что не случилось ничего нового.

– Ничего нового? О чем ты?

– Вчера вечером кто-то напал на Эндрю.

Эдвард повернулся к Эндрю и только сейчас заметил его синяки:

– Ну и вид! И как ты себя чувствуешь?

– Нормально. Немного саднит, и все.

– Тебя ограбили?

– Возможно, он и пытался это сделать, – покачал головой Эндрю, – но не успел.

Кулаки Филиппа невольно сжались от гнева:

– Бакари должен сейчас же осмотреть вас обоих.

– Мои синяки он уже осматривал сегодня утром, – сказал Эндрю. – Перещупал у меня все ребра, словно у гуся, которого собирается зажарить.

– А со мной все в порядке, – быстро прибавил Эдвард. – Единственное, что еще беспокоит меня немного, – это рука. – Он поднял забинтованную кисть. – Вчера я развязал ее и обнаружил еще несколько кусочков стекла. Я их вынул, сменил повязку, и теперь все в порядке.

– Хорошо, – кивнул Филипп. – Скажи мне, Эндрю, твой грабитель не оставил тебе какой-нибудь записки, как Эдварду?

? Нет.

– Ты думаешь, что это один и тот же человек? – удивленно поднял брови Эдвард.

– Да, боюсь, что так.

Бакари опять появился в дверях, и губы его были так мрачно сжаты, что Филипп почувствовал неладное.

– Ваш кабинет, – сказал слуга. – Быстрее.

Филипп, Эндрю и Эдвард переглянулись и поспешили по коридору вслед за Бакари. Филипп вошел первый. Ничто в кабинете уже не напоминало о вчерашнем обеде: драпировки и разноцветные подушки исчезли, мебель стояла на привычных местах. Филипп похолодел, взглянув на письменный стол.

Посередине него лежал листок белой бумаги, который был пробит лезвием кинжала, глубоко вонзившимся в красное дерево.

– Что за черт?.. – пробормотал Эдвард, входя в кабинет вместе с Бакари и Эндрю.

– Когда ты это обнаружил? – отрывисто спросил Филипп, лихорадочно оглядывая комнату в поисках еще каких-нибудь следов беспорядка.

– Только что, – ответил Бакари.

– Этого еще не было, когда ты утром наводил здесь порядок?

– Наводил порядок вечером. Когда вы уходить с леди.

– В котором часу ты закончил?

– В три.

– А потом пошел спать? Бакари кивнул.

– Значит, это появилось здесь после трех ночи. – Взявшись за рукоятку, Филипп с силой выдернул кинжал и поднес блестящее лезвие к свету. – Это точно такой же нож, как тот, который мы нашли на складе.

– Да, – согласился Эдвард, – а значит, в нем нет ничего особенного. Такие ножи носят большинство мужчин.

Филипп взял со стола пробитый лист бумаги и прочитал: «Те, кто дорог тебе, уже страдают. То же будет и с тобой». По спине Филиппа пробежала холодная дрожь.

– Что там? – спросил Эндрю. Филипп протянул ему записку:

– Тот же почерк, что и в двух предыдущих.

– Ты узнаешь его?

? Нет.

– Значит, ты не знаком с этим человеком, – сделал вывод Эдвард.

– Возможно, – согласился Филипп. – А может, я с ним знаком, и почерк изменен специально. Сначала Эдвард, потом Эндрю. Кто, черт возьми, будет следующим? – Филипп замер, не успев закончить вопроса. – А почему будет? Может, этот негодяй уже... Надо немедленно проверить, что с отцом, Кэтрин и Мередит!

Со стороны прихожей послышался стук дверного молотка. Быстро переглянувшись, все четверо вышли из комнаты. Филипп оказался у двери первым и распахнул ее. На пороге стояла Кэтрин. Только взглянув на ее побледневшее лицо, Филипп понял, что что-то случилось.

– С тобой все в порядке? – схватил он сестру за плечи, едва та успела войти.

– Да. – Ее нижняя губа дрожала, а глаза тревожно блестели, противореча словам.

– Но что-то все-таки случилось? – спросил Филипп, охваченный страшным предчувствием.

– Да, к сожалению. Отец ничего не сообщал тебе сегодня утром?

– Нет. – Филипп вопросительно взглянул на Бакари, но тот отрицательно потряс головой.

– Наверное, он решил, что ты уже уехал на склад. А я заехала по дороге, надеясь, что еще застану тебя. На папу напали вчера вечером, когда он возвращался из клуба.

Пальцы Филиппа еще сильнее сжались на ее плечах. Усилием воли он пытался подавить подступившую панику и гнев.

– Он сильно пострадал?

– Рука сломана. Доктор вправил кость, но боль не проходит. А еще у него шишка на затылке размером с яйцо. Отец пишет, что, когда он выходил из клуба, кто-то напал на него сзади. Он помнит только, что получил удар по голове, а очнулся уже на диване в клубе, когда его осматривал доктор. Джентльмен, выходивший из клуба, нашел его лежащим на тротуаре. – У Кэтрин задрожал подбородок, и она несколько раз быстро моргнула. – В его состоянии он мог и не выжить после такого.

Филипп взглянул на Эндрю, который с мрачным лицом сжимал кулаки. Бакари и Эдвард тоже стали очень серьезными.

– Это не все, к сожалению, – сказала Кэтрин, и все опять повернулись к ней. – Этой ночью кто-то залез в мою спальню.

Филипп похолодел и несколько секунд не мог сказать ни слова, охваченный жгучей яростью. Кэтрин заговорила снова:

– Я проснулась от какого-то шума на балконе. Сначала я подумала, что это ветер, а потом увидела черную фигуру, пробирающуюся в комнату.

– И как ты поступила? – Филипп пытался справиться с бессильным гневом на негодяя, который мстил ему таким подлым способом. «Если тебе нужен я, приходи ко мне, трусливый ублюдок!»

– Я вскочила с кровати, схватила кочергу и ударила его изо всей силы. Было темно, и я не знаю, куда попала. Кажется, я угодила ему по плечу. Я опять замахнулась, но он убежал. Спрыгнул с балкона в сад и скрылся в кустах. – Кэтрин положила ладонь на щеку Филиппа. – Не волнуйся так, милый. Со мной все в порядке. Правда!

Несмотря на драматизм ситуации, Филипп не мог не улыбнуться:

– Смелая девочка! Треснула его кочергой? Ты всегда была вспыльчивой.

Кэтрин неуверенно засмеялась:

– В тот момент – да. Но через пару минут я уже дрожала от страха и – должна признаться – расплакалась. Я все время думала о том, что случилось бы, если бы я не проснулась.

Она вздрогнула, и Филипп привлек сестру к себе и поцеловал в лоб.

– Даже самые смелые воины иногда плачут после битвы.

– С вами действительно все в порядке, леди Бикли? – взволнованно спросил Эндрю.

– Да, я... – ответила Кэтрин, обернувшись к нему. – Господи! А что с вашим лицом? – Она смотрела на Эндрю с удивлением и участием.

– Эндрю тоже подвергся нападению вчера вечером, – объяснил Филипп.

Он коротко рассказал сестре о последних событиях и о записках с угрозами. Не успел он закончить, как вновь раздался стук в дверь. Бакари открыл ее и передал хозяину записку. Филипп торопливо прочитал несколько строчек, и на его лице появилось облегчение.

– Это от Мередит. Она пишет, что зайдет ко мне сегодня утром, – он вытащил из кармана часы и взглянул на циферблат, – ровно через час. Ее привезет Годдард, значит, она будет в безопасности. Хорошо. – Он повернулся к Эндрю, Эдварду и Бакари: – Сейчас мы с Кэтрин поедем к отцу. Я хочу убедиться, что его дом под надежной охраной и что сам он в безопасности. А вы втроем отправляйтесь на склад и проверьте оставшиеся ящики. Заодно и присмотрите за ними. Я присоединюсь к вам, после того как встречусь с Мередит. Когда закончим с этими ящиками, пойдем в порт и будем ждать там прибытия «Морского ворона».

– «Морского ворона»? – переспросил Эдвард.

– Да, мне сообщили, что он встанет к причалу сегодня вечером. Вы трое возьмите мой экипаж.

– А ты как доберешься? – спросил Эндрю.

– До дома отца мы доедем в коляске Кэтрин, а потом я найму кеб. – Взяв трость с бронзовой подставки, Филипп вышел на улицу. – Будьте настороже, – предупредил он друзей и вслед за сестрой забрался в коляску.

Особняк отца был недалеко, и они быстро добрались до него. Всю дорогу Филипп крепко сжимал локоть сестры и мысленно благодарил Бога за то, что она жива и здорова.

Кэтрин сразу же прошла на второй этаж в спальню отца, а Филипп задержался в прихожей, чтобы поговорить с дворецким.

– Скажите слугам, что никто, кроме меня, не должен входить в этот дом, Эванс. И еще я хочу, чтобы леди Бикли и отец никуда не выходили.

– Вы думаете, что им что-то угрожает, милорд? – спросил Эванс, бледнея.

– Нет, Эванс. Я не думаю, а знаю. – Он коротко рассказал дворецкому о предыдущих нападениях и о человеке, проникшем ночью в спальню Кэтрин.

Эванс решительно расправил плечи:

– Будьте спокойны, милорд. Я не допущу, чтобы что-нибудь случилось с вашим отцом или сестрою.

– Я знаю, Эванс. А сейчас мне надо повидаться с отцом. – Дворецкий собрался сопровождать его. – Я знаю дорогу, Эванс. Лучше поскорее поговорите со слугами и не оставляйте входную дверь без присмотра.

– Да, милорд.

Филипп поднялся по лестнице, прошел по коридору и постучался в дверь спальни герцога. Приглушенный голос попросил его войти. По темно-синему пушистому ковру Филипп подошел к кровати. Кэтрин сидела рядом с ней в кресле и держала отца за руку.

У Филиппа сжалось сердце, когда он увидел забинтованную голову и гипсовую повязку на руке герцога. Лицо отца было бледным и осунулось от боли, но, увидев сына, он слабо улыбнулся.

– Рад видеть тебя, Филипп.

– И я рад видеть тебя, отец. Как ты себя чувствуешь?

– Слегка потрепанным, надо признаться, но доктор уверяет, что все скоро заживет. – Он поморщился. – Чертовски непочтительный тип. Сказал, что мне повезло, потому что у меня очень твердая голова. Я спросил, помнит ли он, с кем разговаривает, а он имел наглость подмигнуть мне и повторить: «У вас очень твердая голова, милорд». Представляете, что он себе позволяет? Он считает, что, если мы знаем друг друга с детства, он может не соблюдать приличий. Ну ладно, я пообещал ему, что, как только встану на ноги, задам ему головомойку и еще разобью в пух и прах в шахматы.

У Филиппа стоял комок в горле. Несмотря на боль, отец мужественно старался казаться веселым, чтобы не огорчать его и Кэтрин, и от этого делалось еще грустнее. Он с трудом выдавил улыбку и тоже постарался говорить беззаботно:

– Держу пари, доктор Гиббинс ответил, что будет ждать этого с нетерпением.

– Так и сказал. Именно этими словами.

– Ясновидение – один из моих многочисленных талантов. Я еще не говорил тебе об этом?

– Нет. И должен заметить, что голова у меня вовсе не твердая.

– Ну конечно, отец, – согласились Филипп и Кэтрин хором.

Герцог поморщился от боли, и веселость Филиппа тут же испарилась. Взяв отца за руку, он рассказал ему обо всех предыдущих событиях.

– Я считаю, что между этими нападениями и поисками недостающего куска Камня слез есть какая-то связь, – заключил он. – Кто-то пытается причинить мне вред, заставляя страдать тех, кто мне дорог. К сожалению, пока ему это удавалось. – Филипп твердо посмотрел в глаза отцу. – Но я найду этого человека и остановлю его. Обещаю тебе, отец.

Отец с сыном молча смотрели друг на друга. Потом герцог кивнул и сжал руку Филиппа:

– Ты настоящий мужчина, сынок. Я знаю, что ты сдержишь слово.

Филипп облегченно выдохнул, и ему показалось, что груз, давящий ему на сердце с того самого дня, как умерла мать, стал менее тяжелым. Они с отцом были не из тех людей, которые охотно говорят о своих чувствах, и, возможно, поэтому враждебность и напряжение между ними растянулись на долгие годы. Но сейчас этими простыми словами отец будто перебросил мост через разделявшую их пропасть. И Филипп был рад пойти ему навстречу. Он надеялся, что следующая новость станет еще одним шагом к их сближению:

– Отец, что касается моей женитьбы... Я должен сказать тебе, что сделаю все возможное, чтобы избавиться от проклятия, потому что наконец встретил женщину, на которой действительно хочу жениться. Я даже не допускаю мысли о том, что она не станет моей.

Кэтрин радостно прижала руки к груди:

– Ах, Филипп! Я так рада, что тебе кто-то понравился!

– Прекрасные новости. Я знал, что эта мисс Чилтон-Гриздейл что-нибудь придумает. Умная девочка, хотя сначала ей и пришлось нелегко. Ну и какую же юную леди ты выбрал? Должен сказать, что в моем клубе больше всего ставок делают на леди Пенелопу.

– Но на самом деле это мисс Чилтон-Гриздейл.

– Что мисс Чилтон-Гриздейл?

– Она – та леди, которую я выбрал.

– Она – та леди, которую ты выбрал для того, чтобы она помогла тебе найти достойную супругу, так?

– Нет. Она —та леди, которая станет моей достойной супругой.

На несколько секунд в комнате повисло молчание. Потом Кэтрин порывисто встала с кресла, подошла к брату и остановилась прямо перед ним.

– Я хочу задать тебе один вопрос, – сказала она, взволнованно глядя на Филиппа. – Ты ее любишь?

– Несомненно.

– А она любит тебя? – спросила Кэтрин уже спокойнее.

– Это уже два вопроса.

– Ответь мне, пожалуйста. – Кэтрин ласково дотронулась рукой до его щеки. – Я желаю тебе счастья, Филипп. – Она опустила голову и добавила почти шепотом: – Я не хочу, чтобы ты повторил мою ошибку и женился на женщине, которая не будет любить тебя.

Вспыхнув от гнева, Филипп напомнил себе, что ему надо серьезно поговорить с зятем, как только появится такая возможность.

– Не волнуйся, сестренка, – шепнул он Кэтрин на ухо. – Она будет меня любить. И я буду счастлив с ней. И она будет счастлива со мной. И у тебя появится много племянников и племянниц.

Кэтрин радостно улыбнулась, а Филипп подумал, что мог бы уже никогда не увидеть этой улыбки, если бы сегодня ночью негодяю удалось совершить свое черное дело.

– Ну, тогда я должна поздравить тебя. Я желаю вам с мисс Чилтон-Гриздейл счастья.

– Спасибо, – Филипп поцеловал сестру в щеку. Старый герцог на кровати откашлялся.

– Должен сказать, что твоя новость очень удивила меня, Филипп. – Он взглянул на Кэтрин: – Ты позволишь нам поговорить наедине?

– Я буду в гостиной. – Пожав руку Филиппу, она вышла из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.

– Боюсь, что сейчас у нас нет времени на долгие разговоры, отец. Да и разговаривать особенно не о чем, потому что я уже принял решение. Я женюсь на Мередит.

Лицо герцога побагровело.

– Как можешь ты даже думать об этом, Филипп? Ты дал мне слово...

– Жениться. И я его сдержу. Как только избавлюсь от проклятия.

Губы отца превратились в тонкую линию, и все его дружелюбие мгновенно испарилось.

– Она женщина не нашего круга, Филипп. Господи! Она же работает! Что ты знаешь о ее семье? Кто были ее родители? – Не дав сыну сказать ни слова, он ответил сам: – Я не знаю, как их звали, но я знаю, кто они. Никто. Ничтожества.

– Это не имеет значения. Возможно, Мередит и не дочь пэра, но она вполне респектабельна. А кроме того, она добра, щедра, красива и – как ты сам только что сказал – умна, и я буду с ней счастлив.

– Я не спорю – она действительно очень мила. Сделай ее своей любовницей. А женись, на ком положено.

Филипп сжал кулаки, чтобы не взорваться.

– На «ком положено» – это значит на деньгах, недвижимости и титуле?

– Вот именно.

– Боюсь, я не готов пожертвовать своим счастьем, для того чтобы набить семейные сундуки, которые и так полны доверху.

Несколько минут в комнате стояло напряженное молчание.

– Годы, проведенные за границей, сильно изменили тебя, Филипп. Я не думал, что ты опозоришь память своих предков.

– Нет никакого позора в том, чтобы жениться по любви. А сейчас, к сожалению, мне надо уходить, и я считаю вопрос о моей женитьбе закрытым. Мне жаль, что ты пострадал вчера вечером, и я рад, что не случилось ничего худшего.

– Поверь мне, этот вопрос еще рано закрывать.

– Он окончательно и полностью закрыт. Я женюсь на той, которую сам выбрал. Мне бы очень хотелось получить твое благословение, но я обойдусь и без него. Я снова зайду навестить тебя, как только смогу.

Филипп быстро спустился по лестнице, попрощался с Кэтрин, еще раз напомнил Эвансу об осторожности и забрал у него из рук свою трость. От дома отца до его дома было всего несколько минут хода, а там его уже ждала Мередит.

Ничто не спасет этого негодяя, если он осмелится приблизиться к ней хотя бы на шаг. «Если ты собираешься это сделать, дрянь, спеши наслаждаться жизнью, потому что тебе совсем немного осталось».


Мередит сидела на своей любимой каменной скамье, расположенной на одной из тенистых дорожек Гайд-парка, и вдыхала прохладный утренний ветерок, доносивший до нее запахи цветов и земли. Она посмотрела на Шарлотту, Альберта и Хоуп, разглядывавших бабочек на цветущих кустах неподалеку.

При взгляде на них глаза Мередит увлажнились. Она плакала от радости за Шарлотту и Альберта, которые были откровенно влюблены друг в друга и очень счастливы. И немножечко – от зависти, потому что о такой же любви она мечтала и для себя и знала, что ее мечте не суждено сбыться.

Когда они сегодня утром сообщили ей, что собираются пожениться, Мередит была так поражена, что даже не смогла как следует их поздравить. Шарлотта и Альберт? Она никогда даже не думала о возможности такого союза. А задумавшись, поняла, что они идеально подходят друг другу. У них много общего, они знают и принимают прошлое друг друга, и Альберт любит Хоуп, как собственную дочь. Мередит вспомнила, какими взглядами они обменивались, какое странное напряжение иногда возникало между ними – напряжение, которое Мередит приписывала усталости или беспокойству. Но она никогда не задумывалась над тем, что их беспокоит. Господи, что же она за сваха, если не заметила любви, которая расцветала под самым ее носом?

Мередит невесело усмехнулась и смахнула слезы. Наверное, она очень плохая сваха, потому что хорошая никогда не влюбилась бы в человека, которому должна подобрать невесту.

Этой ночью, ворочаясь без сна, Мередит постаралась холодно и честно проанализировать все факты, не прячась за спасительной ложью и не отмахиваясь от правды.

Главный вывод оказался неутешительным: она влюблена. Мало того, что она позволила себе глупость влюбиться – ее еще угораздило влюбиться в виконта и будущего герцога. А это уже категория «Безумие».

Филиппу нужна жена, и вчера вечером Мередит поняла, что он готов закрыть глаза на разницу в их положении и сделать предложение. Ее сердце ныло от сожаления и безнадежной тоски. Она бы отдала все-все за возможность сказать ему «да». Но Мередит слишком хорошо знала, что их разделяет нечто большее – серьезное и непреодолимое, – чем неравенство положения. И она твердо решила сегодня, как ни тяжело ей будет это сделать, твердо сказать Филиппу, что даже если он избавится от проклятия, она никогда не сможет стать его женой.

Она поднялась, и вместе с Альбертом, Шарлоттой и Хоуп они направились к своей двуколке, которую оставили у входа в парк со стороны Парк-лейн, почти напротив дома Филиппа. Мередит оставалось только перейти через улицу и обо всем ему рассказать.

– Вы точно не хотите, чтобы мы подождали? – спросил Альберт, помогая Хоуп забраться в коляску.

– Нет, спасибо, – ответила Мередит, пытаясь улыбнуться. – Я не знаю, как долго продолжится мой разговор с лордом Грейборном.

– А как же ты доберешься домой, тетя Мэри? – спросила Хоуп, выглядывая из коляски.

– Я попрошу лорда Грейборна, и он одолжит мне свой экипаж. – Альберт собрался что-то возразить, и Мередит быстро прибавила: – Лорд Грейборн, конечно, собирается отправиться на склад и продолжить поиски, и, возможно, я поеду туда вместе с ним.

Ей было стыдно за свою откровенную ложь. Мередит точно знала, что после сегодняшнего разговора уже никогда больше не увидит Филиппа. Все уселись в двуколку, и Альберт взялся за вожжи.

– Увидимся позже, – сказала Шарлотта с сияющими от счастья глазами.

Боясь, что ее голос дрогнет, Мередит просто улыбнулась и кивнула.

– До свидания, тетя Мэри, – помахала ручкой Хоуп.

– До свидания, киска. – Она послала девочке воздушный поцелуй.

Коляска двинулась по Парк-лейн, и Мередит махала рукой, пока она не скрылась за поворотом. Еще несколько минут она постояла на тротуаре, не обращая внимания на огибающих ее прохожих и глядя только на дом Филиппа, стоящий на другой стороне. Эти короткие минуты она постаралась употребить на то, чтобы собрать все свое мужество и заглушить назойливый и безжалостный внутренний голос, твердившей ей, что все самое дорогое для нее находится в этом доме. И что она этого никогда не получит. Что ж, раз так, значит, сейчас самое время разрубить все узлы, связывающие ее с Филиппом.

Мередит глубоко вздохнула и, не сводя глаз с дома, шагнула с тротуара. Она не сделала и пяти шагов, когда услышала знакомый голос, испуганно выкрикнувший ее имя. От удивления Мередит замедлила шаги. Она обернулась и увидела Филиппа, бегущего к ней с перепуганным лицом.

– Мередит! Берегитесь!

В тот же момент она услышала приближающийся топот копыт и оглянулась через плечо. Экипаж, запряженный четверкой черных лошадей, несся прямо на нее. Мозг сигналил ей, что надо бежать, но от ужаса ноги на мгновение приросли к земле. С удивительной четкостью Мередит подумала, что это мгновение будет стоить ей жизни.

Глава 16

Филипп бежал так, как не бегал никогда в жизни. Каждый его мускул разрывался от желания успеть вовремя. Он видел ужас, плеснувшийся в глазах Мередит, видел, как она замерла на месте, теряя драгоценные секунды, потом побежала, но поздно... слишком поздно.

Он прыгнул на нее, схватил за талию, увлек вперед, сбивая с ног, и они вместе упали у кромки тротуара в тот самый момент, когда экипаж пронесся мимо, забрасывая их гравием и грязью из-под колес.

Сердце Филиппа выскакивало из груди, а дыхание разрывало легкие, когда он, приподнявшись, посмотрел на Мередит. Его попытка смягчить удар при падении не удалась, и теперь он со страхом перевернул лежащую неподвижно девушку на спину и заглянул ей в лицо.

На щеке Мередит красовалась грязная царапина, из виска сочилась кровь, и на испачканном подбородке уже начинал проявляться синяк. Ее порванное в нескольких местах платье и волосы были измазаны дорожной грязью, а обычно кристально-чистые глаза словно покрылись пленкой. К счастью, она была в сознании.

– Господи, Мередит. – Филипп осторожно дотронулся пальцем до ее щеки.

Он никак не мог сообразить, что надо делать – проверить, целы ли у нее кости, перенести ее с дороги в безопасное место, настолько тело его все еще было сковано ужасом. И яростью. Обернувшись, Филипп успел заметить экипаж, быстро исчезавший из виду. Он на мгновение зажмурился. Господи! Еще одна секунда – и Мередит оказалась бы под этими тяжелыми подковами и бешено крутящимися колесами.

– Пожалуйста, скажите что-нибудь, – взмолился он. Мередит моргнула, и пелена исчезла с ее глаз.

– Филипп...

– Я здесь, дорогая, – прошептал он пересохшими губами.

– С вами все в порядке, сэр? – взволнованно спросил подбежавший джентльмен.

– Со мной – да, а с ней – не уверен.

Не поднимая головы, Филипп осознал, что вокруг них собралась уже небольшая толпа людей, оживленно рассуждающих о том, как опасно стало в наши дни переходить дорогу, о неизвестно откуда вылетевшем экипаже и о том, какой героический поступок он только что совершил.

– Мередит, постарайтесь не двигаться, пока я не проверю, целы ли у вас все кости. – Филипп осмотрел ее руки и ноги, осторожно прощупал ребра. – Кажется, все в порядке, – вздохнул он с облегчением.

Подхватив Мередит на руки, Филипп поднялся, удивленный и напуганный ее молчанием. При обычных обстоятельствах Мередит не потерпела бы такого вопиющего нарушения приличий, тем более происходящего на глазах у публики. И видит Бог, сейчас он был бы счастлив услышать от нее выговор и убедиться, что с ней все в порядке.

– Все будет хорошо, – пообещал он десятку обступивших их прохожих и, не тратя времени, пересек Парк-лейн, поднялся по ступеням своего крыльца и сапогом постучал в дверь. Ему открыл молодой лакей по имени Джеймс, лицо которого выразило недоумение и возмущение.

– Послушайте, что вы?.. – начал он и остановился на полуслове, узнав хозяина.

– Мисс Чилтон-Гриздейл сильно ушиблась. Принесите в мой кабинет горячую воду и бинты. Побольше, – отрывисто приказал Филипп, быстро пересекая прихожую. – И еще захватите из кухни баночку с мазью, которую сделал Бакари. Кухарка знает, где ее найти. А потом наполните ванну в моей спальне!

– Послать за доктором, милорд?

– Пока не надо. Переломов нет, а ссадины я умею лечить сам. Я скажу, если понадобится доктор.

Распахнув дверь кабинета, Джеймс убежал выполнять приказания, а Филипп направился прямо к дивану, стоящему напротив камина, и бережно уложил Мередит на подушки. Опустившись рядом с ней на колени, он осторожно убрал с расцарапанной щеки спутавшийся завиток черных волос.

– Подвигайте немного руками и ногами, – попросил он. – Ничего не болит?

Через секунду Мередит потрясла головой:

– Не болит, но все тело будто онемело.

Она смотрела на Филиппа серьезно и испуганно, потом протянула руку и прикоснулась пальцем к его подбородку.

– У вас тут ссадина, – прошептала она.

Будь все проклято! Ни разу за всю свою жизнь Филипп не чувствовал такой беспомощности и такого страха, который никак не желал проходить.

– Со мной все в порядке. – Его голос звучал так, будто в горле застряла пригоршня ржавых гвоздей.

– И ваши очки... Они погнулись.

– У меня есть другие.

– Я должна благодарить вас. – Мередит вздрогнула и на секунду замолкла. – Вы спасли мне жизнь.

– В последнюю секунду. Вид этого экипажа, несущегося прямо на вас, наверное, будет преследовать меня в кошмарных снах до конца жизни. – Филипп взял ее руку и прикоснулся жарким поцелуем к дрожащим пальцам. – Я возвращался домой от отца и увидел вас на противоположной стороне улицы. Вы шагнули на дорогу... – По спине Филиппа пробежала холодная дрожь. – В записке вы писали, что Годдард будет с вами. Почему вы одна?

– Я была не одна – Альберт и Шарлотта с Хоуп толькс что уехали. Я собиралась зайти к вам, чтобы поговорить.

Они обменялись долгим взглядом. Тон Мередит не оставлял Филиппу надежды на то, что содержание разговора обрадует его. Что ж, ему тоже было что сказать. И ей придется, черт возьми, его выслушать. Но сначала надо предупредить Мередит об опасности. Филипп коротко поведал о ночных нападениях на Эндрю, сестру и отца.

– Мередит, то, что произошло с вами – не случайность. Тот, кто сделал это, знал, как много вы для меня значите, именно поэтому пытался убить вас.

В дверь постучали.

– Войдите, – сказал Филипп.

Появился Джеймс с подносом, на котором были два кувшина с водой, салфетки, бинты и голубая керамическая банка, прикрытая носовым платком.

– Ванна скоро будет готова, – сказал он, ставя поднос на пол рядом с Филиппом. – Вам нужна моя помощь, милорд?

– Нет, спасибо.

Молодой человек вышел из комнаты, и Филипп поспешно снял грязный и разорванный сюртук, закатал рукава рубашки и поправил погнутые очки, соскальзывающие с носа. Потом, обмакнув льняную салфетку в воду, он начал медленно счищать грязь с лица Мередит.

– Ванна вам не помешает, – сказала она, вздрогнув, когда влажная ткань коснулась ссадины на виске. – Вы ужасно грязный.

– Спасибо. Вы знаете, как я люблю комплименты. Но на самом деле эта ванна для вас.

– Для меня? – Глаза Мередит расширились. – Я не могу принимать ванну в вашем доме!

Филипп улыбнулся бы, если бы мог. Слава Богу, его чопорная Мередит пришла в себя.

– Прекрасно можете! Теплая вода облегчит мышечную боль.

Мередит упрямо сжала губы:

– У меня нет никакой мышечной боли.

– Пока, возможно, и нет, но скоро появится. Это неизбежно после такого падения. К тому же если вы считаете, что я грязный, то вам стоит взглянуть на себя.

– О Господи! Вы хотите сказать, что...

– Вот именно. С ног до головы. – Мередит попробовала приподняться, но он заставил ее снова откинуться на подушки. – Не расстраивайтесь. Сейчас я осмотрю и промою ссадины у вас на лице. Потом вы примете ванну, и после того я вас перевяжу. А пока вы будете в ванной, я прикажу вычистить и починить ваше платье. – Она хотела что-то сказать, но Филипп прижал палец к ее губам: – Не надо спорить, позвольте мне позаботиться о вас.

Мередит заглянула в его серьезные карие глаза и не нашла в себе сил возражать. К тому же она все еще не могла справиться с дрожью. И щеку саднило, словно жгло огнем.

«Позвольте мне позаботиться о вас». Никто никогда не говорил ей таких слов. Было странно и непривычно вручать себя чьей-либо заботе. Странно, но, несомненно, приятно. И это давало ей возможность еще несколько минут не говорить Филиппу тех слов, которые разлучат их навеки.

Она кивнула и послушно откинулась на подушки, раздираемая двумя противоречивыми желаниями: закрыть глаза и в темноте наслаждаться его прикосновениями или широко их раскрыть и стараться запомнить и навсегда запечатлеть в памяти черты, которые никогда больше не увидит.

Остановившись на последнем варианте, Мередит внимательно наблюдала за тем, как Филипп бережно промывает и обрабатывает ее ссадины и царапины. Он действовал осторожно и четко, а его руки были ласковыми и уверенными. Прядь испачканных волос упала ему на лоб, и Мередит невыносимо хотелось откинуть ее назад. Но нет, она не должна прикасаться к мужчине, который не принадлежит ей.

Ее взгляд упал на ссадину на подбородке Филиппа. Господи, он рисковал жизнью, чтобы спасти ее! Он опять проявил себя таким же героем, как и в первый раз, когда Мередит увидела его на улице у мастерской мадам Рене. Неужели это было всего несколько дней назад? Не может быть. Ей казалось, что она знает его всю жизнь. И так же долго желает его. Как хочется ей сейчас стереть влажной салфеткой кровь и грязь с его подбородка. Но нет, она не должна ухаживать за мужчиной, который не принадлежит ей.

Теперь Мередит смотрела на его рот. Прекрасный, чувственный рот, который целовал ее с робкой нежностью и с горячей страстью. Никогда за всю свою жизнь не сможет она стереть из памяти эти поцелуи. Она замирала от жгучего желания прикоснуться к его губам. Но нет, она не должна целовать мужчину, который ей не принадлежит.

Мередит вздрогнула, когда влажная салфетка прикоснулась к ее нижней губе. Взгляд Филиппа был устремлен на ее рот. Мускул мелко дрожал на его щеке, и Мередит поняла, что их опасная близость волнует и мучает его не меньше, чем ее. Это наблюдение показалось ей не пугающим, а неожиданно приятным. Минутой позже Филипп отвернулся, чтобы положить испачканную салфетку на поднос. Он быстро протер собственное лицо и смазал мазью из голубой баночки свой подбородок, потом опять повернулся к Мередит, и их взгляды встретились. Несколько секунд они молчали, пристально глядя друг на друга.

– Я закончил, – сказал наконец Филипп хрипло. – Царапина на щеке и ссадина на виске скоро заживут. Синяк на подбородке тоже не очень серьезный. – Он протянул баночку Мередит: – Это снадобье Бакари делает сам. Оно способствует заживлению ран. Не знаю, из чего эта мазь состоит, но она творит чудеса.

Все еще стоя на коленях рядом с диваном, он бережно наложил мазь на ее раны. Сначала Мередит показалось, что средство жжет кожу, но скоро жжение прекратилось и осталось лишь ощущение комфорта.

– Как вы себя сейчас чувствуете? – спросил Филипп, отставляя баночку в сторону.

– Гораздо лучше, спасибо. – Мередит улыбнулась, чтобы доказать ему, что говорит правду. – А вы? Эта царапина на подбородке...

– Со мной все в порядке. Я... – Он вздохнул и запустил пальцы в волосы. – Нет, не в порядке. Я ужасно себя чувствую, когда думаю о том, что вас чуть не убили. Меня бесит мысль о том, что кто-то, стремясь навредить мне, причиняет страдания тем, кого я люблю. И я боюсь, что он успеет совершить еще что-то, до того как я его остановлю.

Он взял руки Мередит и прижал ее ладони к своей груди. Сквозь тонкую ткань рубашки она чувствовала, как сильно и быстро бьется его сердце.

– Я чуть не потерял вас сегодня, Мередит. Не успев даже сказать вам всего, что хочу. Я подумал о том, что мы ничего не знаем о своем будущем. Каждой минуте надо радоваться как подарку и дорожить ею, потому что она может оказаться последней. И я не собираюсь тратить ее зря. – Не отрывая от Мередит карих глаз, Филипп еще сильнее прижал ее ладони к своей груди. – Я люблю вас, Мередит. Всем сердцем. Вы окажете мне честь стать моей женой?

Глава 17

Она уже знала, что Филипп сделает ей предложение, и знала, что ответит ему. Но к признанию в любви Мередит не подготовилась. «Я люблю вас». От этих простых слов, сказанных серьезным и тихим голосом, у нее закружилась голова. К глазам подступили горячие слезы, и Мередит пришлось больно прикусить себе щеку, чтобы не дать им пролиться. Ей хотелось кричать и плакать, громко проклинать несправедливость судьбы, которая отнимает у нее единственную возможность счастья – мужчину, которого она любит. И который, как это ни удивительно, любит ее.

«Но ведь на самом деле он не тебя любит, Мередит. Не надо обманываться. Настоящую Мередит он совсем не знает. Ту Мередит, которая врала и воровала, ту, которая и сейчас прячется под маской респектабельной и добропорядочной свахи. Скажи ему правду – и увидишь, как быстро он передумает».

С отчаянием Мередит поняла, что ей действительно придется открыть ему правду, потому что подготовленные дома фразы о несходстве характеров не убедят Филиппа, как нисколько не убеждали они ее саму. Она уже хорошо знала его и понимала, что он никогда не откажется от нее, если будет верить, что она его любит. И еще она знала, что, пока сердце Филиппа отдано ей, он никогда не женится ни на какой другой женщине. Значит, ей придется самой доказывать Филиппу, что он ее не любит. Самой вернуть ему его сердце, чтобы он смог вручить его кому-нибудь другому.

– Я хочу сесть, – сказала Мередит, потому что чувствовала себя слишком уязвимой и беспомощной, полулежа на подушках.

Филипп помог ей, и тепло его ладоней на плечах она чувствовала еще долго после того, как он отнял руки. Он протянул ей стакан воды, и Мередит с благодарностью выпила весь. Потом она посмотрела на свое светло-зеленое платье и нахмурилась, обнаружив, что оно совершенно испорчено. Что-то подобное происходит и с ее жизнью.

Повернувшись наконец к Филиппу, Мередит обнаружила, что он смотрит на нее с тревогой и ожиданием. И с надеждой. Ей пришлось собрать все мужество, чтобы взглянуть ему прямо в глаза и выговорить слова, которые так тяжело было произносить:

– Я не могу стать вашей женой, Филипп.

– Могу я узнать почему?

Больше всего Мередит хотелось бы ответить: «Нет! Не можете», но она понимала, как несправедливо это будет по отношению к нему. Она должна сказать правду. Не в силах больше выносить его пристальный, испытующий взгляд, Мередит встала и глубоко вздохнула.

– Боюсь, я была не совсем честна с вами, Филипп. В моем прошлом есть много такого, о чем вы не знаете. И что не позволяет мне принять ваше предложение.

– Например?

Мередит начала расхаживать по комнате, преодолевая боль в ноющих мышцах. Сидеть она просто не могла.

– Дело не только в том, что мое положение в обществе сильно отличается от вашего, Филипп, – начала она. – Боюсь, что обстоятельства моей прошлой жизни такого сорта, что если когда-нибудь они станут известны, это навлечет неизбежный скандал на вашу семью, а мы оба станем париями в обществе. Я... я рано покинула дом. Я была очень несчастна в нем и с нетерпением ждала момента, когда смогу уйти. Я добралась до Лондона, но даже и не подозревала, какие трудности ожидают меня там. Денег у меня было не много, и они быстро кончились. Я была совсем одна, и мне пришлось сделать выбор: умереть с голоду или попытаться выжить. Я выбрала второе, и опять надо было выбирать: я могла торговать собой, что было для меня неприемлемо... – Мередит остановилась на мгновение и прижала руки к груди. – Значит оставалось одно – воровать. Это я и делала.

Она опять начала быстро ходить по комнате, боясь увидеть отвращение в глазах Филиппа.

– Я воровала все, что могла. Деньги, драгоценности, еду. Сначала я делала это плохо, и несколько раз меня спасало только умение быстро бегать. Но я быстро училась, потому что у меня не было выбора. Иногда я бывала такой голодной, что рисковала жизнью ради небольшого куска хлеба.

Воспоминания, которые Мередит так долго пыталась похоронить, захлестнули ее: темные улицы, мрачные закоулки и грязные подвалы. Голод. Встряхнув головой, она продолжала:

– Я стала очень ловкой карманницей. Я старалась промышлять в разных местах, чтобы меня не запомнили, и прятала каждый добытый фартинг, потому что мечтала как мож-но скорее расстаться с этим занятием. Я твердо решила, что когда-нибудь моя жизнь станет достойной и честной. Что она з будет совсем не похожа на ту, от которой я убежала. Когда я накопила достаточно денег, я купила приличную одежду и попробовала найти себе место. Мне повезло, и я встретила миссис Баркасл. Она была богатой вдовой, и я стала ее компаньонкой.

Мередит опять остановилась.

– Весь следующий год я путешествовала вместе с миссис Баркасл и обчищала карманы в Бате, Бристоле и Кардиффе и во множестве других мест, где мы останавливались.

– Вам повезло, что вас не поймали, – сказал Филипп, и Мередит на одну короткую секунду показалось, что он ей сочувствует.

– У меня были ловкие руки. И я умела быть невидимой. В том обществе, в котором мы вращались, на меня никто не обращал внимания – обычная наемная компаньонка. Белое пятно на белой стене. – Мередит набрала воздуха в легкие и продолжала: – Общаясь с миссис Баркасл, я смогла изменить к лучшему свой язык и манеры. К тому времени, когда мы вернулись в Лондон, у меня уже было достаточно денег, чтобы забыть о воровстве и начать новую жизнь. Мне всегда хорошо удавалось улавливать тайные симпатии и склонности других людей, и я решила стать свахой. Миссис Баркасл стала моим первым клиентом, и я очень удачно нашла ей мужа. Она рекомендовала меня своим друзьям, и мало-помалу я завоевывала себе репутацию. В конце концов мне удалось приобрести дом, в котором я сейчас живу, и зарабатывать достаточно, чтобы жить безбедно. Ваш брак с леди Сарой стал бы кульминацией моей карьеры и обеспечил бы мое будущее.

Мередит сжала руки и заставила себя смотреть Филиппу прямо в глаза:

– Мне не скоро удалось примириться с собственным прошлым, тем более забыть о нем. И я не настолько наивна, чтобы думать, что так же поступят другие. И разумеется, нельзя ждать подобного от членов высшего общества. Теперь вы знаете правду и, конечно, понимаете, почему я не могу принять вашего предложения. Не сомневаюсь, что вы никогда бы его не сделали, если бы знали все с самого начала.

Не сводя с нее глаз, Филипп поднялся. Он не сделал попытки прикоснуться к ней, и Мередит это не удивило, но все-таки задело. Стиснув кулаки, она ждала справедливых и неизбежных упреков. Но Филипп молчал, и тишина казалась такой оглушительной, что Мередит хотелось закричать.

– Спасибо, что рассказали мне обо всем, Мередит, – негромко сказал он наконец. – Я знаю, как тяжело вам было это сделать.

Господи, да он понятия не имеет, как это было тяжело. Как невыносимо было произносить слова, которые должны разлучить их и сделать его свободным.

– Пожалуйста.

– Но в одном вы все-таки ошиблись!

– В чем?

– В том, что я никогда не сделал бы вам предложения если бы знал правду. – Он бережно взял ее за плечи и сказал глядя ей прямо в глаза: – Я все знал, Мередит.

Ее сердце остановилось.

– Простите, что вы сказали?

– Я знал. Я знал, что вы были карманницей. Мередит подумала, что, наверное, упала бы сейчас, если бы он не держал ее за плечи. Она молча и непонимающе смотрела на Филиппа, не пытаясь разобраться в своих бессвязных мыслях. Из всех людей только Альберт и Шарлотта знали о ее прошлом, но они ни за что не стали бы ни с кем делиться.

– Как?.. – Больше она ничего не смогла произнести.

– Случайно, уверяю вас. В тот вечер, когда я пытался навести справки о Таггерте, я разговорился с неким Рамзи, владельцем таверны, который хорошо его знал. Он много рассказал мне об этом подонке. Среди прочего он вспомнил о том, как однажды тот бросил у дороги мальчика-трубочиста, как выбрасывают мешок с мусором. Рамзи видел все это из окна и вышел, чтобы помочь, но быстрее него оказалась какая-то молодая женщина, почти девочка. Она опустилась рядом с мальчиком на колени и взяла его на руки.

– Господи! – прошептала Мередит. – Ко мне и правда подошел тогда какой-то мужчина и спросил, не надо ли помочь. Я соврала ему тогда, что мальчик – мой брат. Я побоялась, что они отнимут его у меня и он опять окажется на улице. Или что они вернут его этому ужасному человеку, который так жестоко обошелся с ним.

– Рамзи сказал, что девушка показалась ему знакомой. Через несколько минут он вспомнил, что, когда она была гораздо моложе и грязнее, она воровала еду из его таверны и обчищала карманы посетителей. – Филипп усмехнулся: – В течение нескольких месяцев вы здорово отравляли ему жизнь.

Мередит била дрожь, и она никак не могла заставить себя поверить в только что услышанное:

– Вы знали. Вы все знали с того вечера, когда расспрашивали о Таггерте.

? Да.

– Вы все знали, когда приглашали меня на обед.

? Да.

– Когда задумывали всю эту еду и украшения.

? Да.

– И вы ничего мне не сказали.

? Нет.

– Почему? – Больше всего Мередит хотелось сейчас сесть, потому что ноги были ватными и не желали держать ее.

– Потому что я надеялся, что вы скажете мне сами. Я ужасно тронут вашим доверием. И теперь я знаю, что небезразличен вам, раз вы решились рассказать мне об этом.

Господи, все идет совсем не так, как она планировала! Мередит отступила назад:

– Я рассказала вам все не поэтому, Филипп. Я рассказала потому, что простое «нет» вас бы не устроило. Потому что вы должны сами понять, что мы совершенно не подходим друг другу.

– То есть вы считаете, что мы не подходим друг другу. Из-за вещей, которые вы делали, для того чтобы выжить, когда были еще ребенком. Что ж, я не согласен с вашим мнением, абсолютно не согласен. Я хорошо знаю, на что может подвигнуть людей голод, бедность или страх. И я не думаю о вас плохо из-за того, что вам удалось выжить. Напротив, я восхищаюсь вами и тем, что вы смогли все преодолеть и стать той умной, порядочной и доброй женщиной, какую я знаю. Несчастья либо ломают людей, либо закаляют их. И тем, кого они закаляют, часто дается особый дар сочувствия и сострадания. У вас есть такой дар, Мередит, и у вас есть сила духа. И за это – но не только за это – я вас люблю. И сейчас я спрошу вас еще раз. Вы окажете мне честь стать моей женой?

Господи, неужели он опять говорит ей эти слова? Но ведь вся правда ему еще не известна.

– Я не все рассказала, Филипп. Я ничего не сказала о том, почему ушла из дома. Помните, я рассказывала вам, что мой отец был учителем, а мать – гувернанткой?

– Да, конечно.

– Это была еще одна ложь. – Мередит облизнула губы, ставшие сухими, как пергамент. – Говорить об этом мне нелегко, поэтому я просто перечислю вам факты. Я понятия не имею, кто мой отец. Не знала об этом и моя мать. Он был просто одним из посетителей борделя, в котором она работала. Борделя, из которого я сбежала, когда мне исполнилось тринадцать лет, потому что в этом возрасте я и сама должна была начать в нем работать и отказалась сделать это. Борделя, из которого моя мать отказалась уйти, потому что считала, что ни на что другое не годна. Борделя, в котором она в конце концов умерла от сифилиса. – Слезы текли пс щекам Мередит, но она не вытирала их и говорила не останавливаясь, словно спешила избавиться от боли и грязи, накопившейся в душе. – Однажды я вернулась туда. Уже после того, как обосновалась в Лондоне. Я уговаривала ее жить вместе со мной, но она отказалась. Это была очень тяжелая встреча.

Мередит на секунду закрыла глаза и тут же вспомнила изможденное лицо своей матери. И этот дом... Господи, как она его ненавидела! Ненавидела громкие и грубые голоса, застоявшийся запах вина, дыма и потных тел.

– Больше я никогда ее не видела. Последнее письмо от нее я получила шесть месяцев спустя. Она попросила одну девушку из того дома отнести мне его. Этой девушкой была Шарлотта.

– Ваша подруга миссис Карлайл. – Ровный голос и лицо Филиппа не выдавали никаких эмоций.

– Да. История о том, что она вдова, – очередная ложь. Шарлотта пришла ко мне беременной и сильно избитой. Мы с Альбертом долго выхаживали ее, и с тех пор она живет с нами. Потом родилась Хоуп.

Мередит глубоко вздохнула, переводя дух.

– Наверное, мне хотелось стать свахой еще и из-за моего детства. Когда я была маленькой, я часто сидела в большом буфете под лестницей и мечтала о том, какой была бы наша жизнь, если бы мама вышла замуж. Да и все другие девушки в борделе... Если бы они встретили добрых и порядочных мужчин, которые женились бы на них, их жизнь сложилась бы совсем по-другому.

Мередит решительно тряхнула головой, расставаясь с остатками прошлого.

– Теперь вы понимаете, что не только брак, но и любое общение между нами с этого момента невозможно. Я несколько раз говорила вам, что не хочу выходить замуж. Я не смогла бы и не захотела бы лгать человеку, с которым живу. И я не могу надеяться, что кто-нибудь сможет забыть о моем прошлом... Не только о моем, но и о прошлом близких мне людей, потому что я никогда не оставлю Альберта, Шарлотту и Хоуп. Этот хозяин таверны Рамзи уже однажды узнал меня. Что, если я встречусь с ним вновь? Что, если однажды вся правда обо мне выплывет наружу? Я постоянно живу с этим страхом. Женщина с таким прошлым, как мое, может испортить всю вашу жизнь, Филипп. Вашу репутацию, положение, будущее, все.

Они стояли молча, глядя друг на друга, и шесть футов ковра, разделявшего их, казались Мередит океаном. Она не могла понять выражения лица Филиппа. Она рассказала ему все. Оставалось только попрощаться. Но ей почему-то никак не удавалось произнести последних слов.

Наконец после паузы, которая показалась ей вечностью, Филипп заговорил:

– Вы изложили все в присущей вам четкой и ясной манере, но у меня осталось еще три вопроса, если вы не возражаете.

– Не возражаю, разумеется.

– Первый вопрос: вы когда-нибудь лгали мне в чем-нибудь, что не касается вашего прошлого?

– Нет. – Мередит невесело усмехнулась. – Но в том, что касается прошлого, я побила все рекорды. О чем второй вопрос?

– Вы любите меня?

Мередит замерла. Разве может она отрицать очевидное? И разве может она признаться? Зачем? Оттого что она расскажет ему о своих чувствах, расставание станет только тяжелее.

– Я не понимаю, какое это имеет значение теперь.

– Для меня это имеет очень большое значение. – Не отрывая от Мередит взгляда, Филипп медленно приблизился к ней и остановился, когда их разделяло не больше чем два фута. Ее сердце билось с такой силой, что она, казалось, чувствовала, как кровь несется по жилам. Филипп взял ее руки и поднес их к губам. – Это совсем простой вопрос, Мередит. – Она чувствовала его горячее дыхание на своих ледяных пальцах.

– Очень непростой.

– На него можно ответить всего одним словом: да или нет. Вы любите меня?

Господи, как ей хотелось солгать! Еще одна маленькая неправда среди моря лжи, в котором она барахталась все эти годы. Но почему-то губы отказываются произнести ее. Опустив голову и глядя на их сомкнутые руки, Мередит тихо выдохнула:

? Да.

Пальцы Филиппа дрогнули, и он еще раз приложил ее ладони к своей груди. Сердце билось ровно и сильно. Одной рукой обняв Мередит за талию, он привлек ее к себе, а другой приподнял ее подбородок и заставил посмотреть ему прямо в глаза. Мередит не увидела в них ни осуждения, ни отвращения, которых ждала. Вместо этого Филипп глядел на нее с теплотой и нежностью. И с любовью.

– Мой третий вопрос: вы согласны выйти за меня замуж? Мередит перестала дышать. Она попыталась сделать шаг назад, но он продолжал крепко держать ее.

– Разве вы не слушали меня? – почти кричала она. – Я незаконнорожденная. Я росла в борделе. Моя мать была проституткой. Я сама была воровкой.

– Вы говорили, что научились жить в мире со своим прошлым. А мне кажется, вы никак не можете о нем забыть.

– Я научилась, но это не значит, что так же поступят и другие. Ни ваша семья, ни общество никогда не примут меня. Вы сами знаете, что это так.

– Вы не можете изменить и не можете отвечать за обстоятельства вашего рождения, Мередит. Вы не можете отвечать за поведение вашей матери. То, что представляется вам непреодолимыми препятствиями, мне кажется лишь поводом восхищаться вашим мужеством и решимостью. Вы считаете, что общество отвергнет вас. Что ж, наверное, именно так оно и поступит, если узнает то, о чем вы рассказали мне сегодня. Но только меня нисколько не волнует мнение этого общества. Я сам много страдал от его жестокости до тех пор, пока не покинул Англию. Я ничего ему не должен. И уж, разумеется, не пожертвую ради него женщиной, которую люблю. А что касается моей семьи... Кэтрин уже благословила наш союз. Она сама вышла замуж за человека с состоянием и длинной родословной, но они не любят друг друга, и она очень несчастлива. И не хочет такого же несчастья для меня.

Филипп прижал Мередит к себе еще теснее:

– Вернувшись в Англию, я был готов жениться на совершенно незнакомой женщине только ради того, чтобы сдержать слово, данное отцу. Сейчас все иначе. Я даже думать не могу о том, что моей женой станет кто-нибудь, кроме вас. Другие могут не принять вас, Мередит, но я принимаю. При-1нимаю вас именно такой, какая вы есть. Разве этого не достаточно?

Она дрожала и прижималась к Филиппу, словно ища опоры. Он выслушал все ее доводы и отмел их прочь, как при уборке выметают из комнаты вчерашний мусор.

– Но если вам не удастся избавиться от проклятия, Филипп?

– Тогда я стану умолять вас стать моей возлюбленной, Мередит. Я ни за что не навлеку на вас стыда и не предложу вам открыто жить со мной в Лондоне, тем более теперь, когда я понимаю, насколько ненавистен вам такой образ жизни. Если я не найду способа снять проклятие, мы оставим Англию, будем путешествовать, уедем за границу, где все станут считать нас мужем и женой. Проклятие не может помешать мне посвятить вам свою жизнь, даже если оно не позволит нам освятить наш брак в церкви.

Филипп осторожно заправил за ухо Мередит выбившийся из прически локон:

– Возможно, из-за того, что я много лет провел вдали от общества, или просто потому, что я так устроен, но только мнение очень немногих людей имеет для меня значение. Ваше прошлое, наша жизнь – это то, что касается только нас, и совсем не важно, что об этом подумают другие.

Боже милостивый, когда он так говорит, все кажется правильным и возможным. Но она должна еще кое-что рассказать ему...

– Филипп, я должна еще кое в чем признаться. – Мередит выскользнула из его рук. – Несколько минут назад я вытащила часы из вашего жилетного кармана. – Она опустила руку в карман платья. – Я сделала это для того, чтобы показать, какой неподходящей женой буду для вас, и, разумеется, собиралась вернуть их... – Мередит замолчала и нахмурилась, шаря пальцами в кармане. Он был пуст.

– Вы это ищете?

Она уставилась на часы, которые Филипп извлек из своего жилетного кармана:

– О-откуда?..

Он неторопливо откинул золотую крышку, взглянул на стрелки и опять положил часы на место. На губах у него появилась довольная улыбка:

– Я тоже кое-что умею. Например, воровать из карманов. Меня научил этому искусству, совершенно необходимому для выживания, Бакари. Несколько раз оно меня здорово выручило.

Мередит с трудом удалось открыть рот.

– Вы воровали?

– Скорее, возвращал себе свое имущество, которое перед этим было украдено у меня. Восточные базары кишат ворами и карманниками. Чтобы не стать их жертвой, мне пришлось научиться правилам их игры.

Мередит недоверчиво, но одобрительно покачала головой:

– Невероятно. У вас прекрасно получается. Я ничего не почувствовала.

– Благодарю. Приятно убедиться, что я не утратил навыка. Однако раз уж сегодня день исповедей, должен признаться, что однажды я стащил вещь, которая мне не принадлежала. Однажды в Сирии обстоятельства сложились довольно неудачно, и мы с Эндрю и Бакари оказались в местной тюрьме. Мне удалось вытащить ключи из кармана охранника, и мы сбежали.

Мередит не верила своим ушам:

– Вы сидели в тюрьме? Вас с кем-то спутали?

– Не совсем. Это очень длинная история, и когда-нибудь я ее вам с удовольствием расскажу, но не сейчас. Сейчас нам надо обсудить более важные вещи. – Сделав один шаг вперед, Филипп опять сократил расстояние между ними и заключил Мередит в объятия. – У вас не осталось никаких неожиданных признаний?

Не в силах говорить, она молча потрясла головой.

– Прекрасно, у меня тоже. Значит, вам остается только ответить на мой вопрос. Вы согласны стать моей женой?

Мередит смотрела на него и боялась дышать. В его взгляде она читала нежность и восхищение, любовь и страсть. Все, о чем она мечтала и на что раньше не смела надеяться. Она чувствовала, как невероятное счастье медленно заполняет ее, переливается через край. Еще не веря себе, Мередит поднялась на цыпочки и взяла лицо Филиппа в свои ладони:

– Я люблю вас, Филипп. Люблю всем сердцем. Да, я выйду за вас замуж. И я обещаю, что буду вам хорошей и достойной женой.

Она ощущала, как напряжение уходит из его тела. Прижавшись к ней лбом, Филипп прошептал:

– Слава Богу! Я так боялся, что вы скажете «нет».

– Вы были очень убедительны.

– Потому что я вас очень люблю.

Он осторожно прикоснулся к ее губам, и поцелуй, который вначале был полон нежных обещаний, скоро превратился в страстный и глубокий. Мередит обхватила Филиппа за шею и прижималась к нему так тесно, словно хотела навеки слиться с ним.

Вначале Филипп еще пытался обуздать свою страсть, но сдержанность скоро оставила его. Как можно устоять против ее сладкого, чарующего запаха? Против мягкого и податливого тела? Против радости оттого, что она отвечает на его любовь? Оттого, что она станет его женой и он может теперь сколько угодно прикасаться к ней и целовать ее? Оттого что они будут любить друг друга вечно?

– Мередит, если мы не остановимся сейчас, я боюсь, мы уже никогда не сможем остановиться.

Он замер, встретившись с ее взглядом.

– А разве я просила вас останавливаться?

Глава 18

Кровь Филиппа закипела, когда он услышал эти тихие слова.

– Вы говорили, что едва не потеряли меня сегодня. – Мередит смотрела ему в глаза открыто и серьезно. – Но и я тоже едва не потеряла вас. Вы говорили, что никто не знает, что ждет нас в будущем, что каждая минута – это подарок и ею надо дорожить. Я-больше не хочу тратить зря ни одной секунды, Филипп.

Не колеблясь больше ни мгновения, он наклонился и подхватил ее на руки, прижал к груди и быстро направился к двери.

– Не помню, говорил ли я вам о том, как меня восхищает ваша память и умение почти дословно повторить каждую мою блестящую мысль?

– Нет, – улыбнулась Мередит, – кажется, вы об этом не упоминали.

– А надо было! Но меня многое восхищает в вас, чтобы перечислить все, потребуется масса времени. И к тому же каждый день я обнаруживаю что-то новое.

Выйдя из кабинета, Филипп быстро шел по коридору, с трудом уговаривая себя не бежать. Проходя мимо прихожей, они встретили Джеймса.

– С мисс Чилтон-Гриздейл все в порядке, милорд? Филипп повернулся к нему, сияя улыбкой:

– С ней все просто прекрасно, Джеймс. И хочу сообщить вам, что очень скоро она перестанет быть мисс Чилтон-Гриздейл, а станет виконтессой Грейборн. Потому что минуту назад она приняла мое предложение, и вы первым можете поздравить нас.

– Это... это большая честь, милорд. – Джеймс явно был ошеломлен неожиданной возможностью узнать столь важную новость из первых рук. – Я желаю вам всяческого счастья.

– Спасибо.

Филипп быстро поднялся по лестнице, перескакивая через ступеньки, и поспешил по коридору к своей спальне. Щеки Мередит горели от смущения.

– Господи, что подумал этот молодой человек, увидев, как вы тащите меня наверх?

– Он подумал, что вы собираетесь воспользоваться ванной, установленной в спальне, что вы и сделаете в действительности. И еще он подумал, что мне здорово повезло, и это тоже правда.

– Объявление о нашей помолвке его явно шокировало. Обычно о таких событиях сначала рассказывают членам семьи, а только потом – слугам. И уж конечно, о них не объявляют, держа невесту на руках. Тем более – неся ее в спальню, в которой приготовлена ванна. – Мередит театрально вздохнула. – Ну как мне научить вас с уважением относиться к требованиям общества?

– Могу с ходу подсказать вам десяток способов. А вы действительно считаете, что Джеймс был шокирован? Странно. Мне показалось, что он мне позавидовал. И как же мне повезло, что моя невеста так хорошо разбирается в требованиях этикета, которые я подзабыл.

Войдя в спальню, Филипп приблизился к большой медной ванне, установленной перед камином, и осторожно поставил Мередит на ковер. Потом он вернулся к двери и запер ее, звякнув ключом.

Вернувшись к Мередит, он поднес к губам ее руки и медленно поцеловал теплые ладони. Соблазнительный запах свежеиспеченных булочек смешивался с горячим паром, поднимающимся от ванны.

Одну задругой он начал вынимать из ее волос шпильки, и они неслышно падали на ковер. Иссиня-черные локоны рассыпались по его рукам и по плечам Мередит. Пальцами он осторожно распутывал сбившиеся пряди и стряхивал с них пыль, пока они все не стали гладкими и блестящими.

Не спеши. Нельзя спешить. Но как, черт возьми, не спешить, когда она смотрит на него глазами, в которых смешались любовь, желание и робость?

– Ты боишься? – спросил Филипп, едва справившись с дрожащими губами.

– Да, – коротко выдохнула Мередит.

– Я знаю, что еще ребенком ты видела много такого, чего тебе не следовало видеть. И могу только догадываться, как напугало это тебя.

? Да.

Филипп бережно заправил непослушный завиток ей за ухо:

– Ты же знаешь, что я никогда не обижу тебя.

? Да.

– Нам будет очень хорошо вместе, Мередит.

– Я знаю, Филипп. Я больше не боюсь.

– Хорошо. – Он улыбнулся. – Так и мне спокойнее. Потому что я тоже боюсь.

– Но ведь не по той же причине, что и я? – спросила Мередит недоверчиво.

Филипп покраснел:

– Нет. Не совсем, потому что я, конечно, не девственник. Но весь мой опыт не мог подготовить меня к этому. К близости с женщиной, которую я люблю. Которую я желаю так сильно, что у меня путаются мысли. Для которой я готов сделать все. А если прибавить к этому, что уж несколько месяцев у меня не было... В общем, достаточно сказать, что я тоже нервничаю.

Филипп почувствовал, что Мередит немного успокоилась.

– В таком случае, – несмело попробовала она улыбнуться, – я обещаю, что буду очень ласкова с тобой.

– Милая Мередит, – улыбнулся он в ответ, – ты не представляешь, как не терпится мне в этом убедиться.

Не сводя с нее взгляда, Филипп расстегнул корсаж и медленно спустил платье с ее плеч, открывая тонкие ключицы и фарфоровую, порозовевшую кожу.

– Когда я в первый раз целовал тебя в Воксхолле, я жалел о том, что там так темно. Мне надо было видеть тебя. Твою кожу. Твое тело. Твои глаза. Твою реакцию. А сейчас здесь много света... – Он спускал платье все ниже – с рук, с талии, с бедер, пока наконец оно не растеклось светло-зеленой лужицей по полу вокруг ее ног.

Мередит коротко, испуганно вздохнула, и весь ее испуг опять вернулся, когда она поняла, что стоит перед мужчиной в одном белье. Взяв ее за руку, Филипп помог ей перешагнуть через упавшее платье, а потом поднял его и перебросил через спинку кресла. Вернувшись к Мередит, он опустился на колени:

– Держись за мои плечи.

Она послушалась, и он осторожно снял с нее сначала одну, потом другую туфельку, провел руками по лодыжкам и икрам, легко погладил бедра, заставляя Мередит вздрогнуть от удовольствия. Прикоснувшись к подвязкам, Филипп поднял на нее глаза:

– Во время нашей первой встречи, после того как ты упала в обморок в соборе Святого Павла...

– Я бы сказала – «после того как у меня неожиданно закружилась голова».

– Не сомневаюсь, что ты так бы и сказала. После того как ты упала в обморок, я сказал, что никогда не осмелился бы прикоснуться к твоим подвязкам без твоего особого на то разрешения.

– Да, кажется, что-то подобное ты говорил. Я тогда решила, что ты ужасно неотесан.

– Так и есть.

– И еще я помню, что заверила тебя, что ты никогда не получишь такого разрешения.

– Вот именно. Так могу я прикоснуться к твоим подвязкам, Мередит?

– Да, – прошептала она, – пожалуйста.

Филипп развязал ленты и осторожно снял с нее чулки. Босые пальцы Мередит утонули в теплом ворсе ковра.

Затем он встал на ноги и, приподняв пальцами лямки сорочки, спустил их с ее плеч. Взгляд Филиппа медленно скользнул вниз, зажигая кровь Мередит. Ее соски напряглись, а дыхание стало быстрым и прерывистым. Филипп взял ее за руки, и их пальцы переплелись.

– Мередит... – прошептал он чуть слышно, – как же ты прекрасна...

Он поднес ее руки к своим губам и нежно поцеловал кожу на внутренней стороне запястий. Сладостная дрожь пробежала по ее телу, словно расплавленный огонь разлился по всем членам, а потом сосредоточился в самом низу живота. Мередит не могла поверить, что, стоя перед Филиппом обнаженной, не чувствует ни стыда, ни неловкости, а лишь радостное возбуждение. Предвкушение! И страстное желание снять с него всю одежду. Разглядывать его. Прикасаться к его коже.

Освободив одну руку, она провела пальцем по планке его рубашки:

– На одном из нас слишком много одежды.

В глазах Филиппа вожделение смешалось с любопытством. Выпустив ее руку, он вытащил рубашку из брюк и опустил руки по швам:

– Я в вашем распоряжении, мадам.

Дрожащими руками Мередит начала расстегивать пуговицы. Справившись с последней, она распахнула рубашку и медленно спустила с его сильных плеч. С восхищением рассматривала она мускулистые руки и широкую загорелую грудь, покрытую темно-каштановыми волосами, которые на животе превращались в узкий ручеек, убегающий куда-то вниз, за ремень брюк.

Ободренная неприкрытым желанием, светящимся в глазах Филиппа, Мередит провела ладонью по его груди, впитывая теплоту кожи, задевая пальцами щекотные завитки волос, слыша биение его сердца. Она глубоко вздохнула, наполнив легкие его чистым, упоительным запахом. Филипп тихо застонал, и, радуясь такой реакции, она все смелее прикасалась к его груди и плечам, восхищалась гладкостью и упругостью кожи, игрой мышц под своими ладонями. Но когда ее рука несмело скользнула вниз по его животу, следуя за ручейком темных волос, Филипп с силой втянул воздух и схватил ее за запястье.

– Если ты будешь продолжать в этом духе, я долго не выдержу, а я еще многое хочу сделать. Ванна ждет тебя. Давай я помогу тебе в нее забраться. Теплая вода облегчит боль от ушибов.

– А ты? Ты ведь тоже упал.

– Да, и поэтому я собираюсь присоединиться к тебе. Его слова и многообещающий блеск в глазах смутили Мередит и одновременно возбудили ее. Она отвела взгляд и посмотрела на блестящую медную ванну, впервые заметив ее необычный размер. Она оказалась шире и значительно длиннее всех ванн, которые она видела раньше. И в ней действительно могли поместиться два человека при условии, что они будут сидеть, прижавшись друг к другу.

– Я никогда не видела такой ванны.

– Мне сделали ее в Италии. Я люблю полежать в теплой воде и не желаю при этом складываться, как веер. Поэтому я заказал ванну гораздо более просторную, чем обычные. Уверен, что тебе она понравится.

Держась за его руку, Мередит встала на низкую деревянную скамеечку, а потом, перешагнув через бортик, погрузилась в теплую воду.

Филипп быстро поцеловал ее в губы:

– Закрой глаза и расслабься. Я сейчас вернусь.

– Куда ты?

– Хочу принести свой стригил, – сказал он, проводя долгим взглядом по ее телу.

Мередит с восхищением смотрела на широкие плечи Филиппа, пока он шел к двери, ведущей в гардеробную, и вспоминала, как на складе он рассказывал ей о стригиле и о римлянах, использовавших его в банях, и о том, какие нескромные картины рисовала она себе тогда. Она представляла его обнаженным в ванне и себя рядом с ним и не могла тогда даже мечтать о том, что когда-нибудь эти фантазии сбудутся. Неужели всего час назад она говорила себе, что не должна прикасаться к этому мужчине, потому что он ей не принадлежит? Что нельзя целовать его? А теперь можно было делать все это и многое другое. Он принадлежит ей, и она может любить его. И может выйти за него замуж. И заботиться о нем. И принимать с ним ванну...

Щеки Мередит пылали, и совсем не от горячей воды и теплого пара. Дверь гардеробной опять отворилась, и появился Филипп. Теперь на нем был шелковый темно-синий халат, схваченный на талии таким же поясом. Она заметила его босые ноги и поняла, что под халатом на нем ничего нет. В одной руке он нес толстое сложенное полотенце, в другой – медный стригил, точно такой же, как Мередит видела на складе, только совсем новый и блестящий.

Положив полотенце рядом с тем, которое уже лежало у ванны, он наклонился к Мередит, опустил руку в воду и провел пальцем по ее бедру:

– Тебе нравится?

– Да, приятно и тепло. – Собрав все мужество, она прибавила: – Но одиноко.

Глаза Филиппа блеснули, и, ни слова не говоря, он развязал пояс и скинул халат на пол. Мередит медленно и несмело рассматривала его, опуская взгляд все ниже: от шеи к груди, дальше – к животу и еще ниже, следуя за тонким ручейком волос, который внизу опять расширялся и...

О Господи!

Мередит, смущенная и очарованная одновременно, с трудом оторвала глаза от удивительного зрелища восставшей мужской плоти, подняла их и встретилась взглядом с Филиппом. Возбуждение было невозможно скрыть, но по его плотно сжатым губам она поняла, что он старается держать себя в руках.

– Подвинься немного вперед, – попросил Филипп тихо. Мередит молча повиновалась и через плечо наблюдала за тем, как он перешагивает через край ванны и опускается в воду у нее за спиной. Вода поднялась, но не перехлестнула через бортик. Филипп вытянул свои длинные ноги вдоль ее бедер, взял ее за плечи и притянул к себе, так что ее спина покоилась на его груди, а теплая вода покрывала ее до шеи. Его руки обвивали ее талию.

Мередит вся отдалась новым впечатлениям и ощущениям. Его обнаженное тело окружало ее со всех сторон. Завитки волос на груди щекотали ее плечи. Спиной Мередит чувствовала биение его сердца. Твердая и пульсирующая плоть касалась ее ягодиц. Его ноги и руки казались такими смуглыми по сравнению с ее белой кожей. К ее виску прижималась гладко выбритая щека. Одна из рук Филиппа скользнула под ее грудь и приподняла ее над водой, и твердый сосок словно попросил о поцелуе. Мередит глубоко вдохнула и закрыла глаза, забыв обо всем на свете в теплом коконе воды, пара, его объятий и запаха. Ей хотелось оставаться в нем навеки.

Но в тот самый момент, когда ей казалось, что ничего лучшего уже не может с ней случиться, руки Филиппа под водой начали медленно двигаться по ее телу. Его ладони накрыли грудь, пальцы поиграли с сосками, но не задержались там, а скользнули выше – к плечам и начали нежно массировать их. Мередит изогнула спину, прижимаясь к нему, и застонала от удовольствия. Несколько минут его пальцы творили чудеса с ее плечами, а потом Филипп тихо прошептал ей в ухо: – Подними руки и обхвати меня за шею.

Мередит послушно выполнила его просьбу. Осыпая короткими, легкими поцелуями ее висок и ухо, Филипп, лаская, пробежал пальцами по внутренней поверхности ее рук и опять – по груди, по напряженным соскам. От каждого его прикосновения у Мередит перехватывало дыхание. Не давая ей опомниться, он опустил руки еще ниже, провел ими по ребрам, по животу, по бедрам, опустил их к коленям и медленно начал обратное движение, опять добравшись до локтей.

– Тебе нравится? – Его губы щекотали ухо Мередит.

– Да, – то ли ответила, то ли выдохнула она. Филипп продолжал ласкать ее легко и неторопливо, и с каждым его движением огонь разгорался в ней все сильнее. От каждого прикосновения горячая кровь приливала к укромному месту между бедрами. Мередит уже не сдерживала сладких стонов и только недоумевала, как может его ласка быть такой возбуждающей и в то же время успокаивающей. Каждый раз, когда его пальцы касались сосков, ее грудь поднималась ему навстречу, моля о ласке. Когда его ладони гладили бедра, Мередит раздвигала колени все шире, словно прося его погасить пожар, который он разжег. Повернув голову, она прижалась губами к его горлу, выгибая спину навстречу его рукам.

Филипп резко вздохнул и замер, когда ее ягодицы прижались к нему слишком тесно. Из последних сил он пытался держать свою страсть в узде, но его сдержанность стремительно испарялась, когда он чувствовал, как трепещет Мередит под его руками, как ее соски радуются его пальцам, видел, как все шире раздвигает она ноги, словно предлагая ему отведать чуда, скрывающегося под кудрявым треугольником темных волос, вдыхал запах ее возбужденного тела и понимал, что она хочет его не меньше, чем он ее.

– Филипп...

Хриплый и томный шепот лишил его последней воли. Он развернулся немного, чтобы достать ее губы и приник к ним долгим и жадным поцелуем. Одна рука продолжала ласкать ее грудь, а другая скользнула вниз, пальцы раздвинули спутавшиеся, мокрые завитки и проникли в горячую и скользкую сердцевину. Мередит ахнула, не отрываясь от его губ.

Он медленно ласкал нежные лепестки, потом медленно погрузил в нее один палец. Мередит застонала и, разомкнув свои руки у него на затылке, опустила их под воду и схватила его за бедра. Прервав поцелуй, она прошептала прямо в его рот:

– Потрогать... Я хочу потрогать тебя.

Филипп схватил ее за талию и развернул лицом к себе. Теперь Мередит стояла на коленях между его разведенными ногами. Он взглянул на нее и не сдержал восхищенного возгласа. Ее бирюзовые глаза сияли, черные волосы спутались и намокли, щеки пылали, губы опухли и покраснели от его поцелуев; полные груди с коралловыми сосками смотрели прямо на него. Один ее вид лишал его разума, но это было еще не все.

– Закинь руки за голову, – прошептала Мередит.

Их взгляды встретились, и Филипп понял, что она собирается делать. Она хочет ласкать его так же, как он только что ласкал ее. Он поднял руки, сцепил пальцы на затылке и взмолился, прося небо дать ему силы.

Мередит начала с локтей, потом медленно провела руками по груди, обжигая кожу. Ее глаза блестели от любопытства и желания, и Филипп решил, что никогда не видел зрелища соблазнительнее. Она опустила руки ему на бедра и, достигнув коленей, начала движение в обратную сторону.

– Тебе нравится, Филипп?

– Господи, да!

Стиснув зубы и сжав кулаки, он сумел выдержать еще одно странствие ее рук от локтей до коленей. На обратном пути она задела пальцами его напряженную горячую плоть, и Филипп не сдержал стона. Заинтересовавшись его реакцией, Мередит еще раз потрогала его пальцем, и он невольно откинул голову и закрыл глаза, отдавшись новым ощущениям. Тогда она обхватила его пульсирующую плоть рукой и осторожно сжала, и Филипп застонал, поняв, что не может больше сдерживать себя и что должен получить ее сейчас же. Немедленно.

– Сядь на меня сверху, – скомандовал он отрывисто и резко.

Ни секунды не колеблясь, Мередит положила руки ему на плечи и переставила ноги так, что они охватывали его бедра снаружи. Филипп схватил ее за ягодицы, пододвинул и стал медленно опускать на себя, остановившись лишь тогда, когда натолкнулся на преграду ее девственности. Их взгляды встретились, и, резко подняв бедра, он вошел в нее до конца, утонув в шелковой и горячей глубине ее лона.

Мередит вскрикнула, и он испуганно остановился:

– Я сделал тебе больно?

Она медленно покачала головой, и Филипп усилием воли запретил себе двигаться, давая ей привыкнуть к новым ощущениям и наслаждаясь ее теснотой и жаром. Так прошла почти минута, а потом Мередит осторожно пошевелилась, и Филипп застонал в ответ.

Он выпустил ее бедра и поднял руки к груди, решив, что она сама должна выбрать темп. Наблюдая за тем, каконамед-ленно покачивается на нем и удивление на ее лице сменяется восторгом, он ласкал ее грудь и соски. Его лоб вспотел от попыток оставаться неподвижным. Мередит двигалась все быстрее, и Филипп перестал сдерживать себя, отдавшись безумной и безудержной жажде. Схватив ее за бедра, он погружался в нее глубоко и яростно. Глаза Мередит закрылись, а пальцы впились в его плечи. В то мгновение, когда он почувствовал, как плотно сжимается вокруг него ее плоть, он дал себе волю и провалился в горячую пропасть наслаждения, увлекая ее за собой.

Когда сознание вернулось к нему, он взглянул на Мередит. Ее глаза были закрыты, а голова склонилась на грудь, как будто стала слишком тяжелой для шеи. Сердце Филиппа все еще бешено колотилось, и он смог прошептать только одно слово:

– Мередит...

Она медленно подняла голову. Их взгляды встретились, и они долго молча смотрели друг на друга. Филипп хотел сказать что-то, но не находил слов. А если бы и нашел, разве могли они описать то, что они только что испытали?

– Я не знала... – проговорила Мередит чуть слышно. – Спасибо тебе. Спасибо за то, что ты показал мне, как прекрасно это может быть.

Его сердце переполняли любовь и нежность к ней.

– И я должен благодарить тебя, потому что я тоже не знал, как прекрасно это может быть.

Несколько мгновений Мередит молчала, а потом улыбнулась, и в ее глазах блеснул озорной огонек:

– Как ты думаешь, в дальнейшем это может стать еще прекраснее?

Филипп улыбнулся в ответ, запустил пальцы в ее волосы и притянул ее губы к своим:

– Интересный вопрос. Я думаю, надо немедленно выяснить это на практике. – Он целовал ее после каждого слова. – Но вода остывает, и лучше будет, если мы станем проводить эти исследования в постели.

Они еще раз поцеловались, и Филипп помог Мередит подняться. Держась за его руку, она перешагнула через бортик, встала на скамеечку, а потом – на ковер. Филипп последовал за ней и поднял с пола стригил. Несколько раз он провел им по рукам и ногам Мередит, удаляя излишки воды, а потом закутал ее в толстое полотенце, нагревшееся у камина. Он собирался и сам воспользоваться стригилом, но Мередит протянула руку:

– Можно, я?

Филипп отдал ей инструмент и подчинился ее нежным рукам. Когда она закончила, он надел халат и вторым полотенцем вытер ее волосы. Мередит смотрела на него, сияя от любви и счастья:

– Ты не будешь возражать, если я еще раз скажу, что люблю тебя?

Филипп преувеличенно нахмурился и надолго задумался:

– Ну, если ты действительно считаешь, что это необходимо...

– Совершенно необходимо. – Она поднялась на цыпочки и обвила руками его шею. – Я люблю тебя, Филипп.

Он тесно прижал ее к себе:

– Я тоже люблю тебя.

В глазах Мередит промелькнула какая-то новая мысль.

– О чем ты подумала?

– Я думала о том... Как ты думаешь, у нас теперь... будет ребенок?

Филипп потрясенно замолчал и представил себе Мередит беременную их общим ребенком.

– Не знаю, – он наклонился и прислонился лбом к ее макушке, – но даже от одной мысли об этом я с ума схожу от радости.

Мередит еще теснее прижалась к нему:

– Я уже вижу нашего сына. Он будет сильным и умным, и него будут такие же густые волосы, такие же добрые глаза и очки, как у тебя.

– А я вижу нашу дочь. Она будет такая же красивая, решительная и щедрая, как ты. – Он взял Мередит за руку и повел ее к кровати. – А какую свадьбу ты хочешь? Что-нибудь грандиозное в соборе Святого Павла?

– Нет, я предпочла бы скромную церемонию. Может быть, здесь, в этом доме.

– Тогда так и сделаем. А я раздобуду специальное разрешение, как только...

Филипп внезапно замолчал, потому что Мередит споткнулась. Ее рука выскользнула из его ладони, и она упала на колени раньше, чем он успел подхватить ее. Филипп опустился рядом и схватил ее за плечи:

– Ты в порядке?

– Д-да. Я, наверное, зацепилась за что-то ногой.

Филипп огляделся, но не нашел на ковре никаких предметов или складок, за которые Мередит могла запнуться. Он хотел помочь ей подняться на ноги, но Мередит неожиданно застонала и приложила руку ко лбу.

– В чем дело? – спросил Филипп, испуганный ее внезапной бледностью.

Мередит стиснула его руку и судорожно вздохнула:

– Голова, ужасно болит голова.

Он смотрел на нее, не веря своим ушам, и внутри у него все сжималось от невыносимой тревоги. Падение... потом головная боль... Слова, высеченные на Камне слез, отдавались в мозгу:

В дыхании любви почуешь запах смерти.
Споткнувшись, упадет любовь на ровной тверди.
Как больно! И ее настигнет то же зло,
и станет, как огонь, гореть ее чело.
Коль счастлив и женат – не быть с супругой вместе.
Жена твоя – умрет. А если есть невеста,
пройдет два дня – и ей откроет смерть объятья,
после того, как вы произнесете клятвы.
Отныне, коль твоя любовь о —
над нею – гнев богов. Не-
Любимую твою ничто...

Господи! Неужели за словом «любовь» следует слово «осуществилась»? Филипп чувствовал уже не тревогу, а панический ужас. Она упала. Сейчас она страдает от головной боли. Он сделал предложение Мередит, признался ей в любви, а потом занимался с ней любовью и, значит, этим навлек на нее проклятие? Ведь если это не так, тогда головную боль и падение надо считать странными совпадениями, но Филипп не верил в такие совпадения. Он верил своему сердцу, которое сжималось от страшного предчувствия.

Мередит опять застонала, и он похолодел. Кровь застывала при мысли, что по его вине любимая должна погибнуть.

Если он не сумеет снять проклятие... она умрет через два дня.

Глава 19

Филипп опустился на колени рядом с Мередит, которая всхлипывала, прижав ладонь ко лбу. Он не мог ни думать, ни говорить, ни дышать. Падение, боль, проклятие... Этого не может быть. Это не может случиться сейчас, когда они только что нашли друг друга. Когда всего несколько секунд назад их будущее казалось таким счастливым и безоблачным.

Стараясь справиться со страхом, когтями раздирающим внутренности, Филипп подхватил Мередит на руки, сделал несколько шагов и бережно опустил на кровать, откинув темно-бордовое стеганое покрывало. Ее лицо было искажено гримасой страдания и покрыто восковой бледностью.

– У меня никогда в жизни так не болела голова, – прошептала она с трудом. – Кажется, мозг охвачен огнем и вот-вот взорвется.

«И станет, как огонь, гореть ее чело». Филипп накрыл Мередит одеялом и сел рядом с ней, держа ее за руку и моля всех известных ему богов о помощи: «Пожалуйста, пожалуйста, не отнимайте ее у меня».

Он наклонился и дотронулся губами до ее лба:

– Я сейчас оставлю тебя на минутку и принесу лекарство, которое обязательно поможет.

Филипп зашел в гардеробную и достал с полки вытертый кожаный саквояж. Порывшись в нем, он извлек наружу маленькую бутылочку, в которой содержалось одно из чудодейственных снадобий Бакари. Филипп не знал, из чего оно состоит, но не раз на опыте проверял его лечебную силу. Он быстро вернулся в спальню, налил в стакан холодной воды и добавил несколько капель лекарства.

– Выпей это, – сказал он, подходя к Мередит и помогая ей сесть.

Она открыла глаза, проглотила жидкость и попыталась улыбнуться:

– Как жаль, Филипп, что наши исследования придется отложить.

– Мередит, я боюсь, что это не просто головная боль.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Вспомни обо всем, что произошло сегодня. Мы признались, что любим друг друга. Я сделал предложение, и ты приняла его. Мы занимались любовью. Потом ты упала, а сейчас у тебя болит голова.

Мередит не сразу осознала смысл его слов:

– Проклятие? Но ведь мы не женаты.

– Помнишь последние две строчки? «А коль твоя любовь уже о – Над нею – гнев богов». Сейчас я думаю, что «о» означает «осуществилась». Я сказал тебе о своей любви, и я любил тебя. И боюсь, что этим я навлек на тебя проклятие.

– Ты хочешь сказать, – Мередит смотрела на него с испугом и недоверием, – что через два дня я должна... умереть?

От этого вопроса по спине Филиппа пробежала ледяная дрожь. Он сжал холодные руки Мередит в своих ладонях:

– Я хочу сказать, что за эти два дня мне обязательно надо найти недостающий кусок камня.

– А если ты не сможешь?

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Оба знали страшный ответ, и никто не решался произнести его вслух.

– Я смогу, Мередит, – сказал наконец Филипп. – Твоя жизнь зависит от этого, а для меня на свете нет ничего дороже.

– Мне она тоже довольно дорога и тем более теперь, когда у меня есть ты и счастливое будущее, и я не собираюсь встречать его, лежа в гробу. Как я могу помочь тебе?

– Тебе лучше оставаться здесь, в постели.

– Ни за что! Ты же не думаешь, что я буду лежать и ждать, что...

– Мередит, – Филипп взял ее лицо в ладони, —тебе надо остаться здесь пока, – он подчеркнул последнее слово, чтобы не дать ей возразить, – потому что я должен быть уверен в твоей безопасности. Эндрю, Бакари и Эдвард помогут мне проверить ящики, оставшиеся на складе, и те, которые прибыли на борту «Морского ворона».

– Филипп, я тоже могу помогать в поисках. Чем больше людей займутся этим, тем лучше. А рядом с тобой я буду чувствовать себя в полной безопасности.

Филипп глубоко вздохнул и запустил руку в волосы. В том, что она говорила, был смысл: ему будет спокойнее, если Мередит все время будет у него на глазах. И видит Бог, ему ужасно не хочется ни на минуту с ней расставаться.

– А как ты себя чувствуешь?

– Лучше. Голова болит, но уже не так сильно. Филипп осторожно провел пальцем по ее бледной щеке.

Он хотел сказать ей что-то, что трудно было выразить словами:

– Мередит, прости меня. Я не знал...

– Конечно, не знал. – Она накрыла его руки своими, повернула голову и поцеловала его ладонь. – Мы справимся с этим, Филипп. Вместе мы справимся. Вот увидишь.

Филиппу было трудно дышать из-за комка в горле. Вместо вполне понятного гнева, вместо страха и паники он видел в ее глазах любовь. Любовь и решительность. И несмотря на собственный страх и панику, он должен ответить ей тем же.

– Вместе... – повторил он. – Я не допущу, чтобы что-нибудь случилось с тобой, Мередит. Я обещаю.

– Я верю тебе, – улыбнулась она, глядя на него с доверием, которое ему еще предстояло оправдать.

– Хорошо, тогда давай одеваться. Нам нельзя терять ни минуты.


До склада оставалось еще около полумили, когда Филипп втянул ноздрями воздух и нахмурился:

– Я чувствую запах дыма.

– Я тоже, – кивнула Мередит.

Они обменялись тревожными взглядами. Однако через несколько минут, когда их наемный экипаж подъехал к дверям склада, он вздохнул с облегчением. Никаких признаков пожара не было заметно. Его собственного экипажа тоже не было видно, и он обернулся к кебмену:

– Подождите здесь.

Он помог Мередит выйти из коляски, и они быстро пошли по лабиринту проходов между рядами, направляясь в самый конец склада, где стояли ящики Филиппа. Там никого не было, но их ожидала записка, пришпиленная к стене:


«Все ящики на складе проверены. Никаких следов пропавшего камня не найдено. Мы пошли к причалам и будем ожидать там прибытия «Морского ворона»».


При известии об очередной неудаче Филиппу показалось, что веревка затягивается вокруг его шеи. У него остается меньше чем сорок восемь часов, для того чтобы решить задачу или сделать шаг с эшафота. Взяв Мередит за руку, он быстро направился к выходу. За дверью запах гари стал значительно сильнее. Кебмен кивком головы указал им на столб дыма, поднимающийся в воздух.

– Похоже, это где-то рядом с причалами, сэр, – сказал он мрачно, и тревожное предчувствие опять шевельнулось в душе Филиппа.

– Поехали туда быстрее, – отрывисто сказал он, подсаживая Мередит в экипаж.

Он крепко держал ее за руку, пока лошадь везла их по узким улицам.

– Как твоя голова?

– Лучше.

– Но все-таки болит?

Мередит серьезно взглянула на него:

? Да.

Филипп понимал, что она старается казаться спокойной, и видел, как страх уже туманит ее глаза. Он страстно хотел утешить ее и не знал, что сказать. Всего две недели назад он не подозревал о существовании этой женщины, а теперь она крепко держит в руках его сердце. А он, в свою очередь, держит в руках ее будущее и ее жизнь.

Чувствуя непреодолимую потребность прикасаться к ней, Филипп поднялся с сиденья напротив и сел рядом с Мередит. Он обнял ее и привлек к себе на колени. Она обхватила руками его шею и опустила голову на плечо. Филипп прижимал ее к себе и не думал уже ни о чем, кроме мягкой податливости ее тела, теплоты дыхания на своей шее и шелка волос, щекочущего его щеку. «Я не потеряю ее. Я не могу ее потерять».

Внезапный оглушительный взрыв раздался где-то поблизости, и экипаж резко остановился. Мередит выпрямилась и испуганно посмотрела на Филиппа:

– Что это было?

– Похоже на взрыв пороха, – ответил он мрачно.

Вернув Мередит на сиденье, Филипп выскочил из коляски. Густые клубы черного дыма поднимались в воздух из-за крыши здания, перед которым они остановились. Лошадь громко заржала, и Филипп слышал, как кучер успокаивает ее.

– Я не смогу везти вас дальше, сэр, – сказал он виновато. – Лошадь испугалась да еще почуяла дым. Теперь она в ту сторону ни за что не двинется.

– Мы пойдем пешком, – сказала Мередит, выходя из экипажа.

Филипп молча кивнул, бросил несколько монет кебмену и, взяв ее за руку, быстро пошел в обход здания, из-за которого раздался взрыв.

Повернув за угол, он резко остановился. На середине реки горело судно, очевидно, отведенное от причала, чтобы отодвинуть пожар от деревянных пирсов и портовых сооружений. На причалах лихорадочно суетились люди, заливая из ведер горящие обломки, усыпавшие все вокруг.

– Какой ужас! – Мередит испуганно сжала его руку.

– Да. – Филипп подумал, что она еще не понимает, насколько все ужасно. Судно, горевшее посреди реки, было «Морским вороном».

Через пелену черного дыма Филипп разглядел знакомую фигуру:

– Пойдем, я вижу Эндрю.

Стараясь держаться поближе друг к другу, они пересекли полосу брусчатки, покрывавшей берег, и поднялись на причал. Филипп тронул Эндрю за плечо, тот обернулся и, кивнув Мередит, мрачно посмотрел на своего друга.

– Как это случилось? – спросил Филипп.

– Не знаю. Мы разобрали последний ящик на складе и приехали сюда. Судно как раз швартовалось. Здесь была масса людей, и мы с Бакари и Эдвардом потеряли друг друга. Судно каким-то образом загорелось, а потом произошел взрыв.

– Порох, – пробормотал Филипп. – На борту было десяток бочек с порохом.

– Да. Даже не верится, что груз благополучно прибыл сюда из Египта и погиб уже у причала.

– Кто-нибудь пострадал?

– Несколько незначительных ожогов и одна сломанная нога. Но, к счастью, все живы. Если бы порох взорвался, когда экипаж еще был на борту, все обернулось бы гораздо хуже. – Он посмотрел в глаза Филиппу. – К сожалению, груз спасти не удалось. Все наши ящики потеряны.

– А где Эдвард и Бакари?

– Не знаю. – Эндрю неопределенно махнул рукой. – Где-нибудь здесь, наверное.

Филипп почувствовал, как кто-то тянет его за руку. Обернувшись, он увидел Мередит, которая с ужасом смотрела на него.

– Ваши ящики? – прошептала она. – Господи! Значит, это «Морской ворон»?

– К сожалению, да. – У Филиппа все переворачивалось внутри при виде ее страха и отчаяния.

– Значит, вот как... – Голос Мередит стал ровным и бесстрастным. – Теперь найти пропавший камень не удастся. И через сорок восемь часов мне придется умереть.

– О чем вы, мисс Чилтон-Гриздейл? – спросил изумленный Эндрю. – Что она говорит, Филипп?

Филипп не успел ответить, потому что к ним подошли Бакари и Эдвард. Их одежда, как и платье Эндрю, была покрыта пятнами сажи и гари.

– Ужасная трагедия, – произнес Эдвард, качая головой. – Слава Богу, никто не погиб. – Он повернулся к Эндрю: – Куда ты пропал? Я не видел тебя с того момента, как мы подошли к причалу.

– Я могу спросить у тебя то же самое, – поднял брови Эндрю.

– Много людей, много путаница, – подытожил Бакари. – Смотрите, – указал он рукой на реку.

Все повернулись и увидели, как горящее судно медленно погружается в воду и наконец совсем скрывается из виду.

– Вся работа, все древности, все произведения искусства... – Эдвард покачал головой и сочувственно положил руку на плечо Филиппа: – Какая потеря для тебя.

– Все это не важно. Важно другое – как можно быстрее найти способ снять проклятие. Пока не стало поздно. – Он по очереди посмотрел в глаза трем своим друзьям. – Мередит стала его жертвой.

– Что ты имеешь в виду? – отрывисто спросил Эндрю.

– Я имею в виду, что это чертово проклятие теперь пало на нее.

– Каким образом? – недоверчиво спросил Эдвард. – Вы же не женаты.

– Да, но я попросил ее стать моей женой. И после того, как она согласилась, она сначала упала, а потом у нее сильно заболела голова.

Теперь Эндрю, Бакари и Эдвард смотрели на Мередит с жалостью и ужасом. Никто даже не высказал предположения, что падение и головная боль могут быть простым совпадением.

– Чем мы можем помочь? – тихо спросил Эндрю.

– Я хочу, чтобы ты проводил Мередит ко мне домой и присмотрел за ней там. – Филипп многозначительно посмотрел на друга, и тот кивнул, понимая, что «присмотреть» значит «не сводить глаз». Филипп повернулся к Мередит: – Ты не хочешь сначала заехать к себе?

Мередит покачала головой:

– Не сейчас. Я не хочу пугать Шарлотту и Альберта. Конечно, мне придется повидаться с ними... скоро.

Филипп сжал ее руки.

– Ты сможешь видеться с ними каждый день еще много лет. – Он повернулся к Бакари: – Я хочу, чтобы ты поехал к отцу и охранял его и Кэтрин, не выходя из дома. Эдвард, а ты, если можешь, постарайся выяснить что-нибудь о причинах пожара и поговори с портовыми властями.

– А ты что будешь делать? – спросила Мередит.

– Я собираюсь вернуться на склад и еще раз просмотреть списки. Может, возникнет какая-нибудь идея. Потом я приду домой.

Эдвард ушел, кивнув им на прощание и пообещав сообщать новости. Филипп и Мередит пошли за Эндрю и Бакари к ожидавшему их в двух кварталах экипажу Грейборна. Когда Эндрю и Бакари завернули за угол и Филипп с Мередит на минуту остались одни, Филипп остановился и притянул ее к себе. Он прижался к ее рту поцелуем, в котором не было нежности, а был жар, горячая требовательность и страх, и Мередит отвечала ему с таким же отчаянием, словно в этом соединении губ было их единственное спасение. Филипп оторвался от нее, взял ее лицо в свои ладони и посмотрел в глаза. Мередит еле заметно улыбнулась:

– Не могу поверить, что ты подождал, пока твои друзья повернут за угол... Какая благовоспитанность! Хотя, должна сказать, целоваться на улице все-таки не совсем прилично.

– В ближайшие десять лет мы будем делать и гораздо более скандальные вещи на улице. Я собираюсь заниматься с тобой любовью прямо под звездами, в залитом лунным светом саду. И в волнах Адриатического моря. И еще во множестве разных мест. Я каждый день стану доказывать, как сильно люблю тебя.

Мередит быстро моргнула, чтобы он не заметил влагу, блеснувшую в ее глазах:

– Я стану с нетерпением ждать этого.

Филипп еще раз быстро поцеловал ее, и они поспешили за своими друзьями. Открыв дверь, он подсадил Мередит и устроил ее на сиденье напротив Эндрю и Бакари.

– Я скоро приду домой, – махнул он рукой на прощание.

– Ты не доедешь с нами до склада? – спросила Мередит.

– Нет, здесь недалеко. Я лучше пройдусь и по дороге подумаю. – Он повернулся к Бакари и Эндрю: – Будьте осторожны.

Филипп закрыл дверь экипажа, махнул кучеру рукой и, дождавшись, когда коляска скроется из виду, решительно зашагал по мостовой в сторону склада. С детства пешие прогулки помогали ему успокоиться, собраться с мыслями и принять правильное решение. Никогда еще это не было так важно. Проходя по узким улочкам, Филипп пытался сосредоточиться и из десятка идей и решений, проносившихся в мозгу, выбрать одно верное.

Он не сомневался в том, что пожар на «Морском вороне» не был случайностью. Поджог судна был направлен против него, и безумная дерзость поступка доказывала, что человек, совершивший его, был в отчаянии.

Но кто же этот человек? Кому так важно заставить его страдать? И почему? На эти вопросы у Филиппа пока не было ответов.

Он завернул за угол и распахнул дверь склада. Миновав длинный ряд ящиков, Филипп вошел в контору, выдвинул верхний ящик стола, в котором хранились конторские книги со списками, и замер от ужаса. Сверху лежала записка, написанная уже знакомым почерком:

«Камень, который ты ищешь, у меня. Ты будешь страдать».

Глава 20

Филипп смотрел на записку, и гнев боролся в его душе с надеждой. Гнев на подлеца, играющего с ним в эту жестокую игру, и надежда на... Господи! Неужели он пишет правду? «Камень, который ты ищешь, у меня». Это может относиться только к недостающему куску Камня слез. Он существует! Филипп мог поставить последний фартинг на то, что камень находился в алебастровой шкатулке, пропавшей в ночь ограбления. А если сейчас она у этого сумасшедшего, то все последние события как-то связаны с проклятием. «Он недолго будет у тебя, – мысленно покля