Оскверненное место [Дмитрий Арефьев] (fb2) читать онлайн

- Оскверненное место 1.24 Мб, 29с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Дмитрий Арефьев

Настройки текста:



Людям свойственно пересказывать услышанные истории, добавляя что-то от себя, особенно когда речь заходит о мистических и необъяснимых явлениях. Порой мы приукрашиваем некоторые эпизоды, чтобы общая картина повествования казалась ещё более загадочной и таинственной. Вероятно, по этой причине подобные рассказы не всегда воспринимаются всерьёз.

Мне удалось поговорить с непосредственным участником описываемых событий, которые, по моему мнению, способны заставить усомниться в своих убеждениях даже самых закоренелых скептиков. Различного рода аномалии, способные причинить вред или довести до смерти, могут только подтвердить слова из последнего романа Фёдора Михайловича Достоевского: «Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей».

Имена персонажей изменены.


Год 2006


Несколько лет назад здесь можно было слышать грохот приближающегося состава и монотонный голос диспетчера, предупреждающий о прибытии поезда. Взволнованные пассажиры суетились на перроне, не выпуская из рук чемоданы, слышался лай местных собак где-то на соседней улице, а из рупора на столбе – как всегда народные песни. Неподалёку пивной ларёк, около которого собрались несколько человек, коротающих время до отправления, и пара небритых мужиков – алкоголиков. Несмотря на постсоветский период, жизнь в российской глубинке била ключом.

Сейчас же от железнодорожной станции рабочего посёлка остался лишь шлагбаум, пропускающий редкий, проходящий транзитом «товарняк». Молодёжь перекочевала в крупные города, оставив в посёлке стариков, а также тех, кому жизнь мегаполиса пришлась не по вкусу. Из года в год появлялись пустые дома, которым было суждено умереть на заброшенных улицах. Один из таких домов одиноко доживал свой век на самом краю селения, где сосновый лес уже начал завоёвывать новую территорию. С обвалившейся крышей и сгнившим крыльцом, он останавливал на себе осторожный взгляд любого прохожего, в особенности местных жителей, которые, как бы ни хотели, не могли стереть из памяти историю семьи Емельяновых.

Когда молодая пара переехала в своё жилище, радости не было предела. Подаренных денег на свадьбу в придачу с собственными накоплениями хватило, чтобы через неделю после покупки молодожёны справили новоселье. Их не смутила история предыдущих хозяев дома.

– Ну и что? – ответил Сергей своему другу Никите Черепанову. – Брёвна, они и есть брёвна. А то, что Фёдор Андреевич повесился, так он это где угодно мог сделать. Мало ли что в пьяную голову прийти может?!

Вдова Фёдора Андреевича Тамара Васильевна выставила дом на продажу сразу после смерти мужа. Старушка осталась совсем одна – ни детей, ни внуков. Поэтому у местных жителей возник закономерный вопрос: «А куда же она собралась?»

– Правильно делает, – говорил кто-то из поселковых. – Теперь этот дом ей до конца дней мужа напоминать будет. Видите, как мучается! Пусть едет.

– Да куда она поедет? – отвечали другие. – Седьмой десяток пошёл. В таком возрасте не до поездок, знаете ли.

– А я думаю, это она Федьку со свету сжила.

– Будет тебе, дура! Мелешь, не знаешь чего. Больной он был. Ясно? Говорили же, что еле-еле ходит по дому. Вот и решился, чтобы не обременять жену.

– Так ехать-то теперь куда?

– Куда-куда? Много знаешь, что ли? Поди да спроси!

Споры насчёт переезда Тамары Васильевны не прекращались до тех пор, пока одним солнечным утром она не села в рейсовый автобус до города и не укатила. Навсегда.

Добротный дом достался Емельяновым – молодой супружеской паре, планировавшей растить в нём своих будущих детей. Вскоре Сергей устроился на работу в колхоз трактористом, а Вера занималась домашним хозяйством. Со временем во дворе появилась скотина, а вокруг участка вырос новенький забор. Жизнь стала налаживаться, и все уже позабыли про Тамару Васильевну и её мужа, покончившего с собой.


Понедельник


– Иду-иду! – ответила Вера на стук в дверь.

Чёрный кот Кузя при этом спрыгнул с насиженного места на стиральной машине и поспешил к порогу. Любопытный зверёк предпочитал всюду сопровождать хозяйку.

– Верочка, это я!

Вера без труда узнала обеспокоенный голос своей свекрови Ольги Ивановны. Женщина топталась на крыльце, прижав к груди старую потёртую сумку.

– Это вы, Ольга Ивановна? – всё же уточнила Вера, открывая дверь. – Входите-входите. А Серёжа ещё на работе. Вы к нему?

Женщина заглянула внутрь, удостоверившись, что в доме действительно больше никого нет.

– Нет, Верочка, я к тебе. Можно?

Обычно Ольга Ивановна не приходила просто так. Её появление могло означать либо проверку здоровья её сына, либо нравоучения по поводу того, как нужно жить с Серёженькой, чтобы он ни в чём не нуждался. Вера терпеливо принимала прихоти свекрови, и была сильно удивлена, когда Ольга Ивановна вдруг снизошла до неё. Женщина держала в руках сумку так, словно внутри было что-то очень ценное.

– Верочка, я к тебе. Хотела поговорить насчёт вчерашнего.

– Так вот оно что. Пришли извиниться? – не имея ни капли обиды, спросила Вера.

Ей было не свойственно оставлять за собой недосказанные слова и таить на людей зло.

– И это тоже, – махнула рукой Ольга Ивановна. – Прости меня за то, что я лезу в вашу жизнь, но, согласись, время идёт. Хотелось бы уже внуков увидеть.

– Я думала, мы уже всё обговорили, – фыркнула Вера.

– Конечно-конечно. Но и ты меня пойми.

Она сжала кожаную сумку ещё крепче, будто кто-то чужой вот-вот отнимет её.

– Посмотри, у Филипповых уже второй родился, а у вас с Серёженькой…

Вера отвернулась. Она прекрасно знала, что сейчас последуют уговоры пойти к знахаркам, чтобы те смогли исцелить больную невестку, затем она скажет, что Серёжа мог бы уже давно быть счастливым отцом, а после того, как весь словарный запас Ольги Ивановны иссякнет, она просто сядет на стул и будет молчать в ожидании немедленных ответных действий. Ничего подобного не произошло. На этот раз Ольга Ивановна стеснялась сказать лишнее слово. Было заметно, как она нервничает, что не могло не насторожить Веру. Ольга Ивановна уже не раз наведывалась в гости с настоятельной просьбой о пополнении семейства, чем заслужила к себе особое отношение невестки.

– Что там у вас? – спросила Вера, указав на сумку.

Кот Кузя тут же поспешил к столу, чтобы посмотреть, нет ли внутри чего-нибудь съестного. Он всегда был любителем тереться об ноги в надежде полакомиться всевозможными «вкусностями».

– Ты только пойми правильно, – предупредила Ольга Ивановна, расстёгивая старую молнию сумки, – я желаю вам только добра.

Она достала газетный свёрток, который стала аккуратно разворачивать на столе.

– Это что ещё за веник? – возмутилась Вера, увидев небольшой пучок сухой травы.

– Баба Катя сказала, что это верное средство, – оправдывалась Ольга Ивановна. – Нужно только положить его под кровать, перед тем как… Ну, ты понимаешь.

– Вот это уже перебор! – выпустила пар Вера. – Я терпела вас довольно долго, но на этот раз, вы перешли все дозволенные границы. Забирайте это! Видеть не желаю!

Ольга Ивановна, в свою очередь, решила сменить роль «хорошей свекрови» на привычную «вредную».

– Я просто хотела, как лучше, неблагодарная ты девчонка! – злобно ответила она, застёгивая молнию трясущейся рукой. – Ты не ругайся, а послушай, что тебе говорят. Потом спасибо скажешь!

Терпение Веры было большим, но не безграничным. Кузя, почувствовав назревающий скандал, вдруг оставил ноги Ольги Ивановны без внимания и ретировался в соседнюю комнату. Вера смогла совладать с нервами и старалась не повышать голос.

– Прошу, уйдите, – спокойно проговорила она, дав понять, что разговор ни к чему хорошему не приведёт.

– Хорошо, я уйду, – согласилась Ольга Ивановна, – только учти, я всё равно сделаю так, чтобы мой Серёжа был счастлив.

Не сходя с места, Вера указала на дверь:

– Выход там.

– Нахалка! – крикнула свекровь уже на пороге. – Если ты пустая, как пробка, то и нечего Серёже жизнь ломать! Какая ты хозяйка, если у тебя даже цветы все завяли! Вон, сама посмотри!

Дверь захлопнулась, поставив жирную точку в разговоре. Неприятный осадок на душе не прошёл даже тогда, когда Ольга Ивановна скрылась за дворовым забором. Проглотив комок в горле, Вера боковым зрением уловила цветочный горшок, в котором ещё вчера распустилась орхидея – подарок Сергея на день её рождения. Растение добавляло красок в уютно обустроенное гнёздышко Емельяновых, к тому же Вера тщательно ухаживала за цветком, не имея привычки забывать про поливку.

– Что за чёрт? – удивилась девушка, заметив, как последние листочки растения покинули абсолютно голый стебель.

––


Вечером, когда Сергей вернулся с работы, на столе его ждал горячий ужин. Вера молчала и не знала, как сообщить об очередной выходке его матери. Решив не откладывать разговор до утра, она села напротив и выложила всё, что произошло днём.

– Да что же это такое?! – возмутился Сергей. – Что за чертовщина тут творится?

– Ты должен с ней поговорить и объяснить, что в её помощи мы не нуждаемся! – заявила Вера. – Мы же проходили обследование. Ты здоров, я тоже! Просто так бывает! Помнишь, что врач сказал?

– Да помню я, помню!

–Не нужно бить тревогу. Всё будет хорошо.

Сергей бросил ложку в тарелку с недоеденным супом:

– Всё одно к одному. Будто сговорились.

– Ты это о чём? – поинтересовалась Вера.

Сергей пробежал взглядом по кухне, заострив внимание на навесном шкафу.

Вера знала, что находится за деревянной дверцей, поэтому спросила прямо в лоб:

– Что это вдруг? Есть повод для выпивки?

– Нет, – ответил муж, отведя глаза в сторону. – Я всё пытаюсь понять, почему вы перестали находить общий язык. Когда мы жили в доме мамы, такой проблемы не было. Что изменилось?

Вера задавала себе этот вопрос неоднократно. Три месяца назад, непосредственно перед переездом, её отношениям со свекровью можно было только позавидовать. Не имея собственных родителей, она нашла близкого по духу человека в лице матери собственного мужа, но что именно пошло не так, она не знала. Ольгу Ивановну будто подменили. Сошли на нет прошлые задушевные разговоры и вечерние посиделки, во время которых Ольга Ивановна охотно делилась жизненным опытом со своей невесткой.

– Помню, – подтвердила Вера.

Она заметила, в каком смятении находится Сергей, как трудно ему принять действительность. Уставший взгляд упёрся в пол, аппетит пропал. Вера поднялась с места, подошла к Сергею со спины, положив ладони ему на плечи.

– Хорошо, я постараюсь с ней поговорить, – утешала она, разминая затёкшие мышцы. – Я же люблю тебя.

Он почувствовал приятное тепло женского тела, в который раз поймав себя на мысли, что любит собственную жену ничуть не меньше, чем она его. Он был готов на многое, только бы сохранить в доме уютную атмосферу семьи.

– И я тебя люблю, – ответил Сергей.

Кот Кузя был тут как тут. Он ластился у ног хозяйки, сообщая всем о своем присутствии громким мурлыканием.

– Да, и спустись, наконец, в подвал, Серёж, – вспомнила вдруг Вера. – Эта вонь так и не прекращается. Наверное, мышь в капкане осталась.

– А что ты?

– А я боюсь темноты. Лампа снова перегорела.

Сергей вдруг повернулся к ней лицом.

– Снова перегорела? – переспросил он.

– Да, – ответила Вера. – Уже третья за четыре дня. Сходи, пожалуйста, сам.

– Хорошо, завтра спущусь.

– Почему завтра? – вдруг спросила супруга. – Посмотри сейчас. Ещё же не поздно.

Сергей уставился на деревянный люк в полу, за которым была лестница в подвал. Он смотрел на него подозрительно долго, после чего вдруг сказал:

– Не переживай, я всё сделаю, но только завтра.


Вторник


Громкая музыка оповестила о том, что пора вставать. Обычно Сергей просыпался гораздо раньше будильника, но в этот раз знакомый весёлый мотив неожиданно рано ударил по ушам. Парень вскочил с постели, пытаясь утихомирить электронное устройство, но удалось это только после того, как он вытащил из него батарейки.

– Боже, что это было? – спросонья спросила Вера. – Уже утро?

Покрасневшими, полными песка глазами Сергей пытался сфокусировать взгляд на настенных часах. В полутьме сделать это оказалось непросто.

– Серёж, поставь чайник. Я сейчас поднимусь, – послышался за спиной слабый голос жены.

Парень поднялся на ноги и в полном недоумении уставился на часовую стрелку, которая остановилась на трёх утра.

– Как же хочется спать, – прошептала Вера, закутываясь в одеяло.

– Ну, так спи, – проговорил Сергей. – Проклятый будильник! Это ты его поставила на такую рань?

– Что? – спросила жена, не открывая глаз.

– Ладно, ничего, – ответил Сергей, поставив безмолвный прибор обратно на тумбу.

Батарейки остались лежать на полу. Парень опустил голову на мягкую подушку в надежде снова уснуть. Он смотрел в потолок, на поверхности которого свет уличного столба причудливо играл тенями ветвей деревьев. Наблюдая за чёрно-белыми танцами, он понял, что не сомкнёт глаз до утра.

– Дешёвка китайская, – выругался про себя Сергей, пытаясь заставить клокочущее сердце успокоиться.


– Да почему я?!

Сергей стоял в тесном кабинете начальника, где на стене висел портрет президента.

Обычно в личных просьбах Михаил Андреевич старался не отказывать, но на этот раз он был категоричен.

– Это не моя инициатива, Серёжа, – оправдывался пузатый мужчина с лысой головой. – Остаётся только несколько человек под началом Живаева. Остальные – в свободное плавание.

– Что за бред такой? Я молодой и перспективный. Михаил Андреевич, прошу вас, посмотрите, неужели нет места для перевода?

Начальник с сожалением выслушивал просьбы Сергея, но помочь был не в силах.

На столе лежал приказ о сокращении. Фамилия Емельянов была первой в длинном списке. Не нужно было быть предсказателем или экстрасенсом, чтобы заметить, как высшее руководство целенаправленно разрушает систему, обретая при этом собственную финансовую независимость. Какое им может быть дело до тракториста Сергея Емельянова, если пришло время «сматывать удочки»?

Михаил Андреевич неоднозначно пожал плечами, дав понять, что разговор окончен. Ничего не оставалось, кроме того как молча уйти.

В подавленном настроении парень покинул расположение своего, уже бывшего начальника. За окном одиноко остался стоять на площадке новенький трактор, который вскоре примерит на себя другой водитель. Сергей достал из кармана мобильник, чтобы набрать жене. Открыв адресную книгу, он нашёл нужную строку и поставил палец на кнопку вызова. Нужно было сообщить неприятную новость.

Солнечное утро уже не казалось таким радостным, обещающим приятный тёплый денёк. Всё изменилось. Стоя на ступеньках лестницы, ведущей к выходу, Сергей вдруг подумал, что может завершить этот день так, как сам захочет. Будет лучше, если Вера пока ничего не узнает. Не стоит портить ей настроение. Словно по чужому велению, он опустил палец и набрал совершенно другой номер.


– Эй, красотка! Да, ты! Налей нам ещё!

– Да хватит уже, – пытался остановить своего друга Сергей. – Мне же завтра…

– На работу? – продолжил за него Никита. – Ты что, забыл? Никуда тебе не нужно, балбес! Давай лучше ещё по сто!

Холодная водка вновь обожгла горло, от чего третий компаньон вдруг резко закашлял.

– Эй, ты чего, Санёк? – рассмеялся Никита. – Не пошла тебе огненная вода? Слабак! А вот мы в прошлом году на подсочке самогон из воронок пили. Понял? А тут и понюхать нечего.

Утонув в тумане табачного дыма, трое закадычных друзей нашли своё место в городской «разливайке», где ещё ни один вечер не проходил без мордобоя и визита милиции.

Позвонить своему товарищу со школьной скамьи Никите Черепанову показалось Сергею неплохой идеей. Он знал, что тот никуда не пойдёт без их общего друга Саши Иванова, который, кстати говоря, не был любителем выпить, но никогда не оставлял друзей одних.

Пухленькая девушка с повязанным фартуком принесла поднос, на котором стояла новая порция алкоголя.

– Как раз вовремя! Спасибо большое, – потирая ладони, проговорил Никита.

– А может, хватит, ребят, – подал голос Саша.

Его организм был слабее остальных, поэтому хмель сразил его почти наповал.

– Не говори ерунды, – отмахнулся Никита в предвкушении нового тоста.

Он принялся разливать бутылку по стопкам.

Сергей вдруг понял, что поступает неправильно, когда пьяными глазами заметил шесть пропущенных звонков на экране сотового. Туманный взгляд понесло в сторону, где сквозь клубы сигаретного дыма пробивалось электронное цифровое табло. Шёл двенадцатый час ночи. Несомненно, звонки были от Веры.

– За дружбу! – вскрикнул Никита, подняв стопку вверх.

– Хватит, – взмолился Саша, уже лёжа лицом на столе. – Я больше не могу.

Никита расправился с выпивкой, занюхав рукавом и заметив, что Сергей к своей так и не притронулся.

– Эй, что с тобой, дружище? Всё хорошо?

Сергей уловил на себе плавающий взгляд Никиты со словами:

– Пойдём, подышим. Нам всем нужно освежиться.

Держась друг за друга и за соседние столы, троица покинула смрадно пахнущее заведение под предлогом «покурить».

На улице было свежо. Ноябрьские ночи не радовали теплом, поэтому пришлось накинуть на себя куртки, чтобы не замёрзнуть. Саша уже не держался на ногах. Сергей чувствовал себя немногим лучше, но пока ещё мог самостоятельно передвигаться.

– У меня супер идея! – вдруг предложил Никита. – Поехали в клуб! Сейчас там самый разгар! То, что нужно! Поехали?!

Сергей видел перед глазами не танцующих полуголых малолеток, а образ жены Веры. Совесть призывала остановиться и поехать домой. Будто прочитав эту просьбу в глазах друга, Никита вдруг предложил:

– Ладно, мякиши, поехали. Я вас развезу по домам, а то вы совсем раскисли.

– Нет, – остановил его Сергей. – За руль лучше не садиться!

– Что ты как баба? – возмутился Никита. – Поехали, говорю! Всё будет хорошо.

За окном мелькали фонарные столбы, которые вскоре сменились на тёмные силуэты деревьев. По дороге домой Сергей не думал, что пьяный водитель может совершить аварию или запросто наехать на пешехода. Его душа стремилась обратно к родному человеку, которого он сегодня так бессердечно променял на пьяный вечер с друзьями. Словно некто недобрый шептал на ухо: «Пей-пей, разве ты не имеешь права отдохнуть?»

Вскоре «шестёрка», скрипя колёсами, подкатила к повороту на знакомую улицу. Дальше дорога представляла собой вязкую смесь из грязи и камней.

– Туда мы не проедем, – заявил Никита.

– Всё, я пошёл. До скорого, – попрощался Сергей и открыл дверь.

Хлюпая промокшими ботинками по лужам, он пытался подобрать слова, чтобы оправдаться перед женой. Пьяная голова отказывалась работать. Вера никогда не давала повода думать о себе плохо, отчего Сергей чувствовал себя последней скотиной. Нужно было попросить прощения. Вера хорошая и понимающая девушка, она поймёт и не будет устраивать скандал.

С намерением извиниться Сергей открыл калитку своего двора, но тут же застыл на месте от неожиданности. Вопреки всем ожиданиям в доме горел свет, а за занавешенным окном были видны фигуры людей, и это в половине первого ночи! Через мгновение Сергей услышал то, чего надеялся не услышать никогда. Даже в самых страшных снах и мыслях он не мог себе представить такое – чужой мужской смех, самодовольный и наглый, в ответ на который ласковый голос жены. Они о чём-то говорили. Так весело и громко, что на сердце вдруг стало тяжело от возможного предательства близкого человека.

Кто это? Почему он в моём доме?

Накручивая себя всё сильнее, Сергей вдруг ощутил, как дрожат его руки.

Может, это её брат? Вернулся из долгосрочной командировки?

Не обманывай себя, идиот! Вера поняла, что ты сегодня «на рогах» и воспользовалась случаем

Нет, она не могла! Она не такая!

А ты подойди и загляни в окно! Ха-ха-ха! Посмотрю я на тебя, когда ты увидишь это! Аха-ха-ха-ха!

В голове кто-то ржал, а Сергей неуверенной походкой пошёл к своему дому, откуда доносились счастливые голоса.

Посмотри-посмотри, неудачник!

Парень подкрался к окну. С такого близкого расстояния невозможно было не различить знакомый силуэт жены и крепкого мужчины возле неё. Он обнял Веру за талию, целуя в шею, а она….

Сергея словно обдало кипятком! Огненный жар вспыхнул в груди, отчего захотелось кричать во всё горло, чтобы остановить происходящий кошмар. Она была НЕ ПРОТИВ! Его любимая Вера таяла в объятиях какого-то мужлана, который вёл себя так, будто он здесь полноправный хозяин.

Убедился?! Ха-ха-ха! Что будешь делать, неудачник?

Сергея трясло от напряжения. Он не хотел верить в то, что видели его глаза и слышали его уши. Ноги сами понесли его к двери. Она оказалась заперта. Неудивительно! Парочка хотела, чтобы им не мешали. Достав из кармана ключ, Сергей открыл замок. Стараясь не производить лишнего шума, он отворил дверь собственного дома, который становился вдруг чужим и враждебным. Когда он тихо зашёл в тёмный коридор, рука сама собой нащупала в углу деревянную рукоять топора.

Вот так! Покажи, чего ты стоишь! Жена изменяет, выперли с работы –неудачник!

Прятаться больше не было смысла. Гнев и ярость затмили рассудок настолько, что Сергей потерял принадлежность самому себе. Казалось, что руки и ноги делают всю работу сами, не подчиняясь приказам хозяина. Сам же Сергей был зрителем в кинозале, на экране которого разыгрывался настоящий фильм ужасов. Всё происходящее походило на дурной сон.

Возможно, стоит остановиться? Я же не убийца, в конце концов!

Игривый смех Веры поставил точку в сомнениях парня. С криком дикого зверя Сергей ворвался внутрь.

Вот теперь ты мой, Серёжа. Аха-ха-хах! Спасибо, неудачник!

Странный голос в голове задыхался от смеха, пока Сергей в полной растерянности стоял посреди собственной кухни в кромешной темноте. Света не было и в других комнатах. Мёртвая тишина, и лишь настенные часы давали о себе знать: «Тик-так, тик-так».

Даже под действием палёной водки до головы добралась трезвая мысль о том, что дом пуст. Никого нет, даже Веры. Только невероятно сильный запах разлагающейся плоти. Он был настолько едким и противным, что Сергей прикрыл нос рукой. Ненужно было искать источник. Он прекрасно знал, что запах исходит из подвала. Сергей испугался. Это не было мгновенное чувство, которое испытываешь когда кто-то выпрыгивает из-за угла. Ужас, словно вода, медленно пропитывал дрожащее тело, проникая в каждую его клеточку, обволакивая каждый его нерв. Ноги вросли в пол, а руки оцепенели. Взгляд непроизвольно пал на образ иконы, которая одиноко висела в углу. Сергей не был верующим человеком, не имел привычки ходить в храм и никогда бы не обратился к Богу, но в тот момент он решил поступить именно так.

– Господи… – прошептали побледневшие губы, как в спальной вдруг раздался громкий шум работающего телевизора.

Комнату наполнили радостные крики телеведущего, который что-то усердно рекламировал, призывая купить товар прямо сейчас. Запах при этом стал невыносимым. Он невидимым туманом выползал из-под закрытой двери подвала, стараясь поселиться даже в самом укромном уголке дома. Парень зажмурил глаза, всецело поддавшись паническому страху. Сергей ещё слышал призывы телеведущего, когда, теряя сознание, повалился на пол.

Теперь ты мой, неудачник! Аха-ха!


Среда


На пригородной автобусной остановке людей было немного. Большая часть пассажиров села в автобус на вокзале, а остальных ПАЗик подбирал по пути в посёлок . На окраине его ожидали работники местных предприятий, расположенных в промышленной зоне, и поселковые жители, приехавшие на службу в церковь. Среди них можно было встретить как пожилых людей, так и молодых родителей с детьми. В сторонке одиноко стоял высокий мужчина средних лет. Принадлежность к церкви выдавала в нём не борода и длинная ряса под курткой. Было в его добром взгляде что-то высшее и благодатное, к чему люди подсознательно тянулись. Все, кто присутствовал на проповедях у отца Владимира, отмечали, как тот верно может подбирать слова, чтобы точно донести свою мысль до всех прихожан, независимо от возраста и пола.

Ожидая автобус на остановке, отец Владимир и не думал, что в числе пассажиров окажется некая Ольга Ивановна – женщина, нарочито отправившаяся в город, чтобы встретиться с ним с глазу на глаз. Впервые в жизни Ольге Ивановне пришлось искать помощи у совершенно незнакомых людей, тем более у служителей церкви. Она не сделала бы этого, если бы не видела глаза собственного сына в тот момент, когда он рассказывал ей о минувшем вечере. Отравление алкоголем может привести к различным последствиям, вплоть до зрительных и слуховых галлюцинаций. Чашу весов склонила Вера, которая в ночь со вторника на среду ушла ночевать к подруге. Причиной послужил аномально сильный органический запах, который сделал пребывание в доме невозможным. Наутро, когда Вера нашла своего мужа в бессознательном состоянии прямо на полу, от странного смрада не осталось и следа.

– Святой отец, можно к Вам обратиться? – выкрикнула Ольга Ивановна, не обращая никакого внимания на пассажиров.

Батюшка от неожиданности чуть не поскользнулся на месте. Двери закрылись, и автобус тронулся с места.

– Святой отец! – снова выкрикнула женщина.

– Да-да, – отозвался отец Владимир, заметив сильное смятение в глазах Ольги Ивановны. – Что у вас случилось, душа моя?

Взволнованная женщина остановилась прямо перед батюшкой со словами:

– Прошу, помогите нам. Я не знаю, к кому обратиться.


Кот Кузя мурлыкал от удовольствия, лакая парное молоко. Пушистик намочил усы в миске, но это не мешало ему обедать.

– Что там? – спросила Вера, вглядываясь в глубокий подвал.

Непроглядную темноту разрезал яркий луч фонарика.

– Пока ничего, – ответил Сергей.

Вера не обиделась на пьяную выходку мужа, гораздо больше её беспокоило его состояние и описанный случай. Несмотря на похмелье и сильную головную боль, парень нашёл в себе силы, чтобы спуститься в подвал. Почему-то он был уверен, что ничего подозрительного он там не найдёт. Так и оказалось.

– Я не знаю, что это было, – сказал Сергей, вылезая наружу, – и это мне совсем не нравится.

Вера помогла ему подняться и усадила на стул.

– А что же с телевизором? – растерянно проговорила она.

– Не представляю, – честно признался Сергей. – Возможно, короткое замыкание.

Если бы Вера не была свидетелем странного запаха, она вряд ли бы поверила в самопроизвольное включение телепередач, к тому же на утро телевизор молчал.

– Обещай мне, что не будешь больше так пить, – всерьёз заявила Вера. – Обещай мне.

Сергей обнял жену, сгорая от стыда за собственное поведение. Он искренне любил её, а себя возненавидел за то, что смог допустить такую страшную мысль, как измена.

– Я обещаю, любимая, – прошептал на ухо Сергей, после чего они крепко обнялись.

Остаток дня прошёл без происшествий. Сергей не стал занимать себя поисками новой работы, отложив эту задачу на завтра. Он помогал Вере по хозяйству, вспомнив забытое приятное чувство совместного времяпрепровождения. Вера же старалась мыслить позитивно и позабыть о странном происшествии. На ужин Емельяновы приготовили жаренную курочку и устроили романтический вечер, украсив стол парой горящих свечей. Достав семейный альбом, они предались воспоминаниям. Уставшие и счастливые, они оба сошлись во мнении, что время пролетает гораздо быстрее, когда находишься рядом с любимым человеком. С лёгким сердцем они легли спать, чтобы вместе встретить утро нового дня.

Ночью запах появился вновь.


Четверг


Тик-так, тик-так.

Тиканье настенных часов ненавязчиво нарушало звенящую тишину. Половина первого ночи, но Вере было не до сна. Она толкнула в бок мужа, который, как оказалось, тоже не спал.

– Слышишь? – прошептала жена.

Сергей по-настоящему боялся только одного – испытать пережитый ужас на трезвую голову, тем самым признать его реальность, а не списывать галлюцинации на действие алкоголя.

Тик-так, тик-так.

На фоне шума работающего часового механизма нельзя было не услышать посторонний звук, доносящийся из соседней комнаты. Он был почти не различим, но осязаем. Неживой, монотонный стон, повторяющийся раз за разом, словно виброзвонок мобильника. Он будто призывал к чему-то, будто кричал, но так тихо, что от столь странной и настойчивой интонации становилось не по себе.

– Ты слышишь? – снова повторила супруга.

– Да, – наконец, отозвался Сергей.

Парень опустил босые ноги на пол.

Тик-так, тик-так, тик-так.

– Не включай свет, – предупредила Вера, словно боясь спугнуть источник постороннего звука.

В полной темноте Сергей нащупал ручку фонарика, лежащего на столе. Вера встала за его спиной, стараясь двигаться как можно тише. Кот Кузя, поддавшись звериному чутью, нашёл себе безопасное место. Поджав хвост и уши, он спрятался под кровать, откуда протяжно мяукал, чуя чужое присутствие в доме.

Звук стал навязчивее.

– Слышишь, оно там, – указала Вера в сторону кухни.

Уже знакомый запах органического разложения проник в ноздри. Вскоре стало ясно – истошный стон доносится из подвала. Что-то поистине исполинских размеров претерпевало страшные муки где-то там, за половыми досками, издавая при этом протяжное мычание.

– Господи Боже, – Вера прикрыла рот рукой.

От страха перед неизвестным она заплакала.

Сергей тут же щёлкнул выключателем, и в кухне появился свет. Словно по команде, в то же мгновение телевизор, стоящий в спальной комнате, вдруг дал о себе знать:

– СПЕШИТЕ! ТОЛЬКО СЕГОДНЯ ДЕЙСТВУЕТ СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ! ТОЛЬКО СЕГОДНЯ ВЫ МОЖЕТЕ КУПИТЬ ДВЕ ЗИМНИЕ КУРТКИ ПО ЦЕНЕ ОДНОЙ! СПЕШИТЕ…

– ЧТО ЭТО, СЕРЁЖА?! – в панике закричала Вера, закрыв уши руками.

Ничего не ответив, Сергей метнулся обратно в спальную комнату, где проклятый телевизор разрывал динамики самодовольным голосом ведущего.

– ВЫКЛЮЧИ ЭТО, УМОЛЯЮ! – вопила жена, когда Сергей, схватившись за кабель, вырвал вилку из розетки.

Экран погас.

Он поспешил обратно к Вере, тело которой дрожало, как осенний лист. Девушка опустилась на колени, обхватив голову руками, и рыдала в голос.

– Тише, родная моя, это просто телевизор.

Сергей пытался успокоить её, но не знал, как. Происходящее было ужасающим, а главное – реальным.

Парень скользил взглядом по знакомым стенам дома, которые вновь становились враждебными и злыми. Нужно было что-то делать. Сбежать? Спасаться?

– Я понял, – уверенным голосом сказал он. – Слышишь меня, я понял.

Истошный звук из подвала становился сильнее, приобретая при этом принадлежность к чему-то по-настоящему злому.

«Тик-так, тик-так», – работали часы, сохраняя привычный ритм времени.

Сергей помог Вере подняться на ноги и усадил её на стул. Дрожащей рукой он вытер слезу со щеки жены.

– Он поможет. Должен помочь!

– Кто? – спросила Вера, пытаясь успокоиться.

– Он, – ответил Сергей.

Ничего не понимая, Вера наблюдала за тем, как её муж вдруг повернулся к ней спиной и направился в комнату, в которой днём ранее потерял сознание.

– Он поможет, Вера, – донеслось из-за приоткрытой двери, после чего она услышала, как Сергей стал с кем-то разговаривать.

Только спустя несколько секунд, она смогла различит слова:

– Господи Боже. Прошу, помоги нам. Сохрани дом наш и избавь от этого ужаса. Умоляю тебя, не оставь нас.

Парень молился, как мог, стоя на коленях перед единственной в доме иконой. До недавних пор образ Иисуса Христа в верхнем углу гостиной являлся для них скорее частью интерьера, чем предметом поклонения. Вера даже представить себе не могла Сергея, просящего помощи у Бога. Она смотрела, как муж отдаёт поклоны, в сердцах призывая Всевышнего обратить на них внимание. Вера вдруг поняла, что ни разу не делала ничего подобного. Ни разу она не подняла взгляд к небу, чтобы поблагодарить за новый прожитый день, ни разу она не допустила мысли, что все её поступки и намерения несут за собой определённую ответственность перед тем, кого и умолял о помощи Сергей. Вера не заметила, как встала на ноги и пошла вперёд, чтобы присоединиться к мужу. Она делала это несознательно, словно ведомая кем-то светлым и чистым.

Тик-так, тик-так.

Часы равнодушно разделяли время на отрезки, когда вдруг Вера замерла на месте от внезапно нахлынувшего ужаса.

С болезненным криком Сергей резко запрокинул голову назад. Парень упал на спину, прямо под ноги побледневшей жены. Полными отчаяния и страха глазами она смотрела на Сергея, стонавшего от боли.

– Что с тобой? Что произошло, Серёжа? – всхлипнула супруга, заметив, как на правой щеке мужа вдруг образовался кровавый подтёк.

То, что он ответил, повергло Веру в ещё больший шок.

– Меня кто-то ударил, – заикаясь, проговорил Сергей.


С наступлением утра посёлок оживился. Последние ноябрьские деньки приглашали людей покинуть своё жилище и понежиться под тёплыми лучами солнца. Кто-то принялся убирать приусадебный участок, выгонять машины для ремонта, подготавливать к зиме хозяйственные постройки. Несколько индивидуумов не стали изменять привычному укладу жизни и направились в магазин за бутылкой. После обеда пьяная компания, раскачиваясь из стороны в сторону, бродила по поселковым улицам.

Надрывая мотор, старая «шестёрка» преодолевала осеннюю грязь, увязая колёсами в жиже. Наконец, двигатель перестал сопротивляться и успешно заглох.

– Что я, ну что я? – нервничал Никита, открывая дверь. – Сам бы сел за руль, если такой умный.

– Да, пожалуй, я бы вытащил нас отсюда, – выразил недовольство Саша. – Говорил же тебе, левее надо.

– Нашёлся умник! – фыркнул в ответ Никита. – Пошли теперь пешком.

Парочка направилась к дому своего лучшего друга. Едва они зашли во двор, как услышали странный шум внутри дома. Это были голоса Веры и Сергея. Они что-то громко обсуждали.

– Надеюсь, это не из-за нашей прошлой пьянки, – остановившись, сказал Никита. – Плохо получилось, согласен. Но не ругаться же из-за этого два дня.

Дверь отворилась и на пороге появилась Вера. Она тащила за собой увесистый чемодан, на плече висела дорожная сумка.

– Вот тебе и «плохо получилось», – констатировал Саша. – Это всё ты! «Давай ещё по одной, давай ещё»! Говорил же, не нажираться, как свиньи.

Никита потупил взгляд.

Когда следом появился Сергей с таким же чемоданом, парни удивлённо уставились на него. Вера оттащила вещи в сторону, сложила поклажу около забора. Заметив гостей, но не поздоровавшись, она снова вернулась в дом.

– Серёга, что происходит? – в недоумении спросил Никита, когда Сергей подошёл и пожал им руки.

– Это Вера тебя так отработала? – спросил Саша, ткнув пальцем в порозовевшую щеку.

По мрачному взгляду друга они поняли, что дело серьёзное. Сергей рассказал всё как есть. Он не боялся, что его поднимут на смех собственные друзья, что подумают об этом жители посёлка, которых хлебом не корми, а дай перемыть кости соседу.

– Серый, тебе просто проспаться надо, – с иронией проговорил Никита. – Вот у меня батя, когда недели две не просыхает, то ещё и не такое видит. Давай, пошли с нами. Поправимся немного и, вот увидишь, всё как рукой снимет.

Неожиданно для всех вдруг кто-то сказал:

– Как ты говоришь? Рукой снимет?

Отец Владимир открыл скрипучую калитку, заходя во двор. За ним тенью проскользнула Ольга Ивановна.

– Вы действительно считаете его своим другом? – спросил батюшка, подойдя вплотную к молодым людям. – Или вам посто нужен повод для выпивки?

Никита открыл было рот, но отец Владимир не дал ему сказать.

– Каждый выбирает для себя сам, как пройти ему жизненный путь. Иногда Господь помогает, направляет человека, и тут важно рассмотреть Его помощь, принять. Что бы ни произошло, не нужно спрашивать «за что?», спросите «для чего?».

Отец Владимир похлопал Никиту по плечу и добавил:

– Это не ваш путь. Приходите на воскресную службу, исповедайтесь. Я приму каждого. Меня зовут…

– Пошли, – перебил Никита, оттащив в сторону своего товарища Сашу, который, к его удивлению, слушал батюшку с особым вниманием. – Нечего нам тут делать. Тут, видите ли, мозги вправить пытаются.

Саша пытался возразить, но Никита настоял на своём.

– Да послушайте… – протянул руку Отец Владимир. – Я не желаю ничего плохого.

Последние слова были сказаны уже в спины уходящим молодым людям. Они скрылись за деревянным забором, не попрощавшись. Только Саша до последнего не упускал из виду отца Владимира, пока Никита не уволок его за собой.

На пороге появилась Вера с сумкой-переноской для домашних животных. Внутри жалобно мяукал кот Кузя, который не привык к переездам. Увидев во дворе Ольгу Ивановну с рядом стоящим батюшкой, она без слов поняла намерения свекрови. В любом другом случае Вера не пошла бы на поводу Ольги Ивановны просто из-за того, что эта её идея. Прошедшая ночь изменила мировоззрение девушки, открыв для неё тёмные области непознанных потусторонних явлений. Она перевела взгляд на мужа, в глазах которого увидела зов помощи и страх. Взрослый, физически крепкий парень, который мог уверенно постоять за себя в драке, действительно боялся. Временный переезд – не выход, а скорее решение, принятое в шоковом состоянии. Необходимо было выяснить, что за странные вещи творятся в доме. Вера опустила сумку на пол, жестом приглашая войти внутрь.

Без слов стало ясно – они никуда не едут.

––

Наверное, каждый священнослужитель хотя бы раз в своей практике становился свидетелем необъяснимых паранормальных явлений. Как бы там ни было, но многие из них вполне можно объяснить логически: развитая фантазия, замыкание электропроводки, стечение обстоятельств, да и простое банальное совпадение. «У страха глаза велики», – скажет тот, кто не склонен находить мистическую составляющую в невероятных на первый взгляд происшествиях. Отчасти он будет прав. В состоянии глубокого потрясения и страха перед неизвестным, неизбежным, человек может увидеть или услышать то, чего на самом деле нет. Иногда причиной возникновения полтергейстов может быть обычное преувеличение определённых, ключевых моментов происшествия. И в этом случае участники необъяснимых событий будут искренне убеждены в том, что подверглись действию потусторонних сил.

Поверил ли отец Владимир в историю Емельяновых? Несомненно. Он всматривался в обеспокоенные, уставшие от бессонной ночи лица Сергея и Веры, пытаясь спроецировать на себя описанный ими случай. Батюшка внимательно слушал и анализировал каждое слово, чтобы найти то слабое звено, которое можно было поставить под сомнение и хотя бы отчасти логически объяснить странный запах из подвала и необычное включение телевизора. Отец Владимир не хотел принимать версию, связанную с влиянием Дьявола, но слишком выраженный характер стороннего присутствия в доме заставил его усомниться. Точку поставил Сергей, который продемонстрировал след от сильнейшего удара во время обращения к Богу. Батюшка искренне надеялся, что такие приятные на вид и любящие друг друга молодые люди стали жертвами случайных совпадений, не более. К его глубочайшему сожалению, он пришёл к выводу, что это не так. Внутренний голос подсказывал – случай довольно непростой. Если возможности бесов или прочих тёмных сущностей возросли настолько, что они смогли нанести физический удар человеку, стоящему на коленях перед иконой, то насколько тяжёлыми могут быть последствия от ещё одной встречи?

Впереди было полдня и ночь, чтобы всё хорошо обдумать. Сергей и Вера решили остаться до утра у Ольги Ивановны. На пятницу было запланировано освящение дома.

Пятница

Отец Владимир ждал недолго. Он пришёл раньше остальных и топтался на месте возле открытой калитки, наблюдая за тем, как ленивое солнце медленно поднимается из-за горизонта. Первые утренние лучи залили светом крыши домов, которые за ночь успели покрыться инеем. Застывшая грязь сделал дорогу труднопроходимой. Изо рта шёл пар, но к полудню должно было стать теплее.

Наказ отца Владимира был выполнен ещё с вечера. Ольга Ивановна вместе с Верой отправилась в город, чтобы купить свечи, наклейки с крестами, чистую скатерть для стола и растительное масло. Совместные хлопоты, как оказалось, вновь сблизили свекровь и невестку. Сами того не замечая, Вера и Ольга Ивановна совсем позабыли о своих разногласиях и сосредоточились на общей проблеме. Как и бывало раньше, они общались друг с другом словно близкие подруги.

– Здравствуйте, отец Владимир, – поздоровалась Вера, подойдя к калитке.

Следом шли Сергей и Ольга Ивановна.

– Доброе утро, – ответил батюшка. – Вы всё приготовили?

– Будьте уверены, – заверила Ольга Ивановна и покосилась на дом, который совсем недавно считала родным.

Теперь же жилище Сергея и Веры призывало уйти прочь. За отсутствием внешних изменений дворовых построек возникало странное тревожное чувство, которое нарастало внутри, как снежный ком. Недавно выкрашенный забор, очищенный от кустарника и сорняков небольшой сад, выложенная из камня тропинка – всё это источало жуткую энергетику, заставляя поддаться беспричинной панике и страху.

– Не волнуйтесь, – будто чувствуя нарастающее волнение Емельяновых, произнёс отец Владимир. – Всё будет хорошо.

Дверь податливо открылась. Дом встретил собственных хозяев странным запахом плесени и сырости. Батюшка положил свою сумку на стол и достал всё самое необходимое для освящения жилища.

– Проверьте, нет ли в доме чего лишнего, – попросил отец Владимир, открывая ёмкость со святой водой. – Я имею ввиду языческие символы, статуэтки, идолы, прочие нехристианские символы.

Сергей направился в спальную, где над кроватью висел астрологический календарь. Он сорвал его со стены и показал батюшке. Тот незамедлительно приказал вынести календарь на улицу. Больше нежелательных предметов не нашлось. В комнату, где была единственная икона, поставили кухонный стол и накрыли его чистой скатертью.       Сергей боролся с огромным желанием уйти прочь. Как только он переступил порог дома, то сразу спиной ощутил тяжёлый взгляд – противное чувство нахождения под вражеским прицелом. При виде святого образа парень едва не упал на колени. Ноги становились ватными от мысли, что в любой момент он может снова принять удар. От чувства собственной беспомощности перед чем-то злым и, возможно, смертельно опасным становилось по-настоящему страшно. Невозмутим был только отец Владимир. Он попросил всех отойти к двери и, что бы ни происходило, оставаться на месте. Перекрестившись, он достал из кармана спички зажечь лампаду.

Емельяновы всем сердцем надеялись пережить этот день без необъяснимых происшествий. Они боялись проявления нечисти в любой форме, поэтому каждый малейший шум, каждое лишнее движение заставляло бедняг озираться по сторонам. К сожалению, их надежды были напрасны. С самого начала всё пошло не так.

– У вас есть ещё спички? – стараясь не выдавать волнения, спросил отец Владимир. На столе остались лежать десять обугленных головок, которые так и не смогли зажечь лампаду. Сергей принёс из кухни новый коробок. Отец Владимир сделал ещё несколько попыток поджечь фитилёк, но стоило только отойти подальше, как тот затухал. В руках батюшки вспыхнула новая спичка.

– Оно не хочет, чтобы мы делали это, – выразила свою мысль Вера.

Отец Владимир сделал вид, что не услышал её, продолжая упорно уничтожать спички одну за другой.

– Вот и всё, – проговорил батюшка, когда огонь всё-таки появился.

Он повернулся лицом к Емельяновым и перекрестил их, сказав при этом:

– Наблюдайте и молитесь вместе со мной. Не думайте ни о чём, сконцентрируйтесь. Попытайтесь понять смысл каждого произнесённого слова. Молитва есть возношение, обращение к Богу. Просите искренне и будете услышаны.

Батюшка продолжал говорить, но Сергей его уже не слышал. Наблюдая безмолвное шевеление губ, парень вновь перестал принадлежать себе.

Зачем ты привёл его? Сейчас же убирайтесь!

Отец Владимир начал обряд освящения. Его уверенный голос заставлял волноваться тяжёлый воздух, который внезапно стал затхлым, будто в доме никто не жил в течение нескольких месяцев. Сергей пытался сфокусировать взгляд на святом образе, чтобы усмирить начавшееся головокружение и устоять на ногах. Он не мог знать о том, что его жена Вера испытывает то же самое. Она ухватилась за дверную ручку, чтобы не упасть на пол, который в её глазах начал прогибаться воронкой посреди комнаты.

Когда в спальной взорвался аплодисментами телевизор, отец Владимир замолчал, но только для того, чтобы сказать Сергею, выключить его. Словно во сне, он вышел из комнаты и сделал то, что нужно. Как могло получиться так, что отключённый от сети днём ранее телевизор смог снова включиться, Сергей не хотел знать. Он попытался убедить себя, что в прошлый раз он просто нажал кнопку на пульте, не более, хотя в памяти всплывала совершено другая картина – вилки в розетке не было.

Теперь ты мой, Серёжа. Не забыл?

Внезапно раздался оглушительный треск, словно в дом врезался грузовик. Сергей присел на корточки, но не заметил ничего подозрительного. Хруст добротных брёвен снова ударил по ушам, и Сергей упал на пол, обхватив голову руками.

– Господи Боже милостивый, прошу, помилуй нас грешных, – сорвалось с губ, как нечто огромное и сильное вдруг сломало переднюю стену. Сергей видел, как в щепки разлетаются межкомнатные перегородки, как дал огромную трещину потолок, через которую прямо на пол посыпались мелкие опилки. На каждый взмах кропилом дом реагировал разрушением собственных стен, будто они были сделаны из картона. Летящие капли святой воды, подобно свинцовой дроби, выпущенной из ствола, разносили дом на части. Если бы Сергей не поддался влиянию потусторонних сил, он не увидел бы того ужаса, что творился в его сознании, сделав парня единственным свидетелем изгнания Зла, которое охватило каждый уголок дома и покидать его не собиралось.

СКАЖИ, ЧТОБЫ ПРЕКРАТИЛ! СДЕЛАЙ ЭТО!

Отец Владимир был неутомим. Оставляя после себя груды развалин, он направлялся в следующую комнату, где учинял «хаос» вновь. Что это? Галлюцинации на фоне шокового состояния? Ужасные видения, навязанные кем-то извне? Дом разваливался на части от контакта со святой водой, словно это была не вода, а концентрированная кислота. Тонкая грань потустороннего мира истончилась настолько, что случайный живой человек стал невольным свидетелем иного состояния жизни. Кропильница со святой водой оказалась грозным оружием, способным угнетать и изгонять нечисть, присосавшуюся к жилищу, словно паразит.

Сергей не знал, видят ли остальные, какой огромный урон дому наносит кропило, от каждого взмаха которого трещат толстые строительные брёвна. Вероятно, нет. Иначе бы он слышал, как от страха кричат его мать и жена.

Жуткий голос в голове упрашивал остановить отца Владимира, отобрать у него святую воду и вылить в окно. Когда парень не поддался уговорам, в ход пошли лестные обещания хорошей жизни, достатка и удачи в делах.

У ТЕБЯ БУДЕТ ВСЁ: ДЕНЬГИ, МАШИНА, ДРУЗЬЯ. ТОЛЬКО ПРЕКРАТИ ЭТО!

Голос не унимался даже тогда, когда батюшка расправился со спальной, превратив дом в кучу строительного мусора и пыли.

ТЫ МОЙ, СЕРЁЖА, И ТЫ ПОПЛАТИШЬСЯ ЗА НЕПОСЛУШАНИЕ!

Чудовищный визг, полный отчаяния и боли, раздался в голове Сергея, оповещая о начале конца пребывания в доме нечистого духа.

Вера, как и Ольга Ивановна, вдруг вздохнула полной грудью после того, как отец Владимир сказал последнее слово. Будто очнувшись от страшного сна, они взглянули на свое прежнее жилище совершенно другими глазами. Лучи осеннего солнца пробивались в окно, озарив святой образ благодатным ярким светом, отчего на душе вдруг стало невероятно легко и спокойно. От прежней тревоги не осталось и следа.

К сожалению, они не сразу заметили, что Сергей так и не вернулся из спальной.

То, что он услышал в последнее мгновение, перед тем как потерять сознание, не сказал никому. Роковые слова врезались в память, отравив дух молодого человека маниакальной идеей неизбежной скоропостижной кончины.

– Что оно тебе сказало, сынок? – трясла за плечи Сергея Ольга Ивановна. – Что с тобой случилось?

Во дворе освященного дома она пыталась достучаться до собственного сына, который чужим взглядом рассматривал окружающих его людей. Вера закрыла рот рукой, не сдерживая слёз. Она надеялась, что весь пережитый ужас остался в прошлом, а впереди ждёт долгая счастливая жизнь, в которой обязательно появится маленький человечек. Она ждала, когда её муж самостоятельно встанет на ноги, крепко обнимет её и скажет:

– У нас получилось, дорогая! Теперь всё будет хорошо.

Вместо этого Сергей пребывал в глубинах собственного сознания, которое никак не могло оправиться от потрясения.

– Что же эта сволочь сказала тебе, Серёженька? – еле слышно проговорила Ольга Ивановна, после чего заплакала в голос.

Год 2019

Как позднее вспоминал отец Владимир, Вера часто звонила ему с просьбами помочь Сергею. По её словам, после проведения обряда освящения он так и не оправился от страшных видений, несмотря на то, что больше ничего странного в доме не происходило. Сергей стал меньше разговаривать, подолгу засиживаться у друзей и поздно приходить домой. Достойной работы в районе он так и не нашёл, решив составить компанию своим школьным товарищам Никите и Саше, которые уже несколько лет ездили в Москву на заработки. Ольга Ивановна также заметила изменения в поведении сына, но повлиять на него никак не могла. Она нашла общий язык с Верой и больше никогда с ней не ссорилась, списав все прошлые разногласия на дурное влияние дома.

Что именно можно считать причиной возникновения подобных явлений? Чем отдельно стоящий дом или любое другое место может заслужить дурную славу? Почему Зло в различном своём проявлении имеет особенность концентрироваться и локализоваться в одной точке, и куда оно уходит после изгнания? Точных, научно обоснованных ответов на эти вопросы человечество не имеет до сих пор. Кто-то скептически ухмыльнётся, услышав подобные истории, кто-то может махнуть рукой и пойти дальше по своим делам. Каждый вправе для себя решать сам, как относиться к подобного рода случаям. Но продолжение этой истории, как мне кажется, может заставить изменить своё мировоззрение даже самых маловерных и сомневающихся.

Той же осенью, вопреки просьбам жены, Сергей уселся в старую «шестёрку», внутри которой его ждали закадычные друзья Саша и Никита. Решив отметить первую зарплату, привезённую с вахты, троица укатила в городское кафе. Сергей погиб на месте, не приходя в сознание, в результате автокатастрофы, виновником которой стал нетрезвый водитель злополучных жигулей. Через месяц не стало и его. Никита Черепанов умер от сердечного приступа в колонии СИЗО, так и не дождавшись решения суда. Последним звеном странной цепочки смертей стал Саша Иванов. Вскоре после похорон друзей он навсегда покинул посёлок, отправившись на север, где и остался на постоянное место жительства. По слухам, Саша устроился на работу в бригаду монтажников высоковольтных опор и умер прямо на рабочем месте при весьма странных обстоятельствах. Официальная версия опровергает наличие нарушений рабочего процесса со стороны руководства, списывая гибель работника на его же халатность. Саша сорвался с башни, не имея при себе страховочного троса. По каким причинам он полез на опору без соответствующей экипировки, остаётся только догадываться.

Бросив дом на произвол судьбы, Вера уехала из посёлка, решив начать жизнь с нового листа. Она никому не сказала, куда направляется, оставив в неведении даже Ольгу Ивановну. Возможно, она сделала это намеренно, чтобы таким образом сжечь за собой мосты, соединяющие её с прошлым. Последние, кто видел её, сказали, что Вера села на утренний автобус и уехала в город подобно прошлой хозяйке дома Тамаре Васильевне. Слухи о нечисти, живущей в доме Емельяновых, ещё долго волновали местных жителей, пока тот не скрылся в густых зарослях кустарника, став частью заброшенной улицы.

По некоторым данным Вера повторно вышла замуж и родила двоих детей.


26.10.2019 г.

В оформлении обложки использована фотография с https://pixabay.com/ru/photos/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B8-gespenter-%D0%B6%D1%83%D1%82%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%83%D0%B6%D0%B0%D1%81-572038/