Забористая окрошка [Татьяна Зубрилина] (fb2) читать онлайн

- Забористая окрошка 1.21 Мб, 4с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Татьяна Зубрилина

Настройки текста:



Татьяна Зубрилина Забористая окрошка

Солнце в боа из облаков сверкало испепеляюще, продолжая ежедневное дефиле по июльскому небу. Ветер не осмеливался вмешаться, лишь изредка вздыхал в тени деревьев. Дорожная пыль левитировала над водопроводным колодцем с только что поднятой крышкой. Саныч на пару с Михалычем не спешили спускаться. Авария аварией, а обед по расписанию.

Над штакетником появилось высушенное возрастом и летним зноем лицо в ситцевом платке:

– Сыночки, что ж там такое-ча? Воду скоро наладите?

– Нам уезжать надо, бабуль, обеденный перерыв, – Михалыч шишковатой рукой свернул зелёную бейсболку горводоканала козырьком назад, прикрывая раскрасневшуюся шею, и потопал к служебной ГАЗели.

– Я б остался, честно, да только одному в колодец спускаться нельзя: запрещает техника безопасности, – оправдывался Саныч, стряхивал пыль с чуба на облезлый конопатый нос и собирался уже по примеру товарища-сантехника выдвигаться к фургону.

– Да что ж я обед не сготовлю? Вертайтеся, ребятки, квасу свежего с погреба принесу, холодненького. Редисочку, огурчики, лучок, укропчик – с огорода. Картохи и яйца уже сварены. Знатной окрошкой угощу! Вы ни в жисть такой не пробовали.

– Прям не пробовали! – ухмыльнулся Михалыч, неожиданно быстро оказавшийся у калитки. Вроде уж ногу заносил на порог машины, а тут раз – и голос за спиной Саныча подаëт.

– Я в свою окрошку кой-что особенное добавляю. Попробуете – не забудете, – хитро подмигнула старушка и отодвинула калитку, чтобы гости вошли.


Миновали полисадник и зашли за дом, под навес летней кухни. Михалыч сразу сел поближе к столу на лавку с трухлявыми столбами вместо ножек. Саныч прошлëпал мимо по дорожке, чтобы помочь хозяйке собрать овощи с огорода.

– Огуречки помене рви, семенные не тронь, но зеляпупки тоже не нать, хватя средних, – бабулька руководила Санычем и срезала сама пучки зелени наполовину стëртым в середине от частой заточки ножом. – А рядом вот и редиска, дëргай её усю, а то черви поедять.

Бросили урожай в ржавую бочку с водой у навеса, отмочили чернозёмы с корней, окропили Михалыча, когда влагу стряхивали, и бросили на скатерть-клеëнку по центру стола. Из погреба хозяйка вынесла две запотевшие бутыли с мутным содержимым: в одной плескалась бежевая жидкость с коричневым осадком толщиной с палец, а в другой – беловатая, почти прозрачная. Водрузив обе на стол, бабушка приступила к нарезке. Положила толстенную доску и мелко-мелко нашинковала зелень, пока мужики освобождали яйца от скорлупы, а отварной картофель – от кожуры. Порубив всё, хозяйка опомнилась:

– Колбасы-то я с погреба не принесла! Сейчас, родненькие. Сейчас, голубчики, – старушка поковыляла между грядок.


Михалыч подвинул ближе алюминиевые кружки, чтобы разлить грамм по двести первака, заждавшегося в одной из бутылей. Чпоньк! Пробка выпустила наружу острый алкогольный запах. Саныч выставил вперёд мозолистую ладонь:

– Ты чë? Я ж за рулём, не пью.

– За рулëм пить и не предлагаю, неудобно наливать. Стол есть, – сверкнул золотым зубом Михалыч.

Золотистое напыление словно покрыло весь стол, под навесом стало светло, как под прожектором. Очертания окружающих предметов поплыли и завибрировали. Саныч увидел спускающийся по лучам ослепительного света причудливый летательный аппарат в форме огурца. Такой же зелёный, только усыпанный золотыми иголочками, от которых исходили электрические разряды. Нос щекотал запах озона, как после хорошего дождя. Пристроившись в эмалированном тазу на столе, «огурец» выставил золотые ножки-шасси. С одного конца словно бы снялась крышечка, открылось отверстие, из которого вышли трое зелëных человечков со светящимися янтарными глазами. Наставив на Саныча какое-то оружие, один из пришельцев пропищал голосом надышавшегося гелием человека:

– Сдавайтесь, земляне! Эта планета будет нашей. Вас оставят в живых, если будете сотрудничать.

Михалыч схватил со стола нож и замахнулся на инопланетян. Главный зелëный повернулся в сторону Михалыча и выстрелил из своего оружия электрической дугой. На месте коллеги Саныч увидел кучку пепла и дымящееся лезвие ножа без ручки. Чуть в стороне валялась отброшенная ударной волной фирменная бейсболка.

Саныч вскочил и что есть мочи крикнул:

– Бабуся, не выходите из погреба, запритесь!

– Ась? Не слышу, сынки, несу колбаску-то! – послышалось из погреба.

Инопланетянин сверкнул глазами на Саныча, протянувшегося за разделочной доской. Поднялся вихрь. Он закружил сантехника, который оказался в тазу и с ужасом понял, что стал размером с горошину. Сверху посыпались нарезанные ингредиенты окрошки, от ударов которых Саныч еле спасся под инопланетным кораблëм.

Чпоньк! Хозяйка открыла вторую бутыль и начала заливать квас. Волна накрыла Саныча, он начал захлëбываться:

– Помо… (Бульк!) Помогите! (Бульк!) Тону! Не надо!


В глазах у Саныча потемнело, он потерял сознание. Пришëл в себя от нашатырной ватки, которую держал у его носа Михалыч:

– Фух! Очухался, братишка! Техника безопасности ему в колодец опускаться не велит, а головной убор на солнце он не носит. Вот и результат! Мы к вам, бабушка, в другой раз заедем. Надо в медпункт.

– Окрошечки возьмëте, сынки? Мне куда столько?

– А с чем она? Что за особая добавка? Самогон? – спросил Саныч, не вставая с дорожки под навесом, где лежал.

– Помилуйте, ребятки, какой самогон? С квасом, а ещё добавляю горчицу, чтоб забористей.

– Подняться помогу, до машины дойдëшь? – Михалыч протягивал руку.

– Доковыляю как-нибудь, но за рулëм поедешь ты. Ты трезвый?

– Само собой, поеду я. А с чего бы мне быть выпивши? О каком самогоне ты мечтаешь? У бабки неделю в колонке воды нет, листва по огурцам погорела от солнца, а ты думаешь, что она тут наварила чегой-то. Скажешь тоже. Пошли.

Михалыч нахлобучил на Саныча свою бейсболку и с его рукой у себя на шее двинулся к ГАЗели. Кое-как переставляя ноги, Саныч дошёл и с помощью товарища забрался на пассажирское сиденье. Голову словно зажало с тиски. Мутило, попросил достать пакет, чтобы по пути не заляпать всё вокруг «окрошкой». Михалыч вытащил вместо пакета из кузова ведро и поставил другу на колени. Открутил стекло в дверце вниз и захлопнул её. Обошёл фургон, занял место водителя и помахал своей дверцей, как слон ушами. Достал из кармана спецовки телефон:

– Алло! Ниночка? Открой медпункт, тут Санычу плохо, солнечный удар. Мы сейчас приедем, а ты приготовься там. Что значит, ты – секретарь, и не входит в твои обязанности? Как доплату за время отпуска Венеры Степановны получать, так пожалуйста, а как за неё поработать, человеку помощь оказать, так нет? Хорошо, вызовем скорую. Посмотрим, как забегаешь, когда оформим несчастный случай на производстве. Что? Передумала? В общем, мы едем. Готовься!

Повернулся к вулканировавшему в ведро Санычу:

– Ты как? Может, скорую вызову?

– Не, б-э, поехали к Ниночке!

– Ну, к Ниночке, так к Ниночке. Вот не пойму тебя, Саныч! Давно б уже пригласил её на свидание. Вот теперь и повод нашëлся приобнять за фигуристые места. Ха-ха!

– Вот вам бидончик с окрошкой, сынки! – успела собрать гостинец хозяйка.

– Спасибо, бабушка! Завтра, живы будем, инопланетяне не нападут – водопровод починим. Зуб даю! Золотой!