Секретная папка СС [Валерий Иванов] (fb2) читать онлайн

- Секретная папка СС 1.64 Мб, 125с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Валерий Иванов

Настройки текста:



1939 год. По окнам жилых домовлегкой дробью простукивал летний дождик и, пройдясь по светлым вымощенным улицам Германии, почти тут же высыхал, не успевая впитываться в одежду прохожих, большую часть которых составляли военнослужащие Третьего рейха.

Адольф Гитлер, наблюдая сверху с третьего этажа через окно недавно отстроенного здания новой рейхсканцелярии на Вильгельмштрассе, 77, проводил взглядом новенький черный BMWLimousine.

Этой ночью ему было не до сна. Рана в левом бедре, полученная в Первой мировой войнепод Ле Баргюр, ему кажется более напоминающей, чем реальное его состояние – нарушение пищеварения, иногда сотрясавшее его. Отчего под наблюдением своего личного врача он принимал успокоительные и стимулирующие препараты. Но не этой ночью.

В голове витал масштабный, как считал рейхсканцлер Германии, план, который продвинет его еще дальше к востоку. Ему будет подвластна система, значимая папка, исчисляемая под кодовым названием ZI[1], пока еще с чистыми бланками в его кабинете, система, не требующая никаких законов самого мироздания.

Следующий шаг к местам группам АНЕНЕРБЕ позволит расширить поле поисков после взятия норвежских мест, где до Шпицбергена будет рукой подать. Стоит, считал арийский вождь, нации договориться со Сталиным, на чью снисходительность Гитлер еще до встречи с ним в октябре все же мало рассчитывал, поэтому название предполагаемого плана по захвату России стоит продумать сейчас, решил он. Все же, так как о лидере социалистического строя у негополного мнения как о человеке еще не сложилось, Гитлер не знал того, что у другого существовало мнение о западе взаимно, – оба лидера думали друг о друге, что они недалеки в политике.

В кабинете министра обороны рейха ВКВ[2] в десятом часу утра былони тускло, ни светло. Сверху свисала люстра небольших размеров, посередине стол из красного дерева для четырех персон, ковровая дорожка, все официально, с правой стороны, где стоял фюрер, на стене висел портрет самого Гитлера.

Напротив политической карты к стене был приставлена арка с полкой, под которой был сконструировано подобие недействующего камина, обнесенного решеткой-заборчиком. На полке стоял небольшой силуэт Гитлера и полуовальные часы, которые едва слышно отмеряли время.

Гитлер обернулся, когда в комнату зашел Геринг. Прикрыв неслышно дверь, отдал честь фюреру, тот ответил тем же приветствием, вскинув правую рук чуть выше головы.

– Мой фюрер, – министр вынул из-под мышки папку и направился к Гитлеру, – вот этот документ. Наши агенты в замке Старого города в Вильнюсе разыскали бумаги, принадлежавшие некогда литовскому князю, сохранившиеся в его библиотеке, я полагаю, тайной.

Фюрер, приняв папку, положил ее на полку с часами.

– Датируемые, – Геринг принял горделивую осанку, довольствуясь тем, что отличился в своем задании перед фюрером, – восемнадцатым веком. Надеюсь, это будет не последним приложением в папке ZI, мой фюрер.

Министр улыбнулся, отдал честь Гитлеру, шагнув в сторону, довольный выполненной работой. Гитлер, улыбаясь, поблагодарил офицера, пожав ему руку.

Он остановил Геринга, когда тот направился к двери.

– Кстати, Герман, я вот подумал, как вы считаете, в чем особый недостаток русской нации? – внезапно спросил Гитлер, задумавшись.

Главный фельдмаршал люфтваффе, хотяне знал, что ответить, все же отчаялся блеснуть соображениями перед лидером нации:

– Коммунистический строй, мой фюрер, – сказал он.

– Нет, дорогой Герман. Русские плохо оценивают свою историю и культуру. Да, вот еще, подберите на завтра сопровождение, я намечаю выехать в Берхтесгаден.

– Да, мой фюрер.

Оба нациста, отдав воинскую честь, расстались.

* * *

2009 год. Штат Вирджиния. По суетливым коридорам университетского колледжашел Андреас Фильчиган. Его предки были родом из Латвии. Фамилия по родословному древу изменилась, но ностальгия, проявившаяся у его родителей, по фамильной истории подтолкнула дать ему это имя вместо Пола.

Не задавшееся раннее утро: его любимый пес Кликс испоганил его новые ботинки. Дав некогда трещину в швах, один из старых полуботинок, надетых вместо новых, сквозил стопу. Спеша по дороге на работу, он случайно попал этой ногой в лужу и теперь испытывал неудобство от пронизывающего холодка в обуви. Второе его потрясение было в том, что, чтобы немного сместить влажную часть носка в более сухую, он сам того не заметил, как остановился перед дверью аудитории. И сделав никчемную попытку наладить неудобство, не успев сделать шаг вперед, бросил это бесполезное занятие – и тут жеврезался лбом во внезапно раскрывшуюся дверь аудитории. Одна из студенток, распахнув дверь, не знала, что за ней стоял Андреас.

– Ох, простите, вам не больно? – спросила она, прикрыв рот в изумлении, не зная, смеяться ей или посочувствовать педагогу.

– Нет, все нормально, – ответил Фильчиган, потирая лоб и слегка нос, так как этой части лица также немного досталось.

– Я, право, даже не знала, что за дверью кто-то находится, – девушка стала воспринимать ситуацию немного серьезней, гадая, не травмировала ли она его.

– Нет, все нормально, – повторился Андреас.

Стараясь заглушить неприятное ощущение, не ощутив крови, он с уверенностью убрал ладонь с лица. Девушка, также поняв, что не причинила особых страданий человеку, поспешила опередить его и собрать выпавшие из рук Фильчигана книжки и ручку.

– Спасибо, – несмелым голосом поблагодарил он ее.

– Вы уж еще раз извините меня, так случайно получилось.

– Нет, нет, ничего, – Андреас чувствовал себя почему-то неловко, однако забыл о дырявом полуботинке.

В следующий момент Фильчиган, уже забыв о произошедшем случае и обуви, на миг обернулся, чтобы получше рассмотреть девушку. Но, потеряв ее из виду, тут же забыл о ней, вспомнив о том, куда направлялся. Отработав наконец свои пару часов по обществознанию, на сорок пять минут направился в буфет, чтобы перевести дух перед проведениемследующих занятий и найти там своего старого приятеля Бенджамина Нильсона, сквайра, о котором точно знал, что он там находится.

– Привет, Бен, – Фильчиган подсел к мужчине лет сорока пяти за столовый столик, – вот смотри…

– Что это? – безучастным взглядом посмотрел Нильсон на пару снимков.

По виду можно было предположить, что этого человека ничто не может отвлечь от пары гамбургеров и сытной картошки фри. Нильсон, запихивая в рот оставшийся кусок гамбургера, обратил все же внимание на фотоснимки, протягивая, не глядя, другую руку к стакану с соком.

– Ты отыскал новую цивилизацию? – сказал, запивая еду, его друг, – или это новое место Атлантиды?

– Здесь временной портал.

Нильсон едва не подавился.

– Я же тебе вчера звонил, рассказывал об этом, а это снимки из космоса, вот, если приглядеться, то вычерчивается явная пентаграмма, – Фильчиган начал беспокоиться, что его не принимают всерьез, но не знал, как привлечь к себе внимание.

Выслушав Фильчигана, Нильсон снова принялся изучать снимки. Но, скорее, делая вид, чтобы не обидеть товарища, зная его страсть к изучению всяких неизвестных мест на планете и забытых культур.

– Ну, хорошо, Андреас, но что это?

– Ну, для начала… у тебя есть время?

– Конечно, есть, я сюда именно и пришел, чтобы послушать тебя.

Нильсон старался не подавать виду, что он с безразличием рассматривает снимки.

– Тут, скорее, нонаграмма какая-то. Что это, старина, не томи? – Нильсон скорее хотел получить ответ, чтобы также поскорей задать совершенно бессмысленных несколько вопросов, и подыграть старому товарищу, и быть свободным. – Рассказывай, еще одно троянское поселение?

– Какое троянское поселение?! – возмутился невежествомв археологии Фильчиган. – Троя вообще находится намного южнее. А эта крепость расположена на юго-восточной части берегов Белого моря. Это север… – Фильчиган выдержал паузу, – но и не так важен сам этот форпост, Бен, – философ осторожно посмотрел по сторонам, словно считая, что его тайну может подслушать кто-то из представителей секретных служб, – главное, – говорил он почти шепотом, облокотившись на стол, не спуская взгляда с Нильсона, – что находится на этом месте.

Фильчиган снова огляделся, уже не опасаясь заподозрить в ком-либо из присутствующих мирно обедавших людей специального агента.

– Точнее, – продолжил Фильчиган, – под ним…

– Что под ним? – не выдержал затянувшуюся паузу рассказа друга Нильсон.

Казалось, он был в нетерпении выслушать все до конца, и больше того, внезапное молчание действительно заинтриговало эсквайра, чего, собственно, он все-таки боялся.

В прошлый раз Фильчиган втянул его в захватывающий рассказ о взбунтовавшемся индийском племени, для чего пришлось просидеть в столовой и не заметить, как пропустил половину своего урока, ожидая конца истории. Но сейчас Нильсон преспокойно доедал свой гамбургер. Светило солнце, что придавало ему настроение, и он был готов выслушать любую ересь, зная, что Фильчиган, если пожелает поделиться своими находками, обязательно будет стараться как можно быстрее выложить все, что у него накопилось в голове, даже за короткое время. Так как Андреас Фильчиган старается всегда быть пунктуальным и старательным как гражданином, так и преподавателем, он не мог допустить и мысли, что может прийти не вовремя на лекцию. Но, оставшись наедине со своими мыслями, будет просто мучиться. Ведь никто, кроме Нильсона, давнего товарища по скаутингу, с которым они занимались в юности, не будет слушать его предположения или безосновательные выводы. Ну, может, кроме любителей пофилософствовать, возможно, за кружкой глинтвейна или порцией вкусного обеда.

Фильчиган, обрадовавшись, но скрыв эмоции к проявлению неподдельного интереса друга, стал быстро собирать в голове всю имеющуюся информацию, чтобы выдать необходимое умозаключение. Но, как и оказывается, самое интересное для скептичного, но впечатлительного человека, как Нильсон, Фильчиган медлил, накаляя обстановку, зная, что его друг сейчас никуда не торопится, а у самого Андреаса есть в запасе время, чтобы подготовить товарища к самому открытию его интереса.

– Ты помнишь, я тебе как-то говорил об одной папке, которая находится у фашистов?

Нильсон попытался вспомнить.

– Но не важно, – Фильчиган заметил тщетные попытки друга вспомнить о том, что он, возможно, никогда и не упоминал, – так вот, после освобождения Кенигсберга русскими в одном из его замков немцы, поспешно покидая город, оставили часть своих научных документов, которые не успели уничтожить. Так вот, – Фильчигану не терпелось поделиться с другом своей находкой, он еще раз оглянулся, словно считая себя шпионом, – после нескольких тщетных попыток, когда я уже не надеялся найти что-либо, мне пришел ответ из университетской библиотеки.

– Ну, и… – заинтригованно смотрел на него эсквайр.

Фильчиган глядел на него, словно ожидая этот вопрос, и ответил:

– Ничего, Бен!..

– Ничего?! – Нильсон выглядел обескураженно.

Все же он оставался на месте, зная о том, что Фильчиган ни за что не будет открываться освоих мнениях, если не будет в чем-то до конца уверен или его достижения не будут иметь окончательный анализ.

– Но, – продолжил Фильчиган, – в ответе из Кенигсберга было приписано, мол, что где-то, куда-то надо обратиться в другое место. И я… направился в Россию.

– Ого, – неподдельно удивился Бенджамин Нильсон, – эк тебя, дружище, серьезно тряханула эта бумажка. Ну и как там?

Рассказы о путешествиях также входили в увлечения философа, поэтому он ничуть не смутился тому, что Нильсон его перебил.

– Ну, – не знал, с чего начать, Фильчиган, – дома там очень старинные, непохожие друг на друга, еще бы, им насчитывается по возрасту от ста до трехсот лет. Ну а погодка там так себе, чуть свежее, климат там все-таки влажный, хотя море немного дальше от самого города. Идешь по набережной, и по ограждениям волны разбиваются, шш-пухх…

Фильчиган, словно вновь оказавшись на улицах старого города, немного раздвигая ладони, чтобы не привлекать к себе внимания окружающих, попытался представить другу то, что наблюдал сам.

– Здорово. Но все же, Бен, это не сама Россия. Дух там витает какой-то…

– Что за дух? – поняв, чем тот хочет с ним поделиться, Нильсон поспешил сыронизировать над приятелем.

Фильчиган медленно, словно выходя из эйфории прошлого, посмотрел на друга с осуждением.

– Ладно, ладно, пошутить нельзя, смотри, вон как насупился, – растянувшись в улыбке, Нильсон слегка затрясся от удовольствия от удачной шутки, – о, о, люди, кто в красном? Поспешите, а то мой друг сейчас набросится на вас, – не унимался шутить Нильсон. И от новой шутки еще больше захохотал. Он говорил и смеялся негромко, поэтому люди, приходившие или покидавшие столики, не обращали внимания на двоих общавшихся между собой преподавателей. И в момент, казалось, своего успокоения Нильсон будет готов продолжать слушать друга, но не сдержался от внезапно посетившей его мысли.

– Только у-у не мычи, прошу тебя, – сказал он, вновь расхохотавшись.

На этот раз внимание привлек соседний столик, за которым сидела парочка студентов.

Фильчиган, бросая короткие взгляды на окружавших, старался не показывать, что чувствует себя потерянно рядом с весельчаком, и смиренно ожидал, когда Нильсон перестанет смеяться. Он считал, что последующие доводы вновь заинтересуют в глубине души романтичного эсквайра.

– Документ «Зед и» тебе что-нибудь говорит? – сказал терпеливый Фильчиган, посчитав, что нужно подождать конец его иронии и предел ее будет переходом непосредственно к делу.

– Хе-хе-хе, – постепенно остывал эсквайр, о чем-то размышляя при этом.

– Инновакуумио? – предположил педагог по физике, еще сохраняя улыбку наготове.

Улыбка исчезла с лица профессора, как только Фильчиган мотнул головой в знак согласия, с вопросительным взглядом ожидая от товарища следующие вопросы.

– Да ну! Не может быть, ты меня разыгрываешь, дружище. – Нильсон облокотился, наклонившись набок, о рукоятку пластмассового стула.

Это помогало ему прийти в себя, чтобылучше осмыслить свое предположение. Его лицо приняло серьезный вид.

– Да такое место едва можно предположить за пределами нашей галактики, понимаешь? Черная дыра… отсутствие гравитации и притяжения здесь, на нашей планете?! Отсутствие вакуума в пространстве?! Этого не может быть на Земле!

Нильсон, полностью расположившись на стуле, все же готовился к опровержению законов своего учения.

Бенджамин Нильсон всегда с уважением относился к своему приятелю. В особенности к его увлечениям. Хотя тот был младше его на несколько лет. И всегда во что-нибудь новое, открытое Фильчиганом, Нильсон проникал с откровенной добротой. С начала повествования в идеи товарища развлекало его, своими доводами, но позже, когда факты преобладали над немыслимостью утверждений, в итоге предположений Фильчигана эсквайр относился к его какому-либо новому открытию с восхищением. Но в этот раз Нильсон был потрясен до необычайного состояния. «Неужели, – гадал он, – сейчас Андреас мне откроет место, где находится портал по перемещению сквозь время, что когда-то было лишь в предположениях самого Эйнштейна?»

– Я тебе дорасскажу? – но, будучи неуверенным в том, что слушатель готов к впитыванию окончания рассказа, Фильчиган продолжил.

– Так, – Нильсон был весь внимание.

– В Кенигсберге я отбродил все библиотеки, зашел и в ту, откуда мне пришел ответ. Там мне сказали, что интересуемой мною папки у них нет. Но однажды посетившая их в конце сороковых некая особа, которая выглядела так, словно знала, наверное, даже, допустим, самого Карла[3]

– Ну-ну… – приближал друга к развязке его товарищ.

* * *

Россия. Архангельск. Кабинет мэрии.

– Виктор Михайлович, мы понимаем, конечно, – женщина взволнованно оглядела присутствующих коллег, пытаясь найти в них поддержку, но тут же снова переключилась на мэра, – ремонт крепости требует огромных затрат, но все же для нашего небольшого отряда хотя бы приобрести разрешение для проведения раскопок…

На мгновение воцарилось молчание. Мэр города понимал, что форпост, возведенный некогда для отражения шведской кампании триста лет назад, является для города, бесспорно, историческим достоянием, кроме архипелага, расположенного в Белом море. В то время, когда город стал причисляться к званию воинской славы, необходимо было подчеркнуть его достояние. Но денег, выделяемых федеральным бюджетом, хватало лишь на ремонт частей некоторых зданий, в частности, на укрепление дорожных покрытий. Все же при культурном центре энтузиасты не нуждались в каком-либо масштабном спонсорстве, что облегчало работу мэра города Архангельска.

Погладив начисто выбритый подбородок, он дал разрешение на выделение небольшой суммы для проведения частичного обследования развалин некогда существовавшей крепости, находившейся на конце города.

* * *

– Рейс Архангельск – Воркута отправляется со второго пути через пять минут, – раздался по залу аэропорта женский голос диспетчера.

– И куда теперь? – спросил Нильсон Фильчигана.

Путешественники озирались по сторонам в поисках таксистов, ожидающих приезжих. Но, как ни странно, ни в одном из поодаль стоявших от них мужчин, одетых в повседневную одежду, они не могли узнать человека, который бы мог довести их до гостиницы. О том, что проходившие мимо них люди, изредка бросавшие на их поклажу и что-то бубнившие в этот момент на местном диалекте, двум американцами в голову не приходило, что это могли быть водители частного такси. На что прилетевшие ранним рейсом Санкт-Петербург – Архангельск двое мужчин считали это за приветствие. Пожимали плечами, мотая головой, одаривая их глупой улыбкой, пытались показать, что не понимают, чего те хотят от них.

– Я думаю, нужно выйти наружу, – предположил находчивый обществовед. – О! А вот и Замятин, ну, с которым мы познакомились в полете.

Обрадовавшись тому, что может добыть информацию о том, где они с другом могут остановиться, Фильчиган хотел догнать мужчину, одетого в легкую кожаную куртку и брезентовую кепку, который собирался выйти наружу из дверей фойе аэропорта.

– Постой, Андреас, – остановил своего напарника Нильсон, – нельзя быть таким откровенным перед каждым незнакомцем, тем более в России, забыл, КГБ, а вдруг это спецагент?!

Нильсон сделал серьезное выражение лица, зная, что Фильчиган может попасться на шутку с выслеживанием. Он решил напугать друга, но не выдержал, когда тот, замерев, прислушавшись к совету, посмотрел на него, рассмеялся.

– Опять ты с шутками, Бен, – Фильчиган, раздосадованный несерьезностью своего компаньона, взял свои вещи и направился к выходу, забыв о шутке сразу же, когда заметил массу знакомых шашечек на машинах.

Черный автомобиль марки Audi мчал двух иностранцев в ближайшую гостиницу. По дороге навстречу им машины встречались редко. Выехав из района, похожего на отдельное поселение от аэропорта, они выехали на местность, где по левую стороны их сопровождало поле, по правую сторону – строения, скрытые за фанерным забором, за которым едва угадывалось, что это старый и давно не функционирующий завод.

– Ты извини, Андреас, но в моей голове никак не укладывается, как руководители музея не пожелали принять столь ценный документ, тем более папку ZI!

Водитель автомобиля, заметив внимательно рассматриваемого одним из пассажиров местности, случайно, с чьим взглядом встретился в лобовом зеркале, подмигнул ему.

– Шведы? – вскинув приветливо головой, спросил таксист, ободряя иностранцев улыбкой. – Тут вас, таких ребят, не часто, но бывает. Ничего, минут пятнадцать – и будем на месте.

Фильчиган пожал плечами.

– Не знаю, в конце Второй мировой войны там было их столько, этих бумаг, и секретных, и не секретных. Может, руководство библиотеки посчитало тогда этот документ за рядовую штабную документацию, в то время их было сотни, а советскому посольству некогда было вникать в эти формальности. Вот бабулька и вернулась домой обратно с этой папкой, в крайнем случае спасибо и тем, и тем, что сохранили документ.

Водитель, у которого настроение было хоть отбавляй, добавленное накруткой прибыли почти в двойном размере для гостей из-заграницы, случайно заслышав знакомое слово, как бы между прочим решил поддержать беседу.

– Советы? Да. Но вы точно не коммунисты, ребята, – решил подшутить над ними водитель.

– Да что он там все болтает, езжай давай молча, – возмутился эсквайр. – Ты что-нибудь понимаешь по-русски, Андреас?

– Кажется, он пытается нас убедить, что хорошо знает, куда едет, – ответил Фильчиган.

– Это радует, – заметил Нильсон и повернул голову в сторону, где поля сменились на одноэтажные нежилые строения.

– Послушай, Андреас, зачем эти две трубы, как думаешь? – заметил по правую сторону от компаньона наблюдательный Нильсон огромное строение, из которого в небо выходили две огромные трубы.

– Не знаю, это, наверное, был завод по переработке чего-то, – ответил Фильчиган, когда они свернули по шоссейной трассе налево.

– Позвольте, – выскочило с языка обществоведа. назревший еще в пути вопрос, пользуясь разговорчивостью водителя, Фильчиган не замедлил к его расследованию по пути в гостиницу, – вам известно, где находится Новодвинская крепость? – обратился он на ломаном русском языке к шоферу, когда они оказались на мосту, пересекавший внизу железнодорожные пути.

– О! Новодвинская крепость, – догадался водитель, – это туда, в конец города, до Экономии, – махнул он рукой в правую сторону, – полчаса со мной…

Он достал из бардачка картонную карточку и протянул ее Фильчигану.

– Юрий, моя визитная карточка, – взгляды иностранца и шофера вновь встретились в зеркале заднего вида. – Мегафон, беру недорого по спецкурсу, особенно, – выделил он, расправляя улыбку, – для шведов.

– Спасибо, – поблагодарил его Фильчиган, половину не поняв из сказанного.

Прохладный ветерок последнего месяца лета, встретивший путешественников в аэропорту, казалось, предвещал неуютную атмосферу природы северного города. Но, остановившись на светофоре у перекрестка, когда Юрий приоткрыл окно со стороны водителя и в уже успевший исчерпаться кислород в салон автомобиля ворвался свежий воздух, откуда донесся едва уловимый шелест деревьев. Пропустив пешеходов, их Audi отправилась дальше, но не успела доехать и до середины перекрестка, как Юрий резко нажал на тормоза.

– Что за… – выругался он.

Внезапно с правой стороныбелый RenaultLogan, стоявший на полосе рядом с колонной автомобилей, ожидавших зеленого света светофора, сорвавшись с места, выскочил на перекресток, повернув, пропустил по себе бампер частного таксиста. Водитель иномарки, вероятно, не ожидал реакции Юрия и, пытаясь вырулить машину, лишь увеличивал теперь ее занос. Автомобиль, блеснув солнечным светом новенького кузова, подчеркнув глубокую царапину, занесясь прямо на ограждение, разделявшее дорожные полосы, которые практически протаранили заднюю часть его салона, этим снизив удар о стоявший рядом пассажирский автобус с квадратной табличкой под номером семь, мирно ожидавший разрешающего сигнала светофора. Скрежет металла, визг тормозов и битье стекла на пешеходах отразились по-разному: те, кто едва успел спастись, ускорили шаг к спасительному тротуару, те же, кто собирался еще только совершить переход, не спеша, уступив вновь взвизгнувшего колесами белого Renault с места происшествия, продолжили путь.

– Ну, вот опять в ремонт придется сдавать, – Юрий со злостью ударил руками по рулю, не без удивления понаблюдав за людьми, пытавшимися завести покореженный Renault, – а еще года нет после Терехина…

– Болван, – рассерженно сказал водитель иномарки, направляя в левую сторону руль, и, переводя рукоятку коробки трансмиссии, ставя сразу на третью передачу, пытался вывести машину, – ты где машину брал, да еще без пробега?

Машина вырулила на проезжую часть дороги и, распугивая пешеходов, снова взвизгнув колесами, скрылась в стороне, откуда появились иностранцы.

Юрий, выставив аварийный треугольник, рассмотрев место, где раньше были фары и бампер, вернулся на свое место. Раздосадованно потирал костяшками кулака зубы. Оперевшись локтем на открытое окно двери, он о чем-то нервно размышлял.

– Пять рублей… – пробубнил он, – пять рублей из-за какой-то с…

Водитель внезапно вспомнил, что в его салоне находятся два представителя из Европы, через зеркало заднего вида заметив их недоуменные взгляды.

– Вот такие у нас ребята… – обратился он все через то же зеркало к сидевшим позади него пассажирам, – …денег навалом, понапокупают прав, потом машин и гоняют по всему городу. Думают, у них есть деньги, значит, есть права на все. Подонки… – не выдержал Юрий и развернулся в сторону туристов. – Но вы, господа-товарищи, – на лице Юрия вновь воцарилась дружелюбная улыбка, словно ничего не произошло, – собственно, можете пересесть на другой транспорт, вон дорогу только перейдете.

Юрий указал перед собой, где перпендикулярно двум жилым домам стояли три машины. Вверху мигал красный крест аптеки. У двоих из них на кабине находились все те же почти ставшие родными, как единственное напоминание Фильчигану о Родине, желтые светильники с шашечками на такси.

– Вон, видите мигающий крест? Под ним можете что-нибудь себе поймать, – и вновь повернулся к путешественникам, – и ехать себе.

Нильсон не понял ни одного его слова, но понимал язык происходившего.

– Кажется, я его понимаю, ну-ка, Андреас, – поспешил сообразительный эсквайр сказать коллеге, пока Юрий указывал в сторону вывески «Аптека».

– Я заметил, у тебя в правом кармане есть сдача с куртки, что ты приобрел в Вашингтоне, попробуй-ка, достань ее, там же немного.

Нильсон знал, что умиление над другом лишне, все же решил перестраховаться, заметив приближение служебных машин по безопасности дорог. Достав из правого кармана своей рубашкисотенную купюру, приняв из рук Фильчигана еще две, поспешил передать их Юрию.

– Что?! Вы что, ребята? Тут же…

Находчивый сквайр Нильсон, растопырив пальцы ладони, с легкой улыбкой дополнил:

– Пьиять, – сказал он.

– Ну… – неожиданная щедрость «шведов» обескуражила частного водителя.

И тут же мысль о том, что хотел Юрий поблагодарить или вернуть часть денег, никто не узнал, так как к ним подошел инспектор по безопасности дорожного движения.

Спустя несколько минут, занявших выяснение произошедшего ДТП, американцы уже через двадцать пять минут находились в ресторане гостиницы «Пур-Наволок».

* * *

1941 год. Восточная Пруссия. 12 часов дня, 43 минуты, черный седан BMW мчал по вымощенной дороге между молодых берез, ведущих вдоль кортежа.

Адольф Гитлер вглядывался через окно автомобиля в панорамное, кажущееся бесконечным пространство свежескошенных лугов, сопровождавших их к явочному месту. И время от времени, словно подчеркивая путь, то появлявшийся, то исчезавший за луговым полем своими верхушками деревьев лес, к месту с названием «Волчье логово».

– Мой фюрер, через шесть минут будем на месте, – обернувшись назад, предупредил его сидевший рядом с водителем оберст-лейтенант.

Гитлер кивнул головой в знак благодарности. Офицер вновь вернулся к дороге.

В памяти лидера нации витало выступление на Мюнхенской конференциив прошлом году о негативном влиянии Западной Европы при вступлении их в войну. Силившийся с тем, что Великобритания может завязать отношения с США, стараясь не подавать вида перед германскими офицерами, ведущий честью нации тешил себя тем, что ставил ставку на Сталина, так как считал его человеком, всегда идущим на компромисс и упрямым, несведущим в политических делах. Но в первую очередь сегодняшним днем его поездка.

Он обратился к офицеру, который находился от него по правую руку:

– Вам что-нибудь известно еще о новостях от АНЕНЕРБЕ, гер Гроймлер? – спросил Гитлер.

– Да, к сожалению, поиски в Польше ни к каким находкам не привели, но подтвердилось предположение о возможном нахождении копья Лонгина, – сказал оберст-лейтенант внешней разведки.

– И где это место? – спросил фюрер.

– На юго-востоке Карпат, – кратко ответил Гроймлер, словно ожидал вопроса.

Не глядя в сторону собеседника, гордясь своей компетентностью, он делал вид, что увлечен дорогой, за которой уже показалась опушка.

Гроймлер размышлял на тему, как преподнести доклад Гитлеру о задании, значащемся под номером 283, зная об увлечении фюрера мистификацией и прочей ерундой, он продумывал, как доклад сделать изысканней, чтобы еще более отметиться перед лидером фашизма. Когда показалась транспортная техника пропускного пункта, оберст-лейтенант посчитал, что доложить обо всем не успеет, и решил сделать это непосредственно на ставке, которая начнется через два часа.

Выйдя из машины, которую уже встречали чины аппарата внешней разведки: начальник Абвера адмирал Канарис, представитель комиссариата по внутренним делам, представитель по национальному вопросу Генрих Гиммлер, представитель полевой разведки и воздушных сил.

Ученый, в прошлом специалист в области аэронавигации и океанолог, ныне корфеттенкапитэн Бундесмарине Альфред Ритшерпредставил Гитлеру своего подопечного, после того как после всех, пожав ему руку.

– Мой фюрер, хочу представить вам молодого специалиста. В его сферу изучений входит углубленное изучениекультурологии континентальных цивилизаций. Это еще очень новая разработка, в ее основе лежит исследование тайн и археологии культур, – сказал он, зная, что Гитлер ранее изучал и являлся приверженцем арийской теории, как и увлекался мистицизмом.

– Лейтенант зур си Хайнц Шаффер, – представился тридцатилетний лейтенант.

Гитлер, обрадовавшись новому ученому, протянул руку, улыбаясь в ответ специалисту.

– Рад встречи, обер-лейтенант, – сказал он.

Обрадованный внезапному повышению звания офицер выпрямился и отдал честь с восклицанием, приветствующим лидера нацистской Германии. Гитлер, не снимая улыбки, похлопал офицера по плечу.

После проведения небольшого заседания, где Гитлер и его свита обсудили новые военные мероприятия, касающиеся вместо ушедшей в прошлое планов по захвату Восточной Европы, речь зашла об оккупации России, где они предположили, что задержка в захвате Советского Союза – лишь дело времени.

После окончания собрания Гитлера и нескольких его членов пригласили по поводу его прибытия отпраздновать это событие и выйти на свежий воздух. Гитлер, общаясь с одним из офицеров состава, заметил невдалеке стоявшего у берез Гроймлера, держа в руке бокал с шампанским, фюрер сделал знак, что скоро переключится на него.

Дослушав собеседника, одетого в униформу пехотных войск, он перевел взгляд на Гроймлера, дав понять, что готов выслушать теперь и его.

– Мой фюрер, место инновакуумио временного портала сопоставлено, – сказал оберст-лейтенант, когда он поравнялся с националистом.

Гитлер мотнул головой собеседнику в знак окончания разговора и, по-товарищески положив руку на плечо Гроймлера, направил его, сопровождая в сторону, где заканчивалась граница березовой рощи явочного места.

– Я с нетерпением жду вашего ответа, – улыбаясь, сказал Гитлер, глядя на собеседника.

Вдалеке граница неба, казалось, соединялась с полем. Полуденный ветерок июнясоздавал легкий шум, вороша листья деревьев.

У нациста, объявившего о намерении завоевать мир, во взгляде из-под козырька зеленой фуражки, однако, блестел интерес человека, совсем не похожего на того, который с ненавистью смотрит на часть земного населения, но человека, который жаждет познать. Гитлера, когда величие Германии в его понимании вернулось, стратегия и политика теперь мало интересовали, впрочем, история культуры, которого интересовала его не более как увлечение и не как действительные познавательные изучения предметов, все же некоторые факты требовали заполнения его разумом. И кто знает, что управляло этим индивидуумом в действительности, когда он, получив способность оратора, мог выступать перед толпой.

– Мой фюрер, – продолжал с воодушевлением передавать свое мнение Гроймлер, – посещение портала, по моим расчетам, можно предположить уже к весне будущего года.

Гитлер с недоумением посмотрел на агента отдела «Черный лебедь».

– Все необходимое оборудование, которое мы недавно начали комплектовать, часть из него пока не прошла проверки, – оправдывался оберштурмбаннфюрер.

Со спины офицера сползла ладонь фюрера, голова Гитлера опустилась книзу. Увидев печаль Гитлера, Гроймлер посчитал, что следующие слова могут обнадежить его.

– Но к осени все будет уже готово, – сказал он.

Гитлер с одобряющей улыбкой посмотрел на собеседника.

– Хорошо, – сказал фюрер.

Он вспомнил о блеснувшем в лучах солнца бокале, который тут же осушил.

– Мне как раз Редер предложил установить в одной из бухт этого… как его, забыл название моря, в общем, новый форпост вместо крепости, которую когда-то еще воздвиг император России. Настоящей России.

Гитлер приподнялпустойбокал, улыбаясь Гроймлеру, довольный тем, что тот блеснул небольшими, но историческими знаниями.

* * *

– Андрес, – сократил по привычке Нильсон его имя, в особенности он, делал так, когда знал, что может изумить своего товарища, – посмотри здесь. Ты видел когда-нибудь такое? Нильсон, появившись на балконе гостиничного номера, восхищенный панорамой, облокотившись на ограждение, любовался отражавшей солнечный свет, словно зеркало, спокойной гладью реки.

– Завтра надо обязательно пройтись по этой набережной, – сказал мысли вслухвосхищенный эсквайр.

Вернувшись в комнату, застал упавшего навзничь на кровать, уснувшего крепким сном коллегу. Он вздохнул и решил принять ванну.

Проснувшись от солнечного света следующего утра, Фильчигану снова пришлось привыкать держать прямо шею, так как за ночь она затекла, когда он расположил голову на подушке лицом к окну. Напротив него похрапывал Нильсон. Приняв душ, Андреас вышел на балкон. Снаружи еще было прохладно. Вспомнил, что в его куртке находится еще не вскрытая пачка Marlboro, взятая на случай поездки, он все же пока не спешил открывать ее, так как зависимости от табакокурения у него не было. Ручные часы показывали половину восьмого, скоро на завтрак, подумал Фильчиган.

В свежем воздухе от отступившей ночи ощущалась небольшая влажность, предвещая тепло, несмотря на то что в северной столице шел конец августа. Посмотрев на часы, Андреас собирался уйти с балкона, как его мысли по сбору экскурсии в деревню. Конвейер сбил стоявший внизу RenaultLogan белого цвета. Фильчиган интуитивно заострил на нем внимание, но, посчитав, что в каждом подозревать специального агента – дело безрассудное, вернулся в номер.

Подойдя к створкамшкафа-купе, находившегося у входа в их номер, на минуту задержавшись у зеркала дверцы, только сейчас обратил внимание на свое отражение. До этого, просто причесываясь или бреясь, он не обращал внимания на свою внешность, но сейчас, поймав себя в зеркале, заметил свою небольшую схожесть с лидером фашистской Германии. Он попробовал представить себе маленький островок под носом и отвел вбок прямые волосы.

– Да нет. Нет, совсем даже не похож, просто надо больше питаться… – подумал он и попытался отвлечься, что ему и удалось. Он отодвинул дверцу купе, тут же забыв о своей небольшой схожести с лидером нацистской Германии.

Отыскавв походной сумке карту города, выпрямившись, развернул ее, поспешил на ней отыскать заветное место.

«Тэ-эк, ну где же, где же…» – гадал он про себя, ища необходимое название, обратно возвращаясь, словно мотая круги по закоулкам речных каналов, по привычке, как по карте Лондона, считая, что это облегчит поиски. Услышав кряхтение в постели Нильсона который потягивался, проснувшись, Андреас бросился в комнату.

– Ну где же, где она?! – беспомощно он хлестнул ладонью по карте города.

Фильчиган пытался найти ответ у своего находчивого друга.

– Что ты ищешь, друг мой? – спросонья Нильсон, посчитав, что можно еще поваляться в постели, все же не забывал, зачем они сюда приехали, зевнув, словно получая от этого удовольствие, спросил он товарища.

– Крепость! Ее нет на карте, где же мы будем ее искать? – Фильчиган, словно увидав что-то немыслимо-необъяснимое, глядел на товарища, ожидая опровержения своему страху.

И не зря. Хотя Нильсон и находился в полудремотном состоянии, все же быстро возвращался в реальность. Он смотрел на друга более спокойно, как сытый кот на сметану. Но его разум с неимоверной скоростью уже перебирал множество разных возможностей ответить на вопрос.

– Ты можешь позвонить нашему старине Юрию? – посоветовал он.

Фильчигана словно ударило током. И как ему только не пришла эта мысль первому!

– Точно! – вспомнил он. – Но…

– Что еще, Андреас? – спросил, уже усевшись на кровать, Нильсон, пытаясь отыскать тапочки.

– Но ведь он после аварии, чем он может нам помочь? – недоумевал Фильчиган, держа в руках карту, словно простую бумагу.

– Но он же русский, Андреас, он что-нибудь придумает, – отозвался Нильсон уже из ванной.

– Ну, может быть, – сказал Фильчиган, пожав плечами, и подошел к своей тумбочке у кровати.

Через несколько минуту старинные друзья, спустившись на лифте, сидели за столами в гостиничной столовой.

Нильсон, как всегда, в первую очередь принялся поедать то, что находилось перед ним в тарелке как легкий завтрак. Фильчиган, не подозревая об этом, выглядел очень деловито. Он, рассматривая край карты, все же пытался представить, как именно может располагаться форпост в виде шестигранника на таком участке, как окраина поселка Конвейер, иногда пропуская по два глотка свежего кофе.

Андреас не заметил, как к ним подошла миловидная брюнетка, предложив буклет по заказу пиццы. Нильсон принял буклет из ее рук вместо задумавшегося социолога, как настоящий ученый посчитав, что все может пригодиться.

– Не могу я все, Бен, себе представить, как на таком островке может поместиться целый солдатский полк, – отвлекся от карты Фильчиган, чтобы сделать очередные два глотка.

– Ну, я не знаю, как умещаются полки или только взводные подразделения, а вот здешнюю пиццерию на Чум… Чум-баров-ке, – с трудом выговорил по слогам название одной из улиц города эсквайр, найдя адрес пиццерии, – думаю, стоит посетить. Интересно знать, как они здесь готовят «мама Дольче».

Под свои сорок лет Нильсон был весьма великодушным человеком плотного телосложения, но, сам того не замечая, становился нервозным, когда ему хотелось есть, где до того времени, чтобы перекусить, приходилось ожидать более пятнадцати минут. Не совсем можно было сказать, что он был большим любителем набить свой живот просто едой или, зная, где поблизости она находится, кроме поездок, он чувствовал себя спокойнее. Фильчиган, наоборот, обычно был сдержаннее к еде и завтрак начинал только лишь с чашкой чая и бутербродом, а если он ощущал утренний голод, ел приготовленную мамой кашу.

Оба эстета-американца не заметили, как из номеров, появившись в дверях словно зомби, направлялся через холл к бару изрядно подвыпивший мужчина.

– Анджелин, – сказал он с кокетством, сонным взглядом обращаясь к барменше, едва открывая рот, – мне два по пятьдесят и все…

Он указывал, прищурившись, глазом на одну из стоявших позади девушки в баре бутылок коньяка, словно прицеливаясь.

– И все, Миша, хорош уже, и так всю ночь… – сказал рядом пришедший с ним его товарищ, который выглядел лишь слегка выпившим.

– Не, Дмитрич, еще по пятьдесят, во-во, – обрадовался Миша заполнявшейся рюмке. – А Дмитричу?!

Шутливо, но с осуждающим видом он бросил взгляд на Анжелику.

– Мой друг тоже не откажется, – промурлыкал словно мартовский кот, не спуская взгляда с девушки, и на его, казалось, серьезном лице вдруг расплылась слегка похотливая улыбка.

– Не-не, я не буду, Миша, все, мне хватит, завтра днем еще тему для очерка надо обдумать, – отказался от выпивки его приятель.

– Ну вот, – Михаил хотел сделать расстроенный вид, но у него это очень плохо получилось, и он опрокинул жидкость в рот, передернувшись от удовольствия.

– А! Хорошо! – выдохнул он.

Рядом находившийся с ним молодой человек, облокотившись локтем о столик бармена, устало потирал левую часть лица. Он плохо походил на собутыльника приезжего, но, скорее, на сотоварища, чем на его гида или куратора.

Нильсон и Фильчиган закончили завтрак. Фильчиган опустил пустую чашку на стол и хотел взять карту, как Нильсон заметил:

– Да, Андрес, не много же тебе надо, приятель, с утра – кусок пирога да сервизная чашка кофе, – сказало он.

– Да я, – задумался Фильчиган, – мало ем, когда волнуюсь.

– Ну, друг, что… – внезапно на их стол, оборвав речь Нильсона, упал, удерживаясь на вытянутых руках, изрядно подпивший Миша.

– Хелло, май фрэндс американос! – он поднял кверху руку, сжав кулак, в знак приветствия, чем вогнал в недоумение Фильчигана. – Хеллоу, Америка, ай лайк ю! – выдавил он, едва удерживаясь на ногах.

Он поспешил к американцам, когда услышал их голоса, теперь к нему уже спешил его куратор.

– Миша, Миша, – успокаивал его Дмитрич, – не приставай к людям.

– А я и не пристаю, – Михаил вдруг вытянулся, его лицо приняло деловой вид.

– Май нейм из, – пытался выговорить Михаил на ломаном английском языке, – Михаил.

Михаил протянул Фильчигану руку, тот, не зная, что русский может предпринять в следующий момент, если не пойти ему навстречу, неуверенно протянул руку в ответ. Рука нового знакомого оказалась тяжелой для обществоведа.

– Михаил Парщинников. Дую ноу эбаут ми? – продолжил он. – Оф, да, ну конечно, откуда вам известно, вы и наши фильмы-то не смотрите. Все только пых да пых, – Михаил, вытянув указательный палец в сторону, словно в замедленной съемке, обхватив кисть руки, представил, что целится из пистолета в неведомого врага, – а души?!

Михаил сжал ладонь в кулак и пытался колотить себя по груди, но его рука не держалась и иногда соскальзывала вниз.

– Чтобы поговорить… а, – он махнул рукой.

– Миха, пошли спать, все уже, мужики вон перепугались из-за тебя, – куратор решил, что, выговорившись, тот успокоится, и следил лишь за тем, чтобы его действия не переходили за грань простого общения, на миг заподозрив в нем появившуюся агрессию. Но это его только подтолкнуло к продолжению.

– Ни одной граммы.… А, Анджжлль Джжлии, – едва выговорил он заплетавшимся языком, – вон…

Парщинников резко развернулся в сторону стойки бара.

– Чем хуже? Красавица!.. Анджела… – выкрикнул он имя официантки.

Дмитрич, просекши ситуацию, придерживая хмельного Михаила за локоть, когда тот обращался в сторону, незаметно намекнул иностранцам, чтобы те поскорей уходили.

Михаил, протягивая руку в сторону барной стойки, вспомнив об иностранцах, вновь повернулся, но, не заметив никого, едва удерживая равновесие не без помощи Дмитрича, направился в сторону лифта.

– И все же мы, – Михаил снова ударил кулаком себя по груди, обращаясь скорей самому себе, – актеры России, играем лучше, чем… – он повернулся, указав пальцем в сторону центрального выхода, куда вышли Нильсон с Фильчиганом, – ихне…

– Нжелочка, – Михаил обратился к официантке, которая, словно не замечая актера, занималась своим делом, – меня, красулечка, до обеда не буди.

– Хорошо, Михаил Александрович, – подыграла Анжела Парщинникову.

Михаил, заслышав женский голос, отреагировал словно заблудший путник, хотел вновь пококетничать с девушкой, но вовремя подхватившего его куратора сдался его уговорам и с его помощью направился в номер.

– Да, русские редко знают меру в выпивке, – прокомментировал замеченное им в холле кафе Нильсон, когда они с коллегой по колледжу оказались снаружи гостиницы.

Легкий ветерок слегка трепал волосы джентльменов и становился все реже, предвещая сухую и теплую погоду. На часах Фильчигана было девять часов двадцать шесть минут утра.

Нильсон был одет по ранневесеннему сезону, когда в Вирджинии в апреле воздух уже был прогрет и рядовые граждане, скинув теплые одежды, носили легкие ветровки, а кто-то выходил на улицы и без головного убора. Брезентовая кепка выделяла Нильсона среди более легко одетых изредка проходивших граждан.

Решив прогуляться по предложению Нильсона, Фильчиган решил вновь поскорей напомнить, зачем они здесь. Закупившись несколькими хлебобулочными изделиями и соком по предложению товарища Юрия, Фэргата, они остановились у центральной кофейни с вывеской как на кириллице, так и на английском – «Centralofcoffeehouses». Пококетничав немного с продавщицами, эсквайр, точнее, попробовав это сделать, но так как он был больше похож на обычного поселенца, девушки посчитали его за местного щеголя, пытавшегося вспомнить молодость. Поняв такое отношение, у Нильсона немного понизилось настроение.

– Моей дочери столько же лет, как и им, – Нильсон пожаловался товарищу, когда они сели в салон черной «пятерки», – но Мари всегда улыбнется, всегда на ее лице улыбка, даже для незнакомого заговорившего с ней человека.

Фильчиган не знал, что ответить, лишь пожал плечами и все же добавил, как интеллигентный человек, в защиту женского коллектива:

– Ну, они с самого утра на ногах, и им еще целый день топтаться.

И Нильсон все же не смог с ним не согласиться.

Автомобиль оторвался от бордюра тротуара, вырулив на проезжую часть.

Они проехали светофор через пересекаемую улицу, по правую руку вырисовывался на фоне деревьев малозаметный местный бассейн, хотя он и был размером с девятиэтажное жилое здание, друзья также не обратили внимания, чтоот тротуара за ними последовал белый Logan, оторвавшись стоявший возле остановки бассейна.

Проехав мост через реку, Нильсон обернулся посмотреть назад, чтобы еще раз подивиться строению.

– Прямо Бруклин в миниатюре, – сказал он.

Фильчиган тоже заинтересовался, но заострять внимание не стал, его больше волновал их путь. Он вспоминал.

Однажды ему пришлось посещать библиотеку полка, Андреас готовил лекцию под названием «Международные отношения между США и фашистской Германией до разрыва до вступления в войну между странами».

Андреас Фильчиган был спокойным и уравновешенным человеком. Все его детство и отрочество прошли в одноэтажном доме с его родителями, которые были преподавателями гуманитарных наук, быть может, поэтому Фильчиган выбрал философский факультет и стал преподавателем обществознания в колледже, расположенном в двух кварталах от дома. Друзей, на которых бы он мог, по его мнению, положиться, не было, кроме жившего по соседству Нильсона, эсквайра, и прежде чем отслужить в армии, Фильчиган советовался с Нильсоном по этому поводу, специально посетив его двор, единственный раз за все соседство побывав на этой территории.

Часто посещая центральную библиотеку, где хранилось множество старинных книг, исчисляемые годами, сохранившихся со времен начала католичества, даже расцвета римской республики. Об этом Фильчиган знал хорошо, но в основном пользовался литературой, для того чтобы собрать необходимую информацию для написания рефератов вовремя его студенческой жизни. Ныне же он проводил здесь время, чтобы подобрать материал для будущего доклада в аудитории учебной кафедры.

Подыскивая исторических персонажей для своей будущей лекции, Фильчиган, выводя по цепочке истории людей из граждан своей страны, свел к тому, что один из них был паломником, а в годы Второй мировой войны – разведчиком. Однажды за связь с еврейской семьей и нежелание отказываться от своей подруги, дочери главы этого семейства, был тайно переправлен карательной системой СС в один из лагерей, где уже давно ожидали своей участи как евреи, так и польские пленные, не желавшие принять фашистский режим. Познакомившись с Яношем Полански, этот американец узнает от него о символе древних мнимуеков, обитавших задолго до того, как построили древние пирамиды в Гизе, в те времена, когда вымер последний саблезубый тигр в уральской лесостепи. Знак выглядел как древо с завивавшимися ветками к комлям. Янош, так как он был историк по образованию, побывав незадолго до набравшей силы национальной партии в Германии, попытался найти следы, ведшие к познанию древнейшей цивилизации. Но, пробыв около двух лет в России в поисках, уже как три месяца Германия объявила Польше войну, Янош, вернувшись на родину, был захвачен в плен.

Поиски древних знаний велись и со стороны нацистской германской разведки отдельной группой, входившей в отдельный состав СС, возглавлял которую любитель исторических ценностей Эрих Кох.

После удавшегося освобождения отбитого союзниками у немцев при транспортировке на родину американского пленного тот был зачислен на службу в разведывательное управление и по особому его желанию был направлен на слежение за работами, ведшимися по обороне, на место остановки северных конвоев в порт Экономия в Архангельск, состоя в составе королевской резидентуры. В то время по службе ему пришлось под вымышленным именем принять вид речного кока на одном из советских пароходов, так как он неплохо был ознакомлен с кулинарией. В детстве он подрабатывал у отца на фабрике. Резидент знал русский, но, стараясь скрыть акцент, чуть шепелявил, сходя за поляка. Почему и получил кличку Шепелявый. При своем любопытстве бывший заключенный, совмещая службу на благо своей родины, также производил исследования в области тайного знака, описанного поляком, которые его привели к расположенному в семистах километрах от Архангельска поселению. При массированной атаке люфтваффе города американцу пришлось оставить порт. Вернувшись в Вирджинию, внезапно каким-то образом удачно оставив свою работу, облачившись в рясу проповедника, а затем приняв сан дервиша, стал ездить по местам, где случались собрания, касающиеся религиозных или иных тем. В своих путевых записях Пол Ариман, как звали бывшего нацистского узника, кратко отметил тайный знак на вкладыше своей тетрадки, словно отложил загадку до следующего времени, сделав из нее закладку. Тетрадь датировалась 1945 годом. Литеры Z и I, разбросанные по листам, ютились в нечастых предложениях обычного текста, но незаметно отличавшихся от основной рукописи, вырисовывая тему физического состояния тела, противоречащего всем законам физики, напоминая тему Эйнштейна о теории относительности, в те года распространенную среди учебных заведений, где когда-либо такая тема касалась научного характера. Сопоставив текст, проведя небольшое расследование, Фильчиган отправил запрос в Калининград вновь по поводу интендантции рейхскомиссара Коха, однако получил весьма скудные результаты. Отчего, на удивление Нильсона, он решил взять отпуск и направиться в Россию сам.

* * *

– Машина опять без пробега? – спросил водитель белого Renault, следуя за «пятеркой».

– Угу, – промычал второй пассажир. Он сидел напротив водителя, думая о чем-то своем, закусив костяшку указательного пальца, он глядел вперед, высунув локоть сквозь оконный проем двери авто.

– Ну, твою… – выругался водитель, – у меня только год вождения, а здесь по этим проулкам… Здесь же на каждом пути перекресток, а их водители гоняют как…

Агент не знал, как закончить свою речь. Второй агент был настолько увлечен своими мыслями, что никак не реагировал на него.

Дорога для водителя, казалось, была более чем проста, но отличалась от американских квартальных дорог частями с неглубокими выбоинами, светофор на перекрестке без «бегающего человечка».

– Слушай, Фрэнки, давай плюнем на директивы и в следующий раз, а я уверен, что будет следующий раз, машину буду выбирать я сам. И цвет тоже, – закончил фразу водитель, посмотрев на соседа, тот по-прежнему держал в зубах костяшку пальца, не отрывая взгляд от дороги.

Покрутив в недоумении головой, водитель продолжал путь.

– Надеюсь, дальше дорога не будет такой страшной, хорошо рессоры держат, – сказал он, в который раз подскочив на выбоине.

* * *

Фэргату позвонили.

– Да, Валера. Нет, я сейчас не могу, я еду на двадцать пятый. Да, хорошо. До свиданья, Валера.

Водитель «пятерки» бросил отключенный мобильный телефон на второе пустое сидение пассажира.

– Свояк который раз женится, попросил меня гостей развозить на завтра, – сказал Фэргат, обращаясь то ли к самому себе, то ли к попутчикам, забыв, что они оба интуристы и еще хуже владеют русским языком.

Овладевший два года назад шоферской деятельностью, на вид кавказской национальности, бывший продавец туфлями Фэргат решил сменить амплуа и стать водителем такси, приобретя заранее автомобиль с уценкой в кредит. Нильсон обратившемуся к ним водителю из вежливости ответил кивком, вновь вернувшись к обзору карты, которую достал Фильчиган, дабы показать важность их поездки и то, что им некогда слушать других.

* * *

Въехав на очередной небольшой мост через реку, водителю белого Renault по левую руку вдалеке речного рукава представился вид заброшенного завода, больше похожего на современные доки. Дорожное полотно, охваченное с обеих сторон кустами, деревьями и редко появлявшимися деревянными двухэтажными жилыми постройками, когда они съехали с моста, представилась им дорога, казалось, ведущая к замку самой Брунгильды.

– Что… что они делают?! Какого?! – вдруг возмутился водитель «Рено».

Внезапно темной точкой «пятерка» притормозила и стала разворачиваться, пропустив другую машину.

– Что, что они опять задумали, дай телефон… – отреагировал агент, обратившись к напарнику.

– Шеф, – почти кричал он в телефон, – они развернулись и направляются обратно.

Напряжение второго агента проявлялось не таким паническим образом, он продолжал закусывать костяшку, отвлекшись от своего занятия, лишь передавая телефон.

– Понял, занять место, понял. Хорошо, шеф, – водитель отключил телефон.

– Так вот, Фрэнки, – сказал он, – говорю тебе, я, Фрэнки, – он в упор посмотрел на напарника, – в следующий раз по крайней мере выбирать цвет буду я.

Машины поравнялись, Фрэнки и его друг старались не смотреть, кто сидит в «пятерке» чтобы не привлекать к себе внимания. Немного снизив скорость, Renault стал выискивать удобное место для последующего ожидания двух иностранцев, когда они вздумают ехать обратно.

* * *

– Что теперь надо делать? Надо ехать в местную библиотеку, – ответил на свой вопрос находчивый Нильсон.

Машина притормозила и повернула назад, после того как двое иностранцев сделали тщательную попытку объяснить водителю, что им необходимо вернуться в город и посетить местную библиотеку.

– Интересно, там у них, как у нас, могут впустить по разовому талончику? – сказал Фильчиган, вопросительно посмотрел, чтобы отвлечься от растерянности, на своего компаньона, когда их машина развернулась.

Он убрал, засунув ставшую уже ненужной карту в походную сумку.

– Не знаю, разберемся, – Нильсон, заметив потерянный вид друга, решил, как всегда, подшутить над ним, стараясь накалить обстановку, – но ты и я в России, дорогой друг, не зарегистрированы, лишь как туристы, тем более в их библиотеке.

За серьезным видом сквайра едва удерживалась дружелюбная улыбка. Нильсон уже знал, что можно было предпринять, но его тяготило, что Андреас не прислушался к его мнению и они поспешно собрались из номера в дорогу.

– Я же говорил, надо было сначала ощутить свежий воздух, понять его микроструктуру, быть, думать как местные граждане, в конце концов, ты географ, тебе ли не знать, как климат влияет на физиологию человека.

Фильчиган, казалось, под нравоучениями товарища успокоился.

– Я не географ, у меня специальность по международным отношениям.

– Во! Прекрасно, вот ты и будешь у нас проводником в храме знаний, – Нильсон, сострив, улыбнулся, так как заметил недоуменный взгляд Фильчигана, это означало одно – что тот начал мыслить, исходя по ситуации.

Спустя некоторое время, вновь подивившись миниатюрному «бруклинскому» мосту, Нильсон вдруг вспомнил что-то важное.

– А, please. Э-э, – Бенджамин не хотел вновь натолкнуться на языковой барьер, старался подыскать слова, – hotel…

– Да, – добродушный Фэргат обратился к Нильсону через зеркало заднего вида, – что вы хотели? – спросил он, заинтересовавшись оборванной мыслью иностранца.

– Hotelis, – старался объяснить Нильсон, – otel.

– Понял, понял, гостиница, все, едем туда, – ответил Фэргат.

– Э-э… Пурэ-Найволок, – не унимался американец, когда их машина свернула на набережную, до этого они ехали по центральной дороге.

– Все правильно, туда и едем, – сказал с меньшим акцентом водитель, – так быстрее.

Нильсон, все же не поняв его, оставил пояснения, считая, что местный водитель лучше знает, как ему добраться до нужного места. Фильчиган, скрестив руки, завалился на сиденье, занявшись своими мыслями.

После того как, прихватив с собой паспорта в гостинице, посетив библиотеку под вопросительными взглядами молодежи, Нильсон и Фильчиган вновь уселись в кабину азербайджанца, время уже близилось к полудню.

– Надеюсь, они не поняли, в чем дело, Андреас, – пробубнил эсквайр, когда машина выехала на центральную дорогу, – и не отправятся за нами в преследование. Ты заметил, какой был подозрительный взгляд у одной из женщин, она постоянно пялилась на меня и все время молчала, один из признаков шпионских тем – молчи и наблюдай. Ты как думаешь?

Нильсон обратился к товарищу, тот, казалось, вновь ушел в себя.

– Я вот о чем думаю, Бен, – сказал Фильчиган, глядя на дорогу за пассажирским креслом, – у этого города такое славное прошлое, а дороги у них ни в какую…

Автомобиль бывшего гастарбайтера, притормаживая перед тянувшейся впереди полосой машин, уже проехал тот бассейн, на который американцы снова не обратили внимания.

Для того чтобы попасть на другой берег, необходимо дождаться своей очереди на понтон и заплатить пошлину охраннику, чтобы тот пропустил их через шлагбаум, однако, когда еще перевозчики находились на платформе понтона, недолго думая, Фэргат вышел из машины, оказавшись на берегу, поговорив о чем-то и что-то передав человеку в камуфлированной форме синеватого цвета, вернулся в машину.

– Все будет хорошо, – сказал он с акцентом пассажирам и перевел ручник на первую передачу. Машина плавно съехала со сходней и через пять минут американцампредставился вид проселка, впечатлявший их, будто они оказались в глухом месте практически на краю света. Однако показавшийся впереди, выглядевший вполне цивилизованно, несмотря на потрепанность кузова, легковой автомобиль вывел иностранцев из транса. Они оба переглянулись, но не сказали друг другу ни слова. В следующее время машину потряхивало на бугорках дороги, мотая из стороны в сторону пассажиров с водителем. Азербайджанец по национальности, Фэргат, словно не зная, что везет достопочтенных граждан, не обращал на выражения их лиц никакого внимания, как и на их такую непривычную речь, в его планах было сохранить свою машину. Единственное, за что могли друзья держаться, это за ручки дверей, и они настолько были этим увлечены, что не замечали пролетавших мимо кустов и деревьев вдоль дороги.

– Ты ничего мне не говорил о российских дорогах, Андреас, – болтаясь на сиденье из стороны в сторону, наконец Нильсон подпрыгнул на очередной кочке.

Фильчиган, стараясь сохранить баланс на сиденье, держась за дверную ручку, промолчал, лишь украдкой взглянув на спутника, посочувствовав ему угрюмым выражением лица из-за нелепой ситуации, в которой он почувствовал себя виноватым и злился больше всего на себя, чем на несовершенство дорожного полотна, что втянул своего друга в такое путешествие.

Наконец после поворота среди показавшихся заброшенными двухэтажных жилых домов дорога немного выровнялась. Пассажиры наконец могли заметить и подивиться бежавшим вдоль обилия густой зелени хвое, березам по бокам грунтовой трассы.

– Еще нэмного – и будэм на мэсте, – поспешил бросить несколько слов попутчикам Фэргат.

За все время пути по островной дороге он держал свой руль в руках, будто боясь выронить его, и, не отрывая упорного взгляда от лобового стекла, словно спринтер, несся со всей мочи, планируя поскорее добраться до пункта назначения.

Свернув наконец с главной дороги и сбавив ход машины мимо скопления гнилых досок некогда развалившегося забора бывшей колонии, впереди Фильчиган заметил несколько человек, спешащих через дорогу, и следовавшую за ними женщину с коляской, которая только и обратила на них внимание. Этой казавшейся на первый взгляд необитаемой обитаемой жизни, немного удивило иностранцев. Свернув направо за часть большого забора машина, сделав еще один заворот, наконец остановилась у бывшего центрального здания уголовной инспекции.

Первым открыл двери Нильсон как человек, который может принять на себя любое невообразимое воздействие.

По его сторону находилось поле, некогда бывшее футбольным, теперь заросшее травой. Напротив поля находилось здание, где когда-то было формирование по охране заключенных, теперь оно казалось запустевшим, и в некоторых местах на первом этаже даже разбиты стекла окон.

Договорившись о том, чтобы шофер их дождался, друзья тронулись дальше. Пройдя мимо покосившихся решетчатых железных ворот, они прошли вдоль насыпи в виде дороги через бывший ров, сотворенный еще триста лет назад, сейчас который был полностью затянут болотной зеленью.

Путешественники остановились оглядеться. Возле них ставшие уже в некоторых частях разбитой вышкой, посеревшей от времени, в нескольких шагах их взором едва улавливались Южные ворота Новодвинской крепости.

– Да, – протянул бравый Нильсон, – и где же тут вход… Да и выхода я, честно говоря, тоже не замечаю.

Над бывшими воротами, заложенными неотесанным кирпичом, сквозь заросли травы угадывались завитки – узор, словно две морские волны, с окружностью посередине в них. Массивные стены давали представление, что не было никакой возможности попасть внутрь бастиона, если не приложить лестницу. Любопытный, но всегда ставящий под сомнение любое действие Фильчиган предположил, что вход может находиться с левой стороны, то есть со стороны реки. Только друзья решились действовать по предложению декана социальных наук, как позади они услышали голос молодого человека.

– Хэй, – окликнул он их, – если вы ищите вход, то он идет по той лестнице.

Паренек указывал в сторону едва заметного деревянного лестничного марша, расположенного поодаль справа от них, спрятавшегося за набравшей за время цвет молодой ольхой. Путники, не поняв ни слова по-русски, повернули в противоположную сторону.

Пересекши не без легкости стену толщиной больше полуметра, друзья, спустившись по захудалым ступеням, направились, как им показалось, к возможно обитаемой небольшой будке, расположенной напротив в метрах пятидесяти от них.

– Да, – выдохнул Нильсон, когда они спустились и остановились, чтобы осмотреться, – ты видел когда-либо подобное? Совсем другой мир, дружище.

Среди места, обросшего кустарниками, травой, деревьями, приветливо шелестевшими листьями над головами, их взору представился посеревший от времени забор, чуть поодаль от вышки доносился скрип от колыхавшего ее дверцы ветра. Изредка на кольях полусгнившего забора колючая проволока, видимо, часть ее местные жители уже успели растащить на свои нужды, давала представление, что здесь содержали заключенных. Подойдя ближе к домику, из калитки огражденной забором будки, чудом сохранившейся от поселенцев, появилась немолодая женщина, в руке она держала ведро и небольшую лопатку. Обратив внимание на появившихся людей, она смотрела на них будто на внеземных существ. Ковбойская шляпа с полями Нильсона скорее удивляла ее, нежели она просто не ожидала встретить здесь еще людей из какой-либо другой группы.

– Вы из комиссии? – спросила она с любопытством.

Иностранцы были немногословны. Фильчигану как педагогу по естествознанию приходилось изучать несколько языков, одним из которых, в частности, был русский язык. Но так как он был больше увлечен восточной культурой, то России он мало уделял внимания, как оказалось, зря. Здесь, куда, как оказалось, словно переплетаясь, было намного впечатлительнее пост империалистическое и социалистическое мировоззрение народа, по крайней мере, действия россиян были неожиданны, и тем они всегда заставляли находиться духу западников в аналитическом состоянии. Что иногда было бы полезно такой возможностью понять, что ты есть и зачем ты здесь.

– Ми туристс, – сказал Андреас.

– А, – протянула женщина, как бы выходя из забвения, начиная осознавать происходящее.

Она выглядела по-простому, спортивные рейтузы, обтягивавшие практически уже ставшую бесформенной от годов талию, но прикрывавший легкий рабочий халат практически скрывал ее недостатки, на голове косынка как головной убор. Но, несмотря на ее возраст, лицо ее было обаятельным.

– Шведы, финны? – гадала она, проявив дружелюбную улыбку.

Сейчас она, казалось, проглотит их своими вопросами, по всей вероятности, посчитав людей за коллег по археологии, что могло помешать американцам в их раскопках.

Нильсон и Фильчиган не могли ничего придумать, так как объясняться все равно бы пришлось на языке, мало им знакомом. Но женщина облегчила им задачу.

– Вы уж там своим скажите, чтобы… ведь эта история – наша и ваша история, ну, подумаешь, воевали вместе. Триста лет уже прошло, – женщина взяла ситуацию в оборот, она подошла к спутникам ближе.

Сиявшая на ее лице воодушевленная улыбка увеличилась, обнажив белые зубы, радуясь оттого, что, как посчитала она, древним форпостом занимается не только их бригада с полным энтузиазмом, но здесь и представители иностранной коллегии краеведов.

– Да, да, конеиешно, – поспешил отозваться Фильчиган, желая поскорее отвязаться от женщины.

– Ну, ладно, – махнула она лопаткой, – пойду дальше раскапывать. А нас тут всего десять человек, да и то ребята все с третьего курса. Но какое значение это имеет, если нашу молодежь привлекает наша история, это же здорово! Значит, за свое будущее мы можем быть вполне спокойны.

На этом, казалось, беседа подойдет к своему завершению, как неожиданный вопрос женщины привел друзей в еще большее смятение:

– А вы какую часть крепости хотите обследовать, если не секрет?

На ее лице скрылась улыбка, но выражение приняло пытливую любознательность. Фильчиган принялся быстрее вспоминать все знакомые и не знакомые русские слова, чтобы женщине ненароком не вздумалось примкнуть к их дуэту, как подумал он, или же, того хуже, она станет привлекать присоединяться к их компании, что, естественно, не входило в их планы.

– Ми есть интерестинг зэ норд часть, – осведомил ее Андреас в надежде, что там, в интересующей их части форпоста, не работают ее люди.

– А-а, – отозвалась женщина, – северная часть, значит.

– Да, севиер ост парт, – дополнил Фильчиган.

Вследствие разговора с женщиной оглядывая местность, он уже предположил, что коллектив женщины-бригадира не входит в то место, куда они с Нильсоном планируют добраться, но и успокаивающего здесь было мало – такая маленькая, но активная студенческая бригада может работать только в том месте, более подходящем для раскопок. А значит, здесь им придется нелегко.

«Интересно, – подумал Фильчиган, – догадывается ли об этом Бен».

– Ну, всего вам хорошего, коллеги, – на ее лице, кроме дружелюбия, вырисовывалось явное недоумение. Все же предположив, что ученые иноземцы могут быть более подготовлены к разным видам добычи артефактов, предупредив их о возможной опасности от заболоченной от времени земли, попрощавшись с ними, она направилась в проем, где еще пару лет назад был транспортный въезд на промышленную зону бывшего уголовно-исправительного заведения.

* * *

– Whatfuckingshit, – выругался водитель иномарки, когда разговор напарника с охранником пропуска на берег явно затянулся.

– Что там у вас, почему так долго? – спросил водитель второго, когда тот вернулся в кабину.

Тот явно был чем-то расстроен.

– Говорит, что такса за ночь поднялась.

– Ни хрена себе, – возмутился водитель белого Renault, – а ты заметил, нет, ты заметил, Фрэнк, как тот типа Фиата без проблем с ним расплатился и уехал, как будто бы даже и не торчал тут!

Напарник пожал плечами, он, оперевшись о дверцу локтем, закусывал палец, о чем-то размышляя.

– Ладно, поехали, – водитель плавно перевел небольшую рукоять коробки передач.

– Ты не спросил, куда они поехали? – спросил водитель товарища, успокоившись, как бы между прочим.

Машина, взвизгнув о металл парома колесами, через секунды две уже была на берегу. Фрэнк высунул палец изо рта, когда они оказались в решении сторон направления, безынициативно колыхнув воздух ладонью.

– Ты здесь видишь еще где-нибудь дорогу? – безучастно спросил он.

– Ладно, приятель, едем направо, – сказал водитель.

Автомобиль вырулил на темное, состоящее из плотной земли и гравия полотно, называемое дорогой.

* * *

– Я думаю, нам надо обойти вот эту лачугу, – Бен указал на деревянное строение, откуда появилась женщина, – иначе мы можем встретиться со скаутами. А это, сам понимаешь, Андрес, вопросы «кто?», «куда?» пожестче вопросики будут, когда мы уже с детьми встретимся.

– Да, вероятно, Бен, – Андреас огляделся вокруг, – но что ты скажешь про то, что нам нужно будет оказаться посередине бастиона?

– Что ты имеешь в виду? – не понимал его Нильсон. – Разве мы ищем не вход в подземелье, где нас ждут врата в потусторонний мир?

– Да нет, все правильно, Бен, но, – Фильчиган не знал, как исправить ошибку в том, что недосказал, что путешествие на край города является всего лишь частью их пути.

Фильчиган заискивающе посмотрел на друга.

– Понимаешь, Бен…

– Что? Что ты хочешь сказать, мой друг? Что наше путешествие не имеет никакого значения и ты все это выдумал? Потому что тебе наскучили тесные своды колледжа и тебе нужен напарник? Чтобы тебе избавиться от одиночества или…

Внезапно Нильсон замолчал, он заискивающе посмотрел на друга, в уголке рта появилась зарождающаяся ухмылка с преддверием на издевающуюся улыбку.

– …или же ты до сих пор не можешь забыть о своей Ангелике? – спросил Нильсон не без осторожности.

Он знал, что эта девушка была частью бессонных ночей Фильчигана на протяжении восьми лет, где пять из них он мог видеть ее в университете, и два года спустя она вновь напомнила ему о себе, промелькнув однажды на экране телевизора в спикер-шоу Мак Дауэлла в рядах приглашенных обывателей для общения по проблеме регламентации домашних животных.

Фильчиган потупил взгляд. Отчасти его друг был прав. Но дочь капитана третьего ранга все же понемногу оставляла его сердце, но сейчас Фильчигана обеспокоило то, что секрет эсэсовской папки был лишь мистификацией.

Когда Андреас встретился с действительностью – стеною, пережив свое время, казалось, склонившейся перед годами. И теперь даже найти что-либо напоминавшее буквы или символ средь руин было маловероятным. Обо всем этом он только сейчас поведал своему другу.

– Но пойми, Бен, – оправдывался он перед молча выслушавшим его рассказ Нильсоном, – в «Википедии» вообще мало фотографий крепости, а те фотографии, что мы с тобой видели в библиотечном журнале, были сделаны при царской России в единственном экземпляре.

У Фильчигана был взгляд потерянного человека, как и перед сложившейся ситуацией, так и жалостливым образом вины человека. Но насчет Нильсона он ошибся, человеку авантюрного склада ума, несмотря на то что в молодости перед поступлением в университет тот выбрал изучение реакции материй, нежели аналитику и философию, дух путешествий еще больше зародился в нем, когда тот понял, в чем дело. Однако потайная схоластичность его натуры, как всегда, спешила к завершению. Но на этот раз повествование его младшего друга было явью, и они не на своей Родине, а на краю северо-запада, где зимой воздух остывает при температуре до сорока градусов ниже нуля.

* * *

1684 год. Палаты Московского Кремля. Последний потомок Рюриковичей, сын Василия Рюриковича Иван, задумавшись, обхватив пятерней свое лицо, пытался сконцентрироваться, анализируя дела прошлые и предполагая будущие. Появившись в его палате, князь Шуйскийне без опаски на реакцию беспокойства его присутствием не спешил оповещать о себе. Но царь, словно ощутив его, внезапно открыв глаз, который возвел на князя весьма мрачный характер.

– Проходи, Василий, – не спеша пробормотал российский царь. – Что, библиотека моя вывезена?

– Все как сказано тобой, царь. Два обоза, один из которых с пушниной соболиной для народа Новохолмогорского ровно в срок вчера вывезли. Через пять дней на месте будут, а там к зиме и на Соловецкие острова подадут книги твои, батюшка.

– Хорошо, князь, – сказал царь.

Он встал из-за стола. Свет от солнца из-за плотной слюды едва пробивался в его комнату. Скоро мамка-повариха должна принести ему напиток, поддерживавший его силы. Пройдясь по комнате, он вдруг почувствовал снова легкое недомогание, вновь уселся за стол. Тонкий слой пыли витал в луче утреннего света. Не заправленная кровать выдавала, что царю был необходим постельный режим. Он то и дело, походив по комнате, садился за письменный столик, под которым когда-то еще в детстве пытался спрятаться, играя в прятки с родителями. А когда на его отца наступал приступ ярости и в гневе Василий III раза два бросал чернила об этот стол, что, вероятно, его успокаивало. Кое-где пятна до сих пор остались.

Сделав три шага в сторону, о чем-то думая, Иван IV снова поспешил к столику как к спасательному островку, почувствовав легкое недомогание.

– Помнишь, Василий, богомольцы были у меня из тех мест? – спросил он Шуйского.

– Да, царь, как не помнить, после них-то у тебя здоровьице вроде как и стало поправляться.

Царь откинулся на мягкую спинку резного стула, обрамленного бахромой.

– Да, – протянул он, – казанская царица вдоволь прокляла меня, помутив мой разум. А ты знаешь, князь, чую я, нынче в Новгороде и вовсе сына моего не было, что враги мои наплели, будто Солонихатам спрятала его. Знал ли?

Царь оторвал взгляд от потолка. Князьс умилением на здоровье царя не без опаски смотрел на него, когда тот вновь обратился к нему. Стоя чуть поодаль от входной двери, он пожимал мурмолкув руках. Забыв, не отважившись отвести время во время сегодняшней аудиенции, для того чтобы оценить орнамент печи по просьбе его жены, до сих пор припоминая опричнину. Дочь некоего боярина Себастьянова, едва попавшего под волчий оскал подручников царя, вскоре лишившись также и брата, вышла замуж за зеленоглазого Шуйскогово избежание очередных потерь в семье, однако угадав замужество удачным и для личной жизни.

– Не ведаю, царь-батюшка, – поспешил ответить князь. Чем был рад своей неведомости.

Царь вновь обратился к потолку, будто видел там нечто, что помогало ему в принятии каких-либо решений.

– Люди те, богомольцы, – царь вновь обратил взор на присутствующего человека, – что прибывали ко мне из Пинеги. Надумал я сегодня ночью: пусть град их будет называться Архангельском. И губерния Архангельская будет считаться градом Руси.

* * *

Конец лета был весьма еще теплый, и даже преддверие сентябрьских дней обещало сохранять благоприятную погоду. Ярко светило солнце, разойдясь в полдень. Воздух была нагрет до девятнадцати градусов, что с легким ветерком наводило на облегчение души и упоение тела, приводя нервные клетки в порядок.

Узкая тропа из посеревших от времени деревянных мостков, проложенная по периметру бывшей зоны, еще давала исследователям возможность делать легкие шаги, чтобы пройти к концу забора, где поодаль виднелась будка, еще сохранившаяся после переноса всей колонии, возвышавшаяся на четырех железных опорах.

– Я думаю, Бен, нам нужно пробраться вон к тому развалившемуся зданию, так как я полагаю, что это и есть бывшие офицерские дома, если смотреть по карте, – сказал Фильчиган, посмотрев еще раз на распечатку копии, найденной в интернете.

Он указал в сторону по правую руку, где виднелось разрушенное основание каменного здания без крыши, покрытого мхом и травой.

– Э, так мы там себе все переломаем, приятель, – подивился Нильсон.

Чтобы добраться до заброшенного здания, по-видимому, ранее еще служившего, пятьдесят лет назад, а быть может, и больше каким-нибудь небольшим заводом, необходимо было перейти остатки арматуры, покрытые коррозией, разбросанной по сторонам, скрывавшейся в густой зелени, пробраться сквозь кустарники, успевшие за небольшой период покрыть местность.

– Но а все же, Андреас, почему ты вообще полагаешь, что нам именно туда, может, не стоит ломать ноги? – спросил Нильсон.

– Ну как же, вот, – Фильчиган достал из нагрудного кармашка клетчатой рубашки, спрятанной за жакетом, свернутый листок бумаги, это была копия немецкого документа, – официе гомайнде! – прочитал он.

– Эх, если бы еще что-нибудь в виде цифры, мы бы узнали, в каком именно здании нужно искать символ, – дополнил Фильчиган.

Андреас задумчиво всматривался вдаль, однако не спешил пробираться по неровной местности. Он не заметил, как челка вновь спала, она не могла долго держаться, только если ее не уложить при помощи воды или лака.

– Я лично думаю, где время помогает схоронить тайны третьего рейха… – как бы философствуя, Фильчиган посмел предположить следующее направление, но словно интуитивно что-то не пускало его идти дальше.

Сделав несколько нелегких шагов вперед, они едва не увязли в превратившейся от времени углублении теперь затянувшейся болотиной, Нильсон, как всегда, позволил себе несколько выражений, в которых упоминалась преисподняя.

– И вот я еще о чем думаю, Бен, – сказал Фильчиган, стараясь делать осторожные шаги, – как бы часть, эх… – сделал он очередной подступ, держась руками за край бетонной стены, – «мозаики» не оказалась где-нибудь в стенке местной печи.

– Что значит стенки печи? – не понял его Нильсон.

Он уже присматривал места, где было бы легче подойти к изучению развалин. Но тут же прекратил какое-либо движение, остановившись на голос друга, но успел занести ногу, чтобы перешагнуть выглядывавшую из травы арматуру, покрытую ржавчиной. Затем обернулся, недоуменно посмотрев на спутника.

– Ну, я сужу по тому, что осталось, точнее, что нам досталось, – как бы виновато, стараясь не встречаться взглядами, пояснил Фильчиган.

Нильсон еще раз оглядел место, где они с товарищем оказались.

Покрытые эрозией бетонной стены разрушенного здания, кое-где в хаотичном состоянии лежали куски посеревших балок, досок, куски известнякового кирпича. Он присел на край углубления в стене.

– Эх, – вздохнул он, – курнуть бы сейчас.

Нильсон пошарил в карманах брюк, зная, что там нет сигарет, как и в кармане пиджака.

– Да вот лет уже как двадцать ни одной сигаретки…

Вдруг Фильчиган заметил сквозное отверстие чуть больше современного кирпича. Дыра была разворочена так, как если бы из нее пытались вытащить отдельный кирпич или камень, которыми была выложена часть основания бывшего здания. Как можно тщательнее исследовав отверстие, Фильчиган пришел к заключению, что это была всего лишь вентиляционная шахта или сливной канал, где, возможно, некогда было место для нужд.

С того времени, когда они проснулись в гостинице, прошло больше четырех часов. На часах Фильчигана стрелки показывали начало третьего часа, но их исследование, казалось, зашло в тупик.

– Может, перекусим, Андреас? – спросил Нильсон, потерев колени ладонями и слегка постучав по ним, сбивая таким образом нервную дрожь, – хотя, – сквайру уже не хотелось смотреть ни на стены, ни на своего друга-неудачника, – пока мы это будем делать, приятель, у нас начнутся совсем другие поиски. А вот кому нужно будет искать нас в этой глуши…

Нильсон, казалось, еще немного – и сдастся и повернет в сторону такси, но вместо этого он как ни в чем не бывало достал из сумки пирожок и пакет апельсинового сока, принялся обедать. Фильчиган, напротив, ему еда, несмотря на то что он был худ телосложением, никак не лезла, он лишь сделал три глотка предложенного Нильсоном сока.

– Так дело не пойдет, мы и до вечера не найдем ничего, что нам может помочь, – сказал Фильчиган.

Набрав влажности, жидкие волосы Фильчигана, его челка теперь чаще стала спадать ему на лоб. Съев один из пирожков с капустой, Нильсон похвалил местную кулинарию.

– Да, моя Инесса таких штук отродясь не видела, – сказал он, прожевывая еду, – все чаще одни круассаны предпочитает, но она делает замечательный мусс, такой вкусный… Ты когда-нибудь пробовал мусс из клубники, Андреас? Вот раньше, помню, в молодости она меня этой стряпней и завела к себе под крылышко, – растянулся в улыбке педагог по физике.

– Разве вы не по любви женились? – удивился Фильчиган.

– Ну что ты, друг, конечно, по любви, как же без любви-то мы могли жить все эти восемнадцать лет, – ухмыльнулся Нильсон, глянув на спутника осуждающим взглядом, – а стряпня ее так понравилась тогда, да и сейчас нравится, что мне захотелось признаться ей в любви, и я сделал ей сразу же предложение.

Фильчиган глубоко вздохнул, и впечатлительному ему почему-то сразу захотелось немного перекусить. Он принял из рук друга другой пирожок, начиненный яйцом, и не заметил, как тот исчез в его рте, словно мармеладный шарик.

– Да не переживай ты так, Андреас, будет и у тебя семья, вот найдешь туннель или, как его, проход… – Нильсон улыбнулся, ему хотелось съязвить по поводу прохода, но, наблюдая за внезапным приступом меланхолии товарища, решил оставить шутку.

Сквайр поднялся, потянулся, пока социолог пережевывал сырный бутерброд, похожий на хот-дог. Внезапно прижав локти, словно гордый орел, заметивший поблизости врага, приняв отпугивающую позу, Нильсон застыл.

– Послушай, Андреас, я вот простой учитель по физике, – Нильсон наконец расслабился, закончив потягивание, – и в немецком мало что понимаю, его приходилось изучать лишь в начальных классах, но не кажется ли тебе, Андреас Рауль Фильчиган, что есть нечто странное в этом офицерн…как его?

– Официо гемайнд? – уточнил Фильчиган.

– Да, офици… – Нильсон задумался, действительно ли это слово заставило его задуматься, – что оно вообще означает, Андреас?

Нильсон поднялся и потянулся, как бы между прочим растянув улыбку, заметив прислушивающийся взгляд друга, тем самым показывая, что у него нет никакого желания для каких-либо загадок.

– Ты же ведь у нас знаток языков.

Гадая, что подразумевает в своем вопросе сквайр, Фильчиган опустил голову, пожал плечами.

– Только то, что я и перевел, община сотрудников, – обратился он к другу.

Нильсон посмотрел на возвышавшееся над ними прозрачно голубое небо, на часы. Солнце находилось в зените, что соответствовало полуденному времени, на стрелках Нильсона часы показывали без шестнадцати минут третьего. «Если так дело пойдет, – думал сквайр, – и я пробуду в этой дыре, только лишь чтобы узнать воздух северного моря, то эта моя большая ошибка». Он попытался забраться на обросший мелкой зеленью некогда служивший основанием строения камень, ухватившись за край развалившейся стены, тут же отстранился, почувствовав неприятную влажность на ладони.

– Вот чертовщина, раздавил, наверно, кого-то, – предположил Нильсон с брезгливым выражением лица, отряхивая ладонь другой ладонью, – или тут все покрыто мхами. Если будем ланчевать, нужно найти какую-нибудь воду.

– Гемайнд… – социолога вдруг посетила внезапная мысль.

Андреас резко обратился к напарнику, тот, уже оценив оживленность приятеля, старался не сбивать его вопросами, зная, что тот, сосредоточившись, может выложить ему все, что придет ему в голову, даже если это покажется невероятным, но интересным.

– Бен?! А что если примечание «offizier gemeinde» звучит в переводе не как офицерские палаты, а «офизир» означает «главенство»… Кто знает, что немцы считают то, что русские считают за другое?

Даже умное выражение лица Фильчигана не помогало сквайру понять, что имеет в виду социолог-философ.

– Что ты имеешь в виду? – спросил он безучастно.

– Не знаю, – признался Фильчиган, – но я подумал, а что если… ведь так-то «гемайнд» по-немецки означаетобщину и церковь…

Легкий ветерок, пробежавшись по волосам путешественников, словно озарил учителя физики.

– А что если это словосочетание как?..

– Офизергемайнд, – добавил Фильчиган.

– Означает главную общину, в смысле церковь, – догадался Нильсон.

– …или центральную церковь, если в нацистском документе ведется речь об этом форпосте, – подытожил Фильчиган.

– Точно! – обрадовался сквайр открытию. – Но, – он тут же задумался, – но что это нам даст, Андреас, ты знаешь, где располагалась центральная церковь?

– Кажется, я знаю, – Фильчиган встал с помятой куртки, разложенной на камне, – заинтересовавшись бастионом, я немного стал изучать его по интернету, так вот, Бен, посередине крепости действительно стояла церковь Петра и Павла, построенная по европейскому стандарту, это была англиканская церковь! Теперь мне становится ясно, почему к слову «офизергемайнд» была приписана цифра 4…

Фильчиган был рад своему открытию, и радость его больше переполняла тем, что открытие выявилось только сейчас, когда они находятся в России и даже в самой Новодвинской крепости, собственно, где и решится их дальнейшее путешествие. Но Нильсону же, наоборот, было все непонятно. Однако радость друга облегчила его уныние, представившись ему как конец их путешествия. И он уже хотел предложить товарищу сворачиваться восвояси, стал было утешать себя, что за всю свою жизнь ему все-таки удалось побывать на родине Ломоносова. Но он посмотрел на друга так, как ждут люди, ожидающие развязку очередной серии сериала, зная: если Фильчиган обрадовался своим мыслям, значит, дальше будет продолжение и, возможно, все-таки конец у этой истории будет как всегда потрясающим.

– Что ты имеешь в виду? – спросил он.

– Понимаешь, – Фильчиган, выдержав паузу, поразмыслив, обратился к Нильсону, – крепость была одобрена Петром Первым в отношении немецкомуархитектору, а на западе, в свою очередь, если тебе немного известно, Бен, в те времена знать увлекалась масонским движением.

Бен шутя поводил бровями, стараясь что-то вспомнить, пока тот о чем-то думал.

– Ну, кажется, я припоминаю, Френсис Тамболти, английский врач, потрошитель проституток, было мнение, что он был причастен к масонскому движению, только из-за этого не могли доказать, что он был преступником, потому что орден…

– Возможно, – Андреас даже не заметил исторической осведомленности своего друга, когда в другое время он бы удивился этому, но в этот момент его интересовали только его догадки.

– Видимо, Екатерина, его жена, преследовала последователей этого движения, – размышлял вслух Фильчиган, – поэтому сейчас так трудно догадаться, что эта цифра, скорей всего, означает литеру d, если опираться, конечно, на тарический алфавит.

– Что за тарический, что это еще за алфавит? – недоумевал Нильсон.

– Он использовался у масонов как шифровальный подбор, а, неважно, – Фильчиган не хотел развивать историческую справку, даже считая интересной, так как боялся сбиться с мысли.

– И, – вновь задумался философ, – если к слову «гемайнд» добавить слово «деморшие», получается «гемайндеморшие», то есть ктитор. Это слово переводится как староста, секретарь, то есть речь в документе идет о церковном пасторе?! Бен, это гениально! И если это так, надо искать, кто же был главным служителем церкви в то время… Как узнать?

Открытие друга Нильсону ничего не говорило, наоборот, это его еще больше озадачило, он не знал, что ответить.

Друзья, не мешкая собрав вещи, немного обдумав, решили направиться на западную сторону бастиона, где велись раскопки группой студентов, в надежде, что они еще там.

На часах Бена Нильсона стрелки показывали четвертый час дня. Вновь обойдя одноэтажную деревянную постройку, им не пришлось гадать, находится ли здесь команда университетских энтузиастов. Вдалеке они заметили удалявшуюся от них девушку, и, недолго думая, друзья, посмотрев друг на друга, поспешили в ее сторону.

* * *

Фэргат, водитель автомобиля ВАЗ пятой модели, оперевшись на машину спиной, сложа руки, задумчиво и умиротворенно глядел на заросшее некогда футбольное поле. Когда он заметил возвращавшихся к нему американцев, он, тут же открыв переднюю дверцу, юркнул в кабину, успев повернуть ключ до того, как путешественники поравнялись с еще уцелевшими главными железными воротами в прошлом промышленной зоны УИНа, открывавшими доступ к тропе через некогда искусственно вырытый ров, ведший к летним воротам самой крепости.

– Э-э, – Фильчиган старался подобрать слова, объясняя хорошо понимавшему, но плохо говорившему по-русски азербайджанцу, – понимаете, ай эм нид, сам э… чёрч. Э-э… цьие… цьие…

– Церковь? – с трудом понял его водитель.

– Yes, yes, цьирков, да, – обрадовался Фильчиган взаимному пониманию.

Ему трудно было представить, что в небольшом городе чуть меньше площади Вирджинии уживаются две разные религии и имеют совершенно дружелюбное соседство между собой. Фильчиган предположил, что где-то в христианском городе располагается маленькая мечеть, и посчитал, что лишний раз не помешает уточнить название сооружения, но был весьма удивлен осведомленностью таксиста.

Автомобиль, развернувшись у некогда двухэтажного деревянного здания, направился обратно в город. Путешественники еще раз внимательно, не отрывая взгляда, изучали остатки зоны поселка Конвейер. Где-то оставшиеся железные клинья и колючая проволока, раскинутая по верху еще сохранившихся от поселенцев досок внутреннего забора, изредка пропускали кирпичные опустевшие бараки жилой зоны. Как когда-то двести лет назад такими же опустелыми выглядели дома и казармы в самой крепости после ее упразднения.

Минут пятнадцать друзья ехали по чуть более ровной поверхности дороги, уводящей их от древнего форпоста Северной войны.

Каждый был под своим впечатлением и мыслями, последними занимался Фильчиган, но ему не довелось поразмыслить о том, что если их поиски подвергнутся другим испытаниям, все дальше и дальше уводившим их от истины или же, наоборот, приближая их к ней. Слишком уж долгим казался путь упрямому, но нестерпимо любопытному Фильчигану. На этом его мысли превратились в хаос, когда машина, вновь попав на ухабистую дорогу, то и дело заставляла подрыгивать на своих местах своих пассажиров.

Поместив свой автомобиль на понтоне, Фэргат, заметил Фильчиган, не высунул локоть в дверное окно машины, а оставил держать руки на руле. Не придав этому значения, откинувшись на спинку мягкого заднего кресла, сквозь приоткрытое окно стал всматриваться в просторы водной глади, строения дальних домов, которые издали отдавали серым оттенком из-за своей несвежести и, как посчитал Фильчиган, опустелости.

Густота зеленой хвои, расположенной вдоль берега, навевала упокоение в душе, и легкий ветерок, залетавший сквозь приоткрытое окно, наполнял американца свободой и умиротворением.

«Как здесь спокойно и прекрасно, – думал Фильчиган, – здесь нет такой оживленности, как у нас на пляже, да и спокойствие такое только у нас в парке. А здесь живут просто… семьями».

– Может, выйдем, подышим свежим воздухом, а, Андреас? – предложил Нильсон, словно забыв трамплинную дорогу, когда еще раз придется ощутить эту роскошь бытия.

С его стороны окно оставалось наглухо закрытым. В ответ Фильчиган помотал головой. Ему не хотелось в этот момент ни о чем думать, только впитывать в себя казавшийся райским угодьем пейзаж. Зная плохое отношение к своей жизни россиян и экономику страны, он не решался выйти наружу, и единственным ответственным за свою жизнь лицом он считал водителя этой исчерпавшей себя модели. О чем, конечно, азербайджанец и не догадывался.

Наконец легковушка, съехав с понтона, въехав на ровно уложенные цементные плиты, завернув налево, обогнув другую колонну машин, ожидавших переправы, выехала на знакомую дорогу. Обманываясь в догадках о местах расположения разрушенного покрытия асфальта, по памяти они, подготовившись к очередному подскоку колес, садились в тот момент, когда трансмиссия машины срабатывала на углублении в покрытии. Поднимаясь так лишних пару раз, американцы мечтали поскорее проскочить мост с такими же неровностями, а там уже недалеко и до центра города, где дорога иноземцев уже могла не беспокоить.

Проехав знакомый заброшенный завод, где на одной из двух труб проявлялись цифры «1970», путешественники не заметили, как от края примыкающей к основной дороге у забора, ограждающего остатки разрушенного дома, затихший белый Logan начал движение.

– …Боб, следи за дорогой, в Техасе расслабимся, – человек в строгом сером костюме сделал замечание водителю белого Renault, заметив, сидя справа от него, как тот провожал взглядом кокетливо проходившую мимо девушку в короткой джинсовой юбке.

Боб выкинул недокуренную сигарету, и они вырулили на главную дорогу. Но, проехав минут десять, водитель заволновался.

– Мне кажется, Фрэнк, или эта колымага ускорилась, – Боб оживился.

– Да, Роберт, если ты сейчас заметил, молодец, – съязвил непоколебимый напарник водителя.

* * *

Фэргат помнил, о чем они вели разговор с Юрием, увеличил скорость.

Фильчигана клонило ко сну, но мысленно он уже разговаривал со служителем церкви, что не позволяло ему расслабиться. Сквайр Нильсон, видя нахмуренный взгляд товарища, решил отвлечься, наблюдая за проносившейся вдоль двухполосной дороги кустарной и рослой зеленью, бегущей по разным направлениям вдоль дороги, где с встречной стороны встретился ряд заброшенных деревянных домов. Его лицо оставалось невозмутимым и спокойным до тех пор, пока водитель не свернул резко в сторону, чтобы обогнать идущую перед ними машину. Внезапный поворот машины в сторону словно вывел тело Нильсона из оцепенения, и, пытаясь вспомнить хоть какие-то слова по-русски, забыв, что он не в Штатах, онпопробовал узнать у Фэргата основания для столь быстрого изменения вождения.

– Что, что произошло?! – спросил он, выровнявшись на сиденье, наблюдая через заднее окно за удаляющимся транспортом.

Фэргат словно не слышал сквайра или просто не понимал, что тот ему говорит, не отрываясь от дороги, мчал автомобиль вперед, обогнав отходивший от остановки автобус. Водитель автобуса резко нажал на педаль тормоза, чтобы не допустить аварию, едва заслышав гудевшего мимо проезжавшего азербайджанца.

Водитель черной «пятерки», проводив взглядом через зеркало заднего вида набиравший ход автотранспорт, не снижая скорости с девяноста километров в час, вновь перестроился на дорогу, как только на подставке-чехле в телефоне заиграла мелодичная, напоминавшая восточную музыку мелодия.

Немного сбавив скорость, Фэргат включил мобильный телефон и тут же нажал на другую расположенную рядом клавишу. В маленьком динамике раздался знакомый американцам голос.

– Ну, Фэр, как дела? – спросил голос.

– Хочу кое-что правэрить, Юрий, – сказал азербайджанец, по-прежнему не отводя взгляд от дороги, обогнал еще одну машину.

– Что, зацепило?! – спросили в телефоне.

Сорокалетний азербайджанец не спешил с ответом.

– Я уточню, если повернусь, – сказал обычно спокойный Фэргат, казалось, вошедший в раж.

– Ладно, делай, что хочешь, Фэргат, только привези мне их в сохранности, не хватало, чтобы я лишился клиентов и был оформлен как нелегал, мне нужны права, Фэр, и тебе деньги, ведь так?

Фэргат оценил юмор своего коллеги и приятеля, ухмыльнувшись, он, увеличил скорость, когда тот отключился.

У иностранцев не хватало времени, для того чтобы сосредоточиться и обсудить между собой, что происходит. Но у обоих путешественников составилось мнение, что что-то происходит и этот водитель с иной религиозной верой в российской глубинке делает все, что необходимо.

Проскочив примыкавшую дорогу и тут же фигурную стелу в виде буквы “С”,черного цвета «Жигули» свернули налево в проем для разворота между двумя разделительными лесополосами с посаженными на них в ряд березами.

Уже предполагая, где ему развернуться в обратную сторону, Фэргат заметил с левой части дороги мчавшийся белый автомобиль RenaultLogan. Проводив взглядом, не афишируя это, он перевел обзор на зеркало заднего вида, где в нем явно отражался разворот иномарки, демонстрируя это тем, что автомобиль действительно преследовал иностранцев и двое сидевших в нем человека очень даже заинтересованы в этом преследовании. Оставалось несколько минут до полной дороги. В обзоре зеркала появилось недоуменное лицо Фильчигана.

«Где-то я уже видел этого мужика, или он похож на кого-то…» – подумал Фэргат и выдавил дружелюбную улыбку, создавая впечатление, что все хорошо и под контролем.

Он старался сбить колебания человека, отражавшегося на заднем сиденье его машины. Но социологу так не показалось. Он бросил короткий взгляд в сторону следовавшей за ними машины и вновь обернулся на отражавшийся в зеркале лоб водителя.

– Why, – начал было задавать вопрос Андреас, но вовремя остановился, принялся подбирать нужные слова, – что есть… почему ми back, обратно?!

Азербайджанец вновь выдавил улыбку.

– Такие здесь правила, – сказал он на исковерканном русском и вновь уставился на дорожное полотно.

Фильчиган снова посмотрел назад, автомобиль до сих пор оставался позади, немного успокоился, но остался в недоумении. Бросил быстрый взгляд на товарища, который в этот момент, уморенный солнечным днем и свежим влажным воздухом, упоенно прикрыв веки, находился в расслабленном состоянии, ухватив рукой пластмассовый держатель над дверью. После дороги по Краснофлотскому мосту, набережной и маршрута возле старой часовни далее ему казалось естественным параметром движения.

Наконец «Жигули» черного цвета, вернувшись на свою трассу, спустя тридцать минут были уже в центре города. Еще минут десять, проехав площадь, свернув направо, и машина остановилась возле недавно отремонтированного дома, ставшего теперь музеем, принадлежавшего больше ста лет назад купчихе. По указанию направления Фэргата путешественники поспешили к ближайшей церкви.

Никольская церковь входила в подстройку архитектуры Соловецкого подворья, образованного после построения Новодвинской крепости, в то же время включалась в цитадель начиная с переименования этого некогда поселения Новохолмогорска Иваном IV в Архангельск. Церковь полностью соответствовала православно-христианскому строению – позолоченные купола, двухступенчатая проходная пристройка, где незаметно для прохожих стоял человек с подаянием в руках весьма скудного состояния одежды. Фильчиган на улицах своей родины, как и нередко бывая в Нью-Йорке, часто ему попадались люди такого бездомного вида.

Попав внутрь храма, Фильчиган тут же потянулся в угол, чтобы быть менее заметным. Внутри было тускло, свет исходил лишь от разноцветных окон, изображающих святого высоко над полом, и мерцания свечей, зажигаемых время от времени прихожанами на подставках для свечей.

Ему, жившему на побережьях Атлантики, никогда не приходилось бывать в русской церкви, но по мере учебы в колледже он был немного знаком с христианскими обрядами на Руси и во избежание каких-либо нелепых действий решил вначале понаблюдать за их действиями. На потолке вырисовывалась тема бытия, сцены Господа с ангелами. По бордюрам около четырех метров высотой были, по всей вероятности, отреставрированные образы святых и сюжеты из Библии. При всем этом виде Фильчигана охватило дуновение некоего сжатия и в то же время чьего-то покровительства. Люди здесь, кто просто постояв, поставив свечу, кто отойдя от иконы, перекрестившись, доходили до Андреаса, повторно проделав знамение, словно не замечая американца, выходили наружу, открывая тугие массивные двери. Заметив в углу заметку с нарисованным мобильным телефоном, зачеркнутым двумя линиями, Фильчиган поспешил отключить свой телефон.

Сориентировавшись и обдумав действия, американец подошел к женщине, торговавшей церковной утварью, не решаясь заговорить с ней. Объясняясь жестами, Фильчиган купил у нее свечку чуть тоньше мизинца.

На часах Нильсона было без четверти четыре дня, когда он оказался под аркой цокольного входа, остановившись посмотреть на часы, выйдя наружу из здания. Тот же легкий ветерок трепал давно потерявшие свою укладку приглаженные волосы, воздух ему казался прохладным, но, перетерпливая и наслаждаясь свободой совершенно другим дуновением этого старинного русского города, сквайр затянул жилетку, надетую на свитер-безрукавку.

Фэргат, из кабины водителя наблюдая за гостем города, не решался подойти к нему, когда рядом с Нильсоном появился второй американец, того словно вытолкнуло из машины. Оглядевшись еще раз вокруг, он на ломаном русском языке, сдерживаясь в жестах, чтобы не выдать себя, попытался объяснить, что происходит.

– Одна машина вас преследует, – сказал он.

Американцы не поняли, но поблагодарили, по их пониманию, за проявленное благоволение к ним со стороны жителей о вероятной опасности.

В номере американских путешественников было уже темно, как прихожую озарил ярко-желтый свет, едва рука Нильсона нащупала выключатель.

– У-у, – удивился сквайр, посмотрев на дисплей мобильного телефона, найденного в жилетке, – уже одиннадцать м-минут ночи.

Он попытался присвистнуть, но, сдавленный телом Фильчигана, которого он волок на себе, выдул из него только воздух.

Поправив ношу, Нильсон донес своего изрядно выпившего друга до его кровати и, едва удержавшись между кроватями, направился в ванную комнату. В отличие от коллеги, предусмотрительный Бенджамин Фицджеральд Нильсон реже стал поддерживать компанию, состоявшую из его коллеги, русского актера, который, встретив их еще утром в столовой отеля, вновь встретившись с ними, пригласил их «задержаться», открыв тему об американской киноиндустрии. После того как после водки пошел коньяк, тактичный Нильсон, мало интересовавшийся жизнью актеров Голливуда, задумавшись, решил проявить некоторую сдержанность. В отличие от него, практически никогда не употреблявшего, Фильчиган, увлекшись рассказами Михаила на его ломанном английском языке, по предложению актера, «для лучшего усваивания языков», не замечал увеличения алкогольной дозы.

Эсквайр проснулся от легкого стука в дверь. По привычке реакции скаута он посмотрел на электронное табло часов, стоявших на тумбе возле стены его кровати, время было 03:43. Немного отрезвев, в первую очередь он бросил кроткий взгляд на своего соседа, Фильчиган лежал, распростершись, но, видимо, преодолев себя, залез под одеяло. Свежий воздух из приоткрытого балкона практически улетучил неприятный запах. Подойдя к двери скорее из интереса, открыл ее. Нильсон не забывал о том, что он находится в номере, иначе бы он поинтересовался целью ночных гостей, прежде чем открыть дверь. Доверчивость Нильсона была характерна.

За дверью стоял человек очень худощавого телосложения, рост которого весьма превышал рост Нильсона, темный повседневный костюм, облегавший его телосложение, выделял его коротко стриженные седые волосы.

– Сэр Нильсон? – спросил незнакомец, выждав несколько секунд, заметив помятое состояние американца.

– Да, а что? С кем я имею честь говорить? – удивился сквайр.

Незнакомец без сопротивления прошел в комнату. Его лицо, казавшееся каменным, приобрело оживление, когда он остановился взглядом напротив кровати второго путешественника.

– Чем могу быть полезен? – вновь обратился сквайр к незнакомцу, когда второй незнакомый человек немного ниже первого, прикрыв входную дверь, молчаливым взглядом дал понять, что разговаривать с ним не будет.

– Понимаете, – высокий человек, казалось, говорил с притворной деликатностью, – вообще-то мы хотели поговорить с Андреасом Фильчиганом.

На лице незнакомца возникло едва заметное умиление понимающего человека щекотливой ситуации.

– Мы представители ФБР, и мы хотели бы обсудить с вашим другом кое-какие детали по поводу некоторых документов, являвшихся некогда собственностью фашистской Германии.

Нильсона передернуло. Еще никогда так близко он не приближался к агентам службы разведки, кроме как видел их деятельность в кинофильмах. Но он не подал вида. «Интересно, – подумал сквайр, – зачем им папка нацистов?»

Незнакомец словно выслушивал его мысли, внимательно всматриваясь в лицо американца. Он еще раз бросил взгляд на Фильчигана, посмотрев на Нильсона, одетого по-домашнему. Двинулся к выходу, где его спутник, одежда которого была похожа на одежду сороковых годов, что ранее носили группированные банды, уже ждал у приоткрытой двери. Нильсон не удивился бы, если под плащом оказался замаскированный автомат Томпсона, а его волосы гладко прилажены под его шляпой с полями.

Нильсон почувствовал, что у него поднимается давление, и голову к утру начнет разрывать от боли, как ощутил, что его сейчас стошнит.

Выйдя из ванны с инстинктивно приоткрытым ртом, словно там сгорело полудюжина керосина. Воздух мог облегчить его страдания, дойдя до кровати, сквайр упал, и через минуту послышался его храп.

* * *

Часы на тумбочке показывали время 12:33 дня. Выйдя из ванны, Фильчиган, растирая сырые волосы, еще раз подивился крепкому сну приятеля.

– Ну, Бен, ты и дал дрему, я уже час как помылся, а ты еще только прищуриваешься. Наверно, не узнаешь меня, приятель? – решил пошутить социолог.

Сквайр ничего не ответил, голова действительно отдавала небольшой болью. Он лишь посмотрел жалостливым взглядом в сторону, вспоминая, как возился с тряпкой возле кровати коллеги, чтобы противный запах остатков пищи, отрыгнутых социологом, доходивший до его носа, позволил ему увидеть первый сон. Фильчиган, поняв мысли, какие могут быть у его товарища, не замедлил вернуться в ванную комнату, напевая как бы невзначай под нос куплет из песни: «Прощай Норма Джин»:

…и неизвестно где и когда
Дождь нахлынет вдруг…

После ситуаций, практически приближенных к экстремальным, ползание по руинам, переправа, способная выдерживать неизвестно какие нагрузки, их русский приятель, который, казалось, может употребить всевозможных наливок какого-то «Алвиза» независимо их градусной меры, за тридцать лет размеренной жизни разделили свои очертания на американце. Фильчиган словно вспомнил, что он есть человек и весьма, мысля философски, одухотворенное существо.

Пропустив день, путешественники с Атлантики зареклись встречатьсяс господином Парщинниковым и как можно тщательнее подготавливались, чтобы к концу недели или как можно скорее покинуть Россию. Даже если у них не будет никаких результатов их исследований.

Оставив в одиночестве физика, Фильчиган, делая вид, что прогуливался по проезжему верхнему уровню набережной, направлялся к библиотеке. Невольно он остановился возле здания круглой формы, представлявшегособой полуротонду, чтобы запечатлеть древнерусскую постройку. Как он узнал позже в интернете, здание являло собой некоторую часть Соловецкого подворья, точнее, того, что от него осталось до нынешнего века. Под звуки барда, развлекавшего молодое поколение своими песнями на нижнем от проезжей части плиточном уровне набережной, навеяло на воспоминания.

* * *

Четыре года назад он, также расположившись на травянистом скате после лекций, слушал песни группы «Свинцовые пули», входившие в концертную программу. Как, поодаль заметив, он тогда остановил взгляд на девушке, снимавшей на видеокамеру поющих песни. Ее каштановые волосы развевались на ветру, как десять лет назад, она ему напомнила, когда с однокурсницей, когда они, стоя на мосту через Темзу, находясь в студенческой группе, посещая Лондон, о чем-то говорили, совершенно не касаясь темы, которая вот уже целый год гложила ее сторона Фильчигана. Полный человек, наблюдавший за группой, обняв ее за талию, что-то сказал, поцеловал подругу или теперь жену в губы, когда та прервала съемку.

Но предаваться ностальгии не было времени, да и прошлое, ставшее чужим, не должно отвлекать его от настоящего, считал Фильчиган.

Обо всех правилах библиотек Фильчиган узнал у администратора гостиницы.

– Мне нужно один проходной билет, – социолог с небольшим акцентом прочитал вполголоса по бумажке женщине, выписывающей пропуски, чтобы не привлекать внимания людей в фойе библиотеки. Женщина неизвестных лет, сидевшая за тумбой, заметив иностранный паспорт, лишь тогда обратила на стоявшего человека взгляд. Ее лицо выявляло полный интерес к иностранцу, но она не произнесла ни слова, кроме «сюда» и «подпись».

После выписки разового талона, пройдя по коридорам и холлам, Андреас покинул здание. Возвращаясь в гостиницу по набережной, проходя мимо стелы из трех людей, запечатленных в униформу, на обратном пути Фильчиган на этот раз подошел к Вечному огню. В прошлый раз ему это неудалось из-за столпившейся массы народа. Пара молодоженов со своей свитой ожидала, занимаясь собой, другую пару, пока та закончит ритуал у монумента, и люди с той и с той стороны с шумом и под веселую музыку бурно обсуждали что-то, увлекая виновников торжества. Бросив в холодный огонь десять центов, Андреас продолжил путь.

Обед прошел почти в молчании.

– Ничего свежего в библиотеке я не нашел, – обмолвился как бы про себя Фильчиган и опустошил ложку пюре.

– Не горюй, Андрэ, – подбадривая друга, сказал Нильсон, откинувшись на спинку стула, ковыряя в зубах деревянной зубочисткой.

Андреас Фильчиган ничего не ответил.

Подходил к концу третий день у берегов Белого моря, но не было никаких результатов.

Под конец четверга создавалось впечатление, что все предположения социолога, рожденные на краях противоположного континента северу, были всего лишь ошибочными догадками, и временного портала, о котором говорилось в немецком документе, не существует, или с малой долей вероятности это был всего лишь научный эксперимент гестапо. Друзьям оставалось бездейственно проводить время в надежде на появление какой-либо замечательной мысли или зацепки для продолжения поисков, но существующее положение являлось малой вероятностью к успеху. Однако характер Фильчигана все доводить до конца сопоставлялся со временем, пока не кончится их виза.

Фильчиган, лежа на кровати, скрестив, вытянув ноги, глядел в потолок, стараясь не произносить случайных слов, дабы не растерять энергию, расходуя ее на хаотичность своих мыслей. Он попытался представить положение церкви в центре Новодвинской крепости, ее значение для солдат и местных жителей в те времена, расположение других зданий, но во всем этом они для социолога не приобретали какой-либо значимости для получения результатов. Он попробовал сопоставить другие церкви в центре города, более раннюю, стоявшую почти полсотни лет в бездействующем не по прямому значению состоянии, расположенную к югу в несколько километрах от крепости, в которой побывал. Самым древним сохранившимся из зданий Архангельска являлась Кирха, ныне частично преобразованная под органный зал. Где-то, он слышал, есть ещё одна протестантская церковь, но она современна.

«Но стоит ли уповать на одни церкви?! – думал про себя социолог, которого поиски, в общем-то, неустановленных фактически документов Третьего рейха не отпускали. – Может быть, где-нибудь есть подсказка. Но, быть может, церкви здесь вообще не имеют никакого значения, быть может, я заблуждаюсь? – гадал про себя Фильчиган. Он начинал нервно перебирать пальцами рук покрывало. Заметив, что сама идея, в которую он вовлек коллегу, который как губка впитывает в себя все, о чем начинает рассказывать он ему, начинает Фильчигана раздражать от захождения в тупик. – …Тогда куда еще пойти, куда еще сунуться?!»

Выбора нет, придется засветиться в архив. Пришедшая идея в начале прибытия американцев окончательно внушило его пойти на крайние меры – это выйти в поле видимости администрации. Ведь никому еще из дальнего зарубежья в качестве интуриста рыться в хрониках губернии не приходилось за всю историю города. Фильчиган представил орду журналистов, звонки, приглашения, что-то надо будет сочинять на ничтожный остаток времени, если вообще он у них останется.

Его мысли прервал появившийся в номере Нильсон, лицо его было словно вспухшим. Фильчиган спонтанно обратил внимание на электронное табло, часы показывали, на удивление, ровно 16:00.

– Мой дорогой друг! – Нильсон радостно раскинул руки, заметив отдыхавшего коллегу, взгляд того был направлен в одну точку, словно остекленевший, – ты не поверишь, Андрэ… с кем я сегодня провел время, пока ты бродил по городу…

Нильсон едва выговаривал слова, от него начало нести выпитым алкоголем, запах которого был похож на запах дешевого одеколона.

– Опять русского? – решил угадать Фильчиган, пристально вглядываясь в него невозмутимым взглядом.

Нильсон не ожидал скорого ответа, его взгляд внезапно потускнел, изобразив выражение грусти, не без досады он опустил руки, едва не выплеснув остатки содержимого бутылки.

– Нет… – сказал Нильсон, тут он словно заметил свободную кровать, уселся на нее, не сводя печального образа, который, казалось, прильнул к полу.

– Да что случилось, Бен?! – спросил Фильчиган.

Нильсон не спешил с ответом, наконец он поднял голову с видом опустошенного зомби, его взгляд был словно отсутствующим.

– Андрес, я хочу домой… – чуть слышно проговорил он.

Фильчиган, поняв симптомы расстройства друга, согласился с ним и, повернувшись на бок, попытался вновь обратиться к своим мыслям, как можно скорее придумать дальнейшие действия, за Бена он не беспокоился, зная, что тот скорого уляжется и проспит до самого обеда следующего дня.

Но тут он услышал ухмылку со спины. Не решаясь повернуться, интерес Фильчиган все же заставил это сделать.

– Ты чего, Бен? – спросил он настороженно приятеля.

Тот, не отрывая взгляда, пристально посмотрел на соседа, расплываясь в загадочной улыбке, затем обратил в потолок безучастный взгляд. Его лицо сменилось, отдавая оттенок филистерства.

– Да так, – хрюкнул от удовольствия Бенджамин, – представил, если бы мне скинуть лет так двадцать, я задал бы ей жару! – мечтательно произнес он.

– Кого ты опять там встретил? – спросил Фильчиган.

– Да девчушка там, – Бенджамин дернул указательным пальцем на пол, их номер располагался выше фойе, – одна хорошенькая мне встретилась, говорит, что из Вирджинии.

– Да?! – удивился Фильчиган. – И что она здесь делает в этой серости?

Нильсон пожал плечами, скривив в изумлении губы.

– А черт ее, Андреас знает, сказала, что прибыла посмотреть на дстс… наа… – протянул он, – на-а до-стс… достопримечательности, – путался в произношении Нильсон.

Сделав вид впечатлительного удивления, Фильчиган вновь развернулся в противоположную от товарища сторону, зная, что тот уже ни о чем думать не станет как о смысле своего бытия.

Постояв на балконе своего номера, Фильчиган спустился в фойе ресторана. Он бы поднялся на этаж выше, чтобы спокойно посидеть у окошка бара «Небо», но там ему мог встретиться русский актер или его товарищи, что, собственно, не мешало их встрече и на первом этаже.

Этот господин, Михаил, не о положительной стороне размышлял Фильчиган, путал все планы американцев с его русским гостеприимством. «Впрочем, – Фильчиган, пройдя десять футов, упершись в монолитный парапет набережной, всматриваясь в горизонт реки, гадал, – причем здесь дух русский, когда душа России вся полна непредсказуемостью?»

Поодаль в двадцати шагах от него, расположившись на скамье вдоль брусчатой дорожки, практически утонув в кустах и деревьях, окружавших их, его мысли оторвали два молодых человека, один из них с гитарой, со взъерошенной шевелюрой, изрядно выпивший, аккомпанируя своей гитарой, ударяя по струнам, пел песню. Другой одет более опрятно, и если бы не находившаяся в его руке бутылка из-под пива, было бы очевидно, что второй был трезв. Песня была Фильчигану не известна, но, вероятно, как он догадывался, была популярной на местном уровне.

Хэ-эй, да конь мой вороно-ой. Ой! Да обрез стальной…

Старался во все горло музыкант, нащупав в песне ее грань, вероятно, это был куплет, подумал Фильчиган, второй молодой человек уделял более звучный характер этой части песни, подхватывая гитариста уже во второй раз его пения.

Хо-ой, да ты степной тума-ан, хо-ой!
Да батька атаман, да батька атаман…

Когда гитарист окончил песню, оказалось, что он сильно заикается. «Ни разу не приходилось видеть подобное», – удивился Фильчиган.

– А я вот первый день в отпуске, – сказал его напарник, сделав глоток, – представляешь, действительно серьезно отработал на работе, я на заводе работаю… и вот первый день по-настоящему заработанного отпуска. Не знаю, что делать буду… – мечтательно, словно с ноткой эйфории произнес молодой человек с бутылкой пива, он сделал очередной глоток. Первые попытки угадать смысл речи певца, видимо надоели ему и, поэтому он перешел на рассказ о себе. Что, впрочем, по дальнейшим действиям гитариста речь второго не очень шла по душе поющего, и он, вновь словно не слушая товарища, дернув по струнам, принялся распевать знакомую Фильчигану песню, которую ему пришлось слушать минуты две до этого. Фильчиган снова подивился ровному исполнению гитариста. Но попытки подпевания, точнее ор «аккомпаниатора», портили всю песню. Прерывистость песни доставляла американцу скорее раздражение, чем даже уныние.

– Я тоже работал то там, то там. Я сейчас хоть спокоен. Отработал до пяти и идешь спокойным, знаешь, как в песне?..

– На-а-чи-чи…

– Начинай? – уточнил второй.

– Да, – подтвердил гитарист и пару раз ударил по струнам.

Но его товарищ никак не мог вспомнить куплет песни, которой он хотел поделиться с ним. И гитарист, недолго думая, вновь вернулся к старому мотиву. Причем, как заметил Фильчиган, он так и не закончил первый куплет, оборванный собеседником с бутылкой.

Ой! Да конь мой вороно-ой. Ой! Да обрез стальной…
О-ой, да ты степной тума-ан, ой!
Да батька, да батька атаман, да батька атаман…

Следующую строчку они составляли скорее рев двух диплодоков, причем один из них, с бутылкой, был, вероятно, схож со звуком игуанодона, а голос гитариста скорей напоминал звучание мелодичного дождя с прерыванием раскатами грома, казалось, гитарист вносил в припевку все свое старание. Фильчигану это надоело, он отвернулся к водной глади. Но через пару минут оба голоса внезапно прекратили концерт. Вновь обратив внимание на двух «певцов», Фильчиган отметил наконец появление двух служителей порядка в серой форме. Их приближение было, видимо, незаметно из-за кустов деревьев, рассаженных вдоль холмистого возвышения над плито-асфальтной набережной. Милиционеры, выслушав обоих молодых людей, остановившись с наибольшим опросом взъерошенного гитариста, потом попросили разойтись их по разным сторонам.

Двое молодых людей, как только служители порядка от них отошли, в их артистичном союзе что-то произошло. Между ними словно пробежала некая невидимая грань, которая разделяет магнитные поля.

– Ну, ладно, я пошел, – сказал тот, что был трезвее, – мне еще до дома… поделать кое-что еще надо.

И тут же, дождавшись одобрительного едва заметного кивка второго, развернувшись, стал удаляться. Второй, глядя вслед удалявшемуся человеку, держа за гриф гитару, бросил взгляд, словно на его инструменте была порвана струна, не спеша начал движение в сторону центрального шумного проспекта.

Повернувшись вновь в сторону берегов острова, расположенного на расстоянии около четырех километров от него, северный ветерок сбил челку Фильчигана, так старательно уложенную, и много бы было притянуто взоров к тому, если бы социолог хотя бы ради шутки однажды приклеил маленькие усики, то, несомненно, выглядел бы как лидер нацистской Германии. Но, зная историю середины двадцатого века, к которой он относился категорично, делать этого не станет.

«Итак, – размышлял про себя Фильчиган, снова поправив рукой челку, развернувшись, упершись локтями в парапет, не замечая, что приобрел непринужденность, – как в одной легендарной песне группы «Смоки»:

Каждый сон как мечта,
Уносят меня.
Облаком на ветру,

Вверх унося… – вспомнил он слова из первого куплета. – Да, да, именно…

О, как мне быть?
О, как мне быть?
Мне это никак не объяснить,
Мне это никак не объяснить…»

Размышлял про себя Фильчиган. Взглянул на часы, было без четверти шесть вечера. «Ночи… ночи… узнать бы повосприимчивее эти белые архангельские ночи, быть может, это единственное, что я отсюда смогу увезти с собой, – воспоминания…»

Он рассматривал небо, будто там сейчас произойдет ожидаемое нечто или на него снизойдет замечательная мысль, которая подвигнет на следующие нужные действия. Но ничего не происходило. Вечер как вечер. В голове наравне с мыслями о зарождавшейся тоске витали мысли незавершенных дней, которые сковывали своей нерешенностью, подразумевали развитие ностальгии.

Андреас вглядывался в проходивших мимо людей или уже с полчаса, а может, и больше находившихся на городской набережной. Куда пойти еще и найти себе проводника, он не представлял.

«Вот мамаша с детьми, наверное, младше меня, – думал он про себя, наблюдая, – если у нее спросить, что означает главенствующая церковь, или, быть может, она знает координаты нацистских открытий?..» Второй вопрос самому себе заставил Фильчигана иронично улыбнуться.

Взглянув на горизонт, подумал, что в это время над Темзой уже загораются уличные огни и при тающем свете дня свет фонарей продолжает продлевать за счет искусственного их поддержания электроэнергии. Однако, отметив состояние дорог, уже опробовав на себе недавние поездки в черте города, Фильчиган подметил, что такое энергосбережение никак не отводит для местных жителей какого-либо достатка.

Чуть поодаль от гостиницы Андреас заметил белый Renault, ярко выделявшийся среди трех темного цвета иномарок, припаркованных вдоль дороги напротив какого-то здания, вероятно, административного. Фильчиган пожалел, что за свою жизнь он так и не приобрел права на вождение автомобиля. Вернувшись в гостиницу, он обнаружил, что в номере его друг отсутствовал вновь.

Включив ноутбук, Андреас вновь и вновь принялся рыскать по страницам Google надеясь отыскать какую-нибудь зацепку. Уже не печалясь о том, в каком состоянии вернется его товарищ Нильсон, лишь отметив, что «за все время проживания с мадам Тракинг», – которую Нильсон в редкость называл свою жену. Но только при доверенных друзьях. «Появившись в свет, персидский кот не упустит свой шанс, – пофилософствовал Фильчиган, улыбнувшись своему наблюдению, – всю шерсть умордует, а оторвется так…» Фильчиган внезапно вспомнил о белом Renault, мелькавшемво время их поездки, ведущей к форпосту, но и на этот раз не придал автомобилю никакого значения.

Четыре часа пролетели незаметно, когда Андреас услышал шаги в прихожей.

– Ох-хо-хо, Андреас, друг мой, – Нильсон с растущим животом и довольно-таки сытым лицом напоминал социологу Санта-Клауса, только без бороды и ряженого совсем не по своему стилю, – ты не представляешь, где мы сейчас с Фр… Фр… Фрегатом, нет, пардон, с Фэргатом побывали. Представляешь, – втиснувшись в помещение, Нильсон, найдя тапочки, тыкая в них носки ног, на ходу пришаркивая, сел на край кровати. – Юрий позвонил мне и предложил его услуги, я потратил всего две тысячи четыреста рублей, но столько интересного увидел. Мы побывали в местном зодчестве, где-то к югу, – махнул он рукой в сторону, – посетили церковь у какого-то озера. Эндр, прекрасное, тебе говорю, место! Тишина, благосостояние великолепное, правда, когда подъезжали, буксанули немного, я тогда подумал, все, придется вылезать, весь замараюсь. Что ты хохочешь?

– Да так, ничего, – ухмылка Фильчигана задержалась на лице улыбкой, он вспомнил про свой юморной взгляд по поводу сравнения его с котом, – я просто подумал о мадам Тракинг, дружище.

– Не напоминай мне о ней, Андреас, – Бенджамин вновь махнул рукой, – сейчас о чем угодно, только не о мадам Тракинг.

Воодушевленный путешествием Нильсон, хотя и отмахивался от Пенелопы, все же никогда не переставал любить свою жену. Он развалился на кровати, не раздеваясь, уставившись в потолок, словно ушел в себя.

– Ну, хорошо, Бен, если о чем угодно, то я мог бы поделиться о нашем с тобой путешествии, – сказал Андреас.

– Ах, ты об этой папке, я думал, ты уже забыл о ней, – сказал Нильсон, в действительности относя слова к себе, – расслабься, приятель. Никакой параллели здесь, в этом отрезке планеты, быть и не может, иначе… иначе русские знали бы о ней. Поверь мне как физику-теоретику, занимавшемуся действительной наукой, к чему отчасти, собственно, и относятся наши поиски, – сквайр отрешенно посмотрел на друга, он выглядел скорее обленившимся, чем усталым. – Русские бы давно закрыли все дороги сюда, объяснив это каким-нибудь учением, даже если это касается целого поселка городского типа.

– Вроде Чернобыля? – уточнил социолог.

– Да, вроде этого.

Фильчиган, казалось, оторвал от мыслей своего товарища, вновь что-то увидевшего на потолке. Но, ответив на вопрос, тот развернулся, и через какое-то время у стенки послышался едва слышимый свист мирно спящего человека. Он знал, что если его приятель взялся за какую-то по его душе головоломку, то обязательно ее решит, но это не проблема щитоносца[4].

Струя горячей воды, с которой Фильчиган не успел перемешать холодную, дала о себе знать. Андреас отстранил душ. Выключил кран, затем уже плавно принялся настраивать смеситель, при этом мозг его как заведенный перематывал все возможные варианты обоснования координат нацистского документа. «А вдруг это действительно фальшивка, ведь немцы, – размышлял про себя Фильчиган, – …а особенно Гитлер, любили такие штуки вроде мистики, и ему, чтобы удовлетворить его прихоть… генштаб канцелярии напридумывал всякое такое…»

На память Андреасу пришел документ, случайно попавший ему в руки, как и папка ZI, из-за которой он сейчас в России. В ней указывалась тщательная подготовка по конструкции непробиваемого жакета с импульсным датчиком, реагирующим на изменение или увеличение слоя атмосферного давления, взрыв в штабе в Рангсдорфе все показал о неудачливости или удачного изобретения. Гитлер выжил. Генерал-фельдмаршал Кейтель, на котором был надет испытываемый аппарат-поглотитель, спас лидера нацистов, а все потом стали думать, что он неуязвим.

«Ну, нет, нет, немцы хоть и фашисты, а письменностью предков так раскидываться не будут. Все же а вдруг маленькая z, быть может, означала не добавку к целому числу или, быть может, вовсе не цифру…» Фильчиган время от времени вспоминал, что находится под душем в ванной, протягивая руки к стремящимся вниз струям, набирая воду дождевого потока, задерживая воду ладонями на лице. Но мысль о том, что в тексте использовались руны, не взамен чисел, обозначавшие координаты местности, у обществоведа тут же отпала. Он тщательнейшим образом сопоставлял теории, подтверждая ее, засиживаясь в библиотеке Кембриджа, при этом не найдя доказательств отдельных теорий в Оксфорде, закончив изыскания подпольем Ватикана, случайно поставив крест на раскрученном богатстве тамплиеров. «…Откуда информация такая у нацистов?!» – позже гадал социолог.

Бастион в Архангельске строил француз, живший при Петре Первом. «Все больше вопросов, чем ответов».

Вытирая насухо короткие волосы, которые и без того быстро сохли, был последним моментом, когда Фильчиган появился из ванной. В дверь постучали. Это была горничная.

– Добрый вечер, – доброжелательно улыбаясь, она сказала в отворившуюся дверь.

На что Фильчиган ответил ей взаимностью, он часто бывал в Шотландии, и намотанное на поясе махровое полотенце ничуть не смущало его перед женщиной, предъявляя его в своем образе как кельтскую юбку. Единственное, что он успел ухватить, это лежавшая на кровати желтая рубашка.

– Простите, что сейчас беспокою вас, дело в том, что у нас были неполадки с телевизионным кабелем и Василий Петрович попросил нас проверить в номерах, нет ли проблем с телевизором.

«Как она вовремя, – сыронизировал про себя Андреас. – Время, кажется, уже десятый, а как я понял, они о приеме ТВ беспокоятся, не то что в Египте», – усмехнулся Фильчиган, выдавая это за вежливую улыбку.

– Нет, спасибо, – единственное, что хорошо знал культуролог.

– Ну, простите еще раз, что побеспокоила, – не снимала с лица улыбки женщина.

– Окей, – ответил Андреас.

– Спокойной ночи, – добавила она.

– Гуд найт, – ответил Фильчиган.

Недоумевая по поводу вечернего визита гувернантки, Фильчигана вдруг осенило.

– Э, sorry, мм, простите, – остановил он женщину, когда та последовала к соседнему номеру гостиницы.

– Мне есть… мм… – у Фильчигана появилось ощущение, что он теряет некую связь, которая, как никогда, сейчас необходима ему, иначе из-за нее он не сможет уснуть до утра. Спасение пришло из уст этой средних лет служащей отеля:

– Yes, canIhelpyou? – спросила она, развернувшись к нему лицом все с той же угодливой улыбкой.

– Missis, could you give me the answer to one question? – спросил Фильчиган, словновыпалив.

Женщина не сразу ответила:

– Ес.

– Could you tell me where to be and what Solombala there exist the church… and what access?

Казалось, вопрос поставил гувернантку в тупик, но было заметно, что женщина, старается подыскать слова, чтобы ответить на поставленный вопрос.

– Well, – сказалаона, – Solombala is island and basic is northern part of Arkhangelsk, there, – указалаонавсторону, гдеонипросекалинедавнопомосту, – and you can bus in number 5, 1U, and…

– О’кей, о’кей, thank you, – Фильчиган понял, что не стоило все же тревожить женщину, ей и так оставалось, вероятно, пройти еще около шести-семи комнат. Социолог только собирался закрыть дверь, как внезапно услышал нужное ему слово:

– Andfirstachurch, – продолжала женщина на ломаном английском языке, – onright, onTroitskiy…

– Totheright? – поправил ее Фильчиган, уточнив информацию.

– Yes, right, onTroitskiyprospect, – уточнила женщина стеснительно, как бы извиняясь за ломаный язык, показывая ладонями направление.

На сегодня этого было достаточно культурологу, и он, показывая свое довольство, попрощавшись, поблагодарив гувернантку, скрылся у себя в номере.

«Так, значит, пятый маршрут, или первый «У», и как зовут того азербайджанца?..» Фильчиган, словно предчувствуя что-то хорошее, расположился в кровати под одеялом, сложил под головой руки, довольствовался слагающимися обстоятельствами. Вскоре он почувствовал подступ сна, бросил короткий взгляд на телевизор, посчитал, что сейчас нет ничего более важного того, что предстоит сделать завтра, решил не включать его, чтобы узнать, что там нового появилось после ремонта телекабелей. Попытался представить, где находится этотперекресток, «…направо», после букв «Соломбала». Вскоре он заснул.

После полудня, пообедав внизу гостиницы, как, по словам сквайра, вчера закончился кинофестиваль «Сполохи» и всех артистов, что отдыхали здесь последние семь дней, увезли после десяти часов утра. Так что Фильчиган и преподаватель физики могли спокойно, не озираясь на неожиданное русское благопожелание, плавно переходившее в распитие спиртных напитков, отобедать. Впрочем, Бенджамин Нильсон – истинный аристократ. Но человек, который воспринимает все, что происходит вокруг него, как некую затею, в которой он согласен принять участие, даже если это противоречит его правилам и моральному равновесию. Конечно, если никто об этом не доложит его жене, а после двадцати лет брака – и его детям.

По центральному проспекту вдоль домов и витрин их мчал автомобиль «Волга» капустного цвета. Фэргат в это время не смог выехать к иностранцам, друзей выручил ресепшен, вызвонив свободное такси.

Последующая половина дня предвещала быть благоприятной. На небе висели лишь кудрявые облака, и солнце хорошенько разыгрывалось на небосклоне.

После проспекта они повернули налево вновь, как заметил Фильчиган, к мосту, строению, соединявшему два берега, прямо как две судьбы, как жаждущее соединение между чувствами и объектом желания. На мгновение к социологу пришло воспоминание из романа американского прозаика, мост напоминал уменьшенный вид Бруклинского моста, подвешенного на двух опорах, но пересекавшего небольшую реку, разве можно было себе представить его разрушение, как случилось в романе в Перу, по которому ходил некогда святой. Отчего-то он всецело хотел, чтобы это случилось. Пока они двигались через мост, вдалеке дымили две высокие трубы завода и открывался вид посреди реки небольшого холма. Все это повторялось, и без всякого желания Андреас молился, чтобы им не пришлось вновь проезжать по разбитой дороге, когда они спешили к Новодвинской крепости.

Вскоре там, где их путь, по мнению социолога, продолжался бы, они свернули направо, и, о чудо, впереди лобового стекла, Андреас Фильчиган пришел в скромное ликующее состояние, он взирал на купола, терявшиеся где-то в макушках деревьев. Нильсон знал это поведение товарища, оно означало одно, – что скоро или в ближайшее время загадка подойдет к своему финалу.

На площадке перед металлическими воротами из прутьев у входа на кладбище и располагавшейся внутри него церкви под пристальным взором женщины-милиционера развернулась машина, в которой сидели интуристы, она собиралась, вероятно, на очередной обход кладбища. До этого женщина вышла из внедорожника БМВ, прижимая зачем-то дамскую сумочку, Фильчиган это подметил впервые, так как женщин в униформе с дамской сумочкой на подхвате он не встречал даже в городском парке или Беа Артур. Андреас, словно подгоревший, спешил изучить погребальный участок.

«Хм, – подумал уже никуда не спешивший Нильсон, оглядывая металлические ограждения и надгробные мемориалы с неизвестными ему людьми, – да, как и у нас, ничего интересного, одни надгробья, только моря здесь нет – леса да болота».

Он вспомнил про промокшие ботинки в окрестностях, когда с Фильчиганом они ползали по разрушенной крепости.

«Надо будет посетить как-нибудь «Наутикус», расслабиться. Взять жену и детей. Нет, только детей, нет, и жену тоже надо будет взять…» – размышлял про себя сквайр, некоторые слова которого проскальзывали наружу, тогда он оглядывался, стараясь не выдавать себя, что они интуристы.

Когда он остановился у одного из надгробий, явно выделяющегося среди современного орнамента, Фильчиган уже скрылся внутри архитектурного сооружения с куполами. Оторвавшись от возникшего его интереса по ее рассмотрению, Нильсон так и не проявил желания побывать внутри этой церкви. Он обернулся на появившегося слева от него социолога, вид у него был весьма удрученный.

– Никак не могу принять то, что правды может не быть вовсе, когда кажется, что истина где-то рядом… – сказал Андреас.

– Истина, – задумался сквайр, слегка почесав неаккуратную небольшую бородку, превратившись из затянувшейся щетины, – как говорил Тагор, я преобразую, истина – что вселенная, и познается с ростом человечества, если, конечно, оно вечное, ну, это мое дополнение. И, кажется, оно нелепо…

Нильсон почесал макушку, словно устыдившись своих слов, посчитав, что они трактованы неправильной фразеологией одного из ученых прошлого столетия. На что Фильчиган, заметив в друге экстравагантность, решил его поддержать.

– Тагор… – вспоминал культуролог, – поэт?..

Удивляясь тому, что он был известен преподавателю иной программы, совершенно далекой от гуманитария.

– Но зато, Андрес, знаешь, что такое относительность? – спросил его Нильсон и тут же ответил – Это когда думаешь, что ты скор, а на самом деле стоишь на месте, или наоборот.

– То есть если стоять на месте, можно достичь скорости света, вроде так? – дополнил Фильчиган, преобразовав слова друга в предложение, словно высказывая их по слогам.

– Ну, примерно так, – сказал Бен, немного раздосадовавшись, что и тут его товарищ знает чуть больше, чем он. – Тагор был знаком с Эйнштейном в начале двадцатого века.

– А-а, – подивился наконец Фильчиган.

И давая понять, что он обескуражен познаниями философией сквайра, принял вид задумчивости, вероятно, от которой его отвлекут или наведут на мысль металлические оградки с портретами не знакомых ему людей. Он повернул в сторону голову, чуть наклонив ее. Но первый же его взгляд остановился на сером надгробии, явно несвежем, а то и вообще воздвижение плиты представлялось более чем столетним. Там, где имелись числа как вероятно датирования, однако Фильчигана приведшие в полное удивление и минутное задержание его взгляда. Цифры полностью совпадали, а точнее, продолжали указанное направление в листах немецкой папки СС.

Нильсон не обратил внимания на поведение социолога. В этот момент он занимался самокопанием, не зная, что больше всего его заставляло так думать: или русское «гостеприимство», или территориальное погребальное место, «Да, – протянул он про себя, – этот город, как я понимаю, должен быть чуть больше, чем Норфолк, если он, конечно, дальше развит южнее, чем памятник лидеру социалистов. Если так, то я не понимаю русских с их программой индустриализации…» – размышлял он про себя.

Титул сквайра Бенджамин Нильсон причислял себе скорее, как шуточной примочке, нежели в действительности. В штате из почетных наименований имелись лишь политические должности, не ниже чем у педагога по физике.

Еще давно из числа приближенных к престолу восемнадцатого столетия во время английских поселений его предок был назначен в качестве независимого помещика джентри в Норфолке при губернаторе, затем именуемый титулом сквайр, при штаб-квартире губернатора получив пост старшего из присяжных лондонского административного суда. После того как Георг II потерял власть над юго-восточной частью Вирджинии, все документы о жизнедеятельности сквайра Чарльза Нильсона практически были утеряны, но вновь с упрямством и энтузиазмом выпускника университета Кристофера Ньюпорта Андреасом Фильчиганом были воскрешены из пыльной документации сектора Е городского архива.

По дороге, сделав обход, появилась женщина-милиционер с женской сумочкой на плече. Твердой, но женственной походкой удалялась она к своему посту за воротами кладбища, откуда появилась. Нильсон решил высказать по этому поводу свое мнение, но, обернувшись, желая найти товарища, обнаружил, что социолог вновь скрылся в храме. С какой-то стороны подул прохладный ветерок, и Бенджамин, прижав края джемпера, решил отправиться вновь в машину.

Находясь на заднем сиденье, он ощущал некое проникновение ощущения комфорта, но в том числе и какого-то одиночества. На память приходили жена и дети – шестнадцати лет Кристоф и Лизабет, которой 16 октября исполнится пятнадцать лет.

«Девочке будет уже пятнадцать лет… – думал про себя физик, глядя то на решетчатые ворота кладбища, то переводя взгляд на дорогу, по которой еще недавно они ездили в далекий путь под названием Экономия. – И чем же он так экономен, этот регион… – гадал про себя Нильсон. Из-за поворота незаметные для него появлялись машины, проезжая вдаль и так же там исчезали. – …Надо будет что-нибудь приобрести здесь для Бетти, я думаю, она будет очень рада такому подарку. Подумать только, с самого севера…» – продолжать размышлять сквайр.

Но его думы снижал развивать стоявший за автомобилем BMW белый Renault, словно притаившись, из которого появились ноги в белых кроссовках, а затем и их владелица сутонченной фигурой, белокурая девушка, издали казавшаяся на вид двадцати восьми лет, оставшись с водителем, вероятно, ожидая своего товарища, отправившегося замолить грехи в церковь. «Да, вероятно, грешны все-таки и северные люди, да и такие, как у нас, в белых «Рено»… я и не удивлюсь, что их будет толпами, может, так и есть, ведь они такие же христиане, как и часть американцев, но уж если и молиться, то, я думаю, идти всем…» Нильсон не обратил внимания, что девушка, отойдя ненадолго от авто, поспешила вновь в салон автомобиля.

Сквайр с нетерпением ожидал товарища.

«Наконец-то…» В проеме входных ворот появился Фильчиган. Но физик не спешил к нему навстречу, на некоторое время он даже забыл, что находился в долгом ожидании друга. Фильчиган также не торопился к их машине, его лицо находилось скорее в горделивом, чем вальяжно-сосредоточенном состоянии.

Внезапное появление солнца из-за туч словно выделяло его на тускловато-обыденной площадке, как явление северной природы. Взгляд Нильсона вновь притянул белый Рено, он не заметил, как возле него прошел социолог. Фильчиган, поместившись в автомобиле, захлопнув дверь, нарочно выдерживал паузу.

В свою очередь, в его мозгу рождалось нечто, что, казалось, могло не просто удивить его товарища, но и поразить. Ведь то, что он хотел сообщить Нильсону, – что пришел конец их догадкам и Фильчиган вновь одержал победу над загадками прошлого. Однако он еще сам гадал про себя, от чего его самого переполняли эмоции: или же от того, что он наконец закрыл свое расследование, или же от того, что им предстоит встретить. Верны ли предвкушения записи старой тетради? Но тут словно вышел из забвения его коллега по преподавательской деятельности и просто напарник по приключениям Нильсон.

– Андреас, тебе не кажется, что этот «Логан» нас как-то все же, я думаю, преследует… – предположил сквайр, немного обеспокоившись этим.

Ведь еще бы. Если что с ним случиться, то он, может, в последний раз там, в Вирджинии, до отъезда видел свою жену мадам Пенелопу Тракинг, пусть и весьма скрипучую личность.

Но даже если это было так, сейчас Фильчигана это меньше всего волновало.

– Бен, старина, – выдохнул он.

Социолог пришел в себя, но все же не спешил с ответом. Глядя в лицо товарищу, ждал, когда тот будет в полной сосредоточенности к нему, он не желал терять смысла всей подтянувшейся информации.

– …Да это не важно, – махнул он рукой в сторону автомобилей, – дело другое. Я пришел к выводу…

Фильчиган нарочно выдерживал паузу, сдерживая восторженность.

– Знаешь, что означает литера «М» возле цифры 4 в цифровом коде на втором листе папки?! Онаозначала… в общем, слушай сюда, Бен. Как главенствующая церковь оказалась совсем не церковью, как мы думали, но создание церкви, ну, это мои догадки. Вероятно, после сожжения церкви, что, по всей вероятности, находилась в форпосте, документы были сохранены, но и также, как я предполагаю, неким Митроном, создавшим эту церковь. Ну, когда я понял, я русский плохо знаю, но слово «основано» – мне это слово хорошо известно, и сокращенное слово «Св.» означает sanct – святой… Литера «М»… означает человека, который основал эту церковь, то есть он был, видимо, из уважаемых людей когда-то…

Друзья не заметили, как на площадку въехал RenaultLogan темно-бурого цвета. Развернувшись, встав так, что на переднем сиденье Нильсону хорошо видны были два человека, одетых в повседневный парадный костюм темного цвета в темных очках, время от времени бросавших взгляды на «Волжанку», в которой находились двое американцев. Однако в сознании физика происходили мысли, наталкивающие на некоторую подозрительность, связанную с этими автомобилями и белокурой девицей. Он решил поделиться с Фильчиганом немного поздней, когда они вернутся в гостиницу.

– Все же откуда у тебя такая уверенность, друг мой? – спросил Нильсон, совершенно не понимая, о чем говорит Фильчиган.

Он сопоставлял некое ощущение напряжения, выдаваемое их водителем, почесыванием им своей шевелюры и сморщивании лица, словно принял уксус и своей заостренной наблюдательностью снаружи. Казалось, шофер желал чем-то поделиться с клиентами в его салоне, но из-за отсутствия знания английского языка не мог этого сделать, но он незаметно для других уже держался на изготовке поспешить нажать на педаль газа.

– Я знаю координаты портала в другое измерение!.. – поспешил огорошить Нильсона Андреас.

– Что?! – удивился сквайр, бросив серьезный и озадаченный вид. Таким, на удивление, социологу его друг еще ни разу не представлялся в этом образе, от него исходило нечто избыточное, что могло под конец привести их поездку.

Фильчиган, казалось, пришел в себя окончательно. Солнечные блики отблескивали кузова обоих автомобилей, но белого цвета Renault, казалось, светился на солнце.

Хотя погода все же не баловала друзей. С наружной части такси температура составляла около пятнадцати градусов, собственно, когда в части юго-востока штата Вирджинии в это время в ранее утро прогулки в шортах по пляжу были бы редкостью.

Наконец социолог обратил внимание на то, что тревожило его напарника.

– В гостинице расскажу. Э-э, пожальиста, отель… – Андреас обратился к водителю.

– Давно бы так, – буркнул про себя водила, его седые короткие вьющиеся волосы вдоль шеи переходили в козлиную бородку, и он напоминал Фильчигану больше какого-то философа с портретов по этажам Оксфорда, чем поморского таксиста.

– Что-то недобре эти ребята на нас зыркают, что-то девяносто пятых деньками попахивает, интересно, что вы за ребятки такие, господа иностранцы, – бубнил про себя водила, пока разворачивал машину.

Через две минуты «Волга» завернула влево к первому мосту через речку.

Преследование двух Renault все больше настораживало туристов. Время от времени они оборачивались назад, убеждаясь в том, что те все еще у них позади, то и дело они выныривали из-под других машин, когда таксист пытался лавировать среди дорожного потока.

– Те цифры, означающие датировку надгробия старинного захоронения у церкви, что по улице Терехина, где я случайно обнаружил, были продолжением географических координат, где находится портал, ну, или что там, вроде инно зустанд, сошлась вторая часть, – поделился Фильчиган, пока они дожидались зеленого света.

Машина вновь тронулась и завернула направо, увеличив при этом скорость, так как поток здесь, как оказалось, шел в одну сторону движения автотранспорта.

– Странный город, я уже хочу отсюда, – Нильсон более брезгливо отождествлял, чем обеспокоенностью разнообразием строений города, считая его все больше низко развитым, чем Норфолк по масштабам. Ему казалось, что за стенами, окружавшими стадион, мимо которого они проезжали, находится поле, на котором происходят игры, скорее не приемлемые для христианства, и были подобные тем, что проводились в Древнем Риме. Фильчиган пожал плечами, его взор был полностью поглощен дорогой, не менее чем его мозг в размышления. Казалось, он забыл о преследовании.

– Но что именно может произойти с нами? – думал он вслух. – Быть может, это вообще изменит всю жизнь, всю планету?

С последними словами он обратился к коллеге, задавая вопрос, но скорее самому себе. Нильсон также не знал, он пожал плечами.

– Ты же мне показывал листы, ну, я как профессионал… – растерялся физик. – Думаешь, почему я никак не попрошу тебя вернуться домой из России?

Изменил тон Нильсон, в нем Фильчиган вновь узнавал старого весельчака Бена, социолог удрученно помотал головой. Чтобы это ни было, Фильчиган лишь предположил, почему, но и это лишь, как знал старого друга Андреас, не являлось бы поводом повернуть назад, когда тот являлся заядлым авантюристом и не прочь поразгадывать загадки на стороне.

– Слово novam означает «новое измерение». И однажды оно упоминалось в Евклидовой геометрии, когда тот рассматривал теорию разномерности, – сказал Нильсон.

Фильчиган мало что понимал в физике, он пожал плечами, но делал вид, что понимал.

Однако Нильсон заметил его противоречивость в движении и решил добавить, когда они объехали еще один стадион, на этот раз более открытый с обзором поля, видимого сквозь металлическое ограждение, выехав на центральный проспект.

– Понимаешь, Андреас, существует место двухмерности, это как координаты Земли, и трехмерность, но на этот раз оно не имеет ничего с физической реальностью, то есть, – Нильсон все пытался объяснить, заметив, что Фильчиган вновь отвлекается на поиски преследователей в заднем стекле, но тех машин позади не оказалось.

– …этого не существует. Вроде как ученый, он отбросил эту теорию и мало посвятил ей, не помню, почему. Хе, – ухмыльнулся Нильсон вслух, – видимо, потустороннее является реализмом, раз о нем пеклось германское правительство. Хотя…

Нильсон задумался. Он стал противоречить самому себе.

– Быть может, фашизм поэтому и проиграл, раз стал залезать не туда, куда надо.

Заворачивая на набережную к отелю, Нильсон старался вытянуть шею, чтобы вновь зацепить взглядом памятник вождю пролетариата, находившийся на центральной площади города, но у него это не получалось. Сквайр вспомнил по урокам истории, что в их городе находился такой же памятник, относящийся к независимости, но кратковременного государства в гражданской войне США, борющегося за свои права.

– Ты не обратил внимание, Андрэс, на?.. – он выпрямился на сиденье и обратился к товарищу.

– Что? – не понял его социолог.

Андреас был полностью поглощен предвкушением ответа о действительном путешествии, или же это всего лишь фантасмагории древнерусского помешанного, вновь гадал он.

Такие случаи могли быть не редкостью – один из его студентов, узнав об увлечении своего преподавателя, преподнес ему однажды документ, датированный древнеегипетской письменностью, на что Фильчиган его раскусил лишь спустя месяц. Папирус говорил о несуществующем некогда процветавшем городе Таефе, и такого в действительности быть не могло, так как раскопки предлагали совершенно другое значение, и это место числилось как погребение, а не «нэфэрэ», означающее нарастание, то есть народное поселение.

– Они до сих пор чтят то, во что когда-то верили. А ты помнишь, где стоял памятник конфедератам? – спросил двухзначно Нильсон, когда они остановились у своей гостиницы в кафе баре «Небо».

Фильчиган не спешил с ответом, но его мозг уже работал на товарища, чтобы означить свое присутствие.

– Ну… – протянул он, – может, на Фримейсон-стрит? – гадал он.

Нильсон словно сожалел об упущении знаний по историческим реликвиям, впрочем, был не сильно раздосадован. К завершению дня его манило принять душ и, улегшись на кровать еще раз, где он бы смог попытаться связаться с семьей.

Фильчиган, расплатившись с водителем, поблагодарил, скорее, повторив слова благодарности, которые он не раз слышал в гостинице от русского актера, гостившего в Архангельске.

– Лады, ребята, обращайтесь, – сказал водитель, приняв плату за проезд.

Часы на руке социолога показывали без пятнадцати минут пять часов вечера, а дневной свет, казалось, и не собирался исчезать, только прохладный ветерок давал ощущение, что вечерами уже становится прохладней. Друзья вошли через центральный вход, и у них оставалось время, чтобы подкрепиться ужином и по-хорошему все обсудить. Они вновь не заметили, как с другой стороны отеля напротив примыкавшего к нему жилого пятиэтажного строения медленно припарковался белый Renault, но водитель, привезший иностранцев, усевшись в свой автомобиль, недовольно заметив «хвост», помотал головой.

– О, пасут иностранцев, наверно, во… деньжат заграбастать-то рады. И где? Здесь, в этой дыре… а, хрен с вами. Санек, – поднял он рацию, – тут на эскимосов белый «Рено» наседает, не знаешь таких?

– Нека, – ответили с помехами по рации.

– Лады. Люд, Людочка, я свободен…

И он, приняв очередной заказ, развернувшись, уехал прочь вновь забирать очередного клиента.

* * *

Внутри белого Logan’a было уютно и тепло, и, несмотря на то что за стеклами стояло лето, внутри автомобиля они запотели.

– Не спать, – скорее буркнул себе под нос Боб, чем скомандовал напарнику, когда тот, закатив голову назад в кресле, быстро произнес храп.

– Лучше послушай анекдот. Сидят, значит, два друга, один говорит: «Не прогуляться ли нам?». Тот молчит, он опять: «Не прогуляться ли нам?», – тот молчит, тот опять: «Не прогуляться ли нам?», – ну, тот не выдержал и говорит тому: «Что ты все погулять да погулять, я тебе что, собака, иди и погуляй сам…». Ха-ха-ха, – засмеялся про себя водитель, немного подождав, пока шутка дошла до него самого.

Фрэнки, стараясь не обращать внимания на юмор напарника, повернулся в сторону, ему было и без того неуютно в машине.

– Ладно, я покурю, – Боб вышел наружу.

Закурив, на долю минуты он забыл о сигарете, вытащив из пачки, остановился взором на закат. Солнце заходило за реку, ярко озаряя ее. Застывшая гладь воды была словно зеркалом для ночного зарева. В окнах, в домах, стоявших напротив набережной, по одному зажигался свет, словно огромные маячки в темном небе. Боб, очнувшись от зачарованности, зажег сигару, как бы подогрев себя, вспомнив о прибыли по возвращению на родину после окончания миссии. Он еще минуты три стоял, глядя вдаль, раскуривая сигарету, совершенно ни о чем не думая. Наконец докурив, сплюнул и вернулся в кабину.

– Скорей бы уж этого ботаника приплющить, – он сплюнул в открытое окно, – что он все мотается по городу туда-сюда, туда-сюда, как гусь по полю…

– Матушки-гусыни? – подтрунил над ним молчаливый напарник и сладко поежился на откинутом назад кресле.

Но, заметив шутку Фрэнка, Боб, спокойно отреагировав на нее, перевел взгляд на лобовое стекло, уйдя в себя.

Вэто времячасы на руке Дженнис Дарен Миллерпоказывали без одной минуты десять вечера. Рядом на кровати лежал мобильный телефон, приобретенный на деньги, заработанные в «Макдоналдс Фуд» год назад. С него можно было легко связаться с отцом или позвонить маме, но сейчас ее больше волновали не оставленная карьера в забегаловке Грега, не раздумья, кому бы позвонить из друзей в Оклахоме. Она, сложа руки крест-накрест, которые еще больше подчеркивали ее грудь, выпиравшую в белой рубашке, оперевшись на стену в гостиничном номере, отпрянув от мыслей, без всякого увлечения наблюдала за одной из выступавших групп российской эстрады. В ее голове, словно заусеница, стояли происки Андреаса Фильчигана, как считала она его исследования.

В 2007 году поступив в учебное учреждение, Дженнис с детства имела направление на изучение космоса и религии, вероятно, которое она приобрела по генеалогии от своего деда, умершего за год до ее рождения в польской тюрьме. В колледже, вступив в греческое общество, она вскоре, познакомившись в сети интернет с Пегги, переехала в Университет Старого Доминиона, где она, случайно столкнулась с одним из преподавателей этого заведения, увидев на одном из его листов по лекции имя своего предка, узнать о котором ей случилось лишь в свое двадцатилетие, когда ровно столько лет назад того не стало. Вернувшись в съемную квартиру, она решила сделать звонок.

– Алё, мама, привет… Уменя все нормально, как у вас? – чтобы начать разговор со своей матерью по телефону, Дженнис приходилось вначале выслушивать ее, затем, убедившись, что та готова выслушать ее, могла задать свой вопрос.

– Я просто хотела еще раз спросить тебя… ты уверена, что тот фашист, – она снизила разговор, – был действительно наш… дед?

– …Значит, в тюрьме, – уточнила она, – да нет, просто, видимо, один из педагогов нес лекции, я его сбила… да нет, мам, не на машине, в коридоре. Не знаю… не знаю, мам, это не важно, нет… хорошо, пока.

Взволнованной и, скорее, задумчивой ее застала подруга Пегги.

– Вот, – Дженнис протянула ей небольшую бумагу.

Та не замедлила в ее изучении.

«Итак, – Пегги негромко озвучивала написанное на листке, – Кох, вероятней всего, знал о червоточинах в иные миры и скрывал это от Гитлера, но почему?! Зверства над людьми и отзывчивость к нацистскому будущему, ли, впрочем, вероятно, он был просто тщеславен.

Расклад второй

1. Бранденбургский архитектор есть масон.

2. Петр I…»

Пегги на долю секунды оторвалась от листка, в ее лице опознавалось изумление, но что она в этот момент подумала, она не сказала и продолжила читать:

«…вероятно, был тоже знаком с червоточинами.

3. Предположение – нацисту была известна личность Резена.

Итог: координаты показывают: Россия, город Архангельск. И дальше по месту. В «Гугле» они опознаются как крепость Петра Романова (Первого)».

– Ерунда какая-то, – заметила Пегги, – и этим занимаются наши учителя, сколько ему лет?

Дженнис пожала плечами.

– Какая разница, – вдруг в ее голове созрела невероятная мысль, – надо Берти позвонить, – сказала она, откинув назад волосы, продемонстрировав при этом некую решимость.

– Мне нужно с ним встретиться, – сказала она, бросив взгляд на листок в руках подруги.

– С кем, с этим?.. Чья эта писанина? – спросила Пегги, показав бумагу.

– Да, Пэ, с этим, я даже не знаю, как его зовут. Ладно, узнаю. Но, я думаю, мне завтра все же нужно вылететь… в Нью-Йорк.

– Зачем? Лекции по материализму еще на всю неделю, – недоумевала ее подруга.

– Так, – сказала задумчиво Дженнис, осматриваясь кругом, словно силясь вспомнить, что нужно взять уже в дорогу, – я, кажется, решила.

Дженнис достала из сумки телефон. В табло принялась искать номер. Оказалось, практичная, с большими пропорциями тела, чем Дженнис, ее подруга Пегги не могла предположить такуюделовитость своей подруги. Она стояла в недоумении, не решаясь задать лишний вопрос, точнее, у нее была уйма вопросов, но какой из них нужный, чтобы не отвлекать Дженнис, она не могла решить.

– Алло, Стив, мне нужна информация… – сказала белокурая девушка, по ее виду было заметно, что она волнуется, но старается достичь успеха во что бы то ни стало. – …Я не знаю, этот парень из нашего колледжа, думаю, педагог или… альголог какой-нибудь, в общем, он бывает в аудитории двести сорок. Ну так, Стиви, понимаешь.… Много хочешь знать, красавчик… – в ее голос проникла нотка игривости.

– …Пока, Стив, – Дженнис, закончив разговор, выглядела довольной, но что-то еще сказывалось в ее лице, что она была не удовлетворена до конца разговором с абонентом. Но вдруг ее словно подменили, она повернулась к подруге, так и не выйдя из комнаты, и растянулась в улыбке.

– Ладно, Пегги, как дела в Чиспейке, что нового в вашем мрачном болоте[5]? – спросила она, изобразив шутливо страх.

– Да, – махнула Пегги, – ничего особенного, слышала, что кто-то отравился в одном из отелей, кажется, на Юллиф Роуд, в болоте… – Пегги обещающе улыбнулась, – крокодила дохлого нашли.

– Дохлого? – переспросила ее Дженнис.

– Точно. Дохлого… – обе подруги засмеялись, вспомнив какую-то историю, связанную с этим словом.

* * *

Все оставшееся время после ужина Фильчиган, до того как отойти ко сну, провел словно в небытие. По прибытии в гостиницу первым его делом был подход к приемщику у администратора.

– Пожалуйста, будьте добры, мне необходимо связаться с Норфолком, – сдерживая дыхание, обратился он к ресепшену.

– Туда, пожалуйста, – женщина лет сорока учтиво показала на телефон, повернув ладонь, указывая направление.

Андреас поблагодарил ее и завернул за стенку с объявлениями. Номер Дайяны Моррис он держал в памяти. Еще до отъезда у него был разговор с архивистом из Блайден Брач – публичной библиотеки, в случае необходимой помощи она дает информацию.

Моррис, женщина сорока шести лет, была все же удивлена звонком Фильчигана. Его племянник был сыном этой женщины, но в большинстве случаев он общался больше с ней, чем с тинейджером, у которого в голове были одни лишь ночные прогулки, к тому же она была словоохотливой женщиной и также была любознательна в поисковых сетях. Муж ее ходил под знаками рыболовецкого траулера, и зачастую она ради интереса отслеживала его навигацию.

– Здравствуйте, миссис Моррис. Не хотел бы вас отвлекать… а скажите, Денис дома? – Фильчиган решил начать издалека, но, как и ожидалось, он получил отрицательный ответ.

Андреас смягчился в выражении лица, в уголке рта появилась легкая улыбка, социолог даже удивился своему мировоззрению, учтивость в нем проявлялась в редких случаях, лишь когда, зная ответ над чем-нибудь, он скорее удивлялся малограмотности собеседника. Сейчас же, проведя некоторое время в отдаленном месте России, его охватывало, проявившись только сейчас, состояние, словно он мог контролировать себя как никогда, терялось ощущение скрытности. Когда, находясь, будучи после окончания института с коллегой по космополитизму в окраинах Калимантана, где в разновидности племен, казалось, невозможно было быть предосудительным, но относительность различного взгляда к каким-либо действиям заставляла компанию из Вирджинии оставаться равнодушными. Он бросил короткий взгляд на одни из часов гостиничного фойе, висевшие на стене, показывавшие одно из европейского времени.

– Миссис Моррис, я бы хотел тогда обратиться к вам, вы помните о моей просьбе до моего вылета в Россию? – спросил он.

Но ответа он сразу не получил. Ему еще пришлось ухмыльнуться раза два в трубку, женщина была разносторонней. Пришлось ответить еще на вопросы.

– Да, миссис Моррис, все хорошо, ночами, правда, прохладно, а так все неплохо… миссис Моррис, бывает… да… неплохо бы…

Фильчиган выжидающе вновь обратил внимание на часы, циферблат показывал седьмой час вечера. Путевка, казалось, растянулась, а вопрос как стоял на месте, так и не продвигался дальше к открытию.

– Да, да… – наконец оппонент оторвалась от своих вопросов, – вот, пожалуйста, такие координаты, по 64 градусам северной широты… Миссис Моррис, вы также их можете ввести в «Гугл», – посоветовал социолог. – Спасибо.

До того как получились результаты, нужно было выждать некоторое время, и Фильчиган, набравшись терпения, отправился в ресторан отужинать, позвав своего товарища из номера по коммутатору, находившемуся тут же на стойке возле выписывающего сотрудника гостиницы. За столом было немного непривычно. Их попросту некому было тащить в бар, чтобы освободиться от мыслей и раскрыть, что находится на душе у каждого. Андреас был даже не против «принять» несколько изрядных глотков бренди или развести местный бальзамный напиток с водкой, так как в чистом виде пить ее он не мог.

– Что намереваешься делать, Эндрю? – спросил его Нильсон, вновь исковеркав в шутку его имя, протягивая ложку супа ко рту. По его виду можно было ошибочно признать о холостяцкой жизни.

– Я, – протянул Фильчиган, – Бен, все будет путем.

– Впрочем, ты случайно не слышал девиз воздушных сил армии США? – спросил своего товарища Андреас и отправил в рот насаженные на вилку макароны.

Учитель физикиотрицал свои познания.

Фильчиган был доволен своей проделанной работой, осталось произвести итог.

– Первое из этой цитаты, приятель, мы уже с тобой совершили, это Россия, – сказал он.

– Россия? – недоумевал Нильсон.

– Да, Бен, – Фильчиган сделал небольшой глоток сока, – второе – это то, что невозможное, и это будет действительно, чуть погодя.

Бенджамин Нильсон не сомневался в успехах своего приятеля, и если у того появлялась таинственная плохо скрываемая улыбка, значит, развязка где-то рядом. Он лишь пожал плечами и, поприжимав салфеткой свои губы, отпил сок из стакана.

Выйдя из столовой, каждый из путешественников направился по своим делам, Фильчиган – к столику приемки туристов.

– Я тут на массаж вечерний записался, пока тебя тут не было, Эндрю… – сказал довольный от еды Нильсон.

Фильчиган на минуту оторвался от намеченного плана, задержавшись на ходу.

– Тебя же разопрет в руках массажистки после трески, – пошутил социолог.

– Ерунда, – отмахнулся Бенджамин. – Вот если бы здесь была неаполитанская карнавальная лазанья, мм, вот тогда бы я ни за что не искал второго выбора расслабиться перед сном, – отшутился Нильсон, – к тому же это индивидуальный подход, строго по записи, – уточнил он.

– Миссис Нильсон, наверное, уже высказалась по этому поводу, – подтрунил над приятелем Андреас.

Нильсон скривился. Задумавшись, но не сказал другу ни слова.

– Брр, – представил он кого-то или что-то, – миссис Тракинг…

Оба американца, поняв шутливость физика, продолжили движение.

Оппонент не заставил себя долго ждать. Через пару гудков женщина подняла трубку телефона, уже ожидая культуролога на той стороне связи.

– Алло? Миссис Моррис, ну как ваши успехи? – начал издалека Фильчиган. Несмотря на подход к развязке своих предположений, он был спокоен. Ему нечего было практически терять, собрать вещи – это было дело времени. Он был готов вылететь обратно в Вирджинию уже хоть сегодня, благо поезда в Москву из Архангельска ходят проще, чем прокатиться по всей Элизабет[6].

Миссис Моррис, не затягивая паузы, выдала место расположения координат. На доли секунды Фильчиган тут же обрадовался ответу женщины, но вдруг предшествующее радости его настроение сменилось на более озадаченный вид. Его загадки хоть и приоткрыли часть завесы, так как данные надгробия оказались вполне координирующими числами. Конечно, если здесь нет ошибки в расположении этих цифр как шифра предположенным социологом, то координаты явились действительным местом их вероятной разгадки.

– Спасибо, миссис Моррис, вы мне очень помогли, – сказал вежливо Фильчиган.

– Подожди, подожди, Эндрю, – зачастила женщина. – …Ну как там в России?..

– В России? – многозначительно Фильчиган пожал плечами, он вспомнил гитариста, которого задержали милиционеры, хотя в Портсмуте на одном из участков Хай-стрит он случайно обратил внимание на мужчину, перебиравшего струны на гитаре с «откусанным» верхом возле грифа и бурчавшего песню собственно на виду у прохожих, гулявших по аллее, натянув на себя ковбойскую шляпу, усевшись как шаолиньский боец перед очищением Силиао Линьхунь[7], напевал о каких-то местах, которые ему были когда-то знакомы, возле одного паркового дерева, почти рядом со скамьей. Припомнился русский актер по имени Михаил.

– Да так, обычные люди, как мы, – поделился он с тетей, – не больше, не меньше. Но, я думаю, знаете, миссис Моррис, – задумался на мгновенье социолог, – мы, американцы, все же здесь жили бы немного лучше, – пессимистически закончил он, чтобы не продолжать растягивать разговор, ему не терпелось поделиться новостью с товарищем, заранее предполагая его выражение лица, точнее, пришедшего его замешательствов том, что они еще остаются.

Однако, попрощавшись с тетей, Фильчиган, вернувшись в номер, поделившись с Нильсоном своим планом о продолжении расследовать загадочные места скорее сам, про себя подивился реакции педагога по физике.

– Отлично! – казалось, Бенджамин Нильсон обрадовался, – теперь нам только осталось узнать о тайнах самой Вселенной! Андре, ты не представляешь это же сама находка для меня, врата в потусторонний мир, врата… Звездные врата, а вдруг мы очутимся на пустынной планете или, наоборот, нас встретят озлобленные озабоченные аборигены-мутанты…

– Как миссис Тракинг?! – Андреас почувствовал ноту сарказма в Нильсоне и решил смягчить его пыл, кинув какую-нибудь шутку. Но наилучшим вариантом в его голову пришла мысль напомнить о его жене, которую тот очень любил, несмотря по его рассказам на нее злореканий, что казалось, действующим, Нильсон тут же замолк.

– Бен, ты, наверное, насмотрелся триллеров по телевизору, раз у тебя такое впечатление, как нашему путешествию… – сказал Фильчиган.

– Я не знаю, Андреас, – Нильсон тяжело вздохнул, помотав головой, – к чему ведет наше путешествие. Конечно, американцам частично известно о таком месте, как Тартария, что это неприветливая территория и, допустим, там скрывается нечто неведомое, которое может открыть нам мир, который нам также поможет подать нечто неопознанное. Но, честно, мой друг, миссис Нильсон намного интереснее, чем мотание по закоулкам неизвестной области, да еще и России…

Нильсон хотел еще что-то дополнить в своем упоенном красноречии, но не стал, посчитав это бессмысленным, да и не желательным.

Но Фильчиган знал, чего ему не хватает, что его может побудить к продолжению путешествия. За многие годы их знакомства он практически изучил учителя по физике, ведь недаром Фильчиган оканчивал курсы психоаналитики, включавшиеся в систему кафедры по культурологии.

– А вдруг это научный прорыв?! – уточнил он в шутку.

– Да? – отмахнулся Нильсон, понимая, что тот желает его утешить. Но американского путешественника ничто не заставит с уклоном самоанализа изменить своему решению, да и путь практически пройден до половины, хотя, казалось, этот путь еще только приходится начинать сначала.

– И где это находится – Голубино? – с небольшим нежеланием, но прозорливостью рассеянного человека решать все самостоятельно Нильсон был готов на новые испытания.

* * *

В зале рейхсканцелярии нацистской империи Гитлер в позе наклонившегося папоротника внимательно, с углублением изучения на карте местности находился в решительном пребывании. Большая геополитическая карта, имевшаяся в рейхсканцелярии под протоколом «Гросесрайх» предопределяла меркантильность фюрера.

– Мой фюрер! – отчеканил, едва показался, войдя в помещение, Баке.

– Йозеф, – переключился на него Гитлер, но вновь обратился к карте. Ткнув в одно из мест на карте, вновь обратился к вошедшему немцу: – Меня тут сейчас заинтересовал один вопрос: как обстоит дело по внедрению наших людей по северо-восточной части Советского Союза?

– Мой фюрер, рейхсфюрер сейчас обладает некоторой информацией и считает, что советские силы недостаточны для отражения германским войскам.

Гитлер задумался. Убрал палец с поверхности стола, отошел от него, о чем-то размышляя. Что сейчас творилось в голове пятидесятилетнего человека, раненого в душе, не могущего определить свою личностную фракцию, можно было только догадываться.

– То есть, Йозеф, иными словами, и ты считаешь, что их технологии очень слабы, в отличие от нашей боевой техники?

Кажущееся уравновешенное настроение лидера националистической партии располагало к доверительной беседе, ему хотелось открыться, и секретарь по продуктовому снабжению «Ольденбурга» только представил, что не прочь бы пропустить одну-другую «баварского» с этим человеком. Но, несмотря на простоту этого типа, его должностной рост никак не ассоциировался с руководителем целой империи.

– Да, мой фюрер! – ответил Баке.

– Ну, хорошо, Баке, что у вас? – спросил фюрер.

– Документ, мой фюрер, заключение с совместной работы Шеффера с полковником фон Зифером.

– Да, Йозеф, я давно ожидал эту папку, – рейхсканцлер Германии протянул руку ожидаемому нацисту.

Гитлер без промедления решил сходу ознакомиться с содержимым документа, словно позабыв о статс-секретаре.

– Скажите, Йозеф, Гиммлер уже ознакомлен с этими бумагами? – спросил без каких-либо эмоций рейхсканцлер.

– Да, – неуверенно произнес Баке, но он тут же был подхвачен мыслью, что шефу СС не стоило бы поручать с докладом фюреру, не было бы на то оснований, что работа им не была бы сделана окончательно.

– Да, мой фюрер, – отчеканил тот.

– Отлично, тогда необходимо ему передать, что мы сами аннулируем пакт о ненападении с Советским Союзом. Пусть также подберет инспекторат для Сталинграда, Гурджа не должен нам стать помехой.

– Да, фюрер, – отозвался статс-секретарь.

– Так, – что-то хотел вспомнить фюрер, – пусть также с завтрашнего дня подготовит комитет и личный штаб Аненербе. На начало июня Германия уже должна заступить на границы России!

– Да, мой фюрер, – отозвался адъютант, но голос рейхсканцлера заставил его остановиться. Было ясно: пока Гитлер не остановится в высказывании своей речи, он не будет спокоен.

– Йозеф, открою тебе небольшой секрет, просто мне хочется поделиться с кем-то сейчас, – сказал фюрер, он прикрыл папку, его лицо выражало спокойствие, и сквозь удрученный взгляд выделялась горстка страха, чем смешанность. – Ты знаешь, чем полезен Кольский полуостров, Йозеф?

Советник не понимал, о чем идет речь. Лидер НСДАП и сотрудник Врила[8] были одного роста, но секретарь выглядел более свежим.

– Я могу сказать это даже Ильзе, но никак не Еве, она может не понять меня… я вам скажу… в расстоянии от будущей Гольштинии находится место, скрывающее в себе знаки вселенной, именно поэтому такая часть области, где находится город Архангельск, должнабыть сожжена, там одни деревянные дома. Все, что далее… ничего не остается после арийской нации…

Гитлер махнул рукой, будто отмахнувшись, давая понять, что не собирается давать пояснений.

– Сейчас в Атлантике есть достаточно техники, обеспечивающей нам тыл. Вы свободны, – сказал он, выждав паузу, – и, – фюрер остановил Баке, – проследите, чтобы этот номер документа после комитета оставался в тщательном хранении, мы его откроем уже ближе к осени, особенно бумаги с литерой «зед».

– Так точно, мой фюрер, – отчеканил Баке, вскинув ладонь кверху, отсалютовав рейхсканцлеру фашистской Германии, и исчез в проеме, закрыв за собой дверь.

Гитлер, подойдя вновь к столу, еще раз приоткрыв папку, черкнул на одном из листов контурного листа, изображавшего часть карты, карандашом.

– Ja, – сказал он, – именно отсюда.

С норвежских фьордов через Белое море ярко вырисовывались две жирные линии с острием на конце, выдавая стрелку, где конец их заканчивался городом, тут же граничившим с этим морем.

– Мурманск, Мурманск, – пробубнил он, – останется норвам[9], в конце концов, это их территории. Потомки варваров, я предполагаю оттуда вывозить не только руду, но и сделать порт нации…

Он был доволен своей работой, ведь вновь он проделал всю работу за всю рейхсканцелярию. Осталось поработить Россию. Но что-то держалось у него на душе не так. Советский народ никак не совмещался с романо-кельтским этногенезом. Он почти беззвучно произнес:

– …тартар…

– Несомненно, она и возродится…

* * *

Еще бесполезные четверо суток, часть из которых пришлось просидеть в номере. Но за остальные осенившие социолога дни, которые он провел с большим временем в расследовании, по три раза он разговаривал с кем-то по телефону в фойе гостиницы. Просто общался, в то время как обрусевший Нильсон часто любил подниматься в кафе-бар «Небо» и, пропустив по две рюмочки виски, бродил по набережной, которая открывала своим видом прекрасный вид реки под названием Северная Двина. То ли подзаряженный воодушевлением к приключениям своего товарища, то ли под расслабленным сознанием от алкоголя он старался сделать свои предположения, что же находится на тех дальних берегах, за рекой, которые отдавались, покрытые хвойной зеленью места на той стороне реки. И где находится этот «Бревенник», одна из частей дальнего острова, спрашивал он сам себя, позабыв об ответе одного из служащих в гостинице, что бывал на тех берегах.

Однажды ему пришлось наблюдать за проходившим по речной глади колесным пароходом. Быть может, он, прогуливаясь по набережной, желал вновь этосозерцать – старинный колесник. У нас в последний раз такой пароход шел по заливу еще, наверное, до последнего дня Макартура[10], подумал про себя педагог по физике.

Нильсон заметил, что форма патруля правоохранительных органов отличается, но вид их был чуть более жестче, чем ребят в форме его родного гаванского городка, особенно женское лицо, едва заметное из-под козырька кепи, но явным хищным взглядом. Отметив тем самым, что женщина в униформе милиции была единственная за все время, который он встречал патруль в этом городе, впрочем, кроме своего номера и балкона, Нильсон вряд ли мог что узнать более об этом городе из его достопримечательностей.

Наконец двадцать четвертого числа в ожидании туристов у парадной площадки входа в «Пур-Наволок» без шестнадцати минут семь часов утра остановился Renault с радиоантенной, выдававшей тем самым местное такси, вишневого цвета. Спустя минуты три в центральном проеме гостиницы появились два американца. Один из них – чуть полный средних лет мужчина, другому можно было дать не более тридцати пяти.

Роберт, заметив выходивших людей, ни на минуту не отрываясь от них, повернул ключ зажигания. Молчаливый Фрэнк, раскуривавший сигарету, любуясь восходом, что своим озарением растекался в утренние часы по водной глади реки, тут же отбросил окурок в сторону, заслышав завод двигателя машины. Через минуты две их автомобиль уже выруливал в нужном направлении. Подождав, пока такси с интуристами выйдет на главную дорогу, белый Logan преследовавших агентов был внезапно атакован легковушкой Volvo, подрезавшей их на перекрестке, смяв при этом всю переднюю часть Logan’а и откинув агентов почти вплотную к стоявшему возле дороги четырехметровому массивному мемориалу, причем сбитый автомобиль успел подмять под себя один из кустов, составлявших одну из частей овальной аллеи. Фрэнки, казалось, был невозмутим, но появившееся из-под подушки безопасности его помятое лицо выражало некое беспокойство.

– Вечно, Фрэнк, когда ты бросаешь сигарету перед заводом стартера, что-нибудь да случается… – сказал водитель белой иномарки. Ему было трудно произносить слова. Система пассивной безопасности прижимала его к креслу.

Неисправность в механизме безопасности на стороне второго пассажира определилась легкой травмой Фрэнка.

– Да, Боб, – тот, подняв лицо кверху, посапывая, пытался остановить кровотечение из носа – удар при столкновении пришелся на его лицо.

– Думаю, ты прав, – сказал в нос Фрэнк.

Обоим сотрудникам уже было некуда спешить. Размаявшись с полтора суток в машине, в их голове сидело лишь одно – что свое дело они делали на совесть. Наконец они услышали приближающийся звук сирены.

– Кажись, все прошло в норме, – выговорил Роберт, заслышав вой спешивших служебных машин.

– Н-да, – поддержал его напарник, – думаю, да. А, позвонить Миллер надо бы.

В машине воцарилось молчание. Фрэнк молчал, но не спешил с докладом, практически он был не в состоянии этого сделать. Вероятно, он восстановился в сознании, но принял облик того же характерного человека, каким он и являлся.

Спустя девять минут, когда их перекладывали на носилках в машину скорой помощи, внутри сознания Боба вспыхнули воспоминания. Осознав картину аварии.

Перед тем как наняться в банду Тувроса, Роберт полгода водил спецавтомобиль полиции, участвуя в охране общественного порядка.

Автомобиль, сбивший их на повороте, занимал место так, будто это было сделано преднамеренно, посчитал он. Volvo, если разлиновать происшествие по бумаге, описывал дугу, стоя бок о бок с их автомобилем, пока не пришлось его отодвинуть, чтобы извлечь водителя белого Logan’a, но он поспешно вытащил из кармана подставки мобильный телефон у лобового стекла их машины.

Похожий момент был, когда он нес службу пару лет назад. Тогда наудачу быстро вычислили «нападавшего». Это было дело рук одного умного психа, устроившего заварушку из-за драмы личного характера. Тот, в схожесть этому случаю, «поравнявшись» с обидчиком, развернул в следующий момент машину так, чтобы она не создавала помех другим идущим машинам и не задевала встречную полосу. Это было мастерски выполнено, штат Вирджиния за не редкостью, кишащий хулиганством редко думает об окружающих.

– Алло, мисс? – Роберт вытащил из кармана прихваченный телефон. – Да, это Боб. Да нет, все в порядке, мисс, только Фрэнк слегка… у него подтеки, и только… В общем, мисс Дженнис, «туристы» съехали куда-то к югу в сторону морского вокзала, кажется, если он там… а может… Мы…

* * *

– Лена?! Никто не говорит по-английски? Ответьте за него по телефону, с кем он там базарит, а то скопытится еще тут, – послышался голос водителя скорой помощи, – нам его довезти бы, а то невесть еще мировой шкандаль накликнет…

– Э-э, сори, френд, – отозвался сидевший рядом с интуристом молодой врач, – ви кэн нот, э-э…

Врач пытался извлечь из рук пациента телефон, что ему и удалось, не зная, что возникло в подсознании потерпевшего, но тот, не сопротивляясь, отдал мобильник.

– Вот и отлично, френд, гуд, гуд, – врач, расплываясь в улыбке, довольствуясь тем, что устранил возможность срыва мировых отношений.

Не встречая на своем пути никаких препятствий, два микроавтобуса с цифрами 03 на борту уже через несколько минут проезжали ворота центральной больницы.

* * *

Дженнис Миллер нервно всматривалась сквозь окно. Ей открывался вид, нетипичный тому, какой представлялся для ее соотечественников из другого отеля. Напротив нее стояли в рост типичные девятиэтажные жилые строения и мигающая литера «О» в названии универсама. По вечерам в названии магазина «Полюс», которого девушка почти не замечала, работала лишь одна буква.

Наконец в ее руке завибрировал мобильный телефон.

По вечерам она старалась отсутствовать в явочной комнате трехзвездочного отеля, но не в этот раз.

Молодая девушка, находясь на историческом факультете, в ряду с другими иностранными языками, которые пришлось изучать, в том числе и русский, моргание буквы ее скорее даже вдохновляло, ассоциируясь с неким отождествлением максимализма, но вывеска резко «замолчала» с внезапно полностью угасшей рабочей буквой.

– Стив, наконец эти обалдуи умудрились попасть в аварию в самый разгар… Стиви, сушняк тебе в капот! Мне нужна эта хреновая папка. Мне нужно знать, что эти алкоголики задумали… Я не знаю, как, Стив, я только знаю, что ты можешь, вычисли их, останови… припугни, Стиви, я же знаю, что ты это можешь, ну, мальчик мой, старайся…

– Что?.. – девушка, казалось, сейчас взмолится и заплачет как дитя. Но на той стороне земного шара знали точно: Дженнис Миллер не из умиленныхдевочек, и за ее слезы можно дорого заплатить.

– Так давай, ты же меня знаешь, дорогой, – Дженнис шла на все умиления, даже на лицемерие, но Стивенсона Вуокли так принудить было просто нельзя, и Миллер приходилось играть обычную студентку-милашку из Старого Доминиона со своей принципиальной взбалмошностью.

Немного помолчав, стараясь соблюдать терпение, Дженнис наконец взорвалась, но, зная, что за дверью ее могут услышать, тут же через силу старалась себя остановить.

– Нет, Стиви, этот нереально, это неправильно, – приговаривала девушка, в голосе которой угадывалась вальяжность.

Миллер внезапно осознала, что ее желание разыскать следы деда взойдут более чем ее дурковатость, и, прокручивая всевозможные варианты, пришла к тому, что наступит завтрашний день, или же она вновь, конечно, спустя какое-то время, быть может, и года, но восстановит поиски. Хотя бы для того чтобы восстановить истину, и сплетение фамилии с родственными связями ее матери окажется либо мифом или нет.

Несколько минут спустя после разговора девушка отключилась от оппонента. С досадой ослабила она руку, державшую телефон.

– Ну, ботаник, – едва слышно проговорила она вслух, наблюдая за бегущими машинами и пешеходами по проспекту, – ты мне очень дорого будешь…

* * *

Заказать билеты в нужное место в России, как и в других туристических странах, где основой прибыли является туризм, было бы не сложно, но дело в том, что оплата производилась даже для интуристов наличным расчетом, и чтобы приобрести путевку на экскурсию, необходимо было отправиться в отделение, где продают эти путевки. Что двое путешественников-искателейи сделали.

Вернувшись в свой номер через час, до этого решив прогуляться по городскому рынку, иностранцы, так ничего и не приобретя, едва успели оторваться от назойливых продавцов кавказской национальности, когда те, в свою очередь, заслышав едва выразимую русскую речь, принялись окружать их, предлагая свой товар.

Нильсон, выйдя на балкон, решил выкурить сигарету.

– Бен, ты что, куришь? – окрикнул его приятель, одевшись в халат и растирая шевелюру после принятия душа.

– Да вот, что нашел в ресторане, – сквайр показал остаток тонкой сигары, – больше у них ни черта нет.

Он еще раз потянул в себя едкий дым, вновь переведя взор на реку.

Фильчиган вернул голову в помещение, не интересуясь, почему его друг решил закурить. Он сверился со своими часами, надев их на руку, с циферблатом, находившимся на телевизоре, который показывал сорок три минуты четвертого. Сам он был совершенно спокоен, квитанция об оплате поездки находилась у него в правом кармане рубашки. Оставалось подвести черту… осталось выдержать трое суток, и его поиски покажут, что может скрываться под тайным знаком в папке. А быть может, все случится наоборот, как в Новодвинской крепости, и появятся новые загадки, или это будет просто тупиком.

В семь часов субботнего утра сны иностранцев потревожила одна из служащих гостиницы.

– Ой, здравств… ой, хеллоу, мистер, – с заискиванием симпатии сказала женщина, она будто увлекласьстуком по входной двери, словно не ожидала встретить у двери одного из гостей.

– Вы знаете, – потерявшись, она забыла часть иностранных слов и наивно принялась объяснять свое появление, – телефон что-то… э-э, фон самс, ээ… наверное, поврежден кабель, и поэтому вот мне пришлось разбудить вас самостоятельно… подняться…

Она старалась чуть больше улыбаться, но уже меньше с заискиванием, но больше сводясь к тому, что побеспокоила человека вообще.

– В общем, вас ждут, ээ, а ю вейт, ин зат, – женщина направляла указательным пальцем книзу в сторону фойе.

– А-а, – Фильчиган наконец понял, что хочет от него гувернантка.

С заспанным лицом он забыл, что за истекающее время нахождения в этом городе и впитывания им и его приятелем заарканенную русскую неотъемлемость, за время их ожидания новых впечатлений истек срок, пора подводить итоги.

– Сорри. О’кей, о’кей, энд ай андестенд ю, сэнь кью, сэнь кью. Please tell us what we are now with Ben will go down[11].

Женщина поняла немного, что говорит иностранец, одобрительно кивнула головой. Фильчиган, закрыв дверь, надув щеки, не знал, чему радоваться: то ли окончанию праздных дней, то ли прибытию за ними экскурсионного автобуса.

За всю свою жизнь социолог в употреблении алкогольных напитков никогда не решался, в особенности наибольшему их употреблению. В молодости, когда ему было уже за двадцать один год, он со своими сокурсниками только раз пять бывал в пабе и после, потеряв номер одной понравившейся ему девушки, он полностью ушел в поиски смысла жизни, изучения исторической культуры и философии мироздания. Таким образом, он вновь потерял еще одну свою, как полагал он, единственную судьбу. И однажды не раз слышанную популярную песню известной британской группы, проснувшись утром в один из воскресных дней после научной диссертации, он, впустив в свою комнату второго этажа лучи солнца, проделав легкую гимнастику, размяв бока, принял для себя решение, вытянул перед собой руку и произнес, протягивая, негромко слова этой песни, немного изменив текст:

«Go south, out of the west,
Go south to see the pyramids,
Go south to talk to Cheops.
Gosouth, everydaysunbathing…».

И с одной из поисковых групп, прикомандированных к изысканиям культурных фактов, NG[12] провел два года и три месяца в Каире. Одним из его достижений было найдена фреска, датируемая двух тысячелетней давности невдалеке от храма Карнака, засыпанная песком и затерянная на тысячелетия. С этой командировки у него и началась страсть к путешествиям и поискам неизвестных и зашифрованных фактов.

* * *

Следующим утром они с Нильсоном, что называется, уже караулили у двери, в их номере раздался звонок телефона, администратор в фойе звал их спуститься вниз.

Проблем с гидом в языковом барьере у них не состоялось. Шеф, как по-своему его прозвали иностранцы, оказался на редкость сметливым и на лету воспринимал их вопросы, давая, насколько в его знаниях имелись, ответы.

Светило солнце, прогрев отчасти свежий воздух. По проезду по асфальтной трассе американцам представлялся широченной их изумлению и представления о российских полях вид. Деревянные домики вдоль дорог, также и поодаль со своими хозяйскими основаниями. Подъем по дороге до густой хвои предъявил Нильсону ощущение, что они на пороге к проникновению во что-то неестественное, неизвестное, быть может, так и выглядят врата небесные, на секунду предположил он, разыграв в своем научном мозгу долю фантазии. Кубики сена, обернутые, вероятно, в тряпицу, напомнили ему одну из картин, выставленную в музее Ричмонда. Словно на долю секунды ему показалось, что он сейчас на родине и пред ним не беглый взгляд из автобуса, а именно картина, и что сейчас ему бы обернуться и поделиться с супругой. Но нет, скупое, неприкосновенное и задумчивое лицо товарища только усугубило его настроение.

– Ты все еще думаешь, что куда мы едем? Быть может, там и есть место, где находится вход в параллельное измерение?

Фильчиган, задумавшись о чем-то своем, сложив крест-накрест руки, не замечал, что выглядел удрученно. В его голове сливались воспоминания безуспешных поисков, складывающиеся, социолог не хотел это воспринимать, шли в тупик.

В микроавтобусе из людей находились в основном женщины немолодого возраста. Иногда они переговаривались на непонятном языке, но явно что-то обсуждая. И только гида иностранцы воспринимали для себя как нечто несущее информацию. Тот пояснял маршрут экскурсии.

Они выехали за черту города, попав на трассу, ведшую сквозь лесные заросли. С обеих сторон от транспорта изредка перемешивался вид с болотным полем по одной стороне, вновь резко обрываясь новым лесом. Вновь через некоторое время заросли обрывались травянистой долиной, на которой даже отчасти виднелись дома, и вновь вид сменялся также быстро новой хвойной густотой.

Из жилых застроек, где одни были схожи с загородными коттеджами, другие были просто деревянными строениями со своим хозяйским участком, некоторые из них были ограждены забором. До остановки возле располагавшегося внизу понтона, которого не было заметно из-за склона, на котором находился их автобус, оставалось пять минут пешим ходом. В этот момент Нильсону на минуту подумалось, что сейчас их будут переправлять на ту сторону реки, но этого не произошло. С облегчением, поняв суть маршрута, он растянулся как можно удобнее в кресле салона. О местных напитках, продававшихся в одном из деревенских поселений в мини-магазине, друзья сошлись на приобретении бутылки какой-то наливки «для приобретения тонуса», как изъявил о такой закупке Нильсон, поддержав совета группы.

Следующая закусочная посреди их маршрута стояла поодаль от обочины, но друзья довольствовались тем, что имели в рюкзаке, прихватившего Фильчиганом, и, выйдя из автобуса, наслаждались только дуновением легкого ветра и шелестом листвы деревьев и кустарников.

– Нда, Андреас, все те же банки и развал, – сказал Нильсон, появившись из малого березняка, отходивший по нужде, – но, думаю, русские ничем не отличаются от наших…

– Ты что-то подметил, Бен? – удивился изрядной наблюдательности приятеля социолог.

Научный педант как Нильсон, казалось, стал различать, что есть празднословие, – скрытие красивыми словами, что есть нехорошее в самом его содержании.

– Да-а, – протянул Нильсон, – по линии Лафейта, грузовик с мусором как-то заворачивал направо, мы с дочкой тогда от Сандерсов шлепали. То ли колесо спустило у водителя… в общем, завернув на бок, он умудрился снести стоявший на тротуаре мешок. Ерунды-ы всякой рассыпалось, банки какие-то, тюки кулечные, в общем, как там, мне напомнило тот случай.

Нильсон указал в сторону, откуда появился.

Остальное время друзья ехали молча. Фильчиган, словно уйдя в себя, казалось, заснул. Но то и дело время от времени, поймав какое-то осмысление своих раздумий, поднимал веки, взирая на исчезавшую впереди дорогу лобового стекла с ощущением того, куда зайдет поворот, когда они прибудут на место.

Электронное табло часов, расположенных на телевизоре, показывало 13:42.

Дженнис, приняв душ, стерев с тела капли воды махровым гостиничным полотенцем, укутавшись в халат, не спеша подошла к окну. Отчего-то вид из окна ее больше успокаивал, даже когда снаружи шел дождь, или была видна серость унылых домов в любом районе, или это был день смога. Вероятно, однажды, где она родилась в своем родном штате в районе с границей Нью-Мехико, ее мама, подведя дочку к окну, попросила взглянуть за пределы оконного проема, когда на тот момент маленькая Дженни была чем-то напугана, и мама тем самым смогла ее успокоить. В то время снаружи закончился мелкий дождь, и капли дождинок нехотя сползали по стеклу, словно пытаясь задержаться и успокоить девочку.

Мобильный телефон завибрировал на раскрытой постели.

– Алло, Стиви, я слушаю…Стив, мне сейчас не до твоих комплиментов, – сказала девушка серьезным тоном, но сводя его к умилению.

В последнюю минуту, выслушивания своего оппонента, девушка хотела сказать, что она недовольна обещаниями своего товарища, но сдержалась.

– Вуокли! – сказала она, умело сдерживая себя, – ты просто найди мне этих обалдуев, этого учителька, потом…

– Да, Стив, конечно…А сам как думаешь? – на ее лице появилась не притворная воодушевления, но чем-то криводушная улыбка.

В дверь постучали. Дженнис насторожилась, она не ожидала в дневное время визита персонала гостиницы, хотя Россию никогда нельзя понять, но она на секунду подумала, так пришло ей это в голову. Она никогда за свои двадцать шесть лети не задумывалась о странах, где валовой процент продукции составляет менее чем шестой номер. На свой манер оценки по мировому масштабу Дженнис отчасти интересовалась японской дилеммой и только когда раздувался спор о китайских границах между частями суши народа «второго поколения»[13].

– Ладно, Вуокли, я жду, – многозначительно ответила она. Но, отключившись, оставила телефон в руке.

Подойдя к двери, отреагировав на стук, открыв ее, она ожидала встретить другого человека. На пороге оказался высокого роста человек в шляпе и одеждев стиле шестидесятых годов, чем-то смахивавшей на гангстерский тип, которых часто крутят по ТВ-фильмам.

– Слушаю вас, – Дженнис через силу признавалась себе, что лишь интрига заставляет пропустить этого человека.

Человек без смущения прошел на середину комнаты, развернулся, не расстегивая плащ, с видом задумчивого человека присел на край кровати, словно не замечая раскинутой на кровати части женского туалета.

– Вы интересуетесь папкой Аненербе? – спросил он, его взгляд исподлобья казался наивен и беззащитен на строгом вытянутом лице.

– Отчасти, – протянула девушка.

Хотя лицо незнакомца было доброжелательным и с ним хотелось даже чем-то поделиться, все же, взяв в себя в руки, она решила не выдавать свои мнения и планы по поводу своего здесь обоснования. Но человек не стал выспрашивать унее. Напротив, его лицо погрустнело, и он созвучно едва заметно помотал головой, словно с чем-то соглашаясь.

– А, простите, вы, собственно, что-то хотели узнать? – заискивающе сказала Дженнис, глядя снизу вверх, когда гость уже едва не доставал головою край дверного проема. Этим вопросом она хотела побудить незнакомца к разговору, где он сам того не поймет, что раскрыл цель своего прихода. Его дружелюбная улыбка заставила девушку прикрыть воротом махрового халата показывающуюся полуобнаженную грудь.

– Извините, что потревожил, – сказал он, давая понять, что все равно ничего ей не скажет.

Дженнис недоуменно мотнула головой в сторону, бросив в сторону мобильный телефон, показав свое небезразличие к визиту. Но тут же, даже если она и желала что-либо придумать, выяснить, что это за человек, ей не удалось, в этот момент на кровати задребезжал мобильник. Девушка, быстро закрыв дверь, не успев проводить взглядом визитера, поспешила взять аппарат. Выслушав с минуту оппонента, она растянулась в улыбке, ей всегда было приятно принимать комплименты.

– Да, Стив. Да, дорогой. Я все помню. Э-э… – между общением Дженнис обдумывала, что сказать своему другу, чтобы не настроить того против себя. – …С меня Пино менье[14]… Целую, кролик. Да. Привет Мопсу.

Отключив собеседника, Дженнис одной рукой скидывала халат, другой спешно выискивала в телефоне номер другого абонента.

– Да где ты, черт тебя подери… – выругалась она.

Наконец из динамика зазвучали гудки. Переключив на громкую связь, девушка, скинув халат полностью, отчасти стала обнажена. Бросив телефон на кровать, она принялась что-то искать в походной сумке.

– Да, мисс Дженнис, – в динамике раздался голос ее помощника.

– Роберт, – говорила она так, чтобы разговор был слышен не громко, продолжая рыться в багаже, – бери тачку, через час чтобы у меня, я в каком-то мотеле напротив железнодорожной станции.

– Но, миссис Дженнис… – хотел что-то сказать Боб.

Девушка бросила свое занятие, перевела телефон на внутренний разговор. Ее грудь среди развешанных штор, сомкнутых в угол, пропуская солнечный свет, освещал так, как будто на ней было треугольное декольте.

– Послушай, Роберт, мне неважно, как ты достанешь эту чертову машину в этом городе, на карточке у тебя достаточно денег, но мне нужен сильный двигатель, ты меня понимаешь?

Ее агент прокашлялся.

– Дело в том, мисс Дженнис, что приобретение простого «Рено» в фирме заняло полдня в подписании каких-то там бумаг. У них, видите ли…

– Боб!

– Да, мисс…

– Ты решил бросить работу?! – Дженнис не желала уделять ему время на разъяснение своего плана.

На той стороне снова послышалось редкое кряхтенье. Затем послышался преунылыйголос агента.

– Да нет…

Он знал, что в группе Вуокли платили хорошие деньги.

– Час! – утвердила девушка.

Вдруг она вспомнила, для чего сняла халат, нырнув в ванную, девушка вновь переключилась на громкую связь, расположив телефон на табурете. Ванна была почти заполнена водой.

– Хорошо, Роберт, а кстати, как там Шон или… – ее голос стал шелковистее. Она отыскала в набиравшуюся водой ванну колпачок с жидкостью пенообразователя.

– Да, Фрэнк его зовут, – отреагировал ее помощник.

– А, Бобби, позвони лучше Майклу, – сказала Дженнис.

– Э-э, – агент внезапно осенил новый расклад хозяйки. Он не знал, радоваться ему или огорчаться, в одном, что ему не придется возиться с оформлением машины, но и существовал явный минус в том, что он мог бы неплохо сэкономить в выручке при покупке. Впоследствии он заметил, что малолитражки здесь, в России, многозначительнее покупать в таких командировках для пополнения его финансового баланса.

– Хорошо.

– Час вам даю, ребята. Пока, – сказала она и полностью скрылась в заполненной пеной ванне.

Все это время Боб не знал, что разговаривает с обнаженной Дженнис, он мог бы лишь догадываться по всплескам воды, но в его голове был совсем иной расклад. Оставив напарника в больнице, хотя в особой мере медицинского обслуживания тот не нуждался, согласившись со своим гонораром, который предстоит ему по возвращении, и предложением одной из медсестер, всегда продуманный Фрэнк решил остаться на медпрофилактику.

Роберт Дейли находился возле моста, проложенного через реку, похожего на миниатюрный Бруклинский мост. Закончив разговор по телефону, чтобы привлекать к себе поменьше внимания, надел солнцезащитные очки, схожие с полицейскими его штата, и не спеша направился к расположенной рядом остановке, заучив от водителя Дженнис два слова.

– Беломорску… – так сказал агент таксисту на ломаном русском языке, сев в машину. Заметив озадаченный взгляд, добавил, уставившись на того гипнотизирующим взглядом очковой змеи: – Отелл…

– Пол… – кивнул в знак согласия водитель и, заведя стартер, добавив такими же нерешительно-шутливыми движениями руками в знак, что полностью доверяет пассажиру и готов следовать указанномуим маршруту.

– Только это… мы… это… через мост, – он сделал круговую жестикуляцию ладонью, – переехать надо… так лучше… – на всякий случай подытожил водитель. И автомобиль рванул с места, перед этим пропустив отходивший от остановки автобус.

Роберт уже принялся подготавливать слова, какие возможны ругательства, дабы успокоить себя. Но тут же внутри у него отлегло, когда машина стала делать разворот возле восьми букв, значение которых для американца осталось загадкой, и вскоре он не желал вспоминать более ту дорогу, ведущую к развалинам древности, к которым еще недавно им пришлось претерпевать с напарником, следуя за американскими исследователями.

Вскоре, спустя час и семь минут, черный BMW третьей серии, отойдя от остановки перед отелем «Беломорский», слившись с потоком машин, уже минут через двадцать мчал по эстакаде, промчавшись мимо стелы в образе корабля, выехав за черту города.

* * *

Андреас Фильчиган только тогда понял, как он далек от своей родины. Парки Норфолка да и всего штата с его хвоей значительно отличались, но во взаимозаменяемость, ощущениям упраздняя некое подобие страха, дикость природы, девственность мироздания, как он упоминал в соотношение цивилизации и природы в своих лекциях, напоминали ему леса, их восприятие, выражающееся в идентичности, что предстояло ему замечать сейчас.

Однако здесь, когда они ходили к водопаду, включенному в одну из частей экскурсии, представление, раскинутой меж краев берегов представлялось американскому туристу необычным местом. Ему представилось, что их река составляет лишь одно единое нынешней цивилизации. И хотя Фильчиган отлично знал историю Соединенных Штатов, и как насколько был знаком с географией этого района, сейчас же он ощущал первозданность совсем нетронутой природы ни цивилизацией, ни даже духом человечества. Впрочем, такая мысль вызывалась лишь сопряжением того, что он был сейчас далек от родины, и будь он в заказнике Вирджинии, собственно, вряд ли бы так думал.

От предложения гида взять с собой бутыль, чтобы затем набрать туда воды из источника, Фильчиган отказался, но не сожалел об этом. Когда он находился в Калгари по направлению содружества кинематографии в 2006 году в разряде документалистики национальных достояний государств Северной Америки, заинтересовавшись климатом Канады, ему популярно объясняли про источники холодные и горячие. Сейчас он жалел, что не попал в другую группу – группу обследования пещер Пинежья.

Вдоль отвода деревянной мостовой, выводившего на песчаную дорогу, возвращалась часть туристов, о чем-то ведя беседу между своих друзей, где их ожидал микроавтобус, уже находясь в автобусе, дожидаясь других, Фильчиган на полутоне поделился мыслью со своим другом.

– Не понимаю этих русских, из карстовых вод делать предположения к противоестественности. Я понимаю, конечно, интересы к мифологии, но… вот греков, например, по ней можно изучать историю, – оживился социолог, размышляя о целебности источника.

– Допустим, падение Фаэтона… э-э, впрочем, – Фильчиган решил не спешить со своим вольнодумием по мере его оживления на основе философии, когда автобус начал пополняться остальными туристами.

Сидевший впереди них на сиденье их персональный гид, в свою очередь, оживился.

– Простите, вы изучаете древнюю мифологию? – стараясь быть сдержанным, спросил он, – и что вы имеете в виду по поводу этой легенды?

Фильчиган скривился, задумавшись над вопросом.

– Я думаю, что мистика и исторические материалы каким-то образом все равно пересекаются тем или иным способом, – но у него не было какого-либо желания сейчас проникать в углубление введения исторических заблуждений.

Эта интересная работа для него являлась все-таки работойдля кафедры.

– И все же? – не унимался Никита, он был худощав супротив былинному богатырю, с которым социологу приходилось сталкиваться в изучении культурологии.

– Ну, с моей точки зрения, если думать, то это явление, я про источник, произошло десять тире восемь тысяч лет назад, – подытожил Андреас.

За время их разговора транспорт был полностью забит восемью туристами. Когда полетел последний окурок поднимавшегося пассажира на ступеньке, Фильчиган придумывал речь, чтобы гид больше не спрашивал его ни о чем, и он углубился бы полностью в свои мысли о последующей части поездки. Конечно, он был не прочь поговорить и раскрыть свои размышления по поводу культуры древностей, но еще там, у родника, все идеи по месту координат делились надвое, а то и натрое. Находясь в автобусе, Фильчиган до сих пор заминался с ответом для себя самого о правильном месте расположения координат, закодированных в папке.

– Ага, – гид, вероятно, понимал, с кем нужно ему разговаривать, – и все же?

В салоне велось оживление. Часть человек находилась под впечатлением, разговор женщин привлек внимание культуролога, ему хотелось узнать их речь, в своих изысканиях сейчас ему все бы пригодилось. Ему казалось все так запутанно и с разговором с переводчиком свербило уподобиться практически «обрусевшему» Нильсону.

– Мм, – задумался Фильчиган, – моя теория предрасполагает к изменению климата, это явление космогоническое, предшествовалось, мм, от распада какого-то массивного тела о нашу планету, думаю, упомянутую затем в древнегреческой мифологии. Ведь нам как простому человечеству, а вы заметьте, что люди прошлого были весьма не так далеки от нас, все же отличались, скажем…

Мысль о прямом назначении поездки все же мешала ему сосредоточиться, причем неровности песчанистой дороги давали этому повод. Автобус изредка подбрасывало о комковатость и неровностьдороги.

– Э-э, – находил в себе социолог пояснение, – техническим состоянием.

– Вы абсолютно правы, – утвердил неожиданно для Андреаса гид-переводчик и развернулся, приняв обычное для пассажира положение.

После десятиминутной поездки дорожные неровности прекратились, и тут же заняв высоту, оба автобуса, поменявшись пассажирами, разминулись по разным сторонам экскурсии, также сменив водителя. Началась вторая часть экскурсии. Спуск в подземную часть ландшафта, усеянного хвоей и растительностью в устье лога, был снабжен крутой деревянной обрывающейся лестницей, однако для Фильчигана ползание по таким конструктивным элементам было делом непривычным, однако это напоминало ему попытку реанимироваться, после того как он падал с велосипеда, не хлопотно, но и не привычно. Большую неопытность произвел переводчик.

– Никита, вы, собственно, можете не спускаться, нам главное, чтобы не потеряться, – закончил фразу социолог, растягиваясь в дружелюбной улыбке, обратив взгляд на своего компаньона в надежде, что тот поддержит его остроумие.

На его громкий голос отреагировала и женщина, ведущая всей группы. Глядя с укором, она что-то сказала вполголоса переводчику. Слово «хорошо» уже было знакомо иностранцам. Обождав, пока приват-гид спустится в ущелье с последним экскурсантом, женщина продолжила что-то рассказывать, направляя в сторону кровли пещеры ладонь, где явно виднелись черные дыры-ходы, по которым когда-то бежали воды. Свесившаяся глыба льда перед входом в проем воодушевляла путешественников. Такое можно было видеть, как предположил Фильчиган, только в пещерных каньонах, где он ни разу не был.

– Ольга Николаевна просила, чтобы вы негромко разговаривали, ну, тут просто так заведено, – сказал переводчик, наконец-то оказавшись рядом с ними.

В его голосе ощущалось смущение, какбы перед местным положением экскурсии. Иностранцы приняли это предупреждение с пониманием. Выданная перед выездом с турбазы в охотничьем домике экипировка включала каску и налобный светодиодный фонарь, который освещал все переходы на отлично.

– А это, куда нас сейчас поведут, кажется, называется, как она сказала, проход под названием «метро», там будет что-то вроде обширного пространства, к сожалению, ее слова теряются, нам необходимо поспешить за ней, если вам интересно, о чем она говорит, – спешил гид интуристов.

Конечно, особого интереса в речи Ольги Николаевны для американцев не было, но Фильчиган забыл, зачем попал сюда. Тоннели заставляли людей то склоняться и гуськом продвигаться все дальше по проходу, то, казалось бы, проходя по тонкому образованномуприродой переходу через углубление, казалось бы, тянувшемуся в само чрево подземной коры, что взбудораживало разум. Фильчигану оставалось только удивляться, как русские могут спокойно водить сюда обычных не приспособленных к спелеотуризму людей. Удар обо что-то при раннем поднимании головы заставил Нильсона еще глубже втянуть шею.

– Ой, – только и вскрикнул он едва слышно.

Наконец женщина гид дождалась, пока все соберутся. Точнее, спустятся по образованному в виде глыб навалу в пространственную, схожую с помещением полость пещеры. Посреди пещеры находился большой валун, и от него шло разветвление некогда подземных русел, сквозивших черными пустотами.

– Она говорит, что если устоять на этом камне, – Никита указал на валун, – то можно дорасти. Она имеет в виду по должности, до большого начальника.

– До начальника и так можно дойти, если соблюдать все поручения, что от тебя требуют, – отмахнулся социолог.

Со временем прохождения по проходам у культуролога появилось ощущение легкости и чего-то простого, но между тем пересекающегося с чем-то непредсказуемым, где необходимо вести бдительность. Озираясь по сторонам в поисках главного, он был отчасти предупрежден этим, нежели его товарищ. Нильсон то и дело натыкался на своды пещеры, иногда озвучивая это легким созвучием, если каска не скользила о края углов ее неровностей к их основанию.

– Да где же это, что же это… – Фильчиган, казалось, терял терпение, ему хотелось выкрикнуть и задать вопрос напрямую той женщине, которая вела всю группу по этим карстовым скважинам, где то, что ищет он. Но она бы только с ужасом посмотрела на него и решила, что все американцы такие, и он, скрипя зубами, продолжал продвижение, ища хоть какую-то зацепку, полагаясь лишь на интуицию, как в фильмах о приключениях, где герои, найдя выход, продолжали сюжетную линию.

* * *

На гладкой выезженной песчаной дороге водитель ПАЗа, чтоб скоротать свое время в ожидании возвращения туристов, в отличие от другого шофера, отправленного с поменянной группой к водопаду, уже выспавшись вдоволь, размышлял над загадкой разгадываемого слова в сканворде, когда его отвлек человек в темной короткой куртке, постучав по водительской двери.

– Простите, у меня к вам несколько вопросов, вы не могли бы на них ответить? – на ломаном русском спросил человек водителя.

Водитель ПАЗа, убедившись, что незнакомец не представляет какой-либо опасности, оглядевшись вокруг, удивленный появлением здесь иномарки, приоткрыл дверь, чтобы лучше рассмотреть находившегося кого-либо в салоне, но за освещенностью солнца лобовое стекло только отсвечивало его отражение.

– Ну? – перевел взгляд водитель на человека.

– Я бы хотел спросить, точнее… – водитель Дженнис плохо говорил по-русски. Все же это был единственный в команде Вуокли участник группы, немного говоривший по-русски, но второй с водительскими правами.

– Ну что он там канителится? – вырвалось из уст Дженнис, которая находилась в это время на заднем сиденье.

– Пониматьте, ви, – старался выговаривать водитель, – мой лучши друг. Сейчас должни… до… лжно, – никак не удавалось произнести ему слово, – знать. Мы искать, он…

– Иностранец, что ли? – подхватил его водитель.

– Yes, иностраниец, – отчеканил обрадовавшийся незнакомец.

– Э-э, друг, так они уже в лесу. Там, там, – помахал рукой водитель автобуса в сторону тропы с табличкой заказника.

– О, спасибо, бадди, – сказал иностранец и, замешкавшись во внутреннем кармане куртки, протянул несколько долларов.

– Да иди ты… – водитель, словно обидевшись на что-то, захлопнув дверь, вернулся к своему занятию.

Майкл поспешил вернуться в салон черного автомобиля BMW. После того как он сел и спешил поделиться новостью с мисс, водитель автобуса окликнул его, высунув голову из окна. Майкл поспешил высунуть голову, приподнявшись, приоткрыв дверь в знак уважения. Солнцезащитные очки водителя ПАЗа делали его похожим на латиноамериканца, индейского рейнджера из фильмов, однако его водительская взаимность не мешала поделиться ему своим советом.

– Ты, это… поспешил бы, а то их только через час встретишь, они где-то минут пять отошли, не более, – поделился он.

– О, спасибо, – ответил водитель иномарки и исчез за оконным проемом дверцы.

– Он говорит, что они здесь, – сказал он девушке.

Дженнис Миллер на мгновение, казалось, потерялась в пространстве и времени, ее каменное лицо было направлено впереди машины на просторную даль, идущую дальше автобуса.

– Как странно, – она так же внезапно вернулась в себя и смотрела то на водителя, то безучастным взглядом вновь на лобовое стекло, – вроде я и рада, что открою тайну этого документа, документа деда, и в то же время у меня ощущение, что мне это совершенно чуждо. Странно, – задумалась она.

– Что странно, мисс Миллер? – более чем дружелюбно спросил ее Майкл.

Та вновь посмотрела на него, ответив задумчивым взглядом. Она не знала, что ответить ему. Чуть скривила губы в изумлении и тут же оживилась.

– А что русский тебе еще выкрикивал? – спросила она.

– Ну, вроде как то, что они здесь около часа, – будто вспоминал русский язык ее водитель, – или уже там, или еще собираются, э-э, там прогуливаться.

– Так, Майкл, что же мы сидим тут, давай вперед. Машину закрой, – скомандовала девушка.

– Угу, – ответил водитель и на ходу, следуя за остальными, нажал на пульт. Сигнализация ответила короткими сигналами.

– И где эти пещеры… – на ходу скорее саму себя спросила Дженнис, всматриваясь в заросли. Минут через пять она заметила впереди остановившегося Боба, не стала себя больше терзать ни о чем, поспешила к нему, не обращая внимания уже по сторонам, она, лишь обратив внимание в сторону, куда указывала рука ее помощника.

По правую сторону от нее находилась решетка или ее подобие, потрепанная природными проявлениями конструкция. Подойдя ближе к ней, на обзор, сияющей дыры провала, потряс ее субъективизм. Прибывшая из Канады Айрис выкладывала ей всего лишь фотографии необычных свойств горных местностей и фильм Нила Маршалла, о котором она узнала по «Фокс»[15].

– Кто-нибудь может первым туда спуститься? – с заискиванием, но не теряя властный тон, сказала девушка. Ее взор умилял ее помощников, в защитном строительном шлеме она выглядела еще интересней.

По поводу безопасности всем туристам настоятельно советовали приобрести снаряжение. И в следующий момент девушке хотелось помочь, как ни в какой другой момент. Дженнис выглядела беззащитной девчушкой или просто милым созданием, которое хотелось заключить в свои объятья.

И оценившим образ Миллер был Майкл. Неудачно назвав зачем-то ее королевой, принял спуск в подземелье на себя вторым.

Спустившись и оглядевшись, Дейли закурил сигарету. Он вспомнил о своей девушке, оставленной в Чикаго в «Булл-слип-клаб», опечалившись о минутах, проведенных без нее.

– Я слышал голоса людей, – его слова больше походили на приглушенный крик.

Дождавшись, пока спустится девушка, после того как он помог ей укрепиться на тверди, протянул руку в сторону, где начинался узкий проход, похожий на приоткрытый рот губастой рыбы.

– Вон там, буквально минуты две-три, – добавил Боб.

– Значит, мисс Дженнис, нам именно в ту сторону, – сказал Майкл.

Он помог ей спуститься, и они оказались в обширном внутреннем устройстве пещеры, посреди которой находился большой валун, поодаль вдали прохода с нижним отвесом потолка голоса уже терялись.

– Бути, здесь действительно холодно, – напарники леди никогда не слышали от нее ругательств.

Дженнис, собрав силу воли, сменила кроссовки на резиновые сапоги, что ей предложили от того же гостиничного комплекса, расположенного на склоне реки, откуда они и тронулись к гроту.

Ступая на пол пещеры, ведущий в туннель, Дженнис, как и ее спутники, старалась нащупывать ногой твердь по глинистой поверхности, проходя чем дальше, все больше сгибаясь под потолком. Роберт на редкость заботливо освещал выданным фонарем омываемое только в весенний паводок подземное русло, по которому двигались его спутники.

* * *

– Впереди, рассказывает Ольга Николаевна, есть еще один зал высотой от полутора метров, поэтому после того как вы пройдете, склонившись, то можно вновь вытянуться, – пояснил переводчик интуристам, – сейчас она ждет оставшихся, и мы двинемся дальше.

За время прохождения по карстовой пещере Фильчиган и Нильсон редко когда обмолвились словами, в основном они тратили свое внимание на дорогу или удивлялись природному ваянию. Андреас уже не замечал, сколько было человек в команде, когда они задерживались, он тут же напрягал свой мозг по поводу возможного расположения нужных символов. Причудливые морозные узоры стали появляться на стенах, на потолке даже в прихваченной глине, о которой не раз упоминала женщина-гид. И тут у культуролога сыграла инициатива. Для него ничего не стало вокруг, только узоры были его тщательным обследованием. Пройдя вдоль тоннеля, команда вновь остановилась. Женщина-проводник с сияющей улыбкой выждала подтянувшихся людей и, указывая на камень в виде сердца, что-то при этом говорила.

– Этот камень был принесен из другой пещеры и был оставлен спелеологами, установился как символ для влюбленных, что ли, – переводил иностранцам гид. – Площадь небольшая, и в последние века, э-э, практически не заполняется паводком. Но если пройти дальше от этого зала, можно встретить большую наледь с удивительными, так сказать, замерзями, типа кристаллическими образованиями. Как она утверждает, этим тоннелям больше чем четыре сотни лет, а может, и тысячелетия, все зависело от образования карстовых стоков.

– Влюбленных?! – сморщился Нильсон. – Изваяния природы, я согласен, причудливы, но маркировочные ли…

– Э-э, как помню, женщина говорила, пещеры были открыты для посетителей всего четверть века назад…

– Однако… быть может, здесь действительно чудесное место? – проговорил про себя Фильчиган, уставив удивленный взор напротив входа в залу, откуда они появились, – или это действительно обман параллельного мира?..

– …и до сих пор малоизученного, – подхватил Никита, как бы углубляясь в восприятие иностранца.

Он и дальше бы очаровывался окружающей обстановкой, но вспомнил, что надо было продвигаться дальше вслед за группой. Как заметил пристальный взгляд Андреаса ко вновь появившимся людям.

– Вам знакомы эти люди? – спросил гид.

К нему присоединился и Нильсон.

– Да, это девушка учится на моем факультете, но заметил я ее только один раз недели две назад… – сквозь зубы проговорил Фильчиган. – Здрасьте, – поздоровался он с Дженнис.

– Это он? – спросил Майкл, приняв на себя роль осветителя.

– Да, это он, – ответила она вполголоса, но таким же умиротворенным спокойным взглядом отвечала девушка своему педагогу.

Вместо приветствия она только качнула головой. Молчание пяти интуристов нарушил водитель. Он, переломав свет лобных фонарей, закрепленных на касках, осветил встретившихся им, чем вывел их оцепенения.

– Прошу, пусть ваш друг не играет со светом, у нас достаточно прожекторов, – Фильчиган показал фонарь с резинкой. – У меня на лбу он просто погасает.

– Что? – сказала девушка, но поняв, что имеет в виду Андреас, тихо засмеялась. – Вы просто шутник, мистер Фильчиган.

– Да, мисс Миллер, возможно, – социолог принял сарказм девушки за уточнение к его странствию. – Но что, простите, делаете здесь вы? Вроде в нашей команде вас не было.

Фильчиган пытался узнать лица других ее напарников. Изумление социолога ее напарников застало их врасплох. Девушка предпочитала выведать тайну нацистской папки, но никак не идти на откровения сосвоим педагогом. Сейчас же Дженнис словно изменилась, ей хотелось не только выведать об этой истории, но и поинтересоваться мнением ее знакомого как научного деятеля.

– Видите ли, мистер Фильчиган, – Дженнис словно натягивала слова, произнося это имя, – дело касается папки моего деда.

– Вот как?! – удивился Фильчиган. – Что же именно вы там ищете?

– Не спрашивайте, мистер Фильчиган, вы абсолютно знаете, о чем идет речь, – слова девушки являли в себе острастку.

– Ну, вероятно, таинство знаков, – подсказал социолог.

– Именно об этом я и думаю. И…

Андреас не знал, что ответить девушке. Он скривил рот.

– Не знаю, как вам и сказать, мисс, – сказал заискивающе социолог, он оглянулся в ту сторону, где исчезла толпа.

Он понимал, что теряет время, но разговор с девушкой ему импонировал больше, чем команда русских туристов.

– Дженнис, – помогла ему Миллер.

– Да, мисс Дженнис, и я вот о чем, дело в том, что я не знаю, что означают эти знаки, – оправдывался Фильчиган.

– Да, но вы же здесь, в России, здесь… в этой пещере, и значит, вы должны знать, – девушка казалась убедительной.

Ее слова симпатизировали социологу.

– Дженнис, я могу вам только предложить продолжить поиски со мной, но, милая, – Фильчиган удивился своей открытости, – я не стану уверять вас в том, что это тот путь, та пещера, то место…

Казалось, милейшее создание сейчас заявит разгон своему лектору, но взрыва эмоций не последовало, и только потому, что она находилась в совершенно не том положении либо у нее просто не было желания устраивать конфликты.

– Да, – поверила девушка, – тогда мы следуем за вами.

Фильчигану осталось пожать плечами и идти вдогонку, точнее, к поиску остальных. Но, к их счастью, навстречу им появилась гид команды.

– Ну, вот, друзья, хорошо, что вы здесь, поскорее присоединяйтесь к нам, – скорее по-матерински, чем с упреком сказала женщина. Но, заметив остальных, остановилась, и тон ее изменился скорее на директорский.

– А, простите, вы вроде как не были в нашей группе? – спросила женщина.

– Ми по программе Помор-Тур, – отреагировал Майкл на удивление второму агенту.

– Приват, приват, – уточнил Майкл.

– Ага, понятно, – сказала женщина, все же не поняв значение слов человека.

– Так ты, что, это, можешь болтать на русском языке? – удивился Боб.

– Есть немного, – улыбнулся тот.

– Ну, молодец, парень, нам как раз сейчас это и нужно, – сказал Дейли, озираясь по сторонам, и охнул, едва слышно выругавшись, стукнувшись об угол пещеры. Тут же надел свою каску.

– Говорила мне тетка: иди, учись на летчика, так я, держите меня! Вместо того чтобы заниматься математикой, целый год торчал в армейке… – высказывался Боб.

Следующая прелюдия перед следующим еще низким проходом оставалась предложением Ольги Николаевны, однако часть туристов отказалась отпоследующего продвижения, пояснив это труднопроходимостью, взамен она предложила фотографироваться или просто изучать обледенелые стены отблескивающих кристалликов в лучах налобных фонариков. Это было последнее пристанище для Фильчигана. Еще раз в молчании рассматривая покрытые сверкавшей порослью стены, Андреас вновь прогонял сквозь свои мысли возможности, где он сделал неправильный шаг. И все больше в нем угасал интерес к поездке, и в самый последний момент почему-то подумал о том, что он скажет Дженнис, и, стараясь не поймать себя, посмотрел в сторону девушки. Он начал понимать, что она ему чем-то нравится, и в то же время мысль о том, что простым спонсором человек, сумевший допустить ее до далекого уголка Российской Федерации, надо было полагать, был не простым человеком. Конечно, о Вуокли Фильчиган знать не мог. Заметив фотографировавшихся людей в замкнутом сифоне, Фильчиган обратился к переводчику. Через минуту тот вернулся от женщины-проводника, лицо его выражало позитивное сожаление.

– Она предлагает, только если договориться с одним из туристов, те вас сфотографируют.… К сожалению, их практика не позволяет водить с собой фотографа, это…

– Ладно, Никита, спасибо, – перебил его Фильчиган.

Туристы собирались в обратный путь. Андреас зашел в углубление кристально-белой, едва вмещавшей одного человека ниши после последнего позировавшего на фоне мельчайших кристалликов, надеясь, что успеет вернуться до отхода группы. Вглубь ниша сифона сужалась. Вдали виднелась темная пустота, наводившая даже на какое-то беспокойство.

– Дженнис, – позвал он девушку, та поспешила к нему.

Их фонари отсвечивали кристальную белизну застывшего, превратившегося в лед инея, словно переливаясь мельчайшими алмазами стены.

– Вы обратите внимание, как тут красиво. Я уверен, что в других пещерах любой страны с трещинами плитоники, или что там, есть такая же чудесность, и я уверен, что оставшееся время, проведенное в вашей жизни, – Фильчиган посмотрел в лицо девушки, – вы вряд ли еще сможете созерцать такое…

– Это называется тектонический разлом вроде как, из ряда геологии… – подытожила девушка.

Освещение фонаря на каске Дженнис прищуривало лицо Фильчигана, в его руках налобный фонарик освещал лицо девушки. Молодые люди смотрели друг на друга, и казалось, их лица сейчас прикоснутся друг к другу. Их оторвал голос Бенджамина Нильсона.

– Андре, вы что там, заснули, что ли, я в этих пещерах ничего не смыслю, сейчас оторвемся от русских – и будет вам метафизика! – заметил Нильсон, обратив внимание на скальные образы напарников девушки.

– Идем, идем, Дженнис, прошу, нам пора выдвигаться, – поспешил Фильчиган, предложив выйти из углубления девушке первой.

Выбираясь из сифона, Дженнис уже продумывала, чем обрушится на бесполезного социолога. Решительными движениями она все, что могла, осветила своим фонариком, но, выскользнув из карстового изваяния, что-то заставило ее оглянуться. Фильчиган встал неподвижно.

– Ну что еще?! – спросила она, не веря самой себе, что этот молодой человек заставил поменять ее решение.

– Да он, наверное, сам не понял, что он тихушник, – внес свою реплику Боб, внимательно присматриваясь к социологу.

Фильчиган, бросив взгляд в сторону нахмуренного соплеменника, вдруг повернувшись, вернулся на шаг назад в углубление, приподняв кверху фонарь, принялся раскидывать свет в стороны, словно что-то там ища. Дженнис, заметив его движения, не спеша, стала возвращаться к нему.

– Что? Что?.. Вы что-то там увидели, Андреас? – спросила Дженнис Фильчигана.

За девушкой стали продвигаться товарищи Фильчигана. Майкл еще изучал кристаллизацию.

– А вы видели, когда шли сюда, причудливые закорючки, и ведь это сделала просто природа, я помню, нам рассказывали как-то, что в России женщины увлекались кружевами, и взяты они были с зимних окон, – сказал Майкл.

– Ты знаешь больше о России, чем я, Майкл, это вещь, – подытожил Боб. – Слушай, Майкл, а ты бы здесь остался?

Майкл пожал плечами.

– С ее экономикой?.. Ну, допустим…

– Ах, вот, друзья мои, – с материнской заботой в арочном своде появилась Ольга Николаевна, – а мы тут ожидаем вас, друзья мои, а вы здесь что-то задержались. Ведь правда красиво?

Заметила она Майкла.

– Yes, – сказал зачарованный Майкл.

– Боб, – окликнула своего агента девушка, – подойди сюда.

Поднятая рука Фильчигана над сводом природного дюкера отчасти заставила агента озадачиться, но он подумал, что тот выполняет свою поисковую работу.

После того как Нильсон заметил в руках Фильчигана лист бумаги, заинтересовавшись, он перестал дрожать от начинавшего пробирать его холодка подземелья, осторожной походкой направился в его сторону. Внезапный свет, появившись из ниши с иностранными путешественниками, был настолько ярок, что женщина и американский представитель едва успели отвернуться от него, и только огромное желание узнать невероятное явление заставило Майкла отнять от лица руку и повернуться в сторону света. Еще на секунды две или три ярко-лилового цвета, перемешиваясь, словно спиралью свет вращался, отражаясь в кристальном покрытии стен. И так же внезапно исчез. Остальных членов экспедиции в углублении после него уже не было.

– Превосходно! – с иронией высказал Майкл.

– Что, что здесь произошло?! – озадаченно спросила женщина, на ее лице можно было поймать глубокое удивление, она пыталась вглядываться во вновь наступившую тьму.

Майкл оглядывал пустоты пещеры, вновь ставшие безлюдными и темными, и только налобные фонари двух людей едва различали холодные, словно призрачные стены.

– Ничего страшного, мэм, вероятно, они просто перенеслись в параллельный мир, – Майкл, как мог, пытался успокоить себя и женщину, все же надеясь, что это была лишь одна из шуток русских, чтобы произвести впечатление на западных туристов. Спустя минуту он заметил, что шутка русских удалась на славу, и только убедившись с женщиной-гидом после тщетных попыток найти людей, поднявшись наверх и сев за руль автомобиля, попрощавшись с Ольгой Николаевной, убедившись с ней, как считалось ему самому, в том, что его друзей действительно нет, измученный, без еды, Майкл после двух суток замкнул стартер и выехал прочь.

С каменным лицом он возвратился к аэродрому. И, немного расслабленный коньяком в самолете, он все же довел мысль до конца:

– Нет, тут дело не в экономике, с Россией лучше вообще не связываться… – подытожил он. И решил вздремнуть, через три часа ему предстояло покинуть центр всея Руси город Москву.


Для изготовления обложки использована художественная работа автора.

1

Innozustand – инновационное состояние.

(обратно)

2

Отнем. OberkommandoderWehrmacht, нем. OKW – Верховное главнокомандование Вермахта в 1938–1945 годах.

(обратно)

3

Глава народного союза немцев за рубежом (1938–1941 гг.).

(обратно)

4

Сквайр – англ. esquire, от лат. scutarius – щитоносец, почетный титул в Великобритании.

(обратно)

5

Великое мрачное болото.

(обратно)

6

Река, разделяющая Вирджинию и Портсмут.

(обратно)

7

Sìliào línghún – Поток души – одно из познаний собственного я, своего рода эгоновус.

(обратно)

8

Общество Врил (в другой транскрипции Вриль, нем. Vril-Gesellschaft) – немецкое эзотерическое общество, созданное в 1920-х годах Карлом Хаусхофером (первоначальное название «Братья Света»).

(обратно)

9

Гитлер северные народы ныне Финляндии Норвегии, Шведского государства и Советской России расположения считал как единой скандинавской подгруппой северных людей.

(обратно)

10

Дуглас Макартур – американский военачальник.

(обратно)

11

Скажите, что мы сейчас спустимся.

(обратно)

12

NationalGeographic.

(обратно)

13

Японцы на территории США во время Второй мировой войны.

(обратно)

14

Сорт вина.

(обратно)

15

Fox Broadcasting Company (часто упоминается просто как Fox) – американская телевизионная сеть.

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***