Тайное чудо для магната [Кира Шарм] (fb2) читать онлайн

- Тайное чудо для магната (а.с. Наследник -3) 318 Кб, 83с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кира Шарм

Настройки текста:



1

ПРОЛОГ

* * *
Я стою, прислонившись горячим лбом к прохладному окну.

Снежинки кружатся в воздухе. На ночь обещали сильную метель, сто раз объявили штормовое предупреждение.

Уже темнеет, но за окном настоящая зимняя сказка.

Снег окутывает все вокруг, почти сказочно переливаясь под вспыхнувшими огнями фонарей.

— Оль, еще пять коробок дождика привезли!

— Иду, Мариш, — киваю, но так и не сдвигаюсь с места. Продолжаю завороженно смотреть за окно.

До Нового года еще почти месяц.

Но неизвестный меценат внезапно так сильно заранее подарил детскому доме огромную елку. Такой не припомню на своей памяти. Нереально огромная. Весь холл занимает. Даже пришлось серьезно срезать, чтобы поместилась.

И украшений тоже навезли. На десять елок хватит.

Вот мы и решили начать украшать уже. Ну, не стоять же елке голой? Да и деткам радость! Пусть праздничное настроение начнется раньше, а продлится дольше!

— Оль, ты как? Тебе плохо? Или, может…

— Нет, ну ты что, Мариш. Мне еще три недели. Рано.

Поглаживаю свой уже совсем большой живот.

Внутри, как всегда, разливается тепло, как только к нему прикасаюсь.

Мой малыш. Как же я тебя люблю! Только мой!

Я запретила себе даже думать о его отце. Об этом предателе. Который просто вытер об меня ноги!

Мы будем только вдвоем. Никто нам не нужен! А он… Даже знать о нашей малышке не достоин!

А он…

Он мне снится в последнее время. Все чаще и чаще… Хотя я всеми силами и заставила себя выбросить его из головы!

Но разве из сердца выбросишь?

Я думала, мне удалось…

Но Фил Рогожин таки нашел лазейку, чтобы пролезть в мою жизнь обратно!

Появляется в моих снах. Смотрит на меня своими невозможными, сверкающими серыми, почти серебряными глазами, от которых невозможно не сойти с ума!

Я чувствую на себе его крепкие руки. Слышу бархатный низкий голос с легкой хрипотцой.

— Ты моя малышка. Только моя…

Шепчет, прикусывая мочку уха, а у меня голова кружится.

Я плавлюсь в его крепких руках. Горю под его нежными и такими страстными поцелуями! Даже просыпаясь я ощущаю их на коже!

Но… Нет. Это не я его малышка.

Это наш будет мой и только мой!

Я вычеркнула его из жизни и из памяти. Еще немного, и эти сны тоже пройдут! Скоро я рожу и окончательно забуду этого предателя!

— Оль. Отойди — ка ты от окна. Слышишь, ветер какой бешеный поднимается! А окна у нас хлипкие. Воздух пропускают. Смотри, как бы не продуло!

— Да, Мариш. Конечно.

Но вместо этого так и продолжаю стоять.

Слезы почему-то наворачиваются на глаза… Наверное, это все гормоны. Да. Просто гормоны.

Из телевизора доносятся новогодние мелодии.

Снег кружится, наводя атмосферу зимней сказки.

Это так похоже… Так похоже на наше первое свидание! Тогда тоже шел вот такой снег, хоть для него и было уже поздно. А после он сорвался в настоящую метель!

И сердце почему-то начинает биться часто-часто. Даже приходится приложить руку к груди, чтобы его немного унять.

В такие моменты кажется, что чудо вот-вот обязательно случится! Как… Как это огромная елка, и огни, и даже фейерверки, которые привезли детям и о которых мы все и мечтать не могли!

И мне кажется, что чудо вот-вот произойдет и со мной.

Что сейчас…

Что сейчас он просто выйдет прямо к этому окну из круговорота метели.

Провожу пальцами по стеклу. Прижимаюсь к нему раскрытой ладошкой, второй так и поглаживая живот.

— Давай сбежим отсюда, малышка, — как будто слышу его голос. Тогда. В такой же снег…

Кажется, сейчас я увижу его крепкую высокую фигуру. Он появится из ниоткуда. Скажет, что все это было жестокой шуткой. И мы всегда будем вместе, ведь он меня так любит!

— Фил…

Само срывается с губ и тихим облачком оседает на стекло…

— Сегодня страна потеряла еще одного блестящего холостяка!

Доносится откуда-то на заднем плане из телевизора.

— Блистательная свадьба, которая потрясла всю столицу своим размахом! Филипп Рогожин, известный магнат в честь своего праздника сделал роскошные подарки каждому детскому дому страны! Наверное, в день своего счастья, миллиардеру хочется, чтоб счастливы были все вокруг! Роскошный жест!

— Оля. Это он! Это Рогожин прислал все эти подарки! Ох, ну почему он сам, лично, не приехал! Может, увидел бы нас, таких красавиц, и бросил бы свою невесту!

Я резко разворачиваюсь.

Впиваюсь глазами в огромный экран.

Замираю, прижимая руку к груди.

Прямо на меня смотрят те самые серебряно-серые глаза. Прямо в душу.

Сейчас они холодные. Но я знаю. Знаю, как они могут вспыхивать… Как умеют гореть страстью…

Как просто в них утонуть!

И как я вспыхивала под этими глазами. Словно спичка… Просыпаясь и наталкиваясь на этот горящий взгляд…

— С ума сойти, какой красивый! Откуда такие только берутся, ммм?

Свадьба.

Бьет молотом по голове. Его. Свадьба. Сейчас!

«Люблю тебя, моя малышка», — вспыхивает где-то в висках бархатом его голоса.

И тут же памятью ударяют совсем другие слова.

«Я женюсь. Не приходи больше сюда. Забудь»

Слова, которые выжгли мое сердце!

Не мигая, смотрю на экран.

Его жена берет Фила под руку.

Ослепительно красивая, как и он. Сияющая от счастья ярче, чем наша новогодняя елка!

Но больше всего меня ослепляет блеск колец на из пальцах. На переплетенных пальцах…

Виолетта Миленина. Нет. Теперь уже Рогожина.

Она запрокидывает голову, и молодожены сливаются в страстном поцелуе!

Кажется, больнее, чем тогда, быть уже не могло!

Но сейчас…

Сейчас кажется, мои глаза просто ослепнут!

— Оля! Оля! Что!!!

Маришка срывается с места под телевизором. Бросается ко мне, подхватывая за поясницу.

— Ой. Кажется… Началось…

Шепчу онемевшими губами.

Резкая боль пронзает меня насквозь.

Перед глазами темнеет. Вот так. В один миг…

— Плохо? Оля? Тебе плохо?

А меня уже скручивает от нового приступа боли. И… Что-то горячее течет по ногам!

— Ириночка Олеговна! Ирина!

Как сквозь вату, слышу голос Маринки. Так далеко…

— Ну что тут у вас? А? Елка, что ли, свалилась? Охххххх…. Оля!

— Ириночка Олеговна! У нее воды отошли!

— И что теперь делать? Василий не сможет выехать! Дороги замело, а за окнами настоящий буран! О, Господи! Валя! Валя!

— Что нам делать, Ирина Олеговна?

Я проваливаюсь куда-то в темноту. Слышу все издалека. На заднем плане. Как будто все не со мной…

Только чувствую, меня куда-то тащат. Мир вертится перед глазами, иногда вспыхивая новым ударом боли.

— Валечка, дорогая. Неси все, что нужно.

— Но… Я же не акушер! Я просто педиатр! И условия у нас в медпункте! Не те!

— Валя! Неси давай! Времени нет! Будем принимать роды здесь! Без вариантов! Василий! Да что же ты! Неси ее аккуратнее!

— Держись. Держись, Олечка. Держись! Дыши! Оля!!!!!

И я держусь. Хоть плохо понимаю. Что происходит. Куда-то все время проваливаюсь. Боль отдается перед глазами красными вспышками.

Нет. Я не смогу. Не смогу!

— Можешь! Можешь! Давай, Оля! Тужься!

Мне кажется, я умру. Вот сейчас. Вот в эту вот метель.

«Давай сбежим отсюда»

Так и слышу в голове его бархатный голос.

И я очень. Очень хочу отсюда сбежать! Из этой реальности, в которой он целует другую, сверкая обручальными кольцами!

— Оля! Ты можешь! Давай! Вернись к нам!

Меня похлопывают по щекам, и боль снова возвращается.

— Не могу. Я просто не могу, Ирочка Олеговна.

Бессильно падаю на подушку после очередной дикой схватки.

— Это еще что за бунт? Ты моя воспитанница! А все воспитанницы обязаны меня слушаться!

Командным голосом звенит Ирина Олеговна.

Она вырастила нас. Управляла детским домом, когда я еще здесь росла. Все ее боялась и не смели ослушаться!

— Не… Не могу!

— Можешь! Ты все можешь! А теперь давай! Тужься! Ну! Еще разок!

— Девочка!

Оглашает победным голосом Ирина Олеговна.

И тут же раздается уверенный громкий крик.

— Смотри, какая хорошенькая?

— Девочка?

Изумленно переспрашиваю, поднимая вверх почти невидящий взгляд.

— Должен же быть мальчик…

И обо всем забываю, когда мне укладывают мою малышку на грудь.

Слезы текут, заливая шею.

Маленькая моя. Красавица.

Глазки какие нереальные. Серые. Уже с волосиками. Черным, вьющимися.

— Принцесса! Ты молодец, Оля, — Ирина Олеговна гладит меня по голове. Утирает пот со лба.

— Видишь. Ради этого чуда стоило потерпеть!

Стоило.

С первого взгляда понимаю, что все на свете бы прошла ради нее! Вот она. Моя вечная, самая сильная любовь! Мой настоящий центр мира! Всей моей вселенной!

— Как назовешь?

— Марта. Как мою маму.

Шепчу, поглаживая крохотные ножки малышки.

А еще… Еще мы ее зачали. Тоже. В марте. Но это здесь уже ни при чем!

— Прекрасное имя, мамочка. Отдыхай. Ты теперь самая счастливая!

— Да…

Шепчу, осторожно покачивая малышку.

Боже. Какие же у нее глаза! Моя… Теперь никто нам не нужен! Никакие Филы!

— Ой. Смотри.

Маришка наклоняется над нами, округляя глаза.

— У нее родинка звездочкой. На запястье! Ну, точно, как у этого олигарха, который сегодня женился! Вот правду говорят. На что беременная смотрит, то может и у ребенка появиться! Поэтому надо на красивых людей всю беременность смотреть!

— Это… Случайность…

Рассматриваю крохотную родинку. Звездочка. И правда. Точно такая же, как та, которую я так любила поглаживать на его руке. Смеялись, что это его так природа на счатье одарила…

— На счастье!

Выдыхает Маришка с восторгом!

— Может, это знак, что она тоже за миллиардера замуж выйдет? Ну что?

— Марин. Тебе елкой заняться пора. А Оле отдохнуть надо.

Ирина Олеговна хмурит брови, рассматривая на ручке малышки этот знак.

Неужели догадывается? Ну нет. Сколько таких родинок на свете!

— И я пойду. Отдыхайте, — тихо закрывает за собой дверь, покачивая головой.

— Ты будешь самой счастливой, — шепчу своей малышке.

Подношу крохотную ручонку к губам и покрываю ее всю поцелуями.

* * *
Восемь с половиной месяцев назад

— Давай сбежим отсюда, — шепчет мне красавчик, один из лучших друзей жениха.

Хотя…

Красавчик, это, наверное, не о нем.

Красавчик это парень со слащавой, смазливой мордашкой.

Фил же Рогожин совсем другой.

Его красота опасная. По-настоящему мужественная. В нем сразу чувствуется опасный, уверенный в себе хищник.

Каждая черта сила правильная. Идеально правильная. Каждый жест, каждое движение, — грация опасного зверя. Знающего, что ему нет равных.

Дорогой костюм, сидящий на нем идеально. Светлый пиджак и футболка под ним только подчеркивают выпирающие из-под них мышцы. Играющие сталью через ткань.

Невольно глаза сами опускаются ниже. Так и хочется прикоснуться к кубикам на прессе. Пощупать. Узнать, настоящие ли они или это просто обман зрения?

И эта улыбка. Ослепительная. Уверена, она не одну девушку свела в ума! Намертво!

«Держись, Оля. Держись», — напоминаю я себе. «И от него тоже держись. Подальше. Такой сожрет и не подавится. Даже не заметит!»

Но держаться трудно, особенно когда он вот так смотрит. И от его широкой улыбки, от блеска в темно-серых глазах сердце начинает биться так часто… Просто само вылетает из груди!

— Нет. Ну, как мы сбежим? Свадьба же в самом разгаре! Да и Раечка сегодня на мне!

Лучшая подруга выходит замуж.

До сих пор не могу в это поверить!

Для меня, простой девчонки из детдома, вся эта свадьба кажется волшебным балом для Золушки!

Хоть Таня, конечно, совсем не Золушка на самом деле. Она родилась в богатой семье. Это потом уже ее родители погибли и разорились.

Она оказалась практически на самом дне. Да еще и с больной сестренкой, которой срочно нужны были деньги на операцию, иначе бы она не выжила! Все казалось хуже некуда, и то, что теперь она выходит замуж за самого настоящего миллиардера, кажется мне сказочным сном! До сих пор страшно, что все сейчас исчезнет. Или окажется обманом каким-то…

Но…

Может, ей и повезло. Надеюсь.

А вот для меня красавец-миллиардер, друг жениха, уж точно не пара! Мне предстоит вернуться в свою крохотную квартирку в аварийном доме и в свою скромную жизнь, в которой каждый день нужно думать, как продержаться и прокормиться.

Но на сегодняшнюю ночь Раечка, маленькая сестренка невесты, должна остаться со мной. Нужно же молодым дать провести ночь вдвоем!

— Мы найдем, куда малышню пристроить, за это не волнуйся! Вон, Марат. Так и напрашивается в няньки. И малая его, кажется, полюбила! Принцем называет.

— А ты расстроился, да? — прищуриваюсь. Не могу сдержать смешок.

— Тебя принцем не признали?

— В точку! Я оказался не принцем, — смеется, прослеживая глазами на девочкой.

— Так что? Смотри, — как бы невзначай берет меня за руку. Переплетает наши пальцы.

А меня уже током бьет. От одного такого легкого прикосновения!

— Жених и невеста сами сбежали со своей свадьбы. Кстати, я выяснял. Они не против Раю на Марата оставить.

— А сам-то он не против?

С сомнением смотрю на второго лучшего друга жениха.

Бритая голова. Шрам на половину лица. Кожаные штаны и черная рубашка. Он даже на свадьбе друга выглядит устрашающе. Ну, настоящий бандит, не иначе! Не улыбается даже. Глаза такие ледяные! Жуть! Но Рая и правда почему-то его полюбила. Хотя совсем не понимаю, за что!

— Не против! Пошли!

Он уже тянет меня на выход.

А я…

Почему-то не могу ему сопротивляться.

— Настоящая снегурочка!

Смеется Фил, с хохотом надевая на меня мою дубленку.

И я чувствую, как смущаюсь, потому что она сразу показывает, какая между нами пропасть. Его модное теплое укороченное по последней моде серое пальто и моя дешевенькая дубленка с распродажи, которой я совсем недавно еще так гордилась рядом выглядят, как… Как потрепанная дворняжка рядом с лощеной породистой собакой с медалями и королевской родословной!

В общем, таким никогда не оказаться рядом. А если и окажутся, то по чистой случайности и то ненадолго…

Но Фил будто и не замечает этого. Не обращает внимания.

Наклоняется надо мной, чтобы застегнуть пуговицы и поправить теплый шарф, и…

На какое-то мгновение мы оба замираем.

Его глаза загораются чем-то… Таким, отчего по коже разливается жар. Я тону в его глазах, а он наклоняется ниже… Его губы почти касаются моих…

— Филипп Станиславович, ваша карета подана!

Раздается голос где-то совсем рядом.

Я быстро моргаю, стряхивая наваждение. Будто возвращаюсь в реальность, из которой только что намертво выпала.

Фил так и замирает в миллиметре от моих губ. Шумно сглатывает. Вижу, как его кадык резко дергается.

— Очень вовремя, благодарю, — хрипло цедит он сквозь сжатые зубы, оборачиваясь.

И мне почему-то слышаться неприличные ругательства в этой простой фразе…

Но я тут же об этом забываю. Когда вижу, что за карета нас ждет!

— Шар?

Снова начинаю часто моргать. Не верю собственным глазам!

— Ты вместо такси заказал воздушный шар?

— Прости, малышка, другого транспорта не было!

Он разводит руками, снова так обаятельно усмехаясь, что мое сердце тает.

— Гости молодых разобрали все машины! Придется нам с тобой воспользоваться тем, что осталось! Или идти пешком!

— Фил! Это… Это чистое безумие! Никуда я с тобой не поеду! И вообще. Мы не договаривались, и… Ай!

Он меня не слушает. Сгребает в охапку, поднимая на руки, как пушинку. Несколько секунд, и мы уже оказывается в корзине шара.

— Конечно, не поедешь. Мы полетим!

Смеется Фил, а я отчаянно цепляюсь пальцами за бортик.

— Выпусти меня! Фил! Немедленно!

— Поздно, — шепчет Фил и вдруг резко прижимает меня к своей груди. — Мы уже взлетаем!

И правда. Шар покачивается. Как и корзинка, в которой мы остались только вдвоем.

— Нужно встать в центре. Максимально близко, — шепчет мне на ухо этот безумец, пока мы, раскачиваясь, поднимаемся все выше над землей. — Особенно, если боишься, — его губы почти касаются мочки моего уха. Обжигают своим жаром и его дыханием. — Чтоб не раскачивать кабинку!

Не пойму. Отчего так вдруг начинает биться сердце? От страха? Или от жаркой близости этого мужчины?

— Это нечестно!

Мотаю головой.

— Мы так не договаривались. И… Это можно остановить? Филипп!

— С красивыми девушками и не договариваются, — он гипнотизирует меня серебристо-серым взглядом. Усмехнувшись, поправляет выбившийся локон, заправляя его за ухо. — Красивых девушек берут штурмом!

* * *
Дорогие друзья! Бесконечно счастлива приветствовать вас в новинке!!!

Огромная просьба поддержать книгу, если она вам нравится и вы хотите продолжения почаще! Ваши лайки(звездочки из приложения), награды и комментарии всегда невероятно важны для меня и просто окрыляют! Вы мое главное вдохновение!

И, конечно же, не забывайте добавить книгу в библиотеку, чтобы ее не потерять!

Ну что? Полетели вместе с нашими героями!

Хотите сегодня еще продочку, ммммм?❤️❤️❤️❤️❤️❤️❤️❤️

Люблю вас!

Всегда ВАША

Кира

1.1.

Проводит едва касаясь пальцами по моей горящей щеке, и я вдруг понимаю, какие красивые у него губы…

Залипаю на них… На какой-то миг, и…

Он считает меня красивой?

— Не бойся, малышка. В мои самые коварные планы входит только чтоб у тебя закружилась голова от красоты.

И она кружится!

Не так от красоты, как от высоты!

Мне страшно. Приходится обеими руками вцепиться в пальто Фила. Корзина раскачивается. Мы стремительно набираем высоту.

— Это нормально?

С беспокойством смотрю на землю, так быстро отдаляющуюся.

— Расслабься и получай удовольствие, — шепчет Фил в мои волосы.

— Отпусти.

— Я просто тебя держу. Вдруг потеряешь равновесие? Смотри, какая красота!

Плавно разворачивает меня. Так, что теперь я оказываюсь лицом к бортику, а Фил прижимается к моей спине.

И правда покачиваюсь. А еще у меня полностью перехватывает дух!

Красота… Запредельная!

Мы плавно поднимаемся над городом. Под нами сияют все его огни! Даже фейерверки и те уже под нами! И больше совсем не страшно! Наоборот. Хочется все больше и больше!

Любуясь, я забываю обо всем. Даже о том, что Фил крайне опасен и от него нужно держаться подальше таким наивным девушкам, как я… Опасен для каждого девичьего сердца!

Но он не проявляет никакого напора. Просто придерживает меня обхватив за талию. Иногда растирает мои замерзшие даже в перчатках руки.

И я наконец расслабляюсь. Даже начинаю дышать. Любуюсь огнями и всей нереальной красотой, которая проплывает под нами…

— Фил? А это? Нормально?

Нас слегка наклоняет. Шар вдруг резко начинает набирать скорость.

— Фил?!

Кричу, потому что вдруг резко сорвавшийся ветер начинает свистеть в ушах.

— Спокойно. Я справлюсь.

Он продолжает придерживать меня. Второй рукой берется на канат. Что-то там дергает, и…

— Фиииил!

Нас тряхнуло так, что мы оба свалились бы. Приходится уцепиться обеими руками за бортик. До побеления. Но шар лишь набирает высоту, а вместе с ней и скорость! Теперь мы уже летим в прямом смысле слова. Так, что все огни сливаются в один. Проносимся за черту города на полных парах, и… Ох, мамочки! Мы вылетаем на огромное загородное озеро!

— А если мы сейчас упадем? Фил! Там глубоко?

О, Боже! Да какая разница! Если не настолько глубоко, чтобы не убиться, мы умрем от пневмонии, если туда свалимся!

Как назло, начинается снегопад! Начало весны, но зима еще в самом разгаре!

— Спокойно, малыш. Я справлюсь! Держись за меня!

Филу тоже приходится кричать, чтобы перекрикнуть ветер.

А я уже визжу, прощаясь с жизнью. Крепко впиваюсь в Фила, пока он дергает эти проклятые веревки. Шар кренится, болтается из стороны в сторону. Ветер срывает шарф. Забивается в уши. Снег набивает рот, и я решаю замолкнуть. Лучше молча и достойно попрощаться с жизнью!

— Ты вообще. Умеешь. С эттим. Управляться?

Стучу зубами, чувствуя, что вся уже посинела. Мы опустились. Где-то наполовину. Полет стал плавнее и медленнее. Но мы все еще над озером, а оно огромное! Его морем загородным называют! Так что это совсем не радует!

— Конечно, умею, — уверенно кивает Фил.

Губы у него тоже уже совсем синие. И что-то мне подсказывает, что с шаром управляться ему приходится в первый раз!

— Держись за меня!

Кричит Фил, вдруг резко потянув один из тросов.

Я с криком откатываюсь в сторону. Шар дергается и разворачивается. Резко начинает нестись в новом направлении.

— Оля!

Еле поднимаюсь. Качает нас просто безумно.

От меня никакой пользы и это противнее всего!

Обхватываю его торс обеими руками, пока он изо всех сил тянет канаты, разворачивая их только в ему понятном направлении.

Мы стремительно снижаемся, а проще говоря, падаем! Просто летим навстречу своей смерти!

Зажмуриваюсь, слыша сквозь гул ветра в ушах хриплые ругательства Филиппа. Треск. Мощный удар, от которого меня подбрасывает.

И…

Теперь уже я несусь куда-то на сумасшедшей скорости!

1.2.

— Мы… Живы?

Все замирает. Время останавливается. А мне страшно открыть глаза.

— Еще как, малышка, — обжигает мои губы горячее дыхание.

— Открывай глаза. Все не так страшно. Я же говорил. Все под контролем. Трусишка!

Осторожно. Медленно открываю глаза.

Кажется, я и правда жива. Спина чувствует что-то острое.

Надо мной беспокойное лицо Филиппа. Темно-серые глаза с волнением скользят по моему лицу.

— Дышать. Тяжело, — выдыхаю, понимая, что на мне будто лежит каменная плита.

— Прости.

Фил приподымается на руках, слегка освобождая меня от тяжести своего тела.

Наконец могу рассмотреть что-то, кроме него.

Мы лежим на каких-то камнях. В воде благополучно догорает наш шар. Теперь понимаю, что произошло. Фил заметил берег и направил наше воздушное средство самоубиться сюда. Видимо, мы ударились о воду. Счастье, что не со всего размаху! А дальше… Раз я не вымокла, получается, что Фил прижал меня к себе и кувырком перекатился на берег.

— Спасибо, — шепчу, переводя взгляд на серебряные глаза моего спасителя. Хотя… Не будь он таким романтиком, спасать бы никого не пришлось.

— Ох. Ты промок?

Спохватываюсь. Мокрая одежда на таком морозе обещает далеко не радостный исход!

— Надо позвонить знакомым кутюрье. Подсказать им, что пора производить водонепроницаемую одежду на все случаи жизни, — надо же. Он еще и усмехается!

— Поднимайся. Надо снять пальто!

— Хм… Обычно с красивыми девушками все совсем в другом порядке! Сначала раздеться, а потом уже…

— Фил! Ты невозможен!

Возмущаюсь. Начинаю ерзать под ним, заставляя его хотя бы сдвинуться с места! И перестать, наконец, меня к себе так нагло прижимать! В этом уже, на секундочку, нет никакой необходимости!

— Охххх…

Фил почти падает на меня. Закрывает глаза. По лицу проносится судорога.

— Что? Фил!

Хватаю его воротник обеими руками. Резко встряхиваю.

Может, он повредил себе что-то, пока кубарем перекатывался по камням, защищая меня от ударов? Ой, мамочки! Только бы не позвоночник!

— Не отключайся, Фил! Слышишь? Не смей!

Трясу воротник пальто изо всех сил.

Что мне делать, если все и правда плохо? Да я… Я не то, что поднять эту груду мышц, я из-под него и выбраться не смогу!

— Ну как же не упасть в обморок от такой красоты?

Распахивает глаза, в которых пляшут дьявольские огоньки.

— Еще и в горизонтальном положении… Когда ты подо мной так страстно ерзаешь бедрами!

— Ненормальный!

Луплю кулаком по груди. Но больно делаю только себе на самом деле. Эта грудь, как и все остальное, наверное, не вылезает из качалок! Одна сталь!

— Я так и знала!

— Что у нас с тобой вспыхнет такая страсть, мммм?

Наглые губы уже трутся о мои. Нет. Ну надо же!

— Что не нужно с тобой никуда идти! У тебя только одно на уме!

— Почему одно?

Притворно хмурится.

— Оля. Я мужчина в самом расцвете сил! Как ты могла такое подумать! Одно! Надо же! Пять заходов как минимум! И то. Это если ты выдержишь!

— Я уже. Не выдерживаю. Фиииил!

— Ладно, крошка. Шутки в сторону. Пора подниматься и греться.

Ага.

Тоскливо осматриваюсь по сторонам. Где тут согреешься? Камни одни и ледяное озеро! Насколько я помню, дальше начинаются леса. А там наверняка сугробы выше пояса. До цивилизации и тепла как до луны. И у Фила все-таки, несмотря на шутки, пальто промокло!

— Пошли.

— Не надо, Фил. Я сама пойду.

Пытаюсь спорить, когда он одним рывком поднимается на ноги. Да еще и меня поднимает. Прижимает к себе.

— Тебе силы нужно поберечь.

— Нам недалеко, — Фил кивает куда-то в сторону. — Смотри. Там домик. Оттуда уже дозвонимся до кого-нибудь, чтоб нас забрали.

— Серьезно?

Прищуриваюсь, всматриваясь в полную черноту. После фееричной прощальной вспышки нашего воздушного шара я вообще, кажется, ничего не вижу. Все черное просто.

— Точно тебе говорю. Настоящий домик.

Не верю своему счастью до тех пор, пока Фил не толкает ногой заскрипевшую дверь. И правда. Настоящий домик. Но… Совсем не то. Что я себе напредставляла!

Не для отдыхающих, со всеми удобствами. А просто деревянная темная и явно запыленная избушка.

— Фил?

Чихаю от пыли, когда он наконец ставит меня на ноги.

— Сейчас, красавица. Подожди. Черт! Мой айфон таки сдох. Промок насквозь. А твой?

Руки не сгибаются от холода. Только сейчас понимаю. Пытаюсь согреть их дыханием, но только чувствую, будто в них впиваются иголки.

— Дай я. Не против?

Фил забирает из моих недвижущихся рук сумочку. Вытаскивает старенький потрепанный телефон. Но, благо, у него все же рабочий фонарик. Правда, зарядка уже дошла до отметки меньше половины.

— Ох. Это как от динозавров осталось.

Фил подтверждает мои догадки, освещая нехитрое пространство вокруг нас.

Обычный заброшеный домик. Больше похожий на сарай в деревне. Запыленный и заваденный каким-то хламом в совершенно беспорядочном порядке.

— Смотри. Печка даже есть. Сейчас согреемся.

— Сбрасывай пальто.

Даже не замечаю, когда его руки оказываются на моей талии. Сжимают, поглаживая. А губы совсем рядом с моими…

— Фил!

— Так спешишь меня раздеть?

Руки жадно скользят под дубленкой. Забираются под платье.

— Эй. Перестань.

— Я тебя растираю. Это жизненно необходимо. Надо же уметь выживать в суровых условиях!

Он сбрасывает с себя пальто. Совершенно мокрое и тяжелое. Уже просто задубевшее на морозе.

Печка чихает несколько раз, но не разжигается. Отсыревшие спички, которые здесь лет сто, наверное, лежат, совершенно непригодны. Да и быстро заканчиваются!

— Ну. Не плачь. Нас обязательно найдут, малышка. Как только станет светло…

— Мы к тому времени уже замерзнем! Насмерть!

Я не плачу. Просто обхватываю себя обеими руками, пытаясь согреться. Накатывает паника. Мы так далеко от цивилизации! А если у него воспаление легких будет? Или еще похуже? Мы здесь умрем!

— Этого я никак не могу позволить.

Его руки скользят по моей щеке. В тусклой пляске огонька свечки, которую мы нашли, Фил кажется нереально красивым.

— Иди. Ко мне. Оля…

— Не… Нне надо…

Я начинаю пятиться назад. Фил наступает до тех пор, пока я не упираюсь спиной в стену.

— Ничего не бойся.

У него пальцы синие. Но когда касается, становится вдруг так горячо….

— Все будет хорошо.

И я сама не понимаю, как вдруг жадно отвечаю на его поцелуй. Все тело дрожит, зуб на зуб не попадает. Или и правда, это инстинкт? Который заставляет выживать в любых условиях, отключая мозги?

Мои руки сами зарываются в его волосы.

Не замечаю, когда он успевает сбросить с себя рубашку. Стальные мышцы груди уже врезаются в мои ребра. Заставляя дрожать еще сильнее…

* * *
Ох, кажется, сейчас что-то будет! Как думаете? Или все-таки замерзнут, мммммм?

Люблю вас! Всем миллион воздушных поцелуев!

1.3

Жарко. Горячо. Обжигающе!

Или это я настолько замерзла, что мне кажется, будто все мое тело горит?

Мое платье вместе с брюками Фила отлетает за какие-то секунды на кучу тряпья.

Губы ударяются о губы до боли. Зубы с ударом бьются, когда мы схлестываемся в диком, безумном поцелуе.

Я не помню, не понимаю, когда и мы оказываемся вместе на той же куче. Сплетаясь руками, ногами, скользя по коже неистово, жадно. С дикой дрожью во всем теле. И даже внутри.

Настойчивые горячие, такие крепкие мужские руки жадно заскользили по таким местам, где прежде никто не касался. Даже я сама…

И я с каким-то неистовым помутнением отдаюсь этим ласкам. Распахиваюсь. Поддаюсь и раскрываюсь снова и снова. Выгибаюсь навстречу крепким рукам, чувствуя, как из горла вылетают хриплые стоны…

Сама впиваюсь руками в широкие плечи. Задыхаюсь от жара. Плавлюсь не хуже той самой свечи.

— Фил…

Выдыхаю, откидываясь головой на кучу тряпья.

Только руками прижимаю его к себе крепче.

Как кошка, верчусь, позволяя жадным горячим рукам творить невероятное. Тяну на себя…

— Вот так. Кожа к коже. Какая ты красивая.

Шепчет Фил, согревая меня дыханием. Распаляя до степени настоящего пожара! Посильнее печки!

Его губы скользят по моей шее. Жадно жалят, обжигая каждым прикосновением. Спускаются все ниже и ниже, распаляя дикое нетерпение, когда он прикасается к пупку. Чуть прикусывая, царапая зубами, втягивая в себя раскрасневшуюся раскаленную кожу…

Кажется, ничего вкуснее этих губ я не ощущала никогда в жизни! И горячее тоже!

Фил возвращается ко мне. Снова накрывает мои губы своими. А я, задыхаясь, отвечаю ему так же ненасытно, подрагивая всем телом, как будто от этого зависит моя жизнь. Но ведь так оно и есть!

Мне кажется, или еще немного, и нас не от угрозы ледяной смерти придется спасать, а от пожара!

Во всем теле будто вспыхивают горячие искры! И я вспыхиваю, как настоящая спичка, когда его бедра резко вклиниваются в мои! Стону, и, кажется, кричу прямо в его губы, комкая ногтями мощные, нереально широкие плечи. И даже резкий укол боли, который, кажется, пронзает меня до самого затылка, не унимает какой-то странной дикой жажды быть с ним еще ближе…

Безумие. Настоящее безумие.

Меня выгибает над тряпками дугой. Тело сводит мощными спазмами. Мы ударяемся телами так же неистово, как прежде зубами, схлестываясь в поцелуе…

Кажется, воздух в этой избушке уже и правда раскалился. Дошел до отметки самых жарких курортов!

Тяжело дыша, мы просто валимся в груду тряпья.

Сил нет никаких. Тело словно ватное. Перед глазами странная пелена…

— Эй, малыш. С тобой все в порядке? Оля?

Чувствую, как его руки все еще голодно скользят по моему телу. Слышу его чуть хриплый голос. Но сил нет ни пошевелиться, ни ответить. Веки будто наливаются свинцом…

— Вот же черт.

Не знаю, сколько времени проходит. Меня встряхивает от неприятного прокуренного голоса.

— Ничего их не останавливает! Хоть за озеро заберись, хоть на опушку леса! Устроили себе дом свиданий, а, Михалыч! Ты только посмотри!

Чуть приоткрыв с трудом тяжеленые веки, замечаю двух мужиков в какой-то вроде рыбацкой, что ли, одежде.

Ой, мамочки!

Сигнальной лампочкой в голове загорается понимание. Нас нашли. Вот так. Совершенно без одежды, на куче тряпья!

Ох, лучше опять провалиться в сон! Или потерять сознание, чтобы не проживать этого позора! Да. Именно так однозначно лучше!

* * *
Дорогие друзья! Книга очень, нууу очень ждет вашей поддержки! Как и мы с героями!!! Всем, кто поставил нам лайк (звездочку), огромное спасибо! А за наградки СПАСИБО просто огромнейшее!!!

Люблю вас! И напоминаю, что вдохновение автора зависит только от вашей поддержки! И интереса к книге, который автор может увидеть!!! От этого же, соответственно, зависит и частота выкладки продочек!!!

Люблю вас! Вы самые-самы лучшие!!! Всем миллион поцелуев!!!

ВСЕГДА ВАША

Кира

2

* * *
Дикая жара и какая-то жуткая тяжесть на моем теле.

С силой втягиваю воздух.

Глаза еще не открываются. Понять не могу. Где я? Что происходит?

Распахиваю глаза и тут же спешу закрыть из снова.

Я в незнакомой постели. Укрытая толстым цветным одеялом. Но… Таким тяжелым оказывается вовсе не оно! А чужое тело, нагло заграбаставшее меня под себя! Огромные мужские руки и ноги вполне себе по-собственнически накинуты на мои плечи и бедра. И даже на живот, прижимая меня к… кажется, к еще одной части этого медвежьего тела… Которая явно не спит!

Охххххх….

Пытаюсь пошевелиться, но это нереально под такой тяжестью!

Получается только скрестить пальцы и крепко зажмуриться. Пожалуйста! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Пусть окажется, что я просто слишком увлеклась напитками на свадьбе лучшей подруги и вся история с воздушным шаром и избушкой мне приснилась!

Но…

— Доброе утро, снегурочка, — рассыпается бархатом мне на ухо соблазнительный мужской голос с легкой хрипотцой. — Или, вернее, уже вечер. Ты как?

То, что у меня никак не получалось сделать, ему удается с поразительной легкостью.

Одним рывком крепкие руки переворачиваются меня на спину.

Это он. Фил! Друг жениха-миллиардера! Роскошный альфа-самец, от которого надо было держаться подальше во имя сохранения собственного сердца! Значит, мне все-таки не приснилось!

— Ох.

Выдыхаю почти прямо в губы наклонившегося надо мной Фила. Он слегка придавливает меня тяжестью своего тела, раскачиваясь на руках по обе стороны от моей головы.

— Что ты делаешь?

Шепчу, чувствуя, как внутри все холодеет, несмотря на жар его кожи и теплое одеяло. Особенно когда серебристо-серые глаза темнеют и странно вспыхивают, окидывая меня уверенным взглядом!

— Продолжаю отогревать тебя. Разве не помнишь?

— Не особо, — мотаю головой, вспоминая, как нас вчера нашли. Совершенно голых!

— Доктор уже был.

Его глаза, от которых мурашки по коже, скользят по мне беспокойным взглядом. Правда, останавливаются на губах, и меня тут же начинает слегка потряхивать.

Интересно, он хотя бы понял, что это было у меня впервые? Он стал моим первым мужчиной! А ведь раньше я никого не подпускала к себе близко! Охххх…

Но в порыве того, что на нас нахлынуло, он мог вполне пропустить такую деталь!

— Я сказал не будить тебя.

Осторожно и нежно проводит ладонью по моей щеке. И тут же прижимает к ней всю ладонь. Хмурится, понимая, что щеки у меня горят.

А как здесь не гореть? И половины хватит, чтобы полыхать от стыда до конца жизни!

— Ты как, Оль? Тебе плохо? Принести воды? Или еще чего-нибудь? Доктор сказал, опасности нет. Послушал тебя, правда, спящую. И температура была нормальная. Он сейчас приедет. Еще раз тебя осмотрит. Уже нормально.

— Не надо.

— Не спорь.

Фил бросает на меня короткий взгляд. Хмурится, хватая с тумбочки трубку. Набирает номер, несмотря на мои тихие протесты. Бросает в трубку несколько коротких фраз.

— Он скоро будет. Как раз в особняке неподалеку. Сейчас вирус разгулялся, так что…

— Фил, а что с моей одеждой?

Пользуясь тем, что его тело больше не нависает на меня, натягиваю одеяло до самого подбородка.

— Одежда…

Фил снова хмурится.

— Она осталась там. Но не переживай. Я на тебя свою футболку натянул, когда врач тебя осматривал.

— Правда? И где она?

Я уже ничего не понимаю!

Фил выглядит и ведет себя, как ни в чем ни бывало! Ну, не специально же он все это устроил с крушением воздушного шара, чтобы меня вот так соблазнить?

— Снял, когда доктор ушел, — пожимает плечами.

— Не волнуйся. На пару дней тебе все равно прописан постельный режим. И греться! Я весь в твоем распоряжении, и поверь. Лучшей грелки тебе не найти! А с одеждой решим что-то за это время!

— Ну, я же не буду сейчас перед доктором в простыне. Или в твоей футболке. Без белья.

Сглатываю, думая о том, что Фил меня переодевал. Одно дело тогда, на стрессе. Мы, кажется, оба совсем голову потеряли. Но теперь… В нормальной обстановке и при свете дня…

Теперь все иначе!

— Ладно. Минуту.

Фил пружинящей походкой подходит к шкафу.

Черт.

Снова шумно сглатываю, разглядывая его тело. Он совершенно обнажен и совсем этого не стыдится! Широкие плечи. Мощная спина. Крепкие, как орех, ягодицы, мощные ноги. Он будто только что сошел с обложки какого-то спортивного журнала! Так и хочется прикоснуться. Провести пальцами по груди. По этим кубикам пресса на животе. Ну просто. Чтобы проверить. Оно все и правда настоящее? Такого же в природе не бывает!

— Вот. Это тебе должно, по идее, подойти.

Фил разворачивается ко мне лицом.

И краска заливает меня так, что лицо печет! Вид спереди такой, что голова кружится еще сильнее, чем на высоте в том воздушном шаре! И… Там тоже все очень внушительное. Впечатляет так, что можно проглотить язык!

— Фил, ты не мог бы прикрыться.

Сама еще выше натягиваю одеяло. Почти на глаза. Это же просто Эйфелева башня какая-то! Которая, между прочим, устремляется прямо на меня! Еще и так красноречиво подергиваясь в самом верху!

— Ты чего, детка? Смущаешься?

Его глаза хитро загораются. Вспыхивают расплавленным серебром.

Черт! Я почти совсем не помню своих ощущений! Только сейчас внизу живота все подрагивает. Слегка тянет. И немного печет. Там.

— Брось. После того, что между нами было…

— Фил!

— Молчу, — примирительно поднимает обе руки вверх. — И правда. Не время. Доктор сейчас придет! За эти полчаса мы точно не уложимся!

А у меня уши горят. Стараюсь смотреть куда угодно, только не на него. Опускаю глаза на брошенный Филом рядом со мной на постель хрустящий пакетик.

— Это? Ты правда думаешь, что это мне подойдет?

Изумленно распаковываю.

Мало того. Что у него вдруг, ну, чисто случайно, оказывается в спальне набор женского белья! Так это… Охххх… Это же полное непотребство! Такой клочок кружева и рассмотреть-то не с первого раза получится! В основном ленточки. Ярко-красные.

— Это самое приличное, что у меня есть, — Фил, как ни в чем ни бывало, пожимает плечами. — Не думаю, что тебе подойдет что-то вроде вот этого.

Вытаскивает из шкафа еще один комплект. Черный. Вертит к руках.

На первый взгляд вроде даже и приличное белье. По крайней мере, кружева там точно побольше. Но… В последний момент замечаю, что именно в тех местах, которое это белье должно прикрывать, вместо ткани там наоборот. Прорези.

— Это точно не подойдет, — лепечу, заливаясь краской. — Мне в душ нужно, Фил. Очень.

— Вон там, — он указывает на дверь в нише. Его спальня намного больше моей квартиры. Здесь и дверь можно не заметить.

— Спасибо. Оденься, пожалуйста.

Он только усмехается. Ничуть не смущаясь, рассматривает меня, когда я неуклюже пытаюсь выбраться из-под одеяла, завернувшись при этом в простыню. Вижу, как жадно горит его взгляд. Фил рассматривает меня совершенно беззастенчиво. И под его взглядом у меня ощущение, что этой простыни нет совсем. Или, что она сейчас просто вспыхнет и сгорит, оставив меня без ничего!

— Обязательно, красивая.

Кивает, усмехаясь чувственными губами. И я снова как будто ощущаю, как они захватывают в плен…

2.1

Почти бегом направляюсь в ванную. Выдыхаю, заперев за собой дверь. Смотрю на себя в зеркало и совсем не узнаю! Глаза лихорадочно горят! Лицо полыхает! А губы… Они просто распухли и стали цвета перезревшей вишни! Даже побаливают немного после той ночи…

Когда выхожу, Фил уже одет. Ну как. Условно. На нем домашние мягкие брюки с низкой посадкой. Которые обтягивают все, что стоило бы спрятать!

— Одевайся.

На постели уже меня ждут коротенькие шортики в облипку и такой же короткий топ.

— Нашел в закромах, — поясняет, пожимая плечами.

Опускаю глаза, чтобы Фил не заметил сейчас моей реакции. Не зря я знала, что лучше держаться от него подальше! У нормального мужчины, с которым можно строить отношения, такого дома быть просто не может! Ну, хоть бы соврал, что успел заказать белье и одежду, пока я спала, прошел же целый день!

— Я… Не привыкла носить чужое, — поднимаю топик двумя пальцами.

Он эластичный, как и шорты. Обтянет меня, как перчатка. В таком я бы никуда не вышла. Понятно теперь, он привык, что в его доме разгуливают в таком виде! Вертят перед ним… Всем тем, что этот топик и белье только подчеркнут!

Интересно. Они что? Без одежды из этого дома уходили? Или Фил кое-чем испачкал эти вещи, и их оставили для стирки? Нет. Точно это я не надену!

— Может, у тебя халат какой-нибудь найдется. Ну, махровый. Банный. Для гостей?

— И как ты хочешь, чтобы через него доктор слушал твои легкие?

Густая черная бровь взлетает вверх.

В глазах искрится насмешка.

— Фил. Я не стану надевать одежду после кого-то!

— Ревнуешь?

Кажется, ему это нравится!

Взъерошивает волосы всей пятерней. Смотрит на меня с хитрым мальчишеским прищуром и хулиганской улыбкой!

— С чего бы мне ревновать?

Вспыхиваю, как спичка.

— Твоя личная жизнь меня совсем и никак не касается!

— Правда?

Подходит ко мне так близко, что я ощущаю жар его тела. И мышцы, которые перекатываются под кожей! Очень сильно ощущаю! Каждую!

— А то, что между нами было?

Обхватывает мой подбородок. Заставляет дыхание участиться от одного прикосновения.

Поднимает голову вверх, опуская красноречивый взгляд на мои губы.

— Ты такая горячая, Олллляяяяя… Даже не представлял!

Его палец чиркает по моим губам.

Заставляя их вспыхнуть и миллионы табунов мурашек тут же понестись по всему телу!

— Это было только ради того, чтобы согреться, — бормочу, отворачиваясь. Вырываясь из этого плена! — Вопрос жизни. Чего не сделаешь в такой ситуации?

— Конечно. Ты права.

Его лицо превращается в камень, а только что горевшие глаза в чистый лед.

— И ради этого же тебя сейчас осмотрят. Хорошо нужно прослушать все, детка.

Фил снова оказывается рядом. Занимает собой все пространство.

Как будто говорит совсем о другом… Хм…

— А это… Ты собирался кому-то подарить?

Снова беру в руки пакет с бельем.

Может, у него привычка такая? Разрывать белье на тех, кто у него остается на ночь? И для этого он держит в своей спальне целый шкаф белья?

И опять внутри будто нож проворачивается! Черт! Я даже не думала, что будет так больно!

— Успокойся. Эти вещи связаны в основном с моей работой. И до тебя их никто не носил.

— И они никому конкретному не предназначались? Ну, понимаешь. Как-то неприятно думать, что я отбираю чужое. Пусть и вынуждено.

— Одевайся, Оль. Смешная ты. И очень горячая, — Фил наклоняется.

Но быстро целует меня в нос и тут же отстраняется. Выходит из спальни, давая мне возможность одеться.

* * *

3

* * *
— Ну, все в порядке, насколько я могу судить.

Доктор и правда осматривает меня очень тщательно. И уж тут Фил от него не отходит. Внимательно слушает каждое слово. Ну, и еще нагло и неприкрыто разглядывает меня. А в этой одежде… Я прямо как на витрину вся выставленная! Хочется закрыться.

— Пневмония вам точно не грозит. Но несколько дней все же рекомендую провести в постели. Пейте много воды. Ешьте витамины. Отдыхайте, одним словом. И побольше тепла.

— Спасибо, доктор.

Как только осмотр заканчивается, я тут же закутываюсь в огромный махровый халат. Как ни странно, такой все же нашелся в ванной у Фила.

— Ну, я же говорил.

Его руки обвиваюсь мою талию, как только врач уходит.

— Тебе необходим постельный режим и хорошая грелка! А что может быть лучше, чем кожа к коже?

— Фил!

Я вспыхиваю. Он уже пытается сбросить с меня халат. Тянет к постели.

— В твоем голосе столько паники, как будто я тебя съесть на ужин собираюсь. Кстати, об ужине. Что заказать?

— Рая!

— Что Рая? Не понял. Ты рай хочешь? О малыш. Это я тебе обещаю! И совсем не в экстремальных условиях!

— Раю я должна была утром забрать! И где она сейчас? С этим ужасным Маратом? Вообще не уверена, что он за ней способен нормально присмотреть!

— Сестренку твоей подруги? Да не переживай. Ты же знаешь. Марат ребенка не обидит!

— Вот в этом я точно не уверена! Собираемся! Нужно ее забрать!

— А как же отдых? Постельный режим? Мммммм?

Его глаза снова опускаются на мои губы.

— Ты сам слышал. У меня ничего серьезного! Фил! Правда. Нам надо ехать!

— ладно.

Вздыхает, выходя из спальни с телефоном, прижатом к уху.

— Вот. Собирайся.

— Это тоже одежда для твоей работы?

Выразительно смотрю на джинсы, модный свитер под горло и белые сапожки на высоком каблуке. Как-то слишком много у Фила в доме женской одежды.

— Нет. Это моя домработница своим поделилась. Купила с премии. Еще не надевала. Размер вроде твой. Не волнуйся. Я ей новую премию выписал. Побольше прежней!

— Я обязательно все верну.

Киваю, но все равно не могу отделаться от мысли, что у Фила слишком фигуристая домработница!

— Не стоит, — усмехается, а я пытаюсь понять, что у него там за отношения с этой домработницей. — Поверь. Я щедро ей все компенсирую!

* * *
— Готова? Едем.

Фил тактично дал мне время на то, чтобы привести себя в порядок и одеться.

Удивительно, но эта одежда тоже пришлась мне ровно по размеру!

А вот с порядком все не так просто. Вариантов немного. Все, что я смогла, это подвести тушью, что была у меня в сумочке, ресницы и мазнуть по губам бесцветным блеском. Это все, что у меня с собой. Ну, и волосы еще уложить. В высокий гладкий хвост.

Зато сам Фил выглядит просто шикарно. В светлом пиджаке и футболке, обтягивающей его мощную грудь. Костюм сидит на нем, как влитой.

Снова перехватывает дыхание. Он… Он идеален, черт!

Сразу начинает быть видна разница в возрасте. И в положении.

Его уверенные манеры. Дорогой парфюм. Властные жесты…

Я выгляжу просто как школьница из бедного района рядом со взрослым, уверенным в себе мужчиной!

— Прошу, — Фил галантно распахивает передо мной дверь.

— А… Куда мы едем?

Черт.

Теперь я теряюсь. Совсем не понимаю, как себя с ним вести!

— В один закрытый клуб. Тебе понравится. Там и для малышни занятие найдется. И взрослым можно неплохо отдохнуть.

— Хорошо, — киваю. — Фил… А чем ты занимаешься? У тебя ведь тоже клуб? Или мы туда и едем?

— У меня другой клуб. Не для таких милых девушек, как ты. И уж тем более, не для Раи!

В машине мы сидим рядом на заднем сидении.

Фил больше не продолжает никаких попыток соблазнять меня. Даже не прикасается.

Что-то листает на планшете. Занимается какими-то делами.

Я решаю не мешать. Только украдкой разглядываю его. Сейчас, такой серьезный и собранный, он выглядит совсем другим.

И…

Я ничего не понимаю! Кто я теперь для него? Какие после этой ночи у нас отношения? Он даже за руку меня взять не пытается. Даже не смотрит в мою сторону! Хотя… Может, и правда дела? Важные очень.

Отворачиваюсь к окну. Разглядываю зимнюю красоту вокруг.

Не даю слезам обиды наворачиваться на глаза!

* * *
Кажется, наша Оля ревнует, мммм?

Как думаете? Для Фила это серьезно или просто мимолетное увлечение?

Очень жду ваших мыслей и впечатлений!!! За поддержку книги лайками (звездочками) буду очень, очень благодарна!!! Даже не представляете, как это важно для автора!!!

Люблю вас!

ВАША Кира

4

* * *
— Ого!

Я и правда поражена.

Это даже не клуб, это… Не знаю, как и назвать!

Роскошный бассейн, у которого много пар отдыхают, потягивая разноцветные коктейли. Отдельный зал с приглушенным светом и красивой музыкой. Детская зона с высокими горками, из которых можно съехать прямо в воздушные шарики. С аниматорами и конкурсами, разными призами… С ума сойти! И все это в одном месте!

— А вот и они, — Фил кивает в сторону горки.

Я снова поражаюсь тому, что Таня решила доверить ребенка вот этому… Самому настоящему бандиту!

Он даже здесь выглядит жутко. Огромный. С татуировками на руках и плече. С этим ужасным шрамом на половину лица.

Но не это самое главное. Лицо у него. Мрачное. Бандитское. Только глянешь, сразу почувствуешь угрозу. Хмурое. И энергетика такая, что отшатнуться хочется!

Кожаный плащ оттопыривается на боку. Наверняка у него там пистолет, вот даже не сомневаюсь! А само телосложение просто кричит о том, что лучше к нему и вовсе не приближаться! Одним пальцем раздавить может!

Только вот Рае, кажется, с ним совсем не страшно. Хотя лично я бежала бы от такого без оглядки!

Она с хохотом слетает с высоченной горки. А дикарь ее ловит, широко расставив руки. И даже дети вокруг его не боятся! Наоборот. Заинтересованно окружили. Наверное, думают, что он аниматор, а не самый настоящий криминальный авторитет! Каким и есть на самом деле.

Хотя…

— Раечка!

Вскидываюсь, замечая, что малышка начинает вдруг громко плакать. Как раз когда Марат ее поймал в свои огромные лапищи!

— Я же говорила! Нельзя было ее с ним оставлять!

Уже несусь к малышке, но Фил меня ловит.

— Не спеши. Напугаешь ребенка.

Приказывает таким жестким, командным голосом, которого я от него и не ожидала! А за талию держит крепко! Как будто стальные обручи в меня впились.

— Фил. Ты с ума сошел! Отпусти! Видишь же…

— Наш столик там. Сами подойдут.

Жестом указывает мне на дальний столик. Прямо над бассейном. Замечаю табличку, что это ВИП зона.

— Нет, — упрямо дергаю головой. — Я нужна… Там…

Но уже передумываю бежать. Потому что оказывается, что Рая просто потеряла своего вечного зайца, с которым никогда не расстается. Зато Марат очень быстро решил проблему. Просто вышвырнул все шарики, вытащив из-под них потеряшку и торжественно вручая ее малышке.

Которая тут же засияла, как утреннее солнышко. И… Ох… Даже обняла этого дикаря! И что-то шепчет на ухо ему, указывая куда-то вверх пальчиком.

— Ну вот видишь. Лучше няньки и не придумать, — усмехается Фил, утягивая меня за собой к столику. — Девочка просто счастлива!

— Не понимаю, — качаю головой, пока Фил делает на всех большой заказ.

— Знаешь. Это все будто какой-то сон!

Решаю наконец разоткровенничаться, хоть и совсем мало знаю Фила.

— И то, что Марат, такой жуткий, с малышкой так себя ведет. Кажется, она на самом деле его полюбила! И все, что у Евгения с Таней вышло…

Евгения Солодова, одного из самых завидных холостяков столицы и жесткого миллиардера, нагнувшего почти весь город, я пока не решаюсь назвать просто Женей. Даже в мыслях. Даже несмотря на то, что вчера мы побывали на его свадьбе с моей лучшей подругой!

Он все равно для меня… Ну, из другого мира. Как что-то недосягаемое и нереальное!

Все время кажется, что я сплю. Или что это все какой-то подвох!

Кстати. Если Солодов женился, выходит, теперь Фил по праву занимает место этого самого холостяка номер один? Оххххххх…. Непросто все это!

— А что тебя удивляет?

Фил пододвигает ко мне высокий стакан причудливой формы с молочным коктейлем.

— Женя никогда бы не бросил своего ребенка. Я же не зря Тане об этом говорил!

Ну да. Все началось с того, что моя подруга оказалась беременной. А властный миллиардер Солодов заявил, что она должна родить и отдать ему их ребенка! Правда, потом все сложилось иначе… И, кажется, они полюбили друг друга по-настоящему и совершенно искренне! Но… Кто знает, как все могло бы сложиться…

— Он так трепетно относится к детям? Вообще-то, это редкое качество для мужчин.

Ну да. Сколько из них просто бросают свое потомство и даже не думают помогать их растить? Да что растить! Даже и алиментов не платят!

— Оля.

Фил становится хмурым. Опять это каменное, даже жесткое выражение лица.

Но на самом деле мне он и таким нравится! Даже, может быть, больше, чем в игривом настроении! Аж мурашки по коже бегут.

— Знаешь, откуда наша такая крепкая дружба?

— Нет.

Качаю головой. Кажется, этих троих вообще мало что могло бы связывать. И разные они. Даже слишком. Как полюса!

— Мы в детдоме выросли. Насмерть там стояли. И сами по себе и друг за дружку. Это навсегда уже. До самой смерти. Под кожу въелось. Поверь. Каждый из нас за другого убить готов. В прямом, Оль, смысле слова.

— Ох.

Прикрываю даже губы руками. Никогда бы не подумала! Ну, Марат еще… Ладно. Он явно за жизнь свою глотки зубами раздирал. Видно же. И до сих пор наверняка раздирает. Только ставки уже повыше, конечно.

А вот Фил… И Солодов… Я уверена была, что они выросли с золотыми ложками во рту! Понятно теперь, почему Евгений спас Раечку, когда ее органы опеки хотели отобрать!

  • Ни один из нас никогда бы не оставил своего ребенка, Оля. После того, через что мы прошли. Каждый землю носом рыть и жрать будет. Но от ребенка никогда не откажется.
  • А если бы…

  • Сжимаю стакан слишком крепко.

    — Что?

    — Если бы у них с Таней так хорошо все бы не сложилось? Солодов правда отобрал бы у нее ребенка?

    — Моему другу повезло. Таня оказалась хорошей девушкой. А если бы нет… Даже не сомневайся. Конечно бы отобрал. Кто, кроме отца, может достойно вырастить своего ребенка?

    Прикусываю губу. Да. Тане повезло. Однозначно!

    * * *
    Кажется, все совсем не так просто, как и сам Фил, ммммм?

    Дорогие друзья! А кто хочет сегодня еще продочку? Или даже, может, марафончик? Ставьте книге лайк (звездочку), чтобы мотивировать автора! И обязательно отпишитесь в комментариях!

    И, конечно же, я очень, очень жду ваших мнений и впечатлений!!!

    Всем за поддержку романа огромное спасибо!!!

    Вы самые-самые лучшие!!!

    ЛЮБЛЮ ВАС!!! ВАША Кира

    4.1

    — Привет!

    А вот и наши молодожены!

    Прямо светятся от счастья!

    Даже думать не хочу о том, что все могло сложиться совсем иначе. Трагично. Как бы Таня пережила, если бы Солодов забрал у нее малыша?

    — Привет!

    Рая замечает сестренку. Летит на всех парах, раскинув руки.

    — Мы с зайцем тааааак скучали!

    Крепко обнимает ее и ее нового мужа.

    — Привет, принц!

    Очарованно смотрит на Солодова.

    — Оля!

    Бросается и мне на шею, как будто мы вечность не виделись. Хотя… Почти так оно и есть. Привыкли, что живем за стенкой. Жили. Уже в прошедшем времени.

    — Тань, ты прости. Так вышло. В общем, я утром не смогла забрать Раю.

    — Пойдем-ка попудрим нос!

    Подруга берет меня за руку, утаскивая за собой.

    — Ты что? С Филом?

    Шипит на ухо, как только мы отходим подальше. Делает круглые глаза.

    — Я…Ох. Не знаю, Тань. Все на самом деле так сложно, и…

    — Ничего сложного!

    Смеется.

    — Так да или нет? Очень простой ответ!

    — Я…

    — Понятно все с тобой! Ну, он, конечно, красавчик, каких еще поискать! Настоящий альфа-самец! Не будь Жени, я бы на него тоже обязательно бы запала!

    — Тань!

    — Ну, ты чего? Про Солодова мы тоже думали, что он ужасный! А видишь, как все вышло. Фил его друг, и я ему доверяю. Искренне желаю вам счастья!

    — Тань…

    Эх. Вот этого я и боюсь. Что на альфа-самца не одна самка глаз положила! Значит ли для него вообще то, что между нами произошло? Хоть что-то?

    — Ладно, Оль. У нас всего пара минуток на самом деле! Мы уезжаем в медовый месяц. Прямо сейчас. Машина уже ждет. Забираем Раю и отправляемся! А ты не скучай! И не бойся ничего! Ты же у нас красавица! И умница, между прочим! Да Фил с ума сойдет от счастья, если ты будешь с ним! Все! Пока-пока. Дай поцелую! Ох. Как же я за вас рада!

    Подруга возвращается к столику.

    Они с Раей и с Солодовым уходят. За столиком остается один Марат. А где Фил? Что-то я не заметила, как он отлучился!

    Опираюсь руками на перила.

    — Я тебе звоню!

    Вдруг раздается визгливый голос.

    — Набираю каждые пять минут! А ты… Ты просто скидываешь! Я думала, у тебя дела какие-то важные! Или случилось что! Да мало ли! Вдруг тебя машина сбила? Или ногу например, сломал? А ты… Ты тут жизнью наслаждаешься с друзьями! Еще и девки, наверное, с вами!

    — Виолетта.

    Вздрагиваю, слыша металлические голос. Жесткие нотки мне непривычны. А в остальном… Я не могу ошибиться! Это же он! Фил!

    Резко разворачиваюсь.

    Они стоят в нескольких метрах от меня.

    Жгучая брюнетка. Прямо женщина-вамп с ярко-красными губами и явным пятым размером. Холеная. Выглядит просто роскошно! И… Он. Мужчина мечты, с которым я провела ночь!

    — С чего ты взяла, что я должен перед тобой отчитываться? Или что ты. Можешь. Себе позволить. Подобный тон и подобный разговор!

    — Прости, — она тут же сникает.

    Воинственный тон сменяется на заискивающий.

    — Я просто… Любимый! Ну я же волнуюсь! Даже поехала к тебе, но меня не пустили! А я хотела подождать! Я скучаю по тебе, в конце концов!

    — Виолетта. Еще раз. Кто тебе дал право так разговаривать? Что за претензии?

    — Как же… Мы же с тобой… Мы же пара! Фил! А ты не звонишь, и…

    — Виола. Неделя жаркого секса на курорте еще не значит, что мы пара. Это значит просто хороший секс. И он в прошлом. Я не ищу отношений. И ты прекрасно об этом знала! Перестань обрывать мне телефон. Если я захочу встретиться, наберу тебя сам. И не делай странных выводов из простого развлечения.

    — Но… Но мы же…

    — Все. Разговор окончен.

    Он берет ее за локоть, утаскивая к выходу.

    Вижу, как женщина выдергивает свою руку. Смотрит на Фила умоляюще. Глаза наполнены слезами.

    Но он только сжимает челюсти. Качает головой и уходит.

    * * *
    Охххх, вот и что теперь думать нашей Оле? Кажется, для Фила все, что между ними было, ничего не значит!

    Девочки, дорогие!

    От всей души поздравляю вас в прекрасным праздником! Любви вам, такой, чтобы голова кружилась! Пусть вас носят на руках, а любовь с каждым днем толкьо расцветает и становится сильнее!!!

    Всем, кто уже нашел свобю половинку, желаю становиться с каждым днем счастливее! А тем, кто еще в свободном плавании, от всей души желаю встретить свою единственную и настоящую любовь!!!

    Люблю вас!!! Счастья, счастья и еще раз счастья!!!

    ВСЕГДА ВАША,

    Кира

    4.2

    А я…

    Я успеваю забрать свою сумочку, кивком поздоровавшись и попрощавшись с Маратом. Просто выскользнуть из клуба.

    Усаживаюсь в такси, а по щекам текут слезы.

    Теперь все стало понятно. И его отношение ко мне после того, как мы вышли из его спальни.

    Если неделя на курорте в девушкой для него ничего не значит, то наша ночь уж точно. Это просто была потребность согреться. И все. Ничего личного. Физическая необходимость.

    Черт!

    Как же это больно!

    Возвращаюсь в свою истинную реальность. В которой нет никаких миллиардеров.

    Аварийный дом под снос. Крохотная квартирка, выделенная мне государством как сироте после окончания школы. Вот и все. Сказка закончилась!

    Заворачиваюсь в теплое одело и отключаю телефон.

    А слезы так и текут по щекам. Ну, какая же я дура, а? Мало того, что так глупо отдала свою девственность! Я еще и влюбиться в него умудрилась!

    5

    Вздрагиваю от резкого звонка в дверь.

    Пусть они уйдут! Ну, пожалуйста! Ни до кого мне сейчас! Пусть там даже и пожар!

    Но звонить не перестают. Наоборот. Трезвонят все настойчивей и настойчивей. А после звонок вообще сменяется громыхающими ударами в дверь.

    — Да иду я. Иду.

    Бормочу, шаркая пушистыми тапками.

    И правда там пожар, что ли?

    — Фил?

    Изумленно замираю, когда вижу его на пороге.

    Волосы взъерошены. Рукава роскошной рубашки закатаны до локтей. А сам пиджак вместе с пальто сброшены прямо на ступеньки! Ох….

    — Ты… Зачем здесь?

    Выдыхаю, чувствуя, как пальцы начинают предательски подрагивать. И где-то ухает. Глубоко в сердце.

    — С тобой все в порядке?

    Фил обеспокоенно наклоняется к моему лицу. Проводит пальцами по щеке, все сильнее хмурясь.

    — Да. Спала просто.

    Обхватываю себя руками.

    — А ты тут такое устроил.

    — Я с ума чуть не сошел! Ну, кто же так делает, ммм, малышка?

    Уверенно переступает порог. Обхватывает меня руками, крепко прижимая к себе.

    — Ты уверена? Хорошо себя чувствуешь? Если надо, я сейчас всех докторов на ноги подниму!

    — Ты волновался?

    Сердце замирает, а после начинает биться быстро-быстро!

    Неужели и правда? Не забыл обо мне? Там у него было, с кем забыть! И без той брюнетки. Я видела, какие взгляды бросали на него женщины. Филу оставалось только щелкнуть пальцами, и они уже готовы вилять перед ним хвостом. И всем остальным!

    — А ты как думала? Решил, что тебе плохо стало! Оляяяяя. Ты зачем сбежала, ммм?

    — Я… Просто….

    — У нас, между прочим, были планы!

    — Да? У нас? Что-то не припомню!

    — Ну, а как же? Постельный режим… Грелка в виде меня, и…

    Не замечаю, как пячусь, а он, так и не выпуская меня из своих мощных рук, наступает. Мы так и кружимся, уже оказываясь прямо в моей комнате!

    — Или у тебя здесь кто-то есть, ммммм?

    Фил хмурится. Окидывает мою комнатушку быстрым цепким взглядом. Слишком долго останавливается на разобранной постели.

    — Меня, значит, ждала, малышка. Давай. Будем тебя выгревать!

    — Но…

    Его руки уже скользят по моему телу. Губы, вкус которых до сих пор горит на моих, так близко…

    Я всхлипываю и не успеваю договорить.

    Только зарываюсь пальцами в его густые волосы, когда он уверенно и с силой накрывает мои губы своими. Жадно. Властно. С таким напором, что ноги у меня подкашиваются!

    — Фил…

    Шепчу, совершенно опьяневшая, когда он подхватывает меня на руки.

    — Там же… твои вещи… И дверь не заперта…

    — Момент.

    Укладывает меня на постель. Сочно целует. Будто с трудом отрывает себя от меня.

    Возвращается через секунду.

    И я не могу сдержать смешок. В его руке совсем смятый пиджак и огромный букет высоких ярко-красных роз. Запыленный и наполовину поломанный в стеблях.

    — прости. Реально, испугался, что с тобой плохо. Швырнул все на пол, и… Иди ко мне.

    Кажется, у меня и правда температура!

    Потому что я вся. Горю. Полыхаю. Не могу даже слова сказать.

    Особенно когда его серые, нет, серебряные глаза оказываются так близко. Фил обхватывает пальцами мой подбородок. Поднимает голову к своему лицу… Его глаза жадно вспыхивают, а губы накрывают мои. Ураганом. Властным. Нежным. Жалящим. Сводящим с ума…

    И я отвечаю, чувствую, как жадно колотится мое сердце.

    * * *
    Ага! Фил все-таки не оставил нашу Олю! И совсем про нее не забыл! Может, ему добавится несколько плюсиков в карму?

    5.1

    Совсем не замечаю, как моя кофта отлетает куда-то на пол. Даже помогаю ему расстегнуть свои джинсы и быстрее от них избавиться…

    Кожа к коже. Нет! Сильнее. Мы ударяемся телами. Зубами. Бедрами.

    Дико. Ненасытно. Я извиваюсь под каждым его прикосновением, как дикая кошка…

    — Какая ты горячая малышка… Моя. Моя малышка. Дурею от тебя. Хочу тебя так… Черт. Одуреть, как хочу…

    Фил снова подхватывает меня на руки. Падает на мою хлипкую кровать, увлекая меня за собой.

    Творит настоящее безумие.

    Но в самый важный момент останавливается, хотя я уже и сама не могу остановиться. Входит в меня осторожно. Плавно. На миг замирает, оказавшись внутри до упора.

    Напряженно смотрит мне в глаза. А я только вскрикиваю. Приподнимаюсь, обвивая его шею. Тяну на себя, сама, первая толкаясь бедрами. Чтобы… Чтобы почувствовать, впустить его в себя еще сильней… На максимум! Ох….

    * * *
    — Это уже не квартира, а поле битвы.

    Голос Фила заставляет меня вынырнуть из бессознательного состояния, до которого он меня довел.

    Сколь раз подряд я отключалась? Пять? Или больше? Ничего уже не помню!

    Лениво приоткрываю веки. Чуть приподнимаю голову, с трудом отрывая ее от его крепкой груди.

    И правда. Ураган? Нет. Тут, кажется, все ураганы мира пронеслись! Ваза, стоявшая на тумбочке, разбилась. Тумба сама перевернута. Окончательно поломанные цветы валяются по всей комнате.

    Это ее кровать сбила. Примерно после третьей моей отключки мы свалились на пол. Оказалось, что ножка отлетела. Но Фил что-то там поправил…

    Дверца шкафа почему-то болтается, слегка поскрипывая. С полок свалилась часть моих вещей. Ковер почему-то смят и валяется у балконной двери…

    Н-да. Как после войны. Не иначе. И как мы только умудрились?

    — Оль…

    Фил снова тянет меня к себе. Обратно. На горячую грудь. Зарывается пальцами в волосы.

    — Раз тут такое дело… Предлагаю дальше греться в другом месте. Как насчет какого-нибудь жаркого курорта? Выбирай любой! Где бы ты хотела побывать?

    — Нет, Фил.

    Качаю головой.

    Тут же в голове всплывают его слова.

    «Неделя жаркого секса на курорте ничего не значит».

    Не хочу. Не хочу быть, как та брюнетка с пышной грудью. Мимолетным приключением, с которым просто жарко проведут время!

    Острая ревность пронзает ледяной иголкой что-то внутри. Он с ней вот так же? Разносил квартиру? Ну, или номер где-нибудь на островах?

    — Тогда тебе придется переехать ко мне, — захватывает меня в плен своих огромных рук. — Здесь все равно жить невозможно. Как минимум, нужна бригада строителей. И мебельщиков. А хочешь? Я тебе новую квартиру куплю, мммм? Большую. Просто огромную. Поближе к моему дому…

    Его пальцы издеваются. Выводят на моих и так горящих ягодицах какие-то узоры.

    — Хочу, чтобы ты всегда была близко. Ну, если вдруг решишь переехать из моей спальни. Тебе что? Там не понравилось?

    — Фил!

    Ну, как же у него все просто! А мне… Мне услышать хочется. Важное. Что я не просто одна из… Из скольких тысяч у него? А что это больше. Что чувства. Что он меня полюбил! Как я его!

    — Ладно.

    Еще сильнее сгребает меня в охапку. Потирается губами о мой нос. Так уютно… Хочется рассмеяться и позабыть обо всем на свете! И я блаженно улыбаюсь, растягиваясь на его груди.

    — Чего хочешь, ммм, малыш? Хочешь, поедем на показ мод? Купим тебе самое шикарное платье и украшения? Лимит по сумме неограничен! Поедем в ресторан, самый популярный? Или в Париж, ммм? Была когда — нибудь в Париже? Можем полететь туда и позавтракать. Где-нибудь в уютном ресторанчике. На крыше. Посмотрим на рассвет…

    «Хочу, чтоб ты упал на колени и распахнул передо мной коробочку с колечком, — стучит в голове голоском наивной мечтающей девочки. Пусть оно даже будет самым простеньким. И… Сказал, что любишь и будешь любить меня вечно!»

    Но это все, конечно же, только мечты…

    — С чего это ты вдруг решил завалить меня подарками?

    — Ну как же? Ты мне жизнь спасла! Без тебя я бы точно замерз! Насмерть!

    — Не выдумывай, Фил.

    Опять внутри зарождается горечь. Не хочу! Не хочу, чтобы он из благодарности что-то для меня делал! От чистого сердца хочу… Да и не должен он мне ничего на самом деле!

    — Без меня ты бы и не подумал это летающее такси вызвать.

    — А с тобой готов хоть на край света. Голым. И в ледяной мороз! Оляяяяяяя!

    — Тебе, наверное, пора, — вздыхаю, чувствуя, как слипаются глаза.

    Мне хочется побыть одной. Хоть немного выспаться. И привести саму себя и свои мысли наконец-то в порядок!

    — Хочешь так быстро от меня избавиться? Не выйдет!

    Потирается о мой подбородок чуть отросшей щетиной.

    — Говори. Чего тебе хочется! Ну? Должна же быть у тебя какая-то мечта? Настоящая, Оль. Вот самая настоящая? Можешь не стесняться! Считай, что я сегодня золотая рыбка. И исполняю желания!

    — Хм… Желания, говоришь?

    Веду ногтем по его груди. Чувствую, как все его мышцы напрягаются. И мне приятно от того, что он так на меня реагирует! Этот запредельно роскошный мужчина! Просто идеальный!

    — Любые, — кивает Фил.

    — Отведи меня в свой клуб, — мурлычу.

    На самом деле очень хочется понять. Чем он там таким занимается? И как с этим связаны те вещи, которые я видела в его квартире? Вот то все белье…

    — Нет.

    Лицо сразу же становится холодным. Я бы даже сказала, суровым.

    — Ты же сказал, любое мое желание?

    — Любое другое, Оля. Такие места не для тебя.

    Прикусываю губу. Да чем же он таким там занимается?

    — Тогда…

    Ну, глупо же прямо вот так спрашивать о том, что он ко мне чувствует? Или нет? Оххххх… Кажется, я сейчас совершаю самую дурацкую ошибку в своей жизни! Но просто не могу поступить по-другому!

    — Тогда я хочу, чтобы ты сейчас ушел, Фил.

    Его расслабленное лицо тут же становится напряженным. Челюсть сжимается. На лице начинают играть желваки.

    — Это из-за клуба, что ли?

    Спрашивает ледяным голосом.

    Взъерошивает волосы, а глаза становятся просто чистым льдом. Даже не представляла, что они могут быть такими! Только же ведь искрились! Таким теплом…

    — Или я рожей для тебя не вышел? Оля! Тебе что? Было со мной плохо? Да объясни мне ты нормально! Что не так? Вдруг?

    — Просто… Понимаешь…

    Слова почти застревают в горле. Их выталкивать из себя приходится!

    А если? Если он больше не придет? А я так и останусь здесь, как дура. Одна в своей постели! Разломанной постели, которая каждым скрипом будет теперь напоминать о нем… И о том, как я, дурочка, упустила свое счастье!

    — Все у нас как-то неправильно вышло, Фил, — шумно вздыхаю. Робко, но уверенно заглядываю ему в глаза.

    — Ну, ты понимаешь. Так сразу…

    — Оля. Ну. Глупости какие. Нас потянуло просто! Притяжение! Нормально же все было!

    — Нет, Фил. Прости. Я так не могу. Мы и двух слов с тобой не поговорили. И сразу… Вот так…

    — Хочешь познакомиться поближе?

    Его глаза снова вспыхивают.

    — Я знаю для этого мноооого способов, малышка! Только, боюсь, твоя кровать их не выдержит!

    — Вот! Вот об этом я и говорю! Нет. Мне с тобой хорошо. Даже очень, Фил! Но… Это все только постель! Чистая физиология! А я хочу… Иначе… Чтобы нас по-другому потянуло… Если это притяжение и правда есть!

    — Иначе, значит, — Фил взъерошивает волосы. Челюсти сжаты так, что я слышу скрипение зубов.

    — Хорошо, Оль. Как скажешь.

    Резко поднимается, натягивая на себя рубашку.

    Сразу так холодно без него становится. Даже кожа пупырышками покрывается. А внутри еще холоднее, когда я слышу его последнюю фразу.

    — Закрой за мной дверь.

    Он выходит, даже не обернувшись. Не поцеловав меня на прощание. Не одевшись до конца. Просто подхватывает свои вещи и покидает мою квартиру.

    Проворачиваю замок.

    Прислоняюсь спиной к двери. Чувствую, как ноги подгибаются, а внутри уже начинает бушевать целый ураган слез!

    Дурочка. Нет, ну какая же я дурочка! Сама. Собственными руками, кажется, разрушила собственное счастье!

    * * *
    Ну что? Проворонила наша девочка свое счастье? Как думаете, ммммм???

    6

    * * *
    — Ольга Николаевна? Проходите.

    Поднимаюсь со своего места. Расправляю строгую черную деловую юбку.

    Три дня!

    Три дня от него никаких вестей!

    Даже не позвонил ни разу. Не прислал ни одного сообщения!

    А я… Я, как дурочка, даже засыпала, сжимая в руке телефон! Вздрагивала даже во сне от каждого шороха и тут же тянулась к экрану телефона! Проверить. Вдруг?

    Но нет. Ничего. Как будто и не было Филиппа Рогожина в моей жизни!

    Может, оно и к лучшему, — решила в последний день.

    Значит, такой он человек. Раз так быстро забыл, выходит, ничего я для него и не значила. И не прошло бы и нескольких дней, как услышала бы от него те же слова, что и та брюнетка в клубе.

    Виолетта Миленина.

    Дочь известного бизнесмена и очень известная модель. Начинающая актриса. Не то, что я.

    В попытке узнать про Фила как можно больше, я прошерстила весь интернет. Все социальные сети.

    Но на удивление, Фил оказался совсем не публичным человеком. В соцсетях не зарегистрирован и информации о нем практически нет.

    Зато удалось найти несколько фото со жгучей красоткой-брюнеткой. Где-то на курорте их все же успели подловить журналисты. И позы, в которых их запечатлели, не оставляют особого пространства для фантазий! У него с ней было явно намного больше, чем у меня!

    Как ревнивая жена, или просто в первый раз влюбившаяся дурочка, я рассматривала фото этой красотки. Роскошная. Ухоженная. С пятым размером груди, идеальными ногами от ушей с бронзовым загаром и губами, которые явно сделаны мастером своего дела.

    Надо признать. У Виолетты Милениной каждая черта лица просто идеальна. И даже ее Фил бросил! Видно, ему интересно только заполучить женщину в свою постель. И держать ее там, пока не пресытится.

    Что ж. Значит, все к лучшему. Ему я хотя бы пресытится собой не дала! Не так обидно!

    С этими мыслями проснулась сегодня, отправляясь в новую жизнь. А точнее, на собеседование в самую лучшую компанию столицы! Ну, из тех, которые выложили объявление о вакансии!

    Вид не самый лучший.

    Нос распух и до сих пор красный. Пришлось сильно потрудиться с тональным кремом и пудрой. Но, кажется, следов моих страданий на лице больше нет!

    Небольшой магазинчик, в котором я вела бухгалтерию, а, по сути, заменяла собой всех работников, кроме, разве что, грузчиков, неделю назад разорился. Я осталась без работы.

    И это к лучшему. Значит, нужно брать новую высоту!

    Можно было бы, конечно, попросить Таню, когда они с Солодовым вернутся из медового месяца. Ее муж-миллиардер наверняка бы меня куда-нибудь пристроил.

    Но мне хочется все же добиться чего-то в жизни самой!

    Так что из помощи Тани на мне сейчас ее дорогая одежда. Деловая. Сидит очень стильно. И в ней я не напоминаю учительницу. Пришлось позаимствовать без спроса. Благо, ключи от ее квартиры до сих пор у меня. Но, думаю, она не будет против!

    Волнуясь, прохожу в кабинет, цокая каблуками.

    Пусть это и не самая крутая вакансия, всего лишь помощницы самого маленького начальника самого маленького отдела в успешной организации, но для меня очень большой шаг вперед! Огромный! Скрещиваю пальцы на удачу.

    Пожалуйста! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Пусть меня примут! И так завалят работой, чтобы Филипп Рогожин наконец навсегда выветрился из моей головы!

    — Хм… Экономический факультет… Прекрасные оценки… Опыт работы… Четыре языка… Не слишком ли много, как для двадцати лет, Ольга Николаевна?

    Немолодая женщина чуть опускает очки, придирчиво меня рассматривая и без конца постукивая резинкой карандаша по столу.

    — Нет, не слишком, — уверенно поднимаю голову. — Я ничего не приукрасила. Правда. Училась в элитной школе, потому что выиграла гранд. Там языки и углубленное изучение всех предметов, и…

    — А учебу как с должностью совмещать будете?

    — Я учусь заочно. Уверена, что опыта, который можно получить на практике, не заменит никакая теория!

    — Что ж. Похвально. Хорошо, Ольга Николаевна. Поступим так. Я сейчас дам вам задание. Посмотрим, как вы справитесь.

    Передо мной на стол опускается толстая стопка бумаг. Ого! Те, кто были передо мной выходили из этого кабинета намного раньше.

    — Когда я должна это сдать?

    Поднимаюсь, беру в руки бумаги.

    — А, нет. Вы должны это сделать при мне. Сейчас. Я ведь должна быть уверена, что вы со всем справились сами, да, Ольга Николаевна?

    6.1

  • * *

  • — Хм…

    За окном уже темно, когда я заканчиваю.

    Те остальные соискатели, наверное, давно разошлись по домам, так и не дождавшись своего собеседования. Или здесь каждого принимают в отдельном кабинете?

    — Неплохо, — женщина бегло просматривает заполненные мной бумаги. — Есть несколько ошибок, но в целом. Я даже удивлена, Ольга Николаевна.

    — Я принята?

    — Предварительный договор о трудоустройстве мы заключаем с вами на один месяц. Зарплата как у официального работника. Вот. Бумаги на ваше трудоустройство. Подпишите у директора и завтра можете выходить.

    — Но…

    — Он еще на месте, — бросает взгляд на часы. — Поторопитесь. Вам же нужна эта работа или уже передумали?

    — А где? Кабинет директора?

    — Ну как же. На верхнем этаже. Приемную там сразу заметите. Такие вещи надо знать, девушка. Даже если просто приходите на собеседование. Это ведь «Стройград», а не какая-нибудь контора на три клерка.

    — Да. Спасибо. Спасибо!

    Подхватываю документ. Тут же бегу в коридор.

    Освещение уже перешло в ночной режим. В коридорах остался лишь тусклый свет.

    Никого не встречаю по дороге. Даже на том самом верхнем этаже. Радует, конечно, что хотя бы лифт работает. Но… Неужели сам директор специально настолько задержался? Чтобы подписать мне приказ?

    В приемной тоже никого. Осторожно стучу в дверь с табличкой «директор».

    — Входите.

    Распахиваю дверь, дождавшись ответа и замираю на пороге.

    — Ты?

    Выдыхаю, не веря своим глазам. Может, это мне кажется, от нервов и от того, что весь день не ела?

    — Что ты здесь делаешь?

    С удивлением окидываю взглядом кабинет.

    Как же вкусно пахнет!

    Стол уставлен горячими блюдами, как в ресторане. От них даже пар еще идет!

    Сглатываю. Желудок так не вовремя урчит!

    Перевожу взгляд обратно. На директорское кресло. Несколько раз моргаю, но видение никуда не исчезает!

    В нем сидит Фил! Лениво откинувшись на высокую спинку кресла, внимательно рассматривает меня. Кажется, даже не мигает.

    — Я? Я в своем кабинете, Ольга Николаевна. Рад тебя видеть.

    Поднимается с места. Подходит ко мне совсем вплотную.

    Еще больше идеальный, чем раньше. Уверенный. Властный. Такой нереально красивый!

    — Ввы… Ты…

    Я путаюсь. Комкаю в руках приказ, с которым пришла.

    — Филипп Станиславович, — подсказывает мне, хищно улыбаясь. — Ты, кажется, что-то принесла?

    — Нет. Ничего. Прости, Фил. Я просто. Ошиблась.

    Резко разворачиваюсь на каблуках, чтобы выйти.

    Уйти. Сбежать. Кубарем пролететь все эти проклятые этажи! Черт! Ну, почему я не знала, что именно он здесь директор? Вроде просматривала всю информацию. Хозяин «Стройграда» и директор были совсем другие люди!

    — Поздно, Оля.

    Крепкие руки обхватывают мою талию.

    Фил рывком разворачивает меня к себе.

    Мы тяжело дышим. Впиваемся друг в друга взглядами.

    — Разве тебе больше не нужна работа?

    Он наклоняется слишком близко. Так, что его дыхание опаляет шею. В нос забивается умопомрачительный аромат его дорого шикарного парфюма. Смешиваясь с его личным, терпким мужским запахом, который сводит с ума и который до сих пор не выветрился из моего постельного белья! И даже кажется, что и с кожи!

    — У тебя появилась прекрасная возможность показать, на что ты способна. А еще… Сегодня у нас в расписании ужин. А завтра мы летим в командировку. В Париж. По важным делам. И, да, Оля.

    Его рука проносится по моей щеке. Фил наклоняется близко. Так близко, что я уже ощущаю его губы на своих. Легким касанием, но внутри уже рассыпаются тысячи мурашек.

    — Тебе, как моей помощнице, уже выделена квартира в центре. Чтобы не было никаких опозданий, если мне срочно что-то понадобиться во внерабочее время. За это полагается хорошая премия, и… И через неделю у нас запланирована очень важная командировка на острова… Как тебе условия? Подходят? Впрочем, ты уже не сможешь отказаться. Ты уже все подписала. Осталась только моя подпись.

    — Нет, Фил!

    Отталкиваю его мощную грудь обеими руками.

    — Такая работа мне не нужна! Я ухожу!

    Резко разворачиваюсь, хватаясь за ручку двери.

    Но мою руку накрывает его сильная рука. Чуть сжимает.

    — Увы, Оля. Поздно. На другую работу тебя никто в городе не примет. Я уже разослал всем предупреждения. Некрасиво переманивать к себе такого ценного работника. А против моего слова никто не пойдет.

    — Что? Фил!

    Я вся горю от негодования.

    Резко разворачиваюсь к нему, полыхая глазами.

    Теперь меня трясет! Но совсем не от страсти!

    — Ты! Что ты себе позволяешь? Думаешь, тебе все можно, да? Не понимаю. Чего ты ждал? Что я сама должна к тебе приползти и вернуть обратно? Или упасть в твою постель, а? Это что? Такая месть? Ты предлагаешь мне место своей постельной игрушки и не оставляешь выбора? Это подло, Филипп Станиславович, — его имя с отчеством цежу сквозь сжатые зубы. — Не ожидала, что ты…

    — Тссссс…

    Его палец прижимает мои губы.

    Слишком поздно спохватываюсь, слыша, как в замке двери проворачивается ключ.

    * * *
    Ой, что будееееет…. Похоже, наша Оля в ловушке! Как думаете, ммммм?

    7

    — Надо кое-что проверить…

    Хрипло произносит Фил, и вдруг…

    Просто обрушивается на мои губы своими.

    — пусти!

    Я кусаю его за губу. Отчаянно вырываюсь из объятий, которые сжимают меня, будто в тисках.

    — Пусти немедленно!

    Мычу прямо в его рот, чувствуя на губах вкус его крови… Изо всех сил молочу руками по груди.

    Но он не останавливается.

    Только обнимает еще сильнее. Притягивает к себе так, что становится тяжело дышать.

    Обрушивается своим поцелуем на мои губы еще сильнее. Еще яростнее.

    Властно подавляет. Подчиняет. Опаляет безумием своей дикой страсти. До тех пор, пока я не затихаю. Просто обмякаю в его руках…

    — Оля. Давай просто поужинаем и все обсудим, — хрипло шепчет, отрываясь от моих губ.

    Смотрит на меня… С таким напряжением и с такой дикой страстью в глазах, что я пораженно понимаю. Он невероятные усилия прикладывает, чтобы сдерживаться! Чувство такое, как будто он меня, прямо здесь, готов сожрать!

    — Нет.

    Уверенно вздергиваю голову.

    — Не стану я с тобой ужинать. И работать твоей подстилкой тоже не собираюсь! Даже не ожидала, что ты… Такой подлец, Филипп Станиславович! Ищите себе других кандидаток! Уверена. Желающих здесь целый коридор выстроится!

    — А я хочу тебя, — и снова этот запрещенный прием. Его пальцы по моей щеке. Так… Нежно?

    — А я…

    — Оль, — прижимается лбом к моему, тяжело дыша после нашего безумного поцелуя. Как и я… — Ну? Что ты себе напридумывала?

    Зарывается пальцами в мои волосы, массируя затылок.

    — Я просто дал тебе время остыть и все обдумать. Понимаю. Тогда была безумная ночь. Адреналин. Тебе нужно было остыть. Понять, что это был не просто выплеск эмоций, а намного большее. Ты нужна мне, Оля. Правда. Очень нужна! Я…

    Замираю. Даже сердце перестает биться.

    Неужели? Неужели я сейчас услышу то самое заветное признание?

    Фил тоже замирает. Как будто эти, самые важные слова, застревают у него в горле.

    — Я… Гхм… Я решил сделать все так, как ты хочешь. Считаешь, нам нужно время узнать друг друга поближе? Так давай! Где можно узнать человека лучше, чем работая с ним бок о бок? Это даже лучше, чем жить вместе! А все остальное… Ну, насчет внеурочной работы и премий. Я имел в виду именно работу, Оля. Ее здесь очень много. Поверь.

    — А командировки? Квартира? Ужин?

    — Все в рамках работы. Ты же голодна? Разве нет?

    Хотела бы я гордо отказаться, но предательский желудок начинает громко урчать.

    — Вот. А я не могу допустить, чтобы моя помощница умерла от голода! Это вообще. Противозаконно. Голодом работников морить! С квартирой сама понимаешь. Нам обоим будет удобнее, если ты будешь жить в пяти минутах от центрального офиса. Ну, а командировки обычное дело. Личная помощница в них просто необходима!

    — И никаких приставаний?

    Подозрительно смотрю на Фила.

    — Раздельные номера?

    — Конечно. Давай начнем все сначала. Как ты и хотела. По-другому. Дай мне месяц, Оля. Всего месяц. А дальше сама решишь. Со мной ты или нет.

    — Кажется, у меня все равно нет выхода, так? Может, ты меня и из кабинета этого не выпустишь. Пока не соглашусь?

    — Видишь. Ты идеальная личная помощница! Все схватываешь на лету! Ну? Договорились? Оль… Всего месяц.

    — Хорошо, — вздыхаю, подходя к креслу у накрытого стола. С ним все равно нет никакого смыла спорить.

    — Прекрасное, и, самое главное, мудрое решение!

    Глаза Фила вспыхивают. Но больше он рук не распускает.

    Отодвигает стул, чтобы я присела. Ухаживает, накладывая мне полную тарелку всяких вкусностей.

    — Не думала, что ты занимаешься таким серьезным делом. У тебя же клуб?

    — ты много обо мне еще не знаешь, Оля, — подмигивает, снова бросая на меня жадный взгляд. — Вот, решил, что пора уже бросить эти развлечения и заняться делами посерьезнее. На днях еще нефтяную компанию думаю прикупить. И это только начало.

    — О…

    Только и могу ответить.

    Не думала, что Фил настолько богат! Это слегка шокирует на самом деле.

    Ужин проходит в спокойной обстановке.

    Ну, относительно.

    Фил не делает никаких попыток совратить меня.

    Наоборот. Передо мной будто совсем другой человек!

    Шикарный незнакомец с прекрасными манерами. Умеющий вести интересную и увлекательную беседу. Напряжение спадает. Я наконец расслабляюсь. Даже совершенно искренне смеюсь над его шутками и какими-то историями из прошлого Фила. А историй у него про них с Солодовым и Маратом целый вагон! Да уж. У этой троицы было на удивление бурное детство! И не менее бурная молодость!

    Но замечаю, какими глазами Фил на меня смотрит.

    Как будто хочет сожрать. Прямо здесь. На столе!

    И от этого взгляда в венах вспыхивает огонь! Огненные мурашки проносятся по всему телу. Весь воздух, кажется, так и готов вспыхнуть от этого накала!

    — Я отвезу тебя домой.

    Фил поднимается, когда стол уже давно опустел, а остатки еды остыли.

    Надо же. А я и не заметила, что прошло уже несколько часов!

    — Спасибо, Фил. Я сама доберусь. Вызову такси. Думаю, в обязанности директора не входит развозить по домам своих помощниц.

    — Ты не знаешь адреса, Оля

    — Его голос звучит вкрадчиво. Снова обволакивает бархатным соблазном.

    — Позволь.

    Подает мои сумочку, забытую на кресле в углу кабинета. Протягивает руку, чтобы помочь подняться. И…

    Черт! Нас таки обоих ударяет током от этого прикосновения!

    — Фил. Может, не нужно?

    Я не хочу так просто сдаваться! Но между нами так искрит, а ноги подгибаются, потому что я снова проваливаюсь в серебряные омуты его сумасшедших глаз!

    К тому же, я прекрасно помню, какими могут быть его руки. И… И мне совсем не хочется, чтобы все снова сейчас свелось к бурной страсти, которая накроет нас, как только мы окажемся в этой новой выделенной мне квартире!

    Нет. Все должно быть иначе. Вот поработать вместе, узнать друг друга лучше, это самый лучший вариант из всех возможных! Отношения же должны идти не только от физического притяжения! Каким бы мощным оно ни было…

    — Нужно, Оля. Завтра рано вставать. А уже совсем поздно. Не могу своей помощнице позволить тащиться ночью через весь город, а завтра на рабочем месте засыпать из-за этого на ходу!

    Вздыхаю.

    — Или ты боишься?

    Он снова оказывается слишком близко. Обволакивает меня жаром своего тела и… Харизмой. Голова кружится. И я вздрагиваю, слегка отступая назад.

    — Меня? Или себя? Мммм, Оль?

    — Глупости какие!

    Гордо вздергиваю вверх подбородок.

    — И ничего я не боюсь! Пойдем!

    Фил галантно распахивает передо мной дверь, и я уверенно, собрав всю свою воли в кулак, шагаю вперед. Мне в спину доносится легкий смешок моего нового начальника.

    Ах так, значит? Хмыкаю в ответ.

    Пусть даже и не думает, что все будет так легко!

    * * *
    Кажется, Фил исправляется, как думаете?

    Дорогие друзья! Не забывайте, пожалуйста, поставить истории лайк (из приложения это звездочка), если, конечно, она вам нравится!!! Даже не представляете, как это вдохновляет автора!!! Все за поддержку истории ОГРОМНОЕ-ОГРОМНОЕ СПАСИБООООООО!!!

    Люблю вас! Вы самые-самые лучшие!!!

    Всегда ВАША Кира

    8

    * * *
    — Я думала… Про Париж… Это была шутка!

    Неловко мнусь в кабинете своего начальника.

    Вчера Фил повел себя просто идеально. Провел меня прямо до двери новой квартиры. Поцеловал на прощание в щечку и вручил ключи.

    Квартира и правда оказалась просто роскошной. В новом доме, практически в центре. С новейшим ремонтом и даже укомплектована мебелью.

    — Вещи перевезем на выходных, — хрипло пробормотал Фил, красноречиво опуская взгляд на мой скромный вырез декольте. — Или… Хм… Ты все же пригласишь меня на чашку чая? В честь новоселья?

    — Нет.

    Усмехаюсь, захлопывая дверь перед его лицом.

    Решил, что я так просто сдамся?

    И вот сегодня я целый день верчусь, как белка в колесе. Изо всех сил стараюсь, чтобы Фил увидел во мне большее, чем просто смазливую мордашку! И, кажется, я справляюсь!

    Удалось ли мне его удивить?

    За весь день Рогожин и пары слов со мной не сказал, и все только по делу. Вот он уж точно меня удивил. На все сто! Даже не ожидала, что он может быть таким серьезным, деловым м собранным!

    Все у него, надо признать, работает, как часы. Сотрудники по струнке ходят. Рогожин безапелляционно раздает всем четкие инструкции. А подчиненные на него смотрят просто, как на Бога! Не меньше.

    — Какие шутки, Оля? Мы вылетаем через час. Ты же забронировала билеты и номера в гостинице?

    — Я? Ах, да. Конечно.

    Не могу им не любоваться.

    Такой уверенный. Властный. Роскошно и неприступно выглядящий к своем деловом костюме и в этом директорском кресле!

    — Какие-то проблемы? Не успела собраться?

    — У меня… Паспорта нет, — краснею.

    И правда, даже не ожидала, что это мы с ним отправляемся в Париж! Закрутилась совсем, столько всего за первый день свалилось! Не подумала…

    — Давай документы, какие есть, Оля, — вздыхает, снова возвращаясь к монитору ноутбука. — Сейчас решим.

    — Но… Через час? Это невозможно, Филипп Станиславович!

    — Невозможного нет, Оля. Есть просто те, кто не умеет решать поставленных задач.

    И вот мы уже сидим в самолете.

    Я отчаянно боюсь летать. Как оказалось, с учетом, что лечу впервые в жизни!

    — Страшно?

    Его рука касается моей.

    — Нннет, — мотаю головой, чувствуя, как мне хочется ответить на это, пусть даже мимолетное, пожатие.

    Но я заставляю себя одернуть руку.

    Хоть в голове дикая скачка мыслей!

    Что будет, когда мы прилетим? У Фила и правда дела, или он просто рассчитывает хорошо провести время?

    — Расслабься, Ольга Николаевна. Если только начать нервничать, то паника начинает накатывать, как снежный ком. Просто будь спокойна. Я мог бы… Хм…

    А его глазах вспыхивают уже знакомые огоньки.

    — Мог бы расслабить тебя, малыш.

    Наклоняется ко мне. Близко. Очень близко. Так, что у меня перехватывает дыхание.

    Таращусь на его губы, чувствуя, как внутри начинает разливаться уже такое знакомое тепло…

    — Это ведь мой самолет. Частный. И за ширмой здесь даже есть огромная мягкая кровать! Но это не наш способ, верно?

    Меня прошибает новая волне тока, когда он прикасается к моему лицу. Даже не замечаю, как приоткрываю губы.

    Он же меня сейчас поцелует? Да? А я не могу сопротивляться. Потому что крепко пристегнута. И не успею отстегнуться! Тем более, что руки уже дрожат… От страха, естественно!

    Уже вижу, как потемнели его глаза. Как расширились зрачки… Прикрываю веки…

    Но Фил только поправляет выбившуюся прядь моих волос. Заправляет за ухо, возвращаясь на свое место.

    — Поэтому я могу предложить тебе мятные конфеты. Или воды. Ну… Или чего-нибудь покрепче.

    — Покрепче, — хрипло выдыхаю, шумно сглатывая.

    Пить я на самом деле совсем не умею. Но, кажется, сейчас тот самый случай, когда мне это необходимо. Как лекарство. Фил рядом и самолет, это два в одном из причин для того, чтобы нервничать!

    — Нам виски, пожалуйста. Без льда.

    Просто произносит, не повышая голоса.

    — Уверена, Оляяяяя?

    Смачно растягивает слова. Перекатывает мое имя на языке.

    — Другой способ… Хм… Намного приятнее!

    — Уверена!

    Хватаю стакан с подноса тут же появившейся, как из воздуха, улыбающейся стюардессы.

    Под насмешливым взглядом Фила выпиваю янтарную жидкость залпом.

    Черт!

    Даже глаза, кажется, обжигает!

    Закашливаюсь, чувствуя, как внутри все опалило, будто огнем! Но держусь, стиснув кулаки!

    — А вам, Филипп Станиславович? Что-то нужно?

    Она красноречиво улыбается, вздергивая идеально нарисованную бровь.

    Наклоняется над Филом якобы проверить, хорошо ли держаться крепления ремня на кресле.

    Ее вырез слишком низко застегнутой рубашки оказывается прямо перед нашими глазами! Мало того, еще и юбка, и так неприлично короткая, как бы случайно задирается вверх! Бедро так и просится в руку Рогожина!

    Девушка явно недвусмысленно отлизывает пухлые губы. Опускает взгляд ровно на вздыбленную ширинку моего… босса?

    Черт!

    Держись, Оля! Держись!

    Кулаки сами сжимаются так, что рукам больно! Сколько таких полетов в месяц совершает Филипп? С этой стюардессой или с другими? Уверена. Он точно знает, насколько мягкая постель в его самолете!

    * * *
    Ох, и много же у миллиардеров соблазнов, правда? И как тут выдержать? Как думаете? Фил справится с этой непростой задачей?

    * * *

    8.1

    — Нет, спасибо. Ничего не нужно. Я должен ведь проконтролировать, чтобы моей помощнице было не страшно лететь! Как настоящий ответственный босс!

    Фил переплетает наши пальцы, а меня нет никаких сил ему сопротивляться. Вообще никаких, потому что я, кажется, уплываю! Куда-то… Выше, чем облака, которые летят вровень с нами!

    — Фил…

    Неосознанно шепчу, облизывая губы…

    Мне снится та безумная ночь. И жар его груди, прижимающейся ко мне… Кожи, который я чувствую даже сквозь одежду…

    И руки Фила срывают все, что на мне… Горячие губы обжигают шею…

    — Горячая… Моя горячая девочка…

    Шепчет он, ударяя по каким-то нереальным рецепторам. Превращая меня в факел или в один оголенный нерв… Заставляя раскрываться для него все сильнее… Распахиваться, потираясь бедрами….

    — Фил…

    Выдыхаю сорванным голосом, зарываясь в его волосы. Позволяя ему творить со мной это чистое безумие…

    Всхлипываю, когда его пальцы касаются чувствительных точек на моем теле… Или… Или это не сон?

    — Фил!

    Резко отшатываюсь от придавившего меня своим весом тела.

    Как так получилось? Как вышло?

    Вокруг полумрак. Я лежу на постели. Полураздетая! А Рогожин, нависая надо мной, расстегивает на мне уже юбку!

    * * *
    Неужели воспользовался ситуацией, а?

    Девочки! Спасибо вам огромное за ваши лайки (звездочки). Это очень, очень вдохновляет автора!!!

    Люблю!

    8.2

    — Мы же… Мы же договорились!

    Шепчу, прикусывая губу от обиды.

    Неужели для него это ничего не значит? И он вот так, всего лишь ждал момента, когда я дам слабину? В любом ее проявлении? И воспользовался при первой же возможности!

    — Предпочитаешь спать в одежде, мммммм? Это негигиенично. Как минимум.

    — Что… Что ты делаешь? Что происходит? Только не говори, что…

    — Что ты проспала весь полет и наше приземление в Париже?

    — Мы уже на месте?

    Хлопаю глазами. Ничего не понимаю. Я ведь закрыла глаза всего на минуточку!

    — Уже давно, соня. Пришлось нести тебя на руках и заселять в номер в бесчувственном состоянии. Хорошо еще, что меня не приняли за маньяка! Как ты себя чувствуешь? Голова?

    — Ох…

    Голова и правда чугунная.

    Как же такое могло случиться? Обычно я, даже если и очень устала, сплю очень чутко… А тут…

    — Ты правда? На руках меня нес?

    — Такую ношу я не доверил бы носильщику.

    — Расслабился в самолете?

    — Это ты о чем?

    Его глаза снова загораются хитрецой. Густая бровь взлетает вверх.

    — Ну… Та девушка. Она явно было не против помочь тебе… Не бояться полета! Даже, я бы сказала, горела настоящим рвением и беспокойством!

    Нет, Фил Рогожин! Я докажу тебе, что я способна на гораздо большее, чем просто быть твоей любовницей и согревать твою постель! Вот увидишь!

    — Моя любимая помощница была в опасности, — чувственные губы красиво складываются в улыбку. — Разве я мог тебя оставить? Ты же так боялась этого полета!

    — Фил…

    Я теряюсь. Не знаю, что сказать.

    Еще бы поспорила, может, но он сейчас выглядит так обезоруживающе!

    И мне остается лишь улыбнуться ему в ответ. Никак иначе! Губы сами расплываются в улыбку!

    — Хотел показать тебе ночной Париж, Оля. Но, увы, обстоятельства…

    Он произносит каждое слово мягко. С нежностью глядя на меня. И я чувствую, что закутываюсь в эту нежность, как в уютное теплое одеяло.

    Фил Рогожин нова предстает передо мной совсем другим. Нежным. Тем, с кем хочется просто уютно спать, прижавшись всем телом. Без этой дико бурлящей между нами страсти… С ним хорошо. Очень хорошо. Просто удивительно!

    — Думаю, мы постараемся это сделать завтра. Перенесем наше возвращение домой.

    — Послезавтра в восемь у вас совещание, Филипп Станиславович. И еще важные переговоры с «Трест-строем». Это конкуренты, которые хотят переманить участок в центре.

    — Я помню, Оля.

    Его глаза улыбаются. Фил проводит по моей щеке рукой. Мягко. Нежно. Даже как-то… Бережно?

    — Отдыхай. Мы постараемся что-нибудь придумать. Таблетка от головы на столе вместе с водой. И, кстати. Мне все же повезло с помощницей. Я рад, что вы устроились к нам на работу, Ольга Николаевна.

    Фил выходит, все так же улыбаясь и тихонько заперев за собой дверь.

    А я…

    Я усаживаюсь на мягкой постели. Обхватываю подушку обеими руками.

    Сердце отчаянно колотится в груди! Он… Он такой! Может, у нас все же есть шанс на то, чтобы быть вместе? По-настоящему!

    И все равно ревность не дает мне покоя.

    Номера у нас с Филом смежные.

    Что он станет делать в эту свободную ночь в Париже? Почему-то совсем не сомневаюсь, что и здесь у него много знакомых. Женского пола. Пойдет в отрыв?

    Беру со стола стакан, заботливо оставленный Филиппом. Прикладываю его к уху, подобравшись к стене.

    Слушаю, как он расхаживает по своему номеру. Бесконечно разговаривает по телефону, а после укладывается спать.

    Выдыхаю и отправляюсь в свою постель. Наконец-то засыпаю спокойно и даже с улыбкой на лице! Все же… Он замечательный, да?

    9

    * * *
    — Это тоже важное запланированное дело?

    Насмешливо усмехаюсь, когда под вечер, после роскошного ужина в ресторане на крыше, мы с Филом оказываемся на показе мод.

    Кажется, кто-то все же решил меня подкупить! Не зря ведь Фил говорил еще тогда про шикарное платье с подиума!

    Весь день и правда прошел в деловых встречах. Хорошо, что я свободно знаю язык. Иначе пришлось бы нелегко!

    Кстати, я снова, похоже, удивила Фила. Он с изумлением на меня глянул, когда я ответила его партнерам на чистейшем французском. С удивлением, и… С восхищением, которое на миг мелькнуло в его взгляде. Правда, он тут же снова стал привычно-холодным. Как и всегда у бизнесмена-Рогожина.

    А после… После этот роскошный ужин. С огромным букетом нереальных синих роз. Еще большим, чем тот, переломанный, с которым Фил явился ко мне в квартиру «отогревать» меня.

    — Под цвет твоих нереальных глаз, Оля, — бархатно произнес, вручая мне букет. Снова заставляя девичье сердце растаять. Кажется, мне пришлось ловить его. А то так бы и вылетело с этой высокой крыши. Особенно на фоне такого красивого заката!

    И вот теперь этот показ мод.

    Кажется, Фил таки продолжает меня соблазнять! Но я не поддамся. Нет. Буду твердой, как скала!

    — Очень важное, Оля, — кивает, пока мы усаживается в первом ряду у подиума.

    Пожимает мою руку, улыбаясь, как новогодняя гирлянда.

    — И ты совсем не пытаешься меня подкупить. Ну… Или очаровать?

    Хитро посмеиваюсь, глядя на его красивый профиль.

    Забываю одернуть руку.

    Думаю о том, что теперь я для него не какая-то безличная «крошка». Или «детка». Или «малышка», как он называл меня раньше. Как одна из многих, чьих имен Фил даже не удосужился запомнить! Теперь он называет меня почти все время по имени! И это тоже разливается теплом в груди.

    — На самом деле…

    Хочу сказать ему, что все вот это… Роскошные подарки, красивые жесты и все, чем он мог бы пытаться меня удивить, совсем не главное! Главное же простые человеческие отношения. То, насколько хорошо или нет нам может быть вместе. Насколько можем довериться друг другу… Вот что на первом месте.

    Но Фил меня перебивает.

    — На самом деле я думаю о том, чтобы прикупить модельное агентство. Нужно же присмотреться, как здесь все работает. Ну, и быть в курсе веяний. К тому же, сегодня у нас еще одна встреча. С очень важным потенциальным партнером.

    — Сегодня?

    Бросаю взгляд на часы.

    — Это и правда очень важная встреча, Оль. Я год добивался, чтобы этот француз снизошел до нее. Предварительный контракт уже подписан. Но месье предпочитает финальный разговор в неформальной обстановке. Пунктик у него такой. Какими бы выгодными ни были условия контракта, он считает, что главное человек. Ну, а себя, видимо, великим знатоком по этой части. Думает, что поймет, с кем имеет дело именно вот в такой расслабленной обстановке. Так что придется нам сегодня не расслабляться и не выспаться.

    — Понятно, — киваю, снова собираясь. Превращаясь из девушки в помощницу.

    — Но ты на этой встрече будешь блистать, — шепчет, опаляя мою кожу жарким дыханием. Чуть касаясь губами мочки уха. Совсем слегка. Так, что и предъявить ему нечего. За приставания не сойдет.

    — Мы купим тебе самое шикарное платье.

    — И все ради того, чтобы произвести впечатление на твоего партнера? Ничего личного?

    Насмешливо улыбаюсь.

    — Конечно, Оль.

    Его рука приобнимает меня за плечи. Глаза лукаво светятся, оказываясь так близко рядом с моими…

    — Совсем нечего личного. Как ты могла подумать! Мы же с тобой исключительно деловые люди! Ох. Только не такое! Или тебе нравится? Кажется, я полный профан в высокой моде!

    Мы тихонько смеемся, разглядывая платье буро-грязного цвета, больше похожее на то, как будто бы модель просто обернули тряпкой. Зато все сверкает стразами, а рукава, порезанные на ленточки, волочатся по самому полу. Да и сама ткань выглядит, как будто ею только что этот пол и протирали!

    — Я, кажется, тоже, — тихонько смеюсь, наклонив голову.

    Правда, улыбка тут же слетает с губ.

    Когда, снова подняв лицо, натыкаюсь на пронизывающий меня взгляд черных глаз.

    Это она. Точно. Ошибки быть не может!

    Виолетта Миленина. Та самая, которая закатила Филу скандал!

    Сидит прямо напротив. Тоже в первом ряду.

    И смотрит на меня… С такой ненавистью, что кажется, будто физически разбирает по косточкам! А после и их ломает!

    Но в остальном выглядит шикарно. На такую трудно не засмотреться, надо признать. Уж точно покрасивее всех этих моделей.

    — Фил…

    Осторожно прикасаюсь пальцами к его руке.

    — Хочешь сбежать отсюда?

    Он с готовностью наклоняется ко мне. Снова обжигает мои губы дыханием.

    — Я не против! Желание дамы закон!

    — Там… Твоя… Бывшая, в общем, — выпаливаю, запинаясь.

    Фил хмурится. Окидывает свою бывшую пассию недовольным взглядом. Под таким мне бы захотелось провалиться под землю!

    Но она смотрит с вызовом! А после, внимательно глядя Филу в глаза, медленно ведет языком по пухлым губам…

    Как она здесь оказалась? Она что? Следит за Филом? Преследует его? Или это случайность? А, может, их отношения совсем не закончились?

    — Не обращай внимания, Оля, — его пальцы сжимают мои.

    Но на лице играют желваки и я понимаю, что вся эта ситуация ему неприятна.

    Только вот какая именно? То, что она застала нас вдвоем, помешав его планам по моему соблазнению? Или я и правда превращаюсь в параноика. И накручиваю себя? Не дай Бог начать себя вести, как ненормальная ревнивая истеричка! Так недолго и до таких сцен скатиться, вроде той, которую ему устроила эта Виолетта в клубе!

    — Давай уйдем отсюда.

    Все настроение вмиг улетучивается.

    Виолетта так и продолжает разделывать меня взглядом.

    — Оля. Меня с ней ничего не связывает. Правда. Это встреча чистая случайность.

    9.1

    Только вот мне почему-то так не кажется.

    Но приходится высидеть этот показ до конца.

    — Я на минутку.

    Фил оставляет меня в нижнем зале. После того, как все окончилось, мы спустились выпить кофе и полакомиться настоящими французскими круасанами.

    — Конечно, — киваю, поднимая к губам новую чашку.

    Уже позднее время. Фил выглядит ничем не хуже, чем с самого утра. А для меня сегодня был слишком насыщенный день. Так что лишняя чашка кофе точно не помешает!

    — Это мой мужчина.

    Раздается над ухом противный голос, как только Фил скрывается из виду.

    — Меня не интересуют эти вопросы, — пожимаю плечами, даже не оборачиваясь. — Решай их с Филиппом. Не со мной.

    — Ах, ты…! Да как ты смеешь так со мной разговаривать!

    Разъяренная фурия усаживается на стул напротив.

    И почему мне кажется, что еще миг, и меня даже то, что мы в солидном, наполненном людьми, месте, не убережет от выцарапанных вот этими вот наманикюренными ногтями, глаз?

    — Послушай меня, стерва. Лучше тебе скрыться с этого горизонта. По-хорошему. Ты даже не представляешь. На что я способна!

    — Не представляю, о чем вы говорите, — пожимаю плечами, собирая всю свою силу воли. — Я всего лишь помощница Филиппа Станиславовича. Мы здесь по работе.

    — Знаю я таких помощниц. Которые под столом ротиком работают! Ты никто. Просто очередная подстилка! Он тебя как? Сам пользует или с партнерами делится? Даже не думай, что ты что-то для него значишь! Филипп все равно будет моим! А ты… Ты лучше держись подальше.

    Фурия сверкает глазами.

    Бросив мне еще пару оскорбительных фраз, наконец поднимается со своего стула.

    Я бы давно ушла. Ушла и… Не принимала бы даже звонков от Фила!

    Но идти мне некуда. Я ничего и никого здесь не знаю! Даже до гостиницы не доберусь!

    — Все в порядке, малыш? Ой, Прости. Ольга Николаевна.

    Фил появляется незаметно. Я даже дергаюсь, неожиданно услышав над ухом его голос.

    — Оль. Ну ты чего? Такая мрачная? Тебя кто-то успел обидеть? Я ведь совсем недолго…

    В его руках сверток в кофре и на плечиках.

    — бывшая твоя приходила. В красках рассказывала, что ты ее! И чтобы я…

    — Я разберусь.

    Фил яростно сжимает челюсти.

    — Филипп.

    Вздыхаю. Как же это непросто!

    У меня совершенно нет опыта в отношениях! Да их никогда у меня и не было! Я просто не понимаю, как себя вести! Что делать? Кажется, совершаю ошибку за ошибкой! Вообще не понимаю, можно ли доверять Филу!

    — Разберусь, малыш.

    Крепко сжимает мою руку.

    — Она уже переходит все границы!

    — Я понять хочу. Она что-то для тебя значит? У тебя с ней отношения? А я…

    Сглатываю, заталкивая обратно в горло непрошеный слезы.

    — Я … Я лучше и правда. Просто уволюсь. Давай поставим на этом точку, Фил. Правда. Хватит мне этого всего!

    — Тсссссс…

    Его палец проводит по моим губам.

    — Малыш. Она никто. Да у меня с ней практически ничего и не было! А ты… Ты же видишь. Я стараюсь. Даю нам обоим время. Черт, малыш!

    — Хорошо, — киваю, позволяя своей руке остаться в его. — Хорошо, Фил. Я тебе верю!

    — Пошли. Даже не представляешь, как сложно было найти у этих кутюрье приличное платье! Лучше бы в магазин обычный поехали, честное слово! Но оно того стоит! Ты будешь самой роскошной и красивой сегодня вечером!

    10

    Ночной Париж просто кипит жизнью.

    Фил отвозит меня в салон.

    Прическа, макияж, новое, и правда просто шикарное платье. Черное. До колена. Казалось, бы, строгое. Но косой подол и собранный в складки вырез декольте делают его совершенно особенным. И туфли. О туфлях Фил тоже не забыл!

    Не узнаю себя в отражении зеркала. Кажется, это не я, а модель, сошедшая с картинки журнала.

    — Ты…

    Фил замирает, окидывая меня по-настоящему восхищенным взглядом.

    — Ты настоящая королева, Оля. Теперь ты окончательно сразила мое сердце.

    Он неотрывно смотрит мне в глаза. Медленно поднимает мою руку, поднося ее к губам.

    — Может, ну его к черту, эту деловую встречу, а? С такой девушкой о делах думать просто преступление!

    — А что ты предлагаешь?

    Кладу свою руку на сгиб его локтя.

    — Еще один воздушный шар? Думаю, я налеталась уже до конца жизни! Впечатлений мне точно хватит!

    — Главное, что было после него, Оляяяяяя….

    Фил растягивает имя. Оно звучит сейчас порочно. Меня ошпаривает, когда вспоминаю то безумие… И где-то внутри, в самом сердце, отбивается, что, кажется, я уже почти не против повторить…

    — Давай отложим наши воспоминания, Фил. У нас деловая встреча, — шепчу севшим от волнения голосом.

    — Как скажешь, малышка.

    Он снова целует мою руку.

    Нежно. Порочно. Будоражаще. Интимно. Тягуче прикасается к внутренней стороне ладони, заставляя меня снова вспыхнуть. Не как спичка. Как бенгальский огонь!

    — Надо признать, ты быстро учишься. Обычно что-то подобное говорю я!

    Торжествующе улыбаюсь. Выбрасываю из головы ту ненормальную. Может, у них и правда был какой-то там жаркий секс. Но с Филом у нас явно налаживаются отношения! Превращаются во что-то намного большее!

    — Еще один маленький штрих.

    Фил набрасывает мне на плечи роскошную белоснежную меховую накидку. Уверенно берет под руку, и…

    И мы отправляемся на встречу.

    Мы проходим холл какого-то роскошного отеля.

    Мне льстит, что на меня оборачиваются. Просто сворачивают голову!

    Чувствую себя, как…

    Как на получении Оскара, не меньше!

    Я, совершенно обычная девчонка Оля Соловьева! Детдомовская девочка! Здесь! В самом сердце Парижа! Под руку с роскошным кавалером! И на меня! На меня все так восхищенно смотрят!

    Даже дыхание слегка сбивается. Щеки совсем раскраснелись.

    Зато Фил чувствует себя спокойно. Уверенно.

    Хоть я замечаю, как горят его глаза, когда он украдкой бросает на меня прищуренный взгляд.

    — А вот и мы!

    Мы оказывается в самой настоящей сказке! Это какой-то зимний сад, с причудливыми цветами и деревьями. Подсвеченный нереально светящимися шарами, которые как будто парят в воздухе сами по себе.

    — Знакомься. Это Шарль.

    — Шарль Рувье.

    Мужчина в смокинге, сидящий за столиком в самом центре всего этого великолепия, поднимается. Галантно целуем мне руку.

    — Ваша спутница великолепна, Филипп, — гортанно произносит, глядя только на меня.

    10.1

    Вечер проходит великолепно.

    Ну, если сгладить, конечно, мелкие подробности. Вроде тех, что я понятия не имею, как правильно есть устриц. А половины блюд, которые нам подносят, и вовсе не знаю! Радует, что у меня нет ни на что аллергии. А с остальным я быстро справляюсь, наблюдая за мужчинами. Несколько раз не могу даже сдержать блаженного стона. Все запредельно вкусно! Такого я не ела никогда!

    Обстановка и правда неформальная.

    Мужчины почти не говорят о делах и о контракте.

    Уверена, Шарль досконально изучил договор. А теперь просто хочет познакомиться с потенциальным партнером.

    Играет музыка. Мужчины шутят. Делятся какими-то историями из жизни.

    — Пожалуй, нам пора заканчивать, — Фил кладет на стол салфетку. — Моя помощница уже засыпает. Благодарю за встречу, Шарль.

    — И я благодарю, Филипп, — он вдруг переходит на чистый испанский.

    Благо, я знаю и этот язык. Элитная школа, в которой мне посчастливилось учиться благодаря гранду, выполнила свою функцию на все сто. Ну, и я, конечно, хватала все знания, которые мне там могли дать!

    — Я люблю все красивое. Вкусную еду и вино. Женщин, которых нравится смаковать. Вы угодили мне с подарком, Филипп. Я оценил ваш щедрый жест.

    — С подарком?

    Фил тоже оказывается, прекрасно говорит на испанском.

    — Ну, как же? Эта девушка. Свежая, как утренняя роза. Надеюсь, она удивит меня и умениями в постели не меньше, чем своей красотой. Я доволен, Филипп. Не стоит так напрягаться. Даже если она окажется не слишком умелой, считайте, наш контракт подписан. Выпьем за долгое и перспективное сотрудничество!

    Он переводит на меня взгляд. Холодный. Липкий. И при этом раздевающий.

    От него всю кожу колоть начинает. Вдруг резко не хватает воздуха!

    — Вы ошиблись. Мой подарок вам, Шарль, коллекционный виски сороколетней выдержки. А Ольга моя помощница, — холодно и резко отвечает Фил, комкая в руках салфетку.

    — Мне неважно, как ты это назовешь, Филипп. Девушка остается у меня. Только на этих условиях наш контракт будет подписан. Напомню тебе, что за этот контракт дерутся десятки лучших.

    Внутри все холодеет.

    Неужели Фил так поступит со мной?

    На миг в голове проносится предательская мысль о том, что не зря он так меня наряжал! Прихорашивал… И… И те проклятые слова, которые его бывшая пассия бросила мне в лицо.

    А если он для этого меня сюда и привез?

    11

    — Оля. Иди на выход. Я сейчас.

    Цедит Филипп сквозь сжатые зубы.

    Поднимаюсь со своего стула, как во сне.

    Чуть покачиваясь, иду вдоль прекрасных растений.

    Каждый удар каблука отдается безумным ударом в сердце. А что, если меня сейчас схватит охрана этого олигарха и просто… Утащат в его номер!

    Резко оборачиваюсь, слыша громкий хруст.

    Шарль лежит на земле, а Фил встряхивает руку.

    — Пойдем.

    Оказывается рядом со мной за какую-то секунду.

    С силой хватает под локоть, буквально волоча к выходу. Приходится семенить. Подстраиваться под его быстрый широкий шаг.

    — Фил…

    Мы останавливается только на мосту.

    Оба тяжело дышим. Фил сквозь зубы цедит хриплые неразборчивые ругательства.

    — У тебя кровь. На губе.

    Приподнимаюсь на цыпочки. Осторожно утираю струйку крови.

    — Надо обработать, и… Спасибо.

    — За что?

    Его глаза вспыхивают. Хватает меня за запястье. Слишком сильно, но я не вырываю свою руку.

    — Из-за меня ты… Потерял контракт, который принес бы тебе миллионы. А, может, и больше.

    — К черту миллионы, Оля.

    Фил резко дергает меня на себя. Впечатывает с силой в крепкую грудь.

    — К черту! Все! Мы в Париже! Это город любви. Здесь надо именно этим и заниматься!

    Он обрушивается своими губами на мои. Целует жадно, дергая меня на себя еще сильнее.

    — С ума от тебя схожу. Оля. Разве ты не видишь? Хочу тебя. Всю. Без остатка. Всегда. Везде!

    Покрывает всю открытую кожу жадными поцелуями.

    Снова возвращается к губам, впиваясь в них с неистовой силой.

    — Прости. Я не прошел этот чертов испытательный срок!

    Прижимается к моему лбу своим, тяжело дыша.

    — Но… Я никогда и ничего подобного не чувствовал! Люблю. Я люблю тебя. Оля! Пойдем в гостиницу, или я возьму тебя сейчас прямо здесь! Или пошли меня к черту, потому что я больше не могу себя останавливать! Когда ты рядом… Сдерживать себя просто невозможно!

    — У меня… У меня каблук сломался.

    Губы дрожат. Пальцы. Руки. Все внутри взрывается ослепительными фейерверками.

    Он сказал! Сказал мне о чувствах! Пусть даже так, но… Разве можно от Фила ждать большего?

    — Я не могу идти с тобой в гостиницу, — добавляю, потому что Фил смотрит на меня совсем оторопелым взглядом.

    — К черту каблук!

    Подхватывает меня на руки, начиная кружить.

    — Главное, что ты со мной. Моя!

    Мы падаем на постель, как только Фил ногой захлопывает дверь номера.

    Всю дорогу до него он так и нес меня на руках!

    Жадно срываем друг с друга одежду.

    11.1

    — Подожди. Я защиту возьму, — хрипло шепчет Фил, на миг отрываясь от меня.

    Слышу треск фольги.

    Но уже не думаю о том, почему у Фила все оказалось вдруг под руками. Уверен был, что меня так просто совратит, или на другие приключения с кем-нибудь рассчитывал?

    Хватит! Это все уже не важно! Надо наконец научиться ему доверять и выбросить все эти глупости из головы!

    — Моя. Моя малышка, — жарко шепчет Фил, возвращаясь ко мне.

    Я снова оказываюсь в плену его жарких рук.

    Извиваюсь, когда его губы обжигают шею.

    Спускаются ниже. Доходят до ложбинки.

    — Какая ты. Нереальная. Моя! Люблю тебя, малыш, — шепчет Фил, лихорадочно лаская меня все ниже. И ниже. Все более ненасытно. Страстно. Порочно…

    И я выгибаюсь ему навстречу!

    Даже прикусываю простыню, чтобы не закричать от … Восторга? Счастья?

    Пусть. Пусть это вырвалось у него вот так. В порыве страсти!

    Но ведь настанет день, когда он мне скажет эти слова и по-другому! Уверена, настанет! Такое просто так с языка не срывается!

    А его язык уже творит настоящее безумие.

    Стыд пронзает меня ледяной иголкой. Разве можно? Целовать? Там?

    Пытаюсь прикрыться, сжимаю бедра, но Фил, с глухим рыком, распахивает из еще сильнее. Не дает мне этого сделать! Прижимает мои распахнутые ноги своей!

    — Ты прекрасна, Оля. Даже не представляешь. Насколько… Ты там… Как нежная роза на рассвете… Нераскрытая… С капельками росы…

    Черт!

    Он невозможен!

    И доводит меня до настоящего безумия!

    Но…

    Сопротивляться ему так же невозможно!

    Он высекает из меня искры. Заставляет гореть и плавиться. Забыть даже собственное имя!

    Только его. Кажется, ничего, кроме его имени я не помню!

    Именно его и кричу, так громко.

    Когда мы взлетаем на вершину бурного финала, а наши сплетенные тела дергаются с бешеной силой в унисон…

    12

    * * *
    — Фил? Как теперь все будет? Дальше?

    Мы так и не вылетели этой ночью.

    Филипп перенес все важные встречи и совещания.

    У нас есть целый день, чтобы провести его в самом прекрасном мечте на земле!

    Но мы не спешим покидать номер.

    Фил заказывает исконно местные деликатесы.

    Устрицы, улитки и вино. Сыр с плесенью, горячие французские булочки. Ароматное масло в корзинках. Мы даже лягушек попробовали!

    И все так и оставаясь в постели.

    Никак друг от друга не оторваться!

    — Дальше? В каком смысле? Ммммм? Рассказать тебе о том, что я с тобой сейчас буду делать?

    Фил зубами тянет на себя простыню, которой я укрылась.

    — Нет. Ну, потом. Когда вернемся обратно.

    Вздыхаю. Увы, наша сказка продлится уже совсем недолго! Вечером обязательно должны улететь!

    — А как ты хочешь, малышка?

    Фил укладывается рядом.

    Намазывает ароматную хрустящую булочку маслом и подает мне.

    — А ты?

    — Ты же моя женщина. Думаю, после возвращения тебе нужно ко мне переехать. Хорошо, что мы не перевезли твои вещи на квартиру.

    — Так быстро? Нет, Фил. Я к такому не готова!

    Заползаю с головой под шелковое одеяло.

    Я ни с кем еще никогда не жила! Ну, детский дом, в котором у нас кровати в несколько ярусов стояли, конечно же, не в счет!

    Как?

    Ну, как я буду при нем ходить по его дому? Просыпаться, растрепанная? Чистить зубы? Не говоря уже о других потребностях? Закрыться при этом роскошном мужчине в туалете? Ну неееет! К такому я точно не готова!

    — А чего ждать?

    Фил вздергивает бровь.

    — Мы вместе. Ты моя женщина. Черт! Да я всему миру тебя показать хочу! И… И спрятать от всего мира. Тоже. В четырех стенах! Даже не подозревал, Оль, что я такой собственник! Но как подумаю, что на тебя кто-то станет вот так смотреть… Уже кулак зудит. Эх, чую. Полетят челюсти!

    — Фил…

    Смеюсь, выныривая из своего укрытия.

    — А ты раньше? С кем-то уже жил?

    Пускай. Пускай я верю в его чувства. Нет. Даже не так. Не верю, а просто чувствую, что все искренне. И по-настоящему!

    Но…

    Фил у меня первый. Первый во всем!

    Не было никогда ни с кем ничего. Ни поцелуев, ни свиданий.

    И без того голова кругом!

    И дикая ревность от того, что для него это все… Уже привычно, что ли?

    Если и жить с кем-то для него так же просто, то…

    Для меня каждый наш шаг очень многое значит!

    — Никогда, Оль, — Филипп становится серьезным.

    — Ни с кем. Правда. Ну, не считая домработницы и повара, конечно. Но с тобой…

    Его глаза вспыхивают. Чем-то странным. Не жадной страстью, а… Чем-то совсем другим. Важным. Большим. Значимым.

    И я шумно сглатываю, понимая, что все серьезнее, чем я думала. Для него!

    — Ты первая, с кем я хочу просыпаться, Оля. Правда. Вот сейчас понял. Не представляю, как это теперь. Проснуться. А ты не рядом. И, знаешь. Даже представлять не хочу! Давай закончим уже наш испытательный срок! Переезжай ко мне.

    — Нет, Фил, — мотаю головой. — Правда. Слишком это все для меня рано.

    — И чего ты тогда хочешь, мммм?

    — Давай… Когда мы вернемся… Ну, пусть все будет по-прежнему. На работе я буду твоей помощницей. Так, чтоб никто не догадался про наши отношения. А после работы… Будем встречаться.

    — Тебе нравятся ролевые игры, ммммм?

    Фил прикусывает мочку моего уха, снова потянув одеяло, за которым я прячусь, на себя.

    — Я серьезно, Фил. Ну правда. Давай подождем еще немножко. Пожалуйста.

    — Хм. Я хочу ввести тебя в свет, Оль. Показать всем. Каждому. Что ты моя. Моя женщина! А так что выйдет? Что я просто сплю со своей секретаршей. Да еще и тайно. Ну бред же, Оль. Зачем?

    — Пойми. Просто мне нужно это время. Нужно, Фил. Правда. Пусть, когда мы вернемся, все останется, как и было до отъезда.

    И на самом деле дело даже не в том, что для меня все слишком быстро, хоть так оно и есть!

    Просто…

    Просто мне все еще страшно.

    А вдруг там, в привычной обстановке, Фил поймет, что я для него… Не та женщина, которая должна быть рядом, одним словом.

    Вдруг на нас просто нахлынуло? Как тогда, в том домике?

    Я должна знать наверняка, что это не так!

    13

    * * *
    — Филипп Станиславович?

    — Да, Оль. Заходи.

    Он сидит в своем кресле в кабинете. Уставший. День сегодня был просто сумасшедший! Надо же. Всего на два дня уехали. А тут столько всего… Бизнес дело нешуточное. Оказывается, тут и отвернуться на минуточку нельзя!

    — Все уже разошлись.

    И правда. За окнами темно. Давно перевалило за девять вечера.

    — У меня еще пара документов, Оль.

    Устало потирает переносицу.

    Но даже сейчас. Он такой… Красивый!

    А когда он вел совещание, я просто глаз не могла от него отвести! Такой уверенный. Сильный. Жесткий.

    Настоящий лидер. Тот, кто уверенной рукой вытащит свою компанию, даже если она пойдет на дно!

    Чуть так и не застыла с открытым ртом, на него любуясь.

    Со мной Филипп совсем другой. Нежный, Заботливый. Иногда веселый и очень, очень страстный! Сумасшедший просто!

    Но, глядя на властного магната, владельца одной из ведущих компаний страны, даже представить невозможно, что он способен… На такие безумства, вроде воздушного шара!

    — Да. Я помню. Я кофе принесла.

    — Или ко мне. Моя спасительница.

    Фил залпом опрокидывает в себя чашку крепкого кофе.

    Тут же отставляет на стол, поднимаясь во весь свой исполинский рост.

    Наступает на меня с хищным выражением лица.

    — Соскучился.

    Выдыхает в висок, уже обхватив мою талию и прижав к себе.

    — Жесть, как соскучился, Оля. Ты наркотик просто. Пара часов без тебя и у меня уже ломка.

    — Я же рядом.

    Дышу в его раскрытую грудь. Млею он того, как нежно он перебирает пальцами мои волосы.

    — Всего-то через дверь.

    — Мало!

    Чуть отстраняется.

    Смотрит на меня уже расширенными невозможно серебристыми глазами.

    — Мало, Оля!

    Они вспыхивают, а рука медленно, тягуче скользит по моему лицу.

    Ниже…

    Прижимает бьющуюся венку на моей груди… Спускается еще, расстегивая пуговки на моей деловой рубашке.

    — Фил. Дела!

    — Подождут, — отвечает напряженным голосом.

    — Дела подождут, Оля. А мы-нет.

    — Документы!

    Вскрикиваю, когда Фил, подхватив меня под бедра, резко подхватывает на руки, усаживая на свой рабочий стол.

    Кипа бумаг вместе с чашкой с грохотом валится на пол.

    — К черту документы, Оля, — рычит Фил, обрушиваясь на мои губы. — К черту все! Кроме нас!

    * * *

    14

    * * *
    — Ммммм… Никогда не думала, что сам босс будет мне кофе в постель подавать!

    Мурлычу, как самая счастливая в мире разнеженная кошка, закутываясь в мягкое одеяло.

    Фил Рогожин с закатанными до локтей рукавами брендовой рубашки и в одних боксерах, с двумя чашками кофе в руках, выглядит в моей спальне… Очень роскошно! До безумия сексуально, надо признать! И… Так уютно, по-домашнему…

    — Ты даже не представляешь, что я еще могу делать.

    Фил усмехается, подмигивая.

    Устраивается рядом, целуя меня в висок.

    Отпивает свой кофе.

    — Ты куда так рано?

    Вчера мы не закончили на столе в его кабинете.

    Фил нес меня на руках до самой этой новой квартиры.

    И…

    Мне даже плевать на то, что это видела охрана его компании! И на то, как удивленно они поворачивали нам вслед головы.

    Настоящий ураган произошел именно здесь. В этой вот спальне!

    Еще одна бессонная ночь…

    Но я чувствую себя так прекрасно и бодро!

    — Ну…

    Разводит руками.

    — Я же должен думать о нашей репутации. Мы же теперь заговорщики, вступившие в тайный союз! Так что мне нужен новый костюм. Что о нас подумают, если я появлюсь в том же, что и вчера? Что я ночевал не у себя, — делает страшные глаза. — А в квартире одной очень очаровательной сотрудницы, которую вынес вчера из нашего офиса.

    — Со счетов сняли арест?

    Кисло интересуюсь, вспомнив о работе.

    Это и был неприятный сюрприз, когда мы вернулись из нашего путешествия! Сразу весь сказочный настрой испарился.

    — Не бери в голову. Разберусь, — Филипп сжимает челюсти.

    Почему счета арестовали, никто так и не понял. Никаких долгов, судов или просто уведомлений на фирму не приходило!

    А, значит, это пакостят конкуренты.

    Но из-за такого компания может разориться или потерять репутацию. Даже за один день проводится очень много проплат!

    — Хорошо, — киваю, выпархивая из постели.

    — Тогда я в душ и быстренько собираться. Пока мой строгий босс не оштрафовал меня за опоздание!

    — О, да, Ольга Николаевна!

    Фил целует меня в губы, хватая буквально на бегу.

    — Тебе нужно очень… Очень спешить…

    Шепчет, глядя на меня уже знакомым горящим взглядом.

    — Твой босс просто зверь, между прочим. Особенно сейчас. Ты даже не представляешь, какие штрафы он тебе уже настроен выписать! Вот на этой тумбочке. В ванной. На кухонном подоконнике! Только и ждет, чтобы ты хоть в чем-нибудь ошиблась! И имей в виду! Спрошу за каждую оплошность, как за троих!

    — Ну, ты же тоже сегодня опоздаешь, — игриво усмехаюсь и закатываю глаза.

    — Тебе за город ехать. За костюмом.

    Победно сверкаю глазами.

    — Зачем?

    — Нууууу, сам же сказал. Репутация и все такое…

    — Далеко так зачем?

    Фил хитро усмехается.

    — Моя квартира, между прочим, через стенку! И там полный гардероб. Можешь проверить!

    — Ах, ты… Обманул меня вчера, значит. Сказал, что переночуешь у меня, потому что много дел и ты просто не успеешь съездить домой. Что в офисе иначе ночевать придется! Если не пущу.

    — Нууууу….Так, Соловьева! Начальство не врет! Какие могут быть сомнения в правильности слов босса? Ты оштрафована!

    — Фииииил!

    — Мы успеем. Час еще точно в запасе!

    Он валит меня на постель.

    Сбрасывает рывком на пол рубашку.

    И…

    Еще на целый час мы забываем обо всем на свете!

    15

    * * *
    — Где он?

    Противный визжащий голос раздается еще до того, как в приемную влетает самая настоящая фурия.

    — Эй. Чего ты застыла? Срочно сообщи своему директору, что я пришла!

    — П… Простите. Но…

    — Какие «но»? И ты что? Заика, что ли? Или совсем безмозглыми куклами Рогожин себя окружил? Из клуба своего, что ли, вас набирает? Виолетта Миленина к нему. Быстро докладывай! Чтоб каблуки искры высекали по паркету!

    Еле сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться.

    Важная какая.

    Ведет себя, как будто она хозяйка мира.

    Только я-то знаю, что ее здесь никто не ждет!

    — Филипп Станиславович уехал на совещание. Сегодня его уже не будет.

    — Это что за выдумки! Для меня он есть всегда! Ааааа… Это ты?

    Красивое лицо перекашивается.

    Ну, настоящая мегера. Правда. Даже хирург, может, и самый лучший, а не поможет сделать такую злобную фурию красавицей.

    — Значит, ты его на постоянной основе обслуживаешь?

    — Я же говорила. Я его помощница.

    — Знаю я таких помощниц. На трассе такие же стоят.

    — Вы не имеете права меня оскорблять. И здесь находиться. Тоже. Не имеете права.

    — Это ты. Соплячка. Ничего не имеешь. Тебя вышвырнут отсюда через пару дней. Странно, что до сих пор не вышвырнули. Филипп таких, как ты, меняет, как перчатки.

    — Покиньте помещение, госпожа Миленина.

    Наконец-то. В приемной появляется Юрий. Начальник службы безопасности.

    — Как ты смеешь? Ко мне? Прикасаться? Да что ты себе…

    — Прошу прощения. Вас приказано не впускать сюда.

    Юрий почти выволакивает бывшую Фила, а я едва удерживаюсь от ехидной улыбки, слушая ее вопли, которые раздаются по всему коридору.

    Ну, и кого, получается, вышвырнули?

    Нет. Я вполне могла бы посочувствовать. Правда. Я вообще-то совсем не злой человек. Но не после того, как она себя ведет!

    И вообще.

    Думаю, ее можно и не считать бывшей Филиппа. Потому что вряд ли вот с такой у него вообще могли быть какие-то отношения! А просто секс… Просто секс не считается! Вот!

    — Твоя бывшая приходила, — все же не удерживаюсь от укола, когда босс возвращается в офис.

    — Знаю, — Фил устало протирает лицо руками. — Телефоны все уже оборвала мне. Ненормальная совсем. Я приказал ее не пускать больше. Испортила тебе нервы, да? Прости.

    — И нервы и прическа в порядке. Юрий быстро среагировал. Кофе?

    — Да, малышка. Пожалуйста. Устал, как черт.

    — Счета так и не разморозили?

    — Концов не могу найти. Руководство банка от меня просто убегает! Я к себе, Оль. Куча бумаг накопилась. Вот сегодня, похоже, точно придется ночевать в офисе.

    — Я ужин закажу. Ты что хочешь?

    — Тебя, — несмотря на усталость и замотанность, глаза Фила горячо вспыхивают. — Но что-нибудь из любой еды тоже сойдет. Спасибо, Оль. Можешь не оставаться. Ты и так задержалась сегодня слишком. Юрий тебя отвезет.

    Киваю, отвечая боссу на быстрый поцелуй.

    Заказываю еду, завариваю очередную чашку кофе и ухожу домой.

    Не потому, что я эгоистка. А потому, что хочу наконец выспаться. И выглядеть… Не как зомби с мешками под глазами. Для моего строго начальника!

    16

    * * *
    Уже предвкушаю, как заберусь в ароматную ванную с пенкой.

    Только вот есть одно «но».

    А именно, вчерашний костюм Фила.

    Он так и остался валяться у меня на полу. А сейчас, когда решила повесить его в шкаф, из него прямо мне в руки выпала визитка.

    «Клуб «Дикая жажда».

    Это же его тот самый клуб, в который он там рьяно не хотел меня пускать! Наверняка я не ошибаюсь!

    Принимаю наконец решение.

    Вздыхаю, провожая взглядом уже набранную ванную.

    Я только одним глазком. Посмотрю, что там, и вернусь…

    * * *
    Сразу понимаю, почему Фил был так против взять меня сюда.

    Ужасное место! Совсем не похожее на приличные клубы. Хотя…

    Я мало об этом знаю. Мне в жизни было точно не до того, чтобы по клубам разгуливать!

    Чувствую себя в этом месте белой вороной.

    Девушки полуобнаженные извиваются у шестов.

    Зато тут же определяю то самое белье. Черное. С прорезями в самых интимных местах.

    Вот оно, оказывается, зачем Филу понадобилось!

    Облегченно выдыхаю. Выходит, он не такой уж извращенец и бабник, как я успела себе тогда навоображать!

    Девушки в красных комплектах тоже обнаруживаются.

    Они танцуют на возвышениях рядом со столиками.

    Официантки одеты в шортики и топики из таких, какие выдал мне в то утро Филипп.

    Все. Можно выдохнуть и теперь спать спокойно! Это просто бизнес, а не развратность моего любимого мужчины! А сам он совсем не такой!

    Хотя… Меня все же несколько смущает, что Филу принадлежит подобное заведение!

    — Эй. Ты что? Новенькая? На работу устраиваться пришла?

    Ко мне вплотную подходит жутко неприятный тип.

    Прощупывает сальным похотливым взглядом.

    — Хозяина сейчас нет. Я за него. Но могу устроить тебе собеседование, — резко кивает головой на одну из ВИП-кабинок.

    Замечаю, как туда, виляя бедрами, отправляется одна из девиц с шеста вместе с клиентом заведения.

    Нет уж. Надо серьезно поговорить с Филиппом! Это уже слишком!

    — Ппростите. Я случайно зашла. И уже ухожу! Я… Пустите!

    Ударяю по его мерзким рукам, уже потянувшимся ко мне.

    Почти убегаю отсюда под противный хохот этого заместителя!

    Но…

    Мне кажется, или это и правда они?

    Замираю. Прищуриваюсь.

    За стойкой бара сидит Виолетта во всей красе, потягивая из трубочки разноцветный коктейль.

    Нога заброшена на ногу. Юбка ничего не прикрывает. Видны даже ноги над чулками!

    Поигрывает носком туфли на высоком каблуке, с интересом посматривая на извивающуюся на шесте девушку.

    Это что? Фил не пускает ее в офис? Но встречается здесь?

    * * *
    Дорогие друзья! Не забывайте, плизззз, поставить книге лайк (звездочку), если она вам нравится! Для нас с музом это очень, очень важно!

    Всем огромное спасибо!!!

    Люблю вас!!!

    16.1

    Ее приобнимает мужчина. В тусклом свете клуба не разобрать, кто.

    Вижу, как он наклоняется над ее ухом.

    Виолетта кивает, а после они поднимаются. Направляются в одну из ВИП кабинок. Даже думать не нужно, для чего!

    Не может быть!

    С облегчением выдыхаю, когда мужчина чуть поворачивается. Это не Фил, но…

    Возможно, мало, чем лучше.

    Потому что за талию приобнимает Виолетту сам Шарль Рувье! Точно! Эту физиономию хозяина мира и надменное выражение не спутать ни с чем!

    — Передумала? Пойдем собеседоваться?

    Тот самый амбал опять появляется рядом.

    И я бегу отсюда уже со всех ног.

    Нужно рассказать об этом Филиппу! Здесь явно что-то нечисто! Но как? Как признаться, что я побывала там, куда он мне соваться запретил? Еще и может подумать, что я специально рылась в его карманах!

    Но Фила до сих пор нет. Решаю все же ему не звонить. В конце концов, вряд ли ночью произойдет что-то архиважное! А, может, я вообще зря беспокоюсь и Виолетта просто нашла себе очередного богатого любовника, не более?

    * * *

    17

    * * *
    — Как дела? Нашел что-то?

    Судя по всему, Фил так и ночевал в кабинете. За бумагами.

    — Ничего. Но, черт! Каждую минуту мы теряем миллионы!

    Устало потирает лицо рукой.

    — Я прямо чувствую, как с ударом секундной стрелки с грохотом падают в пропасть мои деньги. Ничего. Я разберусь. Найду того, кто это устроил. Размажу так, что костей не соберет.

    И сейчас, глядя на него, я понимаю, что он действительно это сделает. Это не фигура речи. Чуть не отшатываюсь, глядя в его ледяные глаза. Вот такой Фил передо мной впервые.

    — Не переживай, Оль.

    Он натянуто улыбается.

    — В детдоме покруче задачки были. Там выживать приходилось почти на грани. А тут. Ерунда. Деньги всего лишь. Решу.

    — Кофе?

    — Да, малыш. Пожалуйста.

    — И я отменю наши билеты на острова?

    — А вот это уже нет. Сегодня вылетаем. Надеюсь, ты успела купить самый соблазнительный купальник?

    — Мы же работать едем, а не отдыхать.

    — Конечно. Конечно. Работать, — кивает, уже отворачиваясь к монитору.

    * * *

    17.1

    * * *
    — Ты снова меня обманул!

    Возмущаюсь, когда мы оказываемся у океана.

    — Никакой работы здесь нет, да, Фил? Никаких контрактов и деловых встреч?

    — Почему нет? У нас же с тобой… Гм… Рабочие отношения, так ведь? Ну вот. У меня на ближайшую неделю запланирован очень плотный график. Многочасовые встречи с моей помощницей. Кстати, в режиме нон-стоп. Даже по ночам работать придется. Особенно по ночам!

    — Фииииил! Это нечестно!

    — А ты, между прочим, не выполнила указания начальства! Я что сказал? Где он? Самый соблазнительный купальник на свете? Я не говорил? У меня очень строгий дрескод. С тебя штраф, Ольга Николаевна! Что ж вы так подводите своего любимого босса?

    — У нас дел полно. И проблем, между прочим.

    — Или ко мне.

    Фил подхватывает меня на руки. Усаживает себе на колени.

    — Дел и правда полно. Огромный дом на самом берегу. Частный закрытый пляж. Море, солнце. И любимая женщина. А проблемы на самом деле у тебя, малышка. Теперь голой придется купаться. Ну… И ходить по дому, наверное, тоже. А что ты хотела? Штраф!

    — А как же счета?

    — Решил все, Оль. Счета разблокированы, все, кто хотел расторгнуть сотрудничество, опять с нами. Все в порядке.

    — Но откуда это пошло?

    Ерзаю на его бедрах. Не специально. Просто нервничаю. Переживаю за нашу фирму.

    Даже мне ясно. Что таких случайностей не бывает!

    — Пока не выяснил, — лицо Фила становится ледяным.

    — В банке говорят, ошибка. Не те счета заморозили. Но я узнаю, кто стоит за этой «случайностью». Все. Хватит о делах! Давай о них просто забудем на эту неделю!

    И это была самая счастливая неделя моей жизни!

    Солнце. Океан. Пляж. И Фил. Сумасшедший. Нежный. Страстный. Заботливый.

    Нет, мы не только плавали и занимались любовью, не вылезая из постели. Мы успели побывать в десятках прекрасных мест. Познакомиться с местной культурой и обычаями. Изучить так много!

    И… Каждую секунду этой недели, где бы мы ни находились и чем бы ни занимались, мы были вместе. И абсолютно. Совершенно счастливы!

    К черту, как говорит Фил, этот испытательный срок!

    Мы созданы друг для друга! Зачем и дальше тянуть время?

    Я перееду к Филу. К своему единственному. Самому нежному. Самому надежному. Потому что… Уже не могу себе представить, как это быть без него!

    Он мой воздух. Мое море. Мое сердце. Мое все!

    Обязательно скажу ему об этом, когда вернемся. Ну, может не сразу. Через пару дней. Пора переезжать и жить вместе!

    * * *

    18

    * * *
    — Малыш, ты что-то плохо выглядишь в последнее время. Кажется, с тех самых пор, как мы вернулись. Думаю, тебе нужно отдохнуть.

    И правда. Поначалу я думала, что это акклиматизация так долго не проходит.

    Но с каждым днем после возвращения я чувствую себя все больше и больше уставшей.

    И бледность эта странная.

    И круги темные под глазами.

    А еще… Еще меня вдруг ни с того ни с сего бросает в жар. Прямо потом обливаюсь.

    Даже в клинику меня Фил отвез. Но оказалось, что все анализы в норме.

    — Совсем тебя загрузил. Переутомление налицо. Прости…

    Нежно проводит ладонью по моей щеке.

    — Я на переговоры сейчас. Буду часа через два. А вечером вылетаю в командировку. Дня на три. Отпускаю тебя прямо уже. Иди домой. Отдохни. Выспись. Или сходи куда-нибудь. В спа-салон, на массаж. В общем, до моего возвращения у тебя законные выходные!

    — А как же дела? Фил, у нас куча работы! И тебя, тем более, не будет.

    — Оля.

    Он смотрит на меня строго. Как самый настоящий суровый босс.

    — Запрещаю тебе переутомляться! Ну, малыш. Что может быть важнее здоровья? Тем более, если речь идет о тебе. Ты знаешь. Для меня ты на первом месте. Так что марш! Отдыхать! Когда вернусь, чтобы встретила меня свежей, как огурчик! Это приказ! И он не обсуждается! Вообще. Что это за манера, с начальством спорить, ммммм?

    — Я буду скучать.

    — Я тоже, малышка. Даже себе не представляешь, как сильно!

    Фил целует меня.

    Долго. Нежно. Тягуче.

    — Все.

    Чувствую, с каким сожалением заставляет себя от меня оторваться.

    — Поехал. Люблю.

    А я еще немного задерживаюсь.

    Складываю вещи за своим рабочим столом. Вот вроде и совсем здесь недолго, а сколько всего накопилось!

    Всего-то час прошел, а я уже скучаю по Филу.

    Но…

    Ничего.

    Есть у меня одно подозрение… И если оно подтвердится, то нашему счастью скоро не будет предела! Только вот Филу ничего не хочу говорить раньше времени!

    Сегодня меня стошнило.

    Рано, конечно, пока радоваться, но…

    Сердцем чувствую, что очень скоро нас с Филом ждет очень счастливая новость!

    — Юрий, Филипп Станиславович приказал же Миленину не впускать.

    Морщусь, проходя с коробкой со своими личными вещами мимо конференцзала. Двери стеклянные. За столом замечаю Виолетту с каким-то мужчиной. Представительным. В возрасте. И это не Рувье.

    Еще одного миллиардера себе нашла?

    Пришла покрасоваться перед Филиппом?

    Когда же она уже успокоится, а?

    Кстати, может, стоило все-таки сказать Филу о том, что я их видела в клубе?

    Но с французом он дел не ведет. А проблемы в компании закончились. Может, не так уж это и важно. А вот что я в клубе была, Фила очень даже разозлит! И мне меньше всего этого хочется, Особенно сейчас!

    — Приказ изменился, Оля, — Юрий окидывает меня мрачным взглядом. — К тому же, Ефима Миленина не впускать нельзя. Для него все двери открыты. Всегда.

    — Ефим Миленин?

    Что-то смутно припоминаю.

    Кажется, он работал когда-то в офисе Президента. Не фирмы какой-нибудь. Страны.

    — Он самый, — Юрий кивает, подтверждая, что я не ошиблась с воспоминаниями.

    — Сами понимаете. Такого не впустишь, завтра не то, что компании нашей. Здания не останется.

    — А Виолетта?

    — Его единственная и любимая дочь, — Юрий вздыхает.

    Теперь становится ясно, откуда в ней столько спеси! Еще бы! Привыкла, что все потакают каждому ее капризу!

    Внутри неприятно скребет холодком.

    Кажется, теперь я знаю, откуда у Фила были проблемы!

    Доченька неугомонная явно постаралась, когда не смогла получить то, чего хотела!

    И ведь Фил тоже наверняка знал. Только мне не признался.

    Кажется, у нас впереди не все так радужно…

    Хотя…

    Он ведь выбрал меня? Не отказался? Не вернулся к капризной Милениной! Да и арест со счетов сняли. Видно, папочка понял, что ничего этим не добьется!

    Все будет хорошо, — убеждаю себя.

    Мне о другом надо думать.

    На прием к врачу записаться.

    Вот сразу же. Как только приду домой!

    * * *

    19

    — Поздравляю вас! Беременность четыре недели!

    Эта новость оглушает. Краски вокруг становятся в сто раз ярче!

    — Будете рожать?

    — Конечно!

    — Значит, еще надо будет сдать анализы… Вот. И еще…

    Выслушиваю целый ряд инструкций.

    Свежий воздух, витамины, отдых…

    Представляю себе, как Фил обрадуется! Может, зря я его не дождалась? Надо был вместе на прием пойти. Ведь тест уже вчера утром показал две полоски!

    Ничего. Я не долго буду единственной, кто знает о маленьком чуде, зародившимся от нашей любви! Фил должен приехать вечером. Всего пара часов осталась.

    Пожалуй, по такому случаю я приготовлю праздничный удин!

    Но Фил не приезжает. Ни вечером, ни даже к полуночи.

    Ужин так и остывает нетронутым на столе.

    Снова и снова набираю его номер, но абонент вне зоны действия.

    Ладно, — успокаиваю себя.

    Всякое бывает. Может, его дела задержали.

    Юрию звонить уже слишком поздно. Да и он может быть не в курсе. Завтра приду в офис и все узнаю!

    * * *

    19.1

    * * *
    Настроение утром радужное, как никогда!

    Все, как и приказал мне мой самый строгий с мире босс.

    Я свежая, как огурчик!

    А еще светящаяся. Счастливая! Готова взлететь, как воздушный шар!

    — Что значит, мой пропуск не работает? Что значит, он недействителен?

    На проходной меня останавливают. Не впускают внутрь.

    Бред какой-то!

    — Срок действия истек. Он выдавался на месяц. Так что, простите. Теперь недействителен. А нового у вас нет.

    — Ну, вы же меня знаете прекрасно!

    — Простите, Ольга Николаевна. Правила одни для всех. Не могу пустить, — качает головой охранник на проходной.

    — Филипп Станиславович уже на месте?

    Он до сих пор вне зоны, но я уже знаю, что Фил иногда просто не включает телефон.

    — Пока не приехал. Но, насколько я знаю, самолет приземлился два часа назад.

    Хм… В квартире его нет. Значит, в особняк направился.

    Решаю не спорить с охранником.

    Это недоразумение очень быстро решится.

    Фил, наверное, занят, раз не позвонил до сих пор. А, может, просто устал и решил хоть часик нормально выспаться.

    Тут же ловлю такси. Называю адрес его загородного дома.

    Никакие дела не могут быть важнее моей новости!

    — Вам кого?

    Окошко в воротах приоткрывается после того, как очень долго звоню.

    — Это же я! К Филиппу. Станиславовичу, — поспешно добавляю.

    В этом доме меня знают как его помощницу.

    Все личное происходило между нами на квартире.

    — Он приказал никого не впускать, — охранник качает головой, глядя на меня с сомнением.

    — Вы просто доложите ему, что Соловьева Ольга приехала! Я здесь подожду.

    Странно. Обычно в этот дом меня пропускали без всяких формальностей!

    Но…

    Да какая, в сущности, разница! Бывают всякие ситуации, в конце концов!

    — Оля?

    Фил выходит совсем мрачный.

    Смотрит на мня как-то отстраненно. Держится на расстоянии, хотя обычно, даже и после менее долгой разлуки, всегда сгребает в объятия!

    Но не важно. Все сейчас неважно!

    " Я беременна, любимый!"

    Мне хочется кричать об этом на весь мир. Сжимаю рукой в кармане заветный тест с двумя полосками. Улыбаюсь, не реагируя на его хмурое лицо. Разве может быть что-то важнее моей новости?

    — Не приходи сюда больше, Оля.

    Он смотрит на меня, как на чужую. Выражение лица совершенно каменное.

    — Но…

    — Между нами все кончено, — морщится, как будто даже смотреть на меня ему противно. Сжимает руки, которые не вынимает из карманов, в кулаки

    — Но как же… Все, что было между нами?

    — Забудь, — пожимает плечами. — Я женюсь. Да и не было, в сущности, ничего такого особенного у нас. Мимолетное приключение, не более.

    — Да. И еще. Твой испытательный срок у меня в компании закончился. Расчет я пришлю на карту. И Оля. Надеюсь, мне не придется отдавать Юрию распоряжение о том, чтобы не пускать тебя на территорию? Давай разойдемся без истерик.

    — Но… Как же…

    Застываю. Моргнуть не могу. Так и смотрю на него, не мигая.

    Такого… Чужого. Отстраненного. Ледяного!

    Как же две полоски на тесте, который я до сих пор механически поглаживаю в кармане? Снимок УЗИ, ждущий любимого дома? Малыш, чье сердечко уже скоро начнет биться? Как?

    — Прощай, Ольга Николаевна. Ты хороший работник. Уверен. Не пропадешь.

    Фил разворачивается на каблуках и входит за ворота своего дома.

    А я…

    Я вдохнуть не могу! Хватаю воздух распахнутыми губами, а он не хватается!

    Нет. Не может этого быть. Я ведь знаю Фила! Знаю его, как никто! Таким, каким он бывает только со мной! Что это было?

    Наверняка, какая-то идиотская шутка.

    Он сейчас вернется с скажет… Ну, что это был какой-нибудь очередной шутливый штраф. За то, что перерабатывалась и не отдыхала. Или не пошла в СПА-салон и на массажи, как он говорил…

    Только разум понимает, что все по-настоящему.

    Фил никогда бы так жестоко со мной не пошутил.

    А сердце рвется туда. К нему. За ворота.

    Я ведь знаю! Я не была для него просто очередной игрушкой! У нас было то самое… Настоящее…

    Да как он не понимает? Он же сердце мне сейчас вырвал! Прямо с мясом!

    Но ворота не открываются. Фил не выходит ко мне больше.

    Не знаю, сколько я жду. Время замирает. Как и все внутри меня.

    Не помню, как разворачиваюсь. Бреду куда-то на деревянных ногах. Почти ничего не вижу, все расплывается перед глазами.

    Но слез, как ни странно, нет. Впрочем, как и голоса. Кажется, даже если я сейчас попытаюсь заорать изо всех сил, ни одного звука из горла не вылетит.

    * * *

    20

    — Эй. Эй ты. Да к тебе обращаюсь!

    Рядом со мной с визгом останавливается белая машина.

    — Ты что? Оглохла совсем? Я так и подозревала. Что у тебя со слухом плохо. Иначе давно бы меня послушала.

    — Что тебе от меня нужно?

    Вяло поворачиваю голову к окну машины, из которого торчит улыбающаяся физиономия Милениной.

    — Что? Вышвырнул тебя Рогожин? Как собачеееенку! А я говорила. Предупреждала тебя, дурочку. Так нет. Ты решила, что особенная!

    — Теперь-то от меня что нужно?

    Мне все равно. Ни одно ее слово меня не задевает. Не ранит.

    Разве может меня вообще теперь что-то ранить? У меня сердца нет. Его вырвали. Только что.

    — Да стой ты!

    Машина останавливается.

    Виолетта выходит из нее грациозной походкой. Было бы перед кем так стараться. Как на подиуме!

    — А теперь послушай меня, девочка.

    Подходит ко мне вплотную. Так, что меня чуть не скручивает спазмом тошноты от ее сладких духов. Машет ярко-красным маникюром перед глазами.

    — Хорошо послушай. Не так, как раньше. На этот раз то, что я тебе скажу, лучше тебе не пропускать мимо ушей! Рогожин мой! Хоть ты из кожи вылези! У нас свадьба скоро будет. Да! Что? Удивлена! Да-да, дурочка. Скоро я стану его женой! Как я и говорила! Видишь. Я никогда не ошибаюсь! Но сейчас мне тебя даже жаль. Ты просто дурочка, которая возомнила, что чудеса случаются и замухрышка может стать принцессой. Только вот следующая твоя ошибка может тебе дорого стоить!

    — Какая еще ошибка? Ты мне угрожаешь?

    Думает, я вешаться Филу на шею буду? Ну уж нет!

    — Не «ты», а Виолетта Ефимовна для тебя! На. Держи.

    — Это что?

    Невидящим взглядом смотрю на конверт, который она пытается всунуть мне в руки.

    — Это тебе за труды, — насмешливо усмехается. — За обслуживание моего мужа, так сказать. И еще. Вот это. Тоже тебе.

    Вытаскивает еще один конверт. Очень уж пухлый.

    — Заберите это, — бросаю в нее.

    — Лучше возьми.

    Губы фурии сжимаются, превращаясь в тонкую нитку.

    — Тебе понадобится. Работы, я думаю, ты в ближайшее время в столице не найдешь. Я постараюсь, уж поверь мне. Так что это тебе на первое время. Переезд, и… Хм. Восстановление.

    — Мне ничего от тебя не нужно, — отворачиваюсь и продолжаю брести, глядя перед собой.

    — Эй. Ненормальная. Ты не дослушала!

    Нагоняет меня. Почти упирается в грудью, не давая пройти.

    — Я знаю о твоей маленькой тайне. Знаю, по каким больницам ты шарилась. Так вот. Даже не думай! Если не сделаешь аборт… Скажем, несчастные случаи в столице не редкость. И если какую-то никому ненужную сиротку вдруг насмерть собьет машина, никто и не заметит этого. И девочка. Я сейчас совсем не шучу.

    Не шутит, — понимаю, глядя в ее ледяные глаза.

    Она и правда способна на такое!

    Не лично, конечно, но…

    — Ты меня поняла, я надеюсь. Решать тебе. Но на этот раз по-хорошему советую. Послушай.

    Тошнотворный приторный запах наконец пропадает.

    Новоиспеченная невеста усаживается в свою машину и срывается, обдав меня столбом дорожной пыли.

    А я, как робот, добираюсь до квартиры. Просто падаю на постель, глядя в потолок немигающими глазами.

    * * *

    21

    Всю дорогу до дома мыслей никаких не было.

    Ощущение такое, как будто меня ударили под дых, а я так и брела, не разгибаясь.

    Но сейчас…

    Сейчас мысли начинают нестись в голове с немыслимой скоростью!

    Это мерзкая Виолетта. Она правда. Способна на все! Абсолютно на все!

    Но…

    Фил на самом деле тоже.

    Я помню, как он говорил. Что никогда никто из них, детдомовских друзей, не оставил бы своего ребенка. И что Евгений Солодов, не задумываясь бы отнял своего у моей подруги, которая от него забеременела. Его лучший друг. И Фил полностью поддерживал его решение. Сказал, что поступил бы точно так же!

    Просто Тане повезло. И тот, кто хотел забрать ее ребенка, на ней женился. А Фил меня выставил!

    Надо срочно собираться! Бежать! Прятаться! Уехать из города, и лучше даже сменить фамилию! Все сделать для того, чтобы Фил не узнал о моей беременности! Иначе я могу никогда так и не увидеть свою крошку!

    А этот ребенок мой. Только мой!

    Быстро собираю вещи.

    Нужно убраться отсюда как можно скорее.

    Не хочу. Не могу. Быть там, где все напоминает о том, как я была счастлива. Дурочка! Ведь поверила! А оказалась просто очередным приключением для Фила Рогожина!

    Замираю, когда все вещи уже собраны и упакованы.

    Верчу в руке колечко с бриллиантом, которое Фил мне подарил на островах. Помолвочное… Как я тогда подумала. Предложения выйти за него он мне тогда так и не сделал. Просто подарил кольцо. А я снова размечталась!

    Все же решаю его оставить себе. Все остальное не возьму.

    Роскошные дизайнерские платья. Другие украшения, которые он мне дарил…

    Хотя нет. То самое. Из Парижа. Тоже оставлю.

    Зачем?

    Может, для того, чтобы напоминать себе, какой я была наивной? И больше не повторить этой ошибки?

    Ну, все.

    Вещи собраны.

    Осталось только еще одно небольшое дело…

    * * *
    В бюджетном медицинском заведении очень просто договориться.

    Я просто выложила на стол несколько купюр, в обмен получив документ о том, что проведена процедура аборта.

    Для верности попросила, чтобы выглядело все по-настоящему. Какое-то время даже провела в палате.

    Не исключаю того, что Виолетта или нанятые ею люди за мной следят. Пусть видят, что я напугана и четко следую ее последнему «совету».

    После отправляюсь на свою старую квартиру. Теперь, после другой, роскошной, мои двадцать квадратов в аварийном доме, которые выделило государство мне, как сироте, выглядят совсем крошечными. А ведь когда-то мне здесь всего хватало!

    Оставляю ключи соседке, договорившись, что она сдаст квартиру.

    Вру, что уезжаю в деревню к каким-то совсем дальним родственникам. Которых у меня, к сожалению, нет. Даже совсем дальних. Никого.

    Отдаю ключи и от соседней квартиры, которую внимала моя подруга, Таня. Мне будет не хватать ее и наших счастливых времен здесь, вместе! Беззаботных времен, полных таких радужных надежд!

    — Але? Ириночка Олеговна!

    Набираю заведующую детского дома, в котором я выросла.

    — Олечка! Как я рада тебя слышать! У тебя все хорошо? Как ты там? В столице?

    — Все хорошо, Ирочка Олеговна!

    Стараюсь говорить бодро, но уже сглатываю слезы.

    — Ваше предложение еще в силе? Вы говорили, вам помощь с детским домом нужна.

    — В силе, Олечка! Даже не представляешь. Как в силе! У нас совсем беда. Все воспитатели разъехались. Платят-то копейки, — вздыхает. — Осталась я, несколько преподавателей еще и три нянечки. Совсем рук не хватает. Даже завхоза нет. Водитель только и остался. Маришка, правда, Розанова, недавно приехала! Но все равно этого так мало!

    — Ирочка Олеговна! Я тогда тоже. К вам!

    — Давай, дорогая! Жду тебя, как только сможешь! Вот прямо сейчас комнату тебе приготовлю! Самую лучшую! С видом на озеро, как ты любишь!

    — Спасибо…

    Шепчу, чувствуя, что слезы сдержать больше нет сил.

    Хоть где-то я нужна. Есть в мире хоть один человек, который даже помнит, что я люблю…

    — Что говоришь? Не слышу! Ты пропадаешь, Оля!

    — Ждите, говорю! Уже скоро приеду к вам! Пока! До встречи!

    Но так сразу к Ире Олеговне я не отправляюсь.

    Убеждаюсь в правильности моего решения, когда выхожу из дома.

    У него стоит огромный черный внедорожник. Раньше этой машины здесь не бывало. Второй, точно такой же, плавно движется за мной, совсем не скрываясь.

    Кажется, подобную машину я видела и возле клиники.

    Поэтому я беру билет на поезд совсем в другой город. Даже в другое направление.

    Денег Виолетты я, конечно, не взяла. Но моя зарплата даже за это время испытательного срока позволяет мне пока принять все необходимые меры.

    Что будет дальше, стараюсь не думать. На что мы с малышом будем жить? И как? Зарплаты в детском доме и правда мизерные. Минималка, и то больше полставки не дают. Да и не педагог я, чтобы туда официально устраиваться. Но, может, бухгалтером? Или хоть тем же завхозом? На первое время. Конечно.

    Выхожу на чужой станции.

    Уже глубокая ночь.

    Присаживаюсь на скамейку.

    Больше не замечаю за собой слежки.

    «Ты молодец, хоть и дурочка. Приняла правильное решение».

    Тут же пиликает сообщение на телефоне.

    Даже думать не надо, от кого. Значит, Виолетта и правда все проконтролировала. Не зря я страховалась.

    Глаза сами по себе расширяются, когда вижу еще одно. Из банка. На мой счет упала просто баснословная сумма!

    Ну, не миллион, конечно. Но солидная. Реально.

    Отправитель анонимный.

    Интересно.

    Это Рогожин решил рассчитаться за «услуги»? Или Виолетта решила расплатиться от щедрости душевной?

    Не важно.

    Я отправляюсь к банкомату.

    Снимаю все деньги, что есть на карточке.

    Они пригодятся. Мне и малышу. Очень пригодятся, и уже неважно, от кого они пришли!

    Вытаскиваю симкарту. Ломаю пополам, выбрасывая в мусорную корзину.

    Туда же отправляю и телефон. По нему меня можно отследить. А мне совсем не хочется, чтобы Фил или Виолетта увидели меня с животом и узнали правду!

    Покупаю новый, простенький, вместе с новой симкой. И билет. Теперь уже в тот городок, который мне нужен. И… В новую жизнь.

    * * *
    Дорогие друзья!

    Буду очень, очень благодарна вам за поддержку книги! ее поддержать очень просто. Нужно всего лишь нажать звездочку (если вы заходите из приложения) или " мне нравится"!!!

    Подписывайтесь на мой профиль, если вам понравилось! Тогда вы не пропустите новинок! Для этого нужно нажать на " Кира Шарм", а дальше на " отслеживать автора" в верхнем углу страницы.

    Ну, и, конечно же, наша история на этом не заканчивается!

    Фил и Оля обязательно встретятся! Все только начинается!!!

    Продолжение уже выкладывается на моей странице! Название их дальнейшей истории " ТАЙНОЕ ЧУДО ДЛЯ МАГНАТА. ВЕРНУТЬ ЛЮБОВЬ"

    Аннотация к книге "Тайное чудо для магната. Вернуть любовь"

    — Здравствуй, Оля.

    Его ледяной взгляд ударяет еще сильнее, чем холодный голос.

    Филипп Рогожин. Тот, в которого я так отчаянно была влюблена! Жизни себе без него не представляла, а он просто вышвырнул меня, женившись на другой.

    Тот, из-за которого мне пришлось сбежать из столицы. Пожертвовать будущим. Даже сменить фамилию!

    Потому что… Он отберет мою дочь, если узнает о том, что я от него родила! Отберет, а меня снова вышвырнет. Из ее и своей жизни!

    Я знаю его слишком хорошо. Того, что я скрыла дочь, он мне не простит.

    Как думаете? У наших героев есть еще шанс быть вместе? И счастливо?

    Всем миллион воздушных поцелуев!

    Люблю вас!

    ВСЕГДА ВАША,

    Кира

    Спасибо всем!

    Nota bene

    Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!

    Понравилась книга?
    Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

    https://litnet.com/book/tainoe-chudo-dlya-magnata-b387780


    Оглавление

  • 1
  • 1.1.
  • 1.2.
  • 1.3
  • 2
  • 2.1
  • 3
  • 4
  • 4.1
  • 4.2
  • 5
  • 5.1
  • 6
  • 6.1
  • 7
  • 8
  • 8.1
  • 8.2
  • 9
  • 9.1
  • 10
  • 10.1
  • 11
  • 11.1
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 16.1
  • 17
  • 17.1
  • 18
  • 19
  • 19.1
  • 20
  • 21
  • Nota bene