Между добром и злом [Пан Борик] (fb2) читать постранично

- Между добром и злом [СИ] (а.с. Авантюристы: Путь героя -2) 629 Кб, 178с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Пан Борик

Настройки текста:




Авантюристы: Между добром и злом

История произошедшая в 1478 году

На дворе стоял 1473 год от всплеска мутаций. В этот год произошло много всякого разного: в Эверсете появились несколько деревень, делегация ангелов встретила ожесточённое сопротивление от жителей Нижнего мира; король Кельтроно признал свою вину за разбойничье нападение в открытом море; королева Милрита родила двойню от смазливого графа, правитель Фарилии был найден убитым на собственном ложе, а также…

Так же произошёл захват территории, отрядом молодых, амбициозных рыцарей. Как-то раз, случилось это во время царствования луны, собрались они в трактире, что на большаке расположен и названия носит «У Зюзи». Тамошний хозяин повстречал многих путников за свою долгую жизнь, однако истинно струхнул, стоило двери его заведения открыться; вошла туда пятёрка, лица которых были скрыты за тканью аль сталью.

Первым из них был Янвес, чей отец квартирмейстером графа; второго кликали Зиволем и голосом он был обделён; третий, Сизик, представлял мутационные меньшинства, кожу его покрывала шерсть, морда вытянутая, а пышный хвост отделанный стальной пластиной, укрывал спину подобно одеялу; четвёртый, Рубельт, был самый низкий, с пышным пером на шлеме, вид его учёные называют mus; пятого звали Витае, амбициями молодой человек не отличался и был достаточно труслив, однако предстоящее дело, сулило немалую выгоду участникам, либо эшафот, тут уже как пойдёт.

В течение недели гонцы посланные господином Сизиком, вручали адресатом конверты с письмами. И пусть он был существом образованным, знающим как правильно держать перо и выводить литары, всё-таки ограничился несколькими строками в которых сообщил, что желает обсудить одно очень прибыльное дельце, и для этого ему понадобится помощь хороших друзей. Однако товарищами собравшиеся не были; более того, отец Зиволя зарубил деда Янвеса несколько лет тому назад, а Рубельт сломал ему нос во время конного патрулирования, ибо грешно насиловать девиц, даже если хороши собой.

Группа прошла мимо лесорубов, миновала несколько пустых столов и села в углу помещения, заговорчески наклонившись. Пламя свечей в канделябрах, нежно плясало по стенам здания; в воздухе пахло жареным мясом. Первым стал говорить Сизик, скрипя латами:

— Ну братцы, очи мои рады вас видеть.

— Не знаю хлопцы, о чём пойдёт говор, однако без крепкого пива, общаться с вами я отказываюсь. Эй хозяин! А ну неси нам пива, да жратвы прихвати!

Зюзя услышал господина Янвеса и быстро стал исполнять заказ. Он знал, что рыцари не отличаются тактичность и не станут долго ждать. Как-то раз, вот такая вот группа господ, разрушила его заведения почитай в щепки, а всё из-за пережаренного мяса… Стаканы с пивом были поставлены на стол, колбаски отличались жирностью.

— Выпить я мог и дома. Ты созвал нас сюда Сизик, и я хочу узнать, что это за "дело необычайной важности" о котором было написано в письме. — Рубельт был единственным кто не притронулся к хмельному напитку, суровым взглядом рубиновых глаз, сверля товарища.

— А вот такое вот дело необычайной важности, о котором я писал в письме. Оно поможет нам получить независимость, и выпрямить наши горбатые спины.

— Ну эт ты за себя говори шерстяной, моя семья живёт себе и добра пожинает. Я вот в патрули хожу, всяких извращенцев вылавливаю… — Рубельт глянул на Янвеса, тот цокнул языком, закатив глаза. — Мне проблем не надо.

Зивось ударил по столу, как бы соглашаясь со словами рыцаря. Впрочем, он сам всегда был за любое дело, лишь бы не сидеть на заднице ровно. С деловитым видом Сизик изъял из-за пазухи карту; ребрышкам, колбаскам и свиным ушам, пришлось потесниться. Парень расстелил на столе пергамент, указывая пальцем на речушку, что является границей двух королевств: Милрита и Эверсета.

— Поглядите сюда. Своим яйцами клянусь, что где-то здесь — ладонь юноши парила над картой — приблизительно во-он тут, находится зарождающееся селение.

— И что нам это даёт?

— А то и даёт, дорогой мой товарищ Витае, что тамошний барон, явно большой казной не располагает, а значит не сможет дать достойный отпор.

— Вот оно что, ясное дело. Сизик созвал нас на набег. — заключил Рубельт, обгладывая кость — Явно дурной, потому как если всё так сладенько выходит, он бы и сам со всем справился.

— А я вот думаю иначе…

И начались споры, и поднялся гам; за мечи пока не хватались. Сизика яростно поддерживал Янвес, а вот Рубельт отстаивал свою позицию, которую с опаской разделял Витае; Зивось стучал по столу, кого он поддерживает, понять не представлялось возможным. Через несколько кружек пива, спустя довольно большое количество рюмок пшеничной водки, группа интриганов обуздала свои порывы и затихла.

— Сладко выходит: обнести пару домишек на чужой территории, а после свалить всё на тех, кто пустится следом, мол, нарушаете границу.

— Но как же так? Разве король не будет доволен? Мы ведь за