Гусеница [Богдан Ковальчук] (pdf) читать онлайн

-  Гусеница  5.07 Мб (скачать pdf) (скачать pdf+fbd)  (читать)  (читать постранично) - Богдан Владимирович Ковальчук

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



Богдан Ковальчук

Гусеница

По

стеблю цветка ползла Гусеница. Она была
толстенькая, зелёная и мохнатая. У Гусеницы было много
лапок: передними она цеплялась и передвигалась, а
задними упиралась, чтобы не упасть. На голове виднелись
два глазика. В длину она была не больше детского
мизинчика.
«Как хорошо быть гусеничкой! – думала она. –
Можно заползти на самую вершину дерева и оттуда
смотреть на окрестности».
Гусеница продолжала медленно передвигаться. Вот
второй стебелёк, можно на него перелезть. Сверху
пригревало летнее солнышко. Гусеница подставляла
спинку лучам и была счастлива.
Рядом на траве играла девочка Катя.

– Ой, какая славная! – воскликнула она, увидев
Гусеницу. – Садись ко мне на ладошку, – и подставила ей
свою маленькую ручку.
Гусеница осмотрелась: не опасно ли? Она впервые
так близко видела человека. Затем принюхалась: от рук
девочки пахло одуванчиками, которые та только что
собирала. «Наверное, ей можно доверять», – подумала
Гусеница и осторожно переползла на ладошку.
«Удивительно, здесь так мягко и тепло!» – заметила
она, сидя на руке у девочки. А Катя улыбалась и гладила
маленькую по спинке:
– Ты моя хорошая, ты моя красавица. Такая
крошечная, такая беззащитная!

Гусеница поползла дальше по ладошке. К детским
пальчикам, к ноготкам. А Катя всё улыбалась и наблюдала
за малюткой. «Вот бы все люди были такими добрыми, как
эта девочка!» – думала Гусеница в это время. Ей было
радостно на душе.
Катя нагнулась и аккуратно посадила малышку на
лист подорожника:
– Ползи дальше, моя пригожая. Может, ещё увидимся,
– и побежала дальше играть.
Гусеница повертела головой: куда бы направиться?
Вдали виднелся ярко-синий цветок полевого колокольчика.
«Взберусь-ка на него, понюхаю, как пахнет», – решила она
и двинулась к цветку.
Слева пролетел, громко жужжа, полосатый шмель.
«Этот тоже мохнатенький, как и я, – отметила Гусеница. –
Только как он научился летать? Откуда у него крылышки?
Вот бы и мне такие, я бы порхала, порхала!..» – и Гусеница
мечтательно прикрыла глазки.

В воздухе повеяло цветочным ароматом. Полевой
колокольчик был совсем близко. Он скромно склонил
головку к земле и раскачивался в такт ветру. «Интересно, а
он может звенеть?» – задумалась Гусеница и стала
рассматривать колокольчик.
Сбоку выпрыгнул кузнечик и уселся рядом. Ему тоже
хотелось полюбоваться цветком. «Кузнечика я знаю, это
мой друг. Такой же маленький и зелёненький», – отметила
про себя Гусеница.

Неожиданно над головой показалась птица. Она
быстро приближалась. У Гусеницы забилось сердечко.
«Сейчас меня съедят!» – пронеслось в мыслях. Малышка
изо всех сил принялась перебирать ножками. «Сюда, в
тень, чтобы меня не заметили!» – судорожно соображала
она. Но как ни старалась, ползла она очень медленно.
Впереди показалась зелёная копна мха. Спасение, тут
её не заметят! Гусеница проскользнула в глубину и
притаилась. Сердце бешено колотилось, брюшко дрожало.
Рядом приземлилась птица. Не понимая, куда исчезла
добыча, птица завертела головой и стала вглядываться в
траву, но Гусеницы и след простыл. Её зелёная спинка
слилась с окружающей средой и стала не видна – это
называется маскировка.

Птица недовольно каркнула, взмахнула крыльями и
разочарованно улетела. А наша Гусеничка удовлетворённо
перевела дух и выглянула наружу. Вокруг было спокойно,
опасность осталась позади. Весь оставшийся день она
провела, ползая по веточкам и стебелькам и греясь на
солнышке.
На следующее утро, хорошо отоспавшись, наша
малышка отправилась в яблоневый сад. Там росли
вкусные плоды и ещё более вкусные листья – именно этим
питаются гусеницы.
Чтобы попасть в сад, следовало перейти грунтовую
дорогу. Точнее, переползти. По дороге проходили люди и
проезжали мопеды. «Как же добраться на другую сторону?
– размышляла Гусеница. – Меня же раздавят». Наконец,
собравшись с духом, она двинулась вперёд.

«Дзинь-дзинь!» – раздался звонок едущего
велосипеда. Гусеница посторонилась. «Как он способен
так быстро передвигаться? – удивилась она. – Разве такое
возможно?» «Топ-топ», – послышались шаги проходящего
мужчины. «Вот это великан. Такой сразу раздавит!» –
подумала малютка и съёжилась от страха. Но было поздно
разворачиваться, пришлось двигаться дальше.
Мало-помалу дорога была благополучно преодолена.
Впереди замахали ветвями яблоневые деревья. Довольная
Гусеница добралась до ближайшего ствола и полезла
вверх.
Ползти было нелегко. Брюшко тянуло книзу. Ствол
был почти гладким, и было трудно цепляться. Тем не менее
Гусеница ползла всё выше и выше.

Вот, наконец, и первая ветка. «Много есть не буду,
чтобы хозяин сада не сердился. Обгрызу пару листиков, и
всё», – решила Гусеница и забралась на побег.
Какое перед ней было лакомство! Желудок начал
нетерпеливо урчать. Малышка открыла ротик и откусила
край листа. Пожевала, проглотила… Вдруг в желудке
сильно закололо. Стало тошнить, закружилась голова.
«Что со мной? Неужели листок отравлен?» – пронеслось в
сознании. Ножки ослабли. Гусеница не удержалась на
ветке и свалилась на землю.
Было понятно: это проделки злого хозяина. Он чем-то
опрыскал растущую яблоню, чем-то вредным и очень
опасным. Видать, ни с кем не хотел делиться своим
урожаем.

При падении у малютки подвернулась ножка.
Гусеница с трудом поднялась. Печальным взглядом
окинула сад. Вокруг росло столько яблонь, но это всё было
чужое, не её. Понурив голову, она поплелась прочь.
Появилось сосущее чувство голода. В животе
по-прежнему кололо. Бедолага заползла под корягу и
горько заплакала. «Почему меня все обижают? –
сокрушалась она. – Одни хотят съесть, другие раздавить.
Хозяин сада и вовсе решил отравить. Не дал ни единого
листочка. Я же крошечная, я ведь много не съем».
Из глазёнок катились слёзы. «Одна, совершенно одна,
никому не нужна», – крутилось в голове. Гусеница
вспомнила про девочку, что держала её на ладошке, про
детские пальчики, что гладили спинку, и от этого стало ещё
горче.

Прижавшись к коряге, Гусеница замерла.
Прошёл час, второй. Малышка не шевелилась. Без
движения стало холодно, и она принялась обматывать себя
коконом, чтобы согреться. Получилось пышное одеяло,
оно укутало Гусеницу с головы до ног. «Всё, останусь
здесь одна», – подумала, всхлипывая, малютка и закрыла
глазки.
…Минуло две недели. Неподвижный кокон начал
шевелиться. Из него вдруг показались чьи-то усики. Затем
выглянула головка. Потом появилось тельце – и, наконец,
распустились яркие крылышки. На свет смотрела
прекрасная бабочка.
Гусеница не могла поверить в происходящее.
«Неужели это я? Что со мной произошло? – удивлялась
она. – Откуда у меня крылья? Я что, умею летать?» – и она
сделала несколько пробных взмахов.
В теле появилась необъяснимая лёгкость. Усики
зашевелились. Земля ушла из-под ног, и наша
Гусеница-Бабочка взлетела.

«Как это необычно, – изумилась она, – какие
приятные ощущения!» – и после этого уже не
останавливалась. Она летела всё выше и выше, быстрее и
быстрее!
Внизу проносились родные места. Вот толстый ствол
дерева. Как долго она сюда взбиралась, когда умела лишь
ползать! Вот знакомая дорога к саду. Теперь её можно
легко перепорхнуть, не опасаясь, что кто-то раздавит. А
там что виднеется вдали? Среди молодых берёз стоял
жилой деревенский домик.
Бабочка вспомнила, что именно здесь, на лужайке, ей
повстречалась когда-то добрая девочка Катя. Малышка
подлетела к раскрытому окну и уселась на подоконник.
У окна располагался письменный стол. За столом
сидела девчурка и что-то усердно записывала в блокнот.
Перед ней лежала раскрытая детская энциклопедия.

«Неужели это та самая Катя?» – обрадовалась
Бабочка и залетела в комнату. Помахав крылышками перед
самым Катиным носом, она приземлилась на тетрадку.
– Ой, какая милая бабочка! – воскликнула девочка. –
Где-то я её, кажется, видела. Или то была не она? – и
Катюша по обыкновению подставила ей свой пальчик.
Бабочка, зная, что её не обидят, перешагнула на палец
девочки. У малютки от счастья затрепетало сердце. «Я не
одна! Оказывается, я нужна людям, и у меня есть друзья!»
– думала она и всё шире и шире расправляла изящные
крылышки.
Катя достала детское зеркальце и поднесла к Бабочке:

– Полюбуйся, это ты, – и повернула зеркальце так,
чтобы та смогла рассмотреть свою окраску. Затем поднесла
Бабочку к своей любимой игрушке. – Познакомься, это
Юля, она примерная кукла.
Бабочка только этого и ждала. Она мигом перелетела
на куколку и уселась на её голове. Казалось, будто бы это
заколка, а не настоящая бабочка.
– Надо же, какая проказница! – засмеялась девочка. –
Приходи ко мне в гости почаще, будем играть!
С тех пор Бабочка знала, где живёт Катя, и регулярно
её навещала. Садилась на кончик карандаша, стоящего в
стакане, шевелила своими усиками и наблюдала, как та
занимается.

Тем временем Катя читала о жизни животных и птиц.
Свои мысли она заносила в блокнотик. Затем брала
альбом, краски и рисовала всё то, что её окружало: милого
кролика, солнце на небе, куколку Юлю, цветы на поляне и,
конечно же, маму. С первой страницы альбома смотрела
прелестная бабочка.
Малютка прилетала к Кате почти каждый день. Она
ценила дружбу. Катюша всегда была ей рада и отвечала
взаимностью: брала на ладошку, рассматривала, даже
кормила. Для этого Катя брала детское блюдце, наливала
фруктовый сок и сажала рядом свою любимицу. Бабочка
приходила в восторг от угощения. Сок и нектар она
любила больше всего.
Вскоре лето подошло к концу. На улице похолодало.
По крыше застучал мелкий дождь. Летать стало труднее,
крылышки быстро намокали. Рискуя простудиться,
Бабочка продолжала навещать Катю, но прилетала всё
реже и гостила недолго.

Затем листья опали. Пришла глубокая осень.
Как и прежде, Катя ежедневно ждала подругу. Придя
из школы, она садилась перед окном и всматривалась в
даль. Проходил день за днём, неделя за неделей, но никто
не прилетал.
– Закрой окно, простудишься, – сердилась мама. – Ты
уже начинаешь кашлять.
Но Катя не слушалась. В ней теплилась надежда:
«Вот-вот прилетит. Я знаю, я точно знаю! У нас в доме
тепло, я согрею её, напою, приголублю». Однако Бабочка
так и не появилась.
Вскоре ударили настоящие морозы…

Девочка открыла свой альбом и взялась за краски.
Вот тельце, вот крылышки, усики, глазки… Слёзы капали
на бумагу, размазывая краски, но Катя вновь выводила
линию за линией. Бабочка смотрела с листа и улыбалась,
как настоящая. К вечеру рисунок был закончен.
Девочка промыла кисти в воде и поправила косичку
на голове. Волосы распускались, не слушались, поэтому
пришлось надеть заколку. Заколку Катя выбирала сама: на
ней сидела и махала крылышками маленькая бабочка…

Богдан Володимирович Ковальчук
Гусениця
Розповідь

УДК 821.161.1-34-93=021(02)(477)
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
К56