Академия магии, или Я люблю зельеварение [Кира Рамис ] (fb2)

Кира Рамис Академия магии, или Я люблю зельеварение


Глава 1 Счастье на час

Поздним вечером на улице разыгралась непогода. Гроза бушевала в небесах, а сильный дождь барабанил в маленькое полуподвальное окно лаборатории.

— Лоренсия, подожди выливать. Вдруг это какая-то шутка? — Цветочек бегал кругами по полу, заламывая руки-листья вверх к лепесткам на голове.

На столе лежала записка с жуткими для меня словами: «За вами идут люди в форме. Скорее уничтожьте зелья. С уважением г. Г-р».

— За те дни, что я знаю господина Гаспара, он ни разу не шутил, Цветик, — я с жалостью смотрела на бутылёк, из которого в раковинку вытекала сиреневая жидкость.

— «Счастье на час», — я откупорила следующий пузырёк. — «Смелость на день», — ещё один последовал в раковину.

— «Тишина на сутки», — Цветочек заткнул листьями себе рот. — Ты почти три дня делала его. Лоренсия, давай хоть что-то спрячем в подвале? Милая, — застонал живой цветок, видя, как следующее зелье постигла участь предыдущих.

— Будет обыск, и они станут уликами, — я отрицательно покачала головой, беря следующий.

Когда на рабочем столе оставалось пять пузырьков с зельями, в дверь постучали.

Мы оба замерли. Я с занесённой над раковиной склянкой, а Цветик с заломленными вверх руками-листьями.

— Вот и всё. Не успели, — прошептала я и быстро скинула оставшиеся пузырьки в раковину, прикрыв всё большой железной тарелкой.

Стук раздался вновь. Взъерошив волосы на голове, так, будто спала, зевая, я распахнула входную дверь и на мгновение замерла от страха. В дверном проёме стояла высокая мужская фигура. Плащ от дождя не сильно спасал: вода ручьями стекала по нему. Несколько брызг попало мне на ноги. Резко очнувшись, я с силой сжала ручку.

— Долго будем стоять в дверях? — я узнала хрипловатый голос, да и яркая вспышка молнии дала разглядеть то, что отдалённо напоминало лицо.

— Заходите, господин Гаспар, — пришлось отпрыгнуть в сторону, потому что мужчина, сделав шаг вперёд, разбрызгал вокруг себя воду.

Не церемонясь и не спрашивая моего разрешения, неожиданный гость скинул на пол мокрый плащ.

— Лора, скажите, что вы не успели вылить мой заказ? — хрипло произнёс тот, направляясь в мою лабораторию.

— Нет, но приди вы на минуту позже, и я…

— Вот они, — мужчина быстро схватил три пузырька со стола и спрятал их в потайном кармане пиджака.

Его было можно понять, ведь, кроме меня, в этом городе мало кто мог помочь бедолаге. Он когда-то был ранен. Подозреваю, что в какой-то момент мужчина служил у разлома. И не просто ранен, а то, что в него прилетело, вплелось не только в магические каналы тела, но и в жизненные потоки. А это плохо, очень плохо. Лекари охали и надеялись, что пройдёт само собой. Маги-зельевары разводили руками. А ему приходилось носить качественную маску-иллюзию, можно сказать паразита, тянувшего из мага жизненные соки.

Всё тело мужчины покрывали ужасные красновато-зелёные бородавки, а небольшой горб делал его сутулым. Мясистый нос крючком, на ладонях тонкая кожа в зелёных пятнах. И лишь яркие зелёные глаза, излучающие жизнь, выдавали его возраст: он не был стариком. Думаю, ему от силы лет двадцать пять-двадцать семь.

Возможно, его хотели превратить в жабу, да что-то пошло нет так. А вот я могла помочь. Потому что я не просто зельевар, а экспериментатор, видящий проблему, от которой страдает человек или маг. Хотя чего я там могла, до конца и мне всё ещё не удавалось разобраться с проблемой. Нашла рецепт в записях моего дедушки и чуть-чуть усовершенствовала.

Сейчас господин Гаспар мог принимать свой истинный облик меньше, чем на сутки. Устойчивое действие я могла гарантировать на двенадцать часов и полностью проходящее через сутки. В оставшиеся двенадцать часов внезапно могла выскочить на лице бородавка, или руки покрыться пятнами.

А вот через сутки опять нужно принимать зелье.

— Лоренсия, кто-то из твоих постоянных покупателей за деньги сдал тебя, — уродливое лицо мага погрустнело. — В стране вновь чистка. Магические гильдии недовольны, что их заработок падает от подпольных лабораторий.

— Так пусть меня берут в гильдию, — я не смогла скрыть негодование в своих словах.

— Это невозможно, милая.

Какой добрый и заботливый этот господин Гаспар.

— Мужланы не дают современным девушкам, закончившим Академию с отличием, хочу заметить, заниматься тем, чем они хотят, — Цветочек, негодуя, выкинул вперёд тонкую лиану и, подтянувшись, оказался на столешнице.

— Цветик, я закончила факультет «Разнообразие флоры и фауны», и, максимум, что мне разрешено — это официально работать помощником зельевара, приносить цветочки и мох, или в Академии преподавать студентам этот предмет.

— Точно! — неожиданно воскликнул с улыбкой Гаспар. — Есть ещё один способ избежать наказания: выйти замуж за мага с лицензией, — яркие зелёные глаза смотрели на меня, не моргая. — Госпожа Лоренсия Госсамер, выходите за меня замуж, и я сейчас же спрячу вас в своём доме.

Мой рот медленно открылся, настолько я была удивлена и ошарашена.

Понимая, что господин Гаспар это делает не для меня, а для себя, я улыбнулась. Конечно, если меня посадят, то кто ему будет варить такое редчайшее зелье, требующее неимоверных усилий и не только магических, но и физически, и умственных. Одна лишняя капля — и внешность зеленоглазого мужчины станет не прекрасной на двенадцать часов, а ещё более ужасной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Господин Гаспар, я вылила всё зелье, поэтому меня не за что задерживать и… — посмотрев в зелёные глаза, прошептала: — Я вас не люблю.

— Хорошо, я понимаю, — его кулаки с силой сжались, слова давались ему с трудом. — Есть свидетели, которые скажут против вас веское слово на камне правды.

В двери вновь постучали, но уже громко и требовательно.

— Госпожа Лоренсия Госсамер, именем закона, немедленно откройте дверь!

— Как смогу, помогу, Лоренсия, — быстро прошептал маг. — У меня есть близкий друг, с войны дружим… У него хватит сил вас вытащить.

Дверь затрещала под напором стражей, и я поспешила распахнуть её.

Глава 2 Мадам Курлядская

— Аккуратнее с Цветочком, — бесстрашно возмутилась я, видя, как моего друга дёрнули вверх за стебель.

— Произвол! Издевательство над магическим фамильяром! — Цветик не отставал от меня и поряс руками-листьями, сжав их в кулаки, а когда его усаживали рядом со мной на стул, попытался укусить стража.

— Девушка, утихомирьте своего питомца, или я буду вынужден выписать вам штраф, — престарелый, а значит, закоренелый в своих магических взглядах судья, устало потёр виски.

Утро, а он устал. Что ж ты, батенька, делал ночью? В карты играл или в театре неприличном зависал? А может, и то, и то? Злость распирала меня изнутри, я мысленно ворчала не хуже старухи на рынке. Это мы с Цветочком всю ночь провели на жёсткой скамейке, ожидая суда. Возможно, за внутренней злостью я пыталась спрятать страх?

Хорошо, если просто выгонят из столицы, навесив штраф, который я вряд ли смогу оплатить. Могут и посадить за незаконную деятельность. Знаете, сколько стоит лицензия? В общем, недорого, у меня всегда лежит нужная сумма в кармане. Да что толку? Если я не в гильдии и не мужчина, то должна закончить факультет зельеварения, тогда с дипломом и лицензией могу открывать частную практику. Да только на этот факультет берут исключительно мужчин. Не помогло и то, что я — очень одарённый маг, и мой дедушка много лет преподавал зельеварение зелёным юнцам в Академии маленького провинциального городка.

— Раз все в сборе и молчат, то приступим, — судья взял со стола магические очки, медленно протерев каждое стекло, расправил дужки, надел их, наконец.

Ух, я вновь начинала закипать и мысленно костерить старика на чём свет стоит. «Пилюль бы тебе для быстроты, а лучше слабительного. Нет, постой, зачем слабительного? Ещё лишний час просижу на твёрдом стуле. Эх, кинуть бы сюда один или два пузырька затмения и бежать…» — мои мысли прервало покашливание.

— Всё ясно. Виновна! — судья неожиданно захлопнул папку.

— Как виновна? — всё же не удержалась и выкрикнула с места.

— Голубушка, вы присядьте, пока я вам за неуважение штраф выписываю, — улыбнулся старик, медленно доставая бумажки из стола. — Вот, в деле написано, что мадам Курляндская покупала у вас два раза зелье «Любовь на час» и «Красота для любимого».

— Не было такого, и я не знаю такую мадам, — вновь выкрикнула с места.

Судья же поморщился, (возможно, я ошиблась, и у него болит голова) и произнёс:

— Хотел по-быстрому всё закончить. Выставить вас просто из города. Но раз леди настаивает на полном разбирательстве, то вызвать к даче показаний мадам Курляндскую.

Открылись двери, в зал заседаний вошла высокая тучная женщина с ярко-красным и не очень симпатичным отёкшим лицом.

Да, я её прекрасно помню, а также её склочный и вздорный характер. Она покупала у меня «Стройность на вечер» и «Красоту на час».

— Моя подруга была в полном восторге, когда эта барышня ей помогла с очень деликатной проблемой, — не представляясь и не дожидаясь, когда ей дадут слово, затараторила мадам Курляндская. — Поэтому я с лёгкой душой доверилась этой шарлатанке.

— Мадам, вы можете говорить потише и помедленнее? — попросил судья. — Мы вас слушаем. Что было дальше и сколько зелий вы покупали у подсудимой? А главное, сколько заплатили?

Слово-то какое неприятное «подсудимая». Сами не хотят брать на факультет, учить, потом выдать лицензию без диплома, а я виновата. Злость в душе сменилась грустью и обидой.

Цветочек, чувствуя моё состояние, протянув тонкий жгутик, погладил меня по руке.

— Могу, господин судья, — женщина улыбнулась и указала на меня своей мясистой рукой. — Так вот эта паршивка испортила мне два замечательных свидания. Первый раз она мне подсунула испорченное зелье, а второй…

— Мадам Курлядская, — судья заинтересованно посмотрел сначала на свидетельницу, а затем на меня. — Скажите, а зачем вы второй раз покупали у этой госпожи зелье, если первый раз оно оказалось испорченным? Не стоило ли сразу заявить на неё властям?

— А-а-а… Я… — она побагровела, открывая рот, не зная, что ответить. — Я ей дала ещё один шанс, так как моей подруге она помогла.

Ага, как же, шанс. Когда она потребовала и стройность и красоту на целую ночь, я ей сразу предложила два в одном флаконе. Замечательное, но очень дорогое зелье. Да и делать мне его нужно было три дня, а ей подавай прямо сейчас.

Да, я сглупила, одновременно выставив склянки «Стройность на вечер» и «Красоту на час» на прилавок. Стала ей пояснять, что могу продать что-то одно, так как их нельзя смешивать. Иначе возможен обратный эффект.

Её глаза загорелись, и она клятвенно пообещала, что сегодня стройность, а завтра красота. Ну или наоборот.

И вот я практически уже уснула в своей тёплой постели, как вечером того же дня раздался громкий звук в дверь.

Явилась жертва жадности. Во-первых, мадам Курляндскую раздуло, словно шарик, а во-вторых, на лице появились очень безобразные прыщи и шрамы.

Чего я только о себе не наслушалась, пока варила противоядие. И что я мерзавка, и что она упустила такого необыкновенного мужчину, и, и, и…

Выпив противоядие и посмотрев на себя в зеркало, женщина успокоилась и начала угрожать мне. Если я завтра вечером не придумаю, как сделать мадам красивой для очередного свидания, то она пожалуется на меня властям.

Мне чуть плохо не стало от такого неприкрытого хамства. Я сделала классическое зелье «Красота для влюблённой», но оно неожиданно не сработало. То ли мадам Курляндская не была влюблена, то ли злость и желчь, бурлившие внутри женщины, перебивали эффект зелья. Поэтому клиентка осталась вновь жутко мной недовольна и больше не появлялась.

Плохо, что я тогда не поменяла место жительства. Должна была, да расслабилась. За что сейчас и расплачиваюсь.

— Мадам Курляндская, положите ладонь на камень правды для подтверждения ваших обвинений, — один из помощников тут же поднёс требуемый артефакт к женщине.

Она положила руку на камень и посмотрела в мою сторону.

— Не врёт, — прошёлся шёпот по зрительским рядам.

Камень остался белым.

— Вино… — судья занёс молоточек.

— Господин судья, разрешите вмешаться, — с первого ряда встал высокий широкоплечий и черноволосый мужчина. — Эта девушка действовала по моему указанию…

— Что? — одновременно произнесли я, судья, да и, наверно, все, кто сидел в зале.

— Дело в том, что я — ректор столичной Академии магии господин Николас Райт. Госпожа Лоренсия Госсамер — новый преподаватель на факультете «Разнообразие флоры и фауны». При принятии на работу она поспорила, что создаст одно очень редкое зелье, я ей предоставил денежную помощь. Она сняла помещение и на этой неделе должна была показать опытный образец, но, похоже, заигралась. Прошу простить на первый раз моего ценного сотрудника. Я готов заплатить за неё штраф, господин судья, — взгляд мужчины, обращённый на престарелого представителя власти, обещал тому не только штраф.

— Если такой уважаемый господин, как ректор магической академии просит за своего преподавателя, то я, конечно же, пойду на уступки.

Молоточек громко стукнул по столу.

— Госпожа Лоренсия Госсамер освобождается из-под стражи. Господин Николас Райт заплатит десять золотых в казну. Все свободны.

Десять золотых? Да мне год придётся работать, чтобы расплатиться. Не веря своему счастью, я обняла Цветочек.

— Идёмте отсюда! — ледяной взгляд голубых глаз ректора не предвещал ничего хорошего. — Скажите «спасибо» господину Гаспару. Вовремя он потребовал свой долг.

Глава 3 Согласен на ваши условия

— Господин ректор! — я побежала за мужчиной, оглядываясь назад, успевает ли Цветочек за мной. — Господин Ни-и-колас, да подождите же! Мы не успеваем за вами!

Я остановилась перед лестницей и подхватила Цветика на руки. Ножки у него были короткие, поэтому не хватало ещё, чтобы он полетел по ступенькам вниз.

— Завтра же приступаете к работе! Не сможете подготовиться к лекциям — будет лишь ваша вина! — раздражённый господин профессор всё же остановился и посмотрел на меня.

На мгновение он замер, глубоко вздохнул, подтянул меня к себе за руку и тихо произнёс:

— Сделайте что-нибудь со своими волосами.

— Что сделать? — я попыталась отпрянуть от ненормального господина и посмотреть на свою косу.

Нет, свою прелесть, магический накопитель я резать не дам. Не для этого я её растила столько лет. Густая коса очень часто при ходьбе била меня по мягкому месту, но я к этому даже привыкла.

— Под косынку спрячьте, что ли, — поморщился он. — И прошу вас, соответствуйте высокому званию преподавателя Академии магии, — пафосно произнёс мужчина. — А то выглядите, как молодая девица-первокурсница.

Я посмотрела на себя.

— Хорошо. Сегодня же куплю строгий костюм.

Мужчина, кивнув, отпустил мою руку и вновь поспешил на выход.

— И куда бежит? — поморщился Цветик. — Отпусти меня, сам пойду, — попросил тот, лишь мы оказались на улице.

— Возможно, у него несварение желудка от нахождения в суде? Или злится на господина Гаспара? — тихо предположила я, и вновь пришлось бежать.

— Пришли, — услышав его голос, я чуть не уткнулась в широкую спину, остановившегося ректора. — Поедим и обсудим наши неожиданно возникшие отношения.

— Какие ещё отношения? — буркнула я, смущённо подхватывая Цветочек на руки. — Извините, но я сейчас без денег. Может, в парке на скамеечке поговорим? — но желудок предательски заурчал. ...

Скачать полную версию книги