Атлантида в теософии после Блаватской [Джоселин Годвин] (fb2) читать онлайн

- Атлантида в теософии после Блаватской 128 Кб, 39с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Джоселин Годвин

Настройки текста:



Джоселин Годвин
АТЛАНТИДА В ТЕОСОФИИ ПОСЛЕ БЛАВАТСКОЙ

Синнетт и «Мэри»

Едва успели высохнуть чернила в письмах махатм, как теософы начали улучшать их версию «забытой истории человечества» в соответствии со своими взглядами. А. П. Синнетт, которому, как известно, махатмы Кутхуми и Мория адресовали большую часть своих писем, перестал их получать после 1885 года, когда Блаватская поселилась в Германии, где она работала над «Тайной доктриной». Однако Синнетт, будучи социально и психологически амбициозным человеком, не собирался бросать начатое дело. Он немедленно начал проводить, скрывая это от Блаватской и других теософов, «спиритические сеансы» с женщиной, которую называл «Мэри». (Sinnett, 1986, pp. 34-35) К 1888 году эти сеансы проводились почти ежедневно, и, как он писал в своей неопубликованной автобиографии: «Махатмы в большинстве случаев разговаривали со мной через неё, и, таким образом, я собрал много разной оккультной информации» (там же, p. 38). Сюда можно отнести сведения о его собственных прошлых жизнях в Египте и Риме, во время которых он был связан с предыдущими воплощениями своей супруги, а также медиума «Мэри» и Чарлза Ледбитера, наставника его сына.

В 1892 году Синнетт сообщил о существовании своего нового канала связи элитной группе Лондонской ложи, каковая начала проводить собрания для «особой работы, которой должен был помогать Учитель» (там же, p. 44). Некоторые результаты этой работы, предположительно основанной на медиумизме «Мэри», были обнародованы в лекциях для остальной части Ложи и опубликованы в буклетах. 19 декабря 1893 года Синнетт прочитал лекцию на тему «Стоунхендж и пирамиды». Он объяснил, что с помощью «психометрической силы очень высокого порядка» он смог разработать правильную концепцию египетской цивилизации, которая сильно отличалась от представлений археологов. Оказывается, в течение длительного периода Египет постоянно заселялся иммигрантами из Атлантиды, когда их континент начал распадаться. Пирамиды были построены немногим более 200 000 лет назад, в первую очередь, как храмы или места посвящения и, во вторую очередь, с целью защиты «некоторых материальных объектов огромной важности, имеющих отношение к оккультным тайнам», от будущих земных катаклизмов. (Sinnett, 1919, p. 200) Позже море поднялось, и пирамиды оказались затопленными. После своего возрождения египетская цивилизация достигла золотого века. Наконец, 11 500 лет назад, после затопления последнего остатка Атлантиды земля была охвачена огромным наводнением.

Источники Синнетта заявили, что Стоунхендж тоже был творением адептов-иммигрантов из Атлантиды. Они пришли на Британские острова и основали там цивилизацию около 100 000 лет назад. Они сделали Стоунхендж грубым и неприкрытым «в знак протеста против развращающей роскоши гибнущей цивилизации, которую они оставили» (там же, pp. 208, 214). Но их метод строительства был отнюдь не грубым. В этом и других мегалитических сооружениях «адепты, руководившие их строительством, применили процесс частичной левитации используемых камней» (там же, p. 212). Ясновидящие наблюдатели, уверяет нас Синнетт, описали, как происходит этот процесс. И только намного позже Стоунхендж был захвачен друидами пятой корневой расы, став местом кровавых жертвоприношений.

Скотт-Эллиот и его источники

В то время как лекцию Синнетта о пирамидах и Стоунхендже слушала или читала лишь небольшая группа теософов, следующая волна откровений об Атлантиде была обречена на широкую и устойчивую славу. Её проводником стал Уильям Скотт-Эллиот (1849-1919), десятый лэрд Арклтона. Мы почти ничего не знаем о нём, но о его близких можно судить по тому факту, что его отец был рекордсменом по охоте на тетеревов, а его сын стал жертвой разветвлённого заговора с целью убийства, задуманного семейным дворецким.[1]

Каким-то неизвестным, но, безусловно, интересным путём, этот шотландский аристократ попал в специальную исследовательскую группу Синнетта, которая насчитывала всего около десяти человек.[2] К 17 февраля 1893 года Скотт-Эллиот усвоил достаточно теософских знаний, чтобы обратиться к Лондонской ложе с докладом на тему «Эволюция человечества». 10 октября он женился на дочери ирландского врача, которую звали Мод Бойл-Треверс. Исследования Дэниела Колдуэлла и Мишель Грэй показали, что Мод была той самой «Мэри», которая в течение многих лет служила А. П. Синнетту в качестве медиума. (Caldwell; Graye, 1986, pp. 205-207)

29 февраля 1896 года Скотт-Эллиот представил Лондонской ложе ещё один доклад, озаглавленный как «Атлантида: географический, исторический и этнологический очерк». Он был опубликован с предисловием Синнетта, в котором тот заверяет читателя: «Каждый факт, изложенный в этом очерке, был внимательно и с достаточной тщательностью изучен в ходе исследования, в котором в течение последних нескольких лет участвовало несколько квалифицированных специалистов в промежутках между другими видами их деятельности. Чтобы способствовать успеху их работы, им был открыт доступ к некоторым картам и другим записям, физически сохранившимся с соответствующих отдалённых эпох». (Scott-Elliot, 1968, pp. ix-x)

Несколько квалифицированных специалистов? Кто, кроме «Мэри» (а ныне – миссис Скотт-Эллиот), мог быть участником? Поднимается занавес перед Чарлзом Уэбстером Ледбитером (1854-1934), который вместе с Анни Безант станет самым выдающимся теософом второго поколения. Прежде чем рассматривать его вклад в работу Скотта-Эллиота, нам нужно проследить за его карьерой до этого момента. В Теософское общество его принял в 1883 году Синнетт, хотя и неохотно, поскольку Ледбитер был священником англиканской церкви. Но в следующем году он оставил службу в церкви и вдохновлённый письмом Кутхуми присоединился к Блаватской в её путешествии в Индию. Там он получил оккультные навыки от таких наставников, как Кутхуми, (Tillett, 1982, p. 37) Джуал Кхул и более осязаемый Субба Роу (там же, pp. 47-48). Затем последовал период самоотверженного труда Ледбитера для Общества, закончившийся в 1889 году, когда Синнетт вызвал его обратно в Англию, чтобы он обучал его сына Денни. После смерти Блаватской в 1891 году его приблизила к себе восходящая звезда Общества Анни Безант.

Оккультное обучение Ледбитера не было напрасным. Он смог получить доступ к знаниям об эфирном и астральном планах, был способен подняться в дэвачан, обитель полубогов. Он знал способности человека, соответствующие этим планам, и разгадал тайны сна, смерти и возрождения. Уже будучи членом специальной группы Синнетта, он начал одно из своих любимых занятий: экстрасенсорное чтение прошлых жизней своих друзей и других известных людей. Его метод сильно отличался от метода «Мэри», которая говорила в состоянии гипнотического транса. Как пишет его биограф Грегори Тиллетт: «Для этих исследований Ледбитеру не надо было покидать физическое тело, и он проводил свои исследования, полностью находясь в сознательном и бодрствующем состоянии» (там же, p. 58). По-видимому, в обычных условиях он мог вызывать астральные видения и описывать их, точно так же, как многие из нас могут вести беседу на основе своих собственных визуальных воспоминаний. Артур Нетеркот, биограф Анни Безант, добавляет, что большинство сеансов «проводилось после обеда в гостиной мистера и миссис Варли, но… некоторые проходили в субботу или воскресенье после обеда, когда они сидели в небольшом парке в Уормвуд-Скрабс на западе Лондона». (Nethercot, 1963, p. 48) В этой непритязательной обстановке Ледбитер подробно изложил Варли историю шестнадцати предыдущих жизней последнего.

Такие исследования давали лишь случайную информацию о времени и месте, в которых проходили предыдущие жизни, и это привело к сосредоточению усилий, чтобы узнать о далёком прошлом больше. С этой целью Безант, Ледбитер и ещё двое (Бертрам Кейтли и Чуруппумулладж Джинараджадаса) направились в августе 1895 года в Бокс-Хилл, Суррей. Ледбитер написал своему товарищу-теософу [мисс Арундейл], что они, помимо исследования дэвачана,

также провели дальнейшие исследования различных атомов и молекул; прибытие питри первого класса с Луны; нравов, обычаев, религий и истории некоторых лемурийских и ранних атлантских рас, не говоря уже о нескольких сопутствующих воплощениях. В результате мы стали свидетелями первого воплощения махатмы Мории на нашей Земле после его выхода из духовного состояния, последовавшего за Лунной цепью, затем мы снова нашли его как представителя одной из великих династий божественных правителей в Городе Золотых Врат в Атлантиде около миллиона лет назад. (Leadbeater, 1932, p. 11)

Эти «нравы, обычаи, религии и история» легли в основу «Истории Атлантиды» Скотта-Эллиота. Маленькая книга была удачно дополнена четырьмя раскладными картами, напечатанными розовым и зелёным цветом, на которых был изображен мир: (1) каким он был 1 миллион лет назад, (2) после катастрофы 800 000 лет назад, (3) после катастрофы 200 000 лет назад и (4) после катастрофы 80 000 лет назад до окончательного затопления Посейдониса в 9564 году до н.э. Итак, две катастрофы Атлантиды, связанные с письмами махатм и три катастрофы из «Тайной доктрины» теперь превратились в четыре. Спустя годы Джинараджадаса написал о том, как Ледбитер получил эти карты. По утверждению теософов, Кутхуми, помимо множества других своих обязанностей, был хранителем музея Великого Белого Братства. Когда в ноябре 1894 года Ледбитер в Лондонской ложе читал лекцию об астральном плане, Кутхуми решил, что это настолько эпохальное событие, что Ледбитеру следовало бы передать свою рукопись в дар музею. Она была оккультным способом отправлена из Лондона и, предположительно, оказалась в Шигадзе. (Tillett, 1982, pp. 56-57) Джинараджадаса, лично составлявший эту рукопись из заметок Ледбитера и ставший свидетелем этого феномена, пояснил:

Музей содержит множество различных предметов, имеющих особое значение для Учителей и их учеников в связи с оккультным обучением последних: так можно проследить прогресс человечества в различных сферах деятельности. Здесь, например, находятся глобусы, отображающие конфигурацию Земли в различные эпохи; именно с них епископ [Либеральной католической церкви] Ледбитер срисовал карты, которые были опубликованы в другой книге Лондонской ложи, написанной У. Скоттом-Эллиотом об Атлантиде. (Jinarajadasa, 1933, p. 11)

Таким образом, это были именно те «физически сохранённые записи», о которых упомянул в своём предисловии Синнетт. Я не понимаю, почему Ледбитер доверил всю эту ценную информацию Скотту-Эллиоту, сначала для его лекции, а затем для публикации в качестве собственной книги с предисловием Синнетта. (Scott-Elliot, 1896) Поскольку один из основных пунктов книги – аргументировать и демонстрировать ценность ясновидения для археологии, то могло быть сочтено, что будет более убедительно, если рассказ пойдёт не от лица самого ясновидца.

Первая часть «Истории Атлантиды», вероятно, была написана Скоттом-Эллиотом непосредственно, потому что она повторяет стандартное теософское учение о корневых расах и представляет заезженные аргументы в духе Игнатиуса Доннелли, основанные на трансатлантических параллелях. Затем мы узнаём названия семи подрас корневой расы атлантов, которые, несомненно, были сообщены Ледбитером. Подрасы с 3-й по 7-ю названы в честь их более поздних потомков, но две первых – это «явно самоназвания», (Scott-Elliot, 1968, pp. 18-19) что может объяснить, почему мы их произносим с трудом:

1. Рмоахалы.

2. Тлаватли.

3. Толтеки.

4. Туранцы.

5. Прасемиты.

6. Аккадийцы.

7. Монголы.

Эти атлантские подрасы, кажется, в равной степени ненавидели друг друга. Они страдали от постоянных войн и вынужденных переселений, что соответствовало статусу самой низшей из семи корневых рас, наиболее погрязшей в материальности. Единственной передышкой стал золотой век в 100 000 лет, когда правила «божественная династия» толтеков (там же, p. 25). Затем пришли колдуны со своей чёрной магией, а также произошло первое разрушение континента – это было 800 000 лет назад.

Скотт-Эллиот, похоже, использовал для своего рассказа о Египете материалы Синнетта. Как он сообщает, первые колонисты пришли в Египет около 210 000 лет назад, после чего они построили две великие пирамиды Гизы, третья, предположительно, появилась позже. Пирамиды предназначались для того, чтобы «постоянно обеспечивать места для ритуала Посвящения и также служить сокровищницей и местом хранения некоего великого талисмана силы во время потопа, о котором посвящённые знали, что он надвигается» (там же, p. 34). По версии Скотта-Эллиота, Египет пострадал от атлантских катастроф так: во-первых, подвергся затоплению 200 000 лет назад; во-вторых, 80 000 лет назад, после чего был построен великий Карнакский храм; и в-третьих, был захвачен приливной волной, когда затонула Атлантида Платона. Мало того, что эти пирамиды были древними, за гранью современного воображения, но и Стоунхендж с его «грубой простотой» (там же, p. 37) был построен колонией, высадившейся в ранние аккадийские времена, около 100 000 лет назад. Утопизм девятнадцатого века окрашивает ту часть книги, которая посвящена жизни атлантов. В период своего расцвета религия храмов не поощряла суеверий, но сосредоточивалась на солнечном диске, как символе «безымянной и вездесущей природы Космоса» (там же, p. 57). Женщины имели образование и права, равные с мужчинами; рабов не было. Психология каждого ребёнка обследовалась для определения его способностей, и он помещался в соответствующий образовательный поток; учиться читать и писать нужно было не всем. Простые люди ели мясо и даже пили кровь, но высокопоставленные чиновники, как более духовно развитые, были вегетарианцами. Когда крепкие спиртные напитки привели к социальным проблемам, был введён запрет. Вся земля принадлежала императору и была разделена между коллективными хозяйствами, которые справедливо распределяли свои доходы. Евгеническое улучшение животных и сельхозкультур в сочетании с управлением погодой обеспечивало всем достаток. Вместо денег атланты использовали жетоны, которые функционировали как долговые расписки. Они никогда не выпускали их сверх своего капитала, поскольку кредиторы могли распознать обман, используя свои ясновидческие способности.

Из технологических достижений, описываемых Скоттом-Эллиотом, наиболее интригующими являются атлантские «аэролодки» (там же, pp. 47-49). Самые продвинутые из них были сделаны из сплава двух металлов белого цвета и одного красного, который был даже легче алюминия. Их внешняя поверхность, видимо, была идеально гладкой и бесшовной, и они сияли в темноте, как будто покрытые светящейся краской. Они имели форму лодки с неизменной палубой, двигателем и рулевым механизмом на обоих концах. И приводились в движение создаваемой в генераторе эфирной силой, которая передавалась к регулируемым трубам, функционирующим как современный реактивный двигатель. Курс полета никогда не был прямым, но был похож на большую волну. Не напоминают ли фразы, которые я выделил курсивом, о классическом НЛО? Или, возможно, доклассическом, поскольку максимальная скорость «аэролодки», по-видимому, составляла всего 100 миль в час, а потолок – менее 1000 футов.

Мод Скотт-Эллиот перестала работать как медиум Синнетта в 1898 году, когда она увлеклась мирскими интересами и «захотела отделить свою связь с теософией от отношений с мужем». (Sinnett, 1986, p. 45) Тем не менее, в 1904 году Уильям Скотт-Эллиот стал автором «Исчезнувшей Лемурии», (Scott-Elliot, 1904) книги, похожей на «Историю Атлантиды».[3] В отличие от Атлантиды, существование Лемурии было приемлемо для современной науки, а цитирование Скоттом-Эллиотом Уоллеса, Геккеля, Блэндфорда и Хартлауба также это подтверждает. Некоторые учёные по-прежнему допускали возможность существования человека в третичном периоде, отсутствие же окаменелостей теперь можно было объяснить не совсем физической природой первых людей третьей корневой расы. Что касается оккультных источников, то «Тайная доктрина» содержит больше информации о Лемурии, чем об Атлантиде, и Скотт-Эллиот воспользовался этим. Он описывает, как лемурийцы превратились из бесполых гигантов в крепких людей каменного века, которые выращивали пшеницу, привезённую их наставниками с Венеры, строили города циклопических размеров и по-прежнему обладали за счёт третьего глаза психическим зрением. Затем наступило время вулканических извержений и землетрясений, из-за которых почти все они погибли, однако около пяти миллионов лет назад на новом континенте возникла новая корневая раса. Он также раскрыл происхождение карт, имевшихся в обеих книгах. В то время как для Атлантиды «был глобус с хорошим терракотовым барельефом на нём, а также хорошо сохранившаяся карта на пергаменте или какой-то коже», для более раннего континента имелся «только сломанный терракотовый макет и очень плохо сохранившаяся мятая карта». (Scott-Elliot, 1968, p. 78) Тем не менее, Ледбитер сделал всё возможное и смог снабдить новую книгу двумя картами Лемурии, а также колоритным описанием охотника-лемурийца, ведущего на поводке своего домашнего динозавра.

Детская история

Теософское ясновидческое чтение прошлого совсем не было чем-то новым. Месмеристы уже экспериментировали с этим, и духовная психометрия (когда держат предмет в руках и рассказывают о его прошлом) была практически салонной игрой. Дети также принимали в ней участие; считалось, что они были более чистыми каналами, чем взрослые, менее склонными проецировать свои собственные идеи на то, что они видели в волшебных зеркалах или же внутренним зрением. Был случай с неназванным теософским семейством в начале 1900-х годов, когда их девятилетнего сына Лори часто посещали и инструктировали те, кого он назвал «ангелами». Он продиктовал своей матери то, что они рассказали ему, а она показала этот материал Уильяму Кингсленду (1855-1936), инженеру-электрику и давнему члену Теософского общества.[4] Кингсленд весьма заинтересовался, отредактировал и опубликовал это как «Детскую историю Атлантиды». (Kingsland, 1908)

«Ангела-информатора» Лори звали Джонатан Эр-Уэйлер, «потому что он имел отношение к величайшей морской рыбе». Джонатан был духовным правителем Атлантиды, он знал предыдущие воплощения Лори, его матери, мистера Кингсленда, и многих из их друзей. Он унёс дух Лори под океан, чтобы показать, что осталось от континента. Всё, что они видели, окаменело: дома, столы, стулья и даже статуя прежнего воплощения Лори. Мальчик также узнал о пустотах подо дном океана.

Здесь их больше, чем тех, что находятся на поверхности земли. Внутри пустот много лавы. Предположим, у вас есть большой апельсин с кожурой в дюйм толщиной, а после неё – целый ярд внутри, ну, тогда этот мир – что-то в этом роде. Есть всевозможные «силы» как внутри мира, так и снаружи… Прокладывая сквозь горы туннели для железных дорог, люди должны искать и видеть все эти ценные и удивительные силы (там же, p. 23).

Лори смог увидеть и описать свою прежнюю жизнь в Атлантиде, её «церкви» и их ритуалы (внешне очень англиканские), и особенно, вездесущие аэролодки. Поскольку он был девятилетним мальчиком, это было его главным интересом, и оно занимает большую часть этой маленькой книги. Как высшее исполнение желаний, прежний Лори имеет собственную аэролодку и пилотирует её с пятилетнего возраста. Аэролодки бывают разных форм, но относятся исключительно к эпохе братьев Райт и дирижаблей: у большинства из них есть баллоны и пропеллеры, и они пристыковываются к высоким мачтам. Их движущая сила – «энергия Скера», представляющая собой «что-то среднее между электричеством и радием», но ни одна из них ни в малейшей степени не похожа на светящиеся аэролодки Скотта-Эллиота.

Что касается метода этих откровений, Кингсленд объясняет: «Лори никогда не впадает в транс. Он всё время полностью владеет своим физическим сознанием» (там же, p. 19, прим.). Похоже, не было никакого принуждения или допроса: Лори последовал туда, куда Джонатан отвёл его, и рассказал матери то, что он видел. Сравнивая лексику Лори, приведённую выше, с лексикой Уильяма Кингсленда в конце этого абзаца, можно сделать вывод, что редактирование было минимальным. Как признаёт Кингсленд: «Некоторые из описываемых им вещей – это то, что он сам видит в то время, когда описывает их, и достаточно очевидно, что во многих случаях – как это часто бывает со зрением „ясновидца“ – есть явный признак того, что мы можем назвать личным окрашиванием, что в значительной степени подмешивается к нормальным мозговым впечатлениям и мысленным образам» (там же, p. 25).

Некоторые главы «Детской истории Атлантиды» сегодня утомительны для чтения, например, список участников гонки на аэролодках или атлантский роман о джентльмене по имени «Мистер N», который выиграл свою пятнадцатилетнюю невесту, победив одного за другим всех прочих мальчиков, которые добивались её. Однако, когда дело доходит до свадьбы, Лори умеет подбирать костюмы и описывать нравы не хуже Дейзи Эшфорд.[5] Другие непривлекательные эпизоды – это смерть и погребение бабушки Лори и наводнение, в котором он сам погибает в девятилетнем возрасте. Потенциально лучшая глава, названная «Секреты», была временно исключена по требованию Джонатана, на что Кингсленд был вынужден согласиться, как бы он ни хотел поделиться с читателями «определённой информацией, изложенной в ней и имеющей научную ценность». (Kingsland, 1908, p. 43, прим.) Вот почему на титульном листе написано «Книга 1». Но эти откровения, вероятно, к огорчению Кингсленда, так и не были опубликованы.

Если не считать исключённых «Секретов», ничто в «Детской истории Атлантиды» не превосходит воображения ребёнка, выросшего в теософской семье. Но именно по этой причине эта небольшая книга отбрасывает особый свет, или лучше сказать, тень, на другие ченнелинговые коммуникации, с которыми нам приходится иметь дело. Я не думаю, что кто-то намеренно направлял Лори. Феномен «невидимых товарищей» является достаточным доказательством того, что дети из вполне обычных семей могут частично жить в мире, который реален только для них самих. Некоторых родителей это беспокоит; другие же рассматривают это как безобидный этап и даже подыгрывают этому. В 1908 году теософы вполне могли интерпретировать это как прорыв в высшее сознание. Родители, обожающие своего ребёнка и восхищённые им, могли только подбадривать Лори в его полётах активного воображения.

И снова Ледбитер

Что касается «взрослых», то нам предстоит теперь снять показания с «учеников», вернувшись к Чарлзу Ледбитеру для изучения его 500-страничного трактата о предыстории «Человек: откуда, как и куда» (1913), номинально написанного вместе с Анни Безант. (Besant; Leadbeater, 1913) Определённая часть его была взята из сеансов, проведённых авторами и другими неназванными теософами в 1890-х годах, прочее же – из «исследований», проведённых летом 1910 года (там же, p. 110). Многое из этого было предварительно опубликовано частями в журнале «The Theosophist». Их история существенно не отличается от истории, представленной Блаватской, её Учителями, Синнеттом или Скоттом-Эллиотом, но она даёт представление о великом эволюционном приключении, которое имело место до современного человечества и которое будет после него. Половина книги посвящена периоду после атлантов: сначала это нынешняя пятая корневая раса, затем взгляд в будущее – видение грядущей шестой корневой расы. Это было сделано исключительно Ледбитером, что заслуживает внимания в любом обзоре утопической или футуристической литературы, но не должно задерживать нас здесь.

«Человек: откуда, как и куда» очень похож по концепции на «Философскую историю человечества» Фабра д'Оливе. Здесь аналогично смешивается повествование в стиле исторической книги со сценами, в которых автор применяет силу своего воображения (как бы мы ни понимали этот термин). Вот одна из таких сцен, описывающая существ, которые жили в то время, когда земная поверхность была настолько горячей, что плавилась медь:

Существа, похожие на мешки с пудингом, казалось, нисколько не страдали от жары, но равнодушно плавали вокруг, напоминая своим обликом тяжелораненых солдат, потерявших обе ноги, из-за чего их обмотали вокруг туловища простынями. Порыв ветра образовал на одном из мешков вмятину, которая медленно заполнялась, как у человека, страдающего водянкой. Передняя часть существа имела своего рода сосущее отверстие, через которое оно втягивало пищу, и оно цеплялось за другую тварь и втягивало её в себя (как если бы кто-то высасывал яйцо через отверстие), после чего высосанная тварь становилась дряблой и умирала. Таким образом, шла борьба, в которой каждый захватывал ртом другого и старательно его высасывал. У них было что-то вроде клапана, похожего на носовой клапан тюленя, и они издавали весёлый щебечущий трубный звук, выражая удовольствие, которое было своего рода символом благополучия, как боль – символом дискомфорта. Ничего определённого, только слабые симпатии и антипатии. Их кожа иногда была покрыта зазубринами, что придавло ей цветные оттенки. Позже они стали более оформленными и стали ползать по земле, как гусеницы. Ещё позднее, недалеко от Северного полюса, у этих существ появились руки и ноги, и хотя они не могли стоять, у них стало заметно больше ума (там же, p. 83).

Можно представить, как Ледбитер диктует это с удобного кресла: магнетический взгляд его голубых глаз устремлён в глубь комнаты, в то время как Анни Безант нетерпеливо наблюдает и вносит свою случайную лепту, а ученик записывает каждое слово.[6] Если не считать фрейдистского подтекста, они, должно быть, смеялись над подобными вещами, нисколько не сомневаясь в их правдивости. Ледбитер регулярно переключается на лукавую юмористическую интонацию, когда имеет дело с отвратительными привычками, уродливыми людьми или низкими человеческими типами.

Лемурийская корневая раса, как объяснила Блаватская, была поворотным моментом эволюции, когда высшие существа воплотились как человеческие души. Это произошло около шести с половиной миллионов лет назад. Астрологические условия были в самый раз, а магнетическое состояние Земли было оптимальным:

Тогда с мощным рёвом стремительно спустилась с головокружительных высот окружённая пылающей массой огня и заполнившая небо взрывающимися языками пламени колесница Владык Пламени с Венеры; она остановилась, зависнув над «Белым островом», который раскинулся на груди Гобийского моря; он был зелёным и сиял массой благоухающих цветов. (Besant; Leadbeater, 1913, pp. 102-103)

Итак, «Колесницы богов» начинались не с Эриха фон Дэникена или Захарии Ситчина! Они уже здесь: корабль-матка спускается и выходит Санат Кумара, новый правитель Земли, со своими тридцатью помощниками. Некоторые теософы сочли бы это крайне материалистическим; аналогично процессу, с помощью которого Ману, основатель и руководитель корневой расы атлантов, вывел последнюю из лемурийского окружения. Это также предвосхищает дальнейшую популярность идеи о том, что Homo sapiens является результатом генетического вмешательства некой более высокой или более продвинутой сущности.

Субба Роу определил лемурийцев как сине-чёрных, атлантов как красно-жёлтых и арийцев как коричнево-белых. Мы установили, что Ману четвёртой расы устранил синий цвет из характеристики Его народа, пройдя через фиолетовый цвет в красный подрасы рмоахалов, а затем, смешав сине-белый цвет седьмой лемурийской подрасы, Он получил первую подрасу, которая оказалась полностью человеческой, и которую мы могли бы представить себе живущей между нами (там же, p. 109).[7]

Проблему создания лучшей расы следует рассматривать в контексте увлечённости Ледбитера прошлыми жизнями. В то время он был озабочен масштабным проектом по отслеживанию прежних воплощений всех выдающихся теософов (там же, pp. 114-122). Главным моментом в этом было его недавнее открытие Джидду Кришнамурти (1895-1986), индийского мальчика, которого Ледбитер и Безант теперь готовили к исполнению роли «мирового Учителя». Подобно тому, как другие оккультисты составляют гороскоп, Ледбитер исследовал прошлые жизни мальчика, которого он назвал «Алкионом». Каждая из его жизней имела решающее значение для великого замысла. В процессе исследования он натолкнулся на прошлые жизни «клана», который был связан с Алкионом с тех пор, как они были обезьяноподобными существами на Луне (там же, p. 34). Среди них были: Сириус (теперь воплощённый как сам Ледбитер), Геракл (Безант), Улисс (Олкотт), Марс (Мория), Меркурий (Кутхуми), Ваджра (Блаватская) и Шива (Субба Роу). Другие персонажи не были воплощены, например Корона, который когда-то был Юлием Цезарем (там же, pp. 6-8). Многие теософы более или менее настойчиво требовали признания их участия и, в результате, были собраны в гигантскую генеалогическую таблицу, которую помощники Ледбитера вели в форме бухгалтерской книги. (Lutyens, 1974, pp. 23-24) Серия воплощений показала, что эти первопроходцы ведут свою собственную эволюцию от недочеловеков до мирских и духовных лидеров расы. В некотором смысле, весь проект был альтернативой дарвиновской теории эволюции, не столько в рамках разумного замысла, сколько в соответствии с неумолимым циклическим законом, согласно которому, все существа играют свои, назначенные им, роли.

Вот эпизод из последних дней Атлантиды, около 100 000 лет до н.э., который интересен по нескольким причинам. Во-первых, он выпячивает дуалистические банальности светлого и тёмного, добра и зла, солнечного и хтонического, в результате оказывается где-то между «Волшебной флейтой» и «Газетой для мальчиков». Во-вторых, он показывает сатиров из мифологии как реальных существ (эта идея позднее повторится у Эдгара Кейси). В-третьих, здесь прослеживается отрицание литературного культа великого бога Пана. (Newman, 2004) В течение десятилетий до и после 1900 года Пан ассоциировался с язычеством, сексуальной (и особенно гомосексуальной) свободой и общим неприятием викторианских ценностей.

Корона [Юлий Цезарь] был тогда Белым Императором в Городе Золотых Врат; Марс [Мория] был при нём генералом, а Геракл [Безант] была женой Марса. Назревал великий мятеж, и человек необычных и злых познаний – «Повелитель Тёмного Лика» – объединился с тёмными Духами земли, принадлежащими «Царству Пана», существами, бывшими полулюдьми и полуживотными (от них произошли греческие сатиры). Он собрал вокруг себя огромную армию, которая следовала за ним как за императором – Императором полуночного солнца, Императором Тьмы, восставшим против Белого Императора. Поклонение, которое он установил, сделав центральным идолом самого себя (а в храмах были установлены огромные изображения его), было чувственным и буйным, толкавшим людей на удовлетворение своих животных страстей. В Городе Золотых Врат напротив Белой Пещеры Посвящения была устроена Тёмная Пещера, в которой совершались мистерии Пана, бога земли. Всё шло к очередной великой катастрофе. (Besant; Leadbeater, 1913, p. 120)

Ледбитер упивается описаниями рукопашных схваток, сопровождавших войны между фракциями атлантов, в которых члены Клана часто гибли, но героически, а их враги – позорно. Здесь речь идёт о катастрофе 75 025 года до н.э., когда острова Рута и Дайтья были разрушены взрывами газа, наводнениями и землетрясениями. Видимо, уже пора исправлять «Тайную доктрину», поскольку это произошло вскоре после того, как Ману пятой корневой расы вывел свой народ из Атлантиды в 79 997 году до н.э., (там же, p. 111) Блаватская же вслед за Кутхуми писала, что эпоха пятой корневой расы началась 1 миллион лет назад. (Blavatsky, 1888, p. 714) Они плыли через Сахарское море до Египта, а затем пешком добирались до высокого плато в Аравии. По прошествии тысячелетий их число выросло до нескольких миллионов, а их религия стала жёстко ортодоксальной. Это потребовало второго исхода в количестве 700 человек, которые все до одного были потомками Ману, поскольку он продолжал перевоплощаться, чтобы улучшать расу с помощью своего собственного генетического материала. Как утверждает Ледбитер: «Когда тела умирали, Он помещал эго в новые и улучшенные тела» (там же, p. 247). Таким образом, благодаря этому средству и выживанию наиболее приспособленных после преследующих их лишений, Ману породил пятую корневую расу.

Родиной расы, согласно Блаватской, было море, занимавшее нынешнюю пустыню Гоби, а её Великий город был построен рядом с ним. Белый остров находился недалеко от берега, соединённый с городом консольным мостом. Ледбитер даёт этому городу или, возможно, всему региону традиционное буддийское название Шамбала, добавив в сноске: «Шамбала по-прежнему является Несокрушимой священной страной, где обитают четыре Кумары и где каждые семь лет собираются Посвящённые всех наций» (там же, p. 263, прим.).

И, наконец, знакомые события, о которых египтяне рассказали Солону, а Платон – нам. Император Посейдониса (островное государство, последний кусок Атлантиды) решил укрепить свою империю, вторгшись в Средиземное море, и после завоевания западных стран был отброшен отважными пеласгами (там же, p. 311).[8] Затем произошла последняя катастрофа 9564 года до н.э., когда исчез Посейдонис, а на месте морей Сахары и Гоби появилась суша. Ману, как всегда, предвидя будущее, уже освободил Центральноазиатское государство от его населения, приведя избранных в Индию. Чтобы их арийская кровь оставалась чистой и не смешивалась с кровью коренных народов, он установил кастовую систему (там же, p. 335). Этот рассказ Ледбитера органично вписался в традиционную историю субконтинента, который, кажется, вернул ему этот комплимент. Персонаж [Пол Брантон], значимый не менее, чем Рамана Махарши, заявил, что исчезнувший континент Лемурия когда-то простирался через Индийский океан, захватывая в свои пределы Египет, Абиссинию и южную Индию, и безоговорочно приписал ему свои собственные дравидийские корни. (Brunton, 1936, p. 19)

Рудольф Штейнер и теософия

Рудольф Штейнер (1861-1925), основатель антропософского движения, никогда не встречался с Блаватской и не знал никого из первого поколения теософов,[9] да и не желал знать. В молодости он испытал на себе влияние авангардного искусства, вагнеризма, спиритизма, психических исследований и теософии, которая была в Вене популярна; в 1888 году он прочитал «Эзотерический буддизм» Синнетта на немецком языке и нашёл его материалистическую точку зрения отвратительной. Десяток лет спустя, когда он, как признанный в интеллектуальных кругах авторитет, был уже в Берлине, он согласился читать лекции в Теософской библиотеке.

Штейнер редко делал что-либо наполовину, и за две зимы 1900-1902 гг. он прочитал пятьдесят две лекции, посвящённые истории мистицизма, его связи с немецкой философией, особенно выделив «Христианство как факт мистического опыта». Хотя библиотека находилась в ведении теософов, Штейнер настоял на том, чтобы его лекции были основаны исключительно на его собственном опыте в духовном мире, (Hemleben, 1975, pp. 78-79) и это останется его позицией на протяжении всей его жизни.

На одной из лекций присутствовала Мария фон Сиверс, будущая жена Штейнера. Она была актрисой со сложным космополитическим прошлым, знала Эдуарда Шюре и переводила его работы. Она была страстным теософом и вскоре вовлекла Штейнера в теософское движение. С его харизмой Штейнеру не нужно было подниматься по служебной лестнице: при нём в качестве генерального секретаря было образовано немецкое отделение Общества. В июле 1902 года он посетил Лондонский конгресс, поселившись у Бертрама Кейтли, старого друга Блаватской, встретился с Анни Безант, Синнеттом, Дж. Р. С. Мидом и другими знаменитостями. По возвращении в Германию Штейнер взял на себя всю центральноевропейскую секцию и начал издавать свой собственный журнал, получивший название «Люцифер» (аналогично названию лондонского журнала Блаватской), позднее переименованный в «Люцифер-Гнозис».[10]

Штейнер начал утверждать свою независимость от преобладающих тенденций Теософского общества. Он отверг культ махатм, любой намёк на спиритизм или медиумизм и любое упоминание восточной философии. Вместо этого он привлёк целый субконтинент немецкой мысли, жизненно важный для его собственного интеллектуального образования. Всего лишь одна деталь всё это подтверждает – когда Штейнер в 1907 году проводил в Мюнхене теософский конгресс, он украсил зал не портретами махатм, а бюстами немецких идеалистов: Фихте, Шеллинга и Гегеля. (Lachman, 2007, p. 160) Его космология была сосредоточена больше всего на Христе, полностью отличаясь от «эзотерического христианства» Безант и Ледбитера, которые в значительной степени занимались извлечением теософских идей из христианских мифов и символов. Подобно тому, как Сент-Ив д'Альвейдр христианизировал работу Фабра д'Оливе, Штейнер решил реконструировать в форме христоцентризма теософию, и это может служить кратким определением антропософии.

Штейнер потратил совсем немного времени на установление своей теософской власти над немецкоязычной аудиторией. В 1904 году он публикует «Theosophie», (Steiner, 1904a) книгу, которой, возможно, была назначена роль канонического документа движения, где он излагает собственную теорию человеческого сознания и процесса реинкарнации. В том же году «Люцифер-Гнозис» публикует две важные серии его статей: «Как достичь познания высших миров» (Steiner, 1904b) и «Из Акаша-хроники: наши атлантские предки». (Steiner, 1904) Материалы по Лемурии были включены в книгу «The Submerged Continents of Atlantis and Lemuria», впервые опубликованную английскими поклонниками Штейнера. (Steiner, 1911) Подобно своим предшественникам Скотту-Эллиоту и Ледбитеру, Штейнер рассматривал сверхчувственные знания как дополнение и коррекцию материальной науки о прошлом.

Настоящие очерки должны показать, что на определённом высоком уровне своей силы познания человек может проникнуть в извечное начало вещей, которые со временем исчезают… Тот, кто приобрёл способность воспринимать духовный мир, узнаёт о прошлых событиях по их вечному характеру. События не стоят перед ним, как мёртвые свидетельства истории, но предстают во всей полноте жизни. То, что произошло, в определённом смысле появляется перед ним. (Steiner, 1987, p. 37)

Штейнер допускал, что этот вид духовного восприятия подвержен ошибкам, но, по его мнению, он гораздо надёжнее, чем восприятие через органы чувств, и он полагал, что «многие посвящённые, будучи в существенном согласии, могут рассказать об истории и предыстории». Он положительно отозвался о работе Скотта-Эллиота «История Атлантиды» с её информацией о цивилизации, которая существовала за миллион лет до её погружения на дно Атлантического океана. Штейнер заявил о своём намерении дополнить информацию Скотта-Эллиота и, в частности, больше рассказать о духовном характере атлантов (там же, pp. 38-39).

Книга Скотта-Эллиота была опубликована на немецком языке за год до этого (в 1903 г.), а его следующая работа «Исчезнувшая Лемурия» – в 1905 году. Специалист по антропософии Гельмут Зандер предполагает, что лемурийская информация Штейнера, которая начала появляться в октябре 1904 года, была позаимствована у Блаватской и Синнетта. (Zander, 2007, p. 630, p. 340, прим.) Это поднимает вопрос о том, что именно было источником Штейнера. «Сегодня, – пишет он, – я всё ещё обязан хранить молчание об источниках информации, представленной здесь. Тот, кто хоть что-нибудь знает о таких источниках, поймёт, почему это так. Но могут произойти события, которые очень скоро сделают возможным нарушение этого молчания». (Steiner, 1987, p. 39)

К чему эта мистификация? Штейнер уже описал, как человек может добиться непосредственного восприятия прошлого; он защищал истинность увиденного; и он обещал рассказать больше, чем смогли узнать английские теософы. Ни один читатель не мог допустить, что источником будет не он сам, а иначе, как тогда верить хотя бы одному его слову? Но тогда зачем ему вообще упоминать Скотта-Эллиота? Если мы придерживаемся собственных принципов Штейнера, то, должно быть, потому, что посвящённые находятся в «существенном согласии» по поводу прошлого. Следовательно, из любого согласия между Штейнером и теософами вытекает, что они «видели» одни и те же вещи. Это подразумевает огромный комплимент теософам и, особенно, Чарлзу Ледбитеру, который, как мы знаем, был источником большей части рассматриваемого материала.

Штейнер не скупился на такие комплименты. В 1907 году в важном сообщении для Шюре он признал, что у истоков Теософского общества стояли «истинные посвящённые». (Steiner, 2001a, p. 21) Даже после своего разрыва с Теософским обществом, когда он выступал на годовщине смерти Блаватской, он не преминул отметить, что она «вызывает у него чувство восхищения, почитания и благодарности» (там же, p. 126). Он признал, что «Тайная доктрина» содержит «величайшие откровения из тех, что человечество могло получить в то время», и что в письмах махатм «мы можем найти несколько величайших примеров мудрости, переданной человечеству» (там же, pp. 128-129). Однако, он терпеть не мог Ледбитера.

С самого начала своего участия в Теософском обществе Штейнер ясно дал понять Анни Безант, что отношение теософов к христианству его не устраивает, и они согласились не спорить по этому поводу. Это положение сохранялось почти десять лет, в то время как Штейнер шёл своим путём практически при полной независимости от Безант. Но скандалы вокруг Ледбитера и его восстановление в Обществе вопреки возражениям многих теософов стали серьёзным испытанием пуританских принципов Штейнера. В 1911 году, когда Безант и Ледбитер основали Орден Звезды Востока, чтобы подготовить мир к пришествию Христа-Майтрейи в образе Кришнамурти, это стало последней каплей. Штейнер призвал Безант подать в отставку; в ответ она изъяла у него устав немецкого отделения; и тогда он основал Антропософское общество.

Освободившись от обязывающей вежливости, Штейнер стал более откровенно отзывался о методах и материалах теософов. Он поддержал утверждение христианского эзотерика К. Г. Харрисона о том, что Блаватская была подвергнута «оккультному лишению свободы» за преподавание ложных доктрин (там же, pp. 215-221). Он отверг «Оккультный мир» и «Эзотерический буддизм» Синнетта как продукты, «осаждённые» духом пирата Джона Кинга, хорошо известного по спиритическим сеансам (там же, p. 161). Он заявил, что информация теософов о мире Атлантиды была получена путём введения человека в состояние медиумизма, и что все их сообщения из духовного мира, в том числе содержащиеся в книге Скотта-Эллиота, получены именно таким образом. Что касается его собственного пути, Штейнер настаивал на том, что он полностью отличается от всего, что было известно теософам: он должен был «отвергнуть все прежние способы исследования и, предположительно, посредством сверхчувственного восприятия исследовать, используя только то, что может быть открыто самому исследователю» (там же, p. 153).

Здесь Штейнер ошибся. Он, возможно, слышал о сеансах Синнетта с Мод Скотт-Эллиот, но, похоже, он очень мало знал о Ледбитере, чьё чтение хроник Акаши вовсе не было результатом медиумизма, а проводилось в полном сознании, то есть, так же, как мы полагаем, было у самого Штейнера. Эти два случая очень похожи, вплоть до того, что Штейнер в последний год своей жизни начал исследовать длинные цепи перевоплощений, (Steiner, 1972-1975) точно так же, как Ледбитер делал с жизнями Алкиона и членов его клана. Более того, исследование Штейнером прошлого в большинстве своём принципиально совпадает с теософской историей. Это включает в себя постепенную материализацию человеческого тела; семь корневых рас и после двух первых (полярной и гиперборейской) по семь подрас в каждой; разделение полов в эпоху лемурийской расы; роль Ману, который с помощью других божественных посланников управляет развитием арийской корневой расы и постепенно вверяет её посвящённым из людей. (Steiner, 1987, p. 67) Штейнер намекает на тёмное искусство магов Атлантиды, но жеманно прерывает рассказ, сообщая в сноске: «В настоящее время не разрешено публично сообщать о происхождении этого знания и этих искусств. Поэтому здесь пропущен отрывок из хроник Акаши» (там же, p. 64, прим.). Как будто об этом ничего не знает любой начитанный теософ!

Опираясь на этот фундамент, Штейнер во многих отношениях выходит за рамки теософии. Здесь не место для разборки их концепции «кругов», которая впервые возникла в письмах махатм: достаточно знать, что наша нынешняя манвантара (большой временной цикл) с её семью корневыми расами является четвёртой из семи таких циклов, но большая их часть проходит на других планетах. Блаватская очень мало говорила об этом, но Штейнер свободно рассуждает об эволюции проточеловека на Сатурне, Солнце и Луне (Steiner, 1914, pp. 123-205) и даже о событиях, которые произойдут в далёком будущем на Юпитере, Венере и Вулкане. (Steiner, 1987, pp. 156-164) Переходя к нашему собственному кругу на Земле, мы узнаём некоторые удивительные вещи о полярной и гиперборейской эпохах. Когда цикл начался, между Солнцем, Землёй и Луной не было материального разделения. В полярную эпоху Солнце «выдавливалось из Земли», унося с собой более тонкие элементы, а во время гипербореи Луна выдавливалась, забирая с собой самые грубые элементы (там же, p. 116). Люди присутствовали на протяжении всего процесса, их форма и сознание менялись вместе с космическим процессом.

Если какие-то астрономы или физики возразят против вышесказанного, то им следует понять, что в космологии Штейнера существует континуум, который идёт от духовного мира к астральному, оттуда – к эфирному, а от него – к газообразному, жидкому и твёрдому состояниям материи. Человеческая жизнь возможна при любом из этих состояний, и в прежние времена она полностью так и проходила. То же самое применимо к Земле, которая постепенно твердела во время нынешней манвантары. До разделения полов человеческое тело было мягкой, податливой массой, управляемой не мускулами, а волей. Будущие хрящи и кости были скрыты в эфирном теле, но не присутствовали физически. Люди обладали слухом, осязанием, но зрение появилось позже (там же, p. 93). Некоторые части Земли ещё не затвердели, и именно там жили люди и подобные им животные. Другие же животные, которые уже развили половую дифференциацию и чувства, например, рептилии, жили на более твёрдых участках, однако, из-за того, что они затвердели слишком рано, их эволюция остановилась (там же, p. 103).

Неудивительно, что лемурийцы Штейнера относились к природе и законам физики совершенно иначе, чем мы. Они интуитивно понимали силы природы и, просто применяя волю, могли управлять погодой, ростом растений и даже эволюцией животных в человеческие формы. Они использовали эту силу, чтобы передвигать горы, а в более поздний период – чтобы строить города из камня, (там же, p. 82) но то, что они воспринимали, было нечётким для их зачаточного зрения, потому что атмосфера была заполнена туманом, а солнце никогда не пробивалось сквозь облака. Постепенно лемурийские тела образовали хрящи, а затем, уже в атлантский период, появился костный скелет. Но для силы воли всё ещё оставалась большая свобода действий. Лишь с помощью психической силы ранние атланты смогли бы сломать железный рельс или остановить пушечное ядро, если бы такие вещи тогда существовали. Их физическая форма также адаптировалась к воле и качествам души, так что более умные существа уменьшились в росте, а глупые остались гигантами. (Steiner, 2001, pp. 34-35) Позже в Атлантиде злоупотребление магическими силами привело к порождению гротескных человеческих монстров, но они не смогли дожить до следующей эпохи.

Под наблюдением высших существ атланты развились из элиты лемурийской расы, спасённой от катаклизма, разрушившего южный континент. Сначала они проводили большую часть своей жизни в духовном мире вместе с духовными существами в качестве компаньонов. Они там как бы ночевали, а с рассветом возвращались в свои тела, чтобы оставаться в них, как улитки в своих раковинах (там же, pp. 90-91). По мере того как семь подрас сменяли друг друга, их сознание и привычки постепенно менялись, становясь всё более похожими на наши. Короче говоря, рмоахалы стали запоминать яркие впечатления и чувства и начали использовать язык. Тлаватли начали формировать группы и обретать чувство собственной личности, из которого пришло самосознание и поклонение предкам. У толтеков были более крупные сообщества, возглавляемые посвящёнными королями, которые помогали создавать общую память, а это, в свою очередь, способствовало гармоничным групповым отношениям. Туранцы начали злоупотреблять вновь обретёнными силами в корыстных целях. У прасемитов развилось логическое мышление и появился внутренний голос. Аккадийцы пошли дальше в развитии мышления, заменив естественную гармонию толтеков ограничительными законами. Наконец, седьмая подраса, монголы, предпочитали полагаться не на мышление, а на жизненную силу и уважали всё старое, а не новое. Как отмечает Штейнер, их потомки всё ещё обладают этой характеристикой. (Steiner, 1987, pp. 43-55)

Штейнер не говорит, на каком этапе атланты поднялись в воздух, но когда они это сделали, их аэролодки приводились в движение за счёт использования энергии роста. С этой целью они помещали большое количество семян в ангары, где хранились эти машины, и каким-то образом извлекали для них движущую силу. Их аэролодки могли парить только на небольшой высоте над землёй и не смогли бы вообще летать сегодня, потому что в те дни воздух был плотнее, а вода – менее плотной (там же, pp. 43-44). Сила роста и энергия воспроизводства, которую Штейнер также не объясняет, были тем, чем злоупотребляли атланты, применяя их в корыстных целях; посвящённые же были виноваты в этом не меньше, чем все остальные. Поскольку эти силы тесно связаны с воздухом и водой, злоупотребление ими имело последствия для окружающей среды, сначала в виде штормов, а в конечном итоге – и катаклизмов, о которых мы уже рассказывали. (Steiner, 1914, p. 262)

Однако перед окончательным разрушением, Ману, божественное существо, отвечающее за развитие человечества, собрал ядро будущей пятой корневой расы. (Steiner, 1987, p. 61) Он и подобные ему существа уже достигли человеческого состояния в предыдущих циклах; и они могли принимать человеческий облик или же нет, в зависимости от их целей. Теперь они сознательно выбрали людей пятой подрасы, которые были слабы в ясновидении и магических способностях, но их мыслительные способности были более развиты. Божественное существо, названное Штейнером «великим посвящённым Солнечного Оракула», привело этих пионеров в определённое место в Центральной Азии (в другом месте он называет пустыню Гоби), где они были изолированы от других человеческих групп и могли интенсивно работать над своей эволюцией. Им нужно было оставить позади свои экстрасенсорные атлантские способности и научиться мыслить. Это основная задача арийской корневой расы, но она должна быть посвящена высшим, а не эгоистичным целям. (Steiner, 2001, pp. 41-43)

Как только Штейнер доходит в чтении хроник Акаши до пятой корневой расы, его откровения начинают вращаться вокруг оккультной христологии, которая была его главной заботой с самого раннего видения того, что он называл «Тайной Голгофы». Нас интересует её предыстория и то, как она вписывается в более широкий контекст этого исследования. В конце концов, она похожа на вариации этой темы у теософов. Атланты и лемурийцы у Штейнера отличаются от таковых у Ледбитера гораздо меньше, чем эти два оккультиста по характеру и стилю отличаются один от другого. Штейнер меньше разбирается в причудливых деталях; у него совсем не развито чувство юмора, зато больше психологической проницательности. Следовательно, все вопросы, которые могут у нас появиться в связи с методами, источниками, мотивацией и этикой Ледбитера, относятся и к Штейнеру. Оба провидца утверждали, что читают хроники Акаши, но, как оказалось, чтения Ледбитера подтвердили чтения Блаватской и махатм, а чтения Штейнера подтвердили их всех.

Что касается более позднего влияния, то смерть Штейнера в возрасте шестидесяти четырёх лет и приход к власти нацистской партии лишили антропософию той роли, которую он ей готовил. Например, у него была политическая теория под названием «Тройственное Содружество», очень напоминающая синархию Сен-Ив д'Альвейдра. Его амбиции были немалыми. В одной из лекций, составленных для сборника под названием «Розенкрейцеровский эзотеризм» он сравнивает пионеров арийской корневой расы с ранними христианами, ютящимися в римских катакомбах, а затем с антропософами, столь же презираемыми современниками, но очень важными в их будущем влиянии. В настоящее время его последователей больше игнорируют, чем презирают, и штейнеровская предыстория человечества относится к тем аспектам его учения, которые они предпочитают не упоминать. Если сегодня антропософия и имеет влияние на общество, то через её образовательную систему, практикуемую во всём мире в Вальдорфских школах и, в меньшей степени, в альтернативной медицине и сельском хозяйстве (например, в биодинамическом земледелии). Многие люди, пользующиеся этими школами и продуктами, не являются антропософами, и разговоры о лемурийцах или атлантах вряд ли поддержат их веру.

Рудольф Штейнер – это феномен, человек, по-видимому, обладавший сверхчеловеческими знаниями, способностями и энергией, изливший поток информации, на ознакомление с которым потребовалась бы целая жизнь. Помимо своих многочисленных книг, он почти ежедневно читал лекции, которые были застенографированы. Многие из них публиковались позже без изменений, и они совершенно убедительны, а созданная в результате система насквозь последовательна. У него был идеальный ответ критикам: то, чем он занимался, было духовной наукой, и если бы они взяли на себя труд поработать над собой, они бы достигли аналогичных результатов и подтвердили бы его открытия своими собственными. Напротив, наша следующая теософская ветвь [Алиса Бейли] никогда не утверждала, что достигла чего-то сама, а кроме того, когда дело касалось предыстории, всегда твёрдо придерживалась линии партии.

Алиса Бейли и «Тибетец»

Однажды в ноябре 1919 года Алиса А. Бейли (1880-1949) услышала (когда она уединилась, урвав минуту покоя) призрачный голос: «Есть несколько книг, которые следовало бы написать для публики; и вы можете их написать. Вы согласны сделать это?» Она ответила: «Конечно, нет. Я не медиум и не хочу, чтобы меня втягивали в нечто подобное». (Bailey, 1951, pp. 162-163).

У неё были причины для осторожности. Будучи по рождению из процветающей шотландской семьи, она после миссионерской работы в Индии дошла до положения супруги, регулярно избиваемой мужем-священником, затем стала фасовщицей на заводе по переработке сардин, чтобы содержать своих трёх дочерей. Время, проведённое среди теософов в Кротоне дало ей представление об их принципах и «Тайной доктрине», одновременно разочаровав атмосферой соперничества и ссор; здесь же она встретила Фостера Бейли, своего второго мужа.

После того, как это таинственное предложение повторилось, она решила попробовать. Процесс диктовки, исходившей от существа, назвавшегося «Тибетцем», напугал её, и она снова отказалась. Тогда ей было предложено обсудить свои сомнения с махатмой Кутхуми. Тот убедил её, что бояться не надо, потому что план исходит от него, и предложил «следовать определённой технике», исполняя обязанности «помощника и секретаря» Тибетца (там же, p. 166). В результате были написаны первые главы книги «Посвящение человеческое и солнечное».

Коммуникатор, которого Карл Юнг определил как «высшее Я» Алисы Бейли, (там же, p. 164) называл себя Учителем Джуалом Кхулом, младшим членом группы, к каковой принадлежали махатмы Кутхуми и Мория, и который довольно часто фигурирует в их письмах. Бейли, бывшая тогда членом Теософского общества, представила свой материал в его штаб-квартиру в Индии для публикации в журнале «The Theosophist». (Sinclair, 1982, p. 20) Однако, как раз в это время ясновидческая деятельность Безант и Ледбитера была в самом разгаре, и Общество не одобряло рядовых теософов, заявлявших о своих собственных контактах с Учителями. Тогда супруги Бейли основали своё собственное издательство, назвав его сначала «Люцифер», по примеру Блаватской и Штейнера. В 1922 году оно выпустило книгу «Посвящение человеческое и солнечное» (Bailey, 1922) вместе с двумя другими.[11]

После этого Бейли пошла своим путём, независимо от теософов, но с принципиальной общностью доктрины и мировоззрения. С её помощью Джуал Кхул написал целую полку книг о космической эволюции, иерархии Учителей и посвящениях, тонких мирах и способах взаимодействия с ними, эзотерическом христианстве, астрологии и политических проблемах двадцатого века. Для незаинтересованного читателя его стиль высокопарен, а текст напоминает учебник, ему не хватает колорита, который Блаватская и Ледбитер умели придавать своим столь же претенциозным произведениям. «Посвящение человеческое и солнечное» – это новый подход к знакомым теософским темам, особенно к Иерархии существ, наблюдающих за эволюцией, и их отношению к человеку. Ледбитер тоже заинтересовался этими вопросами, а также «семью лучами», чего кратко коснулась и Блаватская. Грегори Тиллетт отмечает, что, хотя материал Бейли был неприемлем для официальной теософии, Ледбитер никогда не критиковал её и высоко ценил её первые книги. Его собственная книга 1925 года «Учителя и Путь» настолько похожа по содержанию на первую книгу Бейли, что Тиллетт в связи с этим заметил: «Многие задаются вопросом, кому же тогда принадлежит первенство». (Tillett, 1982, p. 279)

У Бейли Иерархия кажется пародией на корпоративную бюрократию или же на предполагаемое творение Учителей – Организацию Объединённых Наций. Во главе всего стоит владыка мира Санат Кумара с тремя советниками, которые, как и он сам, достигли совершенства в более ранней солнечной системе. Под их началом находятся существа рангом пониже, ответственные за настройку кармы от глобального до индивидуального уровня, а также за составление и сохранение таблиц хроник Акаши. Затем идут три главы отделов: Ману, Христос и Махачохан, которым подчиняются уже знакомые нам теософские махатмы, такие как Кутхуми и Мория. Сама Иерархия находится в постоянном развитии: её члены проходят серию посвящений и продвигаются по службе, оставляя после себя вакансии, которые заполняются новичками. В зале Совета владыки мира регулярно проводятся собрания и распределяются должности между членами Иерархии в соответствии с их специализацией. Там же принимаются решения, определяющие степень и способ их вмешательства в человеческие дела.

Центром Иерархии является Шамбала, называемая в древних книгах «Белым островом» и расположенная в пустыне Гоби. Она существует в эфирной материи и воспринимается только соответствующим зрением, что, кстати, согласуется с учениями тибетского буддизма по этому вопросу. (Dalai Lama XIV, 1985, pp. 166-167) Там проживает владыка мира, который ежедневно получает отчёты от трёх глав отделов. Первый из них – Ману пятой корневой расы, живущий в Шигадзе. Мы можем вспомнить, как Ледбитер описывал его манипуляции с расовым материалом, напоминающие действия художника, смешивающего краски. Бейли рассказывает о его работе более основательно:

Работа Ману состоит, главным образом, в управлении и осуществлении планетарной политики, в создании, направлении и разрушении расовых типов и форм… Ему предназначено определять расовые типы; выделять группы, из которых произойдут расы; манипулировать силами, смещающими земную кору; поднимать и опускать материки; повсеместно оказывать влияние на умы государственных деятелей, чтобы вести расу в нужном направлении и создавать условия, способствующие развитию каждого конкретного типа. (Bailey, 1922, pp. 42-43)

Глава второго ведомства – Христос, которого иначе называют мировым Учителем и отождествляют с буддийским Майтреей или мусульманским Махди. Третий глава – Махачохан, который появился в эпоху второй подрасы четвёртой корневой расы. У Бейли мы читаем, что в середине этой корневой расы произошло событие, которое привело к изменению, или корректировке, иерархического метода, о которой теософы уже намекали. Во-первых, она говорит, что в то время Махачохан дал возможность многим продвинутым душам войти в воплощение (там же, p. 45). Во-вторых, было решено, что пора ввести в Иерархию некоторое количество высокоразвитых единиц человеческого семейства. В то же время, граница, отделяющая человеческое царство от животного, была закрыта, и она откроется вновь только в следующем большом цикле (там же, p. 34). Но что самое интересное: оказывается, исключительно для блага человечества и ускорения его прогресса нам была подброшена «проблема добра и зла, света и тьмы, правды и лжи, чтобы помочь людям сбросить с себя оковы, заточающие дух, и достичь духовной свободы» (там же, p. 35). Эта проблема не актуальна ни для более высоких, ни для более низких, чем человек, существ, однако в Атлантиде она привела к знаменитой схватке между силами света и силами тьмы. Информатор Бейли добавляет, ссылаясь на недавно закончившуюся Первую мировую войну, что в каждой из сторон конфликта можно было найти «тех, кто сражался за идеал, каким они его видели; за самое высокое, что они знали, и тех, кто боролся ради материальной и эгоистической выгоды. В борьбу этих влиятельных идеалистов и материалистов были втянуты многие, сражавшиеся вслепую и неосознанно, будучи захвачены расовой кармой и общим бедствием» (там же). Как и выбор названия «Люцифер», это было заявлением о независимости от христианского и любого другого фундаментализма, верящего в принцип зла. Это был также вызов тем, кто смотрел на эту войну – как и на любую другую войну – как на борьбу абсолютного добра против абсолютного зла.

Позднее, уже после Второй мировой войны, Бейли вернётся к теме Шамбалы и её роли в мировых делах. В 1949 году в письме, написанном незадолго до своей смерти, она заявила, что Шамбала вмешивается в дела человечества всего только в третий раз. Впервые это произошло в Лемурии, когда люди прошли индивидуализацию (предположительно, при «разделении полов»); второй раз – во время великой борьбы в Атлантиде между «Владыками Света и Владыками Материального Выражения». И вот сейчас, уже в третий раз, Шамбала производит радикальный сдвиг в сознании человечества, «что должно полностью изменить отношение человека к жизни и его понимание духовных, эзотерических и субъективных основ существования». (Bailey, 1949, p. 13) Однако этот процесс длительный, потому что даже сейчас «большинство людей по своему сознанию являются атлантами и лишь медленно переходят на арийскую точку зрения» (там же, p. 45).

Алиса Бейли имела много общего с Безант и Ледбитером, особенно в том, где их учение и стиль расходились с учением и стилем Блаватской и её махатм. Сюда можно отнести набожность, немыслимую в ранней теософии, особенно в отношении Учителей. Блаватская предоставила теософам возможность верить в них или нет; теперь же было решено, что они занимают центральное место во всех космических делах и лично несут ответственность за такие вопросы, как приток человеческих воплощений и земные изменения, которые «Тайная доктрина» предоставила гармоничному регулированию природы. (Blavatsky, 1888, p. 303) Эмоции были взбудоражены ожиданием пришествия Мирового Учителя, независимо, вселился бы он в Кришнамурти или вернулся на Землю в своей собственной форме, как полагала Бейли. Ученичество было представлено в виде посвящений, которые нужно было сдавать, как школьные экзамены. Наконец, существовало негласное допущение, что откровения новых избранных должны нивелировать работу Блаватской.

В то время как неотеософия Ледбитера и Безант серьёзно пошатнулась после отставки в 1929 году Кришнамурти, движение Бейли находилось на подъёме, не затронутое скандалами или насмешками. Её книги после войны стабильно печатались корпорацией «Люцис Траст», их синие обложки в 1960-е годы можно было заметить во всех «оккультных» книжных лавках. Хотя шесть томов «Трактата о космическом огне», возможно, нашли немного покупателей и ещё меньше читателей, энергичная «Группа мировых служителей», продвигающая работу Бейли, обеспечила новую жизнь многим теософским концепциям. Как пишет Ваутер Ханеграф, «влияние Бейли на движение Нью Эйдж, особенно на его ранних этапах, было всеобъемлющим; именно ей обычно приписывают изобретение самого термина Нью Эйдж». (Hanegraaff, 1996, p. 95)

ПРИМЕЧАНИЯ

1

Его сына Уолтера Скотта-Эллиота (1895-1977), члена парламента от лейбористов и жертву убийства, иногда ошибочно считают автором книги об Атлантиде. (Gladstone, 1922, p. 45)

(обратно)

2

Синнетт упоминает графа Бубуа, Скотта-Эллиота, мисс Арундейл, супругов Варли, Ледбитера, «Мэри» и «ещё одного или двух других», среди которых, несомненно, была его жена Пейшенс Синнетт. (Sinnett, 1986, p. 44)

(обратно)

3

Эти две книги были впервые опубликованы в одном томе в 1925 году.

(обратно)

4

Биография Кингсленда опубликована в «Blavatsky Collected Writings». (Blavatsky, 1974, pp. 419-424)

(обратно)

5

В 1900 году Дейзи Эшфорд в возрасте девяти лет написала роман «Молодые посетители, или план мистера Солтина» (впервые опубликован в 1919 году).

(обратно)

6

См. фото аналогичного сеанса в «The Elder Brother». (Tillett, 1982, pl. 9)

(обратно)

7

Обратите внимание на подражание христианским писателям в использовании местоимений с заглавной буквы.

(обратно)

8

Здесь Ледбитер проводит патриотическую параллель с судьбой Испанской армады, разбитой в 1588 году более манёвренными английскими судами.

(обратно)

9

Здесь автор противоречит сам себе, поскольку буквально на этой же странице рассказывает о встрече Штейнера в 1902 году с Синнеттом, который, безусловно, был представителем первого поколения теософов. (Прим. переводчика)

(обратно)

10

Это провокационное название, ассоциируемое в общественном сознании со злом, хотя первоначальное значение данного слова – «Светоносец».

(обратно)

11

«Люцифер» вскоре был заменён на «Люцис», которое уже было названием лондонского отделения. Две другие книги: «Сознание атома» и «Письма об оккультной медитации».

(обратно)

ЛИТЕРАТУРА

Bailey, Alice A. «Initiation, Human and Solar». New York: Lucifer Publishing, 1922. London: Lucis Press, 1922.

______. «The Destiny of the Nations». London: Lucis Trust, 1949.

______. «The Unfinished Autobiography of Alice A. Bailey». New York: Lucis Publishing, 1951.

Besant, Annie; Leadbeater, C. W. «Man: Whence, How and Whither: A Record of Clairvoyant Investigation». London: Theosophical Publishing Society, 1913.

Blavatsky, H. P. «The Secret Doctrine: The Synthesis of Science, Religion, and Philosophy», vol. 2. London: Theosophical Publishing, 1888.

______. «Blavatsky Collected Writings», vol. 10. Wheaton, Ill.: Theosophical Publishing House, 1974.

Brunton, Paul. «A Message from Arunachala». London: Rider, 1936.

Caldwell, Daniel; Graye Michelle B. «Mary Unveiled». Theosophical History 1/8, 1986.

Dalai Lama XIV (Tenzin Gyatso). «The Kalachakra Tantra». Ред. и перевод Jeffrey Hopkins. London: Wisdom Publications, 1985.

Gladstone, Hugh S. «Record Bags and Shooting Records». London: H. F. and G. Witherby, 1922.

Hanegraaff, Wouter J. «New Age Religion and Western Culture: Esotericism in the Mirror of Secular Thought». Leiden, Netherlands: Brill, 1996.

Hemleben, Johannes. «Rudolf Steiner: A Documentary Biography». Перевод Leo Twyman. East Grinstead, U.K.: Henry Goulden, 1975.

Jinarajadasa C. «Preface to The Astral Plane». Adyar, India: Theosophical Publishing House, 1933.

Kingsland, William. «A Child’s Story of Atlantis, Book I». London: Theosophical Publishing Society, 1908.

Lachman, Gary. «Rudolf Steiner: An Introduction to His Life and Work». London: Penguin, 2007.

Leadbeater, C. W. «Dr. Besant's First Use of Clairvoyance». The Theosophist, October 1932.

Lutyens, Mary. «Krishnamurti: The Years of Awakening». London: John Murray, 1974.

Nethercot, Arthur H. «The Last Four Lives of Annie Besant». Chicago: University of Chicago Press, 1963.

Newman, Paul. «Aleister Crowley and the Cult of Pan». London: Greenwich Exchange, 2004.

Scott-Elliot, W. «Atlantis: A Geographical, Historical, and Ethnological Sketch, Illustrated by Four Maps of the World's Configuration at Different Periods». London: Theosophical Publishing, 1896.

______. «The Lost Lemuria». London: Theosophical Publishing House, 1904.

______. «The Story of Atlantis and the Lost Lemuria». London: Theosophical Publishing House, 1968.

Sinclair, John R. «The Alice Bailey Inheritance». Wellingborough, U.K.: Turnstone Press, 1982.

Sinnett, A. P. «The Pyramids and Stonehenge», in Collected Fruits of Occult Teaching. London: T. Fisher Unwin, 1919.

______. «Autobiography of Alfred Percy Sinnett». London: Theosophical History Centre, 1986.

Steiner, Rudolf. «Aus der Akasha Chronik: Unsere atlantischen Vorfahren». Berlin: Theosophischer Verlag, 1904. Доп. англ. изд.: «The Submerged Continents of Atlantis and Lemuria, Their History and Civilization. Being Chapters from the Akashic Records». London: Theosophical Publishing Society, 1911. Доп. изд. «Cosmic Memory: Prehistory of Earth and Man». Перевод Karl E. Zimmer. Hudson: Steinerbooks, 1987.

______. «Theosophie: Einfuhrung in ubersinnliche Welterkenntnis und Menschenbestimmung». Berlin, 1904a. Переведён Henry B. Monges как «Theosophy: An Introduction to the Supersensible Knowledge of the World and the Destination of Man». Spring Valley, N.Y.: Anthroposophic Press, 1971.

______. «Wie erlangt man Erkenntnisse der hoheren Welten?» Luzifer-Gnosis, 1904b. Переведён George Metaxa как «Knowledge of Higher Worlds and Its Attainment». Spring Valley, N.Y.: Anthroposophic Press, 1947.

______. «An Outline of Occult Science». London: Theosophical Publishing Society, 1914.

______. «Karmic Relationships». 8 vols. London: Rudolf Steiner Press, 1972-1975.

______. «Atlantis: The Fate of a Lost Land and Its Secret Knowledge». London: Rudolf Steiner Press, 2001.

______. «Spiritualism, Madame Blavatsky, and Theosophy: An Eyewitness View of Occult History». Ред. Christopher Bamford. Great Barrington, Mass.: Anthroposophic Press, 2001a.

Tillett, Gregory. «The Elder Brother: A Biography of Charles Webster Leadbeater». London: Routledge and Kegan Paul, 1982.

Zander, Helmut. «Anthroposophie in Deutschland: Theosophische Weltanschauung und gesellschaftliche Praxis 1884-1945». Gottingen, Germany: Vandenhoeck and Ruprecht, 2007.

(обратно)

Оглавление

  • Синнетт и «Мэри»
  • Скотт-Эллиот и его источники
  • Детская история
  • И снова Ледбитер
  • Рудольф Штейнер и теософия
  • Алиса Бейли и «Тибетец»
  • *** Примечания ***




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики