Розыгрыш или реальность (fb2)

Леви Кира "Розыгрыш или реальность"


Глава 1 По дороге на работу

Скрип снега под сапожками, морозный воздух пробирается под дубленку, колко сковывает мои ножки в тонких колготках и юбке чуть ниже колен. Щиплет нос и щеки. Ох уж этот дресс-код. И кто писал эти правила? Явно те, кто ездит на личном транспорте, а не так, как я на общественном через половину города. Нет, последний раз я так оделась! Буду ездить в брюках, а уж на работе переодеваться.

Покрутила головой по сторонам, рассматривая сияющие, украшенные к новогоднему празднику витрины. Замечательно-то как! Предпраздничный дух витает в городе. Я чувствую его во всём. Улицы, празднично украшенные днем, ночью загораются сотнями цветных лампочек гирлянд, развешенных на деревьях, на фасадах домов.

О, а как красиво украшены витрины магазинов! Наши дизайнеры переняли западные традиции и стали выстраивать целые экспозиции из разных сказок и с сюжетом рождения Иисуса. Можно просто стоять со стаканчиком ароматного кофе или горячего шоколада и рассматривать те чудеса за стеклом, что они творят.

Суетливо пробегающие прохожие с пакетами полными подарков, детвора, тянет санки за собой. А снег! Как давно не было снега на Новый год, а нынче навалило полные сугробы.

Ах, люблю это время предпраздничной суеты и ожидания чуда, как в детстве! До сих пор верю, что подарки приносит Дед Мороз… ну и что, что я их покупаю сама и кладу под ёлку! Неважно, главное верить в возможность чуда! И помогать этому чуду сбыться, прилагая усилия.

Новогодняя ночь — это время исполнения желаний. Только обязательно нужно под бой курантов успеть написать желание, сжечь, бросить пепел в бокал с шампанским и осушить до дна! Мм, ни разу не успевала всё это проделать, наверное, поэтому желание до сих пор не исполнилось. А оно у меня одно. Заветное. Такое, что заставляет улыбаться и на душе становится тепло. Любить и быть любимой, чтобы быть вместе всегда, в радости и здравии! И никаких печалей, горя и болезней!

Может быть, мне наконец-то повезет и я встречу этот Новый год с моим мужчиной? Денис. Мы с ним уже два года то ли встречаемся, то ли живем вместе… Но он вечно занят на работе. Почему-то начальство так любит посылать сотрудников в длительные командировки накануне праздников или загружать работой в каком-нибудь срочном проекте государственного значения. Так что я два года встречаю Новый год с телефоном в одной руке и бокалом шампанского в другой, читая эсэмэс с поздравлениями. Потому что даже созвониться невозможно — линия перегружена!

Из-за этих грустных воспоминаний, в которые мимоходом погрузилась, я неожиданно во что-то врезалась. Что-то вибрирующее и плотное. Через это непонятное нечто я вывалилась вперед. Не успела понять, что это было, как передо мной, словно ниоткуда, возник мужчина, о торс которого я ударилась словно о каменную стену. По телу, от правого плеча, прошел разряд электрического тока, быстро охватывая всё тело. Перед глазами замельтешили чёрные мушки в ярком ореоле, голова закружилась, и я неловко стала заваливаться вперед, цепляясь за него.

— Девушка, смотрите куда идете! — холодный голос и сильная рука дернула меня за шкирку вверх, спасая от падения на лед.

— Простите, с наступающими праздниками! — еле выдавила из себя слова извинения, с трудом переводя дыхание, и обернулась вслед прохожему. Мужчина торопливо удалялся. По-военному четко чеканя шаг. Пару секунд я ещё смотрела ему вслед, с удивлением рассматривая спину, затянутую в черную форму, которая поблескивала синими искрами, как от разрядов статического электричества. Новое обмундирование что ли? Экспериментальное, видимо, раз в такой мороз он без теплой куртки и ему не холодно.

Оторвала взгляд от него и, прибавив шаг, поскальзываясь на затоптанном тротуаре, поспешила в сторону работы.

— Девушка, простите, как проехать на площадь Единения? — окликнул меня молодой мужской голос из приоткрытого окна автомобиля черного цвета, непонятной модели.

— Подвезёте — покажу! — сориентировалась я в два счета. Моё офисное здание как раз на той площади находилось. Возможность добраться в теплом салоне авто на работу упускать не стоило. Тем более после столкновения жутко болело плечо, и не только оно. Тело мелко дрожало, как при ознобе. Может он меня шокером случайно приложил? А я и не поняла.

Звук открывшейся дверцы дал понять, что водитель не против того, чтобы меня подвезти. Через пару секунд я сидела в кожаном салоне и вдыхала теплый воздух, наполненный приятным мужским парфюмом. Я повернулась к мужчине и удивленно захлопала глазами, осознав, что передо мной сидит Денис.

— Денис? — выдохнула, удивленно осматривая дорогое темно — серое драповое пальто. Странное кольцо на безымянном пальце правой руки в виде широкой пластины, закрывающее целую фалангу пальца и тускло поблескивающее какими-то символами. По-новому коротко подстриженные волосы, вместо вечно раздражающего меня конского хвоста.

— Да, — немного неуверенно сказал мужчина, вглядываясь в черты моего лица, но явно не узнавая. — Мы знакомы?

— Ну, — совсем растерялась, понимая, что что — то не так. Он как две капли похож на моего Дениса, но в то же время весь его новый облик делал его другим. — Климов Денис? — назвала совершенно левую фамилию, следуя своему внутреннему чутью.

— Нет, Артемьев Денис Андреевич, — представился мужчина.

Лучше бы не представлялся, потому как тройное совпадение фамилии имени и отчества погрузило меня в прострацию.

— Это розыгрыш? — спросила я уже хмуро, глядя в его серые глаза, в которых застыло непонимание.

— Девушка, вы странная. Я вообще-то, просто спросил, как проехать на площадь Единения, а вы навязались мне и теперь чем — то недовольны, — раздраженно сказал он, подъезжая к обочине и глуша мотор. Глуша мотор — это я догадалась по его действию, а так звука работающего мотора не было слышно совсем, как не улавливалось и движение автомобиля. Только перемещение картинки за окном свидетельствовало о том, что мы едем. — Вы знаете, моё время стоит денег, а вы сейчас его у меня крадете. Или показывайте дорогу, или выходите.

— Прямо до второго светофора пятьсот метров, а потом налево, — не хуже навигатора указала ему направление движения.

Было обидно за этот дурацкий розыгрыш, но выметаться на мороз не хотелось. Ладно, если он так, то и я сделаю вид, что обозналась. Поддержу его в этой глупой игре.

— Извините, Вы очень похожи с моим другом. У вас даже имена совпали.

— Я публичный человек. Вероятно, вы видели меня по МЕЖКОМСИС, — успокоился он и завел электронным ключом машину.

— По чему видела? — сглотнула, совершенно не понимая, что за бред он несет. Меня порядком начала бесить вся эта ситуация, вызывая где-то в глубине души неясную тревогу. Если Денис так решил развлечься за мой счет, то я не доставлю ему такое удовольствие. Впадать в истерику не буду.

— По межгалактической коммуникационной системе, — спокойно сказал он.

— Ах, ну да, — рассмеялась я. — Где же ещё? Только там, — наконец-то я расслабилась окончательно, принимая правила игры. Хочет быть важной космической шишкой? Да пожалуйста! Мне не жалко, а ролевые игры разнообразят наши отношения.

Через несколько минут мы выехали на нужную нам площадь, где «ой, как неожиданно» Денису понадобилось именно в тот офисный центр, где находилась моя работа. Мощная корпорация «На шаг вперед», где я работала скромным помощником начальника отдела закупок на семнадцатом этаже из тридцати шести.

— А почему вы спрашивали дорогу у прохожих? — мне было интересно узнать, что он придумает в оправдание. — Ваша машина оборудована навигатором, — кивнула я на панель управления с вмонтированным экраном, на котором светился знак бесконечности.

— Бортовой навигатор внезапно вышел из строя в двадцать восьмом секторе. Я не успел отследить последний этап перемещения до площади Единения, — пояснил он, заезжая на подземную парковку моего офисного центра. — Этот сбой почувствовали все в городе. Интересный феномен. Вы как ощутили его?

— Нет. Не ощутила. Я в это время по улице шла на работу, между прочим, пешком. Потому что кое-кто отказался меня подвезти, — этот кое-кто сейчас нагло сидел на водительском месте непонятной тачки и в ус не дул, — а общественный транспорт сегодня из-за выпавшего ночью снега, практически не ходит, да ещё и электронный проездной размагнитился.

«Ага, придумал же отговорку. Вот паразит. А он оказывается артист. Такой талант пропадает!» — развеселилась, мысленно хихикая.

Машина припарковалась. Я попрощалась с мужчиной, который открыл планшет и с отстраненным видом уставился в заглючившую технику, искрившуюся снегом. Он принялся набирать какие-то команды, словно на воздушной клавиатуре, не обращая на меня внимания. Это меня уязвило. Сам затеял игру и сам уткнулся в девайс, позабыв обо мне. Как это по-денисовски! Подумаешь, космическая цаца. Ну и сиди тут, индюк надутый. Я и так на работу опаздываю.

Глава 2 Странности

Пожелала хорошего дня Денису и побежала к лифту, который открыл свои двери, ярко подмигивая из своего нутра сенсорными панелями. На них попеременно загорался логотип нашей корпорации «На шаг вперед», сменяясь на красочные картинки, изображающие те сферы деятельности, которые она уже охватила своим вниманием.

Вскочила в лифт в последнюю секунду. И натолкнулась на тяжелые взгляды четырех мужчин в чёрных искристых костюмах, как у того случайного прохожего, с которым столкнулась на улице. Даже ткань не могла скрыть мощь мышц на тренированных телах. Пространство, далеко не маленького лифта, с присутствием этих суровых мужчин как-то сразу уменьшилось и давило на психику. Они ехали молча, глядя перед собой. Такие похожие друг на друга и ростом — под метр девяносто, и иссиня-черным цветом волос короткого ежика, и карими, — до черноты — глазами с колючим немигающим взглядом. Узкие, плотно сжатые губы и полное отсутствие мимических морщинок возле глаз и уголков губ, которые появляются, когда человек улыбается, свидетельствовали о том, что они вовсе не обладали веселым нравом. Словно единоутробные братья. Четыре молодца, одинаковых с лица.

Лифт доставил меня на мой этаж. Уже выйдя, оглянулась и увидела, что один из них нажимает последнюю кнопку лифта. Значит, едут к «богам», ну, то есть к самому высокому начальству, не доступному простым смертным труженикам среднего звена.

Ой, ну и пусть, нам и здесь хорошо. Лучше быть подальше от начальства, поближе к земле, а то падать больно с высоты. Знаем таких. Коллега Верочка ещё недавно царственно восседала на Олимпе, пока её не перевели к нам в отдел секретарем моего начальника Сергея Геннадиевича. «В ссылку», — как прокомментировал он. А на её место взошла новая звезда. Злые языки по углам шептались, что в опалу она попала из-за того, что стала рассчитывать не только на работу, но и на самого «главнюка», выдвигая ему какие-то особые условия. И вроде бы даже были случайные свидетели этой неприглядной сцены, кто-то из кадровиков. Они и информировали широкую общественность, строго следящую за моральным обликом своего руководства и приближенных к нему особ.

Я всё это выслушала во время очередного обеда в общей столовой, где собирались не только поесть, но и посплетничать наши всё знающие сотрудницы. На этот счет у меня было своё мнение. Зачем делать скоропалительные выводы? Да мало ли, вдруг там и правда пролетела искра. Служебные романы никто не отменял. Какие бы строгие правила на сей счет не писались, в конечном итоге мы — живые люди, а не бездушные машины. Любовь может возникнуть там, где совсем не ожидаешь. Даже если у неё с директором и были отношения, они — взрослые люди. Лишь бы это никак не влияло на качество работы. Моё мнение о Вере сложилось, как об ответственной и профессиональной особе. Я с ней быстро сработалась, и она выдавала результат, который меня полностью удовлетворял. В ней не было ничего звездного, как нашептывали злые языки, только педантичное следование правилам корпорации. А это многих раздражало. Зато объединяло нас.

Войдя в холл, я уже приготовилась поздороваться с Верочкой, но за стойкой ресепшена оказалась совершенно другая девушка.

— О, Мила, ты на подмене? Снова перекрасилась? — узнала в девушке коллегу. Только цвет волос нашей экспрессивной Милы, от природы очень творческой натуры, обычно менялся раз в неделю и никогда не был однотонный. Как утверждала сама Мила, цвет волос отражает её внутреннее состояние и настроение. Сейчас он был обычного шоколадного цвета. Какому настроению он соответствует?

Мила удивленно посмотрела на меня и ответила:

— Карина Евгеньевна, я уже полгода здесь работаю. И это мой естественный цвет волос, я не крашусь с шестнадцати лет.

Удивилась её ответу и до конца не понимая, уточнила:

— А Вера где? — задала вопрос, с удивлением рассматривая её волосы, отливающие здоровым блеском, чего раньше было не заметно из-за пёстрости окраски.

— Какая Вера? У нас нет Веры, — две тонкие бровки удивленно приподнялись.

— Ну, как же, Вера Стрельникова, которая у генерального секретарем работала, — я даже растерялась, видя её испуганно недоуменное выражение лица после моих слов, и замолчала, боясь усугубить ситуацию.

— Карина Евгеньевна, ну вы совсем заработались! — она снисходительно мне улыбнулась. — Вера Аркадьевна уже три месяца как вышла замуж за Вадима Александровича. Они уже и в свадебное путешествие слетали на Алидарию.

«Ого! Слухи-то оправдались. Вадим Александрович и есть то самое высокое начальство. Служебный роман.»

— Алидарию? — ухватилась за новое для меня слово.

Мила, возбужденно сверкая глазами, продолжила делиться со мной информацией.

— Ага. С тех пор как тимеррийцы заключили с нами мирный договор, спутник планеты Кирибы, в секторе их планеты Тимерры, стала доступной курортной зоной. Вы-то тоже туда в отпуск собирались. Политика компании направлена теперь на удовлетворение нужд тимеррийцев. Ну вы же знаете. Теперь их желания — наши желания, — она торжественно произнести последнюю фразу, словно слоган какой-то партии, и порывисто стукнула себя кулаком в область сердца.

— Да, наверное, — растерянно моргая и совершенно не понимая, о чем она мне сейчас рассказывала, выдавила из себя и пошла в левое крыло офиса. Её последний жест ассоциировался у меня с армией. Или я сошла с ума или весь мир вокруг. Может, я сплю или валяюсь на улице, приложившись головой об лед?

Перебирая в уме информацию, полученную из уст Милы, свернула в дамскую комнату. Мало того, что меня подташнивало после разряда тока, который прошиб тело при столкновении с тем мужиком, так ещё жутко начала болеть голова, сжимая виски и пульсируя в затылке. Предстать сейчас перед пытливые очи начальника, которые будут изучать меня не хуже экспоната за стеклом или пришпиленной бабочки, я была не готова. Мой аналитический мозг растекся лужей, совершенно отказываясь видеть в этом ворохе информации, которую вывалила на меня Мила, да и тот Денис в машине, какую-либо логику.

Я стояла и пялилась на своё отражение в панорамном зеркале. Вот она обычная я. Только чем дольше я прокручивала в голове информацию, тем сильнее менялось выражение лица. Я видела бегающий взгляд ошарашенных карих глаз на бледном лице под ровной челкой моего идеального каре и всё больше погружалась в неконтролируемую панику и ужас. Если это розыгрыш, то он очень жестокий. С другой стороны, а если нет? Вдох, выдох… Мысли одна фантастичнее другой вспыхивали красной лампочкой тревоги, которые я тут же гасила, отметая как нежизнеспособные. Вдох, выдох…

Усмиряя паническую атаку дыхательными упражнениями, я собралась с силами и решила выбираться из своего ненадежного укрытия. Весь день здесь не проведешь. Нужно идти на своё рабочее место. Работы столько, что и за двадцать четыре часа не переделаешь всего запланированного на сегодня. Работа. Эта мысль меня успокоила. По крайней мере, меня здесь знают. Уже легче. Сейчас разберусь, что за ерунда происходит!

Я шла в кабинет начальника как на эшафот. По дороге готовила речь и извинения за опоздание, придумывая на ходу весомое оправдание. Пожалуй, скажу, что я заболела. И состояние соответствующее. Собравшись духом, подошла к двери и, взявшись рукой за ручку, уже нажала её вниз, да так и замерла, глупо хлопая глазами и давясь нервным смехом. На двери красовалась табличка, на которой четко и ясно было написано:

Карина Евгеньевна Королева,

начальник отдела закупок.

С настороженностью ожидая, что за дверями сейчас стоит толпа, которая крикнет «РОЗЫГРЫШ», я открыла дверь и оказалась в кабинете начальника. Вся обстановка была совершенно другой. И, надо отдать должное тому, кто всё это устроил, вкус у него полностью соответствовал моему.

Я, конечно, мечтала о том, что займу место начальника со временем, причём небезосновательно. Сергей Геннадиевич — человек с тяжелым характером, но зубр в работе, поменял не одну помощницу, прежде чем я устроилась на работу четыре года назад. Первый год был тяжелый, но я выдержала. И когда он понял, что сдаваться не собираюсь и расту в профессиональном плане, стал учить меня всему с не меньшим рвением, чем до этого отравлял мне жизнь. Мы сработались. А теперь эта табличка… Ладно, сейчас так даже лучше. Я не в том состоянии чтобы перед кем-то оправдываться.

Прошла вглубь кабинета. Повесила в шкаф верхнюю одежду. И бросилась практически бегом к компьютеру. Дрожащими руками включила его и подвисла, глядя на окошко, в которое требовалось ввести пароль входа. Так, спокойно. Если это мой кабинет, то и компьютер мой, и пароль я придумала. Набрала привычную комбинацию из моих инициалов, Дениса, и года рождения моего пса. Компьютер не принял пароль и противно запищал, мигая надписью тревоги и давая мне всего тридцать секунд на то, чтобы ввести правильный пароль. Я в ужасе таращилась то на угрожающую надпись, то на предметы, расставленные на столе так, как мне удобно с ними работать. Пароль… Какой пароль?

Остановила бегающий взгляд на двойной фотографии. В одной половинке была моя семья: мама с папой и парень лет восемнадцати, во второй половине я целовалась с Тимуром Александровичем Беркутовым, младшим братом того самого Вадима Александровича, главы корпорации. Схватив рамку с фотографиями, с остервенением выдрала их из неё, читая с оборота памятные надписи. На первом фото надпись гласила: моей дочери от мамы, папы и Кирюхи, младшего братишки. На второй фотографии стояла дата за три дня до сегодняшней — 25 декабря 2018 год. И угловатым почерком небрежно было написано: «Моя трудолюбивая пчелка обещала провести этот Новый год со мной! Напоминаю, ты обещала полететь со мной на Алидарию.» И подпись — Тимур.

Меня вывела из состояния прострации сменившаяся звуковая тональность на компьютере, сообщавшая, что осталось десять секунд. Сосредоточившись, ввела новый пароль, заменяя инициалы Дениса на Тимура и надеясь, что собака у меня здесь родилась именно тогда, когда и там… и вообще она есть.

Сработало. Противный звук смолк, погрузив комнату в абсолютную тишину, в которой я даже задержала дыхание, боясь, что если сделаю глубокий вдох, то произойдет что-то ужасное. Но бездействовать долго я не могла.

Взяла в руки фотографии и ещё раз перечитала надписи. У меня не было брата. Точнее он погиб десять лет назад, утонув в реке. А сейчас передо мной был портрет моего Кирюхи. Повзрослевшего, живого…

Тимур Александрович. Мы с ним не пересекались только во время корпоративов. Он — за столом руководства, я — за столом прочего персонала.

Отложила фотографии в сторону и через минуту снова взяла фотографию с братом, вглядываясь в знакомые черты. «Этого не может быть», — билась мысль в голове, стуча пульсирующей болью в виски. Не может быть…

Прижимая фотографию к груди, словно обнимая брата, загрузила интернет- сеть, которая сообщала, что мой пользовательский профиль ограничен третьим уровнем доступа. Что это значило, мне было не понятно. Но я нашла выход в общую новостную сеть и стала быстро просматривать сообщения, отлистывая назад промежутки по три месяца и пытаясь понять, что происходит на… Земле?

Глава 3 Это розыгрыш?

Сводки новостей пестрели радостными сообщениями, что Межконтинентальный объединенный союз подписал мирное соглашение с тимеррийцами.

Написала запрос в строке поиска: тимеррийцы, характеристика расы. Взаимоотношения с землянами.

Слово «землянами» писала настороженно, остерегаясь, что сейчас компьютер выдаст ошибку, но ничего не произошло. Через две секунды получила развернутый ответ и фотографию типичного представителя тимеррийцев. С экрана монитора на меня смотрел один из тех мужчин, что поднимались со мной в лифте. Планета, на которой я находилась сейчас, называлась Терра. Слово Земля — это то же самое, что и Терра, только в переводе с латинского языка. Поэтому и компьютер пропустил слово «земляне». Жители — терранийцы. Созвучно с тимеррийцами.

Тимеррийцы появились на орбите планеты год назад. Поначалу просто зависнув и, не выходя на контакт, наблюдали и изучали наши возможности. Или правильнее сказать возможности этого мира? А потом молниеносно захватили. Операция длилась двенадцать часов. Их технологии позволили перехватить управление над стратегическими объектами, взять под контроль всю технику, каналы связи, все, что способно оказать сопротивление.

Высокоразвитая в технологическом плане с упором на военный сектор гуманоидная раса с жесткой клановой иерархией. Жестокие воины, поработители миров, но не бездумно. Убийство ради убийства было не в чести. Сначала они изучали возможного противника, а потом принимали решение. И если считали, что вид представляет ценность, то оставляли в живых. Если нет, то сокращали до количества популяции не способной оказывать сопротивление. Для тимеррийцев люди этой планеты оказались ценным ресурсом. Только для чего, нигде не упоминалось. Единственным статистическим сведением было то, что ДНК людей на 89.2 % идентична с тимеррийской.

Сокращение популяции было за счет уничтожения, по их мнению, непригодного балласта (смертельнобольных, людей с нарко- и алкогольной зависимостью, психически больных). Прямо как нацисты во время Великой Отечественной Войны.

Дали людям, как акт доброй воли (это особенно подчеркивалось во многих сообщениях), технологии, позволяющие излечивать болезни, которые раннее считались не излечимыми. И диагностическое оборудование, которое позволяло распознавать такие болезни на ранних стадиях.

Удивительно, но старых людей не трогали, позволяя доживать свой век в кругу семьи. Такое отношение было связанно с их культурой: почитание старейшего в роду. У тимеррийцев не было единого правителя, а был Совет старейшин из представителей пяти кланов.

И что совсем было плохо для меня (если это не розыгрыш) — каждого человека чипировали, а значит, я была вне системы.

Я откинулась на спинку стула и уставилась перед собой в пространство, обдумывая всё, прежде чем продолжить чтение исторических хроник.

если это розыгрыш, то очень качественный и масштабный. Ради меня такое затевать — много чести. Это только если я сейчас являюсь невольным участником реалити-шоу с одноименным названием.

Денис программист высокого уровня и, конечно, мог бы запросто подделать фотографии в фотошопе и удаленно перенаправить весь мой поиск по определенному маршруту, чтобы я попадала на этот ресурс с новостями о пришельцах. Только зачем так жестоко? Ведь он знает, насколько болезненно я пережила смерть брата. А вторая фотография, неужели не цепляет его эго? Все-таки очень реалистично целуется парочка на снимке. Даже пароль на компьютере не являлся гарантией истинности происходящего. Несмотря на то, что я никому его не сообщала, его вполне могли изменить, взяв за основу мой и вычислив возможную комбинацию. А может быть, Денис видел, как я его набираю дома. Но задействовать стольких людей, договориться, освободить кабинет моего серьёзного начальника, который кроме работы ничем не интересуется, привлечь Милу, Веру? Опять же перекрасить Милу для этого! Нет, я всё меньше склоняюсь к тому, что это розыгрыш. А если нет, то, что это — параллельный мир? Ведь столько совпадений, но и отличий. Словно жизнь идет по-другому сценарию. Тогда как я здесь оказалась и где теперь Карина Евгеньевна этого мира?

Мои рассуждения были прерваны сообщением, мелькнувшим в углу компьютера. Я нажала на него практически автоматически. Эта система оповещения была уже как год внедрена в нашей организации. Раскрывшееся сообщение гласило, что все начальники отделов созываются на срочное совещание. Зал для конференций находится на тридцать пятом этаже. То есть самый высокий уровень, а значит, проводить его будет кто-то из высшего руководства. Нет, ну в конце концов, не могли же втянуть в это безумие, что сейчас происходило со мной, директоров? Так или иначе, нужно было идти на совещание и оглядеться по сторонам. Если всё же это не розыгрыш, хотя я уже мысленно молила, чтобы эта ситуация оказалась дурным сном и я потом посмеялась бы над собой вместе с Денисом, то я не знала что мне делать дальше. И к кому обращаться за помощью, чтобы меня вернули назад. Если я сюда попала, то должен быть и обратный переход.

Пока я сидела и размышляла, пришло напоминание, что через пятнадцать минут состоится совещание. Я взяла планшет в верхнем ящике стола слева, где обычно его оставляю, и отправилась на тридцать пятый этаж. Лифт был занят, и я стояла, уткнувшись в планшет и дочитывая очередные новости о пришельцах. Лифт остановился. Двери открылись, приглашая меня вступить в его нутро. Всё также читая, зашла и протянула руку к сенсорной панели, чтобы нажать кнопку движения вверх, и наткнулась на камень. Так мне показалось сначала. Быстро отдернув руку, подняла глаза и увидела, что со мной в лифте двое тимеррийцев. Они отличались от моих утренних попутчиков. Если те выглядели как клоны, то эти были индивидуальны при всей их похожести. На обоих была всё та же черная форма, но она искрила бардовыми всполохами. На груди были какие-то знаки отличия: у одного — серебряные, у второго — золотые. Оба не мигая смотрели на меня. И я впервые поняла смысл выражения — давящая тяжелая аура. От них исходила тонкая вибрация, которая вызвала нервный озноб, но борясь с реакцией тела, я внутренне собралась и вскинула подбородок кверху. Оба сделали синхронный шаг в мою сторону, но остановились и тяжело посмотрели друг на друга, как смотрели бы заклятые враги. Значит, они могут проявлять эмоции, пусть даже негативные. Ну, даже если они действительно пришельцы, а не актеры статисты, то не так они и страшны. Интересное наблюдение неожиданно придало мне силы и спокойствия, только голова всё также нещадно болела до дурноты.

Лифт бесшумно и быстро довез нас на нужный этаж и, не успели двери полностью открыться, как я выпорхнула из него. Не оглядываясь прошла в зал для проведения конференций и совещаний, где за овальным столом уже рассаживались начальники других отделов. Большинство я знала. Устроившись на стуле, стала ждать начала совещания. Коллеги в полголоса переговаривались между собой.

Справа сидела начальник отдела кадров Тамара Викторовна, которая обратилась ко мне, жалуясь на какой-то сбой в системе, из-за которого она сегодня застряла в лифте на целых две минуты. Я сочувственно покивала головой и, сославшись на необходимость проверить почту, уткнулась в планшет. В зале внезапно смокли все голоса и я подняла глаза, силясь понять, что происходит. Два моих попутчика зашли в помещение в сопровождении Вадима Александровича, который, опустив голову и смиренно сложив перед собой руки, за что-то извинялся, опустив голову. Ага, поняла. Он просил прощения за то, что придется начать совещание на пять минут позже из-за утреннего сбоя, который повлиял на работу всего оборудования.

Похоже, мои попутчики важные шишки. Оба остановились и медленно оглядели присутствующих. Хищный прищур и напряженные крылья носа, которые раздувались, втягивая воздух, говорили о том, что перед нами охотники, которые ищут свою жертву. Эта мысль взялась ниоткуда. А ведь эта жертва я! Тимеррийцы разошлись в разные стороны, обходя спокойно по кругу притихший зал. Коллеги не шевелились, вжавшись в свои кресла. А они встретились у меня за спиной и, встав по обе стороны от моего кресла, положили руки на его спинку. Вадим Александрович удивленно выпучил на меня глаза, но, справившись с изумлением, объявил о начале совещания и пригласил к трибуне Дениса, который зашел парой секунд раньше. Он представил его как учёного, который начинает новый проект под протекторатом Тимерры с использованием всех возможных ресурсов корпорации. И все отделы должны были незамедлительно выполнять любое задание, полученное от него или его доверенного помощника.

На пятой минуте доклада, который я практически не слушала, поскольку была в адском напряжении от присутствия пришельцев за моей спиной, дверь в зал отворилась и вошли ещё двое: Тимур Александрович и я. А точнее, местная Карина Евгеньевна. Это стало последней каплей. В голове словно что-то взорвалось, перед глазами всё поплыло и я потеряла сознание, провалившись в благословенную темноту.

Глава 4 Задание, изменившее судьбу

Командор Херон ар Сайк

Это задание, навязанное Советом, было двусмысленным. Старейшина клана от второго крыла вызвал меня и передал решение, записанное на галлограф. Кроме этого решения был ещё приватный разговор со старейшиной Оран ар Айдар, отцом командора второго крыла.

— Командор ар Сайк, Вы должны быть на Терре вместе с командором ар Айдар в расчетное время. Грядут перемены командор. Возможно, после реализации этого проекта мы не будем уже прежними. К лучшему ли это? Единого мнения нет. Голоса разделились. Я и старейшина вашего клана голосовали «за». Вы поняли? — старейшина внимательно смотрел на меня. Сейчас без защиты его глаза были другими. Живой, пытливый взгляд желто-зеленых глаз с вертикальным черным зрачком выдавал сразу его принадлежность ко второму клану. У первого клана глаза были черными с оранжевым вертикальным зрачком.

— Вы хотите, чтобы проект удался? Но я не могу неотлучно находиться на Терре и следить за его реализацией, — я не понимал, почему он выбрал для этого разговора меня. Если ему так нужно, чтобы всё прошло гладко, то направил бы эмиссара из научного третьего клана.

— От вас это и не требуется. Будет достаточно продемонстрировать вашу заинтересованность на начальном этапе и иногда наведываться, для контроля, — старейшина сложил руки на животе в замок и покачивался с пятки на носок.

— Вам нужно показать заинтересованность военных? — спросил в лоб. — Как для нас, то лучше бы этот проект не удался. Эмоции мешают во время боя.

«Сейчас до запуска проекта осталось всего ничего. В конце концов, его можно прервать, если я увижу угрозу для нашего существования»

Я вышел из своей каюты на флагманском корабле и отправился в столовую, где обнаружил второго командора со своим адъютантом. Он тоже не доволен, как и я, бесполезной тратой времени. Кивнул ему и сел за свой стол. Командор недовольно поджал губы.

То ли дело захват планет! Жаркий бой с пиратами или агнитами — космическими паразитами. Эта Терра пресная во всём. Даже то, как мы её захватили. Двенадцать часов до полного порабощения. Мы не доли им ни единого шанса воспользоваться их примитивным оружием. Их правители сами пришли ко мне договариваться о мире, безоговорочно сдавшись, даже не прощупав нашу огневую мощь. Разумное решение. Все равно любое сопротивление было обречено на провал.

Единственно ценным ресурсом для нас стали люди. Они дадут нам достаточно материала для исследований, чтобы двигаться и развиваться дальше. Наши ученые путем селекции добились, чтобы мы стали сильными, быстрыми. Наш интеллектуальный уровень в разы превосходит любого терранийца. Но, в результате этого отбора мы лишились эмоций. И как результат мы стали вырождаться. Тогда Совет старейшин принял решение искать в глубинах космоса расу, которой руководят эмоции в большей мере, чем холодный расчет. И так совпало, что наагатам был нужен захват именно Терры. Моя эскадра отправилась выполнять задание. Захват прошел быстро и бескровно. Мы захватили эту планету совместно со вторым крылом командора Берка ар Айдара — моим непримиримым соперником ещё с учебы в Академии. Каждый из нас старался доказать, что он лучше, сильнее, ловчее, умнее. Это наше противостояние помогло нам достичь высот во всём и со временем стать командорами. А дух соперничества остался. И вот сейчас нас двоих послали сюда открывать новый научный проект. Нас, боевых командиров! Да ещё двоих сразу. Нет, чтобы послать ученых. Что-то старейшина темнит.

Перемещение на Терру было быстрым. Наше оборудование уловило всплеск активности, какая бывает во время активации пространственного перехода. Кто это развлекается? У терранийцев нет этих технологий. Кто-то из военных, оставленных на планете для наблюдения? Ну хоть что-то развлечет меня… нас с командором второго крыла. Похоже, он сделал стойку как перед ловлей дичи. Вон как в нетерпении хвост подергивается!

— Командор, — позвал я его — идемте, развлечемся?

— Я уж думал, что умру от бездействия, — отозвался Берк ар Айдар. — Только камуфляж наденем, чтобы не шокировать терранийцев своим видом.

Этот ход придумали наши ученые. Когда твой внешний вид мало чем отличается от вида той расы, что захватываешь, то сопротивление уменьшается на сорок процентов.

Сбой был значительный и повлиял на работу всего оборудования в четырех секторах, прилежащих к зданию корпорации «На шаг вперед», конечного пункта нашего задания. Именно здесь проводились изыскания по интересующей нас теме. Но прежде чем отправиться туда, нужно было посетить командный пункт на поверхности, чтобы выяснить что происходит.

Нас встретил командир отряда ат Глой. Он как раз выслушивал доклад о расследовании утреннего инцидента и, пригласив нас присесть, велел своему подчиненному продолжать.

Из доклада выходило, что трое солдат решили отправиться домой в увольнительную воспользовавшись портальным переходом. Когда они активировали его, произошел сбой вследствие непредвиденного обстоятельства. Кот, мелкое теплокровное животное, удивительно похожее на нас, запрыгнул на стол и перекинул графин с водой на устройство, которое закоротило. Солдаты остались живы. Кот исчез в волне разлома. Просчитать координаты перехода не представилось возможным. Ученым переданы все данные. Ждем подтверждения рассказа и просчета вероятности повтора события.

Удовлетворившись на первое время донесением, мы отправились в корпорацию.

Это было, как удар по рецепторам, сознанию… Мы с командором ехали в лифте, когда на семнадцатом этаже к нам подсела ОНА. Самка терранийцев была чем-то увлечена, смотря в свой планшет, и вошла в лифт, не поднимая глаз. Она протянула руку к панели управления, а наткнулась на меня. Её случайное прикосновение опалило. Её запах притягивал. Я сделал шаг ей навстречу, не в силах побороть желание оказаться ближе и обнюхать её. Она удивленно посмотрела на нас. В ней совершенно не было страха, который всегда витает, когда мы общаемся с терранийцами. Страха или рабского подчинения. Она скорее с любопытством смотрела на нас, чем со страхом. Есть у нашей расы способность подавлять противника своей волей. И сейчас, инстинктивно, пытаясь показать свое превосходство, мы оба задействовали эту способность. Двойной ментальный удар! На самку это не оказало никакого влияния. Она с вызовом посмотрела на нас, вскинув голову вверх. Ар Айдар, видимо, чувствовал тоже самое, потому что движение навстречу ей мы сделали синхронно.

Она станет моей! В мыслях промелькнуло, что такой сильной самки для продолжения рода я не встречал. Даже Кайла, моя нынешняя любовница, ни разу не натолкнула меня на эту мысль. Глядя на своего извечного соперника, в его взгляде я видел ту же самую решимость. Инстинкты кричали о том, что её нужно схватить, подмять под себя и утащить к себе, пометить. Но она терранийка. Как такое возможно? Может быть она экспериментальное оружие, способное дезориентировать нас? Чтобы мы стали слабыми? Она так воздействует на всех тимеррийцев? Вопрос требовал скорейшего изучения. Значит, её необходимо было доставить на научную базу.

Лифт остановился на тридцать пятом этаже и она вышла.

— Она моя, — сказал вслух.

— Ещё посмотрим, чья, — уверенно ответил Берк, подтверждая мои догадки.

Начало совещания откладывалось на целых пять минут. Местный глава извинялся за задержку, которая возникла из-за сбоя в работе оборудования. Меня не интересовало то, что он говорит. Мои мысли были заняты другим. Это раздражало. Потеря контроля была налицо, как и у командора ар Айдара. Наша хищная натура дала о себе знать, и мы, как на охоте, стали кружить вокруг своей жертвы. Обойдя по кругу притихший зал, встали за её спиной. Она была в напряжении, однако страха от неё опять не чувствовалось.

Совещание началось. Ученый из терранийцев представлял проект, когда дверь открылась и зашли опоздавшие. Мужчина и женщина, точная копия самки возле которой мы стояли. Увидев вошедших, она задушено вскрикнула и стала падать без сознания.

Терранийцы всполошились, повскакивали со своих мест, загалдели все сразу. Берк черной тенью метнулся к двери, закрывая её.

— Молчать, — гаркнул я на присутствующих и вызвал по коммуникатору ат Глойя с двумя дознавателями и медиками. Берк поделил присутствующих на три группы. А я подхватил девушку на руки и положил её на стол. Меня сильно обеспокоило её состояние. Она горела. И температура всё повышалась. Зрачки не реагировали на свет. Берк подошел к нам и заговорил по-тимеррийски.

— Её срочно нужно доставить на корабль! Там необходимое оборудование, и команда спецов, — он положил ей руку на лоб. — Если не снизить температуру, то начнутся судороги.

— Ты прав. Сначала её нужно спасти, а потом выяснять что она такое, — согласился я. — Обрати внимание на ученого, он явно в курсе происходящего. Ты видел его испуганный бегающий взгляд между ней и второй особью? Скажи ат Глойю, пусть доставит его для допроса на корабль. Я сам его допрошу позже. А сейчас не будем медлить! Её нужно спасти.

Берк, соглашаясь, кивнул.

— Иди с ней, Херон, я проконтролирую всё здесь. Встретимся позже.

Я набрал на наручи комбинацию активации перехода на корабль, подхватил невесомое тело самки и прижал к себе. Только бы успеть. Мысль об её потере вызвала неприятное тянущее чувство в области сердца. Странно. Что это значит? Я ведь недавно проходил обследование и с моим сердцем всё было в порядке.

Глава 5 Первое впечатление

Пробуждение было резким. Меня выдернули из забытья в реальность. Я подскочила из горизонтального положения в полувертикальное, ещё толком ничего не осознавая, но следуя за реакцией тела. ...

Скачать полную версию книги





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики