Наследник Клеопатры (fb2)

- Наследник Клеопатры (пер. Александра Колесникова) 1.37 Мб, 421с. (скачать fb2) - Джиллиан Брэдшоу

Настройки текста:




Джиллиан Брэдшоу Наследник Клеопатры

Посвящается Майку

Я знаю, что эта книга не самый блестящий шедевр, но мне нужно было сделать что-то такое, чтобы читатель сказал: «Хорошо написано!»

Предисловие

Помнится, кто-то, сильно удивившись, задал мне вопрос: «Почему вы называете Клеопатру эллинкой?» Думаю, что она сама бы так назвала себя. Древний Египет, которым правили фараоны, был захвачен персами в 525 г. до н. э. Два столетия спустя Персидская империя, а вместе с ней и Египет пали под натиском войск Александра Македонского. В 323 году один из самых приближенных к Александру полководцев, Птолемей, сын Лага, родом из Македонии, к тому же родственник прославленного завоевателя, стал сатрапом, наместником провинции Египет. Позже он присвоил себе титул царя, и поэтому англоязычные историки именуют его Птолемеем I Сотером. Основанная им династия, известная как Лагиды – по имени его отца – или Птолемеи, поскольку все цари этой династии носили исключительно это имя, правила в Египте на протяжении восьми поколений.

Птолемей и его потомки неизменно называли себя эллинами, и государственным языком Египта был греческий. Правящая верхушка изначально складывалась из воинов Александра и амбициозных греков-иммигрантов. К коренным египтянам греки относились свысока, считая их простолюдинами, которые пригодны только для занятий земледелием. Так было в теории. На практике все складывалось гораздо сложнее, особенно под конец греческого правления в Египте. Но, несмотря на это, греческий оставался официальным государственным языком. Только один представитель династии Лагидов взял на себя труд выучить язык, на котором разговаривали подданные-египтяне.

Это была царица Клеопатра VII, последняя из Лагидов, правивших в Египте. И все-таки она не была самой последней. В соответствии с традицией царица не могла править одна, поэтому она сделала царем и соправителем государства своего старшего сына, которому в то время едва исполнилось три года. Этот мальчик был плодом политики Клеопатры, которая стремилась к сотрудничеству с мощнейшей империей того времени, – его отцом был Юлий Цезарь. По крайней мере, она так утверждала, в то время как ее враги-римляне решительно отрицали этот факт. Пятнадцатый, и последний, царь Птолемей носил когномен «Цезарь», и поэтому его прозвали Маленьким Цезарем – по-гречески Цезарион.

Планы, которые строила Клеопатра относительно Рима, Египта и своего собственного сына, потерпели крах. Юлий Цезарь погиб, а ее новый римский союзник Марк Антоний был вскоре тоже побежден преемником Цезаря – Октавианом[1]. У Цезаря не было признанных сыновей римского происхождения, и по этой причине он усыновил племянника своей сестры, о чем и написал в своем завещании. В то время Цезарион едва достиг совершеннолетия. Разумеется, Октавиан не желал, чтобы кровный сын Цезаря стоял у него на пути, и при захвате Египта в 30 г. до н. э. он планировал взять в плен Клеопатру.

Что же касается Цезариона, то он хотел только его смерти.

ГЛАВА 1

Сильно болел бок. Он почувствовал это еще до того, как полностью очнулся: острая, как нож, боль пронзала его тело, давая знать о себе даже сквозь сон. Он поменял положение, стараясь облегчить ее, но от этого стало только хуже. Он повернулся на другой бок, поджал ноги и лежал так, смутно осознавая, что с ним произошло.

Было невыносимо жарко, и хотелось пить. Язык, казалось, распух. Нестерпимо болела голова. Он лежал на чем-то неровном, жестком и неудобном, окутанный какой-то густой горячей пеленой пурпурного цвета. Стоял удушливый запах мирры, который не мог полностью перекрыть стойкий запах крови, мочи и горячего пота.

Слабой рукой он ощупал свой бок и, морщась от острой, мучительной боли, почувствовал, что его опухшие пальцы стали влажными. «У меня был приступ, – подумал он виновато, – и я, должно быть, упал на что-то. Мать рассердится. Надеюсь, она не накажет рабов».

Он потянулся к тонкой золотой цепочке на шее, вытащил маленький шелковый мешочек, который висел на ней под хитоном, и приложил его к своему носу и рту. Корень пиона, кардамон, аммиачная смола, бриония, лапчатка и морской лук – это новое средство, по крайней мере, отличалось приятным ароматом. Сделав несколько глубоких вдохов, юноша попытался вспомнить, где он находится.

Оглядевшись по сторонам, он с тоской подумал о своей спальне во дворце, где гладкий пол под ногами с выложенным на нем разноцветным узором из полированных мраморных плит безупречно белого, золотистого и насыщенного зеленого цвета с красными прожилками всегда был прохладным, даже в самую жаркую погоду. Его кровать, сделанная из кедрового дерева, была инкрустирована золотом; зимой он укрывался шелковым стеганым одеялом, а летом – хлопковым, выкрашенным в яркие цвета. В алебастровом кувшине – всегда прохладная вода, а во