Английский вояж [КиберЪ Рассвет] (fb2) читать онлайн

- Английский вояж (а.с. КиберЪ-попадания -5) 2.14 Мб, 666с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - КиберЪ Рассвет (Cyberdawn)

Настройки текста:



1. Странный тип и странные друзья

Курил я на балконе, метко поплевывая на редких прохожих и думал, что наверное, все–таки все к лучшему. Ну свалила моя… Вот даже не знаю, девушка, любовница или невеста — вдаль. Наверное и к лучшему. Три года она пыталась «научить меня жить», даже не пытаясь открыть определение слова «компромисс».

Ну и черт с ней, с педагогичной. Пожелал я бывшей счастья с помянутым чертом, зашел в комнату и оторопел.

На моем диване сидел какой–то странный тип. Высокий, плечистый блондин, не то чтобы смазливый, но красавчик, как любят таких называть. В белом костюме, ценой не дешевле хорошей машины, ухоженный и с мефистофельской бородкой. Сидел и курил сигариллу, чего я себе дома давно не позволял… Впрочем, уже можно.

Однако, этот тип мне был незнаком, не приглашен, да и смотрел на меня с выражением лица, от которого хотелось ему ухмылку кулаком заткнуть. Впрочем, я еще не настолько зол, кроме того, возможно, от бывшей с какими–то претензиями или требованиями, так что сначала выслушаю:

— Уважаемый, в моем доме не курят. Кроме того, говорите, какого черта вам надо?

— С тех пор, Ярослав, как твоя пассия покинула тебя, курят, — хамски затянулся гость, выпустив клубы дыма. — А нужно мне… скажем так, помочь тебе. Я вижу, твоя жизнь тебя совсем не устраивает, — со снобским выражением на лице закончил этот тип.

Я, собственно не был крутым спецназовцем, пальцем пробивающим кирпичи, однако мой старик, чтоб ему икалось, еще в детстве вбивал в меня приемы самообороны, которая опережает нападение. Так что, решил я лощеную рожу незваного помощника немного подправить. Не сильно и без особых следов, но уж больно рожа противная, тон снисходительный, да и поведение вызывающее.

Направился я к нему. Шел минуту, две. И тут, до меня дошло, что при полном ощущении ходьбы, смещающейся перспективе и прочем, дойти до наглой рожи я не могу. Непонятно как, но диван с визитером не приближался, а я оставался на месте.

Подошел к стене, что вполне удалось. Подошел к компьютерному столику, сел на кресло. Тип в это время с отвратным выражением лица и ухмылкой наблюдал за мной.

Так, с ума я, скорее всего, сошел. Истеричка чертов, из–за бабы этой дурной, похоже. Так, стоп. Старик мой говорил в свое время: «Ты центр твоего мира, пропускай его сквозь себя и останешься хозяином и себе и своей жизни». Много чего он такого пел, но тут точно прав.

Сошел я с ума или нет — неважно. Важно не впадать в панику и жить в свое удовольствие. Ну будут мне типы мерзкие мерещиться или что с пространством дичь творится, не самое страшное что могло бы быть.

Так что уставился я на визитера, да и попробовал мерзкую ухмылку его скопировать.

— Не очень, — покачал головой блондин, — но тенденция радует. Итак, Ярослав, я тут, скажем так, по просьбе твоего отца. Зовут меня… хм, зовут меня мастер Всунь Уд, так будет правильнее, — изобразил мой глюк уж совсем невообразимую и гадкую ухмылку на роже, — Просил меня мой старый друг тебя навестить, да и помочь при возможности. И поверь, возможности мои крайне широки. Кстати, — сделал глюк движение брови, отчего мне несколько подурнело.

Так, похоже не глюк, а запредельщина какая–то. Или я совсем свихнулся, потому что мысли о безумии, как я слышал, безумцам не свойственные, кажутся мне теперь неважными и глупыми. Ну и черт с ним, сходить с ума — так весело.

— Старик? Уважаемый Сунь Хуй, он пропал, года два как, скоро уже погибшим признают, — усмехнулся я, — или вы его, — провел я ребром ладони по шее.

— Не вполне я и не вполне так, — ответил блондинчик, на удивление не прореагировавший на «вольный перевод» своего имечка, — Впрочем неважно. Определенные его обязательства перешли ко мне, так что считай что я твой счастливый билет и джинн. У тебя было три желания, одно ты, считай истратил, столь вольно обойдясь с моим прекрасным именем, — скорчил омерзительную рожу визитер, — Так что осталось два. Учти, первое желание практически любое, совсем любое, — уточнил он на скептически поднятую мной бровь, — второе же, исключительно корректирующее либо дополняющее первое. И да, я добрый джинн, поэтому можешь задавать вопросы и прикидывать что тебе хочется, только, — демонстративно зевнул визитер, — будь почтителен с моим именем.

— Не будет ли любезен, глубокоуважаемый джинн, свалить нахер? — поинтересовался я.

— Какой–такой нахер–шумахер? Не видишь, я желания исполняю, — гадко ухмыльнулся визитер, — Ладно, шутки в сторону. Можешь считать это игрой. Скажи чего тебе реально хочется и я или исполню, что, согласись, будет неплохо, — подмигнул блондинчик, — либо исчезну из твоей жизни. Слово мастера Всунь Уда! — со снобской рожей заверил он.

Я же призадумался. Ну если я свихнулся, то свихнулся и из этого положения мне не выбраться, только с помощью добрых докторов. Но есть мизерный шанс что нет, да и в любом случае, я ничего не теряю. Пока думал, на глаза попалась облупленная позолота книжки «Гарри Поттер» и какая–то хрень. Я, признаться, почти не помнил это писево, прочел в детстве да и плюнул. Однако бывшая, помнится, давала читать фанфик, вроде как, по этой книге. Там какой то тип попал в ребенка аж Морганы и чуть ли не Артура, пошел в школу и нес троллинг и пинки окружающим, поднимая настроение себе и читателям. Жаль было, что книжка эта годами не была закончена, однако запомнилась мне неплохо. Да и вообще стал я фанфики почитывать, иногда попадалось чтиво, поприличнее что книги с которой писалась, что творчества всяких пейсателей.

Так что, а почему нет? Интересно жить, магия, да и жизнь заново. Эта–то не то чтобы не задалась, но серая и дурацкая какая–то. Да и в смысле дам там интересно. Метаморф, хм. Впрочем ладно, раз спросил блондинчик — отвечу:

— Хочу стать попаданцем в Гарри Поттера! — громогласно и ехидно заявил я.

— Чего?! — глаза у собеседника стали явно больше, чем предусмотрено природой, — Ярослав, ты сдурел?! Впрочем, — закатил он на секунду глаза, — да, хочешь. Что ж, пусть будет так. Какое время?

— Время… — задумался я.

Ну, точно не до школы. Там, каждый раз, если и описывалась, то дичь хуже, чем мне старик устраивал. И надо, чтоб с женским вопросом хорошо было, не малолетки вокруг.

— Время такое, чтобы я был в школе, однако, чтобы сокурсницы, — сделал я жест рукой, вызвавший понимающий кивок ехидной морды, — Ну и чтобы время было, к учебе хоть немного подготовиться.

Всерьез я задумался над последним. Если и вправду не глюк, то надо бы как–то подготовиться. Магия, все–таки интересно, так что, помимо веселой студенческой жизни и прибивания этого, как его… володьей морды, надо бы и поучиться.

А с этим придурком — фигня, читал я, маги вообще о мире простых людей не знают, то ли железными дудками ствол называют, то ли еще как. Уж с магией–то, ствол достану и пристрелю придурка.

— Ярослав, ты не пил? — что–то очень знакомое в голосе показалось, аж вздрогнул, но, глядя на ехидную морду понял, что кривляется «джинн», — Ладно, желание принимаю, будет тебе попаданство. — ехидно заключил он.

В этот момент я реально почувствовал себя в фильме ужасов: у блондина глаза не просто пропали. Вместо них были бездонные черные дыры, ни отблеска ни тени. Сплошная чернота. Пока я вспоминал, в какую сторону креститься и прикидывал, а не выйти ли мне в окно, блондинчик обрел нормальные глаза. Правда один стал черным, другой же вернулся к первоначальной синеве.

— Почему так серьезно? — ехидно улыбаясь спросил блондинчик, — Ладно, нашел я вариант под твои потребности. Канон–то хоть знаешь? — с оскорбительной такой, как к больному, жалостью, спросил он, и тут же перебил мой ответ, — Ясно, ни хера не знаешь. В общем, окажешься в купе поезда, с твоими «друзьями», — «друзья» собеседник произнес так, что кавычки были буквально видны, — Сам шрамоголовый помер, яд василиска всё–таки, — задумчиво протянул «джинн», — Странно что вообще протянул. Впрочем ладно, самому ему будет шестнадцать, сокурсницам, которых ты хочешь, — показал он жестом, что я хочу, — также. Учиться начнешь с третьего курса колледжа Чародейства и Волшебства Хогвартс.

— Не школы? — уточнил я.

— Нет, не канон, — протянул собеседник, — Значит так, как бесплатный бонус, в кармане у тебя будет ключ от сейфа в Гринготтсе, на цепочке, наденешь на шею — никто не увидит и не сможет снять. Память Поттера не пропадет, но, чтобы усвоилась, проспишь пару дней. Впрочем, тебе же и лучше будет. Пока не ляжешь спать — веди себя тише воды, ниже травы. Особенно с Дурслями. И, наконец, второе желание каково?

— Хочу, чтобы ты убрал этот, крестраж, — несколько проникся я крипотой и серьезностью собеседника и прикинул, что самое неудобное.

— Хм, хоркрукс что ли? — несколько задумался собеседник, — Вообще, сейчас ты впервые, за нашу беседу, использовал голову по назначению. Однако, считай что желания не было. Яд василиска, я уже говорил. Как хоркрукс в каноне существовал, непонятно, — задумчиво протянул Уд, — слезы–то только мальчишку защищали. Впрочем, ладно, главное то, что это желание исполнено и не в счет. Желай другое, — щедро развел он руками.

— Ну тогда, — широко раскатал губу я, — хочу систему развития, ну эту, — неопределенно помахал руками я, — приседаешь а все тело качается, разум игрока, тело игрока… — по мере перечисления я понижал голос. Собеседник смотрел на меня с такой жалостью, что я сам себя пожалел.

— Ярослав, ты, конечно не гений, — опять прорезались знакомые нотки, — но вроде как и не идиот. Вот включи голову и подумай, КАК сделать такое, да чтобы работало? Проще тебе планету сразу отдать в полное пользование, — веско припечатал Уд.

— А можешь? — на всякий случай поинтересовался я.

— Обойдесси, — ехидно ответил собеседник, — Значит так, желание есть, но осуществлю его, — на секунду задумался он, — в рамках реально возможного. Никаких очков жизни и здоровья, — загибал пальцы он, — будет шкала жизненной энергии, она лечит и восстанавливает тело. Однако, — поднял палец он, — повреждения мозга убьют тебя сразу, лечить будет нечего. Кроме того, учить магию будешь сам. Как и развивать ядро. Система, — ехидно скривил он губы, — поможет, оптимизирует нагрузки, даже в чем–то подскажет, однако делать, опять же, будешь все сам. Но это еще не все, — тоном продавца телемагазина продолжил собеседник, — разум твой, от влияния менталистов и зелий будет полностью защищен. Но, развитие, опять же, твоя задача: читай, анализируй и прочее. Развернется вместе с памятью Поттера, после сна. В общем, думаю, разберешься.

— Угу, — кивнул я, даже в «урезанной версии» собеседник давал царский подарок, — а карман пространственный?

— Вот ты жадина, — опять состроил до невозможности противную морду Уд, — будет тебе карман. Пару кубометров, обнуление веса. Увеличиваться не будет! Ну, если сам не научишься. И да, закину тебе туда немного фунтов, да и ключ лучше туда помещу.

— Ну, тогда вот, — подытожил я, — желания есть, исполняй или вали нахер, как и обещал, — ехидно закончил я.

— Удачи, Ярослав, — опять, до боли знакомо, сказал Уд, но продолжил ехидно, — Как пожелаете, — и хлопнул в ладоши.

И тут, без перехода и каких–то иных эффектов, я вдруг оказался в явно движущемся помещении. Реально, купе поезда, понял я через секунду и, не обращая внимание на бормотание на два голоса, проверил самочувствие. Ну, вроде бы все в норме, правда побаливает лоб и немного ноют кости.

Аккуратно приоткрыл глаза и прислушался, что стоило того: в купе с двумя диванами стояла, прижатая неким рыжим типом девица, достаточно симпатичная, правда, явно не ухаживающая за собой. И сопротивлялась, отпихивая руки рыжего, которые тот упорно продолжал тянуть ей под юбку. При этом велся такой разговор:

— Рональд, прекрати немедленно! То, что мы один раз поцеловались, никак не дает тебе право на подобное, — пыхтя бормотала девица, — мне просто было интересно. Да и Гарри может проснуться.

— Этот–то вряд ли, — не прекращая поползновения противным голосом отвечал рыжий, — Он к поезду подходил, зеленый и шатался. Опять небось в обмороке, — мерзко гыгыкнул он.

— Он наш друг, — несколько равнодушно продолжила девица, — Кроме того, как ты можешь, он спас твою сестру!

— Ну в этом, я ему, конечно, благодарен, — даже несколько отстранился приставала, — только сестричка по нему давно сохнет, так что думаю без награды «герой» не останется, — похабно продолжил он, — ну, а у нас есть время, как ты говорила «попробовать».

С этими словами он руки под юбку запустил чуть ли не по локоть. Я же призадумался. Это, очевидно, Грейнджер и Уизли. Ну, вроде бы, не такие уж и гады, как во многих читанных мной фанфиках. Хотя, на дружбу, уж от рыжего точно, слова их не похожи. Приятели, не более того. И рыжий, не сказать, что хороший. Тем временем, картина видимая через полусомкнутые веки, как бы это помягче, накалилась.

Не сказать, что уже изнасилование, но и на приставания уже не похоже. Ну, в общем, девчонка явно была против. Подумал я и решил, надо дело это прекращать, встал и похлопал рыжего по плечу.

— А, Гарри, дружище, проснулся, — бросил этот тип через плечо, — погуляй полчасика в коридоре, — бросил этот тип, не переставая лапать девчонку.

Посмотрел я на неё. Ну вот скажем прямо, если разложит он её — прямо это насилием не будет. Но и согласием тоже. Принуждение, физически–эмоциональное, как вещали некие знакомые. Даст не потому что хочет, а потому что не хочет терять «друга», скорее так. Ну, а ему на неё если не совсем пофиг, то свой хер важнее. Да и со мной себя он по–хамски повел.

Так что, рванул я Рончика за плечо и пробил двойку по челюсти. И, хорошо что двойку, тело хоть и ощущалось своим, явно на мордобой было не заточено и первый удар я смазал. Но второй попал удачно и рыжик прикорнул на диване.

Протянул я Грейнджер руку, да и повел в тамбур. Девчонка несколько заторможено руку приняла, за мной прошла. В тамбуре вцепилась в мой жилет и зарылась в него лицом. Рыдать не рыдала, но её слегка трясло.

Я её по плечам погладил, нормально. Пониже руки спустил, и даже ложбинку между ягодиц нащупал, но задрожала еще сильнее, так что руки я убрал. На фиг, не то время, место, ситуация. И не факт что с ней. Да и вообще, я это скорее из интереса сделал, мантии тут бесформенные совсем, интересно, что у неё рыжий так упорно искал.

Впрочем Гермиона через минут пять отошла. И в эмоциях, и от меня. Да и в своей дамско–хозяйственной (судя по размерам) сумке закопошилась. Вытащила пачку сигарет и судорожно защелкала зажигалкой.

Ну и мне не помешает, подумал я и сигаретину с зажигалкой стянул. Дал девице прикурить и услышал вопрос, хоть стой хоть падай:

— Гарри, ты куришь? — с удивлением и клубом дыма спросила девица.

— И не только, — ответил удерживающийся от кашля я, — Гермиона, скажи, я вообще–то не зря вмешался?

— Не знаю, Гарри, — задумчиво протянула гендерно–верная собеседница, — Я с ним целовалась, так что, наверное, все было бы и правильно. Только не так, — помотала головой она.

— А ты ему вообще что–то обещала? — закономерно поинтересовался я, а на поматывание головой, все таки закашлялся и прислонился к стене смеясь, — Ты сама хотела? — уточнил у надувшейся Грейнджер, отсмеявшийся–откашлявшийся я.

— Точно не так, — помотала головой жертва поцелуя, — Ну, вообще, хотела попробовать, читала да и девчонки такое рассказывали… — несколько покраснела она, — Но точно не так и не в купе, — наконец определилась Грейнджер.

— Ну, значит, правильно я поступил, — определился со своей правотой я.

Уд говорил тише воды, но мне что, под их потрахушки притворяться спящим надо было? А вот девица созрела, да видно круг общения канонный, я да Рон. Ну, а мой предшественник, видно тупил, рыжий же, после «попробовать поцеловать», яйца и выкатил. Впрочем, посмотрим, мне она не сказать, чтобы совсем по вкусу, да и с рыжим она, как по канону, так и сейчас: против, но «незнаю». Ладно, разберемся.

Но телефон её домашний взял. Хотя, в любом случае, надо ждать сна, про который говорил Уд, там все будет понятно. И с рыжим, и с ней, да и с собой.

Правда, сон меня нагнал несколько раньше, чем я ожидал. Дверь купе рывком открылась, послышалось «Ступефай! Урод чертов!».

Сползая по стене тамбура и отключаясь, я подумал: «Здравствуй, волшебный мир».

Примечание к части

Ну, вот как то так. Да, тут джен, но будут постельные (или не очень) сцены и отношения всяческие. Но не сюжетообразующие. Впрочем, помотрим, что и как. Мир АУ, не только по возрасту, но и ряду других моментов. Попадун вообще канон только по ряду фиков знает, так что и не знает считайте вообще. Что на фоне того что мир — не канон вообще, как по мне забавный коктейльߧмbr /> МУльтиверс ли это «ОРП»? А вот черт знает. Может он, может и не он. Со временем, может быть, разберемся.

Таинственный старина Киберъ Рассвет

2. Забытый рыжий

Очнулся я в помещении, пропахшем травами, под одеялом. Шевелиться не стал — слышались два негромких голоса и послушать их мне явно стоило:

— Директор Дамблдор, все же, я настаиваю на том, что юношу надо направить в лечебницу Мунго, — говорил женский голос, — его состояние после укуса все ухудшалось, пусть и незаметно. Моя же квалификация не позволяет мне полностью оценить результат смешения компонентов в его крови. У него сейчас полностью прекращены мыслительные процессы, я вообще не понимаю как он жив, — повысив голос закончила дама.

— Поппи, не шуми, — успокаивающе произнес мужской голос, человека явно умеющего произносить речи, уж слишком плавная игра интонациями, — С головой у мальчика все в порядке, — правда легкая заминка была слышна, — Самоинициирующийся окклюментный блок, его не пробило даже заклятье. И не делай такие глаза Поппи, я имел на это не только право, но и обязанность. Территория Хогвартс–экспресса территория Хогвартса, если ты не забыла, а рассказы мистера Уизли и мисс Грейнджер противоречат друг другу.

— Вот на них и практиковались бы, директор, — послышался ядовитый ответ.

— Увы, не смог, — сожалел директорский голос, — после выхода из поезда мои права, как директора, перестают действовать. Ну не обращаться же было в аврорат, — послышалась в голосе ирония.

— Уж в ДМП, было бы можно, — проворчала женщина, — сломана ключица, трещина черепа. Ваши разлюбезные Уизли, директор, дойдут до убийства, помяните мое слово.

— Полно тебе Поппи, — разливался соловьем голос, — Мальчишки, шалости. С возрастом пройдет, да и не пострадал никто. Я пойду пока, — торопливо, явно не давая собеседнице ответить, — позови меня когда мистер Поттер очнется.

— Не «когда», а «если»… — хлопнувшая дверь прервала некую Поппи.

Впрочем, всплывающие воспоминания поправили меня. Мадам Поппи Помфри, целитель в колледже или высшей школе, как его еще называли, чародейства и волшебства Хогвартс. Причем, Гарри здесь бывал частенько, что примечательно, по своей дури.

Вообще, погрузившись в воспоминания, я узнал много достаточно любопытного. Итак, Гарри Джеймс Поттер, шестнадцати лет от роду. Дубина почище меня в его годы, причем просто от… да даже не знаю, наверное безвольности внутренней, да и чувства, что ему должны. Не великим считать, отнюдь. Решать что ему одеть, куда ему пойти, должны были окружающие, а в Хогвартсе, да и в школе до этого, он искренне обижался на отсутствие руководящих указаний.

Дурсли относились к нему не слишком хорошо, но и не плохо: помощь с садом, с готовкой и уборкой по дому. Не более трех часов в выходные, ну и только с готовкой в дни учебы.

Учитывая, что Дадли, больше похожий на сумоиста, нежели просто жирдяя, регулярно помогал Вернону в гараже, назвать жизнь у Дурслей каторгой никак не выходит.

И выбросы. Да, выбросы это нечто: летящие в домашних ножи, переворачивающаяся мебель. На Поттера перестали повышать голос лет с пяти. А чулан стал не местом жительства, а наказанием. Я бы, наверное, сам бы такого родственничка, который может воткнуть дюжину ножей, в паре сантиметров от моего носа, выкинул на мороз. Но Дурсли терпели, определили в недорогую, но не самую худшую школу–пансион.

Но обижен мой предшественник был и на них, за то что Дадли «любили», а его «ненавидели». Безусловно, вина на них есть, но Поттера никто не заставлял сидеть часами в чулане и копить обиды. В библиотеку бы сходил, да у самих Дурслей была неплохая подборка книг, часть из которых спокойно выделяли Поттеру для школьных работ.

Ну и Дадли, обычный «альфач», действительно шпынял Поттера, тут не поспоришь. Впрочем, тут та же вина, что и с Поттером, Дурсли ими не занимались, считая материальное обеспечение воспитанием.

Поймал я себя на том, что рассуждаю как мой старик. К черту, уж его «воспитание» я точно не забуду. Хотя, как не ненавидел бы я его, с возрастом понимаю, что во многом он был прав. Ладно, к черту старого, хорошего ему посмертья, ну или жизни.

По дороге в пансион, Поттера и забрали на первый курс Хогвартса. Причем, безволие и вечная обида на все проявилась и тут — у парня были все шансы стать лидером если не школы, то факультета. Но, пока его плотно не взял на буксир рыжий, просто аутично ходил между аудиториями, большим залом и спальней. Блин, он даже не записывал! Рыжий реально забивал на учебу, но он знал на что забивал, хотя бы в общих чертах: несмотря на разваливающуюся палочку, изредка, применял заклинания, от которых круглели глаза у Грейнджер.

Ну а Поттеру стало совсем пофиг. Его таскают, он доволен, стремиться и учиться не надо. Ну, возможно, тут вина крестража, или хоркрукса, как называл его Уд, подозреваю правильно, так же его называл и полупрозрачный парень, который Риддл.

Итак, первый курс прошлого меня: ехал в купе, подсел рыжий, всю дорогу слушал его треп, про команды по квиддичу, старших братьев и прочее. Малфой приходил, руку протягивал. Когда рыжий стал упрекать белобрысого в том, что тот сын своего отца, белобрысый порекомендовал выбирать круг общения, обращаясь к Поттеру. Ну, про родителей безусловно зря упомянул, но, по сути, правильно сказал. Поттер послал его по матушке, благо, в прошлой школе, чуть ли не единственное, что почерпнул. Результат — драка.

На распределении директор говорит о том, что лезть на третий этаж — смертельно опасно, там зверинец для преподавателей и старших курсов.

Неделю после этого Поттер бродил, как сомнамбула, рыжий взял его на буксир и стал «рулить» героем. Ну и отсек, за пару недель, все возможные знакомства. Сам рыжий был не из приятных типов. Неряшлив, неаккуратен, невежлив. В принципе, были у него достоинства, но недостатков, на мой взгляд, больше. Да и завидовал он состоятельности Поттера, это точно, бросал взгляды исподтишка. Ну, и привил ряд своих привычек, от меня даже сквозь запахи трав несколько попахивало.

Далее, Грейнджер. ЧСВ по прибытии в Хогвартс зашкаливало, что не помешало ей записаться на все дополнительные курсы для магглорожденных. Гаричке рыжий сказал: «нам не надо», Гаричка ответил: «хорошо». Ну, а Грейнджер сокурсников бесконечными поучениями реально задолбала, так что её просто игнорировали, изредка мелко гадя.

На практикуме чар Рон, лениво помахивал палочкой, даже не пытаясь подать магию. Гермиона стала ему показывать «как надо», с лекцией на четверть часа, какой Рональд «безответственный» и дальше по тексту. Уизли в своей, деликатной и культурной манере, девчонку послал, пояснив почему она даже подходить к приличным людям не должна. Та в слезах выбежала и исчезла до праздничного ужина.

На ужине вбегает препод по ЗОТИ, кричит о тролле, падает в обморок. Старосты разводят факультеты по домам. Рыжий же вспоминает про заучку. И тащит Поттера её спасать. Все спасение последнего заключалось в беготне за рыжим. Тот девицу нашел, тролля оглушил.

Тролль, кстати, оказался из зверинца в башне, где вполне официально обитал, как и цербер, мантикора и ряд других животных, изучение которых «на воле», больше бы походило на беготню от изучаемого.

После этого, в целом героического, хоть и идиотского поступка, Гермиона вливается в компанию нерях и пытается поучать. Будучи несколько раз посланной, смирилась и включилась как изготовительница домашних и репетиторша. Видно было, что общее отторжение её тяготит. Но учиться, опять же, сподвигнуть не смогла. В общем картина маслом по сыру:

Рыжему учиться, по крайней мере на первом курсе, просто не надо, Грейнджер пишет эссе за троих и вбивает в горшок на голове Поттера минималку на уроках. Сам Поттер кайфует, «друзья» вокруг. Причем вполне дружески относится к обоим, шестого почитает старшим товарищем.

Рыжий же посоветовал Поттеру попробоваться в команду по квиддичу. И о чудо! Вот что–что, а летал Поттер действительно шикарно, без тренировок и прочего. Сам посоветовавший мрачно завидовал.

Некий мутант–переросток, приглашает Поттера на «чай». На кой это надо — не ясно, но приглашает, говорить о родителях, о которых сам Поттер думает «хорошо бы если были». Уизли считает что это интересно, тащит все трио «на чай». Там же, находится газетная статья с «попыткой похищения из Гринготтса».

После этого, на основании зверинца, вкладыша к сладости, попытки ограбления и некоего свертка, забранного проводившей Поттера за покупками Макгонагалл, двоица делает вывод, что Дамблдор спрятал в зверинце философский камень, видимо, не ограбленный банк его разочаровал. Ну и у Уизли камню будет сохраннее, не без этого.

При этом, Снейп, единственный преподаватель, которому не похер на студентов, этим, безусловно, гад и хочет похитить камень. Извивы размышлений рыжего меня поразили, впрочем, допускаю, что ему было просто скучно.

Самое поразительное же, что что–то под зверинцем было спрятано. Причем, похитить это что–то, собирался теряющий сознание, заикающийся преподаватель, даже имени которого я из памяти Поттера не выудил. Но троица, героически пройдя некую полосу препятствий, судя по сложности — на уровне первого курса, для экзамена, потеряв рыжего с переломом, а заучка, по–моему, просто не захотела участвовать и навешала Поттеру лапши на уши, добралась до некоего зеркала и преподавателя.

И тут начинается любопытное. Тот связывает Поттера заклинанием, орет что преподаватель — Волдеморт. Причем, шрам у Поттера реально сильно болит. Извлек Поттер камень, протянул преподавателю, да и произнес «Инсендио», заклинание недавно проходимое. Ну и спалил мужика в пепел за пару секунд, заработав истощение и потеряв сознание. Так, кстати, имя сожженного не узнав. Хороший мальчик.

Очухивается в госпитале (а не в тюряге), слышит от директора «все хорошо, Гарри», да и рулит на каникулы. Просто слов нет.

На каникулах какая–то поганая тварюшка несет дичь, что Поттера в школе убьют. Тут вообще непонятки. Тварюшка переламывает полдома Дурслей, при гостях. Из Министерства приходит письмо, о запрете несовершеннолетних колдовать, вне мест проживания «магического населения». Поттер вместо разборок и поисков, вяло блеет «домовик» и забивает. Перед учебным годом Поттера старшие братья рыжего, ночью, выламывают решетки в комнате Поттера и отвозят его в свою фамильную «Нору».

Нахера это делать, когда Дурсли заплатили бы еще, за удаление Поттера — загадка.

В Норе Поттера кормят, поят и особо не трогают. Он счастлив. При том, младшая рыжая смотрит на героя, как кошка на сметану, да еще стесняется довольно симпатично. Вообще, рыжие женщины делятся на две категории: страшна как смертный грех и огонь–девка. Тут последнее. Поттер на девку ведется, в штанах ему тесно, но ничего не делает и мычит. Но девка реакцию видит, и этому, как видно, довольна.

При покупках к школе происходит вообще дичь. На родителей Грейнджер, Уизли реагируют как на обезьян не в клетке, ну это ладно. Рыжий патриарх бьет рожу и получает в ответку от Малфоя–старшего. И тут, черт его знает, подкинул бледный тетрадку в сумку рыжей или нет, но точно передавал до этого.

Весь год в школе творится бред, а главное, в Школе Поттер резко теряет всякое либидо и рыжую игнорирует, та неделю попрыгала вокруг него и не то чтобы отстала, но явно загрустила. Ну, и весь год медленно худела–бледнела.

На матче по квиддичу Поттера отправляет на больничную койку (а могла и на тот свет) та самая тварюшка, причем, шрамоголовый дебил, про то что его, мягко говоря, убивают — тупо молчит.

Дальше начинается феерия бреда. По замку начинают застывать ученики, впадать в гибернацию, или что–то такое. Ходят слухи о некоей «тайной комнате основателя» и «ужасе грязнокровок», при том, что парализованы не только магглорожденные, но и чистокровные с полукровками. Ну и фиг бы с ними, со слухами.

Однако, на тренировке по дуэлингу Малфой–мелкий призывает заклинанием змею. Поттер, с самыми искренними чувствами «помочь» шипит на неё, благо умеет с раннего детства говорить со змеями.

И тут, редкостный дебилизм проявляют уже окружающие, принимая Поттера за «выпустившего ужас, наследника Слизерина». Поттеру похер, рыжий рядом, заучка с уроками помогает.

Весь бред дальнейший даже разбирать не хочется. Однако, перед окончанием года, рыжий хватает Поттера и орет «пойдем спасать мою сестру». Поттеру похер, рыжий зовет — значит пойдем.

Тащит рыжий Поттера в женский сортир, тычет пальцем в узор змейки на умывальнике, мол открывай. Поттер после шипения «пароль, код», наконец шипит «откройся». Откуда рыжий узнал — хрен знает. Где заучка две недели до того пропавшая — так же, Поттеру было похер.

Но, после шипения, открылся лаз. Рыжий тащит Поттера внутрь, попадает под обвал, и машет рукой, мол «воюй туда». Поттер прется воевать.

Дальше идет крипота. Рыжая валяется в отключке, призрак парня лет семнадцати–восемнадцати, орущий мол: «Я Томас Марволо Риддл, в миру лорд Волдеморт», и девка скоро помрет а я возрожусь. А так, книжечка мой хоркрукс, чтоб ты понимал, а то не догадаешься.

После этого, призрак шипит змеиным «явись предо мной ужас Слизерина», чем призывает лютую змеюку. Змеюка пучит буркалы с колеса от камаза на Поттера, Поттер таращится на змеюку.

В этот, трогательный момент, появляется огненная курица, вроде как феникс. Роняет на Поттера распределяющую шляпу. Шляпа, в падении, на голову нашему герою, который стоит и тупит, наносит дополнительный урон и без того некрепкой голове. Из шляпы, стукнув тупящего по темени, выпадает меч, хорошо что рукояткой вперед.

Пока курица наносит змеюке ожоги, призрак визжит как девчонка, Поттер свои синяки и травмы пожалел, меч взял, раз уж рыжий сказал воевать, ну и огляделся, куда воевать. Ни хрена не углядел, но курица за него спряталась. Змея пасть разинула, с метра на Поттера шипит: «с дороги, говорящий». Поттеру, традиционно, похер. Рыжий сказал воевать, Поттер воюет.

Воткнул меч змеюке в нёбо, при этом напоровшись на клык, да и обломав его кончик. Змеюка помирает сразу. Поттер выдирает из предплечья обломок клыка, чудом попав на книжицу и начинает помирать, очевидно от яда. Дневник начинает истлевать, призрачный парень, не переставая визжать как девчонка, исчезает. Курица начинает капать на дыру в руке Поттера какой–то хренью. Занавес, Поттер отключается.

Очухивается мой предшественник в больнице, директор ему в очередной раз говорит «Гарри молодец». Рыжий, навещающий Поттера в больнице, за сестру благодарит, сама она на Поттера смотрит так, что я точно знаю, что мне обломится. Правда самому Поттеру совсем пофиг. Причем ему еще и плохо, и со временем до отъезда все хуже. На что пофиг уже окружающим, вплоть до четырех его обмороков. Ну и в поезде, Поттер, очевидно откинулся, а я занял его место. Видно Уд тельце подлатал.

Выводы из всего этого — Поттер конченый дебил. Клинический. Я даже не могу сказать соответствует ли происходящее фанфикам, потому как ему было на все пофиг и память дырявая. Рыжий и Грейнджер — точно не гады, как в фиках, но сам рыжий не менее точно идет нахер. Потому как его собачкой аки мой предшественник становиться я не буду. Грейнджер — посмотрим, попробую припрячь к помощи в обучении летом, пообщаемся и посмотрим, что и как.

Дамблдор… Вот хрен его знает, выглядит как будто ему на все похер, как и Поттеру, только еще и разговаривает. Тоже посмотрим, но отравой Поттера вроде не поил и прочее. Два разговора, оба: «молодец Гарри». Спалил препода — молодец. Прирезал змейку — молодец. Но на дамбигада из фанфиков точно не тянет.

Ладно, двигаться надо, не вечно же разлеживаться. Встал я, голой жопой посверкал, противоположностью потряс. Вроде, вещи рядом с койкой мои, так что стал одеваться. Чистые, что приятно.

Мадама Помфри, на мои шебуршания прискакала, палочкой помахала, да и сказала, что директор жаждет со мной пообщаться. Кинула в камин порох, проорала что хочет говорить с Дамблдором.

В камине появилась бородатая башка из зеленого огня, как раз Дамблдора, тот два раза, как дебилу, повторил как к нему добраться. Ну, учитывая воспоминания предшественника, правильно делал.

Пока перся по лестницам–коридорам, думал о том, что за хрень с либидо у Поттера. Учились в колледже до двадцати одного года, если все семь лет. У многих семьи, причем семейные комнаты. Сверстники и ребята постарше уединялись. А у Поттера в Хогвартсе импотенция. У деда спрошу, он старый а мне не в лом, решил я, входя в кабинет.

В кабинете была куча фигни, типа настольных «вечных двигателей», гудели, позвякивали и немного раздражали. Впрочем, не мой кабинет, так что пофиг. Висела клетка с огненной курицей. Ну, а за столом сидел седобородый дед. Не вполне дед, я бы дал между пятьюдесятью и шестьюдесятью, не старик, скажем так. На столе были свитки и куча прочей фигни.

Начал Дамблдор разговор:

— Здравствуй еще раз, Гарри, присаживайся — произнес дед, цепко вглядываясь в меня и держа руки под столом. Дождавшись когда я сел, он окинул стол, взглядом и спросил, — Гарри, взгляни. Скажи, не узнаешь ли ты предметы отсюда?

— Нет, директор Дамблдор, — ответил честно я, на столе помимо бумаги валялась какая–то ювелирка, но я её, как и Поттер, в глаза не видел.

— А вот это? — произнес директор, руками в перчатках берясь за какую–то корону, типа как для принцессы, при этом уставился на меня совсем неприлично.

— Нет директор Дамблдор, сэр, — честно ответил я, но закономерно поинтересовался, — А что это?

— Это.. — протянул дед, витая в своих мыслях и перестав на меня пыриться, — Это, Гарри, диадема Ровены Рейвенкло, реликвия основательницы школы. Правда она проклята, — добавил директор и ушел в свои мысли.

— И вы подумали, что меня прокляли ей? — поинтересовался я. Вообще–то, про диадему я читал. Ну и знал что это хоркрукс. Видно, дед проверял не одержимец ли я.

— Да, что–то вроде того, — рассеянно сказал Дамблдор.

— Директор Дамблдор, я могу задать вам несколько вопросов? — а то дед в мысли уехал, хоть и сам звал, а у меня реально вопросы есть.

— Да, Гарри, мальчик мой, задавай, — все же переключился на мою персону дед.

— Мне бы хотелось, пройти обследование в Мунго, это же реально сделать самому? — закинул удочку я.

— Да, вполне, — директор задумался, залез в ящик стола и положил на стол ключ, — Вот, Гарри, ключ от твоего сейфа в Гринготтсе, до совершеннолетия тебе немного, так что отдаю его тебе, — дед подмигнул и продолжил, — не потрать все. А так, воспользуйся моим камином, — указал рукой Дамблдор, — «Дырявый котел» скажешь после того, как бросишь щепотку пороха.

Ключик я прибрал, подумав, а что же в кармане от Уда? Впрочем ладно, потом разберемся. Подходя к камину, задал немаловажный вопрос:

— Директор, прошу прощения, а не подскажите, что со мной в Хогвартсе? — обозначил рукой я паховую область.

— А, молодость, — улыбнулся дед, — чары еще со времен основателей, накладывает шляпа. В те времена вопросы девственности занимали неоправданно много внимания, а у некоторых и сейчас. Тебе, если это беспокоило, стоило подойти к декану. Кстати, многие так и ходят с этими чарами до конца учебы, так, в некотором смысле, безопаснее, — призадумался он, — Впрочем ладно, снять? — ухмыльнулся он, на что я закивал. Дед совершил несколько пассов палочкой и продолжил, — вот и все. Если у тебя нет больше вопросов, то прощай до нового учебного года, Гарри, у меня много дел.

Заверив деда что вопросов нет, попрощался. Ну и думая, что вроде бы, все–таки не гад, кинул щепоть порошка в камин. А входя в холодное пламя произнес: «Дырявый котёл».

Примечание к части

Вот такая вот глава. Вопли о том: «а почему этого нет, а почему не вспомнил», должны гореть огнем ߔ弢r /> Потому как пов. Что вспомнил, что знает, о том говорит и думает гг–ой версии 2.0.

с огнеметом в лапе, разъяснительный старина Киберъ Рассвет

3. Банкир и адвокат

Вывалившись из камина, отряхнулся от золы и пошел в подсобку. В пабе было полтора человека, не особо чисто, не особо грязно. Бармен мутным взором посмотрел на меня, обменялись мы кивками, после чего вернулся он к протиранию дыры в кружке.

С третьего раза (реально, дырявая память), натыкал код от домофона в Косой. Ну и двинул к банку, не особо отвлекаясь. Ну, застройка несколько средневековая, так в Праге и покруче будет. Разве что рекламные анимации забавные, впрочем, не до них.

Гринготтс был зданием здоровым, не косым, белоснежный ампир, в стиле сталинских высоток, только, подозреваю из мрамора. Самое забавное, Поттеру и тут было пофиг, вот помнил — белое здание. Ладно, хрен с ним, с ущербом.

Гоблины при пристальном рассмотрении оказались этаким гибридом. Тельце мастера Йоды, а вот рожа не младенца, а жида из карикатур о «всемирном жидомассонском заговоре». В принципе, вполне похожие на фэнтези рожи, правда более «живые».

Пока шел к стойке, проклял свое раздолбайство. С карманом, да и с системой Уда стоило разобраться сразу, по просыпу, но откладывал, а потом и забыл. Впрочем сейчас уже не время, а с карманом оказалось довольно просто — на приправленную желанием мысль «хочу знать содержимое кармана», появилось ощущение. С десяток пачек чего–то, как ни странно «ощущающегося» как бумага и цепочка с висюлькой. Пожелав почувствовать висюльку в руке, там её и почувствовал.

Так что, подошел я к стойке с двумя ключами, в кармане и руке, оба кинул на стойку. Гоблин поднял глаза от ИБД, которой явно занимался:

— Приветствую, почтенный маг, — сквозь зубы процедил он. По эмоциям — вот вылитая чиновница из ЖЭКа, — чем банк Гринготтс может быть вам полезен?

— Приветствую, почтенный гоблин, — ну охрану звать не стал, как и рожи корчить, так что вроде нормально обратился, — Меня зовут Гарри Джеймс Поттер, мне бы хотелось узнать о состоянии своих счетов и воспользоваться другими услугами банка.

— Приветствую, мистер Поттер, — кивнул гоблин, — под счетами, вы, очевидно, имели в виду содержание сейфов. Ох уж эта магловская мода, — чуть слышно пробормотал он, сгребая ключи и светясь какой–то фигней на столе, — итак, мистер Поттер, в безымянном сейфе, оставленном вам семейством Поттер и перешедшем по наследству, на данный момент находится 9856 галеонов, шесть сиклей и три кната. Второй сейф, родовой, рода Поттер, содержит 52913 галлеонов, если вас интересуют они, поступили они менее трех суток назад. Выписки действий с сейфами нужны?

— Нужны, — подумав кивнул я, — а от кого поступили эти, пятьдесят тысяч?

- 52913 галлеонов, — вздохнув, поправил гоблин, — мистер Поттер, банк и гоблины в целом не лезут в дела магов. Мы предоставляем сейф, действий с ним через банк не производилось. Деньги оказались в сейфе, никто кроме владельцев ключа туда не проникал. А что появилось и исчезло, за исключением денег, гоблинам не известно. Дела рода Поттер.

— А если исчезнет что? — несколько охренел от такого подхода я.

— Повторяю, мистер Поттер, если владельцы ключа принесли в сейф что–то, что заставило появиться или пропасть что–то, это дела магов и владельца ключа. Мы предоставляем сейф, считаем деньги в нем. Остальное — дело магов.

— Хм, ладно, — протянул я. Ну фиг знает, может договоры какие, тогда им вправду похрен, главное самому в сейф дичь не пихать, — Тогда, почтенный, я бы хотел пройти проверку крови.

— Что? — не расслышал лопоухий.

— Ну, проверку крови. На родство, наследства всякие, — объяснил в общем–то понятные всем вещи я, во всех фиках такое было, — проклятья на мне, зелья воздействующие и кто автор, — гоблин потерял монокль, но слушал внимательно, к концу монолога закивал и стал корябать бумажку, очевидно направление к их местному специалисту.

— Возьмите, мистер Поттер, — я взял бумагу, увидел там адрес в Лондоне и приписку с каминным кодом, — Что это? — уточнил я.

— Это бесплатная услуга от банка, — ответил гоблин, — я дал вам адрес Лечебницы Мунго, там ответят на большинство ваших вопросов, — гоблин скорчил омерзительную гримасу, — а, возможно, помогут и вообще. С вопросам наследства же, мистер Поттер, я рекомендую обратиться в Министерство Магии, секретариат направит вас в соответствующий отдел.

— Но как же? — несколько прифигел я, — а наследие от родственников и вообще?

— Мистер Поттер, — тяжело вздохнул лопоухий, возвращая монокль в глаз, — Вы находитесь в Банке. Не на приеме у целителя, не у ритуалиста или некроманта. В б–а–н-к-е, — как маленькому, по буквам произнес гоблин, — мы предоставляем магам за соответствующую плату сейфы, доступ к которым производится с помощью ключа. Считаем деньги в нем. В качестве дополнительной услуги можем оказать инвестиционные и букмекерские услуги, не более того. У нас с магами до–го–вор. Мы не лезем в их дела и гоблинов они не касаются.

— Ясно, — несколько ошарашенный, в общем–то, вполне логичной отповедью ответил я, — кошельков, чековых книжек у вас значит тоже нет?

— Нет, — ответил лопоухий, но увидев мою расстроенную физиономию, продолжил, — впрочем вам, как состоятельному клиенту, банк Гринготтс готов предоставить еще одну услугу, бесплатно, — гоблин покопался под стойкой и протянул мне холщовую сумку, вроде хозяйственной, — если вы пришли за деньгами, воспользуйтесь ей. Напротив банка три лавки, с красными витринами — кожаные изделия, перчатки, портмоне, бумажники и кошельки, — в несчитанный раз вздохнув, произнес гоблин.

И повел меня к тележке. На вопрос о каком–то ином способе добраться, гобл ответил, что безопасность и никак нельзя. Ну а я, добравшись до родового сейфа (рассчитывал что книги–артефакты) был обломан. Только деньги, да и последнее посещение сейфа значилось еще до рождения Поттера, по сути, как я понял, был пустой сейф. Ну как есть, что уж. Набив сумку золотыми (еще она была, как выяснилось, со снижением веса), вернулись на тележке к приемной.

Мне, кстати, способ перемещения понравился, только виражей не хватало. Впрочем, оставались вопросы, ну а при деньгах их можно решить. Так что положил я на стойку пяток галлеонов и выдал, на вопросительный взгляд зеленого, такой спич:

— Уважаемый, а не подскажите, у кого я бы мог проконсультироваться по положению в магмире? — начал я, добавляя по монете к уже выложенным, — Я, к сожалению, был лишен доступа к информации и очень в ней нуждаюсь. Я спрашиваю вас не как работника банка, — продолжил я, потихоньку добавляя золотишко, — а как у почтенного гоблина, несомненно расположенного к юному магу, — гоблин следил за моими действиями и к моменту, когда на стойке оказалось галеонов двадцать кивнул и ответил.

— Да, мистер Поттер, вы правы, я расположен к магам и всей душой желаю чтобы мы достигли взаимопонимания, — изобразив на морде улыбку начал гобл, — для начала, я бы порекомендовал вам завести поверенного в делах, — выдал мне гобл еще одну бумажку. Золото со стойки в этот момент просто исчезло, — он поможет вам в большинстве вопросов, благо в этом и есть смысл его работы. Я даю вам адрес юридической конторы Огден и сыновья. Кроме того, безусловно в рамках улучшения взаимопонимания гоблинов и магов, рекомендую вам наведаться в Министерство Магии и проконсультироваться у работников Архива о состоянии ваших дел и дел вашего рода.

На этом мы и распрощались. Идя за кошельком, да и покупая его, на все лады я материл охеревших авторов фиков. Вот реально, какими иопнутыми надо быть, чтобы устроить из банка филиал банка крови и обители сатанистов?

Почувствовал я себя, как будто остался предшественником, да и решил все–таки на фики не полагаться, а начать думать. Ну, а для начала, нужно найти базу, к Дурслям я ехать банально пока не хотел. Разве что за вещами заскочить, но уже когда хоть немного разберусь.

Пришел я в паб, да и прежде чем орать «мне лучшую комнату и лучших шлюх!», поинтересовался, а вообще комнаты–то в питейном заведении есть, а если есть — сдаются ли? Оказалось есть и сдаются, так что арендовал я комнату на неделю, аж с душем (невиданная роскошь, но мне явно надо), за галеон в день. Ну хоть трехразовое питание включено.

Ну, а пожрав и, наконец–то, вымывшись, прилег на кровать и стал на все лады мыслить «система», «меню» и прочие сервисные команды. Через минуту бесплодных попыток в голове раздался голос Всунь Уда: «Раз ты слушаешь это сообщение, то поздравляю Ярик, ты балбес. Закрой глаза и подумай о системе». Подумав, что Уд сам дурак, закрыл глаза и увидел в темноте противные розовые буквы:

Ярослав, голова нужна не для того чтобы туда есть. Дополненная реальность с указателями и подсказками, безусловно возможна. Однако, для того чтобы читать простыни текста, тебе надо иметь скорость мышления на порядки превышающие действия окружающих. Кроме того, к чему привязывать текст и пояснения того же меню? К зрачку? Так ты кусок и увидишь, а пролистывание сознательным усилием ослепит тебя, кроме того неоправданно перегрузит мозг.

В общем, поздравляю повторно, как и просвещаю второй раз: ты — балбес. Все сервисное взаимодействие с системой будет происходить с закрытыми глазами. Дополненную реальность сам настроишь, есть пункт. Советую по дружески, не перегружай её.

Твой мастер Всунь Уд.

Вот ехидный хрен, думал я. Хотя, видимо он прав. Тем временем, розовое непотребство ушло и появилась надпись: «Вас приветствует система». Сменилась она тремя разделами меню: «характеристики», «навыки» и «дополненная реальность». Первым делом я полез в «характеристики», и увидел такую картину:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ___________________200/200

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) ____198/200

Сила (развитость тела, мышц, связок)_____________________ 12

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)______10

Разум (когнитивные способности, память)__________________11

Сила магии (развитость и пропускная способность)__________21

Контроль магии (точность дозирования)____________________8

Данные, по мере развития, будут расширяться и дополняться. Составные значения я поднял по максимальному значению, цени. За достижение 50 и 100 получишь бонусы, расшифровки и даже новые характеристики. Напрягайся.

Твой мастер Всунь Уд.

Навыки не порадовали, как и ехидная вставка, что обозначаться тут будут «магические и иные, сверхспособности, если разовьешь». Так что вкладка пустела четырьмя заклинаниями, люмос, нокс, левиоса и алохомора. Не было даже инсендио, очевидно, Поттер недостаточно хорошо запомнил заклятие.

А дальше стал возиться с «дополненной реальностью». Подвесил на активацию по мысленной команде три типа зрения: магическое, ночное и тепловое. Ну и прицел на такую же команду, который «отобразит текущую область поражения\использования». Наконец добавил на команду «опознание», команда сохраняла характеристики объекта в памяти, до ста объектов. Правда, использовала мою же память, но все равно, могло пригодиться.

Думал уже закончить с системой, однако, уже готовясь открывать глаза, опять заметил мельтешение розовых букв. Решил прочесть, что Уд послал:

Если прочтешь — молодец, если нет — сам себе злобный буратино. Итак, некоторая информация:

В мире где ты пребываешь, существует некая сущность, назовем её эгрегором магии. Все не так, но иначе ты не поймешь, надеюсь что пока. Ни в коем случае не проливай крови и не подавай магию в родовые алтари, ЛЮБОГО рода. Не давай магических клятв, только рукописные контракты. Для более чем достойной жизни бюрократии министерства тебе хватит с головой, в любой стране. Эта сущность не то чтобы злая, просто люди для нее как муравьи на дороге. Ты до возможности с ней адекватно взаимодействовать дорастешь не скоро, если вообще дорастешь. Соответственно, не стоит привлекать её внимание. Может ничего и не случится, а может превратишься в оборотня или подобие дементоров. В общем, я предупредил.

Напоследок, совет от мудрого мастера: верь только себе, все может оказаться не тем, чем кажется. Не убегай из страны, не разобравшись как там, куда бежишь. И да, изучай окклюменцию в первую очередь. Чао, возможно, когда–нибудь и где нибудь увидимся.

Твой мастер Всунь Уд

Хм, да, хорош бы я был, не прочтя это записульку. Впрочем и Уд хорош. Но советы, судя по всему, дельные и последовать им не помешает.

Ну а дальше, решил я заскочить в рекомендованную гоблином контору. Нужно разбираться с поверенным, а через него, как я подозреваю, с кучей вопросов.

Добравшись до указанного адреса, вошел я в дверь двухэтажного домика, более всего напоминавшего немецкий фахверк. Внутри меня встретила стойка, за которой сидел мужчина, лет сорока, с бородкой висячий замок:

— Приветствую вас, в юридической конторе «Огден и сыновья», — обратился ко мне бородач, — Я Антоний Огден, юрист широкого профиля. Чем могу быть вам полезен?

— День добрый, мистер Огден, — ответил я, — Мне бы хотелось нанять поверенного, а также получить консультацию, возможно не только юридическую. Да, меня зовут Гарри Поттер, — исправился в конце я.

— Честь для нашей конторы приветствовать вас, мистер Поттер, — ответил мне широкопрофильный и отвел в комнату с низеньким столиком и креслами. Усадив меня он поинтересовался, что мне собственно нужно.

— Понимаете мистер Огден, — ответил я, — я достаточно плохо знаком с миром магической Британии, в силу ряда небезызвестных причин, — на что собеседник кивнул, — так что мне бы хотелось получить как юридическую помощь, в смысле статуса, положения, возможного наследства, так и консультации по ряду моментов жизни магической Британии.

— Что ж, мистер Поттер, желания ваши понятны, при этом вполне осуществимы, — после минутного раздумья ответил юрист, — Итак, если вы наймете меня поверенным на год, это обойдется вам, скажем в шестьдесят галеонов, — я кивнул и Огден продолжил, — за эти деньги я заключаю с вами контракт и получаю доверенности на ведение ваших дел. Каждое в отдельности. Что вы знаете о состоянии дел рода, недвижимости, завещании, у кого находится опека над вами? — увидев мои разведенные руки бородач нахмурился и продолжил, — Ясно, значит будем работать по полной программе, как с проснувшейся кровью, — задумчиво протянул он и пояснил на вопросительный взгляд, — Потомки сквибов магических родов, с проснувшимся ядром. Не частый случай, но и не редкость, давайте пока принесу документы и контракт.

Потратив час на ознакомления с документами, на что Огден одобрительно кивнул, я убедился что это не развод и мошенничество, ну разве что с магией, так что подписал контракт о найме поверенного и стал подписывать бумаги о доверии ему своих дел в министерстве. Ну и деньги отсчитал, куда без этого.

По окончании Огден поинтересовался, что мне нужно из неюридического спектра. Получив ответ, что консультант и репетитор, задумался и ответил:

— Насколько я успел понять, мистер Поттер, ваше знакомство с магией ограничивалась программой Хогвартса?

— И, честно признаюсь, не сказал бы что всей, — вынужденно признал я, — кроме того, я не посещал курсы, меня, скажем так, ввели в заблуждение о значимости этих знаний, — отмазывался я.

— Что ж, понятно мистер Поттер, — подумав выдал юрист, — могу вам порекомендовать, — продолжил он, строча на пергаменте, — ознакомиться с этой литературой, — сказал он передавая список, — без этой информации работа тьютора бессмысленна, он сам порекомендует эту литературу. Это отработанная процедура, мистер Поттер, — ответил он на мой вопросительный взгляд, — разумные молодые люди обращаются к поверенным в схожих с вашей ситуациях.

— Мистер Огден, я не обнаружил в списке литературы по окклюменции, — сказал не обнаруживший в списке литературу по окклюменции я, — мне бы хотелось познакомиться с ней.

— Хм, не самый распространенный, но разумный запрос, — ответил юрист, добавляя адрес и названия к списку, — Что–то еще, мистер Поттер?

— Да, мистер Огден, — параноисто ответил я, — два вопроса. Первый, мне бы хотелось узнать, есть ли приличные мотели, в районе Косого переулка, так как пока проживаю в «Дырявом Котле», — Огден кивнул и застрочил на пергаменте, — Хорошо, и последний вопрос: я намерен пройти обследование и, возможно, лечение в Лечебнице Мунго, насколько конфиденциально это будет?

— Практически абсолютно, мистер Поттер, — ответил мне юрист передавая адрес мотеля, — Целители заключают с госпиталем контракт, например по приказу Министерства вас могут не обслужить, однако информация о вашем здоровье принадлежит исключительно вам. Что ж, мистер Поттер, я займусь вашими делами. Свяжусь с вами через неделю, несколько тьюторов будут подобраны. Да и с вашими делами, равно как с делами вашего рода появится если не вся, то большинство информации.

На этом мы и распрощались. Я же, таскаясь по адресам лавок и закупая книги думал, что хоть и дороговато, но с поверенным мне повезло. Одно не ясно, контора, вроде бы, не маленькая, а в ней один человек, да еще и оставил стойку. Впрочем ладно, пару дней на знакомство с окклюменцией и в Мунго, решил я, возвращаясь в номер.

Примечание к части

Чет тяжко писалось, много думать и щитать прешлось, не факт что сегодня проду осилю.

Далее, размер перевода на счет Поттера, первая цифра, начало суммы, следующие — конец номера карты. Спасибо тебе большое аноним, но столько явно не стоило ߤݼbr />

Ну и, наконец, завалившие меня: чего герой тупой, будет гарем нагиб и попса фб–шная. Так вот, идите в пень, почтенные. Пишу я часто и много. Не только для обиженок. Не нравиться фик — не читайте. А уж претензии ваши, уж простите, в 99% случаев ваш образ, как мыслящих, не красят, а скорее заставляют усомниться в способности мыслить и анализировать.

разнонаправленный старина Киберъ Рассвет

4. Тевтонский диктат

В номере перекурил, да и принялся за первое упражнение из учебника по окклюменции. Подозрительно мне напомнило оно некоторые наставления из прошлого. Впрочем, вступление перед упражнением прояснило, зачем эта окклюменция мне вообще нужна: оказывается, это не только и не столько защита от легилименции, которая вроде бы мне и не нужна, сколько структурирование мыслительных процессов, памяти и вступление к какой–то «ментальной магии».

Так что, расслабился, устроился поудобнее и принялся прокручивать эмоции, из тех что запомнил с начала дня. Результат мне не понравился, но закончить упражнение все же стоило. Представив «центр энергии» в груди я направил некую (видимо колдунскую) энергию в голову.

Результат не понравился многократно. Уд конечно сам дурак, однако что я балбес — я соглашусь. Ну хрен с ним, что не поинтересовался где школьное барахло. Видимо у Дурслей, это вроде как логично, но уточнить стоило. Но, помимо учебников и, кстати, фамильной вроде как мантии–невидимки, чуть ли не от старушки–смерти судя по прочитанному, у меня в клетке сова. Которую Дурсли не сказать чтобы любят. Которая, если бы её выпустили, прилетела бы ко мне.

Я, конечно, не защитник всяких там животных и прочее, всяких патологий у меня хватает, но не таких сильных. Однако образ пернатого, который вроде как мой, сдохшего от голода в клетке, мне радости не доставил. Так что плюнул я на внутреннее нежелание, достал пачку фунтов из кармана (с деньгами, как я понял, Уд был если не щедр, то и не скуп, полтинник тысяч галлеонов тоже его подгон). Ну и поймал такси до Тисовой, с ожиданием на месте.

Добрался, просто вошел, благо дверь была открыта. Петунья и Вернон сидели в гостиной, смотря телевизор. Бросив на него взгляд, отметил нечто любопытное, однако надо было решать текущие задачи.

— Приветствую, тетя Петунья, дядя Вернон, — радостно начал разговор я, — я прибыл за своими вещами и съезжаю от вас, так что давайте прощаться.

— Проклятый мальчишка! — побагровел Вернон, — немедленно в свою комнату! И прибери за своим животным, полдома провоняло.

— Дядя, я съезжаю от вас, — попробовал я донести до краснорожего суть своих действий, — совсем. Никаких «ненормальностей» и прочего. Так что я пошел за вещами.

— Ты глухой?! — практически завизжал Вернон, — марш в комнату и чтобы неделю не выходил!

Что–то я не понял. Что он так разоряется–то? Вроде бы любви особой не было, тут радоваться надо. Впрочем пофиг, мне до совершеннолетия в магическом мире несколько месяцев, добавлю их себе.

— Мистер Вернон, в магическом мире, к которому я принадлежу, — попробовал скорчить я морду сноба, — я являюсь совершеннолетним. Так что ваши требования и крики бессмысленны, я пришел за своим питомцем и школьными вещами.

— Неблагодарная тварь!!! — визжал Вернон, — Мне плевать на ваших ненормальных! В комнату, немедленно!!!

Че–то я вот совсем не понял, дубль два. Во–первых на Поттера практически не орали. Во–вторых, что за дурацкие попытки оставить меня тут? Ментальные закладки как в фиках? Так бред выходит, овощной Поттер в таком не нуждался, да и кто это мог сделать? Дамблдор? Которому, прямо скажем, из того что я видел и помню, на все похер, ну, возможно, кроме волдыморды. Бред какой–то.

И Петуния молчит и отвернулась. И сам толстопуз надвигается. Блин, этот кабан же меня задавит, тут только в глаза и по яйцам бить. Ладно, попробую напугать, решил я и вытащил из кармана палочку, наведя на Вернона:

— Дядя, по–моему у вас что–то со слухом, — ехидно откомментировал я, увидев что Вернон остановился и побледнел до почти человеческого цвета лица, — я сказал же, что совершеннолетний, на меня не действуют запреты для несовершеннолетних. А в качестве самообороны я могу очень многое, — вдохновенно врал я, — Так что, рекомендую вам присесть на диванчик, да и посидеть там пока я не уйду, — закончил я с гопническим выражением лица.

— Ну и катись к дьяволу, щенок!, — пробормотал садясь Вернон, — надеюсь ты сдохнешь, так же, как и… — не завершил он предложение, посмотрев на Петунью.

Хм, странно и непонятно. Да и Петуния на меня даже не посмотрела ни разу и не слова не произнесла. Думал я, запихивая немногочисленные пожитки в сундук. И тут встала проблема. Сова жрала закинутую в клетку пачку с совиным печеньем вместе с упаковкой, однако сама клетка, была как бы сказать. Загажена была сильно. И в такси меня с этим источником ароматов не пустят. «Экскуро», всплыло в памяти, даже жест вроде простейший. Однако, надзор вроде как. А, пофиг, подумал я, открыл клетку и выпустил сову.

Та посмотрела на меня так, что если бы было чем, мне бы стало стыдно. Ну и сказал я животному, что мол прилетай ко мне через пару дней. Вроде поняла и улетела. Ну а не вернется — пофиг, в фиках она всегда шпион и фамильяр огромного мутанта.

Так что, попер я сундук из комнаты. Проходя мимо родственничков решил все же поблагодарить и попрощаться. Сказал спасибо и прощайте. Петуния коротко кивнула, Вернон проигнорировал. Ну и хер с ними.

Закинул сундук в багажник и всю дорогу до котла, пытался понять, с хрена ли Вернон устроил это представление? Ну вот вообще ничего из воспоминаний Поттера не давало объяснений, тут скорее от счастья должен был скакать и в жопу подуть, напоследок. Впрочем, хрен с ними, с Дурслями.

В номере принялся за отработку упражнения, что привело к таким выводам: надо разобраться с Грейнджер, как минимум сможет помочь с школьной программой.

Надо думать о увиденной в телевизоре роже. Вот черт знает этого Блэка, в одних фиках он невинно осужденный, в других — чуть ли не любовник волдеморды.

А главное, во всех фиках был мужик, притворяющийся крысой, который делил кровать с Уизли. Только вопрос в том, что Поттер не видел у рыжего в койке ни мужика, ни крысу. Не было у него никаких питомцев и все тут.

Впрочем ладно, Блэк, вроде как отсидел больше десяти лет с мозготрахами. Которые все десять лет трахали его мозг. Ну, живя в стране, где чуть ли не четверть населения посидела, я удивляться не стану, ни виновности, ни невиновности этого типа. Однако он, вроде как, в память о папашке, должен отираться рядом со мной. И может быть шпионом волдеморды. В общем задачка и нужно тренировать заклинания. С этими мыслями я и заснул.

Наутро, разобрал сундук, выкинул большую часть барахла (стоячие носки и бронетрусы из органики меня как–то не впечатлили). Мантия была, судя по зеркалу — исправно скрывала. Ну, пригодится значит.

А пожрав, пошел в Лондон, звонить заучке. Трубку взяла она сама, что и неплохо:

— Привет, Гермиона. — произнес в трубку я, — скажи, есть ли у тебя планы на ближайшую неделю?

— Привет, Гарри, — несколько напряженно ответила собеседница, — особенно никаких. А как твое здоровье? И что ты хотел?

— Здоровье у меня неплохо, — бодро ответил я, — а хотел я вот что. Ты, помнится, сожалела, что на каникулах не можешь практиковаться в заклинаниях?

— Да, это несправедливо! — уселась на любимого конька, почему у неё может быть что–то хуже, чем у других, Грейнджер, — эти снобы…

— Погоди, Гермиона, — еле смог я заткнуть жертву социального неравенства, — Я сейчас арендую комнату в Дырявом котле. Мне бы хотелось, чтобы ты помогла мне с заклинаниями. Ну и, безусловно, тебе практика. Тебе это интересно?

— Так, такси, — забормотали в трубке, — да, Гарри, буду через полтора часа, котел — это очень дорого, встречай. — оттарабанила Грейнджер и бросила трубку.

И вот даже не задумалась, что остальные маглорожденные остались без практики. Впрочем, это нормально, хотя на кой корчить из себя «борца за права», когда борешься за теплое место для своей задницы? Ну да ладно.

Через полтора часа встретил девчонку на пороге котла, проведя её в комнату. Бармен похабно ухмыльнулся и подмигнул. Ну… так–то да, но посмотрим, подумал я.

— Так, Гарри, — тоном великого наставника начала заучка, как только мы оказались в номере, — что ты хотел изучить?

— Вообще, не помешало бы весь курс, — честно признался я, — но для начала, ты знаешь связывающее заклинание? Это, как его, инкар…

— Инкарцеро, Гарри, — важно ответила Грейнджер, — это от латинского…

— Хорошо, Гермиона, — прервал ходячий справочник я, — мне нужно заклинание а не его история, договорились?

— Ну и зря, — надулась заучка, — ты многое теряешь. Кстати, это опасное заклинание, зачем оно тебе?

— А тебе? — резонно отпарировал я.

— Это же… — замялась Грейнджер, — ладно, смотри жест.

Собственно до вечера так и прозанимались. Заклинание оказалось не столько связывающим, сколько даже не знаю, сковывающим. Сужающийся обруч, или несколько, если хватает воображения. Вообще, из немногих известных мне заклинаний, первое требовавшее именно представить действие, кроме трансфигурации. Возникло ощущение, что оно тоже трансфигурационное. По крайней мере, представив не обруч или ленты, а острозаточенное кольцо, я получил зарубки на стуле.

Ну и не обломилось мне ничего, как только делал подкат, девица корчила непонимающую рожу. Ну и хрен с ней, впрочем. С занятиями помогает, а хочет вонючего рыжего — флаг ей в руки.

Так и провел время до момента конца оплаченного периода в котле. Грейнджер решил не то чтобы послать, скорее ограничено использовать. Любое проявление интереса к её словам, дружеских чувств, и эта девица бодро влезала на плечи и начинала дуть в уши. Как записная книжка она удобна, а вот как подружка, а тем более любовница — на хер надо. Так что, по окончании оплаченного периода я с ней распрощался до учебного года.

Придя в озвученный Огденом мотель, был приятно удивлен, за номер с ванной, двумя комнатами, спальней и гостиной–кабинетом брали в три раза дешевле, чем в котле. Ну а обустроившись, залез в систему, полюбоваться достижениями:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________202/202

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) ___202/218

Сила (развитость тела, мышц, связок)______________________12

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)______10

Разум (когнитивные способности, память)___________________12

Сила магии (развитость и пропускная способность)___________21

Контроль магии (точность дозирования)_____________________11

Навыки:

вингардиум левиоса — левитация неживого

люмос — огонек–светильник

нокс — отмена огонька

алохомора — открытие не магических замков

инсендио — поджигающее

инкарцеро — связывающее

эванеско — очищающее

петрификус тоталус — парализующее

фините инкантатем — отменяющее\снимающее магию

Ну, хоть что–то. Хотя, за неделю маловато. Или нормально, вот черт его знает. Присел я за подзаброшенную окклюменцию и вспомнил про Мунго, собирался же. Вот же блин, склероз ходячий. Или Поттер на меня плохо действует?

Впрочем послание от Огдена на следующий день мои забывчивости не отменяли. Прибыв в контору я первым делом был осведомлен по делам рода:

— Итак, мистер Поттер, ситуация обстоит так: ваши родители не оставили завещания, вы, как я понимаю, пользуетесь их сейфом? — я кивнул, — это оформлено, как на ближайшего родственника. Больше собственности за ними не значилось. Далее, я был сильно удивлен, однако ваш отец, мистер Поттер, не вступал в наследство. Как и ваш скоропостижно скончавшийся дед не оформлял завещания. То есть, при том, что вы очевидный наследник, что вы наследуете и где — сказать я вам не могу. Есть особняк рода Поттер, в Девоншире. Где точно — вам никто, кроме членов рода не скажет, а таковых, увы, нет. Могу порекомендовать вам нанять команду искателей сокровищ.

— А кто это? — полюбопытствовал я. — И, вроде бы, был дом в Годриковой лощине?

— По дому отвечу сразу, арендован, сам он собственность министерства. Не сдается, с известных печальных событий, там устроен мемориал, — просветил меня поверенный. — По искателям сокровищ: это команды вольнонаемных специалистов, можно нанять просто так, либо через министерство, рекомендую вам последнее.

— А вы? — уточнил я.

— Могу и я, в таком случае с вас доверенность на найм и поиск особняка рода Поттер, от наследника. Я вас правильно понял? — уточнил Огден, а на мой кивок стал составлять доверенность.

— А что с опекуном? — уточнил я, — времени вроде немного, до моего совершеннолетия, но все же, кто он?

— Вашим опекуном является сестра вашей матери, Петунья Дурсль, сквиб, — огорошил меня юрист, — желаете отменить опеку? — уточнил он, увидев выражение моего лица.

— Желаю. А как же родственники в магическом мире? — ошарашено уточнил я.

— Заявки на опеку не поступало, мистер Поттер и Министерство передало вас ближайшим родственникам. Так же Министерство выплачивало и продолжает, до вашего совершеннолетия пенсию, тридцать пять галеонов в месяц, как сироте, — объяснил мне причину буйства Вернона Огден, — Подать заявление на отмену выплат? — я кивнул.

Да уж, хорошие Дурсли и «негодный дармоед». Сотня с лишним фунтов в месяц, почти две. Безусловно не богатство, однако жил Поттер, даже с учетом оплаченной школы, дай бог на четверть этой суммы. По времени моего отбытия, долларов с тысячу выходит где–то. Ну и черт с ними, терпели выбросы и прочее. Хотя, с учетом Хогвартса, начал я считать, душимый жабой, но плюнул — нахер Дурслей.

Подписал доверенности и перешли мы к второму вопросу нашей встречи, подбору репетитора или тьютора, как называл их Огден. Примерно одинаковые условия, да и не различал я особо, так что уставился на Огдена.

— Рекомендую вам, мистер Поттер, вот этого кандидата, — правильно истолковал мое затруднение поверенный, — Достаточно жесткие методы обучения, но всегда прекрасный результат.

— Доверюсь вашему выбору, — кивнул я, о чем, впоследствии, неоднократно пожалел.

Выбранный мной по рекомендации Курт Шляген, был немецким иммигрантом, сторонником учебной системы «пороть». Не ответил преподанное в прошлый раз — «пороть». Слишком долго думаешь — «пороть». Много чего «пороть». Болезненно.

На попытки возмущаться мерзким тевтонским диктатом, Шляген с постной мордой тыкал в пункт контракта, «методы преподавания на усмотрение тьютора». При этом, несмотря на не самые приятные ощущения, преподавал неплохо, объяснял доходчиво. Ну, по крайней мере, лучше чем запомненное из Хогвартса.

Так что, к концу трех недель контракта я догнал и, по сути, прошел пролюбленные два года, плюс приобрел неплохую теоретическую базу. И когда я направился наконец в Мунго, во мне боролись две мысли. Забить на все и не быть мазохистом. Или включить голову, так как характеристики мои к концу трехнедельного, поротельного марафона выглядели так:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ___________________222/242

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) ____212/258

Сила (развитость тела, мышц, связок)_______________________14

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)______12

Разум (когнитивные способности, память)___________________15

Сила магии (развитость и пропускная способность)___________24

Контроль магии (точность дозирования)_____________________16

Прогресс был ну вот просто налицо. До четверти некоторых характеристик, восхищался я, пока задница благим матом молила о пощаде. Да и чары изучил, и трансфигурацию, и зельеварение. И теоретическая подготовка…. Эх, пороть, решил мазохистски я.

А в Мунго я был не только удивлен, но и в очередной раз тыкнут в свою несообразительность. Я оказался здоров. Абсолютно и эталонно. А сняв очки после пары секунд расфокусировки, обнаружил что они мне не нужны. Да и про шрам, который должен был быть я вспомнил. Его я вообще не наблюдал ни в одном зеркале. Ну и покидая Лечебницу я наконец вспомнил слова Уда, о том что жизненная энергия будет лечить все. Приятно однако.

После лечебницы направился я к Шлягену. Противный дойч встретил меня ехидной ухмылкой (первой улыбкой которую я увидел у него) и противным голосом обратился ко мне:

— Герр Поттер, я знал что вы не столь безнадежны, как хотите казаться, — выдал мне что–то вроде похвалы тьютор, — контракт до начала учебного года?

— Да, мистер Шляген, — тяжело вздохнул я, пробегая заготовленную бумажку взглядом и подписывая её, — Только мистер Шляген.

— Я, герр Поттер? — осведомился поднимающийся садюга.

— А можно поменьше ваших шпицрутенов? — с надеждой осведомился я.

— Нет, герр Поттер, — изобразил на противной роже подобие разочарования Шляген, — учебный процесс должен быть правильным. Так что, за глупые вопросы, вас сейчас пороть.

Примечание к части

Странно. Или нет. Чет голова как то странно не варит. Обычно она у меня не варит по другому.

странноварящий старина Киберъ Рассвет

5. Странный визит

Самым забавным в «пороть» герра Шлягена стало то, что через пару недель после начала второго круга у меня появился навык «метаморфизм». Очевидно, жизненная энергия уже не справлялась. Ознакомившись с навыком, я понял что он может все, однако «все» не смогу уже я. Стать живой планетой например не смогу. Но в остальном вопрос практики и концентрации. Пока я не мог менять себя по щелчку пальцев, однако, например, за три дня вполне успешно перестроил мышечный каркас и увеличил площадь легких наростами.

Понаблюдав за моей беготней Шляген хмыкнул… И прекратил физические тренировки. И почти перестал пороть. За день до своего дня рождения и окончания учебы я поинтересовался у тьютора, а чё это вообще было.

— Понимаете, герр Поттер, наш мозг, — постучал он себя по лбу, — очень хитрый и лживый господин. И лучше всего он обманывает себя. Вот скажите, мистер Поттер, сколько вы проживете без воздуха и магии?

— Ну, — задумался я, — где–то минуты две–три. Потом потеряю сознание и через несколько минут умру.

— Я, герр Поттер, — обрадовано потер руки садюга, — Однако, простые маглы после тренировки живут без воздуха двадцать минут. Вы скажете — тренировки и прочее. Я, так и есть. Минут пять они выигрывают, развивая тело упорным напряжением.

— Вы хотите сказать, — несколько оторопело спросил я, — что мы умираем не от удушья, а от лени?

— Отлично сказано, герр Поттер, именно умираем от лени. Разум так не хочет использовать имеющиеся ресурсы, что человек умирает, имея в запасе вдвое большее время. Однако, это был пример. Для того, чтобы вы начали учиться, мне понадобилось десять дней. Вы очень ленивый и хитрый молодой человек, — одобрительно выдал тьютор, — однако, я заметил что вы исцеляетесь, без магии и довольно быстро. На педагогический процесс это не влияло: боль, а не страдания — лучший учитель, — воздел палец этот последователь де Сада, — однако, я стал проверять, почему и как вы лечитесь. И обнаружил, что в вашей родословной есть метаморфы. Но сама по себе способность не разовьется. А значит что, герр Поттер?

— Пороть, — обреченно выдал я.

— Именно! И заметьте, вы овладели начальными этапами уникально быстро, — похвалил свои «поротельные» таланты Шляген.

— Хм, так почему же, — ехидно заметил я, — всех не «пороть»?

— Маги разные, герр Поттер, — не менее ехидно ответил тьютор, — есть глупые и слабые, их бессмысленно пороть. А вы хитрый и сильный. Кстати, герр Поттер, — посерьезнел Шляген, — у ваших детей с высокой долей вероятности проявится дар метаморфизма. Не давайте его им использовать до одиннадцати лет. Их надо пороть, когда пробуют.

— Почему? — закономерно поинтересовался я.

— Дети. Неуправляемые и рефлекторные процессы, — ответил Шляген, — тело неконтролируемо меняющееся от настроения и прочие неприятные последствия. Лучше — пороть.

Ну и распрощался я с этим шпицрутеном. Несмотря на его издевательства (а если быть честным — благодаря им) развился я на радость себе. Ну и на страх одному рыжему, я ему то заклятье в поезде припомню. Хотя у него братья. Ну, подумаю в общем. И все равно на страх:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________301/301

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) ______252/258

Сила (развитость тела, мышц, связок)______________________21

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)______16

Разум (когнитивные способности, память)___________________19

Сила магии (развитость и пропускная способность)___________26

Контроль магии (точность дозирования)_____________________18

Навыки:

вингардиум левиоса — левитация неживого

люмос — огонек–светильник

нокс — отмена огонька

алохомора — открытие немагических замков

инсендио — поджигающее

инкарцеро — связывающее

эванеско — очищающее

петрификус тоталус — парализующее

фините инкантатем — отменяющее\снимающее магию

конфринго — взрывает цель или её часть

экспеллиармус — вырывает предметы из рук и отбрасывает цель

протего — щитовые чары

аппарация — перемещение через подпространство

Метаморфизм — вариабельное изменение своего тела

Большинство физических характеристик дал метаморфизм, задав нехилый такой буст. Причем, как я подозреваю, дальнейшее развитие ляжет на него. Смысла в беготне и отжиманиях, имея возможность менять свое тело, нет никакого. А вот с умениями разума помогла окклюменция, правда она же уперлась в стену. Более–менее структурировав память мне нужно было заниматься структурированием мышления. Для этого нужно было «взглянуть на себя не изнутри, а снаружи». Вот черт знает, что имели ввиду составители учебника, но выдергивать себе глаза я не спешил.

Причем методики медитации и напитывания колдунством головы я вполне освоил. Однако, «со стороны» себя не узрел. Курт, подлец, на вопрос ответил «сами поймете, герр Поттер», хоть пороть не стал, вредитель садистский.

Ну а главное, я получил массу ответов на вопросы. Например, узнал, что Дамблдор поддерживает политику Гриндевальда. Как и мой наставник. Именно так, сам удивился, но факт, в качестве подтверждений (предварительно выпоров) Курт предоставил как книги, так и папку с газетными вырезками. Суть оказалась не в магглолюбстве, маглы вообще были десятым номером. Суть была в борьбе с родовыми алтарями.

— Понимаете, герр Поттер, алтари, безусловно помогают, делают мага сильнее, фактически без труда, — разглагольствовал Шляген, — однако, есть два фактора, почему их стоит запретить, а то и разрушить. Итак, во первых, дары. Казалось бы, что в этом плохого, спросите вы. Дело в том, что приобретая дары, маг становится ограниченным. Смотрите, мистер Поттер, возьмем ваших родственников, Блэков. Огромный потенциал к боевой магии, да и к называемыми сейчас «темными» направлениями. Однако, Блэк не сможет сварить зелье, только яд. Бытовые заклинания скорее разрушат помещение, нежели приготовят пищу, очищающее в исполнении Блэка разрушит одежду за десяток применений. Это, заметьте, я говорю только об общеизвестных вещах, — воздел палец Шляген, — ну и их «боевое безумие», которое судя по мне известному — отнюдь не только боевое, — поджав губы Шляген замолчал.

— А второй фактор, — искренне заинтересовался я.

— Ах да, второй. Жертвы, герр Поттер. Алтари требуют жертв или карают род. Собственно, проклятье ликантропии, появилось от рода, отказавшегося приносить жертвы. Притом, ладно бы животные, ладно бы магглы, хотя тоже не стоит, — глубокомысленно продолжил Шляген, — многие алтари требовали первого ребенка в семье, как вам?

Я поёжился, как по мне — фигово. Особенно учитывая, что у магичек, как бы не только у родовых, рождалось очень мало детей. Уточнил у тьютора:

— Верно, мистер Поттер, с пятидесятых годов больше двух детей не было фактически ни в одной чистокровной семье Британии, — подтвердил мои предположения, но и несколько удивил меня Шляген.

— А как же Уизли? — удивился я.

— А, Уизли, — усмехнулся Шляген, — с ними, насколько я знаю, вышла как смешная, так и печальная история. Правда, учтите, это слухи, герр Поттер, — предупредил он, на что я кивнул, что пофиг, все равно интересно, — Артур Уизли был противником алтарей, да даже расколол свой. Однако, опять же, по слухам, при возведении своего дома использовал обломки, а самый большой камень оказался под спальней. Не понимаете, мистер Поттер? — я помотал головой, — он расколол, а не разрушил. И зачиная детей, делал это фактически на алтаре, тем самым посвящая их ему.

— И что дальше? — совсем уж стало интересно мне, — Ну они несколько, — помотал я рукой, — странные, но в чем проблема–то?

— А в том, герр Поттер, что лет шестнадцать назад алтарь был окончательно разрушен, только все посвященные ему получили откат, некое безумие или патологию. Но, опять же, это слухи, кроме того, что сам Артур как и его супруга стали несколько, как вы выразились, странными. Ну, и на детях это отразилось. А титул предателей крови, присвоенный им за разрушенный алтарь, подтвердился «странностями».

— Тогда выходит магическая война…

— Верно, герр Поттер, это тема не то чтобы табу, но не распространена. Магглы ни при чем, это была война аристократии за и против алтарей. Победители известны, — кивнул Шляген.

Да уж, забавно. Дамблдор продолжающий политику Гриндевальда. Впрочем, не методы, из–за методов сам Шляген и иммигрировал в свое время. А Володьяморда, видимо, флаг старой аристократии, ну был им первоначально. А потом метка что ли, или еще как их закабалил. Впрочем ладно, не моя забота, пусть Дамблдор занимается своим делом, а я своим. Он ломает хоркруксы, а я учусь и налаживаю личную жизнь. Ну серьезно, думал отдохну, а тут учеба и «пороть». Этак можно и нездоровое что–то подхватить.

А после дня рождения, полюбовавшись на единственное поздравление, направился к поверенному.

— Приветствую вас, мистер Поттер, с совершеннолетием вас, — хоть на словах поздравил поверенный, — пока у меня для вас нет приятных новостей, поместье еще не обнаружено.

— Приветствую, мистер Огден, я несколько с иным вопросом. Мне бы хотелось получить в долгосрочную аренду, а возможно и купить дом, желательно в Хогсмиде. — решил избавиться от гостиничного проживания я.

— Вы знаете, мистер Поттер, я бы не рекомендовал вам Хогсмид, — начал отговаривать меня поверенный, — сейчас вам кажется это удобным, однако если вы собираетесь там жить… — многозначительно промолчал он, — деревня создана как обеспечение досуга студентов, не самое лучшее место для проживания.

— Видимо вы правы, — подумал я и решил, что жить там где я развлекаюсь я бы точно не хотел, — в таком случае, что вы порекомендуете?

— Точно не общественно посещаемые места, благо вы же овладели аппарацией. Кстати, — покопался в столе Огден, — чуть не забыл, Шляген подал прошение на зачтение вам экзамена под своей подписью, передавал через меня, держите, — подал мне Огден документ, — сэкономит вам время и немного денег, считайте небольшим презентом на день рождения. Да, так вот, порекомендовал бы я вам Оттери–Сент–Кэчпоул, Годрикову лощину, Шервудские предместья. Там есть несколько магазинчиков, но при этом минимум соседей. На что, кстати, вы рассчитывали, мистер Поттер?

— Даже не знаю. Я рассчитывал на сумму в пределах десяти тысяч, — задумался я, вспомнил про откаты и решил схитрить, — Давайте так, мистер Огден. Мне нужен хороший дом, у меня есть десять тысяч, которых, если это не Косой переулок или Хогсмид, хватит с лихвой, — я читывал пророк и объявления о продаже там были меньше, — если вы находите понравившийся мне вариант дешевле, то десять процентов от сэкономленной суммы ваши.

— Хм, а вы знаете как стимулировать на работу, мистер Поттер, — одобрительно кивнул Огден, — Хорошо, через пару дней ждите сову с вариантами. Предпочтений по месту у вас же нет?

— Хорошо бы водоем в шаговой доступности, не море, а проточный пруд или озеро, — поделился я желанным.

— Учту. Что ж, по рукам мистер Поттер, я буду отстаивать ваши интересы как лев, — улыбнулся мне поверенный.

А через неделю я обживался в шикарном двухэтажном каменном доме, с двумя высокими смотровыми башенками. Скорее декоративное украшение, нежели что–то иное, однако вид замка моему обиталищу они придавали. Правда продавец предупредил о «странных соседях», не называя, впрочем, имен. Ну, особо общаться с ними я и не собирался.

Занялся я отсылкой ответного подарка, ну и окклюменцией вкупе с бытовой магией. Тренировки с Шлягеном были всем хороши, но чрезмерно милитаристичны.

А еще я думал, причем тем было немало. Ну, положим, от глобальных квестов вроде спасения мира я успешно избавился. Судя по диадеме о хоркруксах Дамблдор знает, значит можно спокойно забить. Знания у меня вполне охватывают третий курс, впрочем выбранные предметы, прорицания и магзоология меня не очень устраивают, надо будет попробовать поменять. Блэки всякие не мелькают, впрочем заклятья и пару зелий я на случай встречи припас.

Что–то надо делать с рыжим, оставлять его дружеский ступефай безответным я не хочу. Однако, ссориться с его семейством мне не с руки: брат–староста, аж целых два близнеца. Хотя, пока просто прекращу общение, возможно случай ответить подвернется. А судя по отсутствию почты от «лучшего друга», в этом начинании он меня поддерживает.

И вот, в одно прекрасное утро, в дверь постучали. Не думая дурного, открываю я дверь, и вижу сюрприз, вот не знаю, приятный или неприятный.

— Здравствуй, Гарри, с новосельем тебя, — протянул мне сюрприз тарелку накрытую полотенцем, — и спасибо за подарок.

— Здравствуй, Джинни, — задумчиво ответил я, — и тебе спасибо за поздравления и подарок. Зайдешь? — проявил галантность я.

— Только если приглашаешь, — улыбнулась мне девчонка.

Ну а я думал, пока собирал на стол. Если брать в расчет фики, то передо мной расчетливая стерва, вознамерившаяся опоить Поттера и завладеть его несметными богатствами. Однако, например, Молли, при всей своей доминантности и громогласности, относилась к Поттеру неплохо, это раз. Сколько несметных богатств у Поттера она знала, это два. Немало, но и никак не несметье. Ну и денег, судя по выписке, взяла чуть ли не меньше, чем было потрачено на подготовку к школе, это три.

Так что, а ну нафиг фанфики. Будем смотреть по факту, решил я. Рыжий это рыжий, а рыжая это совсем другая рыжая. Так что, поставив чай со всякой фигней на стол, затеял я «чайную» беседу:

— Видеть тебя, Джинни сюрприз, не скрою приятный, но сюрприз, — светски оттопырив мизинец попивал чай я, — Однако, если не секрет, как ты узнала, где я проживаю, и не доставила ли тебе неудобств дорога.

— Гарри, ты действительно где–то витаешь, — полюбовалась рыжая моей физиономией и прыснула в чашку, — мы соседи, Гарри, живем в получасе неспешной ходьбы, — хихикала в голос Джинни, — а мистер Ойлпот, продавая дом, весь поселок оповестил, что продает «самому Гарри Поттеру».

— Кхм, как то даже и не знал, — смотря на веселящуюся девчонку, вообще, наверное оттопыренный мизинец и вытаращенные глаза смотрелись и вправду комично, — Ну в любом случае, спасибо за поздравление и визит.

— Как и тебе, — улыбнулась рыжая, — прости что рассмеялась, но, — изобразила она выпяченную губу, оттопыренный мизинец и вытаращенные глаза.

И вправду забавно, хотя, я думаю, она несколько утрирует. Но образ вышел действительно комичным, так что досмеялись мы оба.

— Гарри, еще раз хотела тебя поблагодарить… — начала рыжая.

— Погоди, Джинни, давай не будем об этом, — прервал её я, — ну было и было, благодарить не за что. Лучше расскажи, как у тебя дела.

И затеяли мы разговор часа на два. Кстати, готовила рыжая вполне пристойно, кекс с изюмом оказался выше всяких похвал, а определитель магических добавок даже не пожелтел: значит готовила своими руками, не говоря уже о зельях или прочей фигне. Рассказала мне Джинни об еще одних соседях, Лавгудах, о том что есть Луна, её подруга. Странная, но веселая.

Рассказала, как рыжее семейство приняло размолвку с Роном, причем в лицах и в два этапа. Сначала рыжий рассказывал, как «этот чокнутый» без повода набросился на него. Потом, уже в июле, в доме оказалась Грейнджер, причем как официальная девушка Рона. При ней показания рыжего изменились, мол «целовались пока он спал, Гарри не так понял, а потом и я погорячился».

— А что было на самом деле? — уставилась на меня рыжик, — Рон известный враль, да и эта Грейнджер мне как–то… — помялась Джинни, — не вызывает доверия.

— Хм, вообще вторая версия близка к правде, — задумчиво протянул я, — однако не когда целующаяся девушка отталкивает целующего руками и ногами. Ну, не знал я что у них, — ехидно закончил я, — такие «ролевые игры».

— Да, примерно так я и думала, — потеребила губу рыжая, — небось и после тебе плакалась? — я неопределенно пожал плечами, — ладно, Рончик тоже не подарок, — веско заключила она. — Хорошо, Гарри, еще раз с новосельем, спасибо за гостеприимство и, несмотря на твои слова, спасибо за спасение.

С этими словами рыжая обхватила меня руками и поцеловала. Неумело, прямо скажем. Губами ткнулась в губы, и стоит. Ну я несколько расширил формат взаимодействия, убедился в упругости в некоторых местах. Впрочем, девчонка отстранилась. Краснеющая, глаза в пол — прелесть. Ну ладно, не буду давить, да и если это именно «благодарность», то пусть так и будет. Вряд ли, но всяко бывает.

Так что на пороге объявил, «буду рад видеть тебя в любое время». На что рыжая кивнула, вдруг чмокнула в щеку, шепнула на ухо «спасибо» и убежала. А я поперся в дом, стараясь окклюменцией успокоить гормон. Ибо есть о чем подумать.

Примечание к части

Вот подумал я, и вбуцал лютый шаблон. Щаз в меня полетят всяческие тапки, оскорблятельства. А я поставлю щезлонг, кованый зонтик и буду попивать чай с ромом и лимоном. И сигарилку покуривать, да.ߘμbr /> боеготовый старина Киберъ Рассвет

6. Новые знакомства и новые интересы

Посидел в медитации, подумал. Итак, у меня в соседях приятная девчонка, вполне в моем вкусе. С чувством юмора, что немаловажно. Из недостатков — куча братьев, вдобавок конфликт с одним из них. Впрочем, судя по рассказанному шпицрутеном да и словам рыжего, под венец меня за возможные шалости с ней не потащат. Хотя, объем семьи, безусловно, напрягает. Ладно, по мере развития событий разберемся, на ней свет не сошелся, но как подружка она мне точно нравится, да и вполне может не иметь того «проклятья разрушенного алтаря».

Из недостатков — в глазах «алтарной аристократии» она из семьи «предателей крови». Впрочем, в моих реалиях это и не недостаток. Что послание Уда, что рассказ Шлягена, да даже книги которые он припер, все говорит: с алтарщиками мне не по пути, конфликт, завещанный еще предками тушки вполне соответствует моей позиции. Ну, не в том смысле, что с шашкой воевать их, а в том смысле что шли бы они с их мнением нахер. Вообще, надо бы разобраться, кто наши, а кто вражины. Так–то, вроде бы, слизерин. Но, учитывая подоплеку конфликта, совсем не факт. Возможно там только наследники подпевал змеерылого, да и то не факт что все. И вот где мне эту информацию то добывать?

С «нашими» вроде бы все ясно, это, как ни забавно, рыжие. Этот, пухлый тихоня. Невилл, вот. Но вот остальные — хрен знает. Надо перед курсом разобраться, причем здесь, очевидно, поверенный.

Ну и, наконец, у рыжей день рождения завтра. Какими чудесами в дырявой бестолковке Поттера удержалась эта информация, знает, очевидно, только фиг. Возможно, из–за близости к своему, так что дорога мне в Косой: Огден, подарок. И нужен ряд литературы. Причем, подозреваю, не только из магмира, вот не знаю как у них с анатомией–физиологией, но мне для развития метаморфизма нужны знания и понимание, что и как я делаю. Ну и ряд книг бытовых чар, благо по магазинчикам я уже пробежался и где они — знаю.

Так что, подумал я и прыгнул камином в Дырявый котел. Причем, опять весь в саже и чуть не упал, благо хоть заклинания очистки уже знаю.

Решил, для начала, зайти к Огдену, что и осуществил. Ну и озадачил поверенного своими хотелками, насчет знать кто «наши».

— Вы знаете, мистер Поттер, вопрос резонный, однако четкого ответа нет, — протянул борода, — Ну, положим, список радикалов, которые сейчас на свободе и которые точно вам недруги, я дам. Там связи, политика и прочее, даже если, например, наследник проникнется к вам расположением, то, пока он в роду, он все равно вам недруг. Тут все просто и семей то, по сути, пара дюжин. А вот дальше вопрос на вопросе. Понимаете, мистер Поттер, шла гражданская война, причем основанная не на экономике или каких–то материальных ценностях, а на идеологии. И, зачастую, шел раскол в семье, да просто люди меняли мнение. Сам факт того, что идеология победившей стороны не провозглашается на каждом углу, уже указывает на некоторые моменты, не находите?

Нахожу. Да уж, тут наши не наши не подойдет. Какому нибудь бесталанному четырнадцатилетке, с люмосом, срабатывающим через раз, сказать что вон, прирежешь зверушку, и сможешь скалы двигать, но не делай этого, потому что это плохо. Как–то мда.

И ведь не забьешь толком, если я и буду жить спокойно, то нагадить мне как «символу победы», просто, как символ, притом больно, плохо и прочее могут очень многие. Не какая–то волдеморда конкретная, а вполне реальная политическая группировка, с влиянием и финансами притом.

— Ну, хоть что–то, от чего плясать, — после раздумий ответил я, — кстати, мистер Огден, вопрос к вам, как к поверенному. Может быть, в свете сложившейся ситуации мне имеет смысл переехать учиться в другую страну?

— Не рекомендую категорически, — ответил Огден, — разве что инкогнито, но это слабореализуемый вариант. Вы, мистер Поттер, англичанин, соответственно к вам будет не самое лучшее отношение, прискорбно, но факт, — начал загибать пальцы поверенный, — а в странах нам дружественных позиции «алтарщиков», это жаргон, мистер Поттер, широко распространенный, — пояснил Огден на мой немой вопрос, — сильнее чем у нас. Да и в недружественных зачастую, тоже. А информация об инциденте с «Темным лордом» широко известна и получила огласку. Ребенок прервавший путь «борца с наследием Гриндевальда», — с иронией прокомментировал юрист, — В общем, в других странах, мистер Поттер, вас с высокой долей вероятности просто убьют. Или вовлекут в антиправительственный заговор, против вашей же воли. Так что решать вам, но не рекомендую.

Распрощался я с поверенным, несколько пришибленный, даже остальные вопросы не задав. Нет, инкогнито свалить–то можно, наверное. Хотя вот черт знает, Огден с иронией слово произносил. Ладно, будем считать что у наглов мне лучше всего, это раз. Но надо развивать личную силу как мага, не потому что «это магия, Гарри». Просто потому что я не хочу лезть в разборки и войны, соответственно не хочу прислоняться к группировке Дамблдора. Помочь–то, безусловно, помогут. Однако вовлекут в свои делишки и прочее, нафиг надо.

Ну а не прислонившись, я лакомая мишень для алтарщиков, опять же как символ. Так что развитие и тренировки. Войну против меня, безусловно, не начнут. Однако, отдельные люди и небольшие группы вполне могут гадить, вплоть до убийства в подворотне.

Так что как бы не хотелось веселой и спокойной жизни, но на развитие себя лично, да и налаживание контактов с доброжелателями нужно тратить силы и время. И тут, вот как ни смешно, упирается все в рыжих. Беда в том, что шестого я точно прощать не собираюсь, а отношение к нему Джинни не показатель. Нет, я не буду его убивать или еще что. Но не буду общаться точно, да еще и нагажу. И при этом, желательно, сохранить рыжих в союзниках, как минимум двух близнецов, как наиболее близких по возрасту. Блин, сложно все. Нужно больше информации и нужно стать союзникам интересным, не только как символ.

А параллельно с мыслями, выбирал в лавке артефактора подарок. Долго пытался подобрать баланс между ценой и качеством, но в итоге плюнул и стал выбирать по чисто эстетическому принципу.

В итоге подобрал гарнитур из сережек и кулона, с изумрудами, подходящими рыжей под цвет глаз. Золотые лозы с изумрудными лепестками охватывали мочку по всей длине и спускались на тройку сантиметров, оканчиваясь полураспустившимся изумрудным бутоном розы. И кулон, с композицией из трех таких же, изумрудных бутонов, уже распустившихся.

Эстетически приятная вещь и должна неплохо рыжей подойти. Да и стоил гарнитур не запредельных денег, а намерения неплохо обозначить. Вообще, нравится — значит беру.

Функционал у них, правда, оказался достаточно интересным, сережки оберегали от сглазов и поддерживали чистоту волос и форму прически. А кулон поддерживал чистоту тела и лечил незначительные повреждения. Впрочем пофиг, будет намек, да и в любом случае полезно. Решил я так и купил подарок.

Напоследок, решил поинтересоваться, а чем богата лавка артефактора и для меня. Сам–то я пока пользовался только браслетом, определяющим магические включения, по сути этакий тестер на зелья в пище.

И задержался на час. Было чертовски интересно. Продавец, очевидно, получавший удовольствие от «просвещения новичка», демонстрировал артефакты, объяснил чем зачарованные предметы отличаются от них.

Вообще, если честно, я как–то стал подумывать, а не заняться ли мне этим делом самому. Стоимость работы очень высока, до десятикратной стоимости материалов, притом что артефакты делались на основе драгметаллов и драгоценных камней. Не всегда, но в большинстве. Ну и включенное магическое зрение показало картину, действительно прекрасную: светящиеся линии, ажурно переплетались в объемный узор, радуя многообразием гармонично сочетающихся цветов и оттенков. И руны, ярко выделяющиеся в узоре, будучи плоскими вращались в круглых «гнездах», образованных линиями. Чертовски красиво.

Не говоря о функционале. От заклинаний и бытовых удобств, до, например, бионических артефактов. Рассказчик чуть слюной не изошел, описывая часть известного функционала глазного протеза смутно припоминаемого Алистера Муди. Тот, по описанию продавца, не только заменял утраченный глаз и имел свойство сферического восприятия, но и мог частично взаимодействовать с маг каналами, творя определенный набор чар от простого волевого усилия владельца.

Напоследок, продавец стал рассказывать о биологических, выращенных на стыке артефакторики и химерологии артефактах, впрочем это уже воспринималось как байки уровня холодного ядерного синтеза.

Так что, из лавки артефактора уходил несколько ошарашенный. Немного восхищенный и много впечатленный. Оскудевший деньгами, но приобретший кольцо с защитой от как раз ступефаев и ряда оглушающих и связывающих чар. И взял комплект из десяти переговорных артефактов. Не то что бы очень нужны, однако простое и гладкое золотое кольцо в качестве артефакта управляющего переговорной сетью не оставило выбора. И огненный глаз, хихикал я, отправляясь за книгами.

Вообще в свете сложившихся обстоятельств, закупился я гораздо большим количеством литературы, нежели планировал. Помимо не столь многочисленных и прямо скажем, редко встречающихся книг по колдомедицине, закупил пособия для маглорожденных, политические обзоры двадцатого века. У одной дамы, лет тридцати, закупился несколькими романами, «объективно отражающими межличностные отношения в современном мире», как выразилась продавщица. Да и «этикет» не забыл. Не факт, что буду следовать, но хоть буду знать, куда послал собеседника и куда был послан в ответ.

После книжных закупок, зашел в «Сундуки и сумки». Гроб, с которым я ездил в колледж, не вызывал у меня восторга. Подумал и купил несколько дипломатов, при раскрытии обеспечивающих тот же функционал сундука: письменный стол и гардероб. Несколько, по двум причинам. Первая — самой дорогой покупкой оказалась сумка через плечо, двадцать на тридцать сантиметров, в которую успешно влезли все покупки. Вторая — каждый из четырех дипломатов обладал дополнительным функционалом, либо лаборатория зельевара, либо стол артефактора, либо мастерская алхимика. Ну и напоследок препарационный стол вивисектора, точнее исследовательский стол химеролога.

Не факт что понадобится все, а возможно — и ничего из приобретенного, но места не занимают, стоят двадцать с небольшим галлеонов. В сущности только наплечная сумка была дороже всего вместе взятого, но вот она–то точно нужна.

Напоследок, из покупок в Косом, совершил набег на магазин табака и алкоголя. Закупился несколькими, рекомендованными продавцом сортами рома и виски, а напоследок, подумав, купил несколько бутылок полусладкого вина, как красного так и белого. И себя не забыл.

Вечерело, так что выйдя из Дырявого и поймав кэб, попросил отвезти в работающий, по возможности крупный книжный магазин. Таковой оказался есть, в столь далеком от МКАДа месте, что меня изрядно удивило и обрадовало. Так что через сорок минут, обогащенный медицинскими справочниками и атласами, да и не только, аппарировал я из переулка к своему дому.

А по прибытии, просидев с часок в окклюментной медитации, решил составить поздравительное письмо:

Дорогая Джинни!

В этот прекрасный день, позволь поздравить Тебя с праздником, годовщиной явления Тебя на свет. Прими мои искренние пожелания здоровья, успешности и счастья. В необходимости пожелания красоты, я, прости, сомневаюсь. Ты и так обладаешь ей в более чем достаточной мере. Напоследок, позволь преподнести Тебе в честь Твоего праздника небольшой презент, надеюсь он тебе подойдет и понравится.

Искренне твой друг Гарри Джеймс Поттер.

Ну, вроде пойдет, подумал я засыпая. А через час после рассвета, отправил сову с коробочкой и письмом. Вернулась она минут через пять, с обрывком пергамента, на котором торопливым почерком было набросано, «спасибо Тебе». Небольшая капелька чернил смазалась и повернув пергамент я увидел немного влажный овал. Ну вот и славно что понравилось, да и поцелуй был не «просто благодарностью».

Так что, пошел я давить хорошее настроение сначала медитацией, а потом и литературой.

А через день, в полдень, в дверь раздался стук. Открыв дверь я обнаружил две макушки, рыжую и блондинистую, почти белую.

— Привет, Гарри, прости что без уведомления, — несколько смущенно начала рыжая, — но ты приглашал заходить в любое время, а я пришла поблагодарить тебя как только смогла, — потянулась ко мне, я нагнулся, получил поцелуй в щеку, — Спасибо тебе! Ах да, прости, моя подруга, Луна Лавгуд, мой друг, Гарри Поттер. Еще раз, спасибо Гарри и до встречи.

— Прекрасные леди, — галантно распушил хвост я, — если вы не обременены срочными делами, не стоит огорчать хозяина столь кратким визитом. Выпейте хотя бы по чашечке чая. Кроме того, — подмигнул я Джинни, — я твой день рождения не праздновал, так что некоторое время в твоей компании сможет исправить сей вопиющий факт.

— Мы не против, Гарри, — несколько отстраненным голосом произнесла блондинка, не дав Джинни ответить, — кстати, раньше у тебя было много мозгошмыгов, — задумалась она, слегка склонив голову набок, — а теперь их нет. Я поняла! — широко улыбнулась она, — ты теперь сам один большой мозгошмыг! — завершила девчонка этот монолог и радостно рассмеялась.

Ведя гостий столовую и натянуто улыбаясь, я глазами указал Джини на Лавгуд, мимикой выразив вопрос, мол, что за фигня, игра какая?

— А, Гарри, все Лавгуды немного со странностями, — махнула ладошкой Джинни, — Она не то, что ты подумал… — несколько замялась она, — вроде бы, все Лавгуды видят невидимое другим. Просто у Луны…, — опять замялась она, — была не самая лучшая ситуация, и она часто озвучивает то, что видит, не задумываясь о том, видят ли это окружающие.

Кивнув Джинни и накрывая на стол, я задумался. Нет, в нормальном мире я знаю где пребывают люди, видящие «невидимое другим». Но в мире магическом. Ну, в общем, главное чтобы она с меня невидимых крокодильчиков топором не сгоняла, а там посмотрим.

Накрыл на стол, поставил побольше фруктов и сладостей, поставил три бокала. Поинтересовавшись у дам, какое они предпочитают (оба раза взгляд в стиле «а оно бывает разное?») решил плеснуть по капле, в соответствии с колером. Джинни красное, Луне белое.

— Дамы, позвольте поднять этот бокал за вас, — начал я, — благодарю вас за визит, он мне чрезвычайно приятен. И Джиневра, — повернулся я персонально к рыжей, — еще раз поздравляю тебя с шестнадцатым днем рождения.

Чокнулись бокалами, Луна добавила «с днем рождения Джинни», да и чмокнула её после опустошения бокала. И приступили мы к неспешной беседе и перекусу. Кстати, сережки Джинни надела, и они ей действительно чрезвычайно шли. Кулона заметно не было, впрочем, увидев мой взгляд, рыжая за цепочку вытащила кулон, продемонстрировала и благодарно кивнула, получив ответный кивок от меня.

А разговаривали мы о поселении, соседях и Хогвартсе. Однако, Луна о колледже молчала и Джинни изредка бросала на неё не знаю, обеспокоенные, наверное, взгляды. Впрочем, в остальном все было вполне хорошо. Луна часто упоминала «мозгошмыгов», «морщерогих кизляков» и прочие непонятности, однако если ориентироваться на тон, была если и не самой лучшей, то вполне нормальной собеседницей.

Кстати, с винами я ошибся. Луне больше всего понравилось красное полусладкое, а Джинни предпочитала, как и я красное сухое.

Через часика полтора гостьи объявили, что им пора. Уточнив, что провожать их не стоит, благо идут они в дом Лавгудов, расположенный с другой стороны холма, у подножья которого и стоял мой дом. По сути, наши владения соприкасались.

Напоследок, Джинни вместо поцелуя в щеку наградила меня вполне настоящим, хоть и коротким поцелуем. Я же, краем глаза заметил, что стоящая в стороне Луна за поцелуем следила (что было вполне нормально), однако, без смущения и при этом кивнула, как будто себе (что было странно, но в её случае могло быть что угодно). На этом мы и распрощались.

Ну а я, вполне довольный развитием своего романа, принялся за практику в чарах и знакомство с литературой. Прозанимался этим до позднего ужина, когда в дверь раздался стук. Открыв дверь я обнаружил изрядно смущенную, но с горящими глазами Джинни:

— Гарри, я к тебе… — замялась девчонка, впрочем все и так было ясно.

Так что целуя её я провел Джинни в дом и захлопнул ногой дверь.

Примечание к части

У автера отключали, в честь праздника, очевидно, ляпиздричество на часок. В общем выкладываю в оконо, надеюсь успею, ибо сего отрубают до сих пор на несколько секунд периодически. Ну и ошибки что проверил, то проверил, звиняйте. Новую главу планшетом, потому как ппц.

переменно–обесточенный старина Киберъ Рассвет

Примечание к части

С начала главы и до *** жесткая и безудержная порнуха. Кстати, если будут толковые комменты то прочту. Первый опыт, как никак. Ну а все остальное как обычно. Зонтик кованный, шезлонг бетонный, чай с ромом и сигарилла.

порнографический старина Киберъ Рассвет

7. Рыжие проблемы и решения

Процеловавшись несколько минут в коридоре (причем, действовала Джинни вполне уверенно, что несколько странно), я разорвал поцелуй и повел девушку за руку в спальню. По дороге, на всякий пожарный, уточнил: «ты уверена и хочешь?», на что получил заметный румянец и кивок. В спальне, снова целуясь, затеяли игру «раздень партнера», не очень удобно, хотя приятно и весело. Я, в свою очередь, порадовался, что применил несколько косметических чар на себе: в некоторых местах тушки, волосы были так же непослушны, как и на голове, при этом обладали мягкостью проволоки. Да и лечебные заклинания, некоторого рода, явно не были лишними.

Оказавшись обнаженной, Джинни прикрывшись руками и краснея, попросила выключить свет. Ну, потом и включить можно, думал я, хлопнув ладошками. Кроме того, думалось мне уже в темноте, у меня есть система. Так что, слившись с Джинни в поцелуе и неся её на руках к кровати, активировал я «ночное зрение».

Девушка, тело которой я начинал ласкать, была прекрасна: тонкая талия, длинные и не чрезмерно стройные ноги, аккуратная и подтянутая попка, небольшая, но правильной формы и практически не опавшая, у лежащей девушки, грудь, с крупными розовыми сосками, затвердевшими от моих поцелуев. Лоно её, было покрыто легким пушком, впрочем, я не спешил и не акцентировался на конкретных местах, стараясь уделить внимание всему телу партнерши.

Что принесло результат: скованная вначале, лишь отвечающая на поцелуи девушка, сначала несмело, а потом с все большим энтузиазмом начала изучать мое тело, поглаживая и стараясь ласкать. У неё, кстати, помимо стандартных, набухших сосков и начинающего выступать в аккуратной складочке клитора, оказалась довольно необычная эрогенная зона. Несколько раз, она зарывалась пальчиками в мою шевелюру, почесывая кожу головы круговыми движениями. Что было изрядно приятно, а когда я, целуя, повторил её действия, девушку выгнуло и она впервые за все время негромко застонала от удовольствия.

Наконец, поглаживающие время от времени набухший бугорок клитора пальцы оказались влажными от соков девушки, и я решил переходить к главному. Плавно спускаясь, покрывая поцелуями и легонько покусывая, я спустился сначала к шее, потом к груди, уделив внимание каждому сосочку. Пока, наконец, не спустился к заветной щелке, заодно раздвинув ноги девушки. С минуту, я ласкал клитор языком, поглаживая щелочку девушки, да и не только её. Что вызывало все нарастающие стоны, сжатие и разведение ножек. Сама же Джинни ласкала одной рукой соски, другой все так же почесывала мою голову, при этом выгибаясь и закусив нижнюю губу. Что смотрелось очень возбуждающе.

И вот, ласки принесли свой результат: девушка выгнулась дугой, громко застонала, сжала мои плечи ножками и стала исходить соком из щелки. Привстав на коленях, я любовался прекрасным зрелищем, однако, через полминуты рыжая распахнула зеленые глазищи. Сомкнув у меня на пояснице ножки, опираясь на локти Джинни придвинулась ко мне, и, задевая мой колом стоящий член лоном, прошептала: «хочу».

Чего хотел и я, так что, аккуратно пристроившись к щелке, начал аккуратно вводить член. Нащупав преграду, стал опускаться на локти, чтобы аккуратно преодолеть препятствие, однако, рыжая сделала все сама. Скрестив ноги у меня за спиной, она сама насадилась на член, приняв его в себя до упора. Я же, не делая лишних движений, опустился на локти, и стал аккуратно целовать её личико. «Хочу» повторила она, сжимая меня ножками, и я стал медленно двигаться в ней, слившись с ней губами.

Сама Джинни гладила меня, почесывала голову, а главное сжимала и расслабляла скрещенные за спиной ножки, в такт с моими движениями. Оторвавшись от губ, я стал покусывать ушко, что вызвало легкую дрожь в теле и я почувствовал что внизу становится все более влажно. Впрочем, я и сам был на пределе, так что плотно прижав её к себе, стал ускоряться, что в сочетании с все сильнее сжимающимися за спиной ножками давало непередаваемое ощущение единения. Наконец, вместе, мы завершили: я выпустил накопленное а брызжущая соками партнерша вжала меня в свое лоно, почти болезненно сжав ноги, при этом продолжая страстно целовать и ласкать мою спину руками.

Наконец, обессилев, она развела ножки и я лег рядом с ней на бок, мягко лаская её тело и нежно целуя. «Это было чудесно», прошептала она, «тебе не было больно?» уточнил я, «почти нет, спасибо», ответила Джинни и не дала ответить, слившись в поцелуе.

Через четверть часа, исследуя меня, впрочем как и я её, руками и губами, Джинни попросила включить свет. При освещении она смотрелась еще более чудесно: Несколько взъерошенные рыжие волосы, припухшие губы, горящие зеленые глаза и легкий румянец, от страсти или смущения. Щелочка её была влажной, но без следов крови, впрочем, кулон между её грудей все прекрасно объяснил. Упершись в мое плечо, она положила меня на спину, шепнув на ухо: «я хочу посмотреть».

Поглаживая и целуя, она добралась пальчиками до члена, провела по промежности и слегка оттянула кожу на нем, разглядывая с любопытством и пламенея щеками. От её действий и подобного зрелища и так не лежащий член воспрянул и запульсировал у неё в руках.

«Я попробую сама» произнесла Джинни, перенося бедро через меня. Впрочем, пришлось ей немного помочь, направляя член в её лоно. Опустившись на меня, и целуя в такт движению, девушка плавно скользила по мне грудью.

Впрочем, медленным было только начало, движения девушки стали все более резкими, наконец она разогнулась, уперлась руками в мою грудь, и стала скользить по всей длине, постепенно ускоряясь. Заодно, предоставила в мое распоряжение прекрасные грудки, которые я с удовольствием ласкал руками. А впоследствии, погладив попку и проведя пальцем в ложбинке, я добился резкого сжатия лона, и громкого стона партнерши. Так что, оставшееся до финала время, я делил между упругой попкой и напряженными сосками Джинни. Чувствуя, что скоро кончу, я ввел в колечко ануса рыжей палец, вызвав громкий стон, сжавшееся влагалище и соки, буквально хлещущие на меня. Замерев на несколько секунд в позе наездницы, Джинни медленно опустилась всем телом на меня, немного заторможено отвечая на поцелуй.

Через четверть часа, нежно поглаживающие друг друга мы лежали и обменивались поцелуями, не страстными, а скорее расслабляющими. Я уже собирался обнять Джинни покрепче и ложится спать, однако её рука наткнулась под одеялом на мой эрегированный член. Она приподнялась, с некоторым испугом посмотрела на меня, и произнесла: «я, наверное, сейчас не смогу». «И не надо, спи», честно ответил я. Не хватало еще только–только потерявшую девственность девушку до потери сознания долбить. Впрочем, у партнерши на это были свои взгляды: «Но как же? Я так не могу, мне хорошо, а ты? Давай я попробую…» — закопошилась Джинни. Нет, я безусловно был не против всякого–разного, но точно не сейчас, так что приобнял и прижал её, взял за руку и опустил её пальчики к члену, показав, как и что надо делать. Так что, очередной оргазм мы получили, целуя и лаская друг друга руками. Наконец, закончив, я прижал девушку к себе, положив её голову на плечо. Сонно пробормотав «спасибо», выслушав ответное «спасибо тебе», она заснула, ну и я вслед за ней.

***

Проснулся по будильнику системы, на рассвете. Джинни еще спала, головка у меня на плече, рука на груди и ножку согнутую через меня перекинула. Посапывала умилительно, я уже стал возбуждаться, но вовремя себя одернул — только девственность потеряла, вообще сегодня не стоит, а лучше вообще пару дней подождать. Так что пару минут повозился, освобождаясь из сладкого плена, и пошел на кухню, готовить завтрак.

А через пару часов, моя девушка сидела на кухне, попивая кофе. Я бы, возможно, предпочел чтобы делала она это в обнаженном виде, но, учитывая все нюансы, выделил свой халат.

— Гарри, это было чудесно, — потянулась как кошка Джинни, — я слышала разное, но это чудо. И не больно почти, — радовалась девица, — мы теперь пара? — несколько обеспокоенно уточнила она.

— Безусловно пара, — успокоил девушку я, — кстати, ты по времени свободна?

— Да, — промурлыкала довольная ответом девушка, — а ты хочешь? — хитро уставилась в пах мне она.

— Погоди, Джинни, хочу, но не сейчас, — открестился я от заманчивого предложения, — тебе лучше день, а возможно пару воздержаться. Амулеты–амулетами, но все же, первый раз. Так что, давай немного подождем, хотя бы денек, — посерьезнев девушка кивнула, — Вопрос встает нашей дальнейшей жизни. Например, ты мне очень нравишься, я хотел бы быть с тобой. Однако, например, я сейчас не готов к детям и супружеству. Для такого шага, мы как, на мой взгляд, чрезмерно юны, так и слишком недолго, как ни забавно это звучит, знакомы. Я предлагаю тебе стать именно моей девушкой, пожить со мной, узнать не мальчика, который выжил, и не «спасителя от василиска» — обозначил кавычки пальцами я, — а парня, Гарри Поттера.

— Я, — задумалась девушка, — Ты знаешь, когда ты начал, хотелось тебя стукнуть, — констатировала факт рыжая, — А ведь ты прав, мы почти не знаем друг друга. Но я тебя все равно люблю! — насупилась Джинни.

— Ну, я бы не стал, на твоем месте, столь громко выражаться, — попробовал я определить рамки, — я бы сказал, мы сильно друг другу нравимся и нам хорошо вместе, — на что насупленная рыжая помотала головой, — ладно, Джинни, я тоже тебя почти люблю, — сдался я.

— Хорошо что не врешь, — еще нахмуренная но с улыбкой ответила Джинни.

— Ладно, давай к делам, — решил ограничить всякие розовости я, — Итак, нам хорошо вместе, я бы хотел чтобы ты жила со мной, это реально?

— Со следующего дня рождения да, — протянула задумавшаяся девушка, — а пока не стоит. В Хогвартсе ты же оплатишь отдельную комнату? — спросила девушка, прыснула, увидев мое непонимающее лицо, — Гарри, ну ты даешь, ты жил как во сне. Тебя не подменили? — улыбаясь спросила она.

— Нет, просто на мне было, — вдохновенно врал я, — нехорошее проклятье, ну а обнаружили только в Мунго, после инцидента с Роном.

— Да, я слышала ты чуть не погиб, — пригорюнилась рыжая, — как–то у тебя от нашей семьи одни неприятности, — совсем погрустнела она.

— Выше носик! — подошел и чмокнул я Джинни в него, — все ерунда, а с Роном я еще поговорю.

— Кстати да, — загорелись у рыжей глаза, — вместе поговорим, точнее, — хитро прищурилась она, — придумаем вместе. Договорились?

— Договорились! — с улыбкой я ответил чертенку в халате, — Так что ты говорила насчет комнат?

— Ну ты, как совершеннолетний, можешь арендовать комнату. Вроде бы не очень дорого, — смутилась она, — прости, я точно не интересовалась.

— Ну вот и отлично. Леди разделит со скромным мной тот уголок, — выпятил губу я, — что отвоюю я у жестокой администрации?

— Леди подумает, — состроила чопорную мордашку Джинни, — И согласится, — с этими словами она пересела мне на колени, приобняв.

— Ну вот и отлично, — улыбнулся я, метаморфизмом тормозя некоторые естественные реакции, — Кстати, если не секрет, а где ты научилась так целоваться? Да еще так быстро.

— Я… — покраснела рыжая, — мы с Луной… Ну как–то пробовали, ну пару раз, может чуть больше, — совсем помидорела рыжая, пряча лицо, — а с тобой первый раз… Ну я думала с мальчиками как–то по другому… Прекрати, — закрыла она руками лицо, трясущемуся от еле сдерживаемого смеха мне.

— Прости, но на самом деле забавно, — взяв себя в руки, но улыбаясь во всю пасть я, — по другому это как? — Джинни надулась, но в итоге тоже захихикала, — ладно, я все понял. Ну в любом случае, что было, то было, теперь ты моя? — получив кивок продолжил, — вот, а что было раньше, неважно. Главное чтобы мы были друг у друга и не обманывали с другими.

На этих словах Джинни закаменела лицом, встала с моих колен и со слезами в глазах выдала:

— Прости, Гарри, я не смогу быть с тобой.

— Постой, — несколько офигел я от таких поворотов, — это с чего и как?

— Я, — задумалась и пустила слезинку по щеке, — Я не брошу Луну. Погоди, не перебивай пожалуйста, — заткнула она мою попытку высказаться, — Мы лучшие подруги, с детства вместе, а сейчас ей очень тяжело. Её обижают в Хогвартсе, — закрыла руками лицо Джинни, — я точно знаю, хоть она не говорит. А я, из–за этой чертовой тетрадки и словом с ней не обмолвилась, не то чтобы помочь, — подняла она голову, — я очень тебя люблю, Гарри, но не брошу Луну снова, — уткнулась в ладони и затряслась эта любительница свободной любви.

— Так, Джинни. Джинни!!! — закричал я, чем привлек все таки взгляд страдалицы, — Итак, у тебя есть Луна. Как я понимаю, не только подруга, — судорожный кивок, — Хорошо, если она, я не возражаю. Не самое приятное дело, делить близкого человека с кем–то, но мы, мужчины, в таких делах редко рассматриваем женщин как конкурентов. У тебя есть подруга — хорошо, ты целуешься с ней и не только — ну не самое приятное, но терпимое. Главное чтобы не мужчина. Она–то сама на меня не взъестся?

— Нет, — помотала Джини головой, — она сама советовала к тебе придти сегодня. Ну как она любит «тебя будет ждать очень странный, но приятный мозгошмыг», — заплаканная, но уже с улыбкой процитировала рыжая.

— То есть, две недели до Хогвартса мы не увидимся, — вслух подумал я, убедившись что истерики обильнолюбивой девушки успокоились, — жаль, но что поделаешь…

— Почему? — удивилась Джинни, — Я с удовольствием, а если ты не против, братья помогут, — на мой вопросительный хмык Джинни ответила, — Фред и Джордж, они довели меня к тебе, а родителям сказали что я у Луны.

— Это, как бы, нормально? — несколько опешил я.

— Ну да, а что такого? — искренне удивилась Джинни.

— Наверное ничего, — опустил руки я, — кстати, можешь передать твоим братьям, именно Фреду и Джорджу мое приглашение.

— Да, смогу, — ответила рыжая и уже, очевидно успокоившись, лукаво продолжила, — Мы навестим уважаемого сэра, послезавтра, если он не возражает. В обед.

— Уважаемый сэр будет рад приветствовать вас на трапезе, — чопорно ответил я.

Так и пообщались до обеда, Джинни рассказывала о своих увлечениях, она, кстати, очень неплохо рисовала. Как выяснилось делали они это вместе с Луной. Ещё она интересовалась невербальной и беспалочковой магией. Я же, рассказывал об артефактах, показывал и объяснял, заодно и преподнес одно связное кольцо Джинни, надев сам на указательный пальчик. А то мало ли. Да и помогли мы друг другу, правда ограничились руками. Так что, после обеда, довольные и с надеждой на скорую встречу расстались недалеко от Норы.

А придя домой и сев в окклюментную медитацию я обнаружил, что у меня произошел прорыв. Я, наконец–то, смог «увидеть себя снаружи». Не совсем так, но я предстал перед собой как сочетание ажурных узоров, похожих на артефакты, правда без рун. Потянувшись же мысленно к части узора, я стал понимать, за что и какую область мышления он отвечает, какие воспоминания с ним связаны. В этом состоянии я мог их настраивать и переплетать, делая приоритетными или неважными.

В общем, себя я решил не менять, с мелкими недостатками и прочим, я это я, моя личность. Однако, усилить любознательность, внимательность, немного (немного, а то лень) уменьшить лень стоило. Чем я и прозанимался до обещанного визита. На обед заявились братья–близнецы, сопровождающие Джинни. Шутовски со мной раскланялись, присели за стол и перекусили. Потом, в курительной расположились в креслах (Джинни предусмотрительно отошла, но ушки грела, чертенок) перешли к причине визита.

— Итак, господа, я рад что вы пришли, — начал я, закуривая сигариллу и предлагая гостям, — На самом деле, вопрос мой таков, к части вашей семьи я испытываю благорасположение и даже больше, — подмигнул Джинни я, — однако с частью возникли осложнения. При этом, мы являемся волей–неволей естественными союзниками.

— Да, сильно изменился, — сказал один смотря на второго.

— Возможно проклятье, не такой какой был, — ответил второй первому.

— Поговорим, — хором сказали они смотря на меня.

— Для начала, — сказал правый, — если ты обидишь Джинни, тебе будет плохо.

— Очень плохо, — дополнил левый.

— Хоть и не долго, — закончили они хором.

— Господа, — несколько обиделся и нихера не устрашился я, — я сам сделаю «недолго», обидевшему мою девушку. Однако, я думаю формат наших согласованных отношений Джинни рассказала? — оба кивнули, — Так вот, я пока не готов к свадьбе, однако готов взять на себя все обязательства её молодого человека и защитника.

— Верю, — сказал левый.

— «не желающему красоты» верим, — закончили они хором.

— Так вы украли у меня записку?! — возмущенно прокричала Джинни.

— Не украли. — левый

— Посмотрели — правый.

— Нам нужно было знать, что нашу любимую сестренку не обижают, — хором закончились они. Джинни покраснела, надулась, но промолчала.

— Для начала, хотим тебя просветить в одном, касающемся нашей семьи вопросе, — попеременно сменяя друг друга начали близнецы, — наш родовой алтарь.. В курсе, — констатировали они увидев мой кивок, — о последствиях знаешь? — я помотал головой, — тогда слушай. Джинни у нас единственная без проклятья. По меркам алтарщиков, — дружно скривились оба, — она даже и не Уизли, впрочем это их проблемы. Мать с отцом получили навязчивые идеи, как и Перси. Старшие братья, даже говорить не хотим, работают подальше от людей. Рональд практически не сдерживает своих желаний. Но может, — заметил один, — может, но не хочет, — поддержал второй, — проверяли, — закончили они хором.

— А вы? — заинтересовался я, — я не настаиваю на ответе, но помимо всего прочего у меня есть к вам предложение, как следствие хотелось бы знать.

— Я это он, — сказал левый, — Он это я, — сказал правый, — мы чувствуем друг друга как дополнительную руку, — хором закончили они, — в детстве сильно удивлялись, что у других это не так, — а главное, нам нужно, не слишком часто, причинять окружающим боль или неудобство. Не часто, — начал левый, — Но необходимо, — продолжил правый, — но мы нашли выход, — хором, — шутки розыгрыши и приколы. Никто не страдает, а всем весело. И деньги, — хором закончили они и задумались.

— Любопытно, — после раздумий начал я, — так господа, вы же можете делать не только приколы? — кивки, — и неплохо разбираетесь в артефакторике?

— Ну не то чтобы хорошо, — начал правый, — но мы учимся — продолжил левый, — И копим деньги на материалы, — закончили они хором.

— Тогда давайте так, — решил я, — я нанимаю вас, до Хогвартса как репетиторов, если вы согласны. В Хогвартсе постараемся продолжить, правда оплатой будут материалы. У меня есть несколько идей, осуществляем вместе, однако, — воздел палец я, — как финансирующее лицо, я получаю две трети прибыли, а треть вам.

— Половина? — спросил правый, на что я помотал головой, — половина если наша идея? — спросил левый, на что я уже кивнул, — мы согласны, — переглянувшись закончили близнецы.

Обсудили время, формат возможного партнерства, даже составили контракт. Джинни устала разглядывать бумаги, наши спорящие рожи и я направил её в библиотеку, пусть довольно скудную, но с несколькими интересными закладками.

К ужину близнецы обо всем со мной договорились, попрощались, и синхронно показали мне кулаки, посмотрев на второй этаж, на что я кивнул.

В библиотеке розовая Джини листала оставленную на столе книгу о «правилах и культуре половой жизни» с фотографиями. Услышав шаги, судорожно захлопнула книгу, помидорно покраснела, впрочем увидев меня несколько расслабилась, однако осталась красной. И тыча пальчиком в закрытую книгу, с некоторым опасением но и интересом спросила:

— Мы будем ВСЕ это делать?

— Только если захочешь и если тебе понравится, — галантно ответил коварный я.

— Ну, может быть, — после минутной задумчивости ответила Джинни, — но попозже, — воздела она пальчик, на что я кивнул.

Поужинали при свечах, да и подарили друг другу прекрасную ночь. Правда без «Все это», но, я думаю, еще успеем.

8. Встречи в Косом и не только

А со следующего дня начался у меня третий круг марафона учебы. Артефакторика оказалась наукой довольно сложной, многосоставной — знания требовались не только в магических дисциплинах, но и металловедении, геммологии, кристаллографии. А это влекло за собой физику, химию, банальную математику. Притом, многое мои репетиторы не знали, причем неясно, не знали сами, либо просто данные моменты были неизвестны в магмире. А у меня была еще и колдомедицина и анатомия с физиологией. И рыжая, пусть и не каждый день, но девчонка оказалась страстной, охочей до комиссарского героического тела и связанных с ним удовольствиях. Притом, как я понимаю, пусть и не часто, но она еще общалась телами с подругой. Прям хоть памятник Луне ставь, за то что трахает мою девушку, оставляя мне время.

Про сон я в итоге на эти пару недель забыл. Правда, были подозрения, что дело не только в теле, на четвертый день, например, я начинал безбожно тупить, что прошло через три часа дремоты. В итоге, смотался в аптеку в Косом, прикупил зелье. Больше двух недель его принимать было нельзя, по словам аптекаря, впрочем, мне больше было и не надо.

Еще возникала некая этическая проблема с Джинни. Ну, положим, не самый дешевый подарок я сделал ей сам. Притом скорее для себя, действительно красивые побрякушки, шикарно смотрящиеся на девчонке. Но, именно содержать её, ну вот как–то… Ну не знаю, возникало ощущение что я её покупаю, прямо скажем, не самое мне приятное. Однако, у Уизли реальные проблемы с деньгами.

В итоге, приспособил рыжую помогать мне с бумагами, наставлять в бытовых чарах, которых она знала очень немало, как бы не побольше чем я. Ну и денежку ей за это, вполне честно заработанную, платить. Даже поругались немного, однако, объяснив свою позицию, что это выводит наши отношения за рамки «оплачиваемой любовницы», в рамки «вместе по любви, а труд, который обязательно оплачиваем — отдельно», был даже вознагражден. Даже начал задумываться о женитьбе, однако окклюментные практики прогнали розовый дурман. И рано, и мало знаем друг друга, да и Луна эта. В общем, посмотрим через годик, как и что будет.

А еще, я столкнулся с некоторой засадой, в характеристике «скорость». Дело в том, что скорость мышления значительно тормозилась некими предохранителями. Сам мозг, на пути от «хочу» к «делаю» многократно, хоть и незаметно для сознания переспрашивал: «Точно? А ты уверен? А может не стоит?». Причем замедляло это не только действия, но и мышление. С другой стороны — а придет мне в голову херь какая? Такое со всеми бывает, это нормально. И если не будет предохранителей я её совершу, даже не задумываясь о последствиях. Так что, подкорректировал немного предохранители, уменьшил количество «подтверждающих» откликов, однако снимать или отменять их не стал. На фиг надо.

И выходило, что нужно ускорять сами нервные импульсы. Но тут как и с телом, засада. Я раньше думал, что электрический импульс напрямую управляет тканями, мозг этакий «процессор», все работает на электричестве. Да щазз… Оказалось что электрические импульсы инициировали химические реакции в клетках, выступали этаким запалом, не более того.

И вот как мне это ускорять–то? Реакцию в каждой клетке? Вот как–то кажется мне это бредом, вот чуть ли не до взрыва клетки воображение подталкивает.

А потом я задумался. Окклюменция, да и сама система функционирует вне моего мозга. Но на моих ресурсах, как говорил Уд. Значит чем–то другим я думаю, хотя бы частично. И это «другим», скорее всего как–то можно использовать, обходя ограничения даже не физиологические, а физико–химические.

Так что, краешек чего–то я нащупал. В медитативном состоянии мыслил я не в разы, а на порядок быстрее, проверенный факт. Притом, мозг получая готовые данные при выходе из окклюментной медитации, не грелся и не взрывался от запредельных расчетов. Да и попытки после вхождения в медитацию, начинать контролировать тело, показали что это возможно, а главное работает.

Ну как, связки я себе порвал, однако преодолел за долю секунды десятиметровый коридор. Отлечился метаморфизмом и понял, идея–то правильная, однако требующая развития всего Гарри, причем поэтапно и зная как.

Опять же, жаль что не все сразу, однако, путь нащупал, будет куда развиваться.

В артефакторике же, я так ничерта пока и не понял. Ну, подобрать ингредиенты по шаблону, а впоследствии наложить руны и чары по шаблону же простейшего артефакта я смог. Однако, переплетения магии в артефакте не поддавалось прямому управлению, при этом, хоть и были многократно проще, но структурой напоминали виденное в окклюментной медитации «узор разума».

И есть у меня подозрение, что можно делать артефакты не «по шаблону», а так, как хочется создателю, меняя и придавая свойства. Впрочем, подозрение к делу не пришьешь, так что возился я с шаблонами, куда деваться.

В результате всех моих бессонных ночей, за пару дней до поездки в Хогвартс, характеристики мои выглядели так:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________341/341

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) _____304/304

Сила (развитость тела, мышц, связок)________________________29

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)________22

Разум (когнитивные способности, память)____________________31

Сила магии (развитость и пропускная способность)____________32

Контроль магии (точность дозирования)______________________22

Цифры, безусловно радовали, однако смотря на себя, я понимал, что что–то это странное. Я не бегал тысячи кругов, не читал тысячи ненужных книг и не получал достижений. Все, что я реально «качал» это «сила магии», притом, в основном, решая попутные задачи. Остальные характеристики росли за счет «качественного изменения». И, видимо, никаких «порогов развития», кроме как у меня в голове, не предвидится. Хочешь — делай, не хочешь — не делай. Вспомнил я Шлягена с его «пороть», вот уж и вправду, великий педагог, однако. Похмыкал я и пошел в Косой, надо было обновить гардероб.

Зашел не к осмеянной поверенным Малкин, да и не в превозносимый фанфиками «Твилфитт и Таттинг». Поверенный резонно заметил, что одно недостойно обеспеченного мага, второе чрезмерно и показушно для студента. Так что зашел я в рекомендованную лавку «Юный чародей».

Ну что могу сказать, мой прапрадед, возможно оценил бы эту моду как излишне смелую и инновационную. Впрочем, рубаха, жилет и брюки тут были, да и привлекал такой набор несколько больше, нежели стандартные двойки–тройки. Да и мантии были разных фасонов, так что взял я комплект близких к короткому плащу, с возможностью носить как накидку.

Стандартные же, «академические» мантии нужны были лишь на торжественных и официальных мероприятиях.

Напоследок, задумался перед стойкой с тростями. В принципе вполне уместный аксессуар, да и, подозреваю, конфликты будут. А консультант обрадовал тем, что весь ассортимент содержит полость, как пустую, для палочек, что я счел излишним, так и с различным холодным оружием. От шпаги до стилета. Кроме того, когда я заинтересованно разглядывал трехгранный клинок, сантиметров двадцати в длину, продавец шепотом предложил «клинок из гоблинской стали, не палочка, но оглушающее и связывающее достойный маг применит без труда». Так что выходил я из магазина в новом гардеробе и с тростью.

Которой не преминул воспользоваться: на самом пороге лавки меня ослепила яркая вспышка, на которую я вполне естественно ответил ударом. Послышался звон и нехорошие слова в мой адрес, так что быстро проморгавшись, не без помощи метаморфизма, я шагнул к агрессору, намереваясь дать понять все глубины его заблуждений.

Впрочем, планы праведной мести были прерваны. Передо мной стоял невысокий мужчина, в зеленом котелке, с боку его подпирала дама, которая нанесла моему чувству прекрасного сокрушительный удар: совсем невысокого роста, одетая в нежно–розовое, обтягивающее жировые складки по всему её тельцу, платье. От окончательного безумия и кровавых слез спасало то, что поверх обтягивающего ужаса была накинута мантия, не позволяющая окружающим узреть носительницу во всем великолепии. Впрочем лицом дама также не была эталоном красоты, но это было и неважно, очевидно, это была Амбридж, секретарь министра. А мужик в котелке, очевидно он.

— Отменная реакция, мистер Поттер, — с улыбкой, но равнодушием в глазах начал носитель котелка, — иной раз я сам хотел бы поступить так же, с излишне назойливой репортерской братией, — смерив недобрым взглядом атаковавшего, уже очевидно — фотографа, министр продолжил, — Позвольте представится, министр магии, Корнелиус Освальд Фадж и моя, — указал котелок на сопровождающую, — помощница, Долорес Джейн Амбридж, — последняя с такой же фальшивой улыбкой исполнила книксен, порадовав меня видом переваливающихся жировых складок, — мистер Поттер, мне бы хотелось с вами поговорить, пройдемте, — развернулся чинуша, и двинулся к близлежащему кафе.

Видимо, ожидая, что я брошусь за ним сломя голову. Впрочем, здраво рассудив, я последовал за ним, правда неторопливо, постукивая тростью.

В кафе Фадж расположился с помощницей, пригласил меня к столу, а сделав заказ начал излагать суть дела:

— Мистер Поттер, скажите, вы встречались последнее время с Сириусом Блэком? — собственно от вопроса я изрядно офигел, листы с этим именем и разбойного вида рожей нередко встречались на лавках Косого.

— Нет мистер Фадж, — ответил я, — а собственно, позвольте узнать, с чего я должен встречаться с разыскиваемым преступником? — ну и мимикой обозначил, мол, какого хрена, вдобавок, меня об этом спрашивает министр.

— Видите ли, мистер Поттер, Блэк в последние месяцы, согласно отчетам служителей Азкабана, постоянно твердил: «Гарри, его надо найти, надо к нему», — ответил министр.

— И он, видимо, хочет меня убить? — прозорливо произнес я. Впрочем спич мой был встречен двумя полными офигения взглядами.

— С чего вы это взяли, мистер Поттер? — продолжая офигевать спросил министр, — Блэк был дружен с вашими родителями, даже связан с вами каким то магловским ритуалом, — Амбридж зашептала Фаджу на ухо, — да, крестный отец, кажется. Благодарю, Долорес. Так с чего бы ему вас убивать?

— А разве он не последователь Того–кого–нельзя? — уточнил я, вызвав еще больший офиг и поматывание головой, — А, простите, за что он тогда сидит?

— Нападения в местах проживания маглов, — ответила мне Амбридж, — повлекшие за собой как жертвы среди них, так и нарушение статута. Нападение и убийства магов, заведомо не принимавших участие в войне.

— Простите, уважаемые, а не могли бы вы вкратце описать мне ситуацию, — фигел уже я, — боюсь меня ввели в заблуждение.

Собеседники переглянулись, кивнули, и выдали мне такую информацию. Несмотря на принадлежность к «реформистам» как называли противников алтарей, Сириус обладал всем букетом свойственных Блэкам особенностей. А увидев мертвого друга и его супругу, «им овладело фамильное боевое безумие», как выразился министр. Петтигрю он догнал, и взорвал, это факт, о чем я несколько раз переспрашивал. В процессе догонялок и его финале перебив кучу народа. Впрочем, за это он бы смог откупиться или отделаться не столь долгим сроком. Но Сириус продолжил, и успел, прежде чем его скрутили, вырезать несколько семей «алтарщиков». Впрочем, тут победа «реформистов» сыграла ему на руку, так что отделался он всего двадцатью годами.

На резонный вопрос, а причем тут я, при всем описанном, помогать Блэку я не буду, однако, отдавать в руки правосудия друга родителей, мне видится несколько неправильным, министр поморщился и заявил: мол хрен с ним, с Блэком. Шестнадцать лет отсидел, пускай гуляет. Однако, нужна явка с повинной и раскрытие тайны, как он сбежал из Азкабана. Причем, при мне, министр без каких бы то ни было просьб с моей стороны, клятвой подтвердил, что нахер ему Блэк не сдался.

Прифигев от вышесказанного, я заверил собеседников, что увижу — так сразу передам. После чего министр с помощницей откланялись, хамски не оплатив счет. Впрочем фиг бы с ними, не обеднею от пары кружек чая.

Вот прям как–то странно, думал уже дома я. А вообще, при подобных раскладах, может нафиг Блэка? Хотя надо самому разобраться. Да и может он и не появится, то что тут, как выразился Уд «неканон» я уже не раз убедился.

На следующий день был традиционный день закупок к Хогвартсу, как по мне — дурацкая традиция всей толпой закупаться за день до занятий. Впрочем, многие соблюдали и Уизли были среди них. Правда, не без моего вмешательства, на плечи мистера Уизли ложилось обеспечение одного Рона, который не самым доброжелательным взглядом смотрел на закупающихся братьев и сестру.

Подходить я к ним не стал, в общем и правильно, видимо, сделал: сам мистер Уизли приветливо, хотя несколько рассеянно кивнул и улыбнулся. Молли поджала губы, но все же кивнула, Рон покраснел рожей и с не самым благожелательным видом отвернулся. Впрочем близнецы, как и Джинни, приветливо помахали мне руками.

Грейнджер я за покупками не заметил, впрочем были другие знакомые: белобрысые рожи, Малфои собственной персоной. Полюбовались на меня с неприязнью все втроем, причем Нарцисса как бы не с большей, нежели мужская часть семейства. Впрочем фиг бы с ними, старший увидев мою трость порадовал пусть секундным, но растерянным выражением лица. Быстро собрался, выкатил губу сильнее и нос задрал выше, но я‑то все видел.

Ну, а прибыв домой я уснул, решив отоспаться перед поездкой без зелий и метаморфных надругательств. Впрочем проспал я не больше часа. С первого этажа раздался звон разбитого стекла.

Резонно ожидая гадости и подлянки, вооружился палочкой и тростью. Впрочем воевать было не с кем: внизу, изрезанный осколками стекла валялся разыскиваемый преступник. Друг родителей и прочее, Сириус Блэк. Кровоточил он обильно и очевидно собрался помирать.

Я с секунду малодушно думал о вызове ДМП, однако стоны Блэка «Гарри, Сохатик…» меня устыдили. С другой стороны, министр не врал, а этому телу явно нужна медицинская помощь. Так что остановил я кровь заклинанием, отправил сову лично Фаджу, раз уж он сам ко мне подходил, пусть сам и разбирается. Ну и прыгнул с Блэком в приемный покой Мунго.

Целителям действительно было похер. Преступник–не преступник, раз отдельного указания от министерства нет (а его и не было) плати деньги и будем лечить. Так что от Блэка меня избавили, приняли сотню галеонов на излечение и посулили присылать сову, раз в декаду. С отчетом о лечении и состоянии больного.

А тут и министр прискакал, без помощницы, но с парой (видимо, если я от одного отобьюсь) репортеров. И аврор в одном рыле, видимо вправду похер на Блэка. Просветил я их, что мол пришел израненный Блэк, очень хотел сдаться, но вот совсем помирал. Так что я министра в известность поставил, а помирающего поместил в Мунго.

Так что, почтенные, преступник явился добровольно, а то что не своими ногами, ну уж простите, помирать изволит. На вопросительный взгляд Фаджа, после рукопожатия под вспышки камер, шепнул на ухо «анимагия». Фадж мне кивнул, да и срулил, оставив одинокого аврора. То ли сторожить, то ли охранять.

Засыпая дома, я думал, а не нагадил ли я себе? Если «неканон», то Блэк вполне мог и не быть анимагом. Впрочем это уже не мои проблемы, если что — был обманут преступником, который, возможно, бредил от ран.

Нафиг их всех, думалось мне. И хорошо что репаро изучил, а то замерз бы.

Примечание к части

Вот как то ну вот совсем не пишется. И сюжета продумана и все есть, а вот как через силу выдавливал писево… Так что, наверное, до завтра. Попробую почитать чего, а то прям совсем как то не творчески, мдя.

нетворческий старина Киберъ Рассвет

зы. Не тврочскый крызис, нифига, протудифилис у меня похоже. Впрочем пофиг, щаз отпиваюсь чаем с аспирином всяческим и все равно, за проду раньше завтра не сяду наверное. Так что, как–то так.

9. Социальный экспресс

Собираясь в Хогвартс я думал, что похоже описанное почти во всех фанфиках присутствие душеедов отменяется. Что и к лучшему: я подозреваю, что в сложившейся ситуации мне и без всяких демонтёров будет о чем беспокоиться.

И проблемы имеет смысл разделить на три категории. Лично мои, как «героя магической Англии». Если тупенького Поттера на привязи бродящего за Уизли никто не замечал. Ну за исключением совсем уж жопошилых персонажей, типа Малфоя, который то ли хотел Поттера перевербовать в стан алтарщиков, используя Уизли как пример, то ли пытался продвинуться в социальных рангах на факультете, за наш счет, естественно.

То сейчас, объявив условную «независимость» от рыжего диктата, я становлюсь лакомой мишенью. Не в плане массовых нападений, тут близнецы (да и факультет, в запущенных случаях) помогут, а в плане личных оскорблений, провокаций и прочего. Грубо говоря: «Как это Поттер не чмо? А зачмырим ка его взад!». Притом, чмыриться мне категорически не хочется, как из самоуважения, так и из соображений будущей жизни и места в ней.

А тут все может дойти до дуэли, которую эти дикие маги практиковали до сих пор. И еще один момент, особенность социума. Если, например, я могу спокойно на любые оскорбления в свой адрес сказать бой до «очевидного преимущества» или до «сдачи соперника». То, опять же, как пример, при оскорблении своей дамы (а подозреваю что «своими», точнее оберегаемыми у меня станет аж две) бой согласно местным традициям должен идти от первой крови и по нарастающей, до увечья или смерти одного из дуэлянтов.

Притом, например же, ежели я не захочу резать (ну или меня, но я крут и всех напинаю) поверженное ничтожество, то я должен обосновать, почему я и оскорбленная подзащитная\подзащитный удовлетворена «не резанием» а распорядитель принять объяснение, в противном случае я считаюсь проигравшим, а оскорбление высказанное поверженным «фактом, пока никто не докажет иного».

Ну, в общем, варварство, но жить с этим придется. Собственно наличие у меня точки в виде дамы сердца, а потенциально — опекаемой, это вторая проблема.

Подумал, а не послать ли рыжую нафиг, после же дал себе по башке. Вопрос даже не в чувствах, если я из–за потенциальной опасности буду отказываться от личной жизни и нормальных желаний, то меня и чмырить не надо. Я и так чмом в своих глазах буду.

А потенциально я, по крайней мере среди студентов, достаточно неплохо смогу навалять. Вопрос не знания заклинаний, их я знаю мало, а от зубов отскакивает еще меньше. Однако, тройки оглушающее–связывающее–протего (благо приставки к последнему нужны только при бедном воображении) мне хватит на всех. Ну я так думаю. Судя по паре тренировочных боев с рыжими, мои эксперименты задрали скорость движений на пределе, да и скорость произнесения заклинаний в два, а то и в три раза относительно нормы, все же рыжие не самые бесталантные студенты, скорее одни из первых.

Вообще, судя по всему, средний ученик Хога моих лет имел «параметры» в десятку. Соответственно я уже далеко не средний. В мире простых людей я бы был с таким разрывом вообще меганагибатором, но тут не там, как ни печально.

В общем, главное — местных дуэлей мне бояться не стоит, однако надо проводить их по своим правилам. Ну, а скорость должна вытянуть. А то, что они будут, я не сомневаюсь, в принципе, даже под крылом Уизли «безответного» Поттера чмырили, правда фоново, и он просто не обращал внимание.

И, наконец, третья категория: преподаватели и учеба. Во–первых мне надо с первых же часов пребывания поменять магозоологию на рунологию, это факт. Прорицание пусть останется, однако нумерология вдогонку не помешает. В общем, надо отлавливать Маккошку и тиранить её насчет расписания.

Во–вторых, помимо учебы, сразу же надо арендовать комнату, причем не просто а с тренировочным залом и лабораторией. Пятьдесят галлеонов в год, но на самом деле это не так дорого, особенно учитывая стоимость самой учебы. Ну и часть рыжих, а возможно и еще кого в тренировках–занятиях задействовать, как я понимаю близнецы вообще занимались в пустых классах, что уже немалое нарушение.

В-третьих Снейп, ужос подземельев, как его кличут. Вот черт его знает, какой он. Отбросив фики, картина выглядит так: он пытается вдолбить знания. Не только в обиженного тем, что от него не отстают, Поттера, а в принципе в учеников. Его не устраивает зазубренное, как остальных преподавателей, он с заслуживающим уважения энтузиазмом ищет в студентах понимание предмета. А остальные преподаватели ведут себя как положено: оттарабанил лекцию, ответил на вопросы (кроме Макги, та шлет и хорошо если в библиотеку), приняли зачет–экзамен. Им похер, как и должно быть преподавателям колледжа.

При этом, даже несмотря на дебилизм Поттера, Снейп к нему явно неровно дышал. Слишком много внимания на дебила который не учится, явно не учится и не менее явно учиться не собирается.

С другой стороны первые два курса и третий у меня от зубов отскакивают, так что будем надеяться что потрясет и отстанет. А если нет придется сливать обучение и сдавать напрямую министерской комиссии, но тогда уж лучше сразу СОВ, экзамены за первую ступень, чего я не факт что потяну. Ладно, посмотрим, тут от него зависеть будет, а не от меня.

На платформе девять и семьдесят пять сотых я оказался за полчаса до прибытия поезда, благо, хоть аппарация на ней блокировалась, на неё выходило аж два камина. Что, в свою очередь, заставило задуматься о том, что каминные перемещения могут отслеживаться и блокироваться — в противном случае не было бы смысла закрывать платформу от аппарации.

Впрочем, большой брат в той или иной форме присутствует везде, так что ничего удивительного. Однако, мысли о «брате» натолкнули меня еще на одну мысль и я, включив магическое зрение, стал разглядывать свою палочку. И да, был некий конструкт, не органически вплетенный, а как бы «нашлепнутый» на узор рабочего инструмента волшебника. Надо бы удалить, как–нибудь, а то не дело всяким знать, где я, что я и чего колдую.

Тем временем народ подтягивался, да и поезд подошел. Из всех полузнакомых кивнул я только пухлику, который Невилл, получив ответный кивок. Ни команды по квиддичу ни рыжих пока не было, так что по приезду поезда занял купе в вагоне Гриффиндора, отпихиваясь от посторонних словами «занято». Вроде внимали, так что отъезд поезда я с Джинни встретили в одном купе. Были некоторые шаловливые мысли, впрочем пока точно не до них, так что начал я подготовленный разговор:

— Джинни, слушай, насколько я понимаю, у Луны проблемы с софакультетниками?

— Похоже что да, — нахмурилась рыжая, — я не знаю что точно, но она всегда все рассказывает, а на вопросы о факультете молчит и отворачивается. Это при том, что еще за год мы вместе радовались, что найдем много друзей, будем проводить время вместе, — насупилась Джинни.

— Так, тогда у меня к тебе, точнее к вам будет просьба, — подытожил я, — знаешь ли ты, где она и сможешь ли привести в наше купе? Просто озвучивать её лучше вам двоим.

Рыжая нахмурилась, но кивнула, а на вопрос не сопроводить ли её ответила отказом, еле успел впихнуть свою сумку для транспортировки багажа Луны. Через четверть часа Джинни вернулась в компании, моя конкурентка на любовном фронте смотрела рассеянно, но вполне благожелательно и с улыбкой кивнула. Рассадив девчонок я зарядил спич:

— Дамы, в силу ряда причин у нас сложились сложные отношения, — тонко намекнул на толстые обстоятельства я, — однако, я думаю, эти сложности разрешатся со временем. При этом, в одном случае, — я кивнул на рыжую, — общение со мной может стать причиной для нападок, кроме того, не стоит забывать, что информация о «наследнике», — обозначил я кавычки пальцами, — могла распространиться, причем не полностью и искаженная. Джинни, я знаю, у тебя есть братья, которые будут тебя защищать, однако, став моей девушкой ты в первую очередь именно моя девушка и нападки на тебя будут нападками на меня. Для того, чтобы я имел право и возможность отстаивать наши интересы, прошу принять и носить это, — протянул я Джинни шейный платок, в цветах факультета, но с заметным гербом рода Поттер, забавный кувшин, скалящийся черепом со своего бока, — Далее, Луна. Твои отношения с Джинни мне… — Луна широко и радостно улыбнулась и я решил не говорить заготовленное, — В общем, Джинни мне не безразлична, а ей не безразлична ты. Прошу и тебя принять и носить это, — протянул я платок в цветах Рейвенкло с тем же гербом, а заодно связное кольцо, — А главное, дамы, я делаю это не только для вас, но и для себя, статус, спокойствие и благополучие меня уже оказалось связано с вашим.

— Значит мы друзья? — радостно улыбнулась Луна, меняя галстук на платок.

— Да, Луна, друзья, — криво улыбнулся я внутренне вздохнув, все же при всех прочих равных не самая приятная для меня ситуация.

— Гарри, а как это поможет тебе? — поинтересовалась рыжая.

— Дело в том, Джинни, что до снятия проклятья, — соврал я, — я припоминаю неоднократные оскорбления и попытки вызвать меня на конфликт, вот только я их игнорировал, — изобразил я лицо имбецила, вызвав ответные улыбки девчонок, — однако, это неприемлемо. С другой стороны я не владею в достаточной мере этикетом, нюансами поведения и прочим. А бешено бросаться на каждого косо посмотревшего — вариант не лучше, чем проглатывать оскорбления. А вот если конфликт начнется из–за вас, носящих знак расположения и защиты рода Поттер, — кивнул я на платки, — то я смогу максимально жестко, будучи в своем праве ответить, обезопасив в будущем не только вас но и себя от нападок, — честно объяснил я, — так что, Луна, если кто–то будет тебя обижать, учти, что он обижает и меня, о чем я прошу мне тут же сообщить. Раз мы друзья.

— Хорошо, Гарри, — произнесла несколько отстраненным голосом Луна, протягивая нам по здоровенной фиолетовой сливе, — мы друзья и я скажу. А вы знаете, — широко улыбнулась девчонка, — мы с папой летом ездили в южную Америку, охотиться на морщерогого кизляка.

И, почти час, рассказывала о поездке в Америку, причем что забавно, достаточно интересно. Если откинуть «бандрглотов», «мозгошмыгов» и саму цель их путешествия — из неё получилась интересная рассказчица, выдавшая любопытный экскурс по всяким зеленым карликам на кабанах и прочей зоологии и гербологии Америки.

Через час, хамским образом не постучавшись, засунул белобрысую морду мелкий Малфой. Возникало ощущение, что бедолага боится, что окружающие забыли о существовании такого замечательного типа как он. Ну и, в свойственной себе манере, напоминает о своем существовании.

Впрочем, с нами у бедолаги вышел облом: ласковая улыбка и подтянутая трость остановила словоизвержение, так что звучало это так: «Гря..кхм. Лунатич..». На этом визитер на секунду замялся и срулил в даль. Я, если честно, ожидал что будет конфликт, прямо здесь и сейчас. Однако белобрысый показал себя несколько умнее (или осторожнее) нежели казался до сих пор.

Заскакивали близнецы, бодро оповестившие о том, что в Хогвартс–экспрессе все спокойно. Звали в купе, где собралась команда по квиддичу, на что я закономерно обведя взглядом компанию послал их нафиг. Пошло поулыбались, исподтишка по показывали большие пальцы и срулили. Ага, щаззз, подумалось мне, впрочем, пусть завидуют.

Визитеров до прибытия более не наблюдалось, так что спокойно перекусили и пообщались. Джинни рассказала о некоторых забавных моментах из прошлогодней поездки в Египет, о зачарованных гробницах, коими и были пирамиды, скрывавшие в себе огромные области свернутого пространства.

Луна же перешла на свою, «незримую» волну. Пропуская мимо ушей всяческую непонятную экзотику я думал. Ну вот, предположим, что все описанное Луной есть, реально существует и прочее. Для неё. А вот может ли эта невидимая фауна как–то взаимодействовать с реальностью? Если да, то это любопытно и перспективно. Ну а если нет, то либо Луна научится молчать о «мозгошмыгах», либо принципиального различия с тихим сумасшедшим иметь не будет. Ну не совсем психом, конечно, а галлюцинирующим человеком.

В общем, надо будет не забыть выяснить у Джинни, да и с Луной попробовать поговорить. Как минимум — любопытно, магия которая доступна единицам. Ну а нет так и нафиг. В принципе в том формате что есть — меня не напрягает, благо общается она больше с Джинни.

По прибытии поезда до Хогвартса нас доставляли кареты. В читанном мной там должны были быть чуть ли не лошадиные скелеты пышущие пламенем. Однако, оказались вполне лошади, правда несколько более тощие чем обычно и с выдающимися клыками. Однако лошади а не НЕХи какие. Да и сливу у Луны один из них крайне деликатно схрумкал. Ну, в общем, нормальные лошади, разве что без грив, что, как по мне, не критично.

В Большом зале я расположился вместе с Джинни поближе к столу Рейвенкло, но Луну вроде никто не задевал, правда сидела она в некотором отдалении от других. Что, в принципе, учитывая её «невидимых друзей» вполне объяснимо. Ну а убедившись что там все в порядке, стал я разглядывать своим взглядом, а не по памяти, стол Гриффиндора.

Ну, в принципе, все как и ожидалось: ребята из команды по квиддичу коротко кивали, встречая мой взгляд. Остальным было на меня похер. Ну разве что Перси так же коротко кивнул.

А вот друг мой, Рон, сидел в компании подруги моей, Гермионы, оба меня дружно игнорировали, отводя глаза. Чего от Грейнджер я не вполне понимал, вроде особо и не ссорились. Впрочем хер с ней, который рыжий.

Сам Уизел застольными манерами не блистал… Ну вот сложно сказать, описанного в фиках засыпанного кусками еды и слюней стола точно не было. Но вот помахать недогрызенной ножкой роняя капли рыжий вполне мог. Впрочем окружающие не страдали, видимо наученные горьким опытом соседи Рона прикрывались легкими модификациями протего.

А обозрев факультетский стол, стал я знакомиться с преподавателями, опять же, своими глазами.

Ну самого главного я знал и без того. Сидел дед и с аппетитом наворачивал что–то, запивая наворачиваемое из поллитровой кружки.

Флитвик, коротышка метр сорок где–то, с бородой, не уступающей черномору, лицом чуть–ли не карикатурного негра: вывернутые ноздри, огромные губы. Кожей светлый, но блин, на гоблина ну вот ни капли не похож, на пигмея–альбиноса скорее. Впрочем как по фикам, так и по отзывам близнецов, коротышка был не прост, действительно неплохой маг и вдобавок дуэлянт. Ну, хмыкнул я про себя, попасть сложнее. Хотя, возможно, имеет смысл разобраться с факультативами. Впрочем, посмотрим.

Синистра, дамочка лет тридцати с хвостом, очень даже аппетитная дама, но у нас уже не ведет. Она преподавала астрономию первые два года а для старших прикладную астрологию, не предсказания, а завязанные в основном на планетарные циклы ритуалы, зелья. Я имел учебник по ней, брал для знакомства, однако дикие транзиты, соляры, прочая дичь и мозголомные схемы меня отпугнули: слишком много всякой фигни, при том, что практика незначительная.

Вектор, дамочка даже помладше Синистры, с явной примесью испанских кровей, при этом очень чопорная. К ней мне, по логике вещей надо бы попасть на обучение, нужно и для артефакторики да и не только. Предмет у неё как минимум странный, я‑то и в обычной математике не блещу, забив на неё еще в школе на уровне простейшей алгебры (чего, к слову, на практике с близнецами более чем хватало), а в учебнике по нумерологии вообще выдавалась редкостная дичь, мне совершенно непонятная. Надеюсь, с преподавателем смогу разобраться.

Бабблинг, по моему, самая молодая из преподавателей, выглядела типичной серой мышкой, лет чуть ли не двадцати. Однако именно к ней, как преподающей рунологию я стремился попасть. Серые пепельные волосы, блекло–голубые глаза, настороженный взгляд — ну вот серая мышка серой мышкой. Странным был её возраст, впрочем скорее всего просто молодо выглядела, да и поведение. Ну, с другой стороны артефакторы в Англии есть, причем не худшие в мире, судя по некоторым лавкам Лютного. А значит и школа преподавания рун есть, а как выглядит — дело десятое.

Локхарт, блондин с яркими синими глазами и улыбкой голливудского актера. В фиках его то ли жрала змеюка, то ли он педофильствовал аж до Азкабана. В воспоминаниях Поттера о нем вообще ничего толкового, кроме «Поттер, издайте рев», что Поттера раздражало, потому что было лень. Близнецы же его не ругали, да и не хвалили, так что будем смотреть, предмет ЗОТИ все равно обязательный. Дурацкий, что–то вроде ОБЖ, но обязательный.

Хагрид, явный мутант или смесок с пакостью какой — три на два метра, три — это рост. Выкаченные глаза, огромные, хотя и человеческой формы зубы, которыми он откусывал куски бараньей ноги вместе с костью. На фиг чудище, да и от магозоологии, которую он ведет я постараюсь откосить.

Наш декан, Макгонагалл, дамочка лет сорока, сухая как англицкая селедка, даром что шотландка. Ничего хорошего или плохого сказать нельзя: как преподаватель — оттарабанила лекцию и свалила, все вопросы в библиотеку. Как декан — я не знаю, да и никто не знает. Не видели потому что. Но фанатка квиддича и помогает игрокам в сложных вопросах, не учебных, а с преподавателями, если тренировка или еще что подобное.

Снейп, высокий, мрачный. Зельевар подземельный. Фиг знает, что и как, а внешне — мужик лет тридцати пяти, в мантии типа «назгулстайл». Патлы у него не просто сальны — блестящие, причем я слабо верю, что башку не моет, от него стоял бы такой дух, что не то чтобы есть рядом, подходить на три метра было бы невозможно. Пока я пырился на него, он попырился на меня, скривился и стал пыриться ещё куда–то. Ну, видать, впечатлился.

Спраут, декан барсуков и владычица фермеров, плющ ядовитый, местного разлива. Тетка, если причесать–накрасить не самая страхолюдная, этакая пышечка лет под сорок. Повернута на своем факультете, на остальных ей похер, главное чтоб её лютый гербарий кого не съел ненароком.

Были еще какие–то преподаватели, часть постоянные, часть приходящие. Однако Поттер из присутствующих то толком никого не знал, кроме Макгонагалл и Снейпа, так что узнаю их, да и о них позже.

А пока, по окончании обжираловки, я чесал к декану, бросив вопросительно уставившемуся на меня Перси: «к декану».

Макгонагалл уставилась на меня удивленным взглядом и осведомилась, какого хера мистеру Поттеру надо. От декана, да. Студенту… Впрочем мне на её изумления было похер, так что зарядил я речь:

— Декан Макгонагалл, — сразу указал я формат и цели разговора, — Приветствую вас и имею к вам несколько просьб и вопросов. Итак, во первых, я как совершеннолетний желал бы арендовать личные апартаменты, с полным набором лабораторий для самостоятельных занятий и тренировочной площадкой.

— Вы уверены, мистер Поттер? — несколько удивленно осведомилась декан, — возможно вам будет лучше остаться с друзьями?

— Уверен, декан, — ответил я, — обучение важнее, кроме того нет запретов на приглашение тех, кого я пожелаю видеть ко мне.

— Да, это так. Что ж, приятно видеть в вас тягу к знаниям, — улыбнулась дамочка с абсолютно равнодушным взглядом, — домовики подготовят все необходимое к завтрашнему вечеру. Оплату я приму, — ответила декан на мой вопросительный взгляд и помахивание кошелем, так что деньги я отсчитал сразу, — какие еще у вас имеются вопросы, мистер Поттер?

— Мне бы хотелось добавить несколько предметов к списку дополнительно изучаемого, — на что Макгонагалл несколько скривилась, — а также, если возможно, отказаться от магозоологии, я не вижу применения для этого предмета в своем будущем.

— Это возможно, — не самым радушным голосом ответила Макги, — озвучьте ваши пожелания, я взгляну на расписание.

— Я бы хотел изучать нумерологию и рунологию, — ответил я, — возможно — отказаться от прорицаний, однако понять востребованность этого предмета по учебнику не смог, так что предпочту познакомиться лично, хотя бы полгода.

— Не только вы «не смогли», мистер Поттер, — тонко пошутила декан, — что ж, при отказе от магозоологии все вполне укладывается в ваше расписание. Правда, учтите, у вас будет на два учебных часа в неделю больше, нежели было ранее, — на что я понимающе кивнул, — ну это несложно, так что к завтрашнему завтраку вы получите расписание с внесенными изменениями. Но учтите, мистер Поттер, более изменений в этом году я не потерплю, — сжала лицо в куриную жопку декан.

— Понимаю и благодарю, — ответил я.

На чем, узнав новый факультетский пароль и распрощался. В общей гостиной народ трепался, умеренно пьянствовал — ничего кроме пива простого и сливочного не наблюдалось.

И тут, ко мне, полуподталкиваемый–полутащимый Грейнджер, подрулил Рональд. Пасть раззявил и выдал:

— Это… Гарри, я немного перестарался… — начал этот «немного» перестаравшийся, впрочем был мной перебит, благо на нас народ посматривал.

— Мистер Уизли, я так же заметил, что вы меня «немного», — с иронией и погромче начал я, — не добили. Понимаю вашу скорбь по этому поводу, но помочь ничем не могу, — что вызвало ряд смешков, — Однако, общение с вами видится мне невозможным, в любом формате, потому прощайте. Мисс Грейнджер, — коротко кивнул я Гермионе.

Развернулся и пошел в спальню. Фраза рыжего «Ну и иди ты нахе…» была прервана, очевидно Гермиона заткнула ему пасть. Ну а я добрался до спальни и не распаковывая вещи завалился спать, благо это мне явно не помешает.

Примечание к части

Ошибок мог много пропустить, температурлю немного все таки. Надеющимся на скорое и несвоевременное помирание старины: не дождетесь, даже до 38 не дотягиват, так что тщетны надёжи ваши ߘݼbr /> Ну и вроде пишеться сносно. Однако, с ошибками может быть беда, потому как четыре раза прочел и все равно фигню глазом выцыпляю. Не факт что выципил.

невыцепляющий старина Киберъ Рассвет

10. Свой уголок Хогвартса

Проснулся я рано, спасибо Рону: этот деятель храпел до дрожи окон. Впрочем, сон прошел благотворно, да вроде мне и хватило. Думалось, по крайней мере, гораздо легче чем последние дни, это факт. Так что, умывшись, спустился я в пустующую в столь ранний час общую гостиную, для моих целей музыкальное сопровождение было противопоказано.

Сел и стал в окклюментном трансе проверять что я надумал–напланировал, да и по воспоминаниям пробежался. Итого, выходит что вариант с «подзащитными» в целом правильный. Поможет мне себя поставить, не выставив себя буйным отморозком, однако, есть один момент — мне не стоит вызывать самому, а стоит, чтобы вызывали меня.

Далее, Малфой. Забавно, но судя по просмотренным воспоминаниям, у него «негативный триггер» на трость. Глаза постоянно, все время присутствия дергались на неё. Лупит что ли Люциус ей отпрыска за грехи его тяжкие? Впрочем пофиг, момент любопытный, да и знать, что на взмах тростью предполагаемый оппонент не ответит немедленной агрессией, а закроется или попытается убежать — дело полезное.

Далее, близнецы. Явно заходили не звать меня, а проверить сестренку, это факт. Вообще их отношение к нашим отношениям забавное. С другой стороны, какой бы то ни было табуированности в отношениях в колледже я не замечал. Да, не принято прилюдно демонстрировать чувства, но это нормально и этикет. Однако, например, парочки удалялись вдвоем, причем ни на девчонку сменившую за год трех партнеров для «уединения», ни на парней менявших подруг никто косо не смотрел, да и воплей «шлюха» и «потаскун» не было. Видимо в «неписанных» правилах личная жизнь — жизнь личная, что и хорошо. Несколько смущали однополые парочки, однако и у меня девушка, как выяснилось не без греха. Тут уже мои заморочки на нормальность, видимо магам похер. Надо поаккуратнее, а то чует моя жопа возможные неприятности, ей–то не похер.

Ну, и наконец девчонки, я даже похихикал, выпадая на четверть минуты из транса. Выходил я в поезде в туалет, возвращаюсь — сидят, глаза, как я сейчас вижу, подозрительно невинные у обеих, в первый раз просто не обратил внимания. При этом у Луны похерчелó, а вот рыжая моя несколько покрасневшая.

Сначала подумал, что целовались, ну что ж поделать. Но потом заметил уголок знакомой книжки торчащей из небрежно брошенной, явно второпях, сумочки Джинни. Ну, в принципе, я не запрещал, наоборот, сказал как–то, мол если нужно что — бери, не вопрос. Правда, имел в виду сборник чар, бытовых и гигиенических, о которых Джинни и спрашивала. Впрочем, я не против, шалуньи блин.

Похихикав еще, прогнал в голове последние дни, вроде ничего важного не пролюбил, неважное послал. Так что дождался свою рыжую и двинули мы в большой зал.

На завтраке получил расписание и хоть мне возвращаться было не нужно, составил компанию Джинни. Мой рыжий друг с лохматой подругой зыркали на меня, одна осуждающе, второй оскорбленно. Хер с ними, с голубками. Причем — Хагрида, не меньше.

Ну а мне сегодня предстояла гербология, трансфигурация, а после обеда ЗОТИ и нумерология. Сдвоенных пар не было, очевидно первое время проверка, не забыли ли студенты цвет учебника и как выглядит преподаватель.

Предчувствия меня не обманули, гербология с «милые мои» Спраут прошла не в теплицах а в аудитории. Совместно с Рейвенкло, никого из которых я толком не знал. К пухлику, кстати, мисс Ядовитый Плющ дышала неровно, поглядывала и явно подкинула баллы целенаправленно.

Вот хрен знает, в фиках он был от магического калеки до короля друидов и наследника Пуффендуй. Ну вот не помнил мой предшественник нихера, так что будем считать что пухлик — знатный садовод, потому как на остальных студентов, несмотря на «милые мои», Спраут явно было похер. Проведя десятиминутный срез знаний Плющ отпустила нас до окончания занятия. Мне же стало интересно, так что отловил я Невилла:

— Невилл, привет тебе, утром так и не поздоровались, — с широкой лыбой начал я допрос пухлика.

— Привет, Гарри, да, как–то не вышло, — не проявлял должного энтузиазма Невилл.

— Слушай, Невилл, возник у меня вопрос, ведь ты в гербологии разбираешься? — на что последовал кивок, — а не скажешь, кроме как на ингредиенты вся эта, — я помотал рукой, вызвав аж проблеск гнева, — зелень для чего–нибудь нужна?

— Безусловно нужна, — несколько раздраженный моим пренебрежением, однако явно воодушевленный темой начал пухлик, — Ну начнем с того, что если брать исключительно гербологию, то различные виды используются для защиты домов, от воров, паразитов, да много от чего. Например, Бегония злоцветная, пахнет довольно приятно для людей, однако невыносимо для комаров, мух и боггартов! — разливался соловьем пухлик, — её часто держат в горшках, однако вырастить её до стадии самостоятельного существования сможет только квалифицированный герболог, — на что я покивал, травка и вправду полезная, да и Невилл если не король друидов, то судя по всему — увлеченный герболог. Впрочем, увлеченный не замолкал, толкая речь, причем слушать его остались с десяток человек, не только львята, но и вороны, — Дальше, Гарри, тут уже идет не чистая гербология, а биомагия, однако основанная именно на гербологии и считающаяся ей же. Покров Друида, лишайник, который идет на изготовление маскировочных плащей, живых, требующих лишь немного света и полива. Причем в лесу, он не только скроет лучше мантии–невидимки, но и скроет все запахи! Но это еще не все. Он поглощает и рассеивает сглазы и слабые чары направленные на владельца. А еще…

— Спасибо, Невилл, ты мне очень помог, — поспешил я заткнуть фонтан гербологического красноречия, — это, безусловно очень интересно, я бы с удовольствием поговорил бы на эту тему. Однако не между занятиями, а в свободное время, если ты не возражаешь.

— Конечно, Гарри, обращайся, — несколько обрел берега пухлик, тем не менее вдохновенно сияя рожей, — с удовольствием подскажу, это действительно очень интересно, — закончил он под мои одобрительные кивки.

Ну, в общем, любопытный кадр, думал я идя к кабинету Макги. Надо и вправду отловить, да и по результатам попробовать наладить как взаимовыгодное сотрудничество, если выйдет, так и банальное общение. Пухлик, судя по виденному был не то чтобы парией, просто до него никому особо не было дела, не было круга общения. Чем он, как в общем–то и любой, явно тяготился. Не до заламывания рук, но явно не в восторге. Кроме того он один из немногих естественных союзников, хотя склонность к гербологии и некоторая беспомощность в отдельных областях… Ладно, поговорим, тогда и посмотрим.

Трансфигурация была со Слизерином и ничем от редких воспоминаний Поттера не отличалась. Единственным реальным отличием было то, что третьим повторившим экзаменационное задание, опередив гневно зыркнувшую на меня Грейнджер, стал я. Ну и получил свои пять, на хер не нужных баллов. Хотя, наверное, стоит уточнить.

После занятия, Макгонагалл меня задержала, передала пластинку–ключ и на пальцах объяснила, где находятся апартаменты. На вопрос о совместных занятиях покивала, сказала что дело мое, и даже могу открыть постоянный доступ выбранным людям. Что было весьма неплохо, я например рыжую вообще хочу к себе переселить, благо вход имелся как в гостиную Гриффиндора, так и в коридор Хогвартса. Ну и комнат четыре, при условии «полного фарша», который я оплатил.

А еще меня по дороге в Большой зал занимала пара мыслей. Первая о том, что как–то не тянет трансфигурация, в рамках того что я изучил, на отдельную науку. Чары и чары, единственное отличие — временность проявлений. Хотя то же Дуро, превращающее объект в камень, оказывает постоянное воздействие, правда обратимое, того же окаменевшего человека, если не расколоть, вполне можно вернуть к нормальному функционированию финитой. В общем, как по мне — чары чарами, хотя, возможно, так называемая «высшая трансфигурация» действительно отдельная наука.

Ну и второй мыслью были домовики. Несмотря на чуть не угробившую и гадящую Поттеру тварюшку, зверьки были полезны. Правда зарождались они, точнее обретали плоть, в родовых алтарях. В прочитанной литературе их называли «воплощенными духами хаоса, способными к размножению». И, кстати, приводился пример Пивза, школьного, как его называли «полтергейста».

В брошюре писалось, что Пивз был некорректно умерщвленным домовиком, завязанным на источник Хогвартса. При этом, несколько поехавшим крышей. Клятвы с него не слетели, а закидывая учеников (да и не только) различной гадостью и дразня окружающих он «оптимизировал учебный процесс». Самое забавное, что его глумления и вправду не наносили вреда, более того, пострадавшим ученикам он помогал, приводя подмогу. А изгнать его мог либо померший лет сто пятьдесят назад директор, либо отключение источника Хога. Что было вполне возможно, но не делалось. Лично я подозреваю из–за коррупции — ремонт заменяли синей изолентой, роль которой играла магия, а отключение источника, даже на секунду, замок бы не обрушило, но внесло бы массу «незапланированных изменений» в интерьер.

Тем не менее, в Хогвартсе находилась крупная община домовиков, они были крайне полезны в домашнем быту. А вдобавок, так как я не имел алтаря, тварюшки будут тянуть из меня магию (хотелось иметь двух, повара и уборщика). Что, учитывая систему, даст мне возможность прокачивать магические характеристики в режиме нон–стоп.

Впрочем, на решение этого вопроса был весь учебный год. Так что поговорив с Джинни за обедом, выяснив что у них так же идет «повторение пройденного» потащился я на ЗОТИ, выяснять, учит ли секс–символ школы чему бы то ни было.

Секс–символ нихера не учил. Впрочем, показателем это не было, потому как на самовосхваления Локхарт потратил не более пяти минут, задав нам ответить на вопросы с доски в письменном виде.

Вообще, этими вопросами он пробежался по обоим годам обучения, причем не по своим книгам (которые были «рекомендованной литературой»), которые я банально не читал а именно по учебникам. Сделавших задание Гилдерой сверкая улыбкой слал нахер из аудитории. Куда был послан и я.

Ну и, наконец, приперся я на нумерологию, на которой компанию мне составляла Грейнджер, пара непредставленных воронов, один барсук и одна девица со Слизерина.

Первое, что меня удивило на занятии, это то, что на доске было наляпано небезызвестное мне по массовой культуре «дерево сефирот», что за херь я не знал, но вроде бы какое–то колдуйское жиду–джитсу. Первым делом я решил, что пошлю все нахер, если меня заставят делать обрезание. Лично меня все и так устраивает, без пейсатых заморочек!

Заявилась Вектор, ткнула пальцем в доску и полюбопытствовала что это за хрень. Я, в надежде что это нарисовала сама Септима, а не хулиган перед занятием, помахал лапкой. Грейнджер успешно имитировала жертву электрического стула, девчонка со Слизерина так же как и я помахала лапкой.

Вектор проигнорировала Грейнджер, очевидно посчитав, что у той припадок, да и шовинистически выбрала для ответа меня. Ну и ляпнул я героически «Дерево Сефирот», на что училка ответила:

— Правильно, мистер Поттер, его еще называют диаграммой смысла, впрочем, два балла Гриффиндору, — расщедрилась Вектор, — в чем её предназначение?

Грейнджер конвульсивно дернулась пару раз и то ли исцелилась, то ли электричество кончилось. Слизеринка же, так же помахала лапкой, на фоне внимающих остальных.

— Да, мисс Ли, — исправила вопиющую гендерную несправедливость Вектор.

— Используя соответствующие сефиры, а также направление и связи между ними, — высказалась вполне европейская девчонка с китайской фамилией, — мы можем изменить значение ключевого числа, на более удобное для ритуала.

— Верно, мисс Ли, два балла Слизерину, — проявила вопиющую расточительность Септима, — Диаграмма представлена вам в качестве образца, изучать в ближайшее время её мы не будем. Однако, — уставилась справедливая училка на Гермиону, — вам стоит запомнить, что нумерология — наука имеющая много общего с магловской математикой, но ей не являющаяся. Итак, для начала, — сказала Вектор, очевидно невербальной левиосой раскидав студентам по свитку, — мне нужно познакомиться с вашими знаниями, поэтому ответьте на вопросы в этом свитке. Это не экзамен, — уточнила она, взглянув на бледнеющего Хаффа, — мне просто нужно знать, что вы знаете, порекомендовать дополнительную литературу и составить индивидуальную программу.

Ну, в принципе логично, думалось мне в процессе знакомства со свитком. Шесть рыл, вполне тянут на отдельную программу для каждого, подготовка и вопросы и задания, причем подозреваю также, индивидуальные.

В свитке я с легкостью дошел до середины, точнее несколько дальше. От простейшей арифметики до уравнений с парой неизвестных. А вот дальше пошла дичь с какими- то диаграммами, матерными cos и прочей дичью, так что закончил я и отдал свиток Вектор. Причем первый. То ли я самый тупой, и решил меньше всех, то ли я резкий как понос и опередил неудачников.

Так и не решив этот важный вопрос, дождался от Вектор листка с дополнительной литературой и посыла нахрен. Сокурсники еще царапали что–то. Ну и срулил я, раз время есть, знакомиться с новым обиталищем.

Обиталище впечатляло. Четыре комнаты, здоровые если не как стадионы, то близко к тому. Гостиная–столовая, Библиотека–кабинет, курительная и спальня. Все меблировано, этакий модерн, плавные обводы почти без прямых углов. В цветах факультета, правда приглушенно и с оттенками, от бледно розового до красно–коричневого. Ну и золото, несколько излишне, как по мне, но уместно к стилю. Койка без балдахина, со скругленными углами метра три на два, траходром блин.

Ну и, совмещенный санузел, правда, под этим подразумевалась разделенная перегородками комнатища, с умывальником, бассейном (очевидно ванной, но два на два — бассейн) ну и царским толчком.

В общем, как–то даже слишком, на мой взгляд, у меня дома несколько поскромнее. Впрочем пофиг, я не против. Да и бассейн вместо ванной хорошая идея, надо бы и у себя поменять.

Пока было время, до окончания учебы, решил выяснить что с домовиками. Огласив пространство кличем «домовой эльф!», я призвал призываемое. Метрового роста фигурка, вполне телесного цвета, завернутая в тогу и даже обладающая некоторой шевелюрой. Приглядевшись я, помимо некоторых черт лица, углядел некоторую объемность под тогой, значит точно домовушка. Впрочем, домовушка уже разгибалась после поклона и обратилась ко мне:

— Юный маг звал Флоппи, Флоппи явилась, — представилась и откапитанствовала явившаяся, — что угодно юному магу?

— Флоппи, как я понимаю, ты будешь обслуживать эти апартаменты, — уточнил я.

— Юный маг прав, я занимаюсь уборкой, стиркой и заменой в этих комнатах, — зачастила домовушка.

— Кстати, Флоппи, меня зовут Гарри Поттер, можешь называть меня мистер Поттер, — решил я избавиться от «юного мага», — скажи, у меня есть столовая, а как с едой?

— Как пожелает мистер Поттер, — замахала ушами домовушка, — а еда, если будет угодно мистеру Поттеру, доставляется в столовую в урочное время.

— То есть, посещать Большой зал не обязательно, — протянул я, на что Флоппи утвердительно помахала ушами, — хорошо. Тогда у меня есть еще один вопрос, скажи, все хогвартские домовики на временном контракте, все ли хотят обрести хозяина?

— Все, мистер Поттер, — зачастила домовушка, — кроме старейшин, они учат маленьких и одного, — мордочка Флоппи скривилась в презрении, — безумного домовика.

На этом информация нужная мне была исчерпана и Флоппи я отпустил. Ну а дальше посмотрим, если нормальный домовик, предложу службу на себя, возможно и повара посоветует. Впрочем, посмотрим как будет справляться.

Извлек из своей наплечной сумки барахло, повелел Флоппи его рассортировать по платяным шкафам. Ну а сам, связным артефактом, назначил точку сбора в общей гостиной Джинни и близнецам.

Встретив своих рыжих, провел к себе, да и натравил близнецов на лаборатории, в смысле проверить что есть, составить список что надо. Ну а пока они валандались на нижних этажах, чмокнул свою рыжую и поинтересовался:

— Джинни, а не хочешь ли ты переехать ко мне? — с умильной рожей спросил я.

— Именно переехать, — деланно задумалась рыжая, косясь то на ванную, то на спальню, — ну даже не знаю. Хочу или очень хочу?

— Тогда возьми сумку и собирай вещи, — сказал я, передавая сумку и прописывая через пластину свободный доступ, — Кстати, ужинать да и завтракать можно тут, — уточнил я.

Джинни убежала за своим скарбом, заявились близнецы и мы засели за список «что нам надо». Из инструментов было почти все, однако надо было докупить много ингредиентов, причем далеко не дешевых. Пока считали, в курительную забежала рыжая, чмокнула в щеку и шепнула на ухо, что мол она к «подругам», скоро будет. Я постучал пальцем по связному артефакту, на что получил кивок и со спокойной совестью отпустил.

Ну, а вскоре и я с рыжими покинул обиталище. Они по своим делам, а я к совиной башне, отправлять заказ на ингредиенты, да и сову надо бы переселить к себе, благо в курительной было нечто вроде полуоткрытой лоджии, как раз для сов.

Джинни вернулась через полтора часа, на вопрос все ли в порядке у «подруг», только кивнула. До ужина посидели в кабинете, благо места более чем хватало, писали эссе и готовились к завтрашнему дню.

А после ужина, рыжая с лукавой улыбкой отвела меня за руку в спальню и пообещала сюрприз. Ну, в общем, я и не против сюрпризов.

Примечание к части

Вотъ, отхватил гг–ой комнатищщу, аж завидно стало. *мстительно придумывающий козни гг–ою автер*. Ну а так вроде ниче так, живет студентик. Правда опять вместо культвации не тем занят. Или тем? ߤԼbr /> завистливый старина Киберъ Рассвет

Примечание к части

Так, до *** жесткое порево со всякими элементами, да.

Далее, ошибок море, автора слегка ведет и он их не видит, так что поспит часок, пб приветствуется.

засыпающий старина Киберъ Рассвет

11. Оборванные струны

Заведя меня в спальню, Джинни отпустила мою руку, кинула на кровать незнакомое заклинание, но вроде что–то из трансфигурации. Целуясь, мы помогли друг другу раздеться, я, уже по сложившейся у нас традиции, хотел взять её на руки, однако она отстранилась, сказав мне «Ложись, сейчас будет сюрприз».

Я прилег и увидел как Джинни снимает кулон, достает из сумочки кувшин на пару литров. Хм, ну ладно. Поверхность кровати скользила подо мной, ну а когда рыжая попросила «Перевернись», я почти был уверен, что предпримет эта затейница. Впрочем, на меня несколько раз воздействовали чары, что заставило несколько напрячься, но тут же успокоиться. Пусть и незнакомые, но явно гигиенического толка.

Джинни присела на колени, сбоку от меня и подтвердила мои предположения: открыв кувшин она начала поливать меня тонкой струйкой теплого масла, водя по моей спине горячей ладошкой. Покрыв меня, слегка пахнущей розой масляной пленкой, с ног до головы, девушка попробовала сделать массаж. Впрочем, силенок, как и опыта, ей явно не хватало, так что это были скорее ласки, против чего, в принципе, я отнюдь не возражал.

Через несколько минут поглаживания, которое было приятно и необычно — горячие пальчики легко скользили по всему телу, рыжая скользнула по спине сосками и перекинула через меня ногу. Расположившись на пояснице, она стала круговыми движениями ласкать мою спину, одновременно слегка елозя по мне промежностью и щелкой. Чувствовать это спиной было необычно, но в чем–то действительно приятно.

Впрочем, она сама же возбудилась, амплитуда движения за спиной нарастала. Наконец Джинни легла мне на спину и начала двигаться вверх и вниз, скользя по мне всем телом, и лоном и затвердевшими сосками. Что через несколько минут завершилось закономерно — стонами, оросившими мою спину соками и скользящими, сжимающими ножками.

Необычно, приятно, но теперь моя очередь. Развернувшись под девушкой, я слился в ней в поцелуе, а потом, нежными движениями, положил на живот. Кувшин с маслом стоял на прикроватной тумбочке, ну а массаж я неплохо умел делать и сам. Так что полив стройное, покрытое веснушками тело слоем масла, начал я с ступней, массируя каждый поджатый пальчик.

Так, неспешно, разминая и лаская мышцы, прошелся по икрам, восходящими движениями вверх размял бедра, немного помял ягодицы, однако массаж — это массаж, так что переключился на спину и плечи. Девушка подо мной постанывала, явно получая удовольствие, так что я, наконец, перевернул её на спину, полил маслом и принялся за уже эротический массаж. Попеременно массируя грудь и соски правой рукой, левой, без проникновения, ласкал внутреннюю часть бедер, промежность и нежно проводил рукой по вновь сочащейся щелке. Рыжая сверкала глазами, закусывала губку, изгибалась.

Наконец, почти рефлекторно, схватив меня за пульсирующий член, девушка простонала, «Хочу, пожалуйста».

Поцеловав её, да и немного подразнив — с четверть минуты водил головкой члена по щелке и промежности, благо масло позволяло скользить, наконец погрузился в её лоно. Джинни старалась охватить меня ногами, однако из–за масла скользила, так что я сам задавал темп, а скользящие по спине руки и ноги, да и твердые соски, чувствующиеся грудью, добавляли пикантности и новизны. Вообще, опыт был приятный: большое количество масла позволяло скользить друг по другу, что было для меня несколько ново и признаться, нравилось.

Наконец, я закончил, а спустя несколько движений сжалась и рыжая, постаравшись сжать меня, но скользя, как будто лаская в момент оргазма.

Лежа друг рядом с другом и лаская, мы смотрели друг на друга. Вдруг Джинни игриво надулась и сказала: «Ну уж нет! Я приготовила сюрприз для тебя, так что моя очередь». Девушка приподнялась, поцеловала меня, присела мне на живот и скользнула горячим телом вниз, по ногам.

Член мой находился совсем рядом с её лицом, зеленые глаза светились лукавством. Несколько раз проведя пальчиками по стволу, поласкав мошонку, что в сочетании с маслом было крайне приятно, девушка нежно поцеловала пульсирующую головку. Меня прошибло как током, как от зрелища, так и ощущений, впрочем, партнерша скользнула вверх и направила член в свое лоно, хитро мерцая глазами. И так очень хорошо, подумалось мне, когда девушка, пользуясь маслом именно скользила по мне всем телом, насаживаясь на член.

Обхватив меня за затылок, не прекращая движения, Джинни глубоко поцеловала меня. Что, впрочем, длилось недолго, будучи девочкой страстной, через минуту, она распрямилась на мне и продолжила скользить, правда уже сидя и гораздо резче.

При этом она ласкала мою грудь руками, акцентируясь на сосках. Видимо последствия общения с Луной, несколько иронично подумал я, впрочем в сочетании с маслом довольно приятно.

Сам же я действовал по уже неоднократно проверенной схеме: ласкал попеременно соски и попку, переключаясь время от времени на ложбинку между ягодиц.

Тем временем оргазм у обоих приближался, я приготовился воздействовать на чувствительное место Джинни, дабы завершить одновременно и когда готов был выплеснуться скользнул пальцем в анус девушки. И тут же меня выгнуло от излишне резких и незнакомых ощущений: Джинни, с закушенной губой, раскрасневшаяся озорно сверкнула глазами, выгнулась и почти одновременно со мной скользнула пальчиком уже в мой анус!

Нет, безусловно, ощущения новые и любопытные. Да и в сочетании с оргазмом вообще приятные, однако, это моя задница. В жопу пальцы у меня в жопе… Мдя.

Предаваясь этим мыслям, поглаживал обессилено лежащую на мне рыжую, так и не выпустившую мой член из своего лона. Ладно, если редко, и так же, да и ей нравится, то наверное можно, думалось мне. Но как нибудь отомстить надо, да. Уж очень неожиданно и странно. И вправду сюрприз.

***

Наутро ходил со снобским выражением лица, вызывая временами хихиканье у рыжей. К завтраку я успокоился: Джинни нравится, мне, в принципе, тоже, ну а остальных и всякие орали это не касается.

А на сегодня, мое расписание было таковым: зельеварение, история магии, чары и прорицания. Идя на первую лекцию судорожно прогонял в голове все прочитанное и отпрактикованное. Программу я знал до четвертого курса, так что от зубов отскакивало, факт. Зелья мог сварить, причем и сверх программы, также факт. В общем, если Снейп не станет меня намеренно валить (а в этом случае, подозреваю и звание мастера мне не поможет) то занятие пройдет успешно. Ну а станет — иду на обострение и министерский экзамен. Не самый лучший вариант, но как по мне — единственный достойный выход.

Мыш подземельный встретил студентов взглядом отчаявшегося в своих усилиях, но получающего мстительное удовольствие от пинков по бараньим головам человеком. На меня посмотрел пристальнее чем на иных, но остроумствовать не стал.

Раздал нам и Хаффам по свитку с вопросами, да и огласил что у нас четверть часа на ответы. Справился я с тестом в числе первых, впрочем Грейнджер всех опередила, смерив ничтожеств заносчивым взглядом, а также полив бредущего со свитком меня презрением. Блин, у девицы явно проблемы, ей лечиться надо. Хотя это, учитывая её партнера и его предпочтения в гигиене и без того ясно, похмыкал я про себя.

Тем временем Снейп призвал оставшиеся листки, ну и подтвердил, что ко мне он неровно дышит:

— Поттер!

— Да сэр, — воздвигся я над столом.

— Вы изволили прочитать учебник, — откапитанствовал Снейп, — скажите, скоро ли воскреснет Мерлин и пройдет дождь из шоколадных лягушек? — впрочем остроумство зельевара пропало втуне, ржать никто не изволил.

— Не могу знать, сэр! — с видом лихим и придурковатым, заставив Снейпа поморщиться ответил я, — В Пророке не было указаний на подобные явления, сэр!

— Минус балл Гриффиндору… — замялся Мыш, — за использование недостоверных источников информации, — нашелся он, — Хорошо, Поттер. Я вижу вы правильно обозначили рецепт Рябинового отвара. Скажите, Поттер, что вы будете делать, если у вас не окажется хребта рыбы–льва, а зелье будет необходимо? И да, Поттер, вариант с аптекой я не приму, вам надо его именно сварить.

Вот же злоехид гадский, впрочем ладно, вода, кальций. В общем то должна подойти кость рыбы, магической, при этом схожей по форме.

— Ребра рыбы–собаки, сэр, — ответ превратил на секунду Снейпа в аниме–персонажа, впрочем Мыш справился.

— Два балла Гриффиндору, Поттер, — с каменным лицом объявил Снейп, на этот раз реально вызвав бурление студенческих масс, — Хорошо, Поттер, сколько ребер вы положите в стандартную порцию? — продолжал докапываться Снейп.

— Дюжину? — несколько неуверенно ответил я, примерно так и выходило, если считать по весу–объему.

— Неверно, Поттер, — злобно ликовал Снейп, — вы плохо учили таблицу совместимости ингредиентов.

— Простите, сэр, — честно ответил я, пока Мыш не заотнимал баллы, — я вообще не знаю о таковой.

— Минус… — задумался Снейп, махнул рукой, — Плюс балл Гриффиндору, за логичные выводы. Впрочем, это не отменяет необходимости знакомства с дополнительной литературой. Поттер, подойдите после занятия за списком!

— Слушаюсь, профессор Снейп, сэр! — гаркнул я, заставив зельевара поморщиться.

Дальнейший урок прошел без травматичных для студенческой психики переживаний, Снейп опросил пару рыл вопросами, наподобие меня, впрочем баллами одарил только Хаффов, в размере одной штуки.

Затем поставил присутствующих перед необходимостью сварить экстракт бадьяна, с чем справились до конца занятия почти все. Мою персону зельевар поразил сморщенной в кукиш физиономией и оценкой, «Выше ожидаемого».

Хотя, судя по отношению Мыша, подобную оценку Поттер заслуживал каждой минутой своей жизни. Впрочем, по окончании занятия я робко подкрался к зельевару.

— Поттер! — констатировал Снейп.

— Да, профессор Снейп, сэр! — молодцевато ответил я.

— Поттер, я оценил вашу шутку, — ядовито заядоточил зельевар, — однако позволю себе заметить, что образ радостного придурка вам не идет. Слишком он соответствует тому, что я наблюдал прошлые годы. Правда без бодрости, — признал Снейп.

— Постараюсь, профессор, — сделал невинную рожу я.

— Возьмите список, Поттер, — протянул список зельевар, — На каждом занятии я буду вам задавать по паре вопросов из материалов, по списку. Если вы сумеете убедить меня, что перестали быть непроходимым болваном, а стали болваном просто, возможно я и приму вашу заявку на курс продвинутого зельеварения. И да, Поттер!

— Да, профессор?

— Немедленно прекратите отравлять атмосферу вокруг меня своим присутствием! — высказал пожелание Снейп.

— До свидания, профессор Снейп, сэр! — мстительно гаркнул я, сруливая вдаль.

Ну вот черт его знает. По уму, балл за зелье Мыш занизил, да и стебется надо мной. Впрочем, довольно забавно, так что будем считать что все в порядке.

А вот история магии была один в один как описывали в фиках. Призрак нагло вщемился сквозь доску аудитории, нагло начал пересказывать учебник, до беспредела наглым, в смысле монотонности и отсутствия интонации голосом. Подозреваю, что не обошлось без ментальщины какой, потому что народ слишком быстро отрубился, да даже заучка, строча содержимое вслед за призраком клевала носом. Мне же было, спасибо системе, похер. Ну и на предмет тоже, так что вошел я в окклюментный транс и начал проверять что было, что видел, да и свои реакции. Раз уж время появилось.

А перед обедом мог случиться первый конфликт, к которому я готовился. От компании из двух беседующих воронов и барсука, лет девятнадцати, отделился ворон. И попробовал подставить мне подножку.

Впрочем, взгляды троицы я заметил заранее, разогнал восприятие, так что обошел ластоногого пируэтом, попутно сделав, на пределе возможностей организма, из подставленной ноги ласту. В прямом смысле слова, раздробив ступню молниеносным ударом трости.

Падение послышалось лишь пару шагов спустя, в спину послышалось сдавленное «ублюдок», впрочем меня никто не звал, ну а кто из бросившихся к упавшему приятелей — незаконнорожденный, мне было глубоко похер.

Обед прошел спокойно, да и дорога до аудитории чар никакими авариями и неприятностями меня не порадовала.

Сам урок не порадовал так же: три заклинания, от каждого из студентов. Сделал — сиди до окончания занятия. Не сделал — пиши к следующему уроку эссе и так же, жди окончания занятия. Излишне театральные шуточки Флитвика, как и его гримасы меня не впечатлили: цепкий взгляд оглядывал студентов невзирая на улыбку и гримасы, да и выражал этот взгляд, что Флитвику на все похер.

А по окончании занятия, я направился к кабинету прорицания. Саму Трелони я ещё не видел, Поттер её не помнил. В аудиторию вела веревочная лестница, метров десяти в высоту. А компанию мне составляли почти в полном составе сокурсницы с гриффиндора, плюс рыжий номер шесть. И еще какой–то парень.

Подметив магическим зрением каменный круг, я некоторое время раздумывал над дилеммой: полюбоваться ли видом на сокурсниц, взбирающихся по веревочной лестнице, или проявить неслыханное благородство?

Неслыханное благородство победило: во–первых, я предпочитал раздетых девушек, одежда не мой фетиш. Во–вторых, у меня есть девушка, которая меня вполне удовлетворяет и продемонстрирует все, чего мне пожелается. В-третьих, это будет благородно и скажется на репутации, пусть и среди сокурсниц, но тоже полезно. Ну и наконец, в-четвертых, смотря на похабные рожи шестого и еще одного, моё человеколюбивое и доброе сердце, не давало мне их не обломать.

Так что, вполголоса, позвал Браун, главную сплетницу нашего курса, кудрявую и круглолицую блондинку, подвел её к кругу и потыкал пальцем в надпись «сказать «Вверх!». За что получил словесную благодарность, причем не только от самой Браун. Ну и полные ненависти взоры рыжего и другого порадовали мое сердце.

А в самой аудитории было странно: каменные, абсолютно гладкие парты, аскетичная обстановка, разбавленная шторами цвета «бешеный фламинго» и какими–то непотребными висюльками, вроде ловца снов и музыки ветра, щедро покрывающими одну из стен. На столе преподавателя стоял одинокий хрустальный шар, самой Трелони еще не было.

Ну и расселись мы по партам, причем Браун оставив свою индийскую подругу подсела ко мне. Впрочем, мне было похер.

Наконец явилась преподаватель, Сивилла Трелони. На гадалку, как я себе таковых представлял, не походила ничуть. Высокая, худощавая дама, лет сорока с хвостом, в черном, довольно обтягивающем (если бы было, что обтягивать) костюме и небрежно накинутой на плечи мантии. Серые волосы Трелони были собраны в тугой пучок, а вот глаза закрывали… Вот даже не знаю, как сказать, почти визоры: гоглы с чудовищной толщины стеклами, по верхней части которых шли четыре линзы еще сильнее. Глаза из–за этого оптического надругательства дробились во что–то совершенно непотребное, единственное что можно было точно сказать — они ярко–голубые.

— Приветствую, студенты, — сухим голосом произнесла Трелони, — вы выбрали для изучения одну из самых непростых дисциплин, прорицание. Молчать. — спокойным голосом и потоком ветра заткнула шепчущегося рыжего и другого, — Итак, для прорицания в первую очередь нужен дар. Объем информации, проходящий через разум прорицателя чудовищно велик, не чувствуя наиболее вероятные потоки и просматривая все, можно как сойти с ума, так и пропустить предсказанное событие, просматривая варианты. Да, мисс?

— Грейнджер, профессор, — представилась заучка, — а разве мы не будем использовать карты, звезды…

— Я поняла вас, мисс Грейнджер, — перебила Трелони Гермиону, — то что описывает учебник — практика гадателя, человека обделенного интуитивным восприятием вероятности событий. Таковые инструменты не лишние, более того, я могу учить и гадателя. Однако, в первую очередь курс нацелен на пророков, развитие их дара и возможностью пользоваться обостренной интуицией, как её еще называют, третьим глазом.

— А учебники? — не угомонилась заучка, — Как же учить без книг?

— Дорогуша, — снисходительно ответила Трелони, — Как можно словами описать переплетение вероятностных потоков? Как объяснить в учебнике, что чувствует пророк? Более того, я вижу, — блеснули окуляры явно не отраженным светом, — вы уже ознакомились с учебником и даже попробовали что–то. Так вот, если бы у вас был дар, а в учебнике описывались некоторые практики, то бесконтрольно они свели бы вас с ума, за несколько секунд.

— Что значит «был бы дар»? — надуто и с агрессией уточнила Грейнджер.

— Это значит то, что сейчас у вас его нет, — равнодушно ответила профессор, — есть практики развивающие интуицию, однако вам придется заниматься не менее десяти лет, для сколь бы то ни было ощутимого результата. Так что гадание на моих уроках — ваш потолок. Впрочем не думаю что увижу вас в своей аудитории, — блеснула окулярами профессор.

— Несомненно, — гневно ответила Грейнджер, собирая учебники в сумку и двигаясь к выходу, — чистокровные снобы! — не вполне понятно выразилась она, покидая аудиторию.

— Итак, перейдем к занятию, — как ни в чем ни бывало продолжила Трелони, — из здесь присутствующих я вижу возможность и дар у трех студентов, — поочередно тыкнула пальцами в Браун, Рональда и меня, — Остальные имеют потенциал, начните выполнять это упражнение, — пассом разослала профессор свитки, — Вы же трое, подойдите к кафедре.

Ну и подошли. Первой профессор положила руку на лоб Браун, прошептала ей на ухо несколько слов, и, не убирая руку стала вглядываться в замерцавший хрустальный шар. Через пять минут Трелони руку убрала, у Браун же вид был ошарашенный, радостный, но сомневающийся.

— Это правда?! — пискнула она.

— Наиболее вероятный вариант из возможных, — сухо кивнула профессор, жестом отправляя Браун к парте, — попробуйте самостоятельно поймать ощущение, однако не вздумайте вглядываться в потоки, — разулыбавшаяся девчонка кивнула, села за парту и закрыла глаза, — Теперь вы, молодой человек, — ткнула пальцем в Уизли преподаватель.

Рон подошел к ней, закрыл глаза, получил ладонь на лоб. Профессор, слегка морщась начала вглядываться в замерцавший шар, однако спустя полминуты рыжий отшатнулся.

— Да нахер это, — изысканно произнес он, — голова болит и вообще. А можно картами или по гуще как? — уставился он требовательно на Трелони.

— Можно, — вытирая руку краем мантии ответила профессор, — садитесь и читайте учебник, на следующем занятии с вас эссе, — Рон потопал к парте, а губы профессора проартикулировали «идиот», хотя, возможно, мне показалось.

— Теперь вы, молодой человек, — кивнула мне Трелони.

— Гарри Поттер, профессор, — проявил вежливость я, на что последовал кивок.

— Итак, мистер Поттер, сейчас мы с вами, под моим контролем, рассмотрим возможные событийные потоки на день вперед, лично для вас, — тихо произнесла преподаватель, — я прослежу чтобы с вами не случилось ничего непоправимого, ваша же задача почувствовать, причем как — я вам не скажу, возможно будет цвет, ощущение, запах — у всех индивидуально. Почувствовать отличные потоки, и посмотреть самый яркий из них, вам понятно? — на что я кивнул, — закрывайте глаза, — что я и сделал.

Получил ладонь на лоб, простоял минуту. Безрезультатно. Открыл глаза, попырился на Трелони. Трелони пырилась на меня. Постояли с минуту, профессор руку убрала и произнесла:

— Мистер Поттер, у вас абсолютно непроницаемый окклюментный блок, природный? — на что я на всякий кивнул, — Тогда я в затруднении. Смотрите, мистер Поттер, у вас очевидно раскрыт третий глаз, причем он вполне функционален. Однако, без наставника, вероятность не выйти, из состояния просмотра вероятностей, крайне высока. Вмешаться я не смогу, есть только инструкции для транса. Впрочем, если вы владеете окклюменцией… — задумалась Трелони, — а вы знакомы с этой наукой?

— Дошел до взгляда «со стороны», но ни во что не вмешивался, — несколько приуменьшил, на всякий, свои достижения я.

— Тогда все неплохо, мистер Поттер, — ответила Трелони, — итак, вот вам описание медитации, входите в неё ТОЛЬКО через окклюментный транс и не лезьте к потокам. Ваша задача — лишь увидеть их, с остальным разберемся позднее.

Ну в любом случае интересно, так что присел я за стол к лыбящейся с закрытыми глазами Браун и воспользовался инструкциями. Как цель наблюдений поставил завтрашний обед.

И был несколько удивлен. Переливающиеся в пустоте бесконечные струны, практически полностью были оборваны перед взглядом, длились лишь три, правда вскоре они начинали ветвиться и разрастаться в лес струн.

Но, что–то мне это не нравится. Подошел к Трелони, сообщил об увиденном. Та махнула на меня рукой, после уточнения «обрываются не все?» я ответил что не все и был послан нахер до следующего занятия, с наказом не входить в пророческий транс ни в коем случае.

А за несколько минут до окончания занятий, Трелони наказала всем ознакомиться с первой главой учебника, погрозившись проверить. Эссе, впрочем, никого кроме Рона не нагружала, всем кроме «талантливой» троицы порекомендовала практиковать упражнение. Ну и попросила очистить помещение.

Я же, несколько впечатленный, на полдороге к своей обители вспомнил о заказах, да и выцепил связным артефактом близнецов.

Так что, чмокнув Джинни, до пятичасового чая возился с близнецами по оборудованию учебно–трудовых мест. После чего выкинул их нафиг, да и делал задания до ужина.

А поужинав, только я раскатал губу на интим со своей девушкой, связной артефакт задыхающимся голосом Луны выдал: «…у Библиотеки, тр..». И замолчал. Рявкнув Джинни чтобы звала близнецов, направила их к библиотеке и ни в коем случае не совалась туда сама, на максимальной скорости двинул на помощь.

12. За милых дам

Двигался я к библиотеке, разогнавшись на пределе тела да и в полутранс, скажем так, вошел. Не полноценная медитация, но думается легче, эмоционально не штормит. Разве что урезает это состояние все, кроме стремления к цели. То, с чем в него вошел, то целью и является. Впрочем, при прочих равных, неважно, благо цели достигаются.

Чуть не пробежав мимо, заметил закуток, в котором стояли три человека. Сознание сфотографировало картину: два высоких парня, блондин и шатен стоят ко мне спиной, некая девица, узкоглазая, но при этом довольно симпатичная с препоганым выражением лица держит лежащую на полу Луну за волосы на затылке. Судя по положению — пытается ткнуть последнюю лицом в свои туфли, Луна, как понятно, сопротивляется. Главный момент — платок с гербом рода сорван и лежит в стороне. Значит, сами напросились.

В пару шагов подошел к парням наблюдателям и зарядил по полуоборачивающимся головам, по затылку, тростью. Третьим шагом подошел к узкоглазой, не ограничивая силу ударил сначала по державшим Луну за волосы пальцам, потом, в пол силы, рукоятью трости в живот. Отлетела, скорчилась. Оглянулся на наблюдателей: валяются, без сознания, дышат. Проверил Луну, на лице царапина, но вроде цела, следов насилия нет. Передал ей тростью надорванный платок, прикинул и принял решение.

Подошел к рыдающей азиатке, баюкающей кровоточащую и деформированную ладонь и четырьмя ударами трости переломал локти и колени. Схватил орущую за волосы, повернул к Луне, произнес: «Она под защитой рода Поттер, дрянь. Еще раз тронешь — выверну наизнанку. Посмеешь притронуться к гербу — выворачивать буду неделю. Поняла?». Орущая девица попробовала кивнуть, откинул её в сторону, осмотрелся. Девица и один парень вороны, блондинчик барсук.

Стал выходить из полутранса, до ушей пробились ранее отсекаемые причитания Луны: «Гарри, пожалуйста, не надо!». Сама девчонка сидела на полу и закрывала руками лицо.

Как–то… Мысли прервал хлопок аппарации. Флитвик наводил на меня палочку, тело и разум сами вошли в транс, уходя с траектории атаки. Левая рука вытащила стилет, правая палочку из кобуры.

Флитвик, тем временем, осмотрел диспозицию, отметил надорванный платок в руках все так же закрывающей лицо Луны и отвел палочку. Покачал головой, но кивнул мне и исчез, даже не прикасаясь к телам, с девицей и парнями.

Опять начал успокаиваться, выходить из транса и хереть от сотворенного. Впрочем, подскочили близнецы, оценили лужу крови на месте, где валялась азиатка. Реальность я уже воспринимал без отсечек, так что вопрос что случилось услышал и ответил, правда как–то рублено.

— Она, — ткнул пальцем в Луну, — под защитой рода Поттер, — близнецы покивали на платок, — напали, втроем. Двух иммобилизовал, одну, зачинщицу, наказал. Спасибо за помощь.

— Никого не убил? — уточнили близнецы хором.

— Нет, Флитвик забрал, — объяснил я, — помогите с Луной, отведите ко мне, ей не помешает помощь подруги. На меня может неадекватно отреагировать, — ткнул я пальцем в лужу крови.

Близнецы кивнули, и подняли Луну, уводя её. Последняя, впрочем, бросила на меня взгляд, несколько меня поразивший: спокойный, без страха или еще чего–то. Кивнула и попыталась улыбнуться.

Впрочем, фиг с ним, думал я, отходя от транса, плетясь к себе. Частично я повредил и мышцы и связки, не критично, но сейчас ныл и болел весь я. Впрочем, система справлялась и неприятные ощущения уходили.

Итак, что это блин было? Какого хера я превратился в равнодушного отморозка? Хотя, если подумать, в полутрансе я воспринимаю очень конкретные цели, поставленные перед собой. Была цель: обезопасить Луну, напавших максимально показательно, но не убивая наказать. Ну что, можно сказать справился, блин.

Хотя, если судить по реакции Флитвика и читанному, я в своем праве. Девица не только напала на опекаемую, но и нанесла оскорбление роду Поттер. В принципе я мог её и убить. Хотя жуть конечно.

Надо лезть в личность, как бы не хотелось. Совсем слетели любые ограничения кроме цели, я чуть на Флитвика не напал. А он бы меня с гарантией размазал в кровавую кашу. Так что медитации и разбор полетов.

Вкратце описав ситуацию близнецам, получил в ответ: «Ты прав, однако жди вызова». На что я кивнул, собственно вызов мне и нужен, правда повод я для него дал несколько… чрезмерный. Впрочем похер.

Заглянул в спальню. Рыжая обнимала блондинку, блондинка плакала. Рыжая тоже. Пофиг, не до них сейчас. Попрощался с близнецами, пошел в курительную, сел в глубокое кресло.

Успокоил я себя дыханием, да и полез в окклюментный транс. Итак, что мы имеем. Мой полутранс нихера не медитация, а самовнушение с установкой. Так, это надо нахер резать, а то черт знает что сотворю. Кстати, оказался побочкой моих попыток «уменьшить проверочные вопросы мышления».

Далее, сегодняшняя ситуация, как ни парадоксально, мне на руку. Я изначально, не будучи частью социума, собирался строить образ «отморозка, когда заденут», но нормального в общении. Ну, с общением пока не сильно хорошо, а вот отморозок вышел на загляденье.

Заглянул в спальню. Девчонки копошились под одеялом. Ладно, хрен с ним, при всех прочих равных, Луне действительно «нужнее», как ни забавно это звучит.

Вернулся в кресло, закурил да и полез в систему:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________323/345

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) _____301/309

Сила (развитость тела, мышц, связок)________________________32

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)_______27

Разум (когнитивные способности, память)____________________31

Сила магии (развитость и пропускная способность)____________32

Контроль магии (точность дозирования)______________________25

Хм, скорость скакнула — понятно, остальное по мелочи тоже вопросов не вызывает. Но вот с чего контроль магии подрос? Вроде и не колдовал же особо. Впрочем ладно, вырос и хорошо.

И погрузился я в глубокую окклюментную медитацию. И вот нихера мне не понравилось, что я в себе нашел. Ну ладно, жадность–зависть, тщеславие и прочие милые вещи, они в принципе меня устраивают. А вот удовольствие от подчинения и унижения слабых надо убирать нахер. Безусловно, есть ситуации когда надо и подчинять и унижать. Да даже доминировать. Только нахер от этого получать удовольствие.

Ну и много я про себя неприятного узнал. Впрочем, большую часть не трогал, а ряд «недостатков» усилил, потому что нравятся они мне, мои они.

Ну а вывели меня из транса девицы. Хором сказали спасибо, и, по моему, по инициативе рыжей, обе поцеловали в разные щеки. Хотя глазами хитро обе сверкали, чертовки. Впрочем ладно, за ночевку в кресле прощены, завтракая думал я.

А сегодня меня ждала трансфигурация, ЗОТИ и гербология с нумерологией. Видимо, я на последние два предмета не попаду, если по логике.

Впрочем первые два предмета прошли вполне успешно. Маккошка продемонстрировала заклинание, как бы она говорила: «Авис», создание роя мелких птичек или иллюзий птичек. Почему заклинание, а объяснение Макги про «трансфигурацию из воздуха» бред? Да потому что количества воздуха, для создания было бы таково, что после двух заклятий в аудитории трансфигурации был бы вакуум.

Чего, как понятно, не наблюдалось. Притом, что чары одновременно накладывали человек пять.

Но, тем не менее, заклинание полезное, да и если верить Макги, «защищает от непростительных». Как понятно, от одного из них, убивалки для ленивых, Авада Кедавра которое. Что, к слову, весьма неплохо. У меня до сих пор были заклинания именно трансфигурации из чего–то, с попыткой поймать луч авады.

На ЗОТИ же, Локонс скороговоркой пробормотал какое то невнятное заклинание против Красных колпаков. После чего, живо и с примерами, правда с собой в главной роли рассказа, объяснил, что рядом с заброшенными замками и полями бывших сражений в Шотландии лучше не спать.

Если уж пришлось — то использовать сигнальные или барьерные чары, а лучше и то и то. Ну и наконец, что на колпаков действуют все заклинания, кроме, как ни удивительно, огненных. В художественно–вымышленном описании самого себя и колпаков, Локонс привел пример как их стая «купалась в потоке Адского пламени». Чему лично я поверил — несмотря на художественность Локонс описывал толково и вроде по делу, а заклинаний хватает и кроме огненных.

На обеде все «пострадавшие» были на месте. Азиатка изображала умирающую лебедь, в окружении девчонок с Рейвенкло, их стайка бросала в мою стороны взгляды средней тяжести и нулевой эффективности. Парень который с Рейвенкло на меня не смотрел вообще.

Луна сидела в окружении пустых мест, что, вроде бы, её не сильно огорчало, на мой взгляд она улыбнулась и кивнула.

Ну, а блондинчик из барсуков, повскакивал пару раз и почесал ко мне. Ну, пусть будет так. Дотопал он, позу принял гордую и героическую (как по мне — смотрелся как идиот). Ну и обрушил на меня свою речь:

— Поттер! За оскорбление нанесенное мисс Чанг, я, Седрик Амос Диггори вызываю тебя на бой чести, до первого увечья, — пафосно возвестил этот тип.

— Отказываюсь, — наложив на горло заклинание усиления звука, равнодушно ответил я, да и принялся жевать сосиску.

— Трус! — блеснул не самым острым умом оппонент.

— Неуч! — веско отпарировал я, воздев палец, — мисс Чанг не было нанесено ни одного оскорбления, так что придумай что–то еще.

Пока Диггори скрипел извилинами, зал шумел пересудами, я сожрал сосиску, промокнул губы салфеткой и выдал:

— Вижу, для тебя это затруднительно. Что ж, помогу, — переводил я конфликт в нужное русло, — Я, Гарри Джеймс Поттер, утверждаю что мисс Чанг — необразованная дикарка, либо не удосужившаяся изучить правила приличного общества, в котором она пребывает, либо плюющая на эти правила. Вот теперь вызывай, — снисходительно махнул я рукой вызывальщику.

— За оскорбление нанесенное мисс Чанг, я, Седрик Амос Диггори вызываю тебя на бой чести, до первого увечья, — с несколько растерянной хоть и красной от гнева мордой выдал блондинчик.

— Я, Гарри Джеймс Поттер принимаю вызов, — скучающим тоном ответил я, — оскорбления не было, твое утверждение ложно. Да, время и место на твое усмотрение, — снисходительно закончил я. Что было, если не оскорблением, то явным «снисхождением к разнице сил благородного дуэлянта», Блондин покраснел и выдал:

— Магия и палочки, здесь и сейчас! — ну, в принципе разумно, так что я кивнул.

Вообще, выбор, учитывая то что азиатка скорее всего рассказала про мою скорость, оптимальный. Впрочем, то что я не использовал магию не значит что я не могу. Так что отошел я в сторонку и ждал, когда студенты встанут, центр зала расчистят. Распорядителем стал Флитвик.

Дамблдор укоризненно покачал головой и посверкал очками, хотя распоряжение о очистке зала дал сам. Макгонагалл, поджала губы, посверлила меня взглядом и плюнула. Фигурально выражаясь.

Снейп поймав взгляд обозначил постукивание по пустому лбу (несомненно своему), да и махнул рукой. Ну и остальным было похер.

Тем временем, выложив все артефактное и оставив трость я, одновременно с Диггори вошел под прозрачный купол, обеспечивающий безопасность зрителей. Флитвик скороговоркой произнес предложение «примириться» и был послан нахер обеими сторонами.

Я же, готовился к отмашке, максимально собравшись, но решив обойтись без своего «берсерк–полутранса». Из–за чего чуть не проиграл. Диггори был явно опытнее меня как маг, фумос, заполнивший купол дымом и некое «Мутацио Кордере», были произнесены в одну секунду. Мне повезло, что я начал смещаться вбок с момента сигнала. На месте где я стоял, заметные в магическом зрении, щелкали здоровенные челюсти.

Впрочем, бой уже можно заканчивать. Навел я на отчетливо видимый силуэт Диггори палочку, да и применил шепотом связывающее, в режиме «режущего обруча», на руку с палочкой. За чем последовал крик боли и другие звуки. Матерные.

Убедившись, что нужное оттяпано, финитой расчистил я поле от дыма, потыкал в зажимающего окровавленную культю Диггори пальцем и возвестил: «Бой продолжать не может, увечье нанесено».

Флитвик на секунду задумался, кивнул. Жестом перенес руку и разлученного с ней руковладельца куда–то, подозреваю что в больничное крыло. Для слепых и только проснувшихся возвестил: «Победитель Гарри Джеймс Поттер!».

Ну и подошел ко мне, заведя разговор:

— Любопытная модификация связывающего, мистер Поттер, — задумчиво произнес коротышка, — ваша разработка? — на что я кивнул, — весьма остроумно и похвально. Как вы смотрите на то, чтобы посещать по понедельникам дуэльный клуб? — я задумался, в понедельник лишь три занятия, удобно, да и интересно. На всякий уточнил:

— Только дуэлинг?

— Частично и боевые чары, если вы об этом, — слегка улыбнулся профессор.

— Тогда с радостью, профессор, — ответил я, — Сэр, видя ваше появление я хотел бы поинтересоваться…

— Почему я не вмешался в ситуацию с мисс Лавгуд? — закончил за меня коротышка, на что я кивнул, — а я и не знал, мистер Поттер. Впрочем, если бы и знал — не вмешался бы. До причинения вреда здоровью, серьезного, мистер Поттер, — уточнил он, — либо угрозе жизни, взаимоотношения студентов — их личное дело, не касающееся администрации. От сексуального насилия защищают чары основателей, да и не только. Отказались — приняли на себя всю ответственность. Так что, мистер Поттер, это просто не мое дело.

— Благодарю за ответ, профессор, — протянул я, — однако, позволю себе заметить, что одна студентка вашего дома находится, не первый день, под защитой рода Поттер. Не хочу показаться чрезмерно самонадеянным, однако агрессия в любой форме в её адрес может привести к «серьезной угрозе здоровью и жизни " агрессора.

— Учту, мистер Поттер, — кивнул мне Флитвик, — и приму меры. Вас же, жду в понедельник, четыре пополудни у кабинета чар. Клуб, — пояснил он, на мой вопросительный взгляд.

На этом и распрощались. Факультет шумел, меня поздравляли, но больше всего отличился Вуд, капитан команды по квиддичу:

— Молодец, Поттер, — констатировал он, — только руку надо было уничтожить. Седрик неплохой ловец, — пояснил он на мой охеревший взгляд, добавив в него охерения, — так бы не вышел на поле.

— Вуд, а ты не бился головой? — заботливо уточнил я.

— Ну я… это… В шутку, да, — несколько обрел берега Вуд, — Кстати, завтра у нас тренировка. В шесть утра, не опаздывай.

— Ты точно охерел, — вслух констатировал я, — мало того, что гонять команду в шесть утра бред, — на что последовали одобрительные крики игроков, — так вдобавок: на хрена там ловец?

— Командный дух, отработка тактики… — начал Вуд но был перебит мной.

— Какой в задницу дух? А моя тактика — поймать снитч, — веско промолвил я, — если ты знаешь как это сделать лучше, чем делаю я — не пропущу ни одной тренировки. А так, меня можешь, кроме матчей, на поле не ждать.

Вуд рожей скривился, поморщил мозг, но что ответить не нашел, так что махнул лапой и срулил вдаль. Оскорбленный и непонятый.

Я же двигал на гербологию, где пересаживали и поливали какую–то растительную пакость. Невилл млел, остальные страдали от запаха драконьего навоза и мерзкой шустрости пересаживаемой гадкой травы. Впрочем, ничто не длится вечно, так что закончилось и это гербологическое надругательство.

А у выхода из теплиц, меня ждал сюрприз. И не особо приятный: дядька лет сорока с гаком, полный, очкастый и высокий, при виде меня заорал «Негодяй!» и стал наводить на меня палочку. Которую я выбил тростью и стал ждать новых откровений от свежепредставившегося Негодяя.

Однако, через секунду появился дед Дамблдор, жестом призвал с земли палочку, приобнял Негодяя за плечи и исчез с ним. Я же думая о том, что Хогвартс бардак а не колледж, перся на нумерологию, но вновь был остановлен. Непредставленный домовик уведомил меня, что «Вас желает видеть директор Дамблдор, сэр». Так что поперся я к деду. Наверное будет мозг за блондина клевать, думалось мне.

Примечание к части

Ну вот как–то так. Блин, реально, чет к меня с запяточками беда опять. Чета надо как минимум сделать.

озапяточенный старина Киберъ Рассвет

13. Асексуальная революция

Завалившись в кабинет директора, я, к своему удивлению, его там обнаружил. Дед сидел за столом и смотрел на меня укоризненно. Первые слова его были странными:

— Коул, Вуд, — произнес дед смотря на меня прокурорским взглядом.

— Ну Вуд, конечно, перегибает палку, — честно озвучил мысли я, — а кто такой Коул? И да, добрый день, директор.

— Добрый день, Гарри, — довольно расслабленно сказал Дамблдор. Небось опять проверка какая была, на одержимство или волдемордность, — да так, один знакомый, показалось что ты его знаешь, — умело соврал Дамблдор, — Гарри, у меня к тебе есть серьезный разговор, — состроил суровую морду директор.

— Да, директор, — все, началось, сейчас начнет клевать в мозг, обреченно подумал я.

— С Диггори хочу тебя похвалить, — с ходу огорошил меня дед, — то что ты не покалечил мальчика делает тебе честь. При этом, хочу заметить, что ты чуть не обзавелся врагом, сделав его из друга, — веско произнес борода.

— Эм… Директор, сэр, — не вполне въехал я, — я с Диггори встречался только на матчах, как соперник. Словом не обменялись. Вы уж простите, но какой, к Мордреду, друг? — веско поинтересовался я.

— Семейство Диггори, Гарри, — наставительно просвещал меня Дамблдор, — Амос Диггори, отец Седрика, поддерживает линию, начатую твоими родителями…

— Простите, сэр, — перебил я Дамби. Строить тупого зачастую выгодно, но не настолько же, — я в курсе «алтарщиков» и «реформистов». Вашей роли, по крайней мере общественно известной, да и то, что родители придерживались тех же взглядов.

— Хм… Хорошо, Гарри, похвально что ты интересуешься жизнью страны да и прошлым семьи, — сдержанно похвалил то, что я не конченый дебил директор, — Так вот, Диггори из партии реформистов, достаточно влиятельная и имеющая вес семья. Не говоря уже о должности в министерстве, — задумчиво изрек Дамблдор. — И конфликт тебя с ней, если и не заставил бы их сменить политические взгляды, но вызвал бы ненужное напряжение, да и оттолкнул сомневающихся.

— Директор, — окрысился я, — вообще–то, я не искал конфликта…

— Знаю Гарри, — перебил меня Дамби, — я просмотрел воспоминания участников конфликта. Мисс Чанг явно заслуживала наказания, — помолчал директор, — хотя, на мой взгляд ты был излишне жесток, но тут не буду тебя осуждать, для мисс Чанг это был не второй и даже не пятый шанс, — задумчиво и непонятно закончил Дамблдор.

— Тогда в чем я не прав? — недоумевал я.

— Не сказать чтобы неправ, — ответил Дамблдор, — однако, у тебя были все шансы не демонстрировать конфликт настолько публично. Ты же, мальчик мой, не столь глуп, как иной раз прикидываешься, — лукаво подмигнула мне борода многогрешная, — так что постарайся сводить возможные конфликты к личному, а не публичному формату. Сейчас я все уладил, — деловито оповестил меня директор, — Амос, несмотря на вспышку в общении с тобой, ознакомился с воспоминаниями и признает твою правоту. Даже передает тебе, — несколько поморщился Дамби, — через меня сожаление о непонимании.

— Негодяй? — уточнил я.

— Почему негодяй? — искренне удивился директор.

— Так при встрече, этот господин представился, как полагается джентльмену, — поехидствовал я, — Громко и четко он представился: «Негодяй!».

— Забавно, — прыснул в бороду борода, — Впрочем, надеюсь, Гарри, ты меня услышал и сделал выводы, — на что я покивал, — что ж, не буду тебя задерживать, часть занятия ты пропустил, возьми послание для профессора Вектор, — протянул мне записулину Дамби, — и Транки доставит тебя к аудитории. До встречи, Гарри.

На этом мы и распрощались. Домовик перенес меня к аудитории, довольно необычно — не было никакого дискомфорта, вызываемого аппарацией или камином, вот я у директора, а в следующий миг стою в коридоре.

Вектор же, традиционно, было похер. Получила записулину, сунула мне список литературы, задание на сегодня и отправила на посадку.

Бредя к библиотеке, благо литературы надо было немало, я думал. Блин, во первых Дамби читает меня как открытую книгу и не факт что только он. Впрочем это ожидаемо, я не шпион–интриган. Хорошо, что он не гад, а то, подозреваю, нашел бы способы сделать со мной противоестественное и без легилименции всякой.

В библиотеке тётка библиотекарша меня удивила: она не выдавала мне книги, а сделала их магические двойники. На моё офигение, на пальцах, как умственно отсталому объяснила, что книги, во избежание порчи, на руки не выдаются.

Есть запретная секция, которая запретна не из–за страшного колдунства, а из–за ответственности за талмуды, которые по различным причинам не могут быть воссозданы в виде копии. Разрешение на пользование дает профессор или директор, разделяя с допущенным ответственность за сохранность библиотечных фондов.

Книги просуществуют две недели. Если же мне нужно больше, есть простое заклинание, которое библиотекарша мне показала. Продлевают существование копий на неделю. Вот вам брошюра, мистер Поттер, копии и валите из библиотеки нахер.

Я и свалил, провожаемый бормотанием о дебилах, которые за два года не взяли ни одной книги. Ну, и не поспоришь даже.

А идя к себе я думал. Дед правильно повозюкал меня мордой. Репутация–то, безусловно, важна. Только и вправду, надо знать, на ком её нарабатывать. И тут мне нужен источник информации, причем, желательно, не один. Рыжие, безусловно, хорошо. Однако, слишком зависимым от них быть мне не стоит. Да и ряд вопросов обсуждать ни с Джинни, ни с близнецами мне не хочется.

В принципе, завтра воскресенье, занятий нет, есть Хогсмид. Только мне не хочется чтобы меня видели с моим возможным информатором вместе. По крайней мере, пока я не начну ориентироваться в информации, которую хочу получить у информатора, да уж. Так что, надо ловить сегодня, наверное до ужина, ну постараться по крайней мере.

Ну а решив, забежал я к себе, выгрузил книги, чмокнул Джинни. Да и сказал, чтобы близнецов предупредила, что возможно, буду только к ужину. А сам выцепил жертву, да и зашикал на неё, пуча глаза и подмигивая. Жертва впечатлилась, ко мне подошла и светски осведомилась:

— Ты чего хотел, Поттер?

— Браун, у меня к тебе есть дело. Возможно не на пару минут, есть где нам спокойно поговорить? — осведомился я.

Девица бросила на меня оценивающий взгляд, задумалась и кивнула, после чего с похабной улыбкой поманила за собой. Ну пускай думает что хочет, а мне надо спокойно поговорить. Заведя меня в свободную аудиторию Браун уставилась на меня своими голубыми глазищами, наматывая кудряшки на палец.

— Браун, не знаю что ты себе надумала, — сразу задал рамки я, — но срочно это раздумай. У меня к тебе разговор, а возможно, по итогам, деловое предложение.

— Ну во–о–от, — протянула блондинка, — а я, между прочим, не против! — возмущенно заявила Браун, — ты сильно изменился за лето, так что я не против попробовать, — подмигнула девица, — ну да ладно, чего ты хотел тогда?

— Так, ну для начала, про семью твою я знаю, — задал вопрос в лоб я, — а сама ты за алтари или против?

— Поттер, завел красивую девушку… — начала Браун, но увидев мою скептическую морду прервалась, — ну ладно, завела я, но по твоей инициативе, — обвинительно ткнула в меня пальцем блондинка, — Ну ладно, семья противники, я в общем тоже, хотя стараюсь не лезть в разборки. Так что сразу скажу — никаких политических и подобных клубов и прочего. Только романтические!

— Браун, — подавив в себе мученический стон, — ты родовитая чистокровная, интересуешься кто и чем живет. Мне нужна информация. Разного плана. Готов заплатить за неё, деньгами или соразмерной услугой.

— Интересно… — протянула собеседница, посмотрела на меня, взвешивая и оценивая, — а если… — на что я помотал головой, — ну и ладно. Насчет денег и услуг, по мелочи и так отвечу, мы не Слизерин, все таки.

— Не вполне по мелочи. Я, если ты в курсе, фактически магловоспитанный, — на что Браун кивнула, — есть ряд моментов о которых мне банально не у кого спросить, это раз. Вдобавок, я не знаю кто чем живет, кто поддерживает какую политику, да и источников информации кроме части Уизли не имею, это два.

— Тогда ясно, — произнесла блондинка, — тебе нужен консультант и поставщик информации, как слухов так и достоверной, — на что я кивнул, — да, согласна, тут не мелкая услуга. Еще и молчать попросишь, о своих интересах? — на что я ещё раз кивнул, — Ну, в принципе, наверное, согласна. Три галлеона в месяц потянешь же? — полууверенно–полувопросительно спросила Браун, на что я кивнул в третий раз, — только учти, мы любовники, — воздела она пальчик, — встречаемся для секса, так проще всего объяснить наше уединение, — снисходительно пояснила она, — да и я не против, по крайней мере попробовать.

— Так, Браун, я хотел начать о другом, но ты меня сбила, — выкладывая на стол денежку сказал я, — ладно, давай так. Я изучая этикет и книги, даже пару романов прочитал, да и на окружающих смотрю — все ведут себя так, как будто переспать это как поздороваться.

— Ну да, а как иначе? — удивилась Браун, потом в её глазах появилось понимание, — ах да, маглы. В общем, смотри Поттер, я в детали не вдавалась, но знаю что у магглов три причины не заниматься сексом. Беременность, которой не ждали, болезни какие–то жуткие, и их дикий бог, который бредово запрещает что ни попадя. У магов нет проблем с нежелательной беременностью и с болезнями, ну а мать–магия, — задумалась Браун, — это скорее к алтарщикам, да и запреты там хоть и дикие, но к каждому алтарю свои, насколько я знаю.

— То есть, — несколько офигел я, — что «здравствуй» сказать, что переспать — все равно?

— Ну, не совсем так, — наставительно произнесла блондинка, — нравиться друг другу партнеры должны, ну и обычно условия заранее оговариваются, чтобы лишних скандалов не было. Ну на один раз или на время, — начала перечислять Браун, — если на время, то только вдвоем или еще с кем–то могут, на стороне или вместе, — подмигнула Браун, — ну и прочее.

— Погоди, а муж и жена? — уточнил я.

— А какие? — ехидно спросила Браун, — если алтарщики, так там посвящение алтарю, чтоб все дети привязаны были, сразу при зачатии. Ну а если ты про министерский брак, так там не как маглорожденные орут, а просто договор, юридический, — уточнила она, — чье имущество, чьи дети, на сколько по времени договор, — вводила меня в ступор блондинка, — сколько участников договора, кто кому наследует, в чью семью входит. Чистая бюрократия.

— Да уж, — почесал голову я, — и мальчик с мальчиком, да и девочка с девочкой видно та же история?

— А что, разница есть? — удивилась Браун, — ну девушки понежнее и ласковее, хотя не всегда. А так, в чем разница–то? Ну есть те, которым кто–то не нравится как человек, тут все понятно. Но, ту же оборотку кто запрещал? Или ты, — хитро прищурилась Браун, — про Драко?

— В смысле Драко? — внутренне похолодел я.

— Ну он же с первого курса тебе знаки внимания оказывает, — непонимающе ответила блондинка, — а ты не отказываешь. Бесится забавно так, что ни да, ни нет, — хихикнула девица.

— Я это… — промямлил я, — не по мальчикам.

— А, бывает, — понимающе сказала Браун, — ну оборотка и всех делов–то. Так романтично, победитель и побежденный, короткий роман перед битвой, — закатила глазки Браун.

— Так, нахер Малфоя, — отрезал я, — ну, то есть в жопу. Да тьфу! Не интересен он мне, ни как партнер, ни как человек, — наконец сформулировал я, — как его отшить?

— Ну ты даешь, Поттер, — захихикала Браун, — так и скажи, что его чувства тебя не интересуют. Отстанет, хотя недругом может стать. Впрочем, другом тебе ему и не быть, — заключила девица.

— Хорошо, тогда к тебе будет просьба, — решил я все таки разобраться в том, что от меня хотят окружающие, — расскажешь о всей этой, — помахал я рукой, — знаках внимания и прочем? А то у меня Джинни, — задумался я, — тоже не всегда её понимаю.

— Могу конечно, — протянула девица, — хотя вроде у тебя с Уизли все хорошо, ходит довольная, как медом объелась. Самой интересно, — подмигнула блондинка, — впрочем, лучше тебе для начала почитать Дикинсана, «Поведение куртуазное и альковное», Книга старая, конечно, начала века, но хоть будешь знать какие вопросы задавать, а то совсем дикий, — хмыкнула Браун.

— Хм, спасибо, в магазинах есть? — на что девица кивнула, — закажу–почитаю. Так, тогда следующий вопрос, кто из сокурсников, ну кого ты знаешь, четко придерживаются позиций алтарщиков или реформистов?

— Ну официально, алтарщики это Слизерин, — протянула Браун, — хотя их там только треть. Твой поклонник, безусловно, алтарщик…

Где–то с полчаса просвещала меня Браун в хитросплетения большой политики в школе. В принципе, «против политики семьи» шли единицы, но были. Снейп, кстати, на удивление, оказался не алтарщиком, а банальным наемным специалистом. Аполитичная фигура, наняли за хорошие деньги как зельевара и частично целителя. По проигрышу алтарщиков, ему года три Азкабана грозило, на самых верхних уровнях. Ну и Дамби отмазал. Забавно, совсем не как в фиках.

Заодно, стали понятны взгляды, бросаемые от некоторых львят, барсуков и воронов. Да и часть незнакомых змеек мне кивали при встрече, я конечно отвечал, но не знал, с хера это они вежливые такие. Теперь хоть понял, схера.

Ну и поинтересовался я текущими сплетнями. Помимо кучи потрахушек, которые пропустил мимо ушей, толкового было то, что лично мой статус поднялся, а о дуэли сама Браун пищала, закатив глаза и вновь предложила неприличное. Была послана в очередной раз и, очевидно от обиды, вывалила на меня информацию что, по слухам, против моей персоны собирается чуть ли не коалиция, третьих–четвертых курсов, человек с дюжину. На вопрос кто это, язык показала, им же губы эротишно облизнула, да и вывалила, что хрен знает, через недельку скажет. Возможно.

По итогам разговора, условились по субботам встречаться после занятий. Консультации, сплетни и расклады. Да и разошлись на том.

Ну а я, с тяжелой головой наперевес, поперся к себе, дергая близнецов. Лаборатории есть, да и обсуждать есть что, по крайней мере мне.

Джинни не было, близнецы приперлись. Ну и стал я им рассказывать спертую идею, о коллекционных карточных играх, с магической анимацией. Близнецы слушали с энтузиазмом, но до поры, как я упомянул маглов:

— То есть, у маглов такие карты есть? — спросил левый.

— Такие, или похожие, — уточнил правый.

— Ну, что–то вроде того есть, но без анимации и прочего, — ответил я, вроде бы всякие коллекционки да и настолки в восьмидесятых появились.

— Плохо, — хором прокомментировали близнецы, — отдел по борьбе с незаконным зачарованием магловских предметов может не пропустить.

— Эм, так все же будет на магии? — не понял я.

— Там сложно, — ответил правый.

— И денежные интересы, — уточнил левый.

— У отца не получилось, — закончили они вместе.

Стал я теребить рыжих на информацию и нарисовалась такая, забавная картина: зачарование маггловских вещей не запрещено, да и был бы это бред. Но не запрещено только для личного пользования.

У мистера Уизли, например, есть летающая машина, с расширенным пространством, поиском теневых троп (как я понял что–то вроде микропорталов, а то и червоточин, на пять–пятьдесят метров, присутствующих вообще везде). Все отлично, он на ней ездит, никто не против. Однако, производить ему не дают.

Лобби метлоделов роль играет, но не самую важную. Основным условием для производства и продажи является «полностью магическое производство, без существенного заимствования». Тому же Уизли, когда он пробовал регистрироваться, сказали прямым текстом: сделаешь сам, не похоже на магловское, тут же зарегистрируем, идея хорошая и удобная.

Притом, что есть «существенно», уже зависит от чинуш и прочее. Но если приносишь хрень, которой в мире маглов точно нет, её могут поморозить, но зарегистрируют и либо делай сам, либо передавай права, денежку ты получишь, ну если купят.

А если есть похожее — то как чинуши скажут. И, с теми же картами, выходит неясно. Полностью магическое производство — да, ручной труд и все пироги. Однако, идея есть и у маглов, ну и как чинуши захотят, так и будет.

Впрочем, решились все же попробовать. Распределили учебники, прикинули как делать. Припрягли пришедшую рыжую, раз уж рисует хорошо. Анимация с нарисованной картинки лучше выйдет.

Да и уперлись вдаль близнецы. Рыжая, после их ухода, на шею кинулась и поплакала, что мол, волновалась сильно и вообще я дурак. Впрочем, успокоилась, поужинали — позанимались, да и завалились спать пораньше, благо были планы на Хогсмид.

Правда планы были обломаны. А Пророк принес крайне неприятные как лично мне, так и не лично известия.

Примечание к части

Потихоньку гг–ой постигает новый мир, пытаецо в ём шевелицо и хереет. Автер вместе с ним, если честно.

фаломорфирующий старина Киберъ Рассвет

зы. я постараюсь, но не факт что до НГ смогу по две проды писать. Мне хоть немного надо обиталище в порядок привести, мелкий ремонт и тд ибо меня какие–то там родичи навещать вознамерились. Я не в восторге, но руины надо слегка отлакировать. Одна прода в день точно будет, но вот две — см выше, хотя постараюсь

14. Всевозможные родственники

И была новость изрядно неприятной, причем для всех. Пророк в пропагандистской форме, но, тем не менее, не скрывая факты излагал о массовом, а точнее тотальном побеге заключенных из Азкабана. Притом, судя по описанному, вырвались они сами, а свалили с тюремного острова с помощью извне: стена тюрьмы была разворочена изнутри, служители убиты, причем судя по замалчиванию в статье, непростой смертью.

Ну и, помимо вертухаев, был один труп заключенного, с вырванным горлом. Родольфус Лестрейндж, единственный из заключенных обнаруженный на острове, в каком бы то ни было виде.

Статья изливала потоки пропаганды о «коварной террористической атаке», «величии Министерства в целом и Министра в частности», суля что всех со страшной силой найдут и без разбора покарают. Однако, суть была такова: заключенные вырвались, перебили с шутками и прибаутками охрану и срулили на явно поджидавшем их судне, потому как иного способа, столь массового побега, просто не было, а вероятность «случайно заплывшего корабля» была чуть ли не отрицательной.

Министерство в кратком коммюнике выдало, что все два порта магической Англии под усиленным наблюдением, маггловские также обзавелись наблюдателями. И «возможно один или несколько преступников пребывают на территории магической Англии, однако это не надолго и все под контролем».

«Возможность» описывалась в следующей статье. Моя тетушка, Беллатрикс Лестрейндж, очевидно во время отсидки вдохновилась примером Сириуса. За вчерашний вечер, при учете что побег был совершен вчера же, эта дама успела: прирезать свояка и запытать свою сестру, Андромеду до Мунго, ну хоть не до овоща, так как было кому сказать, кто напал. Напасть на поместье МакКинон, оставив за собой пару трупов и сбежав при появлении авроров. Бегала тетушка умело, так что пара трупов авроров на месте побега образовалась, видно догнали.

Ну и несколько смешанных семейств, под нож так же пошло. На ночь тетушка угомонилась, видимо решила поспать и отдохнуть перед новым трудовым днем.

В зале, куда мы пришли с рыжей, чтобы сразу стартовать в Хогсмид, помимо взволнованного гула, раздавались крики и даже слышались рыдания. Стол барсуков вообще оказался проломлен, там билась в истерике моя то ли троюродная, то ли четвероюродная сестра, Тонкс. Впрочем её, как и ряд других родственников пострадавших довольно оперативно направили в больничное крыло. Дамби же, со скорбной мордой выдал речь:

— Мы получили ужасные известия, ученики, — скорбно поник головой директор, — Скорблю вместе с потерявшими родных, близких и знакомых. Ради вашего же блага, — после паузы продолжил директор, — властью директора я воспрещаю покидать территорию Хогвартса, сам же он переходит на осадное положение, работает лишь один камин, входящая почта проверяется домовиками. Прошу вас, студенты, с пониманием отнестись к данным мерам и после завтрака отправиться в дома своих факультетов. Родственникам же пострадавших, настоятельно рекомендую проследовать в больничное крыло, для облегчения боли и переживаний.

На этом дед закончил. Ну, в принципе, все разумно сделал, как по мне. Только ситуация, конечно, как бы не похуже чем в фиках. Нужно говорить с Сириусом, он явно не просто так сбежал из тюрьмы. Плюс, есть вероятность, что тетушка предается разгульному отдыху в особняке Блэков, то ли мрачное, то ли угрюмое место… В общем, надо теребить Сириуса. При всех прочих равных, судя по эффективности выпиливания, тетушка за неделю прирежет не меньше сотни человек. И надо учитывать, что частично они лягут на мою совесть, если я просто нихера не сделаю.

Так что, направил Джинни с близнецами к себе, а сам отговорясь «надом», попробовал поймать Дамби после завтрака. И был обломан — директор с частью преподавателей чесали в директорский кабинет, с целями понятными, но на мой писк «Директор Дамблдор, очень важное дело!», последовал рассеянный ответ: «Подожди мальчик мой, когда мы закончим». Ну опять же, не подкопаешься, но … Хотя все правильно, а я психую.

Поиграл в гляделки с горгульей, она подло выиграла. Показал ей язык, был шокирован выкатившей свой, каменный, на полтора метра соперницей. Принял логичный вывод с горгульями больше не соревноваться, да и успокоился, входя в состояние окклюментной медитации.

И пришел я к выводу, обдумав все, что кипишую я не зря. Даже если выкинуть полсотни сбежавших из расклада (ну там урки еще какие–то были, но они на десятом месте) тетушка это тихий писец. Сириус за три часа сравнял с землей и перебил всех, вплоть до младенцев в трех родовых поместьях. За три часа. Ну, предположим, он был толстый и здоровый, а Беллатрикс тощая и больная. Так отъестся же, сволочь такая! Сириуса взяли потому, что догнали, он аврорам не сопротивлялся и не нападал. А тут писец, блин.

Даже если откинуть совестливую ответственность за убитых, Беллатрикс банально режет тех, кто препятствует алтарщикам меня на том же алтаре жертвопринести. Так что кипишую я верно, однако надо не орать Дамби, «я все знаю!», а постараться преподнести свои мысли и хотелки поудобоваримее.

Наконец преподы выперлись, а дед высунув бороду за дверь поманил меня пальцем.

— Что ты хотел, Гарри, — несколько рассеянно спросил Дамблдор, перебирая кучку писем, открывая часть из них, очевидно входящая переписка учеников, потому как явившийся домовик положил на стол несколько конвертов, забрав с угла стопку проверенных.

— Директор, прошу прощения за неурочный визит, — быстро начал я, — однако, если вы не в курсе, за день до прибытия в Хогвартс меня посетил Сириус Блэк, — судя по удивленному взгляду деда для него это было новостью. Не успели или скрыли? Впрочем это его проблемы, так что я продолжил, — вопросы с законом на данный момент решаются, министр в курсе, была добровольная явка, — скороговоркой произнес я, — однако, явившийся в мой дом мистер Блэк был в предсмертном состоянии и перемещен в лечебницу Мунго, где занимаются его лечением, — на что Дамблдор блеснул глазами, вернулся к письмам, рывком вскрыл одно и кивнул мне в стиле: «пой дальше», — я не могу быть полностью уверен, однако перед потерей сознания мистер Блэк упоминал, хотя возможно мне и показалось, Беллатрикс. В связи с чем, вижу необходимым встретиться с ним, возможно в присутствии сотрудников ДМП. Вполне вероятно, что он может сказать что–то, что поможет отыскать преступницу.

— Возможно, Гарри, — произнес Дамблдор, протягивая мне только что вскрытое письмо, — прости за бесцеремонность, но обстоятельства.

Письмо было на мое имя из лечебницы Мунго. Там сообщалось, что Блэк впал в неконтролируемое буйство, требует видеть Поттера. Зелья не наносящие вред и подобные заклинания не помогают, а связанный пациент травмирует себя попытками вырваться. Лекари рекомендуют мне прибыть, так как мое присутствие может успокоить больного.

— Еще раз, прости меня, что вскрыл твою переписку, — повинился Дамблдор.

— Не имею, в данном случае, к вам претензий, — изворотливо ответил я, — в текущей ситуации, это более чем оправданно.

— Хорошо, — кивнул мне Дамби, — как я понимаю, ты хочешь встретиться с Сириусом и выяснить что ему известно? — я кивнул, — Против моего присутствия не возражаешь? — я на секунду задумался, но помотал головой, — Хорошо, подожди пару минут и мы отправимся.

Дед домовиком дернул Макги, назначил главной на время его отсутствия подхватил меня и прыгнул в Мунго. Объявив в приемной кто мы и чё нам надо, через пару минут шли к палате Блэка, сопровождаемые лекарем, выдавшим скороговоркой:

— Были заметные улучшения, основное на чем мы сконцентрировались — излечение тела, однако прочитав сегодняшний Пророк… Он был вполне вменяем, ну для Блэка, — отмазывался под двумя прокурорскими взглядами целитель, — не было причин ограничивать его в доступе к информации, до сегодняшней вспышки. Да, мистер Дамблдор, вы…

— Как Верховный Чародей Визенгамота, — ответил на незаданный вопрос дед.

— Хорошо, там еще ждет аврор, тоже хотел задать вопросы, — пробормотал целитель.

Подойдя к палате я увидел что не аврор, а аж группа, три рыла в алых мантиях подпирали стены. Дамби сходу взял ситуацию в руки, застроив и высказав, что щаз пойдет Поттер, с Поттером Дамби и некий аврор Долиш. Остальные идут нахер, точнее ждут нас снаружи, включая целителя. Последовали невнятные подпрыгивания, которые дед усмирил взглядом, так что в палату вщемились втроем.

Впрочем, я потыкал рукой в стену, мол встаньте там и не мешайте, на что задумавшиеся спутники все же кивнули, встали и принялись не мешать.

Блэк выглядел явно здоровее окровавленного полутрупа у меня дома. Впрочем, будучи связанным лентами он и правда буйствовал, дергаясь и извиваясь, часть лент была пропитана кровью. Однако увидев меня он обмяк, улыбнулся и начал говорить:

— Сохатик, живой, не успела, — расплылся он в улыбке, но тут же начал дергаться и орать, — Сука, бешеная! Блядь пожирательская! Найду, её, найду, буду руками рвать на части! — злобствовал Блэк.

— Мистер Блэк, — попробовал я прорваться сквозь поток угроз и ругани я, что вполне удалось, услышав мой голос Блэк успокоился и уставился на меня, — Я очень прошу вас вспомнить и рассказать все что вы помните о Беллатрикс, её надо срочно остановить, она уже убила и искалечила немало магов.

— Дядя Сирри, Гарри, — произнес Блэк, довольно спокойно и явно доброжелательно, но сразу сорвался во вспышку бешенства: — Эта чертова сука месяц рассказывала, как будет пытать тебя, изувечит и убьет всех из ордена, — скрежеща зубами начал Блэк, — Что у них есть подмога, их вытащат, а меня она не тронет пальцем и оставит в камере. Я просил, кричал этим тупоголовым шлюхиным отродьям, охранникам, просил хоть кого–то позвать, — опять начал впадать в бешенство Блэк, — эти безмозглые бляди смеялись надо мной… Хотя они свое получили, — внезапно успокоился Блэк. — Значит так, насколько я знаю, Белла может быть в особняке Лестрейнджей, что вряд–ли, их защиту ломали, восстановить некому, — спокойно рассуждал Блэк. — Но она вполне может быть в резиденции Блэков на площади Гриммо, Кричер, развалина старая, её пропустит. Там палочки, деньги, артефакты, — припоминал Блэк, — но защита только на заклятье хранителя. Да, Сохатик, пока не забыл, в Гринготтсе для тебя есть пакет, забери при возможности, скажешь что для тебя послание от Бродяги, — Блэк на минуту задумался, — да, держись поближе к Дамблдору, он конечно речистая старая задница, но защитить тебя сможет. Да, подойди, — сказал Блэк, косясь на Долиша, «старая задница» же успешно пряталась за моей спиной, — Площадь Гриммо, двенадцать, — прошептал он мне на ухо, — не води туда министерских, сходи со старым хрычом, — указал он взглядом на Дамблдора.

— Хорошо, дядя Сири, — ответил я, — у меня большая просьба к тебе, не мешай целителям вылечить тебя, мне не хотелось бы хоронить одного из близких людей, — на что откинувшийся на кровать Блэк кивнул.

Выходя из палаты вслед мне послышалось «Береги себя, Сохатик». Ну а перед входом на меня уставились все:

— Господа, вы все слышали, — развел руками я, — ну могу назвать как помимо старой задницы и продажной шкуры Блэк называл вас, — ехидно произнес я, на что не встретил энтузиазма, — остальное передал как друг родителей.

— Директор, — вполголоса позвал я, отзывая от переговаривающихся авроров, — есть ли у нас минут пять?

— А что ты хотел, Гарри? — вопрос Дамблдора вызвал дружное грение ушей.

— Насколько я понял, — с невинным видом ответил я, — в Мунго сейчас находится моя родственница, Андромеда Тонкс, мне бы хотелось навестить её, а возможно передать от неё весточку кузине.

— В тридцать шестой палате, этажом ниже, — непрошенно, но уместно отрапортовал целитель.

— Хорошо, Гарри, — кивнул мне Дамблдор, — навестим, если не долго.

Авроры уши греть перестали и Долиш свалил нахер. Целитель выслушал мою скороговорку, мол Блэк сейчас в норме, развязали бы, с сомнением покивал и передал стопку пергамента: «отчет о лечении», как сообщил он.

Мы же с директором спустились на этаж ниже, где дежурный по этажу подтвердил местопребывание Тонкс, а также возможность нами её навестить.

Тетушка валялась, была внешне цела и предавалась страданиям. Впрочем, именно как Гарри, я к ней особого сочувствия не испытывал — могла бы и под опеку взять, благо это не бесплатно все же. Ну да фиг бы с ней, не сделала и не сделала, но жалеть её в страдунствах я точно не буду.

Так что коротко представился, высказал умеренную радость за то что жива, умеренную расстроенность что вдова. Ну и полюбопытствовал, передать ли что Нимфадоре. Тетка поизображала умирающую, да и бодро накатала записульку. Передала и вновь предалась страданиям. Ну и хер с ней, думалось мне пока прощались.

— Директор Дамблдор, — выйдя из палаты начал я, — не могли бы мы конфиденциально пообщаться? — дед кивнул, сделал пасс рукой, в магическом зрении появился ажурный купол, — Директор, Блэк обозначил место резиденции под заклятьем доверия, однако категорически настаивал, что министерских туда не пускать. Я не знаю причин и, как следствие, решил последовать его указаниям, благо вас он назвал в качестве возможного спутника, — на что Дамби покивал, пробормотал под нос «проверяет, мальчишка».

— Клянусь не использовать, кроме как сегодня и не выдавать ни словом, ни делом открытую мне тайну, — поднял ладонь директор, — Не знаю, Гарри, возможно там есть что–то компрометирующее Блэка, возможно нет, но мне не хочется предавать жест доверия, а так я и не смогу, даже если захочется, — разъяснил Дамблдор свои действия охреневшему мне.

Ну и сообщил я ему адрес. Дед кивнул, наказал ждать и исчез. А через минут пять, в течение которых я знакомился с диагнозом Блэка появился, ну и ответил на мой вопросительный взгляд:

— Нет и не было, в поместье только полубезумный домовик, да безумные портреты, — поморщился Дамби, — я поставил оповещающие чары, но с учетом того, что о месте знал Сириус, мне кажется она там не появится. В любом случае, Гарри, ты поступил правильно, да и есть шанс что Лестрейндж все же появится, — задумчиво протянул директор.

После чего вернулись мы в Хогвартс. Занес я записку в больничное крыло, передал, так как Тонкс спала, Помфри, да и почесал к себе. Ну и думал по дороге.

Ну, в принципе, в любом случае поступил правильно. Жаль что дед тетушку не прихлопнул, но так хоть вины своей в сотворенном ею чувствовать не буду. С Блэком не ясно, у него на меня какая–то нездоровая фиксация, хорошо что не сексуальная (постучал себя по лбу, от сглаза). Но, в целом, после лечения, возможно и станет мне союзником и приятелем, будет полезно. Ну а не станет, да и хер с ним, решил я.

Дамби, что можно сказать точно, не гад. Не гуд, но и не гад, при чем, лично ко мне, даже все–таки похоже гуд. Возможно чувствует вину за хоркрукс или за родителей, но вот на данный момент расположен, что неплохо, да и подумать надо, как бы этим половчее воспользоваться.

У себя же обнаружил Джинни и близнецов, причем заняты они были нашим же проектом: рыжая рисовала карточки, близнецы пробовали анимировать, впрочем, мне пришла в голову еще одна идея, как добавляющая нашему детищу красочности, так и снижающая вероятность отказа от Министерства.

Так что вкратце оповестив, что «навещал родственников в Мунго, передавал послания их детям» (во что, полностью, как мне кажется, не поверил никто из присутствующих, впрочем, возможно, мне кажется. Да и не приставали с расспросами), поведал я подельникам свою идею.

А заключалась она в том, чтобы сделать иллюзорные фигурки, а не движущиеся картинки. Шмякая карту на игровую доску игрок проявлял над ней фигурку изображенного на карте, ну а карты вооружения или заклинаний вносили соответствующие изменения.

— Интересно, — констатировал правый.

— И говоришь, у магглов такого точно нет? — уточнил левый, на что я помотал головой.

— Доску надо придумывать, — констатировали оба, — в карточку мы столь сложные чары не поместим.

— А получиться должно красиво, — улыбалась Джинни, видимо представив результат.

— Ну у тебя и сейчас выходит очень даже хорошо, — честно похвалил рыжую я, рисовала она и вправду здорово, причем выхватывала не статичные моменты, а изображала в движении.

Ну а решив принять изменения, стали мы прикидывать и думать, что и как нам сделать. Так и просидели до вечера, благо перекусить вполне могли у меня.

А вечером последовали известия о новых художествах Беллы. Впрочем, боеготовность авроров сыграла свою роль, да и цель дамочка выбрала явно неподходящую. Так что, оставив на месте нападения труп аврора и свою отсеченную руку, тетушка скрылась, но, очевидно, затихнет, хотя бы на время.

Примечание к части

Вотъ, вроде прибрал, щаз месю тесто для пирога, чтоб всяких родственных мне товарищей кормить. И по кнопачкам другой лапой клацаю.

многостаночный старина Киберъ Рассвет

15. Затишье цвета крови

На следующий день, мы с Джинни на завтрак пришли в Большой зал, получить «Пророк» и, возможно, послушать новости. Однако, новостей, как и слухов, не появилось. Тетушка затихла, новых нападений не было.

Ну и славно, может вообще свалит или помрет (верится с трудом, но Надя — девушка живучая).

А у меня сегодня трансфигурация и зельеварение. А вот после обеда, долгожданная рунология и любопытный дуэльный клуб.

Трансфигурация прошла фоном, Макги, отработка заклинаний, новое, «Оппуньо». Причем это уж точно заклинание, хотя довольно странно действующее: призванных Авис птичек оно натравливает на указанного мага, они вполне агрессивно атакуют. А если средством воздействия на цель указать не птичек, а предметы (предпочтительно мелкие) они летят в цель, со скоростью пропорциональной вложенной магии.

В общем, не самое нужное для птичек, но довольно любопытное боевое заклинание.

А в подземельях занятия проходили со Слизерином, полученные же неким Поттером два балла, в процессе опроса некоего Поттера, очевидно нанесли дорогим друзьям с конкурирующего факультета моральные и прочие страдания.

Впрочем, шестой и пухлик вернули справедливость в царство зелий, вогнав полученные баллы Гриффиндора в минус.

Обед же порадовал тем, что Джинни на ухо рассказала о слухах, что мол Беллатрикс родственница Поттера, значит он в её деяниях виноват. Понятно что бред–бредом, но слухи ходили, да и ряд недоброжелательных взглядов я в свой адрес подметил.

Надо напрячь некоторых товарищей, которые мне вовсе не товарищи, побороться с этой бредовой тенденцией. Так что пожрав по быстрому, встал я у выхода в большой зал, да и отловил Малфоя (признаться, с некоторым опасением, но всё равно ситуацию надо разрешать).

— Малфой, доброго дня, — нейтрально кивнул я, — у меня к тебе есть конфиденциальный разговор.

— Поттер, — кивнул белобрысый, жестом отослал телохранителей и последовал за мной.

— Во–первых, Малфой, хочу сразу тебя предупредить, если я не ошибаюсь, ты выказывал некоторые намерения в мой адрес, — Дракусик прищурился и кивнул, — понял я это не сразу, — художественно врал я, — однако чувств и стремлений не разделяю, так что прошу принять их бесперспективность как факт.

— Поттер… — покраснела бледная моль, изобразила душевное страдание, но махнула лапкой, — допускаю, ты не отличаешься наблюдательностью и сообразительностью, — с надменным и страдающим видом выдал этот голубок, — но я принимаю твой ответ. Хотел что–то еще?

— Да, до меня дошли слухи, которые упорно распространяют некие лица, на тему троюродной тетки и ответственности за её деяния на мне, в силу родства, — начал излагать суть я, — при этом, я думаю, ты понимаешь, что степень родства тебя например, гораздо ближе, — Малфой кивнул, — то есть, некто портит репутацию именно родственникам Блэков. Смотри сам, однако лично твое положение видится мне несколько более, — помахал я рукой, — уязвимым. Так что, возможно, это не столько дискредитация меня… — многозначительно не договорил я.

— Ясно, — задумался блондинчик, — Благодарю за известия и то, что поделился размышлениями, — сухой кивок, — Это все? — на что кивнул уже я, — тогда счастливо оставаться, — срулил вдаль непонятый нетудаприводной.

Ну, вот и славно, как бы маги не относились, мне Малфои в моей койке на… в смысле не нужны. А главное, пускай Малфоеныш напрягается и борется со слухами: у меня ни опыта, ни желания этим заниматься нет.

Подошел я, по окончании всех этих непотребств, к кабинету рунологии. Три рейвенкловца, слизеринец и я, с неизменной (кроме одного предмета) Грейнджер. Похоже маховик времени или еще какая–то дичь у нее есть, потому как большая часть сокурсников сейчас рулит либо на магзоологию, либо на маггловедение. И, подозреваю, на каждом занятии будет по Грейнджер.

Впрочем, меня это не касается, да и не слишком волнует: от маховика я бы не отказался, однако, подозреваю, все не так просто. Одного того, что приходится учиться по двенадцать–шестнадцать часов, в большинстве своем не самым нужным, а зачастую бессмысленным предметам, уже хватает чтобы его не желать.

В любом случае, сначала надо изучить массу вопросов, и только потом тянуть к лапки к гипотетической возможности заигрывать со временем.

Ну, а в аудитории рунологии мы увидели всю ту же «серую мышку», Батшеду Бабблинг. Тихим и робким голосом девица (на дамочку она, как по мне, не тянула, не выглядя по возрасту даже на выпускницу) начала вступительную речь:

— Студенты, вы выбрали для изучения одну из сложнейших, но и важнейших направлений магии: рунологию, — пропищала тихим голосом Бабблинг, — кто–нибудь из вас сможет сказать, что такое руна?

— Руна — это составная часть рунного конструкта, основа для артефакторики, — ответил ворон, получив разрешающий кивок училки.

— Частично верно, балл Рейвенкло, — пропищала Батшеда, — кто нибудь знает, почему «частично»? — насладившись с полминуты тишиной, профессор продолжила, — Руна есть приказ реальности выполнить некое действие, заложенное в саму руну, — начала лекцию профессор, — в отличие от чар, которые просят сделать так или так, каждая руна требует. Реальность сопротивляется этому, ища обходные пути не выполнить приказ. Например, возможна артефакторика вообще без рун. Или, например, начертательная рунология для единоразовых воздействий. Однако, — голос преподавателя потяжелел, перестав пищать, — малейшая ошибка, возможность двучтения, вероятность что что–то пойдет не так, — профессор выдержала паузу, — и все действительно пойдет не так. Возьмем руну «Альгиз», — изобразила на доске Бабблинг некое подобие трезубца, — эта руна обозначает: дерево зимой, тис и лось. Причем, некоторые из новейших теоретиков приписывают ей свойство «жизнь». Что в корне неверно! — повысила голос Бабблинг, — например, использование Альгиз по отношению к траве вызовет одеревенение. А к магу, не отрастит рога, — вызвав смешки, пояснила Бабблинг, — но может начать в организме несвойственные мутации. Искусство рунолога, — продолжала профессор, — понимать что значит руна, как её можно интерпретировать, как получить желаемый эффект от одной или нескольких рун, нивелировав чарами или другими рунами возможные нежелательные действия.

Пока Бабблинг описывала Альгиз, я строчил в тетради и параллельно думал. Я, признаться, считал что руны это этакий «язык программирования» (что забавно, потому как что такое язык программирования я толком не знал). В общем, некая инструкция написанная рунами, которая выполняется при подаче в надпись колдуйства. А выясняется что тут каждая руна, не столько буква, сколько команда сама по себе, да еще выходящая из под контроля при малейшей возможности. В общем учиться и еще раз учиться, как говорил старик, чтоб ему.

При всем осмысленном становятся понятны узоры на артефактах: есть несколько рун, оказывающих воздействие на реальность в «приказном» порядке. И, соответственно, куча чар «узоров», которые «просят» эти воздействия оказываться как надо, а побочкам не действовать вообще.

Ну и досидели до конца занятия, так и разбирая руну–трезубец. Единственное чего я не понимал, с чего Бабблинг такая зашуганная? Вот вроде бы все нормально, ведет интересно, невзирая на пищание и прочее. Вот ну никак непонятно, при том что приглядевшись, стало понятно, что внешность свою мышка «обезличивает» намеренно, а так если и не красавица, то вполне симпатичная девушка. Странно, впрочем мне, по принятой здесь традиции, похер. Её проблемы — это её проблемы.

А по окончании занятия поперся я к Флитвику, в его дуэльный клуб. Причем, гадкий пигмей начал тренировку–лекцию словами: «мистер Поттер, поднимитесь на арену».

И стал противный коротышка, при всем честном народе мной протирать пол, сопровождая лекцией, что мол скорость тела, безусловно, хорошо («а у вас, мистер Поттер, она изумительная» несколько поднял мою уходящую вниз самооценку Флитвик), однако, скорость разума важнее. Ну и гадски лупил невербальными заклинаниями, жалящими и прочей гадостью.

— А главное, даже не скорость, — закончив вытирать мной пол продолжил мелкий, — главное — понимание картины боя. Например, возьмем «стиль» мистера Поттера. На самом деле, он достаточно распространен, не в обиду вам будет сказано, — кивнул мне профессор, — так сражаются, как ни удивительно, оборотни. Скоростные, выходящие за рамки возможностей мага атаки, основанные в основном на чистой физической силе. Как мы будем бороться с оборотнем, — спросил Флитвик у меня, игнорируя руки других учеников.

— Площадные заклинания и ограничивающие возможности перемещения барьеры, — хмуро ответил я, — но я же прекрасно могу пользоваться магией!

— И не пользуетесь, — припечатал Флитвик, — используй вы простейший волшебный хлыст, так как понятно, что невербальные заклинания вам не по опыту, вы, тем не менее, могли бы загнать меня в оборону, а при доле удачи и победить. Вообще, мистер Поттер, — уже вполголоса обратился Флитвик, — вам прекрасно подойдут боевые заклинания магии крови.

— А разве они не запрещены? — несколько удивился я.

— С чего бы? — удивился Флитвик, — смежные направления, причем не все, а конкретные практики вроде малефицизма на крови, причем не боевого а долговременного — да, запрещены, та же «кровавая марионетка» вообще карается смертью. В остальном, вполне используемая дисциплина, а вам, с явно работающим метаморфизмом, — последнее Флитвик вообще прошептал, — сам Мерлин велел использовать магию крови.

— Я рассчитывал на невербальную магию, — несколько растерянно сказал я.

— Одно другому не противоречит, — веско ответил Флитвик, — например, вам не составит труда напитать копье крови, отобразить на нем руну, разрушающую барьер. Я вообще, — провел коротышка рукой вдоль тела, — не смогу использовать это заклятье. Высокий человек — сможет единоразово, второй раз ему банально не хватит крови. Ну а вы, если не остановитесь в развитии, сможете использовать десятки подобных заклинаний, без вреда для себя. При этом, заметьте, ваши каналы и ядро не будут подвергаться нагрузке, то есть вы сможете вести бой обычными заклинаниями.

— А разве магия крови не такова? — несколько удивился я.

— Не вполне, — стал объяснять профессор, — магический посыл в магии крови минимален, основным поражающим фактором является не магия, а именно кровь, витальная энергия заключающаяся в ней. Вампиры, не вырабатывая её, прекрасно используют это, одновременно используя заклинания других школ. Правда в них они слабы, — задумался Флитвик, — но это ничуть не мешает им быть опаснейшими противниками.

— Это интересно, — задумчиво протянул я, — но где и как мне обучаться, при всем уважении, профессор, это практика не для дуэльного клуба, да и наставник, как я понимаю, нужен скорее индивидуальный, — на что Флитвик одобрительно покивал.

— Вы абсолютно правильно понимаете, мистер Поттер. В клубе вы отрабатываете классическую, нейтральную палочковую, вербальную и невербальную магию. А с путем мага крови, я бы… — задумался Флитвик, но просветлел лицом, — давайте так, мистер Поттер. Для начала, вы ознакомитесь с одним трудом по магии крови, допуск я вам дам. Потом, мы с вами побеседуем, и решим что делать, да и интересно ли вам это. А пока, отрабатывайте перемещение в дуэли, можете со своей скоростью.

И направил меня к студентам последнего курса. Ну, на самом деле было любопытно. В скорости я, безусловно, противников опережал. Однако пресловутое «понимание картины боя» не раз и не два давало соперникам возможность зарядить по мне жалящим, чем пробуждали в памяти образ Шлягена. Перевес был в мою пользу, но назвать это «тотальным преимуществом» язык не повернется, два подготовленных выпускника меня сделают без труда. Да и один, с долей удачи, имеет шансы.

И потянулась учеба. Слухи о «злобном родственнике Беллатрикс» оперативно исчезли, чему явно поспособствовал голубок, который гадски начал кивать при встрече. Что не добавляло мне душевного равновесия, однако не мешало кивать в ответ.

Талмуд по магии крови оказался, сцуко, живой книгой. Из человеческой, как я подозреваю кожи, эта хрень проявляла на себе буквы, чем–то вроде варикозного расширения. Мерзкая штукенция, но достаточно любопытная: магия крови и вправду оперировала не магией а некоей «витальной энергией», причем, как выяснилось, кровь частый, а не обязательный атрибут её использования. Ну и, безусловно, она перекликалась с целительством, которое я волей–неволей изучал. Да и возможности снабжения клеток кислородом и питательными веществами намного повысились.

А главное, появилась интересная возможность: когда я брал тело под контроль из окклюментного транса, понятие предохранитель исчезало как факт. Сломать себя в самом прямом смысле было проще простого. А вот в магии крови была забавная техника, точнее совокупность техник, необходимых для eë использования. Чувство и управление витальной энергией.

И вот, в этом направлении, оказалось возможным передавать естественные команды телу, причем с вполне вменяемым обратным откликом, минуя большую часть нервной системы. Напрямую связаться с мышцами и прочим было можно, но довольно глупо, даже хуже чем через окклюменцию. Но вот обойти все нервные узлы и передать команду на запястье, причем мгновенно — самое милое дело.

Ну, и в остальном было довольно неплохо. Например, Снейп, видимо устав накидывать Гриффиндору баллы, перестал меня спрашивать, лишь изредка, после занятия, задавая пару вопросов по изготовленному зелью. Оценки он мне стабильно занижал, впрочем они пока были и не важны, ну а стабильное «выше ожидаемого», в общем–то прекрасно иллюстрировало лично мне мой реальный уровень.

По рунологии, нумерологии и прорицаниям я нихера не понимал, правда изучал задаваемое, идиотом и прочими прозвищами меня не называли, так что была надежда на понимание в будущем.

С рыжими мы сделали первую анимированно–трехмерную карту: закованный в латы мечник. Вышло и вправду красиво, так что уверенность в перспективности и реализуемости идеи появилась. Однако, знаний нам явно не хватало, так что не факт, что тестовую колоду мы соберем за этот учебный год. Не говоря о массовом производстве, хотя этот момент изначально прорабатывался на этапе разработки, так что сложностей именно с клепанием потока возникнуть не должно.

Ну и, наконец, всплыли беглецы из Азкабана. Официальная пресса молчала, однако слухи, причем независимые и зачастую, подтвержденные преподавателями гласили, что беглецы рассеялись по странам Западной Европы и Южной Америки. Статуса политических беженцев, да и какого–то официального не получали, но пользовались благорасположением местных властей, благо выбирали страны с родственниками и сильной позицией алтарщиков.

Тетушка не мелькала, но были у меня сомнения, что срулила она в какую–нибудь Аргентину, впрочем сомнения к делу не пришьешь, а сделать я ничего толком не могу.

Книга Дикинсана, полученная по совету Браун, меня как шокировала, так и успокоила. При совершенно диких, на мой взгляд, взаимоотношениях, про семейные вообще говорить не хочется, сама структура половой ебли магов строилась на добровольности. Видимо, из–за отсутствия табуированности, сама концепция сексуального насилия и принуждения не прижилась. Что, в целом, наверное и логично: смысл заставлять, когда можно обратиться к другому\другой.

Ну и как апофеоз моих встреч с Браун, стал вопрос рыжей: «Как тебе Браун?». Долго вникал в каком смысле «как», потом дошло, ну и объяснил, что просто использую её как источник информации, не более того. Ну и напомнил, что в самом начале отношений определил рамки, так что если бы у меня «кто–то» бы и появился, то Джинни узнала бы об этом первой, от меня, а не из слухов.

Чем девчонку смутил и даже несколько пристыдил. Что ж, будем надеяться, что этот дикий треугольник с Луной как–нибудь рассосется.

А, через пару недель, собираясь с Джинни (и с Луной, вот даже ругаться не хочется) в Хогсмид, имел я некоторую нервозность, собранность и такие характеристики:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________373/373

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) _____324/324

Сила (развитость тела, мышц, связок)________________________37

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)________38

Разум (когнитивные способности, память)____________________36

Сила магии (развитость и пропускная способность)____________33

Контроль магии (точность дозирования)______________________31

Надеюсь, думал я по дороге, до конца года достигну заветных пятидесяти, в какой–нибудь из характеристик, интересно, что имел в виду Уд под «бонусами и расшифровками».

Примечание к части

Вот, предновогоняя прода. А сам автер в мыле, уставший но довольный. С наступающим вас, читатели, благов вам всяческих в будущем году и счастья с удачей, не мение пары кило на рыло каждому.

предновогодний старина Киберъ Рассвет

16. Неуловимая коалиция

А по дороге к Хогсмиду, объявились те самые ребята, о которых упоминала Браун. Причем, крайне неудачно, будь я один — мог бы банально убежать, что вполне согласовывалось, с любыми понятиями о допустимом — четыре рыла на одного, убежать доблесть а не трусость.

С другой стороны, сожалеть о том, что могло бы быть, дело бессмысленное. Кроме того, потенциальные агрессоры, хоть и стояли сзади и спереди, однако палочки на нас не наводили, а лишь скалились отвратными рожами, которые я не преминул запомнить.

Ну и отступил к девчонкам, протянув им руки. Девчонки сообразили, в отличие от засадных дебилов, поэтому перед аппарацией я услышал: «Поттер, не надейся спрятаться за юбками предате… ". Ну и все. Реально дебилы, надо было сразу атаковать, да и место они выбрали далеко не самое удачное. А теперь, я знаю их рожи, по крайней мере четверых. Есть, конечно, вероятность оборотки, но мизерная, да и проверю я, прежде чем адекватно отвечать.

Ну, а пока, мы находились в гостиной моего дома, причем чувствовал я себя неважно и явно не телом. Аппарация трех человек далась просто в начале, но явно негативно отразилась в конце. Быстрый взгляд в систему подтвердил мои выводы, мана, впервые на моей памяти, упала до однозначного значения. Что отдавалось в теле слабостью, а метаморфизм банально не работал.

— Дамы, я немного перенапрягся, — честно признал я, — так что если желаете отдохнуть, то явно без меня, — позволил я себе ухмылку, — а мне надо немного посидеть и отдохнуть.

— Гарри, не смей нас так обижать! — возмущенно ответила Джинни, причем Луна подтвердила её слова кивком, — Как мы можем тебя оставить?! Где болит? — деловито направилась она ко мне.

— Стоп, Джинни, ничего и нигде не болит, легкое магическое истощение, я думаю через час–два приду в себя, просто сейчас мне лучше не пользоваться даже камином, — прояснил ситуацию я.

Ну, в принципе, я и не ожидал, что они уйдут, хотя, в принципе, не возражал, если бы девчонки посидели в Косом, у того же Фортескью. Ну нет так нет, хотя я бы предпочел компанию Джинни, без довесков.

Расположились мы в курительной, Джинни притащила по бокалу вина, так как дома, по сути, ничего и не было кроме него. И тут Луна, слова дурного не говоря, зашла за мое кресло и начала массировать мне голову. Ну, не могу сказать что это было неприятно, однако, у нас, черт возьми, не те отношения!

— Луна, прекрати, будь любезна, это, — стараясь быть спокойным произнес я, на что блондинка просто помотала головой, вдобавок и Джинни добавила:

— Гарри, она тебе помогает, ты придешь в себя гораздо быстрее, — заявила рыжая, — у меня как–то тоже случилось истощение, и Луна помогла, — несколько покраснела рыжая, — все прошло буквально за полчаса.

— Ладно, — решил я не гнать зря волну, да и проверить не помешает.

Во–первых, закрыл глаза и проверил характеристики. Очки маны действительно восстанавливались, довольно быстро. Во–вторых, попробовал взглянуть магическим зрением, на то что делает Луна, и был заметно удивлен. В магическом зрении она не делала ничего, кроме массажа головы. А мана росла. Ну и озвучил я логичный вопрос:

— Луна, а что ты делаешь, если не секрет?

— Массаж, — с невозмутимым, видимым в зеркальной дверце шкафа лицом, ответила девчонка. Впрочем, тут же прыснула, причем одновременно с Джинни, — Вообще я прошу молодых солярчиков поиграть рядом с тобой, — они хорошо помогают при магическом истощении, — с важным видом заметила блондинка.

— Хм, Луна, а скажи, а могут ли эти, солярчики, что–нибудь кроме восстановления маны? — задал я давно интересующий меня вопрос.

— Не могут, — помотала головой Луна, — они маленькие, большие могут, но не слушаются.

— Мы с Луной проверяли, — понимающе прищурилась Джинни, — к сожалению, все существа что она видит, могут принести пользу, хоть и незначительную, только при личном контакте. Да еще важно, чтобы тот кому они помогают, был небезразличен Луне и не испытывал к ней неприязни.

Хм, все равно интересно, некая невидимая живность, восстанавливающая каналы и тонус ядра. Притом, это явно не сама Луна, с магией она не взаимодействует. Можно конечно предположить, что это какое–то свойство самой Луны, но смысл ей придумывать неведомую фауну? Чтобы казаться побезумнее? Так бред выходит.

В общем, есть какой–то уровень магии–немагии. Получается уже три известных мне слоя: витальная энергия, которой магия лишь управляет, да и то, на ранних этапах — при развитии навыка, она уже не критична, можно обходиться и без неё. Сама магия и, наконец, тварюшки с которыми взаимодействует Луна.

Тем временем Луна отошла от меня, а короткий взгляд в систему показал, что мана восстановилась на три четверти. Поблагодарив её, я поинтересовался, куда они предпочтут направиться, в Косой, поесть мороженное или в Хогсмид. По заветам мудрого медведя, девчонки решили поесть мороженого, а потом в Хогсмид.

Ну, а сопровождая их по магазинчикам Хогсмида, я думал о том, что вопрос безумия Луны снят окончательно, что хорошо. Магия, которой она пользуется, моими способами необнаружима, что не есть хорошо, но наверное и пофиг: и так слишком многое нужно узнать, а мелкие, но приятные бонусы от всяких мозгошмыгов… Да обойдусь пока и без них, и так море всего изучать надо. А потом посмотрим что и как будет.

По окончанию шоппинга (хотя не уверен, стоит ли так называть прогулку по магазинчикам, когда ничего не было куплено), на всякий случай, позвал близнецов переговорным артефактом и мы вернулись в Хогвартс.

Близнецов, кстати, дергал зря, никаких засад не обнаружилось. Впрочем, это не отменяло того, что четверку засадников надо наказать. Да и выяснить о составе «коалиции против Поттера», было бы неплохо.

Так что, сидя и попивая чай со сладостями из Хогсмида, прикидывал я и думал, как и что мне предпринять. Устраивать захват по одному, карать и выбивать информацию вариант, как ни смешно, глупый: на меня не было совершено нападения, подобные действия, прямо скажем, близкие к военным, добавят недоброжелателей, да и не найдут понимания среди преподавателей школы.

Дуэль также вариант хреновый: и репутация агрессивного, а не отвечающего отморозка, да и игнорировать совет–просьбу Дамби мне не хочется.

Так что, как не смешно, похоже, для начала, надо просто поговорить. Попробовать определить степень вменяемости и претензий.

Благо, обед уже шел. Ну а мана вполне восстановилась, так что оповестил я девчонок, что отойду на часок.

В Большом зале, рожа одного из засадников пребывала за столом Рейвенкло — голубоглазый блондин Голдштейн. То ли фамилией маскировал, что он голубоглазый блондин, то ли экстерьером, что он Голдштейн. Впрочем похер.

Дождался я, когда маскирующийся, в компании софакультетников, покинет зал, да и подкатил к нему, с резонным вопросом:

— Мистер Голдштейн, — с лыбой во всю рожу начал я, — прошу прощения, что я и мои спутницы покинули ваше общество, у нас были неотложные дела. Однако, я освободился и искренне интересуюсь, какая нужда заставила четверых студентов поджидать с палочками наготове, одного меня? Да, прошу прощения, не одного, а со спутницами, впрочем вопроса, — растянул я лыбу ещё пошире, — это не отменяет.

Морда замаскированная глазками забегала, но, в компании пяти воронов, в которой он пребывал, вопросительные взгляды, обращенные сначала на меня, были направлены уже на него. Поняв, что свалить, не объявив публичный конфликт, либо не выставив себя трусом, не удастся, маскирующийся выдал:

— Поттер, твои способы ведения нечестной спортивной борьбы, — вынужденно но гневно озвучил Голдштейн, — выведение из строя, ловцов двух команд, недопустимы! Так что, мы лишь хотели поговорить, — нагло врал офигевшему мне Голдштейн, — чтобы обезопасить игроков в квиддич от агрессии, — с независимым видом сложил он лапки на груди.

— Господа, — сделал я общий кивок воронам, — Голдштейн, — обратился я непосредственно к голубоглазому, — а не видели ли вы, на студентке вашего Дома, Луне Лавгуд, символ расположения и защиты рода Поттер, который, прошу заметить, она начала носить еще до начала учебного года? — на мой вопрос последовали заверения что Рейвенкло не дом магов с альтернативной зрячестью и мол, видели. Причем Голдштейн, смотрящий на меня с некоторым вызовом, покивал так же, — Так вот, Голдштейн, агрессия, как ты выразился, была вызвана ничем иным, как нападением на опекаемую и оскорблением герба рода Поттер, — что вызвало перешептывание как воронов, так и группы греющих уши, собравшихся вокруг нас. Что самое любопытное, в голубых буркалах замаскированного, также присутствовало удивление, — Так что, поступил я чрезвычайно мягко, это раз, — начал перечислять, вызвав одобрительный гул окружающих, — принадлежность возглавляющей агрессоров и непосредственно нанесшей оскорбление, к любой группе не важна, это два. И, наконец, во время не мной же начатой дуэли, я проявил максимально возможное милосердие к побежденному, это три.

Голдштейн зашушукался с воронами, я же, ожидая ответа, подметил в рядах греющих уши, еще одно засадное рыло, с Хаффлпаффа. Причем, рыло было тоже удивленным, что наводило на мысли что данный акт агрессии был вызван не тем, что я Поттер, а именно личностями противников. Как ни забавно, но Диггори и Чанг были ловцами команд по квиддичу, так что мои действия и вправду могли быть истолкованы, глупыми и поверхностными людишками, безусловно, как нечестная спортивная борьба. Наконец, глупый и поверхностный людишка обратился ко мне:

— Прошу прощения, Поттер, — состроив страдающую рожу начал Гольдштейн, — я с товарищами был введен в заблуждение, относительно мотивов твоих действий и поступков. Поскольку, урона не было нанесено, считаю извинения достаточными для разрешения конфликта, — закончил собеседник и в общем, был прав, а вот в частностях не очень.

— Почти, Голдштейн, — ответил я, — конфликт полностью разрешен может быть после того, как ты ответишь, была ли инициатива «предотвратить», лично твоя с товарищами, — рожей выразив, какого отношения заслуживают дебилы, если это они сами, — либо же, вас ввели в заблуждение, для провокации данного конфликта?

— Сами, — обреченно, с рожей полной страдания, ответил замаскированный, — на основании некоторых высказываний мисс Чанг, — оставил себе малую лазейку собеседник, — однако, прямых обвинений не было, так что сами. Повторно приношу извинения, от себя и товарищей.

— Принимаю и не держу зла, — кивнул я и срулил в туман.

Забавно, судя по мимике рожи лица не врал. То есть, азиаточка, заламывая руки вопила, что мол «о, как я отпизжена, как жестокосерден Поттер, как я страдаю, я наверное продую в квиддич». Притом, не выдавая причины конфликта, просто стеная. Ну, а засадные типы, просто решили «восстановить справедливость».

Есть, конечно, вероятность, что это «коалиция против Поттера» и идеальная актерская игра аж двоих, но, честно говоря, слабо верится. Слишком уж «идеальная игра» для парочки типов, это, все же, семнадцатилетние юноши, а не ветераны подковерных интриг.

Ну и остается вопрос, а есть ли вообще подобная коалиция? Все сведения о ней это слова Браун. Все подтверждения — единоразовая ситуация с распусканием слухов. В общем, черт его знает, будем считать что есть, но особого значения придавать не буду.

А на саму Чанг мне похер. Собственно, после сегодняшней ситуации: ранее, очевидно, причина конфликта не была широко известна, в отличие от самого факта конфликта. Ну, а после сегодняшнего разговора, благо слушателей полно, вопрос будет окончательно закрыт.

На следующий день, после занятий и дуэльного клуба, попросил меня Флитвик задержаться. Провел опрос, по понятому мной из книги, по магии крови и завел такой разговор:

— Мистер Поттер, вижу, что вы ответственно подошли к изучению магии крови, — констатировал очевидное Флитвик, — так что сейчас, у меня с вами, произойдет обещанный разговор. Итак, я сам могу наставлять вас, но это, прямо скажем, не лучший вариант: общая занятость, да и, кроме этого, мои познания в магии крови носят больше теоретический, нежели практический характер. Скорее защита от нее, нежели использование. Или же, я могу предложить вам тренера, довольно знающего мага. Это лишит вас большей части воскресного отдыха, однако, навыки и умения вы приобретете.

— Как я понимаю, оба из предложенных вами вариантов, профессор, не бесплатны, — сказал я, вызвав кивок и разведение руками коротышкой, мол не я такой, жисть такая, — В таком случае, я был бы заинтересован в обоих вариантах, разве что хотелось бы подробнее узнать, чем вы посчитаете нужным, если согласитесь, со мной заниматься.

— Разумно, — протянул Флитвик, — смотрите, мистер Поттер, занятия с вами я смогу проводить не чаще раза в две недели, не более двух часов. А занятия, мне видится разумным, ознакомиться с защитой от той же магии крови, — подмигнул мне Флитвик, на что я кивнул, действительно разумно, — ну и, безусловно, общей подготовкой, овладение картиной боя, наработка связок приемов, пригодных в различных ситуациях.

— Профессор, меня это более чем устраивает, так что я согласен на оба варианта, — ответил на все согласный я.

Обсудили финансы, Флитвик запросил достаточно скромно, для своего статуса, ну и провели первое занятие. Коротышка, наконец, обучил меня заклинанию «магического хлыста», этакая разновидность связывающего без связывания. Ну и гонял меня, оставшийся после изучения час, тренируя в использовании заклинания.

Кроме того, Флитвик предупредил, что некий «хлыст крови», практически аналогичный в использовании, является одним из основных способов магов крови сражаться на малых и сверхмалых дистанциях. Флитвик даже зарядил лекцию:

— Вы знаете, мистер Поттер, я всегда поражался магам, отдающим предпочтение мечам. Мечам света, огня и прочим, таких заклинаний немало, — пожевал толстые губы коротышка, — так вот, имея возможность придать магии любую форму, например, тот же хлыст не связан ограничениями суставов, да и двигается от воли мага, а не от размахивания рук. Но вот, совершенно, на мой взгляд глупо: создают мечи, копья, причем не метательные, а для «фехтования» — последнее Флитвик произнес с презрением, осуждающе покачивая головой.

— Возможно, дело в привычке, вызванной занятиями фехтованием? — высказал я разумное замечание, впрочем скептический взгляд Флитвика заставил самому же и ответить, — Впрочем да, глупая привычка, вы правы, профессор.

— Хорошо, что вы поняли, мистер Поттер, — одобрительно кивнул Флитвик, — не позволяйте вашему инструменту, — кивнул он на трость, — ограничивать ваши возможности.

Вообще да, магу сражаться в одной плоскости, ограничивая себя не только ограничениями тела, но и привычками мечника–стрелка, глупо. Причем, что забавно, похоже Флитвик передает мне свои, эксклюзивные наработки и видение боя, потому как все о чем я читал, предполагало учитывать ограничения, а не обходить их. А забавно то, что на подобные мысли, а впоследствии и практику, его натолкнул малый рост.

Так что, к себе я возвращался как в приподнятом настроении, так и планируя некоторые изменения в свой арсенал, были встречающиеся мной наработки, связанные с памятью и изменением свойств металлов. Причем, именно в магии крови, как ни забавно.

Впрочем, я излишне углубился в мысли, за что закономерно (ни черта, это было подло, бесчестно и несправедливо) поплатился. Точнее, поплатился бы, если бы не носимый защитный амулет, что никак не отменяет мою расслабленность и раздолбайство. Ну и подлость, бесчестность и несправедливость нападавших, так же.

Заклятие хлыста было свежо в памяти, так что зарядил я в неосвещенную нишу, откуда вылетели заклинания, секущий удар, на метр семьдесят от пола, где–то. Послышался крик боли, впрочем тут же последовало несколько заклинаний, от фумоса, до магической мглы, ограничившей дальность магического зрения до метрового расстояния.

Желая плотно побеседовать с нападавшими, я рванул на топот убегающих ног, однако, из–за ограниченного зрения, на полной скорости вписался в магический барьер. Пока собирал глаза в кучку, пока матерился и грязно ругался, да и финита сработала не с первого раза… В общем, агрессоры срулили, так что хрен нагонишь.

Осмотрел я нишу, собрал на платок потеки крови со стены, видно одному я хорошо распахал рожу и решил не кипишить. Просто быть более осторожным, ну и выяснить, кто будет блистать на завтраке пятнистой рожей. Помфри, безусловно, вылечит, однако, накладывать косметические чары на свежевыращенную кожу не её стиль, пятнами после матчей по квиддичу сверкали все игроки, не взирая на пол и возраст.

Как–то я начинаю излишне интересно жить, думал я, чмокая Джинни уже у себя. И вот как–то, ну вот совсем, мне жить так неинтересно.

Примечание к части

Итак, резонные вопросы с Луной, с её магией и ей самой. Ну, насчет магии, дело интересное–полезное, но у гг–оя реально куча всего, чего ему надо изучать. В той же нумерологии, прорицаниях и рунах он еще нихера не разбиратся, да и не только в них.

Насчет гаремов с Луной и прочего. Ну вот как то не стремится гг–ой к таковому. Девчонка ему не противна, можно сказать симпатична, однако, он не большой любитель сложносоставных отношений. Кроме того, он еще не в полной мере прочувствовал, что ограничения тела для него менее актуальны, нежели было раньше… В общем, не горит он желанием блондинку к себе тащить, да и гарем строить. Рыжую послать, если будет за что, он сможет, да и страдать особо не будет, но вот толпа баб у него огня в чреслах не вызывает.

Ну и с новым, как говориться, годом, новым, чтоб его, счастьем. Ура, товарисчи!ߥ¼br />

лунологический–новогодний старина Киберъ Рассвет

17. Квиддич и кровь

А на завтраке, куда я приперся для собственного просвещения, меня встретила полосатая, наглая, рыжая морда. За номером шесть. Морда глазки воротила, старалась на меня не смотреть, однако полоска розовой кожи поперек неё указывала на одного из вчерашних зложелателей.

Однако, возникал вопрос, кто был вторым спутником моего доброго друга? Он, при всем прочем, не отличался усердием в учебе, не говоря о тренировках, так что буст от домашнего обучения благополучно просрал. Тот же фумос — безусловно да, но никак не магическая тьма и уж точно не невербальный барьер.

Грейнджер? Вот тоже вряд ли, при всей заученности, не её уровень, не отворачивается и не смущается, хотя смотрит недоброжелательно, но не злобнее последней недели.

Перси? Бред–бредом, мы с ним не общались и не ссорились, ведет себя как обычно, напыщенный засранец, как он есть. Да и нападать в выпускном году на младшекурсника, да еще и меня? Тут либо всех рыжих в Уизлигады гуртом записывать, либо его исключать.

Погонял версию Уизлигадов, да и забил. Ни одной причины не верить близнецам не появлялось, более того, я находил подтверждения озвученной ими версии. В общем, возможно, но столь маловероятно, что можно не учитывать.

Итак, выходит, рыжее чмо, в паре с каким–то деятелем, предположительно шестого–седьмого курса, устроили на меня засаду. Причин для рыжего, в рамках его характера, море: я послал его дружбу, Грейнджер, с высокой степенью вероятности сношает ему мозг, что дурачок-Поттер смеет учиться не хуже её. Да и роман с его сестрой можно в вину поставить, было бы желание, а оно очевидно, есть.

Встает вопрос, что мне с ним делать. Если раньше я хотел отомстить, нагадить в пределах разумного за ступефай, то сейчас Рончик проявил себя как однозначный враг.

Причем, уязвимых мест у рыжего крайне мало, он реально творит что хочет, на остальное ему похер. То есть, банальная боль–страх, ну и жадность с тщеславием за ним числится. Делать для удовлетворения последних двух пунктов он ничего не делает, но они точно есть.

Хотя, хрен знает, чем мне это поможет. Есть и есть.

А вообще, пришла мне в голову идея, так что после занятий выловил я близнецов, да и выложил им расклад. Мол так и так, напали вчера вечером, отбился, нападавшие убежали, а вот братец ваш, вот неожиданность, сверкает располосованной рожей, там куда я отбивался. В общем, был бы он вам никем, я бы просто сломал что–нибудь, не особо нужное, например голову. Раз уж не пользуется. Ну а раз брат он вам, то решил посоветоваться, да и мнение ваше спросить.

Собственно, данным решением я закрывал минимум два вопроса: либо рыжие способствуют в усмирении Рона, либо я знаю, что они если не гады, то как минимум заслуживают доверия гораздо в меньшей степени, нежели я им предоставляю.

Ну а близнецы попереглядывались с минуту, выдали хором: «Жди тут». Да и срулили вдаль.

А через минут десять притащили под ручки Рона, последний трепыхался, но вырваться не мог. Поставили его да и начали допрос:

— Роннипупс, братишка, — вкрадчиво начал левый.

— А не нападал ли ты на Гарри вчера, — продолжил правый.

— Очень уж у тебя украшение любопытное, — закончили они хором.

— Идите в жопу, придурки, — изысканно ответил шестой, — на хер мне этот урод не сдался. А вы психи, да и вообще, променяли родную кровь… — дон Рональд выразил всем лицом степень возмущения нехорошим поведением братьев.

— Врет, — переглянувшись хором сказали близнецы, — Ронни–бой, уж не хочешь ли ты познать на себе всю силу нашего остроумия? — хором и ласково начали близнецы.

— Скоты, — отказался от столь сомнительной чести Рональд, — этот урод, — небрежное помахивание рукой в мою сторону, — оскорбил и ударил меня, обидел мою подругу. Трахает нашу сестру как последнюю блядь, а ещё–о–о-о-о…

Протянул шестой, слегонца получив от меня тростью по яйцам. Совсем слегка, даже не разбились.

— Господа, прошу прощения, — высказал я, — я понимаю что вы беседовали, однако подобное оскорбление своей девушки, не взирая на чьё бы то ни было родство, терпеть я не буду, — на что близнецы переглянулись, кивнули мне и повернулись к скрюченному братцу.

— Ронни–бой, — хором пропели они.

— Мордред с вами, да напал, и не жалею, — окрысился шестой.

— С кем ты был? — задал я интересующий вопрос.

— Клятва, — мерзко ухмыльнулся Уизел, — так что иди нахер, Поттер.

— Господа, — обратился я к близнецам, — не возражаете, если ваш братец, раз уж так любит разбрасываться клятвами, принесет еще одну? — последовал общий кивок.

— Рональд, у тебя сейчас два пути, — обратился я к злобно зыркающему на меня Рону, — либо ты приносишь магическую клятву, о том, что до пятого курса Хогвартса, ни словом ни делом не вредишь мне, в рамках твоего разумения, либо вредить тебе начну я, причем буду в своем праве.

Шестой затравленно огляделся, получил подтверждающие кивки от близнецов. Злобно поклялся и злобно свалил в туман.

— Благодарю, господа, — обратился я к близнецам, — признаться, без вашей помощи мне разрешение конфликта виделось не столь безболезненным и неприятным для всех. Кстати, предлагаю Джинни, да и в принципе, окружающих не оповещать.

— Спасибо и тебе, — сказал правый.

— Насчет Джинни и остальных согласны, — продолжил левый.

— Пошли дорабатывать доску, — предложили они хором.

Ну а я, двигаясь с близнецами в лабораторию, думал–прикидывал. Ну, в принципе, невзирая на все прочее, близнецы правы. Рон, будучи их братом, мог крепко подставить как их, так и сестру, благо что их интересы связаны со мной. Не говоря о том, что вообще, в рамках факультета, поступил запредельно свински.

При этом, после моей оттяжки по шарам рыжего, они заметно напряглись и были готовы меня остановить, что также верно и хорошо. Так что вариант Уизлигадов, по крайней мере в адрес близнецов, вычеркиваем точно.

А в конце недели нас ждал матч по квиддичу, со Слизерином. Вуд загонял ребят и девчонок, до зеленого цвета лица. Близнецам, например, даже шло. Однако, взгляды кидаемые на мою «не тренированную» персону меня начали несколько пугать, так что в раздевалке я озвучил свежую мысль, что Вуда, в некоторых случаях, не просто можно, а даже нужно посылать. На что Вуд попробовал меня взглядом пробурить, а вот сокомандники задумались, став кидать неоднозначные взгляды не на выспавшегося меня, а на капитана.

Ну, в сущности, чего я и добивался, а то как бы мне темную не устроили. Пускай Вуду устраивают, на добрую память о последнем курсе Хогвартса.

Кстати, любопытно были сделаны метлы. Я, признаться, еще у Шлягена, невзирая на воспоминания Поттера, опасался садиться на метлу, памятуя о неисчислимых, возможно–размазанных яйцах игроков в квиддич. Однако, форма метлы оказалась скорее данью традиции. Под самым важным местом метла магичила что–то вроде велосипедной сидушки, а самого игрока покрывала защитным полем.

При этом, отличие, например, гоночной от бытовой метлы было в том, что бытовая банально комфортнее. Ну и у гоночной, размер защитного поля, точнее его расстояние от седока гораздо меньше и быстрее переконфигурируется. А в остальном, скорость самой палки с прутьями была ограничена исключительно сопротивлением воздуха, ну и тратами магии.

Ну, а после приветствий капитанов команд и представления неизменного комментатора, Ли Джордана (признаться, комментарии последнего соответствовали канонам рэп–батлов, что было полностью аутентично его расовой принадлежности), мы наконец взлетели, ну а я сразу же врубил магическое зрение.

Что, как помогло мне увернуться от летящего в меня бладжера, так и помешало. Дело в том, что трибуны сияли магией, а мои надежды вот прямо сходу обнаружить снитч, накрылись медным тазом. Стадион покрывала защитная пелена, трибуны вообще были светящимся хаосом магических плетений. Бладжер, летящий в рожу, замечался гораздо лучше, а вот мелкий снитч был и вовсе не виден.

А пока я проникался огорчениями, Слизерин открыл счет, довольно агрессивно ведя игру. То, что наша команда столь быстро пропустила соперника к воротам, было несомненной победой тренера Вуда. Затрахал он команду до почти полной невозможности вести игру. Джордан проречитативил какую–то гадость, на тему того, что подлый Слизерин забил мяч, вместо того чтобы честно заполучить его в свои ворота.

Ну а у нас все становилось кисло — команда неигроспособна, и если я в ближайшее время не заполучу снитч, то разрыв будет таков, что смысл его ловли пропадет.

Подтверждая мои мысли, слизеринцы забили второй мяч, попутно сбив с метлы Анджелину Джонсон, не разбившуюся исключительно в силу защитного поля на стадионе.

Однако, это были мелочи жизни, и игру не прерывали. Джордан всячески выказывал расовую и факультетскую солидарность, впрочем бодрости команде это не придавало. Разве что договорится до темной, от болельщиков, а если и повезет, то и от команды Слизерина.

Я же проигрывать не хотел. Помимо тщеславия и социального статуса в колледже, была масса других причин, которые мне было лень придумывать. Так что, включив мозг, спустился я на метле на высоту метров пятнадцати, с края поля.

Ну и увидел снитч, краем глаза заметив летящих в обнимку к защитному барьеру близнеца и Флинта, капитана сборной соперников.

Кстати, Малфой, выступавший в команде в той же роли что и я, в ответ на мои перемещения, рванул по моей траектории, и даже опередил меня. Ну пусть полетает, я не против.

Позиция занятая мной оказалась выгодной и через минуту я обнаружил снитч, выписывающий кругаля на высоте метров двадцати где–то в центре стадиона. Максимально вжавшись в метлу я «дал полный газ». Малфой припустил за мной, а гадские охотники слизеринцев запустили мне наперерез бладжер, к счастью, увернуться я смог.

Так что, подлетая к снитчу, я не только видел его, но и достаточно разогнал сознание и восприятие, чтобы просто выхватить его в полете.

Пожелав попижонствовать (точнее красиво и изящно закончить матч), я резко развернул метлу летя спиной и тормозя. Ну, в целом, получилось. Для зрителей.

Пропуская древко малфоевской метлы в нескольких сантиметрах от себя, я поймал пузо догоняющего древком своей, сбив белобрысого с метлы. И это было круто.

А вот бладжер, зарядивший в ту же секунду мне по башке был ни разу не крут. Хорошо что хоть по касательной, с метлы меня не сбило, но изрядно повело.

Впрочем, изображать вихляниями подбитый самолет мне долго не пришлось. Под излишне громкие вопли стадиона и комментатора (ну для моей сотрясенной башки — точно излишне громкими), команда сбила меня с метлы и сияя зелеными рожами начала подкидывать бренное тело в воздухе.

Единственное, что билось в стукнутой голове, это то, что уронят же, ироды, задолбанные тренером Вудом. Впрочем, системушка меня латала, сокомандники важнейший груз не уронили, так что к подкидыванию уже на поле болельщиками я отнесся с большим оптимизмом.

Ну и лыбился до ушей, стоит признать, при всех прочих равных, это было круто. Ну и порвал всех врагов великий я и никак иначе.

Впрочем, в раздевалке, осмотрев команду, решил я все–таки немного помочь Вуду, пока его реально не прибили:

— Вуд!

— Да Поттер, молодец, — витая в облаках ответил капитан.

— А ты не очень, — веско сказал я под встающие на макушку уши команды, — Вуд, посмотри на команду.

— Смотрю и что? — ответил не намного менее зеленый, нежели остальные, Вуд.

— Да они из–за твоих тренировок играть сегодня не могли! — с искренним возмущением выдал я, — посмотри на Анджелину, — указал я на нашу охотницу, — ты что, серьезно думаешь, что она прибыла из подземелий Гринготтса? Так я тебя разочарую, она с другого континента, — команда посмеялась, да и сама Джонсон хихикнула, оценив сравнение.

— Поттер, — мученически закатил глаза Вуд, — что ты хочешь?!

— Вуд, я хочу чтобы мы играли, как нормальная команда. Прости, счет 150 : 90 в нашу пользу, это безусловно победа. Только прости, девяносто за четверть часа — это даже не знаю как назвать. Что была команда на поле, что не было. Сколько вы тренировались сегодня?

— С пяти утра, — ответил левый, — три часа, — дополнил правый, — и так всю неделю, не считая вечеров — закончили близнецы хором.

— Вуд, это не–нор–ма–льно! — заявил под одобрительные голоса игроков, — а уж тренировки ПЕРЕД матчем, ну вообще бред. Прошу как член команды, уменьши свои издевательства до двух раз в неделю, в противном случае, на следующем матче взлететь смогу только я.

— Подумаю, — буркнул Вуд, оглядывая в целом довольную, но зеленую лицами команду, — возможно, я и вправду немного перегнул, — сильно преуменьшил капитан, — ладно, разберемся. А пока праздновать! — технично срулил Вуд от разборок, так как вопль его поддержала остальная команда.

Ну и двинули мы праздновать, в сущности, начали от раздевалки: гриффиндорцы ждали нас в коридоре, Макги, страдая избирательной слепотой к переданным нам кружкам и бутылкам, с легкой улыбкой одобрительно кивнула и срулила по своим делам.

Группа товарищей же, двинула в гостиную факультета. Честно говоря, я первое время был благодарен метаморфизму, потому как спиртного в меня влили явно не мало, а несколько девиц пытались с явно нехорошими целями оттащить звездного меня в уединенное место.

Впрочем, продуманный я углядев радостную Джинни, приобняв, посадил её к себе на колени. Не вполне по этикету, но сегодня можно, да и защита от поползновений всяческих.

Через пару часов народ рассосался, благо время было позднее, ну и я с рыжей поднялся к себе. Собственно, обещанная её «награда победителю», была крайне приятна, не содержала экзотики и лишний раз подтвердила правильность моего выбора.

А на следующий день, с утра меня ждал тренер. Так что предложил я Джинни с Луной навестить родителей, от чего впрочем (по моему, по инициативе Луны), они отказались. Ну и пошел знакомиться с обещанным Флитвиком тренером.

В Кабаньей голове, достаточно замызганном баре, был всего один посетитель. Фигура сидела в серой мантии с капюшоном, а увидев меня кивнула, и пошла к выходу. Фигура меня несколько удивила, как впрочем и лицо откинувшего капюшон типа: передо мной был толстяк. Румяный, розовощекий шарик, высокого роста.

Впрочем, уверенная и быстрая походка, отсутствие испарины и одышки и цепкий, внимательный взгляд подавили желание послать тренировки жиробаса в зад. Ну а сам он, хмыкнув на смену выражения моего лица, представился:

— Джон Уильямсон, мистер Поттер, — представился тип, — практикующий маг крови и целитель. Филиус в общих чертах описал вашу ситуацию, так что думаю мы построим график занятий так: одно занятие вы учите проявление, заклинание магии крови, если вам угодно, — пояснил он на мой вопросительный взгляд, — неделю вы его отрабатываете, следующее занятие отрабатываем практику и боевое применение. Пока одного проявления, безусловно, — на что я, как понятно, кивнул, тренеру виднее.

Ну а прыгнув через общественный камин в дом Уильямсона, я был подвергнут устному опросу, получил несколько брошюр, ну и приступил к изучению отрекламированного Флитвиком «хлыста крови».

Как ни удивительно, но это был действительно хлыст, из самой что ни на есть моей крови. Правда свойства его были вариативными и зависели от желания, концентрации и понимания, что я хочу сделать.

Уильямсон небрежным движением брови разделил свой хлыст на десятки струек и ударом по камню нашинковал тот на кубики. Очень впечатляюще, особенно на фоне того, что мой хлыст оставлял на аналогичном камне лишь царапины, притом уже к вечеру, когда я освоил само «проявление», как его называл тренер.

При этом, Уильямсон рассказал, что при должном контроле, «проявления» могут нести руны, причем учитывая то, что руны эти завязаны на одно проявление, а точка приложения отделена от мага, они более щадящи к ошибкам. Точнее не так, на ряд побочек можно просто плюнуть.

Ну и со смехом ответил на мой таки заданный вопрос, точнее, я попросил уточнения, а не нужно ли мне отъедаться:

— Вам нет, мистер Поттер, — ухмыльнулся толстяк, — вы правильно поняли, мой излишний вес — прямое следствие применяемой школы магии. Однако, вы метаморф, чему я, — подмигнул мне Вильямсон, — завидую белой завистью. Впрочем, каждому свое, мистер Поттер.

Мое желание напитать стилет магией и кровью, для создания «гибридного хлыста», Уильямсон одобрил, но предупредил, что дело не быстрое, возможно не на один год.

Ну и распрощался я с ним, снабженный несколькими списками с книг, ну и новым заклинанием.

Примечание к части

Вот черт его знает, мне тут по глазам комментами ездят, мол, двигай сюжет. Вот хрен знает, мне же вот кажеться, что неспешная студенческая жисть, с таймскипами и описаниями, да и не без экшона, вполне себе нормально идет. Не, безусловно, можно скипнуть до ключевой точки, да и скипы будут стопроцентно, но пока, как мне кажеться, именно жизнь гг–оя студенчиская не полностью раскрыта. Что скажут читатели?

вопросительный старина Киберъ Рассвет

зы, реально рука дергается запустить сюжет, но по логике рановато, вот ну сам уже не знаю, если честно.

18. Хэллоуин

А перед Хэллоуином сел я и стал думать, а что мне вообще известно о магии? Не то, чтобы я был исследователем каким, однако, бессистемность моих знаний бросалась в глаза самому мне. И выходила такая картина:

Начнем с магического ядра и каналов. Как и написано в системе Уда про «ману», как таковой её для мага не то чтобы нет, скорее она, при наличии ядра и каналов, есть всегда. Ядро является то ли насосом, то ли генератором, первое наверное все же точнее, потому как «чистая» магическая энергия у всех одинаковая. Ну, а каналы что–то вроде шланга от насоса. Контроль магии — в голове. Ядро задает объем, каналы — скорость выпуска, притом, ведут себя они как мышцы: могут уставать, перенапрягаться и рваться. При этом, ограничений именно в «колдуйской энергии» нет. Сколько зачерпнул, столько зачерпнул.

Далее, сама колдуйская энергия. В мире она есть везде, но в разной концентрации. Нужна она, насколько мне известно, только для двух вещей: зачарованные предметы, точнее артефакты без рун и существа. Домовики, призраки, насчет остальных не скажу, однако похоже что все магические существа видимо нуждаются в разлитой и бесхозной магической энергии.

Магам же она нахер не сдалась, ну в смысле лично, так как ядро исправно снабжает ей настолько, насколько надо (ну и выдержит маг, естественно).

Далее, алтари и источники. Вещи совершенно разные. Алтарь — это хрень напрямую связанная с «мать–магией» или эгрегором магии, как назвал её Уд. Помимо того, что алтарь выплескивает магическую энергию, он связан с «посвященными алтарю» и делает с ними противоестественное. Первое, извне, а не тренировками расширяет и укрепляет ядро и каналы, что вроде бы и хорошо. Только он еще и перепрошивает мозги в разной степени. Ну, а источники — эдакий эрзац ядра мага, качает колдунскую энергию и расплескивает её в окружающий мир.

Собственно, разницы в типах магии, я вообще толком не нашел, помимо завиральных, полуромантических баек о «огневики горячи, водники холодны», что было правдой лишь для алтарщика. По факту, абстрагируясь от алтаря, их нет. Знаешь принцип действия, структуру воздействия и имеешь желание его совершить — подаешь магию и получаешь результат. В теории вообще любой, на практике же большинство воздействий, из–за масштабности, разорвет ядро как воздушный шарик.

Но алтари именно «перепрошивают мозг», задают метод воздействия, в котором маг хорош без тренировок и напряжения. Могут ли алтарщики преодолеть прошитые мозги — не знаю, однако примеров такового не встречал.

Ну и дикие, необъяснимые побочки алтарей. Например, сквибы — потомки исключительно алтарщиков, ядро у них просто отсутствует, при наличии каналов. Вливаемая в них колдунская энергия банально вытекает, оперировать они ей никак не могут.

Варианты что они «наказание матери–магии» вполне логично, только вот за что наказание–то? Вот вообще непонятно и бред. Так что, со всех точек зрения, алтари несут магам зло: перепрошивка мозга, воздействие на привязанного к алтарю из серии «от балды».

Ну и типы колдунств, которых я нащупал не менее трех. Помимо магии, которая и инициировала первые два направления, есть жизненная энергия и некое ментальное поле.

Жизненная энергия понятна, достаточно приземлена и вне крови используется, насколько мне известно, достаточно редко. Имеет некоторое видовое различие, но вырабатывается самим организмом, всеми, кроме вампиров. Последние вынуждены качать её из своего вида, обычно в виде крови же. На первичном этапе освоения и в случаях тонких воздействий, управляется жизненная энергия энергией магической.

Третий же тип, это «окклюменция» ну и, очевидно, ментальная магия. Есть у меня подозрение, основанное на мозгошмыгах и прочем Луны, что она этот тип банально видит. Про него я знаю то, что в нем я мыслю в окклюментном трансе, в нем находятся «струны пророчеств», ну и он вырабатывает (что не факт, но очень похоже) некую «управляющую» энергию, которая позволяет задавать магическим проявлениям сложные программы длительного действия.

Метаморфизм же, это дикий сплав из всех трех энергий (а возможно — и больше), который создает в теле мага что–то, что, я не вижу, но что действует как магическое ядро, только с жизненной энергией. То есть, в теории, перенасытив любого мага жизненной энергией, можно получить метаморфа, только он, как и вампир, потребует постоянного внешнего влияния.

А руны вообще непонятно на чем работают, инициируются либо магической, либо витальной энергией (какой именно — им похер) и транслируют свой приказ в пространство. В принципе, возможно, они и вправду нихера не работают — это тупо приказ, выполняемый мирозданием.

Что главное: фундаментальных трудов по тому «что есть магия» я не нашел. Только явно религиозного толка откровения алтарщиков, уровня: мать магия убивает ваших детей, потому что любит вас. От большой и чистой любви и заботы, она создала кучу проклятий и болезней, от которых вы сдохнете в муках. Ну и вообще на все воля её, так что подыхая от мучительной болезни, любуясь на трупы родных и детей, помни, все это от большой любви и не забудь поблагодарить мать–магию. Как–то это очень напоминало одну поганую книжицу, да и объяснения были уровня «воля матери–магии».

В принципе, мое понимание может быть ошибочным, однако пока все так и противоречий мне не встретилось.

Подумал я все это, пощупал посапывающую рядом рыжую за места интересные всякие. Улыбнулась, пробормотала что–то под нос, но не проснулась. Ну и ладно, приобнял я Джинни и сам уснул.

***

В честь праздника преподаватели расстарались, загадили замок паутиной, летучими овощами и прочей атрибутикой. Я, признаться, не мог понять, нахера магам религиозный праздник, впрочем широко распространенное «похер на маглов, это весело» меня с ним смирило.

Впрочем, помимо всего прочего, это был день смерти моих местных родителей. Да и, до кучи, как фики, так и события прошлых двух лет утверждали, что в этот день происходит какая–то гадость. Так что, в веселье я участия не принимал, ходил напряженный и с мрачной рожей. Что, в целом, было понято правильно, так что ни близкие, ни дальние меня с воплями «пошли веселиться» не дергали.

Однако, на первый взгляд, что занятия, что последующий день прошли без происшествий. Кроме одного, несколько непонятного момента: после обеда пропал Локхарт, даже не вел занятий, ну и так и не появился вплоть до праздничного пира. Впрочем, суеты это не вызвало, преподаватели сидели спокойно, так что мне так же было похер — напился где–то в честь праздника — его проблемы. Так что, по окончании пира, подхватил я свою рыжую под руку и потащил в свое логово.

Однако, не успели мы перейти от поцелуев к делу, в спальне с хлопком материализовался незнакомый домовик, ультимативно заявивший, что «мисс Уизли требует к себе директор, немедленно». Джинни только и успела поправить одежду, как её за руку ухватила зверушка.

Впрочем, я ухватил Джинни за другую руку, что было, признаться, несколько импульсивно и глупо, однако сделал я это на рефлексах. Домовик смерил меня укоризненным взглядом и исчез.

А оглядевшись, я обнаружил в кабинете директора мрачного деда, и все семейство рыжих, в полном составе. Дед на мое присутствие прищурился и кивнул, пробормотав под нос «ну, тебя это тоже, в какой–то мере, касается». Перси скользнул по мне равнодушным взглядом, близнецы приветственно кивнули, Рон прожег ненавидящим взглядом.

Ну а директор, с той же мрачной рожей выдал:

— Дети, у меня для вас ужасная новость, — как по мне, вполне искренне склонил голову директор, — Сегодня на ваш дом напала Беллатрикс Лестрейндж, — отчего все присутствующие сильно напряглись, Джинни сжала мою руку, — Простите, что вынужден вам такое сообщать, но ваши родители и братья мертвы, — тяжело уронил Дамблдор,

Перси стоял с ошарашенным видом, как и Рон. Близнецы через несколько секунд уставились друг другу в глаза и, похоже, отключились от реальности. Джинни задрожала, я обнял её и прижал к груди, вскоре она начала рыдать. Впрочем, при всех прочих равных, сочувствуя горю рыжих, я все же был, хоть и ошарашен, но не поражен горем, так что задал разумный вопрос:

— Беллатрикс?

— Убита. Очевидно, это сделала миссис Уизли, уже погибая, — ответил Дамблдор, — дети, прошу, примите это, — директор отлевитировал каждому по кубку, предназначенный Джинни я поймал сам и помог ей выпить, — сейчас вам имеет смысл поспать, домовики отправят вас по кроватям, — на мой взгляд на Джинни дед кивнул, как и на беззвучно проартикулированное «поговорить».

Собственно, рыжих через минуту в кабинете не было, Дамблдор же кивнул на кресло, куда я присел, потирая голову руками и пытаясь привести мысли в порядок. Дамблдор меня не торопил, изредка бросая сочувствующие взгляды.

Итак, от семьи рыжих осталось пять человек. Трое из них, так или иначе, в зоне моих интересов, так что помощь им, как финансовая так и прочая не обсуждается. Остальные двое… Да хер с ним, с моим отношением, в такой ситуации надо помочь, хотя бы на первом этапе.

Итак, помощь с похоронами, если это нужно. Помощь деньгами. Содержать рыжее семейство я точно не буду, однако, учитывая что я о них знаю, без этого они могут просто погибнуть от голода, так что, на первое время, тому же Перси, денег дать точно нужно.

Ну и моральная поддержка, хотя здесь скорее только Джинни. Ладно, хватит гонять в голове теории, нужна конкретика:

— Директор, что с телами и похоронами? — спросил я.

— Хочешь помочь друзьям? — спросил Дамби, на что я кивнул, — Это хорошо, — сказал дед, — насчет похорон не волнуйся, этим займется министерство. Сами похороны, я думаю, пройдут послезавтра.

— Дом? — без уточнений спросил я.

— Цел, — понял мой вопрос дед, — боя по факту не было, — поджал он губы, — Молли чудом прожила несколько минут, забрав убийцу с собой.

— Финансы?

— Министерство назначит пенсии, — также правильно расшифровал мой вопрос директор, — С Перси сложнее, но я думаю помогу ему. Тоже хочешь поддержать? — на что я кивнул, — хорошо и похвально.

— Учеба на это время?

— На четыре дня от неё я вас освобожу, правда, сам понимаешь, придется сдавать за пропущенное, — с сожалением развел руками Дамблдор.

— Это, как раз, понятно, — протянул несколько вышедший из ступора я, — директор, насколько вы знаете, есть ли еще на территории Англии сбежавшие из Азкабана?

— Насколько я знаю — нет, — ответил директор, — а зачем тебе это? Только прошу, Гарри, ответь честно.

— Найти и прикончить, — после раздумий ответил я, — Директор, это не месть. Просто хочу обезопасить, немногих оставшихся в живых, небезразличных мне людей.

— Понятно, однако… — замялся Дамби, — впрочем ладно, причина вполне уважительная и спасибо, мальчик мой, что ответил.

— И вам спасибо, директор, — поднимаясь сказал я, — и за ответы на вопросы, и за то что позволили быть рядом с близкими.

Попрощались кивками и поперся я к себе. Блин, реально жуть, что делать то ясно, но вот как помочь? Впрочем ладно, время лечит, а моя задача занять близнецов делом, чтобы не зацикливались на горе, ну и помочь Джинни, всем чем смогу. Ну и отвлечь так же. А Перси с Роном идут нахер, сами справятся. Первому помогу деньгами, второму тем же, если понадобится. Единоразово.

Джинни лежала у меня и несмотря на принятое зелье спала очень беспокойно, металась да и слезы время от времени капали из глаз. Лег рядом, обнял. Рыжая обняла и меня и вроде немного успокоилась.

Ну, а начиная задремывать я был разбужен бормотанием о родителях. Зелье все же не справилось и рыжая проснулась. Ну и плакала вцепившись в меня.

Появившейся у меня в спальне Луне, я почти не удивился. Посмотрел, конечно, с раздражением, но блин, тоже не чужой человек. А блондинка скользнула к нам под одеяло и обняла Джинни с другой стороны. Та начала успокаиваться и через пару минут засопела. Луна померцала на меня бликующими в темноте глазами и тоже заснула.

Я же, осмотрев нашу конструкцию, невесело пошутил про себя про «гарем Джинни», да и тоже уснул.

На утро Джинни проснулась осунувшейся, но не столь подавленной как была. Поблагодарила и меня и Луну и даже немного поела. Прощаясь с уходящей на занятия Луной, обняла её и поплакала, правда немного.

После же, взял я свою рыжую под руку, да и повел к Дамблдору. Что было и правильно, Перси уже беседовал с директором, бледный но вполне вменяемый. Кивнул мне, обнял Джинни.

Вскоре подошли близнецы с Роном. Последний, тыча в меня пальцем, начал произносить «какого хер..», но получил по подзатыльнику от братьев и заткнулся. Директор все же высказался:

— Гарри захотел помочь вам в ваших скорбных хлопотах, — произнес он, — я считаю, вам это не помешает. Вы же сами не против?

Перси помотал головой, держащая меня за руку Джинни не нуждалась в комментариях, ну и близнецы помотали головой. Рональд сделал вид независимый и гордый, однако промолчал. Так что в камин мы зашли по очереди, я последний, после Джинни.

В Норе было стерильно, очевидно министерские позаботились о порядке. За столом сидел некий чиновник, представившийся сотрудником ДМП Винсентом Баксберри. Уведомил присутствующих, что является ответственным за похороны и вопросы с наследством, положил на стол три ключа и несколько бумаг. А также оповестил, что похороны состоятся завтра, на кладбище в Годриковой Лощине.

Рыжие не отреагировали, а я закономерно поинтересовался:

— Мистер Баксберри, в Оттери–Сент–Кэчпоул же есть кладбище, — спросил я, — почему же в Годриковой лощине?

— Мистер?

— Поттер, Гарри Поттер. Друг семьи и дальний родич, — отрекомендовался я.

— Видите ли, мистер Поттер, вопрос… — замялся чиновник и незаметно погладил большим пальцем указательный.

— Это решаемый вопрос, мистер Баксберри, захоронение на местном кладбище возможно? — ответил я.

— Да, вполне возможно, это будет…

— Давайте не здесь, мистер Баксберри, — перебил чиновника я, указав глазами на потерянных рыжих.

До Перси дошло, так что он отвел нас на кухню, где чиновник озвучил сумму в полторы сотни галеонов. Которую я Перси и передал, после чего были подписаны бумаги и Баксберри свалил, уведомив что завтра с утра придет камином, сопроводить родных на похороны.

— Поттер, — начал Перси после отбытия чинуши, — мы тебе крайне благодарны. И возместим твои затраты…

— Перси, — фамильярничал я, — давай отложим вопросы «возмещения» и прочего на потом. Тебе лично понадобятся деньги. Как я знаю Дамблдор тебе поможет до выпуска, однако, сейчас ты старший в семье, это тебе, — положил я на стол пару сотен галеонов, — Начнешь работу, встанешь на ноги — можешь вернуть, ну а нет так нет. Далее, Джинни я возьму на свое обеспечение, она моя девушка и это правильно и нормально. С близнецами у меня коммерческий проект, так что не думаю, что они тебя обременят. Остается Рональд. Признаться, по ряду причин он мне неприятен, надеюсь ты, как брат и глава семьи позаботишься о нем. Я бы, чисто по–дружески, порекомендовал бы летом пристроить его на какую–нибудь работу, — мстил шестому я, — и тебе легче будет, да и у него, — неопределенно помахал я рукой, — мозги на место встанут.

— Хорошо, Гарри, — подумав ответил Перси, — помощь я принимаю и благодарен, — легко поклонился он, — с братьями… Впрочем совет твой не лишен смысла, — прервав сам себя сказал он, — Останешься?

— Перси, ты ничего не забыл? — осведомился я, а увидев непонимание, продолжил, — завтра похороны. Костюмы, цветы и прочее, — рыжий ударил себя по лбу и еще раз благодарно кивнул.

Приобрели в Косом все необходимое (а я, заодно, и продуктов с зельями для себя), вернулись в Нору. Рон позыркал на меня и свалил к себе. Джинни отвела меня в свою комнату, временами плача, рассказывала о подарках родителей.

В общем, день был тяжелым, как и ночь, которую я провел обнимая рыжую, временами просыпающуюся и плачущую.

Похороны же прошли быстро, без каких бы то ни было неприятностей. Министр произнес пару слов и аппарировал, Дамблдор произнес пару слов и скрылся, сочувственно кивнув нам на прощание.

Подошла некая бабка, бросила: «когда жрать нечего будет, знаете где живу, найду объедки» и тоже срулила. Пруэтт, как шепнула мне на ухо Джинни.

Ну и, по сути, за час все закончилось. Присутствующие высказали соболезнования и аппарировали по домам.

Я же держа Джинни под руку, пригласил близнецов к себе. На месте протянул Джинни склянку умиротворяющего бальзама, который та безропотно выпила и расслабленно откинулась в кресле. Печальная, но ей явно стало полегче.

Близнецы от бальзама отказались, но не отказались от огневиски и сигарилл.

— Итак, ситуация печальная, с чем примите мои соболезнования, еще раз, — начал я, — однако, жизнь продолжается, правда для вас она стала жестче. Я, безусловно, смогу вам помочь…

— Не надо, — сказал правый.

— И без того ты немало помог, — продолжил левый.

— Перси нам рассказал и передал через нас благодарность, — закончили они хором.

— Так вот, безусловно смогу вам помочь, — продолжил я, — однако, мне кажется правильным и достойным довести наш проект до конца, при этом вы обретете финансовую независимость. Как я понимаю, навязчивая идея Перси вам не особо нравится?

— Да уж, власть не ради власти, а ради контроля над всем, — сказал левый.

— Жить с ним, не самая лучшая идея, — продолжил правый.

— А с картами мы ускоримся, — закончили они вместе, причем Джинни кивнула на это, — кстати, Гарри, у нас есть идея.

Продемонстрировали они мне некое зелье, точнее сладость на основе зелья, канареечные помадки. После съедения таковых, потребитель накрывается на пять минут иллюзией–проекцией антропоморфной, лимонно–желтой канарейки.

Ну, как шутка, довольно забавна, спрос иметь будет, так что деньги на регистрацию в министерстве и закупку ингредиентов я выделил. Обсудили еще несколько рабочих моментов и близнецы прыгнули камином в Дырявый котел.

Подошел к сидевшей в кресле Джинни, взял её за ладошку и спросил как она:

— Плохо, Гарри, — ответила рыжая, — пусто внутри и грустно очень, — обняла она меня крепко и шепнула на ухо, — спасибо тебе.

— Так, у нас дела, — через пять минут после объятий начал я, — Во–первых, нам нужно работать с картами, причем это не блажь, а нужно всем нам, — на что собравшаяся девушка нахмурилась и кивнула, — Во–вторых, нужно ли тебе что–нибудь для учебы? Не справишься ли без, а нужно ли — возможно книги, журналы, что то из одежды или писчих принадлежностей? — задумавшаяся рыжая кивнула повторно, — Тогда пойдем, нам нужно в Косой, — протянул я Джинни руку.

В Косом заскочили в Гринготтс, я пополнил кошелек и забрал посылку «от Бродяги». Это оказался бумажный сверток, перемотанный бечевкой. Закинул я его в свою сумку даже не вскрывая. Пробежались с Джинни по лавкам, не сказать, что она повеселела, но явно ожила. Ну и накормил её мороженым в кафе, что на пару градусов, как ни удивительно, подняло ей настроение.

А вернувшись домой, сели рядом друг с другом — Джинни сосредоточенно рисовала, я же читал учебники вне программы, как раз по нашим карточным делам. Ближе к вечеру, после перекуса, в дверь раздался стук, оказалось — близнецы.

— В министерстве все удачно, — отчитался левый.

— А вот дома все по–дурацки, — пожаловался правый.

— Рон заперся у себя и посылает всех нахер, только спускается пожрать, — отчитывались они хором, — а Перси копается в бумагах и пытался послать нас обезгномливать сад.

— Мы подумали, — продолжил левый.

— И решили, — объявил правый.

— Что делать нам дома нечего, — продолжили они хором, — а дело нам нужно. Гарри, завтра матч с Рейвенкло, — оба поморщились, но продолжили, — возможно, это звучит глупо, но мы думаем нам лучше участвовать.

— Есть дело, — констатировал правый.

— Которое мы сделаем, невзирая на горе, — поддержал левый.

— Ты с нами? — спросили они хором.

— Джинни? — спросил у своей девушки я.

— Да, — поджав губы и сверкнув глазами ответила рыжая, — будем делать. Вы обязательно победите! — поставила установку Джинни, — а я буду за вас болеть.

Так и прыгнули в Хогсмид, добрались до Хогвартса. По дороге к дому встречные выражали сочувствие, впрочем факультет принял наше решение с энтузиазмом.

До ночи Джинни рисовала, а в постели опять расклеилась, начала плакать. И опять, блин, пришла Луна, обняла Джинни с другой стороны и уснула с нами.

Бардак блин, думал я, но глядя на мирно посапывающую Джинни опять отложил вопрос. Ну и сам, со временем, уснул.

Примечание к части

Тяжело глава далась. Ну вот, как есть.

старина Киберъ Рассвет

19. Рождество с последствиями

С утра, позавтракав и собравшись, поперся на учебу. Три занятия пролетели мимо меня, мысли были заняты другим.

По окончании последнего занятия, направился я в раздевалку команды. Вуд и ребята уже был на месте, капитан тер какую–то дичь о «тактиках». Впрочем, колер сокомандников был более свойственен людям, нежели в прошлый раз, так что была надежда на нормальную игру.

На поле после ритуальных приветствий и речитатива Джордана взлетели, со свистком выпустили мячи. У меня же настроение было не боевое, а злобное. Хотелось закончить все побыстрее и заняться делами.

Команды сошлись в клинче, я же перелетел к краю стадиона. И тут увидел, что Чанг, очевидно не пропустившая прошлый матч, находится чуть ниже линии ворот, над центром стадиона. Да, там она была более доступна для охотников, но при этом, даже не видя снитча сможет опередить меня, перекрывая более половины поля.

Ну, это значит только то, что к снитчу, если он не будет рядом, не стоит бросаться. Собственно, когда я заметил снитч на противоположной стороне поля, я стал с ним сближаться под углом, демонстративно вращая башкой. Ну и надеясь на наших охотников.

Однако, надежды были тщетны. Впрочем, к моменту когда Чанг стала пристально вглядываться в сторону снитча, очевидно его обнаружив, я находился в гораздо лучшем положении, нежели начиная движение. Так что не став терять времени, разогнался и полетел к мячу.

Я был ближе, Чанг выше, так что к снитчу мы подлетели почти одновременно, хоть и с разных траекторий. Впрочем сдаваться я не собирался, так что сгруппировавшись на случай столкновения примерился к снитчу.

Собственно, Чанг попробовала в последнюю секунду отвернуть, однако скорость это не позволяла, так что столкновение все равно произошло, причем плечо в колено. Плечо будучи моим, противно хрустнуло, однако я был сгруппирован и в отличие от Чанг удержался на метле. Ну и снитч поймал, куда без этого.

А после свистка я спикировал к земле, на обнимашки и прочее не было ни сил, ни желания. Система заращивала повреждения, я ей, по мере сил, помогал метаморфизмом, двигая в сторону раздевалки.

Сокомандники порадовали пониманием и перехватили немногих, потерявших берега болельщиков. В самой же раздевалке диалоги ограничились коротким «молодцы».

Ну, а выпив по бокалу в гостиной, мы с Джинни и близнецами пошли ко мне, все таки праздновать что–либо было неуместно.

Расположились в гостиной, стали обсуждать планы дальнейшей работы. Джинни, кстати, выдала любопытное замечание:

— Смотрите, у нас есть карты людей и чудовищ, так? — начала рыжая, получив кивок, — урон они наносят однотипный. Конечно, гораздо красивее было бы сделать индивидуальную схватку, вот только это сложно, отнимает много времени, да и повторить в каждой доске и колоде будет тяжело. Может быть сделаем все попроще?

— Хм, то есть, допустим, — прикидывал я, — у нас четыре типа урона, на который реагирует фигурка, — на что рыжая кивнула, — значит, существа не сталкиваются, а на месте изображают атаку, а соперник изображает результат попадания.

— Не так красиво, — сказал левый.

— Но тоже неплохо, — прикинул правый.

— И значительно упростит работу, — подвели итог хором.

— Хм, а вариант индивидуальных схваток можно будет проработать, когда все, кто хотел купить первый вариант, его уже приобретут, — прикинул я, — вообще отличная идея, Джинни, мы сможем сделать несколько комплектов к новому году, если не к рождеству. Хотя…

— Надо бы успеть к нему, — начал левый.

— Как подарки, их будут покупать даже в Хогвартсе, — отметил правый.

— Тогда, наша задача, за неделю, а лучше до завтра, сделать комплект и зарегистрировать в министерстве, — не дал закончить им хором я, — я примусь за трафареты для доски, еще нам, правда после одобрения в министерстве, понадобится небольшой печатный станок, я думаю возьмете? — вопросительно посмотрел я на близнецов, на что они кивнули, — Тогда, мы сможем запустить уже в этом месяце несколько демонстрационных досок и колод, и к рождеству, с достаточно высокой вероятностью сделаем несколько десятков подарочных комплектов, думаю за заказами дело не встанет.

На том и сошлись. Джинни начала рисовать «особую», праздничную версию существ, что называется «ограниченный тираж». Ну а мы с близнецами засели в лаборатории и, с введенными упрощениями, фактически закончили одну доску и колоду к вечеру. При учете ручного труда с нуля, у нас выходило часов двенадцать на комплект, впрочем зачарование заняло часа два, так что, с заготовками, мы даже при учебе вполне потянем нормальное производство.

Однако, у меня, помимо всего прочего, учеба. Класть свое будущее на алтарь благополучия рыжих у меня в целях не было, так что предложил я близнецам такую схему: производство полностью отходит им. При этом их доля увеличивается до двадцати процентов каждому, еще десять отходят Джинни. Только с конкретным проектом, но мне так кажется будет правильным. Рыжие, недолго думая, согласились. После же мы сходили обрадовать Джинни, которая хоть и бледно, но улыбнулась, что было неплохо.

Ну и распрощались на этом. Близнецам завтра в министерство, благо воскресенье там не выходной, а укороченный день для ряда отделов. А мне на занятия к Уильямсону.

Переночевали спокойно, Джинни наконец–то не плакала во сне и не просыпалась. Ну и залетных Лун в нашей кровати тоже не было.

Наутро близнецы направились в Министерство, а Джинни Луна пригласила в гости, так что я поработал извозчиком. Впрочем, перемещая девчонок по одной никаких перенапряжений не наблюдалось. Довел их до окрестностей дома Лавгудов, полюбовался на совершенно фантасмагорический дизайн Лавгуд–хауса, да и прыгнул домой, а оттуда к Уильямсону.

У него я тренировал все никак не дающиеся мне иглы крови. Вообще, разницы между «копьем», «стрелой» и «иглами» не было никакой, безусловно, кроме размеров. Однако, как понятно, иглы позволяли наносить площадную атаку, а главное — попасть в кровоток цели. И, при дальнейшем развитии, оглушить, парализовать и тому подобное. Что, зачастую, важнее чем просто убить или покалечить.

Ну и, видимо, не самые приятные события последних дней, помогли, так что наконец у меня стали получаться пусть не иглы, но спицы крови, что было значительным прогрессом.

А Уильямсон расщедрился на описание и использование руны Турисаз, отлично действующей как раз для игл, пробивая барьеры и вызывая у цели парализацию, на недолгое, но ощутимое время.

Вернувшись же, обнаружил уже вернувшуюся Джинни, с ней вместе дождались близнецов. Объявились они довольные, нагруженные свертками, так что можно было не уточнять. Впрочем, выкладывая непотраченные галеоны, Фред и Джордж отчитались сами:

— Приняли и выдали лицензию, — сказал правый.

— В оговоренных пропорциях распределения прибыли, — уточнил левый.

— Ну а мы купили и краски и печатный пресс, — закончили они хором.

Приятно было видеть, что они улыбаются, да и Джинни наконец искренне обрадовалась, обняла меня и чмокнула. Понятно, что от потери они еще отходить будут долго, но хорошо, что начинают оживать. Ну и то, что станут самостоятельными в финансовом плане, так же немаловажный фактор.

Выпили по бокалу притащенного близнецами вина, ну и стали обсуждать коммерческие планы. Близнецы желали выставить доску и комплект карт в пятнадцать галлеонов, что было явным перебором. Купить–то купят, но человек пятнадцать–двадцать из Хогвартса. Такие цены имеет смысл выставлять на доработанную, с анимированными схватками и прочими красивостями следующую серию. А пока, решили ограничиться десяткой, благо доводы мои после обдумывания приняли.

А ночью, Джинни потянулась ко мне, начала целовать, но, через пару минут, когда я стал ласкать её, отстранилась со словами «прости». На что девчонку я успокоил, потерплю, а ей как ни крути тяжело. Ну и все равно, явно начала отходить, что замечательно.

Ну а через три дня Джинни отпустило окончательно, так что вернулись мы к старому, приятному ритму жизни.

До рождественских каникул, близнецы сделали с полсотни досок, что окупило все затраты и выдало нам чистой прибыли почти три сотни галлеонов. Да и заказы были еще почти на сотню, правда не из школы а от книжных лавок. Собственно недостаток развлечений сказался и наши «Магические битвы» уверенно потеснили шахматы и плюй–камни с первых мест предпочтительного досуга.

Особенно порадовал Малфой, не желавший общаться с «предателями крови» и коршуном преследовавший ускользающего меня. Нагнал мою персону, заказал четыре доски, которые лично ему обошлись в пятнадцать галеонов каждая. На что важно кивнул, расплатился и срулил, с задранным носом и словами: «У Малфоев должно быть все самое лучшее». Ну, ради столь приятного клиента, можно было и по двадцатке отдавать, что–то я как–то не сообразил.

Еще меня посетило огорчение: вытащив Невилла на откровенный разговор, я выяснил что он алтарщик. Самый что ни на есть. Нет, у него, безусловно, были причины для обращения к алтарю, даже при том, что его родители стали овощами в борьбе с алтарями же.

Однако, это не отменяло факта: в возрасте десяти лет, после не первой клинической смерти, вызванной милыми родственниками, с целью «пробудить магический выброс», Невилл тайно пробрался к так и не разрушенному алтарю Лонгботтомов и окропил его кровью. Результат налицо, сильнейший герболог практически бесталанный во всем остальном. Ну и не друг. Не враг, не недруг, а именно не друг и не союзник.

Осуждать я его не могу, черт знает как бы я сам поступил на его месте, однако доверять перекосоёбленным алтарем мозгам я не могу также.

Ну и напоследок, наша команда по квиддичу довольно успешно использовала новую (правда, подозреваю, одноразовую) тактику в матче с Хаффлпаффом. Охотники сконцентрировались на Диггори, стараясь выбить его, защитники прикрывали меня, ну а от мячей ворота прикрывал одинокий Вуд.

Что принесло достаточно быструю победу, при счете 150–10. Неплохо, более того, тешит самолюбие ловца, но вот сама игра восторга не вызывает все больше — команда по сути на подтанцовках. Играть, лично мне, приятно, выигрывать — и приятно, и полезно. Однако, ходить на матчи по квиддичу я точно не буду. Скучно.

А мои занятия, закономерно приносили результат. Стал заметно лучше соображать, в том смысле, что зачастую видел идиотизм импульсивных поступков раньше, нежели их совершал.

Стилет в трости, стал вытягиваться по желанию, увеличивая длину почти в два раза, что говорило о том, что в полноценное морфирующее оружие он превратится в течение года.

Учеба по предметам колледжа, также не стояла на месте, однако был как прорыв, так и огорчение. Прорыв заключался в том, что с высокой долей вероятности я стал предсказывать мелкие события, в пределах от дня до месяца. Но вот с точными прогнозами пока была беда, не хватало чувствительности. Ну и желаемое «боевое предвидение» было жестоко обломано Трелони: пророчествовать без транса невозможно, а боевые ситуации — самые плохо прогнозируемые, из–за обостренных реакций бойцов. Ну если они, конечно, опытные. Если неопытные, то и потребности в предсказаниях нет.

А навыки, хоть и очевидно замедлились, тем не менее, исправно росли, так что система теперь выглядела так:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________410/412

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) _____380/380

Сила (развитость тела, мышц, связок)______________________41

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)_______45

Разум (когнитивные способности, память)___________________39

Сила магии (развитость и пропускная способность)___________40

Контроль магии (точность дозирования)_____________________36

Довольно неплохо, как по мне. Однако, вставала проблема — у меня не было эффективных заклятий мгновенного действия. То есть, имея перед боем секунду на подготовку, я уверенно побеждал практически всех соперников, однако, как неоднократно показывал Флитвик, секунда это чертовски много в умелых руках и защитный амулет не панацея.

Банальная трансфигурация воздуха в какой–нибудь гадкий газ, невербальная и почти не затратная по усилиям, выводила меня из строя уже на пару–тройку секунд. Глиссео, покрывающее пол льдом, вынуждал перейти от хлыста к перекидыванию заклинаний, в которых уверенно владеющие невербалкой меня успешно обыгрывали.

Безусловно, против незнающего мои ухватки противника, я имел все шансы. Пятьдесят на пятьдесят. Попасть под площадное и слиться, или увернуться от индивидуального и слить. Не очень приятная арифметика.

При этом, невербалка давалась мне не сказать что тяжело, Флитвик нахваливал и дивился скорости освоения, однако до боевого применения было ой как нескоро. Собственно проблема была в том, что я создавал чары, что требовало концентрации и внимания, тогда как овладевшие невербалкой в полной мере, воссоздавали «ощущение» заклинания, не тратя времени на детали.

И тут у меня два пути, оба из которых я стараюсь использовать: задрочить исполнение заклинания до состояния «отскакивает от зубов», тогда невербалка автоматически будет выходить блоком. Или же развить окклюментные практики и вычленить–создать ощущение–последовательность заклинаний, что видится более перспективным, но гораздо более, как ни смешно, трудоемким.

Ну, а за сутки перед рождественскими каникулами решил я осуществить давний и коварный план. Благо, все необходимые детали я выяснил, оплата моих хотелок мне вполне по карману, так что огласил я комнату призывом:

— Флоппи!

— Флоппи тут, мистер Поттер, что будет угодно мистеру Поттеру? — последовал ответ домовушки спустя секунду.

— Флоппи, ты показала себя прилежной и трудолюбивой домовушкой, — начал я и увидел забавную картину — смущенного домовика: покраснев Флоппи прикрыла мордочку ушами, — и я решил заключить с тобой договор.

— Мистер Поттер бесконечно добр к недостойной Флоппи, — скороговоркой пробормотала домовушка, пока я не передумал, — Флоппи на все согласная!

— Отлично, в таком случае я пойду оформлю бумаги, ты же пока позови желающего или желающую поступить на службу, с умением хорошо готовить, — инструктировал свою будущую движимость я, — было бы неплохо, если бы ты имела с поваром хорошие отношения. Есть такие?

— Есть, мистер Поттер, — радостно замахала ушами Флоппи, — Флоппи все сделает.

Так что пошел я к школьному смотрителю и завхозу, Аргусу Филчу, оформлять покупку. В фиках он был то затравливаемым школотой несчастным стариком, то злобно отыгрывающимся на безответных детенышах за свое сквибство. На самом деле хрен знает как можно травить человека, под прямым контролем которого находится пара сотен домовиков. Ну а за «отыгрывание» ему бы просто и без затей оторвали бы что–нибудь. Например голову.

Ну а так — ворчливый мужичок, лет под пятьдесят, что для его должности вполне нормально. Ну и оформил я довольно быстро покупку, под забавный речитатив, о тех временах, когда трава была семенами, солнце облаком водорода, а старики неоформленной протоплазмой.

Вернувшись к себе я узрел двух домовиков, почтительно ожидавших меня. Второй, вполне ожидаемо, был мужеского полу, да и бросал восхищенные взгляды не только на меня, но и на Флоппи. Впрочем, у меня была небольшая надежда, что природа этих взглядов все–таки разная. Домовик был отрекомендован как «Вонки, очень–очень хороший повар, мистер Поттер, сэр». А, после кивка, взяли меня домовики за руку, да и принесли клятву личного служения.

Всяких матерей–магиев, к счастью не появлялось, а вот пара нитей к моему ядру прицепилось. Поиграв с толщиной этих нитей, поглядывая на систему, остановился я на одной пятой от «маны», подобное напряжение ядра было вполне приемлемо и не наносило вреда.

А с первых часов каникул отправились в Хогсмид, точнее к общественному камину. Всем надо было в Косой, подарки, а кроме того у меня были вопросы к Огдену, проверка пакета от Блэка, на который я благополучно забил, а у близнецов поставки карточных комплектов и их канареечных помадок в лавки. Так что, по прибытии, отправил Джинни с близнецами, договорившись о связи и встрече в кафе.

Огден поприветствовал меня, поздравил с наступающим и поинтересовался какого хрена мне надо, на что я озвучил интерес:

— Мистер Огден, помимо родовых и брачных союзов, я обнаружил в литературе такой вид объединения как клан. Насколько я знаю, члены его, зачастую, никак не связаны родством, однако имеют общие финансовые, производственные, да и военные, будем честны, силы, — начал излагать свою точку зрения и вопрос я.

— Верно, мистер Поттер, — ответил Огден, — более того, они существуют, а зачастую создаются по сей день. Правда в основном в Шотландии и Ирландии, местах где алтари изначально не прижились, а объединение несло как финансовую так и военную выгоду.

— Вот, примерно такую выгоду, я вижу на данный момент, — протянул я, — в рамках того, что моя финансовая активность, — на что Огден кивнул, наши с близнецами карты были давно известны, — связаны не просто с другими людьми, а с доверием другим людям. Хотелось бы, чтобы нас связывало, помимо дружеских, что–то социально–юридическое, что–то как раз вроде клана.

— Вообще–то, вполне разумный подход, — протянул Огден, — не вполне традиционный именно для Англии, но с учетом вашего положения и прочего, вполне достойный. Как я понимаю, вы хотите объединиться с остатками семейства Уизли, не теряя самостоятельность?

— С частью семейства, образовать некие семейно–деловые узы. Точнее, — усмехнулся я, — они уже есть, мне бы хотелось их формализовать и закрепить. Да и, возможно, не только с ними. В рамках текущего положения.

— Да, вы правы, мистер Поттер, — покивал Огден, — масса одиночек, просто семей оставшихся после войны. Консолидация активов, может принести массу бонусов всем участникам. Я могу более глубоко поинтересоваться вопросом, но основу скажу вам сразу. Нужна плита с присягой клану, ну и собственно, сама присяга, по сути это что–то вроде контракта, однако пожизненного, прописанного для всех и каждого. Делают такой вариант договоров мастера Шотландии и Ирландии, могу поинтересоваться вопросом.

— Было бы замечательно, мистер Огден.

На чем мы и распрощались. В принципе, я давно думал, как в мире, где всем на все похер, обеспечить достаточно безопасное будущее и лояльность окружающих. При всех прочих равных, те же близнецы могут меня послать в любой момент. Да, они будут должны, однако деньги у них уже есть, так что теоретически дальнейшие проекты потянут они сами. Джинни же… Собственно в самом начале нашего романа она предпочла Луну мне. Возможно, что–то поменялось, все возможно. Однако чувства, что я проведу с ней всю жизнь не возникло, да и будем честны, не было желания чтобы возникло.

Мне, безусловно, хорошо с ней. Через пару лет, я хотел бы с ней завести детей. Однако, как в свое время говорил мой старик, чтоб ему икалось, любовь (в любых вариациях) не длится дольше пяти лет. Потом, либо есть дружба, либо привычка. Если дружба, то возможно что чувства вспыхнут, но тут как повезет. Собственно, всю жизнь, кроме книг о «романтике», я наблюдал подобную картину.

И я, закономерно, предполагал, что лет через пять, плюс–минус меня потянет на новые любовные подвиги. Да, возможно и рыжую. В общем, дети и определенный родственный статус, невзирая на совместную постель, я считал необходимым. Сначала, прикидывал варианты министерского, договорного брака. Ну а потом наткнулся в литературе на описание шотландских кланов, причем наша жизнь с Джинни и близнецами прекрасно туда укладывалась.

Ну и безопасность, куда без этого. Набрать за время учебы молодых и перспективных магов, собрать в пусть несколько аморфную, но сильную во всех планах даже не организацию, а семью. Ну, в общем, идея мне казалось здравой, а в текущих реалиях более чем разумной.

А пока, занялся я закупками подарков. Джинни я решил подарить аналог моей сумки, только, естественно в женском варианте. Близнецам набор артефакторов, полезно и нужно, причем даже мне отдачу принесет, хмыкал, покупая недешевые инструменты я.

Обязательные наборы ряду знакомых, алкоголь–сладости, этакий традиционный английский набор, только мужчинам крепкий а женщинам вино (ну если нет уверенности что мужчина предпочитает вино, а дама огневиски).

Ну и оставались две дамы, вызывающие у меня неоднозначные чувства. Браун и Луна. С первой понятно, какой–нибудь не слишком дорогой кулончик, она реально помогает и такой знак будет уместен и правилен.

А вот с Луной, все сложно. Долго пытался разобраться в своем отношении и нихрена не понял. Ну в ряде моментов она меня, безусловно, раздражает. Я, как мне положено, собственник, но она поражает как тактичностью, так и житейской мудростью. Да и умиляет наивностью в определенных моментах. В общем, все сложно.

Так что, в итоге, купил Браун недорогой кулон, в виде бабочки. А вот Луне взял подвеску, в виде бельчонка на фоне полной Луны, симпатично и в меру символично. Подумал, и взял рыжей колечко, в комплект её гарнитуру из изумрудных роз, благо никакого «венчального» смысла в кольцах у магов не было.

Ну и отправился к Фортескью, ждать рыжих, которые связались и прибыли ко мне через четверть часа. Погрызли мороженое, близнецы выложили на стол пергамент и мешочек с галеонами. Ну, очень неплохо, моя доля почти четыреста галлеонов.

— Джинни? — на всякий случай уточнил я, на что рыжая довольно и с сияющими глазами кивнула.

— Что ж, поздравляю нас, — улыбнулся я.

— Да, мы молодцы, — хором, но задумчиво протянули близнецы, — Мы думаем прикупить домик в Косом, не сейчас, со временем, — сменяя друг друга начали делиться планами близнецы, — пару этажей, внизу лавка, вверху жилые помещения.

— Идея хорошая, — одобрил я, — однако, учеба.

— На первое время наемный продавец, — ответил левый.

— А учиться на ЖАБА мы не будем, — поддержал правый.

— Так что со следующего года мы сможем заниматься только производством и продажей, — закончили они хором.

Ну, если с точки зрения прибыли, то они, безусловно, правы. Сиюминутной. А учиться все же не помешает. Хотя озвучивать мои планы насчет клана до получения всей полноты информации от Огдена рано.

— Я бы, попросил вас не торопиться, с отказом от учебы, — озвучил свои пожелания я, — сейчас мой поверенный проверяет некоторые моменты и возможно, в пределах месяца, будет любопытное предложение.

— Деловое? — уточнил левый, на что я с сомнением кивнул.

— Не совсем деловое? — подкорректировал вопрос правый, на что также последовал кивок.

— Интересно, мы подождем, — закончили близнецы хором.

Ну и направились мы с рыжей ко мне, близнецы же в Нору. Вонки оказался и вправду неплохим поваром, Флоппи привела дом в порядок, ну а то, что большинство продуктовых лавок работало напрямую с домовиками, сняло кучу бытовых мелочей с плеч.

А после полуночи я подарил Джинни сумочку, в которой «затерялось» колечко. Сама же рыжая, подметив мои вздохи в Хогвартсе, потратила почти все свои (ну как я предполагаю) деньги на приятный подарок: в свернутом пространстве коробочки находился мини–бассейн, вполне помещающийся в туалетную комнату дома. Поприкидывав что и как, в итоге призвал домовушку, которая сделала все красиво менее чем за пять минут.

Ну и опробовали вдвоем новое приспособление, было весело, но, кроме ласк и поцелуев, ничего не было. Слишком бассейнообразным оказалось новое корыто, в нем было удобно плавать. Идеи, впрочем, были, но явно не сегодня.

А с утра начал рассылать сов и обходить соседей. Джинни еще спала, так что оставил я записку и пошел в обход. В Норе мне открыл Перси, был облагодетельствован неплохим канцелярским набором, да и мешочком с десятком галеонов для шестого. Тем временем подошедшие близнецы, под вопли со второго этажа " Отжалел, хуй надменный, шел бы он нахер! Стой, деньги отдай!!!», получили набор артефактора, ну и передали сверток мне. Попрощался я и пошел к Лавгудам.

Подходы к дому были засажены гербологической пакостью. Совершив пару штурмов напрямик, я обзавелся несколькими шипами в месте которым сижу и укусами мест, которыми хожу.

Так что в итоге, сделал крюк, прошел по дорожке. Там меня не тыкали и не кушали, что не может не радовать. Ну и постучал в дом.

Открыл мне высокий мужик, патлатый и почти белый волосом. С глазами навыкате и взглядом безумным, впрочем примерно такого я и ожидал, так что начал разговор, не теряя времени на охренение:

— Мистер Лавгуд? — мужик кивнул, — Приветствую вас, я ваш сосед, Гарри Поттер. Поздравляю вас с рождеством, — передал я мужику пакет с алкоголем, — а так же прошу позвать вашу дочь, для неё также имеется презент.

— Она спит, я не хотел бы её будить, — потусторонним голосом выдал сей тип, ни здрасте, ни спасибо, впрочем похер.

— Тогда, если вас не затруднит, передайте ей это, от меня, — протянул я коробочку с подвеской.

Стремный тип кивнул, взял коробочку, но ухватил меня за руку. Я напрягся, но тип приблизил рожу ко мне и вполголоса произнес: «Не обижай мою девочку, она хорошая и добрая. Она все, что у меня осталось». Выпустил руку, кивнул и захлопнул перед носом дверь.

Псих ненормальный, думал я по дороге домой. Впрочем, безумие только набирало обороты. По приходу домой меня встретила Джинни, усадила за стол, впихнула чашку чая и высказала: «Гарри, нам нужно серьезно поговорить».

Ну начало–о–о-сь, билась в голове мысль.

Примечание к части

Меня, сцуко, четыре часа заливало. Всю квартиру, лило ппц как. Соседей снизу тоже. В итоге, с полчаса назад, комунальщики таки вскрыли не открывающуюся квартиру. В ней, мля, пьяный мужик в ванной, с врубленными на полную кранами, ну и бабка–божий одуванчик, с книжкой, в дальней комнате: до нее, сцуко, не дотекло, а с звонками «пусть Костик разбирается», цитирую дословно.

мокрый старина Киберъ Рассвет и_бал

зы. ошибок море, но мне похер, я, мля, последствия потопа буду устранять. Так что, как–то так. Сновым, мля, годом, товарищщи.

Примечание к части

Итак, до звездочек заклепки по биологии, как гг–ой себя морфировал. Вопросы профессиональных микробиологов лесом — то что я описал возможно, да и работать будет.

Далее, после звезд жесткое и разнузданное порево (порнуха, ебле и вапще ахтунг, не читайте). Кого с кем можете узнать даже не читая. Тапки летят в кованный зонтик. Я реально долго думал, как сделать по другому, но в рамках УЖЕ сформированных психопрофилей выходил либо скандал с разрывом, либо так как я написал. Причем, невзирая на нюансы, это все равно гарем Джинниߘϼbr />

биологически–порнографический старина Киберъ Рассвет

20. Подарки к празднику

Честно говоря, услышав последнюю фразу Джинни, у меня в голове, как у любого нормального мужчины, выстроилось два предположения: меня начнут клевать в мозг, что однозначно нахер, невзирая на последствия, вплоть до разрыва. Ну, или я где–то реально накосячил, чего за собой не замечал.

Впрочем, говорить так говорить, Джинни вроде девочка молодая, неглупая, так что, будем надеяться, что замашек прожженной двадцатилетней стервы моего первого мира она не получила.

— Да, Джинни, чего ты хотела? — изобразил я благодушное внимание рожей.

— Гарри, я хотела поговорить о Луне, — выдала рыжая.

— Что ж, говори, — внутренне напрягся я.

— Скажи, она тебе сильно неприятна? — огорошила меня Джинни.

— Ты знаешь, — честно ответил я, — я бы не сказал, что она неприятна. Ваши отношения — да, не вызывают у меня восторга, но сама она мне не неприятна. Собственно, она с её мозгошмыгами довольно забавна, да и, — подмигнул я рыжей, — советы зачастую полезные дает.

— Ясно, — задумалась рыжая, да и перешла к трапезе.

Ну, в общем, что называется, пронесло, а то я уже напрягся. Так что допив чай, разошлись мы с Джинни по делам: она рисовать, а я опять в медитацию.

У меня, помимо всего прочего, было несколько идей для метаморфизма. Литература, которую я изучил, говорила, что в теории все возможно, но вот вопрос практики…

Вкратце, можно было изменить состав, точнее соотношение медленных и быстрых волокон. Увеличить запасы в мышечной ткани питательных веществ, повысить толщину и количество коллагена в сухожилиях, перестроить большую часть костей, наподобие берцовых, да и добавить в них, до кучи, коллагена. Все весело и вроде должно получиться, однако, встает два вопроса.

Первый, нагрузка на сердце, что, положим, можно нивелировать, обвив большую часть сосудов тонким слоем миокарда. Фактически, получив дублирующую сердце систему доставки крови, что удобно, позволит увеличить количество крови вообще, превратить легкие в этакий лабиринт из альвеол. В общем, единственная проблема — питание, что в целом–то и не проблема.

А вот со вторым вопросом все совсем сложно. Я худел, когда узнал, что огромная часть капилляров МЕНЬШЕ в диаметре, нежели клетки крови. То есть, клетки плющатся и проталкиваются сквозь них, что мне кажется если не бредом — все же работает, и миллионы лет, то дикостью.

Так что, основой моего желание метаморфничать было в первую очередь миниатюризация, да и изменение эритроцитов, клеток доставляющих кислород по организму. При этом, у меня возникла мысль, не столько уменьшить, сколько сделать их плоскими. То есть, обычный эритроцит, с матом и пердением проталкивается через капилляр, отдавая кислород. Я же решил, что мой вариант просто согнет в трубочку, точнее в цилиндр за счет неразвитых жгутиков, после определенной степени свернутости. Он также будет соприкасаться со стенками, однако проходить будет быстрее, что за счет большего количества в кровотоке позволит повысить скорость снабжения клеток кислородом раза в два. Ну и питательными веществами, заодно.

Зачем мне такие сложности — ответ весьма прост. Безусловно, можно во всем положиться на магию, метаморфизм выполнит желание, однако, как только случится что–то, от банального истощения до специальных артефактов, я безблагодатно помру, от невозможности существования сотворенной хрени без магии.

Мой же вариант был самодостаточен, более того, имел все шансы стать наследуемым и доминирующим. В условиях нехватки пищи, безусловно, недостаток, однако при достаточности — безусловное достоинство. Правда был момент с гипер снабжением кислородом мозга, но тут пришлось волевым усилием вводить отдел мозга, отвечающий за кровоснабжение, иначе система ломалась. Ну а миокард вокруг сосудов позволит регулировать кровоток.

Посидел я, прикинул, да и махнул рукой, со словами: поехали. Отдел мозга вырос, окклюментная практика показала, что магия прописала ему правильные рефлексы. Начал наращивать миокард вокруг крупных сосудов, параллельно создавая нервную сеть.

Пообедал, чмокнул Джинни, пододвинул поближе портключ в Мунго, и соединил новый отдел с свежесозданной сетью.

Меня поколбасило с полминуты, потом сердце остановилось. И стояло. Я подождал, оно, подлое, не билось. Правда, кровоток шел. Видимо, нужна синхронизация, подумалось мне, то что система работает — отлично, но она все же вспомогательная, а не основная. Пошаманил с новым отделом, и запустил сердце. Оно вполне нормально работало, а сосуды выполняли вспомогательную функцию. Что ж, уже хорошо, я жив и не свихнулся, придумка работает.

Стал вертеть паутинные ходы в легких, что снизило через какое то время сердцебиение, ну в принципе логично. Ну и отдал команду на изменение костному мозгу, вливая побольше магии. Вроде поменялось, что неплохо. Итак, есть два пути, ждать около трех месяцев, или сделать все сразу… А сразу, решил я, отдавая команду метаморфизму на плавное уничтожение старых и рост новых эритроцитов. Посидел часок. Все работало. Попрыгал, поотжимался, поподтягивался. Сердцебиение участилось, появились признаки кислородного опьянения и тут же пропали, отдел кровообращения справился.

Усталость на нуле, дыхание в норме. Ну, в общем, можно себя поздравить и заняться укреплением мышц–связок–костей. Что в целом заняло не больше часа. Напоследок, от греха нарастил паутину из твердой оболочки мозга и присобачил к черепу: не панацея, но от сотрясений и не разбивающих череп (заметно упрочнившийся) повреждений убережет.

Попрыгал, поотжимался, поподтягивался, все работало. Поднял одной рукой трансфигурированную гирю, кило на сто. Все нормально, ощущения подъемной тяжести. Взял бокал для шампанского, поперекатывал в пальцах — все нормально, вырос потенциал а не «халк ломать». То есть, при нужде, могу и сломать, но нервный отклик и чувствительность не изменились, вот разве что с бегом могут быть проблемы. Так что, позвал Флоппи, затребовал кусок еды и пошел на берег озера, проверяться.

Ну, в принципе, все так и оказалось. Привычные и наработанные при беге усилия подкидывали меня на почти метровую высоту, не бег а прыжки, так что надо тренироваться. Чем и занимался до праздничного ужина. А перед возвращением домой проверил систему:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________220/428

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) _____150/387

Сила (развитость тела, мышц, связок)_______________________49

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)_______48

Разум (когнитивные способности, память)___________________46

Сила магии (развитость и пропускная способность)___________41

Контроль магии (точность дозирования)_____________________39

Хм, странно. Я, признаться, ожидал большего прироста. Неужто вредный Уд все–таки ввел пороги? Сила–то в любом случае должна была подрасти не на четверть. Хотя, я же не проверял раньше. Так, если подумать, практически на четверть прирост. В общем, посмотрим, если в процессе тренировок не увеличивается, значит порог и Уд–козел. А если увеличится, то узнаю, что будет за бонус на полтиннике. Ну, и буду объективно оценивать козлинство, по результатам.

Ужин вышел на славу, Джинни сама испекла пирог и кексы, за что была зацелована. Правда, какая–то она напряженная. Впрочем, думаю проблемой не станет, расслабим.

Ну и выяснил, что эрекция у меня вполне рабочая, мои изменения на неё не повлияли. Так что, хотел на руках отнести рыжую в спальню, однако девчонка увернулась, с несколько тревожной улыбкой сказала мне: «подожди меня в спальне». Хм, наверное, что–то новое хочет попробовать. Ну, я в принципе и не против, если не фаллоимитатор на мою задницу. В её можно. В мою — нет. Вот такой я шовинист.

А раздевшись до трусов, разлегся я на кровати и стал ждать. И меня и вправду ждал сюрприз. В дверном проеме стояла Джинни. Держа за руку Луну. Обе голые. Джинни смотрела на меня с некоторым опасением, Луна с полуулыбкой и интересом.

Сел я на кровать и вежливо поинтересовался:

— Девушки, может вы мне объясните, что здесь творится? — начал заводиться я, — может я вам мешаю, может вы считаете что мне стоит предоставить свою спальню в ваше распоряжение?

Рыжая подошла ко мне, присела перед кроватью на колени. Луна шла за ней, встав у неё за спиной. Рыжая, поглаживая меня по ноге сказала:

— Гарри, не сердись пожалуйста. Я же вижу, тебе неприятно и больно, когда я с Луной. Но я её люблю. Я тебя люблю, — в уголке глаза мелькнула слеза, — я не хочу, чтобы кому–то из вас было больно, а вместе нам будет хорошо, мы много читали… — читали, писец. Блин, что делать–то, думал я.

— Луна? — вопросительно уставился я в лицо блондинке, демонстративно не смотря на её тело.

— Я люблю Джинни, — с некоторым, как по мне — неуместным весельем, ответила Луна, — Ты любишь её и мне нравишься. А я тебе? — несколько провокационно изогнулась Луна.

— В целом — да, — не мог не признать я, да и выпуклость на трусах не дала мне соврать, — но я с Джинни…

— И я с ней, — сказала Луна, подходя к кровати, садясь рядом с Джинни, — И ты мне нравишься. Так почему бы не попробовать?

Полюбовался я на две мордашки, одну с слезами в уголке глаз, откинулся на кровать, закрыл глаза, входя в транс и стал думать. Итак, мне предлагают стать третьим нелишним. В принципе, объективными возражениями может стать неприязнь.

Этого нет, Луна красивая и забавная девчонка, даже с её мозгошмыгами, так что если бы не Джинни, я вполне бы мог приударить за ней. Это отпадает.

Далее, вопрос измены. Ну, в целом, так же отпадает, моя девушка плачет, прося спать с её любовницей, да уж.

Ну и, наконец, неудачный опыт ранее, после секса с двумя партнершами, я был вымотан как лошадь. Самое забавное, что до меня только сейчас, после серьезной модификации, дошло что это не проблема для меня, смогу столько, сколько нужно, причем получая удовольствие.

Да и то, что они друг с другом… Если вне их отношений, это воспринималась не как измена с мужчиной, но все же некоторой изменой, то если с ними вместе, то это добавляет как пикантности, так и снимает с меня необходимость корячиться, пытаясь удовлетворить обеих.

Ну, а если что и не так, то в конце то концов, что с Джинни разбежаться, что с Джинни и Луной — один хрен. Так что, попробуем и посмотрим, что из этого выйдет, решил я, выходя из транса и открывая глаза.

Девчонки забрались на кровать, сидели по бокам и смотрели на меня. Привстал я, погладил Джинни по голове, протянул согнутую руку к Луне, пододвинувшуюся в полуобъятья и сказал: «Ну давайте попробуем»…

***

Попробовал начать целовать и ласкать, однако, был в четыре руки уложен на спину, со словами «мы сами». Ну, сами так сами, будет мне компенсация за насилие над мозгом, ехидно подумал я. Смотря на счастливую улыбку Джинни и довольную Луны.

Пока девушки просто гладили мне грудь и живот, я рассматривал Луну. Чуть крупнее Джинни, с грудью, на полразмера побольше, с ярко–розовыми и небольшими сосками, которые были почти не видны раньше. А сейчас, постепенно твердея, появлялись на свет. Щелка была аккуратной и гладкой, ни волосинки. Впрочем, Джинни, предпочитавшая раньше легкий пушок, сегодня также использовала соответствующее заклинание. Протянул я руки и стал гладить соски девушек, впрочем, длилось это недолго.

Переглянувшись, рыжая и блондинка поместили свои губы в уголки моего рта и начали своеобразный, тройной поцелуй, играя языками со мной и друг с другом. Довольно приятный процесс продлился несколько минут, во время которых я ласкал соски, склонившихся надо мной любовниц.

А, по окончании поцелуя, девчонки, целуя и лаская языками, стали спускаться ниже по моему телу, перейдя в итоге на мои соски. Что явно было следствием их лесбийских игр. В некоторой степени приятно, однако, все же не то, так что, поглаживая по волосам я немного подтолкнул их ниже. Что было понято верно и, оставляя дорожки поцелуев, девушки спустились к паху. Джинни, как хозяйственная девушка, взялась за резинку трусов, ну и я помог, немного приподнявшись поясницей.

А Луна с интересом наблюдала, за покачивающимся на уровне её груди членом. И когда я, освобожденный от одежды, лег, протянула руку и осторожно взяла за ствол. Подергав несколько раз рукой, первые разы излишне нежно, блондинка, наконец, освободила головку. Тем временем, Джинни, лежа у меня на ноге, скользнула по ней телом, так что её глаза оказались на уровне члена. Улыбнувшись, рыжая приподняла голову и скользнула высунутым розовым язычком по уздечке, поглаживая рукой мошонку. Луна с интересом это наблюдая, приблизила лицо и так же высунула язычок, на что Джинни, чуть повернувшись, освободила Луне место. Ощущение от теплых, влажных языков на головке и вид милых, озорных лиц было непередаваемо, особенно когда девушки слились в поцелуе, используя мой член, как третьего участника.

Однако, кончить я не мог, а зрелище и ощущения, начинали вызывать уже болезненную тяжесть, так что, взяв себя за член я сделал несколько характерных движений. Рыжая понимающе кивнула, негромко произнесла что–то Луне. Та, аккуратно взялась за член, погрузила его кончик в кольцо губ и, временами поигрывая внутри рта язычком с головкой, стала аккуратно насаживаться ртом и двигать рукой. В это время Джинни, скользнула ниже и убрав пальчики, начала ласкать языком мошонку, а, отодвинув мою ногу в сторону, не обошла вниманием и промежность.

Столь интенсивные и новые (как Гарри, мне никто не делал минет, Джинни лишь не часто целовала для возбуждения) ощущения, вскоре привели к оргазму. Почувствовав сокращения мышц, Джинни продвинулась вверх, чуть подвинув Луну и слилась с ней в поцелуе, вокруг головки. Учитывая то, что Луна продолжала ритмично ласкать член, а пальчики Джинни, мошонку, я получил сильнейший, наверное во всей своей жизни оргазм, извергаясь секунд десять, не менее.

Семя попало как им в рты, так и, частично пролилось, однако девушки не выпускали головку из сладкого плена до тех пор, пока член не стал опадать. Поцеловавшись и почистив языками как лица друг другу, так и, к моему удивлению, мой пах от семени, девчонки с довольным видом полулегли по бокам и уставились на меня с двух сторон:

— Ну как тебе, Гарри, — лукаво прищурившись спросила Джинни, а Луна кивнула, молча подтверждая вопрос.

— Это… Это было наверное лучшее, что я ощущал в своей жизни, — честно признался я, — спасибо вам, сейчас, минутку, наступит и моя очередь, — хищно оскалился я, но тут же решил уточнить пару моментов, — а зачем вы выпили семя?

— Мы читали, мужчинам это нравится, да и ласкаем мы друг друга, — протянула мечтательно улыбающаяся Луна.

— Да, — подтвердила Джинни, — и мы, и ты меня, — сказала она и чмокнула меня в губы.

— А где вы научились, — неопределенно помахал руками я.

— Мы с сентября тренировались на бананах, — ответила Луна, водя пальчиком по моему телу, — читали и готовились.

— Я хотела, чтобы ты принял Луну, — смущенно ответила Джинни, на мой вопросительный взгляд, — а сейчас, когда мы вместе, — мечтательно улыбнулась рыжая, — можно все. И что ты захочешь, и что мы, — комично серьезно погрозила мне рыжая пальцем, — Кстати, Гарри… — замялась она, — у Луны еще не было мальчика…

— И ты не хочешь чтобы я её трогал? — догадался я, — ну это и не…

— Нет, ты не так понял Гарри, — сказала Джинни.

— Я буду рада, если ты будешь во мне, — мечтательно сказала Луна, — Джинни рассказывала, что это чудесно, — взглянув на меня голубыми глазищами улыбающаяся девушка спросила, — большой мозгошмыг, ты не обидишь маленькую Луну?

— Не обижу, — улыбнулся я и привстав поцеловал её.

Попросил у Джинни кулон и надел его на Луну. Положив её на спину, я начал ласкать её, начиная с грудей. Джинни же, присев сбоку от нас, гладила руками то Луну, то меня. Грудь у Луны была помягче чем у Джинни, немного опала, вобрав в себя соски, что было даже пикантно — для того, чтобы ласкать их языком, нужно было немного втянуть в себя грудь. Поглаживая щелку Луны, я почувствовал влагу, так что начал, лаская, спускаться к лону. Добравшись же до него, и поцеловав небольшой, выглянувший из щелки клитор, я услышал слова Луны: «я хочу узнать, как это, не языком и руками». Ну, в принципе, логично, так что начал я пристраиваться, однако, в спину мне уперлись соски, а на ухо прошептал голос Джинни: «мне интересно, ложись, а я помогу».

Не имея ничего против, разместился я на локтях над Луной, целуя её. Джинни в это время обхватила пальчиками мой член, поводила головкой по щелке Луны и, наконец, положила мне ладонь на поясницу. Я начал плавно входить в Луну, наткнулся на преграду и попробовал её растянуть. Впрочем, она порвалась, невзирая на мои усилия, заставив блондинку вздрогнуть. Я замер, смотря на широко открытые голубые глаза. Девушка полежав с полминуты, улыбнувшись, кивнула.

Так что, начал я аккуратно двигаться в ней. Смотря первые мгновения с опасениями, Луна вошла во вкус и обхватила меня руками, задавая более высокий темп.

И тут, на определенном движении, моей мошонки коснулось что–то теплое и влажное. Джинни, чертовка, понял я. Блин, ей же неудобно, наверное. Ну, впрочем, пусть, если хочет. Так что, дальнейшее соитие с Луной, происходило в сопровождении ударов язычком по мошонке, что было приятно, но несколько странно. Наконец, Луна начала тяжело дышать, несколько раньше, чем мне бы хотелось. Впрочем, метаморфизм помог ускориться и закончили мы вместе. Выглядело, у Луны, это забавно: при сжимающихся мышцах влагалища, обильно текущая, Луна обмякла в момент оргазма, а не после.

Я же, дабы не забывать о своей первоначальной девушке, через полминуты привел себя в боеготовое состояние. Несколько удивленная Джинни, быстро пришла в себя, лукаво улыбнулась и положила меня на лопатки: её рыжей милости захотелось доминировать.

Введя мой член в свое лоно, уже немало разгоряченная Джинни сходу взяла быстрый темп, скользя по всей длине члена и закинув голову. Лаская соски девушки я скосил взгляд: еще не отошедшая от своего первого раза Луна, расслабленно лежала на боку и с интересом наблюдала за нами.

Впрочем резкий темп, заданный Рыжей закономерно привел к скорому оргазму. Я, традиционно, ввел кончик пальца в анус девушки, однако, кончая, не потерял контроль за ситуацией и перехватил нацелившиеся на мою задницу ручку, слегка привстав.

А когда лежавшая на мне Джинни отдышалась, она, надув губы, смотря на меня зелеными глазищами, спросила:

— Гарри, почему? Я же читала, вам там тоже приятно, даже приятнее чем нам, нам только снаружи, а вам и внутри.

— Кхм, — аж поперхнулся я, — ну, может оно и приятно, но мне как–то что–то в попе не очень.

— Посмотрим, — показала мне язычок рыжая, — помню я, как не очень, — ехидно закончила она, вселяя в мое сердце леденящий ужас насчет своего филея. Так что я решил сменить тему, пока что–то из «прочитанного» не оказалось в противоестественном месте.

— А что будем делать дальше? — с улыбкой спросил я.

— Луне же не стоит? — на что я кивнул, — тогда, мы будем вместе, а ты смотреть, показала язычок рыжая, — но потом, — эротично облизнулась она, — я помогу, если нужно.

А наблюдая за их взаимными ласками, я понимал, что если так — то я точно не против, даже красиво, думалось мне, возбужденному от вида ласкающих друг друга девушек. Причем, Джинни явно вела в этом дуэте.

Через четверть часа, достигнув взаимного оргазма, явно унесшего Луну куда–то далеко — она с легкой улыбкой смотрела в потолок, рыжий чертенок обратил свой взор на меня.

Расположившись у меня между ног, рыжая, с лукавой улыбкой, поцеловала головку и начала энергично ласкать член, поигрывая с уздечкой язычком. Несмотря на не первый за сегодня раз, даже без метаморфизма, ощущения и зрелище быстро подвели меня к оргазму. Который опять выгнул меня в дугу. Эта чертовка, пользуясь моей уязвимостью, проникла в меня с тыла.

Блин, да что ж это такое–то, думал я. Сдалась ей, блин, моя задница. Хотя, посмотрел я на посасывающую, как леденец, член Джинни, да и хрен с ней. Но только палец. И редко.

Засыпал я с двумя девушками, лежащими на плечах и думал, что при всех раскладах, в этом что–то есть. Да и если так, то и жить можно вместе подольше, если даже не совсем долго, думал я проваливаясь в сон.

21. Социальные планы

Проснулся я пораньше, посмотрел на рыжую и блондинистую шевелюру на плечах, стал заводиться, но вовремя себя одернул. И ужом выскользнул на волю. Засел с кофе в курительной и стал думать.

В принципе, с учетом обдуманного вчера, ситуация не ухудшилась, а как бы не улучшилась. Напряжений в отношениях с Джинни поуменьшится. С Луной же, судя по всему, проблем не возникнет в принципе — несмотря на свои странности, она человек неконфликтный и неприхотливый в быту. По жизни это минус, но в нашем «гареме Джинни» это в плюс. Ехидное воображение подкинуло мне образ меня, с радостной улыбкой тормошащего Луну и вопящего: «Госпожа назначила меня главной женой!». Чур меня, хихикая подумал я.

А если без шуток, то похоже вопрос клана становится менее теоретическим. Не думаю, что единственный ребенок угасающего рода, откажется от такого варианта, при учете что близкие ей люди окажутся в клане. Так, с Луной разобрались, осталось разобраться с Джинни и близнецами.

Впрочем ладно, это вопрос будущего, как и вопрос совместного быта, посмотрим по месту что и как будет.

А вот вопрос моей вчерашней модификации остается. Пока она показывает себя выше всяческих похвал, однако, судя по активности магической части метаморфизма а также неполным шкалам здоровья и маны, я функционирую на нем. Ошибка или я голодный? Впрочем, похоже, голодный, подумал я, затребовав у Вонки завтрак.

Поедая яичницу с беконом, я чуть не назвал себя идиотом. И то, что не назвал, ничего не изменило. Я таскал пакет от Блэка хрен знает сколько времени. Несколько раз отвлекался на более важные дела, откладывал и прочее.

Ну, вообще, вряд ли там что–то сильно важное, да и предполагаю я, что он передал. Вскрыл извлеченный из сумки пакет и утвердился в своих предположениях: это было завещание Блэка, который при любых раскладах являлся последним официальным Блэком.

В принципе, есть у меня подозрения, что дети у него могут быть. Хотя не факт — магическая контрацепция проста и не напрягает, тут скорее надо вспоминать и прикладывать усилия чтобы завести детей.

Ну, в любом случае, посмотрим. Актив, очевидно, немалый. Побольше даже подарка Уда, хотя слюноотделения не вызывает. Но, в любом случае хорошо, что активы Блэков не уйдут к алтарщикам, а с остальным посмотрим. Сам же Блэк, вообще был погружен в чародейский сон. Обследование, по моему требованию, квалифицированным менталистом, показало, что мунговское «нормально, ну для Блэка», нихера не нормально. Даже, подозреваю, для Блэка.

Так что, нанятый за почти тысячу галеонов менталист, под контракт и клятву, старался семь дней в неделю. Пытаясь сохранить основные личностные ориентиры Сириуса, при этом ослабить или потереть патологические отклонения.

Честно говоря, я серьезно опасался: возникало ощущение, что я убиваю Блэка, делая из него что–то мне удобное. Впрочем, менталист меня успокоил, как словами, так и демонстрацией в омуте памяти нескольких «не самых ярких», как он выразился травмирующих воспоминаний. Ну и с клятвой заявил, что та личность, что есть сейчас, проживет не больше двух лет. Навязчивое и неосознанное стремление к смерти. Сопьется, будет участвовать во все более опасных выходках. В общем, так или иначе убьется. В результате, тут было без вариантов и я махнул рукой на «перепрошивку Блэка».

Ну и оставалось мне только ждать, налаживать межличностные отношения и тренироваться. Луна, закономерно, перебралась ко мне, впрочем ежедневно навещала отца. Поинтересовавшись у нее насчет алтаря, я вызвал у неё слезы и шепот Джинни на ухо, что мать Луны погибла у нее на глазах, разрушая алтарь.

В быту она, как я и ожидал, была неприхотлива, правда, расслабившись, часто танцевала с невидимыми партнерами или ловила столь же невидимых фигулин. Впрочем, танцевала красиво, топором сгонять с меня невидимых крокодильчиков не рвалась, так что вполне вписалась в наш быт.

Причем, Джинни включила её в наши дела с картами, а рисовала Луна, в чем–то получше Джинни, люди у неё выходили на удивление живыми. Ну и помогала отцу со статьями, впрочем я, прочтя один номер, решил, что это либо излишне тонкий троллинг, поскольку я нихера не понял, либо мудреный шифр. Потому как серьезно воспринимать поток бреда, написанный в этом издании не выходило никак.

Ну а перед окончанием каникул, прилетела сова с письмом от Огдена. И вот что он там сообщал:

Клан состоял из магов, принесших клятву, выбитую на специально подготовленной плите. Клятву, как понятно, могли принести только маги, со сформированным ядром, «по наследству» клановость не передавалась. Соответственно, выбить на камне можно было все что угодно, однако, как понятно, тут надо было думать и разбираться.

Мастера за изготовление камня брались, просили денег немало, однако, делали быстро. Так что, решил я собрать нашу компанию и посвятить в свои планы. А то, настроил волшебных замков, а вот пошлют меня нафиг, что маловероятно, но все же возможно.

— Дамы и господа, — начал я свою речь, перед собравшимися близнецами и девчонками, — так сложилось, что все мы сироты, не имеем поддержки влиятельных магов. Но нас объединяют как общие взгляды, так и финансовые интересы, да и о межличностных отношениях не стоит забывать. В общем, по ряду причин, всем вам известных, у меня есть предложение, для здесь присутствующих, объединиться в Клан.

— Мы в курсе наличия кланов, — после раздумья сказал левый.

— Однако, не помешало бы знать подробности, — поддержал правый.

— Что нам это даст и что потребует взамен, — закончили они хором, на что я положил перед каждым из сидевших за столом по выжимке из узнанного мной и присланного Огденом.

— А мне нравится, — прочитав первая отозвалась Джинни, — мы будем как раньше, — понурилась она, — как большая семья, — Луна подняла глаза от бумаг и молча кивнула.

— Сама идея понятна, — сказал правый.

— И объединение активов разумно, — поддержал левый.

— Но как ты видишь условия внутри клана? — спросили они хором.

— Вообще–то, — ответил я, — для этого я нас и собрал. Что мы хотим, на что согласны, чем готовы пожертвовать, а что только свое.

Так, договорили до обеда, потом до ужина. Спорили, решали но в итоге общим решением были приняты такие Законы Клана:

1. Члены клана не имеют права, сознательно и по своей воле, наносить вред жизни, здоровью и свободе воли членов клана.

2. Членом клана может быть только непосвященный алтарю маг, сознательное посвящение себя алтарю члена клана делает его врагом клана.

3. Члены клана обязаны выполнять указания Совета клана и назначенного им Главы клана.

4. Совет клана состоит из пятерых магов, один из которых является главой клана и имеет два голоса в совете.

5. Глава клана избирается Советом клана, не менее чем четырьмя голосами, ими же он может быть отстранен.

6. Советником клана становится назначенный предыдущим Советником преемник, при поддержке не менее трех голосов Советников.

7. При отсутствии преемника, Советник избирается из членов клана, Советом клана, не менее чем четырьмя голосами.

8. Члены клана вносят треть своих доходов в казну клана, которая расходуется на благо клана.

Собственно, на этом и остановились. Общая политика и взаимная страховка от дебилизма как Советников, так и Главы. Остальные вопросы могут решаться и в обычном порядке, быть пересмотрены и прочее, а вот краеугольный базис таков. Ну а нарушение устава ненавязчиво разрушало магическое ядро нарушившего. Все же остальное, как говорится, общим порядком. При этом, например, приказ Главы должен звучать так: «я, как Глава клана, приказываю». Если послать, например в жопу, без этой формулировки, то посланный имеет полное право не пойти.

Ну и сразу возник вопрос набора новых членов. Лично я предлагал ограничиться своей возрастной группой, по крайней мере на данном этапе. Предложить интересным чистокровным, да можно и маглорожденным вхождение в клан. Это даст им знания, финансовую поддержку и относительную безопасность. При этом, не разрушит семью и прочее. Просто дополнительные обязанности за определенные блага. Ну а набрав, если удастся, человек двадцать сверстников, можно уже абстрагироваться от возраста, приняв, например, родителей, если те этого пожелают.

Всяческие организационные вопросы: название, символика и прочее, отложили на учебный год. Решили подобрать людей, заказать к лету Камень Закона. Соответственно, к тому моменту и решить вопрос с атрибутикой и прочим. На этом все сошлись, подняли бокалы за принятое решение и разошлись по своим делам.

В Хогвартс–экспрессе, которым решили все–таки воспользоваться для пути до колледжа, хихикающие близнецы отвели меня в сторонку и поведали занимательную историю: Рональд, в ночь перед отъездом, изволил расстаться с Грейнджер. История не очень аппетитная, но довольно забавная.

Грейнджер жила, так сказать на два дома. Часто появляясь в Норе, впрочем общалась она в основном телами с Роном, ограничиваясь «здрасти» с другими обитателями. Так вот, в ночи перед отъездом Нору сотрясли вопли Рональда, на тему того, что Грейнджер не угодно ему выглядит, не следит за собой, заросла волосами где ему не нравится да еще и оскорбляет его тонкое обоняние. На что последовал в чем–то спорный ответ Грейнджер, что волосы там, где они растут, это естественно и не безобразно как следствие. А насчет гигиены и сопутствующих ароматов, Рональду следует обратить внимание на себя. Что было уже совсем не спорным ответом, близнецы жаловались, что Рональда приходится насильно чистить заклинанием, чтобы пребывать под одной крышей.

Но Шестой закусил удила, в приказном порядке потребовал сделать, как ему угодно, ну и молчать, когда он изволит её трахать, так как Рональд всегда прекрасен, а ежели Грейнджер что не устраивает, то пусть она валит нахер.

Гермиона «делать красиво» не пожелала, обозвала Рональда рядом нехороших и рядом неизвестных близнецам слов и свалила с вещами в ночь. Нахер или нет — рыжие не в курсе, не проверяли.

Посмеялся и даже немного пожалел бывших друзей Поттера. В начале знакомства, да и сейчас, если разобраться они были не худшими людьми. Но активно взращивали своих тараканов, вместо их усмирения. Так что, уже сейчас, представляли из себя довольно неприятных личностей. А дальше, судя по всему, будет только хуже. Впрочем, выбор у них был, делали они его сами, так что хер бы с ними.

В Хогвартсе же, по прибытии, Луна направилась с Джинни в башню Рейвенкло, забрать из комнаты вещи и поставить в известность декана. Однако, буквально через десять минут переговорные артефакты (как выяснилось позже, не только мои, но и близнецов) выдали голосом Джинни зов о помощи.

Сорвавшись в сторону башни, я увидел такую картину: три парня и одна девица со Слизерина, явно не очень трезвые (хотя и не очень пьяные, их состояние выдавали только глаза) со смехом кидали в прикрывающихся протего девчонок ступефаи и жалящие. Комментарии в стиле «предательница крови» и «лунатичка» прилагались.

Быстро взвинтив скорость мышления, я понял, что тут лучше действовать голой физикой, так что прошелся по дурным головам парней тростью, отправляя их в отруб. И наткнулся на пленку протего, которое успела поставить шустрая девица.

До кучи, отлипая от препятствия, я получил от слизеринки обезоруживающее, которое не откинуло, но вырвало трость из руки. Вдобавок, Джинни решила мне «помочь», выпустив несколько сглазов, которые, блин, не проходили протего, однако вполне успешно испортили мне одежду, ну и частично кожу под ней.

Ну вот просто блеск, думал я, нарезая вокруг девицы круги и формируя несколько спиц крови. Хорошо что сглазами, а не бомбардой какой.

Впрочем, спицы успешно прошли щит, вонзившись в колено девицы, под разными углами. Ну и кратковременный паралич вызвали, за время которого я по–простецки, раз уж лишили трости, пнул девицу ногой по лицу.

— Джинни, Луна вы как? — поинтересовался я, подбирая трость.

— Спасибо, Гарри, все в порядке. И прости, я не нарочно, — ответила Джинни, — А они просто ругались и кидали в нас жалящими.

— И ступефаями, когда ты их сглазила, а я поставила щит, — дополнила Луна, — спасибо, Гарри, — подошла она ко мне и поцеловала.

Я же взяв трость, подошел к оглушенным парням, да и раздробил каждому по коленной чашечке. Вполне излечимо, но ночь в больничном крыле для раздумий об их поведении у них будет. Задумался над девицей в отключке и решил что с неё хватит, стрела в колене есть, нос сломан.

Ну и тут, как всегда вовремя, как любой представитель администрации, явился Снейп. Обежав взглядом присутствующих, убедился что все живы и помирать в скором времени не намерены, завел зельевар свою арию:

— Поттер–р–р! — прорычал профессор.

— Добрый вечер, профессор Снейп, — сделал вид лихой и придурковатый я, — С прошедшими вас праздниками, сэр! Желаю вам здравия и удачи на по…

— Поттер, — без рычания и со вздохом ответил Снейп, — вы можете просто объяснить, что здесь произошло?

— Безусловно, профессор, — ответил я, — студенты вашего дома напали на моих подруг, с использованием оглушающих и обезоруживающих. Мисс Уизли и мисс Лавгуд использовали щитовое и поставили меня в известность о своем затруднительном положении. Ну а я, как добрый друг, явился и устранил затруднение, — смотрел я честными голубыми глазами на Снейпа.

Тот поморщился, подошел к натерпевшим, кинул диагностическое и принюхался своим грандиозным шнобелем. Унюханное ему не понравилось, так как он вздохнул и жестом «а шли бы вы все нахер», заставил тела исчезнуть, надеюсь в больничное крыло, а не туда куда махал.

— Поттер, свободны, — обреченно выдал Снейп.

— Слушаюсь, профессор, сэр, — бодро ответил я, — позвольте выразить свою бесконечную благодарность и восхищение вашей оперативностью и навыками, сэр!

— Минус балл Гриффиндору, — мученически закатил глаза Снейп.

— Слушаюсь, профессор, — бодро отрапортовал я, — а за что, дабы в будущем не повторять, сэр?

— Поттер, придумайте сами, — возмутился и оживился Снейп, — и вообще, идите по своим делам.

— Слушаюсь, профессор Снейп, сэр! — сказал я и потопал с девушками к башне Рейвенкло.

— Поттер, подготовьтесь к последствиям, — послышался в спину голос Снейпа, однако, обернувшись, я его не обнаружил.

Ну и довел девчонок до башни, ну и к себе как понятно. Рыжие засранцы всю дорогу умудрялись показываться на глаза только мне и показывать большие пальцы, ну и в целом кривляться. Добрались они до места происшествия спустя пару минут после меня, но увидев что конфликт исчерпан, стояли вдали и наслаждались представлением. Причем скрылись даже от Снейпа.

Впрочем, вопрос у лестницы в мои апартаменты «Фред, Джордж, а вы не зайдете?», произнесенный голосом Луны, показал что конспирологические способности близнецов не абсолютны.

Так что, удивившись, вошли эти типы ко мне, ну и разместились мы все в курительной, думать–обсуждать.

— Нотт, Кэрроу, Гойл и Паркинсон, — хором произнесли близнецы, до того как кто–либо что–то сказал.

— Угу, — кивнул я, — вопрос в том, это ко мне, к Уизли или Лавгудам или вообще по–пьяни, — протянул я.

— А разве есть разница? — уточнила Джинни.

— По большому счету нет, а вот для обеспечения безопасности… Хотя ты права, разницы нет, — признал я.

— Мстить будут, — начал левый.

— Вопрос в том, кому или через кого, — дополнил правый.

— Те еще засранцы, — заключили оба.

— Так, для начала, я предлагаю встречать девушек после занятий, этим займусь я, — высказал свои мысли я, — а в следующее воскресенье надо будет прикупить защитных артефактов, — на что близнецы поморщились.

— Новые и в лавке, — сказал левый.

— Дорого и бессмысленно, — продолжил правый.

— Возьмем у старьевщика, — закончили оба, — на время учебы хватит, обойдутся в четверть цены, ну а потом и сами сделать сможем.

— Вообще да, логично, — признал я правоту рыжих, — тогда вопрос, какие.

Посидели, пообсуждали, решили что всем (кроме меня, так как у меня был, а девчонки отказались брать, логично мотивируя что я буду их защищать, так что на мне нужнее) нужны амулеты против стандартной тройки: связывающее, оглушающее и обезоруживающее. Что было логично, на более высокоэнергетические, вроде взрывного в коридоре, прискачут профессора.

Ну и закупку на себя взяли близнецы, что так же логично, так как хрен я знал про старьевщика, а как по рассказу понял, личные знакомства там важны.

Проводив близнецов, закурил и задумался. Напавшие, это дети пожирателей, впрочем из «беглецов» только Кэрроу, остальные «импернутые» на всю голову и живут в Англии.

Конфликт, судя по характеристике близнецов будет, так что хорошо бы его завершить пораньше, не дав перерасти в политическое противостояние в колледже. Так–то похер, только я тут учусь, тут мои девушки… В общем, надо перехватить первую попытку нападавших отомстить, ну и ответить так, чтобы больше не лезли. И при этом не подключить «возмущенную алтарную общественность». Задачка, да.

До кучи, терзает меня сомнение, что эти нетоварищи действовали по своей воле. Напоить и подговорить, легкий конфундус, да масса вариантов подтолкнуть нетрезвых придурков на «поиздеваться над уродками».

Казалось бы, паранойя, однако уж слишком показушно и вовремя это произошло. Случайность, безусловно, возможна. Но мне будет спокойнее считать что это невыявленный враг. Точнее, тревожнее, но планируя с учетом его гипотетического существования — спокойнее.

С этими параноистыми мыслями пошел я с девчонками ужинать. И заклинаниями еду проверил. На всякий случай.

Примечание к части

Что–то никак не войду в нормальный ритм письма. Вот блин реально, оновогодили, оруинили и подтопилиߘҼbr /> оновогоденный, оруиненный и подтопленный старина Киберъ Рассвет

22. Проклятье должности

Ну а со следующего дня, неожиданно и внезапно, началась учеба. Причем, несмотря на моральную подготовку и снимаемый мной только перед сном защитный амулет, никаких гадостей не происходило. Четверка нападавших на девчонок даже не кидали в меня злобные взгляды. Так что, после покупки близнецами амулетов, я почти расслабился.

И был обрадован тем, что паранойя была не беспочвенной: в одно прекрасное утро, выходя из апартаментов, я обнаружил некий магический конструкт, расположенный у входа ко мне, со стороны коридора.

Остановил девчонок, отправил их через гостиную. Сам же стал приглядываться к конструкту, не приближаясь к нему. Ну, рун нет, вроде бы ничего опасного так же, что–то трансфигурационно–обратимое. Впрочем, даже если ловушка ставилась не с целью сильно навредить, ошибка изготовителя вполне может отправить на тот свет или почти необратимо покалечить.

Призвал Флоппи, потыкал пальцем в фигню, ну и высказал желание, чтобы домовушка проверяла входы–выходы моего обиталища на подобные сюрпризы. Домовушка небрежным пассом развеяла фигню (вот хрен знает, что у них за магия, точно магия, но, какая–то совершенно не структурированная, видимо, в словах «духи хаоса», есть своя правда), поугрожала мне селфхармированием, ну и была послана нахер. К Вонки в смысле.

А, на последовавшей истории Магии, я призадумался, раз в очередной. Ну, положим, с нападения на девчонок прошло больше недели. Однако, авторами ловушки обиженные слизеринцы вполне могут быть. Блин, хоть сам на них нарывайся, однако, этого из–за гипотетического злодея\коалиции делать явно не стоит.

Неприятная ситуация, ждать нападения, когда могут пострадать близкие. И Браун ничего не говорит, мол были слухи, о «коалиции против Поттера», да и заглохли. И, самое поганое, что вполне может быть, что и нет никакого клуба злодеев. Блин, похоже придется идти на контакт с моим отвергнутым, чтоб его, поклонником.

Не факт, что поможет, но проверить–попробовать надо. По крайней мере, при всех его очевидных недостатках, он прямой как палка, хоть и заднеприводной.

Отловил я перед обедом сиятельного наследника, да и позвал на приватный разговор. Важно кивнувший Малфой, последовал за мной, время от времени кидающий опасливые взгляды на трость. Вот точно Люциус ей ум в него вбивает. Только не в те ворота. Или в те? Блин, нахер мысли о Малфоях, с их эксклюзивными приводами.

— Малфой, я бы хотел попросить тебя об услуге, — начал беседу я, — информационного характера.

— Поттер, — важно кивнул Малфой, — это возможно, с учетом взаимообразной услуги, — на что кивнул уже я, понятно что надо будет либо картами отдариться, либо чем–то еще, подобного типа.

— Сегодня, у выхода из моих апартаментов, меня поджидала ловушка, если не смертельная, то явно опасная, — соврал, а возможно и нет, я, — Ну, а о конфликте с четырьмя вашими студентами, ты, безусловно, знаешь, — внимательно слушавший Малфой кивнул, — вопрос не в страхе или чем–то ещё подобном, — бесстрашно вещал я, — просто, это мелочно и неприятно, ну и если есть конфликт, его надлежит разрешить как подобает, а не мелкими пакостями.

— Про вашу драку Дом Слизерин в курсе, — протянул Малфой, — её обсуждали и факультет к тебе претензий не имеет. С Паркинсон, — поморщился Малфой, — ты был излишне жесток, но, в целом, претензий также нет. Сами они вряд ли, — подытожил Малфой, — их и так профессор Снейп и факультет, за пьяные выходки, наказали.

— Ясно, спасибо, — задумчиво протянул я, — буду должен.

— Тут не за что, Поттер, — важно ответил белобрысый, — впрочем, если ты решишь побеседовать в Хогсмиде о некоторых философских аспектах… — сделал недобрую, для меня, физиономию Малфой.

— Не думаю, редко там бываю, — зачастил я, — Благодарю за информацию, соразмерная услуга за мной, — закончил я скороговоркой и срулил вдаль.

Так, ну в данном случае белобрысому можно и поверить, а можно и не верить. Толковой информации ноль, разве что смысл бросаться на четверку с шашкой, без однозначного доказательства их причастности, пропал полностью. И Снейп, блин, с его «готовьтесь к последствиям», сволочь носатая.

Ладно, суетиться смысла нет, так что продолжим учиться, но бдительность сохраним.

И опять потянулась учеба, причем, опять же, без каких то явных вражеских выступлений. Ловушки новые не появлялись, определенные группы студентов ожидаемо выказывали недоброе отношение, но черту не переходили. Так дожили до матча со Слизерином, который обещал быть жарким: если мы выигрываем в этот раз, змеиный дом вылетает из игры на этот год.

Вуд паранойей заразился, похоже от меня, тренировки вел в разное время, скрывающие заклятья на поле применял. Даже меня пару раз вытащил на тренировку, подло смотрел на меня такими глазами (как у котят в Шреке, гад), что я не мог отказать. Впрочем, после этих тренировок, убедившись, что либо в меня надо метать бладжеры, либо я с интересом летаю вокруг суетящихся сокомандников, махнул на мое присутствие рукой и послал нахер. До матча.

А моим интересом, помимо звездности, была одна задумка. Ослабленные щиты метлы, как защищали от ветра седока, так и уменьшали сопротивление воздуха. Мне, признаться, пришла в голову идея, аналог защиты мотоциклистов. На хрена переконфигурирующееся поле, с задержкой, когда его можно банально привязать на человека, сведя отклик чар до минимума?

Ну, в общем–то, подобный артефакт я пусть с трудом, но создал. В тайне, но предварительно проштудировав правила по квиддичу. В результате, ничего запрещающего подобное, в них не нашлось.

Соответственно, отключил щитовую функцию метлы как факт, одним этим добавив разгонной динамики. Протестил в одиночестве придумку, в общем, вышел неплохой буст, насчет максимальной скорости черт знает, но вот набор её ускорился, чуть ли не на четверть.

Ну, а перед матчем, Вуд с лицом серьезным и одухотворенным, вещал как плохо и больно он сделает всем, а особенно некоему Поттеру, который, зараза, не тренировался, если мы сольем. Стрелки, в общем, переводил, подлый вредитель. Впрочем, я отпарировал, что не вопрос, однако, если не сольем, то для Вуда я на неделю стану Великим мистером Поттером. Вуд задумался и согласился, что не могло не радовать.

Вышли на поле, капитаны поручкались и матч начался. С самого начала я почувствовал на себе всю любовь загонщиков Слизерина: они гонялись персонально за мной, как направляя в меня бладжеры, так и стараясь протаранить.

Безуспешно, однако времени на спокойный поиск снитча они мне не давали. Драко же, держался ближе к воротам Слизерина, так что, наша команда, с учетом жесткой игры соперника, вынуждена была работать в классическом построении. Охотники Слизерина тупо таранили наших, что вынуждало загонщиков, сконцентрироваться на них. Вуд помахал мне рукой, в смысле не направить ли ко мне подмогу, на что я помотал башкой, мол не надо.

Выдал я максимальную скорость, двигаясь к краю поля. Загонщики почесали, очевидно отставая, за мной, ну и Малфой коршуном рванул в сторону, куда я летел. Причем, оглядевшись, я напрягся: Отрываясь от загонщиков, я невольно направил белобрысого к снитчу, которого тот пока не видел, однако был ближе к нему, нежели я. Счет же был 40:10 в нашу пользу, чего, очевидно, недостаточно, если белобрысый поймает снитч.

Впрочем, тут не думать, а ловить надо, так что, двинул я не к снитчу, а наперерез Малфою, так шансов было заметно больше. Увидев приближение и мою траекторию, Малфой отвернул, видимо древко в пузе на прошлом матче, давало о себе знать травматическими воспоминаниями. Ну а я, соответственно, развернулся и поймал снитч. Причем, даже никакая гадость со мной не учинилась, что не может не радовать.

До раздевалки всю команду донесли болельщики. Вынос тел сопровождался прекрасным видом кислых и печальных рож слизеринцев. В самой же раздевалке Вуд, самым наглым образом, похвалил всех, причем, мою фамилию засунул в зад похвального списка, буркнув: «молодец, Поттер, хорошая работа».

— Я не расслышал, Вуд, — состроил я невинную рожу.

— Великий мистер Поттер, вы молодец, — с мученическим выражением лица, монотонно пробормотал капитан.

— Неделю, Вуд, — напомнил я.

— Я помню, Пот…, — прервался неудачник, — Великий мистер Поттер.

Отпраздновав победу с факультетом, а потом и своей компанией, поперся я уже вечером в библиотеку: надо было взять несколько копий книг, для написания эссе к понедельнику. Шел я довольный и расслабленный, за что и поплатился. Впрочем, подозреваю, если бы не был расслаблен, результат был бы тем же, если не хуже: меня сбило с ног неизвестным заклинанием, а лежащего на полу оплели трансфигурированные веревки, да и кляп противный вдобавок пасть закрыл.

Стал я готовиться показать всю неправоту агрессору, однако замер, когда увидел кто это. Ко мне, сверкая злобной улыбкой, приближался наш преподаватель ЗОТИ, Локхарт, во всем его великолепии. Как–то, что–то, ни хрена я не понимаю. Этому–то от меня что надо?

Этот–то, тем временем, домогательски облапал мою персону, забрал трость, палочку и защитный амулет. Неизвестной мне вариацией левиосы, поднял мое связанное тело, и почесал куда–то, левитируя меня за собой. Хм, помычать что ли?

— А, Поттер, очнулся, — бросил через плечо преподаватель, — несомненно, ты думаешь, уж не вознамерился ли сам великолепный Я, разделить с тобой ложе? — белозубо ухмыльнулся этот пидорас. Точно пидорас, а вот гей или не гей — посмотрим.

— Но, вынужден тебя разочаровать, — совсем не разочаровал меня Локхарт, — ты не в моем вкусе. И вот, сейчас ты думаешь: а зачем на меня напал столь прекрасный преподаватель? — на что я мыча покивал, — законный интерес, — констатировал Локхарт, заходя за какую–то статую и таща меня за собой, очевидно, в тайный ход какой, — ну что ж, либо я пробью окклюментный блок и ты ничего не вспомнишь, либо придется тебя, — пидарас зевнул, — немножко убить. Так что расскажу, дабы скрасить наш путь. Я, Поттер, весьма умелый и сильный маг. Ну и многочисленными иными достоинствами одарен в полной мере. И вот, некоторые уважаемые люди, обратились ко мне, предложив немалую сумму, отправить прошение в колледж, на должность преподавателя. Безусловно, представляя их интересы, за что отлично платят, — подмигнул мне этот отличнооплачиваемый, сверкнув засидевшимися во рту зубами, — О, вижу у тебя появились вопросы, — ухмыльнулся этот тип, — что ж, мы уже за пределами Хогвартса, так что задавай, — помахав палочкой избавил меня от кляпа этот тип.

— Джинни? — первое что заинтересовало, спросил я.

— В прошлом году? — на что я кивнул, — Да, меня попросили подкинуть этой предательнице крови, — с злобой произнес Локхарт, — один проклятый артефакт. И да, именно, я великолепно и незаметно, разыграл сцену в дуэльном клубе. А этот сальноволосый придурок ничего не заметил. Согласись, это было красиво, — на что я покивал, действительно сыграно было неплохо, что не отменяет того, что Локхарт — пидарас, — Вот! Вижу что и ты оценил. Правда, в этом году просьба была… — замялся пидорас, — достаточно глупая, настроить против тебя учеников, помочь им организоваться и «наказать» тебя, руками студентов. Что–то я, естественно, сделал, но эта работа не для моего таланта, — протянул Локхарт, — ну, а сейчас, у меня попросили взять твоей крови. Дело–то ерундовое, — продолжал заливаться соловьем гад, — а вот платят за него, на радость много. Ну, а главное, я величайший легилимент и мастер ментальной магии! — пафосно возвестил Гилдерой, — а вот с начала этого года, не могу прочесть не только твои тупые мысли, но даже воздействовать не могу никак. Но, я разберусь что за блок и, наконец, превзойду этого престарелого маразматика!

— Дамблдора? — уточнил я.

— Его самого, — злобно скрипнул зубами пидарас, — величайший маг, как же.

— А кто вас нанял? — уточнил я последний интересующий меня вопрос, концентрируя под одеждой кровь.

— Думаешь вырваться? — усмехнулся Локхарт, — зря. А вообще точно не знаю, передавал приказы и деньги Макнейр, но он слишком глуп для самостоятельных действий. Наверняка компания Темного Лорда, погибшего споткнувшись о твою погремушку, — хихикнул пидарас.

— Беллатрикс и Уизли, — осенило меня.

— Ну да, помогал я этой сумасшедшей, хотя без толку, — поморщился Локхарт, — спрятал, обеспечил питание. За это и доплатили неплохо. Только, этой психованной, втемяшилось в голову убить в Хэллоуин побольше народу. Весь день сидел и следил, чтоб не убежала, а она обманула таки, — расстроенно сказал гад, — только и успел эту жирную корову, предательницу чертову добить, — злобно признался пидарас, — Ладно, к делу, — направил он на меня палочку, — Легилименс!

Поскольку в надежности ментальной защиты системы я не сомневался, то спокойно формировал спицы крови под одеждой. А еще думал. В читанном мной Локхарт, помимо того что был неумехой и дебилом, имел двух сестер сквибов. Сквибов, блин, сам факт наличия которых говорит об алтаре.

Ну, впрочем ладно, сейчас он выступает как наемник, блок он пробить не сможет, значит будет меня убивать. А мне убиваться не хочется.

Так что, сформировав спицы крови, с максимальной силой метнул их в пидараса. А тот, склонившись ко мне и подходя ближе, то ли помог, то ли помешал (что по большому счету было похер) и насадился глазом, на одну из выпущенных мной спиц. И помер. Что было закономерно, с дырой в мозге, который у него на удивление был.

Заклятье, закономерно, рассеялось, я же, вставая, посмотрел на труп Локхарта. Ну вот как–то и не жалко его не разу. Да и первый убитый своими руками человек, как–то не особо волнует.

Окклюменция или местный «похервирус», решил я, поднимая спертые у меня вещи. И вошел в транс, думать.

Итак, то что пидарас сдох мне похер. Все что мог сказать он сказал, ну а как он трахал студентов в мозг (или не только в мозг) мне похер. Ну и Джинни он, гнида нехорошая, обидел, да и в целом моих друзей, да и Молли убил, так что туда ему и дорога. А вот новость, что есть некая группа финансирующая мои неприятности, это важно. Не убивать, не еще что–то подобное, а гадить, портить репутацию и натравливать студентов..

Вообще, похоже, кто–то тупо мстил за детишек. Что–то Поттер сделал, причем такое, за что пидарасу подкинули деньжат, чтобы он усложнил мне жизнь. Или уже я, но кому? Чанг, Диггори и парень с Рейвенкло, имени которого я так и не узнал, который, впрочем, просто получил по башке.

Блин, а ведь могли потому что «Поттер привлекает слишком много внимания». Вот просто, самим фактом дуэли и прочим, перетягивает нейтралов, пусть и молодежь, на сторону реформистов. Как вариант — вполне может быть.

И кровь. Кровь, вроде, нужна володьеморде, для возрождения в следующем году. Может тут уже в этом. Или проклю какую, гадкую, на меня навесить решили алтарщики. Много чего может быть, главное результат. Есть группа, связанная с тусовкой томного лорда, которая финансирует создание неприятностей мне. Причем, это взрослые, состоятельные люди вне колледжа.

Как–то неуютно все это звучит. И пара домовиков, мелькающих дома перестают казаться нормальной защитой, да и финансовые дела надо проверять с пристрастием.

Так, дальше, в колледже неприятности возможно и будут, но фоновые. Похоже, Локхарт подогревал антипоттеровские настроения менталистикой, а так — конфликты будут, но среднего уровня, плюс я создал себе довольно опасную репутацию. Быть надо осторожным, но паранойю в Хоге можно понизить.

И надо попробовать растрясти Дамби на информацию. Да и сдаться с трупом ему стоит. А то налетят ДМПшники и прочее. Скандал, камера и прочие прелести.

Призвал я, через связь с ядром, Флоппи, а появившейся домовушке, дал приказ: известить директора о нападении на ученика профессором и доставить его сюда. Лопоухая кивнула, исчезла и минуты через три явилась с дедом.

Дамби осмотрел грязное помещение где валялся дохлый профессор, сделал несколько пассов в его сторону, ну и уставился на меня, со словами: «Рассказывай, мальчик мой».

Я и рассказал, благо скрывать тут особо нечего. На дневник у Джинни Дамби помрачнел, на «помощи Беллатрикс» принял почти виноватый вид, на Макнейра покивал.

— Молодец, Гарри, — выдал свое коронное дед, — и не расстраивайся, — сказал он нерасстроенному мне, — ты не виноват в его смерти, гм, — поперхнулся дед, увидев охренение на моем лице, — я имел в виду ты сделал это не специально, — поправился директор.

— Да, глаз не самое удачное… В смысле да, директор, он сам виноват, что не во время наклонился, — бодро ответил я.

— Ты хотел его убить? — уставился в меня цепким взглядом Дамби.

— Нет, — честно ответил я, — он, например, мог дать показания на Макнейра, назвать тех студентов, на которых воздействовал. Это случайность, хотя его, — тыкнул я пальцем, — я не особо жалею.

— Убийство, Гарри, это плохо, — удивил меня Дамблдор, — есть факты, подтверждающие, что оно раскалывает душу, — продолжал нести бред старик.

— Директор, — решил я немного вернуть деда в берега, — не напомните, когда была последняя мировая война и сколько расколотых душ на Земле?

— Кхм, — замялся директор, — в любом случае, убийство не выход. Гарри, можешь возвращаться к себе, с ДМП и прочим я разберусь, — послал меня нахер Дамби.

— Директор, мне бы хотелось с вами поговорить, — обозначил я свои желания, — есть ряд моментов связанных с его, — тыкнул я в мертвый труп пальцем, — нанимателями.

— Это срочно? — поинтересовался дед, на что я помотал головой, — Тогда приходи завтра вечером, горгулья у входа любит имбирные тянучки.

Флоппи телепортировала меня в апартаменты и я задумался о двух вещах. Первая, нахрена мне знать что любит эта читерская тварюшка? Я подходил, орал «прочь с дороги, булыжник, я к директору», ну и валила она нахер.

Вторая, о том, что в библиотеку идти не надо, да и писать эссе я не буду. Поттер вальнул преподавателя, чтоб не делать домашнюю работу.

Ну и, наконец, не буду я наверное рыжим говорить об убийце их матери. Дело–то, безусловно, их. Однако сейчас ничего не изменит, только напоминание лишнее о потерях. Так что, через годик–другой, наверное.

Примечание к части

Уф, щаз поем и стану милым. В смысле поем и попробую в нормальный ритм войти.

не поевший старина Киберъ Рассвет

23. Первый полтинник

Отговорился я от девчонок делами и стал думать. По здравому размышлению, слишком влезать в дела Дамби мне нахер не сдалось. Запряжет, во имя блага всякого–разного, тут к Трелони не ходи. Но информацию и совет от него получить смысл имеет. В общем, посмотрим, что и как, но лезть к деду слишком уж близко не стоит. И не из–за гадства, а потому что он политик.

Далее, если подумать, есть немалая вероятность, что то ли при помощи Беллы, то ли еще как но володьяморда уже скорее на этом свете, нежели на том. Ну судя по потребной от меня крови это так. Хрен знает, насколько он лют как боец, но вот то что он станет точкой консолидации алтарщиков — это факт. Ну и сидит, с высокой долей вероятности, этот тип в забугорье, вернется же лишь здоровый, толстый и с налаженными контактами.

В принципе, крестражи–хоркруксы мне похер. Пока он призрак, может хоть вечно призрачнинчать, никому это не мешает. Основная проблема это алтарщики, которых, на данный момент, две трети чистокровных Англии. А это деньги и знания.

Маглорожденные и полукровки, которые, по логике вещей должны быть против алтарщиков, в целом–то против. Только, по примеру прошлой войны, делать нихера не будут. Либо свалят из страны, либо заныкаются по домам и норам. В итоге, в более чем вероятном конфликте (а в то, что володьяморда сотоварищи будут жарить кости на солнышке, где–нибудь подальше, я не верю ни разу) будут четыре стороны.

Алтарщики, которые волей–неволей, несмотря на симпатии или антипатии консолидируются вокруг волди и его команды.

Министерство, которое в общем против алтарщиков, но нашпиговано их сторонниками. Впрочем, боевых отделений это не касается, так что аврорат вроде как против.

Дамблдор и его веселые ребята, которые орден Феникса. Это у нас чистокровные реформисты и парочка полукровок. Ну может найдется один маглорождённый. В принципе боеспособны, но их немного. При этом, большинство из них министерские работники.

Чистокровные реформисты, которые против алтарщиков, но видимо, как и я, в орден к деду не спешат. И вот это самая интересная группа. По уму, учитывая что в прошлую войну их не потрепало особо, они сохранили средства и возможности. Сами они, опять же, воевать не рвутся, однако понимают, что придется. Впрочем похер, для удобоваримой стороны они предоставят хотя бы наемников. Ну, как минимум потому, что победа алтарщиков автоматом заставит их этим алтарям посвятиться, что в большинстве случаев крайне неприятно для них (потому и реформисты, в сущности).

И вот, хорошо бы мне стать точкой кристаллизации этих товарищей. Не лидером, нахрен надо, да и не примут, а этаким флагом, который попробует отсидеться в сторонке, будучи на виду. Ну и настричь купонов по итогам. Потому как флаг — место удобное, популярное и прочее. Но, для этого нужна внешняя дистанция от Дамблдора, в котором их что–то категорически не устраивает.

Ну и нормальные отношения не на людях, мало того, что враждовать глупо, так еще и не потяну без как минимум советов от него. Не факт что буду следовать, но выслушаю точно. В общем, завтра узнаем. Возможен вариант, что он меня в приказном порядке пошлет «в ряды», ну а я в категорической форме его (ну и Британию в таком раскладе) нахер.

А на следующий день, сопроводил девчонок до окрестностей Лавгудхауса и отправился к Уильямсону. У него, кстати, я теперь учился только рунам, заметно опережая, хотя и однобоко, рунологию. По сути, магия крови была проста как палка, использование крови как оружия, холодного или метательного. Но вот смежные области — магия крови и ментальная магия, магия крови и целительство, ну и, как и учил меня толстяк, магия крови и рунология, давали замечательные результаты, недостижимые чистой, «некровавой» магией.

А по окончанию занятия и вернувшись в Хог, поперся я на беседу с дедом. Подходя ко входу, я понял, что нахрен забыл какой там кокос или еще какой имбирь говорил вчера дед. То есть, в трансе–то вспомню, но лень. Так что поприветствовал каменную фигню привычным: «Прочь с дороги, булыжник, я к директору!». Фигня с укоризной на меня посмотрела, но свалила.

А в кабинете деда оказался посетитель. Какой–то задрипанный тип, лет под тридцать с хвостом. Я хотел свалить–подождать, но был остановлен Дамблдором, мол они уже закончили. Тип мне кивнул и срулил в камин. Странный тип, в магическом зрении, да и было в фиках что–то по поводу него, вроде.

— Оборотень? — спросил я у деда, кивнув в камин.

— Прорицаешь или магия крови? — еврейски ответил дед, — впрочем, здравствуй, Гарри, присаживайся. И да, оборотень.

— Почувствовал, директор, — не вполне соврал я, — а вы его, часом, не в колледж хотите взять? — прокурорски уставился я на деда.

— Точно, прорицаешь, — пробормотал в бороду Дамби и ответил, — Да, Гарри, хочу. Люпин лучший выпускник Хогвартса за десять лет, кстати, сокурсник и лучший друг твоих родителей.

— Угу, — покивал я, — и увидел я его, за семнадцать лет, у вас в кабинете, первый раз в жизни.

— Ну, — начал вешать лапшу мне на уши дед, — у него сложная жизнь, непросто с работой.

— Да, — ехидно продолжил я, — так сложно магу, лучшему выпускнику, потратить полчаса на разговор с ребенком лучших друзей. Это ж аж аппарировать надо…

— Мерлин с ним, — заткнул фонтан моего красноречия дед, — о чем ты хотел поговорить, Гарри?

— Я, признаться, услышав о хоркруксах, стал интересоваться вопросом, — начал я, — ну и наткнулся на описание любопытного ритуала…

— Где? — резко спросил дед, — У Блэков? — я неуверенно кивнул, на что получил в ответ, — не обманывай меня, Гарри, это очень опасные знания и я должен знать, откуда они у тебя, — вот блин, полиграф сидячий и без менталистики в душу лезет. Ладно, не врать так не врать.

— Прочитал, — коротко ответил я.

— Хм, — на секунду задумался Дамби, — ясно, запретная секция. Филиус тебе давал допуск. Нет, Гарри, я не сержусь, благо, так или иначе, это имеет к тебе отношение. Ты, как я думаю, решил, что раз уж сторонникам Тома потребовалась кровь, они хотят его возродить?

— Да, директор, — честно ответил я, — возможно, конечно, навести на меня проклятье, но зачем? А вот как враг, возможно я и подхожу. Уж не знаю что тогда произошло, но он тогда помер, как выразился Локхарт «споткнулся на моей погремушке».

— Забавно, но нет, — фыркнул дед, — говорить тебе о материнской защите не стоит? — я помотал головой, таковая была, но требовала алтаря, — Я сам, признаться, так до конца и не понял, — заговорщически признался Дамби, — но траектория, кучка пепла и прочее, указывают что Том послал в тебя заклятье, а оно отразилось в него. А судя по твоим воспоминаниям, на тот момент, цвету луча и прочему — это была авада, — сообщил дед.

— Ну, возможно, наследие предков, — протянул я, на что Дамби задумчиво покивал, — так вот, не знаю, так ли это или нет, но похоже Тома возрождают, ну как мне кажется.

— Вполне может быть, — ответил Дамби, — два хоркрукса я не обнаружил, они могут быть у любых сторонников.

— Ну вот, собственно исходя из его возрождения я и рассуждал, — ответил я, — если он появится, алтарщики сплотятся вокруг него, волей–неволей.

— Разумно, это будет начало второй войны, — покивал Дамби.

— Вот, соответственно, я пытался понять, какие силы в ней будут. И вот, обнаружил, что достаточно крупная группа реформистов не участвовала на вашей стороне, — выдал свои рассуждения я, — Ну и хотел узнать причины, да и возможно ли их как–то привлечь?

— Хм, причины, — протянул дед, — Знаешь, мальчик мой, я никогда не думал, что буду общаться с тобой так, серьезно и по делу. Впрочем, ты сильно изменился за лето, тебе об этом говорили? — на что я кивнул, — Так вот, Гарри, причина в маглорожденных магах. Дело в том, что алтарь дает силу. Реальную, пусть и ограниченную силу. Да, её можно достичь своим трудом. Но кто пойдет на это? Единицы, очень и очень немногие. Остальные довольствуются тем что есть. А те чистокровные, о которых мы говорим, не хотят пользоваться алтарями, в большинстве своем, из–за того, что требования их родовых алтарей неприемлемы. Но вот стать равными с маглорожденными, прилагать усилия для того чтобы стать лучше они не готовы. Они хотят маглорожденных низвести до уровня крепостных, ограничить в знаниях и использовать в своих интересах. Ну а я эти желания не разделяю, так что, — развел руками Дамблдор, — мы не союзники.

— Ну, некоторых маглорожденных, возможно и имело бы смысл ограничить. Впрочем, я не совсем понимаю проблемы, директор, — высказал свое мнение я, — в Хогвартсе, например, их учится человек двадцать, максимум. Какие из них крепостные?

— Ты не учитываешь две вещи, Гарри, — ответил дед, — во первых, в Хогвартс попадает где–то десятая часть маглорожденных, с более развитым ядром. Остальные попадают в министерские училища, это примерно третий курс колледжа, — пояснил, в ответ на мой вопросительный взгляд, Дамблдор, — И вторая — дети. Чистокровные рода, за редкими исключениями, малодетны. А вот согласно всяким, — презрительно сморщился дед, — статутам крови, с третьего поколения появится чистокровный. И конкурировать с новыми родами, даже внуками, ныне живущие маги не желают. Те, что в оговариваемой нами группе, конечно, — уточнил дед.

— Хм, любопытно выходит, — задумался я, — директор, а мы с Уизли, точнее близнецами и Джиневрой и Луной Лавгуд хотели провернуть один любопытный эксперимент, — Дамби вопросительно поднял бровь, — Клан, директор. В таком варианте на отношение к маглорожденным чистокровных родов становится просто плевать. Есть член клана или нет, а остальное — проблемы остальных.

— По примеру шотландских и ирландских кланов? — уточнил дед, на что я кивнул, — А внутриклановая борьба? Хотя ясно, камень клятвы. Вообще, вполне неплохой вариант. И раз ты это предложил, то, очевидно, хочешь стать создателем некоей коалиции реформистов, — задумчиво протянул дед.

— Ну, примерно так, — ответил я, — я совершенно не желаю лезть в управление…

— А придется, — жестко сказал дед, — если пустишь все на самотек — лучше и не начинать. В противном случае — второй виток гражданской войны, где ты и твои близкие станут первой жертвой. А магическую Англию будет ждать захват извне или падение Статута, не знаю уж, что хуже.

— А может, как–нибудь… — проблеял я.

- «Как–нибудь» можно, — ехидно ответил дед, — я, признаться, думал, что после второго курса вообще не увижу тебя в Хогвартсе. Но, очевидно, ты избавившись от влияния хор… проклятья с той ночи, — оговорился и начал врать дед, — достаточно поумнел, чтобы понять, что в других странах будет только хуже.

— Ну да, — признал я, — но директор, признаюсь, я не желаю вступать в вашу армию, да и чужие приказы мне не нравится.

— Мальчик мой, — тяжело вздохнул Дамби, — да мне на…чихать, — несколько поправился Дамби, — на подчинение и прочее. Семьдесят лет у меня война, каждый день, в той или иной форме, — устало продолжил дед, — в поединках, в политике, в колледже. Ты думаешь, мне так нужны «солдатики для армии»?

— Наверное, нет, — прикинул я навскидку жизнь этого человека и содрогнулся, — а почему вы этим занимаетесь?

— А кто, кроме меня? — спросил дед, — Я не считаю себя незаменимым, Гарри. Однако, не было человека, который бы задумался не то чтобы о всех магах мира, но о всех магах Британии. У каждого род, интересы и прочее. Так порушат же все. Или рабы алтарей, или лагеря, как у Гелла, — гневно закончил Дамблдор, — Ты, семнадцатилетний мальчишка, первый кто предложил хоть какой–то компромиссный вариант. За сорок лет! — почти прокричал директор. — Прости, Гарри, — спокойным голосом закончил он, взяв себя в руки.

— Да за что, — несколько ошарашено ответил я, — так, директор, идею клана вы находите разумной? — перешел к делу я.

— И клана, и попытку сплотить чистокровных реформистов, — покивал дед, — более того, помогу чем возможно, если примешь мою помощь.

— Приму конечно, — ответил я, — но внешне нам надо будет обозначить конфликт…

— Это понятно, — махнул рукой директор, — не считаешь же ты, что я совсем выжил из ума? — с улыбкой спросил директор, на что я помотал головой, — Насчет клана, законы вы выбрали?

— Ну так, — неопределенно помахал я рукой, — примерно набросали.

— Дашь ознакомиться? — спросил дед, — не хочу лезть в ваше дело, однако, будет обидно, если благое начинание пойдет прахом из–за неопытности. Почитаю, возможно дам советы, решать все равно будете сами.

— Да, директор, — протянул я пергамент, с чувством что вариант «решать самому» нравится мне все меньше.

— Так, Гарри, сейчас у меня дела, — отложил пергамент в полку стола Дамби, — Завтра вечером, часов в девять пополудни, жду тебя у себя. Почитаю, ознакомлюсь с вашими законами, освежу в памяти многое. Ну и в целом, подумаю. Наверное, лучше будет, если тебя доставит домовик, — задумался дед, — сам–то не возражаешь?

— Хм, вроде бы нет, — включил мозг я, — но тоже, надо в целом подумать.

— И правильно, — заключил Дамблдор.

На этом мы распрощались, ну а я поперся к себе, окклюментить и думать, меня поимели, я поимел или же реально вышли на разумное сотрудничество.

Отправил девчонок спать в одиночестве, ну и стал думать, в какой блудняк я влез. И выходило, что ни в какой. Сей блудняк был тут изначально, сидел я в нем довольный, просто не обращая внимание на окружение.

Ежели я хочу, чтобы меня оставили в покое, то я обломлюсь — не оставят, кашляя на мои хотелки. А Дамби, как ни забавно, искренне готов поддержать. Причем, ему реально уже похер на результат моих действий, выйдет — отлично, не выйдет — вечная память. Сбегу — да и хер со мной.

Пока во мне был хоркрукс, дед, похоже, реально рассчитывал на меня, как на дубину против Тома. Ну а что к Дурслям закинул, так реально не он сам. Ни одна зараза не подала заявление на опеку над героем, мать его Лили, магической Англии.

Если был бы клич, что вот мол, так и так, Поттереныш в сиротстве помирает, возможно доброхоты бы и нашлись. Но без клича народу было просто неинтересно. Пристроили куда, вот и славно.

Мда уж. Так ладно, а что в моих планах поменяется, если по уму? Ну клан создавать и так и так нужно. Причем проявить себя, но это мы подумаем. Времени на проявку от года, до бесконечности, но реально есть два–три года. При условии, что у прихлебателей Тома все готово для его возрождения. Самого, условно–живого, подлатать, подготовиться, распланировать все — так примерно и выйдет, года два примерно, может чуть больше. Ну и потом, либо захват власти, либо война. С точки зрения меня — лучше война, как ни смешно. Володьяморда меня просто прибьет, ну и близких ждет не самая лучшая участь.

Поприкидывал я, как мне спрыгнуть с этого экспресса и выходило что никак. Инкогнито в Сукхотай какой, разве что. Только работы там не будет, цены для меня будут драть на порядки выше, а как без денег останусь, повяжут пахать за еду на местных. И развиваться там толком не выйдет, банально не будут давать знаний, даже за деньги.

А если, оставаясь тут, стать силой. Так к ней автоматом потянутся. Либо желая примкнуть, либо сломать. Было бы лет десять, тогда да. Можно было бы сделать сильный клан, укрепиться финансово и в силовом плане. Да я сам, с учетом системы, через десять лет буду если не сильнейшим, то очень и очень непростым соперником для сильнейших.

Но десять лет, это даже не оптимизм, это фантастика. Самый лучший вариант, это если доучусь в Хоге, но и то, слабо верится.

Так что, похоже, дед предложил дело. И использовать меня особо не собирается, разве что в своих раскладах учитывать. Значит, нужно финансово развиваться. И вот тут, я на шею деду точно сяду. Книги, информация и прочее. Вообще, раз уж предложил помощь, надо трясти. Деньги, хм. Ну предложит — возьму, не предложит — просить не буду.

Ну и связи, тут уж сам пусть думает. Но вот что точно нужно — это знания. С которыми, кстати, можно будет и свалить. Но это только в случае полной и бесповоротной жопы.

Надумал все это, перекусил и решил проверить, а что у меня с системой то, а то давно не открывал, все мысли о судьбах мира и завтраке.

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________419/436

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) _____350/396

Сила (развитость тела, мышц, связок)_______________________50+

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)_______49

Разум (когнитивные способности, память)____________________47

Сила магии (развитость и пропускная способность)____________41

Контроль магии (точность дозирования)_____________________42

Одна из характеристик достигла пятидесяти, присядь или приляг, до получаса тело будет без движения, ну а как будешь готов — тыкай мысленно в +

Хм, славно, но странно. Впрочем, полчаса точно есть. Так что сел я в кресло, и тыкнул мысленно в плюс. Сознание от этого действия отделилось. Ну или я перестал чувствовать тело вообще, этакое сознание в темноте. Однако, запаниковать и начать радостно сходить с ума мне не дали буквы, погано–розового цвета. Так еще и двигались они медленно, исчезая вдали, один в один как в «одной далекой–далекой». Так, Уд — полукозел сразу, за шуточки свои, решил я и вчитался в послание.

Приветствую тебя, Ярослав, ты — Избранный. И да, тебе теперь с этим жить. А если по системе, то это сообщение ты читаешь, если твоя сила достигла 50 и открыта характеристика «метаморфизм». Так–то её можно было достигнуть отжимаясь, лет этак за десять. Ну и получил бы ты эту характеристику в бонус. За упорство и идиотизм. А раз открыл сам, то подарком тебе будет ментальная база по биологии. Только нужное, без воды, опережающее знания твоего мира и мира пребывания на… не скажу, но на много. Сам подбирал, цени! Но, это придется читать, заливать в твой неокрепший мозг мне лениво. Если ты овладел окклюменцией, по моему совету, то освоишь быстро. Ну а если нет, то года три… или учи окклюменцию.

Ну, а вторым бонусом будут некоторые разъяснения. Ты, скорее всего, заметил, что характеристики системы не всегда верно отражают твой потенциал (если не заметил — балбес, исправляйся), так вот, система выдает не пиковые значения, а значения на которых ты можешь пользоваться. Ну, к примеру, сила, которую ты сейчас поднял до пятидесяти, у тебя была еще месяц назад. Но пользоваться ты ей не мог, а система выдавала значение на выходе. Так что думай и развивайся.

И, напоследок. Раз ты открыл характеристику менее чем за год, то у тебя недавно украли кровь (ну или скоро украдут, а если отбился — вообще молодец). Змеемордому понадобится два (2) года, не меньше, для возвращения формы после ритуала. Ну и совсем бонус — врагов у Томми–боя, которые подойдут в ритуал, в мире всего три. Ты, Альбус многопоименнованный и Инвалид, в смысле Муди. И не те, что ты подумал, хотя, возможно и те.

В общем, напрягайся.

Твой мастер Всунь Уд

Хм, вот даже не знаю. Бонус. Вообще, наверное, бонус и немалый. Куча информации по медицине мне не просто нелишняя, а уж если уровень опережает, так это вообще царский подарок. Хотя его «напрягайся». Хрен ехидный, блин. Хотя если бы «залил»… а хрен знает, что было бы если. В любом случае, читая получу ту же тренировку, только с большой пользой. Так что будет Уд полукозлом, недостаточное козлинство для козла.

Ну а со сроками и донорами даже не знаю. Хотя придумал. И Дамби стукану, и он своим «детектором», вот хрен знает что он у него за приспособа, неправду не выявит. Пророк я, или погулять вышел?

Примечание к части

А теперь попробую поспать. Надо выходить на норму в две главы, а то бардак, я этак месяцами писать буду.

старательный старина Киберъ Рассвет

24. Шестой нелишний

Девчонки проснулись, позавтракали, ультимативно сказали, что если и этой ночью меня не будет в постели, то меня будут там, где я окажусь, вне зависимости от места и моего желания. Ну, по смыслу так, причем я поверил и несколько устрашился.

На занятиях я витал в облаках, точнее в мыслях и прикидках. Довитал до того, что Снейп, сняв пять баллов с Гриффиндора, за опасные эксперименты, видимо, от ужаса, поставил «превосходно». Прикинул я, придя в себя, что я сотворил и понял, что Мыш — святой, я бы на половине ингредиентов в варщика кинул минимум связывающим.

У Флитвика спарринговал, уже не улетая вдаль, окончательно убедившись, что в рамках классической дуэли против студентов вытягиваю, невзирая на слабость в невербальных чарах. Ну и коротышка мной полы попротирал, для спускания на землю, да и для тренировки. Грозился придумать, чем мне в клубе заниматься, потому как в спарринг меня толком поставить не к кому.

Поужинал, прикинул сколько времени, да и утащил девчонок в спальню.

Хрен знает, сколько с дедом проговорим, а здоровый секс — здоровая атмосфера. Правда, видимо, переборщил с метаморфизмом, потому как девчонок заебал. В прямом смысле, до просьбы «хватит». Ну, погорячился, с кем не бывает.

Хотя, надо себя держать в руках, во всех смыслах. А то еще наврежу ненароком.

Ну и появился домовик, причем Флоппи появилась в уголке и смотрела на появившегося с подозрением, сообщив что «Проследит, как обращаются с мистером Поттером».

Впрочем, у директора я все–таки оказался. Дед сидел за столом, задумчиво курил трубку и попивая кофе.

— Вечер добрый, директор, — поприветствовал я.

— Добрый, Гарри. Почитал я, что вы придумали, — сказал Дамби и выпустил в потолок клуб дыма, напоминающий китайского дракона.

— И как? — закономерно поинтересовался я.

— Тебе правду или честно? — ответил директор.

— А в чем разница? — шутку–то я знал, но тут, похоже, не вполне она.

— Честно — это то что я думаю. Правда — это то, что ты готов услышать, — ответил дед.

— Честно, — махнул рукой я.

— Безумный бред, — с улыбкой ответил Дамблдор, — у вас половина законов уничтожат ядра, двум третям членов за год. Нет, причины, по которой вы их приняли, именно в такой форме, я понимаю, — затянулся трубкой дед, — однако, вы вообще зашли не с того конца. Небось, основной мыслью было сделать так, чтобы преемники не передрались? — на что я кивнул, и вправду основное время думали о том, как бы наследники не разрушили начинание, — так вот, не о том думали. Если думать о будущем организации, главное что?

— Дети? — наугад спросил я.

— Именно, Гарри, дети. В первую очередь дети и их воспитание закладывают устойчивость объединения, — сказал дед, — уж как делить власть, дело десятое, однако, — пыхнул он трубкой, — вот тебе задачка на сообразительность. Ты расходишься с мисс Уизли. Подумай.

Я подумал. Ну разойдусь и разойдусь, хотя… Да, дед прав. Фактически, в этом случае, главами становятся рыжие. Далеко не факт, что будут делать что–то плохое, но меня просто смогут исключить, из списка принимающих решение, спустив, скажем, до советника, а потом просто кладя болт на мои пожелания.

Так что не вариант. Как минимум, смещение главы должно происходить не советом, а абсолютным большинством членов клана. Тогда и дебил у власти не удержится, но и коалиция советников главу не сместит.

— Вижу, понял. Смотри дальше, самый первый пункт, как будет это осуществлять Глава? — продолжил дед, — Глава клана, волей–неволей должен будет жертвовать интересами, а то и жизнью членов Клана, это печально, но необходимо, — поджал губы Дамблдор, — второй пункт, что за «враг клана»? Его отшлепать, выгнать, убить? Третий пункт, «указания». А если они противоречат? Тут дам конкретный совет, — пыхнул тубкой дед, — «письменные приказы главы клана, одобренные советом», — на что я покивал, разумно, — Далее, четвертый пункт, четное количество голосов понятно, защита от идиотских решений. При этом, обсуждение любого, подчеркиваю, любого вопроса может растянуться на годы. Нужно нечетное число, Гарри. А идиотов смещать надо общим голосованием, причем не только Главу, но и советников.

— Ясно, надо обдумать, — ответил обдумывающий я, — а что с детьми?

— А тут сам думай, Гарри, — ответил ехидный дед, — и не думай, что я издеваюсь, — прочел мои нечитаемые мысли собеседник, — ты хочешь стать главой организации, в перспективе придется вставать во главе коалиции, как минимум иметь в ней вес и влиять на решения. На подобные вопросы ты должен находить ответы сам, считай это щадящей тренировкой.

И не поспоришь же. Ладно, раз дети и клан, то образование. Образование это мировоззрение и ценности. Плюс, реально можно выровнять стартовые возможности, освободить массу времени родителям. Да, дети важно, причем похоже это реально надо вносить в основу. И наследство убирать как факт, основной, как когда–то говорил Старик, фактор загнивания правящих династий.

— Значит, — высказал я результат своих рассуждений, — дети в первую очередь дети Клана. С формированием ядра они имеют право поступать как угодно, но воспитание и образование — дело клана, родители могут видеться, но не жить с ними.

— Несколько жестче, нежели я предполагал, — покивал Дамби, — но, в целом, так возможно и лучше. Про наследование имущества и должностей ты подумал? — я покивал. — Хорошо. Попробуй составить законы сам, составишь и, если пожелаешь, обсудим.

— Пожелаю, — привел я мысли в порядок, — Директор, важный момент, пока я не забыл, у меня было видение насчет ритуала.

— Пророческое? — цепко уточнил Дамби.

— Не знаю, — скользко, но честно отвечал я, — однако информация увиденная подобным образом меня еще не подводила. Так вот, статус «враг» для ритуала возрождения имеют лишь три мага. Вы, я и некий Муди, инвалид, согласно видению.

— Инвалид, — фыркнул в бороду дед, — Нет, безусловно Аластер подходит под смысл этого слова, но ему этого не вздумай говорить в лицо, когда увидишь. А то, что только трое, это хорошо. Впрочем, Гарри, учти, это не панацея, есть еще несколько способов обрести тело, пусть и менее эффективных. Да, кстати, ты овладел магией крови в достаточной степени, чтобы она не была использована?

— А вы проверьте, — ехидно ответил я, одним из первых моментов в освоении магии крови Уильямсон указывал малефиков и безопасность от них.

Дед хмыкнул в бороду, подошел к шкафу и не скрываясь открыл потайной ящик в стене, потянув за корешок книги. Причем, магии не было ни в ней, ни в нише. Для магического мира и вправду довольно надежно.

Достав из ниши деревянный ящик, Дамблдор достал из него одну из полупрозрачных пробирок, полюбовался пеплом в ней, ухмыльнулся и спросил:

— Давно?

— На третью неделю изучения, где–то, — честно ответил я, — еще в обычном мире было несколько точек, больницы или что–то такое.

— На чистом витале, — задумчиво пробормотал Дамблдор и пояснил на мой вопросительный взгляд, — пробирки с напылением обсидиана и серебра, магия просто не выявит содержимое.

До меня же дошло, что несколько десятков пробирок не имели магического фона, хотя, если бы там была кровь магов, он обязан был там быть.

— В любом случае, хорошо, — продолжил дед, — только способ тебя найти, если доверишься, точно не помешает.

— Ну, вы же доверились, — резонно ответил я, формируя шарик крови над рукой, который директор поймал в предварительно очищенную пробирку.

— Кстати, директор, серебро и обсидиан? — решил уточнить я.

— Тут любопытный момент, не особо известный, но простой, — начал делиться информацией дед, — серебро, как ты знаешь, деструктурирует магические структуры, — на что я кивнул, собственно это причина уязвимости магических существ к этому металлу, — А обсидиан экранирует неструктурированную магию. Не абсолютно, вопрос количества и насыщенности, но для крови, на столь малый объем — в самый раз.

— Директор, — решил я озвучить свои хотелки, — раз вы сами предлагали помощь…

— Ну, вряд ли вам нужны деньги, — блеснул индукцией Дамблдор, — знания по артефакторике?

— Ну, хотелось бы и не только, — раскатал губу я.

— Будет. Хотя, Гарри, давай так, чтобы у тебя был стимул, — подумав сказал директор, — за каждый пункт законов вашего кланового кодекса, по которому ты ответишь на мои вопросы, если они появятся, я буду предоставлять десять томов для вашей библиотеки. Копий, но материальных, — уточнил дед, — А как составишь полностью Камень Закона — получишь полную копию моей личной библиотеки и доступ в запретную секцию, до конца обучения. Только ты, — опять прочитал мои мысли директор, — официально у нас будут напряженные отношения, так что, если тебя можно объяснить профессорам, то всю вашу группу… — многозначительно промолчал дед.

— Хорошо, директор, — признал я изощренную логику деда, — у меня есть еще один вопрос, если вы не против.

— Задавай, — кивнул борода.

— Каким артефактом вы определяете правду? — вопрос действительно меня интересовал, очень полезная штука. Впрочем, в ответ послышался тихий смех.

— Прости старика, мальчик мой, — проржался, наконец, Дамби, — этот артефакт называется «глаза». Нет, не очки, — продолжал веселиться этот тип, следя за моим взглядом, — именно зрение, самое обычное, — посерьезнев продолжил он, — Дело в том, что мы постоянно меняем выражение лица, делаем это невольно, просто думая о чем–то. Это инстинктивно взаимосвязанные процессы, мышление и мимика. Я, признаться, не видел человека, способного именно скрыть свои мысли, отраженные на лице.

— Но если его держать ровным? — сотворил похерчелó я.

— Ты не совсем верно понял, Гарри, — ответил дед, — мы не гримасничаем. Даже держа лицо, у нас происходят незначительные мимические сокращения, по которым, в теории, вообще можно читать мысли. Я такого не умею, да и, подозреваю, такого не сможет никто, однако, ряд характерных движений глаз, уголков рта и мышц лба, это однозначно: «буду врать», «надо придумать» и прочее.

— И ведь не только вы, — протянул я, на что Дамби кивнул, — а как можно, если вообще можно, противодействовать?

— Ну, в обычном случае, очень плохо, — непонятно ответил дед, — придумывать правду, верить лжи. Вариант плохой и для психики, и для личности. Но развить, безусловно, можно. Тебе же, как метаморфу, проще, — на что я покивал, действительно можно тупо заблокировать мышцы, да много вариантов, — только не злоупотребляй. Дело в том, что общаясь с тобой, собеседник неосознанно считывает посылаемые твоей мимикой сигналы, в основном эмоции. Если же он их не заметит, то, даже неосознанно, начнет от тебя раздражаться, либо бояться. Неосознанно считать, что рядом подделка, а то и труп, — пояснил директор.

Полезно и интересно. То–то дед вглядывался в лицо, видно, даже ему непросто удается разглядеть эти «микрогримасы». На этом мы и распрощались, на три дня, причем дед поручил мне «попробовать придумать причину нашего конфликта». Вообще, наверное, стоит, но сначала законы клана, решил я, ложась спать. Девчонки уже посапывали, так что приобнял обеих и заснул.

Ну, а со следующего дня плотно засел за составление законов. Получилась же у меня вот такая фигулина:

1. Член клана, без прямого приказа Главы клана, утвержденного Советом клана, не имеет права наносить вред жизни и свободе воли членов клана.

2. Членом клана может быть лишь маг, не посвященный алтарю магии, подобное посвящение члена клана, по собственной воле, является нарушением закона клана.

3. Член клана обязан выполнять письменный приказ главы Клана, утвержденный большинством Совета клана.

4. Совет клана состоит из шестерых магов, один из которых является Главой клана и имеет два голоса в совете.

5. Глава клана избирается Советом клана, из числа Советников клана, не менее чем пятью голосами, ими же может быть начато голосование за отстранения Главы клана, которое происходит в случае, если 9\10 членов клана и не менее, сказали что он не будет Главой клана.

6. Четыре голоса Советников клана, вправе начать голосование за отстранение Советника клана, которое происходит в случае, если 7\10 членов клана и не менее, сказали что он не будет Советником клана.

7. Советником клана становится назначенный предыдущим Советником преемник, при поддержке не менее четырех голосов Советников клана, при отсутствии же назначенного преемника, Советник избирается из членов клана, Советом клана, не менее чем пятью голосами Советников клана.

8. При гибели Советников клана, вплоть до трех человек, голоса погибших пропорционально распределяются между выжившими, для выбора новых советников и, при необходимости Главы клана, иные решения ими приниматься, до восстановления Совета клана, не могут. Гибель Советников от четырех и выше человек, инициирует выборы кланом Советника клана, назначение которого происходит если за него отдали голос 7\10 членов клана и не менее.

9. Если же количество членов клана, включая Главу и Советников клана, меньше 3‑х человек, оставшиеся члены клана должны в годичный срок привести к добровольной клятве клану магов, числом не менее, чем двух, в противном случае клан прекращает существование и Камень Закона разрушится.

10. Дети членов клана, с четырех и до двенадцати лет от роду, становятся ответственностью и правом клана. Воспитание, проживание, обучение их право и честь клана. Родителям же, дается право невозбранно общаться с детьми, при условии, что этому не противоречит работа на благо клана и процесс обучения детей клана.

11. Члены клана вносят треть своих доходов, полученных при работе не на клан, в казну клана, которая расходуется на благо клана согласно решению большинства голосов Совета клана.

12. Наследником члена клана, его движимого и недвижимого имущества, за исключением фамильных артефактов, является казна клана и никак иначе.

Вдобавок придумал, точнее порылся в библиотеке и даже уточнил совой у поверенного, вариант причины ссоры с Дамблдором. Не самая приглядная, однако лишь внешне, ну и если чистокровные реформисты–крепостники таковые, как их описал дед, то это их привлечет к моей персоне.

Так что, к моменту назначенной встречи с Дамблдором я был вымотан, но в целом доволен. Протянул деду пергамент, тот прочел и высказался:

— В целом — неплохо. Понятие блага клана в варианте с казной, момент несколько тонкий, — задумался дед, — впрочем пойдет. Вариант отзыва и совета и главы, что–то вроде вотума недоверия.

— Не пойдет, — резонно ответил я, — кроме того, глава клана и советники также члены клана, соответственно, при ста процентах голосов они и сами смогут инициировать процедуру отзыва, — на что дед покивал.

— Остальные же моменты ты хочешь оформить как решения совета, — на что я кивнул, — что ж, не могу сказать, что у меня нет претензий, однако, стоит учитывать, что ты рассчитываешь не на одно поколение. Ну а учитывая это, ошибочным может быть любое решение. Так что оставлю свои претензии при себе. Основные моменты, на мой взгляд, ты понял, ну а дальше дело ваших умов и рук, — подмигнул дед, — Кстати, Гарри, а ты уверен, что первая вошедшая в клан шестерка выберет тебя главой? — лукаво прищурился дед.

— Почти, — честно признался я, — если же я не разбираюсь в людях настолько, что даже один из пятерых, не будет на моей стороне, то вообще не стоило все это начинать.

— Да, тут и не поспоришь, — одобрительно покивал директор, — да и наш с тобой договор о книгах, становится бессмысленным. В течение недели копии будут готовы, — подвел черту дед, — кстати, как ты решил вопрос ссоры?

— Клятва личной преданности от маглорожденных, — ответил я, — по сути, внешне, это рабство, однако, я просто приму их в Клан. Камень клятвы нивелирует, согласно первому пункту, права на «тело и помыслы».

— Думаешь, тебе настолько доверятся? — прищурился директор.

— Попробовать никто не мешает, — ответил я, — да и обязующий меня контракт можно составить. Клятва будет, но пользоваться её преимуществами я не смогу.

— Да, такой вариант возможен, — покивал директор, — министерским все равно, прессу я, наверное, сам подключу, чтобы осветить ситуацию с нужного ракурса. Вообще, — усмехнулся директор, — забавно, я полжизни боролся с практикой клятвы личного служения, по крайней мере в колледже. Фактически победил, но вот, — на что я развел руками, мол, не нравится, предлагайте сами, — да нет, я все понимаю, Гарри, твой вариант не просто хорош, он правилен. Однако, иронию ситуации это не отменяет.

Побеседовав еще с час, кстати, директор дал несколько дельных советов, в общении с людьми вообще и с моими друзьями в частности, расстались, условившись о новой встрече.

Ну, а на следующий день, встретился я со своей информаторшей, после обеда и провел блиц–опрос. После занятий же, собралась наша компания у меня. Выложил я обновлённый вариант Камня Законов. Вопросы с наследством и детьми, вызвали скорее уточнения, нежели споры. А вот мысли о возможной «копке» компании под меня, вызвали если не стыд (ну нечему стыдиться, наверное), то неловкость точно. Ответ был в стиле: «Хочешь — меняй, только кто шестым–то будет?».

— Лаванда Браун, — ехидно озвучил я.

— Гарри, а ты уверен? — с сомнением спросила Джинни.

— Ну, учитывая, сколько я с ней общался, пользу, которая она принесла нам, — что было правдой, например, в распространении наших карт, Браун сыграла не последнюю роль, — да, уверен. Она, безусловно, не без недостатков, как впрочем и все мы. Однако, успешно занимается целительством у Помфри, ну, помимо сплетен, — уточнил я, вызвав смешки, — а главное, их поместье сгорело во время магической войны. Обитает она с дальними родичами, толковых перспектив не имеет, чистокровная, сирота. Ну и реформистка, естественно.

— Вообще, она и вправду неплохая девчонка, — сказал левый.

— Малышне помогает, после неприятных случайностей, — невинно закатил глаза правый.

— Так что, почему бы и нет, — закончили они хором.

— Ну ладно, — в сомнениях высказалась Джинни, смотря на уверенно кивнувшую Луну, — Браун так Браун.

На том и порешили. Впрочем, вводить специалиста по информации в наш круг я пока не стал. Вообще, я её несколько опасался, однако не признать её действительно неплохие качества как человека, да и успехи в учебе, было нельзя. Ну и сирота, как и все мы, тоже фактор немаловажный.

Причем, выслушав в общих чертах мое предложение, девица высказалась так: «Интересно, но в советах всяких я пробуду до конца Хогвартса, дальше учеба на целителя. И детей хочу».

Ну а в учебе на целителя, мы и были её шансом, оплатить академию её родственники то ли не могли, то ли не хотели, я так и не понял. Да и ситуацию с побегом из Азкабана, она вполне понимала, как и то, что все идет к очередному конфликту, со всеми вытекающими последствиями. Так что, пусть будет, явно не лишний человек.

Так что, после совещания, хотя так и хотелось сказать «выдачи руководящих указаний товарищем Поттером», направил я сову к Огдену, с просьбой подготовить встречу с мастером.

Примечание к части

Просто сумрак. Прям в самом поганом, киношном варианте, даже не гадость бамбетова, а поганые светящиеся на солнышке глямурные кровососы.

Эт я к чему. Ну вот просто не выходит у автера–самы каменный цветок. Пытаюсь войти в старый ритм написания — а хрен мне, просто ту же главу пишу не шесть, а десять часов. Как–то мдяߘҼbr />

В общем, решил я на все забить, да и писать как пишеться. Вотъ.ߑƼbr />

забойный старина Киберъ Рассвет

25. Планокрушение или непонимание

Тем временем, дед все–таки принял оборотня на место преподавателя ЗОТИ. Чем, к слову, меня изрядно отрезвил. А вспомнив свои изначальные мысли, на тему «поиметь, но не сильно сближаться», я даже не один час просидел в медитации, пытаясь понять, не воздействовал ли дедушка на меня.

Ну, в общем, воздействовал. Правда, в вину ему это не поставишь, это примерно как высказывать претензии тридцатилетнему, а почему он общаясь с ребенком говорил как тридцатилетний а не благородно опускался до уровня собеседника. Дед реально вызывал доверие, причем, подозреваю, делал это на автомате, не первый десяток лет.

Просто манерой общения, поведения, этой гадской микромимикой, которая оказалась реально чуть ли не половиной всего межличностного общения.

Зла он мне, похоже и вправду не желал, а вот успеха в моем начинании… Да похер ему было. Если реформисты–крепостники объединятся и двинут алтарщикам — замечательно. На мои же интересы ему было если не насрать, то просто любопытно. Посмотреть как я барахтаюсь, не более того.

При этом библиотеку честно передал (хрен знает правда, насколько честно, что всю). Реально важные уроки по общению с людьми, мелочи, на которые никто не обращает внимание, но очень важные, освещал. В общем точно не враг, но уж точно не друг–наставник и прочее. Ну или если уж наставник, то в китайском стиле: «набей тысячу шишек на лбу об эти грабли, ученик».

И всплывали слова Уда при активации системы, мол не верь никому, все может оказаться не тем, чем кажется. Я, признаться, только сейчас стал понимать, что все маги, за исключением маглорожденных, для меня как японцы, а то и вообще ксеносы. Они жили и сформировались в обществе, ценностей которого я не то чтобы не разделяю, я их прямо скажем, не вполне знаю. И вопрос половой ебли тут десятый, главное ценностная шкала.

Я, например, ждал лютой рубки за личное имущество и наследство в клане. Но, чистокровным магам, пусть и юным, но все же, оказалось на это похер. Их ценностная шкала, личного развития и получения знаний, вполне покрывала такие «мелочи». Вот то, что для меня революционно и утопически, для них мелочь, не стоящая внимания, мда.

И сколько таких подводных камней, хрен знает: пока о них не споткнусь мне даже не расскажут. Не потому что скрывают, просто им в голову не придет, что я могу на какой–то вопрос смотреть «не так».

Ну а с дедом, прямо скажем, как только я делал глупость чуть менее феерическую, чем до этого, он тут же нежно почесывал мое ЧСВ, мол, вон какой Гарри умный, разумный и со всех сторон молодец. Чем, подозреваю, намеренно, снижал мою критическую оценку.

В общем, изначальный подход «поиметь с деда побольше всего, но сильно с ним не завязываться», выглядит оптимальным и правильным. И, после каждой беседы, в медитации надо прорабатывать каждый звук и жест за время разговора, иначе никак.

А вот Люпин оказался преподавателем… неоднозначным, скажем так. На первом занятии он припер боггарта. Ну ладно, нормально. Вообще даже несколько смысловых уровней есть в этом, я даже не поленился разобрать. Ну из того, на что авторы фанфиков больше всего ярились, мол, показываешь свой личный страх окружающим. Так избавляйся от него, вот тебе охренительный стимул. Тут–то как раз все более чем логично, да и правильно.

А вот в остальном вопросы. Тыкать в богарта заклинанием «ридикулус», имело бы смысл задроченым боевикам. Чтобы те, палящие на все что движется убойными заклинаниями на рефлексе, учились осознавать степень опасности. Но вот студентам, как раз наоборот имело бы смысл привить рефлекс «сначала йопни, потом разберемся». Впрочем, рассуждения это мои, но то, что урок явно не соответствовал аудитории, было моим однозначным мнением.

Тем более, на богарта мне было похер. Темная дымка и темная дымка. А вот трансляция мыслей и без всяких риддикулусов, меняла форму тварюшки на транслируемое.

Ко мне же, «лучший друг родителей» относился никак. Не пытался общаться, не выделял (кроме первого занятия), но и не принижал. Обычный студент, на которого похер.

Самое забавное, что студенты были вполне в курсе, что Люпин оборотень. Но воспринимали это, на минуточку, как «дополнительный практикум по ЗОТИ», не больше не меньше. Ну боялись, конечно, но в целом воспринимали как норму. Маги странные.

На фоне всего этого, наступил момент матча с Пуффендуем. Собрались, вышли в стиле «мы вас порвем» на поле.

И тут на поле случилось странное. Диггори и один из загонщиков с охотником, держались вместе и, по сути, держались от меня зеркально на другой стороне поля, ну плюс–минус, естественно. Наша команда с очевидным перевесом принялась забивать голы, на которые, на чистой удаче, последовал один ответный.

Ну а я, забив на все, отлетел на край поля и любовался тем, как Диггори, не особо напрягаясь, поймал снитч. Оказавшийся от его положения буквально в десятке метров. Ну вот просто, банально, нихера не успел сделать, да и не смог бы.

Хаффы подло ликовали, Вуд же решил устроить «противному Поттеру» феерическую и публичную головомойку.

— Поттер, криворукий ты ловец! — изысканно начал Вуд.

— Да, Вуд, — ответил я сотворив лицо оскорбленной невинности.

— Продули из–за тебя, — злобно ликовал капитан, — не тренируешься, мои указания не слушаешь. Что скажешь, — патетично восклицал он наслаждаясь моментом, — в свое оправдание?

— Скажи мне пожалуйста, Вуд, — сокрушенно и смущенно начал я, — когда с Диггори начали летать загонщик и охотник, ты, как капитан, ничего не почувствовал? Или, может быть, я должен был командовать кому куда лететь? — начал ядоточить я, — А может быть, тренировка помогла бы снитчу оказаться рядом со мной, а не с Диггори? Да, я в целом не нуждаюсь в опеке и ловлю снитч сам, — продолжил я, — однако, как же заповедь: «ловец первая цель загонщика»? Я освобождаю команду от необходимости меня опекать, — уже злобно продолжил я, — у нас преимущество, котором ты, как капитан должен распоряжаться! А оставив чужого ловца на произвол судьбы, продув матч, ты требуешь от МЕНЯ оправданий?!

С этими словами я злобно захлопнул за собой дверь раздевалки. Совсем Вуд охерел в атаке, нашел, блин, во всем виноватого.

В дверь, тем временем, проскользнули две рыжие тени. Близнецы хором выдали «нужно поговорить, Гарри», подхватили меня под руки и повлекли меня вдаль.

Этим то что еще надо, думал гневный я, влекомый хер знает куда. Ладно, довлекут — разберемся, решил в итоге. Ну и приготовился, на всякий случай, мало ли, может отпинать хотят.

Но, дотащив меня до пустой аудитории, близнецы пинать меня не стали, а завели разговор:

— Скажи, Гарри, — начал левый.

— До нас тут дошли слухи, — продолжил правый.

— Что в смерти наших родных не все так, как рассказывают, — хором, — а главное, ты в курсе этого.

— Эмм… ребят, ну вообще–то да, — не стал врать я, — Вашу мать убил Локхарт, он, оказалось, был наемником алтарщиков и помогал Беллатрикс…

— Почему, — начал левый.

— Ты нам, — продолжил правый.

— Об этом не рассказал?!! — проорали они хором.

— Ребята, — растерянно начал я, — у вас близкие погибли, я не хотел напоминать и беспокоить, собирался сказать попозже, когда сживетесь с потерей…

— Нам надо подумать, — сказал левый.

— Пообщаться, — поддержал правый.

— Недолго, — закончили они хором и уставились в глаза друг другу.

Я же задумался, блин, с их точки зрения и вправду выходит жопа. Как–то я даже и не подумал, балбес. Ладно, попробуем ситуацию выправить, как нибудь.

— Гарри, ты предлагаешь нам объединиться в клан, с тобой во главе, — начал правый.

— И, заметь, мы принимаем твои идеи и их изменения, не возражая, хотя зачастую, они нам не нравится, — продолжил правый.

— Но мы основывались на доверии, — продолжили хором, — только о каком доверии может идти речь, когда ты в делах, касающихся нас напрямую, решаешь, что и когда нам знать? Сколько еще ты скрываешь и ждешь «нужного» момента?

— Ребят, я честно скажу, признаю свою вину, степень, меру, глубину, — признавая свою вину ответил я, — но это никак не связано с доверием. Я просто не хотел, лишний раз, причинять вам боль. Локхарт, когда меня похитил, случайно об этом проговорился.

— Ты его убил? — уточнил правый.

— Хотя о «похищении» мы слышим первый раз, — заметил левый.

— Что там случилось? — закончили оба.

Ну, в общем, рассказал я им все по Локхарту. Собственно они правы, стоило это сразу сделать, если не с Джинни, то с ними точно. Как–то я в беседах с дедом почувствовал вершителем судеб, да уж.

Близнецы внимательно выслушали и высказали:

— За месть благодарим, — ответил левый.

— Макнейр, говоришь, — задумчиво протянул правый.

— Но отношение твое к нам неприемлемо, — закончили оба, — вот, — положил Фред на стол звякнувший мешочек, — твоя доля за карты и помадки. Но клан с тобой нас не устраивает. Деловое сотрудничество возможно, но на других условиях. Свою долю с продаж будешь получать совой, каждый месяц.

И срулили из аудитории. А я стал думать. Ну, в принципе, со своей колокольни, они, возможно и правы. Хотя хер знает, надо еще информацию собирать.

Ладно, срулили и хер с ними, меня это задевает, куча планов коту под хвост, но прорвемся. Главный вопрос как отреагирует Джинни. Тоже ведь может нахер послать, а я к ней сильно привязался.

Стоп, избавимся от эмоций. Так, предположим, валит Джинни, не факт, но исходим из этого. С ней, наверное, Луна. Остаюсь я и Браун, которой банально выгодно, по ряду факторов, сотрудничество. Не взирая ни на что. И её надо активно подключать, реально у чистокровных «свои тараканы», я бы в такой ситуации ну в морду бы дал, а никак не рвал отношения. Наверное.

Дальше, есть несколько перспективных маглорожденных и полукровок. Причем они скорее в моей, нежели магической ценностной шкале и работать с ними мне будет проще. По чистокровным буду консультироваться с Браун, тут без вариантов. По крайней мере в смысле «ценностной шкалы» точно, не с кем больше.

Так что в поганом настроении, но собранный поперся в гостиную Гриффиндора, вылавливать спеца по информационной безопасности. К себе идти пока был просто не готов, все же к Джинни, да и к Луне я сильно привязался, а посыл меня нахер и от них был бы перебором, на фоне всего случившегося.

Получу информацию, помедитирую, приведу мозги в порядок. Тогда и можно к себе.

Браун нашлась, кивнула на мой приглашающий жест и пошла со мной в аудиторию. По дороге, пересыпая деньги от близнецов в свой кошель, обнаружил там связные кольца. Подозрительно все это, в итоге, выглядит.

Наконец, добрались до аудитории, да и задал я Браун интересующий меня вопрос:

— Скажи, Браун, какие слухи о Уизли, точнее о близнецах ходят последние пару–тройку недель? — начал я.

— Так, вроде же, ты с ними не разлей вода? — удивилась девчонка, — Да и в клане твоем они будут, — на что я помотал головой, — Свалили? Ну некрасиво, но понять можно, предложение им интересное было.

— В смысле предложение? — нихера не понял я.

— Ну не им, Перси, — ответила Браун, — ты опять не в курсе? — ухмыльнулась девица, на мое поматывание головой, — Ну ты даешь, Поттер. Хорошо что у тебя есть такая умная, красивая и информированная я. Слушай.

И поведала мне Браун, что Перси активно рассылает свое резюме, куда не попадя. Причем резюме более чем достойное, ну и сама рассылка вполне оправдана. И вот, относительно недавно, Австралийское Министерство магии предложило ему, ни много ни мало, должность помощника министра, с вполне достойной оплатой.

Сам Перси, по совету одной девицы, завысил свои запросы и в деньгах, и мол «обременен семьей». Чтобы было с чем подать назад, когда его условия насчет «Жилья и образования всем» пошлют. А его взяли, да и не послали. Зарплата почти в сотню галеонов, и три домика в аренду на пятьдесят лет, на побережье. Аренда за гроши, с возможностью выкупа. Субсидии на обучение родственникам. Вот хер знает, что там у Перси за охрененное резюме, но кенгурятники за него крепко уцепились.

Информация об этом была узнана от «советливой» девицы, любовницы Перси, Пенелопы Клируотер:

— Она, Поттер, — комментировала блондинка, — с Перси просто, развлечься сошлась. А сейчас думает контракт с ним заключить, возможно и пожизненный.

Насчет же близнецов, выяснилось, что уже дней десять как эти типы арендуют себе апартаменты.

— Я думала вы расширяетесь, — сказала Браун, — а они тебя просто послали. Не обманули хоть? — на что я помотал головой, — Ну тогда вообще молодцы, — припечатала она мое ЧСВ, — поднялись на тебе, кусок хлеба обеспечили, а если не обворовывают, то только порадоваться можно.

— Да там, — решил признаться–проконсультироваться я, — была у меня информация насчет гибели их семьи. И не сказал, хотел попозже, как отойдут от смерти.

— Важная? — уточнила Браун.

— Ну как, — рассуждал я, — только это «личная информация», — на что Браун кивнула, — Уизли два человека убивали, второго я прикончил. И про это промолчал.

— Зря, — констатировала Браун, — о том что информацию скрыл, они узнали недели две назад или раньше? — на что я развел руками, — ну, в любом случае, они в своем праве, а ты совсем некрасиво поступил. Хотя, видно, по дури. С рыжей у тебя тоже все?

— Не знаю, — задумчиво протянул я, — еще не выяснял.

— Ну, она, может, с тобой и останется, — протянула Браун, — ты ей явно очень небезразличен, не одного и не двух ухажеров она послала.

Призадумался я, вот прямое подтверждение моим мыслям, то что я считаю важным — магу ерунда. Ну и наоборот, мелочь (ну пусть не мелочь, но несопоставимая по мне вещь) становится причиной разорвать отношения.

Остается вопрос, откуда они узнали. Вот блин, не удивлюсь, если дед, в качестве «воспитательного процесса», информацию слил. Хотя, он вряд ли, все же клан как образование ему выгоден. Но в министерство мог сообщить, а оттуда просочилось через родственников, более чем возможно.

Из задумчивости меня вывели ощущения приятные, но неуместные. Браун хамским образом гладила мой пах. Впрочем, не успел я возмутиться, отодвинулась и, хитро поблескивая глазами, сказала:

— Очнулся, Поттер, — констатировала охальница, — а то совсем в себя ушел, минуту дозваться не могу. Или ты так намекаешь? — эротишно облизала губы блондинка.

— Не намекаю, — отрезал я, — спасибо, что привела в чувство, но, пожалуйста, больше так не делай.

— Да? — ухмыльнулась девица, — а тебе вроде понравилось. Ладно, потом посмотрим. Ты мне вот что скажи, твоя идея с кланом не отменяется?

— В любом случае нет, — ответил я, — кстати, Браун, я сам осознаю, что при всех прочих равных, туплю в общении. Да и понимании целей. Вот скажи, что тебе лично нравится, из–за чего согласилась, а что раздражает. Только, прошу, честно.

— Честно, — протянула Браун, — Честно, это то, что сам подход у тебя на интересы членов клана. Ну и знания. Ты, похоже, не до конца понимаешь, это главная ценность. Большинство знаний днем с огнем не сыщешь ни за какие деньги, а вот книги которые ты показывал. Кстати, откуда?

— Библиотека Дамблдора, — не стал скрывать я, все равно клятву дала. На что Браун присвистнула и округлила глаза, — Ну ты даешь, Поттер. Многие алтарщики свои алтари расколят, невзирая на откат.

— А еще что? — продолжил интересоваться я, — то, что выйти нельзя…

— Поттер, ты дебил? — перебила меня Браун, — какое на хуй выйти, с доступом к таким–то знаниям? Да ещё обеспечение предлагаешь… Ты еще про налог и наследство спроси, как последний тупой магл, — грубо сказала Браун, — прости, вырвалось, — продолжила она, — но ты, похоже, ни черта не понимаешь, что тебе досталось и что ты предлагаешь. Смотри, возьмем род. Причем не алтарщиков, там не род а семья обычно, их сами алтари неплохо косят. Так вот, есть несколько книг. Редко когда больше десятки, с особо сильными заклинаниями, результатами исследований, тайнами производства. К ним имеет доступ глава и наследник. Все, остальные идут нахуй. Обычное образование, которое еще отработать придется. Это мне, — скривилась Браун, — «повезло», что дядюшка часть из оставшегося от родителей на учебу мне отжалел. Ну, а помимо знаний, подход к детям. Воспитание и забота, причем они еще сами смогут выбирать, оставаться в клане или нет? — на что я кивнул, — Вот. Я вообще хочу, если у нас все выйдет, детьми заняться, — размечталась Браун, — и своими, и чужими, да и не будет по сути в клане чужих.

— Так, давай разберемся, — решил уточнить я, — вот есть академия целителей, академия аврората и прочее. В чем секретность знаний–то?

— Смотри, — вздохнула Браун, — за Хогвартс, если за пять лет, ты платишь десять тысяч галеонов, — на что я кивнул, — Это доступ к библиотеке и лучшим, — воздела она палец, — преподавателям. На малоимущих, маглорожденных вешаются те же десять тысяч, советом попечителей. Последние лет двадцать, эти долги в обязательном порядке выкупает Министерство. И отбирает ту же треть доходов, пока долг не будет погашен. Маглорожденные, зачастую, до смерти платят. Ты еще скажи, что думал что это налог, — захихикала Браун, на что я потерянно кивнул, — ну совсем как маглорожденный, — обидно умилилась Браун, — министерство не собирает налогов, да и не может. Они берут деньги за сертификацию и оказывают услуги. За деньги. Остальное — отдача долгов, за обучение, за землю или жилье в кредит. Так вот, в академии целителей, если я наберу половину суммы, а это пять тысяч, меня повяжут клятвами, министерство навесит еще пять тысяч долга, при том что СОВ, по министерской оценке, будет соответствовать их условиям. За это мне предоставят доступ к знаниям и практике. На два года. При этом, учить никого я не смогу, а если провалюсь на министерском экзамене, то не буду иметь права и лечить за деньги. Но долг уже будет, — подытожила Браун.

— Ясно, спасибо, — ответил я, — как–то я не думал, что все так жестко. Вроде бы, за вполне вменяемые деньги, со мной занимались и учили.

— Кто и чему? — поинтересовалась Браун.

— Курт Шляген, правда он, — задумался я, — да, он меня по сути по школьной программе гонял, ну аппарация разве что, — на что Браун понимающе покивала, — Джон Уильямсон, магии крови учит.

— А кроме самого обращения с виталом, чему–нибудь, — помотала рукой Браун, — продвинутому? Ну, сверх программы Хогвартса? — на что я задумался. И выходило что нет, то, что я и так изучаю, просто в совмещении с кровью. А обращение с виталом и по книге понять можно.

— Видимо нет, — честно ответил я, — и он и Флитвик тактике применения обучают, но каких то особых знаний и заклинаний не дают.

— И не дадут, — торжествующе заключила Браун, — тактика это то, за что ты им как ты выразился «вменяемые деньги», платишь. Флитвик вообще обязанности выполняет, клубы и факультативы, это как раз то, за что ты две тысячи в год и платишь. Так что условия у тебя в клане реально роскошные, хоть и в камне клятвы не отраженные. Если хочешь так оставить — лучше добавь в клятву, тогда народу из лучших набрать сможешь, — заключила Браун.

— А я близнецам об этом не говорил, — протянул я, — о библиотеке директора, — пояснил я Браун, — так, тебе показал пару книг. Готовил проект один, — задумчиво протянул я, — да и сюрприз хотел сделать.

— Вряд ли бы ушли, — высказала свое мнение Браун, — но так, наверное, к лучшему. Ты их сильно оскорбил, это все–таки семья, скрыв информацию, ты очень зря поступил. Так что остались бы, но камень за пазухой держали. Кстати, если хочешь, с твоей рыжей поговорю, — подмигнула Браун, — если с тобой останется, узнаю, не держит ли зла. Да и объясню, что ты дурачок просто, — мерзко захихикала девица.

— Знаешь, наверное, хочу, — решил я.

При всех прочих равных, Браун дала несколько клятв. Они, безусловно, не абсолют, но обойти очень сложно, это утверждали все, и люди и книги. Так что, она мне не врет, информацию не выдаст. Или получит повреждения ядра, чего маги боялись как огня, причем все, вне зависимости от статуса и прочего. Даже маглорожденные ужас перенимали. Кстати, вот тоже вопрос, надо бы с градацией отката камня законов поработать, да и прописать имеет смысл, а то на все: разрушение ядра, слишком для магов.

Спросил у Браун, она подтвердила. Ну, значит, подумаем. Да и поперлись ко мне, выяснять, остается ли «гарем Джинни» со мной.

Джинни с Луной сидели за столом, вид рыжая имела суровый, но до «нам надо поговорить» не дотягивающий.

— Гарри, с нами говорили Фред и Джордж, — с ходу заявила рыжая, — они уходят. Звали с собой… — помолчала с полминуты Джинни, но Луна своим видом обстановку скорее расслабляла, — мы остаемся, — сказала Джинни, — ты конечно, некрасиво поступил, но я верю что не со зла. И Луна сказала, что ты хороший и она останется с тобой, — несколько обиженно показала мне язычок Джинни, — хотя, я останусь в любом случае. Потому, что я люблю тебя, Гарри, — полезла обниматься рыжая.

— Останусь, Большой мозгошмыг, — обняла меня и Луна, — ты и правда хороший, только глупый еще, — пробормотала она.

Блин, можно конечно, встать в позу, из серии «а вы–то мне нужны?». Но не стоит. Нужны потому что. Не жить без них не могу, поглаживая по головам думал я, но мне хорошо с ними и будет неважно без них. Ладно, прорвемся.

Тем временем Браун подхватила девчонок под руки и потащила шушукаться. Проснулась паранойя, а не настроит ли девица рыжую против меня? Луна на своей волне и хрен перестроится. Так что, тихонько позвал Флоппи и велел незаметно разговор записать, благо грамотный домовик мог очень быстро писать.

Ну а сам сел, да и стал планы планировать, как дальше жить и что со всем этим делать.

Примечание к части

Итак, автера достали ахеренно важные мнения читателей (почти всех). Для особо умных, довожу, что есть мир магии, мной продуманный. В сфере как самой магии, так и экономики, политики и социологии.

Есть парень, двадцати с хвостом лет, в тушке сенадцатилетнего, со всеми вытекающими последствиями (непонимающие какими, могут свое непонимание в рамочку ставить, мне похер). Это продуманый персонаж, с характером, знаниями и позицией.

Сюжет, который «встал, которого нет,» и прочее, заключается в том, как этот парень будет в этом мире жить, меняться. Ну и, возможно, менять мир. Это сюжет, а не чьи то там придумки. Котрый я, как дебил, стал комкать, в угоду каким тот типам, чуть реально не похерив фик.

Ежели вы ахеренно умные, умнее автера, лучше его знаете, как должно быть, в СЦУКО ПРИДУМАННОМ МНОЙ ВЕРСЕ. Так идите нахер, писать свой фик. Вы умнее гг–оя, с чем вас и поздравляю. Докрикивайтесь до него как нибудь не комментами, меня они немного поддостали.

Меняться это от мнения кого–то там не будет. Более того, меня поддостало и отвечать я буду только на те вопросы, которые не считаю тупыми. На тупые я ругаться не буду, а буду просто игнорировать.

Всем кому это не нравиться (кому похер, да и просто, можно послушать) https://youtu.be/WdbqPK2Bof4? list=RD8rAD286MCSw

Всем остальным, спасибо что читаете. ߤݼbr />

нахерпосылательный старина Киберъ Рассвет

26. Магическая «бутылочка»

Ну, а когда девчонки вернулись, сели мы за стол и стали держать совет. Рыжая, кстати, перестала зыркать на Браун недовольным глазом. В общем, посмотрим, почитаем отчёт домовушки. Да и с самой Браун парой слов перекинусь.

— Итак, — начал я, — у нас стоит проблема. Нас стало слишком мало, это раз. Ну и надо привлекать маглорожденных, это два. Сразу хочу уточнить вопрос, если они дают, например мне, присягу верности, а потом приносят клятву на Камне Закона, аннулирует ли это присягу? — Дамби–то сказал что да, но не факт, надо разобраться, а то мало ли.

— Иногда аннулирует, — ответила Луна, — иногда нет. Это зависит от видов мозгошмыгов, — уточнила она, — Клятва не договор, зависит не столько от слов, сколько от мыслей, — задумчиво улыбнулась она, — кроме того. Вот смотри, Гарри, если присягу принесет человек, с четкой мыслью, что она длится до клятвы на Камне Закона, там эта клятва и закончится. А вот если, даже с неприязнью, принесет присягу, зная что навсегда, то и Камень Закона ничего не изменит, клятва–то по доброй воле.

— Спасибо, Луна, — поблагодарил я, — Слушай, а откуда ты это знаешь?

— Так папа бланки договоров делает, — хихикнула Луна, — смешной ты, Большой мозгошмыг.

— Лавгуды — основные производители зачарованных пергаментов для договоров, — дополнила Браун, — причем, продают за гроши, всем юристам да и просто в лавки.

— Хм, спасибо, учту, — ответил я, — но в любом случае, картина выглядит так. Я возьму на себя разговоры с маглорожденными и частью полукровок, а вы, наверное, чистокровных?

— Только девчонок, да то не всех, — сказала Браун, — если хочешь быть Главой, будь им. Условия ты предлагаешь королевские, я уже говорила.

— Да, информацию о библиотеке Дамблдора лучше вообще придержать, — протянул я, на что все три девчонки покивали, — есть книги, будут доступны, профессию поможем получить, как и развиваться.

— А то, что ты не все понимаешь, — сказала Джинни, — не страшно. Мне вот мама тоже не все рассказывала, — несколько поникла она.

— Так, тогда с чистокровными кандидатами я буду советоваться с вами, какие подводные камни, что и как, — решил я, — вообще, возможно даже сценки отыгрывать, а то реально могу запутаться и оскорбить, не желая или еще что.

Предложение со сценками поддержали, причем с несколько напрягшим меня энтузиазмом. Ну и засели за потенциальные кандидатуры. Причем подход в оценке был странным, вот реально, сидели они и взвешивали кандидата, иногда приводя резоны, которые мне в голову даже не приходили.

Ряд кандидатур, предложенных девицами вообще ввел меня в ступор, например, Забини, мулат с испанской кровью со Слизерина.

Вот, на первый взгляд, вообще этого хлыща нахрен послал бы, однако выяснилось, пашет как проклятый, чтобы «держать марку чистокровного», алтарю Забини не посвящены с двадцатых годов, а его матушка, нахер послав как род, так и сына, предается светской жизни. «Абиссинка, у них там строго, дорвалась», откомментировала Браун.

После ужина, вышел я с Браун, узнать её версию разговора, благо «письменный вариант» у меня будет. Насчет «камней за пазухой» и прочего.

— Даже не знаю, Поттер, завидовать или пожалеть, — начала Браун, — причем не знаю, кому из вас, вдобавок, — задумчиво протянула она, — значит, смотри: зла на тебя не держит, да и не особо обижена. И влюблена в тебя по уши, не как нормальные маги, на год–два, а просто вот, даже не знаю как. Ей все детство магловские сказки читали, про прекрасных принцев, — хихикнула Браун, — ну и про тебя, так она, по моему, сама не осознавая, тебя этаким принцем и видит. Ну, не совсем так, — поправилась Браун, — но близко к тому. Я бы за неё держалась, — мечтательно закатила глаза девица, — кстати, Поттер, — последовал хищный оскал, — а может мы переспим? Джинни не против, а мне и вправду интересно.

— Не сейчас, — нейтрально ответил я, с трудом удерживая похерчелó‎, — кстати, кто тебе из парней нравится, кандидатов?

— Ску–у–учный, — констатировала Браун, — да все нормальные, да и девчонки ничего. Ладно, там посмотрим. Иди уж к своей «золушке», — хихикнула девица и срулила вдаль.

А просматривая записи домовушки, я убедился, что Браун не врала, не ссорила, да и вообще, похоже, впечатлилась «романтичностью». Правда, советов еще надавала, мда. Нет, я не то чтобы против, но блин, все равно мда. Полразговора жесткое порно, пополам с пошаговой инструкцией.

Нахер баб, мужественно решил я, ну и пошел в кровать. Правда, насоветованного не было, однако девицы переглядывались многозначительно. Ладно, поживем увидим, думал я засыпая.

Наутро, перед походом к Уильямсону, Браун шепнула на ухо, что шестой валяется у Помфри. По слухам, с повреждениями ядра, тяжелыми, так что может стать сквибом.

Оттачивая работу по быстрой смене рун, на щите крови, я сделал такие выводы:

Похоже, близнецы, либо сами, либо с Перси, сложили два и два, на тему кто помогал шестому с нападением на меня. Ну, а в свете того, что Молли убил Локхарт, посчитали, что точная информация не помешает, то ли еще что. В общем, послали нахер проблемы Рона с откатом от клятвы. А, в связи с отсутствием претензий, да и ровным кивкам (специально каждую гримасу в медитации проверил), там был все же Локхарт, ну а откат посчитали достаточным наказанием.

Как–то уж слишком, как по мне, хотя, нахер рыжих. Моя рыжая — это моя рыжая, а остальные пусть сами разбираются.

А вернувшись с тренировки, был я пойман Браун, которая шепнула на ухо «нарвалась, пора. Звать?». Ну и кивнул на это.

Вообще, одна из самых спорных кандидатур, причем, моя рыжая и Браун, реально меня уговаривали. Мол, Грейнджер не просто дура, но сейчас нахер никому не нужна. В неё можно вложиться и поиметь с неё, как с получившегося специалиста, дохрена полезного. Просто вероятность, что получив знания, пошлет, достаточно велика. В неё, сначала, надо вбивать определенные нормы. Но, заморачиваться всем лень, соскочит на полдороги, усилия в никуда и прочее.

Однако, она поссорилась с шестым, но вести себя продолжает, как будто ей все должны. Вопрос времени, когда огребет. «Уже огребла, но легонько», комментировала Браун, надо чтоб мол, серьезно. И вот, в этот момент, не обязательно, но лучше сразу, озвучить расклады и сделать предложение. Почему, лучше сразу — так как после серьезного огребания, на неё охотники найдутся, да, например, просто как расчетчик–нумеролог, она усилия окупит.

Ну и вдобавок, несмотря на всякие, не самые аппетитные и лицеприятные моменты, она была хорошим приятелем Поттеру. Не лучшим, со своими тараканами, но была.

Да и чисто меркантильные соображения, от того, что она маглорожденная, до банальной мести, за то, что предпочла вонючку–рыжего замечательному мне. Да и месть, скажем так, не месть, а скорее моральное удовлетворение, так–то предложение ей реально пойдет на пользу.

Так что, сказал я Джинни и Луне, что буду собеседование в курительной вести, один на один, если хотят, пусть слушают, но на глаза не попадаются. Как раз Браун Грейнджер и притащила.

Была Грейнджер с влажными волосами, взъерошенная, за плечи себя обнимала. Подрагивала, да и рыдала перед этим много, заметно было.

«Пойдем, разговор есть», бросил я ей и пошел к себе. Судя по звукам, шла сзади меня. Зашли в курительную, усадил я Грейнджер, закурил и стал смотреть на неё.

— Издеваться будешь? — пропищала девица, — или ботинки тебе вылизывать заставишь, как эти? — заплакала она.

Ну а я ждал, когда успокоится и покуривал себе спокойно. Наконец, Грейнджер прорыдалась, закурила дрожащими руками и я начал.

— Ну, во–первых, Гермиона, я вообще не понял, с каких пор мы стали врагами, — начал я, — общаться стали меньше, безусловно. Но это, из–за твоего бывшего молодого человека, который уж прости, но точно козёл, — на что девица судорожно кивнула, — так вот, мы с тобой если не друзья, то хорошие приятели. Могли бы быть и большим, — подло напомнил я, на что Грейнджер скривилась для рыданий, но удержалась, — но вышло как вышло. У меня к тебе есть предложение, вдобавок узнал я, что с тобой что–то случилось, вот и позвал. Узнать что.

— Что, — истерично засмеялась девица, — да ты знаешь…

— Стоп! — хлопнул я по столу, отчего Грейнджер сжалась, — сейчас ты успокоишься, покуришь. Алкоголь капнуть? — девица судорожно кивнула, ну и плеснул я ей огневиски, — А успокоившись, спокойно расскажешь, что случилось. Если смогу — помогу. Договорились? — Грейнджер кивнула.

— Я возвращалась из Хогсмида, — начала успокоившись Грейнджер, — Навстречу мне шли Малфой с его громилами. А сейчас ты знаешь, какая погода, — ну в этом она права, погоды сейчас весенние, грязищи тьма, — ну и задела я его случайно. А он меня оттолкнул прямо в грязь, скотина чистокровная! Ну я и запустила в него жалящим.

— Стоп! — сказал я, — Гермиона, книжка такая есть «Этикет, или поведение магу подобающее», ты её вообще читала?

— Даже не покупала! — возмутилась девица, — пролистала в «Флориш и Блоттс», но там такой бред!

— Так вот, согласно этому бреду, ты применила магию атакующего типа на маге, — начал вещать я, — не вызвала на дуэль, не отпихнула и даже не обозвала в ответ, а коварно и подло напала без предупреждения. Это, чтобы ты понимала. Как бы они к тебе ни относились, этим поступком ты сделала себя их врагом, по крайней мере до разрешения конфликта. Они живут по этим правилам, так что рекомендую с книгой ознакомиться. Продолжай.

— Ну, — всхлипнула Грейнджер, — они кинули несколько обезоруживающих, сбили с ног. А потом, — сжалась и стала ронять слезы девица, — порвали одежду–у–у…. — рыдала она, — и затолкали мне в попу бутылку, они мне там порвали всё, — рыдала она, а я херел, — и заставили лизать их ботинки, иначе грозились её разбить, — рыдала сжавшись в комок Грейнджер, — так и бросили там, голую, грязную. Из попы кровь шла, как–то обрывки репаро собрала, добралась до медицинского крыла, — продолжала всхливывать обутыленная, — так им еще ничего за это не буде–е–ет… — начала она истерику, на которую я забил.

А сам думал. Ну вот бред–бредом, не укладывается ни в какие рамки. Да если бы её изнасиловали, это было бы позорно, но ладно, извращенец наследник Малфой, бывает. Хотя.

— Грейнджер, перед тем как с тебя сорвали одежду, ты что–то им говорила? — жестко спросил я.

— Я, — всхлипнула, — спросила, «Что, ублюдки, насиловать будете?», — прорыдала девица.

Ой, бля, ду–у–у-ра. Вот реально, сама блин нарвалась. Нет, Малфой конечно палку перегнул, за что, возможно, получит, все же тут явный перебор. Но то, что сама нарвалась, и, за исключением «вылизывания обуви», получила за дело, ну в понимании магов, факт. Так что, дождавшись когда истерика схлынет, начал я просвещать:

— Гермиона, а ты в курсе, что в обществе магов нет табу на секс? — на что девица, в слезах и соплях кивнула, — Так вот, табу нет, по факту. Понятие изнасилование вообще у магов не прижилось, погоди, я закончу, — заткнув я начинающую чё–та вякать Грейнджер, — им это не надо. Более того, вопрос внешности и пола вторичен, нам, как выходцам из мира простецов это странно, но факт. Маги не ограничены в занятиях сексом, вид и пол для них не принципиален. У них насильник — дичайшее оскорбление! — повысил голос я, — Тот, чья личность настолько омерзительна, что он себе вообще не может найти партнера, при учете, что для многих магов пожать руку и переспать — одно и то же. После твоего нападения, с применением магии. Блин, Грейнджер, на всю магическую Англию один, повторяю, один бордель! Туда ходят под обороткой, личинами, чтоб никто не узнал, потому что ты выставляешь себя реальным уродом в глазах окружающих, приходя туда. Там, как раз, насколько я знаю, любители «по принуждению» ходят. И вот, ты напав на мага, называешь его… Даже не знаю, некрофилом, собирающимся трахнуть его же бабушку, свежевыкопанную. Тебя не насиловали, а после оскорбления показали, что ты нахрен не нужна, кроме… ну ты сама поймешь. Ладно, все равно слишком, надо будет с Малфоем разобраться. Но бля, Грейнджер, наизусть выучи этикет, да и пару книг, сегодня же дам. Тебя просто убьют и будут вправе, по всем законам.

Девица только пуще зарыдала, но надеюсь услышала. Просто слов блин нет. Что она за книги читала, да и каким местом? А в переполненный бар в Рязани, значит, будем вваливаться с воплем «здравы будьте, хуесосы,» мда. Кстати, реакция примерно такая же будет.

Грейнджер тем временем прорыдалась, стуча зубами о стакан, допила вискарь.

— Так, Гермиона, — начал я, — во–первых, с твоими обидчиками разберемся, получишь извинения и компенсацию. Не за сам факт наказания за оскорбления, — уточнил я, — а за его форму. Во–вторых, — протянул я доставленные Флоппи книги, — выучишь их за неделю. Рожденные в мире простецов тут гости. Маги живут по своим законам и правилам, а ты зачастую, ведешь себя… Ну я не знаю, как если бы негр в набедренной повязке на шотландского гвардейца помочился. Так что это просто жизненно необходимо, поняла? — девица мелко закивала, — там–то у тебя все в порядке?

— Да, мадам Помфри вылечила, — всхлипнула Грейнджер.

— Хорошо, дальше. На неделю, пока читаешь книги, я беру тебя под покровительство рода Поттер, — протянул я шейный платок, — носишь вместо галстука. И блин, Гермиона, не поучай никого и не высказывай свое ценное, на хуй никому не нужное мнение, — немного повысил голос я, — по крайней мере, пока ты его носишь. Я прикрою, но если по твоей милости мне придется кого–то убивать, подчеркиваю, по твоей вине, а не сами на тебя нападут, я сам тебе веселую жизнь устрою. Поняла?

— По–поняла, — сгребая платок сказала девица, — а через неделю что, Гарри?

— Так, ты о министерском кредите на обучение в курсе? — на всякий случай решил проверить я, узрев в глазах собеседницы непонимание, продолжил, — Итак, год обучения в Хогвартсе стоит две тысячи галеонов. Это не подарок маглорожденным, а кредит. За который ты будешь отдавать треть своего дохода, пока не покроешь его. Это плата за знания, которые ты можешь получить в Хогвартсе.

— Но это же несправедливо! — завела шарманку Грейнджер.

— Каждую минуту в Африке умирает от голода ребенок. В Восточной Европе сейчас веселятся, убивая и продавая на органы, взрослых и детей. Просто потому, что они родились не в том месте не в то время. Несправедливо быть на твоем месте, а не умирать от голода или быть разобранной на органы для пересадки, — припечатал я.

— Но это же…

— Абсолютно сопоставимые вещи, Гермиона, — прервал я глупое возражение, — в социуме магов деньги, имущество и прочее ценятся МЕНЬШЕ чем знания. Твои попытки добраться до них, выглядят так же, как попытка ограбить богача, под соусом «у него много денег». Да, много. Но они его, а не твои. И в мире простецов дети этого богача будут иметь много денег, а твои — сколько заработаешь. Справедливость понятие субъективное.

— Поняла, — насупилась девица.

— Так вот, у меня будет предложение. Лично к тебе, получить знания, работу и возможность роста как мага, — продолжил я, — ну и средства существования, заметно большие, нежели ты смогла бы заработать. С частью личной свободы при этом тебе придется расстаться, факт. Но озвучу я это, только по прочтению тобой книг, хотя, — подумал я, — возьмешь еще одну, проспект учебных заведений с расценками.

Позвал я Флоппи, озадачил проспектом. Грейнджер на домовушку смотрела круглыми глазами, даже о своей жопе частично подзабыла.

— Гарри, это же рабовладение! — пафосно возвестила она.

— Угу, я рабовладею воплощенным в теле духом хаоса, — ехидно ответил я, — который, не повязанный клятвами, может нас убить, вознаградить и сотворить вообще хаос знает что.

— Как дух, это же раса…

— Пивз — неправильно изгнанный домовик, чтобы ты понимала, — привел пример я, — под клятвой о непричинении вреда, но что он делает ты знаешь. Все, Грейнджер, книги есть, ознакомишься с ними, поговорим. В целом ты согласна?

— Согласна, Гарри, — ответила девица, — и спасибо, — закончила она и срулила в даль.

Я же, сидел в позе челодлань, когда в курительную вбежали девчонки. Переглянулись мы с ними и хором выдали:

— Ну ду–у–ура, — рассмеявшись синхронности.

— А может нахрен её? — предположил я, — ну реально, нихрена же не поймет.

— Поймет, Гарри, — ответила рыжая, — ты же раньше хотел с ней переспать? — на что я вынужденно кивнул, — Ну вот, а она отказала, ты и обижаешься. А так, дура–то дура, но в нумерологии и трансфигурации очень хороша. Мозги только на место поставить.

— И мозгошмыгов разогнать, — подытожила Луна.

Ну, со стороны виднее, мне и вправду было обидно, не сказать что как–то сильно, но факт остается фактом.

А на следующий день, после обеда, отловил меня заметно нервничающий и косящий на трость Малфой и отвел в сторонку поговорить.

— Поттер, Мерлином клянусь, не было на ней твоих цветов, — зачастил блондин.

— Добрый день, Малфой, — протянул я в малфой–стайле, растягивая гласные, — знаю что не было. Ты мне другое скажи, вы охерели, такое с девчонкой творить, пусть даже за оскорбление?

— Да эта грязнокровка… Мордред с ним, — махнул лапкой Малфоеныш, — выпивши были, сам понимаю что перебор. Даже извинюсь, хотя язык ей надо бы… — промолчал белобрысый.

— Язык в курсе, попробую, ну или пошлю нахер, — ответил я и тут же ехидно продолжил, — Малфой, а ты в курсе, что у маглов есть такой вид секса, когда в разные отверстия пихают не член и пальцы, а как раз предметы? — получил поматывание головой, — Вот, фистинг или еще как. И это у них называется сексом, официально и прочее. А теперь смотри, Малфой. Грейнджер, под клятву, без последствий для себя, да хоть в Большом зале, может заявить, что её изнасиловал наследник Малфой, притом не один, а втроем, — сокрушенно покачал головой я.

— О Мерлин! — позеленел рожей Малфой, — Поттер, ты серьезно?

— Именно, Малфой, — сочувственно покивал я, — так что рекомендую искренне извиниться, ну и компенсацию предоставить, скажу по секрету, лучше книгу, не особо редкую, но не библиотечную, — охреневший от реальной возможности публичного позора зеленый Малфой вяло покивал.

— Спасибо что рассказал, — слабым голосом ответил зеленый Малфой, — как же отвратительно, предметами, считать сексом, — на что я понимающе кивнул, — грязные животные! А с Грейнджер я понял, будет ей компенсация, — задрал нос все еще охеревающий Малфой и срулил вдаль.

Вечером ко мне постучалась Грейнджер, сообщила что Малфой «почти вежливо», как она выразилась, просил прощения. С некоторым возмущением, озвучила, что он магией поклялся, что не имеет к ней чувств и не претендует ни на неё, ни на её тело. А в качестве компенсации, преподнес мешочек с полусотней галеонов и книгу бытовых чар. Большую часть которых, Грейнджер в библиотеке в глаза не видела. «Так что, я его простила, но близко видеть не желаю», сообщила она.

— Ты, я надеюсь, поняла, что и почему произошло? — уточнил я.

— Да, но все равно это как…

— Не произноси, тут это ругательство, как ты уже, надеюсь, поняла, из самых грязных и несмываемых, — припечатал я, — Читаешь? — на что последовал кивок, — вот закончишь, поговорим.

А сам, пока было время, присел в кресло, да и открыл систему, обнаружив такую картину:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________431/445

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) _____390/402

Сила (развитость тела, мышц, связок)_______________________52

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)_______50+

Разум (когнитивные способности, память)____________________50+

Сила магии (развитость и пропускная способность)____________42

Контроль магии (точность дозирования)_____________________44

Что ж, любопытно и интересно, поясняющей надписи второй раз не появилось, время есть, так что ткнул я мысленно в плюс разума, оказавшись в темноте.

Примечание к части

Вот вам глава. В ритм вошел, не обращая внимания на всякое, пишется не плохо. Пойду хоть пожру, а то весь день по копоськам тыкал.

голодный, но продуктивный старина Киберъ Рассвет

27. Точечная

В темноте раздался противный звук фанфар, и не менее противные розовые буквы появились перед глазами:

Только сейчас, ты поднял не одну, а целых две характеристики до пятидесяти! Поздравляю, Ярослав!

Правда, нафига ты это сделал, я не понял. Если ты забил на систему — ты балбес, а судя по тому что пакет информации по биологии все еще перевязан ленточкой, то «если» можно убирать. Впрочем ладно, варианты собственной долгой, мучительной и бесполезной смерти ты можешь выбирать сам.

Итак, ты поднял скорость до пятидесяти, да вдобавок разум до пятидесяти, за что ты получаешь ачивку «легконогий ботаник». Легконогий ботаник — никто не прервет ваши размышления, потому что хрен догонит.

Ну, а помимо столь эпичного и важного, получай мелкое и незначительное. Раз уж знания тебе не нужны, то получишь ты аж целую энергетическую нервную систему. Правда, только зародыш, развивать её придется самому. Хотел добавить знаний, но ты уже полученные даже не открывал, так что обойдесси.

твой мастер Всунь Уд

Как–то скудно, наверное. Хотя, если разобраться, очевидно «энергетическая нервная система» решит все вопросы со скоростью. Правда, развиваться, похоже, она будет от использования, потому как в упор не понимаю, на какой «энергии» эта система, да и чем её улучшать.

А с базой по биологии, Уд–почти–козел, нихрена не прав. Ну, точнее, прав глобально, но нихера не прав тактически. В общем ладно, нет информации и нет. Подозреваю и не было, а надо мной он стебется. Так считать буду, потому что иначе жаба удавит.

На следующий день, после занятий, было у меня два варианта: либо вербовать народ, либо, как не смешно, идти на разборки к Дамби.

Естественно не валить этого зубра. А вот банально, по–наглому, спросить, какого хрена он творит и на что можно рассчитывать?

Причем, дед с высокой вероятностью накормит меня басней. Замечательно, пусть кормит. Вопрос в том, что о глобальных вещах я с ним беседовать и не собираюсь. Проверяемые в ближайшей перспективе, но важные вещи.

Погонял я оба варианта в голове, и понял, что Дамблдор важнее. Ну, как минимум потому, что если он мои начинания планирует подорвать (причем неважно, с какой целью) то лучше я и вправду собой займусь. Десяток человек на клан наберем без усилий, вопросов и сходу. Ну а маглорожденные и прочее… Надо разбираться.

А перед подлой каменной фигней остановился. Ну и кто мне сказал, что дед не просчитает такой мой ход? Собственно, все на поверхности, при этом слить что–то проверяемое, а по сути держать камень за пазухой он может запросто.

Возьмем наш самый первый разговор. Я изначально рассчитывал выступить как этакий флаг объединения, не лезя в бои и собирая бонусы. И тут дед начинает мне втирать, что мол становись во главе, а то все пропало.

Офигенное предложение от политика с семидесятилетним стажем семнадцатилетнему шкету. Особенно, учитывая то, что реформисты–крепостники, просто в силу принятой идеологии, осторожны, жадны и ленивы. При этом, пусть глобально не мудры, но житейски хитры и изворотливы точно. И вот, дед мне говорит, мол, возглавь их и направляй. В то что дед дебил я не верю ни разу. Значит, либо подстава, либо проверка на сообразительность.

Да и почти все, что он отечески одобрил и предложил, несет двойное дно. То есть, есть ненулевая вероятность, что после возможной победы я остаюсь ни с чем, а выгодополучателями оказываются другие люди.

Нет, безусловно, аванс с библиотекой шикарный, я не поленился проверить ряд томов, поручив поверенному да и нескольким букинистам найти некие книги. Их просто не было, а деньги предлагаемые за них, зачастую, превышали все имеющиеся у меня финансы.

В общем, мутный дед тип. Только от этого мне не легче, потому как неясно что делать. Точнее, ясно. Надо говорить честно и напрямую, да и надавить мне есть чем. С человеческой точки зрения, если она не атрофировалась, ну а если атрофировалась, то все равно дед будет творить что ему вздумается, а я ничего не потеряю.

Так что шуганул горгулью, да и вщемился в кабинет Дамблдора.

— Вечер добрый, Гарри, — поприветствовал меня Дамби, — что–то случилось? Наши встречи не самое целесообразное занятие, без конспирации.

— Добрый, директор, — ответил я, — у меня к вам есть некоторый разговор, который, как мне кажется, не терпит отлагательств. Ничего срочного, однако есть вещи которые я увидел и обдумал, и мне хотелось бы, чтобы вы выслушали мои выводы. Полностью, ну а потом ответили на пару вопросов. Это возможно?

— Любопытно, — протянул дед, — да, мальчик мой, это возможно, слушаю тебя.

— Итак, директор, я хочу начать с того, что я узнал о том, что у меня не было проклятья, — начал я, предусмотрительно не отвлекаясь на детали, — собственно, вы и сами оговорились, не знаю уж, насколько намеренно или случайно. Итак, во мне был хоркрукс, а узнанная мной информация, предполагает, что вы об этом знали, фактически с самого начала. Вдобавок имели планы, на использование меня против Тома, как оружие, — дед прищурился и кивнул, — я, собственно говоря, не имел бы ни слова против, если бы вы выкинули, как впрочем и вся магическая Англия, сироту после войны. Всяко бывает, да и не один я такой. Однако, во–первых, вы не избавили меня от этого украшения, а не справившись с этим, не поставили в известность Министерство. Во–вторых, я прекрасно понимаю, что жизнь одного младенца, даже ребенка погибших под вашим началом людей, вполне может быть разменяна на победу или серьезное преимущество в войне. Я не маленький ребенок, прекрасно все понимаю, однако, решив так за меня, вместо обучения, просвещения в дальнейшую миссию… Директор, вы просто, простите, выкинули меня до поры до времени. Я понимаю, что вы занятый человек и прочее, однако со мной вы поступили некрасиво, — на этом я взял паузу.

— Да, Гарри, — кивнул Дамблдор, — в целом, ты прав. Претензии твои обоснованы. Очевидно, ты узнал детали в пророческом трансе, но это и не принципиально. Только, чего ты хочешь? Объяснений? Изволь, я действительно увидел в тебе путь с минимальными жертвами уничтожить возродившегося Тома. С выкидыванием, как ты выразился, — борода пошевелил бородой, — тяжело это признавать, но об этом я искренне жалею. В свое оправдание могу лишь сказать, что за тобой приглядывали, так что жизнь твоя была в безопасности. Правда, после твоего избавления от хоркрукса я навел справки. Родные твои оказались не самыми добрыми и порядочными людьми, а я, как ты выразился «выкинул тебя, до поры до времени». Признаю свою вину в этом, так чего же ты хочешь в качестве виры?

— Директор, я пришел не для того, — ответил я, — просто, дело в том, что некоторые ваши слова и действия вредят моим планам на будущее. Я прекрасно понимаю, что таковые цели есть и у вас, но при этом, прошу лишь об одном. Раз уж вы спросили о вире — извольте. Не врите мне директор, не вводите в заблуждение, ради обучения или своих целей. Если не хотите говорить и отвечать на какую–то тему, например, то так и скажите. Вот, собственно и все.

— Хм, — хмыкнул борода, — хорошо, это я могу обещать. Кстати, как еще один урок на будущее, я за все время нашего общения соврал тебе только про один момент. Безусловно, недоговаривал, но если бы хотел «ввести тебя в заблуждение», то продолжил бы это делать. Но, ты прав, времени немного, а шишки что ты набьешь в дальнейшем, станут твоим выбором. Как я понимаю, у тебя есть вопросы, задавай.

— Информация о том, что Локхарт причастен к смерти Молли Уизли, — задал я наиболее интересующий меня вопрос, — вы сообщили об этом близнецам?

— А ты сам разве не сказал? — удивленно поднял брови Дамблдор, — вообще–то нет, я сообщил об этом в министерство. Хм, — рассуждал дед, — на днях они сняли отдельные апартаменты с лабораторией. Нет, мальчик мой, тут как раз та самая ошибка, которую ты совершил сам.

— Благодарю за ответ, — поблагодарил за ответ я, — второй вопрос, насчет моего управления фракцией чистокровных, — на что дед захихикал, — эм, я что–то сказал не так?

— Да, Гарри, — отсмеялся дед, — нет, безусловно, моя формулировка в том разговоре была далека от совершенства, однако, Гарри, все что я говорил, это то, что тебе придется «лезть в управление и не пускать ситуацию на самотек», — я впал в окклюментный транс, после которого мне стало крайне неприятно, дед был прав, — Ладно, я думаю из этой ошибки ты вынес урок. В чем я реально недоговаривал, это в вопросах внутренней организации вашего клана, — серьезно ответил дед, — это реально ваше начинание, осуществление которого я не увижу. И вполне могу ошибаться, как и предупреждал тебя.

— Да уж, — протянул я, — кстати, а с чего это вы не увидите?

— Проклятье, Гарри, — спокойно ответил Дамблдор, — уничтожая хоркруксы, я был несколько неосторожен, — сделал мне костяной ручкой дед, после чего вернул руке видимость плоти, — трансфигурация, — пояснил он.

— И ничего нельзя сделать? — спросил я, на что дед помотал головой, — и другие специалисты, ампутация?

— Нет, — ответил дед, — два года в лучшем случае, после чего я стану личем, чего, признаться, мне крайне не хочется, — с чем я был согласен, от тупых умертвий лич отличался исключительно способностью к магии, оставаясь недалеким хищником охотящимся на живых.

— Так библиотека… — догадался я.

— Ну да, — хмыкнул дед, — ты думал полна ли она, да и зачем я отдаю такую ценность? Все просто, на том свете она мне не понадобится, часть оригиналов найдут своих адресатов, а часть я уничтожу. Считай это преждевременным наследством и попыткой извиниться.

— Благодарю вас, — склонил голову я, — однако, директор Дамблдор, у меня к вам есть еще один вопрос, — на что дед кивнул, — в момент битвы, — тут я криво усмехнулся, — с василиском, ко мне прилетел ваш феникс. Как он меня нашел?

— По своему перу в твоей палочке, — подтвердил мои ужасные подозрения дед, — ты, очевидно, хочешь сказать, что Тома можно найти, потому что в его палочке также перо Фоукса? — на что я кивнул, — Тут ответа два, — ответил дед доставая из стола палочку и кладя на стол, — это первый ответ, вот палочка Тома, её нашли на месте смерти Петтигрю. А второй, — задумался дед, — ну хорошо, я могу найти местопребывание Тома, благо страну я знаю. И что?

— Ну как что? — поразился я, — уничтожить вместилище, что, даже если там нет хоркруксов, отложит его возрождение и даст время подготовиться.

— Кому подготовиться, Гарри? — каверзно задал вопрос дед, — Тебе? Безусловно даст. Только не только тебе. Я рассчитываю, что возвращение Тома в страну, произойдет после моей смерти, — будничным тоном начал описывать дед, — это будут беглецы из Азкабана, безусловно, незначительное количество наемников, ну и местные сторонники. Том, да и его сподвижники не удержатся, такой удобный случай. А вот если его найти, и как ты выразился, «уничтожить вместилище», то образование какой бы то ни было коалиции станет даже не подозрением, а общеизвестным фактом. И вместо нескольких сотен врагов, ты рискуешь получить пару тысяч наемников, если не полноценную интервенцию.

— То есть, вы все рассчитали? — удивленно спросил я.

— Ну, свою смерть я точно не планировал, — усмехнулся дед, — однако, грех не воспользоваться такой возможностью.

— А как вы видите, — решил уточнить я, — мое взаимодействие с реформистами?

— Если ты, как и собирался, — ответил Дамби, — привлечешь достаточно членов клана, да еще и свяжешь маглорожденных присягой, то летом тебе последуют предложения. Например, тот же Гринграсс пригласит на прием, ну или что–то подобное. Может быть будет не один прием, да это и не принципиально. Ну, а на одном из них, группа «уважаемых джентльменов» предложит тебе помощь. Скорее всего, исключительно деньгами, но тут, на твоем месте, я бы поторговался. Не за деньги, а за участие в возможных боевых действиях. Причем, не наемников, а именно членов родов. А главное, Гарри, я бы порекомендовал, поставить на первой беседе это жестким условием, а когда они начнут с тобой торговаться, просто покинуть их общество. Намекнув, что тебе это не особо нужно, пусть сами разбираются со своей проблемой.

— Соответственно, — продолжил я, — учитывая что привязки ни на земли, ни на дела, у меня в Британии, как общеизвестно, нет, они посчитают, что у меня в планах покинуть страну. Не стремлюсь, но вполне могу, — на что дед кивал, — Причем, сами они этого сделать не смогут, потеряв земли и налаженный бизнес. Да, обратятся, причем скорее всего согласятся с условиями участия в войне. Или самоорганизуются, что также неплохо, точнее хорошо. Можно будет переложить часть потерь на них, притом в конфликте они ослабнут и не смогут диктовать условия по окончании.

— Практически так и есть, — подтвердил дед, — в целом, ты мыслишь в верном направлении.

После беседы шел я к себе с распухшей головой. Все, хватит маяться дурью, будем считать Дамби не гадом. И так стыда натерпелся во время беседы, реально, напридумывал заговор. Не сказать что на пустом месте, но блин, вспомнить разговор и формулировки мне ничего не мешало, да и куча иных моментов, которые я не продумал, а поддался первому порыву.

Да и в целом, углубившись в интриги и политоту, я, если не забросил, то явно снизил интенсивность своего развития как мага. Что, при наличии у меня системы, делает из меня балбеса, как и говорил Уд. Так что, поужинав и отдав долг члена гарема, засел я за знания и новое приобретение.

С последним, покопавшись как в системе, так и в себе, в трансе, вышла забавная картина: нервные клетки тела получили некую надстройку. Черт знает из чего, но часть функций нервных клеток эта надстройка брала на себя, да еще и развивалась, пусть и не быстро. Да еще, прорастив новое нервное волокно, я убедился что надстройка появилась и там, правда менее развитая и не сразу.

В общем, штука реально полезная, а с развитием даст мне массу бонусов, решил я и наконец засел за знакомство с базой по биологии.

Самое главное, Уд точно козел, потому что первое что я увидел в окклюментном трансе, произнеся мысленно «информация по биологии», был противного цвета розовый бантик, ме–е–едленно развязывающийся.

Ну, а по базе, я понял катастрофическую нехватку собственных знаний. Она, по большей части затрагивала как раз совмещение биологических и энергетических проявлений. По сути, ехидный Уд, бонусом впарил мне то, что я теоретически мог сделать с собой сам, основываясь на этой базе. А главное, понял я, даже проглядывая по верхам, меньше десятой части. Те процессы и следствия из них, которые описывались в базе, были для меня сродни заклинаниям, некая абракадабра, в которой ясны только предлоги.

В общем, выучить её надо, просто как непонятный текст. А дальше нужно серьезно приналечь на биологию и медицину, потому что даже понятое очень перспективно, однако, использовать это, не имея базы, действительно путь к «медленной, долгой и бесполезной смерти».

Кроме того, даже понятого хватит, для, как ни смешно, некоего производства. Например, можно сделать одноклеточных, участвующих в обогащении руды, да масса применений. Вообще, похоже, что база притащенная Удом, из мира биоцивилизации, в которой работа с собой — лишь частность, основа же именно обращение и изменение биологического материала.

А со следующего дня, начал я проводить беседы с отобранными нами в кандидаты людьми. Начал я с прощупывания настроения маглорожденных Гриффиндора и предварительной беседой с несколькими полукровками и чистокровными.

С первыми я даже несколько растерялся, когда понял, что на факультете «маглолюбцев», учится меньше всего, ну кроме Слизерина, маглорожденных. Три человека на данный момент. Братья Криви и Грейнджер. И все, остальные полукровки и чистокровные.

Десяток их был, как я выяснил, в Хаффлпаффе, четверо в Рейвенкло и один в Слизерине.

С Криви я поговорил, проспекты и литературу предоставил, пусть думают и решают. Потенциал у них, судя по оценкам есть, а происхождение помогло понять реалии магического мира даже лучше чем мне, как я подозреваю.

Из полукровок я пообщался с Шимусом Финниганом, выяснил что родня его в клан не приняла, то ли из–за брака матери с маглом, то ли из–за того, что ради этого брака она сбежала из клана. В общем, светловолосый коротышка, изысканно ругался, в адрес своей родни, особенно, на удивление, на кузена, который единственный из всех родственников общался с семьей тетки.

Парень он был взрывной, со средними достижениями в учебе, но блещущий в дуэльном клубе. Боевик как он есть, по окончании пятого курса рассчитывал попасть в академию Аврората.

Вариант с кланом серьезно (целых минуты три) обдумал, да и махнул рукой, в смысле «а, давай». Предложил, кстати, кандидатуру своего приятеля, мулата Дина Томаса. Вот черт знает, в отличие от Финнегана, Томас не блистал ни учебными, ни спортивными достижениями, с девчонками мы его даже не обсуждали.

Охотник нашей команды, Джонсон, меня выслушала, грозилась подумать, но энтузиазмом не пылала. Впрочем, она, как и Вуд, рассчитывала на спортивную карьеру, да и сам я не горел желанием её видеть. Нет, безусловно, девчонка неплохая, но её только в боевики, а шовинистический я считаю, что воевать, все–таки, дело тех, кто не рожает. В общем, с ней посмотрим, как сама решит.

И провел переговоры, точнее первый тур, с Забини. Хлыщ хлыщом на вид, однако при разговоре задавал вопросы толковые, слушал внимательно. Озадачил кольцом подмастерья на пальце и словами: «Меня, мистер Поттер, ваше предложение заинтересовало. Если ваш будущий клан сможет обеспечить мой профессиональный рост и интересную работу, я с вами».

Ну, в общем, хрен его знает. Подмастерье еще в колледже это круто. Не запредельно, но реально круто. Да и в целом парень вполне вменяемый, так что обозначил я его мысленно как соклана, но подключать к каким бы то ни было делам, до клятвы на Камне Закона, поостерегусь.

Ну и, ближе к концу недели, заявилась Грейнджер. Браун, по нашей договоренности, посвящала её, параллельно с литературой, в нюансы и неписаные правила.

— Гермиона, ты полностью уверена и отдаешь себе отчет, на что идешь? — разумно уточнял я.

— Да, — ответила девица, — я посчитала сколько денег мне нужно, какие примерно вакансии я смогу получить. Твое предложение с доступом к литературе и обеспечением, лучшее, на что я могу рассчитывать, — покривила таки девица физиономию.

— А мир простецов и блокировка источника? — коварно спросил я, практика такая была, долги списывались, ну а сама Грейнджер, все таки не была тем подчиненным, которого я мечтал получить.

— Нет, — ответила Грейнджер, посмотрев на меня как на идиота, — это же магия, Гарри!

Ну нет так нет. Пусть будет, благо хоть и дура, но не дура, как тонко замечали девчонки. Так что обзавелся я первым вассалом.

Вообще, в клятве и вправду были оговорены права на тело и помыслы, при этом были и моменты с заботой о благополучии, жизни и здоровье. Такая, не вполне рабская клятва, ежели я, например, начну её гнобить, пинать и глумиться, то Грейнджер меня может послать, без всяких негативных последствий для себя. При этом, определять место работы, одобрять кандидата в партнеры и ряд других моментов буду я. В общем, все сложно, но ближе к служению, нежели рабству.

Ну и в воскресенье, пропустив занятие, встретился я с мастером–артефактором, да и с Огденом. Подумал и проконсультировался с ними, насчет законов, внеся ряд изменений, в плане градации наказаний да и не только.

И занялся учебой, вербовкой и ожиданием камня. Потому как после присяги, был у меня проект, кстати, одобренный Джинни, который всем прочим рыжим покажет степень моего неудовольствия. Не то, чтобы я вот на них реально злился, причины у них имелись. Но недоволен ситуацией был. А, так как в одиночку я этот проект не потяну, оставалось только ждать.

Примечание к части

Весь вчерашний день тупил и переписывал написанное. Реально тяжко, переломный момент и все такое. Шесть раз гг–ой помер от рук дамби, два раза летом, а уж сколько от володьемортьих подхалимов не счесть. В альтернативных реальностях. В этой вроде тропинку нащупал, ну и не помрет, если не затупит.

В остальном, достал меня и гг–оя третьий курс. Будет таймскип, потому что бред выходит. А летом много всего интересного, чемпионат мира, гоблены со ставками, выписка Бляка. Ну и истенныя магические орестакарты, кудаж без них.

вымотанный но тропинконаходительный старина Киберъ Рассвет

28. Иллюзия покоя

Клан назвали Поттеры, как не удивительно. Фамилии рожденные в клане не теряли, однако, к полному имени добавлялось «из клана Поттер». С вариантами «пегасы, неутомимые ебыри и гарем Джинни», меня послали нахер. Ну пусть будет. Герба клан по сути не имел, только монограмму, и, опять же, на удивление, клетчатый узор. Опять же, в цветах Поттеров. «Положено», как объяснили мне, да и окружающие вполне нормально приняли. Ну положено, значит пусть будет.

В результате, на Камне Закона присягу принесли всего три маглорожденных, все из Гриффиндора. На студентов с других факультетов у меня не хватило то ли харизмы, то ли еще чего. Впрочем, тут главное не количество а факт.

А вот с полукровками было получше: Анджелина Джонсон, все же принявшая мое предложение, Шимус Финниган, Дин Томас (втащенный таки своим приятелем в клан, впрочем, пусть будет), Уэйн Хопкинс с Пуффендуя, ровесник и также участник дуэльного клуба и вдобавок Милисента Булстроуд с Слизерина, плотная девица из почти добитого семейства боевиков, коей сама и являлась.

Эти личности были мной условно отнесены к «боевому крылу», радовали Шлягена каждое воскресенье своим присутствием. Тот жаловался, что их много и нет смысла «пороть» когда раз в неделю, но давал неплохие тактические навыки, причем не дуэлинга а именно боя.

Причем, ситуация оказалась забавной: никаким заклинаниям, кроме стандартной учебной программы, Шляген не учил. Но стоило мне выдать несколько заклинаний (впрочем, некоторым известных) «боевикам», как шпицрутен включил эти заклятья в тактическую схему, да и стал объяснять тренируемым такие тонкости, о которых я, например, даже не догадывался.

С «научно–производственным» крылом было так: Грейнджер, вполне добросовестно грызущая гранит науки и помогающая с расчетами. Мои девочки, не сказать чтобы сильно задействованные в непосредственном производстве, но помогающие другим, одна в невербалке, другая в ритуалистике. Ну и учились, куда ж без этого.

Браун, составившая мне компанию в изучении части медицинских данных, от которых вела себя так, что я задумался о бронетрусах, изнасилует же, бешеная. Впрочем, она взяла на себя роль комиссара, культ и полит просветителя, в чем ей оказывали помощь, но лишь частично. А так все взвалила на себя, при этом явно была довольна взваленным.

Из новеньких был все тот же Забини со Слизерина, дорвавшийся как до части литературы, так и до поставок ингредиентов. Взамен, вполне официально, поставлял зелья практически по себестоимости и давал мастер–классы по зельеварению, что было весьма полезно.

Сью Ли, с Рейвенкло, девчонка с азиатскими чертами лица, прекрасно знающая рунологию, по сути, уже приближающаяся к уровню ЖАБА, однако продолжающая упорно заниматься, причем с рунами далеко не только скандинавско–саксонского типа.

Ну и прихваченная таки моя многоюродная сестрица, Нимфадора Тонкс. По ряду причин (как по мне, вполне объяснимых), она желала поступить в Аврорат, причем, её навыки это позволяли. Однако, списавшись с тетушкой Андромедой (при всем моем похеру на последнюю), надули девице в уши, что обеспеченное существование в почти родственном клане, с все той же возможностью «отомстить», только не просто, а защищая близких, вариант получше.

При том, что в той же гербологии сестрица разбиралась если и похуже пухлика, то не намного. Давалась ей гербология легко и просто. Видимо, отсутствие посвящению алтарю, как и пусть неправильно развитый, но метаморфизм одарили её немалым талантом в биомагии.

Вся эта орда легла на мои плечи, так что я стал судорожно думать о финансах: в идеале двум третям принятых надо было гасить долг перед министерством, оплачивая еще и дальнейшее обучение. Плюс, ингредиенты, защитные артефакты, просто определенные финансы на жизнь, в чем нуждались если не все, то многие.

В общем, за голову я не хватался, но пребывал в изрядном напряжении.

Как вдруг, за несколько дней до оговоренной встречи с прессой, Дамблдор огорошил меня новостью: все долги по обучению вступивших в мой клан погашены, обучение в Хогвартсе оплачено вплоть до седьмого курса. На прямые вопросы, а не борода ли это, лукаво ухмылялся в бороду.

Блин, понятно что он, понятно почему, да и жалко деда. Однако, при всем при том, подозреваю, если бы он не помирал, то вертел бы меня с моими планами на волшебной палочке, если бы не на чем похуже. Так что жалко, но, наверное, мне все же повезло, ну и помнить, безусловно, буду.

Ну и интервью дал, правда Скиттер дама бравшая интервью, категорически отказалась от упоминания «алтарщиков и реформистов», заменив на «старые семьи и новые семьи». Все все понимают, но «министерство не одобряет». Из ключевых моментов были такие вопросы:

— Мистер Поттер, «Ежедневному Пророку» стало известно, что вы практикуете исчезнувшее уже почти полвека как принятие вассальной присяги, — целилась в меня острым носом Скиттер, — более того, у вас насчет этого возник конфликт с администрацией колледжа.

— Конфликт — излишне громкие слова, мисс Скитер, — изображая гламурного падонка вещал я, — Да, некоторые лица высказали мне недовольство и осуждение. Но я действую по традициям и закону, на благо будущего нашего клана. Да и самим маглорожденным это пойдет на пользу, не в Лютный попадут, — ухмыльнулся я.

— Насчет вашего клана, — продолжила Скитер, — вы описали для чего и почему создали его, действительно, жертвы войны оказались в тяжелом положении и то, что вы их объединяете прекрасно. Но читателей интересует, будет ли развитие вашей производственной деятельности, что будет с «Магическими битвами»? Не поделитесь ли планами?

— «Магические битвы», — ответил я, — не клановый, а индивидуальный продукт, производство которого я передал партнерам и не имею к нему отношения, кроме отчислений. Однако, клан Поттер готовит несколько новинок, как в сфере развлечений, так и улучшения комфорта жизни магов Британии. Впрочем, мисс Скиттер, лично для вас будет приглашение на презентацию, до тех пор я промолчу.

— Ловлю вас на слове, мистер Поттер, — расплылась в улыбке Скитер.

В целом, статья вышла в нужном ключе. Клан, как объединение сирот и жертв войны, сплотившимся под «крылом Героя Магической Англии», «Юные маги, взявшие в свои руки построение будущего» и прочий пафосный бред, вполне, как я понял, востребованный основной аудиторией Пророка. Ситуация с маглорожденными выставляла меня героем другого плана, но не отрицательным: «взвалил на себя бремя просвещения, начинание избавляющее от растущей преступности». В общем, хорошая статья и в нужном ключе.

Дед, на людях демонстративно воротил от меня нос, что поддержала и Макгонагалл. Но встречаться раз в неделю мы не перестали, а узнавая от него тонкости и хитрости, я все никак не мог определиться, чего во мне больше: жалости, что этот, в общем–то неплохой и явно расположенный ко мне человек умрет. Или страха, что это политическое чудовище, опытнейший игрок на струнах людских душ, все таки извернется и мне придется жить с ним в одном мире.

Вот правда, не могу понять. Дед описывал некоторые интриги, причины поступков людей, потаенные желания, и реально восхищал и ужасал, одновременно.

Кстати, оповестил, что в следующем году произойдет «Турнир трёх волшебников», в котором мне желательно участвовать и не менее желательно — победить. Популизм и прочее.

Турнир по квиддичу, кстати, мы выиграли. Занятия окклюменцией и, не в последнюю очередь, развитие «энергетической нервной системы», дало неплохой бонус в чувствительности к деталям и дальности магзрения. Да и с глазами я немного шаманил перед матчем метаморфизмом, правда не на постоянной, а временной основе: терял восприятие цвета, однако очень четко, почти болезненно реагировал на движение, что привело матчи к «вылетел Поттер, стартанул к мячу, матч закончился».

Круто, но нихрена не интересно, как отбывал провинность, если честно. Не факт, что останусь в команде после турнира, как–то уж совсем по–дурацки выходит.

А вот два проекта, о которых я намекнул Скиттер, разрабатывались и имели все шансы на успешную реализацию.

«Схватка», развитие идеи «Магических битв», была создана и даже зарегистрирована в отделе министерства, уже в колледже мы работали, создавая «продажный запас».

Отличие схватки было… Да во всем. Несколько типов досок, все раздвижные. От деревянной, прорастающей при раскрытии лиственным узором, из, как понятно, настоящих листьев, до стальной, с шестеренками и телескопическими башенками и стенами, также появляющимися в «игровом положении». Доска из холодной «лавы», твердой, но слегка волнующейся от прикосновений и эффектов карт воды.

Ну и сами карты, точнее анимации фигурок над доской: полноценные схватки, безусловно, без расчлененки, но с брызгами крови, потоками пламени и прочим. Ну и сам дизайн претерпел изменения: стал несколько более «реалистичным», но и жестоким, без этого никуда.

Впрочем, судя по сокланам результат был более чем успешен, первое время приходилось чуть ли не пинками разгонять от баталий.

Ну и, наконец, проект несколько иного толка, этакая «месть–не–месть» рыжим. Меня, признаться, зацепила идея покойного мистера Уизли. Однако, сам он развивать её не стал, регистрации не получил, ну а дальше все понятно. При этом, фразу чиновников «идея хорошая, сделайте не как у маглов», я запомнил.

Признаться, изначально я хотел осуществить эту идею с близнецами. Но, раз уж свалили, отказываться от неё я был не намерен.

Итак, нужно средство передвижения, комфортное для нескольких человек, безопасное и прочее. Мистер Уизли взял автомобиль и зачаровал. Вопрос, а нахрена автомобиль?

В итоге, в коллективном творчестве родилась идея «яйца». Ну не совсем, но оно было похоже. Покрытое, кстати, лишайником «покров друида» (спасибо Тонкс), снабженное как левитирующими (по принципу метлы), так и маглооталкивающими (да и вообще маскирующими) чарами.

Ну а главное, навострившись на картах в иллюзиях, мы добавили возможность выглядеть как автомобиль, осуществлять «поездку», которая была, по сути, левитацией над дорогой. До кучи, выяснилось, что «микропрыжки темными тропами», магия сложная, но распространенная. И предназначена не для движения. Это, мать её, «система безопасности от столкновений». Признаться, как ржал, так и изумлялся. Магия разработанная аж в тридцатых годах, не получила распространения и ставилась на Ночного Рыцаря и частные авто, чтоб «не врезаться в диких маглов».

Так что закладку на память сделал, чертовски интересно, перспективно, поле некопаное — но точно не до того пока.

И расширение пространства, для чего пришлось нанимать специалиста. Зачаровать сумку — это одно, с этим я справлялся и сам, а вот сделать пространство для нескольких людей, с притоком воздуха, обзором и прочим… Ну пока явно за пределами моих умений. Стоило, впрочем, зачарование не запредельно, да и мастер услышав о возможном «потоке», пригрозил скидкой.

Так что, летом, одно из первых дел — сертификация в министерстве. А пока, отрабатывали технологический процесс производства нашей Магосферы.

Вышел из комы и выписался Блэк. Получил амнистию, заскочил в Хогвартс, сунул пафосную метлу. Хоть послушал слов: «верни, лучше летом повеселимся». Мне–то она нахрен не сдалась, а две тысячи галеонов на ветер, как по мне это слишком. Вообще, по поведению он мне показался сверстником моего тела, шебутной, порывистый. Тем не менее, вроде бы работа менталистов удалась, на безумного он не походил. Просто, этакий раздолбай с ветром в голове. После уговора о летней встрече срулил на юга, до конца учебного года. Ну, отдохнуть ему и вправду не помешает.

Прекратил я свои занятия с Уильямсоном, за месяц до экзаменов. Около двух дюжин рун мы с ним отработали, проявления крови вроде игл, копья, хлыста и щита — также. Ну, а учить меня целительству в связке с магией крови толстяк не стал. Сказал «подумаю, если что — пришлю сову», ну и с тех пор ни ответа, ни привета.

По предметам же программы колледжа все было в норме: на гербологии, научившись подкармливать растительную пакость витальной энергией, с практикой я вполне справлялся. Трансфигурация, которую я так внутренне и не научился отличать от чар (как впрочем и на них самих) был в первой трети класса. Просто не стремился вперед, да и, признаться, не тратил много времени, были занятия поинтереснее.

В нумерологии грыз гранит науки. Ну вот не очень мне давалась она, заучивал формулы, схемы. Внутреннего понимания не достиг, хотя, спасибо окклюменции, на память хоть не жаловался.

В рунах Бабблинг, заметив прогресс, начала давать сложные рунные цепочки, так что за лето, я думаю, дойду до сложного свернутого пространства, аналогичного магосферному, которое держалось как раз на рунах.

Зелья также не были любимым предметом, однако что можно было — я учил. Разобравшись в моих достижениях, Снейп махнул рукой, посулил, что «Не быть вам, Поттер, зельеваром. Хоть не такой непроходимый тупица, как остальное стадо баранов». Впрочем, оценки исправно занижал, видимо надеясь на сброс рогов.

А вот с прорицанием все застопорилось. Причем, со слов Трелони, по моей же вине. Ну вот никак я не мог воспринимать время как что–то относительное. Представить мог, ветвящиеся «временные линии» видел.

Но принять «относительность бытия» у меня не выходило. Возможно и к лучшему. Так что Трелони махнула на меня рукой, сказав, что пока не приму мир «как он есть», прогресса не будет. Нахер такой мир, подумал я. И, наверное, с будущего года оставлю прорицания. Потенциал чувствуется, но пока для меня слишком. А когда «приму», мне поможет Браун, считающая прорицание важнейшей дисциплиной.

С моими девчонками у меня же было все ровно, приятно и не приедалось, чему, безусловно, в немалой степени способствовала деятельная натура владелицы нашего гарема. Впрочем, я стал подмечать, что при всех прочих равных и вправду видит во мне не вполне меня, а этакого сказочного принца. Ошибки мои видит как «забавные происшествия», победы и успехи переоценивает.

Вот черт знает. Вообще, безусловно, приятно, однако я понимаю, что она не вполне со мной, а с этаким «образом Поттера». Впрочем, все мы в той или иной степени живем с образами, так что посмотрим. Пока нам всем хорошо.

Ну а Луна, пусть и была менее энергична, но видела меня чуть ли не лучше, чем я сам. Часто, небрежным тоном, а то и на ухо, давала полезные советы, сглаживала некоторые острые моменты в отношениях.

Вот не знаю, реально стала другом, хотя непонятной уже мне. Видя меня (а я себя изнутри видел, ну и прямо скажем, не являлся идеалом человека), она продолжала быть рядом, помогать, ну и, наверное, по–своему любить помимо дружбы. По крайней мере, несколько раз она отлавливала меня в процессе занятий, тащила за хобот в спальню и устраивала более чем приятную ночь, не будя при этом Джинни.

По итогам, учебный год я закончил так: выше ожидаемого по зельеварению (Снейп все же пытался выкопать во мне зельевара), трансфигурации (не хрен всяким щенкам конфликтовать с великим человеком Дамблдором, читалось во взгляде педагогической Макгонагалл) и прорицаниям. С последними вышло забавно, Трелони поставила оценку когда я входил в аудиторию, сообщила что больше я и не хочу. Ну и что возможно, еще и позанимаемся. Все возможно, ну ей виднее.

Ну, а остальные предметы, многомудрый я, сдал на превосходно. Так что, договорившись с сокланами о встрече через неделю, в Косом, шел я с девчонками в Хогсмид. Ну а система выдавала такие значения:

Здоровье (состояние тела\объем праны) ____________________535/545

Мана (усталость разделов мозга\напряжение магканалов) _____480/482

Сила (развитость тела, мышц, связок)_______________________58

Скорость (скорость обработки информации\отклик тела)_______61

Разум (когнитивные способности, память)____________________57

Сила магии (развитость и пропускная способность)____________52

Контроль магии (точность дозирования)_____________________54

За силу магии Уд (реально козлинский, своими шуточками и стебом) подкинул, технику создания «ментальных программ». То есть, я мог «подвесить», некое заклинание или набор их «в ауре», как некогда читал, а по факту колдуя заготовленным простым желанием. На эти программы можно было подвесить многое, я подозреваю даже создать личность. Но я в такие дебри не лез, пользуясь для реально актуальных вещей.

А вот за контроль магии он накинул как раз то самое, чувство «невербального колдовства». Хотя, учитывая что этого не писалось, возможно я и сам не заметил как развился, все может быть. Ну и выдал базу по артефакторике. Причем как и с биологией, не понимал я там большую часть. Высшая математика, многомерная геометрия, жуткие по сложности и нихера непонятные по назначению рунные круги. В общем, учиться, учиться и еще раз учиться.

Примечание к части

Вот, таймским аж на два месяца. Лето и все такое. Ну и моск у гг–оя, надеюсь на место в станет и начнет он тупить менее феерически. Более интересно, но менее феерически.

задумчивый старина Киберъ Рассвет

Примечание к части

*** отделяют порнуху со всякими элементами от повествования. Людям с религией головного мозга, считающих что их предпочтения должен кто–то кроме них разделять и просто те, кому не интересно, ниже *** НЕ ЧИТАЙТЕ. А то реально достали.

Ну а в целом вот глава. Передохну и за новую возьмусь.

чет как–то подуставший старина Киберъ Рассвет

29. Неожиданности, приятные и не очень

Добравшись до дома и озадачив домовиков готовкой (девчонки оккупировали бассейн, скорее всего надолго), сел и стал прикидывать планы на лето. Во–первых, надо продлить оплату поверенного Огдену, если возможно — то больше чем на год. Очень он полезный тип, да и вообще имело бы смысл, помимо частного, заключить договор клана с юридической конторой.

Во–вторых, презентация «Схватки» и «Магосферы». Впрочем, тут я решил привязать презентации по времени к чемпионату мира. Хорошо бы выступить в качестве спонсора, но и поздно, да и денег, признаться, мало. Если бы не подарок деда, боюсь что часть планов бы зависла из–за отсутствия финансирования.

Но то что мы не спонсоры, не отменяет того, что будет наплыв магов. Как английских, так и иностранцев. Сам турнир продлится чуть больше месяца, с середины июля. Восемь команд, шесть матчей и седьмой, финал. На финал планы как раз по «магосфере», да и не только, шанс заявить о себе появится. Однако «Схватку» надо презентовать и пустить в продажу в начале июля, дабы возможные иностранные покупатели увидели игру уже на руках.

Смех смехом, но обучение, жизнь и работа пятнадцати человек это немалые деньги, причем завязанные на меня. И я бы, если бы не потеря в рекламе запустил бы продажи уже сейчас, однако слишком много, возможно, потеряем.

Далее, нужен торговый представитель. Из присутствующих сейчас в клане это может быть только Тонкс, уже окончившая колледж. Но она не самый лучший выбор, по ряду причин, пусть лучше занимается учебой, тренировками и производством. По гербологии и боевке несколько наставников подобраны, пока будут гонять всех, а во время учебного года сосредоточатся на Тонкс, ну и, возможно, нескольких новичках постарше. А вот с кандидатурами пока затык, но будем думать и решать, месяц на это у нас есть.

Лично мне очень не помешали бы преподаватели по двум дисциплинам. Ментальной магии и продвинутой магии крови (Уильямсон был бы идеален, но молчит, видно «думает»). Остальные направления я, худо–бедно, вытяну сам, по книгам.

Конечно, консультант и наставник ускорит процесс, однако банально, много сил, времени и денег на это уйдет. Просто не окупится. Впрочем, вопрос для встречи с Огденом остается, да и Браун с Забини грозились поузнавать в своих кругах.

По клановым делам, в потенциале, надо бы ещё заняться жильем и прочим. В принципе, наше место проживания вполне подходит для клановой резиденции и поселения, однако, для осуществления нужны довольно большие деньги.

Пока же, предоставлю свой дом, в качестве временной резиденции. Но это временно и по необходимости. Да и не все тут будут, а лишь занятые в непосредственном производстве.

Ну и Блэк, грозивший прибыть аж завтра. Честно говоря, несколько теряюсь, как с ним себя вести и на что рассчитывать. Друг родителей, ведущий себя как школьный приятель повышенной раздолбаистости. С некоторыми проблемами с головой, вдобавок имеющий разрушительный потенциал авиационной бомбы. Вот просто подарок, а не родственник.

Тем временем аппетитные запахи выманили девчонок из ванной, ну а после обеда Луна с Джинни отправились в Лавгудхаус, ну а я, как и собирался к Огдену.

Последний встретил меня, довольно улыбнулся на продление контракта поверенного, однако на «контракт юридической конторы» с кланом задумался.

— Как поверенный, мистер Поттер, я бы не рекомендовал заключать длительные договора подобного типа, — сказал поверенный, на что я поднял бровь, — клан, это в первую очередь самодостаточное объединение, соответственно, у вас, так или иначе, появится собственная юридическая служба. Если клан просуществует достаточно долго, конечно. Ну а в таком случае наличие контракта с нами, волей–неволей приведет к конфликту интересов, скандалам и прочим неприятным вещам. Юридическая контора Огдена не заинтересована в подобном.

— Не думаю, мистер Огден, — ответил я, — что ваша речь связана с просто отказом. У вас есть, что нам предложить?

— Вы правы, мистер Поттер, — одобрительно кивнул Огден, — я бы предложил контракт на юридическое сопровождение клана на годичный же срок, что не имеет подводных камней ни для вас, ни для нас.

— Иметь консультанта и не прислушиваться к его советам — как минимум глупо, — озвучил свои мысли я, — мистер Огден, не могли бы вы собрать информацию о наставниках в данных сферах, — передал я список, — ну и что они хотят за обучение, безусловно.

— Мудрый подход, мистер Поттер, — одобрил Огден, — насчет же наставников узнаю и сообщу вам совой.

На том и порешили. Впрочем, о юридической службе клана я пока не задумывался. Теоретически да, а вот по факту, черт знает, когда до этого дойдут руки. Хотя глобально Огден, безусловно, прав.

Ну, а от поверенного я направился в министерство, в отдел регистрации. Приняли меня довольно быстро, комиссия собралась в течение часа, однако проект вызвал споры. Некий непредставленный тип орал, что «Уизли отказали, а тут какой–то плагиатор с тем же самым». Учитывая что прочие члены комиссии бред несомый данным типом не прерывали, пришлось брать беседу в свои руки:

— Почтенный, не знаю вашего имени, вы не представились, — вежливо начал я, — не знаю вашей специализации, но можно ли высказать конкретные претензии, потому что «похоже» и «как у» видится мне несколько надуманным.

— Это зачарованный магловский автомобиль, — ввел меня тип в ступор, дама рядом с ним приняла позу «челодлань».

— Это, почтенный, иллюзия магловского автомобиля, — решил я просветить недалекого, — созданная для маскировки. Сам артефакт вообще не содержит ничего из мира простецов. Почтенный, вы читали принесенную документацию? — офигевал я.

— Не вижу в этом смысла, — хамски заявил тип, — я занимаюсь юридическим оформлением и вижу магловскую машину.

— Вы готовы предоставить мне документ, — ухватился я за слова, — в котором вы заверите, что это именно магловский автомобиль. Моему поверенному нужно что–то кроме слов «вижу», — ехидно продолжил я.

— Безусловно, не готовы, — ответила дама из комиссии, — более того, насколько я понимаю, возможность наложения иллюзии можно отключить, либо изменить внешний вид? — на что я кивнул, — мистер Поттер, комиссия регистрации министерства магии принимает и регистрирует ваше изобретение «магосфера», как уникальный транспортный артефакт. Препятствий к распространению мы не видим, оплатите взнос и через полчаса можете забрать документы.

Направляясь к выходу я немного изменил чувствительность ушей, было любопытно о чем шушукается комиссия. «Ты совсем одурел со своей «Синей мухой», какой к Мордреду магловский автомобиль?! Еще не хватало, чтобы в прессу просочился подобный бред!» шипела дама. Хм, похоже купленный лоббист производителей метел. Впрочем, после принятия комиссии запретить распространение товара можно только судом, что крайне маловероятно. Так что, оплатил я почти тысячу галеонов, но возвращался домой более–менее уверенный в финансовом благополучии на ближайшее будущее.

Впрочем, вернуться нормально и спокойно мне не удалось. Какой–то мальчишка, пробегая мимо кинул в уже формирующуюся воронку аппарации неизвестную фигню. Привет от каких то зложелателей, промелькнуло в голове, в процессе подготовки к бою.

Из воронки я выпал почти на четвереньках, сходу рванув вбок. Что сделал весьма правильно, над местом где я стоял промелькнули несколько лучей заклинаний. Не став даже заморачиваться с палочкой, сформировал хлыст крови и перехватив трость рванул на нападающих.

Одного, вполне успешно лишил ноги, чем вывел его из строя, добавляя ему тростью по башке, для пробы запустил в разбегающихся несколько оглушающих и связывающих, что, впрочем, не принесло весомых плодов, заклятья отразили либо невербальные щиты, либо артефакты.

Оценив обстановку, подхватил оглушенного и аппарировал в окрестности своего дома. Призвал Флоппи, приказал избавить лежащего от всех артефактов, связать и перевязать культю, что было тут же исполнено. Присел на травку, закурил и задумался.

Внешне мне типы не знакомы, однако, нельзя не признать, что подготовились они неплохо. Безусловно, не идеально, однако девять из десяти магов не ушли бы от первых заклинаний, собственно и я бы не ушел, не выйдя я из положения «почти лежа». Плюс, уличный мальчишка. В общем, не считая того, что не было подготовлено стационарных сюрпризов нападение организовано было очень хорошо.

Ну и я действовал, как по мне, разумно. Два противника с двух сторон — нахер надо. Банальные взрывающие, от одного из них, вполне могли меня как убить, так и покалечить. С лучевыми заклятиями все не так однозначно, но ввязываться в драку было точно не нужно. Слишком высок риск, явно не нужный.

Впрочем, урок преподнесен, аппарировать имеет смысл исключительно в безопасном месте. Мерзкий мальчишка кинул артефакт, о котором я, к слову, вообще не слышал, в момент формирования воронки. Это полторы–две секунды, причем прервать аппарацию в этот момент вредно как для здоровья, так и, возможно жизни.

Собственно, аппарировал я с места нападения исключительно в силу того, что зложелатели набрали приличную скорость и банально не успели бы справиться с инерцией для атаки, за те же две секунды.

Далее, раскрыл ли я о себе что–то важное? Ну высокая, но не запредельная скорость и нестандартный выход из аппарации. В идеале, конечно, стоило избавиться от нападавших, однако раскрытая информация не стоила риска. Так что по бою я поступил правильно, единственный момент насчет аппарации и контроля окружающего пространства. Впрочем, есть и другие моменты, однако обдумаю их потом, безногий начинает очухивается.

— Ублюдок, шлюхин сын! — представился одноногий, сконцентрировавший на мне косящие глаза.

— Гарри Поттер, — вежливо представился я в ответ, постукивая по культе тростью, — Прости, но полным именем я не буду тебя называть, будешь просто Ублюдком. Итак, Ублюдок, ты наемник или представитель какой–то организации? — В ответ послышалось начало ругательства, которое я прервал постукиванием по культе, — у меня нет Веритасерума, времени и желания с тобой общаться, — оповестил пленного я, — у тебя последний шанс остаться со всеми конечностями, если ты не начнешь отвечать на вопросы — зелье я буду вливать в твой обрубок с головой.

— Спрашивай, — прохрипел пленный после недолго раздумья, но взвыл от очередного постукивания по культе.

— Я уже спросил и жду ответа, — прокомментировал свои действия я.

— Наёмники, — отдышавшись ответил одноногий, — Часа полтора назад в Котле подошел хлыщ, показал твоё колдофото, сказал где будешь. Заказ на захват, трансфигурированное тело должны были оставить на месте нападения.

— Артефакт сбивающий аппарацию и место нападения от заказчика? — уточнил я, на что одноногий кивнул, — Вообще–то, все равно неплохо, — честно признал я, — однако ты поймал свой профессиональный риск. Платили–то много? — закономерно поинтересовался я.

— Триста галеонов, — прошипел наёмник.

— Неплохо, но маловато, — несколько недооценено ответил я, — а теперь, у тебя две задачи. Убедить меня что ты не врал, так чтобы я поверил.

— Клятва, — сказал наемник и тут же поклялся, что кроме первой фразы не произнес лжи.

— Замечательно, вторая задача, убедить меня оставить тебя в живых, — озвучил я.

— Но ты же…

— Я же пока не вижу в этом смысла, — объяснился я, — вы напали на меня, пусть и по найму. Нанимателя не знаете, места где должны забрать меня — также. Смысл мне в тебе?

— Деньги? — решил облагодетельствовать меня инвалид.

— Мужик, а ты вообще в курсе на кого вы напали? — уточнил я, на что последовало поматывание головой, — вот, смотри, — развернул я перед бескультурным Пророк, с моим интервью.

— Ой, бля… — протянул неуч, — а мы и не знали. Мы бы не взялись… — потеряно начал он, но задумался, — а, может быть, вам что–то нужно?

Тут уже задумался я. Как наёмники они мне нахер не сдались, хотя безусловно, неплохие профессионалы. Но вот информация от них, возможно, будет небесполезной. Те же старьевщики (пусть и скупщики краденого, не принципиально), возможность найти людей, пусть не самых законопослушных, но полезных. В общем, польза может быть.

— Сик транзит глория мунди, — протянул я, думая о бренности популярности.

— Не надо к Муди, — позеленел собеседник, — я и так на все согласный.

— Значит так, вопрос к тебе, — начал я, — вы от хлыща получили аванс? — на что собеседник помотал головой, — что ж вы так?

— Так заказ на живого, — разоткровенничался одноногий, — если бы не заплатил, то просто бы отпустили тебя… вас.

— Все равно недальновидно, — осудил недальновидность я, — впрочем ладно. Мне, возможно, понадобится доступ к старьевщикам и продавцам не вполне официальных товаров, по вменяемым ценам. Ну и информация. За это я даже готов буду платить, безусловно, не слишком много, но деньги.

— Я согласен, — закивал собеседник.

— Ну, раз согласен, то подпишем контракт, — решил я, — клятву можно обойти, а контракт вряд ли. И есть у тебя возможность связаться с подельниками?

— Есть, протеевы чары на блокноте, — ответил наёмник, на что я тростью кинул ему блокнот из кучки вещей и свой карандаш.

— Скажи, чтоб твоё копыто прихватили и не трепались обо мне, — указал я, — в Мунго пришьют. Хотя если будут трепаться — не страшно, но лучше не стоит, — уточнил я, на что послышался кивок и шуршание карандаша, — как зовут–то тебя?

— Алекс Розуэлл, — представился болезный.

Сам я составил контракт о неразглашении со стороны наемника, обязательство предоставлять правдивую информацию с последующей оплатой, ну и о ненападении, на всякий случай. Сумму, безусловно, не указал. Будет ерунда — получит кнат, что–то ценное — безусловно больше. Розуэлл пробежал глазами пергамент и нацарапал подпись.

Ну, вот и отлично, в качестве дополнительной услуги подбросил одноногого до Мунго. Там торчали его подельники и даже мелкий говнюк в отдалении, причем смотрел на меня как на рок–звезду, мелкий засранец.

— Эйпер, ты ногу мою притащил? — осведомился Розуэлл, на что ему помахали запрашиваемой конечностью.

— Э–э–э… мистер Поттер, сэр, — начал один из присутствующих, — мы это, не знали. Вы не подумайте, мы этих, алтарщиков сами не любим… — на что я кивнул и молча аппарировал к дому.

Ну, в целом, ситуация разрешилась. Выяснить нанимателя я точно не смогу, дергать ДМП уже бессмысленно. Вариантов то дохрена, от эмиссара пожирателей, до как ни смешно, представителей мётлоиндустрии. Последнее, безусловно, вряд ли, но, тем не менее, вполне возможно.

Однако, надо учитывать что я не в Хоге. Дом надо бы защитить, самому передвигаться осторожнее. Ну и сокланов предупредить. И за девчонок моих беспокойно становится, надо бы Флоппи отдать приказ присматривать, вытащит их, если что.

Джинни с Луной были уже дома, даже приготовили кое–что. Не могу сказать, что лучше Вонки, но, как минимум не хуже, да и по–домашнему как–то.

За ужином сказал подругам, чтобы были поосторожнее, ходили только вдвоем и вообще. Что вообще не уточнял, но понимающе закивали обе, так что будем надеяться что прониклись.

Ну, а по окончании ужина ухватив меня за руки девицы потащили меня в спальню.

***

Помогли друг другу раздеться и присели на кровать, целуя и лаская друг друга. Я присел пониже, добравшись до их сосков, но сосредоточиться на них мне не дали. Девчонки, повалили меня на спину, добравшись до покачивающегося члена, легонько целуя его, явно дразня.

Зрелище в любом случае было замечательным, как и ощущения, так что я с наслаждением любовался ими. Джинни, хитро блестя глазами, запустила язычок под крайнюю плоть, наблюдая за мной и дразня языком. Луна же, в это время языком ласкала мошонку и, в определенный момент, пальцами ухватила за ствол и оголила головку, начав ритмично двигать ладонью.

Рыжая, на секунду, разочарованно блеснула глазами, впрочем, тут же поймала ритм и поигрывая с головкой язычком, стала синхронно с ладонью Луны двигать головой. Через минуту, Джинни приподняла Луну, поцеловала её и они вместе обхватили губами головку, продолжая свой поцелуй. Луна же, поглаживая ладонью мою мошонку и промежность оберегла мой тыл от коварных нападок блеснувшей глазами рыжей.

Наконец, под ударами языков по головке, находящийся в окружении губ, я кончил. Игравшие с членом девушки дождались, когда он начнет опадать и поднялись по мне, начав ласкать друг друга.

Отходя от оргазма, я думал, о том что их совместные игры почти исключили ласки с моей стороны, если только мы не вдвоем с одной из девушек. Когда мы все вместе, ласкают меня, ну и, безусловно, мне нужно использовать член по прямому назначению.

Тем временем, девицы расшалились, я даже почувствовал влагу на себе, впрочем, поласкав их несколько минут, добился того, что Джинни, оторвавшись от Луны, подняла меня за руку и встала на четвереньки, оттопырив аппетитную попку. Не отказав себе в удовольствии посжимать её, я посмотрел на Луну, которая уселась, скрестив ноги и с интересом наблюдала за нами, время от времени поглаживая свою щелку.

Вернув внимание к рыжей, я, отпустив попку, стал пристраиваться, водя головкой члена по влажной промежности. Когда вдруг Джинни, поджав руки, уперлась плечом в кровать. Протянула руку между своих ног, ухватила за член и начала поднимать его вверх, проговорив «хочу туда, я все подготовила». Несколько растерянно я посмотрел на Луну, которая с серьезным видом кивнула, продолжая смотреть за нами.

Я не то, чтобы против, но, несмотря на любовь Джинни к анальным ласкам, причем как её, так и её других, анального секса у нас не было, да и я не особо стремился: ощущения, еще по старой памяти, другие, однако, нравится это далеко не всем женщинам, так что я не настаивал и не стремился.

Но, раз хочет попробовать, почему бы и нет, решил я, несколько приподнимаясь. Рыжая тем временем устроилась поудобнее, одной рукой оттянув ягодицу. Проведя пальцами по колечку ануса я проник ими внутрь, вызвав постанывание рыжей и убедился, что чертовка поместила туда что–то вроде свечки или какой–то иной вид смазки заблаговременно.

Смазав анус и снаружи, я решил несколько уменьшить диаметр члена метаморфизмом, но голос рыжей «не надо, я хочу все», меня остановил. Анальная маньячка, конечно, думал я пристраивая головку к розовой звездочке. Надавив членом я стал погружать его в попку девушки, причем стонала рыжая заметно громче, чем при обычном сексе. Вдобавок, прогнувшись еще сильнее, пальцами ухватила за основание члена и требовательно потянула его на себя.

Я же стал быстрее погружаться, время от времени чувствуя сокращение обхватывающих член мышц, пока наконец не вошел до основания. Полюбовался на легонько постанывающую Джинни, вцепившуюся в кровать и даже поджавшую пальчики на ногах от новых ощущений. Ну и начал двигаться, сначала не быстро, но потом все быстрее, в такт подающейся мне навстречу девушке.

Джинни поймала ритм, сжимая мышцы сфинктера и расслабляя их, в такт моим движениям, что доставляло мне дополнительное удовольствие, помимо непривычной узости и возбуждающего вида. Проведя ладонью по бедру Джинни, я обнаружил, что от недолгого анального контакта она, очевидно, уже кончила и продолжает течь. Так что я ускорился, дабы самому урвать кусочек удовольствия, однако, к моменту когда я излился, рыжая ощутила еще два оргазма, разъехалась на не держащихся ногах и лишь слегка двигала попкой, навстречу моим движениям. Наконец я кончил, очевидно одновременно с очередным оргазмом рыжей, потому что анус девушки, в ответ на поток семени, сжался почти до болезненности, что, впрочем, не помешало мне совершить еще несколько движений.

Обмякшая рыжая блаженно улыбалась, немного приподняв попу, вид был возбуждающий, так что обмякший член начал потихоньку подниматься.

И тут Луна придвинувшись ко мне, приобняла меня и серьёзно смотря в глаза сказала «я тоже хочу». «Туда же?» уточнил я, на что получил кивок. Правда блондинка легла на спину, высоко приподняв и разведя ноги. Тем самым предоставив мне доступ к своему анусу. Погладив и проникнув в него, я убедился в том, что смазка наличествует и у Луны, стал аккуратно, лаская свободной рукой то грудь, то щелку, погружать свой член ей в попку. Столь бурной реакции как у Джинни не последовало, впрочем, на мой вопросительный взгляд, Луна уверенно кивнула.

Тем временем, отошедшая от многочисленных оргазмов Джинни, ящеркой проскользнула за меня. «Ну началось», подумал я, впрочем, того что началось я не ожидал. Разведя руками мои ягодицы, рыжая лизнула мой анус. От неожиданности я подался вперед, войдя в попку Луны почти на всю длину. Та легонько застонала, но на вопросительный взгляд кивнула, и даже подалась бедрами чуть вперед.

Рыжая тем временем, хоть и без пальцев, языком пыталась проникнуть мне в попу. Вот черт знает, что у неё за фетиш такой, но похоже, что пока у неё не лютый фаллоимитатор, проще расслабиться и получать удовольствие. Так что сконцентрировался я на Луне, двигаясь в ней, ощущая пусть менее интенсивные нежели у Джинни, но вполне ощутимые сокращения.

Вдобавок, пиратствующая на моих тылах рыжая была лишена возможности свободно добираться до моего уязвимого места, впрочем, потуг не оставляла.

Тем временем я, одновременно лаская появившийся бугорок клитора, двигался в Луне, которая нашла удовольствие в сведении ног у меня за шеей и разведении их, что, очевидно, доставляло ей удовольствие, как и мне, за счет разного сжатия в попке.

Наконец, движение в попе и возбуждение клитора, привели к закономерному результату, девушка сжалась, тяжело задышала, ну а я чуть ускорился и излился одновременно с ней.

Лежа между девушек, я слушал, как Луна рассуждает: «А мне понравилось, но странно. Не так, как когда ты ласкаешь» — обратилась она к Джинни, — «Иногда было бы приятно» — задумчиво протянула блондинка. «А по моему, это чудесно» — энергично заявила рыжая. — «И я еще хочу, Гарри, ты не против?» — на что я помотал головой, метаморфизм, да и не так много я сегодня кончал.

Рыжая перекатилась к прикроватной тумбочке, вылила на ладонь немного масла, обильно смазала себе им промежность и рывком переместилась к моему паху. Несколько раз проведя смазанной рукой по члену, она добилась эрекции и чмокнув головку начала пристраиваться сначала надо мной, ну а потом и член у себя в попе. Я тем временем решил не оставлять полулежащую рядом Луну без внимания, как впрочем и щёлку рыжей, лаская их обеих руками.

Луна, задышав тяжелее слилась со мной в поцелуе, Джинни же, опираясь руками о мои ноги скользила по члену, временами сжимая его. Впрочем, похоже попа действительно была её эрогенным местом, так что мне пришлось применить метаморфизм, чтобы кончить одновременно с ней. А через пару минут оргазма достигла и ласкаемая мной Луна.

Засыпая, обнимаемый девушками, я искренне, хотя и без адресно, поинтересовался, с чего собственно такие эксперименты. «Ну мы дома», — начала Луна, — «А в бассейне поговорили и решили попробовать. Тебе же понравилось?» — на что я кивнул, поцеловал обеих и стал засыпать.

30. Первый раз

Утром же стал я думать, что делать дальше. В принципе, скоро должен ввалиться Блэк, он же меня, скорее всего, потащит «веселиться». При этом, немала вероятность, что задержусь я надолго. И меня несколько беспокоит беззащитность как дома, так и девчонок, которых я оставлю.

Прикинул я всех, кого мог позвать, да и связался с Тонкс связным артефактом. Сонная родственница оповестила, что каких–то срочных дел нет, так что через четверть часа прошла ко мне через камин.

— Так чего ты хотел, Гарри? — осведомилась Тонкс, судя по бордовым волосам, не слишком довольная побудкой.

— Ну, во–первых, на, — воспользовался я случаем и протянул выжимку по начальным этапам подготовки метаморфа, — Составлял последнюю неделю, без воды и лишнего. Сила метаморфизма у тебя и так запредельная, не хватает контроля и понимания. Считай это откупным за побудку и просьбу приглядеть сегодня за Джинни с Луной.

— А ты? — оживилась Тонкс, наложив лапу на брошюру.

— Скоро заявиться наш дядюшка, — честно сказал я, — ты кстати его знаешь?

— Смутно помню в раннем детстве, мелькал пару раз, — ответила родственница вполглаза читая, — да, увидеть его будет любопытно. А с чего ты взволновался о своих, — показала жест обозначающий «каких своих» Тонкс.

— Да был тут, фактически в первый день небольшой конфликт, — нейтрально ответил я, — все–таки нас уже заметили, ну и мне будет спокойнее. Да и ты, на дядюшку полюбуешься и время не без пользы проведешь, — указал я на чтиво глазами, на что Тонкс кивнула.

— Кстати, а почему у тебя дом не защищен? — поинтересовалась Тонкс.

— Не владею нужными чарами, — ответил я, — учу по мере сил. Ну а нанимать зачарователя в министерстве — ненадежно из–за того, что фиг они дадут клятву. Ну а с наймом независимого специалиста сейчас работает поверенный. Хочу чтобы все происходило при мне, все равно надо будет работать в дальнейшем, — на что Тонкс покивала, но все же высказала ценное мнение, — Все же, стоило бы наложить минимальную защиту.

— А ты справишься? — полюбопытствовал я, на что родственница кивнула, гордо задрав нос (и заметно удлинив его, что смотрелось довольно забавно), — Щиты, сигналки? — уточнил я.

— Сигналки, — призналась Тонкс, — щиты у меня вряд ли выйдут.

Так что теперь у меня была сигнализация, после активации пищащая при появлении кого–то постороннего в двадцатиметровом радиусе от дома. Не панацея, но все же лучше, чем ничего. Чары оказались простейшими, однако, я на них банально не натыкался.

Тем временем девчонки проснулись и поприветствовав гостью приступили к завтраку. Тонкс же осталась на диванчике, читая брошюру и цапая со стола вкусняшки, вытягивая руку на полтора метра. Признаться, зрелище было комичное, хоть и несколько страшноватое.

А в процессе чаепития, в камин ввалился Блэк:

— Привет, Сохатик, — с ходу поздоровался он и пошло присвистнул, — А ты времени зря не терял, у тебя тут цветник!

— Приветствую, дядюшка, — чопорно, с оттопыренным мизинцем и чашкой в лапе ответил я, — Позволь представить тебе моих подруг, Джиневру Уизли и Луну Лавгуд, — девушки кивнули, — кузина Тонкс, я думаю, в представлении не нуждается, — Тонкс сделала ручкой.

— Дамы, — сделал общий здрасти Сириус, — Сириус Орион Блэк, к вашим услугам. Племяшка, а ты так выросла, — уставился Блэк на Тонкс, — помню тебя еще совсем крохой, — погрузился в воспоминания Блэк, — впрочем, думаю у нас будет время пообщаться.

— Дядюшка, прежде чем начнем «отмечать», — вставая сказал я, — у меня есть разговор.

— Да, у меня тоже, — кивнул Блэк, — на площадь Гриммо, — сообщил он и после моего кивка, ушел камином.

Тут рыжая вскочила, подбежала ко мне и смотря исподлобья, хлопая глазами выдала: «Ты там не напивайся сильно, Гарричка». Вот хоть стой, хоть падай. Так что, под девичье хихиканье, я, с видом оскорбленной невинности, вошел в камин.

— А ты молоде–е–ец, — протянул Блэк по прибытии на место, — Всех трех?

— Дядюшка, давай все же к делу, — ушел я от скользкой темы.

— Согласен, — кивнул Сириус, — Кричер, огневиски! — явившийся домовик, бормоча под нос всякие гадости, поставил на стол поднос с бутылкой и бокалами, — Итак, Гарри, — хлебнув из бокала начал родственник, — для начала я хочу тебя поблагодарить за помощь и лечение. Я прочитал отчет, так что признаю востребованность и правильность выбранных тобой медицинских услуг, — продолжил Блэк, — Траты я компенсирую и благодарен тебе. Вот только, у меня вопрос, что за ссора с Дамблдором? И мутная история с маглорожденными?

— Ну, насчет маглорожденных, — ехидно начал я, — мне напомнить, что произошло на свадьбе тетушки Петуньи? — на что Блэк принял вид нашкодившего мальчишки, — впрочем, у меня это видимость, — серьезно продолжил я, — Мои, так называемые вассалы, принесли клятву на Камне Закона клана. Как ты думаешь, какие там пункты?

— Хитрец, — показал большой палец Блэк, через минуту раздумий, — внешне они почти рабы, а по сути члены клана, — на что я кивал, — и всякие Гринграссы, Боунс и прочие считают тебя своим. Дамблдор в курсе?

— В курсе, хотя идея моя, — не стал уклоняться я от заслуженной славы, — естественно, информация конфиденциальная, — на что Блэк сделал жест «застегивания рта», — А вообще, Дамблдор, сделал для меня и клана очень много, да и продолжает помогать, — продолжил я.

— Я бы, Сохатик, — нахмурился Блэк, — не слишком полагался на старого хрыча. У него план в плане, не заметишь как он тебя поимеет, а ты ему еще спасибо скажешь.

— Ну, что он не ангел с белой бородой, я в курсе, — ответил я прыснувшему Блэку, — но, у меня есть основания, до определенной степени на него полагаться. Твердые, — уточнил я, на что Блэк кивнул.

— Ладно, тебе виднее, — протянул он, — Кстати, Гарри, — озорно улыбнулся Блэк, — примешь старого пса к вам в клан?

— Я бы с радостью, — честно ответил я, — но ты же посвящён алтарю? — на что Блэк грустно кивнул, — как я понимаю часть его воздействия нивелировали менталисты, — протянул задумчиво я, — слушай, а почему бы его банально не разрушить?

— Откат, Гарри, — серьезно ответил Блэк, — учитывая его потребности в жертвах, прости, без подробностей, он прикончит меня, но это полбеды. Перекорежит реальность в радиусе километров ста, не меньше. Будет проклятое место, с умертвиями, личами и хер знает какой еще гадостью.

— Хм, как я понимаю, откат идет на живого, в момент разрушения алтаря, — сказал я, на что Блэк, закономерно кивнул, я собственно интересовался этим моментом, — а если, например, ты в момент разрушения будешь мёртв. Клиническая смерть, — пояснил я, — сделать экранирование мне видится гораздо более сложным.

— Идея любопытная, возможно и сработает, — задумался Блэк, — только все равно, откат на местность.

— Это–то как раз не проблема, портал, — ответил я, — да хоть на солнце, хотя туда боязно, — признался я, на что Сириус покивал, — а так, алхимическая бомба, да и на орбиту, например. Подальше от нас.

— Знаешь, может сработать, — серьезно задумался Блэк, — причем не только для меня, а главное, откат имеет ограничение на дальность, — на что я вытаращил глаза, — ага, — весело хмыкнул Блэк, — мои предки как–то разрушили алтарь вражеского рода, так вот, откат не дошел до двух из них, в Австралии вроде были.

— Дядюшка, — «Сириус», поправил Блэк, — хорошо, Сириус, а тебе не кажется, что расстояние в данном случае бред? — на что дядюшка развел руками, мол «что читал, то и рассказал», — ты уж прости, но мало ли что там было в самой Австралии. Все таки, экранирование или клиническая смерть как по мне надежнее.

— Ну, тут ты прав, — признал Сириус, — а вообще, давай попробуем! — зажглись в его глазах мальчишеские и несколько безумные огоньки.

— Сириус, вот честное слово, подождать несколько недель и посчитать, проконсультироваться у специалистов, по моему гораздо разумнее, — Блэк поиграл безуминкой в глазах, но успокоившись кивнул, — Я засажу своих за расчет портала, да и ты, как я понимаю, не из последних магов?

— Так–то да, но я, стоит признать, интуитивный зачарователь и боевик, — улыбнулся воспоминаниям Блэк, — как–то быстро учишься с первого раза, когда зачарованный объект второго раза не выдерживает, — подмигнул мне он, — а с нумерологией я, стоит признать, не в ладах, — развел руками дядюшка.

— Тогда озадачу своих, — подытожил я, — кстати, насчет клана ты серьезно?

— Ну да, — ответил Сириус, — люди которые не предадут, а что молодежь, — подмигнул он, — так девчонки тоже помоложе. Не–не–не, — состроил он комичную физиономию, — на твоих не претендую. Но, у вас будет дело и люди на которых я смогу положиться, — с некоторой тоской закончил он.

— Ну, в общем, я только за, — сказал я, — тогда пробуем решить проблему с алтарем и как только, так сразу.

— Вот и отлично, — радостно оскалился Блэк, — а теперь я хочу показать тебе пару интересных мест.

В процессе таскания по злачным местам я метаморфизмом контролировал алкоголь в крови, автоматически издавал подобающие ситуации вопли, вроде «е–е–е» и «круто», ну и вспоминал не попавший в отчет разговор с менталистом:

— Понимаете, мистер Поттер, — вещал так и не представившийся мужик, которого я называл «мастер», — у мистера Блэка была сильнейшая эмоциональная привязка на вашего отца, ну и частично мать. По сути, большая часть его личности строилась вокруг этой привязки. После их смерти вы стали частичной заменой им в его миропонимании, в противном случае он бы просто не вышел из «боевого безумия». Убрать эту привязку полностью не разрушив личность невозможно, — покачал он головой, — я усилю некоторые сторонние желания, что некритично, но снизит акцентуацию, но никак её не уберет. Так что учитывайте, мистер Поттер, что вы останетесь для мистера Блэка «смыслом жизни». И да, учтите, что воздействие алтаря не пропало, так что я рекомендую работу с мистером Блэком не реже раза в год.

Что не могло не радовать, сексуальной привязки в этом бардаке не было, но, как я понял, в личности Блэка действительно была начленоверчена дикая мешанина на «Друге–Сохатике». Ну, мне даже выгодно, хотя несколько, стоит признаться, пугает. Надо быть с ним и помягче, и поосторожнее, в психологическом плане.

Да и менталистику учить не помешает, но «мастер» отказался учить, а дед сказал «не успеем, да и твой окклюментный блок помешает». В общем, надо, как и все, благо книги есть. Но опять же, есть более важные направления, так что менталистика, с кучей другого легла в «длинный ящик».

Тем временем Сириус пошел в отрыв, прихватил четырех девиц и потащил их в отель. На предложение присоединиться, я с улыбкой покачал головой, сделал ручкой. Ну и, уже проваливаясь в воронку аппарации услышал: «Совсем как Сохатый. Ну хоть не с одной…».

Дома я обнаружил Тонкс на том же месте, девица сидела и напряженно всматривалась в руку, брошюра же лежала рядом с ней.

— Тренируешься? — поинтересовался я у кивнувшей мне Тонкс.

— Да, странный подход, — не отрываясь от руки сказала кузина, — я с детства делала по принципу «мне хочется» и получалось. Правда недолговечно и магии тратилось много. А тут минимум магии, но постоянные изменения. Не так эффектно, но в чем–то более эффективно.

— Ну, я, например, раскрыл метаморфизм меньше года назад, — сообщил я, на что Тонкс удивилась, о сроках она не знала, — до твоего уровня скорости и объемности изменений, мне еще расти и расти, однако развиваю я его, как по мне, правильно. Кстати, Тонкс, хочу кое–что проверить. Как ты насчет бега наперегонки до озера?

— Наперегонки? — уточнила Тонкс.

— Да, мне любопытно, внесенные мной изменения, дают ли возможность встать на один уровень с тобой, в той же скорости, — честно ответил я, — если дают, начну готовить и шлифовать информацию об изменениях, да для тебя, в конце концов. А если нет, то нужно это только мне и на данном этапе.

— Фи, — фыркнула Тонкс, задрав нос, — все равно обгоню!

— Вот и проверим, — ехидно ответил я, жестом приглашая греющих ушки Луну и Джинни с нами.

По запущенной Джинни искре мы рванули к озеру. Ну что могу сказать, Тонкс в смысле объемности изменений действительно даст мне фору: в доли секунды сместила центр тяжести, перестроила ноги и рванула гигантскими прыжками к озеру. Впрочем, я семенил рядом не отставая, правда без прыжков.

В принципе, на дальних дистанциях, она меня точно сделает. По сути, она менялась весь маршрут, правда сбивая скорость прыжками. Тем не менее я смог незначительно опередить кузину, первый коснувшись воды.

— Ты жульничал! — сходу возмущенно заявила Тонкс, уточнив на мою вопросительно поднятую бровь, — знакомый маршрут… Ну ладно, ладно, выиграл, — надулась она, проследив за моим охеревшим взглядом, обозревающим ровное поле нашего маршрута.

— На самом деле ты, — уточнил я, — я пришел быстрее и мои изменения проработаны, — пояснил я, — но ты, можешь подстраиваться почти мгновенно, тебя подвела манера бега. В прыжке ты теряешь скорость, — пояснил я на вопросительный взгляд Тонкс.

— Все равно, проработай свой вариант, — категорично заявила девица, — у тебя же не только на бег изменения? — на что я кивнул, — так что полезно и не помешает.

После же мы поужинали и распрощались. Я же назначил встречу Грейнджер на утро, была необходимость прикинуть что нужно для расчета портала. Я, признаться, не большой специалист, но помимо нумерологии, подозреваю, понадобятся и другие знания, так что не помешает определиться с тем, какие. Ну а нет так нет, но терять времени не стоит.

Впрочем, по прибытии, я был изрядно озадачен тем, что со стандартным порталом выкинуть «куда подальше», оказалось куда проще, чем «куда–то конкретно».

— Понимаешь, Гарри, — вещала оседлавшая «поучательского конька» Грейнджер, — подальше — это просто влить побольше энергии в определенную руну. А количество там минимальное, основная сложность порталов как раз в «нацеливании» и компенсации разных условий. Тебе же, по сути, нужно окно, лучше бы — за пределами солнечной системы, я правильно поняла? — на что я кивнул, — тогда просто в чертеже круга уберем вот эту руну, — ткнула в книгу Грейнджер и подавай на схему энергию, — получаса хватит с запасом.

— Точно? — уточнил я.

— Нет, — ехидно ответила Грейнджер, — я же сказала, с запасом.

И срулила по своим делам. Я же посидел–проверил, выходило и вправду, тут скорее упрощение существующего круга, нежели какие–то дополнительные расчеты. Что, в целом было неплохо.

Прикинул, как поведет себя алтарь — по всему выходило, что в открытую под ним дыру его просто выкинет только тяготением, утрамбовав сверху потоком воздуха.

На сам алтарь закрепить алхимическую бомбу, с таким же запалом. Ну и для надежности, магловской взрывчатки с таймером на механике. Мало ли, поведение магии за пределами солнечной системы никто не изучал, а авиационная бомба алтарь не расколет, а перемелет в пыль, что закономерно приведет к его разрушению

Вообще, как–то я загорелся этим момент