Няня для злодея [Анна Дант] (fb2)

Анна Дант Няня для злодея

Глава 1

— Виолетта Игоревна, всё не так уж и плохо, — сочувственно произнёс Евгений Павлович, пытаясь подбодрить.

— Несомненно, могло быть и хуже, — вздохнула я, оглядывая взглядом уже бывший кабинет.

Как так получилось, что в тридцать пять лет я осталась без всего? Бизнес, квартира, которую придётся продать, чтобы погасить долги. Именно сейчас меня радует, что нет ни детей, ни животных.

— Вы можете попробовать ещё раз. Остаток денег от продажи квартиры можно пустить в ход. Да, придётся начинать сначала, но такова жизнь. Бизнес может прогореть, что уж теперь.

— Евгений Павлович, но давайте честно, — фыркнула я, — Не войди корпорация Авдеева в город, моё дело не пошло бы ко дну. Увы и ах, но в том, что Партнёр Логистик разорился виноват далеко не случай.

— Виолетта Игоревна, ну вы поймите… — начал без пяти минут безработный юрист, но я остановила его, положив руку на плечо:

— Жень, а теперь серьёзно. Сколько останется от продажи квартиры? Миллион? Ну максимум два. Да, что-то сделать можно, но не в тех масштабах и не здесь.

Попрощавшись с бывшим работником, я направилась к своей машине, но у самых дверей передумала и зашла в ближайший супермаркет. Грузинское полусладкое — именно то, что мне сейчас надо. Да и парк неподалёку есть. Завтра… Завтра буду собирать вещи и думать, что же делать дальше, а сегодня отвлекусь хоть немного.

Но кто же знал, что именно в этот вечер некоему Амарану Берхельхов приспичит перенестись на Землю в поисках няни для маленького Альфреда третьего, оставшегося сиротой. И кто же знал, что именно в Ашман парк занесёт этого господина.

* * *
— И снова седая ночь! И только ей доверяю я! — негромко подвывала я Юре Шатунову, который голосил из динамика моего телефона.

— Позвольте полюбопытствовать, а почему ночь седая? — послышалось сбоку.

Я повернула голову в сторону говорившего и увидела пожилого мужчину лет семидесяти. Стариком его назвать язык не поднимался, хотя глубокие морщины на лице выдавали возраст. Но вот в целом… Строгий костюм тройка чёрного цвета в вертикальную, белую полоску, белоснежная рубашка, синий галстук и… трость.

— Неужели вы не знаете? Знаменитые белые ночи Санкт-Петербурга, — с улыбкой ответила я.

— Простите моё невежество, я не местный, — шутливо поклонившись, мужчина присел рядом, опираясь на трость.

— Ничего страшного, — успокоила я собеседника и усмехнулась. — А вот вы мне напоминаете знаменитого Воланда. Неужели тоже заведёте со мной разговор о боге?

— Нет, я далёк от местной веры, в моём мире не принято поклоняться какому-либо божеству. Лишь вечный лес стережёт наш покой. Он же и присылает нам подсказки в виде пророчеств.

Я удивлённо покосилась на старика. А дяденька, однако, с тараканами в голове.

— Понимаю, для вас это слишком неожиданно, — усмехнулся мужчина. — Позвольте представиться — Амаран Берхельхов, жрец первой ступени королевства Айларад.

— Виолетта Игоревна Демидова, — представилась в ответ, думая, как бы отделаться от странного собеседника.

— Виолетта Игоревна, я слышал, что вам нужна помощь. Потеря работы, жилья… — вновь заговорил старик, заставляя меня развеселиться. Мне бы напрячься, но больше половины бутылки красного полусладкого было уже во мне. — Если я не ошибаюсь, вам нужны работа? У нас как раз освободилась вакансия няни.

— Где я и где дети? — хохотнула я, отпивая вино. — Не смотрите так. Да, мне тридцать пять, но с детьми я никогда не сталкивалась настолько, чтобы стать няней. Полностью отсутствует опыт!

— Это именно то, что нужно, — усмехнулся старик, подсовывая свиток и перо.

Я пожала плечами и пробежалась по строчкам. А дедушка-то совсем того… Иначе как ещё объяснить тот бред, что был написан на старом пергаменте?

Некоему королевству Айлард требовалась няня для маленького принца, Альфреда Дириана Айлардского. Требования от соискателя: воспитывать и присматривать за мальчиком. По истечении трёх лет няню возвращают домой, выплатив не много не мало-сто тысяч золотых, что в переводе на местные деньги — пять миллионов рублей. Я мысленно прикинула, сколько это в месяц и присвистнула, а у дядечки фантазия работает как надо! Внимательно просмотрев договор и не увидев никаких данных, я поставила подпись, надеясь, что дяденька таки отстанет от меня.

— Замечательно, Виолетта Игоревна, просто прекрасно. Завтра я прибуду за вами к часу дня. Будьте готовы, можете взять всё, что вам заблагорассудится. Если не хотите переселяться с багажом — не проблема. Всем необходимым вас обеспечат в замке. Хорошего вечера.

Старик свернул свиток и положил во внутренний карман пиджака. Легко поднявшись со скамьи, он отвесил мне галантный поклон и пошёл в сторону выхода из парка.

— А ведь наверняка дедушку кто-то ищет, понимая, что он в очередной раз пристаёт к людям, — тихо сама себе пробормотала я и потянулась за телефоном. Да ну их всех, у меня тут Юрка не допел. — Знаешь седая ночь ты все мои та-а-айны!

Подвывая песне, я кинула взгляд на скамью, где одиноко лежал золотой перстень с изумрудом. Взяв его в руки, покрутила и выдохнула:

— Ну вот, завтра ещё и в бюро находок идти. Колечко старинное, денег стоит много. Как бы у дедули проблем не было.

Изумруд мигнул в свете луны, как мне показалось, несколько ярче, чем должен. Вздрогнув, закинула перстень в карман.

— Нет, я, конечно, в чертовщину не верю, но а вдруг Воланд? Эх, не разливает ли там Анка маслице? Нет, пора домой, и уж точно не пешком. Лучше такси вызову.

Выкинув пустую бутылку в мусорку, я побрела в сторону выхода из парка. Как бы ночь ни была хороша, а домой надо. Завтра остатки вещей собирать и… А что дальше? Съёмная квартира и начинать всё заново. Главное, не раскисать. Я же сильная! Я справлюсь!


— Твою же ма-а-а-ть, — простонала я, едва проснулась. Голова гудела, словно в ней не мозги, а улий. Во рту Сахара, в желудке ком, который стремится выйти наружу. — Никогда больше не буду пить.

Я лежала на кровати пластом, тяжело дышала и боялась пошевелиться. Настолько плохо мне не было уже давно — со времён бурной юности, когда неважно что, главное — много.

— Он уехал прочь на ночной электричке!

— Заткнись, прошу тебя, — взмолилась я, но телефон упорно издавал звуки. Протянув руку, я схватила новенький девайс и прохрипела в трубку:

— Самсонов, я тебя сейчас ещё больше ненавидеть стала.

— Ещё больше? — притворно изумился бывший. — Ладно, Демидова, некогда с тобой шутки шутить. Завтра я улетаю в Париж, не меньше чем на год. Так что пока зализываешь раны, можешь пожить у меня. Самолёт в пятнадцать сорок, так что примерно в час буду у тебя, завезу ключи. Гарем мне только не устрой там и цветы поливай.

— Какие цветы, Самсонов? Они же дохнут, как только в твоей берлоге появляются? А-а-а! Я поняла! Ты хочешь на меня повесить гибель очередного Спонжика? А Маринка твоя где?

— Света, — поправил меня Денис. — Она мне кактус и подарила. Ну как подарила, швырнула в меня, когда я её бросил. Кстати, если придёт, можешь представиться моей женой.

— О нет, ловелас недоделанный, сам со своими дамами разбирайся, — открестилась я от такого предложения. — Ладно, Самсонов, до завтра.

Я отключила телефон и швырнула подальше. Предложение Дэна было, кстати, тем более мне съезжать уже на днях.

Самсонов был моим парнем лет десять назад. Мы даже хотели пожениться, но вовремя одумались. Дружить с ним было замечательно, да и спать тоже, но замуж? Увольте! Он очень любил разнообразие девушек в своей кровати, а я искренне ненавидела измены. Нет, я не застукала его на горячем, Самсонов честно признался, что ему хочется большего. А я… Я уже тогда понимала, что люблю работу больше, чем Дениса. Расстались тихо и без скандалов. Жаль, что с работой не сложилось. В центре логистики я работала с самого выпуска из университета. Потом, когда фирма начала разваливаться, я её выкупила. И, вроде как мужская компания мне подошла отлично. Всё пошло прахом, когда в город вошёл Партнёр Логистик. Конкурировать с огромной фирмой, у которой головной офис в Москве, а мелкие точки по всему миру, я не могла. Пыталась, искренне… Проглядела крысу, которая сливала важную информацию конкурентам. А потом сама не заметила, как не только Центр логистики тонет, но и я, но уже в долгах. Чтобы расплатиться по кредитам, пришлось продать квартиру, купленную три года назад.

— Демидова, не время ныть и жалеть себя, — строго сказала самой себя и со стоном поднялась с кровати. Качаясь, словно последний лист на осеннем дереве, я проползла в душ.

— Да чтоб Авдееву так плохо было ежедневно, как мне сейчас, — пожелала я директору Партнёр Логистик, залезая под душ.

Попеременно включая, то ледяной, то горячий душ, я начала немного приходить в себя. Заодно вспомнился и дедок, косивший под Воланда. Придётся идти в бюро находок, чтобы вернуть вещь. Или в полицию. Хотя вот к ним особенно не хочется. Попробуй докажи, что я не специально взяла, а одумавшись, вернула. Но сначала сбор вещей. Всё же, это важнее, хоть и несколько эгоистично. Но… Была бы я владелицей крупной компании, если бы не эгоизм? Вряд ли…

Немного придя в себя, я натянула домашние, мягкие брюки и мужскую рубашку, оставленную одним из ухажёров. Ну очень уж вещь удобная, хоть и больше размера на четыре, не меньше.

Уже на кухне, отпивая чёрный, горячий кофе, я задумалась о планах на будущее. Аспирин уже начал действовать, а горечь от напитка убирала запах перегара. Как хорошо, что я люблю спать с открытыми окнами! Иначе вонь стояла бы невообразимая.

Итак, что мы имеем. Долгов нет, денег, собственно, тоже. Нет, ну жильё я смогу купить, хоть и придётся переехать в однокомнатную хрущёвку, вместо привычной двушки в новостройке, да ещё и практически в центре.

Есть ещё вариант попробовать открыть маленький бизнес, а пока он будет раскручиваться, снимать жильё. В любом случае выход есть. А вот удобный паркетник придётся сменить на что-то более бюджетное. Немца обеспечивать я пока не смогу.

Тут же вспомнился дедок с предложением и контрактом. Жаль, что это всё его больная фантазия, сумма была достаточно впечатлительная.

— Мечта — крылья, не знающие усталости, — пробормотала я, убирая грязную чашку в посудомоечную машину. Пора приниматься за дело!

Вытащив сумки и пакеты, я прошла в спальню. Перебирать вещи, что выкинуть, а что забрать, я не стала. Плевать, всё равно грузить не я буду.

Как бы я ни была зла и расстроена, не могла себе позволить обращаться с вещами, как с мусором, сминая и запихивая в пакеты. Платья, лёгкие сарафаны, строгие костюмы и фривольные юбки — всё в чехлах и аккуратно сложено, не снимая с вешалок. Когда последняя коробка с обувью была уложена, я вытащила пакеты в середину гостиной, где наклеила наклейки и подписала. Теперь комод и полки…

Спустя три часа, когда спальня и кухня были освобождены от моих вещей, я, вымотанная до предела, потащила последний мешок в гостиную. Больше всего я не ожидала услышать голос за спиной…

— Виолетта Игоревна, вы готовы?

Завизжав что есть силы, я резко развернулась. Посреди моей квартиры стоял тот самый дед из парка.

— Проход на чужую собственность без разрешения хозяина запрещён, — рявкнула я с перепуга. За что была награждена лёгкой усмешкой.

— Простите, что напугал, но нам пора.

— Куда? — не поняла я, а потом меня осенило. — В полицию? Да ну, бросьте, я ничего у вас не крала. Вон колечко, — махнула рукой на журнальный столик, — лежит целое, даже без царапинки.

— Что вы, никто не обвиняет вас в воровстве. Смею напомнить, вы вчера подписали магический договор. Теперь вам надо отработать три года няней для наследного принца. Прошу, поторопитесь, нас ждут.

— Какой бред, — буркнула я, не зная, как выпроваживать дедка. Ну не драться же с ним, в самом деле. — Вы идите, а я следом за вами, договорились? Мне тут немного осталось. Только адрес скажите.

— Одна вы пройти не сможете, — покачав головой, ответил дед. — И к сожалению, у нас нет времени. Увы, но остатки вещей вы забрать не сможете.

— Да-да, конечно, — не сдержавшись, я нервно хихикнула. — Секундочку, только в уборную прогуляюсь.

Я начала боком обходить старика, чтобы проскочить в коридор и уже там вызвать полицию. Но за спиной послышался раздражённый вздох и тихое:

“Почему с ними всегда так сложно?”

Я не успела испугаться или задуматься над словами, как почувствовала сильный толчок и полетела…

Глава 2

— И когда я отвыкну от дурацкой привычки открывать окно на ночь, — пробормотала я, съёжившись и пытаясь нащупать одеяло. — Что за ерунда?

Вместо пушистого покрывала моя рука щупала шёлковое нечто. Фу, ненавижу шёлк. Скользко и холодно.

Распахнув глаза, недоумённо огляделась. Это ещё что такое?

Вместо светлой, уютной квартиры, я была в каком-то старинном доме. Причём явно нежилом или не обжитом. Холод, сквозняк, пыль — вот что меня окружало. Кровать с балдахином смотрелась ну очень гармонично. Не спальня, а склеп, ей-богу.

— Ну что Виолетка, занесло тебя в дебри опять? — спросила я сама себя, пересиливая страх и спускаясь с кровати. Может это шутка такая? Дениса, например… Он любит идиотские розыгрыши. Хотя нет, у Дэна же важная встреча во Франции, не до меня ему. Похищение тоже отметается, бедна, как церковная мышь.

Некстати вспомнился дед, кольцо и моё падение.

— Да ну, бред, — отмахнулась я. — Скорее всего, винишко было палёным, а у меня галлюцинации, вызванные отравлением. Ну или я просто напилась очень сильно и сдружилась с местной компашкой готов? Как раз в их стиле — мрачно, грязно, нелюдимо. Надо бы хоть ориентировочно понять, где нахожусь.

Я подошла к окну и отодвинула тяжёлые портьеры, чихнув от пыли.

— Твою маму, галлюцинации всё же, — обомлела я, разглядывая небо.

Светло-лиловое небо… И дирижабли летают…

— Не-е-ет, — замотав головой, я отошла от окна. Да быть такого не может! Закрыв окна, я рванула к двери. Может это не окно, а картинка какая? Или фоторамка?

Обнаружив тяжёлую, дубовую дверь, я подбежала к ней и дёрнула на себя. Заперто!

— Меня заперли. И что теперь делать? — я разговаривала сама с собой, чтобы не было так страшно, а тишина не давила и не вызывала панику.

Осмотрев стены, нашла ещё одну неприметную дверь.

— Какой идиот строил? — буркнула я, искренне надеясь, что эта дверь не заперта и ведёт на выход.

Тщетно. За ней оказалась гардеробная, пустая.

— Ладно, — со злостью выпалила я, захлопнув дверь гардеробной, — подождём. Раз кто-то меня запер, значит, этот кто-то придёт, рано или поздно. И уж лучше рано, потому как в туалет ну очень хочется.

Я решила не терять время зря и обследовать комнату более дотошно.

Я буквально заглянула в каждый, жутко пыльный угол. Только обследовать было нечего. Деревянная кровать с периной — мягкой, конечно, но сырой, да ещё и застеленной шёлковой простыней. Бр-р-р, додумались же. Да я даже трусы шелковые не надеваю — скользко и холодно. Ещё и балдахин дурацкий, нежно персикового цвета. По крайней мере, он таким когда-то был, а сейчас с серыми разводами. Вот его я даже трогать боюсь. Как представлю, сколько там гадости собралось.

Помимо кровати, в комнате ещё стоял туалетный столик с большим зеркалом, вот только разглядеть себя не получилось. Мутное оно какое-то, грязное.

Что до остального… Даже захудалой картины не висело. Сплошной серый камень с разводами. Промелькнула мысль, что именно так жили в средневековье.

— Вот старикашка облезлый! — рявкнула я, осознавая, что происходит. ...

Скачать полную версию книги





MyBook - читай и слушай по одной подписке