Клан Медведя #2: Чародей (fb2)

- Клан Медведя #2: Чародей (а.с. Клан Медведя -2) 897 Кб, 271с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Маханенко Василий

Настройки текста:



Краткое содержание первой книги

Тридцатилетний верховный маг Ишар-Мор, относящийся к расе вальгов, прямоходящих ящериц, приговаривается к казни. За попытку свержения императора его лишили памяти предыдущих перерождений и изгнали из своего родного мира туда, где о магии даже не слышали. Однако палачи не учли фактора случайности — одновременно с изгнанием в другом мире проходил ритуал призыва души. Единственный сын вождя опального клана Бурый Медведь упал с дерева и находился на грани жизни и смерти. Прекрасно понимая, на что идут, лидеры клана обратились к своему духу-хранителю и тот выдрал из Вселенной самую сильную душу, до которой смог дотянуться. Так вальг превратился в пятнадцатилетнего человека Лега Ондо. В его новом мире магия присутствовала, однако пользоваться ею Лег не смог — оперировать магическими способностями люди учились в шестнадцать лет, во время инициации. Отвечали за чудеса тотемы — духи зверей, дарующие своим кланам силу и две-три магические способности. Кроме этого, на планете обнаружились силовые камни — уникальные ископаемые, способные делиться магической силой.

Спустя полгода, на межклановых соревнованиях для готовящихся к инициации подростков, отряд Лега попал в засаду гоблинов, истинных жителей планеты. Всех друзей юноши убили, но ему удалось выжить. Лег научился управлять магическими линиями, порождаемыми силовыми камнями и с их помощью смог победить командира отряда гоблинов. Юноша приготовился сражаться за свою жизнь, но неожиданно пришла помощь. Её оказал Ландо Слик, шестой сын Императора, невесть каким образом оказавшийся на окраине империи. Ландо вручил Легу стреломёт — запрещённое оружие для клана-изгоя. В качестве ответной реакции на свой дар представитель клана Гадюк потребовал от Лега год службы. Отказываться от такого юноша не имел права. По понятной лишь одному ему причине Ландо отправил сына своего заклятого врага в одно из самых дорогих и привилегированных учебных заведений — в подготовительный класс Академии при императорском дворце. Во время поездки Лег понимает — клан «Бурые Медведи» катастрофически отстаёт в развитии от всего остального мира. Машины на силовых камнях, одежда, здания, поезда — даже обычный провинциальный город смог впечатлить юношу. Однако обнаружилось и неприятное — в городах стояла страшная вонь, словно система канализации совершенно не работала. Жители настолько привыкли к этому запаху, что не замечали его, но для Лега это стало неприятным необъяснимым сюрпризом.

На поезд, где передвигался Лег, напали. Группа бандитов хотела уничтожить Ульму Релойт, лидера Пантер, второго по силе клана империи. Однако благодаря полученной способности управлять силовыми линиями, Легу удалось спасти старушку, чем он поломал планы таинственной организации «Алый бант».

В Академии Лег познакомился с двумя одногодками: Эльрином и Хадом. Совместные тренировки сблизили ребят и довольно быстро они сдружились. После того, как ребята нарушили правила, их направили в Канализацию — специальный полигон для тестирования способностей и добычи важных для Академии ингредиентов. У входа под землю друзья познакомились с двумя девушками: Лиарой и Белис. Объединившись, команда подготовительного курса направилась на минус третий уровень — у Белис оказалась карта Канализации и девушка рассчитывала получить достойную добычу. Вот только никто не думал о том, что уровень окажется захвачен огромными тварями, похожими на осьминогов. Ребята вступили в неравный бой, и лишь способность Лега оперировать силовыми линиями помогла ему спасти друзей.

В Канализации Лег смог добыть статуэтку из кроваво-красного материала — один из семи кристаллов Богуша. Находку изъяли — владеть такими вещами простому студенту запрещалось. В Академию явился Император — чтобы лично наградить того, кто спас одну из его внучек. Легу ничего не оставалось, как подарить кристалл Императору, а тот, в качестве ответного жеста, снял с Бурых Медведей изоляцию, разрешив им развиваться. Кроме того, Ландо Слик вручил юноше портативный портальный камень — устройство, работающее по принципу телепорта и позволяющее шестому наследнику явится на помощь. Этим даром Лег воспользовался практически сразу. Одного из его друзей, Хада, похитили. Темнокожий юноша являлся единственным выжившим потомком клана Серых Слонов, некогда управлявших Южной Империей. Хад надеялся скрыться в Мираксе, императорской Академии Северной империи, однако его похитили и отсюда. Легу удалось найти место, где удерживали Хада, однако здесь он столкнулся с новым врагом — инферно. Так называли людей, что пошли по пути поглощения мифрила, теряя человеческий облик, но приобретая огромную силу. Ландо и его люди смогли ликвидировать угрозу, а Хад вошёл в семью Лега, превратившись в одного из Бурых Медведей.

Однако спокойствие продлилось буквально несколько минут. На Лега напали бандиты, хотевшие уничтожить Ульму Релойт, лидера клана Пантер. Легу удалось отбиться, захватить пленника и доставить его к резиденции второго по силе клана империи. Ульма рассказала юноше об истинном положении вещей — противники принадлежали загадочной организации «Алый бант», желающей дестабилизации государства. В качестве ответа на её спасение, женщина отправилась вместе с Легом к нему в деревню, чтобы заключить с кланом Бурых Медведей договор на добычу железа. Это позволило Легу в компании с шаманом клана отправиться к ещё одному месту захоронений кристаллов Богуша и уничтожить его. Тот, кто заполучит всю статуэтку из семи частей, получит полную карту всех месторождений мифрила, а также начнёт управлять как инферно, так и ангелами — следующей ступенью модифицированных людей.

В качестве вступительного сочинения в Академии Лег пишет несколько глав одной из популярных книг своего прошлого мира. Текст вводит в восторг кураторов, и они просят юношу написать книгу целиком. Лег заканчивает книгу и выигрывает состязание писателей. Попав во дворец Императора, юноша вместе с Лиарой находит последний, седьмой кристалл Богуша, однако по возвращению в Миракс добычу изымают. Глава службы безопасности, являющийся старшим братом Ландо Слика, не желает усиливать империю, передавая ей такую ценность. Таким образом седьмой кристалл оказался спрятан, подальше от Медведей и «Алого банта».

Успешно закончив учёбу и получив причитающуюся ему награду, Лег с друзьями отправился к себе в деревню, где должна состояться инициация. Причём не только Лега, но также Хада и Эльрина, что тоже решил стать членом клана Бурого Медведя. По пути на них нападает представитель «Алого банта». Легу удалось вызывать Ландо Слика и совместными усилиями победить неприятеля. Бой показал, что в этом мире есть кто-то, кто умеет пользоваться магией и с этим нужно что-то делать.

После инициации Хад стал сильным воином, получив возможность пользоваться магическими дарами тотемов. Эльрин — витязем, умеющим обучаться любой способности, использованной против него. Лег же превратился в чародея, легендарное и давно позабытое существо, одной своей волей творящее магию. Но этот дар не дался легко — для того, чтобы им воспользоваться, Легу предстоит длительная прогулка в земли гоблинов.

Вот только вопрос — отпустят ли его туда?

Глава 1

— … таким образом мы смогли захватить ещё один рынок сбыта, что увеличило наши показатели на…

— Довольно! — лидер «Алого банта» поднял руку, обрывая доклад о финансовом состоянии организации. Дела шли в гору, кредиты текли на счета полноводной рекой, становились больше подконтрольных кланов, однако всё это не радовало. Ощущение грядущей опасности упрямо твердило о том, что в мире происходит что-то невероятное, опасное и, если этим вопросом не озаботиться, можно потерять довольно много. Причём это ощущение появилось не только у него одного. Неожиданно в голове прозвучал чужой голос:

— У тебя минута, чтобы очистить помещение. Ты мне нужен. Выполняй.

— Все вон! Немедленно! — мужчина вскочил на ноги и с несвойственной его статусу торопливостью начал выпроваживать людей из кабинета. К тому моменту, как в центре помещения появилась проекция гостя, двери были плотно закрыты, а на них повешена защита по блокировке прослушивания.

— Учитель, — руководитель «Алого банта» преклонил колени. — Рад приветствовать вас в своей скромной обители.

— Рикон, встань в круг, — потребовала проекция седовласого старика, указывая на место своего появления. На вид этому человеку можно было дать лет семьдесят, но только на вид. Лишь избранные знали истинный возраст теневого лидера мира и каждый раз, когда думали об этом, испытывали благоговейный трепет. Не каждому человеку даётся право прожить триста двадцать семь лет и оставаться таким же сильным, как и в начале своего пути.

Руководитель «Алого банта» подчинился и пространство перед ним на несколько мгновений поплыло, чтобы оформиться в небольшую поляну, окружённую плотным серым туманом. Здесь уже находились остальные три ученика великого мастера. Рикон осмотрелся. Двое из них уже ушли в самостоятельное плаванье, создав «Алый бант» в Северной империи и «Белую лилию» в Южной. Двое остались вместе с учителем, продолжая постигать таинства магии. Слово взял старик:

— Сегодня в мире появился чародей. Тотем в ярости, требует его ликвидации. Нам неизвестна империя, где появился враг, так что придётся распределить силы. Рикон, ты займёшься своей Северной империей, Девит — Южной, Шармир — Западной. Вы должны найти чародея до того, как он обретёт силу. Если потребуется, проверьте каждого подростка, прошедшего инициацию за последний год, но найдите врага! Как найдёте — не церемоньтесь. Уничтожить сразу. Это приказ!

— Учитель, вы не назвали моего имени, — один из учеников склонил голову. Рикон внутренне поморщился — он всей душой ненавидел эту бездарность. Слабейший из всей четвёрки, завистливый, неприятный. Единственная причина, по которой это «тело» всё ещё входило в круг избранных — оно являлось первым учеником. Именно с него более сотни лет назад учитель начал свой путь к величию и успел привыкнуть к этому слизняку.

— Для тебя тоже есть задание. Ты отправишься в земли гоблинов и уничтожишь алтарь Зул’вара. Давно нужно было это сделать… Даже если мы упустим чародея, он не сможет доказать Зверю своё право на обучение. Даю вам разрешение пользоваться любыми ресурсами для выполнения задачи. Привлекайте императоров, кланы, кого угодно, главное найдите и уничтожьте врага. Я постараюсь выяснить у тотема больше данных. Всё, за дело! С каждой минутой чародей становится сильнее!

***

Сконцентрировавшись, я заставил силовые линии уплотниться, насытиться энергией и перетечь из невидимого состояния в огненный шар размерами с кулак. Уровень доступной маны скакнул вниз на четверть — в отличие от классических способностей, даруемых тотемами, работа с чистой энергией стоила гораздо больше, но результат мне нравился. Над моей раскрытой ладонью появилось смертоносное маленькое солнце, нарушая все возможные законы. Причём как физики, так и магии — создание сущности без способности считалось невозможным.

— Отлично! — произнёс Баркс, шаман клана Бурых Медведей и, по совместительству, дед моего отца. — Теперь отправляй шарик в цель. Мысленно его удерживай, поворачивай ладонь к цели и заставь поработать силовые линии.

Я усмехнулся и отправил огненный сгусток в цель — расположенный в пятидесяти метрах от меня манекен. Татуировка 50/50, что осталась у меня на плечах после встречи с тотемом, позволяла взаимодействовать с предметами даже на таком удалении. Но не больше. Манекен тряхнуло и в нём образовалась сквозная дырка, опалённая по краям.

— Собственно, на этом наши уроки закончились, — Баркс деловито уселся на землю, достав откуда-то из многочисленных карманов длинную трубку. С кончика его указательного пальца соскочила небольшая искорка и через пару мгновений довольный шаман задымил трубкой, погрузившись в собственные мысли. В таком состоянии беспокоить старика бесполезно. Даже если удастся его растолкать, максимум, чего можно добиться — заработать себе парочку увесистых подзатыльников. Проверено на собственном опыте. Сконцентрировавшись, я вывел перед глазами доступные мне способности и активировал «Возвращение домой» — идти пешком от пещеры шамана категорически не хотелось. Пространство вокруг меня превратилось в серый туман, чтобы через мгновение оформиться в главный зал дворца.

— Отец, Ландо, — я кивнул двум мужчинам, но меня проигнорировали. Всё внимание вождя клана Бурых Медведей и шестого наследника престола сосредоточилось на небольшой доске, уставленной странными фигурами. Как мне удалось узнать — называлась эта игра шахматы и в ней были такие запутанные правила, что я даже не пытался их понять. Запомнил — да, понял — нет.

— Дружище, подожди меня! Я скоро! — Эльрин обнаружился неподалёку от игроков, внимательно наблюдая за партией. Вот кому действительно было интересно вся эта возня на доске. Я зевнул от скуки и едва не зарычал, недовольный сам собой. Заставив мысли собраться в кучу, я навис над доской, пытаясь понять логику ходов. Шахматы нагружали мозг, заставляя работать те участки, что у многих людей атрофировались за ненадобностью. Например, как у меня. Вновь накатила волна гнева, но я смог её подавить. То, о чём говорил тотем во время инициации, накрыло меня с головой — теперь уже и мне самому стало понятно, что со мной творится что-то непонятное. То, что раньше я решал логикой и здравым смыслом, перешло под управление эмоций и импульсивных желаний. Постоянная лень, необходимость бороться с самим собой, нежелание учиться чему-то новому, жажда отвертеться от работы — от предыдущего Лега мне досталось ужасное наследство. И, что злило меня больше всего — прямо сейчас поделать с этим я ничего не мог. Это стало частью меня.

Ландо выиграл партию, но мой отец потребовал реванша. Наследник с лёгкостью согласился — ему нравилось побеждать Ингара, пусть даже и в такой малости. Мне же оставалось лишь вздохнуть и отправиться во двор, тестировать стреломёт. Я уже знал, что наш дух-хранитель подложил мне хорошую свинью — дарованное тотемом оружие не имели права забирать даже во дворце. Собственно, поэтому вокруг императора постоянно кружили гвардейцы — чтобы ни у кого не возникло желания навредить лидеру государства. Сделать это, конечно, было достаточно тяжело, учитывая рейтинг нашего правителя, но рисковать никто не желал. Вокруг императора имелась «зона отчуждения», самовольное пересечение которой каралось смертной казнью, что делало видимость некой гарантии безопасности, так как всем без исключения тотемы вручали оружия ближнего боя. Вернее, почти без исключения, потому что мой стреломёт разительно выделялся на общем фоне. Прицельная дальность на сто метров, стрельба велась не стрелами, а сгустками энергии, барабан ёмкостью в тридцать выстрелов, возможность заряжать барабан как силовым камнем, так и собственной маной, тратя на это всего пять единиц. В общем, не оружие — сказка. А если взять в расчёт, что искрящиеся снаряды с лёгкостью пробивали броню инферно с десяти шагов — так и вовсе нечто невообразимое. Когда Ландо увидел, что может творить моё именное оружие, он едва не прикончил меня на месте. Опять же — от греха подальше. Но самое ценное в именном оружии оказалось то, что его невозможно потерять. Собственно, поэтому его и не забирают во дворце — бесполезно. Стоит пожелать — как невесть откуда в руках человека появлялся дар тотема. Работал такой призыв всего раз в сутки, но даже полное уничтожение не могло запретить оружию явиться в руки своему владельцу. В общем — со стреломётом было всё непросто и, как я уже точно понимал — опасно.

Что касается всего остального… Казалось, что за три дня, что прошли с момента инициации, я узнал больше, чем за всё прожитое в этом мире время. Прежде всего разобрался с магией. Если убрать в сторону непосредственную работу с силовыми линями, что мы недавно тестировали с шаманом, то остальная магия этого мира представляла собой нечто странное — кроме непосредственно маны, тотемы даровали каждому избранному тайный список, видимый только самому человеку. Стоило пожелать воспользоваться способностью или именным оружием, как список автоматически появлялся перед глазами, показывая доступные способности, их описание, количество маны, что требовалось для активации и, что немаловажно — остаток этой самой маны. Хочешь воспользоваться даром тотема — мысленно концентрируешься на нем глазами и активируешь. Настолько убогой реализации магии даже сложно себе представить. Память последнего перерождения подсказывала, что работал там я непосредственно с силовыми линиями, не задумываясь о том, сколько маны у меня осталось или какими способностями я могу пользоваться. Маги заставляли силовые линии подчиняться их воли, выстраиваясь в нужную форму или конструкцию. Ровно всё то, что я проделал с огненным шаром. Я не помнил самого обучения, но мне почему-то казалось, что учили нас не запоминать списки способностей, а оптимально работать с линиями, чтобы расходовать ману как можно меньше. Потому что тратить четверть доступной маны на какой-то огонь — не самый оптимальный расход сил.

Стрелы уходили к цели одна за другой, но назвать стрельбу качественной я не мог. Да, точность поражения составляла сто процентов, да, манекен после десяти выстрелов превращался в обугленное чучело, но сам процесс… Как я не старался, разогнать оружие быстрее трёх выстрелов в минуту у меня не получалось. Каждые двадцать секунд — да, без вопросов, но не меньше, чтобы я ни делал. И это обещало стать достаточно серьёзной проблемой — моё предыдущее оружие с лёгкостью делало выстрел каждые две-три секунды. Не таскать же с собой два стреломёта? Выходит, мне нужно дополнительное оружие — какой-нибудь шест, благо пользоваться им я умею если не на уровне мастера, то на уровне хорошего ученика точно.

— Лег, нас вызывают. Пора, — Хад отвлёк меня от тренировки. Наконец, настал тот самый момент, которого я ждал. Меня не отпустили к гоблинам ни в первый, ни во второй день, что меня разозлило и заставило всем заявить, что на третий день я уйду в любом случае. Взрослые услышали и, наконец, соизволили поделиться планами.

— Твой уход к гоблинам прямо сейчас невозможен, — отец не стал ходить вокруг да около, с ходу припечатав своим решением. Вот только подчиняться ему я не собирался. Пожав плечами, я спокойно заметил:

— Значит, кому-то придётся смириться с тем, что невозможность порой реализуется. Отец, у меня нет времени на раскачку. Я понятия не имею, каким образом заработать уважение гоблинов, тем более западных. Чем раньше я окажусь в их землях, тем больше времени у меня будет на то, чтобы с этим разобраться.

— Какой настырный Медвежонок…, — слово взял Ландо Слик. — Нет, мой косматый друг, никуда ты сейчас не пойдёшь, иначе подставишь клан. Первый, что у тебя?

— Господин, — из тени вышел командир отряда разведчиков, работающих на шестого наследника. Я никак не отреагировал — о том, что он стоит там, я обнаружил ещё на подходе к дому. Работа с силовыми линями с каждым днём давалась мне всё проще, так что не заметить специфичную для инферно броню я не мог.

— За последние сутки по империи начались необоснованные проверки всех шестнадцатилетних подростков. Работают люди вашего четвёртого брата, господин, но не только они — были замечены несколько десятков незарегистрированных инферно и даже один ангел. Суть проверки не ясна. По словам тех, кто её прошёл, их тестировали на каком-то устройстве, якобы для проверки уровня магических сил. Кого-то они ищут.

— Я даже знаю кого конкретно, — Ландо посмотрел мне в глаза. — Мой старший брат не попал в когорту избранных, что работают на благо государства, так что порой позволяет себе много чего лишнего. Его личная гвардия превосходит мою в несколько раз. Не удивлюсь, если он работает на «Алый бант», или, что тоже нельзя исключать, является его основателем. Просто так он ничего не делает. Кому-то стало известно о том, что в мире появился чародей. Прошло всего три дня с момента твоего появления. К этому готовились, раз у них сразу появилось устройство. Это говорит только об одном — чародеи не нечто уникальное. Они существовали и раньше, но информация о них была тщательно удалена из всех источников. Если ты исчезнешь, то остальные поймут, кем ты являешься. Даже думать не буду о том, что ждёт всех Медведей в этом случае. То, что у вас теперь три витязя, не поможет справиться с тремя-четырьмя ангелами. Вырежут всех — в этом у моей родни опыт огромный.

— Господин, это ещё не всё. Поступила новая информация — проверки проводятся во всех трёх империях. Наши западные и южные друзья сообщают об аналогичных действиях представителей правящих семей. И везде появляются неучтённые инферно и даже ангелы, контролирующие неотвратимость процедуры.

Разведчик умолк и вместе с этим в зале повисла тишина.

— Они не знают, где конкретно появился чародей, так что Легу ничего не грозит. Что если…, — начал было Эльрин, но Ландо жестом заставил его умолкнуть. Однако не меня и я озвучил очевидное. То, что все почему-то старались умалчивать.

— «Алый бант» не замыкается только на нашу империю. Они работают сразу во всех… Четвёртый наследник не мог основать такую организацию. Даже если он на неё работает, то не более чем простой исполнитель.

— Проклятье, — выругался Ландо. — Я практически был уверен, что это его детище… То, что начались поиски везде, говорит о том, что в деле замешен тотем.

— Есть дополнительная информация, — напомнил о себе разведчик. — Поиск идёт только среди тех, кто обладает маной. Клеймо не смотрят, но, по предварительной информации, клейма подростков показываются на устройстве. Простых ребят не трогают.

— Ищут твои показатели, — Ландо вновь посмотрел на меня. — Значит, Эльрин и Хад смогут пройти проверку, разве что к цифрам возникнут вопросы. Но Лега они сразу вычислят.

— Если он не закроется, — неожиданно заявил Баркс. — Линии он видит, контролировать их умеет, значит, сможет полностью замкнуть их на себя. Пусть и временно, но превратится в нулёвку, человека без маны.

— Если у него не будет маны, Миракс окажется для него закрыт.

— Не совсем, — лукаво подмигнул мне шаман. — Двери императорской Академии открыты для Лега постоянно. Своё право на обучение он получил. Всё, что нужно — обучить его закрываться, а также выдумать логичную и правдивую легенду, почему успешному выпускнику подготовительного курса тотем не даровал право распоряжаться маной. О таких прецедентах я не слышал.

— Тут и думать нечего, — Эльрин пожал плечами. — Лег шёл после меня, так что тотем выдохся. Я получил витязя, Лег — дырку от бублика и стреломёт в качестве компенсации. Камнями пользоваться может, но только для того, чтобы зарядить своё оружие. Вот и всё!

— Я не позволю тебе слить себя! — рявкнул Ландо. — Как только император узнает, что у Медведей появился витязь, он прикажет изучить тебя вдоль и поперёк, чтобы понять, наконец, принцип передачи способностей. Поэтому кланы стараются скрывать факт появления витязей.

— Значит тебе нужно придумать способ, как меня спасти от деда, — Эльрин окончательно принял решение. — Я должен Легу две жизни, неужели ты думаешь, меня остановит угроза того, что мне могут навредить? Хоть от одного клейма избавлюсь.

Вторую татуировку Эльрин заработал там же, где и Ландо — в поезде, когда на нас напал представитель клана Львов. Вот, кстати, ещё один вопрос, который не давал мне покоя — один из лидеров «Алого банта» умел пользоваться магией. Где он научился этому? Это не были какие-то способности тотема — это было именно оперирование силовыми линиями, по-другому заблокировать превратившегося в туман шестого наследника просто никак бы не получилось.

— Лег, ты сможешь закрыться? — Ингар обратил внимание на сына. — Стать нулёвкой?

— Нужно пробовать, — честно ответил я и тут же добавил: — Хотя мне кажется, что всё, о чём вы здесь говорите, лишено смысла. Я не собираюсь в Миракс — мой путь лежит на северо-запад. К гоблинам и алтарю Зул’вара. Почему-то вы постоянно забываете об этом. И если я не доберусь до цели за год, мне и закрываться не придётся — тотем заблокирует мне всю магию.

— В Миракс можно поступить только в шестнадцать, — спокойно ответил отец. — Если ты опоздаешь на год, эта Академия станет для тебя закрытой, а она, как ни крути, лучшая в нашей тотемом забытой империи. Тебе нужно там появится, отучится месяц, получить задание для курсовой работы и разрешение на то, что выполнять ты его будешь вне стен Академии. Ландо этому поспособствует. За время отсутствия ты не только должен будешь выполнить свою работу, но также выучить все учебники и подготовиться к сдаче физических нормативов. В последнем тебе поможет Тень — она отправится к гоблинам вместе с тобой. Учти — готовиться и сдавать экзамены ты должен как нулёвка. Это сложно, но реально. До тех пор, пока мы не поймём, что тебе ничего не угрожает, весь мир должен считать тебя лишённым маны.

Я недовольно засопел — мне не нравилось то, что порешали без меня. Какой-то частью сознания я понимал их логику, но принять её было выше моих сил.

— Хорошо, представим, что он закроется, — Ландо решил подлить масла в огонь. — Будет обучаться в Мираксе, хотя я не знаю, как на это отреагируют остальные. Но вот что я точно могу сказать — Лиара не сможет с ним общаться. Ингар, ты не хуже меня знаешь закон.

— Лишённый маны человек не имеет права на отношения с членом императорской семьи, — задумчиво протянул мой отец и уже решительней добавил: — Легу придётся принять это. Как и ей.

— Даже не думайте! — зло прорычал я. Во мне сейчас говорила не логика, а то, что мне всучил ушедший в историю подросток. Видимо, настал момент, когда стоит дать ему волю. — Лиара будет знать правду обо мне и том, что я задумал. Я не намерен отказываться от своей девушки, даже если против меня пойдёт вся империя и весь «Алый бант»!

Ландо скривился, словно проглотил что-то кислое и неприятное.

— Тридцать лет назад я уже слышал похожие слова. У Медведей что, пунктик по поводу отношений с отпрысками Гадюк? Совсем жить без нас не можете?

— Ты в ней уверен, сын? — Ингар проигнорировал реплику недруга.

— Она никому ничего не сказала на счёт седьмого кристалла Богуша, что затем спрятал магистр Эйро, так что да — я в ней уверен.

— Анер будет в ярости, — заметил Ландо. — Это грозит ещё большими проблемами, чем стреломёт. За Легом отправят Архо и Тень ничего с ним поделать не сможет. Так что, если ты готов умереть — можешь продолжать отношения. Хотя я уверен в Лиаре — она справится с эмоциями, и сама оборвёт все связи с нулёвкой. У тебя даже возможности ей что-то объяснить не будет — она с тобой разговаривать не станет.

Архо — ангел, работающий на Гадюк, но при этом не входящий в их семью. В неофициальном рейтинге поглотителей мифрила он находился на третьей строчке, уступая лишь самому императору и его старшему сыну, Дарсу. Тень, лишённая права называться моей бабкой, располагалась на десятой строчке. И это только те ангелы, о которых было доподлинно известно. Как уже успел заявить разведчик, в нашей империи появились те, кто не входил в рейтинги.

— Зато прекрасно поговорит с двоюродным братом, невесть каким образом ставшим витязем, — Эльрин вновь вмешался в разговор. — И я даже не подумаю скрывать от неё правду. Раз Лег ей верит — поверю и я.

— Хорошо, с Анером я поговорю и постараюсь его образумить. В крайнем случае — отправлю Архо выполнять какое-нибудь поручение…, — задумчиво произнёс Ландо после долгой паузы. — Но всё это бесполезно, если Лег не сможет закрыться и его вычислят прибором. К тому же что-то нужно делать с его татуировкой. Если кто-то, пусть даже случайно, увидит эти цифры, весь наш план не будет стоить и выеденного яйца.

Я ощутил жжение в районе плеча. На то, чтобы закрыться, мне потребовались считанные мгновения — сказывался опыт работы с силовыми линиями и наблюдение за тем, что делал ректор при блокировке кристалла Богуша. Там он полностью закрыл от остального мира порождаемые кристаллом линии, превратив его в обычный камень. Что-то аналогичное сделал и я — спрятав свою силу внутри дополнительного энергетического кокона. Почесав саднившее плечо, я вернул всё обратно и облегчённо вздохнул — блокировка закрыла от меня способности тотема, но не возможность видеть и оперировать магическими линиями. Вновь заболело плечо, и я с раздражением снял рубашку, уставившись на татуировку. Ничего не изменилось — татуировка 50/50 висела на своём месте, разве что покрасневшая кожа вокруг неё указывала на то, что цифры появились только что.

— Ты чего это тут устроил? — спросил Эльрин, но вместо ответа я вновь заблокировал свою магию. Плечо привычно начало саднить и теперь я увидел причину. Цифры, выдававшие во мне чародея, исчезли!

— А вот о таком я даже не слышал, — задумчиво почесал затылок Баркс, всматриваясь в плечо. — Поверьте, слышал я о многом, но точно не о таком.

— Да, это вяжется в легенду, что тотем устал возиться с витязем и на Лега у него просто сил не хватило. Мало того, сама татуировка говорит о том, что её обладатель имеет право поступить в Академию. Вот только как к этому отнесутся остальные? Ибо такого точно никто не видел.

Я вынужден был согласится, задумчиво вглядываясь в новое изображение. Татуировка не исчезла, как я думал изначально, она изменилась. Причём так, что в пору уподобиться шаману и начать чесать затылок в полной задумчивости. То, что маг может иметь цифры 0/0, мне даже в голову прийти не могло.

Глава 2

— Положи руку на прибор. Произнеси своё имя, клан и возраст.

— Лег Ондо, Бурый Медведь, шестнадцать лет.

— Свободен. Следующий!

Я в очередной раз подавил рвотный синдром от витающих в столице «ароматов» нечистот, мельком бросил взгляд на показания прибора и едва заметным жестом дал знать своим защитникам, что можно не беспокоится. Проверка пройдена успешно — каким бы совершенным ни был прибор, он не смог пробиться дальше наведённой защиты. Для него, как и для всего остального мира, я превратился в странного мага с параметрами 0/0. К прибору подступил следующий первокурсник, а я двинул к центральным воротам Академии, старясь не думать о том, что сегодня «Алый бант» нарушил все возможные правила Миракса, а также личной тайны сотни первокурсников. Тяжело скрывать от других своё происхождение и дарованную тотемом силу, когда ты обязан вслух об этом заявить всей Академии, что толпится рядом. Исключение не делалось ни для кого — среди прочих я заметил Белис из клана Пауков, покорно ждущую своей очереди. Девушка недовольно переминалась с ноги на ногу, но не могла противиться распоряжению императора. Раз он приказал проверить всех студентов первого курса таким позорным образом, нужно либо подчинятся, либо уходить из Академии, позабыв о вложенных деньгах и собственном будущем. Размах, с которым «Алый бант» подошёл к проверке, поражал — даже Ландо вынужден был признать, что перестал понимать всю силу таинственной организации. Надавить на императора не проблема — у него много больных точек. Но заставить его пойти против ведущих кланов — это уже серьёзно. Группа, что должна была меня прикрывать, растворилась в толпе. На этом настоял Ингар — если бы прибор по определению чародеев взломал мою защиту, меня бы вытащили. На площади присутствовали не только Тень и с десяток личных гвардейцев шестого наследника, но и сам Ландо. Ибо силу неизвестного ангела, расположившегося на крыше ближайшего к площади дома, не знал никто.

— Эльрин Ондо, Бурый Медведь, шестнадцать лет.

— Ого… Свободен. Следующий!

Реакция проверяющего была понятна — в мире едва наберётся сотня человек с такими цифрами, как у моего белобрысого брата. Обычно витязи не славятся большой силой — их особенность заключается в другой области. Эльрин же показал небывалые для любого человека цифры развития, что не могло не привлекать внимания. Уверен, информация о моём брате уже ушла куда следует.

Многие студенты первогодки, как и подавляющее число старшекурсников, не спешили в Миракс. На время проверки площадь перед воротами Академии очистили от торговцев, что позволило молодым людям удобно умоститься прямо на камни, с жадностью ловя доносящиеся выкрики. Стыдно признаться, но даже мне было интересно, с кем предстоит учиться все следующие годы. Хотя — это если мне удастся этот пережить…

— Наследница! — по площади разнёсся приглушённый шёпот. На центральной дороге, ведущей к Мираксу, показался дорогой автомобиль. Снизив скорость, он начал целенаправленно двигаться к воротам, игнорируя многочисленные жесты императорских гвардейцев. Лишь после того, как невесть каким образом ангел с крыши близлежащего здания оказался перед капотом машины, жестом приказав остановиться, та замерла. За пятьдесят метров от входа в Академию.

У меня непроизвольно участилось сердцебиение. Инициация пошла на пользу Лиаре Слик. Она и до неё была прекрасна, но как-то по-детски, не вызывая благоговейного трепета. Сейчас же перед студентами предстала настоящая красавица, прекрасно осознающая собственную силу и красоту. Не сказав ни слова, она спокойным шагом отправилась ко входу в Миракс, но на пути девушки возник незарегистрированный ангел.

— Все первогодки должны пройти проверку, — он жестом указал на палатку, но неожиданно дверь машины вновь открылась, и большая часть присутствующих на площади людей опустились на колено. Вместе с Лиарой явился её отец, второй наследник престола.

— Только посмей меня коснуться, — произнесла Лиара, даже не думая сбавлять шаг. Ангел зло покосился на Анера, но отступил.

— Ваше величество, приказ императора…, — к Анеру подлетел какой-то чинуша, но мужчина жестом приказал ему умолкнуть и соизволил ответить. В повисшей над площадью тишине его слова разлетались в каждый уголок:

— Я сам разберусь с отцом по Лиаре. Это её решение, и я хочу, чтобы остальные его уважали.

— Да, Ваше величество, — дрожащим голосом произнёс испуганный проверяющий, но его уже никто не слушал. Анер вернулся в автомобиль, а Лиара уверенным шагом двинулась ко мне.

— Ваше высочество, — я преклонил колено. Если Анеру нужно было кланяться всегда, когда он показывался на горизонте, то его дочери достаточно высказать своё почтение, когда непосредственно с ней общаешься.

— Встань, Лег. Я хочу, чтобы ты меня проводил в Миракс, — заявила Лиара, умудряясь при этом держать прямую спину. Я мельком посмотрел на Анера — его взгляд буквально буравил спину дочери, но второй наследник ничего не сказал. Он действительно уважал право дочери на собственную глупость и принимал её решения. Раз она решила продемонстрировать всему миру своего фаворита — это её решение.

— Да, Ваше высочество, — я предложил девушке руку, и она вцепилась в неё с такой силой, что наверняка поставила несколько синяков. По тому, как Лиара держалась, складывалось ощущение, что она на грани истерики, но каким-то образом умудряется сохранять внешнее спокойствие. В полной тишине мы дошли до ворот, где уже поджидал нас сам магистр Кальвар. Произошло действительно нечто невероятное, раз ректор Академии лично встречал студентов.

— Ваши новые имена, — ректор протянул нам с Лиарой бумаги, согласно которым отныне я Лег-один-десять. Лиару выделили и здесь — Лиара-один-один. Первая на первом курсе. Магистр Кальвар убедился, что мы внимательно прочли текст, после чего добавил: — Несмотря на творящееся внизу безобразие, правила Миракса остаются незыблемыми. Студенты в стенах Академии обязаны забыть о принадлежности к кланам и семьям. Добро пожаловать, первокурсники!

Видимо, это послужило сигналом — глазеющие на процедуру тестирования учащиеся неожиданно вспомнили о том, что у них накопилась куча дел и поспешили в Академию. Стоит отдать должное магистру Кальвару — он умудрился приветствовать каждого вошедшего, прекрасно зная не только их имена, но и порядковые номера. И каждому ректор сообщал о том, что правила Миракса по-прежнему в силе.

— Первый курс, ко мне! — раздался громкий крик. Нашим новым куратором оказался магистр Болор — руководитель тренировочных полигонов. Старушка Вирано, как и год назад, занималась подготовительным классом. Что меня, если честно, печалило — среди всех преподавателей Академии она мне нравилась больше всех.

Куратор смерил нас недовольным взглядом. Ему показалось, что мы слишком замешкались и не торопились выполнять его поручение. Тем не менее придраться к нам с Лиарой он не мог — пусть и без особой спешки, но мы к нему подошли.

— Отправляйтесь во второй корпус, комендант покажет вам ваши комнаты. Общее собрание курса состоится сегодня в восемь вечера, не опаздывать. Марш переодеваться! Или хотите заработать себе первое предупреждение?

Нас словно ветром сдуло — судя по лицу куратора, он явно не располагал хорошим настроением. Как и все остальные преподаватели, что нам встретились по дороге. Приказ императора о тестировании первокурсников оказался слишком неожиданным, к чему клан Чёрных Воронов банально оказался не готов.

У первого курса, в отличие от подготовительного потока, имелись значительные привилегии. Каждому из ста студентов выделялась пусть и небольшая, но отдельная комната, где нас уже ждали учебники, канцелярия, а также несколько комплектов формы Миракса. Мельком взглянув на гору книг, что мне предстояло выучить в одиночку, я помчался вниз — мы с Лиарой договорились встретиться в столовой. Народа здесь было уже много — ещё один из бонусов настоящих студентов заключался в том, что они могли себе позволить такую слабость, как лавка сладостей. Это на нулевом курсе я даже думать не мог об этом месте, сейчас же для нас открыты практически все двери.

— У тебя такое лицо, словно тебя в Академию под конвоем доставили.

— А то ты не видел, — хмуро произнесла Лиара, даже не притрагиваясь к чашке с ароматным чаем. — Не просто под конвоем, а в сопровождении сильных мира сего…

— Хочешь сказать, что ты не собиралась сюда? — удивился я такой новости.

— Нет… Мне… Лег, я здесь ненадолго. После того, как я получу курсовую работу, мне придётся покинуть Миракс. Не спрашивай о причинах, пожалуйста, для твоей же безопасности лучше об этом не знать.

Лиара старательно прятала взгляд, не решаясь посмотреть мне прямо в глаза. Для наследницы такое поведение не просто было нестандартным — невозможным! Я слишком хорошо знал девушку, чтобы понять — говорить она ничего не планирует. Ни сейчас, ни потом. Если добавить сюда отказ от проверки, контроль Анера, лично доставившего дочь в Миракс, необходимость покинуть Академию… Слишком много совпадений, чтобы не обращать на них внимания.

— Идём со мной, — я встал из-за стола и потащил девушку за собой. Миракс славился тем, что в нём не было ни единого места для укрытия таким парочкам, как мы с Лиарой. Каждый участок не только просматривался, но и прослушивался. Теперь, когда я научился накладывать силовые линии непосредственно на окружающее пространство, сомнений в этом не было — повсюду стояли специфичные устройства прослушки, уходящие куда-то глубоко под главный корпус. Радиус моего сканирования увеличился до пятидесяти метров, но тратить время на то, чтобы увидеть, наконец, конечную точку проводов я не стал. Для начала мне нужно решить один момент. Несмотря на стопроцентный контроль всего Миракса, Чёрные Вороны кое-что не учли, и я решил этим воспользоваться прямо сейчас, пока не поздно. Даже если в качестве наказания мы с Лиарой заработаем себе по предупреждению. Дотащив девушку до её комнаты, я практически приказал:

— Цепляй герметичный костюм, встречаемся внизу через пять минут.

Возражений не было — ошарашенная моим поведением Лиара подчинилась. Быстро сбегав к себе, я вытащил один из подарков магистра Ондо и на скорую руку начал облачаться. Костюм стражника Миракса позволял беспрепятственно перемещаться по канализации, не заботясь о качестве воздуха или полном затоплении. Герметичный, прочный, надёжный, практичный — именно то, что мне сейчас и нужно. Лиара, как и следовало особе императорской крови, влезла в такую защиту, что даже у меня слюни потекли. Конечно, не броня инферно, завязанная на их внутренние резервы, но тоже достаточно прочное изделие. Мне почему-то даже казалось, что этот доспех с лёгкостью выдержит выстрел в упор с моего стреломёта.

— Идём, магистр Болор встречает первокурсников, так что у дырки никого не должно быть, — я вновь взял девушку за руку и потащил к дальней стене Академии. Туда, где располагался вход в Канализацию. Насколько я успел узнать — это единственное место Миракса, где можно поговорить без посторонних ушей. У главы службы безопасности просто нет ресурсов, чтобы вставить прослушку ещё и туда.

Как и следовало ожидать, у входа в подземелье никого не было. Зеленоватый туман испарений никуда не делся, показывая, что без герметичной брони или противогазов здесь делать нечего. Я откинул крышку и приготовился прыгать вниз, когда Лиара меня остановила:

— Нас накажут. Это нарушение правил.

— Решила рассказывать правила ходячей энциклопедии? Да, выпишут по одному предупреждению, не беда. Зато там нам никто не помешает спокойно поговорить. Без лишних ушей. Поверь, мне есть тебе что рассказать.

— Как и мне…, — печально вздохнула Лиара и смело шагнул вниз. Только сейчас я заметил красноватое свечение — именным предметом девушки оказался простой кинжал. Даже интересно, о чём думал дух-хранитель клана Гадюк, вручая девушке эту безделушку? Как она себя защищать будет?

Прыгнув следом, я привычно взял Лиару за руку. В памяти всё ещё была свежа карта Белис, так что я безошибочно добрался до спуска на следующий уровень. В отличие от прошлого раза, он оказался закрыт. Но это не стало для нас проблемой — дальше идти смысла не было. Здесь не было ни единой силовой линии.

— Это я затащил нас сюда, значит, и начинать мне. Лиара, я…

— Лег, я чародей! Это меня они ищут! — неожиданно кто-то вытащил из девушки стальной стержень. Рухнув на колени, Лиара в голос зарыдала, периодически сквозь слезы вставляя какие-то невнятные реплики. Усевшись рядом, прямо в грязную жижу, я обнял девушку и просто ждал. Видимо, накипело у неё знатно — насколько я знаю, особ императорской крови учат справляться с эмоциями. Видимо, не все эмоции можно погасить. Спустя десять минут рыдания даже не думали успокаиваться, что начинало откровенно бесить. Одно дело пожалеть и погладить, другое — сидеть в полной растерянности, не понимая, что делать. Я решил остановить льющийся прямо в шлем поток слёз, задав вполне безобидный вопрос:

— Значит, тебя отправили в земли гоблинов?

То, как умолкла девушка, оказалось красноречивей всех слов. Лиара даже отстранилась от меня. Закрытое забрало не позволяло увидеть её лицо, но почему-то мне казалось, что меня сейчас пытаются насквозь прожечь взглядом. Сделав вид, что ничего не понял, я продолжил:

— И тебе нужно завоевать их доверие, чтобы они допустили тебя до алтаря Зул’вара? Потому что только там чародей может обрести свою силу. И если ты не успеешь сделать это за год, то вся твоя способность чувствовать магию исчезнет?

— Откуда? — ошарашенно прошептала девушка. — Этого даже отец не знает…

— Это именно то, из-за чего я притащил нас сюда. Они ищут не тебя, Лиара. Вернее, не только тебя. Им нужны оба чародея, появившихся в нашей империи.

— Оба? — ахнула Лиара и инстинктивно прижала ладони ко рту, подавляя крик.

— Угу… Клеймо пятьдесят-пятьдесят просто так не получают.

— Но ты же прошёл проверку!

— Я закрылся. Замкнул энергию в себя, ничего не выпуская наружу. В итоге превратился в странного мага с параметрами ноль-ноль. Вроде как мана есть, но её одновременно и нет. Без камней ничего делать не могу.

— И ты можешь сделать такую же блокировку и мне? — с надеждой попросила Лиара. — Если и меня закрыть, то можно не бегать от проверок. Отец сказал, что там подключились такие люди, что даже дед им ничего сделать не может.

— А сама? Это же просто — достаточно все линии, что выходят из твоего источника, замкнуть в него обратно. Долго, до вполне реализуемо.

— Какие линии? — опешила девушка. — Источник? Ты говоришь о мане?

— Ты что, не видишь магических линий? — теперь настала моя пора опешить. — Они такие… Белые, что ли. Прозрачное. Существуют везде, где есть магия. Источник — это место в твоём теле, что эти линии порождает, находится, только не дёргайся — здесь.

Я коснулся живота девушки, чуть ниже солнечного плетения.

— Нет, никаких линий у меня перед глазами нет. Так ты мне поможешь?

— Пробую, но… Нет, Лиара, я их вижу, но влиять не могу. С этим тебе придётся справляться самой.

— Но как? — голос девушки вновь предательски дрогнул, желая скатить в плач. — Ни учителей, ни описания, ничего! Отец поднял все архивы, какие только у нас есть — пусто! Никто понятия не имеет, что такое чародей и каки у него особенности. Как я справлюсь, если даже дурацкие линии не вижу, чтобы они не значили.

— Странно. Тотем должен был тебе пояснить, что с этим делать, — я хотел почесать затылок, как Баркс, но ничего не вышло. Шлем оставался на месте, а снимать его в этом месте было опасно для здоровья.

— Должен? Наша змея никому ничего не должна…

Тон девушки неожиданно сменился. С плаксивого на мрачный.

— Тотем даже спрашивать меня не стал. Заявил, что я справлюсь, что меня к этому готовили всю жизнь и, раз я добровольно отказалась от мифрила, значит, иного пути у меня нет. Знаешь, что эта гадюка мне сказала? Что она специально заблокировала Эльрина, чтобы отдать мне его силу! И не только его — ещё пятерых несчастных! Не знаю, как буду смотреть в глаза твоему брату… Его сила теперь во мне.

— Смотрю, накрутила ты себя знатно, — я отстранился от Лиары. — Наверно, стоит тебе рассказать немного больше, а то ты так и продолжишь себя винить во всех бедах этого мира. Значит так, вот что произошло у нас во время инициации…

Пересказ много времени не занял. Лиара лишь ахнула, когда узнала параметры Эльрина — после сегодняшнего безобразия скрывать их глупо. Уверен — все и так уже знают о том, что в Академии появился уникальный подросток. А вот то, что белобрысый стал витязем, для Лиары оказалось огромным сюрпризом — на такое она явно не рассчитывала.

— Так что винить себя не нужно. То, что произошло с Эльрином — произошло по его воле и сделало его только сильнее. Расскажи, что у тебя за нож?

— Режет любой металл, — Лиара продемонстрировала небольшой кинжал, покрытый красным ореолом. — Протыкает практически любую броню. Инферно, ангелы… Даже артефакты деда умудрился поцарапать. Достойный дар. Значит, тебе тоже нужно к гоблинам? Пойдём вдвоём? Гадюка приказала мне отравлять туда одной, без семьи или наёмников. Чародеи должны уметь избегать проблем. Но она ничего не сказала относительно общества другого чародея.

— Что-то не вяжется, — ситуация с Лиарой показалась мне достаточно странной. — Мой тотем ничего такого не говорил. Наоборот — мне навязали ангела в качестве сопровождающего, что по ходу движения будет готовить меня к сдаче экзаменов. Какая-то чушь получается… Два чародея, одного из которых готовят, другого бросают в самое пекло, словно…

Неожиданная догадка пронзила меня с головы до пят. Я не знал, как на неё реагировать, но выглядела мысль настолько логичной, что пугала. Не желая откладывать её на потом, я взял Лиару за руки и произнёс, обращаясь к духу-хранителю:

— Великий тотем! Я, Лег Ондо, твой верный сын, прошу личной встречи. У меня есть вопросы, на которые можешь ответить только ты. И если наша встреча не состоится, я выйду наружу и во всеуслышанье заявлю, что чародей, которого все ищут — это я! Если вы решили подставить под удар Лиару, чтобы отвести от меня подозрения — выбрали не самого лучшего человека! Слово произнесено!

— Ты с ума сошёл?! — воскликнула девушка, но в этот миг пространство вокруг нас померкло, чтобы воплотиться в туманную поляну. Лиара, которую я держал за руки, попала в мир духов вместе со мной. И, судя по тому, что я увидел, неспроста. Потому что рядом с великим двухметровым медведем лежала свернувшаяся в кольца огромная гадюка. Оба наших тотема явились к своим чародеям и, судя по потому, с какой яростью дрожал хвост змеи и раздувались ноздри медведя, радости у духов-хранителей мои слова не вызвали.

Однако отступать я не собирался — древние маги слишком заигрались в свои странные игры.

— А теперь объясните, пожалуйста, хранители, откуда в нашем мире два чародея и почему один из них совершенно не понимает, что делать со своей силой? Вы что задумали?!

***

— Господин, первокурсников протестировали. Почти всех.

— Почти? — нахмурился руководитель «Алого банта».

— Все двадцать учебных заведений не стали оспаривать приказ императора, но в Мираксе нам не удалось протестировать Лиару Слик. Вместе с ней явился отец, так что мы не смогли прибежать к силе. Все остальные студенты успешно прошли испытания — чародея среди них не найдено. Есть отчёты из провинций — в десяти из них работа уже завершена, остальные планируют завершит проверку завтра. К концу дня все шестнадцатилетние подростки пройдут тест. Кроме дочери второго наследника… Есть несколько интересных результатов, вот, посмотрите.

Хозяин кабинета взглянул на список. Его основной помощник отправился во дворец, оставив вместо себя это недоразумение. Нужно будет сделать замечание, чтобы в будущем таких нерасторопных и юлящих тел ему не подсовывали. Хотя результаты тестирования действительно впечатляли. Появилось несколько перспективных новичков, о которых раньше мало кто знал. Видимо, точка силы тотемов постепенно уходит из столицы куда-то на восток. Нужно будет внимательно последить за кланами на той стороне империи. Взгляд скатился к концу списка, где и замер.

— Это что, какая-то ошибка?

— Что, господин? Ошибка?

— Показатели Лега Ондо, — Рикон с трудом подавил раздражение.

— Нет, господин, он действительно имеет оба нуля. Нам показалось это необычным, поэтому его добавили в список. Сын вождя шёл вторым на инициации, следом за Эльрином, это тот, что в самом верху. Тотем сделал бывшего сынка Гадюк витязем, даровав, при этом, запредельные параметры. На Лега сил у слабого провинциального тотема не хватило, и он…

Договорить мужчина не смог — голова несчастного отделилась от туловища и покатилась по полу. Тело рухнуло на дорогой ковёр, заливая кровью. Рикон брезгливо смахнул несколько капель, попавших на его костюм, и позвонил в колокольчик. Двери открылись и в комнату вбежал какой-то слуга.

— Приберись здесь. У тебя пять минут.

Меньше всего на свете Рикон готов был мириться с человеческой тупостью и невежеством. Информация о том, что клан Бурого Медведя заполучил в свои руки отпрыска Серого Слона не является тайной, а отголоски от убийства тотема и поглощения его силы долго разносились по магическому эфиру. Тотему Лега Ондо можно было подобрать много эпитетов, но слов «слабый» и «провинциальный» среди них не было. Значит, с этими двумя нулями что-то не чисто. Но что? Видимо, настала пора потратить на Лега чуть больше времени, чем он того заслуживает. Что касается Лиары… Господин приказал обследовать каждого подростка, не считаясь с его статусом и положением в обществе. Раз девочка не пожелала предстать перед определителем добровольно, проверка осуществиться по иному сценарию. Рикон не имел права на ошибку. Если чародей наберёт силу и узнает правду об этом мире, кое-кому сильно не поздоровится. И что самое неприятное, мужчина прекрасно понимал — он окажется в числе первых, кого чародей постарается уничтожить. Мир породил себе защитника и, если он сможет доказать свою силу, отправит его на борьбу с чужеродными паразитами.

— Позвать Левара. Для него есть работа…

Глава 3

В темноте канализации мы с Лиарой сидели спина к спине и молчали. Любые слова казались лишними и неправильными. Они не могли исправить ситуацию, лишь усугубить её. Тотемы соизволили потратить на нас своё драгоценное время, хотя после такой встречи хотелось рвать и орать от боли, раздробить этот дурацкий мир со всеми его правилами в хлам, чтобы не осталось даже пылинки. Кому нужен мир, в котором нельзя быть с тем, кого считаешь самым близким человеком?

А начиналось всё так хорошо…

— Второй чародей рождён для того, чтобы скрыть тебя от наших врагов, — заявил медведь.

— Я выбрала Лиару, так как её смогут защитить, — добавила гадюка.

— Пока наши враги будут думать о том, как подобраться к дочери второго наследника, ты успеешь добраться до алтаря Зул’вара и войдёшь в силу. Станешь полноправным чародеем. И тогда нашим врагам Лиара станет не интересна.

— В пути она будет не одинока. Анер никогда не оставит свою дочь без охраны. Ей ничто не угрожает. Путь нужен для того, чтобы не дать нашим врагам даже возможности подумать о подлоге.

— Когда они узнают, что ты вошёл в силу, будет уже поздно.

— Вы не можете быть вместе…

После того, как я задал своей первый и, как оказалось, последний вопрос, тотемы наложили на нас с Лиарой необычную магию — мы больше не могли произнести ни единого слова. Вещали лишь духи-хранители, поочерёдно выдавая нам свои реплики. Слова раскалённым прутом ложились в голову, словно тотемы назидательно показывали, что бывает с ретивыми отпрысками, пожелавшими показать свой норов. Но даже этого им показалось мало. Они произнесли страшное слово, сделавшее невозможным наши отношения с Лиарой. Слово «сестра». Пусть и двоюродная, кузина, но всё же сестра! Моя мать и её отец — родные брат и сестра, а по законам этого мира связи между такими близкими родственниками запрещены. Их не поддержат ни люди, ни духи-хранители. Нас даже пугать не стали, что произойдёт в случае, если мы воспротивимся такому решению — и без того становилось понятно, что такие отношения невозможны. Наигравшись, тотемы вышвырнули нас из своего мира, вернув способность говорить, но именно этого нам сейчас не хотелось. Разве могут брат с сестрой разговаривать об отношениях друг с другом?

Хотя стоит признать — тотемы пошли на уступку и дали видимую возможность выбора. Планируя свой финт ушами, духи-хранители не предполагали, что я смогу закрыться и пройти проверку. Второй чародей им больше не требовался и Лиаре предложили самой решить свою дальнейшую судьбу — либо отправляться к гоблинам за силой, рискуя всем, включая потерю способностей через год, либо двигать в Туро, мой родной город, и официально переходить под управление к другому тотему. Гадюка согласилась отдать медведю ещё одного своего отпрыска, потребовав, чтобы Лиаре выдали достойные параметры и звание витязя. Собственно, сейчас девушка решала, что ей важнее — стать одним из сильнейших одарённых этого мира, либо остаться мифическим и никому непонятным чародеем. О том, что же означает это звание, должность или градация, а также почему на нас началась такая серьёзная охота, тотемы даже не заикнулись. Как и не сказали, кто такие «враги», о которых они упоминали через слово. Кто вообще может угрожать существам такого уровня?

— Нам пора возвращаться, — произнёс я. — Если опоздаем на собрание первокурсников — заработаем второе предупреждение.

— Лег… Я… Витязем может стать любой, кто понравился тотему. Чародеев всего двое, — Лиара осталась сидеть, не желая поворачиваться ко мне.

— При этом может ни одного не остаться, если мы не успеем за год добраться до гоблинов. Я даже близко не представляю, каким образом зарабатывать их уважение. Витязь — надёжный вариант стать одной из сильнейших в этом мире. Если сможешь прожить чуть дольше, чем пару дней, конечно. Ибо твой… наш дед хочет понять, каким образом передаются способности и может приказать разобрать тебя на мелкие кусочки. Что касается чародея… Тот путь, по которому мне предстоит пройти…

— Нам, — оборвала меня Лиара. — Мы пройдём этот путь вдвоём. Как брат и сестра, рука об руку. И если нам суждено потерять способности, мы сделаем это тоже вдвоём. Только… У меня к тебе будет просьба. Можешь меня научить видеть линии? Те, которыми ты оперируешь?

— Я сделаю всё, чтобы ты поняла принцип, — заверил я, слабо представляя, как это сделать. В качестве доказательства мне пришла в голову здравая идея — заставить уплотниться энергию из внутреннего источника, превращаясь в парящий над ладонью сгусток огня. Пространство вокруг осветилось кроваво-жёлтым светом, Лиара развернулась ко мне, что-то шепча, но я её не слушал. Потому что моё внимание ушло на параметры брони. Всё время, что мы находились в канализации, она использовала внутренние резервы для создания кислорода, но сейчас неожиданно начала активно поглощать воздух извне, восстанавливая ресурсы. Судя по тому, что я видел, прямо сейчас в канализации можно было спокойно дышать, не рискуя заработать себе ожоги лёгких. Это показалось мне настолько нереальным, ненормальным, что я решился на риск. Лиара не успела остановить моё самоубийственное движение — забрало брони откинулось, и я осторожно вдохнул воздух канализации. Я был готов ко всему — к тому, что мне станет плохо, что нужно приготовиться восстанавливать герметичность и двигать к врачу. Если не на своих двоих, то с помощью девушки. Но ничего из этого не пришлось.

— Дурак, отравишься! — закричала Лиара, обрётшая, наконец, голос. — Верни забрало!

— Оно не нужно, — задумчиво проговорил я, пытаясь учуять хоть толику того зловония, что была присуща городу и, тем более, канализации. Ничего! Я словно оказался посредине огромного леса, настолько воздух казался чистым. Даже внутри брони он не быть таким идеальным. Взгляд вернулся к огненному шару, всё ещё висящему над моей раскрытой ладонью. На поддержание его в рабочем состоянии тратилось непозволительно много маны, примерно единица в десять секунд, но я продолжал держать магию на месте, анализируя окружающее пространство. Что изменилось от того, что в канализации появился магический светильник? Почему воздух неожиданно очистился?

Вернув забрало, я убрал шар и буквально через несколько секунд броня вновь вошла в режим внутренней вентиляции — канализация вернула себе управление над воздухом, насытив его ядовитыми испарениями.

— И что ты этим доказал, дебила кусок? Как бы я тебя отсюда тащила? — злость вытеснила у Лиары все остальные чувства.

— Доказал, что с запахом в городах не всё так просто, — пояснил я.

— А спросить не судьба? Конечно непросто — мой клан уж сотню лет пытается эту проблему решить. Дело не в канализации — несколько раз её чистили до идеального состояния. Виноват сам воздух — он по какой-то причине насыщается зловонием. И найти причину этого никто не может. Тебе повезло, что яд на тебя не подействовал. Хотя нужно срочно показаться доктору — кто знает, к каким последствиям может привести твоя выходка.

— То есть ты так ничего и не поняла? — удивился я. Лиара казалась мне достаточно образованной девушкой, чтобы ловить такие вещи на лету. — Если бы запах существовал только в одном городе, ещё можно было бы поверить в случайность. Но он находится во всех крупных городах. Причём, как я понял, довольно давно. И я только что на несколько секунд от него избавился. Разве тебе броня ничего не показала? Ты вообще отслеживаешь параметры своих предметов?

Лиара покачала головой. Я достал из заплечного мешка небольшой чёрный чемоданчик и ставшим уже привычным жестом положил ладонь на крышку. Раздался щелчок и негатор открылся, явив миру несколько мелких силовых камней. Но мелкими они были только по размеру. Один только алмаз, дарованный нам за успешное окончание подготовительного курса, стоил как целое стадо коров на сотню голов. Шесть сапфиров, переданные мне Белис за включение её в качестве соавтора первой книги, смотрелись на фоне алмаза бедными родственниками, однако любой ангел отдал бы многое, чтобы заполучить хотя бы один из них себе для пропитания. Кроме того, в моей коллекции находился и один рубин — мне пришлось его купить, чтобы научиться передавать энергию из собственного источника стороннему камню. Как заявил Баркс, на рубинах учиться проще всего и теперь, когда я понял принцип перекачки, я был с этим полностью согласен.

Взяв один из сапфиров, я сконцентрировал источаемые им магические линии и направил их в свой источник, восстанавливая ману. Одного такого камня хватало на десяток «подзарядок», после чего приходилось откладывать его в сторону до лучших времён. С маной в этом мире оказалось всё настолько печально, что хотелось орать и плакать. Начну с того, что самостоятельно она не восстанавливалась. Вообще. Если ты тратишь магическую силу на какую-либо способность, и у тебя нет силовых камней — готовься к тому, что ты превратишься в самого обыкновенного человека. Для того, чтобы восстановить внутренние резервы, всегда нужен внешний источник — силовой камень, другой разумный, желающий поделиться с тобой собственной силой, вотчина тотема, где дух-хранитель имеет возможность делиться силой, какие-то деревья, отдающие часть своей жизненной силы. Но никогда энергия не рождалась просто так. То же самое касалось и силовых камней. После того, как они отдавали всю силу, они рассыпались чёрной пылью. Я уничтожил не один десяток камней, прежде чем научился останавливаться с поглощением. Для того, чтобы вернуть любому булыжнику его силу, нужно либо передать ему часть своих сил, либо найти какой-либо другой источник. Например, кристалл Богуша, которым нюхачи заряжали камни. Собственно, именно это странная особенность делала ценными даже самые захудалые гранитные силовые камни, а также заставляла меня задуматься об особенностях магии этого мира. Знаний из прошлых перерождений у меня не было, но логика подсказывала, что там, где идёт лишь одни траты, рано или поздно всё должно закончиться. Либо в этом мире есть какой-то генератор магии, создающий ману, либо через какое-то время останутся лишь одни инферно и ангелы. Рано или поздно магия окончательно закончится.

Вернувшись мыслями обратно в канализацию, я зажёг ещё один шар, снял шлем и попросил Лиару сделать тоже самое.

— Ничем не пахнет! — ошарашенно проговорила девушка, с явным нежеланием выполнив мою просьбу. — Это из-за твоего огня?

— Он каким-то образом очищает воздух, — подтвердил я. — Устраняет яд и зловоние. И я понятия не имею, почему так. Здесь нет других силовых линий, что могут порождать запах… Вот бы посмотреть на отчёты по изучению этого явления.

— Мечтать не вредно, — фыркнула девушка. — Дед и старший дядя их никому не отдадут. То, что я слышала об их наличии — не более чем удача. Повезло оказаться в нужное время в нужном месте.

— Ладно, это мы решим потом, если будет необходимость, — предложил я и вернул шлем на место. — Теперь можно и возвращаться. Всё, что хотел, я выяснил и … Это что ещё такое?

Я нахмурился, заметив странную концентрацию магических сил. Эта точно появилась всего на мгновение и, если бы я не находился в постоянном поиске магических источников, никогда бы в жизни не заметил. Эта точка появилась на границе сканирования, настолько глубоко, что я даже сомневался в том, что она вообще находилась в нашей канализации. Появилась, ярко засветилась на мгновение и тут же исчезла, словно ничего и не было. Когда-то с таким я уже сталкивался — когда нюхачи открывали крышку негатора и выпускали силу кристалла Богуша наружу.

— Что там? —Лиаре не терпелось поскорее узнать, что я заметил.

— Честно говоря — понятия не имею. Место я запомнил — вернёмся сюда чуть позже, когда у нас появится время. Это… Какой-то источник, по силе превосходящий сапфир, но точно недотягивающий до алмаза. Нужно изучить и, если появится такая возможность, прибрать к рукам. Правда, придётся поплавать — как я понял, нам придётся топать на пятый уровень.

— Только попробуй отправиться туда без меня, — Лиара сразу ухватилась за идею полазить по запрещённым местам. — Если там найдутся вальмуры, то у меня к ним есть несколько претензий. Хочу лично их высказать.

— Замётано, — согласился я. — Сейчас же идём, сестра. Пора возвращаться. Проклятье, как непривычно тебя так называть.

— И не говори… брат, — вдохнула Лиара, окончательно смирившись с нашим новым статусом. На то, чтобы вернуться обратно в Академию много времени не потребовалось. Спустя десять минут мы стояли на твёрдой поверхности и смотрели в недобрые очи магистра Болора. Куратор первого курса, судя одежде, лично собирался отправится в канализацию, чтобы найти двух нерадивых студентов. Мы, конечно, явились вовремя, но не настолько, чтобы не заслужить наказания.

— Ой, вы уже вылезли? — заботливо спросил руководитель полигонов. — И готовы сдать свою добычу? Хм… Как-то странно — что-то я е ё не вижу. А где же крысиные хвосты, господа первокурсники?

— Не нашли, — хмуро ответил я. Тон куратора мне категорически не нравился. Сразу становилось понятно — готовится грандиозная гадость и магистр буквально упивается своей властью и желанием наказать нерадивых студентов. Видимо, простыми предупреждениями мы с Лиарой не отделаемся. И действительно, куратор продолжил вещать всё тем же противным елейным тоном:

— Жаль, очень жаль. Я так надеялся, что мои студенты стали настолько мудрыми, что не только решают уйти в самоволку, но ещё и о последствиях думают, заранее подготавливая пути отступления. Что ж… Видимо, придётся вам отправится вновь вниз, чтобы набраться, наконец, разума. Пятьдесят хвостов с каждого или три дня даже не вздумайте показываться в Мираксе! Занятия, что вы пропустите, затем отработаете в своё личное время. За входное тестирование вам обоим незачёт. Оба зарабатываете по три предупреждения. Одно за самовольных вход в канализацию, второе за невыполнение требований по хвостам, третье — за ненадлежащий внешний вид. Насколько я помню, я приказал вам переодеться.

— Три дня? — опешила Лиара. — Без еды и воды?

— Вы же студенты лучшей Академии! Для вас такие трудности — пустяк, — магистр Болор был сама учтивость, а его тон уже порядком начал бесить. Лучше бы он на нас орал!

— Перед там, как отправиться в изгнание, я хотел бы взять кое-какие вещи. Это допустимо? Или нужно отправляться прямо сейчас?

— Тебе — да, Лиаре — нет, — впервые в голосе куратора прозвучал металл. — Даю тебе десять минут, чтобы собраться. Каждая минута опоздания накинет тебе дополнительный час или два хвоста. Время пошло!

Дважды повторять мне не пришлось. Рванув с места так, словно за мной гнались сотня инферно, я влетел в комнату и сграбастал рюкзак с провизией, что вручили мне заботливые служанки перед отъездом в Академию. Этого должно было хватить на дорогу, но аппетита перед тестированием совершенно не было, так что я не притронулся к еде. Как оказалось — сделал это я очень не зря. Теперь, когда у нас с Лиарой появилась возможность дышать в канализации без шлемов, проблема с едой на три дня должна решиться. Скептически посмотрев на рюкзак, я вытряхнул из него всё содержимое на кровать, после чего закопался в личных вещах, выискивая непромокаемую сумку. Она входила в стандартный комплект студентов-первокурсников и служила как раз для походов в канализации. Разве что предназначалась не для еды, а для хранения добычи. Например, крысиных хвостов или силовых камней. Стараясь не думать о том, что хранилось здесь раньше, я запихнул в сумку всю еду и помчался назад, успев по дороге забежать к Эльрину.

— Ты чего такой взмыленный? Тотем великий, Лег, да от тебя нечистотами несёт! Ты что, в канализацию лазил? Пошёл прочь из моей комнаты! Нечего тут своё амбре разносить!

— Заткнись! — рявкнул я. Этого хватило, чтобы брат настроился на рабочий лад. Нечасто я прибегаю к таким словам и, тем более, к такому тону. — Нас с Лиарой наказали. Трое суток канализации. Предупреди Хада. Всё, я убежал. У меня осталось три минуты.

— Куда?! — крик ошалелого Эльрина донёсся мне уже в спину. Мой старший брат рванул следом, но догнать не успел — ко входу под землю я домчал быстрее стрелы. Близко подходить к источающему зелёный туман проходу белобрысый не рискнул, остановившись в тридцати метрах, продолжая ругать нас последними словами. Куратор оценил толщину моей сумки, но никак не отреагировал. Лишь указал на дыру и заявил:

— Трое суток или пятьдесят крыс на каждого. Вперёд!

***

— Где Лиара? — ректор посмотрел на магистра Болора.

— Я отправил её на три дня в канализацию. Пусть посидит там, пока всё не уляжется или мы не придумаем, как поступать дальше. С ней Лег, заскучать не должна. Кроме того, магистр Эйро выделил нескольких сопровождающих, но так, чтобы эта парочка ничего не заметила.

— Рекомендую не дожидаться окончания первого месяца, выдать курсовую работу ей прямо сейчас и отправить подальше от Миракса, — произнёс безликий глава службы безопасности Академии. — Я поддерживаю Ландо Слика — нахождение этой девушки в стенах учебного заведения негативно скажется на Чёрных Воронах. Мы уже пресекли попытку проникновения на территорию нескольких инферно и понятия не имеем, где находится незарегистрированный ангел. Он может быть где угодно, даже внутри Миракса. Наша система защиты не совершенна, а ресурсы, что выдали нам Гадюки, далеки от идеала.

— Давайте просто отдадим Лиару, — предложил куратор пятого курса. — Она пошла против приказа императора, для чего нам все эти сложности?

— Для того, магистр Вальрон, что за всё время своего существования клан Чёрных Воронов никогда не сдавал своих студентов. Ни главам кланов, ни императорам, ни даже духам-хранителям, — спокойно произнёс ректор, но каждое его слово звучало так, словно кто-то вколачивал гвозди в крышку гроба. — Я согласен с магистром Эйро. Лиара должна покинуть Миракс как можно скорее. Не для нашей — для своей безопасности. Если она не желает проходить позорную проверку, значит, такова её воля.

— Полагаю, в одиночку она не уйдёт, — задумчиво произнесла магистр Вирано. — Лег не отпустит. Их связывает нечто-то большее, чем просто дружба или отношения.

— У меня есть письмо от Ингара Ондо, чтобы его сын прошёл первый курс удалённо, — магистр Болор передал ректору сложенный лист бумаги. Магистр Кальвар потратил какое-то время на его изучение, после чего задумчиво погладил бороду. Опыт подсказывал мудрому главе Миракса, что обе просьбы на удалённое обучение как-то связаны друг с другом, и чем больше он думал об этом, тем мрачнее становились мысли. Потому что он прекрасно знал параметры Лега и Лиары. Пожалуй, он был единственным из Чёрных Воронов, кто знал истинное положение вещей. Подростки продемонстрировали диаметрально противоположные и одновременно с этим невозможные значения. Обладателей таких татуировок в Мираксе не было за всю его историю. Очень хотелось оставить эту парочку здесь, в Академии, чтобы в спокойной обстановке изучить их способности, но коллеги правы — для их же безопасности нужно отправить их прочь из столицы. Туда, где семьи смогут их защитить. Уже потом, на втором курсе, если они оба до него доживут, он удовлетворит своё исследовательское любопытство.

— Магистр Болор, прошу вас выдать темы курсовых работ двум перешедшим на удалённое обучение студентам. Проследите, чтобы они получили список литературы, описание требований по физическому развитию и критерии прохождения финального тестирования буквально через час после окончания нашего собрания. Кроме того… Сделайте так, чтобы из канализации эта парочка вышла где-то в городе. Мне хочется думать, что Миракс они уже покинули.

***

— Господин, пришёл отчёт от Левара. Лиары в Академии нет. Второй наследник на контакт не идёт, император повлиять на него не в состоянии. Рабочая версия — она ушла из Миракса подземными тропами, проверяются все выходы, но на это требуется время. Нам известны не все пути из Академии.

— Подготовь проект приказа об отречении, — жёстко приказал Рикон. — Раз второй наследник так печётся о судьбе своей дочери, пусть выбирает между семьёй и мифрилом. Если Лиара не пройдёт тестирование в течение двадцати четырёх часов, Анер и вся его ветка лишится права наследования. Как только он поймёт, что может потерять ежемесячную дозу мифрила, приведёт любимую дочечку на поводке.

— Да, Господин, — помощник склонил голову, не желая оспаривать решение. Ему и так досталось за некачественную замену. Хотя сомнения имелись. Как представитель клана Гадюк, он даже помыслить не мог, что может заставить императора принять решение об отречении одного из своих любимцев. — Какой из компроматов подготовить?

— Договор между императором и Питонами на убийство Дейре. Если старик не лишит Анера права наследования, Ингар Ондо узнает правду о том, почему Дейре зачахла и умерла у него на руках. Видимо, настало время напомнить глупцу, чем так опасны Бурые Медведи, что их сослали на окраины империи.

Глава 4

— Есть мысли, что там происходит? — я смотрел на стопку притащенных к нам учебников и не решался к ним притронуться.

— Нас выперли из Академии. Разве ты хотел не этого? — Лиара теребила в руках лист с темой курсовой работы и тоже не спешил складывать учебники в рюкзак. Вся та огромная стопка, что она заметила в своей комнате на столе, сейчас лежала перед ней. Непромокаемый брезент защищал от зловонной жижи, но с каждой секундой книги всё больше и больше впитывали ароматы подземного мира. Если не поторопиться, то учебники в приличном обществе открыть будет нельзя. Либо придётся экспериментировать с магическим огнём — сможет ли он устранить запах из бумаги?

— У меня в планах это было примерно через месяц, — честно признался я. — До этого момента я должен был хоть пару дней отучиться в Мираксе, чтобы понять, чего ждать от финальных тестирований. Ты видела требования?

— Ещё не смотрела, — Лиара показала нераспечатанный конверт, после чего повернулась к одному из безликих бойцов магистра Эйро. Последние три часа они неотступно следовали за нами попятам, полагая, что действуют незаметно. Наивные… Им бы выкинуть силовые камни, да броню взять без различных улучшений, тогда можно было бы постараться спрятаться. Хотя даже я не понимал, как они скрыли бы от меня свой внутренний источник. В радиусе пятидесяти метров я видел всех, кто обладал хоть толикой маны.

— Какие-нибудь дополнительные поручения были?

— Приказано сопроводить вас до минус третьего уровня, убедится, что вы достигли колодца, после чего вернуться. Дальше вы должны отправляться самостоятельно. Собирайте книги, нам следует выдвигаться немедленно. Ночью вальмиры становятся агрессивными.

— Как будто днём они душки, — пробормотал я, принявшись складывать «дар» Академии. Нам с Лиарой предстоит выучить наизусть двадцать пять книг, чтобы получить хоть какую-то гарантию на сдачу финального теста. Тема курсовой работы вызвала у меня приступ неконтролируемой зевоты: «Особенности использования автоматизированной системы полива и влияние его на экономику регионов». Конечно, слово «автоматизированная» говорила о том, что в деле замешаны устройства клана Паука, что само по себе интересно, но всё остальное… Это выше моих сил. К тому же где-то придётся искать материалы по этому вопросу. Это в Мираксе я мог взять день на то, чтобы отправиться к Паукам или к любому клану близь столицы в гости, чтобы оценить самому эту систему поливки. В том походе, в который мы с Лиарой решили отправиться, такой радости нам не светит.

У входа на третий уровень нас ждали ещё несколько бойцов. По характерным движениям я узнал ту самую пятёрку, с которой ходил вызволять Хада. Опергруппа Академии, лучшие из тех, кто полагается на способности и собственное тело, не желая вкушать прелести мифрила.

— Вальмур разогнали, сканер показывает, что ни инферно, ни ангелов впереди нет. Путь чист, — отчитался командир отряда, кивнув на сканер. Наш сопровождающий кивнул, а я невольно хмыкнул — на то, чтобы выдворить нас из Миракса, задействовали серьёзные силы. Не много ли чести простым первокурсникам? Ладно, пусть и не совсем простым, но всё равно — Чёрные Вороны подошли к делу слишком серьёзно.

Этим путём я ходил в прошлом году, когда спасал друзей. Мы попали в знакомую шахту, внизу которой гоблины спрятали один из кристаллов Богуша. Как я уже знал, выход на поверхность располагается неподалёку от городской черты, в неприглядных на первый вид развалинах. И, что самое важное — недалеко от полноводной речки, в которой можно смыть с себя всю ту грязь, что налепилась на броню.

— Выход там, — сопровождающий указал наверх. — Ваших отцов мы известим завтра днём, у вас есть целая ночь, чтобы решить, как поступить. Удачи!

Только сейчас до меня дошло, что за простой безликой маской скрывается не кто-нибудь, а сам магистр Эйро! Глава службы безопасности лично сопроводил беглецов наружу! Нет, в Мираксе определённо происходит что-то запредельное.

Мы начали карабкаться вверх и только тогда сопровождающий удалился. Поднявшись к решётке, что преграждала наш путь, я не стал протискиваться сквозь неё, а дождался Лиару. Мне даже говорить ничего не пришлось — девушка поняла меня без слов.

— Я в деле. Только рюкзаки здесь оставим, с ними плавать будет неудобно.

— Перекусить не желаешь? — я потряс непромокаемым пакетом. — Понятия не имею, как долго мы будем там бродить. Карты-то у нас нет.

— Давай. Целую вечность ничего не ела… Что там у тебя?

Нам всё же пришлось выбраться наружу и ополоснуться — мне показалось нерационально тратить ману на то, чтобы устранить запахи, когда в десяти метрах от нас этих самых запахов почти не было. Изничтожив на скорую руку всё то, что мне приготовили служанки, мы вернулись обратно в шахту и прыгнули с верхотуры прямо в колодец. Пролетев метров десять, я ушёл в воду с таким количеством брызг, что они, казалось, воспарили до самого верха. Рядом плюхнулась Лиара, и мы отправились на самое дно. Где-то там находился вход на пятый уровень канализации.

Наш поход в земли гоблинов обещал быть тяжёлым и трудным. Не факт, что мы сможем вообще вернуться обратно в Миракс, так что упустить возможность воочию увидеть непонятный источник, мелькнувший перед моими глазами на несколько мгновений, я не мог. Лиара меня поддержала — в прошлый раз такая проверка закончилась тем, что мы нашли кристалл Богуша. Сейчас, конечно, все семь фигурок были уже найдены, но кто может дать гарантию, что там не найдётся что-то полезное? По силе тот сгусток магических линий явно превосходил сапфир, так что, даже если мы потратим пару часов на его поиски, всё равно будем в плюсе.

— Ты понимаешь, где мы? — спустя какое-то время спросил я у Лиары. Путешествие по залитому мутной водой пятому уровню мало напоминало увеселительную прогулку. Приходилось продираться через невесть откуда взявшиеся завалы камней, каких-то шпал, протискиваться в узкие проходы. Если не брать во внимание светильники и нас самих, силовых линий в канализации не обнаруживалось — лишь на самой границе доступной мне зоны поиска виднелся Миракс.

— Ещё сотня метров, — произнесла девушка. Голос в толще воды оказался глухим, едва слышимым. Указав рукой в какое-то ответвление, Лиара настолько уверенно отправилась туда, слово каждый день по нескольку раз гуляла в здешних закоулках.

— Откуда такие знания местных катакомб? — не удержался я от вопроса.

— После предыдущего инцидента отец заставил меня выучить всю структуру подземных ходов Академии. Все пять уровней. Это было перед самой инициацией, когда действовало запоминание через силовые камни, так что мне даже напрягаться не пришлось. Поверь — не все Чёрные Вороны знают канализацию так, как я.

Оставалось лишь поразиться прозорливости второго наследника и довериться знаниям Лиары. Она не подвела — через какое-то время девушка остановилась и заявила:

— Мы находимся чётко под тем местом, где ты зажигал свой шар. Главный вход в Академию где-то в той стороне, ты смотрел, кажется, сюда. Помнишь, где находился источник?

Я покрутился в разные стороны, пытаясь восстановить в памяти недавние события, но тщетно — точного направления я не помнил. Анализ силовых линий тоже результата не принёс — пространство вокруг нас было девственно чистым от магии. Лишь мутная ядовитая вода, да какой-то хлам. Просто стоять мне не нравилось, так что я отдал Лиаре свой светящийся камень и принялся растаскивать мусор в разные стороны, надеясь найти что-то полезное. Камни, прогнившие деревяшки, какие-то железки. По всему выходило, что раньше уровень воды был значительно ниже и в здешних катакомбах кто-то жил. Откуда-то весь этот хлам должен же был взяться?

Однако результатов мои поиски не принесли. Мы просидели под водой уже добрых пятнадцати минут, я постоянно отслеживал магический эфир, пытаясь найти хоть какое-то свечение, но всё было напрасно. Ни о каком источнике и речи не шло.

— У меня осталось воздуха на двадцать минут, — на всякий случай предупредила Лиара. — Лег, вспоминай. Источник двигался? Это может быть какое-то животное, по аналогии с нюхачами? Может, они что-то куда-то тащили?

Идея Лиары была здравой, если бы не одно «но». Светильники давали весьма тусклый свет, но его хватало, чтобы увидеть — по грязи, что толстым слоем лежала на полу, никто не ходил. Вряд ли нюхачи настолько искусные пловцы, что не оставляют за собой следов. Нет, источник точно находится где-то здесь, но спрятался, замкнувшись сам в себя. Почему он активировался в прошлый раз? Что я такого делал? Вроде ничего — просто зажёг огненный шар, что очистил воздух. После этого сразу появилась яркая звезда…

Хм… Может, это и послужило катализатором?

Создавать огненный шар под водой показалось мне не самой хорошей идеей, поэтому вначале я решил схитрить. Вместо того, чтобы силовые линии из моего источника нагревались, я сконцентрировал их и постарался забрать всю доступную энергию. Сразу стало тепло — до того, как поглотить создаваемый жар, мне даже в голову не приходило, насколько под водой холодно. Над ладонью появился быстро увеличивающийся ледяной шар. Даже когда я одёрнул руку, он остался на месте, продолжая расти уже без вливаемой в него силы — вода вокруг шара застывала с поразительной скоростью. Мне пришлось отойти в сторону от собственного творения, приготовившись в любой момент впитать всю доступную силу обратно — скорость, с которой происходила кристаллизация вокруг шара, меня начинала пугать. Однако всё обошлось — достигнув в диаметре примерно метра, ледяной шар прекратил активный рост. Несколько секунд ничего не происходило, как неожиданно я стал чётко различать стоящую у дальней стены Лиару. Некогда мутная вода очистилась, став кристально чистой.

— Лег, ты хоть что-то понимаешь? — девушка покрутила головой, пытаясь понять, куда исчезла вся муть. У меня был ответ на вопрос «Что происходит?», но я совершенно не понимал «Почему это происходит?». Судя по тому, что я видел, концентрированные силовые линии каким-то образом влияют на окружающее пространство, очищая его от ядовитых примесей. И работало это не только с воздухом, но даже и с водой. Но почему? Это же совершенно не поддаётся никакой логике!

Ответов на эти вопросы я так и не получил. Зато получил кое-что другое — в одном из углов комнатки, где мы находились, появился мощный источник магических линий. Пространство в том месте стало таким мутным, словно вся окружающая нас грязь разом сконцентрировалась в одном точке. Эта муть пыталась распространиться, чтобы поглотить созданный мной шар, но тот даже не заметил чужеродного влияния. Хотя нет — заметил. Шар начал расти, поглощая порождаемую грязь.

— Лег! — закричала Лиара, когда я сломя голову бросился вперёд, в самый эпицентр грязи. Костюм тут же замигал всеми возможными сигнальными лампочками — судя по показаниям датчиков, вокруг меня находился чистый яд. Даже не яд — кислота. Броня начла потихоньку истлевать, не в состоянии противостоять агрессивной среде. Мне некогда было думать о том, что произойдёт в случае протечки — я начал колошматить по камню, пытаясь его раздробить и, наконец, добраться до своей цели. Источник оказался вмурован в пол на глубину полметра.

— Лег, убери шар! Он нас убьёт! — рядом со мной появилась Лиара. Девушка смело нырнула за мной прямо в ядовитое облако. Светильники едва пробивались сквозь плотную мутную воду, но моя сестра смогла заметить, как я пытаюсь выковырять камни. — Отойди, я сделаю дыру! Убери шар!

С тем, что нужно впитать в себя силовые линии, я был полностью согласен. Когда у меня получилось это сделать, то даже присвистнул от удивления — я не только полностью восстановил всю ману, но ещё и огромный излишек на себя повесил. Теперь, когда у меня имелся внутренний источник, дополнительная мана не доставляла мне проблем. Эта сила со временем развеется, если я её не соберу и не переправлю в какой-нибудь силовой камень, возвращая ему магию. У меня с собой имелось два опустошённых сапфира, так что я точно знал, чем займусь после того, как мы выберемся из этого странного места. А оно действительно было странным — стоило мне убрать силу из ледяного шара, как непонятный источник магии резко исчез, словно его никогда и не было. Вся та концентрированная муть вокруг нас с Лиарой с такой скоростью ринулась заполонять пространство, словно была живым организмом. Стало заметно светлее — концентрация яда упала до разумных границ и больше не пыталась разъесть нам броню.

Лиара откинула в сторону очередной булыжник. Её личное оружие творило настоящие чудеса, с лёгкостью проникая в камень, словно того не существовало. Сделав ещё несколько надрезов, девушка начала тянуть огромный пласт пола и мне пришлось идти ей на помощь. Плита отлетела в сторону и, наконец, мы добрались до своей цели.

— Мысли есть? — я посмотрел на девушку, словно видел в ней источник невероятных знаний. Вот только в ответ она лишь покачала головой, не сводя взгляда с чудовищно чёрного камня. Казалось, что это даже не нечто твёрдое — а пустота, провал в бездну, с лёгкостью поглощающая весь свет. Светильники, например, даже бликов не оставляли на поверхности этого предмета.

Но даже природа камня не казалась такой чудовищной, как всё остальное. Сгусток тьмы оказался вмонтирован в странное устройство, аналогов которого я никогда не видел. Нечто достаточно сложное и ультрасовременное. Медицинские аппараты, поставляемые нам из Западной империи, на фоне этого устройства казались чем-то древним и грубым.

— Это датчики, — Лиара указала на несколько тонких проводков, выходящих из устройства. — Если что могу в этом понять, так только это…

Зато всё остальное мог я. Не понять — предположить. Но почему-то у меня полная гарантия того, что мои предположения являются полной правдой.

— Датчики определяют уровень яда в окружающем пространстве. Если его концентрация ниже заданной границы, активируется чёрный камень.

— Но здесь нет никаких колб с ядом, — запротестовала Лиара. — Откуда он берёт недостающий объем яда?

— Он не берёт, — я не сводил взгляда с камня. Где-то в глубине души я ощущал какое-то родство с ним. Словно он был чем-то родным, знакомым, но давно позабытым. Как запах матери для ребёнка. Стоит учуять что-то похожее, как сразу становится тепло и спокойно. Так и здесь — камень меня не пугал. Рядом с ним мне становилось… Приятно? Нет, не то слово. Комфортно. Знакомо. Словно он умудрялся заполнить некий провал в памяти, лишающий меня целостности.

— Камень создаёт яд, причём на всем доступном ему пространстве. Вспомни, как появилась мутная вода — она словно сама по себе насыщалась мутью. Камень влияет напрямую на саму сущность веществ, минуя силовые линии. Это… Это чужая магия. Её не должно быть в этом мире.

С этими словами я сделал протянул руку и вырвал булыжник из устройства…

***

— Ишар, ты уверен, что хочешь рискнуть?

Я раздражённо дёрнул хвостом, проигнорировав вопрос стоящего напротив меня вальга. Прожить жизнь обычного фермера, выращивающего руклизии, а потом сдохнуть без права перерождения? Нет! Я и так одиннадцать лет томился в плену ограничений. Либо я стану магом, либо мой путь закончится здесь и сейчас. Мне прекрасно было известно о том, что лишь десять процентов вальгов получают доступ к силе, остальные превращаются в сосуды магов прошлого. Тоже, в принципе, почётная роль, но не для меня. Я собираюсь прожить вечность.

— Уверен! — кивнул я и простёр руки в сторону. В грудь ударил тонкий луч света и пространство взорвалось, разлетевшись во все стороны мелкими осколками.

***

Воспоминания о первом перерождении накатили на меня огромной волной, желая смять и расплющить, но каким-то образом я сумел выдержать напор. Словно губка, я впитывал в себя каждую секунду своей первой жизни, но неожиданно всё оборвалось. Мой прежний мир исчез, а на его место явилась мутная жижа реальности. От чёрного камня не осталось и следа — я поглотил его полностью. Устройство словно только этого и дожидалось — оно вспыхнуло ярким пламенем и, несмотря на окружающую его воду, принялось плавиться. Тот, кто травил Академию, позаботился о том, чтобы после случайного разрушения ничего не осталось.

Стоит отдать должное Лиаре — она сориентировалась быстро. Не успел я даже подумать, как она всунула мне в ладонь пустой силовой камень. Негоже тратить поглощённую магию в никуда. Однако витающей вокруг меня силы оказалось так много, что я не только восстановил все камни, как Лиары, так и свои, но ещё и сформировал очередной ледяной шар, скидывая в него большую часть энергии. Пространство вновь очистилось, но на этот раз никто не спешил заново пускать яд в воду.

— Давай подождём немного, — попросил я, внимательно всматриваясь в мир силовых линий. Тяжело описать, как мне хотелось увидеть ещё один короткий магический всплеск, чтобы со всех ног бросится к нему и заграбастать себе ещё один источник воспоминаний. Однако ничего не происходило.

— Осталось пять минут, — забеспокоилась Лиара, заметив сигнал брони. — Воздух заканчивается.

— Выходим! Видимо, в этой части города установка была одна.

— Одна? — Лиара даже остановилась. — Хочешь сказать — таких штук несколько?

— Практически в этом уверен. Для того, чтобы загрязнить столицу так, как она загажена сейчас, этот кристалл должен работать круглые сутки. Он же просто поддерживал заданный уровень. Посмотри на свою броню — концентрированный яд разъел даже её. Значит, высокая концентрация опасна и Гадюки давно бы обнаружили все источники. Нет, здесь действовали по-другому. Тот, кто поставил эту гадость, не хотел отравить людей — он хотел сделать их жизнь невыносимой. Плюс не забывай — Академия стоит на окраине города. До противоположного края зловонный яд просто не дойдёт. Значит одного устройства явно мало. Есть ещё.

— Осталось понять, как их искать?

— Тут даже думать особо не нужно. Наверняка должна существовать карта наиболее загрязнённых участков города. Мест, где дышать просто нереально. Собственно — там и будут находиться наши устройства.

— Тогда я точно знаю одного такое место, — усмехнулась Лиара. — Дворец Пантер. Ульма Релойт столько писем написала императору, чтобы тот сделал хоть что-то со зловонием, что из них можно целую библиотеку собрать.

— Ульма, говоришь? — задумался я. — Знаешь, а ведь это наш шанс выбраться из столицы! «Алый бант» будет искать нас везде, но явно не в личном поезде главы оппозиционного клана. Идём, я знаю, как можно безопасно добраться до резиденции Пантер!

***

— Поздравляю, юные вальги. Вы доказали своё право на вечность и сейчас находитесь на своём первом перерождении. Для того, чтобы стать настоящим магом, умеющими управлять нитями силы, тратится от двух, до трёх перерождений. Вначале идёт учёба, затем величие. И чем больше вы учитесь, тем более великими становитесь. Довольно теории — сразу начнём с практики. Для начала определимся, кто из вас является избранным. Садитесь как вам удобно и закрывайте глаза. Представьте, что вы парите в воздухе, что под вашими задницами не твёрдый камень, а многокилометровая пустота и только несколько тонких синих линий держат вас на месте, не давая упасть. Тот, кто увидит линии, получит бонус. Вперёд!

Я не увидел линий не в первый, ни во второй, ни в десятый день. Но это не было чем-то необычным. Лишь единицы из магов рождаются действительно великими, остальные идут к этому величию чуть дольше. Всё, что мне оставалось — медитировать и пытаться увидеть внутри себя ту самую искорку, которую наставник назвал «источником». И я точно знал, что рано или поздно её увижу. Потому что иного пути у меня нет!

***

— Учитель, мне необходима встреча. Прошу об аудиенции.

— Через пять минут. Встань в круг.

Меньше всего на свете Рикон желал вызывать учителя через магический мир, но иного выбора у него не было. Собранные данные говорили о том, что в Северной империи творится нечто нереальное, чего никогда не было. И если это игнорировать, возможны крупные неприятности. Спустя обозначенное время пространство вокруг мужчины поплыло, оформляясь в знакомую поляну. Учитель оказался верен себе — он позвал на встречу остальных учеников. Так даже лучше.

— Слушаю тебя, Рикон.

— Два очернителя столицы вышли из строя. Проверка показала, что устройства полностью разрушены. Уровень зловония упадёт на двадцать процентов и поделать с этим мы ничего не можем.

— Что с кристаллами? — нахмурился учитель.

— Их не обнаружили. Я запустил сканирование всего города — в нём осталось лишь восемь источников. Два утеряны. Их либо вывезли за пределы сканирования, либо поглотили.

— Невозможно! Энергия чёрного камня подвластна лишь нам четверым! — воскликнул Девит, куратор Южной империи.

— Всё в этом мире случается рано или поздно, — спокойно заметил учитель. — Рикон, есть мысли, почему так произошло?

— Полагаю в этом замешана Лиара, дочь второго наследника. Один из сломанных очернителей находился неподалёку от Миракса. Как я уже говорил — Лиара Слик является единственным подростком моей империи, не прошедшим проверку. Полагаю, она и есть чародей — слишком всё вокруг неё подозрительно. Спустившись под землю, она каким-то образом обнаружила устройство и уничтожила его.

— Чародеи имеют право работать с чужеродной магией только после инициации. Она её ещё не проходила, — напомнил учитель. — У неё нет силы уничтожить чёрный камень.

— Мне это известно, но иного логического обоснования у меня нет. Второй очернитель был разрушен неподалёку от дворца Пантер, второго по силе клана империи. Спустя два часа после этого личный поезд главы Пантер отправился на запад. У меня нет ресурсов, чтобы остановить их. Полагаю, в обмен на очистку воздуха Лиара попросила об обратной услуге. И теперь она двигается в сторону алтаря Зул’вара. По предварительной информации, с ней отправился ангел под именем Тень. Девятая в рейтинге. Нужны ресурсы Западной империи, чтобы перехватить беглецов.

— Вот только не нужно на меня спихивать свои проблемы! — разъярился Шармир, куратор Западной империи. — Это ты упустил Лиару, тебе её и ловить.

— Тишина! — учителю даже голос не пришлось повышать, но все четыре ученика вжали головы, ожидая кары. Её не последовало. — То, что с ней движется ангел — плохо. Уверен, у Лиары есть путевая метка, так что стоит ждать не только Тень, но и её отца. Рикон, пусть Левар возвращается ко мне. Он не справился со своей задачей и будет наказан. Что касается чародея… Прежде, чем уничтожать Лиару, я хочу быть на сто процентов уверен, что она является тем, кого мы ищем. Слишком велика цена ошибки, даже несмотря на то, что алтаря Зул’вара больше не существует. Первый ученик, ты хорошо выполнил задание. Для тебя есть ещё одна работа…

— Да, учитель, — склонил голову мужчина, успев одарить остальных уничижающим взглядом. Учитель вновь выделил его среди остальных.

Глава 5

В чём нельзя упрекнуть Ульму Релойт, так это в фанатичной вере в то, что за каждым её шагом наблюдают десятки противников. После того, как я заявился нежданно-негаданно к ней в гости прямо из-под земли, да ещё и в обществе Лиары Слик, старушка хотела выкинуть нас взашей. Однако, стоило мне произнести волшебную фразу «купи стреломёт», как она разом преобразилась. Узнав, что речь зашла об очистке воздуха, Ульма даже обнять нас обещала, если задумка удастся. Получилось всё идеально, правда, пришлось отправляться глубоко под землю, в тайные подвалы клана Пантер. Лиару туда не хотели пускать, так что мне пришлось заявлять, что мы работаем вместе. И вообще — оба в бегах, так что если о нас узнают, то казнят на месте. Кажется, именно это порадовало главу оппозиционного клана больше всего и склонило чашу весов в нашу пользу.

Поиск устройства много времени не занял — мне достаточно было создать огненный шар в нескольких местах, чтобы найти точное местоположение закладки. Судя по всему, находился он здесь достаточно давно — Пантеры умудрились надстроить здесь дополнительные стены. Пришлось ломать. После того, как я поглотил камень и обрёл новые воспоминания о своей первой жизни, мне пришлось рассказать Ульме если не правду, то какую-то её часть — Лиара бегает от странных проверяющих, желающих выяснить её параметры. Я ей помогаю, но сугубо из-за того, что нам по пути. И вообще — мы не при делах, во всем виноваты тайные враги.

По скептической мимике старушки я понимал — она не верит ни единому нашему слову. Да, о проверке она слышала, как и о том, что Лиара её не прошла, так что здесь вопросов не возникло. Но вот с мотивами побега, а также способностью находить непонятные устройства, сгорающие сразу, как только из них вынуть управляющий камень — это чуть больше, чем просто нежелание проходить тестирования и происки страшных противников. Хотя стоит отдать должное — старушка не стала вмешиваться в наши дела и требовать правды. Её вполне устроила наша «сказка». Единственное, что она сделала — повела взглядом по комнате и вопросительно подняла бровь. Я понял её без слов и заверил:

— Чисто. Прослушки в том виде, в котором она была раньше, здесь нет.

— Это хорошо. Неприятно жить, полагая, что каждое твоё слово становится достоянием остальных, — Ульма облегчённо вздохнула и посмотрела на Лиару. — Насколько она в теме?

— Практически целиком. Мы бежим… она бежит от «Алого банта».

— Наконец-то хоть какая-то правда. Значит, вот откуда ноги растут у того бреда, что задумал император…

— Это вы сейчас о чём?

— Мне довелось увидеть проект приказа — если Лиара Слик не пройдёт тестирование силы, Анер Слик будет лишён права наследования. Я-то, грешным делом, подумала, что император окончательно умом тронулся, нападая на одного из своих любимцев, а оно вот как всё обернулось. Тот мальчик из Пауков, что ты приволок к нашему двору, рассказал довольно занятную историю. Например, кто его нанял, что обещали и почему он вообще ввязался во всё это безобразие? Угадай, какое имя он мне назвал?

— Четвёртый наследник. Или уже третий? — ответил я, заработав ошалелый взгляд Лиары.

— Дядя Освальд? — воскликнула девушка.

— Только у вас не совсем правильные данные, — добавил я. — Дядя Освальд, как назвала его Лиара, действительно входит в «Алый бант», но занимает в нём далеко не ведущие роли. Есть кто-то, кто действительно стоит за всем тем, что происходит в нашем государстве. И это точно не кто-то из Гадюк. Так, во всяком случае, утверждает Ландо Слик.

— Как много имён, произносить которые с стенах дворца Пантер если не запрещено, то нежелательно, — послышался ехидный голос шестого наследника. — Тише, Тень, я здесь с добрыми намереньями. Приветствую великодушную хозяйку!

Я заскрипел зубами. Если свою бабку я видел — она пряталась за шторкой, то появление Ландо Слик прозевал от слова совсем. Ульма побледнела, словно её поймали на месте преступления, бросила на меня уничтожающий взгляд, но тут же собралась и склонила голову:

— Приветствую его Высочество в своих стенах. Что привело вас сюда?

— Вот эта парочка. Лиара, Лег, если я предположил, что первым делом вы двинете к Ульме, значит, об этом подумают и остальные. Вам пора уходить. Думаю, великодушная хозяйка сполна отплатит за вашу помощь с запахом? Кстати, когда всё закончится, загляните во дворец. Там тоже нужно будет прибраться.

— И что же желает шестой наследник? — Ульма осторожничала.

— Поезд и немедленно. Мне нужны двое слуг, желательно шестнадцати лет. Они переоденутся в Лега и Лиару, после чего в сопровождении Тени отправятся в Западную империю. Эта же парочка садится в один из ваших автомобилей, тех, специальных, и тихо-мирно двигает по главной магистрали туда, куда им нужно, не привлекая к себе лишнего внимания.

— Вы и об этом знаете? — казалось, Ульма побелела ещё больше.

— Сейчас нет времени на то, чтобы играть в тонкую политику. Счёт идёт на часы, если не на минуты. Если вы организуете всё, как я сказал, то… То у меня на руке появится красивая татуировка с головой Пантеры. Я стану твоим должником, Ульма Релойт, со всеми вытекающими из этого обязательствами. Слово произнесено!

— Всё настолько серьёзно? — видимо, слова Ландо поразили Ульму. Старушка вмиг собралась, вернув себе боевой настрой. На меня, во всяком случае, она больше не смотрела, как на врага народа.

— Явился бы я сюда, будь иначе. Мне нужно возвращаться — отец желает знать, куда исчезла его ретивая внучка. По имеющейся у меня информации, она через двадцать минут сядет на поезд Пантер и отправится на запад. Могу дать вам не более часа, после чего начнётся охота. Надеюсь, мы услышали друг друга, Ульма и сделаем правильные выводы.

С этими словами шестой наследник превратился в дым и испарился.

— Тогда и мы не будем тянуть. Тень! Ты всё слышала? Для тебя есть работа…

Ульма сумела организовать всё за считанные минуты. В обществе двух испуганных подростков нас отвезли на железнодорожную станцию, где слуги вместе с Тенью отправились в поезд, а мы пересели на неприметную, лишённую клановых символов машину. Вот, значит, о чём говорил Ландо — у клана Пантер было два автопарка. Один для официальных, другой для тайных дел. Хорошо живут ведущие кланы. Магистраль, о которой упоминал Ландо, представляла собой широкую дорогу, которую империя держала практически в идеальном состоянии. На пути нам не встретилось ни единой кочки и достаточно скоро я понял, то меня клонит в сон. Сказывалась бессонная ночка и активная работа с линиями. Посмотрев на Лиару, а не сдержал ухмылки — девушка уже спала, умостившись между набросанными на сиденья подушками. Решив не отставать, я улёгся рядом и довольно быстро провалился в царство грёз. Надеюсь, водитель знает путь на запад…

— Вставайте! Дальше пути нет! — послышался тревожный голос нашего сопровождающего. Именно тон, а не слова заставили меня открыть глаза и откинуть прочь всю сладостную негу. Не до неё сейчас.

— Что случилось? — Лиара и здесь оказалась быстрее. Она умудрилась задать вопрос даже не открывая глаз.

— Дорога перекрыта. Мы недалеко от границы, судя по тому, что я вижу — идёт проверка каждой машины. Явно что-то ищут. Госпожа предупреждала, что такое может быть, так что нам нужно свернуть.

То, что впереди происходит что-то неправильное, я уже видел — мы находились на вершине холма, так что обзор был великолепный. Внизу, примерно в нескольких километрах от нас, находился пограничный пункт. Занятия по географии и геополитике не прошли даром — я уже знал, что между империями находятся специальные участки, где проверяются документы и визуальная благонадёжность въезжающих. Ульма Релойт снабдила нас неплохими бумагами, так что проблем со стражами границ возникнуть, по идее, не должно, но мне категорически не нравилась огромная процессия. Всё расстояние между нами и пунктом проверки занимали машины, полагаю, сотня, если не больше. Стражники тщательно обыскивали каждый автомобиль, заставляли выйти всех пассажиров и только после того, как в чём-то убеждались, пропускали транспорт и приступали к проверке следующей машины. Почему мне показалось это странным — потому что машины, въезжающие в нашу империю, никакой проверке не подвергались. Их словно вообще не замечали.

Водитель развернулся и поехал подальше от контрольного пункта. На это особо никто не обратил внимания — таких машин я насчитал несколько десятков, так что мы затерялись на их фоне. Отъехав на значительное расстояния, водитель свернул к придорожному кафе и остановился.

— Конечная. Дальше сами.

Об этом мы с Ульмой тоже договаривались. Если что-то пойдёт не по плану, мы должны отпустить водителя и решать проблемы самостоятельно. Меня такое условие более чем устраивало — мне начало порядком надоедать, что многие вещи зависят не от меня. Ландо Слик, Ульма Релойт, шаман моего клана — каждый норовил рассказать мне, как правильно поступить. Вещей у нас практически не было — рюкзаки с учебниками, немого еды, да сумка с вещами первой необходимости. Как таковой проблемы в том, что впереди у нас проверяющие, я не видел — достаточно обойти этот участок сбоку и вернуться на трассу. Поймать автомобиль и добраться до нужной точки. Оставался вопрос с языком, но здесь Лиара гарантировала отсутствие проблем. Как особу императорских кровей её обязывали изучить все три языка — по одному от каждой империи.

— Странная какая-то кафешка, — заметила Лиара, когда доставивший нас сюда автомобиль отправился обратно в столицу. Я посмотрел на здание и вынужден был согласиться. С первого взгляда ничего странного в ней не замечалось, но чем дольше вглядывался в детали, чем тревожней становилось на душе. Заколоченные изнутри окна. Поцарапанные вывески. Разбитые горшки с цветами. Какие-то непонятные следы на стенах, словно огромный зверь водил здесь своими когтями. Я ощущал несколько силовых камней, даже одного обладателя маны, так что люди здесь точно водились. Да и двери кафешки были слегка приоткрыты. Но теперь это настораживало.

— Идём? — предложила Лиара. — Разберёмся, что за зверь здесь водится. Я о таких следах не читала.

Я кивнул и на всякий случай взял стреломёт в руки. Кто знает, как отнесутся местные к двум подросткам. Наличие же именного оружия покажет, что перед ними клановые, с которыми нужно считаться. Да и спокойней, когда в руках оружие…

***

— Где она?

— Я не понимаю, о чём вы, — прохрипела Тень. Несмотря на всю свою силу, ангел ничего не могла противопоставить простым магическим тискам, в которые её заключил Шармир. Один из учеников загадочного мага лично явился к поезду, чтобы выполнить задание своего господина. Вот только его ждало разочарование — Лиары здесь не было. Тень сопровождала двух лишённых магии простых подростков. Конечно, возникали вопросы относительно того, с чего вдруг глава клана Пантер отправила своего телохранителя на охрану простых ребят, но Шармир понимал — сейчас главное не это. Главное заключалось в том, что поручение учителя не выполнено — Лиара не найдена и остаётся живой.

— Вы понимаете, что нарушаете все мыслимые и немыслимые законы? — произнёс проводник, висящий у стены рядом с Тенью. — Это личный поезд главы клана Патер, вы не имели права его останавливать, и тем более досматривать. Когда госпожа узнает об этом правонарушении, она…

— Она не узнает, — ответил Шармир и кивнул прибывшим вместе с ним инферно. Те понеслись по поезду, оставляя за собой лишь трупы. Всего два вагона, но даже сейчас в них находилось около двадцати человек обслуги.

— Даю тебе последний шанс, — Шармир посмотрел на Тень. Девушку лишили брони, явив миру искорёженное металлом тело. — Мой господин высоко ценит услуги ангелов. Вас слишком мало, чтобы просто так разбрасываться такой силой. Ты рассказываешь, где должна встретиться с Лиарой, мы это проверяем, после чего господин возьмёт тебя на службу. Тебе будет гарантирована ежемесячная доза мифрила, скажем, двадцать килограмм, ежедневная подпитка силовыми камнями. Пусть это будет рубин. Будешь делать для нас всё то, что делала для остальных, и уже через несколько лет ты взлетишь в рейтинге на вершину. Работай с нами и тебе гарантируют жизнь. Но для этого ты должна отдать нам девчонку. Слово произнесено!

Вокруг Шармира образовалось странное чёрное облако, однако это было именно подтверждающий знак тотема, что он принял клятву. Тень посмотрела на валяющиеся тела подростков, которых якобы должна была защищать и усмехнулась. Она ничего никому не должна. Ни Ульме, ни Гадюкам, ни своему бывшему клану. Если кто-то уничтожит Лиару — пусть. Даже если при этом зацепят ненароком странного внука — не беда. Она больше ничего не должна клану. Как и он ей. Даже хорошо вышло — не придётся брать ученика. Тень терпеть не могла возиться со слабыми. Её это бесило. Тиски немного ослабли, позволяя нормально говорить и ангел произнесла:

— У меня есть условие — ты покажешь, как можно сопротивляться твоей силе.

— Если ты станешь работать на нас, то я возьму тебя в когорту личных учеников. Докажи свою преданность и тогда я обучу тебя.

— Я с вами. Лиара отправляется в земли гоблинов, чтобы пройти инициацию. Она — чародей. Мы договорились встретиться с ней в городе Дарлуг. Карта есть? Я покажу место.

***

Дверь натужно заскрипела, пропуская нас внутрь. Освещённое несколькими магическими светильниками помещение вызывало мрачное настроение. Убранство кафешки было стандартным, но в то же время что-то вызывало беспокойство. Пыль, тишина, беспорядок. Это явно не соответствовало придорожному кафе, находящемуся у самой границы империй. Гость здесь был только один. У заколоченного окна сидел какой-то старик и, судя по закрытым глазам и спокойному дыханию, спал.

— Прошу прощения, господа путники, но нам нечего вам предложить, — за барной стойкой я обнаружил необычного вида мужчину. Когда-то его можно было назвать сильным, но что-то высушило некогда мощного мужчину, превратив его в огородное пугало. Одежда болталась на нём, словно снятая с чужого плеча, под глазами можно было заметить такие синие круги, что их в пору можно было спутать с вечерним небом. Но больше всего меня поразило то, с каким упорством он борется со сном. Для того, чтобы веки не закрывались, встретивший нас мужчина даже вставил две небольшие палочки и периодически прыскал себе в глаза из пульверизатора.

— Кафе принадлежит клану Кабана? — Лиара рассмотрела символ на груди превращающегося в тень самого себя бармена. Название было мне знакомо — проходили на уроках. Эта семья входила в десятку лучших кланов провинции Лестар. Маной, к слову, обладал именно хозяин заведения и обладатель кланового символа, демонстрируя, что тотем был благосклонен к своему отпрыску.

— То, что от него осталось, господа, — ответил бармен. — Простите, что не встречаю вас подобающим образом. Именное оружие вижу, но у вас нет клановых символов, так что я не знаю, какие почести вам стоит выказать.

— Мы из Академии Миракс, первый курс. Нам запрещено показывать принадлежность к семьям, — без особой опаски заявила Лиара. — Я Лиара, это Лег. Ищем место, чтобы передохнуть.

— Миракс? Да, слышал, — несмотря на состояние, в голосе мужчины скользнуло уважение. — У моей семьи не хватило денег, чтобы отправить меня туда учиться… Прошу простить наш клан, господа студенты, но нам действительно нечего вам предложить. Если хотите совет — садитесь в машину и езжайте как можно дальше. В наших краях нынче не безопасно.

— Разберёмся в процессе, что опасно, а что нет, — спокойно заявила Лиара. Я дёрнул девушку за рукав, призывая к порядку, но обладательницу золотых волос было уже не остановить. Без единой толики страха она подошла к барной стойке и вскарабкалась на покрытый пылью стул. Уборки в кафешке не было, по меньшей мере, недели две.

— Я готова заплатить тысячу кредитов за увлекательный рассказ о том, что произошло с кланом Кабанов. Почему вы скатились до такой разрухи?

— Простите госпожа, — бармен заметно дёрнулся. — Но я не понимаю, о чём вы…

— Всё дело в вервольфах, — послышался скрипучий голос. Я обернулся и уставился на старика, что с трудом поднимался со своего места. — Кабаны понятия не имеют, что с ними делать, вот и заперлись в своих домах.

— Старик, я говорил тебе убираться отсюда! — с нескрываемой злостью произнёс бармен. — Или я вышвырну тебя отсюда сам!

— Меня зовут Фарг, я путешественник, — старик проигнорировал угрозу. — Когда моя служба у госпожи Тармин закончилась и мне выдали документы, я решил пройтись по всему миру. Вот уже десять лет я путешествую из империи в империю, собирая легенды и рассказывая сказки. Чем, собственно, зарабатываю себе на пропитание. Если предложение о тысяче кредитов ещё в силе, то я с удовольствием расскажу, то успел узнать и, что немаловажно — увидеть. Вчера мой путь привёл меня в это место и лишь чудо помогло мне пережить ночь. Десятки страшных тварей окружили это строение, желая насладиться кровью. К трассе они не подходят. Боятся света и звука проносящихся машин. Зато на славу резвятся в лесах, деревнях и даже городах.

— Вервольфы — миф, — заявила Лиара. — Оборотней не существует!

— Неужели? Я бродил по землям Кабаов достаточно долго, чтобы точно заявить — в клане осталось от силы человек триста. Причём выглядят все также, как наш хозяин. Исхудавшие, уставшие, мечтающие о том, чтобы поспать, но боящиеся этого сильнее самой страшной кары. Вдруг превратятся в страшных чудовищ и убегут к своим родным?

— Ещё слово и я за себя не ручаюсь! — бармен пытался остановить рассказчика, но тот не унимался:

— Нет сомнений — клан как-то связан с постигшей их напастью. Полагаю, что навлекли на себя гнев духа-хранителя и тот их проклял. Сегодня я покину это тотемом забытое место и отправлюсь в Западную империю. За сутки можно уйти достаточно далеко, чтобы даже не ведающие усталости твари не решились на преследование. Если вам дорога жизнь — уходите.

— Наконец-то хоть какое-то разумное слово, — хозяин кафе перевёл дух. — Да, господа студенты, в наших краях ныне небезопасно. Лучше вам послушаться совета и уйти. То, что у вас есть мана, не поможет.

— У вервольфов иммунитет к магическим способностям, — закончил за него старик. — Их можно победить только голым железом. А его-то у вас, как я смотрю, нет. Так что, я заработал свою тысячу?

— Сполна, — Лиара закопалась в рюкзаке и вытащила на свет несколько бумажек, что вручила нам Ульма Релойт.

— О, кредиты Западной империи! — обрадовался старик. — Отлично! Значит, до Дарлуга я смогу добраться без особых проблем. Главное, границу пройти.

— Разве с ней какие-то сложности? — нахмурился я.

— Вы что, не знаете? — поразился старик и заискивающе спросил: — Ещё сотенку накинете?

— Рассказывай, — нетерпеливо заявила Лиара, доставая очередную купюру.

— Правила перехода изменили. Говорят, что ваш император собирается отдавать провинцию западникам. Мол, у тех ресурсов своих не хватает, а здесь их тьма-тьмущая. Потому, кстати, с вервольфами никто не разбирается — это больше не проблема Северной империи.

— Император никогда не отдаст Лестар! — воскликнула Лиара, но тут на помощь старику пришёл бармен:

— Он уже это сделал, — печально произнёс мужчина. Наклонившись за стойкой, он достал лист бумаги и протянул его моей сестре.

— Это невозможно! — прошептала Лиара, вчитываясь в копию приказа. Печать родного деда и его подпись она узнала сразу. — Лег, посмотри!

Документ гласил, что через две недели провинция Лестар, включая все кланы, что проживают в ней, переходят под управление Западной империи. Те, кто не желает менять империю, вольны сниматься со своих мест и двигаться на противоположный край государства, на границу с землями гоблинов. Я посмотрел на дату — император подписал указ две недели назад. Кусочки мозаики сложились в стройную картину и, чтобы удостовериться в своей правоте, я спросил:

— Когда начались проблемы с … начались нападения?

— Примерно полторы недели назад, — бармен сдался, решив, что хуже уже ничего не будет. — Твари начали нас атаковать десять дней назад. Они… Вся моя семья исчезла. Их утащили, уверен! Они не стали оборотнями! Их не существует!

Бармен зло посмотрел на старика, и добавил:

— Эту копию приказа мне вручил глава клана три дня назад. Это он приказал не смыкать глаз. Нам нельзя спать… Он запросил помощи у клана Тигров, что управляют нашей провинцией, но те отказались помогать. Потому что теперь это не их проблема. Они съезжают.

— Такая беда только с вашим кланом? — продолжил допытываться я.

— Нет, соседи тоже страдают. Клан Свиней, Ласки, Ласточки — плохо всем. У всех пропадают люди. Здесь нет проклятья — разом все тотемы района не могли сойти с ума.

Решение о том, как поступить, родилось у меня практически мгновенно. Я верил бармену, что вервольфов не существует — красивые сказки об оборотнях хороши там, где нет столь чудовищных совпадений. То, что происходит здесь, явно подстроено — через две недели эти земли отойдут западникам, а зачем им здесь чужие люди? Их же нужно будет как-то интегрировать в общество, обучать языку, снабжать современными технологиями, принятыми в империи. Не лучше ли сделать так, чтобы до входа провинции в империю, в Лестаре не осталось ни единого живого существа? Тогда и беспокоиться ни о ком не потребуется…

— Лиара, видимо, наш поход придётся отложить на несколько дней. Мы остаёмся здесь. Хочу лично посмотреть на ночных тварей. Фарг, ты, говоришь, путешествовал по землям Лестара? Расскажешь сказку, почему Западная империя так желает оторвать их себе? Что здесь добывают? Ты же хочешь заработать ещё тысячу кредитов?

Глава 6

— Лег, я тебя не понимаю. Для чего мы здесь остановились? — Лиара проявила невероятную выдержку, набросившись на меня с расспросами только после того, как хозяин кафешки согласился приютить нас и выделил одну из своих комнат. Видимо, находящийся на самом краю человек действительно готов хвататься за любую возможность выжить. Даже за такую, как непонятный студент из Миракса.

— Для того, что оборотней не существует, — спокойно ответил я, вытаскивая негатор. Скорее всего мне сегодня ночью пригодятся все камни, так что нужно подготовиться. Например — нацепить парочку сапфиров на шею.

— И как это связано с нами? С тем, что нам нужно срочно бежать к алтарю гоблинов? С тем, что нас ждёт Тень?

— Алтарь существовал несколько сотен лет до нас, просуществует ещё пару дней, — я посмотрел на девушку. — Неужели ты ничего не понимаешь? Через две недели провинция отойдёт в состав Западной империи, со всеми её людьми. Причём тихо и без огласки. Я, например, не слышал о том, что империя уменьшается. Да что я — Ульма бы обязательно предупредила бы нас о таком нововведении. Однако она промолчала, что говорит о том, что передача провинции осуществилась в строжайшей тайне. Уверен — нашу империю всколыхнут протесты на этот счёт.

— И я по-прежнему не понимаю тебя, — нахмурилась Лиара.

Мне очень не хотелось разъяснять очевидные, как мне казалось, вещи, но иного выбора сестра не оставила.

— Кто-то желает уничтожить всех жителей провинции, либо заставить их сняться с мест и свалить куда-нибудь подальше. Ты сама слышала Фарга — здесь шикарные земли, леса, залежи полезных ископаемых и месторождения силовых камней. На кой западникам ещё и люди чужие нужны? Они будут делать всё, чтобы очистить пространство до передачи прав. Однако, если мы поможем прожить загнанным в беду несчастным эти две недели, то на законных основаниях отобрать право владения всеми богатствами станет тяжелее. К тому же западным гвардейцам придётся защищать своих новых подданных от всякой напасти, что водится в здешних местах.

— Но какое тебе дело до того, что клан Кабанов сохранит свои земли? — не унималась Лиара.

— Именно к этому я и веду. Сегодняшняя ночь будет показательной. Если твари, что оставили метки на стенах кафешки, действительно существуют и нам удастся с ними справиться, то я потребую встречи с вождём клана. Нет, даже со всеми вождями, что терпят сейчас бедствие. Там же не только Кабанов.

— Вассалитет Бурых Медведей? — наконец, до Лиары стал доходить смысл моих действий.

— Прямой и беспрекословный, — подтвердил я. — Двадцати процентов прибыли будет достаточно, но ты мелко мыслишь. Смотри на проблему шире, ты же наследница!

— Бывшая, — напомнила Лиара, но задумалась. — Западная империя значительно превосходит нас по технологиям. Они ими достаточно нежелательно торгуют, мы переплачиваем втридорога за каждую безделушку. Если Кабаны согласятся на полный вассалитет и смогут остаться в империи…

Глаза девушки расширились от удивления — до неё, наконец, дошёл смысл моего решения. Полный вассалитет означает необходимость делиться всем, что получит клан. В том числе и новым оборудованием, технологиями, знаниями. Всем тем, чего так недостаёт не только Бурым Медведям, но и даже всей Северной империи целиком. И Западная империя ничего не сможет с этим поделать — вассальное право священно.

— Думаешь, они пойдут на такое? Вечная кабала?

— Ты своими глазами видела хозяина кафе. Он сейчас готов принять любую помощь, лишь бы поспать и найти своих близких. То же самое, уверен, происходит и с остальными. Людей почти сломали, так что нам остаётся лишь протянуть руку помощи, и вся эта область станет нашей. Деваться-то им некуда.

— Это да… Если бы была возможность, они бы уже собирались вместе с Тиграми. Но Лег — это же опасно. Ты видел следы на стенах — их нанесли достаточно массивные когти. Ты уверен, что готов рискнуть всем, чтобы получить вероятное влияние потом?

— Мы ничем не рискуем. Фарг выжил, скрывшись от тварей на вершине дерева. Хозяин кафе выживает, скрывшись за не самыми надёжными деревянными стенами. Ты же не думаешь, что заколоченные окна и хлипкая дверь смогут спасти от действительно серьёзных противников? Нет, Лиара, здесь что-то нечистое и я очень хочу в этом разобраться. Заметь — мы всего в двадцати километрах от границы. Что-то я не видел особого беспокойства на пропускном пункте, словно они не опасались страшных тварей.

Аргументы у меня были настолько убийственные, что противопоставить им Лиара ничего не смогла. Алтарь и гоблины действительно никуда не убегут за две недели. Единственное, с чем мы поспорили — это о том, от лица какого клана в итоге мы будем говорить. Лиаре, как представителю Гадюк, естественно хотелось отдать Кабанов прямиком под управление империи, но я был категорически против. Пришлось даже напомнить, почему вообще возникла ситуация, из-за которой мы спорим — император своим указом отдал часть империи чужакам. Может ли Лиара дать гарантии того, что следующим он не освободит Кабанов от вассальной клятвы или не перепишет её, скажем, на «Алый бант»? Нет, допустить такого категорически нельзя и все разговоры, если они будут, мы будем вести от лица клана Бурых Медведей.

Но вначале нужно сделать так, чтобы эти разговоры вообще состоялись. Не могу сказать, что я целенаправленно готовился весь день. Мне пришла в голову гениальная мысль — выспаться. Поездка в машине, конечно, доставило много комфорта, но пять часов сна за последние двое суток слишком мало для молодого растущего организма. Это я о себе. К тому моменту, как наступил вечер, Лиара успела накрутить себя так, что видела только один выход из сложившейся ситуации — немедленно бежать прочь из этого района. Помог ей в этом, кстати, старик Фарг. Путешественник травил одну страшную байку за другой, зарабатывая себе на ужин, чем только подливал масло в огонь сомнений девушки.

— Я думал, что вы уберётесь отсюда с первой же машиной, — заявил я, спускаясь в пустой зал. За сутки гостей в кафе не прибавилось и Фарг оставался единственным посетителем кафе. Как и неспящий владелец, шатающийся от любого ветерка. Последние двенадцать часов явно не пошли на пользу его здоровья.

— И упустить возможность собственными глазами увидеть, как работают двое действующих студента Миракса, лучшей академии Северной империи? Да за такую историю меня не только накормят, но и предложат выпить в славной компании! Если господа не против, я хотел бы остаться. В конце концов, верхушка дерева себя уже один раз зарекомендовала, почему бы ей не сработать ещё раз?

Я кивнул, признавая право старика на такое безрассудство. Собственно, именно его рассказ о ночных тварях и побудил меня на эту авантюру. Злые монстры, бегающие в ночи… Ха! Собаки не лазают по деревьям, поэтому Фарг остался жив.

— Ты куда? — забеспокоилась Лиара, когда я набросил плащ.

— На улицу, — недоумённо ответил я. — Не здесь же их отлавливать. Выйду на улицу, дождусь тварей и там их всех прикончу.

— Я с тобой!

— Нет, — я посмотрел на остальных и тихо добавил: — Сколько у тебя боевых способностей? Две? Три? Как думаешь, на сколько собак их хватит? У меня есть камни, есть стреломёт, есть…

— Ты ещё не понял? — Лиара никак не отреагировала на мой протест. — Мне не нужно спрашивать у тебя разрешения, братец. Я просто ставлю тебя перед фактом. К тому же я сильнее тебя. Начнёшь возмущаться — скручу в бараний рог и пойду одна.

— Братец? — Фарг продемонстрировал поразительный слух. Старик даже подсел к нам ближе. — Так вы брат и сестра? Необычно для первого курса Миракса, не у многих семей есть на это деньги. Расскажите свою историю? Уверен, за неё мне не только нальют, но и приютят в какой-нибудь хорошей гостинице!

— Не сейчас, — отрезала Лиара, не спуская с меня взгляда. — Так что — мы идём?

— Идём, — зло ответил я. Одно дело рисковать собой, другое — дорогим тебе человеком. То, что тотем заявил о нашем родстве, я знал и ранее, но не придавал этому значения. Ни в этом, ни в прошлом мире связи между двоюродными братом и сестрой не являлись чем-то противозаконным. Однако оба тотема встали в позу, заявив о невозможности такого союза. Вот только согласиться с ними не означает разом отринуть все чувства, что я испытывал к девушке. Понятия не имею, как держится Лиара, мне же хочется каждый раз, когда я её вижу, сграбастать и целовать. Потому что я считаю это правильным.

Прохладный вечерний воздух выгнал последние остатки сна и тягостные мысли. Фарг достаточно ловко для своих лет вскарабкался на близлежащее дерево и затих. Если не знать, что старик находится именно там, никогда бы и не подумал, что в кронах кто-то скрывается. Всё же у лишённых внутреннего источника людей есть свои преимущества. По дороге сновали редкие автомобили, причём большая часть из них двигалась от границы. К кафешке никто не подъезжал — лишённое света здание не вызывало дикого интереса у путешественников, спешащих по своим делам. Лично меня это более чем устраивало — лишние люди не будут мешаться под ногами.

Протяжный вой, от которого кровь стыла в жилах, раздался ближе к полночи. Не сговариваясь, мы с Лиарой встали спина к спине. Света не было — пасмурное небо скрыло даже звёзды и луну. Вой раздался ближе, причём с другой стороны. Ему тут же ответили ещё две глотки. Лиара забеспокоилась — нас взяли в кольцо.

— Лег? — нервно спросила девушка, со всей силы сжав именной кинжал. Смешное оружие для драки с кем-то огромным.

— Пока тихо, — я внимательно отслеживал магические источники. — Либо твари не имеют магии, либо ещё слишком далеко от нас. Они… В сторону!

Три яркие точки показались на границе отслеживания магических линий и начали достаточно быстро к нам приближаться. Не успел я закончить свою фразу, как ещё с трёх сторон к нам ринулись группы по четыре особи. Я не видел противника, но промазать никак не мог — стреломёт отправил сгусток энергии в ближайшую к нам тварь. Снаряд, способный остановить инферно, столкнулся с противником и… И ничего не произошло! Наш неведомый враг продолжил свой стремительный забег, словно не заметил попадания.

— Лиара, к стене! — закричал я, первым срываясь с места. План, казавшийся таким идеальным, рухнул в первые же секунды. — Двадцать метров до цели! Стреломёт не работает!

Стоит отдать должное подготовительному курсу Миракса — нас заставляли действовать даже в условиях полного морального опустошения. Пока мозги переваривали информацию о том, что кто-то способен сопротивляться именному оружию, тело действовало само — схватив Лиару за руку, оно ринулось под защиту стен кафе.

Вовремя! На то место, где мы несколько секунд назад стояли, обрушилось что-то огромное и массивное. Стреломёт перезаряжался, так что повторить выстрел я не мог. Твари, что пришли к нам извне, оказались на удивление сообразительными и, что меня больше всего пугало, прекрасно ориентировались в темноте. Я скорее почувствовал, чем увидел — следующей целью будем мы. Предупреждать Лиару об опасности было поздно и всё, на что меня хватило — это откинуть её в сторону и использовать «Дубовую кожу». Одна из способностей нашего тотема, дарующая дополнительную защиту. Тело покрылось коркой и в этот момент грудь ударило огромной кувалдой. Так, во всяком случае, мне показалось в первые секунды. Я влетел спиной в стену, что-то хрустнуло и в этот момент сверкнули когти. Именно сверкнули — в непроглядной тьме тяжело не увидеть четыре ярких когтя, горящих красным светом. Мою гордость — броню стражников Миракса, разорвало, словно это была обычная бумага. Грудь вновь вспыхнула огнём, дыхание перехватило, но сознания от боли я не потерял. Помогли «Дубовая кожа» и «Крепость кожи» — обычная способность, дарованная тотемом всем членам клана. Меня вжало в стену, красные когти начали мелькать с чудовищной скоростью, превращая броню в лохмотья. Рядом закричала Лиара и в этот момент пришло осознание — если прямо сейчас что-то не придумать, то на этом мои приключения в этом мире закончатся.

Я сжал ладонь и в ней возник стреломёт — оружие успело куда-то отлететь. Мне даже целиться не пришлось — вокруг меня тёмные бесформенные твари кружили так плотно, что промазать было невозможно. Вдруг первый выстрел, что, конечно, невозможно, прошёл мимо? Всё же темно, я мог и промазать. Сверкнула искра, освещая на мгновение окружающее пространство, и в моих глазах запечатлелась картинка происходящего. Мне, наконец, удалось увидеть тварей и не могу сказать, что этот факт меня обрадовал.

Потому что на нас напали изменённые!

Это несомненно были собаки. Когда-то. Огромные, страшные, натасканные на то, чтобы уничтожать людей. Вот только в отличие от своих обычных родичей эти оказались исковерканы металлическими вставками. Такими же, как я видел на теле Тени — где-то пластины, где-то шипы, где-то лапы. Та, или иная часть тварей оказалась подвержена влиянию мифрила, превратив и без того страшных противников в чудовищных монстров. Я никогда не слышал о том, чтобы животные имели статус инферно, но против нас вышли именно они.

Но даже это не стало самым страшным потрясением. Больше всего меня поразило то, что энергетический сгусток из стреломёта, осветивший пространство, врезался в одну из собак и впитался в неё целиком, не нанеся урона. Эти твари поглощали магию!

— Лег, уходи оттуда! Спасайся! — раздался крик Лиары и только сейчас я понял, что девушки рядом со мной нет. Двенадцать собак-инферно есть, а Лиары, несколько мгновений стоявшей неподалёку, нет. И в то же время орала девушка рядом, так что в сканер точно должна была попасть. Но её не было! Что за бредятина?!

Это замешательство стоило мне дорого — налитые кровавым светом когти не останавливались ни на секунду, а вскоре к ним присоединились и зубы. Нога вспыхнула таким огнём, что я искренне и громогласно заорал от чудовищной боли. Меня опрокинули, прижали к земле, не давая возможности даже пошевелиться, стреломёт вновь отлетел куда-то в сторону и, судя по онемевшей руке, возможно с пальцами, от брони не осталось практически ничего и спасало меня сейчас лишь «Дубовая кожа», активированная с 50 единицами магической силы. Собаки царапали, кусались, вжимали меня в землю, но пока у меня оставалась мана, я оставался относительно цел. Однако были и минусы — эта самая мана утекала с пугающей скоростью. Примерно единица в секунду.

Сил на то, чтобы бороться с тварями, у меня не было. Не приятно осознавать, но собаки оказались гораздо сильнее, к тому же обладали непонятным иммунитетом к именному оружию. Если бы не источники и не протяжный вой, предупредивший о нападении, то мы бы даже не заметили их появления. А так…

Стоп! Источники?

Ногу вновь дёрнуло так, что она вспыхнула огнём, но кости выдержали. Во всяком случае — раз болело, значит всё ещё находилось на месте. Это меня отрезвило и заставило работать, позабыв всё остальное. Твари добрались до лица и начали колошматить по шлему, так что у меня оставались считанные мгновения. Я мысленно потянулся к одному из своих сапфиров и вобрал его силу без остатка, не заботясь о том, что этим самым разрушаю камень. Жалеть буду потом. Если выживу. В памяти всплыл эпизод моего первого знакомства с гоблинами. Тогда я не умел пользоваться магией, зато умел возиться с силовыми линиями, передавая через них энергию. Тоже самое я проделал с вальмурами, когда спасал друзей. В поезде, взрывая нападавших. В гостинице, спасаясь от подставной атаки Пауков. Так почему сейчас начал опираться на стреломёт, совершенно позабыв о том, что я маг, а не наделённый способностями юноша с прикольным оружием? Чародей я, в конце концов, или погулять вышел? Если чародей, то и работать я должен соответствующе, а не тыкать в несчастных животных железом или снарядами стреломёта.

Раскалённые колья силовых линий возникли в источнике каждой из двенадцати явившихся сюда тварей одновременно. После инициации работа с таким количеством противников не вызывала головной боли. Я насытил колья такой энергией, что последовавший за этим взрыв сорвал с петель двери кафешки вместе со всеми подпорками. Где-то послышался приглушённый хрип Лиары, попавшей под раздачу. С дерева с диким криком свалился Фарг — взрывной волной зацепило и его. С меня смело остатки брони и, кажется, «Дубовая кожа» всё же не выдержала — так как я перестал чувствовать нижние конечности. Но самое главное было сделано — из двенадцати источников, явившихся сюда по наши души, не осталось ни одного целого. Накачанные мифрилом твари даже пискнуть не успели.

Размахивая светильником и длинным мечом, из дверей кафешки выскочил хозяин заведения, умудряясь спотыкаться на каждом шаге.

— Давай, подходи по одному! Сейчас узнаете силу клана Кабанов! — начал орать мужчина, приготовившись к последней в своей жизни битве. Вот только противники не спешили откликнуться на его зов.

— Тотем великий! Кто это?! — послышался ошалелый возглас Фарга. Старик пережил падение с дерева. Хромая, он двинул на свет, но не смог пройти и нескольких шагов, как замер, уставившись на валяющихся на земле мёртвых тварей. — Посвети-ка сюда!

— Лег, ты где? — раздался голос Лиары, отчего на душе потеплело. Жива! Но почему я её не вижу? Неожиданно, в десяти метрах от меня появился источник — вернулась способность видеть девушку. Даже несмотря на то, что мне было тяжело дышать, что меня придавило и вообще, хотелось скорее сдохнуть, чем продолжать это жалкое существование, начали шевелиться мозги. Неужели способность Гадюк «Скрытие» позволяет им не только прятаться в тенях, но ещё и скрывать свой источник от таких искателей, как я? Тех, кто видит магические линии. Не поэтому ли я не вижу Ландо Слика? Если я не сдохну, нужно будет попросить Лиару показать, как работает её способность.

— Помогите, он здесь! — голос Лиары раздался ближе. Я попытался улыбнуться, но, видимо, переоценил остаток своих сил. Глаза закатились и сознание отправилось отдыхать.

***

— Учитель, Лиары в поезде не оказалось. Границу она не пересекала, — отчитался Шармир. — Как вы и приказывали, я переманил Тень на нашу сторону, она подтвердила, что Лиара является чародеем и направляется к гоблинам.

— Алтарь Зул’вара уничтожен, однако мы не должны расслабляться, — заметил старший маг. — Никто не знает, на что пойдут духи-хранители, чтобы добраться до источника нашей силы. Возможно, они сами проведут инициацию, пожертвовав одним тотемом. Продолжайте поиски. Рикон, мне не нравится, что ты упустил нити правления своей империей. У меня начинают возникать мысли о том, чтобы вернуть тебя обратно ко мне под крыло.

— Как будет угодно моему учителю, — руководитель «Алого банта» побледнел, но даже в мыслях не смел противиться. — Позвольте узнать, чем я вас расстроил?

— По информации нашего нового ангела, Лиаре помогли сбежать Ульма Релойт из клана Пантер и Ландо Слик из клана Гадюк. Они пошли против воли императора, затеяв собственную игру. Мне это не нравится, и я не понимаю, почему эта парочка до сих пор жива. У тебя не хватает ресурсов?

— Хватает, учитель, — Рикон с трудом подавил дрожь. — Я сознательно оставляю их в живых. По имеющейся у меня информации, Пантеры обладают знанием о местоположении шахты с мифрилом. Я прорабатываю этот вопрос. Что касается Ландо Слика — он единственный, кто может знать о так и не найденных двух кристаллов Богуша. Поэтому эти двое ещё живы. Как только я пойму, что они стали бесполезны — их не станет.

— Ты всё возишься с этой сказкой? — старший маг позволил себе проявить эмоции. — То, что дают кристаллы Богуша — миф!

— Вы сами говорили, что не знаете этого наверняка, учитель. Мне осталось собрать две фигурки. После того, как они все окажутся в моём распоряжении, и я проведу процедуру объединения, тогда станет понятно — миф это, или нет, — Рикон физически ощущал на себе тяжёлый взгляд учителя, но отступать не собирался. Право на самостоятельные действия он заслужил более пятидесяти лет назад.

— Первый ученик, что у тебя происходит? — учитель перевёл взгляд с Рикона, чем подтвердил право на поиски.

— Учитель, у меня возникли непредвиденные трудности, — бездарность, как его называли остальные ученики, даже не дёрнулся, когда к нему повернулся недовольный наставник. — Ваше поручение выполняется беспрекословно. Уже больше половины жителей провинции снялись со своих мест, ещё тридцать думают сделать это в ближайшее время, остальных мы потихоньку вырезаем. Однако сегодня ночью мы потеряли двенадцать собак.

— Как это произошло? — нахмурился старший маг, а остальные участники собрания превратились в слух. То, что накачанные мифрилом животные иногда гибли — это норма. Всегда найдётся какой-нибудь герой, которому удастся нанести критичные повреждения тварям. Но чтобы разом двенадцать собак — такого ещё не было.

— Трудно сказать — мы даже не знаем, где находятся тела, — пожал плечами первый ученик, словно речь шла о чём-то несущественном. — Стая работала на границе. Ей было велено пугать, тащить на базу женщин и детей, уничтожать одиноких путников. Всё, как обычно. Однако собаки не вернулись обратно. Полагаю, Лиара добралась до границы, увидела поставленный Шармиром заслон и пошла полями, где и наткнулась на стаю. А ведь я предупреждал, что эта идея глупа! Что нужно дать им добраться до Дарлуга. Но меня никто не слушал и теперь у нас нет двенадцати собачек.

— Ты…, — начал было Шармир, но учитель жестом приказал ему умолкнуть.

— Потеря целой стаи изменённых не беда. Первый ученик, найди тела и забери весь мифрил. Мне нужны более активные действия в провинции Лестар — пора подстегнуть оставшихся на исход. Шармир, выдели дополнительные ресурсы. Я хочу, чтобы к моменту входа в Западную империю на этих землях не были ни единого свободного человека. Тень готова?

— Да, учитель, — подтвердил куратор Западной империи, бросив недовольный взгляд на первого ученика. Эта сволочь натворила дел и вновь вышла сухой из воды. — Как только она увидит Лиару, сразу уничтожит и принесёт нам её голову. Наш тотем принял клятву ангела и будет внимательно следить за её исполнением.

Глава 7

— Жить будет. Ему нужен покой и более квалифицированная помощь. Ногу, боюсь, я не смогу подлатать. Обильно поите его — организму требуется восстановление.

Уставший голос смог пробиться сквозь накрывшую меня тёмную пелену. Открыв глаза, я увидел достаточно молодого врача. Клановый символ на груди подсказывал, что передо мной находится представитель клана Кабанов, но по осунувшемуся лицу и темным мешкам под глазами это было видно и так. Ещё один ходячий труп.

— Сколько я здесь уже валяюсь? — спросил я и поразился собственному голосу. Хриплый, сухой, совершенно не похожий на живого человека.

— Больше десяти часов, сейчас уже день, — рядом с лекарем появилась Лиара. — Вот, выпей, это простая вода. Тебе нужно восстанавливаться.

Лиара поднесла мне чашку и замерла, так и не донеся её до рта считанные сантиметры. Потому что мои зрачки расширились до невероятных размеров, а сам я был готов вскочить и убежать из этой комнаты куда подальше. Ни за что в жизни я не стал бы пить воду, что подносила мне сестра — потому что в ней был яд! Не смертельный — новая способность нашего тотема сразу давала это понять, но ничего хорошего от того, что я выпью эту жидкость со мной не произойдёт. Восстанавливаться я точно не стану.

— Ты где это взяла? — спросил я. Хрипота в голосе на сей раз была самая настоящая.

— Из колодца, сама набирала, — Лиара на всякий случай убрала чашку подальше. — Лег?

— В воде какая-то примесь. Не смертельная, но пить её нельзя. Кто-то отравил колодец!

— Примесь в воде? — ошарашенно произнёс владелец кафе. — Невозможно!

Мне не нравилось, что я не видел представителя клана Кабана, поэтому напрягся и посмотрел на пространство с позиции силовых линий. Рядом со мной находились Лиара, доктор и хозяин гостиницы, однако на улице я заметил ещё несколько бегающих неучтённых источников.

— Что со мной? — я попытался встать, но у меня этого не получилось.

— У вас сильно повреждена нога. Кости я срастил, но жилы и мышцы мне не подвластны. Не хватает знаний. Поэтому до настоящего доктора вам предстоит походить на костылях. Или с тростью, как будет удобней.

— Что с тварями?

— Мертвы, все, как одна! Славная битва! — неподалёку мелькнула голова Фарга. — То, что я всё видел собственными глазами, слышал собственными ушами, ощущал каждой частичной тела, будет цениться в любом заведении! Господа студенты, вы подарили мне целый год бесплатных путешествий! Я перед вами в неоплатном долгу!

— Лиара, что с тварями? Почему вокруг них кружат чужие люди? — повторил я вопрос, когда девушка вернулась с нашими запасами. Пить действительно хотелось, так что я припал к бутылке, полностью её осушив.

— Тела стащили в кучу, один из заместителей вождя их изучает. Животные-инферно… Я о таком даже не слышала!

— Это моя добыча, я не хочу, чтобы её трогали, — я делал ещё одну попытку встать, но ремни держали меня крепко. — Да выпустите меня, наконец!

— Лег Ондо, я очень прошу — оставайтесь в кровати. Кости ещё не до конца заросли, возможен рецидив и тогда я точно не помогу, — попросил доктор. — Дайте себя ещё четыре часа.

— Вы его знаете? — удивились, кажется, все, но вопрос задала Лиара. Вместо ответа доктор наклонился к своему чемодану и достал первый том «Приключений алмазного дракона». К слову, нужно будет отдать в печать третью, заключительную книгу серии. Проклятье — не о том я думаю!

— Трудно не знать человека, показавшим, как правильно нужно писать книги.

— Не стоит дёргаться, Лег, с твоей добычей ничего не произойдёт, — раздался женский голос. Сделав несколько шагов, дама встала так, чтобы я её видел, не угрожая свернуть себе шею. — Меня зовут Фара Насс. Я вождь клана Кабана. Вернее, того, что от него осталось. Ты уверен, что в воде есть примеси?

Впервые на моей памяти произошло сразу две вещи. Первая — главой клана оказалась женщина. Вторая — у неё не было маны. Каким образом она пользовалась способностями и общалась с тотемом — огромный вопрос. Однако никто из присутствующих не стал противиться её заявлению, значит, передо мной действительно вождь. Пусть и такой необычный.

— Абсолютно, — кивнул я. — Пить можно, но будут последствия. Какие — я не знаю.

— Значит, нас ещё и травят… Твари нас убивают. Утаскивают женщин и детей. Разрушают дома и постройки. Теперь ещё и это… Прошу прощения за моё поведение — это я дала поручение разобраться, как уничтожать тварей. Но так, чтобы не испортить твои трофеи. Для чего они тебе? Заберёшь в качестве чучел или хочешь выгрести из них весь мифрил?

— Мифрил. Тела мне не интересны, — подтвердил я. После битвы в поезде, когда Ландо уничтожил нескольких инферно, а я поковырялся в их внутренностях, меня заинтересовал вопрос — куда исчезает тот металл, что поглощают инферно и ангелы? Почему люди Ландо так трепетно относились к телам, но совершенно не заботились о броне, доставшейся мне для анализа? Баркс сумел ответить на этот вопрос — мифрил никуда не девается. Он остаётся в теле убитого существа, дожидаясь времени, когда за ним придут. Из каждых десяти килограмм сожранного инферно или ангелом металла можно получить один килограмм мифрила для дальнейшего использования. Учитывая объёмы добываемого материала — это действительно ценная добыча и просто так терять её я не собирался. Конечно, у меня имелись и кое-какие свои планы относительно этого металла, но делиться ими ни с кем я не собирался. Даже с Лиарой.

— Мифрил твой, слово вождя. Я же прошу об услуге. Расскажи, как ты уничтожил этих тварей? Мы готовы сполна заплатить за это знание.

— У вас не получится, — я сделал ещё одну попытку подняться и на этот раз доктор, с тяжёлым вздохом, отпустил удерживающие меня ремни. Я уселся и мельком взглянул на ноги. Вроде обе на месте, что не могло не радовать. С остальным разберусь позже. — У этих собак иммунитет к магии. Мне удалось с ними справиться способностями тотема.

— Тварей можно убить сталью, — вклинилась Лиара. — Почему вы не организовали отпор? Почему попрятались за стенами? Для чего превращаете своих людей в ходячие трупы? Они уже две недели не спят!

— Пигалицу я ещё не спрашивала о том, что мне делать, — Фара даже не пыталась скрывать раздражение.

— Эту пигалицу зовут Лиара Слик, дочь второго наследника престола! — Лиара окончательно решила выйти из образа. — И она требует уважения к своей персоне и ответа на вопросы! Что здесь произошло?

Правила общения с представителями правящего клана как раз проходятся на первом курсе, у меня и учебник по этой теме есть. Но даже не выучив его наизусть я точно знал — тот взгляд, которым вождь Кабанов одарила Лиару, заслуживал отдельной камеры. Доктор, бармен и даже Фарг припали на колено, но не Фара. Женщина какое-то время решала, как поступить, после чего перевела взгляд на меня.

— Мне сказали, что вы называете друг друга брат и сестра. Насколько я знаю, Лег Одно и Лиара Слик не являются родственниками. Клан Бурых Медведей враждует с Гадюками. Почему вы вместе?

И вновь нарушение закона — игнорирование прямого вопроса представителя императорской семьи. Это уже не камера — это плаха. Но я понимал женщину. То, что началось в её землях, спровоцировал дед Лиары. Император предал свою провинцию и не дело его внучке размахивать своим именем там, где через две недели оно ничего не будет стоить.

— Это нельзя назвать враждой, — ответил я, не отводя взгляда от Фары. — Как можно враждовать со скалой? Нас просто выперли на окраину империи, лишив всего, кроме чести. Но в одном вы ошибаетесь — Лиара действительно моя сестра. Кузина. И её вопросы вполне логичны — я тоже не понимаю, почему вы не дали отпор тварям? Как показывает сегодняшняя ночь, их можно убить. Пусть и довольно трудно это сделать.

— Мы пытались, — из Фары словно какой-то стержень вытащили. Она обмякла, превратившись из вождя клана в обычную уставшую женщину. — Мой муж, прежний глава, две недели назад объединился с соседями, чтобы дать отпор… Бойня была ужасной — две тысячи трупов, но ни одной твари среди них не было. Только люди. Мы пытались купить инферно — они отказались. Кто-то запретил им работать с нашей провинцией. Пытались добиться помощи Тигров — вновь отказ. А потом твари пошли в атаку…

Рассказ Фары впечатлил даже меня. После того, как две недели назад объединённые силы кланов оказались разбиты, выжившие начали собирать вещи, чтобы бежать из опасных земель. Но тут нежданно-негаданно вмешались тотемы — им некуда было уходить. Если Тигры, что управляли провинцией, имели представительства в других частях империи и сила их духов-хранителей не замыкалась на эти земли, то Кабаны, Свиньи, Ласки и Ласточки не имели путей отступления. Все остальные соседи уже покинули свои земли, оставив несчастных в полном одиночестве. Конечно, часть людей вышла из клана, решив сохранить свою жизнь, но огромная толпа народа осталась на месте, подчинившись воле тотема. Когда же начали исчезать люди — бежать было поздно. Кто добровольно покинет земли, когда его ребёнок или сестра схвачена неведомым зверем? Когда есть хоть и призрачный, но шанс их спасти? Однако даже этого оказалось недостаточно для страдающих — полторы недели назад началось самое страшное. Кошмары. Причём настолько реальные, что люди просыпались с настоящими ранами на теле. Многие не просыпались вовсе и с каждым днём таких людей становилось всё больше и больше. Именно тогда и было принято решение — не спать. Уже десять дней.

— Я спокойно проспал целый день и со мной ничего страшного не произошло, — напомнил я и посмотрел на пустую бутылку, что всё ещё держал в руках. — Никаких кошмаров или царапин.

— С гостями, проезжающими наши земли, ничего не происходит, — подтвердила Фара. — Только с теми, кто живёт здесь. Если бы не пропавшие дети — мы давно бы покинули эти земли, даже несмотря на духов-хранителей. Но… Хотя теперь я понимаю, откуда кошмары — отрава в колодцах и центральном водопроводе. Нашу воду нельзя пить.

— У меня есть предложение. С водой вы разбирайтесь сами, я же могу забрать на себя всех тварей, — мне едва удалось убрать из своего предложения слово «безвозмездно».

— Ты ходить-то не можешь, какой сражаться? — несмотря на состояние, Фара умудрилась усмехнуться.

— Мне не нужно ходить. Я никогда прежде не сталкивался с такими собаками, поэтому не знал, как правильно с ними сражаться. За что и поплатился. Однако теперь точно понимаю, как уничтожать эту погань и готов предложить свои услуги кланам.

— И что же ты хочешь за свою услуги?

— Всё, что у вас есть. Вы войдёте в клан Бурого Медведя, тотем отдаст свою силу моему духу-хранителю и клан Кабана перестанет существовать.

— Лег! — возмущённо воскликнула Лиара, но меня было уже не остановить. Слабым тотемам не место в этом мире. Раз Кабан не может защитить своё племя от чужой магии, раз он настолько привязан к локации, что не может спасти остатки своих людей, переселившись с ними в другие земли, то и существовать ему более не нужно. Клан не виноват, что его дух-хранитель настолько слаб. И прежде, чем Фара хоть как-то отреагировала, я прокричал, обращаясь к местному правителю:

— Тотем клана Кабана! Я, Лег Ондо, сын вождя Бурого Медведя, предлагаю свою защиту людям, что продолжают жить на этих землях. Но для этого они должны стать частью моего клана! Что скажешь, дух-хранитель? На что ты готов пойти ради защиты поверивших в тебя?

Пространство вокруг меня поплыло, превратившись в широкую поляну посреди ветвистого леса. Невольно в груди возник трепет — столь величественных деревьев мне ещё никогда не приходилось наблюдать. Они пытались подавить волю, заставить рухнуть на колени и молить о пощаде. Но я не поддался чужому влиянию — глупо играть роль забитого котёнка, когда пытаешься рычать, как огромный медведь. Напротив меня, метрах в десяти, стояли четыре гиганта. Лохматый и заросший кабан, гладкая розовая свинья, юркая и гибкая ласка, шустрая ласточка. Обычные звери и птица, разве что размерами превосходящие меня раза в два.

Но на поляне я появился не один — спиной я почувствовал поддержку. Мне даже оглядываться не пришлось, чтобы понять — позади меня появился огромный бурый медведь. Мой дух-хранитель лично явился на разборки, устроенные одним из его отпрысков. Это придало мне сил, и я прокричал:

— Ваши люди страдают. Их уничтожают накачанные мифрилом твари. Их травят каким-то ядом, вызывая кошмары. Их похищают. Но вместо того, чтобы спасти остатки клана и увести его в другие земли, вы заставляете их сидеть на месте. Через неделю в ваших кланах не останется ни одного человека, и вы канете в безвестность, попусту растратив свою силу.

— Мне не нужны ваши способности, — неожиданно заговорил мой тотем, обращаясь к хозяевам земель. — Они мне не интересны, я не вижу ничего, что могло бы усилить меня или мой клан. Но у меня есть то, что поможет вашим людям. Покоритесь, признайте моё право на ваши земли и тогда я дам вам часть себя. Я дарую вам право определять яд в еде и питье, усилю выносливость. Лег вычистит земли от мифриловых тварей. Найдёт похищенных детей и женщин. Вернёт кланам путь к величию.

— Какую власть ты хочешь, медведь? — спросил Кабан.

— Полную. Клятва абсолютной верности, — судя по реакции духов-хранителей, предложение медведя относилось к разряду невозможных. Но у тотемов не было иного выбора. Либо погибать, либо выполнить требование.

— Я согласна, — Ласка решилась первая. — У меня осталось всего две сотни людей. Хуже уже не будет, а так я могу спасти хоть кого-то.

— Согласна, — второй согласилась Ласточка, а за ней и Свинья. Оставался лишь Кабан. Сильнейший из всех. Он не сводил с меня тяжёлого взгляда, словно желал пригвоздить к земле и растоптать жалкую букашку. Кем я, по сути, и был перед ними. Но за спиной этой букашки стоял огромный Медведь, с которым приходилось считаться.

— Он будет править нашими кланами? — наконец, Кабан сдался.

— Лег Ондо — чародей. У него своя судьба и управление обширными землями в неё не входит. Сегодня до конца дня к вам явится мой отпрыск, что будет нести бремя князя этих земель. Его имя Хад Ондо. Последний сын Белого Слона.

— Да, это достойный князь! Я согласен, Бурый! — видимо, последние слова убедили Кабана. — Мы все готовы произнести слова клятвы! Защити наши земли!

Поляна поплыла, возвращая меня обратно в реальный мир. Фара только набрала воздух в грудь, чтобы высказаться относительно моих слов, но замерла, уставившись на невидимого гостя. Ей, как и каждому из членов клана, явился тотем, заявив о новых изменениях. Видимо, явление духа-хранителя стало для женщины настоящим потрясением. Прежде лишённой маны женщине не доводилось встречаться с покровителем клана.

— Лиара, кто такой князь? — слово было мне знакомо, но я решил уточнить контекст, с которым оно использовалось в данном случае.

— Да ладно! — ахнула девушка. — Тебя короновали?

— Не меня — Хада. Тотем сказал, что он явится сегодня сюда, чтобы принять в свои руки тяготы управления четырьмя кланами. Прямиком из Миракса. Отец меня убьёт.

— Ты сам ответил — князь управляет несколькими кланами. Уверена, Ульма Релойт тоже является не вождём, но князем. У Пантер много подчинённых. Как и у Гадюк. Но князь в шестнадцать лет — это сильно. О таком я точно не слышала.

— Мать честная, вода действительно отравлена! — ахнул владелец кафе, взяв в руки стакан. Дар нашего тотема работал отлично. — Доктор, нужна ваша помощь!

— Тотем сказал, что ты поможешь справиться с оставшимися тварями, — заявила Фара и посмотрела на мою ногу. — Я вернусь за тобой через три часа — нам нужно отправляться в родовой город. Основные атаки идут там.

После того, как все убрались по своим делам, у меня появилась возможность оценить повреждения. Я откинул покрывало и тяжело задышал — правая нога представляла собой страшное зрелище. Вся в шрамах, мышцы перекручены, где-то их вообще не было. Местный доктор смог покрыть всё кожей и восстановить кости, но его действительно не хватило на большее. Я пошевелил пальцами — работали, хоть и приходилось напрягаться. Облачившись в простую охотничью одежду, выданную мне взамен уничтоженной брони, я потратил половину времени, что мне выделили на восстановление, на обучение хождению. Лиара притащила боевой шест и, опираясь на него, я смог более-менее сносно передвигаться. Однако осознание своей немощи угнетало. Анатомию в Мираксе изучали все пять лет, но та книга, что была в моём рюкзаке, мало чем помогла. Детального описания мышц в ней не было. Как и информации о лечении.

— Твой мифрил, — неожиданно явилась Фара, причём не одна. Её сопровождал юноша. Судя по поразительной схожести — сын, явно не достигший возраста инициации. Однако несмотря на свой возраст, он довольно уверенно тащил тяжеленный ящик. Опустив с грохотом его на пол, парень открыл крышку, явив моему взору насыщенный синевой металл. — С двенадцати собак удалось собрать шестьдесят килограмм. Эти твари действительно были инферно.

Шестьдесят килограмм! Я с уважением посмотрел на сына Фары — притащить такую тяжесть не каждый взрослый сможет. А тут парнишка двенадцати-тринадцати лет. Но самое поразительное было в другом — по сути, у меня в ногах лежит один инферно. Если кто-то из ныне живущих поглотит весь этот материал, то превратится в монстра, равного по силе десяти обученным бойцам.

— Мы выезжаем через час. Поторопись, — Фара бросила на меня странный взгляд, после чего утащила сына прочь, оставив меня один на один с небесного цвета металлом. Я даже на всякий случай проверил, где Лиара — она возилась с доктором, пытаясь очистить воду. Значит, мне никто не помешает.

Отец никогда мне не говорил, что такое мифрил. Ингар старательно избегал всех вопросов на эту тему, заявляя, что чародею не следует связываться с этим металлом. Ибо так сказал тотем. Вторил ему и шаман — Баркс вовсе хотел надавать мне подзатыльников, чтобы я язык лишний раз не распускал. Почему хотел — надавал! Да так, что я полдня пролежал. Сил у старого витязя было немерено. И теперь этот самый мифрил находится передо мной.

Первое, что я сделал — отправил в мифрил несколько силовых линий. Хотелось посмотреть на реакцию металла на магию и понять, почему твари имели иммунитет к моему именному оружию. Вот только мои действия остановились на уровне планов — к металлу магические линии присоединяться отказалась. Их словно что-то отталкивало. Пришлось надавить, добавив магической силы. Линия сдвинулась на пару сантиметров и вновь замерла. Это показалось мне странным, и я перестал сдерживаться. Один из силовых камней отдал мне часть своей энергии, и я практически в ноль разрядился, создавая маленькое магическое солнце на границе с мифрилом. Ничего! Линии застывали, не в состоянии добраться до главной цели.

Я завёлся. В дело пошли всё, до чего дотягивались руки — алмаз с его колоссальным объёмом и два оставшихся сапфира. Раз за разом я поглощал энергию из камней и передавал её в точку сосредоточения у самой поверхности мифрила. После пятого поглощения понял — действую в правильном направлении. Точка начала смещаться вниз. Каждое опустошение маны выигрывало мне целый сантиметр и, наконец, когда оба сапфира слились практически в ноль, а алмаз опустел наполовину, металл перестал сопротивляться. Нет, разумом я понимал, что творю опасную вещь — стоит потерять контроль, как вся эта энергия ринется наружу, превратив кафешку в развалины. Но какой-то дикий восторг от исследований заставлял меня продолжать и добиться результата. Что я и сделал!

Огромное яркое солнце опустилось в мифрил и растворилось в нём, словно в бездонной бочке. Я готовился перехватывать силовые линии и перенаправлять их обратно в камни, но этого не потребовалось — вся энергия ушла в металл. При этом с самим мифрилом ничего не произошло — он не забурлил, не испарился, не засветился, он вообще никак не показывал, что содержит в себе более тысячи стандартных единиц маны. Восстановившись в очередной раз и убрав силовые камни, я крепко задумался. Признаться, у меня были определённые ожидания на счёт того, что я только что сделал. Полагал, что появится какое-то поле, которое можно будет сломать, изучить, понять, почему оно сопротивляется. Но я никак не ожидал полного провала своего эксперимента. Бросив очередной взгляд на металл в ящике, я нахмурился — оказывается, кое-что с металлом произошло. Странно, что я не заметил этого с первого раза. Во-первых — структура материала в ящике стала гладкой и однородной, словно вода в стоячем водоёме. Во-вторых — мифрил сменил цвет. С небесно-голубого на насыщенный-зелёный. Взяв со стола какую-то ложку, я коснулся ею материала — мифрил с лёгкостью пропустил посторонний предмет, словно был дальним родственником ртути. Сразу расхотелось совать туда руки — вдруг впитается? Лично мне такой радости не нужно. Стоп! Но как, тогда, извлекается мифрил из тел? Его как-то же добыли? И принесли… Пришлось звать Фару.

— Мифрил всегда жидкий? Как вы его извлекали?

Женщина нахмурилась, не поняв моих вопросов, но стоило показать, с какой лёгкостью ложка проходит сквозь материал, глаза округлились от удивления.

— Как ты это сделал?

— Сделал что?

— Поменял ему цвет и сделал его жидким! Мифрил — это твёрдый материал голубого цвета. Мы просто соскобли всё, что было внутри тварей и переплавили в один кусок. Температура плавления у него небольшая, как у олова. Но таким жидким он не был даже в расплавленном состоянии, тем более таким зелёным! Что происходит?

— Это именно то, что я и хочу понять, — я нехотя достал одну из трёх путевых меток. Ландо Слик являлся единственным человеком, способным пояснить принцип работы с мифрилом и доступный мне прямо сейчас. До остальных просто не достучаться. Отправив Фару прочь из комнаты, я сжал камень и спустя несколько мгновений рядом со мной образовалась тёмная тень. Шестой наследник явился во всеоружии, готовый карать и уничтожать любого врага, вставшего на пути его племянников.

— Здесь всё чисто, — заверил я. — Нужна консультация.

Повисла долгая пауза. Ладно превратился обратно в человека и долго буравил меня взглядом, словно решая — убить сейчас, или чуть подождать. Наконец, он заговорил:

— Давай, удиви меня. Клянусь — если причина вызова окажется банальной, то следующий вызов я проигнорирую. А то и вовсе метки все заберу. Ты хоть представляешь, откуда меня выдернул?!

— Что происходит с мифрилом? — я жестом указал на ящик и ухмыльнулся. Не каждый день доводится видеть вытянутое лицо одного из опаснейших людей этого мира.

— Тотем великий! — послышался шёпот Ландо. — Это не мифрил… Лег, я не знаю, где ты это достал, но ты опять окунулся в неприятности по самые уши. Очень скоро сюда нагрянут боевые отряды гоблинов, причём это будут не ваши лесные задохлики, а боевые твари, что умудряются сдерживать силы Западной империи. Настоящие монстры, по сравнению с которыми большая часть инферно — необученные первокурсники. То, что находится в этом ящике, называется «кровь Зверя». Частичка существа, жившего много тысячелетий назад. И ради этой частички гоблины сотрут здесь всё в порошок.

— Если они узнают, — опешил я от этой новости.

— Они уже знают. Такова особенность этого вещества. Едва оно касается воздуха, как даёт знать гоблинам, где находится. За свою жизнь я видел всего несколько грамм «крови», около сорока лет назад. Находку доставили в загородную резиденцию императора, а через неделю к её стенам нагрянула огромная армия коричневых тварей. С тех пор загородных дворцов у императора нет, а на престол взошёл мой отец. Потому что дед погиб в сражении и ему не помогло даже нахождение на вершине рейтинга ангелов. Целый ящик «крови Зверя»… Надеюсь, мы сейчас в Западной империи где-нибудь в центре её столицы? Потому что максимум через четыре дня здесь будет жарко. Постой… Ты сказал, что это мифрил?! Лег, что ты опять учудил?!

Глава 8

— Шестьдесят килограмм мифрила тотему под хвост… Ты в курсе, Медвежонок, что по действующим законам что Северной, что Западной империй, тебя надлежит казнить без суда и следствия? — Ландо задумчиво ходил по комнате, размышляя, как правильно поступить. — Ладно, это всё лирика. Кафе придётся оставить — находиться здесь чистое самоубийство. Надеюсь, ваше родовое поместье находится не с северной стороны?

— На юге, — с трудом выдавила из себя Фара. У бедной женщины едва инфаркт не случился, когда, явившись за мной, она увидела шестого наследника собственной персоной. Хотя, почему шестого? После того, как Анера лишили права занимать трон, Ландо переместился на пятое место. Фара управляла своими людьми всего две недели и просто морально оказалась не готова к изменениям, накрывшим клан. Нападения, смерти, тотемы, новый князь, наследники, в конце концов. Слишком много для обычной провинциальной женщины, лишённой маны.

— Я отправлю к вам отряд гвардейцев — они помогут найти пропавших. Ожидайте их часов через шесть. Медвежонок — на тебе изменённые твари. Мне не нужны лишние жертвы. Уходите немедленно.

— Немедленно не получится. Вечером сюда явится Хад, кто-то должен его встретить.

— Он-то тут что забыл? — нахмурился Ландо.

— Управлять здесь всем будет, — вздохнул я. Как бы мне не хотелось, пришлось рассказывать пятому наследнику не только об атаке собак-инферно, но ещё и о решении духов-хранителей.

— Ещё и князь-недоучка. Чему удивляться? Ингар, конечно же, понятия не имеет о том, что вы тут творите? Знаешь, Медвежонок, мало кому удаётся использовать меня в качестве посыльного. Обычно такие люди долго не живут.

Я решил воспринять последнюю реплику в качестве риторической, не требующей какой-либо реакции. Так и последовало — Ландо Слик превратился в серое облако и растаял, вернувшись в столицу. У меня осталось всего два вызова.

Сборы много времени не заняли — у хозяина кафе всё было собрано ещё две недели назад. Ящик с «кровью Зверя» пришлось оставить — не хватало дать гоблинам наводку на скопище уставших людей. Повезло, что Фара явились сюда на двух машинах, так что дорога в её родовое гнездо не вышла длинной. По сравнению с моей деревней, город Кабанов вызывал уважение — высокие каменные стены по всему периметру, много многоэтажных домов, довольно аккуратные широкие улочки и запах. Тот самый смрад, что стал привычным любому жителю большого мегаполиса, стоял и здесь.

— Лег? — Лиара поморщилась и посмотрела в мою сторону.

— Обязательно! Фара — мне нужно около десяти пустых силовых камней. Желательно рубины или сапфиры. На алмаз даже не надеюсь. Хочу их зарядить.

— Не уверена, что у духа-хранителя остались на это силы, — забеспокоилась женщина. — Я спрошу у шамана, может ли…

— Не нужно дёргать тотем по таким пустякам. У меня свой способ зарядки. Камни потом верну, только уже заполненные. Хотя, от одного-двух сапфиров я бы не отказался.

Поиски много времени не заняли. Как и в столице, основной источник неприятного запаха находился под домом главы. Здесь, в провинции, ни о каких катакомбах или метро не слышали, так что закапали устройство неглубоко — в полуметре от нижней границы местной канализации. Визуально устройство полностью совпадало с теми экземплярами, что залегали в столице — чёрный камень на каком-то механизме. Воровато оглянувшись, словно опасаясь, что меня кто-то застукает, я схватил источник и погрузился в воспоминания…

***

— Теперь, когда вы умеете видеть силовые линии, настала пора обучиться с ними работать, — наставник важно ходил между своими учениками. Он знал, что каждое его слово ловят с жадностью. Лишь изредка он касался хвостом отвлёкшегося ученика, возвращая того к учёбе.

— Учитель, мне уже подвластны линии, — заговорил один из лучших. Я скривился от недовольства — аристократическая выскочка вновь заявил о своём превосходстве над нами, обычными вальгами. Он первым увидел линии, первым прошёл все тесты, первым научился управлять магией. Не было сомнений — его ждёт хорошее будущее.

— Уметь управлять линиями и выстраивать из них стройные конструкции — это разные вещи. Возьмём простой огненный шар. По своей сути — это сгусток концентрированного пламени, попавшего в клетку из силовых линий. Стоит нарушить целостность этой самой клетки, как раздастся взрыв. Продемонстрируй нам шар.

В руках юного вальга появилось маленькое солнце. Учитель махнул рукой и огненный шар взлетел выше, значительно расширяясь в размерах. Из носа ученика пошла кровь, и он рухнул на пол, забившись в конвульсиях. Однако учитель не остановился, продолжая увеличивать шар, пока он не стал пугать нас своей силой.

— Основа любой магии — оптимальное расходование своих сил, — продолжил вещать учитель, игнорируя хрипящего под ногами ученика. — Посмотрите на этот хаос в линиях. Класс, прекратить медитацию! Все смотрим на линии!

Я сконцентрировался и взглянул на творение лучшего среди нас через призму магии. Ничего особо не изменилось — шар по-прежнему пугал. Разве только теперь я понимал, каким образом выскочке удалось его создать. Путём концентрации своей энергии и фиксации её в клетке силовых линий.

— Огненный шар — одно из самый простых по своей сути творений. Но для того, чтобы оно не требовало затрат энергии, нужно подходить к процессу создания линий очень тщательно. Кто скажет, какая из этих линий лишняя?

— Крайняя правая! — раздался дружный ответ класса. Кричал, в том числе, и я. Тяжело не увидеть дублирующие друг друга линии.

— Верно, — учитель сосредоточился, и указанная нами линия исчезла. Шар остался висеть на месте. — Дальше?

Поочерёдно называя те, или иные линии, мы дошли до такой разряженной структуры, что стало страшно — мощный источник огня удерживали всего четыре тонких кольца. Казалось, энергии ничего не стоит прорвать оболочку и вырваться наружу, но учитель, наконец, остановился.

— Обратите внимание на потоки силы. Несмотря на кажущуюся хрупкость, получившаяся конструкция ничуть не хуже, а в чём-то даже лучше того, что было создано изначально. При этом не требует для своего поддержания ничего. Открывайте журналы и зарисовывайте структуру. К следующему уроку я буду ждать, что вы сможете повторить правильный огненный шар…

***

Новая порция воспоминаний оказалась настолько яркой и запоминающейся, что я едва не пропустил момент восстановления силовых камней. Помог возглас Лиары, забеспокоившейся, что я продолжаю играть роль статуи, несмотря на то что загрязняющее воздух устройство уничтожено. Восстановив все камни, в том числе и те, что предоставила мне Фара, я вытянул ладонь перед собой и закрыл глаза. В памяти засел рисунок, что я рисовал в блокноте — идеальная структура силовой клетки для огненного сгустка. Всего четыре кольца, располагающихся на разных орбитах. Кольца друг друга не касались, но своим расположением полностью компенсировали силу, с которой огонь желал вырваться на свободу. Потянувшись к источнику, я запустил линии, но пришлось открыть глаза — сознание упорно желало накачать огненный шар энергией, как делало это прежде. Как сделал лучший ученик, считавший, что познал принцип управления линиями. Пришлось обрывать все такие порывы сознания и заново приказывать самому себе работать с тонкими частичками энергии, а не всей массой. Получалось настолько тяжело, что я даже вспотел. Казалось, что бежать с полной выкладкой на тренировочном полигоне и то легче, чем оперировать невесомыми частичками магии.

Не получалось долго. Пришлось даже отвлечься и сообщить Лиаре, чтобы шла встречать Хада — в кафе остались несколько человек Фары, что должны доставить князя. Сам же остался посреди зловонной жижи с протянутой рукой, раз за разом заставляя источник выпустить не пучок линий, а всего один тонкий стержень. Меня звали, желали говорить, но я игнорировал всех и каждого — если случится действительно что-то серьёзное, со мной церемонится не станут. Сколько я так простоял — непонятно, но точно больше нескольких часов. Однако потраченное время стоило того — мне удалось выпустить достаточно тонкую линию и закольцевать её перед собой. Дальше дело пошло быстрее — все четыре составляющие силовой клетки встали на свои места, и я добавил основу — небольшое уплотнение энергии, разогретое до состояния плазмы.

Над моей ладонью вспыхнуло маленькое солнце — простой огненный шар, что с нескрываемой радостью принялся поглощать яд из воздуха. В голову пришла интересная мысль проверить ещё и отравленную воду с помощью льдинки, но это исследование я решил отложить. Почему? Да потому что у меня в руках появился источник маны!

Возможно повторюсь, но магия в этом мире не рождается из ничего. Всегда нужен некий источник — тотемы, силовые камни, другой человек, труп, в конце концов. С них тоже можно снимать ману, если в источнике что-то осталось. Но то, что происходило сейчас, напрочь перечёркивало всю известную мне логику. За всё то время, что я потратил на попытки создания клетки из четырёх магических колец, у меня ушло примерно половина доступной маны. Когда же я, наконец, научился это делать, маны на создание самой клетки не потребовалось. Видимо, там вообще крохи ушли. Единственное, на что действительно ушла одна единица магии — на создание расплавленного ядра. Раньше, когда я создавал огненный шар, на его поддержку уходило достаточно много внутренней энергии — мне приходилось постоянно подпитывать конструкцию, чтобы удержать её в узде. Сейчас же никакой поддержки не требовалось — шар оставался целостным даже при полном отключении от моего источника. Лини сдерживали энергию, компенсируя всё давление. И вот тут-то и произошло то, что нарушало логику магии этого мира — шар начал сжигать частички яда, разбрызганные в воздухе. Или созданные, я так до конца и не понял принципа работы только что уничтоженного устройства. Идеальная структура не позволяла шару разрастаться — кольца удерживали не только энергию, но и размеры. И тогда излишки энергии начали устремляться в единственную цель, которую видели — в мой источник! Не прошло и нескольких минут, как уровень моей маны оказался восстановлен! Именно это и нарушало принцип работы с магией этого мира — нельзя получить ману, создав какое-то заклинание. Так, во всяком случае, заверял меня Баркс, а я склонялся верить старому шаману.

— Лег, мне не очень хочется спускаться. Поднимешься? — от дальнейших размышлений меня оторвал голос Хада. Я оценил обстановку и заметил много новых источников — в главном городе Кабанов значительно прибавилось народу. Погасив шар и едва сдерживая крик от боли в ноге, я выбрался из канализации. Сразу же нахмурился — солнце уже скрылось за горизонтом и ночь постепенно начала вступать в свои права.

— Сколько же я там просидел? — опешил я. Время для меня пролетело совершенно незаметно.

— Весь день, — подтвердила Лиара. — Но ты особо был не нужен, так что я приказала тебя не беспокоить. Фара даже охрану поставила — особо ретивые товарищи хотели воочию посмотреть на страшного борца с чудовищами. Слава о тебе уже разлетелась по всей округе.

— Ты как? — спросил я Хада.

— Меня выгнали из Миракса, — спокойно ответил друг. — Ко мне сегодня явился тотем и потребовал, чтобы я бросал все дела и мчался сюда. Ректор предложил мне выбор — либо я противлюсь воле медведя и остаюсь в Академии, либо забираю вещи и забываю об оплате.

— И вот ты здесь, — закончил я. — Знаешь, для чего тебя сюда притащили?

— Лиара уже объяснила. Видимо, дух-хранитель решил, что нескольких дней учёбы для меня достаточно.

— Ничего, что-нибудь потом придумаем. Кстати, люди Ландо здесь? — я осмотрелся, пытаясь найти тёмную броню гвардейцев пятого наследника. Но ничего подобного рядом со мной не было. Ни в визуальном, ни в мире силовых линий.

— Уже нет. Прибыло десять человек, но они сразу же ушли на поиски. Сказали, утром будет информация, где держат пленников. Какие-то у них есть зацепки, расспрашивать я не стала.

— А откуда здесь столько народа? Когда мы явились в этот город, жителей в нём явно было на порядок меньше.

— Это всё, что осталось от четырёх огромных кланов, — пояснила подошедшая к нам Фара. Женщину сопровождали трое стариков с разными клановыми символами на груди. Только подошли они не ко мне. Ничуть не смущаясь запаха, исходящего от моей одежды, женщина преклонила колена перед Хадом:

— Меня зовут Фара Насс, князь. Я вождь клана Кабана. У меня осталось две тысячи триста человек в клане, ещё пятьсот двадцать кандидатов вне клана.

Старики последовали её примеру, с кряхтением преклонив колено:

— Гарт Дувир. Вождь клана Свиньи. Полторы тысячи в клане и две сотни вне его.

— Зарлан Желмор. Вождь клана Ласки. Сто девяносто в клане и ноль свободных.

— Барлос Тумир. Вождь клана Ласточки. Триста пять и двадцать два.

Три старика, явно доживающие свой век и женщина без маны. Накачанные мифрилом твари сотворили невероятное, практически изничтожив четыре клана.

— Тотемы приказали собрать остатки людей всех кланов здесь, в Фасорге. Мы выполнили приказ, — Фара посмотрела на меня. — Теперь всё зависит от веры духов-хранителей в этого человека. У нас нет сомнений, что сегодня ночью явятся чудовища. Такую концентрацию людей они пропустить не могут.

— Мне тоже дух-хранитель много чего поведал о Леге, — Хад посмотрел на меня, после чего продолжил: — Вода очищена?

— Этим уже занимаются, но у нас мало ресурсов. Колодцы и реки отравлены, мы не можем найти источник заразы. Есть старые запасы, сейчас используют их. Но на всех не хватит. Наш лекарь заявил, что для полной очистки организма требуется литров пять-шесть на человека. У нас нет таких объёмов.

От слов Фары у меня внутри что-то щёлкнуло — над ладонью показался огненный шар. Раз не могут найти источник, то велика вероятность того, что он имеет магическую природу. Такую же, как зловоние. Это нужно проверить!

— Стойте смирно, — попросил я поднявшихся на ноги вождей. Стараясь не делать резких движений, я пустил шар в Фару, остановив его всего в считанных сантиметрах от её тела. Стоит отдать должное женщине — она покрылась потом, но выполнила приказ. Лишь испуганные глаза, расширившиеся от ужаса, показывали истинные чувства этого поистине сильного человека.

— Лег, ты что творишь? — Хад, на правах князя, хотел заступиться за своих людей, но за меня вступилась Лиара, положив руку на плечо моего друга:

— Доверься ему. Просто доверься. И не мешай.

Последнее замечание показалось как нельзя кстати — я боялся потерять концентрацию и натворить бед. Слишком близко огненный шар находился от Фары, но действовать как-то иначе я не мог — у меня нет времени, чтобы пытаться разобраться со льдом. С ним, вроде как, должно быть безопасней. Но не факт.

— Что это?! — ошарашенно воскликнули старики, когда из тела Фары вылетел целый сноп ярких искорок и устремился к созданному мной шару. Меня окатило волной дармовой энергии — вся гадость, что сидела в женщине, была сожжена. Я оказался прав — создана эта гадость не местными технологиями, а какой-то странной магией. Вода здесь бесполезна — она не сможет вывести всю заразу из этих людей. Я вспомнил количество оставшихся людей и сглотнул. Тотем великий — как же много здесь работы!

— Народ, мне срочно нужен кто-то, кому можно передать энергию. Хад, у тебя с маной как?

— Половина запаса, — признался в страшной тайне юноша, не понимая, для чего мне эта информация. Параметры друга я знал, поэтому без лишних вопросов направил витавшие вокруг меня силовые линии в князя. Тот даже хрюкнул от удивления — вместе с восстановлением маны я умудрился убрать усталость. До лекаря мне, конечно, было далеко, но кое-что я всё же умел. Нужно обязательно прочитать весь курс по анатомии. Оказывается — это жизненно важно!

Шар отлетел к Гарту. Я повторил процедуру, только на этот раз часть маны переправил в старика, а остатки влил в Лиару. Двух оставшихся вождей трогать пока не стал — для этого мне требовалась ёмкость, куда сливать энергию. В противном случае я просто потеряю контроль и взорвусь, захватив с собой несколько десятков человек.

— Что это было? — спросил Хад, когда огненный шар угас.

— Гарт и Фара теперь свободны от яда. У него магическая природа, так что вода бесполезна. Поэтому у спящих и возникают проблемы с ранами и смертями. Это действие не яда как такового — это магия. Я не понимаю её природу, но у меня получается её уничтожать.

— Ты можешь это повторить со всеми? — с надеждой спросила женщина.

— Могу. Но мне нужны силовые камни. Пустые. Много камней. И чем они сильнее, тем лучше.

— Алмаз подойдёт? — Хад протянул мне заработанный им за успешное окончание подготовительного курса камень. Я сграбастал кристалл и улыбнулся — пустой. Именно то, что мне сейчас нужно.

— Стойте смирно. Вначале я должен приноровиться работать с людьми, потом должно пойти быстрее.

На оставшихся вождей я потратил меньше минуты, восстановив алмаз максимум на два процентов. Это не могло не радовать — значит, у меня прямо сейчас есть возможность очистить сотню человек. Фаре дважды говорить не пришлось и всего через несколько минут возле меня стояли самые слабые. Те, кто практически валился с ног из-за недосыпа. Как только я объявлял, что завершил очистку, люди падали прямо на землю и засыпали. Сил, чтобы дойти до кроватей, у них просто не было.

— В прошлый раз твари явились ближе к полуночи, — Лиара помогала Хаду оттаскивать от меня людей. Стоит отдать должное вождям — они не поскупились на камни. Притащили ко мне всё, что имелось у них в запасе. А там, стоит признать, оказалось не так и мало разряженных кристаллов. В том числе и огромный бриллиант. Обработка явно пошла на пользу этому чуду — ёмкость увеличилась чуть ли не на порядок относительно алмаза аналогичного объёма. Я сумел очистить полторы тысячи людей, прежде чем бриллиант заполнился под завязку. Даже представлять не хочу, сколько такой камень может стоить — мне казалось, что по силе он был сопоставим с кристаллом Богуша. Пришлось даже поместить его в негатор — многие жители города не имели маны и при тесном контакте с силовым камнем такой мощности им становилось плохо.

Постепенно город превращался в огромную спальню. К тому моменту, как часы показывали полночь, мне удалось очистить процентов девяносто всех жителей. Стыдно признаваться, но в какой-то момент я даже обрадовался, что их осталось так мало — не уверен, что смог бы осилить десять тысяч.

— Всё, пауза, — взмолился я, отдавая очередной закачанный силовой камень. — Иначе я сейчас сам рухну. Воды можно?

— Держи, — вымотанный Хад протянул мне бутылку и уселся рядом. Несмотря на весь свой «статус», друг таскал уснувших людей наравне с остальными. Хотя, кого я обманываю — таскали уснувших людей лишь Хад, Лиара, да Фарг. Все, кто мог помочь, уже спали. Сказывался двухнедельный недосып.

— Не успеваем, — Лиара распласталась на земле неподалёку от нас. — Скоро должны явиться твари, а у нас здесь ещё полсотни человек лежит. И две сотни ещё не очищенных. Я больше не могу шевелиться. Ни рук, ни ног не чувствую.

Город давно погрузился во мрак, но на центральной площади, где мы устроили процесс массовой чистки, горели фонари. Впервые, как мне сказали, за две недели. Словно бросая вызов противникам, говоря — мы здесь! Приди и возьми! Оставшиеся люди собрались в длинную цепочку, продолжая с надеждой смотреть на меня и с завистью на тех, кто уже спал.

— Лег, надо напрячься, держи свою палку, — Хад с кряхтением поднялся и протянул мне руку, помогая встать. — Этим людям нужен отдых. Проклятье! Лиара, Фарг — там ещё пятеро упало!

— Иду! Я сейчас! — несмотря на признание в собственной слабости, Лиара нашла в себе силы встать и отправиться за упавшими людьми. Такое часто случалось, особенно в последние часы — ждущие своей очереди на очистку люди ломались и засыпали с открытыми глазами. Таких я очищал в первую очередь — не хватало, чтобы страшная магия вступила в свои права и навредила бедолагам. Я схватил очередной пустой силовой камень и зарычал — мне не нравилось, что всё происходит так медленно! Но ничего поделать с этим я не мог — массовое создание шаров оказалось мне неподвластно. Надеюсь, что только сейчас и когда-нибудь я это вспомню!

— Продолжаем! — скомандовал я, запуская шар к ближайшему в очереди человеку. Пока ко мне доставят уснувших, я успею обработать ещё парочку человек…

Пронзительный вой, от которого кровь начала застывать в жилах, раздался спустя полчаса. Вначале орала одна глотка, затем другая и вскоре, казалось, всё пространство вокруг города превратилось в один большой воющий круг. Судя по звуку, явившихся тварей было много. Невероятно много! Мне оставалось обработать ещё пятьдесят человек, но я уже понимал — не успею. Потому что это пятнадцать минут, а их у меня нет.

— Все ко мне! — заорал я, призывая оставшихся бедолаг. Дважды просить не пришлось. Люди даже позабыли о том, что хотели спать — ужас перед тварями полностью вытурил остатки сна. Помогая друг другу и тем, кто уже спал, жители города довольно бодро подбежали к нам и вжались в плотный круг. Я осмотрелся и облегчённо выдохнул — площадь очистилась. Те, кого мы не успели спрятать в зданиях, находились возле нас. С одной стороны нас прикрывала стена огромного здания. Я не опасался нападения с крыши — собаки не летают. Выбравшись из толпы и припадая на боевой шест, ставший мне своеобразным костылём, я вышел вперёд, показывая, что является здесь главной целью. Фонари по краям площади светили хорошо и спустя несколько минут начали появляться изменённые твари. Одна, две, пять, десять, двадцать… Я спиной чувствовал страх, сковывающий жителей города — им никогда прежде не доводилось видеть столь чудовищных созданий. Зато все прекрасно знали, что произошло с теми, кто вышел против них биться — две тысячи трупов.

Твари не спешили нападать, словно чего-то дожидались. Спустя несколько мгновений я понял, чего — за собаками замелькали людские силуэты. Их оказалось немного, чуть больше десятка. Точнее сказать я не мог — и изменённые, и люди находились за границей зоны моего сканирования.

Я ощутил, как с боку встали мои друзья. Хад сжимал горящую синем пламенем рапиру, Лиара держала бесполезный на первый вид кинжал с красным лезвием. Сдаваться на милость победителя они не привыкли.

— Постарайтесь не подпускать их близко ко мне, — я сменил шест на стреломёт и прицелился. Нельзя позволять противнику сделать первый ход — пусть играет по нашим правилам.

Наконец-то именное оружие показало, почему его так недолюбливал Ландо Слик. Пусть выпускаемые им сгустки энергии ничего не могли поделать изменённым собакам, но на людей они действовали прекрасно. Противник, в которого я целился, даже вскрикнуть не успел — снаряд попал ему прямо в голову, сделав в ней не совсем красивую сквозную дыру. Часть собак протяжно взвыла, словно потеряли важное для себя существо и, не слушаясь приказов других людей, ринулась вперёд в слепой жажде отомстить за смерть своего любимца.

— Надеюсь, они ничего в тварях за эти сутки не поменяли, — пробормотал я и сжал путевую метку. Битва за город Фасорг вступила в активную фазу.

Глава 9

Я не стал дожидаться Ландо Слика. Пятый наследник прекрасно понимал — сегодня ночью случится знатная заварушка и если я вновь его вызываю, то явно не для очередной консультации. Откинув крышку негатора, я вытащил бриллиант и сходу поглотил часть энергии. Не всю — иначе меня бы просто разорвало. Но вполне достаточную, чтобы создать двенадцать оглушительных взрывов. Едва животные-инферно вклинились в доступное мне пространство, я их атаковал. В мои планы не входил глупое геройство — грудью встречать собак я не собирался. Как показала практика, даже если на тебе хорошая броня, чудища всё равно разорвут её на много мелких частей.

Раздавшиеся взрывы оказались настолько мощными, что нас едва не опрокинуло. Ошмётками перемешанного с мифрилом мяса, во всяком случае, закидало. Смахнув несколько крупных кусков с плеча, я вскинул стреломёт, выискивая глазами следующую цель, но неожиданно раздался спокойный голос пятого наследника.

— Не делай этого, Медвежонок. Кинологи слишком ценный товар, чтобы им вот так жертвовать. Нужно постараться взять их живыми.

Лиара ахнула, когда рядом с нами появилась туманная фигура. Боевую трансформацию своего дяди она никогда не видела.

— Кинологи? — словно было мне незнакомым. Тем не менее я подчинился — записывать Ландо во враги мне не хотелось. Пусть его слова и звучали как просьба, с ней приходилось считаться. Повисла пауза — взрыв явно не входил в планы нападавших, так что они отозвали свои своры подальше, за границу света. Явно ждут новых инструкций. Магией их достать было нереально, только стреломётом, но я решил подождать. Теперь, когда Ландо с нами, победа не выглядела чем-то нереальным.

— Мне пришлось сегодня много побегать, Медвежонок. Не скажу, что по твоей вине, но осадок всё же остался. Как ни крути — если бы вы спокойно свалили по своим делам, ничего бы этого не произошло. Тихо-мирно здесь бы всех вырезали, и всё. Мифрил действует не на всех животных. Точнее, только на одних — на собак. Всех остальных он убивает. В нашей империи проводились эксперименты по созданию таких инферно ещё полсотни лет назад, но по непонятной причине их свернули. Признали бесперспективными… Хотел бы я посмотреть на тех, кто так решил, а ещё лучше поставил бы их сейчас сюда. Чтобы они воочию увидели эту бесперспективность. Кинологи — дрессировщики, что обучают собак и заставляют их выполнять правильные команды. Они действительно ценные кадры. Иметь на службе такие стаи — дорогое удовольствие. Но крайне выгодное.

Спорить с очевидными вещами было тяжело. Стаи изменённых действительно выглядели сильным оружием. Особенно учитывая то, что их было тяжело подкупить — имелась у моего отца собака. Так она с чужих рук даже еду не брала.

— И что тогда делать? Просто ждать, когда они придумают способ нас всех перестрелять? — озабоченно спросил Хад. — У меня тут люди без защиты. К тому же Лег не закончил их очистку.

— Просто ждать, — подтвердил Ландо. Несмотря на силу, ангел не спешил бросаться в бой, трезво оценивая свои силы. Три-четыре собаки, даже целую стаю, он сможет одолеть, но ту свору, что собралась сейчас здесь — точно нет.

Вопрос Хада показался мне достаточно своевременным. Действительно, чего это я трачу драгоценное время? Место в бриллианте появилось, энергия от пятидесяти человек туда, возможно, не поместиться, но для этого есть и другие пустые камни. А нашим бедолагам нужно отправляться спать.

С такими мыслями я развернулся к толпе народа и в этот момент произошло то, что заставило меня усомниться в своём здравом рассудке — изменённые собаки начали летать! Сразу пять накачанных мифрилом тварей взвили высоко в воздух и с противным воем начали стремительно приближаться к земле. Признаться, меня приморозило к месту от шока — собак-летак я точно не ожидал. За что и поплатится, упустив возможность подорвать тварей в воздухе. Мимо меня пронёсся Ландо Слик, но слишком поздно — собаки приземлились. И, едва у них под ногами появилась твёрдая почва, принялись сеять хаос. Потому что приземлились они прямиком в толпу беззащитных людей. Каким бы молниеносным не был Ландо, ему не удалось остановить избиение — за считанные мгновения сотня человек отправилась к праотцам. А тех, кого не уничтожили собаки, добил один нерасторопный чародей — окончательно запутавшись, я начал действовать по привычной схеме, не задумываясь о последствиях. Огромная прорва энергии ушла в источники животных и прогремел взрыв. Причём рвануло на этот раз так, что я отлетел метров за десять. Меня спасла вовремя использованная «Дубовая кожа» — на мне даже царапины не было. Вот только защитила она лишь меня одного…

Вскочив на ноги, я обнаружил, что стою в полном одиночестве. Хад и Лиара изломанными куклами валялись где-то в центре площади. Живые, но потерявшие сознание. От толпы несчастных осталась лишь память. В здании образовалась огромная дыра и тех, кто прятался внутри, тоже зацепило. На самом краю площади вновь появились противники, приготовившись к новой атаке. Но самое неприятное, как по мне, заключалось в валяющимся в нескольких метрах от меня пятом наследнике. Тёмного тумана больше не было — Ландо превратился обратно в человека. Часть брони сорвало, являя на обзор покрытое металлом тело. Обе руки были неестественно вывернуты, нога оторвана. Шлема на ангеле не было, и я увидел, наконец, настоящее лицо Ландо Слика. Тот прекрасный облик, поразивший меня в первые мгновения знакомства, оказался маской, скрывающей металл. Если у Тени мифрил поглотил максимум процентов двадцать лица, то Ландо мог похвастаться всей сотней. Он сам превратился в мифрил. Думать о том, что это не маска, что с лица пятого наследника слезла кожа, явив внутренности, я не хотел. Потому что это больно. Очень. И желать такое я не мог даже такому существу, как Ландо.

— Дальше сам, — прохрипел ангел, не сводя с меня взгляда вполне человеческих глаз. Не таких, как у Тени. — У тебя остался один призыв, больше путевых меток у меня нет. Используй его с умом. Не дай им уничтожить Лиару. Кинологов, по возможности, не убивай. Они важны. Неделю меня не будет.

С этими словами пятый наследник испарился, вернувшись в столицу.

Задвинув вину за уничтожение людей глубоко в глубь сознания, я поднял стреломёт и постарался найти противников. Собаки стояли на краю света, но не спешили растерзать единственную цель. Видимо, враги уже поняли — у нас появилось оружие против изменённых. Шеста рядом не было, и, прихрамывая, я двинул вперёд. Отвлекаться на Хада и Лиару показалось мне глупой затеей — лекарь из меня никакой. Куда эффективней я стану, если преодолею расстояние до собак или увижу хоть одного кинолога.

Вот только моим желанием не суждено было сбыться. Невидимый руководитель врагов решил, что для показательной атаки результаты более чем шикарные. Раздался пронзительный звук трубы, ознаменовывая окончания боя. Я ускорился, прыгая на одной ноге, но тщетно — ни одна из тварей не попала ко мне в зону сканирования. А кинологов я больше не видел, словно они ушли первыми.

Всё, что мне оставалось — рухнуть на камни и в бессильной злобе обрушить на них удар за ударом. Этот раунд остался за нашими врагами. Семнадцать собак и один кинолог даже близко не стояли на фоне погибшей сотни людей. Звуки трубы смолкли и на славный город Фасорг навалилась страшная тишина, разбавляемая лишь глухими ударами по камням. Однако неожиданно к этим звукам прибавился ещё один:

— На помощь! Помогите!

Вначале один, затем другой, третий. Люди звали на помощь, и я ринулся растаскивать тела, чтобы найти выживших. Поразительно, но их оказалось немало. Изменённые собаки грохнулись в самый центр людской кучи, где находились спящие и принялись их кромсать. Когда я активировал взрыв, то находящихся с краю просто отбросило. И сейчас эти люди звали на помощь. В том числе и Фарг — старик показал поразительную живучесть для лишённого магических способностей человека. Его основательно потрепало, расцарапало, кое-где раны выглядели достаточно страшно, но в целом Фарг был жив. Именно он начал первым звать на помощь — путешественника привалило несколькими телами и самостоятельно выбраться он не мог.

Вскоре из домов начали показываться другие люди. Опасливо оглядываясь, они, тем не менее, ринулись на помощь. Пострадавших обматывали тряпками, укладывали на созданные наспех носилки, даже явился заспанный доктор, сходу принявшись творить свою магию. Я всучил ему несколько заполненных сапфиров — для восстановления людей требовалась прорва магии. Сам же занялся очисткой выживших — двадцать человек, получившие ту, или иную травму, всё ещё находились под действием магического яда.

Лиара и Хад пострадали не так сильно, как я переживал. Несколько переломов, царапин и чувство собственного бессилия против сильного взрыва. Их доставили к доктору, но тот даже время особо тратить на подростков не стал — мимоходом заштопал и вернулся к тем, кто находился на грани жизни и смерти.

Утром картина произошедшего стала более понятной.

— Семьдесят три убитых на площади, тридцать два в здании. Тела кинолога, о котором ты говорил, мы не нашли. Его уволокли. Осталась лишь кровь, — ко мне подошла Фара. Несколько её бойцов приволокли ко мне тяжёлый ящик. Мне даже не нужно было спрашивать, что там храниться — восемьдесят пять килограмм мифрила. По пять с каждой убитой собаки. Стоила такая добыча семидесяти трёх жизней? Любой инферно или ангел сказал бы однозначно — несомненно. Жизнь простых крестьян, прозябающих в отдалённой провинции, не стоит ничего. Но только не я. Любая жизнь ценна, не только тех, кто обладает силой. Особенно если эта жизнь относится к твоим людям, а всех, кто проживал в этой провинции, я начал считать «своими». Возможно, это во мне говорил прежний Лег, с памятью которого мне пришлось объединиться, но сейчас я его полностью поддерживал.

— Слишком много смертей… Хотя, стоит признать, жертв могло быть больше, — нехотя призналась Фара. — Если бы не Ландо Слик.

— Он-то здесь каким боком? — не понял я.

— Все выжившие говорят об одном — перед взрывом он подмял под себя трёх собак, закрывая людей. Принял весь удар на себя, защищая других. Я… Даже не знаю, что и думать. Он ведь из клана Гадюк. А тут такая жертвенность.

— Я тоже из этого клана, — напомнила о себе Лиара. Девочка расположилась неподалёку от меня. — То, что император по какой-то причине отдал провинцию Западной империи, не делает весь наш клан плохим. Люди бывают разными. Ландо понимал — его уничтожить трудно, вот и подставился под удар. Хотя, если верить Легу, досталось моему дяде знатно. Даже если… Лег, смотри!

Я проследил за жестом девочки и увидел десять фигур в чёрной одежде. Вернулись гвардейцы Ландо. Спустя десять минут мы находились в кабинете Фары, где разведчики развернули достаточно подробную карту местности. Я оценил масштаб трагедии — крестиками были перечёркнуты практически все деревни провинции. Если судить по карте, лишь центральный город провинции, да ещё несколько крупных населённых пунктов на востоке оставались заселены. Из остальных мест люди уже снялись и перебрались в другие места.

Но сейчас меня интересовали наши окрестности. И разведчики не оплошали — они указали на точку возле реки.

— Здесь обустроен временный лагерь, — отчитался командир отряда. Я с удивлением уставился на говорящего. Несмотря на то, что шлем он не снимал, у меня не было сомнений — передо мной Геодар. Тот самый гвардеец, что впервые доставил меня в столицу. Мой знакомый кивнул, показывая, что я угадал, но всё равно не откинул забрало.

— Клеток там очень много, как и людей внутри них. Мы насчитали несколько сотен клеток, но там их явно больше. Стоят в несколько рядом, друг на друге. За пленниками убирают, их кормят, на ночь даже выдают одеяла. Если бы они шли на корм собакам, так бы заботиться не стали. Значит, западники хотят использовать их для каких-то других целей. Пока неясно для каких. Охраны много — мы насчитали около сотни противников. Хорошее вооружение, подготовка. По тому, как двигаются, некоторых можно отнести в разряд инферно.

На стол лёг простой листок, на котором разведчики схематично нарисовали лагерь. Клетки с пленниками стояли по периметру круга, создавая защиту находящимся внутри палаткам. Центральная палатка была помечена знаком вопроса — никто не знал, кто находится внутри. За ночь из неё никто не вышел. Как и не зашёл — стоящие у дверей охрана никого не пускала. Загон с собаками располагался у реки, вне палаточного городка. И вне клеток с пленниками. Учитывая свободное перемещение собак по всей доступной им зоне — просто так подобраться не получится. Разведчикам повезло, что ночью была организована атака и практически все животные оказались в ней задействованы.

— С учётом потерь, можно сказать, что у них осталось четыре с половиной стаи, — подытожил Геодар. — Пятьдесят пять тварей.

— Можно было бы сделать пять ангелов, — Лиара перевела мифрил, потребовавшийся на собак, на понятный язык. — Зачем они мучают бедных животных?

— Потому что с ангелами можно договориться. Их можно переманить. Подкупить. С собаками такой номер не проходит. Господин просил передать новость — поезд Пантер, что должен был доставить Тень и двух подставных подростков в Западную империю, пропал. Словно его никогда и не было. Зато спустя два дня Тень заселилась в гостиницу Дарлуга, где и находится по сей день, особо не скрываясь. Ульма отправила ей письмо, но Тень его проигнорировала. Она разорвала все отношения с прежним нанимателем.

— Ты на что намекаешь? — мне совершенно не нравилось то, о чем говорил Геодар.

— Я не намекаю, юноша — я говорю открыто. Те, кто напал на поезд, переманили Тень, поставив ей вполне определённую задачу. Уничтожить вас. Ничем другим объяснить её появление и поведение невозможно. Мне было велено рассказать тебе эту информацию ещё вчера, но его высочество потребовала тебя не беспокоить.

— Тотем с ними, с ангелами. Прямая атака на лагерь с пленниками возможна? — В лоб спросила Фара. Женщину мало заботили проблемы подростков и их отношения с ангелом. Ей только что показали, где находятся дети и она собиралась сделать всё, что в её силах, чтобы вернуть их обратно.

— Если бы у нас была небольшая армия в пять сотен человек, то я бы рискнул. Проблема ещё в том, что возле каждой клетки стоит странное приспособление. Мы не смогли понять его природу, однако ясно, что устройства установлены не для красоты. Возможно, при открытой атаке они уничтожат всех пленников. Пока мы с этим не разберёмся, атака не рекомендуется. Из нападавших мы никого похитить не смогли — за границу никто не выходит. Нужно ждать.

Я смотрел на разложенные карты и понимал, что мы проигрываем по всем фронтам. Людей пока отбить мы не можем. Ещё одну атаку отразить вряд ли получится. Вода у нас отравлена и с этим нужно что-то делать. Люди напуганы и держатся лишь на честном слове. Ландо Слик отвалился на целую неделю, и мне приходилось признаваться самому себе, что по моей вине — для чего я вообще его приглашал? Чтобы он людей прикрыл своим телом? Всё, что чем он помог — рассказал о том, что существуют кинологи. Очередная консультация.

— Нам нужен хороший лекарь, — Хад посмотрел на Фару. — Когда мы можете его заказать?

— Из центра провинции его не вызвать — Тигры забрали всех. Нужно ехать в столицу. Шесть часов на машине туда, шесть обратно, — вздохнула Фара. — Но это не самая большая проблема — нам с ним расплачиваться нечем. Денег в клане практически не осталось. А наш лекарь… Сами видели — обычный выпускник кадетского корпуса, которому пришлось экстренно обучаться врачебному искусству. Наш прежний доктор погиб в битве две недели назад

— У нас нет дня, — нахмурился Хад. — Иначе половина раненных погибнет. Лиара?

— Нет, — девушка вздохнула. — Я никак до анатомии не доберусь, а без обучения лезть в тело опасно.

— Подлатать могу и я, — Геодар напомнил о своём присутствии и посмотрел на мою ногу. — Но лишь закрыть рану. Мышцы лечить не могу. И камни нужны.

— Камни не проблема, их у нас теперь много. Фара, снаряжай машину. Нужен хороший доктор. Деньги найдём, а пока поработаем с гвардейцем, — Хад обратил внимания на меня. — Лег, займись водой. Нужно найти источник загрязнения. Чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше будет всем нам.

Хад преобразился чудеснейшим образом. Он настолько спокойно воспринял отчисление из Академии, словно и не собирался там учиться. Мало того — он начал достаточно активно командовать, раздавая кажущиеся на первый взгляд грамотные приказы. Вот что значит правильное образование и происхождение — некогда стенать и плакать, нужно действовать. Потому что от твоих действий зависит судьба других людей.

— Крестики — это пустые посёлки? — уточнил Хад, склонившись над картой. Геодар кивнул. — Фара, что нужно для того, чтобы тотем начал считать эти земли своими?

— Зачем это? — не поняла женщина. Признаться, не понял и я — у нас гора проблем, которые нужно решить здесь и сейчас, а Хад думает о захвате новых земель.

— Когда весь этот кошмар закончится, мы либо будем живы, либо умрём. Другого нам не дано. Но если мы выживем и попадём в Западную империю, я хочу управлять половиной земель провинции. Пусть потом попробуют на законных основаниях их оттяпать. Забрать силой? Адвокаты западников славятся своей въедчивостью, а империя основана на законах и их соблюдении. Сослать нас куда-то не получится, мы и так на отшибе. Кланы сбежали, их земли пустуют. Всё, что нам потребуется — как-то официально заявить на них права. Поэтому я прошу тебя — спроси у тотема, что ему необходимо для обозначения этих территорий своей вотчиной. Ландо вас на сколько к нам отправил?

Последняя фраза адресовалась Геодару. Однако, прежде чем гвардеец успел ответить, Хад повернулся ко мне:

— Лег, а почему ты ещё здесь? Я про воду не шутил — у нас с ней действительно проблема. Запасов мало, хватит от силы на два дня. Постарайся очистить хоть один колодец. Это частично решит проблему. Если справишься со всеми — цены тебе не будет. Кстати, проверь животных — нужно понимать, магия действовала только на людей, или на них тоже? Фара — у тебя кто-нибудь остался, кто знает устройство водопроводной системы?

Женщина лишь тяжко вздохнула — информация о том, что творится с системой, утеряна.

— Понятно, нужны люди. Ладно, разберёмся. Лег — выручай. Без тебя ничего не получится.

Я нехотя покинул помещение. Хад был прав — времени на праздные гуляния нет. Пока мы здесь носимся, как ошпаренные, пытаясь разобраться с последствиями ночного нападения, наши враги отдыхают и набираются сил. Чтобы явиться следующей ночью и вновь потрепать нам нервы. Неплохой, кстати, план с их стороны — мы вымотаны и деморализованы. Приходи, бери нас голыми руками…

— Лег, можно я с тобой пойду? — Фарг, опираясь на палку, поджидал меня у дверей.

— Со мной? — нахмурился я. Откуда старик знает о выданном мне поручении?

— Ты же сейчас в Дарлуг собираешься? Атака отбита, люди живы и здоровы. Можем отправляться по своим делам. Если честно, что-то мне уже боязно здесь оставаться. Этот взрыв… Если бы не Ландо, я бы здесь сейчас не стоял.

— Ворота вот с той стороны, — я указал старику на закрытые створки главных ворот. — Тебя здесь никто не держит, можешь продолжать своё путешествие. Уверен, за твои рассказы тебя не только накормят, но ещё и приплачивать будут. Главное не насочиняй ничего лишнего.

— Куда же я без вас? Там же твари кругом! — забеспокоился старик. — Нет, господин студент, я ещё здесь немного поживу. Ты меня сюда затащил, тебе вытаскивать обратно. Пойду, тогда, место для ночлега поищу. Поглубже и подальше от тварей, что явятся ночью и начнут сеять хаос.

Оставив старика одного, я похромал к ближайшей водонапорной башне. Внутри города протекала река, откуда бралась вода для животных. Люди же пили то, что добывалось из трёх глубоких колодцев, вырытых в незапамятные времена. Они располагались в разных частях города, что позволяло, в случае неприятностей, дублировать друг друга. Например, как сейчас — если удастся очистить один из колодцев, то его вода поступит в водопровод всего города. Во всяком случае — так планировалось. С тем, как переключаются трубопроводы, предстояло разобраться.

Добравшись до цели, я с сомнением посмотрел в тёмную бездну. Колодец представлял собой вытянутую яму с бортиками, шириной в полтора и длинной в три метра. О глубине судить я не смог — свет не доставал до дна. Воды реки вращали интересный подъёмный механизм, доставляющий воду из недр земли в водонапорную башню высоко надо мной. И уже оттуда по трубам живительная влага попадала во все дома. Мне даже пробовать воду на вкус не потребовалось, чтобы однозначно определить — в ней содержится яд. Тот самый, что вызывает ужасы во снах. Над ладонью появился огненный шар, но никаких всплесков чужой магии не последовало — видимо, здесь всё действовало по другой технологии. Либо источник гадости находился слишком далеко. Из поднимающихся чашек периодически выскальзывали искорки и сгорали, наполняя меня энергией. Вздохнув, я осознал — мне предстоит совершить не самое приятное путешествие в своей жизни.

Вернувшись, я потребовал себе помощников. Геодар выделил двух гвардейцев — других крепких парней в городе не нашлось. Фара помогла найти спусковой механизм — стащили с какой-то мастерской. Мы потратили достаточно много времени, чтобы установить устройство над дырой, но оно того стоило — теперь я был уверен, что в случае непредвиденной ситуации меня смогут быстро поднять. Обговорив все команды, я с едва скрываемым страхом шагнул в пропасть и завис, удерживаемый лишь крепкими руками гвардейцев. Заработал спусковой механизм и меня медленно начали опускать в непроглядную тьму. Активировать световой камень я не стал — мне хватало света, что исходил от огненного шара. Искры всё так же выпрыгивали из поднимающихся чаш и чем ближе я опускался, тем больше этих самых искр становилось. Словно в процессе транспортировки яд каким-то образом выветривался.

Глубина колодца поражала — метров сто, если не больше! Дыра сверху превратилась в маленькую светлую точку, которую я мог увидеть только погасив свой шар. Наконец, внизу показалась водная гладь и я дважды ударил по верёвке. Одна из команд, показывающая, что нужно останавливаться. Вот только верёвка не останавливалась. Мало того — спуск ускорился! Вначале медленно, а последние метры перед тем, как окунуться в ледяную воду, я и вовсе пролетел! Шар погас и мне пришлось экстренно активировать световой камень.

— Эй! — возмущённо заорал я, вынырнув обратно, но тут случилось то, чего я даже представить не мог. Вначале на меня обрушилась длинная верёвка. Затем остановился механизм, доставляющий воду наверх. Я подплыл к нему ближе, ухватившись за натянутую цепь. Так меньше шансов, что можно утонуть. Но на этом невозможные вещи не закончились — мелькнули две тени и меня окатило водой. Протерев глаза от брызг, я успел увидеть двух гвардейцев, медленно уходящих под воду. Мутный шлейф, тянущийся за лишёнными голов телами, показывал — прыгнули мои помощники в колодец не по своей воле.

Цепь, за которую я держался, неожиданно обвисла и с огромной скоростью начала уходить вниз. В который раз «Дубовая кожа» меня спасла — я успел активировать способность на чистых рефлексах, прежде чем в голову прилетел неприятный удар. Приложило меня основательно, но сознания я не потерял. Сумел подплыть к стене и вцепился в камень, продолжая пропускать удары падающей цепи. Можно сказать, что мне повезло — когда последний кусок подъёмного механизма упал в воду, я оставался относительно здоров и точно жив. Пусть и временно. Потому что температура воды чётко указывала на то, что через три-четыре минуты мои приключения в этом мире закончатся.

Световой камень ушёл куда-то вниз и затерялся, погрузив меня во мглу. Кричать я не стал. Тот, кто отправил вниз гвардейцев, только и ждёт этого. Подняв голову, я успел заметить, как выход из колодца начал закрываться. Прошло мгновение и пространство окончательно погрузилось в непроглядный мрак.

Глава 10

Стоит признаться — первые секунды, когда я оказался замурован на огромной глубине, ушли на откровенную панику. Холодная вода, непроглядная тьма, тяжёлая мокрая одежда, тянущая мне ко дну — всё это оказалось не самым верным помощником для того, чтобы спокойно оценивать свои перспективы. Лишь после того, как над ладонью появился огненный шар, принявшийся ловить искорки из воды, накатило небывалое спокойствие.

А чего, собственно, я так переживаю? Я же чародей, что бы эти ни значило!

Огненный шар угас, а на его место прыгнула ледышка, с поразительной скоростью начавшая разрастаться в размерах. На это я и рассчитывал — отпустив её в воду, я остановил своё творение в полутора метрах под собой. Не самая правильная структура потребляла прорву энергии, но мне это было сейчас на руку — очищающаяся вода генерировала ману в огромных количествах, и я едва успевал перенаправлять всё то, что получаю, в поддержку льда. Получилась довольно стройная структура — чем дольше работал лёд, тем сильнее он становился. Тем больше энергии шло ко мне, а я, соответственно, делал сильнее лёд. Красивый замкнутый цикл. Под ногами образовалась твёрдая поверхность, что быстро увеличивалась, выталкивая меня из жидкого плена. На всякий случай я скорректировал направление передаваемой энергии и через пару мгновений ни думал ни о чем другом, кроме как найти способ согреться.

О том, что одна напасть может смениться другой, ещё более худшей, я как-то не подумал. Это сейчас, прыгая на льду в мокрой одежде, понял — идея заморозить воду оказалась не самой лучшей. Так получилось, что у Фары не было ни брони, ни гидрокостюма, ни банального противогаза. Мне пришлось спускаться в самой обычной одежде охотника, что сейчас всеми силами стремилась отдаться на волю физических законов этого мира и превратиться в твёрдый камень. Не сумев найти иного решения, я прекратил работу со льдом и сформировал над ладонью яркий огненный шар. Только на этот раз я сделал его не из красивой изысканной структуры из четырёх линий, а просто вбухал целую прорву энергии в источник, окружив его хаосом из маны. Так, как делал это прежде.

Заметно потеплело — меня даже дрожь бить перестала. Я увеличил шар до размеров головы лошади и облегчённо вздохнул — из костюма начала испаряться лишняя влага. Стало тяжело дышать, под ногами захлюпало. Лёд, утратив подпитку и заполучив в соседа своего злейшего врага (огонь), начал сдавать позиции. В голову пришла забавная мысль и, продержав шар ещё несколько секунд, я резко его «выключил», вновь создав ледяной шарик. Только на этот раз я создавал его не прямо над ладонью, а в нескольких метрах ниже. Там, где всё ещё господствовал лёд. Вода под моими ногами мгновенно кристаллизовалась. Вновь начало заметно холодать, но на сей раз чудовищного зубодробительного мороза не было. Видимо, частичная сушка помогла — костюм начал справляться. Переключившись на огонь, я начал подставлять под него наиболее мокрые участки своей одежды. Пары испаряемой воды стали такими плотными, что я ничего не мог разобрать на расстоянии вытянутой руки. Но это меня мало заботило — я здесь не для того, чтобы разглядывать окрестности. Мне нужно выжить до того, как обо мне вспомнят. О том, что обо мне вспомнят, я не сомневался — Хад начнёт переживать, когда вода в городе не очистится от яда.

Спустя несколько десятков таких циклов я окончательно высох, если не считать ног, постоянно находящихся в талой воде. В очередной раз влив всю силу в лёд, я замер — только сейчас до меня дошло, что место моего пребывания давно находится ниже уровня колодца! Постоянная заморозка и выпаривание воды сделала своё чёрное дело — я опустился в водоносный горизонт, откуда система городского водоканала таскала воду. Толстые льдины по краям ямы служили надёжной защитой, но, если я продолжу и дальше погружаться с такой скоростью, рано или поздно они источатся. Вода хлынет в свободное пространство и мне придётся несладко.

Остановило ли это меня? Нисколько! Почему?

Да потому что передо мной стояла чёткая задача, которую следовало выполнять. Стоящие у реки водонапорные башни располагались в километре друг от друга. Мне не повезло с выбором — башня, в которую я спустился, оказалась ниже всех по течению. Для того, чтобы гарантированно загрязнить всю воду, необходимо установить устройство в другом месте — выше по подземной реке. В том, что это устройство действительно существует, я не сомневался — с каждой секундой уровень поступающей энергии только увеличивался. Значит, датчики заметили уменьшения яда и включили «машину» на полную.

Однако достаточно быстро я встретился с неприятной проблемой — испаряемая влага никуда не девалась. Если раньше она в виде пара поднималась вверх по шахте, то стоило мне начать двигаться вдоль русла реки, создавая себе ледяную пещеру, как испарениям стало некуда уходить. Они заполоняли собой всё, что только могли. Дышать с каждым шагом становилось всё труднее и труднее. Стоило усилить нажим льда, как вся масса вокруг меня мгновенно твердела, превращая в том числе и меня в ледяную сосульку — одежда вновь промокла, а отвлекаться на сушку у меня не было желания. Пришлось выбираться наружу, по ходу укрепляя стены ледяной пещеры и думать.

Был вариант с тем, чтобы подняться по стенам, однако я не знал, что творится наверху. Тот, кто устроил диверсию, запросто мог меня поджидать, чтобы отправить вслед за гвардейцами. То, с какой лёгкостью им открутили головы, пугало до дрожи в коленках. С таким противником мне ещё не приходилось сталкиваться.

Следующий вариант заключался в том, что я мог перенестись в родной город Медведей, решить какие-нибудь вопросы с отцом и за сутки вернуться сюда. Собственно, имея такой способ спасения, я не очень переживал, что попал в якобы безвыходную ситуацию. Даже если меня накроет волной, я смогу активировать способность.

Но в таком случае я не выполню задание. Люди продолжат страдать, механизм работать, а мне не удастся получить следующую толику знаний о своих прошлых жизнях. Сейчас я точно понимал — без них мне будет тяжело. Огненный шар правильной структуры тому доказательство. А ведь это наименьшее из того, что творили маги моего мира. Да я сам в своё последнее перерождение мог многое, однако сейчас даже не представляю, каким образом я, например, мог летать. Тогда это казалось чем-то настолько естественным, что выполнялось лишь одним желанием. По факту же получалось, что я активировал правильные структуры, правильные линии, правильные формы. То, о чём сейчас совершенно не имею понятия.

Однако одного желания двигаться вперёд мне было недостаточно. Необходим запас кислорода хотя бы на десять-пятнадцать минут — примерно столько я отводил на то, чтобы добраться до второй шахты с водоподъёмным механизмом. И это при том, что я понятия не имел, где она находится. Так — где-то впереди.

В руке вновь появился огненный шар — хотелось согреться. Начинало бесить, что одновременно я мог пользоваться чем-то одним — либо льдом, либо огнём. Почему так? Из-за различной структуры стихий? Они в чём-то похожи. Из-за нехватки энергии? Так её здесь просто хоть завались. Потому что это просто невозможно? Этого вообще никто не утверждал. Стоп, а действительно — я даже не пробовал призвать лёд во время активного огня. Да, когда я очищал людей от яда, то пытался призвать два огненных шара. Вот этого у меня не получалось. Но я не пытался призвать разные стихии! Что, если проблема призыва не в самом действии, а в моей голове? В том, что я придумал, что не смогу этого сделать?

Собравшись, я представил, как получаемая от реки энергии перераспределяется. Часть продолжает подпитывать огонь, но часть ушла в другую сторону, преобразовавшись в совершенно иную структуру. Вначале шло туго, но чем дольше я концентрировался, тем проще выходило, пока в какой-то момент я не ощутил, что вокруг меня начал творится какой-то хаос. Открыв глаза, я замер, уставившись на небывалое зрелище. Огонь, висящий над правой ладонью, пытался уничтожить лёд над левой. Но тот не отставал, пытаясь подавить пламя своей силой. Находящаяся вокруг меня вода окончательно сошла с ума — она замерзала и испарялась одновременно, приобретая удивительную пористую структуру. Даже пара не было — он успевал замёрзнуть, вновь растаять и опять испариться, чтобы тут же замёрзнуть. Между двумя стихийными шарами мелькали какие-то искры, молнии, непонятные образования, но самое поразительное заключалось в том, что мне в лицо дунуло таким наполненным кислородом воздухом, что голова закружилась. Я начал погружаться всё глубже и глубже, пока не достиг дна. Подводная река имела глубину в несколько десятков метров и заканчивалась камнями, остановившими моё погружение. Дыра над головой схлопнулась, угрожая поглотить и меня, но я продолжал стоять, не отводя восторженного взгляда от двух шаров. Это было настоящее чудо!

Сколько я так простоял — я не помню. В какой-то момент меня переклинило, и я просто пошёл вперёд. Мне не требовалось формировать ледяной коридор — достаточно было ледяного панциря из пористого вещества. Всегда считал, что у воды есть три состояния — жидкое, газообразное и твёрдое. Как же иногда приятно ошибиться — оказывается, есть ещё одно: пористое. Если меня попросить описать его, я не возьмусь — мне непонятна природа этой воды. Она не была чем-то твёрдым, жидким, или газообразным. Она вообще, казалось, не существует, но прекрасно обеспечивала мою защиту.

Километр, что отделял меня от второй шахты, я прошёл за полчаса, причём большую часть этого времени потратил на то, чтобы научиться двигаться не только по дну, но и по любой плоскости, по которой мне только захочется. Подземная река превратилась для меня в достаточно удобную прогулочную зону, где я мог подниматься к потолку, так и спускаться на самое дно. При этом течение меня словно игнорировало — мне с ним бороться не приходилось. Забравшись к верхней части подземной реки, я достаточно бодро зашагал вперёд и вскоре обнаружил работающий механизм. Прикреплённые к толстой цепи чаши зачерпывали воду, чтобы поскорей доставить её наверх, в водонапорную башню.

Я точно знал — если я ухвачусь за одно из звеньев, то с лёгкостью поднимусь наверх. Мой вес конструкция выдержит без проблем. Но делать этого я не стал и, скорректировав направление, двинул дальше. Энергии вокруг меня становилось так много, что в какой-то момент мне пришлось увеличить оба шара и развести руки пошире, чтобы стихии случайно не столкнулись одна с другой. И когда я добрался до третьей шахты, то, наконец, увидел источник всех наших проблем — в двадцати метрах выше по течению находилось чужое устройство, изо всех сил старающееся восстановить уровень гадости в очищаемой мной воде. Вот только в отличие от случая с канализацией Миракса, на этот раз я подошёл к вопросу с должной подготовкой. Теперь у меня был не только лёд, но и пламя, что позволяло очищать воды гораздо быстрее, чем их вновь загрязняли.

Спустя несколько минут я стоял рядом с устройством. Оно разительно отличалось от тех, что вызывали зловоние. Здесь и механизмов было больше, и проводков, уходящих куда-то вдаль, и центральный камень раза в два превосходил по размерам те, что я видел прежде. Тот, кто установил сюда эту гадость, особо не переживал за конспирацию — вряд ли кому-то придёт мысль отправляться так глубоко под воду. Ко дну был приделан простой ящик, где и располагалось само устройство. Идеальное место для того, чтобы насытить ядом не только этот город, но и все остальные населённые пункты, потребляющие воду из этой подземной реки. Уверен, когда сюда явятся западники, то они не только демонтируют механизм, но и каким-то образом произведут чистку. О чём это говорит? О том, что с магией в этом мире совершенно ничего не понятно.

С трудом выгнав из головы назойливые мысли, я потянулся к устройству, но остановился, уставившись на странную картину — к моим двум стихийным шарам добавился ещё один. Чёрный, отталкивающий, с гуляющими по всей поверхности молниями. Он вырос из кристалла, словно тот ожил и решил лично встретить неприятеля. Все произошло так быстро, что я даже толком не успел ничего понять. Появился шар, исчезли искорки и молнии, а вместо них между всеми тремя шарами образовалась толстая линия из чистой энергии. Меня едва не разорвало на мелкие части от переизбытка силы, но мне удалось перенаправить её в шары. О том, что лёд соприкоснулся с огнём и той непонятной тьмой, я уже не думал — всё моё внимание сосредоточилось лишь на том, чтобы не потерять концентрацию и не дать стихиям превратить меня в пар. А вместе с этим и половину подземного мира.

Что самое забавное — то, что показалось мне вечностью, закончилось за несколько десятков секунд. Какой бы ни была всепожирающей тьма, она не смогла справиться с двумя стихиями, питающимися именно этой самой тьмой. Довольно быстро объёмы поступающей силы начали падать, позволяя мне уменьшить шары в размерах и, наконец, разъединить их. Тьма в последний раз мигнула и исчезла, позволив мне, наконец-то, прекратить высасывать энергию из окружающего пространства. Спустя несколько минут я загасил шары, застыв в центре подводной пещеры из пористого вещества. Вода в подземной реке очистилась.

Меня погрузило во тьму, но я тут же создал огненный шар правильной структуры. Он не нагревался, не требовал затрат ресурсов, не взаимодействовал с окружением. Просто светил, позволяя мне насладиться сокрушительным поражением. Именно поражением, несмотря на уверенное выполнение задания. Двигаясь к этой точке, я искренне надеялся на чёрный камень, желая восстановить себе часть памяти. Однако я не рассчитывал на битву с этим самым камнем. Устройство прекратило загрязнять воду, а на том месте, где когда-то лежал кусочек тьмы, появился прекрасный огромный бриллиант. Чистый, идеальный и не обладающей даже толикой чужеродной магии.

Тяжело описать состояние, в котором я находился. Самый ближайший терпим — разочарование. Я был недоволен тем, что вовремя не отключил обе стихии, позволив тьме выбраться из камня. Что она едва не испарила меня. Что я слишком много отдал на откуп везению, а не продуманности каждого действия. Что мне необходимо, в конце концов, полноценное обучение, а не эта безумная погоня. Схватив кристалл, я с силой его сжал, обрушивая на неповинный камень все свои переживания и обманутые надежды. Неожиданно лишившийся энергии силовой кристалл треснул, как обычное стекло, впиваясь мне в ладонь сотней осколков. Перед глазами мелькнули разноцветные круги и на какое-то время я выключился из реального мира.

***

— Сегодня мы с вами начнём изучение того, без чего не может существовать ни один маг. Защита. Прежде чем думать о том, как уничтожить противника, маг должен подумать о собственной безопасности. Красивые геройские слова о том, что лучшая защита — это нападение, или что убитый противник не атакует — полная чушь! Атаковать вас могут все — даже те, кого вы превратили в пыль. Посмертные заклинания высших магов — достаточно страшная и неприятная вещь. И если заранее не побеспокоится о своей защите, то отправитесь вы на очередное перерождение, лишившись стратегического преимущества. Все открыли журналы и зарисовывайте линии. Это база, на основе которой мы будем строить всё остальное.

Я посмотрел на мешанину линий и сглотнул — мне никак не удавалось понять, с чего начать зарисовку. Построенная учителем структура была довольно сложной — она на порядок превосходила огненный шар, что мы недавно отрабатывали. Когда я оглянулся, в груди потеплело. Ошарашенным казался не только я, но и большая часть класса. Мало кто из нас обучался стереометрии — умению строить трёхмерные объекты. Наставники старательно закрывали этот пробел, но, прежде чем переходить к объёмным фигурам, приходилось изучать плоские. Новые знания, конечно, помогали, но не так, чтобы сходу разобраться в структуре созданной учителем защиты.

Только на то, чтобы перенести её в журнал, мне потребовалось несколько дней. Чтобы запомнить — ещё неделя. Уметь использовать… С этим возникли определённые сложности. Это произошло на следующий день после общего экзамена на запоминание — те, кто его не сдал, куда-то пропали.

— Как вы можете видеть, базовая защита состоит из двух плоскостей, — учитель вновь активировал проекцию. — Внутренняя обеспечивает термическую и магическую защиту, внешняя — физическую. Кто скажет, почему нельзя обойтись одним контуром?

— Инерция! — подал голос наш выскочка. — Если контур будет один, то импульс от любой стрелы пойдёт дальше, разрушая организм.

— Верно, — учитель довольно пощёлкал хвостом. — Как вы видите, внешний контур более разряжен. Ему нет необходимости отражать все опасности. Только те, что способны вызвать импульсы. Спиралевидные линии, скрепляющие два контура в единое целое, способны погасить практически любой удар. Чем плотнее и больше вы их сделаете, тем безболезненней для вас окажутся последствия попадания болта из арбалета. Но учтите важное — такая структура крайне нестабильна и легко разрушается сторонним вмешательством. Всегда нужно сохранять баланс между надёжностью и безопасностью. Нда… Судя по незамутнённым взглядам, большая часть из вас ничего не понимает из того, что я вещаю. Ишар-Мор, в круг!

С трудом сдерживая волнение, я вступил на арену — место тестирования всех наших способностей. За те три месяца, что мы обучались магии, двое из нас уже погибли внутри круга — созданные ими огненные шары взорвались, превратив несчастных в обугленных вальгов.

— Для того, чтобы выжить, вы должны успевать вешать на себя защиту за считанные мгновения. Вначале защищайте голову, затем научитесь закрывать всё тело. Ишар-Мор, у тебя десять секунд, чтобы создать структуру вокруг головы, запитать её энергией и противостоять моему удару. Время пошло!

Я растерялся — одно дело думать о том, что ты великий маг, другое — спустя три месяца после начала обучения за считанные секунды уметь создавать сложную структуру. Большую часть времени, что выделил мне учитель, я просто простоял, нервно водя хвостом из стороны в сторону. Мне не верилось, что учитель ударит меня. Такого просто не могло быть. Нас ведь…

Мелькнула стрела и меня обожгло жгучей болью. Учитель не замешкался ни на секунду — ему в классе не нужны ученики, не способные контролировать свои эмоции и не выполняющие приказы с первой попытки. Спустя тридцать два дня в одном из посёлков из яйца вылупился новый вальг, чтобы через одиннадцать лет рискнуть и пройти инициацию. Подростку не повезло — мировой эфир признал его негодным, а через мгновение в его теле появился я, всё ещё орущий от боли в голове. Так закончилось моё первое перерождение — я обучался на мага всего девяносто пять дней.

***

Мне не требовался журнал, чтобы перенести в него новые знания — структура защиты всплыла в памяти настолько плотно, что вряд ли оттуда когда-то выветрится. В чём-то она походила по своему принципу за дарованную тотемом способность «Дубовая кожа». На том уровне магической силы, что имелось у меня, нанести мне тяжёлое повреждения тяжело. Заметили, как грамотно мной была использована фраза «на том уровне сил»? Я не стал использовать фразу «с максимальным значением магической силы», так как сразу после возвращения из мира воспоминаний случилось ещё одна непредвиденная штука.

Бриллиант, что я раздавил, не исчез без следа. Вместо того, чтобы рассыпаться пылью, он каким-то образом преобразовался, впитавшись в моё тело. И теперь я ощущал в себе два источника — один классический, находящийся в районе солнечного сплетения, другой, новый, в районе живота. Сейчас он был пуст, но по тому, как отображался магическим зрением выходило, что бриллиант каким-то образом вошёл в моё тело. Кругом всё ещё витала дармовая энергия, так что мне не составило труда перехватить несколько линий и направить их в новый источник, желая его заполнить. И только после того, как мана начала впитываться в меня, распределяясь между старым и новым хранилищем, меня основательно проняло — поглощённый кристалл не увеличивал силу магии, он увеличивал запас маны. Причём на порядок! Отныне у меня имелось пятьсот пятьдесят стандартных единиц маны! Новый источник оказался многоразовым, пополняемым, а для того, чтобы им воспользоваться, мне даже делать ничего не приходилось — магия рассматривала его как неотъемлемую часть меня.

С этим определённо предстояло разобраться — Баркс неоднократно заявлял, что клеймо 50/50, дарованное мне тотемом, показывает максимально возможные значения. Не удержавшись, я стянул одежду и посмотрел на плечо — на нём красовалась изначальная татуировка. Вот только я прекрасно понимал — у меня есть нечто дополнительное, нечто такое, что не укладывается в общую канву мира и, что немаловажно, то, что возможно посчитать. Оценить. Измерить. Использовать в своих целях. Мне нужно срочно добраться до шамана. Но только после того, как разберусь с диверсантом.

Создать два шара из льда и пламени оказалось достаточно простым делом. На этот раз я не стал усердствовать — в воде практически не оставалось яда, что должен пополнять ману, так что приходилось тратить собственные запасы. Примерно половина нового источника ушло на то, чтобы пройти всего двадцать метров и выбраться на поверхность. Последние метры я и вовсе проплыл в ледяной воде, чтобы ненароком не нарушить работу подъёмного механизма. Вцепившись в цепь, я уверенно потащился наверх — присутствовала, конечно, вероятность того, что там поджидает неведомый враг, но меня, скорее всего, ждут либо у первой, либо у второй шахты. Если вообще ждут. Кому придёт мысль, что без водолазного костюма мне удалось проплыть два километра?

Но на всякий случай я внимательно следил за магическими источниками, прекрасно понимая, что против нас мог выступить лишённый маны инферно или даже ангел. Всё обошлось — меня никто не встречал и не караулил. Ловко спрыгнув с цепи на твёрдую поверхность, я испытал невероятное облегчение — задача выполнена, воспоминания получены, жизнь сохранена. Из минусов — в городе орудует диверсант. Нужно предупредить остальных.

— Вот ты где! Чего так долго? Мокрый какой-то…, — Хад встретил меня на главной площади. Кругом стояла какая-то суета — все бегали, что-то делали. — Ладно, потом расскажешь. Лег, у нас беда — Лиару похитили.

***

— Ученик, я хочу с тобой говорить. У тебя минута. Встань в круг.

— Да, учитель.

Мужчина недовольно поморщился — вызовы старого мага стали его утомлять. Однако он убедился, что рядом с ним никого нет, очертил область и встал в круг, приготовившись ко встрече со своим господином.

— Два боевых отряда гоблинов вклинились в земли Западной империи. Судя по вектору их движения, целью они выбрали провинцию Лестар. Остановить их не могут, войска западников отходят в сторону. Что тебе об этом известно?

Сердце первого ученика учащённо забилось, но на лице осталось всё то же беззаботное выражение, так бесившее других. Выходит, уже доложили — из-за каких-то гоблинов учитель никого вызвать не станет. К тому же здесь нет других учеников. Наставник явно не хочет, чтобы те узнали информацию.

— Полагаю, гоблины направляются за шестьюдесятью килограммами «крови Зверя», что обнаружились в здешних местах.

— Откуда взялось это вещество? — наставник сузил глаза. Этот материал являлся едва ли не единственным, что вызывал у него неподдельный интерес.

— Такой информацией я не обладаю, — первый ученик гордился своей способностью скрывать правду. Он понимал — учитель сейчас задействует все доступные ему способы, чтобы понять, лжёт ему ученик, или нет, но мужчина не переживал на этот счёт. За сотню лет, что он является неотъемлемой частью тайной организации, он научился многому. Особенно врать.

— Доставь «кровь» ко мне. У тебя три дня!

— Учитель, у меня есть подозрение, что шестьюдесятью килограммами запасы не ограничиваются. Мне нужно время, чтобы всё разузнать. Когда сюда явятся войска Западной империи, мне не удастся так свободно передвигаться. К тому же гоблины отправят следующий отряд, затем ещё, пока сюда не явится вся их армия, позабыв о защите врат.

— Хорошо! — после долгой паузы ответил старый маг. — Продолжай поиски и оберегай свою находку. С первым отрядом гоблинов разберёшься сам, но сильно не светись. Ещё не время. Через две недели жду тебя у себя.

— Как будет угодно, учитель, — первый ученик склонил голову, но как только мир вернул себе прежние краски, злобно усмехнулся: — Старый дурак! Через две недели ты умрёшь!

О том, что ему удалось выкрасть неинициированного чародея, первый ученик умолчал. Как и о том, что алтарь Зул’вара был разрушен не полностью — основное ядро, позволяющее производить инициацию, находилось в надёжном месте, о котором знал лишь он. Учитель полагает, что никто кроме него не умеет работать с «кровью Зверя», не знает её истинную силу, как можно её использовать. Глупей! Кто, если не первый ученик, знает о том, что произошло в самом начале пути наставника? Сто лет назад тот не был таким скрытным, ему нравились женщины, выпивка. Во время очередной посиделки наставник проговорился о том, как получил свою силу — путём поглощения своего учителя. Последнего полноправного чародея этого мира. И для того, чтобы стать таким же могучим, как учитель, достаточно инициировать девчонку и поглотить её силу! За те мгновения, что она будет истинным чародеем, Лиара не успеет воззвать к Зверю и получить его силу — он справится раньше. Должен справиться! После чего он доберётся до логова пришлых, обменяет «кровь Зверя» на тёмное могущество и сместит старого маразматика со своего трона. Настало время самому управлять этим миром. Что касается последователей, то и здесь мужчина знал, как поступить — на примете имелась отличная кандидатура. Осталось посмотреть, насколько она живуча… Брать в ученики слабаков никто не желал.

Глава 11

— Лег Ондо? — я не успел толком переварить информацию от Хада, как меня окликнул незнакомый голос. Хотя, когда-то я его слышал. Обернувшись, я инстинктивно преклонил колено, как и все остальные люди, невольно оказавшиеся на центральной площади.

— Ваше величество, — произнёс я, приветствуя Анера Слика, отца Лиары.

— Оставьте реверансы, сейчас не до них. Лег, Лиаре нужна твоя помощь.

— Ваше величество, её похитили. Мы сейчас отправляем…, — начал было Хад, но Анер его перебил:

— Похитить истинного Слика практически невозможно. Её накачали снотворным, но противники не учли способности нашего духа-хранителя. Лиара перенеслась во дворец, где её схватили слуги императора. Сейчас моя девочка дожидается позорного тестирования и, как сказал Ландо, своей смерти. Потому что существует некая сила, что желает уничтожить чародея. Если ты не поможешь ей сбежать — через сутки её не станет.

— Почему я? Что могу сделать такого я, чего не может третий по силе ангел империи? Обладающий, к тому же, поистине неограниченными ресурсами.

— Я не знаю, — честно признался Анер, смерив меня взглядом с ног до головы. Вид у меня, конечно, после подземного приключения, был ещё тот. — Но по какой-то причине мой младший брат верит в тебя. Говорит, если кто и может справится с этим делом — только ты. Я наслышан о ваших отношениях с Лиарой на подготовительном курсе, не одобряю их, но иного выбора у меня нет. Император чётко дал понять — если я или мои люди приблизятся ко дворцу, Лиару уничтожат. Как и тех, кто за ней явится. Я не собираюсь сдаваться и сделаю всё, что могу, чтобы её вытащить, но одних моих усилий явно недостаточно. Император выслал из дворца как моих, так и людей Ландо. Ты не сможешь попасть внутрь — защита не пропустит, приглашения у тебя нет… Я совершенно не понимаю, для чего младший брат рекомендовал позвать тебя, но я здесь и прошу тебя о помощи. Помоги Лиаре, и я… Я буду перед тобой в долгу, Лег Ондо.

Возникла неприятная пауза. Если здесь, на границе империи, было всё просто и понятно, то каким образом действовать в столице, я не имел ни малейшего понятия.

— Даже если мы вытащим Лиару, за ней всё равно будет вестись охота, — Анер решил окончательно усугубить и без того тяжёлую ситуацию. — Кем бы ни был «Алый бант», он не успокоится, пока не уничтожит чародея.

— Если мы не предложим что-то взамен, — неожиданно меня посетила мудрая мысль. — Вы пробовали выкупить Лиару?

Анер посмотрел на меня, как на умалишённого, однако ответил:

— Император владеет всем. Что такого ты хочешь предложить ему, чтобы заинтересовать?

— Кто сказал, что я хочу предлагать что-то императору? Лиару похитил не он — её выкрал кто-то из «Алого банта». И если вы хотите помочь дочери, то и общаться нужно с ними, не с вашим отцом. Вы прекрасно знаете, что нужно этой организации.

— Кристалл Богуша, — глаза Анера загорелись, когда он увидел пусть и слабую, но надежду на спасение дочери.

— И я совершенно случайно знаю того, кто спрятал один из таких кристаллов, — произнёс я и ощутил, как земля уходит из-под ног. Анер схватил меня за грудки и поднял в воздух.

— Кто?!

— Мне нужна встреча с Ландо. Это возможно? — прохрипел я. Если бы не такое поведение отца девочки, я бы, возможно, и назвал ему имя. Эйро никогда мне не нравился. Но что-то мне подсказывало, что эмоции накроют Анера с головой и он натворит бед, пытаясь вытащить дочь. А мне ещё учится в Академии… Нет, если кто в семейке Сликов и дружит с головой, так это Ландо. Общаться по поводу кристалла и последствий передачи его нашим врагам я буду только с ним.

— Когда? — выдержка вернулась к Анеру и он поставил меня обратно на землю.

— Утром. Я прибуду в столицу поездом из Наргона, встретьте меня. До завтра Лиара проживёт?

— Прибор для проверки прибудет к обеду. К этому моменту Лиара должна быть на свободе.

— Тогда у меня есть встречная просьба — нам тоже нужна помощь. Причём не меньшая, чем вам. Хад, расскажи, что у нас происходит и кто нам нужен, чтобы обеспечить защиту города. И да — у нас здесь завёлся какой-то диверсант. Двоих гвардейцев Ландо убили и спустили в колодец. А, ты же не знаешь…

Рассказ много времени не занял. Я не стал углубляться в детали уничтожения устройства, заявив, что отныне подземные воды безопасны, но первый подъёмный механизм требует капитального ремонта. Анер проявил поистине нечеловеческую выдержку. Несмотря на разрывающее его желание броситься в гущу событий и вырвать Лиару из рук императора, он стойко выслушал мой рассказ, а затем и просьбу Хада — городу требовалась защита.

— Странно, конечно, что в городе совсем не оказалось достойных воинов, — заметил Хад. — Местный вождь объединился с тремя соседними кланами и на четверых они набрали всего две тысячи необученных бойцов.

— Ничего странного, — ответил Анер. — Этот город находится недалеко от границы с Западной империей. Какой смысл держать в нём воинов, если они нужны непосредственно на границе? Город служил сугубо как перевалочная точка и база отдыха. Кто в здравом уме решится напасть на наполненный отдыхающими бойцами город? Когда император решил отдать провинцию, войска вывели, и вся территория осталась, по сути, без какой-либо организованной защиты. Значит, вы с Лиарой занимались обустройством города?

— Пришлось заняться этим на пути к главной цели, — подтвердил я. — Мы не привыкли бросать людей.

— А ты, получается, стал местным князем? — Анер посмотрел на Хада, пропустив мимо ушей мою колкость. — Хороший ход со стороны Медведя. Если выживите, получите значительное превосходство над другими кланами после присоединения к Западной империи. Ты уже начал захватывать провинцию?

— Тотемы обещали дать ответ завтра, — ответил Хад.

— Понятно — боятся. Духи-хранители прекрасно знают, что требуется для экспансии, но не хотят в этом признаваться. Для того, чтобы они расширили свою вотчину и насадили её власть на соседние земли, даже пустые, требуется огромная прорва силовых камней. Я прекрасно знаю размеры провинции, так что для того, чтобы все земли стали твоими, необходимо минимум двадцать тонн силового гранита или аналога по силе в других камнях. У тебя есть такие объёмы?

Хад тяжело задышал и я понял — таких запасов в городе не было. По сути всё, что оставалось у кланов, отдали мне для зарядки и я не могу сказать, что по силе те камни сопоставимы с двадцатью тоннами гранита.

— Сегодня я отправлю сюда десять гвардейцев. Не разведчиков, как у Ландо, а настоящий боевых инферно. Этого будет достаточно, чтобы отстоять город хоть у самих гоблинов. Что касается камней — они не проблема. Если Лег действительно умеет творить чудеса и поможет спасти Лиару, ты получишь требуемое, князь. Все покинутые земли станут твоими, но у этого будет своя цена. Пятьдесят процентов добычи с новых земель и технологии, что вы получите от западников, будут передаваться в клан Гадюк. Пусть меня и лишили права наследования, но не необходимости заботиться о семье. Сразу скажу — торговаться я не намерен. Либо ты соглашаешься на мои условия, либо захватывай те земли, на которые хватит ресурсов. Давать силу чужим кланам я не намерен. Защиту ты получишь бесплатно — считай это авансом за помощь в спасении Лиары. Жду тебя завтра, Лег.

С этими словами Анер растаял серой дымкой, оставив нас в весьма скверном настроении. Молчали мы долго — ни мне, ни Хаду не хотелось начинать разговор первым. Но время поджимало, поэму начал я:

— Кроме Лиары ещё кто-нибудь пропал?

— Этого не проверить. У нас такой хаос творится, что даже тотемы не знают, сколько у них подчинённых осталось. Люди ещё не оправились от взрыва, а тут ты с диверсантом. И как он выглядит — понятия не имеешь, верно?

Мне оставалось лишь кивнуть.

— Я предупрежу гвардейцев, чтобы они действовали осторожней. Сейчас всех людей расселяем поближе к центру города и укрепляем стены. Если противник действительно серьёзно подошёл к нашему уничтожению — сегодня ночью состоится очередная атака. Что должна сравнять наш город с землёй. Ты когда хочешь прыгать домой?

— Последний поезд в столицу выходит в полночь. Два часа на то, чтобы добраться из Туро до Наргона. Ещё часа два на разговоры с отцом и шаманом. У меня максимум три часа.

— Этого должно хватить. Правда, рискованная затея…

— Говори. Сейчас для нас любое безумие — выигрыш времени.

— Помнишь карту? Пленников держат всего в пятнадцати километрах от нас. На то, чтобы туда добраться, тебе потребуется часа два. Возьми двух гвардейцев — они тебя понесут. Основная ударная сила врагов — собаки. Там, конечно, ещё кто-то есть, но собаки для нас являются главной проблемой. Если перед тем, как прыгнуть в Туро, ты покажешь тварям, что мы тоже умеем огрызаться — это поможет нам выжить до приезда гвардейцев Анера.

— Хочешь, чтобы я парочку стай взорвал? — горько усмехнулся я. Идея действительно выглядела самоубийственной — если я ошибусь хоть в чём-то, меня просто растерзают. Работать сразу с пятью десятками источников я никогда не пробовал.

— Желательно все, но парочка тоже будет отлично. У них осталось не так много изменённых. Не думаю, что собаки делаются легко и просто, так что остатки будут беречь. Вот, держи. Это должно тебе помочь с маной.

Хад протянул мне наполовину заполненный энергией бриллиант. Тот самый, с которым я уже имел удовольствие поработать. На мой взгляд — самая большая драгоценность объединённых кланов. Отказываться я не стал — не в моих принципах разбрасываться такими подарками. Возвращать, например, я его точно не собираюсь.

— Сделаю, что смогу. Но ты тоже не расслабляйся — проведи перепись народа и пойми, кого из людей нет. Пусть все помогают и вспоминают незнакомцев.

— Думаешь, диверсант сидел среди нас?

— Слишком мало времени прошло с момента решения об очистке колодца до смерти гвардейцев. Со стороны не успеть — нужно находиться в городе. Что, если этих гадов было несколько? Разбираться с этим уже тебе и твоим вождям.

— Разберусь. Ты главное собак останови хоть на сутки. И Лег… Я не собираюсь отдавать Гадюкам половину провинции. Как по мне — пусть её заберут западники, чем наши.

— Полностью поддерживаю. Но нужно дёргать тотемы. Уверен — Анер слукавил, говоря, что трата силовых камней единственный способ урвать себе новые земли. По камням я спрошу у отца, может, они что-нибудь и придумают. Даром ли у Медведей нюх на магические булыжники. Хотя, двадцать тонн гранита… Не уверен, что у клана есть такие запасы.

— Всё, Лег, тебе пора выходить — на счету каждая секунда. Они дорогу знают.

Два закованных в чёрную броню бойца уже ждали сигнала Хада. Пока я очищал колодцы, мой друг явно времени не терял и давно придумал мне следующую задачу. Меня положили на прочные носилки, после чего гвардейцы довольно шустро стартанули, унося меня прочь из горда. Конечно, имело смысл обратиться к доктору, чтобы он восстановил мышцы, но мне уже успели сказать, как долго займёт капитальный ремонт травмированной ноги — двое суток, из которых половину времени я буду прикован к постели. Позволить себе такую роскошь, как отдых, я не мог. Так что пришлось довериться гвардейцам и их силе.

Стоит признать — путешествие по пересечённой местности на носилках особым комфортом не отличалось. Несмотря на то, что гвардейцы старались особо меня не трясти, а возле резких перепадов высот и вовсе останавливались, позволяя мне самостоятельно перебраться, пару раз я всё же рухнул на землю. Никто не смеялся и не зубоскалил. Все понимали степень моей травмы и то, куда направляемся. Дошло до того, что в какой-то момент носилки оказались заброшены в кусты, а меня посадили на спину, каждые пятьсот метров меняясь. Так оказалось хоть и медленней, зато не так болезненно. Последние триста метров мы проползли — зона патрулирования изменённых тварей оказалась чётко очерчена выкорчеванными деревьями.

Я подобрался к краю поляны — повезло, что наша точка оказалась на возвышенности. Как бы гвардейцы не описывали базу противника, передать словами всю эпохальность сооружения у них не получилось. Клетки уносились в небо на высоту в шесть-семь этажей, и они огромным широким поясом окружали платочный городок. Людей в клетках было много — на мой взгляд даже больше, чем осталось в городе. И «запасы» постоянно пополнялись — прямо на моих глазах несколько человек устанавливали очередную клетку, чтобы запихнуть в неё новую партию пленников.

Как и говорилось, собаки отдыхали вне основного периметра. Лагерь изменённых располагался недалеко от реки. Для меня это было идеальное место — после путешествия в колодцы водой меня больше не напугаешь. Все остальные пути наступления казались невозможными — чтобы добраться до клеток, нужно пробежать полкилометра пустого пространства, где постоянно бродят животные-инферно.

— Можете возвращаться, дальше я сам, — я обернулся к сопровождающим.

— Князь приказал тебя прикрывать, а также доложить о результатах, — послышался ответ и по голосу я узнал Геодара. Командир разведчиков лично сопровождал меня в этот безумный поход.

— Тогда оставайтесь здесь и не высовывайтесь. Я иду рекой.

— Мы поможем добраться. Здесь непростая местность.

Последнее замечание оказалось достаточно своевременное — чтобы добраться до реки, пришлось попотеть — берега оказались усыпаны каким-то плотными кустарниками. Можно было, конечно, ломиться напрямую, но в этом случае мы дали бы знать противнику о своём приближении. Пришлось искать удобную точку. Меня опять несли на спине, мы ползли, пробирались между гибкими ветками, но всё же добрались до воды.

— Лагерь в полутора километрах. Уверен, что справишься?

— Нет, — честно ответил я. — Но ведь выбора у меня нет, верно? Это как в поезде — либо мы, либо всех нас. Я за первый вариант.

— Тогда охота шла не на нас, — напомнил Геодар. — Нападающие не ожидали, что в поезде окажется Медведь и Гадюка. Это их сгубило. Сейчас противник к этому готов. Будь осторожен.

Я кивнул и свалился в реку. Вновь без костюма, без кислорода, но с увеличенным запасом маны и огромным бриллиантом, пусть и заполненным наполовину. Этого вполне должно хватить на то, чтобы добраться до цели незамеченным.

Большую часть расстояния я просто проплыл — крутые берега и густая растительность позволяли чувствовать себя относительно безопасно. Под воду я ушёл только тогда, когда впереди показались верхушка пояса из клеток. В руках появились два шара, и пространство вокруг меня принялось активно меняться. Близко подходить к берегу я не стал — пятидесяти метров вполне хватало, чтобы достать до лагеря с собаками из центра реки.

Остановившись напротив стоянки, я усилил нажим на стихийные шары, делая пористые стены вокруг себя ещё более плотными, после чего отключил энергоподачу, оставив лишь световой шар. Двадцать собак оказались в зоне моего действия, но я не спешил насыщать их энергией. Мне нужны все твари. Но как сделать так, чтобы они собрались в одном месте?

Взгляд переместился на висящий передо мной шар. Я привык создавать его над ладонью или на незначительном расстоянии от себя. Но что, если сотворить его прямо возле тварей, а не пускать по линиям, показывая своё местоположение? Уверен, как только все заметят огненный шар, сразу прибегут выискивать того, кто его создал. Обычно маг находится на расстоянии десяти-пятнадцати метров от своего творения. Это мне повезло.

С первой попытки ничего не получилось. Как и с десятой — шар постоянно норовил возникнуть рядом со мной. В какой-то момент я собирался уже отказываться от своей затеи, но тут в памяти всплыл первый урок из прошлой жизни. Момент, когда учитель забрал шар у ученика, заставив того биться в конвульсиях, продолжая отдавать свою силу. Мудрый вальг забрал часть энергии у нерадивого ученика, принявшись оперировать его маной. Может, попробовать и здесь так? Я потянулся к источнику ближайшей собаки — как и все чужие хранилища маны, он оказался для меня недоступен. Однако кое-что я заметил — источник постоянно излучал ману, тут же поглощаемую телом, и с этим излучением я мог взаимодействовать. Нормализовав линии, я начал «высасывать» силу, заставляя всё, что выходит из источника, концентрироваться в нужной мне точке.

Собака явно заволновалась — она начала бегать взад-вперёд по берегу, пару раз едва не выскочив из области действия. Но обошлось — беспокойная тварь не уходила далеко от своей лежанки. Я не спешил, внимательно отслеживая линии вокруг инферно. То, что мне показалось изначально странным, нашло своё подтверждение — источаемая мана уходила не просто так, а поддерживала тело. После того, как я закрыл поддержку, тварь начала испытывать дискомфорт. Сейчас я был даже рад, что пустил не шар, а начал работать с собакой — её беспокойство вызвало бурную реакцию среди остальных собак. Почти вся свора начала хаотично носиться по берегу и даже сквозь толщу воды я услышал пронзительный вой — видимо, заблокированной твари стало совсем плохо.

Появились новые источники и у меня участилось сердцебиение — среди прочих явились четыре человека! Видимо, те самые кинологи, что отвечают за своих собак. Мало того — каждый из противников носил с собой несколько силовых камней. Тоже недоступных для прямой работы, но этого сейчас и не требовалось. Я оценил количество собравшихся вокруг орущей от боли собаки точек. Вместо с кинологами их оказалось пятьдесят две штуки. Значит, семь собак охраняют территорию, но это уже не та сила, с которой не смогут справиться десять инферно Анера. Раньше я полагал, что ограничений по целям у меня нет, но сейчас понял, что ошибался — не более пятидесяти за один раз. Видимо, по количеству доступной магической силы. Я приготовился вливать энергию в источники, чтобы превратить берег в огромный кратер, как остановился — поведение собаки, у которой я отнял излишки маны, показалось мне странным. Она прекратила носиться по всему берегу и застыла на одном месте. Изменённую обступили другие твари, кинологи и, как мне казалось, это было идеальным моментом для взрыва, но я медлил. Потому что с каждой секундой количество источаемой магической силы увеличивалось, словно источник пытался бороться, желая насытить тело. Это показалось мне достаточно странным, чтобы подождать и вместо того, чтобы вливать энергию, я начал перекачивать её себе, заполняя бриллиант. Прошла целая минута такой гонки, как неожиданно в меня хлынул целый поток маны. Кратковременный, всего на мгновение, но едва не лишивший концентрации и не выбивший меня из «насиженного» места под водой. Источник собаки-инферно угас, полностью передав мне свою силу, а на берегу осталось лишь пятьдесят одна цель.

Очень хотелось всплыть и своими глазами посмотреть на происходящее, однако я сдержался. Вариантов, по сути, всего два — либо тварь умерла, либо она освободилась от уз. Хотя застывшие на одном месте источники других тварей показывали, что ни с кем сражаться они не собираются. Интересно…

Кинологов я трогать не стал, а обратился сразу ко всем сорока семи собакам, до которых смог дотянуться. Чтобы всех их взорвать, маны у меня не хватит даже с учётом увеличенного резерва и бриллианта. Но зато теперь я могу перекрыть тварям доступ к внутренней силе! Что и сделал, завязав всю энергию на бриллиант. Только на этот раз я перестраховался — работая с изменёнными, я активировал две стихийные сферы. Если на меня вновь хлынет поток энергии и ёмкости бриллианта окажется мало для её поглощения, будет способ сбросить излишки.

То, во что превратился берег, стоило увидеть собственными глазами. Я не сдержался, поднявшись над водой. Но на меня никто не обращал внимания — на берегу творился самый настоящий хаос. Твари визжали как подрезанные поросята. Они носились по всей округе, врезаясь друг в друга и мешая, тем самым, покинуть опасную зону. Кинологи оказались затоптаны и раздавлены, но горечь утраты вождей никак не сказалась на собаках — их буквально разрывало изнутри. В какой-то момент мне даже стало жалко бедных животных. Они не виноваты, что попали на службу каким-то уродам. Вряд ли собаки стояли в очереди, ожидая, когда их примут на работу. Однако поделать я ничего не мог — взрывать тварей в опасной близости от клеток мне уже не хотелось.

Прошло несколько минут агоний и, наконец, свора замерла. Изменённые рухнули на землю, чтобы спустя какое-то время предпринять последнюю попытку спастись — их источники отдали всю свою силу, стараясь насытить тело маной. Хорошо, что я подготовился — бриллиант заполнился под завязку и два стихийных шара увеличились на целый метр! В меня разом влилась энергия, сопоставимая с пятьюдесятью рубинам, отчего меня могло разорвать на месте. Но я справился, а через мгновение поток иссяк, оставив на земле огромную гору мёртвых тел. Вот только злоключения собак на этом не закончились. Тела стали разлагаться со страшной силой, словно кто-то значительно ускорил время. Приглядевшись, я осознал свою ошибку — со временем всё было нормально. Из тел собак начал вылезать металл. Природа животных, даже мёртвых, выталкивала чужеродные вставки и только после того, как весь мифрил оказался вне тел, шевеление закончилось.

Больше на город эти твари нападать не станут.

На то, чтобы выбраться на берег, мне хватило нескольких мгновений — вода давно стала для меня хорошей дорогой. Продолжая хромать и постоянно оглядываясь на клетки с пленниками, я начал стаскивать весь мифрил и опустевшие рубины в кучу. Да, в каждой твари находился достаточно большой камень и теперь я начал понимать, для чего — чтобы нормализовать мифрил и заставить его находится внутри животных без особых последствий. Мне повезло, что все собаки погибли на достаточно ограниченном пространстве — много времени у меня процесс сбора не занял. Меня давно заметили и из клеток послышались крики о помощи. Вскоре показались и противники — из ближайшего прохода выбежал небольшой отряд. Поразительная скорость намекала на то, что, это если не ангелы, то точно инферно и мне, без брони и достаточной подготовки, сражаться с ними нельзя. Разорвут голыми руками.

Поэтому я сделал единственное, что казалось мне верным — я схватился за куртку, на которую стаскивал весь мифрил и силовые камни, после чего активировал «Возвращение домой». Способность отработала так, как я и рассчитывал — она посчитала всё, что находится у меня в руках, продолжением меня самого. К тому моменту, как десяток инферно достигли берега, на нем оставались лишь одни трупы. Ни меня, ни моей добычи там уже не было.

***

За несколько часов до этого первый ученик стоял у пустой клетки, яростно сжимал рукоятку жертвенного кинжала. Ритуальная казнь, что должна превратить простого мага в настоящего монстра, откладывалась на неопределённый срок — Лиара исчезла, несмотря на все установленные защитные механизмы. Магическое зрение показывало, что ни одна из печатей не нарушена, что означало только одно — первый ученик является самодовольным дураком! Как можно было забыть о способности чистокровных Сликов? Тотем даровал им возможность возвращаться в свою вотчину, а он, возомнивший себя величайшим магом этого мира, не учёл такую мелочь? Что ему стоило постоянно накачивать девчонку снотворным, чтобы продержать без сознания несколько часов? Возомнил себя великим?

Заставив себя успокоиться, первый ученик начал размышлять, как поступить. То, что Лиару нужно вытаскивать из дворца, обсуждению не подлежит. Без чародея ему не стать великим. Хорошо, что есть время — когда Рикон узнает о том, что девчонка вернулась, он не первым делом проверит её на приборе. Руководитель «Алого банта» не верит чужим словам — только тому, что видит собственными глазами. На то, чтобы доставить прибор, уйдёт день, а то и два — можно устроить небольшую диверсию. Связи и возможности на это имеются. Теперь вопрос — кого отправить? Самому нельзя — Рикон не потерпит конкурента на своей территории. Нужно отправить того, кто знает местность, выглядит как свой и, в случае необходимости, способен на безумство. Какое счастье, что он знает, на кого можно положиться…

***

Ангел, привыкшая называть себя Тенью, с интересом посмотрела на доставленный ей конверт. Прочитав содержимое, изменённая принялась собираться, без единой эмоции встретив новое поручение. Женщина давно перестала удивляться качелям, творящимися с приказами хозяев. Убить — защитить, обучить — игнорировать, доставить — удалить. Большая часть новых заданий противоречила предыдущим, так что Тень смирилась с человеческой глупостью. Закинув в рот силовой камень, доставленный вместе с конвертом, ангел отправилась на железнодорожную станцию. Уже сегодня вечером она явится в Альрус, столицу Северной империи и приступит к выполнению новой задачи.

Раз ей поручили спасти Лиару Слик, значит, так тому и быть.

Глава 12

— Нет! Точка! — Ингар разозлился до такой степени, что на вершине холма, где мы сидели, стало заметно холодать. Именное оружие отца впитывало теплоту, готовясь разрядить его на ближайшего врага. Сейчас таким выступал я.

— Рано или поздно они всё равно поймут, что кристалл у нас, — несмотря на угрозу расправы, я оставался спокойным. С буйными медведями по-другому нельзя — едва они почувствуют слабину, тут же накинутся и разорвут на части, даже несмотря на родственные связи. Всё, что я себе позволил — удобней усесться на холодный камень. По ставшей привычной традиции собрание клана проводилось в вотчине тотема, чтобы исключить прослушку вероятного противника.

— Я сказал нет! Мы не отдадим кристалл! Никто не знает, на кого работает Эйро! — произнеся это, Ингар все же осмотрелся, выискивая тех, кто может их услышать. Одна из способностей витязя показывала, что в радиусе километра нет ни одной живой души.

— Другого пути, чтобы вытащить чародея, нет, — я упорно стоял на своём, прекрасно понимая, что требовать кристалл у главы службы безопасности Миракса ещё более бесполезная затея, чем у отца и прадеда. Здесь меня хоть не сразу прибьют.

— Не чародея, я Лиару, — поправил меня Баркс. — Ту, в сторону которой тебе даже смотреть тотемы запретили.

— Будь она просто Лиарой, ей бы завтра ничего не грозило, — я был готов к такому повороту. — То, с каким упорством кто-то желает уничтожить чародеев, говорит о том, что они очень важны для мира. Посмотрите, что сделал «Алый бант», чтобы найти Лиару — они едва не стравили кланы с императорской семьёй! Если бы у Пауков или Пантер в этом году появились инициированные подростки, началась бы заварушка. Так что не надо меня обвинять в том, что я хочу спасти ту, которая мне нравится. Я собираюсь спасти одного из двух потенциальных чародеев этого мира. Чем нас больше, тем лучше будет миру.

— Я не отдам кристалл, — Ингар смог успокоиться, но набыченный взгляд говорил о том, что по вопросу со статуэткой он принял окончательное решение. Для вождя клана жизнь чародея даже близко не стояла с тем преимуществом, которое получит обладатель фигурки.

— Скажи, Лег, а как ты собрался производить обмен? С кем ты собрался торговаться? — Баркс попробовал воззвать к разуму, но и на эту фразу мне было что ответить:

— С третьим наследником, что организовал глобальную проверку всех инициированных в этом году. По информации Ландо Слика, его старший брат замешан в связях с «Алым бантом», причём на самом высоком уровне. Раз организация распространяет своё влияние на все империи, то в нашей находится какой-то координатор. Готов поспорить на всё, что угодно — главный сидит где-то у западников. Раз так — то включается обычный человеческий фактор.

— Если есть человек, с ним можно договориться, — закончил мою мысль Баркс. — Да, это вполне может сработать. Такие, как Лиара, рождаются раз в столетье. Набор Богуша един вот уже три тысячи лет… Скажи мне, видящий линии, как ты определишь, что перед тобой кристалл Богуша?

— Я запрещаю! — начал было Ингар, но тут его взгляд устремился в пустоту. Всего на мгновение, но этого хватило, чтобы из отца словно воздух выпустили — он окончательно набычился, но умолк. Тотем явил свою волю, приказав вождю заткнуться и выслушать шамана.

— Количество излучаемой энергии, цвет, форма, — перечислил я всё, что знал. — Разве этого недостаточно?

— И все? — Баркс явно что-то задумал, что я не понимал, что конкретно. — Никаких дополнительных линий, каких-то опознавательных знаков, видных только магам? Давления на разум?

— Нет, — я заставил выплыть из памяти образ двух фигурок. Мне довелось заполучить их до инициации, так что запомнить до малейшей детали проблем не возникло. Никаких отличительных особенностей, кроме тех, что я назвал, не было.

— Баркс, они поймут, — Ингар сделал последнюю попытку образумить деда.

— Это мы сейчас и проверим. Лег, хромай за мной. Тотем разрешит тебе войти в своё логово.

Признаться, Баркс сумел заинтриговать. Спустя несколько минут мы стояли у той самой пещеры, где произошло моё новое рождение в этом мире. Только на этот раз в ней не было страшной пелены, уничтожающей любого, кого наш дух-хранитель посчитает недостойным. Баркс прогнал двух ребятишек — вне инициации эта пещера являлась излюбленным местом прогулок большинства детей. Я и сам был здесь неоднократно. Как Легом до вселения вальга, так и после, когда с Эльрином и Хадом мы ходили смотреть место нашего будущего испытания. Ничего страшного или необычного с нами не произошло, так что я не понимал, для чего Баркс притащил меня сюда.

Ответ крылся в огромном камне, который старый витязь с заметным трудом отодвинул в сторону. Ему даже пришлось прикрикнуть на Ингара, чтобы тот помогал высвобождать проход куда-то под землю. Я оценил грандиозность булыжника. Мало того, что он оказался огромным, так ещё и с той стороны, что предстала перед моими глазами, он был весь исчерчен какими-то символами. Ничего знакомого здесь я не увидел, но не сомневался — всё это имеет значение. Видимо, какая-то охранная магия.

Баркс достал светящийся силовой камень и жестом указал следовать за ним. Узкая винтовая лестница спустила нас на несколько метров ниже под землю в ещё одну пещеру. Стоило мне в неё попасть, как внутри всё запело и заплясало — перед глазами расцвело море из силовых камней. Магическое пространство превратилось в огромное яркое пятно, бьющее по глазам похлеще полуденного солнца. Я с интересом посмотрел на металлический экран, спрятавший от всего мира, в том числе и от меня, камни. Мало того, сами магические булыжники не испускали энергию — у каждого из них имелось собственное защитное поле, словно здесь поработал ректор Академии, сумев законсервировать магию.

Но самым поразительным в этом месте оказались не силовые камни, а небольшой саркофаг. Мне уже было известно, что в этом мире особо отличившихся людей не сжигали, а пользовались услугами клана Стервятника — их тотем позволял сохранять тела умерших веками. Усопших обкладывали магическими булыжниками и герметично закрывали в каменных чашах. Раз в пять-десять лет гробница открывалась, чтобы почтить память великого человека, все остальное время почитатели таланта восхваляли вырезанное на крышке саркофага лицо усопшего. Странное, конечно, желание, на мой взгляд, но кто я такой, чтобы вмешиваться в мировоззрения этого мира? Оставалось только принять этот факт и подивиться тому, что саркофаг стоит не на центральной площади, где с ним может общаться любой житель города, а в закрытом и спрятанном помещении. Но стоило мне присмотреться к лицу… Я даже сглотнул, осознав, где я видел это бородатое лицо. Мало того — однажды мне удалось с ним даже пообщаться! Это же…

Додумать мысль мне не позволили — рядом с саркофагом появилась проекция тотема. Могучий Медведь явился в уменьшенной своей версии, чтобы поместиться в небольшой пещерке. Он беззвучно рыкнул и по-человечески приложил лапу к морде. Этот жест нельзя было понять двусмысленно — дух-хранитель приказал молчать о нашей с ним встрече в человеческом обличии. Никто не должен знать о том, кем является этот бородач.

— Основатель клана, — послышался голос Игнара. Тотем исчез, посчитав свою миссию выполненной. — Наш предок. Первый человек, отмеченный дланью Медведя. Больше двух тысяч лет назад он стал едва ли не первым человеком на планете, на кого духи-основатели обратили свой взор.

Мне с трудом удалось удержать язык за зубами, и я по-другому посмотрел на гробницу. Интересная штука с этим миром получается. Люди явились сюда около двух с половиной тысяч лет назад из какого-то технологически развитого мира. Вот только сразу же столкнулись с неприятностью — привычная физика в условиях их нового дома вела себя достаточно странно. Например — электричество. Стоит ему где-то появится, как магия мира сразу делает всё возможное, чтобы задавить нежеланного гостя. И это несмотря на то, что мозг людей работает на этом самом электричестве. Получается, спустя несколько сотен лет после появления в этом мире люди обрели какие-то способности, превратившие часть из них в тотемы, а остальных разбросало по различным градациям — обычные люди, одарённые, витязи, чародеи. Возникает резонный вопрос — где наш бородатый предок нашёл свою силу? Если вспомнить разговор, то дух-хранитель заявлял о некой клятве, что он давал, становясь тотемом. Мол, отныне ему запрещено давать людям выбор и являться к ним в естественном облике. Но кто дал нашему предку слова этой самой клятвы, и кто следит за её исполнением? В этом мире что — есть некая дополнительная сила, о которой никто не знает? Очень интересно. Уверен — ответ на этот вопрос мне многое пояснит.

— Вот только дед мой забыл передать его имя, — горько усмехнулся Баркс, обрывая мои мысли. — Поэтому мы зовём первого из фамилии Ондо просто: Медведь. Так, мы сюда не для того пришли, чтобы предками хвастаться. На вот, посмотри. Сможешь определить, какой из камней настоящий?

Баркс откуда-то извлёк две одинаковые красные яркие звёздочки. Причём слепили они как в магическом, так и визуальном спектре — я инстинктивно отшатнулся, прекрасно помня свои ощущения от близкого знакомства с кристаллом Богуша. Но те два камня, что передал мне шаман, были окутаны защитным полем и не передавали энергию, так что, поборов страх, я принял оба кристалла. В руках появились одинаковые фигурки хвоста Зверя — почему-то в этом мире дракона не принято было называть как-то иначе. Из глаз полились слёзы, когда я всматривался в кристаллы, чтобы найти отличие. Но не находил — копия, а логика подсказывала, что одна из двух фигурок была не настоящей, оказалась сделана идеально. Я понял, что визуально работать с камнями бесполезно и закрыл глаза. На всякий случай даже отвернулся от богатства клана, чтобы лишние «солнца» не мешали оценивать кристаллы.

На первый взгляд они казались одинаковыми, но только на первый взгляд. Чем больше я смотрел на линии, тем чётче понимал — у одной фигурки они были выстроены слишком… тонкими, что ли. Неестественными. Эта мысль показалась мне интересной, и я потянулся к странному камню, продвигая своё сознание внутрь. Для этого мне приходилось раздвигать энергетические нити в сторону, нарушая стройность конструкции, но я работал крайне осторожно. Едва замечал, как нить начинала дрожать, словно желая разорваться, тут же оставлял её на месте и приступал к другой. Недостатка в линиях не было, и спустя какое-то время я миновал последнюю преграду. Моё сознание очутилось в небольшой полости, содержащей в себе три бриллианта. Тот хаос из постоянно меняющихся магических потоков, что происходил между бриллиантами, я даже понять не пытался — для текущего уровня моего развития такое движение казалось чем-то запредельным. Но зато я теперь точно мог сказать — в моей руке находится интересная копия из трёх бриллиантов, каким-то образом синхронизированных друг с другом. Вернувшись в обычный мир, я протянул шаману фальшивку:

— Это копия.

Стоило видеть насупившегося Баркса — он явно не рассчитывал, что мне удастся пройти этот тест. Но я не собирался останавливаться и добавил:

— Тот, кто умеет работать с магическими линиями, обязательно увидит разницу. Здесь стоит только чуток покопаться, чтобы добраться до источника из трех бриллиантов.

Неожиданно я заметил, как лицо Баркса вытянулось. Первые мгновения мозг отказывался принимать очевидный факт, но он настойчиво стучался в закрытую дверь, желая сообщить, что шаман не видит разницы между этими камнями. Старик неотрывно следил за моими руками, чтобы точно знать, где оригинал, а где копия. Для него эти два кристалла идентичны!

— Да ладно! А кто тогда эти камни делал? — поразился я.

— Дед мой. Сильный одарённый был, — пробурчал Баркс.

— Это тот, что заграждение у пещеры гоблинов сделал? А где он обучался? — вспомнил я. Ещё одна странность нашего рода — странный предок, по силе похожий на верховного мага из моего мира, а то и вовсе на архимага.

— Тотем его знает. Давай камушки и забудь, что ты тут видел. Дорогу сюда тоже забудь. Пока ты вождём или шаманом клана не станешь, тотем тебя сюда не пустит. А если ты продолжишь прохлаждаться, а не делами заниматься, да пацанят из Академии выдёргивать, делая их недоучками, так и вовсе из клана попрёт!

Баркс явно был не в духе. Видимо, идея подложить противнику «пустышку» ему очень нравилась. Я вздохнул и протянул было шаману оригинальный камень, но что-то меня заставило провернуть тот же самый фокус, что и с копией. Я решил залезть между линиями — ведь копия была сделана по сходному принципу с оригиналом.

Сделать это было достаточно непросто — в отличии от подделки, линии у настоящего кристалла были настолько плотно натянуты, что мне приходилось делать значительные усилия, чтобы продвинуться между ними. Забавно — если в первом случае я двигался осторожно, то сейчас ломился изо всех сил. По лицу потекли струйки пота, тело начало дрожать, за каждый микрон приходилось бороться, но я упорно двигался вперёд, в какой-то момент перестав считаться с последствиями. Где-то на заднем фоне раздались крики Баркса и Ингара, но я уже не слушал родственников. Просто двигался дальше, протискиваясь через плотный строй толстых и упругих линий.

Не могу сказать, что это заняло у меня целую вечность — максимум минуту. Зато могу сказать точно — я выложился целиком и полностью. Когда последняя линия оказалась позади моего сознания, мне хотелось только одного — поскорей сдохнуть, чтобы хоть в тёмном «нигде» отдохнуть от той работы, что только что проделал. От перенапряжения, казалось, дрожала каждая клетка организма. Но стоило мне увидеть источник, как я разом позабыл о смерти, о боли и о том, что мне вообще нужно дышать.

В центре кристалла Богуша находился мелкий дракон. Он спал, забавно сложив лапки под голову и никак не отреагировал на моё появление. Присмотревшись, я понял — дракон не настоящий. Большая его часть была полупрозрачной и только хвост, чью фигурку я держал в руках, обладал красками и плотностью. Причём не простыми красками — такой насыщенный зелёный цвет мне уже приходилось видеть в своей жизни. Буквально несколько дней назад, когда я вкачал безумную прорву энергии в мифрил. Внутри кристалла Богуша оказалась заточена частичка «крови Зверя»!

— ЗАПРЕЩЕНО! — рявкнуло пространство и меня вышвырнуло прочь из камня. Очнулся я на полу, безучастно глядя на то, как Ингар хлестал меня по щекам, приводя в сознание.

— Хватит, убьёшь! — предупредил Баркс. — Живым он нам больше пригодится.

Меня рывком подняли на ноги и тряхнули.

— Ты что опять учудил? — грозно спросил Ингар.

Видимо, на лице у меня нарисовалось искреннее непонимание вопроса, так как вождь сотворил небывалое — он пустился в пояснения.

— Тотем приказал поддержать тебя и выдать несколько самых сильных камней для работы с фальшивой фигуркой. Сказал, теперь ты знаешь, как её подправить, чтобы никто не догадался о подлоге.

— А ещё парочку килограмм мифрила для полной радости, — закончил Баркс. — Дорого нам, нынче, обходятся твои опыты, Лег.

— Может, это всё же посыл на то, что Хаду нужно помочь камнями, а не сливать его на растерзание западникам? — не удержался я от колкости. Как оказалось, Андо Слик не лгал, заявляя, что дополнительную территорию можно захватить только силовыми камнями. И Ингар, и Баркс подтвердили — расширение земель происходит путём вливания прорвы энергии в духа-хранителя. Но стоило мне озвучить цифру в двадцать тонн, как всё воодушевление от потенциального роста клана растаяло. У клана не было таких объёмов энергии. Всё, на что Хад мог рассчитывать — эквивалент тонны гранита. Но даже с этим количеством были вопросы — каким образом силовые камни доставить на закрытую, по сути, территорию? Кому доверить такую ценность, не переживая за сохранность? Потому что и за меньший объем убивали. Ответов на эти вопросы ни у кого не было, но с чем оба Ондо были согласны — принимать помощь от Гадюк нельзя.

— Держи, — Ингар с явной неохотой извлёк из красивой шкатулки два бриллианта и протянул их мне. Драгоценные кристаллы оказались скреплены какой-то прочной цепочкой, что могла цепляться на пояс. Что я сразу и сделал — не рассовывать же по карманам такую ценность? Правда, меня в очередной раз укололо — на цепочке стояла такая же защита, как и на моём негаторе.

— Это чтобы не украли, — пояснил Ингар. — Если кто загребущий лапки протянет — получит такой разряд, что надолго запомнит, что к чужому прикасаться запрещено. Если выживет. Действует даже на ангелов. Собственно, против них и задумывалась.

Баркс явно решил отомстить за мою колкость:

— Чтобы камнями пользоваться, нужно деактивировать защиту. Сам сможешь это сделать, или помощь нужна?

— Помощь? — задумался я и тут же принял решение: — Да, нужна. Сними защиту с одного кристалла. Хочу понять, как ты работаешь с линиями, не видя их.

— Кому они вообще сдались, линии эти? — пробурчал шаман и потянул руку в сторону висящих у меня на поясе кристаллов. Сколько я не всматривался, отловить момент, когда исчез защитный купол, я не смог. Меня начало заполнять энергией, но я вовремя успел её перераспределить и замкнуть обратно на кристалл. Не хватало, чтобы меня ещё разорвало. Но выводы я всё же сделал — Баркс действительно работает с линиями, хотя сам этого не понимает. Словно слепой, обучившийся определённым движениям и повторяющий их, чтобы не грохнуться на дороге. Значит, существовал кто-то, кто обучил старого шамана. Кто понимал, о чём идёт речь. И, кажется, я знаю, кто этот «кто-то».

— Всему этому тебя обучил дед? — уточнил я и Баркс горько усмехнулся:

— Обучил… Если это можно было назвать учением. Мне шестнадцать лет было, когда он явился, наконец, домой из своих походов и великодушно потратил целый год, чтобы объяснить мне основные принципы работы с магией. Ещё бы — первый витязь в клане за сотню лет, такая гордость. А потом его не стало. Так что я до всего дошёл сам, методом проб и ошибок. Больше, конечно, ошибок.

— Ладно, теперь о мифриле, — я поправил камни и вернулся к самому началу разговора.

— Забудь о нём! — отрезал Ингар. — Тотем приказал выдать тебе два килограмма, на том и порешили. Остальное мы спрячем — чем меньше этой гадости ходит в мире, тем ему лучше. Это надо же додуматься — вживлять в собак рубины, чтобы затем скармливать бедным животинкам мифрил. Будь моя воля — голову бы открутил тому, что всё это придумал. Знал бы, как мифрил уничтожить — сделал бы это со всеми нашими запасами без промедления. Я не собираюсь плодить инферно или ангелов.

— Уничтожить-то, как раз, не проблема, — задумчиво произнёс я. На свою беду. Потому что старый шаман сразу вцепился в меня, как клещ.

— И что же ты нам ещё не рассказал?

Пришлось поведать о своём эксперименте и наблюдать не самую приятную картину — всё больше и больше хмурящегося отца. В пещере даже похолодело, когда Ингар сжал кулаки, представляя, что в них его любимый топор.

— Этого ещё не хватало, — Баркс тяжело вздохнул. — В следующий раз, Лег, начинай с самого важного, а не всяких сказок про своих красоток или того, что тебе нужны силовые камни. «Кровь Зверя» — запрещённый материал. Мы не знаем, для чего его используют, но дед неоднократно говорил о том, что суть его походов — уничтожение «крови». Как — он не говорил. Сказал только, что ни при каких обстоятельствах нельзя трогать эту субстанцию голыми руками. Надеюсь, ты этого не делал?

— Вроде нет, — заверил я.

— Внутри подделки находится частичка «крови», верно? — неожиданно спросил Ингар. Я поразился проницательности отца и кивнул, подтверждая его мысли.

— Поезд уходит через два часа. Машин у нас ещё нет, так что тебе нужно выдвигаться прямо сейчас. Не трать время на сон — к тому моменту, как ты явишься в столицу, фигурку нужно закончить. Вытаскивай Лиару и отправляйтесь к гоблинам. Что-то мне подсказывает — у тебя совсем нет времени. Не беспокойся за Хада — он должен справится самостоятельно. Либо так, либо князем ему ещё рано становиться.

— Это ещё не вся информация. Анер и его гвардейцы считают, что Тень перешла на сторону «Алого банта». Сейчас она в Западной империи.

— В этом нет ничего удивительного. Она там, где вкуснее платят, — ответил Баркс, выслушав полную версию истории. — Осторожней с ней. Лишившись клана, она приобрела свободу от клятв. Тень может клясться в вечной верности, но тут же предаст, если ей это будет выгодно. Её никто не контролирует.

— Я о другом. Она знает, что я чародей. И ушла к противнику.

Тишина, повисшая в пещере, пугала.

— Она не станет, — наконец, Баркс посмотрел на Ингара, словно ища поддержки. — Она даже согласилась его в ученики взять.

— Либо так, либо очень скоро от нашего клана не останется и следа, — мрачно ответил мой отец. — В любом случае, только она может тебя подготовить так, чтобы сдать экзамен в конце первого курса. Других учителей нам сейчас искать негде. Посмотрим, как решится проблема с Лиарой, там буде думать. Всё, выходим!

Мне хотелось о многом расспросить лидеров клана, но время действительно поджимало. Повозка, запряжённая сразу четырьмя лошадьми, ждала меня во дворе. Удобно усевшись между подушками, я разложил на коленях свои новые ценности и закрыл глаза. Началась тряска, но за последнее время дороги в наших краях начали приобретать максимально цивилизованный вид — основные ямки уже заделали, где-то началась укладка нового дорожного полотна, вскоре и вовсе путь до центра провинции станет гладким, как поверхность спокойного озера. Так что трясло меня не сильно, позволив потратить время в нужном направлении.

Вот только вместо того, чтобы заниматься фигуркой, у меня из головы не выходила структура магической защиты, «вспомненная» мной из прошлой жизни. Упрямая логика подсказывала — для начала переговоров подойдёт тот кристалл Богуша, что создал дед, а мне необходимо позаботиться о собственной безопасности. Встреча с изменёнными собаками показала слабость человеческого организма. Случайная стрела, укус, нож, да что угодно — и от меня, возомнившего себя великим магом, не останется ничего. Учителя правы — прежде чем думать о большем, нужно озаботиться основным. Защитой собственного тела.

Всё остальное — потом.

***

— Кто ты, позвавший нас? Откуда ты знаешь о вызове? Никто не должен знать, что мы существуем!

Первый ученик рухнул на колени. Не от почтения — от боли. Голоса в голове высасывали силу и причиняли такую муку, что всё остальное перед этим померкло. Из носа пошла кровь, мир утратил целостность, сознание начало угасать, но на последний крохах разума мужчина успел прохрипеть, обращаясь к неведомым палачам:

— У меня есть «кровь Зверя»! Шестьдесят килограмм!

Тяжесть разом ушла, словно её никогда и не было. О ней напоминала лишь огромная кровавая лужа, в которой валялся первый ученик.

— Принеси её нам, и ты будешь вознаграждён!

— Мой учитель приказал доставить «кровь» ему. Вы знаете его как Дорад. От него я узнал о вашем существовании и о том, что вы можете обменять «кровь» на могущество.

— Принеси нам кровь, и ты получишь могущество. За шестьдесят килограмм мы увеличим твою магическую силу на шесть пунктов. Ещё ты сможешь видеть магию и работать с ней без посредников. Напрямую.

— Я не могу принести «кровь» — учитель следит за каждым моим шагом. Стоит мне выдвинуться к вам, как он тут же об этом узнает и перехватит.

— Дорад зазнался… Он давно не поставлял нам «крови». Мы отправим к тебе малую частичку себя. Через два дня она явится туда, где ты сейчас находишься. Встреть её и передай «кровь». Тогда ты получишь своё могущество.

Тяжесть окончательно исчезла — «пришлые» покинули разум человека. Первый ученик распластался на полу, но всё же нашёл в себе силы ухмыльнуться — через два дня он, наконец-то, начнёт видеть магию. Точно также, как и учитель. Останется только поглотить чародея и можно будет открыто выступить против старого мага, заявив о себе всему миру. Надоели эти игры в прятки — хочется всеобщего почитания, пусть и основанного на страхе.

Двери комнаты, где валялся первый ученик, открылись и на пороге возник Геодар, командир отряда разведчиков.

— Фарг, тотем тебя раздери, что с тобой? Откуда здесь столько крови?

— Поскользнулся и носом ударился, — маска старого путешественника вернулась на своё законное место. — Случилось что?

— Князь приказал опросить всех жителей. Ты никого странного или лишнего в городе не видел?

— Откуда? Мне как эту квартиру выделили, так я тут и сижу, жду, когда господа студенты соберутся дальше по своим делам. Практически не вылажу.

— В других комнатах есть кто-нибудь? — Геодар посмотрел на закрытую дверь.

— Один я, — Фарг посторонился, пропуская гвардейца внутрь и использовал одну из своих любимых способностей.

— Один, так один, — Геодар почувствовал острое нежелание продолжать разговор. — Если увидишь кого-то подозрительного, сообщи нам. Разберёмся.

— Обязательно, — первый ученик закрыл дверь и посмотрел в сторону второй комнаты, где находилась пустая клетка, остатки алтаря Зул’вара и ящик с шестьюдесятью килограммами «крови Зверя». — Обязательно разберёмся.

Глава 13

Ландо Слик, временно отлучённый от дворца, проживал в довольно просторном поместье на окраине столицы. Неподалёку от Миракса. Я с удовольствием потянул носом — воздух в этой части города был наполнен чем угодно, только не магическим зловонием. Нескольких минут на железнодорожной станции мне хватило, чтобы гарантированно утверждать — в столице уничтожены не все чёрные камни, но здесь, вдали от центра, воздух отдавал относительной чистотой.

Мой довольный вид не ускользнул от Анера Слика, лично явившегося сопроводить меня от станции до своего младшего брата. Бывший наследник трона промолчал, но красноречивый взгляд показывал, что ему нужны объяснения, отчего я такой радостный, когда его дочь рискует умереть в любую минуту. Задержать устройство проверки Анеру не удалось, и мужчина был на взводе. Вызывать гнев могучего ангела я не собирался, так что пояснил:

— Здесь чистый воздух. Мы с Лиарой разгадали тайну, почему он был таким неприятным. Возле Миракса и резиденции Пантер нам удалось уничтожить устройства, генерирующие зловоние. И хотя в городе этих штук ещё много, здесь уже чувствуется улучшение.

— За что я тебе несказанно благодарен, — послышался знакомый голос. К этому моменту мы подошли к небольшому саду, где в беседке среди огромного вороха подушек возлегал Ландо Слик. Анер даже поморщился, заметив брата. Ангелам не пристало предаваться таким нежностям.

— Только у меня к тебе есть одна просьба, Медвежонок, не нужно приписывать другим то, чего они не делали, — закончил пятый наследник, даже не делая попыток приподняться. Мы подошли ближе и, наконец, увидели причину такого поведения — Ландо практически не мог двигаться. Место, где он находился, больше походило на больничную койку, чем на лежанку какого-нибудь богатея. Подушки выступали здесь как бутафория, скрывая медицинское оборудование, трубки, силовые камни — тело повреждённого ангела находилось на активной стадии восстановления.

— Какой прогноз? — уточнил Анер. Видимо, из вежливости.

— Ходить буду, но не скоро. Позвоночник восстанавливается медленно, мифрила не хватает. Глупое ранение.

— Зато вы спасли кучу народа, — не удержался я.

— Спас? — Ландо даже голову оторвал от своей лежанки. — Медвежонок, ты ничего не попутал? Как только я понял, что ты собираешься взрывать собак прямо в толпе людей, я собирался уносить оттуда ноги! То, что ты совершил, можно трактовать как покушение на особу императорской крови! Если бы не дополнительная защита — меня просто бы разорвало на части!

— Почему ты молчал, брат? — Анер неуловимым движением очутился у меня за спиной. У меня внутри всё похолодело — я буквально ощутил, что нахожусь в секундах от смерти. Защита, которую я репетировал всю поездку, покрывала от силы тридцать процентов тела и её явно недостаточно, чтобы защитить от разъярённого ангела.

— Потому что слишком много странных факторов, которые не сходятся. Собаки прыгнули в толпу, я ринулся вперёд, но увидел, как Медвежонок ушёл в себя. Готовил удар. Этого хватило, чтобы принять решение срочно сбегать, но какая-то сила потащила меня дальше. И сопротивляться ей у меня не получалось. Это была та же сила, что и в поезде, во время битвы с последним Львом. Только тогда меня блокировали, здесь тащили. Но и это не всё — рухнувшие в толпу собаки тоже оказались заблокированы. Им словно выделили определённую область, выходить за которую строго-настрого запретили. И меня кинули в эту области, предварительно собрав всех собак вместе. Согласен, со стороны могло показаться, что это я ринулся закрывать людей от взрыва, но по факту меня хотели уничтожить. Тот, кто это делал, должен был стоять рядом — слишком все движения были выверенными и чёткими. Если бы не моя броня… Можно сказать, что я ещё легко отделался — взрывом меня должно было разорвать на части. Медвежонок виноват не в том, что хотел меня убить, а в том, что он не подумал о последствиях своих действий, приведших к тяжёлой травме наследника трона. И, как не крути — это тоже покушение. Ты должен мне, сын Медведя и я собираюсь сполна воспользоваться своим правом на возмездие. Но об этом мы поговорим позже. Анер сказал, что ты хотел со мной поговорить. Говори.

— Хочу обменять Лиару на кристаллы Богуша.

— Исключено. Даже если бы мне было известно, где находятся оставшиеся два камня, я бы никогда не стал платить своей жизнью за жизнь племянницы. Анер — без обид, но легенда про этот набор слишком неприятная, чтобы так рисковать.

— Я тоже не хочу становится рабом, но Лиара…, — начал было лишённый права наследования, но умолк. Анер прекрасно понимал, к чему может привести собранная фигурка. Неожиданно Ландо продолжил:

— Должен признать, что травма неприятно влияет на мозги. Ты сказал кристаллы? Не кристалл?

— Всё верно, кристаллы, — я положил негатор на подушки и активировал замок. Щёлкнуло и крышка откинулась, явив взору две горящих красным светом фигурки. Хвост и верхнюю часть спины. Поразительно, как много можно сделать, когда понимаешь принцип и имеешь достаточное количество силовых кристаллов. Правда, мне пришлось полностью разрядить два из трёх бриллиантов, но результат того стоил. Я не только усилил линии в созданной странным предком фигурке, но ещё и сотворил собственную копию — той фигурки, что у меня забрал Эйро.

Второй раз в жизни я лицезрел приятную картину — вытянувшееся лицо Ландо Слика. Он долгое время не сводил взгляда с кристаллов, потом посмотрел на Андо и указал на меня:

— Нельзя допустить, чтобы они собрали фигуру. Я не хочу становиться марионеткой, даже если придётся пожертвовать двумя чародеями…

— Я понял тебя, брат, — кивнул Андо и в этот момент меня отбросило вперёд, метров на двадцать. Удар, пришедшийся в основание шеи, должен был обрушить любую возможную защиту и отделить голову от туловища. Вот только те тридцать процентов защитного поля, что я успел натренировать за время поездки, оберегали жизненно важные части моего тела. И голова в этом списке стояла на первом месте. Отныне убить меня всего лишь одним ударом не получится, особенно когда уровень маны находится на максимальной отметке. Краем сознания я успел отметить изменения в объёме доступной энергии — десять единиц ушло на блокировку выпада Анера. Вот только отмечал я это уже в полёте — импульс удара не прошёл даром, отбросив меня прочь. Медвежонок сильный и живучий, но лёгкий…

— Это копии для обмена! — заорал я, умудрившись перевернуться в воздухе и приземлиться не на спину, а на живот. Даже руки подставил, немного погасив удар. Вот только помогло мне это мало — Анер отреагировал мгновенно. Пока его разум решал, почему я остался целым и относительно невредимым, тело принялось действовать. В руках отца Лиары сверкал смертоносной синевой меч и едва я очутился на полу, как именное оружие бывшего наследника вновь обрушилось на меня, впечатывая в пол. Удар опять пришёлся в шею, но и на этот раз защита показала себя с лучшей стороны. Ещё минус двадцать единиц маны и шум в голове, когда лицо встретилось с полом. Мозги тряхнуло так, что какое-то время перед глазами плясали звёздочки. Когда же мир прекратил кружиться и звенеть, я осознал, что третьего удара не произошло. Хотя ботинки Андо находились прямо возле моей головы — это было первое, что я увидел, когда взор прояснился. Не могу сказать, что зрелище мне нравилось.

— Повтори, — послышался голос Ландо.

— Это копии, — произнёс я, подивившись тому факту, что говорить было тяжело. Во рту стоял неприятный солёный привкус — видимо, удары всё же нашли прореху в моей новой защите. Нужно поскорей разобраться с ней дальше.

Анер одной рукой поднял меня над полом и развернул, взглянув на шею. Насколько я мог судить — ничего, кроме обильного синяка, там не было. А синяк — да, был. Слишком болела эта область. Доктора бы мне…

— Знаешь, Медвежонок, у меня к тебе появились вопросы, — отец Лиары разжал пальцы, отпуская меня на пол. — Но это после. Говори.

На всякий случай я ещё раз проверил окружающее пространство — несколько обладателей маны находились метрах в двадцати от нас, за стеной. Больше никого, кто был бы отмечен тотемом, здесь не было. Как и специфичной для инферно брони. Конечно, имелась вероятность, что Ландо работает с лишёнными маны и силовой брони ангелами, но вряд ли они стали бы мешаться под ногами двух сильнейших людей нашей империи. В том, что Анер силён, я только что узнал на собственной шкуре. Однако, на всякий случай я подстраховался, чтобы соглядатай, если он здесь есть, не передал куда надо мои слова:

— Я понятия не имею, где находятся оригиналы, но это не помешало мне сделать копии. Вернее, создал я только одну — спину. Хвост был создан задолго до меня и, собственно, по его образу и подобию мне и удалось сотворить чудо. Это обычные силовые камни, замкнутые в магические линии. К кристаллам Богуша они никакого отношения, кроме внешнего вида, не имеют.

Говорить о том, что внутрь своего изобретения я засунул частичку «крови Зверя» я не стал. Из двух килограмм, что выдал мне отец, на создание фигурки ушло всего четверть. Мне даже не пришлось копировать дракона — достаточно было вставить зелёную субстанцию внутрь силовых линий. Остальной нетронутый мифрил покоился в рюкзаке и даже удивительно, что ангелы до сих пор его не учуяли. Зато о том, что мне пришлось вылить в каждую из фигурок энергию огромного бриллианта, указал отдельным фактом.

— С фигурками понятно. Как ты защитился от моего удара? — Анеру явно не понравилось то, что я выжил.

— Это не относится к спасению Лиары, — с вызовом ответил я. — Мы будем организовывать обмен?

— С кем? — отцу Лиары хватило выдержки, чтобы не обрушить на меня ещё один удар. Хотя по тому, как сжались его кулаки, было видно — собирался. Вместо ответа я посмотрел на Ландо. Тот какое-то время отвечал мне взаимностью, не отводя взгляда, пока, наконец, не усмехнулся:

— Что же, давайте поговорим с Освальдом. Медвежонок, закрой негатор. Пока рано светить твоими поделками.

— Значит, это не слухи, — мрачно произнёс Анер, пока я выполнял поручение. — Он, все же, предал семью?

— Тотем его не изгнал, так что действует он в соответствии с его волей. Как и отец, — поправил Ландо. — Наверняка в том, что провинцию отдали западникам, есть какой-то смысл. И то, что мы его с тобой не видим, не делает этот смысл глупым.

— Ты в курсе, что твой подопечный собирается оттяпать провинцию себе? — Анер посмотрел в мою сторону, но мне удалось удержать каменное лицо. Оправдываться я не собирался.

— И сколько камней нужно? — уточнил Ландо. — Ты по таким делам больший спец, чем я.

— Тонн двадцать гранита, не меньше. Я предложил помощь за половину стоимости, но что-то мне подсказывает, что молодой князь откажется.

— Кто бы не отказался, но решим этот вопрос позже. Я догадывался, для чего Медвежонок напросился ко мне на встречу, поэтому заранее подготовился. Сейчас десять, нам нужно немного подождать. Обычно он не опаздывает… Медвежонок, присаживайся на диван — твоей шеей займутся.

Спустя час раздался едва слышимый звонок, оповестив о том, что в сад пожаловал ещё один гость.

— Братец, для меня стало сюрпризом, что ты решил меня пригласить. О! Да ещё и в такой интересной компании. Анер, моё почтение. Давненько мы с тобой не пересекались.

В сад вальяжно вошёл ещё один представитель клана Гадюк. Я не стал напрашиваться на неприятности и преклонил колено, приветствуя теперь уже третьего наследника престола. Это позволило мне изучить Освальда с позиции силовых линий и найти для себя много нового. Прежде всего — этот представитель императорской семьи имел ману, вот только источник располагался не в груди, как у всех прочих, а в животе. В том самом месте, где находился мой дополнительный источник. Мужчина оказался обвешал силовыми камнями, причём некоторые из них выглядели достаточно интересными. Несколько бриллиантов, рубины, сапфиры — всё замкнуто и направлено на своего владельца. Отдельно стоило отметить вихрь из силовых линий, формирующих несколько контуров защиты. Что-то похожее я уже видел — в поезде, когда на нас напал представитель «Алого банта». Разве что тогда структура была более стройной. У Освальда нити носили хаотичный характер, словно он не до конца понимал, как их правильно выстраивать. Что говорило об одном — даже если он является магом, линии он не видит.

— Нам нужна Лиара, — сходу заявил Ландо, не став играться словами. Да и не в том состоянии находился пятый наследник, чтобы лебезить перед старшим братом.

— Мы это уже обсуждали и мой ответ не изменился. Она пройдёт тестирование, как того желает император, — Освальд явно наслаждался своими положением. Он прекрасно понимал свою силу и знал — среди братьев ему равных нет. Меня мужчина вообще не рассматривал как противника. Нулёвка со странными параметрами, кому такой интересен?

— Скажи мне, старший братец, как отнесётся твой господин к тому, что ты передашь ему два недостающих кристалла Богуша? — спросил Ландо. К этому моменту я поднял голову и успел увидеть реакцию на эти слова. Освальд очень походил на Андо, разве что был более крупнее и пухлее. Вот только взгляд… Таких бесцветных глаз я никогда не встречал — ни в этой, ни в прошлой жизни. Казалось, на тебя смотрит слепой, прекрасно при этом всё видящий. И эти страшные глаза неожиданно вспыхнули красным светом. Я отметил странное поведение силовых линий внутри мага, но уследить за ними не успел. Как и за самим Освальдом. Неожиданно он очутился возле Ландо и сжал ладонь. Несколько магических нитей обвили шею Ландо.

— Где они? Где кристаллы? Говори!

Анер дёрнулся было к братьям, но Освальд протянул в его сторону вторую руку, и отец Лиары замер на месте, неспособный противостоять магии. Я прекрасно видел, каким образом действовал Освальд и, что мне больше всего нравилось — понимал, как ему противостоять. Вот только вмешиваться в разборки братьев не собрался. Не хватало ещё заявлять о своей силе «Алому банту». Не время.

— Тебе их не достать без нас, — прохрипел Ландо. — Отдай Лиару, и ты получишь оба кристалла.

— Знаешь, Ландо, ты всегда мне нравился, в отличие от остальных Сликов. Умный, расторопный, с хорошей гвардией. Я даже подумываю назначить тебя правой рукой, когда стану императором. Отдай мне кристаллы и присоединяйся ко мне. Господин будет рад такому слуге. Он поистине велик, ему чужды амбиции правителя, так что никто не помешает нам создать сильную и великую империю.

— А как же остальные?

— Остальные умрут! Отец глуп и недальновиден. Старшие братья слишком погрязли в мифриле. Они станут хорошими куклами у нашего господина. Мне нужны кристаллы, Ландо. Не заставляй меня пожалеть о своей слабости.

— Ты получишь кристаллы в обмен на Лиару, — Ландо покраснел от нехватки кислорода, но продолжал гнуть свою линию. Освальд тяжело вздохнул.

— Жаль… Я давал тебе шанс, младший, ты им пренебрёг. Смотри, к чему привело твоё упрямство.

Раздался неприятный хруст и Андо Слик рухнул на пол сломанной куклой. Голова отца Лиары оказалась неестественно закинута назад. Не нужно быть доктором, чтобы понять — с таким повреждением не живут.

— Я убью всех, кто находится в этом поместье, а потом оттащу тебя к господину, и он выбьет из тебя правду, — Освальд наслаждался собственной силой. Взмахнув свободной рукой, он оборвал жизнь ещё нескольких слуг, устремившихся на помощь Ландо. — Зря ты сказал мне про кристаллы, братец. Очень зря.

И тут, наконец-то, Освальд соизволил заметить меня, превратившегося с статую и даже боящегося дышать, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания.

— Если я не ошибаюсь — ты тот самый Лег Ондо? Юноша со странными цифрами способностей? Ты несколько раз попадал моему господину на глаза, причиняя неприятности, так что пойдёшь с нами. А сейчас замри.

Меня окутали магические прутья, сковав по рукам и ногам. Всего на мгновение я поддался панике, пока не нашёл точку силы, управляющую моими путами. Я собрался высвобождаться, когда послышался хрип Ландо:

— Кто твой господин, Освальд? Кому ты так верно служишь? Почему?

— Почему? Разве ты ещё не понял? Потому что он дал мне силу! Возможность работать с магией, несмотря на решение тотема лишить меня этой чести. Наставник велик! Могуч! Он постоянно находится в тени, являясь истинным правителем нашей империи. Это честь служить такому магу, как он!

— Ты так и не сказал, что он. У этого учителя есть имя, или ты общаешься с призраком?

— Ты очень скоро это узнаешь, братец, — усмехнулся Освальд. — Уверен, правда покажется тебе невероятной. Учитель живёт здесь недалеко, за городом. Не любит городскую суету и зловоние, но частенько наведывается во дворец, считая его своим вторым домом.

— Рикон?! — удивление в голосе Ландо показалось мне по-настоящему неподдельным. Даже магические путы не смогли их заглушить. — Это невозможно! Старик был нам всем как отец!

Освальд засмеялся.

— Какая ирония, скажи? Наш мудрый учитель, имеющий свободный доступ куда угодно и вот уже тридцать лет находящийся на заслуженном отдыхе, на самом деле является главой тайной организации, подмявшей под себя всю империю! Тебе повезло, господин сейчас в городе, ждёт, когда доставят прибор, так что он сразу встретиться с тобой. Как только Лиару проверят, эта гнилая ветка Сликов навсегда оборвётся. Вот Лиару, кстати, ты увидишь в самое ближайшее время! Она уже находится в резиденции господина.

— Это я и хотел услышать, — произнёс Ландо, а затем крикнул: — Медвежонок, он твой! Действуй!

— Что? — нахмурился Освальд и перевёл взгляд на меня. Рука мага по привычке начала подниматься, чтобы пришпилить жалкое насекомое к полу, но действовал он слишком медленно. Видимо, решил, что действительно является могучим магом.

На то, чтобы отключить путы, у меня ушло мгновение. Ещё одно на то, чтобы вскинуть стреломёт и, как финальный аккорд, вбить клин из силовых линий в ту мешанину магических нитей, что окружали Освальда. Понятия не имею, для чего они служат, но на всякий случай я решил их заблокировать. Мало ли что.

Заряд энергии сорвался со стреломёта, но лишь бессильно вспыхнул сотней разноцветных осколков, разлетевшись по всему саду. Защита у мага оказалась достаточно высокого качества.

— Ах ты гадёныш! — разозлился Освальд и протянул ко мне руку. Толстые магические нити устремились к моей шее, чтобы обвиться тугой петлёй и стянуться, разделяя глупую голову и юное тело. Вот только это осталось лишь в планах — идеально выстроенная защита магов из другого мира показала себя во всей красе. Уровень маны начал стремительно уменьшаться, но никакого дискомфорта я не испытывал. Наоборот — осознание того, что происходит битва не на физическом, а на магическом уровне, подстегнуло меня к тому, чтобы начать действовать самостоятельно.

Мудрить я не стал и атаковал единственным заклинанием, которое было у меня в арсенале. Обычно огненный шар потреблял единицу энергии, но я не поскупился и вкачал в него сразу десятку — с маной у меня сейчас проблем не было. От щупальца Освальда не осталось и следа — тяжело концентрироваться, когда перед твоими глазами вспыхивает огромное солнце. Хотя стоит признать — маг и здесь смог меня поразить. Несмотря на огромную магическую силу и энергию, закачанную в шар, Освальд каким-то образом сумел избежать существенных потерь. Всё, на что хватило моего удара — небольшое тлеющее пятно на одежде.

— Да кто ты такой?! — закричал маг и контратаковал. Сразу с десяток ледяных сосулек полетело в мою сторону, но на выручку пришёл год, проведённый в Мираксе. Изловчившись, я перекатом ушёл из зоны обстрела и вновь поднял стреломёт — битву не выиграть, если только обороняться. Но выстрел был лишь отвлекающим манёвром — я прекрасно понимал, что защита сможет его отклонить. Отбросив перезаряжающееся оружие, я мысленно потянулся к висящему на цепочке бриллианту и простёр обе руки в сторону Освальда. С водой этот фокус прошёл, почему бы ему не показать свою эффективность и сейчас?

Прорва энергии ринулась вперёд, чтобы воплотиться в два стихийных шара. Лёд и пламя возникли в пространстве, сходу принявшись бороться друг с другом. Вот только появились они настолько близко к Освальду, как только позволяла его защита. Мана начала стремительно заканчиваться, но результат мне нравился — противник покраснел и даже думать забыл о том, что нужно атаковать. Он ушёл в глухую оборону, но это ему слабо помогало — сыграла та самая блокировка, что я кинул в самом начале битвы. Она не позволяла герметично законсервироваться, пропуская воздух. На моих глазах одна половина тела Освальда покрылась изморозью, другая начала тлеть. Собственная мана закончилась и мне пришлось выкачивать остатки бриллианта, чтобы поддержать смертельную пляску стихий. В какой-то момент я увидел, как глаза Освальда широко раскрылись и пространство наполнил наполненный болью крик. Он длился всего мгновение, пока на землю не рухнуло обуглено-замороженное тело.

Ландо Слик превратился в четвёртого наследника престола.

Я отключил подачу энергии и рухнул на колени. Силы меня покинули. Вот только насладиться ничегонеделаньем мне удалось не долго — неожиданно тело Освальда Слика дёрнулось и перекатилось на бок. Вскочив на ноги, я приготовился к следующей фазе битвы, но этого не потребовалось — с погибшим магом происходила та же метаморфоза, что и с изменёнными собаками. Из него выходил вживлённый силовой камень. Чёрный, как сама ночь, кристалл вышел из живота трупа, чтобы попасть в мою ладонь. У меня не было сил на то, чтобы уничтожить тьму в камне, зато появилась возможность восполнить большую часть своих ресурсов. Мир померк, и я отдался на волю воспоминаний.

***

— Наконец-то! — учитель посмотрел на окружившую меня защиту. Снаряд, выпущенный в голову, отлетел в сторону. — Вижу, перерождение помогло тебе организоваться, Ишар-Мор. Займи своё место — экзамен засчитан. Класс, внимание! Прекращаем медитацию.

Я едва успел вернуться за свой стол и открыть блокнот, как учитель продолжил:

— Постоянная защита — основа жизни мага. Тренируйтесь, развивайте этот навык и со временем вам удастся закрыть тридцать, семьдесят, а некоторым и все сто процентов тела. Ваши начальные данные зафиксированы, через полгода мы повторим экзамен и те, кто не увеличат свой щит, отправятся на перерождение, чтобы подумать над своим будущим. Теперь открываем блокноты. Тема сегодняшнего урока — работа с двумя объектами одной стихии. Все создали огненный шар минимальной мощности!

Над ладонями всех учеников вспыхнули маленькие солнца. Учитель осмотрел класс и нервно дёрнул хвостом.

— Я сказал минимальной мощности, олух! Ещё одно самоуправство и отправишься на перерождение!

Класс хихикнул — досталось нашему аристократу. Что в моём первом классе был выскочка, что во втором — вальги, мнящие себя великими магами и смотрящие на других, как на отребье, существовали в каждом потоке. Аристократ насупился, но уменьшил шар до требуемых размеров и только после этого учитель продолжил:

— Два одинаковых шара создать невозможно. Такова природа стихийной магии и её поддержания. Что это значит?

— Что необходимо внести изменения в исходные линии, — произнёс я и, сам того не ожидая, вытянул вперёд вторую руку. Структура огненного шара состоит из источника и четырёх колец, кружащихся по своим орбитам. Но что, если изменить порядок этих орбит, перенастроив наполняемость энергии? В моих руках вспыхнуло второе солнце, и оно не стремилось разрастись до невероятных размеров. Изменённые орбиты прекрасно держали источник в узде. До меня дошёл вполне очевидный факт — не нужно менять кольца! Достаточно просто разворачивать в разные стороны уже существующие! И это будут новые орбиты, новые шары, новая магия!

Оба шара угасли, чтобы через мгновение появиться между моим разведёнными в стороны ладонями огненной гроздью из четырёх солнц. Больше создать мне не удалось. У меня и от этого количества помутнело в глазах и зазвенело в ушах. Убрав один из шаров, я вздохнул с облегчением — тяжесть ушла.

— Поздравляю с поступлением в императорскую академию, студент, — с уважением произнёс наставник, после чего обратился к классу: — Если кто-то из вас сможет повторить этот трюк, отправиться следом за Ишар-Мором! Пробуйте!

Спустя пять часов открылся телепорт в столицу и в лучшее учебное заведение нашего мира отправился я один.

***

Мана во мне восполнилась целиком, как и один из бриллиантов. Я вернулся обратно в тело человека и, руководствуясь эмоциями, создал два огненный шара. Никакой тяжести. С тремя и четырьмя ситуация повторилась, зато на следующем пришлось здорово напрячься и я чётко понял свой предел — одновременно я могу создавать пять огненных шаров. Но и этого вполне достаточно, чтобы превратить обычный огонь в грозное оружие.

— Знаешь, парень, как-то не с руки называть тебя Медвежонком после такого представления, — раздался голос Ландо Слика. Деактивировав магию, я бросился к четвёртому наследнику, но тому уже оказывали помощь. Двое лекарей перекачивали силовые камни в ангела, восстанавливая опалённые участки. Явно дело рук моего огненного шара.

— Это не Медвежонок, это целая Медвежуть, — послышался голос Анера, отчего я едва не подскочил. Развернувшись, я увидел лекарей, возящихся с отцом Лиары. Голова уже находилась в нормальном положении и лишь огромный синяк говорил о том, что совсем недавно шее было не очень комфортно.

— Но ведь… Вас же убили!

— Ты и вправду думаешь, что ангела можно просто так задушить или сломать ему шею? — усмехнулся Анер, но тут же скривился от боли. — Хотя, должен признаться, это почти удалось. Из строя меня, во всяком случае, на пару дней точно вывели.

— Медвежуть… Хорошее имя, мне нравится. Жуть какой Медведь… Да, в этом что-то есть, — ухмыльнулся Ландо. — В общем так, Медвежуть — всё в твоих руках. Если в деле замешан Рикон, значит верить вообще никому нельзя. Сейчас Анер заявит, что он нашёл две фигурки из набора Богуша, но откажется отдавать их императору. Мой старший брат и так отлучён, так что ничего глобально страшного с ним не произойдёт. Две фигурки — это достаточно сильный стимул, чтобы глава «Алого банта» лично за ними отправился. Он же хочет собрать полный набор… В это время ты должен проникнуть в резиденцию Рикона, освободить Лиару и сбежать вместе с ней подальше из города. Желательно так далеко, чтобы вас никогда не нашли. Учти, у тебя будет несколько часов, потом будет объявлена охота и в ней примут участие все силы. Чего стоишь? Садись, буду подарками одаривать. Ты же не отправишься за Лиарой в таком наряде? Да и ей нужно приодеться. Хватит уже изображать из себя бедных родственников. Доктор, посмотрите, что у него с ногой — мне категорически не нравится эта хромота. Дефектный какой-то он получается. Совсем не похож на Медвежуть.

Глава 14

Я потёр ногу — ускоренное восстановление оказалось достаточно болезненным, но весьма действенным. Там, где хороший лекарь обещал справиться за сутки, чудотворцы Ландо Слика смогли разобраться за пару часов. Правда, в какой-то момент я искренне проклинал всех лекарей этого мира, особенно тех, кто издевался над моим бедным телом. Даже несколько раз рождалась мысль о том, чтобы жахнуть по мучителям огненными шарами, чтобы хоть как-то компенсировать ту боль, что мне приходилось испытывать. Нет, доктора не были садистами. Они сразу предупредили — если нужно восстановить мышцы как можно скорее, то вначале их нужно разорвать, ибо срослись они неправильно. И, что самое неприятное — пользоваться обезболивающими препаратами при таком подходе запрещалось, так как это влияет на степень заживления. Я наивно решил, что смогу стерпеть боль и дал добро на чудовищную операцию. Как же я потом об этом жалел…

Однако всё рано или поздно заканчивается. Закончилась и боль, оставив после себя вполне здоровую, хоть и весьма худую ногу. Хромота ушла, но какое-то время я всё ещё припадал на ногу, боясь её натрудить. Правда, нужно признаться — кое-что главное я всё же вынес из этой процедуры. Я запомнил до мельчайших деталей, что делали со мной врачи. Почему-то операция так впилась в память, что подними меня ночью — я без проблем перескажу каждую деталь. Лекари работали с силовыми линиями, успешно направляя их в нужную сторону и обволакивая ту, или иную мышцу. По сути, магическое лечение полностью дублировало каждую частичку внутренностей ноги, позволив энергетическим нитям укрепить волокна ткани. Это заставило задуматься. Что, если заранее прокачать каждую мышцу и сухожилие энергией? В таком случае, чисто теоретически, можно пережить любое критическое повреждение — скорость восстановления ткани будет зависеть только от наличия свободного материала и остатков маны. Смущает, конечно, тот факт, что лекари до сих пор до такого не додумались. Либо это нереально, либо потребляет такую прорву энергии, что результат не стоит затраченных усилий. Нужно тестировать, но перед этим я должен идеально выучить каждую мышцу человеческого тела. Потому что влезать в организм без должной подготовки мне категорически не хотелось. И думать в сторону того, что во время чудовищной боли я всё идеально запомнил, как-то не хотелось. Попахивает чистым мазохизмом.

***

— Господин, есть срочная информация, — в кабинет главы «Алого банта» вошёл слуга. Хозяин недовольно поморщился — его помощник вновь ушёл по своим делам, оставив вместо себя замену. Рикон уже уничтожил четверых, видимо, перед ним пятый кандидат на смерть — смотреть в глаза хозяину считалось верхом наглости. Хотя, смотрел слуга всего несколько мгновений — тут же согнув спину, он смиренно ждал дозволения говорить. Рикон решил дать рабу ещё один шанс.

— Говори.

— Поступила информация из дворца: Анер Слик нашёл два кристалла Богуша.

— Где они? Император уже их изъял? — Рикон откинул бумаги, с которыми работал, превратившись в слух. О том, что он хотел наказать слугу, мужчина уже забыл.

— С этим возникла сложность. Анер готов обменять кристаллы на дочь. Он отказал отцу и заявил, что готов с боем пробиваться из дворца, если того потребуют обстоятельства. Если ему не отдадут дочь, он сделает всё, чтобы никто и никогда не нашёл эти кристаллы.

— Он может блефовать?

— Наличие двух энергетических фигурок подтверждено, — отчитался слуга. — Красные кристаллы небывалой мощности, один в виде хвоста, другой — спины. Что касается последнего утверждения — сейчас Анер находится в портальной комнате. Он может прыгнуть в любую точку нашей империи, в том числе и находящуюся недалеко от моря. Нанять корабль, отплыть от берега на достаточное расстояние и сбросить фигурки на дно… Нет, он не станет блефовать, когда на кону стоит жизнь дочери.

Рикон непроизвольно бросил взгляд на полку, где покоились другие пять фигурок. Для полного набора не хватает именно указанных частей Зверя.

— Где эта бестолочь, когда она так нужна? — в сердцах произнёс глава «Алого банта». — Где Освальд?

— Он отправился на личную встречу, господин, — слуга заработал дополнительные очки в свою пользу. Рикон отметил, что у него есть ответа на любые вопросы, к тому же чувствуется достаточное почтение. Видимо, настала пора менять помощника. Работа с Освальдом, постоянно отлучающимся по своим делам, начинала утомлять. Как же проще было с последним представителем клана Львов!

— Готовь машины, я выезжаю немедленно, — приказал Рикон, отложив все дела. — Я должен успеть до того, как отец Лиары совершит глупость.

***

У резиденции главы «Алого банта» не было глухого забора. Границы участка фиксировались невысоким кустарником, через который мог перепрыгнуть любой шестилетка. Всё пространство было как на ладони, позволяя случайным прохожим насладиться красотами разбитого у поместья сада. Скульптуры, деревья, прудики, дорожки — и ни одного охранника. Всё выглядело настолько беззащитно, словно кричало — приди и возьми меня, здесь всё твоё, только захоти. Вот только кажущаяся простота могла обмануть кого угодно, только не меня. Стоя рядом с кустарником, я на полном серьёзе думал о том, чтобы отступить. Если бы своими глазами не видел, как поместье покинула целая кавалькада карет, о предстоящем самоубийственном мероприятии даже думать бы не стал. А так, без хозяина всего этого кошмара…

То, что показывали силовые линии, действительно было кошмаром. Начать с того, что сразу за кустами ввысь взмывали толстые магические потоки. Судя по толщине и мощности — стоит случайному путнику зацепить одну из нитей, от него ничего не останется. Потоки закрывали поместье своеобразным куполом, но это была только первая часть защиты. Возле каждого дерева, возле каждого кусточка или вдоль дорожек находились силовые камни, порождающие собственные участки защиты. И так до самого дома! О том, что творится за стенами, я старался не думать. Во-первых, внутренний сканер туда не добивал, во-вторых — так я хоть сразу не растеряю остатки боевого духа.

Вот что значит настоящий маг, заботящийся о сохранности своего имущества. Невольно возникло уважение к противнику и лишь одна мелочь не позволила мне сразу сбежать прочь — я знал, каким образом можно пройти до дома.

Когда ты видишь магические нити, жизнь становится гораздо проще. Например — чтобы попасть на участок, достаточно протиснуться боком. Ширина между линиями это позволяла. Дальше шёл красивый сад, но и здесь имелись свои «безопасные» зоны — создатель защиты сотворил шедевр, но со своими изъянами. И я прекрасно мог ими воспользоваться.

Перед глазами появился образ Лиары и у меня невольно защемило в сердце. Вдруг уже поздно? Что, если Рикон вначале её убил, а только потом отправился к Анеру за кристаллами Богуша? Такая вероятность есть? Огромная! То, что наставнику всех Сликов столько лет удавалось сохранять в тайне само существование организации, говорит о нетривиальном разуме. Такой мог и спрогнозировать похищение пленницы и заранее к нему подготовиться.

Зарычав, я разозлился сам на себя. Чем я занимаюсь? Выискиваю повод, чтобы не идти вперёд! Нет! Лиара жива и я должен ей помочь! Доберёмся до гоблинов, пройдём инициацию, станем чародеями и тогда ни один Рикон не будет нам страшен! Почему-то же он нас боится, наверняка не безосновательно. Значит, прекратить думать о плохом!

С этими мыслями я выдохнул и совершил широкий прыжок, перемахивая через кусты. Тело пошло в считанных сантиметрах от защитных магических потоков, но всё обошлось — меня не заметили. На всякий случай я подождал, ожидая движения в поместье — вдруг его защищает не только магия, но и отряд обученных бойцов? Спустя минуту ко мне никто не устремился, чтобы выяснить причину проникновения на закрытую территорию. Стараясь держаться за деревьями, я отправился к центральному зданию, даже близко не подходя к дорожкам. Хаос из силовых линий, творящийся на них, не поддавался никакому анализу.

На то, чтобы подобраться к поместью, у меня ушло минут десять, причём большую часть времени я внимательно следил за окнами — магическое зрение показывало, что в здании находится минимум двое человек. Это только тех, кто имел источник и двигался. Дом представлял из себя такую мешанину силовых линий и мощных силовых камней, что для меня он превратился в одно огромное яркое пятно. Лишь по движению отдельных источников я мог гарантированно сказать, что они принадлежат людям с маной. Сколько обладателей маны просто сидит на месте, чётко сказать я не мог. Как и то, есть ли здесь обычные слуги, инферно или ангелы, лишённые источников. Рикон подошёл к защите своего жилища с маниакальной щепетильностью, насытив магией каждый камушек. Чтобы проникнуть внутрь такого здания, нужно быть настоящим самоубийцей.

Либо мной.

Проникнуть в дом через первый этаж не представлялось возможным — насыщенность магических нитей здесь превышала все мыслимые пределы. Оставался второй этаж — подходя к дому, я заметил в одной из комнат открытое окно. Собственно, оно находилось сейчас прямо надо мной — достаточно лишь вскарабкаться по отвесной стене, чтобы проникнуть внутрь.

— Ты слишком медлишь. Хозяин поместья скоро вернётся, и он вряд ли обрадуется нежданным гостям, — совершенно неожиданно позади меня раздался знакомый голос, заставивший вздрогнуть. Я обернулся и уставился на Тень, стоящую в паре шагов от меня. По спине пробежали мурашки — а ведь я её не заметил!

— Ты…, — произнёс я, выхватывая стреломёт. С такого расстояния я точно не промахнусь.

— Не заставляй меня пожалеть о том, что я сохранила тебе жизнь, Лег Ондо. Я здесь для того, чтобы вытащить Лиару, а не выяснять с тобой отношения. Хочешь помочь? Помогай. Начнёшь творить глупости — я просто прикончу тебя и выполню свою миссию. Ты уверен, что твой заряд сможет пробить мою броню? Ты вообще сможешь попасть? Так что не пори горячку. Сейчас цели у нас совпадают, давай объединимся. Ты работаешь с магией, я с людьми. Одному тебе не справиться — я чувствую двух инферно. Их будет достаточно, чтобы превратить тебя в фарш.

Доводы Тени были достаточно убедительные, чтобы опустить стреломёт, но не отключить здоровую паранойю.

— Как ты сюда попала?

— Следом за тобой. Тебе определённо нужна подготовка — после тебя разве что слепой не пройдёт. А твоя беспечность и вовсе пугает — как ты до сих пор жив с таким безразличием к окружающему миру? Или Баркс не учил тебя определять живых существ?

Мне удалось сохранить непроницаемое лицо, хотя, признаться, шпилька Тени достигла цели. Меня действительно никто не готовил.

— Думай, Лег Ондо, только делай это быстро — у нас мало времени.

— Пока я не пойму, для чего тебе всё это — никто никуда не пойдёт, — решил я. — Почему ты явилась сюда?

— Я здесь — потому что мой покровитель приказал освободить Лиару, — после паузы ответила Тень. — О том, что здесь будешь ещё и ты, речи не шло, но это облегчает задачу.

— Это дом главы «Алого банта», — на всякий случай произнёс я.

— И что? Мне нужно пасть ниц и молить о пощаде? — не поняла Тень. — Ты слишком долго думаешь. Даю тебе пару секунд — либо работаем вместе, либо я иду одна.

Слова Тени меня озадачили. Признаться, я полагал, что название организации заставит ангела отступить, но она словно не знала ничего об «Алом банте». И явилась сюда для того, чтобы выкрасть у главы Лиару. Я категорически перестал понимать суть происходящего, но то, что Тень будет мне полезна — это факт. С ангелом проникновение в поместье станет на порядок легче.

— Ладно, давай освободим Лиару, а потом поговорим, — согласился я.— Проход наверху. Сможем меня туда доставить?

Тень отошла на несколько шагов и невероятным прыжком унеслась ввысь. Обычный человек так прыгать не может. Спустя мгновение сверху упала верёвка.

— Хватайся! — раздался приглушённый приказ. — Затащу.

Повторного приглашения я ждать не стал. Земля ушла из-под ног и через несколько мгновений я очутился в крепких руках наполненного мифрилом чудовища. Назвать Тень миниатюрной девушкой язык не поворачивался.

— Зачем тебе такой мешок? — Тень только сейчас обратила внимание на огромный рюкзак за моей спиной. — Он мешает.

— Одежда и броня для Лиары. Тот, кто её держит, наверняка лишит защиты.

— Разумно, — впервые я удостоился похвалы ангела. — Я об этом не подумала.

Признаться, не подумал и я — подсказал Анер. По словам отца Лиары, нож девушки способен прорезать вообще всё, что существует в этом мире, даже самые прочные прутья клетки. Кроме того, Лиара в любой момент могла перенестись обратно во дворец, чтобы попробовать сбежать ещё раз. Если такого до сих пор не произошло, значит, девушку держат без сознания. Учитывая повышенное сопротивление ядам у всех истинных членов клана Гадюк, вливать снотворное должны на постоянной основе. Лучший способ — капельница. Значит, броню у Лиары точно сняли.

— Куда дальше? — спросила Тень, открывая окно шире. — Внутрь можно?

Я велел подождать, внимательно всматриваясь в линии. Неприятно, но дальше трёх метров в магическом спектре я практически ничего не видел — всё расплывалось и смешивалось. Однако даже этого хватало для того, чтобы увидеть несколько силовых ловушек. Пройти их не представлялось возможным — они полностью блокировали окно. Но, как я уже говорил — не для человека, умеющего работать с линиями.

Мне ничего не стоило создать тонкую шпильку из энергии и воткнуть её в основание источника ловушек. Силовой камень здесь стоял самый простой — чуть сильнее гранита, так что чтобы продавить его много энергии не потребовалось. Ловушки беззвучно вспыхнули искрами и навеки умолки.

— Теперь можно, — произнёс я и первым запрыгнул внутрь. Убранство поражало. Сразу видно — хозяин этого дома явно любил роскошь в её максимальном проявлении. Статуи, бархат, мрамор, дерево — всё было дорого-богато и выполнено в едином стиле. И это при том, что комнатой явно активно не пользовались — здесь обнаружился стеллаж с чистящими средствами, тряпками и вёдрами. Это вообще оказалась подсобка!

— Двое в коридоре, — прошептала Тень, показывая рукой на дверь. Мне оставалось лишь недовольно вздохнуть — магическое зрение словно отключилось. Так далеко я заглядывать не мог.

— У меня нет цели оставлять здесь кого-то в живых, — сразу предупредила Тень. — Если я решу, что противник опасен, то я его уничтожу, даже не делая попыток пленить.

— Это ты мне для чего говоришь? — не понял я.

— На всякий случай, чтобы не было проблем. Твой отец всегда старался сохранять жизнь.

— Я не мой отец, — твёрдо произнёс я, подписывая, тем самым, смертельный приговор слугам и охранникам этого дома. Играть в человеколюбие, когда Лиару в любой момент могли уничтожить, я не собираюсь. Уверен — невинных овечек здесь точно нет.

— Твой тот, что дальше, — кивнула Тень и резко открыла дверь. Невинных овечек здесь действительно не оказалось — в коридоре стояло два воина, облачённых в сплошную броню. Повезло, что они не ожидали нападения с нашей стороны — взгляд охранников был направлен в сторону лестницы. К слову — поразительное трудолюбие! Хозяин уехал, а охрана стоит и даже не делает попыток как-то облегчить своё тяжёлое бремя. Стоят, бдят. Умирают. С последним, признаться, я помог — как только я осознал, кто стоит в коридоре, уменьшить численность противников оставалось делом техники. Вскинуть стреломёт, нажать на спуск, увидеть, как в голове стражника появляется аккуратное сквозное отверстие, убрать оружие и наблюдать за действиями настоящего монстра. Тень действовала настолько быстро, что взгляд за ней не поспевал. Складывалось ощущение, что моя далёкая родственница где-то раздобыла себе ещё сотню килограмм мифрила, поднявшись на несколько рангов в иерархии себе подобных. Вот только за скоростью скрывалась не только жажда убийства, но и чудовищная выдержка. Обезоружив пленника и сорвав шлем, Тень ринулась обратно в подсобку, успев прихватить за собой убитого мной охранника. Шума практически не было и, если бы не полоска крови, тянущаяся к двери, никто бы и не подумал, что здесь что-то произошло. Усадив ошарашенного охранника на пол, ангел нависла над ним, приставив нож к горлу:

— Где пленница?

Заговорил пленник сразу — играть в героев он не стал. Чем, собственно, подписал себе приговор — если бы он начал отнекиваться, что не знает ни о какой пленнице, я бы предложил его связать и оставить в живых. Лиару держали на первом этаже, в кабинете хозяина поместья. Сейчас обед, поэтому весь персонал находился в столовой — помощники господина внимательно следили за тем, чтобы слуги соблюдали режим. Сам кабинет охранялся двумя инферно — телохранителями помощников. Хозяину внешняя защита не требовалась. Охранник даже нарисовал схему дома. Как мог, конечно, но этого оказалось достаточно, чтобы сориентироваться, где мы находимся и куда следует идти. Желание нашего пленника сотрудничать подкупало, но Тень быстро оборвала мои размышления на эту тему. Убедившись, что выкачала из охранника всё, что нужно, она привела вынесенный собой приговор в исполнение.

На то, чтобы попасть в противоположную часть поместья, у нас много времени не заняло. Внутри дома ловушки отсутствовали. Охранники, что стояли у лестницы, охраняли вход в покои господина, куда я не стал бы соваться ни при каких бы обстоятельствах — защита там превосходила всё, что мне доводилось видеть. Слишком много линий, слишком хаотично они расположены. Я, конечно, приблизился к двери и оценил помещение, но ничего интересного для себя не увидел. В те три метра, что оказались доступны мне для сканирования, ничего ценного не попало. Лишь защита, защита и ещё раз защита.

— Что скажешь? — спросила Тень, когда мы добрались до финальной точки. Кабинет хозяина поместья находился с другого конца десятиметрового коридора. Я поднёс к углу небольшой зеркало, стараясь не делать резких движений. Этому трюку меня научила Тень — так безопасней, чем высовывать голову и ловить ей выстрел из арбалета. Оба инферно стояли на страже и, судя по тому, что я видел, несли свою службу также ответственно, как и уничтоженные охранники.

— На первый взгляд ловушек не видно, — признался я. — Но я не вижу весь коридор и… Куда?!

Я закричал, но не беспокоился, что меня услышал противники — Тень, получив информацию, ринулась исполнять свою задачу. Десять метров для молнии не расстояние и всего спустя мгновение она оказалась рядом с инферно. Стоит отдать им должное — парни пытались оказать сопротивление. Один из них даже мечом успел взмахнуть и рубануть сверху вниз, но на большее их не хватило. Тела рухнули на пол и дальше началось то, чего я хотел бы никогда не видеть — Тень принялась разрывать противника на части, вытаскивая мифрил. Раздался неприятный скрежет — ангел принялся поглощать металл, не смотря на капающую с него кровь. Для того, чтобы начать есть, Тени пришлось снять шлем, и я не знаю, что заставило меня ужаснуться больше — мифриловый каннибализм, или лицо, лишённое даже толики человеческого. Сплошной металл с двумя красными зрачками. С нашей последней встречи ангел сильно изменился.

— Не самое приятное зрелище, — заметил я, когда Тень закончила жуткую трапезу. Оторвав от убитых лоскут ткани и вытерев им вымазанное кровью лицо, ангел надела шлем и кивнула на дверь, предлагая мне ею заняться. Всё без единого слова. Выражение лица не говорило ни о чём, но по тому, как Тень начало шатать, можно было решить, что она только что улетела на седьмое небо от счастья. Это какая же у неё зависимость от мифрила, что моя спутница готова жрать его в таком виде? Интересно, все ангелы так себя ведут, или только те, кто потребляет металл какого-либо контроля?

Чтобы понять принцип работы силовых линия возле двери, мне пришлось потратить практически весь бриллиант. Рикон защитил свою вотчину ещё серьёзней, чем спальню — мне не удалось полностью уничтожить вставленные силовые камни, но получилось создать вполне широкую дыру, чтобы добраться до двери. После того, как я указал своей временной спутнице на созданную прореху, та одним мощным ударом сорвала дверь с петель и отшатнулась, продемонстрировав нечеловеческую реакцию. Стена позади меня звякнула металлом, посыпались искры. Арбалетный болт запросто разнёс бы Тени голову, если бы ей не удалось уклониться.

— Ни с места, иначе она умрёт! — раздался крик. Я находился за дверным косяком, но выглядывать не спешил. Вместо этого вновь использовал зеркало, чтобы увидеть взлохмаченного человека, держащего обнажённый кинжал у горла Лиары. Арбалет валялся возле ног, что позволило мне уже без опаски встать в дверях. Ангел не стала геройствовать — в созданную мной прореху она не пролезет, значит, действовать должен я.

В отличие от всего остального убранства поместья, кабинет главы «Алого банта» отдавал простотой и лаконичностью. Ничего лишнего, хотя все предметы и выглядели достаточно дорого — массивный стол, кресло, карта мира на стене, шкафы. Лиара лежала без сознания на каталке неподалёку от стола. Несколько десятков трубок, различных капельниц и других приспособлений окутывали девушку словно кокон. Но главное заключалось в том, что она дышала. Тяжело, с помощью какой-то трубки, но дышала!

— Умрёт она — умрёшь и ты, — спокойно произнёс я, мысленно костеря Рикона за то, что он затащил сюда целую прорву силовых камней, делая бесполезным моё магическое зрение. Вкачав остатки энергии из бриллианта, я принялся крошить проход, не боясь за последствия. Мне нужно срочно проникнуть внутрь! От одного взгляда на Лиару на душе становилось так гадко, что хотелось выть. Отставить эмоции! Вначале работа!

— Пусть я умру, зато приказ господина будет выполнен! Девчонка не покинет наш дом живой! — глаза мужчины фанатично блеснули, показывая, что конструктивного разговора у нас не получится.

— Ты успеешь? — спросил я шёпотом у Тени. — Здесь метров пять.

— Успею, — заверила она. — Главное сделай мне проход и отойди в сторону.

— Вы о чём шепчитесь? Проваливайте из дома и сможете прожить лишние сутки! Вы даже не представляете, что сделает с вами господин, когда поймает! А он поймает, будьте уверены! Ваши образы уже запечатаны в памяти дома! Господин уже знает, кто вы!

— Много болтаешь, — я закончил с линями и отошёл от двери. Проход получился небольшим, но его вполне хватало, чтобы юркий ангел сделал свою работу. Мелькнула чёрная молния и в противоположную стену врезался лишённый головы мужчина. Ни маны, ни защиты, ни мифрила. Даже интересно, ради чего Рикон держал его так близко к себе? На простого слугу он похож не был — таких в личные кабинеты не пускают.

Я вошёл и замер, уставившись на ранее скрытую от взора стену. Там, на красивой полке, в ряд стояли пять фигурок, освещая пространство вокруг себя красивым красным светом. Они не излучали энергию, но мне не требовалось лезть внутрь силовых линий, чтобы уверенно заявить — это оригиналы. Глава тайной организации никогда не станет складировать в своём кабинете подделки.

— Я забираю девчонку, — заявила Тень, как только отключила Лиару от трубок. Девушка дёрнулась, но в создание не пришла. Видимо, много в неё накачали снотворного, очистке требовалось время.

— Никуда ты её не заберёшь, — насупился я, оторвавшись от кристаллов Богуша.

— Лег, не становись у меня на пути, — Тень начала терять терпение. — Мне приказали доставить Лиару, и я это сделаю, даже если придётся пройти через твой труп. Кабинет твой — здесь много ценных предметов, важных документов, карты. Уверена, ты сможешь здесь хорошо поживиться. Но Лиару ты не получишь. У тебя десять секунд, чтобы отойти в сторону.

— Нет! — произнёс я, приняв окончательное решение. Хватит бояться и бегать! Никто и никогда больше не заберёт у меня мою Лиару. Двоюродная сестра? Нет! Я вальг, она человек! Этого достаточно, чтобы забыть о нашем далёком родстве. Так что плевать на всех! Я хочу быть с Лиарой, и, если она скажет «да», мы будем вместе, даже если против этого восстанут все тотемы этого мира!

— Это твой выбор, — Тень положила Лиару обратно на кушетку и в мою сторону понеслась смертоносная молния. Ангел собирался выполнять свою миссию до конца.

Глава 15

— Как?! — прохрипела Тень, застыв в нескольких шагах от меня. Магические линии превратили могучего ангела в красивую, пусть и смертоносную, статую.

Я промолчал, боясь сбиться с концентрации. Впервые в жизни мне довелось использовать блокировку другого человека и теперь я начал понимать, почему Освальд и тот маг из поезда таскали с собой огромную прорву силовых камней. Потому что на это тратилось какое-то невероятное количество маны! Три единицы в секунду! Если бы не новый источник, даровавший мне дополнительные пятьдесят секунд, я бы присоединился к лишившемуся головы помощнику Рикона уже через десять секунд. А так — у меня появилось время, чтобы решить проблему с Тенью. Как? Элементарно — главное не терять концентрацию и суметь добраться до полки с кристаллами Богуша. И тогда у меня будет столько энергии и времени, сколько нужно…

На самом деле мне повезло. Не сейчас — чуть раньше, в доме Ландо Слика. О том, что в этом мире существует блокировка, я впервые узнал около года назад, в поезде, когда на нас напал ещё один помощник Рикона. Дело происходило до инициации, так что я хорошо запомнил не только каждую линию его защиты (безумная и бездумная трата магических сил, как я теперь знаю), но и тот самый щуп, что остановил Ландо Слика. На долгое время я отложил эти знания на дальние задворки памяти, не представляя, с какой стороны подходить к процессу формирования окутывающего поля. Но сегодня всё прояснилось — я не только увидел, но и смог запомнить каждую линию, что использовал Освальд, блокируя своих братьев. Оказалось, что сложного в этом вообще ничего не было — достаточно замкнуть десяток линий, формируя узел, затем их продолжить, разводя в разные стороны и вновь замыкая, только уже за целью. Поучалась своеобразная тюрьма, основу которой играл первый узел — от его крепости зависело, сможет пленник прорвать невидимую клетку, или нет. Нити можно было сжимать, пытаясь раздавить пленника, расширять, даруя ему относительную свободу. В общем — довольно интересный, пусть и категорически неоптимальный способ борьбы один на один. У меня уже было несколько предложений, как улучшить конструкцию и снизить затраты маны, но заниматься этим прямо сейчас, во время первого вызова, я не хотел. Не с Тенью в клетке.

Постоянная концентрация странно влияла на моё восприятие действительности, поделив его на эпизоды. Шаг в сторону. Ещё один. Чуть увеличить линии, чтобы насытить узел. Ещё один шаг. Протянуть свободную руку к полке, забрать оскалившуюся голову Зверя, что мне удалось добыть под Академией. Ещё добавить маны в сдерживание Тени. Оценить защиту кристалла. Обрадоваться, что Рикон не стал менять созданное ректором Миракса поле, закрывающее кристалл Богуша от окружающего мира. Снять защиту и ошалеть от вливающейся в тело энергии. Перенаправить её в пустые бриллианты. Зациклить энергию, подготавливая фигурку к транспортировке. Посмотреть на пленницу.

— Я не позволю тебе забрать Лиару, — произнёс я, возвращаясь к нормальному восприятию времени.

— Тебе не удастся держать меня здесь вечно. Либо вернётся хозяин дома, либо у тебя закончится мана. И тогда ты умрёшь, — ответила Тень, не останавливая попыток продавить магическую клетку. Мне удалось сохранить спокойствие, но каждые несколько секунд мне все больше и больше приходилось добавлять энергии в узел, чтобы удержать ангела в узде. Дошло уже до пяти единиц маны в секунду. Не хочу думать, чтобы я делал, не окажись здесь кристалла Богуша.

— Этого мне тоже не очень хочется, — заметил я. — Ты не оставила мне выбора, Тень. Видимо, придётся искать нового учителя.

Я положил кристалл Богуша обратно на полку и поднял стреломёт, прицелившись в голову ангела. Мне категорически не хотелось убивать свою спутницу, но она действительно не оставила выбора. Что же с ней такого сделали, что она так фанатично следует взятой на себя клятве? Она же без тотема, ей ничего не угрожает… Или угрожает? Мысль показалась мне интересной и проснулся давно дремлющий исследователь. Убрав палец со спусковой кнопки стреломёта, я спросил:

— Почему ты верна своему новому господину? Ты же изгнана из клана! Над тобой нет тотема, который обяжет выполнять свою клятву до конца. Отринь её и давай работать вместе — учитель мне не помешает.

— Это невозможно, — после недолгой паузы ответила Тень. — У тебя действительно нет выбора, Лег Ондо. Либо ты убьёшь меня прямо сейчас, либо я убью тебя потом. Никаких торгов.

— Что значит невозможно? — не понял я. — Всегда есть третий путь. Просто поклянись, что будешь служить мне. Одна клятва заменится другой, и ты станешь свободной.

— Ты не понимаешь, Лег Ондо. Сущность, которой я служу, выше тотемов. Меня сразу уничтожит, если я предам своего нового господина, — Тень прекратила попытки высвободиться из пут и застыла неподвижной статуей. — Я ошиблась, перейдя на ту сторону, но теперь бессмысленно оплакивать свою глупость. Нужно двигаться дальше. Моя клятва однозначно запрещает мне переходить на сторону любого живого или неживого существа этого мира. Если я попробую это сделать, хозяин получит право меня убить. И я уверена — он сделает это с превеликим удовольствием.

Новая информация показалась мне достаточно интересной — неужели Тень служит тому самому существу, что нанимает тотемы на службу? Нет, этого не может быть — тотемы хотят даровать жизнь чародеям, сущность, управляющая Тенью, желает этих самых чародеев уничтожить. Видимо, эта тот монстр, что приволок на эту планету чужую магию — от тёмных кристаллов веет чем-то чужим и неправильным. Если эта сущность стоит выше тотемов, но, в то же время, ещё не подмяло под себя весь этот мир, значит, ему кто-то мешает. Кто? Ответ очевиден — тот, что управляет нашим миром. Взгляд вернулся к полке с фигурками и меня пронзила догадка. Вот же он, истинный повелитель планеты! Находится прямо передо мной, в разобранном виде. Что же на самом деле произошло две с половиной тысяч лет назад в этом мире?

Взглянув на Лиару, всё ещё находящуюся без сознания, я произнёс:

— Знаешь, Тень, а ведь не всё так плохо, как кажется с первого взгляда. Тебе нельзя переходить на сторону рождённых в этом мире существ — не вопрос. Не переходи, тебя неволить никто не собирается. Только, видишь ли, есть одна незначительная деталь — эта планета не является моей родиной. Моё настоящее имя Ишар-Мор! Я верховный маг из мира вальгов. Меня изгнали, но тотем Медведей нашёл мой дух в эфире и вселил в утратившего разум Лега, оставив самое главное — мою душу. Даже инициация не смогла её уничтожить. Так что я действительно могу тебе помочь. Могу освободить от клятвы. В этом мире есть сущность, известная тебе как Зверь. Она выше и могущественней твоего текущего хозяина. Если ты станешь работать на меня, призвав Зверя в качестве свидетеля своих слов, он сможет тебя защитить. Твой хозяин утратит власть над тобой.

На этот раз пауза оказалась гораздо дольше.

— Скажи, а зачем мне это, Лег Ондо? Поменять одного хозяина на другого? Те, кому я сейчас служу, обещали развитие. Они держат слово и уже выдали мне двадцать килограмм мифрила. Каждый день дают силовые рубины. Я становлюсь сильнее, опаснее, сытнее. А что я получу, если стану твоей рабыней? Одобрение семьи? Оно мне не нужно. Всё, что я получу — это верну себе голод. Ты даже не представляешь, что означает это слово. Когда твои внутренности начинают сами себя переваривать, и ты можешь думать только об одном — где бы достать силовой камень, согласный на любую работу. Нет, Лег — я пожила достаточно, чтобы менять тот достаток, что у меня есть сейчас, на возвращение голода. Либо убей, либо умри сам. Здесь нет третьего пути.

— Такая же упёртая, как и твой отец… Откуда ты знаешь о том, на что способны вальги? Я предлагаю тебе ровно то, что и твой текущий хозяин. Двадцать килограмм мифрила в месяц, один рубин в день. Ты забудешь о том, что такое голод, станешь сильной и будешь работать только на меня. Защищать, обучать, тренировать. Убивать. Тебе же это нравится?

— Убивать? — в голосе Тени промелькнуло удивление.

— Убивать, — подтвердил я. — Я не собираюсь превращаться в забитого крестьянина, желающего мириться с разным отребьем и сохранять жизнь врагам. Если мои противники того заслуживают — их нужно уничтожить.

— Зачем тебе ангел? Ты и так неплохо справляешься.

— Затем, что я могу сражаться только один на один. Ты была права — те два инферно превратили бы меня в фарш. Ты нужна мне, я нужен тебе.

— Твой тотем будет недоволен. Я ему не нравлюсь. Ты знаешь мою историю.

— Ты будешь работать на меня, а не на мой тотем. С Медведем я буду разбираться отдельно.

— Хорошо, но где ты возьмёшь мифрил? Я должна это понимать.

— Это мои проблемы. Предлагаю добавить условие — если ты не получишь свой металл в течение двух месяцев подряд, то твоя клятва будет признана недействительной. Ты станешь свободной.

— Ты же понимаешь, что я сразу приду за тобой? Я не допущу, чтобы тот, кто меня обманул, остался жив.

— Поэтому я этого не допущу. Ты будешь получать мифрил и камни. Слово произнесено!

Меня окутало слабое сияние — тотем показал, что он издали наблюдает за своим отпрыском, но ему не очень нравятся его действия. Однако он признаёт их ценность и принимает клятву.

— Я согласна, вальг Ишар-мор! — произнесла Тень. — Убери путы. Клянусь не нападать на тебя.

— Нет, Тень, не прокатит. Вначале клятва, затем освобождение, — ответил я, на всякий случай ещё вкачав энергии в узел. Кто знает, вдруг Тень мне просто зубы заговаривала?

— Ты осторожен. Это хорошо. Глядишь, и получится выжить. Сущность, именуемая Зверем, я, ангел, утративший своё имя и принявшая прозвище Тень, взываю к тебе и прошу стать свидетелем моих слов…

Тень говорила уверенно, видимо, ей часто приходилось произносить слова клятвы. Единственное, что она добавила — ограничение на мифрил. Если его не будет в течение двух месяцев, клятва расторгается.

— И что, работает? — спросил я, оглядываясь по сторонам. Никаких изменений или тайных знаков на нас не снизошло, словно никакого Зверя, на самом деле, не существует.

— Сними блокировку и проверим, — предложила Тень. — Если я тебя убью — значит ты где-то ошибся.

— Хорошая попытка, — зло посмеялся я. Тем не менее мне пришлось согласиться — что-то нужно делать. Жалея, что так и не научился накладывать защиту на всё тело, я защитил жизненно важные органы и разрушил узел, удерживающий Тень на одном месте. Ангел стартанула с места, размазавшись в пространстве. В следующую секунду она стояла рядом со мной, занеся руку для удара — ей даже оружие не требовалось. Тень сама была оружием.

— Поздравляю, хозяин. Ты справился, — послышался насмешливый голос моей новой защитницы. — Мой прежний господин больше не имеет надо мной власти. Она полностью перешла к тебе. Я попыталась тебя убить, но едва не умерла сама. Клятва действует.

— Можно было проверить другим способом, — пробурчал я, переводя дух. Сейчас, едва не лишившись головы, я понимал, насколько глупым был мой поступок.

— И каким же? — поинтересовалась Тень.

— Ты могла назвать имя бывшего хозяина. Этого было бы достаточно.

Тень на мгновение замерла, после чего осмотрела помещение.

— Знаешь, Лег, если я сейчас умру — то я тебя убью. Не знаю, как, но убью. Моего бывшего хозяина звали Башорг.

***

— Тебе не достанется этот мир! Убирайся! — Архимаг Ранут-Выс сконцентрировал энергию сотни других архимагов и напарил её на огромную красную тучу. Туман рассеялся, и несколько десятков явившихся на бой вальгов бездыханными телами рухнули на землю. Сердце магов не выдержало того кошмара, что открылся всеобщему взору — истинный демон Башорг, существо, рождённое самим хаосом, был ужасен. Он явился в мир вальгов с единственной целью — поглотить и уничтожить всё живое. Вернуть планету первозданному хаосу, из которого выполз сам.

Объединённые силы грудью встали на защиту планеты. В том числе и я — обычный студент, один из тысяч таких же необученных магов. Мне не нужно было сражаться с Башоргом — для этого существовали старшие. Моя задача заключалась в том, чтобы концентрировать нити силы и передавать их дальше по цепочке. Вначале своему учителю, тот — ректору, тот — верховному магу, тот — архимагу и, как финальная точка — Ранут-Высу, мудрейшему и сильнейшему вальгу нашего мира.

Огромный луч энергии устремился в Башорга и мир содрогнулся от страшного рёва. Я едва устоял, продолжая передавать энергию, но несколько сотен сокурсников отправились на перерождение.

— Нужна энергия! — неожиданно захрипел Ранут-Выс! — Студенты, кровь!

Я на мгновение опешил, но тут же отринул сомнения и прекратил выливать из себя энергию. То, что требовал архимаг, находилось за гранью добра и зла, но сейчас именно это могло защитить наш дом. Ранут-Выс желал, чтобы студенты всех магических академий принесли себя в жертву. Добровольно, не делая попытки залечить рану. Я находился в императорском академии всего неделю и это было первое, чему меня обучили. В руках появился острый нож, и я без раздумий воткнул его себе в сердце. Мне не грозит окончательна смерть — уничтожить мага невозможно. Но если не будет мира, где можно возродиться, то не будет и самой жизни. Значит, нужно отдать всё, что есть, чтобы спасти планету от истинного демона. Последнее, что я запомнил — струйка крови, вылетевшая из моего тела и устремившаяся в учителя. Магия крови начала свою работу.

Так закончилось моя вторая жизнь в мире вальгов.

***

— Лег, с тобой всё в порядке? — забеспокоилась Тень. — Ты побледнел.

— Ты уверена, что именно Башорг? — спросил я, всё ещё пребывая под впечатлением от неожиданных воспоминаний.

— Абсолютно. Эта сущность, она… Она находится в нашем мире не в физическом воплощении. В качестве отголоска сущности. Духа. Мне тяжело это объяснить. Ты его знаешь?

— Немного, — я решил не распространяться по поводу того, что явись в этот мир истинный демон, мы бы сейчас не разговаривали. Судя по тому, что я успел узнать, тотемы не смогут сопротивляться такой силе. Я мало что помнил о демонах, но одно знал точно — чтобы он имел возможность оставить в мире частичку себя, он должен был явиться в этот мир сам. По-другому это не работало. Тень поняла, что сейчас от меня большего не добиться и резко сменила тему:

— Давай поговорим о Башорге потом, когда выберемся отсюда. Меньше всего мне хочется встречаться с владельцем этого дома.

Замечание оказалось разумным — теперь я понимал, что не готов к битве с Риконом. Мне срочно нужны чёрные камни, чтобы начать вспоминать свою третью жизнь вальгом. Нужно понять, к чему привела битва — в своём седьмом, последнем воплощении, я даже не знал, что такая битва вообще когда-то была. Кивнув Тени, я подошёл к Лиаре — девушка всё ещё находилась без сознания. Радовало, что дыхание её выровнялось и складывалось ощущение, что она просто спит. Отлично! Пусть отдыхает.

— Одень её, — я вывалил из рюкзака броню для Лиары, а сам ринулся к полке. Оставлять Рикону оригиналы кристаллов Богуша я не собирался. Закинув их в опустевший рюкзак, я подошёл к столу. Горы бумаг, в которых нужно разобраться. Какие-то имена, цифры, графики поставок. Я сгрёб документы следом за кристаллами — Ландо будет рад увидеть, кто ещё работает на «Алый бант». В одном из шкафчиков я обнаружил небывалый подарок — целую гору рубинов и с десяток бриллиантов. Всего здесь оказалось не меньше полусотни камней, видимо, личный запас Рикона на случай чрезвычайной ситуации. Всё в рюкзак. Как и карту, что висела на стене — меня заинтересовали крестики, отмечающие различные шахты. Потом разберёмся, что всё это означает.

— Мы готовы! — Тень взяла Лиару на руки, но я отрицательно покачал головой:

— Я её понесу. Ты нужна для другого — здесь нужно всё сжечь. Пусть хозяин поместья гадает, что мы выкрали, а что сгорело в пламени. После того, что он хотел с нами сделать, оставлять ему такую крепость — верх наглости. Лови, это твоя еда на сегодня!

Я швырнул Тени один из трофейных рубинов. Раздался неприятный хруст перемалываемого камня, после чего ангел довольно потянулась:

— Да, это лучше сапфиров. Сытнее. Мне нравится твой настрой, хозяин. Обожаю огонь.

Выбирались из дома мы по той же дороге, по которой вошли — возиться с главной дверью я посчитал излишним. Когда из поместья начали доноситься крики и повалил густой чёрный дым, мы уже находились за оградой — возвращаться по своим следам оказалось гораздо проще. Стоит отдать должное моей слуге… Нет, защитнице. Мне не нравится слово «слуга». От него веет чем-то неправильным. Так вот — Тень основательно поработала над нашими следами. Теперь о том, как мы сбежали, мог узнать любой неуч, зато сказать, кто конкретно сбежал — не сможет даже лучших из следопытов. Так надёжней.

— У меня есть тайная квартира, нужно затаиться на несколько дней, — предложила Тень, когда мы добрались до города. Со стороны поместья Рикона не было высоких стен и огромных ворот — столица начиналась сразу с многоэтажек. Нам повезло — рядом с дорогой росло много кустарников, так что никто не заметил странную группу, бредущую к городу — одно то, что мы несли бесчувственное тело девушки должно было насторожить. Но обошлось — мы смогли подобраться к столице практически вплотную, не наткнувшись ни на стражников, ни на зевак. Хотелось бы верить, что такое везение продлится вечно.

— Нам нельзя здесь оставаться, — я посмотрел на снующие туда-сюда машины. Богатеи спешили по своим делам, заботясь о собственном времени и комфорте. — Я не знаю, на что способен глава «Алого банта», но нужно ориентироваться на самое плохое. Что он сможет найти в городе кого угодно. Отправляемся в Западную империю — чем раньше мы туда попадём, тем проще нам всем будет.

— Сидите здесь и не высовывайтесь. Я украду машину — так будет быстрее. Постарайся не натворить глупостей…

На то, чтобы привести Лиару в чувства, мне потребовалось минут десять. Хлестать по щекам показалось варварством, поэтому я уподобился лекарю, начав закачивать девушку маной. Наверняка Рикон сделал так, чтобы источник Лиары скатился до нуля — по-другому объяснить бездействие способностей невозможно. Что телепортация, что очищение от яда требовали маны, даже если от этого зависит жизнь человека. Никакого героизма или откровений свыше — либо у тебя в источнике что-то есть, либо сиди смирно и не возникай. Самостоятельно мана не восстанавливается, у меня на этот счёт даже спор с Барксом вышел. Я-то помнил, как он говорил о том, что со временем источник заново заполнится, нужно только подождать. Оказывается, старый шаман имел в виду жизнь вне города, где-нибудь в горах. В таком случае действительно мана будет восстанавливаться, но не сама по себе, а поглощая энергию бесхозных силовых камней, разбросанных то тут, то там. Собственно, таким образом наша семья и находит магически булыжники — опустошают источник и бродят по пещерам, прислушиваясь к своим ощущениям. Как только мана восстанавливалась, начинались активные поиски камней. Но это работало только с теми людьми, что имели способность «Чувство камня». Нам её даровал тотем, у Лиары, насколько я знал, такого не было, так что ей не грозило автоматическое поглощение свободных силовых линий. Особенно в бессознательном состоянии. Приходилось насильно вливать энергию, надеясь на то, что она сама найдёт нужный путь.

Минут через десять мои действия возымели эффект — веки девушки дрогнули, и она открыла глаза.

— Лег? — послышался едва слышимый шёпот. На губах появилась лёгкая улыбка. — Какой прекрасный сон… Даже не страшно сказать, что я безумно тебя люблю… Всё равно настоящий ты не услышишь.

— Продолжишь валяться, всё это так и останется сном, — произнёс я, густо покраснев.

— Ты здесь? — глаза девушки широко раскрылись. Лиара с трудом уселась и осмотрелась. По тому, как нахмурились брови, стало понятно — она совершенно ничего не понимает. Почему мы сидим на земле, в кустах, в какой-то глуши? Пришлось напомнить ей о том, что произошло.

— В Фасорге тебя похитили, но ты телепортировалась во дворец. Там слуги императора тебя повязали и доставили главе «Алого банта». Прежде чем убить, он хотел провести тест, чтобы точно удостовериться, что ты чародей. Собственно, только благодаря его скрупулёзности ты ещё жива — мне удалось выкрасть тебя до того, как тебе причинили вред. Тень отправилась за машиной и мы, наконец, отправимся в Западную империю. Пора проходить инициацию — без этого охота на нас не прекратится.

Какое-то время Лиара смотрела на меня пустым взглядом, пытаясь осознать услышанное и соотнести с тем, что она помнила сама. Действие снотворного давало о себе знать — мыслительные процессы оказались заторможены. Я вручил девушке один из рубинов, и он тут же рассыпался песком — Лиара поглотила камень целиком. И в этот момент взгляд прояснился и на меня начала смотреть уже знакомая мне девушка:

— Я вспомнила! Лег, Западная империя подождёт, нам нужно помочь Хаду и жителям Фасорга!

— Это ты сейчас о чём? — нахмурился я.

— Тот, кто меня похитил… Это был Фарг! Старик работает на «Алый бант»! Он хвастался, что вскоре на город ринется огромная армия! Что всех жителей перебьют, как скот, а тех, кто сейчас в клетках, отправят добывать мифрил!

В этот момент напротив нашего убежища остановился автомобиль. Передние двери открылись и оттуда выглянула Тень:

— Быстро, в машину! Через полчаса столица будет перекрыта!

Я посмотрел на Лиару и понял — она не простит, если мы не поможем Хаду и его людям. Видимо, Фарг чем-то умудрился её зацепить.

— Хорошо, там нас точно станут искать в последнюю очередь, — согласился я и подал руку, поднимая девушку с земли. — Идём, по пути тебе придётся поработать. Пора учиться магии. И, знаешь, Лиара… Я не хочу быть твоим братом…

— А как же требование тотемов? — девушка остановилась и внимательно посмотрела мне в глаза. — Они чётко пояснили, что не допустят союза двоюродных брата и сестры. Нас накажут, как твоего отца. Я боюсь этого. Но… Но хочу.

Теперь покраснела уже златовласая красавица, но не отвела взгляда.

— Я тоже хочу. И для того, чтобы воплотить это в реальность, мне придётся тебе кое-что рассказать. Видишь ли… Я не совсем твой кузен…

***

Рикон смотрел на кристаллы Богуша, с трудом сдерживая волнение. Анер Слик валялся на полу, не в состоянии шевельнуться, но глава «Алого банта» не хотел добивать ангела. Не сейчас, когда магу, наконец, удалось собрать весь комплект фигурок. Ценного раба нужно беречь — после того, как все части соберутся в одно целое, у Анера не будет иного выбора, кроме как служить своему новому господину.

Зря он начал поглощать мифрил. Такой многообещающий был юноша…

Рикон наслаждался каждым моментом обладания последними кристаллами. Томительное волнение, охватившее всё тело, вызывало странные, давно позабытые ощущения. Страсть. Возбуждение. Дрожь. Рикон не спешил возвращаться домой — он отдался охватившим его эмоциям, не веря, что это вновь происходит с ним. Предыдущие тридцать лет превратились в сплошную рутину, где не было места эмоциям. Только работа, только стремление к величию.

Однако рано или поздно всё заканчивается. Закончилось и наслаждение победой. Хотелось чего-то большего. Например — собрать, наконец, весь комплект и доказать учителю, что он был неправ. Что легенда о кристаллах Богуша, которую Рикон нашёл полсотни лет тому назад, на самом деле имеет под собой веское основание.

Автомобиль уверенно мчался домой, но чем ближе мужчина подъезжал, тем тягостней становилось на душе. Слишком много людей на дороге, слишком много машин, слишком много смога. Откуда это все?

Ответ оказался чудовищным — поместье полыхало. Причём не одна-две комнаты, а сразу всё целиком. Вокруг бегали люди, таская воду, работали пожарные, но что они могли сделать, когда большая часть направленной воды блокировалась всё ещё действующей магией? Практически ничего. Лишь там, где силовые камни уже прогорели, появлялись прорехи, и вода могла хоть как-то повлиять на огонь.

— Господин, это поджог! — к Рикону подскочил один из слуг. Судя по внешнему виду, слуга до последнего вытаскивал из дома ценные вещи, скидывая их неподалёку от входа. Ещё с десяток слуг с той, или иной степенью ожогов, лежали возле спасённых вещей. Над ними уже колдовали врачи, так что за жизнь бедолаг можно не опасаться. Хотя, Рикону эта чернь была безразлична — наберут новых. Но вот то, что среди спасённых нет будущего помощника и парочки инферно, оставленных для охраны, напрягало.

— Поясни, — потребовал Рикон.

— Кто-то пробрался в дом, убил двух охранников, инферно, вашего помощника. Их тела сейчас осматривают, — слуга указал на отдалённую группу, возящуюся с трупами. — Огонь вспыхнул сразу в нескольких местах, мы смогли погасить только два источника, но пламя перекинулось с соседних участков.

— Девчонка?

— Её нет. Каталка была пуста.

Рикон кивнул и с ненавистью посмотрел на огонь. Кто-то дорого заплатит за оскорбление. Маг умел принимать вызов и вбивать его обратно в зубы противника. В этот момент балки, удерживающие крышу, прогорели и рухнули вниз, увлекая за собой перекрытия между первым и вторым этажом. Поместье сложилось, как карточный домик. Всё, что с такой щепетильностью собиралось более восьмидесяти лет, оказалось утеряно…

Да, за это определённо кто-то заплатит.

Глава 16

— Не получается! — зло прорычала Лиара и в раздражении ударила по креслу. — Лег, ты точно уверен, что обучался именно так?

— Не переживай — с первого раза получается лишь у избранных. Таким как мы с тобой, приходится трудиться. Лично у меня ушло несколько месяцев, прежде чем я увидел первую нить. Так что да — я уверен, что ты всё делаешь правильно. Главное сосредоточится и ни на что не отвлекаться.

— Как не отвлекаться, когда машину так трясёт? Проклятье — почему всё так сложно?

Лиара утрировала, пытаясь скрыть неудачу за раздражением. Тень везла нас по гладкой автостраде, где не было ни единой кочки, так что движение машины точно не могло повлиять на невозможность видеть магические нити. Мой рассказ о переселении душ Лиара восприняла достаточно спокойно, как и то, что в прошлом воплощении я был не совсем человеком. Правда, она сильно удивилась моему поведению на подготовительном курсе — взрослый и мудрый маг не стал бы творить и половину того, что я там учудил. Пришлось признаваться, что почти вся память о прошлом утеряна, за исключением последнего воплощения. Усмехнувшись, что теперь мне не отвертеться от соавторства, иначе она всему миру поведает, что я своровал свои тексты из другого мира, Лиара поцеловала меня, закрепляя восстановление статуса — отныне мы не двоюродные брат и сестра, а два подростка, состоящие в отношениях друг с другом.

Окончательно решив этот вопрос, я приступил к тому, что должен был начать ещё в первые секунды, как узнал, что Лиара — потенциальный чародей. Можно, конечно, отдать всё на откуп тотемам, но меня совершенно не устраивало, как они готовили своих витязей. Тот же Баркс умеет поразительно много, но стоит против него выйти обычному магу, видящему линии, результат тяжело будет предсказать. А в мире точно существует кто-то, кто видит линии — конструкция многих заклинаний отличается сложностью и достаточной проработкой. Например — защита от энергии, которую применил ректор и кураторы. Я, например, вряд ли смогу повторить её. Структура кажется мне слишком мудрёной, с непонятными перекосами и изгибами. Тот, кто её создал, не только видел линии, но и умел управлять ими на уровне если не архимага, то верховного мага точно.

Однако чуда не произошло — Лиара не оказалась избранной. Она старалась, концентрировалась, медитировала, но не видела нить, что я воплотил вокруг одного из силовых камней. Лично я не отчаивался — это нормально. Во всяком случае — в мире вальгов. Уверен, здесь всё аналогично.

— Внимание, впереди пост! — неожиданно произнесла Тень. — Приготовьтесь!

Я посмотрел на дорогу — впереди маячил большой таможенный пункт пропуска. Новый, с ещё свежей краской. Перед ним стояла огромная вереница машин, готовящихся к досмотру. Аналогичная вереница стояла с той стороны и досмотр, как мне показалось, там был ещё строже. Работники таможни проверяли тяжелогружённые машины, повозки, даже простые тачки, что толкали перед собой беженцы. Люди удирали с земель, что вскоре станут для них чужими, но не всем удавалось унести с собой своё добро. О том, что эта территория все ещё принадлежит Северной империи, никто уже не вспоминал.

— Тень, а к чему мы должны приготовиться? — заволновался я, увидев, как моя защитница выехала на встречную полосу.

— Будем прорываться. Другой путь сейчас искать некогда. За нами погоня.

Я обернулся и увидел следующих за нами два автомобиля. Только сейчас я понял, что мы мчимся с сумасшедшей скоростью — Тень выжимала из машины всё, на что та была способна. Впереди показались люди, начавшие махать руками и призывая остановиться, но ангела это не смутило.

— Держитесь! Идёт на таран!

Дорога была перекрыта несколькими шлагбаумами и воротами из сетки. Не самая надёжная защита, но она являлась, скорее, неким формальным признаком, чем средством блокировки. Кто в здравом уме пойдёт против целой империи? Охрана, конечно, присутствовала, но опоздала — слишком быстро мы примчались к цели. Я видел, как из казарм выбегали люди, целились в нас из арбалетов, но действовали слишком медленно. Машину основательно тряхнуло, лобовое стекло пошло трещинами, мешая обзору, но результат был достигнут — мы промчались мимо поста. Обе машины, что нас преследовали, повторили манёвр, продолжив погоню. Тем не менее я уточнил:

— С чего ты взяла, что это за нами? Может, такие же беженцы, как и мы?

— Это машины городской охраны. Когда мы выезжали из города, ворота уже начали закрываться. Видимо, поступил приказ никого из города не выпускать, а тех, кто выехал — венуть любой ценой. Раньше не говорила, думала, что оторвусь. Но там сидят слишком хорошие водители.

— Я не очень понимаю, почему ты нервничаешь? Ты же не самый последний ангел. Даже если в обоих машинах будут инферно, ты справишься.

— Не всё так просто, — ответила Тень. Один из её красных окуляров постоянно смотрел в зеркало заднего вида, второй следил за дорогой. — Среди преследователей Архо.

— Кто? — я удивлённо посмотрел на Тень, но ответила нахмурившаяся Лиара:

— Ангел, что работает на императора. Четвёртый в рейтинге. Но откуда он там?

— Это последнее, что я хотела бы сейчас обсуждать, — раздражённо ответила Тень. — Я не знаю! Если нас догонят, вся надежда только на Лега. Я займусь остальными.

— Можно кое-что сделать заранее, — задумчиво произнёс я, вглядываясь в машины преследователей. Не знаю, каким образом Тень увидела там Архо, но я ей верил. Значит, погоню нужно заканчивать. Мы уже въехали в провинцию Лестар, через два часа должны прибыть в Фасорг, вотчину клана Кабана и приводить за собой такой хвост не хотелось.

— Лиара, сможешь вырезать в стекле небольшое окно? Не хочу его выбивать.

Девушка взглянула на мой стреломёт и кивнула. Нож с лёгкостью вошёл в стекло, словно в масло. Не было ни трещин, ни сколов. Лиара проделала аккуратный разрез и посторонилась.

Прицельная дальность именного стреломёта составляла двести метров. Скорострельность — три выстрела в минуту. Учитывая расстояния между машинами, этого было более чем достаточно. У меня не было сомнений, куда стрелять — только в водителя. Повредить машине я не смогу — все важные узлы расположены с задней части, а стрельба по колёсам на такой скорости — игра с судьбой в рулетку. Затаив дыхание, чтобы случайно не сбить прицел, я выждал, когда мы выехали на прямую и нажал на спусковую кнопку.

Точно в цель! Ближайший к нам преследователь резко взял в сторону и на полной скорости вылетел прочь с трасы, снося ограждения и придорожный кустарник. Конечной точкой его стремительного побега стало дерево, сумевшее выдержать удар. Чего нельзя сказать о машине — её смяло в гармошку. Минус один.

Вторая машина резко ударила по тормозам, достаточно быстро выходя из зоны поражения. К тому моменту, как стреломёт был готов к следующему выстрелу, преследователь был уже недосягаем. Но не спешил за нами — развернувшись, он помчался к месту аварии, в надежде найти выживших.

— Хороший выстрел. Архо был в первой машине, удар должен его сильно повредить. — произнесла Тень, внимательно следившая за моими действиями. — Вряд ли он сможет продолжать погоню.

Так и произошло — оставшиеся тридцать минут, что мы двигались по автостраде, нас никто не преследовал. Когда же мы свернули на обычную дорогу, машин и вовсе не стало — все жители провинции, у кого имелся транспорт, давно перебрались в другие области, а западники ещё не захватили эту территорию полностью.

— Что-то мне всё это не нравится, — произнесла Лиара минут за десять до того, как мы должны были подъехать к Фасоргу. Впереди к небу возносились огромные клубы чёрного дыма, предостерегая случайных путников посещения города. Минут за пять до цели мы остановились, чтобы остаток пути пробежать, не привлекая к себе внимание дребезжащими по земле кусками обшивки, отвалившимися во время прорыва через таможню. На всякий случай даже спрятали машину в кустах, закидав её ветками — в том, что преследователи обязательно заглянут в эту область, я уже не сомневался. Рикон действовал с чудовищной эффективностью.

— Жесть, — прошептала Лиара, оценив собравшиеся у городских стен силы противника. Собственно, самих стен уже не было — их почти разрушили. Несколько пушек работали без устали, отправляя в город горящие ядра. Собственно, Фасорг полыхал, доживая в агонии последние дни, если не часы. Западники притащили сюда целую армию.

— У кого какие мысли? — Спросил я. То, что город продолжали атаковать, говорило об одном — внутри кто-то держал оборону. Вряд ли западники решили сравнять ненавистный город с землёй — им же самим придётся потом это всё отстраивать. И действительно — один из нападавших слишком близко подошёл к стенам, как тут же словил арбалетный болт. Я даже не успел заметить, откуда он прилетел, но результат был вполне себе предсказуемый — на землю рухнул уже мёртвый противник, а остальные отступили, не желая рисковать.

— Можем попытаться прорваться к защитникам, — Тень оценила масштаб трагедии. — Ангелов я не вижу, лишь несколько десятков инферно. Это станет проблемой, но не такой, чтобы нас задержать. В открытое противостояние ввязываться не советую. По самым скромным прикидкам — здесь около десяти тысяч солдат. Это не глупые крестьяне, а обученные воины, закалённые в битвах с гоблинами. Я умею оценивать свои возможности — против массированного залпа десятков арбалетов ни одна броня не спасёт.

— А что мы будем делать внутри? — Лиара тоже вставила реплику. — Подставляться под удары пушек?

— Их-то, как раз, разрушить не проблема, — произнесла Тень, но тоже додавила: — Но я тоже не думаю, что нам следует так рисковать. Идеальный вариант, будь у меня достаточно ресурсов — лишить врага командиров и тех, кто умеет принимать решение. Речь о тех двух шатрах, что находятся в центре армии. Думаю, это сильно снизит боевой дух и желание продолжать здесь возиться. Но сейчас эта задача невыполнима — я не смогу пробиться так далеко. Там стоят лучшие из лучших.

— Да, командиров точно нужно уничтожать, — согласился я и повернулся к своей защитнице. — Ты же должна была доставить Лиару сюда, чтобы сдать Фаргу, так?

— Всё верно. Но меня не предупреждали, что сюда явится огромная армия.

— Значит, либо о тебе знают, либо к Фаргу эти войска не имеют никакого отношения. В последнем я очень сомневаюсь. Предлагаю тебе выйти, только с другой стороны от нас и показаться противнику на глаза. Если не начнут стрелять — значит, дело практически решено. Берёшь Лиару и тащишь к местным командирам. Ведь для всех ты являешься ангелом, работающим на «тайную организацию магов…

— С Лиарой проблем не будет. Что делать с тобой? Мне было приказано доставить только одного пленника.

— Я? Ученик, — без тени сомнений ответил я. — Даже обманывать никого не придётся. Тебе действительно нужно меня учить. Правда, не только меня одного, но это уже детали.

— Не одного? — Тень посмотрела на Лиару и заявила: — Оплата по ней пойдёт отдельно. Три сотни рубинов за год.

— Не обожрёшься? — недовольно пробурчал я, но вынужден был согласиться. Без должной подготовки Лиара не сдаст экзамены в конце первого курса. Дожить бы ещё до этого момента…

— Постой, а как же Фарг? Мы его не обманем. — заволновалась Лиара.

— Думаю, его здесь нет. Вспомни — во время нападения собак-инферно он стоял в толпе, наслаждался зрелищем. Я успел поговорить с Ландо Сликом. Твой дядя не геройствовал — его хотели убить, бросив на туши изменённых животных перед самым взрывом. Уверен на сто процентов — старик по-прежнему сидит в городе, среди защитников.

— Выкашивая особо отличившихся, — дополнила мысль Лиара.

— В том-то и дело. Мне, конечно, не очень хочется сейчас ввязываться с Фаргом в открытый бой, но, надеюсь, с помощью кристаллов Богуша наши силы будут если не равны, то хотя бы я не проиграю в первые секунды. А потом либо Тень его укокошит, либо ты его прирежешь. Заодно посмотрим, на что действительно способно твоё оружие. Но это после того, как мы выполним первую часть плана — убьём командиров, заберём припасы и уничтожим пушки. Желательно, конечно, по ходу движения грохнуть парочку инферно, но это из разряда идеального. Чем не план?

Возражений не поступило, лишь уточнения. В частности — Лиару предложили связать, чтобы наглядно продемонстрировать статус пленницы. Обвязав руки девушки ремнями от рюкзака, Тень скрылась из виду. Спустя несколько минут в стане врага началось движение — ангела, вышедшего из леса, заметили. Я не слышал криков, но уже по одному тому, что Тень начала общаться с западниками, становилось понятно — сразу убивать её не станут. Появился один из командиров, издали о чём-то поорал с моей защитницей и, наконец, взмахом руки предложил следовать за ним. Я напрягся — вдруг ловушка, но спустя пять минут Тень вышла из шатра и спокойным шагом отправилась в нашу сторону.

— Как ты и говорил, они предупреждены. Но только обо мне. О том, что у меня с собой пленница и ученик, им никто не говорил. Но, раз я за вас поручилась, нас примут.

— И теперь я окончательно перестал понимать логику происходящего, — нахмурился я. — Смотрите. Есть Рикон, управляющий «Алым бантом». Есть Фарг, выдавший тебе задание и непонятно зачем шатающийся по миру. Есть Шармир, что заставил тебя принести клятву верности и управляющий западными войнами. Думаю, это его войска явились в Фасорг. Эти троица что, совсем не общается друг с другом? Ощущение, что они как бы вместе, но одновременно и раздельно.

— Такое может быть, если они отвечают за свои участки. Рикон — за Северную империю, Шармир — за Западную. Думаю, Фарг каким-то образом связан с Южной. — предположила Лиара. — Но тогда должен быть ещё кто-то, кто курирует работу всех магов. Вспомни — поиски чародея начались одновременно по всем империям. Раз эти трое не могут договориться об элементарном, вряд ли они тогда сорганизовались так быстро. Значит, есть некая сила, что управляет всеми тремя. Какой-нибудь учитель.

— Тот, кто видит линии, — задумчиво произнёс я. — Тот, кто создаёт всю ту красоту, которой остальные пользуются… Да, это многое объясняет.

— Могут начаться вопросы, если мы не поторопимся, — напомнила Тень. — Нас ждут.

Могу сказать точно — идти через огромную толпу вооружённых до зубов противников то ещё удовольствие. Хотелось жахнуть чем-нибудь серьёзным по этим противным рожам. Особенно по тем, что лыбились, глядя на Лиару — мне пришлось нести её, перекинув через плечо, что выгодно подчёркивало формы превращающейся в женщину девушки. Лишь краткий инструктаж Тени помог мне выдержать усмешки вояк — ученик ангела не имел права снисходить со своего пьедестала до этих мелочей. Если же снизошёл — нужно убивать. По-другому не поймут. Так что пока никто не распускал руки, пытаясь дотянуться до Лиары, я молча брёл за Тенью, делая каменное лицо. Хотя с закрытым забралом этого и не требовалось.

В шатрах командиров ничего особенного я не заметил — всё достаточно лаконично, по делу и без лишних красот. Хотя на магическом уровне здесь было куда как интересней. Прежде всего — все четверо глав противника являлись обладателями маны. У каждого из них имелся достаточно огромный запас силовых камней, а в пяти метрах от меня горело яркое солнце. Я не знал, что там — один камень, или целая куча, но энергии там явно было не меньше, чем в кристалле Богуша. Отлично! Будет что прикарманить.

Впервые мне пришлось пожалеть о недостаточном образовании — Тень спокойно заговорила с западниками на их языке, для меня же их речь превратилась в набор странных звуков. Где-то в Фасорге остался мой рюкзак с учебниками, среди которых был учебник первого курса по западному языку. Как и по южному. К тому моменту, как студенты покинут Миракс, они должны с лёгкостью разговаривать на любом из трёх языков этого мира, но это происходит, обычно, через пять лет после начала обучения. О том, что кто-то из первокурсников сбежит в первый же день на вольные хлеба, мало кто думал.

Наконец, наговорившись, Тень повернулась ко мне, и заговорила, чётко придерживаясь наших ролей.

— Девчонку оставляй здесь — завтра прибудет мой куратор и её заберут. Мне выделили место в этом шатре, так что ночью я смогу отдохнуть.

— Да, учитель, — я склонился в низком поклоне. — Что вы придумали для своего нерадивого ученика?

— Ночную тренировку с полной выкладкой, — заявила Тень и один из четвёрки командиров ухмыльнулся. Остальные остались безучастны, но я пометил — свою роль нужно будет держать до последнего. Язык Северной империи здесь не тайна за семью печатями.

— У тебя тридцать минут, потом тренировка выносливости. Место, где можно привести себя в порядок, тебе покажут, — Тень посмотрела на командира и тот кивком указал куда-то вглубь шатра. Видимо, там находилась ванна.

До того, как солнце скрылось за горизонтом, прошло всего два часа, но для меня они превратились в нечто невообразимое. Тень наглядно продемонстрировала, чем тренировки с ангелом отличаются от работы с инструкторами Миракса. Я-то, наивный, полагал, что магистр Болор над нами измывается, заставляя работать на пределе своих сил. Ха! Работа на пределе для слабаков! Работать за пределами возможного, выкручивая мышцы, растягивая жилы, едва не ломая кости — вот что значит настоящая тренировка. Вокруг площадки, где ангел измывалась над своим учеником, собралась огромная толпа вояк. Первое время они подшучивали, когда я выполнял не самое удачное действие, но через полчаса все умолкли — та интенсивность и тот уровень нагрузки, что выдала мне Тень, впечатлила даже бывалых воинов. Если бы не эти зеваки, я бы сдался ещё на десятой минуте, но ученик ангела не имеет права на слабости. Он должен работать, даже если не чувствует своего тела…

— Командир спрашивает — тебе лекарь нужен? — спросила Тень, когда вокруг начали вспыхивать факелы. Бомбардировка Фасорга закончилась, лагерь готовился ко сну. Я кивнул. Говорить у меня сил уже не осталось.

Явившийся доктор поцокал языком, как только система диагностики выдала ему данные по состоянию моего тела. Возможно, в другой раз я бы с удовольствием оценил новое оборудование — в нашей империи такого не было. Но сейчас я просто лежал на кровати, куда меня перенесли и терпеливо ждал смерти. Потому что с той болью, которая охватила каждую частичку моего тела, долго не живут. Доктор что-то говорил, но, заметив, что я не реагирую, махнул рукой и начал действовать по своему усмотрению. Мне поставили капельницу и вот тут-то интерес проснулся — я начал видеть всё своё тело. С закрытыми глазами! Жидкость, что мне капали, содержала в себе мелкие частички силовых камней и эти крупицы оказалась достаточно мощными, чтобы я мог отследить их магическим зрением. Те части тела, где концентрация песчинок резко отличалась, доктор начал обрабатывать с помощью дополнительных кристаллов. Процедура длилась целых двадцать минут, и после неё я почувствовал себя совершенно другим человеком.

Причём не только в том плане, что я полностью восстановился и готов был совершить ещё одну такую смертоубийственную тренировку. А в том, что я запомнил каждую частичку своего тела! Каждую мышцу, каждую венку, каждую жилу! Всё, что подсвечивалось порошком из силовых камней и над чем колдовал врач. Второй раз я встречаюсь с ситуацией, когда память показывает поразительную способность к запоминанию. И причиной такого поведения в обоих случаях оказывается боль. Это нужно обязательно использовать!

— Готов? — Тень явилась сразу, как вышел доктор.

— Да, учитель, — ответил я, с трудом добавив уважение в голове. Магическое зрение показывало, что неподалёку от нас стоит один из командиров.

— Для начала разминка — два раза оббеги город. Возвращайся и я выдам задание на ночь. Это твой пропуск — если кто-то из дозорных остановит, покажешь его. Чего разлёгся? Бери рюкзак, закидывай туда двадцать килограмм камней и вперёд!

Я вскочил, ощущая в себе небывалую силу — тело полностью восстановилось. Нужно обязательно разобраться, что это за магический порошок мне вкололи. Надеюсь, мифрила в нём не было, иначе я доктора собственными руками разорву на мелкие части.

Маш-бросок, что Тень назвала разминкой, превратился для меня в очередное тяжёлое испытание. Особенно когда мне дважды пришлось переплывать реку — груз за спиной тянул на дно и приходилось прикладывать невероятные усилия, чтобы выжить. Несколько раз меня останавливали, но каждый раз отпускали, стоило показать пропуск — чудодейственная бумажка, насквозь промокшая, действовала безотказно. К тому моменту, когда я практически завершил «разминку», ноги подкашивались и требовали очередной встречи с доктором. Я прекрасно понимал, что никто мне такой радости больше не окажет, так что решил самостоятельно разбираться с проблемами. Закрыв глаза и представив себе строение нижних конечностей, я начал усиливать каждую мышцу магией. Получалось медленно, но всё же получалось — спустя полчаса кропотливой работы я полностью закончил с ногами. Они по-прежнему болели, но теперь уверенно держали меня в вертикальном положении. Маны на это ушло немерено, мне даже пришлось дважды подкачиваться, высушив один из сапфиров. Но результат мне нравился — остаток пути я пробежал достаточно бодро и без единого намёка на усталость. Правда, нашлись и минусы — при активном движении нити, что объединялись с мышцами, начинали угасать. Чтобы их поддерживать, требовалось дополнительное вливание маны — три единицы в минуту. Теперь понятно, почему такой способ поддержки тела я ещё не встречал в этом мире — здесь мало людей, имеющих на татуировке цифру выше десяти.

— Приводи себя в порядок. У тебя пятнадцать минут, — Тень встретила меня на пороге палатки, положив ноги на толстый мешок. Внутри у меня всё опустилось — я понял, для кого она приготовила очередной груз. Проследив за моим взглядом, наставница усмехнулась:

— Всё верно — дальше тренировка продолжиться с увеличенным грузом. Рюкзак не забудь — никаких послаблений. Время идёт! У тебя осталось четырнадцать минут.

Хотелось многое высказать Тени, но я сдержался, надеясь, что она понимает, что делает. Привычно осмотревшись, я с удивлением заметил, что командиров в палатке не было — видимо, проводят осмотр войск. Однако удивление мигом улетучилось, как только я осознал, что находится внутри моего будущего груза. Тень засунула туда Лиару!

Не говоря ни слова, я вошёл в палатку и часто задышал — ангел здесь уже похозяйничала. Вся четвёрка командиров лежала на полу — витавшая сила уже ушла из мёртвых тел, впитавшись в землю. Рядом обнаружились два инферно — распотрошённые тела наглядно говорили о том, что моя защитница вновь устроила себе минутку мифрилового каннибализма. Откинув отвращение, я ринулся в соседнюю комнату — туда, где ещё в прошлый раз заметил яркое магическое пятно. Откинув крышку кованного сундука, я уставился на гору силовых кристаллов — сапфиры, рубины, даже несколько бриллиантов. Нападающие основательно подготовились к осаде Фасорга, словно рассчитывали на серьёзное сопротивление.

Весь сундук в мой рюкзак не влез. Даже несмотря на то, что я распихал камни по карманам, их всё равно оставалось непозволительного много. Очень не хотелось оставлять противнику такую силу, но поделать я ничего не мог — уничтожать кристаллы я не умел. Осмотревшись, я заметил несколько карт, что без раздумий закинул себе за пазуху — потом разберусь, что это такое.

Но самое удивительное меня ждало в небольшой шкатулке, что я чуть не упустил — в ней лежал достаточно необычный ключ. Это было нечто технологичное, запитанное силовыми камнями, но, в то же время, именно ключ. Вытащив из кармана один из сапфиров, я поменял его на ключ — это устройство явно необходимо для каких-то важных целей. Нельзя оставлять его западникам.

Ещё раз осмотревшись и убедившись, что забрал всё ценное, я вышел из палатки. Тень встала и жестом указала на обмотанную тряпками Лиару.

— Бери и тащи за мной. Покажу тебе маршрут для ночного забега. А я потом посплю…

Мне даже показалось, что я заметил сочувствующе взгляды охранников — то, как ангел измывалась над своим учеником, уже разнеслось по всему лагерю. Спорить я не стал и взвалил мешок на плечо, весьма ощутило хрюкнув при этом. Казалось, что здесь не одна, с сразу две Лиары!

— Иди прямо до стены и не сворачивай, — приказала мне Тень. Дозорные даже не пытались нас остановить — мой двухчасовой забег вокруг города видела, казалось, вся провинция. Раз ангел тащит своего ученика в опасное место, значит, понимает, что делает.

Приказы учителей не обсуждают, не стал спорить и я — удобней перехватив тяжкую ношу, я двинул вперёд. Очень не хотелось словить арбалетный болт, выпущенный кем-нибудь из оставшихся защитников, поэтому я защитил себя как мог — голову и грудь закрыл энергетических щит. На большее моих знаний не хватало. Однако, на удивление, всё обошлось — мне удалось подойти к самой стене. К тому, что от неё осталось. На какое-то время я задумался, не понимая, что делать дальше, как неожиданно со стороны лагеря послышались крики и звуки битвы. Тень принялась уничтожать пушки и всех, кто попадался ей под руку. Это показалось мне идеальным моментом, чтобы прокричать:

— Это Лег Ондо! Не стреляйте! Я вхожу в город!

Предупреждение оказалось своевременным — стоил мне пройти через завал, оставшийся после стены, как в область сканирования попали сразу двенадцать человек. Источника у них не было, зато имелась специфическая броня, характерная для всех гвардейцев императорской семьи.

— Медленно положи мешок на землю и сними шлем! — послышался приказ.

— Геодар, это действительно я! — крикнул я в ответ, обрадовавшись знакомому голосу. Разведчик выжил! Бережно положив Лиару на землю, я стащил шлем. Невесть откуда сбоку поднялся мужчина — у него не было ни маны, ни силовой брони, так что я его не заметил. Зато имелся увесистый арбалет и, реши он пристрелить явившегося гостя, пришлось бы мне несладко.

— Подтверждаю — это Лег Ондо! — прокричал он, внимательно посмотрев мне в лицо. Я узнал этого старика — один из старожилов клана Кабана. Вытащив нож, я разрезал стягивающие Лиару верёвки и начал разматывать ткань. К тому моменту, как ко мне подошла небольшая процессия, девушка была освобождена. В полной броне, дополнительным оружием и всеми нашими запасами, вытащенными из поместья Рикона. Теперь понятно, почему мне было так тяжело.

— Здорово, дружище! Лиара, — к нам подошёл Хад. Выглядел князь отвратительно — весь в синяках, порезах, левая рука была забинтована и висела на подвязке. — Не самое удачное время вы выбрали, чтобы вернуться. Шум у противника ваших рук дело?

— Там сейчас работает ангел. Уничтожает пушки и всех, до кого доберётся.

— Пушки — это хорошо. Бед они много натворили. Только это уже вряд ли поможет… Мы проиграли, Лег. По всем статьям. Сегодня собирались идти на прорыв, чтобы спасти хоть кого-то. От трех кланов осталось всего сто двадцать человек. Остальные либо схвачены, либо убиты.

— Где Фарг? — спросила Лиара. Она не спрашивала, жив ли старик, или нет. Ответ девушке был известен.

— Там же, где и остальные. Готовится к прорыву.

— Отведи нас к нему, — я не стал раскрывать личность противника. Нечего сейчас лишний раз пугать народ. Через несколько минут мы стояли у центральной площади, где сгрудились остатки защитников Фасорга. Я вышел вперёд, под чудом сохранившуюся лампу. Меня заметили и тут раздался обрадованный голос Фарга:

— Господин студент! Как приятно вас здесь видеть, такая неожиданность! Теперь-то мы сможет…

О том, что мы сможем, старик умолчал, так как увидел, наконец, идущую следом за мной Лиару. Глуповатое выражение мгновенно ушло с лица Фарга — он прекрасно понял, за чем мы явились. Старик развёл в стороны руки и, наконец, маскировка спала, явив моему магическому взору огромный источник маны. Настолько яркий, словно он по силе был равен какому-нибудь бриллианту. Меня, как и всех людей на площади, обвили силовые нити и раздался наполненный силой голос:

— Жаль, ты мог стать хорошим учеником. Но ничего, найду нового! Мифрил тоже кому-то нужно добывать.

— Не так быстро, старик, — прохрипел я, потянувшись к кристаллу Богуша. — Не так быстро…

Глава 17

Страха не было — лишь твёрдая уверенность в том, что нужно делать своё дело. Линии, которыми Фарг окружил оставшихся в живых жителей Фасорга, брали своё начало в небольшом узле. Это не старик оказался таким могучим — это используемое им заклинание оказалось интересным. Сам же он работал только с узлом, то есть управлял всего одним объектом. Я успел увидеть, как из этой точки появилась новая нить и устремилась куда-то к камням, чтобы захватить невесть откуда взявшуюся здесь собаку. Да, работает эта система самостоятельно, без мысленного приказа своего хозяина.

И это означает, что эту систему можно нарушить!

Чему я точно научился в этом мире, так это разрушать чужие заклинания. Нет, даже не так — вставлять в них клинья. Фарг медленно пошёл к Лиаре, посчитав, что все остальные собравшиеся недостойны его внимания. Это позволило мне сосредоточится и оценить удерживающий нас узел. На первый взгляд изъяна в нём не было — судя по виду, это являлось творением верховного мага, если не архимага. Но только на первый взгляд. Я не стал разбираться с тем, каким образом происходит оценка пространства и захват целей — сейчас не до этого. Важнее то, что я нашёл то самое место, что являлось слабым местом всей конструкции. Энергия поступала от Фарга через одну единственную точку, после чего попадала на управляющий контур и далее происходил захват. У меня даже сомнений не было, как поступать — вбить клин между источником энергии и блоком, что выполняет основную функцию. Не нужно разбираться в том, как всё работает. Достаточно нарушить подачу энергии.

— Что такое? — Фарг замедлил шаг и нахмурился, прислушиваясь к собственным ощущениям. Люди на площади по-прежнему находились в заблокированном состоянии, но он больше их не чувствовал, словно дарованная учителем способность дала сбой. Впервые за почти сотню лет.

Замешкавшийся маг показал, что я всё делаю правильно. Высвобождаться из плена силовых линий я не стал — они перестали давить, а я умел пользоваться магией и без красивых пассов руками. Хватало лишь одного желания. Работать решил по проверенной схеме. Неструктурированные огонь и лёд, поглощающие прорву энергии, появились так близко к Фаргу, как позволяла его защита. Которая, стоит признаться, заставляла себя уважать и откинуть все желания по блокировке своего хозяина. У меня даже сомнений не было в том, что пробиться через три силовых контура мне не удастся. Как и вбить куда-нибудь клин, нарушая целостность. Столь качественной и серьёзной магической защиты я ещё не видел в этом мире. Да что там — я и в прошлом не помню чего-то похожего. Вальги работали с защитой из двух контуров, Фарг же использовал сразу три, что стало для меня неприятным сюрпризом. Я не знал, каким образом взламывать эти линии или где искать в них слабые точки. Приходилось действовать наобум.

Мои действия привели к результату, пусть и не тому, на который я рассчитывал. Старик остановился и с интересом посмотрел на кружащиеся рядом с ним стихийные шары. Я влил в них так много энергии, как только мог без потери управления, увеличив сферы до полутора метров в диаметре, но это всё равно не приносило результата — Фарг даже не поморщился, показывая, что ему как-то дискомфортно. Какое-то время маг просто разглядывал шары, несмотря на то что пространство вокруг него превратилось в настоящий хаос, после чего перевёл взгляд на чародея.

— Попытка сопротивления? Достойно. Жать, что она тебе не поможет.

Вот только смотрел он не на того чародея! Фарг обращался к Лиаре, полагая, что стихийное безумие — её рук дело. Старик действительно не видел силовых линий! Маг сделал несколько шагов и мне пришлось убрать сферы, чтобы не навредить Лиаре. Хотелось заорать, что это я атаковал, что ему нужен я, а не моя девушка, как неожиданно защита Фарга вспыхнула искрами. Откуда-то из темноты прилетел арбалетный болт и раскололся на сотни мелких частей. Это заставило мага отвлечься от Лиары. Он, наконец, осознал, что его «ловец» не работал.

— Да что же с тобой случилось? — пробормотал Фарг и закрыл глаза, протянув руки в сторону силового узла. На невидимого убийцу, принявшегося отправлять одну стрелу за другой, маг не обращал никакого внимания. Огромная волна энергии устремилась по каналу к управляющему контуру и мне пришлось основательно увеличить нажим на магический клин, чтобы он оставался на месте. Ударившись в препятствие, потоки энергии вырывались из-под контроля Фарга и развеивались в воздухе. Однако это продолжалось недолго. Я заметил, как витающие линии странно завихрились и устремились к своему хозяину, решившему восстановить свой источник.

И тогда в дело вновь вступил я. Когда видишь нити силы, управлять ими просто. Объединить исходящие линии со своими труда не составило — хотя мне пришлось отдать часть энергии, чтобы пересилить действие непонятного магического магнита. Старик всасывал в себя магию окружающего мира, как сухой песок воду.

— Опять ты? — Фарг резко обернулся к Лиаре и в этот момент в старика прилетела очередная стрела. Она вновь превратилась в фейерверк искр, но смогла продемонстрировать мне одну немаловажную деталь — источник мага утратил свою былую силу. Он больше не походил на яркий кристалл — скорее, на рубин. И это говорило только об одном — существует способ, с помощью которого мы все можем выжить. Вот только в одиночку я его не реализую — нужны помощники и я точно знал, где их взять! Мой взор вновь обратился к удерживающей нас конструкции — она продолжала оставаться для меня загадкой. Я собрался накачать её энергией, чтобы разрушить, как мне в голову пришла одна интересная мысль — нужно запомнить все линии, чтобы в будущем разобраться. Даже пришла уверенность, что это будущее может наступить. Принцип обучения мне категорически не нравился, но поделать я ничего не мог — ничего другого у меня нет. Мысленно костеря себя последними словами, я изо всей силы прикусил нижнюю губу. До крови, до слёз в глазах, до неудержимого стона. Во рту появилась неприятная солёность, но я не отвлекался, продолжая всматриваться в каждую чёрточку, каждую завитушку, каждую мелочь конструкции. Пусть и без понимания сути — с ней можно будет разобраться когда-нибудь потом. И только после того, как окончательно удостоверился, что смогу зарисовать структуру в виде картинки, я начал вливать в неё энергию.

— Мне нравится, что ты пытаешься сопротивляться, неинициированная чародейка, — Фарг вернул себе боевой настрой. Он прекратил попытки восстановить связь с блокиратором и даже особо не удивился тому, что мана не восстановилась. Ему никогда не приходилось ранее встречаться с чародеями, так что он не знал, на что действительно они способны. Ясно одно — хорошо, что учитель решил уничтожить девчонку именно сейчас, до её инициации. Если бы она набрала силу, то могла бы стать неприятным препятствием на пути к величию.

Мне не были ведомы мысли мага — я занимался своими делами. Заметив, что он вновь отправился к Лиаре, я усилил нажим на конструкцию и та, наконец, не выдержала — вспыхнув, она развеялась в эфире на сотни мелких частей. Моя ловушка маны сработала отлично — вместо того, чтобы ринуться к Фаргу, вся энергия устремилась ко мне, восстанавливая резервы и приглашая к действию.

— Стреляйте в него! Это продавит защиту! — Закричал я. Чтобы наглядно продемонстрировать, что нужно делать, я вскинул стреломёт и отправил заряд в цель. Один удар — минус одна единица маны. Капля в море, но каким бы могучим старик ни был, общее количество энергии у него конечно. Рано или поздно она закончится и тогда он станет беззащитным. Гвардейцам дважды повторять не пришлось. Едва ощутив свободу, они принялись действовать. Трое инферно подбежали к магу вплотную, принявшись орудовать мечами, двое стрелков работали издали. Остальные занялись выжившими.

— Уводим людей! — закричал Хад. Князь прежде всего должен думать о людях, о том, что делать с противником, голова должна болеть у воинов и тех, у кому по статусу она должна болеть. Геодар со остатками своих бойцов бросился помогать Хаду, поднимая обессиливших и раненых, а я решил больше на это не отвлекаться. Потому что Фарг решил работать на полную силу. И смотрел старик, почему-то, именно на меня. Отмахнувшись от инферно, отчего те отлетели на несколько метров, Фарг вытянул в мою сторону руку. Что-то похожее я уже видел, так что успел активировать защиту в районе шеи. Силовые линии противника обвили её, сжали, но продавить энергию кристалла Богуша оказались не в состоянии. И я перешёл в контрнаступление.

Один удар — минус одна мана? Не вопрос! У меня есть чем удивить кого угодно в этом мире! Рядом со мной появилось четыре огненных шара и поочерёдно ринулись в старика. Я не стал воплощать их неподалёку от защиты мага — для того, чтобы произошёл взрыв, шарам требовался разгон. Только так появится некая ударная сила, что снизит уровень защиты на единицу. Как продемонстрировали две предыдущие сферы, простая статика на мага не действует.

Но останавливаться на формировании четырёх шаров я не собирался. Фарг не прекращал давить на шею, словно иных слабых мест у меня не было. Странно, конечно, но любая потеря концентрации или промедление грозило мне большими неприятностями. Поэтому едва один из четвёрки шаров врезался в защиту, навсегда исчезнув из этого мира, я создал рядом с собой следующий и отправил его по известному маршруту. В мага. Удар — создание. Удар — создание. Можно было, конечно, не заморачиваться и стрелять одиночными сферами, но на полёт отводилось полторы-две секунды, за которые любой грамотный маг мог натворить кучу бед. Например, понять, что его атака не сработала и применить что-то более серьёзное, чем простое удушение.

Я не собирался давать эти две секунды — даже руки вперёд вытянул, показывая шарам, куда лететь. Вдох — сфера, выдох — сфера, вдох — сфера, и так до победного. Проблем с маной у меня не было — кристалл Богуша казался бесконечными. К тому же помогали гвардейцы — они не прекращали атаку ни на секунду, так что очень скоро старику должно не поздоровиться.

— Да кто ты такой?! — послышался удивлённый крик Фарга. Точно так же кричал Освальд, перед тем как погибнуть. Опоясывающая горло линия исчезла, сменившись огненной сферой. Одно из самый действенный заклинаний, несмотря на кажущуюся простоту. Вот только в отличие от моих творений, огонь Фарга поглощал непозволительно много энергии, за одно применение лишив старика практически трети запаса. Сейчас источник не напоминал даже рубин. Так, сапфир не самого лучшего качества.

От летящего в меня огня я отпрыгнул в самый последний момент — никто не знал, умеет Фарг управлять сферой в полёте, или нет. Раз это подвластно мне, нужно полагать, что противник тоже не обделён какими-то знаниями. Мостовая, где я когда-то стоял, взорвалась мелкой крошкой. Меня спасла вовремя выставленная защита — все осколки увязли в первом слое, не добравшись до тела. Но рядом послышался крик боли, и я с ужасом услышал в этом крике голос Лиары! Девушка бежала к магу, чтобы проверить своё именное оружие в действии и поплатилась за это — несколько особо крупных осколков впились в её тело. Вся тройка инферно, что орудовала возле защиты старика, рухнула на землю без движений. Мне даже страшно было смотреть на их спины — там живого места не осталось. Не помогла даже стальная кираса. То, что использовал Фарг, не было огненным шаром. Это оказалось нечто более серьёзней. Если бы не Хад, успевший увести людей, от жителей Фасорга сейчас вообще ничего бы не осталось.

Вот только произошедшее никак не повлияло на мои действия — я продолжил атаку. Цепочка из постоянно меняющихся шаров врезалась в Фарга с завидной регулярностью и в какой-то момент я увидел, что старик сделал шаг назад. Затем ещё один. И ещё. Маг отступал под напором моей магии, не в силах ей что-то противопоставить. Об атаке он больше не думал — лицо покрылось потом, он шарил по карманам в поисках несуществующих силовых камней, постоянно оглядывался куда-то в дальний край площади, словно ожидая подмоги, но её не было — никто не спешил образумить ополоумевшего подростка, пуляющегося огненными шарами с невозможной для обычного человека скоростью.

— Это ещё не конец! Вы поплатитесь за это! — закричал Фарг, когда его источник начал стремительно уменьшаться. Я хотел было усилить нажим, добавить пятый шар, наплевав на собственную безопасность, но не успел. Фарг бросился с площади с такой скоростью, что ей могли позавидовать даже ангелы. Я успел увидеть применённую способность. Силовые линии странным образом обволокли ноги, придав им невероятную скорость. Что-то мне подсказывало — применённая способность относится к разряду не самых полезных для здоровья. Если мышцы не готовы к таким нагрузкам, то после забега Фарг на какое-то время превратиться в инвалида — ходить он точно не сможет. Потребуется лекарь и я пожалел, что мы не додумались прикончить ещё и его.

Лекарь!

Позабыв обо всём на свете, я бросился к Лиаре. Девушка лежала на земле без движений, но тяжёлое дыхание указывало на то, что она жива. Осколков оказалось больше, чем я увидел сразу. Плечи, грудь, ноги, даже лицо — досталось девушке знатно. На несколько секунд я даже начал паниковать — не знал, с чего начинать. Прокричав о том, что мне нужно время и прикрытие, я принялся за работу. Лекаря мне сейчас Лиаре нигде не найти — судя по руке Хада, доктор погиб. Значит, придётся уповать на память о строении человеческого тела и бесконечную энергию кристаллов Богуша. По-другому Лиаре не помочь.

У меня не было препарата, что вкололи мне в лагере западников, так что действовать приходилось в потёмках. Начал с ног — с ними было проще всего. Энергетические линии обвивали каждую мышцу и сосуд, усиливая их и защищая. Там, где возникала дырка из-за проникшего осколка, я прокладывал путь из чистой энергии, объединяя порвавшиеся мышцы и вены. Самым трудным оказался процесс извлечения осколков. Чтобы не нанести непоправимого вреда, мне приходилось вначале латать дыру, после чего разрушать её по частям, выталкивая магией камни и тут же восстанавливая линии обратно. Влив ещё одну порцию энергии в девушку, убедившись, что с ногами всё хорошо, я приступил к самым тяжёлым, на первый взгляд, ранениям. Грудь и плечи. Здесь придётся попотеть…

— Воды ей принесите, — раздался голос Тени, выведший меня из состояния ступора. Я с трудом заставил себя сконцентрироваться и осознал, что сижу рядом с Лиарой, держу её за руку и жду, когда моё лечение подействует. Наступило утро. Оказалось, я провозился всю ночь, сам того не заметив.

— Где все? — с трудом поднявшись, я осмотрелся. Трое инферно лежали на земле, но их ещё никто не потрошил. Мужчины дышали, хотя и были без сознания.

— Разумным будет их убить, — Тень встала рядом со мной, проследив за взглядом. — Не жильцы, а у тебя нет ресурсов, чтобы их восстановить. Нужны не только силовые камни, но и мифрил. Килограмм по десять на каждого. Либо они будут мучаться до тех пор, пока не умрут сами.

Я посмотрел на Геодара, потерявшего где-то шлем. Тот кивнул, подтверждая слова ангела.

— Восстанавливать инферно непросто. Они стараются не доводить себя до такого состояния. Ангел права — милосердней будет дать им вечный покой.

— Никого мы убивать не станем, — я скинул на землю рюкзак и начал вытаскивать один силовой камень за другим. Посмотрев на сглотнувшую и превратившуюся струну Тень, кинул несколько сапфиров и ей.

— Скормите им камни, постараемся продержать их до того, как вернёмся в столицу. Андо поможет их вылечить. Геодар, займёшься?

— Я сделаю, — ко мне подошёл ещё один из четверых оставшихся в строю инферно. — Среди павших наш командир. Спасибо, что даёшь ему шанс выжить. На такое решаются немногие.

Кивнув, так как что-то говорить сейчас было лишним, я посмотрел на Тень.

— Ты не ответила. Где все? Что произошло, пока я Лиару лечил?

— Хад увёл людей под землю, с ними раненые гвардейцы. Место надёжное, там они смогут отсидеться дня три, пока хватит еды. Ты, я, Геодар и четверо инферно — это всё, что осталось у нас из боевых единиц. Десяток арбалетчиков я не считаю — они не смогут поддерживать выше выстрела в минуту. Против нас всё те же — десять тысяч обученных воинов. Правда, лишившихся командиров, пушек, лекаря и четверых инферно. В этом месяце обязательства по мифрилу ты выполнил.

Один из пунктов клятвы гласил, что я не препятствую поглощению врагов, а их металл идёт в зачёт месячной платы. Если Тень сумеет поглотить больше, чем следовало по нашим договорённостям, то никаких попыток переложить объёмы на будущие периоды не будет. Мифрил уйдёт в пользу вечно голодного ангела даром.

— Что с Фаргом?

— Он затерялся в лагере, преследовать я не стала. Большие риски.

— Геодар, забирай Лиару и принимай командование над инферно. Насколько я помню, старик где-то здесь квартиру снимал? Проверьте её — раз он сбежал, то мог оставить в ней что-то ценное. Рюкзак с силовыми камнями тоже забирайте — отдадите Хаду. Если что — прорывайтесь в империю. Доставьте Лиару в клан Бурого Медведя.

— Мне не очень нравится фраза «если что». Что задумал?

— Сейчас до противника дойдёт, что у них нет командиров. Пройдёт совсем немного времени, и кто-то обязательно возьмёт на себя эту роль, вновь превратив врага в организованную армию. Этому нужно помешать. Тень, ты можешь удержаться и не сожрать камни сразу? Или тебе лучше их выдавать по одному?

Ангел долго смотрела на меня, решая, как поступить.

— Меня одной не хватит, — наконец, произнесла она. Отказа не было, лишь информация к размышлению.

— Тебя и не нужно. Твоя задача — не подпускать противника близко ко мне. Делом займусь я сам.

— Десять тысяч человек, — на всякий случай напомнил Геодар. — Что ты сможешь сделать?

— Увидишь. Тень, что по камням?

— Лучше выдавать. Мне голову срывает, когда есть доступные кристаллы.

— Двадцати должно хватить, — я проверил карманы. Подумав, я вытащил кристалл Богуша, с которым привык работать. Поразительно, но ночная битва совсем не убавила силы в фигурке. Казалось, что его мощность такая же огромная и поражающая воображение, как и раньше. Отлично, этого должно хватить надолго.

— Я всё ещё не понимаю, что ты задумал, — произнёс Геодар. — Ты не сможешь выйти из-за стен — арбалетчики у противника постоянно на чеку. Мы проверяли.

— Никто не собирается выходить из-за стен. Займитесь Лиарой — с ней ничего не должно произойти. Тень, идём! Тебе должно понравится.

Я не лукавил — то, что я задумал, действительно могло понравится привыкшему к полной анархии ангелу. Выходить из-за стен действительно было опасно. Не с моей ловкостью бегать от нескольких сотен арбалетных болтов, особенно когда противник готов стрелять в любой момент, внимательно отслеживая любое шевеление в городе. Зато никто не ожидает атаки с тыла, чем я и собирался заняться.

— Бери меня на руки и иди вперёд. Идём по центру реки, — приказал я, активируя две стихийные сферы. Защитницу дважды просить не пришлось и через пару мгновений мы находились в воздушном пузыре посреди полноводной реки. Я жестом указал направление, внимательно оценивая ситуацию на берегу. Минут десять спустя мы, наконец, добрались до нужной точки — справа находилось сразу четыре источника. Кто-то из бойцов оказался отмечен тотемом. Где четверо имеющих ману, там и сотня тех, кто её не имеет. Верно? Абсолютно! Значит, настало моё время!

— Прикрывай! — крикнул я, едва мы выбрались на берег. В качестве защиты я сформировал силовую броню, закрывшую голову и часть груди, всю остальную концентрацию отправил на формирование четырёх огненных шаров. Сражение с Фаргом показало мне идеальный способ борьбы с лишёнными магической защиты людьми — против огненного шара, созданного с магической силой в пятьдесят единиц, спасения у них не было. Один, даже два шара — ничтожно мало против армии. Но когда их четыре, и они создаются одновременно — это уже сила, которую не страшно продемонстрировать. На самом деле выбора у меня особого не было — либо атака, либо смерть. Шансов спастись из той западни, в которой оказался город, я не видел, а бросать смертельно напуганных и раненных людей не позволяла совесть. Так что пришлось рисковать.

Противник явно не ждал атаки — большинство воинов сидело у костров без оружия, без брони. Они вскочили на ноги, чтобы ринуться к палаткам, но на большее их не хватило — лагерь наполнился громогласным криком сгорающих заживо людей. Я не страдал излишним человеколюбием. Те, кого я убивал, явились к нашему городу для того, чтобы убивать самостоятельно. Они знали, на что шли.

Одного шара на человека оказалось вполне достаточно, чтобы превратить его в факел. Я не смотрел на сгорающих врагов — моё сознание выбирало следующую цель. Вернее — следующие три цели. Оказалось, что одновременное управление огненными шарами отнимает один пункт концентрации, вызывая головную боль и тошноту. Стоило уменьшить количество шаров до трёх, всё стало на порядок проще. Создать три сгустка пламени, врезать ими в грудь ближайших противников, тут же создать следующие сгустки и повторить атаку, только уже с новыми целями. Меньше секунды на удар! Ману я не жалел — с кристаллом Богуша я чувствовал себя практически бездонным. В какой-то момент мне пришлось даже побежать — враги в доступной мне зоне закончились подозрительно быстро. Чёрные клубы дыма сгораемых палаток вознеслись к небу, показывая армии противника, где происходит избиение. Ко мне ринулись со всех сторон, что было только на руку — я продолжил смертоносную жатву. Неожиданно рядом со мной что-то звякнуло, затем ещё раз и ещё.

— Не останавливайся! — послышался голос Тени. — Я займусь стрелами! Делай своё дело!

Останавливаться я и не планировал, лишь немного скорректировал путь — подальше от стен. Уничтожать всех врагов никто не планировал — это нереально. Рано или поздно Тень не справится, и какая-нибудь шальная стрела меня прикончит. Для себя я выбрал целью добраться до палаток, где, вероятно, находится Фарг, и поджечь их. На первый раз этого должно хватить, чтобы надолго отбить у противника желание нападать на город. Нам требовалось время для восстановления и разработки нового плана. Может, какая-то подмога явится.

Сколько я убил? Сотню? Две? Три? Нет — больше. Гораздо больше. Я положился на неотрывно следующую за мной Тень и снял защиту, начав работать сразу с четырьмя шарами. Это значительно увеличило и без того убойную силу. Враги умирали десятками, не в силах ничего противопоставить магу с бесконечной маной. В какой-то момент я понял, что противник продолжает бежать, только уже не ко мне, а от меня. Я прошёл всего треть полного круга, причём по центру, не трогая края, где остались живые, но этого оказалось достаточно, чтобы обратить всех в бегство. Палатка командиров вспыхнула, как сухой тростник, но внутри никого не оказалось — Фарг вновь сбежал.

— Я не смогу поддерживать такой ритм долго! — неожиданно заявила Тень. — Даже с камнями!

— Тогда возвращаемся! — решил я. — Напрямик прорвёмся?

— Должны! Мы не…

С этими словами моя защитница рухнула на землю и забилась в конвульсиях. Я сразу вскрикнул от боли — в плечо впился арбалетный болт. Упав на землю рядом с Тенью, я накрыл нас, как мог, силовым полем и с тревогой посмотрел на ангела. Что случилось? Я никогда не слышал, чтобы у любителей мифрила случались припадки. Откинув Тени забрало, я опешил — из рта ангела шла пена, глаза закатились. Её словно отравили и организм находится на последней стадии перед окончательной смертью!

Послышались крики — враги осмелели. Решили, что меня, наконец-то, уничтожили. Пришлось доказывать обратное. Встав на колени, уменьшая область поражения, я продолжил атаку. Только теперь по три шара. Отвлекаться на боль в плече было некогда — рука онемела и не двигалась, но сейчас она мне и не требовалась. Сразу с десяток арбалетных болтов отлетело от защиты, едва не опрокинув меня на спину. Импульс от удара оказался чудовищным. Понимая, что рискую, я схватил Тень уцелевшей рукой и гуськом отправился к стенам, продолжая заливать пространство огненными шарами. В какой-то момент я догадался уничтожать не только живую силу, но и палатки. Ждать, пока их подожгут носящиеся туда-сюда и орущие от боли люди, я не мог. Едкий и плотный туман заполнил пространство, значительно снижая прицельную стрельбу противника. Мою, в прочем, тоже, но мне сейчас этого и не требовалось. Нужно вытаскивать защитницу и разбираться, что с ней произошло.

Момент, когда стрельба полностью прекратилась, я упустил. К этому моменту я добрался до ближайшей к стене траншеи, успев значительно проредить ряды арбалетчиков. Судороги Тени усилились. Она начала напоминать вытащенную из воды огромную рыбу, старающуюся вернуться в привычную среду. Что-то неладное я ощутил, когда увидел валяющегося на земле стрелка. Закатившиеся глаза, пена изо рта, вытянувшийся в струну. Подул ветер, разгоняя дым и я увидел ещё несколько десятков арбалетчиков, что вели себя аналогично. Это в чём-то походило на то, что творилось с Тенью, разве что ударило по людям не так сильно, как по ангелу.

Вот только обдумать эту странность мне не удалось — раздался пронзительный крик, и земля содрогнулась от мощного удара. Я обернулся и едва не превратился в валяющихся на земле стрелков, вытянувшись от шока. Там, где догорала палатка командиров, возникло огромное и чёрное как сама ночь существо столь безобразной формы, что не имело права родиться в этом мире. Что-то похожее я уже видел — в одном из своих воспоминаний. Тогда, когда архимаг Ранут-Выс разогнал тучи и явил образ Башорга, рядом с демоном кружили его приспешники. Ужасные, безобразные, искорёженные злобой своего хозяина. И сейчас одно из таких существ явилось сюда, заблокировав своей аурой большую часть народа. Именно большую, а не всю — я успел увидеть, как несколько источников продолжали двигаться. На людей с маной тварь не действовала. Но те, у кого в крови имелся мифрил, или у кого отсутствовала мана, стали лёгкой добычей твари. В сторону ринулись источающие туман щупальца, схватили несколько догорающих тел и отправили в бездонную пасть существа. Раздался неприятный звук перемалываемого железа и костей и, наконец, на бесформенной куче тьмы загорелись три красных глаза.

И смотрели они прямиком на меня. Я привычно потянулся к кристаллу Богуша, чтобы напитать себя маной и с ужасом обнаружил, что источник бесконечной энергии превратился в простую статуэтку. Из кристалла ушла вся сила! В этот момент чудовище издало ещё один устрашающий крик, от которого стыла в жилах кровь и ринулась вперёд. Оно увидело новую цель.

Глава 18

Оцепенения не было. Даже несмотря на осознание того, что я остался один против непонятного монстра, без подпитки бесконечного кристалла, без сильной защитницы, продолжающей биться в судорогах, окружённый со всех сторон противником, тело всё равно начало действовать сразу, как только пришло осознание, что тварь движется ко мне. Решив поберечь ману, я вскинул именное оружие и отправил сгусток энергии в приближающееся ко мне щупальце. После чего ногой отпихнул Тень в вырытую западниками траншею и помчался вдоль стены, уводя выродка Башорга подальше от ангела. Вначале нужно обезопасить вышедшую из боя защитницу, затем попробовать разобраться с незваным гостем.

Тёмная тварь явно меня заметила. На какое-то время она дёргалась в разные стороны, выбирая, что ей нужнее — добраться до ангела или преследовать юркую цель и, к моей великой радости, выбрала последнее. Видимо, чудище понимало — раб мифрила никуда не денется, а вот я запросто могу и убежать. С поразительной для таких габаритов скорости монстр двинул вслед за мной, не забывая, при этом, поглощать валяющихся на земле воинов. В ход шло всё — не только обожжённые трупы, но даже и находящиеся без сознания бойцы.

Неожиданно я ощутил, как буквально на расстоянии вытянутой руки от меня просвистело несколько стрел. Захотелось выругаться, обозвав западников дебилами, но я поспешил с выводами — когда позади меня раздался недовольное ворчание, стало понятно, куда целились арбалетчики. Они продемонстрировали, почему Тень назвала их одними из лучших бойцов — несмотря на испытываемый страх и ужас, воины достаточно быстро организовались и начали бороться за жизнь.

Решив, что место идеально подходит для обороны, я развернулся и зажёг две стихийные сферы, краем сознания оценив запасы маны. Основной и вспомогательные источники заполнены. На цепочке висят два бриллианта, суммарно дающие возможность двести раз заполнить основной источник. В карманах распихано двадцать рубинов, каждый из которых тоже дарует порядка пятнадцати полных восстановлений. Так что маной я не обделён, даже несмотря на странную инертность фигурки Богуша.

Шары врезались в тело монстра и увязли в нём, как в тесте. Тварь значительно замедлилась, но не остановила свой целенаправленный забег. Продолжая перебирать щупальцами, она тащила свою тушу в мою сторону, не забывая питаться. О том, что внутри неё находятся две метровые сферы из огня и льда, она словно и не знала. Я усилил мощность линий, но и это не принесло видимого эффекта. Созданная магия работала, но по какой-то странной схеме — энергия уходила, как в бездонную бочку, заставляя меня периодически тянуться к рубину, но как-то непохоже, что демон испытывал какие-то проблемы. Куда как неприятней для него оказывались простые стрелы, что продолжали отправлять арбалетчики.

Неожиданно тварь атаковала — в мою сторону выстрелило несколько щупалец. Несмотря на то, что демон находился от меня достаточно далеко, его отросткам это не помешало — они достигли замешкавшегося чародея в считанные мгновения. Каким образом мне удалось выставить перед собой энергетический щит, наверно, объяснить я не смогу. Разве что на чистых рефлексах — щупальца врезались в мою защиту, как таран. Мана скакнула вниз, но я даже не пошатнулся — двойная защита смогла погасить импульс удара.

И только после этого тварь издала тот самый громогласный рёв, с которым явилась к городу. Оба щупальца, что хотели пронзить меня насквозь, оказались превращены в куски искорёженной плоти. Мясом эту субстанцию я бы назвать не решился. Из прорех закапала ядовитая тёмная жидкость, прожигая траву насквозь и вызывая едкий дым. Находящийся рядом со мной арбалетчик закашлял, рухнул на колени и схватился за горло, словно его начали душить. Думать мне особо было некогда, поэтому я ударом ноги отправил бедолагу куда-то далеко за спину и вновь выставил защиту. Только на этот раз не для себя, а для следующего арбалетчика. Западник слишком близко подошёл ко мне, чтобы лучше прицелиться в демона, и тот, несмотря на боль в раздробленных щупальцах, сразу этим воспользовался. Повреждённые отростки ринулись обратно в тело, а их место заняли новые, целые и такие же смертоносные. Они пролетели мимо меня с явной целью уничтожить огрызающегося смертоносными стрелами бойца, но я не зевал. Судя по тому, с какой лёгкостью демон сжирал людей в броне, кирасы здесь не помогут. Только чистая магия.

Арбалетчик даже дёрнуться не успел — несмотря на всю свою подготовку, уйти с траектории выпада монстра он не успевал. Зато успел я, защитив бедолаге грудь. Прошёл удар, и демон в очередной раз дико заорал, заставляя наши внутренние органы сжаться от страха. Стоит отдать должное стрелку — он не обратил внимания на то, что мог только что умереть и продолжил выцеливать у твари уязвимые места. Три красных глаза, что сияли на тёмном туловище, лучше всего подходили для этой роли и очередная стрела сорвалась в полёт, чтобы закончить свой бег в центральном «рубине» демона.

Если я думал, что демон кричал раньше — то глубоко ошибался. Тварь огласила пространство таким рёвом, что сама земля задрожала от ужаса. Я не выдержал, рухнул на колено и потерял концентрацию, отключив подпитку утонувших в демоне стихийных сфер. Это только подстегнуло демона к активным действиям. Продолжая верещать, как сотня буйволов, он вновь выстрелил в нашу сторону щупальцами. Только на этот раз целью ставил не меня одного, а всех собравшихся вокруг людей. Магическим зрением я насчитал двадцать стрелков, сумевших противостоять пагубному влиянию твари. Каждую секунду из-за моей спины вылетали три-четыре арбалетных болта, но этого явно было недостаточно. Демон ринулся в атаку.

Направленное в меня щупальце я отразил, как и несколько соседних отростков. Но большей части народа не повезло — три источника угасли сразу, остальных пронзило не смертельно и потащило к твари в пасть, пожелавшей полакомиться ещё живыми людьми.

Пришло осознание — постоянная защита всегда приводит к поражению. Рано или поздно противник подберёт ключи, и твоя крепость падёт, чтобы ты ни делал. Если желаешь победить, или хотя бы выжить, нужно огрызаться. Мимо меня пронеслись шесть отростков демона с насаженными на них стрелками, и я начал работать в полную силу. Шары из чистой энергии на демона не действовали — это уже проверено. Не действовала на него и стандартная защита, которой была окутана броня некоторых западников — тварь проткнула их с завидной лёгкостью. Зато идеальная структура двойной защиты из другого мира сработала на отлично, не только защитив от демона, но и умудрившись нанести ему урон.

Что это значит? Только одно — атаковать следует тонкой магией! Моими любимыми огненными шарами, состоящими из четырёх силовых колец. Воплощать их рядом с демоном я не стал — как показала практика, статичная магия практически никому не вредит. Необходима скорость, так что я принялся рядом с собой создавать один шар за другим, отправляя в убегающие отростки. Вновь раздался демонический ор и, наконец, появился результат — шары с лёгкостью проходили через плоть демона, вырывая из неё огромные куски. Надорванные щупальца не смогли удержать тяжёлых бойцов и рвались. Демон ринулся было в нашу строну, но, встретив заградительный огонь моих шаров, отпрянул. Настоящая магия ему пришлась не по вкусу.

— Вытаскивайте их! — прокричал я, успевая не только заливать тварь пламенными сферами, но ещё и расставлять щиты на валяющихся на земле раненных воинах. Демон предпринял несколько попыток схватить их вновь, но мне удалось отбиться, вырывая очередные куски чёрной плоти. Она шипела, пузырилась, исходила дымом, подтверждая, что монстр является отпрыском не этого мира.

Несмотря на разницу в языке, западники меня поняли. Трое бросились вперёд, оттаскивая своих соотечественников подальше от монстра. Тот предпринял ещё несколько достаточно вялых попыток атаковать, после чего окончательно решил, что в этом месте ему ловить нечего. Демону даже разворачиваться не пришлось — его три глаза (несмотря на точное попадание, третья красная точка не исчезла) повернулись в сторону города и со всей своей немалой скоростью тварь помчалась в Фасорг, не забывая по дороге питаться. Демона интересовала не Тень, всё ещё валяющаяся в траншее где-то сбоку — он жаждал попасть в город, словно там находилась главная цель его прибытия.

Рядом со мной стоял воин с арбалетом — он до последней секунды стрелял в демона, даже когда тот атаковал щупальцами. Отправив в спину твари очередной болт, западник посмотрел на меня, после чего красноречиво опустил арбалет и кивком указал на город, показывая, что меня никто атаковать не будет. У меня, конечно, имелись определённые сомнения, что в спину прилетит болт и мои приключения в этом мире закончатся раз и навсегда, но убивать сражавшегося рядом со мной человека я не хотел. Не для того я вешал на него защиту. До того, как сюда явился демон, прикончил бы западника без раздумий, но сейчас… Нет, не могу. Как не мог и он, разрядив арбалет в спину уползающего в город монстра, а не в меня.

Кивнув в ответ, я помчался следом за демоном, стараясь сократить дистанцию и продолжить заливать противника огнём. Раз тварь боится структурированной магии, то этим нужно воспользоваться. Плохо, что мои запасы не бесконечны — за короткий бой мне пришлось опустошить уже четыре рубина, правда, большая часть энергии ушла в поддержку неэффективных стихийных сфер. Но даже на защиту и постоянную стрельбу огненными шарами тратилось немало, так что без должной подпитки я не мог дать гарантий, что смогу победить.

Спустя несколько мгновений я понял, куда ломится тварь — на центральную площадь. Стало легче — народа там уже не было, так что навредить демон особо не сможет. Но стоило мне увидеть точку финального забега, как я закричал, стараясь отвлечь тварь на себя — на площади находился Геодар, пытающийся привести в чувство бьющихся в припадке четверых инферно. Но не это привело меня в ужас и заставило орать — неподалёку от дёргающихся в конвульсиях стоял знакомый мне до боли ящик. Я лично оставил его в придорожном кафе, отдав здание на растерзание гоблинам. Присутствие шестидесяти килограмм «крови Зверя» здесь, в Фасорге, показалось мне чем-то невозможным. Но она здесь была и именно к зелёной субстанции направлялся демон, игнорируя всё остальное.

Геодар сориентировался быстро. Побросав все вещи, он вцепился в инферно и поволок их прочь. Но монстр не обратил на убегающих людишек никакого внимания — все три красных глаза твари сосредоточились на ящике. Пространство огласили звуки торжества — демон явно был доволен. Я остановился, не понимая, как поступить. С одной стороны — хорошо, что чудовище сейчас заберёт опасную субстанцию. Это обезопасит нас от гоблинов — у тех не будет повода являться в Фасорг. Это если Ландо Слик прав и коричневые нелюди действительно чувствуют «кровь Зверя». Но с другой стороны — раз зелёная субстанция нужна демону, значит нужно сделать всё, чтобы она ему не досталась. Потому что смысл существования этих тварей заключается в разрушении и уничтожении всего живого. Раз здесь каким-то образом замешан Башорг, значит, нужно сражаться до последнего. Что важнее — безопасность города, или безопасность мира? Ответ очевиден, каким бы неприятным он не казался. Город всегда можно отстроить, а восстановить мир — вряд ли.

Вот только добраться до демона и помешать ему завладеть «кровью Зверя» у меня не получилось. Мелькнули чёрные молнии, и демон неожиданно остановился, не добравшись до цели буквально считанные метры. К ящику ринулись щупальца, желая его сграбастать, но чёрные молнии откинули их прочь, намертво пригвоздив к камням. И только сейчас я разобрал, что происходит — из прибитых к камням щупалец торчали чёрные оперенья. Я перевёл взгляд в дальний край площади и присел, стараясь затеряться среди валяющихся кругом камней.

Ибо на площадь выходила армия коричневых гоблинов.

У меня возникло стойкое ощущение, что во время предыдущей встречи с представителями этой расы, мне попадались высохшие, дефектные, далеко не самые взрослые особи. Гоблины, что выходили на площадь, превосходили своих северных сородичей едва ли не в два раза. Огромные, раскачанные, страшные, вооружённые до зубов, ловкие и быстрые, они действительно походили на силу, способную доставить неприятности Западной империи. Стройными рядами гоблины выбрались на площадь, растекаясь по ней полноводной рекой. У меня не было навыков Тени по оценке количества противников, но то, что к нам явилось не меньше сотни коричневых тварей, сомнений не возникло.

Геодара не тронули, зато инферно не повезло — они прекратили дёргаться, превратившись в некрасивых ёжиков. В каждом из гвардейцев Анера Слика появилось по десять-пятнадцать некрасивых отростков, заканчивающихся чёрным оперением. Выжить с такими «подарками» невозможно. Когда Геодар осознал, что ему больше нет смысла упираться и вытаскивать напарников, то бросил их, за несколько прыжков добрался до ближайшего дома и спрятался в камнях. Хоть кто-то из гвардейцев выживет.

Демон перешёл в наступление. Появление хозяев планеты явно не входило в его планы, так что он решил показать, как им здесь не рады. Вырвав щупальца, оставляя на камнях куски плоти, монстр помчался к гоблинам с такой скоростью, что до меня дошло — раньше тварь не бегала. Она ползала. И только сейчас продемонстрировала всё, на что была способна. Однако нелюди повели себя странно — они не отступили, продолжая засыпать противника стрелами, а когда до удара оставались считанные мгновения, передние ряды бросили стреломёты и выставили невесть откуда взявшиеся длинные копья. Я даже не понял, откуда их вытащили, зато увидел реакцию — демон пытался затормозить, цепляясь отростками за камни, но тщетно. Набранная скорость играла против него. Раздался хруст ломаемого дерева, разрываемой плоти и монстр громогласно заявил о том, что ему больно. Крик оказался такой мощный, что я на несколько секунд оглох — не помогла даже герметичная броня. Когда я пришёл в себя, то увидел удивительную картину — коричневые жители нашего мира почти никак не отреагировали на ор демона. Задние ряды продолжили стрельбу, усыпая монстра стрелами, а передние, оказавшиеся в непосредственной близости от чудовища, принялись орудовать ятаганами. Но нашлись и третьи — они хватали отрубленные щупальца и утаскивали их подальше от демона, словно тот мог поглотить свою плоть и регенерировать.

На то, чтобы прийти в себя, демону потребовалось чуть дольше, чем мне. Но он всё же собрался и принялся сражаться за свою жизнь. Причём достаточно успешно — из бесформенного тела появились новые отростки, и гоблины с ятаганами начали испытывать затруднения. Они банально не успевали их обрубать, несмотря на всю свою невероятную скорость и ловкость. Демон пронзил насквозь, поднял в воздух и отправил себе в пасть вначале одного гоблина, затем другого, пятого, десятого. Ситуация резко изменилась — с каждым поглощённым гоблином монстр становился сильнее, в то время как коричневые жители планеты начали отступать. Возможно, мне не следовало вмешиваться — стоило подождать, пока противники изрубят друг друга на куски, а затем сразиться с теми, кто останется, но необходимость наладить контакт с исконными обитателями нашего мира вынудила сорваться с места и приблизиться к демону. Гоблины меня заметили, но стрелять не стали — во мне не было мифрила, так что я не представлял для них интереса.

Демон сожрал очередного гоблина и тогда я атаковал. Больше не было никаких сфер стихий — только красивые и правильные огненные шары, выпускаемые по четыре штуки за раз. Я даже не стал уделять внимания защите, сосредоточившись только на атаке — до тех пор, пока гоблины сковывают демона, он не сможет выстрелить в меня своими отростками. Шары вклинились в тело и пространство в очередной раз разорвалось чудовищным криком боли. Получив несколько мгновений отдыха, гоблины перестроились — вперёд вышли мощные ребята с копьями наперевес. Монстр хотел броситься ко мне, чтобы прервать цепочку летящих болезненных шаров, но ему не позволили — зазубренные наконечники глубоко вошли в плоть твари, а концы копий оказалась привязаны к верёвкам, обвязанных вокруг ближайшего дома. Действовали гоблины настолько уверенно, грамотно и разумно, что создавалось ощущение, что для них борьба с такими тварями происходит если не ежедневно, то достаточно часто. Слишком выверенными и продуманными оказывались каждые их движения.

Однако мне тактика, что использовали коричневые существа, не совсем нравилась. Слишком много было отдано на откуп бойцам, стоящим перед монстром, на прочность удерживающих верёвок, на крепость воткнутых копий. Лично я не хотел бы приближаться к демону — одно неловкое движение и ты окажешься в бездонной пасти. Как по мне, наиболее эффективный способ борьбы с такими тварями заключается в том, чтобы окружить их со всех сторон шаманами и закидать заклинаниями. Такими, как мой огненный шарик.

— Перегруппировка! Удерживаем демона, пока человек его уничтожает! — послышался приказ, и я с удивлением осознал, что различаю речь гоблинов. Новая способность клана «Знание языка древних» показало себя во всей красе. Я не только мог читать, но и понимал речь коричневых нелюдей. Если напрячься, наверняка ещё и разговаривать с ними смогу. Но всё это после того, как мы разделаемся с незваным гостем из другого мира — демон продолжал поглощать гоблинов один за другим. В строю осталось от силы половина явившегося в Фасорг войска, но даже несмотря на потери, отступать гоблины не собирались. В демоне появлялось всё больше и больше копий, его окутывало всё больше и больше верёвок. Монстр сопротивлялся, но ничего поделать уже не мог. Даже когда он поднял очередного гоблина, чтобы отправить в пасть, я перебил щупальце, выпуская добычу на свободу. Там, конечно, был уже труп, но он не достался демону. Давно стало очевидно — чем больше эта тварь жрёт, тем быстрее восстанавливается.

Десять сапфиров — такова цена непрекращающейся стрельбы по отпрыску Башорга. Демон дёрнулся в последний раз и обмяк, расползшись по площади некрасивой тёмной лужей, пузырящейся и источающей зеленоватый дым. Из задних рядов гоблинов показался шаман. Это оказалась достаточно высохшая от времени особь, опирающаяся на длинную палку-посох и обвешанная различными амулетами. Что меня удивило — половина амулетов была выполнена из небесно-голубого мифрила. Шаман двинул прямиком в центр грязной лужи, оставшейся от демона, и запустил руки в жижу. Спустя несколько мгновений на свет появился огромный чёрный кристалл. Размерами он значительно превосходил все те, с которыми мне уже довелось сталкиваться — примерно раза в три-четыре, не меньше. Шаман высоко поднял кристалл, и оставшиеся в живых гоблины наполнили Фасорг ликующими криками победы. Высохший обладатель маны закинул кристалл в сумку на поясе и указал крючковатым пальцем на ящик с «кровью Зверя».

— Займитесь!

— Здесь больше пятидесяти килограмм, учитель, — к шаману подскочил один из помощников, тоже с амулетами, но не такой сухопарый.

— Я умею считать, — огрызнулся гоблин. — Те, кто мог это разделить, отправились к предкам. Будем поглощать так, как есть. Первого обвяжите верёвками — мы должны справиться.

На всякий случай я отступил подальше, не понимая, что затеяли коричневые нелюди. То, что меня не прикончили сразу после битвы, указывало на возможность в будущем с ними завести разговор, но становиться между гоблинами и «кровью» я не хотел. Вынесли одного из тяжелораненых. По тому, какая дыра виднелась в груди, становилось понятно — не жилец. Даже удивительно, почему он до сих пор не покинул этот мир. Однако, вместо того чтобы облегчить бедолаге участь, его начали скручивать толстой верёвкой, превращая в кокон. После того, как пара нелюдей убедилась в надёжности обмотки, они приволокли раненного соплеменника к ящику с «кровью» и окунули его вниз головой, словно желая утопить. Я ожидал чего угодно — что произойдёт взрыв, что раненный начнёт грызть зелёную субстанцию, что вообще ничего не произойдёт, но только не того, что «кровь» начнёт с поразительной скоростью впитываться в тело. Прошло всего несколько мгновений, как от шестидесяти килограмм не осталось и следа — вся субстанция оказалась поглощена.

И тогда началась метаморфоза.

Раненный издал душераздирающий крик, но довольно быстро умолк, повалив голову на грудь. Мёртв. Но находился при смерти он всего несколько мгновений — неожиданно верёвки напряглись, словно тело погибшего начало набухать. Коричневая кожа резко позеленела, появились длинные острые шипы, и без того страшная голова ещё больше деформировалась, превратившись во что-то вытянутое, зубастое. К изменённому гоблину подскочили несколько соплеменников с копьями, но отлетели назад — толстые слои верёвки не выдержали и разлетелись в разные стороны, увлекая за собой ближайших гоблинов. Раздался чудовищный рык и в воздух прыгнул дракон. Нет, не дракон. Чудовищная смесь дракона и гоблина. Руки и ноги изменились, превратившись в чешуйчатые изломанные лапы, тело набухло, словно собиралось вот-вот лопнуть, за спиной появились быстрорастущие наросты, из которых вскоре должны появиться крылья. То, что сделала «кровь Дракона» с гоблином, совсем не походило на красивую фигурку, что должна получиться, если объединить все кристаллы Богуша.

Изменённый подпрыгнул на высоту трёхэтажного здания, словно желал ускакать от нас, но в этот момент своё слово сказали гоблины — слаженный выстрел из стреломётов прервал стремительный «полёт» изменённого и тот рухнул обратно на землю. Раздался яростный рёв и в сторону гоблинов полетело пламя — тварь ещё и плеваться научилась! Гоблины вовремя отпрыгнули в стороны, так что никому огонь не навредил. Вновь заработали стреломёты, но чёрные металлические болты бессильно звенели и рикошетили, не в состоянии пробить крепкую кожу. Гоблина продолжало изменять — чешуя начала появляться на лице, наросты на спине прорвало и из них действительно показались перепончатые крылья. Гоблин, сожравший шестьдесят килограмм «крови Зверя», начал превращаться в этого самого Зверя, а его соплеменники, вместо того чтобы возрадоваться такой новости, принялись уничтожать изменённого.

И тогда я решил помочь. Тотем его знает, к чему приведёт появление в этом мире огнедышащей твари. Пока она не набрала сил, с ней нужно кончать. Блокировка, которую я применил к Тени, сработала и сейчас — чудище замерло, не в силах прорваться сквозь созданные мной магические линии. Изменённый задёргался и нашёл взглядом меня. Он тут же зарычал и исторг пламя, пытаясь сбить меня с концентрации, но тщетно — чем чаще я пользовался блокировкой, тем проще она давалась. Когда тварь зарычала в следующий раз и попыталась плюнуть в меня огнём, я врезал ей в пасть огненным шаром. Рвануло так, что меня едва с ног не сбило. На том месте, где когда-то стоял дракон, появилась огромная воронка, на дне которой плавала «кровь Зверя». Всё, что осталось от изменённого. Вот только зелёной субстанции оказалось в десять раз меньше изначального количества!

Гоблины тут же поволокли к луже следующего тяжелораненого, словно всё происходило по их плану. Шесть килограмм «крови Зверя» впитались в новое тело, что тут же начало корёжить, но не так сильно, как первого бедолагу. Подождав с минуту, беспощадные гоблины опустили ятаган на начавшую деформироваться шею, и голова несчастного отделилась от тела. В воронку вновь вылилась «кровь Зверя», но на этот раз это были сущие капли — шестьсот грамм. Операция повторилась ещё дважды, пока от субстанции, некогда занимавшей огромный ящик, не осталось несколько капель. Помощник шамана аккуратно собрал остатки в небольшую стеклянную колбочку и запечатал её обычной пробкой.

— Выполнено! — произнёс он, показывая свою добычу наставнику.

— Мы сделали большое дело! — прокаркал шаман своим воинам. — Мы уничтожили порождение бездны и низвергли порождение неба. Но не время ликовать — перед нами новый враг. Чтобы остановить порождение неба, человек использовал магию бездны! На «крови Зверя» стоял отпечаток его магии — только так ему удалось победить драконида. Человеку не удастся скрыть свою истинную сущность за фальшивой помощью. Мы обязаны убить того, кто служит обоим тварям!

Глава 19

— Стойте! Вы ошиблись! Я не поклоняюсь ни одной твари! — Прокричал я на языке гоблинов, стараясь образумить нелюдей. Слова давались с трудом — человеческое горло оказалось неприспособленно к таким звукам. Однако меня услышали и отреагировали. Правда не так, как я рассчитывал. Шаман указал на меня крючковатым пальцем и закричал:

— Человеческое отродье знает наш язык! Все разговоры прекратить! Уничтожить его! Уничтожить весь город! Раз здесь завелись отпрыски обоих тварей, значит эти земли нужно очистить от людской скверны!

Я скорее почувствовал, чем увидел — сейчас мне будет плохо. Рухнув на колени, сокращая область поражения, я выставил защиту и плотный дождь из чёрных стрел сразу принялся проверять её на прочность. Битва с демоном и изменённым никак не повлияла на боевой настрой нелюдей и их организацию — они выпускали по тридцать стрел в секунду, вынуждая меня уйти в глухую оборону. Каждый выстрел снимал по единице маны, но проблем с ней у меня уже не было — после того, как демон расползся по камням грязной жижей, кристалл Богуша вспомнил о своей силе и вновь начал сиять в магическом зрении ярким солнцем. Хотелось отложить все дела и основательно подумать над странным поведением силовых фигурок, над словами шамана, над тем, откуда здесь взялся мощный демон, во что превратился полудохлый гоблин, да вообще обо всём на свете, но времени на это мне не выдали — врезающиеся в защиту стрелы знатно очищали мозг от лишних мыслей.

Хотя лукавлю — мысль у меня имелась, причём такая, что голова разболелась. Мне каким-то образом нужно договориться с гоблинами, чтобы попасть к алтарю Зул’вара, однако после слов шамана сделать это оказалось на порядок сложнее. Он просто не желал меня слушать! Нелюдь высохшая. Грянул второй выстрел, затем третий, после чего гоблины осознали бесполезность дальнобойных орудий и решили перейти в рукопашную. Закинув стреломёты за спину, на меня ринулась огромная коричневая толпа.

— Я работаю с тотемами! Я чародей! — мне оставалось лишь кричать, до последнего оттягивая агрессивные действия. — Я помогал вам уничтожать демона и дракона!

Но меня не слышали. Либо не желали слышать. Защиту основательно тряхнуло — в неё прилетела ледяная сосулька. Следом за ней явился огненный шар, какой-то туман и даже тонкая струйка воды, вклинившаяся в меня с таким напором, что запросто могла пронзить насквозь, если бы не двухслойная защита. Шаман и его ученик не теряли времени даром и принялись отвлекать меня от бегущих воинов. Расстояние между мной и высохшим гоблином превышало пятьдесят метров — я не доставал до него своим сканером. Однако это нисколько не мешало нелюдю использовать против меня магию, словно на него ограничения не действовали! Либо значение «сила магии» значительно превосходило все мыслимые границы, о чём я старался не думать. По словам Баркса — это невозможно.

И тогда я разозлился. Причём настолько, что решил вспомнить свои первые опыты работы с магическими линиями. У большей части гоблинов, что спешили ко мне с оружием наперевес, имелся источник и запас силовых камней. Тот, кто управляет коричневыми нелюдями, отправил к Фасоргу действительно избранных воинов. Что сыграло мне только на руку. Я не стал швыряться огненными шарами — возникло чёткое осознание, что гоблины доберутся до меня раньше, чем мне удастся их всех перестрелять. Я зачерпнул в кристалле Богуша так много энергии, как смог удержать и отправил её вперёд. У меня не было доступа к камням противника, но этого и не требовалось. Вместо того, чтобы забирать энергию, я принялся шедро её отдавать.

Четыре мощнейших взрыва внесли существенные изменения в характер боя. Нелюдей разметало по сторонам, как сухие листья мощным порывом ветра. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять — большая часть гоблинов больше никогда не поднимется с земли, а те, кто выжил, выбыли из строя на долгое время. На ногах остались всего шестеро противников — те, кто шёл в задних рядах.

— Услышьте меня! Я не враг! — заорал я, но шаман вновь проигнорировал голос разума. Он что-то приказал своему помощнику, после чего уселся на землю в позу медитации и мне сразу как-то поплохело. Вместо бесполезных огненных шаров и сосулек в меня полетели куски земли и каменные глыбы. Высохшая нелюдь поднимала их прямо с земли и с чудовищной меткостью отправляла в мою сторону. Защита, конечно, справлялась с прямым уроном, но далеко откинуть булыжники она оказалась неспособна и постепенно вокруг меня начал образовываться каменный колодец.

И самое странное, страшное и невозможное в этом всём оказалось то, что я не видел движения силовых линий! Магическое зрение показывало, что камни начинали летать сами по себе, без подпитки со стороны. Несколько особо крупных булыжников я перехватил блокиратором, но откинуть не смог — неведомая сила, толкающая глыбы, оказалась сильнее моей магии. Всё, что удалось сделать — слегка изменить траекторию полёта, чтобы большие камни падали не мне на голову, а чуть в сторонке. Шаман гоблинов использовал магию совершенно иного рода, чем та, с которой работал я. И это действительно пугало.

— Тотем подтвердит, мной было сделано всё возможное, — пробурчал я, доставая стреломёт. Шаман не останавливался ни на секунду, а по тому, что выжившие гоблины подняли копья и двинули ко мне, стало понятно — такая тактика тоже отрабатывалась. Один отвлекает и полностью занимает всё внимание, остальные тыкают острыми палками. Чем не план на победу?

Вот только меня он категорически не устраивал.

Прицелиться в шамана оказалось не так просто, как я полагал — мешали мельтешащие камни. Мне даже пришлось отвлечься на спешащих ко мне воинов с копьями. Лишённые силовых камней нелюди взрываться не хотели, так что пришлось их успокаивать другим радикальным методом — огненными шарами. Несколько моих снарядов врезалось в летающие глыбы, но большая часть достигла целей, оставляя меня с шаманом один на один. Других нелюдей на ногах не осталось, а куда подевался помощник, я не знал. Меня уже завалило камнями по грудь, так что приходилось торопиться — выгадав момент, когда между нами образуется пустое пространство, я нажал спусковую кнопку и творящаяся вокруг меня вакханалия резко прекратилась — всё камни, что находились в воздухе, резко вспомнили о том, что летать им не положено и обрушились на землю. Наступила тишина.

— Лег, ты жив? Помощь нужна? — послышался голос Геодара спустя пару секунд. Гвардеец удостоверился, что противники закончились и только после этого решил напомнить о том, что он всё ещё жив.

— Займись гоблинами! Только внимательней — где-то ещё ученик шамана затерялся! — прокричал я в ответ, пытаясь выбраться из каменной западни. Закидал меня шаман знатно — я даже сам не заметил, что оказался замурован. Ещё пару минут и мне выбраться из такого колодца стало бы проблематично. Меня даже убивать не пришлось бы. Через неделю сам бы сдох. От старости.

— Он ушёл! Сразу, как только ты прикончил шамана, его ученик испарился. Способность очень похожа на ту, что используют клан Гадюк. Не дёргайся — я помогу! Сам ты оттуда не вылезешь. Только подожди немного — пройдусь по площади.

Подняв с земли копьё, Геодар начал ходить от одного гоблина к другому, безжалостно нанося удар по каждому телу, будь оно живое или мёртвое. Разведчик слишком много времени провёл в землях нелюдей и понимал истинную силу гоблинов. У меня тоже не было жалости к раненым — коричневых тварей в Фасорге никто не ждал, а после того, как они не стали со мной разговаривать и пытались меня уничтожить, так и вовсе нет смысла возиться с ранеными. Лишь новость о том, что ученик шамана сбежал, мне не понравилась. Возникло стойкое ощущение, что лично мне с нелюдями договориться об инициации не получится. Хорошо, что они Лиару не видели. Кстати, где она?

— Оставил её с двумя инферно в квартире, где Фарг сидел, — охотно пояснил Геодар, как только я задал ему этот вопрос. — Это она приказала уносить «кровь» как можно дальше от города. Кстати, ты понял, что гоблины делали с зелёной жижей?

— Жрали, — пробурчал я. Мне не нравилось, что Лиара находится где-то в городе, а не под землёй со всеми остальными.

— Не просто жрали, — поправил Геодар. — Они создавали драконоида. Я слышал о такой твари. Крайне неудобный противник. Наставники рассказывали, что лет пятьдесят-шестьдесят назад один такой напал на нашу империю, так его удалось уничтожить ценой тысяч жизней.

— Они делали неконтролируемого драконоида, — поправил я. Геодар подал руку и мощным рывком вырвал меня из каменной западни. — Только ты понял не совсем верно. Создание драконоида оказалось побочным эффектом. Нелюди явились сюда для того, чтобы уничтожить «кровь Зверя». Путём её пожирания и уничтожения мутировавших. Можно сказать, что драконоид — это человеческий инферно.

— Постой, — Геодар даже остановился и с удивлением посмотрел на меня. — Если гоблины жрут «кровь», чтобы её уничтожить, то люди…

Гвардеец посмотрел на площадь, где лежали тела четверых инферно. Каждый из них поглотил минимум по пятьдесят килограмм небесно-синего металла, чтобы после смерти оставить лишь десять процентов от его количества.

— То люди занимаются тем, что уничтожают мифрил, — закончил я мысль Геодара. — Это не дар свыше, делающая нас сильнее и опасней. Это опасная субстанция, превращающая людей в вечных рабов и которую мы должны уничтожить. Ты видел Тень — она без дозы мифрила жить не может.

— И то верно. Где она, кстати?

— В траншее валяется… Слушай — её нужно вытаскивать, пока западники не пришли в себя. Сделаешь? Лучше прямо сейчас, — опомнился я.

— Договорились. Квартира Фарга находилась на второй улице, пятый дом, третий этаж. Здание с красной крышей, не ошибёшься. Я пошёл. Без ангела нам оставаться совсем нельзя. Постарайся разобраться с трофеями до того, как я вернусь. Мне нужно будет отчитываться перед Ландо Сликом об этом, а если я ничего не увижу, то и говорить будет не о чем. Мы друг друга поняли, верно?

— Верно, — подтвердил я, в очередной раз поражаясь «человечности» Геодара. Гвардеец ещё раз осмотрелся, выискивая, не оставил ли он где-то живых гоблинов, после чего довольно резво побежал в сторону разрушенных городских стен. Я же двинул к шаману нелюдей, старательно обходя всё ещё пузырящуюся тёмную лужу, оставшуюся от демона. Прикасаться этой субстанции не хотелось так же сильно, как и к «крови Зверя».

Шаман меня знатно разочаровал. Сбежавший ученик сорвал с шеи своего учителя все мифриловые амулеты, забрал посох и даже часть брони. Если бы не сумка на поясе, где топорщился тёмный кристалл, ни о какой добыче речь вообще бы не шла. Правда, возникло понимание, что оставили сущность демона не просто так. Либо ученик не мог к ней прикасаться, либо кристалл действовал как огромная бомба, отравляя пространство своей магией. Недаром же высохший гоблин кричал о том, что нужно сравнять этот город с землёй, уничтожая людскую скверну.

Я аккуратно открыл сумку и вытряхнул кристалл на пол. Время у меня имелось, так что я решил потратить его на увеличение собственного источника. Наконец-то стихийные сферы показали свою силу. Подпитываемые кристаллом Богуша, они выжигали вылетевшую из камня тьму кусок за куском, превратив пространство вокруг нас в кромешный хаос. Мне даже пришлось подальше отступить от магического треугольника, вершинами которого выступили мои сферы и камень, а рёбрами — толстые потоки бегающей туда-сюда энергии. От тела шамана не осталось и следа. Он просто испарился. Как и десяток других гоблинов, погибших в этом месте. Да что тела — мощённая камнем мостовая принялась испаряться, настолько мощными оказались потоки бушующей энергии. В какой-то момент я начал сомневаться, что справлюсь, однако всё резко закончилось — последние капли тьмы сгорели, явив взору огранённый бриллиант. Такого огромного камня мне никогда не доводилось видеть — размерами он превосходил два сложенных вместе кулака. Зацепив кристалл силовыми линиями, я пошёл в сторону, вытаскивая его из расплавленного камня. Несколькими мгновениями спустя бриллиант очутился в моих руках, и я с силой его сжал. Послышался звон разбиваемого стекла и перед глазами пронеслись разноцветные круги. Накатили очередные воспоминания о прошлых жизнях.

***

— Студенты императорской Академии, всё внимание на меня! — несмотря на то, что наставник говорил достаточно тихо, его голос достигал самых дальних краёв огромной аудитории. Здесь, кроме меня, успевшего осознать себя всего пять дней назад, находилась огромная толпа одногодок. Я уже успел выяснить — с момента победы на Башоргом до моего рождения прошло всего одиннадцать лет и процедура инициации в маги, считавшаяся ранее добровольной, стала обязательной для всех. Слишком много вальгов погибло во время ужасного боя. При этом появилась третья сущность инициированных — те, кому вообще не подвластны линии и кто всю оставшуюся жизнь будет заниматься тем, что восстанавливать разрушенный мир, растаскивая горы камней.

— Одиннадцать лет назад ценой собственного перерождения великий архимаг Ранут-Выс изгнал Башорга из нашего мира, но победа оказалась не полной. Часть демонов, прорвавшихся к нам вместе со своим повелителем, остались на нашей планете. Они смогли найти себе источники питания, начали набираться сил и готовить мир к новому пришествию своего господина. Одиннадцать лет мы защищались, не смея напасть на тварей — наши лучшие маги отправились на перерождение следом за великим архимагом. Но мы выжили и настало новое время! Время, когда герои прошлого возвращаются! Мы сможем дать демонам бой и окончательно изгнать их из нашего мира!

В аудитории началось волнение — не всем понравились слова наставника. По сути, мы как были необученными оболтусами в прошлой жизни, так ими остались и в этой, а нас сразу на битву собираются отправлять!

— Отставить ропот! С демонами будут сражаться маги, достигшие ранга верховного и выше. Ваша задача заключается в том, чтобы очистить планету. Открывайте журналы и зарисовывайте структуру линий — эта конструкция позволит вам освободить небольшой участок земли и заключить находящуюся на ней демоническую плоть в вечные силки.

Я оценил высветившуюся структуру силовых линий и мысленно сглотнул — ничего более сложного мне ещё не доводилось воплощать. Хотелось уподобиться остальным и начать возмущаться взвалившимся на наши хрупкие плечи лишениям, но статус лучшего ученика потока обязывал заткнуться и внимательно присмотреться к конструкции, выискивая в ней хоть какие-то закономерности. Их не было — для того, чтобы использовать очистку, потребуется запомнить каждую чёрточку отдельно.

— Наставник, что произойдёт, если мы коснёмся плоти демона? — спросил я, принявшись переносить структуру в блокнот. Вначале картинка, затем запоминание.

— Ничего хорошего. Те, кто не умрёт сразу, окажутся отравлены. Будут болеть долго и тяжело. Именно для этого в заклинании находится структура хранилища, обратите внимание на подсвеченную частью. В обычной жизни вы должны были выучить эту базовую конструкцию к концу первого курса обучения. Я прекрасно понимаю, что вам предъявляют слишком высокие требования, но по-иному поступить мы не можем. Слишком тяжёлыми оказались последние одиннадцать лет. Так что рисуйте, запоминайте. Тот из вас, кто первым сможет создать «очищение», будет переведён в личные ученики великого Ранут-Выса.

Моё сердце бешено забилось. Ученики архимага считались лучшими из лучших, способными на настоящие, поистине невероятные чудеса. Их считали элитой среди магов! С трудом успокоившись, я уставился в структуру, отринув все остальные мысли. Мне нужно разобраться с заклинанием первым!

Спустя три дня я стоял в кабинете ректора императорской академии, довольный собой до кончика хвоста. У меня получилось — за мной явились ученики архимага Ранут-Выса.

***

Воспоминания схлынули, оставив меня один на один с огромной грязной кучей демонической жижи. Сейчас, когда я вспомнил о последствиях прикосновения к демонической плоти, у меня появилось огромное количество вопросов к гоблинам. Шаман достаточно спокойно вошёл в эту грязь, забрал кристалл, являющийся демонической сущностью, и вышел. Потом ещё и пытался меня уничтожить! Что-то я не замечал в действиях нелюдя проблем с отравлением. Либо наставник-вальг лукавил, либо на гоблинов демоны не действуют. Либо шаман оказался таким высохшим из-за того, что часто прикладывался к запрещённой плоти. В общем — вопросов действительно много, но задать их мне было некому. На площади не оставалось ни одного живого существа.

Зато следующее действие заставило меня вспомнить о том, что такое ликование — я посмотрел на результаты интеграции кристалла. Он действительно оказался огромным — мой дополнительный источник увеличился сразу на пятьсот единиц! Кристалл Богуша с радостью поделился энергией, заполняя мне резервы, и я ощутил небывалую силу. Казалось, что мне подвластно всё! Чтобы это проверить, я обратился к восстановившейся памяти и принялся плести заклинание очистки. По правилам моего прошлого мира, такие вещи маги обязаны хранить в оперативке — специальной области памяти, позволяющей мгновенно использовать тяжёлые заклинания. Самой оперативки у меня ещё не было — нас, вместо того чтобы обучать базовым вещам, учили очищать землю от демонов. Но суть работы с ней я прекрасно помнил — за те три дня, память о которых мне удалось восстановить, наставники не раз говорили о необходимости и важности оперативки в жизни мага. На то, чтобы полностью окутать конструкцией останки демона, мне потребовалось около получаса напряжённой работы. В режиме боя, когда на счету каждая секунда, такой вольности никто не даст. Мне как можно скорее необходимо найти ещё с десяток создающих зловоние устройств. Память прошлого оказалась гораздо лучшим учителем, чем все шаманы и наставники этого мира вместе взятые.

— Тень дышит, но по-прежнему без сознания. Это демон? — Геодар вернулся как раз к тому моменту, когда останки демона взлетели в воздух, уплотнились и превратились в полуметровый чёрный шар. Гвардеец положил ангела на камни и с интересом глянул на моё творение.

— То, что от него осталось, — подтвердил я. — Что с западниками?

— Потихоньку приходят в себя. Солдаты уже поднялись, но какие-то мутные и застывшие. Вряд ли сегодня будет атака. Этот шар трогать можно? Или его нужно осторожно закопать в самом глубокой пещере?

— Трогать можно, — заверил я. — Защита самодостаточная, поддерживать её не нужно. Но лучше действительно куда-нибудь спрятать этот шарик. Он хоть и стал безопасным, но если найдутся безумцы, что разрушат защиту, то эта гадость вновь ринется в мир. Она опасна.

— Понял-принял. Лег, заберёшь Тень? Я хочу прибраться на площади — оставлять стреломёты нашему противнику никак нельзя. Да и броня у гоблинов достаточно серьёзная. Нам точно пригодится.

— Мародёрствуй, — разрешил я, но добавил: — С одним условием — всё, что здесь добыто, принадлежит мне. Делиться со Сликами я не хочу.

Возражений не последовало. Взвалив Тень на плечо, я отправился к Лиаре. Мне по-прежнему не нравилось, что она находится не с Хадом. Дом, что указал мне Геодар, я нашёл быстро — красная крыша издали привлекала к себе внимание. Когда я подошёл ближе, сердце учащённо забилось — магическое зрение показало мне знакомый источник. Спутать Лиару с кем-то другим невозможно. Рядом с девушкой находилось ещё несколько точек силы, но я не беспокоился. Судя по их насыщенности и расположению — это силовые камни. Двух инферно я тоже обнаружил. Вернее, специфичную для них броню. Любители мифрила не двигались, показывая, что появление демона повлияло не только на ангелов и простых людей, но также и на них.

Взлетев на третий этаж, я с улыбкой постучался в закрытые двери, едва сдерживая волнение. Дверь была открыта, но мне хотелось сделать Лиаре сюрприз. Вот только улыбка медленно сползала с моих губ, когда за дверью послышались чьи-то шаги. При том, что источник Лиары оставался на месте!

Всё, что я успел сделать — сбросить Тень, выставить защиту и поднять стреломёт. Дверь распахнулась и на меня с усмешкой уставился Фарг.

— Я всё гадал, когда ты к нам в гости заглянешь, — произнёс старик, блокировав меня силовыми линиями. — Давно нужно было понять, что с тобой не всё так гладко, как думалось моему наставнику. Я даже подозреваю, что ты и есть настоящий чародей, а Лиара — для отвлечения внимания. О, Тень тоже здесь? Очень хорошо, что ты её принёс. Не нужно будет бегать за вами по всему городу. Ладно, теряем время — демон уже должен убраться из города, так что нам больше ничего не помешает. Давай-ка мы затащим тебя внутрь.

Из соседней комнаты вышел неизвестный и без опаски подошёл ко мне. Наклонившись, он поднял с пола какой-то предмет, что я не замечал ранее и нацепил его мне на ноги, после чего с лёгкостью поднял меня и на вытянутых руках внёс в квартиру. Накатила паника и я едва не отдал ей остатки разума — меня не только заблокировали, но ещё и отрезали от собственных источников! Да что там — я даже линии видеть перестал! Словно превратился в самого обычного человека! Такое со мной уже случалось — в прошлой жизни, когда на шею повесили блокирующий магию ошейник. Помощник Фарга вырвал из моих рук стреломёт и кинул его на пол. Так, на всякий случай. После чего втащил Тень и закрыл за собой дверь.

— Неприятное ощущение, когда тебя отрезают от источника, да? — Фарг позволил себе слабость насмехаться над противником. — Сейчас о негаторах мало кто помнит, а ведь когда-то с их помощью гоблины едва не уничтожили человечество! Это сейчас коричневые твари изготавливают стрелы из вулканического стекла, две тысячи лет назад наконечники состояли исключительно из блокирующего магию металла. Хочешь спросить, откуда я всё это знаю? Да ладно тебе, я же вижу, что хочешь. Просто не можешь сказать. Ты смог удивить меня на площади. Не ожидал я, что чародеев окажется сразу двое. Никто не ожидал. Но мне от этого даже лучше! Ах да — гоблины! Знаешь, оставлю-ка я это в секрете! Помучайся в незнании. Тебе не долго осталось. Готовь алтарь! Настало время приносить жертву!

Помощник втащил меня во вторую комнату и, имейся у меня возможность, я бы закричал. Потому что на полу лежала связанная Лиара. Широко открытые глаза говорили о том, что она находится в сознании. Увидев меня, девушка забилась, но верёвки удерживали её плотно, а кляп во тру позволял издавать лишь какие-то мычащие звуки.

— Я редко допускаю ошибки два раза, — Фарг наслаждался своей победой над чародеями. — Нужно было сразу поставить на девчонку негатор, чтобы она не смогла сбежать. Не подумал, не заблокировал. Но согласись — получилось даже лучше, чем планировалось. Теперь у меня есть не один, а сразу два неинициированных чародея. Я смогу получить в два раза больше силы, чем есть у моего наставника! Это стоило того, чтобы подождать! Неси алтарь!

Помощник метнулся куда-то в угол и притащил небольшой красный камень, по форме напоминающий человеческое сердце.

— Я знаю, куда вы стремились — в пещеру, где находился алтарь Зул’вара. Думали, если станете чародеями, то все ваши проблемы разом решатся? Наивные дети! Это наставник боится того, во что вы могли превратиться, но не я! Для меня вы обычные несмышлёныши, какими явились в этот мир. Которые предназначены для того, чтобы даровать мне силу!

Решив, что уделил мне достаточно много времени, Фарг подошёл к лежащей Лиаре и уселся рядом с ней, поджав под себя колени.

— Ты мечтала о том, что станешь чародеем? Поздравляю — сегодня твоя мечта осуществится. Нож мне!

Помощник метнулся к стоящему у дальней стены столу и открыл шкатулку. Там, на красном бархате, лежал изогнутый нож с красивой рукояткой. Бережно взяв его, словно великую ценность, мужчина поднёс Фаргу оружие.

— Даже если бы ты явилась в пещеру, без жертвенного ножа ничего бы не получилось, — усмехнулся Фарг и, вызвав у меня яростное мычание, провёл остриём лезвия по запястью девушки. Закапала кровь, но ей не суждено было упасть на пол — вовремя подставленный камень впитал в себя каждую капельку.

— Считается, что процесс инициации утерян в веках. Когда мой учитель уничтожил последнего действующего чародея, то постарался вычеркнуть из людской памяти вообще любое упоминание об этих людях. Ему это удалось! О том, что миром когда-то правили чародеи, уже никто не помнит. Но вам повезло — мне эта процедура известна. Я сумел запомнить записи древних до того, как их уничтожили. И теперь…

Фарг положил впитавший кровь камень Лиаре на лоб и неожиданно девушка начала сиять как солнце! Исходящий свет казался настолько чистым и приятным, что я на мгновение забылся, погрузившись в его лучи.

— Добро пожаловать в этот мир, чародей! — торжественно закончил процедуру Фарг и наполненным ликования голосом продолжил: — Настало моё время! Великий Башорг! Я отдаю тебе эту душу и прошу даровать мне равную ей силу! Ты сумеешь вернуться в этот мир и поглотишь его окончательно!

С этими словами Фарг занёс жертвенный кинжал и опустил его на грудь Лиары. Вот только достичь цели острие не смогло — его остановило неожиданно появившееся препятствие.

— Не стоило тебе этого делать, — раздался спокойный голос Лиары, после чего пространство взорвалось ярким светом.

Глава 20

Взрывом Фарга отнесло к дальней стене и основательно в неё впечатало, но защита старика вновь показала себя с лучшей стороны — маг удара словно не заметил. Он с поразительной для таких лет ловкостью вывернулся, приземлился на ноги и пригнулся, приготовившись к битве. Вокруг него появилось дополнительный вихрь из силовых линий — видимо, ещё одна защита и тут же последовал контрудар. В Лиару полетел пучок силовых линий. Девушка, или то, во что она превратилась, по-прежнему лежала на полу, не делая попыток подняться. Я не знал, что применил Фарг, не знал, способна Лиара обороняться или нет, поэтому пришёл на помощь, воплотив двухслойную защиту, принявшую удар мага.

Возникнет резонный вопрос — каким же это образом я смог не только увидеть магические нити, но и воспользоваться ими самостоятельно? Ответ на него, на самом деле, прост и чудовищно болезнен — на мне больше не было негатора. Как не было брони, кожи и, как мне кажется, половины тела. Устроенный девушкой взрыв повлиял не только на Фарга, но и знатно приложился по мне. То, что Ландо Слик назвал хорошей бронёй, разметало, как прогнившие тряпки. С груди, живота и лица, казалось, заживо сняли кожу и обсыпали солью. С глазами тоже что-то произошло — я ничего не видел обычным зрением. Только на уровне магических линий. Боль оказалась настолько чудовищной, что разум словил перегрузку и отключил все ощущения, затормозив моё восприятие на несколько порядков. Это и дало мне возможность наблюдать за происходящим, не замечая кошмара с собственным телом. Не пострадали лишь ноги. Они тоже горели, но не так сильно, как всё остальное. Видимо, спасло насыщение мышц и всех сосудов магической энергией, что я сделал совсем недавно.

— Не вмешивайся! Займись собой! — послышался приказ Лиары. Я с облегчением выдохнул — судя по голосу, девушка не испытывала проблем. Хотя у меня имелись веские причины волноваться за чародейку — у неё больше не было источника. Вернее, она сама превратилась в один большой источник, сплетённый из тысяч, если не десятков тысяч магических линий. Их плотность оказалась ещё более плотной, чем на кристалле Богуша!

Подчинившись и убрав защиту, я с отрешением смотрел, как Фарг активировал очередную порцию силовых нитей и отправил её в то, во что превратилась Лиара. Линии соприкоснулись с телом, и я ожидал взрыва или появления каких-то дефектов, но ничего не происходило — магия Фарга попросту исчезла внутри девушки. Теперь я видел — это не линии. Это сплошной поток энергии, принявший форму человеческого тела. Послышался удивлённый возглас мага, но я вынужден был отвлечься от битвы — меня начала догонять боль.

В присутствии чародея кристалл Богуша вёл себя обычно — он отдавал энергию без лишних вопросов. Разум начало застилать, но я всё же заставил себя сосредоточиться и принялся заполнять магией глаза. Прежде всего мне хотелось увидеть, что происходит в комнате. При этом часть разума продолжала отслеживать и запоминать создаваемые Фаргом магические конструкции, чтобы затем, в спокойной обстановке, с ними разобраться. Лиара не атаковала — она просто лежала и впитывала в себя все атаки старика, словно песок воду.

Зрение вернулось резко и неожиданно, отчего моё тело непроизвольно дёрнулось. Я только-только принялся колдовать над глазами, не понимая, с какой стороны к ним подступать, так что был уверен на все сто процентов — мои действия здесь ни причём.

— Лег, вначале закрой раны! Я не могу на них отвлекаться! — послышался голос Лиары и разум, наконец, соизволил воспроизвести ту картинку, что показывали восстановленные глаза. И, должен признаться, это того стоило!

Лиара по-прежнему лежала на полу, плотно обвязанная верёвками. Кое-где они уже начали плавиться, но всё ещё крепко держали девушку. Фарг стоял у дальней стены и походил на загнанную мышь — он показался мне каким-то взлохмаченным, безумным. Между стариком и чародеем образовалась нить чистой энергии толщиной с мою руку — удостоверившись, что не может навредить девушке обычными заклинаниями, маг начал выкладываться на максимум, желая продавить защиту чистой энергией. Но тщетно — вся магия тонула в теле Лиары, не нанося той вреда. Периодически из потока выбивалась тонкая струйка, пытаясь вклиниться в меня, но она бессильно облизывала невесть откуда взявшуюся сферу. Которую я видел обычным зрением, но не магическим! Словно она состояла не из линий, а чего-то невидимого и неведанного. Такая же сфера находилась вокруг Фарга, и я понял причину его безумства — Лиара ограничила старика, заключив того в магические силки.

Когда мой взгляд опустился на тело, возникло стойкое желание выругаться. Потому что мне тяжело было объяснить даже самому себе, каким образом во мне ещё теплится жизнь. На мне не оставалось ни одного живого места, а белеющие рёбра наглядно демонстрировали, что большая часть кожи и мышц просто исчезла. Мозг сумел сопоставить боль с повреждениями и мне стало настолько плохо, что ноги подкосились и я начал оседать на пол. Ни о каком лечении и речи больше не шло — я вообще практически ничего не соображал, погрузившись в чудовищную боль.

— Лег! — послышался истошный крик Лиары и меня окутало теплом. Превратившееся в тугой комок тело расслабилось, ощутив небывалое облегчение. Хотелось погрузиться в сон, чтобы отдохнуть от тяжести последних дней, но откуда-то из глубины пришло понимание — если я сейчас засну, то уже никогда не проснусь. Заставив себя открыть глаза, я увидел белоснежные вспышки, прыгающие по всему моему телу. Там, где они возникали, тело полностью восстанавливалось, не оставляя после себя даже шрамов. Судя по тому, что я видел, Лиара, как и я, не могла управлять большим количеством объектов. Её защита, моя, блокиратор мага и, возможно, тот каркас, что окутывал тело девушки. Итого четыре конструкции. Для того, чтобы целенаправленно заниматься моим лечением, ей пришлось отказаться от блокировки, чем Фарг сразу же воспользовался. Ощутив относительную свободу, старик насытил себе маной ноги и расплылся в пространстве, ринувшись прочь с чудовищной скоростью. Я даже не успел заметить, как он переместился с одной точки в другую. Но я — не чародей. Лиара продемонстрировала, что действия мага для неё не являются чем-то неожиданным. Белоснежный вихрь, дарующий мне уют и тепло, исчез, чтобы преобразоваться в блокиратор. Фарг остановился, зависнув в воздухе и продолжил дёргать ногами с огромной скоростью, сжигая мышцы и остатки маны.

— Прекрати, иначе я уничтожу сердце! — закричал маг, осознав, что сбежать не получилось. Подтверждая свои слова, старик продемонстрировал камень, с помощью которого превратил Лиару в чародея. — Даю тебе полминуты, чтобы меня отпустить!

— Ты не выйдешь отсюда живым, прислужник Башорга, — спокойно произнесла Лиара. Девушка всё ещё лежала, но её совершенно не заботило собственное положение. Она явно контролировала ситуацию.

— И тогда ты станешь последним чародеем этого мира!

— Лег, я не могу его убить, — Лиара проигнорировала слова старика. — Тот, кто дал мне силу, обучили только защите. Я смогу удержать прислужника, но прикончить его должен ты.

— Десять секунд! — у Фарга случилась истерика. Он поглотил сразу несколько силовых камней и предпринял очередную попытку уничтожить чародея, но все порождаемые огненные шары, сосульки, струи воды и даже нечто тёмное и бесформенное поглощалось Лиарой без следа. Атака в мою сторону тоже не принесла результата — чародей перехватывал всю магию.

Мне очень хотелось верить, что Лиара осознает, что делает. Боль хоть и присутствовала, но больше не пыталась поглотить весь разум. Я поднял руку и воплотил стреломёт.

— Я смогу дать тебе всего одну секунду, — произнесла Лиара, не заботясь о том, что её слышит Фарг. — На счёт три я сниму его защиту. Стреляй в голову. Раз.

— Я уничтожу сердце! — завопил старик, осознав, что никто с ним вступать в переговоры не собирается.

— Два, — продолжила отсчёт девушка.

— Сами напросились, — Фарг приставил жертвенный кинжал, что всё ещё держал в руках, к похожему на сердце камню.

— Три! — произнесла Лиара, и я нажал на спусковую кнопку. Заряд энергии беспрепятственно прошёл сквозь защиту мага, словно в ней образовалась огромная дыра и закончил свой стремительный полёт в центре лба старика. Удерживающие мага невидимые линии исчезли и на пол рухнуло мёртвое тело. Вот только Фаргу удалось совершить то, чем он нас пугал — сердце алтаря Зул’вара рассыпалось десятком мелких осколков.

Наши взгляды с Лиарой пересеклись и пространство расплылось, воплотившись в поляну, находящуюся в странном сером лесу. Клубящийся красный туман придавал окружению мрачности, вызывая желание поскорей выбраться их этого места. Но этому препятствовал тотем. Медведь сидел в нескольких метрах передо мной и не сводил с меня тяжёлого взгляда.

— Ты уничтожил прислужника демона, Лег Ондо! — пророкотало пространство. Говорил точно не Медведь. Мне показалось, что звуки исходят от тумана — они окружали меня, вызывая странные чувства. Ответить я ничего не мог — тело мне не подчинялось. Я даже не дышал — в этом не было необходимости.

— Без прошедшего инициацию чародея он бы не справился! — пророкотал Медведь таким тоном, что имейся у меня такая возможность, я бы нахмурился. Тотем был мной недоволен!

— Удар был нанесён им, не чародеем, — поправило пространство. — Он заслуживает награды. Он достоен того, чтобы стать героем этого мира, несмотря на своё истинное происхождение! Прими свою ношу, Лег Ондо, и неси её с честью! Докажи, что ты достоен звания героя, или умри! Третьего тебе не дано! Не тебе, Медведь, препятствовать моей воле!

Передо мной появился золотистый обруч, очень похожий на корону. Какое-то время он мерцал, наливаясь силой, после чего подплыл ко мне и опустился на голову. У меня брызнули слёзы из глаз, но ни заорать, ни отдёрнуться, ни сбросить с себя орудие пыток я не мог. Корона оказалась раскалённой. Запахло горелым мясом и всё, что мне оставалось — ждать наступления сладостной тьмы, что избавит меня от этого кошмара.

— Отныне ты, Лег Ондо, герой! Существа, поклоняющиеся или имеющие в себе частичку Башорга или Зверя, постараются сделать всё, что в их силах, чтобы тебя уничтожить. Они не смогут сохранить нейтралитет, скрываясь за ширмой предательства. Найти тех, кто принял помощь врага и уничтожай его везде, где увидишь. Для тебя есть поручение…

— У него всё ещё есть год, чтобы стать чародеем, — оборвал неведомого собеседника Медведь. — Или ты желаешь отказаться от своих же слов?

Пространство думало долго, после чего явило свою волю:

— Лег Ондо должен пройти инициацию до того, как ему стукнет семнадцать лет. Если ему это удастся, я сниму статус героя и приму его на обучение. Если он так и не станет истинным защитником этого мира, то потеряет право на магию и станет полноправным героем. И тогда я выдам ему первое задание. Слово произнесено!

Пространство закружилось, возвращая меня обратно и последнее, что я увидел, был взгляд Медведя. У меня внутри всё опустилось — дух-хранитель смотрел на меня с сочувствием! Он понимал, что чародеем мне уже не суждено стать и выбил одиннадцать месяцев относительно спокойной жизни.

Возвращение в комнату не принесло облегчения. Лиара уже находилась на ногах — от верёвок остались лишь обгорелые кусочки. Она подошла ко мне, всё ещё сидящему на полу и присела рядом. Ещё один взгляд, наполненный сочувствием!

— Лег, мне дали три минуты, чтобы с тобой попрощаться. Затем меня заберут на обучение.

— Фарг сломал алтарь Зул’вара, — произнёс я.

— Он сломал пустой камень, — печально произнесла Лиара. — Это теперь я знаю, что один алтарь — один чародей. Прямо сейчас где-то в этом мире зарождается новый алтарь, но для того, чтобы он набрал силу и смог провести обряд, потребуется пять лет. Так сказал тот, кто даровал мне силу. Теперь я понимаю, почему наши тотемы не хотели, чтобы мы были вместе… Потому что только один из нас мог стать чародеем. Эту роль отводили тебе. Прости…

— Кто сказал, что мы не можем быть вместе сейчас? Рано или поздно тебя вернут с обучения.

— Потому что мне нельзя заводить отношения с тем, кто пользуется чужой магией. Это основа моего нынешнего существования. Линии, о которых ты говорил — они… Они под запретом, Лег. Это суть магии Зверя, одного из двух врагов, явившихся в этот мир. Когда его победили, явились люди, бегущие от Башорга… Ай!

Лиара вздрогнула, словно её кто-то уколол.

— Эта информация под запретом. Лег, я очень хочу быть с тобой, но не могу… Потому что потеряю всю силу, а без чародея этот мир может рухнуть. Поверь — он и так едва держится. Когда прошла инициация, сущность, что даровала мне силу, показала истинное положение дел. Лег… Это страшно! Люди натворили слишком много бед, за которыми последует неминуемая расплата. И только в моих силах сделать так, чтобы эта расплата не оказалась фатальной. Мы не сможем быть вместе. Тотемы никогда не примут в свои ряды того, кто запятнан чужой магией. Ай!

На этот раз удар оказался ещё более болезненным, так как Лиара побелела и умолкла.

— Это мы ещё посмотрим, кто с кем может быть, — с вызовом произнёс я. — Пусть мне не суждено стать чародеем, но ради тебя я переверну эту планету с ног на голову и найду способ, чтобы мы были вместе. Никто и никогда не запретит мне этого!

— Я буду ждать, — Лиара пододвинулась ближе и подарила мне прощальный поцелуй. Он длился всего мгновение, после чего тело девушки растаяло дымкой. Настоящий повелитель этого мира призвал своего воителя для обучения.

***

— Учитель, ты звал, — Рикон погрузился во внешний мир, с трудом подавляя в себе раздражение. Он, наконец, нашёл настоящего виновника всех произошедших за последнее время неприятностей и собирался сполна поквитаться за разрушенный дом, но неожиданное требование учителя о встрече нарушило все планы. Как всегда, на поляне находились остальные ученики, кроме, разве что, бездарного первого ученика. Слабейший из них вновь игнорировал зов.

— Первый ученик мёртв, — без лишних подготовок произнёс старший маг, заставив Рикона позабыть о мести. — Чародей прошёл инициацию.

— Как такое возможно? — спросил Шармир.

— Этого мне не ведомо. Только что наш господин потребовал сворачивать все работы в Северной империи. Мы её потеряли. Рикон, жду тебя у себя через двадцать четыре часа. Ты будешь наказан, что допустил воплощение чародея.

— Да, учитель, — побледнел Рикон. Ослушаться приказа он не смел.

— Шармир, отзывай войска из провинции Лестар. Она возвращается обратно северянам. Пленников оставьте в живых. Таков полученный мной приказ.

— Будет исполнено незамедлительно, господин, — склонил голову Шармир. Даже несмотря на страшную новость о том, что Фарг мёртв и появился чародей, он всё равно не смог сдержать радости от того, что Рикон понесёт наказание.

— Девит — как твои изыскания? Когда будут готовы результаты? — продолжил маг.

— Слепки практически готовы, мастер. Полагаю, через год мы сможем призывать слуг Башорга минуя врата гоблинов, — ответил куратор Южной империи.

— Это хорошая новость. Отложи все дела и поставь высокий приоритет этому проекту. Настало время переходить в наступление. Нас вытурили из Северной империи, так сравняем её с землёй. Рикон — сутки! Минута опоздания будет стоить тебе жизни!

***

Руководитель «Алого банта» вернулся в обычный мир и посмотрел на своего пленника. Анер Слик, отец Лиары и виновник того, что Рикону пришлось покинуть своё поместье, лежал изломанной куклой на полу, упорно цепляясь за жизнь. Фигурки, которыми ангел размахивал перед всем дворцом, оказались хорошо сделанной подделкой — это Рикон понял сразу, как только взял их в руки. Тот, кто владел сразу пятью кристаллами Богуша, знает, как отличить их от любой копии.

Два дня продолжались пытки Анера, но они не приносили облегчения. Проклятый ангел не чувствовал боли. Рикону только-только удалось придумать, как пронять Анера, но приказ учителя испортил все планы. Сконцентрировавшись, маг мощным магическим рывком оторвал голову ангела от тела и отбросил обе части в бушующую неподалёку печь. Последний подарок Северной империи! Мало кто знал, что заключённый в человеческую плоть мифрил при высоких температурах превращался в «кровь Зверя». За свою жизнь Анер поглотил никак не меньше тонны небесного металла, так что ради ста килограмм гоблины сравняют столицу с землёй.

Схватив вещи, Рикон быстрым шагом вышел из городского крематория. Следовало торопиться — учитель не лукавил, говоря о смерти.

***

Стоя на крыше одного из немногочисленных уцелевших зданий, я смотрел за копошением в рядах западников. Рядом стоял Хад и Геодар — единственные оставшиеся в строю защитники Фасорга. Тень так и не пришла в себя. Её перенесли под землю, где спрятались оставшиеся в живых жители, после чего мы вышли на последний бой.

— Вот и всё, — произнёс Хад. — Недолго мне пришлось княжить. Только начал во вкус входить, а тут такое… Кстати, прикольная корона, Лег. Я ошибаюсь, или она действительно вживлена тебе в голову?

— Не ошибаешься, — я инстинктивно потрогал своё новое украшение. Оно не сдвинулось с места, намертво объединившись с черепом. Признаться, я даже радовался, что сейчас начнётся битва. Хотелось выплеснуть накопившуюся за последние часы злость.

— Они что, уходят? — поразился Геодар, продолжавший следить за неприятелем. — Сворачивают палатки, собирают вещи. Так к битве не готовятся…

Действительно — западники снимали осаду. Прошло несколько часов, как от огромного лагеря остались лишь одни воспоминания и траншеи. Оперативность, с которой войска противника убрались от нашего города, поражала. Но и на этом чудеса не закончились — вскоре из-за холма показались люди. Много людей. Огромная толпа, возглавляемая Фарой Насс, медленно двигалась в Фасорг.

— Сколько же их там? — поразился Геодар. Людской поток всё не заканчивался, даже когда голова процессии добралась до города. Нам пришлось спуститься, приветствуя уставших и обессиленных людей — большинство из них могло передвигаться только с чьей-то помощью. Судя по внешнему виду несчастных, западники если и кормили своих пленников, то явно не самым обильным рационом.

— Мы дошли, — устало произнесла Фара и рухнула на землю без чувств. Десятикилометровая прогулка окончательно вымотала женщину, которой пришлось тащить на себе трех ребятишек.

— Нужна еда. Много еды, — пробормотал Хад и перевёл взгляд на меня. — Лег, у тебя с энергией как? Можешь помочь с лечением? Врача я сейчас нигде не найду.

— Почему западники их отпустили? Почему сами ушли? — Геодар не понимал сути происходящего и нервничал. Что, если это хитрая стратегия противника, решившего занести заразу в город? В какой-то мере я был с ним согласен — многие люди выглядели ужасно. Но связывал я это, в первую очередь, с ядом в теле — пленников никто не очищал от заразы. Организовав некое подобие пункта помощи, я принялся выжигать из людей скверну — стихийный шар переходил от одного человека к другому, вытаскивая из тел снопы искр. Энергия текла в меня полноводной рекой и после того, как я заполнил все имеющиеся кристаллы, принялся работать с кристаллом Богуша, постоянно морщась от негативных ощущений. Фигурка без лишних вопросов принимала в себя излишки, словно была бездонной, но то, как я теперь воспринимал этот кристалл, вызывало во мне противоречивые чувства. Камень казался теперь чем-то чужеродным, неправильным, грязным, что ли. Хотелось отбросить его от себя подальше, словно протухшую еду. Причём такое неприятное чувство возникало не только по отношению к фигуркам Богуша. В какой-то момент ко мне подошла пришедшая в сознание Тень, так мне на полном серьёзе захотелось от неё сбежать. Для меня ангел источал настолько противный запах, каким не могло похвастаться ни одно устройство по созданию зловония. Как я не сдерживался, находится ближе двух метров от поглотителя мифрила мне было тяжело, и я попросил её убраться от меня как можно подальше.

На то, чтобы пройтись сферой по каждому спасённому, мне потребовалось пять часов — солнце уже клонилось к закату, когда я устало уселся на землю и отключил магию. Двенадцать с лишним тысяч человек, большая часть из которых женщины и дети — западникам удалось создать огромную тюрьму. Понять бы ещё, для чего им понадобилась такая толпа?

Пока я работал, Хад умудрился наладить процесс питания — запасов в городе оставалось много, кланы готовились к долгой осаде. Единственная проблема, с которой столкнулись бывшие пленники — наличие внятных поваров, но здесь помогла Фара. Женщина нашла в себе силы и не только поднялась, но ещё и принялась заботиться о своих людях. Действительно — настоящий вождь!

— Я проверил — они действительно ушли, — с разведки вернулся Геодар. — Лагерь, где держали пленников, убрали. В нашей части провинции не осталось западников.

— Думаешь, из-за Фарга? — я посмотрел на Хад. Он уже знал, что маг убит.

— Вряд ли. Управлял нападением другой маг, — задумался князь. — Полагаю, виновата Лиара. Как только в нашем мире появился чародей, те, кто работал с Башоргом, резко забегали. Не удивлюсь, если провинцию Лестар оставят в составе Северной империи. Проклятье, как же невовремя всё! Скоро сюда вернуться беженцы, а у нас силовых камней нет, чтобы прибрать пустые земли себе. Двадцать тонн гранита… Где я их возьму?

Хад понимал — решение локальных проблем с пленниками никак не отменяет необходимость решения вопроса с провинцией целиком. И тогда я решил помочь.

— Не говори за всех — у меня есть что тебе предложить. Шаманов, как я понимаю, у тебя нет? Значит, придётся топать в вотчину Кабана самим.

Новый дар, всученный мне неведомой силой, заставлял принять окончательное решение относительно кристаллов Богуша. Как бы я их не экранировал, они продолжали вызывать тошноту одним своим присутствием. О том, чтобы тянуть из них энергию и речи не шло. Стало понятно, что мне придётся расстаться с ними и я не видел иного варианта, кроме как скормить камни тотемам. Пусть в них энергии не на двадцать тонн гранита, но на тонн шесть все имеющиеся у меня фигурки точно могут потянуть.

— Лег, тебе дальше нельзя, — Хад остановил меня возле небольшой дыры в земле. Вотчина Кабана находилась в двух километрах от Фасорга, так что нам с князем пришлось пробежаться. Я не спорил — прав на эти земли у меня действительно не было. И то, что я являюсь сыном вождя Медведей, якобы управляющего Кабаном, никоим образом не влияло на допуск в святая святых духа-хранителя.

— Понимаю, — кивнул я и вручил Хаду пять фигурок. Облегчение, которое накатило на меня, тяжело описать. Казалось, что целая гора ушла с плеч. — Используй их. Этого должно хватить, чтобы сделать наш клан великим.

Хад кивнул и, забрав кристаллы, скрылся в яме. Не было моего друга целых полчаса — мне даже пришлось активировать световой камень. Ночь в здешних краях быстро вступала в свои права.

— Вот и всё! — довольный Хад вылез из ямы и хлопнул меня по плечу. — Лег, дружище, провинция Лестар теперь наша! Целиком!

Вместо эпилога

Возвращение в столицу нельзя было назвать триумфальным — город оказался наполовину разрушен. Огромная армия гоблинов прошлась по империи с огнём и мечом, выжигая на своём пути всё, что имело отношение к людям. Не щадили никого — ни тех, кто имел в себе мифрил, ни тех, кто даже никогда его не видел. Император принял решение вывести людей из столицы и позволить гоблинам закончить свой рейд. Жертвовать войсками, пытаясь остановить коричневую лавину, повелитель империи не стал.

До Миракса нелюди не добрались, что позволило мне вернуться в Академию и продолжить учёбу. Курсовую удалось сдать с третьей попытки — магистр Вирано, принимавшая работу, оказалась дотошной и въедчивой к каждой мелочи, но в целом с учёбой проблем не возникло и первый курс я закончил в числе лучших.

С Тенью пришлось расстаться. Я не мог выносить запах ангела — он буквально меня выворачивал. Для того, чтобы сделать это без последствий, мне пришлось договориться с отцом и шаманом о том, что в течение двух лет они каждый месяц будут выдавать ангелу двадцать килограмм мифрила и тридцать рубинов. Вначале родственники упёрлись, но после рассказа о том, что сотворили с «кровью Зверя» гоблины, сомнения отпали. Тень приносит себя в жертву, поглощая мифрил. Значит, нужно принять эту жертву.

От Лиары вестей не было. Я надеялся, что за одиннадцать месяцев ей удастся передать о себе хоть какую-то весточку, но тщетно. Надеюсь, она всё ещё жива.

***

— Время пришло, Лег Одно! Ты не стал чародеем! — едва мне стукнуло семнадцать лет, как пространство вокруг замерцало, превратившись в вотчину Медведя. На этот раз тотем был один — без красного тумана.

— Не стал, — подтвердил я. — Ты не хуже меня знаешь, что это невозможно. Прежний алтарь разрушен, новый ещё не созрел.

— Алтарь — не единственный способ стать чародеем, Лег Ондо! — пророкотал Медведь. — Ты уже знаешь, что тот, кто станет чародеем, после смерти превратится в тотем. Станет духом-хранителем. Закон гласит, что в мире может существовать не более пяти тысяч тотемов. Когда-то нас было так много, но прошли тысячелетия, и половина тотемов либо уничтожена, либо утратила свои кланы. Когда чародей использует алтарь, он впитывает в себя силу одного из уничтоженных тотемов. Так он получает силу мира, становясь его защитником. Но это не единственный способ.

— Хочешь сказать, я мог попросить какой-то тотем умереть, чтобы занять в будущем его место? — не удержался я от сарказма.

— Не какой-то, Лег Ондо. Только один — меня. И кто знает, отказал бы я тебе, или нет, приди ты ко мне. Два чародея всегда лучше, чем один.

— Что же тебя остановило? Ты мог предложить мне это сам.

— В тебе много чужого. Каждый раз, когда ты уничтожаешь чёрный кристалл, что-то в тебе меняется. Мне не нравится это, но нравится то, что ты делаешь. Поэтому я дал тебе возможность качаться, улучшаться, подарил год жизни, а ты потратил его на то, чтобы просидеть в застенках Академии. То, что ты решил стать героем, полностью твой выбор, Лег Ондо. Не мне его осуждать или радоваться ему, но в моей воле лишить тебя доступа к активным способностям, источнику и мане. Выполнить то, о чём я предупреждал тебя год назад, предлагая стать чародеем. Сегодня ты будешь рождён в третий раз! Отныне и навек, Лег Одно, ты становишься героем! Неси это бремя с честью! Слово произнесено!

Меня выкинуло в обычный мир, и я осознал себя стоящим посреди комнаты голым и обмазанным какой-то слизью. В груди зияла пустота, словно из неё вырвали сердце — источник, с которым я свыкся, исчез. Татуировки на плече не было. Ноги подкашивались, словно я простоял на них целую жизнь, но я смог устоять, не сводя взгляда с силового камня, лежащего на столе. Я являлся его полноправным владельцем, но вместо того, чтобы превратиться во что-то инертное, неподвластное лишённому маны человеку, рубин приятно грел, омывая меня своим теплом и желая всучить свою энергию мне в живот.

Я вытянул руку и призвал огненный шар. Идеальная структура, состоящая из четырёх кружащихся на разных орбитах колец, возникла передо мной без всяких проблем. То, что Лиара назвала магией Зверя, работало идеально и тотем оказался не в силах меня этого лишить. И что самое удивительное — я больше не работал с цифрами. Я ощущал источник, но не понимал, как много в нем маны. Знал лишь то, что он достаточно сильный, но не такой, какой был у меня в бытность вальгом. Созданный шар отъел часть маны, но она автоматически восстановилась, поглотив энергию силового камня. Мне даже ничего для этого делать не пришлось! Словно дожидаясь момента, когда я осознаю свою новую силу, пространство пророкотало:

— Ты должен отправиться в Южную империю, найти и уничтожить поселившегося в её восточной части демона! У тебя есть год, чтобы выполнить задание, герой. Если ты не справишься — умрёшь. Слово произнесено!

Москва август-сентябрь 2021 г.

Конец 2-й книги.

Слово автора

Уважаемые читатели! Я рад, что вы прочли мою книгу. Огромная просьба — потратьте на меня ещё пару мгновений. Поставьте лайк, оставьте комментарий, напишите рецензию или отзыв. Для меня, как автора портала АТ, это очень важно. От этого зависит мой рейтинг, и только вы можете на него повлиять. В свою очередь я постараюсь максимально эффективно использовать ваше доверие и буду писать ещё более интересные книги. Спасибо огромное за то, что вы остаётесь со мной!

Послесловие @BooksFine


Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Telegram каналу @BooksFine.


У нас вы найдете другие книги (или продолжение этой).

А еще есть активный чат: @books_fine_com. (Обсуждение книг, и не только)


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора наградой, или активностью.

Страница книги: Клан Медведя #2: Чародей



Оглавление

  • Краткое содержание первой книги
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Послесловие @BooksFine




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики