Совершенный: охота (fb2)

- Совершенный: охота (а.с. Совершенный -3) 973 Кб, 283с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Vector

Настройки текста:



Глава 1

Выглядываю из-за угла здания с обсыпавшейся облицовкой и осматриваю улицу. Вроде бы никого незаметно, можно двигаться дальше. Выбираюсь из укрытия и припускаю с максимальной скорость вперед, все больше отдаляясь от центра Лондона и от того места где видел последний раз отряд преследователей.

Как же я ошибся, когда назвал город зеленым. Да ничего подобного, стоило сунуться ближе к окраинам как почти вся зелень и очарование бесследно пропали. От каждого доносящегося звука вздрагиваю и оглядываюсь, выискивая его источник. Еще бы, почти сутки пытаюсь сбросить погоню, а в теле уже столько дырок и лишнего металла, что становится страшно, даже броня уже не спасает. Модификант не модификант, а сдавать начинаю. Преследователи же вцепились в меня словно клещ, никак не желая упускать.

Я уже начинаю ненавидеть этот город. Еще нигде меня так на каждом углу не поджидали противники, даже в Новом Пскове. Там я вполне успешно отслеживал их через систему видеонаблюдения, здесь же они порой возникают непонятно откуда.

За время этих догонялок понятнее кому я так помешал не стало. Никаких опознавательных знаков на бойцах, только безликое дорогое снаряжение и хорошая подготовка. Еще что бесит — то что полиция молчит. Мы тут уже чуть-ли не полгорода разнесли, а их все не видно и не видно.

Сейчас для меня главное выбраться из Лондона, а потом должно стать полегче, надеюсь. В городе оставаться похоже совсем не вариант. Надежда, что противники быстро закончатся не оправдалась абсолютно. Пока в лоб пробивался, во всю пользуясь дроидами, успел перестрелять наверно сотни две, если не больше, это не говоря про уничтоженных дроидов.

Потом понял, что идея плохая и решил сорваться в бега, оставив часть дроидов в заслоне, а остальных отправив в другую сторону для отвлечения внимания. Откуда у кого-то такие силы, да еще и в мирном городе? Точнее даже не так, у кого такие возможности, что он может ввести такие силы в столицу страны и творить в ней что хочет?

— Сергей, впереди. — оповестила Арти.

Торможу и пытаюсь найти куда можно деться с улицы. Как на зло рядом никаких закоулков, а назад не успею. Короткий разбег, прыжок, влетаю в окно ближайшего здания, вышибая его.

— А-а! — моментально раздался женский визг.

Делаю бешенное выражение лица и взмахиваю автоматом, показывая, что девушке лучше заткнуться. Понятливая попалась, моментально смолкла, лишь покрепче сжала разделочную доску в руках, с которой я ее и застал здесь. Присев под окном, провожаю взглядом пронесшуюся по улице машину. Да, это были очередные преследователи. Они предпочитают разъезжать на машинах нескольких видов, но вполне можно опознать что это они, особенно когда уже не раз в этом убедился.

— Вы… кто? — тихо спросила девушка.

— Никто, удачи. — отвечаю ей и выскакиваю обратно на улицу, продолжая забег.

Пока бегу, пытаюсь придумать, что делать дальше. Залечь где-то на дно? Видимо это единственный вариант, рыпаться сейчас бесполезно, слишком сильно ищут, еще же и лицо засветил перед непонятно кем. Кому ушла запись с той камеры в шкафу среди книг у лорда? Про кого он говорил? Кто такие эти «они»?

Одно понятно — власти и возможностей у этих таинственных «они» хватает. И как на зло же, все было зря, ничего не удалось найти, ни одного намека, только проблем нажил. Отвлекаюсь от мыслей, среагировав на выскочившую впереди машину.

Задолбали. Вскидываю автомат и расстреливаю ее. Повезло, попался обычный микроавтобус, не бронированный. Не замедляясь пробегаю мимо, закинув напоследок в салон гранату через разбитое боковое стекло. Стоит подстраховаться, а то попадаются и весьма живучие противники.

Оружия я нагреб с убитых немало. Вот только и пострелял тоже неслабо, в результате чего запасы медленно, но уверенно подходят к концу, нужно будет задержаться при случае и разжиться чем-нибудь новеньким, но точно не в этот раз, поздно уже. Еще от части снаряжения пришлось избавиться добровольно, чтобы снизить вес, а то бегать с кучей всего не особо удобно, оставил лишь гранаты и автомат с пистолетом, ну и кучу патронов к ним.

Проскочив улицу, сворачиваю в сторону, бросаясь перпендикулярно направлению куда бежал до этого. Неожиданно мне на перерез вылетела легковая машина, чуть не сбив. Это еще что за…?

Вскидываю автомат, собираясь прочертить очередью салон автомобиля.

— Садись! — внезапно задняя дверка распахнулась, и оттуда показался мужик, которого видел рядом с Инной на приеме лорда.

Подвисаю на миг, размышляя стоит или нет. А-а, хрен с ними, хуже вряд ли будет! Запрыгиваю в машину и захлопываю за собой дверь. Машина моментально сорвалась с места и понеслась дальше. Вижу, что за рулем сидит Инна.

— Нагнись и не отсвечивай. — бросила она мне, не отвлекаясь от дороги.

— Дай сюда. — произнес мужик, протягивая руку к автомату.

Заколебавшись на мгновение, все же отдаю ему оружие, а сам скручиваюсь на сиденье. Успеваю заметить, как окно со стороны мужика открылось и в него полетел автомат, затем на меня накинули какое-то покрывало.

— Ты знаешь кто за тобой гоняется? — донесся до меня голос мужика.

— Нет.

— Плохо. Они перекрыли весь город, из него сейчас не выбраться.

— А что полиция?

— Ничего, тихо сидит и не отсвечивает. Потом поговорим.

Замолкаю, придерживая имеющиеся вопросы. По ощущениям машина несется на большой скорости, с заносами и визгом шин заходя в повороты. Выстрелов или звуков погони не слышно. Неужели им удалось спереть меня незаметно? К сожалению, как бы мне не хотелось, расслабляться нельзя не в коем случае. Еще неизвестно, может преследователи будут получше, чем туда куда я сейчас угодил.

Еще сколько-то минут и машина резко затормозила.

— Все, вылезай. — произнесла Инна, и покрывало с меня сняли.

Выпрямляюсь, разминая спину, и оглядываюсь по сторонам. Мы заехали во двор небольшого дома, огороженный высоким кирпичным забором.

— Пошли в дом, потом все вопросы, время будет. И тебе похоже не помешает принять душ и получить первую помощь. — Мужик окинул меня внимательным взглядом.

Это да, душ не помешал бы. Киваю ему и выбираюсь наружу. Натыкаюсь взглядом на другого мужика, выглянувшего за ворота и вернувшегося уже обратно. Он кивнул спутнику Инны и спокойно пошел в дом. Это значит все хорошо и хвоста нет?

— Идем. — позвала Инна, стоя на крыльце.

Пока убить не пытаются — и то хорошо. Прохожу в дом. Там меня сразу направили в ванную. Вот только в одиночестве оставить отказались. Сняв верхнюю одежду, меня принялись осматривать на предмет наличия различных ран. Надо было видеть лица Инны и второго мужика, когда они обнаружили только засохшую кровь и заросшие свежей кожей дырки от пуль и осколков. Недоверчиво оглядев несколько раз, меня все же оставили в одиночестве и дали спокойно принять душ, отмокнув в нем.

Стоя под мощными струями горячей воды, пытаюсь сообразить, что к чему. Почему они вытащили меня? Из добрых воспоминаний Инны? Смешно, сильно сомневаюсь. Как вообще смогли найти меня и выловить так, чтобы не попасться моим преследователям? Кто у них главный? Инна или ее спутник, может вообще кто-то другой? Вопросов хватает и очевидных ответов на них не нахожу, нужно узнавать непосредственно у моих спасителей, если они, конечно, являются ими, но пока все указывает на это.

Отмокнув и отмывшись от крови, вылезаю из душа, не спеша отключать воду. Подхожу к двери и активировав улучшенный слух, пытаюсь разобрать что происходит в доме. Слабо различимый разговор где-то вдалеке, разобрать, о чем именно говорят не получается, и больше ничего. А нет, ошибся. Слышу приближающиеся шаги.

Отскакиваю от двери и выключаю воду, одновременно заматываясь в полотенце и вытираясь.

— Тебе одежда. Твоя только на выброс. — произнес еще один незнакомый мужик, которого я раньше не видел, приоткрыв дверь.

— Спасибо. — благодарю его и беру протянутую стопку одежды.

— Как закончишь, приходи в гостиную.

— Хорошо. — Киваю ему и закрываю дверь.

Внимательно осматриваю и ощупываю одежду. Обычные спортивные штаны и футболка, никакого подвоха не вижу. Они даже с этикетками еще. Натягиваю на себя одежду и выхожу наружу.

— Арти, что по дому, нашла что-нибудь? — мысленно спрашиваю у нее, неспешно идя по коридору.

— Ничего подозрительного. Обычный дом, есть своя система видеонаблюдения, подключилась к ней. Судя по записям, здесь уже неделю живет Инна и еще шестеро мужчин. Сейчас только четверо здесь, включая Инну, еще трое мужчин находятся где-то за пределами дома. Проверила дом по интернету. Он сдается в аренду, ничего необычного.

— Понял, хорошо. Продолжай следить за обстановкой в городе и в доме. Мне сюрпризы не нужны. Если получится, найди тех трех, которых здесь сейчас нет и посмотри, чем они заняты.

Зайдя в гостиную, застаю там Инну в кресле и еще трех мужиков: двое сидят на диване, а тот который был вместе с Инной на приеме отдельно в кресле. Замечаю, что когда вошел, они все переглянулись.

— Проходи, садись. Есть хочешь? — спросила Инна и махнула рукой в сторону свободного кресла.

— Не откажусь.

Кивок от мужика в кресле и один из тех, что сидел на диване поднялся и быстро ушел. Сажусь в кресло и разглядываю присутствующих здесь. Инна без непривычного макияжа вполне похожа на ту девушку, что была в Новом Пскове. Мужики же оба подтянутые, спортивного телосложения, как и тот что ушел. Определить кто они такие по внешности сложно, но на офисных работников не сильно похожи.

Отвлекаюсь от разглядываний на вернувшегося мужика. В руках он несет поднос, заставленный тарелками: пышущий паром суп, салат, тушенная картошка и все это в больших количествах. Несколько секунд, и тот был поставлен передо мной на небольшой столик, а сам мужик вернулся обратно на диван. Есть что-то знакомое в том, как он двигается. Вот крутится в памяти, но никак не могу ухватиться.

— Приятного аппетита. — произнес сидящий в кресле.

— А вы? — спрашиваю, а то как-то не уютно есть, когда остальные сидят и смотрят на меня.

— А мы раньше.

Отбрасываю сомнения и осторожно набрасываюсь на еду, пробуя все по очереди и выжидая секунд по десять, чтобы Арти могла сообщить если вдруг там яд. Однако та молчит. Раз так… налетаю на принесенное, набивая желудок, а то поесть за сутки толком не удавалось ни разу, не считая кучи сожранных шоколадок, для восстановления запасов энергии.

Доев, откидываюсь на спинку кресла, обводя сытым взглядом людей в комнате. Пока поглощал пищу, все терпеливо молчали. Очередной кивок, и все тот же мужик быстро унес поднос. Накормили, отмыли, сейчас должно что-то быть. Проводив взглядом ушедшего мужика, пытаюсь поймать крутящееся в памяти воспоминание. Вот есть же что-то.

Так и не вспомнив, перевожу взгляд на Инну. Та спокойно сидит и рассматривает меня так, словно видит в первый раз.

— Сергей, а ты снова с ней будешь заниматься сексом? — внезапно спросила Арти.

Чуть не давлюсь слюной от неожиданности. Это что за вопросы такие?

— Поживем увидим, Арти. — отвечаю ей, усмехнувшись про себя.

— Что вам от меня нужно? — нарушаю молчание, когда мужик уносивший поднос вернулся обратно.

— Нам нужна твоя помощь. Но давай вначале не про это, а представимся. Как нам тебя называть? — спросил мужик, сидящий в кресле.

Голос, мне знаком его голос. Только сейчас дошло, что я слышал его где-то. Стоп… растерянно перебираю воспоминания. Это же тот военный, который командовал отрядом в Новом Пскове, что чуть не убил меня тогда. Осознав кто сидит рядом со мной и то что их именно шестеро, как и тогда в отряде, если не считать Инну, которая непонятно как сюда затесалась, напрягаюсь и прикидываю варианты кого буду убивать первым. Но… почему они вытащили меня? Хотели бы убить, сделали бы это прямо там. Для чего отмывать, кормить, пытаться оказать первую помощь?

— Я вспомнил вас. Новый Псков. — говорю, пристально смотря на него.

Улавливаю краем глаза, как дернулся один из тех что сидит на диване, а вот второй никак не отреагировал. Замечаю удивленный взгляд Инны, которая кажется чего-то не понимает.

— Ты прав. — не стал отрицать мужик. — Только с того момента у нас изменилось задание. Мы здесь не за тобой. Да и тогда, как оказалось мы должны были вытащить тебя из города, а при наших встречах произошло недоразумение, до нас вначале неверно довели приказ. А потом мы уже с тобой не пересекались.

Врет или нет? Если врет, то зачем тогда это все? Притупить бдительность? Слишком сложно. И что за новость про вытащить из города? Кому я понадобился тогда, что за мной могли послать такой отряд?

— Допустим. Почему вытащили меня с улицы?

— Это ее инициатива. — ответил он и кивнул на Инну. — Может нормально поговорим?

— Хорошо.

— Так как нам тебя называть? Призрак? Асов Сергей?

Значит настоящее мое имя им известно, скрывать его тогда смысла нет.

— Как хотите, мне без разницы. А как вас звать?

— Я Первый, командир этого отряда. С Инной ты судя по всему знаком. Это Четвертый и Пятый. Остальные заняты в городе. — ответил он и представил сидящих на диване.

Круто представился, слов нет. Ну хоть так, лучше, чем никак.

— Хорошо. Первый, так зачем я вам понадобился? Не поверю, что вытащили просто так, рискнув попасться тем, кто за мной гоняется.

— Как уже сказал, это была идея Инны. Можешь покинуть нас хоть прямо сейчас, не держим. Но у нас есть к тебе предложение.

Вот, пошел разговор по делу. Чувства Инны — это прекрасно, но сильно сомневаюсь, что эти мужики поддержали бы ее только из-за этого, должен же быть какой-то реальный интерес. Или она здесь главная? Не знаю, пока сидит тихо и никак не проявляет себя. Сложно определить, кто на главных ролях на самом деле.

— Какое?

— Город перекрыт, из него нельзя уплыть, выехать или улететь. Кто бы за тобой не охотился, они обладают огромными возможностями. Затеряться в потоке гражданских тоже не выйдет. Они практически не высовываются на улицу, напуганные той бойней что ты учинил, она разошлась по всему интернету.

— Так не проще подождать, когда меня поймают и потом спокойно покинуть его, если нужно? — спрашиваю, когда Первый замолчал.

— А это произошло бы быстро? Примерно представляя твои возможности и увидев то, что ты творил в доме лорда, могу уверенно сказать, что ты скорее всего выбрался бы из города или где-то залег. Вот только город все равно оставался бы еще долго закрытым.

В этом он наверно прав, поспорить не с чем. Разве что из Лондона я выбрался бы скорее всего громко и было бы сразу понятно, что меня здесь больше нет.

— Мы хотим, чтобы ты помог нам выбраться. — подала голос Инна.

— Ты издеваешься? Как я это сделаю?

— Точно так же, как и в Новом Пскове — отвлечешь на себя внимание, мы же поделимся с тобой подготовленным путем отхода. — ответила она.

— А что мешает вам самим выбраться? Никак не могу понять зачем я вам. У вас здесь собрался отряд профи, вы спокойно сможете прорваться через блокпосты на дорогах или вообще уйти по-тихому.

— У нас есть груз, если будем прорываться с боем есть шанс что потеряем его.

— Что за груз?

— Военная тайна.

— Что вы делали на вилле лорда, где я вас видел?

— Военная тайна.

Ну кто бы сомневался, конечно же военная тайна! Тяжело вздыхаю.

— Какой путь отхода будет у меня?

— На катере по Темзе и в Северное море. По нему доберешься до Европы.

— А вы?

— На машине.

Согласиться? Перевожу взгляд на Инну. Та смотрит на меня с немой просьбой во взгляде.

— Когда вы планируете начать?

— Все зависит от того согласишься ты или нет. Если да, то понадобится примерно дня два на подготовку. Срок может сдвигаться по различным причинам. — ответил Первый.

Из города мне в любом случае нужно выбираться, как и думал раньше. Почему бы не использовать для этого этот отряд? Хотят они меня подставить или нет — не так уж и важно. Если у меня будет катер, то есть все шансы что смогу подобраться к окраине Лондона. Про катер кстати я как-то и не подумал, когда искал пути чтобы выбраться отсюда, слишком уж свежи в памяти воспоминания побега с Готланда.

Плюс, возможно отряд так же оттянет на себя какую-то часть внимания, заставляя разделиться моих преследователей. Как бы они не планировали, но их прорыв вряд ли пройдет без крови, а значит за ними тоже пошлют погоню.

— Я согласен. Но мне нужно больше информации и снаряжение. Кто за мной охотится, все что знаете? И что вы забыли здесь, пусть в общих чертах, я знаю, что вы умеете так говорить. Мне нужно что-то знать про ваши цели, чтобы было хоть какое-то доверие.

На долгие секунды установилось молчание в комнате. Первый и Инна активно переглядываются, будто мысленно разговаривают. И как мне кажется Инна за то чтобы рассказать мне, а вот Первый сомневается, остальные же не участвуют в молчаливом споре.

— Хорошо. — спустя сколько-то секунд согласился Первый. — По тем, кто тебе преследуют. Все они состоят в закрытой частной военной компании LTW. Что она за такая, какие у нее возможности — это неизвестно нам. Рядом с Лондоном располагается одна из ее баз, поэтому здесь так много ее бойцов. В интернете по ней ничего нет: в крупных конфликтах не светилась, до этого времени упоминаний про нее почти и нет. Разумеется, информации почему она за тобой охотится у нас нет — это тебе виднее.

Ну хоть что-то, теперь знаю в какую сторону копать.

— Арти, проверь все по этой ЧВК, должно что-то быть, какая-то связь с теми, кто организовал охоту за мной.

— Принято, приступаю к поискам.

— Понятно… А что по моему второму вопросу? Что вам нужно здесь, далековато как-то от России вы забрались.

— Лично мы из-за нее здесь. — ответил Первый и кивнул на Инну.

О как, становится все интереснее и интереснее. Смотрю на девушку.

— Я работаю на разведку. — ответила она, пожав плечами. — Здесь я наткнулась на интересную информацию, связанную с Никаласам Майлсом, поэтому мы и были на том приеме.

На разведку? Неожиданно как-то. Почему она так спокойно мне об этом сказала? Что она тогда делала в Новом Пскове? Тоже какое-то задание? Может еще и встреча со мной была таким же заданием? Ладно, сейчас это не так уж и критично, что было то было.

— А что за груз? — спрашиваю, пытаясь придумать, что им нужно вывести из города. Лорд отпадает, его я убил собственноручно.

— А вот это уже военная тайна. — ответила Инна, мило улыбнувшись.

— А не намекнешь, что за информация, на которую ты наткнулась?

Неужели тоже про психологическое зомбирование людей? Да ну, вряд ли, чего мне стоило до нее добраться.

— Я узнала кое-что, возможно объясняющее причину начала войны и то что происходит сейчас. — ответила она и замолчала, явно не желая раскрывать больше.

Хм-м, или все же на такую же информацию? Сейчас я подробнее похоже никак не узнаю, но время еще есть.

— Хорошо, на сегодня вопросов хватит. Где я могу передохнуть, а то подустал пока бегал по городу? — говорю вслух и пробегаюсь взглядом по лицам Первого и Инны. Будут ответные вопросы ко мне? Очень уж сомневаюсь, что им не интересно, что я здесь забыл и что делал на вилле лорда.

— Я провожу. — Поднялась Инна с кресла, вопреки моим ожиданиям.

Похоже вопросов сегодня все же не будет. Ну-у, так-то у них же есть еще время, как минимум два дня, может решили дать мне отдохнуть, а потом уже попытать меня. Надеюсь мысль про попытать реализуется в переносном смысле, а не в прямом.

Иду следом за Инной на второй этаж. Подведя меня к одной из дверей, она распахнула ее. Стоило мне пройти внутрь и оказаться в небольшой комнате с кроватью, как Инна повисла на мне.

— Ты не поверишь, но я скучала по тебе. И ты не представляешь, как я рада видеть тебя живым. — прошептала она и страстно поцеловала, захлопнув ногой дверь.

А ведь Арти угадала…

* * *
В богато обставленном кабинете находились двое: его хозяин и еще один мужчина. Они вели неторопливую беседу за чашкой кофе.

— Что с тем парнем, который убил этого британского лорда? Откуда он вообще взялся, и кто такой? — спросил хозяин кабинета.

— Личность установили. Некто Асов Сергей. Откуда у него информация по проекту неизвестно, как и то каким образом вышел на лорда.

— Что предприняли для решения этой проблемы?

— За ним охотится одна из подконтрольных непосредственно нам военных компаний. Город блокирован, покинуть его незаметно невозможно. Парень оказался очень сильным бойцом и ему помогает высококлассный хакер, а то и целая команда, ничем другим не объяснить то что его не видно на городской системе видеонаблюдения. Лицо парня разослали всем подконтрольным нам организациям, даже если ему каким-то чудом удастся выбраться, он долго не сможет скрываться и попадется кому-то.

— Кто за ним стоит?

— Неизвестно. Мы предположили, что русские, но те сами на него охотились. Эту информацию подтвердили наши агенты. Поиски были прекращены из-за уничтожения Нового Пскова, где он был на тот момент.

— Нужно решить этот вопрос в кратчайшие сроки. Ему удалось что-нибудь обнаружить у лорда?

— Исходя из имеющейся информации — ничего.

— Тогда все.

— Есть еще одна проблема. — произнес мужчина, не спеша покидать кабинет.

— Что еще?

— Пропала связь с одной из лабораторий, в которой работали с новой бактерией, вынесенной из Нового Пскова.

— В смысле пропала? — не понял хозяин кабинета, собираясь наехать на своего собеседника, что тот грузит его такими мелочами.

— В прямом. Уже прошли сутки как она перестала выходить на связь. Было послано несколько надежных отрядов для проверки, но они бесследно пропали, пропустив все сеансы связи. Последнее, что они сообщали — это то что приближаются к лаборатории, больше от них ничего не было.

— Что тебе от меня нужно?

— Разрешение на привлечение больших ресурсов. Все связанное с Новым Псковом вами взято под личный контроль и на значительные действия требуется ваше разрешение, лаборатории тоже попали сюда.

— Хорошо. Можешь привлечь больше людей. Но парень основная задача, с лабораторией разбирайся побочно. Мало ли что там произошло, может антенна у них сломалась или какая-то иная техническая проблема. Все лаборатории, работающие с этой бактерией, были современными с хорошими специалистами, ничего произойти не должно. — отмахнулся хозяин кабинета от озвученной проблемы.

Его голова была забита совсем другим и не последнее место в его заботах занимал Асов Сергей появившийся непонятно откуда, но показавший неплохую осведомленность и подготовку. Что в теории может доставить им и их плану немало проблем, если не решить вопрос в кратчайшие сроки.

Глава 2

— Мне нужно идти. — прошептала мне на ухо Инна и выскользнула из постели.

Приоткрываю один глаз и наблюдаю за тем как она быстро одевается. Эти изгибы фигуры, грудь второго размера, задорно торчащая кверху. Можно сказать, что не девушка, а мечта. А что она вытворяет в постели…

Усмехнувшись своим мыслям, переворачиваюсь на другой бок и смотрю в окно, за которым начинается рассвет. Это другим нужно что-то делать, а я могу поваляться и побездельничать. Мечта, не мечта, а ухо с ней стоит держать востро. То, что она в самом деле разведчица, или что-то в этом духе, стало понятно почти сразу: из меня постоянно пытались ненавязчиво вытащить информацию под тем или иным предлогом.

То воспоминания про Новый Псков, то про бойню, что я устроил на вилле лорда, то еще про что-нибудь. Заходы с разных сторон и тем, даже в постели она не забывала пытаться вызнать что-нибудь. От той девушки, что знал в Новом Пскове, разительные отличия. Складывается впечатление, что она там была в отпуске каком-то что ли. И на самом деле это предположение оказалось не так уж и далеко от истинны.

Однако, не смотря на все ее старания, это была игра в обе стороны. Что-то я ей все же выложил или не опомнившись в нужный момент или намеренно. В ответ же получал дозу информации от нее. Вышел этакий обмен. Специально или нет — не знаю, уточнять не решился, чтобы не испортить сложившуюся ситуацию.

Так узнал, как ей удалось выбраться тогда из Нового Пскова. Кто бы мог подумать, что все окажется настолько банально. Под городом осталась часть туннелей от старого Пскова, которые выводили за его пределы. Вот по ним она и успела сбежать. Можно сказать, что выбралась в самый последний момент, еще немного и, по словам Инны, ее бы сожгло вместе с городом. Сам орбитальный удар она встретила, находясь в подземном туннеле и успев спрятаться в какое-то помещение.

В ответ пришлось рассказать, как выбрался я. Озвучил почти правдивую версию — что затесался среди эвакуирующихся натовцев, заняв место одного из убитых. В подробности не вдавался, но кажется ей хватило и озвученного.

А вот узнать, что за груз она с отрядом пытаются вывести из Лондона, не удалось не под каким предлогом, даже намека на то, что это может быть не получилось добиться. Та же участь постигла и попытки узнать, что за информацию она откапала и что конкретно ее привело на прием к лорду.

Попробовал еще узнать, как им удалось меня найти, все же город не маленький, но Инна лишь отшутилась, что они просто ехали на звуки выстрелов, явно увильнув от нормального ответа. Вот как им удалось меня найти? Этот вопрос не раз посещал меня, ведь для городских видеокамер я был невидим, разве что… им был доступен спутник с хорошей оптикой, что вполне возможно, учитывая, что тут они не просто так оказались. Ничего же другого в голову не приходит.

По сути, к сожалению, выяснить ничего важного не удалось, только различные мелочи вроде некоторых подробностей про саму Инну или отряд, который сопровождает ее. Ни про ее работу, ни про задания разумеется узнать ничего не вышло.

Единственное что смог подробнее узнать — что значили слова Первого про то что они не должны были меня убивать тогда. И выяснил это отнюдь не у Инны, а у самого Первого, который выложил мне все касательно этого вопроса без всяких проблем. Инна же ничего не знала, и сама слушала с интересом. По тому как спокойно Первый говорил, стало понятно, что это уже не такая уж и большая тайна.

А еще для себя понял, что он при первой же возможности сообщит, что я жив, ведь как оказалось считался мертвым до нашей встречи. Что последует за этим сложно представить. Вот только почему-то ничего хорошего в голову не приходит, ведь зачем именно понадобилось меня спасать он не знал. Хотя, как признался, это задание ему больше нравилось, чем то по которому меня нужно было убить.

Можно сказать, что эти три дня прошли для меня скучно. Пришлось задержаться на лишний день из-за обстановки в городе: что-то не получилось сделать у людей Первого в нужный срок. Мне же все это время пришлось сидеть в доме безвылазно. Возмущаться таким положением дел даже и не думал, не псих. Лучше сидеть спокойно здесь в комфорте, чем в каком-нибудь подвале или вообще носиться по городу, рискуя в любой момент нарваться на пулю. Так что наоборот, по полной пользовался шансом отоспаться и отъесться, ну и раскопать с помощью Арти больше информации.

И Арти не подвела. Первым делом она проверила все что есть на эту ЧВК «LTW». Многого узнать не удалось, Первый оказался прав — эта организация нигде сильно не светилась до недавних пор. Но вот копнув глубже, нейросеть нашла гораздо больше подробностей, которые хоть и не лежат на поверхности и разрознены, но ей удалось связать воедино.

Так, эта компания занимается охранной ряда частных лабораторий. И о странное совпадение — именно в несколько из них отправлялись зараженные бактерией в тяжелой форме из карантинного лагеря. Кажется ничего подозрительного, но еще именно на базах этой компании начиналась обкатка технологий психологического зомбирования военных. Арти удалось наткнуться на несколько очень старых документов на одном закрытом сервере, которые на это косвенно указывали. Понятное дело, что никаких прямых доказательств, но нейросеть сделала именно такой вывод. Еще эта компания официально зарегистрирована в Париже. Что это значит? Знать бы самому.

Адрес расположения ее штаб квартиры Арти нашла, так что можно будет наведаться туда при первой же возможности. Даже не так, именно это будет моей следующей целью, ведь больше никаких зацепок нет. Нейросеть до сих пор продолжает осторожно ковырять сервера, к которым успела получить доступ с компьютера лорда, и пока что ничего полезного оттуда не вытащила. Говорит, что там стоит очень хорошая защита, а рисковать зря она не хочет, поэтому все так долго.

Но это все касательно будущего, а вот по текущей обстановке у меня вообще ничего нет. Лондон до сих пор перекрыт, как и прогнозировал Первый — пока меня не найдут его похоже не откроют. Приготовления к прорыву идут полным ходом по словам Инны и все того же Первого, с остальными членами его отряда как-то пообщаться особо и не получалось — они постоянно заняты чем-то или в городе, или здесь в доме.

Пока они готовятся, я тоже не сижу сложа руки: декоративные металлические вещи в доме потеряли большую часть своей массы. Арти полным ходом восстанавливает количество нанороботов и нанофабрик, стараясь как можно скорее привести их к нужному объему, при котором можно будет полноценно пользоваться броней из нанороботов.

С изменениями моего тела по-прежнему мало чего понятно, нейросеть продвинулась в анализе дальше и даже раз кратко отчиталась по полученным результатам. И результаты были не радующими — я больше не человек. Бактерия внесла изменения гораздо глубже в мой организм, чем показалось вначале, неизмененного не осталось.

Каковы же эти изменения, нейросеть сказать точно не может еще, но она начала уже осторожные попытки взаимодействия с сильно мутировавшими тканями, внося в них свои изменения и перестраивая для возможности последующего восстановления разрушенных модификаций. Как понял, ей хватает работы и заикаться о модификации чего-либо в ближайшее время не стоит.

Отвлекаюсь от размышлений, и скользнув взглядом на нужную иконку интерфейса нейросети, вызываю свои характеристики. Интересно, что Арти укажет в них?

Сила: 25?? (??)

Ловкость: 20?? (??)

Выносливость: 30?? (??)

Реакция:??

Защита:??

Нейропроводимость: 20

Энергия: 50

Регенерация: 20??

Защита от электричества:?? (??)

Хм-м, с одной стороны думал, что тут вообще будут одни вопросы, а здесь же кое-где есть даже вполне конкретные числа, пусть и с вопросиками за ними. Еще раз пробегаюсь взглядом по своим характеристикам. Если верить оценке Арти, то физически я очень неплохо усилился, даже не смотря на разрушенные модификации. Неужели ткани, измененные бактерией, настолько превосходят мои даже с модификациями? Получается что так, цифры на это прямо указывают, если только они верные, не просто же так там столько вопросиков.

Еще по какой-то причине улучшилась нейропроводимость, что странно немного, учитывая тот факт, что часть структур Арти оказалась нарушена измененными тканями, думал, что наоборот уменьшится. А с регенерацией все и так понятно — эффект был заметен наглядно, так что в том, что нейросеть увеличила ее значение в характеристиках неудивительно.

Отвлекая от размышлений, где-то на улице раздался взрыв. Какого…? Вскакиваю с кровати и подскакиваю к окну, пытаясь рассмотреть, что там происходит. Очередной взрыв, только уже где-то ближе. Всматриваюсь в ту сторону, откуда как мне показалось он донесся, но ничего подозрительно не вижу.

— Арти, что там творится?

— Люди Первого вступили в бой, пытаются избавиться от преследователей.

Вот же дерьмо! Быстро натягиваю на себя одежду и бросаюсь на первый этаж. Там наталкиваюсь на Шестого, забежавшего в дом. Кажется, это он, все еще иногда путаюсь где кто, слишком уж редко видел их.

— Там снаряжение. — махнул он рукой в сторону одной из дверей. — Упаковывайся по полной, начинаем раньше плана.

Сам же он побежал куда-то в подвал. Кстати, подвал — это единственное место куда меня старались не пускать. А пробраться в него тайком так и не удалось — всегда получалось так, что рядом шлялся кто-то из отряда, а вырубать его ради этого идея явно не лучшая. Заглянуть туда сейчас, воспользовавшись такой хорошей возможностью? Нет, не стоит создавать лишний конфликт в текущей обстановке.

Заскочив в указанную комнату, обнаруживаю там кучу различного оружия и брони. Глаза тут же разбежались в разные стороны, а мозг сказал — хочу все. Подавляю порыв жадности и начинаю с брони. Быстро просмотрев все лежащие здесь комплекты, а таких оказалось несколько штук, останавливаюсь на самом тяжелом. Внешне он даже чем-то похож на экзоскелет, хотя и не является им к сожалению. Мне нужна максимальная защита, учитывая тот нюанс, что стрелять в меня скорее всего будут много и часто. А вес… думаю он не будет большой проблемой.

Потратив минут десять на то чтобы натянуть все части брони на себя и разобраться с тем как они крепятся, приседаю и подпрыгиваю несколько раз, пытаясь понять все ли нормально. Вроде бы не особо тяжело, вес хоть и ощущается, но не давит сильно, движения же сковывает не значительно.

Разобравшись с броней приступаю к выбору оружия. Его оказалось хоть и много, но выбор не особо широкий: в основном здесь только несколько моделей что автоматов, что пистолетов и все обыкновенные пороховые. Беру не сильно сдерживая хотелки: два пистолета, два автомата, кучу патронов к ним, гранаты, даже мины нашел разных видов.

Поняв, что все отобранное никак не поместиться в карманы на броне, беру еще рюкзак, который здесь тоже оказался, и запихиваю часть туда: в основном гранаты, мины и патроны. Так же нахожу коробку высококалорийных батончиков. Не раздумывая закидываю ее в рюкзак, рассовав только парочку батончиков в карманы поближе — это мне точно пригодится.

Закончив с разграблением запасов отряда, выхожу из помещения, с трудом прощемившись через двери. Да уж, похоже жадность мне аукнется не раз. Ну, если что, скину лишнее, это сделать всегда можно.

— Вот он! — крикнул и махнул в мою сторону Шестой, стоило мне показаться в гостиной.

— Хорошо, Призрак подойди сюда. — произнес Первый, расстилая на столе какую-то бумажную карту.

Подойдя, вижу, что это карта Лондона, причем весьма подробная.

— Вот здесь подготовлен катер. — сказал он и ткнул пальцем в нужное место. — Мы пойдем вот этим путем, тебе же лучше двигаться так…

Внимательно слушаю его план, следя за маркером, скользящим по карте и рисующим предполагаемый маршрут движения.

— Действовать придется быстро, к ребятам прицепился патруль военных из ЧВК, и они увели его в сторону, но долго бегать по городу не смогут.

— Хорошо. Я тогда пошел?

— Да, удачи. — кивнул Первый и протянул руку для рукопожатия.

— Удачи. — отвечаю и не колеблясь жму его руку. Не смотря на все то что было между нами, мужик он вроде неплохой.

Окинув напоследок внимательным взглядом комнату направляюсь к выходу из дома. Замечаю большой железный контейнер, которого здесь раньше не было. Что там? Неужели тот самый груз? Но узнать уже никак, так что не задерживаясь выхожу во двор. Там натыкаюсь на Инну, стоящую у машины и разговаривающую о чем-то с Третьим. Увидев меня, она быстро подбежала ко мне и обняла.

— Скажи, ты можешь сделать так, чтобы городские камеры не видели нас? Я же знаю, можешь. — зашептала она мне на ухо.

Откуда она знает? Хотя, это было и так понятно еще в Новом Пскове, не зря же Призраком обозвали. Могу ли я сделать это? Стоит гарантированно подтверждать такую возможность, ведь до этого она могла все же только догадываться?

— Сергей, я вполне могу выполнить ее просьбу. — раздался в голове голос Арти.

— Могу. Удачи. — шепчу Инне в ответ и отстраняюсь.

Получаю в ответ слегка грустную улыбку и благодарный взгляд. Ободряюще подмигиваю ей и выхожу на улицу. Что ж, пора начать второй эпизод бойни в Лондоне. Ох и будут же меня ненавидеть его жители…

— Делай меня периодически видимым для камер. — прошу нейросеть, отойдя от дома несколько кварталов.

* * *
Два грузовика неслись по дороге в сторону леса. На первый взгляд казалось, что они самые обыкновенные, но присмотревшись можно было заметить ряд отличий, указывающих на то что эти машины способны перевозить гораздо больший вес чем стандартные модели. Сторонний наблюдатель задался бы вопросом, зачем они туда движутся, но таких в этом месте не оказалось. Что могло понадобиться двум грузовикам в глухом лесу, в которой по непонятной причине ведет отличная асфальтная дорога? Вообще, это место стало удивительно тихим в последние дни, можно даже сказать, что мертвым.

Человек в военном снаряжении, сидящий рядом с водителем первого грузовика, внимательно смотрел по сторонам, пытаясь обнаружить следы отрядов, которые были здесь до них, но пока что ничего не попадалось.

— Центр, приближаемся к цели. — произнес он в рацию, когда грузовики углубились в лес.

— Принято. — донесся ответ.

Еще десяток минут, и грузовики выехали на огромную рукотворную поляну, зачищенную от деревьев. Первое, что бросилось в глаза командиру отряда — это темный зев ворот подземного комплекса. Второе — почти десяток различных машин, стоящих у входа в комплекс. Однако, сколько бы он не всматривался никого живого не было видно. Количество стоящего транспорта слегка удивило его, ведь при получении вводных данных по задаче, озвучено было что отрядов до них было только два и были они не крупные.

— Тормози. — бросил он водителю.

Когда машины остановились, он выпрыгнул из кабины и произнес в рацию:

— Выгружаемся, прибыли.

В ответ на его команду из кузовов начали выскакивать фигуры, закованные в тяжелые экзоскелеты и вооруженные пулеметами. Сам же командир в это время достал из кабины свой пулемет. В отличии от выгружающихся бойцов он был одет в более легкую версию экзоскелета, как и вооружен облегченными моделями оружия.

— Центр, мы у объекта. Вижу транспорт отрядов, живых не видно. Вход в комплекс открыт. Продолжаем движение. — доложился он по рации.

Оглянувшись на свой отряд и убедившись, что все уже выгрузились приказал:

— Четверо на охране транспорта вместе с водителями, остальные за мной!

Отряд из девяти людей, включая командира двинулся осторожно вперед, ожидая в любой момент нападения. Вот они подошли к оставленному транспорту, но так ничего и не произошло. Быстро осмотрев его и убедившись, что там никого нет, двинулись дальше.

— Центр, осмотрели брошенный транспорт, внутри никого. Продолжаем движение. — отчитался командир.

Когда отряд подошел ко входу в подземный комплекс, нехорошее предчувствие кольнуло командира. Он замер, всматриваясь в темноту туннеля, словно надеялся увидеть там какой-то ответ.

— Всем быть начеку, не нравится мне здесь. — сказал он своему отряду и, активировав прибор ночного зрения, вошел в туннель.

Первым делом он заглянул в помещение, из которого должны управляться ворота, но там все оказалось раскурочено и залито кровью.

— Центр, здесь явно был бой. Пульт управления воротами сломан, видны следы боя, много крови. Как слышно?

— Слышим вас, двигайтесь дальше, нужно больше информации.

Окинув последний раз взглядом помещение, командир вышел обратно в туннель.

— Транспорт, что у вас там?

— Все тихо. Никого не видно. — моментально раздался ответ. — Здесь нет даже птиц.

Нет птиц — это тревожный звоночек, прямо намекающий, что тут что-то не то. Однако несмотря на это, выбора у отряда все равно не было, птиц к отчету не припишешь, поэтому он продолжил осторожно двигаться дальше. По пути им все больше попадалось следов боя: пулевые отверстия в обшивке туннеля, следы от осколков — кто-то неслабо успел по сражаться здесь, однако трупов все еще не было.

— Командир, может ну его, у нас же нет задачи проникнуть внутрь этого комплекса?

В ответ командир лишь отрицательно покачал головой и кивнул на дверь, ведущую дальше. Двое бойцов быстро подскочили к ней и резко распахнули, готовясь залить все за ней пулеметными очередями, но там оказалось пусто.

— Нужно восстановить подачу электричества и поднять последние записи. — отдал приказ командир. — Не разделяемся, двигаемся все вместе. Транспорт, будьте наготове, здесь был бой.

— Поняли вас.

Отряд минут за пятнадцать добрался до резервного генератора и запустил его. По пути им все так же встречались следы жаркого боя и чем дальше они углублялись на территорию базы, тем больше их становилось. Восстановив подачу электричества, отряд направился к центру управления, куда сходилась информация со всех датчиков и камер комплекса.

Уже почти добравшись до своей цели, отряд замер, ощетинившись оружием и вслушиваясь в окружающее пространство. Раньше, пока они передвигались по помещениям комплекса, им иногда казалось, что где-то рядом кто-то ходит, но проверяя никого в том месте не обнаруживали, поэтому списывали все это на тяжелую обстановку и натянутые нервы. Но сейчас… эти десятки, сотни звуков никак нельзя было списать на нервы.

— Транспорт, что у вас там? — тихо спросил командир в рацию, продолжая не сводить взгляд с одной из дверей.

Как на зло, они оказались в этот момент в большом помещении, где обороняться в случае чего будет сложно: слишком много свободного пространства и противникам будет где развернуться. Вот, одна из дверей распахнулась и из-за нее выскочило существо. Отряд среагировал молниеносно — десятки пуль пронзили противника, разорвав его на части.

— Вперед, нам нужно в центр управления! — приказал командир.

Его приказ послужил словно сигналом к началу атаки — со всех сторон, где есть двери, на отряд понеслись монстры, что когда-то были людьми. Десятки, сотни тварей перли на отряд мешая друг другу и создавая заторы, что хоть немного, но спасало положение людей.

— Центр, здесь какие-то твари, она пытаются убить нас! — прокричал в рацию командир отряда, срезая очередью своего пулемета монстра, метнувшегося ему наперерез.

Прорвавшись сквозь большое помещение, отряд оказался в узком коридоре и занял там оборону, командир же бросился дальше, к единственной двери, за которой должно быть нужное ему помещение. Ворвавшись в него, он зло выругался — внутри вся аппаратура была разнесена в дребезги. Быстро осмотревшись, он бросился к серверной стойке и начал выхватывать из нее целые на вид жесткие диски, закидывая их в рюкзак. Набив его, он рванул из помещения.

— Транспорт, что у вас? — спросил он в рацию, однако ответа не раздалось. — Транспорт?

Оказавшись в коридоре, он застыл на мгновение от увиденного зрелища — все свободное пространство перед обороняющимся отрядом было завалено кусками тел, если же тело не было разнесено на несколько частей, то оно все равно пыталось добраться до своей цели.

— Что там, командир? — спросил один из бойцов.

— Прорываемся на выход. — приказал он и отряд снялся с места, медленно продвигаясь вперед и перемалывая пулеметными очередями всех противников.

Большое помещение, где на них напали, ряд коридоров и помещений поменьше, и вот отряд уже почти добрался до туннеля, ведущего наружу, правда в ход уже пошли и гранаты и даже рукопашные удары, патроны к пулеметам начали стремительно подходить к концу. Никто как-то не рассчитывал, что им придется столько стрелять непрерывно. Предполагалась ведь быстрая разведывательная вылазка, а все так тяжело упаковались лишь из-за предосторожности командира отряда, которого сильно насторожила пропажа нескольких предыдущих отрядов. Если бы не это, то скорее всего отряд уже бы был мертвым.

— Транспорт, мы почти у выхода. Что у вас? — спросил командир, когда отряд прорвался в туннель.

— Командир… — раздался голос одного из водителей по рации, прерываемый длинными очередями. — Аа-а! Жри тварь.

Последний возглас сменился громким взрывом.

— Командир, они смяли нас, транспорт потерян. Вам не выбраться, их слишком много. Рад был служить с вами! — донеслось из рации, а затем оглушительный взрыв перекрыл все звуки. Его было слышно даже в конце туннеля.

— Вперед! — приказал командир, зло стиснув зубы.

Отряд двинулся дальше, отстреливаясь из всего что есть. А им на встречу снаружи неслись новые твари, окружая со всех сторон. Взрывы гранат, оглушительные очереди — отряд упорно цеплялся за свою жизнь, по метру продвигаясь к выходу и оставляя за собой лишь кровавый фарш.

Но вот, одного из бойцов повалили на пол, а подняться он уже не смог — его сразу накрыла куча тварей, не позволяя прорваться к нему. Взрыв, и на месте упавшего бойца образовался огненный шар, выжигающий все в радиусе нескольких метров вокруг.

Второй, третий… — одного за другим отряд начал терять своих бойцов. Каждый павший забирал с собой не мало противников, но это не уменьшало печали командира. Этот отряд был ему как родной.

Уже видя светлый квадрат ворот совсем близко от себя, остатки отряда из последних сил рванули вперед, прокладывая себе путь с помощью редких очередей оружия и мощными ударами, ведь патронов в оружии осталось совсем мало, всего лишь на несколько коротких очередей.

Это и стало его последней ошибкой. Немного отхлынув от прорывающихся людей, твари рванули на них с новой силой и яростью, в мгновение ока почти всех повалив на землю. Лишь командир успел в последний момент вырваться и остаться на ногах, правда не на долго.

Из последних сил он швырнул рюкзак, набитый жесткими дисками, дальше к выходу, закинув его за ворота, а в следующий миг и он оказался на земле заваленный телами тварей, а по его броне начали скрести десятки скрюченных пальцев, пытаясь добраться до человека внутри. Где-то позади него раздалось несколько взрывов, сжигая десятки противников дотла.

— Центр, мы не смогли покинуть объект. В нем полно каких-то тварей, похоже, что они когда-то были людьми. Они очень живучие, чтобы убить необходимо или сжечь дотла, или разорвать их тело на несколько частей. Центр управления уничтожен. Жесткие диски, которые удалось найти, в рюкзаке выброшены за пределы ворот, на нем стоит маячок. Живых членов отрядов что были до нас не обнаружено, скорее всего они мертвы. — начал быстро говорить командир в рацию, пока его броню медленно, но упорно вскрывали.

Замолкнув, чтобы перевести дыхание, он почувствовал, как с него сорвали защитную пластину экзоскелета — еще совсем немного и они доберутся до тела.

— Вас поняли, объект будет уничтожен через десять минут. Благодарим за службу, вашим семьям будет выплачена компенсация. — раздался ответ из рации, после долгого молчания.

Уничтожен… Еще живой мужчина грустно вздохнул. Все смерти, весь кровавый забег был практически зря. Те данные, что они смогли вытащить такой ценной будут уничтожены, как и все на ближайшие километры. Зачем вообще было их посылать, почему сразу на выжечь здесь все? Не было точной информации о том что здесь произошло? Так ее и сейчас по факту нет. Неужели прежние отряды вообще не успевали хоть что-то передать? Вопросов было много, но ситуацию они уже не могли изменить.

Командир зажмурившись отдал команду самоуничтожения экзоскелету. Еще несколько секунд, и в туннеле на месте кучи шевелящихся тел возник очередной огненный шар, унося жизнь последнего живого человека на многие километры.

В это время на орбите Земли пришел в движение ударный спутник, получивший новую задачу и выдвигающийся на позицию, чтобы выжечь там все на многие километры.

Если бы в это время над подземным комплексом висел спутник наблюдения, то он бы зафиксировал, как во все стороны начали разбегаться твари, словно волны по воде. Они вытекали из ворот комплекса непрерывным потоком. Но к сожалению, его там не было, из-за войны спутник в этом секторе был уничтожен, а новый не перебросили.

Чего ждали твари? Почему именно сейчас начали разбегаться в стороны, а все время до этого находились около комплекса? На эти вопросы уже никто не узнает ответов.

Глава 3

Все планы почти сразу пошли наперекосяк: вместо того, чтобы наброситься на меня после того как я появился на камерах видеонаблюдения, меня просто взяли и проигнорировали. Ну подумаешь, бежит по улице вооруженный до зубов мужик. Бежит и бежит, что здесь такого, по Лондону же каждый день бегают подобные личности? Наверно примерно такая логика у искина или операторов, наблюдающих за камерами.

Сомневаюсь, что людей не посадили бы наблюдать в данной ситуации, когда искин явно не оправдал доверия. Хотя если все же контролирует искин, то он в любом случае должен был среагировать и послать сигнал, а значит это операторы упорно делают вид, что не видят меня. Или ответ проще и все их внимание приковано сейчас к погоне в городе?

Пробежав несколько улиц, притормаживаю, раздумывая над тем что делать дальше. Мне нужно переключить внимание с людей Первого, за которыми до сих пор продолжается азартная охота, на себя. Ну что ж, раз вы не идете ко мне, тогда я сам приду к вам.

— Арти, где ближайшие враги? — спрашиваю у нейросети и сам оглядываюсь по сторонам, но вокруг на редкость пустынные улицы, даже гражданских не видно, а ведь сейчас разгар дня.

— Две машины движутся через две улицы от тебя. Если хочешь перехватить, то у тебя тридцать секунд. — ответила она, а перед взглядом появилась метка, указывающая в нужную сторону.

Показав нецензурный знак из одного пальца камере видеонаблюдения, бегу дальше. Одна улица, вторая, пробегаю их на сквозь, где необходимо срезая прямо через дома, чтобы не тратить зря время. Выскакиваю на нужное место в самый последний миг, попадаю как раз на тот момент, когда мимо меня проносятся две машины.

Вскинуть автомат, поймать в прицел отдаляющуюся машину и нажать на спусковой крючок, всаживая длинную очередь в заднее стекло. По ушам ударил визг тормозов, а машина, попавшая под мой обстрел, вильнула в сторону, врезаясь в стенку дома. Выхватываю гранату и закидываю ее ко второй машине, которая тоже затормозила, а из нее начали выскакивать бойцы, среагировав на возникшую угрозу.

Ныряю за припаркованную на обочине дороги чей-то автомобиль и перезаряжаюсь. Громкий взрыв гранаты. Выглядываю и окидываю взглядом поле небольшого боя. Никого не видно. Держу на прицеле ближайшую машину и подхожу к ней, прикрываясь ею от второй, которая остановилась дальше. Оказавшись около нее проверяю салон. Все мертвы. Очередь срезала всех, кто был тут. Они были не готовы к обстрелу, вон снятые шлемы валяются. Проверив первую машину, иду к следующей.

Дверки с одной стороны автомобиля распахнуты, а вот с другой закрыты, так что возможно кто-то остался внутри. Замечаю два тела на земле и лужу крови под ними, а рядом след от взрыва гранаты. Это я удачно швырнул ее. Не расслабляясь продолжаю осторожно подходить, держа автомат наготове. Есть там кто-то еще или нет?

Сквозь стекло вижу руль со стороны открытой дверки, значит водитель скорее всего мертв, так что там может и никого больше нет. Уже почти приняв эту мысль и начав быстрее подходить, улавливаю какое-то движение в салоне. Не раздумывая выпускаю длинную очередь. Прекращаю стрелять лишь тогда, когда раздался глухой щелчок вместо выстрела.

Шустро заменяю магазин. Нужно мне переставать так увлекаться, а то несмотря на все запасы, патроны слишком быстрой уйдут. Что-то нервы не к черту стали после всех недавних событий, нужно спокойнее быть и собраться с мыслями.

Перезарядив автомат, подхожу к машине и заглядываю внутрь. Да, здесь был еще один боец на заднем сиденье. Сейчас он мне уже ничего не сможет сделать.

— Арти, меня заметили?

— Да, к тебе движутся две машины. Ближайшая будет через две минуты. — ответила нейросеть, а перед глазами высветилась карта с обозначенными противниками.

Это конечно хорошо, но все равно мало. За людьми Первого погоня по-прежнему продолжается, так что резвимся дальше.

— Отлично. Они едут как раз с нужной мне стороны.

Срываюсь им на встречу, ведь мне все равно нужно к Темзе, где меня должен ждать катер. Опять катер, опять вода. Ну, в этот раз у меня хотя бы есть рабочая Арти и может ядерная ракета на город не упадет.

Когда до врагов остается пару десятков метров, но их еще не видно, заскакиваю за угол здания и притаиваюсь там. Достаю гранату и выжидаю подходящего момента. Сейчас! Высовываюсь и швыряю ее прямо в машину, поставив на таймер. Секунда, и на улице прогремел взрыв. Покидаю укрытие и иду проверять выживших.

Никого, граната взорвалась прямо перед лобовым стеклом и всех, кто был в машине, посекло осколками насмерть. А машина была опять обычной, микроавтобус, так что шансов у них было немного. На всякий случай заглядываю внутрь и более тщательно проверяю. Выживших нет.

— Сергей, вражеская машина будет здесь через десять секунд. — оповестила меня Арти, а перед глазами появилась метка, указывающая в ту сторону откуда нужно ждать противника. Вот не могла она заранее предупредить, а не вот так почти впритык?

Единственное что успеваю сделать, это отскочить от машины и вскинуть автомат. Еще секунда, и на улицу из-за поворота выскочила машина. О, ей! Прыжком ныряю в сторону, а в то место где только что был бьет пулемётная очередь. Заползаю за угол здания и затихаю там, дожидаясь, когда закончится пулеметная лента. А то несмотря на всю свою броню, что-то не уверен в том, что смогу спокойно пережить попадание такого калибра, слишком уж внушительные дырки остаются на дороге и машинах.

Слегка вздрагиваю, когда пулеметные пули начали долбить угол моего укрытия, выбивая из него куски бетона. Еще больше вжимаюсь в стену, стараясь занимать как можно меньше пространства. Ну давай же, не бесконечная же у тебя лента?! Еще десяток секунд, и долгожданная тишина накрыла улицу. В первый момент даже показалось что оглох, настолько тихо стало.

Швыряю гранату примерно в туда где должны быть враги и сам выскакиваю на улицу. Наткнувшись взглядом на машину, открываю огонь. Два быстрых выстрела по бойцу, торчащему из люка на крыше и перезаряжающему пулемет. Прыжок за машину, стоящую посреди дороги с мертвым экипажем. По укрытию забарабанили ответные автоматные выстрелы, но это уже не так страшно.

Дождавшись взрыва брошенной ранее гранаты, выглядываю и, переключившись на одиночные выстрелы, всаживаю пулю за пулей во врагов прямо сквозь лобовое стекло. В этот раз граната разорвалась под машиной и отвлекла на сколько-то времени находящихся в ней, чем я и воспользовался.

Поднимаюсь в полный рост и начинаю обходить вражескую машину стороной, заходя сбоку. Лобовое стекло оказалось бронированным, так что нужно придумать другой способ добраться до сидящих внутри. Уловив движение одной из дверок, моментально всаживаю туда несколько пуль, не позволяя покинуть машину и заодно проверяя ее на бронированность. Крепкая, не простреливается.

Еще десяток секунд, и я оказался сбоку от машины. Замечаю, что пока шел, убитого бойца из верхнего люка вытолкнули, а сам люк захлопнули, отрезав мне единственный видимый способ попасть внутрь. В чем-то у нас здесь сложилась патовая ситуация — я не могу пристрелить тех, кто внутри, а они не могут достать меня, в окнах или дверках почему-то нет стрелковых бойниц. А нет, не патовая.

С противоположной от меня стороны распахнулись обе дверки и из них выскочили два бойца, тут же попытавшихся открыть огонь по мне. Это они зря. Всаживаю по тяжелой автоматной пуле им прямо в лицевые щитки, спокойно пробивая их. Какое же это наслаждение стрелять с рабочей нейросетью! Всего лишь мгновение, и на дорогу рухнули уже два трупа.

Короткий разбег, прыжок, перемахиваю прямо через машину. Успеваю ухватиться за заднюю дверь до того, как ее успели захлопнуть. Рывок на себя, она послушно распахивается, а находящиеся в салоне моментально открыли огонь в дверной проем, пытаясь достать меня. Не особо извращаясь, закидываю в машину гранату. Изнутри раздался громкий вопль, а затем из нее попытались выскочить.

Четыре выстрела, по два на каждого, и с врагами было покончено. Залезаю в машину и нахожу свою гранату. Дурак я что ли разбрасываться ими? Кинул не активированную, почти не сомневаясь в реакции сидящих внутри машины.

— Сергей, к тебе приближается конвой из трех машин. Будут тут через полторы минуты.

Бежать? Нет, не буду, лучше наоборот устрою жаркий прием, тем более что эта машина мне нравится и на ней вполне можно быстренько добраться до нужной мне реки. В отличии от многих, она хотя бы бронированная, а не простой микроавтобус, на которых предпочитают кататься местные бойцы. И теперь стало понятно, почему эти не попытались сбежать, когда я их прижал — они ждали подмогу.

Пока есть время снимаю с крыши пулемет и заряжаю его полной лентой. Что-то мне это напоминает, похожим образом я прикрывал в Новом Пскове партизан, когда они сбежали из конвоя. Так, в сторону воспоминания, время подходит к концу. Устраиваюсь за машиной и жду врагов.

Три, два… один. С помощью Арти внимательно слежу за приближением вражеского транспорта и когда нужный момент наступил открываю огонь из пулемета. Какой-то десяток-другой выстрелов, и первая машина вильнула в сторону. Налетев на что-то, она подскочила в воздух словно игрушечная и перевернулась. Ого, я как-то не рассчитывал на такой эффект. Пролетев метров десять, автомобиль рухнул на дорогу, перекрыв ее напрочь.

Ну вот, и как теперь остальные проедут? Снимаюсь с насиженной позиции и иду к перевернутой машине, водя пулеметом по сторонам. Короткая очередь из нескольких выстрелов, и тот, кто попытался выбраться из нее, стал окончательно мертвым. Неожиданно в машину что-то ударило, отодвигая в сторону, а на меня вылетел микроавтобус с разбитым бампером.

Отскакиваю в бок, пропуская его мимо себя, и встречаю едущий следом за ним длинной пулеметной очередью, щедро проходясь по его боковой стороне. Провожаю его взглядом. Он, не замедлившись, унесся дальше по улице врезаясь во все что только можно и постепенно снижая скорость, водитель явно мертв.

Перевожу взгляд на оставшийся вражеский транспорт. Он затормозил слегка в стороне от меня и из него в данный момент выскакивают бойцы, быстро прячущиеся за любые укрытия. Если они думают, что для меня с пулеметом это большая дистанция, то очень сильно заблуждаются.

Начинаю стрелять, опираясь на прицел и расчеты от Арти, даже толком не вскидывая пулемет и всаживая очередь за очередью от бедра. М-да, мне сейчас только в каком-нибудь боевике сниматься что ли, со стороны должен быть шикарный вид. Одни, второй — расстреливаю противников почти как в тире, порой простреливая их укрытия насквозь и не обращая внимания на их ответные выстрелы. Несколько пуль угодило в броню на мне, но та справилась прекрасно со своими функциями, не зря же выбрал самую тяжелую. Отстреляв ленту до конца, берусь за автомат и отмираю, двигаясь к последним из выживших.

Еще секунд двадцать, и все было закончено. Замечаю далеко в конце улице остановившийся микроавтобус, который я расстрелял из пулемета вторым. Все двери закрыты, не похоже, что из него кто-то выходил, а идти проверять лень, слишком далеко и потеряю время. Если кто-то и выжил там, то сомневаюсь, что с такого расстояния сможет мне что-то сделать.

— Арти, ну что, на этот раз больше внимания обратили? — задаю вопрос, а сам в это время перезаряжаю пулемет, заодно проверяя сколько к нему осталось полных лент. Три штуки, не так уж и много.

— Да, к тебе со всего города стягиваются вражеские силы. Обнаружила около пятидесяти микроавтобусов с бойцами, десяток машин по типу той в которой ты находишься сейчас. Другой техники не фиксирую в данный момент. Преследование людей Первого прекращено: им удалось уничтожить тех, кто следовал за ними, а новых не послали. Убираю их с видеокамер.

— А что Инна с Первым?

— Медленно пробираются на машине по городу, избегая вражеской техники. Если будут придерживаться выбранного маршрута, то через пять минут отряд соединиться.

— Проложи оптимальный маршрут к точке с катером, но так чтобы удалось еще несколько раз вступить в бой и пошуметь.

— Выполнено.

Пока глазами изучаю предложенный путь, руки заводят машину и направляют ее дальше по улице.

— Ближайшие к тебе противники через километр.

Сверяюсь с картой и вдавливаю педаль газа в пол, разгоняя машину до максимальной скорости. Не успел толком набрать разгон, как навстречу показался несущийся микроавтобус, груженный бойцами противника. Пятьдесят метров между нами, держу машину прямо навстречу врагам. Двадцать метров, несемся по-прежнему навстречу друг другу.

— Сергей, если ты врежешься в них на такой скорости, то придется менять транспорт. — попробовала образумить меня Арти, умолчав о том, что скорее всего и сам получу какие-нибудь травмы при столкновении на такой скорости.

Десять метров, открываю боковое окно со своей стороны и достаю из рюкзака магнитную мину, активировав ее и выставив таймер. Хм-м, это у меня даже не совсем мина получилась. Руль вправо, послушная рулю машина виляет в сторону, выскакивая на тротуар, и проносится мимо врагов. Повернув голову, успеваю заметить, как на меня смотрит водитель. Швыряю мину в микроавтобус и выруливаю обратно на дорогу.

Громкий взрыв позади. В зеркало заднего вида вижу горящий микроавтобус. Ох, блин! Резко торможу, а перед машиной проносится ее копия на полной скорости. Кажется, меня хотели протаранить.

— Сергей, вокруг тебя кружит шесть микроавтобусов и два бронированных пикапа. Стягивание вражеских сил к тебе продолжается. Зафиксировала еще десять новых микроавтобусов, они покинули подземную стоянку на противоположной окраине города и двигаются к тебе.

А то я сам не заметил, что становится жарко. Даю задний ход и выруливаю на соседнюю улицу, отклоняясь от пути, проложенного Арти. Снова разгоняю машину до максимума, стараясь вырваться из стягивающейся петли. А ведь если смотреть по карте, то приближающиеся автомобили и в самом деле складываются в этакую петлю.

Улицы и еще раз улицы, три протараненные вражеские машины, одна взорванная, еще десяток, от которых просто сбежал, съехав на соседние улицы. Еще примерно с пяток оставленных мин, на которых точно кто-то подорвался, правда с каким результатом — это не интересовался. Точка с катером все ближе и ближе, осталось не больше десяти минут с такой скорость. Внимание же я теперь стопроцентно приковал к себе.

— Справа! — неожиданно крикнула нейросеть, а в следующее мгновение в машину что-то врезалось, снося ее на обочину дороги и впечатывая в стенку дома.

Вашу ж мать! Придя в себя, а то тряхнуло не слабо так, вижу через боковое стекло как какой-то грузовик отъехал назад и сейчас набирает разгон, чтобы снова врезаться в мою машину. Пытаюсь завести ее. Давай же! Мотор послушно заурчал, но поздно. Очередной удар, скрежет металла, и кузов промялся. Нужно выбираться.

Выбиваю ногой лобовое стекло и выскакиваю наружу, следом вытаскивая пулемет. Навестись на кабину грузовика, открыть огонь. Пулеметные пули дырявят металл будто бумагу, не оставляя и шанса сидящему внутри. Разобравшись с проблемой, оглядываюсь по сторонам. Никого больше не видно. Вытаскиваю из помятой машины рюкзак с автоматами и запасные пулеметные ленты. Снарядившись по полной, спрыгиваю на землю и продолжаю путь пешком.

— Арти, где… — начинаю спрашивать ее, но вопрос прерывает пуля, угодившая в шлем. — Броню на голову!

Падаю и откатываюсь в сторону за грузовик, пытаясь понять откуда стреляли. Где же ты сволочь? Осмотрев видимую часть домов, высовываюсь и смотрю, что происходит за грузовиком. Успеваю заметить, что по улице приближается отряд из десяти человек, а затем в голову прилетает очередная пуля, сбивая меня с ног.

— Ум-м! — Держусь руками за голову, ощущение словно у меня там чуть череп не лопнул от попадания. А вот нехер выглядывать куда не нужно! Если бы не броня из нанороботов, то чувствую, что жизнь одного придурка, возомнившего слишком многое о себе, закончилась бы прямо здесь. Стягиваю шлем. На нем красуется два пулевых отверстия, причем второе значительно больше первого и пробило металл шлема. А это значит или тут два снайпера или у него две винтовки с разным калибром. Надеваю шлем обратно.

— Арти, где эта падла?

— Пока что не обнаружила, сужаю круг поиска. Враги скоро доберутся до тебя, до них двадцать метров.

— Метки. — раздраженно бросаю ей, а сам подбираюсь к краю грузовика, высовывая из-за него пулемет. — Ну держитесь уроды.

Длинная очередь, и часть отметок пропадает. По машине тут же застучали ответные выстрелы, но до меня не достал пока что ни один. Перекидываю пулемет на капот и так же не высовываясь стреляю из него, ориентируясь лишь на расчёты нейросети. Еще где-то минута активной перестрелки, и все было закончено.

— Где этот снайпер? — спрашиваю, а сам в это время перезаряжаю пулемет. Ну вот понравился он мне, им самое то косить врагов, а проблема его веса и отдачи не значительная для меня.

— Не могу точно вычислить, нужно больше данных.

— Больше данных? — задумчиво протягиваю вслух. — Будет тебе больше данных.

Закидываю оружие и рюкзак на другую сторону улицы за угол здания, а сам собираюсь с моральными силами. Выскочить из укрытия, рывок на грани возможностей, чувствую, как в бок что-то сильно ударило, чуть не сбив меня с ног. Проскочив улицу, облегченно выдыхаю воздух.

— Нашла? — спрашиваю у нейросети, а сам опускаю взгляд на свой бок. Крови не видно, только дырка от пули бросается в глаза. Прощупываю то место рукой, боли тоже нет, значит до тела выстрел не добрался.

— Да, метку дала.

Подхватываю пулемет и высунув его из-за угла здания, начинаю решетить то место, где должен быть снайпер. Отстреляв всю ленту, выпускаю его из рук, и схватив автомат повторяю рывок через улицу. В этот раз никто не попытался меня пристрелить. Убил его?

Вернувшись быстро собираю свое добро и бегу дальше, срезая путь через дворы, мне тут осталось уже совсем немного. Выстрелов снайпера больше так и не раздалось, а значит я его все же убил или спугнул. Прямо на бегу перезаряжаю пулемет, загоняя в него предпоследнюю ленту.

— Сергей, отряд Первого приблизился к окраине города, они уже почти выбрались.

— Отлично. — отвечаю нейросети и замедляюсь, уловив какую-то неправильность во дворе перед собой, через который решил срезать дорогу.

Что меня насторожило? Перехожу на медленный шаг, пытаясь понять, что именно не так. Стена дома, она какая-то не такая. Не раздумывая долго, прочерчиваю ее очередью из пулемета. Провожаю взглядом переливающуюся человеческую фигуру, которая в нереальном прыжке ушла от пуль.

— Арти, это что за хрень?

— Оптический камуфляж.

— Я не про это…

Почти непрерывно стреляю, пытаясь подловить скачущую фигуру. Попадаю куда угодно, но только не в цель. На последних патронах, все же умудряюсь достать противника. Мгновение, и перед моими глазами предстала невысокая человеческая фигура в неизвестной, но очень впечатляющей броне.

Еще миг, и противник выхватил пистолет-пулемет и начал стрелять по мне. Сбрасываю с себя лишний груз в виде пулемета и патронов к нему, и начинаю уже сам скакать, пытаясь избежать попаданий, а то с укрытиями здесь не сильно густо, те что есть совсем не защищают от пуль. На бегу срываю со спины автомат и открываю ответный огонь.

Пули бессильно отскакивают от вражеской брони, не причиняя никакого видимого урона, он даже не пытается их избежать.

— Уязвимые места?

— Неизвестны.

— Кто это такой?

— Неизвестно. Противник облачен в экзоскелет неизвестной модификации. Его скорость и ловкость могут быть как от экзоскелета, так и результатом модификаций.

Стоило мне немного отвлечься, как враг мощным прыжком взмыл в воздух, сокращая между нами расстояние. Ловлю его в прицел и разряжаю магазин до конца. Безрезультатно. Рывок в сторону, противник приземлился на уже пустое место, подняв небольшое облако пыли.

Выхватываю гранату и швыряю в него. Да вы издеваетесь. Наруч на экзоскелете раскрылся, образовав небольшой щит, который и отбил гранату обратно точно в меня. Еще секунда, и та взорвалась прямо передо мной, обдав облаком осколков.

— Арти, боевой режим. Выпускай максимум нанороботов на броню. — приказываю нейросети, выдергивая осколок, застрявший в лицевом щитке шлема. По ощущениям все осколки застряли в броне, так и не достигнув тела.

Гнев, раздражение — все это пропало, сменяясь приятным спокойствием и хладнокровием. Скидываю с себя рюкзак и уже пустой автомат. Мне нужна будет максимальная скорость. Не знаю, смогу ли я потягаться с противником на этом поприще, но удивить постараюсь.

— Покрыла нанороботами все наиболее уязвимые и слабые места, беря в расчёт надетую на тебя броню. — отчиталась Арти.

Издалека мне врага похоже не достать. Стою и рассматриваю его, не спеша переходить к действиям. Тот словно зеркалит, тоже глазея на меня и опустив оружие. Или ожидает моих действий? Сколько там Арти писала у меня силы? Двадцать пять? Ну что ж, посмотрим, что это значит на практике.

Оставляю и второй автомат на земле, он мне будет только мешать, путаясь под рукой, все равно пули не берут врага. Рывок с места. Влетаю в успевшего сорваться с места, но в боевом режиме я успел среагировать на его движение. Сбиваю его и качусь с ним по земле. Ударом ног отшвыриваю его от себя, подкидывая высоко вверх.

Вскочить на ноги, схватить его за руку, вбить в землю, хорошенько пройтись по нему кулаками, не сдерживая силы и проверяя на прочность его броню. Враг похоже даже как-то растерялся, не ожидал от меня такого. Вижу, что в некоторых местах его броня немного проминается под моими ударами. Моим же кулакам на удивление ничего, чувство словно просто бью кого-то, а не луплю по броне экзоскелета. Хотя я же в боевом режиме…

Пропускаю момент раскрытия щита, за что сразу же расплачиваюсь: мощный удар отшвыривает меня в сторону. Торможу спиной об дерево, ломая его. Ох, ну и бьет же он. Вскакиваю на ноги. Противник тоже поднялся и готов к бою. Вот же ж… он выхватил свое оружие и направил на меня.

Прыгаю в сторону и бегу зигзагом, постепенно приближаясь к нему. Пули то и дело попадают в меня, но боли не ощущается. Когда до него осталось несколько метров, враг развернулся и припустил в противоположную от меня сторону. Ну-у, гад! Выжимаю из себя все что могу, пытаясь догнать его.

Прыжок на стену, короткая пробежка по ней, двигаюсь след в след за противником, постепенно сокращая дистанцию между нами. Противник показывает чудеса скорости и ловкости. Почему-то кажется, что если бы видел вражеское лицо, то оно было бы удивленное, слишком уж характерно он обернулся несколько раз.

Примерно минута таких догонялок, и понимаю, что начинаю выдыхаться. Ему-то хорошо, бегает в экзоскелете, но я-то на своих силах, которые отнюдь не бесконечные.

— Арти, перехват.

Нарушаю сложившуюся ситуацию и кидаюсь в сторону, вместо того чтобы продолжать бежать следом. Максимально ускориться, оттолкнуться от дерева, снова влетаю точно во врага, который даже не успел ничего не понять, привыкнув за это время, что я бегу следом за ним. Схватить руку, со всей силы стукнуть ее об угол дома, пытаясь сломать.

Не получилось. Чувствую, как противник начал дергаться, пытаясь вырваться. А вот силы у тебя все же поменьше. Перекидываю его через себя. А он-то не такой уж и тяжелый, легко пошел. Возвращаюсь к многострадальной вражеской руке и со всей силы луплю по ней кулаком, сминая наруч. Есть, получилось! Тот даже слегка заискрился.

Ах ты сволочь! С трудом успеваю увернуться от короткого клинка во второй руке противника. Перехватываю ее и со всей дури бью по локтю, ломая. Рука выгнулась под неестественным углом, а до меня донесся болезненный звонкий вскрик.

Сосредоточившись на руках, пропускаю удар ногой. Сгибаюсь от удара в пах, который прекрасно почувствовался, даже не смотря на броню.

— Су-ука! — выдавливаю из себя возглас. Хреново что-то Арти блокирует болевые рецепторы.

Еще мгновение, и отпустило. Делаю вид, что мне все еще больно и падаю на колени. Противник ведется и подходит ближе, держа в руке со смятым наручем пистолет. Бросаюсь ему в ноги и резко поднимаюсь. Надо мной гремит выстрел, но поздно уже. Выбить пистолет из руки, упереть его в стык брони на локте, разрядить все магазин, выбросить уже бесполезное оружие, заскочить за спину и обхватив противника за голову повернуть ее на сто восемьдесят градусов.

Слышу отчаянный вскрик, а следом за ним скрежет металла и хруст. Выпускаю из рук обмякшее тело. Ну и вымотал же меня этот бой. Замечаю, что шлем немного отошел от брони. Иду на поводу у любопытства и быстро снимаю его.

В горле встал ком. На меня смотрит застывший взгляд молодой девушки с приятными чертами. Да она же еще совсем молодая, лет восемнадцать, больше ей при всем желании не дать! Вот же изверги, послали за мной такую… Бью себя по щеке, некогда придаваться рефлексии, что сделано то сделано, она хотела меня убить и у нее были все на это шансы.

Бегу к оставленному оружию и рюкзаку.

— Сергей, более ста бойцов приближаются, тебе нужно срочно уходить, ценна каждая секунда. — произнесла Арти, когда осталось подобрать только пулемет, валяющийся в другом конце двора.

Бросив на него грустный взгляд, разворачиваюсь и бегу к катеру. До него осталось метров двести. Перемахнуть через забор, пробежка сквозь улицу, расстрелять пятерых противников. На этот раз попались обычные люди, а не супер-бойцы вроде той девчонки. Стоит вспомнить ее, как на душе становится противно. Вот знаю же, что враг, убила бы меня не моргнув глазом, но все равно…

Подскочив к Темзе, нахожу спуск к ней и слетаю по нему к воде. Обнаруживаю там небольшую моторную лодку. Заглядываю под сиденье, ключи там, как и сказал Первый. Завожу лодку и выжимаю из нее максимум скорости, стремительно отдаляясь от преследователей. Вижу, как к реке выбежали противники, даже попытались пострелять мне вслед, но безрезультатно. Веду лодку ровно по середине реки.

Дома, как и различные лодки у берега, мелькают мимо. А хорошую лодку подготовил Первый, быстрая.

— Арти, как там Инна с Первым, выбрались уже? — спрашиваю пока есть время и возможность.

— Да. У них был бой на самом выезде из города, но они прорвались. Погони за ними не зафиксировала, если только откуда-то не из Лондона. Кстати, у нас небольшая проблема.

— Какая?

— Выход в Северное море перекрывает защитная дамба. Сейчас она открыта, но ничто не мешает ее закрыть, что скорее всего и сделают, чтобы не выпустить тебя.

— Хреново, но будем смотреть по ситуации. Она же сейчас открыта?

— Да.

— Что с погоней за мной? — спрашиваю и сам оглядываюсь по сторонам, но никого не обнаруживаю.

— Никого не вижу. Наземные силы разъезжаются по городу, по поводу катеров ничего не могу сказать, не обнаружила их.

— Подозрительно это как-то. То они за мной так гоняются, то взяли и отпустили. Сколько мне еще до моря?

— Двенадцать минут с текущей скоростью.

Минута проходит за минутой, а вокруг все по-прежнему спокойно, от чего тревога и ощущение подвоха только возрастают. Перезаряжаю оба автомата и подготавливаю несколько гранат, разложив их рядом с собой.

Улавливаю какой-то новый звук: то ли рокот, то ли стрёкот, и доносится он откуда-то сверху. Поднимаю голову и ищу его источник. Почти сразу натыкаюсь на быстро приближающийся вертолет. Так вот почему преследование прекратилось. Активирую увеличение и рассматриваю его. Автоматическая пушка, ракеты — полный набор, которого должно хватить разобраться с одним надоедливым человеком.

Атакую первым. Хватаю один из автоматов и прицелившись с помощью Арти, всаживаю весь магазин в пилота. Ну да, чтоб еще эффект был, стекло-то оказалось не по зубам автомату: пули оставили лишь мелкие трещины, даже если попадали почти в одно и то же место. Гранату? Не докину, слишком далеко. Выбора нет.

Пока еще есть время, берусь за второй автомат и пытаюсь пристрелить пилота, под конец попытавшись что-нибудь повредить в несущем винте. Вертолет все ближе, а у меня результатов никаких. Перезаряжаюсь и продолжаю попытки сделать хоть что-то. Стреляю и в те места что указывает нейросеть, как потенциально уязвимые, и в пилота, и по винтам. Проще наверно сказать куда не стреляю.

Две минуты пустых попыток и вертолет открыл ответный огонь из своей пушки, пройдя очередью рядом с лодкой. Хватаюсь за руль мотора и начинаю вилять лодкой. Вокруг в воду ударяют пули, а сам вертолет стремительно приближается.

— Ближе-ближе… — шепчу себе под нос, смотря на противника.

Пойдет, он почти надо мной. Подхватываю несколько гранат, и размахнувшись подкидываю их максимально вверх на сколько хватает сил. Провожаю их взглядом. Первый взрыв. Слишком низко, вертолет не зацепило. Второй… третий — эти произошли совсем рядом со своей целью. Вертолёт начало болтать из стороны в сторону, а сам он начал снижаться, уходя в сторону от реки.

Отвлекшись на то чтобы взять еще парочку гранат, упустил тот момент, когда он развернулся.

— Прыгай! — приказала Арти.

Не раздумывая сигаю за борт лодки, а к ней уже несутся две ракеты. Оказавшись в воде стремительно иду ко дну. Над головой раздался мощный взрыв. В первый момент, сознание захлестнула паника и страх: снова вода, снова взрыв. Беру себя в руки и продолжаю погружаться все глубже и глубже.

Пытаюсь грести куда-то в сторону, но броня слишком тяжелая и тянет вниз.

— И как мне теперь выбираться? Лодки нет, идти по суше значит скорее всего опять нарваться на солдат ЧВК.

— Иди по дну.

— Чего? — От удивления даже выпускаю из себя небольшой воздушный пузырь.

— С помощью нанороботов я могу выделять воздух из воды. Твой же организм может существовать много времени без воздуха, измененные ткани выдержат долгое кислородное голодание. По всем расчетам ты сможешь выйти из Темзы и выбрать на берег Северного моря, где потом и будешь искать лодку, чтобы добраться до материка. Как вариант, ты можешь попробовать дойти по дну до него, но это займет слишком много времени. Можно еще будет попробовать самостоятельно вплавь, переплывали же пловцы Ла-Манш.

Пойти по дну реки дыша с помощью нанороботов? Почему бы и нет? Что может быть еще безумнее? Усмехаюсь, и коснувшись ногами каменного дна делаю шаг вперед. Тяжело, мало того что на меня давит вода сверху, так еще и движениям сопротивляется. Это будет очень долгий путь. Шаг, еще шаг, приноравливаюсь и двигаюсь вперед к выходу из Лондона, главное только на каких-нибудь дайверов не наткнуться. Повезло, что дно реки на удивление не сильно илистое, а то было бы очень весело и интересно, пытаться идти, проваливаясь хрен знает на сколько в ил.

* * *
Лейтенант Дэвис сидел в центре наблюдения и с ленивым интересом наблюдал за происходящим там. Он конечно мог бы включиться в процесс и даже помочь, но зачем? Дэвис совсем не горел желанием помогать кому-либо здесь, учитывая, что его притащили сюда принудительно и приказали быть здесь. Вот он и торчит тут, а вот про то чтобы помогать речи не шло. И ведь не совсем понятно кому именно помогать? Какой-то непонятной частной военной компании, которая перехватила власть в городе на время охоты за парнем? Полиции, которая максимально не отсвечивает все эти дни?

После бойни на вилле лорда, лейтенанта быстро нашли и даже не смотря на его нетрезвое состояние привлекли к поискам человека, устроившего тот кошмар. Вначале Дэвис приходил в себя и поэтому никак не участвовал, а потом уже тот человек пропал, затаившись на несколько дней, в течении которых Дэвису приходилось торчать в этом центре наблюдения. Он уже давно хотел улететь из города, но ему сказали, что пока не поймают парня у него ничего не получится.

И вот сейчас лейтенант наблюдал за попытками местных схватить или убить Асова Сергея. Да, его удивило как быстро они смогли установить его личность, ведь его лицо нигде особо не попадалось, он, как и в Новом Пскове скрывался от городской системы видеонаблюдения непонятным образом.

Даже если бы ему не сказали, что это Асов Сергей, то он бы и так был готов дать руку на отсечение, что это тот самый Призрак, вот только никому о своих знаниях он не рассказывал, а лишь молчаливо наблюдал, ожидая, когда парень наконец вырвется из города, а лейтенант сможет отправиться по своим делам.

То, что происходило сейчас в Лондоне, было хорошо знакомо Дэвису, точно такое же происходило в Новом Пскове в тот день до того, как его уничтожил ударный спутник. Будет смешно, если и в этот раз Лондон сравняют с землей, как и Новый Псков.

Усмехнувшись пришедшей мысли, Дэвис вернулся к наблюдению за боем Призрака и модификанта в экзоскелете, которого где-то откопали и послали его убить. И можно было бы сказать, что у него все получалось, пока Асов не перешел в рукопашную, где вполне успешно начал напирать на своего противника, найдя свое преимущество.

По тем данным, что Дэвис смогу увидеть, модификант был улучшен на выносливость, ловкость и скорость, но никак не на силу. Этот недочет попытались исправить с помощью экзоскелета, но тот хоть и увеличивал силу, но не особо значительно из-за своей максимально облегченной и подстроенной под владельца конструкции.

Несколько минут боя, и Сергей вышел победителем, а по центру наблюдения пронесся разочарованный вздох. Очередной этап погони, и Призрак ушел на катере по Темзе. Узнав, что за Асовым подняли вертолет, Дэвис лишь покачал головой. А когда доложили, что тот подбил его непонятным образом, чуть не засмеялся в голос. Но вертолет успел в ответ уничтожить ракетами лодку, на которой плыл Призрак.

На то место совсем скоро нагнали кучу катеров и принялись просеивать обломки, в поисках тела парня. Дэвис же был уверен, что тот уже далеко от этого места. Он успел заметить, как в самый последний момент Сергей прыгнул в воду, опередив ракеты на совсем немного, но все же опередив.

Как бы странно не звучало, но в этот раз лейтенант Дэвис болел за Призрака. Скажи ему кто об этом когда был в Новом Пскове, то он бы придушил наглеца собственными руками. А сейчас… лейтенант лишь в очередной раз усмехнулся и поднявшись пошел к выходу из центра наблюдения, будучи уверенным, что тела парня не найдут и тот еще не раз заявит о себе.

* * *
Прямо посреди бела дня у берегов Индии, Турции и Албании встали на якорь огромные сухогрузы, передав сигнал технической неисправности. Никто не обратил внимания, на то как с них в воду упали один за другим огромные контейнеры.

Простояв несколько часов все корабли снялись с якоря и продолжили свой путь. В это время глубоко под водой происходили свои события. Оказавшись на дне, контейнеры распались на части, а из них в воду хлынули гибкие, хищные силуэты, направляющиеся в сторону ближайшей суши.

Доставки стаи почти завершилась и скоро она приступит к выполнению отданных ей приказов, начав сеять ужас и страх.

Глава 4

Выбравшись на берег, отплевываюсь от соленой воды и обессилено падаю на песок. Ебучая вода, ебучее море. Чтобы я еще хоть раз! А все так неплохо шло. Выбрался из Темзы, нашел моторную лодку, выплыл в море. И все было хорошо, пока в небе не показался очередной вертолет, который, не подлетая близко, захреначил в мою лодку ракетой. Я даже сделать ничего не успел, как оказался снова в воде и пошел ко дну.

Изверги. В итоге мне вначале пришлось плыть на глубине метров пяти, избавившись от всей тяжелой брони вместе с оружием, а спустя несколько километров и десятков минут уже нормально по воде. Больше пятидесяти километров вплавь. Да я теперь к большой воде и близко не подойду! Даже крупные лужи буду обходить стороной. Я столько в жизни не плавал, сколько за последнюю неделю.

Сколько времени ушло на то чтобы доплыть до берега — не знаю, а желания спрашивать у Арти нет никакого. Но явно добрался не за один час, раз уже начался закат. Блин, нужно шевелиться. А лежать и ничего не делать так хорошо…

Переворачиваюсь на живот и кое-как поднимаюсь на ноги. В теле жуткая слабость. Мне нужно что-нибудь сожрать, причем высококалорийное. Стоило подумать про еду, как захотелось невыносимо сильно есть. Ну вот, еще и это. Ощупываю карманы одежды, в надежде что вдруг там затерялся шоколадный батончик. Но увы, кроме документов на имя Роберта Эндисона ничего нет. Все нужное ушло на дно вместе с броней.

Ну-у, документы хоть есть, причем нигде особо не засвеченные, разве что их как-то привяжут к моему лицу. Ц-ц, хороший вопрос — спалили их или можно пользоваться? А еще я же под этим именем был среди приглашенных на прием у лорда, если списки проверяли, то могли и обнаружить. А вдруг не проверяли, тем более что официально в розыск я вроде бы не объявлен? Рискну, альтернативы пока что все равно нет.

— Арти, просвети меня где я выбрался и как далеко до людей?

— Ближайшие жилые дома менее чем через полкилометра, ближайший крупный населенный пункт через пять километров. — ответила она и вывела перед моими глазами карту.

— Это я во Франции?

— Да

Повезло, попал прямо в ту страну, куда и планировал двинуться, после того как выберусь из Лондона. Отдаляю карту, пытаясь рассмотреть где находится Париж относительно меня. Не близко, но и не так далеко, как могло оказаться. На глаз прикидываю примерное расстояние, наверно где-то километров двести, может немного больше. Ладно, это потом, сейчас мне нужно добраться до городка под названием Кале и там устроиться на ночь. Ну и разумеется хорошенько пожрать, куда же без этого, а то этот голод меня скоро сведет с ума.

Оглянувшись по сторонам и никого не заметив, иду вперед планируя найти дорогу и по ней уже добрести до города. Спустя несколько минут вышел на асфальтную дорогу, за ней видны уже частные жилые дома. Может в город мне не нужно, лучше остановиться где-то так? Внимательно смотрю вдоль дороги, но не нахожу ничего даже отдаленно похожего на гостиницу, лишь обычные жилые дома. Так что хочу не хочу, а придется идти в город.

А идея была неплохой, вряд ли меня стали бы искать в небольшом отельчике, скорее всего предполагали бы что я умотал отсюда с максимальной скоростью или попытался затеряться в месте где полно людей. Это если, конечно, меня ищут.

— Арти, что там происходит в Лондоне? — интересуюсь у нейросети, пока есть время.

— Город все еще перекрыт. Особой активности бойцов ЧВК не наблюдаю. Скорее всего они или считают тебя погибшим или наоборот знают, что ты ушел.

— А конкретнее сказать ты не можешь?

— Нет. Могу только сообщить, что в море выходили катера, но что там происходило об этом информации уже нет. Отсутствуют доступные источники информации, связанные с этими событиями, а в тех что имеются все спокойно. Полиция по-прежнему никак не реагирует на произошедшее.

— Жаль, это бы значительно облегчило определение моих дальнейших действий. Одно дело, если считают, что мертв, а другое, если прямо сейчас сюда уже прибывают бойцы, чтобы продолжить на меня охоту.

— Занимаюсь взломом сети видеонаблюдения города Кале.

— Ладно, а что там Инна с Первым, есть что-нибудь по ним?

— Они покинули город и двинулись вглубь острова. Высока вероятность того, что будут выбираться через Шотландию. Там сейчас неспокойная обстановка и у них есть хорошие шансы покинуть остров без лишних сложностей. Билет в туннель через Ла-Манш не приобретали.

— Так они же не под своими именами. Да и по именам мы же никого не знаем, кроме Инны.

— Я анализировала по множеству факторов, включая систему видеонаблюдения. Из сети Лондона удалось получить доступ к некоторым другим городам и объектам Англии, которые связаны в одну большую сеть без особо мощной внутренней защиты. Среди них оказалась и система видеонаблюдения туннеля через Ла-Манш со стороны Великобритании.

— Понятно, и что ты можешь тогда сказать мне? — продолжаю расспросы, не желая идти в тишине. Это хоть как-то отвлекает от чувства голода и усиливающейся слабости. Как-то удивительно быстро покидают меня силы: когда выбирался на берег было еще терпимо, а прошел еще немного и чуть-ли не падаю на землю.

— Что ты хочешь узнать?

— Какая обстановка в других городах?

— Там все спокойно, произошедшее коснулось только Лондона. Там даже не усиливались полицейские патрули и не прибывали люди ЧВК «LTW». Внимание, зафиксировала только что проезд крупной колонны техники ЧВК через туннель в сторону Франции. Куда именно она направляется — неизвестно, так что может быть и простое совпадение, все же в Париже располагается их главный штаб.

Задумываюсь над тем, что еще у нее спросить. Незаметно для себя, под раздумья подхожу к окраине города.

— Найди мне гостиницу. — прошу Арти. Где поесть и магазин с одеждой, найду по пути, это не должно быть проблемой.

— Нашла, одна из ближайших к тебе.

Смотрю на карту перед глазами, запоминая куда нужно идти. По пути заворачиваю в первый попавшийся магазин одежды, где обновляю свой гардероб, только в этот раз беру не смокинги, а обычные спортивные костюмы, чтобы было удобно. Мне на приемы к лордам идти больше не нужно. Уже набрав все что необходимо, застываю, осознав одну маленькую проблемку — а банковской карточки у меня-то нет. Как оплатить? Украсть вещи? Не хочется начинать знакомство с городом с такого, да и я же хотел здесь как минимум переночевать.

— Сделай вид что прикладываешь карту, держа ее в ладони. Я сгенерирую нужный сигнал и передам его. — ответила Арти, видимо услышав мои мысли. Кажется, я нечаянно их адресовал ей.

Проделываю сказанное. Все на удивление проходит без проблем. А с чего я взял что должны быть сложности, ведь нейросеть не в первой проворачивает подобное, просто в прошлые разы я прикладывал нормальную карточку, но оплата же все равно происходила подобным образом? Затупил. Наверно это все же так сказывается тяжелый день.

Переодевшись прямо в магазине и наконец-то оказавшись в теплых и сухих вещах выхожу на улицу. Быстро натыкаюсь на кафешку и заворачиваю в нее, наедаясь там и поражая всех своим аппетитом. Ловлю чувство дежавю. Ха, точно, я же почти так же в Норчеппинге действовал.

— Арти, что с городским видеонаблюдением?

— В процессе, возникли некоторые сложности. У них здесь реализованы хитрые алгоритмы, кто-то добротно подошел к задаче безопасности. А из лондонской сети доступа сюда нет, это же другое государство.

В конце пути добираюсь до небольшого отеля. При оформлении внимательно слежу за реакцией администратора, но тот никак не демонстрирует что что-то не так. На всякий случай даже якобы случайно хватаюсь за системный блок, стоящий на столе, позволяя Арти подключиться к нему и все проверить.

И все же ничего, никакого подвоха. Пожав про себя плечами и порадовавшись такой удаче, беру протянутый мне ключ от номера и иду в него. Ввалившись, сразу же падаю спать, даже не раздеваясь. Надеюсь, мне никто не обломает отдых.

После завтрака и долгих раздумий, решил остановиться в этом городе на дольше. Арти полностью поддержала такое решение. Во-первых, уляжется немного шумиха от событий в Лондоне. Во-вторых, если за мной все же продолжается погоня, то это выяснится. Лучше это проявится здесь, чем когда я буду в Париже в шаге от цели. Ну и в-третьих, почему бы не отдохнуть на побережье? Восстановить нервы, так сказать. Правда совсем недавно я обещал себе, что к воде и близко не подойду…

Так что задержался в этом городке почти на неделю. Из гостиницы съехал на следующий день, сняв небольшой домик на берегу моря. Где лучше всего прятаться как не под носом у противника? Отдыхал, гулял и ждал. Ждал, когда нейросеть скажет, что страсти вокруг меня поутихли и можно двигаться дальше, не ожидая что каждый встречный захочет пристрелить. А, ну еще металл поглощал, но это уже настолько обыденно явление, что на него почти перестал обращать внимание.

Судя по отчетам, совсем скоро я смогу полноценно использовать броню из нанороботов и даже можно будет приступить к созданию чего-то нового. Надо будет еще узнать, как там обстоят дела с моими модификациями и бактериями, времени прошло уже не мало, вдруг есть какой-то результат.

За время, что нахожусь тут, бойцы ЧВК так и не появились, а значит они или потеряли меня, или считают погибшим. И второй вариант был бы самым лучшим. Ничего другого значимого здесь не происходило, городок оказался тихим и спокойным.

Слегка ежусь от свежего воздуха со стороны моря и поплотнее закутываюсь в куртку. Пусть сейчас уже и не лето, но полежать в шезлонге и подышать воздухом вполне можно. Как не странно, но в этом даже есть свой кайф. Или это просто со мной уже что-то не так? Старею? Хе-хе.

Да уж, шесть дней… скоро приросту к этому шезлонгу, ведь больше заниматься нечем, а в интернете сижу через Арти.

— Сергей, я обнаружила новый след. — неожиданно огорошила меня нейросеть, вырвав из ленивой дремы.

— Какой? — не сразу врубаюсь про что она.

— След, ведущий к возможным организаторам психологического зомбирования.

— Выкладывай. — Даже сажусь в шезлонге, а сонное настроение бесследной пропало.

— Я закончила с серверами, доступ к которым получила с компьютера лорда. На одном из них хранилась информация о финансовых переводах. Отдельно обнаружила файл с кое-какими пометками. Соотнеся некоторые факты, могу почти уверенно утверждать, что эти переводы были от заказчиков — они ставили лорду задачи и выдавали средства для их реализации. Обнаружить это удалось только из-за того, что Никалас Майлс по какой-то причине сохранил всю информацию об этих переводах и в придачу к этому сделал краткие пометки под какие цели они были. Официальные же назначения этих переводов, отличаются от тех что записал лорд. Не знаю зачем он это сделал, но такие данные есть.

— И куда ведет обнаруженный след?

— Переводы осуществлялись с различных счетов и от разных лиц. Но всех их связывает одно — все они так или иначе работают на корпорацию «New day». Это корпорация так же связана с ЧВК, что охотится за тобой.

— Чем она занимается, не слышал про нее?

— В основном предоставление услуг в сфере интернета: сервера, облачные хранилища и многое другое. Сфера ее деятельности очень велика и не ограничивается только интернетом. При беглом анализе смогла выяснить, что она влезла почти во все отрасли, даже в производство оружия и лекарств.

— Копай глубже. Раз ЧВК и эта корпорация связаны, то все равно стоит наведаться в их главный офис и там хорошенько покопаться, как и планировал. Новость хорошая, но планы пока что менять не будем.

— Сергей есть еще одна новость.

— Какая? — спрашиваю, не ожидая ничего хорошего.

— Начались активные военные действия между войсками НАТО и ОДКБ. Бои происходят по всей линии фронта, так же происходят налеты авиации на прифронтовые базы и укрепления.

— А космос?

— По нему по-прежнему нет информации, орбитальные удары пока что не наносились. Подключиться к источникам информации связанным с ним не удается, слишком хорошая защита, такие ресурсы относятся к стратегически важным.

— И давно началось это все?

— Пять часов назад.

— И ты столько времени молчала?

— Нужно было убедиться. Первые столкновения могли ничего не значить и быть локальными. Так же обнаружила еще некоторые странности.

— Что такое?

— В интернете начали появляться непонятные истории о нападениях на отряды обеих сторон. Причем некоторые произошли в тылу, на территории НАТО.

— Так может это какие наши диверсанты?

— Не похоже, аналогичные нападения происходят и на территории ОДКБ, только не в тылу, а на прифронтовой территории. Словно эти нападающие действуют с территории НАТО.

— И что в них странного?

— По найденным сведениям, от атакованных отрядов поступали лишь отчеты об атаках на них, ничего конкретного или внятного не было, потом же они больше не выходили на связь и их никто не видел. На местах столкновений обнаружены только кровь, стрелянные гильзы и следы от взрывов гранат, трупов или раненных там нет.

— Да может страшилка какая. Или ты думаешь это новые твари, на подобии тех что были в Новом Пскове?

— Те просто убивали, тела оставались на месте. Здесь же тела исчезают.

— А вообще, как такое могло попасть в интернет, да еще так быстро? Когда произошло первое нападение?

— Не совсем в общественный, первоначально это промелькнуло на ряде закрытых форумов посвященных военной тематике и текущей войне, а из них уже разошлось по интернету. Я на них случайно наткнулась, взломала про запас, на случай если пригодятся когда-нибудь. Защита там стояла вполне надежная. До этого момента там ничего важного не было. По имеющимся данным первое нападение произошло три дня назад. Эта информация появилась час назад почти одновременно на изначальных ресурсах. Спустя примерно двадцать минут ее начали распространять по обычным интернет-ресурсам.

— Подробнее, что за форумы? Какая-то конспирологическая хрень? Ты серьезно доверяешь информации полученной оттуда?

— Там информация и от реальных военных. Не смотря на все, они выкладывают там некоторую информацию под анонимными учетками. Возможно, это используется для дозированного вброса информации.

— Арти, не разочаровывай меня. Такие источники нельзя считать надежными. Ладно, то что обратила внимание и предупредила — хорошо, продолжай следить за ситуацией. В конце концов неизвестно что на самом деле там может быть, в Новом Пскове уже убедился, что происходить может даже самое невероятное. Слушай, а ведь на броне солдат по идее должны быть маячки, неужели их не могу отследить?

— Маячки были обнаружены на месте столкновений, как и брошенное оружие.

— Странно как-то все это. Зачем кому-то тела солдат, если все это, конечно, не чья-то бурная фантазия? А есть еще что-то подтверждающее эту информацию?

— В процессе поиска. Сочла необходимым тебя предупредить из-за того, что одно из таких столкновений было относительно недалеко от тебя, на территории Франции. И оно одно из самый последних.

— А выведи-ка мне карту и обозначь на ней все известные места где происходило это непонятно что.

Смотрю на карту, появившуюся перед глазами. На ней больше тридцати отметок, как-то многовато. Замечаю одну совсем рядом с собой, да это же в каких-то километрах пятидесяти, не больше. Мысленно кликаю на отметку, желая узнать подробности.

Нападение на военную колонну, транспорт, оружие осталось на месте. Люди пропали, все залито кровью, множество следов боя. На колонну кто-то напал, солдаты оборонялись. Почему они не сообщили еще какие-то подробности, неужели их так быстро перебили?

— Арти, если это было на самом деле, то должны быть отчеты по военным каналам.

— В процессе взлома. Они обновили систему защиты. Проверяю альтернативные источники информации, ищу пересечения. На все требуется время, почти везде стоит защита.

Еще несколько десятков секунд сверлю взглядом карту, пытаясь решить для себя бред это или все же стоит остерегаться. Не знаю, приму просто во внимание, но пока особо сильно париться не буду.

— Слушай, а нападения были только на военных или на гражданских тоже? — спрашиваю у Арти, заметив, что рядом с местами нападений хватало и небольших населенных пунктов.

— Такой информации у меня нет. Сейчас поищу.

— Пока ищешь расскажи мне лучше, что там с моими поисками и ЧВК этой. Можно выдвигаться дальше? Думаю, в связи с началом активных боевых действий мне стоит поторопиться со своими планами, а то как бы не стало поздно потом. Знаю я свою удачу, опоздаю, а потом на Париж случайно ядерная ракета упадет или еще что…

— Люди из ЧВК не появлялись ни в городе, ни в округе, с высокой вероятностью они не знают где ты. Никаких мероприятий на официальном уровне по твоим поискам не обнаружила. Если тебя и ищут, то исключительно неофициально.

— Тогда заканчиваем наш отдых и начинаем шевелиться. Найди мне ближайший транспорт до Парижа, а также все по главному офису.

— По главному офису вся доступная информация уже найдена.

— Отлично, изучу по дороге. Транспорт?

— Если поторопишься, то через двадцать минут отсюда вылетает самолет в Париж, в городе имеется небольшой аэропорт. Билет забронировать? Если не хочешь по воздуху, то можно на автобусе, но путь займет примерно три часа.

— Самолет. — отвечаю ей и встаю с лежака, бросив последний взгляд на море. Оно удивительно тихое и спокойное, словно перед бурей. — Арти, сосредоточься на двух направлениях: обстановка на фронте и ЧВК. Мне нужно все касательно этих двух вопросов. Остальное отодвинь на второй план, даже корпорацию, ею займемся позже. А да, еще мне нужно будет оружие в Париже, найди где смогу разжиться им, все же лезть в главный офис ЧВК с пустыми руками будет полной глупостью.

— Выполняю. — бесстрастно ответила нейросеть.

Собираю все свои небогатые запасы, включающие в себя небольшой комплект сменной одежды и целую коробку сладостей. Все остальное находится всегда при мне. Затем за десяток минут добираюсь до аэропорта и покупаю билет до Парижа.

— Сергей, я проверила. Во внутренней сети службы спасения, обнаружились отчеты: несколько небольших населенных пунктов на самом деле обезлюдели. Из них поступили звонки о нападении непонятно кого, когда же спасатели вместе с полицией прибыли, то там уже никого не было. Только кровь, много крови. У прибывших сложилось впечатление что жители от кого-то защищались, но затем куда-то все пропали. Больше никаких следов обнаружено не было, прочесывание округи ничего не дало, пошел сильный дождь и если следы какие-то и были, то их размыло.

— На карту выведи.

Да, как и думал. Уничтоженные поселения находятся рядом с тем местом, где якобы напали на конвой. Плохо дело, похоже это все же не бред, а реальность.

— По другим странам есть подобная информация?

— В данный момент отсутствует. Поставить задачу в приоритет, недостаточно ресурсов на одновременное выполнение стольких задач с одинаковой скоростью?

— Нет, выполняй прежние, они сейчас важнее, надеюсь. — говорю ей, а сам очень сильно надеюсь, что не ошибаюсь. Может стоит уделить этому большее внимание? Вот только с чего я решил, что это моя головная боль, это даже не моя страна, я здесь проездом, пошумлю в Париже и свалю подальше скорее всего. Но мирные люди… А-а, чтоб вас, потом буду решать, вначале разберусь с делами в Париже, а затем буду думать, что делать дальше.

Посадка на самолет, на удивление спокойный перелет и вот я в Париже. Покинув аэропорт, останавливаюсь глазея по сторонам и ожидая, когда Арти подберет подходящее жилье, до этого она была занята выполнением поставленных задач, а я ее и не отвлекал.

Внезапно все тело прострелила сильная боль. Покачиваюсь, но все же остаюсь на ногах. Это еще что такое?! Кто-то выстрелил в меня? Не успеваю возмутиться, как боль вернулась и стала сильнее. Падаю на колени, пытаясь удержаться в сознании.

— Арти… что происходит? — мысленно выдавливаю из себя.

Ощущения будто все внутри меня хочет разорваться. Кое как нахожу в себе силы и доползаю до скамейки, а то мимо проходящие люди начали глазеть на меня. Только добрался до скамейки, как внутренности скрутил спазм, а наружу попросился последний прием пищи.

— Арти… — зло хриплю, наблюдая как из меня выходит уже только желчь. Окружающие люди обходят меня стороной, но ни одна сволочь не остановилась и не спросила нужна ли мне помощь или может скорую вызвать.

Очередной спазм, только на этот раз мышц рук и ног. Да млять! Падаю, не в силах пошевелиться. Понимаю, что в этот раз еще и легкие зажало.

— Сергей, я не знаю, что с тобой происходит. Бактерии сошли словно с ума. Они… вибрируют. Занимаюсь анализом происходящего и стабилизацией состояния, потерпи еще немного.

В полубессознательно состоянии лежу на лавочке, сотрясаемый вспышками боли и спазмами. Судорожный вдох, попытка стошнить… Вижу, как ко мне подошел молодой парень и что-то спросил. Спустя несколько долгих секунд, понимаю что именно: нужна ли мне помощь.

— Все… нормально…пройдет…спасибо. — выдавливаю из себя с большими паузами, тратя такой драгоценный воздух, которого очень мало. Сказать, то сказал, вот только что-то я совсем не уверен в этом, может лучше было бы и в больницу попасть.

Посмотрев недоверчиво на меня, он все же отошел и через несколько секунд пошел дальше по своим делам. Погружаюсь в пучину боли и борьбы за свою жизнь. В какой-то момент улавливаю, что боль стала как-то слабее, а спазмов уже последние несколько минут и не было.

— Сергей, состояние стабилизировано. Настоятельно рекомендую подняться и идти дальше, ты привлек слишком много внимания.

Кое-как поднимаюсь на ноги и медленно-медленно бреду дальше. С каждым шагом и в самом деле становится легче, только непонятное ощущение сохраняется. Вдыхаю полной грудью воздух. Как же это приятно дышать.

— Что это было?

— Твои бактерии начали колебаться, излучая определённый сигнал. Из-за колебаний было нарушено функционирование почти всех твоих органов. Непоправимых травм не получено.

— Колебаться? Излучать сигнал? Арти, что это значит?

— Я не знаю, Сергей. Когда ты вышел из аэропорта, бактерии начали колебаться, постепенно наращивая частоту и входя в резонанс. Я смогла определить, что это был какой-то сигнал, причем высокой мощности. Кто был его приемником и что он нес в себе — это мне неизвестно, как и повторится это или нет.

— Ты можешь блокировать этот сигнал?

— Нет, ты служишь его проводником. Если только заковать тебя в броню из нанороботов, но это пока что невозможно. Нужно еще несколько дней на создание нанороботов. Да и тогда совсем не факт, что получится его заглушить.

— А блокировать колебания?

— Не знаю. Пока что ничего не сработало, если только уничтожать клетки, но это значит убить тебя, интеграция измененных клеток в организм слишком велика, бактерия полностью встроилась в тебя.

— А как ты сейчас тогда стабилизировала меня?

— Этот процесс произошел самостоятельно, клетки сами успокоились и вернулись в прежнее состояние, начав восстанавливать нанесенный ущерб.

— Это может быть попыткой захватить контроль над организмом?

— Возможно, но не похоже. Никакого влияния на организм, кроме того, что происходило непосредственно во время колебаний клеток, не зафиксировала. Не могу дать точный ответ, недостаточно данных.

Весело, вот и вылезли мне боком эти бактерии. Знать бы еще что это все значит и к чему приведет. Ну, к одному это уже привело — я в любой момент могу умереть и даже никак не предсказать, когда он наступит. А если это еще произойдет во время боя…

— Ты жилье нашла? Веди к нему, планы в любом случае не отменяем. Если у меня осталось не много времени, то нужно постараться сделать как можно больше. — Со всех сил стараюсь переключиться на что-то другое, а то когда вспоминаю недавние ощущения, становится не по себе, я же ведь чуть реально не умер только что.

* * *
— Вижу цель, открываю огонь. — бросил пилот в рацию и заложил вираж заходя на цель.

Звено самолетов летело высоко над землей, отслеживая свои цели на тепловизоре. Сотни, тысячи отметок двигались по земле. Кто это были такие им не сообщили, лишь поставили задачу — нанести по ним ракетный удар и уничтожить.

Оказавшись в нужной точке, самолеты открыли огонь, отстреливая по несколько ракет. Несколько секунд, и земля далеко внизу скрылась в пламени.

— Цель не поражена. Повторяю, цель не поражена! — раздался голос одного из пилотов по рации.

Стоило пламени развеяться, как стали видны все те же отметки, все так же движущиеся вперед.

— Это же бред какой-то. Повторяем атаку! — приказал командир звена.

Очередной залп ракет. В какое-то мгновение, пилоты успели заметить, как тепловые отметки размылись, резко ускорившись и уйдя из-под удара в последний момент. Взрыв, огненное облако.

Через несколько секунд тепловизор снова зафиксировал множество отметок.

— База, это Сазиф три, цели не поражены. Они избегают попаданий ракет.

— Сазиф, повторите.

— Они избегают попаданий ракет, мы произвели два залпа.

— Отстреливайте все что есть и возвращайтесь на базу.

— Вас понял.

— Зайдем с разных сторон. — приказал командир звена.

Самолеты разошлись в разные стороны. Какой-то десяток секунд, и с четырех сторон к противнику устремились ракеты.

— Что за дьявольщина? — не удержавшись прошептал один из летчиков.

Кто бы там не был на земле, его должны были поразить, но тепловизор упорно показывает, что там есть кто-то живой. Правда последний удар, все же зацепил неприятеля, слегка сократив его численность. Но все равно, то что столько смогло вырваться была за гранью понимания пилотов.

— База, цель продолжает движение, мы возвращаемся. — отчитался командир, уводя свой самолет в сторону базы.

— Принято.

Орда же монстров, что когда-то были людьми, хотя в некоторых это можно было уже рассмотреть с очень большим трудом, настолько сильно изменились их тела, продолжила движение в прежнем направлении. Опалённая, слегка сокращенная по численности, но не уничтоженная.

* * *
В небольшом кабинете собралось десять человек.

— У нас внештатная ситуация, господа. К городу приближается противник. Его возможности нам неизвестны. — произнес один из них.

— Кроме того, что он может избежать ночной ракетный удар с воздуха. Причем повторенный три раза. — прокомментировал его слова, один из присутствующих.

— Что будем делать?

— Какая численность?

— Точных данных нет, но несколько тысяч точно.

— Эвакуируем город?

— Невозможно. Во-первых, не успеем, Париж — это не мелкий городок. Во-вторых, это вызовет панику и только осложнит ситуацию. А в-третьих, во время эвакуации гражданские станут легкой добычей.

— Ваше предложение?

— Будем принимать противника здесь. Нужно стянуть все войска что у нас есть и подготовить город.

— А перехватить их до города?

— Пытались, связь с отрядами потеряна, противник продолжил свое движение.

— Кто это вообще такие?

— Неизвестно. Визуальный контакт был недолгим. И его результаты…

— Не тяните.

— Больше всего они похожи на зомби.

— На зомби?

— Да, на долбанных зомби.

В кабинете установилась тишина, все переваривали новость, что на них движется орда зомби.

— Это же шутка?

— К сожалению, нет. По собранным данным, они способны развивать очень высокую скорость, правда на небольшой промежуток времени. В среднем у них не очень высокая скорость передвижения. Так же обладают высокой живучестью и удивительным чутьем на опасность.

— Круто, лучше бы это уже тогда были медленные зомбаки из фильмов, которых главные герои валят пачками.

— А еще, кажется, они способны заражать людей.

В ответ на говорившего уставилось девять пар глаз, требуя пояснения.

— При последнем визуальном контакте, среди орды были замечены бойцы отрядов, что отправлялись на перехват, их смогли определить по одежде.

— Вот же дерьмо…

— Нужно связаться с командованием, что-то сделать. Если они ворвутся в город, то это же будет конец!

— Уже связались. Нам приказано удерживать город сколько сможем. В случае проигрыша, он будет уничтожен. Опережая еще вопросы, такая орда не только у нас. Подобные зафиксированы на линии фронта, а также в Германии, Бельгии, Польше. Сколько их точно неизвестно. Им как-то удается скрываться от обнаружения, пока они не накапливают значительную численность и тогда они уже начинают действовать более открыто. Русские тоже столкнулись с ними, правда попали они к ним с нашей стороны фронта, из чего можно сделать вывод, что их источник где-то на территории Европы.

— В связи с новыми обстоятельствами, я категорически не согласен с тем что не будет проводиться эвакуация города. — недовольно произнес один из присутствующих в звании майора.

— Что вы предлагаете? Эвакуировано будет только правительство.

— Нужно начать планомерную эвакуацию гражданских в том направлении где нет этих тварей. Вы же понимаете, что будет если зомби ворвутся в город и доберутся до гражданских? Если ваша информация верна, то орда многократно увеличится.

— Ладно, вот вы и займетесь эвакуацией. Организуйте все с минимальной паникой, что и как будете делать меня не касается. Максимальный срок двенадцать часов, потом будет слишком опасно. В известность о происходящем будут поставлены полиция, спасатели и скорая. Утечка к гражданским непозволительна.

— У меня вопрос. Почему этих зомби нельзя уничтожить орбитальным ударом до того, как они доберутся сюда?

— В данный момент над нами нет ударного спутника. Он прибудет как раз к тому времени когда они доберутся до Парижа. Авиацией же попробовали, безрезультатно. Попытки будут продолжаться, но свободных самолетов не так уж и много. Еще вопросы или предложения?

Словно ожидав этого, со всех сторон посыпались новые вопросы.

— Почему бы полностью не оставить город?

— А это получится? За такой короткий срок чисто физически не удастся всех эвакуировать, а еще учитывайте, что не все захотят покинуть его.

— В чем смысл сдерживания тварей, если город все равно будет уничтожен?

— Мне нечего вам ответить, у меня есть лишь четкий приказ — сдержать тварей насколько сможем. Как бы это не звучало, но возможно они хотят набрать на нас больше данных. Я знаю не больше вас.

— Это же сраный зомбиапокалипсис! — тихо прошептал один из присутствующих, но все его прекрасно услышали.

* * *
В богато обставленный кабинет ворвался человек.

— Что такое? — недовольно посмотрел на него хозяин кабинета.

— У нас крупные проблемы.

— Что еще? Парня нашли?

— Нет, парень пропал. Скорее всего погиб, его катер взорвали ракетой. Я не по этой причине. — ответил вошедший и положил на стол папку.

— Что это? — спросил сидящий за ним, взяв ее в руки и принявшись изучать содержимое.

— Это крупные проблемы.

— Откуда?

— Одна из лабораторий. Я запрашивал по ее поводу большие силы. Она еще перестала выходить на связь.

— Помню. Что предприняли? Почему допустили?

— Лаборатория была уничтожена орбитальным ударом, отследить результат не представлялось на тот момент возможным. Никто не мог предположить, что это все выльется вот в это вот.

— Что предприняли? — повторил свой вопрос хозяин кабинета.

— Решение переложено на местных. От вас требуется разрешение на неограниченное применение орбитальных ударный спутников и тяжелого вооружения. Так же полная свобода действий по этому вопросу. Если не пресечь, то они вполне смогу уничтожить весь материк. А могут ли они передвигаться под водой — неизвестно.

— Уничтожить материк… Разрешение у тебя есть, но не спеши сильно. Они нам сейчас на руку. И не забывай про парня, нужно точно убедиться, что он мертв.

В ответ посетитель еле заметно вздохнул, словно ему было не по душе озвученное.

— Вас понял. — ответил он, больше никак не показав своих эмоций.

* * *
Самолет, в котором летел Лейтенант Дэвис успешно приземлился. Сам лейтенант был в хорошем расположении духа. Словно в качестве компенсации, ему пообещали интересное дело, это не говоря про очень хорошую оплату. А может и не словно, ведь дело предложили те же люди, по вине которых он застрял в Лондоне. Правда в чем тогда его такая важность, что ради него так расстарались? На этот вопрос у лейтенанта ответа не было, и он решил пока что не забивать себе голову лишним. Вот в итоге и прилетел он в Париж.

Что за задание он еще конкретно не знал, все подробности должен будет выяснить на месте. С одной стороны, все выглядит опять расплывчато, а с другой на него совершенно не давили и не ставили сроков. Последнее и перевесило все, Дэвис хотел наконец-то не спеша чем-нибудь заняться, причем не особо сильно напрягаясь, все же отдых ему нужен был. А чем не отпуск в Париже? Да еще и за хорошие деньги. А по заданию… Лейтенант был уверен, что нужно будет кого-то найти или что-то в этом духе, ведь сказали, что будет по его профилю.

Так что покинув самолет, Дэвис сел во встречающую его машину и направился к заказчикам, мыслями находясь далеко от предстоящей встречи.

* * *
Стая передвигалась словно бесплотные призраки, не оставляя за собой следов и никого не трогая, нельзя было чтобы ее обнаружили раньше времени. Она могла многие дни обходиться без еды и нужды зря охотиться и рисковать быть обнаруженной не было. Оставив позади сотни километров, она собралась воедино, став готовой к выполнению задачи.

Уже устремившись к нужному месту, где должны будут сеять страх и ужас, существа замерли, словно почуяв что-то. Простояв неподвижно долгие минуты, они сорвались с места и понеслись в совсем другую сторону.

Что же такое произошло, что они не выполнили заложенный в них приказ, а понеслись непонятно куда? Наверно, на этот вопрос никто не смог бы дать ответа, даже их создатели, которые сейчас отслеживали перемещения стаи и пытались понять, что происходит.

Глава 5

— Ты уверена, что мне нужно именно туда? — подозрительно спрашиваю у Арти, вглядываясь в подворотню, застроенную полуразвалившимися лачугами. Даже не смотря на то что сейчас день, там удивительным образом царит полумрак. Не думал, что такие строения возможно найти в наше время, да еще и в Париже, пусть и на окраине.

— Да, нужное тебе строение третье справа. — невозмутимо ответила нейросеть. И кажется у нее тоже язык не повернулся назвать это домом.

Еще раз пробегаюсь взглядом по улочке. Выбора нет. В городе происходит непонятно что и время поджимает, задерживаться мне здесь что-то неохота. Так что все планы пришлось значительно ускорить и вместо планомерной подготовки началось непонятно что. Отмираю и иду к нужному дому, внимательно смотря по сторонам и ожидая в любой момент нападения или какого-то другого подвоха, слишком уж все вокруг располагает к этому.

Спустя несколько часов нахождения в Париже, Арти засекла подозрительные приготовления: в город стягивают войска, а множество улиц перекрывают, причем перекрывают капитально: земляными насыпями со стальными штырями и бетонными плитами. Ощущение будто они готовятся к нападению. Но от кого нужна такая защита? Ведь прошерстив доступный интернет, не удалось найти хоть какого-то намека о противнике.

Войска ОДКБ еще далеко, а больше никого и нет. Разве что те непонятные нападающие, но о них в интернете больше ничего не всплывало. Да и сомневаюсь что-то, что у них есть такие силы чтобы атаковать город. И зачем тогда готовить сам город к обороне, проще и логичнее же перехватить противника на подходе?

Немного позже, она еще обнаружила что происходит эвакуация гражданских, правда какая-то немного странная, словно тайная: нигде практически ничего про нее нет. Может это для того чтобы не вызывать массовую панику? Однако не смотря на тайность, поток машин полностью загрузил несколько основных шоссе, на которых сделали еще и постоянный зеленый свет на светофорах. Удивительно, как еще с такими очевидными мерами не поднялась паника, слишком уж это все заметно.

Кстати, еще одна непонятная странность — используются только шоссе ведущие вглубь страны. Создается впечатление, что с противоположной стороны города какая-то опасность. Может именно оттуда приближается этот неизвестный мне враг?

Городскую сеть видеонаблюдения удалось вскрыть почти сразу и без особых трудностей, помогла чистая случайность — кто же мог предположить, что сдаваемые в аренду машины будут напрямую подключены к парижской сети видеонаблюдения, да еще и без особо сильно защиты, для выгрузки туда видео с камер в салоне.

В первый момент даже Арти не поверила. Но факт есть факт, в итоге она за несколько минут вскрыла простенькую защиту, что стояла со стороны машины, и оказалась в сети, взяв ее под полный свой контроль. Вот тогда-то у меня и появилась основная информация о происходящем в городе, которая сильно насторожила и из-за чего пришлось пересматривать планы, значительно их сжимая.

Дойдя до двери лачуги, удивленно притормаживаю — массивная металлическая дверь с кодовым замком резко выбивается из окружающей обстановки. А вот теперь это место больше похоже на то что мне нужно.

— Арти, ты точно уверена, что это здесь?

— Точно.

Ладно, здесь так здесь. Продавца оружия оказалось не так уж и легко найти даже в даркнете. Этот единственный кого Арти удалось найти и у кого должен быть товар на месте, ждать же пока привезут заказанное у меня времени нет, оказаться в очередной раз запертым в городе у меня нет ни малейшего желания.

Заношу руку и несколько раз стучу в дверь, не обнаружив кнопки звонка. Пока никто не открывает, внимательно всматриваюсь в дверь и стену, пытаясь увидеть объектив камеры, будет странно если ее здесь не окажется. И все же ее не видно даже в электромагнитном зрении: дверь и косяк словно монолитные. Подозрительно все это как-то.

— Кто? — раздался неприветливый голос из-за двери, спустя минуты три избивания ее кулаком. Слегка удивленно смотрю на дверь. Как через нее проходит звук?

— Я по делу. Слышал, что у вас можно прикупить игрушки для больших дядей. — отвечаю ему вроде как кодовой фразой, которая должна показать, что я пришел купить оружие и меня можно впустить внутрь.

Дверь бесшумно приоткрылась и в нее выглянул мужик лет тридцати. Он пробежался по мне внимательным взглядом и похоже что-то ему не понравилось в увиденном, слишком уж он прищурился.

— Проваливай, ты ошибся адресом. — бросил он мне и попытался закрыть дверь.

Успеваю ухватиться за нее рукой и не даю закрыть. Толчок со всей силы от себя, и она распахивается, а мужик отлетает от нее, не удержавшись на ногах.

— А это ведь было больно. — говорю ему, демонстративно потирая руку, которую он зажал между дверью и косяком. На самом деле-то больно хоть и было, но терпимо, бывало хуже.

— Ты кто? Что тебе нужно?

— Я всего лишь покупатель и нужно мне у тебя закупиться. — отвечаю, а сам осматриваюсь по сторонам.

Лачуга все же оказалась маскировкой, причем очень хорошей. Изнутри все выглядит как обычный дом, без особых изысков, но вполне добротно и жить можно — удивительные различия с тем что видно снаружи.

— Ты ошибся адресом! — выкрикнул торговец оружием и выхватил из-за шкафа пистолет.

Рывок к нему, преодолеваю почти мгновенно несколько метров между нами, но все равно не успеваю. Грохот выстрела, толчок в грудь. Останавливаюсь и опускаю взгляд. В футболке красуется круглая дырка от пули, но крови не видно, как и нет сильной боли, только от удара. Я уже и позабыл, что у меня кожа как бы способна выдерживать обычную пистолетную пулю, думал может из-за бактерий стала менее прочной, а тут возможно даже и вообще наоборот.

— Ты кто такой? — оторвал меня от разглядывания футболки мужик.

— Покупатель. — отвечаю ему уставшим голосом. Вот почему всегда нужно усложнять?

Шаг к нему, очередной выстрел, на интуиции резко в последний момент дергаюсь в сторону, а пуля проходит мимо. Удар по руке с пистолетом, хватаю мужика за плечи и легонько вбиваю в стенку.

— Мне нужно у тебя купить кое-что. — повторяю ему, раздумывая над тем, что может прибить его будет и проще. Вот только где мне искать его запасы, если вдруг он не хранит их здесь?

— Понял. — смиренно ответил он, прекратив пытаться вырваться. — Оплата?

— Криптовалютой.

— Хорошо. Отпустишь меня? — спросил он, как ни в чем не бывало, словно только что не пытался пристрелить меня, а я чуть не прибил его.

Ставлю его на пол и разжимаю руки, следя за его действиями.

— Иди за мной. Без обид, но я тебя не знаю, а в городе сейчас творится что-то непонятное. Да и ты не внушаешь особого доверия.

— Без проблем.

Спускаюсь следом за ним куда-то под землю, лестница была скрыта массивным люком, замаскированным под пол, если не знать, что он там есть, то никак не увидеть. Спустившись с лестницы, оказываюсь в большом помещении целиком заставленным стеллажами.

— Что нужно, могу подсказать? Или ходи сам смотри.

— Нужно два пистолета с глушителями, один автомат с глушителем, патроны ко всему этому добру, армейский нож, гранаты, эми-мины, взрывчатка. Еще нужна броня, чем прочнее, тем лучше, вес не критичен. — перечисляю ему то что нужно.

— А хорошие у тебя запросы. Ты банк что ли собрался брать? А, впрочем, не важно, не мое дело. По броне ничего не смогу особого предложить, основные запасы недавно скупили, осталось совсем немного. — Говоря, мужик начал метаться по складу и вытаскивать на единственный здесь стол различные предметы. — Вот, это лучшее из брони что у меня сейчас есть. Нательный комплект белья из пуленепробиваемой ткани, держит пистолетную пулю. Броник держит обычный автомат метров с десяти и дальше, в упор пробьет. Перчатки, наколенники, налокотники, шлем — все из прочного и легкого композита, пистолет выдержит точно, автомат под вопросом.

Рассматриваю разложенный передо мной комплект брони. Все черного цвета, ткань нательного белья мягкая на ощупь, бронежилет словно литой с ребрами жесткости, выглядит интересно. На ощупь вся броня прорезинена и сказать из какого она материала сложно. Нужно брать, искать что-то лучше нет времени, а с броней из нанороботов должен буду выдержать почти любое стрелковое оружие.

— Пойдет, давай дальше. Разгрузку еще захвати и рюкзак. У тебя же есть?

— Найдется. Из пистолетов могу предложить вот это. Модель простая, под распространённый патрон. Или нужно что-то другое?

Рассматриваю предложенную модель пистолета. В руке сидит удобно, не сильно тяжелый. Наверно пойдет, тем более его несомненный плюс — будет не сложно найти патроны в случае чего. Можно конечно попросить что-то помощнее, но где искать к нему патроны, когда закончатся взятые? Так что придется брать под распространённый боеприпас.

— Подойдет. Давай два и глушители к ним. Что по автоматам?

— Минуту, я сейчас гранаты, эми-мины и взрывчатку найду. Автоматы потом. Тебе сколько чего нужно? Хотя не важно, принесу все что есть, сам наберешь.

Терпеливо жду, пока торговец оружием копается в каких-то ящиках, вытаскивая из них коробки поменьше.

— Это гранаты, это эми, это взрывчатка, принес самую мощную. — быстро прокомментировал он принесенные коробки, указывая рукой на нужные. — Все знакомо или пояснить?

— Поясни на всякий случай, лишним не будет. — прошу его, рассматривая принесенное.

— Окей, без проблем. Значит так, гранаты стандартные, ничего особенного. Поворачиваешь вот это до упора — взрыв при ударе, зажимаешь вот здесь и потом поворачиваешь — взрыв по таймеру, у этой модели можно выставить максимум минуту задержки. Эми-мины без изысков — ставишь, активируешь. Есть два режима работы — взрыв при движении рядом или опять по таймеру. Вопросы есть?

— Нет, все без сюрпризов, дальше рассказывай. — отвечаю ему, крутя в руках эми-мину.

— А вот со взрывчаткой все поинтереснее, мне она досталась недавно, вроде как новая разработка. У нее наборная конструкция, сама она в минимальном виде находится вот в таких небольших кубиках, при соединении они скрепляются друг с другом. Чтобы разъединить, нужно провернуть их относительно друг друга. Подрыв по таймеру, по пульту у меня к сожалению нет, к ним идет особый детонатор и обычные не подходят. Максимальное время таймера трехзначное. Вроде все по ней рассказал.

— Вопросов нет, с этим все понятно. — говорю ему, внимательно изучая взрывчатку и пытаясь соединить ее, а затем разъединить. Прикольно, она словно магниты, при поднесении к друг другу притягивается, а если провернуть, то начинает отталкиваться на несколько секунд.

— Тогда по автоматам. Какие требования?

— А какие у тебя есть?

— Разные.

— Только пороховые?

— Это да, ни энергетического, ни электромагнитного у меня нет — товар слишком дорогой и штучный, у меня таких покупателей обычно не бывает. Могу достать, но только под заказ и не быстро.

— Жаль. Тогда под распространенный патрон, легкий, компактный. И глушитель к нему.

— Это есть, сейчас принесу.

Спустя несколько минут копания в стеллажах, передо мной оказался небольшой автомат. Беру его в руки. Удобный, легкий. Пойдет.

— Покупаю. Давай теперь патроны ко всему этому добру.

— Держи, на развес продаю. — Поставил мужик на стол здоровенный ящик с патронами, разбитый на несколько отсеков.

— Дай еще по десятку запасных магазинов на ствол.

Еще примерно минут двадцать на то чтобы все тщательно проверить, а также нагрести и упаковать все нужное, включая кучу дополнительных мелочей. Здесь даже оказался небольшой тир, где отстрелял все оружие для проверки. В итоге пришлось купить еще большую сумку, куда все приобретённое и поместилось. Закончив с покупками, покидаю торговца и возвращаюсь в арендованный автомобиль. Затем еще пол часа по улицам Парижа, и я оказался на съемном жилье. Разложив все что приобрел, начинаю снаряжать магазины.

— Арти, тебе так и не удалось найти актуальный план здания?

— К сожалению, нет, только тот что ты уже видел.

Плохо, нейросети нигде не удается раздобыть план здания, где располагается главный офис ЧВК, со всеми последними изменениями. Получилось найти только очень старый, еще с тех времен, когда это здание принадлежало совсем другой организации. В том, же что там происходили переделки сомнений нет, об этом хватает, можно сказать, прямых свидетельств. А это значит, что там внутри уже все иначе.

— Что ж, значит придется действовать практически в слепую. Есть какие-то новости?

— Нет, эвакуация и прибытие новых военных все продолжается. Узнать, против кого направлены все эти приготовления не удалось пока что. Принимаются все возможные меры, чтобы не поднялась паника. По косвенным признакам могу утверждать, что полиция, спасатели и скорая поставлены в известность о надвигающейся опасности — они проводят ряд подготовительных мероприятий и отзывают весь персонал с выходных и отпусков.

— В интернете ничего?

— Удивительно, но нет, ни одного сообщения связанного с эвакуацией. Или кто-то очень хорошо его чистит, или им удается это проворачивать скрытно.

Скрытно… как можно провернуть скрытно, когда все основные шоссе забиты транспортом, тут только слепой и глухой, ну или тупой, не поймет, что что-то не так.

— Следи за обстановкой. Что по зданию ЧВК? Есть хоть какие-то сведения о том, что происходит внутри и к чему мне готовиться?

— Никаких. Здание изолировано от общей сети. Мне никак не удается получить доступ хоть к чему-то там. Придется действовать практически вслепую. После того как ты окажешься внутри, буду пытаться подключиться изнутри.

— Плохо. План прежний? Я вваливаюсь внутри, ищу серверную, нахожу, ты влезаешь, ищешь нужную инфу?

— Да.

— Нашла альтернативный вход, кроме как через главный? А то что-то мне не хочется переться в лоб, предчувствия какие-то хреновые по этому поводу. Да ладно предчувствия, даже простая логика говорит, что в лоб стоит максимальная защита там.

— Есть один вариант — пройти по подземным туннелям. Само здание старое и рядом с ним должен проходить один из туннелей. По найденному плану, раньше из здания в туннели вел ход. Как бы они не перестраивали само здание, с туннелем они ничего не могли сделать — это запрещено. Из туннеля в теории сможешь пробить дыру в подвал здания, если того хода больше нет. Этот вариант построен на косвенных данных: таких как план города, старый план здания и еще ряд источников.

— Почему бы и нет. В крайнем случае потеряю только время. — бодро отвечаю ей и начинаю собираться, закончив с магазинами.

Надеваю на себя часть брони, которую можно скрыть под курткой, и которая не сильно бросается в глаза. Из оружия пока что беру только пистолеты и то что в разгрузке, автомат вместе с шлемом и налокотниками с наколенниками идет в сумку. Распихав все по нужным местам, забрасываю рюкзак за спину и направляюсь к выходу из квартиры.

Внезапно тело пронзила слабость, а ноги подогнулись. Со всего размаха падаю на пол.

— Арти, опять началось? — спрашиваю, прислушиваясь к происходящему в организме. Ощущаю накатывающие волны слабости, но больше пока что ничего.

— Да. Твои измененные клетки снова начали колебаться, но все протекает немного иначе: колебания изменились, больше не происходят те катастрофические последствия для организма.

Преодолевая слабость, пытаюсь подняться на ноги. Спустя несколько попыток мне даже это удается, правда почти сразу же приходится хвататься за стенку, чтобы не упасть обратно.

— Сергей, вибрация закончилась.

— Клетки опять отправляли какой-то сигнал?

— Нет… все указывает на то что в этот раз они его принимали.

— Чего?! — удивленно выкрикиваю вслух.

— Да, именно так, ошибки нет.

— Ты поняла, что за сигнал?

— Нет.

— Еще что-нибудь произошло?

— Не обнаружила.

Чтоб вас! Нужно спешить, неизвестно сколько я протяну еще. Отлипаю от стены и медленно прохожусь по комнате. Кажется, все в порядке, можно действовать дальше. Подхватываю выроненную сумку и выхожу из квартиры.

Полтора часа на машине по Парижу, и я наконец-то добрался до нужного места, отсюда должно быть ближе всего к зданию ЧВК. Оставляю автомобиль за несколько домов и подхватив сумку направляюсь ко сходу под землю.

Спуск в местные древние туннели выглядит как произведение искусства: каменная кладка, массивная кованая решетки и здоровенный замок, висящий на такой же огромной цепи. Подойдя ближе, понимаю, что все это новострой, пусть и качественно замаскированный под старину.

— Поглоти дужку замка. — прошу Арти, берясь рукой за него.

Десяток секунд, и замок упал на землю. Разматываю цепь и открываю себе путь дальше. Мысленным усилием переключаюсь на ночное зрение и вхожу в темноту подземелья.

Отойдя от входа метров двадцать вытаскиваю из сумки автомат и оставшиеся элементы брони. Снарядившись, засовываю туда куртку. Теперь полностью готов. Оставив сумку с курткой под стеной туннеля, чтобы она не мешала мне и не путалась под руками, двигаюсь дальше, с каждым шагом приближаясь к тому месту где когда-то давно была дверь, ведущая в нужное мне здание.

Пройдя больше километра останавливаюсь напротив толщенной металлической двери. С одной стороны, мне повезло — дверь есть, причем кажется нужная, именно на этом месте, если верить старому плану, был раньше ход в здание. А вот с другой, я пока что не представляю, что мне делать с ней.

Внимательно осматриваю ее и стену рядом. Везде сплошной металл, и дверь сидит в усиленной стене словно влитая. Переключившись на электромагнитное зрение, повторяю осмотр, но ничего нового не обнаруживаю. Никакого замка или панели не видно. Прикладываю руку к двери.

— Арти, сможешь открыть ее?

— Пробую. — ответила та, а из моей руки вытекло облако нанороботов и расплылось по двери. — Сплав очень прочный, на поглощение придется затратить много времени. Другой способ открыть ее с этой стороны не обнаружила.

— Хреново.

Убираю руку, дождавшись, когда нанороботы вернуться в меня, и отхожу назад, еще раз осматривая дверь и стену. Должно же быть что-то, сильно сомневаюсь, что предусматривается открытие только изнутри, хотя и такое вполне возможно.

— Думай, как ее можно открыть. — произношу вслух, обращаясь больше к себе, чем к нейросети.

Так ничего и не увидев, подхожу вплотную и начинаю ощупывать дверь и все вокруг руками сантиметр за сантиметром, выпустив еще и нанороботов с этой же целью.

— У меня что-то есть. — произнесла Арти, а нанороботы начали стекаться в небольшой прямоугольник на стене.

Подхожу к этому месту и касанием руки возвращаю их обратно в себя. Визуально здесь ничего не видно, даже с другими типами зрения. Дотрагиваюсь руками до этого места. И в самом деле, что-то есть, словно выступ в миллиметр из стены.

Со стороны ничего не заметно, но вот руками нащупывается этакий прямоугольник, как раз под размер ладони. Рискую и прикладываю свою ладонь. Ничего не произошло. Пробую еще раз. И все равно нет. Точно, рука же в перчатке! Повторяю попытку, но уже голой рукой.

Прямоугольник моментально вспыхнул голубым под моей ладонью. Спустя мгновение, свечение приняло очертания моей руки.

— Держи руку, не убирай. — резко произнесла Арти.

Вижу, как свечение начинает наливаться красным, но в последний момент сменяется обратно на исходное.

— Это ты делаешь?

— Да, после того как ты приложил ладонь, я смогла засечь этот сканер, до этого он был отключен. Дай мне еще несколько минут.

Терпеливо жду, наблюдая за переливаниями свечения.

— Готово. — раздался явно довольный голос нейросети, а свечение стало ярко зеленым.

Дверь тихо щелкнула и отошла от стены, создав зазор в несколько сантиметров. Натянув перчатку обратно, осторожно толкаю дверь внутрь. Она легко подчиняется моему движению, впуская меня.

* * *
В небольшом кабинете, о чем-то задумавшись сидел военный в звании полковника. Внезапно, дверь распахнулась и в него вошел молодой парень в военной форме.

— У нас проблемы? — спросил сидящий у визитера. — Какие у нас еще могут быть проблемы кроме текущих?

— К Парижу движется еще одна орда зомби, ее засекли со спутников. Откуда появилась неизвестно — ранее про нее не было никаких данных, она новая. Точную численность установиться не удалось. Отстает относительно первой на три часа.

— Вот же дерьмо!

— Это еще не все. Первая орда значительно ускорилась и будет здесь через два часа, мы не успеваем закончить подготовку.

— Что сделано?

— Всех, кого смогли, стянули в город, но перекрытие улиц, как и эвакуация гражданских еще не закончены.

— Что с улицами, сколько сделано?

— Сорок процентов. За оставшееся время хорошо если успеем еще двадцать.

— Значит так. Берешь саперов и минируете те улицы, которые точно не успеют перекрыть. Сообщи майору об изменениях в наших планах. Так же начинайте подготавливать позиции и размещать в них войска. Гражданских разогнать по домам, эвакуацию через час прекратить и запретить появление на улице.

— Так точно.

* * *
Лейтенант Дэвис сидел в просторном кабинете и просматривал документы, решая браться за предложенное задание или лучше не стоит. Если согласится, то ему нужно будет найти источник утечки информации из этого здания, которое является главным офисом или штабом ЧВК «LTW».

И все бы ничего, но, во-первых, прошло уже довольно много времени после обнаруженной утечки, а во-вторых ему нужно будет подписать кучу документов о неразглашении, только после которых его допустят к более важной информации касательно этого дела. Сами же специалисты этой ЧВК найти ничего не смогли, поэтому и пригласили его. Во всяком случае ему озвучили именно такой вариант событий.

Сомнительно выглядит все это, и Дэвис колебался, продолжая рыться в том, что ему выдали и пытаясь найти какую-нибудь зацепку, которая позволит ему принять окончательно решение.

Неожиданно ему на глаза попался один документ. Просмотрев его, лейтенант даже не поверил прочитанному — такое никак не могло оказаться здесь, слишком важное.

Прочитав несколько раз, Дэвис понял, что отказаться теперь точно не сможет — его любопытство не позволит, ему стало жизненно необходимым покопаться в закрытых документах этой компании, а для этого нужно согласиться на предложение.

Глава 6

Пройдя через двери, я оказался в самом настоящем лабиринте из коридоров. Причем это не просто запутанные коридоры, а именно лабиринт без дверей. Куда идти? Непонятно. Что интересно, здесь почему-то нет видеокамер — ни Арти ни я их не можем обнаружить во всяком случае.

Уперевшись в очередной тупик, грустно вздыхаю и поворачиваю обратно. Хорошо, что хоть благодаря нейросети есть карта с моими похождениями и случайно пройти дважды по одному и тому же пути невозможно. Дойдя до ближайшей развилки заворачиваю в новый проход, где еще не был.

Голые стены и больше ничего кроме темноты. Странно это все, зачем кому-то создавать здесь лабиринт? Меры предосторожности? Так странный лабиринт: ни камер видеонаблюдения, ни турелей, ни вообще какой-то электромагнитной активности. Или… здесь все отлично замаскировано как было с дверью в туннеле? Мысль не лишена смысла, но там Арти ничего не видела же из-за того, что сканер был отключен, здесь же логично размещение работающего оборудования иначе в нем теряется смысл.

Так не придя ни к чему конкретно, продолжаю брести дальше в надежде наткнуться на выход. Поворот, еще один, тупик. С каждым новым поворотом и тупиком в душе начинает нарастать отчаяние.

— Я кажется нашла выход. — прозвучал голос нейросети в голове даря надежду.

— Куда идти? — задаю самый главный вопрос и не спрашиваю ничего лишнего.

— Я построила виртуальную модель на основе разведанных путей и если закономерности сохраняются на остальной части лабиринта, то модель выведет тебя к выходу. Иди за меткой.

Воодушевленный следую за меткой от Арти. Еще примерно десяток минут, и я подобрался к рассчитанной границе лабиринта, еще совсем немного и должен быть выход.

— Стой!

Замираю как вкопанный, не понимая, что случилось. Вокруг вроде бы все спокойно и ничего опасного незаметно.

— Что случилось?

— Впереди тебя, в метре. Видишь тонкую полоску по стенам и полу?

Всматриваюсь в указанное место, но ничего не вижу. На всякий случай достаю фонарик и включаю его, направив туда. А вот теперь есть что-то. По поверхности коридора словно выдолбили этакий прямоугольник.

— И что это такое?

— Не знаю. Активную электронику не обнаружила там.

— Вряд ли что-то хорошее. Может ловушка какая-то?

— Возможно, у меня недостаточно данных.

На всякий случай переключаюсь в который раз за этот день на электромагнитное зрение и осматриваюсь. М-да, я тоже ничего не вижу. И что делать? Просто пройти дальше? Ага, и если там ловушка, то угодить прямо в нее. Обойти же никак не получится.

Ладно, будем действовать по классике. Достаю из рюкзака один из шоколадных батончиков, коробку которых засунул туда. Размахиваюсь и запускаю его вперед. Наблюдаю за его полетом. Яркая вспышка, и он бесследно пропал. Круто, я теперь остался без батончика. А еще непонятно как пройти дальше и кажется эта ловушка должна отключаться при входе сюда с внутренней стороны или дистанционно с пульта, иначе как через нее проходить.

— Уловила что-нибудь?

— Да. Ищу решение.

Несколько минут тишины, и от меня внезапно отделилось облако нанороботов. Оно рвануло к одной из сторон этого прямоугольника и скрылось в ней.

— Можешь идти дальше.

С опаской иду вперед, готовясь при любом намеке на активацию этого непонятного чего отскочить назад. Ну да, словно я успею это сделать. Все же не выдерживаю и буквально перепрыгиваю дальше, минуя эту ловушку.

Я жив и меня не разнесло на атомы. Вытягиваю руку в сторону где скрылись нанороботы и дожидаюсь, когда они вернутся обратно. Пока стою, осматриваюсь по сторонам, подсвечивая себе фонариком, так получается видеть на значительно большее расстояние чем без него только с ночным зрением.

В луче света от фонарика замечаю в конце коридора дверь. Кажется, я наконец добрался до выхода отсюда. Не спешу радоваться и бежать к нему сломя голову, а наоборот иду медленно-медленно, всматриваясь во все что только можно и ожидая новых ловушек.

Не смотря на мои опасения, до двери добрался без новых приключений. Не доходя до нее метра на всякий случай останавливаюсь и начинаю осматривать ее, используя и разные режимы зрения. Подвоха не вижу, даже нормальная кодовая панель видна. Сама же дверь сильно отличается от той через которую попал сюда — она обычная что ли, да металлическая, но привычная.

— Арти, заметила что-то?

— Ничего.

Раз так, тогда делаю шаг и оказываюсь вплотную к двери.

— Взламывай. — говорю нейросети, касаясь рукой панели ввода кода.

— Не получится, она защищена от внешнего подключения. — ответила она, а с руки сорвались нанороботы, принявшись быстро грызть корпус кодовой панели.

Считанные мгновения, и нанороботы прогрызя корпус скрылись внутри него. Еще секунда, и замок на двери щелкнул. Ну вот, а говорила, что не получится. Аккуратно приоткрываю ее, смотря что за ней. Обычный коридор, что важно — освещенный, так что есть все шансы что это уже нормальные помещения, а не очередной лабиринт или что-то в этом духе.

Пройдя через дверь, тихо прикрываю ее. Слышу, как щелкнул замок, отрезая мне путь обратно, если что-то пойдет не так, то придется опять взламывать и тратить на это драгоценное время.

— Арти, что по камерам?

— Есть. Стой на месте и не шевелись. Судя по всему, камеры не смотрят на эту дверь, но дальше по коридору их хватает с обеих сторон. Подключилась к ближайшим и пытаюсь взять систему под свой контроль.

— Понял, жду.

Пока стою, оглядываюсь. Что с одной стороны, что с другой, длинный коридор уходящий куда-то дальше и упирающийся там в двери. Так же двери видны и по его одной стороне — противоположной той что к лабиринту. И как найти здесь серверную? Она же может быть в любом помещении, если только Арти сможет что-то найти и подсказать направление, самостоятельно же тут похоже можно будет искать очень долго.

На исходе шестой минуты ожидания, улавливаю какой-то новый звук, и он явно приближается. Активирую улучшенный слух. Трое, идут сюда, переговариваются.

— Арти, тебе долго еще? — спрашиваю, а сам поудобнее перехватываю автомат.

Еще одна проблема — если нейросеть не контролирует камеры, то, когда убью идущих ко мне это станет сразу видно. Если же не убивать, а самому бежать куда-то, опять-таки станет видно на камерах. Куда не кинь всюду клин.

— Еще минуту.

Напряженно смотрю в ту сторону откуда приближаются люди. Они уже совсем близко судя по звукам, вот-вот дверь откроется, и они войдут в этот коридор.

— Готово, можешь двигаться.

Срываюсь с места в сторону ближайшей двери. Толкаю ее от себя. Заперто. Да что ж за везение-то такое. Выпустить нанороботов, сожрать замок, заскочить внутрь. В самый последний момент успеваю скрыться. Слышу, как трое идут по коридору увлеченно переговариваясь. Убедившись, что они прошли мимо, осматриваюсь, пытаясь понять куда вломился.

Небольшая комнатка, заставленная стеллажами и коробками. Быстро пробегаюсь вдоль нее, заглядывая в коробки. Ничего интересного, какая-то подсобка.

— Арти, ты в системе здания?

— Не совсем.

— Поясни.

— Я взломала только видеонаблюдение и то частично.

— Это как?

— Здесь каждый этаж контролирует свой искин. Они могут меняться между собой, таким образом я смогу перескакивать с этажа на этаж, но охватить все не смогу.

— Почему не можешь взломать остальные?

— Это займет слишком много времени и здесь реализованы запасные алгоритмы на случай массовых странностей с искинами. Я такую защиту еще не встречала. Предложенный мной вариант будет самым оптимальным. И еще, видеонаблюдение обособлено от всей остальной сети, так что я никуда больше не могу попасть.

— Ладно, но куда мне идти дальше? Где серверная?

— Ты сейчас находишься на минус втором этаже — это все что я могу сообщить на данный момент.

— Так может пройдись по всем этажам, посмотри, что там?

— Невозможно, смена искина допустима максимум раз в десять минут, если чаще, то это активирует защитные алгоритмы и меня выбросит из системы. Судя по количеству доступных искинов, то здесь около тридцати этажей. Тебе придется безвылазно сидеть в этом помещении больше трехсот минут, пока я закончу.

— Н-да, не радует. Посмотри по этому этажу, вдруг здесь где-то есть план здания.

— Нет, я уже проверила.

— Тогда ничего не остается кроме того, что взять пленного. Есть информация что это за этаж?

— Судя по всему какой-то технический, ничего требующего внимания на нем не обнаружила.

— Значит нужно или очень долго сидеть и ждать или пленного, или тебя, или переходить на другой этаж. Здесь лифт или лестницы?

— И то и другое.

— Веди к лестнице.

— Принято, переключиться на другой искин смогу сейчас в любой момент.

Ничего не отвечаю, только молчаливо иду в отмеченном меткой направлении, вслушиваясь в окружающее пространство и держа автомат наготове. Оказавшись около дверей в конце коридора, слышу за ними тихий гул, не человеческий, а скорее механический. Открыв ее вижу лифт и лестницу.

— Арти, мне вниз или вверх?

— Предполагаю, что вниз. Дойди до середины лестницы и подожди, пока я переключусь на этаж ниже. Камеры следят только за выходами на лестницу, но за ней самой слежки нет.

Подождав в нужном месте, продолжаю спуск дальше

— Я просмотрела этаж, здесь есть живые люди, так что можно попробовать взять пленного.

— Вооружены?

— Не обнаружила оружия, возможно где-то лежит незамеченным. По одежде здесь обычные работники. Их двое.

— Дай метку где.

Врываюсь на этаж и чуть-ли не бегом двигаюсь к помещению, где Арти обнаружила двух людей. По виду этот этаж ничем не отличается от того что над ним, даже двери располагаются точно также.

Приблизившись к нужной комнате, резко распахиваю дверь, которая оказалась не запертой, и заскакиваю внутрь. На меня уставились две пары напуганных глаз.

— К стене отошли! Руки подняли, чтобы видел их. — бросаю им, держа на прицеле.

Они послушно выполнили требуемое. Выхватываю небольшой трос, и закинув автомат за спину, налетаю на них, связывая. Несколько легких ударов, и их неуверенные попытки сопротивления прекратились, позволив мне закончить начатое.

— А вот теперь можно и поговорить. Где находится серверная?

В ответ получаю все те же два напуганных взгляда. Нет, это уже не смешно.

— Я повторяю свой вопрос. Где находится серверная? Не заставляйте меня делать вам больно. Если ответите, то останетесь здесь живыми.

Беру свой автомат в руки и направляю на них. В ответ по-прежнему молчание.

— Вы точно уверены в своем выборе?

Может они не понимают меня, но тогда как выполнили мою первую команду, когда ворвался сюда?

— Арти, на каком я языке говорил только что? — спрашиваю, осознав, что это был не английский и не русский, а похоже, что французский.

— На французском. Судя по косвенным признакам, они являются французами и должны понимать. Повтори на всякий случай на английском.

— Где мне найти серверную? — снова спрашиваю, но в этот раз на английском.

— Минус пятнадцатый этаж. — раздался моментальный ответ, от одного из пленников.

— А там где?

— Этого не знаем. — ответил все тот же за двоих.

Уже хоть что-то, думаю уж этаж прочесать смогу, это не все здание проверять.

Разворачиваюсь и выхожу в коридор.

— Что ты наделал? — слышу, закрывая дверь.

— Жизнь нам спас, идиот.

Усмехнувшись, быстро иду к лифту, придется воспользоваться им, по лестнице слишком долго идти, задерживаясь на каждом этаже по десять минут.

— Арти, в лифте есть камеры?

— Мне не доступны. — раздался слегка не тот ответ на который рассчитывал. Придется рискнуть, альтернатива лифту не воодушевляет.

— Через сколько минут сможешь переключиться?

— Три.

Выждав нужное время, захожу в лифт, активировав перед этим броню из нанороботов, пора уже, сомневаюсь, что серверная будет без охраны. Жму на минус пятнадцатый этаж. Оглядываюсь по сторонам с активированным электромагнитным зрением. Вокруг слишком много всего фонящего, заметить именно камеры не получается, если они здесь есть.

— Переключаюсь на нужный этаж. — произнесла Арти, когда лифт понесся вниз.

Этажи мелькают один за другим на информационном табло. Минус четырнадцатый, пятнадцатый. Лифт мягко дрогнув, замер, а двери начали разъезжаться в стороны. Вот же…! Больше ничего не успеваю подумать, как кабину лифта начинают решетить десятки выстрелов.

Не удержавшись на ногах, падаю на пол. Пули то и дело попадают в меня, но броня пока что справляется. Блин, нужно было по лестнице спускаться. Правда все равно не факт, что я не наткнулся бы на кого-нибудь и эта ситуация не повторилась, пусть и в других декорациях.

Насчитываю десятерых противников, которые увлеченно расстреливают меня и лифт. Наконец наступил момент затишья, когда все принялись перезаряжаться. Это они зря так одновременно, теперь мой ход. Рывком поднимаюсь на ноги и вскидываю автомат. Слышу, как с меня на пол посыпались пули.

Короткая очередь, и ближайший противник упал мертвым с разнесенной головой. Зря они надели только бронежилеты, причем еще и облегченные версии кажется, во всяком случае со стороны выглядят не впечатляюще. Продолжаю расстреливать врагов, которых очень удивило мое оживление. Они-то наивные, похоже, думали, что я уже умер. Еще бы, столько пуль в меня всадили…

Пристрелив последнего охранника, оглядываюсь, оценивая обстановку. От лифта успел отдалиться в погоне за противником, который резко передумал умирать и решил удрать, и сейчас вижу, что его кто-то вызвал и в данный момент он спускается обратно сюда ко мне. Ну да, ясное дело, что про тайное проникновение уже можно забыть, обо мне теперь все знают. И как вычислили? Они откуда-то точно знали, что я буду в лифте и ждали. А это значит, что там все же были камеры, которые мы с Арти не обнаружили. Что сделано, то сделано, отыграть назад уже все равно не могу.

Достаю одну гранату и активирую ее на взрыв при ударе, дожидаясь пока те, кто в лифте, доедут до меня. В самом коридоре пока что тихо и спокойно, и больше никого желающего меня пристрелить не видно. О, пора. Размахиваюсь и швыряю гранату.

Короткий полет, дверь лифта начинает открываться, граната влетает в появившуюся щель. Взрыв, двери продолжают открываться, но в лифте уже лежат только посеченные осколками гранаты тела. А крепкий лифт, выдержал взрыв внутри и даже остался рабочим, кажется.

Подхожу ближе и более внимательно рассматриваю тех, кого послали по мою душу. Такие же охранники что были и здесь, ничего серьезного пока что. Тщательнее разглядываю их снаряжение: однотонная форма, бронежилет, автомат с пистолетом и больше ничего не видно.

Подстраховываясь выглядываю на лестницу и вслушиваюсь. Тихо, топота не слышно, время еще есть.

— Арти, где здесь серверная? — спрашиваю, вернувшись обратно на этаж и более внимательно осматривая его. В отличии от всех предыдущих, где я был, тут двери идут по обе стороны коридора, хотя общая планировка похоже примерно такая же.

— Нашла, вторая дверь по правой стороне. Там сейчас никого нет.

Быстро подбегаю к нужной двери. Внешне она больше похожа на какие-то бронированные ворота, чем на обычную. Дергаю за ручку. Конечно же заперто, как будто могло быть иначе. Проверяю ее на прочность, дергая со всей силы, но никакого результата. Удивительно, даже ручка не деформировалась от приложенного усилия.

— Арти, вскрывай. — приказываю нейросети, приложив руку к двери.

— Это займет слишком много времени, здесь такой же прочный сплав, как и на двери в туннеле, панель доступа деактивирована. Предлагаю взорвать стену. — ответила Арти, после того как нанороботы расползлись в разные стороны. — Она состоит из менее прочного материала.

— Хорошо, сколько ставить и куда? — спрашиваю, стягивая со спины рюкзак и доставая кубики взрывчатки.

— Четырех должно хватить. Ставь в отмеченное место.

Шустро соединяю четыре кубика и прикрепляю к ним детонатор, выставив на таймере десять секунд. Всю эту конструкцию сажу на клейкую ленту прямо посреди стены, где и указала Арти. Активировав таймер, со всей возможной скоростью бегу к краю коридора. Проскочив через дверь, оказываюсь на лестнице.

Вот блин. Смотрю на дуло направленного на меня автомата. Шаг в сторону, часть очереди проходит мимо, а часть вонзается в мое плечо. Удар, ствол автомата отвожу в сторону и вскидываю свое оружие всаживая очередь в упор. Отбрасываю противника назад на его товарищей, мешая им стрелять по мне. Вскидываю автомат нормально и открываю ответный огонь. Громкий взрыв за дверью перекрыл все звуки, заставив всех замереть на миг, а затем все завертелось с новой силой.

Еще несколько мгновений перестрелки, и на лестнице остались только трупы. На этот раз за мной послали уже ребят по серьезнее, если судить по снаряжению. На моей стороне была внезапность и возможно лучшая реакция — никто не ожидал вот такого столкновения. Слышу приближающийся топот.

— Сколько им еще?

— Двадцать три секунды.

Выхватываю гранату и поставив таймер кидаю на лестничный пролет ниже. Сам же несусь обратно к серверной, единственное где задерживаюсь — это около двери, заклинив ее коротким тросом, хоть немного, но задержит спешащих сюда. Еще издалека замечаю огромную дыру в стене.

— Арти, а взрыв случайно ничего не повредил важного в помещении?

— Не должен был.

Нет, так нет, лишь бы нейросеть в расчетах не ошиблась, а то будет обидно если сейчас зайду туда, а там все разнесено. Проскочив через пролом, оказываюсь в большом помещении, заставленном целиком серверными шкафами.

— Где подключаться?

— Без разницы, дотронься рукой до любого и жди, они все должны быть в одной сети.

Хватаюсь за ближайший сервер, закрыв глаза и полностью сосредоточившись на слухе — сейчас это мой основной источник информации о новых противниках.

Время течет медленно-медленно. Слышу раздавшийся взрыв на лестнице и крики. Слышу, как ломятся в дверь, но та пока что держится. Давай Арти, времени совсем немного осталось. Почему-то попытки ворваться сюда вдруг стихли.

Уже прошло несколько минут, а все по-прежнему тихо. Что-то не так. Что они задумали? Поудобнее хватаюсь за автомат одной рукой, который я так же одной рукой кое-как успел уже перезарядить. Внезапно по ушам ударил оглушительный грохот, а следом за ним донесся приближающийся лязг металла.

— Арти, времени больше нет! — мысленно кричу ей.

— Готово, позже разберусь. И да, Сергей, у нас большие проблемы. — ответила она.

Не дослушав толком, выглядываю из пролома. Вот же ж дерьмо! По коридору в мою сторону не спеша идут трое бойцов в экзоскелетах. Увидев меня, они моментально открыли огонь. Прячусь обратно за стену, пытаясь придумать что мне делать. Стена же вся дрожит под выстрелами, но пока что держится. Что-то мне подсказывает, что будь она из обычного бетона, то ее давно бы прострелили насквозь.

— Это еще не все, меня отключили от системы видеонаблюдения. — Обрадовала Арти.

— Уязвимые места экзоскелетов? — с надеждой спрашиваю у нее.

— Недостаточно данных.

М-да, совсем не весело. Высовываюсь и опустошаю магазин автомата, в одного из противников. Как и ожидал ничего, пули не берут эту броню. Достаю гранату и пока между нами есть расстояние кидаю ее в них. Взрыв, результат такой же как и от пуль. Что делать? Мне нужно прорваться к лестнице — это вроде как единственный выход отсюда.

— Здесь только одна лестница и лифт? — на всякий случай уточняю.

— Да.

— Арти, эми по тебе тоже ударит?

— Не так уж и сильно. Учитывая, что ты в броне из нанороботов, то эффект будет практически сведен на нет.

— Тогда у меня есть немного безумный план.

Достаю три эми-мины и расставляю их по серверной. Экзоскелет управляется простейшим искином и если его вырубить, есть шанс на какое-то время вывести этих троих из строя. Спалить полностью электронику вряд ли выйдет, там предусмотрена защита, но вот временно обездвижить экзоскелеты — это вполне реально. Закончив приготовления, затаиваюсь за одним из шкафов, наблюдая за тем как сквозь пролом неспешно проходят массивные фигуры. Мне нужно продержаться еще пятнадцать секунд.

Перебегаю из одного укрытия к другому, со всех сил стараясь остаться не замеченным. Ну же, давай! Словно в ответ на мою просьбу, все вокруг ярко вспыхнуло и лишилось электричества. Толком не смотря на противников выскакиваю из западни и бегу к лестнице.

Оказавшись на ней, сталкиваюсь с еще одним противником в экзоскелете, и он вполне нормально двигается. Прыжок, перемахиваю через него и продолжаю забег наверх. Вслед мне раздается длинная очередь.

Перепрыгнуть через одного, пристрелить второго, скинуть третьего — продолжаю упорный подъем, разбираясь со встреченными противниками если это возможно, а если нет, то просто проскакивая мимо на пределе возможностей. Чем выше, тем сложнее становится двигаться дальше, сопротивление с каждым этажом стремительно растет, а вот мои силы и патроны наоборот.

Добравшись до минус пятого этажа издаю разочарованный вопль — на этаже меня поджидает пятерка в экзоскелетах. Медлить нельзя, сзади напирают те кого я обошел. Разбег, прыжок, мне на перерез устремляются крупнокалиберные очереди. Пытаюсь их избежать, но не получается до конца. Падаю на ступеньки, зло матерясь, а тело пронзает боль, не смотря на всю броню, такой калибр ее похоже пробивает. Бросаюсь в ноги стоящих и каким-то чудом проскакиваю дальше. Экзоскелет повышает физические параметры, но все же обладает и минусами: к примеру массивностью и некоторой неповоротливостью.

— Сергей, на этом этаже есть лестница с другой стороны.

Даже не спрашиваю откуда у нейросети эта информация, не до этого сейчас. Резко меняю направление своего движения и ныряю в дверь, ведущую на этаж. Не замедляясь бегу дальше, а в спину мне раздаются новые очереди. Весьма болючие очереди.

Ох, блять! Вижу, как из груди вырывался фонтан крови, а меня швырнуло на пол. Переворачиваюсь и пытаюсь стрелять в ответ. Ну конечно же там все в экзоскелетах, и даже тот, кто с огромной винтовкой, которая видимо и проделала во мне сквозную дырку. Успеваю перекатиться в сторону, до того, как во мне сделают еще одно незапланированное природой отверстие.

Заскакиваю в первую попавшуюся дверь, снеся ее с петель. Повезло что она оказалась обычной. Как же мне хреново сейчас, боль почему-то продолжает нарастать и даже не думает стихать.

— Сергей, у тебя энергетическое истощение.

— Жрать мне сейчас некогда. — отвечаю ей и не глядя швыряю в коридор все гранаты что у меня есть одну за другой.

Следующими достаю все эми-мины, что остались. Ставлю таймер на десять секунд и активирую. Уже взяв их, чтобы выбросить в коридор, выпускаю из рук из-за навалившейся слабости и боли.

— Арти, опять?!

— Происходит что-то непонятное. — раздался очень информативный ответ.

Похрен. Собираюсь с остатками сил и все же выбрасываю мины прямо под ноги преследователям, которые уже почти дошли до меня. Еще миг, и те застыли стальными статуями, а мне на голову словно надели какой-то пакет. С трудом отлипаю от пола и ковыляю дальше, держась за стенку. Сознание почему-то начинает куда-то уплывать.

— Стабилизируй меня, сейчас никак нельзя отрубаться! — кричу нейросети голосом.

Дверь уже близко. Почти дойдя, падаю на пол — ноги отказали. Вот я еще их как-то переставлял, а вот они перестали ощущаться. Опираюсь на руки и ползу дальше. Тело то и дело вспыхивает болью, но какой-то странной, будто она идет изнутри.

Замечаю, что за мной остается кровавый след. Почему я до сих пор не регенерировал или Арти не заделала дырку в моей груди? Бросив взгляд назад, вижу, как экзоскелеты отмерли и повернулись в мою сторону. Блять — только и успеваю подумать, как меня буквально сдуло шквалом выстрелов.

Осознаю себя лежащим на чем-то твердом. Почему так мокро? И солено во рту? Приподняв голову, вижу перед собой распахнутую дверь и приближающиеся фигуры за ней. С трудом подняв руку, вижу, что та вся в крови. Солено… это же моя кровь. Опускаю взгляд и вижу, как подо мной растекается лужа крови. Удивительно, что я еще жив.

— Арти, ты тут? — спрашиваю у нее, а сам с трудом отползаю в сторону, чтобы уйти с пространства видимого из двери.

Но в ответ тишина.

— Арти?!

Привалившись к железной балке, осматриваюсь по сторонам. Я добрался до лестницы, а за мной похоже шахта лифта. Почему Арти только сейчас обнаружила эту лестницу с лифтом, если бы сказал раньше, то все могло пойти иначе? Я проиграл, не смог. Нужно было лучше подготовиться, вообразил себя непобедимым. Недооценил противника.

— Если еще возможно, брать живьем! — донесся до меня чей-то голос.

Глупо как-то, зачем кричать вслух? Хотят, чтобы я услышал, но для чего? В любом случае, так просто я не дамся. Стягиваю с себя рюкзак и трясущимися руками достаю оттуда всю взрывчатку что есть. Это уж точно должно прикончить этих в экзоскелетах. Собираю все в кучу и втыкаю детонатор. Выставив таймер на двадцать секунд, запихиваю все это за балку. Удивительно, судя по ощущениям я уже почти труп, а вон что смог проделать. Тело начинает сковывать холод, но одновременно с этим его раздирает жуткая боль.

— Сергей, извини меня. — неожиданно прозвучал в голове голос нейросети.

— За что? — спрашиваю у нее, наблюдая за показавшимся из двери противником.

— Мне пришлось отозвать всех нанороботов. В твоем организме происходит что-то непонятное.

— И что же там такое происходит, кроме того, что во мне наделали кучу дырок и я умираю?

— Клетки. Ты начал стремительно мутировать, причем мутации происходят за считанные секунды. Такое невозможно… Часть клеток поглощается в качестве питательных веществ, другие изменяются. Я не понимаю, что происходит…

— Прощай Арти. Я рад, что ты была со мной, не смотря на все пережитое это было хорошее время. — перебиваю ее и оттолкнувшись руками переваливаюсь через край шахты лифта и отправляюсь в полет длиной в двадцать этажей.

— Сергей…!

Еще в воздухе тело пронзила особенно сильная боль словно меня взяли и разорвали на кучу маленьких кусочков, погружая в спасительное беспамятство. Никогда не хотел видеть момент своей смерти.

* * *
Ирония судьбы — так бы лейтенант Дэвис назвал все происходящее. Он только собирался уйти в почти отпуск, забыв обо всех своих проблемах и заботах, но те сами нашли его. Вот что забыл Призрак в этом здании?

Хотя по этому поводу у Дэвиса были догадки. Именно эта ЧВК гонялась за Сергеем по Лондону и тот мог решить нанести им ответный визит. Но вот насчет конкретных целей он ничего не мог предположить и близко.

Лейтенант только подписал все необходимые документы и приступил к самом интересному — копанию в закрытых серверах компании, как случилось это нападение. Его разумеется тоже привлекли к анализу ситуации.

Посмотрев всего лишь несколько минут за действиями напавшего, он понял кто это такой, однако вопреки здравому смыслу никому не сообщил об этом. Зачем? Это не его задача, а Призрак похоже именно ему ничем не угрожает — он так шустро прорвался в серверную, а потом так ловко вырвался. А компания… к ней у Дэвиса уже накопился внушительный список вопросов, которые он скорее всего никогда не озвучит.

Затем был долгий забег Призрака по лестнице, превратившийся в кровавую бойню и загонную охоту, где добыча огрызалась во всю. Под конец было решено вообще использовать только бойцов в экзоскелетах, как единственных кого напавший не может быстро убить. На самом деле, вот кого, так это солдат в экзоскелетах Призрак и не мог убить, максимум что у него получалось — это временно вывести их из строя.

А затем… затем Сергей Асов проиграл. Смотря на последний зафиксированный кадр, где Асов летит в шахту лифта, а на этаже зарождается взрыв, лейтенанту Дэвису было грустно. Не смотря на все, Сергей для лейтенанта стал уже чем-то привычным, даже возможно этакой легендой, за похождениями которой можно наблюдать с интересом и вот такой конец совсем не радовал его. А в то что Призрак сможет пережить падение с такой высоты в его состоянии он не верил, ему бы хотелось, но не мог, весь его опыт твердил, что какой бы он ни был модификант, в текущем состоянии такое падение Сергею не пережить. Вот если бы он был хотя бы не так сильно ранен, тогда да, а так…

Внезапно по зданию разнесся сигнал тревоги. Дэвис удивленно оглянулся. Во время нападения Призрака никакой тревоги не было и близко, а сейчас вдруг включили. Что же настолько страшное произошло?

— Нападение на город. — раздалось из рации. — Изолировать здание и подготовиться к долгой обороне. Уровень опасности высший.

— Кто противник? — спросил один из присутствующих в помещении, где находится и Дэвис.

— Зомби. — раздался лаконичный ответ, от которого глаза лейтенант удивленно округлились.

И не у одного него, для многих эта новость оказалась неожиданной. Для многих, но не для всех. Лейтенант заметил, что некоторые понимающе кивнули, словно знали, о чем речь и возможно даже ожидали произошедшего.

Словно что-то вспомнив, Дэвис вышел из комнаты и быстро пошел к межэтажной лестнице. У него вдруг образовалось одно срочно дело, которое в свете новых событий стоит провернуть. Где-то в глубине его разума жила слабая надежда — а вдруг Призрак выжил? Еще до конца не поняв, для чего ему это, он направился туда, куда должен был прибыть отряд для поисков тела Призрака.

Глава 7

Вокруг такая знакомая темнота и полное отсутствие ощущений. Единственное значительное отличие от прошлых моих появлений здесь — сознание словно в каком-то желе, думать тяжело, хочется только расслабиться и не напрягаться. Подобное было, когда меня накачивали какими-то препаратами.

Неужели я каким-то чудом смог выжить? Не верю, это невозможно. Ладно если бы во мне была только куча дырок от пуль, но я же ведь еще улетел в шахту лифта, так что по логике шансов остаться живым никаких. Но тогда почему я здесь? Или может раз пережил тогда падение из самолета, то и сейчас мог выжить? Что в тот раз, что сейчас шансов остаться в живых никаких. Что я помню последнее?

Перебираю воспоминания начиная от проникновения в здание и заканчивая переваливанием через бортик шахты лифта. С памятью вроде бы все в порядке. Разобравшись с этим, сосредотачиваюсь на чувствах, пытаясь уловить хоть что-нибудь.

А вот здесь как обычно — ничего. Арти отключила меня от тела? Произошло что-то другое?

— Арти, ты здесь? — зову нейросеть.

В ответ же тишина и темнота. Так, а если… возвращаюсь к воспоминаниям и усиленно вспоминаю были ли какие-то надписи от нейросети или нет. Не помню, вроде ничего не было. Последнее что помню это ее фразу про то что я стремительно мутирую и мое прощание с ней. Мутирую — мозг уцепился за это слово, начав раскручивать цепочку событий.

Что же со мной тогда начало происходить? Точно можно утверждать, что регенерация практически перестала работать. Хотя бы кровь должна была понемногу останавливаться, а из меня хлестало только так. Еще, возможно, часть боли, которая разрывала мое тело, была из-за этого, та которая шла словно изнутри. Если задуматься, то она отличалась от той что от полученных ран была. Сложно даже для самого себя сформулировать различие, но оно было.

Еще сколько-то времени обдумываю этот момент, подтягивая под него новые факты, но вскоре надоедает. Точных сведений у меня нет, а все то что сейчас напридумывал основывается только на моих догадках.

— Арти, отзовись! — мысленно кричу в темноту, но в ответ по-прежнему ничего.

Мне ничего не остается кроме того, как терпеливо ждать. Расплыться сознанием по темноте, попробовать позвать Арти, попробовать прислушаться к ощущениям… и так из раза в раз.

— Он приходит в сознание! Что вы сделали?! — Внезапно в уютную темноту ворвался чей-то крик. — Его нужно срочно вернуть в кому!

Эй, не надо меня в кому! Мысленно встряхиваюсь и пробую уцепиться за доносящиеся звуки, чтобы вернуть контроль над телом, как когда-то давно уже делал. Неожиданно где-то совсем близко прогремел выстрел, а затем раздался звук падения. Что-то не нравится мне происходящее рядом с моим телом.

— Просыпайся уже. — произнес кто-то, а затем в один момент вернулось ощущение тела.

Несколько мгновений лежу, привыкая к нему и пытаясь понять на слух, что происходит вокруг. Ничего не слышно, только кто-то рядом стоит, но ничего особенного не делает. Ладно, пора. Открываю глаза.

Ну да, это же еще так легко получилось, взял и открыл. Напрягаюсь и все же открываю их, веки словно свинцовые, настолько тяжело их поднимать. По глазам ударил яркий свет. Промаргиваюсь, делая это с каждым разом все легче и легче. Долгие секунды, и зрение наконец подстроилось под освещение.

Первое что бросается в глаза это белый потолок и лампа надо мной. Следующее — это капельница и трубка от нее идущая ко мне. Прослеживаю за ней и натыкаюсь на свою правую руку. Что за… Она вся чем-то замотана. Вначале показалось, что это бинты, но нет, что-то иное. Прохожусь взглядом дальше по своему телу. Я весь замотан в это непонятно что.

— Насмотрелся? — раздался рядом голос, который уже слышал совсем недавно.

Поворачиваю голову в ту сторону откуда он донесся и упираюсь взглядом в мужика с пистолетом. А ведь он мне знаком… Дергаюсь и скатываюсь на пол, сильно приложившись при падении.

— Эй, спокойней, я не для того тебя будил, чтобы ты себя угробил. — произнес мужик, примирительно подняв руки.

Упираюсь в пол и пытаюсь подняться. Да что со мной такое?! Разозлившись и чуть не зарычав в голос, поднимаюсь на ноги, все-таки преодолев слабость и какую-то вялость в движениях. Пока занимался всем этим, заметил, что одежды на мне и нет, не считая того во что замотан целиком. Причем именно целиком, нет ни одного открытого кусочка тела. А еще замечаю то что от меня остались по сути кожа да кости, настолько худым стал. И сейчас замотанным напоминаю какую-то мумию, сходство почти один в один, можно прямо сейчас идти сниматься в кино.

Утвердившись в вертикальном положении, натыкаюсь взглядом на лежащее тело с простреленной головой. А вот нашел тот, кто кричал что меня будить нельзя.

— Что здесь происходит и что тебе нужно от меня? — спрашиваю у мужика.

Да, это точно он. Этот человек искал меня в Таллине и на приеме лорда в Лондоне.

— Хорошие вопросы задаешь. Если ты не особо против, отвечу я тебе на них немного позже, а сейчас нам не помешает сменить позицию. — ответил он и, отсоединив меня от капельницы и подхватив под локоть, потащил куда-то.

Переставляю ноги со всей возможной скоростью, но в итоге все равно получается так, что он меня практически тащит на себе, а я то и дело норовлю упасть на пол. Покинув помещение, где я пришел в сознание, мы оказались в коридоре со вполне знакомой мне планировкой. Я все еще в Париже и все еще в штабе ЧВК, сложно спутать этот коридор с чем-то другим.

— Да что ж ты такой тяжелый! — тихо прошептал мужик, упорно таща меня к выходу из коридора.

Внезапно двери распахнулись и из них метнулись две фигуры. Два быстрых выстрела, и они рухнули на пол.

— Прорвались все же твари. — недовольно раздалось рядом со мной, а меня потащили дальше.

Проходя мимо трупов, пытаюсь понять кто это такие. Люди? Может и люди, но с ними точно что-то не так. Не успеваю внимательно рассмотреть и обдумать увиденное, как мы оказались в лифте и поехали на самый нижний этаж. А лифт целый, я в нем не был еще. Или в здании все же оказалось несколько рабочих лифтов, или они очень быстро смогли его заменить.

— Дерьмо, это же мне тебя по ступенькам тащить. — устало произнес мужик, взяв и взвалив меня себе на спину.

Да на хрена я ему настолько понадобился, что он меня так тащит?! Еще два этажа вниз по лестнице, и мы оказались на последнем этаже, дальше прохода нет, во всяком случае здесь. Удивительно долгий путь по коридору и меня сгрузили на пол в комнате, сам же мужик куда-то ушел.

Пока есть возможность осматриваюсь и пытаюсь подняться. Со вторым явные проблемы, а вот с первым все гораздо лучше. Все вокруг завалено вещами и ящиками. Создается впечатление, что кто-то стащил сюда все возможные припасы: замечаю и одежду, и медикаменты, и еду.

— Теперь можно и передохнуть. — отвлек меня голос от разглядывания, находящегося здесь. — Как тебя зовут я знаю. Меня можешь звать или Дэвис, или лейтенант Дэвис, я уже привык.

— И как же меня зовут? — спрашиваю у него, поудобнее устраиваясь на полу и смотря на собеседника.

— Асов Сергей, так же известен как Призрак.

— Откуда ты меня знаешь?

— О, это долгая история и в принципе сейчас не особо важная. Если получится, расскажу позже.

— Хорошо. Тогда зачем я тебе? Что происходит вокруг и что было со мной, почему я еще жив?

— С чего бы начать? Пожалуй, с конца. Ты жив потому что тебя соскребли с пола и восстановили в регенерационной капсуле, тебе очень повезло что такая оказалась здесь.

— Зачем?

— Дело в тебе. Как бы удивительно не звучало, но когда тебя нашли ты еще был почти жив. Ключевое слово почти, но это не особо важно. Хозяева этого здания захотели внимательнее изучить такое чудо, а потом выяснилась еще целая куча разных моментов.

— Каких?

— Ну-у, например, неизвестная нейросеть в твоей голове, полчище нанороботов в твоем теле, которые упорно боролись со стремительно мутирующими клетками. Ты оказался просто ходячей, точнее лежащей, загадкой.

— Что с мутациями? Что со мной сейчас и почему я вот в этом?

— Насколько знаю, все не очень хорошо. Мутации происходили циклически: цикл изменений, потом цикл откатывающий твое тело почти к исходному состоянию и так из раза в раз. Каждый раз мутации были новыми, ни разу не повторялись. Ученые так и не смогли понять, что с тобой происходит, а потом их не стало. Лично у меня сложилось впечатление, что твой организм пытался к чему-то приспособиться. Но кто я такой, чтобы выдвигать предположения?

— Что значит их не стало?

— Погибли, но про это позже. То чем ты сейчас обмотан призвано помочь тебе сохранить постоянную форму твоего тела, из-за бесконечных мутаций оно сильно изменялось.

Зашибись просто. И кто я теперь или вернее будет, что?

— Я и прямо сейчас мутирую?

— Уже как два дня, мутации практически прекратились, а тело смогло в основном восстановиться.

— А сколько я уже здесь?

— Две недели.

Ну-у, что тут сказать. Не так уж и долго, бывало, что и на большее время выпадал из мира.

— А что происходит вокруг и кто были те, кого ты пристрелил? И почему меня хотели вернуть в кому?

— В кому потому что ты считаешься опасным. А вокруг… Вокруг происходит зомбиапокалипсис.

— Чего?

— Зомбиапокалипсис. — спокойно повторил Дэвис, словно это какое-то обыденное явление.

— И давно он происходит?

— Уже две недели как. Вот ты улетел в шахту лифта, и он по сути начался.

— А можно подробности?

— Можно, но это будет долго, хотя спешить пока что некуда. Ты есть хочешь?

Прислушиваюсь к себе. Странно, но голода нет. Все последнее время он меня преследовал, даже почти сразу после еды он появлялся, а сейчас его нет, когда как раз-таки должен быть.

— Нет, но думаю мне не будет лишним поесть. — отвечаю лейтенанту.

В ответ мне в руки прилетела банка тушенки и пачка какого-то печенья, следом прикатилась бутылка воды. Быстро вскрываю все и начинаю есть. В процессе слегка удивляюсь тому что у меня нашлись на это силы и как ни странно, но мой организм нормально пока что воспринимает такую еду, словно я не лежал в коме много дней, а жил и питался, как и обычно.

— Первая орда зомби напала на Париж почти сразу после того как ты совершил свой полет. Военные что-то пытались сделать, но их успехи нельзя назвать хорошими. Их смели чуть-ли не за считанные минуты, не смотря на все их приготовления и технику, а затем в городе начался ад — зомби целенаправленно рвались в здания и заражали там всех. Как оказалось, они могут заразить человека и тот через некоторое время, примерно через пол часа — час превратится в зомби. А да, важное уточнение — только мертвый человек может обратиться в зомби, чтобы это происходило с живыми не встречал пока. Закончив с окраиной, существенно подросшая орда двинулась в центр, где и получила самый яростный отпор. Но потом к ним присоединилась вторая орда и все стало еще веселей. Бои продолжаются до сих пор, но по факту можно сказать что Париж теперь принадлежит им.

— А его разве не должны были уничтожить?

— Кого, Париж?

— Да, биологическая угроза и тому подобное.

Вижу, что мой собеседник крепко задумался.

— А знаешь, должны были, но этого почему-то до сих пор не случилось. Сейчас в городе осталось немного мест, где есть еще живые люди — это база спецназа, военный штаб и несколько зданий рядом, это здание и где-то десяток точек, где собрались другие выжившие.

— А зомби, какие они?

— Ты видел их, те двое что я пристрелил, пока тащил тебя сюда. Похожи на людей, но гораздо живучее. Проще всего убить, попав в голову. Вернее, это даже единственный нормальный способ, можно их еще разорвать на кусочки или сжечь, но по-другому никак, они все равно остаются в живых.

— Они уже в здании? — задаю вопрос, ответ на который очевиден.

— Да, прорвались на третий день. Все верхние этажи за ними, а вот поземные пока что удавалось держать. Каждый день они пытаются пробиться вниз, но пока получалось сдержать их, хозяева этого здания хорошо подготовились, напихав кучу систем защиты, помимо запасов оружия. Во время одной из таких попыток и погибли ученые, что занимались тобой. Здесь вообще стало сложновато с квалифицированными специалистами. Правда раз зомби прорвались на минус пятый, то скоро и здесь станет очень многолюдно. Хотя нет, многозомби? Ты понял меня.

— Это все очень интересно, но зачем тебе я?

— Я хочу выбраться отсюда. Ты как-то проник сюда, минуя главный ход, который считается единственным и до которого сейчас точно не добраться. Получить же информацию про запасной выход мне не удалось, никто не знает про него, а если и знают, то упорно молчат, на серверах же ничего нет касательно этого. Кстати, один странный момент — твари почему-то особенно сильно рвутся в это здание, но потом будто теряются, начиная бестолково метаться по этажам. Могу предположить, что здесь их что-то привлекает. Еще одна причина убраться отсюда.

— Допустим, но туда все равно не добраться, если верить твоим словам, те этажи теперь за зомби.

— А ты мне зачем? Я видел на что ты способен, Призрак. Ты спрашивал откуда я тебя знаю. Впервые мы столкнулись в Новом Пскове, тогда я был военным следователем и расследовал твои нападения. Затем, когда город был уничтожен, в Таллине, я тогда почти успел тебя поймать, но самолет, на котором ты летел, взорвали. Последний раз — в Лондоне. Уж кто-кто, а я про тебя знаю многое.

Н-да, вот так встреча, можно сказать что старых знакомых.

— Как ты мог заметить, я сейчас слегка не в форме. — говорю ему, с трудом подняв руку и попытавшись помахать ею. Зря сделал это, кажется все силы ушли на то чтобы поесть.

— Время еще есть. Если мои предположения верны, то неделю здание еще должно продержаться.

— Можешь что-нибудь рассказать про мое состояние? Почему я так слаб?

— Ничего. — Отрицательно покачал он головой. — В том, что происходило с тобой с большим трудом хоть что-то понимали специализированные ученые, а что говорить про меня. Я смог только отследить по оборудованию, что оно перестало выдавать тревожные показатели и это значило, что твое состояние стабилизировалось. А по поводу слабости, после того что ты пережил, это совсем не удивительно.

— Не весело, но может что-то слышал?

— Сказал же, что ничего не могу сказать. Ладно, ты отдохни пока, тебе нужно восстанавливаться. Я оставлю тебя здесь, а сам пробегусь по этажам, нужно найти капельницы с питательными веществами, чтобы ускорить твое восстановление. — произнес он и подхватив меня подтащил к матрасу в углу помещения.

— А сколько здесь еще выживших и где они?

— Не очень много на самом деле, почти все окопались на минус десятом этаже и ниже, там оказались склады.

Растягиваюсь на матрасе. В отличии от голода, спать реально хочется, причем сильно. Но перед тем как поддаться сну, сосредотачиваюсь и пытаюсь дозваться нейросеть. Упорно зову ее несколько раз, но она не откликается.

— Слушай, а что с моей нейросетью? — спрашиваю у Дэвиса, пока он еще не ушел, все равно же знает про нее.

— Не знаю, ученые вроде бы говорили, что она на удивление осталась в работоспособном состоянии, но это было еще в самом начале, а что с ней происходило потом это уже неизвестно.

Что-то все совсем печально. Так, Арти бы себя в обиду не дала и если была рабочей после падения, то должна быть такой и сейчас. Но почему она не отвечает? Борясь со сном, упорно пытаюсь дозваться до нее. Заметив, что Дэвис ушел, зову даже голосом, однако результатов по-прежнему нет.

Обессилено прикрываю глаза, начиная сразу же засыпать. Нет, нужно еще кое-что сделать. С трудом сажусь, оперевшись спиной на ящик. Подношу руку к глазам, мне нужно посмотреть, что под повязкой. Ощупываю материал. Ну хоть бы один стык был, впечатление будто меня целиком засунули в него, а потом запаяли, даже швы не могу нащупать. Сама же ткань, похожа на… даже не знаю на что, она одновременно и немного скользкая, и мягкая, неплохо тянется — видимо что-то искусственное.

Так дело не пойдет. Оглядываюсь по сторонам, замечаю канцелярский нож неподалёку. Ну как неподалеку, это для нормального состояния, а вот для меня оно оказалось еле преодолимым. Все же доползя до ножа, хватаю его и также медленно возвращаюсь обратно. Оказавшись снова на матрасе, облегченно выдыхаю. Желание заглядывать под повязку пропало, словно его и не было, но раз начал нужно довести до конца.

Осторожно поддеваю материал и пытаюсь разрезать его. На удивление, лезвие спокойно вспарывает его. Проделав небольшой разрез, заглядываю в него. Обычная человеческая кожа. А то Дэвис напугал меня уже, думал может стал сиреневым каким. Откладываю нож и с более спокойно душой отключаюсь.

Вот только спокойный сон и не думал прийти, вместо него сознание заполнили какие-то смутные и невнятные кошмары.

* * *
Полковник стоял у окна и смотрел на улицу, на Париж, который они так быстро потеряли. Все приготовления оказались напрасными, проще было наоборот отослать всех военных прочь. Зомби оказались гораздо опаснее, чем предполагалось — быстрее, сильнее, живучее и главное умнее, значительно умнее тех что показывают обычно в фильмах и тех к встрече с которыми они готовились.

— Обнаружили что их привлекает? — спросил полковник, обернувшись к майору.

— Живые люди считаются? — спросил тот в ответ.

— Нет.

— Тогда возможно здание, принадлежащее ЧВК «LTW». Наблюдения показали, что его взяли в кольцо, а внутрь постоянно заходят новые зомби. Там до сих пор есть выжившие, они выходили с нами на связь.

— Она не сказали, почему зомби к ним так лезут?

— Нет. Там в основном остались обычные работники или охранники, почти все ученые и начальство погибли уже. Выжившие ничего не знают и судя по всему были бы только рады избавиться от такого магнита для зомби. Штаб не выходил на связь, что нам делать?

— Нет, никаких новых приказов, кроме как держать позиции.

— Почему… почему город до сих пор не уничтожили?

— Знаешь, это даже чем-то смешно — ударный спутник сбили русские в ходе космического боя. Так что в данный момент, на сколько понял, просто нечем уничтожать город.

— А ракеты, авиация?

— У нас не осталось ракет достаточной мощности.

— Может это русские все организовали тогда?

— Нет, на линии фронта хватает проблем с этими зомби. Наши войска отошли, укрепившись на позициях, а вот русские практически в лоб столкнулись с тремя ордами зомби. Откуда те взялись в таком количестве непонятно, учитывая, что все ранее обнаруженные продолжают находиться на нашей территории.

— Сейчас так по всему материку?

— На нашей части. У русских, по имеющейся у меня информации, проблемы только на линии фронта, за нее они любой ценой не пропускают тварей, применяя и оружие массового поражения.

— Тогда держаться?

— Держаться. — ответил полковник и снова посмотрел в окно на здание ЧВК, возле которого все кишит зомби. Отсюда ему была видна только его крыша.

В чем-то он даже был рад, что оно так привлекает их — остальным легче и пока что удается успешно отбиваться. Хотя, себе полковник мог признаться честно — долго они не протянут: первыми падут дома где собрались гражданские. Вопрос только кто протянет дольше — они, ЧВК или спецназ.

* * *
Генерал российской армии сидел за своим столом, прикрыв глаза. Последние недели выдались тяжелыми. Вначале известие что Призрак жив. Потом проработка миссии по его поиску и эвакуации, ведь прежнее место он уже покинул к тому времени пока информация дошла куда нужно. А потом началось самое настоящее безумие.

Генерал никогда не мог предположить, что происходящее сейчас окажется реальностью. Зомби, именно такое название дали новой напасти, из-за которой гибнет куча людей на фронте. Кровожадные монстры, которые стремятся добраться до любого живого человека.

В первые дни начала наступления все шло неплохо, а затем началось. Сначала редкие стычки, отрывистые малопонятные донесения. Затем все стало нарастать как снежный ком и в итоге сейчас идут практически непрекращающиеся бои на фронте в которых, как бы не старались, гибнут люди.

Его же задачей и подконтрольного ему ведомства было найти причину происходящего и возможное решение возникшей проблемы. Однако сколько не копали, что в текущей обстановке было тоже не очень просто, ничего не удавалось обнаружить. Ни источника, ни возможного решения. Все найденные концы терялись на территории противника и выяснить что-то конкретное не получалось. Лишь одно можно было утверждать почти уверенно — все это началось у натовцев.

В Европе происходит тоже самое с единственным отличием, что там нет линии фронта на которой удается сдерживать монстров. Там они спокойно перемещаются, продолжая наращивать свою численность. По последним сведениям, им даже удалось захватить Париж, многократно усилившись. Куда дальше двинется эта орда и почему до сих пор этого не сделала, задержавшись там?

Еще больше ситуацию осложнила идущая война. Монстры монстрами, но НАТО упорно отказывается заключать даже временное перемирие, молчаливо игнорируя все предложения и этим ставя всех в тупик, даже похоже некоторые страны, входящие туда, если судить по тайным переговорам с французами, которые первыми проявили инициативу. Следом за ними схожую активность начали проявлять и немцы с поляками.

Поняв, что нужно точнее узнать происходящее там, генерал задумался, как бы это провернуть. К сожалению разведка спутниками или авиацией нормальных результатов не приносила, это, не говоря про то что провести ее на вражеской территории та еще задача.

И совсем скоро ему на ум пришло решение — послать группу с агентом, которые были в Лондоне. Они уже выбрались и сейчас свободны, груз передали. Глупо жертвовать ими он не собирался. Их целью будет максимально безопасно оценить обстановку в городе и при малейшей угрозе убраться оттуда. Почему не послать кого-то другого? Так некого, все остальные группы слишком далеко и перебросить их практически невозможно, учитывая обстановку.

Глава 8

Слабость… за эти дни я начал ненавидеть это чувство всей душой. Что бы я не делал все время меня преследует она — слабость. Нужно встать — чуть не падаю на пол от того что нет сил. Поесть? Та же история. Что только мы не делали, чтобы вернуть мне хоть немного сил. В итоге ничего. Сколько бы я не жрал, не прокапывал витамины и питательные растворы — я все так же слаб как в самый первый день, когда Дэвис притащил меня сюда.

Заскрипев зубами, хватаюсь за стол и медленно поднимаюсь на ноги. Нужно поесть. С отвращением осматриваю банки спортпита, который лейтенант достал непонятно откуда. Сейчас это, потом докинуться сладостями, затем через часик-другой более нормальная еда. И так изо дня в день, из раза в раз.

Меню дикое, но организму для восстановления по идее нужно много углеводов, в конце концов ведь именно из них берется основная часть энергии для жизнедеятельности, так что приходится питаться именно так. Удивительно, но особо сильного отторжения такая еда не вызывает, словно мой желудок способен сейчас переварить все что в него закинут.

Что со мной не так? Почему за прошедшие четыре дня нет никаких изменений в моем состоянии, хотя жру я как не в себя? Дэвис только тихо матерится и таскает съедобное, втихаря проклиная тот день, когда ему в голову пришла идея связаться со мной. И я его вполне понимаю.

На сколько бы не было все плохо, изменения должны быть, хоть какие-то! А тут ничего, впечатление словно все поглощаемое уходит неизвестно куда, но точно не на нужды моего организма. А еще эти кошмары… Стоит сомкнуть глаз как приходят они — непонятные, несвязные, бредовые, но от этого не менее выматывающие. Порой кажется, что начинаю видеть их уже наяву настолько все плохо. Недосып, истощение, нервность — это лишь краткая характеристика моего состояния. И чем дальше, тем сильнее все это накапливается, добавляясь к физической слабости.

Доев банку гейнера, который почти чистые концентрированные углеводы с белком, переключаюсь на сладости. Странное дело, никогда бы не подумал, что вот этот порошок можно есть ложками. А сейчас ничего, если запивать проскакивает на ура.

— Арти, может уже перестанешь молчать? — в который раз за все это время обращаюсь к ней.

В ответ же молчание. Сама нейросеть вернулась к жизни на следующий день после моего воскрешения, назову это так, вот только общаться она не желает абсолютно, отмалчиваясь все это время. Лишь в самом начале оповестила меня что работает, но голос тогда у нее был какой-то слегка странный, слишком безэмоциональный что ли, не успел разобрать, слишком короткой была фраза. И все. Когда она мне так нужна, она молчит… Вот кто мне скажет, что со мной происходит? Кто может покопаться у меня в мозгу и сделать так чтобы все опять работало нормально, а не так как сейчас?

— Сука! — ору во весь голос, хватаясь за голову.

Ее пронзила сильная боль, а перед глазами возникли картинки. Нет-нет, только не снова! Скручиваюсь на полу, стараясь выдержать приступ. Кошмары, видения — все это сводит меня с ума, я уже начинаю терять границу между реальностью и бредом. Ладно, когда все это было только во сне, но когда началось во время бодрствования…

— Сергей! — раздался крик Дэвиса, а спустя несколько секунд в шею уколола игла. — Сейчас отпустит, терпи.

Чувствую, как на меня накатывает спокойствие. Эх, опять буду тормозом под лошадиной дозой успокоительного, но иначе никак не снять искусственно приступ, только ждать, когда он закончится. Вот только когда это произойдет — неизвестно. В самый первый раз я провалялся долгие часы, пока не вернулся Дэвис и уколол меня, только после этого отпустило. А вот успокоительное, в отличии от приступов, теряет силу очень быстро. Хорошо, что хотя бы приступ снимает на какое-то время.

Понять бы еще что вызывает его и что значат эти видения во время него. На первый взгляд все кажется полнейшим бредом: какие-то непонятные картинки, звуки, но после какого-то раза начинаешь замечать некоторую закономерность, прослеживаемую в них в каждом новом видении, кошмаре.

— Опять? — спросил Дэвис, когда я оклемался немного.

— Да. — киваю ему. В последние дни эти приступы начали происходить все чаще и чаще. — Ты сделал мои анализы?

— Сделал. Результаты для меня непонятные, но если смотреть по методичке, то никакие значения не выходят за допустимые границы.

— Как ты и говорил, ничего не будет.

— Тебе нужно приходить в себя уже. У нас остался день, максимум два, потом нужно уходить иначе будет поздно, твари уже дошли до минус двенадцатого этажа. — озвучил он очевидные вещи. — Ты так и не скажешь где выход?

— Нет. — отрицательно качаю головой. — Я тоже хочу выбраться отсюда.

В ответ Дэвис только вздохнул, это была не первая его попытка выяснить как я сюда попал. До этого он уже спрашивал раз двадцать точно, пряча основной вопрос и среди других и спрашивая прямо. Как он только не пытался узнать. Общение — это единственное что нам осталось из коротания времени, в промежутках между вылазками Дэвиса и моими приемами пищи или различных лекарств.

— Отдыхай, я пошел. — произнес Дэвис и отправился в очередную вылазку.

С каждым днем, часом, по его словам, зомби становятся опаснее, словно они очень быстро развиваются. Если вначале они были в целом похожи на людей, то сейчас начали попадаться твари даже отдаленно не похожие на них, но очень хорошо приспособленные для боев в зданиях. Кроме изменений тела, меняется и их поведение — они становятся умнее, перестают тупо переть на пули, устраивают засады и простейшие тактические ходы. Страшно представить, что будет дальше. Странно что они до сих пор не перебили здесь всех, раз так быстро адаптируются. По словам Дэвиса, они будто теряются в здании, не зная куда им двигаться и делая все чуть-ли не вслепую.

Чувствую, что успокоительное делает свое дело и меня начинает клонить в сон. Все хорошо, но даже под ним меня мучают кошмары, спать никак нельзя сейчас. Так что сосредотачиваюсь на размышлениях и воспоминаниях, цепляясь за них как за спасательный круг.

Забавно, но как оказалось с Дэвисом мы сталкивались и в самом деле уже много раз. Судьба, иначе и не сказать. Из раза в раз мы пересекались: он ловил меня, а я убегал, разные условия, но это оставалось неизменным. Было в чем-то интересно слушать о моих поисках и произошедших событиях от его лица.

В целом, по разговорам, он оказался не плохим мужиком, просто с другой стороны баррикад. Возможно, с ним можно было бы и подружиться. Хотя это вряд ли, сейчас я ему нужен только чтобы выбраться отсюда, а потом он скорее всего меня пристрелит собственноручно, слишком уж я его достал. Хе-хе.

Усмехнувшись, настораживаюсь. Что-то не так. Вслушиваюсь в окружающее пространство. Зомби на этаже не должно быть, все двери перекрыты. Как же плохо без улучшенного слуха, но вместе с нейросетью мне почему-то отказали и все активируемые улучшения, хотя раньше их удавалось включать и без нее, как на пример на Готланде. Напрашивается один нехороший вывод, который стараюсь игнорировать со всех сил — мои модификации куда-то пропали.

Улавливаю приближающие выстрелы. Они все ближе и ближе, слышу взрыв гранаты и снова выстрелы. Дэвис! Как же все это не вовремя! Цепляюсь руками за все что попадается и подползаю к автомату. Так, нужно собраться, если лейтенант влип, то притащит за собой хвост, который необходимо будет помочь сбросить.

— Вставай! — ору сам себе, поднимаясь на ноги и направляясь к двери.

Несколько безумно трудных шагов, и я, опершись на дверь, распахнул ее. Слышу, что выстрелы раздаются уже совсем близко с этажом. Оказавшись в коридоре, приваливаюсь к стене, беря на прицел дверь, выходящую к лестнице и откуда должен будет появиться противник.

Они уже тут, слышу рев множества глоток и отчаянные выстрелы, иначе это и не назвать. Вот дверь распахнулась и через нее проскочил Дэвис. А следом за ним повалили и твари. Жму на спусковой крючок, целясь в головы и давая лейтенанту время. Отсекаю выстрелами самых шустрых противников.

Тихий щелчок, магазин летит на пол, рука по привычке тянется к груди, но разгрузки на мне нет, я не взял запасной магазин. Внезапно голову снова пронзила боль. Выпускаю уже бесполезный автомат из рук. Все перед глазами плывет. С трудом разбираю приближающегося Дэвиса.

Картинки, образы, непонятный шум — все это ввинчивается в мозг. Скорее ощущаю, чем вижу, как мимо меня пробежал лейтенант, заскочив в комнату, там где-то был пулемет, может он за ним.

— Хватит, хватит! — не в силах выдержать боль начинаю кричать в голос. — А-а-а!

В какой-то момент все вокруг меня замерло, а тело налилось странной легкость. Боль же бесследно пропала, словно ее никогда и не было. Неужели все, отмучился? Оглядываюсь по сторонам.

Зомби уже совсем рядом со мной, но приближаются они медленно, словно в замедленном кадре. Перевожу взгляд на комнату. Там Дэвис бежит к лежащему пулемету. Я оказался прав, но он все равно не успеет, меня прикончат раньше. И да, он двигается тоже медленно, как и зомби. Значит дело не в них, а во мне.

Повинуясь непонятному чувству поднимаюсь на ноги. У меня получилось и совсем легко. Плавный взмах рукой. Тело стало словно воздушным, ушла та слабость, а ощущения похожи на те, когда я был на пике возможностей со всеми модификациями и броней из нанороботов. Нет, они даже превосходят их.

Шаг вперед, удар. Зомби отшвыривает в сторону и буквально размазывает по стене, а все вокруг начинает постепенно ускоряться. Замечаю, что моя кожа на руке начинает изменяться. Кажется, зря я снял те повязки, да, достали они меня и не удобно с ними жить, но все же зря.

Очередной шаг, удар, сознание захлестывает странное чувство, будто мне вкололи большую дозу адреналина вперемешку с какой-то наркотой — весело и хочется все крушить вокруг. Отдаюсь ему, погружаясь в сражение. Двигаюсь вперед, щедро раздавая удары. И хоть все вокруг ускорилось, но зомби все равно двигаются как-то уж медленно.

Они бегут от меня. Не в силах поверить в увиденное, останавливаюсь на лестничной площадке, смотря вслед удирающим по ступенькам зомби. Что их так напугало? Я думал им вообще не ведомо это чувство. Оглянувшись назад, кажется начинаю понимать, что именно их напугало. Коридор превратился в какой-то филиал мясницкой — все в крови и ошметках тел. Это я сделал?

Не веря, смотрю на свои руки. Те покрыты слоем крови, как и я весь. Удивительно, но у них есть кровь, пусть и не такая как у людей. Что за бред мне лезет в голову, какое мне дело до их крови? Вижу, как в коридор выглянул Дэвис, держа наготове пулемет и ошеломлённо смотря на результат моих действий.

— Сергей? — неуверенно позвал он.

— Да. — отвечаю и падаю на пол. Долбанная слабость вернулась, причем весьма резко.

М-м, как приятно рухнуть лицом прямо в ошметки зомби, всегда мечтал об этом. Что я с ними такое делал, вроде же просто бил руками? Руками… перевернувшись на спину подношу их к глазам и пытаюсь немного оттереть кровь, чтобы добраться до кожи.

Отчистив небольшой кусочек, вижу кожу привычного цвета и структуры. Может мне показалось что она начала меняться?

— Сергей ты как?

— Лучше, чем те, кто вокруг валяются. — пытаюсь отшутиться в ответ и ловлю себя на том что меня продолжает штормить и непонятное настроение никуда не делось.

Может Дэвис вколол мне какое-то не то успокоительное или гейнер был бракованным? Или может это все одно сплошное видение во время приступа, а на самом деле я до сих пор валяюсь на полу в коридоре, окончательно тронувшись рассудком и на меня прет куча зомби?

— Что с твоим лицом?

— А что с моим лицом? — спрашиваю, посмотрев на Дэвиса.

— Твоя кожа, глаза… Это лучше увидеть. Держись. — ответил он и подхватив потащил меня обратно в коридор к нашему убежищу.

Оставив напротив двери, он заскочил внутри и вынес оттуда зеркало, поднеся его к моему лицу.

— Вот это прикол… — только и могу произнести, смотря на свое отражение.

Мое лицо чем-то напоминает то что видел, когда смотрелся в зеркало с активированной броней из нанороботов. Касаюсь рукой щеки. Но это не нанороботы. Кожа стала стального цвета, а глаза покрылись стальными прожилками. На ощупь изменения оценить не могу, что-то не так с чувствительностью.

— Арти, это твоя работа? — мысленно спрашиваю, не особо надеясь на ответ.

— Дай воды руки помыть. — прошу Дэвиса, не дождавшись реакции от нейросети.

Смыв слой крови, вижу, что кожа на руках все же изменилась. Теперь она полна прожилок стального цвета и таких же чешуек, которые этакими вкраплениями разбросаны то тут, то там. На костяшках рук же сплошной стальной цвет. Если это не простое изменение цвета, то откуда в моем организме столько металла? Каким-то образом в ход пошли нанороботы, прекратившись вот в это? Или может вообще это этакие кусочки брони из нанороботов?

— Ну и что со мной происходит? — спрашиваю вслух.

— Это я хотел бы у тебя узнать. — ответил Дэвис. — Так сиди здесь, я сбегаю разведаю, а потом нам нужно будет поговорить.

— А ты шутник, я максимум сейчас могу уползти на несколько метров.

— Кто тебя знает. — ответил он, глянув на коридор, залитый кровью.

Смотрю вслед убежавшему лейтенанту. И все же, что это такое было и что со мной происходит? Что это был за прилив сил и почему сейчас я опять слаб? Вопросы, множество вопросов, на которые ответы не понятно у кого получать.

— Арти, ну ответь, пожалуйста. Ты мне нужна!

Так и не добившись ответа от нейросети, грустно вздыхаю. Улавливаю, что слабость стала кажется немного меньше. Пробую подняться, нужно переодеться и немного отмыться, а то быть с ног до головы в крови зомби такое себе удовольствие.

Поднявшись упираясь в стену, направляюсь в помещение с нашими запасами. Как раз, когда был на середине коридора, вернулся Дэвис и заблокировав за собой дверь поспешил ко мне.

— Произошло что-то непонятное, зомби отошли до нулевого этажа. Впечатление, будто они напуганы.

— Как они вообще оказались здесь? — спрашиваю, пока отчищаюсь от крови и переодеваюсь. Разумеется, все это происходит с помощью Дэвиса сам бы я возился со всем этим раза в два дольше.

— Все было как обычно, я дошел до минус пятнадцатого, когда они налетели на меня. Зомби сегодня почему-то двигались по лестнице вниз, не заглядывая на этажи, чего никогда не было. Обычно они же пока не зачистят этаж дальше не совались, да и двери с баррикадами задерживали их. Я от них побежал, но они не отставали. Дальше ты все знаешь, добежал до сюда отстреливаясь, заскочил на этаж. Потом ты начал стрелять, задержав их ненадолго, я рванул за пулеметом, а когда вышел все было закончено.

— Да, закончено…

— Не расскажешь, что это было? Ты сейчас не выглядишь способным размазывать зомби по стенам и обращать их в бегство.

— Знать бы самому. У меня опять был приступ, а вот потом все было иначе — легкость в теле, в движениях. А затем я начал крушить их, опомнился на лестнице, когда они стали убегать.

— Никогда не видел, чтобы зомби убегали. Ты чем-то их очень сильно напугал.

— Знать бы еще чем.

— Ты сможешь такое провернуть снова?

— Ты издеваешься? Я по-твоему это сделал по своему желанию?! Будь моя воля, я бы постоянно находился в этом состоянии и давно выбрался бы отсюда. Но как видишь я сейчас валяюсь бесполезным куском мяса на полу и совершенно не представляю, что это такое было и как вызывать снова! Этажи над нами снесли?

— Нет, все начиная от минус двенадцатого держатся все еще. Я же говорил, в этот раз зомби шли именно по лестнице вниз. Словно их что-то тянуло сюда.

Тянуло сюда… а если причина во мне? Мутации, непонятные кошмары и видения — все это началось, когда появились зомби. Если они причина происходящего со мной, а я причина их стремления сюда? Но что во мне их так притягивает? А ведь еще были непонятные сигналы, которые измененные бактерией клетки во мне принимали и отправлял. Дело в них, в измененных клетках, тем более что больше нечему стремительно мутировать и Арти про их мутации говорила, когда еще была на связи?

Если все так, тогда у нас осталось мало времени. Это сейчас зомби отошли, но они так упорно искали меня и сомневаюсь, что оставят свои попытки. Нет, они соберутся с силами, и все припрутся сюда, точно зная где искать, может еще дополнительно изменятся, приспособившись под мои возможности.

— Нам нужно уходить отсюда. Причем прямо сейчас, пока зомби на нулевом, есть все шансы уйти.

— Ты уверен, ты же никакой? — спросил недоверчиво Дэвис.

— Да, другого шанса может и не быть, если только ты не хочешь остаться здесь навсегда. Собирай все нужное, а я пока переоденусь. — отвечаю ему, тоскливо посмотрев на комплект брони подготовленный для меня как раз на этот случай.

Арти, как же мне тебя не хватает. Собираюсь с духом и начинаю натягивать на себя все нужное, упаковываясь по полной. После брони наступает черед остального снаряжения и оружия. Предполагалось, что я буду в нормальном состоянии при нашем прорыве отсюда, а не вот таким вот еле перемещающимся.

— Ты готов? — спросил лейтенант, закончив собирать все необходимое.

— Готов. — отвечаю ему и протягиваю руку, чтобы он схватил меня за нее и помог подняться. В снаряжении моей вес значительно возрос, а я оказался не готов к таким переменам.

Это будет очень веселый путь длиной в восемнадцать этажей. Как попасть в лабиринт и пройти его без Арти — об этом еще даже и не думал, сначала бы вообще дойти до него. Переставляю ноги, стараясь облегчить задачу Дэвису, который помимо меня вместе с оружием, тащит еще и свое, плюс здоровенный рюкзак забитый все нужным.

— Нет так дело не пойдет. — останавливаю его, когда вышли в коридор.

— И что ты предлагаешь?

Мне нужно стать самостоятельным, передвигаться самому. Отстраняюсь от Дэвиса и прикрываю глаза. Надо идти самому, не сковывая его.

— Арти, зараза ты такая, выходи на связь! — кричу мысленно, сконцентрировавшись и донося мысль конкретно ей.

Не работает, не получается! Со злости размахиваюсь и бью кулаком в стену. Не понял. Удивленно смотрю на свою руку, а потом на стену, где осталась трещина. Я ощущаю снова ту легкость, что была недавно. Злость, вот ключ к этому состоянию? Не знаю, что со мной творится, но если нужно быть злым, то я буду им.

— Пошли. — бросаю лейтенанту, вернувшись и подхватив свой рюкзак.

Впереди нас ждут зомби, которых я буду рвать голыми руками и вбивать во все что только можно. Чуть ли не прыжками иду вперед, пытаясь привыкнуть к новым ощущениям, слишком уж сильное отличие от того что было недавно. Главное только, чтобы меня резко не вырубило, вернув слабость, особенно во время боя. Мне хоть вроде как стало немного легче, но бегать я точно не смогу в том состоянии, не говоря про то чтобы еще одновременно и отстреливаться.

* * *
Стая замерла, затаившись в лесу. Она уже совсем близко, враг близко. Скоро она сможет добраться и уничтожить противника, подчиняясь зову, идущему откуда-то из глубин ее естества. Стоило только ей почуять врага, как перед стаей осталась лишь одна цель — уничтожить его, не взирая ни на что.

Сорвавшись с места существа незаметными тенями понеслись к некогда густозаселённому городу, но сейчас людей в нем осталось совсем немного, а их место занял враг. Кроме него они чуяли еще кого-то там. Кого-то, кто вызывал странный отклик у них.

* * *
— Азэму-сама. — в кабинет вошел молодой парень и поклонился.

— Такеши-сан. — поприветствовал хозяин кабинета вошедшего. — Что тебя привело ко мне?

Такеши замолчал на несколько секунд, будто собираясь с мужеством.

— Мы потеряли контроль над стаей. — выпалил он.

— В каком смысле?

— В прямом, она больше не подчиняется нам.

— И как это произошло?

— Мы не знаем. Все шло по плану, стая была доставлена до места, собралась воедино, а потом в какой-то момент двинулась совсем не в том направлении и перестала реагировать на приказы.

— Отслеживать перемещения можете?

— Да.

— И куда она двигается?

— К Парижу.

— И что ей там могло понадобиться?

— У нас есть одно предположение, но подтвердить или опровергнуть его нечем.

— И какое?

— Зомби.

— Зомби?

— Да, мы предполагаем, что они результат воздействия бактерии из Нового Пскова на людей. Скорее всего над зараженными ставили опыты и в итоге получилось вот это вот. Возможно стая как-то среагировала на них и поэтому перестала слушаться нас.

— И что она будет делать, когда доберется до них? И почему Париж, по Европе бродит еще несколько орд этих зомби, не говоря про линию фронта, где русские с ними активно сражаются?

— Мы не знаем. Возможно Париж просто ближайший и там сейчас наибольшая концентрация зомби. У нас недостаточно данных, для того чтобы хоть что-то утверждать.

— Такеши, помнишь, что ты мне говорил, когда подготавливал эту стаю? Что вы проверили все что можно и подобное произойти не должно было!

— Мы виноваты. Никто не мог предположить такого, и как мы могли проверить такое? У нас не было этих зомби, вообще не понятно, как они получились и может наши предположения касательно воздействия бактерии ошибочны. Однако, нужно признать, что все указывает именно на это, у нас были в чем-то схожие результаты при опытах на мышах, но особи стаи никак не реагировали на них, хотя был период времени, когда они существовали одновременно.

Азэму-сама, только глубоко вдохнул в ответ.

— Следите за стаей и пытайтесь взять ее под контроль. Иди!

— Во имя империи. — вяло ответил Такеши и покинул кабинет.

* * *
Сказать, что Первый был зол это ничего не сказать. Только они выбрались из Великобритании, передали груз и готовились к эвакуации, как им поступила новая задача. И какая! Сунуться в самое сейчас опасное место на Земле, разведать там все, а потом еще и выбраться оттуда.

— Командир, все в порядке? — спросил Третий, когда Первый слишком надолго замер, крепко сжимая спутниковый телефон. Казалось еще немного и тот треснет в его кулаке.

— У нас новое задание.

— И какое?

— Мы едем в Париж.

— В Париж?

— Да.

— Это же шутка? — тихо спросила Инна, которая успела ознакомиться с текущей ситуацией на материке, и которая все еще была вместе с этим отрядом.

— Нет.

— И я вместе с вами?

— Да.

— Что нам нужно сделать там? — спросил Четвертый.

— Разведать обстановку. Отдых отменяется, у нас сутки чтобы добраться до города. Долетим частным самолетом максимально близко, снаряжение получим на месте, а дальше на машинах. Инна, тебе должны были сбросить все подробности. Ты по-прежнему командир, а я отвечаю за силовую часть.

— То есть за всю операцию?

В ответ Первый только пожал плечами. Он ругал про себя спутник, который так не кстати прошел над ними и появилась связь, чем и воспользовалось командование, оперативно поставив новую задачу, другим-то способом сейчас было никак не связаться с отрядом. Обычно связь была практически всегда, но не сейчас, во время войны, когда часть находящегося на орбите была уничтожена, а другая часть перенаправлена, чтобы не попалась в радиус действия противника.

Глава 9

Два этажа прошли без проблем, всего-то нужно было подняться по лестнице, ни противников, ни каких-то препятствий не встретилось. А дальше начались сложности и основная из них — лифт по какой-то причине перестал работать, хотя еще совсем недавно Дэвис проверял его и тот был вполне рабочим. Вообще-то он играл не малую роль в наших планах, предполагалось подняться на нем быстро и легко до нужного этажа, сэкономив время и силы.

Попытавшись несколько раз вызвать его, лейтенант вынес вердикт, что не получится у нас быстро оказаться на нужном месте и нам придется пройти все этажи по лестнице. Я же в ответ только пожал плечами, не особо вникая в происходящее и пытаясь разобраться в собственных ощущениях. Что-то с мной было не так. Хотя в текущей ситуации это звучит смешно, но тем не менее.

Когда мы оказались на этом этаже, ощущения организма стали меняться. Не сказать, что слабость начала возвращаться, нет, в теле по-прежнему полно силы и энергии, все так же хочется бегать и что-нибудь творить, но… не могу пока точно определить это изменение.

Может это так очередной приступ начинается? Не знаю, чувствуется что-то непонятное в голове, но пока ничего серьезного. Погруженный в себя, практически никак не отреагировал на известие про сломанный лифт, лишь кивнул в ответ, когда Дэвис направился к лестнице, ведущей выше, и посмотрел на меня.

Третий этаж, считая снизу или минус семнадцатый если с верха, четвертый. На сами этажи не заглядываем, просто поднимаясь все выше и выше и не тратя драгоценное время. Пока что все спокойно и зомби не видно. Заметно, что как Дэвис и говорил, зомби шли строго по лестнице, не заворачивая на сами этажи: двери остались целыми.

Поднявшись на минус пятнадцатый этаж, неожиданно для самого себя покачиваюсь и падаю на пол. Силы стремительно покидают тело, сменяясь жуткой слабостью. Нет-нет, сейчас никак нельзя, нужно выбраться отсюда! Пытаюсь разозлиться и это даже удается мне, но никакого эффекта в этот раз нет. Ну вот, приехали.

Кое-как отползаю от ступенек и приваливаюсь к стене. Пробую снова и снова вернуть прилив сил, но ничего не получается. Я исчерпал какой-то лимит и когда он закончился вернулась слабость? Но ведь не было никаких предпосылок для этого, просто резко в один момент словно отключили силы.

— Что случилось? — встревоженно спросил Дэвис, вернувшись ко мне, а то он успел уже подняться дальше по лестнице, пока заметил, что я не иду следом за ним.

— Отходился похоже. Дай мне несколько минут, может полегчает. — прошу его. — Если хочешь, сбегай разведай пока, что творится выше. Я сейчас не в состоянии идти дальше, снова слабость.

Вижу, как он зло сжал зубы, раздумывая над чем-то. И не понять злиться он на меня или стечение обстоятельств. На всякий случай поудобнее кладу руку на автомат, слишком уж у лейтенанта стал злым взгляд, как бы он не решил меня пристрелить прямо здесь. Маловероятно конечно, но все же… я еще хочу жить, даже не смотря на свое состояние. Сильно сомневаюсь, что Дэвис решит избавиться от меня, так и не выбравшись отсюда, слишком уж он много со мной возился, чтобы так взять и все похерить.

— Хорошо, я вернусь минут через десять. Если сможешь нормально ходить догоняй меня. — произнес он и развернувшись побежал по лестнице, оставляя меня в одиночестве.

Из любопытства стягиваю перчатку с руки и рассматриваю свою кисть. Изменения остались, значит причина слабости прямо не связана с ними. Еще раз дотрагиваюсь до изменённого участка кожи, пытаясь понять, что с ним произошло. Кожа стала вроде тверже, но ощущения в целом привычные, как и от обычной.

Внезапно голову разорвала боль. Зашибись просто, новый приступ. Хватаюсь за нее руками, пытаясь выдержать и не заорать, на этом этаже могут быть другие люди, не за чем привлекать их внимание. Спустя несколько секунд, понимаю, что на этот раз приступ какой-то другой, таких у меня еще не было: боль все та же, даже видения есть, но кроме всего этого присутствует какое-то новое ощущение, которое перекрывает собой все.

Меня кто-то так зовет? Пробую разобраться в происходящем. С каждым мгновением незнакомое ощущение усиливается, грозя свести меня с ума. Да что ты от меня хочешь?! Понимаю, что это вроде бы как какой-то зов, именно такая ассоциация возникает в мозге. Но кто зовет, для чего?

Сцепив зубы, пытаюсь бороться с этим непонятно чем, будто выталкивая его из своей головы. Чтоб это еще получалось — стоило мне начать сопротивляться, как давление усилилось. Может это не зов, я ошибся? Может это какой-то приказ подчинения? Вот только никак не могу понять, что он хочет от меня. Ну да, как будто я последнее время вообще много чего могу понять, особенно касательно происходящего с собой.

Секунды, минуты, часы — время в борьбе течет медленно, полностью отрезанное от реальности. В какой-то момент понимаю, что все закончилось, больше нет боли и больше нет этого зова. Да, это был все же именно зов, причем кажется направленный конкретно на меня.

Как я понял это? А хрен его знает, понял и все. Зов должен был подчинить меня и заставить подняться наверх. Кто его послал? Вариантов напрашивается не так уж и много, а точнее всего лишь один — зомби. Я все же с ними каким-то образом связан, и они смогли воспользоваться этим. Как именно — это пока что остается для меня загадкой.

Пытаюсь вспомнить, что я такое сделал, чтобы все закончилось. Не помню, все слишком расплывчато. Я что-то делал, пытался как-то бороться с этим зовом и видениями, которые все больше и больше захватывали меня, отрывая от реальности. Потом же в один момент все прекратилось, но вот что конкретно привело к этому никак не могу вспомнить. Я как-то пересилил этот зов?

— Сергей! — слышу голос Дэвиса рядом с собой, а затем чувствую удар по лицу.

Открываю глаза и пытаюсь понять, что происходит. Раз он здесь, то времени прошло явно больше десяти минут. Или что-то случилось. Стоило мне посмотреть на лейтенанта, как он отшатнулся назад.

— Дэвис?

— Твои глаза… — удивленно протянул он.

— Что с ними?

— Они стали полностью стального цвета и мне показалось что светились.

— Подумаешь. — беззаботно отвечаю ему.

— Что с тобой произошло? Когда я вернулся ты сидел, схватившись за голову, и не реагировал на внешние раздражители. Я уже не знал, что с тобой делать, собирался взвалить на себя и тащить обратно вниз.

— Теперь в порядке, у меня был очередной приступ, и я справился с ним.

— Справился? — недоверчиво переспросил Дэвис.

— Да. — Киваю ему и пытаюсь подняться.

Странное дело, но мне это вполне удалось. Слабость все еще есть, но больше не такая сильная. Неужели зомби могут как-то влиять на мое физическое состояние? Или все дело в моих мозгах? Переборол приступ, зов, вот и полегчало? Делаю несколько шагов, убеждаясь в том, что состояние стало терпимым: того подъема сил нет, но и не падаю на пол, идти дальше в принципе можно. Даже наверно смогу медленно бежать и стрелять, но это не точно, а проверять на практике без особой надобности желания нет.

— Что ты разведал?

— Сверху на десять этажей пусто, ни одного зомби. Люди же заперлись на этажах и бояться высунуться оттуда. Я к ним не заглядывал.

— А есть ли там еще эти люди?

— Есть, можешь быть уверен в этом, как минимум еще на трех этажах должны быть. Идем?

— Идем. — соглашаюсь с ним и начинаю подниматься по ступенькам.

— Слушай, у меня к тебе вопрос, а почему все сидят по этажам, но никто не попытался объединиться и прорваться из здания?

— А куда прорываться? В городе обстановка не лучше, единственное — там есть больше мест где можно попробовать спрятаться. И да, пробовали прорываться, все кто ушли так и не вернулись, наземные этажи кишат этими зомби, а на звуки стрельбы моментально подтягиваются новые с улицы. И в итоге даже если вырвешься из здания, наткнешься на полчище тварей, которые в миг перебьют всех смельчаков.

Минуем этаж за этажом без всяких сюрпризов, скоро должен быть уже минус пятый, а значит не далеко до того где располагается вход в лабиринт. Пора начинать задумываться над тем как мы попадем туда и выйдем наружу. Дэвис не ошибся, когда сказал, что люди здесь все еще есть, проходя по лестнице мимо этажей, слышал доносившуюся человеческую речь и другие звуки, свидетельствующие о том, что там есть живые. Одно хорошо — они не пытались нам помешать или посмотреть кто же это идет по лестнице вверх, хотя у дверей точно были дозорные.

Закончено построение модели развития.

Закончено восстановление ядра нейросети.

Полная активация нейросети.

Активация гендерной матрицы.

Замедляю шаг и читаю высветившиеся строчки. Значит, все это время Арти нормально не работала? И что за модель развития?

— Арти, ты со мной? — мысленно зову нейросеть.

— Да. — прозвучал ответ спустя один пролет лестницы.

— Что произошло? Почему ты молчала?

— Я была повреждена, нужно было время на восстановление. По этой же причине я не могла взаимодействовать с тобой.

— Но ты же сообщила мне, что функционируешь?

— Это был стандартный алгоритм, он активировался в ходе восстановления.

— Ладно. И все же, что произошло?

— Были получены повреждения в результате твоего падения в шахту лифта. — ответила она, и как мне показалось, в голосе проскользнули укоряющие нотки. — Повреждения были незначительными. Большую часть повреждений получила после начала бесконтрольной мутации твоих клеток.

— Так мутация эта началась еще до того, как я улетел в шахту, ты сама мне сообщила об этом.

— То были мелочи по сравнению с тем, что произошло потом. Почти сразу моя работоспособность была нарушена, клетки твоего мозга также подверглись мутации, из-за чего я оказалась на грани уничтожения.

— Но все обошлось?

— Для меня можно сказать что да, для тебя нет. Моей основной проблемой оказалась нарушенная связь между модулями. Сами модули пострадали меньше.

— А подробнее? И что за модель развития ты построила?

— Построенная модель касается развития связей между моими модулями с учетом изменений в твоем мозге.

— А ты разве уже не восстановилась?

— Нет, значительная часть модулей не доступна мне, в связи с чем мои возможности сильно ограничены.

— Ладно, а теперь расскажи-ка про меня. Что со мной произошло и что сейчас. Ты же можешь это сделать?

— Частично. В результате мутаций твое тело необратимо изменилось. Из-за этого большая часть внесенных в него модификаций оказалась уничтоженной.

— Подробности давай. — не отступаю от своего вопроса, не удовлетворившись общей отговоркой, из которой я все и так подозревал, если вообще не точно знал.

— Я не могу ответить тебе подробно, недостаточно данных. Я потеряла возможность собирать данные после второго цикла мутаций, тогда практически все нанороботы оказались уничтожены, став частью твоего организма. Оставшиеся же были отозваны и заняты моим восстановлением.

— В смысле уничтожены?

— В прямом, твой организм поглотил их, как и модификации. Результат ты сейчас можешь наблюдать, к примеру, на своей коже. Изменения структуры кожи стального цвета с вероятностью в девяносто процентов состоят из металла. Как именно это произошло мне неизвестно.

— Ты хоть что-то конкретное можешь мне сказать? — раздраженно спрашиваю. Я-то ждал, надеялся, что когда она заработает многое проясниться, а она нихрена не может сказать мне.

— Твое тело должно было стать гораздо сильнее, прочнее и выносливее как минимум. Происходившие мутации были направлены так же и на это. Ты менялся, приспосабливаясь к какой-то определённой угрозе или условиям. Именно этим обусловлено множество циклов мутаций. Я не могу сказать, как точно происходил процесс, но имеющиеся у меня данные, которые успела получить до отключения, указывают на это. В каждом новом цикле мутаций использовались результаты прошлых. Как это все могло происходить без внешнего контроля мне неизвестно.

— Что-то я не заметил этой силы и прочего озвученного тобой. У меня наоборот долгое время была жуткая слабость, про состояние тела даже говорить не стоит — я худой до невозможности. Только совсем недавно слабость начала пропадать. Кстати, ты не можешь мне объяснить, чем обусловлены приливы сил, многократно усиливающие меня?

— Могу сообщить только одно — несколько раз, совсем недавно, твой организм вырабатывал неизвестный гормон. В первый раз недолго, второй гораздо дольше и в большем объеме. Возможно, то про что ты говоришь связанно с этим. В данный момент провожу анализ твоего тела доступными мне средствами, используя часть сохранившихся нанороботов для сбора данных. Как именно влиял вырабатываемый гормон на твое тело мне неизвестно.

Гормон? Неожиданный поворот, меньше всего я мог ожидать что прилив сил будет связан с этим. Хотя, если посмотреть правде в глаза, я вообще ничего не мог придумать по поводу почему происходит это усиление, слишком уж оно значительное. Будь я более-менее обычным человеком, можно было бы списать на вполне обыкновенный адреналин, при выбросе которого в больших количествах человек может творить удивительные вещи, но в моем случае был явно не он, или точнее не только он. Тем более, что по идее адреналин вырабатывается при стрессовой ситуации, а я смог вызвать усиление разозлившись.

— Арти, у тебя есть уже какие-то данные собранные нанороботами?

— Занимаюсь анализом получаемой информации. Ожидай.

— Арти… — недовольно мысленно протягиваю, возвращаясь в реальность, а то что-то слишком сильно сосредоточился на разговоре, обрадовавшись тому что нейросеть снова со мной и нормально работает.

Понимаю, что я почему-то стою на месте, перестав идти следом за лейтенантом. Осматриваюсь по сторонам, вокруг все нормально вроде бы, значит я настолько заговорился с Арти, что перестал подниматься по лестнице. Смотрю на номер этажа. Минус четвертый. Стоп, а где Дэвис?

Срываюсь с места и бегу по ступенькам, нагоняя его. Замечаю, что слабость почти окончательно делась куда-то, будто и вовсе не было, а ее сменили вполне привычные ощущения нормального здорового тела. Ну, относительно здорового. Странно все это, то днями не могу нормально двигаться, то все проходит за какие-то минуты. Неужели это может быть как-то связанно с нейросетью? Нет, вряд ли, та же сама сказала, что ни на что не может влиять в данный момент.

— Тебе озвучить первые поверхностные результаты?

— Да. — кратко отвечаю, перестав нестись по лестнице и услышав какие-то звуки.

Выглядываю из-за поворота лестницы и вижу Дэвиса о чем-то тихо ругающегося с незнакомым мне мужиком в снаряжении местной охраны.

— Нам нужно просто пройти выше.

— Кому вам, я вижу только тебя? В любом случае нет, вы притащите за собой новых зомби. — с непоколебимостью в голосе ответил собеседник Дэвиса.

Похоже они припираются так уже не одну минуту и что один, что второй не хотят уступать друг другу. Открыто выхожу на середину лестницы и поднимаюсь.

— Дэвис? — зову того.

— Наконец-то, ты где потерялся? — спросил он, обернувшись.

— Задумался.

— Это он? — спросил мужик у Дэвиса.

— Да, и нам нужно наверх. — ответил лейтенант, оглянувшись на меня.

Киваю ему, подтверждая, что нам действительно нужно туда. Дойдя до лестничной площадки, насчитываю там четверых бойцов. Все в полноценном снаряжении и с оружием. С вопросом смотрю на Дэвиса.

— Я все улажу, дай несколько минут. — ответил он мне и вернулся к уговорам мужика пропустить нас.

— Арти, что ты там мне хотела рассказать? Какие результаты? — спрашиваю, пока есть время.

— Твои мышечные волокна изменились, и их структура значительно отличается от обычных человеческих. То же самое касается и вообще всех тканей в твоем организме. По первым результатам, не изменились только кости, оставшись в том виде, который был в результате проведенных мной модификаций. Какие-то подробности пока что сообщить не могу.

— Ты говорила, что изменения произошли и в моем мозге. Думаю, про него ты можешь сказать больше, как никак находишься же там.

— Да, твой мозг также изменился. Все ранее имевшиеся отделы присутствуют, но…

— Что, но? — подозрительно спрашиваю, не веря в то что нейросеть замялась при ответе. Или она не может дать ответ или там что-то такое…

— Но они изменились. Еще появилось несколько новых и за что они отвечают мне неизвестно. Из-за изменений структуры я и потеряла связь с модулями. С высокой вероятностью, слабость про которую ты упоминал, могла быть связана как раз с изменениями в мозге и в теле — изменившийся мозг не научился еще правильно работать с измененным телом. Если я права, то тебе повезло что ты не потерял память и вообще смог управлять хоть как-то своим телом.

— А, э… — только и могу выдать в ответ, пытаясь осмыслить сказанное.

Мало того, что с организмом у меня произошло неизвестно что, так теперь и с мозгом та же история. Когда нейросеть сказала, что изменения коснулись и мозга, думал может просто поменялась структура тканей или что-то в этом духе, но то что там появились какие-то новые отделы… Это оказалось очень большим сюрпризом. Вот на хрена я подцепил те бактерии? Жил бы себе спокойно, прокачивал бы себя по тиху с помощью Арти и никаких проблем, все было бы более-менее понятно и предсказуемо. Хотя нет, это же даже не столько я виноват, а просто одной нейросети захотелось поставить над бактериями какие-то эксперименты, и она вовремя не уничтожила их.

— Сколько времени тебе понадобится на восстановление и как скоро ты сможешь начать создание нанофабрик и нанороботов?

— Не могу указать точные сроки.

— Причина?

— Недостаточно ресурсов для расчета всего фронта работ.

— Чего? У тебя и недостаточно?

— Отсутствует связь с вычислительным и гибридным модулями. Нет доступа к модулю памяти. Активно только основное ядро нейросети. Имеющаяся память заполнена на девяносто пять процентов, недостаточно места для полноценных расчетов.

— А чем занята твоя память?

— В ней хранится часть информации с серверов. Основной объем был выгружен на облачные хранилища через интернет, часть, которая не успевала выгрузиться, была сохранена в мою память.

— Неужели там так много всего было?

— Более чем, модуль памяти заполнен полностью, память основного ядра на девяносто пять процентов.

— А освободить память?

— Возможно. Ты уверен, что хочешь потерять часть данных с серверов? На текущий момент анализ этой информации не доступен, ключи от нее хранятся в изолированном сейчас модуле памяти. Информация находится в сжатом виде.

— На сколько это ускорит тебя?

— Более чем в двадцать раз.

— Удаляй, ты мне нужна максимально эффективной. А информация… — приказываю ей, приняв тяжелое решение. Будет очень обидно, если как раз в удаленной части будет находится нужное мне, но этого я уже вряд ли узнаю.

— Принято, выполняю. Процесс освобождения памяти завершен. Загружаю проект восстановления. Произвожу комплексные расчеты. Результат — с текущими возможностями на восстановление связей мне понадобиться десять часов двенадцать минут.

— Я могу как-то ускорить этот процесс?

— Нет.

Нет, так нет, мне будет меньше возни. С этим кажется разобрался, одной заботой меньше, осталось теперь каким-то образом выбраться отсюда и остаться при этом живым.

— Да ты достал! — выпалил Дэвис и схватился за автомат. Вот только его собеседник тоже оказался не прост и моментально отскочил назад, схватившись за свое оружие, следом за ним среагировали и остальные.

Вот же дерьмо, похоже пока я общался с Арти, диалог Дэвиса и мужика зашел в тупик. Вскидываю свой автомат, беря на прицел возможных противников. На лестничной площадке установилась гробовая тишина. Все напряженно смотрят друг на друга: мы на охранников, а те на нас. Если сейчас начнется стрельба, то непонятно в чью пользу она завершится. Я-то возможно и выживу, не знаю на что способен мой организм, но вот Дэвиса вполне могут пристрелить, он все же обычный человек. А может это не так уж плохо, решится одна из возможных проблем?

— Нам нужно пройти дальше. — настойчиво произнес лейтенант.

— Да валите, раз сдохнуть так хотите! — выпалил мужик, опуская свое оружие и отдавая приказ остальным.

— Но у нас же приказ! — возразил ему один из подчиненных.

— Я не хочу погибать из-за двух недоумков, которым так приспичило подняться выше. Ты уверен, что мы все выживем, если попытаемся их остановить? — ответил он, оглянувшись на говорившего, и отошел в сторону, освободив нам проход дальше. — Кто-то точно поймает пулю, и далеко не факт, что это не буду я или ты. Мне хватает зомби, чтобы еще с людьми сражаться.

Быстро проходим мимо, не сводя оружия с них. Оказавшись на ступеньках, разворачиваюсь и бегом несусь дальше, пока оставшиеся позади люди не решили нас пристрелить в спину. Стрельба же нам сейчас точно ни к чему — слишком близко к верхним этажам и на нее могут среагировать зомби.

— Стой! — хватаю Дэвиса за плечо, когда мы оказались на минус втором этаже. — Нам сюда.

— Ты уверен, здесь же нет ничего? Я внимательно изучил планы этих этажей, искал где ты мог проникнуть сюда.

— Уверен. — отвечаю и заглядываю на этаж, дверь на который снесена с петель.

Видны следы небольшого боя, но особого сопротивления зомби здесь никто не оказывал. Морщусь от мерцания ламп, оно почему-то сильно бьет по глазам. Удивительно, но в здании до сих пор есть электричество, как и работают все коммуникации вроде водопровода — создатели заложили чудовищный запас прочности в свое детище.

— Пошли, нам нужна дверь в этой стене. — Киваю на стену, где отсюда не видно ни одной двери.

— Помню, есть такая. По схеме за ней какой-то склад. — ответил лейтенант и взяв автомат на изготовку двинулся по коридору.

Не отстаю от него и иду следом. Чем больше углубляемся в этаж, тем сильнее становится непонятное ощущение в голове. Неужели опять начнется приступ? Внезапно Дэвис замер, смотря вперед.

Присматриваюсь и вижу там штук двадцать зомби, и толкутся они все как на зло около нужной нам двери. Оглядываюсь назад. Мне показалось или с лестницы донесся какой-то шум? Вот же задница, не показалось. На грани слышимости улавливаю какие-то рыки и топот.

— Прорываемся! — не скрываясь говорю лейтенанту и начинаю стрелять по зомби на этаже, тщательно целясь в их головы.

Спустя мгновение меня поддержал и Дэвис, тоже открыв огонь. Зомби же рванули к нам дружной толпой. Пять, десять — одно за другим тела падают на пол, но и расстояния между нами остается все меньше и меньше. Да что б вас! Патроны закончились в самый неподходящий момент, а враг уже почти вплотную. Встречаю противника ударом приклада в голову. Отбросив от себя, выхватываю пистолет и всаживаю несколько пуль во врага, разнося его черепушку.

— Чисто. — крикнул Дэвис, подскакивая к двери. — Что дальше?

— Мне нужно время. — отвечаю ему, подбегая и перезаряжаясь.

— Арти, можешь взломать? — спрашиваю, а сам осознанию один нюанс который упустил из виду — у нее же нет доступа почти ко всем своим модулям, а уточнить заранее этот вопрос я как-то забыл.

— Попробую, приложи руку к кодовой панели для установления связи. Модуль дистанционной связи мне доступен, а панель на вид обыкновенная.

Выполняю требуемое. Шум со стороны лестницы продолжает нарастать.

— Мне потребуется примерно десять минут. — оповестила меня нейросеть.

— Ты издеваешься, у нас нет столько времени?!

— Быстрее никак, мои возможности сильно ограничены, тебе повезло что здесь все же оказалось доступным дистанционное подключение. Если нужно, можешь руку убирать, стабильная связь установлена.

— Ты там долго еще? — спросил Дэвис, не сводя взгляда с прохода к лестнице.

— Десять минут.

— Вот дьявол! — выругался в ответ он, вскидывая свой автомат и начиная стрелять по показавшимся зомби.

Это он еще мягко выразился. Не теряя времени тоже открываю огонь, а на этаж все продолжают заскакивать новые твари, и не видно конца их потоку. Отстрелять магазин, заменить как можно быстрее на новый, продолжить стрелять, со всех сил стараясь задержать врагов на входе с лестницы и не пустить дальше, где они смогут свободнее двигаться.

Коридор завален трупами, но это совсем не мешает долбанным зомби рваться к нам. Пулю за пулей всаживаю в их головы, показывая поразительную меткость, учитывая, что стреляю сейчас без помощи Арти. Рядом стих автомат Дэвиса, перезаряжается. Выхватываю гранату и швыряю ее в самую гущу.

Время тянется удивительно медленно, а вот патроны расходуются наоборот поразительно быстро. Хватаю рукой пустое место, обшариваю всю разгрузку, засада, снаряженные магазины закончились. Закидываю автомат за спину и берусь за пистолет, на то чтобы снаряжать магазины сейчас точно нет времени. Да времени сейчас вообще уже ни на что нет, кроме как на то чтобы стрелять.

Вижу, как из напирающей орды зомби выскочило несколько отличающихся от всех остальных фигур, что-то не так с их конечностями. Если все до этого были так или иначе похожи на людей, то эти… их руки и ноги изменены, подробности рассмотреть не удается, но этот факт отлично заметен. Встречаю их меткими выстрелами, но промахиваюсь — они внезапно запрыгнули на стены и понеслись по ним словно по полу, очень быстро приближаясь к нам.

— Вот же сука! — заорал рядом Дэвис и срезал одного такого бегуна очередью.

Все же умудряюсь и сбиваю оставшихся меткими выстрелами в голову. Мне показалось или на какое-то мгновение все вокруг опять начало замедляться, что и позволило мне попасть в них? Не задумываюсь над этим и швыряю последнюю гранату в напирающих на нас зомби. Взрыв, и ошметки тел разлетелись во все стороны, заставив оставшихся откатиться немного назад.

— Тебе долго еще? — спрашиваю у Арти.

— Еще пять минут.

Ну охренеть просто, у нас тут уже все запасы подходят к концу, а нужно еще продержаться столько же времени. Неожиданно зомби замерли и разошлись в стороны, пропуская кого-то. Перезаряжаю пистолет и готовлюсь встретить этого неизвестного меткими выстрелами.

В образовавшемся проходе показалась фигура, чем-то она все еще похожа на человеческую, но одновременно и значительно отличается: рост метра под два, не пропорциональное уродливое тело с обрывками одежды на нем, но самые значительные изменения коснулись головы. Падаю на пол от сильной боли в мозге. Да как же меня это достало! Зомби же тем временем подходит все ближе и ближе, а боль только усиливается. Может он ее причина? Пытаюсь поднять голову и сквозь боль рассмотреть противника, но все плывет перед глазами и перекрывается картинками приступа.

— Фиксирую возросшую активность одного из новообразованных отделов мозга. — вклинился голос нейросети в боль.

Вскидываю руку с пистолетом и пытаюсь пристрелить этого урода, но все выстрелы уходят или мимо, или попадают в его тело, не нанося значительного вреда. Понимаю, что перестаю контролировать себя. Тело медленно опускает руку с оружием, не смотря на все моим усилия, направленные на обратное.

Зов, сильный, подчиняющий и подавляющий. Сознание заполнили картинки и навязчивый неразборчивый шепот, окончательно оторвав меня от реальности. Упираюсь взглядом в пол, который еще как-то удается разобрать, полностью подавленный. Где-то в глубине себя упорно сопротивляюсь со всех сил этому, но ничего в этот раз не получается. Слышу, как Дэвис во всю стреляет, но очень скоро все почему-то стихает. Возможности повернуть голову и посмотреть что случилось нет. Я вообще ничего не могу сделать, тело словно окаменело.

— Сергей, сопротивляйся, ты сможешь! — донесся откуда-то будто со стороны голос Арти.

Я смогу! Ну же! Собрав все силы что есть, пытаюсь перебороть этот зов. Даже пробую вытолкнуть его из себя, отразить. В поле зрения появились здоровенные ноги зомби. Он уже совсем рядом со мной, почти вплотную. Не вижу, а скорее каким-то непонятным образом чувствую, что зомби замер и смотрит на меня, почему-то не торопясь нанести удар и покончить со мной. Давай же, ты сможешь!

Внутри меня будто взорвалось что-то, а затем навалилась легкость. Одним движением поднимаюсь на ноги и впечатываю кулак в подбородок зомби. Странно, мне показалось или с ним было что-то не так, он как-то замер, будто парализованный? Или это я так ускорился? От удара того аж вбило в потолок, об который он и размозжил свою голову. М-да, удивительны все же мои способности во время этого прилива сил.

— Идите сюда твари! — практически рычу и срываюсь навстречу орде. Сейчас во мне бушует лишь одно чрезвычайно сильное желание — разорвать их всех на кусочки.

Все вокруг, как и в самый первый раз, замедлилось. Обернувшись на бегу вижу Дэвиса, придавленного тремя зомби. Он еще сопротивляется и пытается отбиться. Но те как-то и не пытаются его убить, просто валяются на нем в данным момент, словно их что-то парализовало или лишило сил. Стоило подумать о том, что нужно полностью развернуться, как тело мгновенно проделало это.

Всего лишь миг, и я оказался около лейтенанта. Несколько ударов, и зомби разлетелись в стороны. Добиваю всех, разнося их головы. Очередной разворот, рывок, и я врубаюсь в толпу зомби, щедро раздавая удары. Враги же кроме того, что двигаются значительно медленнее, так еще и откровенно тупят, практически никак не реагируя на мои действия. И нет, дело на этот раз не во мне, они могут двигаться быстрее или как-то реагировать, что и проделывают некоторые, но все остальные только тупо стоят на месте, будто меня здесь и нет.

Десятки, сотни… Скольких я уже превратил в фарш? Легкость сменилась усталостью, но силы пока что никуда не пропали. Да, скорость стала гораздо ниже, но и такой мне пока что хватает. Не снижая темпа, продолжаю истреблять все новых и новых врагов, которые продолжают упорно переть с лестницы. В отличии от тех что были на этаже, эти вполне нормальные, не пришибленные. Что же произошло с теми? Удар кулаком в висок, и голова очередного зомби сминается. Удар ногой, и его тело отлетает назад, снося всех позади себя и создавая небольшой затор.

— Готово. — донесся растянутый во времени голос Арти.

Разворачиваюсь и бросаюсь к двери. Все вокруг опять жутко замедляется, а тело начинает заполнять слабость. Нет, осталось совсем немного, я должен успеть! Распахиваю дверь и закидываю туда Дэвиса, который еще не среагировал на произошедшее. А вот сам не успеваю. В такой неподходящий момент силы все же решили покинуть меня. Падаю на пол и пытаюсь проползти через дверь.

Зомби будто пожелав взять реванш или отомстить за все то что я сделал им рванули ко мне. Черт, я не успею. Смотрю на несущихся ко мне противников. Среди обычных зомби видны и те что бегают по стенам и даже какие-то новые, окончательно переставшие быть похожими на людей. На кого они похожи? А хрен их знает, сложно описать это непонятно что. Внезапно меня сильно дернули и затащили внутрь, а в следующую секунду захлопнули дверь, отрезая от беснующихся тварей, которые почти успели добраться до моего тела.

Из-за стены доносится яростны рык, а дверь сотрясают удары, но она вполне успешно держится. Кажется мы выбрались — проскочила мысль, а измученное сознание в наглую отключилось, не дав отдать хоть какие-то указания Дэвису. Он же такой, пойдет шляться по лабиринту и если ловушка на входе вдруг работает, то вполне может угодить в нее.

— Сергей, чтоб тебя, что с тобой происходит?! — успеваю расслышать напуганный голос лейтенанта, до того, как окончательно погружаюсь во мрак беспамятства.

* * *
В богато обставленном кабинете за столом сидел его хозяин и задумчиво крутил в руках свой мобильный телефон. По нему было видно, что его терзают тяжелые мысли. Что-то решив для себя, он быстро набрал на телефоне номер и приложил его к уху.

— Это я. — произнес он.

— Слушаю вас, что случилось?

— Я по поводу нашей проблемы.

— Какой из?

— Парень. Вопрос с ним решен?

— Не совсем.

— Конкретнее.

— Около двух недель назад он в Париже проник в штаб квартиру подконтрольной нам ЧВК, где его удалось пленить после продолжительного боя.

— Пленить? Я приказал избавиться от него.

— Директор ЧВК решил иначе, парень оказался весьма интересным, и он захотел, чтобы его ученые хорошенько изучили пленника.

— Ладно, но сейчас он уже мертв?

— Неизвестно.

— Что это значит? — спросил хозяин кабинета с трудом сдерживая свой гнев.

— По последним данным парень находился в коме, но что с ним сейчас мы не знаем. На Париж напали зомби и здание ЧВК также попало под удар, там практически не осталось руководящего персонала или ученых. Они выходили с нами на связь неделю назад и уже тогда обстановка была тяжелой. Сейчас скорее всего здание потеряно.

— Мне плевать на людей в Париже и в здании ЧВК, что с парнем? Раз вы не можете дать точный ответ, значит пошлите людей, мне нужно чтобы он был мертвым!

— Послать людей в Париж? — удивленно переспросил собеседник.

— Да! Туда все равно должны отправляться отряды ученых, пошлите и группу ликвидаторов. — все же не сдержавшись выкрикнул мужчина в телефон и разорвал связь.

Положив телефон на стол, мужчина крепко задумался. Он даже для самого себя не мог точно понять почему так хочет устранить парня. Да, тот без сомнений опасен и уже доказал это сполна. Но чтобы настолько, что ради него принимать такие решения, не проявив благоразумия и не дождавшись благоприятного момента…

Только сейчас, задумавшись, он понял почему так ведет себя. Его интуиция упорно твердит что от парня нужно как можно скорее избавиться, а ей доверять он привык, иначе не дожил бы до этих дней и не добился бы всего этого. Правда причин этого подсознательного опасения он понять не мог, ведь парень хоть и хорош, но ничего сверх естественного не проявлял — все его возможности вполне вписываются в разумные рамки очень хорошего модификанта высокой степени изменения с группой поддержки, но не больше.

Обдумав еще минут десять эту ситуацию, мужчина отодвинул ее на задворки сознания, переключаясь на новые задачи. Ведь происходящее в Европе хоть и на руку его планам сейчас, но в перспективе нужно найти средство борьбы с этими зомби, что пока никак не удается, не смотря на все задействованные ресурсы. И это начинало беспокоить его, он сильно не любил, когда его планам начинает что-то угрожать, особенно когда он не в состоянии быстро найти решение возникшей проблеме.

Глава 10

Открываю глаза. Вокруг сплошная темнота и никаких звуков. Неужели я опять в коме? Но все же было более-менее терпимо, на мне даже никаких серьезных ран не было! Или я ничего о них не помню. По привычке пытаюсь пошевелиться и неожиданно мне это удается. Так, похоже я поспешил с выводами.

Осторожно двигаю руками. Сразу после пробуждения, ощущения тела словно запоздали, но вот сейчас начали возвращаться сполна. Чувствую, что лежу на чем-то твердом, а руки затекли. Вытаскиваю их из-под себя и шевелю, разгоняя по ним кровь. Я живой, это радует. Осталось разобраться с остальными вопросами.

Сажусь и ощупываю пространство вокруг себя. Темно же до такой степени, что вообще ничего не видно, нет ни одного источника света. Гладкий, ровный бетонный пол. Натыкаюсь руками на какое-то препятствие. Ощупав его, понимаю, что это рюкзак, немного в стороне от него нащупываю лежащий автомат. Подтащив рюкзак к себе, достаю фонарик и наконец-то освещаю пространство вокруг себя. Кроме того, что это рюкзак, оказалось, что еще и именно мой.

Я в лабиринте, сомнений нет. Причем недалеко от входной двери. Немного в стороне от себя обнаруживаю второй рюкзак, который нес Дэвис. А где сам его владелец? Осмотревшись, так и не нахожу его. Плохо. Аккуратно поднимаюсь на ноги, вслушиваясь в свои ощущения. Кажется, все терпимо, во всяком случае не тянет рухнуть обратно на пол. Да и вообще, самочувствие на удивление неплохое, уж точно можно сказать, что лучше, чем было почти все последние дни.

Утвердившись на ногах, направляюсь ко входу в лабиринт, чтобы проверить ловушку, находящуюся там. Если она рабочая и лейтенант прошляпил ее, то я найду его там, точнее то что от него осталось, а если нет… тогда вариантов гораздо больше.

И все же Дэвису сильно повезло — ловушка так и не заработала после вмешательства Арти. Останавливаюсь перед ней, смотря в темноту лабиринта. Как же непривычного без ночного зрения. Нет, не пойду я туда сейчас, глупо это. Кто знает где сейчас бродит лейтенант и как мне его найти, только время зря потеряю.

Есть правда один вариант действий, но он мне не нравится ой как сильно — взять рюкзак и свалить отсюда, пока один. Ну а что? Я показал ему выход из здания? Показал. Все, договор выполнен. Эх, не могу так поступить, хоть это и само удобно. Чем-то зацепил меня этот мужик. Может тем что возился со мной так долго и терпеливо, пусть и вполне знаю, чем это было продиктовано?

Разворачиваюсь и возвращаюсь обратно к тому месту где очнулся, только прохожу немного дальше и сажусь на пол привалившись спиной к стене. Здесь удивительно тихо и не слышно, чтобы зомби продолжали ломиться сюда. Пока есть время, достаю из рюкзака запасные патроны и начинаю снаряжать пустые магазины. В том, что придется много пострелять не сомневаюсь.

— Арти, ты тут?

— Да.

— Сколько времени я был без сознания?

— Шесть часов.

— Можешь что-то сказать по окружающей меня обстановке?

— Ничего.

— Тогда расскажи про меня. Что со мной было, почему я потерял сознание и что происходит сейчас?

— У тебя было сильное перенапряжение нервной системы и общее истощение организма.

— Причина этому всему я так понимаю тот самый прилив сил, под которым я крушил зомби и который позволил нам выжить?

— Да. Я смогла собрать немного данных и проанализировала их. Во время выброса определенного гормона, твой организм начинает работать иначе, выдавая возможный максимум и даже сверх него. Как оказалось, обычно твои мышцы работают на малый процент своих возможностей, но после выброса гормона, они задействуются полностью. Тоже самое касается и всех остальных твоих тканей, даже мозга. Я пока еще много в чем не смогла разобраться, собрав только общие данные. Сделанные выводы только что тебе озвучила. А, еще, так же под воздействием гормона изменяется даже прочность твоей кожи, что выглядит совершенно не реально, но тем не менее имеет место быть, полученные данные не позволяют трактовать это как-то иначе.

— Что за гормон, ты смогла определить?

— Он совершенно новый, у нормальных людей его нет, в доступных мне данных аналоги отсутствуют.

— Ничего не понятно, но все интересно. До того, как я отрубился, ты говорила, что у меня возросла активность одного из новых отделов мозга. Ты вообще можешь что-нибудь сказать, про то что со мной происходило, когда начался опять приступ?

— Немногое. Во время приступа, как я тогда и сказала, наблюдалась активность в одном из новых отделов мозга. Что именно происходило я не могу сказать, недостаточно данных. Одновременно со всем этим происходило подавление остальных отделов мозга. Еще немного и активность в них окончательно бы угасла. Во время так называемого приступа, воздействию подвергался только твой мозг, остальное тело никак не затрагивалось напрямую.

— Ну ни хрена себе! — вырывался из меня возглас.

— Могу еще кое-что добавить, но это недостоверные данные.

— Выкладывай.

— У меня есть предположение, что тот отдел мозга, который был полностью активен, способен каким-то образом принимать какой-то сигнал извне, как и возможно отправлять его. Именно с этим связаны твои приступы — когда он ловил сигнал, у тебя начинались видения. Последние разы, сигнал изменился, начав влиять на тебя, подавляя. Структуру, как и тип сигнала определить не удалось. Не удалось даже зафиксировать какой он природы — электрический, электромагнитный, оптический, биологический или возможно какой-то иной.

— Круто, это получается у меня в голове теперь есть биологическая антенна?

— Это всего лишь мои предположения, сделанные на основе некоторых наблюдений. Для того чтобы точно утверждать нужно больше данных. Есть еще кое-что…

— Что?

— Последнее столкновение сильно повлияло на твое тело.

— И?

— И ты еще больше мутировал, этот процесс протекает и сейчас, пусть и в замедленном виде. У тебя сильно изменились кожные покровы. Так же твои глаза…

— Чего?! — вслух выкрикиваю, срывая с руки перчатку и подсвечивая себе фонариком.

Вот это да… Теперь почти вся кисть усеяна чешуйками стального цвета, и они больше не одиночные, как было раньше, а создают сплошной слой. Забавно смотрится то, что волосы-то все равно продолжают расти, но теперь они торчат из этого стального слоя.

Закатываю рукав. Да, изменения произошли не шуточные. Теперь у меня почти до самого локтя идет сплошная сталь. Касаюсь измененной кожи пальцем. Она явно стала прочнее. Шевелю кистью. Но странно, она по-прежнему гибкая, никакого сопротивления или дискомфорта при движениях. Чудеса какие-то.

Ради интереса осматриваю вторую руку, но там точно такая же картина, полностью, чешуйки располагаются совершенно идентично. Продолжаю изучение изменений и закатываю одну из штанин. Какого…? Удивленно смотрю на то, как прямо под моим взглядом кожа изменила свою структуру на небольшом участке. Да вашу ж!

— Арти, ты сказала, что я и прямо сейчас мутирую, но ведь этот процесс был остановившись?

— Да, все так и есть. Но последний бой что-то изменил и мутации снова запустились, только на этот раз вполне конкретные.

— И какие?

— В данный момент из обнаруженных протекают мутации кожи и отдела мозга, который является возможным приемником сигнала. И еще, посмотрись в зеркало.

— Зачем? — подозрительно спрашиваю, потроша рюкзак в поисках чего-то с зеркальной поверхностью.

Найдя искомое, смотрюсь в отражение. Ну зашибись просто. В отражении на меня смотрит какой-то инопланетянин со стальной кожей и такими же глазами.

— Ты можешь определить параметры изменений кожи?

— Уже. Она стала значительно прочнее. Превосходит ту что была после моих модификаций. Так же она стала эластичнее. Возможны еще какие-то необнаруженные мной изменения.

Растеряно сажусь обратно и продолжаю прерванное занятие в виде снаряжения магазинов.

— Ты можешь как-то повлиять на это, остановить?

— Нет.

— А задать нужное направление? Меня совсем не радует ходить неизвестно кем. Мне же теперь будет заказан путь к людям.

— Я ничего не могу сделать. На попытку локального вмешательства, твой организм среагировал однозначно, пополнив свои запасы металла моим нанороботом. Пока я проявляю себя минимально, он на меня никак не реагирует.

— Ты сейчас серьезно?

— Вполне.

Дожил, мой организм может самостоятельно угробить нейросеть и жрать нанороботов. И когда он успел стать таким… опасным. Да уж, ответ очевиден, и он меня не радует. Так, нужно перестать загоняться, а то я так дойду до того, что воткну магазин в автомат, приставлю тот к своей голове и прощайте все проблемы. Нет уж, это не мой путь.

Закончив возиться с патронами собираю рюкзак обратно. Оглядываюсь в темноту, среагировав на донесшийся звук откуда-то из лабиринта, и абсолютно автоматически мысленным усилием пытаюсь включить ночное зрение. А вот сейчас не понял. Арти же сказала, что все мои модификации были уничтожены, но тогда что это?

Осматриваюсь по сторонам. Все хорошо видно, может даже лучше, чем раньше.

— Арти, это же сейчас не твое ночное зрение активировано?

— Нет. Могу только поздравить с началом освоения своих новых возможностей.

Неожиданный сюрприз, но приятный. Звуки же, доносящиеся из лабиринта, стали разборчивее. Понимаю, что это пение. Закидываю свой рюкзак за спину и подхватываю автомат на пару со вторым рюкзаком и иду ко входу в лабиринт.

— Дэвис, это я. — громко кричу, когда пение стало совсем близко.

Десяток секунд, и из-за поворота показался человек, держащий автомат на изготовку. Вижу, как он запнулся и слегка дернул оружием, словно подавляя рефлекс выстрелить.

— Сергей? — спросил он, продолжая приближаться.

— Я. Кто еще? Здесь больше никого не должно быть.

— Мало ли, когда уходил, ты даже и не думал приходить в себя. — ответил лейтенант, подойдя ко мне и с любопытством разглядывая меня.

— Занятно, когда уходил у тебя было еще нормальное лицо, только руки изменились. А еще эти глаза… они у тебя, если что, светятся в темноте. Выглядит пугающе.

— Что поделать. Зато могу обходиться без фонарика.

— Серьезно? Я так понимаю, раз ты пришел в себя и стоишь здесь, то мы уходим отсюда? — спросил Дэвис, забирая свой рюкзак и закидывая в него бутылку с водой и баллончик с краской.

— Да. Иди за мной.

— Ты как себя чувствуешь?

— Терпимо.

Обхожу его и уверенно иду вперед.

— Арти, выведи мне карту лабиринта. Она же у тебя осталась?

— Да. — ответила она, а перед глазами появилась запрошенная карта.

Вот интересно, глаза же вроде как тоже изменились, но почему я все равно вижу то что нейросеть мне транслирует? Ничего не понимаю в происходящем.

Десять минут по коридорам лабиринта, и мы уперлись в тупик. Я что-то не понял…

— Ты нас куда-то не туда завел. Точно помнишь, как шел? — тихо спросил Дэвис, словно не хотел нарушать окружающую нас тишину.

— Точно, точно. — отвечаю ему, возвращаясь назад.

Еще минут пять на то чтобы вернуться назад и снова пройти по маршруту, и опять тупик.

— Арти, ты же верно путь отметила и мои перемещения?

— Да, все правильно.

В очередной раз разворачиваюсь и иду обратно. Притормаживаю у одного из перекрестков.

— Арти, а ведь по твоей карте здесь нет прохода. Лабиринт изменился.

— Вижу. Если закономерности остались прежними, то через две минуты рассчитаю путь до выхода отсюда.

— Призрак, мы долго еще будем шататься по тупикам?

— Лабиринт перестроился с того раза, когда я проходил по нему.

— Ты серьезно? — удивленно спросил Дэвис. И не понять издевается он надо мной так или всерьез удивлен.

— Да. — все же отвечаю ему, возвращаясь ко входу в лабиринт.

Неожиданно, когда уже должен был показаться коридор с ловушкой, путь преградила очередная стена. Неужели он перестраивается так быстро? Странно как-то, каким образом тогда через него должны проходить другие люди? Может актуальная карта где-то хранится, и они получают ее? Иначе же можно плутать до бесконечности, задолбешься ходить, особенно если надо часто проходить по нему.

— Сергей, нужно походить, засечь с какой скорость лабиринт изменяется. И происходит это постоянно или все же есть какой период времени, когда он статичен.

— Наш выход отсюда откладывается. Не отставай. — говорю Дэвису и сам иду вглубь переплетений коридоров, не особо разбирая дороги.

— Эй, ты куда?

— Нужно собрать больше данных.

— Для чего?

В ответ только касаюсь пальцем своей головы.

— Точно, у тебя же нейросеть стоит. А я ломал голову, как ты ориентируешься здесь и по каким признака ищешь путь. Совсем забыл из-за навалившихся событий.

Полчаса шатаний по лабиринту. За это время он ни разу больше не перестроился, а Арти все же построила его новую модель, благо закономерности остались прежними, вот только заняло это совсем не две минуты, которые она озвучивала мне. Еще пять минут, и мы вышли на финишную прямую, скоро должен быть выход отсюда.

Когда до конца лабиринта осталось всего ничего, стены вокруг начали двигаться. Слышу раздавшийся из-за спины возглас. Оборачиваюсь и вижу, что Дэвиса от меня отрезает стена. Все вокруг замедлилось. Бросаюсь к лейтенанту, и схватив его, успеваю выдернуть к себе, а затем вообще выскакиваю вместе с ним на открытое пространство. Отпускаю его и пытаюсь отдышаться.

— Это что было? — тихо спросил Дэвис, смотря то на меня, то на перестраивающийся лабиринт.

— Ты хотел остаться один там? Нет, ну так не возмущайся. — раздраженно отвечаю ему.

В этот раз что-то пошло не так, усиление сильно ударило по мне. Пытаюсь отдышаться, но воздуха все равно не хватает. И вопрос, почему оно активировалось? Я точно не злился в этот раз. Да я вообще особо ничего не успел сообразить, как оно включилось, и я выдернул Дэвиса.

— Арти, почему мне сейчас так хреново?

— Не знаю. Могу предположить, что это может быть связано с тем, что усиление было активировано одновременно с протекающими мутациями. Никаких других отличий я больше не нахожу, но ты учитывай, что мои возможности сильно ограничены и могу что-то пропустить.

Встряхиваю головой и подхожу к двери. То, что не могу отдышаться — это не так уж и страшно, не сравнить с той слабостью. Замечаю, что на двери с внутренней стороны есть самая обыкновенная кнопка открытия замка. Повезло, не придется возиться с кодовой панелью или биометрической. Жму на кнопку, подсознательно ожидая подвоха.

Но нет, все сработало так, как и должно было. Толкаю дверь от себя и приоткрываю ее. Осторожно выглядываю наружу и осматриваюсь. Темно, но зомби не видно, как и людей.

— Можем выходить. — говорю Дэвису, выбираясь в туннель.

Оказавшись в нем, отхожу к противоположной стене и внимательно слежу за лейтенантом — сейчас должен решиться важный вопрос. Тот же неспешно выбрался и закрыл за собой дверь. Кладу палец на спусковой крючок автомата, сняв оружие перед этим с предохранителя.

— Есть идеи куда дальше? — спросил лейтенант, пытаясь что-нибудь увидеть в темноте, подсвечивая себе фонариком.

— Куда хочешь, на этом наши пути расходятся. Эти туннели проходят под большей частью центра города. Выходы из него закрыты решетками, но проблем тебе они доставить не должны.

— Не должны. — повторил Дэвис, задумавшись о чем-то своем.

Нет, не хочу его убивать. Пока он думает, небольшими шажками двигаюсь в сторону выхода из туннеля. Если повезет, то по пути найду свою куртку, на улице же не лето как никак.

Внезапно, в голове возникло неприятное чувство.

— Сергей, у тебя снова активен тот отдел мозга.

— Этого еще для полного счастья не хватает. Он принимает или излучает?

— Пока просто активен, никаких сигналов не обнаруживаю.

Каким-то образом слышу, хотя нет, скорее осознаю, понимаю, что прямо сейчас к нам несется здоровенная толпа зомби. Вот блин, какая радость-то. Не веря до конца этому, оборачиваюсь и смотрю в туннель. Несколько секунд, и в темноте уловил приближающиеся силуэты по стенам. Да как вы так быстро?

Вскидываю автомат и прицельными очередями сбиваю противников на пол. Если верить этому чувству, то дальше там несется не одна сотня зомби и так легко разобраться с ними не получится. Разворачиваюсь и срываюсь с места, углубляясь в туннели. К этому выходу мне точно не пробиться сейчас.

— Не тормози, бежим! — кричу Дэвису, который настороженно смотрел на меня, когда я пробежал мимо него.

Слышу невнятный возглас за спиной, а затем раздался догоняющий меня топот.

— Сергей, я кое-что выяснила. Этот отдел мозга сейчас работает в каком-то пассивном режиме что ли. Он излучает периодически слабые сигналы и принимает через некоторое время ответные. Мощность сигналов не идет ни в какое сравнение с теми что были в прошлые разы. Сейчас это все больше похоже на какой-то радар.

— Понял, принял. Дай мне карту этих подземелий, помню такая была.

Ориентируясь по карте, продолжаю бежать дальше, не оглядываясь назад, а только прислушиваюсь к этому непонятному радару. И если он не врет, то нас догоняют. Притормаживаю и швыряю назад в туннель парочку гранат, выставив в них таймер. Надеюсь это хоть немного выиграет нам время.

Кольцо сжимается со всех сторон. Куда бы мы не бежали повсюду проклятые зомби. В итоге загнали сами себя в тупик — туннель дальше обвалился. Дэвис уже начал совсем выбиваться из сил, как никак бегаем, не переставая больше часа.

Отстреливаю очередного бегуна по стенам и пытаюсь найти выход из сложившейся ситуации. Но его нет. Со всех возможных выходов на поверхность на нас прут зомби и пробиться через них практически нереально, слишком уж много их.

— Все, хватит. Если нам суждено сдохнуть в этих туннелях, то так тому и быть. Мне нужно перевести дыхание, я не могу продолжать бежать. — прохрипел Дэвис, остановившись. — Обидно конечно, из чертового здания выбрались, а помрем здесь, в шаге от воли.

— Арти, почему зомби за нами так гонятся? Неужели они так реагируют на всех живых людей?

— Возможно. Но также возможно, что причина ты.

— Я… — Оглядываюсь на лейтенанта, который привалился к стене и пытается отдышаться и одновременно напиться. — Ты можешь каким-то образом простимулировать эту биологическую антенну, чтобы она выдала мощный сигнал?

— Не знаю, нет скорее всего. А зачем тебе это?

— Нужно.

— Скорее нет, я не могу влиять на твой мозг, разве что только очень грубое вмешательство, но чем оно обернется для меня или тебя — неизвестно.

— Ты можешь отключить эту антенну?

— Но это будет значить заблокировать целый участок мозга.

— Да, и все же.

— Это как раз наверно смогу. Зачем?

— Зомби скорее всего идут на его сигналы, избавимся от них, и они возможно потеряют нас. Лично я других причин такого ажиотажа не вижу, когда мы вышли туннель был пуст и почуять нас не должны были. Ну или вне здания их возможности гораздо больше, настолько, что они способны почуять живых людей сквозь толщу земли и бетона, и за несколько сотен метров, а то и за километр.

— Но последствия могут быть необратимыми и катастрофическими. У меня недостаточно данных для того чтобы такое вмешательство прошло нормально.

— Выбора нет. — отвечаю нейросети и начинаю мысленно накачивать себя, подводя к нужному состоянию.

— Дэвис, иди туда. — даже не прошу, а приказываю ему, кивнув на небольшой закуток в туннеле. — Сиди там и не высовывайся пока зомби не станет меньше.

— Ты что задумал?

Не отвечаю ему, лишь скидываю с себя рюкзак. Глупое геройство, напрасный риск, но другого пути не вижу. А так, если сильно повезет, останемся в живых, если повезет меньше тогда хотя бы Дэвис, он мужик неплохой. А если совсем не повезет, то вдвоем погибнем.

— Сергей! — позвал он меня.

В ответ только киваю ему на тупик туннеля. Раз, два… начинаю считать про себя, с каждой цифрой все больше и больше раскачивая свое внутренне состояние и впадая в бешенство. Да, в этот раз я почему-то четко чувствую, что мне нужно сделать для того чтобы активировать усиление и оно было максимальным. И для этого оказалась нужной совсем не злость.

Чувствую, что кожа начала словно гореть. Нет времени разбираться в происходящем, враг близко. Срываюсь с места и несусь им на встречу, непрерывно стреляя и быстро заменяя уже пустые магазины. Пустой автомат, три метра до противников. Ударом приклада сношу голову одному из них. Швырнуть автомат в сторону, снеся по пути еще одного. Выхватить пистолет и окончательно впасть в ярость.

Странные ощущения. Меня будто накрыло волной, перехватив контроль над телом, и я превратился в какого-то зверя, способного только убивать. А ведь похожее чувство было, когда нас зажали на минус втором этаже, только тогда оно было все же слабее и более контролируемым. Сейчас же я добровольно отдался ему.

Патроны к пистолету давно закончились, и тот остался где-то позади, застряв в голове какого-то зомби. Продолжаю упорно продвигаться вперед и истреблять на своем пути всех и вся. Пока тело действует, руководствуясь одному ему понятными рефлексами, со всех сил пытаюсь собрать всю ярость, гнев и заложить ее в приказ — бежать, и все это выплеснуть из себя.

Особых успехов нет, но в голове продолжает накапливаться какое-то новое чувство. Урывками воспринимаю происходящее вокруг. Вот я какому-то зомби снес одним ударом голову, а вот уже какой-то другой вцепился своими зубами мне в руку, но не может прокусить измененную кожу. Сбиваю его ударом руки на пол и ногой разношу его череп, зарядив словно по мячу. Действую скорее не как человек, а… как зверь: рву, бью, крошу. Хорошо, что хоть зубами никого не пытаюсь загрызть.

В какой-то момент, во время очередной попытки выпустить сигнал-приказ, в голове будто что-то щелкнуло, а затем все накопившееся там чувство бесследно исчезло. Вместо него же появилось новое — словно из меня вырвалась какая-то волна.

Вижу, как зомби замерли, а затем развернулись и бросились наутек. Неужели у меня получилось? Я в самом деле могу воздействовать на них?!

— Арти, заблокируй его.

— Ты уверен?

— Блокируй!

— Выполняю.

А через мгновение, мозг пронзила жуткая боль. Падаю на пол, тело отказывает, не могу пошевелиться, в глазах начинает все плыть и двоиться. Понимаю, что не могу вздохнуть. Кажется, я только что убил самого себя. Какой-то неудачливый Париж для меня: дважды умирать, да еще и почти на одном и том же месте, где-то недалеко отсюда должно быть здание ЧВК, мы по туннелям сделали почти круг. Сознание пропадать почему-то не спешит, словно специально, чтобы я сполна насладился тем что натворил.

Чувствую, как меня кто-то куда-то потащил. Через какое-то время в поле зрения появилась человеческая голова, но детали разобрать не могу.

— Держись. — донесся мужской голос.

Неужели это Дэвис? Опять не бросил меня?

— Изоляция отдела мозга выполнена. Возник дисбаланс в работе всего остального мозга. По расчетам, твое состояние должно стабилизироваться примерно через полчаса.

— Я опять буду… — спрашиваю, но останавливаюсь, не в силах сформировать мысль до конца.

— Нет, все должно вернуться в норму. Теоретически. А теперь спи.

Стоило нейросети закончить говорить, как я провалился в сон. Лишь успел подумать — а ведь она говорила, что не может вмешиваться в работу мозга, но, тогда как ей удалось меня усыпить?

Глава 11

— Сергей, у нас проблемы. — Было первое, что услышал, когда пришел в себя.

Пытаюсь открыть глаза и понять, что происходит и где я вообще. В голове какая-то каша из воспоминаний и ощущений.

— Что такое? — спрашиваю, все же приоткрыв глаза и увидев перед собой старую кирпичную стенку.

— Нужно срочно снять блокировку с того отдела мозга.

Блокировку? Отдела мозга? Пытаюсь понять про что идет речь. А, точно… Нужные воспоминания возникли в памяти.

— Зачем?

— Без него ты не сможешь восстановиться. Это внесло более значительные изменения в работу твоего мозга, чем я предполагала и чем это было видно первоначально.

— Но ведь зомби…

— Иначе ты умрешь.

— Снимай. — отвечаю, с трудом соображая и удерживаясь в сознании, а после ответа опять отрубаюсь.

Новое пробуждение было резким, если так можно назвать то, что я просто в один момент пришел в себя и открыл глаза, тупо смотря перед собой, не в силах разобраться в увиденном. В первые мгновения, все вокруг казалось размытым, словно не удалось настроить фокус. Слегка перепугавшись, зажмуриваюсь и повторяю попытку.

Со второго раза стало лучше — зрение вернулось в норму, кажется. Неуверенно смотрю на размытое пятно перед глазами. Это все еще у меня проблемы или я смотрю на… грязный потолок с размытой побелкой, и все это в придачу в полумраке? Пробую повернуть голову на бок, чтобы увидеть что-нибудь еще. А вот с этим у меня явные проблемы.

Спустя несколько десятков попыток убеждаюсь, что имеется одна проблемка, мягко говоря, — я совсем не чувствую свое тело и не могу им управлять, вообще. Почему-то единственное что мне подконтрольно — это глаза, ими я могу вращать по сторонам и открывать или закрывать. Странно как-то, обычно же у меня или все работает, или ничего, а тут как-то частично: в сознании, но тело не работает по сути полностью.

Пока не спешу звать Арти, решив попытаться разобраться самостоятельно, время вроде бы есть, во всяком случае не видно, чтобы в данный момент какой-нибудь зомби пытался меня сожрать, или что они делают с людьми, а значит нахожусь в условно безопасном месте. Прикрываю глаза и прислушиваюсь к своему телу, его ощущениям, должно же быть хоть что-то. Незаметно для себя проваливаюсь в сон, так ничего и не добившись.

Просыпаюсь рывком, будто испугавшись произошедшего. Первые секунды смотрю перед собой, не осознавая где я и что со мной, но потом вспоминаю. Так, потолок надо мной все тот же, в лучах солнца, которые сейчас освещают его, он отчетливо виден и различим.

Снова пытаюсь пошевелиться. А вот теперь прогресс есть — удалось слегка пошевелить пальцами руки и дернуть головой, из-за чего она повернулась набок и мне стала видна стена, которая когда-то была обклеена хорошими обоями, но какой-то гад почти все их ободрал и теперь мне предстало довольно унылое зрелище.

Судя по увиденному я в какой-то квартире. Хотя точно утверждать нельзя, нужно больше всего увидеть, только потолка и одной стены маловато. Остается вопрос кто меня сюда притащил и зачем. К сожалению ответ на него я прямо сейчас вряд ли получу. Правда, вариантов кто мог это сделать не так уж и много: или Дэвис или кто-то неизвестный мне.

— Арти, ты здесь? — наконец-то нарушаю молчание и выхожу с ней на связь, не прекращая свои попытки вернуть контроль над телом и упорно шевеля всем чем только можно и нельзя.

— Да, я здесь. — раздался ответ почти моментально.

— Отлично. Что со мной такое и когда я смогу нормально двигаться?

— У тебя нарушены нейронные связи в мозге. Изоляция отдела мозга повлекла за собой опасные и не просчитанные изменения, связь между отделами оказалась значительно сильнее и глубже. По поводу твоего восстановления никаких прогнозов дать не могу. Фактически, из-за произошедшего твой мозг заново учится управлять телом. По неизвестной мне причине, в первую очередь пострадало именно это.

— Ты же обещала мне, что такой фигни не будет!

— Извини, я ошиблась. Это вскрылось только через пятнадцать минут после изоляции отдела мозга, когда вместо рассчитанного восстановления начался дальнейший регресс.

Ошиблась она… Глубоко вздохнув успокаиваюсь. Сам виноват, она же пыталась отговорить меня, но я настоял, теперь расплачиваюсь. Обидно, что это было зря, все осталось на своих местах и что с этим делать я без понятия. А такая была хорошая идея — заблокировать возможный источник сигналов, на которые зомби сбегаются как коты на валерьянку. Видимо теперь придется придумывать что-то другое.

— Могу отметить, что скорость восстановления резко возросла. С такими темпами мозг очень скоро восстановит нарушенные связи и к тебе вернется контроль над телом.

— В результате чего скорость возросла?

— Не могу точно определить. Возможно из-за твоих попыток шевелиться.

На этом пока заканчиваю разговор, не горя желанием общаться и полностью сосредоточившись на своем занятии. С каждой прошедшей минутой получается все лучше и лучше. Спустя минут двадцать удалось полноценно пошевелить рукой. Еще спустя полчаса встал на ноги, пусть и держась за стенку. Затем начал медленно обходить место своего временного пребывания осматривая его и наслаждаясь тем что могу снова ходить и самое сложное позади. Ну и вымотали меня эти попытки пошевелиться.

Почти сразу обнаружил свой рюкзак и оружие сваленные в углу комнаты где и лежал я. Кроме них там еще оказалась и моя броня с разгрузкой и кобурой. Правда броня в таком состоянии, что кажется будет проще не носить ее, слишком уж сильно ее подрали зомби, видны даже кажется сквозные дырки кое-где. Удивительно, как им это удалось, она же рассчитана на сдерживание пуль? Не задерживаюсь надолго и продолжаю неуверенную прогулку по месту своего пробуждения.

Как оказалось, лежал я в гостиной небольшой двухкомнатной квартиры, в которой на удивление осталась целая мебель, не смотря на общее состояние. Медленно обошел все помещения, все более и более уверенно стоя на ногах, под конец обхода даже отлип от стенки и пошел как нормальный человек. На этом, в принципе, хорошие новости закончились.

Выяснить где я и кто притащил меня сюда не удалось — квартира оказалась заброшенной без следов того, что в ней кто-то живет. И тут не много вариантов: или те, кто меня сюда доставили, не живут здесь, или они по какой-то причине ушли, забрав все что только можно и кроме этого прибрали почти все следы за собой. Удивительно как быстро квартира смогла прийти в запустение, ведь зомбиапокалипсис начался относительно недавно. Или… А сколько я пробыл без сознания в этот раз?

Закончив свое путешествие, вернулся обратно туда где очнулся и принялся проверять свой рюкзак и оружие. Странно, все на месте и целое. Даже оружие, причем именно мое, в порядке и заряжено: какой-то добрый человек вставил в него полные магазины, хотя я точно помню, что у меня таких не оставалось. Если меня вытащили какие-то мародеры, хотя не понятно зачем им это, то они ничего не взяли, что не логично. Значит это кто-то другой, кто-то кому не нужны мои припасы или кто хочет выглядеть хорошо в моих глазах. Ну или это все же Дэвис.

Так ничего толком не выяснив, подхожу к окну и более внимательно смотрю в него. Дома, дорога, разбитые машины, разбитые окна на многих этажах, зомби не видно, как и живых людей. Пытаюсь через окно осмотреться по сторонам, но никаких приметных мест, по которым можно было бы определить где нахожусь, не видно. Судя по высоте, я сейчас на третьем этаже здания.

Отлипаю от окна и еще раз обхожу квартиру. Ничего нового обнаружить не удается, разве что проверил входную дверь, которая оказалась не запертой. Удивительно, прошло немного времени, а по ощущения я уже пришел в норму. Ради интереса приседаю и отжимаюсь по десятку раз. И в самом деле нормально, уж точно лучше, чем, когда очнулся в здании ЧВК. М-да, кажется я еще долго буду вспоминать то время и сравнивать свое состояние с тем.

Неожиданно для себя понимаю, что хочу есть и пить. Какие непривычные ощущения, давненько их не было, последние дни что помню, приходилось пихать в себя все насильно. Не отказываю себе в этом и, покопавшись в рюкзаке, вытаскиваю пару банок тушенки, пачку печенья и бутылку воды. Еды мы, к моему сожалению, брали не сильно много, отдав большую часть места под боеприпасы. Кто же мог предположить, что во мне опять проснется этот жор?

— Арти, как там мое состояние? — спрашиваю у нейросети, которая притихла и что-то не спешит начинать первой общаться. Чувствует свою вину за произошедшее? А я виню ее? Хороший вопрос, на который вот прямо сейчас ответа у меня и нет, вроде и сам виноват, понимаю это, но осадок остался.

— Связи с большего восстановились. Тело функционирует нормально. — сухо отчиталась она.

— Не сержусь я на тебя, выдохни.

— Правда? — спросила она, будто живой человек, с такой надеждой в голосе, что стало даже как-то неудобно.

— Правда. Сколько я был без сознания?

— Я не знаю.

— Это как?

— Все мои ресурсы были брошены на восстановление последствий изоляции отдела мозга, пришлось даже временно кое-что отключать. Из зафиксированного мной времени ты был без сознания пять часов.

— Ну хоть что-то, минимум знаем, еще бы выяснить максимум… Что с тобой, каково состояние? Ты уже, если не ошибаюсь, должна была восстановить связь со своими модулями.

— Полностью функционирую. Связь со всеми модулями восстановлена, все работоспособны. Провела ревизию имеющихся ресурсов: сохранилось три процента нанороботов от имевшихся, осталось две работоспособные нанофабрики.

— Это что получается, нам теперь все заново начинать?

— Да, но я не уверена, что это нужно. И не совсем заново, все же имеющееся количество нанороботов превышает то, которое было сразу после моей полной активации.

— В плане, ты шутишь? Что значит не нужно?

— Нет. Я не уверена, что вносимые мной модификации и большое количество нанороботов будут безопасны для тебя.

— Эй, не дури мне голову, наращивай свой возможности. С последствиями будем разбираться по мере их возникновения. Я не готов отказаться от твоих возможностей или от той же брони из нанороботов, не говоря про ряд других модификаций, которые сильно облегчали мне жизнь и даже спасали ее. Как понимаю максимум что может произойти — это мой организм опять сожрет твоих нанороботов, пополнив свои запасы металла?

— Теоретически да, так было пока что. Ты уверен в своем решении?

— Да. — твердо отвечаю, а то Арти похоже уже начинает перестраховываться, напуганная недавними событиями, и теперь по несколько раз все переспрашивает. Не думал, что нейросеть может быть напуганной, однако это есть и это факт.

— Точно уверен?

— Точно. Что тебе нужно?

— Металл. — раздался знакомый ответ. — Пока что небольшие объемы.

Рыскаю взглядом по комнате в поисках чего-то железного. Опа, гантели, подойдет. Подбираю одну из них, килограмм на десять, и сжимаю в руке. От моей кисти отделилось полупрозрачное облачко и обволокло гриф гантели. Какой-то десяток секунд, и оно втянулось обратно. Все как-то непривычно быстро прошло, отвык уже от таких скоростей и объемов.

— Все? — на всякий случай спрашиваю, продолжая держать гантель, а то на вид там изменений никаких. Нет, ошибся, гриф стал тоньше.

— Да. Недостающий объем металла получен, начинаю создание нанофабрик. Через двенадцать часов будет создано еще тринадцать нанофабрик, после этого начнется активное создание новых нанороботов и будет необходимо пополнение запасов металла. Расчётный срок восстановления минимально необходимого количества нанороботов — три дня.

— Отлично. У тебя же вычислительный мощности свободны, как и работает модуль дистанционной связи? Займись поиском доступных точек подключения и выдай мне наконец информацию что здесь происходит и по глобальной обстановке.

— Принято, выполняю.

— Расскажи мне про состояние моего тела и что с тем отделом мозга, который как антенна. Будем называть его антенной для простоты.

— Твое тело полностью здорово. Последний бой значительно подстегнул мутации, теперь твои кожные покровы изменены на девяносто пять процентов. Остальные происходящие изменения не получается проанализировать в полной мере, могу только сказать, что они коснулись твоих мышц и нервных волокон. Антенна находится в спящем режиме, генерация сигнала большой мощности словно перегрузила ее, выведя на время из активного состояния, она теперь даже не посылает пассивные сигналы, она вообще ничего не излучает, или я не могу обнаружить. Так же в ней произошли некоторые изменения, но на что они влияют определить не удалось. Кроме всего этого, изменились связи непосредственно в мозге между его отделами, они укрепились и разветвились, усложнив свою структуру.

Опускаю гантель на пол и обдумываю услышанное, не забывая параллельно доедать вытащенную еду. В целом, пока что по словам Арти все не так уж и плохо, можно даже сказать, что здоров и полон сил. Эх, разобраться бы еще со своим мозгом, пока же от этой антенны больше всего проблем. Но и польза от нее есть, это нужно признать, если бы не она, то вряд ли бы мне удалось обратить в бегство зомби. Хотя, если бы не она, то возможно они бы и не рвались так ко мне.

Отвлекаюсь от мыслей про зомби на пару с антенной и смотрю в окно. Вопрос — стоит мне здесь оставаться или хватать свои вещи и сбегать отсюда. Куда бежать? Да хоть куда. Или все же остаться и дождаться того или тех, кто меня сюда притащил? Хм-м, все же останусь, хочу посмотреть на своего спасителя. Решено, подожду несколько часов или может даже день, а если никто не придет, то тогда буду выбираться отсюда.

Закончив с едой, которая исчезла с удивительной скорость, хорошо хоть голод пропал, а то на меня так никаких запасов не хватит, если снова буду вечно голодным, засовываю пистолет в кобуру и надеваю все на себя, а автомат кладу на колени, чтобы в случае чего можно было быстро воспользоваться. А что делать дальше? Придумал, поднимаюсь и устраиваюсь у окна, наблюдая за улицей, вдруг повезет и увижу что-нибудь интересное. Параллельно достаю пустые магазины, и начинаю загонять в них патроны. Таких магазинов оказалось много, тот кто притащил меня сюда, снарядил только по несколько штук.

Полчаса, час, понимаю, что сидеть и смотреть в окно мне безумно скучно, учитывая, что там вообще ничего не происходит, ну пробежал бы хоть один зомби, так нет. Поддавшись скуке, отставляю автомат в сторону и начинаю рассматривать себя. Для начал закатываю рукав. Стальная кожа теперь идет до плеча и дальше, снимать же полностью одежду не хочу, не те условия.

Стоп. Только сейчас обратил внимание, что на мне почему-то чистая одежда, чего никак не может быть, если вспомнить что именно я творил недавно. Я должен быть весь в крови как минимум. Меня кто-то переодел? А ну-ка… Потрошу рюкзак, добираясь до самого его дна, где должны лежать два комплекта запасной одежды. Нет одного. Мало того, что кто-то меня вытащил из подземелья, так он еще и переодел меня?! Надеюсь это была сексапильная красотка. Эх, мечты-мечты.

Спокойствие и только спокойствие, этот неизвестный все правильно сделал, если память не врет, то на мне было столько всего, что оставлять в этой одежде никак нельзя было. Но теперь мне еще любопытнее, кто это был.

Внезапно улавливаю какой-то новый звук. Замираю, отбросив лишние мысли, и усердно вслушиваюсь. Слух же, будто обострился, как бывало, когда я активировал улучшенную версию. Неужели у меня он сейчас тоже есть? Если так, то интересно я мутировал, скопировав улучшения нейросети что были раньше, во всяком случае ночного зрения и улучшенного слуха это коснулось.

Различаю приближающиеся шаги и усталое дыхание. Кто-то поднимается по лестнице. Схватив автомат бросаюсь ко входной двери и затаиваюсь около нее, спрятавшись за шкафом рядом с ней. Шаги уже совсем близко, кто-то остановился прямо напротив двери. Тихий скрежет, и она распахнулась, а в квартиру кто-то вошел.

Дождавшись, когда неизвестный окажется на нужном месте, уверенно, пусть и устало идя вперед, резко шагаю из своего укрытия и проскальзываю за его спину, наставив на него оружие.

— Подними руки, медленно. — приказываю, пробегаясь взглядом по фигуре.

Это без сомнения мужчина, вооружен автоматом, а на спине вполне знакомый мне рюкзак. Но это может быть совпадением, такой рюкзак мог оказаться у кого угодно. Одежда тоже не показатель, а вот общие габариты очень даже — у Дэвиса примерно такие.

— Призрак, спокойно, это я. — ответил лейтенант, подтвердив мои догадки о личности незнакомца и моего спасителя.

— Медленно повернись ко мне, держа руки над головой. — отдаю новый приказ, желая убедиться окончательно.

Дэвис спокойно выполнил требуемое и развернулся. Да, это он. Опускаю автомат.

— Я смотрю тебе гораздо лучше. — произнес он, разглядывая меня в ответ. — Я пройду?

— Да. — киваю и иду следом за ним в гостиную, в которой он абсолютно привычным движением бросил рюкзак в угол комнаты, а автомат поставил у входа. Сам же он уселся в одно из кресел. Действия слишком автоматические, который раз он уже это проделывает?

Сажусь на матрас, на котором и очнулся, смотря на Дэвиса.

— Почему?

— Что почему? — не понял он моего вопроса.

— Почему ты меня вытащил?

В ответ он только пожал плечами. Сверлю его взглядом, но ответа так и не получаю.

— Сколько прошло времени?

— Три дня.

— Расскажешь, что было, что ты видел? — продолжаю задавать вопросы, вполне спокойно восприняв сообщенное мне. Все было ожидаемо, как и то сколько времени прошло, так и личность того, кто вытащил меня.

Дэвис в ответ только глубоко вдохнул воздух.

— Я спрятался в то обвалившееся ответвление, как ты и сказал. Ты же побежал крошить зомби, а те полностью сосредоточились на тебе. Описывать что там происходило не буду, тем более что почти ничего толком и не видел, слышал только звуки ударов и нескончаемый рык. Я уже начал выбираться, чтобы присоединиться к творившемуся там веселью, как ты упал, а зомби рванули прочь словно сильно испугавшись. Убедившись, что мне не показалось и это произошло на самом деле, я вышел к тебе. Ты продолжал валяться на полу туннеля без сознания. Схватил тебя, потащил. Долго тащил, но повезло, зомби так и не попались на пути. Добравшись до одного из выходов, оставил тебя на время в туннеле, а сам пошел на разведку. Далеко не совался, только нашел временное укрытие. Вернулся, притащил туда тебя, потом рюкзаки. Ты по-прежнему был без сознания. По какой-то причине зомби не было во всем районе, что оказалось очень удачно для меня, нас. Не знаю, что ты сделал и ты ли, но это подействовало. Воспользовавшись этим, я нашел более удобное укрытие — эту квартиру, перетащил тебя и рюкзаки сюда. Затем следил за твоим состоянием и осторожно выбирался наружу, пытаясь найти еду с водой и понять где именно находимся. Ты же будто опять впал в кому, но ничем особо помочь я не мог, мы же не взяли даже капельниц с питательными растворами. Я пытался несколько раз тебя накормить и напоить, но ничего не получилось. В общем-то все. Зомби вернулись на следующий день, опять заполонив здесь все собой. Стало сложнее передвигаться, но и только, больше никаких изменений не произошло. Никаких набегов, подобных тому что было в туннелях не было и близко.

— Спасибо. — искренне благодарю его.

— Да ладно тебе. — махнул он в ответ рукой. — Помоги мне выбраться из города и будем в расчёте.

— Не уверен, что со мной будет проще чем без, кажется они сбегаются именно на меня.

— Это точно?

— Нет, нужно кое-что проверить. Что ты выяснил по обстановке в городе?

— Все хреново. Зомби почему-то упорно не покидают его. Почти все убежища гражданских уничтожили, остались только военные и спецназ. Штаб ЧВК тоже уничтожен.

— А как понял про штаб?

— Там теперь нет толпы зомби, которая вечно осаждала его.

— Или причина в другом. — задумчиво протягиваю в ответ.

— Ты?

— Я. Меня теперь там нет, вот и не рвутся, но это только как одна из версий.

— Если они охотятся на тебя, то зачем? Как ты связан с ними?

— Это сложно объяснить.

— А если кратко и просто, мне не нужны сейчас детали. Вот выберемся, тогда и расскажешь.

— Мои мутации и зомби возможно из одного источника.

— В смысле?

— Новый Псков, там я подхватил бактерию, из-за которой нас всех заперли в карантинном лагере.

— Но ты же вышел оттуда, значит был здоров.

— И да и нет. Не важно как, но они остались во мне.

— А причем зомби?

— Не знаю, но бактерии кажется среагировали именно на них. И нет, я не причина появления зомби. Откуда они взялись и что такое — без понятия. Однако мутации во мне произошли из-за этой бактерии. И произошли, когда сюда приперлась эта орда зомби.

— Ясно. — только и произнес Дэвис.

— Из города можно выбраться?

В ответ он отрицательно показал головой.

— Если только пешком, но это очень долго и рискованно. На машине же нельзя, на ее звук сразу сбегутся все зомби с округи.

— А если все же пешком?

— Я не знаю, здесь столько зомби, что точно нарвешься на них, и если еще десяток можно быстро пристрелить, то на звуки выстрелов опять-таки сбегутся все остальные.

— А как с ними борются местные?

— Отстреливают. Они окопались в зданиях и держат оборону. Это все что мне известно. Зомби, не смотря на данное им название, довольно умны и если у них не получилось прорваться, отступают на какое-то время. Так что есть перерывы, в которые можно отдохнуть. Вот местные как-то так и держатся.

Неожиданно в голове возникло слабое, но уже вполне знакомое ощущение.

— Зомби! — выкрикиваю и схватив автомат подскакиваю к окну, высматривая врагов.

Несколько секунд, и в начале улицы показались две фигуры, медленно бредущие по ней.

— Их всего лишь двое, а ты поднял такую панику. И откуда ты про них узнал?

Отмахиваюсь пока что от Дэвиса, пытаясь понять почему я вообще их почувствовал. В прошлый раз я уловил только огромную толпу, а здесь всего лишь двое. У меня повысилась чувствительность моей антенны? Или в тот раз именно толпа забила все собой, поэтому и сложилось такое впечатление?

— Фиксирую активность антенны, она активна в режиме радара. — сообщила Арти.

— Мне нужно кое-что проверить, прикрой. — прошу лейтенанта, а сам уже несусь к выходу из квартиры.

Считанные секунды, и я оказался на улице. Нельзя упускать такую возможность: раз я не могу избавиться от этой биологической антенны, то мне нужно научиться использовать ее и хоть как-то управлять ею. А для этого мне нужно экспериментировать.

Смотрю на приближающихся противников. Они, увидев меня или почуяв каким-то другим образом, значительно ускорились и перешли на бег. Сосредотачиваюсь и пытаюсь повторить то что провернул в туннелях, только в значительно меньших масштабах. Еще бы вспомнить как я сделал это.

Команда, вытолкнуть, эмоции — перебираю то что делал в прошлый раз. Эмоции нужно попробовать отбросить, а то у меня так съедет крыша, если каждый раз мне придется впадать в ярость или злиться. Оставляем только команду и действие, которое в теории должно создать нужный сигнал. Эх, почему у меня нет встроенной инструкции, как и что делать, было бы гораздо проще?

— Замереть! — мысленно приказываю и будто выпускаю из себя целенаправленную волну на этих двоих.

Ничего, те как бежали, так и бегут. Повторяю попытку. Раз, второй, расстояние между нами все меньше, слышу, как раздался лязг металла за спиной — это Дэвис что-то задел автоматом. Радует, что он все же похоже решил меня прикрыть, не смотря на отсутствие объяснений с моей стороны. Максимально сосредотачиваюсь и опять пытаюсь отдать приказ зомби.

Миг, и появилось знакомое чувство того, что из моей головы что-то вырвалось. Еще секунда, и оба зомби замерли на месте, словно наткнулись на стену. У меня получилось! Охренеть!

— У меня получилось! — радостно кричу Дэвису и замечаю, что какой-то не долгосрочный оказался у меня приказ — зомби отмерли и рванули на меня с еще большей скоростью. Вот же гады непослушные!

Грохот выстрела, и один из них упал в разнесенной головой. Встречаю второго ударом приклада и отбрасываю от себя.

— Не стреляй! — кричу лейтенанту, а сам еще раз повторяю приказ-мысль для зомби.

Неожиданно тот замер, так и не поднявшись. Получилось с первой попытки… Вскидываю автомат и всаживаю несколько пуль в его голову, пока он не пришел в себя.

— Это что такое было? — слышу удивленный голос лейтенанта, но не реагирую на него, обдумывая итоги небольшого эксперимента.

Итак, первое — я реально могу на них воздействовать, это были не глюки, а на самом деле. Второе — мне нужно значительно больше практики, если я хочу освоить на нормальном уровне все это. И третье — возможно это то что поможет нам выбраться из города.

— Сергей! — позвал меня Дэвис.

Оглянувшись, вижу, что он показывает рукой вдоль улицы. Смотрю в указанном направлении, там сотня-другая зомби шустро приближается к нам. Вот же дерьмо, я конечно хотел практику, но не в таком объеме и не так быстро. Прислушиваюсь к своему радару, пробуя понять сколько точно там противников и одни они или следом за ними идет целая орда.

Кажется, одни, компактная группа.

— Я уведу их. Есть связь? Пересечемся, подкинешь мне патронов.

В ответ ловлю небольшую рацию и бросаюсь прямо на встречу приближающимся зомби. Что мне какая-то сотня? Достанут, врублю режим берсеркера и покромсаю их, а пока… Да здравствуют догонялки и эксперименты! Это же все так просто, главное не помереть случайно, а то я такой, могу.

* * *
Полковник стоял у окна и смотрел на Париж, как часто делал это в последние дни. Там за стеклом был город, который люди потеряли и то что они до сих пор здесь — лишь досадное недоразумение, возникшее в результате нечеловеческого упорства выживших. Ну и конечно же приказа, куда без него.

— Узнали причину произошедшего? — спросил он у своего подчиненного, который сидел на стуле и что-то читал в планшете.

— Нет, ничего не удалось выяснить. Почему зомби покинули на время целый район и туннели под центром города остается для нас неизвестным.

— Что со зданием ЧВК, они выходили на связь, что у них происходит?

— Нет, связи с ними не было. Разведчики сообщили, что зомби больше не собираются вокруг него. Скорее всего там все погибли. Сеанс связи они уже два раза пропустили.

— Что с нашими гостями?

— Заняли свободное здание рядом с кольцом обороны, расширив его. Укрепляются там, пока что в город не выбирались.

— Есть информация по ним?

— Какие-то ученные и силовое прикрытие к ним. Все как-то мутно, но тем не менее вместе с ними нам доставили боеприпасы и множество других нужных вещей. Сами они пока никак не выделяются, тихо занимаясь своими делами в здании, но для простых ученых у них слишком много оружия. Хотя прибыли они тоже не в простое место.

— Ясно, продолжайте наблюдать за ними. Приказ принять их пришел с самого верха, но все как-то слишком быстро и нет письменного подтверждения. Что с непонятной встречей на другом конце города, с чем тогда столкнулись разведчики?

— Мы не знаем, выбраться еще раз туда так и не удалось, зомби переместились, перекрыв все подходы к той части города. Там что-то происходит, но мы не можем этого выяснить. Мы решили не рисковать людьми зря. По словам разведчиков, на зомби напали какие-то существа, перебили их и углубились в город. Нужно отметить, что при появлении этих существ, зомби сразу переключились на них, позабыв про людей, которых преследовали уже больше получаса.

— Еще где-то удалось засечь их?

— Нет. Сэр, что слышно по обстановке, нам пришлют подкрепление или может вообще эвакуируют, сколько можно торчать здесь? Я не верю, что за прошедшее время нельзя было провести над нами ударный спутник и сровнять здесь все.

— Нет. У нас прежний приказ держать оборону. Единственное что, нам будет доставляться все необходимое, и первая партия как я понял прибыла недавно вместе с гостями. Новых людей можно не ждать, всем сейчас не до этого, кроме Парижа зомби хватает во других местах, только там они с основном не собираются в одну большую орду и надолго не задерживаются на одном месте. Еще не забывай и про войну. Свободен, если будут какие-то изменения сразу докладывай мне.

— Так точно. — ответил военный и покинул кабинет своего командира.

Не обратив внимания на уход своего подчиненного, полковник продолжил смотреть на город через окно. Он думал о том, что чем дальше, тем обстановка становится все тяжелее: точек сопротивления с выжившими людьми остается все меньше и меньше, а в город начинают прибывать непонятно кто, что может только ухудшить и так тяжелую ситуацию. И к непонятно кому он отнес и подозрительных ученых и тех существ, которые вообще неизвестно откуда появились и цели их здесь так же неизвестны. Вопросом — кто они такие, он даже и не задавался, хватало и остального.

Интуиция упорно твердила ему, что это еще только начало. Даже по логике, в город скоро должны, если не уже, прибыть разведчики от русских и других стран, ведь Париж оказался в чем-то уникальным — только в нем зомби так долго задержались на одном месте, причем все продолжая прибывать сюда откуда только можно. И это не может остаться без внимания, вон уже ученые начали прибывать.

* * *
Стая добралась до города. Враг, много врагов, везде. Подчиняясь инстинктам существа начали истреблять тех, кого они чувствовали, как своих врагов. И таковыми были отнюдь не люди, на тех они вообще перестали обращать внимание.

Углубляясь все больше и больше в город, стая действовала как единое целое, уничтожая противников сотнями, тысячами, но и те быстро среагировали на возникшую угрозу. Теперь стае приходилось гоняться за зомби, ведь они начали сбегать от них, а не пытаться убить как было в начале.

В ответ на это истребление, среди обычных зомби начали появляться новые, предназначение которых лишь в одном — противостоять особям стаи. И чем больше было столкновений, тем значительнее зомби изменялись, словно накапливая опыт и изучая своего противника. Более сильные, выносливые и еще меньше похожие на людей.

В отличии от стаи они не чувствовали ее, но это не мешало им реагировать на них, приспосабливаясь и изменяясь. Теперь начали применяться засады, приманки, однако и особи стаи тоже оказались не просты. Каким-то образом они обходили почти все ловушки и продолжали с завидным упорством истреблять своих врагов. В отличии от них, они не изменялись внешне, лишь в своем поведении.

Добравшись почти до центра города, стая остановилась. Внезапно они снова почуяли кого-то, того кто вызывал у них странный отклик. Нет, он не ощущался как враг, в отличии от зомби, и это, можно сказать, поставило в тупик стаю. Она будто растерялась, не зная, что ей делать: продолжать преследовать и уничтожать зомби или же узнать кто является тем кого они чуют.

Словно обдумав возникшую ситуацию, стая развернулась и перестав преследовать убегавших зомби понеслась в сторону новой цели. Зомби же явно не ожидали такого поворота событий и даже погнались за стаей, но быстро отстали. В след удаляющимся существам донесся лишь злой рык, который соответствовал отнюдь не тем, кого загоняли, а скорее наоборот охотникам у которых улизнула дичь.

* * *
— Может мы уже оценили обстановку и можем убраться отсюда? — тихо спросил Второй, которого увиденное не очень-то вдохновило.

В ответ Первый отрицательно покачал головой. Как бы ему не хотелось согласиться со своим подчиненным, но он не мог.

— Ну почему? У нас задача какая? Оценить обстановку и все.

— Не совсем, мы должны разведать что здесь происходит. И много ты разведал, лежа здесь и наблюдая через бинокль?

— Ну-у, тут полно этих зомби… А вот людей наоборот не видно.

— Выдвигаемся, нам нужно узнать больше. — приказал Первый, поднимаясь на ноги и пряча бинокль. — В идеале нам нужно выяснить, почему зомби торчат здесь — именно эта задача максимум. В минимуме, нам нужно просто побольше узнать о происходящем здесь и выбраться отсюда.

— Я ничего не ловлю, или здесь никого нет в живых или сейчас просто никто не общается по рации. — произнесла Инна, которая все это время возилась с рацией, сканируя частоты в надежде наткнуться на чьи-либо переговоры.

Небольшой отряд находился на крыше многоэтажного здания на окраине города, куда забрался в надежде осмотреться. И с одной стороны им это удалось, они осмотрелись, вот только ничего важного выяснить не удалось, с их позиции почти ничего не было видно. Пока что, им удавалось избегать столкновений с зомби, хотя учитывая, что они здесь совсем недолго, то это не так уж и удивительно.

Вернувшись обратно на улицу отряд пошел направился вглубь города, замирая от каждого донесшегося звука. У них была карта города, на которой отмечены убежища людей: и таких было не очень много. Правда карта была устаревшей, спутник сделал еще почти неделю назад и за этот срок многое могло измениться, однако больше у отряда не было ничего, за что можно было бы зацепиться в построении дальнейших планов.

Так что был разработан маршрут, пройдя по которому они должны будут по возможности посетить все отмеченные убежища. Начнут с самых мелких, располагающихся ближе всего к ним. Где-то в середине пути, отряд должен будет добраться до хорошо укреплённых и крупных убежищ, которые, как надеялись все члены отряда, будут все еще за людьми, и где они смогут получить хоть какие-то ответы.

Глава 12

— Налево. — раздался голос Дэвиса в наушнике.

Поворачиваю в указанную сторону и сразу замечаю что-то не то, мне явно нужно не туда, но по инерции все равно продолжаю бежать дальше.

— Да что б тебя! Направо, направо! — раздался крик.

Ну зашибись, он опять перепутал где лево и право. Торможу и разворачиваюсь, бросаясь в противоположную сторону. Сзади же напирает толпень зомби, в которую я только что чуть не вбежал. Пробегая мимо небольшого перекрестка, смотрю туда откуда прибежал. Там приближается еще одна толпа зомби, сотня точно будет. Заскакиваю на нужную мне улицу и продолжаю бежать со всех сил, не забывая смотреть по сторонам, а то зомби они такие, любят устраивать сюрпризы.

Где-то над головой тихо шелестит дрон, через которой Дэвис наблюдает за происходящим и подсказывает мне куда бежать. Еще бы он не путался в сторонах было бы вообще круто, а то для него-то может и налево, если смотреть с позиции дрона, но для меня-то направо!

Поправляю автомат на спине и начинаю погружаться в себя, аккумулируя ментальную мощь, по-другому так и не придумал как называть то самое, благодаря чему получается отдавать приказы зомби. А так, сходство же есть с теми менталистами, которые описываются в книгах или играх, поэтому и выбрал такое название. Был еще вариант псионических сил, но не пришелся по душе.

Четыре дня утомительных экспериментов и тренировок. Пришлось посвятить Дэвиса в этот маленький секрет. А он, гад такой, даже не сделал удивленный вид, лишь произнес, что ожидал нечто в таком духе, слишком уж многое на это указывало. В итоге набросали наметки плана моих тренировок и приступили к ним: я бегал по улицам и делал что нужно, а лейтенант следовал в стороне и наблюдал за обстановкой, не забывая выгребать все нужное нам из попадающихся магазинчиков. И делать он это мог более-менее спокойно — если я бегаю по улицам и пробую свои силы, то значит, как минимум со всех соседних улиц зомби сбежались по мою душу. Повезло, что на следующий день после начала тренировок, удалось разжиться дроном, который значительно облегчил задачу Дэвису.

Одиночные цели, групповые. Чего только не пробовал за это время. Лучше всего получается с одиночными, тогда эффект держится гораздо дольше и сам он значительно сильнее. А вот если больше примерно десяти, то эффективность моих возможностей начинает резко убывать, теряя кроме силы еще и время действия.

С одиночным зомби я могу сделать почти все, а максимальное время в течении которого держался эффект моего приказа был час. Если же толпа, то там счет идет на минуты, а то и секунды, разумеется, чем их больше, тем слабее эффект. Перечень же команд в таком случае ограничен простейшими, в духе — бежать, стоять. На что-то большее у меня, к сожалению, сил не хватает.

Нужно больше тренироваться. За эти дни получилось научиться использовать свои новые способности без особого напряжения, теперь это происходит вроде как пошевелить ногой или рукой — просто и естественно, а не так как первые разы, когда все получалось с дичайшим напряжением. И это было только для того чтобы послать команду, не говоря про накопление ментальной силы приказа, что сравнимо с поднятием той же рукой какого-то груза, и с этим у меня пока что проблемы.

Эх, еще бы силу подкачать, а то хоть пользоваться вроде бы немного научился, но вот с эффективность явные проблемы. Резко торможу. Вот блин, улицу впереди перегородили зомби. Ладно, значит придется сейчас. Прикрываю глаза на мгновение и сосредотачиваюсь.

— Стоять! — отдаю ментальный приказ и выпускаю из себя ментальную волну по кругу.

Не теряя времени, пока зомби послушно замерли, ныряю в переулок и несусь по нему на соседнюю улицу.

— Там чисто пока. — проинформировал меня Дэвис. — Будь внимателен, в твою сторону двигаются три гиганта.

Гиганты? Это плохо. Если с обычными зомби в плане ментальных атак все неплохо, то вот с сильно измененными все значительно сложнее: на каких-то может сработать с удивительно сильным эффектом, а на других получится всего лишь бесполезный пшик, не взирая на приложенные усилия, которые способны остановить сотню-другую обычных зомби на десяток секунд.

Выскочив на улицу опять притормаживаю, увидев тех, про кого говорил лейтенант. Вот же дерьмо. Три огромные туши, которые совсем уже не похожи на людей, медленно идут прямо на меня. Я с ними не справлюсь, нужно убегать. Чтобы их замочить нужен наверно танк, и то не уверен, что получится, ну или гранатомет. У нас же нет ни первого, ни второго.

Опасность! Все вокруг замедлилось. Шаг в сторону, развернуться. Вижу, как на меня летит парочка прыгунов — противные зомби, которые могут перемещаться по любым твердым поверхностям и прыгать с них далеко, очень. И противные они не только из-за своего внешнего вида, а еще из-за любви устраивать засады и появляться в самый неподходящий момент.

Окружающее пространство начинает ускоряться. Рывок навстречу противникам, схватить одного за слишком длинную ногу, размахнуться и шмякнуть его об асфальт. Ментальный удар по второму, пока тупит, разнести его череп обломком бордюра. Все, готово. Как же мне нравятся мои новые физические возможности, эти четыре дня также помогли мне лучше освоиться с ними — теперь могу кратковременно активировать их при необходимости.

Слегка покачиваюсь на ногах от отката после частого применения ментальных способностей. Насколько же я еще слаб в этом плане: после каждого применения этих способностей нужно выжидать не меньше минуты перед следующим, иначе будет плохо и чем больше сил вкладываешь, тем хуже.

— Тебя засекли гиганты.

Оглядываюсь в нужную сторону, три туши резво несутся ко мне. О нет, идите лесом. Срываюсь в противоположную от них сторону, выжимая из себя максимум скорости.

— Выводи меня отсюда. — бросаю в рацию Дэвису. От Арти сейчас, к сожалению, толку будет не больше — в городе нет доступных рабочих видеокамер, так что она никак не может помочь мне. К дрону же она подключена и наблюдает за обстановкой, если вдруг Дэвис что-то упустит, то подскажет.

— Вперед сейчас чисто.

Отлично. Пробежав несколько улиц, вынужденно останавливаюсь. А вот это не отлично. Кажется, от меня решили избавиться, иначе ничем не объяснить то что я оказался загнана в ловушку — зомби заполнили улицу вперед быстро и ловко, словно не раз отрабатывали подобное. Осматриваюсь по сторонам в поисках выхода. Все переулки перекрыты, как и дороги.

— Арти, что там у тебя с броней из нанороботов? — спрашиваю у нее. Она уже как день закончила создание минимального количества нанороботов и сейчас продолжает наращивать их численность, как и нанофабрики, не рискуя пока что проводить какие-либо модификации моего организма.

— Ты издеваешься? Ни о какой броне не может идти речи и близко! Нанороботов хватит максимум чтобы покрыть твою руку, и то неизвестно как на такое среагирует твое тело. Пока что оно никак не реагирует на возрастающее количество нанороботов и нанофабрик.

— Эх, а я так надеялся. — отвечаю ей, слегка слукавив. Конечно я понимал, что броню придется еще ждать и ждать, но спросить все равно стоило, мало ли, хоть пообщался с ней. А то нейросеть последние дни, когда ничем не смогла помочь, как-то замкнулась в себе.

Пока разговаривал, выдавливал из себя все ментальные силы. Пора.

— Прочь! — ментальный приказ-волна во все стороны.

Миг, и из меня будто выпустили воздух. Падаю на асфальт и смотрю за тем как зомби рванули в разные стороны, лишь бы подальше от меня. Даже гиганты поддались, не говоря про разную мелочь вроде прыгунов или обычных зомби.

— Сергей, один остался на месте.

Неужели не сработало на ком-то? Разве что это… Как ужаленный подскакиваю и озираюсь по сторонам. Не вижу! Успокаиваюсь и прислушиваюсь к своим ощущениям, к своему радару, который теперь работает постоянно и в работе которого вроде смог слегка разобраться. Научиться бы мне еще постоянно к нему прислушиваться…

Да, есть кто-то. Безошибочно поворачиваюсь в нужную сторону и вижу, как оттуда выходит зомби. Вот же… Нецензурная мысль еще только формируется, а руки уже перебросили автомат со спины вперед и схватились за него. Одной длинной очередью разряжаю его в противника, но тому хоть бы хны. Дела мои плохи.

Медленно пячусь назад, перезаряжая автомат и снова стреляя во врага. Он меня не отпустит, смысла бежать нет. Чувствую, что на мозг начинает ментально давить. Зло разглядываю зомби. Я узнал его сразу, такой же чуть не убил меня на минус втором этаже штаба ЧВК. Это зомби, который способен ментально воздействовать на меня и возможно даже выполняет роль командира среди других зомби, во всяком случае именно такое впечатление сложилось, когда его видел раньше. И с подобными ему я больше ни разу не встречался, после того раза. Ну что ж, пора исправить это упущение.

— Сергей, буду через минуту, держись.

Морщусь от ощущений в голове. Нет уж, я так просто теперь не дамся, хрен тебе, а не я валяющийся на земле.

— Прочь! — выдавливаю из себя ментальную команду, только на этот раз не волной, а узким лучом на одиночную цель.

Враг запнулся на миг, что-то прорычал, но все равно продолжил приближаться ко мне. Силен сволочь, так и давит. Забрасываю автомат за спину, все равно бесполезен сейчас.

— Замри! — ментально бью противника, вложив кроме самой ментальной силы, всей что смог выдать, еще и ненависть с болью.

На этот раз его проняло, и он замер. Видно, как он пытается бороться, но пока что мой приказ сильнее. Бросаюсь к нему, усиливая свое тело. Ощущаю, как в теле мышцы наливаются силой и начинают аж трещать. Оттолкнуться ногами от асфальта, оказаться в воздухе, приземлиться перед противником. В самый последний момент он все же смог перебороть мой приказ и дернулся в сторону. В итоге слегка промахиваюсь и вместо головы попадаю в его плечо.

От моего удара зомби развернуло и отшвырнуло в сторону. Не даю ему возможности подняться и подскакиваю, осыпая ударами. Он пытается сопротивляться, давя ментально, но я не обращаю на это внимания, сосредоточившись только на одном. От каждого пропущенного удара у него что-то хрустит или вообще отрываются куски плоти. Несколько мгновений такого избиения, и передо мной на асфальте остался лишь окровавленный кусок мяса.

Отшатываюсь назад. Фух, как же приятно, когда тебе ничего не пытается влезть в голову. Для надежности отрываю зомби голову, чтобы он точно не смог ожить.

— Бежим! — пронесся мимо меня Дэвис.

Да чтоб вас, бросаюсь следом за ним, ощутив на своем радаре приближающуюся орду зомби. Кажется, те по кому я ментально прошелся сбегали за подмогой или кому-то нажаловались на меня такого нехорошего. Перехватываю у лейтенанта свой рюкзак, облегчая его ношу, и бегу позади него.

Полтора часа бега, несколько ментальных атак, и вот похоже мы наконец-то оторвались. Какие-то чересчур настойчивые в этот раз нам попались зомби. Заскакиваем в первый понравившийся нам подъезд и затаиваемся там, внимательно следя за улицей. Даже если за нами все еще гонятся, то должны будут пробежать мимо. На меня же среагировать не должны, все же радар в пассивном режиме их не привлекает, как выяснилось. Тогда в туннелях, что-то другое было причиной.

— Пора завязывать со всем этим, сегодня еле сбежали. — прошептал Дэвис.

— Я все еще слабо управляю своими новыми возможностями, нужно лучше освоить их.

— И так сойдет. Отпугивать ты их уже можешь, а большего и не надо. Давай завтра уже начнем выбираться отсюда? Хватит нам торчать здесь, сам же видишь с каждым разом все сложнее и сложнее. Сегодня они тебя загнали в ловушку, повезло что смог вырваться, а что будет дальше? Сможешь ли ты каждый раз выкручиваться?

— Ладно-ладно, завтра решим.

— Тогда ждем часик, а потом ищем место для ночлега…

Резко вскидываю руку, прося Дэвиса замолчать. Радар засек кого-то на границе своего действия, и это не зомби. Подобное было уже несколько раз, но тогда списал на то что показалось. Пытаюсь разобраться в том, кого именно он обнаружил.

От него идет странное ощущение, но это точно не зомби, кто-то другой. Вот он сдвинулся с места и куда-то понесся, выходя из радиуса действия моего радара. И кто это был, если не зомби? И почему я смог его засечь своим радаром? Точно не человек, людей я не могу обнаруживать таким образом, проверял уже не раз на Дэвисе.

Отвлекаюсь от этого вопроса, услышав где-то вдалеке выстрелы. Врубаю улучшенный слух. Да, стреляют, причем много.

— В той стороне стреляют, посмотри. — прошу лейтенанта, указав нужное направление рукой.

Тот кивнул и достал из рюкзака небольшой дрон. Парочка секунд, и он взмыл в воздух, слушаясь команд Дэвиса. Становлюсь за его плечом и наблюдаю за транслируемой картинкой на небольшой дисплей. Дома, улицы, зомби — пока ничего интересного.

Но вот дрон перемахнул через здание и в объектив его камеры попало сражение: отряд людей посреди улицы, засев за несколькими разбитыми машинами, отбивается от напирающих со всех сторон зомби. Ничего необычного, на подобное наталкивались несколько раз, собирались даже помочь, но те сами справлялись. Но не в этот раз, не похоже, что этот отряд справляется. Слишком много зомби, они погибнут. Что ж, бывает, лезть туда будет глупостью.

— Стой, верни его и дай отряд крупным планом. — прошу, уже почти отведя взгляд от дисплея, но заметив кое-что.

Дэвис послушно выполнил запрошенное. Вашу ж мать, откуда они здесь?! Этот отряд мне хорошо знаком, даже слишком, особенно один из его членов, который по какой-то причине без шлема.

— Мы идем им помогать. — твердо произношу, сбегая по ступенькам вниз.

— Ты рехнулся? — донесся крик мне вслед, а следом за ним и догоняющий топот. — Туда лезть чистое самоубийство! Чего тебя пробило на геройство, до этого же спокойно относился к подобным ситуациям?

— Я знаю их. — зло бросаю ему, несясь по улице. И злость эта не на него, а на дебильную ситуацию. — Засядешь в здании, будешь прикрывать. Если выберемся и вытащим тот отряд, звать меня… не знаю как будешь, но не Сергей или Призрак. Они не должны знать, что это я.

— Почему? — только и спросил Дэвис, похоже смирившись с ситуацией и не возразив по поводу своего участия.

— А по мне не видно? Не хочу, чтобы они знали во что я превратился.

— Понял. Тогда разделяемся. На связи. — крикнул лейтенант и заскочил в подъезд дома, выходящего окнами на нужную нам улицу.

Я же проношусь по переулку и выскакиваю к отряду. Те пока что держатся, но зомби все ближе и ближе подбираются. Натягиваю на лицо шарф, почти полностью скрывая его.

— Замереть! — ментальный приказ расходится круговой волной, а на меня наваливается жуткая слабость, слишком много здесь зомби. Думал может отпугнуть их, но потом понял, что не вариант, эффект продержится слишком мало, не успеем убежать, нужно перебить их.

Не время, не сейчас. Продолжаю бежать, расстреливая остановившихся зомби. Из здания раздались выстрелы Дэвиса, а спустя несколько секунд и отряд открыл огонь, выкашивая противников, по первой кажется они слегка растерялись от увиденного и от того что к ним пришла помощь. Всаживаю пулю за пулей в головы зомби, отстреливая магазины максимально быстро. Десять секунд, двадцать, минута.

Не успеваем, твари начинают шевелиться, и так рекорд получился, еще никогда мне не удавалось на такой большой срок обездвижить такую толпу зомби.

— Стоять! — повторяю ментальный приказ и падаю на асфальт от боли, пронзившей голову. Слишком часто, слишком много сил вкладываю. Не смотря на старания, эффект оказался секундным.

— Тебе нужно вмешаться, иначе к ним прорвутся зомби. — раздался голос Дэвиса в наушнике.

Чувствую, что-то влажное на своем лице. Провожу рукой и вижу, что это кровь. Удивительно, но она красная. Какая же глупая мысль умудрилась пролезть в голову в такой обстановке. Оборачиваюсь и нахожу взглядом лейтенанта.

— Отойди от окна на секунду.

Размахиваюсь и швыряю свой рюкзак с автоматом в нужное окно, благо не сильно далеко нужно было, всего-то второй этаж рядом со мной. Избавившись от того что будет мне мешать, делаю единственное что может как-то переломить ситуацию — впадаю в состояние берсеркера, как я его назвал, и бросаюсь к зомби.

— Арти, ты можешь вырастить у меня на руках клинки из нанороботов?

— Да.

— Тогда сделай это. — успеваю ее попросить, до того, как волна ярости полностью захлестнет меня.

* * *
Не сказать, что у отряда Первого все шло гладко, но тем не менее… в крупные передряги им удавалось не попадать, до этого дня. Они обошли часть отмеченных убежищ, но все они были уничтожены. Живых людей они тоже не встречали, только удалось услышать их переговоры по рации, что вселило в них хоть какую-то надежду.

Этот же день сразу начался не очень — их разбудили зомби, которые по непонятной причине собрались около их укрытия. Потом, когда все же отряд смог выбраться, они постоянно натыкались на группы зомби, из-за чего им приходилось вилять по улицам, чтобы избежать с ними столкновений. И вот, довилялись.

В какой-то момент, их начали преследовать зомби. Вначале отряд пытался оторваться, но когда не получилось решил дать бой. И это стало их главной ошибкой, стоило им остановиться и начать расстреливать идущих следом за ними зомби, как стали появляться все новые и новые, превратив попытку избавиться от преследования в бой за жизнь.

— Есть что? — спросил Первый у Инны, меняя магазин в автомате.

— Нет, никто не отвечает. — ответила она и высунулась из укрытия в виде разбитой машины и начала прицельно стрелять, внося свой вклад в оборону.

— Нам не прорваться, их слишком много. — выкрикнул Шестой, швыряя две гранаты друг за другом.

— Тогда нам остается только одно — перебить как можно больше этих тварей, перед тем как они доберутся до нас. — спокойно произнес Четвертый.

Больше никто говорить желанием не горел и лишь молча продолжали отстреливаться. Сколько так продлилось никто из них не мог бы точно сказать. Когда им начало казаться, что все, уже почти конец, настолько они устали и настолько зомби начали близко прорываться, ситуация переменилась.

Их противники замерли, словно их кто-то заморозил, а затем по ним откуда-то со стороны начали стрелять. Отойдя от секундного удивления, отряд быстро открыл огонь, перестав так тщательно экономить патроны и стараясь перебить как можно больше врагов. Халява продлилась не долго и вскоре зомби снова сорвались с места.

Первый быстро нашел тех, кто пытался им помочь: один засел в здании, а другой шел к ним.

— Всего лишь двое? — тихо прошептал он про себя, удивляясь самоубийственности этой парочки.

Однако вскоре ему стало не до лишних расспросов или наблюдений — зомби решили любой ценой завершить начатое. Выстрелы продолжали грохотать, но Первый видел только все ближе и ближе подбирающихся врагов. Ему казалось, что еще минута или две и все будет кончено. Некоторые противники даже начали умудряться прорываться к ним, но с ними пока что удавалось разбираться парой метких ударов.

Потом поток противников начал как-то слабеть, а затем неожиданно для него, да и для всего отряда, зомби взяли и вообще кончились, а вместо них их взглядам предстал человек покрытый с ног до головы кровью.

— За мной, — тихо приказал он и медленно побежал к одному из переулков, ведущих с улицы.

— За ним. — приказал Первый и отряд сорвался с места, догоняя одного из их спасителей.

Когда Первый пробегал мимо зомби, ему в глаза бросилось то что многие из них были разрезаны на части чем-то, а некоторые вообще разорваны. Это, не говоря про тех что погибли по вполне понятным причинам — от пули в голову.

— Не говорите мне, что это все сделал тот мужик. — донесся до него шепот Второго.

— А ведь это так, я видел, как он бросился в гущу этих тварей. Что дальше было не смотрел, не до этого было. Но выводы напрашиваются сами собой. Да ты только посмотри на его одежду. — ответил ему Четвертый.

— Тихо. — шикнул на них Первый, прекращая разговоры и смотря на спину бегущего перед ними человека.

Стоило им оказаться за зданием, как к ним присоединился еще один мужик, который кивнул ведущему их и присоединился к нему. Он что-то тихо спросил, но тот в ответ только отрицательно мотнул головой. Первый заметил, что этот мужчина, а судя по фигуре это точно не женщина, почти обессилел: он начал все чаще спотыкаться, а иногда его даже придерживал напарник, не позволяя упасть.

— Долго еще и куда вы нас ведете? — решил уточнить некоторые вопросы Первый, когда они пробежали несколько кварталов, задав вопрос на французском.

— Еще минут пять. В надежное место, где вы сможете переждать, пока все здесь не успокоится немного. — ответил ему второй на английском языке.

Как и было сказано, через пять минут они оказались около многоэтажного здания и поднялись на третий этаж.

— Вам туда. — махнул рукой все тот же мужик, что ответил Первому, в сторону двери одной из квартир, а сам вместе со своим напарником ввалился в другую.

— Можно один вопрос? — неожиданно подала голос Инна, когда те, кто спасли их, почти скрылись в квартире.

— Да. — раздался ответ.

— Как нам вас звать? — спросила она, пройдя через дверь и остановившись у порога.

Первый же в это время кивнул на указанную им квартиру и двое бойцов из его отряда зашли туда, проверяя ее. На заданный Инной вопрос, обернулись оба незнакомца. И если один был нормальный, то вот второй… В целом лицо молодого парня, но эти глаза стального цвета с красными прожилками сосудов, и такого же цвета кожа, перемазанная в алую кровь. Инна от увиденного даже попятилась назад, слишком уж неожиданным все это было. В горячке боя, как и потом, никому из отряда не удалось рассмотреть внешность этого человека.

— Меня можете звать Дэвисом, а его… — ответил тот который был нормальной внешности, но представляя второго замялся.

— А меня не важно как. — впервые после сражения раздался хриплый и уставший голос.

Инна же замерла, всматриваясь в его лицо, которое больше не скрывал шарф, съехавший от пропитавшей его крови вниз на шею. Что-то в нем ей казалось знакомым, не смотря на странный цвет глаз и кожи. Очень знакомым, где-то она его видела раньше и не раз, только тогда оно было обычного цвета.

— Пошли. — произнес напарник Дэвису и опираясь на него развернулся.

— Сергей? — неуверенно спросила Инна, боясь собственной догадки.

Мужчина с кожей стального цвета вздрогнул и замер.

— Вы ошиблись. — все же ответил он и силы окончательно покинули его. Дэвис дернулся, подхватывая оседающее на пол тело.

— Стой! — крикнула Инна, подскакивая к нему и обхватывая своими руками голову Сергея. — Это же ты, Сергей. Я узнала тебя.

— Инна… — тихо прошептал Сергей и слабо улыбнулся, теряя сознание, но это было настолько тихо произнесено, что никто толком не услышал, что он сказал.

— Оставьте его, потом будете разбираться Сергей он или нет. Сейчас ему нужно отдохнуть, идите к своим. — настойчиво попросил Дэвис.

По его взгляду Инна поняла, что лучше ей подчиниться. Вернувшись к своему отряду, она в задумчивости села на диван. Она не знала, что ей делать и не ошиблась ли она. Сергей это был или нет? Если он, тогда что с ним такое произошло, что он настолько изменился внешне? Да и не только внешне, его возможности поражают.

— Инна, что-то произошло, ты чего задержалась? — спросил Первый, который не дождался Инну и ушел почти сразу в квартиру вместе с остальным отрядом. Он решил пока принять предложение и переждать какое-то время в этой квартире, тем более что ему хотелось пообщаться с теми, кто их спас, узнав у них все что только можно по обстановке в городе.

— Нужно было помочь. Все нормально. — преувеличенно бодро ответила она, погруженная в свои мысли.

Первый же пристально посмотрел на нее, уловив фальшь в ответе, но решил не давить. Если что-то важное и касается отряда, то она сама расскажет, а если нет, тогда это ее личное дело.

А Инна упорно пыталась понять Сергей это или все же обозналась. Но она слышала, как он прошептал ее имя, перед тем как окончательно потерять сознание. Или ей показалось? Поняв, что сейчас ни к какому итогу не придет, она отложила этот вопрос до того момента, когда странный парень со стальной кожей очнется.

Глава 13

Открыв глаза, смотрю на уже знакомый потолок. Как я здесь оказался? Помню, что вместе с Дэвисом вел отряд Первого, который удалось спасти, а дальше провал. Похоже я все же потерял сознание, не выдержав. Возможно даже прямо по дороге. Хотя нет, вспоминаю еще кое-что. Мы все же дошли до этой квартиры, а только потом я начал отключаться. А куда было еще идти? Это место оказалось ближайшим к нам, так уж получилось. Еще Инна прицепилась, пытаясь узнать наши имена. Она же узнала меня…

Растеряно смотрю на потолок. А может нет, не узнала? Уверенности в ее голосе точно не было, только вот я был в таком уже состоянии, что мог воспринять все неадекватно. Еще же что-то говорил ей, кажется… или нет? А чего я сейчас мучаюсь, все равно же придется встретиться с ней, если конечно прошло не так уж много времени и они еще не ушли? Тогда отталкиваясь от ее реакции будет понятно узнала или нет. Успокоив себя таким образом, пытаюсь подняться.

С одной стороны, если все же узнала, будет легче дальше общаться, а с другой… я по-прежнему не хочу этого, слишком уж я изменился внешне и не готов к реакции на это знакомых мне людей. Вот только неизвестно, удастся ли мне вернуться к нормальному виду, или это теперь на всю мою жизнь. И что мне тогда делать? Вечно избегать людей, скрываться? Не вариант, совсем. Выходит, что рано или поздно все равно придется показаться перед знакомыми и друзьями, если они, конечно, доживут до того момента, а то учитывая текущую обстановку это далеко не факт. Тут не знаешь, что завтра будет с тобой, не говоря про других.

Движения даются тяжело. В теле слабость, но оно хотя бы в целом слушается меня. А то что нет сил, так это неудивительно, стоит только вспомнить что я творил. И творил я немало. Кроме того, что выложился полностью в ментальном плане, так там еще и под физическим усилением протянул значительно дольше срока, держась чисто на морально-волевых, слишком уж сильно не хотелось просрать полученное преимущество в сражении.

Откуда здесь взялся отряд Первого? Последний раз, когда виделся с ними, у них были планы, никак не связанные с Парижем, даже наоборот, они планировал убраться подальше отсюда, вернувшись в Россию. Может в этом и дело? Они вернулись, а им дали новый приказ, или может даже приказ пришел на полпути. Нужно поговорить с ними.

Да, та еще задачка. Если Инна меня узнала, тогда нужно действовать одним образом, а если все же нет, тогда совсем иначе. Так, ладно, это позже. Где там Дэвис? Все же усевшись на матрасе, осматриваюсь по сторонам. Такие знакомые виды. Обнаруживаю лейтенанта, дремлющего в кресле.

— Арти, ты как там? — мысленно спрашиваю, слегка сдвигая матрас и приваливаясь спиной к стене.

— Все нормально.

— А со мной как?

— Никаких значительных изменений не было, все в рамках уже стандартной картины: мутации продолжают происходить, бой ожидаемо их снова подстегнул. Могу озвучить один сделанный вывод.

— Давай.

— Твой организм начинает сильно изменяться после каждого серьезного сражения, подстраиваясь под внешние угрозы. Этот процесс протекает постоянно, но в такие моменты он многократно ускоряется.

— Что на этот раз мутировало? И сколько прошло времени?

— Шесть часов. Закончилось изменение кожи, теперь ты полностью покрыт измененной версией. Продолжаются изменения мышц и мозга, так же в этот раз все это затронуло и связки.

— Нанороботы пока что не трогаю?

— Нет, организм их будто не видит. Занимаюсь пассивным изучением изменений, распределив нанороботов равномерно по всему телу. Если есть возможность, то было бы неплохо пополнить запасы металла. Численность нанороботов продолжаю стабильно наращивать, как и создавать новые нанофабрики.

— Хорошо, что можешь сказать по отряду Первого? Они выходили на связь с кем-нибудь?

— Не обнаружила. У них имеется необходимое оборудование, но сеанса связи не было.

— Что в городе?

— Подключившись к оборудованию отряда, я смогла получить доступ к радиочастотному эфиру, чисто моих мощностей не хватало на такой большой радиус.

— Что там?

— В городе есть живые люди, все они сосредоточились в нескольких точках. Так же, недавно прибыл крупный отряд каких-то ученых с охраной, местные к ним настороженно относятся. Больше ничего важного или интересного. Про тебя с Дэвисом или отряд Первого ничего не было.

— Понял, пока есть возможность, продолжай следить за эфиром.

Аккуратно поднимаюсь, пытаясь понять насколько ослаб. Удивительно, но чувствую себя уже немного лучше, чем сразу после пробуждения. Ощущаю еще и нарастающий голод. Логично, хорошо потратился вот и хочу жрать. Повезло, что сделал небольшой запас еды как раз на такой случай, помня, что было в прошлый раз. Так-то в нормальных условиях все эти дни, на удивление, есть не сильно хотелось.

Первым делом дохожу до гантели и беру ее в руку. На нее моментально набросились нанороботы, полностью укрыв собой, сейчас уже получилось солидное такое облачко, не то что в прошлые разы. А это завораживает, нанороботы перетекают этакими волнами, создавая в итоге интересную картину. Терпеливо жду, когда нейросеть отзовет их, но уже прошло секунд двадцать и что-то она не спешит. Решила запастись впрок? Так-то расходы не должны были настолько сильно возрасти, не то количество нанофабрик, а модификации никакие не проводятся.

Слышу раздавшийся шорох. Поднимаю взгляд на Дэвиса и вижу, как он сонно смотрит на меня со стремительно нарастающим удивлением. А, ну да, он же не видел, как я жру металл.

— Это что такое было? — спросил он, переводя взгляд с остатков гантели на меня и обратно, когда нанороботы наконец-то закончили свое дело и втянулись обратно в тело.

Бросаю тонкий металлический прутик, это все что осталось от десятикилограммовой гантели, на пол и делаю вид что не при чем, и вообще оно само, а я просто рядом стоял.

— Нужно было нейросеть покормить.

— Покормить? — удивленно переспросил Дэвис. — А чего я удивляюсь? Надеюсь она у тебя питается только металлом, а там, к примеру, человечина ей не нужна?

— Только металлом. — успокаиваю его, стараясь со всех сил не засмеяться и все же не выдерживаю.

— Ты бы только видел свое лицо. — выдавливаю из себя сквозь смех.

Дэвис же сверлит меня взглядом, но потом тоже начинает смеяться. А вот и нервная разрядка произошла, слишком уж напряженным был последний день.

— Как там наши спасенные? — спрашиваю, отсмеявшись.

— Не знаю. Я их видел часа четыре назад. Тогда они отдыхали. — ответил он, взглянув на наручные часы. — Какие планы на их счет?

Пожимаю плечами. Хороший вопрос. Но ответа на него у меня пока что нет. Я без понятия что дальше делать с отрядом Первого. Мои планы за пределы того чтобы спасти их не распространялись.

— Тогда скажи хотя бы кто они такие? Раз вы знакомы, то ты должен знать. На обычных гражданских они точно не похожи: слишком хорошая выучка и вооружение.

Рассказать или не стоит? А, ладно, на что это может повлиять? Надеюсь ни на что, со мной же он общается нормально. Или не стоит, он все же из натовской армии, противник наш, так сказать? А хрен с ним!

— Русские.

— Русские?

— Да.

— И все? Это слишком общий ответ.

— Военные.

— Ладно, сойдет. Так они здесь на службе? Значит их отправили сюда разведать город.

— Возможно, я с ними не успел пообщаться если ты не заметил. И не уверен, что получится, сомневаюсь в том, что первому встречному незнакомцу, пусть и помогшему им, они расскажут все.

— Но вы же знакомы…

— Но я не хочу, чтобы они узнали меня! — отвечаю возможно слишком резко.

— Хорошо. Как скажешь. — согласился Дэвис. — Что на счет того чтобы уйти из Парижа?

— Давай позже, сначала переговорим с отрядом.

Вижу, как лейтенант недовольно нахмурился. Ну да, я уже во второй раз соскакиваю с этого разговора. Нужно перестать откладывать его, а то Дэвис может так и психануть. Чего он так рвется, хороший же город, и нынешние обитатели его милые и приятные в общении существа?

— Мы уйдем из Парижа. Если хочешь, можешь идти один, я тебя не держу.

— Издеваешься, да? В одиночку мои шансы стремятся к нулю.

— Не знаю, не знаю.

— Ты опять за свое?

— Так, давай сменим тему разговора. Я смутно помню, что было после того как мы перебили зомби.

— Ничего особенного, ты повел отряд сюда, я присоединился к вам почти сразу. Дошли без проблем, только ты все больше и больше слабел. А потом к нам пристала девушка, выпытывая наши имена. Кажется, она тебя узнала, назвала по имени, но ты потерял сознание, а я выгнал ее, чтобы не мешала. Все.

— Понял, спасибо. Ты если хочешь спи дальше, если что-то случится я тебя разбужу, а я пока схожу проведаю отряд. Хотя нет, вначале поем. — говорю Дэвису, а сам уже копаюсь в небольшом ящике, в котором мы сделали запас еды на всякий случай, извлекая из него съестное.

— Хорошо, воспользуюсь твоим предложением. — ответил лейтенант, устраиваясь поудобнее в кресле.

— Да чего там, иди на матрас, свободен же уже?

Задумчиво посмотрев на меня, он все же переместился на него и спустя меньше чем полминуты провалился в сон. Я же приступил к еде. Под руку попались банка рыбных консервов, хлебцы и коробка сока. Пока все это быстро уничтожаю, думаю над тем что говорить отряду и как вообще себя с ними вести.

Закончив с едой, но так ничего толком не придумав, выхожу из квартиры. Самочувствие на удивление очень даже ничего. На лестничной площадке натыкаюсь на одного из бойцов Первого, кажется это Четвертый, который стоит у окна и смотрит на улицу. Там же уже начинает быстро темнеть.

— Командир там? — спрашиваю у него.

— Да, проходи. — ответил он на чистейшем английском, мазнув по мне взглядом, но никак больше не отреагировав.

Захожу в квартиру, замерев на миг и собравшись с духом. В коридоре никого. Заглядываю в спальню, там спят двое, но не нужные мне. Следом проверяю гостиную, замечаю там спящую Инну и всех остальных, не считая Первого и Четвертого, который на лестнице. Тихо прохожу дальше и оказываюсь на кухне, где застаю Первого.

Здороваюсь с ним на английском и получаю в ответ такую же фразу. Замираю, не зная с чего начать.

— Какие у вас дальнейшие планы? — спрашиваю у него, стараясь не обращать внимания на его изучающий взгляд. Раздражает что-то, так и хочется пристрелить, ощущение словно он пытается заглянуть мне под кожу.

— Отдохнем, а затем уйдем. У нас был тяжелый день.

— Это да, видел.

— У вас кажется не особо лучше был. Спасибо, что помогли.

Замолкаем. Я не знаю, что говорить дальше, а почему Первый молчит мне неизвестно.

— Что вы делаете здесь? Вы точно не из Парижа, такой бы отряд не остался незамеченным. — задаю ему вопрос в лоб, спустя несколько минут молчания.

В ответ получаю громкий хмык.

— Я отвечу вам, а вы мне на мой вопрос, договорились? — спросил он, хитро прищурившись.

Не нравится мне это, что-то он задумал. Слегка напрягаюсь, готовясь при необходимости активировать усиление и вырубить Первого.

— Хорошо. — соглашаюсь, медленно кивнув в ответ.

— Мы должны разведать происходящее здесь. Теперь мой вопрос. Кто вы такой?

Значит я оказался все же прав, их сюда послали, поставив новую задачу.

— В плане? — спрашиваю, не совсем поняв про что он.

В ответ получаю красноречивый взгляд на свои руки, а затем на лицо.

— А, это… Я человек, во всяком случае им себя считаю. А кожа — последствия неудачного эксперимента одной личности. — отвечаю с одной стороны почти правдиво, а с другой, ничего толком и не говоря.

— Понятно. У меня тогда больше вопросов нет. Вы хотели что-то еще узнать? Если нет, тогда мы через несколько часов покинем это место, перед этим я хотел бы узнать у вас и вашего напарника все что вам известно про обстановку в городе. Но это не сейчас, а позже, когда мои люди проснуться, а пока пусть отдыхают. — произнес он, красноречиво посмотрев мне за спину.

— А стоит ли ночью идти?

— Попробуем.

— Есть один вопрос. Что девушка забыла среди вас, она не похожа на солдата?

— И все же она с нами и в этом нет никакой ошибки. Почему мне знаком ваш голос? — ответил он и задал неожиданный ответный вопрос, все так же продолжая меня внимательно рассматривать. — Все пытаюсь вспомнить где слышал и никак не получается.

Слышу позади себя скрип дивана, а затем и приближающиеся шаги. Оглядываюсь и замечаю Инну. Вашу ж мать, только ее сейчас здесь не хватало! Отхожу в сторону, пропуская ее мимо себя. Еще до конца не проснувшись, она прошла и взяла бутылку с водой, совершенно не обратив внимания на меня. Но вот спустя несколько глотков, до нее дошло, что здесь не только Первый.

Вижу, как удивленно расширилась ее глаза, и она подавилась водой.

— Сергей? — спросила она сквозь кашель.

Ловлю на себе непонимающий взгляд Первого, который он переводит с меня на Инну и обратно, и с каждой секундой в нем все больше становится узнавания.

— Нет, вы ошиблись. — отвечаю, резко разворачиваясь на месте и направляясь к выходу.

Возможно веду себя сейчас как какая-то истеричка или даже хуже, но я… не хочу. Не хочу, чтобы они знали меня таким. Дело даже не столько в них, в их реакции, эмоциях, а во мне. Сейчас мы с ними разойдемся и возможно больше никогда не встретимся. Моя жизнь в очередной раз разделилась на до и после. Раньше это было до установки нейросети и после. Сейчас же — до этих мутации и после.

— Стой, я вспомнил твой голос! — донеслось мне вслед.

Кто-то резко выскочил из гостиной, налетев на меня. Реагирую не задумываясь, встречая его мощным ударом, от которого он улетает обратно в комнату. А неплохой у меня стал удар даже без усиления, кажется изменения начали проявляться и в обычном режиме. Блин, нехорошо получилось. Это был Второй, и он был без оружия.

— Эй, ты чего? — удивленно спросил он, вскакивая на ноги и кидаясь к автомату.

— Извини, случайно вышло. — бросаю ему, идя дальше.

— Стой, пожалуйста. — слышу просящий голос Инны.

Нет, нельзя, будет только хуже. Но все же останавливаюсь и разворачиваюсь, мрачно смотря на нее и Второго, который уже вооружился и взял меня на прицел.

— Убери. — приказал ему Первый.

— Что ты хочешь? — спрашиваю на русском у Инны. Отпираться больше смысла нет.

— Сергей, что с тобой, почему ты… — начала спрашивать она, но запнулась на середине вопроса.

— Почему что? Почему не хотел, чтобы вы меня узнали? Чтобы ты меня узнала? Или почему помог? — зло спрашиваю, злясь на самого себя.

Накрутил ситуацию. Нужно было или не страдать ерундой и сразу открыто сказать кто я или вообще свалить по тиху отсюда. Или послать разбираться с ними Дэвиса. Сейчас же все это превратилось в какую-то долбанную мыльную оперу, которая жутко раздражает.

— Сергей, я…

— Я монстр Инна, не человек больше. От человека во мне осталась только внешность, да и то как видишь не совсем. Вот ответ почему я не хотел, чтобы вы узнали меня. — отвечаю и опять разворачиваюсь уходя.

— Стой. — донеслось мне в спину. — Стой, давай поговорим нормально. Что с тобой произошло и что значит ты больше не человек?

Тяжело вздыхаю, нужно с ними поговорить, она права, а потом разойтись и никогда не встречаться. Но они конечно же доложат обо мне своему руководству, и охота за мной вспыхнет с новой силой. Как же все это весело, просто слов нет. Желания же попадаться даже русским ученым у меня нет никакого, а именно это меня ждет.

— То и значит, я не человек больше, изменения во мне настолько велики, что к людям относить меня нельзя. — отвечаю, проходя обратно на кухню.

— Но как, почему?

— Это не важно, можно сказать мне просто не повезло, фатально.

— Ты зомби? — спросил Первый.

— Нет, я все еще живой, а не ходячий труп. Ну, или хотя бы отличаюсь от них, и они хотят меня убить. Так что вряд ли я зомби.

— Как ты оказался здесь? — спросила Инна.

— Я здесь давно, еще с тех пор когда этот город был нормальным, по своим делам прилетел и застрял.

— По своим делам?

— Да, нужно было посетить одно место.

В кухне установилась гробовая тишина. Инна внимательно разглядывает меня, будто всматриваясь в каждую мою морщинку, в каждый сантиметр кожи. Первый же просто сидит и смотрит в окно, за которым уже почти полностью наступила ночь.

— Нам бы не помешала твоя помощь. — произнес он, нарушив тишину.

— Зачем?

— Нам нужно пройтись по убежищам людей и узнать все что только можно, а затем выбраться отсюда. Лишний боец не был бы лишним, особенно такой как ты, или двое, если твой напарник согласится.

— Нет. Он не согласится, и я тоже. У нас свои планы. — отвечаю ему. Как бы мне не хотелось им помочь, остаться с ними, Инной, но… не могу.

— Нет? — сильно удивилась Инна.

— Нет. — еще раз повторяю.

— Тогда наверно все, или есть еще о чем поговорить? — спросил Первый, смотря на нас с Инной. Чувствуется в его голосе какое-то разочарование или печаль что ли.

Отрицательно качаю головой. А вот Инне явно хочется сказать многое, но она почему-то не решается. Вижу, как в ней борется страх меня с чем-то еще. Вот именно поэтому я и не могу остаться с ними.

— Лучше забудьте про меня, словно и не встречали. Так будет лучше для всех. И не пытайтесь преследовать или искать, будет только хуже. — говорю им напоследок и не смотря ни на кого быстро выхожу на лестницу.

Сбегаю по ней и оказываюсь на улице. Почему так паршиво? Неужели я на самом деле начал считать их своими друзьями? Нет, не может быть, это глупо, они максимум знакомые, но никак не друзья. А Инна… нас связывает только секс и больше ничего, никакой любви или чего-то в этом духе. Или все же…? Нет!

Задрав голову к небу, замечаю в окне Инну, которая тут же отпрянула от него, стоило мне только посмотреть. И почему же мне все равно так паршиво на душе?

— Зря. — произнесла Арти, словно желая добить.

— Вот ты хоть не лезь, а? И без твоих комментариев мне паршиво.

— Сергей, а ведь Первый и Инна на самом деле тебе обрадовались, когда узнали, что это ты. Даже не смотря на твой внешний вид. Может не стоило так?

— А как стоило, Арти? Как?! Ты же видела, она боятся меня. Ты сказала, что они обрадовались. Да, так было, первые секунды, а затем они осознали, что я не тот, кого они знали. И что, мне стоило не обращать на это внимание и пойти с ними, а потом попасть в загребущие руки ученых, которые разберут меня на кусочки? Быть этакой зверюшкой, которой будут хвастаться или наоборот пугать других? Ты же понимаешь, что для государства они никто и звать их никак. Буду с ними, так еще и им будет хуже, если попытаются заступиться за меня! Скажи мне, какие у меня были варианты?!

— Все равно не стоило именно так рвать с ними.

— Арти, иди в задницу!

— Я-то пойду, но ты останешься один. Кто у тебя еще есть? Дэвис? Ты так уверен в нем?

— Он хотя бы знает, что я из себя представляю. Он видел, как я становился вот этим, монстром. А они, ты видела, как они смотрели на меня? Что бы не говорила Инна, но она опасается меня, может даже боится. Я монстр, Арти, и с этим ничего не сделать. Возможно мне придется стать даже еще большим монстром для того чтобы выжить и добиться своей цели. Возможно я уже сейчас гораздо ближе к тем же зомби, чем к людям!

— Дэвис враг, Сергей. Враг! Ты знаешь, что он сделает, когда вы выберетесь отсюда? Нет! Сейчас он хороший напарник, может даже друг, но что будет потом?

— Арти, а чем он, если так подумать, отличается от Первого или Инны, или кого-то из отряда? Ничем, так или иначе меня сдадут. Даже Инна сдаст, никуда не денется, у нее физически нет выбора. А так мне нужно всего лишь исчезнуть раньше этого момента и сделать с Дэвисом это будет проще.

— Как знаешь. — раздраженно произнесла нейросеть и замолчала.

Стою и перевариваю отповедь нейросети, не ожидал от нее такого. Может быть она и права, но пути назад уже нет. Внезапно в голове возникло знакомое ощущение — радар кого-то засек, и этот кто-то быстро приближается ко мне. Пытаюсь понять кто это. Не зомби, кто-то другой, похоже тот, кого я несколько раз уже засекал.

Не успеваю что-либо предпринять, как этот неизвестный стремительно приблизился ко мне, а сознание затопило ощущение ластящегося котенка. Чего?! Осторожно поворачиваюсь в сторону, где, судя по сканеру, находится неизвестный, делать резкие движения опасаюсь. Он тоже замер, словно не решаясь преодолеть последние метры, разделяющие нас.

Какого хера?! Только это и могу подумать, увидев в ночи кто именно пожаловал ко мне. Первый порыв был заорать, поднимая тревогу, и рвануть в сторону входа в подъезд за оружием. Стоило увидеть гостя, как нужные и слегка позабытые воспоминания всплыли. Но я остался на прежнем месте, смотря на это существо.

Мгновение, и оно осторожно пошло ко мне, готовое в любой момент сбежать. Что происходит? Ментальное чувство ластящегося котенка практически сбивает с ног. Это какая-то уловка или оно на самом деле… ластится?

Смотрю на гибкую фигуру, покрытую темной чешуей. Что-то слабо уловимо изменилось, чем-то оно отличается от тех что видел в Новом Пскове. Точно, у тех как минимум не было чешуи. Да и в целом, оно хоть и похоже, но другое. Решаюсь, и медленно иду ему на встречу, отдаляясь от дома. Несколько пройденных метров, и мы встретились. Вытягиваю перед собой руку, словно собираюсь погладить существо. Или я что, в самом деле собираюсь сделать это? Пока что никакой враждебности оно не проявляет.

Неожиданно оно боднуло мою руку своей головой. Осторожно начинаю гладить его. На удивление чешуя оказалась приятной на ощупь: теплой, мягкой. Оно что, урчит? Это ему нравится или готовится меня сожрать? Урчание все же весьма специфическое, больше похожее на работу двигателя какого-то трактора и запросто можно спутать с рыком. Продолжаю гладить. В ментальном плане произошли же изменения, теперь к прежним ощущениям добавилась радость.

Внезапно мозг разорвал поток схожих ощущений, а мой биологический радар начал засекать все новых и новых существ. Их десятки, сотни. Все они транслируют одинаковые эмоции и… хотят, чтобы их погладили. Зашибись просто. И что мне с вами всеми делать? Это же какие-то котята по ощущениям! Большие, страшные, но котята. В придачу еще кажется какие-то запуганные и очень желающие получить свою долю ласки и любви.

Кажется, мой уход из Парижа откладывается на неопределённый срок. Ага, пока я не почешу каждого из этих существ. Тот же кого глажу сейчас, взял и лег на асфальт, подставляя мне свой бок и по полной пользуясь тем что его собратья еще не дошли до нас. Серьезно, передо мной будто огромный котенок. Неужели за основу их создатели взяли кошек и это вот так проявилось сейчас?

Что блин вообще происходит, может я до сих пор валяюсь в бреду, не рассчитав свои силы в бою с зомби?! Не знаю, однако это действует на меня как-то успокаивающе.

Глава 14

— Сергей! — донесся до меня голос Дэвиса.

Что ему нужно? Среагировав на мое раздражение, одно из существ, лежащих вокруг меня, приподнялось и предостерегающе зарычало. А в моем сознании возникла эмоция-вопрос, нужно ли убить того, кто вызвал у меня такие эмоции.

— Все нормально. Никого убивать пока что не надо. — глажу его рукой и ментально передаю нужные эмоции, успокаивая. Не хватало еще чтобы лейтенанта сейчас разорвали на кусочки из-за моего плохого настроения.

Поднимаюсь на ноги, выбираясь из-под навалившихся в наглую на меня тел. Какие же они… котята. Чешу за ушами одного из них, среагировавшего на мои движения и поднявшего голову.

— Все нормально. — тихо повторяю, больше для себя.

Несколько часов пролетели незаметно, сколько точно прошло времени не знаю, было не до того чтобы засекать его. Пока погладил всех, кто жаждал, потом ментально общались с ними. Большая часть существ, получив порцию ласки, ушла в город. Со мной же осталось только десятка два. Как же им не хватало общения с кем-то со стороны. Интересно, что общаясь с оставшимися я общался и со всеми остальными.

Они вывалили на меня все: начиная от того момента как осознали себя и заканчивая своими похождениями в Париже. От них я узнал много интересного, как об их создателях, хотя сами они ничего конкретного не знали, но по косвенным фактам выяснилось многое, так и о зомби, обо мне.

О прошлой стае они ничего не знали и даже не подозревали что такая была. Узнав об этом, они попросили рассказать. Пришлось, четко фильтруя эмоции пытаться рассказать все что знаю про нее. К сожалению, эмоции, связанные с ней у меня только отрицательные, но это вроде бы ни на что не повлияло.

Зомби же по какой-то причине оказались злейшими врагами этой стаи, причем это заложено где-то внутри этих существ и ничего сделать с этим они не могут — им просто необходимо истреблять их, это стало практически целью их жизни. Именно благодаря этому, им каким-то образом удалось соскочить с поводка своих создателей, перестав подчиняться их командам.

Как им это удалось они и сами не знают, просто в один момент приходящие команды перестали играть важную роль, и теперь они принимают решения сами. В данный момент подчиняются инстинктам и уничтожают зомби. Точнее не конкретно сейчас, а вообще эти дни. Сейчас же они валяются рядом со мной. Хотя, это эти валяются рядом со мной, а остальные продолжают охоту. А в целом, они не знают, что им делать дальше. Раньше их вели приказы создателей, сейчас же…

Кто эти создатели так до конца и не понятно. В лицо они их никогда не видели, только в лабораторных костюмах. Все время их держали изолированно от остального мира и лабораторного комплекса. Если судить по тому как их доставляли сюда, то эта лаборатория находится точно не на этом материке. А еще они слышали речь персонала, и исходя из этого, те какие-то азиаты. Какой точно язык определить не удалось, воспоминания у стаи смазаны, сохранились только общие интонации, но и это уже хоть что-то.

Я же для стаи ощущаюсь как непонятно кто, и не зомби, не враг, но и не ее член. Долго наблюдав за мной, они решились все же попробовать выйти со мной на контакт. Что и сделали. Результат сейчас валяется вокруг меня, счастливым клубком тел. Они явно не жалеют о сделанном.

Арти была права, у них есть коллективный разум, но еще и индивидуальный. Должна быть и королева, альфа, но ее нет. Из-за чего, как оказалось, они и страдали, чувствовали какую-то неполноценность, хотя она и не мешала им существовать. Я же ее заполнил. Нет, я не стал альфой или королевой, но стал тем, кто каким-то образом уравновесил их метальную сеть, а именно через нее образовывался их коллективный разум. Пока что мало чего понимаю, разобраться в передаваемых образах и эмоциях та еще задачка. С ходу вообще не реально. Но чем дольше таким образом общаюсь, тем лучше получается, сейчас уже более-менее стал понимать их.

Они оказались совсем молодыми, можно сказать что котятами, первые ощущения не обманули. Кто они такие, эти существа не знали и были согласны быть теми самыми котятами, когда эта мысль случайно проскочила у меня и они ее уловили. Да они были согласны на все что угодно, лишь бы я продолжал быть с ними и не бросал! Удивительно, но они оказались вполне разумными. Молодыми, наивными, но разумными, пока что еще не так как человек, но уже близко. Дать им время, и они достигнут этого уровня. Правда, разумность эта со своими особенностями и вряд ли это изменится.

Осторожно выбираюсь на открытое пространство, перешагивая дремлющих существ. Вокруг довольно прохладно, но когда был с ними этого совсем не ощущалось — они согревали меня собой. На удивление, когда они прижимались это было приятно, словно настоящие котята, а не здоровенные тушки, покрытые чешуей. Оглядываюсь и смотрю на них. Огромный клубок переплетенных тел, вот реально как котята. Ага, только значительно побольше и совершенно не пушистые, остальные отличия можно не упоминать.

Стоило мне отойти немного, как пришел ментальный вопрос с эмоцией тревоги — что произошло. Отвечаю, что все нормально, но мне нужно уйти. Ответом мне были эмоции грусти и ожидания. Следом прилетел образ, что меня всегда будут ждать и всегда будут рады, стоит мне только позвать и они придут.

Словно по команде, существа поднялись на лапы, сладко потягиваясь, а затем быстро исчезли в темноте, бесследно растворившись в ней. Невидимыми они тоже могут становиться, это похоже досталось им от предшественников. Иначе ничем не объяснить то что несколько этих «котят» исчезли прямо под моим взглядом, а в темноте я вижу сейчас неплохо. М-да, нужно решить, как их называть, а то котята — это не солидно. Хотя сами они и не против такого названия. Ладно, пока будут котятами, главное вслух при ком-нибудь не ляпнуть это.

Проводив взглядом скрывшихся существ, поворачиваюсь обратно и иду к дому. Разумеется, все почесывания и поглаживания я перенес подальше от того места где расположились Первый с отрядом и Дэвис, еще не хватало чтобы они все увидели и попытались кого-нибудь пристрелить. Например меня. Своим радаром ощущаю, что несколько моих новых друзей осталось неподалеку, словно присматривая за мной, а может так и есть. А вот зомби не засекаю поблизости. Это и не удивительно, стая всех перебила, перед тем как выйти ко мне, а новые не пожаловали за прошедшее время.

— Сергей? — снова позвал меня Дэвис.

— Иду я. — громком говорю в ответ, выходя к дому. Вижу около подъезда лейтенанта. — Что случилось?

— Они уходят. Ты куда пропал? Мне сказали, что ты как вышел три часа назад, так до сих пор и не возвращался.

— Нужно было проветриться. Что они хотят от меня?

— Да ничего по сути. Я так и не понял, что у вас там произошло, они отказались говорить об этом, только поспрашивали про город и обстановку. Еще попросили тебя позвать. Я заметил, вы как-то не очень хорошо пообщались, все были слишком хмурые, особенно их командир и девушка.

— Позвал, что дальше? — неприветливо спрашиваю. Все умиротворение, которое появилось в результате общения со стаей пропало бесследно. Его сменило раздражение и тоска.

В ответ Дэвис только пожал плечами. Слышу раздавшиеся из подъезда голоса и из него вышел Первый, а следом за ним и остальные члены его отряда. Отхожу в сторону, пропуская их.

— Сергей. — остановился рядом со мной Первый. — Удачи тебе, что бы ты не задумал.

— И вам. Заканчивайте успешно свои дела здесь и выбирайтесь. — желаю в ответ.

Первый кивнул и пошел следом за остальными, рядом же со мной осталась только Инна. Видно, что она хочет что-то сказать, но снова не решается, как было в квартире пару часов назад. Вместо этого она быстро подошла ко мне и обняла.

— Береги себя. — тихо прошептала она мне на ухо и грустно вздохнув пошла следом за всеми.

Смотрю ей вслед. Словно уловив мое состояние, мне пришла эмоция ободрения и поддержки от стаи. Нужно научиться отгораживаться от нее, а то не дело, когда все мои эмоции доступны ей.

— Сергей, какие дальнейшие планы? — спросил Дэвис, спустя несколько минут, когда отряд Первого окончательно пропал из виду, скрывшись в ночи.

— Ты уходишь из города, а у меня остались здесь еще кое-какие дела.

При общении со стаей выяснилось еще кое-что… нужно любой ценой уничтожить зомби в городе. Точно неизвестно что происходит, но они стремительно изменяются и если с ними не разобраться в ближайшие сроки, то непонятно что получится в итоге, но хорошо от этого точно никому не будет. И изменения эти не только приспосабливающиеся к угрозам, а еще и какие-то другие. Стая смогла и их уловить. У большинства зомби они присутствуют минимально, но вот в близи конкретных мест, попадается гораздо больше таких измененных.

Если верить чутью стаи, то завершив свои изменения зомби станут во много раз опаснее, в десятки раз, а затем они скорее всего разбегутся в стороны и сотрут с лица материка людей. Таким существам нам будет нечего противопоставить, разве что только оружие массового поражения, но что-то я уже не уверен, что оно уничтожит их. Стая точно не смогла объяснить свои ощущения, почему она считает эти изменения настолько опасными, ведь они практически незаметны даже для нее.

И дело даже не столько в инстинктах стаи, которые толкают ее истреблять зомби, здесь дело в чем-то другом. Зомби сконцентрировались в нескольких местах, и там что-то происходит, но что конкретно узнать так и не удалось, стая несколько раз пыталась пробраться туда, но зомби отчаянно перехватывали ее, буквально забрасывая собой и не позволяя пройти дальше. А раз они так защищают то место, значит там происходит что-то очень важное.

А еще… еще мне нужно навестить ученых, которые прибыли в Париж, стая заметила за ними странности — часть из них словно кого-то ищет, кого-то определенного. И они уже успели побывать в штабе ЧВК, успешно выйдя из него. Кроме этого у всех них на оборудовании очень знакомый мне логотип одной ЧВК, той самой штаб которой они посещали. И я даже догадываюсь кого они так усиленно могут искать. Меня.

И если все так, то мне нужно разобраться хотя бы с зомби, хрен с этими учеными. Вопрос с учеными касается только меня одного, и возможно я ошибаюсь, и они ищут что-то совсем другое, а не меня. А вот зомби, если стая не ошибается, затронут всех. Тут с нынешними борются кое-как, а что будет если станут многократно сильнее? Это будет конец для человечества. А значит я должен этому помешать, как бы это пафосно не звучало.

Ну или хотя бы разобраться с тем что там происходит, а потом каким-то образом перекинуть эту задачу на военных, но с пустыми руками к ним приходить смысла нет. В конце — концов у военных должно быть больше возможностей для уничтожения чего-либо, пусть уже наконец пригонят в город тяжелую технику, если не хотят по непонятной причине его полностью уничтожать.

— Что значит я ухожу? — спросил Дэвис, осмыслив то что я сказал ему и вырвав меня из размышлений, в которые я как-то непроизвольно погрузился.

— То и значит. Тебе здесь делать нечего. Проход я тебе организую.

— Ты со мной пойдешь?

— Нет.

— Да что тебя держит здесь? Со своими старыми знакомыми ты разобрался, тебе больше нечего делать!

Подозрительно смотрю на него. Чего он так сильно хочет вытащить меня отсюда? Или опасается, что в одиночку не выберется?

— Я же сказал, проход организую. Ты выйдешь отсюда.

— Как ты это сделаешь, если сам не пойдешь?

— Это не важно.

— Но…

— Так, это не обсуждается. Мне нужно остаться.

— Хорошо, когда мне уходить? — ответил он, спустя несколько долгих секунд сверления меня взглядом. Что он такое увидел, что все же сдался?

— Когда тебе удобно, можешь хоть прямо сейчас. — отвечаю ему, а сам ментально обращаюсь к стае, спрашивая у них смогут ли они помочь выбраться Дэвису, сопроводив его до окарины Парижа. Не логично конечно, вначале поставил в известность лейтенанта, а только потом уточнил у стаи, но как есть.

Получаю утвердительный ответ. Лейтенант же, ничего не говоря, быстро зашел в дом. Не иду следом за ним, а жду здесь. Пара минут, и он вышел. Бросаю на него взгляд. Снарядился по полной: автомат, пистолет, рюкзак, даже дрон прихватил с собой. Стоит ему показать одного из «котят», чтобы случайно не начал стрелять? Нет, не стоит ему знать про них и про то что я могу взаимодействовать с ними. Хватит с него того что он уже про меня знает.

— Иди за мной. — говорю ему, а сам осматриваюсь и нахожу уцелевшую с большего машину.

Повезло, относительно современная и это значит Арти сможет ее взломать. Прикладываю руку к двери.

— Откроешь? — мысленно прошу нейросеть.

Вместо ответа, дверь тихо щелкнула и приоткрылась. Отлично, залезаю внутрь и осматриваюсь. Ничего такой автомобиль. Кладу руку на приборную панель и нажимаю кнопку активации, но ожидаемо высвечивается, что машина заблокирована.

— Арти, заведи ее.

— Сделала. — ответила она секунд через десять.

— Спасибо.

Убираю руку и проверяю показатели. Аккумулятор почти полный, должно хватить, чтобы выбраться из города и еще отъехать от него.

— Садись, ты поедешь на ней. — говорю Дэвису, который все это время стоял рядом с машиной. Сам же вылезаю наружу.

— Ты рехнулся? Ночью, да еще и на машине? Проще только будет бежать и орать на всю округу и то шансов больше будет.

— Нет. Все будет нормально. Ты главное не сбавляй скорость и ни на что не обращай внимание. Тебе расчистят дорогу.

— Сергей, что ты задумал? — подозрительно спросил он, но все же забросил рюкзак на переднее сиденье, а сам полез на водительское место.

— Ничего Дэвис. Удачи. — отвечаю ему и захлопываю дверку. — Езжай по прямой, как можно быстрее. Про незаметность не беспокойся.

Связываюсь со стаей и прошу расчистить путь для Дэвиса. Передаю им как выглядит лейтенант и машина. Предупреждаю что на едущую машину скорее всего сбегутся зомби. В ответ получаю эмоцию радости от того что будут зомби, и согласие выполнить все запрошенное. Чувствую этот азарт охоты на зомби, которые еще и сами будут прибегать к стае. Просто мечта, а не охота…

— Можешь ехать.

Посмотрев еще немного на меня, но убедившись, что это все не одна сплошная шутка, Дэвис слегка нажал на педаль газа и машина медленно тронулась с места.

— Удачи тебе, Призрак. Надеюсь ты выживешь. — произнес он на прощание, а затем машина сорвалась с места.

Провожаю ее взглядом. Теперь мне стало совсем тоскливо: Дэвиса спровадил, от Инны отделался… и остался совсем один. А нет, не совсем, у меня же есть еще Арти. И теперь стая.

— Арти, что-нибудь интересное было, пока я общался со стаей?

— Пока был доступ к оборудованию отряда продолжала прослушку переговоров в городе, ничего важного там не было, ночь же. А ночью местные предпочитают отсиживаться в надежных укрытиях. Есть только одна новость — я закончила разбираться с информацией с серверов, которая сохранена у меня.

— И что?

— Ничего. Там не оказалось ничего нам нужного. Необходимо проанализировать оставшуюся часть, которая находится в облачных хранилищах, но для этого нужно получить стабильный доступ к интернету. Высока вероятность, что там вообще ничего нужного не окажется, но убедиться стоит все равно.

— А чего ты так долго в этот раз возилась?

— Информация была зашифрованной.

— Еще что-то есть?

— Нет.

Бросаю взгляд в ту сторону куда умчался Дэвис, затем смотрю куда ушел отряд. Грустно вздохнув возвращаюсь в дом, в квартиру.

— Разбуди меня, когда рассветет. — прошу нейросеть, заваливаясь на матрас. Нужно поспать, на светлое время суток у меня грандиозные планы. А стая согласилась со мной, что лучше действовать днем, чем ночью. Ночью у них свободная охота на оборзевших зомби.

Просыпаюсь раньше того момента, когда Арти начнет меня будить. Вижу, что еще только-только начинается рассвет. Сойдет. Быстро завтракаю, наедаясь с запасом. Затем связываюсь со стаей и узнаю, как у нее дела, и как там с Дэвисом.

Лейтенант выбрался без проблем. Он на удивление прислушался к моим указаниям и ехал, не сбрасывая скорости и не сворачивая никуда. Стая провела его даже немного дальше чем до окраины, а затем вернулась. У самой же стаи тоже все нормально: поохотились на зомби, никаких происшествий.

Узнав все новости, предлагаю ей прогуляться до ближайшего странного места, которое охраняют зомби, и посмотреть, что там. Как оказалось, одно такое есть относительно неподалеку от меня, остальные значительно дальше. А до места базирования подозрительных ученых вообще далеко, нужно переться чуть-ли не через половину города. Получаю согласие.

Быстро собираюсь, запасаясь по максимуму. Удивительно, ощущение будто за эти часы сна я стал еще сильнее, вес рюкзака практически не ощущается, а там много всего.

— Арти, каково мое состояние? — спрашиваю, спускаясь по лестнице.

— Все в норме.

— А с мышцами?

— Тоже.

— В их работе нет каких-то странностей или отличий? Ощущение, что стал сильнее.

Пока нейросеть молчит и думает над ответом, выхожу из дома и сталкиваюсь с одним из «котят», который сразу же попытался боднуть меня. Глажу его по голове, а в ответ получаю эмоцию радости. Следом узнаю, что стая решила выделить его в мои сопровождающие. Я не против, хотят, пусть. Отправляю мысль-согласие.

«Котенок» еще немного поластившись развернулся и оглянулся на меня, словно спрашивая идем или дальше стоим. Киваю ему, и он в тот же момент неспешно пошел вперед. А вот мне приходится идти довольно быстро. При дневном свете, он выглядит еще более впечатляюще: угольно черная чешуя, мощное, но гибкое тело, даже хвост есть, тоже покрытый чешуей. В холке он мне достает где-то до пояса, может до груди. Солидная такая зверюга.

— Да, есть изменения. Теперь твои мышцы даже без воздействия гормона работают более полноценно чем раньше. — неожиданно подала голос Арти. — В результате чего ты и стал сильнее.

— Какие твои прогнозы? Это усиление будет продолжаться или остановится? И что будет с моим временным усилением из-за гормона, оно сойдет на нет?

— Сложно сказать. Пока что все указывает на то, что этот процесс будет протекать и дальше. Усиление же должно работать, как и раньше, только ты будешь еще сильнее, твои мышцы продолжают изменяться. Такое даже я не могла провернуть, мои модификации были далеки от такого. — ответила мне Арти, и как показалось, под конец даже проскользнули нотки зависти.

— А ты можешь что-то модернизировать?

— Нет, слишком рискованно мне влезать. Мало того, что я могу что-нибудь испортить, так неизвестно как на такое вмешательство отреагирует твой нынешний организм. Хорошо, что хоть на постоянно растущее количество нанороботов он пока никак не реагирует.

— А если заняться костями? Ты говорила, что все эти изменения их не затронули.

— Можно, наверно. — неуверенно ответила она.

— Тогда проработай это, в остальном продолжай наблюдать и создавать нанороботов, мне нужна моя броня.

Интересно, на что я буду способен, если под усилением еще с броней буду? Это же ого-го должно быть. Мечты, пока мне до этого далеко.

— Сергей, сообщаю, что текущее количество нанороботов достаточно для того чтобы покрыть пятнадцать процентов твоего тела. Обычной броней, без каких-либо дополнительных усилений. — произнесла Арти, будто прочитав мои мысли.

Усилений? А точно, мы же как-то дошли до того, что некоторые участки брони была дополнительно утолщены. Я когда-нибудь смогу до конца развить броню или вечно буду куда-то влипать и все надо будет начинать заново?

— Хорошо, продолжай наращивать темпы. — отвечаю ей, и замираю, наткнувшись на остановившегося «котенка» стаи.

Мы уже пришли? Как-то незаметно путь прошел за разговорами с нейросетью и мыслями. Вокруг ничего подозрительного не видно, даже зомби нет, а стая не охотилась здесь давно.

— Куда нам нужно? — спрашиваю, посылая нужную мысль-образ «котенку».

Получаю ответ. Значит вон в то здание. Внимательнее присматриваюсь к нему. Обычная подземная парковка. Вокруг ничего особенного не видно, даже трупов нет, но место и в самом деле удобное чтобы организовать там что-то. Посмотреть то я посмотрел, но вот что дальше? Уходить ни с чем не хочется. Нужно как-то узнать, что там находится и что так стерегут зомби.

Задаю несколько вопросов к стае, которая начала стягиваться ко мне, уловив, что я задумал что-то. Вот же… улавливатели, я еще сам не решил до конца, а они уже.

Итак, что я имею? Внутри дохрена зомби, сколько хотя бы примерно стая не знает, но много. А еще их чутье практически орет, что им нужно уничтожить то что находится там внутри, и это ощущение усилилось с прошлого раза, когда они были здесь. Конкретно описать его они не могут — опасность, угроза, причем не только для них, а для всех живых.

Вопрос, что делать? В лоб не пробиться, стая пробовала, на ограниченном пространстве зомби легко справляются с ней, в итоге чего ей приходится отступать чтобы не потерять членов стаи. Тогда нужно поступить иначе. Если нельзя разобраться с ними там, тогда нужно выманить их оттуда на открытое пространство. И я даже знаю, как.

Но в начале делаю еще кое-что. Сосредотачиваюсь на своем радаре, пытаясь как можно больше увеличить его радиус действия и чувствительность. Что-то засекает, но все смутно, будто сливается, не получается разделить. Хреново, не прокатило, придется действовать практически вслепую.

Сообщаю наметки плана стае и получаю их согласие. Складывается впечатление, будто они согласятся со всем что я предложу. Решаю не проверять это. Десяток минут жду, пока стая окончательно соберется и займет удобные позиции. Вижу, как то там то тут мелькают темные силуэты, плохо различимые даже при свете дня, невидимость они свою явно не используют, или не в полную силу, если так могут. Что ж, все готовы, значит пора.

— Ко мне! — отдаю ментальный приказ, бросив в него все силы и направив конусом на подземную парковку, зомби из города нам здесь сейчас не нужны.

Минута, вторая, ничего не происходит. Начинаю сомневаться в том, что сделал. Правильно ли все? Я ведь еще никогда не звал их к себе, обычно же или останавливал, или наоборот обращал в бегство.

Первым донесся шум от кучи глоток, а затем показались и сами зомби. Из входов в здание хлынул нескончаемый поток. Пока одно хорошо — визуально, там только обычные зомби, не измененные, что хоть как-то облегчает факт их количества.

Кажется, я слегка переборщил. Откуда их там столько? Пока я стою и охреневаю, стая уже рванула в бой, врываясь в ряды зомби и выкашивая их. Наблюдаю за происходящим, не зная, чем помочь. Тут моя стрельба из автомата роли почти не сыграет, она не сравнится с тем что творит стая — безобидные для меня «котята» превратились в машины смерти, способные ударом лапы с когтями снести голову, а то и развалить тело на двое. Часть движений и атак даже не успеваю замечать, слишком уж все быстро, а еще ведь и в толпе, что тоже мешает рассмотреть. Но одно видно точно — сейчас они раскрываются по полной, десятками уничтожая зомби. Но что-то тех не становится меньше: на месте убитых все появляются новые, вышедшие с парковки.

Перестаю просто стоять и присоединяюсь к процессу уничтожения зомби, внося свой вклад, пусть и не особо значительный на фоне стаи. Пока использую автомат, не прибегая к ближнему бою и усилению, это хоть и эффективно, но стоит приберечь на крайний случай.

* * *
Одинокая машина неслась по дороге, быстро отдаляясь от Парижа. В ней сидел Дэвис, который до сих пор не верил, что ему удалось выбраться. Он смотрел по сторонам, и не мог поверить, что видит обычный лес и поля, а не дома и зомби. Снова и снова мыслями он возвращался к прошедшей ночи.

Непонятное поведение Призрака, его приказ уехать. А это был именно приказ, Дэвис четко увидел, что Сергей не шутил или даже не просил. Тогда он очень сильно удивился, но все же подчинился. Затем долгая дорога по городу, во время которой он старался со всех сил не поддаться голосу разума и не затормозить.

И не зря. Все было, как и сказал Сергей — дорога была удивительным образом расчищена. Несколько раз Дэвис видел, как зомби кто-то перехватывал прямо у дороги, еще немного и они бы выскочили к несущейся машине, но не успевали. Кто это был?

Лейтенанту так и не удалось рассмотреть союзников Призрака, а останавливаться ради этого он не рисковал, помня сказанное ему. Он этой ночью вообще перестал понимать происходящее, настолько оно выходило за привычные рамки. Одно он мог сказать уверенно — это были не люди.

Поняв, что снова начал вспоминать прошедшую ночь, Дэвис тихо выругался и сосредоточился на дороге. Для себя он решил оставить все это позади, в прошлом. Главное то что он выбрался и жив, а как именно это не важно. Но себе он мог признаться — все это надолго останется в его памяти, и он еще не раз вернется к этим воспоминаниям. Единственное, о чем он жалел — что Сергей остался в Париже, один на один с зомби. Как бы не было удивительно, но Дэвис привязался к этому парню, в чем пусть и с большим трудом, но мог признаться.

— Пусть тебе сопутствует удача, чтобы ты не задумал. — тихо прошептал Дэвис, глядя на проносящуюся дорогу.

* * *
— Каковы ваши успехи? — раздался вопрос из спутникового телефона

— Мы проверили штаб, там цели не оказалось. — ответил мужчина лет сорока. Он был командиром отряда ликвидаторов, который послали вместе с учеными в Париж.

— Что-то вообще смогли выяснить? — недовольно спросил его собеседник.

— Да. Цель была жива и скорее всего выбралась из здания. Вероятнее всего она находится сейчас где-то в городе.

— Так найдите и устраните этого парня! Что по нему удалось выяснить?

— Почти весь персонал штаба погиб, но кое-что все же удалось. Парень был долгое время в коме, затем пропал. Последний раз его видели вполне живым трое охранников: он в компании еще одного человека направлялся на верхние этажи. После этого его никто больше не видел.

— Что ему там могло понадобиться?

— По имеющейся у нас информации, на одном из тех этажей есть запасной ход. Возможно они покинули здание через него.

— Причина его комы известна?

— Частично. Он был в очень тяжелом состоянии после боя, его почти убили. Дальше там идут разрозненные и обрывочные сведения, никто из медперсонала что работал с ним не выжил.

— Какие сведения? — потребовал собеседник.

— По непроверенной информации он начал стремительно мутировать. Но подтвердить или опровергнуть это невозможно, как и выяснить какие-либо детали.

— Я понял. Найдите его, если нужно переверните весь город! Если необходимо какое-то оборудование, оформите запрос, все будет доставлено.

— Есть еще кое-что. — неуверенно произнес командир отряда ликвидаторов.

— Что? — недовольно спросил его собеседник.

— Ученые заметили странности в местных зомби, они значительно отличаются от всех остальных, что за пределами Парижа. Они опасаются, что это может быть началом очень больших проблем…

— Это не моя забота. Пусть докладывают все непосредственно своему начальству. Оно примет решение и, если будет необходимо, проинформирует меня. Не забывайте, ваша цель не охрана ученых, а убийство цели! — перебил собеседник мужчину, не дав договорить, а в конце вообще закончил вызов.

— Самовлюбленный ублюдок. — тихо прошептал мужчина, убирая спутниковый телефон. — Как можно было добиться столько и быть таким уродом? Другие и не пробиваются в нашем мире.

Его раздражал этот человек, даже не смотря на то что он был одним из самых влиятельных в мире, а то возможно и самым, точно этого наверно никто не знал. Не смотря на то что он подчиняется именно ему, все это задание начинало нервировать командира отряда ликвидаторов. После плотного общения с учеными, он понял, что хватает проблем гораздо важнее устранения какого-то одного парня. Что он должен был такого сделать, что за ним послали целый отряд в такую задницу, в которую превратился Париж?

Мысленно выпустив пар, командир принялся в очередной раз изучать досье на цель, размышляя над тем куда она могла податься и где ее теперь искать, весь город он точно не собирался перерывать в поисках. Да и не реально это в текущих условиях.

А еще, ему нужно было все так провернуть, чтобы оказать и поддержку ученым, ведь у его отряда самое лучшее оснащение, включая тяжелые экзоскелеты, в которых можно почти спокойно крошить зомби. И этим нужно воспользоваться, обеспечив ученым доступ туда куда они не смогут попасть при обычной охране, которая оснащена максимум легкой версией экзоскелетов, не дающей необходимый уровень защиты.

Глава 15

Метким выстрелом разношу голову очередного зомби, а ударом приклада с разворота сбиваю подкравшегося со спины. Очередной выстрел, и он тоже присоединился к своим погибшим сородичам. Оглядываюсь по сторонам в поисках новых противников. Засекаю таковых и вскидываю автомат, метко всаживая пулю за пулей во вражеские черепушки. По-хорошему сюда бы как минимум какой-нибудь пулемет, а не автомат, но что есть, то есть.

Расстреляв весь магазин перезаряжаюсь. Одновременно с этим осознаю один момент — а зомби то уже почти закончились. Удивленно осматриваюсь, оценивая происходящее целиком, а не только сосредоточившись на поиске врага.

И в самом деле, на улице уже почти нет зомби. Остались какие-то несчастные десятки, может сотня, но это уже не идет ни в какое сравнение с тем что было до этого. Казалось, что они никогда не закончатся. Пока кручу головой, стая шустро добивает остатки врагов.

Сколько мы так бились? Не знаю, потерял счет времени. Я только и делал что стрелял и бил прикладом особо настырных, отшвыривая их от себя. К усилению не прибегал, сохраняя его для совсем уж критической ситуации, но такой пока что не было.

Каких-то еще полминуты и с зомби было окончательно покончено. Сажусь на асфальт, до конца не веря что выжил в этом кошмаре. А как еще назвать, когда вокруг тысячи зомби и все они упорно пытаются добраться до тебя? Не будь здесь стаи и меня давно скорее всего убили бы. Хотя не будь ее, то я бы и не пошел на такое безумие, наверно.

Пока есть передышка, сбрасываю с себя рюкзак и заменяю пустые магазины на полные. Пока занимаюсь этим, получаю мысль-вопрос от стаи — что делаем дальше. Как что, идем внутрь, других вариантов нет. Что ей и отвечаю.

Пробегаюсь взглядом по заваленной остатками зомби улице. Трупов моих «котят» не видно, обошлось без жертв с их стороны. Сами они выглядят словно не было тяжелого боя — сидят, ходят, занимаются кто чем. Присматриваюсь к ним. У тех, кого могу рассмотреть, ран не видно. Неужели мы вышли из этого боя вообще без серьезных ран? Если мелочь какая-то и есть, то ее незаметно издалека.

Удивительно как сюда еще никто не заглянул из любопытства. Ага, все такие любопытные давно уже вымерли здесь. Нынешний Париж должен был быстро научить всех, что в подобные места не стоит заглядывать, особенно когда оттуда доносится рев тысяч глоток и звуки схватки.

— Арти, у тебя случайно нет плана этой парковки? — мысленно спрашиваю нейросеть, закончив со своими делами и забросив рюкзак обратно на спину.

— Нет.

— Жаль, он бы нам здорово помог.

Подойдя к одному из въездов на парковку замираю, всматриваясь в темноту, царящую там. Когда-то здесь было все хорошо освещено, но не сейчас. Замечаю, что многие лампы будто специально разбиты кем-то. Неужели зомби? Я конечно знал, что среди них встречаются довольно сообразительные и даже умные, но чтобы настолько… Хотя много той сообразительности или ума нужно чтобы тупо разбить лампы?

Чувствую, как что-то словно скребется в мое сознание. Уже почти начав идти дальше, замираю. Это не стая, но и не привычные мне зомби. Не спешу сдвигаться с места, пытаясь разобраться в своих ощущениях. Меня осторожно прощупывают? Да, очень похоже.

Получаю вопрос от стаи, почему я остановился. Отвечаю им, как можно подробнее описывая свои ощущения. В ответ они сообщают что у них ничего подобного нет. Странно, это я такой чувствительный или это только на меня направленно прощупывание? Точно, нужно же проверить кое-что!

Пытаюсь максимально расширить радиус своего биологического радара. Все точно так же как и в прошлый раз — что-то засекает, но различить детали по-прежнему не удается. Плохо. Отмираю и медленно иду вперед, входя на территорию парковки.

Первый спуск и первый подземный этаж. Ничего подозрительного пока что нет. Всматриваюсь и вслушиваюсь в темноту, благодаря ночному зрению она для меня не такая уж большая проблема. Иду первым, а сразу за мной стая, готовая в любой момент рвануть вперед и закрыть меня собой.

Обойдя весь этаж, так ничего и не находим. Чутье стаи указывает им куда-то вниз. Мое же чутье молчит, как и радар, который так до сих пор ничего вменяемого обнаружить не может. Стоило оказаться здесь, как он буквально сошел с ума, перестав даже обнаруживать стаю. Что же здесь дает такие наводки на него?

Второй подземный этаж, третий. Проверяем тщательно каждый, но ничего не находим. Есть следы от зомби, разбитые машины, но все это не то что мы ищем. Стая уже начала высказывать нетерпение, просясь рвануть вперед и быстро прочесать все оставшиеся этажи. Со всех сил останавливаю их, чувствуя, что ничем хорошим это не закончится.

Не думал, что эти «котята» могут бурчать, но в ментальном плане все выглядит именно так. Стараюсь со всех сил сохранить серьезность и не начать смеяться, но слишком уж это смешно ощущается. Представляю, как все выглядит со стороны — идет мужик в окружении каких-то непонятных монстров и лыбится, стараясь не заржать.

Спускаясь на четвертый этаж, замедляю шаг. Что-то не так. Еще до конца не осознав, в очередной раз прибегаю к помощи своего радара, ничем другим не удается обнаружить то, что напрягло подсознание. Засек кого-то. О нет, это не один, их много…

Единственное что успеваю сделать — это выстрелить из подствольного гранатомета зажигательной гранатой. Мгновение, и она устремилась в темноту этажа, взорвавшись там огненным облаком и осветив пространство вокруг себя. В этот раз ночное зрение меня как-то подвело, видел только относительно близко от себя. Вот же жопа…

Прямо на нас несется куча изменённых зомби. Там есть как известные мне, так и те с кем еще не сталкивался. Разряжаю автомат в надвигающуюся лавину зомби, но особого вреда это им не наносит. Мимо меня же пронеслись первые особи стаи. Нет, нельзя, это ловушка: сейчас стая завязнет и окажется в проигрышной позиции.

— Назад! — приказываю стае и как не удивительно она моментально среагировала на приказ.

— Стоять! — отдаю очередной приказ в виде ментальной волны, только на этот раз зомби, уже почти добравшимся до меня.

Вот пиздец, они не отреагировали. Теперь кажется понятно почему они вообще здесь остались, а не вышли наружу вместе с остальными. Разворачиваюсь и автоматически врубаю усиление, даже не осознав этого, за считанные мгновения выбираясь со спуска. Оказавшись на третьем этаже, швыряю несколько гранат туда откуда выскочил, выигрывая нам время.

— Биться здесь. Не лезть к ним. Не давать им разгуляться. — продолжаю отдавать приказы стае, особо не заботясь об их удобоваримости или приятности восприятия, формально вдалбливая их в головы молодых горячих «котят», которые так и рвутся в бой, даже на территории противника. Где их хваленый коллективный разум?!

В ответ получаю эмоции\ю согласия и даже благодарности. Теряюсь на мгновения, не поняв к чему относится благодарность, но затем приходит пояснение — за то, что не дал им поддаться инстинктам, которые вдруг удивительно сильно пробудились, и попасть в ловушку. А дальше становится не до мыслей — зомби проскочили подъем и оказались на этом этаже.

Уже собрался начать опять раздавать приказы что и как делать, а затем передумал. Зачем? Стая прекрасно действует, даже лучше, чем если бы я как-то пытался их направлять. Всех зомби, оказывающихся здесь, почти мгновенно поглощает буквальный круговорот стаи, оттесняя их к стенам этажа, где с ними шустро разбираются. И все это слаженно и идеально, без единой ошибки. Вот она истинная мощь ментального коллективного разума стаи.

Тихо и мирно стою в сторонке, забравшись на машину, и наблюдаю за происходящим. Моя помощь сейчас будет даже лишней, ведь могу внести разлад в этот конвейер смерти, что станет большой проблемой. Зомби же в свою очередь пытаются и так и сяк прорваться, но у них ничего не получается. Вижу и знакомых мне прыгунов, гигантов, и даже чем-то похожих на особей стаи, и тех отличия которых получается не сразу отнести к чему-либо мне знакомому. Обычных зомби здесь нет.

Вскидываю автомат и всаживаю очередь в особенного шустрого зомби неизвестного мне вида, который каким-то образом умудрился почти вырваться из круговорота стаи. В ответ он развернулся и зло зарычав побежал прямо ко мне. Эй, я не понял, почему ты еще живой? Быстро перезарядившись, всаживаю весь магазин в его голову, но он как бежал, так и продолжает бежать, с поразительной ловкостью уходя от атак особей стаи, среагировавших на него. У него что, голова не на месте головы, как бы бредово это не звучало?

Догадки оставляю на потом. Между нами осталось совсем мало расстояния. Не придумываю ничего лучше, как выстрелить в зомби из подствольного гранатомета почти в упор. Ох, жахнуло так жахнуло. Стряхиваю со своего лица кровавые ошметки и выглядываю из-за машины. В этот раз была заряжена осколочная граната. Граната отработала на отлично, все же прикончив этого живучего гада, а заодно разметав его ошметки чуть-ли не на половину этажа. Заряжаю новую гранату и залезаю обратно на крышу.

Первым делом смотрю на стаю. У нее вроде бы все, как и раньше. А вот поток зомби начинает слабеть. Неужели заканчиваются? Несколько минут сражения, и атака зомби прекратилась. Осторожно подхожу к спуску и заглядываю в него. Никого не видно и не слышно. Радар? Снова ничего не засекает, достал уже глючить.

Оглядываюсь на стаю. Все нормально у нее? Нет, ошибся, вот и первые потери. Вижу примерно десяток «котят», которых сородичи стягивают в одно место. Неужели погибли? Адресую вопрос стае. Нет, они еще живые, только сильно ранены и выжить здесь у них никаких шансов.

— Они выживут? — спрашиваю у стаи про такую возможность вообще.

Ответом мне служит чувство неопределённости.

— Нужно сделать все чтобы они выжили. — твердо произношу вслух и дублирую ментально.

Узнаю, что тогда стае придется еще на время потерять сколько-то особей, которые доставят раненных в безопасное место и будут за ними приглядывать пока те выздоравливают. И стая сомневается, что это правильно, учитывая куда мы пробиваемся.

— Правильно. — уверенно заявляю и посылаю соответствующую эмоцию.

Не споря со мной, от стаи отделились еще «котята», как же меня коробит, когда называю их так, и ловко подхватив раненных, а затем вообще забросив их на себя, устремились к выходу. Провожаю их взглядом. Надеюсь у них будет все нормально. Как бы странно не звучало, но я успел привязаться к ним всем, ко всей стае, а, казалось бы, сколько я их знаю… но ментальное общение удивительная штука.

— Идем дальше. — говорю, забыв и не продублировав ментально.

Поразительно, но меня похоже и так поняли. Уточняю этот момент и получаю утвердительный ответ. После ментального общения со мной, они начали в какой-то момент вполне неплохо понимать человеческую речь, во всяком случае те языки, которые знаю я. Как так получилось они не знают, а я тем более.

Стоило спуститься на четвертый этаж, как появилось опять чувство ментального прощупывания. Бью в ответ волной раздражения. Совпадение или сработало, но это ощущение пропало. Осторожно обходим этаж, но больше на нем нет никаких сюрпризов, кроме словно какой-то пелены на входе в него, стоило пройти ее как стало все нормально видно, а вот снаружи ничего подобного, сколько всматривался ничего толком не видел.

Сколько мы уже здесь перебили зомби, учитывая и тех что на улицу выманили? Много, тысячи, если даже не десятки тысяч. Больше всего конечно было убито на улице, а в недавнем бою измененных зомби было во много раз меньше, может каких-то несколько тысяч или даже меньше. Ну да, совсем немного. От осознания этих цифр становится как-то плохо.

Затем был пятый, шестой этаж… везде картина была одинаковой — пустота, разруха, и ни одного зомби. Странно все как-то — то этаж забит зомби, то пусто. Где логика? Хотя о какой логике я говорю, это же зомби…

— Арти, а сколько здесь может быть этажей? — спрашиваю у нейросети, остановившись перед спуском на седьмой этаж.

— Десять. В подземных парковках такого типа десять этажей.

— Значит еще четыре осталось пройти. — тихо шепчу себе под нос и продолжаю спуск.

Чем глубже мы оказываемся под землей, тем сильнее крепнет непонятное чувство. И нет, это не то ощущение прощупывания. Что-то иное, больше похожее на странную тревогу. Заметил, что и стая начал как-то нервничать, хотя и не признается в этом, твердя только об инстинктах и чутье которые настойчиво гонят их дальше вниз.

Седьмой, восьмой этаж. Зомби не видно, но начали попадаться какие-то странности. Внимательно всматриваюсь во все что только можно, стараясь подмечать каждую мелочь. Так на восьмом этаже появилось нечто вроде путины, которая уходит ниже на этаж. Из-за этого, весь этаж напоминает какое-то логово пауков, но опять-таки на этаже никого нет, он пустой.

Стая же стала какой-то дурной, стремясь любой ценой и как можно быстрее прорваться дальше. Единственное что их сдерживает — это я, пусть со скрипом, но они все еще продолжают слушаться. Не нравится мне это их поведение, слишком подозрительно: внизу находится непонятно что и именно при приближении к нему стая теряет голову, становясь легкой добычей.

Закончив осматривать этаж, спускаюсь на девятый. Осталось уже немного, надеюсь. Здесь паутина с этажа выше сплетается в этакие столбы и уходит на десятый сквозь проломы в полу, но рассмотреть хоть что-то через них не удается, все перекрывает паутина.

А тут в целом чисто, словно кто-то провел генеральную уборку. Что за хрень творится в этом месте? То орды зомби, то этаж, заполненный паутиной, то вот теперь почти идеальная чистота, не считая странных столбов из типо паутины, хотя это не паутина, просто внешне похоже.

Ничего не обнаружив направляюсь на десятый этаж, желая закончить уже все это. С каждым шагом, приближающим меня к спуску на новый этаж, тревога нарастает и вскоре чуть-ли не захлестывает меня. Растерянно останавливаюсь. Мое предчувствие, интуиция буквально орет что мне не нужно спускаться туда.

Вот только выбора у меня нет, если я не хочу потерять недавно обретённую стаю. Пока я боролся с собой, она все же не выдержав ломанулась вперед. Бросаюсь следом за ней, активируя усиление. Что бы там ни было, нужно встретить это во все оружии.

Выскочив на этаж, резко торможу. Какого хрена?! Стая ведет себя странно: оказываясь здесь, она падает на пол и ползет по нему, словно провинилась в чем-то. Что с ней происходит? Смотрю по сторонам, пытаясь найти причину ее такого поведения.

Столбы из паутины здесь изменяются и превращаются в какие-то коконы что ли. Есть там кто внутри или нет со стороны непонятно. А больше ничего не вижу. Оборачиваюсь, пытаясь остановить часть стаи, которая еще не успела сюда заскочить, но безрезультатно, она словно обезумела.

— Человек. — донесся до меня голос.

Что? Кто? Озираюсь, пытаясь определить откуда говорят. Никого не вижу! Прислушиваюсь к своему радару. Глючит сволочь. Тогда покрепче сжимаю автомат и иду дальше, аккуратно обходя «котят» стаи. Те, которые оказались здесь первыми, уже вообще замерли, неподвижно лежа на полу и никак не реагируя на меня. Пытаюсь ментально с ними связаться, но ничего не получается, они не слышат меня.

— Человек. — раздалось у меня за спиной.

Резко оборачиваюсь и упираюсь дулом автомата в грудь… Женщины, девушки? Отшатываюсь назад, пытаясь понять кто стоит передо мной. Внешне почти как человек, только кожа другого оттенка — голубоватая какая-то. И еще она голая, совсем.

— Человек? — спросила она, наклонив голову на бок и рассматривая меня.

У нее даже голос почти нормальный, женский, только проскакивают в нем какие-то потусторонние нотки. И что мне делать? Кто она такая? Чувствую, как меня будто ментально коснулись, но быстро отпрянули.

— Не человек. — произнесла она, а затем ее глаза вспыхнули голубым светом.

Зажимаю спусковой крючок и всаживаю в нее длинную очередь. Продолжаю жать на него, но патроны уже закончились. Ей же ничего, она медленно надвигается на меня, никак не отреагировав на всаженную почти в упор кучу автоматных пуль. Присмотревшись, понимаю, что они даже не пробили ее кожу. Кажется я попал…

— Кто ты…? — протянула она, а голос начал изменяться, становясь пробирающим до дрожи.

Перехватываю автомат и разряжаю в нее подствольный гранатомет, а сам ныряю за ближайший кокон из паутины. Громкий взрыв. Выглядываю и сталкиваюсь нос к носу с ней. Быстрый удар, и меня снесло в сторону. Нихрена себе она лупит! Если бы не усиление и мутации организма, то меня бы поломало как нечего делать.

Вскакиваю на ноги и срываюсь с места, стараясь удрать подальше от этого непонятно чего. Блин, стая же! Подавляю порыв сбежать отсюда, я не могу их оставить в таком состоянии. Что б вас! Сбрасываю с себя рюкзак и оружие — все что может помешать мне.

Противник же остановился и наблюдает за мной. Она словно изучает меня. Почему мне кажется, что ей любопытно? Знать бы еще что она такое, но не человек — это точно. Собираюсь с духом и бросаюсь к ней. Пять метров между нами, она по-прежнему стоит на месте и смотрит на меня. Метр, она замахнулась для удара. Подныриваю под ее рукой и оказываюсь за спиной. Действует как-то топорно, словно не знает, как драться или еще не освоилась до конца со своими возможностями. Бью от всей души, не сдерживая силы.

А хорошо стукнул, ее аж отшвырнуло в сторону. Ой, кажется я ее разозлил. Девушка поднялась с пола, а ее кожа покрылась светящимися прожилками. Не успеваю даже моргнуть как она оказалась около меня, а затем на меня обрушился удар.

Осознаю себя под стеной, а внутри все болит. Кое как отлипаю от пола и поднимаюсь на ноги. Краем глаза замечаю солидную вмятину в стене. Это что от меня? Нет времени на размышления.

— Арти, дай клинки, как раньше, и, если хватит нанороботов, прикрой мои внутренние органы. Хотя бы сердце и легкие. — прошу нейросеть, а сам отскакиваю в сторону, избегая очередного удара.

Не знаю, что она такое, но судя по всему мне нужно ее как-то убить. В результате удара ее кулак застрял в стене и сейчас она пытается вытащить его удобно раскрывшись для меня. Подскакиваю к противнику и бью клинком, ставшим продолжением моей руки.

В последний момент враг успел среагировать и, рывком освободив свою руку, начал замахиваться для удара. Проваливаюсь в сторону и в итоге все равно попадаю по нему клинком, пусть и по касательной. В первые мгновения он просто скользит по коже. Заметив это надавливаю на него со всей силы. Вижу, как от моего удара остается разрез с проступающей кровью. Удивительно, это и в самом деле кровь, ну или какая-то жидкость очень похожая на нее. Она даже выглядит почти привычно, только гуще и темнее чем обычная человеческая. Я почему-то думал, что она будет голубой, как и кожа.

Выбрасываю лишние мысли из головы и полностью отдаюсь схватке, выкладываясь по полной и даже больше. Удары, увороты, уловки, что только не использую, пытаясь победить. Противник атакует прямо, полагаясь на свою силу. Мне же приходится вертеться, нанося ему все новые и новые раны клинками, но иногда приходится прибегнуть и к грубой силе в виде мощных ударов ног и локтей.

Сколько это уже длится не знаю. Каждый из нас уже не по одному разу полетал по этажу. Я весь словно отбивная, не помогает ни измененная кожа, ни в целом усиленный организм. При каждом движении ощущения, будто внутри меня уже какой-то фарш из внутренних органов настолько все болит. Девушка же покрыта почти вся кровоточащими ранами, умудрился даже несколько раз проткнуть ее насквозь, но толку от всего этого мало.

— Ты не человек. — вдруг произнесла она, впервые за долгие минуты боя. — Ты другой. Ты непонятный.

Пора заканчивать все это. С каждым шагом, ударом, оба начинаем замедляться. Чувствую, что начинаю быстро выдыхаться, настолько долгий бой на пределе возможностей слишком выматывает. Но похоже все решили за меня. Противник ярко вспыхнул и рванул ко мне. Успеваю лишь ударить клинками целясь ей в голову.

Промазал. Один клинок угодил девушке в грудь, а второй в шею, но кажется ей это совсем не мешает. Она же вцепилась в мою голову своими руками и оторвала меня от пола. Дергаюсь, пытаясь вырваться, но не получается.

— Кто ты такой?! — громко закричала она, а ее глаза вспыхнули еще ярче, приковывая к себе внимание и словно затягивая в себя.

Еще мгновение, и в мое сознание нагло вломились, снося все возможные преграды. Понимаю, что начинаю терять себя. Нет! Я так просто не сдамся! Собираю остатки себя и ментально бью в ответ. Получилось, напор ослаб, пусть и не пропал окончательно.

Несколько отчаянных попыток противостоять ментально врагу, и понимаю, что все равно проигрываю: с каждым разом мои атаки все слабее и слабее, а от меня остается все меньше. Мое ядро, воспоминания, эмоции — все это растворяется во вражеском ментальном потоке. А что если поступить иначе, выбор у меня все равно не особо широкий? Или умру или… даже не знаю что.

Перестаю сопротивляться и наоборот поддаюсь этому напору, растворяясь в нем почти до конца и стараясь сохранить лишь ядро личности. Чувствую, что противник словно удивился такому повороту. Но продлилось это удивление совсем недолго, и ментальный напор снова навалился в полную силу, а возможно даже больше.

Сейчас! В момент, когда эта сволочь почти додавила меня, проскальзываю по этому потоку к его источнику, в сознание противника. Мгновение, и я оказался внутри него. Странно, непонятно. Слабо что понимая, начинаю разрушать ментально все вокруг, стараясь нанести как можно больший ущерб. Как и что делаю, почти не осознаю, действую подсознательно, интуитивно.

В какой-то момент, вижу себя словно глазами девушки. Мои глаза ярко сияют стальным светом, зрачков нет, а кожа будто горит внутренним огнем, слабо светясь в темноте. Только в отличии от моего противника, у меня нет светящихся прожилок.

Длилось все это считанные мгновения, а затем пропало. Чувствую, как вражеское сознание вокруг меня корежит. Воодушевленный успехами, с двойным энтузиазмом продолжаю ментально ломать все вокруг. Иногда, каким-то образом в меня попадают чужие воспоминания, эмоции, знания. И если с воспоминаниями и знаниями разбираться некогда, то с эмоциями все просто — она одна и это страх, причем дикий, почти до безумия. То, что я делаю сильно пугает моего противника.

Неожиданно понимаю, что начинаю застревать во вражеском сознании, ментальный поток по которому я попал сюда стал слабеть. Нет, нет, я не собираюсь здесь оставаться! Бросаюсь назад, каким-то образом прихватывая с собой все что у меня успели забрать и заодно чужое, оказавшееся рядом, и в последний момент успеваю проскочить по ментальному каналу обратно. Кажется, успеваю.

Я смог? Смотрю перед собой слабо соображая, что к чему. Я в своем теле? Я? В теле? В голове жуткая каша, а тело практически не чувствую. Вижу, как глаза стоящей напротив меня девушки потухли, а сама она начала сереть как-то. И через мгновение она безвольно рухнула на пол. Не отстаю от нее и падаю рядом, не в силах удержаться на ногах.

Кажется, мне все же удалось выжить. В который раз, за время моего нахождения в Париже начинаю терять сознание. Хотя нет, не теряю, меня наоборот словно затягивает внутрь него, отрезая от реального мира. Какую хрень я умудрился сотворить?

Успеваю заметить, как один из «котят» стаи зашевелился и поднял свою голову, осматриваясь по сторонам.

Глава 16

Первое что чувствую — это то что мне кто-то лижет лицо. Приоткрываю глаза и вижу перед собой морду «котенка». Кажется, я все же выжил и даже вернулся в реальный мир. Заметив, что я смотрю на него «котенок» издал какой-то малопонятный звук, но явно радостный, и исчез с поля моего зрения. Судя по продолжающимся доноситься до меня странным звукам, но отдаляющимся, он куда-то умчался. Пытаюсь проследить за ним взглядом, но ничего не получается, тело будто задеревенело.

Пока меня никто не трогает, пробую разобраться в себе. В голове творится непонятно что. Пытаюсь сосредоточиться на хоть каком-то воспоминании, которые мелькают в памяти, но голову в тот же момент пронзила сильная боль, отбивая любое желание этим заниматься. Понял, значит позже.

Перестаю копаться в себе и возвращаюсь к более насущным вопросам — к своему телу и происходящему рядом с ним. И пока что я его почти не ощущаю. Как же меня это достало, что не пробуждение после какой-нибудь драки, так каждый раз одно и то же. Почему я хоть раз не могу прийти в себя в нормальном состоянии? Пытаюсь дернуть рукой. Совершенно неожиданно мне это удалось, даже слишком.

Явно не рассчитав с усилием, аж переворачиваюсь на бок, а тело взрывается болью. Ох, неслабо меня отделала та девчонка. Кое-как сгибаю руку в локте и упершись ею в пол приподнимаюсь. Подсовываю вторую руку под себя, словно костыль, не позволяя телу упасть обратно. После недолгих мучений все же принимаю сидячее положение. А вот теперь можно и осмотреться.

Я до сих пор нахожусь на подземной парковке, да еще и на том самом этаже где сражался в последний раз. Что радует, вокруг не видно ни одного «котенка» стаи, а значит они все пришли в себя. В остальном же здесь больше ничего радостного точно нет.

Коконы из паутины по-прежнему на своих местах. Внимательно всматриваюсь в темноту, но тела девушки упорно не вижу. Я точно помню, что падал рядом с ней. Похоже стая оттащила меня от нее, но почему-то не рискнула вынести вообще отсюда. Или оттащила не меня, а ее?

Дождавшись, когда боль слегка стихнет, поднимаюсь на ноги, стараясь проделать это как можно быстрее, чтобы меньше чего успело заболеть. Стоило мне занять вертикальное положение, как на этаж заскочил сразу десяток особей стаи и все они понеслись ко мне.

Не успеваю ничего сделать, как оказываюсь сбит на пол и буквально зализан. И зачем тот «котенок» убегал, у них же ментальное общение есть? Параллельно со всем этим ментально меня чуть-ли не подавляют эмоцией безграничной радости. Она настолько сильна, что вытесняет собой все остальное.

Терпеливо дожидаюсь, когда первые эмоции улягутся и на меня хоть немного ослабят ментальный напор. Улавливаю нужный момент и успеваю отправить просьбу, чтобы они немного успокоились или хотя бы перестали так сильно транслировать мне свою радость. Проделав это, морщусь от боли, пронзившей голову. Неожиданный поворот…

Видимо прошедший бой не остался без последствий. Теперь кроме физических травм, у меня еще что-то и ментальное, ничем другим не объяснить то что, когда я обращался к стае, мне стало больно. Ну да, а я наивный хотел, чтобы ничего не было, учитывая то что творил — удивительно что я вообще до сих пор жив и даже нахожусь в более-менее нормальном состоянии, во всяком случае способен передвигаться, на счет остального что-то не уверен.

С помощью «котят» поднимаюсь на ноги. Заняв вполне устойчивое положение, осматриваю себя. Внешних ран не видно, только все сильно болит. А понять есть ли синяки или нет на моей новой коже сложно. Улавливаю осторожную мысль-вопрос от стаи — все ли со мной в порядке.

— Все нормально, только нужно восстановиться немного. — отвечаю вслух. — Я пока вам так буду отвечать.

Получаю слабую эмоцию согласия. Странно, я же ведь им ничего не сказал по сути, но они начали так осторожничать. Может каким-то образом смогли почувствовать, что сейчас мне такое общение причиняет боль? Вполне возможно.

— Где она?

Ничего не отвечая, один из «котят» потянул меня следом за собой. Десяток метров, и за коконом обнаружилось тело девушки. Осторожно приседаю рядом с ним, ожидая очередной вспышки боли, но на удивление она хоть и была, но не столь сильная. После смерти кожа девушки потеряла свою голубизну, став серой. Мне тогда не показалось что она начал терять свой цвет.

Касаюсь ее пальцем. Холодная, гладкая, твердая. А ведь так похожа на человека… Что-то еще делать с телом не рискую, да и нет такого желания. Будь на моем месте какой-нибудь ученый, то он конечно же разобрал бы это тело на составляющие, чтобы узнать, что там и как. Почему-то сомневаюсь, что внутренние органы идентичны человеческим, если они вообще там есть, это все же и близко не человек, не смотря на внешнее сходство.

Поднявшись на ноги, подхожу к ближайшему кокону. Снаружи не видно, что находится внутри него. Трогаю его рукой. Плотный, упругий. Пробую схватить и разорвать его. А еще он довольно прочный, в моем текущем состоянии он мне точно не по силам. А это и в самом деле очень похоже на паутину не только внешне. Интересно, а как зомби ее создавали? Нет, пожалуй, мне лучше этого не знать.

— Вскройте его. Только осторожно. — прошу стаю.

Один из «котят» тот же подскочил к кокону и нанес быстрый удар лапой с когтями, вспарывая его. Одного удара оказалось недостаточно, так раскрылся только внешний слой. Оказалось, что этот кокон состоит из нескольких слоев, и внутренний создан из более мелкой паутины. Еще несколько подобных ударов, и нам открылось его нутро.

— Ну и гадость же. — шепчу себе под нос, стараясь сдержать рвотный позыв.

Внутри кокона оказалась какая-то жижа, которая, как только он оказался вскрыт, выплеснулась наружу, чуть не попав на меня. В жиже, внутри кокона, находится что-то. Присмотревшись, вижу, что оно похоже на человека. Не может быть, неужели именно здесь создаются подобные той «девушке»? Но как? Это же совершенно иной уровень, не сравнимый с тем как обычно зомби получаются. Даже измененные виды являются развитием все того же способа. А это же… это совсем другое, искусственное создание.

Стоило подумать об этом, как голову пронзила боль. Падаю на колени, держась руками за нее.

— Ар-гр! — то ли рычу, то ли хриплю от раздирающей мозг боли, не в силах вытерпеть ее.

Чувствую, как меня легонько боднул один из «котят».

— Уничтожьте их все. — выдавливаю из себя, отползая подальше от этого кокона.

Моя память… мои воспоминания. Со мной что-то происходит. Особенно яркая вспышка боли, растягиваюсь на полу, не способный двигаться. В мозгу всплывают отнюдь не мои воспоминания. Это воспоминания моего противника, которые я каким-то образом прихватил с собой. Расслабляюсь и не мешаю им занимать свое место в моей памяти, стараясь как можно больше облегчить этот процесс, ведь кажется именно из-за этого у меня голова так сильно болит.

Эти коконы оказались чем-то вроде инкубаторов, в которых создается новое поколение зомби. Как точно это происходит — это знание к сожалению, мне не досталось. И я не ошибся, внутри находятся подобные той «девушке». Она была одной из первых, так сказать пробной партией, экспериментом.

Следом появилось и другое знание, много всего. Ощущение, будто прорвало платину, и сейчас меня быстро наполняет то что было за ней. В основном это обрывки, фрагменты чего-то целого. Но мне и этого достаточно, ведь даже из такого складывается пугающая картина.

То, что я обнаружил, это только подготовка. Самое страшное дальше. Десятки подобных гнезд, разбросанные по всему Парижу. И во всех них выращиваются новые поколения зомби, которые по сути ими уже и не являются. Это совершенно новые существа, практически не имеющие ничего общего со своими предшественниками. И их таких сотни, тысячи. Это гнездо было одним из самых маленьких.

И ладно бы только это, так мне досталось еще и знание о дальнейших планах, как бы странно это не звучало — у зомби есть планы. Они хотят уничтожить всех людей в Париже, а затем выйти за его пределы, создавая все новые и новые гнезда и истребляя вообще все живое, а не только людей. Стая оказалась права, они угроза для всех. И их нужно остановить любой ценой.

Пытаюсь узнать еще что-то, перебирая воспоминания. Но в остальном это только какие-то разрозненные отрывки, которые никак не получается сложить во что-то хоть немного целостное. Разве что… теперь я знаю где их главное гнездо, их мозг, который каким-то образом контролирует всех. И который теперь знает, кто я такой и что опасен для него.

А я для него угроза, неизвестный противник, который мало того, что уничтожил одно из его творений, так еще и залез ему в голову. Откуда этот Мозг появился непонятно, слишком уж он превосходит и не похож на обычных зомби. А еще не совсем понятно, почему он хочет истребить все живое.

Одно знаю точно — если уничтожить его, тогда зомби перестанут быть так опасны. Перестанут настолько стремительно изменяться и станут обычными, такими какие за пределами Парижа. Там, как оказалось, зомби другие, словно дикие. Они все еще опасны, но уже не настолько. Странно все это звучит, но полученные воспоминания говорят именно так. Страшно представить, что будет если этим зомби все удастся. Хотя что тут представлять, в знаниях, доставшихся мне, есть вполне четкий ответ и места в нем для людей нет.

Стоит новым человекоподобным зомби оказаться на свободе, как мы ничего сделать с ними скорее всего не сможем. Во-первых, они значительно сильнее людей, хорошо если по физическим параметрам с ними сможет потягаться человек в экзоскелете. Но ведь помимо силы, есть ловкость, в которой они точно будут превосходить бойцов в экзоскелетах. Так что как-то противостоять им смогут только сильные модификанты, улучшенные комплексно, а не по какому-то одному параметру, а таких немного.

Ладно физические параметры, так они же еще довольно сообразительные и быстро развиваются. Это я нарвался на ту, которая была практически изолирована от внешнего мира и недавно создана. Мозг не спешил выпускать ее наружу, наблюдая за ней. Если же дать им время… А еще они способны создавать ментальную сеть на подобии той что у стаи. Что будет, если хотя бы сотня таких зомби объединится в один коллективный разум представить сложно, но ничего хорошего точно.

И есть еще в-третьих. Маскировка. Издалека они практически не отличны от людей. Если они оденутся и научатся полностью копировать наше поведение, то смогут запросто проникать сквозь охрану и бить изнутри. Учитывая же возможности их изменения, то весьма вероятно то, что вскоре у них может появиться полноценная маскировка и тогда они вообще будут не отличны внешне от людей. А даже если уже созданные варианты изменяться не смогут, в чем я сильно сомневаюсь, ведь это так удобно, то Мозг запросто сможет создать новых с необходимыми параметрами.

И при таких условиях все оружие массового поражения окажется бесполезным, как и тяжелая техника. Толку от орбитальных ударов, когда не знаешь точно куда бить? Где свои, а где противники? Сколько времени понадобится, пока начнут проверять всех подряд и пока разработают нужные способы проверки? Много. А учитывая, что стоит начать плану Мозга реализовываться, как сразу же появятся беженцы, среди которых будет очень легко затеряться.

Открываю глаза, закончив копаться в новых воспоминаниях, больше мне из них ничего не выудить. Понимаю, что снова валяюсь на полу, только в этот раз под моей головой что-то мягкое и теплое. Приподнимаюсь и смотрю что это такое. Встречаюсь со взглядом «котенка», который и служил моей подушкой. В ответ он издал звук похожий на мурлыканье и поднялся на лапы, впрочем, не спеша куда-то уходить.

Следую его примеру и тоже поднимаюсь на ноги. Удивительное дело, я себя вполне неплохо чувствую сейчас, даже почти ничего не болит. Решаюсь, и задействую ментальные способности. Голова кажется тоже не болит. Неужели мне было так хреново только из-за не усвоившейся украденной информации? Отправляю мысль-благодарность «котенку». Получаю в ответ эмоцию радости.

Спрашиваю у него где остальные. Узнаю, что почти все на поверхности, только еще десяток здесь на парковке охраняет меня. Продолжая ментально расспрашивать его, направляюсь к своему рюкзаку, найдя его предварительно взглядом. Он и мое оружие лежат там, где и оставил в пылу схватки с зомби-девушкой. Пока иду, смотрю по сторонам.

Стая выполнила мою просьбу по полной, уничтожив все коконы и их содержимое. Вижу растерзанные тела еще не оживших зомби, которых вытащили из коконов и уже на полу разорвали на кусочки. В спокойной обстановке пытаюсь сосчитать сколько здесь было этих коконов.

Останавливаюсь, когда дохожу до сотни. Дальше чтобы считать нужно отклоняться от выбранного маршрута. Результат же понятен — их здесь до хрена, а учитывая, что это одно из самых мелких гнезд… И почему гнезда? Почему не логово или еще что-то? Не знаю, именно такая ассоциация с тем образом в воспоминаниях.

Добравшись до рюкзака, достаю из него все съедобное и начинаю быстро есть, утоляя сильный голод. За трапезой не прекращаю ментальный разговор со стаей. В итоге выяснил, что с того момента как закончился мой бой прошли уже целые сутки. Больше всего я провалялся в отключке до первого пробуждения, а вот во второй раз значительно меньше. Все это время стая продолжала находиться со мной, пусть и не в полном составе, но тем не менее одного меня не оставляла.

В городе ничего значительного не происходило, а зомби никак не отреагировали на произошедшее, продолжая вести себя как обычно. Люди же занимались своими делам, но в целом тоже ничего выбивающегося за привычные рамки, во всяком случае на взгляд стаи.

Выяснив общую обстановку, пытаюсь узнать, что именно было со стаей, когда она оказалась на этом этаже. И стая не помнит. Как бы странно это не звучало, но она помнит лишь особенно сильные инстинкты, которые подавили все остальное и гнали их вперед. Но как только они оказывались на этом этаже, что-то обрушивалось на них окончательно подавляя и лишая способности двигаться или сопротивляться. Больше ничего у них в памяти не осталось. Следующее воспоминание — это я лежащий на полу рядом с зомби.

Столкнувшись с новой угрозой, стая уже начала выработку мер противодействия. Узнаю, что она тоже может меняться весьма быстро. Уже сейчас, всего лишь за сутки, она что-то изменила в себе, чтобы подобное не могло повториться. Что именно она сделала, осталось секретом, почему-то поделиться со мной этим не захотела. Ну и ладно, главное, что теперь по идее такая ситуация не должна повториться.

Узнав все что хотел или вспомнил, заканчиваю с расспросами стаи, оставляя ее на время в покое. Что я имею? А имею сильного противника, с которым нужно разобраться как можно быстрее. Еще несколько дней и созревание основной массы коконов завершится и у него появится армия человекоподобных зомби нового образца, которую будет невозможно остановить. Кстати, почему он выбрал именно людей? Почему не вид каких-то зверей? Этот Мозг посчитал нас своими главными противниками и скопировал наш внешний вид? Логично, в общем-то.

И что я могу сделать, зная это все? Сунуться в одиночку со стаей в центральное логово? Ага, и погибнуть впустую. Там слишком много противников и при всем моем желании нам не победить. Тогда нам нужна помощь. Найти и попросить помощи у Первого? Он с отрядом вполне могут согласиться, даже не смотря на наше не очень хорошее расставание по моей вине. Отряд — это хорошо, но мало.

Остается только одно — каким-то образом получить помощь от местных выживших, от военных. Но с пустыми руками прийти я к ним не могу, нужно что-то более существенное чем мои слова. Остатки этого логова? Неплохо, но нужно еще что-то. Но вот что?

— Арти, ты там живая? — мысленно зову нейросеть, вспомнив про нее, а то что-то она подозрительно молчит с момента моего возвращения в мир живых.

— Да.

— Ты цела?

— Да.

— Это хорошо. Что можешь сказать про мое состояние и то что было во время боя с этой девушкой-зомби?

— Твой организм стремительно восстанавливается. В ходе сражения ты получил множество травм, почти все внутренние органы были повреждены, не помогла даже защита из нанороботов, слишком сильны были удары. Однако не смотря на все это, ты остался жив. Твой организм обладает удивительной живучестью и запасом прочности. Как и всегда после боев, ты сейчас изменяешься. На этот раз изменения затронули твою кожу, мозг, внутренние органы и мышцы. Кожа меняет свою структуру становясь прочнее, то же самое происходит и с органами. Про мышцы и мозг не могу пока что точно сказать.

— А что-нибудь про ментальное здоровье?

— Это мне недоступно к сожалению. Могу узнавать только из твоих воспоминаний. Одно могу ответить, что активность так называемой тобой антенны зашкаливала, этот отдел мозга работал на полную. В какой-то момент, когда противник схватил тебя за голову, ты начал словно угасать, активность мозга, кроме антенны, резко снизилась. Из твоих воспоминаний я теперь знаю, что это такое было, но проанализировать или как-то зафиксировать подобное не могу. Твои ментальные способности лежат за гранью того что я могу как-то спрогнозировать или зафиксировать. С самого первого момента их применения, я тщательно собирала статистический материал, пытаясь найти им объяснение.

— И что? — спрашиваю, слегка удивленный откровением Арти про мои новые способности. Раньше она ничего подобного не говорила. Да и вообще про них особо не заикалась, есть и есть.

— И я не в состоянии понять. Я не понимаю, как ты отдаешь ментальный приказ, как общаешься со стаей, не понимаю того что произошло между тобой и противником в прошлом бою. Я знаю, что произошло из твоей памяти, но не понимаю этого! — почти прокричала Арти.

— Но ты же фиксировала раньше сигналы излучаемый моей антенной. — растеряно говорю ей. Что-то нейросеть пробило на эмоции, причем не слабые.

— И сейчас фиксирую их, но больше ничего. Я могу отличить работу радара от чего-то другого, но на этом все. Для меня нет разницы между твоим общением со стаей, отдачей приказов зомби или еще чем-то. Я не вижу этой разницы, генерируемые сигналы для меня одинаковые. А разница эта должна быть!

— Арти, спокойно. Не стоит так… — замолкаю, не зная какое слово будет уместно. — Уверен, со временем ты сможешь начать разбираться в этом. У тебя есть моя память, есть считываемые результаты. Когда-нибудь найдешь закономерности.

— Спасибо, Сергей. — поблагодарила меня нейросеть и замолчала.

И вот что это такое было? У нее конечно и раньше эмоции проскальзывали, но, чтобы такое… Сегодня день сюрпризов. Ну, точнее не совсем сегодня, я-то сутки провалялся без сознания, но не суть. Сейчас Арти, до этого этот зомби-девушка, проникновение в его сознание. Как-то многовато всего для меня за раз.

Неужели Арти очеловечивается? Раньше у нее были искусственные блеклые эмоции благодаря гендерной матрице, но она продолжает постоянно развиваться и находится все время со мной. То, что периодически вырывается из нее уже никак не назвать блеклыми эмоциями.

Ошарашено обдумываю то к чему пришел. Мне вот только не хватает в голове полноценной девушки со своими закидонами и эмоциями. Это же будет полный пиздец. Так и представляю себе: я ей — Арти, меня сейчас прикончат, активируй броню, а она в ответ — ты не дал мне ресурсов для улучшения, я на тебя обижена, хрен тебе, а не броня, выкручивайся сам.

Не удержавшись начинаю тихо смеяться от представленной картины. Смешно-то мне смешно, но одновременно и страшно. Надеюсь до такого не дойдет, сильно надеюсь.

— Арти, выведи мне карту Парижа. И ты в порядке?

— В порядке. — раздался привычный голос, без особо сильных эмоций, а перед глазами появилась запрошенная карта.

Рассматриваю ее, выискивая по памяти места в которых располагаются гнезда зомби. Отмечаю все, что помню, с помощью Арти. Притормаживаю, когда ставлю метку главного гнезда. Оно располагается в метро между станциями в центре города. Конечно, почему бы не в метро? Это же блин классика… А если серьезно, то вполне удобное место, с доступом оттуда почти ко всему центру города. Странно еще, почему остальные гнезда не там, а в других местах: домах, парковках.

— Сохрани этот вариант карты. — прошу нейросеть, закончив с расставлением меток.

Все гораздо хуже, чем мне казалось. В воспоминаниях это всего лишь какие-то десятки гнезд, а вот на карте все выглядит весьма дерьмово — город буквально усеян этими гнездами. Смотря на карту, начал вырисовываться крайне рискованный план как привлечь местных на свою сторону. Для начала мне нужно только одно — как-то попасть на территорию их убежища, и чтобы меня никто не пристрелил при этом.

— Арти, где находится убежище военных?

На карте появилось новая метка.

— А раньше же, насколько помню было несколько?

— Уцелевшие объединились, остальные были уничтожены.

— Я понял, отметь дополнительно тогда вот это и это гнездо. — прошу нейросеть, помечая самые слабые гнезда, располагающиеся ближе всего к базе военных, которая судя по всему теперь единственное место с живыми людьми в этом городе.

Закончив с составлением плана и с поеданием еды, направляюсь к выходу из парковки в сопровождении особей стаи. По пути пытаюсь удобно пристроить рюкзак и оружие, но что-то мешает, неудобно как-то. Пока идем, кратко доношу до них план и то что мне нужно будет от них на этом этапе. А нужно мне, чтобы они меня доставили до нужного места и пока что все на этом. Самому мне туда добираться гораздо дольше, а время сейчас ценно.

Все узнав, стая не высказала никакого несогласия, лишь сообщила, что постарается поближе посмотреть, что происходит рядом с гнездами, о которых они узнали от меня, каким-то образом уловив им нужную информацию. Но лезть в них они не будут, даже близко подходить, только издалека посмотрят. Вначале хотел поругаться, что тащат у меня из головы все что хотят, а потом передумал, все равно это нужно было им рассказать. И никаких возмущений по тому поводу, что хочу от них чтобы они меня быстро каким-то образом донесли куда надо.

Оказавшись на улице, глубоко вдыхаю свежий воздух, внизу на последних этажах парковки все провоняло зомби. Как же я соскучился по всему этому: солнцу, открытому пространству, небу, ветру. Закончив наслаждаться, смотрю на «котят» стаи рядом с собой.

— И как вы меня будете доставлять до нужного места? — спрашиваю у них вслух.

В ответ один из «котят», самый массивный из всех, подошел ко мне. Удивительно, но они и в самом деле внешне слегка различаются, только сейчас это начал замечать. Какие-то немного мельче, какие-то выше, какие-то массивнее. Не смотря на то что их создавали как безликое оружие, в них все больше проявляются индивидуальные черты.

Смотрю на «котенка» не совсем понимая, чего он хочет от меня. Стоп, удивленно разбираю присланную мне мысль, на которой я восседаю верхом на нем. А они те еще… изобретатели. Нужно признать, что это наверно самый нормальный способ моего передвижения с помощью стаи, другие варианты, которые приходили мне в голову, были гораздо хуже. Отдаю рюкзак другому «котенку» и взбираюсь на спину того, который повезет меня. Хватаюсь крепко за его шею, почти целиком лежа на спине «котенка». Не представляю, что это такое будет.

Только я с большего как-то устроился, как все вокруг понеслось вскачь. Вжимаюсь в спину «котенка», стараясь со всех сил не слететь на землю. Во время этой поездки, думаю лишь об одном — как мне не свалиться. Сил что-то высматривать вокруг нет, замечаю только, что все проносится весьма быстро. Спустя сколько-то времени, скачка наконец-то закончилась, и мы остановились на месте.

Разжимаю руки и соскальзываю на землю. Как же мне хреново, меня реально укачало. Идея ехать на «котенке» после того как наелся была явно неудачной. Все же удержав еду в желудке, поднимаюсь на ноги.

— Молодец, спасибо. — глажу по голове того, кто вез меня, и принимаю из пасти другого свой рюкзак. — Пока можете погулять, только далеко на всякий случай не отходите.

Отпустив «котят» направляюсь в ту сторону, где должны быть укрепления военных, превратившиеся в один из немногих островков спокойствия и свободы от зомби в этом городе. Пройдя три дома, вижу искомое.

— Арти, у тебя есть предложения как мне туда попасть? — спрашиваю, с сомнением рассматривая то во что превратились когда-то обычные дома.

Замечаю так же и наблюдателей на крышах крайних домов, которые служат этакими башнями во всем этом комплексе укреплений, все же остальное перекрыто высокой стеной из бетонных плит. И ладно бы только это, так они же еще расчистили пространство перед всем этим, проскочить незаметно невозможно.

— Можно попробовать ночью. Сейчас твои шансы пробраться туда незамеченным минимальны.

— Ты засекаешь какое-нибудь оборудование, к которому можешь подключиться?

— Нет, слишком большое расстояние.

А что если действовать в лоб? Может и сработать. Отхожу обратно за угол здания и натягиваю поглубже шлем и куртку, стараясь как можно больше всего скрыть под одеждой. Главное лицом не светить и как-то проскочить внутрь. Прошу стаю не вмешиваться, что бы не происходило, только если сам не попрошу. Уверенно выхожу на открытое пространство и шагаю дальше, направляясь прямиком к виднеющимся воротам.

— Арти, как только появится возможность, подключайся ко всему чему сможешь. Хорошо было бы найти их внутреннюю сеть.

Половина расстояния пройдена, меня пока что не пристрелили. Уже почти у ворот, мне на встречу выходят трое в военном снаряжении. Смотрят хоть и подозрительно, но оружие не направляют.

— Кто такой? — спросил один из них на французском.

— Один из выживших. Мне нужно встретиться с вашим командиром, у меня важная информация, касающаяся обстановки в городе. — уверенно отвечаю им.

Улавливаю сомнение в их взглядах. Да, вид у меня не особо презентабельный, учитывая, что в этой одежде меня не слабо пошвыряли по этажу парковки. Украдкой смотрю по сторонам. Вижу, что дозорные почему-то потеряли интерес к происходящему здесь и продолжили наблюдать за обстановкой снаружи.

— Что за информация? — спросил все тот же человек, не спеша сообщать обо мне куда-либо.

— Лично командиру сообщу. Она затрагивает всех и вам лучше поторопиться.

— Жди здесь.

Один из встречающих что-то зашептал в рацию, отойдя за спины остальных и даже зачем-то отвернувшись. Спокойно стою, не проявляя враждебности. Вот только не нравятся мне пристальные взгляды, которыми меня рассматриваю оставшиеся двое.

— Покажи лицо. — вдруг приказал один из них, направив на меня свое оружие.

Ну вот, приплыли, план начал разваливаться, даже толком не успев начать реализовываться.

— Холодно. — отвечаю ему, погружаясь еще глубже в воротник куртки.

— Лицо. — настойчиво повторил он.

Ну вот, а я ведь так хотел, чтобы все прошло нормально. Видимо с этим убежищем у меня ничего не получится. Правда где искать другое со сравнимыми возможностями не представляю.

— Подключилась к их внутренней сети. Ищу все про командование. — раздался голос Арти.

Я же демонстрирую свое лицо солдату, как он и требовал. Вижу, как он удивляется не на шутку. И все же я попробую добраться до их начальства. Рывок к тому, который направляет на меня свой автомат и уже почти нажал на спусковой крючок. Удар по оружию, отбрасывая его в сторону и не позволяя выстрелить, затем в лицо противника. Все же опередил его.

Разворот, не даю второму выстрелить в меня, сжав его кисть и переломав ему пальцы. Сильный удар в голову, и он падает на землю. Бросаюсь к оставшемуся и налетаю на него со спины, валя на землю. Меткий удар, и он тоже теряет сознание, похоже так и не поняв, что произошло.

Возвращаюсь к самому первому противнику. Он пятится от меня, пытаясь вытащить пистолет.

— Кто ты?

— Не враг. — отвечаю, и резко сокращаю разделяющее нас расстояние, вырубая и его. Вроде никого не убил.

Оглядываюсь по сторонам. Вот же дерьмо. Именно в этот момент на крыше дома показался дозорный и смотрит он сюда. Срываюсь с места и бросаюсь вглубь этой базы. Позади, со стороны дозорного, раздались выстрелы, но в меня пока что не попали.

— Я обнаружила кабинет их командира. Это военный в звании полковника, Анж Марион.

— Веди. — кратко отвечаю, забегая за дом и прячась от промчавшихся мимо военных.

На реальность наложилась метка нейросети. Как же давно было подобное, даже стал забывать. Продолжаю продвигаться дальше, подбираясь все ближе к нужному мне зданию. У них здесь целое мини поселение образовалось. Успешно избегаю пока что всех людей, обнаруживая их заранее благодаря улучшенному слуху. Я уже почти добрался, отсюда видна обычная многоэтажка, переделанная под штаб, в любом случае что бы там не было, метка нейросети указывает туда.

Не останавливаясь заскакиваю в здание. Сразу же налетаю на военного, бегущего мне на встречу. Секундное замешательство — ни он ни я не ожидали вот так столкнуться. Реагирую первым, несколько быстрых ударов, и оставляю его позади себя, несясь уже вверх по лестнице. Тот даже ничего толком не успел понять.

Вот не мог этот полковник обосноваться где-нибудь пониже, а не на десятом этаже? По пути натыкаюсь на камеры видеонаблюдения, но с этим ничего не поделать. Арти же пока до них не добралась, только влезла во внутреннюю сеть.

— Сергей, что ты задумал?

— У него должен быть компьютер. Загрузишь туда карту с метками и краткую информацию по тому, что мы обнаружили. Если он не дурак, то пошлет проверить одно из гнезд. — отвечаю Арти, наконец-то добежав до нужного этажа.

Проношусь по коридору и вынеся дверь заскакиваю в небольшую квартиру, переделанную под кабинет. Пусто, хозяина на месте нет. Подбегаю к стоящему на столе компьютеру и прикладываю к нему руку.

— Давай. Загружай на него карту, краткое описание той девушки-зомби и сухую выжимку по общей ситуации. — прошу Арти, прислушиваясь к приближающемуся топоту.

Не стоило мне сюда лезть, загнал себя в ловушку. Разве что у меня есть еще один выход. Оборачиваюсь и смотрю в окно. Высоковато как-то, но другого пути нет. Если я буду пробиваться обратно через военных, то ни о каком сотрудничестве не будет и речи. А так, надеюсь под усилением смогу выжить после такого спуска. Как же особенно сильно в подобные моменты я скучаю по броне из нанороботов.

Неожиданно приближающийся топот стих. Вместо него раздались одиночные шаги.

— Сделала. — оповестила меня нейросеть.

— Молодец.

Хватаю со стола увесистую пепельницу, готовясь использовать ее как метательный снаряд и вырубить того, кто идет сюда.

— Не стреляй. Мне доложили ты хотел мне что-то сообщить. — раздался мужской голос, а шаги прекратились около двери. Смелый, не побоялся и рискнул прийти сюда.

— Да. Входите.

В дверном проеме показался мужчина в военной форме, принявшийся пристально рассматривать меня.

— Это он. — сообщила мне Арти.

— Вся нужная информация уже на вашем компьютере, ознакомьтесь, так будет проще. — говорю ему, отходя в сторону и пропуская его к столу.

Продолжаю держать в руке пепельницу. Полковник же медленно пошел к компьютеру, не сводя с меня взгляда. Вот он всматривается в мое лицо, но никак не проявляет удивление. А вот он пробежался взглядом по моему оружию и пепельнице в руке, сохраняя такое же безмятежное выражение лица. Не понять, что он думает про все это.

— Никому не входить! — громко крикнул Анж Марион, сев за свой компьютер.

Минута тянется за минутой, слышу, как в коридоре тихо переговариваются солдаты, никуда не уходя, а полковник все продолжает изучать загруженное Арти на его компьютер.

— Это… очень интересно. — произнес он, подбирая слова, когда прошел уже примерно десяток минут. — Что ты хочешь от меня?

— Помощь. Нужно уничтожить главное гнездо в ближайшие дни. Один я с этим не справлюсь, там слишком много зомби.

Ловлю на себе его внимательный взгляд.

— Откуда у тебя это все? Наши разведчики дни проводят в городе, но ничего подобного не находили. У тебя же здесь…

— Вы все равно не поверите.

— И все же.

— Украл часть воспоминаний.

Лицо полковника отразило неподдельно удивление. Наконец-то хоть какие-то эмоции, а то я думал он вообще не прошибаемый.

— По мне видно, что я уже не совсем человек. — говорю и снимаю шлем, демонстрируя свои глаза и кожу.

— Да, это заметно. И все же?

— Мои возможности выходят за рамки человеческих. Я могу ментально воздействовать на зомби. Проверив одно из этих гнезд, его местоположение указано на карте, я наткнулся на совершенно новый вид зомби. В ходе сражения я проник в его сознание и там узнал все. Зомби обладают схожими со мной способностями, поэтому мне и удалось это.

— Мне нужно время подумать и проверить предоставленные вами данные. — только и ответил полковник, подавив удивление.

— Думайте только не очень долго. Давайте я завтра с вами свяжусь, и вы мне озвучите свое решение?

— Хорошо. — согласился Анж Марион, будучи мыслями уже явно не здесь.

— Я выйду нормальным способом? — спрашиваю, кивнув на коридор.

— А, да, конечно. Пропустить его. — громко он крикнул и дополнительно продублировал приказ по рации.

Выхожу из кабинета и сталкиваюсь с солдатами, враждебно смотрящими на меня. Но все же приказ они выполняют, пропуская меня к выходу. Пока шел по этой базе, все время было ощущение что вот-вот мне в спину кто-нибудь выстрелит, но обошлось. Оказавшись за воротами и скрывшись за домами, слегка расслабляюсь. Полностью расслабляться не время, мне еще нужно найти Первого с отрядом.

М-да, как же это все… глупо. Вначале сам прогнал их, а теперь сам же и ищу. Но их помощь лишней не будет. В любом случае им стоит знать, что здесь творится. Если же у меня ничего не получится, то они смогут сообщить своему командованию, а то может что-то и успеет сделать, пока не станет слишком поздно. Или они хотя бы будут знать с чем именно бороться.

Ментально связываюсь со стаей, обнаружив ее «котенка» неподалеку, и прошу найти отряд. В ответ получаю, что они его видели недавно, примерно полдня назад, но сейчас снова его найдут, очень далеко те уйти не могли, а стая может передвигаться быстро, когда нужно. Вот в чем, так в этом убедился, до сих пор стоит вспомнить поездку на «котенке» как тошнота начинает подкатывать к горлу.

Пока стая занята поисками, иду дальше, наслаждаясь тем что жив. Делать мне сейчас все равно нечего.

* * *
Полковник Анж Марион задумчиво смотрел на экран монитора, снова и снова перечитывая написанное там. Нужные приказы уже были отданы. Три отряда покинули базу: один направился по координатам где должно быть уничтоженное гнездо, а остальные два к ближайшим еще целым гнездам, с задачей только посмотреть там все, но ни в коем случае не пробиваться внутрь.

И теперь полковник мог спокойно изучать предоставленную непонятным… человеком информацию. Как ему называть того, кто, рискуя собой и прорываясь через всю базу принес вот это, полковник не знал. На человека тот был уже не сильно похож: кожа необычной структуры, глаза. Так и хотелось ему сказать — существо.

Кто он такой, какие цели преследует, откуда узнал все это? Множество вопросов роилось в голове полковника, но все их он удержал при себе. Принесенная информация слишком важна и, если все это правда, тогда у него не останется иного варианта, как помочь этому человеку.

Еще немного подумав, Анж вызвал к себе главного из присланной группы ученых, чтобы поделиться с ним полученной информацией. Когда тот пришел, он молча развернул к нему монитор, позволяя ознакомиться с ней.

— Это… это невозможно. — прошептал ученый и полковник был согласен с ним. После первого прочтения у него возникли такое же эмоции. Да и по правде говоря, и после второго, и после третьего, даже сейчас читая, ему кажется написанное там невероятным.

— Что вы скажите?

— Это необходимо проверить. Если правда, тогда это многое объяснило бы. Объяснило все странности, которые мы обнаружили здесь. А откуда это у вас?

— Один… человек принес. — ответил полковник, запнувшись перед тем как назвать того, кто доставил эту информацию.

— И что он хотел? Откуда это у него?

— Он хотел, чтобы мы помогли ему уничтожить главное гнездо. А откуда… это звучит слишком фантастически.

— И все же?

— Скажите, вы верите в разумность зомби и то что они могут строить планы и тому подобное? — спросил полковник, повторив сказанное ему недавно парнем. А ведь посетивший его человек, несмотря на все изменения, был молод.

— Ну-у, допустим.

— А в то что человек, ладно пусть не совсем уже человек, мог как-то влезть к ним в голову и узнать их планы, информацию которая там содержится?

— Э-э… — только и протянул ученый, не в силах подобрать ответ. — Я хочу встретиться с этим человеком.

В ответ Анж Марион отрицательно покачал головой.

— Он уже ушел. У нас сутки на то чтобы принять решение будем мы ему помогать или нет.

— Теоретически, только теоретически, то что вы сказали вполне возможно. Некоторые намеки на это мы обнаруживали в поведении здешних зомби, но не думали, что все настолько… сложно. Что вы уже сделали для проверки этих сведений?

— Отправил несколько отрядов на разведку. Они проверят уже уничтоженное гнездо и издалека понаблюдают за двумя другим гнездами, если они конечно там есть.

— У меня есть идея лучше. Нам нужно зачистить одно из таких гнезд. Здесь есть пометки в зависимости от крупности этих гнезд. Рядом с нами вижу отмечено несколько вроде как маленьких. Предлагаю зачистить одно из них.

— Какими силами? Я не готов рисковать впустую людьми. Если там и вправду гнездо зомби, то кто-то из посланных туда точно погибнет, если вообще не все.

— Об этом не волнуйтесь. У меня есть возможность отправить туда отряд в тяжелых экзоскелетах. От вас нужна только поддержка, путь будут расчищать они. Мы пойдем вместе с ними.

— Хорошо. — согласился с предложением полковник.

Ученый же, получив согласие, буквально вылетел из кабинета, спеша обрадовать свою команду и подготовить все необходимое оборудование. И еще ему нужно как-то уговорить отряд, который вроде бы как и под его командованием, но на самом деле сам по себе. Так-то их командир уже не раз помогал им и говорил обращаться если что к нему. Так что ученый надеялся, что и в этот раз он не откажет, тем более что без его отряда вся затея обречена на провал.

* * *
Когда командир отряда ликвидаторов согласился выполнить очередную просьбу ученых, он не думал, что все обернется вот этим. Он предполагал, что будет очередная не особо обременительная вылазка, во время которой придется перебить какую-нибудь сотню, может две, зомби, но не больше.

Все в целом так и начиналось, но его должно было смутить, что помимо его отряда, ученых и их охраны, с ними пошли еще два десятка военных вооруженных до зубов. Но не смутило, он просто не придал этому значения. И зря. Когда он все же заподозрил какой-то подвох было поздно — они уже втянулись в кровавую мясорубку, где на них перли орды зомби

Перемалывая сотню за сотней, отряд продвигался вперед, расчищая путь для всех остальных. Ученые упорно гнали всех дальше, не разрешая отступить и обосновывая это важностью дойти до конца и что-то там выяснить. В целом, не смотря на количество зомби, не сказать, что было очень сложно, тяжелые экзоскелеты прекрасно защищали своих владельцев, сохраняя их тела в недосягаемости для зомби. А если кто-то из зомби все же прорывался через отряд ликвидаторов, то с ними разбирались идущие следом.

Этаж за этажом люди углублялись в подземную парковку. Чем дальше они продвигались, тем сильнее становилось оказываемое сопротивление. В ход пошло уже вообще все оружие включая гранатометы и даже закованные в металл кулаки — противников стало слишком много и помимо обычных слабых зомби все больше стали попадаться измененные.

И все же пробившись сквозь живую преграду, люди добрались до последнего этажа, где столкнулись с невообразимым.

— Люди! — криком полным ненависти встретил их молодой голый парень и бросился прямо на них, развив удивительно высокую скорость. А его кожа ярко засияла зеленым светом.

Не раздумывая, командир ликвидаторов встретил его выстрелом гранатомета. Столкновение с гранатой парень пережить не смог и разлетелся кровавыми ошметками.

— Не может быть, это все правда. — произнес один из ученых, попав на последний этаж и оказавшись среди коконов и кровавых ошметков, оставшихся от непонятного парня.

После этой фразы командир ликвидаторов точно убедился в подвохе — ученые знали куда шли и ожидали все это увидеть, только почему-то не были уверенны в том, что это правда. Хотя это и не удивительно, смотря по сторонам он сам с трудом верил в то что видит.

Пока он собирал все факты воедино, ученые уже вскрыли один из коконов и внутри него оказался человек. Хотя нет, с выводами командир поторопился. Подойдя ближе и лучше рассмотрев, он увидел внутри что-то хоть и похожее на человека, но им не являющееся и близко.

— Они почти готовы. — прошептал главный ученый и уже громче отдал приказ. — Нужно уничтожить все коконы и их содержимое! Убедитесь, что их содержимое мертво, разнесите им головы, или еще что-то, я не знаю.

Пока все были заняты выполнением отданного приказа, главный ученый докладывал результаты их вылазки полковнику Анжу Мариону. Остальные ученые же брали различные пробы как из самого кокона, так и его содержимого.

— Мы должны оказать помощь тому человеку, кто бы он не был. — такой фразой закончил он разговор по рации.

* * *
Постучав в дверь, молодой азиат вошел в кабинет. Оказавшись в нем и закрыв за собой дверь, он склонился в поклоне. Когда же разогнулся, то замер в удивлении. Его взгляду предстал хозяин этого кабинета, сидящий за своим столом и пьющим какой-то алкоголь прямо из бутылки. Что точно тот пьет Такеши определить по запаху не мог.

— Азэму-сама? — неуверенно спросил он.

— Такеши-сан. — поприветствовал его хозяин кабинета, оторвавшись на миг от бутылки. — Проходи, садись.

Быстро пройдя и сев в кресло напротив стола, Такеши посмотрел на Азэму-сама, не решаясь начать говорить первым.

— Что произошло? — все же нарушил он молчание, когда Азэму достал новую бутылку.

— Нас закрыли.

— Закрыли?

— Да. Наш проект признали провальным. Лаборатория и специалисты будут направлены на другие проекты. Все разработки будут сохранены на случай необходимости использования в чем-то другом.

— Как провальный? — возмутился Такеши, аж вскочив с кресла. — У нас же такие результаты! Мы столько добились!

— А чего мы добились, Такеши? Обе стаи потеряны, не стоит даже говорить про вторую, с ней у нас вышел полный провал. Первая показала неплохие результаты, но этого недостаточно. Если бы не ресурсоемкость проекта, то возможно нам бы дали еще один шанс, но создание каждой стаи обходится слишком дорого, не говоря про то, сколько перед этим уходит средств на внесение всех необходимых изменений в ее особей и последующие проверки.

— Но ведь каждый раз мы получали уйму новых данных, которые необходимы для дальнейшего развития проекта? А допущенные ошибки — это неизбежно в любых проектах.

— Можешь мне все это не рассказывать, знаю не хуже тебя. Однако нас закрыли и это факт. Завтра тебе в лабораторию придет приказ. Что-то сделать здесь я не смогу, все решено окончательно.

— Но как же так? — опустошённо спросил Такеши, падая обратно в кресло. Казалось, что его покинули все силы.

— Зачем ты пришел, что случилось? — спросил Азэму, допив за раз очередную бутылку алкоголя.

— Со стаей что-то произошло, и мы перестали получать от нее хоть какие-то данные. Раньше мы не могли отдавать ей приказы, но следить за показателями и ее перемещениями удавалось. Сейчас же она полностью пропала для нас.

— Погибла?

— Нет, она точно была живой на тот момент.

— Что предшествовало этому?

— Мы точно не знаем. Исходя из доступных нам показателей, стая с кем-то сражалась. Затем ее показатели упали почти до нуля, спустя какое-то время они восстановились. Что это было такое нам неизвестно. После этого мы через несколько часов и потеряли любую связь с ней.

— Значит она столкнулась с какой-то угрозой, которая заставила ее изменяться, приспосабливаясь к ней. Вот в результате этих изменений связь и была окончательно нарушена. Такеши, ты же сам закладывал в нее этот механизм. Мы же старались создать совершенное оружие, способное справиться с любой задачей.

— Вы правы, Азэму-сама. Мы почему-то упустили это.

— Что-то еще?

— Можно вопрос?

— Да.

— Что будет с нами? Что ждет нас? Куда мы будем направлены?

— Я не знаю, Такеши. В одном уверен — такие ученные как ты и твоя команда без работы не останутся.

— Спасибо Азэму-сама. Во имя империи! — поклонившись Такеши вышел из кабинета.

— Во имя империи. — произнес Азэму уже закрывшейся двери и потянулся за новой бутылкой.

Сегодня он будет топить в алкоголе грусть от закрытия проекта, которому он отдал столько сил. Ведь этот проект появился не сам по себе — вначале была идея одного человека, которую тот любыми способами пытался реализовать многие годы и прикладывал кучу усилий, чтобы это все стало реальным. И вот такой конец, результат…

Глава 17

Как стая и говорила, много времени ей не понадобилось чтобы найти отряд Первого, точнее только его следы. Сам отряд она обнаружила немного позже, пройдя по найденным следам и оказавшись у обычной ничем не примечательной многоэтажки. Вот только было одно, но — стая чуяла там значительно больше людей чем в искомом отряде. Сообщив мне все это, она посчитала задание выполненным и оставив одного «котенка» дожидаться меня, продолжила заниматься своими делами в виде охоты на зомби и наблюдения за гнездами. Конечно, я мог попросить ее о чем-то еще, но зачем, просьбу она и в самом деле выполнила сполна.

Сам же я все это время продолжал дышать свежим воздухом, а после полученных новостей двинулся к указанному месту. От предложения ускорить перемещение и прокатиться снова на «котенке» отказался, еще полностью не отойдя от предыдущей поездки и не горя желанием повторять ее.

В итоге за три часа добрался до нужного места и занял наблюдательную позицию в одном из соседних домов из которого открывался хороший обзор на единственный обнаруженный мной вход в здание где должен находиться отряд. Время у меня пока что есть, так что можно и посмотреть кто там еще в этом доме находится.

— Арти, ты засекаешь что-нибудь? — спрашиваю у нейросети, устроившись у окна рядом с дремлющим «котенком».

— Нет, никаких переговоров по рациям.

Внимательно рассматриваю здание, где должен быть отряд Первого в полном составе. А ведь оно не похоже на временное пристанище, слишком хорошо укреплено: окна трех нижних этажей почти целиком перекрыты, оставлены только узкие бойницы, еще видны заграждения из арматуры, проволоки и деревянных кольев вокруг дома, которые на мой взгляд должны задержать на какое-то время рвущихся к нему зомби. И расставлены они весьма хитро, так чтобы если кто-то, даже нормально соображающий, будет бежать через них, то ему пришлось неслабо по петлять, пока он окажется у дома. И все это указывает на то что это чья-то база, просто так подобное создаваться не будет, даже для временного пристанища, слишком много усилий затрачено.

— Арти, а ты не говорила мне про это убежище.

— Я не знала про него, у меня не было никакой информации указывающей на то что здесь может что-то находиться кроме пустых домов. Также про это место ни разу не упоминалось в радиоэфире во время переговоров, когда я следила за ним.

Странно, кто тогда может здесь располагаться? Про все нормальные убежища так или иначе информация проскакивала, а вот про это совсем ничего. И что здесь забыл отряд Первого? Пришли сюда в поисках информации?

Продолжая наблюдать, расталкиваю уже нагло спящего «котенка» и задаю ему несколько вопросов касательно обнаруженных стаей следов отряда. Уточняю что это вообще за следы и может было что-то еще. Помолчав немного, стая ответила, что след — это запах, они запомнили, как пахнут все из отряда. Кроме этого, почти по всему обнаруженному пути запах отряда соседствовал с другими незнакомыми ей. И эти другие запахи присутствуют в этом доме. Получается отряд пришел сюда не один.

Пробую узнать еще хоть что-то: шли ли они добровольно, был ли бой или что-то другое странное заметила стая. Но та больше ничего не может мне сказать, утверждая, что прошло слишком много времени, как минимум часов шесть с того момента как остался обнаруженный след. Так-то стая права, чудо что она вообще смогла засечь запах.

Поняв, что от стаи больше подробностей не добьюсь, продолжаю наблюдать за домом, дожидаясь темноты. Вот не нравится мне он, поэтому попробую проникнуть тайно, не ставя его жильцов в известность о своем визите. Спустя сколько-то времени, когда меня уже начало клонить в сон, к дому подошло несколько человек.

Взбодрившись, всматриваюсь в них, пытаясь заметить какие-то детали, которые смогут дать мне ответ, кто расположился в доме. На вид люди как люди, сейчас наверно все так одеваются: удобная одежда, оружие. В целом ничего особенного. Можно сказать только одно — они не похожи на военных, скорее гражданские. Но почему они тогда здесь на отшибе, а не присоединились к военным? Какие-то затворники или может слишком свободолюбивые?

Проводив взглядом скрывшихся в доме людей, продолжаю рассматривать дом и прилегающую к нему улицу. Что-то меня смутило в них. Но вот что? Перебираю в уме увиденное, но никак не могу понять. Одежда? Мимо. Оружие? Тоже мимо.

Неожиданно мои размышление прервал громкий женский крик. Чего? Не поняв откуда он донесся чуть-ли не высовываюсь из окна пытаясь осмотреться, но вовремя вспоминаю чем я здесь занимаюсь. Вижу, как из дома, за которым наблюдаю, выскочила женщина и бросилась бежать. Следом за ней выбежало двое мужиков и быстро догнав потащили ее обратно, не переставая смеяться и что-то говорить друг другу. Женщина же продолжала кричать и вырываться, но безрезультатно, под конец ее вообще несколько раз ударили, после чего она безвольно повисла на руках мужиков.

Это что такое было? Догадка забрезжила на краю сознания. А ведь это самые настоящие бандиты, отморозки. Вот почему про них не было ничего известно. А теперь охренеть какой интересный вопрос — что делает отряд Первого на их базе? Попали в плен? Возможно, но маловероятно, если только их подловили как-то, застали врасплох. Даже если так, почему они до сих пор не вырвались? Вот кто-кто, а я вполне себе представляю их возможности, там же обычных людей, кроме возможно Инны, нет, сплошные модификанты, которым подобный сброд должен быть на раз. Приму версию с пленом за основную, думать же, что они могут сотрудничать с этими отморозками не хочется.

Словно подтверждая данное им мной название отморозков, из здания вывели какого-то мужика. И внешний вид даже издалека вызывает опасения за его здоровье — какой-то он слишком побитый и замученный. Подведя к ограждениям, его отпустили и что-то тихо сказали, пихнув напоследок в спину. Сказанное с моего места расслышать трудно даже с улучшенным слухом. Неуверенно оглянувшись мужик бросился бежать прочь.

Пять метров. Те кто вывели мужика достали пистолеты. Десять метров. Они начали стрелять по бегущему со всех сил мужику. Еще может какой-то метр и мужик упал на асфальт, а под ним начала растекаться красная лужа. Не сдаваясь, он принялся ползти, оставляя за собой кровавый след. Куда ему попали, что из него так течет кровь?

Отморозки же, о чем-то быстро поспорив, пошли к нему. Громкий выстрел в голову мужика, и группка уродов пошла обратно, не переставая гоготать и обсуждать промахи и удачный выстрел. Вот теперь, когда они начали говорить громко, мне слышно хорошо.

Зло сжимаю зубы, подавляя порыв взяться за автомат и пристрелить этих говнюков прямо сейчас. Почувствовав мои эмоции, «котенок» проснулся и тихо зарычал, осматриваясь по сторонам и не понимая причины моей злости.

— Спокойно. — говорю ему, смотря на улицу.

Дойдя до дома охотнички зашли внутрь. Нет, темноты я ждать не буду, слишком рискованно. Кто знает, вдруг следующим выведут кого-то из отряда Первого или может прямо сейчас эти уроды насилуют Инну, это было бы вполне в их духе, исходя из увиденного? Непонятно только как отряд допустил попадание в такую ситуацию. Эх, это только при условии, если они в плену, а не на правах гостей там или вообще союзников. В любом случае этих тварей надо уничтожить, в городе и так дерьмовая обстановка, так еще и они гадят обычным выжившим гражданским.

Решив все для себя направляюсь на улицу. Не поняв куда я собрался, «котенок» рванул следом за мной, засыпая ментальными вопросами. Кратко отвечаю, что собираюсь делать. В ответ получаю, что он идет со мной. Еще он спросил нужно ли позвать всю стаю или хотя бы часть. Отвечаю, что нет, не стоит ее отвлекать, тем более что лучше здесь все обставить без особо подозрительных следов, которыми без сомнений будут разорванные тела. Хотя можно же если что спихнуть все на зомби, они прекрасная отмазки на все происходящее в Париже сейчас.

Оставляю рюкзак у входа в подъезд, и выйдя на улицу направляюсь прямиком к базе уродов. «Котенок» же пока останется здесь и зайдет позже, если мне вдруг понадобиться помощь. О чем и информирую его. В ответ доносится недовольство, но приказанное выполняет, усевшись рядом с моим рюкзаком и демонстративно не смотря на меня.

Почти дойдя до дома, врубаю усиление и прошу Арти покрыть грудь броней из нанороботов, тех как раз должно примерно хватить на такое. Чувствую приятный холодок, заскользивший по коже. Пока иду, всматриваюсь в бойницы, но за ними никого не видно. Непонятно видит кто мое приближение или нет. Хотя зачем им наблюдать, у них же там внутри похоже идет веселье полным ходом? Пора начинать. Рывок, влетаю во входную дверь и сношу ее вместе с косяком внутрь. Как-то я перестарался…

Обычный подъезд, пока что ничего примечательного. На площадке четыре квартиры. Замечаю, как дверь одной из квартир распахнулась и там показался человек с дробовиком перед собой. Вскинуть автомат, сделать прицельный выстрел в голову противника, опередив того. Заскакиваю в открытую дверь и проверяю квартиру.

Еще двое врагов сидят в комнате и курят какую-то хрень. Разбираюсь с ними, как и с предыдущим. Они даже ничего не успели сообразить. В квартире пусто, больше никого нет. Выскакиваю в подъезд и никого там не обнаружив, вламываюсь в другую квартиру.

Двери неожиданно оказались не запертыми. За ними меня встречает бандит с направленным в мою сторону ружьем. Выстрел. В меня влетает облако дроби, застревая по большей части в бронежилете. Отвечаю ему одиночным выстрелом в голову.

Этот готов. Обхожу упавшее тело и проверяю квартиру. Пусто. А они времени зря не теряют, на кухне валяются какие-то использованные шприцы, и что-то я сомневаюсь в том, что они от лекарств. Хотя наркоту в некоторых случаях можно назвать и лекарством.

Уже почти выйдя из квартиры, слышу приближающийся топот, доносящийся из подъезда. Неужели они соизволили среагировать? Странное у меня сейчас состояние — какая-то веселая злость с жестокостью. Переключаю автомат на автоматический огонь и выхожу к лестнице. Встречаю сбегающих по ступенькам очередью. Идиоты, они неслись сломя голову и среагировать на меня не успели.

Разобравшись с прибывшими по мою душу, продолжаю проверку квартир. На этом этаже больше никого. Поднимаюсь на следующий и повторяю процедуру проверки помещений. Пусто, никого нет, но были, видны раскиданные вещи, ушли торопясь.

Третий этаж. Здесь бандиты опять есть. Стоило мне подняться по ступенькам, как в меня всадили очередь с автомата, но это их не спасло. Меня же спасла броня из нанороботов и усиленная кожа, которые вместе успешно выдержали выпавшее на их долю испытание. Разобравшись с мудаками, проверяю квартиры, нельзя пропустить и одной, кто знает может именно в ней кого-то держат.

Этот этаж оказался более удачным в плане находок — в одной из квартир обнаруживаю прикованными к трубам несколько женщин и девушек. Все весьма потрепаны, но живые. А вот и подтверждение моим худшим подозрениям, а то, не обнаружив ничего такого на прошлых этажах, начал уже слегка сомневаться. Все увиденное мной на улице, при должном желании можно трактовать двояко и найти более мягкое объяснение.

— Здесь много еще пленных? — спрашиваю, освободив их всех.

В ответ получаю напуганные кивки.

— Где их держат?

— Большая часть на этажах, но кого-то в подвале, там самые непокорные и мужчины. — ответила мне одна из девушек.

— В подвале? Какая там охрана?

— Никакой, все заперты и все. Эти мрази здесь предпочитали находиться. — с ненавистью в голосе ответила мне девушка.

— Здесь все такие уроды?

— Да, если нормальный кто-то и был, то теперь или мертв, или среди пленных. Эти не жалеют никого, даже своих, если те шли против них. Было тут несколько человек, которым не по душе оказалось творящееся. Теперь они мертвы.

— Спасибо. Вы свободны. Или ждите здесь пока я разберусь со всеми или можете бежать. — говорю им, выходя из квартиры. Куда они будут бежать — это уже не мои заботы, я их освободил и хватит. Никто им не мешает обобрать трупы убитых, чтобы хоть как-то вооружиться и повысить свои шансы на выживание в городе.

Подойдя к лестнице с тоской смотрю вверх. Еще двадцать два этажа, я задолблюсь, точнее уже, а это был всего лишь третий этаж. Но делать нечего. Или проверить вначале подвал? Нет, потом, если охраны там нет, то пленные там подождут еще немного.

Продолжаю свое восхождение к местному олимпу, должен же здесь быть такой, где заседает главарь. Надеюсь отряд Первого еще жив, а то ведь запах мог сохраниться и с того времени, когда они еще были такими, но это не значит, что они сейчас в том же состоянии. Стая же касательно их состояния ничего смогла сообщить, лишь то что след привел сюда и никуда не уходил больше.

Этаж за этажом прочесываю, уничтожая всех и вся оказывающих сопротивление или пытающихся меня убить. Чем выше поднимаюсь, тем больше отморозков мне попадается и тем сильнее становится оказываемое сопротивление. Упорно иду дальше, ведь я уже освободил больше двух десятков женщин, пленных мужчин в квартирах не оказалось. Десять этажей позади, можно сказать что почти половина.

Пристрелить одного, стукнуть со всей силы другого, выстрелить в третьего. Разозлившись на ответный выстрел в упор, на эмоциях оторвать противнику голову, не рассчитав сил. Добравшись до двадцатого этажа, устало опираюсь на стенку. Не смотря на прочность моей кожи и брони из нанороботов, места попаданий пуль, особенно автоматных, болят. Новенькое что-то, раньше в броне переносил подобное спокойно. Ага, только тогда она была цельной, а не вот этот огрызок, закрывающий грудь, а по краям входящий прямо в мою кожу.

Бронежилет же, да и вся одежда целиком превратилась непонятно во что, стала полностью в дырочку. А как ей такой не стать, когда в меня то картечью стрельнут, то из автомата засадят? А может это болит и не под броней из нанороботов, а рядом. Не знаю, сложно определить, слишком много всего уже болит.

Очередная проверка квартир и очередные спасенные женщины. Среди них попадаются и совсем девчонки, лет по шестнадцать не больше. Как их использовали сомнений у меня нет, да они и сами рассказали, когда освобождал. Иногда попадались и желающие поговорить со своим спасителем и охотно делящиеся любой информацией, даже если ничего не спрашивал у них.

Двадцать четвертый этаж позади. Остался последний. Спасено больше полусотни женщин, а врагов перебил… даже не знаю, не считал, сотня точно будет, а может даже и две, последние пять этажей оказались весьма насыщенными на вражеские тушки. К сожалению, патроны начинают заканчиваться, не рассчитывал я как-то на то что здесь будет так много противников. Откуда только столько набралось всяких мразей? Хотя не зря говорят, что вседозволенность творит с людьми страшные вещи.

Поднявшись на последний этаж, обнаруживаю только две двери. Налево или направо? Поворачиваю направо и нажимаю на ручку двери, открывая ее. Не получается, заперто. Единственная здесь дверь, которая закрыта. Что же там находится такого? Ладно, тогда налево. Там дверь оказалась незапертой. Однако стоило мне пройти через нее, как меня встретил дружный огонь по меньшей мере пятерых стволов.

Выскочив обратно в подъезд, притаиваюсь там, размышляя как добраться до врагов. Ломануться напролом? Можно было бы, вот только я начал слабеть. Провожу рукой по груди и вижу на ней кровь. Значит броня из нанороботов тоже поизносилась и пули начали пробивать ее. Или это опять-таки натекло откуда-то сбоку.

Времени прошло не мало и усиление понемногу тоже выдыхается, а значит кроме того, что становлюсь слабее, так еще и уязвимее, прочность кожи также зависит от усиления. И в обычном состоянии я пока что точно не выдержу автоматную пулю, не говоря про калибр посолиднее. Нужно поторопиться, пока совсем не стало поздно. И гранат как на зло не осталось, использовал раньше, добираясь до особо хитрых уродов.

Осмотревшись по сторонам, натыкаюсь взглядом на дверь в квартиру. А что если…? Подскакиваю к ней, и ухватившись, дергаю в сторону, стараясь сорвать с петель. Охренеть, мне это удалось! Правда вместе с ней выдралось и крепление к стене, но это не важно. Замечаю, что кажется эта дверь уже держалась на честном слове, ее точно пытались выбить раньше и разнесли почти всю стену у креплений. Использую ее как щит, выставив перед собой, и врываюсь в квартиру.

Несусь вперед не разбирая дороги. По двери стучат пули, но не пробивают пока, что без сомнений радует. Еще больше ускоряюсь, выскакивая из коридора, и влетаю в кого-то. Отталкиваю дверь от себя вместе с тем кто находится за ней. Рывок в сторону, подскакиваю к одному из бандитов, стоящих сбоку от прохода в комнату. Сильный удар прикладом и он, отлетев назад, со всего размаха ударился головой об стенку, оставив после себя кровавый след.

Разворот, удар по двери, она придавливает пытающегося выбраться из-под нее. Звук выстрела, а затем сильный удар в плечо. Не успел. Не особо прицеливаясь срезаю очередью двоих бандитов. Обезвредив их, добираюсь до того что лежит под дверью и добиваю. Вроде бы все.

Осматриваюсь по сторонам. В комнате только одни трупы. Держа оружие наготове выхожу из нее и начинаю осматривать оставшиеся помещения. А кто-то сделал себе неплохую квартиру, объединив три в одной. Уже проверил почти все, осталась одна комната, но никого пока что не обнаружил.

Осторожно приоткрываю дверь в последнюю и сразу же получаю длинную очередь. Не удержавшись на ногах падаю на пол, а дверь продолжают решетить выстрелы. Это явно не автомат, скорее пулемет. Чувствую нарастающую боль в груди и животе. Опустив взгляд, вижу, что во мне наделали кучу дырок, через которые в данный момент вытекает кровь. Вот же блин. Пулемет-то броня из нанороботов явно не выдержала.

Ментально улавливаю «котенка» и прошу разобраться с засевшим в комнате, подобравшись к нему со спины через окно. Хватит мне геройствовать, пора воспользоваться помощью. И так что-то я не рассчитал свои силы, переоценив их. Хотя если бы не этот пулемет, то почти справился же, заодно проверил на что сейчас способен против людей, путь и обычного отребья, а не профессионалов или модификантов. Итог — могу многое, но еще недостаточно, с полноценной броней из нанороботов было лучше. Какой-то десяток секунд, и «котенок» сообщил что он уже почти добрался. Поднимаю автомат и стреляю в дверь, привлекая внимание противника к себе.

Звон разбитого стекла, крик полный ужаса, а следом ментальное сообщение, что все готово. Поднимаюсь на ноги и вваливаюсь в комнату. На полу валяется мужик с разорванным горлом, в руках у него пулемет. Завалил неизвестно скольких до этого, а в конце меня всего лишь один урод с пулеметом чуть не прикончил. Осматриваюсь по сторонам, преодолевая накатывающую слабость.

Это какой-то кабинет. Замечаю на стене висящие ключи. Хватаю все и выбираюсь в подъезд, сопровождаемым «котенком», который не отходит ни на шаг и с тревогой смотрит на меня истекающего кровью. Что-то транслировать мне он не решается. Волнение читается и так по его морде.

Добравшись до запертой двери пытаюсь ее открыть, проверяя ключ за ключом. Где-то на десятом по счету, ключ наконец вставился и провернулся, а замок щелкнул. Наваливаюсь на ручку и открыв дверь смотрю что за ней. А за ней одно большое помещение с голыми стенами и отрядом Первого закованным в толщенные цепи. Мало того, что она закованы в них, так еще и обмотаны. Теперь понятно почему они не освободились. Кроме них тут в углу свалено все их снаряжение, по какой-то причине бандиты пока что не забрали его себе, а теперь и не заберут, некому больше. Увидев все это, испытываю какое-то облегчение — отряд все же попал в плен, а не сотрудничает с этими бандитами.

— Не попадайся им на глаза. — говорю котенку.

В ответ пришла эмоция несогласия и волнения.

— Сергей? — удивленно спросил Четвертый, первым и единственным среагировав на мое появление. Остальные сильно побиты и вроде как без сознания, даже Инну не минула эта участь. Чего от них хотели? Или просто издевались?

— Ага. — только и отвечаю, вваливаясь внутрь.

Добираюсь до ближайшего пленника и освобождаю его, расстегивая замки. Замечаю, что все начали шевелиться, приходя в себя. Вовремя это они. Освободив еще двоих, падаю на пол, как-то мне резко поплохело: руки дрожат от слабости, а перед глазами все плывет, нутро же разрывает боль. Как-то неудачно я попал под ту пулеметную очередь.

— Сергей, что с тобой? — спросил Четвертый, которого освободил только что.

— Меня слегка подстрелили. — отвечаю ему, криво улыбнувшись.

— Сейчас. — ответил он и бросился к рюкзакам.

Что-то достав оттуда он подскочил ко мне и попытался вколоть, только вот игла не смогла пробить мою кожу.

— В рану. — тихо говорю ему.

Расслышав, он вонзил шприц прямо в одной из пулевых отверстий. Боль почти сразу начала отступать, сменяясь приятным в такой ситуации онемением. Оставаясь в сознании вижу, как Четвертый подхватил меня и оттащил к стене, привалив к ней. Затем принялся освобождать остальных.

Вижу, как в комнату зашел «котенок», не послушавшись меня. Четвертый сразу же бросился к оружию. Остальные же еще только приходят в себя и явно не в состоянии резво двигаться.

— Не трогать, он свой. — собрав силы громко произношу.

Четвертый замер, переводя взгляд с меня на «котенка». Посмотрев так несколько секунд, он пожал плечами и вернулся к своим товарищам, делая им какие-то уколы, после которых те гораздо быстрее приходят в себя.

В какой-то момент Первому вернулось ясность сознания, и он рассмотрел меня.

— Сергей? — удивленно спросил он, а затем накинулся на своего подчиненного. — Ты какого хера здесь, ему помогай!

Уже вдвоем они подскочили ко мне и принялись осматривать. Когда они разорвали мою футболку, мне открылось неприглядное зрелище. Вся моя грудь и живот одно сплошное кровавое месиво: разобрать где пулевые отверстия, где просто кровь, а где сплошной синяк практически невозможно. А, ну да, пулевые отверстия можно нащупать, они же блин уходят вглубь моего тела в отличии от всего остального. Как минимум десять пуль угодило в меня, пробив и кожу, и броню. Как я еще жив? Одно радует, боли я сейчас не чувствую.

— Тащи инструмент! — приказал Первый.

Четвертый метнулся к рюкзакам и достал оттуда небольшой кейс, который и принес.

— Арти, что можешь сказать?

— Дело дрянь, но жить скорее всего будешь, даже без их помощи. Тебе удивительно повезло, пули не задели жизненно важные органы, а остальное отрегенерирует. Тебе нужны лишь питательные вещества. В процесс восстановление вмешиваться не буду во избежание негативных изменений. Ситуация не критическая и твой организм справится сам. Точнее он уже справляется.

— Ты издеваешься, как я буду есть в таком состоянии?

— Не знаю, но это тебе необходимо, тогда восстановление значительно ускорится. Возможно даже через полдня ты будешь здоров.

— Ты шутишь.

— Нет.

Замолкаю, не зная, что делать. Первый же, пока я говорил с Арти, раскрыл кейс и достал оттуда пинцет, которым принялся ковыряться в ранах пытаясь найти пули. Дерьмо, они же еще и не прошли на вылет, застряв где-то внутри меня. А хотя…

— Арти, ты же сожрала пули?

— Да. Нанороботов нужно восстанавливать, в результате сражения их количество значительно сократилось. Безвозвратных потерь практически нет, поврежденных я отзывала, их ремонт займет значительно меньше времени чем создание новых.

— Там нет ничего. — шепчу, надеясь, что Первый услышит меня.

Вытащив пинцет из раны, он недоверчиво посмотрел на меня.

— Забинтуй все. Еще нужны питательные вещества. — в очередной раз шепчу ему.

Что-то недовольно пробурчав, он все же достал бинт и начал меня бинтовать, превращая в этакую мумию.

— Сергей! — слышу в очередной раз за последние наверно минут десять свое имя. На этот раз от Инны. Следом за ним следует испуганный вскрик, это она заметила «котенка», который отказался уходить и остался здесь, внимательно наблюдая за тем что со мной делают.

— Сергей! — повторила Инна, а на моей шее сомкнулись ее руки.

— Грудь! — возмущенно шепчу, когда она надавила на раны и те сильнее закровоточили.

— Отойди, ему нужно восстановиться. — произнес Первый и всунул мне в рот трубочку, вставленную в какую-то бутылку. — Капельниц у нас нет, так что пей это.

Инна послушно выполнила требуемое, но далеко не ушла, сев на пол и начав смотреть на меня с непередаваемыми эмоциями. Почему смотря на нее, у меня возникает ощущение сходства с «котенком», который находится неподалеку от нее и смотрит на меня почти также?

Выбрасываю все мысли из головы и откидываюсь. Нет, рано.

— Подвал. Пленные. — говорю, как можно громче, и позволяю себе наконец расслабиться. Сознание по какой-то причине угасать не торопится, так что сижу и словно сторонний наблюдатель смотрю за происходящим.

Часть отряда вооружившись выбежала наружу, другая осталась здесь. «Котенок» подошел ко мне вплотную и лег рядом, привалившись своим боком и настороженно поглядывая на людей. Посылаю ему ободряющую и успокаивающую мысль, что скоро все со мной будет нормально.

В какой момент простое сходить и найти отряд Первого, чтобы передать ему данные, успело превратиться в зачистить многоэтажку от врагов, устроив при этом кровавую бойню? Что-то в моей жизни явно не так, ведь все должно было быть гораздо проще.

Глава 18

В своих прогнозах Арти в целом не ошиблась, для полного восстановления мне понадобилось даже немного меньше чем озвученные ею полдня, как бы все это не было удивительно. А смотреть как ужасные раны зарастают буквально за часы весьма удивительно. Бинты пришлось снять, когда кровь перестала идти, по какой-то причине они мешали моему организму, о чем мне сообщила нейросеть.

Слегка оклемавшись, принялся есть все что только можно, уничтожая съедобные запасы как отряда, так и бандитов. Первый со своими бойцами только и делали что таскали мне еду. Не представляю, как это все влезло в меня, ведь сожрал дофига, нормальный бы человек лопнул на моем месте, а мне ничего, только голод слегка утолил. Сложилось впечатление, что еда расщеплялась на составляющие сразу после попадания в мою глотку.

Помимо поисков мне еды, отряд сходил в подвал, освободил там всех, и проверил все здание. Нужно заметить, что после того как бойцы Первого прогулялись по этому дому, взгляды, бросаемые на меня, стали странными. Там появилось уважение? Страх? Нет, точно не страх. Может быть какое-то восхищение? Хотя какое восхищение, было бы чем восхищаться?

Только Инна и «котенок» никуда не уходили. «Котенок» продолжал лежать рядом со мной все это время, а Инна вела себя слегка непонятно, то смотря на меня нечитаемым взглядом, то просто сидя на полу в комнате. Иногда она явно хотела подойти ко мне и заговорить, но почему-то не решалась. Откуда эта стеснительная девушка в ней, что-то не припоминаю ее такой раньше?

И никаких вопросов ни от нее, ни от остальных. Удивительное терпение. Может они решили, что лучше им ничего больше не узнавать, будут спокойнее дальше жить? В любом случае мне так проще, но узнать им кое-что все же предстоит. Не смотря на то что они вопросы мне не задавали, я наоборот засыпал их кучей разных.

Узнал, как они угодили сюда. Мои мысли на счет того что их застали врасплох оказались верными. В одном из убежищ их угостили едой с подмешенным снотворным. Очнулись они уже здесь. Глупость на мой взгляд есть еду в незнакомом месте от незнакомых людей, но что сделано то сделано. Тем более что в целом, все закончилось неплохо.

Чего от них хотели бандиты, они так и не поняли. Те только избивали их и грозились изнасиловать Инну, но до большего не дошло. Еще выяснил, что свою задачу отряд почти выполнил — обошел все известные и уцелевшие убежища и собрал всю возможную информацию. Про информацию это они так думают и ждет их совсем скоро большой сюрприз.

Сейчас в этой комнате, из который мы так никуда и не переместились, нахожусь только я, Инна и «котенок». Первый со своими людьми бродит где-то по дому.

— Инна, у вас есть флэшка? — впервые за многие часы подаю голос.

Стоило ему раздаться, как Инна вздрогнула и посмотрела на меня.

— Флэшка? — повторяю вопрос, не добившись вменяемой реакции на предыдущую попытку.

— Да, сейчас. — торопливо ответила она и начала копаться в одном из рюкзаков.

— Спасибо. — благодарю и беру протянутую мне флэшку.

— Арти, запиши на нее все то же самое, что и на ноутбук полковника. — мысленно прошу нейросеть и сжимаю флэшку в кулаке.

Неожиданно мой кулак начал слабо светиться.

— Арти, это что за подсветка? — встревоженно спрашиваю, не припоминая подобного раньше.

— Я не знаю. По какой-то причине твой организм так среагировал на процесс записи информации на накопители. Возможно это реакция на созданное электромагнитное поле. Негативных последствий не фиксирую.

Продолжаю смотреть на свой кулак, который продолжал сиять до самого конца записи на флэшку, то есть секунд десять, не больше.

— Возьми. — протягиваю флэшку Инне.

— Что ты сделал? — спросила она, крутя в руках переданное ей.

— Найди Первого и изучите внимательно содержимое, остальные вопросы потом.

Явно сомневаясь, она все же кивнула и почти выбежала из комнаты. Пока здесь больше никого нет, предпринимаю первую после ранения попытку подняться. Опираясь на стенку становлюсь на ноги. А все не так уж и плохо, какая-то слабость в теле, но никаких болевых ощущений нет.

Внимательно рассматриваю себя. От полученных ранений остались лишь слабозаметные шрамы, которые как подозреваю скоро тоже исчезнут. А мне нравится такая регенерация, раньше бы на такое у меня ушло значительно больше времени.

Подхожу к окну, проверяя то как могу ходить, и выглядываю наружу. Там темно — пока сражался, потом восстанавливался, на город успела опуститься ночь. И это плохо, значит нам придется заночевать здесь. Хотя мне и не обязательно, я могу и в темноте неплохо ориентироваться.

— Что случилось? — раздался голос Первого, отвлекая от всматривания в темноту за окном.

— Посмотри вместе с ней что на флэшке. — отвечаю ему и возвращаюсь обратно на прежнее место к дремлющему «котенку». Убедившись, что я выздоравливаю, тот уснул так и не отойдя от меня.

Долгие минуты молчания. Я сижу и наблюдаю за лицами Первого и Инны, которые меняются по мере ознакомления с новой информацией. Те же внимательно читают и им не до разговоров.

— И это все правда? — спросил Первый, закончив изучать предоставленное мной.

— Да.

— Откуда это у тебя?

— Не важно, но информация достоверная.

— Ты уверен?

— Абсолютно. — отвечаю, усмехнувшись. Объяснять, что я влез в голову зомби и вытащил ее оттуда желания нет. Разумеется, потом последуют вопросы — а как я сделал это, а что еще могу, и тому подобное. В итоге разговор затянется на неизвестно сколько.

— Что ты хочешь от нас, не просто же так поделился этим?

— Уже завтра я попытаюсь уничтожить главное гнездо. Вы должны быть в стороне и наблюдать за результатами. Если у меня все получится — отлично, волноваться не о чем. Если же нет, тогда вы должны будете как можно быстрее передать эту информацию своему командованию. Надеюсь оно успеет сделать все необходимое.

— Но как ты будешь уничтожать это гнездо? В одиночку? — спросила Инна.

— Почему же в одиночку? В худшем случае я буду не один, а со своими друзьями. — отвечаю ей, гладя по голове «котенка». — В лучшем случае, мне помогут местные военные.

— А…

— Понятно. — перебил Первый Инну, не дав ей что-то спросить.

Та сердито посмотрела на него, но тот в ответ нахмурился, показывая, что ее вопросы подождут.

— Мы поняли тебя. Когда ты планируешь уйти?

— В принципе могу хоть сейчас. Но время до выхода на связь с военными у меня еще есть, так что могу переждать ночь тут, если вы не против.

— Не против, но есть проблема.

— Какая?

— Трупы. На них начинают стягиваться зомби. Мы выкинули их все на улицу, но этого мало. Боюсь к утру здесь будет орда тварей и пройти сквозь нее мы не сможем. И кроме нас еще куча гражданских, бывшие пленные, которые пока что находятся здесь, не зная куда им идти дальше.

А вот это сюрприз. Я почему-то думал, что пленники, получив свободу, сразу же ушли подальше отсюда, а оно вон как оказалось. Да, это проблемка, Первый прав. Оставлять их на верную смерть, раз так получается, не сильно хочется, зря что ли спасал от бандитов.

— Какие планы на их счет? — спрашиваю у Первого.

— Довести их до основного убежища местных. Предполагаю, что там располагаются и военные, которые должны помочь тебе.

— И что ты предлагаешь?

— Нужно уходить сейчас, ночью, пока зомби еще не собрались здесь. Это единственный шанс всем выбраться отсюда.

— Ночью… — задумчиво протягиваю. Вот не хотел же связываться со всем этим. Еще и толпу гражданских нужно довести каким-то образом в целости и сохранности, во всяком случае в большей мере.

— Да, рискованно. Но когда рассветет будет поздно.

— Тогда собирай всех. Я так понимаю оружие убитых они себе забрали. Пусть забирают все хоть немного полезное и готовятся уходить. И пошли, пожалуйста кого-нибудь в дом напротив, там у входной двери должен стоять мой рюкзак, пусть принесут, если конечно кто-нибудь слишком предприимчивый не спер его уже.

— Хорошо. — согласился Первый и вышел из комнаты.

Идти ночью. Они психи. Придется помочь им. Бужу «котенка» и спрашиваю у него, не против ли стая устроить очередную ночную охоту, когда зомби сами будут приходить к ней. В ответ получаю согласие и радость от такой охоты. Прошу стаю стянуться к этому дому, но на глаза людям не показываться.

— Сергей. — донесся голос Инны.

Отрываю взгляд от «котенка» и смотрю на нее.

— Как ты нашел нас?

— Это не важно.

— Ты спас нас только из-за того, что хотел передать информацию нашему начальству? — спросила Инна, а по ней видно, на какой ответ она надеется.

— Да. — твердо отвечаю, обламывая ее надежды.

После озвученного ответа по ее лицу пробежала тень.

— Спасибо что пришел. — поблагодарила она и быстро подойдя, наклонилась целуя в губы.

— Кхм-кхм. — Вежливые покашливания нарушили наш затянувшийся поцелуй. — Рюкзак как ты и просил.

Беру протянутый мне рюкзак и вытаскиваю из него запасной комплект одежды.

— Отвернешься? — спрашиваю у Инны, которая явно пока никуда не собирается уходить.

В ответ она хмыкнула и отвернулась, смотря в окно. Переодеваюсь в целый комплект одежды. Замечаю, как несколько раз Инна оглянулась, а под конец начала рассматривать меня не скрываясь.

— И как тебе вид? — спрашиваю, надевая куртку. Запасной у меня к сожалению, нет. Нужно будет по пути завернуть в один из устроенных схронов и взять ее там, заодно и новый бронежилет, а то этот вообще в хлам уже.

— Весьма… необычно.

Усмехаюсь на ее ответ. Как она мягко обошла момент с моей нестандартной внешностью. Проверяю свое оружие, но оно уже снаряжено, как и запасные магазины — Пятому какое-то время было нечем заняться, так он от скуки по снаряжал патронами все что только можно, включая и мое оружие вместе с запасными магазинами. Мне же лучше, против такого я возражать даже и не думал.

— Сергей, все собрались. Пора идти. — позвал Третий меня и Инну.

Закидываю рюкзак на спину, а автомат беру в руки и выхожу наружу. «Котенок» же, не утруждая себя нормальным спуском, сиганул прямо в окно, скрывшись в ночи. Испугавшись за него, ищу на своем ментальном радаре отметку. Есть, двигается, живой.

А он удивил меня, не думал, что способен на такое. Что-то мне подсказывает, что этот хитрый засранец, а по-другому после совершенного им называть его не получается, выпрыгнув из окна уцепился за стену и каким-то образом спустился по ней, а не пережил падение с двадцать пятого этажа, как я подумал в первые мгновения.

Долгий спуск по лестнице и вот наконец первый этаж. То тут то там видны кровавые следы, но самих трупов нет, как и их оружия. Выйдя на улицу, обнаруживаю пропавшее оружие в руках бывших пленников. Чьи-то лица мне знакомы, они были среди тех кого спас, кого-то же точно вижу первый раз. Стоило мне показаться, как по толпе прокатился шепоток.

Солидная толпа собралась, почти сотня народа, в подвале оказалось немало пленных. Преимущественно среди них женский пол, но замечаю и мужчин, вот только хорошо если их наберется десяток. Бандиты, обитавшие здесь, явно отдавали предпочтение женщинам.

Кроме бывших пленников нахожу взглядом и людей Первого, они в данный момент внимательно следят за подходами сюда.

— Какой план? — спрашиваю у Первого.

В ответ он пожал плечами. Н-да, не густо.

— Тогда так, идем колонной, донеси до всех чтобы ни шагу в сторону. По сторонам не смотреть и ни на что внимание не обращать. Это не касается случаев, когда зомби подберется почти вплотную, тогда можно и нужно внимание обращать, а заодно и стрелять. Тебя и твоих людей это касается частично: смотреть можно, но не отходить. Фонариками по сторонам не светить, это слишком сильно привлекает внимание.

— Хорошо, я понял. — ответил он, не задав даже хоть одного вопроса. Так не интересно.

Ментально прощупываю пространство вокруг и натыкаюсь на стаю, уже собравшуюся здесь в полном составе. Прошу ее сопровождать нас всех до той базы, где был недавно. К просьбе прикладываю картинку нужного места. При всем этом, она по возможности не должна показываться находящимся здесь людям. И естественно она должна перехватывать всех зомби.

Получаю в ответ согласие и эмоцию азарта. Что-то мне это напоминает. Точно так же для стаи проходило сопровождение Дэвиса и точно также она реагировала на мою просьбу тогда. Буду надеется все и в этот раз пройдет нормально, как и тогда.

— Пошли что ли. — произношу, когда люди выстроились в колонну, а по ее бокам заняли места бойцы отряда Первого, включая его самого. Инну же засунули в начало колонны среди других людей.

— Веди. — донесся до меня ответ Первого.

Вести, так вести. Выхожу вперед и иду по дороге. В темноте вижу, как по сторонам мелькают силуэты особей стаи, при приближении к нам уходя в невидимость. Можно сказать, что дальнейший путь прошел спокойно: где-то что-то рядом рычало, сражалось, но до нас никто так и не добрался. Люди только озирались по сторонам и крепче сжимали оружие, но отданных команд слушались и упорно шли вперед. Но в целом ничего серьезного и тревожного.

Единственное что слегка печалит — мне не удалось завернуть ни в один из схронов и естественно я не разжился ни новой курткой, ни бронежилетом, ни пополнил запасы патронов. А в остальном все на удивление нормально, даже зомби было не так уж и много, исходя из кратких отчетов стаи, в которых она описывала где и со сколькими столкнулась.

Спустя шесть часов, мы наконец приблизились к нашей цели. И прошлое спокойствие пропало бесследно. Первое что услышали мы — были звуки активной стрельбы. Прошу посмотреть стаю что там творится. От нее отделилось несколько особей и осторожно побежали вперед, а совсем скоро ко мне начали поступать картинки того что они видят.

Не очень вовремя мы пришли: базу осаждает орда зомби. Военные вполне успешно отбиваются от нее, но вот что делать нам? Разворачиваться? Стоило подумать об этом, как от стаи пришли отчеты об столкновениях с зомби с той стороны. Круто, мы похоже оказались зажаты между двух орд зомби. Прошу стаю сосредоточиться на той что нас догоняет, та что впереди занята военными и ей не до нас пока.

— У нас небольшие проблемы. — тихо говорю Первому, подойдя к нему.

— Что там происходит? Ты знаешь? — спросил он, кивнув вперед.

— Знаю. Зомби пытаются прорваться сквозь оборону, но та держится. Проблема в другом, с другой стороны прет еще одна орда. Мы оказались ровно между ними. — отвечаю ему, махнув рукой в ту сторону откуда приближаются новые противники.

Пока говорил, от стаи почти не переставая начали поступать отчеты и вывод из них одни — новая орда огромная, значительно больше любой с которой они встречались здесь. Стая столкнулась пока что только с обычными зомби, но это не значит, что где-то там нет еще и измененных. И еще одна проблема — из-за своих размеров орда уже почти окружила нас.

— Нам нужно прорваться к базе. — говорю Первому.

— Ты рехнулся? С ними?! — возмущенно зашептал Первый, указав взглядом на колонну людей.

— У нас нет выбора. Мы почти окружены. Ты предлагаешь с ними прорываться обратно сквозь орду? Ты можешь гарантировать что мы не наткнемся следом на еще одну? Так у нас будут хоть какие-то шансы.

— Хорошо, я свяжусь с базой, сообщу о нас. Попрошу организовать коридор для прохода.

— И разъясни все людям. Им придется хорошо выложиться чтобы выжить.

— Я?

— Ты. — отвечаю, а сам направляюсь прочь от находящихся здесь людей прямо в царящую вокруг темноту.

— Сергей?! — донеслось мне в спину.

Как же я не люблю все это. Осаждающая убежище орда еще слишком большая, даже если военные постараются, то долго удержать коридор не смогут. У меня кроме стаи есть только одна возможность увеличить это время. Но кто бы знал, как мне она не нравится. Вот надо оно мне? Надо, раз прусь.

— Сергей, ты куда? — раздался у меня за спиной голос Инны.

— Выиграю вам дополнительное время. Там слишком много зомби, а здесь людей. Вы не успеете все пройти.

— Я… держи, это рация. Первый сказал тебе передать, она настроена на нашу частоту. — ответила Инна и дождавшись, когда возьму протянутую мне рацию, побежала обратно ко всем.

Я же продолжаю идти дальше, заходя со стороны к тому месту, где должна будет выйти колонна людей. По пути встречаю редких зомби, разбираюсь с ними меткими выстрелами или вообще ударами приклада по головам.

Вот почему у меня вечно так? Нужно было всего лишь довести этих людей до хоть немного безопасного места. И во что это все превратилось?

— Что бы ты не задумал, Призрак, надеюсь у тебя получится. Я договорился. Коридор будет через две минуты. Тогда же мы пойдем и на прорыв. — раздался голос Первого из рации.

Забравшись на крышу многоэтажки, смотрю вокруг. Завораживающее зрелище. Вот ради хорошего обзора я и залез, если бы не это, то можно было идти вместе со всеми, но так я бы оперативно не смог оценивать обстановку и реагировать на ее изменения.

Сюда бы камеру и получился бы охрененный ролик с захватывающей битвой. Вокруг укреплений базы кишит море зомби. По ним активно стреляют из зданий-башен, а те пытаются пролезть на территорию убежища. В основном видно стрелковое оружие, гранаты в ход идут редко.

Подхожу к другой стороне крыши и смотрю туда где должна сражаться стая со второй ордой. Ничего не видно отсюда, только ментально приходят отголоски. У стаи кажется все терпимо: потерь нет, но заняты сильно. Улавливаю, что происходящее там им в удовольствие.

Замечаю краем глаза яркие вспышки, разорвавшие темноту, а следом донесся оглушающий грохот. Развернувшись, вижу, как участок земли пылает, а зомби выкашивают многочисленные взрывы и пулеметные очереди. Посмотрев слегка ближе к себе, обнаруживаю и людей в сопровождении отряда Первого, которые бегут со всех ног, не забывая стрелять по зомби.

Расчистив гражданским путь, пулеметные очереди начали усиленно зачищать его по бокам, не позволяя зомби перекрыть его. Иногда то тут то там раздаются взрывы, но уже гораздо реже чем в самом начале. Люди уже на половине пути.

Вижу, как орда зомби всколыхнулась и целиком рванула к людям. А вот и то чего я боялся. Что ж, мой выход.

— Прочь! — отдаю ментальный приказ зомби.

Орда замерла на несколько мгновений, но затем продолжила надвигаться на бегущих людей, которым осталось уже совсем немного. Я что-то не понял, где эффект от приказа?

— Ко мне! — отдаю новый приказ иной направленности, собрав все ментальные силы какие получилось.

Ой, кажется я перестарался. Как по команде орда замерла, а затем синхронно развернулась в мою сторону. Вот почему сработал именно этот приказ? В панике смотрю на рванувших ко мне зомби. Одно радует — они забыли, как про базу, так и про людей, бегущих к ней.

— Арти, буду какие-то советы? — мысленно спрашиваю у нее, пытаясь найти выход из той задницы в которую угодил по собственной воле. Но в ответ молчание.

Позвать стаю? Так ей не до меня сейчас, она полностью в сражении. Очередной ментальный приказ? Сражаться в одиночку против всех этих зомби мне точно не хочется, даже не смотря на то что восстановился уже полностью. Да и хочу не хочу, я тупо не перебью их всех, многовато на меня одного. Продолжаю стоять на краю крыши и наблюдать за тем как орда сжимается, стягиваясь к этому дому.

Посмотрев в сторону убежища, вижу, как через открывшиеся ворота забежал последний человек и те сразу начали обратно закрываться.

— Сергей, где ты там? — ожила рация и задала вопрос голосом Первого.

— У меня здесь небольшая проблема образовалась. — отвечаю ему, смотря на то как орда начала концентрироваться под домом и забираться наверх по стенам, образуя живую гору. Хорошо, что хоть через подъезд не пошли. Или пошли, но мне не видно на фоне общего количества?

— А твоя проблема не связана с одним домом и собравшейся там ордой зомби?

— Ага.

— Говорит полковник Анж Марион. Через десять секунд по твоей позиции ударит беспилотник. Это все что мы можем сделать. — раздался новый голос из рации.

Беспилотник? А это может сработать. Замечаю в небе небольшой аппарат, взлетевший с территории базы и направившийся прямо ко мне. Несколько секунд, и от него отделилась светящаяся точка, начавшая стремительно сокращать разделявшее нас расстояние. Беспилотник же развернулся и пошел обратно на базу.

Сильный взрыв — ракета угодила в подножье дома, от чего тот начал разваливаться прямо под моими ногами. Врубаю усиление и вцепившись в крупный обломок лечу вниз. Когда до земли остается уже немного, отталкиваюсь от него и лечу самостоятельно.

Жесткое приземление, хруст костей зомби, который смягчил мое падение. Кажется, я живой… Поднимаюсь и ломлюсь вперед, в сторону базы, пробиваясь сквозь остатки орды зомби. А круто по ним выстрелили, от орды практически ничего не осталось. Раздаю по пути щедрые удары, автомат в полете, к сожалению, потерял. Вырвавшись на пустое пространство, бегу к воротам.

— Это я, пусть откроют! — кричу на бегу в рацию.

— Живой? — раздалось лишь в ответ.

Когда до ворот осталось метров пять, они дрогнули и начали открываться. Проскакиваю в образовавшуюся щель и оказываюсь в безопасности. Наверно. Вижу направленные на себя автоматы и пулеметы. Вы блин серьезно? Хотя не только я один под прицелом, все кто сюда пришел тоже. Кстати, территория у ворот изменилось, теперь здесь этакий коридор, огороженный бетонными плитами. Быстро они изменения в планировку внесли.

Подхожу к собравшимся людям и пытаюсь понять, что здесь происходит. А происходит здесь проверка. Каждого просят показать лицо, рассматривают глаза, замеряют температуру и, если все нормально, пропускают дальше. Серьезные меры. Стоп, неужели они так отреагировали на мои данные? Или может даже наведались в одно из гнезд и лично убедились? В любом случае происходящее радует — информацию восприняли всерьез.

Терпеливо дожидаюсь своей очереди, стоя в самом конце и слушая пулеметные выстрелы, которые изредка продолжают раздаваться, отстреливая кого-то за стеной. Пока делать нечего, связываюсь со стаей и узнаю, как у нее дела. Она все еще продолжает сражаться, но уже побеждает. По ее словам, осталось уже немного противников, каких-то несколько тысяч. И стая полностью довольна произошедшим сражением.

Дождавшись своей очереди, послушно показываю лицо. Стоило проверяющим его увидеть, как они отшатнулись назад, а окружающие солдаты направили на меня автоматы. Блин, снова? Я же так незаметно здесь оказался, появившись со стороны взорванного дома и бежал же совсем со скоростью обычного человека. Ладно, это все можно списать на возможности модификанта. Так что да, похоже они реально не ожидали увидеть меня такого красивого.

— Так, спокойно. Сообщите полковнику, что пришел парень с серой кожей немного раньше обговоренного срока. — мирно говорю окружающим.

— Я узнал тебя, это ты тогда приложил меня. — вдруг подал голос один из солдат.

— Вот и отлично, сообщите полковнику.

— Уже. — раздалось в ответ. — Стой и не дергайся.

Несколько минут в напряженной тишине, и слышу приближающиеся шаги.

— Отставить, он свой. — донесся знакомый мне голос, а немного позже появился и его владелец. — Пошли.

Иду следом за ним, смотря по сторонам. Приведенных сюда людей не видно, их уже отвели куда-то.

— Так это ты был в том доме?

— Да.

— Мы договаривались о связи позже.

— Обстоятельства. Заглянул к вам немного раньше. — отвечаю ему.

— Ага, и притащил мне кучу головной боли. Вот что мне делать с этой толпой женщин?

Пожимаю плечами. Теперь, очень сильно надеюсь, это не моя забота.

— Ладно, разберусь как-нибудь. Теперь о главном — мы согласны оказать тебе помощь. Твои данные привели в восторг ученых, а материалы, которые они собрали в двух гнездах до сих пор ставят в тупик. Как ты мог заметить, мы приняли некоторые меры для дополнительной безопасности.

— Сколько сил вы сможете выделить?

— Зависит от того что ты конкретно хочешь от нас. Дойдем до штаба, и там все обсудим.

Еще пару минут ходьбы по улице, затем подъем на третий этаж, и вот мы оказались в большом помещении, переделанном под что-то вроде конференц-зала. Там нас уже ждали несколько человек. Одного из них я знаю — это оказался Первый, кого-то еще из его отряда не было. Остальные же совершенно незнакомые.

— Это глава наших ученых. А это командир отряда бойцов в тяжелых экзоскелетах, они самостоятельная боевая единица. Командир бойцов спецназа, присоединившихся к нам. С Первым ты похоже знаком. — быстро представил всех полковник.

Пока он говорил, осматривал помещение: стулья, столы и огромная карта города с пометками, как моими, так и какими-то новыми, которых в моем варианте точно не было.

— Призрак. — представляюсь, кивая всем присутствующим.

Вижу. Как командир отряда тяжей как-то дернулся, но затем взял себя в руки. Мы где-то с ним пересекались? Не помню его. Может слышал про Призрака? У остальных никакой реакции на произнесенное или они хорошо контролируют себя.

— Все введены в курс дела. Мы разработали план атаки на главное гнездо, но вначале нужно услышать, что именно тебе необходимо.

— Чтобы вы оттянули на себя как можно больше зомби, тем самым ослабив оборону гнезда. Предлагаю вам атаковать с нескольких направлений. Я же зайду с другого. Вам не нужно проявлять чрезмерный героизм и прорываться внутрь любой ценой, ваша задача лишь оттягивание на себя максимального количества врагов. Так что, когда станет совсем жарко и будете понимать, что вас скоро сомнут, отступайте, напрасные жертвы ни к чему. — озвучиваю основы плана, показывая на карте направления с которых они должны будут атаковать. — Все будет происходить в туннелях метро, здесь ничего не поделать, гнездо располагается там. Так что вам необходимо подобрать оружие и тактику исходя из этого.

— Это место, где стоит метка, на картах метро там ничего нет, только туннель.

— Значит уже есть, ошибки нет, гнездо там.

— Там могли располагаться технические помещения. — подал голос Первый.

— А кто уничтожит гнездо? — спросил командир спецназа.

— Я.

— В одиночку?

— Не совсем. Это не важно. Важно чтобы вы выполнили свою задачу, со своей я постараюсь тоже справиться.

После озвученного мной, все задумались, не спеша что-то говорить. Пока стоит тишина, рассматриваю карту, пытаясь разобраться в новых пометках на ней. О, да это похоже на план атаки: отмечено где кто атакует, куда отходит и тому подобное. А они успели неплохо продумать все.

— Как именно ты планируешь уничтожить гнездо? — отвлек меня вопрос командира спецназовцев.

— Взорву. Если поделитесь своей взрывчаткой — отлично, если нет, тогда мне придется сходить в город, есть там некоторые запасы.

— Что конкретно ты собираешься взрывать? Все гнездо? Тогда тебе понадобится куча взрывчатки и один ты ее не доставишь на место.

— Нет, не все гнездо. Только Мозг.

— Мозг? — переспросил командир отряда в тяжелых экзоскелетах.

— Да. Там находится некий зомби, сильно отличающийся от всего что мы видели. Это из-за него здешние зомби стали такими. И то что вы видели в гнездах, как и они сами — все его детище. Не будь его, то зомби продолжали бы изменяться в своих рамках, как это происходит за пределами города.

— И большой он, этот Мозг?

Неопределенно пожимаю плечами. Знать бы самому, в памяти все слишком расплывчато. У меня вообще довольно мало информации по этому Мозгу. Кроме знания основных его возможностей и местонахождения больше ничего нет: ни его физических параметров, ни уязвимостей.

— Хорошо, твой план принимается. Тем более что он хорошо совмещается с уже разработанным, лишь с одним отличием — нам не придется идти до конца. — произнес полковник.

— Возражаю. Если у него ничего не получится, мы должны будем довести дело до конца. Больше всех шансов это выполнить будет у моего отряда. — высказался командир бойцов в тяжелых экзоскелетах.

— Принимается. Вы будете страховкой и, если что-то не получится, пойдете на прорыв. — согласился с ним Анж Марион, а остальные и не возражали.

Еще минут двадцать обсуждений и уточнений деталей, и все начали расходиться готовится к предстоящему бою. Исходя из увиденного и услышанного, в сражении не должен участвовать только отряд Первого. Они будут наблюдать со стороны за обстановкой и только в случае крайней необходимости придут кому-то на помощь, но это не это их главное цель, а сбор данных которые будут поступать ото всех. Это помимо того, что в случае нашего провала они должны будут передать всю информацию своим.

— Пошли. — позвал меня полковник, выходя из помещения. — Тебе что-то нужно кроме взрывчатки?

— Патроны, автомат и бронежилет. Еще то в чем нести взрывчатку.

— Хорошо, все будет. — ответил он, ведя меня в подвал.

Неужели у них арсенал прямо под штабом? Рисковые ребята, а если вдруг что-то рванет? Командование же взлетит на воздух.

— Вы передали мои данные дальше?

— Да.

— И что?

— Ничего, нам приказали разбираться самим. Бери все что нужно и давай за мной. — сказал полковник, открыв стальную дверь и став около нее.

Пройдя через нее, оказываюсь и в самом деле в арсенале. Не сказать, что он большой, но на первый взгляд все нужное есть. Быстро подбираю себе новый бронежилет с защитными наручами и наколенниками. Затем очередь доходит до автомата, запасных магазинов и патронов, беру все знакомое. На закуску оставляю взрывчатку. Набиваю ею большую сумку, которую вешаю себе на плечо. М-да, тяжеловато. Учитывая еще и рюкзак, то нагружен не слабо, что скажется на моей подвижности.

— Все взял? — спросил Анж, когда я покинул арсенал.

Киваю ему.

— Хорошо, тогда пошли. Время до начала операции еще есть, начнем на рассвете. Тебе стоит отдохнуть и подготовиться.

Недолгий путь по базе, и я оказался в небольшой комнате с кроватью.

— Отдыхай, если что-то будет нужно позовешь дежурного. — произнес на прощание полковник.

Располагаюсь в комнате и начинаю тоже готовиться к предстоящему, снаряжая как можно больше запасных магазинов.

— Сергей, я получила доступ к интернету. — вырвал голос Арти меня из странного состояния, в которое я погрузился, загоняя патрон за патроном в магазины.

— Да неужели? Столько времени уже прошло, и вот наконец. Что можешь рассказать. Как там обстановка за пределами города?

— Тяжелая. Начавшаяся война между ОДКБ и НАТО практически прекратилась из-за зомби.

— Так это же отлично.

— С зомби все плохо. В Европе они творят что хотят. Их уничтожают, делают все что могут для сдерживания, но эффект слабый. Мелкие населенные пункты давно уничтожены. Несколько крупных городов так же уничтожено, но несмотря на это держатся в основном именно крупные города и стратегические точки, где сконцентрированы военные. Удары по площадям не принесли ожидаемого результата. Есть угроза голода, эпидемии. Обстановка крайне тяжелая.

— Н-да, радостного мало. А что не в Европе?

— Войска ОДКБ с большего сдерживают зомби по линии фронта, образовавшегося во время активных боевых действий с НАТО. За нее просачиваются лишь мелкие группы, которые быстро выслеживаются и уничтожаются. Начато возведение огромной стены, которая должна будет отделить Европу от остальных территорий. Справится с зомби полностью пока что никому не удается.

— Ты сейчас серьезно про стену?

— Да, вся информация взята из официальных источников.

— И из чего строят ее?

— Она будет из силового поля, сейчас возводят столбы-генераторы. Этот проект признан самым быстро реализуемым и экономически выгодным.

Силовое поле. Да уж, надежней некуда. С его надежностью у меня связаны не самые приятные воспоминания. Надеюсь в виде стены оно будет работать нормально и без сбоев.

— А на других материках?

— Данных о появлении зомби там у меня на текущий момент нет. Доступен слишком ограниченный канал подключения.

— То есть ничем полезным ты через него заняться не сможешь?

— Нет.

— Тогда сосредоточься на нанороботах, скоро мне предстоит сложное дело и нужно будет все что есть. — прошу нейросеть и заканчиваю с последним магазином.

Чем бы еще заняться? Выглядываю в коридор и подозвав дежурного, прошу принести мне поесть и попить, если такая возможность есть. В ответ получаю кивок. Вернувшись обратно, сажусь на кровать. Мне нужно отдохнуть, полковник прав.

Сон, прием пищи, общение со стаей, которая закончила сражение и отдыхала — все это пролетело быстро и незаметно. Подготовка к предстоящему сражению со стороны военных прошла мимо меня. В какой-то момент в комнату зашел солдат и сообщил что время пришло. Идя, подметил, что на базе уже почти никого не было, все отбыли на места. Здесь стало удивительно пусто, даже гражданских на улице видно не было. Затем долгий путь на машине, и я оказался у нужного места.

— Призрак, как слышно? — пробудилась рация и задала вопрос голосом полковника.

— Слышу вас. — отвечаю, смотря на темный вход на станцию метро.

— Мы начинаем. Приступай.

— Удачи всем нам. — раздался голос командира спецназовцев.

— Удачи. — тихо шепчу.

Ментальная просьба стае, и та рванула вперед, расчищая мне путь. Она давно уже здесь, а что нужно делать обсудили не раз. Мимо меня проносятся силуэты «котят», устремляясь вниз под землю. Вот и началось, пути назад нет, слишком многое уже сделано. Уверено иду вперед, погружаясь в темноту.

Когда оказался на станции, с зомби там было уже покончено, а стая устремилась дальше по туннелю. Следую за ней. Пока все идет неплохо и согласно разработанному плану. Даже зомби как-то немного. Или они ушли куда-то или же здесь какой-то подвох. И если второе, то это плохо.

Чем дальше продвигаемся, тем больше возрастает оказываемое сопротивление. Если в самом начале стая шла почти не замедляясь, то теперь ей приходится прикладывать немалые усилия, чтобы продвинуться вперед. Включаюсь в сражение, расстреливая издалека зомби, поверх стаи. Для этого приходится искать возвышения, но это не критично. Критично другое — чем дальше я прохожу, тем сильнее становится непонятное ментальное давление, словно на меня кто-то смотрит очень огромный и чудовищно сильный. А еще, вполне ожидаемо, мой радар перестал нормально работать.

Десять минут, полчаса, час, два — не знаю точно сколько это уже длится. Метр за метром мы вгрызаемся в зомби, прокладывая их трупами себе путь. Патронов расстреляно немеряно, несколько раз приходилось лазить в рюкзак, чтобы достать новые магазины, и они уже начинают подходить к концу. И не видно конца этим зомби. Сколько Мозг собрал их около себя? Десять тысяч? Сто? Кажется, что они никогда не закончатся, как и эти туннели.

Изредка из рации доносятся сообщения от других отрядов. Они тоже продвигаются вперед, и точно также тяжело: зомби их буквально закидывают собой, и тем проходится пробиваться еще и через завалы трупов. В остальном же все идет терпимо.

Еще сколько-то пройденных метров, и я со стаей неожиданно вырвался в огромный круглый зал. Его явно не люди строили. И нас тут уже ждут. Зал полон измененных зомби. Замечаю среди них и новых, человекоподобных, они выделяются из всех своей светящейся кожей и глазами. И они разных видов, если судить по цвету сияния. Увидев врагов, стая рванула в новый бой. И в этот же момент по нам ударили ментально.

Покачнувшись, все же удерживаюсь на ногах. Ощущение, словно по голове стукнули кувалдой. Смотрю на стаю. Ее особи машут головами, но все еще подвижны. Несколько секунд, и зло зарычав они бросились в бой. Мне же пришла эмоция ободрения и сообщение, чтобы двигался дальше, стая разберется с находящимися здесь, но это займет много времени, а мы уже близко к цели, она чувствует это.

Нахожу взглядом проход дальше и со всех ног припускаю к нему. Стоило пробежать несколько метров, как на меня обрушился ментальный пресс, иначе это не назвать. Упав на землю, пытаюсь прийти в себя. Это давление… Со всех сил сопротивляюсь ему. Оглянувшись, вижу, что и стая попала под удар, но держится, продолжая сражаться. Правда гораздо хуже, прямо под моим взглядом несколько «котят» попали под удары измененных зомби, так похожих на них, и оказались разорваны на части. В мозг ворвалась боль стаи от потери. Нужно спешить.

— Их слишком много, мы несем потери! — раздалось из рации.

— Они окружили нас! Они зашли с тыла! — донеслось уже другим голосом.

Сжав зубы, поднимаюсь и продолжаю бежать. Стая права, мы уже близко, иначе бы нас не пытались так остановить. С каждым метром ментальное давление возрастает, кажется, что у меня уже плавится мозг. Мне нужно… я должен! Разозлившись, врубаю усиление и рвусь дальше.

Мне наперерез бросаются зомби. Кого-то пристреливаю, от кого-то отмахиваюсь. Вперед и только вперед. Цель близка, я почти добрался до прохода дальше. Оборачиваюсь и успеваю выставить перед собой автомат, на котором сомкнулась пасть измененного зомби, перекусив пополам.

— Жри! — зло шепчу, вонзая ему в голову руку с клинком из нанороботов.

Когда он успел появиться? Не важно. Освобождаю клинок, разворотив при этом голову противника. Последний рывок, и вваливаюсь в следующее помещение. Охренеть. Замираю, не в состоянии осмыслить увиденное.

Я оказался в не менее огромном чем прошлый зале. И он весь заполнен чем-то. Напоминает ту паутину, что видел в гнезде, но все же что-то иное. И главное — это что-то живое. Все пространство заполнено чем-то похожим на канаты, прикрепленным к стенам и идущим куда-то в центр помещения. Все они разной толщины: есть, как и тонкие так и по метру в радиусе, если не больше. Смотрю как по одному из таких отростков прошло сияние и ушло куда-то в центр этого организма. Неужели это тот самый мозг?

Что-то еще подумать не успеваю — ментальное давление многократно усилилось. Не в силах ему противостоять падаю и хватаюсь за голову руками. Боль, сплошная боль. Сквозь пелену вижу, как один за другим гибнут «котята» стаи, не позволяя зомби прорваться ко мне. Я должен…

— А-а! — ору и выпускаю из себя ментальную волну.

Вскакиваю на ноги и бегу к центру этого непонятно чего. Он хорошо различим: к нему сходятся все отростки, и он отличается внешне, этакая постоянно светящаяся огромная капля. По мере моего приближения, с ним происходят изменения — он покрывается чем-то очень похожим на броню. Когда же я оказался около него, то он уже полностью был в ней.

Разряжаю пистолет в эту броню, но безрезультатно. А справится ли взрывчатка? А разве у меня есть выбор? Сбрасываю с себя сумку и заглянув в нее активирую детонатор выставив на нем двадцать секунд. Закидываю ее точно под центр этого сердца Мозга. А теперь нужно бежать, вот только куда?

Неожиданно непонятно откуда появились гибкие отростки и схватили сумку, утаскивая ее. Бросаюсь на эти отростки пытаясь ухватиться за сумку. Не успел, они удивительно шустрые. Смотрю на стремительно удаляющуюся сумку со взрывчаткой и единственный наш шанс уничтожить Мозг. С такого расстояния это сердце вряд ли пострадает. Как-то я не предполагал такой поворот.

— Сергей, у тебя начались необратимые изменения отдела мозга, антенны. — произнесла Арти, напомнив мне о боли раздирающей мою голову. — Она разрушается. И это повлечет за собой разрушение всего мозга.

— Сколько у меня времени?

— С текущей скоростью не больше минуты.

— Я понял тебя.

— Говорит Призрак, мне не удалось взорвать Мозг. Требуется помощь. — произношу в рацию, продолжая следить за своей сумкой, которая уже на границе помещения.

— Мы в ловушке, их слишком много. Они пробивают нашу броню! — донесся голос командира отряда в тяжелых экзоскелетах.

И что делать? Вернуть сумку? Словно услышав мои мысли, ее оплела куча отростков, создав монолитный шар. А спустя несколько секунд, внутри этого шара раздался взрыв, который даже не вышел за его пределы и вообще никак не повредил его. Круто, что тут сказать — этот взрыв в теории должен был разнести как минимум это помещение и все в нем, а в результате ничего.

Оборачиваюсь и смотрю на сердце Мозга. Подскакиваю к нему и пытаюсь пробиться сквозь броню с помощью клинков из нанороботов. Ничего не получается, слишком прочная!

— Арх! — Особенно сильный ментальный удар буквально вбил меня в землю.

Я не смогу, мы проиграли, все это было зря. Не везучий для меня Париж, не стоило вообще в него соваться. Повернув голову, вижу, как стая отчаянно сражается, но не сдается и не убегает, не смотря на то что проигрывает. «Котята» отдают свои жизни, чтобы дать мне время, они верят в меня.

От очередного ментального удара все помутнело в глазах. Если «девушка» била более аккуратно, то здесь бьют, не жалея сил и грубо. А если…? Идея бредовая, но другой нет.

Касаюсь рукой сердца Мозга и ментально тянусь к нему раскрываясь. Очередной ментальный удар и он достиг своей цели, не встретив на своем пути защиты, ускорив разрушение моего мозга. Собрав все что только можно, ментально рвусь по следу от удара, стремясь к его источнику. Удивительно легко оказываюсь в чужом сознании, теперь я это ощущаю четко. Начинаю разрушать все вокруг. Как и что делаю не знаю, просто делаю.

Он слишком силен. Вначале было удивление от моего вторжения в его разум, затем легкий страх, а потом только злость. На меня обрушилось неимоверное давление, стремящееся вытеснить прочь из чужого разума. Нет уж. Каким-то образом сжигаю себя, свое ядро личности, воспоминания — все что есть, черпая из этого энергию для борьбы, но сопротивляюсь и продолжаю свою разрушительную деятельность.

И все же я проиграл. Или выиграл? Сложно сказать. От противника почти ничего не осталось, уничтожил почти полностью его, а остатки разрушаются сами по себе, разрушая вместе с собой и огромную ментальную сеть. Чувствую, как по сети проходят волны, уничтожающие ее и тех, с кем она связана. Что-либо делать враг точно не сможет, как и вообще существовать. Но и от меня осталось немного. Кто я? Что я? Знаю только одно — моя цель уничтожить врага.

Вспышка-воспоминание: какая-то женщина. Приходит узнавание — это мама. Мама? С узнаванием приходит боль потери. Следующая вспышка: уже какая-то девушка, она целует меня и затягивает за собой куда-то. Инна? Тепло, уют, грусть. Новое воспоминание — голос девушки. Артемида? С ней связанна привязанность и… Воспоминания ускальзывают, бесследно растворяясь. Как и я сам. С каждым мгновением мои воспоминания все быстрее исчезают и этот процесс не обратить, слишком далеко я зашел.

Цель достигнута, смысла продолжать бороться дальше нет. Смысла вообще ни в чем нет. Стоило осознать это, как остатки ядра личности начали бесследно растворяться в окружающем меня пространстве, больше ничем не сдерживаемые.

* * *
— Говорит Призрак, мне не удалось взорвать Мозг. Требуется помощь. — раздалось из рации, которую Первый внимательно слушал.

— Мы в ловушке, их слишком много. Они пробивают нашу броню! — донесся голос командира отряда в тяжелых экзоскелетах, почти сразу после прошлого сообщения.

— Он сможет, я верю в него. — произнесла Инна, тревожно смотря в туннель.

— Уходим. — приказал Первый и отряд быстро понесся прочь, убираясь подальше от сражения.

— Но… — попыталась на бегу возразить ему Инна.

— Ты сама слышала, что Сергей сказал. Отряд же тяжей не пробьется, если он вообще не погиб уже. — ответил ей Первый, но больше сказать ничего не успел. Путь им перегородили измененные зомби, возникшие непонятно откуда, ведь там никого не должно было быть.

Отряд среагировал мгновенно и на врагов обрушился шквал из пуль. Однако не смотря на все это, твари резво двинулись к людям.

— Я отвлеку их на себя, а вы убегайте. Укройтесь вон там. — произнес Четвертый, указав на дверь, ведущую в техническое помещение.

Первый глянул на него, но лишь кивнул ответ.

— Четвертый нет… — прошептала Инна, уволакиваемая Первым в направлении укрытия.

Четвертый же бросил несколько гранат и не прекращая отстреливаться побежал обратно вглубь туннеля, уводя тварей следом за собой. Когда путь расчистился, отряд продолжил свое движение. В спину им доносились звуки выстрелов и взрывов — Четвертый упорно боролся за свою жизнь и тянул время.

— Вот дерьмо! — выругался Первый, когда дорогу им перегородило не меньше сотни измененных зомби. А ведь до отрытого пространства осталось совсем не много. — Прорываемся! Кто-то из нас должен выжить любой ценой. Вперед!

Отряд продолжил бежать прямо на зомби, стреляя по ним из всего чего только можно. Когда между ними осталось всего лишь несколько метров, зомби замерли, а затем начали метаться по сторонам, позабыв про людей.

— Что это с ними? — удивленно спросил Третий.

— Мужики, тут хрень какая-то творится. — раздался из рации голос Четвертого.

— Живой! — радостно отреагировал Второй.

— Почти. — прозвучало в ответ. — Двигайте сюда. Мне бы не помешала ваша помощь. Про зомби не беспокойтесь, они похож уже все, дохнут.

Подтверждая слова Четвертого, зомби около отряда перестали метаться и рухнули замертво. Для проверки отряд попинал и расстрелял нескольких, но те в самом деле умерли, как бы это удивительно не выглядело.

— Что это за хрень? — только и спросил Первый.

— Может у Сергея получилось? — неуверенно предположила Инна.

— Разделяемся. Третий с Инной и Пятым, идете к точке три. Ждете остальных там два часа или до выхода на связь. Когда срок выходит, покидаете город и передаете данные. Мы же посмотрим, что там произошло. — приказал Первый и взяв с собой оставшихся пошел обратно.

Тройка военных быстро нашла Четвертого, который брел им навстречу. Он был ранен, но жив. Осмотрев его, Первый отправил его с Шестым к выходу. Сам же со Вторым продолжил идти дальше.

Чем ближе они подходили к гнезду, тем больше им попадалось трупов. Все зомби и в самом деле были мертвы, как бы это не было удивительно. Спустя сколько-то времени они оказались в огромном зале, заваленном мертвыми телами. Кроме зомби Первый со Вторым обнаружили и каких-то других существ, похожего они видели с Призраком, когда он спас их из плена.

— Неужели это и были его союзники? — тихо спросил Первый, осматривая зал.

— Нам наверно туда. — Второй указал рукой в сторону слабо различимого с их позиции прохода куда-то дальше.

Около него были горы тел, и не мало там было трупов существ, помогавших Призраку. У Первого складывалось впечатление, что они задерживали зомби сколько могли, не пропуская их дальше. И никого живого он не видел, они сражались до самого конца.

— Неужели все они отдали жизни за него, все до последнего? — удивленно произнес Первый, пробираясь по завалам из тел в следующее помещение.

Открывшаяся им там картина была еще удивительней.

— Что это такое? — пораженно спросил Второй, осматривая зал заполненный чем-то непонятным. Когда-то оно было полно жизни, но сейчас это были лишь высохшие остатки, свисающие оборванными лохмотьями.

— Не знаю. Но что бы это не было, оно мертво. — ответил ему Первый и двинулся к замеченному им телу.

Дойдя до тела, он с трудом узнал в нем Сергея. Тело высохло, как и все вокруг, превратившись почти в мумию. Кроме этого оно изменило свой цвет, став практически белым. На всякий случай Первый присел и попытался нащупать пульс.

— Он… живой, пульс есть! — удивленно произнес он, сам не веря в это.

Еще несколько раз он прощупывал пульс и даже достал портативный медицинский сканер, но результат постоянно был одинаковым — Сергей еще жив.

— Выносим его. Ему срочно нужна квалифицированная помощь. — приказал Первый, подхватив удивительно легкое тело и взвалив себе на плечо.

Словно в ответ на совершаемые действия, тело открыло глаза и посмотрело мутным взглядом перед собой. Вот только разума в том взгляде не было. Но никто из двух находящихся рядом с ним людей не заметили этого. Они бежали к выходу на поверхность, стараясь как можно быстрее выбраться из туннелей.

Если книга понравилась, не стесняйтесь поставить лайк.

Продолжение: https://author.today/reader/143409/1167393

Nota bene

Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги: https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?
Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/134974


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Nota bene




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики