Академия Делавар. Секрет попаданки [Кира Рамис ] (fb2)

Академия Делавар. Секрет попаданки  Рамис Кира

Глава 1. Сон


– Что ты наделал? Что ты наделал? – тихий шёпот перешёл на визг, а затем послышался удар.

Я узнала голос своей двоюродной сестрёнки. Вопила Ленка.

Мою голову разрывало так, как будто от тысячи мелких взрывов. Хотелось пить и попросить несносную родственницу замолчать.

Но ни одна мышца в теле не слушала приказов моего мозга. Не только руки и ноги не подчинялись мне, но и лицо. Губы не шевелились, а глаза не открывались.

Что такое вчера мы пили с Наташкой в баре? Последнее, что помню, как во время зажигательного танца к нам подошли двое мужчин моей и её мечты – высокие и широкоплечие красавцы. Я сразу себе выбрала кареглазого брюнета.

И всё, занавес. Ой-ё, неужели они нас чем-то опоили, использовали и выкинули в глухом лесу? Сквозь боль плохо соображалось, но в голову пришла мысль: если бы меня выкинули в лесу, то сейчас бы я была не дома, и в моей комнате не завывала бы ненормальная Ленка.

– Клаус, ты что наделал? – Лена, наконец, успокоилась и начала связанно говорить. – Кто сейчас вместо меня поедет в Академию?

– Другую найдём, – буркнул мужской голос.

– Клаус, ты идиот? Какую другую ты собрался найти? Магия Мирки такая же, как и у меня! Она моя родственница! – вновь взвилась сестра, и её слова усилили мою головную боль. – Оживляй её, в конце концов, ты же некромант.

– Я только учусь. У меня не получится оживить человека, – парировал незнакомый Клаус.

– Но как? Ты второй год обучаешься в Академии, – в голосе сестры послышалось разочарование. – Магии в тебе через край, вот бери и пользуйся.

Ну, почему она не замолчит? О какой магии идёт речь? И что за мужчина у меня в комнате? Не припомню, чтобы двоюродная сестрица в театральном институте училась.

– Ты сама попросила её уговорить поехать в Академию вместо…

– Уговорить, – сестра зло шипела, а я пыталась разомкнуть губы. – Уговорить, Клаус, а не убить! Первый раз за сто лет Академия Делавар прислала «письмо невесты» для старшей девушки в роду. Только вот я не горю желанием стать невестой дракона, а тем более его магической подпиткой. Ты видел, какими возвращаются из Академии девушки, не прошедшие отбор? Постаревшими, Клаус, молодыми старухами. Эти чешуйчатые гады высасывают из невест не только магию, но и жизненные силы.

– Ты сильная девушка, Елена, то есть магик… – похоже, мужчина пытался сказать комплимент, но у него это плохо вышло. Его слова ещё больше разозлили Ленку.

– Клаус, в том-то и дело, что уже не девушка благодаря тебе. Или ты уже передумал на мне жениться? Хочешь отдать на магический корм вымирающим драконам? – послышался ещё один удар.

– Что ты, что ты, душа моя. Я никому тебя не отдам. Сегодня же повторно попрошу у своего отца разрешения на тебе жениться. И пусть только посмеет отказать мне.

– Скоро это станет неважным. Завтра я должна буду или отправиться в Академию Делавар, или умереть. Хотя это одно и то же. Это ты стал палачом моей единственной надежды на спасение. Всю жизнь эта тихоня Мирка жила со своей матерью в доме моего отца, ела и пила за наш счёт. И вот пришёл день расплаты, и что я вижу? Она лежит возле лестницы без дыхания.

– Я не хотел её толкать, только предложил тебя заменить, а она закричала и кинулась на меня с кулаками. Я лишь защищался. Взмахнул рукой и вот…

– И вот? Ты меня убил вместе с ней. Прощай, Клаус, – Ленка заплакала.

– Ле…на… – уф, наконец, удалось разомкнуть губы. – Пить…

– Жива, она жива, – я почувствовала руки сестры на своих плечах. – Да, пить, сейчас, дорогая сестра. Эй, слуги, воды! – да что ж ты так орёшь прямо в ухо? – Сейчас, Мирочка, потерпи, любимая. Доктора позову, он быстро тебя на ноги поставит.

Смотри-ка, как заговорила сестрица. Конечно, она несла бред про магию и Академию, но всё же неприятно было слушать про приживалок. Тем более, что моя мама никогда не жила в доме моего дяди, а только я. Мамулечка умерла, когда мне исполнилось пятнадцать. Дядька оказался мировым мужиком. Не послушал нытьё жены, дочки и взял меня к себе жить.

Ресницы дрогнули, и мне удалось открыть глаза. Чуть приподнялась на локтях и, жмурясь от боли, медленно повернула голову.

Место, где я оказалась, было мне незнакомо. Лежу, значит, на мраморном полу в пышном голубом платье с оголёнными плечами, передо мной деревянная широкая лестница на второй этаж. Вдоль стен холла стояли винтажные стулья, обитые тканью, а рядом со мной на коленях незнакомый молодой человек с рыжими кудряшками на голове.

– Доченька, милая Мария Мирабелла, что с тобой случилось? – я поднимаю голову и вижу, что по лестнице спускается моя мамочка.

Живая, дорогая, моя любимая. Слезы радости покатились по моим щекам. Пусть во сне, но я так рада её видеть.

– Тётушка, не паникуйте. Ничего с вашей Миркой не случилось. Споткнулась и упала с лестницы. Жива и то хорошо, – да уж, Лена никогда не умела утешать.

– Мама, мамочка! Любимая моя мамуля, – мне удалось сесть, и я с силой сжала в объятьях упавшую рядом на колени маму. – Ты приходи ко мне почаще, скучаю без тебя. Последний раз ты снилась мне год назад. – Мама… – я вдыхала такой знакомый родной аромат.

– Деточка, ты что такое говоришь? – материнские глаза смотрели на меня с тревогой.

Надо же, какой сказочный сон приснился: магический мир, некромант, сестра в пышном платье с необычной причёской, но самое главное – вновь приснилась любимая мамочка. И пусть голова разрывается от боли, только бы она была рядом. Улыбнувшись, я сжала её руку.

– Клаус, – скомандовала Лена. – Бери Марию Мирабеллу на руки и неси в её комнату. Скоро врач приедет.

Да, странно меня тут зовут, а в жизни я просто Мира.

Молодой человек с лёгкостью поднял меня с пола, а мама утирала слезы и себе, и мне. Вдруг в этот момент раздался громкий стук в дверь.

– Открывайте! Магический патруль с проверкой!

– Быстро уносите Мирабеллу наверх, – тихо скомандовала сестра и крикнула в сторону двери: – Сейчас, господа, секунду! Иду, иду!

Глава 2. Лепрекон


– Вы необычно оделись, – я лежала в мягких подушках, морщилась от боли, но находила в себе силы улыбаться. – Рюшечки, рюшечки, пышные платья, – мой взгляд скользнул по балдахину, и я не выпускала из рук ладонь мамочки. – Точно, вспомнила, что на днях со скуки взяла с полки Ленкину книгу с любовной белибердой. Вот почему мне такой нелепый сон снится. Да ладно, пусть, главное, что ты рядом, мамулечка, – я поцеловала морщинистую ладонь и посмотрела в родные глаза.

– Мария Мерабелла, ты говоришь непонятные слова. Какой сон? – она потрогала мой лоб. – Сильно болит голова?

– Очень, просто раскалывается. Да я, скорее всего, руку отлежала, а повернуться во сне не могу. Мозг пытается меня разбудить, посылая болевые ощущения, но я лучше тут побуду с тобой.

Мама посмотрела на стоящего рядом Клауса и медленно поднялась.

– Что произошло с моей дочерью? – она сделала шаг по направлению к молодому человеку, и в её руках появилась голубая дымка.

Некромант испуганно поднял руки вверх.

– Ух ты, мамуля, а какая у тебя магия? Водная или воздушная? – не удержалась от вопроса.

Родительница моргнула и остановилась.

– Сейчас доктор приедет и посмотрит, что с твоей головой. Мирабелла, ты никогда не называла меня мамулей, – она присела рядом. — Вот говорила тебе: поменьше времени проводи с горничными.

– А как называла? – улыбнулась я.

– Мама, матушка.

– А-а-а, но мне всегда нравилось тебя называть мамулей, – тихо произнесла я, вспоминая детство.

– Хорошо, Мира, называй как хочешь, только не нервничай. Сейчас врач придёт, знатный лекарь. Быстро тебя на ноги поставит.

– Всё! Спровадила патруль. Времени всё меньше остаётся. Вечером магический след от приглашения должен быть очень далеко от нашего дома. Пришлось прямо при патруле активировать согласие каплей своей крови, – вошедшая в комнату Лена подула на мизинец.

Вот всегда она такая: «Ой, я укололась, пожалейте меня». Что и сделал тут же некромант, бросившись дуть на палец своей любимой.

– Милая Елена, – моя мама поднялась с места, шурша пышными юбками. – Перед тем как ты уедешь в Академию, всё же стоит дождаться твоих родителей из загородной усадьбы. Они будут очень расстроены, если ты уедешь, не попрощавшись.

– А-а… – Лена не успела рта раскрыть, как в дверь постучали.

– Госпожа, – милая девушка посмотрела на мою маму, а затем на Ленку. – Доктор прибыл, как вы и просили.

– Зови скорее, растяпа, чего же ты ждёшь? Моя сестрёнка страдает от боли, а ты его за дверью держишь!

Лена самолично распахнула дверь перед невысоким и худеньким мужчиной. Роста в нём было от силы сантиметров сто. Уши! У него были длинные, заострённые уши, большой нос и тонкие, поджатые губы. Цвет лица – землистый.

– Ух ты, настоящий гном, – улыбнулась я. – В книгах вас описывают с широкой рыжей бородой, мощными плечами, сильными руками. А в моём сне вы щупленький, словно и не гном.

Неожиданно мама всхлипнула и прижала руки ко рту.

– Леди, – мужчина поставил саквояж на стол. – Во-первых, я не гном, а лепрекон. Посмотрите, на мне зелёные одежды, яркие золотые пуговицы…

– Точно, о чём это я? – невежливо перебила мужчину, настолько интересный и яркий был сон. – Гномы в горах руду добывают, какие из них врачи?

В комнате воцарилась тишина.

– Мирабелла, – зашептала мамуля.

– Госпожа, – доктор развернулся и подвёл маму к стулу. – Присядьте, отдохните, я сейчас вам дам успокоительные капли. У вас неустойчивый магический фон. В вашем возрасте нельзя так волноваться.

– Мама? – я попыталась подняться, но мелкий врач неожиданно махнул рукой, и меня словно укутало воздушным одеялом.

– Госпожа Мария Мирабелла, я и без осмотра вижу, что у вас очень сильный ушиб спины, и уверен, что есть переломы. Так что не двигайтесь, сейчас я вами займусь.

– Ой, да само всё пройдёт, тем более, что скоро я проснусь. Пусть сегодня выходной, но мы с друзьями договорились поехать за город. Смогу ли я после вчерашней гулянки в баре подняться с постели? – и зачем я это всё рассказываю во сне?

– Да-а-а, всё куда более серьёзно, чем я думал, – врач накапал в кружку голубых капель и подал мамочке, а она выпила и улыбнулась. – Сколько барышня была без сознания? – он резко развернулся в сторону Клауса. – А может, вы, господин некромант, что-то недоговариваете? И девушка, упавшая с лестницы…

– Как с лестницы? – мама вскочила на ноги.

– Присядьте, госпожа. Я говорю то, что мне передали, вызывая сюда. Продолжу, – он вновь повернулся в сторону молодого мужчины. – Рассказывайте, господин некромант. Вы занимались незаконным воскрешением девицы? И мне стоит вызвать магический патруль для выяснения всех обстоятельств?

Молодой человек сглотнул, попятился, замахал руками, неожиданно развернулся и выбежал за дверь.

Лена, зло посмотрев на доктора, а затем на меня, кинулась вслед за пугливым женихом.

Глава 3. Пощёчина


– Доктор! – покрасневшая Елена втолкнула обратно в комнату своего трусливого жениха. – Вы зачем мне Клауса пугаете? Что плохого он вам сделал? – набросилась она на лепрекона. – Он в Академии учится, родом из уважаемой семьи и никого крупнее мыши не оживлял.

– Извините, господин, не знал, – лепрекон склонился надо мной, водя руками, охал и цыкал, то поднимал глаза на моё лицо, то вновь смотрел на плечи и живот. А я, не сдерживаясь, хохотала в голос. Что уж сделал лекарь, не знаю, но боль отступила. – Так переломы я заживил, но вот магические каналы и память восстановить не смог. Каша какая-то в голове у девушки, будто сразу две души в теле побывали.

– Как не смог? – одновременно прошептали мама и Лена, а вторая так ещё и на пол села в своём красивом платье.

– А вот так, не смог и всё, – лепрекон закрыл саквояж. – Уходила за грань душа? Уходила! Чудом вернулась, что там с ней произошло, мне неведомо. Только вернулась без магии и памяти.

Ну, память при мне, а магия мне и даром не нужна, ведь техника рулит. Что он такое несёт? Может, высказать своё мнение о местной медицине?

Лена взвыла на высокой ноте, хватаясь обеими руками за красивую причёску.

– Всё пропало! Как сейчас быть? – неожиданно бодро подскочила и кинулась к доктору. – У меня есть деньги, много денег, – прошептала она, держа мужчинку за лацканы. – Помогите, верните сестре магию, а память необязательно — она и так не от мира сего.

– Похвально, конечно, что вы так сильно любите сестру, госпожа. Но в вашем положении я бы не советовал поднимать тяжести. Поставьте меня на пол!

– В каком положении? – ахнула моя мама и подозрительно посмотрела на Ленку.

– Вы что себе позволяете? – Лена всё же отпустила лепрекона и растерянно посмотрела на Клауса. – Мы же скоро поженимся, дорогой? – тот сглотнул и неуверенно кивнул.

– Елена! – мама поднялась, выпрямила спину и строго так спросила: – Ты ничего не хочешь рассказать? Пока твои родители в отъезде, я полностью отвечаю за тебя.

– Тётя, доктор всё перепутал, – она незаметно показала лепрекону цифру из четырёх пальцев, а его глаза вспыхнули жёлтым.

Мамочки, они так красиво на мгновение поменяли цвет, вот прямо из зелёных стали ярко медово-жёлтыми и даже блеск  появился.

Ух, мне этот сон всё больше нравится. Можно я досмотрю его до конца? Очень интересно, как будет Леночка выпутываться из сложной ситуации.

– Да, вы меня неправильно поняли, госпожа, – прожжённый делец и любитель золота повернулся к моей маме. – Я имел в виду хрупкое здоровье девушки. Ей не мешает подлечиться, как и вам, госпожа. Я вновь вижу всплески магии.

– Да, да, тётушка, раз Марию Мирабеллу осмотрели и вылечили, то позвольте и вам помочь. Ками, – закричала девушка в сторону двери, которая тут же распахнулась, и на пороге показалась служанка. – Проводи госпожу Маргариту в её комнату вместе с доктором.

Девушка присела и вышла, а мама мне улыбнулась, пообещала скоро вернуться и в сопровождении доктора ушла.

– Леночка, – смеясь, посмотрела на раскрасневшуюся сестру. – Как же так неаккуратно? Ты не слышала, что можно предохраняться? – рукой на себе показала огромный живот, а затем покачала руками, словно держу младенца.

– Мирка, – она сжала кулак. – Говори да не заговаривайся. Лекарь ошибся. Мы с Клаусом только целовались, – последние слова она произнесла таким тоном, будто украла вагон с цементом, и ей это сошло с рук.

– Ты доктору пальцами что показывала? Четыре золотых или четыреста золотых? – не унималась я.

– Магия-то у тебя пропала, а вот язык развязался, дрянь ты такая, – Лена поменялась в лице, благодушное выражение исчезло, а губы стали тонкие и даже чуть побелели.

– Но, но, не нужно агрессии, всё рассосётся! – поняв, что сказала, вновь засмеялась. – Или не рассосётся.

Мою щёку обожгла боль.

Я замолчала и подняла глаза вверх.

Злая Лена трясла ушибленной рукой. А сон перестаёт быть добрым. Мама ушла, значит, и мне можно просыпаться.

– Ты совсем ополоумела? – я вскочила с кровати и влепила ответную пощёчину сестре.

От удивления она замерла, но лишь на мгновение. Из её ладоней вырвались белые потоки то ли дыма, то ли воздуха и оплели меня, словно ребёнка пелёнки. ...

Скачать полную версию книги