Попаданка для султана (fb2)

Попаданка для султана Любовь Огненная

Глава 1: Поменяться мирами

Человеческая империя

– Я так не могу… – прошептала, стискивая пальцами влажный платок.

     Слезы… Их уже не было. Просто иссякли в какой-то момент, оставляя чувство безысходности. Она не хотела умирать. Она не хотела умирать так рано, так и не познав настоящей жизни, так и не успев узнать, что такое любовь.

     Но вариантов ей не оставляли.

     Нет, она отлично знала, что что-то подобное может с ней случиться, но, как и все воспитанницы императорской семьи, искренне верила, что именно ее минует страшная участь. Что именно ее не коснется тяжелая судьба шпионки.

     Занять место при дворе, выйти замуж, нарожать детей – три мечты, которые маленькие девочки, лишившиеся родителей, но обретшие защитников в лице императора и императрицы, делили на всех. Три мечты, что так никогда и не сбудутся, потому что вчера она получила свое задание и одновременно приговор.

– Ты сможешь, слышишь? Лейла, ты сможешь! – горячо шептала подруга, не зная, как еще ее успокоить. – Жизнь во имя императора и смерть во имя императора! Это слова нашей клятвы!

– Но я не хочу! Я не хочу быть убийцей! Я не хочу умирать, когда срок истечет! – пыталась Лейла объяснить свою боль.

– Прекрати! – отрезала Сильва жестоко. – Мы не имеем права на свои желания! И никогда не имели! Лейла, ты куда?

     Больше не могла этого слышать. Поднявшись с холодных мраморных ступеней, слетела с лестницы вниз. Убегала. Бежала через императорский сад в то самое место. В единственное место, где ей всегда было хорошо.

– Агарья! Агарья, помоги мне! – стучала в неприметную дверцу, заросшую колючим вьюном.

     Этот домик был спрятан от чужих глаз и сливался с высокой изгородью. Если не знаешь, где именно искать, никогда не найдешь.

– Чего раскричалась, девка? Знаю я твою беду. Уже и приготовила все, да только согласна ли ты забрать себе чужую судьбу?

– Ко всему готова, кроме смерти! – воскликнула, переступая порог, цепляясь пальцами за пухлую руку ведьмы. Ведьмы, что за прошедшие годы стала ей матерью.

– Тогда ложись на кровать и закрывай глаза. Тебя ждет совсем другой мир…

***

Земля, наши дни

– Лейла, и хлеба купи! – раздался ворчливый голос бывшего мужа вдогонку.

– А вареньем не намазать? – огрызнулась я, спешно спускаясь по ступенькам.

     В нашем подъезде, как и всегда, пахло всеми ароматами новой линейки парфюмерного магазина. Тут тебе и селедка с недельным стажем, и прошлогодние грибы из банки, и стойкий перегар №5 от соседа из пятой квартиры.

     Тридцать три кота соседки с первого этажа орали благим матом, пока я обходила свежую кучку, оставленную здесь с целью чьего-нибудь обогащения. В том смысле, что соседи с четвертого этажа искренне считали, что наступить в такой сюрприз – однозначно к деньгам. Вот и не убирали за своей собачкой, давая нам возможность привести свои финансы в порядок.

     Вообще не понимала, что до сих пор здесь делаю. Не только в этом подъезде, но и в квартире в целом. С бывшим мужем мы развелись еще на прошлой неделе, потому что мне за год нашего брака надоело быть для него посудомойкой, горничной, поваром, секретарем и единственным кормильцем.

     Пока маменькин Вадичка, лежа на диване, искал себе высокооплачиваемую работу, на которую не нужно ходить, я горбатилась днем в продуктовом супермаркете, а ночью подрабатывала в круглосуточном ларьке. Так и жили: я, моя зарплата, Вадичка и его амбиции. На съемной квартире, за которую платила я. Кушая продукты, которые покупала я. И засоряя все вокруг мусором, который убирала тоже я.

     И нет, я не знала, что меня ждет, когда выходила замуж. Вадик был самым популярным студентом на нашем потоке. Ему пророчили успешное будущее, учитывая богатых и влиятельных родителей, которые должны были пристроить свое чадо куда-то очень высоко.

     Свадьба наша была роскошной, хоть я в ней участия толком и не принимала. Все устраивала моя свекровь – даже покупку свадебного платья, на которое я честно копила и которое увидела только в день свадьбы. Но даже тогда я не чувствовала подвоха. Вадик убедил меня, что маме надо сделать приятно. Как-никак единственного сыночка в мои загребущие лапы отдает.

     А вот наутро после свадьбы мы столкнулись с суровой реальностью. Родители, которые все это время оплачивали Вадичке все и даже больше, решили, что сыночек вырос и теперь может обойтись и без них, и без служанок, и без повара.

     Оказалось, что все это время обслуга успешно приходила в квартиру, которая тоже принадлежала его родителям, а не он такой молодец, как считала я с его же слов. Именно с этого момента у нашего Вадика началась «депрессия» – то есть лень обыкновенная, а я поняла, какой подарочек мне спихнули. С квартиры нас попросили, машину у моего суженого забрали, карточки, выданные сердобольной мамой, заблокировали. И пожелали нам жить счастливо.

     Да и черт с ними. Мы могли обойтись без их помощи, если бы не одно но. Вадик оказался просто не приспособлен к обычной жизни. Он был не готов работать и, что самое главное, не желал меняться. Все ждал, когда мама одумается. Все время звал ее в гости, чтобы познакомить ее с нашим подъездом и домашними любимцами – рыжими и черными тараканами. Звонил по пять раз на дню, жалуясь на жизнь, на подорванное дошираком здоровье и на меня, а я…

     А я работала, терпела, объясняла, пыталась помочь, а спустя время плюнула. Да только принимать Вадичку обратно мама не хотела, поэтому этот бурундук жил у меня. Но недолго ему осталось. Специально не платила аренду за следующий месяц. Больше того, уже нашла себе другую квартиру, собираясь съезжать в ближайшие дни, да только судьба подкинула мне под ноги очередную кучку счастья.

     Всегда ходила этой дорогой на работу. Небольшой киоск под закрытым навесом стоял в пяти минутах ходьбы от дома, но именно сегодня кто-то решил спереть с дороги люк, чтобы тоже за его счет обогатиться. И вот говорила мне мама в детстве обходить стороною люки…

– Мамочки!

     Летела я недолго. Даже показалось, что полет мой резко прервался, но сразу вскочить на ноги мне не дали. Открыв глаза, в ужасе уставилась на женщину, что крепко прижимала меня к кровати. В нос ударил странный аромат благовоний. Он был терпким, жгучим. Оставлял горечь на языке.

     Вместо темноты – тусклый свет от свечей, вставленных в подсвечники. Вместо звездного неба над головой в круглом отверстии люка – серый потолок, увешанный пучками трав. Это что за нетрадиционная медицина?

– Почки не продаю! – воскликнула я, проверяя собственные руки и ноги на наличие переломов.

– Да лежи ты смирно, девка! – возмутилась женщина неопределенного возраста, пеленая меня в колючее одеяло, словно младенца. – Ничего я тебе не сделаю!

– Да что вы говорите! А нож у вас на стульчике рядом просто так лежит, да?

     Нож на кособокой табуретке действительно лежал. Но не такой, не привычный взгляду, а какой-то странный. Рукоятка его была сделана из дерева, но украшена росписью символов. Само же лезвие – слишком темное, тусклое, неяркое, но отчего-то казалось, что хорошо заточенное.

     Глянув на меня недовольно, женщина нож убрала на стол, но легче мне не стало. Нет, чувствовала я себя нормально, но страха это не умаляло. Хотя бы потому, что голова натурально шла кругом. Казалось, что я все еще падаю. Такое ощущение я уже ловила, когда засыпала и будто проваливалась, после чего толчком просыпалась. Но сейчас я навряд ли спала.

– Вот, выпей, – приподняла меня хозяйка избушки, подставляя к губам чашку.

     От варева шел отвратительный аромат, а потому я заупрямилась, но рот мне насильно открыли, зажав пальцами нос. Глотать не было никакого желания, но или так, или захлебнуться, поэтому вскоре чашка опустела, а мне вдруг стало легче. По крайней мере, мысли путаться перестали.

– Полегчало? – вопросили у меня участливо.

– Да, – нехотя призналась я, ожидая, что меня все-таки развяжут, но освобождать меня не торопились.

– Как тебя зовут?

– Лейла, – ответила, все еще пытаясь разглядеть подвох. – А мы где?

– Эта история будет долгой, но знаешь… – прищурилась женщина. – Я тебе ее расскажу.

     Через час я была готова воевать с целым миром. Через два – утопала в истерике, желая придушить одну конкретную ведьму. Через три – спокойно переспрашивала, уточняла и задавала вопросы, стараясь запомнить как можно больше.

     Когда первые эмоции утихли, самая настоящая ведьма меня распеленала и пригласила к столу. Ела я охотно. Простые блюда: какая-то похлебка, вареные овощи, рыба – показались мне самой желанной едой. Голод был просто адским, что, впрочем, объяснялось легко: перемещением душ.

     Когда я услышала это в первый раз, меня накрыл истеричный хохот, но чуть позже все встало на свои места. И избушка, в которой я не помнила, как очутилась. И одежда, будто из средневековья. Пышное светло-серое платье казалось музейным экспонатом. Мягкие тапочки – насмешкой над современной обувью. Панталоны – криком души. А сложная прическа с миллионом шпилек – сердечным приступом парикмахера.

     Долго рассматривала себя в старое круглое зеркало. Искала изменения, явные отличия, но это была все та же я, пусть и несколько другая. Облагороженная, без вечных синяков под глазами, но с огнем в глубине карих глаз. Именно взгляд и отличал – так сказала Агарья. Та Лейла, чье место я заняла, была нежной, испуганной, мягкой, тогда как во мне чувствовалась сила, чувствовалось не просто воспитание, а особая стать.

– Так зачем я здесь? – спросила, по-прежнему ожидая подвоха.

– Чтобы стать наказанием, самой смертью или самым желанным подарком. Это тебе решать, – усмехнулась Агарья, глядя на меня с любопытством.

     Но она лукавила. Это я поняла позже, когда передо мной предстал весь расклад.

     Из моего мира мою душу выдернули с определенной целью. Я должна занять место девочки, которая ведьме была дорога. Устроить ей побег женщина не могла. Ту, прошлую Лейлу ждало опасное задание, итогом которого станет смерть. Даже если бы они попробовали уйти вместе, одна из трех десятков воспитанниц императорской четы уже получила проклятье, и исправить это не мог никто. Потому ведьма и воспользовалась таким экзотичным вариантом. Ну правильно, меня-то не жалко.

     Голова гудела от информации. Пару раз я себя даже щипала за руку в надежде проснуться, но судьба в очередной раз повернулась ко мне тылом, что совсем не отменяло теперь уже моих проблем. Оказалось, что статус воспитанницы императорской четы совсем не означал роскошь, все блага цивилизации и плевание в потолок.

     Девушки, тщательно отобранные и взятые на воспитание, занимались с раннего утра и до самого вечера. Чему их только не обучали!

     И использованию оружия, и шпионажу, и боям. Политика, экономика, плетение интриг. Они в совершенстве владели искусством преображения, подвергались диким физическим нагрузкам. В общем, были не только идеальными барышнями этого мира, но и ловкими, смелыми и бесстрашными убийцами. Все, за исключением одной, которая в их ряды никак не вписывалась.

     Но именно поэтому нежную милую Лейлу и выбрали на это задание. В качестве подарка через неделю она должна была отправиться в страну фруктовых садов и палящего солнца. Султан, единственный монарх тех земель, собирался в скором времени отойти от дел и передать власть одному из двоих своих сыновей. Кому?

     Вопрос другой, но человеческая империя искренне поддерживала младшего демона…

– Вы шутите? Какого демона?! Я на такое не подписывалась! – возмутилась я, мигом взвившись на ноги.

– Поздно, моя дорогая, – совершенно спокойно улыбнулась ведьма. – А иначе ты умрешь прямо здесь.

     Умирать мне, естественно, не хотелось. Отлично понимала, что, если расскажу кому-то свою историю, мне навряд ли поверят, а то и признают сумасшедшей. Как ни крути, вязь проклятья плотно облегала мое запястье и деваться мне было некуда. По крайней мере, пока.

– Так что там с этими демонами? – невозмутимо присела я обратно.

     Оказалось, что человеческая империя действительно поддерживает младшего демона, считая его более лояльным к нам – людям. Несмотря на свою молодость, мужчина был благоразумным, добрым и охотно шел на контакт, тогда как его старший брат, обладающий приятной внешностью, имел чертовски невыносимый характер.

     Что примечательно, в качестве подарка меня отправляли вовсе не младшему принцу.

     О нет…

     Мне в очередной раз свезло по-крупному, потому что демона, которому я буду принадлежать, ненавидели все. Больше того, его ежедневно пытались убить, но попытки успехом не увенчались, так что на меня возлагали огромные надежды. Оправдывать которые я не собиралась.

     Мне бы свою жизнь спасти, не то что отнимать чужую. Да я просто на это не способна. Нет, в борьбе с тараканами и комарами мне не было равных, учитывая, что на моей стороне всегда имелись тапок и газета, но не уверена, что подобные предметы помогут мне отправить на тот свет настоящего злобного рогатого демона. Кстати, об этом…

– А у них прям рога и хвост?

– И рога, и хвост, и магия, завязанная на крови. В твоем мире небось и не слышали про такое. Но ты не бойся их, внешность бывает обманчивой. Гораздо хуже, когда душа черная.

– А что? Отказаться от этого задания никак нельзя? – спросила с надеждой, но ответ уже знала.

– Если бы можно было, стала бы я ваши души местами менять?

     Непробиваемая женщина! Ее спокойствию можно было только завидовать и завидовать. Подумаешь, поменяла две души местами. Подумаешь, приговорила невиновного человека к смерти. Такое ведь каждый день происходит!

– Проклятье снять как-то можно? – перешла я к самому главному.

     Потирала пальцами разукрашенное запястье, но ничего чужеродного не чувствовала, будто рисунок был частью кожи, даже не татуировкой. Ничто не выдавало в нем смертоносного проклятья. Две линии переплетались между собой, собираясь в браслет, и никакого вреда не несли. Но это пока.

– Увы, мне такого не известно. Я ведь не маг, я всего лишь лесная ведьма, плененная императором. Знаю только, что у каждого проклятья есть срок. Рисунок будет постепенно исчезать, а к концу от него не останется и следа. Да только кроется в нем и еще одно значение. Он будет обжигать, если не станешь предпринимать попыток выполнить задание.

– И кто же наложил это проклятье? – усмехнулась я излишней скромности ведьмы. Простая лесная ведьма навряд ли смогла бы поменять местами две души, да еще и сквозь миры.

– Верховный маг, но не надейся на его помощь. Во дворце тебе никто не поможет, а за его пределы выбраться ты можешь только одним способом.

– В качестве подарка?

– Верно. У нас осталось не так много времени, поэтому слушай внимательно и не перебивай.

     Я не перебивала. Понимала, что для меня важна каждая крупица информации, но начала Агарья с малого. С того, как мне выбраться из ее избушки и добраться до своих комнат. И действительно, было бы странно, если бы я спрашивала дорогу. Такие элементарные вещи пришлось зарисовывать и записывать.

     В частности, самым важным для меня являлось расписание, по которому жили воспитанницы, но нюансов оказалось гораздо больше. К сожалению, не обо всех из них ведьма могла мне поведать, а это означало, что выкручиваться мне придется самой. В общем-то, как и всегда.

– И последнее. Единственное, что я могу сделать для тебя, – это снабдить особыми настойками, которые смогут пригодиться тебе в Ардийской империи.

– Вы имеете в виду яды? – свернула я в трубочки бумаги, запрятывая их в самое надежное место – корсет.

– В каждом камне спрятана лишь капля, но ее хватит на то, чтобы лишить жизни, – презентовала она мне тяжелый металлический браслет, унизанный десятками маленьких разноцветных камушков. Гладких, как застывшая смола. – А теперь уходи.

– А можно мне предсмертное желание? – посмотрела я на нее умоляюще, застегивая на запястье браслет.

– Ну девка! Ну нахалка! Говори, чего тебе надобно?

– А есть у вас пустой флакончик?

– На полке возьми, – указала она пухлой рукой в сторону печки. – Иди.

     Уходила я с ощущением, что больше мы с этой ведьмой не увидимся. Подмечала мельчайшие детали: видела и бледность, которая все больше занимала ее лицо; и то, как выцветают глаза; и то, как трясутся пухлые пальцы.

     Ведьма даже не поднялась, чтобы закрыть за мной дверь. Так и сидела, провожая меня лишь взглядом. Я понимала, что не услышала ответы на сотни вопросов, но запомнила главное: с проклятьем может справиться маг, который условно гораздо сильнее ведьмы. А раз он может справиться с проклятьем, то и с переселением душ должен быть знаком. Мне бы только выбраться за пределы дворца да найти такого мага.

     Но для начала…

     Помирать – так с музыкой!

     Из избушки я выходила с особой осторожностью. Мне представлялось, что сейчас предо мной предстанет дремучий лес, но ничего подобного я не увидела. Правда, на несколько секунд все же потеряла дар речи, потому что такая красота мне еще ни разу не встречалась.

     Стволы высоких вековых деревьев я не смогла бы обхватить руками. Зеленые кроны казались сочными, яркими, волшебными под лучами закатного солнца. Повсюду пышными кустами росли цветы всех оттенков фиолетового, желтого и розового. Дорожки, словно лабиринты, переплетались между собой и оплетали изящный фонтан, изогнутый, будто скрипка. В нем без зазрения совести я наполнила сосуд, взятый у ведьмы.

     Шла и ловила себя на том, что и вовсе не дышу. Что-то невероятное открывалось моему взору.

     Бабочки…

     Видела десятки, а может быть, и сотни, когда любовалась коваными скамейками и озером, в котором плавали серебристые рыбки. В императорском парке было прохладно – открытые руки зябли, но дышала я полной грудью. Воздух чистый, свежий, наполненный ароматами цветов, – от него кружилась голова. Мне хотелось смеяться, но пришлось прийти в себя, потому что дворец показался слишком скоро.

     Чем ближе я подходила, тем выше казалось четырехэтажное здание. Арки, колонны, сотни окон, будто сотни глаз, наблюдающих за мной. Крыша над входом была куполообразной, но я и предположить не могла, какие помещения там располагаются. Хотелось бы верить, что я сплю, однако в сказки давно не верила. И не зря…

– Леди Лейла! Нам велено сопроводить вас к Ее Величеству! – прямо перед центральными дверями вынырнули, будто из ниоткуда, охранники, облаченные в длинные одинаковые камзолы. Каждый из них был вооружен шпагой.

– Не подходите ко мне! – сделала я шаг назад к лестнице и, откупорив темную склянку, не без брезгливости поднесла ее к губам.

     Сделав вид, что пью, ополоснула рот и громко вскрикнула, хватаясь за сердце. Стражники подоспели как раз вовремя, потому что падать на лестницу, чтобы свернуть себе шею, вот вообще не хотелось, так что упала я в руки мужчинам. Просто завалилась на них, выпуская из вмиг ослабевших пальцев склянку с остатками воды из фонтана.

     И почему я не поступила в театральный? Сразу ведь видно, что получается у меня очень даже хорошо. По крайней мере, серьезные мужчины при шпагах не на шутку всполошились, укладывая меня на холодный пол. И вот мне совсем даже совестливо не было, когда один из них прокричал:

– Это старая ведьма ей что-то дала! Скорее зовите верховного мага! Доложите Ее Величеству!

– Ой, прилетит нам. Ой, прилетит… – причитал другой, пока я с трудом удерживалась от пакостной улыбки.

     Нет, мне было совсем не жаль ведьму, когда я ее подставляла. Просто потому, что ей было совсем не жаль меня. Под девизом «помоги себе сама» я решила, что мне не помешает частично потерять память, а вместе с этим получить и плохое самочувствие. В конце концов, так я могла бы объяснить свою неосведомленность абсолютно во всем, а при возможности и отказаться от задания. В последнее, конечно, верила мало, но попробовать все равно стоило.

– Скорее заносите ее! – скомандовал кто-то третий. ...

Скачать полную версию книги





MyBook - читай и слушай по одной подписке