На чаше весов [Наталья Кочетова] (fb2) читать онлайн

- На чаше весов [publisher: SelfPub] 2.29 Мб, 219с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Наталья Кочетова

Настройки текста:



Наталья Кочетова На чаше весов

Глава 1.

Главное, что мы должны сейчас сделать – это объединиться. Нужно научиться таким навыкам и качествам… чтобы переживаемая нами эпидемия не разрушила нас. Мы должны заботиться друг о друге, и тогда ситуаций, подобной вчерашней, – этой страшной аварии, унесшей жизни четырнадцати человек, – не будет. Следите не только за своим здоровьем, но и за здоровьем и поведением своих близких, не позволяйте им…

Шарю рукой по постели, и наощупь нахожу пульт, выключаю телевизор и лицо круглолицего политика, проникновенно вещающего с экрана, исчезает.

Так себе начало утра. Пора купить будильник, и отключить таймер на телевизоре. Все равно веселую передачу, будившую меня по утрам, больше не транслируют. Ее место заняли новости. А в настоящее время они в большинстве своем безрадостные и тревожащие, начинать с подобного утро – испортить себе весь день.

Часы на стене показывают шесть утра. Со вздохом встаю с тёплой постели, разминаю затекшую от неправильного положения во сне шею. Сегодня четверг, а значит, так же, как и завтра, я работаю в офисе. В остальное время – дистанционно, на дому. Мне нравится моя работа и возможность зарабатывать, не выходя из дома. С издержками вроде офисной работы дважды в неделю, приходится мириться.

Быстро умываюсь, чищу зубы. Съедаю свой здоровый завтрак и запиваю ровно тремя глотками воды. У меня все рассчитано, каждая капля на счету. Сначала я отмеряла каждое утро по сто грамм в мерном стакане, но после приспособились мерить глотками. С ностальгией вспоминаю, как ещё месяц назад каждое утро выпивала целую чашку кофе. Пусть и без кофеина, но все же… Теперь мне, как и большинству других людей, даже это недоступно.

Сейчас я пью кофе только по пятницам. Пятьдесят грамм отменного бразильского кофе на чистейшей родниковой воде из Германии, в честь окончания рабочей недели – просто волшебной щедрости бонус от руководства всем сотрудникам компании.

У меня прекрасная работа.

Бережно наливаю в двухсотграммовую бутылку воды и кладу её в спортивную сумку, где уже приготовлены со вчерашнего вечера спортивный костюм и кроссовки. Сегодня я выхожу из дома пораньше, чтобы позаниматься с часок в спортзале, расположенном в подвальном помещении нашего бизнес центра, перед началом рабочего дня. Моей силы воли только на это и хватает. Один раз в неделю, один час. Мой кардиолог был бы не доволен, если бы узнал, как злостно я нарушаю его рекомендации об обязательных кардионагрузках.

Перед тем, как открыть дверь и выйти из квартиры, делаю почти ритуальный обряд: три глубоких вдоха, медленных выдоха, и абсолютная концентрация на своих внутренних ощущениях. И только в этом полумедитанивном состоянии я наконец выхожу на улицу. Солнце только встает, ещё очень рано и по пути я не встречаю случайных прохожих, во дворе вижу лишь дворника, подметающего осеннюю листву, да пару облезлых собак, прелаивающихся между собой.

Офис, где я работаю, находится в двадцати минутах ходьбы. Иногда я разрешаю себе подольше поспать, и подъезжаю на автобусе, но стараюсь этим не злоупотреблять: слишком много людей ездит в общественном транспорте в час пик. Слишком много людей – ад для меня.

Ещё только сентябрь, но на улице холодно. Пронизывающий ветер так и норовит забраться за пазуху, поэтому я поднимаю воротник тонкой кожаной куртки и прибавляю шаг. Выхожу со дворов на проспект. Здесь уже более оживленно. Куда-то спешат редкие прохожие, снуют по дороге автомобили. Я подхожу к пешеходному переходу почти одновременно с тем, как загорается зелёный сигнал светофора. Я почти делаю шаг на дорогу, но вдруг останавливаюсь.

Не сразу понимаю, что происходит. Сначала я чувствую панику. Нет, не панику, а… ПАНИКУ. Кричащую, парализующую. Я останавливаюсь как вкопанная у края тротуара. Умом понимаю, что это не мой страх – ничего не могло бы вдруг так сильно меня напугать – но тело ведет себя так, будто я в опасности, будто это мои собственные чувства. Я замираю, не в силах пошевелиться, скованная тисками животного ужаса. Только потом, через несколько секунд, я слышу визг шин, а еще через секунду боковым зрением – движение. По дороге прямо на красный сигнал светофора несется чёрный седан. Виляет, дергается, но продолжает ехать. Он проносится прямо передо мной, и мое сердце едва не вылетает из груди. Автомобиль пролетает ещё несколько метров, и, не в состоянии войти в поворот, врезается в опору рекламного баннера. Через несколько секунд из машины выбирается водитель, хватается за голову, ругается матом. Вместе с ним я чувствую, как страх потихоньку отступает, тело ненадолго расслабляется, испытывая облегчение от того, что все закончилось, но уже через несколько секунд место страха занимает злость. Снова не моя.

Не знаю, что случилось с этим мужчиной. То ли его автомобиль неисправен, то ли у водителя проблемы со зрением. Ничему уже не удивляюсь в нынешней ситуации.

Последний месяц ДТП участились, умножились в несколько раз. Число инфицированных растет, а вместе с ним и число происшествий на почве полной или частичной потери зрения. В новостях говорят о том, что количество аварий в сутки исчисляется теперь уже в тысячах. Власти призывают быть бдительными и при малейших признаках инфицирования, будь то потеря зрения или просто сложности с ориентацией в пространстве, оставаться дома. Вызывать врача и ни при каких обстоятельствах не выходить на улицу. Но люди не внемлют призывам. Им нужно на что-то жить, нужно работать. Сейчас, чтобы купить минимальный набор продуктов на неделю, требуется месячная зарплата. И это я не говорю о воде. Если вам повезет вы получите свою норму утром в воскресенье, если нет – не останется ничего другого, как влезать в кредит.

Я перевожу дыхание, стараясь отстраниться, снова максимально погрузиться в себя, но меня продолжает потряхивать из-за произошедшего.

Если бы я не почувствовала неладное, не запнулась на тротуаре, этот автомобиль размазал бы меня по асфальту. Это первый и единственный раз, когда мое проклятие сослужило мне хорошую службу. Буквально спасло мне жизнь. Всего лишь какой-то шаг на пешеходный переход, и я была бы мертва. Это был бы мой последний шаг. Роковой шаг.

Я делаю глубокий вдох и спешу убраться подальше от исходящего злостью мужчины и пешеходного перехода, едва не отобравшего мою жизнь. Тогда я еще не знаю, что через несколько часов пожалею о том, что не сделала тот роковой шаг.

Глава 2.

Вхожу в спортзал, но понимаю, что не смогу заниматься – чувствую тошноту и головокружение – обычная постреакция на чью-то сильную эмоцию. Делаю крошечный глоток воды и заставляю себя влезть на беговую дорожку. Пробегаю всего лишь три километра, и останавливаюсь. Пот льет с меня ручьем, пить хочется невыносимо и я осушаю почти всю бутылку разом. Зажимаю рот рукой, давя в себе рвотный позыв. Черт. Давно со мной такого не было.

Я постаралась устроить свою жизнь так, чтобы сталкиваться с как можно меньшим количеством людей: я не завожу отношений, у меня нет друзей или приятелей, я не общаюсь с соседями, коллегами, и не хожу на тим-билдинг-тусовки. Я сознательно отказалась от общения, чтобы оставаться в себе, и чувствовать только то, что моё. Но совсем избежать ситуаций, подобной сегодняшней, не удается. В автобусе, в магазине, на улице, на работе рано или поздно случаются разные происшествия, вызывающие у людей яркие эмоции. И будь то страх, горе, радость или восторг, неважно, как бы не ощущалась эта эмоция во время ее проживания, после – я чувствую себя просто отвратительно. Вот, как сейчас.

Жалею, что вообще спустилась в зал, лучше бы прогулялась на свежем воздухе, знала же, что буду не в состоянии, так теперь еще и до вечера у меня совсем не осталось питьевой воды.

Ругаю себя и с тяжелым вздохом иду в раздевалку. Принимаю контрастный душ, чтобы хоть немного привести себя в норму. Одеваюсь и отправляюсь на шестой этаж, где расположена фирма, на которой я работаю. Перед тем как открыть дверь, снова закрываю глаза и концентрируюсь на внутренних ощущениях. Мысленно проговариваю, что это сознание только мое, я не пущу в него чужие чувства. Делаю глубокий вдох и вхожу в офис. Здороваюсь с коллегами и быстро шагаю к своему кабинету.

Нет, на самом деле, кабинет не мой, конечно. Он закреплен за Борей. Боря – фактически мой начальник. Он создатель и главный разработчик программы, над которой мы с ним, и еще пара сотрудников на дистанционке, трудимся.

Боря – мозг. Я – скорее руки.

Он скидывает мне те участки кодов, над которыми ему работать не хочется, скучно, муторно и слишком просто. Я же – разработчик-юниор без особого опыта работы, справляюсь с поставленными задачами не без труда и, порой, не без его помощи.

– Привет, Борь. – Бросаю согнувшемуся у монитора парню. До начала рабочего дня еще пол часа, а он уже трудится. Ночевал что ли здесь?..

– Доброе утро, Мария. – Через время отзывается Боря, даже не поднимая на меня глаз.

– Ты домой-то вообще ходишь? – Спрашиваю, усаживаясь за свой стол и подперев рукой подбородок, смотрю на парня. Тот снова не сразу реагирует, слишком поглощен процессом. Но я уже привыкла, просто сижу и смотрю на него. На лице щетина, волосы как обычно в творческом беспорядке. Вообще-то он очень даже симпатичный молодой человек, но на уход за собой, судя по всему, тратить время не любит.

– Конечно, Маш, хожу. Просто этой ночью не успел. – Наконец отзывается Борис и тянется за чашкой с кофе.

Хмыкаю и закатываю глаза. Тяну носом волшебный аромат его напитка. Молча завидую. Не знаю, есть ли у него семья, скорее всего, нет. Он практически живет на работе, и пьет так много кофе, что на это, наверное, уходит вся его зарплата. Не то, чтобы я любила считать чужие деньги, но простой подсчет выпитых им чашек кофе в день, привел меня к выводу, что его доходы в несколько раз превосходят мои. Но какими бы не были его доходы, будь у него жена или хотя бы девушка, не уверенна, что она простила бы ему такую кофейную дыру в бюджете.

Глотаю слюну, наполнившую рот, напоминая себе, что завтра пятница и волшебный напиток снизойдет и до меня – простой смертной.

Включаю свой компьютер и пока тот загружается, распускаю волосы, расчесываюсь и мажу губы бальзамом. Вот и вся моя подготовка к рабочему дню. Ни макияжа, ни прически. Не люблю привлекать к себе лишнего внимания, и поэтому, давно не трачу время на всю эту ерунду. Наверное, мы с Борей чем-то похожи. Не зря так легко сработались.

Помню, как однажды на планерке, наш босс – проджект-менеджер, объявил о новом заказе, и Борька первый за него ухватился, по комнате прошлась волна вздохов. Почему-то Бориса здесь не очень любили. Необщительный, угрюмый, слишком зацикленный на своей работе. С таким ни посплетничать, ни в бар сходить. И пока все отмалчивались, прикидывая перспективы работы с Борисом, босс назначил ему в помощники меня.

И вот, мы работаем уже больше месяца, и, как бы к нему не относились мои коллеги, лично я его обожаю. С ним я легко могу отпустить контроль и расслабиться, не переживая о том, что на меня вдруг обрушится какая-то слишком болезненная эмоция. Боря – настоящий подарок, отрешенный, безэмоциональный, восхитительно флегматичный. Практически робот. Единственное, что от него может исходить – это краткие вспышки радости от вдруг постигшего инсайта, или легкое, почти невесомое удовлетворение от проделанной работы.

Я рада с ним работать. Он позволяет мне работать так, как мне удобно, считается с моими заскоками и не требует от меня больше, чем я могу. Разработчик из меня так себе, но, если бы было можно, подписала бы с Борисом пожизненный контракт.

Когда я только устроилась на эту работу, мне приходилось каждый день находиться в большом коллективе. Это тяжело. Чем больше людей, тем мне тяжелее держать свои блоки. То и дело проскакивают чьи-то чувства: у кого-то неразделённая любовь, у кого-то беспокойство о больном ребенке, у кого-то зависть, у кого-то раздражение. И так бесконечно, винегрет из разных чувств к концу дня истощал меня и порой доводил до мигрени.

Нет, вообще-то сильные эмоции, такие которые ударной волной могут задеть и меня, люди испытывают нечасто. Но с обнаружением новой инфекции с дурацким названием Калидус, переживания людей возросли в несколько раз, так что мне находиться среди людей стало в разы тяжелее. Страх, непонимание, злость, беспокойство, неверие, уныние. С каждым днем градус этих чувств нарастает все сильнее. Но на вершине конечно же страх. Страх неизвестности, неопределенности. Страх потери здоровья и жизни. С каждым днем паника все сильнее затмевает разумы людей.

Все началось месяц назад, когда в больницы один за одним стали поступать пациенты с жалобами на зрительные галлюцинации, искажения, пробелы, пятна и даже полную потерю зрения. Люди продолжали поступать с каждым днем все больше, и пока ученые вирусологи и микробиологи из кожи вон лезли, чтобы найти возможную причину, люди продолжали жить обычной жизнью. Они продолжали пить воду, которая, как выяснилось только через две недели, была заражена новой, неисследованной, но такой опасной бактерией. В стране была объявлена эпидемия и наложен абсолютный запрет на употребление воды из любых природных источников страны. Но сколько людей за время поисков было заражено, до сих пор никто не может подсчитать. Симптомы продолжают появляться, зараженных все больше, не смотря на меры, предпринятые властями.

Ученые выяснили, что бактерия, попадая в организм поражает затылочную долю мозга, но до сих пор не могут выяснить как быстро эта бактерия начинает свое губительное воздействие с момента попадания в организм человека. Возможно, она бездействует месяцами, но ученые настаивают на том, что поражение мозга начинается в течении двух-трех дней. Однако если это так, почему регулярно появляются все новые и новые заражённые? До сих пор, спустя месяц. Есть подозрение, что люди, неспособные оплатить безумно дорогую по нынешним временам воду, продолжают брать ее из водопровода.

И это совсем не кажется мне удивительным. У людей с низкими доходами, выбор невелик: выстоять километровую очередь в воскресенье, и получить воду от заботливого правительства, из расчета три литра на человека на неделю, или продолжать пить воду из крана. У них нет выхода. Они пытаются выжить.

Да и что такое – три литра на неделю? Это четыреста миллилитров воды в день. И куда же подевались пресловутые нормы в два литра? Канули в лета. Как только с водой начались проблемы, и ученые и врачи быстренько все переосмыслили и пришли к единому мнению, что четырехсот грамм воды в день для выживания и полноценной работы организма вполне достаточно.

И да, кстати говоря, даже если вы выстоите двух-трехчасовую очередь за бесплатной импортной водой, никто не гарантирует вам, что вы ее получите. Вода в цистерне бывает заканчивается еще до того, как половина стоящих в очереди людей наполнит свои бутылки. Хотя, знаете, даже получив свою порцию, никто не гарантирует вам и того, что вы спокойно и безопасно дойдете с ней домой. У вас легко ее могут отобрать те, кому не досталось в прошлый раз. Справедливость уже не та.

– Поменяй вот этот участок. – Выдергивает меня из моих мыслей Борис, тыкая пальцем на участок кода на своем компьютере. Объясняет суть задачи и, дождавшись пока я наконец вразумлю, что от меня требуется, снова углубляется в свой процесс.

Сажусь прямо, запускаю нужную программу и принимаюсь за работу.

Стараюсь как могу, но мне никак не удается сосредоточится. Сглатываю слюну, чтобы хоть как-то смочить пересохшее горло. Ужасно хочется пить. Чувствую, что снова начинает подташнивать, а в висках дико пульсирует. Заставляю себя вникнуть в код, отвлечь себя работой, но это не помогает. Жажда так навязчива, что я не могу от нее отделаться. До обеда, я точно не выдержу. То и дело кошусь в сторону Бориного стола, где стоит уже остывший кофе и пол-литровая бутылка воды. Почти полная. Смотрю на нее, и жажда усиливается. Мне кажется, что у меня пересыхает не только горло, а и желудок.

Когда Борис отходит в туалет, я снова с вожделением смотрю на бутылку воды, стоящую у него на столе. Смотрю и презираю себя за то, что собираюсь сделать. От стыда хочется со всей силы стукнуться головой о стол, но колеблюсь я недолго – едва за Борей закрывается дверь, хватаю бутылку и делаю пару жадных глотков. Ставлю обратно и сажусь на свое место. Тру лицо руками. Боже, до чего я дошла? Я ворую воду. Просто блеск.

Мне очень-очень стыдно, правда. Я буду гореть в аду. Но что поделать, отчаянные времена требуют отчаянных мер. Буквально пару недель назад, сосед, с которым я всегда вежливо здоровалась при встрече, отобрал у меня бутылку воды, потому что ему, видите ли, нечем кормить детей. Ладно, это была одна литровая бутылка из трех, но он ее отобрал, а ведь это была моя вода. Моя!

Он украл воду у меня, теперь я ворую у Бориса. Круговорот воды в природе теперь тоже понимают иначе.

До обеда работаю, не поднимая головы, и едва часы показывают 13:00, стыдливо смотрю на Бориса и, как всегда, спрашиваю, что ему купить. Бургер и кофе – как всегда отвечает Боря, и я отправляюсь в столовую.

По пути меня догоняет наш тестировщик Дима:

– Мань, привет. Слышала, три четвертых страны уже в зоне поражения? Сегодня в новостях говорили. – Возбужденно тараторит Дима и прикасается к моему плечу. Одергиваю руку и отрицательно качаю головой. Плохие новости. Калидус распространяется. Я расстроенно морщусь и тяжело вздыхаю.

– Конец близок, Манька, скоро весь мир будет заражен. Чистой воды не останется, и мы все умрем. Мы умрем, так и не сходив на свидание. – Протягивает Дима, заставляя меня усмехнуться. Хороший парень. Забавный. Ничто не повергает его в уныние. И его симпатия ощущается приятно. Она легкая и чистая, незамысловатая. Жаль, что я не завожу отношений.

– Не волнуйся, Дим. До того, как весь мир будет заражен, ученые найдут способ фильтрации и разработают лекарство от инфекции. Мы не умрем еще очень долго. – Отвечаю парню, подходя к столовой и толкаю дверь.

– А если нет, Маш? Что, если нет? – Продолжает тараторить Дима, волочась следом за мной к раздаточному прилавку. – Ты умрешь так и не узнав, что такое любовь. – Высокопарно произносит Дима, и я скептически хмыкаю.

Смотрю на меню и вздыхаю. Выбор как всегда невелик. Раньше здесь был большой ассортимент – и первое и второе, и третье, сейчас же – лишь те блюда, на которые требуется минимум затрат. Заказываю тушеные овощи и березовый сок. Терпеть его не могу, но это единственная недорогая альтернатива воде.

– Пойдем сегодня в ресторан? Я куплю тебе суп. – Произносит Дима где-то возле моего уха и прикасается ладонью к моей пояснице. Дергаю плечом, отталкивая его руку и выразительно смотрю ему в глаза. Не переношу неожиданные прикосновения и Диме это известно.

– Суп – это прекрасно, но я откажусь. – Говорю категорично, но перед глазами так и стоит тарелка с ароматным бульоном. Сглатываю, беру поднос и сажусь за свободный столик. Дима конечно же садится рядом. – Пригласи Лену, она хочет с тобой пойти.

– Лену? – Выпучивает глаза Дима. – Лена не достойна есть со мной суп, она маргин от паддинга не способна отличить.

Улыбаюсь. Все айтишники странные.

– Она и не должна. Она ведь секретарь. – Подняв бровь, парирую я.

– Вот именно. – Фыркает Дима, будто бы это все объясняет, и набрасывается на свой ход-дог.

Я ковыряю вилкой безвкусные овощи, и раздумываю над предложением Димы. Сто лет не была в ресторане. На свидании – и того больше. Мне не помешало бы развеяться. Но мне не хочется дарить парню напрасные надежды. Ведь я не позволю ему себя даже поцеловать. Позволить ему влюбиться в меня, а потом испытывать его страдания от безответной любви, каждый раз пересекаясь с ним на работе, – последнее что мне нужно.

– На суп ты не соблазнилась. Даже не знаю, что еще я могу предложить… – Дожевав, со вздохом произносит Дима. – Кино? Театр? Музей? Зоопарк?..

– Завязывай, Дим. – Прерываю его с усмешкой. – Ничего не выйдет.

Быстро доедаю и выпиваю сок. Молча встаю из-за стола и иду снова к прилавку, чтобы купить обед Борису.

– Когда-нибудь ты согласишься. – Громко бросает мне в спину Дима.

Грустно улыбаюсь, качаю головой и, расплатившись за бургер с кофе, возвращаюсь в офис.

Глава 3.

Едва открываю дверь в кабинет, понимаю, что что-то не так. Борис, подняв на меня взгляд тут же вскакивает со стула и в два счета оказывается рядом.

– Маша, во что ты вляпалась? – Говорит нервно громким шепотом, нависая надо мной.

– Ты о чем? – Спрашиваю дрогнувшим голосом и непонимающе уставившись на Борю. Сую ему в руки его обед, но тот, даже не глядя, бросает его на стол. Его нервозность и волнение передается мне, я сглатываю и чувствую, как начинают дрожать руки.

– Почему тебя ищут власти? – Еще сильнее понизив голос, почти шипит Боря, хватая меня за плечи.

– Что? – Прыскаю я, и нервно улыбаюсь. Никогда его таким не видела и даже не подозревала, что он может быть так импульсивен. Разбаловал он меня своим вечным спокойствием, так что я оказалась очень неготова к подобным проявлениям эмоций. Но о чем он говорит? Какие к черту власти?

– В кабинете у Эдика тебя ожидает какой-то мужик из службы безопасности. Капитан ГСУ, Маш. – Глаза Бори смотрят на меня, через стекла очков в тонкой оправе, со смесью беспокойства и волнения.

Я высвобождаюсь из его рук и нервно дергаю плечом, иду к своему столу.

– Это какое-то недоразумение. – Бормочу себе под нос, пытаясь заслониться от Бориной тревоги. Отворачиваюсь, чтобы он не видел моего лица, закрываю глаза и делаю глубокий вдох. Не помогает. Его волнение уже пустило в меня свои щупальца. Черт, плохо. Я уже не понимаю нервничает он или я, где его чувства, а где мои. Ненавижу это. – Пойду… выясню. Наверняка, это какая-то ошибка.

– Ага. – Отзывается Борис и внимательно смотрит на меня. – Пойди.

Я поджимаю губы, сглатываю и выхожу из кабинета. Закрываю дверь и чувствую, что становится немного легче. Ну и дела. С чего бы Борису так переживать за меня? Чем же мог его так напугать этот неизвестный капитан?..

Мотаю головой, пытаясь стряхнуть налипшие чужие эмоции, расправляю плечи и шагаю к кабинету босса. Чувствую легкое головокружение. Чертов Борис со своим чертовым волнением.

Останавливаюсь у двери и тру виски. Позволяю себе немного перевести дух и наконец вхожу.

Переступаю порог, закрывая за собой дверь, вижу босса и перевожу взгляд на мужчину, стоящего лицом к нему, ко мне – боком. Лишь мельком вижу его профиль и вдруг цепенею.

Мне кажется, что мое сердце останавливается и больше никогда не застучит снова. Голова начинает кружиться сильнее. Я настолько не хочу верить в то, что вижу, что мой мозг, защищаясь, тут же выдает наилучшее объяснение: у меня Калидус и это просто зрительная галлюцинация. Да, точно.

Галлюцинация поворачивается ко мне корпусом и низким голосом произносит:

– Здравствуй, Агата.

Что-то внутри меня сжимается. Где-то глубоко, в области солнечного сплетения. Сжимается и тут же летит вниз.

Рвано вдыхаю воздух. Чувствую, как холодеют ноги. Галлюцинация не может знать мое настоящее имя.

Он реален. Он здесь, стоит в двух метрах и смотрит на меня.

Такой же.

Другой.

Знакомый незнакомец.

Я знаю эти черты лица: высокий лоб; квадратный подбородок, покрытый теперь уже не щетиной, как раньше, а ухоженной короткой бородой; прямой нос; серые, будто затянутые льдом глаза. Но весь мужчина целиком как будто мне незнаком. Широкие плечи упакованы в белоснежную рубашку под классическим черный костюмом, он твердо стоит на ногах, сложив руки на груди и смотрит на меня прямым взглядом.

О, нет, этого мужчину я не знаю. Он кажется настолько… монументальным, что эта комната, похоже, слишком мала, чтобы вместить все его величие. От него буквально веет уверенностью и каким-то необъяснимым могуществом, которое можно почувствовать лишь интуитивно. С виду он обычный человек, но что-то в его осанке, взгляде, позе выдает имеющуюся в его руках власть.

Бросаю взгляд на своего босса, тот смотрит на гостя широко открытыми глазами, наверняка чувствуя страх и чуть ли не раболепие. Я бы смогла прочесть его эмоции, если бы мои собственные не забивали все эфиры.

– Здравствуй… Вадим. – Отзываюсь внезапно осипшим голосом и сглатываю. Смотрю на него, не моргая, отказываясь верить в происходящее. Не могу понять, что твориться внутри меня, не могу разложить на составляющие и дать название всем своим чувствам. Во мне словно разорвалась огромная мина и все разворотила в щепки.

Вадим бросает косой взгляд на Эдика и тот тут же вскакивает.

– Я вас оставлю. – Говорит босс и ретируется, а Вадим опирается задом о его стол, скрещивая ноги.

– Ты изменилась. – Протягивает Вадим и окидывает меня взглядом почти без интереса.

– Ты тоже. – Отзываюсь я, с трудом отлепив язык от нёба. Стараюсь выглядеть невозмутимо, но сомневаюсь, что у меня получается – внутри меня полный раздрай. – Главное следственное управление? Ого. – Делаю вид, будто впечатлена, но на самом деле нет. Мне не сложно поверить, что из младшего лейтенанта из захолустного городишки он за восемь лет смог дослужиться до таких высот. Когда ему что-то нужно, он умеет идти по головам.

Вадим не отвечает. Рассматривает мое лицо. Скользит взглядом, наверное, отмечая произошедшие со мной возрастные изменения.

– Как ты меня нашел? – Спрашиваю, прочистив горло.

– Я тебя никогда не терял, Агата. – Тут же отвечает Вадим и ухмыляется. – А ты разве пряталась?

Открываю рот и тут же захлопываю его.

Черт бы его побрал, да. Я пряталась. И это прекрасно ему известно. Я сменила имя, фамилию, уехала на другой край страны и даже маме не сообщила куда именно. Первые два года звонила ей исключительно с таксофонов и ни разу, ни разу за восемь лет не приезжала в родной город, чтобы ее навестить. Да, я скрывалась, черт возьми. Скрывалась, наивно полагая, что он меня ищет. А он, выходит не искал. На тот момент, когда я решилась уехать, я уже была ему не нужна. Ведь если он так легко нашел меня сейчас, так же легко мог бы найти и раньше. Выходит, все зря.

– Нет. – Тихо отвечаю я, и опускаю глаза. Не хочу смотреть на его ухмыляющуюся физиономию. Но и выглядеть нашкодившим ребенком, которого журит всезнающий родитель, мне тоже не хочется. Поэтому я набираю в грудь побольше воздуха и задрав кверху нос спрашиваю. – Итак… Что тебе нужно?

Знаю, его приход не предвещает для меня ничего хорошего. Предчувствие скорой беды сжимает тисками грудь. Но я хочу знать наверняка, поэтому я просто стою, вопросительно смотрю на лицо напротив и жду ответа, который почти наверняка сломает меня.

Вадим не торопится отвечать, тянет время, будто хочет меня помучить. С минуту изучает мое лицо, затем отталкивается от стола и подходит ближе. Склоняется надо мной с высоты своего почти двухметрового роста и ровным голосом произносит:

– Мне нужна твоя помощь, Агата.

Мне кажется, что он всаживает пулю куда-то в район моего сердца.

Мне нужна твоя помощь, Агата.

Мне нужна твоя помощь, Агата.

Мои глаза расширяются. Чувствую, как сдавливает горло, огромный тошнотворный комок перекрывает мне кислород. Я не верю, что он это говорит.

Это удар ниже пояса.

Взорвавшаяся петарда в моей голове.

Пуля в моем сердце.

Он не может снова это делать. Сукин сын. Он не имеет права просить у меня помощи. Он не имеет права называть это так.

– Помощь?.. – Выплевываю я, чуть не задохнувшись. Не могу скрыть боли на своем лице, сцепляю зубы, чувствую, как раздуваются ноздри и дрожит подбородок. Я не заплачу. Я не заплачу. – Опять??? – Не могу контролировать дрожь в голосе. Судорожно вдыхаю воздух, чувствуя, как подгибаются колени. Смотрю в серые холодные глаза, не выдающие ни единой мысли в его голове, и тщетно пытаюсь взять себя в руки.

– Нет. – Отвечает Вадим, сжимая челюсть. Усмешка пропадает с его лица, теперь он выглядит серьезно. – Я хочу предложить тебе… работу.

Из моего рта вырывается истерический смешок.

– Работу??? Ты? Мне? – Повышаю голос, почти кричу. Я уже понимаю, что это конец. Я уже понимаю, что ничего не смогу сделать, ничего не смогу предпринять, но все еще надеюсь, что смогу поторговаться. – Ты предлагаешь… Предложение предполагает выбор. У меня есть выбор, Вадим? – С ненавистью выплевываю ему в лицо, подавшись вперед. – Я могу сказать «нет»?

Вадим не шевелится, смотрит на меня сверху вниз, и в его глазах нет ни снисхождения, ни жалости. Лёд. Холод. Мутное бесчувственное стекло. Пустое и хладнокровное.

– Нет. – Отвечает через несколько секунд. Твердо. Безапелляционно. Ставя точку.

– Конечно, нет. – Повторяю за ним, но уже тише. Обреченно опускаю плечи, отшатываюсь. Чувствую спазм в горле и жжение в носу. Я не заплачу. Не заплачу.

Мне больно. Мне очень больно. Но мне, как будто, этого недостаточно. И я решаю узнать, что он приготовил для меня на тот случай, если я буду упираться. Я хочу знать, чем он будет мне угрожать. Хочу знать, стал ли он еще большим чудовищем за эти восемь лет. Я хочу, чтобы он окончательно упал в моих глаза. Я хочу его ненавидеть. Еще сильнее. Всегда.

– А если я все-таки откажусь?

– Агата. – С предупреждением произносит Вадим. В его голосе появляются стальные нотки, но я вместо того, чтобы испугаться, поднимаю выше голову и смотрю прямо в его глаза. – Не заставляй меня браться за кнут. – Добавляет Вадим, и я не могу удержать рвущийся из груди горький смех.

Кнут и пряник. Пряник – это работа, которую он хочет мне дать. Наверняка работа хорошая, высокооплачиваемая. Жаль, что обязанности на этой работе слишком быстро меня убьют.

– У тебя будет все. Вода, еда, жилье, деньги. Все что тебе будет нужно. – Подтверждает мои догадки Вадим.

– И все же, я хочу знать. – Стою на своем, сжав зубы так, что челюсть начинает болеть. – Что ты сделаешь, если я откажусь? – Добавляю, четко разделяя слова.

Вадим недовольно вздыхает и отводит взгляд. Отворачивается и шагает по комнате. Его молчание длится, кажется, бесконечно, но я жду. Жду терпеливо. Жду, будто приговор.

– Ты убийца, Агата. – Наконец произносит Вадим тихо, но отчетливо, глядя куда-то в сторону.

Еще одна пуля. Прямо в сердце.

Почему я до сих пор жива? Почему я все еще чувствую боль?

Холодею от ужаса. Липкий страх ползет по спине, забирается мне в голову и вызывает шум в ушах. Меня бросает то в жар, то в холод. Сердце едва ли не выпрыгивает из груди. Смотрю на него во все глаза. «Ты не убийца, Агата, ты ни в чем не виновата» – Звучит в голове его голос. Этот голос моложе на восемь лет, но это ЕГО голос. Это ЕГО слова.

Я не понимаю. Я не верю. Я молю Господа, чтобы две секунды назад эти слова мне это просто послышались, но Вадим повторяет:

– Ты – убийца на свободе.

– Ты… – Из горла вырывается жалкий хрип. – Ты не можешь… Прошло восемь лет. Ты… – Запинаюсь, чувствую себя будто в мясорубке. Трясу головой и лихорадочно бегаю глазами по его лицу. – Ты закрыл дело восемь лет назад.

– Ничто не мешает мне снова его открыть. – С высокомерием произносит Вадим, испепеляя меня взглядом. – Это убийство… Всегда могут появиться новые улики, новые свидетели. – Многозначительно добавляет и отводит взгляд. Разглядывает свои руки, с таким видом, будто говорит о чем-то обыденном, будничном, неважном.

– Ясно. – С трудом произношу на выдохе. Больше не могу стоять прямо. Ноги меня не держат. Я пячусь назад и упираюсь спиной в стену. Жалко хватаю ртом воздух. Не могу поверить, что все это происходит со мной.

Почему я?

Почему снова?

Почему?

Опускаю голову, чтобы Вадим не увидел подступающих к моим глазам слез, но он даже не смотрит в мою сторону.

– У тебя есть два часа, чтобы собраться. Жду тебя внизу. – Сухо бросает Вадим, и пройдя мимо меня, выходит из кабинета.

Сползаю по стене и вижу, как на мои руки капают соленые капли.

Все рушится. Мой мир рушится в одночасье. Мой мир, скрупулёзно и заботливо выстраиваемый в течении долгих восьми лет, уничтожается желанием одного единственного человека. Человека, в руках которого есть власть надо мной.

Глава 4.

Восемь лет назад.

Желтый лист, подхваченный порывом ветра, влетает в незастекленное окно и приземляется прямо на мое бедро. Беру его за тонкий стебелек и задумчиво кручу, зажав между двумя пальцами. Осень вступает в свои права и очень скоро просиживать по четыре-пять часов на голом бетонном полу в недостроенном доме, вместо школьной скамьи, будет слишком холодно. Придётся найти другой вариант, ходить в школу каждый день я точно не смогу. Лучше отморозить конечности, чем каждый день после занятий блевать в школьном туалете и терять сознание на каждом уроке физкультуры, где девчонки стараются одеться в как можно более облегающую одежду, а мальчишки потискать их украдкой, да попускать им в след слюни.

Мы растем. Взрослеем. И с нами что-то происходит. Гормоны или просто желание влюбляться, нравится, выделяться, я не знаю. Но очень четко вижу, как в этом году моих одноклассников, буквально кроет от бурных эмоций.

Если раньше мне как-то удавалось выглядеть нормальной, то в этом году все заметили какая я странная. И если мой болезненный вид, рвоту и потери сознания можно списать на слабое здоровье, то неконтролируемые приступы злости, внезапные слезы и беспричинную радость, которые даже не являются моими собственными, а лишь отражением находящихся рядом людей, объяснить уже не так просто.

От меня отворачиваются. Меня жалеют. Меня опасаются. Надо мной смеются. Меня считают сумасшедшей, и стараются держаться от меня подальше.

Это очень больно. Я хотела бы все объяснить им. Я могла бы. Но не стану. Ведь после того, как я однажды попыталась, от меня отвернулась, покрутив пальцем у виска, моя единственная подруга, с которой я дружила все десять классов.

Так что теперь я одна. Сижу с наушниками на ушах на бетонном полу по несколько часов в день, пока мои одноклассники учатся в выпускном классе, общаются, гуляют, влюбляются, хвастаются своим первым опытом в отношениях, радуются жизни и взрослеют.

Не всем жизнь дает одинаковые возможности. Мне подобные вещи недоступны.

Тру замерзшие руки и дую на них, пытаясь согреть. Смотрю на наручные часы и достаю наушники из ушей. Мама должна уже уйти на работу, значит мне можно вернуться домой. При мысли о маме мое сердце болезненно сжимается. Она так старается, работает на износ, чтобы обеспечить нас, чтобы дать мне возможность поступить не в какое-то убогое училище, а в колледж, чтобы я могла получить достойную специальность. Она старается, каждый день без слов, лишь своим ежедневным трудом, напоминая мне о том, что я должна хорошо закончить школу, тогда у меня была бы возможность поступить на бюджет и ей не пришлось бы надрываться. Мне жаль, но мне не удается. Как бы я не старалась.

И дело совсем ведь не в том, что я какая-то неспособная или ленивая. Дело в том, что я не могу сосредоточиться. Когда рядом двадцать подростков в переходном возрасте, а ты – гребаный эмпат, не способный ни на секунду отстраниться от чужих переживаний, сосредоточиться бывает просто невозможно.

Дома мне все удается довольно неплохо. Я прекрасно запоминаю стихи, я неплохо знаю историю и биологию. Но проблема в том, что все эти знания на уроках я не могу воспроизвести. Совсем. Никак.

В общем с пятого класса за мной прочно закрепилось звание двоечницы, учителя поставили на мне крест, мама похоронила все свои надежды и стала работать в два раза больше, чтобы дать достойное будущее своей непутевой дочери, чем сама того не желая, поселила во мне тягостное чувство вины.

Вздыхаю и встаю с пола. Отряхиваю штаны и собираю в сумку учебники, бережно кладу блестящий стильный плеер и дорогущие наушники, подаренные крестной на мое семнадцатилетние месяц назад. Без них моя жизнь была бы полным отстоем, а так хотя бы музыка спасает от уныния и одиночества.

Закидываю сумку на плечо и двигаюсь к лестнице, ведущей вниз. Начинаю спускаться на первый этаж, но на средине лестницы вдруг замираю. Сначала слышу какую-то возню, смех, шум, чей-то негромкий разговор, потом женский вскрик.

Чувствую, как напрягается спина и холодеют конечности. Колкий страх пускает волну мурашек по моей спине. Я должна бы убираться отсюда подальше, чтобы там не происходило, меня это не касается, но я уже не могу. Я не контролирую свое тело. Мое тело под контроль взял чужой страх.

Однако страх правит мной считанные секунды. Всего мгновение, и он уступает место более опасному чувству. Злость, которая обрушивается на меня внезапным обжигающим грудную клетку потоком, будто набрасывает на меня петлю и тянет. Я делаю несколько медленных шагов на звук и останавливаюсь. Картина, что открывается перед моими глазами, будь я в себе, заставила бы меня испугаться, возмутиться, ужаснуться, выбежать и звать на помощь, но я стою не двигаясь.

Мои кулаки сжаты. Руки и плечи напряжены, словно собираются атаковать. Зубы сжимаются так, что сводит челюсть. Сердце стучит быстро, громко и неровно. Но помимо злости, я чувствую что-то еще. Невыносимую, тянущую боль внизу живота. Никогда я не ощущала это чувство с подобной интенсивностью.

– Расслабься, больно не будет. – Слышу, словно через плотный слой ваты, голос парня, забравшегося на дергающуюся под ним девчонку.

– Пусти меня. Пусти. Пусти. – Умоляет девушка, пытаясь выбраться из плотного захвата. – Я не хочу. Отпусти. – Девчонка просит уже громче, но парень не слышит. Он сильно сжимает ее руки, придавливая к полу, прижимается бедрами между ее ног и рычит:

– Хватит.

Пробирается рукой под платье и начинает стягивает ее трусики.

– Не надо. – Вскрикивает девушка, пинается, лягает его ногой, за что парень награждает ее звонкой пощечиной, от которой голова девушки дергается и ударяется о пол. Девчонка скулит и плачет уже в голос, а парень что-то мерзко шепчет ей на ухо и разрывает платье на ее груди. Девушка кричит.

– Зарой пасть, сука. – Злобно рявкает парень и начинает расстегивать ширинку на джинсах.

Я продолжаю стоять и смотреть. То, что я чувствую, с трудом удается идентифицировать. Это и злость, все больше переходившая в бешенство, и ощущение власти, и нетерпение, и яркая, горячая буквально животная похоть.

Но чем больше сопротивляется и кричит девчонка, тем сильнее я ощущаю и ее чувства тоже. Страх. Страх. Страх, паника, обида, отчаянье, стыд.

Меня накрывает чужими эмоциями, будто волной. Мне кажется, что я тону в них, задыхаюсь и умираю. Мое сердце стучит так быстро, будто намеревается пробить грудную клетку и сбежать, спасаясь от происходящего. Мое тело начинает потряхивать, но я все еще твердо стою на ногах.

Умом я понимаю, что должна, что могу остановить все это, но меня так бомбит от переизбытка эмоций, что я почти ничего не соображаю. Я не управляю своим телом, им управляют чужие чувства.

Ярость, бурлящая где-то в моей голове так сильно, что кажется вот-вот просто взорвет ее, толкает меня вперед. Я жажду разрушать. Убивать. Калечить. Мучать. Я хочу выплеснуть эту ярость, агрессию и боль.

Наблюдаю как моя рука тянется за кирпичом, валяющимся на полу, поднимает его и обхватывает плотнее. Мои ноги несут меня парню, что уже почти стянул свои штаны, и девчонке, которая уже не брыкается, а только обессиленно громко рыдает.

Мое тело знает, что делать. Меня ведут чувства. Если бы мной управляли мои собственные чувства, я бы испугалась и сбежала. Я была бы шокирована, напугана и недееспособна. Страх делает людей слабыми и жалкими.

Злость же дает силу.

Адреналин, бурлящий в моей крови, наливается силой в моей руке.

Моя рука с кирпичом поднимается и в одну секунду обрушивается на голову парня. Один раз. Второй. Третий.

Стоп. Хватит. Остановись, Агата – без слов кричу сама себе, пытаясь перекричать ураган из разнообразных эмоций, бурлящих в моей голове, груди, животе, во всем моем теле.

Парень ничком падает на девушку.

Ураган затихает.

Парень не шевелится, и я чувствую, как огромная часть эмоций во мне отключается, будто по щелчку пальцев.

Девчонка широкими шокированными глазами, полными слез, смотрит на меня, потом переводит взгляд на парня и отпихивает его от себя. Парень падает на спину, и я вижу, как вокруг его головы медленно расползается тёмно-красная лужа.

Визг.

Девчонка кричит так, словно хочет взорвать мои барабанные перепонки. Я стою, не шевелясь, скованная тисками страха.

Во мне больше нет злости, а значит и нет сил. Я сжимаюсь и чувствую, как по спине ползет холодный пот.

– Ты убила его. Ты убила его. Ты убила его. – Повторяет девушка, отползая подальше от лужи крови, что все сильнее растекается вокруг тела парня. – Ты его убила. – Кричит девушка и быстро поднявшись, прикрывает грудь ошметками своего порванного платья. Пятится, с ужасом глядя то на меня, то на парня, и дойдя до двери, выскакивает вон.

Девушка уходит, но чувство ужаса с собой не забирает. Оно остается со мной. Потому что оно мое. Собственное.

Я смотрю на тело и лужу крови вокруг него. Трясу головой и пячусь назад. Чувствую, как подгибаются колени, и я падаю. Что-то сдавливает грудную клетку так сильно, что я не могу вдохнуть. Комната начинает кружиться, мое тело слабеет, на глаза наползает темнота, шум заполняет всю мою голову, и я падаю на пол лицом вниз, утопая в темноте.

Глава 5.

Складываю в чемодан свой небогатый гардероб, сгребаю в пакет все стоящие на полке в ванной пузырьки и баночки, и сую туда же. Аккуратно укладываю свои лекарства и иду на кухню, чтобы взять с собой любимую чашку.

На глаза попадается стоящая на шкафу, так и не открытая с нового года, бутылка шампанского, подаренная начальством. Я не пью алкоголь, можно было бы подарить ее кому-то, но теперь, такие подарки уже не актуальны. Теперь, когда вы идете в гости, принято дарить воду. На данный момент – это самый ценный презент.

Недолго думая, тянусь за темной бутылкой и сую в чемодан. Я не знаю, что меня ждет в столице, но совершенно точно, не собираюсь разбрасываться жидкостью, годящуюся к употреблению, чем бы она не была.

На столе стоит бутылка с водой. Почти полная литровая бутылка. Ее должно было хватить до воскресенья, но в воскресенье меня здесь уже не будет, так что я решаю под конец расщедриться и завариваю себе чай.

В моем распоряжении еще как минимум двадцать минут, поэтому я пью горячий ароматный напиток не спеша. Хочу насладиться им, но мне не удается. Мысли то и дело соскальзывают к недавнему разговору с Вадимом и пытаются выстроить дальнейшие перспективы, предугадать возможное развитие событий.

Сколько не размышляю, никак не могу прийти к чему-то светлому, или хотя бы удовлетворительному. Будущее видится мне весьма туманным и мрачным.

Не знаю, что за работу он для меня приготовил, но почти уверенна, что это снова связано с моей эмпатией, а значит ничего хорошего меня не ждет.

Вздыхаю и окидываю взглядом кухню, в которой готовила себе ужины в течении последних двух лет. Я успела привыкнуть к этой квартире, к этому городу, к своей работе и людям, окружавшим меня в последнее время. Но теперь мне придется привыкать к чему-то другому. Только боюсь, это ненадолго – не думаю, что мое сердце сможет продержаться хотя бы полгода, что бы там не планировал на счет меня Вадим.

В последний раз вздыхаю, беру чемодан и выхожу из квартиры. Запираю дверь и, по указанию хозяйки квартиры, отдаю ключ соседке. Спускаюсь на лифте и выхожу из подъезда. Из белого внедорожника тут же выходит Вадим и идет мне на встречу. Забирает из моих рук чемодан, и, загрузив его в багажник, молча садится обратно. Мне не требуется приглашение, я теперь – просто марионетка, и сама должна понимать, что должна делать. Так что я молча делаю то, что от меня ждут.

Едва сажусь на пассажирское сидение, машина сразу же трогается.

Долгое время мы едем молча. Не хочу говорить с ним, смотреть на него и ощущать его присутствие. Просто съёживаюсь на сиденье и обнимаю себя руками, уставившись в окно.

Тишина нарушается периодически звонками его мобильного. Вадим отвечает кратко и быстро, и я не пытаюсь прислушаться или что-то понять. Не испытываю любопытства, не хочу ничего знать. Но последний звонок все же что-то задевает во мне.

– Да, – как и на предыдущие звонки сухо, отвечает Вадим. Некоторое время слушает то, что говорит звонящий и отвечает. – Я не смог. Прости, сын. Я приеду в воскресенье. Обещаю. – Добавляет тише и отключает телефон.

Я поворачиваю голову так резко, что сводит шею. Сын???

– У тебя есть сын? – Спрашиваю, уставившись на него широкими глазами. Вадим кивает. Вообще-то меня это не касается, но я не могу не спросить. – И сколько ему?

– Ему семь. – С задержкой отвечает Вадим и бросает на меня косой взгляд.

Он прекрасно знает то, о чем я думаю и, конечно, догадывается, какие чувства вызовет у меня его ответ, но все равно хочет увидеть мою реакцию. Не стану показывать ему, что это меня хоть сколько-то трогает. Пытаюсь улыбнуться, но боюсь даже представить, как выглядит при этом мое лицо. Сложно улыбаться, когда внутри так дерьмово. Когда понимаешь, что ты был прав в своих самых горьких опасениях.

Я уехала восемь лет назад. Его сыну семь. Значит он заделал его почти сразу после моего отъезда. Что лишний раз подтверждает его полное ко мне равнодушие. Говоря откровенно, я не нуждаюсь в подтверждениях, этот факт и без того известен мне давным-давно, но открытие все равно больно царапает грудь изнутри.

– Поздравляю. – Почти неслышно, стараясь выглядеть как можно более безразличной, говорю я и снова отворачиваюсь к окну.

Еще пару часов поездки проходит в молчании, а после Вадим, заехав в какой-то город, останавливается около здания с красивым деревянным фасадом и летней площадкой с круглыми столиками.

– Выходи. – Бросает в мою сторону и выходит из машины, не дождавшись моего ответа.

Я не двигаюсь с места и Вадим, пройдя несколько шагов в сторону кафе, останавливается и оборачивается. Ждет несколько секунд, и снова возвращается к машине. Распахивает пассажирскую дверь и смотрит на меня, вопросительно приподняв бровь.

– Я не голодна. – Глядя на него исподлобья отвечаю я и скрещиваю руки на груди.

– Нам ехать еще четыре часа. – Замечает Вадим. Я не отвечаю, просто отворачиваюсь. – Как хочешь. – Равнодушно добавляет Вадим и захлопывает дверь.

Он спокойно уходит, не блокируя двери машины, и я горько усмехаюсь. Я могла бы попробовать сбежать, но он прекрасно знает, что я не стану этого делать. Где бы я не спряталась, он найдет меня. Отыщет и вернет. Потому что я ему нужна.

Интересно, если я заморю себя голодом, и умру раньше времени, это сильно подпортит его планы?

Мысль заставляет задуматься. Нет, не о том, чтобы ускорить свою смерть, конечно. Скорее наоборот.

Я нужна ему. А значит… Значит он должен делать все, чтобы подольше сохранить мою жизнь. Он должен делать все, чтобы мне было комфортно.

Чувствую, как на лице появляется злорадная ухмылка. Выхожу из машины и намеренно громко хлопнув дверью, иду в кафе.

Без труда отыскиваю Вадима и, подойдя к его столику, сажусь напротив, скрестив руки на груди и глядя на него с вызовом. Впрочем, это я хочу, чтобы мой взгляд отражал вызов, непокорность и уверенность в себе, но что выходит на самом деле, не могу оценить. Надеюсь, я не выгляжу, как мелкое жалкое животное, которое хочет казаться крупнее, и оттого выглядит еще более жалко.

Вадим поднимает на меня глаза, но смотрит без эмоций, продолжая есть. Рядом со мной появляется официант.

– Меню?

– Нет, спасибо. – Тут же отвечаю я. – Просто принесите мне все самое дорогое, что у вас есть.

Вадим снова смотрит на меня и сужает глаза. Едва заметно усмехается, но ничего не говорит. Знаю, что веду себя глупо и по-детски, но мне хочется хоть немного ему досадить. Да почему бы мне не взять для себя немного пользы из сложившейся ситуации?

Не хочу быть просто безмолвной, сносящей все тяготы и лишения жертвой, если я могу получить хоть какую-никакую компенсацию за свои неудобства.

Я не оптимист. Совсем нет. Никто не учил меня находить позитивное там, где его априори быть не может. Однако же и убиваться, и хоронить себя раньше времени я совершенно точно не намерена.

Через несколько минут мне приносят стейк, овощи-гриль, салат из морепродуктов и молочный коктейль. Я немного расстроена, что в их меню не оказалось какой-нибудь мраморной говядины или королевских омаров, но и это не так уж плохо.

Мы в молчании съедаем свой ужин и снова возвращаемся в машину.

Едем быстро, как и прежде храня молчание. Смотреть в окно на мелькающие деревья, здания и города быстро надоедает. Какое-то время пытаюсь слушать музыку и читать книгу на телефоне, но, когда улице начинает темнеть, я, убаюканная плавным ходом машины, в какой-то момент проваливаюсь в сон.

Просыпаюсь, когда мы уже въезжаем в столицу, и тру глаза. Город мелькает разноцветными огнями, освещающими проспекты, высотки, бутики. Никогда не была в столице. Все вокруг здесь выглядит дорого, пафосно и монументально: небоскребы, старинные архитектурные сооружения, дорогие машины, сверкающие витрины магазинов, площади, которые мне приходилось видеть раньше лишь на открытках. Красивый город. Кому-то он подарит возможности, кого-то вдохновит, а кого-то раздавит. Не всем везет одинаково.

Минуя пару кварталов, мы заезжаем во двор. Проехав через автоматические ворота, Вадим паркуется и выходит из машины. Я выхожу следом за ним и оглядываюсь вокруг. Три десятиэтажных здания ограждены резным металлическим забором. Фасад из декоративного камня, и с ажурной ковкой на балконах и террасах, во дворе газоны и какие-то неведомые экзотические деревья. Определенно жилой комплекс очень высокого уровня и жильцы в нем имеют достаточно высокий статус в обществе.

Бросаю взгляд на Вадима. Помню его совсем другим. В заношенном свитере, вечно небритого, разъезжающего по нашему небольшому городку на старой отцовской десятке и живущего с мамой в двухкомнатной хрущевке.

Он сильно изменился, как того и хотел – должность, большой город, деньги, статус. Не знаю, как у него вышло, как он всего этого добился, но я и не уверена, что хочу знать.

Вадим достает мой чемодан из багажника и ставит машину на сигнализацию.

– Идем. – Говорит мне, проходя мимо. – Сегодня переночуешь у меня, а завтра я сниму тебе квартиру.

Не скажу, что меня радует перспектива провести ночь в одном с ним помещении, но выбора у меня нет. Послушно плетусь следом.

Пройдя через просторный холл в подъезде, и поднявшись на лифте на седьмой этаж, вхожу за Вадимом в квартиру.

Автоматически загоревшийся свет открывает моему взору просторную кухню-студию с большим панорамным окном, через которое открывается завораживающий вид на ночной город. В комнате нет мебели, кроме дивана, служащего, наверное, своеобразным разделением между кухней и гостиной. Нерешительно прохожу вглубь, разглядывая все вокруг. Две спальни, большая ванная комната. Вся квартира выдержана в одном стиле с явно дизайнерским ремонтом и современной мебелью. Комнаты просторные и светлые. И ни единого яркого пятна. Это кажется мне странным. Я не так представляла себе уютное семейное гнездышко.

– Твоя семья не будет против? – Спрашиваю, снимая куртку.

– Я живу один. – Вадим разувается, снимает пиджак и небрежно бросает его на диван. Идет в спальню, но дверь за собой не закрывает.

– А твой сын?.. – Бросаю ему в спину, как будто без интереса, продолжая разглядывать интерьер.

– Он живет со своей матерью. – Откуда-то из-за угла отвечает Вадим.

«Со своей матерью». Интересно. Хмыкаю и поджимаю губы.

Не знаю, что за чувство вызывает во мне его ответ. Не помню, чтобы когда-то испытывала подобное. Хотя, постойте, это же… злорадство. Кажется, я рада тому, что его брак не удался. Если он вообще был.

Мда. Открываюсь себе с новых сторон. Не зря говорят, что большой город портит людей. Я здесь всего каких-то пол часа, а изменения уже на лицо.

– Выбери себе квартиру. – Вадим выходит из спальни, переодетый в футболку и спортивные штаны. Передает мне планшет и отворачивается. Достает из шкафа какую-то сумку, и закинув ее на плечо, на пороге обувает кроссовки. – Фильтр не снимай, я установил районы поблизости с этим. В холодильнике есть еда и вода. Можешь занять ту спальню. – Показывает мне на комнату, расположенную рядом с той, в которой он переодевался, и открывает дверь. – Я вернусь через два часа. Выспись. Завтра с утра мы едем в управление.

Как уже повелось, не дожидаясь моего ответа, Вадим просто выходит и захлопывает дверь.

Вздыхаю и опускаю плечи. Вадим ушел, и изображать себя сильной и независимой мне больше не перед кем. Чувствую невероятную усталость. Обнимаю себе руками и подхожу к окну. Красивый вид не вызывает никаких чувств. Я морально истощена. Этот день слишком насыщен событиями и эмоциями, как для такого короткого промежутка времени.

Вспоминаю, что перед ужином не выпила лекарства и принимаюсь разбирать чемодан. Достаю все необходимые таблетки и иду к холодильнику. Две верхние полки заполнены бутылками с водой. Что ж, не удивительно. Не похоже, чтобы люди, живущие в подобных местах, испытывали недостаток ресурсов. Достаю одну бутылку воды и наливаю в стакан. Выпиваю лекарства и решаю, что голодна. В холостяцком холодильнике есть лишь замороженные полуфабрикаты, яйца, сыр и ветчина. Сооружаю себе бутерброд и делаю чай.

Перекусив, отправляюсь в душ. Долго стою под горячими тугими струями, надеясь, что напряжение в теле хоть немного отступит. Это не помогает, и через десять минут я сдаюсь. Закутываюсь в полотенце, и, прихватив из гостиной свой чемодан, располагаюсь в отведенной мне на эту ночь спальне.

Я так устала, что должна бы отключиться, едва прикоснувшись к подушке головой, но напряжение внутри не отпускает и я долго лежу без сна и просто смотрю в потолок.

Я стараюсь отключить мысли, не думать, погрузиться в своеобразный транс, но это напряжение в моей груди вызывают совсем не мысли. Не они виноваты. Мои эмоции, а вернее огромное их количество, ужами сплетаются у меня в груди, мешая мне дышать и не давая расслабиться.

Мне страшно. Мне больно. Мне грустно. Мне обидно.

Я злюсь. Я негодую. Я не понимаю.

Я чувствую горечь, одиночество, тоску и обреченность.

Я не хочу делать то, о чем попросит меня Вадим. Я не хочу читать чужие эмоции. Я не хочу медленно убивать свое сердце.

Я не хочу умирать.

Но до моих желаний и чувств Вадиму нет дела. Он использует меня. Снова. Он будет использовать меня до тех пор, пока я не стану ненужной, непригодной.

Или мертвой. Только потом он меня отпустит.

Глава 6.

Восемь лет назад.

Мужчина, сидящий на стуле рядом с койкой, на которой лежу я, выглядит уставшим и недовольным. Думаю, он хотел бы по-быстрому разделаться с новым делом, закрыв его как непреднамеренное убийство, но что-то не складывается. Ему не нравится мое путанное объяснение о том, почему я не позвала на помощь, а сама ринулась в бой. Ему не нравится, что девушка, подвергшаяся насилию в тот день, до происшествия долго встречалась с убитым и по собственной воле пришла в заброшенный дом. Ему не нравилось, что все опрошенные им люди, знакомые со мной – одноклассники и учителя – отзываются обо мне как о странной, безответственной девушке, с неустойчивой психикой, а, возможно, и вполне серьезным психическим расстройством.

Больше всего ему не нравится моя последняя фраза.

– Что значит, ты хотела его убить? – Сжимая челюсть и недовольно поджимая губы, спрашивает следователь. – Ты его знала до этого? Он что-то тебе сделал?

– Нет. Не знала. – Отзываюсь я, медленно качая головой. – Но это был тот уровень злости, который толкает людей на преступления. Так что в тот момент я совершенно точно могла хотеть его убить.

Мужчина громко вздыхает и обхватывает голову руками, ерошит волосы и трет лицо.

– Я понимаю, да. Ты стала свидетелем насилия и разозлилась…

– Я разозлилась, потому что он был зол. – Перебиваю я, с трудом ворочая языком из-за успокоительных, которыми меня напичкали после прихода мамы. Ее страх, боль и горе, транслируемые во вне, чуть не вызвали у меня новый сердечный приступ, поэтому доктор строго настрого запретил маме появляться в палате, а мне вколол конскую дозу успокоительного, после которой, я чувствую себя точно полуживая медуза. – Он был в бешенстве, потому что девушка сопротивлялась. Вы представить себе не можете, как он был зол… И какую похоть испытывал… И какую радость…

Следователь смотрит на меня из-под опущенных бровей и снова вздыхает.

– Агата… Тебя посадят в тюрьму на несколько лет. Или упекут в психиатрическую клинику. Ты это понимаешь?

Я все понимаю. Как и понимаю то, что заслужила все это. И сердечный приступ, и наказание в виде тюремного заключения или принудительного лечения.

Я убийца.

Я заслуживаю наказания.

И, конечно, мне не все равно. Я не хочу умирать. Не хочу сидеть в тюрьме или психушке. Но я виновата. Я не собираюсь врать, оправдываться и что-то выдумывать. На вранье нужны силы, а у меня их нет. У меня нет ничего, кроме удушающего чувства вины, с которым не справляются даже успокоительные.

Поэтому я говорю правду. Мне почти безразлично, поверит мне этот следователь или нет, я просто рассказываю все как есть. Без уверток и без прикрас. Рассказываю о своей эмпатии и о том, что не могу сопротивляться чужим эмоциям, о том, что перестаю контролировать себя, если рядом кто-то испытывает слишком интенсивную эмоцию. Рассказываю даже то, как я это ненавижу, и как сильно это отравляет мою жизнь. Я рассказываю все, как когда-то рассказала своей подруге, и как до пятнадцати лет рассказывала маме, пока не поняла, что мама не воспринимает мои рассказы всерьез.

Следователь, как и моя подруга, как и моя мама, конечно, не верит. Однако, не похоже, чтобы он считал меня сумасшедшей.

Не знаю, почему он себя так ведет. Он будто разочарован, и как будто готов чуть ли не уговаривать меня изменить показания. Разве он не должен радоваться тому, что убийца признает свою вину и готов сдаться?

Возможно он меня жалеет?

Пытаюсь просканировать его эмоции, но ничего не чувствую. Его эмоциональный фон ровный, будто гладь затянутого льдом озера. Озера, такого же цвета, как и его глаза. Цвет мутного льда. Красивые глаза. Только смотрят слишком пронзительно.

– Ты сама роешь себе могилу. Скажи ты, что не собиралась его убивать, а просто хотела остановить и не рассчитала силу, я бы списал это на состояние аффекта и убийство по неосторожности. Но ты говоришь, что хотела его смерти… А это совсем другой уровень преступления.

– Я просто говорю правду. – Глухо отзываюсь я и опускаю глаза.

Я устала. Я слишком устала от своей жизни. От жизни, которая даже не является моей. В ней все чужое. Чужие чувства, чужие переживания, чужие желания. В этой жизни нет меня, а там, где я есть, осталась лишь боль и одиночество.

Мне очень страшно. Я боюсь будущего. Но я приму его, каким бы оно не было.

Я больше не хочу бороться.

– Мне жаль, Агата, но как только, доктор позволит, тебя переведут в следственный изолятор. А пока я приставлю к тебе охрану. – Вставая со стула, произносит мужчина и, бросив на меня последний пристальный взгляд, выходит из палаты.

Медленно скольжу глазами за удаляющейся высокой фигурой и вздыхаю.

Закрываю тяжелые веки и позволяю успокоительным наконец унести меня в сон.


В больнице я остаюсь еще на три дня, после чего меня конвоируют в КПЗ при местном ОВД.

Я всего два часа в изоляторе временного содержания, а мне уже так страшно, что я готова отказаться от своих показаний и сказать все, что от меня хотят услышать.

Четыре стены, выкрашенные в отвратительный голубой цвет, местами облупившаяся краска, две одноярусные железные кровати с свернутыми матрасами на них, и мелкое решетчатое окно почти под потолком. Вот что я увидела, как только вошла в изолятор. И это почему-то повергло меня в ужас.

Я, конечно, не думала, что меня будет ждать гостиничный номер, я вообще старалась не думать о том, где окажусь. Я впала в своеобразную апатию, смирилась, сдалась, но увидев холодные мрачные стены камеры, на меня обрушилось осознание. Вот эти стены – просто цветочки по сравнению с тем, что меня ждет в настоящей тюрьме.

Я не выживу. Это не для меня. Я не справлюсь. Не смогу.

Меня затрясло, и я села на пол, обняв себя руками.

Господи, как же так вышло? Я убийца! Я сижу за решеткой! Как???

Чем я заслужила все это? Я ведь не хотела никому сделать больно, я никогда никому не хотела навредить, не говоря уже о том, чтобы убить. За что мне все это?

За что Бог проклял меня? За что?..

Слезы хлынули из моих глаз, я положила голову на колени и плакала, плакала, плакала, стараясь слезами смыть все то горе и обиду, что кажется навечно поселились в моей груди. Я ревела все эти два часа, пока дверь камеры не открылась и меня не окликнул мужчина в полицейской форме.

– На выход. – Обращается ко мне громкий строгий бас полноватого мужчины с дубинкой в руке. Послушно встаю и выхожу, мужчина пропускает меня вперед, указывая направление, а сам идет следом за мной.

Подойдя к какой-то двери, он снова обходит меня, и открывает ее, запуская меня внутрь. За столом сидит уже знакомый мне мужчина-следователь. Не могу вспомнить его имени.

– Агата Викторовна Романова. – Мужчина берет в руки какую-то папку и читает с нее мое имя. Это мое дело – догадываюсь я и чувствую, как сжимается сердце и снова слезы подступают к глазам. Уголовное дело. И мое имя на нем. – Проходи, садись. – Говорит мужчина и указывает рукой на стул.

Медленно подхожу и сажусь напротив следователя. Не зная, чего ожидать, опускаю глаза в пол.

– Меня зовут Вадим Александрович Самойлов. Не думаю, что ты запомнила. – Произносит мужчина, заставляя меня поднять на него взгляд. – Твой врач сказал, что, когда мы прошлый раз беседовали, ты была под воздействием сильнодействующих успокоительных. Возможно ты была не совсем в себе… Попробуем еще раз?.. – Добавляет следователь и смотрит на меня, слегка приподняв бровь.

Я молчу. Не знаю, что сказать. Боюсь сказать хоть что-то, чтобы не ухудшить свое положение еще сильнее. Просто смотрю на него, надеясь, что он мне как-то поможет.

– Ты была знакома с убитым Антоном Голубевым? – Спрашивает следователь, положив руки на стол и слегка наклонившись ко мне.

– Нет. – Глухо отзываюсь я.

– Лилию Карасеву ты знала?

– Нет. – Отзываюсь я и сглатываю все сильнее нарастающий ком в горле. Те же вопросы, те же ответы. У меня, как и прежде нет других объяснений. Я в ловушке. Мне уже не выбраться.

– Тогда почему ты бросилась ее спасать? Почему не позвала на помощь, не вызвала полицию? – Все таким же ровным голосом продолжает спрашивать следователь. Его спокойствие будто открывает во мне какой-то клапан. Я рвано всхлипываю и хрипло выдаю:

– Я не пыталась ее спасти. – Судорожно выдыхаю я и чувствую, как по щекам катятся крупные слезы. Мне не спастись. У меня нет другой правды. Вздыхаю, содрогаюсь всем телом и сквозь слезы повторяю все то, что уже говорила ранее. – Я почувствовала его злость… Она была… такой сильной, что я не смогла… не смогла ей сопротивляться… Он хотел ее убить… Он хотел насиловать ее, и делать больно… Это доставляло ему удовольствие… – Хриплю я, давясь рыданиями. С каждым новым словом, мой голос звучит все выше. – Я просто не смогла… Это была не я… Это просто была его злость…

– Ладно, Агата, хватит. – Прерывает поток моей бессвязной речи следователь. Встает из-за стола и налив в стакан воды, подает его мне. Беру трясущейся рукой и выпиваю залпом. Моя истерика немного утихает, я стираю слезы и закрываю лицо руками.

– Это правда. Это единственная правда, что у меня есть. Это мое проклятие. Я не виновата, что проклята. Я ни в чем не виновата. – Бормочу в отчаянии, мотая головой, но не уверенна что он меня слышит – мое лицо закрыто руками.

Некоторое время я так и сижу, молча глотая слезы, опустив голову на колени и спрятав лицо в ладонях. Слышу, как следователь ходит туда-сюда по кабинету и вдруг останавливается рядом со мной. Опирается о стол и, вздохнув, произносит:

– Допустим это так… – Слышу голос над своей головой и медленно выпрямляюсь. Вытираю лицо и смотрю на возвышающегося надо мной мужчину. – Ты можешь чувствовать эмоции любых людей?

– Д-да. – Отзываюсь я и быстро моргаю, не веря в то, что он готов слушать то, что другие считают бредом.

– И что сейчас чувствую я? – Неожиданно произносит мужчина, и я сглатываю.

– Я… Я слишком… – Заикаюсь я, судорожно бегая глазами по его лицу. О, Господи. Он дает мне шанс убедить его. Мне нужно успокоится. Я могу читать эмоции, если только, мои чувства не перекрывают чужие. То есть, я чувствую эмоции того человека, у кого они более интенсивны. И сейчас я слишком нервничаю и боюсь. – Можно мне еще воды? – Выдаю я и встаю со стула.

Дышу глубоко, стараясь выровнять дыхание и сердцебиение. Принимаю из рук мужчины стакан и так же залпом осушаю его. Тру лицо руками и закрываю глаза.

– Сейчас. Да, я могу. – Говорю я, чувствуя, как постепенно успокаиваюсь. Делаю еще один глубокий вдох и пытаюсь сосредоточиться на чувствах человека, стоящего рядом. Ничего не выходит. Мое сердце стучит неровно, я все еще чувствую страх и волнение.

Сглатываю и неуверенно произношу:

– Можно мне вашу руку? – Смотрю на него чуть ли не умоляя. Он должен мне поверить. Это мой единственный шанс на спасение.

– Зачем? – Брови мужчины взлетают вверх, он смотрит с непониманием, смешанным с недоверием.

– Я… тогда чувствую лучше. – Поясняю я, глядя на него с надеждой. Мужчина не торопится выполнять просьбу. Недовольно поджимает губы и оглядывает меня с ног до головы. Отводит глаза, размышляя, и отталкивается от стола. Обходит его и садится на свой стул. Моя надежда уже начинает таять, я начинаю нервничать сильнее, когда его рука опускается на стол ладонью кверху, так если бы он приглашал меня на танец. Сглатываю и тут же вкладываю свою ладонь в его руку.

Тепло его ладони приятно греет мою холодную кожу и немного успокаивает. Я вдыхаю полные легкие воздуха и медленно выдыхаю, сосредотачиваясь.

Долго ничего не чувствую. Мужчина спокоен и будто безразличен. Но с каждой секундой я все больше успокаиваюсь и начинаю что-то чувствовать.

– Разочарование… Скепсис… Интерес… – И симпатия. Но об этом я почему-то сказать не могу. Не знаю почему. Это не та симпатия, которую испытывают к противоположному полу. Это скорее, что-то вроде доброжелательности, но я все равно отчего-то смущаюсь произнести это слово. Моя рука медленно выскальзывает из его, я ежусь и складываю ладони, зажимая между колен, будто хочу сохранить оставшееся в них тепло. – Вы очень… малоэмоциональны. – Добавляю и медленно поднимаю на него глаза.

– Профессия обязывает. – Слегка кивает мужчина и смотрит на меня изучающе-задумчивым взглядом.

Убирая руку, я не почувствовала ни доверия, ни удивления, которые последовали бы, если бы он мне поверил. Значит он мне не верит.

Опускаю плечи и прикрываю глаза. Слабая надежда на то, что мужчина мне поверит, тает и тут же испаряется.

Никто и никогда не поверит мне.

Глава 7.

Огромное серое здание Главного следственного управления наверняка отстроено таким огромным и величественным с целью наведения ужаса на потенциальных нарушителей. Одни только массивные колонны чего стоят. Расположенные по бокам у входа в здание, напоминающие зубы гигантского хищника, они заставляют меня вжимать голову в плечи.

Но ужас оно наводит только снаружи. Внутри все иначе. Внутри оно похоже на гигантский жужжащий улей. Едва я переступаю порог, как на меня обрушивается такое количество раздражителей, что хочется тут же выскочить вон, что я бы и сделала, если бы не Вадим, идущий за моей спиной, и то и дело недовольно меня поторапливающий. В холле, перед стойкой приема заявлений толпятся люди, разнося гул голосов по всему первому этажу. Мы поднимаемся выше, на второй этаж, здесь гудение сменяется бесконечным пиликаньем телефонов и разговорами, доносящихся из открытых дверей кабинетов, расположенных вдоль узкого коридора, топотом и стуком каблуков, суетливо бегающих туда-сюда сотрудников, шуршанием бумаг и щелканьем печатей.

Я иду по коридору, подгоняемая рукой Вадима, что едва заметно прикасается к моей спине, направляя, пока он не открывает какую-то дверь по правой стороне.

– Сюда. – Говорит Вадим, открыв ключом дверь и кивнув мне в приглашающем жесте. – Мой кабинет. Проходи.

Медленно вхожу и оглядываюсь. Дверь за моей спиной захлопывается, отрезая все посторонние звуки. Здесь тихо. Неожиданно скромно, но вполне симпатично. Большое окно, деревянный шкаф вдоль стены, стол и небольшой диван между ними. Вадим рукой указывает мне на этот диван, и я послушно опускаюсь на мягкую поверхность.

Вадим обходит стол и, подойдя к стене что-то нажимает на панели, рядом с окном. В эту же секунду стена превращается в яркий экран. Да, с выводами о скромности я поторопилась. Вадим что-то продолжает нажимать и на экране выскакивает изображение, с нарисованными, будто маркером, схемами, фотографиям, стрелками и знаками вопроса. В самом центре в верху крупными размашистыми буквами написано «Калидус».

Я скольжу глазами по изображению и непонимающе хмурюсь, поднимаю глаза на Вадима вопросительно приподнимаю бровь.

– Калидус? Ты расследуешь… бактерию? – Насмешливо фыркаю я, за что получаю полный презрения взгляд, заставляющий меня поежиться и стереть с лица усмешку. – Не понимаю. Это же просто бактерия. Она просто… есть. Как и многие другие…

– Она возникла не сама по себе. – Раздраженный моей недогадливостью, перебивает Вадим. – Она создана чьими-то умелыми руками. Это – биологическое оружие.

Я шокировано распахиваю глаза, затем хмурюсь, в неверии мотаю головой.

– Но зачем??? – Громко выдаю на выдохе. Не понимаю, кому это может быть нужно. Почти вся страна в зоне поражения. Если так пойдет и дальше, скоро будет заражена вся планета. Весь мировой океан. Не останется ни единого клочка земли, где вода будет годна к употреблению. Человек, создавший эту бактерию, хотел погубить весь мир? Зачем? Что за бред?

– Я пытаюсь это выяснить. – Отзывается Вадим, берет со стола карандаш и указывает на фотографию мужчины, расположенную в центре изображения. – Это мой главный подозреваемый, но я не могу из него вытащить ни слова.

Я встаю с дивана и подхожу ближе. Мужчина лет сорока, в белом халате и очках в круглой оправе, смотрит на меня с фотографии, слегка склонив голову на бок и в едва заметно улыбаясь, как улыбаются именно для фотографии, немного напряженно и не искренне. Мужчина выглядит вполне миролюбивым, добродушным и безобидным – морщинки вокруг глаз говорят о том, что он много улыбается, слегка вздернутый нос указывает на такие характеристики, как беспечность, простота души, легкость нрава, да и размытый подбородок со слабыми чертами говорит скорее о мягкости характера. Ни за что бы не поверила, что такой человек может угрожать жизни всего человечества.

– Расскажи мне. – Продолжая задумчиво разглядывать мужчину, говорю я Вадиму, совсем забыв о том, что не собиралась проявлять инициатив и должным образом участвовать в процессе. Вообще-то вчера я приняла решение прожить как можно дольше, а значит, помогать Вадиму в пол силы, и по возможности показать ему на сколько я могу быть бесполезной. Я поставила себе цель – жить. Но вчера я никак не думала, что дело будет касаться вопроса существования самой жизни на земле. – Кто он?

Вадим нажимает кнопку на пульте и на экране выскакивает статья из крупного научного журнала.

– Даниил Григорьевич Матвеев. Ученый бактериолог и эпидемиолог. Доктор медицинских наук. – Перечисляет Вадим, становясь рядом с мной, и опираясь задом о стол.

Я скольжу глазами по тексту статьи, минуя бесконечный список регалий, наград, премий и заслуг, надеясь в тексте найти что-то вроде упоминания о том, что этот замечательный ученый просчитался, ошибся и случайно создал вместо вакцины смертельно опасную бактерию, но ничего не нахожу. Снова перевожу непонимающий взгляд на Вадима.

– Когда хлынул поток больных с одинаковыми жалобами, и медики поняли, что это новая эпидемия, ученые принялись искать источник. Спустя некоторое время они поняли, что источником заражения является вода. Но, что конкретно в этой воде было не так, они найти не могли. – Вадим снова нажал на кнопку и на экране возникло изображение похожее на цепочку ДНК. – Ученые так долго не могли понять в чем беда с водой, потому что молекула новой бактерии была практически идентична молекуле цианокобаламина, известного как витамин б12. Бактерию потому так и назвали «Калидус». В переводе с латинского означает «хитрый».

Вадим невесело усмехается, замолкает, складывает руки на груди и переводит взгляд в окно. Молчит некоторое время, заставляя меня нетерпеливо топтаться на месте.

– И при чем здесь Матвеев? – Не выдерживаю я.

– Матвеев исчез через неделю после объявления эпидемии. Но перед отъездом на своем столе он оставил вот этот код. – Вадим указал рукой на изображение ДНК. – Он оставил его на видном месте, будто нарочно, чтобы его нашли. Так и вышло, через пару дней его помощник – молодой ученый, нашел его, но не сразу смог разобраться что к чему. Только спустя некоторое время он додумался показать находку более старшим и опытным специалистам. После этого дело сдвинулось с мертвой точки.

– Так. Ясно. Но что же случилось с Матвеевым?

– Ничего. Через пару недель он снова появился на работе, как ни в чем не бывало.

Я удивленно хмыкаю и откидываю голову назад, размышляя. Да это действительно странно. Известный ученый, полный амбиций, позволяет сделать важнейшее открытие своему неизвестному помощнику и тем самым отдает тому все лавры и почести, а сам остается в тени. Выглядит подозрительно.

– Как все это объясняет сам Матвеев? – Поворачиваю голову и смотрю на рядом стоящего Вадима. Он смотрит на меня одновременно заинтересованно и снисходительно, но услышав мой вопрос, поджимает губы, хмурится, и оттолкнувшись от стола, идет к окну.

– Никак. Я не могу вытянуть из него ни слова. – Вадим стоит ко мне спиной, и говорит, глядя в окно, так что мне недостаточно хорошо его слышно, поэтому я подхожу и становлюсь рядом, сбоку от него. – Он молчит. За все время, проведенное здесь, он ответил на один единственный вопрос: он ли создал Калидус. Он ответил «нет». И детектор лжи показал, что он говорит правду. На остальные вопросы он просто не отвечает.

Вадим поворачивается ко мне корпусом и многозначительно смотрит в мое лицо, ожидая моей реакции. Отступаю на шаг назад – его близость меня нервирует – и пожимаю плечами, скептически приподняв бровь.

– На сколько результат проверки на полиграфе достоверен?

– Достаточно достоверен. – Тут же отзывается Вадим.

– Значит… это – не он?

– Я не знаю. – Вадим раздосадовано хмурится и добавляет. – Но я уверен, что он в этом замешан. Слишком много неизвестных переменных в этом деле. Мне неизвестны ни мотивы, ни цель. У меня нет ничего кроме моих собственных домыслов. Поэтому… Мне нужна твоя помощь.

Ох. Сердце делает кульбит. Я отступаю еще на шаг. Лучше бы ему перестать повторять эту фразу, иначе на ту помощь, которой он от меня требует, я не буду способна. Слишком много моих личных чувств задевается этим коротким предложением.

– Но я ведь не предоставлю тебе никаких доказательств. – Неуютно съёжившись, замечаю я.

– Я знаю. Но даже если ты поможешь мне убедиться в правильности моих умозаключений, это будет шаг вперед. Я буду уверен, что иду в нужном направлении. Ситуация более чем критическая. У меня нет времени на ошибки, люди умирают каждый день. – Глядя на меня прямым взглядом, говорит Вадим и поморщившись добавляет. – Да, и… Не знаю сколько я смогу еще удерживать в секрете информацию о Матвееве от службы безопасности ООН… Если они доберутся до него…

Вадим цокает языком, так и не договорив, и отворачивается. Выразительно так отворачивается. Знаю, что он делает. Пытается воззвать к моей жалости. Он хочет, чтобы я захотела ему помогать. Ведь тогда я буду по-настоящему стараться, а не выполнять работу лишь ради галочки. Он все понимает. Использовать былые методы, играя на моих чувствах у него больше не выйдет, под влиянием его угроз, я не буду работать действительно хорошо, а вот жалость… Жалость – это инструмент. Я вздыхаю и тихо произношу:

– Ладно. Давай попробуем. Выбора ведь у меня все равно нет.

Глава 8.

– Идем. – Бросает Вадим, не глядя на меня, и выходит из кабинета.

Следую за ним по коридору и вдруг в тупике, где коридор раздваивается на две ветки, останавливаюсь. Прямо передо мной стоит большой кулер с почти полной двадцатилитровой бутылью воды. Пока я стою и удивленно хмурюсь, к кулеру подходит молодой человек, с мобильным телефоном у уха и нажимает на краник с холодной водой. Он что-то раздраженно говорит в трубку и отворачивает голову, но палец с крана не убирает, и вода продолжает течь в небольшой пластиковый стаканчик. Я смотрю как вода, наполнив стакан, начинает выливаться через край и ошеломленно распахиваю глаза. Наконец мужчина поворачивает голову к кулеру и убирает свой палец. Как ни в чем не бывало берет переполненный стакан и подносит ко рту, расплескивая драгоценные капли по пути, и отходит.

– Агата. – Слышу из-за угла голос Вадима и дергаюсь. Временный шок отступает, и я чувствую, как от злости сжимается моя челюсть.

Ситуация критическая, значит? А я ведь, кажется, даже прониклась, и как будто бы совершенно добровольно захотела помочь в расследовании. Ну и дура. Чувствую, как мои ноги уже готовы развернуться и нести меня прочь из этого здания, но из-за угла появляется Вадим, смотрит на меня вопросительно, не понимая, что меня задержало, и моя челюсть сжимается сильнее, так что слышится скрип зубов.

Перемена в моем настроении не укрывается от Вадима. Он подходит ближе. Я задираю голову и складываю руки на груди.

– В чем дело? – Недовольно хмурится Вадим.

– Не похоже, чтобы вы сильно страдали… – Отзываюсь, кивая головой на злосчастный кулер.

Вадим оборачивается, бросает взгляд на кулер и хмыкает.

– Нас обеспечивает государство…

– Ну конечно… – Язвительно бросаю я, прерывая его пояснения. – Элита… Вам все ни по чем. Война, эпидемия, голод. Что бы не происходило снаружи…

– Агата. – Теперь уже Вадим прерывает поток моих возмущений. – Прекрати нести чепуху. Мы – не элита. Мы – простые солдаты. И ты теперь с нами… Так что возьми себя в руки. Соберись. И давай займемся делом. Хочешь пить – попей. Хочешь возмущаться – оставь это на потом.

Сдвигаю брови, глядя на Вадима исподлобья.

Я не хочу пить и не хочу возмущаться. Все, чего я хочу – это свобода. Я хочу сбежать. Но сбежавших солдат называют дезертирами и отправляют под трибунал.

Я не могу сбежать.

Я теперь с ними…

Мотаю головой, будто стряхивая с себя злость, и следую за Вадимом.

Захожу в комнату для допросов, и слышу, как за спиной захлопывается дверь. Помещение выглядит мрачно: темно серые стены, большое зеркало на одной из них, и посредине комнаты прямоугольный металлический стол и четыре стула по двум сторонам от него.

Вадим подталкивает меня в спину, и подведя к столу, нажимает на мои плечи, усаживая на один из стульев. Сам же идет к двери, которую я не сразу заметила- это не та дверь, в которую мы вошли, и открыв ее, что-то кому-то негромко говорит. Возвращается к столу и садится рядом со мной. Через минуту дверь снова открывается и в комнату вводят мужчину. Того самого, что неискренне улыбался мне на фотографии. Я узнаю черты его лица, но не могу не отметить произошедшие с ним изменения: осунувшееся иссохшееся лицо, почти черные мешки под глазами, брови, сдвинутые на переносицу, поникшие плечи. С заведенными назад руками, скованными наручниками, он медленной шаркающей походкой, ссутулившись, будто на его плечах тяжкий груз, подходит к столу и опускается на стул.

Мужчина выглядит истощенным, сдавшимся, безразличным. Но первое, что я чувствую, когда он появляется в комнате – это тревога. Его тревога. С его первым шагом в комнату, я чувствую, будто воздух вокруг меня сгущается, мне становится тяжелее дышать, будто кто-то укрыл меня с головой плотным одеялом.

Вадим здоровается и начинает негромко говорить. Просит помочь следствию, пытается убедить ученого в том, как это необходимо и как важны его показания. Матвеев сидит с опущенной головой, глядя куда-то вниз, и с виду остается безучастным. Но я замечаю, как он почти незаметно вздрагивает при каждом новом слове Вадима. Он вздрагивает, словно от ударов током, но головы не поднимает. Все его тело начинает мелко дрожать, на лбу выступает пот.

Вадим продолжает говорить, и с каждым новым словом, мою грудь все сильнее сдавливает невидимый обруч. Все мое тело напрягается. Я вжимаюсь спиной в жесткую спинку стула, и чувствую, как начитают трястись руки. Голова начинает кружиться, сердцебиение ускоряется, причиняя боль за грудиной.

Вадим говорит о бактерии, о том, что люди умирают, умирают дети, его голос звучит все тверже, жестче, глубже проникает в сознание и я вижу, как мужчина напротив начинает трясти головой. Он трясёт головой в разные стороны и что-то бормочет себе под нос.

Прислушиваюсь. «Нет. Нет. Нет. Никто не умирает. Никто не умирает» – Долетает до моих ушей сиплый голос, полный паники.

Вадим поднимается со стула и, опершись кулаками о стол, наклоняется ближе к Матвееву. Он что-то говорит, я слышу в его голосе сталь, но слов разобрать уже не могу. В моей голове нарастает звон. Словно зеркаля сидящего напротив мужчину, я начинаю трясти головой. Я хочу, чтобы Вадим прекратил. Мне больно. Мне плохо. Мне очень-очень страшно. Я хочу, чтобы все это закончилось. Мне, кажется, что я вот-вот потеряю сознание, и это еще сильнее пугает меня.

Не свожу глаз с Матвеева, вцепляюсь в него взглядом мертвой хваткой, я должна помнить, что это не мои чувства, я помнила об этом, я это знала буквально три минуты назад. Но ощущения в моем теле такие яркие, что кажется, будто они мои. Матвеев продолжает несвязно бормотать, мотая головой, и под напором слов Вадима начинает трястись уже всем телом.

Я открываю рот, хватаю воздух пересохшими губами, я хочу остановить все это, я хочу закричать «хватит», но с моих губ слетает лишь противное карканье.

Я больше не могу. Я не выдерживаю. Усилием воли сбрасываю оцепенение, сковавшее все мое тело, резко вскакиваю со стула, так что тот опрокидывается и падает, и выскакиваю из комнаты.

Захлопываю дверь и чувствую, как паника отступает, но легче мне не становится, меня трясет крупной дрожью. Освободившись от оков чужих чувств, мое сознание немного проясняется, и я понимаю, что ушла с допроса без спроса, без разрешения Вадима, однако прямо сейчас мне на это глубоко наплевать. Мне казалось, что я умру, если еще хоть на минуту задержусь в той комнате.

Голова продолжает кружиться, и я, чтобы удержаться на ногах, опираюсь рукой о стену. Медленно двигаюсь вдоль коридора, прямо к уведенному ранее кулеру. Аккуратно наливаю воды и подношу стакан к губам. Мои рука просто ходуном ходит, и я обхватываю стакан двумя руками, чтобы не пролить ни единой капли. Выпиваю воду и бросаю пластиковый стакан в урну. Опираюсь спиной о стену и закрываю лицо руками. Тру воспаленные глаза и стараюсь глубоко дышать.

Через минуту слышу быстрые шаги в мою сторону и голос Вадима.

– Ты в порядке? – Спрашивает он с некоторой долей беспокойства, от чего мне хочется рассмеяться ему в лицо.

– Нет. – Отвечаю глухо и убираю руки от лица, глядя на него как можно более злобным взглядом.

Он пару секунд изучает мое лицо, затем хватает меня за предплечье и ведет в сторону своего кабинета. Резко вырываю руку из его захвата, но продолжаю идти.

Едва за нами закрывается дверь, как я набрасываюсь на него:

– Вы что… его избивали??? Пытали??? – Шиплю громким шепотом прямо в его лицо.

– Что? – Хмурится Вадим, и обойдя меня, садится за свой стол. – Никто его и пальцем не тронул.

– Тогда почему он тебя так боится?

– Откуда мне знать. Это ты мне скажи. – Спокойно отзывается на мой злобный выпад Вадим и жестом приглашает меня присесть. – Расскажи мне о своих наблюдениях.

– Наблюдениях?.. Ничего, кроме страха я не наблюдала. Он боится, до жути. До одури. Это была настоящая паническая атака. – С раздражением отвечаю я, стоя напротив Вадима.

Вадим вздыхает и медленно кивает головой.

– Ничего нового. Это я знаю и без тебя. Психиатр уже беседовал с ним и поставил диагноз паническое расстройство.

Я фыркаю.

– Тогда, что ты хочешь от меня? Я не умею читать мысли. – Развожу руками, глядя на Вадима в упор.

– Да, я знаю. – Тихо отзывается он и замолкает. Трет пальцами переносицу, сжимает веки, так будто его глаза устали и болят. – Я должен найти способ разговорить его.

Вадим откидывается на спинку кресла и возводит глаза к потолку. Я сажусь на диван, глядя перед собой. В моей голове крутится много-много мыслей. И половина из них – это почему-то идеи того, как можно было бы попробовать поговорить с Матвеевым.

Как можно было бы помочь Вадиму.

Черт.

Что есть силы стараюсь отбиваться от этих беспорядочно атакующих мыслей, но они все равно просачиваются в сознание, заставляя меня злиться на саму себя.

Я не пытаюсь помочь Вадиму, я хочу помочь человечеству – как мантру повторяю про себя. Да, это так. Вадим здесь не при чем, у меня нет причин хотеть ему помогать. Я просто хочу жить. И я хочу, чтоб вместе со мной жили другие люди.

В тишине проходит несколько минут. Затем Вадим встает и берет со стола ключи от машины.

– Поехали, я отвезу тебя домой.

– Домой??? – Меня будто подбрасывает на диване. Я, выпучив глаза, смотрю на мужчину, возвышающегося надо мной. Что-то такое внутри смутно шевелится, разнося по телу приятные вибрации. Но тут же затихает, услышав ответ.

– Да. Домой. Я снял тебе квартиру.

Глава 9.

Восемь лет назад.

Пока я молча борюсь со слезами, хороня все свои наивные надежды, следователь молчит. Молчит долго, кажется целую вечность, задумчиво разглядывая меня, когда вдруг дверь в кабинет резко открывается. Слегка поворачиваю голову и вижу вошедшего мужчину. Он входит и как-то торопливо подходит к столу, стоящему справа от стола Вадима Александровича. Снимает нагрудную кобуру с пистолетом в ней и, открыв сейф, засовывает ее туда. Мужчина выглядит возбужденным, взъерошенным и запыхавшимся, будто бежал кросс. Его движения резкие и нервные. Он недовольно косится на меня, потом на моего следователя.

– Развлекаешься, Вадим? – Презрительно скривившись, но стараясь при этом выглядеть спокойным, выплевывает мужчина. Только сейчас замечаю, что с его приходом в комнате будто становится тяжелее дышать. Какое-то очень неприятное чувство подкрадывается ко мне и медленно просачивается во внутрь. Не совсем понимаю, что это, и чье оно. То ли злость, то ли досада, то ли недовольство, то ли грусть.

– Вообще-то у меня допрос. – Отвечает Вадим Александрович, недобро прищурившись, глядя на мужчину.

– Ну да, да. – Изображая фальшивое согласие, протягивает мужчина и бросает на меня уничижительный взгляд. – Допрашиваешь… девчонку.

– Какие-то проблемы, Семен? – Подавшись корпусом вперед и слегка отклонив голову назад, спрашивает следователь.

– Да нет, ну что ты… – Язвительно протягивает мужчина и поднимает руки, будто сдаваясь. – Не буду тебя отвлекать от важного допроса. – Добавляет пренебрежительно, и выходит, громко хлопнув дверью.

Вижу, как челюсти Вадима Александровича зло сжимаются. Он хмурится и раздражённо поджимает губы.

– Что за придурок… – Бурчит себе под нос едва слышно.

– Он вам завидует. – Неожиданно отзываюсь я, наконец сообразив, что за чувство скрылось за дверью вместе с тем мужчиной. Он ушел и забрал с собой все свои разрушительные эмоции, но оставил мне неприятное послевкусие и все сильнее нарастающую головную боль.

Следователь громко фыркает и опускается на стул, глядя на меня не то насмешливо, не то снисходительно.

– У него нет причин мне за… – Начинает мужчина и тут же осекается. Что-то происходит в его голове. Что-то щелкает. Начитается какой-то очень усердный мыслительный процесс. Его лицо разглаживается. Взгляд меняется. Он выглядит так, будто, внезапно понял что-то очень важное, и в этот момент мне становится очень-очень жаль, что я не умею читать еще и мысли. Надежда снова пробуждается в моей груди, заставляя расправить плечи и сесть ровнее. Я сглатываю и смотрю на следователя, ожидая его дальнейшей реакции.

Мужчина молчит очень долго. Размышляет. Смотрит то на меня, то в сторону. Хмурится. Качает головой. Откидывается на спинку стула, скрестив руки на груди, и вперивается пронзительным взглядом в мое лицо. Сужает глаза и кривит губы.

Я начинаю волноваться все сильнее и ерзаю на стуле.

– Что люди чувствуют, когда врут? – Неожиданно спрашивает Вадим Александрович, вгоняя меня в ступор.

– Э… ну… – От непредвиденного вопроса я теряюсь. Прочищаю горло, заправляю прядь волос за ухо и снова складываю ладони между колен, чтобы унять нервозность. – По-разному. Это зависит, о чем человек врет. И насколько это для него важно… Это… сложно.

Следователь хмыкает и кивает. Встает со стула и идет к двери. Открыв ее громко кричит в коридор.

– Приведи, Ермолаева.

Возвращается к столу, но не садится. Стоит сбоку от меня, и глядя сверху вниз говорит:

– Неделю назад была убила шестнадцатилетняя дочь бизнесмена Ласнецова. Все улики указывают на ее парня. Но я не… – Следователь не успевает договорить, в комнату вводят ссутулившегося высокого парня лет двадцати на вид. Я бросаю непонимающий взгляд на следователя, но тот больше не смотрит на меня. Он берет стул, ставит сбоку от стола, справа от меня и просит парня присесть. Я напрягаюсь. Не понимаю, что происходит. При чем здесь я, и что от меня требуется.

– Егор. – Начинает следователь, обращаясь к сидящему с опущенной головой парню. – Сорок восемь часов истекают, вечером я должен буду передать тебя в СИЗО. Возможно тебе есть что сказать.

Парень горько усмехается. Мне видно лишь его профиль, но этого достаточно, чтобы увидеть то, что он измучен, истощен и сломлен.

– Я все вам рассказал. – Глухо отзывается парень, так и не поднимая головы.

Чувствую, как моя голова тоже опускается, плечи сникают, на грудь будто наваливается тяжелая плита и придавливает меня. Мне кажется, что все вокруг теряет жизнь, все погибает, все исчезает. Остается лишь пустота и мучительная, невыносимо давящая безнадега.

– Зачем ты убил ее? – Неожиданно резким и грубым голосом спрашивает следователь, заставив парня резко вскинуть голову и уставиться на него.

– Я. ЕЕ. НЕ УБИВАЛ. – Четко разделяя слова, таким тоном, будто повторял это уже много-много раз, отзывается парень.

Чувствую, как мои глаза наполняются слезами. Боль и обида душат меня, накатывая волнами. Все сильнее и сильнее. Все больнее и больнее. Мне кажется, что стены надвигаются на меня и вот-вот раздавят. Еще секунда и от меня ничего не останется.

Я всхлипываю и судорожно хватаю ртом воздух. Съеживаюсь на стуле, изо всей силы цепляясь пальцами в сиденье. Моя голова кружится, кружится комната, и все вокруг. Я слышу чьи-то голоса, движения, но уже ничего не понимаю. Пытаюсь поймать губами воздух, и задыхаюсь. Кажется, я падаю.

Я совершенно точно вижу, что пол приближается к моему лицу, но вдруг останавливается. Чьи-то руки хватают меня за предплечья и усаживают обратно.

– Агата. – Трясут меня эти руки, приводя в чувство. Я фокусирую взгляд на лице напротив и моргаю. Парня в комнате больше нет, как нет и его невыносимой боли.

Вадим Александрович дает мне стакан с водой и, когда я беру его и подношу к губам, придерживает мою руку своей. Через прикосновение его пальцев чувствую его беспокойство, смешанное с раздражением.

– Меня тошнит. – Выдыхаю я и зажимаю рот рукой.

Вадим Александрович хватает меня под руку и быстро ведет по коридору, буквально вталкивает в туалет и закрывает снаружи дверь. Я сгибаюсь над унитазом. Меня рвет до тех пор, пока желудок полностью не опустошается и не перестает сжиматься в бесполезных спазмах.

Брызгаю в лицо водой и пью из-под крана. Долго стою, опершись о раковину, стараясь успокоить колотящееся сердце. Давящая боль в груди напоминает мне о том, что мое сердце теперь работает не на сто процентов и подобные испытания для него больше непозволительны.

– Агата. – Слышу за дверью нетерпеливый голос и стук в дверь. Вздыхаю и, оттолкнувшись руками от раковины, иду к двери. Распахиваю ее и вижу хмурый взгляд следователя.

– Ты в порядке? – Глядя на меня из-под опущенных бровей, спрашивает мужчина и, дождавшись утвердительного кивка, снова берет меня под руку и ведет обратно в свой кабинет.

– Ну… что скажешь? – Спрашивает мужчина, усаживая меня на стул.

Смотрю на него непонимающе, хмурюсь и снова напрягаюсь всем телом.

– Думаешь это он убил? – Уточняет свой вопрос следователь и смотрит на меня с интересом и нетерпением. Мои глаза расширяются, рот распахивается в удивлении.

– Я… Вы… – Спотыкаюсь я на полуслове. Как я могу сказать, убийца ли он? Я! Человек, который недавно и сам убил. Что происходит? Что происходит??? – хочется мне заорать, но я лишь захлопываю рот и тру ладони между собой. Надо успокоится. Успокойся, Агата. Он не просит тебя выносить приговор, он просит лишь высказать свое мнение, рассказать, что чувствовал тот парень. Это может помочь тебе. Перевожу дыхание, набираю в грудь побольше воздуха и выдаю на одном дыхании. – Не похоже. Он не испытывал ни чувства вины, ни злости, ничего такого. Только обиду, горечь и боль. Так чувствуют себя люди, с которыми обходятся несправедливо. Не убийцы…

– Откуда тебе знать, что чувствуют убийцы? – Спрашивает Вадим Александрович, нахмурившись. Но уже через секунду его лицо озаряет догадка, и он понимающе кивает. Опускаю голову и болезненно морщусь. – По себе судишь… – Тихо добавляет мужчина и опускается передо мной на корточки. – Брось, Агата. Ты не убийца. Ты не виновата. Ты и сама это знаешь…

Я поднимаю глаза и встречаюсь взглядом с мужчиной напротив. Медленно моргаю.

Его слова, как глоток воды в измученном жаждой горле. Его слова, как сладкий сироп. Как обезболивающее. Его слова окутывают меня словно теплое одеяло. Я смотрю в глаза мужчины чувствую, как мои наполняются слезами благодарности. Кто этот человек? Почему он поверил мне, почему ему не все равно? Мужчина легонько сжимает мою руку, будто в знак поддержки, и встает. Обходит стол, садится, берет папку, открывает ее и что-то пишет. Я сижу не шелохнувшись, жду и просто разглядываю мужчину напротив. Смотрю на руку, сжимающую ручку между пальцев, выводящую на бумаге ровные строчки. На запястье с часами. Широкий разворот плеч. Шею с ярко очерченной яремной веной. Широкий подбородок, покрытый щетиной. Густые брови, низко надвинутые на глаза. На вид ему не больше тридцати лет, но на голове кое-где проглядываются седые волосы. У него тяжелая работа – решаю я, внезапно чувствуя сочувствие к этому невероятному мужчине. Да, он кажется мне невероятным. Он поверил мне.

Чувствую тепло в груди. Не знаю, чем оно вызвано, благодарностью или надеждой. Но оно совершенно точно связано с мужчиной, сидящим напротив. Оно приятное. Это первое приятное чувство за долгое-долгое время. Я хочу сохранить его и зажмуриваюсь.

– Я передам дело в суд с заключением «Убийство по неосторожности». – Говорит мужчина, прерывая мои мысли.

– И… что меня ждет? – Хрипло отзываюсь я, распахнув глаза. Чувствую, как тепло в груди покидает меня, а на его место приходит уже привычное волнение и страх.

– Максимум – два года исправительных работ. – Отвечает мужчин, и я выдыхаю. Словно сдуваюсь и чуть ли не растекаюсь лужицей на стуле. Я не отправлюсь в тюрьму.

– Спасибо. – Едва слышно выдыхаю я, не в силах выразить всей своей благодарности.

Мужчина улыбается одним уголком рта и произносит:

– Тебе назначат исправительные работы у нас в архиве. Будешь числиться там, но по факту… помогать мне.

Что? Дергаюсь как от удара и смотрю на следователя, выпучив глаза. Помогать ему?

– Чем я могу… помочь вам? – Чуть ли не взвизгиваю я, на что мужчина снова лишь слегка улыбается и, выдержав паузу, произносит, глядя на меня с нескрываемым удовлетворением:

– Твои способности – настоящий дар, Агата.

Все внутри меня падает. Тепло в моей груди окончательно испаряется, уступая место леденящему душу страху.

– Я?.. Я… Я не могу. – Заикаюсь я, трясу головой, во все глаза глядя на мужчину напротив.

Он видит мое шокированное состояние, и его выражение лица тут же меняется. Доброжелательность, еще секунду назад плескавшаяся на дне него серых радужек, уступает место ледяному блеску в глазах.

– Нет?.. Что ж, мы можем все отмотать назад. – Произносит мужчина, окинув меня колючим взглядом, и его тон будто становится на несколько градусов холоднее. – Выбор за тобой.

Я судорожно вдыхаю, меня будто прошибает озноб. Ежусь, и обнимаю себя руками. У меня есть выбор…

Предчувствие чего-то ужасного, словно грозовая туча, собирается над моей головой, но я решаю, что из двух зол выберу меньшее.

О том насколько неправильный выбор это был, я узнаю немного позже.

Глава 10.

Мое новое жилище гораздо меньше размерами, чем предыдущее. Но оно и понятно, это ведь столица: квадратный метр жилья здесь чуть ли не в два раза превосходит стоимостью. Моя новая квартира крохотная, однокомнатная, с косметическим ремонтом в спокойном живописном райончике. Она значительно проще той, в которой живет Вадим, но и это, понятное дело, не удивляет. Кто я, и кто он…

Я с интересом разглядываю двадцать пять квадратных метров, предоставленных в мое распоряжение на ближайшее будущее, и понимаю, что они меня полностью устраивают. Квартира выглядит чистой и опрятной, здесь есть все необходимое, не хватает лишь моих личных вещей, и мне не терпится поскорее выпроводить Вадима, чтобы все здесь расставить и разложить по своему вкусу.

Вадим закрывает дверь за риелтором и, пройдя на кухню, где я уже выгружаю из сумки свои лекарства, шлепает ключи от квартиры на стол.

– Добро пожаловать. – Глухо бормочет, покосившись на горсть таблеток, и опершись о подоконник, поднимает на меня глаза.

Эта кухня очень маленькая, буквально крошечная, и мне совсем не нравится, как в ней выглядит Вадим. Он занимает слишком много пространства, и я на секунду чувствую, как щемит в грудной клетке, так, что хочется с силой надавить на нее рукой, чтобы избавится от навязчивого ощущения, вытащенного из далеких закоулков моей памяти.

– Спасибо. – Отзываюсь я, и оглядываю пространство вокруг, всем своим видом намекая, что ему пора уходить.

Вадим с непонятным видом еще несколько секунд изучающе смотрит на меня, затем отталкивается, направляясь к выходу из кухни. Я чуть ли не вжимаюсь спиной в холодильник, когда он проходит мимо меня.

– Я закажу тебе доставку воды. – Уже из коридора, обуваясь говорит Вадим. – Двадцать литров в неделю будет достаточно?

– Сколько? – Отзываюсь я писклявым голосом, подойдя к нему и уставившись в его лицо. – Двадцать литров??? Ты шутишь?

Вадим выпрямляется и с немым вопросом приподнимает бровь.

– Все на самом деле так плохо, как нам говорят? – Сузив глаза, глядя на Вадима, спрашиваю я.

– Все даже хуже, чем нам говорят. – Тут же отзывается Вадим и открывает дверь.

Громко фыркаю. Вспоминаю кулер в коридоре ГСУ и мужчину, так беспечно разливающего воду.

– Ох, ну да, конечно. – Взмахиваю руками и язвительно добавляю. – Норма в три литра распространяется только на низшие слои населения… – С раздражением проговариваю я, скрестив руки на груди.

Вадим закатывает глаза и недовольно морщится.

– У меня нет времени на рассуждения о неравенстве. Минимальный заказ – двадцать литров. Если для тебя это много, поделишься с… низшими слоями населения. – Бросив на меня последний пренебрежительный взгляд, говорит Вадим, и не прощаясь выходит, захлопывая дверь.

Я остаюсь одна, и чтобы избавиться от противного раздражения на уже ушедшего мужчину, принимаюсь за уборку.

Пару часов я мою, драю и стираю, и, когда квартира блестит словно начищенный самовар, я, удовлетворенная от проделанной работы, устало опускаюсь на кровать. Только прикрываю веки, как звонок в дверь тут же заставляет подскочить. Подхожу к двери, открываю и вижу молодого парня в синей униформе. На кепке, надвинутой низко на лоб нарисована крупная капля и мелкими буквами написано название известной компании по поставке воды. Надо же, как оперативно.

Парень здоровается, спрашивает куда поставить и, занеся бутыль на кухню, удаляется. Закрыв за ним дверь, устанавливаю на бутыль помпу и наливаю полный стакан. Нет худа без добра – думаю без особого энтузиазма, но целый стакан воды выпиваю с удовольствием.

Возвращаюсь в комнату и снова падаю на кровать. Включаю телевизор и сразу же попадаю на новости.

Опрятная девушка в строгом костюме с зализанными назад волосами, с обеспокоенным видом что-то вещает с экрана. Делаю громче и прислушиваюсь. Ведущая говорит о том, что несмотря на то, что медицина нашла способ успешно справляться с потерей зрения и почти полностью восстанавливать пораженную Калидусом затылочную долю, власти призывают не употреблять воду из запрещенных источников. Ведущая исчезает и на экран выводятся кадры сьемок из больниц. Снова переполненные палаты, измученные врачи, паника, страх, суета.

Закадровый голос говорит, что, как только стали появляться первые выздоровевшие, люди плюнули на запреты и ограничения и снова стали употреблять обычную воду. Зачем страдать от жажды, если Калидус лечится простыми нейропротекторами и несложными упражнениями? Хорошие новости, так непредусмотрительно выложенные к общему обозрению, спровоцировали повальное заражение, еще большую волну больных, чем была прежде.

На экране снова возникает лицо ведущей, около ее головы высвечивается график, на котором видно резко взлетающую вверх линию. Ведущая говорит о ДТП, бытовых и производственных травмах, участившихся более чем в три раза по сравнению с первой волной заболевания. После на экране появляется главный прокурор, который зачитывает возросшую статистику преступлений, и я выключаю телевизор.

Вся их статистика нацелена на то, чтобы нагнать на народ панику. Если бы они должным образом обеспечили поставку воды для населения, ничего бы этого не было. Еще пару дней назад я бы поверила в недостаток ресурсов, но сегодня, глядя на то, как живет столица и ее драгоценные госслужащие, вера в то, что все на самом деле плохо, пошатнулась. На самом деле плохо только там, где нет денег.

Еще около часа я лениво валяюсь в кровати, звоню маме, и сообщаю ей о своем переезде. Говорю, что меня перевели по работе в столицу, и мама с гордостью принимается меня поздравлять. Она расспрашивает меня о том, как я устроилась и чем теперь буду заниматься, но я лишь отмахиваюсь, переводя разговор на нее. Я спрашиваю о ее волонтерстве в собачьем приюте и она, быстро переключившись, добрых пятнадцать минут рассказывает мне о прививках, стерилизациях, и дрессировке. Мама жалуется, что работать больше не кому, люди болеют, уезжают, ведь в их городе уже давно не завозят воду в магазины, но даже если бы и завозили, на ее покупку у жителей просто не хватало бы денег.

Слушая маму, иду на кухню. Взгляд падает на стол, и я понимаю, что снова забыла выпить лекарства. Закидываю горсть таблеток в рот и запиваю водой. Целым стаканом. Теперь я почему-то чувствую вину за этот полный стакан. Я обещаю маме прислать денег и прошу оформить доставку воды из спецмагазина. Мама отнекивается, говорит, что ей хватает бесплатных трех литров, но я настаиваю, и мама сдается.

Как всегда, в конце разговора спрашивает, принимаю ли я лекарства, и когда я приеду. Как всегда, отвечаю, что принимаю, и что приеду, возможно, под конец года. Мама тяжело вздыхает, как всегда, не веря ни единому моему слову. И я, как всегда, вздыхаю и виновато опускаю глаза.

Прощаюсь с мамой и сразу же устанавливаю три будильника на утреннее, дневное и вечернее время, чтобы впредь не забывать об обязательном приеме лекарств, и решаю отправиться в магазин. В моем кошельке есть немного денег, полученных, как расчетные с предыдущей работы, и я намерена за счет них заполнить зияющую пустоту моего нового холодильника, а часть отправить маме.

Выхожу из дома и решаю прогуляться, изучить район за одно и подышать свежим воздухом.

Долго брожу по округе, отмечая и запоминая месторасположения стратегически важных объектов, типа аптек, жилищно-коммунальных служб, поликлиники, станции метро и автобусных остановок, словом всех, которыми мне с большой вероятностью придется рано или поздно пользоваться. Когда начинает смеркаться, разворачиваюсь в сторону дома, намереваясь зайти в увиденный по пути супермаркет.

Чтобы перейти оживленную дорогу, спускаюсь в подземный переход. В самом низу прямо на холодной плитке сидит орава детей возрастом от шести до двенадцати лет, с виду. Они поют какую-то незатейливую песню, хором, нескладно, но очень стараясь. Впереди лежит сумка с мелочью и парой бумажных купюр на дне.

Я вздыхаю, глядя на этих детей, и стараюсь растянуть губы в поддерживающей улыбке, хотя внутри меня разверзается жгучая жалость пополам со злостью на их родителей, позволивших своим детям зарабатывать деньги таким сомнительным способом, на правительство, не сумевшее обеспечить этих родителей даже мало-мальски необходимым в такое тяжелое время, на весь мир, устроенный так несправедливо.

Останавливаюсь рядом с лежащей на земле сумкой и вытягиваю кошелек. Выуживаю купюру и бросаю к остальным. В это же мгновенье девчонка, неожиданно высоким громким голосом пропевает «спасибо», заставляя меня поморщится и улыбнуться ей шире. Я смотрю на эту худенькую девчонку с двумя жиденькими косичками, и не замечаю, внимательных взглядов мальчишек постарше, что стоят за ее спиной.

Кладу кошелек в сумку и направляюсь к ступенькам, ведущим вверх к выходу из перехода, но успеваю подняться лишь на первую ступеньку

Чувствую рывок и инстинктивно сжимаюсь, разворачиваясь и хватая сумку за тонкий поясок. Все происходит слишком быстро. Трое рослых мальчишек обступают меня. Один тянет за сумку, второй хватает ссади за плечи, а третий бьет кулаком в живот. Удар не сильный, но я сгибаюсь. Поясок из моей руки резко вырывается. Мальчишка, завладев моей сумкой, мчится вверх по ступеням, и я, не намеренная так легко сдаваться, устремляюсь за ним. Но не успеваю сделать и шага. Мальчик, ударивший меня в живот, делает какую-то сложную подсечку, от которой я тут же падаю, не успев даже поднять руки перед собой.

Я падаю на ступеньки и ударяюсь головой так, что искры летят из глаз. На секунду я будто отключаюсь. Слышу только звон в голове и топот детских ног, удаляющихся из перехода. Я остаюсь одна.

Мой лоб нещадно болит. Чувствую, как что-то горячее стекает в мой левый глаз. Прикасаюсь ко лбу рукой и вижу на пальцах кровь.

Воздух с шумом покидает легкие. Руки тут же начинают трястись.

Я начинаю повторять себе, что это просто сон. Просто сон. Надо просто проснуться.

Но это не сон.

Это моя кровь.

Я ударилась головой и расшибла лоб. Это моя кровь. Она моя. Не чужая.

Все хорошо.

Все хорошо.

Повторяю про себе, чувствуя, как от боли сознание ускользает в темноту.

Нельзя терять сознание.

Ложусь прямо на ступеньки, не разрешаю себе закрывать глаза. Заставляю себя думать.

Надо позвонить в скорую. Телефон в кармане. Как хорошо, что я не положила его в сумку. В сумке остались документы, деньги и ключи от квартиры. Но телефон со мной, хвала Господу.

Я пытаюсь встать, но моя голова кружится так сильно, что мне приходится снова опустить ее на ступеньку.

Трясущейся рукой набираю номер скорой, диктую координаты и отключаю телефон.

Теперь я могу закрыть глаза.

Глава 11.

Восемь лет назад.

Вадим Александрович… ох нет, просто Вадим – так он сам попросил называть его буквально вчера… Вадим не соврал. Судья назначил мне исправительные работы сроком всего лишь сто шестьдесят часов. Сто шестьдесят часов за убийство.

Стараюсь думать об этом как можно меньше, но почти каждую ночь просыпаюсь от кошмаров. Просыпаюсь, кричу и каждый раз бросаюсь вытирать руки. Мне кажется, что мои ладони в крови. Навсегда. Мне никогда от этого не отмыться.

В школу я теперь не хожу. Вадим поговорил с моей мамой и настоял на переводе на домашнее обучение. Огромный груз упал с моих плеч, когда мама согласилась. Я могла учиться дома, и прийти в школу в конце года только на экзамены. Учитывая то, что весь город теперь относился ко мне с еще большей опаской, чем раньше, это был для меня самый идеальный вариант. Не знаю правда, зачем это Вадиму. Зачем он помогает мне.

Он стал кем-то типа моего протектора. Он сопровождал меня в суде. Все время был рядом. Поговорил с директором школы. Оформил меня в архиве и громко заявил всем, чтобы меня не обижали, и что я работаю под его руководством. Со стороны это было похоже на заботу. Но я не чувствовала ни одной эмоции, которая побуждала бы его заботиться обо мне. Он по-прежнему оставался закрыт, спокоен или даже, я бы сказала холоден. Так что мне приходилось только гадать, что же на самом деле он делает и для чего.

Сегодня ровно три месяца со дня суда. По моим подсчетам отработать осталось не больше десяти часов. И я стану наконец свободна. Я очень устала.

За три месяца я участвовала в восьми допросах. Я находилась рядом с Вадимом, считывала чувства его подозреваемых и после рассказывала ему свои выводы. Из восьми, реально я помогла лишь в двух случаях, и то только потому что мотивы преступников и так были очевидны. Я не была на самом деле нужна Вадиму, но он настаивал на том, что я ему очень помогаю. Он всегда внимательно выслушивал меня, задавал вопросы, о чем-то размышлял.

На самом деле, я мало чем помогала ему. Я в этом уверена. Я знала это наверняка. Но я всегда послушно приходила по первому его зову.

И, возможно, даже ждала, когда он снова попросит меня о помощи.

Мне просто нравилось быть рядом с ним. Я просто влюблялась.

Я влюблялась. С каждым днем все сильнее и сильнее.

И это меня пугало. Находиться рядом с ним на допросах становилось все сложнее. Мои мысли путались, мои чувства заполоняли все мое тело, не оставляя места для чужих. Я становилась все более бесполезной.

И это меня пугало тоже.

Как и то, как я выглядела.

Я худела, истончалась. Я словно таяла. Тошнота и головная боль стали моими спутниками даже в те дни, когда я не участвовала в допросах. Сердце болело все чаще. Ходить по ступенькам на восьмой этаж, где жили мы с мамой, становилось все тяжелее. Мучала задышка и боль в груди. Мой врач негодовал. Разводил руками, глядя на мою кардиограмму и назначал все новые и новые лекарства.

Я как могла скрывала свое состояние от Вадима, но не думаю, что у меня получалось – на меня теперь с жалостью поглядывали даже те люди, с которыми я не была знакома. Только Вадим ничего не говорил по этому поводу.

Сегодня Вадим должен заехать ко мне домой. Он позвонил утром и сказал, что заедет на обеденном перерыве. Не знаю почему, но это заставляет мое сердце трепетать от какого-то странного предвкушения.

Я навожу порядок во всей квартире. Надеваю новые джинсы и рубашку, недавно купленные мамой. Я особенно тщательно причесываюсь, и даже крашу ресницы. Хлопаю себя по щекам, чтобы появился хоть какой-то румянец. Не помогает. Я похожа на привидение. Смотрю на себе в зеркало и сникаю. Я выгляжу жалко. И веду себя глупо. И я питаю напрасные чувства к человеку, который ко мне равнодушен. К мужчине, на десять лет старше меня. Для него я – всего лишь подросток.

Звонок в дверь заставляет дернуться. Вдыхаю полной грудью и, расправив плечи, иду к двери.

На пороге стоит Вадим. Он снимает шапку, отряхивает ее от снега, топает ногами, очищая налипший на ботинки снег и входит в квартиру.

– Привет. – Быстро произносит Вадим, закрывая за собой дверь. Он такой высокий. Он заполняет собой весь наш маленький коридор, так что мне приходится отступить и чуть ли не вжаться в стену.

– Привет. – Пищу я. – Проходи. Хочешь чаю?

– Давай. – Отзывается Вадим, снимая куртку, и я, проскользнув мимо него, несусь на кухню.

Ставлю чайник на плиту и принимаюсь копаться в шкафчике. Где-то было печенье. Где же это гребанное печенье?

– У вас уютно. – Говорит Вадим, заходя в кухню и садясь на табурет.

– Спасибо. – Тут же забыв о печенье, поворачиваюсь к нему. Цепляюсь пальцами за столешницу за своей спиной. На Вадиме мой любимый свитер. Черный, крупной вязки, с каким-то незамысловатым узором. Этот свитер ему очень идет. Он плотно обтягивает его широкие плечи и сильные руки, и даже слегка растянутый невысокий воротник не портит впечатление. Чувствую, как мое лицо расплывается в дурацкой улыбке и спешу отвернуться к окну. Не хочу выглядеть жалкой влюбленной дурочкой.

– Сегодня мы поедем к Ласнецову. – Говорит Вадим, заставляя меня снова взглянуть на него.

– Зачем? – Тут же отзываюсь я, непонимающе глядя на Вадима. Дело об убийстве Софии Ласнецовой все еще не раскрыто. Егор Ермолаев сидит в СИЗО, но Вадим уверен, что убийство – не его рук дело, и продолжает искать зацепки. Мне лишь не понятно, зачем нам вдвоем ехать к ее отцу?

– Есть подозрение, что убийство мог совершить кто-то из бизнес-партнеров Ласнецова. Слишком для многих он – как кость в горле.

– И что ты намерен делать? – Хмурюсь я.

– Не я. Через час у них какое-то крупное совещание. Ты пойдешь туда и будешь наблюдать за всеми присутствующими.

– Я??? – Вскрикиваю я, выпучив глаза и подавшись вперед.

– Конечно ты, Агата. Кто же еще?.. – Усмехается Вадим.

– Но я… Посмотри на меня. Где я и где все эти люди? – Пытаюсь возразить я, чувствую накатывающую панику. Я буду выглядеть смешно. И их будет там слишком много. Слишком много недоброжелателей. Слишком много чувств. Да я просто не выйду оттуда живой.

– Все будет хорошо, Агата. – Спокойно отзывается Вадим. Встает со стула и делает пол шага по направлению ко мне. Ему потребовалось всего пол шага, чтобы оказаться рядом. Он нависает надо мной и, подняв руку, нежно заправляет прядь моих волос за ухо. Эта кухня слишком маленькая. Она слишком маленькая, поэтому он стоит так близко. Он хочет меня успокоить и поэтому… поэтому трогает мои волосы? Мне становится трудно дышать. Я приоткрываю рот, зачарованно глядя на его лицо, и тихо выдыхаю:

– Ладно.

Я сдаюсь. Конечно, я сдаюсь.

На лице Вадима появляется широкая улыбка, и я сдаюсь во второй раз.


Совещание проходит, как в тумане. Я дико нервничаю, то и дело теребя рукава рубашки. Мужчины в дорогих костюмах, высокомерные и надутые, постоянно бросают на меня косые насмешливые взгляды, и я борюсь с желанием сбежать. Мне хочется сжаться до невидимой точки, но я продолжаю сидеть на стуле рядом с Ласнецовым, который представил меня присутствующим своей помощницей, чем вызвал еще больше противных усмешек в мою сторону.

Я изо всех сил стараюсь успокоиться. Приказываю своему телу расслабиться и дышать ровнее. Иначе ничего из этой затеи не выйдет.

Выходит неважно, но по ходу совещания, когда на меня перестают обращать внимание, волнение потихоньку отступает. Я начинаю прислушиваться к чужим чувствам, сканируя всех вокруг. Я чувствую чью-то досаду, почти незаметное недовольство, безразличие, некоторую нервозность. Я все это чувствую, но эти чувства ни о чем мне не говорят и не дают никаких ответов.

Проходит почти час совещания, и ничего не меняется. Когда чувствую, что мужчины уже намеренны закругляться, я наклоняюсь к Ласнецову и тихо, так чтобы слышал только он произношу.

– Вы должны упомянуть о своей дочери. – Не знаю, откуда во мне берется столько смелости, чтобы заговорить с этим устрашающе собранным и деловым мужчиной. Видимо, чувствую, что время на исходе, и не хочу, чтобы мои усилия пропали даром.

Мужчина искоса смотрит на меня и медленно кивает. Проходит еще несколько минут в обсуждении заключительных положений каких-то деловых контрактов, а после Ласнецов встает и говорит.

– Все вы знаете, что мою семью постигло большое горе… – Начинает мужчина и в это же мгновение я чувствую что-то такое, что чуть не опрокидывает меня на спину. Ласнецов продолжает говорить, а я чувствую, будто во мне разрастается огромная черная дыра. Она выжигает все мои внутренности и перекрывает кислород.

Боже.

Это даже не злорадство. Это… ЖГУЧЕЕ. ЗЛОБНОЕ. САМОДОВОЛЬСТВО.

Я открываю рот, пытаясь поймать воздух и хаотично бегаю глазами от одного мужчины к другому. Кому оно принадлежит. Кому? Как я должна это понять? Как???

Я вглядываюсь в лица мужчин, но их выражения не дают мне ответов. Опущенные уголки губ – сочувствие. Взгляд в потолок – отсутствие интереса к происходящему. Опущенные в скорби глаза. Взгляд в сторону. Все это не то. Я продолжаю судорожно разглядывать лица, пока не наталкиваюсь на прямой, пристальный взгляд, направленный на Ласнецова. Сужаю глаза, прислушиваюсь к себе. И буквально чувствую, как от него ко мне тянется тонкая связующая нить. Это его. Это его чувства!

Открытие поражает меня. Не успеваю одернуть себя и вскакиваю со стула. Тут же чувствую головокружение и боль где-то в самой середине черепа, и оседаю. Своим поведением снова вызываю к себе ненужное внимание, но смотрят на меня теперь уже без насмешки, а с беспокойством.

Не сразу понимаю почему. Сначала чувствую, как что-то теплое медленно стекает к моим губам. Поднимаю руку и прикасаюсь к месту над верхней губой. Кровь.

Снова вскакиваю и, шатаясь, иду к выходу. Зажав нос пальцами, задираю голову кверху, рассматривая коридор в поисках туалета. С трудом держусь на резко ослабевших ногах, бреду, придерживаясь рукой за стену, наобум, пока меня не подхватывают чьи-то руки.

– Боже, Агата, что с тобой? – Слышу голос Вадима. Он обхватывает мои плечи руками и быстро куда-то ведет.

Заводит меня в туалет и закрывает дверь на защелку. Опускает крышку унитаза и усаживает меня сверху. Набирает кучу бумажных полотенец и зажимает мне ими нос.

Я обессилено откидываюсь назад и опираюсь спиной о бачок унитаза. Голова продолжает кружиться, в висках пульсирует.

Вадим берет мои руки, направляет к рядом стоящей раковине, и принимается смывать с них кровь. Затем мокрыми ладонями аккуратно стирает кровь с моего лица. Я смотрю на то, что он проделывает и влюбляюсь в него еще сильнее.

– Ты что-нибудь выяснила? – Тихо спрашивает Вадим, склонившись над моим лицом. Хочу увидеть его выражение лица, но не могу, все вокруг, вместе с его головой, продолжает кружиться.

– Лысый худой мужчина в темно-синем костюме… – Отвечаю я, и хоть не могу зафиксировать выражение лица Вадима, его широкую улыбку я вижу совершенно отчетливо.

– Ты просто умница, Агата. – Довольно произносит Вадим и нежно целует меня в лоб.

Я просто умница. 

Глава 12.

– Я бы предложила вам остаться, но больница переполнена… – Молодая медсестра, закончившая накладывать швы на мой лоб минуту назад, складывает медицинские инструменты и ватные тампоны, пропитанные моей кровью, и говорит со мной с виноватой улыбкой на лице.

Я безучастно слежу за ней взглядом и снова перевожу взгляд, полный сожаления, вниз на свой любимый белый джемпер, беспощадно заляпанный кровью. Моя голова, после укола обезболивающего, уже не болит, но сознание все еще пребывает в какой-то неприятной прострации.

– Вы можете немного побыть здесь. Пока не почувствуете себе лучше. Я могла бы вызвать полицию, но они все равно не приедут. Вам придется поехать в отделение, чтобы написать заявление… – Произносит девушка, открывая дверь.

– Не надо полиции. – Слышу суровый голос, и резко поднимаю голову.

В дверном проеме стоит Вадим и гневно сжимает челюсти. Сует под нос молодой медсестры свою корочку, и та мгновенно ретируется. Вадим же подходит ко мне, и с хмурой миной осматривает мои швы.

– Ты здесь всего два дня, и уже нашла приключения на свою задницу. – Недовольно поморщившись, он опирается рукой о кушетку, и смотрит на меня сверху вниз. Весь его вид говорит о том, как его злит сложившаяся ситуация.

– Прости, что испортила тебе вечер. – Язвительно протягиваю я, сверля его глазами. Кто знает от чего я оторвала его своим звонком. Он вполне мог проводить его в обществе кого-то более приятного, чем я. Менее раздражающего. Мне пришлось позвонить ему и сообщить о случившемся, ведь у меня теперь не было ни документов, ни денег, ни жилья, а я здесь совсем одна. Но прямо сейчас я начинаю жалеть о том, что позвонила ему.

– Какой… вечер? Я работал. – Скривившись, выплевывает Вадим, глядя на меня как на сумасшедшую. Затем быстро оглядывает комнату, и подойдя ближе, прикасается к моему голому предплечью. – Ладно. Поедем ко мне.

Он прикасается, чтобы помочь мне встать, но от прикосновения его ладони к моей коже, меня словно током прошибает. На одно мгновение, пока его пальцы остаются на моей руке, я чувствую все его раздражение, недовольство и злость. Я даже не успеваю удивиться, с каких это пор он способен на такие насыщенные эмоции, как резко одергиваю руку. Одного мгновения достаточно, чтобы его эмоции передались и мне.

– НЕ. СМЕЙ. КО МНЕ. ПРИКАСАТЬСЯ. – Четко разделяя слова, злобно шиплю я сквозь сцепленные зубы. – НИКОГДА.

Вадим одергивает руку и оторопело смотрит на меня. Он больше не злится, он удивлен и растерян, но во мне злость продолжает бушевать, все сильнее раскручивая свою воронку. Кажется, эта злость уже моя. Его – всего лишь послужила спусковым крючком.

Я злюсь на Вадима за то, что он обвиняет меня в произошедшем. Я злюсь на него за то, что мне больно. Я злюсь на него за эту злость.

Я хочу обвинить его во всем. Я готова сделать его виноватым в своей боли, в испорченном джемпере, в том, что мелкие ребятишки промышляют на улице подобными делами, и даже в эпидемии Калидуса. По каким-то причинам он виноват даже в том, что сейчас я очень голодна и мне холодно.

– Как скажешь. – Отзывается Вадим, легко выдерживая мой испепеляющий взгляд, но его взгляд тут же становится холодным и высокомерным. – Хочешь остаться здесь?

– Нет. Я хочу к себе домой. – Упрямо поджав губы, произношу я, вставая с кушетки.

– Хозяйка квартиры живет заграницей. Риелтору был предоставлен один комплект ключей, которые ты успешно потеряла. Оплачивать тебе гостиницу я не намерен, ты и там вляпаешься в неприятности. Пока я сделаю тебе новые ключи, ты можешь пожить у меня. Или оставайся здесь, я договорюсь, чтобы тебе поставили койку в коридоре. – Уверенно чеканя каждую фразу, отвечает Вадим, глядя на меня сверху вниз.

Он прекрасно знает, что я ни за что не выберу остаться в помещении, полном людей, если есть альтернатива. И я это знаю. Знаю, что снова придется подчиниться и сделать так, как хочет он. Но, стараясь выглядеть непобежденной, все равно задираю нос.

– Едем к тебе. – Бросаю через плечо и выхожу из манипуляционной.

Оказавшись у него в квартире, веду себя как дома. Не знаю, может я слишком сильно ударилась головой, но злость и желание позлить Вадима, не отпускает ни на минуту. Едва ступив на порог, стаскиваю с себя грязный джемпер, оставаясь в тонкой майке и брюках, и швыряю его в мусорную корзину. Нагло открываю холодильник и сооружаю себе нехитрый ужин. Затем наполняю ванну и долго отогреваюсь в горячей воде. Стираю свое белье и развешиваю его на полотенцесушитель, воображая, как вид моих сохнущих трусов в его ванной, может его выбесить. Ехидно улыбаюсь и, закутавшись в его халат, выхожу из ванной.

Вадим сидит на диване и с удовольствием поедает пиццу. Сглатываю наполнившую рот слюну и завистливо поджимаю губы. Я бы тоже не отказалась от пиццы, но мне такая еда строго запрещена.

– Черт. – Неожиданно даже для себя восклицаю я. – Мои лекарства. Они остались дома.

Вадим поднимает на меня глаза, окидывает взглядом и вздыхает, бросая недоеденный кусок обратно в коробку.

– Напиши мне список. Я куплю. – Недовольно скривившись, всем своим видом показывая, как много неудобств я ему причиняю, Вадим встает из-за стола и идет в свою спальню. Возвращается через минуту, одетый в черный свитер и джинсы. Протягивает мне лист бумаги и ручку. Но я не двигаюсь. Не протягиваю руку в ответ.

Меня будто парализует.

Черт. Этот свитер. Он так похож на… на тот самый свитер. Только этот без воротника и дурацких узоров. Стильный, минималистичный, он идеально подчеркивает его мощную шею, широкий разворот плеч, натягивается на бицепсах и крепко обхватывает талию. Он так идет ему…

На одну секунду я будто проваливаюсь в прошлое. И во все те чувства, что жили в моей душе тогда. На секунду мне кажется, что сейчас Вадим поднимет руку и заправит прядь моих волос за ухо, я смогу зажмуриться и прижаться щекой к его ладони. Я снова становлюсь юной семнадцатилетней Агатой, с восхищением и бесконечной любовью взирающей на мужчину, в руках которого бьется ее сердце.

Как же сильно я его любила…

Так же сильно, как и ненавидела после.

Такие чувства не проходят бесследно. Они не могут быть переработаны, забыты, выброшены. Их отголоски будут звучать во мне всю мою оставшуюся жизнь. Хотя осталось мне, наверное, не так уж и много…

Черт. Нет. Этот дурацкий свитер. Он мне совсем не нравится.

И он совсем ему не идет. И вообще… при такой должности он мог бы одеваться и получше.

С раздражением выхватываю лист бумаги и ручку и быстро пишу перечень необходимых мне лекарств.

Едва за Вадимом закрывается дверь, я вздыхаю и опускаюсь на пол.

Черт возьми, Агата, приди в себя. Что с тобой творится?

Надо успокоиться. Надо взять себя в руки.

Во всем виновата травма головы. Да.

Сажусь поудобнее, опершись спиной о диван, скрещиваю ноги, и начинаю глубоко дышать под счет. Очень долго не могу усмирить беспокойно мечущийся разум, но через время, все же чувствую расслабление. Я продолжаю сидеть и дышать, пока мысли не успокаиваются, и чувства не перестают бесконечной вереницей закручиваться в моей груди.

Не знаю сколько проходит времени, но, когда Вадим открывает дверь, я встречаю его с абсолютно ровным выражением лица и гораздо более спокойная. Сдержанно благодарю его за покупки и приняв из его рук пакет, раскладываю на кухонном столе, все баночки и коробочки.

Выпив лекарства, чищу зубы щеткой, любезно купленной внимательным Вадимом в аптеке, и отправляюсь в кровать.

Как и прошлый раз в этой постели, долго не могу уснуть. Открываю в телефоне приложение и решаю почитать книгу, надеясь, что чтение меня скорее усыпит. Однако роман попадается напротив интересный, и о времени я вспоминаю уже за полночь, когда мой телефон, противно пиликнув, потухает, растратив весь свой заряд.

Встаю с постели и выхожу из спальни, надеясь найти зарядку где-нибудь на кухне. Завернув за стену, отделяющую кухню от узкого коридорчика, вижу Вадима. На журнальном столике перед ним стоит открытый ноутбук, но Вадим в него не смотрит. Он полулежит на диване, руки вдоль туловища. Его голова покоится на спинке, глаза прикрыты. Он спит.

На цыпочках крадусь по кухне, вглядываясь в темноту комнаты в поисках зарядки. Когда обхожу диван сзади, взгляд падает на экран ноутбука, где красуется уже известная мне статья о Матвееве.

Замираю, сопротивляясь самой себе. Мне просто нужно найти зарядку и лечь спать.

Бросаю взгляд на стол, где разложены какие-то бумаги, и обойдя диван с интересом присматриваюсь.

Протокол допроса на полиграфе. Протоколы допроса свидетелей. Заключение психиатра.

Последнее беру в руки и прищурившись, пытаюсь прочесть. В темноте буквы плывут, и я подношу лист к экрану ноутбука, одновременно усаживаясь на диван.

Скрип будит Вадима, он вздрагивает и открывает глаза.

– Агата? Что ты делаешь. – Вадим наклоняется и протягивает руку, намереваясь отобрать у меня лист.

– Подожди. – Я отклоняюсь, убирая лист подальше, и продолжаю скользить глазами по строчкам. – Психиатр прописал ему медикаментозную терапию… – Хмурюсь я и перевожу вопросительный взгляд на Вадима.

– Он от нее отказался. – Тут же отзывается Вадим, удобнее усаживаясь на диван рядом со мной, трет глаза пальцами, стирая сонливость.

Я хмурюсь сильнее, вспоминая ощущения, которые я испытывала в комнате для допросов. Разве человек в здравом уме, страдая от таких сильных и мучительных панических атак, отказался бы от лечения? Что-то тут нечисто. Должна быть причина. Задумываюсь. Такое было бы возможно либо под чувством вины, либо под воздействием угроз. Что вызывает его панические атаки, и что заставляет уживаться с ними, не желая хоть как-то ослабить страх? И чего конкретно он боится? На сколько я помню, паника накрыла его тогда, когда Вадим начал говорить о бактерии.

Вот черт. Как же все запутано. И как интересно…

Черт. Черт. Черт. Мне это не нравится. Мне не нравится, что в моей груди волной поднимается какая-то побуждающая сила, которая вот-вот толкнет меня к тому пути, на который я не хотела становиться. Я с силой сжимаю веки, стараясь воззвать к своему здравому смыслу, но азарт, уже течет по моим венам. Это глупое любопытство, желание разгадать загадку, решить сложный ребус, погубит меня. Даже не Вадим. Я сама загоню себя в могилу.

Что ж.... Ну и черт с ним. Я могла бы сопротивляться Вадиму, но сопротивляться самой себе я не умею.

– Слушай… – Неуверенно начинаю я, покосившись на Вадима. – А что, если… попробовать дать ему небольшую дозу успокоительного, и попробовать поговорить еще раз? Если его страх хоть немного утихнет… возможно всплывут другие эмоции…

– Мы не можем сделать это без его согласия. – Тут же отзывается Вадим.

– Значит… – Протягиваю я, начиная бояться саму себя. – Мы должны сделать это так, чтобы он не знал о том, что получает успокоительное.

Вадим сначала хмурится, задумывается, затем поднимает на меня заинтересованный взгляд. В комнате темно, его лицо освещает лишь свет от экрана ноутбука, но даже этого хватает, чтобы заметить в его взгляде что-то помимо заинтересованности. То, чего никогда не видела в нем раньше. И не думала, что смогу когда-нибудь увидеть. Какой-то новый блеск. Что-то очень похожее на… благодарность.

В груди теплеет, и я нервно сглатываю.

Ох, Агата. На что же ты подписываешься?

И почему ты так довольна, видя этот новый блеск в его глазах?..

Глава 13.

Восемь лет назад.

Проходит ещё неделя и мои исправительные работы заканчиваются. Я рада этому, но радость омрачается переживанием о том, что теперь Вадим исчезнет из моей жизни.

Однако, вопреки моим страхам, он не исчезает. Через несколько дней он снова появляется у меня дома.

Я вижу его у своей двери и радуюсь, как щенок. Чуть ли не подпрыгиваю на месте, и не могу сдержать широкую улыбку. Он здесь. Он пришёл, хотя нас больше ничего не связывает.

Вадим проходит на кухню. Спрашивает о моем здоровье, пьет чай, который я с готовностью ему подаю. Он не говорит о цели его прихода, а я не спрашиваю. Это не имеет значения. В моей голове все перепуталось, и не осталось ни одной здравой мысли, одни лишь розовые мечты. Я смотрю на Вадима, не скрывая улыбки и радости, и он наверняка видит насквозь всю мою глупую влюбленность. Но мне плевать. Мне все равно. Я не против, чтобы он видел меня насквозь.

– Кхм… Агата. – Начинает Вадим, допив чай, и негромко прочистив горло. – Мне нужна твоя помощь в деле Ласнецова.

Улыбка сползает с моего лица. Вся моя радость осыпается тысячью осколков к моим ногам.

– Но я… Мои исправительные работы закончились… – Сглотнув, тихо возражаю я, уставившись на Вадима.

– Да. Я знаю. Но я без тебя не справлюсь. К Захарову не подкопаться. У меня нет ни одной зацепки, кроме твоих умозаключений. Мне нечего ему предъявить.

Я киваю. Я все понимаю. Но я больше не хочу в этом участвовать. Он не может меня об этом просить. Разве он не видит во что я превращаюсь?

Бросаю взгляд на стол, на котором лежит рука Вадима. Прямо рядом с его рукой гора баночек и упаковок с лекарством. Но он их как будто не замечает. Как и не замечает того, как своими просьбами просто-напросто приближает мою смерть.

– Вадим, я не могу. – Отзываюсь я, чувствуя, как воздух вокруг меня сгущается. Внутри меня нарастает паника. Кажется, я сейчас заплачу. Я не могу сделать то, что он просит, и не могу отказать ему, ведь тогда я потеряю его.

– Это последнее дело, я обещаю. Я раскрою его и больше никогда не попрошу тебя…

– Не проси меня и сейчас. Пожалуйста. – Перебиваю я громким шепотом и смотрю на него умоляюще.

Вадим вздыхает, опуская глаза в пол. С минуту сидит молча, размышляя. Я смотрю на его макушку и чувствую боль в груди. Сейчас он просто встанет и уйдет. И я больше никогда его не увижу.

Но Вадим не уходит. Он внезапно поднимает глаза и скользит взглядом по моим ногам, затем выше, пока не доходит до моего лица. Медленно встает и делает ко мне пол шага. Пол шага в этой кухне достаточно, чтобы оказаться так близко, что перехватывает дыхание. Заправляет прядь волос за ухо, но руку не убирает. Его пальцы замирают около моего лица и медленно прикасаются к коже. Его пальцы холодные, но прикосновение обжигает. Он проводит большим пальцем по моей скуле вниз и прикасается к краю нижней губы. Я замираю. Не двигаюсь. Не дышу. Мое сердце не бьется.

– Я прошу. Мне нужна твоя помощь, Агата. – Тихо шепчет Вадим. Он стоит так близко что я ощущаю колебание воздуха от его шепота. – Ты нужна мне, Агата.

Я хочу остановить этот момент. Поставить на паузу и прожить его подольше.

Ты нужна мне Агата. Лучшие слова, которые мне когда-либо приходилось слышать.

Я сдаюсь, я соглашаюсь. Я готова на все ещё до того, как его губы касаются моих.

Поцелуй убивает меня и воскрешает. Он выворачивает наизнанку все мои чувства, вытаскивает из груди мое сердце и навсегда отдаёт его Вадиму.

Знаете, все – ложь. Все песни, стихи, фильмы, книги. Все, где рассказано о любви – ложь. Все – жалкая пародия. Любовь невозможно описать словами. Её невозможно передать. Ею можно только жить.

И я начинаю. Я живу и дышу одним лишь Вадимом. Я делаю все, что он говорит, я исполняю все его просьбы. Я следую за ним в само пекло. Я становлюсь его марионеткой. Я продаю себя ему в рабство.

Я готова ради него на все. Поверьте, если вдруг выяснится, что, дыша, я отбираю у Вадима кислород, я научусь не дышать. Я готова отдать ему жизнь, если потребуется.

Вереницей закручиваются какие-то разговоры, допросы, люди, свидетели, подозреваемые.

Я уже не помню, что такое жизнь без боли, тошноты, головокружения. Мое тело слабеет, мне трудно передвигаться. Я истощена и измучена. Я часто теряю сознание без причин. Доктор на каждом еженедельном приеме уговаривает меня лечь в больницу, говорит, что я хожу по минному полю, и еще один инфаркт я не переживу. Он убеждает, даже угрожает, но я твердо отказываюсь. Я должна быть с Вадимом. Я нужна ему.

Я умираю. Медленно, но уверенно. Я это чувствую. Чувствую, как жизнь покидает меня. Моя помощь Вадиму убивает меня. Но он целует меня, и я воскресаю. Его поцелуи возвращают меня к жизни.

Мы целуемся много и часто. У него в машине, у меня дома, на улице. Он целует меня, но никогда не переходит некую выставленную им самим границу. Я готова отдать ему все, но он не желает брать. Он говорит, что мне нет восемнадцати и нам некуда спешить. Я прошу, но не настаиваю. Я беру все, что он может мне дать. Я люблю его.

Я уже не помню каково это не любить Вадима. Я не помню какой была моя жизнь до Вадима, она кажется мне настолько пустой, что это и жизнью-то не назовешь.

Четыре месяца. Четыре месяца поисков, допросов, изнуряющих разговоров и Вадим наконец раскрывает дело. Он находит необходимые улики и доказательства, и заставляет Захарова признать вину.

В этот день мы празднуем. Вадим приходит ко мне с бутылкой шампанского и тортом. Мы едим, пьем, говорим, смеемся, целуемся. Я счастлива, как никогда. Вадим рядом, такой родной, такой любимый. Такой мой.

Все закончилось, дело раскрыто и теперь мое здоровье пойдет на лад. Я радуюсь этому как ребенок, искренне и самозабвенно. Теперь все будет хорошо.

Заползаю к Вадиму на колени и целую его лицо, каждую черточку, каждый миллиметр.

Я выпила пол бокала и немного пьяна. Мои руки и губы смелеют. Я снимаю с него свитер, прикасаюсь к коже, целую его шею, плечи, и таю, таю, таю. Растекаюсь как жидкость. Млею. Мои руки тянутся к ремню на его штанах, но Вадим меня останавливает. Говорит, что еще рано. Еще не время. И я расстроенно опускаю голову. Вадим поднимает мое лицо и нежно целует в уголок рта. Встает, намереваясь уйти и вдруг вспоминает, что забыл мне кое-что отдать.

Он передает мне конверт и говорит, что это мое вознаграждение. Ласнецов щедро отблагодарил Вадима за поимку убийцы его дочери, и Вадим делит эту сумму между нами поровну, ведь я вложила в это дело сил не меньше чем он. Я возражаю, говорю, что мне не нужны деньги, мне не на что их тратить и я не смогу объяснить маме, откуда их взяла. Но Вадим не принимает возражений, он вкладывает конверт мне в руку и зажимает мои пальцы в кулак. Снова целует и уходит.

Я порхаю от счастья, уверенная, что меня ждет счастливое будущее рядом с любимым, но после того вечера все меняется.

Вадим исчезает.


Глава 14.

С трудом разлепляю глаза и отключаю будильник, сообщающий мне о том, что пора пить лекарства, собираясь проспать как минимум до обеда, но яркое солнце, светящее в мое окно, больше не располагает ко сну. Сладко потягиваюсь и, накинув халат, иду в ванную, натягиваю уже высохшее белье и одежду, умываюсь и иду на кухню.

На столе так и лежат разбросанные листы бумаги из дела о Калидусе, которые мы с Вадимом изучали до трех утра, пока я не стала отключаться. Через распахнутую дверь в спальню Вадима, я вижу, что его кровать аккуратно заправлена, значит хозяина нет дома.

Я выпиваю лекарства и завтракаю наскоро приготовленным омлетом, и налив в стакан сок, снова усаживаюсь на диван. Ночью, когда я изучала свидетельские показания помощника Матвеева и его коллег-ученых, мне показалось странным, что все они говорили о том, что в последнее время Матвеев занимался разработкой какого-то иммунного препарата, с пилотным названием ven1, и занимался довольно продолжительное время, но в изъятых из его кабинета материалах, этому проекту были посвящены какие-то жалкие крохи. Лишь пара общих расчетов да неудачное исследование на крысах. Я далека от науки и не знаю, на сколько процесс разработки лекарства является трудоемким, но даже я понимала, что это слишком мало. Со стороны все это выглядело так, будто эта информация была подсунута следствию для отвода глаз.

Могло ли быть, что коллеги Матвеева его прикрывали, я не знала, но мне это не нравилось.

Как и не нравилось то, что ночью я добровольно предложила Вадиму вместе поехать и поговорить с помощником Матвеева.

Поэтому сейчас я решила изучить информацию еще раз, рассчитывая на то, что ночью мой мозг был слишком уставший, и я могла упустить что-то важное.

Я углубляюсь в чтение, но через несколько минут дверь открывается, заставив меня поднять глаза. На пороге появляется Вадим. На нем белая футболка и черные спортивные штаны. Он снимает кроссовки и бросает спортивную сумку куда-то в сторону ванной. Его волосы выглядят влажными, белая футболка практически насквозь мокрая от пота.

– Ты в таком виде по улице шел? – Неожиданно спрашиваю я, не успев подумать. Хочется поймать слова и пихнуть их обратно в рот. Но слово, как известно, не воробей. К сожалению.

– Доброе утро. Нет. Мне не приходится ходить по улице, спортзал в подвале. – Отвечает Вадим, и внезапно ухмыляется. Самоуверенно так ухмыляется.

О боже. Не знаю, что он там о себе возомнил. Но я просто спросила, не подумав. В голове пронеслась картинка, как он идет мокрый и разгоряченный под пронизывающим ветром, и мой рот выдал вопрос даже раньше, чем мозг должным образом обработал увиденное. Я бы не стала переживать о том, что он простудится. Я вообще не стала бы переживать, о чем бы то ни было, если это было бы хоть немного связано с его благополучием.

Я. Просто. Не успела. Подумать. Точка.

Вадим идет по направлению к ванной и по пути снимает футболку, я вижу его голую спину, с четко очерченными волнами трапециевидных мышц и поспешно отвожу взгляд, еще до того, как он скрывается за дверью ванной.

Перевожу дыхание и снова пытаюсь сосредоточиться на тексте, но внезапно понимаю, что Вадим не взял с собой сменную одежду. Мое воображение тут же рисует образ Вадима, выходящего из ванной, с обернутым вокруг бедер полотенцем. Эта картина в моей голове заставляет меня резко подскочить с дивана, и прихватив несколько чистых листов и ручку, отправиться в свою комнату.

Пожалуй, мне было бы лучше прогуляться, проветрить мозги, но у меня нет ключей от квартиры, поэтому я просто открываю окно. В комнату тут же врывается холодный осенний ветер, и я с удовольствием вдыхаю полные легкие воздуха.

Закутываюсь в плед, усаживаюсь по-турецки и, взяв лист бумаги, принимаюсь рисовать. Рисование всегда помогало мне справиться с нахлынувшими эмоциями и разложить их по полочкам. А сейчас мне это жизненно необходимо. Я не понимаю, что со мной.

Я должна бы злиться и ненавидеть Вадима, но ни того ни другого я не отмечаю. Вадим вызывает во мне странное волнение, ненужные воспоминания и неясную тоску.

Эти неправильные чувства необходимо сублимировать. И в этом мне прекрасно помогают появляющиеся на белом листе зигзаги, линии и штрихи.

Увлеченная процессом, я не сразу замечаю стук в дверь. Вадим входит, не дожидаясь ответа, и бросает на кровать связку ключей.

– Я ухожу на работу. К трем будь готова, поедем к Матвеевским товарищам. Я оставил тебе денег на кухонном столе. Можешь прогуляться. Пообедать можно в кафе на первом этаже. – Говорит он, и разворачивается, но вдруг снова поворачивается и с недовольным прищуром добавляет. – Только, прошу тебя. Давай сегодня без приключений, ладно?

Цокаю языком и закатываю глаза, отворачиваясь. Через время слышу, как за ним закрывается входная дверь, и выхожу из спальни.

Ноутбук и бумаги с журнального столика исчезли, но появилась небольшая стопка купюр, крупного номинала. Сгребаю деньги и прихватив телефон с ключами, выхожу из дома.

У консьержа, сидящего на первом этаже, спрашиваю, как пройти в ближайший торговый центр. Он рассказывает мне маршрут и я, решив, что это недалеко, отправляюсь пешком. О чем жалею довольно быстро: в тонкой куртке на почти голое тело, не считая майки, мне очень некомфортно и холодно. Я собиралась купить только комплект белья, но теперь решаю купить еще и свитер. Экономить деньги Вадима я не собираюсь.

Я не люблю магазины, не люблю любые места, где скапливается большое количество людей, поэтому, я планирую купить вещи как можно быстрее, даже без примерки, но поднявшись на второй этаж, замечаю, что, несмотря на то, что почти на всех витринах магазинов крупными буквами пестрят объявления о тотальной распродаже, покупателей не видно. Еще месяц назад семидесятипроцентный sale заставил бы этот торговый центр затрещать по швам от наплыва клиентов, сейчас же магазины пусты.

Я немного расслабляюсь, и, купив нужную одежду, спускаюсь в супермаркет. Здесь тоже довольно уныло. Полки пустуют, на тех немногочисленных товарах, что все еще доступны к продаже, красуются какие-то запредельно высокие ценники.

Достаю стопку купюр из кармана и поджимаю губы. Вадим явно давно не был в магазине. Раньше этих денег вполне хватило бы на месячную закупку, теперь же едва хватит на двухдневное пропитание.

Загрузив в тележку продукты, я растрачиваю добрую половину денег. А потом растрачиваю еще немного, отправившись домой на такси.

Дома из купленных продуктов готовлю обед, гадая как отнесется Вадим к тому, что я хозяйничаю на его кухне, и станет ли он есть то, что я приготовила, ведь, судя по девственно чистой кухне, он привык питаться вне дома, но понимаю, что мне все равно, я готовлю не для него. Я должна питаться правильно, чтобы поддерживать работу сердца, так что никакие кафе или фаст-фуды мне не подходят.

Пообедав, принимаю душ. Мое тело и волосы пахнут мужскими ароматами, но мне это даже нравится. Так я чувствую себя… не знаю, сильнее что ли.

Это совсем не потому, что мне нравится пахнуть Вадимом.

Глава 15.

Восемь лет назад.

Я не вижу Вадима долгих три недели.

Он не звонит и не приходит. На мои звонки отвечает редко и ссылается на то, что очень занят на работе.

Я скучаю. Я едва не вою. Я чуть ли не лезу на стену от тоски.

Я не звоню и не тревожу его, просто жду. Послушно жду.

Но через три недели все же не выдерживаю. Иду к зданию ОВД и сижу на скамейке, ожидая. Я хочу увидеть его хоть одним глазком. Мне не хватает его, он нужен мне как воздух. Я сижу больше двух часов, пока наконец не вижу его. Он выходит из здания и не спеша идет к своей машине. Я подкрадываюсь сзади и бросаюсь к нему на шею. Я улыбаюсь, довольная собой и своим сюрпризом, но Вадим поворачивается и недовольно смотрит на меня. Говорит, что торопится, что ему некогда, и мне не стоит приходить сюда и поджидать его. Он говорит, что я не должна звонить ему на работу и отвлекать.

Вадим сухо прощается со мной, и сев в машину, уезжает. Я стою, словно облитая грязью с ног до головы и чуть не плачу. Хотя нет. Я плачу. Плачу всю дорогу домой. А дома уже рыдаю в голос.

Я не понимаю, что произошло. Что я сделала не так в тот последний вечер. Я вела себя глупо? Слишком развязно? Чем я оттолкнула его? Что я сделала? Что?

Почему он так изменился? Почему он больше не хочет видеть меня? В чем я виновата?

В глубине души я уже знаю все ответы на свои вопросы. Я догадываюсь обо всем уже очень давно. Но признавать очевидное отказываюсь. Мой Вадим не такой. Мой Вадим идеальный. Мой Вадим – моя любовь. Он добрый, понимающий и справедливый. Он не способен использовать кого-то ради своей выгоды. Он был со мной, потому что что-то чувствовал ко мне. Да, я никогда не могла прочитать эти чувства, но это только потому что он очень закрытый и малоэмоциональный. Только и всего. Только поэтому.

Я плачу, и убеждаю себя еще неделю. Неделя страданий, недоумения, обиды и тоски. Неделя боли, и я уже не знаю во что я верю. Я не верю уже ни во что. Я впадаю в уныние и перестаю бороться со своими собственными мыслями. Мне уже почти безразлично, где правда. Я не вижу Вадима, я погибаю без него, а причины не имеют значения.

Кажется, я уже теряю смысл существования, но через несколько дней, одним весенним вечером Вадим появляется на пороге моей квартиры.

Я не бросаюсь к нему в объятия, не плачу, не целую, не визжу от радости. Я просто стою и смотрю на родное любимое лицо. На любимый черный свитер, обтягивающий мои любимые сильные плечи. На губы, которые так любила целовать. Я слышу, как эти губы снова просят о помощи. Он говорит, что на этот раз мы хорошо заработаем. Мы соберем денег и уедем из этой дыры. Вместе. У нас будет другая жизнь.

Он говорит: «Мне нужна твоя помощь, Агата» и мне кажется, что он всаживает кинжал в мое тело. Много-много раз. Хладнокровно. Равнодушно. Твердой рукой наносит много-много ударов. Эти удары больнее, чем все, что я испытывала до этого. Но я не плачу, не падаю замертво, не умираю.

Я беру его за руку и веду в свою комнату. Я говорю, что помогу ему, но у меня есть условие. Он знает, чего я хочу. Если это и должно произойти, то только с ним. Я люблю его. Я все еще люблю его и буду любить всегда. Я никогда и никого больше не смогу так полюбить. Ни смотря ни на что.

Этой ночью он остается со мной. Он больше не останавливает меня, не говорит, что слишком рано. Он целует меня нежно, умело, его руки раздевают меня, изучают мое тело. Мои руки делают то же самое с ним. Без стыда и стеснения. Я отключаю все. Все свои сомнения. Всю свою боль. Я отдаю себя всю без остатка.

Все происходит именно так, как я себе и представляла. Это подобно волшебству – быть одним целым с человеком, которого ты так отчаянно любишь. Это невероятно.

Я запрещаю себе думать о том, как это могло бы быть, будь в моей груди не разбитые осколки и живое сердце. Я запрещаю себе. Я наслаждаюсь тем, что имею, ведь очень скоро я не буду иметь даже этого.

Я жду, пока Вадим засыпает и тихо выскальзываю из постели. Собираю в рюкзак пару комплектов белья, свитер и джинсы. Достаю из-под комода деньги, что дал мне Вадим, сгребаю со стола все свои лекарства и запихиваю все это в рюкзак. Я пишу маме короткую записку о том, что уезжаю к крестной. Очень надолго. Так надо. Я пишу о том, что я очень ее люблю. Я прошу ее беречь себя и уйти со второй работы, ведь больше ей не придется вкалывать ради меня. Я освобождаю ее от этого.

Я не вру маме, я действительно намерена уехать к крестной. Но жить у нее я не собираюсь. Я хочу лишь попросить о помощи ее мужа, который обладает нужными связями. Мне нужны новые документы, ведь с судимостью меня никто не возьмет на нормальную работу. Я очень надеюсь, что у него окажутся знакомые, которые смогут сделать все как надо. Но даже если и нет, даже если мне придется работать уборщицей или кем-то типа того, я лучше буду делать это на другом конце света. Не здесь. Сюда я точно не вернусь.

Вкладываю письмо в конверт и оставляю в шкафчике на кухне, так, чтобы найти его могла лишь мама. Возвращаюсь в спальню, беру рюкзак и уже на пороге разрешаю себе бросить последний взгляд на Вадима.

Он крепко спит, лежа на животе. Его левая рука покоится на той стороне кровати, где совсем недавно лежала я. Он обнимал меня этой рукой так, будто хотел, чтобы я была ближе к нему. Он так обнимал меня, будто действительно хотел, чтобы я была рядом.

Сглатываю болезненный ком и вытираю струящиеся по щекам слезы.

Со временем я все пойму. Я признаюсь себе в том, что он просто использовал меня, умело играя на моих чувствах. Жестоко. Бездушно.

Со временем я научусь его ненавидеть.

Но сейчас я все еще люблю его. Люблю так сильно, что готова закрыть глаза на все: на боль, на обиду, на свой собственный приближающийся конец. Сейчас я хочу остаться, забраться обратно в постель, в его объятья. Позволить ему и дальше манипулировать мной, позволить себе и дальше глупо обманываться. Прожить оставшийся кусочек жизни рядом с любимым.

Меня останавливает лишь понимание, что врать себе и дальше я больше не смогу. Этот маленький кусочек жизни я не смогу прожить счастливо. Эта любовь слишком дорого мне обходиться. Она – как гнойная кровоточащая рана: если ее не прижечь сейчас, резко и больно, совсем скоро меня будет ожидать смерть в муках и сожалениях.

Я закрываю глаза. Зажмуриваюсь крепко-крепко. Боль в моей груди достигает таких объемов, что кажется, могла бы затопить весь город.

Прижимаю руку к груди, туда, где неровно стучит сердце, и, больше не глядя на Вадима, резко разворачиваюсь и ухожу из своего дома.

Я уезжаю. Я сбегаю.

Не знаю точно, от кого я бегу. От Вадима ли, или от себя. Но я совершенно точно уверенна что бегу я от смерти к жизни.

Глава 16.

По дороге в исследовательский институт, где раньше работал Матвеев, я пытаюсь завязать диалог и выяснить планы Вадима, но тот выглядит недовольным и отвечает неохотно, будто меня это не касается.

Я не спрашиваю, что вызвало его недовольство, и не строю домыслов в своей голове. Только скрещиваю руки на груди и отворачиваюсь. Мне начинает надоедать его вечное раздражение в мою сторону. Будто это я без приглашения ворвалась в его жизнь и теперь всячески мешаю ему, путаюсь под ногами и приношу одни неприятности. Снова начинаю жалеть о том, что вызвалась помогать, и снова злюсь на себя за проклятый интерес, подталкивающий меня к поиску ответов на загадку о Калидусе.

Подъехав к красивому высокому зданию, сплошь из стекла и хрома, поднимаемся на десятый этаж и попадаем в НИИ Бактериологии.

В коридоре нас уже ждет молодой кудрявый парень в очках – помощник Матвеева. Он суетливо бегает глазами от меня к Вадиму и заметно нервничает при разговоре. Я отчетливо чувствую его волнение, но мне сложно сказать, волнуется он от того, что ему есть, что скрывать, или это простое волнение от общения с представителями власти.

За двадцать минут разговора, мы не выясняем ничего нового. Я не чувствую в парне ничего такого, что могло бы вызвать подозрения. Его эмоциональный фон остается нервно напряженным, пока у Вадима вдруг не звонит телефон и он, извинившись, не отходит в сторону. Только тогда парень заметно расслабляется. Он садится на скамью, поправляет очки и прячет руки в карманы халата. Я сажусь рядом. До этого момента я просто молча стояла и слушала, но сейчас, решаю проявить инициативу.

– Послушайте, Марк. Этот препарат… ven1, вы сказали, что это иммунный препарат для лечения нейроинфекций… Это ведь инфекции, поражающие мозг?.. – Начинаю я, внимательно наблюдая за парнем. Он смотрит на меня сквозь толстые стекла очков и медленно кивает. Напрягается. – Вам не кажется это подозрительным? – Я стараюсь выглядеть непринужденно, мне необходимо расположить парня к себе, но это дается мне нелегко. Он снова начинает нервничать, что, конечно, передается и мне, вызывая противную дрожь внутри.

– Я… э-э… я не знаю. Я ведь просто младший научный сотрудник. Я – никто. Не мне делать какие-либо выводы. Даниил Григорьевич создал множество препаратов. Он многим людям жизни спас. – Затараторил молодой человек. – То, в чем его подозревают… это ужасно.

Я согласно киваю, разглядывая лицо парня. К его беспокойству стремительно просачивается чувство сожаления с некоторой примесью злости, направленной скорее на обстоятельства, чем на какого-то человека. И что-то еще, совсем тонкое, почти неразличимое в ворохе чувств. Что-то очень похожее на сомнение. И что-то очень похожее на осуждение.

– И все же, вам кажется это подозрительным… – Произношу я твердо, глядя парню в глаза. Боковым зрением вижу, что к нам приближается Вадим и быстро добавляю. – Вас ни в чем не обвиняют. Вы не несете ответственности за действия других людей. Просто скажите ваше мнение. Я прошу просто мнение. – Мой голос на последнем слове звучит уже шепотом, я просительно заглядываю парню в глаза, но он не отвечает, лишь медленно качает головой влево вправо. Я напрягаюсь, стараясь прочувствовать как можно подробнее чувства парня, так сильно, что слышу гул в голове, но благодаря этому, понимаю, что его ответ мне уже не нужен. Его все сильнее возрастающее сомнение, страх и сожаление отвечают красноречивее любых слов. Чувства вины не наблюдаю, делаю вывод, что, если парень и подозревает в чем-то своего наставника, сам он, скорее всего, не причастен.

Попрощавшись с парнем, рассказываю Вадиму о том, что парень, я почти уверена, ни в чем не прикрывает коллегу и вообще мало, о чем осведомлен, но о последнем разговоре и своих выводах не сообщаю: мнение молодого человека к делу не подошьешь, но для меня его видение ситуации – как первый пазл в разрозненной картинке, которую я пытаюсь собрать в своей голове.

В НИИ мы проводим еще полтора часа. За это время успеваем поговорить еще с двумя коллегами Матвеева. Первый оказывается совершенно бесполезным, ни о работе, ни о личной жизни подозреваемого ему ничего не известно, из эмоций, что он выдает, я могу вычленить лишь раздражение, легкую зависть, и абсолютное равнодушие к проблемам своего бывшего коллеги.

Зато второй – Петр Ветлицкий – оказывается близким приятелем Матвеева, на сколько он мог бы быть близким, учитывая то, что у Матвеева не было времени ни на друзей, ни на семью, ни на личную жизнь.

Ветлицкий рассказывает нам что Матвеев практически жил на работе. Наука была его жизнью, страстью, целью. Больше его ничего не интересовало и не отвлекало от главного. Его родителей давно не было в живых, женат он никогда не был, хотя, на сколько знал Ветлицкий, у Матвеева все же была дочь, но кто она и где живет, он не знал.

Вадиму факт наличия у Матвеева дочери был неизвестен, поэтому, закончив разговор с Ветлицким, и решив, что сегодняшняя работа проделана не зря, мы отправляемся домой. По дороге он делает пару звонков, сообщает кому-то выясненные нами факты и дает распоряжения искать дочку Матвеева и ее мать.

Я сижу на пассажирском сидении, прислонившись лбом к стеклу и глядя в стремительно темнеющий город. Пока мы были в НИИ, я чувствовала себя еще более-менее сносно, но теперь становится с каждой секундой все хуже. Моя голова болит так сильно, будто ее распиливают пополам. Я закрываю глаза и с силой сжимаю веки: смотреть на мерцающие огни больно. К горлу подкатывает тошнота. Чертова мигрень.

– 

Останови. – Хриплю я, прижимаю руку ко рту.

Вадим бросает на меня взгляд и, проехав еще несколько метров, останавливается. Я буквально вываливаюсь из машины, оказываясь на земле, прислоняюсь спиной к боковой двери и жадно хватаю ртом воздух, борясь с тошнотой.

С боку появляется Вадим, протягивает мне бутылку воды и становится рядом, разглядывая обеспокоенным взглядом.

– Глаза красные. – Сообщает мне тихим голосом. – Мигрень?

Я киваю, принимаю из его рук бутылку воды и делаю несколько маленьких глотков.

– Дай мне немного времени. – Говорю я.

Вадим кивает, обходит меня, и становится рядом, копируя мою позу, опирается спиной о машину и скрещивает ноги.

Мы стоим так и молчим, пока небо не темнеет окончательно, и моя тошнота не начинает отступать. Головная боль не проходит, в затылке продолжает гудеть, будто по нему приложились дубинкой. Но это время не вылечит, пока не выпью обезболивающее, само не пройдет.

– Ладно, я думаю, можем ехать. – Говорю, поворачиваясь к Вадиму, но тот не двигается, продолжает смотреть вдаль.

– Завтра я отвезу тебя к одному человеку. – Отзывается он через минуту и наконец поворачивается ко мне. – Он должен помочь с этим. – Кивает подбородком в мою сторону.

Непонимающе хмурюсь, поднимаю на Вадима вопросительный взгляд. Он смотрит на меня слегка склонив голову в бок, его лицо выглядит спокойным, но на каком-то интуитивном уровне я улавливаю признаки беспокойства и сожаления, которые выдает залегшая между бровей поперечная складка.

– Какая забота. – Отзываюсь неожиданно резко. Так, будто начинаю злиться. К и без того мерзкому состоянию начинает примешиваться еще и колючая обида. Своими собственными руками обрекая меня на такое состояние, он пытается сгладить свою вину заботой? Это не только подло, но и лицемерно.

– Я просто хочу, чтобы тебе было лучше. – Тут же реагирует на мой выпад Вадим. Он видит мою злость, и его лицо теряет былое выражение, взгляд становится привычно холодным и надменным.

– Так ты отпусти меня. Мне тут же станет лучше. – Язвительно протягиваю, подавшись вперед, к его лицу.

– Агата. – Будто предупреждая, протягивает мое имя Вадим.

Знаю, когда он так произносит мое имя, битва заведомо проиграна, пора складывать оружие. Но в моем затылке гудит напряжение. Тело, от неожиданно нахлынувшей злости, вибрирует, будто просится в бой. Я сжимаю кулаки так сильно, что немеют пальцы. Подаюсь еще ближе и, будто сверлом, впиваюсь взглядом в его глаза.

– Не надо делать вид, что тебя заботит мое состояние. Не волнуйся, раньше времени не умру, полгода протяну точно. Успеем раскрыть не только это дело, а и много других. Все, как ты любишь. Только, пожалуйста, не надо делать вид, что тебе не все равно. Не надо этого. Меня это бесит. – Выплевываю слова, будто дракон – огненные шары.

Не знаю, с чего я так завелась. Почему вдруг вспомнились все прошлые обиды. Почему я вдруг стою посреди улицы и ору на него. Почему вдруг решаю вывалить на него все накопившееся.

Однако, я лукавлю, его забота, наигранная она или настоящая, меня не бесит.

Меня это путает. И пугает. Благодарность в его глазах, сожаление, беспокойство обо мне. Он не должен этого испытывать. Я не должна хотеть, чтобы он это испытывал. Эти чувства, они будто оправдывают его жестокость. Я сама, внутри себя, нехотя, оправдываю его. Эти чувства делают его… вроде как больше человеком. Но он таковым не является. И я не должна об этом забывать.

Вадим молча слушает мою тираду, глядя на меня сверху вниз и только гуляющие на скулах желваки выдают его напряжение.

– Я не стану привлекать тебя к другим делам. И я не собирался тебя шантажировать. У меня не было этого в планах. Я просто предложил тебе работу. Но ты отказалась. Ты не оставила мне выбора. На кону слишком много жизней. – Через время отвечает Вадим, отвернувшись, и снова глядя куда-то вдаль.

Я хочу рассмеяться над его словами, но из горла вырывается лишь горький всхлип. Вся моя злость сдувается. Внезапно чувствую себя очень маленькой и слабой. Ничтожной. Крошечной. На кону слишком много жизней. Что моя жизнь против жизней целого человечества?..

Да, это моя жизнь, я ею дорожу, я не могу быть объективна в оценке, но даже я понимаю: в спасении целой популяции не обойтись без маленьких потерь. Лес рубят – щепки летят.

– Ты мог просто попросить о помощи. – Тихо, растеряв весь свой запал, произношу я, глядя на профиль Вадима. – Если бы ты сразу рассказал, в чем проблема…

Внезапный поворот головы и взгляд, которым меня одаривает Вадим заставляет меня резко замолчать.

– Нет, Агата. Ты не стала бы мне помогать. – Быстро бросает Вадим, через плечо, обходя меня, и садится в машину.

Слышу, как заводится двигатель, но я стою, не двигаясь, будто припечатанная к месту. Мой мозг лихорадочно анализирует все подряд: позу, выражение лица, взгляд, которые я мельком успела запечатлеть секунду назад.

При всем его хладнокровии, уверенности, показной расслабленности, и буквально выдавленной из себя насмешки, было в нем что-то человеческое. Что-то настоящее. Только мне никак не понять, откуда бы за серыми холодными радужками взяться горечи и почти неразличимому чувству вины.

Глава 17.

Просыпаюсь от того, что кто-то зовет меня не слишком дружественным тоном. Разлепляю глаза и вижу, что надо мной возвышается Вадим, уже одетый в костюм, и с чашкой кофе в руке.

– Ты спишь, как убитая. – Недовольно говорит он, и, убедившись, что ему наконец удалось меня разбудить, разворачивается. – Вставай, собирайся. Через пол часа выезжаем.

– Куда? – Хриплым после сна голосом спрашиваю я, натягивая одеяло повыше, хотя он уже ушел, и если и мог что-то увидеть, то уже увидел. У меня здесь нет ни пижамы, ни даже футболки, а попросить у Вадима что-нибудь я почему-то не решилась, поэтому сплю топлес.

– По делу. – Из кухни кричит Вадим.

Закатываю глаза. Ну конечно, кто я такая, чтобы разъяснять мне подробности. «По делу» и все, остальное узнаю, когда придет время. Нехотя выбираюсь из постели, чищу зубы, принимаю душ. Завтракаю и пью лекарства, но в отведенные полчаса, понятное дело, не укладываюсь, за что получаю хмурый взгляд и нелестное замечание о женской нерасторопности.

По пути я все же пытаюсь выяснить куда и зачем мы едем ранним утром в воскресенье, но Вадим, отделавшись лишь скупым «Увидишь», молчит всю оставшуюся дорогу.

Скоро мы останавливаемся около уже известного мне стеклянно-хромированного здания.

– Мы снова будем допрашивать знакомых Матвеева? – Спрашиваю я, нахмурившись, но Вадим уже выходит из машины и обойдя, открывает мою дверь.

– Нет. – Только и отвечает он, даже не глядя в мою сторону.

Вздыхаю и следую за ним. На этот раз мы поднимаемся на шестнадцатый этаж. Здесь царят такая суматоха и беготня, что мне приходится буквально вжаться спиной в стену коридора, пока Вадим, лавируя между суматошно бегающими людьми в белых халатах, заглядывает во все подряд кабинеты. Открыв очередную дверь, он наталкивается на молодого мужчину, здоровается с ним и, обернувшись в мою сторону, подзывает меня рукой.

– Черт, я забыл, что мы договаривались о встрече. – Слышу, как сокрушается мужчина, когда подхожу ближе. – Вадим, простите, но сейчас не лучшее время. У нас тут аврал.

– Что-то случилось? – Нахмурившись, спрашивает Вадим, внимательно глядя на мужчину.

– Да, случилось. – Тут же отвечает тот, поджимает губы, и чуть ли не с отчаяньем выдает. – У выздоровевших пациентов с Калидусом появились новые симптомы, за два последних для у нас уже восемь сообщений.

Я выпучиваю глаза и подбираюсь к мужчинам ближе, чтобы слышать лучше.

– Что? Какие симптомы? – Напрягается Вадим.

– Корковая глухота, слуховые галюцинации, нарушение памяти. Все это указывает на поражение коры височной доли. Но мы еще исследуем этот вопрос. Шесть пациентов уже у нас, мы обследуем их, двоих – везут. Но вы же понимаете, этими восемью случаями дело не кончится. – Мужчина удрученно качает головой, и, бросив на меня мимолетный взгляд, добавляет. – Мы еще не сообщили об этом в СМИ. Эти новые факты вызовут жуткий резонанс, понимаете?

– Почему ГСУ не в курсе?

– Не знаю. Думаю, вашему начальнику уже сообщили. Я не знаю, правда. – Повторяет мужчина. – Я думаю, нам стоит перенести встречу.

– Нет. Я так не думаю. – Твердо перебивает его Вадим, и добавляет, почти незаметно наклоняясь к мужчине и глядя на него пристальным настойчивым взглядом. – Мы с вами договорились.

Перевожу шокированный взгляд на Вадима. И что же у нас за дело такое к нему, что не может подождать? Разве оно может быть важнее того, что происходит? Но Вадиму, кажется, наплевать, он как лошадь в шорах, видит только один путь, только тот, который запланировал он, и до проблем других людей ему нет дела.

В его голосе и жестах мне видится едва заметная угроза, и мужчина, очевидно, улавливает невербальный посыл. Он трет подбородок, раздосадовано морщится, смотрит на наручные часы и наконец, сдавшись, хмуро бросает:

– Ладно. Я уделю вам время. Но не более пяти минут, учтите.

Он входит обратно в кабинет, мы входим следом. Это очень странный кабинет: стены, пол, потолок, мебель и даже компьютер, все до рези в глазах белоснежное. Мужчину – хозяина кабинета, одетого в белый халат, в этом кабинете можно запросто потерять.

– Проходите, рассказывайте. – Говорит мужчина, опираясь о столешницу, скрещивая руки на груди. Он выглядит напряженным и рассерженным из-за того, что мы отрываем его от важного дела, и смотрит почему-то на меня.

Я непонимающе хлопаю ресницами и молчу. Я знать не знаю, зачем мы здесь.

– Агата, это Тимур Миттер. Один из лучших нейробиологов страны. Тимур, это Агата, я рассказывал вам о ней. Ей нужна помощь. – Представляет нас друг другу Вадим, на что мужчина лишь кивает, я же, забыв о приличиях, широко открываю рот от удивления.

– Что? – Только и получается выдавить из себя. Выходит этот мужчина – тот самый человек, который должен был помочь мне. Но, черт возьми, сейчас? От растерянности я забываю все слова. – Вадим… разве… Сейчас не время… Боже… ты же слышал, ситуация…

– Ничего страшного, Агата. – Перебивает мой жалкий лепет мужчина. – Мы ведь действительно договаривались заранее, так что не будем терять время. Расскажите, в чем ваша проблема.

Смотрю на мужчину, снова на Вадима. Наконец захлопываю рот.

– У меня нет проблем. – Выдаю на выдохе, вперившись взглядом в лицо Вадима. Тот недовольно цокает языком и достает телефон из кармана.

– Я должен позвонить. Я оставлю вас. Агата, ты можешь рассказать Тимуру обо всем, что тебя беспокоит. Ему можно доверять. Я уверен, он сможет тебе помочь.

Вадим выходит из комнаты, а я продолжаю смотреть на закрывшуюся за ним дверь. Да что это за бред? Что я должна рассказывать этому человеку? Какие, к черту, проблемы?

И что мои проблемы по сравнению с тем, что твориться в стране?

– Агата? – Мужчина заставляет меня повернуться к себе. Он смотрит на меня вопросительно приподняв бровь и снова бросает взгляд на часы. – Я вас внимательно слушаю.

– Эм… – Отзываюсь я, тру ладони между собой и пожимаю плечами. – Я даже не знаю, что, вы хотите от меня услышать.

Мужчина вздыхает и снисходительно качает головой.

– Вадим говорил, что вы обладаете мощной эмпатией, но при этом погружение в чужие эмоции причиняет вам физическую боль. Это так?

– Да. – Протягиваю неуверенно и почему-то напрягаюсь. Те несколько человек, которым я осмелилась рассказать о своих способностях, реагировали по-разному, но никто не воспринимал их вот таким образом, будто это что-то само собой разумеющееся, простое и понятное.

– Испытывая чужие эмоции, вы осознаете, что они чужие? Можете отделить себя от других людей? – Спрашивает мужчина, поправив очки в тонкой прямоугольной оправе.

– Обычно либо нет, либо очень плохо. Вообще, зависит от интенсивности эмоции. Если эмоция слишком сильная, я в ней теряюсь. – Осторожно рассказываю я, поглядывая на мужчину с недоверием. Он с умным видом слушает меня и понимающе кивает, но я не могу избавиться от ощущения, что он вот-вот рассмеется надо мной.

Однако мужчина не смеется. Он снова кивает, пару секунд о чем-то размышляет, затем отталкивается от стола, снова бросает взгляд на часы.

– Хорошо, я понял. Гиперактивная эмпатия с эмоциональным заражением. – Выдает диагноз мужчина и подойдя ко мне, прикасается рукой к спине, намекая, что мне пора на выход.

Я быстро моргаю, отстраняюсь от его руки, на что он слегка склоняет голову вправо, и бросает на мое лицо заинтересованный взгляд. Хмыкает, убирает руку от моей спины и указывает ею на дверь.

– Нужно сделать несколько обследований. Давайте встретимся хотя бы через пару дней, хорошо? – Говорит мужчина, открывая передо мной дверь. Я заторможено киваю и выхожу. – Позвоните мне, договоримся. – Бросает мне мужчина напоследок, быстрыми шагами удаляясь по коридору.

Я смотрю ему вслед и не знаю, как реагировать.

Кажется, только что мой привычный мир немного пошатнулся. «Гиперактивная эмпатия с эмоциональным заражением» – не похоже на дар, коим называл мои способности Вадим, и не похоже на проклятие, коим называла их я сама. Больше смахивает на психическое заболевание.

Даже не знаю, радоваться этому или огорчаться. Заболевания можно лечить. Неужели и меня можно вылечить???

Расфокусированным взглядом оглядываю коридор, где продолжают туда-сюда сновать люди, и шагаю к выходу. Я так ошарашена и растеряна, что не сразу замечаю вырастающего на пути Вадима.

– Уже закончили? Что он сказал? – Спрашивает Вадим, пристраиваясь рядом. Мы входим в лифт. Он бьет кулаком по кнопке первого этажа и поднимает на меня ожидающий взгляд.

– Сказал, что я больна. – Пожимаю плечами, продолжая размышлять над новым «диагнозом».

– В смысле больна? Что ты имеешь в виду? – Хмурится Вадим. На что я неопределенно взмахиваю рукой.

– Не знаю. Ничего не знаю. Мы должны встретиться через пару дней. Для обследований.

Вадим хмурится сильнее, но ничего больше не спрашивает.

Мы едем в управление. Вадим уходит куда-то к начальству, оставив меня в своем кабинете, где мне приходится ждать его почти два часа. За это время я успеваю обдумать слова Тимура вдоль и поперек и даже почитать о «диагнозе» в интернете. Доступные для простых обывателей статьи из модных психологических журналов, не слишком проясняют ситуацию, однако спустя два часа изучения вопроса, мои способности уже не кажутся мне чем-то ужасным. Хотя мне до сих пор непонятно, каким образом я могла бы облегчить свое состояние, или закрыться от чужих эмоций. Размытые фразы, типа «постарайтесь центрироваться» или «научитесь отключаться от чужого» не дают никакого понимания.

Понятно мне одно, впервые за долгое-долгое время, внутри себя я ощущаю что-то очень похожее на надежду.

Глава 18.

Вадим отвозит меня домой, а сам куда-то уезжает, не говоря ни слова. Не знаю надолго ли, и есть ли у него на меня какие-то планы на сегодняшний день, и это напрягает. Мне не нравится то, что я не принадлежу сама себе, не могу делать то, что хочу, а должна сидеть и ждать, когда он явится и даст мне очередное распоряжение куда-то собираться. Скорей бы вернуться в свою квартиру. Мне необходимо личное пространство.

Пока Вадима нет дома, я звоню маме, спокойно обедаю, и уже решаю развалиться на диване под какой-нибудь хороший фильм, как дверь в квартиру открывается и на пороге появляется Вадим. Но не один. Из-за его спины выходит мальчишка, как две капли воды похожий на Вадима.

Точно. Воскресенье. День отца.

– Агата, это Кирилл. Я должен срочно уехать на работу. Он побудет здесь. Его мать скоро его заберет. – Говорит Вадим, и прежде чем я успеваю возразить, что-то говорит мальчику, треплет его волосы и уходит.

Вот черт. Я теперь еще и нянька? Очаровательно.

Мальчик стоит на пороге, изучающе смотрит на меня несколько секунд, затем разувается, и обхватив руками рюкзак, снятый из-за спины, подходит ко мне.

– Ты живешь с моим папой? – Сдвинув брови на переносицу, спрашивает мальчишка.

– Нет. – Неожиданно громко и чуть ли не возмущенно вскрикиваю я. – То есть да. То есть… Да, я живу здесь, но временно. Пока мне негде жить. – Наконец выдаю, вставая с дивана. Не знаю куда деть руки. Мальчик почему-то заставляет меня нервничать. То ли от того, что он так похож на своего отца, то ли от того, что я не знаю, как себя вести с детьми.

– Ты – бездомная? – Серьезно спрашивает малыш.

– Э-э. Ну в какой-то степени да. – Протягиваю я. Чешу лоб, растеряно разглядывая комнату. Что я должна с ним делать? Предложить ему поесть? Посмотреть телевизор? Вадим – негодяй. Сбросил на меня свои обязанности и смылся. Хорош родитель.

– Моя мама помогает бездомным. Не знал, что и папа тоже. – С таким же серьезным видом, говорит мальчик, и бросив рюкзак на пол, усаживается на диван. – Ты умеешь играть в шахматы?

– Немного. – Отзываюсь, опускаясь на диван рядом с ним и радуясь, что мне не нужно придумывать занятия для чужого ребенка.

Мальчик достает из рюкзака небольшую коробочку с дорожными шахматами и молча расставляет фигуры. Я разглядываю его макушку, с короткими темными волосами, и думаю о том, что он не только внешне очень похож на родителя, но и так же немногословен и закрыт.

Партию он выигрывает у меня в два счета. Что в общем то не удивительно: последний раз я играла в шахматы со своим отцом лет пятнадцать назад. Меня стоит похвалить хотя бы за то, что правила не забыла, но мальчик выглядит недовольным. Он бросает на меня насупленный взгляд полный разочарования и произносит:

– Ты не умеешь играть в шахматы.

Вау. Он даже недовольство выказывает точно, как его отец. Взгляд исподлобья, поджатые губы, слегка сморщенный нос. Маленькая копия. Учитывая, что отец, насколько я успела понять, не слишком много времени уделяет сыну, странно, что он перенял у него так много манер. Хотя, вполне возможно они передаются генетически…

Искреннее разочарование мальчишки в том, что ему достался такой неумелый соперник, вызывает у меня улыбку.

– Да, пожалуй. Я не сильна в этом. – Согласно киваю. – Зато ты – просто мастер.

Лицо мальчика разглаживается. Комплимент срабатывает. Я спрашиваю, где он научился играть, и понимаю, что попала на благодатную почву. Мальчик оживляется и начинает рассказывать о своих занятиях в шахматном клубе. Потом рассказывает о школе, друзьях, о том, как ездил летом на Гавайи и плавал с дельфинами. Информация из него так и сыпется, и я размышляю, был ли и Вадим таким разговорчивым, если его расположить к себе, в детстве. Был ли он таким же щуплым и невысоким, или же с детства отличался силой и мужественностью.

Я спрашиваю мальчишку, занимается ли он спортом, и тот резко грустнеет. Понуро опускает плечи и огорченно протягивает:

– Нет. Мне пока нельзя. Мне недавно делали операцию на сердце. А так, я бы с удовольствием пошел на футбол.

Мальчик снова закрывается и опускает глаза, и я ругаю себя за неправильный вопрос.

– Я тебя понимаю. У меня тоже больное сердце. – Говорю, заглядывая мальчишке в глаза, и тот снова приободряется.

– Правда? И тебе тоже приходится есть эти ужасные брокколи и тофу?

– Угу. И в придачу гору таблеток. – Выразительно киваю и показываю на стол, где разложены мои лекарства.

– Фу-у. – Протягивает мальчик и встает с дивана. Идет к холодильнику, наливает в стакан яблочный сок из пакета и возвращается ко мне. – На вот. Сок полезный.

Протягивает мне стакан с видом взрослого заботливого родителя, и я смеюсь.

Мой смех прерывает звонок домофона.

– Это мама. – Говорит малыш и бросается к домофону.

Улыбка сползает с моего лица, я снова начинаю нервничать. Почему-то встреча с женщиной, подарившей Вадиму сына, и возможно бывшей его женой, меня слишком сильно волнует.

Через минуту дверь открывается и в квартиру входит женщина. Она мягко улыбается сыну, обнимает его, и переводит взгляд на меня. Я напрягаюсь, готовая увидеть пренебрежение, ревность, злость, или что-то в этом роде, но взгляд женщины не меняется, улыбка не сползает с ее лица. Она смотрит на меня приветливо и слегка озадачено. Я быстро встаю и выдавливаю «Здравствуйте», но женщина не успевает поздороваться в ответ. Мальчик дергает ее за рукав и начинает тараторить.

– Мам, мы с папой были на картингах. Я его обогнал, представляешь? Потом его вызвали на работу, но на следующей неделе он обещал повезти кататься на лошадях. Не на пони, так как ты только и разрешаешь, а на взрослой лошади. А это… познакомься это Агата. У нее тоже больное сердце. И она совсем не умеет играть в шахматы.

– Правда? – Отвечает бархатный голос.

– Ах, да и она бездомная. – Добавляет мальчишка и сует ноги в кроссовки.

– Бездомная? – Приподнимает брови женщина и окидывает меня озадаченным взглядом. – Ну что ты такое говоришь, Кирюш. Агата живет с твоим папой. Она не бездомная. – Женщина переводит на меня извиняющийся взгляд. – Простите.

– О, нет, что вы. – Тут же спохватываюсь я. – Мне действительно негде жить, и Вадим меня просто приютил на время. Ничего такого…

Взгляд женщины меняется на снисходительный с некоторой долей лукавства.

– Агата, вам не нужно оправдываться передо мной. Я не имею на Вадима никаких видов. Боже упаси. – Женщина вскидывает руки вверх, будто открещиваясь от того, что ей предлагают, и улыбается. – Я – Вероника, кстати.

Пожимаю протянутую руку и неловко улыбаюсь в ответ. Женщина смотрит на меня с такой теплотой во взгляде, что я теряюсь. Не так я себе представляла эту встречу, и не так в моем воображении выглядела жена Вадима, пусть и бывшая. Эта женщина, одетая в бежевое кашемировое пальто, светловолосая с красивыми вьющимися прядями, приятными чертами лица и милой улыбкой, просто лучится добротой. Жена Вадима не может выглядеть как… как фея. Вадим и эта женщина. Они – как добро и зло в человеческом обличье, что между ними могло быть общего?

– Если про сердце правда… – Отвлекает меня от размышлений Вероника, протягивая мне визитку. – Приходите в мою клинику, у меня есть хороший кардиолог, он наблюдает Кирилла вот уже шесть лет. Возможно, сможет помочь и вам.

– Э-э. Спасибо. Да. Хорошо. – Несколько опешив, принимаю из ее рук маленький клочок бумаги, скомкано прощаюсь и закрываю за гостями дверь.

Мысли в моей голове жужжат, как пчелы в улье, мне хочется так много задать вопросов. Как эта святая женщина могла быть женой Вадима, и была ли вообще? И почему он такой отвратный отец, бросил ребенка, с которым видится и так не слишком часто, с неизвестной теткой, а сам умчался куда-то? И почему на него никто за это не в обиде? И почему эта женщина так явно дала понять, что Вадим ей не нужен? Любила ли она его? А он ее?

Вопросов так много, но я, понятное дело, не задам их Вадиму. Просто потому что меня это не касается. Просто потому что он все равно не ответит.

Да и задать их у меня не представляется возможности. До конца дня Вадим так и не появляется дома. Я встречаю его только следующим утром. Когда выхожу из спальни, застаю его говорящим по телефону. На нем наполовину расстегнутая рубашка, пиджак валяется на полу. Выглядит он уставшим: под глазами залегли тени, белки глаз покраснели, как будто он не спал всю ночь.

Я прохожу к холодильнику, достаю бутылку воды и запиваю утренние лекарства.

Вадим заканчивает разговор и убирает телефон от лица. Бросает на меня взгляд.

– Воду следует экономить. – Хмуро цедит в мою сторону и расстегивает рубашку до конца. Стягивает ее и, бросив на пол, идет в сторону ванной. По пути подхватывает пульт и включает телевизор. – Все уже знают. – Бросает Вадим через плечо, а через секунду я слышу, как за ним захлопывается дверь в ванную.

Его замечание об экономии воды меня несколько разозлило, но, когда я перевожу взгляд на экран, вся моя злость сдувается, сменяясь негодованием. То, что показывают на экране, похоже на дурдом. Эдакая палата номер шесть в масштабах страны.

Кадр за кадром, в новостях показывают все более ужасные последствия эпидемии. Сегодня ночью исследовательский институт нейробиологии все-таки поведал миру о том, что Калидус не останавливается на поражении затылочной коры. Он идет дальше, поражая височную долю, и никто не может спрогнозировать наверняка, что ждет зараженный организм после. Паника, отступившая в связи с новостями о скором восстановлении затылочной доли, сегодня хлынула с новой силой.

На экране мелькают кадры из переполненных больниц, площадей, собравших толпы митингующих, с которыми не справляется полиция. Разбитые, разворованные магазины. Угнанные цистерны с водой и убитые водители. ДТП. Драки. Разбой. Убийства. Слезы. Крики. Призывы сохранять спокойствие. Паника. Паника. Паника.

Страну накрывает ею словно тяжелым полотном. Люди массово мигрируют, но Калидус распространяется. И, почти наверняка, скоро выйдет за пределы страны, заражая весь мир. Как скоро на земле не останется ни одного водоема с питьевой водой? Куда бежать? Где искать спасения?

Наверное, страх и отчаяние, транслируемое с экрана, передается и мне, и когда Вадим выходит из ванной он застает меня с широко распахнутыми глазами и трясущимися руками.

– Надо что-то делать. – Громко вскрикиваю я, тыча руками в телевизор. – Почему власти ничего не предпринимают?

Вадим окидывает меня холодным взглядом, и приказным тоном бросает:

– Успокойся. Предпринимают.

– Да? И что же? – Почти взвизгиваю я. То, что он выглядит таким спокойным, когда весь мир кувырком, меня бесит.

– НИИ бактериологии днями и ночами ищет способы нейтрализации бактерии. Институт нейробиологии круглосуточно работает над программами восстановления мозга. Мы тоже не сидим на месте…

– Вадим! – Перебиваю я громким голосом и снова показываю в экран. – Посмотри на людей. Они сходят с ума от страха. Что предпринимается, чтобы остановить панику? Они же разнесут всю страну по кусочкам, поубивают друг друга в битве за каплю воды…

– Это не твоего ума дела. И не твоя забота. – Резко обрубает мою речь Вадим и сжимает челюсти. – Твоя забота сейчас максимально сконцентрироваться и вытащить показания из Матвеева. Поэтому собирайся, выезжаем через десять минут.

Очередной приказ, выказанный ледяным тоном, заставляет мой рот захлопнуться и сжав кулаки, резко отвернуться. Снова я забываю где мое место, а он снова услужливо мне на него указывает.

Разбираться со всем этим дерьмом – вообще не моя забота. Пусть катится к черту со своим Матвеевым, с чертовым Калидусом и своими дурацкими приказами.

Пока простые люди сходят с ума, пытаясь выжить, пока дети резко обедневших родителей занимаются воровством, пока нищета маленьких городов, толкает своих жителей на преступления, столица с ее ненасытными олигархами и заносчивыми госслужащими, купается в комфорте. Страна разрывающаяся, между двумя крайностями: дно, где творится ужас, и верхи, наблюдающие за ним с безопасного расстояния. Ради чего мне стараться? Те, кто действительно может помочь, те, кто обладает для этого достаточной властью, не особо напрягаются, так чем могу помочь, я – маленький ничего не значащий человечек? – Ничем. И я не стану.

В этой системе, я – никто.

Никто не может спасти мир.

В руках Вадима – я всего лишь кукла.

Куклы не имеют желаний, и не умеют помогать.

Глава 19.

Наконец-то я дома. Наконец-то одна. Войдя в квартиру, открытую новым ключом, приваливаюсь спиной к стене. Облизываю потрескавшиеся губы и сухо сглатываю. В висках отдает дребезжащей болью. Я иду на кухню и пью воду, запивая обезболивающее. Пью немного, хотя экономить мне необязательно: вместе с ключами Вадим выдал мне аванс, равный двум моим зарплатам на прошлой работе. Я вполне могла бы позволить себе шиковать, но я не желаю уподобляться всем этим напыщенным столичным индюкам, ни в чем себе не отказывающим в такое нелегкое время. Часть денег сразу же отправляю маме, часть прячу на кухне. Возможно, учитывая мою ситуацию, мне стоило бы жить одним днем, а не заботиться о будущем, но привычка откладывать на черный день во мне неискоренима.

На допросе Матвеева, состоявшемся час назад, я держалась, как могла. Всячески блокировала его эмоции, но его страх, прирос к нему словно вторая кожа, и так мощно резонировал, что ни один щит не выдержал бы его напора. Даже под регулярно употребляемыми вместе с едой успокоительными, тайно подсыпаемыми Матвееву по приказу (кстати говоря, незаконному) Вадима, его страх, хоть и немного поутихший, все равно разносил свои удушающие вибрации.

Под успокоительными или без них, Матвеев продолжал молчать, и я не пыталась что-то выяснить. Я не пыталась выявить хоть какие-то проблески чувств, отличных от страха, просто сидела и молча боролась с атакой его эмоций. И я была даже рада, что он молчит. Он значительно облегчал мне задачу, я выполняла приказ и при этом следовала своей цели. Сложившаяся ситуация не устраивала только Вадима. Он начинал все больше выходить из себя, и стал угрожать Матвееву. Кричал, ругался, бил кулаком по столу, но добился лишь, очередного приступа паники у подозреваемого.

Когда мы вернулись к нему в кабинет, Вадим с надеждой и чуть ли не мольбой посмотрел на меня. Мне казалось, что он был почти в отчаянии, но я спокойно выдержала его взгляд и развела руками. С равнодушием сказала, что ничем не могу помочь, кроме страха, в Матвееве по-прежнему ничего не было. Со стойкостью выдержала волну злости и негодования, и просто отправилась домой.

Я следовала своей цели, я хотела жить, и я на самом деле не могла помочь, но ощущение, что я предаю себя, почему-то не покидало. Я не позволяла себе размышлять, не подпускала к себе идеи и гипотезы, я блокировала разум, и единственная проблема, кроме моей совести, мешающая мне спокойно жить, – это последствия, с которыми мне приходится сталкиваться каждый раз после ситуаций, подобной сегодняшней. Тот мужчина-нейробиолог вселил в меня надежду на то, что мне можно помочь, меня можно вылечить, поэтому я, взяв номер у Вадима, позвонила и договорилась с ним о встрече, сегодня вечером.

Собираюсь особенно тщательно. Почему-то у меня такое ощущение, что сегодня моя жизнь изменится. Предвкушение и надежда мягко плавятся внутри моей грудной клетки и заставляют мечтательно вздыхать.

Что, если он и правда сможет мне помочь? Что, если я однажды стану свободна? Что, если перестану бояться и избегать людей? Что, если смогу заводить друзей, общаться? Что если смогу однажды выйти замуж и родить детей?..

Смогу ли я жить нормальной жизнью?

И позволит ли мне это Вадим?

Наверное, не стоит заходить так далеко в своих мечтах. Слишком больно потом возвращаться в реальность.

Тяжело вздыхаю и отправляюсь на встречу.

Тимур встречает меня на пороге своего белоснежного кабинета со сдержанной улыбкой на губах.

– Проходите, Агата. – Указывает на стул Тимур. – Вечером в нашем дурдоме немного спокойнее. – Усмехается он и садится за стол напротив меня. – Для начала… перейдем на «ты»?

Киваю, пожав плечами.

– Есть новости на счет Калидуса? – Неуверенно протягиваю я.

– Мм… мы работаем над этим. – Неопределенно взмахивает рукой Тимур.

– Думаете, за височной долей последует следующая?

– Вполне возможно.

– И что в конце? Смерть?..

– Так… стоп. Здесь вопросы задаю я. – Рассмеявшись, прерывает меня Тимур. – Я не уверен, что вообще могу с Вами… с тобой это обсуждать.

– Ну, я помогаю Вадиму… Вадиму Самойлову в расследовании, так что, думаю вполне, можете. Можешь. – Смущенно улыбнувшись, поджимаю губы.

– Да. Но ты здесь не за этим, верно? – Приподняв бровь, спрашивает Тимур и добавляет. – Расскажи мне о себе. Когда ты впервые заметила, что твоя эмпатия выходит за рамки?

– Оу, ну… Вообще-то долгое время я не знала, что со мной не так. Я просто чувствовала очень много, и не понимала, почему так происходит. О том, что я не такая как все, и то, что большинство моих чувств вовсе не мои, я осознала только в двенадцать лет. –Болезненно поморщившись воспоминаниям, ненадолго замолкаю. Тимур смотрит на меня изучающе и с ожиданием, и я продолжаю. – Мой отец работал на шахте, и однажды… произошел обвал, и он погиб… Вместе с другими рабочими. Их хоронили вместе. На похоронах собралось очень много людей. Жен, матерей, детей… В общем, я думала, что сойду с ума. Я потеряла сознание, меня тридцать минут не могли привести в чувства. В больнице мне поставили диагноз ПТСР, а также артериальная гипертония, нейродермит.

Тимур хмурится, делает пометку на своем планшете и кивает мне, чтобы я продолжала.

– Мама очень сильно страдала. Я старалась не появляться дома. И вообще стала избегать людей. Только лет в пятнадцать в какой-то книге прочитала про эмпатию и поняла, что это обо мне. В семнадцать… – Запинаюсь, сглатываю и опускаю глаза вниз. Смотрю на свои руки. На секунду мне снова кажется, что я вижу на них кровь. Я живу с этим уже восемь лет, но никак не могу отделаться от этой галлюцинации: только всплывает воспоминания о том случае на стройке, как я снова вижу свои руки, измазанные в крови, кирпич и мертвое тело. Прежде, чем ужас прожитого снова начинает расползаться по моему сознанию, я судорожно вздыхаю и продолжаю. – Произошло еще одно… очень сильное эмпатическое переживание, вследствие которого у меня случился сердечный приступ.

Закрываю рот, закончив рассказ, и перевожу дыхание.

– Гм. – Отзывается Тимур через время. – Я понял. Это сильно мешает тебе жить.

Киваю.

– Хорошо. – Говорит Тимур и встает из-за стола. – Можешь сейчас прочитать мои эмоции?

Поднимаю голову на Тимура и вскидываю брови. Он издевается? Я говорю ему, что это больно, а он просит прочитать его эмоции?

– Это обязательно? – Скривившись спрашиваю я, с недоверием поглядывая на Тимура.

– Обязательно. – Кивает тот.

Что ж ладно. Это же исследование. Он – ученый, врач. Я должна делать то, что он скажет, если хочу, чтобы он мне помог. Вздыхаю, сосредотачиваясь.

– Интерес… – Начинаю перечислять то, что чувствую. – Хм… Сомнение, сочувствие и… – Вскидываюсь, сглатываю, смущенно опускаю глаза. – Влечение. – Последнее слово звучит, будто мышиный писк. Чувствую, как лицо заливается краской. Не знаю куда деть глаза и руки.

– Угу. Отлично. – Довольно отзывается Тимур, и как ни в чем не бывало, добавляет. –А что на счет боли? Чужую боль ты тоже чувствуешь?

– Нет. – Отвечаю, наконец поднимая на него глаза. – Только эмоции…

– Оргазм?

Приподнимаю бровь, с немым недоумением уставившись на мужчину. Он нарочно это делает? Специально пытается меня смутить? Но зачем? Не стану поддаваться – решаю я, и гордо вскидываю голову.

– Оргазм – не эмоция. – Выдаю с достоинством.

– Точно. – С широкой улыбкой протягивает Тимур. – Но удовольствие, удовлетворение?.. – Тимур вопросительно поднимает бровь, я сжимаю зубы. Не понимаю, что здесь происходит. Это все еще обследование? Что за вопросы такие?..

– Да. – Отвечаю сквозь зубы, и поджимаю губы, отворачиваясь.

Тимур принимается расхаживать по кабинету. Задумчиво трет подбородок, что-то ворчит себе под нос, затем резко останавливается, уставившись на меня.

– Что ж… Эмоции. – Торжественно выделяет мужчина. – Значит, ты считаешь, что ты… волшебная?

Я чуть не давлюсь собственным вдохом, когда слышу слова Тимура. Он точно издевается.

– Нет! – Возмущенно восклицаю я.

– Да! – Возражает мне Тимур. – Но вот, что я скажу тебе. Сейчас ты чувствуешь… злость, возмущение, негодование, эм… раздражение… Да… – Загадочно сверкнув глазами, добавляет Тимур. – Видишь, я тоже волшебный, Агата.

Я хлопаю глазами, оторопело уставившись на него и глупо открываю и закрываю рот. Я в замешательстве и просто не могу найти слов.

– Ладно. – Через несколько секунд мягко протягивает Тимур. – Прости меня за этот перформанс. Я просто хотел сказать, что мы все от природы эмпатичны, в большей или меньшей степени. С тобой не происходит ничего мистического, необъяснимого и волшебного. Ты – нормальный человек, просто с особенностями. Прости, – снова повторяет Тимур, – мне казалось, тебе необходимо было это знать.

Я вздыхаю и расслабляю плечи, чувствуя, как злость отступает.

– Ну и методы у тебя… – Ворчу я уже без былого негодования.

– А теперь отправимся на обследования. – Никак не отреагировав на мое последнее замечание, Тимур открывает дверь и указывает на выход.

Мы переходим в другой кабинет, широкий и просторный, напичканный всевозможной аппаратурой. Сначала Тимур подсоединяет к моей голове кучу проводов, и я пятнадцать минут сижу не двигаясь, закрывая-открывая глаза по его команде, дыша то глубоко, то часто. После меня запихивают в томограф, и я пол часа лежу без движения, слушая мерный гул аппарата. Затем Тимур измеряет мне давление, пульс, температуру и берет кровь на анализ.

Когда его пальцы, касаются моей руки, я инстинктивно дергаюсь, тут же успокаиваюсь, но моя реакция не укрывается от внимательных глаз ученого.

– Я заметил, что ты избегаешь прикосновений. – Говорит Тимур, вводя иглу в мою вену. – Почему?

– Да, – соглашаюсь я, отводя глаза, чтобы не видеть кровь, – почему-то через прикосновения эмоции передаются особенно сильно. Хочу я того или нет. Не могу от них закрыться.

– Хм… – Хмыкает Тимур, убирая пробирку с кровью, и сложив руки на столик, внимательно смотрит на меня. – Значит, в твоей жизни… никаких прикосновений?

– Нет.

– А… поцелуи?.. Секс?

– Нет.

– Никогда??? – Неожиданно резко восклицает Тимур и смотрит на меня как на восьмое чудо света.

Я тушуюсь.

– Нет, я конечно пробовала…

– И как давно это было? – С умным видом спрашивает Тимур.

– Эм… Это вопрос в рамках исследования? – Уточняю я, нахмурившись.

– Конечно. – Тут же отзывается Тимур, глядя на меня, как на глупую первоклашку.

– Ну… последний раз около… трех лет назад.

– Оу. – Тихо протягивает Тимур, продолжая внимательно смотреть на меня. – И почему ничего не вышло?

– Ну почему же не вышло? Мы встречались почти полгода. И пока нас связывала взаимная симпатия и… э.... умеренное сексуальное желание, все было довольно неплохо. Но потом… Все усложнилось и мне пришлось уйти. – Морщусь и вздыхаю. Нет, все было на самом деле хорошо. Я даже думала, что начинаю влюбляться, но то, что влюбленность ощущается только, когда мой молодой человек меня целует или прикасается, выяснилось довольно быстро. Это была его любовь. Не моя. Вспоминаю свой уход и его боль, и снова тяжело вздыхаю. Никогда бы не хотелось больше причинять кому-либо подобные страдания. Да и себе тоже, ведь чтобы спрятаться от чужих чувств достаточно лишь отойти на безопасное расстояние, но от своего собственного чувства вины далеко не уйдешь.

– Выходит… ты можешь встречаться лишь с теми мужчинами, которые к тебе равнодушны? – Озадаченно хмурится Тимур.

– Да… выходит, что так. – Киваю я.

– Скверно. – Отзывается Тимур и смотрит на меня … странно. Не то с сочувствием, не то с упреком.

Пожимаю плечами и прячу взгляд. Когда он так смотрит на меня, моя ситуация кажется мне худшей, чем есть на самом деле. А на самом деле я давно привыкла к своему вынужденному отшельничеству и воздержанию.

– Что ж, на сегодня мы закончили. – Вставая из-за столика, произносит Тимур, и я встаю следом. – Я пока не стану делать каких-либо выводов, из того что увидел на томограмме. К тому же, ничего особенного я там не увидел. Этот томограф довольно старый, с большими погрешностями и малоинформативный. Но скоро нам должны привезти новый. Из Японии. Это нечто совершенное. – Улыбается Тимур, его глаза загораются. – Аппарат нового поколения, это будет прорыв в нейробиологии. С ним мы точно взломаем Калидус. – Продолжает восторженно рассказывать Тимур, провожая меня по коридору к лифтам.

– Я думала, в нашей стране науку не особо жалуют, и исследования не финансируют. – С улыбкой отзываюсь я, останавливаясь возле двери лифта и нажимая на кнопку.

Тимур фыркает.

– Так и есть. От государства финансирования не дождешься. Это подарок от Филиппова.

Хмурюсь, вопросительно глядя на Тимура.

– Да брось, – удивляется моей неосведомленности Тимур, – Не знаешь Филиппова? Он известный меценат. Владелец крупной фармацевтической компании. Он уже очень многое сделал для наших исследований по Калидусу…

– Ну, не удивительно. Вы найдете лекарство, его компания будет его производить, и он заработает гораздо больше, чем вложил. – Скептически морщусь.

– Агата, – с упреком протягивает Тимур, – этот цинизм тебе не к лицу.

– Люди корыстны. – Пожимаю плечами, входя в лифт.

– Да. – Соглашается Тимур, придерживая рукой створки лифта, и глядя на меня со снисходительной улыбкой. – Мы корыстны, тщеславны и эгоистичны. Но против общего врага, мы еще способны объединиться. Смотри внимательнее и ты увидишь, как много люди делают друг для друга, не требуя ничего взамен.

Тимур отходит, створки лифта сходятся, скрывая от меня его улыбку, и оставляя меня наедине с его глубокомысленным замечанием.

Глава 20.

Следующие два дня я предоставлена сама себе. Вадим не появляется, чему я конечно рада, но очень скоро начинаю маяться от безделья. Последние слова Тимура странным образом отпечатываются в голове. «Смотри внимательнее и ты увидишь…», я не смотрю, не пытаюсь замечать, но почему-то замечаю.

Женщина, кормящая бездомного на улице.

Моя собственная мама, занимающаяся собаками в приюте без какого-либо вознаграждения.

Врачи, работающие в больницах круглосуточно.

Ученые, забывшие о том, что существует жизнь вне стен исследовательских лабораторий.

Волонтерские организации, проводящие сбор средств на воду, для малоимущих, сверкают на экране добродушными уставшими лицами, в которых не видно ни грамма корысти.

Во всем ужасающем многообразии плохих новостей, транслируемых по телевизору, мой мозг легко выхватывает имя Александра Филиппова. Одетый с иголочки мужчина занимающийся финансирование больниц, исследовательских институтов, обеспечением водой школ и детских садов, скромно улыбается с экрана, так, что не возникает сомнений: мужчина творит добро, потому что он жаждет творить добро.

Все эти открытия больно бьют по моей совести, так что к концу второго дня я не выдерживаю. Набираю номер Вадима, и быстро, чтобы не передумать, услышав его ледяной голос, выдаю свою идею:

– Я должна сама побеседовать с Матвеевым. Без тебя. Ты его пугаешь. Позволь мне с ним поговорить наедине.

– Это невозможно. – Отвечает Вадим напряженным голосом, кажется немного удивленным моим звонком. – Ты не имеешь права допрашивать…

– Это будет не допрос. Просто свидание. На допросе он защищается. И боится. Я просто поговорю с ним. – Прерываю я Вадима, сильнее сжимая телефон в руке. Я так долго боролась с собой, и наконец пришла к правильному решению, а он сует мне палки в колеса. Я не отступлюсь. – Я запишу наш разговор на диктофон для тебя.

Вадим молчит, я слышу в трубке только его шумное дыхание.

– Я должен это как-то объяснить начальству.

– Придумай что-нибудь.

Вадим замолкает, задумавшись.

– Ладно. Давай попробуем. – Через время отвечает со вздохом.

– Хорошо. – Выдыхаю я, облегченно улыбаясь. Уже собираюсь положить трубку, когда…

– Агата. – Окликает меня Вадим. Снова подношу телефон к уху и слышу. – Спасибо.

Вдох застревает в моем горле.

Его тихое сдержанное спасибо отпечатывается в моем мозгу так глубоко, что кажется пробивает черепную коробку.

Он никогда до этого не благодарил меня. Это его первое «спасибо».

Молча отключаю телефон, игнорируя поселившееся в груди тепло, и закрываю глаза.

Я не хочу помогать Вадиму, я хочу помочь человечеству. – Снова повторяю себе, забираясь в кровать.

Я не ему помогаю, я делаю то, что должна, то, чего требует от меня совесть. – Повторяю про себя даже во сне.

А утром бодро и решительно отправляюсь в ГСУ.

Вадим встречает меня нервный и всполошенный. Заводит меня в кабинет, сует мне в карман джинсов крохотных диктофон и дает последние наставления:

– Говори, что хочешь, делай с ним что хочешь, но выбей из него информацию. Что это за бактерия и как ее победить. Дави на жалость. Уговаривай… – Вадим наклоняется ко мне близко и хватает руками за плечи. – Сделай хоть что-то, Агата. – С нажимом добавляет Вадим.

Я высвобождаюсь из его рук и киваю, немного растерянная от того, что вижу его таким несдержанным.

– Я постараюсь. – Говорю, отворачиваясь от Вадима.

Вхожу в комнату для свиданий и сажусь на стул. Через несколько минут охранник заводит Матвеева, и становится за моей спиной.

Матвеев с отрешенным видом опускается на скамейку напротив меня.

– Здравствуйте. – Тихо здороваюсь я. Мужчина не реагирует, смотрит в пол. Но его тревоги или страха я не чувствую, и приободренная, начинаю. – Меня зовут Агата. Я говорила с Вашим помощником Марком. И с Вашим другом Петром Ветлицким. Они отзывались о вас как о прекрасном, одаренном ученом. Марк говорил, что вы многим людям спасли жизни…

Мужчина едва заметно усмехается и поднимает на меня глаза. Ничего не говорит, но хотя бы слушает. Я не надеюсь, что он будет отвечать на мои вопросы, моя задача на сегодня, вопреки ожиданиям Вадима, просто говорить, и отмечать эмоции, что порождают в мужчине мои слова.

– Сейчас мир как никогда нуждается в Вашей помощи. Люди умирают… – Страх. Страх просачивается в меня, как ледяной туман. Я впитываю его, как губка и чувствую, как холодеют пальцы рук. – Нет… Люди умирают не от Калидуса. – Осторожно поправляю сама себя, прислушиваясь к изменению эмоций человека напротив. Он едва заметно расслабляется, и я продолжаю. – Они умирают по своей же собственной неосторожности, из-за потери зрения.

Мужчина странно хмыкает. Чувствую одновременно и досаду, и самодовольство. Да что ж это такое? Что означает этот странный коктейль?

Наклоняюсь немного ближе. Хаотично соображаю, что сказать дальше, как разгадать ребус его противоречивых эмоций.

– Мм… по неосторожности… – снова повторяю, осторожно, с опаской, будто нащупывая почву под ногами. – Людям следовало бы быть более осмотрительными?.. – говорю тихо, не то вопросительно, не то утвердительно.

Мужчина сужает глаза, и с интересом вглядывается в мое лицо. Ощущаю едва заметный протест. И совсем теряюсь. Только что он был со мной согласен, а теперь нет. Я теряю логическую нить.

Уже решаю сменить направление мысли, когда мужчина внезапно, тихо, но твердо, произносит.

– Если бы о них как следует позаботились… все было бы иначе.

Распахиваю глаза, замираю.

– Вы говорите о… государстве? Врачах?.. – Осторожно предполагаю я, но мужчина не отвечает. Отворачивается, всем своим видом показывая, что тема закрыта.

Отмечаю в своей голове его замечание и откладываю на потом. Делаю новую попытку.

– Ладно… Затылочная доля. Височная. Что будет дальше? Смерть? – Задаю вопрос в лоб, больше не осторожничая.

Пронзительный взгляд, острый как бритва, заставляет меня умолкнуть. Я сижу не шелохнувшись, стараясь не пропустить ни единого проблеска эмоций. Совершенно отчетливо чувствую возмущение, и судорожно соображаю, что в моих словах могло его вызвать и что я должна спросить дальше. Возмущение возрастает. Предполагаю, что он возмущен моим невежеством. Очевидно, я не права, по его мнению.

– Смерти… не будет? – Предполагаю, глядя на мужчину в упор.

Ученый снова отворачивается. Теряет интерес. И следующие вопросы выдерживает абсолютно без эмоций.

Я делаю предположения о лечении, спрашиваю о способах нейтрализации, снова восхваляю его, взываю к его жалости, но ничего не срабатывает. Мужчина остается безучастен. Спустя двадцать минут пустого монолога, я сдаюсь. Встаю со стула и уже разворачиваюсь, чтобы уйти, но вдруг вспоминаю.

– У вас ведь есть дочь? А что, если она тоже заболеет?.. – Начинаю я и тут же осекаюсь. То, что наваливается на мою грудь тяжелым камнем, не могу назвать ничем иным, как горем. Мне до боли знакомо это чувство. Я будто возвращаюсь в двенадцатилетний возраст, на похороны своего отца. – У вас… была дочь? – С трудом выдавливаю из себя.

Мужчина вскидывается и смотрит на меня глазами полными боли.

– Нет. – Хрипит он, до того скрипучим голосом от долгого молчания, что я непроизвольно морщусь. – Она есть. Она жива! – Матвеев подскакивает и дважды повторяет это в мое лицо, так будто винит меня в чем-то.

Его эмоции смешиваются и образуют гигантскую воронку из боли. Я не могу вычленить из нее чувств, это просто боль. Она настолько сильная, что я недоумеваю, как он вообще может это выдерживать. В моей груди завязывается огромный напряженный узел. Сердце набивает барабаном. В ушах звенит, в голове муторно тянет, как перед потерей сознания.

Матвеев подается ближе ко мне, он собирается что-то сказать, взмахивает рукой, но не для того, чтобы ударить, однако охранник за моей спиной приходит в движение, видя в нем угрозу. Он резким движением хватает Матвеева за сцепленные наручниками руки за спиной, и, заставив согнуться пополам, уводит ученого из комнаты.

Я хочу попросить его остановиться, я должна услышать, что он хочет мне сказать, но не нахожу сил.

Проклятье. Он хотел что-то сказать, что-то важное. Чертов охранник. Чертова слабость. Сознание туманится, и я больно впиваюсь ногтями в ладони, чтобы привести себя в чувства.

Слабость и тошнота накатывают волнами, в ушах начинает звенеть.

Как обидно. Очередные напрасные страдания.

Я остаюсь без ответов.

Глава 21.

Делаю серию коротких вдохов, приводя себя в чувства, и встаю. Выхожу из комнаты и бреду по коридору. Вадим встречает меня уже у кабинета. Протягивает мне воду и упаковку таблеток, на что я удивленно вскидываю брови.

– Ну что? – Нетерпеливо всматривается в мое лицо Вадим.

Я достаю из кармана диктофон и отдаю ему. Забираю воду и жадно пью.

– Ничего. Мне нечем тебя порадовать. – Отзываюсь осипшим голосом, входя в его кабинет и падая на диван. Откидываюсь на спинку и закрываю глаза, ожидая, когда подействует обезболивающее.

Вадим включает запись, прослушивает ее, отматывает назад, снова включает.

– Да ничего ты там не услышишь. – Говорю, открывая глаза и садясь прямо. – Он что-то хотел сказать… в самом конце, но этот идиот-охранник схватил его и увел. А у меня не хватило сил его остановить. – Сокрушаюсь я.

Вадим выключает диктофон и вздыхает.

– Мне следовало быть рядом с тобой.

– Нет, не следовало. – Возражаю я. – Завтра я попробую снова. И пусть никаких охранников в комнате не будет.

– Это исключено. – Резко отвечает Вадим. – Я не стану так рисковать. Матвеев – не беззащитный старикашка, он – преступник и…

– Станешь. – Копируя его тон, бросаю я. – Ситуация критическая. Люди умирают каждый день. Помнишь? – Спокойно напоминаю ему его же слова, на что Вадим лишь недовольно кривится. – Вы нашли его дочь?

– Нет. По документам детей за Матвеевым не зарегистрировано. Денег он никуда не посылал. Проверили звонки, поездки. Ничего. – Хмурится Вадим.

– Ты должен ее найти.

– Знаю.

Я замолкаю. Снова откидываюсь на диван. Предчувствие, что дочь ученого может стать ключом к разгадке, не покидает. Можно было бы предположить, что Матвеев не поддерживает связь с ребенком, но ему на нее не наплевать, это совершенно точно. И что значит его «Она есть. Она жива»? Звучало так, будто она жива на зло всем.

И вообще, имеет ли это значение собственно для дела? Или может я зря трачу время, фиксируясь на его отцовских чувствах?

Возможно стоит копать в другую сторону. Я ведь даже не спросила его о его последних исследованиях. О чем они были и почему такие скудные. Обязательно завтра спрошу его об этом. Но прежде…

– Мне нужны данные по ven1. – Говорю Вадиму, вставая с дивана. Несколько секунд борюсь с нахлынувшим головокружением, и фокусирую взгляд на Вадиме. Тот сидит за столом и изучает какие-то бумаги, но услышав мои слова, поднимает глаза. – Я хочу показать их Тимуру. Отвезешь меня к нему?

– Кому? – Хмурится Вадим и сужает глаза, глядя на меня каким-то подозрительным взглядом.

– К Тимуру. – Повторяю я. – Тимуру Миттеру.

Глаза Вадима сужаются сильнее. Он откидывается на спинку кресла и скрещивает руки на груди. Смотрит на меня изучающе.

– Это секретная информация. Миттер не работает на нас. – Произносит безапелляционно.

– О, да брось. – Взмахиваю руками, уставившись на Вадима, но мой негодующий вид не производит на него никакого впечатления. Подхожу ближе, все еще слегка пошатываясь от слабости, упираюсь рукой о стол и склоняюсь к Вадиму. – Кто-то же расшифровывал вам эти исследования? Почему я не могу показать их Тимуру? Ты сам говорил, что ему можно доверять…

– Не в этом вопросе. – Раздражается Вадим. – Для этого в НИИ есть специальные люди, которые сотрудничают со службой безопасности. Я не стану разглашать секретную информацию непроверенным людям.

– А что если они ошиблись? Недоглядели, недопоняли? А? Ты нарушил уже и так довольно много, поступись еще одним принципом. А вдруг он сможет помочь. – Стою на своем я, нависая над Вадимом и настойчиво глядя ему в глаза. – Ради дела, Вадим. – Добавляю с нажимом.

Вадим – человек закрытый. Его эмоции для меня скрыты под плотным слоем его хладнокровия, но одно я знаю наверняка. Я знаю, что для него важнее всего. Большая цель. Истина. Справедливость.

Ради конечной цели, он готов нарушать, жертвовать, манипулировать, идти по головам. Большая цель оправдывает любые средства. Это его жизненное кредо. Мой горький опыт записал этот факт на подкорку довольно тщательно.

Так что, даже не имея доступа к его эмоциям, я знаю куда давить.

Вадим размышляет недолго, через несколько минут мы уже едем в НИИ.

Глава 22.

– Выглядишь не очень. – Тимур разглядывает мое лицо, приподняв за подбородок. – Очевидно повысилось давление.

Я слегка отстраняюсь, аккуратно убирая его ладонь, но Тимур тут же перехватывает мою руку, и кладет пальцы на запястье, чтобы измерить пульс.

– Боль в груди? Онемение левой руки? – Спрашивает Тимур, сосредоточенно глядя на наручные часы.

– Нет. Все в порядке, Тимур. Мы не за этим приехали. – Мягко убираю руку и кошусь на Вадима. Тот стоит в полуметре и угрюмо смотрит на нас. – Нам нужно, чтобы ты взглянул на это.

Протягиваю папку, Тимур открывает и озадаченно скользит глазами по строчкам.

– Это последняя работа Матвеева. – Поясняю я.

Тимур садится за стол и на добрых пол часа углубляется в изучение десятка страниц, находящихся в папке. Вадим, недобро поглядывая в сторону Тимура, продолжает стоять, опершись о стену, и за все время не произносит ни слова и не двигается, лишь меняет позу, сунув руки в карманы брюк. Я нетерпеливо ерзаю на стуле, но молчу, ожидая вердикта.

Наконец Тимур поднимает глаза и задумчиво чешет подбородок.

– Что вы хотите от меня услышать? – Обращается ко мне, сцепляя руки в замок.

– Все, что ты можешь нам сказать… – Неловко улыбаюсь я, пожимая плечами. – Увидел ли ты что-нибудь подозрительное? Необычное? Что это вообще за работа? Есть ли в ней несостыковки?

– О, да вся эта работа – одна сплошная несостыковка. – Усмехается Тимур. – Препарат обозначен как иммунный, но на иммунитет он не нацелен. Это скорее разновидность нейрометаболитов. Но утверждать не решусь: формула препарата отсутствует. Эксперимент с крысами – просто насмешка. Животные не выжили в ходе эксперимента. Сделан вывод, что внутривенное введение препарата нецелесообразно, и на этом все… Все… – Я непонимающе смотрю на Тимура и тот поясняет. – Странно, что на этом исследование окончилось. Ни один ученый не бросил бы работу на этом этапе. Он попытался бы внутримышечные инъекции, ректальный, пероральный прием. Исследование просто… обрывается.

– Или нет. – Задумчиво протягиваю я. Две пары глаз с интересом воззряются на меня. – Или оно продолжается на людях. Без их ведома.

– Слишком смелое заявление. – Возражает Тимур. – Я не знаю, что могло бы толкнуть ученого на такое. Риски просто огромные…

– Если предположить, что мотив у него имеется. – Наконец подает голос Вадим. – Этот препарат может быть тем самым дерьмом, с которым мы сейчас боремся?

– Калидусом? – Уточняет Тимур и вздыхает. – Теоретически возможно. Но я повторюсь, должны быть очень, просто очень веские причины, чтобы так поступить. Я не знаю ни одного…

– Этого достаточно. – Обрывает его Вадим, и подойдя к столу, собирает бумаги. – Поиск мотивов – не ваша задача. – Отрезает Вадим и поворачивается ко мне. – Нам пора.

– Да. – Поднимаюсь я. – Тимур, ты нам очень помог. Спасибо тебе большое. – С жаром произношу я, но Вадим снова прерывает.

– Надеюсь, не надо напоминать, что наш разговор должен остаться между нами? – Обращается он к Тимуру.

– Конечно. – Отзывается Тимур.

– Еще раз спасибо. – Благодарно улыбаюсь и выхожу следом за Вадимом.

Едва за нами закрывается дверь, набрасываюсь на него.

– Ты мог бы быть с ним и повежливее. – Недовольно говорю в стремительно удаляющуюся спину, догоняю его уже у лифтов.

– Твоей вежливости хватает на двоих. – Окинув меня презрительным взглядом, отзывается Вадим. Злобно тыкает на кнопку лифта костяшками пальцев и отворачивается.

– Агата. – В коридоре снова появляется Тимур. – Совсем забыл. Завтра в девять я жду тебя. – На поднятые в немом вопросе брови, Тимур со кривой лукавой усмешкой добавляет. – Займемся исследованием тактильного контакта.

– А? – Выдаю я, открыв рот. До чего неоднозначная фраза…

– Восстановим твою сексуальную жизнь. – Самодовольно заявляет Тимур, широко улыбаясь.

Пока я заливаюсь краской и глупо хлопаю глазами, Тимур бросает короткий взгляд на Вадима и странно усмехается. Вадим кашляет и бросает на меня такой испепеляющий взор, что, кажется, одним таким взглядом разделывает меня на куски.

– Д-да, я… приду. Ага. Завтра. В девять. – Жалко лепечу я, с осторожностью протискиваясь мимо стоящего статуей Вадима в подъехавший лифт.

Эта странная сцена надолго запечатлевается в моей голове. Что это было вообще? Как это понимать? Тимур… провоцировал Вадима? И Вадим поддался?

Я размышляю об этом, всю дорогу домой, глядя на Вадима, с мрачным видом вцепившегося в руль, так крепко, что побелели пальцы. И даже дома, глядя из окна своей кухни на стоящую внизу машину Вадима, которая почему-то не уехала, как только я из нее вышла, а еще долго продолжала стоять у меня под окнами.

Метающие молнии серые глаза мерещатся мне даже во сне, так что я впервые за несколько лет, просыпаюсь не от собственного крика ужаса, что происходит с упрямой периодичностью, а от тяжелого дыхания и странного трепета в животе.

И вот это меня уже беспокоит. Чем бы не была реакция Вадима, моя собственная – ни в какие ворота не лезет.

Я так крепко задумываюсь об этом, что даже не замечаю, как утром с особой скрупулёзностью укладываю волосы, и даже надеваю платье, вместо привычных джинсов и свитера.

Я обнаруживаю это немного позже, когда встречаю Вадима, и его оценивающий взгляд проходится по моим волосам, вниз по телу. Ловлю себя на желании поправить платье, хотя сидит оно и без того идеально. Боже мой, да что это со мной? С чего бы это мне вдруг захотелось выглядеть привлекательнее чем обычно? Неужто вчерашняя вспышка злости Вадима, лишь отдаленно напоминающая ревность, пробудила во мне этот глупый энтузиазм?

Да это просто жалко. Я жалкая. Я похожа на убогую неудачницу, настолько затосковавшую по мужскому вниманию, что готова бросаться на шею пусть даже и врагу, лишь бы он проявил ко ней хоть малейший интерес.

Господи, это же Вадим! Очнись, Агата. Только не он. Только не снова.

Нет-нет. Это просто гормоны. Гормоны и долгое воздержание.

Сжавшись от нахлынувшей злости и жалости к себе, опускаю взгляд и молча иду на свидание с Матвеевым. Подумаю об этом позже. А лучше, не подумаю совсем. Спишу все на обычную человеческую жажду к привязанностям. Да. Мне просто одиноко. Вот и все объяснение.

Глава 23.

На этот раз Вадим остается за дверью, и то же самое заставляет сделать охранника.

Матвеев снова сидит напротив, еще более спокойный, чем вчера: видимо успокоительные имеют накопительный эффект. На мои слова сегодня он не реагирует совсем, оставаясь отрешенным и безмолвным.

Я начинаю с осторожного упоминая об эпидемии, рассказываю о том, что происходит в стране и в мире, добавляю в голос грусти и сочувствия, чтобы вызвать у него похожие эмоции, но ученый никак не реагирует, не поднимает взгляд, не шевелится, и я, думаю, даже не слушает мой монолог.

– Ваша дочь… – Делаю очередную попытку расшевелить мужчину. – Ее не могут найти, она…

– Оставьте ее в покое. – Наконец хрипло отзывается ученый, мазнув по мне уставшим взглядом. – Она не имеет к этому никакого отношения.

Я чуть не подпрыгиваю на месте от его замечания. Сработало! Ученый ожил. И сейчас очень важно задать правильный вопрос. «Она не имеет к этому никакого отношения». К этому. К чему «этому»?

Лихорадочно соображаю, кусая губы, вглядываясь в лицо мужчины.

– А кто имеет? Или что? – Осторожно, но твердо наступаю я. – Ven1? – Была не была, решаю идти ва-банк.

Мужчина сглатывает, отворачивается. Что-то внутри него ёкает. Какая-то горечь, или обида, что-то очень смутное, но болезненное.

– Ven1 – лекарство. – Упавшим голосом протягивает Матвеев.

Я подаюсь ближе.

– Лекарство от Калидуса?..

Один быстрый взгляд, полный удивления, затем обиды. И все. Матвеев захлопывается, как раковина. Даже поза меняется. Он ниже опускает голову, сжимает плечи. Обида внутри него становится более явной, но возрастает и какое-то детское упрямство, больше похожее на протест. Сегодня он больше не станет со мной говорить, уверена на все сто.

Я благодарю ученого и оставляю его.

Вадим прослушивает запись трижды, пока я стою у окна, слушая неровное биение своего сердца. Чувствую себя на удивление сносно, но сердечный ритм вызывает беспокойство. Наверное, пора показаться врачу.

– Пора передавать материалы обвинению. Что есть, то есть… – Наконец отзывается Вадим, оглядывая комнату задумчивым расфокусированным взглядом.

– А как же мотив? – Оборачиваюсь на его замечание. Вадим не отвечает, и я подхожу ближе. – Ты отправишь его в СИЗО? Мы ведь так и не узнали, как бороться с эпидемией.

– Не думаю, что он нам об этом сообщит. Пусть этим занимаются бактериологи.

– Но Вадим…

– Я должен поговорить с начальством. – Прерывает мое зарождающееся возмущение Вадим и уходит.

Я остаюсь одна на целый час. За это время я успеваю позвонить Тимуру, подтвердить сегодняшнюю встречу. Трижды перечитать исследования по ven1, но яснее мне не становится. Странные слова ученого, ввели меня в еще большую запутанность. Обрывки фраз, вырванный контекст порождают еще больше вопросов, чем раньше.

Мои жалкие потуги понять недоступное, прерывают входящие в кабинет двое: Вадим в сопровождении высокого, плотно сложенного мужчины, с седыми висками и цепким взглядом.

– Агата, познакомься, это Виктор Сергеевич – генерал-майор юстиции… – Представляет мне мужчину Вадим. Я протягиваю руку и приветствую его.

– Значит, Агата? – Пройдясь по мне быстрым оценивающим взглядом, произносит генерал-майор. – Специалист по эмоциям. – Добавляет мужчина, и я несколько теряюсь. Специалист… по эмоциям? Серьезно? Бросаю на Вадима вопросительный взгляд, но тот лишь едва заметно кивает.

– Да. – Неуверенно протягиваю я, вынимая руку из затянувшегося крепкого рукопожатия.

– Могу я узнать, где вы обучались? Америка? Китай? – Спрашивает мужчина, сузив глаза.

– Э… – Мычу я, растеряно моргнув.

– Америка. – Отвечает за меня Вадим. – Я предоставлю Вам документы о ее квалификации, если это необходимо.

– Не стоит, я спросил из простого любопытства. – Слегка улыбнувшись, говорит мужчина. Его улыбка вежливая и располагающая, и я немного расслабляюсь. – Вадим рассказал мне о вашей работе с Матвеевым. Впечатляет. За месяц мы не смогли вытянуть из него ни слова, а вы разговорили его за пару дней. Вот что значит задавать правильные вопросы.

Я смущенно киваю и пожимаю плечами, а мужчина продолжает.

– Не знаю на каких условиях вы договорились, Вадим не признается, – генерал-майор бросает косой взгляд на Вадима, – но я просил бы вас не прерывать работу, в связи с передачей дела в суд. Матвеев будет содержаться под стражей здесь до вынесения приговора. Я об этом позабочусь. Если вам удастся выведать из него хоть что-то по поводу бактерии, вся страна будет вам безмерно благодарна. – Высокопарно добавляет мужчина.

– Конечно. – Соглашаюсь я, даже без раздумий.

– Отлично. – Довольно улыбается Виктор Сергеевич. – Вадим сказал, что других дел вы не возьмете, но в ГСУ довольно много «висяков», так что я все равно рискну вас просить о помощи.

– О… Я… – О нет, только не это. В поисках поддержки смотрю на Вадима, но тот выглядит не менее озадаченным, чем я.

– Агата… вынуждена будет уехать после раскрытия дела. – Заметно нервничая говорит Вадим. – Я выдернул ее очень… личной… убедительной просьбой.

– О, очень жаль. – Кивает головой мужчина. – Но я все же не буду терять надежды. Вдруг вы передумаете. – Генерал-майор подмигивает мне и, хлопнув Вадим по плечу, подталкивает к выходу.

Я наконец выдыхаю. Будто груз с плеч сваливается. Вот это попала бы я, если бы пришлось работать на ГСУ на постоянной основе.

С ума сойти. Вадим мне помог. Это и правда очень неожиданно. Неужели он действительно отпустит меня после открытия дела? Неужели еще есть свет в конце тоннеля, и я когда-нибудь все же смогу быть свободна?

Слегка ошарашенная, я брожу по кабинету, не зная стоит ли позволять наивной надежде прорастать в моей груди. Через несколько минут появляется Вадим и отпускает меня домой. Но напоследок, не спрашивая моего согласия, голосом нетерпящим возражений заявляет, что сам отвезет меня вечером к Тимуру.

Глава 24.

– Тебе обязательно присутствовать? – Бросаю недовольный взгляд на Вадима, стоящего рядом в лифте, пока мы поднимается на знакомый шестнадцатый этаж.

– А в чем дело? – Отвечает вопросом на вопрос Вадим, глядя на меня со снисхождением. – Я имею право знать на что уходят мои деньги.

– Деньги? – Хмурюсь я.

– Конечно. Думаешь, он возится с тобой по доброте душевной? – Высокомерно бросает Вадим, пропуская меня вперед перед собой, на выходе из лифта.

Я никак не комментирую его последнюю фразу. Молча иду к нужному кабинету, и распахнув дверь, буквально носом впечатываюсь в грудь в белом халате.

– Агата. – Восклицает Тимур, инстинктивно хватая меня за руки, чтобы удержать. Его приветливый взгляд, направленный на мое лицо, тут же мрачнеет, когда он видит подходящего справа Вадима. Но это длится считанные секунды. Тимур берет себя в руки, нацепляет на лицо вежливую улыбку и просит следовать за ним.

Мы входим в маленький темный кабинет с кушеткой, каким-то странным аппаратом, с отходящей от него парой длинных проводов, и большим монитором на столе.

Вадим входит вслед за нами и закрывает дверь.

– Это специальный аппарат с монофиламентами, для исследования тактильности. – Объясняет Тимур, раскладывая на столе какие-то датчики и тонкие металлические трубочки. – Я буду исследовать твое осязание, чтобы определить порог ощущений.

Я киваю, хотя понятия не имею, что все это значит, и как это все будет происходить.

– Тебе необходимо будет раздеться до нижнего белья и лечь на кушетку. – Говорит Тимур, и выразительно смотрит на Вадима, как бы намекая, что тому неплохо было бы выйти. Но Вадим намеков не понимает. Он слегка склоняет голову и сузив глаза смотрит на Тимура.

– Эм… Вадим… Ты не мог бы подождать меня снаружи? – Подаю голос я.

– Что ты будешь делать? – Не обращая на меня внимания, спрашивает Тимура Вадим.

– Сначала я буду прикасаться датчиками к ее ладоням, затем к другим частям тела. – Ровным голосом поясняет Тимур, но затем он слегка усмехается, в глазах появляется странный блеск. – Затем руками.

– Что руками? – Переспрашивает Вадим.

– Я буду прикасаться к ней руками. – Повторяет Тимур с усмешкой.

– Я остаюсь. – Мгновенно цедит Вадим, и подходит ближе.

Обстановка заметно накаляется. Слишком много тестостерона на несчастных два квадратных метра. Я вздыхаю и, вывернув руки, принимаюсь расстегивать платье на спине. Пока мужчины молча сверлят друг друга глазами, я стягиваю платье, скидываю лоферы и забираюсь на кушетку.

– Ладно. Я готова. – На мой голос оборачивается две пары глаз.

Вадим сжимает челюсть. Тимур улыбается одними уголками губ и, подойдя ко мне, присоединяет к моим вискам датчики.

Пока он прикасается кончиком металлической трубки по очереди к моим пальцам, я начинаю ощущать все сильнее нарастающее волнение, заворачивающееся узлом в моем животе. Я смотрю на Вадима, затем на Тимура, чтобы понять, кому принадлежат эти чувства, но лица мужчин ничего не выражают.

Тимур просит меня закрыть глаза и сосредоточиться. Палочка начинает прикасаться к лицу, плечам, груди, животу, бедрам и узел в моем животе стягивается сильнее. Я начинаю неуютно ерзать на кушетке.

– Теперь я буду прикасаться руками. – Тихо говорит Тимур где-то около моего лица. – Глаза не открывай.

Я киваю. Чувствую прикосновение теплых пальцев к своей ладони. Сглатываю и сильнее сжимаю согнутые коленки. Узел в моем животе превращается в огромный пылающий шар.

Рука Тимура покидает мою ладонь и медленно движется вверх по предплечью, к плечу, выше, касается шеи, ключицы.

Ох. Что со мной происходит. Я теряюсь в этих ощущениях. Судорожно вздыхаю. Мне хочется попросить Тимура прикасаться ко мне обеими руками, а лучше вовсе и не руками. Мне кажется, тогда болезненный узел внутри меня развяжется, отпустит, и мне будет хорошо. Очень хорошо. Я все еще помню, как это бывает.

Я облизываю губы и неосознанно приподнимаю грудную клетку, тянусь к мужской руке. Пальцы Тимура ложатся на мой живот, когда на меня вдруг обрушивается ледяной шквал злости.

Вздрагиваю, распахиваю глаза. Чуть не задыхаюсь от замкнувшего диссонанса. Резко сажусь.

Тимур убирает руку и смотрит на меня непонимающе. Вместе с его прикосновением, томление в моем животе испаряется, но злость никуда не исчезает.

Перевожу взгляд на Вадима, тот смотрит на меня едва ли не с отвращением. Он сжимает челюсть до выступивших желваков, и раздувает ноздри. Чуть ли не огнем дышит.

Хватаю ртом воздух. Я возмущена, но мое возмущение – ничто по сравнению с тем, что чувствует Вадим. Его эмоции не дают моим прорасти.

– Ну знаете. – Вскакиваю с кушетки и принимаюсь быстро натягивать платье.

Мне хочется заорать, что они оба – придурки. Глупые самцы со своими примитивными эмоциями. Хочу заорать на них обоих, и желательно что-нибудь разбить.

Злость, которой сочится Вадим, заражает меня, будто вирус. Мгновенно и необратимо. Я от нее буквально задыхаюсь.

Быстро сую ноги в туфли, и не застегнув платье до конца, вихрем выскакиваю из комнаты.

– Агата. – Звучит мне в спину голос Тимура, но я не останавливаюсь.

К черту такие обследования. Быстрым шагом, минуя лифты, иду к лестнице. По пути, быстро сбегая вниз по ступенькам, пытаюсь застегнуть платье. Тошнота не заставляет себя ждать. Приступ буквально выбивает из меня воздух, так что я едва успеваю выйти на улицу, прежде, чем меня скручивает пополам в рвотном позыве. Мой желудок опустошается на красивый зеленый газон. Во рту остается противный горьких привкус. В висках начинает пульсировать.

От стыда хочется сгореть, провалиться сквозь землю, но у меня нет сил, чтобы хотя бы уйти отсюда. Прислоняюсь спиной к стене, закрываю глаза, борясь с головокружением.

Стою так с минуту, когда вдруг чувствую прикосновение к плечу. Чьи-то сильные руки обхватывают мою талию. Кто? Кто из двух? – Отстраненно думаю, не открывая глаз.

– Ты в порядке? Можешь идти? – Вадим – понимаю, даже не зная рада я тому, что это именно он, или огорчена.

Вадим поворачивает меня к себе, я открываю глаза. Он проходится по моему лицу обеспокоенным взглядом и морщится.

– Не стоило мне присутствовать. – Извиняющимся тоном произносит Вадим. Весь его вид говорит о том, как он сожалеет. Мне так удивительно видеть Вадима вот таким, что на секунду я сомневаюсь, точно ли это именно он стоит передо мной. – Отвезти тебя домой?

Снова прислоняюсь спиной к стене, упираюсь руками в колени и глубоко дышу. Чертово обследование вытянуло из меня все соки, и я хочу узнать результат.

– Нет. Я хочу вернуться. – Отзываюсь я, качая головой.

Вадим резко отшатывается.

– Вернуться??? – Выплевывает Вадим. Убирает руки. Отступает на шаг. Хмурится, соображает.

Выражение лица меняется. Больше никакой доброжелательности и сожалении. Холод, высокомерие, злость.

Ну вот. Все правильно. Такой Вадим мне гораздо привычнее. С презрительным прищуром глаз и надменно приподнятой бровью. Такого Вадима не грех и позлить. Без этих его извиняющихся взглядов и сильных рук, жаждущих дать поддержку.

– Ты можешь ехать. Я хочу закончить обследование. – Как ни в чем не бывало, отталкиваюсь от стены, поправляю платье, и задрав голову, иду ко входу в здание.

В сторону Вадима даже не оборачиваюсь. Не знаю точно отчего, но я так довольна собой, что даже головокружение ненадолго отступает.

Поднимаюсь на нужный этаж с улыбкой на лице, но перед дверью кабинета Тимура, зависаю. Улыбка сползает с лица, чувство неловкости от предстоящей встречи тут же съедает все мое довольство.

Я негромко прокашливаюсь, и уже кладу руку на дверную ручку, когда слышу оклик ссади.

– Агата. Вот ты где. – Тимур идет ко мне быстрыми шагами, и подойдя, обеспокоено разглядывает меня. – Пойдем-ка, попьешь водички.

Тимур заводит меня в свой белоснежный кабинет и усаживает та стул. Измеряет давление и пульс. Открывает окно, чтобы обеспечить поступление свежего воздуха. Наливает из графина воду в стакан и протягивает мне вместе с маленькой таблеткой, выуженной откуда-то из глубин его стола.

– Похоже, приступ стенокардии. Это нитроглицерин, положи под язык.

Я беру стакан, кладу таблетку в рот, избегая взгляда напротив. Тимур же отнюдь не испытывает смущения или неловкости. Хотя, он знает, о том, что мне прекрасно известны его эмоции. Чувством вины, похоже, он так же не мается. Он принимает свои чувства, как само собой разумеющееся, и совсем их не стыдится. Завидую.

– Порог твоей чувствительности чрезвычайно низкий. – С интересом глядя на меня, произносит Тимур. – Твоя нервная система очень ярко реагирует на тактильные стимулы, в особенности, на человеческие прикосновения.

– Это… плохо? – Изгибаю бровь, поднимая глаза на Тимура.

– Нет. Это удивительно. До сегодня я не встречал людей, с такими высокими показателями.

– Так. Ясно. – Качаю головой. – И что с этим делать? Ее можно как-то снизить?

– Снизить? Зачем? – В изумлении вскидывает брови Тимур. – Убери из этой схемы элемент эмоционального заражения, и все будет прекрасно. Ты будешь наслаждаться тактильностью гораздо сильнее обычных людей. По крайней мере, секс уж точно у тебя будет на порядок лучше, чем у других. – Криво улыбается Тимур.

Опять он туда же. Озабоченный. Снова краснею.

– Думаю, до этого еще далеко. – Бормочу себе под нос, смущенно пряча глаза.

– Сложно сказать. – Тут же отзывается Тимур, становясь серьезным. – Я постараюсь тебе помочь. Поезжай домой, отдыхай. Я позвоню тебе, когда смогу вклиниться в очередь на новый томограф. Тогда уже и будем делать выводы. Пока придется потерпеть. – Киваю, вставая со стула, Тимур добавляет. – В любом случае, ты отлично справляешься. Таких сильных женщин, я еще не встречал…

В его карих глазах тепло и сочувствие, поддержка и такая уверенность в моих силах и том, что мне можно помочь, что я и сама начинаю верить. В эту минуту симпатия к Тимуру прочно закрепляется в моей душе.

Я улыбаюсь и искренне благодарю его, уходя.

О том, что я совсем забыла поговорить с ним о словах Матвеева, я вспоминаю только дома.

Глава 25.

Дни потекли невыносимо медленно. Тимур неожиданно уехал на научную конференцию, и его рекомендация «потерпеть» давалась мне с каждым днем все тяжелее.

Каждый день я приходила на разговор с Матвеевым, но то ли в связи с началом судебного процесса, то ли по каким-то другим причинам, ученый больше не говорил со мной. Как бы я ни старалась, какие бы слова не подбирала, он хранил мертвое молчание, и практически не реагировал эмоционально.

Я старалась. Слушала. Впитывала. Но ответов так и не находила.

Все мои усилия были напрасными, однако последствия были неминуемы.

К зеркалу я старалась больше не подходить. Моя кожа приобрела противный серый оттенок, лицо вытянулось, одежда болталась на мне, как на вешалке. За две недели пребывания здесь, я похудела килограмм на семь, не меньше. Учитывая, что я и без того обладала худощавой фигурой, сейчас я выглядела просто болезненно тощей.

Тимур уехал, ждать помощи было не откуда, и мне не оставалось ничего, как, преодолевая тошноту, впихивать в себя таблетки и безвкусную еду, заставлять себя больше двигаться, и стараться не впадать в уныние.

Когда дискомфорт в грудной клетке стал распространяться в левую руку и лопатку, я решила не оттягивать неизбежное и обратиться к врачу. Долго сомневалась стоит ли звонить по номеру, указанному в визитной карточке, что дала мне бывшая жена Вадима, но прикинув, сколько я потрачу времени на поиски действительно хорошего кардиолога, все же решилась. Если женщина доверила этому врачу жизнь своего ребенка, значит и я смогу ему довериться.

Сидя в коридоре клиники в ожидании своей очереди, просматриваю висящие на стенах информационные стеллажи, и то и дело возвращаюсь глазами к табличке на кабинете.

«Кардиолог высшей категории Акайо Като». – Значится крупными черными буквами на белом фоне. Интересно это женское или мужское имя? Японское или китайское?

Пока я гадаю, строя в своем воображении портрет заграничного доктора, из кабинета выходит девушка и с вежливой улыбкой просит меня пройти.

Девушка указывает мне на стул и садится рядом. Я оказываюсь сидящей напротив мужчины восточной внешности, неопределенного возраста, одетого в белый халат. Девушка задает вопросы, собирает анамнез, спрашивая о жалобах, тщательно все записывает, затем переводит все это врачу. Несколько минут я слушаю непонятную иностранную речь, удивляясь и гадая, как так вышло, что ведущий врач профильной клиники совсем не понимает язык страны, в которой работает.

Следующие пол часа меня слушают, берут анализы, делают кардиограмму и УЗИ сердца. Девушка-ассистент записывает под диктовку врача рекомендации, предварительно переводя их на русский язык. Я забираю бумаги и выхожу из кабинета. Направляясь к выходу из клиники, сталкиваюсь с Вероникой.

– Агата. Здравствуй. – Восклицает Вероника, приветливо улыбаясь, будто рада меня видеть. – Что ты здесь делаешь? Была у Като?

– Здравствуйте. Да. – Качаю головой я. – Он… – Машу рукой в сторону кабинета, и с озадаченным видом произношу. – Он иностранец?!

– Ох, да. Совсем не понимает по-русски… Но мы приспособились. – Кивает Вероника. – Он отличный специалист. На вес золота просто. – Вероника склоняется ближе и как бы по секрету мне сообщает. – И по стоимости золота мне обходится.

Я понимающе улыбаюсь.

– Он – японец? – Спрашиваю я, Вероника кивает. – И что он здесь делает? В смысле… здесь в нашей стране. – Хмурюсь непонимающе.

– Это все Вадим. – Машет рукой Вероника, делая большие глаза. – Он привез его сюда ради Кирюши. Не знаю какими правдами-неправдами он убедил его сюда приехать, но Акайо приехал, поставил Кирюшку на ноги, и я постаралась сделать все, чтобы он остался.

Я хмыкаю, но ничего не говорю. Даже не хочу предполагать, каким образом Вадим убедил японского врача приехать на нашу «славную» родину. Зная его методы, это вполне может быть что-то криминальное. Однако его старания для ребенка делают ему честь. Видимо, не такой уж он и плохой отец, как мне показалось.

– Ты выглядишь истощенной. – Оглядывая меня заботливым взглядом, говорит Вероника. – Какой у тебя диагноз?

– ИБС. – Отвечаю я. – Ваш чудо-врач прописал мне новые лекарства, так что, думаю, скоро поправлюсь. – Улыбаюсь я, стараясь выглядеть убедительной, но это, конечно, не правда. Надеюсь мне станет немного лучше от нового лечения, но пока я вынуждена заниматься тем, чем занимаюсь, надежда на полное восстановление почти отсутствует.

– О, я в этом уверена. На Кирюше в свое время наши врачи ставили крест, а Акайо вытащил… – С улыбкой отзывается Вероника. Ее окликают с ресепшена и она, извинившись, прощается со мной.

Мне было бы безумно интересно послушать историю Кирилла, и еще интереснее историю его родителей, – как не пытаюсь, я никак не могу представить Вадима с Вероникой и их семейную идиллию, – но расположенная к общению Вероника уходит, а у нерасположенного к откровениям Вадима нет смысла даже спрашивать.

Глава 26.

Следующие дни я посвящаю восстановлению здоровья, на столько, на сколько могу, регулярно пью новые лекарства, бегаю по утрам и много гуляю. Столица заметно опустела за последние две недели: меньше прохожих, меньше машин, часть магазинов закрыта, часть и вовсе пустует. Несмотря на положительные прогнозы и убедительные заверения ученых в том, что Калидус подлежит лечению, люди продолжают покидать страну в поисках защиты, лучшей жизни, и более дешевых ресурсов. Те, кто может себе это позволить, уезжает как можно дальше. Те, кто не может, продолжает выживать. Кто-то ворует, кто-то зарабатывает, кто-то делится с соседями, кто-то отбирает последнее даже у близких. И без того расколотая страна, раскалывается еще сильнее, на сотни мелких частиц.

Мы не можем объединиться против общего врага, мы сами становимся врагами друг для друга. Возможно все дело не во властях, не в государстве и не в системе, возможно все дело в нас самих. В каждом из нас.

На днях страну буквально взорвало от новой волны потрясений. Неизвестная организация народных мстителей, называющих себя незатейливо «Организация», взяла на себя ответственность за порядок в стране, и принялась творить самосуд. В тюрьмах произошла серия убийств, замаскированных под самоубийства, из своих домов ночью при неизвестных обстоятельствах пропало двое высокопоставленных политиков. По интернету второй день курсирует наполненное злостью и презрением письмо, в котором загадочная «Организация» обещает отомстить виновным за все наши беды, и открыть людям глаза на правду.

На нас свалилось разом куча бед. Мне все это виделось, как проявление некого высшего наказания за разобщенность и неспособность оставаться людьми в некомфортных обстоятельствах. Возможно, мы все это заслужили. Возможно мы должны винить в происходящем только себя…

Расследование дела «Организации» вешают на Вадима, дело Матвеева отходит на второй план, и я начинаю переживать. Два дня я как на иголках, Вадим не звонит и не вызывает меня, и я гадаю выполнит ли он свое обещание, или же все-таки привлечет меня к новому делу.

Когда сегодня вечером звонит телефон, я чуть ли не подпрыгиваю на месте, и, боясь взглянуть на экран, медленно подхожу к столу. Однако звонит не Вадим, вопреки моим ожиданиям, а Тимур.

Бодрым довольным голосом Тимур сообщает мне о том, что вернулся и готов принять меня сегодня в восемь.

Преисполненная вновь вспыхнувшей надеждой я в уговоренное время прихожу НИИ, Тимур встречает меня в кабинете и неожиданно заключает в объятья.

– Привет. Я скучал. – С широкой улыбкой говорит Тимур.

Я, опешив от его напора, даже забываю поздороваться, и пока соображаю, что сказать, Тимур уже подталкивает меня в святая святых института – просторную комнату, выделенную специально для нового сверхмощного томографа, обещавшего спасти жизни всего человечества.

Едва мы входим в комнату, глаза Тимура загораются восторгом. Он смотрит на аппарат, как на животворящую икону и бережно проводит рукой по металлическому колпаку.

– Здесь творится история. – С трепетом и не сходящей с лица улыбкой, тихо произносит Тимур.

– Мм… – Мычу я, не зная, что сказать.

Тимур бросает на меня взгляд и, понимая, что я не разделяю его восхищения, выходит в смежную комнату за стеклом.

Вбивает мои данные, задает зону исследования, и по громкой связи просит меня лечь на пластину под колпаком.

Я ложусь и несколько минут лежу без движения, пока пластина возит мое тело взад-вперед.

– Так. – Слышу приглушенный голос Тимура. – Сейчас нам необходимо эмоциональное заражение. Я войду в комнату.

Слышу какой-то писк, с шумом открывшуюся дверь, шаги.

– Сосредоточься. – Просит Тимур и берет меня за руку.

Я послушно прислушиваюсь. Чувствую интерес, нетерпение, и некоторый азарт, о чем сразу же сообщаю Тимуру. Его рука выскальзывает, Тимур уходит, но через минуту его глухой голос недовольно говорит:

– Нет. Стимул слишком слабый. – Снова слышу писк, клацанье кнопок, и через минуту гудок. – Вера, зайти в шестой.

Слышу, как дверь снова открывается.

– Здравствуйте. – Слышу тонкий девичий голос. Здороваюсь в ответ.

– Да, Вера, стой так. Агата, сосредоточься, сейчас на полную мощность. – Раздает инструкции Тимур. – Вера, как ты себя чувствуешь?

– Неплохо. – Отвечает растерянный голос девушки. Впитываю ее растерянность, улавливаю небольшое волнение и скользкий страх.

– Проблем со зрением больше не было? – Спрашивает Тимур.

– Нет, все хорошо. На сколько я могу это осознавать.

– А со слухом? Памятью?

– Бывают провалы. Иногда забываю куда шла, иногда слышу то, чего не может быть, но в целом… я в порядке. – Страх девушки немного усиливается.

– Это нормально. Скоро и это пройдет. – Успокаивающим тоном говорит Тимур и добавляет. – А как твой братишка?

Чувство вины, внезапно ударившее по сознанию, скручивает мои внутренности жгутом. От неожиданности перехватывает дыхание.

– Он все еще в больнице. – Дрожащим голосом, полным боли произносит девушка.

Ее печаль такая интенсивная, что на мои глаза наворачиваются слезы.

Мне хочется выбраться из душащих стенок томографа и обнять девушку. Успокоить. Поплакать вместе с ней. И в тоже время, хочется сбежать.

Это слишком. Это очень больно. От этой боли необходимо избавиться. Хочется кричать, плакать, выть. Крепко зажмуриваюсь и заставляю себя дышать.

– Отлично! – Вдруг врывается громкий голос Тимура. – То есть… Вера, это не тебе. Твой брат обязательно поправится. Ты можешь идти.

Девушка выходит, пластина приходит в движение и вывозит меня из-под колпака. В комнату входит довольный Тимур.

Я сажусь, стираю слезу, ползущую по щеке, и морщусь. Никак не могу избавиться от болезненно шлейфа эмоций девушки. Счастливый вид Тимура никак не вяжется с происходящим.

– Что это было? – Спрашиваю, угрюмо уставившись на Тимура. Его улыбка мрачнеет.

– Это была Вера. – Машет рукой в сторону двери, кажется несколько растерянный моим хмурым видом.

– Что случилось с ее братом?

– Она… на первом этапе Калидус вызывает проблемы со зрением. – Начинает Тимур. – Иногда бывают зрительные галлюцинации, иногда слепые пятна. Иногда человек видит только движущиеся предметы, иногда наоборот, только недвижимые. Вера заболела одна из первых. Тогда мы еще не знали, как это лечится… – Тимур поджимает губы и отводит глаза. Тяжело вздыхает и тихо добавляет. – Она сбила своего шестилетнего брата машиной, когда подъезжала к дому. Не увидела его. Он стоял на дороге. Ждал ее. Поняла, что что-то попало под колеса только, когда переехала его.

Сжимаю зубы и морщусь. Вот откуда чувство вины у девушки, и ее бесконечная печаль. На грудь наваливается жалость пополам со злостью. Зная всю историю, Тимур намеренно возобновил ее в памяти бедной девушке, чтобы в очередной раз напомнить ей о том страшном событии и вызвать мучительные чувства.

– Это было жестоко, Тимур. – Не глядя на Тимура, соскальзываю с пластины и иду к двери.

– Ну оно того стоило. – Отзывается Тимур за моей спиной. – Если бы я не сделал этого, исследование ничего бы не показало. Уверен, Вера простит меня, она привыкла к моим странностям. Нормальные люди здесь не работают. – Неловко улыбается Тимур.

Вздыхаю.

– Никакой ты не волшебный. – Ворчу, опуская плечи. От былого расположения к Тимуру не остается и следа. Я разочарована.

– Все ради науки. – Пожимает плечами Тимур и снова улыбается, как ни в чем не бывало.

Я сникаю окончательно. Все ради науки. Все ради дела. Что за мужчины меня окружают? Что ж это за наказание?..

Тимур казался мне другим. Добрым, понимающим, способным на сочувствие.

Снова я ошибаюсь. Я совсем не разбираюсь в людях, даром, что обладаю эмпатией.

Хотя, возможно, ошибочна сама суть оценки людей. Может быть, мне пора прекратить делить людей на плохих и хороших. Ведь все мы многогранны…

Я считаю себя хорошим человеком. Но я – убийца.

Тимур сделал больно девушке, но при этом хотел помочь мне.

Вадим использует меня, но делает это ради спасения человечества. Хотя… Нет, пожалуй, Вадим – это исключительный случай…

Расправляю плечи и следую за Тимуром. Он до чего-то докопался, и я намерена узнать до чего. Пусть эта бедная девушка пострадала не зря.

Глава 27.

Роберт Генрихович, – седовласый низкорослый старичок-еврей, не примечательный и суховатый, однако обладающий званием доктора медицинских наук, – несколько минут внимательно изучает обследования, после чего задумчиво уперев палец в подбородок, говорит:

– Прекрасная работа, Тимур. Замечательные исследования. Никогда не видел ничего подобного. Практически нулевая погрешность. Потрясающе. – Восторженно выдыхает старый ученый. Несмотря на то, что мы заявились к нему уже ночью, мужчина выглядел бодро и взбудоражено.

Тимур усмехается одновременно смущенно и самодовольно.

– Сам в шоке. – С кривой улыбкой отзывается Тимур. – Жаль не могу показать Вам исследования по Калидусу, они пока не подлежат разглашению, до утверждения комиссии. Только благодаря этому аппарату, мы продвинулись так далеко… эх, но… не могу. – Тимур раздосадовано морщится, и мотает головой.

– Узнаю в свое время. – Успокаивает его мужчина. – Вернемся к девушке. Какие ваши выводы?

Тимур расправляет плечи, подобравшись, и начитает отчитываться, как на экзамене, указывая пальцем в экран. Что он там показывает мне не видно: я сижу с обратной стороны, и безучастно слежу на непонятным разговором двух ученых на одной волне.

– Сверхактивность передней поясной коры указывает на гипертрофированность зеркальных нейронов. Отсюда эмоциональное заражение. Сверхчувствительное осязание. Скорее всего высокочувствительная нервная система. Пороговое значение, я бы сказал. Все просто. Выраженная эмоциональная эмпатия…

Роберт Генрихович кивает.

– Все просто… Было бы просто, вы бы ко мне не пришли. – Усмехается мужчина.

– Верно. Но проблема не в постановке диагноза. Агате ее… особенности мешают жить. Она испытывает очень мучительные постреакции. Думаю, это связано с чрезмерной активностью коры.

– Угу, угу. Согласен. – Кивает ученый. – Проблема в контроле?

– И в контроле тоже. Агате необходимо научиться закрываться от чужих эмоций, отключать восприимчивость по ненадобности. Но при этом периодически ей все же придется обращаться к ее способностям, и тут уже важно помочь ей не мучиться последствиями.

Роберт Генрихович переводит взгляд на меня, опускает очки на нос и приподнимает бровь. С пол минуты изучает мое лицо. Молчит, размышляя о чем-то, и снова переводит взгляд в экран.

– Что ж… Помочь девушке можно. Некоторое медикаментозное воздействие, когнитивная работа, психологическая помощь. С последствиями стресса – немного сложнее. – Рассуждает мужчина. – Тимур, взгляните вот сюда.

Тимур склоняется над монитором и внимательно вглядывается.

– Видите активность?

– Да. – С сомнением протягивает Тимур, кажется, не совсем понимая ученого.

– Передняя поясная кора, несомненно, правит балом в этом замечательном мозге. Но… нельзя закрывать глаза на ее соседей. Видите эти зоны? Если мы объединим воедино – префронтальная кора, кора задней части поясной извилины, билатеральные височно-теменные узлы. Что мы получим? – Профессор задает вопрос и смотрит на Тимура косым загадочным взглядом.

Тимур хмурится сильнее, будто пытается сообразить, а через несколько секунд распахивает глаза и потрясённо смотрит на профессора, будто познал какую-то истину.

– Зона ментализирования. – Произносит громким шепотом, словно не верит в то, до чего додумался.

– Верно, Тимур. – Довольно подтверждает Роберт Генрихович. – Во всем этом процессе участвует не одна зона, а целая нейронная сеть. Вот здесь. – Снова указывает на томограмму профессор. – Активно эмоциональное заражение. А вот здесь ментализирование, что говорит о…

– Работе когнитивной эмпатии. – Заканчивает за ним Тимур. Его лицо светлеет, на нем расцветает чуть ли не восторг.

– Да. Зона ментализирования – серый кардинал. – С усмешкой подтверждает профессор и оба мужчины переводят взгляд на меня. Оба выглядят так, будто сделали величайшее открытие, смотрят так, будто сейчас я должна выдать им гранд или хотя бы стереть ладошки в аплодисментах, но я только сижу и непонимающе пялюсь на них.

– Агата… Я… позже тебе все объясню. – Бросает мне возбужденный Тимур и снова отворачивается к мужчине.

Роберт Генрихович довольно ухмыляется и берет лист бумаги.

– Пока девушка будет учиться, ей придется все же использовать эмоциональную эмпатию, и соответственно бороться с последствиями. У вас еще остались связи в Америке? – Спрашивает, обращаясь к Тимуру. Тот кивает. – Достаньте вот эти два препарата. – Что-то черкает на листе бумаги и передает Тимуру. Затем переводит взгляд на меня. – Вам предстоит много работы. Я распишу вам рекомендации.

– Ладно. – Тихо соглашаюсь, пожав плечами.

Закончив писать, мужчина передает сложенный лист мне и на словах разъясняет свои рекомендации. Среди них: развитие проприоцепции, специальные массажи, физ. процедуры для улучшения кровообращения, занятия с нейропсихологом, занятие на скалодроме, йога, специфические медитации, несколько видов витаминов и кое-какие препараты. Я молча выслушиваю ученого, который перечисляя задания на следующий месяц, к каждому пункту дает пояснения и приводит аргументы. Я мало что понимаю из того что он говорит, мне остается лишь слепо довериться ему, поэтому просто слушаю и киваю, думая лишь о том, когда мне все это успеть.

Разъяснив подробно инструкции мне, профессор что-то негромко говорит Тимуру и мы, распрощавшись, уходим.

Позже, когда мы едем домой, снова пытаюсь вникнуть в суть приписанных мне процедур. Несколько раз изучаю список, и сдаюсь.

– Не понимаю, как йога и массаж могут помочь мне…

Тимур улыбается, продолжая следить за дорогой.

– Ты должна научиться чувствовать границы своего тела. Твое сознание заключено в этом теле. Ты не сможешь защитить сознание, если не прочувствуешь где оно заканчивается. – Поясняет Тимур.

Скептически морщусь. Никак не могу поверить, что такие простые вещи могут помочь мне справиться с тем, с чем я не могла справиться всю свою жизнь.

– А что такое нейрогимнастика? – Через время спрашиваю я.

– Упражнения для развития определенных зон мозга. – Терпеливо разъясняет Тимур. – Наша задача уйти от эмоциональной эмпатии к когнитивной. Когнитивная эмпатия – это интеллектуальный процесс. Ее можно развивать. Ученые-физиогномисты активно изучают эту область и давно применяют нейрогимнастику в обучении.

– Физиогномисты? Это те, что считывают информацию по лицам?

– По лицам, движениям, мимике.

– И при чем здесь эмпатия? Они ведь анализируют черты лица… Простой статистический анализ…

– Верно. Но ты делаешь то же самое. От части.

– То есть? – Скептически приподнимаю бровь и смотрю на Тимура.

– Твой мозг, как высокочастотный прибор, считывает малейшие изменения в мимике, позе, дыхании. Ты не в состоянии охватить это своим сознанием, не чувствуешь перехода, анализа. Все это проходит мимо твоего понимания. Автоматически. Процентов на тридцать твоя эмпания – это результат наблюдений. В остальном – работа зеркальных нейронов. Они же виноваты и в эмоциональном заражении.

Хмурюсь, не отрывая взгляд от профиля Тимура. Не понимаю отдельных слов, но, кажется, общий смысл улавливаю. Хотя, поверить в то, что он говорит, довольно непросто. Мне сложно воспринимать мои способности, как нечто научно обоснованное, без волшебства, участия злого рока и мистификации.

– Хм. – Только и произношу я, и качаю головой. – И где же… обучают этому ремеслу?

Тимур поворачивает к моему дому, паркуется и поворачивается ко мне корпусом, опершись рукой о руль.

– Я знаю лишь о двух школах – западной и восточной. Америка и Китай. Подходы у них разные, но суть одна. – Рассказывает Тимур, и я качаю головой, вспоминая, что эти страны уже упоминал в разговоре начальник Вадима. – В идеале тебе стоило бы поехать поучиться, чтобы развить когнитивку, но пока, я так понимаю, возможности у тебя нет…

Вздыхаю, опуская глаза.

– Не знаю. Наверное. Я… – Осекаюсь. Я не управляю своей жизнью, осознаю это в очередной раз и сникаю.

– Пока будем обходиться тем, что есть. А дальше решишь. Да?

– Да. – Слегка растянув губы в благодарной улыбке, открываю дверь. – Спасибо.

– Не за что. – Бодро отзывается Тимур и неожиданно добавляет, странно сверкнув глазами. – Не пригласишь меня на чай?

Резко поворачиваю голову, бросая ручку двери. Смотрю на него широкими глазами.

– Э-э… я… – Растерянно бормочу, быстро хлопая ресницами.

Тимур внезапно разражается громким смехом.

– Агата… Это просто фантастика. Чтобы человек, обладающий такой мощной эмпатией, сам… совершенно не умел скрывать свои чувства… Так нельзя. Ты – открытая книга. – Смеясь, упрекает меня Тимур.

Насупившись, выхожу из машины, и, хлопнув дверью, не прощаясь, иду к подъезду.

– Агата. – Снова окликает меня Тимур. – Через пару дней я снова уеду. Не игнорируй предписания.

– Не буду. – Отзываюсь недовольно и, махнув рукой, скрываюсь за дверью дома.

Глава 28.

Прежде, чем заняться выполнением предписаний Роберта Генриховича, решаю снова попытать счастья с Матвеевым.

Не без труда нахожу Вадима. Он выглядит помятым и взъерошенным. Очевидно, дело «Организации» отнимает у него слишком много сил. На секунду чувствую к нему жалость, и открываю рот, чтобы предложить помощь, но в последний момент проглатываю слова, уже готовые сорваться с моего языка. Ругаю себя, не переставая самой же себе удивляться. Жалость – плохое чувство. Оно толкает на необдуманные поступки. Не стоит его впускать в свое сознание.

– Ты выглядишь больной. – Хмуро оглядев меня с ног до головы, хрипло говорит Вадим.

– Ты тоже. – Киваю головой в его сторону.

– Я просто устал.

– И я. – Складываю руки на груди.

– Зачем пришла? – Буквально рухнув на диван, Вадим трет пальцами покрасневшие глаза.

– Хочу снова поговорить с Матвеевым.

– А смысл? Как по мне, это бесполезная трата времени и… ресурсов. – Запнувшись и оглядев меня беглым взглядом, возражает Вадим.

– Значит, ты сдаешься? – Приподняв бровь, смотрю на Вадима сверху вниз, стоя около дивана.

– Агата… – Устало вздыхает Вадим. – Мне хватает работы и без этого дерьма. На действия, заранее обреченные на провал, у меня просто нет времени. Эпидемия более-менее контролируется, лечение идет полным ходом. На повестке дня другой вопрос…

– Организация…

– Да. Организация.

– Удалось что-нибудь выяснить? – Осторожно спрашиваю, стараясь выглядеть не слишком заинтересованной.

– Практически ничего. Неуловимые мстители, мать их… Еще четыре убийства и шесть пропавших чинуш…

– Зачем они это делают? – Хмурюсь непонимающе.

– Ты что, телевизор не смотришь, в интернет не выходишь? – Вскидывает на меня недовольный взгляд Вадим. – Все вокруг пестрит их лозунгами «Побороть преступность», «Навести порядок, там где этого не в силах сделать государство». Они пытаются скомпрометировать власть, показать, что правительство не в состоянии защитить свой народ.

Хмурюсь сильнее. В голове будто щелкает от внезапно вспыхнувшей гипотезы.

Сглатываю внезапно пересохшее горло. Сердце начинает стучать быстрее.

– Вадим. Мне срочно нужно к Матвееву. Организуй свидание. Пожалуйста. – Выдаю на одном дыхании.

Вадим поднимает на меня глаза. Вид у меня, наверное, убедительный, а может быть слегка ошалелый, раз он, почти не раздумывая, лишь пару секунд поглядев на меня изучающим взглядом, встает и, нажав кнопку на селекторе, просит привести ученого в комнату для свиданий.

Иду по коридору быстрым шагом. Меня почти потряхивает от нетерпения. Я уже наверняка знаю, что скажу Матвееву. И мне очень, просто очень важно, отчетливо распознать его эмоции.

Едва Матвеева заводят в комнату и за охранником закрывается дверь, тут же начинаю сильным и уверенным голосом:

– Вы, наверное, не в курсе, не знаю, есть ли у вас в камере телевизор, думаю, нет… Но недавно у нас появилась некая «Организация». – Делаю паузу, прислушиваясь к эмоциям человека, сидящего на скамье с безучастным видом. Подхожу ближе, нависая над ним. – И знаете, что? Лозунги этой организации просто удивительно созвучны с вашими убеждениями о том, что о людях некому как следует позаботиться…

Голова ученого едва заметно дергается, но не поднимается. Чувствую, как в его заглушенном успокоительными сознанием, начинает запутываться сложный эмоциональных клубок. Его страх – будто брызнувшая в воду гуашь, сначала зависает недвижимой каплей, но стоит слегка взболтнуть, как она захватывает и окрашивает всю жидкость в нужный цвет. Его страх уже есть, мне необходимо только размешать.

– Государство не может позаботиться о нас, верно? – Продолжаю с нажимом. – Лечение. Социальная помощь. Безопасность. Они ничего не могут. Вы это хотели сказать? – Спрашиваю, повышая голос.

Матвеев не отвечает. Но я на это и не рассчитываю. Он боится, липкий страх, окрашивает его сознание в мутные темные цвета. Ученый сцепляет руки, глаза начинают бегать туда-сюда. Я присаживаюсь перед ним на корточки, чтобы наши глаза оказались на одном уровне, и заставляю его взглянуть на меня.

– Я думала, что это был ваш эксперимент. Что вы либо ошиблись, либо возомнили себя всесильным, и решили исследовать свой препарат на людях. Но я ошиблась. Вы действовали по чьему-то заданию. Я права? – Заглядываю в глаза мужчине, повторяю громче. – Я права???

Ученый сглатывает. Зажмуривается. А затем резко вскакивает, так, что я чуть не падаю назад, и начинает кричать:

– Выведете меня отсюда! Немедленно, выведете меня отсюда!!! Я хочу выйти! Я хочу в камеру!

Подбегает к двери, и начинает тарабанить в нее ногами. Я прошу его успокоится, но Матвеев меня больше не слышит. Продолжает стучать и орать, пока охранник не выводит его из комнаты.

Пару секунд смотрю вслед удаляющемуся ученому и обессиленно опускаюсь на пол в дверном проеме, обхватываю голову руками. В висках начинает противно стучать, к горлу подкатывает уже привычный тошнотворный ком. Тупая боль сжимает грудную клетку, я морщусь и прижимаю руку к груди.

Подошедший через пару минут Вадим помогает мне встать, бросает недовольный взгляд на мою руку, прижатую к груди, и, позволив мне опереться на него, проводит в кабинет.

– Ну что? Оно того стоило? – Усадив меня на диван, упирает руки в бока и с упреком смотрит на меня.

– О, да. – С усмешкой протягиваю я. – Эпидемия Калидуса и действия Организации, я почти уверена, связаны между собой.

Вадим хмурится, упрек и недовольство на его лице, сменяются заинтересованностью.

– Почему ты так решила? – Налив стакан воды, Вадим протягивает его мне, и садится рядом.

– У них одна цель. Показать насколько бесполезной является власть. Когда я упомянула об Организации, Матвеев испугался. Он знал о них. Он мог узнать о них от кого-то… на днях, после того, как они активизировались?

– Нет. Он изолирован от внешнего мира. – Задумчиво протягивает Вадим.

– Я думаю, у двух этих явлений один организатор. – Заключаю я.

Вадим вздыхает, ерошит волосы руками и закрывает лицо. Что-то непонятно мычит, затем встает.

– Ладно. Я должен это проанализировать. Возможно ты права, но это всего лишь предположение. Доказательств ноль. – Вадим накидывает пиджак и берет ключи, лежащие на столе. – Я отвезу тебя домой. – Добавляет, не спрашивая о моих планах, и открывает дверь. Кивает мне на выход.

После встречи с ученым я планировала посетить спорткомплекс и записаться на необходимые занятия, но Вадиму об этом сообщать я почему-то не хочу. По дороге он как обычно молчит, и лишь когда подъезжает к дому, говорит:

– Тебе стоит обратиться к врачу, Агата. – Произносит холодным тоном. Как приказ. С недоумением уставившись на него, разглядываю осунувшееся лицо. В какой-то момент, там в ГСУ, мне показалось, что он беспокоится обо мне. Он выглядел таким… сочувствующим. Но очевидно, это беспокойство другого рода. И сейчас он приказывает мне показаться врачу, чтобы я – его любимый инструмент – не сломалась раньше положенного.

– Непременно это сделаю. – Зло бросаю, выбираясь из машины.

– У меня есть хороший кардиолог. Могу договориться, чтобы он тебя посмотрел.

– Ох, не стоит. – Отзываюсь, уже собираясь захлопнуть дверцу. – Если ты имеешь в виду японца, то я уже была у него. Твоя жена не сказала тебе?

– Вероника? Она мне не жена и никогда ею не была…

– Мои проблемы с сердцем… не они виноваты в том, что я так плохо выгляжу, Вадим. – Выплевываю со злым прищуром.

Не выражая никакого интереса по поводу его замечания, про себя все же отмечаю их смысл. Значит они все-таки не были женаты? И не были парой? Впрочем, чему удивляться? Они совсем разные, да и отношения – это не про Вадима.

– Ты выглядишь не плохо, ты…

– До свидания, Вадим. – Прерываю его слова, хлопком двери и ухожу домой.

Глава 29.

Следующие две недели мое время расписано чуть ли не по минутам. Йога, занятия на скалодроме, занятия с нейропсихологом, стоун массаж, расслабляющий массаж, несколько видов физпроцедур. Я едва успеваю поесть, мне приходится постоянно переходить с места на место, от инструктора к инструктору, от массажиста к массажисту. Дома оказываюсь только к вечеру. Все свободное время посвящаю различным видам медитации, пытаясь подыскать наиболее подходящую. Сплю под утяжеленным сенсорным одеялом, каждый день принимаю ванну с солями и минералами. Сначала я отношусь ко всему скептически, но очень скоро вхожу во вкус. Мое тело за всю мою жизнь не знало столько заботы. Даже если все эти процедуры не сработают для решения основной проблемы, я хотя бы получу удовольствие.

Первые несколько дней я не чувствую никаких изменения, но пару дней назад на групповом занятии по йоге, я вдруг замечаю, что я совсем не обращаю внимания на окружающих. Я настолько поглощена занятием, выворачиванием своих суставов и противоестественным сгибанием своего тела, я настолько сосредоточена на себе, что не совсем не чувствую чьего-то присутствия. Я отмечаю это с удивлением и радостью и уже вечером звоню Тимуру, чтобы похвастать своими успехами. Тимур радостно хвалит меня обещает заехать на днях.

Вдохновленная результатами, я начинаю заниматься более усердно и с большим доверием к процессу. С каждым днем все больше удостоверяюсь, что процедуры работают. Я становлюсь спокойнее, лучше сплю, лучше себя контролирую.

Не может не радовать и то, что все эти дни Вадим меня не беспокоит. За две недели от него не было ни слуху, ни духу и это не могло меня не радовать. Я была предоставлена сама себе, и по-настоящему наслаждалась предоставленным мне отпуском.

До сегодня.

Сегодня что-то идет не так.

Вечером, когда я принимаю ванну, раздается звонок в дверь. Открывать я не намерена: ко мне может прийти лишь почтальон или представитель какой-нибудь коммунальной службы. И те, и другие могут идти к черту – решаю я. Ни за что в жизни я не вылезу из этой божественной благоухающей магнолией воды. Однако уже через минуту к настойчивому звонку в дверь присоединяется звонок на мобильном. На экране высвечивается имя Тимура.

– Агата, ты дома? – Без приветствий говорит Тимур.

– Да. – Тут же отзываюсь я.

– Тогда открой дверь.

Из божественной воды все же приходится выбраться. Заматываюсь в полотенце, и прошлепав босыми ногами по коридору, открываю.

– Привет. – Появляется в дверном проеме улыбающееся лицо Тимура. Его взгляд опускается на мои голые ноги, быстро проходится вверх и замирает на моих покрытых каплями воды плечах. Улыбка сползает с его лица.

– Привет. Проходи. Я сейчас. – Открываю дверь и впускаю его внутрь. Сама же возвращаюсь в ванную, вытираюсь и надеваю халат.

– Как конференция? Как все прошло? Что нового выяснили? – Спрашиваю, выходя из ванной, на ходу вытирая волосы.

– Эм… – Поворачивается ко мне Тимур и снова окидывает меня странным взглядом, чешет пальцем лоб и отвечает. – Ничего принципиально нового. Так… составили протокол лечения. Но… исследований пока еще слишком мало, чтобы говорить об эффективности.

– Лечение есть, и это обнадеживает. – Отзываюсь я. Тимур неуверенно кивает и отводит взгляд. Я иду готовить чай, Тимур через время идет следом.

– Ну а как твои успехи? – Спрашивает через время.

Не могу скрыть широкой улыбки. Пару минут молчу, сохраняя интригу. Завариваю чай, разливаю по чашкам, и поставив одну перед Тимуром, склоняюсь к нему ближе, и будто по секрету, наконец говорю:

– Это работает. – Произношу тихо, так, будто боюсь спугнуть результат своей чрезмерной радостью. Но через секунду уже громче добавляю – Вчера я ездила в метро. – Говорю с гордостью и не скрывая своего торжества.

Тимур выглядит странно, не то смущенно, не то потерянно. Он пару раз моргает, отстраняется от меня и прочищает горло. Затем, будто взяв себя в руки, натянуто улыбается, глядя на меня.

– Да? Это… это здорово. И как все прошло?

– Я просто… ехала! – Выдаю победоносно. – В вагоне было полно людей, но я… просто спокойно ехала. И чувствовала только свои эмоции. Рядом со мной ехали влюбленные, в углу стоял пьяный бомж, спорили мужчины, но я… я была спокойна. Абсолютно, понимаешь?

– Я рад. – Теперь уже с настоящей улыбкой отзывается Тимур, и смотрит мне в глаза. – Это отлично.

– Да. – Подтверждаю я, счастливо улыбаясь. Делаю пару глотков из чашки, закусываю губу. – Слушай… Я… хочу кое-что проверить. Подумай о чем-нибудь. О чем-то плохом или… наоборот. О чем-то, что вызовет эмоции. Ладно?

Обхожу стол и становлюсь рядом с Тимуром. Беру его за руку и сплетаю наши ладони. От неожиданности рука Тимура вздрагивает. Он смотрит на наши руки и сглатывает.

– Эм… да… хорошо… сейчас. – Бормочет Тимур, быстро моргает и смотрит на мое лицо.

Мы стоим так, наверное, с минуту, держась за руки. Я глубоко дышу, глядя куда-то в сторону. Пытаясь осознавать одновременно и свои чувства, и ощущение чужого прикосновения в своей ладони. Понимаю, что мне удается – чужих чувств во мне нет. Не могу в это поверить. Я прикасаюсь к человеку и не ощущаю в себе его эмоций!

Поднимаю взгляд на лицо Тимура, все еще сомневаясь, уточняю.

– Ты что-то чувствуешь?

Тимур снова сглатывает и отвечает тихо, неожиданно хриплым голосом:

– Да.

Он отвечает и почему-то смотрит на мои губы.

Я вижу его расширенные зрачки и медленно моргаю. Он стоит близко, держит меня за руку и смотрит на мои губы.

Если бы я не была так поглощена своей радостью, я бы поняла, почему он так странно себя ведёт. Не нужно читать эмоции, чтобы понять, что он чувствует. Он хочет меня поцеловать.

Я напрягаюсь, внезапно чувствуя страх. Уговариваю себя не бояться, ведь если мне удалось держать его за руку без эмоционального заражения, возможно мне удастся удержать блоки и во время поцелуя.

Никто не целовал меня уже дольше трех лет. Я хочу попробовать.

Зачарованно наблюдаю за тем, как медленно его лицо приближается к моему, когда вдруг вздрагиваю от звонка в дверь.

Звук заставляет прийти в себя, я отшатываюсь от Тимура, пытаясь спрятать внезапно нахлынувшую неловкость, опускаю глаза и быстро иду к двери. Не глядя в глазок, распахиваю дверь и столбенею, в изумлении выпучив глаза.

– Вадим? – Чуть ли не вскрикиваю я.

– Агата? – Вторит мне Вадим и окидывает меня взглядом. – У тебя все хорошо?

– Да. – Отзываюсь, приподняв бровь. С чего бы это ему интересоваться, все ли у меня хорошо. – А… ты… что ты здесь делаешь?

– Я привез тебе воду. – Отвечает Вадим. Только сейчас замечаю две больших пластиковых упаковки в его руках. Сглатываю, непонимающе хлопая глазами.

– У меня есть вода. – Возражаю осторожно, нахмурившись и сузив глаза.

– Это… специальная магниевая вода… Для сердечников. – Как-то странно, будто волнуясь, поясняет Вадим. Мои брови взлетают вверх. Моя челюсть падает на пол. Кто этот человек? Я не знаю этого человека. – Впусти меня. – Добавляет человек, делая шаг вперед. Толкает дверь рукой, заставляя меня отступить на шаг назад, внутрь квартиры. Я продолжаю изумленно пялиться на Вадима, когда вдруг чувствую движение сзади.

Вадим наклоняется, ставит упаковки на пороге квартиры и бросает взгляд за мою спину. Медленно выпрямляется и слегка склоняет голову, чтобы рассмотреть того, кто стоит позади меня. Я вижу, как его челюсть напрягается, на щеках проступают желваки, и сама почему-то напрягаюсь.

Наблюдая, как на его лице появляется узнавание, вижу, как в одно мгновение его взгляд становится злым и холодным.

Он смотрит на меня, потом снова на Тимура. Я оборачиваюсь, и вижу, что Тимур выглядит так же. Мужчины не здороваются, просто смотрят друг на друга, сцепив челюсти. Хочу спросить, что происходит, но не могу себя заставить открыть рот, только суетливо бегаю глазами от одного к другому.

С минуту они молча испепеляют друг друга взглядами, а затем Вадим опускает глаза. На его лице отражается что-то очень близкое к ненависти. Удивленно открываю рот. Чувствую, как неосознанно отпускаю свои блоки, и тут же одергиваю себя. Не стану его читать. Не хочу вредить себе из простого любопытства. Но, черт возьми, ненависть?..

Вадим сжимает кулаки, сам себе кивает и переводит взгляд на меня.

– Завтра ты будешь мне нужна. – Произносит сквозь зубы. В голосе слышатся стальные нотки. Вот этот человек мне уже хорошо знаком. Он снова возвращается к своему обычному приказному тону и величественному виду. Бросает последний взгляд из-под нахмуренных бровей и выходит. Громко хлопнувшая дверь заставляет меня чуть ли не подпрыгнуть.

Тимур негромко прокашливается.

– Я, пожалуй… тоже пойду. Лекарства твои… я забыл их на работе. Это те препараты, что выписал Роберт Генрихович. – Запинаясь, проговаривает Тимур. Я смотрю на него с недоумением, никогда не видела его таким растерянным и, кажется, смущенным. – Заедешь завтра?

Киваю, Тимур поспешно одевается и, забыв попрощаться, выходит из моей квартиры.

А я только стою и тупо смотрю на закрывшуюся дверь.

Глава 30.

Вадим не сказал зачем я ему нужна, не сказал во сколько мне следует прийти, и не ответил на мой звонок. Поэтому я приезжаю в ГСУ к началу рабочего дня. Походив по коридорам и безрезультатно поспрашивав работников о местонахождении Вадима, набрав его еще трижды, через час сдаюсь, и уже собираюсь поехать домой, когда в коридоре появляется Вадим.

Его взгляд касается меня и он, резко притормозив, останавливается в паре метров. На его лице застывает странное выражение. Заминка длится всего несколько секунд, Вадим берет себя в руки и идет к кабинету. Он проходит мимо меня, и я отчетливо слышу легких запах перегара.

Изумленно вскидываю брови, и в этом обалдевшем состоянии вхожу в кабинет. Слышу, как Вадим говорит по селектору, но не слышу, что именно.

Сегодня Вадим выглядит еще хуже, чем две недели назад: припухшие веки, воспаленные глаза, и темные круги вокруг них. Помятая рубашка, с закатанными до локтей рукавами. Никогда не видела его на работе в таком неряшливом виде. Виной тому усталость или похмелье, мне не известно, но его вид вызывает у меня странные опасения, как это бывает, перед чем-то неизвестным, и я не решаюсь спросить. Молча стою посреди кабинета, ожидая его распоряжений. Через пару минут в кабинет входит молодой мужчина, здоровается со мной, жмет руку Вадиму и становится рядом.

– Это Глеб. Он из отдела по борьбе с терроризмом. – Тихо и как-то заторможено представляет мне мужчину Вадим.

Я киваю мужчине и снова перевожу взгляд на Вадима, не совсем пока понимая, что к чему, но Вадим почему-то не торопиться раздавать приказы и прояснять задачи. Он тянет, будто сомневается, на меня он не смотрит, избегает встречаться со мной глазами, сверлит взглядом поверхность стола.

– Я не хотел просить тебя… – Начинает Вадим, отчего-то запинаясь. – Но это дело… Оно просто… Пострадали дети. – Вадим трет переносицу пальцами, оттягивает воротничок рубашки, будто он ему мешает дышать, и наконец поднимает голову.

Он бросает на меня взгляд, и я едва не отшатываюсь от того, что вижу. В его глазах просто астрономическое количество вины.

Клянусь, если бы чувство вины приняло человеческий облик, оно бы выглядело, как Вадим.

Сглатываю, выдыхаю, нервно облизываю пересохшие губы. То ли потому что говорит он так тихо, то ли от растерянности от того, что вижу Вадима настолько открытым эмоционально, я не сразу понимаю, что к чему. Не понимаю смысла сказанного, не понимаю, почему он чувствует себя виноватым. Я просто смотрю, смотрю и смотрю. Впитываю его выражение лица. Такое… простое. Человеческое. С настоящими живыми эмоциями. И в моей голове будто все зависает, как в сломанном компьютере.

– Гм, Агата. – Вдруг вырывает меня из оцепенения голос мужчины, представленного накануне. – Пройдемте в мой кабинет, я все вам расскажу.

Я вздрагиваю. Смотрю на мужчину. Снова возвращаю взгляд к Вадиму. До меня доходит невозможно медленно, но все-таки доходит. Судорожно втягиваю ртом воздух. Мое сердце тяжелеет, точно перегоняет в себе не кровь, а свинец.

Я не стану привлекать тебя к другим делам.

Память бьет наотмашь хлесткой пощечиной.

Почему я ему поверила? С чего я взяла, что Вадим не врет?

Почему я снова и снова наступаю на те же грабли?

Все это уже было.

Когда-то давно я уже рассчитывала, что мои испытания завершатся с окончанием одного громкого дела. И ошиблась.

Когда-то давно я уже приписывала этому человеку добрые качества, которыми он никогда не обладал.

Все это уже было. Но я не сделала выводов.

Смотрю на Вадима и внезапно чувствую вселенскую усталость. Разочарование – одно из самых неприятных чувств. Оно перекрашивает мир в отвратительный серый цвет и наполняет сердце пустотой. Оно отбирает силы и собирается комом в горле.

Кто-то очень измотанный выбрасывает белый флаг в моей голове. Я так устала.

Я сдаюсь. Я хочу исчезнуть из этого места и никогда больше не видеть Вадима, но о моих желаниях никто не спрашивает. Я – всего лишь инструмент.

Медленно киваю и выхожу из кабинета вслед за Глебом.

Перехожу на третий этаж, вхожу в чужой кабинет. Глеб что-то говорит, о чем-то рассказывает, выкладывает передо мной бумаги, фотографии. Он что-то говорит, но я никак не могу уловить смысл. Глеб рассказывает мне о деле довольно эмоционально, возмущенно размахивает руками, а я только смотрю, хлопаю глазами и витаю где-то глубоко в своих мыслях. Только одна фраза, брошенная негромко, но с возмущением, выводит меня из прострации.

…– Он убил троих детей и учителя, чтобы показать серьезность своих намерений.

Встрепенувшись, резко сажусь прямо.

– Прошу прощения, Глеб. Я не слышала ни слова из того, что вы говорили. – Признаюсь с извиняющимся видом. – Прошу, еще раз и по факту.

Глеб бросает на меня удивленно-настороженный взгляд, но повторяет историю сначала.

Три дня назад автобус с учащимися шестого класса местной школы, направляющийся в зоологический центр на выездное занятие, был захвачен вооруженным мужчиной. Требования преступника оказались беспрецедентными. Он не требовал денег, вертолет, освобождения заключенных или любых других вещей, которых обычно требуют террористы. У него было одно единственное требование – он хотел обменять жизнь шестнадцати подростков на жизнь одного человека.

На жизнь президента.

Когда на место преступления выехала оперативная группа, террорист убил учителя. Когда начальник службы безопасности попытался вступить с ним в переговоры, террорист убил одного ребенка. Когда началась операция по освобождению заложников, он убил еще двоих. Операция прошла успешно, террорист был обезврежен. Дети, за исключением убитых троих, были спасены.

Президент же на место так и не явился.

От нахлынувшей злости, скорее похожей на ненависть, сжимаю кулаки.

– Ну и чего вы хотите от меня? – Спрашиваю сквозь зубы, глядя на мужчину.

– Горин молчит. Не признает свою вину. В общем-то это и не требуется, но… – Объясняет Глеб, раздосадовано качая головой. – Я не вижу мотивов и потому не могу понять действовал он по собственному плану, или был чьей-то пешкой.

– Хотите, чтобы я поговорила с ним?

– Да. Если это возможно. – Кивает мужчина.

– Возможно.

– Тогда не будем терять времени.

Глава 31.

В знакомой серой комнате нас уже ожидает двое охранников, стоящих рядом со столом, за которым сидит скованный наручниками молодой человек. Гладко выбритый, покрытый татуировками на всех видимых участках кожи, парень вскидывает голову, едва мы входим, и оглядывает меня наглым самоуверенным взглядом.

Опускаюсь на стул напротив, парень откидывается на спинку своего стула, цепи его наручников, звякнув, натягиваются. С нарочито расслабленным видом парень сидит и пялится на меня, не отводя глаз. Выдерживаю его взгляд, разглядывая лицо напротив. Сканирую его эмоциональное состояние и понимаю, что его вольготность не является маской: в этих стенах он чувствует себя вполне комфортно.

Глеб начинает допрос, но парень не обращает на него внимания. Смотрит на меня, облизывает губы, ухмыляется. Демонстративно поправляет штаны в области паха. Безучастно наблюдаю за его провокациями, отмечая едва заметные эмоциональные отклики на слова следователя.

Глеб говорит довольно долго, но Горин продолжает молчать, даже не замечая его присутствия. От напряжения, вызванного максимальной концентрацией моего внимания, в глазах начинают плясать огоньки. Процесс необходимо ускорить – решаю я.

– Где же обучают так искусно хранить молчание? – Сужаю глаза, подаюсь ближе и кладу сцепленные руки на стол.

Горин приподнимает бровь в легком недоумении и растягивает губы в самодовольной усмешке.

– У вас с Матвеевым один учитель? – Спрашиваю, слегка понизив голос и наклонившись ближе.

Уголки губ парня напротив едва заметно дергаются. Его плечи напрягаются. Вспышка страха, на секунду буквально ослепившая меня, отступает довольно быстро. Надо же, какой самоконтроль.

Боковым зрением вижу, как Глеб резко поворачивает ко мне голову, но ничего не спрашивает, давая мне безмолвное разрешение говорить.

– Ты работаешь на «Организацию»? – Молчание, тишина, штиль. – Или и у тебя, и у Матвеева, и у «Организации» один хозяин? Чья ты шавка? – Выплевываю с гримасой отвращения на лице. Мне необходимо вывести его из себя, и, я знаю, куда надо давить.

Горин дергает головой. От кривой улыбки не остается и следа. Он слегка подергивает верхней губой, я ощутимо чувствую его злость, и мгновенно впускаю ее в себя.

– Только знаешь, что… – Надеваю на лицо издевательскую улыбку и наклоняюсь еще ближе. – Матвееву удалось достичь цели. «Организации» тоже. А что же ты? Чего добился ты? Твой хозяин будет недоволен. – Протягиваю с насмешкой.

Парень злится сильнее. Из него того и гляди полезут яростные шипы. Его руки опасно напрягаются, вены на шее вздуваются, но я не пугаюсь, его злость ведет меня и блокирует инстинкт самосохранения. Встаю, нависаю над столом, упираясь в него руками.

– Ты убил троих ни в чем не повинных детей. Бездумно убил. И бесполезно. А президент даже не пришел, да? – Со смешком говорю я. Глеб рядом ощутимо напрягается, наверняка, не думая обо мне ничего хорошего. Вид у меня, безусловно, безумный. – Ты должен был его убить? Да? Ох… Как же твой хозяин ошибся с выбором убийцы президента… Ты слишком слаб для такого задания… – Продолжаю давить, злобно выплевывая издевательства. – Ты – ноль… ничтожество… мелкая пешка…

– Заткнись, сука! – Не выдерживает Горин. Резко дернувшись, он подскакивает на стуле и тянет ко мне руки, намереваясь схватить меня за горло. Активизировавшиеся охранники хватают его под руки и заламывают. Ярость затмевает его сознание, и я тону в ней. Задыхаюсь, зверею, слетаю с катушек.

– Сукин сын… ты не сделал то, что должен был… ты не убил президента. Ты – никчемная, тупая шваль. – Меня несет, я не понимаю, что говорю, не понимаю зачем, лишь на каком-то интуитивном уровне, чувствую, что двигаюсь по правильному пути. – Ты не сделал то, что должен был.

– Я сделал! Я сделал, бл*ть! – Хрипит парень, вырываясь их рук охранников. Один из них бьет его в живот, но тот продолжает вырываться. – Ты… мразь… ты ничего не знаешь, сука. Я все сделал… Теперь все знают. Теперь все знают…

– Знают что? – Буквально ору я ему в лицо. Даже не заметила, как близко подобралась, его держат охранники, но его лицо так близко, что ему ничего не мешает немного податься вперед и перегрызть мне глотку. Сумасшедший гнев буквально вытекает из его налитых кровью глаз.

– Знают, какая тварь твой президент. – Выплевывает Горин. Делает очередной рывок. И на этот раз вырывается из захвата.

Я вижу его приближающееся лицо как в замедленной сьемке.

Его вскинутые руки с длинными пальцами вот-вот коснуться моей шеи.

Мне кажется, что все что происходит, происходит не со мной. Я будто в плохом кино. Очень-очень плохом и страшном кино.

В голове что-то щелкает.

Страх молнией прошивает мое сознание. Он наконец прорывается сквозь ярость Горина, заполнившую и меня.

Резко отшатываюсь. Сжимаюсь. Но злая рука все же касается меня.

Горин хватает меня рукой, сжимает нижнюю челюсть, больно вцепляясь пальцами.

Всего какой-то миг, жуткий, полный страха миг, и рука тут же исчезает. Охранник бьет Горина дубинкой в район затылка и тот падает на колени.

Я отбегаю в сторону, вжимаюсь в стену. Мелко дрожу и хватаю ртом воздух. Дыхание сбоит. Сердце колотится. Шум в ушах нарастает так быстро, будто кто выкрутил звук на максимум.

Смотрю на свои руки, они безжалостно трясутся. Как-то отстранённо замечаю, как охранники избивают Горина. Как Глеб подбегает ко мне и говорит какие-то слова, обеспокоенно оглядывает меня. Хватает за руки.

Вырываюсь из его рук и стремительно бегу вон из комнаты.

Коридор кружится. Темнеет. Сужается.

Хватаюсь за стену. Складываюсь пополам. Хриплю.

Заставляю ноги передвигаться. Все плывет.

Мне так плохо, как еще не было. Мне больно. Мне больно везде.

В ушах звучит тонкий навязчивый писк. Гудит протяжно, точно натянутая струна.

Слепо нащупываю дверь в туалет и привалившись плечом, открываю ее. Вваливаюсь внутрь, защелкивая замок.

Меня рвет. Слезы текут из глаз бесконечным потоком. Меня рвет и трясет от пережитых эмоций.

Когда спазмы в желудке утихают, с трудом передвигая тяжелыми ногами, подхожу к раковине. Брызгаю в лицо водой, но даже не могу понять теплая она или холодная. Реальность плывет. Комната качается.

Сейчас должно стать лучше. Сейчас должно пройти. – Повторяю про себя, пытаясь удержать сознание на плаву, но оно не слушается. Наклоняюсь ниже, подсовываю голову под кран. Вода льется по моей голове, лицу, рукам. Мое платье уже насквозь промокло, но я не чувствую ни тепла, ни холода.

Оседаю на пол. Тело, будто налитое свинцом, не слушается. Сил больше нет. Воздух поступает в легкие с перебоями и противным свистом.

Ощущение, что я умираю, с каждой новой секундой закрепляется прочным убеждением.

С сожалением смотрю на запертую дверь. Я умру в туалете. Одна. Рядом никого не будет.

Я не хочу умирать одна.

Я не хочу умирать.

Глава 32.

Темнота наползает на глаза. Я почти проваливаюсь в нее. Темнота не кажется страшной, она мягкая и добрая, она обещает покой. Она манит меня и я почти готова сдаться ей.

Я почти отпускаю себя, когда слышу громкий стук в дверь.

– Агата, ты там? – Нетерпеливый обеспокоенный голос Вадима заставляет темноту ненадолго отступить.

Открываю рот, но из него вырывается лишь жалкий всхлип.

– Агата, ответь. Прошу тебя. Агата! – За его криком следует такой грохот, будто Вадим выбивает дверь кувалдой.

Улыбаюсь сквозь слезы. Для Вадима не существует закрытых дверей.

Как в подтверждение, через несколько сильных ударов, дверь слетает с петель.

Как же, черт возьми, прекрасно, что для Вадима не существует закрытых дверей.

Вадим подбегает ко мне. Ругается. Что-то ворчит, хватая меня на руки.

Куда-то меня несет.

Бормочет о том, какая я глупая. Какая я дурочка. Говорит, что так же нельзя. Так нельзя.

Закрываю глаза, обнимая его руками, пока он идет. Обвиваю руками его шею и прижимаюсь к его груди щекой. Я рада, что он нашел меня. Теперь я не одна.

Хлопает дверь. Вадим кладет меня на диван. Снимает с меня мокрое платье и бросает его на пол. Берет из шкафа плед и закутывает меня словно ребенка.

Мое сознание то и дело соскальзывает в пустоту. Смотрю на лицо Вадима, изо всех сил стараюсь зацепиться за него взглядом, но меня будто что-то тянет вниз. Чувствую, как закатываются глаза и быстро стучит сердце.

– Агата. – Трясет меня Вадим. Чувствую, как его руки обхватывают мое лицо, большие пальцы убирают волосы с лица и гладят скулы. – Агата, очнись. Скажи, что тебе нужно. Что мне сделать?

Слышу взволнованный тихий низкий голос и заставляю себя разлепить тяжелые веки. Его лицо близко. Он стоит коленях, склонившись надо мной и смотрит обеспокоенным взглядом. Я чувствую тепло его ладоней на моем лице. Они ощущаются так приятно, что я сама льну к его рукам. Внезапно начинаю ощущать беспокойство. Сначала, оно кажется слабым, но я буквально чувствую, как в моем истощенном сознании рушатся все блоки и беспокойство перерастает чуть ли не в панику. Я знаю, что эти чувства рождают во мне прикосновения Вадима. Я точно знаю, что это его чувства, но все равно не могу в это поверить. Не верю в то, что он способен на такое. Не могу в это верить.

Чувствую боль в груди и онемение в левой руке. Чувствую, как мое сердце работает на пределе. Как болезненно отключаются его клапаны.

С трудом поднимаю руку и накрываю руку Вадима. Прикрываю глаза, прижимаясь щекой к его руке. Хочу избавиться от его прикосновения, и одновременно мечтаю о том, чтобы он никогда не убирал свою руку. Хочу, чтобы она осталась на моей щеке навсегда. Я хочу это чувствовать и не хочу.

– Вадим. – Говорю едва слышно, осипшим голосом, игнорируя болезненный ком в горле.

– Да… что? – Тут же отзывается Вадим и еще ближе склоняется к моему лицу.

Я слегка поворачиваю лицо и почти касаюсь губами его ладони. Чувствую, как по виску скользит слеза. Не знаю, что со мной происходит. Возможно я действительно умираю. И чтобы не умирать в одиночестве, тянусь к единственному человеку, что есть рядом.

– Ты делаешь мне больно. – Хриплю из последних сил. Не знаю, понимает ли он меня. Я и сама не понимаю, о чем говорю. О текущем моменте и причиняющих мне боль его эмоциях или в целом о нашей с ним истории. Он делает больно постоянно. Всегда. Но прямо сейчас он мне нужен. Сейчас я хочу этой боли. Как хотела когда-то семьнадцатилетняя Агата – девушка, отказывающаяся верить в то, что её возлюбленный к ней равнодушен. Она готова была перенести любую боль ради мельчайших признаков его расположения, но их не было. Зато сейчас, когда я больше не хочу его чувств, они пронзает меня насквозь. Ломают и выворачивают наизнанку.

Я снова открываю глаза и сквозь пелену слез смотрю на лицо напротив. Я что-то чувствую, что-то внутри. Что-то мое. Что-то знакомое, давно забытое, запрещенное. Но никак не могу разобрать что это – эмоции Вадима перекрывают мои собственные.

Вадим смотрит на меня непонимающе. Моргает. Затем переводит взгляд на свои руки, прикасающиеся к моему лицу. Его ладони вздрагивают и исчезают. Он шумно сглатывает и смотрит на меня с сожалением.

– Я вызову скорую. – Дернув головой, говорит Вадим, встает с колен и отворачивается.

– Не надо. – Слабым голосом отзываюсь я. – Позвони Тимуру.

Вадим разворачивается так резко, что я отчетливо слышу хруст его позвонков. Взгляд, которым он меня награждает, заставляет мое сердце сжаться.

– Кому? – Выплевывает Вадим, сжав кулаки.

– Он знает… Он знает, что делать. – Выдыхаю я и закрываю глаза. Сил больше нет.

Не знаю, засыпаю я или теряю сознание, не знаю, сколько времени проходит, но из темноты меня выдергивают громкие злые голоса.

– Ты доволен? – Звучит в моей голове ненавидящий голос Тимура.

– Просто заткнись и делай свою работу. – Рычит в ответ Вадим.

Слышу приближающиеся шаги. Прикосновение пальцев к моему плечу.

– Агата. – Звучит заботливый голос Тимура около моего лица. С трудом поднимаю тяжелые веки. – Я сделаю тебе два укола, хорошо?

На кивок нет сил. Пусть делает то, что считаем нужным. Я доверяю ему.

Тимур отходит, чтобы наполнить шприцы лекарством, и я перевожу взгляд на стоящего у моих ног Вадима.

Его челюсти плотно сцеплены, вены на висках вздулись от напряжения и злости. Он смотрит на мое лицо уже без былого беспокойства, и я гадаю, почему он вообще обо мне беспокоился. Я могла бы понять, если бы его беспокойство было страхом потерять дорогую игрушку, которая так ему нужна. Но это ощущалось не так. Я не стану себе врать. Это было чем-то иным. Его страх был больше похож на тревогу за дорогого человека. Я не понимаю, с чего вдруг ему испытывать подобное. Но еще больше я не понимаю, почему от осознания его тревоги за мою жизнь, мое собственное сердце сбивается с ритма и радуется, радуется, радуется. Глупое, больное сердце. Вадим тебя погубит, а ты так опрометчиво тянешься к нему.

Тимур подходит и берет мою руку в свою, протирает кожу спиртовой салфеткой, и я чувствую, как тонкая игла впивается в мое плечо. Никак не реагирую, продолжаю смотреть на Вадима и вижу, как его взгляд вдруг меняется. Он смотрит на руку Тимура, прикасающуюся к моему голому плечу, и сглатывает. Не знаю, что происходит в его голове, но, клянусь, в этот момент я вижу промелькнувшую на его лице боль. Самую настоящую.

Вадим отворачивается и отходит от дивана.

– Я вколол тебе нитроглицерин и успокоительное. – Произносит Тимур и кладет ладонь на мой лоб. Убирает мокрую прядь волос с моего лица и ласково добавляет. – Теперь спи, Агата. Спи.

Чувствую, как веки тяжелеют и больше не сопротивляюсь. Меня куда-то уносит, я будто плыву, погружаюсь под воду, но это меня совсем не пугает. Уже, балансируя на грани сна и реальности, сквозь толщу воды слышу грустный голос Тимура.

– Однажды ее сердце может не выдержать. – Шаги. Молчание. Тишина.

– Ты не знаешь… что способно выдержать ее сердце. – Через время отвечает затихающий голос Вадима.

Понять бы, что это значит, но гадать и размышлять над загадочной фразой нет сил. Я уплываю. Не знаю, что он имел в виду и даже не пытаюсь разобраться. К тому же вполне возможно, что все это мне уже просто снится.

Глава 33.

Просыпаюсь от невыносимой головной боли. Утренний свет бьет в глаза, едва слегка приоткрываю веки, и заставляет поморщиться. Не сразу понимаю где я. Смотрю вокруг, оглядывая пространство в поисках своей сумки. Мне необходимо обезболивающее.

Скольжу взглядом по кабинету и натыкаюсь на стол, стоящий у окна. Сидя в кресле и положив голову на руки, сложенные на столе, спит Вадим.

Сползаю с дивана и иду к столу, у которого валяется моя сумка. От звука расстегивающейся молнии Вадим вздрагивает. Резко поднимает голову и смотрит на меня расфокусированным взглядом.

– Агата? – Спрашивает хриплым после сна голосом, будто ожидал здесь увидеть кого-то другого. Прочищает горло и трет глаза пальцами. – Ты… Как ты?

Не отвечаю. Выковыриваю таблетку Адвила и закидываю в рот. Тянусь через весь стол за графином с водой и пью прямо из него. С грохотом ставлю графин на стол и наконец замечаю взгляд Вадима, направленный куда-то в район моего живота. Опускаю взгляд вниз и вижу, что стою перед ним в трусах и почти прозрачном бюстгальтере.

– Черт. – Сдавленно чертыхаюсь и возвращаюсь к дивану. Мое мокрое платье так и лежит на полу, так что я закутываюсь в плед и, сажусь. Закрываю глаза, тру виски, ожидая действия обезболивающих.

Через пару минут, Вадим опускается рядом.

– Я должен отвезти тебя в больницу. – Звучит справа его сдавленный голос.

– Зачем? Я в порядке. – Поворачиваю голову и смотрю на его профиль.

– Миттер велел. – Нехотя отзывается Вадим и кривится от произнесеной фамилии, как от зубной боли.

– Ладно. – Соглашаюсь я, отмечая как челюсти Вадима тут же сжимаются. – Только дай мне несколько минут. – Откидываюсь на спинку и закрываю глаза.

Вадим молчит некоторое время. Не двигается. Кажется, даже не дышит.

– Ты давно навещала маму? – Внезапно тихим надтреснутым голосом спрашивает Вадим.

– Ни разу с тех пор…– Отзываюсь, сглатывая подступивший горький ком. – Я не видела ее больше восьми лет.

Вадим вздыхает и снова замолкает. Молчит еще несколько минут, затем снова говорит:

– Она так кричала, когда обнаружила меня в твоей постели. – Грустно усмехнувшись, Вадим, устало откидывается на спинку рядом со мной. Уставившись в потолок, вкрадчивым голосом продолжает. – Представляешь, голый мужик в постели у несовершеннолетней дочери… Она проклинала меня… Желала мне всяческих бед, угрожала отрезать все, что болтается. Размахивала скалкой, как боевым мечом.

Смеюсь, сквозь подступившие слезы, представляя эту сцену. От того, что не могу с точностью воспроизвести в памяти мамино лицо, больно щемит в груди. Горькая слеза скатывается по щеке, и я вытираю ее пальцами.

– Ты должна поехать к ней… – Вдруг говорит Вадим рядом с моим ухом. – Я хочу, чтобы ты поехала. Когда немного придешь в норму.

Поворачиваю голову и вижу лицо Вадима в нескольких сантиметрах от моего.

– Ты правда отпустишь меня?

– Да. – Просто отвечает Вадим.

Скользит взглядом по моему лицу. Не могу расшифровать его взгляд и выражение лица, но таким уставшим и побежденным, я не видела его никогда.

Уже открываю рот, чтобы поблагодарить его, но он, резко прервав контакт глаз, встает.

– Я дам тебе отпуск. На пару недель. А пока, я отвезу тебя в клинику.

Хлопнувшая дверь заставляет меня вздрогнуть.

Недолго размышляю о причинах странного поведения Вадима, затем мои мысли занимает предвкушение поездки. Представляю, как обрадуется мама, и на глаза снова наворачиваются слезы, но теперь они больше не несут в себе горечи.

Вадим возвращается через несколько минут, отдает мне свой пиджак. Завернувшись в него, критически оглядываю себя, пиджак доходит мне до средины бедра и вполне смахивает на платье.

Заезжаем домой, я быстро принимаю душ, переодеваюсь. Вадим на удивление, меня не торопит, и не делает замечаний. Терпеливо ждет, скромно устроившись на моей кухне.

После Вадим отвозит меня в клинику Вероники, передает из рук в руки и уезжает.

Меня же размещают в отдельной комфортабельной палате и начинают обследования. Доктор-японец изучает результаты, назначает лечение.

На следующие две недели я застреваю в клинике, принимаю лечение, отдыхаю, восстанавливаюсь.

Ко мне ежедневно заходит Вероника. Она всегда приветлива и улыбчива. Я, все еще желая разузнать историю появления Кирилла, надеюсь завязать с ней разговор, но у Вероники нет времени. Клиника переполнена больными Калидусом. И через пару дней, много раз извинившись, Вероника подселяет ко мне двоих больных соседей. Я не возражаю: в нынешней ситуации, выделять целую палату для одного единственного человека – недопустимое расточительство.

Тимур навещает меня через день. Но находится у меня совсем недолго. Тимур тоже очень занят. Всему виной новые симптомы больных. Так называемая третья волна. Поражение лимбической системы. Начинаясь с незначительных помех, типа трудностей со сосредоточением, легкой отвлекаемости и рассеянности внимания, позже нарушения переходят на более глубокий уровень. Эмоциональные нарушения в виде неожиданной эйфории или полного безразличия, перемежающиеся с полной потерей эмоциональности, неслабо всколыхнуло ученых. Однако у простых жителей особой реакции не вызвала: что такое потеря эмоциональности по сравнению с потерей зрения или слуха?

Вадим практически не появляется. Ссылается на занятость, но ощущение, что он просто избегает меня, не покидает. Вадим ведет себя странно, так, будто ему внезапно стало слишком неловко в моем обществе.

Я же… Я не могу игнорировать тот факт, что именно его посещений я жду больше остальных. Не могу скрыть радость, когда вижу его на пороге палаты. Пытаюсь поймать его взгляд, коснуться украдкой. Говорю что-то, просто чтобы говорить, лишь бы заставить его задержаться на дольше.

Мне совсем не нравится, что все это происходит со мной. Но я ничего не могу с этим поделать. Я почти уверена, что отношение Вадима ко мне изменились, но прочитать его эмоции, не решаюсь, боясь снова разочароваться.

В последний день моего пребывания в клинике, меня навещает Тимур. Пробыв недолго, он как всегда ссылается на занятость, собирается уходить. Я провожаю его к выходу. Тимур обнимает меня, обвивает руками. Через его плечо я вижу, как Вадим выходит из машины, и резко отстраняюсь. Его острый взгляд, буквально пригвоздивший меня к месту, проходится по Тимуру.

Быстрой походкой, выдающей его злость нервным подрагиванием рук, подходит ко мне. Тимур стоит рядом, будто забыл о том, что торопился, и слегка выступает вперед, словно желает меня защитить.

Бросаю на него непонимающий взгляд и выступаю вперед на встречу Вадиму.

– Привет. – Говорю, почему-то с придыханием, подходя почти в плотную.

– Привет. – Сухо здоровается Вадим. – Я слышал, тебя выписывают…

– Да. Завтра. – Отвечаю. – Я уже сказала маме, что скоро приеду…

– Тебе придется задержаться на несколько дней. – Обрывает меня Вадим.

– Что? Почему? Зачем? – Чуть ли не взвизгиваю я.

– В субботу наш начальник организовывает корпоратив в честь наступающего нового года. Он настоятельно просил, чтобы ты на нем присутствовала.

– Копоратив? – Подает голос Тимур, фыркнув. – Самое время для праздника. – Добавляет насмешливо.

Вадим бросает на него испепеляющий взгляд, Тимур с вызовом задирает голову.

– Но Вадим… – Встреваю в их битву взглядов я. – Ты обещал…

– Ты поедешь. Но позже. Придется задержаться на пару дней. – Тоном, не терпящим возражений, бросает Вадим и, стрельнув глазами в Тимура, разворачивается.

– Вадим! Я пообещала маме. – Кричу ему в спину, но Вадим не оборачивается.

У него нет необходимости. Он отдал приказ, его приказы не подлежат обсуждениям и протестам.

Если чувства Вадима и изменились, это не изменится никогда. И если я забуду, он обязательно об этом напомнит.


Выписываюсь из больницы и в тот же день отправляюсь в торговый центр, чтобы купить наряд на дурацкий корпоратив.

Брожу по огромному торговому центру как потерянный ребенок. Без особого интереса скольжу взглядом по витринам магазинов и захожу в первый попавшийся. Набираю несколько платьев и несу в примерочную. Надеваю первое и выхожу к зеркалам, чтобы оценить наряд. Девушка-консультант, что с моего первого шага в магазин увязывается за мной, тут же подходит и с дежурной улыбкой произносит:

– О, прекрасный выбор. Платье сидит идеально. Вам нравится?

Смотрю на нее через зеркало, вопросительно поднимаю бровь и недовольно морщусь. Нравится ли мне? То, что я вижу в зеркале меня расстраивает.

Платье слишком сильно открывает мои худые ноги и выпирающие острые ключицы. Руки выглядят, как сухие ветки. От груди осталось лишь жалкое подобие. Поднимаю взгляд выше и вижу безжизненные посеревшие волосы, темные круги под и без того глубоко посаженными глазами, так что они кажутся огромными черными дырами. Заострившиеся скулы отбрасывают темные тени под ними и придают мне изможденный вид.

Я похожа на мумию.

И пусть за две недели лечения, и до него – интенсивных занятий спортом, релаксации и заботы о своем теле, я немного посвежела, но все же они не могут скрыть последствия последних месяцев, день за днем истощающих мой организм.

Мне не нравится то, что я вижу, и девушка это понимает. Смотрит на меня сочувствующе и спрашивает.

– Попробуете примерить что-то другое?

– Мне нужно что-то… более закрытое. – Отзываюсь я и девушка тут же с готовностью кивает.

– Есть отличный вариант. Одну минуту.

Девушка убегает, а я иду в примерочную и снимаю неподходящий наряд. Через минуту слышу стук и открыв дверь, принимаю пару платьев на плечиках.

Надеваю первое и снова выхожу. Это симпатичное платье-гольф из неплотной ткани длиной до колен. На первый взгляд строгое, закрытое, но стоит повернуться к зеркалу спиной и можно увидеть интригующий вырез, открывающий спину от лопаток до поясницы. Неплохо. Годится. Не по-монашески и в меру скромно.

– Помочь подобрать туфли? – Слышу сбоку голос девушки-консультанта. Она видит, что выбор меня удовлетворяет и старается еще больше мне угодить.

Киваю и следую за ней.

– На первом этаже в салоне красоты «Нимфа» вам могут сделать чудесный макияж и прическу. – С улыбкой произносит девушка, поднося ко мне пару туфель.

Хмыкаю и невесело усмехаюсь. Похоже, я выгляжу на самом деле плохо.

Глава 34.

Делаю осторожный глоток и зажмуриваюсь. Пузырьки приятно щекочут язык, и я пытаюсь вспомнить пила ли я когда-нибудь шампанское. Кажется, нет. В желудке теплеет, мне нравится это ощущение, я хочу его продлить и делаю ещё один глоток.

– Думал ты не пьешь. – Вздрагиваю, внезапно слыша низкий глубокий голос прямо у себя за спиной. Этот голос отчего-то отдаётся вибрацией в моем животе, и мне это не нравится. То, что мое тело так странно реагирует на голос Вадима – это не есть хорошо. Это повод для волнения.

Спиной чувствую тепло его тела, зачем-то подобравшегося ко мне так близко. Закрываю глаза, вдыхаю, выдыхаю. Слегка поворачиваю голову и через плечо вижу его лицо буквально в нескольких сантиметрах от моего собственного.

Не знаю почему, но вдруг чувствую, как подкашиваются ноги. Я слегка пошатываюсь, и Вадим автоматически протягивает руку, чтобы придержать меня. Его пальцы касаются моей лопатки, и словно обжигают кожу. Я приоткрываю рот, чтобы вдохнуть, внезапно чувствуя острую нехватку воздуха, но Вадим расценивает это как-то по-своему.

– Извини. – Он резко убирает руку и сжимает челюсти. Он не знает, что прикосновения для меня больше не опасны, и я уже почти собираюсь ему об это сообщить, но тут же одергиваю себя. Ему незачем это знать.

– Отлично выглядишь. – Стараясь выглядеть невозмутимым, бросает Вадим, но я буквально кожей чувствую его напряжение.

– Спасибо. – Тихо отзываюсь я и сглатываю.

Вадим тоже выглядит шикарно, но я ему об этом не говорю. Уверена, он знает это и сам. Судя по тому, как уверенно он держится, он прекрасно осведомлен о своей привлекательности.

Кто-то справа зовет Вадима и он, бросив на меня последний косой взгляд, отходит.

– Ох, это Агата? – Тот же голос справа заставляет меня обернуться.

Ко мне раскинув руки идет начальник Вадима, в сопровождении высокого импозантного мужчины, в котором я не сразу узнаю Александра Филиппова.

Виктор Сергеевич обходит Вадима, слегка хлопнув его по плечу, представляет его Филиппову и снова переводит взгляд на меня.

– А это Агата. – Представляет теперь уже меня. – Наш загадочный специалист по эмоциям. – Улыбается Виктор Сергеевич. – Она помогает Вадиму в деле о Калидусе. И это она помогла подвинуть дело о школьном автобусе.

Филиппов смотрит на меня изучающе, с каким-то странным блеском в глазах, и протягивает руку для приветствия. Я улыбаюсь, но думаю это выглядит скорее нервно, чем как-то еще. Протягиваю руку в ответ, но мужчина не пожимает ее, а неожиданно подносит к губам и целует.

Я напрягаюсь. Рядом со мной негромко прокашливается Вадим.

– Очень рад. – Мягким голосом произносит Филиппов и отпускает мою руку.

– Взаимно. – Выдыхаю и, не зная куда деть руки, убираю их за спину.

– Как приятно видеть, что в наших силовых структурах есть место подобной красоте. – Многозначительно улыбается мужчина, сверкая глазами. – А вы еще не только красивы, но и талантливы. Я слышал, что вы раскололи Горина. Как вам это удалось?

– Профессиональные хитрости. – Пожимаю плечами я, и снова сглатываю. Пронзительные глаза мужчины заставляют меня нервно сжиматься. Неосознанно подвигаюсь вправо, инстинктивно прижимаюсь плечом к плечу Вадима, словно ища поддержки.

Вадим будто что-то чувствует. Его рука почти невесомо ложится на мою поясницу.

– Горин не раскололся. Он не выдал нам имя заказчика. – Говорит Вадим, на что Филиппов удивленно поднимает бровь.

– Заказчика? Я слышал, он признался, что все спланировал сам.

– Нет, он не был мозгом операции. У него не было мотивов. – Упрямо выпячивает челюсть Вадим.

Филиппов хмыкает и бросает взгляд на руку Вадима, покоящуюся на моей талии.

– На сколько я знаю, это дело ведете не вы. – Многозначительно усмехнувшись, протягивает Филиппов и бросив на меня мимолетный взгляд, устремляет взор куда-то за мою спину. – Еще увидимся. – Добавляет мужчина в мою сторону, будто говорит это именно мне.

Филиппов отходит, а я наконец выдыхаю. Не знаю почему, но этот мужчина как-то странно на меня влияет. Что-то в его речи и манерах пугает меня, хотя никакого логического объяснения я не нахожу.

Виктор Сергеевич отзывает в сторону Вадима, они отходят, и я остаюсь одна. Зябко сжимаю плечи, нехотя отмечая, что с рукой Вадима, в властном жесте сжимающей мою поясницу, я чувствовала себя уверенней. Более защищенно, что ли…

Вздыхаю. Я здесь чужая. Здесь все чужое. И мне здесь не нравится. Я чувствую себя здесь неуместной, лишней. Мне некомфортно и неловко, именно поэтому я нуждаюсь в поддержке. Именно поэтому рядом с Вадимом мне легче. Только поэтому.

Решаю побыть здесь еще немного и уйти. Просьбу я выполнила, на корпоратив явилась, показалась, оставаться здесь до конца нет нужды.

Несколько минут я брожу по залу, разглядывая шикарный декор, затем подхожу к столам с едой и безучастно скольжу взглядом по закускам. От того, что мне здесь так не по себе, есть мне не хочется. Наливаю в стакан сок из графина и пью маленькими глотками.

На невысокой сцене в глубине зала, начинается какое-то движение и шум. Ведущий объявляет выступление известной музыкальной группы и зал немного оживляется. Слышатся скупые аплодисменты и негромкие возгласы. Начитает играть какая-то медленная грустная композиция, и я, с интересом вытянув голову, шагаю вперед, намереваясь подобраться поближе к сцене, но мне неожиданно преграждает дорогу Филиппов. В его руках два бокала, на лице загадочная улыбка.

– Агата. – Произносит мое имя низким бархатным голосом, и протягивает мне один бокал. – Выпьем за знакомство.

Это не вопрос. И не предложение. Звучит, как приказ, и я теряюсь. Я замираю, будто загипнотизированная и протягиваю руку, забывая о том, что вообще-то не собиралась больше пить. Я принимаю бокал, и мужчина, поднеся свой, негромко чокается.

– За Вас. – Тихо произносит мужчина, и делает глоток, непрерывно следя за мной.

От его пристального взгляда в моем горле пересыхает, и я делаю два больших глотка. Мужчина удовлетворенно усмехается и забирает мой бокал. Ставит на стол и наклоняется ближе.

– Не подарите мне танец? – Спрашивает мужчина, но моего ответа не ждет. Одна его рука берет мою ладонь, вторая – обнимает за талию.

– Конечно. – Вырывается из моей груди жалобный писк.

Мужчина ведет медленно и плавно, сохраняя почтительную дистанцию, но глазами будто прожигая во мне дыры. Я не понимаю, что в этом мужчине так сильно напрягает меня, и медленно отодвигаю свои барьеры. Сканирую его эмоциональный фон, но не ощущаю ничего, кроме легкого интереса.

– Не буду скрывать, что вы заинтриговали меня, Агата. – Спустя полминуты произносит мужчина, заставляя взглянуть ему в глаза. – Мне нужны такие талантливые сотрудники, как вы. Когда вам наскучат преступления и интриги, буду рад принять вас в свою команду. – Филиппов улыбается одними уголками рта и легонько сжимает мою ладонь.

– Не думаю, что это возможно. – Неуверенно отзываюсь я. Мужчина вопросительно приподнимает бровь, и я, выдержав несколько секунд, поясняю. – У меня… сложный… контракт.

Филиппов хмурится, некоторое время размышляет, а затем бросив взгляд за мою спину, вдруг понимающе ухмыляется.

– Любой контракт можно разорвать. – Склонившись близко-близко к моему уху, шепотом проговаривает Филиппов.

Звучит, как обещание. Звучит, как спасение.

Это был бы выход. Этот человек, я думаю, обладает достаточным могуществом, чтобы освободить меня от уз «контракта».

Однако ни поразмыслить над этим, ни ответить мужчине, я не успеваю.

Рядом с нами в самый нужный момент, будто чувствуя угрозу своей цели, появляется Вадим.

Глава 35.

– Вы позволите?.. – Спрашивает Вадим, обращаясь к Филиппову. Улыбка последнего становится более широкой и лукавой. Слегка качнув головой, он передает мою руку в руку Вадима и делает шаг назад.

Вадим, проводив его взглядом, поворачивается ко мне. Притягивает меня к себе так близко, что между нами не остается даже миллиметра пространства.

– Что он от тебя хотел? – Хмуро заглядывая мне в глаза, спрашивает Вадим.

Я сгладываю. Из огня да в полымя. Из одних рук в другие. От одного волнующего мужчины к другому. И пусть это волнение разного рода, но его уж как-то слишком много для такого короткого промежутка времени.

– Мы просто танцевали. – Отвечаю таким хриплым голосом, будто я кричала.

– Но он что-то говорил. Что он говорил, Агата? – Настойчиво продолжает допытываться Вадим, впиваясь цепким взглядом в мое лицо.

– Он… Он приглашал меня к себе в команду. – Быстро моргая, отвечаю я, разглядывая лицо Вадима, находящееся так близко к моему. Мне становится жарко.

– Что? – Морщится Вадим, неосознанно крепче прижимая меня к себе. – Что это значит?

– Он предлагал мне… работу. – Терпеливо поясняю, немного отстраняясь.

– Работу? Какого характера? – Поморщившись, выплевывает Вадим. На его лице внезапно появляется такое выражение… В нем и отвращение, и возмущение, и злость, и неприязнь. Он смотрит на меня, как на продажную девку и даже инстинктивно отстраняется, будто боится испачкаться.

Я оторопело хлопаю глазами и открываю рот. От нахлынувшего возмущения, не могу вдохнуть. Такое ощущение, что он ударил меня наотмашь. Вырываю ладонь из его руки и отхожу на полшага назад.

– Какого характера??? Ты серьезно??? – Шиплю я, чувствуя, как сжимаются мои зубы, напрягаются мышцы шеи, и тяжело вздымается грудь.

Вадим моргает, удивленный переменой в моем поведении, отводит взгляд, и морщится, будто понял, что своим нелепым вопросом с огро-омным таким подтекстом, совершил большую ошибку. Его взгляд становится извиняющимся, он подается вперед, но я снова отступаю. На мое отступление, реагирует мгновенно: сжимает челюсть и недовольно поджимает губы.

– Ну… а ты что? Ты согласилась? – Спрашивает, уставившись куда-то в район моего плеча. Его зубы скрипят, ноздри раздуваются. Воздух между нами ощутимо накаляется.

– Ну что ты? Конечно, нет. Я ведь принадлежу тебе. – Испепеляя его суженными глазами, как можно более язвительно произношу я.

Злость, смешиваясь с алкоголем в моей крови, затмевает мой рассудок, и я не сразу понимаю, как неоднозначно звучит моя последняя фраза. Лишь спустя мгновенье замечаю, что лицо Вадима вдруг вытягивается, челюсть расслабляется, и взгляд странно меняется.

Пока меня накрывает осознание, пока я пытаюсь сама понять смысл и свое отношение к сказанному, воздух между нами будто начинает потрескивать от напряжения и сгущаться. В комнате будто становится меньше кислорода. Гораздо меньше кислорода.

Я замираю, хватаю губами воздух. Чувствую прикосновение одежды к коже, настолько чувствительным вдруг становится мое тело.

Вадим открывает рот, чтобы что-то сказать, но почему-то тут же захлопывает его. Шумно вдыхает. Быстро проходится взглядом по моему лицу и останавливается на моих губах.

Наблюдаю за этими переменами и чувствую, как в животе странно теплеет. Не знаю, виноват ли бокал шампанского, выпитый две минуты назад, или близость лица напротив, но я отчетливо чувствую, что что-то внутри меня происходит.

Вадим продолжает на меня смотреть, подается вперед, немного ближе. Он сглатывает так сильно, что я вижу, как дергается его кадык.

Внутри него тоже что-то происходит.

Я быстро облизываю пересохшие губы и медленно моргаю.

Вижу, как темнеют его глаза, и чувствую тяжесть внизу живота. Я знаю это чувство. Я помню его.

Моему телу нравится Вадим.

Вопреки моему желанию.

Мое тело испытывает влечение к Вадиму.

Вопреки моему желанию.

Моему телу плевать на мои желания. Оно хочет Вадима.

Я вижу, как от тяжелого дыхания вздымается его грудь, упакованная в стильный черный костюм. Он смотрит на мои губы, рвано вдыхает воздух и судорожно сглатывает. Я знаю, что это значит.

Тело Вадима испытывает влечение ко мне.

Семнадцатилетняя Агата внутри меня прыгает от радости и восторженно хлопает в ладоши. Двадцатипятилетняя Агата призывает всю свою волю, сжимает зубы и отходит на шаг.

Вадим дергается от неожиданности и тоже отступает. Кажется, он немного дезориентирован, пару секунд он продолжает рассматривать мое лицо, а после привычно сжимает челюсти, отворачивается и поспешно удаляется.

Наконец перевожу дыхание и расслабляю спину. Иду к столу и делаю глоток шампанского. Понимаю, что пора остановиться – в голове слишком легко, в животе – слишком странно, ноги слабеют.

Да я пьяна! Я позволила себе быть пьяной за много-много лет своей жизни. Внезапно этот факт меня безумно веселит. Я опускаю голову и улыбаюсь сама себе. Мое тело не хочет Вадима, оно просто пьяно. И виной всем этим неожиданным эмоциональным качелям обычный алкоголь. Я просто пьяна. Это все объясняет. И это просто прекрасно.

На радостях беру аппетитное шоколадное пирожное стоящее, на столе. Отправляю первую ложку в рот и блаженно прикрываю глаза.

– Ай-яй-яй, Агата. – Слышу знакомый голос за спиной.

Сбоку появляется лицо Тимура. Он пытается выглядеть осуждающе, но не может скрыть улыбку.

– Тебе нельзя сладкое. – С напускной строгостью произносит Тимур и пытается отобрать у меня десерт. Цепляюсь в тарелку мертвой хваткой и успеваю отправить в рот еще одну ложку божественного пирожного, прежде чем Тимуру все-таки удается его у меня отнять.

– Сегодня я нарушаю все правила. – Со вздохом глядя на тарелку, исчезающую на подносе проходящего мимо официанта, произношу я. Слегка пошатываюсь, пытаясь встать удобнее, чтобы проклятые туфли на так сильно сдавливали мои ступни.

– Сколько ты выпила? – Спрашивает Тимур и кладет ладонь мне на спину, чтобы поддержать. Чувствую, как его теплая рука прикасается к моей обнаженной коже и с огромным сожалением отмечаю, что мое пьяное тело никак не реагирует на это прикосновение.

Да что за черт? Настроение снова падает.

– Не так уж и много. – Ворчу я себе под нос, и, подняв глаза на Тимура, добавляю. – Отвези меня домой.

– Уже? Хорошо. – С готовностью отзывается Тимур и подставляет мне свой локоть.

С удовольствием опираюсь о его руку. Мне хочется поскорее снять проклятые туфли и слишком жаркое платье, я устала от этого вечера. И физически и морально.

Мы направляемся к выходу, и уже почти подходим к лестнице, чтобы спуститься на первый этаж и покинуть ресторан, когда Тимур вдруг дергается и останавливается. Я оборачиваюсь, чтобы посмотреть, что заставило Тимура так резко остановиться, и вижу Вадима.

На его лице написана такая ярость, что на мгновение я даже пугаюсь. Вадим нависает над лицом Тимура и буквально рычит:

– Какого черта ты здесь делаешь?

Тимур дергает плечом и притягивает меня за руку ближе к себе.

– Я приехал, чтобы отвезти Агату домой. – Задрав голову отвечает Тимур. В его глазах вызов и высокомерие. Это заставляет меня нахмуриться и непонимающе уставиться на мужчин. Никогда не видела таким Тимура. Вадима, впрочем, тоже.

– Кто тебя об этом просил? – С ненавистью выплевывает Вадим.

– Агата. Она меня об этом попросила. – Тут же выдает Тимур, и в его взгляде мелькает торжество.

Вадим переводит взгляд на меня. И я не знаю, впервые не могу понять, что значит этот взгляд. В нем слишком много всего, и он настолько пугающий, что я неосознанно убираю руку с локтя Тимура. Не знаю, что я там вижу в его глазах, но почему-то на мгновение испытываю к нему сочувствие.

И это сочувствие снова заставляет меня злиться. Что бы там он не испытывал, одно мне ясно. Не нужно обладать эмпатией, чтобы понять: основное, он чувствует, – ни что иное как ревность.

Недовольно поджимаю губы и отворачиваюсь.

– Нам пора. – Бросаю Тимуру и, не дожидаясь его, спешу вниз по ступенькам.

Проклятье. Он не имеет никакого права ревновать меня. Он мне никто. Между нами не может быть такого чувства. Оно мне не нужно. Оно мне не нравится. – Твержу я себе, но мурашки, бегущие по спине, говорят о том, что моему телу ревность Вадима очень даже по вкусу.

Глава 36.

Тимур входит на кухню следом за мной и застывает на пороге, оперевшись плечом о косяк. Я подхожу к столу и разворачиваюсь лицом к Тимуру. Сцепляю руки перед собой и мнусь на месте. Понимаю, что начинаю нервничать и сомневаться в том, что поступила правильно, пригласив его к себе. Сама не знаю зачем это сделала. Я думала, что смогу. Я взрослый человек. Человек, у которого три года не было секса.

Тимур – очень привлекательный молодой человек, который мне приятен, который прекрасно ко мне относится, и который испытывает ко мне интерес. Даже нечто большее, чем интерес. Но, наверное, в этом-то и есть проблема. Он чувствует ко мне что-то гораздо большее, чем я к нему.

И это, черт возьми, меня очень злит. Влюбиться в Тимура было бы идеально. Так было бы правильно.

Как это было бы просто и легко…

Он стоит на пороге и смотрит на меня с привычной теплотой во взгляде. Есть в его глазах и что-то еще. В его расширенных зрачках отчетливо читается сексуальный интерес. Но он не двигается с места. Стоит и ждет, пока я приглашу, позволю, протяну руку. Он не переходит черту, давая мне возможность решить. И это, пожалуй, мне тоже не нравится. Будь он немного более решителен и напорист, возможно я бы позволила ему все, возможно, я бы не раздумывала. Но он бездействует, и я сомневаюсь.

– Кхм… – Негромко прочищаю горло и неопределенно взмахиваю руками. – Хочешь… кофе?

– Нет. – Тут же отзывается Тимур. Переводит вес с одной ноги на другую, смотрит в пол, затем снова на меня. – Могу я задать тебе вопрос?

– Конечно.

– Что у тебя с Самойловым? – Вопрос, как удар под дых.

– Ничего. – Отвечаю слишком резко. Складываю руки на груди, где сердце начинает всполошено биться. Господи, это всего лишь фамилия… – С чего ты вообще взял…

– Он сказал, чтобы я держал подальше от тебя свои руки. Если не хочу их лишиться. – Усмехается Тимур. – Не то чтобы я его боялся… Но я должен понимать…

Сглатываю и быстро моргаю. Тимур говорит, а во мне детонирует сразу несколько чувств. Они взрываются во мне словно фейерверк, быстро и мощно, так, что я даже не успеваю понять, что есть что. Я даже не могу понять, приятные они или нет, не говоря о том, чтобы дать им название. Замечаю одновременно и то, что моя челюсть сжимается, глаза начинает щипать, в груди разливается ноющая боль, а в животе странно теплеет.

Отворачиваюсь и обнимаю себя руками.

– Ничего между нами нет. – Стараюсь говорить твердо, но мой голос дрожит. Я хочу сказать фразу так, будто мне безразлично ее содержание, но звучит она так, будто мне жаль. И эти непроизвольные реакции моего тела, еще сильнее меня расстраивают.

– Ты уверенна? – Тихо и как-то грустно спрашивает Тимур.

Я не отвечаю. Не поворачиваюсь. Я не умею врать. Я – открытая книга.

Между нами ничего нет. Ничего, что помешало бы Тимуру сделать то, для чего он сюда пришел. Но что-то есть во мне, что не позволит ему это сделать.

– Я так и думал. – Глухо звучит голос Тимура за моей спиной. – То как вы смотрите друг на друга…

Голос Тимура обрывается. Я вздрагиваю и закрываю глаза, морщусь, пытаясь не дать его словам проникнуть в мое сознание. Между нами ничего нет.

– Я… пойду. – Говорит Тимур из коридора и щелкает дверным замком. – Если я буду тебе нужен, ты знаешь, где меня найти.

Голос Тимура прерывистый и печальный. Он врезается в мою спину, словно тысячи раскаленных игл. Мне так жаль. Мне невыносимо жаль. Я резко оборачиваюсь. Я хочу окликнуть его, попросить прощения, но наталкиваюсь на уже закрытую дверь.

Шумно выдыхаю воздух. К глазам подступают слезы. Что со мной? Что со мной происходит?

Во всем виноват Вадим.

Вадим. Вадим. Вадим. Это чертово имя в каждой нервной клетке. В сжатых добела кулаках. В горячих слезах. В болезненно сжимающемся сердце. В сладком трепетании в животе.

Почему его так много в моих мыслях? Почему его так много???

Он как чертов воздух, занимает все предоставленное пространство. Да что там. Он проникает, даже туда, куда я никогда не хотела бы его впустить.

Он – проклятый вирус, разрушающий меня на уровне молекул, атомов, микрочастиц.

Ненавижу его. Ненавижу за то, что он все это делает со мной.

Ему мало того, что он отобрал мою свободу, теперь он еще и решает за меня, кто может ко мне прикасаться.

Проклятый деспот. Тиран. Скотина. Урод.

Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу.

Будь он проклят.

Меня сотрясает крупная дрожь. Меня колотит. Хватаю стоящий на столе стакан, с трудом наливаю воды и залпом осушаю его. Перед глазами стоит Вадим. Мне хочется его ударить, я хочу, чтобы ему было больно. Поэтому швыряю в него стакан. Но стакан не достигает цели, он врезается в стену и разлетается на мелкие осколки.

Туда же летит ни в чем неповинный табурет. Ударяется о стену и отскакивает.

Моя злость требует выхода. Она раздирает меня на куски.

Я лихорадочно оглядываю кухню, ищу то, что можно было бы разбить, разрушить, уничтожить. Хватаю стоящие на столе тарелки и с размаху бросаю их на пол. Звук, с которым они разбиваются, настоящая услада для моего слуха. Но мне мало.

Мне не хватает воздуха. Проклятое платье душит. Воротник сжимает горло, и не дает вздохнуть. Я тяну его изо всех сил, но трикотаж не поддается, тогда я резко дергаю ткань, так что, воротник рвется по шву на шее. Я наконец могу вдохнуть полной грудью, и это дает мне силы.

Почти вибрируя от злости, бросаюсь в комнату, скидываю на пол подушку, злобно втаптываю ее ногами в пол. Попавшийся под руки пульт от телевизора летит в стену и разбивается. Хватаю тяжелую вазу из толстого стекла и швыряю ее о пол. Но этой стерве ни почем, она будто из стали. Как и сердце этого чертова гада. Злобно улыбаюсь и, упав на колени, принимаюсь остервенело лупить ею о пол. Я бью, бью и бью, но моих сил не хватает, чтобы разбить. С диким ревом бросаю ее в стену. Треск стекла, разломавшегося на две части, приносит небывалое облегчение, почти радость.

Дышу глубоко и рвано. Упираюсь руками в пол и смеюсь. Я смеюсь и рыдаю. Долго, горько. Так, будто сошла с ума. По моим щекам катятся слезы, со временем смех утихает и все больше перерастает в беззвучные всхлипы.

На глупую вспышку ярости я растратила все свои силы, я не могу даже подняться с пола. Я просто сижу и смотрю на разбитую вазу и понимаю, что легче не стало. Злость выплеснута, но боль осталась. Осталась обида, осталась жалость, разочарование. Остались ненавистное влечение и какая-то глупая надежда.

Я сумасшедшая. Я одержимая. Я не принадлежу себе.

Оглядываю полуразрушенную квартиру, встаю с колен. Возвращаюсь на кухню, аккуратно обхожу осколки. На глаза попадается бутылка шампанского, привезенная мной из прошлой жизни. Беру ее в руки и не без труда откупориваю, делаю глоток прямо из бутылки и морщусь, зажав рот рукой. Пузырьки щекочут язык, но не приносят удовольствия. Ну и плевать, мне нужно заглушить этот ураган, что бушует внутри меня. Я решаю пить, пока не отключусь. Прикладываюсь к горлышку еще раз и слышу звонок в дверь.

Вздрагиваю, разочарованно морщусь и осторожно иду к двери. Бросаю взгляд на часы – половина второго ночи. Я почти уверена, что за дверью стоит Тимур, и это не вызывает у меня ничего кроме досады. Медленно иду к двери, безразлично думая о том, в каком виде сейчас предстану перед Тимуром – растрепанная, зареванная, с потекшей тушью, в порванном платье, болтающемся на груди.

Открываю дверь и поднимаю глаза.

Дышать в том же ритме больше не получается.

Глава 37.

Это Вадим.

Передо мной стоит Вадим.

Мое сердце ухает и замирает. Оно останавливается, не знаю почему, но оно по-настоящему останавливается на несколько секунд.

Он видит меня и его лицо вытягивается от удивления, которое быстро сменяется беспокойством.

– Что с тобой? – Глухо спрашивает Вадим, пройдясь взглядом от моего лица до босых ступней, и не дожидаясь ответа, врывается в квартиру.

Оглядывает комнату, так будто ищет кого-то, но видит лишь результат вспышки моего гнева. Снова переводит на меня взгляд и толкает дверь рукой, закрывая. Он смотрит на меня таким сложным взглядом, что я даже не пытаюсь расшифровать, что за ним кроется. Приваливаюсь спиной к стене и поднимаю глаза на Вадима.

– Зачем пришел? – Спрашиваю хриплым от недавних слез голосом.

Вадим не отвечает, отводит глаза, будто мой вопрос застает его врасплох. Я невесело усмехаюсь. Я знаю, зачем он пришел. Он пришел, чтобы выдернуть из моих объятий Тимура. Тимур в моей постели – это не то, что планировал на мой счет Вадим. Я – его кукла, он мной играет, и в его игре не должно быть того, чего он не хочет. Я не могу решать даже то, с кем мне спать…

Морщусь от горечи и злости, что снова начинает пульсировать в висках и зудом расходиться в ладонях. Подношу бутылку к губам, но не успеваю сделать глоток. Вадим хватает бутылку и дергает вниз, так что несколько капель, выплескиваясь, попадает на мою щеку и губы.

– Что ты делаешь? – Выплевывает Вадим, глядя на бутылку, зажатую в моем кулаке, с отвращением и возмущением.

Я медленно вытираю рот и щеку рукавом платья и, сжав зубы, подаюсь вперед к его лицу.

– Нет. Это что делаешь ТЫ? – Я почти рычу в его лицо. Толкаю его в грудь, так что бутылка выпадает из моих рук, падает на пол и шампанское с шипением выливается у наших ног. – Что ты делаешь, Вадим? – Снова бью его в грудь.

Вадим не реагирует. Смотрит на меня своими серыми глазами, словно удав на добычу, и не моргает. Он не выказывает никаких эмоций, но свое дыхание он контролировать не в силах. Его грудь высоко вздымается и опускается, воздух с шумом вырывается из легких.

Мое лицо горит, ладони так и зудят зарядить ему звонкую пощечину, я едва сдерживаю себя, чтобы не вцепиться ногтями в его горло и не расцарапать в кровь. Я подаюсь еще ближе, почти касаясь своей грудью его груди, и сквозь сцепленные зубы рычу, глядя на него снизу-вверх:

– Зачем ты приходишь ко мне среди ночи? Зачем ты угрожаешь Тимуру? Какое ты имеешь право…

– Тимуру? – Зло выплевывает Вадим, внезапно хватая меня за предплечья. Маска хладнокровия слетает с его лица. Имя Тимура обнажает зверя внутри него. – Зачем я угрожаю Тимуру? – Повторяет и склоняется над моим лицом. Встряхивает меня и сильнее сжимает руки. – Ты знаешь зачем. Ты знаешь, Агата. Ты все знаешь сама. Мне не нужно тебе объяснять. Ты, твою мать, все знаешь даже лучше меня!

Скрип зубов, злобный взгляд, больно вцепившиеся в мои предплечья пальцы. Глаза, налитые кровью.

Слишком сильно. Слишком близко. Слишком больно.

Мое сознание оказывается слишком неготовым ко всему этому. Мой мозг теряет смысл происходящего, трещит от напряжения и сбоит. Его злость не пугает меня, не заставляет отстраниться, не вызывает ответной агрессии. Я не замираю, словно напуганный кролик перед жестоким удавом. Я внезапно чувствую, как слабеют мои ноги, а в животе разливается мягкое тепло.

У меня такое ощущение, что под моими ногами тонкий лёд. Я стою на замерзшем озере, и лёд тает и истончается. С каждой секундой все тоньше и тоньше. Я смотрю на Вадима и не знаю, чего хочу больше: ударить его или притянуть к себе. Мне кажется, если я сделаю последнее, лед подо мной треснет. Я пойду ко дну, быстро и неотвратимо. Я уже не смогу спастись. Не смогу сбежать.

Но я не хочу бежать. Я не хочу спасения.

Я приоткрываю губы, судорожно втягиваю воздух и подаюсь еще ближе. Руки Вадима сжимаются еще сильнее, он смотрит на мои губы и на его лице почему-то отражается мука. Он шумно сглатывает, а в следующую секунду его губы опускаются на мои.

Лед ломается. Я проваливаюсь. Я тону, толща воды смыкается над моей головой.

Нет, это – не вода. Это раскаленная лава.

Его чувства обрушиваются на меня обжигающим потоком. Они такие сильные.

Они гораздо сильнее моих.

Открытие вышибает из легких воздух. Я не могу поверить в то, что он может хранить внутри так много чувств, оставаясь настолько холодным снаружи. Я хочу спросить его, как ему это удается, но его губы не дают мне даже вдохнуть.

С первого же прикосновения его губы сминают мой рот, терзают, мучают, завоевывают, подавляют. Его поцелуй не нежен, он – неистов, жесток, сладок. Он почти сбивает меня с ног. Я издаю громкий стон и тянусь к Вадиму, притягиваю его еще ближе к себе, обхватываю одной рукой затылок, другой пытаюсь стянуть пиджак.

Я приказываю себе отключиться и сосредоточиться на своих ощущениях, как бы не было сладко осознавать то, что чувствует ко мне Вадим. Я не хочу все испортить. Я хочу Вадима.

Меня трясет мелкой дрожью, мое тело ноет и тянется к нему. Наши языки встречаются, и он будто срывается с цепи. Вадим обхватывает мои бедра и прижимает к себе, так, что я отчетливо чувствую насколько сильно он возбужден. Он сжимает мое платье на спине в кулак и торопливо тянет вниз, обнажая грудь.

Настойчивые руки скользят по спине, талии, сжимают грудь.

Сладко. Больно. Обжигающе.

Вадим подталкивает меня в сторону спальни, стягивает платье с моих бедер, и когда оно падает к моим ногам, подхватывает меня под ягодицы и несет на кровать. Он неистово целует меня, изучает, ласкает. Я задыхаюсь, выгибаюсь на встречу и бесстыдно стону, шепчу его имя, забывая обо всем на свете. Забывая кто я. Кто он. И что между нами ничего нет.

Вадим рычит, кусает мои губы, и не может удержать стон, наконец проникая в меня. Я громко стону и мечусь, будто в горячке, умоляю не останавливаться, прижимаю его к себе, царапаю спину, кусаю плечи. Я не узнаю себя. Я больше ничего не понимаю. Сознание уплывает, плавится, растекается.

Каждое прикосновение – боль, ожог на моей коже, всполох искр. Каждое движение – взрыв, пожар, клиническая смерть.

На эти несколько минут мир перестает для меня существовать. Все исчезает. Есть только я и он.

И есть то, чего между нами нет.

Глава 38.

Не могу сказать, что это был лучший секс в моей жизни. Я все-таки подпортила впечатления своим неуемным любопытством. Я честно пыталась заслониться от чувств Вадима, но они были слишком сильны, и я была слишком удивлена, напугана и очарована их мощью, что не смогла противиться себе самой. Я прикасалась к его эмоциям со всей осторожностью, но печальные последствия не заставили себя долго ждать. Буквально через пять минут, после того как все закончилось, меня скрутил такой острый приступ головной боли, что даже в глазах потемнело. Я выбралась из крепких объятий и побрела на кухню, чтобы выпить обезболивающее. В темноте не заметила осколков и наступила ногой, сразу же почувствовала жжение и боль. Громко чертыхнулась, и поскакала на одной ноге к столу. Быстро забросила в горло таблетку и запила водой. Села на стул и закинула пораненную ногу на коленку. Из стопы торчало два небольших осколка, из краев ран обильно текла кровь.

– Твою мать. – Слышу в дверном проеме и вскидываю голову. Вадим, мельком оглядев рассыпанные по полу осколки битой посуды, переводит взгляд на мою раненую ногу. Снова ругается и, переступив гору стекол, походит ко мне. Подхватывает на руки, будто пушинку, и несет в ванную.

Сажает меня на край ванной и, оглядев мою стопу, резко выдергивает один затем второй осколок. Я вскрикиваю и зажмуриваюсь. Вадим, нежно погладив мою коленку, подставляет стопу к крану. Он промывает рану холодной водой, я вижу, как в слив уходит вода, смешанная с моей кровью, и чувствую, как что-то щемит в груди. Память, будто старая рана, болезненно ноет. Я вспоминаю, что однажды подобное уже было. Он смывал кровь с моего лица и бережно касался меня руками. Он улыбался, и с нежностью заглядывал мне в глаза. Тогда все было неправдой. Вся его нежность, улыбки, забота – все было напускным. Все было игрой. Неужели сейчас все так же?

Нет, не так. Я точно знаю, что не так. Теперь он что-то чувствует ко мне. Но это не значит, что он не будет и дальше меня использовать. Это не значит, что все теперь изменится.

– Ты в порядке? – Спрашивает Вадим около моего уха, садясь рядом на край ванной и целуя мой висок.

– Нет. – Отвечаю хрипло и несколько заторможено. Вадим вопросительно поднимает бровь, и я поясняю. – Ты влюблен в меня.

Вадим криво усмехается и кладет руку на мое плечо, нежно проводит большим пальцем по ключице.

– Ты не знала? – Тихо спрашивает он.

– Нет. – Качаю головой.

– Как это возможно? – Хмурится Вадим.

– Я многому научилась. – Прикрывая веки, и наслаждаясь его прикосновениями, говорю я. – Я вообще не думала, что ты способен на это. – Сглатываю и смотрю в глаза, напротив. – Но ты влюблен.

– Это плохо? – Спрашивает Вадим, склоняясь к моему лицу. Я опускаю голову, но его большой палец скользит по моей шее вверх и приподнимает за подбородок, заставляя снова взглянуть ему в глаза.

– Это все усложняет. – Глухо отзываюсь я, зачарованно глядя на то, как приближается его лицо. Он целует мою скулу, и прокладывает дорожку из поцелуев к моим губам. Его рука перемещается на затылок и притягивает меня. Его поцелуй нежный, ласкающий, он прогоняет тяжелые мысли из моей головы, и я снова теряюсь в ощущениях.

Я обхватываю руками его затылок и выгибаюсь навстречу. Перекидываю ногу через его талию и забираюсь верхом.

– Ммм… – Протягивает Вадим, когда я начинаю целовать его шею и крепко обхватываю его бедрами, прижимаясь к нему. – Подожди. Надо заняться твоей ногой. – Низким голосом шепчет мне в ухо Вадим.

– Ничего. Подождет. – Возражаю я, проводя языком по его нижней челюсти. Чувствую, как он реагирует на мои прикосновения, и завожусь еще сильнее. Прижимаюсь еще ближе, трусь об него. Кладу его руку на свою грудь и издаю низкий стон, когда его пальцы сжимают мой напряженный сосок.

Вадим мягко отстраняется и смотрит на меня из-под полуопущенных век. В его глазах настоящий пожар. Я вдыхаю воздух через рот, тянусь к нему в предвкушении, но он снова подхватывает меня под бедра, словно обезьянку и, прихватив аптечку с полки, несет в комнату.

Сажает меня на кровать, а сам опускается у моих ног. Я капризно хнычу, понимая, что он не собирается продолжать начатое в ванной, на что он только самодовольно усмехается. Бережно берет мою ногу и кладет себе на бедро. Достает из аптечки перекись и щедро поливает ею стопу. Я зачарованно слежу за его аккуратными неторопливыми движениями, и, глядя на то, что он делает, почему-то хочу его еще сильнее.

Вадим обматывает мою ступню бинтом, крепко фиксирует и поднимает на меня взгляд, так и не отпуская мою ногу. Я закусываю губу, глядя на его потемневшие глаза и чувствую, что меня буквально потряхивает от желания. Я шумно дышу, не отводя от него взгляд, он прекрасно видит то, что со мной происходит, но не торопится. Еще немного и я готова буду умолять его, так сильно его хочу, но он продолжает меня мучать. Несколько секунд рассматривает меня снизу-вверх, а затем легонько целует в голень. Медленно, мучительно нежно. Затем выше. Покрывает поцелуями коленку. Еще выше.

Внутреннюю поверхность бедра. Выше. Выше. И еще, о, Боже мой, выше.

Охаю. Чувствую, как мои глаза закатываются и откидываюсь на кровать.

Я уплываю. Я тону. Я плавлюсь.

Я растворяюсь в ощущениях, сладком томлении.

Я растворяюсь в своих и его чувствах.

Знаю, его влюбленность ничего не меняет. Но она так мне нравится. Я так хочу ее.

Я до безумия ее хочу.

Глава 39.

Темные шторы, заботливо закрытые Вадимом перед уходом, не пропускают яркий полуденный свет. Если бы не надоедливый будильник, напоминающий о приеме уже послеобеденных лекарств, я бы так и проспала до вечера. Бессонная ночь, выпитый алкоголь и эмоциональная нагрузка, не слишком способствует ранней активности, но я все же заставляю себя выбраться из постели.

Разглядываю свою полуразрушенную квартиру и с обреченным вздохом хромаю на кухню. Проглотив легкий завтрак и горсть таблеток, принимаюсь за уборку. Собираю осколки на кухне, вымываю липкий от разлитого шампанского пол в коридоре. У кровати обнаруживаю капли засохшей крови, стараясь не смотреть на них, еложу по полу мокрой тряпкой, но тошнотворное ощущение, как обычно наваливающееся на мое сознание при виде крови, все равно стискивает стальным обручем грудь.

Защищаюсь от него как могу. Изо всех сил стараюсь заместить плохие воспоминания, новыми хорошими. Из вчерашней ночи вполне могут родиться новые ассоциации…

Сажусь на пол, прикрываю глаза. Под веками тут же оживает лицо с красивыми серыми глазами. В этих глазах больше не было ни льда, ни холода. Было тепло, забота, любовь, жажда.

Не понимаю, как… Как я могла не замечать его чувств? Ведь такие сильные чувства не могли вспыхнуть в одночасье, они развивались постепенно, плавно нарастая и меняя своего хозяина. Когда я стала для него чем-то большим, чем пешка в большой игре?

И что это значит для меня? Что теперь с нами будет?

Как теперь Вадим расставит приоритеты? Что теперь окажется важнее – жизнь любимого человека или его работа, его большая цель?

Вздыхаю, упираясь лбом в колени. Выбор того Вадима, которого я знала, был бы очевидным. Но нынешний Вадим мне незнаком.

Не знаю, чего ожидать, и на что рассчитывать. Могу ли я теперь мечтать о свободе, или же теперь я еще более несвободна?

Из мыслей меня вырывает звонок телефона. Звонит мама. Она хочет знать, когда я приеду, она счастливо щебечет, рассказывая о том, что сделала перестановку в доме к моему приезду, расспрашивает, что приготовить, трещит без умолку. Я же лишь поддакиваю ее словам и обещаю позвонить вечером.

Вадим обещал мне отпуск, это ведь не изменилось?

Недолго поразмыслив, покрутив телефон в руках, бронирую билет на завтра, и возобновляю уборку. Навожу порядок, готовлю ужин, принимаю душ.

Достав чемодан, принимаюсь складывать вещи для поездки. За этим занятием меня и застает Вадим. Он открывает дверь своим ключом и входит в квартиру.

Я, склонившаяся над чемоданом, резко выпрямляюсь.

– У тебя есть ключ от моей квартиры? – Спрашиваю, нахмурившись.

Вадим разувается, вешает пальто, и подходит ко мне.

– Конечно. – Отвечает так, будто это что-то само собой разумеющееся.

Сначала чувствую сопротивление, затем досаду. Естественно, у него есть ключ, он ведь должен меня контролировать.

Вадим наклоняется, чтобы поцеловать меня, но я отворачиваюсь, снова склоняясь над чемоданом, продолжая складывать вещи.

– Эй, – тихо зовет меня Вадим, присаживаясь передо мной на корточки и заглядывая в мое лицо, – ключей изначально было два.

Резко вскидываю голову.

– То есть?

– Их было два. – Повторяет Вадим с кривой усмешкой.

– Но… я… – Запинаюсь, растерянно моргая. Стараюсь понять, но мне не удается.

– Ты ударилась головой, и я решил, что будет лучше, если ты некоторое время поживешь со мной. – Объясняет Вадим.

Я вскидываю брови и только беззвучно открываю, и закрываю рот. Это что, надо считать проявлением заботы? Неужели уже тогда?..

Поднимаюсь с колен одновременно с Вадимом. Он протягивает мне небольшую бумажную коробку.

– Это тебе. – Говорит, и смотрит на меня с легкой улыбкой.

– Пирожные? Мне нельзя сладкое. – Возражаю, удивленно хлопая ресницами, но коробку принимаю.

– Оно низкокалорийное. С сахарозаменителем. – Отвечает Вадим, и я еще больше теряюсь.

Он, оказывается, неплохо знает меня, и о том, что мне можно, а что нет.

Внимательный Вадим. Заботливый Вадим.

Это просто нечто. От включившегося когнитивного диссонанса, в голове будто пустеет. Мысли улетучиваются, и я могу лишь стоять и глупо хлопать глазами.

– Спасибо. – Запоздало благодарю едва слышно, глядя на коробку нежно розового цвета, с изображением красивых кругленьких сладостей.

Вадим кивает. Я неловко улыбаюсь и иду на кухню.

– Когда ты едешь к маме? – Спрашивает Вадим за моей спиной.

– Завтра. – Отвечаю я, притормозив и слегка обернувшись.

– Хорошо.

Хорошо. Все в силе. Улыбаюсь. Двигаюсь дальше. Но внезапно останавливаюсь, врезавшись в невидимое препятствие. Что за черт? Хмурюсь, глядя перед собой, тру ушибленный лоб.

– Агата? – Слышу напряженный голос Вадима за спиной. – Все нормально?

– Да… да. – Отвечаю неуверенно. – Просто… оступилась.

Протягиваю руку, касаюсь дверного косяка. Это дверной косяк. Я врезалась в него. Теперь я хорошо его вижу. Но секунду назад?..

Хмурюсь, осторожно вхожу в дверной проем. Червячок смутной тревоги все сильнее заворачивается внутри, но я отмахиваюсь от него. Вадим будто что-то чувствует, идет следом за мной. Я подхожу к плите, и растеряно моргаю. Чувствую странную дезориентацию.

Протягиваю руку с коробкой, чтобы поставить ее на стол, но та вдруг падает на пол.

Я стою и смотрю на упавшую коробку. Руки начинают дрожать.

Рука Вадима ложится на мое плечо.

– Агата. – Вадим разворачивает меня к себе лицом и озабочено заглядывает в мое лицо.

– Упала. – Выдыхаю я, начиная нервно бегать глазами по комнате. – Не знаю… что такое…

Вадим обхватывает мое лицо руками. Я смотрю на него, и голова Вадима странно двоится в моих глазах. Липкий навязчивый страх ползет по спине и запускает в меня свои колючие щупальца.

– О, боже. – Прижимаю руки ко рту. Трясу головой. – Боже мой…

– Так. Тихо. – Приказывает Вадим. Хватает за плечи и легонько встряхивает. – Успокойся. Едем в больницу.

– Да. Да. – Рассеяно киваю, глядя на мгновенно посерьезневшего Вадима.

Мне так страшно, что хочется плакать, но я смотрю на спокойно-собранного Вадима, и стараюсь взять себя в руки. Он обнимает меня за талию и ведет к выходу.

Поспешно одевшись, завязываю шнурки трясущимися руками. В глазах плывет. То ли от подступающих слез, то ли от начинающихся страшных симптомов.

Господи, да как же так? Я не могла заразиться. Я пила только чистую воду. Тратила на нее кучу денег. Как же так могло выйти?

Вадим чуть ли не на себе выносит меня из подъезда, впихивает в машину, и стремительно срывается с места.

– Все будет хорошо. – Уверенно говорит Вадим, видя то, как я сжалась на сидении и молча дрожу, глядя перед собой.

Я отрешенно киваю головой, как болванчик, соглашаясь, но не верю его словам.

Глава 40.

– Калидус. – Уверенные слова рыжеволосого доктора с усталыми глазами, звучат как приговор.

– Вы уверены? – Пищу я, сжавшись на стуле в узком коридоре. Жалобно вглядываюсь в лицо доктора, глядя снизу-вверх.

– Абсолютно. – Кивает мужчина.

– Но я не могла заразиться. Я пила только сертифицированную воду. – Возражаю уже без особой надежды.

– Результат теста положительный, да и симптомы на лицо. – Разводит руками доктор. – Я выписал вам нейропротекторы и витамины. Оставить в больнице я вас не могу. Мест нет. Есть кто-то, кто мог бы о вас позаботиться? – Врач бросает выразительный взгляд на Вадима. Тот кивает и за локоть поднимает меня со стула.

– Спасибо. – Благодарит Вадим.

Доктор уходит, Вадим обхватывает меня руками и обнимает.

Утыкаюсь носом в его грудь, его запах успокаивает. Обвиваю его талию руками.

– Поверить не могу. – Глухо бормочу в его грудь.

– Да, это странно. – Отзывается Вадим, упираясь подбородком в мою макушку. – Я отдам воду, оставшуюся у тебя дома в лабораторию. Если и спец магазинам уже доверять нельзя… это конец.

Зажмуриваюсь, и крепче обнимаю стоящего рядом мужчину. Хочу взглянуть в его уверенные бесстрашные глаза, но боюсь открыть свои собственные. То, что я вижу, и как я теперь вижу, выводит меня из равновесия и жутко пугает. Мне кажется, лучше уж быть совсем слепой, чем не доверять своим глазам.

– Мне жаль, что твоя поездка сорвалась. – Говорит Вадим, я расстроенно морщусь, и он целует меня в лоб. – Поживешь пока у меня. Одной тебе нельзя.

Возвращаемся в мою квартиру, я собираю кое-какие вещи, и едем к нему домой.

Я передвигаюсь по его квартире, вцепившись в руку Вадима, боюсь ее отпустить и сделать хоть один самостоятельный шаг.

Вадим относится с пониманием и не возмущается, скорее, он даже рад.

Он помогает мне есть, принимает вместе со мной душ, спит со мной в одной постели. Раздевает меня и одевает, хотя я вполне могу справится с этим и сама. Он окружает меня любовью и заботой, но вечно это продолжаться не может. Он вынужден ходить на работу, и это занимает львиную долю его времени.

Когда я остаюсь одна, первые дни я просто сижу на кровати, боясь сдвинуться с места. Не то чтобы я боялась реально себе навредить, мне просто страшно от того, что я не могу себе доверять. К проблемам со зрением начинают присоединяться проблемы со слухом, я начинаю слышать странные звуки, шум, а иногда меня накрывает такая плотная тишина, какой я в жизни не слышала. Я не слышу даже своего сердцебиения, и это меня страшно пугает. Болезнь развивается как-то уж слишком быстро.

Лекарства, выписанные доктором, не помогают, за четыре дня лечения, я не чувствую улучшений, поэтому звоню Тимуру.

Тимур выслушивает мой диагноз и симптомы, отчитывает меня как школьницу за то, что не рассказала ему сразу, и обещает сейчас же приехать.

Я говорю, что живу не дома, а у Вадима, и Тимур замолкает на несколько секунд, затем вздыхает и просит продиктовать адрес.

Через пол часа он уже стоит передо мной и светит фонариком в мои глаза.

– Ты бы еще у фармацевта спросила, что тебе принимать. – Недовольно ворчит Тимур.

– Я очень испугалась. Мы просто поехали в ближайшую больницу. – Оправдываюсь я, пряча глаза. Я ведь не умею врать. Я хотела сразу же позвонить Тимуру, но испугалась ревности Вадима. Она у него какая-то дикая и неконтролируемая, не хочу иметь с ней дела. И поэтому сейчас я очень сильно нервничаю от того, что Тимур находится в квартире Вадима без его ведома. – Просто выпиши мне что-то действенное.

И поскорее уходи. Закусываю губу, нервно косясь на часы. Но Тимур, будто, не замечая моих демонстративных взглядов, продолжает свои обследования. Измеряет давление, пульс, стучит молоточком по моим коленям. Расспрашивает подробности и что-то пишет на листе бумаги. Затем приподнимает мое лицо и начинает ощупывать лимфоузлы под нижней челюстью.

Я уже открываю рот, чтобы наконец в открытую попросить его поторопиться, когда дверь в квартиру открывается, и в нее входит Вадим. В его руках пакет с медикаментами. На лице такое выражение, что мне хочется зажмуриться и провалиться под землю.

На вмиг почерневшем лице отражается такая ярость, будто он застукал нас в постели, а не за простым обследованием.

– Что ты здесь делаешь? – Обращается Вадим к Тимуру ровным голосом, но мне отчего-то слышится в нем такая угроза, что я сжимаюсь.

– А что, разве не видно? – Непринужденно отзывается Тимур, бросив на Вадима небрежный взгляд через плечо. – Делаю то, что должен был сделать ты.

– Да что ты? – Кривится Вадим.

– Ага. – Просто кивает Тимур. Опускается на диван, берет лист бумаги и ручку и пишет список необходимых препаратов. – Агата нуждается в нормальном эффективном лечении, а не в том, что ей выписал доморощенный докторишка в убогой поликлинике…

– Вадим, это я его попросила приехать. Лекарства не помогали. – Наконец вклиниваюсь в разговор и я, перебивая обвинительную речь Тимура.

– Я знаю, что не помогали. Поэтому я проконсультировался и купил тебе новые. – Смерив меня злым взглядом, Вадим бросает на диван рядом с моим бедром прозрачный пакет.

Прежде, чем я успеваю что-то сказать, Тимур берет пакет и принимается по-хозяйски копаться в нем.

– Угу, угу. – Мычит Тимур, ковыряясь в таблетках. – Ну сразу бы так. Чего тянул?

– Тебя забыл спросить. – Цедит Вадим сквозь зубы. – А теперь убирайся из моего дома.

Тимур хмыкает, он нисколько не обижен таким к себе отношением.

– Я-то уйду. Но Агата не может здесь оставаться одна. – Оборачивается в мою сторону. – Два часа в день я работаю в одной клинике как раз с больными Калидусом, могу договориться, чтобы тебя приняли туда. Будешь под постоянным присмотром. И я смогу о тебе позаботиться.

– Мне и здесь хорошо. – Мгновенно возражаю я.

– Агата никуда не поедет с тобой. – Чуть ли не рычит Вадим, подходя ближе к Тимуру и становясь передо мной, будто заслоняя собой.

– Да? Долго будешь за нее решать? Ей нужна медицинская помощь, она должна быть под постоянным наблюдением. Больное сердце, истощение, теперь еще и Калидус…

– Тимур. – Подаю голос я, вставая с дивана. Осторожно обхватываю руку Вадима, обвиваю ее своими руками. – Спасибо тебе, что пришел. Но я, правда, в порядке. Я справлюсь. Все будет хорошо.

Рука Вадима вибрирует от напряжения. Я прижимаюсь к нему сильнее, Тимур замечает это и, наконец сдается. Кивает.

– Как хочешь… – Пожимает плечами, а затем зачем-то понизив голос добавляет. – Но знай, что у тебя есть варианты. – Многозначительно сверкнув глазами, Тимур собирает свои инструменты, и уходит.

Вадим отстраняется и быстрой походкой, выдающей его злость, идет в спальню. Я иду следом, но хлопнувшая дверь, ясно говорит мне о том, что он не готов сейчас со мной разговаривать.

До чего ж ревнивый. Собственник. Ну почему с ним так сложно?

Возвращаюсь к столу, перебираю таблетки. На рецепте, затерявшемся между ними, узнаю печать клиники, принадлежащей Веронике.

Он заметил, что лекарства не помогают и поехал проконсультироваться с другими врачами?

Внимательный Вадим. Заботливый Вадим.

Вздыхаю. Не знаю, что с ним делать. Не знаю, как себя вести с таким Вадимом. Такого Вадима не хочется обижать, вызывая жгучую ревность. С таким Вадимом, кажется еще сложнее.

Встаю, подхожу к двери в спальню и нерешительно поднимаю руку, чтобы постучать, но не успеваю. Дверь открывается. Вадим, очевидно, несколько успокоившийся, выходит мне навстречу и останавливается рядом.

– Он прав. – Глухо отзывается, прислоняясь к стене спиной.

Я изумленно вскидываю брови.

– Ты не должна оставаться одна. – Добавляет Вадим.

– Да все со мной будет в порядке, Вадим. Я обещаю, все хорошо. – Пытаюсь возразить я, подходя ближе и обвивая его талию руками. Вадим не отстраняется, позволяет себя обнимать.

– Нет. – Отрицательно качает головой Вадим. – Через два дня я должен ехать на совещание ООН. Ты не останешься одна.

– Но…

– Я отвезу тебя в клинику Вероники. – Вадим заправляет прядь моих волос за ухо и добавляет. – И это не обсуждается.

Конечно же не обсуждается. Раз Вадим что-то решил, сопротивляться не имеет смысла.

Глава 41.

В палате, рассчитанной на одного, с трудом, но уместились две койки. На одной из них я, на другой – необщительная девочка-подросток. Девочка проходит последнюю стадию – поражение лимбической системы, и мучается приступами апатии. За неделю совместного пребывания мы не перекинулись и парой слов. Но меня это не слишком беспокоит, а депрессивно-подавленную девочку и подавно.

Мое зрение потихоньку восстанавливается, слуховые галюцинации еще беспокоят, но проблем с памятью не наблюдается. Я с опаской и напряженным ожиданием поглядываю на свою соседку, размышляя, когда же и мне придется бороться с подобными состояниями.

Вадим улетел на заседание совета безопасности. И хоть держался он как всегда стойко и уверенно, я видела насколько он обеспокоен предстоящей поездкой. На мои расспросы он не отвечал, но я понимала, что его ждет немало проблем. Совету безопасности ему предоставить особо нечего.

«Организация» продолжает свои кровавые расправы. Осужденный Горин, который, мог бы вывести следствие на «Организацию», очень своевременно убит в СИЗО сокамерниками.

Калидус распространяется по стране со скоростью атомного взрыва, а Матвеев – единственный человек, который мог бы остановить распространение бактерии, – продолжает молчать.

Генерал-майор тянет время как может, оттягивая судебный приговор, давая возможность Вадиму выяснить у Матвеева хоть что-то, но все зря. Теперь, когда за дело взялись ООН, ни от Вадима, ни от его начальника больше ничего не зависит.

Не занятая ничем кроме сна и безделья, я размышляю обо всем этом днем и ночью. Матвеев, Горин, Организация. Все это взаимосвязано, все это кому-то выгодно, и важно понять кому. Ответ на этот вопрос может дать только ученый. Он же может помочь и с остановкой эпидемии.

Должны быть рычаги давления. Должно быть что-то, за что можно зацепиться…

Из размышлений, от которых уже начинает пухнуть голова, меня вытаскивает голос Вероники.

– Добрый вечер, девочки. Ну как вы? – Обычно сияющая Вероника, сейчас выглядит выжатой, как лимон. Голос звучит тускло и устало.

Девчонка на соседней койке, буркнув, что у нее все прекрасно, отворачивается к стене, воткнув наушники в уши. Вероника садится на стул рядом с моей койкой и откидывается на спинку.

Запускает руки в волосы и пальцами массирует кожу головы. Прикрывает глаза.

– Вадим звонил. Велел заходить к тебе каждый час, но у меня не получается, извини.

– О, боже. Все в порядке, Вероника, даже не думай слушать его. – Возмущенно вскрикиваю я. – Я тебя не выдам. – Добавляю со смешком.

Вероника и так заходит ко мне довольно часто, а во время ее ночного дежурства, мы и вовсе проводим с ней по несколько часов, болтая и попивая чай в ее кабинете.

– Мне кажется, что мир рушится, и вот-вот упадет нам на головы. – Говорит Вероника, устало вздыхая.

– Не рухнет. – С улыбкой произношу я, и легонько сжимаю ее руку в поддерживающем жесте. Она нуждается в поддержке, и в заботе, хотя с виду и не скажешь. Сильная, уверенная в себе женщина, открытая, добрая, бескорыстно помогающая бездомным людям, а теперь еще и больным Калидусом, для которых не нашлось места в государственных больницах. – Мир не рухнет, пока в нем есть такие люди, как ты.

Вероника фыркает.

– Ох, Агата. Не надо меня идеализировать. Я далеко не ангел. – Возражает Вероника, горько усмехнувшись. – Когда Кирюша был болен, и врачи утверждали, что у его порок сердца неоперабельный, я из кожи вон лезла, чтобы спасти ему жизнь, чтобы доказать обратное. Мне не к кому было обратиться за помощью…

С сочувствием смотрю на Веронику.

Часть этой истории мне уже известно.

Обеспеченная, красивая, холеная женщина, жена богатого и уважаемого человека, но, к несчастью, бракованная. Бесплодная.

У нее было все, деньги, слава, даже власть. Но не было у нее одного – счастья.

Ни деньги, ни слава не затыкали зияющей в груди пустоты, и в какой-то момент сдавшаяся и отчаявшаяся Вероника, принялась их заглушать алкоголем и наркотиками. Сначала была травка, потом кокаин. В пьяном угаре жизнь кажется вполне сносной. Алкоголь, щедро сдобренный хорошей порцией кокаина, мягко заполняет любую душевную пустоту, затягивает ее ласковым туманом, он продлевает существование и позволяет не свихнуться.

Муж пытался ее лечить, возил от одного врача к другому, от одного психолога к следующему. Он честно старался ее спасти, но очень скоро сдался. Сначала он перестал с ней спать. Затем целовать, уходя на работу. А после и вовсе разговаривать. Ему было стыдно за нее, ему было противно. Ему надоело возиться с ней, и он завел любовницу. Вероника понимала – это было начало конца. Очень скоро эта девушка забеременеет, и бракованная Вероника отправится на помойку за ненадобностью.

В тот день, когда Вероника узнала о новом увлечении мужа, она отправилась в бар. Нашла там самого красивого мужчину и переспала с ним. В тот вечер она не пила, не было необходимости. Она упивалась чувством торжества, чувством справедливой мести. Она мстила мужу, мстила всем клятвам и брачным обетам, она смеялась над ними и танцевала на их пепелище.

Она думала, что поступила справедливо, но муж справедливым ее поступок не счёл.

Она сама призналась ему в содеянном через пару недель.

Муж выгнал ее со скандалом, без гроша в кармане. Голую и босую. С позором.

Но тогда ей было уже все равно. Она шла по улице, прижав к груди, тест-полоску с положительным результатом, и на ее лице цвела широкая улыбка. Тот день, день, который должен был бы стать концом ее жизни, стал началом чего-то нового. Настоящего.

Вероника вернулась в свою крохотную однушку, пошла на работу в простую городскую больницу, медсестрой, перебивалась с хлеба на воду, но более богатой она не ощущала себя никогда.

День, когда родился Кирилл, стал одновременно и самым счастливым и самым несчастным. Появление на свет сморщенного кричащего чуда затопило женщину волной бесконечной любви, но поставленный почти в тот же день страшный диагноз выбил почву из-под ног. Неоперабельный порок сердца. Мальчик долго не проживет.

– Денег у меня тогда не было, и мне приходилось делать… гнусные вещи. Сейчас об -этом даже вспоминать страшно… И стыдно… Не хочу тебя пугать. – Горько вздохнув продолжает Вероника. – Но тогда, поверь, если бы меня попросили умереть, я бы умерла, ограбить – ограбила бы, убить – я бы убила. Я бы пошла на убийство ради спасения своего ребенка. На что угодно пошла бы…

Вероника говорит, а я чувствую, как волосы у меня на загривке встают дыбом. Не от того, что говорит она какие-то ужасные вещи, нет. В глубине души я могу ее понять. Внутри меня происходит что-то странное. Будто какое-то озарение трепещет где-то на краю подсознания, нечто очень важное, но я пока не могу ухватить его за хвост и рассмотреть. В памяти почему-то всплывает Матвеев и его слова. Хотя нет, даже не слова, скорее ощущение. Чувство боли, тревоги и наконец торжества, когда он говорил о своей дочери. Что-то очень похожее на то, что сейчас чувствует Вероника, говоря о своем сыне.

Есть в этом что-то общее, но я никак не могу выстроить логическую цепочку…

– Больше года я пыталась справиться со всем этим сама, ездила по врачам, занимала у всех, у кого только могла, влезала в кредиты. Побиралась, как нищебродка. Даже у бывшего мужа пробовала просить. – Продолжает рассказ Вероника. – Он, конечно, не дал. Тогда я решила попытать счастья, и принялась искать отца Кирюши. Я знала только его имя и то, что он следователь. Не густо, да? – Усмехается женщина. – Искала я его полгода. В итоге он сам меня нашел. Уж слишком озадачил его пристальный интерес какой-то неизвестной тетки, которая все ходит по отделениям полиции да выспрашивает лейтенанта Вадима. – Вероника смеется.

Я улыбаюсь в ответ.

– И что же дальше?

– Рассказала ему что к чему. Но знаешь… тогда я уже не питала особых надежд. Да и Вадим, сама понимаешь, не походит на человека отзывчивого, – ухмыляется Вероника, – но именно Вадим мне и помог. Сначала он заставил моего мужа, уж не знаю каким-таким образом, поделить совместно нажитое имущество. А затем привез сюда японца…

Вероника застывает, погружаясь в воспоминания. Несколько минут сидит с отсутствующим взглядом, затем тихо добавляет, глядя куда-то в сумерки за окном:

– Я никогда не питала нежных чувств к Вадиму. Он был всего лишь случайной связью. Но эта связь оказалась самым важным событием в моей жизни. Я не люблю Вадима в обычном понимании этого слова… но я люблю его очень сильно. Я считаю его одним из самых лучших людей на земле.

Я моргаю, затаив дыхание. Впитывая каждое слово. От откровений Вероники у меня буквально кружится голова, а в груди запутывается клубок из противоречивых чувств.

Там и ревность, и сочувствие. И любовь, и ненависть. И злость, и прощение.

Добрый Вадим. Справедливый Вадим. Жесткий Вадим. Вадим, бездушно использующий меня в своих целях. Вадим – лучший человек на земле.

Какой из них настоящий?

Не может же человек вмещать в себе так много ипостасей?

Или может?

Кто же ты такой, многоликий Вадим?..

Глава 42.

Этой ночью я плохо сплю. Из головы не идут слова Вероники. Не в силах уснуть, я обдумываю все подряд. Ее судьбу, ее слова о Вадиме, ее невысказанные загадочные упоминания о способах заработка, которых она теперь стыдится.

«Я бы пошла на убийство ради спасения своего ребенка».

Не знаю почему, но эта фраза особо плотно заседает в голове. Мысли то и дело возвращаются к ней, но я не могу понять, к чему они пытаются меня подвести.

Моя дедукция хромает на обе ноги.

Так ни к чему и не придя, засыпаю уже под утро.

Обычно меня никто не беспокоит по утрам, и я могу спать, сколько хочу, но сегодня мне не везет.

Сегодня ни свет, ни заря меня будит Тимур, решивший заскочить ко мне перед началом рабочего дня. Он приходит и так не часто, было бы неловко отправить его восвояси и продолжить спать, так что я быстро умываюсь холодной водой, чтобы привести себя в чувства, завтракаю, и отправляюсь с ним на прогулку.

Мы гуляем в саду, на заднем дворе клиники, Тимур рассказывает мне о своей работе и о последних открытиях.

– За лимбической системой, с большой вероятностью, поражение коснется лобных долей. Инфекция поражает мозг по восходящей, но с каждой новой зоной нарушения становятся все менее интенсивными. Так что, думаю, небольшие проблемы с контролем – это максимум что ожидает больных далее.

Я вздыхаю.

– Я наивно полагала, что болезнь отступит после того, как я как следует попсихую и подепрессую. – Невесело усмехнувшись, сажусь на скамью. Тимур опускается рядом.

– Сожалею, но нет. Пока инфекция не пройдется по всем зонам мозга, болезнь не отступит. – С сочувствующей улыбкой говорит Тимур. – Ума не приложу, как ты вляпалась.

– Сама не знаю. Это просто загадка какая-то. Воду, которую я пила, проверили, она чиста.

– Ты пила вне дома?

– Нет. – Тут же отвечаю я, но вдруг задумываюсь. – Разве что на корпоративе. Но там я пила шампанское…

– Калидус в алкоголе?.. – Фыркает Тимур. – Откуда бы ему там взяться?

Пожимаю плечами.

– А откуда он взялся в воде?

– Резонно. – Соглашается Тимур, поскребя пальцем по щеке. Несколько секунд задумчиво размышляет, затем, видимо, не придя к каким-либо умозаключениям, меняет тему. – Интересно, как поражение лимбической системы скажется на твоей эмпатии…

Я поворачиваюсь и вопросительно смотрю на Тимура.

– То, что она отключится на время болезни, вполне очевидно, но восстановится ли после? – Глядя куда-то вдаль размышляет Тимур.

Очевидно. Для него очевидно, а я об этом даже не задумывалась. Научившись блокировать чужие эмоции, я перестала пользоваться своей способностью, вполне счастливо без нее обходясь, и даже не задумывалась о том, что могу ее потерять.

Я хотела этого всю жизнь. Я многое отдала бы за то, чтобы избавиться от нее. Но теперь, когда желанное так возможно и так близко, я вдруг пугаюсь. Я даже не знаю кто я без своей эмпатии. Я – это она. Я всегда была ею. Я всегда была чьими-то эмоциями, и никогда собой. Так почему же я не радуюсь? Желанное так близко, стоит лишь немного подождать…

– А как думаешь ты? – Кошусь в сторону Тимура, ковыряя носком кроссовка замерзшую землю.

– Не знаю. Честно, не знаю. Эта болезнь настолько непредсказуема, что я боюсь даже предполагать. – Пожимает плечами Тимур, поворачивая ко мне голову. – Этот Калидус – нечто удивительное.

– Ну да. – Усмехаюсь, закатывая глаза.

– Нет, правда. – Отзывается Тимур, и смотрит на меня с горящими глазами, как обычно бывает, если он чем-то восхищен. – Стопроцентное поражение, все страдают одинаково, никто не обладает даже маломальским иммунитетом к бактерии, но при этом процент смертности нулевой. Подобного в истории бактериологии еще не случалось.

Я равнодушно киваю, отстранённо скользя глазами по заснеженному саду, не особо прислушиваясь к словам Тимура. Мне не понять его, я далека от науки, и не могу разделить с ним его восторгов. Но Тимур в моем участии и не нуждается, все сильнее заводясь от своих слов, он повышает голос и начинает размахивать руками:

– Но и это еще не все. Последние исследования… – Тимур запинается, делает паузу, загадочно заглядывая мне в лицо и, чуть ли не с торжеством, добавляет. – Последние исследования показали, что больные Калидусом становятся не подвержены другим бактериальным инфекциям мозга. Представь, больше никакого менингита, энцефалита… Конечно, мы не знаем сохранится ли этот эффект после выздоровления…

Я застываю. Резко поворачиваю голову к Тимуру.

Ошеломленно распахиваю глаза. Столбенею.

Внутри меня будто собирается огромный пазл-монстр. Много-много линий, рваных, ломаных, кривых стягивается в одну большую пульсирующую точку. Ну конечно! Все сходится!

Тимур что-то продолжает говорить, но я уже не слушаю. Вскакиваю со скамьи.

– Мне нужно… Я должна попасть в ГСУ. Сейчас же. Можешь меня отвезти?

– Чего? – Оторопело моргает Тимур.

– В управление, Тимур. Это очень важно!

– Э-э… зачем? Куда тебе сейчас ехать? Тебе нельзя. – Неуверенно возражает Тимур.

– Некогда объяснять. – Чуть ли не взвизгиваю я. – Не повезешь, возьму такси. – Бросаю, срываясь с места. Нетерпение и нервное возбуждение зудом расходится по всему телу. Я не могу ждать.

Калидус не убивает. Калидус – это лекарство. Это вакцина.

Матвеев не создавал Калидус, он создал ven1, вот почему полиграф показал, что он говорит правду.

– Постой. – Кричит мне в спину Тимур.

Догоняет меня у ворот.

– Ладно, поехали. – Говорит, глядя на меня со смесью удивления и настороженности.

Садимся в машину. По дороге Тимур пытается выпытать у меня что к чему, но я молчу, вцепившись руками в колени, натянувшись, точно струна, и напряженно глядя перед собой.

– Агата, ты меня пугаешь. – Говорит Тимур, бросая попытки меня разговорить.

Заворачивает на стоянку и останавливается.

– Мне пойти с тобой?

– Нет. – Отвечаю, выходя из машины. – Спасибо.

Быстро поднимаюсь на второй этаж, и застываю посреди коридора.

Что дальше? Мне не позволят говорить с подозреваемым. Я здесь – никто.

Поднимаюсь этажом выше. Вхожу в знакомый кабинет и с порога заявляю:

– Глеб, мне нужна твоя помощь.

Глеб смотрит на мой растрепанный ошалелый вид и встает со стула. Подходит ближе, опасливо заглядывая в мое лицо. Еще с прошлого раза он считает меня сумасшедшей, потому и опасается.

– Что-то случилось, Агата? Присядь. – Успокаивающим тоном просит Глеб.

– Не буду я присаживаться. Мне нужно срочно поговорить с Матвеевым.

– Но это не мой подозреваемый, я не могу…

– Я тоже не работала на тебя, но помогла тебе, когда тебе это было нужно. – Прерываю его, с вызовом вскинув голову. То, что я предъявляю ему – очень некрасиво, но сейчас не время выбирать выражения и юлить.

Опешивший Глеб, подбирается и недовольно поджимает губы.

– Ну да, спасибо тебе…

– Нет. Не спасибо мне. Лучше помоги.

– Нужно разрешения начальства…

– Глеб! Нет времени. Мне нужна твоя ответная помощь. Сейчас! – Эти слова я уже выкрикиваю, так что Глеб даже дергается от неожиданности. Размышляет несколько долгих секунд, глядя на меня, как на ненормальную. И наконец отзывается:

– Ладно, я попробую что-нибудь сделать.

Напряженно киваю, немного расслабляясь. Надежда есть. Глеб идет к выходу, и я в вдогонку бросаю ему:

– Ты не можешь присутствовать. И мне нужен будет диктофон.

Глава 43.

Сидящий напротив меня ученый выглядит, как восставший из мертвых. От добродушного успешного ученого не осталось и следа. Это совсем другой человек. Сломленный, с безжизненными глазами, посеревшим лицом, ссутулившись он сидит, не шелохнувшись и равнодушно смотрит на меня.

В нем больше нет ни страха, ни горечи, ни боли. Он сдался, принял свою участь, и теперь, выслушав мои догадки и умозаключения с абсолютным безразличием, он, тяжело вздохнув, переводит пустой взгляд в мелкое окно под потолком.

– Я разрабатывал это лекарство больше трех лет. Больше трех лет ходил по всем инстанциям, выпрашивая финансирование для исследований. Но никто не откликался. Все мои эксперименты на животных проваливались. Только один оказался успешным: я исследовал препарат на своей собаке… незначительные побочные эффекты… пес выжил, более того его организм стал невосприимчив к менингококковой инфекции. Мне казалось, это прорыв. Но меня все равно не услышали. Никто не впечатлился… – Ученый замолкает, хмурится, опускает глаза.

Я нетерпеливо ерзаю на стуле, мне дали всего десять минут, но поторапливать учёного мне не хочется.

– Вы сдались? – Аккуратно спрашиваю, подталкивая мужчину к продолжению.

– Нет. Наоборот. У меня родилась дочь. Мы с ее матерью не были женаты, да и жили они в другой стране… Она родилась со смертельным диагнозом. Спинальная мышечная атрофия. Есть лишь одно лекарство, способное вылечить этот недуг. Один укол стоимостью более двух миллионов долларов… Я знал, что могу заработать эти деньги. Если бы мой новый препарат утвердили, я бы спас своего ребенка. Но мне не позволяли даже проводить исследования, побочные эффекты казались слишком серьезными. Я искал поддержки везде, где только можно было, здесь и за границей. Я испытал препарат на себе, чтобы доказать его эффективность и безопасность. Но все было зря… – Матвеев переводит дыхание и продолжает. – Я уже почти потерял надежду, но на меня вдруг вышел один человек. Он готов был дать мне нужную сумму за образец препарата. Он покупал идею, я отказывался от всех прав на нее. Тогда мне было уже все равно, я хотел лишь одного – спасти дочь. Отдал, не задумываясь. Я не знал, во что это все выльется…

Матвеев негромко всхлипывает. Я сглатываю, облизываю пересохшие губы, кошусь на часы на руке.

– Что это был за человек? – Спрашиваю тихо, но твердо, наклоняясь ближе к ученому.

Матвеев трясет головой. По щекам катятся крупные слезы. Мое сердце сжимается от боли.

– Если я скажу… я умру сегодня же…

Распахивается дверь.

– Время вышло. – Нервно озираясь, быстро говорит Глеб.

Я хватаю Матвеева за руки. Умоляюще заглядываю в глаза.

– А если не скажете, умрет еще очень много невинных людей. Ваше лекарство попало не в те руки. Разве оно должно было убивать?! – Проникновенно шепчу я.

Матвеев опускает голову ниже. Выхватывает руки, сцепленные наручниками, из моих рук. Закрывает лицо ладонями.

– Агата. – Слышу нетерпеливое рычание Глеба за спиной.

– Еще минуту. – Раздраженно бросаю, даже не поворачивая головы.

Глеб резко хлопает дверью, подходит к ученому. Хватает его за локоть и ведет на выход.

– Глеб, пожалуйста… – Делаю последнюю попытку, выскакивая за ними, но Глеб не реагирует.

– Даниил Григорьевич, вы еще можете все исправить. – Кричу в след ученому. – Просто назовите имя!

Глеб останавливается, бросает на меня угрожающий взгляд через плечо, дергает ученого, заставляя идти, но тот вдруг замирает.

Оборачивается, смотрит на меня несколько секунд. Вздыхает так, будто проиграл в долгой-долгой борьбе с самим собой, и тихо говорит. Говорит одно единственное слово. Но самое нужное.

– Филиппов.

Отшатываюсь, внезапно теряя равновесие. Глеб толкает ученого в плечо, все больше раздражаясь, и уводит прочь.

Опираюсь на стену. Достаю из кармана диктофон и отключаю.

Смотрю перед собой расфокусированным взглядом.

Филиппов. Не может быть.

В неверии трясу головой, но все складывается.

Филиппов – владелец крупной фармацевтической компании. Любимый всеми меценат. Кто на него подумает?

Добрейшей души человек… Благотворитель.

Но чего он добивается?

Он захотел скомпрометировать власть и… сам стать властью?

Надо ж, до чего все тщательно и умно продумано. Эпидемия, вызывающая хаос и недоверие ко властям, не способным позаботиться о своих подопечных. Но нулевая смертность, людские ресурсы остаются сохранены.

«Организация», выставляющая в невыгодном свете судебную систему и всю деятельность органов безопасности.

И в конце концов теракт, уничтожающий репутацию президента.

Все сходится.

«Калидус в алкоголе?» – Вспоминается скепсис Тимура. А за ним и настойчивый взгляд Александра Филиппова, протягивающий мне бокал с шампанским.

Все сходится.

Все так.

Достаю из кармана телефон. Набираю номер Вадима, но женский голос отвечает, что абонент не доступен. Оставляю голосовое сообщение с просьбой срочно позвонить.

Неуверенно шагаю по коридору. Не знаю, что теперь делать со всей этой информацией. Должна ли я рассказать все генералу, или должна дождаться Вадима?

Подхожу к кабинету Виктора Сергеевича, и немного помешкав, вхожу, однако сидящая за столом секретарша сообщает, что начальника нет на работе и не будет до завтра.

Мне не остается ничего другого, как вернуться в больницу и дождаться звонка Вадима. Спускаюсь вниз, выхожу из здания, набирая номер такси, но тут же сбрасываю звонок, видя, как ко мне быстрой походкой торопится Тимур.

– Агата, ну наконец-то. – Облегченно выдыхает Тимур, подходит ближе, и обеспокоенно оглядывает меня. – На тебе лица нет. Что-то случилось?

– Нет. Все в порядке. Спасибо, что подождал. – Стараюсь улыбнуться. – Отвезешь меня обратно в больницу?

– Конечно. – Отвечает Тимур и берет меня под руку, провожая к машине.

– Зачем ты туда ходила? – Допытывается Тимур по дороге. – Что за срочность такая?

Я задумчиво кручу в руках диктофон, глядя вперед.

– Нужно было кое с кем поговорить. – Расплывчато отвечаю я. Не то, чтобы я не доверяла Тимуру, но в свете последних открытий, я опасаюсь говорить о новых сведеньях кому-либо, кроме Вадима.

Тимур вздыхает, понимая, что я не настроена с ним делиться, и молча, уставившись в лобовое окно, продолжает ехать.

Машина едет прямо, тихо и плавно, в редком потоке других автомобилей. Но вдруг резко дергается и виляет.

Все происходит так быстро, что я успеваю ничего понять.

Прижавший нас справа черный автомобиль с тонированными стеклами, врезается в боковую дверь. Машина прижимается к разделительному отбойнику. Я слышу скрип, хруст сжимаемого железа, свист, ругань Тимура.

Вжимаю голову в плечи.

Резко выкрутив руль, Тимур жмет на газ, вырывается из захвата, но автомобиль таранит нас сзади.

Я в панике сжимаюсь, вертя головой туда-сюда.

Что происходит? Что происходит???

Сердце грохочет, как ошалелое, но я не слышу его ударов, лишь чувствую, как разрывается грудная клетка.

Слишком шумно. Слишком страшно.

Разделительная полоса исчезает, конфигурация дороги меняется, в это же время черный автомобиль снова обходит нас справа, заставляя выехать на встречку.

Как в замедленной сьемке замечаю, как тонированное окно опускается.

Последнее, что я вижу, – это смотрящее в мое лицо дуло пистолета.

Не успеваю ни о чем подумать. Не успеваю что-либо предпринять.

Яростный шум сливается в один сплошной гул.

Машина виляет. Я слышу хлопок и чувствую резкую боль где-то в районе шеи.

Больше не вижу. Темнота в моих глазах разрезается лишь редкими яркими вспышками.

Я слышу чей-то крик, но не знаю кому он принадлежит.

Я не могу сделать вдох.

Автомобиль бросает из стороны в сторону, затем заносит, переворачивает.

Меня швыряет по салону. Я бьюсь головой, ломаю ребра. Я отчетливо слышу хруст своих костей.

Не могу дышать. Хриплю, прижимая руку к шее, откуда быстро вытекает моя теплая кровь. Мне так больно, будто во мне полыхает яростное пламя. Оно разрывает мое тело на куски, жжет. Тело больше не слушается. Глаза не открываются.

Уши закладывает противным свистом. А потом все… Шум утихает.

Наступает тишина.

Оглушительная, мучительная тишина.

Наверное, это все, конец. Вот она, какая, смерть. Тихая. Пустая. Полная одиночества.

Перед моими глазами не проносится вся моя жизнь.

Единственное, что я чувствую перед тем, как уйти, это сожаление.

Сожаление о том, что умираю я именно тогда, когда только-только захотела жить.

Глава 44.

Вадим.

Когда на одной чаше весов лежит жизнь одного человека, а на противоположной жизнь человечества, думать о том, какая сторона перевесит, не приходится. Ни законы физики, ни человеческие законы не дадут тебе сомневаться. Ты выберешь то, что важнее. Разве это не очевидно?

Мне казалось это очевидным. Бесспорным. Аксиомическим. До некоторого времени. До того момента пока я не понял, что меньшинство, вопреки всем законам, начинает перевешивать, когда к нему добавляются твои личные интересы. Пока я не осознал, что, если исчезнет одна конкретная жизнь, на жизни всего человечества мне будет глубоко насрать. Очень-очень глубоко насрать.

Жаль только цена этого осознания слишком дорого мне обходится.

В коридоре больницы, рядом с операционной, где я сижу уже восемь часов, стоит такая невыносимая тишина, что хочется удавиться. Я в сотый раз тру свое лицо, будто надеясь, что этими дурацкими движениями, сотру удручающую картину перед своими глазами. Я смотрю на свои руки и вижу, что они дрожат. Не помню, чтобы мои руки когда-нибудь дрожали.

В коридоре снова появляется Миттер. Он не сидит около операционной, так, как это делаю я. Он то появляется в коридоре, то исчезает. Бродит туда-сюда, как тупой зомби, хромая на правую ногу, и прижимая к себе сломанную руку в гипсе.

На лице лишь несколько ссадин. Сломанная рука, да ушиб колена. Зато Агату провернуло, как в мясорубке.

Говорил, что сможет о ней позаботится… Мудак не позаботился даже о том, чтобы она пристегнулась, садясь к нему в машину.

Миттер молчит. Только сопит и многозначительно вздыхает в мою сторону.

Его вздохи меня бесят. Его молчание меня бесит.

Меня бесит его интеллигентное бездействие. Он винит меня во всем происходящем, но не говорит ни слова. Миттер ограничивается лишь укоризненными взглядами. А мне хочется, чтобы он подошел и вколотил мою рожу в стену. Чтобы его кулак вкрутился в мое солнечное сплетение, вышиб дух, сломал ребра. Я бы даже не стал сопротивляться. Я бы принял его удары с улыбкой на лице. Но мудак слишком воспитанный, или слишком трусливый, чтобы проявлять свою злость таким примитивным способом. Своими тупыми взглядами он пытается убить меня морально, не зная, что морально я, и без его содействия, уже убит.

Сегодня рухнуло все, за что я боролся. И на грани разрушения то, за что мне следовало бы бороться сильнее, не будь я так глуп. Матвеев утром найден мертвым в своей камере. Агата уже несколько часов лежит на операционном столе, без каких-либо гарантий на благоприятный исход операции.

И в первом и во втором есть моя вина. И первое и второе, я уверен, связано между собой.

Агата говорила с ним вчера. Я не знаю, что он ей сказал. Я не знаю, что между ними произошло. Но она совершенно точно, что-то выяснила.

«Вадим, позвони мне, как только сможешь. Срочно. Это очень важно. Я знаю, кто за всем стоит. И… возвращайся скорее».

Прослушиваю ее сообщение в который раз, сам не понимая зачем: то ли пытаясь что-то понять, то ли просто радуясь, что могу слышать ее голос. Ее живой голос. Так проще, так она кажется целой и невредимой. Так, можно представить, что она не лежит раскуроченная на операционном столе, а ждет меня в моей квартире.

Закрываю глаза, с силой сжимая веки.

Что же ты выяснила, девочка, и почему это почти уничтожило тебя?

Просто очнись и скажи, и я убью всех, кто к этому причастен. Честное слово, убью. Плевать на справедливость, плевать на долбанные отгадки, на сраный Калидус и его виновников.

Просто дай мне знать, кто это сделал с тобой.

Просто живи…

Сейчас за твою маленькую жизнь, я отдал бы все. Сейчас я выбрал бы правильно.

Но сейчас мне никто не дает выбирать.

Если бы я только мог… я бы повернул время вспять. Я бы легко, даже не задумываясь, пожертвовал бы жизнью миллионов людей, но спас бы одну единственную.

Я не стал бы ее искать, не привез бы ее в этот гадюшник. Я ведь уже тогда, в ту самую первую встречу спустя восемь лет, понимал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Понимал, что просто не будет. И не будет как раньше.

Другой город. Другое имя. Другой человек.

Не было больше хрупкой нескладной девчонки. Теперь это была взрослая, красивая девушка. Привлекательная.

От былой Агаты не осталось ничего, кроме ее говорящего взгляда. У нее всегда была такая живая мимика, и очень-очень говорящий взгляд. Только теперь он говорил не о бесконечной любви, а о страхе, презрении и ненависти.

Я даже не помню, что говорил ей тогда, как говорил. У меня была цель, а средства я всегда подбирал по ситуации. Я что-то говорил, видел, как меняется ее лицо, и в моей голове что-то сбоило. Коротило, как намокшие провода в неисправном щитке. Уже тогда я понимал, что с новой Агатой просто не будет.

Новая Агата не вызывала жалости. Она вызывала совсем иные чувства.

Я долго отмахивался от них, сопротивлялся.

Но что-то росло во мне.

Долго не понимал, что это, ведь в пределах моей души, подобного отродясь не водилось. Сначала оно было почти неуловимым, чем-то смутным, тонким, как чахлое растение, пробивающееся из-под замерзшей толщи земли. Но с каждым днем, оно становилось всё сильнее, все твёрже. Сильный стебель уверенно разрушал толстую ледяную корку. Какое-то время я успешно сопротивлялся. Но он был сильнее моих жалких потуг остаться цельным, независимым, не впускать никого в свою душу.

А потом появился мудак, решивший, что может заявить права на мою Агату. Тупое недоразумение, протягивающее свои загребущие руки к тому, что ему не принадлежит.

Как вспомню то нелепое обследование, на котором он пытался лапать ее своими вонючими ладошками, так и хочется выхватить пистолет и пустить пулю ему промеж глаз. Даже сейчас, когда Агата по-настоящему моя, мне хочется убить мудака за то, что посмел к ней прикасаться.

Моя Агата… Она могла быть только моей. Знала это, знала о том, как мне крышу рвет от нее, но продолжала издеваться. Держала меня на расстоянии, обжигая своим равнодушием. Мудаку доверяла, ему улыбалась. Не мне. Мстила за прошлое, за обиды, за неразделенные юные чувства.

Хорошо мстила, качественно.

Я чуть не свихнулся от ревности.

Чуть не сдох от нестерпимого влечения, которое буквально выворачивало на изнанку. От которого плавились мозги и мутилось сознание.

И этот нелепый корпоратив… Моя личная точка невозврата. Сначала это платье злополучное, и вид ее открытой спины, от которой по моей собственной бежит табун мурашек, и мозги вскипают.

Потом Филиппов – уважаемый, влиятельный, богатый человек, не чета мне. Человек, явно положивший глаз на мою Агату.

Зарождающаяся паника под моими ребрами, жгучая ненависть.

И просто как выстрел в башку, последняя капля моего терпения, – мудила, обнимающий мою Агату, и забирающий ее домой. Увозящий ее от меня. Забирающий у меня мое!

Мне казалось, что я и правда схлопотал пулю в лоб, так невыносимо было видеть их вдвоем. Места себе не находил, метался, как раненый зверь. Заливал в глотку алкоголь. Чуть ли не выл от отчаянья. Затем мчался по ночному городу, сжимая кулаки в бессильной злобе, желая лишь об одном: убить мудака, расквасить его довольную рожу, превратить ее в кровавое месиво. Смотреть, как он корчится в муках и наконец подыхает.

Ворвался в ее квартиру. Увидел ее. Завис. Понял, что все… Конец. Как раньше больше не будет. Теперь все изменится. Даже испугался, но сопротивляться больше не мог.

Моя Агата стала по-настоящему моей.

И как раньше теперь точно не будет.

Я погубил ее.

Глава 45.

Вадим.

– Агата в коме. Мы сделали все, что могли. – Слова врезаются в мою голову, подобно автоматной очереди. Они больно лупят по сознанию, так, что хочется закрыться, схлопнуться, потерять сознание хоть на миг, но в моем теле не движется не единый мускул. Я продолжаю сидеть на скамейке, будто прирос к ней.

– К ней можно? – Звучит нетерпеливый голос Миттера.

Не знаю, что отвечает ему врач, но мудак исчезает с поля зрения. А я продолжаю сидеть. Я сижу, пялясь в одну точку, кажется целую вечность, пока мудак отирается у кровати моей Агаты.

Я. Я должен быть там со своей Агатой. Я, а не Миттер. Но я так боюсь, что поджилки трясутся и продолжаю просто сидеть, будто парализованный.

Я должен увидеть ее. Я должен увидеть то, что произошло с ней по моей вине.

Я должен знать какие могут быть последствия у моих решений, я должен знать, к чему могут приводить мои ошибки. Я должен увидеть ее, даже если сдохну от того, что увижу.

Противно пиликнувший телефон заставляет вздрогнуть.

– Я восстановил запись. – Говорит сухой голос в телефоне и тут же отключается.

Сглатываю и убираю телефон.

Я должен увидеть Агату.

Медленно встаю и нерешительно шагаю в сторону палаты интенсивной терапии. Замираю перед дверью, перевожу дыхание. Бесшумно вхожу.

– Я врал тебе. – Слышу тихий голос Миттера, обращающийся к моей Агате. Мне не видно ее за его спиной, но хорошо видно, как он держит ее за руку. – На самом деле… ты –волшебная… – Мудак склоняется к лицу моей Агаты и целует ее в лоб.

Мне хочется подойти и руками вырвать ему глотку, но он выпрямляется и встает, и то, что открывается перед моим взором, чуть не опрокидывает меня навзничь.

Вдох застревает где-то в горле. Что-то болезненно сжимается в сердце, никак не желая разжиматься.

Кислородная маска, трубки, бинты, капельницы. За всей этой чертовщиной даже не видно моей Агаты.

Ее глаза безмятежно закрыты. Руки покоятся вдоль тела. Грудная клетка опускается и поднимается. Кардиомонитор мерно пищит, подтверждая ее сердцебиение, но Агаты здесь будто нет.

Она и жива, и нет. Она здесь, и будто отсутствует.

Миттер уходит. Я нерешительно подхожу к кровати.

Касаюсь ее руки своей рукой. Теплая.

Беру ее руку и подношу к губам. Целую.

– Прости меня за это. – Шепчу сдавленно, сквозь нарастающий ком в горле. – Прости.

Глаза саднит от подступающих слез, и я, испугавшись их, поспешно встаю.

Целую Агату в щеку и обещаю вернуться.

– С тобой все будет хорошо. – Говорю напоследок, не зная, кого я в этом стараюсь убедить, но повторяю. – Все будет хорошо.

Быстрыми шагами выхожу из палаты, из больницы. Сажусь в машину и еду к Ивану. Это на сегодня единственных человек, которому я могу полностью доверять, и он сообщает, что каким-то чудом восстановил запись с разбитого в хлам телефона Агаты. Преступники, стрелявшие в Агату, позаботились о том, чтобы диктофон с записью разговора, не попал мне в руки, но они не знали, что на ее телефоне было установлено пишущее устройство. Я установил его почти сразу, когда она предложила эти долбанные свидания с Матвеевым. Никогда не доверял технике, и всегда предпочитал перестраховываться. Выходит, не зря.

В однокомнатной квартире Ивана нет ни одной поверхности, где не стояло бы какое-то устройство, гаджет или диковинный аппарат. Сам хозяин квартиры, сухой сутулый пацан, в прошлом талантливый программист-конструктор, ныне – скрывающийся от закона под другим именем фрилансер, дергано передвигается по узкой комнате, и то и дело с опаской выглядывает в окна, пока я прокручиваю семисотчасовую запись, отыскивая нужный день.

– Мотай в самый конец, дубина. – Психует Иван, отбирая у меня ноутбук и нервно тыкая по кнопкам.

Включает запись, отходит, настороженно поглядывая на меня.

Не пойму, чего он так суетится и нервничает, но разбираться с этим не хочу. Сосредотачиваюсь на разговоре.

Вслушиваюсь в диалог. Впитываю каждое слово Матвеева. Поражаюсь своей Агате, как ловко она все провернула, как умна моя девочка, и как здорово работает ее дедукция.

Матвеев заканчивает рассказ. Агата суетится. Ее подгоняет Глеб. Думаю, что при встрече просто оторву ему башку за то, что организовал ей это злополучное свидание. Злость стягивает мои мышцы в канаты, я качаю головой, теряя надежду услышать имя. Но через несколько секунд все же слышу.

Слышу и каждый волосок на моем теле моментально становится дыбом.

Это как удар под дых, только жестче. Меня начинает колотить.

Все сильнее зарождающаяся паника сушит гортань, леденит конечности. Настоящий животный ужас пускает яд по моим венам. Я трясу головой, будто припадочный, сжимая кулаки в бессильном отчаянии.

Филиппов. Долбанный добродетель. Сраный спаситель стариков и детей.

Человек, не обладающий связями разве что в космосе.

Лучший. Друг. Виктора. Сергеевича.

Сука…

– Пи**ец, да? – Слышу голос Ивана. Поднимаю глаза.

Он с сочувствием и пониманием смотрит на меня, и снова бросает взгляд за окно. Он слушал запись и знает ситуацию.

Походит к ноуту, вытаскивает флешку и передает мне.

– А теперь убирайся отсюда. – Кивает головой на дверь. – Я тебе, конечно, обязан… но мне такие проблемы не нужны. Извини, Вадим, но теперь мы в расчете.

Забираю флешку и выхожу, даже забыв поблагодарить парня.

Сажусь в машину, приказываю себе успокоится. Не выходит.

От паники, что не желает покидать мою голову, внутри все кипит. Руки трясутся, словно меня вдруг лупанул Паркинсон. Достаю телефон и чуть не роняю его на пол, так дрожат мои пальцы.

Сухо сглатываю. Упираюсь лбом в руль.

Со всей дури луплю кулаком по приборной панели.

Перевожу дыхание. Набираю номер.

Спустя несколько секунд слышу недовольный голос на том конце.

– Миттер… – Имя дерет глотку, как раскаленный уголь.

Слова застревают где-то в горле и режут так, будто кто-то жестко ковыряет там ржавым ломом. Сглатываю и, сквозь бешенный шум в ушах и разрывающееся от боли сердце, произношу:

– Миттер, Агата должна умереть.

Глава 46.

Спустя три месяца.

– Нет, Ева Аркадиевна, так не годится. – Неодобрительно хмурится седовласый преподаватель. – Так вы ни за что не сдадите TOEFL.

– Я сдам, Рафаэль Нохамович, обязательно сдам. У меня в запасе целых три недели. – Твердо возражаю я, но старик не столь оптимистично настроен.

– Всего лишь три недели, Евочка… – Вздыхает еврей и начинает складывать учебники. – Закончим на сегодня. Пройдитесь по сложноподчиненным предложениям, надо подтянуть Present Perfect.

Киваю и покидаю класс.

На стоянке меня уже ждет Тимур.

– Ну как успехи? – С улыбкой спрашивает Тимур, когда я сажусь в машину.

– Ругается. – Уныло пожимаю плечами я. – Считает меня бездарностью.

Тимур выруливает на проспект и, слегка повернув голову ко мне, говорит:

– Но ты ведь знаешь, что он не прав. После того, что ты перенесла… – Тимур запинается, перестраиваясь на левую полосу и тормозит у пешеходного перехода. В Израиле с этим строго, к пешеходам относятся особенно бережно. Тимур трогается и продолжает:

– После выхода из коматозного состояния, нарушения памяти и других когнитивных функций – норма. Благо ты была в этом состоянии недолго, еще бы какой-то месяц и способности к обучению были бы потеряны для тебя на годы…

– Да, знаю я, знаю. – Перебиваю его, раздраженно взмахнув руками, слышала это уже тысячу раз, но от этого не легче. Я должна сдать долбанный экзамен до начала старта курса, иначе придется ждать еще год. Но в моей голове, будто каша вместо мозгов, и за два месяца активной реабилитации, ситуация не слишком улучшилась.

– Как бы там ни было, быстрого восстановления не жди. Тебе стоило бы отложить обучение до следующего года… – Как бы невзначай добавляет Тимур.

Метнув на него сердитый взгляд, поджимаю губы. Тимур не прекращает попыток убедить меня остаться. Не знаю, на что он рассчитывает. Думает, что за этот год я откажусь от своих планов и останусь здесь? С ним?

Нет, это невозможно. Эта прекрасная, развитая страна мне очень нравится, но я хочу домой, на родину, пусть нескладную, неуспешную, не слишком заботливую, но мой дом именно там.

Тимур – прекрасный человек, он мне нравится, и я безмерно благодарна ему за эту новую жизнь, но я не смогу ему дать то, чего он хочет.

И эта новая жизнь – жизнь Евы Аркадиевны Либман – мне могла бы понравится, но она не моя. Я не вписываюсь в нее и не могу прижиться в ней с момента пробуждения, с момента выхода из бесконечной черной пелены, где я находилась две с половиной недели, не понимая где я, и почему не просыпаюсь, и если я умерла, то почему могу мыслить. Приходила в себя постепенно, некоторое время все еще пребывая в полубессознательном состоянии. А когда полностью очнулась, оказалось, что Агаты больше нет. Умерла. Погибла. Вместо нее теперь была Ева – тридцатилетняя уроженка Израиля, вдова достопочтенного профессора, успешная переводчица художественной литературы, с внушительной суммой на счету.

Я стала совсем новым человеком. Среди чужих людей, в чужой стране, с чужим именем и даже внешностью. Другое лицо, лишь отдаленно напоминающее мое. Затем и волосы стали короче, и глаза поменяли цвет. Все было новым, но Евой мне стать так и не удалось.

Где-то внутри продолжала жить Агата – сломанная, потерянная, как ребенок, пустая оболочка, без внутреннего света. Агата, потерявшая все. Прошлую жизнь, где ее любили, прошлую жизнь, где она была кем-то большим, чем пустой сосуд.

Что-то сломалось в моем мозге. Эмпатии больше не было. Сколько помню себя, мечтала от нее избавиться, считала ее своим проклятьем. Но только потеряв, осознала, что Агата без проклятия существовать не может.

Сосуд опустел. Но Агата все еще где-то есть, и я намеренна его наполнить. Я все верну.

Это будет по-другому, совсем иначе, но это будет чем-то моим, настоящим. Тем, что я умею лучше всего, тем, что я люблю.

– Я поеду в этом году. Не хочу терять время. – Запоздало отвечаю Тимуру, упрямо задрав голову и уставившись в окно.

Тимур вздыхает, недовольно кривит губы, сжимает руками руль.

– Ты просто хочешь вернуться к нему… – Говорит почти не слышно, но с ощутимой злостью. Резко дергает коробку передач, не скрывая своего раздражения, выкручивает руль, паркуясь у моего дома.

Предпочитаю промолчать, никак не реагируя на его последнее замечание. Врать-то я по-прежнему не умею. Надеюсь на Нью-Йоркском курсе физиогномического психоанализа, на который я намерена отправиться, и стоящего мне целого состояния, меня научат этому.

Тимур бесится, каждый раз с ума сходит от злости, стоит лишь заговорить о Вадиме. Первое время я чуть ли не каждый день спрашивала о нем. Сейчас перестала. Тимур хороший человек, не хочу его расстраивать. Да и никакой информации он мне не дает. Отмахивается. Говорит, что Вадим вычеркнул меня из своей жизни. Пора забыть его и двигаться дальше.

Понимаю, что выяснить все могу только самостоятельно. А выяснить хочется многое.

Почему Вадим избавился от меня. Почему за три месяца ни разу не попытался со мной связаться, никак не дал о себе знать. Почему Филиппов до сих пор разгуливает на свободе.

Из новостей мне известно, что распространение эпидемии остановлено, заболеваемость взята под контроль. В стране зреет государственный переворот, и виновник всех бед не просто продолжает жить обычной жизнью, более того, по всем признакам он метит в президентское кресло.

Вадим при этом прекрасно знает, что мне известно, но вместо того, чтобы привлечь меня к делу в качестве свидетеля, отправляет меня за тридевять земель.

Отдает меня Тимуру…

Что это: попытка защитить, или просто способ избавиться от ненужной сломанной игрушки?

Агата без эмпатии больше не нужна Вадиму?

Или Вадим настолько любит Агату, что готов пожертвовать своей большой целью ради ее спасения?

Глава 47.

Шесть месяцев спустя.

Нервно поправляю рукава шелковой блузки и поглядываю на часы, сидя в приемной начальника службы безопасности.

– У Вадима Александровича совещание, можете, конечно, подождать, но вы не записывались.... – Писклявым голосом, не скрывая своего высокомерия, сообщила мне молоденькая грудастая секретарша пол часа назад.

Уже пол часа сижу, как на иголках.

Ожидание выматывает. Каждая новая минута будто стоит мне куска жизни. Внутри меня словно вулкан извергается, все дрожит и плавится в предвкушении, смешанном с муторным беспокойством, но внешне я спокойна. Дыхание ровное, даже пульс не ускоряется. Я многому научилась, и самоконтроль – одно из лучших моих обретений.

Агата теперь – не просто закрытая книга. Она – сейф.

Скольжу глазами по кабинету, в сотый раз возвращаюсь к табличке на двери.

«Председатель следственного комитета. Генерал юстиции Вадим Александрович Самойлов».

Изучила ее уже вдоль и поперек, но взгляд то и дело возвращается к ней, как приклеенный.

Надо же. Одно громкое дело – и из капитана сразу в генералы. Не зря Вадим тянул время, не зря собирал максимум доказательств, не зря перестраховывался. Решил, раз уж топить непотопляемый корабль, так наверняка, так, чтобы и его не затянуло водоворотом.

Не затянуло, наоборот – выплеснуло волной на берег, на пьедестал.

Дверь открывается так резко, что меня чуть не подбрасывает на мягком кресле. Из кабинета выходят один за одним мужчины. В одном из них узнаю Глеба, отстраненно отмечаю, что на его погонах стало гораздо меньше звездочек. Глеб скользит по мне отстраненным взглядом и не узнает.

Последним из кабинета выходит Вадим.

Сглатываю. Расправляю плечи, медленно приподнимаюсь.

Вадим, не глядя в мою сторону, идет к секретарше, берет какую-то папку с ее стола.

– Вадим Александрович. – Подскакивает девушка, расплываясь в широкой белозубой улыбке. – К вам тут… посетительница. Я говорила, что нужно записываться, но она настаивала…

Вадим нехотя открывает глаза от бумаг. Поворачивается.

Смотрит на меня. Скользит глазами снизу-вверх.

Поднимает глаза выше, и воздух вокруг заряжается в одно мгновенье.

Взгляд замирает на моем лице, и что-то в нем будто переклинивает.

Лицо вытягивается, пальцы разжимаются, пластиковая папка падает на пол.

От того, каким шокированным он выглядит, я и сама начинаю чувствовать себя растерянной. Сердце сжимается, скручивается в камень и набивает набатом, больно отстукивая в ребра, но виду я не подаю.

Набираю в грудь побольше воздуха, растягиваю губы в лучезарной улыбке и подхожу ближе.

– Здравствуйте, Вадим Александрович. – Говорю негромко, четко поставленным грудным голосом. – Меня зовут Ева Либман. И я уверенна… вам нужна моя помощь


***

Вадим.

Крошево. Вот во что превращаются мои внутренности, едва я понимаю, кто передо мной.

Мне кажется, у меня внутри что-то взорвалось под ребрами и теперь впивается осколками и режет нутро.

Не верю своим глазам.

Это она.

Хочется схватить ее за руки и сильно сжать в объятьях. Так сильно, чтоб стало больно нам обоим. Но у меня нет права.

Мы не знакомы.

Ева Либман. Кто бы сомневался, что Миттер отвезет ее на свою родину и даст ей дурацкое еврейское имя.

Не сомневался, что он спрячет ее от меня так надежно, что ни один поисковой отряд не найдет.

Мудак смог позаботиться о моей Агате. Не то что я.

А теперь она рядом, стоит напротив. Вернулась. Сама пришла.

Не Агата больше. Ева.

Она улыбается, дежурной такой улыбкой, будто мы и правда не знакомы. Будто чужие. Она улыбается, но с тем же успехом, может всадить мне нож в кишки. Всадить и провернуть, вот как на меня действует ее притворная улыбка.

Пялюсь на нее, как дурак, рассматриваю, изучаю. Туфли на высоком каблуке, юбка-карандаш плотно обтягивающая бедра, красная блузка, подчеркивающая высокую грудь.

Элегантная, женственная. Совсем другая.

Разглядываю лицо. Узнаю и нет. Другая прическа, другой цвет волос, цвет глаз. Другой контур губ, подведенных ярко-красной помадой. Ни одной веснушки на лице, раньше их было, бесконечное множество. «Это потому что меня солнышко любит» – вспоминается звонкий голос девчонки откуда-то из позапрошлой жизни.

Теперь и голос другой. Глубокий, твердый. Решительный.

И взгляд… уверенный такой, дерзкий.

Смотрит прямо, с вызовом, и будто алкоголь мне прямо в вену впрыскивает. Меня шатает и ведет. Как молнией ударенный, иду в кабинет, она шагает за мной, громко стуча каблуками. Плотно закрываю дверь. Оборачиваюсь.

Она чувствует себя здесь вполне комфортно, разглядывает кабинет, ходит туда-сюда. Останавливается у стола, садится на стул. Изящно закидывает ногу на ногу. Поднимает взгляд.

– У меня только один вопрос. – Сверлит меня пронзительным взглядом. – Ты спланировал все это заранее? – Взмахивает руками, показывая на кабинет.

Ждет ответа, вопросительно приподняв бровь.

Моргаю. До меня никак не доходит.

– Заранее? – Тупо повторяю, не отводя от нее глаз.

Разочарованная моей недогадливостью, вздыхает. Встает. Подходит ближе.

– Когда? – Спрашивает, слегка понизив голос. – Когда в твою голову пришла мысль, что ты можешь занять это кресло? – Машет назад рукой. Подходит еще на шаг, склоняется. Как загипнотизированный смотрю на ее губы. – До того, как ты избавился от меня или после?

Резко отшатываюсь.

– Избавился??? – Шумно выдыхаю. Чуть не задыхаюсь, будто облитый кипятком. Завожусь в одно мгновение. Зверею. Хватаю ее за плечи. – Это Миттер тебе сказал, что я хотел избавиться от тебя? Он, да?

– Нет, Вадим. Тимур здесь ни при чем. – Холодно отвечает Агата, кладет ладони на мои руки, отстраняя. – Он вытащил меня с того света, когда ты отказался…

– Тимур… – Выплевываю, словно яд, кривлюсь. – А Тимур не сказал тебе, что я долбанных три месяца ищу тебя? Не сказал, что это я инсценировал твою смерть, чтобы ты могла жить?.. Тебя убрали бы еще до того, как ты пришла в себя. Я попросил его спрятать тебя на полгода… Но мудила решил, что может решать за тебя… Сказал, что ты уехала и знать меня не хочешь… Он не сказал…

– Не сказал. – Обрывает поток моей яростной речи Агата. Сводит челюсти. Испепеляет меня глазами. Выдержка ее подводит. Думает, изучает мое лицо, будто ищет там ответы, анализирует. Затем растерянно хмурится, озирается по сторонам. Снова впивается глазами в мое лицо. – Но и ты ни разу за все время даже не попробовал связаться со мной.

– Я не мог. – Встряхиваю ее за плечи, рычу. – Как я мог? Каждый мой шаг отслеживался. Каждый… Я не мог позволить им выйти на тебя.

Агата резко дергается, вырывается из моих рук. Хмурится, нервничает. Поджимает полные губы. Смотрит то на меня, то в сторону. Судорожно соображает, будто не может решить, что делать дальше.

Ее самообладание трещит по швам.

Скрытые под напускным спокойствием чувства, выливаются наружу. Она не равнодушна, нет. Какой же бред… Не хочет меня видеть… Моя Агата не может быть ко мне равнодушна. Никогда не была и никогда не будет.

Расслабляюсь. Выдыхаю. Подхожу ближе.

– Я бы никогда не отказался от тебя. – Говорю едва слышно.

Вздрагивает. Медленно моргает.

Ну вот и все. Вся ее выдержка лопается и осыпается к моим ногам. Теперь я узнаю свою Агату. Она смотрит на меня блестящими глазами, и во взгляде снова… так много всего.

С каким-то обреченным видом прикрывает веки, словно боится принять решение. Верить мне или нет. Остаться или уйти.

Усмехаюсь.

Обхватываю ее лицо руками. Провожу пальцами по скулам. Не сопротивляется, смотрит в ожидании. Медленно наклоняюсь и касаюсь губами ее губ.

Ей не нужно ничего решать.

Это моя Агата.

И я приму решение за нее.


Оглавление

  • Глава 1.
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • Глава 9.
  • Глава 10.
  • Глава 11.
  • Глава 12.
  • Глава 13.
  • Глава 14.
  • Глава 15.
  • Глава 16.
  • Глава 17.
  • Глава 18.
  • Глава 19.
  • Глава 20.
  • Глава 21.
  • Глава 22.
  • Глава 23.
  • Глава 24.
  • Глава 25.
  • Глава 26.
  • Глава 27.
  • Глава 28.
  • Глава 29.
  • Глава 30.
  • Глава 31.
  • Глава 32.
  • Глава 33.
  • Глава 34.
  • Глава 35.
  • Глава 36.
  • Глава 37.
  • Глава 38.
  • Глава 39.
  • Глава 40.
  • Глава 41.
  • Глава 42.
  • Глава 43.
  • Глава 44.
  • Глава 45.
  • Глава 46.
  • Глава 47.




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке