Каникулы в логове дракона (fb2)

- Каникулы в логове дракона [СИ] 524 Кб, 142с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Алена Бердникова

Настройки текста:



Каникулы в логове дракона

Глава 1. Офисный планктон.

Ненавижу вставать по утрам. Вроде только прилегла отдохнуть, как в сознание врывается настойчивый звонок будильника. Или уже не будильник, а будитель?

Разлепив глаза, осмотрелась вокруг. Комната, захламлённая чертежами и обрывками бумаги. Одежда, небрежно разбросана то тут, то там (на стуле она уже не помещалась). И телефон у подушки, разрывающийся от звонка.

На дисплее высветилось имя абонента: «Виктор Степанович». Похоже, что я всё же проспала, раз он названивает.

— Алло, — ответила откашлявшись и придавая голосу бодрое звучание.

— А я, погляжу ты сегодня не торопишься, — начал он вкрадчиво. — Совещание через полчаса, а тубус с чертежами у тебя…

— Бегу, — прервав его, отключилась.

«Ох, ну и дурында, — ругала себя, натягивая юбку. — Проспать в такой важный день».

В два касания почистив зубы и умывшись, надела блузку на ходу. Взяла злосчастный тубус, сумку. Благо на дворе июнь и не нужно много одежды. Подкрашивая ресницы, вызвала такси. Прошлась расческой по черным непослушным локонам и заплела их в косу. Получилось не аккуратно, но переделывать времени не оставалось. Похлопав себя по щекам, кинул последний взгляд на отражение. Синяя юбка чуть выше колен и белая блузка с рукавами три четверти — мой стандартный костюм.

Пришло сообщение на телефон, что машина уже подъехала. Схватив ключи, я быстро покинула квартиру. Часто перебирая ногами в черных туфлях на коротком каблуке, спешила выйти из подъезда. На крыльце меня занесло и левая нога подвернулась. Упав на колено, всхлипнула, поправляя тубус.

«Не время плакать, — сказала себе. — Сейчас, главное, успеть».

Нога саднила, но я, не обращая внимания на боль, забралась в такси.

Поехали мы быстро, с ветерком. Водитель попался молчаливым, чему я несказанно обрадовалась. На ранку старалась не смотреть, уже чувствуя, что как минимум будет синяк. Прикусив нижнюю губу, терпела.

На совещание я всё же успела. В последний момент, как бегун-марафонец залетела в кабинет и передала тубус начальству.

— Зоряна Валерьевна, — подняв бровь, он уставился на меня. — Приготовьте всем кофе.

— Но я… — вот так, намекнул о неподобающем внешнем виде, а может решил преподать урок за почти опоздание. Виктор Степанович тираном не был, поэтому я приняла позитивную подоплёку сказанного им. — Я мигом.

— Отлично, — кивнул он, натянуто улыбнувшись. Всё же злился за моё поведение.

«Вот вроде молодой и должен понимать меня…» — удержав внутри возмущенную речь, ушла делать напитки.

— Привет Рян, опять отличилась? — Лидочка, наша новая сотрудница, любила разговаривать со всеми будто сто лет проработала с нами.

— Я пашу пять лет без отпуска, — ответила хмуро. — И это мой первый проступок, и то, считай, он не случился.

— Но шеф отправил тебя делать кофе. Значит, злится, — это я знала и без её вмешательства. — Давай помогу.

— У тебя других дел нет? — спросила грубо.

— Просто хочу помочь, — пролепетала она, активно хлопая пушистыми наращёнными ресницами.

После её слов обратила внимание на внешний вид безобидной овечки. Белые локоны идеально уложены, безупречный макияж, красная помада, блузка расстегнута более приличного. Всё сразу встало на свои места. Опять Виктора Степановича пойдет соблазнять. Впрочем, мне не было до этого никакого дела.

— Ладно, — согласилась после непродолжительного молчания. — Отнесешь все в кабинет, а я разолью.

Так мы и поступили. Довольная Лидочка соблазнительной походкой, несмотря на тяжелый поднос, отправилась покорять сердце начальства. А я прошмыгнула в туалет, чтобы оценить состояние коленки после падения в подъезде. Кровоподтёк получился внушительным, да и общий вид мой потрёпанный и уставший.

— Так и до сумасшествия недалеко, — предупредила измученное отражение.

Промыв рану вышла из уборной и направилась на рабочее место. На столе царил хаос. Обреченно вздохнув я села на стул. Мое внимание привлек уголок голубого конверта, выглядывающий из-под однородной массы белых листов.

Потянув его на себя, выудила широкий прямоугольный конверт с пейзажем тропического пляжа и надписью: «Спешите отдохнуть на нашем курорте. Всё включено». Открыв конверт, развернула письмо. Я предполагала увидеть рекламу или скидку на Гоа, но текст послания смог меня удивить.

«Уважаемая Зоряна Валерьевна, поздравляем! Вы стали счастливой обладательницей путевки на наш новый курорт. Спешите насладиться незабываемым отдыхом совершенно бесплатно».

Дата вылета стояла завтрашняя. Внизу мелкими буквами маячила переписка с деталями и условиями. Мне показалось, что это чья-то глупая шутка. Хотела громко возмутиться, но над ухом раздался голос еще одной моей коллеги Иры:

— Зу! Вот это везение! И ты еще раздумываешь? Езжай давай.

— Ага, — скривилась я. — Кто меня в отпуск отпустит? Причем срочно. Завтра.

— Иди к Степанычу и узнай, — она нависла надо мной, обдавая запахом приторных духов.

— А совещание разве не закончилось? — оторопела, слушая, как люди по одному выходят из кабинета переговариваясь. — Быстро он сегодня.

— В такую жару всем лень работать, — усмехнулась она выпрямившись. — Иди. Попытайся хотя бы узнать отпустит или нет.

И я пошла. Не без тени страха, конечно, но хотелось услышать есть ли шанс.

— Виктор Степанович, — начала я шумно сглотнув. — Можно мне в отпуск на две недели?

Он сосредоточенно читал что-то с экрана ноутбука, сверяясь при этом с бумагами.

— В самый разгар вы, Зоряна Валерьевна, решаете бросить нас, — он поднял на меня взгляд. и выдохнул. — Но судя по вашему виду, отдых действительно необходим.

Вымученно улыбнувшись, я кивнула. Что тут сказать. Он и так всё знает.

— Готовьте заявление, — барабаня пальцами по столу, бросил он. — Подпишу.

— А можно с завтрашнего дня? — спросила, состроив умоляющее выражение лица. Но видимо, актриса из меня никудышная, потому что его передернуло от увиденного.

— Давайте скорее, — мотнул он головой. — Я очень занят.

Поблагодарив его за щедрость, побежала оформлять все официально.

— Ну как? — Ирка внезапно появилась у моего стола.

— Отпустил, — просияла я.

— Вот видишь, — она улыбнулась в ответ. — Всё не зря. Обязательно познакомься там с кем-нибудь, глядишь и замуж тебя отдадим.

— Ирка! — возмутилась, округлив глаза. — Может, хватит сватать меня?

— А что Ирка? — хмыкнула она. — Все уже давно замужем. Мы вот с Сережей о ребенке задумались. А ты в тридцать лет…

— Не называй эту странную цифру, — перебила её, закрывая лицо стопкой бумаг.

— Вот и я о том же…

— Просто помолчи Ир, — опять оборвала рвущуюся наружу тираду. — Я сама всё знаю.

Весь рабочий день я буквально бегала от приставучего взгляда подруги. Она почему-то думала, что раз женщина не замужем, значит, глубоко несчастна. Именно поэтому Ира рвалась организовать мою свадьбу как можно скорее. Кажется, ей был важен лишь сам факт брака, а вот с кем это уже мелочи жизни. Будто штамп в паспорте это лекарство от одиночества.

Виктор Степанович, как и обещал, подписал все необходимые документы не глядя. Пожелал мне счастливого отдыха и вернулся к работе. Эйфория от нежданного подарка судьбы, постепенно спадала и мне вновь хотелось только спать.

Домой вернулась, едва волоча ноги. Поужинав, вытащила из шкафа чемодан на колесиках и начала закидывать в него одежду.

В приглашении значилось, что виза не требуется, только загранпаспорт. Написали, что и денег дадут. Какая-то универсальная золотая карта, по которой можно получить на острове что угодно, стала для меня новшеством. Не поверив, что все оплачено, я взяла некоторую сумму наличными.

Ночью, вопреки ожиданиям, мне не спалось. Ворочаясь с боку на бок, я перебирала в голове причины своего везения с путевкой. Казалось, что это неправильно и не должно было со мной случиться. Ведь я никогда ничего не выигрывала по-крупному, а тут повезло.

В итоге заснула под утро и проспала до обеда. Вылет ночной, поэтому я не торопилась. Успела и собраться как следует и погрызть себя еще немного. Ирка тоже не давала мне расслабиться, советуя закрутить роман с красавчиком.

До аэропорта добралась на такси, накручивая нервы до последнего. Расслабилась только в дьюти-фри. Пара глотков дорогого коньяка и напряжение как рукой сняло.

В зоне ожидания сидели в основном девушки, но я не обращала на них никакого внимания. Мне хватило того факта, что они длинноногие и привлекательные как на подбор.

Вскоре к нам вышла стюардесса и объявила, что мы летим на частном самолете (мы — это я и красотки). Глотнув еще эликсира храбрости, махнула рукой: «Какая разница с кем лететь. Главное, буйных нет, все остальное терпимо».

— Пройдемте за мной, — голос выдернул меня из размышлений.

Подхватив дамскую сумку и пакет, я последовала за всеми. Мне предстояло совершить свой первый полёт. Поджилки тряслись, так что выпитый алкоголь разом выветрился. Облизнув пересохшие губы и набрав полные легкие воздуха, забралась в самолет по трапу.

Просторный салон уже успели оккупировать мои попутчицы. Потоптавшись на месте, кинула беспомощный взгляд на стюардессу.

— Ангелин, давай быстрее сделаем селфи, — заливаясь смехом, предложила одна из девушек своей подруге. Показывая губы на фронтальную камеру, они делали снимки без остановки.

— В конце салона осталось еще одно место, — сказала стюардесса, отвлекая меня от созерцания.

Проходя дальше и посылая сто извинений в секунду во все стороны, я пробиралась к своему месту.

— А это чудовище что тут делает? — раздался писклявый голос и резко дёрнувшись, я кого-то толкнула. Девушка взвизгнула и бросила на меня убийственный взгляд.

«Королева мира, не иначе, — хохотнула, благо не вслух. — Я тоже хочу научиться так зыркать на людей. Эх, такие таланты на каждом шагу».

— Смотри куда идешь, — выдала сногсшибательная брюнетка и добавила: — Тётя.

Подняв брови и откашлявшись, хотела уже огрызнуться, но меня прервала стюардесса.

— Пожалуйста, займите свои места. Сейчас я дам последний инструктаж перед взлетом.

Послушно юркнув на кресло, положила сумку и пакет на пол. Пристегнула ремень безопасности, приготовилась ждать рассказ, как это показывают в фильмах, о кислородных масках и где расположены выходы. Но стюардесса смогла меня удивить.

В руках в неё поблескивали конверты золотого цвета.

— Как вам уже известно, на острове все оплачено. У каждой будет именная карта, по которой вы сможете купить все, что захотите. Они безлимитные.

— Обалдеть, — вырвалось у одной из девушек. Вслед прозвучали смешки, но раздраженный взгляд стюардессы, быстро охладил их. После этого она каждой раздала конверты и вернулась в исходное положение.

— Есть определенные условия, — продолжила стюардесса. — Вы должны оставлять подробные отзывы о каждом приобретенном продукте и прилагать минимум одно фото.

— Что за бред? — вырвалось у меня невольно, и пятнадцать пар глаз уставились на источник звука.

— Если вам что-то не нравится, то вы можете покинуть самолет сейчас, — ответила стюардесса, поправляя шейный платок.

— Есть еще правила? — задала вопрос, чувствуя, что это не конец.

— Да, — кивнула она, приторно улыбаясь.

Все девушки повернулись обратно. А я стёрла испарину со лба.

— Есть еще одно условие, — продолжила она, после заминки. — Вы не можете использовать свои сим-карты. На время отдыха сдадите их в камеру хранения.

— А это еще зачем? — опять сорвался вопрос с моих губ.

На этот раз, прикрываясь улыбкой, злилась только стюардесса.

— Те, кого что-либо не устраивает, могут уйти сейчас, — повторила она с нажимом.

Девушки засуетились. Начали переговариваться, одна даже заплакала. Я лишь фыркнула.

— Послушайте, — обратилась к стюардессе хрупкая блондинка. — А если срочно домой нужно позвонить? Может у кого-то бойфренд ревнивый или родители больные?

— Именно поэтому у вас есть уникальная возможность до вылета позвонить им и проинформировать, — та уже чуть ли не скрипела зубами, но по-прежнему держала фирменное выражение лица. — Если вы несогласны, то выход там.

И опять салон самолета зашумел как улей. Все срочно звонили или отправляли сообщения. А мне, в общем-то, некому было рассказывать об отдыхе. На работе уже знали, с родителями я в ссоре, так что им все равно, где и с кем их дочь.

Почувствовав себя одинокой, написала пост для соцсети. Прикрепила красивую картинку и зажигательную мелодию. Тут же пришло сообщение от Ирки: «Желаю приятного отдыха. И не забывай смотреть по сторонам, может, ты встретишь свою судьбу». Я отправила в ответ гневный смайлик.

— Дамы, время вышло, — объявила стюардесса. — Сдаём сим-карты или уходим.

Мы послушно отдали, положив их на круглый поднос. Я не спешила расстраиваться, по-любому там есть вайфай. А если нет, то на отдых больше времени будет. Хохотнув, достала коньяк. Загорелась кнопка «пристегните ремни» и мы отправились в путь. 

Глава 2. Остров развлечений.

Весь восьмичасовой перелет я планировала провести во сне, предварительно приговорив ранее купленное лекарство от страха и скуки. Но не вышло. Девушки решили, что ночь самое время для активных действий.

— Я так рада, что выиграла путёвку, — вещала одна из них. — Я отправила сотню писем с просьбами. Отзывы о курорте просто замечательные, но попасть сложно.

— Да, вас таких счастливых три штуки на борту, — недовольно ответили ей. — Остальные…

— Не будем об этом, — прервал хмурый голос. — Просто знайте, что абы кому их не дают. И не в деньгах вопрос.

Мне стало интересно за какие такие заслуги перед родиной выдают презент в качестве путёвки.

— Нужно просто выиграть в конкурсе моделей, — раскрыла «секрет» другая девица. Я даже воздухом подавилась от того, как быстро это произошло.

— Диана, святая простота, — рассмеялась ещё одна.

Больше этой пытки я выдержать не смогла.

— Девочки, — обратилась к ним привстав. — Может, вы оставите разговоры на потом?

— Оно ожило, — притворно взвизгнула брюнетка, сидевшая впереди. — Изыди, чудовище.

— Вот и пообщались, — пробубнила, возвращаясь на место.

«Просто притворюсь, что ничего не слышала, — решила, унимая закипающий гнев. — Не хватало ещё поругаться с ними. Лучше держать дистанцию и помалкивать. На острове так вообще будет возможность с ними редко пересекаться».

Больше я не предпринимала попыток наладить с ними контакт. Опустив на глаза маску для сна, уплыла в сладкий мир грёз. Странно, но мне привиделась пещера со слабо бьющимся источником питьевой воды. Рядом с ним стоял худощавый мужчина в набедренной повязке и еще каких-то лохмотьях. Выглядел он неважно. Усталый и измученный, смотрел на меня понурыми серыми глазами, и с немой просьбой на потрескавшихся губах: «прибей, чтоб не мучался». Подойдя к нему, я протянула руку, с желанием помочь. Но незнакомец отпрянул и опустил голову. Спутанные черные волосы загородили его лицо от моего взгляда.

— Кто ты? — спросила несмело. — Тебе нужна помощь? Не бойся.

Чуть не добавила: «Тётя Зоряна тебя накормит». Остановилась я вовремя. Показалось, что он может обидеться и убежать.

— Никогда сюда не приходи, — попросил незнакомец хриплым, но очень приятным голосом. — Если он узнает, то не пощадит тебя.

— Кто узнает? — нахмурилась непонимающе.

— Будь осторожна, — сказал он растворяясь.

Я проснулась от толчка в плечо.

— Вы там с ума сошли? Больно — зашипела, срывая с себя маску.

— Мисс, мы идем на посадку. Пристегните ремень безопасности, — мило проворковала стюардесса. Будто бы это не она сделала синяк на мне.

Стиснув зубы, я кивнула. Сели мы мягко и в тишине. Девушки устали и теперь молчали, а я радовалась, что успела отдохнуть. Но странный и реалистичный сон, мне все же запомнился. Кажется, тот мужчина действительно нуждался в помощи. Но начав вспоминать значение снов по Фрейду, скривилась.

«Мужика тебе надо, — пронесся голос Ирки в голове. — Заведи уже роман».

«Спасибо тебе подруженька, — ответила ей мысленно. — Теперь я буду видеть полуголых мужиков во сне».

Тем временем модельки успели собраться и начали пробираться к выходу. Я тоже решила не отставать. Как только сделала шаг вниз по трапу, в лицо ударил прохладный утренний воздух. Солёный аромат моря пьянил, и я невольно улыбнулась, наблюдая за тем, как поблескивают волны в первых лучах солнца.

Поодаль виднелся пляж с белым песком. Таким чистым, что казалось его просеяли через сито.

Но налюбоваться местными красотами мне не дала все та же стюардесса. Которая теперь плавно переквалифицировалась в гида. Девушки послушно выполняли её инструкции и вели себя тихо. Сели в черный микроавтобус и поехали. Я тоже помалкивала, но не упускала шанса кинуть на гида злобный взгляд. Эта молодая женщина с идеальной укладкой нравилась мне с каждой секундой все меньше.

Ехали мы недолго. Не больше десяти минут. Вышли возле пятиэтажной гостиницы. Вокруг сновал обслуживающий персонал. Других гостей райского курорта я не заметила.

Дождавшись пока все выйдут и соберутся у крыльца, гид объявила о размещении по номерам. По очереди нам выдали магнитные карточки-ключи. Меня подозвали последней.

— Зоряна, — обратилась администратор на ресепшене. — Должно быть, это какая-то ошибка. Когда мы выбирали, вы предоставили фото другого человека?

Сначала я хотела возмутиться, но в последний момент, крепко сомкнула губы. В голове закрутились шестеренки. Во всех моих аккаунтах в соцсетях стоят реальные фото.

«Так о чем они вообще говорят? Я никуда не отправляла чужие фото. Да и заявок не подавала», — судорожно рассуждала, опусти взгляд.

— Позвольте спросить, — в горле першило и я слабо кашлянула. — Как вы выбирали? Мне просто пришло письмо с путевкой и поздравлениями.

— Вы сделали покупку на нашем сайте и в качестве отзыва прислали свое фото в новом платье, — терпеливо объяснила она.

Я начала соображать про платье. И вдруг меня осенило. Я действительно заказывала его месяц назад. Вот только размер не подошел. По доброте душевной отдала его новенькой Лидочке. Просто она самая худая их всех моих знакомых. Выкинуть покупку рука не поднималась, уж больно качественное мне выслали изделие.

За отзыв о товаре начисляли бонусные баллы, вот я и уговорила Лидочку поставить её фото. Но кто бы мог подумать, что таким экстравагантным способом будут выбираться счастливчики для данной поездки.

— Это фото моей коллеги, — призналась, виновато опустив голову.

«Эх, Зорянка, сейчас тебе выпрут обратно в пыльный мир, ты так и не успеешь искупаться в море».

— Уже поздно что-либо менять, — вмешалась наш гид. — Просто оставьте её здесь.

— Маргарита Сергеевна, но это не понравится начальству. Есть четкие критерии отбора девушек…

— Хватит, — резко прервав администратора, она вложила мне в ладонь прохладную карточку. — Ваш номер тридцать шесть. Вещи привезут через полчаса.

Виновато кивнув, я поспешила оказаться подальше от них. Обе женщины вызывали неприятное чувство легкого озноба по коже.

Так я оказалась белой вороной среди красоток.

«Вот влипла. Может, они планировали реалити-шоу снимать. И тут я им все испортила со своим непрезентабельным внешним видом».

Найдя нужную комнату, быстро открыла дверь и зашла внутрь. Меня ждал просторный номер с двуспальной кроватью. За стеклянной стеной, справа, находился санузел. Цокнув на креативный дизайн, положила сумку и опустевшую бутылку на тумбочку.

Вскоре и вещи мои подоспели с письмом в белом конверте. Там значилось, что сегодня в полдень я должна опубликовать первый отчет на сайте. Обрадовавшись наличию вайфая, попыталась зайти на свою страницу в соцсетях, но ничего не вышло. Все поисковики невообразимо долго соображали, а потом и вовсе выдавали ошибку.

— Мы что в Китае?! — воскликнула, отчаянно бросив телефон на кровать. — Всё заблокировали!

Пользоваться я могла только указанным в письме сайтом. Он загружался шустро, выглядел ярко и даже учетная запись уже была создана для меня.

«Да, хакер из меня никудышный», — вздохнула печально, ставя телефон на зарядку.

После перелета жутко хотелось помыться и отдохнуть на мягкой кровати. Что я и сделала незамедлительно.

Разомлев от горячего душа, включила кондиционер и забралась под одеяло. Как только моя голова коснулась подушки, я сразу попала в царство сна. Странный образ пещеры м несчастного мужчины не приходил. Даже обидно стало. Ведь я его не рассмотрела. Только проницательные серые глаза запомнила.

Разбудило меня оповещение на телефоне.

«Не забудьте сделать отзыв», — гласило всплывающее окно.

Не придумав ничего лучше, сфотографировала комнату и щедро засыпала слова восхищения и восторга в сообщение. Оно живот появилось на моей странице и посыпались невесть откуда лайки и слова поздравления от совершенно незнакомых людей. Разбираться кто это, боты или реальные пользователи, мне не хотелось.

Отложив телефон, подошла к окну. За прозрачным тюлем, увидела ухоженные дорожки и многочисленные кокосовые пальмы и широкие листья бананов. Вдалеке поблескивало море и белая полоска пляжа. Внизу заметила движение. К зданию подъехал микроавтобус. Оттуда начали выходить люди и мне стало легче.

«Все же не одни мы здесь», — утешила червячка сомнения, перегрызающего мелкими зубами мои натянутые нервы.

Как только багаж доставили в комнату, я сразу переоделась в белую майку и серые бриджи. Решила разведать обстановку, снаружи и добыть информацию для отзывов. Но только я вышла из номера, как столкнулась с горничной.

— Мисс, обед для гостей накрыт в столовой на первом этаже, — сказала она с заметным акцентом.

— Спасибо, — энергично кивнув, я закинула черную дамскую сумку на плечо.

До еды буквально доплыла ведомая вкусным запахом. Рот уже наполнился слюной, когда наконец добралась до заветного места. Я оказалась в просторном зале с большими окнами до пола. Слева от меня находился шведский стол с различной едой и пирамидой чистых тарелок.

Мои попутчицы, сдвинув столы, сели все вместе, напомнив картину их выпускного или типичной бюджетной свадьбы в стенах школы. Перекидываясь общими фразами, они неспешно поедали закуски. Меня дружно проигнорировали. Я лишь хмыкнула на их ребячество и пошла набирать себе обед. А после, и вовсе села подальше от них.

Скучать нам не пришлось. Потому что в столовую вошли не иначе как звезды фильмов и глянцевых журналов. Все как на подбор высокие, накаченные с красивыми ухоженными лицами.

Челюсть моя так и рухнула в салат.

Девочки тоже заметили прибавление, стали хихикать и выпрямлять спины. Собрав с подноса слюни, я уткнулась в тарелку.

«Ещё расплыться лужицей не хватало», — отругала себя за глупую реакцию.

Жуя сочный лист салата, поняла, что ко мне кто-то подошел. Сначала на стол плавно спикировал поднос с едой, а затем мой взгляд наткнулся на загорелые жилистые руки. Сердце пропустило удар.

— Можно мне к вам сесть? — спросил красавчик тягучим бархатным голосом. — А то везде занято.

Посмотрев по сторонам, я заметила, что сплоченный коллектив девчонок так и остался на своих местах. Мужчины же рассредоточились по оставшейся территории. Я даже успела сосчитать их количество. Пятнадцать.

— Ждравштвуйте, — прошамкала. — Да, конечно.

Еда встала в горле комом. Спрашивается, что ему от меня надо и как теперь есть, когда вокруг они.

— Не обращайте на нас внимание, — сказал сосед. — Давайте лучше познакомимся. Меня Тони зовут.

— Зоряна, — кивнула прерывисто, и скользнула взглядом по гладковыбритому подбородку и ярко-голубым глазам.

Будто смущаясь от моего внимания, он запустил длинные пальцы в отросшие черные волосы на затылке. Я натужно засопела.

— Очень необычное имя, — Тони слегка улыбнулся, явно наслаждаясь произведенным впечатлением.

— Спасибо. И у вас тоже, — промямлила неловко и выпила пару глотков апельсинового сока.

— Раз уж мы знакомы, то давай перейдём на «ты», — продолжил он в кромешной тишине.

Переведя взгляд Тони за спину, я увидела пылающие ненавистью глаза девчонок. Я хотела крикнуть им: «Не переживайте! Здесь на всех хватит!», но осеклась. Новый знакомый оглянулся на них и те вмиг сделались ангелочками. Вот она великая сила мужского обаяния.

— На «ты» так на «ты», — выпалила и прикусила губу, чтобы не рассмеяться, потому, как только он повернулся ко мне, история повторилась. Девушки негодовали.

— Надолго ты здесь? — продолжил он наш милый диалог.

— На две недели, — я начала активней есть, чтобы побыстрее сбежать от него.

— Какое совпадение, — неподдельно изумился Тони. — Я тоже.

«Ух-ты! Это судьба», — подумала мрачно и вспомнила слова Ирки про роман.

Смерила претендента придирчивым взглядом и от опять смутился. В моей голове, конечно, промелькнуло сомнение и немой вопрос: «Почему он выбрал меня?» Но мозг напрочь отказывался соображать как следует и вытолкнул все сомнения.

— Может, прогуляемся вечером? — предложил он, мягко коснувшись моей руки сухими шершавыми пальцами.

— Д-давай, — сглотнула, задыхаясь от волнения.

— Договорились. Буду ждать тебя у главного входа в семь, — подмигнул Тони и, встав из-за стола, ушел.

Внешний мир вновь начал существовать, как только красавчик пропал из моего поля зрения. Вокруг шумели столовыми приборами люди. Где-то уже убирал столы. Девочки не торопились уходить все еще о чем-то живо беседуя.

Я отодвинула остатки еды и сделала глубокий вдох. Захотелось стукнуть себя по голове за то, что при появлении Тони мозг выключился.

«Вот она, — подумала, выглянув в большое окно. — Страшная сила красоты. Я практически пускала слюни перед едва знакомым мужчиной».

Подхватив сумку, не спеша вернулась в номер. Загорать в такую жару было просто невозможно, но чем занять себя еще я не знала. Книг прихватить не успела, а онлайн не почитаешь.

Отдыхая под кондиционером, получила сообщение с сайта. Там значилось сколько раз мой пост отметили сердечком. А затем и вовсе номер в рейтинге. Десятый.

— Вот затейники, — пробубнила, перематывая страницу, — Что только не придумают.

У меня еще оставалось минимум пять часов до свидания с Тони. Сначала я просто включила телевизор, но работало всего пару каналов, что очень странно.

«В каком мы захолустье находимся, что нет ни интернета, ни каналов нормальных», — возмутилась, роняя пульт и падая на кровать.

Ближе к вечеру я начала прихорашиваться. Даже накрасилась, надеясь, что все мои усилия не стекут из-за жары по лицу вниз. Надела длиною до колен белое платье в мелкий цветочек с широким поясом. Долго крутилась перед зеркалом рассматривая себя и вспоминая не забыла ли чего.

После спустилась в столовую, чтобы поужинать и, конечно, посмотреть бесплатный концерт от девочек. Теперь они не спешили собираться все вместе, а вовсю флиртовали с недавно прибывшими красавцами. Я лишь покачала головой, увидев, как самые отчаянные пытаются завладеть вниманием противоположного пола.

Мальчикам ничего особенного не приходилось делать, но девушки вытворяли нечто невообразимое. Вот вам и яркий макияж, и обтягивающие наряды минимальной длины, и томные взгляды. А какая походка от бедра.

Посмеявшись, поняла что и сама не лучше. Тоже почистила перышки и распустила хвост. Одернув себя, опустила голову:

«Им простительно. Они еще молодые и безмозглые, а вот я действительно делаю что-то непристойное».

Поужинав, поспешила на место встречи с Тони. Но так торопилась, что совершенно не смотрела на дорогу. Поэтому врезалась в гору мышц, дотронулась до накаченного пресса и отскочила как ошпаренная.

— Простите, — подняв взгляд, увидела голубоглазого блондина с ослепительно белой улыбкой. Весь такой идеальный, что даже не верилось в его подлинность.

— Всё в порядке, мисс? — изобразив беспокойство, спросил он.

— Да…

— Нил, не трать на нее время, — возмутилась подошедшая модель. Имени еще я не вспомнила, но многообещающий взгляд заставил поежиться.

— Приятного вам вечера, — выпалила на одном дыхании и не дожидаясь ответа, поспешила уйти подальше от них.

«Не хватало еще, чтобы она увидела во мне врага».

Я практически бежала. Ступни болтались в неустойчивых босоножках на тонкой шпильке. У самого выхода из отеля нога подвернулась и началось неизбежное падение лицом в асфальт. Испугавшись удара, зажмурилась. В последний момент, за талию, меня подхватили сильные руки.

— Так не терпелось меня увидеть? — спросил насмешливый голос сверху. 

Глава 3. Отдых и мечты.

Тони помог мне принять вертикальное положение, но руки убирать не спешил.

— Все в порядке? Не ушиблась? — заботливо поинтересовался он, теснее прижимая меня к себе.

— Нет, — мотнула головой и высвободилась из его захвата. К столь тесному контакту с малознакомым человеком, я оказалась не готова. Смутившись, опустила взгляд.

— Тогда пойдем на пляж, — предложил Тони. — Там сегодня обещали веселье.

Я согласилась, не зная, что еще можно делать на острове. К сверкающему разноцветными огнями берегу мы подошли минут через пятнадцать. Работали три бара, издавая громкую музыку через огромные колонки. Кто-то из девочек уже отплясывал на песке самые безбашенные па.

Проводив взглядом последние лучи солнца, исчезнувшие за водной гладью, повернулась к Тони.

— Куплю нам коктейли, — наклонившись, прокричал он мне на ухо.

Как только Тони ушел к барной стойке, я тут же заняла свободный столик.

Танцевать не хотелось, поэтому просто наблюдала за другими. Девчонки зря времени не теряли. Все нашли себе по паре и теперь открыто флиртовали друг с другом. Смотрелось это как групповое свидание.

Увлеченная наблюдением за окружающими, не заметила, как вернулся Тони с одинаковыми изящно изогнутыми фужерами в руках. Мне он протянул с синей жидкостью. На поверхности плавали кусочки льда и круглый ломтик лимона.

— Это антифриз? — усмехнулась, глядя, как он садится рядом и пьет ярко-красный вариант.

— Это сироп блю кюрасао придает напитку такой интересный цвет, — объяснил Тони. — Попробуй. Очень вкусно.

И я глотнула. Язык кольнул вкус спелых апельсинов с едва уловимой горчинкой. Алкоголя я вообще не почувствовала.

— Мне понравилось. Спасибо, — просияла, поправляя волосы. Сегодня я их не заплетала и непослушные локоны наслаждались свободой.

Но резко вспомнив об отчетах, полезла в сумку за телефоном.

— Может, селфи? — предложила Тони, особо не надеясь на положительный ответ. На удивление, тот согласился. Сделав пару фотографий нас, пляжа и напитков, успокоилась. Теперь у меня имелся материал для постов с восхвалением этого замечательного места.

— Тони, — обратилась к мужчине. — Расскажи о себе. Где работаешь? Чем живешь?

— Я финансовый директор одной очень крупной компании, — подмигнув, ответил он. — Деньги для меня не проблема, но вот порядочную и бескорыстную девушку найти очень сложно. Отец настаивал на женитьбе, поэтому я приехал сюда.

«Мистер “у меня много денег и я не знаю куда их девать” собственной персоной», — фыркнула про себя.

Я все никак не могла понять, нравится ли он мне как человек. Внешность у прибывших мужчин оказалась образцово-показательной, что наталкивало на мысли о заведомо заготовленном сценарии событий. Я огляделась в поисках камер, но ничего не заметила.

— Почему ты такая напряженная? — спросил Тони обратив внимание, что после его короткого рассказа я никак не отреагировала.

— Мне кажется, что… — запнувшись, покашляла, судорожно размышляя можно ли ему доверять. — Здесь всё такое красивое. Ощущение, будто я во сне. Наверное, просто давно не выбиралась из офиса.

— Да, так бывает, — усмехнулся он. — Прежде я уже чувствовал нечто подобне.

— Не обращай внимание, — подавляя чувство неловкости, смяла юбку. — Просто я медленно привыкаю к новой обстановке.

— Пойдем лучше потанцуем, — встав из-за стола, он потянул меня на пляж.

Сняв босоножки, я сделала первый шаг. Ступни погрузились в едва тёплый песок. Песчинки прилипли к коже, но меня это не заботило. Оставив обувь возле бара, мы отправились веселиться.

Я постаралась откинуть скованность, мою вечную спутницу в окружении людей. Передо мной был лишь Тони и заводная музыка стояла в ушах. Она растекалась по телу, наполняя его легкостью и жаждой оседлать ритм, как серфер волну.

Тони не стесняясь обнимал меня, прижимая меня к себе. Обводил изгибы пальцами и похвалил за смелость. Мне очень понравилось быть центром чьего-то внимания.

Через полчаса мы добрались до барной стойки, чтобы заказать еще напитки. На этот раз в горло попало что-то алкогольное, но я не обратила внимание, стремясь скорее утолить жажду.

Затем мы вновь закружились в танце. Все вокруг тоже веселились, кричали, подпевали. В перерывах я осушала один стакан за другим, особенно не заботясь что заказывает Тони.

Очнулась уже вдали от баров, на круглых, отшлифованных соленым морем валунах. К голым ступням лениво подбирались волны, а моя голова покоилась на плече нового знакомого.

— Что мы здесь делаем? — спросила его сонным охрипшим голосом. Во рту будто все склеилось и язык не желал шевелиться.

— Ты очень хотела увидеть восход солнца, — ответил Тони. — Тебя не остановило даже то, что он в другой стороне.

— Я ужасно напилась, — призналась, поднимая голову. — Прости. Это произошло в первый день знакомства.

— Это моя вина, — возразил он, беря меня за руку. — Совсем не заметил, что тебе хватит. Замерзла?

Я передернула плечами, но он уже начал стягивать серую рубашку с коротким рукавом, демонстрируя свое тело.

— Нет, — пискнула испуганно. — Не надо. Это слишком быстро… мы только недавно познакомились и я не готова.

— Глупышка, — ухмыльнулся он, расстегивая ремень на джинсовых шортах. — Я хочу поплавать.

«Домогаться не будет. Какое счастье, — вздохнула украдкой. — Все же он хороший человек если не воспользовался мной».

Оставшись в одном нижнем белье, Тони поспешил окунуться. Проплыл немного и вернулся. Вода доходила ему до пояса, с мокрых волос стекали крупные капли на лицо. Тряхнув головой, он громко фыркнул и рассмеялся.

— Пойдем ко мне! — позвал, посылая град брызг в сторону валунов.

— Я плохо плаваю, — сказала правду, но не по этой причине мне не хотелось идти в воду. После выпитого меня сильно мутило и кружилась голова. Не самое лучшее состояние, чтобы плескаться в море. Тони, напротив, выглядел свежо и бодро, будто не танцевал со мной всю ночь напролет.

— Не бойся! Я рядом! — воскликнул он, подходя ближе.

— Давай в другой раз, — смутившись, опустила взгляд, чтобы не видеть как он выходит из воды.

— Трусишка, — его ладонь легла мне на макушку. — На сегодня действительно хватит.

Все же не железный новый знакомый. Одевшись, Тони довел меня до гостиницы. В холле я никого не увидела. Вокруг стояла тишина, словно кто-то остановил время.

— Мне на третий, — сказала шепотом.

— Я провожу, — едва слышно ответил Тони.

У двери номера он поцеловал тыльную сторону моей руки. Я растерялась и буркнув:

— Спокойной ночи, — быстро зашла внутрь, захлопнув дверь.

Сердце бешено билось и ноги вдруг перестали слушаться. Я сползла на пол и начала глупо хихикать, вспоминая проведенное с Тони время.

«А ведь действительно было весело, — рассуждала, расстегивая молнию на платье. — Может все же стоит завести роман? Давно я не чувствовала чего-то подобного. Это так волнительно».

Я поднялась, и одежда упала к ногам. Сумка и босоножки там же нашли свое пристанище. Буквально по стеночке добралась до уборной. Впрочем, даже душ не помог привести меня в порядок. Завернувшись в белый махровый халат, я рухнула на мягкую кровать и закуталась в одеяло. Сверху на меня дул прохладный воздух из кондиционера.

«Идеально!» — подумала перед тем, как отключиться.

Снилась мне опять пещера с сероглазым мужчиной. Казалось, что он не может покинуть это место. Но в этот раз его лицо выглядело чистым. Космы на голове уложены в хвост на макушке. Лохмотья тоже куда-то исчезли, и теперь на нем были широкие штаны и рубаха на завязках по бокам.

— Ты где откопал эту древность? — усмехнулась, привлекая его внимание.

— Зачем ты пришла? — спросил он, резко поднимая на меня серые глаза.

— О, мой сон мне еще и претензии кидать будет? — возмутилась, скрестив руки на груди. Но ощутив махровую шершавость халата, вздрогнула. Оказывается, я даже одежду себе не придумала.

— Ты спишь? — изумился он. — Мы спим?

— Вроде… — уверенность начинала покидать меня. Вокруг все казалось весьма реалистичным. Я даже потрогала каменную стену. Незнакомец наблюдал молча. — Ты кто такой? Что это за место?

— Меня зовут Люциан и это моя тюрьма, — ответил он. Сделав шаг навстречу.

— Всё, конечно, хорошо, но почему я здесь? — фыркнула недовольно.

— Без понятия, — опустив плечи, он тяжело вздохнул. — Я так давно ни с кем не разговаривал…

«Ой, бедный, несчастный. — подумала раздраженно. — Что только не приснится. С другой стороны, если бы это действительно был сон, то лицо Люциана приобрело черты знакомого мне человека. А так… Все очень подозрительно».

— А как тебя зовут? — спросил он, выдергивая меня из размышлений.

— Зоряна, но можно просто Ряна, — представилась, небрежно махнув рукой.

— Видимо, разговаривать с таким, как я очень противно, — понял он по-своему мой жест.

— Нет… Просто.

В голове затрещала вибрация телефона.

«Вроде бы я не брала его с собой в кровать». — возмутилась, потирая глаза и хватаясь за голову. Та гудела как колокол.

На удивление. Телефон лежал на зарядке и оповещал меня о полученном сообщении. Плюнув на назойливый звук, я еще пару минут пыталась вернуться в странный сон, но головная боль не позволяла расслабиться.

Зарычав. Выругалась и сползла на пол. В сумке у меня всегда лежал стратегический запас лекарств. В последний год тело часто намекало. Что стареет. Болело всё. То живот, то спина, то голова. Неизвестно как я смогла продержаться всю ночь выпивая и танцуя при этом.

Еще раз обругав себя за беспечность, приняла лекарства и вернулась в кровать, проверять сообщения.

На том самом сайте, куда мы публиковали свои отзывы можно было и создавать диалоги с другими пользователями. Тони написал мне: «Спасибо за приятную ночь» и завалил вопросами всё ли у меня хорошо.

Я скривилась:

— Откуда столько заботы о малознакомом человеке? Неужели влюбился?

Написав ему ответ, переключилась на отзывы. Вчера я так и не отправила ничего, за что получила желтую карточку от администратора и скатилась на дно во всеобщем рейтинге. Пришлось догонять остальных, расписывая удивительные вкусы выпитых мной коктейлей.

После этого, переоделась в сарафан и спустилась на завтрак. Голова все равно немного болела, да и глаза выдавали мое состояние. Впрочем, большинство девчонок выглядело не очень.

Расслабившись, я взяла кофе и пару тостов.

Тони появился внезапно, только сев за стол, обнаружила, что тот подходит.

— Привет, — улыбнулся он. — Как ты себя чувствуешь?

— Я слишком стара для этого. — простонала отхлёбывая кофе.

Мне не хотелось строить из себя нежную фиалку.

«Пусть видит меня настоящую, — подумала, глядя на то, как он садится рядом. — В конце концов, я живой человек».

— Брось ты, Рян, — подмигнул сосед. — Всю ночь ведь гуляли.

— Именно поэтому я сегодня овощ, — буркнула хмуро.

— Если хочешь, можем сходить на массаж или по магазинам, — предложил Тони непринужденно.

«Идеальный мужчина. — икнула я. — Он точно знает что мне необходимо».

— Пошли, — кивнула обрадованно. — Все равно делать больше нечего.

Пытаясь удержать маску безразличия, я доедала завтрак, но на губы то и дело расплывались в улыбке против моей воли. Что не укрылось от Тони.

После того как мы поели, он сказал, что неподалеку от гостиницы есть торговый центр и нам обязательно нужно туда сходить.

— Да! Хочу, хочу! — я чуть не подпрыгивала от нетерпения.

Снаружи нас ждал чудной автомобиль, напоминающий гольф-кар. Я видела их только в фильмах о богатых людях.

— Мы поедем на этом? — брови сами поползли вверх.

— Подумал, что ты будешь не в состоянии долго идти, — сказал он, садясь за руль. — Арендовал его на весь день.

Меня немного пугало, что Тони делает такие вещи, которые понравились бы любой девушке. Словно он знал чего я хочу и добивался определенной цели. При этом действовал мягко, но настойчиво. Мотнув головой, решила оставить размышления на потом и наслаждаться происходящим.

Добрались до торгового центра мы быстро. Перед нами предстало двухэтажное здание с небольшим автопарком, уютно расположившимся среди ухоженных джунглей и пальм.

— Интересно, здесь есть дикие животные? — спросила, наблюдая за тем, как дорогу переходит павлин. Очень захотелось, чтобы он раскрыл свой хвост, но птица важно скрылась в зарослях.

— Вроде есть обезьяны и белки, — ответил Тони. — Павлина, ты уже видела.

— Такая красота. — пропищала восторженно. — Жаль не успела сфотографировать.

— Их полно на пляже. Иногда даже в отель забираются, — разжигал он костёр моего детского восторга.

— Посмотрим потом? — взяв его за руку, я состроила жалобные глазки. Не знаю откуда во мне столько артистизма проснулось, но это подействовало на Тони.

— Времени полно. Обязательно сходим посмотреть на твоих павлинов, — усмехнулся он. — Вот, кстати, майна. Они любят воровать у людей еду, — указал на небольшую черную птичку с желтым клювом.

— Спасибо, запомню, — улыбнулась, рассматривая малявку. Та, как заправский голубь, совершенно не боялась и подошла очень близко.

В торговом центре нас обдало прохладным воздухом от кондиционеров. Стало немного лучше. Купив бутылку воды, мы пошли рассматривать что интересного здесь продают. Я ожидала увидеть сувенирные лавки хоть с каким-то намеком в какой стране мы находимся. Но ничего подобного.

Вместо этого сияя блестками нас встретили магазины с брендовой одеждой, парфюмом, косметикой и ювелирными изделиями. От осознания, что имея золотую карточку, могу забрать любую вещь, икнула.

— Это рай на земле, — ошарашенно выдавила из себя слова и отпила воды из бутылки.

— Наслаждайся, — засмеялся Тони, изображая приглашающий жест в мир безудержного шопинга.

Я зашла в первый магазин одежды и замерла. Оказалось, что не мы одни такие умные и решили сделать покупки. Рядом с вешалками спорили две модели. Имён я их не помнила, то это точно были «мои».

— Я первая увидела это платье! — шипела гадюкой стройная блондинка с кукольным личиком.

— А я первая взяла, — возмущалась в ответ брюнетка с идеальными локонами.

«Тут что и салон красоты имеется? — подумала, смотря на них. — Как девочкам удается так хорошо выглядеть?»

Странное дело, но их кавалеры чинно стояли возле кассы, наблюдая за легендарным противостоянием. Они то и дело обменивались фразами, расслышать которые я не смогла. Создавалось впечатление, что мужчины давно знакомы или, как минимум, успели подружиться за короткий срок.

— Пойдем в другой магазин, — предложил Тони.

Нас заметили те самые терпеливые мужчины и кивнули в знак приветствия.

— Ты знаешь их? — спросила машинально.

— Познакомились в самолете, — пояснил он и потянул меня на выход, избегая дополнительных вопросов.

В соседнем магазине царила тишина и покой, только кассир и консультанты, как сонные мухи, сидели на своих местах. От их вялого поползновения в мою сторону, я сразу отмахнулась. Увидев Тони за моей спиной, они побледнели.

— С ними ты тоже знаком? — не удержалась от вопроса.

— С кем? — непонимающе моргнул мой спутник.

— С консультантами, — пояснила, указав на них подбородком.

— Впервые вижу, — пожал он плечами.

Я хотела продолжить выдавливать из него правду, но остановилась, понимая, что лучше промолчать.

«Он не мой мужчина, чтобы показывать ревность, — одернула себя. — Это всего лишь короткая интрижка. Мало сколько у него женщин было до меня».

Выбрав себе пару невесомых платьев холодных оттенков, повела Тони смотреть сумки и косметику. Тот терпеливо нес за мной покупки и помалкивал, что не могло не радовать. Но я не спешила расслабляться и растекаться лужицей. Заметила совершенно одинаковую реакцию на Тони в магазинах. Сотрудники явно его боялись.

— А где живут те, кто работает здесь? — спросила, когда устав мы сели отдохнуть, а заодно перекусить, в кафе.

— Наверное, есть хозяйственные постройки, где они могут отдохнуть, — предположил он.

— Или рядом есть более крупный остров, куда они, к примеру, добираются на катере или на пароме, — я выдвинула свою идею.

— Ты такая умная Зорь, но нет. Они проживают здесь, — уверенно сказал он.

«Вот, значит, как? — подумала, прищурившись. — На самом деле он осведомлен больше, чем говорит, и явно находится здесь не в первый раз».

— Откуда тебе знать? — хмыкнула, пододвигая меню. Мы так и не сделали заказ.

— Из рекламной брошюры и карты, — невозмутимо достав из заднего кармана буклет, сложенный вчетверо, и развернул его.

Там действительно была изображена карта и краткие пояснения к объектам на ней. Щёки затопил стыдливый румянец.

— Прости. Я погорячилась, — сказала сипло. — Давай лучше попьем чего-нибудь.

— Сейчас, — бросил он, как мне показалось, раздраженно.

Отдохнув еще немного, мы вернулись в отель. В столовой жизнь била ключом. Девчонки, хоть и не в полном составе, сидели вместе и что-то оживленно обсуждали. Мужская часть нашего нестройного спонтанного коллектива, вяло ковырялась в тарелках.

Пообедав в полном молчании, Тони объявил что образовались дела и ему срочно нужно уйти, но стребовал с меня обещание вечером сходить на пляж.

Я пошла к себе в номер, чтобы написать отчеты и создать черновики на завтра, благо, что фотографий сделала много. И теперь оставалось придумать сладкие тексты с тонной комплиментов и восторженных слов.

Вечер наступил незаметно. Довольная результатом в виде кучи черновых вариантов незавуалированной похвалы, я спустилась. Возле выхода меня уже дожидался Тони, терпеливо усевшись на диван и развернув глянцевый журнал на кофейном столике.

— Давно ждешь? — подойдя ближе, спросила несмело. Его настроение явно изменилось, и я не знала как лучше вести себя. Казалось, что он в любой момент может развернуться и уйти, ничего не сказав.

— Не очень, — впрочем, голос его звучал как и всегда. — Пошли?

Он встал и, подойдя ко мне, предложил локоть. Молчаливо кивнув, последовала за ним.

Павлинов по кустам и на пляже искали долго. Уже вовсю веселились остальные отдыхающие, а мы все пытались найти упитанных птиц, чтобы посмотреть, как те раскрывают хвосты.

— Может, в следующий раз попробуем? — чувствуя, что сильно устала, присела на песок. — Сил моих больше нет.

— Завтра еще поищем, — согласился Тони, устраиваясь рядом.

Смотря на звездное небо и вдыхая соленый аромат моря, я наслаждалась мимолетным счастьем. Всё же права оказалась Ирка, мне просто необходимо завести курортный роман, чтобы урвать кусочек радости. Конечно, вернувшись домой, он растает как сахарная вата в воде, но у меня останутся воспоминания.

Повернувшись к Тони, окинула его грустным взглядом. Не хотелось, чтобы он исчез. Похоже, что всё поняв, он потянулся навстречу, накрывая мои губы нежным поцелуем. Кажется, в тот момент вселенная замерла на секунду. Все вокруг стало неважным. Отвечая на поцелуй, я не сдерживала клокочущее внутри желание. Подавшись вперед, обвила рукой его шею. Уже в следующую секунду почувствовала, как от бережно укладывает меня на песок. Наплевав на запутавшиеся в волосах песчинки. Выгибалась навстречу вожделенной ласке.

Он остановился резко и также быстро отстранился. Я не заметила, как к нам кто-то подошел. Темный силуэт стоял сбоку. Сев, попыталась закрыться руками, скрестив те на груди. Лицо горело, словно совершили мы что-то очень постыдное.

— Просил же не беспокоить меня, — встав, гневно выпалил Тони.

— Это дело не терпит отлагательства, — ответил незнакомец. Поднимать на него взгляд, я не осмелилась.

— Хорошо, — процедил он, помогая мне встать.

— Иди, — проронила тихо. — Я вернусь к себе.

— Не могу тебя проводить, — уже мягче сказал Тони. — Иди только по освещенной дороге и как окажешься в номере, напиши мне.

— Не беспокойся, — улыбнулась слабо. — Я большая девочка. Со мной ничего не случится.

Поцеловав меня в лоб, он ушел вместе с незнакомцем. Неподалеку развлекались гости в барах, но идти на свет ярких огоньков я не хотела. Прошлась чуть дальше по пляжу, в противоположном направлении. После поцелуя мозг не желал становиться трезвым. В свете полной луны, так удачно вышедшей из-за тучи, неподалеку от берега, разглядела темный скалистый островок. За все время на курорте, я еще ни разу не приходила в это место. Загадочные скалы манили меня. Казалось, еще чуть-чуть и прыгнув в воду, поплыву. Тряхнув головой, отогнала странные мысли.

Зябко хватаясь за плечи, подумала, что лучше вернуться в отель. Добралась я без приключений. На столе, меня уже ждала корзинка фруктов с извинениями от Тони. Улыбаясь, читала текст открытки, выведенный красивым ровным почерком. У меня никогда не получалось так аккуратно писать. Набрав сообщение Тони и наевшись манго, я уснула.

Не знаю почему, но опять вернулась в пещеру. Как легли в сорочке, так теперь в ней и стояла на каменном полу. Возле моих ног располагалось тело. Присев рядом, поняла что это Люциан.

— Эй, парнишка, подъем, — дотронувшись до его плеча, несмело потрясла. Тот не спешил реагировать. Тогда я провела по его щеке, ощущая странную, немного липкую влагу. — Ты ранен? — кровь я узнала по запаху и темному цвету.

Перевернув его, увидела глубокие порезы на руках, плечах, грудной клетке. В полумраке разглядеть все детально не смогла. Рядом догорал костер и, чтобы тот не потух, я начала кормить его близлежащими ветками. Нехотя поднявшись, он дал больше света. Только после этого я поняла, что все очень плохо. Времени думать у меня не осталось.

Раздирая белую сорочку на длинные лоскуты, перевязывала наиболее опасные и глубокие раны.

— Лю, что произошло? — чуть не плача, трясущимися руками пыталась привести его в чувство. — Я уже поняла, что это не сон. Во сне не холодно и не больно.

Положив его голову к себе на колени, начала перебирать длинные спутанные черные волосы. Я не понимала что со мной происходит и кто он такой, но не могла оставить раненого. Сердце разрывалось на куски от мысли, что он здесь совсем один.

Не знаю как долго я так сидела, но Люциан все же слабо пошевелился. Открыл глаза. Увидев меня, он совсем не обрадовался.

— Уходи, — попросил едва слышно.

— Обязательно, — ответила, шмыгнув носом. — Как только, ты будешь здоров.

— Проваливай, — повторил он громче. — Не лезь ко мне.

— И это твоя благодарность? — спросила обижено. — Я тут всю ночь, а ты…

— Не драматизируй, — прохрипел он садясь. — Будет лучше, если ты перестанешь сюда приходить.

— Если бы я могла контролировать это, то никогда не пришла, — огрызнулась в ответ.

— Вот и замечательно, — он повернулся к огню, избегая моего взгляда. — Уходи Зорь и не возвращайся.

Шумно втянув воздух, хотела ответить ему еще более эмоциональной тирадой, но меня буквально выкинуло из пещеры. Проснулась я в своей кровати. Грязная рваная сорочка и чумазое лицо, стали вещественным доказательством того, что вместо сна я брожу по какой-то пещере.

Я долго размышляла, как такое может быть, но не находила логичного объяснения происходящему. Может, ночью мое тело бродило во сне и самостоятельно вымазалось в ближайшей клумбе. А потом еще и сорочку на куски разорвало. Печально проводив одежду в мусорное ведро, я встала под прохладный душ. Но не холодная вода, ни детальное рассмотрение лица в зеркало, не дали мне ответа на вопрос.

Делиться своей странностью с Тони рискованно. Подумает еще, что я психически больная и убежит куда подальше. А меня заберут в белый домик с мягкими стенами.

Помучавшись еще немного, я спустилась на завтрак. В общей столовой стояла тишина. Мальчики и девочки сидели по разным углам и о чем-то перешептывались. Увидев меня, девушки состроили недовольные лица.

— Лучше бы она пропала, а не Ангелинка, — надув губы, выдала одна из них.

Честно говоря. Я даже не стремилась запомнить их имена. Внешности у них, на первый взгляд, тоже сильно не отличались.

Подойдя к ним ближе и сев рядом, тихо спросила:

— А что с ней случилось?

— Она пропала, — очень информативно ответила брюнетка.

— И парень, что с ней встречался, тоже, — добавила вторая девушка.

— А вы не подумали, что они могли просто сбежать? — я предложила другой вариант. — Тем более её ухажер явно не из бедных.

— Как ты узнала? — удивилась другая девушка.

— Так часто случается с влюбленными, — ответила, изобразив жест, будто вкручивая вручную лампочку.

— Мы про состояние парня, — резко перебила меня она же.

— Так вы уже выяснили, что все мальчики здесь безумно богаты? — уточнила, прищурившись. Признаться, эта идея меня посещала. Они либо модели и лгуны, либо сыновья состоятельных родителей. Потому что явно кто-то спонсирует все здесь.

— Да, именно поэтому мы сидим все вместе, — пояснила мне первая.

Остальные девочки поддакивали или молчали.

В столовую зашел Тони и я сразу отклеилась от сплоченного женского коллектива. Они явно преувеличивали важность происходящего, а мне нужно было налаживать свою личную жизнь.

Глава 4. Брызги моря.

— Доброе утро, — поздоровалась, наливая кофе.

— Прости за вчерашнее, — виновато взглянув на меня, он вымученно улыбнулся. — Добралась без приключений?

— Как видишь, — вздохнула устало, отгоняя воспоминания о Люциане. — Всё хорошо. Спасибо за подарок. Очень вкусно.

— Я подумал, что цветы слишком банально, — взяв со стола апельсиновый сок, поставил к себе на поднос.

— Ты умеешь удивлять, — кивнула.

Я ограничилась только крепким кофе.

— Пойдем искать сегодня павлинов? — мы сели за отдельный столик, совершенно не обращая внимания на окружающих. — До обеда есть немного времени.

— Да, конечно, — я едва не подпрыгнула. Как хорошо, что он сам придумывал причины для совместных прогулок.

После завтрака мы вышли на фотоохоту за пернатыми красавцами. Горделиво ступая по пляжу, шла наша первая жертва.

— Смотри, — зловещим шепотом сказал Тони. — У самок маленькие некрасивые хвостики, но у самцов…

По песку волочился шикарный веник, да это я прекрасно заметила и уже включила режим съемки на телефоне. Павлин начал пронзительно кричать и трясти задней частью. Я наблюдала затаив дыхание. Поняв, что сейчас все произойдет, навела на птицу объектив. Через секунду он медленно раскрыл свой величественный веер. Чтобы не спугнуть его, писком от восторга, прикусила губу.

Тони тоже притих, но смотрел не на птицу, а на меня. Будто это я здесь демонстрировала природную красоту. Взгляд его нежный и влюбленный, ласкал и манил, но не поддаваясь на провокацию, я упорно отворачивалась к экрану телефона.

«Имею ли я право, позабыв обо всем шагнуть ему навстречу? Не предадут ли эти глаза, не обманут ли руки», — сжав зубы сильнее, прокусила губу. На язык попала кровь и я очнулась. Павлин закрыл хвост и медленно уходил прочь, завершив представление.

Дёрнувшись, я отстранилась от Тони.

— Понравилось? — спросил он, как ни в чем небывало.

— Да, спасибо, — ответила, крепче сжав телефон. Тот пикнул, что я давно не выкладывала отзывов.

— Вечером напишешь, — наклонившись, он прочитал оповещение. — Тем более что повод будет.

— Какой? — дернув плечом, спрятала смартфон в сумку.

— Я приглашаю тебя в ресторан на ужин, — обворожительно улыбнулся Тони.

— Не знала, что на острове есть еще и ресторан, — удивилась, широко распахнув глаза. — Не терпится увидеть это место.

— Тогда договорились, — подмигнул он. — В восемь зайду за тобой.

— Так ты знаешь где мой номер? — оставив пострадавшие губы в покое, сжала пальцы, чтобы унять нервную дрожь.

— Девушки на ресепшен очень милые и весьма болтливые, — сказал не скрываясь.

— Неудивительно, что они кидали на тебя косые взгляды, — хмыкнула понятливо.

— Ты заметила? — не правдоподобно изобразив смущение, он рассмеялся.

Я тоже не удержалась от ухмылки.

К полудню солнце начало ослеплять и припекать кожу.

— Возвращайся скорее в отель и не выходи раньше четырех, — посоветовал Тони.

— Я в курсе про тепловой удар, — кивнула, допивая последний глоток воды из бутылки. Она уже нагрелась и на вкус стала отвратительной.

— Умница, — погладив меня по щеке, поцеловал в макушку. — А теперь иди. У меня еще есть дела.

Бросив на него последний взгляд, пошла обратно. В это время действительно лучше лежать под кондиционером, попивая прохладные напитки, нежели жариться на солнце. Плюс ко всему моя кожа моментально сгорала. Защитные кремы и спреи не помогали. Перспектива мазаться сметаной и алоэ, меня не радовала.

Быстро добравшись до отеля, поднялась в номер и приняла душ. А затем принялась выбирать фотографии для отзывов. Обязанность регулярно выкладывать отчеты, начала меня раздражать. Даже на отдыхе приходилось что-то печатать, плотно прилипнув к экрану.

Обедала я в гордом одиночестве. Тони пропадал на неотложных делах, а девочки, вялые и уставшие, явно не хотели рассказывать новые сплетни.

Не обращая внимание на происходящее вокруг, быстро поела и вернулась в номер. Там меня ждал очередной подарок. На прикроватной тумбочке стояла корзинка с разнообразным шоколадом. Убрав мгновенный диабет в небольшой холодильник, распласталась на кровати.

Замечательный отдых, ешь и спи. Вот только засыпать не хотелось. Опять попадать в пещеру к оборванцу такое себе удовольствие.

На ужин я собиралась как следует. Сделала маску для лица, тщательно вымылась, оттирая каждый участок тела. Надела новое платье и нанесла самый привлекательный макияж, на который была способна.

— Красота — страшная сила, — сказала, улыбаясь отражению.

Долго ждать Тони не пришлось. В назначенное время в дверь постучали. Незамедлительно открыв, я увидела его в строгом черном костюме.

— Леди позволит сопроводить её? — спросил, предлагая локоть.

Изо всех сил сдерживая рвущийся наружу хохот, сделала шаг вперед. Конечно, я не могла игнорировать его старания и мягко ухватилась за руку.

— Пошли? — улыбнулась натянуто. Чувствуя себя героиней романтического фильма, пошла, ведомая Тони. По ступенькам мы вышли на крышу. На небе уже ярко сияла россыпь звезд и луна. Теперь, казалось, что она стала еще больше.

В нескольких шагах от нас стоял накрытый стол и, кто бы мог подумать, скрипач. Он наигрывал неспешную мелодию, удивляя меня еще больше.

Опять показалось, что я недостойна всего, что происходит вокруг. Тони отодвинул для меня стул, помогая сесть. Курица, тушенная в сметане и рис с куркумой были горячими и безумно вкусными. Ужиная, я едва не плакала от счастья.

— Тебе не нравится? — спросил тревожно мой спутник.

— Что ты, что ты, — проглотив последний кусочек, махнула руками. — Я в восторге. Никогда еще не приходилось ужинать на крыше, да еще и под живую игру на скрипке.

— Тогда, может потанцует? — предложил он вставая.

— Если ты не боишься, что я тебе на ногу наступлю, — предупредила, откладывая столовые приборы.

— Не страшно, — усмехнулся он, помогая мне.

Мы не совершали замысловатых па или невероятных пируэтов. Просто медленно покачивались под умиротворенную мелодию. Я чувствовала себя спокойно и расслабленно ровно до тех пор, пока не увидела вдали тот самый остров в лунном свете.

— Что за скалы вон там? — спросила, резко остановившись.

Глубоко вздохнув, Тони махнул рукой и скрипач, поклонившись, ушел.

— Это просто мёртвый островок, — ответил мой кавалер после паузы. — Там ничего нет.

— Не знаю почему, то я что-то чувствую, — призналась ему совершенно не подумав стоит ли это делать. Вдруг он посчитает меня сумасшедшей и предпочтет разорвать отношения.

— Там ничего нет, — повторил он с нажимом, стиснув мое предплечье.

— Хорошо. Я поняла, — от его прикосновений стало нестерпимо больно, но отдернуть руку, не смогла.

— Если мы все выяснили, — разжав пальцы, Тони отвернулся, демонстративно не придавая значения моему недовольному лицу. — На сегодня достаточно. Возвращайся, а у меня еще есть дела.

Спрашивать какие именно, я не стала. Посчитав, что разозлю его еще больше.

— До встречи, — попрощалась, смущённо уходя.

Спускаясь, поймала себя на том, что задыхаюсь от страха. Непонятно почему, но я испугалась Тони.

«Может, виной всему резкая смена настроения?»

Вернувшись в номер, обессиленно рухнула на кровать.

«Какая я глупая, зачем только спросила про остров и всё испортила».

Смяв одеяла, сцепила зубы, чтобы не закричать. Внутри зашевелилась болезненная пустота и чувство, собственной никчемности.

Не знаю, как долго я так пролежала, но в какую-то секунду, стало легче дышать. Только после этого я нашла в себе силы, чтобы помыться и вернуться в постель.

Мозг прожигали мысли о сотворенной глупости, но отмотать время назад я не могла. Поэтому просто уснула, надеясь, что больше не провалюсь в пещеру. На моё счастье, ночь прошла спокойно и я наконец смогла выспаться.

Утром, за завтраком, узнала, что пропала еще одна девушка.

«Жертва любви и охотница за богатеньким женихом», — я смело вынесла вердикт.

Девчонки не разделяли моего мнения и сидели как в воду опущенные. Портить себе отдых у меня намерений не было, поэтому я не стала забивать голову пропажей. К тому же меня больше беспокоило отсутствие Тони и его короткое сообщение: «Прости, но сегодня я занят». Ревнивый червячок уже прогрызал путь к моему сердцу, но я боролась из последних сил. Убеждая себя, что между нами всего лишь интрижка и он ничем мне не обязан. Я не хотела признаваться, что влюбилась. Ведь знала, что расставание неизбежно.

Позавтракав, вернулась в комнату. Настроение и силы совсем испарились. Махнув на все рукой, я осталась в номере. Тем более что из развлечений уже всё успела попробовать, только вдоволь поплавать в море не удалось, но идти на пляж одной не хотелось. А ведь раньше пошла бы не раздумывая.

В дверь постучали и я лениво отправилась открывать. На пороге стоял посыльный с охапкой цветов. Видимо, Тони решил больше не выделываться и пойти по классическому пути ухаживания за девушкой.

Забрав подарок, вдохнула аромат красных роз. И сразу стало их жалко. Быстро закрыв дверь, я не придумала ничего лучше, как устроить из ванны огромную вазу.

— Романтика, — ухмыльнулась, вытаскивая записку.

«Не скучай. Завтра мы обязательно повеселимся», — гласила надпись на прямоугольной белой картонке.

Закончив с цветами, написала вымышленные хвалебные отзывы, прикрепив старые фотографии. Листая новостную ленту, наткнулась на пару агрессивных комментариев о пропаже девушек. Проверив их аккаунты, обнаружила, что те заблокированы. Остались только имена, вместо аватарок стояли серые картинки. Отправить сообщения девочкам или прочитать их отзывы, я не смогла. Но точно помнила, что писали абсолютно все.

«Десять негритят отправились обедать, один поперхнулся, осталось их девять, — вспомнила я старую считалку и мороз прошелся по коже. — Быть этого не может. Они просто сбежали».

О том, что с девушками что-то случилось, мне не хотелось думать. Вряд ли кто-то собрал на острове красивых моделей, чтобы их потом убивать. На их месте явно должны быть преступники, а не юные дарования.

Глубоко вздохнув, я закрыл глаза. Мозг явно страдал от безделья и начинал придумывать всякие небылицы. Чтобы отвлечься, включила телевизор. Мыльная опера то что надо. Вот только говорили герои на непонятном мне языке, внизу экрана высвечивались русские субтитры.

«Мы явно в другой стране, — продолжила мыслительный процесс, наблюдая за тем, как Диего целует Марию. — Но все здесь говоря по-русски, да еще и незаметен акцент. Имена у мужчин странные. Из знакомых мне: Тони и Нил. Может это не настоящие?»

В дверь вновь постучали, прерывая меня. Опять подарочек пришел. На этот раз большой, розовый и безумно мягкий единорог. Пообнимав немного игрушку, вынула послание из-за его уха.

«Пусть он будет охранять тебя, пока меня нет рядом. До завтра», — прочитала, широко улыбаясь.

Теперь почувствовала себя влюбленным подростком, гадая какой подарок он пришлет в следующий раз. Сердце будто потяжелело и каждый удар посылал болезненную, но сладостную волну по всему телу. Переполняясь эмоциями, я каталась по кровати в обнимку с подарком. Хотелось резко подняться и побежать навстречу Тони. Если бы я только знала где он находится, то непременно очутилась рядом.

Так и провела время до обеда. Завистливо поглядывая на счастливую влюбленную парочку в сериале и успокаивая нервы.

В столовой стояла тишина. Никого кроме меня и еще пары девочек. Немного помявшись с подносом в руках, все же села поближе к ним. Но вопреки ожиданиям, они не заговорили со мной, полностью игнорируя. Спросить напрямую как их дела, я не рискнула. Поиграв в гляделки, мы доели и разошлись.

«Вот ведь обидчивые, — кипела, сминая единорога — Подумаешь!»

Вернувшись в мир сериалов, я провалялась весь день. Незаметно наступил вечер и пришел третий подарок. Посыльный держал в руках белую коробку с красной ленточкой и широко улыбался.

— Спасибо, — сказала забирая её. — На сегодня больше не будет?

— Я не могу знать, мисс, — ответил он и, пожав плечами, ушел.

Закрыв за ним дверь, я поспешила узнать, что на этот раз подарил мне Тони. Открыв крышку, увидела аккуратно сложенное вечернее платье с многослойной воздушной юбкой голубого цвета. Лиф расшитый синими анагаллисами и жемчугом, приковывал взгляд. Я несмело провела по невесомому чуду кончиками пальцев и чуть не запищала от восторга.

Подняв платье, приложила к себе и расправила юбку. Взглянула на отражение и едва не расплакалась. У меня никогда не было таких красивых вещей. Я даже на выпускной пришла в скромном платье серого цвета. Его отдала мне мамина подруга, заявляя, что пышные юбки давно вышли из моды. Мама согласно кивала и добавляла, что в этом тусклом безобразии, я буду самой красивой.

Конечно, одноклассники подняли меня на смех. Они и так знали, что моя семья небогатая. На выпускном, узрев мой наряд, ехидно смеялись за спиной.

Повесив воздушное чудо в шифоньер, я осела на пол. Воспоминания затягивали петлю на моей шее. ПРикусив губу, я все же доползла до своей кровати.

«Он специально? — думала, скидывая коробку на пол. — Тони знает мое прошлое?»

Выключив телевизор, забралась под одеяло. Успокаиваясь, не заметила, как уснула. В этот раз отдых мне не грозил. Я опять очутилась в пещере под боком у Люциана. Тот мирно посапывал, и не ведая о том, что в его владениях, гости. Перевернувшись, я смотрела в полумраке на расслабленное лицо мужчины. Кажется, даже во сне он страдал. Время от времени тяжело вздыхал и хватался за солому, на которой мы лежали. Я не хотела будить его и выдавать себя.

Повернувшись к догорающему костру, подкинула в огонь пару сухих веток. Стараясь отвлечься от мысли, что опять попала в пещеру, вспоминала, как приятно проводила время с Тони. В итоге пришла к выводу, что он не мог знать о моем прошлом и даря платье, скорее хотел порадовать, нежели насолить.

«И вообще, давно пора отпустить школьные обиды, — отдернула себя. — Если зароюсь в собственных комплексах, то никто меня оттуда не сможет достать. Так и буду куковать свой век в одиночестве».

На талию скользнула рука Люциана и я напряглась. Медленно развернулась и увидела, что тот все еще спит. Попыталась освободиться, но тщетно. Он теснее прижал меня к себе, уткнувшись носом в шею. От прикосновения слабого дыхания к коже, по телу прошли мурашки. Обреченно хныкнув, я сдалась и расслабилась. Люциан не представлял для меня опасности, но по неизвестной причине я трепетала. Проведя пальцами по его щеке, удивилась, что щетина на них отсутствовала. Затем проверила наличие Адамового яблока. Есть. В голове возникли кадры из известного фильма.

«Корнет, вы женщина? — хихикнула, спускаясь к его груди. Плотная и плоская. — На что, интересно, я рассчитывала? Что он обратился в девушку?»

Люциан медленно открыл глаза. Замерев, я затаила дыхание.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он, аккуратно отталкивая меня. — Я думал, что мы все выяснили.

— Случайно… — протянула садясь. — Провалилась. Я не могу контролировать это.

— И руки и ты тоже не можешь? — возмутился он, запахивая одежду. — Бесстыдница.

— Подумаешь, — пробубнила обиженно. — Всего лишь потрогала.

Люциан поднялся, обдав гневным взглядом.

— Ты, ты, ты, — указывая на меня пальцем, он попытался подобрать слова, но ничего не выходило. Поэтому, тяжело дыша, он сжал кулаки: — Женщина!

— Не злись ты так, — я не прониклась и даже страха не почувствовала. — Больше не буду к тебе прикасаться.

— Лучше прекрати появляться здесь, — не унимался он. — Не хочу тебя видеть.

— Можно подумать, что мне очень нравится бывать в этом сыром и холодном месте, — встав, я отправилась на выход. Тот виднелся совсем рядом. Шла быстро, смело переступая с ноги на ногу по ледяным камням. Но как только выглянула наружу, остолбенела. Вниз шел отвесный скалистый спуск. Волны били по камням, сбиваясь в пену. Солнце только начинало всходить, окрашивая первыми лучами небосвод. Напротив я разглядела пляж с белыми лежаками и барами. Вдали виднелась гостиница. Именно та, в которой я, предположительно, мирно спала, но на деле…

— Это не сон, — обронила ошарашенно.

На плечо легла теплая ладонь и я обернулась.

— Возвращайся, — попросил Люциан. — Если тебя здесь увидят, то быть беде.

— Ты не понимаешь, — мотнув головой, сбросила с себя его руку. — Я сплю на том острове в отеле. И каждый раз проваливаюсь в это место? Я уже готова поверить в проклятия и ведьм.

— Зачем ты прибыла в это место? — насторожился Люциан. — Разве не знаешь, что здесь опасно?

— Что может быть опасного? — пожала плечами. — Это же курорт.

— Они решили заманивать жертв таким способом? — он схватил меня за предплечье и уставился тревожным взглядом. — Послушай Зорь, тебе нужно возвращаться домой. Уезжай с острова.

— Как, интересно, я уеду? — хмыкнула раздраженно. — Мы посреди океана и ни лодок, ни самолетов поблизости нет.

— Проклятье! — он закрыл глаза и отпустил меня. — Я не думал… Не знал, что всё получится именно так.

— Какая опасность на острове? — спросила выдохнув. — Скажи чего опасаться?

— Ни в коем случае не…

Дальше, я, как назло, ничего не расслышала. Черепную коробку разорвал истошный женский крик. Очутившись в своей кровати, огляделась по сторонам. В комнате никого не нашлось, звуки доносились из коридора. Запахнув халат, я решила открыть дверь и проверить кого это там убивают.

На полу в холле сидела девушка. В одной сорочке и с растрепанными волосами, она имела поистине жуткий вид. Словно через миг она хрустнет шеей и по паучьи расставит длинные конечности. А затем полезет на стену, издавая хрипящие звуки.

Я хотела закрыть дверь, но она заметила меня и подняла голову. К счастью, на меня уставились всего лишь заплаканные глаза.

— Вера попала, — пожаловалась она. — Мы ложились спать вместе, а проснулась я в одиночестве.

Подойдя к ней, медленно присела рядом.

— Она не могла сбежать со своим парнем, как две другие? — спросила сиплым голосом. Мне не верилось, что здесь замешан криминал или потусторонние силы.

— Вера ничего не взяла, — ответила девушка. — Все вещи на месте. Телефон и документы лежат в комнате на ее тумбочке.

А вот это действительно было странно. Допустим, деньгами её обеспечит ухажер, да и телефон не проблема, но документы. Что за необходимость бросить всё на свете и никого не предупредив, бежать.

— Как тебя зовут? — обратилась к ней.

— Катя. А тебя? — шмыгнув носом, она дотронулась до моей руки. — Ты мне веришь?

— Я Зоряна. Да, — представилась в ответ. — Пошли. Хочу посмотреть вещи твоей подруги, может найдем какую-нибудь подсказку.

Катя поднялась и повела меня в свою комнату.

Как оказалось, их с Верой поселили вдвоем в один номер, через комнату от моего. Буквально через пару шагов, мы оказались у цели. Войдя внутрь, я увидела разбросанную одежду и полный беспорядок.

— Что здесь произошло? — спросила изумленно.

— У нас слегка не прибрано, — она потупила взгляд. — И еще я проверяла на месте ли вещи.

— Приступим к осмотру, — обойдя гору влажных полотенец, я подошла к кровати, на которую указала Катя.

Глава 5. Кровь красоток.

Следователем мне, конечно, не приходилось работать. Да и Рекса под рукой не оказалось. Единственное, что меня интересовало, так это Верин телефон. Тот быстро нашелся на тумбочке, незащищенный даже паролем. Разблокировав экран, для начала открыла записную книжку. К сожалению, незнакомые имена и фамилии мне ничего не дали. Сообщения не обновлялись со дня нашего прилета. Но выйдя на сайт для отзывов о курорте, наткнулась на кое-что странное. Серым столбцом жались черновые письма, которые девушка адресовала подруге, но так и не отправила.

— Вера вела дневник? — спросила у притихшей Кати.

— Да, раньше она очень любила это делать. Исписала много тетрадей, но сюда забыла взять, — подруга пропавшей села на кровать, обнимая себя за плечи. Девушка неосознанно щипала кожу и кусала губы.

— Видимо, она нашла другой способ, чтобы записывать мысли, — устроившись рядом, показала сообщения. — Давай прочитаем вместе? Может, узнаем, куда она уехала или хотя бы о чем думала.

Катя кивнула и опуская руки, придвинулась ближе.

В первых сообщениях Вера рассказывала, как познакомилась с Адамом. Между ними прошла искра и девушка влюбилась очень быстро.

— У нас с Брисом также было, — ахнула её подруга. — С первых минут знакомства мне тоже показалось, что мы созданы друг для друга.

Я припомнила, как все произошло с Тони и сердце пропустило удар. Наши романы развивались будто по сценарию или плану.

Мы продолжили читать. Адам действительно уговаривал Веру бросить всё и сбежать вместе потому, что его отец уже выбрал невесту для сына. Но он не хотел жениться на ней.

— Бри сказал мне, что помолвлен с подругой детства, но не любит её, — Катя подняла на меня беспомощный взгляд, видимо, ожидая, что и у моего избранника подобная история. Покачав головой, я плотнее сжала губы и мы вернулись к дневнику.

В последнем сообщении Вера написала о встрече с Адамом в дикой части острова. Там располагалась смотровая площадка и джунгли. Девушка очень сомневалась, стоит ли идти туда ночью, но в итоге рискнула.

— Теперь мы знаем куда она отправилась, — я подытожила прочитанное.

— Зорян, пойдем со мной туда? — попросила Катя. — Я должна её найти.

— Хорошо, — согласилась устало. — Только давай соберемся как следует и возьмем с собой еду и воду.

Так мы и сделали. Спортивный костюм и кроссовки как нельзя кстати подходили к подобного рода прогулкам. В сумку полетела пара яблок и бутылка воды из холодильника. Кинув последний взгляд в зеркало, я вышла из комнаты. В коридоре, переступая с ноги на ногу, меня ждала Катя. Белоснежные волосы, она убрала в хвост и надела облегающий костюм с открытым животом, для занятия йогой.

— Надеюсь, что комары нас не сожрут, — выдохнула страдальчески.

— На этот случай есть пластырь, — вяло улыбнувшись, она наклеила мне на плечо стикер в виде веселой желтой мордочки. На её майке, в районе груди, тоже висела подобная защита от кровососов.

— Пошли, — позвала её, бодро шагая впереди. — Надеюсь, найдем твою подругу.

Катя поспешила за мной. Оказалось, она не такая глупая, как мне представлялось ранее. Девушка легко ориентировалась на местности и даже карту с ресепшена прихватила.

На наше счастье, в лесу оказались ухоженные тропинки. Мы словно гуляли по парку, а не пробирались сквозь джунгли.

— Вон там, — резко остановившись, она указала вперед.

Ускорив шаг, я бегом добралась до площадки. Та заканчивалась небольшим железным забором с цветочным узором. Пусто. Не нашлось и намека, что ночью Вера приходила в это место. Я осмотрелась. Обрыв оказался небольшим, но внизу были камни. Ничего толком так и не разглядев, села на пенёк, служивший здесь скамейкой. Достала из сумки яблоки и воду. Катя присоединилась к скромному завтраку.

— Что будем делать дальше? — спросила она, причмокивая сочным кусочком.

— Полицию мы вызвать не можем. Даже связаться с родственниками не получится, — размышляла я вслух. — Когда вернемся домой, нужно написать заявление о пропажи человека. Но опять же, примут ли они его? Это тупик.

— Зря мы согласились на поездку, — сказала Катя дрожащим голосом.

— Нужно предупредить остальных, — я резко вскочила и потянула девушку за собой, предотвращая появление соленого водопада.

Мы бежали как от огромного тираннозавра, задыхаясь и хватаясь друг за друга. У главного входа в отель победно взвизгнув, обе рухнули.

— Пошли, — прохрипела я. — Они по-любому в столовой сейчас завтракают.

Еле переставляя ноги, доползли до девушек, испуганно собравшихся за одним столом. Отдышавшись и осушив пару стаканов воды, мы поведали о недавних приключениях.

— Поэтому я предлагаю не разделяться и ходить, по крайней мере, по трое, — заявила авторитетно, чувствуя себя самой старшей и умной среди них. — И прекратить общение с красавчиками.

На мою реплику девчонки отреагировали не однозначно. Одни, испугавшись, закивали как болванчики. Другие, готовые сражаться за своего кавалера даже с тигром, пренебрежительно фыркнули. А я чувствовала, что с таким отношением явно произойдет беда.

— Я здесь не для того, чтобы прятаться от мнимой опасности, — высказалась одна из лагеря недовольных. Она мотнула шелковой гривой черных волос и сложила тонкие руки на пышной груди.

— Помните, что бывает в фильмах ужасов, когда герои начинают ходить поодиночке? — предприняла еще одну попытку переубедить их.

Тщетно. Я уперлась в глухую стену непонимания.

— Мы не в фильме, — ответила та же девушка. — Так что слушать тебя не намерены.

Разведя руками, я шумно выдохнула, издав звук сдувающегося шарика.

— Как хотите, — сдалась поднимаясь. — Потом не говорите, что я вас не предупреждала.

Поймав обеспокоенный взгляд Кати, кивнула. Она держала за руку одну из них, кто занял нашу сторону. Вшестером мы поднялись на третий этаж. Две девушки жили на четвертом этаже, поэтому пошли дальше. Катю и еще двух красоток я оставила в одном номере.

— Это Марина и Диана, — представила она нас. — А это Зоряна.

Девушки выглядели испуганными. Марина то и дело хваталась за длинную русую прядку и накручивала на указательный палец.

— Очень приятно, — я попыталась улыбнуться. — Зайду за вами на обед, а пока сидите тихо.

За себя я не боялась, к тому же наши комнаты располагались рядом.

Вернувшись в номер, первым делом приняла душ с розами. Их пришлось отодвинуть в один угол ванны. Все время я размышляла о том, как действовать дальше и что всё-таки происходит. Голова начинала болеть, словно кто-то медленно вгонял мне под череп спицу. После водных процедур мне хватило сил вытереться и закутавшись в одеяло, уснуть.

Очень хотелось попасть к Люциану и спросить напрямую не является ли тот источником наших неприятностей. Но ничего не получалось. Закрывая глаза, чувствовала, что падаю и резко просыпаюсь. Так и прошло время до обеда. В итоге боль только усилилась и мне не удалось отдохнуть.

Вспомнив про девочек, я начала собираться. Мне предстояло уговорить остальных. Но все пошло не так, как только открылась дверь. На пороге стоял растрепанный Тони. Его неопрятный вид и сбившееся дыхание заставили меня сделать пару шагов назад. Резко зайдя внутрь, он сжал мои плечи.

— Ты в порядке? — первое, что спросил он, блеснув голубыми глазами.

— Голова немного болит. А что произошло? — быстро захлопав ресницами, выдавила глупую улыбку.

— Этот остров на самом деле ловушка, — ответил Тони. — Нас всех заманил к себе в логово дракон.

— Ты перегрелся на солнце? — про ловушку я была согласна, но вот вряд ли это дело лап какого-то там мистического существа.

— Ты не веришь мне, — горько усмехнулся Тони. — Кто бы поверил в этот бред, да?

— Послушай, — освободившись, я отошла к окну. — На острове явно что-то происходит, но дракон… Ты серьезно?

— Более чем! — повысив голос, он начал подходить ко мне. — Это существо пьет кровь девственниц и живет вечно.

— Тогда мне нечего бояться, — усмехнулась, делая вид, что верю ему. — Я ему буду не по вкусу.

— Так ты уже не… — выражение лица Тони изменилось, губы напряглись, брови сдвинулись вместе. — Значит, ты грязная.

— Не смеши меня. Кто сейчас соблюдает целомудрие так долго? — отмахнулась, издав нервный смешок. Но Тони явно не хотел веселиться. Он резко схватил меня за руку и потянул на себя.

— Знаешь что делают с такими, как ты? — прошипел он мне лицо.

— Перестань, — попросила, испытывая неподдельный ужас. — Мне страшно. Ты пугаешь меня.

Мотнув головой, он резко отпустил руку. Я пошатнулась и упала на пол. В груди сжималось сердце.

— Ты… — он опустился на корточки и взял меня за подбородок. — Что ты чувствуешь ко мне?

— А что я должна чувствовать? — из глаз брызнули слёзы. — Я влюбилась в тебя и теперь мне больно…

— Дура, — щеку обжег шлепок. — Не думал, что все зайдет так далеко.

— Почему ты так жесток? — я попыталась отползти, но меня поймали.

— Послушай, — сжав крепче запястье, подтащил меня к себе. — Я думал… Ладно. Забудь. Просто веди себя тихо и сиди в комнате до конца срока.

Крепко обняв меня, Тони резко встал и ушел, оставив еще больше вопросов. Хватаясь за щеку и трясясь как осиновый лист, я поднялась и поплелась в уборную, чтобы умыться и успокоиться. Кожа горела от удара, в груди клокотала обида.

«Угораздило же влюбиться в тирана».

Рассматривая свое отражение в зеркале, старалась глубже дышать. Я не хотела прощать Тони за содеянное. Прекрасно знала, что если бьет, то значит, не любит.

В мыслях творилось полнейшее безобразие. Будто кто-то пришел и заменил все фигурки на шахматной доске. Они вроде и выглядят также как прежде, но ходят по-другому.

Не помню как, но вскоре девчонки сами пришли за мной. Увидев встревоженное лицо Кати, почувствовала, что та гладит меня по спине.

— Очнись, Ряна, очнись, — запричитала она. — Почему ты не реагируешь?

— А… — потерев лицо, прикусила губу. Рассказывать о случившемся я не хотела. Сама разберусь, без советов. — Всё в порядке. Просто задумалась.

— Фух, ну и напугала ты нас, — отдувалась она. Маринка и Дианка мялись рядом.

— Обед… — шестеренки в голове отказывались проворачиваться. — Пошли. Еще успеем.

Девочки согласно кивнули, и мы спустились на первый этаж. В столовой разделились на два лагеря: тех, кто верит в опасность и тех, кто нет. Мой энтузиазм спасти всех поубавился. К тому же, кусок в горло не лез. Перебирая макароны вилкой, я прокручивала в голове слова Тони.

«Может, он имел в виду какую-нибудь преступную группировку? Тогда зачем им девушки? Рабство?» — размышляла, еле сдерживаясь, чтобы не организовать коллективное обсуждение.

Но я все же промолчала, посчитав, что чем меньше они знают, тем лучше. К тому же, прямых доказательств и моим смелым теориям не имелось.

Пообедав, мы разошлись по комнатам. Те, кто ничего не боялись, вышли из отеля и отправились в неизвестном направлении.

— Если что, зови нас, — сказала Катя, провожая меня обеспокоенным взглядом.

— Хорошо, — ответила слабым голосом, закрывая дверь.

До кровати я добралась на полусогнутых. Прижав к животу подушку, с грустью посмотрела на единорога и скинула его на пол. Я не хотела ни о чем думать, устала. В полудреме проваливалась к Люциану, но длилось это считаные секунды. Кажется, сквозь слезы звала его, но ответа так и не дождалась.

Проснулась оттого, что кто-то упорно барабанит в дверь.

— Рян, открывай! — кричала Катя.

Поборов дурноту и головокружение, я медленно встала.

— Ты что шумишь? — спросила, отходя в сторону, чтобы та зашла.

— Еще три девочки пропали, — выпалила она на одном дыхании. — На обед приходили, а на ужин не явились.

— Рано говорить о пропаже, — вздохнула обреченно. — Вот если и наутро они не появятся, тогда можно будет паниковать.

— Ты говоришь как полицейский, — надулась она.

Маринка тоже протиснулась в мою комнату с тарелкой еще теплой лазаньи. Втянув носом аппетитный аромат, улыбнулась с благодарностью.

— Я так долго спала? — спросила, проверяя время. Семь часов.

— Мы уже поели и решили тебе принести, — сказала Марина. — ЧТобы ты одна не ходила.

— Спасибо за заботу, девочки, — забрав тарелку, поставила ее на стол. — Но насчет пропавших поговорим утром. Еще рано делать выводы.

Они ушли через десять минут, и я принялась уминать ужин, размышляя, почему не могу попасть к Люциану и как вести себя с Тони, если тот появится.

В итоге опять задыхалась от собственной беспомощности и ощущения, что попала в ловушку.

«Люциан! Надо добраться до его пещеры и все проверить», — подумала, выглянув в окно. Пещеру с этого ракурса я не могла рассмотреть, только кусочек пляжа. Очень пустынный. Даже огоньки не горели в сгущающихся сумерках. Создавалось такое ощущение, что на острове больше никто не мог чувствовать себя в безопасности. Поежившись, закуталась в махровый халат.

«И почему первый отдых за пять лет обернулся полнейшим провалом? Даже роман и тот… — перед глазами появился образ Тони. — Такой статный красавец, не глупый, внимательный. Но психически неуравновешенный. Всё и сразу не бывает? Вот и кидайся в объятия красавцев после этого. Внутри у них черная дыра и куча накопившейся агрессии».

Но еще большей идиоткой оказалась я, доверившись малознакомому мужчине. С грустью посмотрела на единорога и затолкала того под кровать. Розы полетели в мусорное ведро и были выставлены за дверь. Почувствовав себя чуточку легче, взяла телефон, чтобы проверить активность участниц веселенького шоу на выживание. Естественно, что в сложившейся ситуации никому не хотелось стряпать хвалебные отзывы, а негативные сразу же удалялись администрацией.

Написала Кате: «Как вы там?» В ответ она прислала улыбающийся смайлик и большой палец вверх.

Сообщений от Тони не приходило. В этот самый момент поймала себя на мысли, что если он придет и извинится или хотя бы напишет, то я прощу его. Забуду о случившемся и дам ему еще один шанс.

Помнится, раньше я презирала подобных женщин, а теперь сама стала такой же. Сжав крепче телефон, положила его на тумбочку, чтобы ненароком не запустить в стену.

Весь вечер и до поздней ночи я не находила себе места. Металась, как загнанная в клетку. Выкинуть платье рука не поднялась, поэтому оно висело в шифоньере, который мне хотелось залить шиномонтажной пеной.

Наконец, выбившись из сил, рухнула на кровать и улеглась поудобней. Очень хотела увидеть Люциана, чтобы узнать причастен ли он к исчезновениям. Но как бы ни старалась, ничего не получалось. Я отчаянно представляла пещеру с источником внутри. Вспомнила все до мелочей: лежанка, набитая сеном, старое одеяло, ворох непонятных тряпок и небольшой костер. Все появившиеся образы, выглядели как на картинке. Протягивая с ним руки, пыталась пробраться внутрь, но упиралась в стеклянную стену. Сгибая пальцы в кулак, била по преграде, окрашивая кровавыми разводами. Ничего не получалось.

Когда я заметила присутствие Люциана, сердце пропустило удар. Он не обратил на меня внимание. Ходил из стороны в сторону, заложив руки за спину, не реагируя на крики и просьбы впустить. Костяшки пальцев саднили, голос сорвался и из горла вырывались лишь слабые хрипы. Я сдалась.

Упав на колени, почувствовала озноб, приправленный отчаянием.

«Люциан, я обязательно доберусь до тебя завтра», — пообещала, просыпаясь в своей кровати.

Израненные пальцы в предрассветных сумерках пачкали белоснежную простынь и одеяло. Вздрогнув, я медленно села уже зная, чем мне предстоит заняться днем.

Глава 6. Логово дракона.

Вопреки желанию сорваться с места и плыть к загадочному острову, ничего не получилось. Мое тело будто враз лишилось всех сил.

Беспомощно хныкнув, перевернулась на бок. Пошевелила саднящими пальцами и все же встала, чтобы обработать повреждения. Благо, что я запасливая и привезла с собой перекись и бинт. Закончив с руками, вернулась в постель. Слишком рано, чтобы спускаться на завтрак или будить девочек. С другой стороны, чем меньше свидетелей моего ухода, тем лучше.

В животе заурчало. Фруктов у меня не осталось. Да и чай с кофе закончились.

Приведя себя в порядок и переодевшись в серые бриджи и белую футболку, я взяла с собой сумку и спустилась за провизией. Пробралась на безлюдную кухню и набрала себе перекус в виде сэндвичей. Воду тоже прикарманила и охапку чайных пакетиков.

Довольно хмыкнув, вернулась в комнату. Тащить на тот загадочный остров документы и телефон я не собиралась, поэтому оставила их в сейфе. Эта гениальная мысль пришла в голову слишком поздно. Я потеряла драгоценные минуты. Выходя уже во второй раз из комнаты, наткнулась на сонную Катю.

— Ты куда это собралась? — насторожилась она, увидев, как я крадусь. — Думала, что ты еще спишь.

— Не злись, — улыбнулась виновато. — Мне нужно кое-куда. В обед обязательно вернусь, обещаю.

— Только не пропадай, как остальные, — сказала обеспокоенно.

— Я вернусь обязательно, — поддавшись порыву, обняла девушку. — Не переживай.

— Буду ждать, — она погладила меня по спине.

Отпустив Катю, я помчалась на пляж. Полная решимости добраться до Люциана и уговорить его не причинять никому вред.

На мою удачу больше никто не встретился по дороге. Я мчалась на всех парусах, пока мои ноги не коснулись песка. Тот сразу забрался в балетки и мне пришлось их снять. Я шла в левую сторону по еще прохладному пляжу, надеясь придумать на ходу, как добраться до пещеры. Плавала я как кирпич, одновременно и боясь, и восхищаясь водной стихии.

Дойдя до гладких валунов, обнаружила небольшую лодку. Как она здесь оказалась, и почему мне повезло, волновало меньше всего.

Я включила режим: «Вижу цель, не вижу препятствий».

Закинув обувь, одежду и сумку внутрь, осталась в одном купальнике. Вытащив лодку, зашла по колено в воду. Только потом, проклиная все на свете, забралась сама. Грести веслами, как оказалось, не так-то и просто. Я выдохлась минут через пять. Сплевывая намокшие от моих потуг волосы, обернулась на крохотный островок с пещерой. Там, по предположениям, затаился злой и страшный Люциан, который похищал девушек.

Примерно через десять минут поняла, что погорячилась. Руки болели и незажившие ранки открылись вновь. Бинты пропитались кровью. Задыхаясь та, будто пробежала километр без остановки, отпустила весла. Кисти рук прижала к животу и закричала. Сильно. Так, чтобы выплеснуть накопившееся. Стало немного лучше. Медленно приходя в себя, зацепилась за мысль, что лодка неспроста осталась на берегу и возможно, Люциан как раз таки выбрался из пещеры на остров побольше.

Но разворачиваться я не стала. Подумав, что неплохо было бы проверить его логово, чтобы удостовериться в своей правоте. Тем более что большую часть пути я уже успела проплыть.

Сцепив зубы, налегла на весла, прикидывая, что взять в качестве оружия, чтобы сразиться с Люцианом. Выбор у меня был небольшой. Имелось два весла и веревка. Но размышления пришлось прервать. Вскоре я начала задыхаться так, что казалось еще немного и выплюну легкие. Благо, что до злосчастной пещеры я практически добралась. С другого края, заметила песчаный берег. Он как хвост уходил в сторону. Привязав лодку к остроконечному камню, спустилась, утопая в воде по колено. Взяла подмышку вещи и добралась до суши.

Первое, что хотелось сделать, лечь и больше никогда не вставать. Руки грозили отвалиться здесь и сейчас. Сев на песок оделась и позавтракала. Кораблик мой медленно колыхался на волнах и дожидался, когда я закончу со своим безумным нашествием на маньяка, возомнившим себя драконом.

Во мне поселилась уверенность, что здесь неопасно. Ведь всегда могу гордо заявить, что я не в его вкусе. Хотя это не уменьшало шанса свернутой шеи. С другой стороны, он меня не трогал до этого, а наоборот, прогонял. В последний раз даже предупреждал об опасности.

Бросив рассуждения, я поднялась и начала искать вход в пещеру. С той стороны, что смотрит на курортный рай, я явно не залезла бы. Тому способствовал мокрый и острый камень.

Побродив немного по небольшому пятачку суши, уже в который впала в отчаяние и чертыхаясь на все лады, начала восхождение на Эверест.

— Зачем пришла? — откуда-то сверху вынырнула недовольное лицо Люциана. От неожиданности я чуть не сорвалась.

— Тебя бить пришла, — ответила, скрипя зубами. Мне показалось, что я, как минимум, съела пригоршню песка, потому что он хрустел во рту. Волосы тоже спешили там побывать.

Пальцы ослабли, и я соскользнула с очередного выступа, но крепкая рука поймала меня за запястье.

— Сбоку есть лестница, а ты лезешь здесь, — проворчал Лю, втягивая меня внутрь.

Видимо, я оказалась слишком тяжелой или он что-то там не рассчитал, как тот кот, что прыгал с балкона на балкон. Мы оба упали на каменный пол, как только он поднял мою тушку. Уткнувшись в его грудь щекой, я беспомощно заерзала. Но встать с него не смогла.

— Прекрати, — попросила сдавленно.

Я притихла. Медленно поднявшись, Люциан отстранил меня от себя. Увидев сбитые костяшки, встревоженно замер. Заметив куда он смотрит, спрятала руки за спину.

— Ты поранилась? — Лю попытался заглянуть мне через плечо, но я дернулась и чуть не сорвалась вниз.

Поймав меня обхватив талию, он хрипло выдохнул:

— Не беги, раз сама пришла. Пойдем внутрь.

Поддерживая меня, провел к серому пепелищу после ночного костра. Справа лежала пара веток, по центру валялась скомканная тряпка. Источник питьевой воды располагался в шагах десяти от нас.

— Прости, но я не могу обработать твои раны, — сказал он, отвлекая от осмотра местности, в точности повторяющую то, что я видела во сне. — Давай просто промоем.

Люциан подвел меня к источнику и окунул кисти в ледяную воду. Я жалостливо заскулила, потому как боль острыми иголками пронзала руки.

— Вообще, я пришла не за этим, — освободившись, встала напротив. — Зачем ты похищаешь девушек?

— С чего ты решила, что это я? — возмутился он.

— А кто еще? — сделав шаг вперед, ткнула в него указательным пальцем. На этот раз Лю был одет в черную рваную футболку и такого же цвета и качества штаны.

— Есть здесь один одержимый, — неопределенно ответил он, бережно перехватывая мою ладонь. — Как ты поранилась?

— К тебе всю ночь стучалась, а ты не открывал, — буркнула обиженно.

— Так значит… — Люциан замер, смотря на меня расширяющимися глазами. — Ты отдала предпочтение другому.

Я ничего не понимала. Какое такое предпочтение и что я успела отдать. Хотела спросить, но Лю шикнул:

— Поздно. Он идет. Спрячься.

Я почувствовала себя любовницей, которую застала жена в семейной спальне. Метаясь из угла в угол, натужно сопела, пытаясь замаскироваться то под паука, то притвориться ветошью. Лю поймал меня и затолкал в укромное местечко за источником. Не знаю каким чудом я туда втиснулась, но пятой точкой чувствовала, что назад он будет тянуть меня как репку.

Послышались тяжелые шаги. Выглянув украдкой, я зажала себе рот рукой. Явился Тони собственной персоной. Лю стоял перед ним, опустив голову. Я не знала, что и думать. Выходит, они заодно.

В следующий миг, Тони, сжав кулаки, начал бить Лю. Тот даже не сопротивлялся. Только закрывал руками лицо. Если не то стесненное положение, в котором оказался мой филей, то я обязательно остановила это безобразие. По крайней мере, так представлялось.

Вот я выбегаю и встаю у него на пути, расставив руки в стороны. Но перед глазами вдруг маячит сцена в номере. Тогда ведь я рухнула от простой пощечины. До этого момента меня никогда в жизни не били.

Прикусив нижнюю губу, наблюдала за тем, как тело Лю превращается в кровавое месиво.

В голове стучало: «Главно не выдавай себя. Иначе достанется».

— Знаешь в чем ирония всей ситуации? — видимо, обуздав гнев, сказал Тони. — Что твоя идиотка влюбилась в меня.

— И, похоже, что её чувства взаимны, — прохрипел Люциан. Я навострила уши.

«Неужели меня угораздило полюбить злодея?»

— Да ни за что! — он оттолкнул Лю, чтобы тот вновь упал, собирая боком золу.

— Я дракон и способен почувствовать такие вещи, — усмехнулся тот.

— Эта легкая интрижка…

— Переросла в нечто большее, — закончил за него Люциан, разозлив Тони еще больше. Я не понимала что твориться. И наблюдая за тем, как с моего избранника окончательно спадает маска, я усомнилась, знаю ли я этого человека так хорошо, как предполагала. Не говоря уже о любви.

— Отдай мне силу дракона, — подняв Лю за грудки, прошипел Тони. — И тогда оставлю ее в живых.

Я чуть не икнула. Происходящее напоминало бразильскую драму про гангстеров.

«А как хорошо все начиналось, — вздохнула тихонько. — Красивый курорт, теплый песок и мужчина с цветами».

— Я уже сотню раз говорил, что она не передается и к тому же, ничтожна мала в этом мире, — Люциан дернулся, вырываясь из его рук. — Это пустая трата времени и жизни людей. Отпусти девушек!

«О, так вот кто их украл, — до меня наконец дошло. — Значит, Тони шизик возомнивший себя злодеем и требующий от Лю какую-то злосчастную силу дракона».

— Ложь! — взревел Тони, нанося очередной удар.

Бедняга Люциан согнулся пополам и закашлялся.

— У тебя есть последний шанс, — продолжил мучитель через минуту. — Если через два дня сила не займет мое тело, то погибнет не только Ряна, но и все заложницы острова.

— Ты не можешь устроить здесь кровавую баню, — просипел Лю.

— Сомневаешься в моих силах? — спросил насмешливо. — А зря.

Еще раз пнув того напоследок, Тони ушел. Я продолжала сидеть тихо, слушая всплески воды. Не понимая, угоняют ли мой транспорт или как. Но потом подумала, что вряд ли он оставит лодку. Хуже всего, если Тони обо всём догадался.

Лю не шевелился. Лежал на месте, где по ночам разводил костер. Сколько бы я ни звала его, он не отвечал. Пришлось выбираться самостоятельно. Сначала выковыряла сумку, а затем и сама выползла.

Подобралась к Люциану и дотронулась до его запястья. В голове моей творилась полнейшая неразбериха. С одной стороны, я поняла кем на самом деле является Тони. С другой… Лю. Кто он вообще такой?

От бессознательного тела получить ответ я не могла. Попыталась привести его в чувство, потрепав по щекам, но ничего не получалось. Я присматривалась, какую часть одежды пустить на перевязки, когда Лю наконец пошевелился.

— Ммм… Источник, — сказал он кровоточащими губами.

— Пить хочешь? — не поняла его просьбы.

— Мне нужно к источнику, — прохрипел и открыл тот глаз, что еще не распух.

Перекинув его руку через свою шею, попыталась помочь подняться. Получалось плохо. Несмотря на то, что Люциан явно выглядел мельче и значительно худее Тони, весил он много. По крайней мере, для меня. Нас шатало из стороны в сторону как моряки на палубе в сильный шторм. Под тяжестью его тела я сгибалась, но упорно шла пыхтя и называя его отъевшимся медведем.

Моим мучениям пришел конец, когда я рухнула у источника. Лю сразу оживился и залез в него головой. Отфыркиваясь как кот, он хлебал студеную воду.

Наблюдая за тем, как его лицо приобретает прежний вид, широко распахнула глаза. От нанесенных Тони побоев не осталось и следа. Опустив руку в воду, подумала, что и меня сейчас вылечит. Но чуда не произошло.

— Прости, но этот источник только драконов исцеляет, — усмехнулся Лю.

— Может, теперь ты расскажешь мне свою правду? — предложила, опустив плечи. Перестав мучить кисть, вытащила ее из воды и прижала к животу. Та жутко замерзла.

— Тебе нужно уходить, — отвернувшись, он снял футболку и выжал.

— Не получится. Тони, скорее всего, успел забрать лодку, а плавать я не умею, — отойдя от него, обтерла руки об одежду.

Так и оставшись с голым торсом, он вложил в мои ладони черный влажный комок и молча принялся мастерить костёр. Судя по имеющимся запасам сухих веток, надолго не хватит.

— Обычно он привозил мне необходимое, — пояснил Люциан. — Но не сегодня.

Я села потихоньку на пол и смотрела за ним. Прикидывая, как долго мы протянем. Через два дня явится Тони и лучше уйти до его визита.

— Утром нам нужно выбираться отсюда, — сказала уверенно. Лю моего энтузиазма не разделял. Он присел на корточки возле сложенных веток и вскоре загорелся огонь.

— Не получится, — вернувшись, повторил мои же слова, забирая футболку. Встряхнув ее, развесил на еще одну уцелевшую ветку. Получалось у него не очень. Отобрав одежду, разложила ту на камне неподалеку от костра.

— Так ты только сожжешь ее, — ответила на немой вопрос Лю. — Ты вроде давно в дикой природе, а не знаешь элементарных вещей.

— Просто… Я просто, — он замялся. — Подумал, что так будет быстрее.

— Замерз? — всполошилась, но открыв сумку, поняла, что мне нечего предложить.

— Не беспокойся, — хмыкнул он. — Я не мерзну.

Присев рядом, достала последний бутерброд. Снаружи уже начинало темнеть. Я и не заметила, как провела с ним почти весь день. От еды Лю отказываться не стал. Впился в мякиш хлеба будто голодал несколько дней.

— Очень вкусно, — улыбнулся он. — Давно я не ел человеческой еды.

— А что обычно…

— Тебе лучше не знать, — резко перебил Лю. И в моей голове начали зарождаться смутные сомнения.

«Неужели Люциан только кажется хорошим, а на самом деле не лучше чем Тони? Что если они работают в команде, и то избиение было лишь спектаклем для меня?»

— Зря я сюда приплыла, — резко встав, хотела уйти. Не знаю куда, но подальше. Да хотя бы вплавь до острова. Хотя даже там меня не ждало ничего хорошего. Тони явно имеет планы на нас и держит в заложниках невинных девушек.

Меня поймал за руку Лю. И так проникновенно взглянул, что сердце ёкнуло.

— Останься, — попросил он.

«О да! Как будто мне есть куда бежать».

Но капризничать я не стала. Села обратно.

— Просто скажи мне, что тебе можно доверять, — взмолилась, крепко сжав его руки. — Я одна посреди океана на крошечном острове. Вокруг враги и я не знаю что мне делать.

— Хорошо, — согласился он. — Но перед этим выслушай одну старинную легенду.

Я кивнула и разжала пальцы. Пересела чуть дальше и обняла колени, приготовившись к рассказу.

— В далеком мире, совсем не похожем на этот, тихо жили драконы и боги. Управляя низшими существами, они спокойно сосуществовали друг с другом. Но однажды главы самых сильных драконьих кланов, решили объединить свои силы. Как известно, залогом крепкого политического союза, является свадьба прямых наследников престола, — Лю замолчал, подкидывая в огонь хворостинку. — Дети полюбили друг друга и радовались, что их союз позволит объединить их кланы. Невеста научилась одному интересному трюку. Через сон, используя ментальное тело, она ходила к любимому, если им случалось расставаться. В день свадьбы боги прогнали обо всем и решили помешать, устроив резню. Часть гостей они отравили во время пира. Молодых супругов постигла печальная участь.

Он прервался и притих, словно набираясь сил перед тем, как озвучит финал легенды. В моей душе и вовсе творилось что-то непонятное. Далекое эхо боли прокатилось по всему телу, а затем пробила мелкая дрожь. Я знала, что ничем хорошим этот рассказ не закончится. Сделав глубокий вздох, Лю продолжил:

— Принцесса не смогла спастись. Точнее, это вина её супруга. Он не уберег. Пытаясь защитить любимую от удара молнией, полной гневом богов, оттолкнул ее. Жена провалилась в мгновенно открывшийся портал. Нет… Роулан, — опустив голову, Лю начал тяжело дышать.

Я уже поняла, что под соусом легенды он рассказал мне о своей жизни. У меня не оставалось сомнений, что Люциан говорит правду. Не знаю почему. Просто чувствовала и все.

— Я рядом, — сказала хрипло онемевшими губами.

Резко развернувшись, он обнял меня так крепко, что сделалось больно. Вяло пискнув, я поёрзала.

— Прости, — Лю отстранился. — Ты не она, но я больше не могу.

— Скажи, что было после того, как она провалилась, — попросила, погладив его по волосам.

— Боги уничтожили драконов, — опустив руки, он не переставал смотреть на меня. — Но принц выжил и смог найти тот мир, в который попала его любимая. Но это случилось слишком поздно. Она погибла, не дождавшись помощи. К счастью, души драконов перерождаются. И в этом мире она обрела новое тело. Стала человеком. Он хотел найти супругу, чтобы жить счастливо как простые смертные. Но не учел, что в этом мире переродившиеся души теряют прежние воспоминания.

Из моих глаз брызнули слезы. Я ощущала, как стекают капли по щекам, но не могла пошевелиться. Вспомнить прошлую жизнь для меня оказалось за гранью. По мозгам прокатывалось только эхо боли от одиночества и утраты. Понимая, что это не мои чувства, я не знала, как реагировать. В то же время стало жаль Люциана. После всего пережитого он оказался в лапах Тони.

— Я… Мне жаль, — язык прилип к нёбу и не слушался.

— Мне тоже, — вытерев с моего лица мокрые дорожки, вновь обнял. На этот раз бережно. — Прости. Я превратил твою жизнь в кошмар из-за эгоистичного желания отыскать душу Роулан. Я должен был отступить еще тогда, когда узнал, что она меня забыла. Я доверился Тони, думал, он поможет, но ошибся.

— Я не могу понять тебя, — ответила сухо. — Еще ни разу в жизни я не любила по-настоящему. Но… Лю… Я хочу помочь тебе.

— Что? — отстранившись, он округлил глаза.

И я, к своему стыду, только в тот момент поняла, что бессовестно лапаю полуголого мужчину. Потупив взгляд, поджала губы.

— Нужно выбираться из пещеры, — промямлила, заталкивая непрошеное смущение куда подальше. — Уверена, что на острове мы справимся с ним. Там девочки. Да, молоденькие и слегка глупенькие, но совместными усилиями мы выберемся, а дальше сам решай что делать.

— Это невозможно, — горько выдохнул. — Тони везде до нас доберется.

— Ты даже не пробовал, а уже сдался, — взвилась, вскакивая с места. — Хорош дракон. Сложил лапки и ждёт смерти в тесной пещере. Где твоя мощь? Огромные крылья, хвост и пламя изо рта не прилагаются?

— Я не столь сильный, каким ты меня воображаешь, — прошипел Лю поднимаясь.

Хотел еще что-то добавить, но плотно сжал губы и отошел к выходу из укрытия, тому что смотрел на злосчастный остров.

Подойдя к нему, занесла руку, чтобы положить ему на плечо, но не донеся опустила.

— Давай завтра попробуем доплыть, — сказала уже мягче. — Я лучше захлебнусь в море, чем позволю Тони разорвать нас на ленточки.

— Ты всегда была такой, — отозвался он устало. — Жертвовала собой не думая, что кому-то от этого станет невыносимо больно. И даже в новой жизни продолжаешь делать то же самое.

— Лю… я… — что сказать, не знала. Как уговорить заранее сдавшегося?

Пыхтя, так и стояла рядом, не найдя нужных слов.

Когда стемнело, и мои глаза уже слипались, Лю милостиво предложил мне устроиться на лежанке из сена. Сумка послужила подушкой.

Уже засыпая, почувствовала, как он лег рядом и притянул меня к себе. Сразу стало тепло и уютно и я смогла забыться во сне.

Апатия и пессимизм дракона меня не радовали. В поддержке я нуждалась как никогда.

«А если он не сильный? — кольнуло сомнение. — И его история это бред сумасшедшего?»

Перед тем как отключиться, сделала пометку в воображаемом ежедневнике: «Проверить слова Лю и заставить его обернуться в дракона».

Глава 7. Сила дракона.

Ранним утром я проснулась оттого, что замерзла. Костер давно потух, а Люциан, фыркая, умывался в источнике.

— Утречка, — сказала, подойдя к нему и зачерпывая ладонями воду.

— Ты как? — спросил небрежно, но я уловила нотки волнения в его голосе.

— Думаю о том, как добраться до острова, — ответила правду. — Лю, чтобы понимать наши шансы, мне необходимо знать на что ты способен.

— Это ты так попросила принять истинную форму? — поднял он бровь.

Широко улыбнувшись, я кивнула:

— Уверена, что ты размажешь их по стенке одной лапой.

— Ошибаешься, — в отличие от меня, Люциан, не был так весел, но и вчерашнего тотального уныния на его лице я не нашла. — Но убегать от тебя бесполезно. Знаю. Поэтому закрой глаза и пообещай не смеяться.

— Хорошо, — выполнив его просьбу, глубоко вздохнула. — Буду паинькой.

В ответ он усмехнулся. Несколько секунд абсолютно ничего не происходило, а затем послышалось смущенное:

— Открывай.

Распахнув глаза, увидела перед собой не огромного сильного дракона, которому и пещера мала, а ящерицу. С крылышками, правда, и огненным выхлопом как у зажигалки. Чешуя его переливалась красным золотом, а глазки смотрели на меня столь мило, что не выдержав, я все же улыбнулась.

«Не знаю как насчет силы, но обаяние у него просто убийственное», — подумала, протягивая руки.

Лю не сопротивлялся и позволил погладить себя, а затем и потискать как следует. Именно тогда я решила, что не оставлю его на растерзание Тони. Пусть он не всесильный и грозный, но живой, теплый, нежный, а главное… Лю нуждался во мне. Хоть я и не помнила прошлой жизни (если таковая вообще была), но помочь очень хотелось, даже если, обратившись в человека и избавившись от гнёта, он навсегда уйдет из моей жизни.

— Теперь понимаешь почему нам не справиться с Тони? — пискнул ручной дракон. Я терпеливо кивнула, поглаживая кожистые крылья.

— Неважно силён ты или нет, я все равно хочу попытаться. Ведь, так или иначе, он придет в пещеру, чтобы убить, — объясняла спокойным голосом. — Неужели ты готов сидеть поджав хвост и ждать? Ты можешь улететь.

— И оставить тебя одну? — всполошился он.

— Это то же самое, что и сидеть в пещере, — подводила его к правильным мыслям. — Теперь ты не один, так почему бы не начать действовать?

— Я не могу… Я… — он замялся.

— Хочешь, расскажу одну притчу? — спросила, почесав его за ушком. Дождавшись кивка, продолжила: — Это притча о слоне и веревке. Когда слонята еще совсем маленькие, люди, чтобы приручить их, привязывают к огромному дереву. Сначала он пытается выбраться, но не может совладать с веревкой. Постепенно слоненок привыкает к этому и сдается. Даже повзрослев не пытается освободиться. Но слон не понимает, что теперь он силён и сможет с легкостью освободиться.

— Я понимаю к чему ты клонишь, — кашлянув облаком дыма, сказал Люциан. — Но со мной совсем другая история. Я действительно очень слаб. Жизнь в почти безмагическом мире, да еще и без пары, вымотала меня.

— Ничегошеньки ты не понял, — разжав пальцы, выпустила вредную ящерицу на свободу. — Просто пойдем со мной. Я не твоя любимая, но и оставлять тебя здесь я не хочу.

Люциан вмиг обернулся в человека. Очень голого. Совсем голого. Смущенно закрыв лицо руками, я отползла к стеночке.

— Предупреждать же надо, — пискнула, чтобы он не подумал, что мне понравилось увиденное.

— Прости, — спохватился он. — Я давно не принимал истинную форму перед человеком.

— Все в порядке, — ответила, давясь рвущимся наружу нервным смехом.

Лю оделся и я вновь переключилась на серьезный лад. Нам предстояла добраться до острова. Если дракон мог спокойно долететь, то доплыть я не в состоянии. Поделилась размышлениями с Люцианом и тот тоже задумался. Вскоре мой живот неприлично заурчал.

— Надо что-нибудь поесть, — сказал он, покосившись на меня.

— Что предлагаешь? Мои запасы мы еще вчера схомячили, — подобравшись ближе, я обхватила живот.

— Слетаю рыбы наловлю, — пожал он плечами. — А ты сиди и никуда не уходи.

— Куда я денусь, — фыркнула, вздернув нос.

Уже через секунду, он обернулся в дракона и выпорхнул наружу. Одежда его свалилась комом. Понаблюдав за тем, как тщедушная фигурка превращается в еле заметную точку, я вернулась к источнику. Выпотрошила сумку на предмет чего-нибудь полезного. Нашлись чайные пакетики, полупустая бутылка воды, салфетки, злосчастная золотая карточка, давно забытая помада и счастливый билетик на автобус.

— Не сумка, а гробница хлама, — нахмурилась, откопав еще пару чеков и карманное зеркальце.

Люциан вернулся быстро. Скинул тушку еще трепыхающейся рыбины в пещеру, у самого входа, и опять улетел. Посмотрев на нее, присела рядом и ткнула пальцем в прохладное склизкое брюшко. Обед подпрыгнул, открывая шире рот. Вскоре мой добытчик прилетел со второй рыбиной. На пятой по счету тушке он свалился тяжело дыша.

— Какой ты молодец, Лю, — похвалила дракона и, пользуясь тем, что он еще не обернулся, почесала за ушком. С каждой минутой мне все больше хотелось завести себе нового питомца.

Когда я была маленькой, мама жутко злилась, увидев очередного котенка в моих руках. Их хотелось спасти, обогреть, накормить. Родители же придерживались иного мнения, сильно пожалев, что когда-то стали виновниками моего появления на свет. Старая обида начала вылазить наружу, как дрожжевое тесто из кастрюли. Я всегда упорно запихивала его обратно и накрывала крышкой, чтобы прожить еще какое-то время, до его повторного появления.

Мотнув головой, глубоко вдохнула. Люциан внимательно смотрел на меня, как тот щенок, который все понимает, но сказать ничего не может. Отвернувшись, я смахнула выступившие слезы. К моему величайшему удивлению, Лю прыгнул ко мне на колени и замурчал как толстый и пушистый кот. Гладя его по голове, я наблюдала за тем, как наш обед демонстрировал последние признаки жизни.

— Давай пожарим ее, — предложила, немного успокоившись.

Длинный скользкий язык облизал мою ладонь и я слабо улыбнулась. Спрыгнув, Люциан, пешком, перекатываясь с боку на бок, отправился вглубь пещеры. Я опустила голову, чтобы опять не увидеть больше приличного. Через несколько секунд ко мне подошли босые пятки.

— Я давно не принимал истинную форму, — пояснил он, ловя мой удивленный взгляд. — Не думал, что так быстро устану. Но я рад. Полет отрезвил мои мысли.

— Это хорошо, — смягчилась. — Может, придумаем, как добраться до острова и спасти девчонок?

— Я бы предпочел отослать тебя в безопасное место, — сказал, взяв меня за плечи. — Но не могу. И от этого…

Он осекся и замолчал. Я видела, как Лю борется с желанием обнять меня и укрыть от всего мира. Хоть его мозг и понимал, что я не Руолан, сердце обезумело. От этого нам обоим становилось неловко. Его руки разжались. Чтобы уйти от неудобных гляделок, он переключил внимание на рыбу. Я же отвернулась в противоположную сторону.

Да, во мне что-то переворачивалось каждый раз, когда Лю оказывался рядом, но недавно уязвленное самолюбие, одергивало меня. Совсем одиночество свело меня с ума. Внимание мужчин, я начала рассматривать как симпатию. Даже в двуличного Тони успела влюбиться за пару дней. Возможно, и подарки сыграли свою роль.

С Люцианом все происходило куда более запутанней. И эта непонятно откуда взявшаяся магия и перерождение душ…

— Так и будешь там стоять? — спросил Лю, восседая возле небольшого костра из последних веток.

— Задумалась просто, — ответила подойдя и садясь рядом, скрестив ноги по-турецки.

Рыбка уже медленно поджаривалась над языками пламени.

— Прости, если пугаю тебя, — сказал он виновато.

— Ничего страшного, просто… — плотно сжав губы, попыталась подобрать нужные слова. — Всё смешалось. Кажется, моя жизнь не станет прежней. И мне очень страшно. Но если я забьюсь в угол и заплачу, будет только хуже. Мне не на кого положиться. В обычной жизни это не так важно, но в сложившейся ситуации…

— Понимаю о чем ты, — кивнул он, переворачивая рыбу. — Долгое время я жил в этом мире один. Чужой и не понятый пытался найти Руолан. Когда познакомился с Тони, то очень обрадовался и выболтал тому историю всей жизни. Я всего лишь искал поддержку. Но после всего, он предал меня, заключив в этой пещере.

— Как иронично, — усмехнулась горько. — Нас предал один и тот же человек.

Мне опять стало неловко, потому что после этих слов мы оба надолго замолчали. Рыба медленно жарилась над потрескивающим огнем. Я кусала губы, ругая себя за то, что сболтнула лишнего и теперь Люциан вновь закрылся.

— Держи, — он передал мне готовую рыбину на палке.

Обжигая пальцы и шипя изо всех сил, я обдирала чешуйки. Добравшись до вожделенной мякоти, вцепилась зубами. Без соли и приправ, на вкус та оказалась совсем не той, к которой я привыкла. Представляя себе кисло-сладкий чили соус с брокколи и грибами, пережевывала почти безвкусное мясо.

— Не нравится? — спросил Лю, будто он шеф-повар и два часа готовил этот деликатес.

— Это не совсем то, что я обычно ем, — призналась, пожав плечами и осеклась. Он ведь же поймал ее сам, и костер поддерживал, чтобы приготовить, а я нос ворочу.

Дракон невозмутимо хрустел плавником, избавляя от необходимости объясняться.

— Вот вытащу тебя отсюда и приготовлю такую вкуснятину. Пальчики оближешь, — пообещала подмигнув и возвращаясь к рыбе.

— Договорились, — икнул он. А я чуть не упала.

«Неужели решился выбраться из этого неуютного места?» — слабо трепыхнулась надежда.

Помолчав еще немного, я попыталась подобрать правильные слова, чтобы спросить его о плане. Если, конечно, он имеется. Но Лю опередил меня.

— Сказать по правде, — начал он, переведя дух. — Я пытался отсюда выбраться. Обернуться в дракона не решался, поэтому построил плот…

— Так это же замечательно, — выпалила, радостно хлопнув в ладоши.

— Не всё так радужно, — поспешил объяснить Люциан. — Я его спрятал, чтобы Тони не нашел. Вот только вдвоем нам все равно не доплыть.

— Ошибаешься, — в моей голове вспыхнула гениальная идея. — Если станешь тем симпатичным малышом и полетишь, то я смогу догрести. А ты, как устанешь, будешь отдыхать на плоту. Да и вообще, ты весишь не больше кошки в той ипостаси.

Я не смогла сдержаться и рассмеялась. Лю обиженно надулся, видимо, размышляя, почему сам до этого не додумался.

— Ладно, — помолчав, сказал он. — Позже покажу тебе плот.

— Так чего ждать? — я поднялась и начала топтаться на месте, готовая уже грести к острову.

— Приближается буря, — озадачил Лю, сбивая с меня излишний энтузиазм. — Завтра с утра поплывем.

— Что за глупости, — буркнула останавливаясь и обращая взор к выходу из пещеры. Снаружи блестело солнце. На небе разве что перистые облака плавали.

— Я чувствую погоду, — мотнул он головой и начал невозмутимо кидать рыбьи кости в затухающий костер. — На воде опасно, да и здесь не лучше.

Озадачил дракон еще больше. Я даже не представляла к чему готовиться. Насколько сильным станет шторм? Не зальет ли он нас здесь? Дернув плечом, села рядом с Лю.

— Все плохо, да? — спросила слабым голосом.

— И уже давно, — усмехнулся тот. — Но ты пришла и пытаешься убедить меня в обратном.

— Да ну тебя, — фыркнула, услышав ответ. — Давай сюда свой плот. Если поплывем сейчас, то все получится.

— До чего же ты упрямая, — цыкнул дракон, вставая и удаляясь вглубь пещеры, за источник.

— Просто мне очень хочется жить, — крикнула громче, — Я не готова сложить лапки и ждать, когда придет обезумевший Тони.

— Еще и на язык остра, — сказал Лю, выволакивать на свет свою поделку.

Что сказать. Помнится, в садике из пластилина и палок все лепили нечто подобное.

— Он не утонет в первую же секунду? — спросила, смерив тяжелым взглядом творца и его уникальную работу. Её срочно нужно на выставку современного искусства. От покупателей отбоя не будет.

— Я проверял, — заверил он. — Держался… Вроде.

Последнее слово мне крайне не понравилось. Ему-то хорошо, маши себе крыльями и даже лапы останутся сухими. А я, скорее всего, хлебну сполна. Но других вариантов у нас не имелось. Потыкав в плот пальцем, опустила голову.

— Завтра поплывем, — резко выпалил Лю, убирая творение в дальний угол.

Снаружи громыхнул гром и я вздрогнула. Оглянувшись, увидела, как небо заволакивают черные тучи. Гонимые сильными порывами ветра, они плыли столь стремительно, что глаза улавливали движение.

— Ничего себе, — обронила, приближаясь к выходу. — Как такое возможно? Это магия?

— Нет, — Люциан оказался подле меня. — Мы находимся рядом с экватором. Здесь всегда так.

— А я уже было поверила в магию, — посмотрев на него, притворно надулась.

— В этом мире ее крайне мало, — взглянув на меня мягко, скривил губы. — Любое магическое существо, попадая сюда, обречено. Даже умея строить порталы, я не мог выбраться, да уже и некуда возвращаться.

— А, может ты нас на остров переправишь, с помощью магии? — родилась гениальная идея.

— Это опасно, так что нет, — ответил он резко.

Внизу, под нашими ногами, бесновалось море. Вспениваясь, волны бились о скалы, донося до ступней соленые брызги. Казалось еще чуть-чуть и сам Посейдон вынырнет из глубин.

Я попыталась сделать шаг назад, но поскользнулась. Лю мгновенно поймал меня, с тревогой смотря то на бурю, то на меня.

— Становится опасно, — сказал, подхватывая меня на руки. — Нам лучше укрыться.

Донес меня до источника и тяжело дыша, отпустил. Я мстительно зыркнула, наслаждаясь его мучениями. А нечего таскать меня без спроса. Но Лю ничего не сказал. Напился ледяной воды и сразу в норму пришел. Я поджала губы.

— Здесь будем в безопасности, — пообещал, вытерев рот.

Мы вновь обернулись на выход. Вода уже наполовину затапливала пещеру. Вскоре стоять мы устали и сползли на пол. Меня начало безудержно клонить в сон. Глаза слипались, а рот открывался сам по себе.

— Отдохни, — похлопав себя по плечу, пригласил Лю. Весь тщедушный дракон мне казался теперь уютной, мягкой периной. Не стесняясь, обняла его и закрыла глаза. Его рука скользнула на мою талию.

«Главное, что тепло», — решило уставшее сознание и я провалилась в тревожный сон. Мои ноги быстро замерзли, да и злосчастные брызги умудрялись долетать до нас.

Через какое-то время от неудобной позы все тело онемело, так что от малейшего шевеления боль прокатилась по всем мышцам и суставам.

— Я долго проспала? — спросила, отлипая от вялого Лю.

— М-м-м, — разлепив глаза, он осмотрелся. Снаружи солнце уже катилось к горизонту. — Похоже, что весь день.

— Так, — встрепенулась. — Надо плыть сейчас.

Скривившись от боли, разогнула спину. Послышался слабый хруст.

— На рассвете обязательно этим займемся, — он тоже поднялся, разминая конечности.

— Но… — я запнулась.

— Скоро стемнеет и возрастет опасность, — пояснил он, как первоклассный специалист.

— Тогда я сама, — сделав по направлению к плоту пару шагов, была поймана.

— Если понадобиться, то буду держать тебя всю ночь, — выдохнул он мне в шею.

«Вредный-превредный маленький дракон», — подумала обиженно и перестав сопротивляться.

— Здесь холодно, голодно и мокро, — начала ныть, применяя последнее оружие в своем арсенале.

— Потерпишь, — поставив меня перед собой, Лю опустил руки. — Будь хорошей девочкой и не упрямься.

— Если бы не я, то ты так и просидел здесь, ожидая своей погибели, — выпалила прежде чем подумать. Стало немного совестно, ведь он, жертва ситуации. Потерял любимую, сделал все, чтобы встретить её вновь, но ничего не получилось. А теперь, когда судьба наконец повернулась к нему лицом, и нашлась душа Роулан… Оказывается, она (то есть я) ничегошеньки не помнит. Еще и возмущается.

— Ты права, — сказал он, выдергивая меня из размышлений. — Всё благодаря тебе. Но подожди еще немного. Насчет уюта… я…

— Прости, перегнула палку, — прервала его пламенную речь. — Я…

Запнувшись, почувствовала себя ученицей восьмого класса у доски на уроке химии. Переглянувшись, мы оба заулыбались, скрашивая неловкий момент. Снаружи уже начало темнеть и я в который раз подивилась тому, как быстро летит время.

— Сегодня ночью придется без огня, — сообщил еще одну убойную новость Лю. А я даже злиться не стала. Устала и чувствовала, что скоро подхвачу простуду. Оглушительно чихнув, так что слезы брызнули из глаз, сгорбилась, обнимая себя за плечи.

— Приплыли… — выдала хмуро. Тело начинал бить озноб.

— Пойдем на мягкое, — дракон потащил меня куда-то еще глубже в пещеру.

— А, то есть все это время мы почем зря мокли у источника, — насупилась, медленно переступая с ноги на ногу.

— Не зря. Во время шторма источник излучает больше магической энергии, — виновато признался Лю, показывая мне ворох не самой свежей соломы и тряпок.

Я почувствовала себя настоящим бомжом. Где там мой кот, теплотрасса и бутылочка беленькой? Но выбора особенно не было, поэтому я уселась на предложенное. Лю примостился рядом, с виноватым видом побитой собаки.

— Ладно уж, — ткнула его в плечо. — Давай не будем ссориться, пока не выберемся отсюда. А потом…

Я замолкла, не зная, что случиться после того, как все закончится… если закончится.

— Рян… — позвал меня дракон и стушевался. Казалось, он собирался что-то сказать. Но облизав губы, выдал: — Неважно. Просто будь осторожна. Не хочу терять тебя вновь.

Я порывалась возразить, что он не совсем-то и нашел, но промолчала.

Всю ночь мы провели в напряженной тишине, пока я наконец не отключилась на плече у Люциана. 

Глава 8. Спасти или погибнуть.

На рассвете Лю растолкал меня, объявляя, что нам пора, иначе опять начнется сильный дождь. А мне уже ничего не хотелось. Веки отказывались подниматься.

— Вставай, — дракон пощупал мой лоб. — Сама же собиралась как можно быстрее доплыть на остров.

— Чур ты первый, — промямлила сонно. — Я через часик подтянусь. Скажи Тони не начинать без меня.

— Это не шутки Зорь, мы действительно в опасности, — подергав меня за плечо, потянул за руку, вынуждая сесть.

— Хорошо, что ты наконец все понял, но у меня нет сил спасаться, — открыв глаза, окинула пещеру мутным взглядом. Мир вокруг будто плыл. Тело резко начал бить озноб.

— Кажется, ты заболела, — еще раз дотрагиваясь до моего лица, выдал дракон.

— Так оно и есть, — сказала пересохшими губами, жажда врезалась в мозг. — Там у меня в сумке вроде были лекарства.

Выпив жаропонижающее, я почувствовала себя еще хуже. Конечности так ослабли, что, казалось, вскоре они незаметно отвалятся и тогда я превращусь в гусеницу.

— Еще пять минуточек, — простонала, когда назойливый дракон привел мое тело в вертикальное положение.

Он закинул меня на плечо и куда-то понёс.

— Нужно плыть немедленно. Опять собираются тучи, — сказал он тревожно.

Я попыталась собрать все силы. Ведь сама уговаривала его рискнуть, а теперь мой энтузиазм резко улетучился.

— Всё, всё. Я смогу, — стукнув дракона ладонью по спине, спустилась. Плот уже болтался одной половиной в воде, а другая его часть царапала небольшой клочок суши.

— Ты садишься, а я попытаюсь подальше оттащить тебя, — рассказывал Лю план. — Затем я обернусь в дракона и полечу над тобой. Ты сможешь грести?

— Постараюсь, — кивнула неуверенно.

Дракон еще раз кинул на меня встревоженный взгляд. А я почувствовала себя жутко виноватой из-за несвоевременной слабости. Не теряя времени, я полезла на хрупкий плот. Отплыв немного, поняла, что нас ждут незабываемые ощущения. Волны постепенно нарастали. Я гребла изо всех сил, Лю летел рядом. Свою одежду он заблаговременно положил в мою сумку, которая аки флаг моталась за спиной.

Стиснув зубы, я продолжала грести, даже несмотря на боль во всем теле.

— Ты как? — спросила миниатюрное чудо сверху. Я знала, что он переживает, но помочь пока ничем не мог.

— Держусь, — попыталась перекрикивать шум ветра.

Подняв взгляд, увидела как надо мной сгущаются тяжелые свинцовые тучи. Гонимые сильными потоками воздуха, они стремились скорее перекрыть весь небосвод. Казалось, что они придавят меня и утопят в разбушевавшемся океане. Но не смотря ни на что, я все равно гребла. Тяжелые капли начали стучать по моему телу.

Перед глазами все двоилось. Каждый вздох причинял нестерпимую боль. Та пульсирующим клубком образовывалась в моей груди и стремительно растекалась по телу. Закашлявшись, я вцепилась в край плота. Позже почувствовала, как лицо обо что-то ударилось и соленый поток хлынул в нос. Я поняла, что тону. Плавать я особо не умела, но помнила, что нельзя паниковать. Только как организовать себе спокойствие я не знала.

Жутко хотелось дышать. Легкие буквально разрывало от недостатка кислорода. Барахтаясь, я пыталась выплыть на поверхность. Но ослабленная внезапной болезнью, не могла добраться до столь вожделенного глотка воздуха.

Ноги свело судорогой. В голове разлетались острые осколки. Изо рта вырывались пузырьки газа.

Я почувствовала, как кто-то подхватил меня за талию. Вскоре, оказавшись на поверхности и выплюнув воду, судорожно вздохнула. Бултыхаясь рядом, меня прижимал к себе Люциан. Я успела увидеть его встревоженное лицо, перед тем, как нас накрыло волной. Удар вышел сильный и если бы не Лю, то я опять пошла вниз. Он смог вытащить нас снова.

Мы плыли и тонули, а затем опять грели, но подхваченные волной ударялись о воду. Та вдруг стала такой плотной, что походила на бетонную плиту.

У нас была одна цель — выжить.

Когда я под пальцами нащупала влажный песок, то чуть не рухнула целовать твердую землю. Люциан отдернул меня от несвоевременного порыва.

Ноги ходили ходуном и отказывались держать. Дождь все еще бил по нам сильным потоком. И казалось, что нет от него спасения.

В итоге я все же рухнула на колени, зашипев от боли. Везет мне на глупые падения, что поделать. Вскарабкавшись по Лю и поняв, в каком положении мы сейчас, хотела заставить мозг работать. Веди в отличие от Люциана, я более-менее знала что и где находится на острове.

— Там, — указала на едва виднеющийся сквозь ливень, темную постройку. — Кафе или бары, возможно, сможем укрыться.

Цепляясь друг за друга, мы пошли в том направлении и вскоре вышли к пустынной барной стойке, наглухо закрытой железным листом. Прошли чуть дальше и нырнули под навес второго строения. Этот бар представлял из себя двухэтажное здание на первом и веранде, обычно развлекались отдыхающие.

Стараясь не касаться взглядом наготы дракона, я искала чем можно его прикрыть. Убранные столы стояли тут же, рядом, и на нашу удачу, работники забыли снять одну из скатертей. Быстро выудив ту, обернула вокруг бедер мужчины и завязала тугим узлом сбоку. Стало немного легче. Но по мере того как адреналин выветривался из крови, я начинала ощущать слабость и нарастающую боль.

— Мы добрались до острова, — схватив меня за руку, сказал Люциан. — Как нам теперь выбраться отсюда?

— Я прилетела на самолете, — ответила хриплым голосом. — Я…

«Понятия не имею, как сбежать на большую землю», — стиснув зубы, закончила про себя.

Лю замер и поднял лицо, вдохнул свежий воздух и выдохнул облако дыма.

— Но в отеле есть девочки. Им нужна помощь, — добавила после непродолжительного молчания.

Я подумала, что всем вместе больше шансов выжить и справиться с Тони. О чем размышлял Лю, мне было неведомо. Вскоре он велел:

— Веди, может, удастся найти поддержку.

«Отлично! Наши мысли сошлись», — я едва не подпрыгнула от счастья, что не надо тащить дракона силком.

Ливень не спешил прекращаться. Мы еще немного потоптались под навесом. Я мысленно попрощалась с утерянной сумкой. Сухой кашель не давал мне расслабиться.

— Пойдем сейчас, — сказал Лю. — Я волнуюсь. Без помощи тебе станет хуже.

— Кхе… Да, — согласилась, собирая волю в кулак и выходя из укрытия.

Мы старались передвигаться как можно быстрее, но я постоянно спотыкалась и скользила голыми пятками по дорожке. Дракон пыхтел, но вовремя ловил меня, чтобы я опять себе что-нибудь не отбила. Вытирая с лица влагу, осмотрелась, понимая, что дождь теряет свои силы и видимость становилась лучше.

Мы стояли в десяти шагах от пятиэтажной гостиницы. Я не заметила, чтобы в окнах горел свет.

— Это здесь, — сказала, указывая на вход. — Но у меня нехорошее предчувствие.

— Давай сначала зайдем внутрь и переоденемся в сухое, — Лю потянул меня за собой.

Зайдя в просторный холл, мы не увидели и души. Я хотела позвать кого-нибудь, но дракон показал жестом, чтобы молчала. За шиворот залетел ледяной воздух из кондиционера. Поежившись, я прерывисто вздохнула.

«Так, нам нужно в номер, — попыталась сосредоточиться. — Но ключ пал смертью храбрых в море».

Обратив внимание на стойку и шкафчик с ключами, отлипла от дракона и прошла на ресепшн. К нашему счастью, запасные карточки лежали без присмотра и охраны. Подняв голову вверх, увидела камеру.

«Ну конечно, — щелкнула мысль. — Мы уже под наблюдением».

Я ничего не успела сказать. В мой затылок уперлось дуло пистолета. Не то чтобы нечто подобное происходило раньше или мой затылок столь чувствительный. Нет. Я видела, как Люциану тоже угрожали огнестрельным оружием. Холодное: «Не двигайся», тоже не предвещало ничего хорошего.

— Не трогайте её, — осмелился подать голос Лю, но его быстро успокоили резким ударом в район шеи. Дракон упал, а мое сердце пропустило удар. Не думала, что они так быстро с ним справятся. Медленно повернувшись, увидела перед собой знакомое лицо. Кажется, этого молодого мужчину звали Нилом.

«Значит, Тони помогают дружки, — сделала неутешительный вывод. — В самом деле, на что я рассчитывала? Будто он сам выйдет к нам и сразится врукопашную?»

Второй громила поволок Люциана к лестнице, со мной же остался Нил. Провожая дракона скорбным взглядом, я чуть не скрипела зубами от досады и беспокойства. Да, все же эта миниатюрная ящерица стала мне не безразлична. Пусть я и хотела при помощи него обезвредить Тони, но не предполагала, что все окажется так трудно. И серьезно.

— Иди, — велел мой конвоир, но направление не сказал.

Я вышла из-за стойки и пошатнулась. Меня грубо дернули за руку, не давая упасть.

— Куда? — спросила пересохшими губами. Пить хотелось неимоверно.

— К себе в номер, — озадачил он меня.

— Интересно, как я туда попаду, — прошипела сквозь зубы. — Ключа-то нет.

Ник молча вложил в мою руку карточку и мотнул пистолетом, дескать, пошевеливайся. И я подчинилась. Из-за нарастающих симптомов простуды (или чего похлеще) страх мой куда-то улетучился. Идей, как я их всех одолеть, конечно, не было, но и паники тоже. Лишь беспокойство за девчонок и Лю. Я и представить себе не могла, что с нами сделает Тони. Мысли о массовом убийстве гнались в дальние дали.

Мы медленно поднялись в мою комнату. Внутри творился полный кавардак.

— Переодевайся, — сказал Нил и кинул мне голубое платье из шифоньера. Тот самый подарок Тони, так сильно впечатливший меня.

— Отвернись, — попросила, отходя от него на два шага. А затем, неуверенно добавила: — Пожалуйста.

Мужчина рядом, конечно, красивый и все такое, но раздеваться перед ним я не желала.

«Что за дикость вообще?»

— Нет, — ответил он, однако убрал пистолет. Легче, конечно, стало, но не настолько, чтобы тут же начать раздеваться.

— Тогда в туалете можно? — не то чтобы мне приспичило, но хоть какое-то уединение. И еще не помешало бы жаропонижающее.

— Иди, — к удивлению, сжалился он.

Стеклянная стена в уборной приобрела белый оттенок когда кто-то находился внутри. (Я сама не сразу поняла этот трюк). Зайдя, открыла кран в умывальнике и начала стягивать с себя мокрую одежду. В следующий миг дверь распахнулась и в меня полетело полотенце и нижнее белье. Я вздрогнула и шумно выдохнула.

«Просто блеск, он еще трогал моё… ой нет, не хочу даже об этом думать».

Мысль о том, что можно выбраться по вентиляции я отвергла сразу. Она находилась под потолком и была столь узкой, что с моей комплекцией лучше даже не пытаться. Застряну.

Еще раз окинув закрытую дверь самым, наверное, несчастным на свете взглядом, принялась переодеваться в сухое. Руки тряслись, а пальцы не хотели застегивать потайную молнию на платье. Я пыхтела и сердито сопела, но в итоге все получилось. Вот только никакой шикарный наряд принцессы не мог скрыть моей усталости и болезни. Посмотрев на себя в зеркало, пренебрежительно хмыкнула.

«А толку?» — махнула рукой и вышла. Из обуви у меня оставались только босоножки и домашние тапочки. Естественно, что я выбрала удобный вариант. Видимо, уже теряя терпение, мужчина крепко ухватил меня за предплечье. Я дернулась и уставилась на него жалостливо. Где-то внутри умирала последняя надежда, что всё происходящее розыгрыш или дурной сон. Ведь не может случиться так много совпадений.

— Пойдем, — впрочем, Нил сказал это без злобы. Словно он не имел ничего против меня, и просто выполняет свою работу.

— Куда мы? — спросила, шагая рядом с ним по коридору, свет в котором горел лишь в начале и конце. Зачем такая экономия, мне не сообщили.

— Тони очень ждет тебя, — расщедрился он на четыре слова. Прогресс. Глядишь через пару недель сможет научиться говорить как нормальный человек.

«Интересно, со своей девушкой он тоже так разговаривал? — подумала и резко ухватилась за мысль. — Точно! Девушка, с которой он здесь встречался, вроде тоже пропала».

Запомнить всех на острове для меня оказалось невыполнимой задачей. И виной всему не мои плохо развитые память и внимание. Просто я так привыкла. Окружающие люди для меня всегда были чем-то незначимым. В моей жизни они всего лишь декорации, поэтому я никогда не жду от них сострадания или помощи в критический момент. Прошли, и всё. Какая вообще разница? До определенного времени, всех отдыхающих на острове я воспринимала именно так. Но теперь мозг лихорадочно вспоминал как я познакомилась с Ником.

«Мы просто случайно столкнулись в первый день», — чуть не закричала, когда показалась лестница вниз.

— Куда пропала та девушка, с которой ты начал встречаться на острове? — спросила, резко останавливаясь на полушаге. Стоя на ступеньку выше, оказалась почти одного роста с мужчиной.

— Ангелина… Она, — он вдруг замер, повернувшись ко мне лицом. Я подумала, что еще секунду и он расскажет. Моргнул свет, и мужчина сразу передумал что-либо говорить. — Неважно.

От досады, чуть не цыкнула, но сдержалась.

«Незачем его злить», — мелькнула правильная мысль.

Нил потянул меня вниз. Так мы спешно спустились на первый этаж. Пышная юбка злила меня неимоверно. Все же я не привыкла к подобной роскоши и платью в пол, препятствующему быстрым движениям.

Под главной лестницей обнаружилась неприметная дверь. Раньше я много раз здесь ходила, но не замечала ничего необычного.

Конвоир подтолкнул меня внутрь. Я попала в просторную, как бальный зал, хорошо освещенную комнату. Даже не представляю, как только удалось скрыть это помещение от глаз отдыхающих. Окон я не увидела.

По центру комнаты в кресле сидела фигура. А за ней стояли на коленях (некоторые лежали) девушки. У всех были завязаны глаза и руки заведены за спину. Самые стойкие невнятно мычали, прося их отпустить. Рядом с ними стояло пятеро вооруженных мужчин.

От увиденного мороз прошелся по коже. Я узнала Катю, Марину и Диану. Дернулась в их сторону, но меня остановили. Фигура по центру злилась, что я даже не взглянула на него. Но ему, скорее всего, было невдомек, что если я подниму глаза, то сердце не выдержит. Да, Тони вертел мной и чувствами как хотел. Все время я уговаривала себя забыть тот всем. Но…

Напряженную тишину разбавил звон каблучков. Взглянув на новое действующее лицо, я замерла. К нам приближалась та самая стюардесса, что сопровождала на борту самолета. Кажется, ее звали Маргарита. Подойдя, она опустилась на подлокотник кресла, рядом с Тони.

Я с отвращением наблюдала за тем, как её красные губы накрывают поцелуем того, с кем я еще недавно встречалась. Того, кто успел запасть мне в душу и разорвать ее на клочки. Стало обидно и весьма брезгливо от мысли, что я зачем-то цепляюсь за лживые отношения. Мало того, что они продлились недолго, так еще и привели к такому результату. Уязвленное самолюбие шипело разгневанной кошкой.

«Перестань смотреть, — взорвалась в голове болезненная мысль. — Все кончилось еще когда он показал свое истинное лицо. И незачем показывать, что-то задевает тебя! Сейчас, главное, выжить!»

Закрыв глаза, досчитала до десяти.

— Выведете его, — голос Тони прозвучал слишком громко. Вздрогнув, я резко распахнула веки. Через дверцу сбоку один из сообщников затащил Люциана внутрь.

Я дернулась к нему, но крепкая рука Нила словно приклеилась ко мне.

Лю пришел в себя, однако выглядел потерянным и жалким. В одной набедренной повязке из скатерти и с фингалом под глазом.

«Успел уже подраться?»

— Ряна, — позвал он встревоженно.

Меня приодели, в отличие от него. Но это как мало утешало. Вообще, казалось, что то платье, как проклятый свадебный наряд, слезет только с кожей.

— О, вы успели подружиться, ребятки? — притворно изумился Тони. Всем своим видом показывая, что даже не подозревал где меня носило двое суток.

Пленницы вдруг задергались. За что одна из них получила удар по лицу и упала. Я сделала шаг навстречу Тони:

— Прекрати! Девочки ни в чем не виноваты.

— Я знаю, — огрызнулся Тони. — Но мне нужно на ком-то выместить свою злость.

— Больной у… — ругательства так и лезли наружу против воли.

— Ох, у дракоши зубки прорезались? — усмехнулся тот, вставая с насиженного места.

— Не смей! Не трогай её! — Лю попытался подняться с колен, но его вернули.

— Это, между прочим, все из-за тебя, — Тони повернулся к Люциану. — Из-за твоей упертости и нежелания передавать мне свою силу. Ты только посмотри кого из меня сделал.

— Я тебе уже сотни раз говорил, что это невозможно, — прошипел тот.

— Рассказывай эти сказки кому-нибудь другому, — Тони ударил его ногой в лицо.

Нос Лю приобрел внушительную ссадину, на кафельный пол хлынула кровь. Ноги перестали меня держать. От увиденного подташнивало. Голова закружилась. Тогда, в пещере царил полумрак. Он прекрасно скрывал детали избиения, но теперь свет буквально слепил, словно здесь снимали фильм.

«Лучше бы это и вправду было кино, а еще лучше — дурной сон».

Тони резко переключил внимание на меня. Преодолев разделяющее нас расстояние, схватил за шею сзади. Я почувствовала боль вперемешку со страхом. Нил отпустив меня, отошел.

— Еще раз подумай, — крикнул он, надавливая на шею, вынуждая ниже опустить голову. — Хорошо подумай!

— Прекрати! — закричал Лю. Я могла видеть только кафель. Скосив глаза, заметила, как на лице дракона выступили желваки. — Ведь ты не хочешь причинять ей вред. Я знаю. У тебя появились чувства. Спустя столько лет настоящие чувства к человеку.

— Заткнись! — крикнул Тони, толкая меня. Я успела подставить руки, но все равно ударилась щекой. — Это ошибка. Я искал ее столько лет не для того, чтобы забрать себе.

Превозмогая боль, я прислушивалась. Тони явно потерял былую уравновешенность и уверенность в своих действиях.

— Тогда не смей её трогать, — тон Лю поменялся. Даже несмотря на него, я поняла, что дракон злится.

— Но теперь я знаю, в ком переродилась твоя ненаглядная. Как же мне поступить? — Тони рассмеялся. Так пронзительно и зловеще, что мурашки по коже пробежались.

Я все же нашла в себе силы, чтобы сесть. Лю был совсем рядом. Протяни руку и вот уже смогла бы дотронуться до него. Но мои поползновения прервал щелчок взведенного курка и резко оборвавшийся смех.

— Это последний шанс, — сказал Тони. — Отдай мне силу дракона.

Глава 9. Осечка.

Резко обернувшись, увидела, как Тони направил пистолет в толпу притихших девушек. Судорожно мазнув по ним взглядом, запоздало пересчитала всех.

К приятному удивлению, мы были в том же количестве, что и прилетели сюда.

«Значит, все целы», — подумала, выдохнув тайком.

Я поняла, что должна вмешаться, иначе, кто-то из них пострадает.

— Тони, хватит, — попросила усталым и скрипучим голосом.

На секунду даже растерялась, подумав: «Я ли это сказала?»

— Как только он передаст мне силу, я всех отпущу, — ответил тот скороговоркой. Но почему-то не верилось его словам.

— Скажи, пожалуйста, зачем тебе невинные девочки, — я сделала короткий шаг ему навстречу. — Тебя ведь интересуем только мы. Отпусти их. Они ни в чем не виноваты.

— Это чтобы ты почувствовала мою боль, — прошипел он. — Я столько лет потратил, разыскивая призрачную девушку, а в итоге…

— Но я ведь лучше нее, — вдруг подала голос бывшая стюардесса, все время тихонечко восседавшая на кресле по центру. Меня даже передернуло от этого тона. Но на удивление, Тони обернулся, не опуская оружия.

— Помолчи пока, а лучше уйди, — велел он, будто мы здесь играем в покер и ничего такого страшного не происходит.

Она встала и, вальяжно покачивая бедрами, беспрепятственно ушла. Мне тоже так захотелось. Я сделала пару шагов к выходу. Но тут же была поймана за шкирку. Огромная лапа крепко сжала мою шею и швырнула обратно в эпицентр разборок.

— Игры кончились, — Тони перехватил меня за талию, подставляя дуло пистолета к виску вплотную.

Нервно сглотнув, я посмотрела на Лю.

«Интересно, если он убьет меня, то душа вновь переродится? Может, еще через двадцать лет будет шанс узнать Люциана получше», — подумала, прикусывая губу, чтобы не начать рыдать в голос. Не хотелось провоцировать психопата раньше времени.

Я услышала, как щелкнуло у виска. Пистолет дал осечку. Люциан поспешил воспользоваться шансом и, отталкивая помощников Тони, прыгнул вперед. Почувствовав резкий толчок, я не сообразила что делать. К счастью, дракон успел меня поймать.

Раздались выстрелы, а за ними громогласное:

— Всем оставаться на своих местах, это полиция!

Я дернулась и посмотрела на Лю. Тот кивнул, дескать, все под контролем.

«То есть он знал, что на острове полиция?» — ошарашенно пришла к выводу, крепче хватаясь на его предплечье.

Качнув головой, он расцепил мои пальцы и рванул по направлению к Тони. Началась суматоха. Выстрелы, визги, крики: всё смешалось воедино. Мне показалось, что вот он ад, наяву. И я стояла в центре всего того безумия.

Видела, как выводили заложниц. Кто-то успел пострадать, кого-то уже заковали в наручники. Тони, выронив оружие, получал по лицу от Люциана. Я не заметила, как подползла ко мне бывшая стюардесса. Увидела лишь блеск её обезумевших глаз и оружие в руках.

— Постой! Ты… — выкрикнула, выставляя ладони вперед, но та резко нажала спусковой крючок. Во второй раз я оказалась менее удачливой и пуля вошла мне в бедро. Упав на спину, я просто завыла как дикий зверь. Куда ползти и что делать не понимала. Совершенно обезумев от боли и увидев лужу крови под собой, начала судорожно дергаться.

К счастью, второй выстрел она не успела сделать. Выбив из рук пистолет, ее скрутили. Кажется, лицо мужчины мне показалось знакомым. Вроде бы он был в числе тех красавцев, что принялись так рьяно ухаживать за нами с первых дней.

Зажав рану намотанным на кулак подолом, попыталась выровнять дыхание и успокоиться, чтобы оценить обстановку. Стюардесса лежала лицом вниз, полируя кафель щекой. Все помощники Тони были обезврежены. Вот только он сам не спешил сдаваться. Сцепившись с Люцианом, они, кажется, хотели биться до смерти. Полиция держала Тони на прицеле, но стрелять никто не решался.

У меня уже начали мельтешить черные мушки перед глазами и я поняла, что еще чуть-чуть и потеряю сознание. Свободной рукой оперлась на пол и прикрыла глаза. А потом ощутила, как мое лицо встретилось с кафелем. Безумно хотелось спать, но перебарывая себя, разомкнула веки. Увидела, как Тони заводят разбитые руки за спину.

И, казалось, вот-вот всё закончится. Люциан уже подошел ко мне ближе, чтобы помочь, но прогремел выстрел и громкий хлопок. Комната заполнилась пылью. Тяжело закашлявшись, попыталась закрыть нос ладонью, но ничего не вышло. Руки отказывались слушаться.

Через миг вспыхнул огонь и опять мир наполнился плачем и криками. Начался второй круг ада.

«И все из-за чего? Зачем всё это? Почему он устроил бойню?», — в моей голове рождалась масса вопросов, ответы на которые я вряд ли когда-либо получу.

Почувствовав чье-то прикосновение, вздрогнула. Рядом упала часть потолка.

— Ряна, Руо-лан… — позвал Лю.

Весь обожженный в черной копоти, перемазанный кровью, он подполз ко мне. Обнял, утыкаясь в шею носом. Встать мы не смогли.

— Представь самое безопасное место на свете, — попросил он. — В мельчайших деталях.

— Что?! — воскликнула, но подавившись дымом, закашлялась. — Я не собираюсь умирать.

— Просто представь, — повторил, добираясь до моего лица. Взгляд его серых глаз пугал.

— Зачем? — спросила, едва пошевелив пальцами, не понимая, что конкретно он от меня хочет.

— Доверься мне. Просто закрой глаза и представь безопасное место, — взмолился дракон. — Прошу. Скорее.

Я послушалась. Зажмурилась, восстанавливая в памяти свою уютную, слегка захламленную квартиру. Она досталась мне в наследство от прабабушки. Та очень любила меня и часто брала к себе. Помню, как она пекла печенье. Прокалывая кругляши из теста, размером чуть меньше ладони вилкой, напевала веселую мелодию. Затем она смазывала их сырым яйцом и отправляла в духовку. Получалось незамысловато, но, главное, что очень вкусно. Я всегда буду помнить их запах.

После её смерти рука не поднималась сделать ремонт. Казалось, что тем самым я уничтожу память о родном человеке. Мама настояла. Именно тогда, шесть лет назад мы начали сильно ругаться с ней. Она всё чаще вмешивалась в мою жизнь, доказывая свою правоту. Выкинула всю старую мебель, сменила обои и даже скрипучие полы. Я долго не могла поверить в реальность происходящего. Помню, как плакала и убивалась, но со временем боль утихла. С мамой мы так и не помирились.

Я представляла двуспальную кровать, шкаф в углу, компьютерный стол у окна. Мелкие детали сами всплывали в моей голове. Я вспомнила даже шторы на кухне с узором клубники и старые тапочки с ромашками.

Нас резко подкинуло, а затем моя спина ударилась обо что-то твердое. Застонав, почувствовала запах своей квартиры, а точнее, духов, которые я так любила. Не думала, что он впитается. В полумраке разглядела шкафчик с обувью и зеркало.

— Это моя прихожая? — спросила Люциана, но тот оказался в отключке.

Аккуратно стащив его с себя, буквально доползла до выключателя. Яркий свет ударил в глаза и я резко зажмурилась. Боясь той картины, что неизбежно предстанет передо мной, медленно открыла глаза.

На бежевый коврик стекала кровь. Люциан едва дышал. Рухнув на пол, подползла к нему и только в тот момент поняла, что дракон ранен в спину. Он закряхтел, и я больше не выдержала. Нужно было срочно вызывать скорую помощь. Открыв входную дверь и волоча раненую ногу, добралась до соседей и нажала на звонок. Те не спешили открывать. Тошнота подступала к горлу.

«Не смей терять сознание, — говорила себе мысленно. — Сначала помоги Лю».

Соседи всё же сжалились надо мной и открыли дверь. Размазывая по стенам кровь, я умоляла их вызвать врачей.

— Батюшки! Да как же так, милая? — на крики вышла бабушка Нюра. Она вынесла клетчатый плед и накрыла меня им. Вот только дрожь не прекращалась.

— Там… У меня в квартире еще один человек, — сказала я соседу, который уже поговорил по телефону со скорой.

— Через двадцать минут будут, — пробасил он в ответ. — Пойду проверю кто там еще пострадал.

Мужчина прошел рядом и на миг остановился, чтобы взглянуть на меня. Но ничего не сказав, прошел в квартиру. Нагнулся к Люциану и проверил пульс.

— Дышит еще, — крикнул сосед.

Я перевела дух, прислонившись лбом к стене с облупленной краской. Подо мной уже натекла приличная лужа крови, когда железная дверь вниз хлопнула и на этаж поднялась бригада скорой помощи.

— Помогите сначала мужчине в моей квартире, — проронила слабым голосом.

— Что у вас здесь произошло? — спросила врач, садясь рядом со мной на корточки.

Беда! Потому что историю я не успела придумать. Пришлось импровизировать на ходу

— Пришел неизвестный и начал стрелять, — ответила, перебирая в голове варианты. — Помогите нам.

— Так это криминал! — взвизгнула она. — Нужно вызывать полицию.

Я чуть не ударила себя ладонью по лицу.

«Вот кто меня за язык тянул? Надо было в обморок грохнуться!»

Дальше началась суета. Меня постоянно о чем-то спрашивали, дёргали. К тому моменту я уже мало что понимала и просто не слышала их разговоров. Сознание потеряла не сразу, а словно в замедленной съемке, мое лицо падало, пока не встретило препятствие в виде чьего-то плеча.

Измученный переживаниями мозг отказывался выключаться так просто. Хоть я и не могла пошевелить и пальцем, все равно цеплялась за крошки реальности. Ощущая себя, как мне казалось, в полудреме. Чувствовала, как разрезают пышную юбку, вдрызг испачканного платья. Понимала, что меня перекладывают на носилки. Помню карету скорой помощи и почти безучастные лица врачей.

«Да, это вам неамериканский фильм про спасателей», — промелькнула мысль.

Затем мне что-то вкололи и внешний мир перестал существовать. Казалось, что я смотрю в замедленной съемке последние события. Они неохотно сливались с настоящими. А затем, ускорялись, словно кто-то включил перемотку. Так повторялось несколько раз, пока в один момент, открыв глаза, я поняла, что мир перестал сходить с ума.

Я лежала в темной палате, огороженная белыми ширмами. На высоком потолке заметила квадратные светильники и долго наблюдала за тем, как они крутятся. Моргала медленно, заторможено. Я хотела позвать медсестру и спросить как там Люциан. Тревога за него не исчезала ни на секунду. Но в горле словно что-то застряло. Я не могла сглотнуть слюну, потому что её там не было. Так сухо, будто кто-то засыпал мне в рот песка.

Благо, что вскоре послышались шаги, а затем, я увидела усталое лицо молодой медсестры. Она спросила мои данные и помню ли я какое сегодня число.

— Где мужчина, который был со мной? — поинтересовалась у неё после пары глотков воды. — С ним всё в порядке?

— Он в реанимации, — ответила та безучастно. — Врачи борются за его жизнь.

— Можно мне к нему? — попыталась подняться на трясущихся локтях, но плюхнулась обратно. Ватное тело не желало меня слушаться.

— Вы только перенесли операцию, — медсестра дотронулась до моего плеча и проверила капельницу. — Сегодня лучше отдохните.

— Но как же… — слезы подступали к горлу.

«Это всё моя вина», — родилась мысль и начала яростно пульсировать.

— Отдохните, — на тележке с которой она пришла, лежал шприц и ампула. — Лучше если я вколю вам успокоительное.

— Может, не надо? — не хотелось снова проваливаться в радужный калейдоскоп.

— Просто расслабьтесь, — посоветовала она, наполняя шприц.

Я не успела и пискнуть, как совладав с моим вялым телом, она проворно сделала укол. В голове начали заводиться новые карусели.

— Отдохните, — повторила она, укрывая меня одеялом. — Вам нужно восстановить силы.

Её голос доходил до моего слуха как через толщу воды. Глаза медленно слипались, тело теряло всякую чувствительность. Будто в одночасье я стала облаком и воспарила к небесам. Во сне не приходили четкие образы, только радужные переливы и полное безразличие к окружающему. Словно введенный препарат заодно отключил мои эмоции.

Когда я очнулась, в палате было светло. Рядом кто-то переговаривался шепотом.

— Как прошла ночь? — спрашивал незнакомый мужской голос.

— Ко мне кого-то подселили, — возмущенно фыркнул девичий, тоже совершенно неизвестный.

— А ты как думала? Палата на шесть мест, — усмехнулся первый.

Я поняла, что это, должно быть, моя соседка.

Сопя, медленно перевернулась на бок и дотянулась до стакана на тумбочке. Пила жадно и быстро, заглатывая вместе с водой и воздух.

Дверь палаты открылась и к нам зашла медсестра с каталкой.

— Доброе утро, девочки, — это была другая, пожилая женщина. Она распахнула ширму и спросил мое имя и сегодняшнее число. Убрала капельницу и проверила давление. Всё это происходило в полной тишине. Устало улыбнувшись, она сказала, что я иду на поправку. После чего, перешла к моей соседке.

— Кричигина Оксана, — та также прошла стандартную процедуру. Видимо, девушка тоже поступила недавно.

— Включу вам телевизор, чтобы не скучали, — сказала медсестра и плазма, висящая почти под потолком, мигнув, начала показывать новости. — Пульт оставлю здесь.

Она положила его на небольшой шкаф в углу палаты и вышла, толкая перед собой тележку. На какое-то время повисла тишина. Я украдкой рассматривала рыжеволосую девушку напротив. Рядом с ней сидел молодой человек. Кем он ей приходится я могла только догадываться.

В сердце кольнуло беспокойство.

«Интересно, как там Люциан. Стало ли ему лучше? Больно? Сможет он восстановиться вдали от источника? Выживет ли после серьезного ранения?»

Прикусив губу, закрыла глаза. Я не хотела думать о плохом.

— Смотри, — из ступора вывел голос Оксаны. — Неужели появились новости о том страшном острове.

Услышав ее слова, распахнула глаза и повернулась к телевизору. Оттого, что я там увидела, закружилась голова. Внизу экрана мигала плашка: «Срочные новости». Репортер что-то усиленно кричал в микрофон. А на заднем плане дымился, объятый языками пламени отель, в котором я еще недавно находилась.

— Погромче! — выкрикнула хрипло. — Сделайте, пожалуйста, громче.

Я привстала, опираясь на локти, но быстро свалилась обратно. Ногу обожгла резкая боль.

— Девушка, лежите, — парень Оксаны засуетился и встав, схватил пульт.

— Взрыв произошел внезапно, — голос репортера стал отчетливо слышим. — Не всех пострадавших удалось вывести.

У меня участилось дыхание. Ладони вмиг сделались мокрыми и липкими.

— Всё еще не установлено местонахождение туристки Светлой Зоряны Валерьевны, — мою фотографию вывели на экран. Не знаю как им удалось это. Сразу захотелось провалиться сквозь землю.

На меня смотрели две пары ошарашенных глаз. Чувствуя их, я боялась шелохнуться.

— Всем пострадавшим будет оказана помощь, — до меня долетали обрывки фраз. — Окончательное количество жертв пока неизвестно. На данный момент их трое.

— К другим новостям, — диктор прервал репортаж.

Парень соседки сделал звук потише. Но не успели они мне ничего сказать, как в палату вновь вошла медсестра. На этот раз с завтраком.

— Так, девочки, — весело начала она. — Простите, что припозднилась. Вот ваша еда.

На выдвижной столик она поставила поднос и подняла верхнюю часть кровати, чтобы я приняла сидячее положение. Так стало значительно лучше. Встречаться взглядами с соседкой и её молодым человеком, я не спешила.

— Через полчаса выйдите из палаты, — сказала медсестра стоя у кровати Оксаны и помогая ей. — Вы и так пришли раньше положенного. Меня отругают, что впустила вас.

— Я понял, — кивнул парень. — Просто мне потом на работу.

Медсестра ничего не ответила и опять ушла.

Пережевывая совершенно безвкусную еду, размышляла над тем, что теперь делать:

«Если меня разыскивают, то скоро обязательно найдут. Я ведь указала настоящие данные при поступлении в больницу».

Спустя немного времени, мы остались с соседкой вдвоем. Та вела себя тихо, украдкой поглядывая на меня. Я делала вид, что ничего не замечаю.

Когда медсестра вернулась с лекарствами, мне пришлось рискнуть:

— Извините, — начала вежливо. — Вы не знаете в какой палате лежит тот мужчина, что поступил в больницу вместе со мной.

— Не моя смена была, — цыкнула она, ставя мерный стаканчик с обезболивающим и антибиотиками на прикроватную тумбочку. — Но если так печешься за него, то ладно уж, поспрашиваю. Муж?

— Нет. Друг, — принимая лекарство, пыталась ровнее дышать, чтобы не выдать свое беспокойство.

— Ох, по глазам вижу, что не это так, — лукаво улыбнулась женщина.

— Просто помогите, — вздохнула прерывисто.

— Не нервничай раньше времени, — сказала она собирая пустую посуду и мусор. — Узнаю я про него.

— Спасибо, — пробормотала растерянно.

После обеда смена моей благодетельницы закончилась и я осталась ни с чем. Она так и не передала мне никакой информации о Люциане. Волнение нарастало с каждым часом. К вечеру соседка, видимо, решила, что с нее хватит молчания.

— Это ведь тебя показывали по телевизору в новостях? — спросила Оксана, будто бы и безразлично вовсе. Но я заметила, как внимательно она смотрела экстренный выпуск новостей в обед. Тот лишь повторял уже имеющуюся информацию и продемонстрировал сгоревшую и наполовину разрушенную гостиницу.

— Я была там, — не стала врать. — Но успела вылететь за день до трагедии. Возможно, не сохранилось данных об этом.

— Повезло тебе, — соседка поверила мне.

«Она думала, что я призрак?»

Вечерний выпуск новостей мы смотрели вместе.

— Напоминаем, что вчера произошел взрыв на частном курорте, владельцем которого являлся русский бизнесмен и миллиардер Антон Морозов, — скороговоркой проговорил диктор. — В результате погиб сам владелец и двое мужчин, личности которых не разглашаются в интересах следствия. Мы будем и дальше освещать ситуацию на острове.

Вот и всё. Даже мою фотографию не показали. И быстро перешли к другим новостям. Олеся сделала потише и я погрузилась в раздумья. Когда диктор говорил о миллиардере, сбоку экрана высветилась фотография Тони. Я оцепенела на миг, не понимая, происходит ли все на самом деле или это дурной сон. Да, он подлец и хотел совершить нечто ужасное с заложницами и Люцианом, но отчего-то сердце сжалось. Ведь умер человек, которого я знала лично. Обнимала его, целовала, а теперь…

Накрыв рот ладонью, заплакала, рвущийся наружу вопль. Но видимо, я плохо справлялась, потому что в палату забежал врач и медсестры. Они попытались задавать мне вопросы и попросили посмотреть на них. Я ничего не могла сделать. Тело перестало слушаться. Даже моргнуть оказалось невозможно.

Схватив меня за руки и ноги, буквально вжали в кровать, чтобы я не дергалась. А затем вкололи лекарство. Не знаю, что именно, но все вокруг перестало иметь значение. Если ранее мышцы парализовывал спазм, то теперь чувствовала, как расслабляюсь. Будто приняла убойную дозу алкоголя в баре. Безудержно хотелось спать и больше ничего. Меня не тревожила боль в ноге и состояние Люциана.

«Завтра, все завтра, — пообещала себе, закрывая отяжелевшие веки. — Дождись меня Лю…»

Мысли стали вязкими. Я опять проваливалась в бездну воспоминаний. Проносясь по ним с такой скоростью, что все сливалось в одну сплошную линию из различных образов.

Всё закончилось внезапно. Первое, что я отчетливо ощутила — это боль в ноге. К ней явно кто-то прикасался, причем холодными пальцами.

— Не дергайтесь, — предупредила медсестра, та самая в смену которой я поступила. — Сейчас сделаю вам перевязку и дам обезболивающее. Рана не гноится, так что не о чем беспокоиться.

Послушно притихнув, позволила ей доделать свою работу. Повернув голову, на секунду выглянула в окно, соображая, что лежу я вовсе не в ближайшей к моему дому больнице, а в центральной. Самой укомплектованной и соответственно, дорогой.

Перед взором сразу замаячила кругленькая сумма, которую придется заплатить при выписке или в рассрочку на месяц. Я возвращалась в суровую реальность.

Горько усмехнувшись, перевела взгляд на кровать, где еще недавно лежала моя соседка.

— А где Оксана? — спросила у медсестры, которая укрывала меня одеялом.

— Так перевели в соседнюю палату, — она покачала головой и шумно выдохнула. — Ночью вы обе такое здесь устроили.

— Я ничего не помню, — сказала растерянно, собирая в голове осколки недавних событий. Но после укола сознание провалилось в туман.

— И не удивительно, — её тон стал серьезным, заставляя меня насторожиться. — После убойной дозы успокоительного вы, должно быть, спали как младенец.

— Да, — ответила враз осипшим голосом.

— А соседка ваша, увидев происходящее, тоже начала кричать и проситься на волю. С горем пополам уговорили ее не делать глупостей и оставаться в больнице, — после этих слов, медсестра померила мне давление и собралась уходить, как дверь в палату распахнулась. На пороге стоял высокий молодой мужчина в полицейской форме.

Я сразу поняла, что это ко мне. Его взгляд, цепкий и пронзительный, быстро обвел палату и остановился на мне. Вжавшись в койку, я отсчитывала вздохи, приводя мысли в порядок.

«Он сразу поймет, если я буду врать», — подумала, наблюдая за тем, как тот шагает вперед.

— Здравствуйте, здесь лежит пациентка Светлая Зоряна Валерьевна? — спросил вкрадчиво. Сделал он это скорее ради приличия и, чтобы плавно пойти на контакт.

— Ды-да, — выдавила из себя медсестра. Натянуто улыбаясь, она рукой указала в моем направлении.

— Я следователь, Фролов Александр Иванович, мне нужно побеседовать с ней, — продолжил он, демонстрируя документ.

— Будьте осторожны, — обронила она, поворачиваясь ко мне. — Психическое состояние пациентки не стабильно. И еще мне нужно доложить дежурному врачу о вашем визите.

— Как всегда, рьяно защищаешь больных, — хмыкнул он небрежно.

— Это наша работа, — не осталась в долгу медсестра. Чувствовалось, что между ними давно стояла неприязнь.

Взглянув на меня еще раз, она ушла.

Понимая, что неприятного разговора не избежать, собрала волю в кулак и с добродушием в голосе поздоровалась со следователем.

Приблизившись ко мне, он достал из внутреннего кармана блокнот в черной мягкой обложке. Раскрыл его и пробежал взглядом по написанным строкам. Затем в его правой руке появилась синяя шариковая ручка. Самая дешевая, но очень приметная. На работе у нас Ирка любила писать именно такими ручками.

Вспомнив про подругу, я вздрогнула. Следователь будто только этого и дожидался. Наши взгляды встретились и он спросил:

— Зоряна Валерьевна, разрешите задать вам пару вопросов о том курорте, где еще вчера вы числились в списке отдыхающих? 

Глава 10. Допрос с пристрастием и откровение дракона.

— Да, конечно, — ответила, подобравшись.

— По нашим данным, вы прибыли на частный остров бизнесмена Антона Морозова в составе туристической группы из пятнадцати молодых девушек. Это случилось примерно две недели назад. Все правильно? — он занес руку над блокнотом.

— Да, я там отдыхала, — ответила честно. — День назад попросилась обратно и меня отвезли.

— На чем? — задал он следующий вопрос, не отрывая глаз от блокнота.

— На частном самолете, — врала, не краснея. — Я не знаю кому он принадлежит, но отличался от того, на котором мы туда прилетели.

— Вы вернулись одна? С вами кто-то был? — продолжил он допрос, теперь уже не сводя с меня глаз. Я почувствовала себя если не под микроскопом, то как минимум под лупой.

— Я заболела, — импровизировала на ходу. — Поднялась высокая температура и меня срочно отправили лечиться.

— Но попали вы в больницу не по этой причине, — не отставал он. — К тому же, в компании некоего мужчины.

— Это не ваше дело, — прошипела сквозь зубы. Этот Александр как там его, начинал раздражать меня. Но не успела я как следует разозлиться. Внутри зашевелился здравый смысл.

«Нельзя реагировать на него, выдавая свое состояние. Он только этого и добивается».

— Зоряна Валерьевна, по сему случаю возбуждено уголовное дело. Убит весьма влиятельный человек, — с лица следователя пропали все эмоции.

— Я подозреваемая? — спросила медленно немея. Хорошо, что я уже лежала, иначе бы непременно упала.

— Еще нет, — захлопнув записную книжку, он убрал ее в карман. — Но если продолжите лгать, то станете.

— Послушайте, я правда заболела, — выпалила, сжимая край одеяла. — Но я не помню, как оказалась в своей квартире и получила ранение. Со мной действительно был мужчина, но кроме имени, я о нем ничего не знаю. Прошу, поверьте мне.

— Это уже больше похоже на правду, — криво ухмыльнулся он, снимая ту жуткую маску злого следователя.

«Видимо, что я оказалась весьма убедительной и он поверил. Ни за что не расскажу про дракона, иначе упекут в психушку надолго».

— Надо проверить вашу кровь на наличие запрещенных веществ, — проронил он, после короткого молчания. В кармане его брюк завибрировал телефон. Следователь поспешил ответить, а я украдкой перевела дух.

— Слушаю, — хмуро выдал он. — Да. Да. Как раз сейчас беседую с ней. Понял. Отбой.

Нажав кнопку: «Завершить», он вернул всё свое внимание мне.

«Вот счастье привалило!»

— Итак, Зоряна Валерьевна, запрос на анализ крови я сделаю. Обстоятельства вашего внезапного исчезновения тоже будут выяснены, — резюмировал следователь. — Остался один вопрос. Как близко вы были знакомы с погибшим Морозовым?

— С чего вы взяли, что мы знали друг друга? — фыркнула недовольно, изображая уязвленное самолюбие.

Александр молча вынул из кармана телефон и продемонстрировал мне селфи. То самое, что мы сделали с Тони в баре на пляже. Я почувствовала, как румянец приливает к лицу. Уши начали полыхать. Очень плохая из меня вышла актриса. А уж врушка, вообще никудышная.

— Он просто угостил меня коктейлем, — призналась, пытаясь пошевелить онемевшими от страха пальцами. Этот разговор я еще долго не забуду. Особенно перед сном. Буду вспоминать вопросы следователя и придумывать как надо было ответить, чтобы блистательно выйти из ситуации.

— Только ли? — он прищурил один глаз, а я чуть не икнула. Хорошо хоть лампочку не принес, чтобы ей мне в лицо светить.

— Мы мило поболтали и провели весь вечер вместе. На этом всё, — воздух в легких резко закончился. Словно я опять оказалась в штормовом океане.

— Мы проверим, — добил меня следователь. Как он собирался это делать, я не представляла.

«И зачем ему? Неужели он думает, что я виновница взрыва?»

— Почему вы меня об этом спрашиваете? — возмутилась, чуть привстав, но резкая боль в ноге охладил пыл.

— Отдыхайте Зоряна Валерьевна, — вдруг смягчился он, увидев искаженное жуткой гримасой мое лицо. — Я приеду к вам еще.

Я чуть не застонала от досады. Не думала, что меня вовлекут в эти разбирательства. Я вообще не хотела, чтобы кто-то умер во всем той заварушке.

Попрощавшись, Александр вышел из палаты. Следом за ним зашла медсестра. Накормила меня и дала гору лекарств. Я молчаливо выполняла её инструкции, думая, когда лучше мне вновь попросится к Люциану. Затем у меня взяли кровь за обещанный следователем анализ.

В обед пришел врач и долго рассматривал мою пострадавшую ногу.

— Что ж, милочка, идете не поправку. Кашель больше не беспокоит? — мужчина прошамкал зубами и уставился на меня.

— Кхэ. Уже лучше, — отозвалась запоздало. — Спасибо вам, доктор. А можно мне к моему другу? Говорили, что он в реанимации.

— Вы только не нервничайте, — цыкнул тот на меня. — Скажу, как можно будет, а пока отдыхайте и набирайтесь сил.

Я кивнула в ответ и крепче стиснула зубы.

«Мне необходимо попасть к Лю».

— Кажется, её психическое состояние не в норме, — обратился врач к медсестре. — Попросите, чтобы психотерапевт осмотрел пациентку.

Сделав вид, что я ничего не услышала, прикрыла глаза. Для полной радости мне не хватало экскурсии в белую комнату с мягкими стенами.

Естественно, что отдохнуть, как советовал врач или хотя бы расслабиться я не смогла. Положение осложняла моя неподвижность. Буквально воя от беспомощности, молила, чтобы скорее наступила смена той самой пожилой медсестры.

Ближе к вечеру я увидела знакомое лицо.

— Как вас зовут? — спросила её, пока та старательно проверяла мою рану.

— Софи, — ответила она, не отрываясь от дела. — Так меня любят называть коллеги.

— Помните, Софи, я спрашивала вас о моем друге? — закинула удочку, медленно подходя к сути.

— Помню, конечно, — нахмурилась она и поджала губы, словно готовясь сказать мне что-то грустное. — Насколько я знаю, он еще не приходил в себя. Но врачи сделали все возможное.

— Отведите меня к нему, — попросила дернувшись и пискнув от боли.

— Отвести? Нет. А вот отвезти, другое дело, — выдала она загадочную фразу и вышла, оставив меня недоуменно хлопать ресницами.

Вернулась она быстро, толкая перед собой инвалидную коляску.

— Вот. Лучшее средство передвижения для тебя, — просияла медсестра, стирая между нами границы формальности.

От радости я чуть было не расцеловала её.

— Спасибо, — пискнула слабо, когда она помогла сесть мне в кресло.

— Ерунда, — отмахнулась Софи. — Правда, вечером пациентам не позволено разгуливать по больнице. Но я что-нибудь придумаю.

«Мировая женщина, — отметила, молчаливо глядя на нее. — Всё же мне очень повезло с Софи».

Сквозь выскобленные, благоухающие медицинским спиртом и лекарствами коридору, мы пробирались как партизаны. Медленно и не привлекая внимание работников, Софи шла невозмутимо, как танк.

Серый однотонный интерьер и стены… Стены… Стены… Двери… О! Кофе машина! Стены… Стены. Так мы и прошли до двери с длинным прямоугольным окошком.

— Он там, — шепнула медсестра. — Минут десять у вас есть.

Люциан лежал в одноместной палате. Утыканный проводками и обставленный экранами. К его указательному пальцу крепился пульсоксиметр похожий на прищепку. Монитор делал тихое: «Пик».

Приблизившись, я заметила, что дракон очень бледный. Щеки стали впалыми, на запястьях отчетливо просматривались косточки.

— Бедненький, — прошептала, взяв его за руку. — Прости, что повела тебя обратно на остров. Лучше бы я придумала другой план и не подвергала тебя опасности.

Сердце сжималось. Я во всем винила только себя.

«Ты всегда была такой», — кольнуло внутри.

— Лю, очнись, — попросила, касаясь губами его прохладных пальцев. — Не оставляй меня одну.

Обдав горячим дыханием его запястье, я прикрыла глаза не зная что делать и чем ему помочь. В следующий миг пальцы дракона шевельнулись. Меня будто слабым разрядом тока ударило.

— Не плачь, — первое, что сказал Люциан, придя в себя. Не обращая внимание на мокрые от слез щеки, чуть привстала и рухнула на его кровать.

— Ты… Как ты? — спросила сбивчиво. Обняв его за талию, уткнулась лицом в бок. Дракон слабо рассмеялся и потрепал меня по волосам.

— Всё будет хорошо, Рян, — ответил уверенно. — Или ты забыла кто я?

— Помню, конечно. Но ты вдали от источника и не просыпал два дня, — отстранившись, подняла на него взгляд. — Я так перепугалась. А как очнулась, началось… То репортажи по телевизору, то следователь приходил меня допрашивать. Я не знала как себя вести и что ему говорить.

— Тише, тише, — дракон бережно взял меня за подбородок. — Всё позади. Слышишь? Я рядом.

— Да, но… — хотела возмутиться, но на губы скользнул тонкий указательный палец.

— Не шуми, — попросил спокойно. — Как только они поймут, что я проснулся, начнется суета. А мне нужно кое-что рассказать тебе.

— Что именно? — я подобралась и отлипла от Люциана. Поудобней уселась в кресло. На момент стало стыдно, что принялась первым делом тискать его.

— Всю правду, — сказал он и я навострила уши.

— То есть до этого ты лгал мне? — мой голос дрожал.

— Недоговаривал, — расплывчато ответил он, и внутри меня что-то оборвалось. Положив руки на колени, я опустила голову. Растрепанные волосы упали на лицо, отгородив меня от Люциана.

— Рассказывай, — промямлила непослушными губами.

— Начало истории ты знаешь, — буркнул он. — Всё, действительно, происходила так. Я правда искал душу Руолан. Я лишь преуменьшил свои возможности. Для этого мира я очень силён. И сперва мне все легко удавалось. Я впитывал знания с такой скоростью, что ты и представить себе не можешь. И на самом деле нашел тебя, когда еще малышкой спала в колыбели.

— И что потом? — поторопила его. Дракон говорил медленно. Растягивая слова и делая долгие паузы он резал меня без ножа. Не терпелось услышать правду.

— Я понял, что твоя душа чиста, невинна и совсем не помнит о прошлой жизни, — продолжил он, совершенно не злясь на меня за несдержанность. — Не зная что делать, я продолжил существовать, механически выполняя свои обязанности. И через двадцать лет, наконец решился вновь увидится с душой Руолан. Но ты пропала. У нас не сформировалось привязки. Я был столь глуп, что не запомнил ни адреса, ни имени твоих родителей. Гнушаясь человеческими методами поиска, собственноручно разрушил последнюю надежду.

— И этот дракон просил доверять ему, — фыркнула устало. Его откровения никак не отозвались в моем сердце.

— Это еще не все, — протянул Люциан безрадостно. — Около десяти лет назад я встретил Антона. К тому времени, я уже несколько лет работал в его дочерней компании. И так уж сложилось, что он узнал мой маленький секрет. И неудивительно, ведь мы с ним очень похожи.

— Он тоже дракон? — моргнула непонятливо.

— Маг. Такой же чужой в этом мире, как и я. Вот только цели мы преследовали разные. Моя история очень заинтересовала Тони, и он вызвался помочь мне, — дракон запнулся. Но я не решалась ничего сказать. — Так, казалось… Так хотелось думать… За что и поплатился. Маг жил в вашем мире меньше моего, но сумел многого достичь, поэму я доверился ему. Но хуже всего то, что я поставил тебя под удар. Сможешь ли ты простить меня?

Я увидела глаза, полные раскаяния, но не спешила отвечать. Вместо этого, задала давно волнующий вопрос:

— Это ведь не вся правда? Ты знал, что на острове полиция готовит операцию.

— Да, — ответил сухо. — Не мог позволить Тони и дальше творить тот кошмар. Прикидываясь слабым, я выигрывал время и усыплял его бдительность.

— А заодно и меня водил за нос, не выпуская раньше времени из логова, — закончила за него.

На несколько секунд в палате воцарилось молчание и только приборы продолжали пищать.

— Прости, — Лю раскаивался, но ни о чем не жалел. — Но я не мог отпустить тебя. Я…

Люциан опять затих. Мне стало неловко от этого разговора.

«Он мне вообще кто? Зачем я мучаю его… хотя, сам виноват. Затеял правду рассказать. Теперь оба страдаем».

— Всё в порядке, — я криво улыбнулась.

За дверью послышались разговоры. В палату зашел врач и медицинский персонал.

— Что вы тут делаете? — засуетился пожилой мужчина. А я опустила плечи и мечтала стать невидимой.

— Это я ее сюда привезла, — вмешалась Софи. — Не ругайтесь, Сергей Анатольевич, девочка мужа хотела проведать. Хоть глазком увидеть.

— Закончила? — спросил ехидно. — Тогда уходите обе. Мне пациента осмотреть надо.

— Ряна, не волнуйся. Всё будет хорошо, — до меня долетели последние слова Лю. — Позже еще поговорим.

— Но как же следователь?! — выкрикнула чуть не плача. Софи уже начала увозить коляску. — Меня обвиняют в смерти Тони.

— Уведите ее сейчас же, — врач, явно рассерженный, зыркнул на меня как на врага.

Медсестра поспешила выполнить его поручение. Мы опять оказались в однообразном коридоре.

— Не обижайся на него, — подала голос Софи. — Он просто выполняет свою работу.

— Да, я понимаю, — отозвалась рассеянно.

Мои мысли занимал не врач, а рассказ Люциана. Я и подумать не могла, что он окажется настолько смышленым.

Мир опять переворачивался с ног на голову.

В палату мы прибыли молча. Софи помогла мне устроиться на кровати. Но я не спешила ее отпускать. Схватив за край белого халата, спросила:

— Отвезешь меня завтра к нему?

— У меня выходной, — вздохнула медсестра. — Семейные проблемы. Надо с внучкой посидеть.

— Тогда как только выйдешь на работу? — хотелось, конечно, поскорее, но вряд ли кто-то еще пойдет на подобное.

— Хорошо, — сказала Софи. У меня камень с души упал.

Поздней ночью мое одиночество закончилось. Будто медперсонал резко вспомнил, что шестиместная палата практически пустует и подселили двух пациенток. Первая без умолку разговаривала по телефону и шуршала пакетами. Затем, причмокивая что-то уминала с аппетитом.

Мой желудок вспомнил, что давненько вкусной еды в него не поступало и завыл. Как одинокий кит в океане. Благо, что кроме меня, больше никто не услышал его сольную партию.

Запахло варёными яйцами и колбасой. Сразу показалось, что я еду в плацкартном вагоне на море.

«Брр. Нет уж. Хватит с меня курортов на всю жизнь. Полные штаны впечатлений и простреленное бедро».

Я честно пыталась уснуть. Но из головы все не выходил разговор с Люцианом. К тому же, запах еды усиливался.

— Вы с ума сошли? — нас все же навестила дежурная медсестра. От увиденного она явно разозлилась. — Перестаньте есть. Сказано же, не брать еду из дома. Здесь вас будут кормить согласно оплаченным дням пребывания. В конце концов, на первом этаже есть фудкорт. Сходите туда с утра.

— Но там не фруфна готовят, — прошамкала соседка.

— Правила есть правила. Они для всех одни, — не сдавалась медсестра.

Я слушала их, не открывая глаз. До меня доносились звуки возни и едва различимые ругательства. А потом все стихло.

Утром, просто завтрака, меня ждало новое потрясение. Размазывая несуществующие слезы и причитая на все лады, в палату зашла моя мама. За то время, что мы не виделись, она заметно постарела и немного похудела.

— Ох, доченька-а-а, куда же ты запропастилась? — голосила она, подойдя к моей кровати. Я отвернулась к окну. — В квартире все в крови. Соседи без умолку звонили мне и просили прийти. А я ведь работаю. Не сразу получилось освободиться.

«Лучше бы ты так и сидела на своей любимой работе», — сказать эти слова вслух, не отважилась.

— Я все больницы, все морги обзвонила, — продолжила мама, не дождавшись моей реакции. — Все слезы выплакала, все нервы вымотала.

— Хватит, — попросила, медленно повернувшись к ней. — Незачем устраивать представление.

Мои соседки с удовольствием смотрели на семейную сцену. От этого становилось неловко и стыдно.

— Доченька, расскажи, что случилось, — попросила родительница, взяв меня за руку. Я хотела отдернуть её, но прикусив губу, приготовила моток терпения.

— Я ничего не понимаю, — ответила, изображая растерянность в голосе. Чувствую, что такими темпами научусь быть изворотливой как гадюка. Ни дня без новых навыков.

— Бедняжечка, — сочувственно хмыкнула мама. Я начала часто моргать, чтобы ненароком не скривиться, выдавая истинные эмоции. — Подожди, поговорю с врачом, может, как-то восстановим твою память.

— Не надо, мам…

— Как это не надо? Мама лучше знает что тебе нужно, а что нет, — завела она старую шарманку. По моему телу прошла дрожь.

— Делай что хочешь, — выдернув руку, накрылась одеялом по шею.

Та, недовольная ответом, закатила глаза. В отличии от меня, она не стеснялась показывать всю гамму своих эмоций.

— Я обязательно с ним поговорю, — резко развернувшись, она вышла из палаты.

Вот так просто. Пришла не поздоровавшись и ушла, не попрощавшись. Даже завалявшихся апельсинов не принесла.

— Зря ты так с мамой, — донесся знакомый голос из кровати напротив. Именно эта девушка вчера ночью набивала пузо. Упитанная, с круглыми щеками и черными засаленными волосами.

— Не ваше дело, — отмахнулась я, искренне не желая продолжать с ней разговор.

— А моей уже в живых нет, — не унималась прожорливая соседка.

Вторая тихонечко лежала через кровать от нее. Я могла видеть только белесую макушку. Повернувшись на бок, она укрылась одеялом так, что разглядеть спит она или нет, оказалось невозможно.

Я промолчала, чтобы не спровоцировать собеседницу на непрошенное откровение. Благо, что она не стала продолжать и в палате воцарилась тишина.

В обед к нам пришел врач. Сначала он побеседовал и осмотрел соседок, а затем, подошел ко мне.

— Что ж, Зоряна Валерьевна, мне сегодня удалось поговорить с вашей мамой, — начал он, добродушно улыбаясь. — Через час вас примет психотерапевт. Дело срочное, поэтому я попросил его прийти именно сегодня.

— Со мной все в порядке, — сказала насторожено.

— Да, конечно, — согласился врач. — Но как там говориться? Лучше перебдеть… Понимаете о чем я?

— Да, — ответила, на пару секунд прикрыв глаза. От происходящей суеты, вокруг моей персоны, разболелась голова. Казалось, что меня загнали в угол.

— Ваши провалы в памяти и истерики… — он что-то продолжал выговаривать, но я уже не слушала. Кивала машинально, и всё. Вскоре он отцепился от меня и вышел.

Соседки никак не прокомментировали увиденное. И к лучшему.

Через час медсестра отвезла апатичную меня на встречу с психиатром в отдельном кабинете. Видимо, чтобы не пугать остальных пациентов. Точного ответа у меня не нашлось.

За отполированным коричневым столом сидел симпатичный брюнет в прямоугольных очках. Одетый в джинсы и футболку, он не выглядел как врач. Засмотревшись на его внешность и проверяя есть ли на пальце кольцо, даже не заметила белый халат, небрежно наброшенный на плечи.

— Здравствуйте, Зоряна Валерьевна, — начал он спокойным и приятным голосом. — Меня зовут Андрей Сергевич. Сегодня мы с вами просто побеседуем. Расслабьтесь и отвечайте на вопросы правдиво.

На столе уже лежала стопка картинок с кляксами и чистый лист бумаги.

— Здравствуйте, — я задрожала, что не укрылось от психиатра.

«Мама дорогая, он точно врач?» — пронеслась паническая мысль. 

Глава 11. Начать сначала.

Андрей Сергеевич мучил меня недолго. На середине нашей беседы он как будто все понял про меня. Но вынужден был продолжать, чтобы соблюсти правила обследования.

Сначала я откровенно пялилась на него и краснела. Нервно перебирала пальцы и кусала губы. Но потом заметила, что он буквально ловит каждое мое движение. От этого стало еще не уютней. Я постаралась контролировать себя.

— На сегодня думаю, достаточно, — наконец услышав долгожданную фразу, украдкой выдохнула.

— Спасибо, — не зная, что сказать, выдавила первое попавшееся вежливое слово. Вообще не представляла, как общаться с психиатром, чтобы не вызвать у него подозрений.

Медсестра молча повезла меня обратно. Оказавшись в коридоре, я безучастно наблюдала за тем, как мелькают прямоугольные двери.

— Вы не отвезете меня в … — спохватилась запоздало.

— Не положено, — перебила медсестра холодно.

Сближаться со всем персоналом больницы у меня не хватило бы душевных сил.

Я замолчала. Больше не предпринимала попыток заговорить с ней. Решила дождаться Софи. С ней проще общаться.

Весь оставшийся день, я лежала, изредка поглядывая на телевизор. В новостях опять крутили репортаж о взрыве на острове. Звук никто не хотел делать погромче, поэтому приходилось довольствоваться немым кино.

Соседки мной больше не интересовались. Радуясь этому факту, я игнорировала их в ответ.

Ночью решилась на эксперимент.

«Раньше же как-то получалось во сне видеть Люциана, — вспыхнула гениальная мысль. — Что если опять попробовать?»

Теперь-то в моем сердце не было другого мужчины. В нем прочно обосновалось беспокойство о драконе.

«Как он там? Зачем рисковал собой? И как у него получилось перенести нас? Почему не сделал этого раньше, еще до того, как мы оказались по уши в га…гангстерских разборок?» — ответы на вопросы знал только Лю. Поэтому нужно было встретиться с ним и спокойно поговорить обо всем.

Сколько бы я ни пыталась, ничего не выходило. Не получалось даже воспроизвести четкую картинку в памяти. Его образ постоянно размывался и ускользал от меня. После нескольких часов мучений, подумала что такими темпами я обязательно свихнусь.

Бросив бесполезные потуги, уставилась в окно. Из него я могла увидеть кусочек звездного неба и ветви тополя. Справа маячил угол пятиэтажного дома. Там давно потухли огни и стих шум. Показалось, что во всем мире только я не сплю и маюсь от нескончаемых проблем.

«Даже отдохнуть по-человечески не удалось, — рассуждала тихонько. — Не зря я столько лет не решалась взять отпуск».

Воскрешая в памяти недавно произошедшие моменты, переживала их вновь. Будто запрыгивала в машину времени и приносилась обратно, на остров. В самую гущу событий. Но изменить, даже незначительную деталь, я не могла. Просто смотрела как зритель.

Заснула уже под утро. Визит медсестры не вызвал у меня восторга. Зарывшись в одеяло, аккуратно перевернулась на бок так, чтобы больная сторона оказалась сверху.

К обеду я проснулась, ощущая на себе всю тяжесть бытия. Начало проявляться побочное действие обезболивающих.

Вечером наконец увидела Софи. Но та избегала смотреть мне в глаза. Отвечала неохотно, с ужимками. Мне показалось, что домашние проблемы занимают все ее мысли. Софи отказалась везти меня к Люциану.

— Извини, но сегодня не получится, — сказала она, опустив голову.

— Всё в порядке, — я попыталась выглядеть беззаботной. — С утра попрошу кого-нибудь еще. Завтра ты опять в ночную смену? Выглядишь очень усталой.

— Да. Я просто… — она замялась, переступая с ноги на ногу. — Увидимся завтра.

Больше мы с ней не разговаривали. Это настораживало и пугало меня.

«Что такого могло произойти?» — подумала уже засыпая. Жизнь лежебоки мне совсем не нравилась. Казалось, что стены больницы давят. Хотелось выйти на свежий воздух и больше никогда не возвращаться в это место.

Ночью я опять пыталась пробиться к Люциану, но всё безрезультатно.

«Абонент временно недоступен», — съехидничал внутренний голос.

Утром опять приходил следователь. Расспрашивал всё о том же.

— Я правда ничего не помню, — простонала, когда тот в третий раз задал один и тот же вопрос.

— Хоть какие-нибудь детали? — упорствовал он.

Если бы я могла ходить, то дала деру от него. А так пришлось терпеть, раздраженно ерзая на кровати.

— Опросите его девушку. Почему вы только меня мучаете?

— Она пропала, после того как вернулась в Россию, — озадачил следователь. Он плотно сжал губы и провел по ним указательным пальцем. Видимо, сболтнул лишнего. Правда, эта информация мне ничего не давала. Я закатила глаза.

«Хоть перед Александром отыграюсь, а при маме опять придется держать лицо».

— И тем не менее. Я ничего не помню, — сказала, подавляя гнев и раздражение от неприятного разговора.

— Хорошо, — выдохнул следователь, убирая в карман блокнот и доставая визитку. — Если что-то вспомните, то позвоните по этому номеру.

Молча забрав белую прямоугольную карточку, положила её на тумбочку. Он ушел и даже дышать стало легче. Я боялась. Что меня привлекут к этому делу как свидетеля и заставят давать показания на суде.

«Придется разыгрывать потерю память до последнего», — констатировала мрачно.

У меня были и другие важные дела на сегодня. Пробиться к Люциану любой ценой. Но медперсонал вежливо игнорировал просьбы отвезти меня к нему. Тогда я решилась на крайние меры.

— Если вы меня сейчас не отвезете, то я сама доползу! — зашипела угрожающе. — Дорогу знаю.

— За что мне это наказание в конце смены? — пробубнила медсестра. — Успокойтесь, иначе позову врача с уколом.

— Мне нужно к нему-у-у, — протянула слёзно, грозясь скатиться в истерику в любую секунду.

Медсестра стремительно вышла из палаты, а соседки уставились с любопытством. Видимо, дожидаясь бесплатного представления.

Я так и осталась ни с чем. Хоть и очень хотелось воплотить все свои угрозы в реальность, делать этого не стала. Страх перед психбольницей победила.

Софи появилась ближе к ночи. Я сразу накинулась на нее с мольбами о помощи.

— Они не хотят со мной разговаривать, — пожаловалась, смотря в добрые глаза своей спасительницы. Женщина выглядела усталой и измученной.

— Не удивительно, — усмехнулась она. — Вон какой скандал устроила. Мне на тебя успели пожаловаться.

— Вот ведь ябеды, — фыркнула наигранно.

— Да уж и ты не лучше, — выдохнула медсестра, закончив возиться с повязкой. Утром я никого не допускала до себя без выполнения моих условий.

— Софи, прошу тебя, отвези меня к нему. Я тут с ума схожу.

— Тебе еще не сказали? — нахмурилась она. — Так и спихнули все на меня. Ух, прохвосты.

— Что они должны были мне сказать? — сердце пропустило удар. Я буквально чувствовала, что слова Софи мне жутко не понравятся. Но выбора нет.

«Я должна узнать, что происходит!»

— Твой… — она замялась, кусая губы. — Друг… Он… Пропал.

— Как пропал? — опешила, расширив глаза. — Мне нужны подробности.

— Никто ничего толком не знает. Но после твоего визита его осмотрел врач, а через час он пропал, — Софи начала тараторить. — Говорят, что по камерам так и не нашли, как именно он смог выйти. Прости. Это всё, что мне известно.

Медсестра выглядела расстроенной и потерянной. Она внимательно наблюдала за тем, как сжимались и разжимались мои кулаки. Я понимала. Что она ни в чем не виновата, а наоборот, молодец. Не побоялась рассказать правду.

— Спасибо, — буркнула устало. — Не кори себя. Все хорошо.

Отвернувшись, я закрыла глаза, слушая удаляющиеся шаги. Скрипнула дверь. Соседи по палате стали тихонько переговариваться между собой. Я не слушала их. В груди будто что-то оборвалось.

«Он сбежал от меня, — билась мысль. — Зачем я вообще к нему привязалась? Мне одного предательства не хватило? Теперь Тони мертв… Почему это должно было случиться? Я никогда не желала никому смерти».

Сердце отчаянно рвалось из груди. От чего-то меня гложила вина за гибель Тони. А еще стало обидно, что после всего совместно пережитого Лю просто сбежал.

«А может, он к источнику отправился? — трепыхнулась слабая надежда. — Он обязательно вернется, как только восстановится».

Мне хотелось кричать от безысходности. Опять я осталась один на один со своими проблемами.

«Всё правильно, Рян, так и должно быть, — шепнул голос. — Ты не достойна иметь мужчину рядом».

Я не заметила, когда именно это началось, но слезы лились бесконтрольно. И вот уже половина подушки совершенно мокрая. Но пошевелиться оказалось невозможно. Беспомощно хлюпая носом, молила, чтобы сон накрыл меня своим одеялом. Но тот не шел. Голова болезненно гудела, нос опух, ресницы слиплись.

Спустя несколько минут я все же нашла в себе силы успокоиться и выпить воды.

Заглядывала Софи с виноватым видом. Но прикрыв веки, я притворилась спящей, чтобы избежать разговора с ней. Она, конечно, очень проницательная и добрая женщина, но я была не готова делиться с ней наболевшим. Учитывая её характер, будет переживать за меня. Ведь не зря она ходила такая понурая. Правду знала и жалела меня.

Заснула я ближе к утру. Пробиться к Люциану не пыталась. Бесполезно. Он слишком далеко, поэтому раньше ничего не получалось.

В обед явилась мама.

— Не переживай доченька, — проговаривала она. — Я всё оплачу. Тебя скоро выписывают, так что живи у меня. Мы с папой позаботимся о тебе.

— Мне не нужна… — я хотела сказать: «жалость», но замялась. Она точно разозлилась бы на такие слова.

— Вот, — мама достала прямоугольную белую коробку. — Телефон тебе купила.

— Спасибо, — сказала, растерянно принимая подарок.

— Вот и хорошо. Будь умницей и слушай маму. Замки в твоей квартире я уже поменяла. Пока поживешь у нас. А ее сдадим, — улыбаясь, родительница выливала на меня ушат информации, от которой хотелось выть. — Я обо всём договорилась.

— А меня, как всегда, забыла спросить, — буркнула едва слышно. Я словно опять вернулась в прошлое. Надо отметить, не самое приятное.

— Работать пока не сможешь, посиди дома, — продолжала она в упор не замечая моего недовольства. — Я так рада, что ты с нами.

Она будто разговаривала с кем-то воображаемым, а не со мной.

— Ладно, — перебила поток ее малопонятной речи. — Поживу у вас какое-то время. Но квартиру не нужно сдавать. Я не хочу, чтобы там находились чужие люди.

— Да какие ж они чужие? — моргнула она, наконец обращая внимание на свою дочь. — Родственники они нам… Дальние.

«Всё это бесполезно. Для начала выберусь из больницы, а там придумаю, что делать дальше».

Мама еще что-то говорила, но я уже не слушала. В голове творился полнейший сумбур и застрявшая усталость. Она просто пожирала меня изнутри, лишая желания что-либо делать. В том числе бороться с родственниками. Хотелось плыть по течению, притворившись послушной девочкой. Но я не знала как долго смогу существовать в той, придуманной для меня, шкуре.

Дни в больнице слились друг с другом. Слиплись, как мармеладки в тесной упаковке. И не находилось сил, чтобы разлепить их. Будто и не со мной все происходило, а с кем-то другим.

Сознание прояснилось только на выписке. На меня надели старые треники и вытянутую футболку. Свой выбор мама объясняла тем, что «так удобней». Моё мнение, естественно, никто не спрашивал.

— Через две недели придете снять швы, — говорил мне врач, записывая что-то в тоненькой карточке.

Мама сидела рядом и с полуулыбкой на губах, изображала заинтересованность.

До квартиры родителей мы добирались на такси. Уже там она начала бубнить по поводу высоких затрат на «дитачку». Меня затапливало чувство стыда.

— Я могу сама заплатить, — вмешалась в ее сумбурный монолог.

— Сиди уж, калека, — отмахнулась она. — Кто ж тебя теперь замуж возьмет?

От резкой смены темы, я чуть не подавилась слюной.

— Может, мне не нужен муж, — сказала тихо. К несчастью, мама прекрасно расслышала мои слова.

— Глупости! — взвилась она. — Приличная женщина в твоем возрасте должна быть замужем и растить детей. Но ты не волнуйся, обязательно кого-нибудь тебе найду.

Икнув, я сжала губы плотнее, чтобы не ляпнуть чего-нибудь в ответ.

«Бесполезно. Они никогда не примет мою точку зрения. Ведь есть только ее мнение и неправильное».

Водитель тихонечко посмеивался над нами, но в разговор не вмешивался.

Подъехав к пятиэтажному дому, мы выбрались из машины. Не без трудностей, но я справилась, не жалуясь.

— Обопрись на меня, — сказала мама, тоном, не терпящим возражений.

Старушки на лавочке у подъезда поохали над моей судьбой. И быстро потеряли к нам интерес.

Поднявшись на второй этаж, зашли в затхлую квартиру. В прихожей, помимо обуви и курток, я заметила картонные коробки и пару черных мусорных пакетов. Старые обои пожелтели и отвалились в некоторых местах.

«У меня ремонт сделала, а до себя руки не дошли», — отметила мрачно.

Хватаясь за косяк, я разулась и прошла дальше по коридору до кухни. За обеденным столом сидел папа в окружении старых микросхем и паяльника. В воздухе витал запах канифоли. Он перебивал то затхлое амбре, что вечно исходило от небрежно сложенных вещей.

— Привет, пап, — позвала я его. — Останусь у вас на несколько дней.

— А-а, — протянул он, подняв голову и осмотревшись. — Оставайся. Я гречку с мясом сварил. Будешь?

— Не откажусь, — просияла, подходя к плите и открывая крышку кастрюли.

Папа любил готовить, но мама резко подпускала его в святая святых. Он обижался, но терпел. Находил себе другое занятие.

— Вале-е-ера, — протянула та, заходя и определяя лекарства в шкафчик. — Опять приготовил свою бурду. Не мог меня дождаться? Еще и развонял здесь своим паяльником.

Я завидовала папиному терпению. Он поднял совершенно пустой взгляд на маму и начал убирать за собой со стола.

— Можно я папину кашу поем? — спросила, накладывая теплую гречку в глубокую тарелку.

— Да. Что теперь поделаешь. Раз набедокурил, придется расхлебывать, — проголосила она, открывая кран. — Руки сначала помой, а то в больнице одна грязь.

Я послушно сделала все как онавелела. И приступила к еде.

После вкусного обеда мне сразу захотелось спать.

— Пойдем, покажу твою комнату, — сказала мама, увидев, что я закончила

Помыв посуду, чинно поковыляла за ней. Держась за стену, аккуратно переставляла ноги, чтобы не упасть и не запнуться о разбросанные вещи и коробки. Повернув за угол, я застыла.

Всю комнату заполнял непонятно откуда взявшийся хлам, расфасованный по мешкам и пакетам.

— Убери здесь, — мама указала на самый ближний к выходу угол. — Только ничего не выкидывай. Как место будет, поставим туда раскладушку.

— Откуда у тебя столько мусора? — изумилась, открывая первый пакет и вынимая из него старую дырявую куртку с характерным запахом помойки.

— Люди отдают, — ответила она, выхватывая из рук сокровище, не иначе.

— Зачем ты берешь? — уверенности в моем голосе поубавилось, но я не могла не спросить.

— А чего добру пропадать? — взвилась она, и мне сразу расхотелось спорить.

Достав из завала первую коробку, решила изучить содержимое. Там лежала битая посуда в ворохе отсыревших газет. Видимо, это недавний улов. Перетащив табуретку из кухни и мусорное ведро, начала выкидывать явный хлам, не подлежащий к использованию или восстановлению. Мама смотрела на меня как на врага. Но так и не смогла объяснить зачем нужные разбитые тарелки.

— На помойку сама понесешь, — фыркнула она, увидев три объемных мешка.

— Что тут у вас? — шаркая стоптанными домашними тапочками, папа подошел к нам. — Не напрягай девку. Сам потихоньку отнесу.

— Вот, посмотри какая ты бессовестная! — мама повысила голос и мне показалось, что я опять стала маленькой девочкой. Ведь знала, что лучше ее не злить. — Папа с больной спиной будет таскать со второго этажа?

— А что ты предлагаешь? — ком обиды сдавил горло и стало тяжело дышать. — Где мне спать? На горе мусора?

— Оль, что ты в самом деле? — вновь вмешался папа. — Давай тогда на балкон их сложим.

Его вариант родительнице очень понравился, но и там уже места не хватало. В одно мгновение захотелось просто скинуть все из окна вниз. Но я лишь плотнее стиснула зубы. Те неприятно хрустнули.

К ночи мне удалось освободить достаточно места, чтобы поставить туда раскладушку. Вместо двери я повесила драный, но чистый плед, найденный в залежах. Запах в квартире стоял непередаваемый.

Но идти мне было некуда. Поэтому я уговорила себя остаться до снятия швов. А потом сбежать. Если не в свою квартиру, то на съемную.

Перед сном выпила лекарства и быстро отключилась из-за резко нахлынувшей усталости.

Утром проснулась оттого, что на лицо (совершенно бессовестно) мне упал таракан. Так громко я еще никогда не кричала.

— Чего у тебя там? — послышался усталый голос мамы из кухни.

— Твой квартирант атакует, — ответила и мысленно ударила себя по губам.

— Не ори. Папу разбудишь, — шикнула она, отводя в сторону плед. — Таракан что ли?

— Ты не говорила, что… — я осеклась. Да тут и сообщать не надо, и так все понятно. Из-за усталости вчера я была слишком рассеянной.

— Подумаешь. Мелочи жизни, — отмахнулась она. А мне все больше хотелось бежать без оглядки из этого места.

«И где Люциан пропадает? Найдет ли он меня здесь? Нужна ли я ему вообще?»

— Завтрак на столе, — продолжила она после паузы. — Лекарства там же. Вернусь вечером.

Мама вышла. Оставляя нас и дальше барахтаться в хламе. Мне и кусок в горло не лез после веселой побудки. Не глядя выпив лекарства, начала восстанавливать пароли от социальных сетей. Номера знакомых и коллег, я не помнила, но все были у меня в друзьях. Первым делом посыпались сообщения от тех, кто вспомнил о моем существовании после новостных выпусков. Кто-то даже успел дать ложную информацию, что и в живых-то меня нет.

Опустив все неважное, перешла к диалогу с Иркой. Та паниковала больше всех.

«Привет, Ир! Со мной все в порядке. Но нужна помощь. Можно у тебя пожить пару дней?» — я написала ей короткое сообщение. Надеясь, что она сможет мне помочь.

Жаль, что контакта Софи у меня не было. Очень интересно узнать как она там.

После таблеток захотелось спать. Поэтому я побрела обратно, в пристанище членистоногих. Уверена, что у убиенного там еще куча приятелей имеется. Но в какой-то момент мне и это стало безразличным. Безумно хотелось спать и ничего больше. Не найдя в себе сил сопротивляться, легла на раскладушку и закрыла глаза. Странно, но я ничего не почувствовала. Показалось, что прошел миг, но когда проснулась, уже вечерело. Мама вернулась с работы, бренча связкой ключей. Книгоед.нет

Мой живот скрутило голодной судорогой.

— Ужинать будешь? — папа вышел из кухни с тарелкой.

— Опять ты тут со своей гречкой, — пробубнила мать переобуваясь.

Я выглянул из комнаты, хватаясь на пакеты и коробку. Те имели очень шаткую конструкцию и грозились обвалиться в любой момент. По спине прошелся холодок. Не хотелось быть похороненной под сошедшей лавиной мерзкого хлама.

— Может, уберем верхний слой пакетов и откроем окно в моей комнате? — предложила я, медленно пережевывая кашу с мясом.

— Нет, — категорично ответила мама. — Ничего там не трогай. А лучше выпей лекарства и ложись спать.

Она поставила перед моим носом блюдце с разноцветными таблетками. Я вдруг задумалась: «А почему их так много? Антибиотики я допила. Простуды у меня больше нет».

— А эта синенькая для чего? — спросила, поднимая лекарство двумя пальцами.

— Откуда мне знать, — махнула родительница кухонным полотенцем. — Что выписали в больнице, то я тебе и даю.

— Ладно, — подавляя сомнения, выпила таблетки. Через минут тридцать перед глазами все начало плыть. Пришлось вернуться на раскладушку. Мир вокруг вертелся и переливался всевозможными красками, а затем резко погас. Как будто кто-то щелкнул выключатель.

Боль в бедре не ощущала, поэтому смело согнула ноги. Руки прижала к животу.

«Люциан, — позвала беспомощно — Забери меня отсюда, где бы ты ни был».

Утро наступило внезапно. На меня опять что-то свалилось. Я завизжала, но потом резко стихла. Это был пакет. Содержимое которого мне меньше всего хотелось проверять.

К счастью, мама уже ушла на работу и не слышала моего пробуждения. Папа тоже в квартире отсутствовал. Я решила, что это наилучший момент, чтобы проверить лекарства. Мне очень не нравился их эффект. Рецепт так и не нашла. Лишь гору различных таблеток в том числе и нейролептики. Пазл сложился сразу. Приготовленные утренние лекарства я выбросила. Соорудила завтрак и села дожидаться родителей.

Ключей мне никто не выдавал так, что открыть входную дверь и сбежать, я не могла.

Между делом проверила электронную почту и ответ Ирки.

«Приветики! Рада, что с тобой все в порядке. Прости Рян, но пожить у меня нельзя. Свекровь приехала. Сама понимаешь, что с ней сложно».

Вот и все. Еще одна ниточка к свободе оборвалась.

Где-то после обеда вернулся папа и сразу сел паять. На мои вопросы о таблетках он многозначительно молчал. Я злилась. Но теперь могла выйти.

— Не дам тебе ключи, — сказал отец, когда попросила открыть дверь.

— То есть как? Я хочу свежим воздухом подышать.

— Дождись мамки, — устало вдохнул он.

Мне ничего не оставалось. Смыв с себя под душем грязь, сел на диван, дожидаться, когда решится вопрос с моим выходом на улицу.

Все оказалось не все так-то просто. Услышав, как поворачивается ключ в замке, прошла в прихожую, чтобы встретить маму.

— Ой! Тьфу на тебя! Напугала! — воскликнула она, увидев мою веселую мордашку.

— Ма, а можно погулять? — протянула я сладким голосочком. — Пожалуйста.

— Ты должна отдыхать, — резко закрыв дверь. Она спрятала ключи в сумку.

Я схватила ту за лямку и потянула на себя. — пожалуйста, — повторила слёзно. — На пять минуточек.

— Нет! Я сказала нет! — мама кричала, как будто её убивают. — Уйди от меня ненормальная! А-а-а!

Я не успела ничего понять, как на голову мне упало что-то тяжелое. Даже показалось, что искры посыпались из глаз. Судорожно вздохнув, провалилась в обморок. 

Глава 12. Швы.

Как часто вас бьют родные родители да еще и по голове?

Когда я была в маленькой, со мной такого не случалось. Хватило один раз получить по попе ремнем, чтобы я начала слушаться. А главное, подчиняться. Моим родителям не нужен послушный ребенок, нет. Марионетка. Без своего мнения и шанса выбрать даже элементарные вещи.

Я быстро приспособилась к такому положению. Никогда не спорила и соглашалась с любым выбором мамы, даже если мне это не нравилось. Ведь я ребенок, а значит, не умею ничего делать. Так думали мои родители вплоть до того, как их забитая дочь осмелилась переехать на другой конец города. Помучив меня со срочным ремонтом, мама больше не лезла в мою жизнь. Поставил на собственного ребенка клеймо неблагополучного человека.

Приспособиться к внешнему миру поначалу оказалось труднее, чем представлялось. Я долго не могла выбрать в магазине вещи. Не умела готовить. Не знала, как общаться с людьми. Именно поэтому работала много лет без отпуска и думала, что это правильно. Я никогда не любила и не ценила себя и свой труд.

Отношения с мужчинами не клеились. Они не хотели видеть рядом с собой кого-то, на подобии меня. А я любую мало-мальскую симпатию воспринимала всерьез. С Тони все получилось именно так. Он первый и единственный мужчина, который действительно ухаживал за мной. Пусть это и было всего лишь притворство.

Люциан. Я не знала как вести себя с ним. С одной стороны меня начинало тянуть к нему, а с другой… Он постоянно исчезает и недоговаривает. Права мама… Я не умею выбирать.

***
Голову пронзила резкая боль. Пытаясь пошевелиться, поняла, что мои руки и ноги связаны, а рот заклеен скотчем.

Я лежала на вонючей раскладушке в своей комнате. Замычав, попыталась встать, но ничего не вышло.

— Очнулась? — отодвинув плед, в проеме показалась мать. — Зачем ты напала на меня? Прав врач! Надо сдать тебя в психушку, и дело с концом.

— М-м-м, — только и могла ей ответить. В её руке показался стакан воды и таблетки. Я мотнула головой.

«Ну уж нет! Не собираюсь пить эту гадость!»

Несмотря на боль в бедре, я начала брыкаться и толкаться.

Маме надоело и она ушла. Но быстро вернулась со шприцем.

— Сама напросилась, — укола мне не удалось избежать.

Не знаю что за лекарство помчалось по венам, но посмотрев красочные мультики по мусорным мешкам, я отключилась. Мозг не хотел ни о чем думать. Он завяз в тягучем и непролазном мазуте.

Помня лишь одно имя, я повторяла его без устали.

«Люциан, Люциан, Люциан».

Как только мысли складывались во что-то вразумительное я пыталась пробиться к дракону. В какой-то момент поняла, что этот момент прожит мной множество раз. Но он повторялся вновь и вновь.

Если я шевелилась, то мама колола очередную дозу препарата. И все начиналось заново. В следующий раз, когда сознание опять возвращалось ко мне, я не выдала себя. Мне не хотелось вновь оказаться в том аду.

Не знаю как долго продолжалось мучение, но в один день кое-что изменилось. К нам пришел гость. И ни кто-нибудь, а следователь…

— Александр Иванович, — донеслось до меня. — Разрешите поговорить с вашей дочерью. Она очень важный свидетель.

«Почему именно он?» — бултыхнулись вялые мысли.

— Зоряночка сейчас отдыхает, — ответила мать. — Приходите в другой раз.

Я поняла, что это мой последний шанс позвать на помощь.

— М-м, — простонала как можно громче.

— Кажется, она все же проснулась, — сказал Александр. — Разрешите пройти.

— Нет. Стойте тут, — возмутилась она. — Сама ее выведу.

Распахнув глаза, я заёрзала. Показалось недовольное лицо родительницы и огромные ножницы. Ими она перерезала веревку на покрасневших запястьях. Ноги тоже освободила и дала черную толстовку. Я надела ту без колебний. Сняла самостоятельно скотч и прихрамывая, пошла к следователю.

Тот одетый в ветровку и джинсы, дожидался в прихожей. Увидев меня, он изменился в лице, но через секунду опомнился и вернул безразличную маску.

— Проходите, поговорите на кухне, — голос мамы смягчился.

Я пошатнулась и уцепилась за косяк. Меня жутко мутило.

— Лучше мы выйдем и посидим у подъезда, — не согласился с ней Александр и ухватив меня за руку, потянул.

— Что вы себе позволяете?! — перешла в наступление та. — Зоряна никуда не пойдет.

Оказавшись неприлично близко к незнакомому мужчине, в обычной ситуации, я бы смутилась. Но накаченная убойной дозой неизвестных препаратов, уткнулась в его плечо носом. Следователь приятно пах хвоей и оказался очень мягким на ощупь. Икнув, я криво улыбнулась. Но тут же опустила глаза.

— Я полицейский и не сделаю вашей дочери ничего плохого, — настаивал он на своем, крепче ухватив болтающуюся из стороны в сторону меня.

— Знаем мы вас! Оборотни в погонах! — закричала она, но Александр выставил вперед ладонь. Мать замолчала.

— Вы можете смотреть на нас из окна, — спокойно объявил он. — К тому же, ваша соседка на лавочке сидит и караулит всех.

— Ладно. — нехотя согласилась мама. — Но не больше десяти минут.

Воспользовавшись моментом, следователь вышел из квартиры и потянул меня за собой. Я только успела обуться в старые шлепки. Переставлять ноги у меня плохо получалось.

— Зоряна, что с вами случилось? — спросил Александр шепотом, стоя на третьей ступеньке сверху.

— Ись… Мись… Кол, — выдавила я натяжно.

Он посмотрел мои зрачки, а потом обнюхал и поморщился.

«Ох, и воняет от меня сейчас».

На очередной ступеньке нога подвернулась, но Александр быстро поймал ароматную тушку. Дальше ему пришлось нести меня на руках.

Выйдя из подъезда и глотнув свежего воздуха, я все равно цеплялась за мужчину. Впрочем, тот не возражал. Садясь на скамейку, мы поздоровались с бабульками, расположившимся напротив.

— Как вы себя чувствуете? — поинтересовался он и я уловила в карих глазах беспокойство.

Мозг по-прежнему плохо соображал, но на воле стало как-то лучше. Наклонившись ближе и обдав собеседника мерзким амбре, прошептала в его ухо:

— Помогите. Она хочет меня убить.

И указала пальцем вверх.

— Не похоже, чтобы вы пили алкоголь, — с сомнением сказал он. — Но ваши глаза очень красные.

Поняв, что Александр не собирает мне помогать, резко встала, чтобы уйти. Ноги заплелись и, рухнув следователю на колени, обхватила его шею. Получилось это рефлекторно.

— Смотри, что творят, — сказала одна из бабулек. — При нас целоваться будут. Тьфу! Срамота.

Ей вторили подруги.

Щеки Александра порозовели. Он встал, и подняв меня на руки, куда-то понес. Из окна кричала мама. Дескать, похищают дитятко. А соседки торжественно присваивали мне статус женщины с низкой социальной ответственностью.

Впрочем, далеко он меня не отнес, до соседнего подъезда только. Там мы снова сели.

— Как ваша нога? — спросил он, нащупав на моем бедре повязку.

— Еще немного болит, — ответила внятно. — Швы поедем снимать в середине июля.

— А сегодня уже двадцатое августа, — о чем-то размышляя, он взъерошил волосы и смерил меня взглядом. — Простите за деликатный вопрос, но когда вы в последний раз мылись?

— Не помню, — откликнулась растерянно.

Тем временем, в соседнем подъезде хлопнула железная дверь и я услышала:

— Где этот оборотень в погонах? Куда он мою девочку унёс?

Следователь не стал ждать пока она нас найдет и потянул меня по узкой дорожке под окнами дома. Спотыкаясь о куски кирпича и наступая на множество окурков, я шла за ним совершенно не понимая что происходит и чего он добивается.

Повернув дважды за угол, мы обогнули дом и вышли на автостоянку перед соседним двором. Александр молча затолкал меня в припаркованную машину и повернул ключ зажигания.

— Сначала отвезу вас в больницу, чтобы снять швы, — объяснил он, когда мы немного отъехали. — А потом поговорим.

— Хорошо, — сказала дрожащим голосом. Мне вдруг стало нестерпимо холодно и я обняла себя за плечи. Не сразу заметила, что запястья оголились. На них отчетливо просматривались следы от веревки. Я поспешила опустить руки, но следователь успел увидеть натертую, в мелких царапинах, кожу.

Машина вильнула, едва не задев прохожего. Мы резко остановились. Благо, что никого не угробили.

— Что произошло в квартире ваших родителей? — задал он вопрос. В салоне повисла тишина. Отвечать я не хотела. — Зоряна Валерьевна, ответьте мне, пожалуйста.

Александр непонятно почему, начал злиться. К моему горлу подступила тошнота. Всё, что успела сделать, так это выйти из машины и пройти два шага. Меня вырвало желчью. Все тело сотрясалось в судорогах. Падая на бок, уперлась в кого-то.

— Люциан, — позвала я слабо, цепляясь за одежду мужчины.

— К сожалению, не он, — ворвался голос следователя в сознание. — Поехали быстро в больницу.

Я кивнула. По щекам текли горькие слезы от слабости и беспомощности. Посадил он меня живо. Пристегнул и мы опять поехали. Не открывая глаз, я старалась выровнять дыхание, чтобы не запачкать салон. Чувствовала себя при этом отвратительно.

В больнице мне сунули нашатырь под нос. Ощутив резкий запах, открыла глаза. Я не помнила, как оказалась здесь. Передо мной сидела уже знакомая медсестра. В ее смену я поступила после ранения.

— Почему именно ко мне? — возмущалась она, возясь с моей ногой.

— Вика, не будь такой злюкой, — голос Александра непривычно мягкий и добрый. — Ты единственная, кого я здесь знаю. К тому же, экстренный случай.

— И деваться мне некуда, — хмыкнула она снисходительно. — Врачу скажу, что приходила она в нерабочее время.

— Ты просто ангел. Зря мы развелись, — буквально пропел он, прохаживаясь по кабинету.

— Молчи уже, а то передумаю, — медсестра еще что-то там делала, но вскоре всё закончилось. — Готово.

Я, все время сидевшая тихо, сказала:

— Спасибо вам.

— О, вот видишь, ей лучше, — усмехнулась Вика. — А теперь идите. Мне еще работать.

Следователь взял меня за руку и потянул дальше. Я не заметила особой разницы в отсутствии швов. Возможно, из-за действия лекарства, введенного мамой.

Мы вновь оказались в машине.

— Теперь куда? — спросила, пристегивая ремень безопасности.

— Ко мне, — просиял Александр.

«Спрашивается, чему он так радуется?»

— Зачем? — задала закономерный вопрос.

— Поговорить в свободной обстановке, — стирая в лица улыбку, он вцепился в руль.

Я не стала больше ничего спрашивать. Сидела тихо, зажимая голодный живот, его уже сводило судорогой. Следователь бросал на меня встревоженные взгляды, но тоже не нарушал тишины.

Когда подъехали к новостройке, тот радостно объявил, что «мы дома». Выходила я, опустив голову. Мой бомжеватый вид мог запросто испортить репутацию следователю. Он невозмутимо взял меня за руку и повел в подъезд. На четвертом мы зашли в квартиру справа. Хорошо обставленную и чистую. После жилья моих родителей вообще рай на земле.

Я не хотела пачкать это место своим присутствием.

— Сходи сначала в душ, — сказал мужчина, снимая с себя ветровку.

— З-зачем? — поинтересовалась, боязливо топчась на коврике в прихожей.

— Потому что девушка должна мыться. Хоть иногда, — он неловко открыл дверь в ванную. — Просто сделай это.

— Эм… х, — у меня не нашлось слов. Так унизительно, с одной стороны, а с другой, я понимала, что он прав.

— Полотенце в шкафчике, вещи сама выберешь. У меня кое-что осталось после бывшей, — градус неловкости нарастал. И он добавил: — Вещи чистые, не ношенные. Покупались в качестве подарка. А теперь, шуруй.

И втолкнул меня в ванную комнату. Немного пофыркивая над его поступком. Я вывернула барашки и заткнула слив пробкой. Теплая вода, прикасаясь к моим лодыжкам и запястьям, сильно обжигала поврежденную кожу.

Мысли стали яснее, но я по-прежнему не понимала, как поступать дальше.

«Может, упросить Александра сбежать от мамы?»

Фактически я уже это сделала. Нужно лишь не возвращаться. Но и идти мне было некуда.

Размышления прервал стук в дверь.

— Зоряна, выходи. Нужно поесть и поговорить.

От его слов мой желудок издал протяжное урчание.

Быстро вытершись и обмотав широкое полотенце вокруг тела, выбралась наружу. Ох, как вкусно пахло. Уже ничего не соображая, прискакала на кухню. На столе стояла тарелка куриного супа и жареная картошка.

— Всё, что было. — растерянно сказал Александр, смотря за тем, как я уплетаю еду за обе щеки. В тот момент мне стало неважно, что он там обо мне подумает. Главное, это горячий суп и картошка с поджаркой.

Умяла я все быстро. Живот, неблагодарная скотина, резко заболел и меня согнуло пополам.

— Это всё потому что кто-то слишком много ест, — многозначительно изрек Александр.

— Я сейчас помру, — простонала слезно.

— Иди приляг, а потом переоденься, — следователь больше не обращался ко мне на «вы» и я решила, что это хороший знак.

До указанной комнаты я дошла по стеночке. Рухнула в кровать и быстро зарылась в одеяло. Подушка приятно пахла лавандой. Глаза слипались, но живот, напоминая о себе, неистово подбадривал спазмами.

Александр тоже не хотел, чтобы я спала. Поскребся в дверь и зашел. Сел рядом.

— Зоряна, что сделали твои родители? — спросил с нажимом и намеком, что на этот раз я обязана дать ответ.

— Дали по голове, пичкали лекарствами, кололи какую-то бурду, — выдала на одном дыхании. Стыд затопил, окрашивая щеки в красный.

Следователь аккуратно осмотрел мой затылок. Я тщательно отмывала волосы, но прикасаться к ране боялась.

— Там рассечение! — воскликнул он, как-то уж очень эмоционально. — Почему, когда были в больнице ты ничего не сказала? А вдруг сотрясение?

— Думаешь, они выявили бы его с учетом вколотых препаратов? — хмыкнула скептически.

— Ладно, — он убрал руки. Я села, завернувшись в одеяло. — Что-то еще?

— Там много всего, — ответила уклончиво. — Но моя мама явно не дружит с головой. Я ее боюсь.

— Но вернуться, придется, — сказал он с досадой, совершенно сбивая меня с толку.

— А может, ты поможешь мне избежать этого? — уцепилась за шанс.

— Нет. Прости, — пробормотал он. — Не могу.

— Так зачем вообще меня увел? — буркнула обиженно. — И еще к себе привез и накормил. В чему этот жест доброй воли?

— Все видели, как я забирал тебя, — объяснял следователь. — Это похищение человека. К тому же, твоя мать орала как сумасшедшая.

— Ясно. Просто не хочешь связываться с моей семейкой, — констатировала печально.

Но винить его, я не имела права. Он посторонний человек. Да, Александр мне помог сегодня, пожалел. Но требовать от него большего, не правильно. Помогают добровольно, а не угрозами.

— Дело куда более запутанней, — тем не менее отозвался он тем самым мягким голосом, которым разговаривал с Викой.

— Подробностей про остров я не вспомнила, — зачем-то добавила поспешно. Дескать, всё без изменений, зря старался и возился со мной весь день.

— Я знаю, — бросил следователь, задумавшись о чем-то.

Подняв брови, ожидала, что он объяснит, зачем тогда так печься обо мне, раз знает, что я не нужна в расследовании.

— Если живот больше не болит, то переодевайся и поедем обратно, — помолчав, добавил он.

— Хорошо, — поджав губы, кивнула. Мужчина вышел, и я подошла к шифоньеру. Одежды лежало в нем мало. Глаз сразу зацепился за что-то розовое в шуршащем пакете, и я потянула его на себя. Еще одного вечернее платье психика не вынесла бы. Затаив дыхание отлепила наклейку и вынула вельветовый спортивный костюм. Он устроил меня полностью. И прекрасно сел на мою худощавую фигуру. Никогда бы не подумала, что сброшу лишние килограммы столь экстремальным способом.

Выровняв дыхание, вышла к своему благодетелю.

— Совсем другое дело, — улыбнулся он.

— Спасибо вам, Александр, — я потупилась.

— После всего случившегося, называй меня Лексом, — проронил, тоже немного смутившись. — Нужно возвращаться.

— Может, не надо? — всполошилась, переступив с ноги на ногу. — Лекс, дай мне уйти. Я не хочу возвращаться в ту квартиру.

— Просто останься там еще ненадолго, — сказал с нажимом.

Сжав кулаки и стиснув зубы, уговаривала себя не скатываться в истерику.

— Я не выдержу и часа там, — пискнула слабо.

— Поговорю с твоей мамой, чтобы она больше ничего тебе не колола, а еще лучше, заберу все лекарства, предъявив ей ордер, — выдал он странную фразу. — Просто останься пока там. Нам нужно решить кое-какие проблемы.

— Ты темнишь и недоговариваешь, — я прищурилась, вглядываясь в его лицо, будто выискивая на нем подсказку.

— Все. Поехали обратно, — стушевался он и опять взял меня за руку.

Сидя в машине, я боролась с желанием открыть дверцу и на полном ходу спрыгнуть. Настолько мне не хотелось возвращаться. Обещание Лекса поговорить с моей мамой и выкинуть лекарства ничуть не утешало.

— Я, правда, не хочу туда, — сказала, когда мы припарковались в соседнем дворе.

— Тогда придется вынимать козырь, — выдал он, все еще цепляясь за руль — Я знаю, что у тебя душа дракона.

Челюсть так и отвисла. Медленно повернувшись к нему, я замерла.

— Интересно, каким способом ты это выяснил? — проговорила неторопливо. Он совершенно сбил меня с толку.

— Анализ крови, — ответил следователь неубедительно. К тому же, смотрел перед собой, в лобовое стекло. Явно избегая зрительного контакта со мной.

— Не верю, — буркнула, потерев лоб. Голова начинала болеть.

— Как хочешь, — пожал Лекс плечами.

— Ты знаешь Люциана, — я не спрашивала, а утверждала.

— Да и он велел тебе оставаться в той квартире, — видимо, я нажала на правильную кнопку и мне отсыпали немного правды.

— А сам он не мог прийти? Я так переживала, а этот нехороший дракон исчез, не сказав ни слова, — в горле застряла горечь обиды.

— Рян, я не знаю, — мотнул головой следователь и все-таки подарил мне тяжелый взгляд. — Он вообще не велел раскрывать тебе этого.

— Вы сообщники, — ухватилась за вполне логичную мысль. — Вот только чего добиваетесь непонятно. А может, Тони вовсе и не был злодеем?

— Ты все не так поняла, — Лекс попытался взять меня за руку, но я не позволила.

— Ваша шайка-лейка пудрит мне мозги, — выпалила обиженно и вышла из машины. — Хорошо! Просто прекрасно! Я вернусь в помойную квартиру и останусь с теми, кто меня обижает.

— Рян, не злись, — следователь догнал меня и остановил. — Хочешь, буду навещать тебя каждый день.

— Этим летом ты уже третий мужчина, пытающийся заслужить мое доверие, — усмехнулась горько. — Что вам всем от меня нужно!? Интересно играть с чувствами серой и убогой девицы?!

— Ты все неправильно поняла, — он положил ладони мне на плечи. — Я просто хочу помочь. Люциан попросил присмотреть за тобой Совсем скоро вы сможете увидеться. И я уверен, что он заберет тебя из этого ужаса.

Из глаз брызнули слезы. Они душили, не давая сделать вдох. Я почувствовала, как Лекс аккуратно обнял меня и погладил по голове.

— Просто думай обо мне, как о старшем брате, — сказал он успокаивая. — Я многим обязан Люциану и вовсе не стараюсь приударить за тобой. Просто увидев, в каком ты находишься состоянии, не смог оставаться в стороне и делать вид, что все нормально. Надеюсь, что ты поймешь меня.

«Какая же я дурная. И совсем не разбираюсь во взаимоотношениях», — бултыхнулась горькая мысль.

— Прости, я наговорила всякой ерунды, — отстранившись, посмотрела на мужчину совсем другими глазами.

— Пойдем, провожу, а заодно и поговорю с твоими родителями, — Лекс не злился. За руки больше не хватал и мы просто шли рядом.

На город опускался вечер, но соседки все также сидели у подъезда.

— Явились, — ехидно полетело нам в спины.

Но мы сделали вид, что ничего не услышали. На подходе к квартире, уверенность улетучилась. Пришлось ухватиться за перила, чтобы не выбежать, поддавшись порыву.

Лекс нажал кнопку дверного звонка. Спустя несколько секунд, на пороге показалась мамина фигура в домашнем халате. 

Глава 13. Выгул на лавочке

— Зоряна! — охнула она, всплеснув руками. — Вы обещали только у подъезда и на десять минут.

— Прошу прощения, Ольга Николаевна, — тон следователя стал холодным и серьезным. — Но в ходе беседы с важным свидетелем, вашей дочерью, выяснилось, что швы с ее раны до сих пор не сняты. Я не мог оставаться в стороне и отвез её в больницу.

— Денег поди содрали немерено, — фыркнула мама, пропуская нас внутрь.

— Не беспокойтесь, расходы я взял на себя, — Лекс говорил официально. От этого, уверенность и смелость росли во мне.

Не разуваясь, он прошел на кухню, открыл все ящики и начал ревизию. Папа как сидел в компании паяльника и микросхем, так и замер с инструментом в руке. Наблюдая за тем, как гость хозяйничает.

В урну полетели ампулы и таблетки.

— Ольга Николаевна, позвольте спросить, откуда у вас столько психотропных лекарств? — следователь раздраженно тряхнул очередной пачкой.

— Это мои! — она быстро выхватила из его рук лекарства. — Я лечилась, и врач выписал мне их.

— Только зачем вы их дочери скармливали? — наседал он, ничуть не смущаясь от визгливых реплик моей родительницы.

— Я говорила с психиатром в больнице и тот сказал, что у Зоряночки нестабильная психика, — оправдываясь, она поглядывала на урну.

— Тем не менее он не назначал ей лекарства. Так какое право вы имеете заниматься принудительным самолечением? — Лекс не кричал. Родители и без этого слушали его, втянув шеи. Папа опомнился и опустил паяльник.

— Что вы себе позволяете, молодой человек? — выставив указательный палец вперед, отец начал наступление.

Я наблюдала за всем, стоя в проходе.

— Вы понимаете, что это подсудное дело, травить человека лекарствами? — следователь укоризненно сжал губы.

— Так ведь мы и не знали, — неловко рассмеялась мама. И потянулась закрыть дверцу под раковиной, но Лекс ловко перехватил инициативу. Он забрал пакет и завязал узел сверху.

— У вас остались только те лекарства, рецепты на которые лежали в ящике, остальные я изымаю, — пригвоздил он. Я чуть ли не аплодировала ему.

В полной тишине Лекс прошел к входной двери и обернулся на мое тихое: «спасибо». Следователь кивнул и добавил:

— С завтрашнего дня я буду приходить в ваш дом и проверять состояние свидетеля. Если вы навредите ей, пойдете под суд.

Он ушел. А я осталась со злыми родителями. Словами не описать тот страх, что бурлил в моих мозгах. Натянуто улыбнувшись им, уже хотела вернуться в тараканью комнату, как в маму вселился зверь. Схватив скалку, она ударила меня по спине.

— Ты с ума сошла? — я рухнула на колени. Из глаз брызнули слезы.

От следующего удара увернулась чисто случайно. Поднялась по стене и начала отходить от матери, выставляя руки вперед. Ее лицо исказилось гримасой ненависти. Я никогда в жизни не видела маму такой.

— Успокойся, — попросила срывающимся голосом. Очередной удар пришелся по правой руке. Прижав предплечье к груди, я рванула в прихожую. Лекс вышел совсем недавно и никто так и не закрыл за ним дверь. Выбежав в подъезд, чуть не навернулась с лестницы. Паника полностью завладела моим разумом.

С первого этажа донеслись звуки, кто-то поднимался и мне казалось, что за мной идут.

«Они убьют меня! Они все сошли с ума».

Я побежала по ступенькам вверх, на пятый этаж. Залезла по вертикальной железной лестнице. Хотела пробраться на крышу и спрятаться, но меня кто-то поймал за лодыжку. Завизжав, я начала брыкаться. Силы явно были неравные и вскоре я оказалась прижатой к стене. Всхлипывая, пыталась вырваться, но чувствовала, что все бесполезно. Меня поймали. И теперь непременно убьют.

— Тише, Рян, тише, — голос такой знакомый и в то же время, нереальный.

«Он не мог здесь оказаться».

— Довел бедняжку, — выдохнул рядом Лекс.

Я распахнула глаза и увидел следователя в шаге от меня.

— Прости, что не появился раньше, — услышала совершенно точно и четко.

— Я умерла и попала в рай? — спросила, отстраняясь и заглядывая в серые глаза.

— Не спеши туда, — Лю улыбнулся и всю боль как рукой сняло.

— Я немного не вовремя, — прервал нас Лекс. — Но соседи, наверное, уже припали к глазкам и с жадностью смотрят на вас.

Лю опомнился и отпустил меня. А затем ему в голову пришла гениальная мысль и он начал забираться по лестнице на крышу. Я хотела остановить его и сказать, что там закрыто, но крышка с легкостью открылась.

Лекс подтолкнул меня следом. Карабкалась и совершенно не понимала, что происходит. Уже наверху Люциан закрыл люк, оставив следователя внизу.

Ветер подхватывал черные пряди волос дракона. Играя с ними и закручивая в маленькие вихри. На этот раз Лю стоял передо мной чистый и одетый в деловой костюм синего цвета. Пиджак расстегнут и немного испачкан в побелке.

Увидев дракона, я поняла, что не хочу, чтобы он вновь уходил.

— У нас есть пять минут, — Лю попытался меня обнять, но я вырвалась и зашипела от боли.

Мамина скалка оставила на мне внушительные ушибы.

— Я… Она… Меня сильно ударила, — хотелось просто рухнуть в его объятия и выплакаться, рассказывая обо всем, что произошло.

— Не дергайся, — он сделал шаг вперед, сокращая расстояние между нами. — Я только посмотрю.

Он медленно расстегнул молнию на вельветовой олимпийке. Под ней на мне была белая майка. Сняв лишнее, повернул меня и задрал последний слой одежды.

— Так, — многозначительно изрек он, дотрагиваясь кончиками пальцев до пострадавшего места. — Сейчас немного будет жечь.

Мне показалось, что под кожу пробрались языки пламени. Они перекатывались по всему телу, вызывая болезненную судорогу. Люциан прижал меня к себе и поняла, что уперлась в нагой торс. Так странно это все происходило, но вырваться не хватало сил.

Через минуту все закончилось. Моя одежда вернулась в исходное положение. Да и дракон не выглядел раздетым.

«Неужели показалось?»

— Прости, что так… Но иначе бы не получилось исцелить твою травму, — пояснил Лю. — Время уходит. Послушай, Рян, ты должна остаться в квартире родителей еще на неделю. После я заберу тебя и дам все, что захочешь.

Поцеловав меня в макушку, дракон сделал два шага назад и просто исчез.

«Отказывается, перемещается он замечательно и без источника, — хмыкнула обиженно. — Опять он мне что-то недоговаривает».

Спина перестала болеть, но рука начала опухать. Потоптавшись еще немного, подошла к люку и не без труда отбросила крышку. Медленно спустилась по лестнице и чуть не врезалась в Лекса. Совсем забыла про него.

— Как поговорили? — поинтересовался следователь.

— Не знаю, — я перевела дух и теснее прижала руку к груди. — Он быстро ушел.

— Зато ты теперь точно знаешь, что Люциан в порядке, — Лекс по привычке хотел взять меня за предплечье, но остановился в сантиметре. — Он обидел тебя?

— Нет. Пытался залечить, — я на миг прикрыла глаза. — Но получилось только со спиной. Это мама вымещала на мне злость за то, что ты забрал её лекарства. Я все еще должна туда возвращаться?

— К сожалению, да, — сказал с досадой. — Это не надолго. Знаю, это мало может тебя утешить, но другого выхода нет.

— Если она прибьет меня, то это останется на вашей совести.

Я начала спускаться на второй этаж в уже опостылевшую квартиру.

Там нас ждал сюрприз. Мама напилась лекарств и отдыхала, потому дверь открыл молчаливый папа. Не знаю, почему он терпел супругу и не спешил разводиться.

— Валерий Степанович, — обратился к нему следователь. — Пожалуйста, понаблюдайте за состоянием вашей жены и дочери. У Зоряны сильный ушиб, так что позвольте ей отдохнуть. Завтра я к вам загляну.

— Спасибо за заботу, — в водянистых глазах папы мелькнул здравый смысл. Я даже замерла.

Лекс попрощался и ушел. Дверь отец закрыл на ключ.

— Бить больше не будете? — спросила, не решаясь пройти дальше прихожей.

— Нет. Это мама погорячилась, — вымученно улыбнулся. — Ты уж не серчай.

— Она больна? — задала давно волнующий вопрос.

— Совсем плохо стало год назад, — ответил он скупо. — Иди спать. Дело к ночи.

Я послушно прошла к своей комнате. Вытащила раскладушку и поставила ее в проеме, разделяющими наши комнаты. Когда-то здесь была кладовка, но дверь убрали и осталось пустое пространство. В углу стояла тумбочка. Раскладушка вписалась идеально. Уже засыпая, корила себя за то, что раньше не додумалась спать здесь. Еще я размышляла о том, почему весь бедлам только в моей комнате. В родительской царила практически идеальная чистота.

«Возможно, это все из-за ее заболевания».

Утро прошло тихо, спокойно. Мама как ни в чем не бывало, ушла на работу. Папа тоже как-то испарился. А меня закрыли дома как кошку.

Телефон не вернули. Поэтому я включила телевизор, чтобы скрасить часы одиночества.

После обеда услышала, как кто-то открывает входную дверь. Подумав, что это родители, совсем как маленькая девочка, я вышла в коридор. В проеме показалось встревоженное лицо Лекса. Заметив меня, он улыбнулся:

— Привет.

— Ты теперь домушником подрабатываешь? — попыталась пошутить.

— Сделал копию ключей. Думал, что тебе пригодиться, — он зашел в квартиру с двумя пакетами из супермаркета. — Принес перекусить и одежду.

— Спасибо, — тронутая его заботой, проводила гостя дорогого на кухню.

— Готовлю я не очень хорошо, так что ты как-нибудь сама, — объявил Лекс, загружая в холодильник провиант.

— Я ела твою вкусную еду, — хмыкнула несогласно.

— Не подлизывайся, — хохотнул следователь. — Как рука? Гулять пойдем?

— Еще болит, но думаю, что ничего серьезного, — ответила, потирая предплечье.

— Тогда иди переодевайся и пойдем выгуливать тебя на лавочке.

Схватив пакет с вещами, я юркнула в ванную. Мне достался летний сарафан двойка нежно-голубого цвета. Он даже о белье подумал. Найдя комплект в тон одежде, я покраснела. Нервно хихикая, переоделась, умылась и вышла сдаваться.

— Вещи, если что, Люциан подбирал, — выпалил следователь, увидев меня.

«То есть он знает содержимое пакета. Даже если и не сам собирал».

— Мне очень нравится, — я приподняла сарафан за швы на плечах, а потом оттянула длинную юбку в сторону.

— Тебе очень идёт, — сказал Лекс, прикусив нижнюю губу. — А теперь выгул. С твоей мамой я уже обо всем договорился.

— Когда ты все успеваешь, — его помощь мне очень льстила и принимать ее было только в радость.

— Профессия у меня такая, — усмехнулся тот, выводя меня на свежий воздух.

На лавочке нас уже ждала благодарная публика с семечками и колкими замечаниями.

— Пошли, лучше возле песочницы посидим, — предложила, указывая на пустую детскую площадку перед домом.

Следователь не стал возражать, поэтому мы плавно переместились в туда. Погода стояла солнечной с легким ветерком. Последние дни лета радовали.

— Что расскажешь? — обратилась к Лексу, понимая, что молчание растягивается и от этого становится неловко.

— Концертную программу я не подготовил, — неуклюже отшутился следователь.

— Тогда скажи, как долго мне еще куковать в этой квартире, — предложила волнующую тему.

— Если бы я знал, — протянул мужчина. — Люциан ничего конкретного не говорил. Думаю, что неделю, может две.

— И чем он так сильно занят? — я знала, что следователь опять будет увиливать от ответа, но вопрос сам по себе вырвался. Лекс ожидаемо пожал плечами и развел руками.

Замолчав, оглядела двор, в котором росла. Покосившаяся лавочки у подъездов, не стриженые кусты возле дома. В том году вымахали до середины первого этажа. Сзади от меня стояла железная горка с лужей. В детстве я любила играть там с остальными ребятами. Самые нерасторопные непременно встречались с жидкой грязью в конце пути. Ох и поросятами мы тогда все ходили.

По правую сторону стояли тяги-перетяги, тоже полностью железные. Тот, кто оказывался наверху во время игры, обычно кричал: «Я на ракете, а ты в туалете!»

Моих губ коснулась улыбка.

«Весело тогда было. Ни тебе проблем, ни забот».

Когда я играла во дворе, то сразу забывала о строгости и постоянном контроле мамы.

— Ты сиди, а я пойду, — сказал Лекс, отгоняя от меня воспоминания.

— Да, конечно, — отозвалась, разлепив губы. — Работа?

— На самом деле мне бы очень хотелось посидеть с тобой, но труба зовет, — он махнул мне рукой и торопливо побежал по тропинке.

Вскоре я вернулась в квартиру, поужинала и начала разбирать свою комнату. До возвращения родителей я успела выбросить пару мешков и найти себе приличную одежду в виде голубых джинсов и мягкого свитера с ромбовидным коричневым узором. Я не представляла, что буду делать, если придется задержаться у них до поздней осени.

С мамой я не разговаривала, а с папой перекинулась парой фраз. Узнала, что он нашел работу и теперь по будням меня никто не будет трогать. Вплоть до пятницы я прожила спокойно. Выкидывала потихоньку мусор, находя интересные трофеи. Маме действительно отдавали хорошую одежду, но до нее надо было еще добраться. И вот уже третий мешок подряд мне попадались платья и юбки.

Увидев, как я рассматриваю очередную тряпку, мама подошла ко мне и всплеснула руками:

— Красота! Как раз для завтрашнего свидания.

«Слишком быстро ее лекарства перестали действовать».

Медленно повернувшись, я с опаской спросила:

— Какое еще свидание?

— А я разве не говорила? — натурально изумилась она. — С Сережкой из соседнего подъезда. Он как раз тебе по возрасту подходит. Вы будете идеальной парой. Я обо всем уже договорилась. Завтра в семь вечера он за тобой зайдет.

— Мам, какой еще Сережка? — сердце пропустило удар. — Не тот ли гопник в белой кепке круглый год?

— Не знаю кто такие гопники, но у Сереженьки и правда есть фуражечка беленькая, — ответила она, правдиво играя роль заботливой матери.

— Он сидевший, — привела еще один аргумент не в его пользу.

— Все мы не без греха, — качнула она головой, выхватывая тряпку из моих рук. Захотелось выть.

«Опять начинается цирк с конями».

— Я никуда с ним не пойду, — встав, я повысила голос. Благо, что в руках родительницы не оказалось ничего тяжелого. Мне просто прилетело платьем по лицу.

— Не позорь мать! — взвизгнула она. И я поняла, что все бесполезно и нужно ее успокаивать, иначе опять полезет драться.

— Ладно, пойду я, — пробубнила, едва не скрипя зубами. — Только выпей лекарства и иди отдыхать.

Удача, что она послушалась меня и ушла на кухню. Переведя дух и вытерев скупую слезу, я заснула, так и не закончив разбор очередного пакета. Просто бросила его на пол. Да так и забыла.

Весь следующий день я провела как на иголках. Лекс не приходил и нажаловаться, стало быть, тоже некому. Ровно в семь явился гопник Серега по кличке: «Кирпич». От одного его вида хотелось бежать куда подальше.

— Привет, Зоряна, — щербато улыбнулся он, поправляя белую кепку. — Готова?

— Здр… Привет. Да, — я переступила порог мелко трясясь.

— Колбасит тебя чёт, — деликатно заметил Кирпич. — Может, выпьем чутка?

— Я не пью, — ответила чётко, чтобы у него не оставалось сомнений.

— А чё так? Болеешь? — поинтересовался он, выходя из подъезда.

— И это тоже, — вздохнула печально. — Куда пойдем?

— Как обычно. Кафе, кино и домино, — заржал он. — Сегодня в кафе.

«Идеальный мужчина! — икнула с сарказмом. — Что ж она себе такого не забрала».

Привел меня Кирпич в самое злачное место на районе. Этот тесный бар, сложно назвать «кафе», даже если много выпить. Прихлебывая апельсиновый сок под оглушительные басы, поглядывала на практически пустое заведение. Видимо, время было «еще совсем детское». Серега долго уговаривал меня «по рюмашке», но в итоге сам наклюкался. Он начал приставать ко мне, и терпение враз улетучилось.

«Я честно пыталась. С меня хватит».

Лавируя в толпе дрыгающихся под музыку тел, я начала приближаться к выходу. Под ребра угодил чей-то локоть. А затем и ногу отдавили. Кто-то дернул за подол сарафана и я с ужасом поняла, что от одежды оторвали кусок и теперь моя пятая точка оказалась открытой на всеобщее обозрение. Зажимая лоскуты юбки, вышла на свежий воздух. Мысли сразу стали яснее. Но как добираться до дома в таком положении, я не представляла.

Дверь позади меня распахнулась.

— И куд-куда ты бежишь от меня, — пробубнил Кирпич заплетающимся языком.

— Мне здесь не нравится, — жаловаться было бесполезно, но я просто не знала, как отвязаться от него. — Может, хватит на сегодня?

— Вон там лавки есть, пошли. Это самое, — предложил он другой вариант.

До ближайших жилых домов надо еще дойти, но Серена вел меня, с упорством ледокола. Он невозмутимо наступал в лужи, после вечернего дождя и меня не забывал туда макать. Я придерживала подол и следовала за ним. Руку он схватил в аккурат больную, вывернуться и убежать я не сумела. Хотелось кричать: «Помогите!», но на улице было безлюдно. Холод скручивал мышцы в узел и ноги начало сводить судорогой.

— Пожалуй, лучше по домам? — предложила, стуча зубами, но Кирпич увидел лавочку. Помчался он зигзагами, но точно к цели.

— Вот, садись ко мне на колени, — предложил он галантно.

— Еще чего, — фыркнула, пытаясь отпрыгнуть подальше. Не знаю, откуда взялось столько ловкости в пьяном теле, но гопник перехватил меня за талию и потянул на себя. Подол я рефлекторно опустила, но сюрприза Серега не заметил.

— Во-от, — обронил он, прижимая меня и обдавая горьким запахом спиртного.

— Пусти, — пискнула слабо. Пальцы его перебрались выше. Я уже готовилась кусать его за ухо, как услышала холодный женский голос:

— Я просила привести ее сюда, а не играть в маньяка.

Неведомой силой меня отбросило от Кирпича на соседнюю лавку.

— Подумаешь, — усмехнулся и поднялся. — Свою часть я выполнил, так что…

В его руку скользнула пачка купюр. Фигуру женщины скрывал черный плащ с глубоким капюшоном. Понять кто она такая я не могла.

Получив награду, Серега быстро скрылся.

— Настало время отдать мне свою душу, — в руке женщины блеснул длинный кинжал.

Порыв ветра сорвал ее капюшон. В желтом свете фонаря удалось разглядеть искаженное гневом лицо Маргариты, девушки Тони. Каким образом она здесь оказалась и что ей надо, я не знала. Дернулась в сторону, но крепкая рука поймала меня за шею.

— Что вам нужно? — прохрипела сдавленно.

— Твоя душа, дракон, — выдохнула она мне в лицо.

— Это какая-то ошибка, — схватив ее за предплечье, попыталась освободиться. Но сил у меня не хватило.

— Даже не думай, — рассмеялась она. — Твой муж не придет на помощь.

Я вспомнила о Люциане. По идее только его можно так назвать.

«Неужели она что-то с ним сделала?»

Острое лезвие кинжала легко вошло в мой живот. Чувствуя, как теплая кровь стекает вниз, я закричала. Рука Маргариты разжалась. Рухнув на влажный асфальт, и зажимая рану, не смогла пошевелиться. Зрение стало мутным. Совсем рядом я услышала голоса. 

Глава 14. Блудный дракон

Это только в романтических историях красавицу спасает прекрасный принц и они живут долго и счастливо. Мне помогать никто не спешил. Даже жильцы дома в эту ночь игнорировали события во дворе. А может, уже привыкли, что кто-то кричит под их окнами. В этот раз судьба не хотела одарить меня своей благосклонностью.

Чувствуя, что все еще лежу на асфальте, медленно открыла глаза. Красная вспышка пролетела рядом и врезалась в скамейку. Та в момент обуглилась. Пребывая в полном ужасе, попыталась встать, но сделала только хуже. Голова закружилась, и я опять свалилась.

Промелькнула синяя вспышка и исчезла в кустах. Я подумала, что из-за кровопотери у меня начались галлюцинации. Паника подступала. Очень не хотелось умирать, не утешало даже перерождение. По щекам текли слезы, а я все лежала на боку и дрожала.

Темнота накрыла меня своим одеялом. Стирая образы и звуки. Шаги я слышала едва-едва. И даже вопль Люциана, полный боли и отчаяния казался таким далеким и нереальным.

— Не покидай меня, — у самого уха. Что-то капнуло на мою щеку. Попыталась открыть глаза, чтобы успокоить его, попросить не расстраиваться и больше не плакать. Бесполезно. Тело не подчинялось мне.

— Мы теряем время! — этот голос тоже знаком. Лекс.

«Прости. Зря ты со мной так долго возился».

— Есть лишь один шанс… Я должен попробовать… Руолан… Вспомни! — обрывки непонятных фраз. Кому они теперь важны? Я свободна!

Теплый ветер вздымает огненные пряди. Тело, легче пушинки, парит меж облаков. В момент мои худощавые руки с длинными пальцами превратились в массивные лапы с острыми, крючковатыми когтями. Из спины выросли огромные кожистые крылья, взмах которыми дался мне с трудом. Я помнила напутствие родителей и не спешила сдаваться. Сложно, но возможно. Голова потяжелела и рот вмещал в себе сотню смертоносных клыков.

— Ты молодец! — восхищенный ментальный возглас, бесцеремонно ворвался в мое сознание.

— Спасибо, Лю. Я очень старалась, — ответила ему, не забывая про крылья. Подо мной простирались леса, сочные луга, разноцветные поля и огромное озеро. Стоя на земле кажется, что это море, но с этого ракурса видно лучше. Именно отсюда можно различить правду и ложь.

— Я люблю тебя! — кричал будущий муж, прерывая мое восхищение миром. — Я обязательно сделаю тебя самой счастливой.

— И я тебя люблю, — отозвалась задорно смеясь. — Просто будь со мной рядом. А больше ничего не надо.

Впереди набирал высоту огромный дракон с чешуей цвета красного золота. Я же, полностью горела алым.

— Понравился первый полет? — спросил он, зависая передо мной. Сбавив скорость, я едва сдерживала клокочущий внутри восторг. Родители предупреждали меня об этом.

«Дракон всегда должен быть собран и внимателен во время полета. Если ты потеряешь контроль над эмоциями, то непременно случиться беда», — отец много раз повторял это напутствие. Наконец оно мне пригодилось.

— Да! Мне хочется большего, но я знаю, что нельзя, — ответила запоздало.

— Кто тебе сказал? — усмехнулся Люциан. — За мной, Руолан. Я покажу тебе, что такое настоящий полет.

После его слов разум как будто отключился. Радостно взвизгнув, последовала за женихом. Он начал делать виражи и кувыркаться в воздухе. Эта идея мне очень понравилась и я начала повторять за Лю. Чистые эмоции вырывались наружу. Они пьянили не хуже вина. В какой-то момент я так заигралась, что не заметила резко изменившегося потока ветра. Крыло вывернулось наизнанку. Нестерпимая боль пронзила все дело. Я начала падать в бескрайнее озеро. Удар о воду вышел жестким.

Грести крыльями не получалось. Попыталась обернуться в человека, поняла, что ничего не выходит.

Что-то плюхнулось совсем рядом со мной.

— Тише, Ру! Сейчас, — Люциан встревожен, но решителен. — Давай меняйся.

— Не получается, — пожаловалась, выпуская дым из пасти.

— Тогда расслабься, — посоветовал он. — Мы большие драконы и ни за что на свете не утонем в этой луже.

Его слова показались мне здравыми. Я вздохнула, приказывая себе успокоиться. Задние лапы нащупали илистое дно.

— Я стою, — объявила уже нормальным голосом.

— А теперь пойдем к берегу, — командовал он.

Но я ошиблась. Очень сильно и непростительно. Дно озера оказалось неравномерным. Моя лапа без поддержки юркнула в бездну. Люциан не растерялся. Перебирая крыльями, он взял меня за шкирку и дотащил до берега. Только там я вновь смогла стать красноволосой девушкой.

— Спасибо, — хлюпнула, плача на его плече. — Думала, что умру.

— Рано тебе еще, — усмехнулся он, крепче прижимая к себе.

Во дворец мы вернулись за полночь. Но никто не смел ругать наследников престола.

На следующий день состоялась свадьба. Начавшаяся как грандиозный праздник, а закончившаяся, как великая трагедия.

Помню явление богов. И реки крови моего народа. Я видела как в мужа летела огромная молния и ринулась к нему.

«Любой ценой я буду защищать тебя любимый,

И до последней капли крови, верна останусь я тебе,

Я путь пройду неведомый, необъяснимый.

И я вернусь, лишь сложатся слова в мольбе».

Заметив меня, Люциан среагировал быстро. Я угодила в западню. Провалилась в другой мир. Как глупо. Борясь и цепляясь за свою жизнь, не выдержала в неравной борьбе. Меня поглотили буйные воды. Стерев, как вражеский объект.

«Бедняжка Люциан. Как он теперь без меня? Выживет ли?»

Моя душа всегда будет болеть за него, где бы я ни находилась. Но я еще не знала с чем мне придется столкнуться, чтобы выжить и найти его.

В следующий раз, когда я очнулась, то было слишком поздно. Маленькое тельце, пухленькие ручки и стерты все воспоминания. Это я теперь понимаю. Но в тот момент началась моя другая жизнь. Не такая счастливая и беззаботная, как прежде.

Сперва, новые родители меня безумно любили. Я им досталась в позднем возрасте. Но вскоре в них поселился страх потерять сокровище. Воспринимая ребенка как собственность, они душили его в ласковых объятьях. С улыбками надевали оковы и очень расстраивались, когда что-то шло не по плану. Я всегда смиренно принимала свою участь.

***
Ощущая сильную слабость, с трудом открыла глаза. Рядом кто-то шевельнулся.

— Руолан? Ряна? — встрепенулся до боли знакомый голос.

— Я и сама теперь не знаю, — ответила и замялась. Он помог мне сделать пару глотков прохладной воды. Стало значительно лучше.

Люциан взял мою руку и поцеловал ладонь.

— Ты рядом, ты со мной.

Я почувствовала как его слезы капают на мое запястье.

— Не думала, что когда-нибудь увижу тебя в таком состоянии, — сказала, рассматривая его измученный и потрепанный вид.

— Совсем я расклеился, — устало улыбнулся он.

— Так ложись рядом. Будем расклеиваться вместе, — попыталась подвинуться, но в животе кольнула боль.

— Побереги себя, — остановил мои порывы Лю. — Я еле вытащил тебя.

— И как ты умудрился вернуть мне часть воспоминаний Руолан?

— Так ты не…

— Нет. Не она, — мне бы очень хотелось стать той красивой девушкой с огненными волосами. Но я не могла. Понимала, что это чужая жизнь. — Ты расстроился?

Люциан молчал, и я начинала нервничать. Именно меня он никогда и не любил. Лю стремился к Руолан. Я чувствовала, какая сильная любовь переполняла ее сердце. Мне никогда не приходилось испытывать нечто подобное.

— Всё оказалось намного сложнее, — сказал он, не скрывая горечи и досады в голосе.

Внутри меня все переворачивалось и надламывалось. Будто меня хоронили заживо.

— Если тебе противно мое присутствие, то я уйду, — пообещала дрожа. — как только смогу. Или… Где мы вообще?

— Ты пробыла в больнице две недели, но никак не могла очнуться и я забрал тебя в свой дом, — объяснил Лю.

Осмотревшись, поняла, что нахожусь в просторной комнате на двуспальной кровати. Окно открыто и теплый ветер залетая внутрь играл с белой шторой.

«Аскетично и весьма скромно».

— Я уйду, как только смогу, — повторила, сказанное ранее.

Люциан смотрел перед собой не моргая. Но затем опомнился и мотнул головой, потирая лицо.

— Ты все неправильно поняла, Рян, — буркнул, почесав лоб. — Я и сам уже запутался. Давай для начала отдохнем.

Он забрался ко мне в постель и бережно обнял. И сразу уснул. Наблюдая за драконом, не могла понять, что мне делать дальше. Лю так много старался, но ничего не получилось в итоге. Мне хотелось получить хотя бы крошку его чувств.

Люциан сжал меня крепче, что-то невнятно бормоча. Я начала засыпать. Дрожь отступала, а тревога забралась в ящик, пообещав обязательно вернуться. Мне мерещились картины из жизни Руолан. Расплывчатые и невнятные, но знакомые и любимые ей. Вся моя сущность разделилась на две половинки. Мне началось казаться, что схожу с ума.

Проснулась от собственного крика в полном одиночестве.

«Опять сбежал, — кольнула обида. — Понял, что прежней мне не стать никогда и исчез».

Дверь распахнулась и в комнату вошел Лекс. Я приподнялась на локте, но следователь жестом остановил меня:

— Лежи, не напрягайся.

— Привет, — смущенно поздоровалась, возвращаясь в исходное положение. Размяться очень хотелось, но я не стала рисковать, а тем более спорить с Александром.

— Здравствуй, — следователь выглядел очень угрюмым. — Привел навестить тебя.

— А Люциан опять отправился по загадочным делам? — спросила, горько усмехнувшись.

— На работу он ушел, — удивил Лекс. — Скоро должен вернуться. Я взял выходной, чтобы посидеть с тобой.

— Нянька ты моя, — хмыкнула чуть веселей. — На тебе лица нет.

— Да? Видимо, забыл надеть, — ответил он, почесав щеку. — Новое расследование проводил и безумно устал.

— Лекс, могу я спросить тебя? — и дождавшись кивка, продолжила: — Что произошло в ту ночь у подъезда, когда пришла Маргарита? Я видела кое-что, но неуверена правда ли это или померещилось.

— Если кратко, — следователь сел на кресло возле кровати и вытянул ноги. — Она была преданной ученицей и любовницей Тони. Пришла вслед за ним из своего мира. После смерти учителя забрала его энергию и ей снесло настройки адекватности. Она жаждала большего. Мы сразу поняли, что к чему и начали охоту на ведьму.

— А я, значит, исполняла роль приманки? — от озаривший мысли, стало обидно.

«Он дважды использовал меня».

— Мы держали все под контролем, — добавил Лекс.

— Да… — протянула злясь. — Просто замечательный план вы построили. Я вам что, жертвенный кролик?

Превозмогая боль, я села, цепляясь за бортик кровати.

— Всё пошло наперекосяк из-за появления твоего соседа, — пояснил Лекс.

Мне хотелось пнуть его посильнее и бежать куда подальше от этих эксплуататоров. Решительно встав, сделала пару шагов, хватаясь за живот. Только тогда Лекс очнулся и подскочил ко мне, но я оттолкнула мужчину.

— Убирайся! — крикнула следователю. — Не хочу больше видеть ни его ни тебя!

Я упорно шла к двери. Мозг не соображал. Он отчаянно скандировал: «Беги! Беги! Беги!» И тело слушалось. Лекс опять оказался подле меня.

— Рян, перестань, — начал уговаривать он. — Эта операция действительно была очень рискованной. Но поймать магов иначе невозможно. Я правда не хотел, чтобы ты пострадала. Я сильно переживал, но переубедить Люциана оказалось невозможно.

Он обнял меня и утешительно погладил по спине. Рыдания рвались наружу и сдерживать их не получалось.

«Всё! Зоряна Валерьевна закончилась. Ее растоптали. Уничтожили».

Лекс перенес всхлипывающий комочек обратно на кровать и укрыл одеялом.

— Давай лучше пообедаем, — сказал тихо. — Приготовлю чего-нибудь.

Он вышел из комнаты. Я безразлично уставилась на белый потолок с круглой люстрой. Она напоминала мне огромную таблетку.

«Вот бы и мне сейчас выпить такую и выздороветь, а потом начать все сначала, забыв о прошлом. Переехать в другой город, устроиться на непыльную работу, придумать себе хобби, завести кота и больше никогда не вспоминать о случившемся».

Лекс накормил меня супом, вкус которого я практически не почувствовала. А потом сказал, что поспит в соседней комнате.

— Люциан скоро придет, не переживай.

Я никак не отреагировала на его слова.

«Даже если Лю и появится, то какая теперь уже разница?»

Когда лицо дракона оказалось в поле моего зрения, вздрогнула и отвернулась.

— Ты злишься? — первое, что он спросил. Лекс мне все рассказал.

— Он и мне много о чем поведал, — ответила холодно.

Люциан сел у моих ног и тяжело вздохнул:

— Я поступал самонадеянно и безрассудно. Я рисковал твоей жизнью до конца не понимая, чем это может закончиться. Но я старался сделать все то, что считал правильным.

— Мне не нужно ничего объяснять. И я имею право на злость! Вы все использовали меня! Чем ты лучше того же Тони? — из меня начали сыпаться эмоции.

— Я не лучше, а хуже, — выпалил Лю, резко вскакивая. — Я как идиот рисковал твоей жизнью раз за разом. Но ситуация складывалась так, что поступить иначе я не мог!

— Или не хотел! — попытавшись подняться, почувствовала резкий спазм, от которого, закружилась голова. Совершенно ошарашенно я наблюдала за тем, как намокает повязка, а затем и сорочка. Происходило это ужасающе стремительно.

— Нет. Постой, — Люциан уложил меня обратно. — Наша связь рушится. Не делай этого, Рян.

— Тебе нужна не я, а Руолан, — тело становилось вялым, губы непослушными. — Я не могу дать тебе того, что ты хочешь.

— Ряна, какая ты глупышка, — его окровавленные пальцы коснулись щеки. — Неужели я обречен терять тебя вновь и вновь. Прошу, останься. Не покидай меня, любимая.

Я не понимала, зачем он это говорит.

«Ведь еще недавно расстраивался, что я не Руолан, а теперь просит остаться».

— Пожалуйста, прости меня за все… Не уходи…

Губ моих коснулся дрожащий поцелуй, и я почувствовала, что вновь лечу. Расправив кожистые крылья. А рядом он. Мой дракон. Нам хорошо вдвоем, где бы мы ни были. Я счастлива настолько, что хочется кричать об этом всему миру.

«Смотрите! Я выхожу замуж за любимого!»

Мы спускаемся и плавно садимся на землю. Вмиг оборачиваемся в людей и слуги спешат подать нам праздничные одеяния золотого цвета. Я убрала персиковый лепесток, запутавшийся в волосах Люциана. И он не упускает момента, чтобы еще раз поцеловать мою руку.

А затем ты пошли к алтарю, чтобы произнести брачные заклинания, связывающие судьбы драконов навсегда. Я приготовила маленький сюрприз. Клятва перед богиней любви.

«… Оберегать, ценить и никогда не расставаться. Век за веком неразлучно перерождаться».

После сказанных слов началось безумие. Это я во всем виновата. Нельзя упоминать богов в момент открытия и единения душ. Они коварны и выполняют желания по-своему. Но я не представляла, что навлеку беду на всех драконов. В книгах, прочитанных мной, не случалось ничего плохого. Я была очень глупа.

***
Проснулась уже в знакомой комнате. Рядом, на полу, лежал лицом вниз Люциан. Я закричала, испугавшись, что случилось непоправимое. Забежал Лекс, и оценив беглым взглядом обстановку, начал помогать дракону. Увидев посиневшие губы Лю, вскочила ничего не ощущая.

— Он дышит, дышит, — сообщил Лекс, перекладывая его на кровать, — Не мельтеши. Сядь на кресло. Сама в порядке?

Следователь увидел, что и я вся перепачкалась в крови.

— Сначала он, — всхлипнула отчаянно. — Что делать? Врача может быть?

— Мы далеко от города, — Лекс схватился за телефон. — Но, на всякий случай, думаю…

Я больше не слушала его. Села рядом на кровать.

«Он как-то лечил меня сам. Попробую теперь и я».

Не понимая, что делать, легла рядом и представила, что пробираюсь к нему. Совсем как тогда, на острове. Но в этот раз, я стремилась попасть в его душу.

***
Ноги сами несли меня по широким коридорам незнакомого дворца.

«Я сумела сбежать. Няньки и стража такие нерасторопные».

На открытой веранде я замерла.

«Что это за место?»

Выглянув в стрельчатое окно, увидела бескрайнюю пропасть. Мороз прошел по коже. Я еще ни разу не оборачивалась в дракона и высота пугала меня. В шагах десяти стояла одинокая фигура и что-то разглядывала внизу. Медленно пройдя к нему, дотронулась до плеча юноши.

— Что ты тут делаешь? — спросила заинтересованно.

Повернулся ко мне брюнет с серыми глазами. Выглядел он совершенно несчастным.

— Хочу прыгать, — сказал хрипло.

— Полетать? Ты уже умеешь оборачиваться? — мои губы расплылись в восторженной улыбке.

— Нет. Я хочу закончить эту жизнь, — признался он, и встал на оконный проем.

— Эй! Зачем? — стало страшно. — Почему? Может получиться все исправить?

— Я не хочу жениться, — сказал он едва слышно. — Но вынужден делать это ради своего народа.

Не знаю, откуда во мне взялось столько сил. За ногу я стянула его вниз и уронив на каменный пол, села сверху.

— Ты должен дорожить своей жизнью, — нагнулась к его лицу очень близко.

— Я никому ничего не должен, — огрызнулся тот. — Хоть понимаешь на ком ты сейчас сидишь? Я наследный принц Люциан!

— А мне не страшно, — усмехнулась, заглядывая в серые глаза. — Ты такой упрямый, но порой нерешительный. Сильный перед другими, но слабый передо мной. Ты то использовал меня, то прижимал к себе, оберегал. Ты…

— Пусти меня, — зашипел принц вырываясь. — Я не знаю кто ты такая… Не помню… Не хочу.

— Всё то ты знаешь, — я сжала его запястья. — И жертвуешь собой. Зачем? Просто вернись и попробуем все сначала.

Люциан не слушался и ему почти удалось вырваться. Мое тело слабело. Отбросив все сомнения, я поцеловала дракона, будто в последний раз. Дворец начал распадаться по камушку. Рука Лю легла мне на спину, и в следующий миг, он оказался сверху. Жадно вкушая мою ласку, дракон становился собой.

И вот уже мы лежим на двуспальной кровати в просторной светлой комнате с белым потолком.

— Я хочу быть с тобой, — выдохнул Люциан в мои губы.

— И я этого хочу, — ответила, даря ему очередной поцелуй.

Конец


Оглавление

  • Каникулы в логове дракона
  •   Глава 1. Офисный планктон.
  •   Глава 2. Остров развлечений.
  •   Глава 3. Отдых и мечты.
  •   Глава 4. Брызги моря.
  •   Глава 5. Кровь красоток.
  •   Глава 6. Логово дракона.
  •   Глава 7. Сила дракона.
  •   Глава 8. Спасти или погибнуть.
  •   Глава 9. Осечка.
  •   Глава 10. Допрос с пристрастием и откровение дракона.
  •   Глава 11. Начать сначала.
  •   Глава 12. Швы.
  •   Глава 13. Выгул на лавочке
  •   Глава 14. Блудный дракон




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики