Цена идеи. Роман-антиутопия (fb2)

- Цена идеи. Роман-антиутопия 2.63 Мб, 381с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Иван Залесов

Настройки текста:



"А перед нами все цветет,

За нами все горит.


Не надо думать – с нами тот,


Кто все за нас решит"

Владимир Высоцкий,

"Солдаты группы "Центр"


"Мир спасет красота"

Федор Михайлович Достоевский,

"Идиот"

Глава 1

Родился я в небольшом провинциальном городке где-то на севере незадолго до начала эпохи перестройки (истинной "катастройки"!). Поскольку родители много работали, большую часть времени проводил у бабушки с дедушкой. Когда мне исполнилось семь лет, меня отдали в школу, где раньше училась мама, в пяти минутах ходьбы от моих стариков.

Помню первое сентября начала девяностых годов – первый учебный день в жизни. Утром в спортзале проходил праздник под названием «Первый звонок». Высокий одиннадцатиклассник, по совместительству тезка, посадил меня на плечо и понес по кругу, мимо других старшеклассников, первоклассников, их родителей и учителей. Именно мне выпала честь давать первый звонок! Я очень волновался, поэтому, должно быть, выглядел не совсем счастливым. Директор, учителя, мои родители (да и не только мои) жестикулировали и шептали «Улыбайся!». Преодолевая свои эмоции, я натянуто улыбнулся. Нас фотографировали и снимали на видеокамеру. Так и прошел праздник.

Учеба давалась мне с переменным успехом. Порой я не очень понимал какой-то материал, а спросить у учительницы стеснялся. Тогда на занятиях получал «тройбаны». А после этого, по вечерам, отец начинал объяснять, как решать задачи по математике, или мама – правила русского языка. А вообще, я не любил делать домашнюю работу под надзором родителей. Однажды папа, и так вымотанный за целый день на трудной работе, пытался растолковать мне какое-то правило, а я никак не мог его понять, раз за разом допускал ошибки в упражнении. И чем больше времени проходило за безуспешными объяснениями, тем больше родитель злился и нервничал. В конце концов, его терпение лопнуло, и он с такой силой перечеркнул мою писанину, что прорвал насквозь тетрадь! А после отвесил мне легкий подзатыльник и сильно ругался. Мама начала его успокаивать, увела в другую комнату, а меня уложила спать. На следующее утро родители по пути на работу завезли меня к бабушке с дедом. Благо, учился я тогда во вторую смену. И вот мы с бабушкой спокойно, не спеша, сделали все необходимые упражнения.


В начальных классах мне очень не повезло с учительницей. Как и многие, в начале девяностых она с головой ушла в торговлю, поэтому времени на своих учеников у нее оставалось мало. Кстати, когда мы перешли в среднее звено школы, после окончания трех классов, наша уже бывшая учительница и вовсе уволилась.

Раз меня не мог учить «профессиональный педагог», то это делали родители и бабушка с дедом. Например, делить столбиком меня научил на осенних каникулах дедушка, еще до того, как мы начали это проходить в школе.

В пятом классе начали изучать английский язык. И попал я в группу, у которой вела сей предмет лучшая учительница нашего города – Вероника Игоревна. На уроках иностранного языка всегда была железная дисциплина. Учила она нас как следует! Даже закоренелые троечники знали английский. Лично мне очень нравились ее уроки. Много всего интересного она рассказывала. И не только о Великобритании, ее достопримечательностях, традициях и праздниках англичан, но также и о своей жизни, полной удивительных историй. Учила Вероника Игоревна нас и тому, как нужно себя вести, воспитывала «Человеками» с большой буквы, отзывчивыми и готовыми помочь ближнему (жаль только, что в отношении этих вопросов мозгов у нас было маловато).

В первой же четверти пятого класса я получил итоговую пятерку по английскому языку. Отец тогда очень гордился мной, ибо сам в изучении иностранных языков никогда не преуспевал. Вообще, начиная с пятого класса, учеба стала даваться легче.


В седьмом классе я пристрастился к российской рок-музыке. Почти все мои одноклассники начали тогда слушать песни Виктора Цоя. Однажды я попросил друга дать на вечер послушать кассету группы «Кино». И мне понравилось. Именно так все и началось… Чем больше времени проходило, тем более тяжелую музыку я начинал слушать. В конце концов, скатился до «Гражданской Обороны», «Арии» и «Сектора газа».

После окончания седьмого класса, в один пасмурный летний день, я впервые попробовал пиво. Вдвоем с другом скинулись на бутылку самого дешевого, и я, собрав всю волю в кулак, направился к ларьку. Встав на носочки, чтобы казаться выше, произнес басом «Бутылку пива!». И ведь получилось – мне продали «запретный плод»! Уже повзрослев, я понял, что мог тогда не "корчить" из себя взрослого – все равно бы продали: время было такое – все плевали на законы и простую общечеловеческую мораль, жажда денег перекрывала все. Быстро добежав до заброшенной стройки неподалеку, мы сели на одну из железобетонных плит и начали по очереди отпивать из горла бутылки. Напиток показался мне горьким.

«Как взрослые могут его любить?» – все недоумевал я, делая очередной глоток.

После того, как пиво было выпито, мы немного посидели и разошлись по домам. Ни бабушка, ни дедушка ничего не заметили.

То было начало переходного возраста. Теперь основными темами для обсуждения были девчонки.


Вскоре начался новый учебный год. Поскольку мы стали старше, нас начали привлекать к работам по уборке урожая в местном колхозе. Первые две недели сентября вместо того, чтобы высиживать в душных кабинетах, грызя гранит науки, ученики с восьмого по одиннадцатый классы организованно выезжали рано утром на свежий воздух. И это всем очень нравилось. Еще бы! Продление каникул на две недели! И никаких домашних заданий! Работа простая – сидишь с другом в паре, выдергиваешь морковку или свеклу, обрываешь ботву, овощ кидаешь в одно ведро, траву – в другое. Когда ведра наполнятся, относишь и высыпаешь овощи в один мешок, ботву – в другой. За это платили какие-то копейки. Мелочь, но приятно! Но, я уверен, все бы и бесплатно согласились работать – только б не сидеть в школе. Итак, пара, проработав несколько часов, собрав урожай, начинала отдыхать – перекусывать или кидаться собранными овощами в сверстников из параллельных классов. Какой задор и веселье витали в воздухе во время этих поездок! Правда, за раскиданные корнеплоды сотрудники колхоза ругали нас, но, в принципе, плевать мы все хотели на их ругань. Даже классные руководители ничего не могли поделать с нами и нашими «играми». Днем приезжали автобусы и так же организованно увозили нас назад, к школе. Оттуда все расходились по домам, переодевались и бежали на улицу. Как правило, многие ученики ежедневно привозили из колхоза домой по полведра, а то и целому, овощей, уборкой которых занимались. Что тут скажешь? Предприимчивое поколение!

В тот год у нас ввели новый предмет – химию. А также для нас стали чаще устраивать школьные дискотеки, которые мы всегда с радостью посещали. В остальном же, ничего не изменилось.

В конце октября начались осенние каникулы. После собрания и получения дневников с оценками по итогам четверти мы с лучшим другом – звали его Костей – пошли гулять, ибо дома сидеть было скучно, заняться было нечем. Погода стояла ужасная: морось, слякоть, холод и сильный, пронизывающий насквозь, ветер. Бесцельно пошлявшись по улицам, решили заглянуть «на огонек» к нашему приятелю Андрею. Жил он в обычной «хрущевке»: две смежные комнаты, маленькая кухня, совмещенный санузел. Едва переступив порог его квартиры, поняли, что здесь уже вовсю идет гулянка, «дым коромыслом». Родителей не оказалось дома, вот и решила половина класса воспользоваться случаем и отметить здесь окончание четверти, в том числе и девчонки.

– Пацаны! Есть пиво и портвейн! Что будете? – спросил Серега, наш однокашник.

Весь стол в комнате был заставлен тарой: несколько «полторашек» пива, пара бутылок дешевого портвейна, стаканы, пачки сигарет… Мы присоединились. Я выпил пива и почувствовал расслабление и эйфорию. Но далеко не до эйфории было самому Андрею: у него по физике вышла итоговая двойка. Свое горе он пытался утопить в бутылке. Его все поддерживали и успокаивали, особенно в девчатах проснулись материнские инстинкты.

Спустя какое-то время хозяин квартиры пошел справить нужду. Тем временем, веселье продолжилось.

– Что-то долго его нет, – обратился ко мне Костя.

– Пойдем, проверим, – предложил я.

Постучав в дверь, Костян спросил:

– Андрюх, ты там как? Живой?

Но ответа не последовало. Тогда еще раз постучал я, спросив:

– У тебя там все в порядке?

Тишина.

Тогда я дернул ручку – дверь оказалась незапертой. Войдя внутрь, мы увидели следующую картину: в ванной, до половины наполненной водой, прямо в одежде сидел наш друг, тихо плача. В руках он держал лезвие отцовской бритвы.

– Братух, ты чего? Успокойся! – произнес Костя.

– Не делай глупостей! – сказал я, подходя ближе.

– Да не убивайся ты так! – продолжал успокаивать его Костян.

– Уж лучше я сам это сделаю, чем родители! – сквозь всхлипывания заплетающимся языком пролепетал Андрей.

Тем временем, я схватил его за руку, в которой была бритва. Костя сразу подскочил и крепко обхватил Андрея за плечи, чтобы тот не оказывал сопротивления. Я начал методично выкручивать руку до тех пор, пока бритва не упала на пол.

На шум сбежались все. Рома вошел внутрь ванной.

– Вы что делаете? – в недоумении спросил он.

Мы с Костей отпустили неудавшегося самоубийцу и, используя весь запас нецензурной лексики, объяснили, что наш одноклассник едва не вскрыл себе вены.

После этого происшествия я сразу протрезвел. Вечеринка была закончена. Все вместе навели порядок в квартире. А хозяин, сняв с себя мокрую одежду при помощи одноклассников, обмотался одним полотенцем, шатаясь, дошел до дивана, упал на него и уснул.

Все начали собираться.

– Его же нельзя оставлять одного! Вдруг очнется и опять попытается покончить с собой? – сообразил Денис.

– У него сестра должна прийти где-то через час, – откликнулся Роман. – Я пока что, до ее прихода, побуду здесь.

Мы разошлись по домам.

Какими же, порой, глупыми бывают дети! Убиваться так из-за какой-то оценки! Лишь со временем мы узнаем цену жизни. Только с опытом приходит к нам осознание того, что ни один адекватный родитель ни за что на свете не причинит зла своему ребенку – самому дорогому, что только есть у него в жизни!

Ну а насчет той двойки… Знаю только, что Андрей договорился с учителем и ходил к нему каждый день в течение всех каникул, занимался физикой. Перед началом новой учебной четверти он переписал контрольную работу, и двойка была исправлена на тройку.


Снова началась учеба. Мы довольно часто стали собираться перед уроками у Андрюхи. Позволяли себе выпить немного пива.

Кстати, продавали нам алкогольную продукцию в одном маленьком магазине, хозяином которого был армянин. Там всегда закрывали глаза на то, что мы еще дети. Правда, просуществовал тот магазинчик недолго: после первой же проверки его закрыли. А в том помещении организовали отделение милиции. И по сравнению с преступлениями и беспределом, которые творили «блюстители правопорядка» в том отделении, продажа алкоголя детям – просто невинная шалость. Может, то было проклятое строение, склонявшее человека к нарушению закона, а может просто – такое время и жестокие люди…

Однажды у меня было отвратительнейшее настроение. Я оделся и пошел к Андрею. Несколько одноклассников, в том числе и Костя, к тому времени практически невменяемый от выпитого спиртного, веселились там. На столе стояли несколько пластиковых бутылок пива и одна стеклянная – водки. Мне намешали «ерша». Выпив полкружки, я повеселел. Спешить особо было некуда. До начала уроков оставалось еще часа четыре. Настроение улучшалось прямо пропорционально количеству выпитого спиртного. Находясь в состоянии опьянения, я нарушил еще одно табу: решил вместе со всеми покурить. Сделал тяжку. Легкие обожгло, и я закашлялся. Еще одна… Не такая большая, как предыдущая. Прошло уже легче. И пошло-поехало! Пиво с водкой и сигареты…

В таком состоянии я не пребывал никогда. Жизнь казалась прекрасной! Никаких проблем или страхов! Просто божественно! Эх! Не знал я тогда, что меня ожидает впереди! Ведь за все приходится платить в этой жизни – после эйфории всегда приходит депрессия. Совсем не до смеха стало, когда меня начало тошнить. Да еще и время поджимало – пора было идти в школу. Прогуливать не хотелось, поскольку наш классный руководитель сразу сообщил бы об этом родителям. От запаха табачного дыма в квартире мне становилось все хуже. Нужно было выбраться на свежий воздух. Все стали собираться, а я решил подождать их на улице. Закинув ранец с учебниками за спину, спустился вниз. Выйдя из подъезда, я едва успел сделать пару шагов в сторону, как меня вырвало. Ноги стали ватными, и я упал на колени. Перед глазами все плыло и кружилось. Вырвало еще раз. И еще… Лишь когда вся гадость, что была в желудке, вышла, я почувствовал облегчение. Меня начало знобить. Чтобы подняться, сил не было. Услышал, как позади открылась дверь подъезда, и на улицу вышла компания моих друзей-собутыльников.

Сашка и Денис держали Костю, ибо последний был практически в бессознательном состоянии. Андрей, пошатываясь, подошел ко мне и спросил:

– Ты как? Совсем хреново?

Я лишь покачал головой в ответ.

– Давай, вставай, – протянув мне руку, произнес мой друг.

Поднявшись, я оперся на его плечо, и мы пошли. Через какое-то время мне стало чуть лучше. Разум начал проясняться. Перед тем, как идти в школу, мы купили жевательную резинку в ларьке, надеясь, что она перебьет запах алкоголя.

В школе, посмотрев на свое отражение, я сперва испугался, поскольку из зеркала на меня смотрело бледное, как лист бумаги, слегка опухшее и потрепанное человекоподобное существо. Костя выглядел далеко не лучше. В тот день я пообещал себе, что никогда больше не буду так напиваться. Шло время. Обещание я держал. Только иногда заходил к Андрею, выпивал бутылочку пива, но не более того.

Однажды я стал замечать, что к нашей тесной компании присоединяются новые ребята, которых раньше никогда не видел. Это были приятели Андрюхи или Ромы. Ну, что ж? Друзья моих друзей – мои друзья! Всех нас объединяло одно – нет, не стремление выпить, – а музыка. Мы просто с ума сходили от рока! Слушали такие группы, как «Ария», «Гражданская оборона», «Manowar», «Nirvana», «Metallica» и старые добрые «Led Zeppelin», «Deep Purple» и «The Doors». И одеваться мы стали соответственно: по весне некоторые, в том числе и я, носили отцовские кожаные куртки, более везучим родители покупали «косухи»; другим атрибутом нашей компании были напульсники и кепки или «банданы» с названиями рок-групп. Учителей в школе бесила такая мода. Они пытались нас пристыдить, взывали к разуму, которого у нас не было, и, в конце концов, жаловались завучам и директору, а те, в свою очередь, культурно просили одеваться хотя бы немного приличней. Но мы же, в меру своего переходного возраста, были нигилистами и плевать хотели на все возрастные авторитеты и вообще всякие устои общества! Так и продолжали ужасно одеваться, слушать рок и пить пиво. До поры, до времени…


Вот и восьмой класс был за плечами. Стоял ленивый летний воскресный день. Мы с Костей бесцельно слонялись по пыльным, загаженным улицам нашего старого города. И абсолютно случайно встретили двух парней из нашей «группировки» поклонников рок-музыки. Нельзя их назвать приятелями, ибо не были мы настолько близко знакомы. Тем не менее, один из них поведал нам историю:

– Слышь, пацаны! Тут херня такая приключилась! Короче, Тотошик (кто такой Тотошик, я представлял очень абстрактно) недавно по улице гулял. Идет, короче, никого не трогает. Вот, короче! И тут на него наехали какие-то «нигеры» (так называли любителей рэпа, хип-хопа). Да еще и с другого района! Пид*ры, в натуре! Короче, это… они Тотошику говорят, типа, ты че волосы длинные носишь? Типа, че, баба что ли? Ну их, это… Тотошик нахер послал. А они – шакалы, бл…! – его отмудохали! Нормально так запинали! Бляха! Вот, короче! Так это, короче! Тотошик ща дома лечится. У него вся рожа такая помятая! Ваще пипец! Ну вот, короче, этих козлов нашли, отмудохали их нашей компанией. А они, типа, крутые все такие! На понтах, бл…! Кому-то рассказали, нам стрелу забили. Вот, короче! Сегодня в восемь вечера за кинотеатром будем меситься с ними! Давайте, тоже подтягивайтесь! И пацанов еще подтягивайте! Пора этим уродам объяснить, кто тут хозяин района!

– Да давить их надо! – сиплым голосом подхватил второй. – Убивать таких пид*ров надо! Хрен ли! Совсем охренели уже! Зверье, мать их! Животные!

– Ну, так чего, пацаны, пойдете? – спросил нас первый.

Мы с Костяном переглянулись и в унисон ответили:

– Пойдем, конечно!

– Тогда, это… Короче! Сегодня собираемся в семь часов за кинотеатром! Надо еще будет подготовиться!

Мы попрощались до вечера и пошли дальше.

Все дело в том, что с развалом Советского Союза большинство спортивных секций и кружков по интересам закрылось, остальные же с переходом страны на рыночную экономику стали требовать за занятия деньги, которых у населения не было. Вот и остался у молодежи лишь один способ высвобождения энергии, которая хлещет через край, – уличные драки. А повод для них находился всегда: кому-то не понравился район, где ты живешь, или музыка, которую ты слушаешь, или твоя походка, или цвет твоих шнурков, или, или, или…

Вечером, где-то в половине восьмого, мы с Костей подошли в условленное место. На пустыре за старым, обшарпанным, заброшенным кинотеатром собрались наши единомышленники. Судя по количеству человек, намечалась глобальная потасовка. А еще более глобальной ее делал тот факт, что через одного парни были вооружены: кто палкой, кто ножом, кто еще какой-нибудь «хреновиной», попавшейся под руку. Я кожей ощущал напряжение, витавшее в воздухе. Тот, кто никогда не бывал в подобных передрягах, вряд ли сможет понять это чувство.

Вот показались вдалеке «орды», просто «тьмы», противника! Все они были одеты в мешковатые балахоны, широкие штаны, кроссовки. В голове мелькнула лишь одна мысль: «Понеслась!». Да, это была настоящая кровавая баня! Из-за выделявшегося адреналина я не чувствовал боли от наносимых мне ударов. Сам беспорядочно выбрасывал кулаки, разбивая носы и брови. В память навсегда врезалась одна картина: среди всего того хаоса я увидел, как один парнишка, рыхлый на вид, с первым пушком под носом, из нашей «банды», стоял на коленях, его методично избивал «вражеский элемент»; вдруг откуда ни возьмись, подлетел второй такой «элемент» и, вкладывая всю силу в удар, ногой пнул бедного паренька по лицу. Что было с ним дальше – не имею понятия. Мне нужно было заботиться о себе. Не знаю, долго еще продолжалась бы эта «бойня», но тут кто-то крикнул «Менты!», и все кинулись врассыпную. Я лишь успел заметить, что около кинотеатра стоял автобус, из которого выбегали сотрудники правоохранительных органов и начинали гоняться за участниками кровавого времяпрепровождения. Мы с Костей кинулись в сторону парка, что был неподалеку.

Отсиживаясь в кустах, смотрели, как по парковым аллеям бегают милиционеры в поисках нарушителей общественного порядка.

«И чего они так завелись? – недоумевал я. – Разогнали нас и ладно! Зачем еще искать, ловить?»

Когда же все более-менее утихло, мы выбрались из кустов и разошлись по домам.

Как позже выяснилось, еще до начала драки, когда наша «группировка» ждала противника, мимо того пустыря, сокращая путь, наверное, шла из гостей домой мать одного из моих одноклассников. Увидев толпу вооруженных отморозков, она решила вызвать милицию – вряд ли ребята такого вида собрались, чтобы поэзию Байрона обсудить. Служила она в судебной системе – поэтому менты приехали на вызов быстро и прикладывали такие усилия для поимки как можно большего количества участников потасовки. А, увидев в толпе нас с Костей, эта женщина решила еще и нашим родителям позвонить.

И вот дома меня ждал разгневанный отец со старым добрым здоровенным армейским ремнем в руках! На утро болела не только губа, разбитая в драке, но и «пятая точка», разбитая во время разъяснения мне, «что такое хорошо, а что такое – плохо». С того самого дня мне запретили встречаться с «отмороженными товарищами».

Проснулся я рано. Отец уже остыл и перед тем, как уйти на работу, в спокойном тоне поговорил со мной:

– Ты пойми одно: мы с матерью не хотим, чтобы тебе голову проломили и убили. Мы хотим, чтобы ты выучился и уехал из этого «гадюшника»! А не гнил тут, как мы. Здесь, в этом городе, нет будущего. Люди уж спились все! Знаешь, что по статистике сорок процентов детей у нас в области рождается с теми или иными умственными и психическими отклонениями? Дебилы рождаются, иными словами! А чего ожидать? Сейчас уже молодежи здоровой почти не осталось: одни алкоголики и наркоманы. Ты вокруг оглянись! Идет мамаша, коляску катит. В одной руке сигарету держит, в другой – бутылку пива. Какого ребенка такая родит? Здорового, разве? Работы здесь тоже нет! У кого мозги есть – уезжают отсюда. Мы с мамой очень надеемся, что и ты после окончания школы поступишь в институт в Москве, отучишься, закрепишься там… в люди выбьешься! А для этого надо «учиться, учиться и еще раз учиться!», как завещал Владимир Ильич Ленин. Ну, а если с такой компанией отморозков поведешься, ничего хорошего из этого не выйдет! Поверь мне! Потом еще спасибо нам с матерью скажешь. Вот увидишь! – отец похлопал меня по плечу и уехал на работу.

В качестве наказания мне разрешалось гулять не дальше двора дома моих бабушки с дедом (именно у них я проводил все время, пока родители были на работе). А они всегда могли проследить за исполнением наказания. Сначала было тяжело. Душа разрывалась от скуки в жаркие долгие летние дни. Мне очень хотелось встретиться с друзьями, поболтать и, может быть, выпить по бутылочке прохладного пивка. Но, увы! Так и тянулись дни. Я просто изнывал от тоски и безделья! Тогда взял книгу из домашней библиотеки и буквально «проглотил» ее. Потом еще одну. И еще… Именно так я и пристрастился к чтению. Обычно выходил во двор, садился на скамейку и, греясь и загорая на солнце, читал классиков, российских и зарубежных. Иногда ко мне приходил Костя. Порой, мы разговаривали по телефону. Ему тоже приходилось несладко после того «ЧП»: все лето он выполнял абсолютно всю работу по дому, а также должен был в день прочитывать определенное количество страниц книги, выданной ему родителями. Пролетали дни, недели. К концу лета, вспоминая «старых приятелей», я осознавал, насколько вырос умственно и духовно над ними. Больше не было первоначальной тоски.


Осенью же, когда начались занятия в школе, я стал буквально «вгрызаться в гранит науки», особенно в английский язык. И это принесло свои плоды: в июне следующего года практически без всякой подготовки на отлично сдал все экзамены. А после них был выпускной!


Торжественная часть прошла быстро. Получив аттестаты, всем классом мы сели в заказанный заранее нашими родителями автобус и поехали в кафе. Заведение находилось на самой окраине города, вдали от пыльных центральных дорог и шума жилых кварталов. Обстановка внутри была следующей: на первом этаже располагались составленные в длинный ряд накрытые столы с соками и закусками; на втором этаже – бильярд. Отведав яств, мы с одноклассниками решили сыграть партию в американский пул. Когда я поднялся на второй этаж, взору предстал прекрасный пейзаж в большом окне: закат, летнее солнце озаряло алым светом верхушки деревьев необъятного леса нашей области, их тени ложились на ровное поле со свежей сочной зеленой травой, что было прямо позади кафе. Посередине того поля находился небольшой пруд, еще не засоренный отходами очередного производства. Сердце мое заликовало, на душе стало тепло и радостно оттого, что я родился и живу в этой стране, красивее которой нет в целом мире!

Впервые родители разрешили мне гулять всю ночь, и этим нельзя было не воспользоваться. Организованно доехав назад, к школе, мы быстро попрощались с родителями и поспешили скрыться с глаз их долой. Свобода! Дойдя до ближайшего круглосуточного магазина, мы затоварились спиртным. А далее пошли в парк, тот самый, где когда-то скрывались от милиции, и, расположившись там на лавочке, принялись отмечать по-настоящему, в свое удовольствие, выпускной – пустились во все тяжкие.

Домой я вернулся только под утро, когда уже солнце начало вставать.

Проснувшись в обед, чувствовал себя, мягко говоря, плохо. Похмелье прошло только к вечеру. Родители, хоть и заметили мое состояние, но отчитывать не стали.


Лето летело быстро. Мы с друзьями, отдыхая после первых в жизни экзаменов, почти каждый день ездили на городской пляж – купались, загорали, заглядывались на девчонок. И были бы каникулы как каникулы, не случись одно происшествие.

Где-то в начале августа мы снова поехали на речку, прямо с утра пораньше. Пробыли там до вечера. Чего ж греха таить – выпили по паре банок пива. И уже собирались покидать пляж, но Андрей решил искупаться напоследок. Пока он плавал, мы – Костя, я, Рома и Денис – одевались, складывали лежаки и собирали мусор, оставшийся после приятного времяпрепровождения (как это ни странно, хоть мы и не относились к самым законопослушным подросткам, но были приучены родителями не мусорить в общественных местах).

– Ну где там этот водоплавающий? – стал уже возмущаться Роман.

Тревога закралась в наши души, когда мы не увидели в реке Андрюху.

– Куда он пропал? – выразил общее мнение Костя.

– Андрюх! – крикнул я, но никто не откликнулся.

Будний день… Людей на пляже практически не было. Мы напряженно вглядывались в воду.

– Может его отнесло течением, и он выплыл где-то в другом месте? – в задумчивости предположил Рома.

– Я пробегусь быстро вдоль берега, проверю, – сказал Ден и легкой трусцой начал движение по течению вдоль реки. Мы же еще немного покричали имя Андрея, надеясь, что он откликнется. Спустя минут двадцать вернулся и Денис, мрачно помотав головой, давая понять, что Андрея в радиусе километра нет.

Домой мы, естественно, уже не собирались. Подождав примерно полчаса, было решено вызвать милицию. Мобильных телефонов в то время почти ни у кого не было. Договорились, что мы с Костей останемся на пляже на всякий случай, а Рома с Денисом позвонят по "02" из ближайшего магазина. Спустя где-то минут сорок, приехал серо-синий УАЗ, из которого лениво вылез лейтенантик и еще пара бойцов.

– Вы милицию вызывали? – крикнул он нам, одиноко сидящим на песке возле реки.

Быстро объяснив, в чем дело, мы сказали, что очень волнуемся за нашего друга и боимся, что он мог утонуть. Смачно выругавшись, доблестный офицер правоохранительных органов спросил:

– И что вы от нас хотите?

– Ну… может, водолазов вызовите? – предложил я.

– А, может, тебе еще спецназ вызвать, вертолеты и пару истребителей?! – раздраженно отозвался лейтенант. Потом, протерев пот со лба и почесав затылок, он добавил: – Может он на том берегу выплыл и пошел домой, а вы тут панику разводите. Подождите до завтра. Не объявится – тогда заявление напишете. Все! Расходитесь по домам!

Мы стояли растерянные.

– Вот ведь пи**ры! – в сердцах произнес Костя, когда УАЗ, громко рыча двигателем, уехал прочь.

Рома, снова раздевшись, полез в воду, желая обследовать дно мутной реки. Мы последовали за ним. Андрея так и не нашли. По домам разошлись только поздним вечером, когда уже опустились сумерки.

На душе кошки скребли. Но я был очень уставшим. Едва придя домой, я сразу лег на кровать и просто «отключился».

Утро было безрадостным. Проснулся я рано от звонка Ромы. Он рассказал, что ночью обеспокоенная мама Андрея позвонила ему как ближайшему другу и спросила, не знает ли он, где ее сын. Тогда Рома все ей и рассказал.

– У нее истерика началась, – подавленным голосом заканчивал он свой рассказ. – Она пообещала, что всех ментов на уши поставит, а с тех, что на пляж приезжали, погоны сорвет.

У меня подступил ком к горлу…

В тот же день тело нашего друга было найдено на берегу, в десяти километрах от места купания. Как выяснилось, в одном месте, в центре реки, было углубление, и образовалась воронка, которая довольно быстро затянула на дно выпившего Андрея. Он захлебнулся водой… А потом течение понесло его тело, пока оно не прибилось к берегу, где и было обнаружено каким-то рыбаком.

Мои родители, узнав о случившемся, очень расстроились. Также переживали за меня. В день похорон мама отгладила мне черные классические брюки и черную же футболку-поло. Мы – друзья Андрея – собрались возле нашей школы, откуда и двинулись на кладбище.

Проводы в последний путь проходили пышно. Родители нашего погибшего друга были… сказать, что подавлены и убиты горем, – не сказать ничего.

– Ребята, сейчас все поедут в столовую на поминки, – обратился к нам папа Андрея (его мама просто ничего не могла ни сказать, ни сделать – она была, судя по пустому взгляду, где-то очень далеко). – Вы тоже присоединяйтесь, – пригласил он нас.

Кто-то согласился поехать, а мы вчетвером – я, Костя, Рома и Денис, – те, которые тогда, на пляже, были рядом и не смогли уберечь друга, вежливо отказались и поехали в сторону наших домов (а жили все рядом, в одном районе). Да и вряд ли, на самом деле, родители Андрея хотели нас видеть еще и на поминках. Вероятно, они считали нас отчасти виновными в смерти их единственного сына. Так уж устроена человеческая психика… Ведь рядом с ним были, но не помогли.

Помню, мы решили в тот день не расходиться по домам, а купить спиртного и уединиться на нашем «тайном» месте – заброшенной стройке – и проводить самостоятельно друга в последний путь.

Разлив по пластиковым стаканам дешевый вермут, не чокаясь, выпили. Шел он легко, как виноградный сладкий сок.

– Как там… пепел к пеплу, прах к праху… – произнес Денис, разлив еще по одной порции «пойла».

– Земля тебе пухом, дружище! – сказал Рома, и снова все выпили.

Когда бутылка была опустошена, Рома сбегал еще за одной. Пили мы тогда крепко, пока всех не начало выворачивать наизнанку. Как я оказался дома – уже не помню. Только вечером следующего дня, когда отец вернулся домой в работы, начал мне читать лекцию на тему «культурного пития спиртных напитков».

С тех пор мы с Костей как-то отдалились от остальных парней. Они встречались своей компанией, а мы – своей. Лишь иногда встречались все вместе, чтобы выпить пива.


Шло время – боль в душе по безвременно почившему другу начала стихать.

В самом конце каникул, незадолго до Дня знаний, мы с Костяном прогуливались по району, когда увидели в одном из самых благоустроенных дворов двух девушек. Они сидели на лавочке и пили колу.

– Привет, девчонки! – «подкатил» к ним Костя. – Почему скучаете тут одни?

– Да так… подругу ждем, – слегка надменно ответила одна.

– Что-то мне подсказывает, что ждете вы не подругу, а двух самых классных пацанов нашего города, – продолжил мой друг. – Сама судьба на это указывает!

– Тоже мне! Принцы на белых конях! – жеманно отозвалась другая, и они захихикали.

Присаживаясь по разные стороны от «сладкой парочки» (Костя со стороны той, «надменной», что ответила на его первую реплику, а я – рядом со второй), мы продолжили разговор:

– Как вас зовут? – спросил Костя.

– Меня – Катя, – ответила девушка, что сидела рядом с ним.

– А меня – Света, – поставила нас в известность та, что сидела рядом со мной.

– Я – Костя.

– Я – Олег.

– Может, немного прогуляемся? – предложил мой друг.

– Но мы подругу ждем, – ответила Катя.

– А подруга все поймет. Не каждый день с такими «принцами» знакомишься, – заключил я.

– Ну хорошо, – кокетливо улыбнувшись, согласилась она.

И мы пошли бродить по парку. Как оказалось, они были нашими ровесницами и в этом году перешли в нашу школу, в параллельные классы. Мой друг рассказывал анекдоты, выдумывал забавные истории на ходу. Подруги смеялись. Я же молчал, тайно завидуя Косте, его дару так легко общаться с представительницами противоположного пола. Света мне очень понравилась. Она была довольно красива и совсем не стервозна, как могло бы показаться на первый взгляд. Я заметил, как Костя, спустя какое-то время, взял за руку Катю. Она не сопротивлялась. Я попытался то же самое проделать со Светкой, но она свою ладошку аккуратно выдернула из моей.

«Ну что ж?.. Подождем немного…» – пронеслось в голове.

– Девчонки, вы нас тут подождите, – обратился к ним Костя, указывая на свободную лавочку, – а мы с Олегом быстро сбегаем вон до той палатки, купим вам… э… а что вам купить? Мороженое? Шоколадку?

– Мне – мороженое, – ответила Катя.

– А мне ничего не надо, – отказалась Света.

– Окей! Поняли! – озорным голосом согласился мой друг, и мы с ним пошли к палатке с мороженым.

– Ну, как тебе девчонки? – живо поинтересовался он, когда мы отошли на достаточное расстояние, чтобы нас не услышали новоиспеченные подружки.

– По-моему, клевые, – ответил я.

– У меня с Катькой все на мази. Слушай, нам бы как-то разойтись: я с Катюхой, ты – со Светкой. Что скажешь? Уединимся по парам.

– Ну, можно, конечно. Только Света какая-то странная: за руку взять не дает. Хрен знает. Странная какая-то, – повторил я вновь.

– Братух, помоги мне. У меня – я чувствую – с Катькой все срастется. А если у тебя со Светкой не получится, то я потом помогу с какой-нибудь другой бабой познакомиться. Но мне сейчас очень надо с Катей наедине остаться.

Конечно, согласился помочь другу, уже осознавая, что мне не нужна другая «баба», кроме Светы. Я в нее стал влюбляться сильнее с каждой минутой.

Купив два мороженых: одно для Кати, другое – для Кости – мы вернулись к подругам. Немного посидев, Костя что-то начал нашептывать на ухо Кате. Последняя улыбалась. Потом они вдвоем встали и направились к пруду, что был неподалеку. Света, похоже, поняла, что она сейчас подруге будет только мешать, поэтому осталась рядом со мной на лавочке. Я же стал усиленно думать, о чем с ней поговорить, и, таки, выдавил из себя вопрос:

– А почему ты в нашу школу перевелась?

«Идиот!» – мысленно выругался на себя.

– Мы раньше у бабушки жили в другом районе, а теперь мама купила квартиру недалеко от вашей школы. Вот, чтобы не ездить через весь город, было решено меня перевести сюда. А Катькины родители тоже переехали, только они чуть дальше живут, в новостройке на Ленина. Но Катю в другой, параллельный, класс определили…

Ее слова мне в одно ухо влетали, из другого – вылетали. Я любовался ею! Хотел смотреть в эти карие задорные глаза, смущаясь одновременно и отводя взгляд в сторону. Меня волновала и возбуждала ее грудь, довольно внушительных размеров для ученицы пусть даже старших классов. Я был без ума от этих стройных красивых ножек. И тут я понял, что она задала какой-то вопрос…

– Что? – спросил я и покраснел, как маленький мальчик.

– Я спросила, какие учителя у вас в школе. Строгие?

– Да всякие… Есть и строгие, есть и не очень… – бормотал я себе под нос. – Попадаются иногда уроды…

Как же я себя вечером ругал за такое поведение и глупый ответ! А тогда, после того, как я «пробурчал» что-то невнятное, наступило молчание. Я понимал, что нужно что-нибудь сказать, но никак не мог придумать, что именно. По сути, я впервые остался с девушкой наедине. Лицо и уши мои «горели». Лихорадочно старался подобрать хоть какой-то вопрос, но попытки оказались тщетны. В конце концов, тишину нарушила Света, произнеся:

– Олег, я пойду домой, а то мама будет волноваться, что я могу нарваться на неприятности в новом районе. Если хочешь, можешь проводить меня.

– Конечно, – согласился я.

До ее дома мы шли минут двадцать. За это время я только и спросил:

– И как тебе наш район?

Она усмехнулась и ответила:

– Район как район. Хорошо, что парк есть – погулять можно сходить в любое время.

– Ты только поздно не ходи, а то тут… всякая гопота собирается, маньяки еще бегают, – предостерег я и стал просто пунцовым от своей же глупости.

«Что я несу?! Черт! Черт! Дурак!» – мысленно ругал себя.

Напоследок, когда мы добрались до ее дома, решился и спросил ее номер телефона. Света нехотя продиктовала и скрылась за дверью подъезда. А я еще долго бесцельно «шлялся» по улице, пытаясь успокоить нервы и сердце, готовое выпрыгнуть из груди.

Вечером мы созвонились с Костей. Как он сообщил, у него все «на мази». Они уже целовались, а вскоре мой друг надеялся затащить Катю в постель. Что тут скажешь? В подростковом возрасте вместо мозгов гормоны.

– А у вас со Светкой как?

– Да так… Пока никак…

– Чего так плохо?

– Не знаю, братан. Она девчонка клевая, конечно. И я, как дурак, рядом с ней когда, начинаю всякую херню нести.

– Да ты не запаривайся так! Чем меньше женщину мы любим – тем больше нравимся мы ей. Меньше волнуйся – и все получится.

– Ладно, разберемся. Спасибо за поддержку!

– Тебе спасибо за помощь! Если б не ты… не сложилось бы у нас с Катькой.

На том и закончился разговор. После этого я немного все обдумал и набрал номер Светланы.

– Алло!

– Алло! Света?

– Да.

– Это Олег. Помнишь?

– А-а, да, конечно помню.

– Как твои дела?

– Хорошо. А твои как?

– Да тоже… ничего.

Собрав всю волю в кулак, я пригласил ее на свидание:

– Свет, а у тебя на завтра какие планы?

– Утром нужно уборку сделать в квартире, а потом, в принципе, никаких.

– Может, сходим после обеда куда-нибудь?

В трубке послышался вздох, и через пару секунд она вполне бодро ответила:

– Давай.

– Я могу зайти за тобой…

– Давай лучше возле пруда встретимся, там, где вчера сидели, – перебила меня Света.

– Хорошо. Во сколько тебе удобнее будет?

– Ну-у… думаю… часа в три. Нормально?

– Конечно! Все! В три часа буду ждать на той же лавочке!

– Пока! – быстро попрощалась она.

– Пока! – ответил я, но подруга, вероятно, этого уже не услышала, ибо в трубке очень быстро раздались короткие гудки.

После этого разговора можно было из моих вен адреналин выкачивать, наверное, ведрами. Я был вне себя от радости! Как и все нормальные адекватные люди, я надеялся, что мое первое в жизни свидание пройдет, как в сказке. Постоянно вспоминал этот телефонный звонок и не мог дождаться, когда же придет заветный час – 15.00 следующего дня. Ночью я еще долго не мог уснуть, пребывая в мечтаниях о своей возлюбленной.


На условленное место я пришел почти на час раньше. Ходил взад-вперед возле той лавки, посидел, встал и снова ходил. Я собирался с мыслями, готовился морально. Хотел показать, что я вполне знаю себе цену, и она не такая уж королева красоты, чтобы я – настоящий крутой мужик – сразу начал валяться в ее ногах. Наконец, с опозданием примерно минут на двадцать, пришла Светка. Она была в узких джинсах, подчеркивающих упругую, заветную и недосягаемую попку, кроссовках и спортивной кофте.

– Привет! – поздоровалась подруга и улыбнулась.

– Привет! – ответил я.

От этой улыбки и нежного голоса вся моральная подготовка пошла коту под хвост, я просто растаял под ее взглядом, почувствовал себя неуверенным глупым мальчишкой, отчего и начал нести чепуху, но большей частью вообще молчать, краснея от напряжения. В конце концов, спустя двадцать минут моего позора, собрав всю волю в кулак, я вдохнул полную грудь воздуха и сказал:

– Свет! Ты мне очень нравишься! Ты очень красивая!.. Я!.. Я… тебя люблю!

Она только улыбнулась загадочно и немного помолчав, ответила:

– Ты очень хороший парень, Олег. Но… – после этого «но» у меня внутри все оборвалось. – Понимаешь… Я недавно рассталась со своим бывшим молодым человеком. И это был очень болезненный разрыв…

Я только качал головой и бормотал что-то вроде «Понимаю…».

– И ты еще пойми, – продолжила она тем временем, – то, что ты сейчас чувствуешь – это не любовь, а просто симпатия. Просто тебе понравилась девушка, но это не любовь… Ты поймешь это позже…

В этот момент сложные чувства овладевали мной: я был счастлив, что Света сейчас рядом, я был без ума от нее, хотел ее обнять, поцеловать, заняться с ней любовью, в конце концов! И в то же самое время я был зол на эту девушку за то, что она вот так просто взяла и «отшила» меня, готов был разорвать ее за этот учительский тон! Скажите, пожалуйста! Тоже мне, взрослая нашлась! Будет еще меня учить, что такое любовь, а что – нет! Но в ответ ничего не сказал, просто шел, подавленный, будто жизнь кончена.

Гуляли мы недолго. Она пошла на остановку под предлогом, что должна заехать на работу к маме. Я проводил ее, как и положено джентльмену. На прощание она только сказала:

– Олег, ты, правда, очень хороший. С тобой очень спокойно. Но я пока не готова к серьезным отношениям. Давай просто останемся друзьями. Я буду очень рада, если в новой школе у меня будет такой друг, как ты. Не расстраивайся так!

Она поцеловала меня в щеку, отчего сердце чуть не сломало ребра. Я улыбнулся ей в ответ и сказал уже более бодро:

– Все нормально! Я все понимаю!

Как раз подошел троллейбус.

– Пока! – попрощалась подруга.

– Пока! – произнес я и добавил: – Свет, ты звони, если что!

– Конечно, – согласилась она и исчезла в толпе, заполняющей троллейбус.

Только потом я подумал, что не давал ей номер своего телефона. А тогда, после расставания, поплелся к Косте, не надеясь застать его дома. К моему удивлению, друг был у себя. Мы прошли в его комнату, где я все и рассказал: как встретились, как «отшила» и как поцеловала в щеку на прощание.

– Слушай, как думаешь, есть у меня шанс в будущем? Может, позже, когда она отойдет от «тяжелого разрыва», я попробую еще раз с ней замутить?

– Попробуй, конечно! Да не расстраивайся ты так из-за нее! Все наладится!

Ну, а после того, как мы все обсудили, пошли в один дешевый бар, где собирались только алкоголики и шпана, и до позднего вечера пили пиво, заедая сухарями.

Через неделю после моего первого свидания, было собрание класса, на котором классный руководитель сообщил, что нас ожидает в этом году. Поскольку подобные собрания всегда (во всяком случае, у нас) проводились в школьном дворе, где собиралась вся параллель, разделяясь на отдельные группы по классам, то именно там и заприметил «мою» Светлану некто Пашка – наглый, задиристый, подлый, но внешне похожий на античного героя, однокашник.

– Что за телка там стоит? – то ли поинтересовался он у Кости, то ли просто высказал мысли вслух, кивнув головой в ее сторону.

Тем не менее, мой лучший друг ответил:

– Это новенькая. Можешь на нее глаз не класть.

– Это почему?

– Она все равно не станет с тобой встречаться. Слишком хороша для тебя, – усмехнулся Костя.

– Спорим на сотню рублей, что она будет моей?

– В каком смысле – «твоей»? – вступил в диалог я.

– Я пересплю с ней не позднее, чем через два месяца…

– Не смеши! – перебил его Костя.

Меня же начало трясти от злости, но виду я не подал.

– Я, в натуре, отвечаю, что затащу ее в постель! – уже бесновался Паша.

– Конечно-конечно, – ответил Костя ему. – Только как насчет удвоения ставки?

Я не ожидал, что мой друг согласится на это подлое пари.

– Чего? – переспросил Павлик.

– Два месяца – несерьезно! Давай так: я заплачу тебе двести рублей, если ты переспишь с ней в течение одного месяца и представишь мне доказательства. Если у тебя не получится – ты платишь такую же сумму мне. По рукам?

У «Дон Жуана» заблестели глаза.

– По рукам! – хмыкнув, согласился похотливый ловелас.

И они громко хлопнули ладонями в рукопожатии, подтверждая, что договор вступил в силу.

– Твое время пошло, начиная с этой минуты! – с азартом продекламировал Костя.

– Олег, разруби! – приказал Паша.

Злобно глядя на этих двух вмиг опротивевших мне людей, я только крикнул:

– Да пошли вы нахер, дебилы! – и быстрым шагом направился в сторону дома бабушки с дедом.

Однокашники недоуменно глядели мне вслед.

Спустя полчаса, на пороге квартиры моих стариков объявился Костя. Чувствуя, что беседа может закончиться дракой, я молча спустился и вышел из подъезда на улицу.

– Тебе что надо? – недовольно поинтересовался я.

– Олежа, ты чего завелся-то?

– «Чего»? «Чего»?! Да ты сука просто! Ведь прекрасно знаешь, как мне Светка нравится!

– И что?

После этих слов я еле сдержался, чтобы не вцепиться другу в глотку.

– И то! Зачем ты поспорил с этим пид*ром?! Такого я от тебя не ожидал!

– Да успокойся ты, придурок! – огрызнулся он. – Я бы не стал спорить на две сотни, если бы не был уверен в том, что выиграю!

– Ты ни хрена не понимаешь? Это пари само по себе подлое, вне зависимости от того, выиграешь ты или проиграешь! Светка – она же ведь не вещь какая-то, чтобы так спорить!

– Да перестань! Я просто бабла хочу срубить! Вот и все!.. Да и ничего у него не получится! Светлана твоя неприкосновенна, такой и останется!

– Молись, чтобы так было, – прорычал я.

– Ты что? Ты серьезно думаешь, что этот лох сможет покорить ее сердце и переспать с ней? Ха!

– Все! Проваливай отсюда! Надоело мне лясы с тобой точить! Ты ничего так и не понял! – с этими словами я развернулся и пошел домой.

И я перестал общаться с Костей. До сих пор мы в колхозе всегда работали в паре, а теперь пришлось найти другого партнера. Пролетела одна «колхозная» неделя. Однажды, во время работы, ко мне подошел чем-то обеспокоенный Костя и попросил:

– Олеж, пойдем, отойдем на пару минут.

– Зачем?

– Надо.

Тяжело вздохнув, я пошел за товарищем.

– Слушай, – начал он, когда мы отошли на некоторое расстояние от нашего класса, – ты меня прости! Блин! Я, в натуре, не ожидал, что все так получится!

– Ты о чем вообще?

– Тут… это… – он вздохнул и продолжил. – Короче, Светка начала с Пашей встречаться.

– Ты что – шутишь?!

– Нет, – промямлил Костя. – Вчера сам, своими глазами, видел, как они целуются.

Я не знал, что сказать. Это для меня был настоящий удар. Нет, не было тогда ярости, злости… У меня просто опустились руки. Пришла банальная апатия.

«Вот ведь сука! Врала мне. Про какие-то разрывы болезненные соловьем заливалась. А сама… Сука!» – примерно так я тогда думал.

Позже я узнал, что просто был ей скучен, как она сама сказала. Постоянно молчал, говорил что-то невпопад. А вот Пашенька настоящий мужик! Крутой! Сразу взял ее в оборот!

– Где ты это видел? – поинтересовался я.

– Мы с Катькой в кино собирались идти, она и предложила Светку взять с собой и ее нового парня. Я тогда удивился, что она встречаться начала с кем-то. А когда в кинотеатре уже встретились с ними, я понял, кто ее ухажер. Там же в кино они целовались полфильма.

– Бл…, – только и вымолвил я.

– Братух, прости меня! Я, правда, не думал, что все так выйдет…

– Думал-думал!.. Расскажи Светке про ваш спор, – попросил я в приказном тоне. – Пока не поздно. Пока она к нему в койку не полезла. Предостереги ее.

– Я не могу. Это же как бы нарушение условий спора… Не могу я Паше помешать – потом меня за пацана считать не будут.

– Зато меня предать смог… очень легко.

И я пошел назад, к грядке со свеклой. Вслед только услышал:

– Олег! Олег, ну погоди ты заводиться-то!

Паша в тот год в колхоз не ездил. Ему мама сделала справку, что он весь больной. Если бы он попал тогда мне под горячую руку, ох, и не повезло бы ему! Раскрасил бы я ему лицо под цвет российского флага – синим и красным. А вот Светлана, вдруг ставшая для меня такой далекой, но все еще любимой, усердно трудилась на уборке урожая, как будто хотела стахановскую премию получить за это. Посмотрев в ее сторону, я плюнул на землю и принялся выдергивать свеклу.

Только приехав домой, убедившись, что, кроме меня, никого нет, я дал волю эмоциям.

– Сука поганая! – крикнул я в пустоту.

Мне было до того обидно, что я зарыдал. На душе кошки скребли. Сердце ныло, и было ощущение, что оно усохло и почернело. Любовь – то чувство, которое может как вознести человека к небесам от счастья, так и сбросить в самое пекло душевного ада от горечи безответности. Слезы текли по моим щекам, но облегчения так и не наступало. Позже успокоился, но с того самого дня ходил угрюмым. Родителей явно волновало мое душевное состояние, но добиться от меня, что произошло, они никак не могли. Лишь однажды отец зашел ко мне в комнату, когда я читал книгу, и сказал:

– Мы с матерью очень волнуемся за тебя, сын. Ты все молчишь, не рассказываешь ничего, – он сел возле меня на кровать. – У тебя проблемы с девчонкой какой-то?

В ответ я только молча покачал головой.

– Ты не переживай, если она тебе не отвечает взаимностью. Ерунда это все! Первая школьная любовь… она… – папа не мог подобрать нужное слово, чтобы описать ее. – Это глупости. Когда подрастешь и у тебя в жизни возникнут настоящие сложные задачи, будешь со смехом вспоминать эти «подростковые трудности». Ну, если не складываются у вас отношения, значит не судьба. Значит не твое это! Плюнь и забудь! Найдешь другую девушку. Знаешь, у каждого фрукта свой срок. Потом у тебя этих баб будет!.. Отбиваться еще от них будешь! Поверь мне, – он улыбнулся, а я впервые за долгое время улыбнулся в ответ. – Не надо так себя изводить из-за какой-то девчонки из школы, – похлопав меня по плечу, отец встал и вышел из комнаты.

От этой беседы мне стало чуть легче.

Начались занятия в школе. В первый же учебный день ко мне подошел Костя и выпалил на одном дыхании:

– Слушай, Олег! Что ты хочешь, чтобы я сделал, чтобы ты меня простил?

– Как ты сложно говоришь… – глухим голосом ответил я, не глядя на него.

– Хочешь, я морду Паше набью?

– Нет, – спустя паузу, ответил я. – Да и за что? Света сделала выбор. Пусть сама потом все это и расхлебывает. Повеселится, потом плакать будет.

– Мир? – спросил друг, протянув мне руку.

– Мир, – тяжело вздохнув, пожал я ее.

Сразу почувствовал какую-то слабость, как после тяжелого продолжительного гриппа. Мы снова сели за одну парту, стали обсуждать последние новости.

Где-то через неделю, в понедельник утром Костя пришел в школу бледный, взгляд у него был какой-то странный.

– Ты чего такой бледный? – поинтересовался я. – Заболел, что ли?

– Слушай! Похоже, я проиграл пари…

– Что?

– Вчера, короче, у меня родители свалили в гости к кому-то. Ну, я и пригласил Катьку к себе. А вместе с ней Светка пришла.

– Зачем?

– Хрен знает! Может, Катюха боится, что я совращать ее начну наедине, – усмехнулся друг. – Так вот. Мы посидели на кухне, чай попили, все дела… Они потом стали посуду мыть, а я вышел в прихожую. И слышу, моя спрашивает Свету, типа, как у вас с Пашей все. А та отвечает, типа, мы вчера с ним переспали. Ну, и давай рассказывать, что в гости к нему зашла, шампанское пили, он был очень нежен…

– Хватит, – перебил я Костю. – Я понял.

– Теперь только нужно какие-то доказательства получить от Паши.

– А какие он тебе сможет дать доказательства?

– Это уже его проблемы.

Но долго ждать себя доказательства не заставили. В тот же день после уроков Павел подошел к Косте и передал ему какой-то диск.

– Что это? – поинтересовался мой друг.

– Посмотри, когда родителей не будет дома. А завтра приноси деньги.

Как оказалось, этот подлец установил веб-камеру и без ведома самой Светланы записал весь процесс их соития на компьютер. Потом «перекинул» на диск и передал Косте. Деньги – двести рублей, – казавшиеся тогда нам гигантской суммой, друг отдал на следующий же день, а диск сломал и выбросил после просмотра «home video». Только неизвестно, сколько копий сделал тот мерзавец.


Шло время. Деревья сбросили пожелтевшую листву. Дни становились короче, холоднее. Часто шли дожди. Боль безответной любви была похожа на море: иногда был полный штиль, когда я даже не вспоминал о Светке и Паше, а иногда накатывали такие огромные волны, что я готов был волком выть и на стену лезть от безысходности! Как-то раз, в воскресенье, мне позвонил Костя и попросил срочно зайти к нему, объяснив, что нужна помощь. Уроки все были сделаны еще в субботу, поэтому, незамедлительно одевшись, я прибежал к другу домой.

Мы прошли в его комнату.

– Чего звал-то? – поинтересовался я.

– Слушай, тут проблема одна появилась, – в задумчивости начал мой друг.

– Ну не тяни уже резину!

– Вчера к Катюхе приставали уроды одни, из ее класса.

– В смысле – приставали?

– Она пошла по магазинам, ну, там, всякое шмотье-мотье посмотреть.

– И?

– Я отказался с ней идти – ненавижу по магазинам таскаться. Ну, она потом уже домой шла. А во дворе у нее сидели эти пид*ры! Бухие были. Увидели ее и начали с собой зазывать выпить. Она отказалась, они ее за руки хватать стали, а один гондон сосаться полез. Ты видел его, наверное, в школе – лысое такое педр***ще. Она ему пощечину отвесила и убежала домой. Короче, надо бы разобраться с ними.

– Да без проблем! – охотно согласился я помочь в избиении таких недоносков. Всегда ненавидел парней, которые домогаются к беззащитным девушкам.

– Я еще позвал пацанов с моего двора. Сейчас встретимся с ними возле Катькиного дома.

– Так что? Выдвигаемся?

– Выдвигаемся… – вздохнув, согласился Костя.

Переодевшись в спортивный костюм, он немного отодвинул от стены старый шкаф с одеждой, сунул руку в щель и достал самодельный кастет.

– Ни хрена себе, – прошептал я. – Откуда это?

– Да пацан из соседнего подъезда на заводе работает. Ну, как пацан… мужик уже. Ему лет тридцать где-то. Короче, они по ночам левую продукцию гонят. Потом продают из-под полы, а прибыль себе в карман кладут, – Костя усмехнулся. – Ну я и заказал ему кастет. Триста рублей отдал ему и бутылку водки.

– Не боишься, что он родителям твоим что-нибудь взболтнет?

– Какой ему резон? Если все вскроется, он под суд пойдет за незаконное изготовление оружия. Так что, не боюсь.

– Дай посмотреть, – попросил я.

Друг протянул изящный кусок свинца. Сделано оружие было на совесть: гладкие поверхности, никаких острых кромок и заусенцев. Довольно увесистый. И я загорелся желанием купить такой же.

– А мне он сможет сделать?

– Думаю, да, – ответил Костя.

– Поговори с этим мужиком.

– Хорошо, – пообещал друг. В итоге, про эту просьбу забыли мы оба, поэтому я так и остался без холодного оружия.

Я вернул ему кастет. Он сунул его в карман куртки, надел кроссовки, и мы вышли из дома.

День был унылым: легкий, но противный туман окутал весь город. Под ногами хлюпала размокшая грязь, холод бодрил нас с Костей, заряжал энергией перед ожидаемыми разборками.

– Сколько будет твоих знакомых? – спросил я.

– Человека четыре: Волк, Дед, Коля и Пушкин.

– А тех уродов?

– Не знаю. Вообще, их еще найти надо. Но я знаю примерно, где они могут тусоваться.

– Это уже хорошо.

Возле прохода во двор стояло несколько молодых людей. Сперва все они поздоровались с Костей, а потом по очереди стали знакомиться со мной.

– Дед, – протянул мне руку парень внушительных размеров.

– Олег, – ответил я, пожав его огромную ладонь.

Точно так же поступили и остальные. Почему одного из них прозвали Пушкиным – я понял сразу: волосы у него вились мелким бесом, нос был заострен, вот только бакенбард не хватало.

– Тут вон какие-то лохи пиво пьют, – кивнув в сторону лавочек в глубине двора, проинформировал Коля.

Присмотревшись сквозь легкую дымку к распивающим спиртное «лохам», Костя вполголоса произнес:

– Даже искать не надо. На ловца и зверь бежит…

Он направился прямиком к ним. Мы с парнями пошли следом.

Из-за противной погоды людей на улице практически не было. Хотя обычно в песочнице и на горке возле тех самых лавочек, где сейчас сидели обидчики Кати, играло много детей, рядом молодые мамаши, не следя за своими чадами, вели светские бестолковые беседы. Оно и к лучшему, что детей не было – негоже маленьким ангелочкам видеть и слышать то, что должно было случиться.

Мерзавцев, пристававших к девушке моего друга, было восемь человек. Они пили пиво, курили и весьма громко матерились.

– Здорова, педики! – поприветствовал их Костя.

– Чего?! – раздались в ответ недоумевающие возгласы.

– Слушайте сюда внимательно! – приказал им защитник оскорбленной дамы. – Если вы, го*доны, еще раз Катьку тронете… если хоть волос с ее головы упадет!..

– Слышь, фраер! Ты, это, попутал рамсы, что ли?! – возмутился лысый, как бильярдный шар, верзила. – Я тебе, у*бку, ща ноги сломаю, бл…, на руках побежишь отсюда! – поведал он свой хитроумный план Костяну, поднявшись с лавочки.

Остальные продолжили сидеть, посыпая всю нашу компанию отборными ругательствами. Дальше события начали развиваться стремительно: Костя молниеносно вынул руку с кастетом из кармана куртки и правым хуком свернул, сломав, челюсть обидчику. Тот рухнул на мягкую землю, словно мешок с песком. Тут же вскочили остальные и бросились на нас. Одного я отправил в нокаут апперкотом в челюсть, парочку уложил Дед, еще одному Костя прошелся по ребрам своим оружием, после чего его добил Волк, Коля методично избивал прыщавого парнишку, который каким-то образом умудрился разбить моему новому знакомому нос, а Пушкин уже прикуривал сигарету, в его ногах лежал без сознания молодой человек. Поразительно то, что на лице последнего не было ни одной ссадины. Позже «Александр Сергеевич» объяснил, что отправил отдыхать того несчастного ударом в сонную артерию. Вообще, как я узнал потом, Пушкин был настоящим специалистом по болевым точкам человеческого тела.

– Еще раз Катю тронете – всех вас по одному вывезем в лес и закопаем заживо! – пригрозил Коля теряющей сознание прыщавой жертве и сильным ударом в нос «вырубил» ее.

– Вы что делаете?! – послышался крик.

Мы огляделись вокруг, но никого не увидели.

– Я сейчас милицию вызову! – сообщил нам тот же голос.

Наконец, я увидел, что из окна третьего этажа высунулась какая-то женщина.

– Пошли отсюда, – позвал я своих товарищей, и мы быстро ретировались с места преступления.

Восемь распластанных тел продолжали лежать на земле.

Лысый одноклассник Кати попал в травматологию. Лежал в больнице пару дней. Потом долго еще ходил с зафиксированной какими-то железяками челюстью. В милицию он обращаться не стал, соврав врачам, что упал с лестницы. Написав заявление в правоохранительные органы, он бы сразу потерял авторитет среди своих друзей – не уважали наши сверстники тех, кто «путается с мусорами». А к нам и Кате ни он, ни кто-либо из их компании не подходили даже близко. Хотя злобу, очевидно, и затаили.


После разборок мы зашли в один бар… хотя, бар – имя слишком громкое для такой полуподвальной забегаловки. Там мы взяли по парочке бутылок пива и начали напиваться. Я довольно близко сошелся с той четверкой. Как оказалось, они немного старше нас с Костей. В школе парни учились плохо и еле-еле окончили девять классов. После этого они добывали деньги мелким рэкетом. У Волка и Коли родители были алкоголиками, и с самого раннего детства они привыкли заботиться о себе сами. Дед жил с матерью и ее ухажером. Его отец погиб в Чечне в 1996 году. Собственно, Дед поэтому и был ярым националистом, ненавидя больше всего кавказцев. Однако к каким-либо радикальным организациям себя не относил, был сам по себе. Его мать была слишком увлечена поиском новой «второй половинки», чтобы воспитывать сына. Лишь у Пушкина отец был примерным семьянином, работавшим по пятнадцать часов в сутки в автосервисе (и получал за это неплохие деньги), чтобы прокормить ребенка и жену, учительской зарплаты которой не хватало даже на то, чтобы скромно прожить хотя бы две недели. Сам Миша – это было его настоящее имя – занимался смешанными единоборствами и увлекался восточной философией. А еще он пользовался успехом у девушек.

С того самого дня мы стали видеться довольно часто, стали друзьями. Нередко попадали в переплеты, но всегда выкручивались. То было веселое время. Я даже забыл о Свете и Паше, пока одним зимним хмурым днем не узнал новости.

Он бросил ее. Причем очень грубо. Как я узнал от Кости (а он, в свою очередь, от Кати), после очередного соития дома у Паши, он сказал Светлане, что она ему надоела, что он получил от нее все, что хотел и теперь желает сменить сексуального партнера. Светка же – глупая девчонка – была влюблена в него по самые уши. Она унижалась перед ним, обещала делать все, что он захочет, ползала на коленях. Но в ответ получила только трехэтажный мат и выталкивание в чем мать родила за дверь квартиры. Вдогонку он выкинул на лестничную площадку ее одежду.

– В общем, Света сейчас в глубокой депрессии, – заключил Костя.

– Сама виновата! Нашла себе «весельчака», который не давал скучать – пора бы и расплатиться, – позлорадствовал я.

– В принципе, да, – согласился мой друг.

Как это ни постыдно, но я радовался. Виду, конечно, не подавал, но внутри ликовал. Наконец-то эта заносчивая особа поняла, что я чувствовал, когда она мне дала от ворот поворот!

На следующий же учебный день по школе поползли упорные слухи, что Павел выложил видео их первого со Светой секса на какой-то порносайт. Сам он этот слух никак не опровергал. Вероятно, что именно он и пустил эту информацию. Разузнав поподробнее, что да как, я решил днем, после школы, проверить, правда ли все это. Зашел в интернет, на нужный сайт и без труда нашел ролик под названием «Лишение девственности». Видео было низкого качества, мутное и размытое, тем не менее, в мужской фигуре я узнал одноклассника, а в женской – Свету. Мне стало противно. Я тут же выключил ролик. Все-таки чувства к ней еще не совсем остыли – именно это я понял, увидев в экране монитора двух обнаженных любовников.

Сразу же после такого унижения Светлана сильно заболела и несколько недель не появлялась в школе. Как-то раз я решился и после занятий пошел проведать ее. На стене многоэтажки какие-то «интеллектуалы» написали всякую похабщину, вроде «Шлюжка» и «Светик, а со мной потрахаешся? Юрчек.»

– Кто там? – услышал я тихий голос из-за двери после того, как нажал на кнопку звонка.

– Здравствуйте. А Света дома? – поинтересовался я.

– Кто ее спрашивает?

– Это ее друг… Меня Олегом зовут.

В подъезде воцарилась звенящая тишина, которую, спустя пару секунд, нарушил звук открывающегося замка. Дверь приоткрылась, и я увидел бледное лицо моей возлюбленной.

– Привет, – тихо-тихо, словно одними губами, произнес я.

– Привет, – ответила Света и затравленно посмотрела на меня.

– Как ты?

Она лишь неопределенно пожала плечами. Мне стало ее жалко. И стыдно за то, что радовался ее горю!

– Ты, просто, давно не появлялась в школе, вот я и решил проведать тебя…

– Заходи, – пригласила она и отстранилась от двери. Я вошел внутрь. Квартирка была небольшой, без всяких там наворотов. Оставив рюкзак в прихожей, разувшись и сбросив куртку, я проследовал за хозяйкой жилища. Мы сели на диван. Я смотрел в окно.

– Как твое самочувствие? – поинтересовался я вновь.

– Уже лучше.

– Слушай, Свет, если тебе что-нибудь надо… ты только скажи…

Я больше не чувствовал прежней застенчивости в разговоре с ней. Уж слишком подавленной она выглядела. Глядя на нее, мной овладела такая жалость по отношению к ней, что я просто забыл о своей стеснительности.

– Спасибо, – шепотом поблагодарила меня девушка.

– К тебе не заходит никто из друзей?

– Катька заходит иногда.

– Понятно… Слушай, ты выздоравливай поскорее, а то без тебя в школе как-то грустно и серо.

– Не сомневаюсь, – огрызнулась она. – Представляю, как весело всем станет, если я вернусь. «Пашкина подстилка» снова в школу пришла!

Я не нашелся, что сказать, и просто засмеялся. Она недоуменно посмотрела на меня.

– Пасаны, «шлюжка» приехала, – сквозь смех, гнусавым голосом спародировал я типичного недоросля из школы. – Какая клюшка? – теперь изобразил старческий голос.

И тут Светлана залилась вместе со мной смехом. Нервным, но смехом. Это было уже что-то.

– Светик, а как насчет вечерка с тупоголовым глистом по имени ЮрчЕк? – не унимался я.

От такого веселья у меня из глаз выступили слезы, а моя возлюбленная уткнулась мне в плечо, держась за живот и надрываясь от смеха.

– Алло! – подняв трубку телефона, что стоял на журнальном столике возле дивана, крикнул я. Светка ничего не поняла, насторожилась.

– Что?! Секс по телефону? Да, вы набрали верный номер! Вот только «Светлячок» занят – она «натсасывает Лысому»…

Новый взрыв смеха. Порой нет лучшего решения, чем посмеяться над проблемой. И мы смеялись, пока соседка снизу не начала по батарее стучать. Постепенно успокоились. Мы смотрели в глаза друг другу. Света одаривала меня своей озорной, сводящей с ума улыбкой, самой искренней в мире.

– Престань улыбаться! – в приказном тоне попросил я и добавил: – А то убьешь меня! Ты когда улыбаешься, у меня сердце начинает ломать ребра!

Света улыбнулась еще шире.

– Нет, ты точно меня убить решила!

Во мне что-то переменилось за прошедшие осенние месяцы. Я понял, что именно такой парень ей и нужен – веселый, способный рассмешить в самой тяжелой ситуации. Глупо было раньше бояться и стесняться.

– Ты веселый, Олег, – загадочно произнесла она.

– Просто люблю передразнивать всяких придурков!

Света встрепенулась:

– Олеж, может чаю? Или… ты же голодный, наверное. Пообедаешь?

– Спасибо, Свет, но я вынужден отказаться. Меня бабушка ждет на обед, – и я слегка покраснел от этих слов. – Но мы обязательно пообедаем, когда ты поправишься. И не здесь, а в самом лучшем заведении города… рюмочной №5!

Мы опять немного посмеялись.

– И ты в такой шикарный ресторан готов пригласить главную «шлюжку» школы? – хихикая, спросила моя возлюбленная.

Я взял ее за руку и, широко и открыто улыбаясь, сказал:

– Свет, ты самая лучшая на свете девушка! Не слушай всяких уродов! – и парадируя старческий скрипучий голос, добавил: – Вовсе ты не похожа на клюшку!

Смех. Звонкий, чистый, словно лесной родник. На Светиных щеках появился слабый румянец. Подумал, что это хороший знак.

– Выздоравливай скорее, – пожелал я ей, – а то меня скоро из школы выгонят.

– Тебя-то за что? – не поняла девушка.

– Я в школу хожу только ради того, чтобы тобой на переменах любоваться. Когда ты болеешь, то и мне стимула никакого нет на уроки ходить. Вот так и начинают школу прогуливать!

Я встал и направился в прихожую.

– Тебе стало лучше? Иммунитет от смеха повысился? – поинтересовался я, натягивая ботинки.

– Да, мне стало намного лучше. Спасибо, что зашел! И повеселил! Я уже и забыла, когда последний раз смеялась.

– Раз стало лучше, то буду заходить каждый день, пока окончательно не поправишься… или окончательно не умрешь от смеха.

Мы хихикали, перекидываясь глупыми фразами. И, Господи, как же хорошо мне было тогда! Как же я был счастлив!

Перед тем, как уйти, я набрался смелости и, приобняв Свету за талию, поцеловал в щеку.

– Выздоравливай! – пожелал я на прощание. – И, если что, звони мне, – продиктовал ей номер телефона.

Я готов был лететь от счастья. По улице бежал бегом, глупо улыбаясь.

Вечером раздался телефонный звонок. Я поднял трубку и услышал самый приятный и нежный звук – Светин голос.

– Я просто хотела сказать еще раз спасибо за то, что пришел ко мне в тяжелое для меня время, – проинформировала она меня.

– Ну что ты!

– У меня было ощущение, что весь мир отвернулся…

– Это не так! Просто есть кучка идиотов, которая накинулась на беззащитную девушку. Но ведь эта кучка – не мир!

– Спасибо тебе за поддержку!

– Я завтра зайду к тебе после школы, и послезавтра, и послепослезавтра! Я не оставлю тебя одну!

– Ну, тогда до завтра!

– До завтра!

Ночью я почти не спал – практически до утра лежал в мечтаниях. Считал часы до момента, когда вновь увижу свою ненаглядную.


– Вчера заходил к Светке, – поделился я с Костей в школе.

– Зачем? – задал он глупейший вопрос.

– Проведать хотел.

– После всего, что было?

– Да. Я все равно люблю ее.

Тот только цыкнул языком.

– Что это было? – угрожающе вопросил я.

– Да просто вся школа видела, как ее отодрал Паша. И репутация у нее теперь соответствующая.

– Ты охренел?

– Я просто говорю.

– Просто заткнись, пока я тебе слова не затолкал назад в глотку!

– Ну допустим, что вы начнете встречаться. Да ты пойми, все будут думать, что ты встречаешься с шалавой! Которую поимел и выбросил Паша. А ты, как бы, донашиваешь за ним…

Этот монолог я остановил быстрым хуком в Костину нижнюю челюсть. Он упал, изо рта пошла кровь. Тут же подлетел ко мне кто-то из одноклассников и стал оттаскивать подальше от этого болтуна. Больше в тот день мы с ним не разговаривали.

После школы я поплелся к Светлане. В голове постоянно крутились слова Кости. Еще обиднее было оттого, что доля правды все же в них присутствовала. Действительно, так могли думать многие, начни я встречаться с этой девушкой. Но постойте! Плевать я хотел на то, кто что подумает! Да и какая же она шалава?! Просто девушка влюбилась по глупости в такого недоноска, как Паша, и отдалась ему по любви. А он, в конце концов, предал ее, воспользовался ее чувствами и выкинул. Да еще и подло загрузил видео их секса в интернет на всеобщее обозрение (хотя Света даже не знала, что он снимал ролик). Так в чем здесь ее вина? Разве она спит с каждым встречным?! Нет, во всем виноват Паша, ему и расплачиваться за это!

– Привет! Заходи! – открыв дверь, улыбаясь, пригласила меня Светка.

– Привет! – я вошел в квартиру.

От милой улыбки все беспокойство, что глодало меня изнутри, мгновенно прошло.

– Как самочувствие, фонарик?

– Фонарик?

– Имя у тебя такое… светлое. И сама ты вся светлая, лучезарная… А уж когда улыбаешься, так вообще ослепляешь, словно… словно… тысячеваттный прожектор! Но не могу же я такую милашку назвать прожектором. Это как-то не по-джентельменски!

– Тогда ты батарейка.

– Это еще почему? Потому что я заряжен весельем и энергией?

– Потому что ты заряжаешь позитивом и энергией меня. Заставляешь смеяться в весьма паршивой ситуации. Без батарейки фонарик не светит.

– То же самое можно сказать и про тебя.

После этих слов мы просто смотрели в глаза друг другу. Мне хотелось ее поцеловать, но я никак не мог набраться смелости для этого шага.

– Почему же ты не был таким забавным летом? Все могло бы получиться по-другому.

– Просто я был настолько поражен твоей красотой, что не мог вымолвить и слова.

По ее взгляду, движениям я видел колебания – мне казалось, что она тоже хотела этого поцелуя. Я понимал, но сделать шаг первым не смог. Не был уверен на все сто процентов

– Как температура? – нарушил я молчание и столь прекрасный момент для поцелуя исчез.

– Уже нормальная. Думаю, скоро выпишут с больничного.

– Раз нормальная, может, прогуляемся?

– Мне кажется, что пока не стоит, чтобы осложнений не было.

– На пять минут выйдем, у подъезда постоим…

– Как старушки… – хихикнула Света.

– Так! Ты еще скажи, что не любишь сплетничать с ними! Вот я обожаю. Сядем, бывает, я, Марья Петровна и Серафима Ильинична и начинаем… – тут я стал имитировать скрипучий голос. – А Ирка-то из третьего подъезда!.. Каждый день с новыми парнями ходит! Яка же распутница!

Светлана залилась заразительным и звонким смехом.

– А если честно, то надо хоть чуть-чуть дышать свежим воздухом, а то завянешь, как роза без воды!

– Ну, не знаю…

– Я знаю! Давай, надевай валенки, калоши, шерстяной свитер, ватные штаны, меховой тулуп, шапку-ушанку и обмотайся парочкой шарфов! Ведь на улице минус три градуса.

Улыбаясь, девушка удалилась в свою комнату, а, спустя пару минут, вышла, одетая в джинсы и вязаный свитер. От вида ее столь желанных обтянутых «джинсой» шикарных упругих ягодиц мое сердце стало тяжело биться, а кровь начала приливать к промежности. Я быстро встал и направился в прихожую одеваться. Мне нужно было на что-то отвлечься. Вскоре напряжение в паху спало.

Едва мы вышли из подъезда, как у Светки закружилась голова, и она чуть не упала. Я подхватил ее под руку и аккуратно довел до ближайшей лавочки.

– Может, и в самом деле, не стоило тебе пока на улицу выходить. Ты прости!..

– Все нормально, – прервала меня подруга. – Это просто от избытка свежего воздуха. Давно на улице не была.

Мы немного посидели молча, после чего я сказал:

– Скоро весна придет. Чувствуешь? Воздух уже по-другому пахнет. Не по-зимнему – по-весеннему.

Она лишь пожала плечами в ответ.

– Неужели ты не чувствуешь? – спросил я.

– Не знаю. Я давно не была на улице. Уже забыла, какой воздух зимой, а какой – весной.

– О! Сейчас я тебе поведаю. Значит так! Зимой воздух кристально чистый, прозрачный, все замерзает вокруг и никакие запахи не примешиваются. Хочешь узнать, как пахнет сам воздух – дыши им зимой.

– А весной? – Света улыбнулась от моей наигранной чрезмерной серьезности.

Я глубоко вдохнул и произнес:

– Так и не чувствуешь?

– Нет.

– Тогда слушай. Когда становится теплее, то все продукты деятельности домашних животных, – нет, я не мог произнести при ней словцо вроде «говно» или «дерьмо», – таких, как собаки и кошки, накопившиеся и сохранившиеся за долгую зиму в снегу, начинают оттаивать и… м-м-м… благоухать. Поэтому весной воздух напитывается самыми сложными ароматическими комбинациями.

И снова мы сидели молча. Где-то прокричала ворона.

– Тебе пора домой, – сказал я, – а то, правда, заработаешь осложнения от чересчур долгого пребывания на улице.

– Да, я пойду, – с этими словами она встала. Я встал следом за ней.

– Давай я помогу подняться, а то упадешь еще между этажами.

– Не волнуйся, не упаду, – устало улыбнулась девушка.

– И все же… Мне так спокойнее будет.

– Хорошо, пошли.

Мы поднялись на ее этаж.

– Ну, давай, пока, – попрощался я.

– Пока, – глядя куда-то в сторону, коротко ответила Света.

Я спустился на ступеньку ниже, она отперла замок, повернулась ко мне, улыбнулась, слегка подняла руку и тихо повторила:

– Пока, – и скрылась за дверью.

Я спустился. Прошел немного в сторону моего дома, но потом развернулся и опять направился к возлюбленной. Немного постоял возле ее двери, потом решился и нажал на кнопку звонка.

– Свет, я просто… – начал отвечать я на безмолвный вопрос, заданный одним лишь взглядом. – Не могу уйти просто так.

– Может, зайдешь?

Переступив порог, я снова начал мямлить:

– Понимаешь, я просто хотел сказать…

Резко и неожиданно даже для самого себя крепко обнял ее и буквально впился своими губами в ее. Нет, это был не французский поцелуй, а самый простой, как в советских фильмах. Но от него внутри у меня словно салюты начали запускать. Это было ни с чем не сравнимое ощущение! Как давно я мечтал об этом! Как давно являлась мне эта девушка в ночных мечтах. И вот, наконец, я воплотил одну мечту в жизнь.

Когда отпустил ее, то приготовился сразу же получить пощечину и выслушать, кто я есть на самом деле. Но ничего этого не произошло. Ее лицо горело, как и мое. Света лишь смущенно опустила глаза, скромно улыбаясь.

– Олег…

– Прости, если…

– Все в порядке. Просто, понимаешь, мне нужно немного времени, чтобы разобраться в самой себе. Слишком сильные перемены в жизни…

– Я все понимаю. Я буду ждать, сколько нужно.

Она покачала головой.

– Я пойду.

– Хорошо.

– Поправляйся, фонарик.

Светлана улыбнулась, посмотрела на меня и открыла дверь.

– Просто знай, что я не поступлю по отношению к тебе, как Паша.

Она просто посмотрела в пол. Я ушел.

В душе были смешанные чувства: и радость, и тревога, и печаль. Может, я ожидал иной реакции от нее? Какой? Что она бросится мне в объятия и начнет страстно целовать, а потом вечер чудесным образом закончится в ее постели? Чушь, конечно. Наоборот, она такой реакцией доказала, что не распутна. Вроде, от таких размышлений стало спокойнее. Я решил зайти к Косте.

Левая щека у него немного распухла.

– Ты уж извини, что приложился так… – прозвучало это холодно, но говорил я искренне.

После поцелуя простил Костю, да и вообще весь мир стал прекрасным, а люди вдруг показались добрыми и отзывчивыми.

– Херня. Ты прости, что наговорил. В конце концов, это твое дело.

– Может, зайдем в квартиру? – поинтересовался я. – Не очень уютно на площадке разговаривать.

Друг обернулся, потом снова повернулся ко мне и ответил:

– Просто я не один.

– Катька? – улыбнулся я.

Он тоже улыбнулся и кивнул головой, добавив вполголоса:

– И на ней ничего нет. На мне, кстати, кроме этих шорт тоже.

– Ну, удачи тебе, – я протянул руку.

Пожав ее в знак примирения, Костян произнес:

– Олеж, плевать, кто что будет думать или говорить. Если любишь Свету, добивайся ее.

– Добьюсь!

– Счастливо, – попрощался со мной друг.

– Пока.

Теперь со спокойной совестью я отправился домой делать уроки.

На следующий день – в пятницу – Костя пришел в школу счастливый, хоть и слева на нижней челюсти красовался синяк. Мы сидели за одной партой и были похожи на сытых, довольных жизнью, котов.

После школы я зашел к Светлане, но никого не оказалось дома… или она просто хотела создать вид, что отсутствует.

«Странно, – подумал я. – Избегает меня, что ли?»

На душе опять стало неспокойно.

Вечером позвонил ей.

– Привет, фонарик! – бодро прогремел я в трубку, услышав произнесенное женским голосом «Алло!».

– Кто это? – и только тут понял, что это не Света, а ее мать.

Сердце упало на дно желудка.

– Вам кто нужен? – услышал я новый вопрос.

– Ой, извините! Здравствуйте! Мне Света нужна.

– А кто ее спрашивает?

– Это Олег. Мы учимся вместе…

– О-лег?.. – растянуто переспросила Светина мама.

– Мам, дай мне трубку, – услышал я на заднем плане знакомый голос.

В трубке раздалось какое-то шуршание и потом:

– Алло?

– Свет, привет!

– Привет!

– Слушай, я сейчас со стыда сгорю! Ты извинись перед мамой. Я думал, это ты на звонок ответила.

– Да ничего страшного. Не переживай так.

– Я просто хотел узнать, как ты. Я заходил днем, но никого дома не было…

– Да, я в поликлинику ходила. Можешь теперь быть спокоен: тебя из школы не выгонят. Меня выписали с понедельника.

– Здорово! Мне прямо на душе тепло стало сразу!

– Только мне совсем не хочется возвращаться в эту…

– Не волнуйся! Все будет хорошо! Я буду рядом, если что!

Немного подышав в трубку, она, наконец, сказала:

– Спасибо, Олеж!

– Было бы за что.

– Может, завтра встретимся? Прогуляемся немного?

– Давай. Но только немного. А то мама волнуется, ругаться будет.

– Да мы совсем чуть-чуть пройдемся и по домам разбежимся. Во сколько за тобой зайти?

– Давай часа в четыре.

– Заметано!

– Ну все, до завтра.

– До завтра, фонарик!

– Пока, батарейка, – веселым голосом ответила она на мою шутку.


Узнав, что я иду на свидание с девушкой, родители дали мне денег на цветы и кафе. Оделся получше. По пути к Светлане я зашел в цветочный магазин и купил семь роз.

– Привет, Свет! – поприветствовал ее и улыбнулся в ответ на ее милую ангельскую улыбку.

– Привет, Олеж!

– Это тебе, – протянул я ей цветы.

– Спасибо, – тихо, как бы восхищенно, ответила девушка.

Она пригласила меня зайти. Сама уже была одета и готова к выходу. Поставив розы в вазу, слегка поправила волосы перед зеркалом в прихожей и заявила:

– Я готова.

– Пошли.

– Как насчет кафе? – предложил я, когда мы вышли из подъезда.

– Давай просто по парку прогуляемся.

– Как хочешь.

Мы медленно бродили по аллеям под ветвями голых деревьев. С хмурого неба срывался маленький снежок.

– Ты, как мне кажется, отстала от школьной программы.

– Учитывая, что я почти месяц не была в школе, то, наверное, да.

– Знаешь, я бы мог заниматься с тобой после уроков. Конечно, если только ее величество захочет…

– Посмотрим, Олег. В понедельник приду в школу, и тогда посмотрим.

– Хорошо. Как скажешь.

Под ногами похрустывал еще не очень утрамбованный с последнего снегопада снег.

– Фонарик… я еще хотел сказать, что ты меня с ума сводишь. Я не могу есть, пить, спать, даже дышать не могу без тебя. Ты нужна мне! Я люблю тебя! – остановившись и посмотрев прямо ей в глаза, признался я.

– Олежка… Я не готова сейчас начинать новые отношения…

– У меня дежавю, похоже, – перебил я Свету.

– Прости, что в прошлый раз так обошлась с тобой! Прости, что соврала тебе! Но теперь все по-другому. Поверь! Все совсем по-другому!

Я ухмыльнулся.

– Олежка, – когда я слышал из ее уст это обращение, сразу начинал просто таять, – ты очень изменился за последние полгода. Да и я тоже… Просто подожди немножко, – говорила она мягко, нежно, не отводя взгляда, – дай мне время, чтобы прийти в себя…

– И разобраться в себе, – закончил я за нее предложение.

– Именно, – согласилась она, улыбнувшись.

– Хорошо.

– Я очень хочу, чтобы ты был рядом, но начинать серьезные отношения не могу. Постарайся понять.

– Хорошо, – повторил я. – Все понимаю. У тебя просто подорвано доверие к людям.

– И это тоже, – согласилась Света, а через секунду: – Подожди немного, – загадочно прошептала мне на ухо и поцеловала в щеку.

– Я буду ждать, сколько надо. А пока можем просто дружить.

Она снова улыбнулась, вызвав тем самым мою улыбку, взяла меня за руку, и мы пошли дальше. Теперь я был уверен в двух вещах: во-первых, она не совершит ту же ошибку, что и полгода назад, во-вторых, я действительно нужен ей, всего за пару дней мы довольно сильно сблизились на эмоциональном уровне.

Гуляли недолго – ее иммунитет был еще слишком слаб после продолжительной болезни. Проводив Свету домой, я отправился к себе.

– Ну, Ромео? Как прошло свидание? – поинтересовались родители.

Немного задумавшись, я устало улыбнулся и ответил:

– Отлично.

– Значит, теперь у тебя есть девушка?

– Пока что… просто хороший друг.

Больше они меня вопросами не донимали.


Наступил понедельник. Утром я зашел за Светланой, чему она была приятно удивлена, ибо боялась идти одна, боялась, что к ней начнут приставать, смеяться над ней. Со мной же ей было спокойнее. Мы вместе отправились в школу. Шла она молча, опустив голову.

– Ты чего такая печальная?

– Да не… просто…

– Постой, – попросил я и, обхватив руками за плечи, остановил ее.

– Слушай и запоминай, – начал учить Свету. – Когда ты идешь рядом со мной, то надо не так, – я ссутулился, втянул голову в плечи и потупил глаза в землю, – а вот так, – теперь выпятил грудь вперед, нарочито задрал голову кверху и немного прошелся походкой «вразвалочку», что вызвало искренний смех моей спутницы.

Продолжая смеяться, она взяла меня под руку, и мы продолжили идти.

Как всегда, с торца школы стояли и курили малолетние хулиганы.

– Ух ты! Кто идет! Пацаны, смотрите! – начал голосить какой-то худосочный чумазый парнишка, обращаясь к своим тупоголовым друзьям. – Это ж наша порно-звезда!

Я видел его и раньше. Вроде бы, он учился в одиннадцатом классе.

– Пошли быстрее, – шепотом попросила Светлана.

– Сегодня ты, похоже, занята? Может, завтра со мной прогуляешься? – похотливо предложил другой одиннадцатиклассник с жирной кожей и плохими зубами, обращаясь к моей подруге.

Она потянула меня за локоть, но я остановился и произнес:

– Вот, Свет, посмотри на эти чудесные экспонаты местной кунсткамеры, – указал на старшекассников рукой. – Наглядный пример, к чему приводит курение: человек непомерно худеет и становится похожим на глиста, зубы гниют, что вызывает отвратительный запах изо рта… как будто туда рота солдат после утренней перловки насрала. Также усыхает мозг – скукоживается и по размерам становится с грецкий орех, как у динозавров, – и человек начинает жить примитивнейшими инстинктами.

Подруга, прикрыв рот рукой, тихо смеялась. Курильщики же со свирепыми лицами приближались ко мне. Я сбросил ранец. Лучшая защита – нападение. Быстро подскочив к идущему впереди «чумазому», остановил его ударом ноги в пах. Тот скривил жалкую гримасу и рухнул на колени, схватившись руками за свои «сокровища». Мгновенно после этого я нанес удар кулаком по лицу другому одиннадцатикласснику, что отбросило его назад на пару шагов. Однако тут же получил сильный удар под глаз от третьего насмешника. Перед глазами поплыли яркие круги. Света что-то кричала, но я ее не слушал, отходя назад, чтобы не получить новый удар от невидимого теперь противника. Постепенно зрение пришло в норму. И я увидел, что трое старшеклассников меня окружают. Уже было подумав, что мне пришел конец, увидел несущихся на нас Костю, Рому и Дениса. Мое спасение! Они тоже побросали свои ранцы на землю и принялись лупить курильщиков, застигнув их врасплох, поскольку последние были полностью сосредоточены на мне. Когда все было кончено, тот, которому я пнул между ног, уползая с поля брани, пролепетал сдавленным голосом:

– Вы, суки, ответите!

К нему бросился Костя, что заставило его подняться на ноги и броситься бегом прочь.

– Ну, как ты? – поинтересовался у меня Денис.

– В норме. Спасибо, пацаны! Если б не вы!..

– А что произошло-то? Что не поделили? – спросил Костя.

– Ее, – я посмотрел на Светлану, которая с испуганным лицом стояла в стороне с моим рюкзаком в руках.

– Понятно… – многозначительно протянул лучший друг.

– Так, ребят. Она – мой друг. Если кто-то думает посмеяться над ней, я того порву просто.

– А чего смеяться? – недоуменно спросил Рома.

– Молодец, братух, – тихо произнес Костя, слегка хлопнув меня по плечу.

Я подошел к Свете и забрал свой рюкзак.

– Пошли, а то на уроки опоздаем, – обратился я к ней.

Мы пошли. Друзья шли за нами следом. По счастливой случайности, уроки у нашего и Светиного классов проходили в соседних кабинетах. Помещения пока были закрыты, и все ждали учителей в коридоре.

– Привет, Светик! – увидев, поздоровалась ее одноклассница с искренней и добродушной улыбкой.

– Привет! – ответила моя подруга и направилась к ней, лишь быстро оглянувшись на меня и улыбнувшись. Я подмигнул и направился к своему классу.

Никто не думал смеяться над Светой или отпускать язвительные издевки, пока в коридоре не появился Паша.

– Ни хрена себе! – прокричал он, глядя на свою бывшую девушку. – А я думал, что она загнулась уже! – оглядываясь по сторонам и ища поддержки у сверстников, продолжал этот подлец. – А она… вот она! Жива-здорова!

Света и ее подруга презрительно смотрели на моего однокашника, так сильно унизившего влюбленную некогда в него девушку. А он все не унимался:

– Говорят, секс повышает иммунитет. Может, пойдем в сортир? Я тебе там могу вкатить «пилюлю здоровья», – после этих слов он залился смехом.

Все начали смеяться над сальной шуточкой. Светка покраснела.

– Завали хлебало, урод! – рявкнул я.

– Чего? – уставился он на меня. – Ты что сказал?

– То, что ты услышал, мудила!

– Крутой, что ли?

– Пошли-ка за школу, разберемся по-мужски, – предложил я.

– Да пошел ты, руки об тебя еще марать… – огрызнулся он в ответ.

– А о беззащитную девушку, значит, можешь марать руки?

– Ох! – Паша закатил глаза. – Какой защитник выискался! Что? Она тебе дала, а ты и голову от этой шалавы потерял?

– Пи*дец ему, – прошептал Костя, который стоял рядом со мной.

Я посмотрел на него и ответил:

– Это точно! – после чего направился к Пашке.

Тот сразу встал в боксерскую стойку. От схватки его спас учитель, появившийся в коридоре.

– Короче, после уроков, если ты не ссыкло, конечно, жду тебя за школой, – вполголоса сказал я, обращаясь к однокашнику.

Тот лишь нервно усмехнулся.

А день становился все интереснее: после первого же урока к нам с Костей подошли несколько одиннадцатиклассников и, объяснив нецензурной лексикой, как сильно они обеспокоены и недовольны тем, что мы с друзьями избили их приятелей, сообщили в конце:

– Сегодня вечером, в восемь часов, мы будем ждать вас, уродов, возле старого кинотеатра на «терки». Можете приводить кого угодно.

– Хм, – ухмыльнулся Костя, пропустив мимо ушей нелестные высказывания. – Базара нет! В восемь будем на пустыре.

Они удалились.

– Костян, – обратился я к другу, – тебе не стоит в это впрягаться. Это мои проблемы.

– Да перестань! Это наше общее дело. Ты мне помог тогда, осенью, разобраться с одними придурками. Теперь моя очередь помочь тебе. Ты же мне братан! Мы своих на произвол судьбы не бросаем!

– Спасибо, – только и смог ответить я, чувствуя, как внутри разливается тепло от осознания, что у меня есть такой друг.

Новости по школе разлетались быстро. После второго урока уже, наверное, даже первоклашки знали о предстоящих двух разборках. На перемене ко мне подошла Света.

– Олег, ты с ума сошел? Ты что, хочешь с половиной школы подраться из-за меня?

– Ты же не можешь этого сделать. Значит, буду я отстаивать твою честь.

– Да мне наплевать, кто что говорит! Я даже не слушала… Пашу, – выговорить его имя ей далось с трудом.

– А я слушал. И я не хочу иметь друга в твоем лице, о котором так отзываются…

– Перестань…

– Это ты перестань. Дело-то плевое. За пару секунд разделаю этого негодяя и спокойно пойду обедать.

– Олег…

– Свет, – не дал я ей договорить. – Тут дело принципа.

Как раз прозвенел звонок.

– Олег… – снова начала, было, Светлана, но я опять перебил ее:

– Иди на урок, фонарик.

– Ты сумасшедший, – после этой фразы она повернулась и удалилась. Я стоял и смотрел ей вслед.

К последнему уроку у меня появилась какая-то нервозность из-за предстоящих потасовок. Старался отогнать дурные мысли, но на душе все равно было неспокойно.

Окончился последний урок. Все бегом побежали в раздевалку, лишь мы с Костей шли, не спеша.

– Что будем вечером делать? – спросил я.

– Я пацанов позову. Соберемся все вместе, наваляем старшакам, – ответил друг, сразу поняв, о чем идет речь.

– А если их будет больше?

В ответ он лишь улыбнулся и процитировал главного героя известного в то время фильма «Брат 2»:

– Сила в правде. У кого правда – тот и сильнее…

От этой фразы я тоже выдавил улыбку.

– Не ссы! Прорвемся!

За школой собралась толпа. Ученики всех возрастов галдели. Они были возбуждены в ожидании крови. Когда-то, наверное, в Древнем Риме так же собирались и шумели люди, пришедшие, чтобы посмотреть, как гладиаторы убивают друг друга, – люди, желающие получить удовольствие от необузданной жестокости рабов, бьющихся между собой.

– Удачи, – пожелал мне Костя, забрав мои рюкзак и куртку.

Увидев меня, зеваки расступились, открывая мне коридор для прохода на «арену». С противоположной стороны прыгал, изображая великого боксера, Паша. Завидев меня, он крикнул:

– Ну что, инвалид, готов получить порцию отборных люлей?

Меня охватила сильнейшая ярость.

Толпа взревела. Повсюду кругом стали раздаваться крики «Давай!», «Хлеба и зрелищ!» (видимо, кто-то хорошо проработал на уроках историю Римской Империи) и нецензурные «Пиз*тесь уже! Домой пора идти!»

– Учти, что я три года занимался боксом!.. – не унимался «Мухаммед Али».

Однако договорить не успел: я молниеносно подскочил к нему и ногой, обутой в добротный зимний ботинок, пнул в пах. Прием старый, как этот мир, но всегда срабатывает. Боксер сразу согнулся пополам, лишь выдохнув «Ой!», и тут же получил добивающий удар кулаком сверху в затылок. Он упал возле моих ног, ударившись лицом об утоптанный снег, не в силах подняться. Вестибулярный аппарат расстроился от удара в область мозжечка, хоть он и был смягчен вязаной шапкой. Паша попытался подняться, но снова упал за землю. Бой был окончен. Вокруг стояла гробовая тишина.

– Так нечестно! – крикнул кто-то из толпы. – Нельзя бить ниже пояса и в затылок.

Я оглянулся кругом. На глаза мне попался тот «умник».

– Ты нечестно дрался, – все не мог угомониться он.

Красная пелена ярости вновь застлала мои глаза.

– Что ты сказал?! – рявкнул я, бросившись на него с кулаками.

Парнишка в долю секунды побледнел и кинулся от меня, пробираясь сквозь толпу. Костя схватил меня сзади и начал оттаскивать от несчастного юноши, имевшего неосторожность заявить подобное сразу после секундной драки.

– Все, Олег! Успокойся! – говорил он. – Все кончилось! Оставь этого пид*ра в покое!

Я пришел в себя.

К тому моменту пара друзей подняла моего противника. Из носа его текла кровь, а взгляд был устремлен куда-то глубоко в себя.

– Слушай меня внимательно, урод! – прорычал я, обращаясь к Паше. – Если еще раз будешь донимать Светку!.. Если хоть раз из твоего поганого рта вылетит ее имя… я тебя завалю, падла! Видео из интернета ты сегодня же удалишь! А завтра встанешь перед ней на колени и извинишься при всей школе! Ясно?!

Ответа не последовало. Лишь на мгновение взгляд прояснился, но потом опять стал стеклянным.

– И это всех касается! – обратился я к толпе, продолжавшей стоять неподвижно. – Кто еще хоть раз подумает посмеяться над Светкой, шутить над ней или донимать ее, ляжет рядом с этим мудозвоном! – я указал на бывшего боксера, немного пришедшего в сознание, но продолжающего пускать кровавые сопли.

– Все, успокойся! – скомандовал Костя, помогая надеть куртку. – Пошли уже!

В тот момент я даже не думал, что, в принципе, Паша может написать заявление в милицию, после чего меня отправят в «места не столь отдаленные, где небо в клеточку, а друзья – в полосочку». Задумался об этом гораздо позднее. Но, как это ни удивительно, в подлом гнусном подростке осталась капля совести (а, может, он просто побоялся, что за обращение в правоохранительные органы ему будет мстить весь класс, да и не только; все же не по-пацански это – стучать ментам): жаловаться он никуда не стал.

Ученики расступились.

Теперь я со спокойной душой и совестью пошел домой. Света догнала меня и сказала:

– Спасибо, что вступился за меня!

– Не за что…

– Вечером не ходи на разборки со старшеклассниками.

– Ты что? – недоуменно спросил я, уставившись на подругу.

– Они же сильнее. И будет их наверняка больше.

– Посмотрим, – сквозь зубы процедил я, разозлившись от ее слов. – Кто из нас сильнее – вечером узнаем.

– Олег!

– Ты не понимаешь ничего? Если я не приду, потом вся школа будет потешаться надо мной. Ссыклом звать будут. Мне такого счастья не надо!

– Прости… – промямлила Света, – что из-за меня… вся эта каша заварилась…

– Забей! – злость быстро прошла. – Иди домой и делай уроки.

Я не хотел, чтобы она пришла вечером к кинотеатру. Это был слишком большой риск для нее, слишком большая опасность.

– Слушай, фонарик. Хочешь помочь мне?

– Конечно! Что надо сделать?

В голове моей пролетела пошлая мысль, но вслух я ответил:

– Сделай за меня домашние задания по алгебре и физике на завтра.

– Без проблем! Называй номера задач, а я сейчас, – она стала рыться в своей сумке и извлекла оттуда блокнот и ручку, – запишу их.

Продиктовав номера, я попрощался с ней и ушел домой.

В квартире никого не было. Я маялся, ходил из комнаты в комнату. Вот что меня действительно тревожило – так это ожидаемая бойня между нами и одиннадцатиклассниками. Разобраться с одним «попугаем» не сложно, а вот с оравой тупоголовых «старшаков» – дело совсем другое! Сел за свой стол. Попытался прочитать рассказ, заданный на уроке литературы, но так и не смог. Походив еще немного из угла в угол, я оделся и направился к Косте.

– Я Деду дозвонился, – сообщил мне друг радостную новость. – Он остальных подтянет. Собираемся все вместе у него дома. Туда же придут и Рома с Деном. В семь часов выдвигаемся на пустырь.

– Отлично, – ответил я.

Пребывание друга рядом успокаивало меня.

В семь часов мы зашли к Деду, где нас уже ждали Волк, Коля и Пушкин. Обрисовав им в двух словах ситуацию, я предложил выдвигаться.


По пути к кинотеатру мои друзья, кроме Кости, много курили. Уже подходили к пустырю, когда в темноте морозного воздуха раздался дикий смех.

– Ждут, – кратко выразил общую мысль Коля.

– Хорошо, что луна светит, – сказал Пушкин. – Хоть видно будет противника. А то вообще друг друга бы перебили…

За старым заброшенным кинотеатром – любимым местом для «стрелок» среди молодежи нашего города – нас ждали примерно человек десять. Один что-то рассказывал, остальные дико, даже не по-человечески, смеялись. Со стороны эта толпа напоминала стаю волков.

– Еп… Они же обкуренные, – прошептал Рома.

– Это наше преимущество, – задумчиво произнес Пушкин.

Мы подошли ближе.

– О! – крикнул кто-то из толпы. – Приплыли?!

Все обернулись на нас. В нашу сторону вышел здоровенный парень.

– Кто из вас главный? С кем базар вести буду?

Мы переглянулись, и я ответил:

– Мы тут все равны… – от этой фразы он засмеялся, небрежно спросив:

– Что, у вас коммунизм, что ли?

– Базар вести будешь со мной.

Наверное, со стороны мы были похожи на великана и мальчика-с-пальчика.

– Как тебя зовут?

– Олег.

– Олег, вы – ты и твои друзья – в общем-то, попали.

Все стояли смирно. Никто не хотел начинать мордобой первым.

– Как тебя зовут? – поинтересовался я.

– Меня? Руслан.

– Слушай, Руслан, ты в курсе из-за чего весь сыр-бор начался?

– С того, что вы отпи*дили Славика со Стасиком.

«Прямо, однояйцевые какие-то! Славик и Стасик…» – подумал я.

– По-твоему, мы вот так просто взяли и отмудохали их? Ни за что?

Здоровяк неопределенно пожал плечами.

– Эти Славик и Стасик очень сильно оскорбили мою девушку. За это и получили.

– Твою девушку?

– Да.

– И как они ее оскорбили?

– Предложили переспать с ними.

– Да? – неподдельно удивился Руслан, обернувшись на виновников сего мероприятия.

– Гонит он, – начал оправдываться то ли Славик, то ли Стасик.

– Ты че несешь, пед*ила? – вспылил его друг по несчастью.

– Пед*ила здесь только один – ты! – ответил я.

– Так! – прокричал громогласно Руслан. – Тихо все!

– Почему мне об этом не сказали? – спросил он худосочного.

– Да потому что не было этого! Кого ты слушаешь, Руслан?!

– Ты чего врешь, сученок?! – не вытерпел Денис.

– Тихо! – снова крикнул здоровяк.

Немного поразмышляв, он сказал:

– Думаю, ничего хорошего не будет, если мы тут друг друга поубиваем. Кто прав, кто виноват – я не знаю. Ты, Славик, – обратился он к худосочному, – говоришь, будто они первыми наехали, не за что отпи*дили. Ты, – посмотрел он на меня, – говоришь, что он твою бабу оскорбил. Конечно, если бы мою Ксюху кто так обидел – я б тоже пистон тому загнал… Короче, думаю, будет правильнее, если вы разберетесь один на один. Кто победит – тот и прав.

– Вполне честно, – поддержал его Волк.

– Да без проблем, – согласился я.

– Ладно, – только и выдавил из себя тот мерзавец, что утром позволил себе оскорблять девушку.

Я снял куртку. Мороз к ночи стал крепчать, но меня он только заряжал энергией. Мы вышли на середину пустыря. Слава стал прыгать вокруг меня. Я не упускал ни на секунду его из поля зрения. Он бросился в атаку. Слегка отойдя в сторону, я встретил его ударом кулака по зубам. Тот упал на спину, но быстро перевернулся и поднялся на ноги. Его начало немного шатать. Сплюнув кровь, он снова направился на меня, беспорядочно маша руками. Подпустив противника на предельно допустимое расстояние, я пнул ногой по голени, что заставило его остановить свои хаотичные движения. Воспользовавшись моментом, я приблизился к растерявшемуся Славику и провел двойку – левый джеб в нос и мощный правый джеб в открывшийся подбородок. Он без сознания упал в снег.

– Ух! – крикнул, потрясенный красивой комбинацией, Руслан.

Мои друзья подбежали ко мне.

– Молодец! – похвалил Костя.

– Молоток, Олег! – громко поздравил с победой Дед.

– Красиво ты его!.. – похвалил Пушкин.

Все говорили похвальные слова, и каждый считал должным похлопать меня по плечу или спине.

Подошел Руслан. Улыбнувшись, он протянул мне свою руку.

– Ты грамотный пацан, Олег. И удар поставлен четко. Такого быстрого конца я не ожидал! Честно!

– Спасибо, Руслан, – ответил я, пожав руку. – Теперь будем считать инцидент исчерпанным?

– Конечно. И больше никто из вашей школы твою бабу не тронет. Это я тебе гарантирую! – по его взгляду понял, что он поверил мне.

– Буду надеяться на это.

Я посмотрел в сторону Славы. Стасик растирал ему щеки снегом, тот начал подавать признаки жизни.

– Ну что, мужики, может, в знак примирения и дружбы, гашиша выдуем? – предложил здоровяк.

– Спасибо, конечно, но мы не курим! – ответил я за всю нашу компанию – меня и моих друзей.

– Как знаете! Нам больше достанется, – рассмеялся он.

Сумбурно попрощавшись с бывшими врагами, а теперь просто нейтральными по отношению к нам парнями, мы пошли прочь с поля брани. Когда удалились на достаточное расстояние от «старшаков», Костя просто взорвался от переизбытка эмоций:

– Бл…! Олежа! Ты красавчик вообще! Я когда этого гризли увидел, подумал – все, пи*дец нам! А ты, бля, грамотно разрулил так все!

– Не, красиво ты ему в челюсть рубанул! – поддержал восторг Коля.

– Да он лох просто, нихрена драться не умеет, – ответил я. – Еще и под кайфом был – реакции никакой, все удары пропустил.

– Спасибо, что нас спас! – поблагодарил Роман.

– Спасибо вам всем, братаны, что меня не бросили в трудной ситуации!

Мы веселились. Ребята купили по бутылке пива и все хотели угостить меня (ведь надо отметить успешное завершение такого дела!), но я отказывался.

– Так, пацаны! Мне надо к Светке!

Они переглянулись между собой, а Дед начал:

– Раз… два… три!

Организованно парни бросились ко мне, подняли на руки и, громко гогоча, понесли прямиком к той, ради которой я, да и они тоже, рисковали головой. Пройдя какое-то расстояние, меня все же опустили на землю.

– Ну и туша же ты, Олег! – тяжело дыша, вымолвил Волк.

Все громко засмеялись. Мы были счастливы!

Попрощавшись с друзьями, я направился к своей подруге.

– Светке привет передавай! – крикнул мне вслед Костя.

– Она офигенная девчонка! – прокричал Денис. – Береги ее! И не отпускай!

– Знаю! – ответил я и побежал к ней.


Было около половины десятого вечера. Время не самое подходящее для визитов к приличным девушкам, но я не мог сдержаться.

Дверь мне открыла Светина мама. Это была опрятная женщина средних лет. Морщинки на ее лице говорили о непростой судьбе.

– Вам кого? – поинтересовалась она, смерив меня взглядом.

– Здравствуйте! А Света дома?

– А вы кто?

Тут в коридор буквально влетела ее дочь.

– Мам, это ко мне, – и она начала тихонько выпроваживать родителя в комнату. – Это мой друг Олег. Помнишь, вы как-то раз по телефону уже общались? Не волнуйся. Он меня не съест.

– Ну, хорошо, – недоверчиво произнесла мать, еще раз осмотрела меня с ног до головы и добавила: – Свет, ты хоть пригласи пройти молодого человека.

– Обязательно, – согласилась ее дочка и повернулась ко мне: – Олеж, заходи.

Я прошел в коридор.

– Вы проходите, Олег. Раздевайтесь. Я сейчас чайник поставлю.

– Спасибо, но я на минутку. Меня уже родители ждут.

– Да быстренько чайку попьем. Согреетесь хотя бы…

– Мама, – строго сказала Света.

– Все, ухожу, – поняла мать и ушла в комнату.

Девушка начала разглядывать мое лицо на предмет синяков и ссадин.

– Я цел и невредим, – усмехнулся я. – Просто зашел сказать, что больше тебя в школе никто не тронет.

Говорили мы тихо, чтобы нас не услышали.

– Ты?..

– Все разрулилось в лучшем виде. Мы перетерли со старшеклассниками. Разобрались в ситуации. Того глиста чумазого наказали за то, что беззащитных девушек оскорбляет. Все тип-топ, фонарик!

В глазах ее горели огоньки радости и читались облегчение и безграничная благодарность. Как много, порой, может сказать один лишь взгляд. Гораздо больше, чем слова.

– Кстати, я сделала все задачи по алгебре и физике, – проинформировала меня Света. – И готова объяснить, как их решать…

– Только не сейчас, – пробормотал я.

– Тогда завтра утром, перед уроками.

– Я зайду за тобой, – уже перешел на шепот я.

– Заходи… – только и успела прошептать она.

Я впился губами в ее губы. Как сладки они были! Как желанны! Но Света легонько оттолкнула меня.

– Не сейчас, Олег. Еще рано…

Я покачал головой в знак того, что все понимаю и сказал:

– Буду ждать дальше. Но знай, что я не отпущу тебя так просто.

– А я не уйду так просто… – Светлана улыбнулась, а я в очередной раз растаял от этой улыбки.

– До завтра, фонарик! – попрощался я с ней и с ее мамой, громко произнеся в комнату: – До свидания!

– Пока. Жду утром, – Светка слегка провела своей рукой по моей, отчего сердце мое забилось чаще.

– До свидания, – послышались приближающиеся спешные шаги из комнаты в сторону коридора.

Я ушел.

Дома настроение подпортили родители, отругав за то, что «шляюсь, непонятно где, непонятно до скольки», а уроки не сделаны. Попытался было возразить, но по факту предъявить в качестве доказательств того, что уроки выполнены, мне было нечего. Хорошо хоть, они не узнали, как именно я проводил время на улице.

Погода быстро поменялась: еще вечером небо было ясным, и мороз сковывал весь город, а уже утром шел сильный снег и заметно потеплело. В такую погоду хорошо лепить снеговиков и играть в снежки, но только не сидеть в школе. Поэтому настроение мое было не на высоте.

Подходя к Светкиному подъезду, я увидел, что она уже ждет меня на улице. Белоснежные хлопья облепили всю ее одежду, сумку, сапоги. Даже на ресницах моей подруги застряли снежинки. Она щурилась. И какой же шарм это зимнее убранство придавало ей! Я даже сам не заметил, как мое угрюмое выражение лица сменилось улыбкой. Любовь умеет творить чудеса!

– Привет, снежная королева! – крикнул я.

– Привет… снеговик! – отозвалась Светлана.

– Ты чего тут ждешь? – поинтересовался я, на миг подумав, а не случилось ли чего у нее дома. – В такой снегопад.

Но секундная тревога улетучилась после ее задорного ответа, полного какой-то чистой детской радости:

– Ты что! Ведь так здорово! Так красиво кругом! Я, как в окно утром выглянула, не смогла сидеть дома. Посмотри! – она оглянулась кругом, размахивая руками. – Как будто в сказку попали! Это волшебный снегопад!

– Фонарик, – осторожно начал я, кашлянул, прочистив горло, и продолжил: – Ты… утром… на завтрак, например… никакие грибы не ела?

– Что? – не поняла она шутки.

– Ну… там… травкой не баловалась?

И тут она взорвалась смехом.

– Дурачок! – девушка бросила в меня снежок.

Я легонько кинул снежок в ответ, попав в живот. Мы хохотали и играли в снежки минут пять. Я постепенно приближался к ней, ловко лавируя между «снарядами», запускаемыми ею. В конце концов, загнал этого «коварного противника» в угол. И тогда произошло то, чего я меньше всего ожидал: Света вдруг стала серьезной, схватила меня за куртку и начала целовать. Я просто стоял, как истукан, и смотрел на нее, ощущая сладострастное тепло от ее губ и дыхания. В доли секунды сердце остановилось, весь мир вокруг замер, даже снег завис в воздухе, тело мое стало ватным, потом хрупким, треснуло и рассыпалось на миллион мельчайших кусочков, после чего вновь собралось в монолитную фигуру. Я, наконец, понял, что все это происходит на самом деле. Теперь глаза мои закрылись, и я взял инициативу в свои руки, крепко обняв и прижав к себе такую желанную девушку. Я стал целовать ее в ответ. Мы жадно наслаждались этим поцелуем. Длился он всего несколько секунд. Но мне показалось, что этот миг пролетел со скоростью света и, в то же время, длился целую вечность. Теперь мы, улыбаясь, молча смотрели друг на друга. По-прежнему обнимал Свету за талию. Первым тишину нарушил я:

– А снегопад-то, и в самом деле, волшебный!

Она уткнулась мне в грудь, потом вновь посмотрела в глаза. Я не выдержал и поцеловал ее опять. По-прежнему шел сильный снег, но у меня откуда-то появилось чувство, что все вокруг залито ярким солнцем.

– Пойдем, а то опоздаем на уроки, – наконец вспомнила о времени Света.


– Так мы теперь встречаемся? – спросил я ее по дороге в школу.

– Думаю, да, – улыбнувшись, ответила подруга.

– Какой ужас!

Она бросила на меня ничего не понимающий взгляд.

– Я встречаюсь с фонарем. Сказать кому – в психушку упекут!

Теперь на лице появилась улыбка облегчения.

– А я – с батарейкой. Так что мы два сапога – пара!

Она взяла снег, слепила снежок и запустила им в меня. Так, играя и смеясь, мы добрались до школы. Уже прозвенел звонок. А мы только неслись к нашим классам. У меня урок проходил на третьем этаже, а у нее – на втором. Поцеловавшись, мы расстались на сорок минут. Я не спрашивал у нее, что произошло за ночь, почему она поменяла свое решение и, наконец, дала волю чувствам. Мне было важно лишь то, что мы теперь вместе. На уроке я впервые задумался и осознал, что мы за утро ни разу не сказали друг другу те простые и банальные слова: «Я люблю тебя!». Слова… А, может, их и не надо произносить вслух тем, кто по-настоящему любит? Две половинки и так все чувствуют, без слов.

– Олег, – прозвучали слова прямо над моим ухом.

Я сиюминутно спустился с небес на землю и повернулся к источнику звука. На меня, широко улыбаясь, смотрел Костя.

– Урок закончился, – оповестил он меня.

Только после этого я увидел, что из кабинета активно убегают мои однокашники. Улыбнувшись в ответ своему другу, начал складывать тетрадь и учебник в рюкзак.

– Ну, как у вас все? Что она вчера сказала?

– Ну… в общем… мы теперь встречаемся.

– Красавец!

Мы вышли из душного класса.

– Что вечером планируете делать?

– Не знаю пока, – немного замешкался я.

– Мы с Катькой в кино идем. Может с нами? Устроим, так сказать, двойное свидание.

– Нет, – отказался я. – Как-нибудь в другой раз.

Чего я действительно хотел, – так это, чтобы мы с моей девушкой остались одни во вселенной этим вечером.

– Понимаю, – подмигнул мне Костя, явно намекая на что-то большее, чем поцелуи и держание за руки под луной, и засмеялся.

Я только улыбнулся в ответ, но промолчал. Ни о каком сексе даже не думал. Понимал, что для этого слишком рано, а, учитывая, как обожглась с парнем Света в свой первый раз, даже не думал пытаться затащить ее в постель. Пока она не будет действительно к этому готова…

Мой друг пошел в столовую, а я бегом направился на второй этаж, надеясь, что Светлана еще не ушла на следующий урок. Мне повезло. Она одиноко стояла возле окна и ждала меня.

– Чего скучаешь?

– Тебя жду, «энерджайзер» ты мой!

– Может, чайку пропустим в столовой? – улыбаясь в свои двадцать восемь зубов (зубы мудрости пока не выросли), предложил я.

– Пойдем, – согласилась она.

– Я, может, даже булочку тебе куплю.

– Чтобы я стала, как булочка?

– Ты никогда такой не станешь.

– С чего ты так решил?

– Слишком красива, чтобы полнеть. От твоей красоты калории сжигаются сами по себе.

Теперь настала ее очередь показать мне свои прекрасные белые зубы.

В столовой людей было мало. В дальнем углу Костя сидел в обнимку с Катей. Увидев, они помахали нам. Мы махнули в ответ и прошли к кассе покупать чай и наисвежайшую, еще горячую, булочку с корицей.

Сели мы рядом с нашими друзьями. Перед запахом свежеиспеченного изделия моя подруга устоять не смогла и съела половину. Вторую половину уплел я. Вроде бы, ничего особенного – съели булку, – но мне стало очень тепло на душе. Все начало налаживаться в моей жизни. И я радовался этому.

Больше Светлану никто, и в самом деле, не донимал, даже не думал насмехаться над ней. Теперь мы все делали вместе. С самого утра я заходил за своей девушкой, мы вместе шли в школу, потом вместе возвращались либо к ней, либо ко мне, помогали друг другу делать уроки, потом шли в кино, или кафе, или, когда она просила меня, по магазинам, или просто гуляли по улицам и паркам. Я даже взял в библиотеке книгу по истории нашего города, чтобы во время прогулок блистать знаниями и рассказывать интересные факты о тех или иных местах. Света всегда внимательно слушала меня и так восхищенно смотрела! Порой, когда я бывал один, вспоминал, как начинались наши отношения, как тяжело мне было, и не раз всплывала в памяти фраза, произнесенная ею: «То, что ты сейчас чувствуешь – это не любовь, а просто симпатия». Теперь я знал точно, что это именно любовь. Каждую секунду думал о ней. Иногда думал, не сон ли все это. Вот сейчас проснусь, а за окном метель, вокруг суровая реальность – одиночество. Но тут же отгонял дурные бестолковые мысли и радовался, что я люблю самую прекрасную на свете девчонку, а главное – она любит меня.

Хоть мы и были без ума друг от друга, но все же понимали, что иногда надо расставаться для того, чтобы огонь самых светлых чувств не прогорел слишком быстро, а продолжал планомерно греть сердца и души. Существовало одно правило: по субботам после уроков я встречался с друзьями, мы пили пиво или играли в футбол. А Света встречалась с Катей и другими подругами, и занимались своими женскими делами – вероятно, шоппингом и поеданием мороженого за просмотром плаксивых мелодрам (во всяком случае, я надеялся, что они не устраивают еженедельные девичники с вызовом команды стриптизеров). В эти дни я скучал по моей половинке. И это подтверждало, что любовь не угасает. Благодаря тому, что мы вместе делали уроки, и моя, и ее успеваемость в школе повысилась. Родители радовались за меня.

Время летело быстро. Вскоре пришла настоящая весна. Снег начал таять, воздух стал обновленным и свежим. Все чаще из-за туч выглядывало солнце. И все чаще стали промокать ноги – за целую зиму снег почти не убирался, и теперь улицы капитально затопило талой водой. С приходом более теплых дней мои гормоны взбунтовались. Тем не менее, я терпел и не пытался склонить Свету к сексу. Вроде бы, ее это вполне устраивало. Жизнь текла размерено, никаких чрезвычайных событий не происходило.

Ближе к маю снег, наконец, полностью сошел. К майским праздникам уже высох асфальт, на деревьях набухли почки, готовые вот-вот распуститься, а на газонах стала проклевываться свежая сочная зеленая трава. Дни стали более длинными, а ночи – более короткими. Теперь мы со Светой могли гулять дольше. А каждый вечер, проводив ее до подъезда, мы никак не могли расстаться. Уже сумерки плавно перетекали в ночь, когда мы, наконец, нацеловавшись и намиловавшись вдоволь, расходились по домам.

В один из таких вечеров и произошло событие, заставившее меня вспомнить, что все-таки мир довольно жесток, а тот факт, что я в кого-то влюбился, не делает наш городок раем на земле. Было около одиннадцати вечера. Я сокращал путь домой через парк, никогда не освещаемый в темное время суток.

– Эй, пацан! – услышал я позади.

Оглянулся. Ко мне приближалась компания из четырех человек.

– Стой на месте! – скомандовал один из них с явно не добрыми намерениями.

– Пошел ты! – ответил я и бросился наутек.

Однако они бегали быстрее. Кто-то из догонявших прямо на ходу пнул мне по ногам. Я упал, ободрав руки. Тут же все четверо набросились на меня и стали крепко бить ногами. Удары были болезненными, приходились на живот, почки, руки и ноги, которыми я пытался укрыться. Пару раз пнул в ответ, но это только сильнее раззадорило подонков. И тут я увидел, как нога, обутая в кроссовок, приближается к моему лицу со скоростью света. Через миг почувствовал острую боль в области носа, из глаз посыпались искры. Моментально получил еще один удар, после которого мой разум окутала темнота.

Без сознания пролежал примерно с полчаса (как в дальнейшем подсчитал). За это время нападавшие вывернули все мои карманы, забрали найденные сто рублей и сняли наручные часы, некогда подаренные мне родителями. Домой доплелся уже ночью, с трудом – тело сильно ныло, голова раскалывалась. Меня тошнило.

В квартиру я прокрался тихо, как вор, чтобы не разбудить родителей. Мама, похоже, ждала меня, но все-таки уснула на диване за просмотром телевизора. Я прошмыгнул в ванную. Быстро принял душ, стараясь смыть запекшуюся кровь. Посмотрел в зеркало – оттуда на меня таращился заплывшими глазами незнакомец.

«Красота какая! – пронеслось в голове. – Наверное, утром будет скандал»

Проснулся я от причитаний матери.

– Что с тобой случилось?

– Упал.

– На чей кулак? – подперев бока руками, устроила она мне допрос.

– На асфальт, – не сознавался я.

– Ты, вообще, понимаешь, к чему эти твои прогулки ночные приводят?! Как ты в школу пойдешь сегодня?! В таком-то виде!

На ругань пришел отец.

– Чего шумишь? – обратился он к матери.

– Ты погляди на него, – указав на меня, ответила она.

– Ух ты! – только и произнес папа, рассмотрев мои ссадины.

– Да просто упал, – повторил я свою версию.

– Упал… Собирайся! Поедем в милицию заявление писать! – отдала указание мама.

– Никуда я не поеду… – я уже решил, что должен найти этих выродков сам и сам же их наказать.

– Поедешь! – перебила она меня.

– Слушай… Хорошо… Я просто немного повздорил с одним парнем. Я первый его ударил. Так что еще большой вопрос, кого посадят, – соврал я.

– Ты что?! Опять за старое взялся?! Забыл, как вас тогда, летом, чуть в милицию не забрали?! Драться они надумали! – вовсю разошлась мать.

Я лишь молча сидел и выслушивал ругань.

– Значит так! Чтобы домой в шесть часов приходил, когда мы с работы возвращаемся!

– А Светка?.. – они знали о ней, знали, какие между нами отношения. – Мне же надо с ней время проводить.

– Вот до шести и будете проводить время! Думаю, ее родители будут тоже только рады, если их дочь станет приходить домой до шести, как приличная девушка, а не шляться непонятно где допоздна!

Эти слова меня очень задели. Я быстро оделся, даже не умывшись, схватил рюкзак, собранный сразу после того, как мы со Светой доделали домашнюю работу, и выбежал, бросив сквозь зубы:

– Света приличная девушка, а не распутная бабенка! Думайте, что говорите!

Хлопнул за собой дверью.

Было еще слишком рано. Куда идти – не знал. Очень хотелось кушать. Настроение было не то, что на нуле, а ушло далеко в минус. В конце концов, добрел до Светкиного подъезда и сел на лавочку. Птицы начинали свои песнопения. День обещал быть солнечным и теплым. Я упорно сидел и ждал, пока моя девушка не спустится сама. В таком виде заходить к ней не хотелось. Сначала вышла какая-то женщина и подозрительно посмотрела на меня. Потом некая старушка вышла на утреннюю прогулку и, завидев меня, начала сетовать:

– Вот ведь молодежь пошла! Ужо с утра пораньше напьютси, морду набьють друг дужке… Тьфу! Вот в наше-то время каки парни были! – она покачала головой в восхищении. – Уважали друг друга! А уж нас, девок-то, как обхаживали! Эх! А сейчас? – глядя вдаль, зло спросила бабулька, вероятно, какого-то невидимого хранителя времени, но явно не меня. – Приличности-то уж нету в вас! – она бросила на меня холодный взгляд, словно была Троцким, а я – буржуем. Снова плюнула в мою сторону и добавила: – Гадусть яка! – после чего поковыляла по каким-то, ведомым только ей, делам.

Настроение стало еще хуже. Наконец, открылась дверь и из подъезда вышла Светланка.

– Олежка, привет! – радостно поприветствовала она, увидев меня, и направилась в мою сторону. – А ты почему не?.. – подойдя ближе и разглядев разбитое лицо, подруга остановилась и забыла договорить фразу.

– Привет, – глухо отозвался я.

Тут она пришла в себя и подскочила ко мне. Легонько трогая ссадины на лице, начала спрашивать:

– Что?.. Что случилось? Что с тобой произошло?

– Спросили, как пройти в библиотеку в час ночи…

– Олег. Тебе в больницу надо…

– Ну хоть ты не начинай мне остатки мозгов поедать!

– Что произошло? – повторила она вопрос.

– После того, как тебя проводил, пошел домой через парк. Там на меня напали, ногами попинали, украли часы и деньги. Вот и все.

– А ты в милиции был уже?

– Фонарик, я тебя умоляю! «Моя милиция меня бережет» – ты до сих пор веришь в эти байки?

– Ну надо же что-то делать.

– Я сам разберусь с этим.

– Олег!

– Закрыли тему! – резко отозвался я. – Пойдем в школу скорее. Есть хочу!

– Ты что, еще с родителями поругался? – догадалась она.

– Да.

– Из-за чего? Из-за того, что на тебя напали?

– Именно, – я решил не рассказывать, что действительно стало причиной конфликта.

– А в чем твоя вина? – недоумевала подруга.

Я ничего не ответил, просто пожав плечами.

Школьная столовая уже была открыта, но выпечку только загрузили в печь. Кроме остатков чая, простоявших всю ночь, ничего не было. Пришлось на первом уроке сидеть голодным. Зато на первой же перемене я, заняв денег у Кости, накупил свежих пирожков с мясом и повидлом и наелся от души!

– Что делать собираешься? – спросил друг, которому я поведал все, что произошло со мной за прошедшие несколько часов, начиная со вчерашнего вечера.

– Не знаю пока. Уродов этих выцеплю по одному, отожму назад деньги и часы. А с родителями – не знаю…

– Я с Дедом поговорю. Он по своим связям пробить сможет, кто это сделал. Найдем их. Накажем.

– Я тебя сюда втягивать не буду! Даже не надейся! Сам разберусь!

Он долго смотрел на меня, потом произнес:

– Как хочешь.

На самом деле, я представления не имел, как и где буду искать обидчиков.

После школы мы со Светой пошли к ней домой. Голова по-прежнему болела и немного тошнило. Возможно, было сотрясение мозга. Но в больницу я идти отказался наотрез!

Дома моя девушка разогрела суп и накормила меня. Потом еще напоила чаем. Мы сели за уроки, но я не мог ни о чем думать. Тем более, после такого нервного перенапряжения и вкусного обеда меня начало клонить в сон. Она что-то рассказывала, но я уже ничего не слушал, погружаясь в сон. Видя мое состояние, она взяла меня за руку.

– Идем. Ляжешь на кровать.

Я тяжело поднялся и проследовал за ней. Она уложила меня на свою кровать, не расстилая ее. Уже засыпая, почувствовал, что она слегка прикоснулась к моей щеке своими губами. Я открыл глаза и поцеловал ее. Потом еще раз, еще… Чем дольше я ее целовал, тем сильнее возбуждался. Левой рукой взял Свету за грудь. Она отстранилась от меня и аккуратно, но быстро убрала мою руку.

– Олег, не надо, – тяжело дыша, попросила девушка.

– Прости.

– Ничего, – она поправила волосы. – Просто… я не готова пока на этот шаг. Поспи. Тебе нужно отдохнуть.

Я погрузился в сон мгновенно, словно кто-то щелкнул выключателем внутри меня. Проспав всего минут сорок, я проснулся бодрым и действительно отдохнувшим. Света сидела около своего письменного стола, на котором были разложены учебники и тетради, и смотрела на меня.

– Как поспал? – наконец, она улыбнулась.

– Хорошо.

Мне было стыдно за мое поведение.

– Может, чая попьем?

– С удовольствием, – согласился я.

Она встала и ушла на кухню. Я поднялся. Тошноты уже не было. Голова все еще болела, но уже не так сильно. Тоже проследовал на кухню.

– Свет, извини, что я…

– Да ничего, Олеж. Я все понимаю: ты здоровый молодой парень, у тебя есть… свои потребности. Просто, пойми, я пока не готова… Так что, ты меня прости.

Я улыбнулся, подошел к ней и обнял сзади, поцеловав в шею. Она повернулась ко мне, поцеловала в губы и прошла к дальнему шкафчику за кружками.

– Тебе нужно помириться с родителями, – сказала подруга, отпивая горячий чай.

– Знаю, что надо. Только не знаю, как это сделать.

– Ты просто приди домой, а там все само утрясется. Я думаю, они очень переживают за тебя.

– Сомневаюсь, что все само собой срастется.

– Они очень любят тебя. И просто не хотят, чтобы ты попадал в такие ситуации. Но не знают, как уберечь, как защитить от этого, потому и наругались. Они просто не знают, как выразить свое переживание.

Я молча выслушал ее размышления и в ответ только произнес:

– Зигмунд Фрейд в юбке!

Светка рассмеялась.

После чаепития мы быстро доделали уроки.

– Ну, теперь можно с чистыми руками и совестью погулять.

– Олег, у меня сегодня дел по дому много. Нужно прибраться и ужин приготовить к маминому возвращению…

– Так давай я тебе помогу.

– Иди лучше домой. Помирись с родителями. А завтра погуляем.

– Хорошо…


Домой я пришел около шести часов. Мама уже была дома.

– Привет, – тихо поздоровалась со мной.

– Привет.

После небольшой паузы она продолжила:

– Олег, извини меня.

Я просто посмотрел на нее, ожидая иной реакции за то, что утром так убежал из дома.

– Я просто разволновалась утром…

– И поэтому решила оскорблять мою девушку?

– Нет!.. – по ней было видно, что она чувствует свою вину, сожалеет о неосторожных словах, оброненных утром. – Я много лишнего наговорила. Но я не думаю, что Света какая-то распутная… Наоборот, она нам с отцом очень нравится… – пыталась оправдаться мать.

– Вы даже не знакомы с ней. Как она может нравиться или не нравиться?

– Ну… Прости меня! Я не думала, что говорю! Я просто волнуюсь за тебя! Пойми, мне страшно становится, когда ты приходишь ночью, да еще и в таком виде!

Я молчал, глядя в сторону.

– Ты простишь меня?

– Прощу-прощу, – вздохнув, согласился я.

Она обняла меня.

– Не сердись!

– Ладно, – снова согласился я. – Но в шесть домой приходить не буду.

– Ладно, – теперь на уступки пошла она. – Я же все понимаю. Думаешь, что я не знаю, как не хочется вечером расставаться с любимым? Мы ведь такими же были, когда в школе учились. Я все понимаю, – повторила мать.

Я же только хмыкнул в ответ.

– Расскажи теперь, что произошло.

– Мам, – закатив глаза и явно показывая, что устал от этих вопросов, простонал я. – Ну ведь утром уже все рассказал! Повздорил с парнем, подрались. С кем не бывает?

– Прямо при Свете вы с ним подрались?

– Да, солнце еще не село и было вполне светло, – решил я пошутить.

Она с укором посмотрела на меня.

– Да нет же. Я проводил ее, а потом по пути домой встретил знакомых. Ну и… пообщался.

– Сынок, будь впредь аккуратнее! А вот если он на тебя в милицию заявит?..

– Да никуда он не заявит!

– Почему ты так уверен?

– Потому что мы с ним хорошо знакомы. Не станет он никуда заявлять.

– Будем надеяться на это.

Я уже раздраженно вздохнул, еще бы чуть-чуть и пошел пар из ушей, ноздрей и рта.

– Все-все! Больше не буду к тебе приставать с этим вопросом! Ты уже большой – сам разберешься.

– Вот именно.

– Я сейчас ужин разогрею, покормлю тебя.

Отец вечером просто порадовался тому, что мы с мамой помирились. А мне, наконец, стало спокойно на душе. Гора с плеч упала, когда мы с родителями нашли общий язык.

В девять я позвонил своей девушке, чтобы сообщить радостную весть. Услышав это, она тоже обрадовалась.

– Я же говорила, что все будет хорошо, – по голосу было ясно, что она улыбается.

– Нет, ты не Света, ты – светило психологии! – посмеиваясь, пошутил я.

– А без батарейки светило не светит!

– Я люблю тебя, милая!

– И я тебя люблю, малыш!

Потом мы еще минут пять обменивались любезностями и желали спокойной ночи и сладких снов друг другу.

И только перед сном я вспомнил, что держался рукой за Светкину роскошную грудь. От этих воспоминаний меня накрыла волна сильнейшего возбуждения.

«Когда же ты будешь готова, родная моя?» – подумал я и уснул.

Приснился дурацкий сон: будто я бегу по темному парку, а меня догоняют и сбивают с ног. Поднимаю глаза, но вместо тех парней, надо мной стоят родители. Они начинают кричать на меня и пинать ногами…

– … вставай! – это слово выдернуло меня из сна. Мама будила меня, пора было собираться в школу.

Из-за ночного кошмара и резкого пробуждения я подскочил на кровати с безмолвным криком, застрявшим в легких, весь в поту, и чуть было не упал на пол.

«Приснится же такое!»

Поднимающееся из-за горизонта солнце, запах только что приготовленного омлета и горячего чая постепенно успокоили мои нервы и заставили забыть дурной сон. Встреча с моей ненаглядной сделала день ярче, а настроение лучше. Однако новая ночь принесла новые кошмары…

День вдыхал в меня новые силы, а ночь силы отнимала. Мне стало казаться, будто я схожу с ума. Меня преследовал один и тот же сон. Родителям ничего не рассказывал. Я понимал: ночные кошмары – это реакция мозга на скрытое недовольство собой, тем, что до сих пор не нашел тех паскуд, которые избили меня. Но в то же время я хотел сначала оправиться (ребра все еще побаливали), а уже потом решать сию проблему. И так было несколько дней подряд: пока светило солнце, я жил, как только всходила луна, а я ложился в кровать – словно умирал, растрачивая всю энергию на борьбу с врагами во сне.

В пятницу на перемене Костя отозвал меня подальше, чтобы никто не подслушал.

– Слушай, Олег… Ты, конечно, просил не вмешиваться… но я не могу спокойно сидеть, когда моего лучшего друга отхерачили какие-то отморозки.

– И?

– Я с Дедом поговорил все-таки тогда. Вчера вечером сообщил мне, что они вычислили тех пид*ров.

– Кто вычислил? – никак не мог понять я.

– Дед и его кореша.

– Как у них это получилось?

– Не знаю, они, там, на районе с нужными людьми поговорили, пробили информацию…

– Ладно! И кто эти смертники?

– Учатся в сорок пятой школе. Го*доны! Дед даже адрес одного из них смог достать.

– Офигенно!

Он улыбнулся.

– Спасибо, что снова помог! Я тебе по жизни обязан теперь!

– Забей. Сначала надо пообщаться с мальчиками.

Я вопросительно посмотрел на друга.

– Сегодня сразу после уроков хотели принять этого упыря в подъезде.

– «Хотели»?

– Я, ты, Дед… Пушкин, может, подтянется.

– Может, я сам с ним потолкую? Вам-то зачем туда переться?

– На шухере постоим, если что.

Немного все взвесив, я согласился.


После уроков мы с Костей предложили нашим девушкам пройтись по магазинам, приятно провести вечер в окружении подруг.

– Так! Вы что задумали? – бойко задала вопрос Катя.

– Да ничего, дорогая, – начал оправдываться ее парень.

– Олег? – приподняв одну бровь и слегка прищурив глаза, смотрела на меня Света, явно подозревая неладное.

– Фонарик, ну что за недоверие?

– Уж очень странно все это! – тем временем продолжала Катя.

– Просто пацаны хотят сегодня выпить пивка, посмотреть футбол! – продолжал «загонять» Костян.

– Или бокс? – проницательно уточнила моя «психологиня».

– Футбол, милая! Фут-бол! – не согласился я.

– Нет! Братан, ты посмотри на них! – повернулся ко мне друг. – Им предлагаешь отдохнуть от нас, провести время, как хотят. А они!..

– Все относительно, хороший мой! – произнесла его девушка. – Кто от кого еще отдохнуть хочет?..

– А вы, часом, не собираетесь ли стриптиз-бар посетить? Или сауну с… де-воч-ка-ми? – поддержала ее моя.

– Свет, ну, право, какой еще стриптиз-бар в нашем-то захолустье? – стал успокаивать я.

– Ага! – согласился Костя. – А сауну вы где-нибудь видели? Здесь одна общественная баня на весь город!

– И та работает два дня в неделю! – поддакивал я.

– Ну, смотрите у меня! – погрозила нам пальцем Катька, устав спорить.

Нас этот жест только развеселил. От нашего задора засмеялись и девчонки. Наконец, они сдались и пошли «приятно проводить время». Безусловно, городок у нас был маленький, но были в нем и стриптиз-бар, да еще и не один, и сауны, пользующиеся успехом у загульных мужей, любителей пользоваться услугами жриц любви. Несмотря на это, девушки доверяли нам и считали саму идею посещения нами подобных заведений бредовой. И это была правда.

– Ладно, пошли. И так опаздываем, – стал подгонять Костя.

Он вел меня по дворам. Выходя из одного, мы тут же «ныряли» в другой. Наконец, в одном из них увидели одиноко сидящего Деда. Видимо, Пушкин так и не смог «подтянуться».

– Я уж думал, вы не появитесь, – вместо приветствия, пробурчал он.

– Прости! С бабами проблемы были! – начал Костя.

– Никак проводить их не могли, – поддержал его я.

– Вы херней страдаете, а у меня время уходит! – здоровяк был явно не в духе.

– Настоящий дед! – начал гоготать однокашник.

Я засмеялся следом за ним.

– Молодые, – стал передразнивать я стариков. – А у меня воть каждыя минута на счету! Помру еще не сегодня – завтра!

Теперь разразился смехом и сам Дед. Костя уже держался за живот. Напряжение между нами сразу спало. Настроение у нашего старшего товарища заметно улучшилось. Он хлопнул ладонями и сказал:

– Ну что! Пора научить одного фраера уму-разуму!

Встал и направился в сторону подъезда.

– Короче, – стал информировать нас, – этот лох живет на третьем этаже. Пока я вас тут ждал – ни одна живая душа мимо не проскользнула. Поэтому он либо уже давно дома, либо еще не появлялся, что более вероятно. Поэтому сначала проверим, есть ли кто дома, а потом подождем в подъезде.

Я нажал на кнопку звонка несколько раз. Мы все вместе напряженно вслушивались. Из-за двери не последовало ни звука. Похоже, Дед оказался прав: парнишка еще не пришел с уроков. Спустившись на один лестничный пролет, мы сели на подоконник между этажами. Морозов (звали Деда Виктором Морозовым, полностью его погоняло звучало, как Дед Мороз, но все звали сокращенно – Дед) закурил вонючую сигарету. Сидели молча, чтобы не привлекать внимание соседей, периодически посматривая в окно. Примерно минут через двадцать Костя увидел, что кто-то приближается к подъезду. Он ткнул локтем меня и Деда, кивая в сторону прохожего.

– Похоже, он, – прошептал Дед. – Подождем тут. Посмотрим, в какую квартиру пойдет.

Хлопнула входная дверь, кто-то стал подниматься, но только до первого этажа. Щелкнули замки.

– Ложная тревога, – сказал я вполголоса.

Мы ждали снова. Вскоре кто-то вновь вошел в подъезд. Все трое повернулись к окну и замерли на месте. Мимо, за нашими спинами, быстро прошмыгнул жилец. Я развернулся, следом то же самое сделали и Костя с Витей. Молодой человек с ранцем на одном плече открывал ту самую квартиру, в которую мы недавно звонили. Едва дверь приоткрылась, как Морозов рванул вперед, перепрыгивая через несколько ступенек. В мгновение ока он оказался за спиной парня и буквально втолкнул его в квартиру. Все произошло слишком быстро и тихо. Мы тоже забежали и заперли за собой дверь.

– Вы кто такие? – тонким голоском проверещал подонок.

Он был самым среднестатистическим подростком: средний рост, не толстый и не худой, прыщи на лице, жирные волосы.

– Заткнись! – процедил Дед.

– Помнишь меня? – теперь вступил в диалог я.

Тот только замотал головой.

– Не помнишь? Плохая же у тебя память! Зато я тебя помню! – соврал я, ибо не помнил в лицо ни одного из нападавших, но было решено «брать на понт».

– Что вам надо? – судя по интонации, он был уже на пределе.

– Шоколада, – ответил Костя.

– Ты и трое твоих придурошных дружков очень неслабо походили по мне ногами в парке. Помнишь такое? – от моего рассказа глаза его расширились, и он снова замотал головой. – В начале недели это было, – уточнил я.

Парнишка метнулся на кухню, там схватил первый попавшийся нож и завопил:

– Валите на х*й отсюда, суки! Порежу у*бков!..

Мы с Костей немного растерялись, а Дед – нет. Он схватил табурет и запустил им в крикуна, прервав его истерику. Далее, когда нож вылетел из рук того придурка, набросился на него и быстро скрутил на полу.

– Быстрее веревку или скотч тащите! – скомандовал Дед.

Хозяин квартиры снова закричал. Я схватил кухонное полотенце и засунул ему в рот. Костя в это время пошел по квартире в поисках чего-нибудь, чем можно было бы связать жертву. Вскоре он вернулся с катушкой широкой липкой ленты. В считанные секунды руки и ноги хозяина квартиры были связаны. Дед ударил его кулаком в живот.

– Еще орать будешь?

Тот скрючился и застонал.

– Я сейчас полотенце изо рта достану. Крикнешь – отп*здим так, что уже никогда не сможешь громко разговаривать. Понял?

Тот едва заметно кивнул головой. Из его рта извлекли кляп. Струйка слюны потекла на пол. Витя посмотрел на меня.

– Все, что мне нужно, – это мои часы, которые вы сняли после того, как избили меня.

– Они не у меня.

– А у кого?

– Их Гамми забрал.

– Кто такой? Как найти его?

– Они все вместе тусуются в бильярдной… каждые выходные.

Мы с друзьями переглянулись.

– Да они и сегодня вечером там будут, – продолжал рассказывать их подельник.

– Сколько всего твоих корешей там бывает?

– Что?

– Сколько человек тусуется обычно в бильярдной? Только вы четверо или еще кто-то с вами вместе?

– Только мы… Отпустите меня, пожалуйста, – заныл выродок.

– Отпустим, когда ты нам станешь не нужен, – успокоил его Костя.

– Ага, – подхватил Дед. – И тебя отпустим, и душу твою. Вот только грехи тебе отпустить не сможем.

Тот жалобно заскулил, из глаз потекли слезы.

– Чего плачешь-то? – обратился я к нему. – Ты ж ведь такой крутой! Так ловко ногами пинаешься!

– Да я не пинал тебя…

За эти слова он получил кулаком под дых, отчего взвыл еще сильнее.

– Да я клянусь, что это они били…

– А ты в сторонке, что ли стоял?

– Я только имитировал, что бью.

– Мне вот совсем иначе кажется, – и я хлопнул его ладонью по голове, отчего тот вскрикнул и зарыдал.

– Отпустите… меня… – сквозь всхлипывания подонок молил о пощаде, а потом выпалил необдуманную глупость: – Хотите я… в милицию пойду… сам? Показания любые дам… Они еще и квартиры грабили… Отпустите меня…

Мы молча вышли в коридор.

– Что делать с ним будем? – тихо спросил Костя.

– Нужно его с собой взять, – ответил Дед.

– Зачем? – не понял Костя.

– А ты знаешь остальных в лицо?

– Нет.

– Вот этот упыреныш нам и покажет подельников.

Вернувшись на кухню, мы с Витей подняли на ноги нашего пленника. Костян разрезал обмотанную вокруг щиколоток липкую ленту.

– Сейчас пойдешь с нами, – объяснил я. – Покажешь своих друзей. Будешь хорошо себя вести – отпустим. И тогда сможешь забыть все, как страшный сон. Все понял?

– Да, – закивал головой он, немного успокоившись. – Я помогу вам. Только меня отпустите.

– Вздумаешь шуметь на улице… мы тебя скрутим и поведем в милицию. Пойдешь как соучастник квартирных воров.

– Я? Не, не, не… я не соучастник!

– Ты – да, да, да, еще какой соучастник! О кражах знал?

– Ну…

– Ну, вот и подумай сам, кто ты!

– Да я все сделаю, что вы хотите! Только не надо в милицию идти! Меня же родители убьют! – его нервы сдали окончательно, он был очень напуган, отчего и нес всякую чепуху.

– Поверь, родители тебе ничего не сделают! А вот сокамерники! – дополнительно запугал его Костя.

Теперь этот ребенок был у нас на крючке. Это была и наша гарантия, что он не побежит в правоохранительные органы с чудесной сагой о том, как трое отморозков ворвались к нему домой и избивали, предварительно связав по рукам и ногам.

Выведя его в подъезд, Костя освободил и руки.

– И сбегать не советую, – прошептал я на ухо.

– Это точно, – согласился мой лучший друг. – Мы знаем, где ты живешь.

– Бывает так, – подключился и Дед, коварно улыбаясь, – сбегаешь, прячешься, а потом решаешь, что уже все стихло и ты никому не нужен. Приходишь, значит, домой. Вот только дома нет – угольки одни от него остались…

– Я… нет… – снова чуть не заревел пленник.

– Вот и славно, – подвел я итог, подталкивая его в спину.

Направляясь в бильярдную, Дед с пленником шли чуть впереди, а мы с Костяном двигались за ними. Парнишка, еще недавно ревевший, как маленький мальчик, теперь важно вышагивал. Видимо, взял себя в руки, не желая выглядеть в глазах своих дружков сопляком и размазней. Думаю, если они бы узнали, что именно этот «иуда» сдал их со всеми потрохами, им было бы глубоко наплевать, кого он там из себя строит и изображает.

Заведение находилось в одном из переулков старинной части города, в подвале дома, построенного еще в конце девятнадцатого века. Остановившись перед входом, мы решили обсудить план действий.

– Там есть пожарный выход? – поинтересовался Костя у нашего заложника.

– Не знаю, – растерянно ответил тот.

– На кой хрен тебе пожарный выход сдался? – спросил у друга Дед.

– А ты мозги включи. Мы не цветочки там нюхать собираемся. Наверняка, хозяин мусоров вызовет. Нужно сейчас спланировать пути отхода.

– Хм, – задумался Витя. – Пожалуй…

– Сомневаюсь, что здесь есть запасной выход, – предположил я.

– Скорее всего, – согласился Костя.

– Да чего вы паритесь?! Зайдем, быстро сработаем и выйдем через главный же вход, еще до того, как менты подъедут. Если они вообще подъедут…

– Ладно, – напряженно вздохнул я. – Пошли?

– С Богом! – выдохнул Дед.

– Ты, чухан, вперед пойдешь, – приказал я. – Мы будем сзади. Поздороваешься с ними. В общем, все, как обычно. Про нас забываешь. И только попробуй им что-то взболтнуть или знак подать!.. – я замахнулся кулаком, отчего пленник часто заморгал и пригнулся. На какой-то миг мне даже стало его жалко, но я отогнал эти мысли, вспомнив, как он со своими дружками били меня и украли часы и деньги.

Помещение находилось довольно глубоко – прямо, настоящее бомбоубежище. К нему вела крутая темная лестница. Тяжелая деревянная дверь была прикрыта. Едва мы вошли внутрь, как в нос ударил запах дешевого табака, алкоголя и сырости. В заведении, не очень большом по размерам, стояло несколько бильярдных столов: парочка для американского пула, парочка – для русского бильярда. Стены украшали американские атрибуты «золотых пятидесятых» – плакаты Элвиса Пресли, Роя Орбисона, Мерлин Монро. На стене, противоположной стойке бара, висела большая черно-белая картина панорамного вида Нью-Йорка. Из хриплых динамиков музыкального центра «The Carpenters» пели «We’ve only just begun…». В общем, заведение было изнутри стилизовано под пятидесятые годы уже прошлого века. И это при том, что называлось оно «Шервуд».

«Наверное, хозяин думает, что Шервуд – это где-то близ Гранд-Каньона», – подумалось тогда мне.

Было еще довольно рано, поэтому, кроме троицы потенциальных жертв, сразу же бросившейся в глаза, лишь двое мужчин среднего возраста разбивали пирамиду. Заложник направился прямиком к своим товарищам.

– Сколько час стоит? – не сводя глаз с моих обидчиков, небрежно бросил Дед через плечо бармену, отвечавшему не только за выпивку, но и за весь инвентарь в помещении.

Тот что-то невнятное просипел в ответ.

Мы с Костей подошли к стойке с киями и мелом. Я взял самый короткий, чтобы было удобнее им орудовать. Сердце бешено колотилось. «Иуда» бросил быстрый испуганный взгляд на нас.

– Гамми? – спросил я, подойдя к сволочам, еще недавно месившим меня ногами. Костя обошел стол с другой стороны, блокировав одного из той группировки и бывшего заложника. Дед направился в нашу сторону, прихватив с одного из столов шар для русского бильярда.

– Что надо? – недовольно повернулся ко мне весьма упитанный парень, только что готовившийся ударить по шару. От него несло пивом. Волосы были сальными, глаза – заплывшими от ожирения.

Ничего не говоря, я сразу же со всего маха лупанул концом кия его по колену. Он вскрикнул и инстинктивно нагнулся, чтобы схватиться за ушибленное место, прекрасным образом подставив мне свое лицо. Но ударить я его не успел, поскольку Дед оттолкнул меня в сторону. Он увидел опасность, которую не заметил я – друга Гамми, уже бросившегося в мою сторону. Дед заехал ему шаром прямо в лоб. Тот откинул голову и упал навзничь. На лбу, как звезда, сиял отпечаток от Витиного «оружия». Не теряя времени, я перехватил кий – теперь взялся за более узкий конец, а толстым ударил Гамми по лицу. Он тоже упал на спину рядом со своим другом, изо рта текла кровь. Костя, тем временем, мутузил блокированного ранее сученка. «Иуда» же забился в темный угол, чтобы не попасть под раздачу. Мужики, игравшие в русский бильярд, от неожиданности встали, как вкопанные, и молча наблюдали за происходящим. Бармен уже держал телефонную трубку около уха.

Взяв кий с двух сторон, я придавил им горло Гамми.

– Ну что, пид*р? Помнишь меня?

– Ты попутал что-то… – прошипел толстяк.

Его приятель с пятном на лбу попытался встать, но тут же получил новый удар шаром сбоку. Из его рта вылетела струйка крови, и он снова рухнул на пол.

– Вы, го*доны, меня ногами в землю втаптывали в начале недели! Вспомнил?!

– Бля буду! Ты путаешь!

Я придавил кий сильнее. Гамми захрипел.

– Котлы мои где?! – рявкнул я.

Тот замотал головой.

– Бл…! Да что ж вы все такие тупые! Таблетки для мозгов жри, если памяти нет!

Тот испуганно смотрел на меня.

– Часы мои где?! В понедельник сняли с меня! Ночью! В парке! Ну! Вспомнил?!

Тот что-то ответил одними губами. Я ослабил давление на горло.

– Повтори!

– В ломбарде…

– Каком ломбарде?!

– На Горького, напротив «Мира техники»…

– За сколько сдал?!

– За тысячу.

– Вот ведь пид*р, – процедил я сквозь зубы и в ярости несколько раз ударил толстяка по лицу, потом приподнял его голову и с силой опустил на пол. Послышался глухой стук. Гамми потерял сознание.

– Сука… Го*дон… – шепча, я начал судорожно проверять его карманы на наличие денег, чтобы выкупить свои часы, если, конечно, никто этого уже не сделал до меня. В переднем кармане джинсов оказалось пятьсот рублей. Больше денег у него не было.

– Проверьте этих двух, – попросил я своих друзей осмотреть оставшихся.

Быстро вывернув карманы, Костя что-то сунул себе в куртку.

Дед нашел еще шестьсот рублей. Показав мне, быстро убрал себе в боковой карман.

Я метнулся к дрожавшему от страха «Иуде».

– Бабло давай, – тихо приказал я.

Тот сиюминутно достал пятисотенную купюру и отдал мне.

– Валим! – крикнул Костя.

Мы со скоростью света выбежали на улицу, даже не заметив, как преодолели лестницу. Покинув подвал, сразу же шмыгнули во дворы. Где-то с другой стороны слышались звуки сирен – должно быть, милиция ехала на тревожный сигнал. Плутая, через детские площадки и палисадники, наконец, выбрались на один из главных проспектов города, на приличном расстоянии от места драки.

– На, – протянул мне Костя триста рублей, найденных у избитых негодяев.

– Спасибо, – пробурчал я.

– Держи, – теперь и Дед отдал те самые шестьсот рублей. – Выкупай часы.

– Пацаны, я перед вами в долгу не останусь, – пообещал им.

В ответ Костя только похлопал меня по плечу.

Такими друзьями, по праву, можно гордиться!

Мы направились прямиком в тот ломбард, про который сказал Гамми.

Зашел один, ребята остались ждать меня на улице. Быстро пройдя вдоль витрин с разными вещами, я увидел свои часы, целые и невредимые.

– Сколько? – спросил я продавца – седовласого мужчину с хитрыми, как у дьявола, глазами.

– Две сто, – улыбнулся спекулянт.

– Сколько?! Да они новые столько стоили!

– Ну вот и идите, покупайте новые…

Немного попыхтев, я достал деньги и пересчитал: вместе с моими, было всего одна тысяча шестьсот рублей.

– Слушайте, у меня только тысяча шестьсот…

– Извините, – разведя руки, тем самым показывая, что ничем не может помочь, ответил продавец.

– Понимаете, это мои часы. Их украли у меня в понедельник, – я почувствовал на себе его пытливый изучающий взгляд. – Они очень дороги мне! Их родители подарили на день рожденья!

– Эх! – тяжело вздохнул он. – Я могу скинуть цену до тысячи девятисот. Но это все – предел! Ниже не опущу! Так что достань где-нибудь еще триста рублей и приходи.

– Но вы поймите!.. – начал, было, я, однако старик перебил меня:

– Все! Я ниже цену не опущу! Ты услышал меня?

Я бросил на него злой взгляд и вышел.

– Ну, что? Нашел часы? – поинтересовался Дед.

– Нашел. Только денег не хватает, чтобы выкупить!

Оба уставились на меня.

– А сколько они хотят за них? – спросил Костя.

– Сначала просил две сто, потом до тысячи девятисот скинул.

– Он чего, охренел, что ли?! – возмутился Дед. – Сам за тыщу купил, а за две – продает! – видимо, он слышал наш с Гамми разговор. – Барыга, блин!

– Сука! – выругался Костян и полез во внутренний карман ветровки.

Оттуда он достал свои личные двести рублей и протянул мне.

– Нет, братух! Не надо. Я дома возьму, потом вернусь…

– Потом часов может не быть, – в ответ сказал он.

Я взял деньги, поблагодарив его за это. Дед порылся у себя по карманам и передал мне мятые десятки, девяносто в сумме.

– Больше нет, – сообщил он.

– Спасибо, старик!

– Отдашь потом, молодой! – и он засмеялся.

Улыбнувшись, я снова зашел в магазин.

– Уже собрал? – удивился торговец.

– Тысяча восемьсот девяносто, – объявил я. – Больше нет!

Брезгливо посмотрев на мятые купюры, он нехотя согласился и отдал мне часы. Я торжественно надел их. Стрелки бежали по кругу, радуя и успокаивая меня. Часы, и в самом деле, были дороги как подарок родителей.

Вышел из ломбарда, широко улыбаясь.

– Спасибо вам, пацаны! Я деньги завтра же отдам!

– Носи на здоровье, – в шутку ответил Костя.

– А вообще этих уродов надо еще раз прессануть. Забрать остаток долга! – предложил я.

– В принципе, можно, конечно, – согласился Дед. – Но как-то… рисковано… душа не лежит. Понимаешь?

– Чую, засада!.. Я всегда чую! – процитировал Костя Доцента из бессмертной кинокомедии «Джентльмены удачи».

Дружно посмеявшись, мы тронулись дальше.

Внешний вид Деда внушал страх: довольно высокий и крепкий, он всегда был пострижен «под ноль»; на голове и лице виднелись старые шрамы, на чужих людей смотрел зло и разговаривал с ними довольно грубо (сказывалось наплевательское отношение к нему родной матери). Но, стоило познакомиться с ним поближе, как становилось ясно, что в глубине его души жили доброта и отзывчивость, даже некая забота о тех, кого он впустил в свой внутренний мир. Такие люди, как правило, становились в будущем хорошими мужьями и отцами, стараясь дать своим самым дорогим людям гораздо больше, чем имели сами когда-то.

Немного посидев возле подъезда Деда, мы разошлись по домам. Перед уходом я попросил друзей никому не рассказывать обо всей этой истории. Да они и сами все понимали. Вечером мне пришлось достать из тайника всю «заначку» – пятьсот рублей, которые я упорно копил, откладывая понемногу каждый раз, когда получал деньги на обед от родителей.

На следующий день утром я зашел к Косте, чтобы отдать ему две сотни, а заодно предложить вечером встретиться и сходить в бар, где бы я угостил его пивом. Своего друга застал дома в последний момент – он собирался встретиться с Катей и провести с ней весь день, в счет того, что предыдущий вечер она была лишена его теплых объятий и нежных поцелуев. Договорились, что пиво попьем в воскресенье.

Теперь позвонил в квартиру Деда. Кто-то посмотрел в глазок, после чего дверь открылась. На пороге стоял сам Витя. Под левым глазом красовался смачный фингал.

– Ни хрена себе! – вырвалось у меня вместо приветствия.

– Привет, Олег! – зато Дед не забыл поздороваться. – Заходи.

Я прошел внутрь.

– Я тут деньги принес, – сообщил я, протянув сто рублей и не сводя глаз с синяка.

– Спасибо…

– Кто тебя так? – наконец, я дал волю своему любопытству.

Он только махнул рукой и тихо-тихо произнес:

– Отчим, – именно так Дед называл всех хахалей своей матери. – Повздорили вчера немного.

– Может… разобраться с ним? – предложил я.

В ответ Витя только хмыкнул, улыбнулся и помотал головой.

– Не, Олег. Не надо.

– Смотри. Если что – только скажи…

– Конечно. Спасибо, что предложил помощь.

– Смеешься? Ты меня столько раз выручал! Это самая мелочь, что я могу для тебя сделать…

– Спасибо, Олег! – он протянул мне ладонь.

– Если что надо – обязательно звони, – на прощание, пожав руку, сказал я.

Мне было его жалко. Плохая и сложная выпала ему судьба. В подавленных чувствах я поплелся к Свете.


– Привет, Олежка! – радостно промурлыкала девушка.

– Привет. Вижу, ты вчера неплохо провела время…

– Да так…

– Стриптизеры зажгли?

– Да, – с наигранной гордостью, широко улыбаясь, ответила она. – И тебе, милый, до них далеко!

Настроение мое стало улучшаться. Что же все-таки любовь делает с человеком!

– Ну, а как ваш хоккей?

– Не хоккей, а футбол, – поправил ее я. – Нормально.

– Кто с кем играл?

Этот маленький вопрос загнал меня в угол.

– Так… это…

– Ага, – улыбнулась еще шире моя ненаглядная.

– Наши с буратинками…

– Ох, и что же это за «наши»? "Спартак"? Или кто там?..

– Да ты все равно не знаешь команду! Чего с вопросами пристаешь?

– Олеж! Ты наглый обманщик! – после этих слов она замолчала.

– Фонарик, перестань!

– По бабам ходили? – резко спросила она, надеясь взять неожиданностью.

– Нет! – в той же манере ответил я.

Она рассмеялась. Это уже начало настораживать меня.

– Свет, – вполне серьезно заговорил я, – у тебя все в порядке?

– Да. Просто я так соскучилась по тебе! – она обняла меня и поцеловала.

– Я тоже скучал, – обнял ее в ответ.

– Забавно получается… – задумчиво произнес я.

– Что именно?

– Еще полгода назад я бы и не поверил, что скоро мы вот так будем обниматься и целоваться, а ты будешь говорить, что скучаешь по мне.

Она ничего не ответила на это, только крепче прижалась, словно боялась потерять.

– А где твоя мама? – опомнившись, спросил я.

– Поехала к бабушке.

И, словно читая мои мысли и предугадывая дальнейшие планы, ее мать открыла входную дверь.


Вечером я делал уроки, когда раздался телефонный звонок. Ответил на него отец, после чего передал мне трубку.

– Привет, – услышал я веселый голос Кости. – Телевизор смотришь?

– Привет. Нет, я уроки делаю…

– Включай пятый канал срочно, – в каком-то приказном тоне сказал друг.

– А что там?..

– Сам увидишь. Срочно включай.

Заинтригованный, я бросился в гостиную и щелкнул на нужную кнопку пульта. На экране увидел следующую картину: на фоне серых обшарпанных стен камеры ОВД снимали тех четверых, которые в начале недели украли мои часы. В камеру не смотрел ни один из них. Все они стыдливо опустили глаза в пол.

– … в серии квартирных краж, – комментировал репортер. – Самому младшему из них шестнадцать лет, самому старшему – восемнадцать. Напоминаем, что вчера в районе пяти часов вечера был совершен налет на бильярдную «Шервуд». Заведение и прочие посетители не пострадали. Очевидно, что целью нападавших были именно грабители, которых вы видите на экране. Есть предположение, что все это – разборки между молодежными группировками.

Картинка сменилась на фоторобот незнакомого мне человека.

– Со слов очевидцев были составлены фотороботы нападавших, – продолжал просвещать население диктор. – Если кто-то владеет какой-либо информацией о налетчиках, – портрет сменился другим, – просим сообщать по указанным телефонам или "02".

«По этим фотороботам искать нас будут до скончания веков», – радовался я.

Видимо, свидетели обладали «фотографической» памятью. На мое счастье.

– Вся страна сделала шаг вперед. Везде уже граждане стали жить по европейским стандартам, стараясь забыть ужасы разгула преступности «лихих девяностых». И только наш город продолжает жить в этих диких условиях, не желая идти по пути развития, – сурово заключил ведущий, стараясь пробудить в горожанах чувство ответственности за воспитание молодежи и, вообще, за все происходящее вокруг.

После окончания репортажа я набрал Костин номер.

– Ну что? – посмеиваясь, поинтересовался друг. – Видел?

– Видел. Нормально все сложилось.

– Это точно! Портреты видел? Ощущение, что очевидцы под кайфом были.

– Согласен, – данный факт грел мне душу.

Перекинувшись еще парой фраз, мы попрощались.

Ночью я спал, как младенец. Кошмары прекратились.


Жизнь снова вошла в спокойное русло. Вскоре нам выдали дневники с отметками за год. У меня не было ни одной тройки, что очень порадовало меня, а еще больше – родителей. Теперь на долгие три месяца можно было забыть о школе и домашних заданиях.

Чувствуя, что стал взрослее за прошедший год, я заявил вечером за ужином, что хочу летом поработать, помочь, так сказать, семье. И отец, и мать были только рады этому стремлению: во-первых, мне бы не пришлось зашиваться все лето, мучаясь от безделья; во-вторых, я бы приучался к труду, что полезно и для души, и для тела; в-третьих, деньги, действительно, не помешали бы.

Теперь только стоял вопрос – куда податься. Можно было устроиться курьером, как это сделали некоторые мои приятели, но я хотел чего-то большего. Направляясь в первый день каникул в магазин за продуктами, я проходил мимо строящегося торгового центра. И тут меня осенило – это именно то, что мне нужно. Стройка. Настоящая мужская работа. Бегом добежав до магазина и сделав покупки, я так же бегом направился домой. В возбуждении бросив продукты на стол, направился на свою будущую работу.


– С кем можно поговорить по поводу работы? – поинтересовался я у какого-то брутального мужика, грызущего семечки возле вагончика, где сидели строители.

Смерив меня взглядом, он ответил вопросом на вопрос:

– А ты что хочешь-то?

– Работать здесь, – немного смутившись, ответил я.

Сплюнув очередную скорлупу и отвернувшись, показывая свою «крутизну» и наплевательское отношение ко мне, он пробурчал:

– С прорабом Сашкой поговори, – и кивнул в сторону соседнего вагончика.

Внутри было темно, грязно и душно. Стоял удушающий запах «Беломора».

– И сколько тебе лет? – поинтересовался прораб Сашка, выслушав изъявленное мной желание. Кроме нас двоих, в помещении никого не было.

– Шестнадцать, – неуверенно ответил я.

Смачно выругавшись, Александр стал объяснять:

– Стройка – это зона повышенной опасности. Сюда вообще запрещен вход лицам, не достигшим совершеннолетия.

Я молча слушал, глядя в стол.

– Эх, – тяжело вздохнул прораб. – Сроки у нас уже все вышли. Еще месяц назад должны были сдать объект.

У меня в душе зародилась надежда.

– Давай так поступим, – продолжал, тем временем, он, – я тебя возьму на работу, но неофициально.

– Спасибо, – радостно поблагодарил его я.

– Ни о каком договоре речи быть не может. Будешь работать, как все: с восьми до восьми. Суббота, воскресенье – выходные. Платить буду из своей «черной кассы», – я до сих пор не знаю, откуда она взялась у обычного прораба. – Оклад твой – шесть тысяч в месяц.

От заявленной суммы я пришел в состояние эйфории: тогда такие деньги показались мне баснословным богатством, открывающим так много дверей…

– Платить буду по системе: неделю отработал, в пятницу вечером заходишь ко мне, получаешь свои полторы тысячи рублей. Согласен?

– Конечно, – я просто взмыл на седьмое небо от счастья.

– Теперь иди. В понедельник выйдешь на работу… если, конечно, не передумаешь.

– Не передумаю, – пообещал я, уже стоя в дверях.

Переполненный чувством радости, я бросился прямиком к Светке делиться новостями. Она порадовалась за меня.

Тем же днем Костя сообщил, что родители отправляют его на все лето к родственникам в Беларусь. Решено было собраться всей нашей компанией вечером и устроить «проводы» – попить пивка напоследок.

Во время тех посиделок Дед объявил, что устроился на работу в автосервисе. У него там работал то ли двоюродный, то ли троюродный брат, который и помог родственнику. Пушкин все чаще стал пропадать с какими-то ребятами, которых никто из нас не знал. И только Коля с Волком никуда не собирались устраиваться на работу. Они иногда промышляли кражами медного кабеля, а также металла с теплотрасс, которые потом сдавали в специальные, проверенные, пункты приема цветмета. Их вполне устраивали легкие деньги.

Родители сначала переживали из-за выбранного мной места работы, но потом успокоились, видя, как я ему рад.

Так и начались летние каникулы…


Я не передумал и в понедельник пришел на стройку в старой одежде, а еще более ветхую – рабочую – форму принес в рюкзаке.

Прораб быстро показал вагончик, где я могу переодеться и познакомил с каменщиком Мыколой (он был родом из Украины), под началом которого мне и предстояло работать.

В вагончике сидело несколько строителей – мужиков в возрасте. Пока я переодевался, они забросали меня вопросами: кто, откуда, сколько лет, как меня сюда взяли, раз нет восемнадцати и т.д.

На улице меня уже ждал Николай с зубилом в одной руке, молотком – в другой и широкой улыбкой -на лице.

– Ну шо? Поработаем? – говорил он с явно выраженным украинским акцентом.

– Сработаемся, – ответил я в манере напарника Шурика из «Операции Ы».

Эта шутка вызвала его дикий смех.

– Значит, тах! – принялся украинец объяснять мне обязанности, когда мы поднялись на самый верхний, третий, этаж объекта. – Весь пол обложен плиткою. Кроме цих дыр, – указал на оставшиеся незаложенными места на полу. – Це для декоративной плитки. Твоэ задаша – клей, який вытек из-под соседних плиток, аккуратно убрать, вообще выровнять бетон. Вот тах, – он наглядно продемонстрировал, как нужно работать зубилом и молотком и делать бетонный пол пригодным для выкладывания на нем декоративной плитки. – Усе ясно?

– Ясно, – ответил я.

– Тохда работай, – торжественно вручив мне инструменты, приказал начальник.

– Надо везде так почистить пол?

– Конэшно! Усе три этажа и подвал. Я следом за тобою буду декорку класть, так шо работай быстро!

И я с восьми утра до восьми вечера каждый день ползал на коленях по холодному полу и проводил зачистку. Близость от дома позволяла на обед бегать туда. Поначалу рабочие косились на меня из-за юного возраста, но со временем привыкли и общались на равных. Иногда мастер или прораб давали промежуточные задания, чтобы немного отдохнул от зубила: перетаскать мешки с побелкой на верхний этаж или помочь трубы спустить с чердака или еще какую-нибудь мелкую шабашку. Я дико уставал за день, колени и спина болели, но мне нравилась эта работа. Самый же приятный момент был вечером. Представьте себе: я, уставший, грязный и пыльный, выходил за ворота в общем потоке других строителей, а мне навстречу, освещенная золотистыми лучами заходящего солнца, радостно крича, бежала Светка и, несмотря на мой неопрятный внешний вид и не боясь запачкаться, бросалась в мои объятия. Хоть у меня руки уже и «отваливались» к концу рабочего дня, я все равно приподнимал девушку, кружил, крепко обнимая, мы целовались, а потом шли через дворы до ее дома. Впервые увидев эту картину, мои коллеги даже зааплодировали нам, по-доброму улыбаясь и подшучивая надо мной. Каждый день она упорно ждала окончания моего рабочего дня, прогуливаясь взад-вперед напротив пропускного пункта. «О! Твоя уже ждет! Скоро конец рабочего дня, значит», – говорили рабочие, завидя ее. Как же я счастлив бывал в эти моменты! Как бывал рад! У меня были любимая девушка и работа, посредством которой я мог приносить пользу своим близким.

Прораб Сашка оказался человеком честным. Каждую пятницу, как и обещал, выплачивал мне полторы тысячи рублей. С первой получки я купил маме новый будильник (поскольку ее старый постоянно ломался, из-за чего иногда она просыпала работу), отцу – книгу, которой он очень порадовался. Со второй получки купил Свете тонкую золотую цепочку с маленьким кулоном в виде сердечка. Она опешила от такого подарка, что меня внутренне порадовало еще больше. Немного придя в себя, девушка долго целовала меня по-французски.

Дни были похожи друг на друга, но меня это не тяготило. Они складывались в недели. К концу июня я заметил, что стал более выносливым, более жилистым. Мышцы стали крепче. И еще я заметил, что стал больше привлекать Светлану в физическом плане. Тем не менее, секса у нас так и не было.

С каждой получки я определенную сумму откладывал в тайник на «черный день», а другую часть тратил на летние кафе и аттракционы, которые мы с моей девушкой посещали по выходным.


Июль перевалил за середину. Город накрыл циклон: жара резко сменилась прохладой, а солнце закрыли тучи, начались дожди. Такие перемены погоды были не редкостью для нашей местности.

Наступила пятница. Весь день шел дождь, а к вечеру превратился в настоящий ливень. Света в такую погоду сидела дома. Часов в семь вечера прибыла машина с кирпичами.

– Так, мужики! Разгружаете кирпичи и по домам! – крикнул мастер мне и еще троим парням-студентам, что сидели рядом.

– Романыч! Ты издеваешься?! – стал возмущаться один из них. – В такую-то погоду…

– А ты предлагаешь водилу туда-сюда гонять?

Попыхтев, ребята поднялись, и мы вместе вышли на улицу, где уже ждал МАЗик. Тяжелые крупные капли беспощадно хлестали нас. Пронизывающий до костей ветер заключил в свои недобрые объятия. Одежда намокла моментально.

Разгружали по следующей схеме: два человека залезли в кузов и аккуратно скидывали кирпичи, двое оставшихся (включая меня) принимали их и складывали в ровную стопку, на земле. Рукавицы моментально пришли в неприглядный вид. Когда машина была разгружена, мы направились в наш вагончик. Я быстро переоделся в сухую одежду и направился, было, к прорабу за деньгами, когда меня окликнул один из работяг:

– Олег, давай-ка «чайковского» горячего попей! – включив кипятильник в сеть и сунув нагревательный элемент в чайник с водой, заботливо предложил он.

– Нет, спасибо, – вежливо отказался я, торопясь домой.

– Ты ж вымок весь, заболеешь еще!

– Ничего со мной не случится, – улыбнулся я и пошел, попрощавшись со всеми.

Деньги получил. До дома добежал под зонтом. А ночью меня начало лихорадить…


Ни о какой работе можно было теперь и не мечтать. Мама выхаживала меня все выходные. Со Светкой созванивались каждый день, но говорили не долго, поскольку сильно охрип. Я чувствовал сильную слабость и ломоту в костях, поэтому постоянно лежал. Все субботу и воскресенье температура держалась на уровне тридцати восьми с половиной градусов, только лишь в понедельник утром немного снизилась. На работе мать взяла три отгула и провела эти дни возле меня. В среду я уже чувствовал себя лучше. Температура спала, хоть и не до конца, – была где-то тридцать семь с небольшим. Поэтому в четверг мама вышла на работу, а я остался один дома.

Светке сказал, что криз прошел. Пригласил к себе – очень соскучился по ней за прошедшее время. Она тут же все бросила и примчалась.

– Какой же ты бледный, – сетовала она. – Бедненький!

Мы прошли в мою комнату.

– Ты лежи, отдыхай, – сказала она. – А я за тобой поухаживаю. Чая сделать? Может в магазин сходить, купить чего-нибудь вкусненького? Я спешила к тебе и даже не подумала купить…

– Ничего не надо покупать. Все есть, – успокоил ее я. – А вот чай можешь сделать.

– Сейчас, – и девушка буквально бегом проследовала на кухню. Она довольно хорошо ориентировалась у меня дома, поэтому вопросами, где и что лежит, не обременяла.

Она появилась в комнате с кружкой теплого сладкого чая. Поставив питье на тумбочку в изголовье кровати, она присела на край ложа и поцеловала меня в лоб, потом в нос и, наконец, спустилась к губам. Я сел, крепко обнял ее и начал целовать в ответ в губы и шею. Света стала тяжело дышать, отчего я возбудился еще больше. Стянув с нее кофту и футболку, принялся расстегивать ремень на джинсах, но тут меня, словно молния, поразила мысль: презервативов-то нет. Я замер, так и не расслабив ремень. Сидя в одном бюстгальтере и джинсах, подруга настороженно спросила:

– Что случилось?

– Фонарик… – виновато посмотрел на нее, попутно приметив, что мой кулон она носит. – Мне… это… предохраняться нечем…

Светлана лишь устало улыбнулась и нежно поцеловала меня в губы.

– Прости, – прошептал я.

– Ничего страшного. В другой раз, значит.

От былых возбуждения и страсти не осталось и следа.

– Полежи, – сказала она. – Тебе отдыхать нужно.

Я послушно лег. Девушка, надев футболку, легла рядом, положив голову мне на грудь. Мне стало вдруг спокойно, все сложности показались мелочными и несущественными. Мы просто мирно лежали. Я не заметил, как уснул.

Проспав почти два часа, я проснулся. Света сидела, откинувшись в кресле, и читала «Прощай, оружие!» Хемингуэя.

– Привет, – прошептала она, увидев, что я проснулся.

– Привет.

Книжку подруга отложила и переместилась на кровать. Поцеловала и спросила:

– Как поспал?

– Отлично, – ответил я и приподнялся на локтях.

Посмотрел на толстую книгу.

– Ты что, все это время читала?

– После того, как ты уснул – да. Я немного заскучала и решила посмотреть, какие книги ты читаешь.

– И как? Интересно? – кивнув головой в сторону произведения кубинского писателя, спросил я.

– Да, – коротко ответила она. – Я раньше только «Старик и море» читала из Хемингуэя – у меня дома есть. И мне она безумно понравилась…

– Еще бы! Нобелевскую премию за всякий бред не дают! – решил я блеснуть знаниями.

– Как и Пулитцеровскую, – дополнила Света эти знания.

Я лишь хмыкнул.

Вечером, еще до прихода моих родителей с работы, она ушла домой. Я же выбежал следом за ней и помчался в аптеку, невзирая на слабость. Там, перебарывая непонятный стыд, купил упаковку самых дорогих презервативов. Дома спрятал ее под своим матрасом, чтобы родители не наткнулись случайно.

На следующий день Света опять пришла проведать меня…

Мы прошли в мою комнату. Я начал целовать ее в губы. Меня распаляла страсть. Ее дыхание все учащалось. Не прерывая сладостный поцелуй, я положил левую руку ей на грудь, а правой стал пытаться расстегнуть ремень. Своими губами прошелся Свете по щеке и "впился" в шею. Она начала постанывать. Стянул с нее футболку. Она так же помогла мне снять мою. Я навсегда запомнил ее белый атласный бюстгальтер. Светкины щеки "пылали", да, думаю, что и мои "горели" ничуть не меньше. Только я этого не ощущал – я в тот момент практически вообще ничего не ощущал, кроме небывалого возбуждения. Сперва она стянула мои штаны, только после этого я окончательно "расправился" с ее ремнем. В одном нижнем белье мы сели на край кровати. Вот тут-то меня и "накрыло" стеснение.

"Будь уже мужиком!" – мысленно приказал себе и обнял девушку.

Пальцами нащупал застежку бюстгальтера. Движения мои были неуклюжи, скованы и даже грубоваты. Дернув пару раз, расстегнул ее. Впервые моему взору вживую предстала обнаженная женская грудь. Новая волна возбуждения, настоящая цунами, захлестнула меня с головой… Первый раз я продержался секунд десять. Но какие это были десять секунд! Волшебные! Божественные! Мне было фантастически хорошо и в то же время стыдно, что я так быстро "иссяк". Не произнося ни слова, тяжело дыша, я откинулся на кровать. Сердце гулко билось в груди. Прикрыл глаза и увидел разноцветные салюты. Было ощущение, будто я познал Бога и впитал в себя энергию бесконечного Космоса. Непередаваемая эйфория! Света тоже шумно дышала. Потом она повернулась ко мне и положила голову на грудь. Я обнял ее. Мы лежали молча. Спустя какое-то время, не больше пяти минут, я поцеловал ее, она ответила тем же. Я спустился к ее груди и почувствовал, как к низу моего живота стала приливать кровь. Большой плюс, когда ты молод, – закончив один раз, ты практически сразу готов начать следующий.

После пережитого, после того, как мы поднялись на совершенно новый уровень отношений, я очень не хотел, чтобы моя любимая уходила, а она – и это чувствовалось – не хотела уходить. Но все же расстаться пришлось.

Вечером я чувствовал себя совсем другим человеком. Словно мне открылась какая-то великая тайна Вселенной, не постигнутая окружающими людьми. Я стал чуточку взрослее. На разные вещи теперь смотрел совершенно по-другому. Мной овладело ощущение, что я превратился в настоящего мужчину.


Когда я окончательно окреп и оправился после болезни, стройка уже подошла к концу. В начале первой августовской недели я пришел на площадку, но прораб Сашка сказал, что теперь работы для меня уже нет: заканчивается внутренняя отделка, разбирается забор, ограждавший объект во время строительства. Многих из бригады уже распустили, поскольку работы и для них теперь не находилось, а просто так платить деньги начальство, естественно, не желало. Со дня на день пройдут комиссии по приемке здания, после чего «фирмачи», выкупившие площади, начнут устанавливать стеллажи и заполнять свои магазины товаром. Он сообщил, что на следующей неделе должно состояться торжественное открытие торгового цента.

– Сам мэр города приедет ленточку разрезать, – подняв вверх указательный палец, с неким благоговением заключил прораб свою речь. – И ты приходи. Как ни как, внес свой вклад в строительство этого центра.

– Обязательно.

Мы немного помолчали, с тоской глядя в темные глазницы окон пока еще пустого здания. Каждый думал о своем.

– Ну ладно, Олег! – обратился ко мне Александр, закурив папиросу «Беломора». – Бывай! – протянул мне руку.

– Бывайте! – ответил я. – Спасибо, что взяли на работу, не отказали!

– Знаешь, я об этом нисколько не жалею. Ты отличный работник!

На миг мне показалось, что сейчас бывший начальник пустит скупую мужскую слезу от этого затянувшегося прощания.

– Спасибо, – поблагодарил я его за все и ушел.

Теперь оставался один месяц на полноценный отдых. Как раз дожди и холод отступили. Примерно неделю еще стояла теплая погода. В эти дни мы со Светкой ездили на пляж, тот самый, где утонул Андрей. Я рассказал ей все, что произошло в то злосчастное лето. Подруга жалела меня, Андрея и его родителей.

К выходным вновь пришел циклон с севера, принеся с собой похолодание и тучи.

На открытии магазина моя девушка присутствовать не смогла, поскольку в этот день ее бабушка отмечала день рожденья. Со мной вместе пошли родители. Дул сильный ветер, гоняя по небу свинцовые тучи. Мэр, стоя перед главным входом, украшенным воздушными шариками, произнес стандартную короткую речь, после чего большими ножницами перерезал красную ленточку, официально открывая двери торгового центра. Он первым вошел внутрь, чтобы осмотреть новые магазины и отметить перед камерами местных телеканалов, как же нынче хороши торговые точки. Следом за мэром в здание двинулась толпа обывателей. Отец похлопал меня по плечу и сказал:

– Ты молодец, сын! Мы с матерью гордимся тобой. Знаешь, пройдут годы, и ты вырастешь, уедешь из этой дыры в столицу, станешь большим и важным человеком. А когда-нибудь вернешься, уже со своими детьми, и, проходя мимо этого здания, укажешь на него и скажешь, что ты тоже участвовал в его строительстве. И этим, действительно, можно будет гордиться.

Мы с родителями направились проведать моих бабушку с дедушкой.


Во второй половине августа приехал из Беларуси Костя. В тот же день мы встретились и с огромной радостью делились всеми новостями и событиями, произошедшими с нами этим летом. Оказывается, он проживал в каком-то поселке под Витебском, где переспал с несколькими местными девушками.

– Вовремя ноги оттуда унес, – засмеялся мой друг. – А не то все вскрылось бы.

– А как же Катька? – поинтересовался я.

Тот лишь вздохнул и пожал плечами.

– Думаю, что лучше всего в этой ситуации – молчать.

Я покивал головой в знак согласия.

Лишь только ночью мы разошлись по домам, будучи не очень трезвыми.

Дни пролетали, мы начали готовиться к школе.


Начался последний наш учебный год. В День знаний в спортзале была организована линейка. Когда-то давно, уже на тот момент казалось, будто в другой, прошлой, жизни, я, сидя на плече высокого одиннадцатиклассника, подавал первый звонок. А теперь? Теперь я сам стал одиннадцатиклассником, «большим дядей», который уже начал брить первый пушок на щеках, и одновременно с радостью и грустью смотрел, как какой-то маленький первоклашка размахивает колокольчиком, широко улыбаясь. Директор школы произнес торжественную речь, все зааплодировали. Из школы мы всей параллелью двинулись прямиком в магазинчик, где без всяких преград затоварились пивом и чипсами. Светлане я купил мороженое и газировку. Потом так же организованно пошли в старый добрый парк.

«Сколько же всего здесь произошло за прошедшие десять лет? – думал я, оглядываясь по сторонам. – Маленькие были – катались на горке вон с того холма. Подросли – пили пиво втихаря за теми кустами, чтобы взрослые не увидели. Позже скрывались от милиции вот в этих кустах. Здесь же впервые я гулял со Светкой. А вот там меня чуть не убили отмороженные подростки-грабители…»

– Ты чего загрустил? – звонким радостным голосом выдернула меня из воспоминаний моя девушка.

Мы шли, держась за руки. Я посмотрел на нее, улыбнулся в ответ и поцеловал в губы.

– Сегодня же праздник! Веселиться надо, а ты грустишь.

– Нет, не грущу. Просто думаю, сколько всего нас связывает с этим парком.

– А представь, сколько еще всего будет связывать: появятся дети, ты будешь их возить здесь сначала в коляске, потом водить за руку…

Наивные детские мечты о счастливой и безоблачной взрослой жизни.

– А где будешь ты, пока я детьми буду заниматься?

– Не знаю… – в задумчивости Света подняла голову кверху. – Может, буду исследовать океанское дно, а, может, совершать восхождение на вершину Эвереста, а, может, любоваться Землей из иллюминатора космического корабля…

Я уже вовсю смеялся. Все четыре наших класса оккупировали целую аллею с лавочками, на которых и разместились.

Шум-гам, всеобщее веселье и ощущение настоящего праздника.

Спустя какое-то время некоторые уже в бессознательном состоянии лежали на тех самых лавочках или на траве возле них. Кто-то обнимался с деревьями. Остальные продолжали веселиться, не обращая внимания на перепивших однокашников. Я был лишь слегка пьян, Светка же не употребляла алкоголь вообще.

– Света.

Мы с ней синхронно повернулись на звук голоса. Это был Паша, в изрядном подпитии. Видимо, в таком состоянии у него проснулась где-то глубоко сидящая совесть.

– Слушай, – начал он извиняющимся тоном, – ты меня прости! Я ведь себя, как скотина, повел тогда.

Подруга только насмешливо улыбалась, даже не глядя на него. Несмотря на это, он продолжал:

– Как я мог тебя потерять! Какой же я дурак! Ты… ты… ты просто сногсшибательная девушка! Не, ты не смейся! Я серьезно говорю! Ведь я тебя люблю!

– Так, Павлунь! – прервал я этот монолог. – Вали отсюда, пока ноги носят!

– Олег! Да не! – шатаясь и икая, стал успокаивать он меня. – Я не это хотел сказать! Ты, вот, вообще… такой нормальный, в натуре, пацан! Ты настоящий мужик! И повел себя правильно, когда вступился за Светку! А я вот говно! Гов-но!..

– Пойдем отсюда, – прошептал я своей девушке. – А то, ведь, не отвяжется.

– Пошли, – прошептала она в ответ, и мы, взявшись за руки, пошли подальше от этой невыносимо шумной толпы.

Мы пошли к колесу обозрения, но увидев длину очереди за билетами из таких же одиннадцатиклассников, сразу отказались от этой затеи.

Прогуливаясь по улицам, я впервые серьезно заговорил со Светой о планах на будущее.

– Фонарик, а если серьезно, то чем ты собираешься заняться после школы?

– В институт поступать буду, как и все.

– В какой?

– Думаю, может, в «пед» на инфак.

– А не хочешь попробовать уехать отсюда?

– Куда?

Я выдержал паузу и предложил:

– В Москву.

– Ну ты загнул!..

– Почему загнул? Главное верить в свои силы.

Немного подумав, она спросила меня:

– А ты? В Москву собираешься поступать?

– Мы с родителями много раз обсуждали этот вопрос летом. Здесь нет будущего – в этом я с ними согласен. Работы нет. Я твердо решил поступать в Москву, чего бы мне это ни стоило.

– Ничего себе, решение!

– Поехали со мной. Поступай на инфак… ну, не знаю… в МГУ, например.

– Ты смеешься?!

– Нет. Знаешь, когда мы вместе, можем горы свернуть!

– А ты в какой институт собираешься поступать? В Бауманку, что ли?

За время, проведенное нами вместе, мы прекрасно узнали друг друга: у Светки всегда была тяга к изучению иностранных языков, а у меня наоборот – к точным наукам.

– Буду пробовать сразу в Бауманку, МАИ и МЭИ…

– Ого!

– И ты пробуй. У нас все получится! – стал склонять подругу к переезду в столицу.

Она замолчала, на лбу появились морщинки.

– Дай мне время. Нужно все обдумать, взвесить, с мамой поговорить.

– Конечно-конечно, – с надеждой в сердце поддержал ее.

Я решил не давить на Светлану – пусть, в самом деле, все хорошенько взвесит. Все-таки переезд в мегаполис – дело не шуточное, особенно для девушки.


Последний раз в жизни мы съездили в колхоз. Началась учеба. Как-то раз, после школы, когда мы со Светой направлялись к ней домой, чтобы совместно делать уроки, она сказала:

– Олеж, я поговорила с мамой…

Я сперва не понял, о чем речь.

– По поводу?

– По поводу института.

Я моментально напрягся. Пульс участился.

– И?

Но подруга решила помучить меня, выдержав паузу.

– Я поеду поступать в Москву.

Облегченно вздохнув, переполненный радостными чувствами, крепко ее обнял и поцеловал.

– Срам какой, – поругались старушки, проходившие мимо нас. – Ни стыда, ни совести у молодежи не осталось.

А мы только засмеялись и побежали к Светке домой.

В тот год мы с ней, словно звери, стали с самого начала вгрызаться в учебу. Мои родители смогли выделить деньги, чтобы я занимался дополнительно после школы с репетиторами по математике, физике и русскому языку, готовясь не столько к пустяковым выпускным экзаменам, сколько к «архисложным» (как бы их назвал вождь пролетариата) вступительным. Скачав с сайта МГТУ имени Баумана приблизительную программу испытаний, я понял, что нужно будет выложиться на все сто процентов, чтобы пройти их. Светка же с головой окунулась в мир литературы, русского и английского языков, а также истории. Кстати, по иностранному языку она занималась с той самой Вероникой Игоревной, которая проводила уроки из всей параллели только у нашего класса. Видеться мы с подругой теперь стали гораздо реже. А уж с друзьями…

В начале декабря мне в пятницу вечером позвонил Дед и сообщил, что ему пришла повестка из военкомата. Пригласил к себе домой на проводы в субботу. Его мать на это время ушла к своему ухажеру, чтобы не мешать нам. Попойка была грандиозной. Присутствовала вся наша честная компания: Волк, Коля, Костян, Пушкин, я, а также двоюродный брат, который помог виновнику торжества летом устроиться на работу в автосервис. Проводы проходили весело до тех пор, пока последний из нас не уснул после лошадиной дозы спиртного. В воскресенье все мучились от похмелья. А в понедельник утром наш друг ушел в военкомат, для меня же снова началась всепоглощающая учеба.

К Новогодним праздникам я вымотался настолько, что, порой, казалось, будто схожу с ума. Но я упорно продолжал идти к своей цели. Родители поддерживали, насколько могли, постоянно говорили, что после поступления станет легче. Я заметно похудел, стал немного нервным и вспыльчивым. Именно тогда я выучил одно правило: за все нужно платить. И чем выше цель, тем большую цену нужно быть готовым заплатить. За последние четыре месяца повышенной нагрузки Света тоже изменилась: похудела, стала меньше смеяться, лицо стало более бледным. Несмотря ни на что, мы были вместе. Каждую перемену бежали, чтобы встретится и хотя бы десять минут побыть вдвоем.

Осенние каникулы пролетели незаметно, поскольку на них я активно занимался с репетиторами. А вот на зимних родители решили дать мне отдохнуть. Как и Светкина мать своей дочери. Каждый день мы с утра до позднего вечера проводили вместе. Старались побольше гулять, дышать свежим воздухом, насколько это позволяла морозная погода. Зима, действительно, выдалась холодной. Каждые полчаса-час мы забегали в ближайший магазин, а порой в кафе погреться и выпить горячего чая или шоколада. И это снова было счастливое для нас время. На две недели мы забыли о грядущих экзаменах, наслаждаясь друг другом. Я мог часами не сводить взгляда с моей ненаглядной, стараясь впитать памятью, как губкой, этот светлый образ, любуясь этим милым созданием. Но счастье длилось недолго – вскоре вновь началась учеба, и видеться мы стали мало.

Только в первый день после каникул я осознал, что ни разу не видел Костю с прошлого года. И он поведал печальную историю о том, как они поругались с Катей из-за какой-то ерунды, но маленькая мушка выросла в большого слона после того, как он в разгневанном состоянии, желая морально уколоть свою девушку, рассказал ей об измене с белорусскими девицами. Этот скандал стал в их отношениях последним – они расстались. После произошедшего, как оказалось, он пил с разными малознакомыми мне людьми и не появлялся дома три дня, за что получил от родителей, сбившихся с ног, очень-преочень крепкого ремня. Я пожалел друга, но вряд ли этим помог ему. А чем, собственно, тут можно было помочь?

С прежней компанией – Колей, Пушкиным и Волком – я стал видеться вообще крайне редко. Учеба занимала практически все время. Я очень хотел вырваться из нашего маленького провинциального городка. Светлана, похоже, целиком была поглощена той же идеей.

Постепенно прошла зима. Весна капелью заиграла свою веселую песню пробуждения жизни. В апреле в «Бауманке» должны были проходить вступительные экзамены – первая волна, в мае ожидалась вторая. Летом, как правило, ехали поступать только медалисты, для которых существовали поощрения – они должны были только пройти собеседование, минуя обычные письменные экзамены. Я решил попробовать пройти во второй волне. Примерно такие же испытания предстояло пройти Свете в нашем местном Пединституте. Дело в том, что «Пед» был для нее запасным вариантом на случай, если пролетит с МГУ, куда она всерьез решилась поступать. Я же так не страховался, заявив родным, что, если плохо сдам экзамены в столице, то пойду в армию. Глупо, конечно, но этот риск только подначивал меня усерднее заниматься и готовиться.


Первый Светкин экзамен выпал на субботу. Я провожал ее до главного корпуса нашего Пединститута. Она заметно нервничала.

– Успокойся, фонарик! Ты же такое светило науки!

Она лишь сдержанно улыбнулась. Тогда я обнял ее и прошептал:

– Все у нас с тобой получится.

– Я боюсь, – созналась подруга.

И хотел ответить что-нибудь, вроде «А то я не вижу!» или «Милая, от тебя страхом и неуверенностью несет за километр!», но вместо этого буквально прокричал:

– Ты что! Ведь ты же в МГУ собираешься поступать! И неужели думаешь, что не сможешь с подготовкой, рассчитанной на главный ВУЗ страны, блестяще сдать экзамены в какой-то вшивый «Пед»?!

После этих слов Света сразу взяла себя в руки.

– Я пошла! – твердо сказала она.

– Вот это моя девочка! Сказала, как отрезала! – посмеялся я. – Давай, любимая! Порви их там! А я буду болеть за тебя, – и кашлянул пару раз.

Девушка улыбнулась, поцеловала меня и скрылась за проходной.

Экзамен шел долго. Я уже не знал, чем себя занять. Наконец, двери «храма знаний» открылись, и оттуда очень даже спокойно вышла моя девушка.

– Ну как? Как все прошло? Сложно было? – бросился я к ней с расспросами.

– Хм, – чуть пожала она плечиками. – Ерунда. Как семечки пощелкала.

Ее спокойствие передалось мне. Я облегченно вздохнул, взял ее за руку и повел в кофейню.

Перед остальными экзаменами она уже не нервничала, спокойно шла и сдавала их.

Безрадостно для меня начались майские праздники. Билеты были давно куплены, и седьмого числа мы с мамой поехали в Москву. На вокзале нас провожали папа, бабушка, дедушка и Светка. Она незаметно передала мне свою фотографию, «чтобы не забывал». Все желали мне ни пуха, ни пера, в ответ на что, я посылал их к черту. И вот поезд тронулся, мы на прощание помахали в окно всем рукой.

«Вернусь со щитом или на щите», – подумалось мне в тот момент.


Столица встречала нас пасмурной дождливой погодой. Непривычной оказалась для нас суета и спешка, которой были заражены местные жители. Прямо с вокзала мы спустились в метро. Я был поражен грандиозностью этого сооружения. А масштабы мегаполиса меня просто шокировали: я знал, что Москва большая, но чтобы настолько!..

Добравшись до станции «Бауманская», мы вышли под проливной дождь. Спрашивая у прохожих, как дойти до МГТУ, добрались-таки до лучшего технического университета страны. Оформив разовый пропуск, мы прошли в главный корпус, где, очутившись впервые, можно было запросто заблудиться. Какой-то забавный студент проводил нас до приемной комиссии и даже пожелал успехов.

– Какой приятный молодой человек, – прошептала мне мама.

А дальше для меня все прошло, как в тумане. В приемной комиссии меня записали на экзамены: тринадцатого мая – математика, шестнадцатого – физика, двадцатого – русский язык и литература. Далее нам объяснили, что можно за сущие копейки остановиться на время экзаменов в общежитии, рассказали, куда пройти, чтобы оформиться. В итоге, нас с мамой определили в четвертый корпус, в Измайлово.

Сперва мы перепутали станции «Измайловский парк» и «Измайловская», в результате чего приехали в общежитие уже вечером. Меня подселили к студентам, которые целыми днями где-то пропадали, а приходили только ночью и ложились спать; просыпаясь, они снова уходили. Это было большим плюсом: я мог спокойно готовиться к экзаменам. В соседней комнате блока студенты, похоже, еще не вернулись из домов после майских праздников. Маму поселили в так называемом «красном уголке» – большой комнате, где были расставлены кровати для таких же матерей, сопровождавших своих детей в поездке.

И наступило тринадцатое мая. Мама осталась ждать меня в сквере. А я пошел искать аудиторию. С горем пополам нашел. Взяв билет, сел повыше. Сначала показалось, что я ничего не знаю. Пришла госпожа Паника.

«Так! Спокойно!» – сказал сам себе и взял себя в руки.

Постепенно мысли упорядочились, и я начал решать задачки. С одной мучился, никак не мог сделать ее. И вот тут мой взгляд упал в листок какой-то девчонки, сидевшей на ряд ниже. И что я увидел? Решенную задачу, очень похожую на мою, только числа отличались. Не моргнув глазом, я переписал ход решения себе, пересчитал со своими цифрами и – вуа-ля! Сидел все-таки до последнего. Последнюю задачу по тригонометрии осилить так и не смог, как ни пытался.

В тот день мы с мамой гуляли до вечера по центру Москвы. Настоящие каменные джунгли! И ни одного дерева. Умываясь перед сном, осознал, что нос забит черными пылью и копотью, которыми я надышался в ЦАО.

– И как тут люди живут? – недоумевала мать, одновременно осознавая, что столица – единственный мой шанс подняться в этой жизни.

Потом я снова «ботанил» два дня, после чего пошел сдавать физику. На сей раз мама осталась ждать в общежитии. Этот экзамен дался уже легче, хотя нервов на него я потратил ничуть не меньше, чем на первый. Теперь остался последний зачет по русскому языку и литературе, который намечался после выходных.

В субботу утром мы поехали прогуляться по столичным магазинам, о ценах в которых так много рассказывали анекдотов. Хм… Петросян не врал! А вот вечером я впервые увидел настоящую студенческую жизнь. Из окон разных этажей надрывались динамики, на улице молодежь стояла толпами, потягивая пиво и распевая студенческие песни (абсолютно не обращая внимания на громкую музыку).

– Это они еще на тазах не начали кататься, – поделилась старушка-охранница на проходной. – Вот летом дипломы пойдут!.. – многозначительно махнула рукой. – Тут такое будет!

Мы только понимающе покивали головой и прошли к себе.

В воскресенье я старался готовиться к зачету, но шумная музыка и пьяные студенты очень мешали. Как результат, утром я был напряжен до предела. Мне хотелось поскорее вернуться в свою родную «дыру». Я даже не задумывался, как собираюсь здесь жить, если за какую-то неделю так вымотался.

Тест по русскому языку оказался простым. Быстро выполнив задание, я сдал его на проверку и покинул аудиторию. Теперь только оставалось ждать результатов. Все от меня зависящее я уже сделал.

В тот же вечер мы сели на поезд и выехали назад. Утомленный кипящей жизнью в столице, я спал без задних ног.


Встречали нас на перроне, как каких-то героев. Словно космонавта, отец крепко обнял меня и, похлопав по спине, сказал:

– С возвращением, сынок!

Было начало недели. Родители решили дать мне отдохнуть до следующего понедельника. Переодевшись и обмывшись дома, я бегом понесся к той единственной и неповторимой, по которой скучал все время, проведенное в Москве.

– Олежка! – радостно прокричала на весь подъезд Светлана и бросилась мне на шею.

Она непрерывно посыпала меня поцелуями.

– Свет, – сквозь смех попытался остановить ее, – давай хоть внутрь зайдем, а то ведь соседи ментов вызовут, подумав, что тут насилуют кого-то.

– Ну чего ты молчишь?! – уже за кружкой чая стала допрашивать меня девушка. – Как экзамены? Как съездил? Как Москва?

Я только улыбался, ощущая расслабленность и спокойствие.

– У меня просто миллион вопросов, а с чего начать – не знаю! – в сильном возбуждении тараторила она.

– Все нормально, – успокоил я ее. – Как сдал – пока неизвестно. Нужно будет позвонить через пару недель в приемную комиссию, уточнить.

– Ну а ты сам как ощущаешь? Как думаешь?

– Задания, конечно, сложные были, но будем надеяться на лучшее.

– Будем… А Москва как? – нетерпеливо спросила Света.

– Что «как»? Большая, шумная. Суетятся все, спешат постоянно куда-то. Привыкнуть к этому надо.

– Красивая она?

– Да так… – я не знал, что ответить. – Ты красивее!

Она немного смутилась. Спустя непродолжительную паузу, все же сформулировал:

– Скорее богатая, чем красивая.

Мы с ней проговорили до самого вечера, пока она не спохватилась, что опаздывает к репетитору по русскому языку. Проводив ее до самого дома, где проходили занятия, я направился к себе. Чувство умиротворения от выполненного долга грело мою душу, успокаивая нервы.

Спустя две недели я позвонил в «Бауманку» и выяснил, что набрал из пяти баллов по математике четыре, по физике – четыре, по русскому языку – зачет. Итоговые восемь баллов были неплохой перспективой для поступления. Оставалось ждать. Тем временем, я продолжал ходить к репетиторам, готовясь теперь к выпускным экзаменам. В июне пришло осознание того, насколько школьные испытания просты. Их прохождение нельзя было сравнивать с тем, что мне пришлось пережить в мае в МГТУ. Все задания на выпускных экзаменах я пощелкал, как семечки. Всегда сдавал экзаменационные листы одним из первых в классе. В результате по всем предметам получил пятерки. У Светланы тоже проблем в ходе сдачи выпускных экзаменов не возникало.

Наступил выпускной. Сперва ребята из нашей параллели показывали различные номера для увеселения нас и прочих гостей. Потом один из завучей перед микрофоном вспоминал забавные истории, что происходили с тем или иным учеником за прошедшие десять лет. И, видимо, колебался: то ли слезу пустить, поскольку «такие хорошие ребята» покидают родную школу, то ли умиленно смеяться над своими же историями. После этого началось торжественное вручение аттестатов. Сначала их выдали медалистам, коих нашлось аж два человека – одна ученица окончила школу с золотой медалью, другой ученик – с серебряной. Они, счастливые, задорно улыбались, показывая со сцены свои «драгоценности». Ну а потом стали выдавать аттестаты всем остальным.

Родители заранее организовали для нас ресторан, в этот раз недалеко от школы. Поэтому мы пешком направились в заведение. Столы уже были накрыты, полные еды и питья. На каждом столе даже стояла парочка бутылок вина. И все было, как обычно: ели, пили, танцевали. Несколько раз бегали за пивом в ближайшие магазины. Родители отмечали этот праздник по-своему: в шашлычной неподалеку от нас они ели мясо и пили водку. Поэтому вопрос: кто тогда сильнее напился – родители или дети? – остается до сих пор открытым. Светка ушла домой рано – на следующий день ей предстояло самостоятельно ехать в Москву. Ее мать не могла поехать вместе с ней, так как ухаживала за бабушкой, которая за последний год сильно сдала в плане здоровья. Я очень переживал по поводу ее поездки – одна в большом незнакомом городе. Как справится самостоятельно со всеми проблемами? Успокаивало лишь то, что я сам выезжал в столицу на день позже нее. Проводив свою девушку домой, я вернулся в ресторан. Праздник продолжался до утра. До обеда я отсыпался, а потом собирал вещи и готовился к поездке.


Приближалась середина лета. В Москве стояла удушающая жара. Прямиком с поезда я поехал в МГТУ подавать документы и оформляться в общежитие. В качестве приоритетной выбрал кафедру «Технологии и оборудование прокатки» на факультете «Машиностроительные технологии», поскольку на нее в предыдущие годы был маленький конкурс и средний проходной балл – семь с половиной. Я же претендовал еще и на место в общежитии, поэтому решил не рисковать в данном случае. Со Светкой мы переписывались смс (по случаю частых поездок в столицу наши родители подарили нам самые простые сотовые телефоны) – звонки стоили дорого. Еще прошлым вечером она сообщила, что остановилась в «доме студента» МГУ, подала документы, теперь будет спокойно готовиться к экзаменам.

В Измайловском студгородке полным ходом шло отмечание дипломов: повсюду валялись рваные и подпаленные конспекты, пух из подушек комьями летал по дорогам; пьяные теперь уже инженеры, дико крича фразы «Я инженер!» или «ИУ рулит!» цеплялись за автомобильный трос, садились в эмалированный таз, предварительно подложив под пятую точку тетради, накопленные с первого курса, и, задрав ноги, ехали по асфальту, испуская снопы искр за собой. Весь квартал был завален бутылками из-под водки/ коктейлей/ шампанского, но главное – пива.

«Наверное, местные бомжи на Мерседесах ездить начинают после сдачи всех бутылок, накопившихся в процессе отмечания дипломов», – подумал тогда я.

На этот раз меня поселили в маленькую каморку к еще двоим таким же абитуриентам. Умываться и пользоваться туалетом нужно было в соседнем блоке. Уставший за день, я сразу лег спать.

На следующий день планировал подать копии документов в МАИ и МЭИ. Сначала поехал в Авиационный институт. Выйдя из метро, я пошел вдоль Волоколамского шоссе под палящим солнцем. От загазованности разболелась голова. Будучи неуверенным, что иду в правильном направлении, спросил у прохожего – солидно одетого мужчины:

– Извините. Не подскажете, как пройти в МАИ?

– МАИ? Вот МАИ, – указал он на высокое здание.

Я уже было хотел поблагодарить его и двинуться дальше, как он продолжил указывать пальцем на окружающие здания.

– И это МАИ, и вот это. И это тоже МАИ…

Взгляд его стал немного безумным.

– Спасибо! – перебил я и быстренько продолжил путь.

С горем пополам найдя главный корпус, я прошел в приемную комиссию. Едва завидев копии документов, какая-то маленькая высушенная, как изюм, женщина завернула меня:

– Мы копии не принимаем!

– Это еще почему? Обязаны…

– Только оригиналы давайте!

– Но я их уже сдал в МГТУ имени Баумана.

– Вот тогда туда и идите!

«Ну и стерва!»

– А если хотите здесь учиться, то забирайте оригиналы из «Баумана» и приходите с ними!

– Да пошли вы! – вспылил я и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.

«Тоже мне, центр вселенной! Считают, что лучше Бауманки!»

Не солоно хлебавши, двинулся на станцию «Авиамоторная», откуда, едва не заблудившись, дошел до Красноказарменной улицы и главного учебного корпуса Энергетического института. Абитуриентов здесь было гораздо больше, нежели в МАИ. Какой-то бородатый солидный старик, когда я выяснял, где нужно подавать документы, добродушно сказал:

– Не теряй здесь время. Сейчас только медалисты поступают сюда. Нужно было раньше приходить.

Он еще долго разглагольствовал на тему «Нужно было раньше головой думать». Как результат – у меня пропало всякое желание учиться здесь. Плюнув на все, я ушел. Теперь моим единственным шансом закрепиться в столице было «Бауманское Училище».

В тот вечер поехал к Светке в МГУ. Мы прогулялись до Воробьевых гор, откуда любовались закатом. Общались мало. Она была просто на взводе, да и я тоже. На следующий день ей предстояло сдавать первый экзамен – русский язык. На обратном пути я купил ей мороженое за сумму, на которую в нашем родном городке смог бы приобрести десяток куда более натуральных и вкусных мороженых. На прощание я поцеловал ее, пожелал ни пуха, ни пера и немного постоял, пока Света не скрылась за проходной.

Я лодырничал. Родители, вероятно, думали, что сдаю экзамены, но это было не так. Просто ждал, когда Светка сдаст все экзамены. Надеялся, что мы уедем домой вместе. После каждого экзамена я встречал ее, и мы ехали гулять в центр Москвы. Денег на что-то большее не хватало.

– Поезжай домой, – сказала она перед последним своим экзаменом. – Я здесь останусь до конца июля, пока не станет ясно, зачислили меня или нет.

– Зачем тебе тут так долго находиться?

– Просто нужно будет дождаться объявления результатов экзаменов, а потом уже и до зачисления рукой подать… Дольше туда-сюда мотаться буду. И дороже.

Определенная логика в ее словах была.

– А денег тебе хватит? Как бы голодать не пришлось…

– Да, должно хватить. Мама специально банковскую карточку сделала для меня. Если что, положит на нее сколько-нибудь.

Меня такая перспектива не порадовала, но выбора не было. Дождавшись, пока она сдаст последний экзамен, я купил себе билет и уехал в родной городок, предварительно оставив своей девушке все деньги, что у меня были с собой. Хоть она и упиралась, но я настоял, объяснив, что ей они нужнее. С тяжелым сердцем уехал.

Чуть больше двух недель ходил сам не свой, переживая за Светлану. Хоть мы и переписывались каждый день, но этого было недостаточно. Родителям я наврал: сказал, будто сдавал вступительные экзамены в МЭИ. Про МАИ рассказал, как было на самом деле. Знойные июльские дни тянулись долго. И, наконец, наступил момент, когда я вновь отправился в столицу.

Пройдя уже привычную процедуру оформления в «каморку папы Карло» в общежитии, бросив сумку, я помчался к Светке. Она стала поспокойнее с нашей последней встречи, ибо самое трудное было уже позади. Рассказала, что на их факультет самый высокий конкурс. Из-за этого подруга, безусловно, переживала.

Теперь мы стали видеться каждый день. В последних числах июля в МГУ вывешивались списки с зачисленными на первый курс абитуриентами. Я ходил вдоль забора университета, ожидая свою девушку. Ждать пришлось долго. На следующий день узнавать результаты зачисления в единственном институте, куда я подавал документы, предстояло мне. Наконец, появилась Света. Глаза ее были влажными от слез.

«Не поступила!» – красной лампочкой замигала в мозгу фраза.

Взяв подругу за плечи, я вопросительно посмотрел на нее. Она молчала.

– Ну что же ты молчишь?! – мои нервы сдали.

– Говорят, за последние десять лет в этом году был самый большой конкурс на кафедру переводоведения, – и снова замолчала.

Я не хотел верить, что она пролетела.

– Ты можешь себе представить?! – глаза снова наполнились слезами. – И меня зачислили!

И она громко засмеялась. По ее щекам текли слезы радости, слезы облегчения. У меня от счастья закружилась голова. Воздуха стало не хватать. Я тоже засмеялся, еще громче, чем она. Подхватил девушку на руки и стал кружить.

– Я студентка МГУ! – кричала она, крепко обхватив меня вокруг шеи.

Прохожие и родители, ожидающие своих детей, смотрели на нас, улыбались. Какая-то женщина даже поздравила Светлану с этим событием.

Теперь оставалось дождаться моих результатов.

Ночью я не спал. Просто лежал, глядя на сетку верхней койки и слушая музыку и пьяные возгласы выпускников, доживающих последние дни в общежитии, доносящиеся с улицы. Утром встретились со Светой, быстро позавтракали в Макдональдсе на Ладожской и пошли в ГУК МГТУ имени Н.Э.Баумана. Теперь моя девушка осталась ходить вдоль забора, пока я смотрел списки.

Они вывешивались в узком коридоре, возле одной из кафедр. Абитуриентов набилось столько, что потребовалось силой пробиваться к спискам. Проглядев их один раз, я не увидел свою фамилию. Пробежался глазами снова – меня в списках не было. Сердце бешено колотилось. Я прошел в приемную комиссию по факультету. Отстояв очередь, подошел к молодому человеку и растерянно спросил:

– Вы не могли бы сказать?.. – даже не смог сформулировать вопрос.

– Что именно?

– Не может ли быть какой-то ошибки?.. Меня не могли забыть внести в список?

– Как фамилия? – открывая какую-то папку, поинтересовался парень.

– Орлов.

– Та-а-ак… – он водил пальцем по фамилиям.

У меня просто все почернело внутри. Сердце оборвалось от напряжения.

– Вот. Орлов. Это вы?

Я моментально просмотрел данные. Сердце снова завелось, барабаня по ребрам.

– Да! – радостно воскликнул я.

– Ну вот. А чего вы говорите, что?..

– А в тех списках, что снаружи висят, моя фамилия не указана.

– Сейчас разберемся, – он встал и вышел, я двинулся следом за ним.

Оказалось, что, когда расклеивали списки, ввиду ограниченности места листы накладывались краями друг на друга. По неосторожности кто-то наложил нижний лист так, что закрыл мою фамилию. Теперь оставалось только оформить все требуемые документы, и можно было спокойно ехать домой и отдыхать до двадцать пятого августа – дня начала заселения первокурсников в общежития.

Освободившись ближе к вечеру, я выбежал из старого здания, со скоростью света пересек территорию и вылетел из проходной, как пробка из бутылки шампанского. Крепко обнял за талию Светлану, которая целый день «несла караул» возле университетской проходной.

– Поступил? – в ее глазах заблестели огоньки надежды.

– Нет! – крикнул я.

– Нет? – опешила подруга.

– Погоди! Слово забыл! – ответил я. Поняв, что это просто шутка, она улыбнулась.

– Как же его? А, точно: да! Вот это слово: да! – выкрикнул я. – Поступил!

Мы стояли и долго целовались. Чувства нашей радости от того, что мы сделали нечто невыполнимо сложное, нельзя описать.

Так простая девчонка, окончившая обычную среднеобразовательную школу далекого северного городка, стала студенткой главного ВУЗА страны, а бывший уличный хулиган, своевременно взявшийся за ум, – студентом лучшего технического ВУЗа России.

Глава 2

Уезжали в столицу мы со Светой вместе. Нас провожали мои родители, ее мама, общие друзья и подруги. Вероятно, это и заставляло наших чересчур сентиментальных матерей сдерживать слезы. Однако, когда мы сидели уже в вагоне и махали всем руками на прощание, заметили, как и моя, и Светкина мамы стали вытирать глаза. Отец же старался избегать «телячьих нежностей», как подобает истинному мужчине. Однако, я-то знал, видел по мимике и движениям, насколько тяжело ему это дается.

– Будьте внимательны и осторожны! С первого пути отходит поезд! – объявил громкоговоритель, и поезд тронулся.

Толпа провожающих бежала за составом, каждый из нее старался продлить единение с отъезжающим еще на несколько секунд. Но вот платформа закончилась, стали пролетать мимо хибары городских окраин. Позже и они исчезли, уступив место густым северным лесам.

Мы молчали какое-то время. Каждый думал о своем. Я оторвался от окна, посмотрел на свою девушку – она лишь печально провожала взглядом родные края. И у меня на душе кошки скребли. Но пришлось взять себя в руки и постараться поднять ей настроение, отвлечь от грустных мыслей.

– Наконец-то мы вырвались из-под их пристального внимания и отслеживания каждого шага! – бодренько сказал я первое, что пришло на ум. Получилось весьма наигранно. Слишком фальшивая радость была вложена в эту фразу.

Подруга лишь выдавила из себя усталую улыбку и снова повернулась к окну.

– Учиться едете? – спросила престарелая женщина с соседней полки, лукаво поглядывая по очереди то на меня, то на нее.

– Не совсем, – ответил я.

Теперь Светка непонимающе посмотрела на меня.

– А куда? – недоуменно поинтересовалась соседка.

– Деньги зарабатывать, – понимал, что очень плохо зло шутить над пожилыми людьми, но, если бы это помогло развеселить мою ненаглядную, я готов был принести такую жертву.

– Работать… – в задумчивости пробурчала себе под нос женщина.

– Да. Работать.

Моя девушка вообще перестала что-либо понимать.

– Как вам эта девчонка? – указав на нее, спросил я любопытную старушку.

Она лишь перевела взгляд с меня на Светку. Я же тем временем продолжил:

– Думаю, из нее получится отличная девочка по вызову, а из меня – сутенер.

Посмотрев на меня, соседка, вероятно, искала доказательства того, что все это шутка. Но я сидел с каменным суровым выражением лица. Тогда ее глаза чуть из орбит не вылезли. Рот открылся от ужасающей «правды» современной жизни.

– Господя! – перекрестилась она.

Подруга сначала прикрыла рот кулаком, глаза заблестели от улыбки. Увидев выражение лица бедной женщины, она быстро отвернулась к окну. Но тут же ее плечи затряслись, и произошел взрыв смеха. Я засмеялся следом, глядя на Светлану. Все уставились на нас.

– Ух вы! – в злобе прошипела женщина, осознав, что ее «развели». – Обманывают ведь еще! Сами от горшка два вершка!

– Простите, пожалуйста, этого шута горохового! – с любовью посмотрев на меня, извинилась подруга, продолжая смеяться. За всю дорогу та женщина больше не сказала нам ни слова. Но, по крайней мере, нам со Светой стало ехать веселее.


Двадцать шестое августа. Утро. Скрип тормозов. Конечная станция – город-герой Москва. Выйдя из вагона, мы сиюминутно влились в человеческую массу, проворно направлявшуюся к метро. Эта река из живой плоти донесла нас до самых эскалаторов. Спустившись, мы с любимой попрощались и разошлись: она поехала в Дом студента на проспекте Вернадского, где ей на ближайшие шесть лет, при хорошем раскладе, конечно же, выделили койко-место; я направился в уже знакомое мне Измайлово. Меня определили в четвертое общежитие, считавшееся самым лучшим во всем студгородке. Просто это была единственная «общага» с блочной системой. Блок состоял из двух комнат, одна из которых рассчитывалась на двух человек, другая – на трех, и раздельного санузла. То есть всего на пять человек выделялись один унитаз и одна раковина, которые были прямо под боком (не нужно было бежать через весь коридор, когда «подопрет», а это большой плюс!).

Еще в вагоне метро заметил несколько таких же «студентов». Разница была лишь в том, что с ними ехали родители, и у каждого было по огромной сумке.

«Хм. Неужели они по две плащ-палатки сшили вместе?»

Я же вез только самое необходимое, вместившееся в одну дорожную сумку. На все прочее мне родители дали денег.

Возле четырех общежитий, расположенных вдоль Измайловского проспекта, стояла куча машин. Это родители привезли на автомобилях своих чад-первокурсников и все их вещи прямо к новому жилищу. Наше общежитие выглядело довольно мрачно: кирпичи потемнели от времени и пыли, старые окна зловеще смотрели на Измайловский парк. Однако внутри все было совсем по-другому. Суетились студенты, оформляясь у коменданта, получая постельные принадлежности и недостающую в комнате мебель. Первокурсников заселяли, как правило, в трехместной комнате, иногда по четыре человека (одного «на уплотнение»). В двухместных комнатах барствовали, в основном, старшекурсники.

С матрасом, подушкой и комплектом постельного белья подмышкой я зашел в свою комнату на седьмом этаже. Из троих был первым. Комната имела форму прямоугольника. Справа от входа располагался добротный шкаф, высотой от пола до самого потолка, а шириной – от стены до стены, с множеством самодельных полок и отделений. Открыл дверцу. Внутри располагалась горизонтально прибитая с двух концов жердь с одиноко висящим на ней плечиком. На внутреннюю поверхность дверцы был приклеен плакат с обнаженной красавицей, судя по всему, вырезанный из старого номера Playboy. Слева от входа, вдоль длинной стены, стояла одноярусная металлическая койка, сразу за ней – двухъярусная. Напротив шкафа находилось окно, под которым стоял один письменный стол. Напротив коек – вплотную к стене еще две парты. Стулья тоже были. А вот тумбочки отсутствовали. Обои местами были оторваны, кое-где сверху – приклеены к стене пластырем. При ближайшем рассмотрении в раме обнаружились щели, шириной с мизинец. На потолке одиноко болталась на проводе лампочка. Бросив постельные принадлежности и сумку на одноярусную кровать, я присел на краешек. Сердце защемило, к горлу подступил ком.

«Так пусто и холодно».

Впервые я осознал, что остался один. Что нет больше рядом родителей, которые все знают и умеют и, в случае чего, подскажут, что делать. Нет мамы, которая утром нежно разбудит на занятия, накормит завтраком, приготовит обед и ужин. Нет домашнего уюта. Единственным близким мне человеком в Москве была только Света. Грустные размышления прервало шуршание в шкафу. Осторожно подойдя к нему, я прислушался. Определил, откуда исходит звук и быстро открыл дверцу нужного отделения. Все, что успел заметить, – как маленькая мышка проворно юркнула в дыру между стеной и полом.

«Welcome to Moscow!» – пронеслась в голове мысль.

Плюнув на все, я поехал к Светлане. Невыносимо захотелось увидеть родное милое личико, узнать, как она обустроилась.

Стоя возле входа в высотное серое здание на проспекте Вернадского, написал ей смс-сообщение: «Ya stoyu vnizu, na ulice. Spuskaisya» (в то время мы писали на английской раскладке – так можно было вместить в одно сообщение в два раза больше символов, чем на русской раскладке, тем самым сэкономив деньги). Спустя минут пять, появилась подруга. Если бы вы знали, какое душевное облегчение пришло вместе с ней.

– Привет, – поздоровалась она, поцеловав и крепко обняв меня.

Похоже, не одному мне было тоскливо.

– Рассказывай. Как комната, кто соседи?

– Комната хорошая, на семнадцатом этаже. Ой! Ты бы видел, какой вид из окна! Всю Москву видно! – восхищенно поведала девушка.

– Не дразнись, а то слюной захлебнусь! – посмеялся я. – Кого с тобой поселили?

– Будут жить две девчонки. Одна уже приехала – она из Тюмени. Мы, кстати, в одной группе будем учиться. А вторую пока ждем. Еще не приехала.

– Тебе, вообще, нравится?

– Что именно?

– Ну, общежитие, соседка.

– Да. Жить можно. А ты как устроился?

– Лучше всех! Комната на седьмом этаже. Если не учитывать, что обои висят кусками, в окнах вот такие щели,– преувеличенно показал большим и указательным пальцем размер в пять сантиметров, – в шкафу живут мыши, а на соседней двухъярусной койке будут спать двое незнакомых людей, то общага отдаленно напоминает отчий дом.

Подруга лишь грустно усмехнулась.

– С соседями познакомился уже?

– Нет еще. Я самый первый. Занял лучшую койку. Но, думаю, вечером уже придется познакомиться. Так что, у меня все тип-топ!

Мы прогуливались вдоль Удальцовских прудов. Когда устали ходить, сели на скамейку и долго сидели. Ни одному из нас не хотелось расставаться. Сейчас, как никогда раньше, мы нуждались друг в друге. И так миловались до самого вечера, пока сумерки не поглотили столицу.

Я ехал в метро, ощущая, насколько сильно меня отталкивает мой новый дом.

Соседи вечером так и не появились, и эту ночь я провел в полном одиночестве. Спал на новом месте плохо. Глубокой ночью проснулся и не мог понять, где нахожусь. Сперва показалось, что дома. Но потом сообразил: нет, не дома, а в общежитии, далеко от родных краев. Тут же дыхание сперло, в груди защемило. Больше уснуть не смог. Проворочавшись до рассвета, я встал и умылся. Позавтракать не смог: у меня даже кружки не было, чтобы чаю попить, не говоря уж о чайнике, чтобы воду вскипятить. Но хотя бы в душ удалось сходить. Это было подвальное помещение довольно приличных размеров. В предбаннике находилась раздевалка – деревянная длинная рейка, прибитая к стене, с прикрученными к ней крючками. В самом душевом помещении было четыре ряда торчащих из стен труб, выполняющих роль душа. Каждая труба – в отдельной кабинке. Работал душ шесть дней в неделю (один день отводился для дезинфекции помещения). Понедельник, четверг, суббота считались женскими днями, вторник, пятница, воскресенье – мужскими. Кроме меня в этот ранний час никто не мылся. Оттого и стало жутко, не по себе. После душа я быстро оделся и пулей вылетел из подвала. В комнате, залитой рассветным солнцем, стало спокойнее.

Очень хотелось кушать. Дотерпев до восьми часов, спустился вниз, в магазин, и купил какую-то черствую булочку с изюмом. У коменданта одолжил стакан с кипятком. Она еще предлагала заварку, но я постеснялся и соврал, будто у меня в комнате есть чай.

– Как обживаешься? – поинтересовалась эта добрая женщина, всегда хорошо относившаяся к студентам.

– Все хорошо, – улыбнулся и заверил ее.

– По дому-то скучаешь уже?

– Ну… да… – пробубнил я себе под нос, покачав головой.

– Ничего. Привыкнешь. Соседи скоро заселятся, и веселее станет.

С призраком надежды на лучшую жизнь я проследовал к себе, осторожно неся драгоценный кипяток. Прожевав булку и запив ее водой, мне стало чуточку веселее.

Около десяти утра, когда я бестолково лежал на койке, раздался стук в дверь.

– Открыто! – громко сказал я и сел на кровати.

В комнату вошел один из моих соседей – в меру упитанный парень с юношеским пушком под носом. Следом за ним проследовал лысый мужчина в очках.

– Привет, – робко поздоровался мальчишка.

– Привет, – ответил я. – Здравствуйте, – обратился к его, вероятно, отцу.

– Здравствуйте, – поприветствовал меня тот.

– Рудольф, – протянул мне потную ладошку сосед.

– Олег, – крепко пожал я ее.

– Ну, как оно? Жить можно? – спросил отец, оглядываясь вокруг.

Я пожал плечами и ответил:

– Можно. Только порядок наведем…

– Это правильно! Начинать всегда надо с наведения порядка. Ну! – он хлопнул сына по спине. – Рудик у нас все знает, что нужно делать. Все умеет.

Рудольф только смущенно смотрел на родителя.

– Ладно, парни. Вы тут обустраивайтесь, а мне пора в аэропорт выдвигаться.

– Хорошо, – согласился я.

– Пойдем, проводишь меня быстренько, – обратился мужчина к своему сыну.

– Олег, до свидания! – протянул он мне свою крупную волосатую руку.

– До свидания! – попрощался я, пожав ее.

Оба вышли.

Как раз в этот промежуток времени мне написала Светка: «Dobroe utro, lyubimiy! Kakie plani? Davai vstretimsya, pogulyaem po centru.» Быстро натянув кроссовки и взяв документы, я выбежал из комнаты, не закрыв ее. Между первым и вторым этажами встретился с Рудольфом.

– Слушай, мне нужно отъехать, – проинформировал я соседа. – Вернусь, скорее всего, вечером. Тогда и займемся уборкой.

– Да, конечно, – добродушно согласился парень.

Со Светланой мы встретились на станции метро «Площадь революции». В ожидании девушки я ходил по залу, как по музею. Поражающие красотой и величием скульптуры будоражили мое воображение. Обратил я внимание на одну из них – «пограничник с собакой». Тогда мне показалось удивительным, почему у пса так отполирован нос. Только позже узнал о старой примете: хочешь, чтобы заветное желание исполнилось, – потри нос собаке.

«Умели же строить раньше!»

Незаметно сзади ко мне подошла Света и накрыла глаза своими ладошками. Я улыбнулся, повернулся к ней и поцеловал.

Мы неспешно прогуливались по Красной площади. Зашли в ГУМ, полюбовались красивыми и недоступными для нас вещами. Потом вышли на Никольскую улицу и прошли до Лубянской площади. Свернули на Театральный проезд, прошли мимо Большого театра. С Моховой улицы вышли на Воздвиженку, которая перетекла плавно в Новый Арбат. Сделав крюк, мы дошли и до Арбата с массой сувенирных лавочек и уличных художников.

К обеду ноги стали просто отваливаться, а в животах заурчало. Все, что я смог себе позволить, – это два гамбургера и две маленькие колы.

– От такой еды гастрит можно заработать. Завтра приезжай ко мне. Мы с девчонками суп сварим и еще что-нибудь приготовим.

Звучало заманчиво.

– А как я попаду к тебе?

– Оформлю как гостя.

– А девчонки не будут ругаться, что ты кормишь общим супом своего парня?

– Батарейка, у тебя заряд энергии и позитива закончился, что ли? Давно ты таким занудой стал?

– Хм. Ну ладно! Сама напросилась: завтра приеду и съем все, абсолютно все, что вы приготовите.

– Другое дело! – улыбнулась подруга.

Соседки ей попались хорошие: веселые и добрые. Вторая соседка приехала из Архангельска. Подружились и нашли общий язык девушки быстро.

В общежитие я вернулся вечером, после того, как проводил до самой проходной Свету. К этому времени уже успел оформиться и разложить свои вещи второй сосед. Звали его Юрой. Он был долговязым, коротко остриженным. Носил очки. В общем, выглядел очень забавно. Познакомившись поближе, я узнал, что Рудольф прилетел из Владивостока, поступил на кафедру МТ-11 «Электронные технологии в машиностроении», а Юра приехал из Краснодара и был зачислен на МТ-7 «Технологии сварки и диагностики».

Взяв у кастелянши старые тряпки, мы принялись за уборку. Ребята они оказались работящие – не филонили, а все тщательно вымывали. Ту дыру, куда убежала мышь, мы плотно затыкали тряпкой. Даже помыли окна. Обои сверху подклеили клеем, который соседи получили еще днем у завхоза. Также появились в комнате и две тумбочки. Мне предстояло получить мою на следующее утро, после начала рабочего дня завхоза. После уборки комната преобразилась, стала более светлой и уютной. Дыры на обоях мы решили заклеить плакатами. Осталось только купить их.

Во время уборки было довольно весело. Однако, когда все легли спать, а в комнате воцарились тишина и темнота, пришла всеобщая депрессия. Каждый вспоминал свой дом и родителей. Возможно, первую школьную любовь, с которой пришлось расстаться на несколько месяцев или навсегда. Рудольфу приходилось тяжелее всех: переживал акклиматизацию из-за смены часовых поясов, а жестокие шесть тысяч километров по воздуху или девять тысяч по железной дороге от Москвы не предвещали встречи с любимыми родителями и друзьями до самых зимних каникул.

С утра пораньше я оделся и спешно покинул общежитие. Оно вызывало у меня липкое чувство неприязни. Даже сам не понимал, почему. Просто невмоготу было находиться в комнате, вообще в этом здании. Я бесцельно шлялся по центральным улицам. Здесь все было иначе. Концентрация лиц неславянской национальности значительно снижалась по сравнению с Измайлово, а богатство, красота и чистота районов – повышалась. Глазел на витрины с манекенами, одетыми в шикарные костюмы, и мечтал, что когда-нибудь я буду носить эти роскошные вещи. Светы рядом не было – они с подругами занимались готовкой. Я пришел на набережную Москвы-реки и просто стоял, наблюдая, как теплоходы и лодки рассекают водную гладь.

«Зачем я сюда приехал? Чего меня потянуло в эту проклятую столицу?»

Позже поехал к своей девушке. Вел себя довольно сдержанно при ее соседках, стесняясь их. Несмотря на это, обед, плавно перетекший в ужин, удался на славу. Мы ели суп, жареную курицу, пили вино. За прошедшие несколько дней я очень соскучился по домашней пище. Маленькая стрелка часов доползла до девятки, а за окном смеркалось, когда Света пошла проводить меня до первого этажа. В лифте я страстно впился в ее губы, потом перешел на шею, начал гладить ягодицы.

– Олег! – жадно шептала подруга, тяжело дыша от возбуждения и отталкивая мои руки. – Что ты делаешь? Ты с ума сошел?

Мы давно не занимались любовью, и мужские физиологические особенности брали свое. Но лифт остановился, двери открылись.

Попрощавшись, я поехал к себе. Ночь принесла новую порцию депрессии.

Вскоре в соседнюю комнату вернулись двое парней – Антон и Вова. Они учились на третьем курсе. К нам были весьма доброжелательны. Отдали на время попользоваться старый тяжелый металлический чайник.


Тридцатого августа состоялось собрание нашей группы, где я познакомился с сокурсниками. Нам объяснили, что мы попали в так называемую «рабочую» группу. То есть каждый из нас обязан был совмещать учебу с работой на заводе при МГТУ.

– Система такая, – объяснил куратор – Беляков Иван Евгеньевич, – вы будете одну неделю учиться, следующую неделю – работать. Потом опять неделю учиться и так далее.

Некоторые довольно заулыбались, предвкушая халяву: ведь в то время как остальные студенты будут корпеть над толстыми томами, мы будем бить баклуши на заводе.

– Однако радоваться не надо, – объявил Беляков. – Поскольку время, отводимое на учебу, сокращается вдвое, а программа все равно остается по объему такой же, как и у остальных групп… которые не будут работать на заводе… то вам, ребята, придется вникать во все быстро, гораздо больше заниматься самообразованием, чем другим «счастливчикам», многие вещи схватывать на лету.

Улыбки исчезли. Довольный результатом, Иван Евгеньевич продолжил обсуждение организационных вопросов. В первую неделю сентября нам предстояло познакомиться с заводом.

После собрания я поехал домой. Все было хорошо. Только вечером почувствовал недомогание. На следующий день меня бил озноб. Горло болело. Градусника ни у Рудольфа, ни у Юры не оказалось. Антон с Вовой еще утром куда-то уехали.

– Я сейчас, – сказал Юрик и вышел из комнаты.

Вскоре он вернулся вместе с девушкой из соседнего блока. Юра зашел туда попросить градусник, а заодно описал симптомы. Настя – именно так ее звали – была одна. В ней, судя по всему, проснулся материнский инстинкт: решила сама осмотреть меня и дать указания, чем лечиться.

– Это Настя, – познакомил нас всех Юрка. – А это Рудольф и, собственно, сам больной – Олег.

Все мы успели изголодаться по женской ласке и заботе. А девушка была вполне симпатичной. Рудольф (или, как мы его называли, Дольф), покраснев, вышел на кухню. Юра сел на свою кровать и наблюдал через толстые стекла очков за этой «матерью Терезой».

– Померяй температуру, – протянула она мне градусник. – Кроме горла, еще болит что-нибудь?

– Голова болит и кости ломит, – прохрипел я.

Из кармана домашних штанов она достала пакетик «Колдрекс».

– Вскипяти воду, пожалуйста, – обратилась соседка к Юре.

Он суетливо поднялся и чуть ли не бегом направился на кухню с чайником в руках. Мы с ней остались наедине. Вероятно, я бы смутился от этой «интимной» ситуации, не будь мне так плохо.

– Ты сейчас выпей это, – она потрясла пакетик. – Чуть позже я еще принесу несколько штук. А в понедельник поезжай в поликлинику.

– Хорошо.

– Как вам общага? – спустя некоторое время спросила Настя.

– Терпимо.

– Ты из какой группы?

– МТ-10-12.

– «Производственник» или?..

– Да. «Производственник». А ты на каком курсе?

– На третьем.

– Из соседней комнаты тоже… Антон и Вова.

– Да, я знаю. Мы в одном потоке учимся.

Изредка мой взгляд спускался на ее грудь, но тут же отскакивал в сторону, словно каучуковый мяч от стены.

– По дому скучаете? – спросила она.

Я молча отвел взгляд в сторону. Тут же в комнату влетел, словно метеор, Юра.

– Сколько натекло? – глянув на градусник, поинтересовалась моя новая знакомая.

Вынул из подмышки. Посмотрел.

– Тридцать восемь и девять.

– Ого!

Юрка только присвистнул.

– Нужно «скорую» вызывать, – сказала Настя и направилась к выходу.

– Не надо! – остановил ее я.

– Да ты же перезаражаешь всех. Это же не простуда.

Я знал только одно: в больницу не хочу попадать ни при каких обстоятельствах.

– Я чеснок привез из дома, – осторожно проговорил мой сосед. – Мы с Дольфом его поедим – не заболеем. Можем и тебя угостить, – улыбнулся он, в упор глядя на нее своими большими глазами, казавшимися сквозь очки просто огромными.

– Не надо «скорую», – попросил я, умоляюще глядя на знакомую.

Она посмотрела на меня, на Юру, потом снова перевела взгляд на меня.

– Ладно. Но ты, – Настя посмотрела на меня, – никуда из комнаты не выходи. Бациллы свои не разноси, а то эпидемия начнется. Это же общежитие, тут зараза быстро распространяется.

– Да куда я пойду в таком состоянии? – изможденно улыбнулся я.

– Дети… – произнесла соседка и ушла к себе.

Когда вернулся Рудольф, они с Юриком нарезали черного хлеба, начистили чеснока и в самом деле набили этими яствами животы. Специфический запах чувствовался даже в блоке.

– Крепись, Олег! – начал успокаивать меня краснодарский товарищ, методично выдыхая мне прямо в лицо чесночные пары. – Скоро тут все вирусы передохнут.

– Скоро тут больной сдохнет, – простонал я, морщась от отвращения. – Перестань дышать на меня.

– Извини, – улыбнувшись, отстранился от меня друг.

От «Колдрекса» у меня температура только поднялась выше.

– Укутайся одеялом посильнее, – предложил Рудольф. – Пропотеешь, и легче станет, температура спадет… ну не до конца, конечно.

Я уже собирался последовать его совету, когда зазвонил мой телефон.

– Алло, – прохрипел я в трубку.

– И как это называется? – раздался задорный голос Светланы, такой родной и милый. – Даже не позвонил, не написал ни разу!

– Свет, – охрипшим голосом сказал я, словно каркнул. – Я заболел.

– Что с тобой? – радость сменилась обеспокоенностью.

– Температура, горло болит.

– Температура высокая?

– Тридцать девять.

– Я сейчас приеду!

– Не вздумай! Сама еще заразишься от меня.

– Не заражусь…

– Не надо ехать сейчас. Давай потом… завтра.

– Тебе надо что-нибудь? Лекарства? Я привезу кастрюльку с куриным бульоном.

– Ничего не надо.

Немного поспорив, она заявила, что любит меня. После этого мы попрощались.

– Девушка твоя? – спросил Юра.

– Да.

До сих пор я ни одному не рассказывал про Светку.

– А она в Москве живет? – удивился Рудик.

– Да. Она в МГУ поступила.

– Офигеть! – усмехнулся Юра.

– Да уж, – согласился с ним Дольф. – А на кого она учиться будет?

– Переводчик.

– Потом во внешнюю разведку возьмут… – предположил Юра.

– Не смеши, – сказал я и укутался одеялом.

К вечеру немного полегчало, а вот ночью стало совсем худо. Соседи спали. А меня словно огнем жгло изнутри. Я вертелся, метался по кровати, пока не погрузился то ли в сон, то ли в бред. Мне привиделось, будто дверь открывается, и в комнату входят улыбающиеся родители.

– Ну, как ты тут? Скучаешь по дому? – интересуется мать.

– Да, – отвечаю я и начинаю давиться слезами.

– Ведь ты ж моряк, Олег, моряк не плачет, – начал басисто распевать отец на манер Шаляпина, – и не теряет бодрость духа никогда.

Вдруг откуда-то появилась Света с огромной кастрюлей супа. Поставила ее мне в ноги, а сама легла в койку к Рудольфу. И эту самую кастрюлю в ногах я расценил как плохую примету: что на мне уже поставили крест, готовятся выносить ногами вперед (конечно, это был бредовый морок). Я разозлился и крикнул:

– Ну уж нет! Хрен вам! Рано мне умирать! – и пнул посудину. Суп разлился по всему полу.

– Я буду жить! Буду! Буду!..

Из сновидения меня вытянул Дольф, трясущий за плечо и повторявший:

– Олег, ты чего? Проснись.

С трудом я открыл глаза. За окном уже светало. Жар нисколько не спал.

– Что случилось, – с неимоверным трудом, напрягая изо всех сил воспаленное горло, поинтересовался у соседа.

– Ты стонал во сне.

Я промолчал.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Рудик.

Я лишь отрицательно покачал головой, мол, плохо.

Вскоре он снова уснул. Я больше не смог.

Утром, чуть позже десяти, приехала Света. Она написала мне, что ждет внизу. Я с горем пополам объяснил Юре, что моя девушка приехала и ждет, чтобы ее провели через проходную. Попросил его спуститься и оформить ее как гостя.

Вскоре в комнату вошел сперва Юрик, неся в руках большой пакет. Следом вошла моя подруга. Сразу же бросилась ко мне.

– Олежка! Как ты? – потрогала мой лоб своей прохладной рукой, потом погладила щеку.

– Жить буду, – ответил я, а по телу пробежали мурашки, ибо очень отчетливо вспомнился сон.

С Рудольфом они познакомились сами, без моей помощи. Из своей сумки она достала парацетамол, аскорбинки, таблетки для горла. Взяла со стола градусник, оставленный Настей, передала мне, приказав измерить температуру. Юра, тем временем, достал из пакета кастрюльку. Я вопросительно посмотрел на Светлану.

– Там суп, – объяснила она.

Чтобы содержимое не расплескалось по дороге, эта умница плотно примотала скотчем крышку к самой емкости, чем немало меня развеселила.

Температура перевалила за тридцать девять. Девушка заставила выпить таблетку парацетамола и лежать. Сама же начала осматривать комнату в поисках хоть чего-то съестного.

– Погодите, а где холодильник? – удивилась она.

– Пока не купили, – ответил Рудольф.

– А продукты где храните?

– Все, что покупается, тут же съедается, – срифмоплетничал Юра и хихикнул.

– Тогда предлагаю кому-нибудь сходить со мной на Измайловскую ярмарку, купить что-нибудь.

Сопровождать с радостью отправились оба соседа, я же остался «соблюдать постельный режим». По возвращении, она «колдовала» на кухне. Денег было мало, поэтому купили только сосиски и десяток яиц.

Я лишь чуть-чуть похлебал суп, остальные же трое, особенно Юра и Рудольф, набили животы супом, сосисками с макаронами и омлетом. До завтрака на подоконнике остались лежать четыре сваренных вкрутую яйца. Закончив «обедоужин», я лег в постель, откуда наблюдал, как исчезают драгоценные продукты питания. Спустя минут десять усердной «работы», оба соседа откинулись в стульях. Мне было немного обидно: ведь суп Света принесла для меня и готовила она на всех, а я, по сути, ничего из этого почти не съел. Пока эти двое «хомяков» сидели и ждали, когда переварится пища в желудке, моя девушка составила тарелки стопочкой и уже собралась нести в раковину, чтобы помыть, когда я ее остановил.

– Не надо мыть.

– Да мне не сложно, – возразила она.

– Ты готовила, кормила этих двух голодающих детей… оккупированного самураями Владивостока и беднейшего края земли русской – Краснодара, страдающего от голодомора. Они пусть моют посуду. По-моему, честно.

– Ну, перестань, – с улыбкой на лице, стала успокаивать Светка.

Сытая парочка бездумно глазела то на меня, то на девушку.

– Чего расселись? – прохрипел я на повышенном тоне. – Посуду мыть идите! Жертвы жестокой реальности постсоветской России, блин!

Только после этих слов оба подорвались, схватили тарелки и вышли в «умывальную» (нет, ванной комнатой это помещение назвать было нельзя – ванны там никогда не было).

– Ты чего с ними так грубо?

– А чтоб не расслаблялись.

Она присела на краешек моей кровати и впервые за день поцеловала, пусть даже в щеку. Еще до того, как стемнело, я выпроводил Светлану. Уж очень волновался за нее, не хотел, чтобы она шла одна по темной улице, где полно наркоманов, бомжей и психов, как я поначалу полагал.

В понедельник с утра пораньше поехал на «Бауманскую», в университетскую поликлинику. Располагалась она в пятиэтажном здании, возведенном еще в самом начале двадцатого века. Сперва выстояв очередь в регистратуру (откуда она только взялась утром в первый учебный день!), оформив карточку, я занял очередь к терапевту. Время близилось к обеду, когда я покинул поликлинику, с больничным листом, освобождающим меня от учебы и работы на заводе до конца недели.

Соседей дома не было – уехали на занятия. Вернулись они ближе к обеду, уставшие, но вполне веселые. Долго и возбужденно рассказывали о первом учебном дне в альма-матер. Все было ново и непривычно.

Я усиленно лечился, не желая начинать знакомство с преподавателями с прогулов. Света звонила каждый день, рассказывала, как это невероятно – учиться в МГУ. Безусловно, ей приходилось трудно, но она справлялась. Ей там нравилось.

В пятницу больничный продлили до понедельника под предлогом инкубационного периода. Вот только в субботу у нас должны были начинаться первые лекции – еженедельные пять пар, с полдевятого утра до пяти вечера. Хоть самочувствие и улучшилось значительно, но по-прежнему ощущалась слабость после тяжелой болезни. Встал я рано. Юрка и Рудольф еще спали. Умылся, позавтракал, принял лекарства и отправился в университет.

Ранним субботним утром людей в метро практически не было. Я немного завидовал тем, кто может подольше поспать, никуда не спешить, провести этот солнечный день со своей семьей. Серые грязные стены туннеля, пролетающие за окном состава в свете ламп, навевали на меня тоску. На улице же стало веселее и как же захотелось прогулять занятия, почувствовать свободу! Но такой привилегии я был лишен.

Аудитория была маленькой – не «коморка папы Карло», конечно, но и не сказать, что целый Колизей. Но для двух групп, по двадцать человек каждая, большой и не нужно. Постепенно я стал ближе знакомиться с одногруппниками и однопоточниками. Москвичей было мало, в основном приезжие, проживающие в общежитиях. Узнал, что меня на заводе записали в слесарный цех – единственное оставшееся свободное место. Сел я за стол рядом с неким Сашкой Исаевым, из моей группы. Он был из Калуги. Подтянут. Лицо обрамляла легкая щетина. Голос его был мягким и дружелюбным, как и взгляд. Мы довольно быстро подружились. Прозвенел звонок. Преподаватель опаздывал. Стоял шум и гам. Но вот вбежал некий молодой человек. На вид лет тридцати, худой, бледный, темные волосы аккуратно уложены гелем, на носу очки в толстой роговой оправе.

– Доброе утро, – запыхавшимся голосом поздоровался он.

И воцарилась благословенная тишина! Все сели ровно, взяли ручки, открыли тетради.

– Итак, – продолжил преподаватель, – я буду вести у вас, в этом семестре, во всяком случае, два предмета: математический анализ и аналитическую геометрию, – говорил он отрывисто, словно выплевывая слова. – Зовут меня Спироногов Эдуард Львович. Кстати, и лекции, и семинары я буду вести, – как-то растеряно оглядел студентов.

Каждый записал на первой странице имя человека, которому предстояло мучить нас по самым трудным дисциплинам на протяжении полугода. Саша тихо хмыкнул.

– Сегодняшней темой будет… – не долго «раскачиваясь», начал читать лекцию Спироногов.

После окончания первой пары я чувствовал себя выжатым, как лимон. Предстояло выдержать еще четыре. Десятиминутных перерывов не хватало, чтобы хоть чуть-чуть оклематься от тяжелых предметов. Не знаю, как себя ощущали в тот момент другие, но к концу дня я понял две вещи: первое – я ни черта не «втыкаю» ни по одному предмету, моей школьной подготовки явно недостаточно, не тот уровень (да и вообще можно было забыть все, чему меня учили в родном городке); второе – каждую субботу я буду просто умирать от усталости и голода (еще бы – просидеть без обеда с полдевятого утра до пяти вечера).

Соседи уже были дома. «Оттрубив» по одной-две пары, они сейчас довольные и сытые лежали и читали какие-то журналы.

– Ну, как первый учебный день? – заботливо поинтересовался Юрок.

Ответил я ему одним кратким, но четко выражающим все мои эмоции, накопившиеся за день, нецензурным словцом на букву «п».

Теперь оторвался от статьи и Рудольф.

– А сколько пар было?

– Пять.

– Ого! – в унисон воскликнули они.

Переобувшись в домашние тапки, я прошлепал к своей кровати и так и упал на нее в верхней одежде. Едва моя голова опустилась на подушку, как в кармане джинсов зазвонил телефон. Светка. Она как чувствовала, что я начал отдыхать.

– Алло, – устало пробурчал в трубку.

– Привет, – довольно ответила подруга. – Чем занимаешься?

– Только что пришел. Еще не разделся, но уже улегся на постель.

– Не хочешь прогуляться по Парку Горького?

– Фонарик, – простонал я. – Если я сейчас встану…

– То я лягу? – засмеялась она.

– Нет. Тогда лягу я и отойду в мир иной.

– Тогда отдыхай…

– Может, завтра встретимся?

– Посмотрим. Я постараюсь, но дел очень много: нужно подготовить целую кучу домашних заданий.

Именно так для меня началась жизнь в Москве: куча трудностей, резкое сокращение числа свиданий с любимой девушкой и, отчасти из-за этого, не покидающее чувство одиночества. Учеба давалась очень непросто. Порой возникало ощущение, что я самый тупой студент в этом ВУЗе. Большинство студентов сидело с умным выражением лица, некоторые задавали какие-то умные вопросы преподавателям прямо во время лекций и семинаров. А мне казалось, будто они говорят на марсианском языке, абсолютно неведомом таким, как я. Сложнее всего приходилось во время сдачи домашних заданий. Я был вынужден по несколько раз переделывать их, а коварные преподаватели снова и снова находили ошибки.

Проще обстояли дела на заводе. Он представлял собой несколько отдельных цехов, разбросанных по всей территории университета. Как и на каждом столичном предприятии, здесь работали гости из Таджикистана и прочих южных республик. «Слесарка» располагалась в северном крыле МГТУ. Большое помещение было заставлено столами, станками, сварочными аппаратами, повсюду висели инструменты. На втором этаже находилась раздевалка с целой кучей шкафчиков для вещей. Возможно, когда-то здесь работали не четыре человека, а целая настоящая команда слесарей.

Здесь правили бал два мастера: один невысокий, коренастый, в преклонном возрасте, другой – помоложе, повыше, худощавый. Напарником моим был одногруппник Сергей Нирович. Среднего роста, со светлыми глазами и огромным носом. Задания нам давал «старик» – так мы за глаза прозвали первого мастера. Порой приходилось с восьми утра до пяти вечера сверлить отверстия в трубках квадратного сечения, которые потом шли для сборки парт и стульев. Иногда, как грузчики, переносили трубы или листы железа из цеха в цех. В общем, выполняли всякую мелкую работу, на которую не хотели отвлекаться истинные асы слесарных дел. Работа, за которую мы получали по триста рублей в месяц, находилась всегда.

Дни становились короче, ночи – длиннее. Бабье лето пролетело мимо меня со скоростью ракеты. Листва вся опала. Столицей овладела настоящая осень – хмурая, слякотная, промозглая. Очередным темным утром я сидел напротив окна и в свете настольной лампы завтракал. Соседи еще спали. Мне же предстояло пережить еще один рабочий день, ничем не отличающийся от других. По карнизу барабанил дождь. Ночью приснился прекрасный сон: будто я вновь оказался дома, разговаривал с родителями, встретился с друзьями. Но беспощадный звон будильника оборвал наваждение. Мгновенно настроение со стопроцентно отличного упало до нуля, если не ниже. Я дожевывал бутерброд с самым дешевым сыром на всей Измайловской ярмарке (холодильник мы уже на тот момент приобрели за пару тысяч у старшекурсников, поэтому теперь можно было иметь некоторый запас продуктов питания – на что денег хватало, конечно). На душе кошки скребли. На глазах навернулись слезы. Мне показалось, что вся жизнь катится в тартарары. За последний месяц мы со Светкой виделись всего пару раз, хоть и жили в одном городе. Столько же разговаривал по телефону с родителями. Да еще получил одно письмо от них же, которое шло до меня больше сорока дней. Хотя, это же была российская почтовая служба… Да-а-а, не об этом я мечтал, поступая учиться в Москву. Допив горький чай, я поехал на ненавистный завод.

То, что мы со Светланой стали встречаться гораздо реже, не могло не сказаться на отношениях. Мы понемногу отдалялись друг от друга.

В конце октября по всему институту разлетелась новость о захвате бандой боевиков заложников в здании Театрального центра на Дубровке во время мюзикла «Норд-Ост». Мастер цеха тогда сильно матерился, называя боевиков «уродами чернож*пыми» и «козоеб*ми бл…ми». В конце концов, заложников освободили, но из более чем девятисот человек сто двадцать погибли от действия усыпляющего газа, примененного спецназом при штурме здания. Боевики были уничтожены в ходе операции.

В ноябре, в один из субботних вечеров, отмечали день рождения Юры. Родители прислали ему к этой дате посылку с банками домашней тушенки, сырокопченой колбасой, сыром, домашним вином, яблоками, грушами и конфетами. Мой сосед только лишь докупил к данным яствам водку и сок. Гостей в комнату набилось много. В основном его сокурсники, но также приехала на его приглашение Света. Это был для нас отличный повод повидаться. Весь вечер мы просидели в обнимку – все же любовь до сих пор жгла наши сердца.

Когда торжество было окончено, я, будучи не вполне трезвым, поехал провожать мою милую до самого ее общежития. И совсем забыл, что метро закрывается в половину второго ночи. Как оказалось, закрываются на ночь не только метрополитен, но и общежития – Светино и мое. Нет, конечно, можно было бы попасть туда, но для этого нужно было сперва «насладиться» в полной мере бюрократией местных «чиновников».

– Знаешь, фонарик, мы с тобой еще ни разу в жизни не встречали вместе рассвет.

Подруга только нежно улыбнулась. Мы взялись за руки и вышли на улицу. Ночь была ясная. Нам улыбался месяц, вокруг которого, словно маленькие алмазы, были рассыпаны звезды. Безусловно, световое загрязнение не позволяло в полной мере насладиться видом ночного неба, но все равно было очень даже романтично. Мы направились по проспекту Вернадского в сторону центра. Пересекли площадь Джавахарлала Неру, как на нас начал беспощадно набрасываться холодный ноябрьский ветер с реки, словно желая развернуть и прогнать запоздалых путников прочь. Но мы были непреклонны. Я что-то непрерывно рассказывал девушке, а она смеялась. Остановились посередине моста Лужники и любовались панорамой: огромный ярко подсвечиваемый стадион с одной стороны реки, здание МГУ – с другой; вдалеке виднелся шпиль гостиницы "Украина"; сотни, а, может, и тысячи фонарей украшали общую картину. Мы стояли, не обращая внимания на сильный ветер и усталость в ногах.

– Какая же она яркая, эта Москва, – восхитилась Светлана.

– Но есть человек, который сияет намного ярче целого мегаполиса, – повернулся я к ней и поцеловал.

Не знаю, сколько мы стояли на том мосту. Я обнимал возлюбленную сзади, чтобы хоть как-то укрыть от холода. Тем вечером совсем выбросил из головы все тревоги насчет института, хвостов и тоску по дому. Чувствовал себя счастливым, как прежде в родном городке. Света повернулась ко мне, мы долго целовались, а потом пошли дальше. По Комсомольскому проспекту уже бежали. Щеки подруги налились румянцем от легкого морозца, нос порозовел. Вероятно, так же выглядел и я сам. Несмотря на глубокую ночь, машин в центре было предостаточно.

– А у нас дома, наверное, в это время вообще никого не встретишь, – словно прочитав мои мысли, произнесла Света.

– Это точно. Ночью наш городок вымирает и больше походит на город-призрак. Здесь совсем все по-другому.

Преодолев очередную безумную столичную дорожную развязку, мы вышли на Остоженку. У нас не было какой-то цели, мы никуда не стремились – просто плутали по улицам, наслаждаясь тем, что вместе, здесь и сейчас.

– Тебе нравится в Москве? – поинтересовался я.

Светлана долго молчала, а потом ответила:

– И да, и нет, – и вновь замолчала, подбирая слова. – Понимаешь, она – да – красивая, но какая-то ненастоящая. Здесь столько лжи и лицемерия… Это… это… понимаешь… как будто огромный подарок. Он упакован в красивую золотую бумагу, перевязан большим бантом. Но когда разворачиваешь, обнаруживаешь внутри старое ржавое ведро, полное мусора.

Я был поражен тем, как четко она подметила и описала то, что я ощущал с самого сентября, но никак не мог сформулировать.

– Хочешь уехать отсюда?

– Хочу, – быстро ответила подруга и добавила: – Но не уеду. Слишком много нервов и сил потратила, чтобы поступить в МГУ. Так просто я теперь не отступлюсь, буду держаться до последнего. А ты? Как тебе здесь?

– Знаешь… я уже успел возненавидеть этот город. Он словно душу вытягивает, выжимает все соки, чтобы потом выбросить на свалку. Но выбора нет: на периферии можно еще быстрее стать выброшенным мусором. Нужно закрепляться здесь. Тут есть работа и деньги. Возможностей в столице гораздо больше, чем в провинции.

Мы не заметили, как дошли до Волхонки. Нашему взору предстал величественный Храм Христа Спасителя, со всех сторон освещаемый прожекторами.

– Я заметила один парадокс: здесь столько церквей и храмов, люди постоянно посещают их, набожные все такие… А возлюбить ближнего своего не могут.

– Или не хотят.

– Или не хотят, – словно эхо, отозвалась Света.

Совсем замерзнув, мы зашли в какой-то круглосуточный магазин. Поглазев на витрины, немного отогревшись, снова вышли на холодную улицу. Обошли по Моховой весь Кремлевский ансамбль, по Китайгородскому проезду вновь вышли к реке Москве. По Москворецкой набережной вышли к Большому Москворецкому мосту, с которого и наблюдали, как небо светлеет, краски меняются с темно-синих на голубые и алые. Красное солнце медленно поднималось над городом, озаряя все вокруг нежным золотистым светом. Мы любовались этим поистине прекрасным зрелищем, дрожа от холода. Из носа вырывались аккуратные струйки пара. С моста мы чуть ли не бегом добрались до ближайшей станции метро. Я проводил Свету до самого входа в Дом студента, а потом, полный эйфории и счастья, поехал к себе. Вновь чувствовал прежнюю крепкую связь со Светланой, ее любовь ко мне и свою к ней, заставляющую кровь быстрее циркулировать по телу.

Рудольф уже встал, а Юра все еще спал, загрязняя окружающий воздух своим перегаром. Я тоже лег спать. С понедельника жизнь вошла в прежнее (но не привычное) русло: завод, институт, ежедневные попытки сдачи домашних заданий.


Лекции и семинары закончились – началась зачетная неделя. К этому моменту у меня оставалось только два «хвоста»: последние домашние задания по математическому анализу и аналитической геометрии – которые планировал сдать как раз на текущей неделе и получить допуски к экзаменам по обоим предметам. Первый зачет я получил по «практике»: за работу на заводе. Да, да. Мы там за зачет работали. После этого началась беготня. Каждый день с утра до самого вечера передвигался с этажа на этаж университета, вновь и вновь правил ошибки в «хвостовых» работах. Преподаватель хоть был и молодой, но более чем строгий. А в комнате у меня лежали билеты на поезд – мы со Светой должны были уезжать домой в самом конце двадцатых чисел, чтобы встретить Новый год с родителями. И я весьма нервничал, ибо никак не мог сдать зачет по информатике (проклятая программа, которую я написал по заданию преподавателя, все не работала) и домашнее задание по математическому анализу.

Соседи ничем не отличались от меня: так же утром уезжали в университет и возвращались только вечером, посыпая «дуру англичанку» или «козла по начерталке» отборными матюгами. Юра тоже собирался на праздники уехать домой, а Рудя –нет – он оставался в столице ввиду высокой стоимости билетов на самолет до Владивостока.

Светка же просто поразила меня: она, мало того, что уже закрыла зачетную неделю, так еще и умудрилась досрочно сдать два экзамена.

Наступил день планируемого отъезда домой. Рано утром я стоял перед зеркалом над раковиной.

– Соберись! – тихо пробормотал сам себе, гладя на отражение похудевшего мальчишки. – Сегодня последняя попытка. Либо сдашь зачет и домашнее задание, либо сдашь билеты на поезд и зависнешь здесь еще черт знает на сколько.

Мысленно помолился, чего раньше никогда не делал, и пошел собираться в институт.

Поначалу показалось, что я снова все провалю, но на сей раз удача оказалась на моей стороне. В зачетной книжке появилась очередная запись, а по математическому анализу – допуск к экзамену. Счастью не было предела! Я бегом бежал до метро, а от него – до общежития, моментально собрал сумку и снова выбежал в слякоть теплой и сырой московской зимы.

Мы встретились со Светой в метро и направились в сторону вокзала. Я тащил на плече свою сумку, а еще катил ее чемодан на колесиках. Она же несла только какой-то пакет. Едва мы приблизились к платформам, как в нос ударил запах поездов. Каким же сладким мне показался этот запах! В будущем он всегда будет ассоциироваться у меня с домом, родителями, тишиной и спокойствием. Я очень сильно вымотался за последние дни. Света – еще сильнее. Поэтому, как только поезд тронулся, мы легли спать. Проснулся я рано от голода. Предыдущий день выдался просто сумасшедшим, и я забыл пообедать. Ужин тоже пропустил ввиду сильной усталости – я буквально отключился, едва голова соприкоснулась с подушкой. И теперь мой желудок сердито урчал, требуя предоставить ему для переваривания что-нибудь съедобное. Только сейчас я понял, что в спешке ничего не купил перекусить в поездке. Все пассажиры спали. Где-то поблизости раздавался храп. За окном царила непроглядная темнота. Посмотрел на часы: четыре утра. Хотел аккуратно растолкать Свету, чтобы спросить, нет ли у нее чего съестного, но совесть не позволила этого сделать.

«Сам облажался, теперь сам и терпи, нечего людей будить из-за своей глупости»

Снова лег, вытянул ноги, но сон не шел. Повернулся на один бок, потом на другой. Все без толку. Мало того, что живот ноет, так еще некое возбуждение от ожидания встречи с родителями и друзьями вгоняет адреналин в кровь. Не знаю, сколько еще вертелся, но, в конце концов, уснул. То был сон без сновидений. Когда проснулся снова, небо уже было светлее, на его сером фоне мрачно чернели верхушки пролетающих за окном елей. Где-то перешептывались отдельные «жаворонки», но в нашем отсеке еще все спали. В желудке уже просто вакуум образовался. В голове мелькнула неприятная мысль о причинах возникновения гастрита и язвы, но я ее быстро отогнал. Часы показывали половину восьмого. Аккуратно спустился со своей верхней полки и присел на краешек Светиной.

– Малыш, – тихо-тихо прошептал я и чуть потряс ее плечо.

Никакой реакции.

– Светунь, – немного громче позвал я.

Она глубоко вздохнула, но глаза не открыла. Снова потряс плечо. Последовала реакция – подруга что-то промычала, а спустя несколько секунд, часто дыша, будто только что бежала кросс, проснулась. Посмотрела на меня ничего не понимающими глазами.

– У тебя есть что-нибудь покушать?

– Кушать? – удивленно спросила она, словно не знала значения этого слова и слышала его вообще впервые.

– Да. Я… просто… сутки уже ничего не ел.

И эта фраза зарядила ее такой энергией! Моментально проснулся материнский инстинкт, заложенный в каждой девочке, девушке и женщине. Она быстро поднялась, волосы ее были растрепаны и местами напоминали маленькие птичьи гнезда. Но плевать на волосы! Ведь любимый человек, оказывается, голоден! Он, оказывается, сутки ничего не ел! Тут же Светлана достала из-под сиденья тот пакет, что несла в руках сама, а из него стала извлекать продукты. Как по волшебству, появились на столе сосиски, хлеб, нуга в шоколаде, сваренные вкрутую яйца.

– Ты почему вечером мне ничего не сказал? – возмутилась шепотом девушка. – Я бы тебя накормила ужином.

– Да я забыл как-то.

– Как можно забыть поужинать?

Ответа от меня не последовало. Только виновато посмотрел на нее и пошел за чаем к проводнику.


И я, и Светка улыбались в тридцать два зуба, когда поезд замедлил ход, а за окном показались знакомые строения окраины нашего милого, родного города.

Нас встречали мои родители и ее мать. Они обнимали нас, и в глазах каждого читалась неуемная радость.

Переступив порог квартиры, я сразу же почувствовал запах родного дома, погрузивший на доли секунды в воспоминания о детстве. Ничего не поменялось за время моего отсутствия. В моей комнате все стояло на тех же местах. Не было ни пылинки – видимо, родители провели тщательную уборку накануне.

Первым делом я набрал полную ванну горячей воды. Какое же блаженство ощутил, опускаясь в нее! Тепло растекалось по всему телу, прогревая каждую косточку. После подвального «общажного» душа лежание в ванне мне показалось неописуемой роскошью. Наслаждался сим мероприятием долго. Вторым делом набил брюхо до отвала. Мама сварила борщ, наготовила целую гору отбивных, сделала пюре. На десерт они с отцом купили большой шоколадный торт. Разговорами и вопросами родители решили пока не донимать, дать немного отдохнуть, прийти в себя после самого сложного периода – акклиматизации, привыкания к самостоятельной жизни. В душе был благодарен им за это, за их понимание. Я ел и смотрел в окно. Холодный декабрьский ветер гонял тучи по небу, колыхал ветви старого дуба, что рос возле трехэтажного дома, напротив нашего. Я помнил этого «старика» с самого раннего детства. Каждое утро в любое время года он безмолвно красовался передо мной, возможно ностальгируя о своей молодости. Сколько раз мы с друзьями залазили на него, играя в прятки или «войну». Старый добрый дуб. Размышления прервала мама стандартными вопросами о моих успехах в институте, жизни в Москве вообще. Я подробно все рассказывал. И она, и отец поняли, насколько тяжело дается мне учеба.

Позже родители начали все готовить к празднованию Нового года, а я направился в магазин, искать подарок для Светы. Идей не было вообще. Долго бродил по самому большому торговому центру нашего города, но ничего не мог придумать. То, что нравилось, я не мог себе позволить по деньгам. Наконец, в книжном отделе наткнулся на большой немецко-русский/русско-немецкий словарь (вторым языком для изучения она выбрала немецкий). Ему-то и предстояло стать подарком для моей любимой.

Под вечер мы с родителями поехали поздравлять бабушку с дедушкой. Они очень обрадовались моему приезду. Бабуля даже прослезилась. Да и у меня глаза стали влажными, но я сдержался.

Новый год встретили тихо в тесном семейном кругу. После того, как куранты на Спасской башне пробили двенадцать раз, а мы с родителями выпили по традиционному бокалу шампанского, я оделся потеплее и помчался к Светлане. Повсюду веселились люди, ходили толпами, распевая песни и распивая горячительные напитки. Тут и там запускались фейерверки, горели бенгальские огни. Слышались взрывы петард. Вместе со своими родителями и дети принимали активное участие в организации пиротехнических шоу.

Я позвонил в знакомую дверь. Открыла Светина мама.

– С Новым годом вас! – поздравил я.

– И тебя, Олег, с Новым годом, – добродушно улыбнулась она. – Заходи, раздевайся, проходи к столу.

На пороге прихожей уже ждала сама Светка. Чтобы не мешать молодым, мама ушла на кухню.

– С Наступившим тебя, – тихо произнес я и протянул подруге толстый словарь с красивой открыткой.

Ее улыбка стала еще шире. В глазах читалась радость, но еще и усталость.

– И тебя, – она протянула мне в ответ что-то, упакованное в золоченую бумагу.

Мы поцеловались. Подарок распаковывать не стал. Немного посидев в комнате со Светой, я пошел домой. Лишь дома, наконец, развернул подарок: это была ручка в красивом футляре.

На следующий день мы с ней решили собрать всех друзей и вместе отметить праздник еще нашей компанией. Были и Костя, и Катя. Но между собой они не общались, лишь временами поглядывая друг на друга и смущенно отводя глаза, когда их взгляды встречались. В общем, было довольно весело. Немного перебрав со спиртным, Костя наклонился ко мне и сказал:

– Знаешь, брат… я тоже уеду отсюда. В следующем году. Не хочу тут жить. У меня голова часто болит, этот городишко убивает меня.

– Так ты попробуй пить меньше и реже, – пошутил я в ответ, а потом, посмеявшись, серьезно спросил. – Куда собираешься ехать?

– В столицу. Переведусь в какой-нибудь институт, – и после паузы каким-то отцовским голосом произнес: – А ты молодец. Намного раньше меня понял, что отсюда надо валить. Здесь нечего делать.

– Да ты не думай, что там намного лучше. Дерьма еще больше, чем тут.

– Но и денег тоже. Кем я буду работать после нашего «Педа»? Учителем в школе за копейки? – друг горько усмехнулся и покачал головой. – Не-е-ет. Я хочу чего-то большего. И плевать, сколько сил придется на это потратить! Я приеду к вам со Светой в Москву, и мы покорим этот сраный город! – разошелся он.

Посетители бара, где мы сидели, стали оборачиваться на нас.

– Приезжай, – поддержал я его. – Вместе мы сможем горы свернуть!

– Да! Именно! – и Костя рассмеялся.

Все остальные улыбались. Катя смотрела на этого парня добрыми, влюбленными и тоскливыми глазами. Обида прошла, а любовь осталась. Но гордость не позволяла ей первой сделать шаг на пути их возможного нового совместного счастья.

Утром я подумал, что все это были обычные пьяные беседы. Не верил, что Костя и в самом деле решится уехать в Москву.

Дни проходили довольно однообразно: утром я учил лекции, готовясь к предстоящему экзамену по аналитической геометрии (только зубрежка навряд ли могла помочь мне); на обед ходил в бабушке с дедушкой; ближе к вечеру встречался со Светкой, а позже мы с ней – с друзьями.

Время быстро пролетело, и я поехал в столицу сдавать сессию. Подруга же оставалась дома еще на неделю.

Из пресловутой русской зимы я вернулся в слякотное непонятное межсезонье – и не осень, и не зима, что-то среднее. На душе лежал груз тоски по дому, родителям, друзьям и, конечно, Свете. Рождество отмечали с соседями по комнате. К тому времени Юра уже вернулся. А на следующий день я поехал рано утром сдавать первый экзамен.


Преподаватель сел за свой стол и начал вызывать по одному человеку. Сердце выпрыгивало из груди, дыхание перехватывало, нервы были натянуты, словно струны.

– Орлов, – громко прозвучала моя фамилия.

Я зашел в кабинет и положил на стол Спироногова зачетную книжку.

– Тяните билет, – предложил он мне, указывая на разложенные текстом вниз бумажки.

Рука моя дрожала. На мгновение показалось, что сейчас меня вырвет. Глубоко вдохнул полную грудь воздуха, выдохнул его и взял билет.

– Номер? – поинтересовался преподаватель.

– Пять.

Он записал его в какой-то список, снабдил меня экзаменационными листами и указал на вторую парту, прямо перед ним.

Шпаргалок не было, да и все равно списать бы не получилось под носом у этого всевидящего «инквизитора». Я прочитал задание. Мне показалось, что написано оно не на русском языке. Прочитал еще раз и встретил знакомые слова. В голове была каша. Но выбора не было – пришлось успокоиться, взять себя в руки и изо всех сил напрячь память. Не заметил, как пролетело отведенное на подготовку время. Спироногов начал вызывать к себе за стол студентов в том же порядке, что в самом начале – за билетами. Несколько человек отправил на пересдачу, парочке поставил тройки, другим четверки. По-моему, он даже одну или две пятерки поставил. Вскоре подошла моя очередь. Я аккуратно передал Эдуарду Львовичу листки, на которых убористым почерком написал все, что знал по данной дисциплине, независимо от того, относится это к теме из билета или нет. Он стал читать, а я параллельно рассказывать, что написал. Потом пошли дополнительные вопросы. Я что-то лопотал в ответ, но все невпопад. Наконец, преподаватель замолчал.

– Да-а-а, Орлов… – протянул он.

Я молчал. Адреналин разрывал сердце.

– Я закрою глаза и поставлю вам в зачетку тройку, – когда я услышал это, сердце екнуло и провалилось глубоко вниз. – Но в уме будем держать двойку.

– Хорошо, – согласился я (согласился бы в тот момент на все, что угодно), широко и глупо улыбаясь.

Спироногов вздохнул и сделал запись в ведомостях и зачетной книжке. Вручая ее мне, сказал напоследок:

– Только учтите, Орлов, что в следующем семестре, если я буду опять вести у вас высшую математику, спуску вам не дам. И в следующем семестре таких поблажек не дождетесь.

– Я понял, – ответил и быстро ретировался.

Счастливый, примчался в общежитие. Впервые за долгое время из-за хмурых январских туч выглянуло солнце. Соседей не было. Каждый сдавал свой экзамен. Написал смс Свете, потом сразу же позвонил родителям. Но они не разделили моей радости, отчитали за тройку, как школьника. Даже не понимали эти люди, как тяжело мне далась тройка, и сколько нервов я потратил на этом экзамене. Настроение сразу же упало. Нет, даже не упало, а рухнуло со скоростью ракеты. Прежнее доброе расположение духа вернулось, лишь когда в комнату ввалился Юра с бутылкой пива в руке.

– Как сдал? – поинтересовался я, лежа на кровати и глядя в окно.

– Четыре! – объявил он уже слегка заплетающимся языком.

– Поздравляю!

– Ага! А ты как?

– Тройка.

Тут он растерялся, не зная поздравлять или соболезновать.

– Ну… ты сам доволен?

– Думаю, да. Эта тройка далась с та-а-аким скрипом.

– Тогда и я тебя поздравляю.

Вскоре вернулся Дольф. Он еще не выпил, но был пьян, ибо сдал информатику на отлично. В тот вечер мы пили, долго и весело. К нам присоединились еще несколько человек. В сумме на шестерых ушло две бутылки водки, пол-литра конька и бутылок десять пива.

Утром в голове творился хаос, во рту была Сахара, а в желудке – будто атомная бомба взорвалась. Захотел налить стакан воды, но не смог поднять графин. Алкоголь слишком сильно «расслабил», превратил мышцы в желеподобную массу. Не лучше чувствовали себя и Юра с Рудольфом. В комнате был жуткий бардак, но убирать следы вечеринки просто не было сил.

Вскоре в Москву вернулась Светлана. Я встречал ее на вокзале, предварительно купив розу, одну, но самую большую и красивую. Проводил ее до самой комнаты, немного посидел в гостях, пообщался с соседками, а потом поехал к себе готовиться к экзаменам. Больше мы с ней не виделись до самого окончания сессии. Она закрыла ее раньше меня, на одни пятерки, и вновь осталась ждать, чтобы вместе поехать домой. Определенно, у девушки в этом ВУЗе раскрывался истинный талант по изучению языков и прочих гуманитарных дисциплин.

Экзамены мои проходили все примерно одинаково: каждый преподаватель чувствовал, что я слаб, но, тем не менее, ставили тройки. Пожалуй, самым запоминающимся экзаменом стал последний по счету – начертательная геометрия. Для меня она была темным лесом. Почти все сокурсники сдали его (а кого-то отправили на пересдачу) и ушли. Нас оставалось несколько человек. Принимала сей предмет молодая женщина. Время на подготовку давно истекло, и она торопила отстающих, к коим относился и я. Экзаменационные листы мои были пусты. Преподаватель подошла ко мне, бросила усталый и печальный взгляд и сказала:

– Давайте так: я сейчас поставлю вам тройку, и мы не будем мучить друг друга. Вы согласны?

– Да, конечно, – с облегчением ответил я.

Она подошла к своему столу, нашла мою зачетную книжку и вписала «удовл». И эта запись обозначила окончание моей первой в жизни сессии. Причем, выкрутиться удалось без «хвостов». Это было настоящее везение! Фортуна улыбалась мне.

– А теперь уходите с глаз моих долой, – тяжело вздохнув, обратилась женщина, отдавая мне «зачетку».

Дышать вдруг стало легче, сердце успокоилось – словно гора упала с плеч. Радостный был. В тот же день мы встретились со Светкой, съездили на вокзал, купили билеты, а потом просто гуляли по Измайловскому парку. Вечером она уехала к себе в Дом студента, а мы с соседями «прогнали» по парочке бутылок пива. Они закрыли сессию еще накануне – Юра с двумя тройками и двумя четверками, а Рудольф с одной пятеркой и тремя четверками.

Следующим вечером мы с подругой сели в поезд и поехали на две недели в родной городок.


Теперь я опять каждый день утром навещал бабушку с дедом, после обеда мы встречались со Светланой и шли в какое-либо кафе, одни или с друзьями.

Родители были рады моему приезду, но результат сессии огорчал их. Однажды мы сидели за столом и ужинали. За окном завывала метель. Из-за разыгравшейся непогоды я никуда не пошел. На кухне было непривычно тихо. Из-за этого я чувствовал себя не в своей тарелке. Как будто не дома ужинаю, а непонятно где с незнакомыми людьми. Первым нарушил тишину отец:

– Слушай, Олег. Мы тут с мамой подумали… – ненадолго замолчал, подбирая слова. – Если тебе тяжело учиться в Бауманке, то, может, переведешься сюда, к нам?

– Это в Пед, что ли?

– Да, на физфак, например.

Я хмыкнул, посмотрел на него, потом на мать.

– Нет уж. Я до последнего буду биться. Пока не отчислят – сам не уйду.

Папа улыбнулся и покачал головой, выказывая солидарность и уважение такого решения.

Все хорошее имеет свойство быстро заканчиваться. Каникулы пролетели, словно их и не было. Пришло время вновь возвращаться в Москву.


По мере приближения к столице холодная снежная зима плавно перетекала в теперь уже привычное слякотное межсезонье. Ничего не поменялось за две недели нашего отсутствия. По-прежнему суетился народ, спеша на работу, гастарбайтеры сновали туда-сюда в поисках очередных шабашек, автомобильные пробки, как и каждое утро, распространялись все сильнее, словно метастазы, в пораженном организме города. А потом – снова метро, Измайловская ярмарка, общежитие. На следующий день приехали соседи. Так же, как в сентябре: сперва Рудольф, а потом уже Юра.

В институте выяснилось, что трех человек отчислили за «хвосты». Тогда я осознал, что не самый глупый в группе. Учеба во втором семестре пошла чуть легче. И мы, студенты, хоть как-то уже втянулись, и преподаватели (состав их по основным предметам был прежним), вероятно, стали чуть более благосклонны к нам, поскольку каждый из оставшихся в группе прошел первое, самое сложное, испытание. Так все и пошло: учеба, завод, общежитие, домашние задания.

Денег явно не хватало, хоть я и старался экономить. Однажды возле проходной нашей «общаги» заметил объявление: требовался студент для разовой работенки – разгрузки фур – в ночное время. Я связался по указанным координатам.

Около полуночи на улице, возле входа в общежитие, меня ждали несколько четверокурсников. Компания подобралась, прямо скажем, колоритная: тот, с кем я держал предварительно связь, был худощавым, жилистым, явно любил черный юмор; другой – то ли сосед по комнате, то ли просто хороший приятель первого – ростом был с Майкла Джордана, сурово и свысока на всех поглядывал, но над шутками жеманно посмеивался; третий – слегка заторможенный (мне показалось, что он сидит на чем-то, вроде опиума или ЛСД). Поздоровался со всеми.

– Сейчас еще один подойдет, и поедем, – известил меня первый, по имени Вася.

– А где Мыкола? – возмутился «Джордан». – Хрен ли его постоянно ждать приходится? – и через паузу. – Бл…!

Довольно резко встрял в разговор третий «грузчик». А говорить он стал о шоколадках и сладкой газировке. Ни с того, ни с сего. Просто захотелось парню о «вкусняшках» пообщаться.

«Точно нарик!» – мелькнула мысль.

Из беседы стало ясно, что зовут его Ринат, а высокого – нет, не Майклом, а Стасом.

Наконец, дверь открылась, и вразвалочку вышел невысокий, крепкий молодой человек. Длинные волосы его были сзади забраны в хвост, а на носу красовались большие очки с розовыми стеклами.

– Наконец-то! – изрек Ринат.

– Коля, зачем тебе очки ночью? – вполне логично поинтересовался Вася.

– Ты ничего не понимаешь. Это мода. Это нереально круто. Это гламурно. Брэд Питт одевается так же. Я решил подражать ему.

– Да, бл…, – раздался нервный голос Стасика. – Только он одевается не на «Черкизоне». Чего так долго?!

– Не-пси-хуй, – нараспев ответил «Мыкола», манипулируя руками. – Мы с Санькой досматривали фильм про самурая – пса войны.

Я наблюдал со стороны за этой шайкой «дуриков» и с ужасом думал: «Неужели от учебы и я до такого скачусь?»

– Поехали уже, – нетерпеливо скомандовал Стас.

– А это кто? – подозрительно посмотрел на меня «подражатель Брэду Питту».

– Это Олег, – отозвался Вася. – Он с нами сегодня поедет. Будет помогать, так сказать.

– Коля, – протянул он мне руку.

– Олег, – пожав ее, ответил я.

Мы поехали на метро на другой конец Москвы. Потом от метро пешком шли по неуютным переулкам и промзонам до нужного склада. На проходной полупьяный сторож переписал данные из наших паспортов в свой журнал и выдал «пропуска» – мятые, истертые бумажки.

– Такой даже жопу вытирать страшно – заразу подцепишь, – выразил общую мысль Коля.

Дружно посмеявшись, двинулись в подсобку. Начальник склада был, как я понял, неплохо знаком с этими ребятами. Он поздоровался со всеми и сказал, чтобы мы быстрее переодевались, а то уже «водилы» ждут. Эти «ветераны погрузочных работ» полностью переоделись в старые рваные и грязные одежды. Николаю пришлось с огромным сожалением оставить свои гламурные очки, дабы не разбить. Я же просто снял куртку, оставшись в спортивном костюме.

Предстояло разгрузить три огромные фуры «двадцатитонники», снизу доверху набитые коробками с колготками и нижним женским бельем. Несмотря на всю придурковатость, работали парни, как звери. После первой же фуры у меня начали отваливаться руки и стала ужасно ныть спина. Они бегали, как заведенные. Я весь вспотел, меня мучила жажда. Хотелось спать. Но расслабиться я себе не позволял – свои деньги отрабатывал добросовестно. Коробки из кузова составляли на паллеты, которые на специальной тележке перевозились в складское помещение. Работу мы закончили в половине пятого утра. Пустой прежде склад стал полностью заполненным товаром. Пока все четверо переодевались, я жадно глотал воду из кулера. Сердце бешено билось. Казалось, что сейчас упаду, и душа оставит бренное тело, каждую клеточку которого пронизывала нестерпимая боль. Меня не покидало ощущение, что я прошел через круги ада и выбрался живым. Вася отошел в сторону с хозяином склада. Остальные молча ждали его. Потом он подошел к нам, мы поднялись со стульев и пошли на выход.

Вновь плутали по темным недружелюбным улочкам, пока не вышли на широкий, ярко освещенный фонарями, проспект. Зашли под навес остановки общественного транспорта. Василий стал делить деньги: каждый получил по тысяче рублей. Несметное богатство для меня! Однако тут же пришлось отдать сто рублей на такси. Желающих подвезти пятерых молодых людей сомнительного вида в пять утра было мало. Мы стояли на остановке, продуваемые холодным сырым ветром. Вася вышел прямо на дорогу, вытянув руку с большим пальцем, поднятым вверх. Терпение лопнуло, когда мимо пролетел огромный «Лексус» и обдал нашего товарища стеной брызг. Василий смачно выругался и подошел к нам.

– Поехали лучше на метро. Скоро уже откроется, – предложил он.

Все молча согласились. Деньги, собранные на такси, были розданы назад, и мы направились пешком в сторону станции.

К общежитию подходили уже после семи часов. Первым делом я пошел в душ. Помылся быстро. Потом второпях позавтракал, что Бог послал. А послал он немного: два ломтя хлеба и один кусочек сыра. Все тело болело. В придачу ко всему еще и нос заложило. Но я оделся и поехал на завод.

Опоздал на десять минут.

– Ты что-то припозднился, – лукаво оглядывая меня, заявил один из высоких начальников завода, повстречавшись мне на пути.

– Извините, – начал оправдываться я.

– Рабочий день начинается в восемь часов. Ровно. Это значит, что в восемь утра ты уже должен быть переодет в рабочую одежду и ждать указаний.

– Я просто всю ночь работал…

– Где?

– Там… это… машины разгружал…

– О! А вот это меня не волнует. Если бы ты здесь всю ночь у станка простоял – другое дело.

После этих слов ярость захлестнула меня. Кулаки сжались. Я посмотрел в глаза этому сытому «начальничку», играя скулами.

– Ладно, – сменил он тон, – иди переодевайся, – и быстро пошел прочь.

Мастер в цеху привычно поздоровался и ничего не сказал по поводу опоздания.

К вечеру я едва переставлял ноги. Думал, что упаду прямо на улице. Голова кружилась от недосыпания и недоедания. Едва я переступил порог своей комнаты, как упал на кровать и тут же уснул. Проспал до утра.

Примерно через неделю я снова увидел объявление о подработке на разгрузке машин. Те же контакты. Позвонил. Вновь поехал. Те же люди, тот же склад, те же коробки. Я надеялся, что во второй раз будет чуть легче, но ошибся. Закончили на этот раз чуть раньше. Домой ехали на машине. Какой-то толстый «шеф» сжалился над бедными студентами. Плотно утрамбовались сзади в «Волгу» и поехали. Коля, на этот раз в темных круглых очках, как у кота Базилио (хотя сам он ссылался на Джона Леннона), уткнул мне в бок свою старую пыльную сумку с жесткими углами. Но, несмотря на все неудобства, я уснул. Проснулся, когда автомобиль плавно подкатывал к нашему общежитию по 7-й Парковой улице. Сильно болел живот.

Кружка горячего чая и бутерброд помогли – боль утихла. Тогда я собрался и поехал на занятия.

С учебным планом во втором семестре справлялся гораздо лучше, чем в первом. Вот только со Светой видеться стали гораздо реже.

Время шло. Дни становились длиннее и теплее. Чаще стало появляться солнце. В Москве снег сходил быстро. Это в нашем городе еще в мае можно было местами наблюдать сугробы, а здесь уже в апреле я переоделся в туфли и ветровку.

Перед майскими праздниками я решил пригласить подругу в музеи. Как это ни странно, но я за почти год жизни в столице не был ни в одном музее. Мы встретились на станции «Площадь революции» и направились в Исторический музей. Возле памятника Жукову стояла толпа желающих сфотографироваться с обезьянкой, которую держал на поводке потный мужчина с засаленными волосами. Какие-то азиаты фотографировали актеров, загримированных под Ленина, Сталина и Николая II. Тут же сидел в инвалидной коляске «ветеран Афганистана», как гласила табличка из куска картона, и просил милостыню. Возле церковных лавок стояли монашки, собирая деньги на строительство очередного храма. Повсюду был шум и гам. Среди этой канители мы услышали тихий голос:

– Ребятки…

Обернулись. Возле нас стояла старушка, высушенная долгими годами. Голову покрывал старый, местами заштопанный, платок, поверх застиранного и выцветшего халата была надета кофта, вся в катышках. Она смущенно, а точнее даже стыдливо, поглядывала на нас слезящимися глазами.

– Подайте бабушке на хлебушек, – дрожащим голосом попросила она.

Сердце мое сжалось. Я полез в карман и вытащил мятую купюру в пятьдесят рублей.

– Спасибо вам, – едва не плача, осипшим голосом поблагодарила нас старушка. – Вы такие хорошие ребятки. Дай Бог вам здоровья и счастья.

– Спасибо, – горько улыбнувшись, сдерживая слезы, ответил я на ее пожелания.

– Вы не такие, как эти… черные. Они никогда и копейки не дадут. А я со вчерашнего утра ничего не ела. Спасибо вам, ребятки. Дай Бог вам всего хорошего.

Света едва заметно потянула меня за рукав. Я повернулся к ней и увидел, что по щекам ее катятся слезинки.

– Спасибо, – еще раз проговорил я, после чего мы развернулись и пошли в музей.

Стояли в очереди молча. Я хотел что-нибудь сказать, успокоить подругу, поднять ей настроение, но ничего не мог придумать. У самого на душе кошки скребли. Так мы и стояли, пока не подошли к кассе. Билеты нам продали по льготной «студенческой» стоимости. Бродя по бесчисленным залам музея, постепенно забыли о старушке. К концу же экскурсии мы думали только о своих ногах, которые нещадно болели после нескольких часов, проведенных в движении.

– Олег, – обратилась ко мне Света, когда мы сидели и отдыхали возле фонтанов у Охотного ряда, и замолчала.

– Что?

– Мы на майских праздниках собираемся с ребятами съездить на шашлыки на дачу к Антону – моему сокурснику…

Я молчал, но эти слова кольнули сердце, ревность начала подниматься в груди, чего раньше со мной не случалось. Может, усталость сказалась, может, то, что виделись мы с ней редко (а тут она еще и променяла меня на каких-то ребят!), а может, еще что-то…

– И? – наконец, выдавил из себя.

– С ночевкой. Ты не против? Проживешь денек без меня? Проведешь время, как ты хочешь, отдохнешь.

Стрелка манометра в баке с ревностью начала заходить в красную зону.

– Во-первых, с какими ребятами ты собралась ехать?

– С одногруппниками.

– Ага, – я покачал головой.

Теперь молчала подруга, ожидая моей дальнейшей реакции.

– И каков план мероприятий?

– Да просто шашлыки пожарим, отдохнем…

Манометр со свистом улетел, а бак разорвало на куски, и опасное чувство охватило каждую клеточку тела и мозга, как огонь.

– Напьемся и устроим пьяную оргию, – грубо перебил я ее.

– Что? – опешила Света.

– Знаю я, что это за отдых. Шашлыки, ага, – саркастически усмехнулся. – А потом в интернете появляются ролики, вроде «Пьяные студенческие оргии».

– Олег, ты больной, что ли?

– Я больной?

– Да у нас почти одни девушки в группе. Будет всего трое-четверо парней…

– О, как славно! – уже абсолютно перестал отдавать себе отчет. – Это ж по сколько баб на каждого?!

– Тебе мозги надо лечить, – в сердцах бросила она.

– Нет, это тебе надо мозги лечить! Ни одна нормальная, пристойная девушка не поедет на этот праздник разврата.

От злости даже начали трястись руки, но я не унимался.

– Уже выбрала себе партнера? Или у вас там будет свинг-вечеринка, где каждая из вас по рукам пойдет? Это ты думаешь, что будет трое парней. А они позовут своих дружков, и вот их уже больше, чем девчонок. Эти обезьяны напьются и устроят там групповое изнасилование.

– А не боишься, что меня в общежитии изнасилуют? Не боишься, что я там могу напиться и поучаствовать в оргии?

На это мне ответить было нечего.

– Что с тобой? – ошарашено смотрела она на меня.

– Я не хочу, чтобы ты ехала неизвестно с кем и куда.

– Олег, я еду с друзьями. Я знаю этих людей. И это нормально – когда друзья собираются и вместе весело проводят время.

– Чувствую, будет очень весело…

Света тяжело вздохнула, словно общалась с неизлечимо больным шизофреником (хотя именно таким, наверное, я и выглядел), и сказала лишь кратко:

– Пошел ты, – с этими словами она встала и быстрым шагом направилась к метро.

– Сука, – прошипел я сквозь зубы, даже не глядя на нее.

Злость и ярость настолько переполняли меня, что я готов был разорвать на части все, что попадется под руку. Впервые мы так сильно поругались. В тот момент мне казалось, что все кончено, отношениям пришел конец – прошла любовь, завяли помидоры. Спустя какое-то время я поехал к себе в общежитие. К вечеру успокоился. Немного пораскинул мозгами и осознал свою вину. Набрал номер Светланы, но она сбросила вызов. Судя по всему, обиделась она сильно.

«К утру остынет – тогда и поговорим».

Спал плохо. Постоянно просыпался и ругал себя за ужасное поведение. Меня грызла совесть. А утром вместо института поехал за цветами к Киевскому вокзалу (где-то когда-то от кого-то слышал, что там есть павильоны, где продают самые свежие и дешевые цветы в Москве). Потратил, по меркам студента первого курса, целую кучу денег и купил девять больших бордовых роз. Я впервые прогуливал занятия, но это меня нисколько не волновало. Помириться со своей девушкой было гораздо важнее.

Подъехал к ее общежитию в районе девяти часов, надеясь, что она еще не уехала в университет. Ходил со скромным букетом напротив входа взад-вперед, как часовой с ружьем. Из здания выходили молодые люди и девушки, изучающе разглядывая меня. Весеннее утреннее солнце приятно пригревало спину, а ветерок освежал лицо. В очередной раз дверь открылась и на улицу вышла очередная группа студентов: один худой, как вешалка, парень, в очках с толстыми стеклами, и три девушки, в одной из которых я признал свою Светлану. Увидев меня, она сказала подругам:

– Идите без меня, я чуть позже приеду, – и остановилась, сверля меня обиженным взглядом.

– Привет, – тихо поздоровался с ней, подойдя поближе.

Ответа не последовало.

– Вот, – протянул ей букет. – Это тебе.

Посмотрела на меня, на букет, взяла его. Взгляд стал мягче и добрее.

– Спасибо.

Между нами повисла тишина.

– Свет… прости меня… я себя вел, как дурак.

– Ревность прошла?

– Да, – виновато кивнул головой.

– Видел парня, с которым мы выходили сейчас?

– Видел.

– Это один из наших сокурсников. Он поедет на шашлыки. Ты видишь в нем человека, способного силой взять девушку?

– Ну… думаю, нет.

– Да его любая девушка на лопатки уложит в считанные секунды.

Я ухмыльнулся.

– Так вот, он просто терминатор по сравнению с остальными одногруппниками.

Эти слова вызвали мой смех. Улыбнулась и сама Светлана. Она смотрела на меня сияющими от улыбки глазами. Я обнял ее, а подруга уткнулась мне в грудь и проговорила:

– Какой же ты глупый, Олежка! Сначала надо разобраться, а потом только ругаться.

Постояли еще немого в обнимку, а потом подруга опомнилась.

– Я на занятия опаздываю.

– Я провожу тебя, – взял ее за руку и потянул в сторону метро.

– Подожди… букет… Ой! Сейчас отнесу и потом пойдем.

Она убежала в общежитие, а я вновь ходил взад-вперед, «неся вахту». Вскоре Света выбежала, и мы быстрым шагом направились в «подземку».

– А тебе разве не надо в институт? – поинтересовалась подруга, когда я вместе с ней вышел на станции «Университет».

– Будем считать, что нет.

– Прогуливаешь?

– Да. Отдохните, ствол и финка, я устроил выходной, – процитировал строки из песни Гарика Кричевского, еще с детства запавшие мне в память (уж слишком часто ее крутили по местному радио в девяностые годы).

И знаете, я нисколько не пожалел о том прогуле. Этот день был глотком свободы в серые однообразные будни. Я гулял в парке возле МГУ, наслаждаясь лучами солнца, которых мне так недоставало, и щебетанием птиц. Безусловно, прозвучит некрасиво, возможно даже криминально, но еще большие удовлетворение и радость мне доставляло осознание того, что кто-то из знакомых в данный момент сидит в душных аудиториях, слушая нудные лекции. И им остается только мечтать о такой свободе. А потом мы со Светкой снова встретились и поехали к ней. У соседок до вечера были занятия и консультации для сдачи разных контрольных мероприятий, которые они провалили в течение семестра. И мы впервые за долгое время занялись любовью, долгой, страстной, громкой. В перерыве между этими «занятиями» Света накормила меня вкусным домашним обедом, по которому я очень соскучился. Вечером поехали на Воробьевы горы любоваться закатом. День прошел просто великолепно! Домой вернулся ближе к ночи, немного уставший, но неописуемо счастливый.

Первого мая, рано утром, несмотря на дождь, возле Дома студента на проспекте Вернадского собралась почти вся Светина группа. Оттуда они организованно поехали на вокзал, где сели на электричку и также организованно поехали на дачу к их товарищу-москвичу. Я же весь тот день из-за непогоды провалялся в постели, просматривая вместе с соседями на компьютере фильмы и лениво потягивая пивко. Ночью крепко спал. А на следующий день поехал на вокзал встречать свою ненаглядную. Она отделилась от толпы, преодолевающей турникеты, и подошла ко мне. Вид был уставшим. Глаза выдавали бессонную ночь. Но подруга улыбалась вполне довольной улыбкой.

Вновь наступили трудовые будни.

– Олег, – обратился ко мне мастер в первый же день после Первомайских праздников, – пойдем со мной. Поможешь перетащить стальной лист.

То была почти плита – лист толщиной примерно сантиметр, с габаритами метр на два. Сперва мы поставили его на ребро, а потом стали поднимать. Выяснилось, что, ввиду моего довольно высокого роста и слишком маленького роста мастера, если я выпрямлялся полностью, то лист начинал соскальзывать с рук, будучи наклоненным под углом к земле. Пришлось мне пригибаться во время переноски, чтобы лист был параллельно земле. Донесли мы его до нужного станка, положили на землю.

– Все, спасибо, – буркнул мастер себе под нос.

Отпустив лист, я стал распрямляться… но не смог. Ощущение было, будто мне согнутый лом в спину вставили. Попытался еще раз, но снова тщетно. Испугался. Стал снова, только очень медленно, разгибать спину. В пояснице разгорелось адское пламя невыносимой боли. Окончательно разогнулся, но боль никуда не ушла и даже не собиралась. Возможно, стоило сразу же сходить к врачу, но я этого не сделал. Промучился до конца дня. Наутро не знал, как встать с постели, ибо спина не гнулась вообще. Пройдет немало времени до тех пор, пока боль утихнет, а позвоночник вернет прежнюю пластичность.

Девятого мая, в День Победы, мы встретились со Светой и поехали на Красную площадь. Такой концентрации людей в определенном месте я прежде никогда не видел. Все веселились. Старики-ветераны, коих оставалось на тот момент уже мало, забыли на один день в году о своем бедном, униженном существовании и гордо ходили в старых кителях, увешанных орденами и медалями, и принимали поздравления и слова благодарности от абсолютно незнакомых людей. Дети бегали в пилотках военного образца и с трехцветными флажками в руках. Повсюду звучали старые добрые песни сороковых-пятидесятых годов. В груди возникло чувство, заставляющее сердце выпрыгивать из груди и выдавливающее слезы радости из глаз, – гордость. Гордость за свою страну. Гордость за то, что я родился здесь. Гордость за великих предков, не раз совершавших подвиги, казавшиеся невыполнимыми. Гордость за то, что я потомок этих великих людей. Возможно, именно тогда я полюбил этот светлый праздник сильнее всех остальных.

В том семестре я здорово взялся за учебу с самого начала, и это принесло свои плоды. К концу мая уже закрыл досрочно зачетную неделю и готовился сдавать экзамены. Света тоже собиралась закрыть сессию в начале июня. Мы практически не виделись в тот период, но это делалось во благо обоих.

В числе первых студентов я сдавал высшую математику. Спироногов был настолько приятно удивлен моими успехами по его предмету в этом семестре, что не стал задавать дополнительных вопросов после того, как я отчитался по билету. Он просто взял «зачетку» и поставил «отл». От счастья даже голова немного закружилась.

Я поставил перед собой цель закрыть сессию в первой половине июня и стремительно шел к ней, не обращая внимания на усталость. В то время, как моя успеваемость улучшалась, у моих соседей она снижалась. Юра особенно сильно расслабился и нахватал «хвостов» по домашним заданиям и контрольным. Рудольф последовал его примеру, только объем задолженностей был меньше.

Последний предмет, который я сдавал, был «теоретическая механика». Преподавала сию науку престарелая женщина. Она была строга, как надзиратель в исправительно-трудовом лагере. Тем не менее, потратив полтора часа на сдачу, я все же получил четверку. Из кабинета вышел выжатым, как лимон. Было ощущение, что похудел за эти полтора часа допроса с пристрастием на пару килограмм. Лишь только когда пришел в свою комнату и лег на койку, осознал, что это был последний экзамен, а впереди меня ожидали два с половиной месяца отдыха и безделья. И я рассмеялся, будучи один во всем блоке. Глаза стали влажными от счастья. В тот вечер мы с Юрой и Рудольфом хорошо посидели и отметили мое закрытие сессии.

Так получилось, что в этот раз я «отстрелялся» раньше Светки. Но не намного. Через пару дней после моей теоретической механики она сдала последний экзамен, а еще через пару дней мы сели на поезд и уехали прочь из Москвы, которая только начинала раскаляться под июньским солнцем.


Каково же было мое удивление, когда я узнал, что Костя на следующий день после нашего со Светой приезда собрался уезжать в Москву. Я и забыл про ту пьяную беседу о его переводе в столичный ВУЗ. Вот только парень настроился очень серьезно. Причем переводиться хотел не куда-нибудь, а именно к нам в «Бауманку».

– Почему именно туда?

– Потому что самый сложный университет. И поступить туда для меня нереально, как некоторые считают.

– Вот именно…

– И ты думаешь, что я слишком тупой?! – завелся друг. Был он бледен, но на щеках тотчас появился румянец.

– Костян, нет, конечно. Чего ты сразу бросаешься на меня?

– Я всем докажу, что могу многого добиться, – с нескрываемой злостью произнес друг. – Надоело сидеть в этой дыре!

Просто не узнавал его. За прошедшие полгода он изменился, стал более агрессивным.

– Ты почему мне ничего не говорил? – возмутился я. – Целый семестр молчал.

– И что бы ты сделал?

– Узнал бы все, что и как. Выслал бы книги какие-нибудь для подготовки.

– У тебя и так проблем там хватает, – теперь интонация резко изменилась и стала доброй, с нотками заботы. – Еще мои перевешивать… Я сам звонил, узнавал все.

– Для тебя уж сделал бы все, что угодно. И узнал бы все, что нужно.

– Да перестань. У меня что, рук нет? Сам могу набрать номер и узнать все.

И он уехал. Мы же со Светой каждый день с обеда и до ночи проводили вместе: ездили на пляж позагорать и покупаться, гуляли, сидели в летних кафе, подолгу потягивая сок или поедая мороженое, посещали кинотеатр, где билеты стоили сущие копейки. Почти каждый день мы теперь занимались любовью. И были счастливы.

Костя вернулся из столицы в августе. Бледность не прошла, под глазами выделялись темные круги. Я подумал, что это из-за переутомления.

– Ну что? – нетерпеливо спросил я при нашей первой после поездки встрече. Мы сидели в кафе и пили пиво.

– Красивая она, Бауманка, – сказал друг и загадочно улыбнулся.

– Братух, не тяни кота за…

Он рассмеялся, я же ерзал на стуле и нервничал.

– Перед тобой сидит студент второго курса МГТУ имени Баумана.

Теперь рассмеялся я, следом и он еще сильнее. Я обхватил руками его голову, а он мою. Прижались лбами и продолжали смеяться. Посетители и персонал недоумевающе смотрели на нас.

– Теперь нас будет двое! Мы просто взорвем этот хренов ВУЗ! Теперь мы горы свернем!

– И не сомневайся! Свернем! – согласился я.

Каждый вечер мы встречались втроем: я, Света и Костя. Иногда еще кто-то изъявлял желание присоединиться к нам, но чаще нас было трое. Нашим самым излюбленным местом стал бар «Jazzz», где местные джаз-банды по вечерам всегда играли известные композиции Гленна Миллера, Френка Синатры, Луи Армстронга и Джорджа Гершвина. Мы отдыхали, выпивали и наслаждались обществом друг друга. Нам было хорошо. Только Костя зачастую о чем-то задумывался. В такие моменты его взгляд обволакивала дымка. Он становился хмурым, но едва его что-то спрашивали, как он тут же встряхивал головой, словно приходил в себя после сильного удара. Однажды он пил пиво. Рука вдруг дернулась, пальцы разжались, и бокал упал на стол, облив напитком все его штаны. Мы тогда только посмеялись, причем громче всех именно он.

Лето пролетело и закончилось. Теперь мы уезжали на учебу втроем.


Костю поселили с двумя первокурсниками на четвертом этаже в то же общежитие, где проживал я. Он поступил на кафедру «Металлорежущие станки». С этого учебного года мы на заводе больше не работали, теперь все время уделялось исключительно учебе. Юра, как я узнал, с «хвостами» окончательно так и не расправился. В конце сентября его отчислили. Это шокировало нас с Рудольфом. На прощание мы с Юркой напились до беспамятства. Но просто так он сдаваться не собирался: обещал в следующем году восстановиться, если в армию не заберут. Когда наш друг съехал из комнаты, мы с Дольфом остались вдвоем. Стало сразу как-то пусто и холодно. Безусловно, чаще всего веселье – шутки, смех и забавные истории – исходили именно от Юры. Но время шло дальше. Каждый день мы с Костей коротали вечера у меня в комнате, делая домашние задания. Однажды он склонился над ватманом и усердно выводил линии какого-то механизма. Я спросил у него:

– Ну как тебе здесь? Нравится? Не жалеешь, что перевелся?

– Нет, что ты, – оторвавшись от черчения, ответил он и посмотрел с какой-то детской радостью в глазах. – Мне нравится, Олег. Я жургось… руж… гор-жусь, – наконец, выговорил по слогам, – тем, что учусь здесь. И родители гор-дят-ся.

Я улыбнулся, а в душу закралась какая-то тревога.

Каждую субботу мы – я, Света и Костя – собирались вместе и сидели либо у меня, либо у Кости или ехали куда-нибудь. Счастливая троица. Именно так прозвал нас Костик. И это была чистая правда. Вот только недолго суждено было нам радоваться…

Мы только приехали в институт. И у меня, и у Кости пары начинались днем. Был сырой темный ноябрьский день. Пообедали, потом пошли в сторону нашего деканата. И когда проходили мимо приемной комиссии, это произошло… Мой друг остановился. Я посмотрел на него.

– Ты чего? – недоуменно задал вопрос.

А потом увидел, что глаза его стали двумя стекляшками. Они начали закатываться кверху, а Костя – падать вперед. Я подхватил его и ощутил, как того бьет в судорогах. Вокруг стали скапливаться бестолковые зеваки. Я сел на пол, положив голову друга себе на колени.

– Врача вызывайте! – крикнул, а сам лихорадочно пытался вспомнить приемы оказания первой медицинской помощи. Вспомнил только о том, что нужно что-то вставить в рот, чтобы больной не откусил себе язык.

Из своих джинсов вытащил ремень. Расцепил другу челюсти и засунул его между зубами. Липкое ощущение, что я делаю что-то неправильно, не покидало меня. Мысленно молился, чтобы Всевышний помог и избавил Костю от этих ужасных судорог. Спустя какое-то время, показавшееся мне вечностью, он перевернулся на бок, и содержимое его желудка оказалось на моих ногах. Судороги прекратились. Тем не менее, я продолжал крепко обнимать друга. Дыхание его стало свистящим и прерывистым. Глаза приоткрылись, но смотрел он куда-то глубоко в себя. Мне было страшно. Только сейчас заметил, что во время припадка Костя обмочил свои штаны. И от вида большого пятна, расплывшегося по штанинам, мне стало уже не просто страшно, а жутко. Постепенно взгляд стал проясняться. Наконец, друг полностью пришел в себя. Он приподнялся на локте и огляделся кругом.

– Ты как? – поинтересовался я и следом задал другой вопрос: – Что это было?

– Я… не знаю, – Костя растеряно посмотрел на меня. – Голова резко разболелась. Словно гвозди в нее начали забивать. А потом… не помню.

Он посмотрел на пятна рвоты на моих штанах и тихо произнес:

– Блин. Прости.

– Да хрен с ними.

Друг уселся, обхватив голову руками.

– Как ты?

– Башка болит невыносимо.

– Сейчас «скорая» приедет.

Он просто неподвижно сидел.

Какой-то преподаватель разогнал всех любопытных студентов, когда приступ закончился. Теперь мы сидели в опустевшем темном коридоре. Меня трясло от нервного напряжения.


В больницу я поехал вместе с Костей. Карета «скорой» подъехала к старому зданию в центре города. То был институт нейрохирургии имени Бурденко. Еще в машине врач сказал, что нам повезло – везут моего друга в одну из лучших клиник Москвы. Костя уже оклемался и мог передвигаться сам.

Сидя в приемном покое в ожидании врача, мы некоторое время молчали. Аромат от нас исходил просто «отменный».

– Я никому не говорил раньше, – начал рассказывать Костик. – У меня головные боли давно уже. Таблетки не помогали в последнее время.

– Почему молчал?

Он лишь неопределенно пожал плечами.

– В поликлинику почему не обратился?

– Думал, так пройдет. Обойдется все.

– Обошлось, – мрачно сказал я, с укором в голосе.

– У меня по утрам тошнота бывала сильная. Голова раскалывалась просто. Потом проблююсь – боль стихает сразу. Пару раз приходилось пальцы в рот засовывать, чтобы от боли избавиться.

Я просто молча смотрел на него, ошарашенный этим признанием. Хотел было задать новый вопрос, но тут пришел врач – седой мужчина в аккуратных очках с золотистой оправой.

– Поезжай домой, Олег, – сказал Костя.

– Но… – начал было возражать я.

– Это лучшее решение, – поддержал его врач. – Вы сможете переодеться и потом привезти вашему другу домашние вещи и средства личной гигиены. Раз такие приступы происходят – домой он в ближайшие дни не поедет. Нужно пройти полный курс диагностики.

Охранник на выходе объяснил, как добраться до станции метро «Маяковская», брезгливо посмотрев на мои грязные джинсы. Я удалился.

Дома переоделся в спортивный костюм, ибо других джинсов у меня не было. Потом спустился на четвертый этаж. Постучал в дверь, но соседей Кости дома не оказалось. Тогда зашел к коменданту. Объяснил ей всю ситуацию, и она тут же бросила все дела, взяла запасной ключ от комнаты и пошла со мной. Я сложил в пакет футболку и хлопковые штаны, в которых мой друг ходил по общежитию. Так же сложил тапки, о которых непременно забыл бы, если бы комендант не напомнила. Подошел к Костиной тумбочке. В отдельный маленький пакетик сложил зубную щетку и пасту. Бритву решил пока не передавать. В ящике, помимо предметов гигиены, обнаружил несколько пачек «Пенталгина», «Темпалгина» и «Цитрамона». От вида такого количества таблеток внутри все сжалось и похолодело.

Еще раз осмотрел комнату и быстро ретировался, поблагодарив коменданта за помощь. Вновь поехал в больницу.

К Косте меня не пустили. Однако сердобольная бабулька-вахтерша согласилась передать ему пакет с вещами. С улицы набрал номер друга, но его телефон оказался выключен. Нервы никак не успокаивались. В институт ехать в таком состоянии смысла не было – все равно ничего не усвоил бы. Домой возвращаться тоже не хотелось. Я ходил по улице взад-вперед. Наконец, позвонил Свете. Вкратце рассказал ей все, что произошло. Она пообещала сейчас же приехать, но я отговорил ее, сказав, что к Косте все равно не пускают. Походил еще сколько-то времени, а потом понадеялся, что Костя сам позвонит, как сможет, и поехал в общежитие. Несколько раз звонила Света. Она тоже нервничала из-за всей этой истории. Наверное, я бы выкурил целый блок сигарет за прошедшие часы с момента госпитализации друга, если бы имел вредную привычку. Не находил себе места.

Наконец, вечером, часов в восемь, раздался долгожданный звонок.

– Алло?! – возбужденно воскликнул я.

– Привет, – прозвучал в трубке голос Кости, глухой, словно из могилы.

– Ну что врачи сказали?

Сперва он молчал, потом вздохнул несколько раз, а после этого ответил дрожащим голосом, наполненным слезами:

– Мне конец, – и он разрыдался.

– Погоди, братух. Какой «конец»? – не понял я.

Сквозь всхлипывания смог разобрать:

– Опухоль… в голове… – молчание и шмыганье носом. – Большая уже… Говорят, неоперабельная… Дотянул с лечением, бл…

Перед моими глазами все поплыло. Ком подступил к горлу.

– Ты шутишь, что ли? – нервно посмеиваясь, спросил я, не веря тому, что услышал.

– Нет… бляха… Я умру! – крикнул он в трубку, и связь прервалась.

Меня била дрожь. Сидел на стуле за своим столом, тупо уставившись в телефон. Я не мог в это поверить. Казалось, что все это происходит во сне. Попытался дозвониться до друга, но мерзкий голос сообщил, что его телефон выключен или находится вне зоны действия сети.

– Давай, давай, – повторял я, вновь и вновь пытаясь дозвониться.

Безрезультатно.

– Да что за хрень?! – крикнул и ударил по столу. Кулак заныл, но я внимания на это не обращал. Хорошо, что Рудольф ушел к одногруппникам.

Вскочил со стула и принялся быстро ходить кругами по комнате.

«Наверняка, он просто преувеличивает. Сейчас же не каменный век – медицина шагнула далеко вперед. Врачи найдут способ удалить эту хреновину из его головы. Не может Костя так умереть. Он не должен так умереть. Костя. Костя…»

Ночь тянулась медленно, как поезд, подъезжающий к конечной станции. В голове крутилась одна и та же мысль: чем помочь другу, как его спасти. Под утро удалось задремать. Но примерно через час проснулся. За окном все еще царила тьма. Дождь мерно барабанил по подоконнику. Умылся. Вскипятил чайник, налил чай в кружку. Я сидел за столом и смотрел в сырую утреннюю темноту. Капли медленно скатывались по стеклу.

«Даже небо плачет», – и от этой мысли к горлу вновь подступил ком, а губы задрожали.

Дабы подавить этот приступ, сделал большой глоток обжигающе горячего чая. А потом мной овладели воспоминания: начальная школа, средняя, старшие классы. Как мы познакомились с Костей? Нет, я не помнил этого – слишком давно было. Зато помнил наши детские игры в «войну» и прятки, летний футбол и зимний хоккей. Детство… такое беззаботное, яркое и веселое. Сердце начало больно колоть. Допил чай. Оделся и покинул общежитие. На пары в тот день я идти не собирался. В больницу ехать было еще рано. Тогда прошел на Первомайскую улицу и направился по ней в сторону центра. Пешком шел долго. А потом спустился в метро и поехал в клинику.

В тот день мне все же удалось увидеться с другом. Он был непривычно бледен.

– Что врачи говорят? – поинтересовался я.

– Что-что! Вчера все сказал уже! – огрызнулся Костя.

– Но ведь есть лечение. Там… радиотерапия или химиотерапия…

Он промолчал.

– Ты не унывай, – старался подбодрить друга. – Некоторые до старости живут с опухолями. Пройдешь курс лечения…

– Только стоит этот курс целое состояние, – теперь в его голосе послышались нотки огорчения и обиды.

Наступило молчание.

– Родителям уже сообщил? – спросил я, не глядя на Костю.

– Да, – он покачал головой. – Они сейчас едут в Москву.

– У матери истерика была, – после новой паузы сообщил друг.

Наверное, нужно было что-то сказать в ответ, но я не смог ничего придумать. Беседа шла тяжело.

– Какие теперь планы?

– Лечь и умереть, – мрачно ухмыльнувшись, ответил Костя. – А вообще врачи хотят, чтобы я прошел курс лечения. Они надеются, что это поможет уменьшить размер опухоли до операбельного, а потом удалить ее. Ну или что-то в этом духе.

– Вот и отлично!

– Только я на это не надеюсь.

Эти слова подняли во мне волну злости.

– Слушай, кончай уже хоронить себя!

От такого резкого тона он безмолвно уставился на меня.

– Что ты, как гимназистка, сопли распустил! Многие живут с раком годами и ничего! А он тут – поглядите – самый несчастный! Если так будешь думать, то конечно помрешь скоро!

– Олег…

– Главное – не терять надежды! Бывали случаи, когда излечивались. Но нужно верить в это!

– У меня метастазы в башке. Как я излечиться могу? Во что мне, на хрен, верить?

– Просто держи себя в руках. Раскиснешь – сгоришь. Тут же. Так что крепись.

– Тебе легко говорить. Это не у тебя опухоль в голове. Ты-то будешь жить и радоваться, когда я в могиле гнить буду.

– Перестань!..

Мы оба замолчали.

– Спасибо за вещи, – нарушил тишину Костя.

– Не за что. Тебе еще что-то надо?

– Новые мозги, – усмехнулся он.

– Кость…

– Да ничего не надо.

Снова молчание.

– Слушай, Олег, ты не обращай внимания на мое поведение. Варчи… То есть вра-чи говорят, что это опухоль давит на мозг. Из-за этого резкая перемена настроения.

– Да ладно. Ты прости, что я наорал.

Потом я подумал и задал еще один вопрос:

– А что с приступами?

– Говорят, что если ничего не делать, не проводить лечение, то они будут учащаться и становиться более продолжительными.

Я только тяжело вздохнул.

– Кстати, где Светка?

Я неопределенно пожал плечами:

– Она вчера хотела приехать к тебе, но я отговорил – все равно не пустили бы.

– Ясно.

Мы перекинулись еще парой фраз, а потом я ушел, пообещав в следующий раз приехать со Светой.

Обещание я сдержал. Света долго плакала, увидев безнадегу и бесконечную тоску в глазах друга. В тот же день бессонной ночью я сидел за своим столом в полной тишине и темноте. Рудольф спал. Я смотрел в окно. Шел дождь. Думал о Свете. Очень хотелось оградить ее от всего этого зла. Но возможности не было. Хотелось спасти Костю, но возможности, опять же, не было. И тут я заметил, что с неба стали срываться хлопья снега, смешиваясь с дождем. А потом и вовсе пошел снег. Такой красивый, белый, чистый. Сердце сжалось, и я тихо заплакал. Слезы на время очищали душу от бесконечных терзаний. Вскоре я уткнулся в стол, постепенно успокоился и не заметил, как уснул.

Началось очень тяжелое для меня время: я метался между институтом и больницей, по ночам делал домашние задания, иногда ездил на разгрузки фур. Со Светой виделись только по выходным. Как правило, встречались и ехали к Косте. Я стал раздражительным от постоянного недосыпания и нервного напряжения. Порой после посещения нашего друга я начинал ворчать на девушку из-за какой-нибудь ерунды. Она сперва терпела, но потом начинала отвечать на мои упреки. В итоге муха очень быстро превращалась в слона. Поругавшись, мы разбегались в разные стороны. А потом я отходил, все обдумывал, называл себя дураком, звонил пока еще своей девушке, извинялся. Она прощала. Каждый раз. Возможно, понимала, насколько мне тяжело приходилось в ту пору. С Рудольфом виделись редко, а еще реже общались – дома я практически не бывал. Довольно часто пересекался с Костиными родителями в больнице. Узнать их было трудно – они постарели. Отец – Николай Петрович – стал совсем седым. Лица, и у него, и у матери – Антонины Михайловны, – изрезали морщины. Невыносимо тяжело было смотреть на них. Глаза Костиной мамы всегда были красными от слез, пролитых по сыну. Родители не жалели денег на его лечение. Отец, как мне однажды призналась Антонина Михайловна, когда я в очередной раз пытался поддержать и успокоить ее, уезжал в наш городок и продал все, что смог: старенький автомобиль, бытовую технику, даже некоторую мебель. У них не было больше денег. Но их это совсем не волновало. Ради единственного сына родители готовы были пожертвовать чем угодно и заплатить любую цену, лишь бы он жил.

Я закрыл зимнюю сессию на удивление легко. Возможно потому, что мне было наплевать, как я сдам экзамены, да и сдам ли их вообще. Дни проходили однообразно. Я ничего не замечал вокруг. Новогодние праздники прошли безрадостно. А зима, тем временем, все наметала сугробы.

Каникулы провел в Москве. Пролетели они, как фанера над Парижем. Я практически не отдыхал. Проводил много времени в больнице, рядом с другом. А потом начался очередной семестр. Мы только приступили к учебе, когда Москва содрогнулась от ужаса нового теракта: на перегоне между станциями метро «Автозаводская» и «Павелецкая» смертник привел в действие взрывное устройство, начиненное болтами и шурупами. Погибли 42 человека, около 250 были ранены. Позже сообщили, что теракт раскрыт. Лишь в 2007 году его организаторы будут приговорены к пожизненному заключению.

Потом весна превратила снег в воду, молоденькая травка начала проклевываться из земли. За это время мы успели пару раз сильно разругаться со Светой. А причинами были мои ревность и глупость. Светка с одногруппниками собирались куда-то уехать на Восьмое марта.

– Давай, поезжай, – язвительно согласился я. – Тебе же плевать на друга. Небось, не дождешься, когда же Костя сдохнет.

И пошло-поехало. Разругались мы очень крепко. В итоге Светлана дала мне пощечину и в слезах убежала. Мы не разговаривали несколько дней. Потом помирились, но неприятный осадок так и остался на душе. Мы сильно отдалились за прошедшие месяцы. Перестали целоваться, редко держались за руки. Нежность ушла, а без нее о нормальных отношениях можно было забыть.

Когда курс лечения подошел к концу, мой друг был лысым, как бильярдный шар. Он очень сильно похудел – стал похож на узника Освенцима. Глаза ввалились, кожа стала необычайно бледной. Завидя меня, Костя изможденно улыбался. И я улыбался в ответ, но внутри все холодело. Однажды я увидел возле входа Николая Петровича. Он нервно курил, глядя в пустоту. Был чересчур мрачен. Пальцы тряслись.

– Здравствуйте, – поздоровался я.

Тот лишь молча пожал мне руку. Я собирался было пройти внутрь здания, но что-то заставило меня остановиться.

– Что-то случилось?

Рука его задрожала еще сильнее.

– Врачи сдались, – наконец, ответил мне Костин папа.

– То есть?

– Лечение не помогло. Костик умирает, – и он заплакал, отвернувшись от меня.

Я был ошарашен этой новостью.

Костя грустно посмотрел на меня. Если раньше он злился на такую несправедливость («Почему именно я должен умереть?»), то теперь просто смирился. Мы молча смотрели друг на друга.

Костю выписали, и он с родителями поехал в наш родной город. Именно там ему предстояло встретить смерть.

Сдав сессию, в этот раз с двумя тройками, я поехал домой. Света решила остаться этим летом в Москве. Заявила, что хочет найти подработку и помочь матери деньгами. И это стало очередной причиной для ругани. Произошла она в ее комнате, когда соседок не было дома. Слово за слово.

– Да ты просто бездушная самовлюбленная сука! – пылко выкрикнул я в самом конце перепалки.

За это получил пощечину, которая разозлила еще больше. Я еле сдержался, чтобы не ударить девушку в ответ.

– Убирайся отсюда! Убирайся! – буквально рычала Света.

Но я схватил ее за плечи и бросил в сторону кровати, крикнув:

– Да пошла ты!

Она, слава Богу, удачно приземлилась на мягкий матрас. Пружины скрипнули. Девушка испуганно посмотрела на меня.

«Господи! Что же я делаю!» – пронеслось в голове.

Стало ее жалко. Я захотел обнять Свету и извиниться, но едва сделал шаг, как она попятилась от меня.

– Не подходи, – услышал я.

Сделал еще шаг.

– Не подходи, а то я закричу.

– Прости.

– Уходи. Пожалуйста. Олег, если у тебя еще хоть что-то осталось от любви ко мне, то уходи.

– Свет…

– Нет, Олег. Уходи. УХОДИ! – крикнула она.

– Прости меня, – прошептал я, развернулся и покинул комнату, тогда еще не зная, что навсегда.

Весь следующий день на звонки она не отвечала. Через день тоже. Тогда я сел на поезд и уехал из столицы.


В нашей провинции было жарко. Лето выдалось знойным. Асфальт плавился. Горожане изнывали от духоты и старались при любой возможности выбраться за город, на водоем.

Я же каждый день навещал умирающего друга. Он стал очень плохо говорить – из-за поражения головного мозга речь и мимика нарушились. С кровати практически не вставал. Квартира временно превратилась в хоспис. Мне было психологически трудно приходить сюда и видеть обреченного на смерть близкого мне человека. Ожидание смерти ужаснее самой смерти. Эти летние месяцы превратились в самое сложное испытание не только для Кости, но и для всех, кто его окружал.

Света не отвечала на мои звонки примерно еще две недели после нашей последней ссоры. Но однажды трубку подняла.

– Что ты хочешь? – услышал я уставший знакомый и родной голос.

– Свет, прости ме…

– Олег, – жестко перебила меня подруга, – я больше так не могу. Ты совсем с катушек слетел. Ты меня больше не любишь.

– Не правда. Люблю!

– Не обманывай себя. Не любишь.

– Свет…

– Выслушай меня, пожалуйста. Не перебивай. Последние полгода мы только и делали, что ругались. Видимся раз в неделю всего и то умудряемся поругаться. Сколько нервов я извела за это время. Скажи, пожалуйста, о какой любви может идти речь? Сплошные нервотрепки. Ты своими руками уничтожил все чувства.

Я молча слушал этот монолог, постепенно краснея.

– Олег, нам лучше разойтись сейчас. Не мучить больше друг друга.

– Нет. Ты чего, Свет? Не надо нам расходиться.

– Пойми, я не могу больше так. У нас нет будущего.

– Светунь, милая, – начал я, чувствуя, как повышается давление, – дай мне еще один шанс. Я все исправлю.

– Олег, – тяжело вздохнула девушка. – Сколько я уже давала тебе шансов? Не меньше сотни – это точно.

– Послушай. Я знаю, что веду себя порой, как ненормальный, но просто сложный период жизни сейчас. Время такое. Перетерпи это. И все будет у нас хорошо.

– Я не могу больше терпеть. Не хочу. У меня тоже сложный период. Я знаю, что ты очень переживаешь из-за Кости. Но он и мой друг тоже. С чего ты взял, что тебе труднее всех? Может, мне тоже нужна поддержка. Но вместо нее я получаю… ничего не получаю. Кроме скандалов и швыряний меня через всю комнату, – мне стало очень стыдно. – Ты стал куском льда. Я давно от тебя ничего не получаю – ни любви, ни нежности, ни даже банального нормального отношения.

– Светка. Фонарик.

– Погас твой фонарик, Олег.

– У тебя еще кто-то есть? – вдруг возникла мысль, и тут же ее озвучил.

– Если тебе станет чуть легче, то – нет. У меня никого нет. Я любила тебя. Даже весной старалась любить, когда ты и вовсе не смотрел на меня.

– Я и сейчас…

– Прощай. И не звони мне больше.

Она повесила трубку. В ушах только стоял стук – стук раненого сердца. Тук-тук-тук…

«Неужели конец?»

Тук-тук…

«Не может этого быть. Мы же любим друг друга»

Тук-тук…

«Или нет?»

Тук-тук…

Набрал ее номер, но услышал только: «Абонент недоступен…»

– Бля, – выдохнул я. В голове крутились исключительно нецензурные слова.

Немного посидел, разглядывая телефон. А потом произнес вслух:

– Ладно, Светка. Как хочешь. Если тебе будет так лучше, то – пожалуйста.

Да, это был конец наших отношений. Этот разговор стал огнем, сжегшим мост между нами.

Посидел еще немного, а потом взял деньги и пошел в ближайший бар. Там я сел в самый темный угол. Взял бутылку водки и в одиночку осушал ее до самой глубокой ночи. Потом каким-то чудом добрался до дома. Больше тем летом я не выпил ни капли алкоголя.

Дни тянулись медленно. Я изнывал от безделья. Проводил целые дни перед телевизором. Никого не хотел видеть, кроме Кости. Родители ругались, что я так бездарно трачу драгоценное время. Говорили, чтобы я сходил погулять, с другими друзьями встретился. Все их попытки «вытолкать» меня из квартиры не увенчались успехом. Я безумно скучал по Свете. Хотел позвонить ей, но потом вспоминал последнюю беседу и отказывался от такой задумки. Косте становилось все хуже. Сильнейшие боли мучили его.

– Почему вы его здесь держите? – спросил я однажды Антонину Михайловну. – Почему не отвезете его в больницу? Он же так мучается. Там обезболивающие ему станут колоть. Хоть какое-то облегчение.

– Олег, – дрожащим голосом начала она, – когда Костеньку выписывали из клиники Бурденко, он сказал мне: «Мама, я хочу умереть дома. Ненавижу больницы и эти безжизненные холодные палаты», – она разрыдалась.

Я уже пожалел, что поднял этот вопрос. Вскоре она успокоилась и продолжила:

– Мы с Колей хотели его отвезти в центральную больницу, в начале июля, но он такую истерику закатил. Вот мы и решили, что если сынок хочет умереть дома… чтобы мы были рядом… то пусть… – договорить она не смогла. Уткнулась в ладони и заплакала.

Я ушел, тихо прикрыв за собой дверь.

Вскоре жара начала спадать. Дело шло к осени. Я стал замечать, что Костя чуть оживился. Речь его стала более связной. Он снова начал улыбаться. В глазах вновь появился огонек.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил я его в нашу последнюю встречу.

– Лучше всех, – медленно ответил друг и улыбнулся.

Появилась надежда, что он пошел на поправку.

– Выздоравливай уже скорее! Задолбал болеть!

Он захрипел, а улыбка стала еще шире – так теперь Костя смеялся.

– Без тебя в «общаге» совсем тухло! Приезжай скорее. Буду тебя ждать.

– Долго ждать придется. Я же сказал, что всего-навсего лучше всех, а не в шоколаде.

Теперь засмеялся я. Потом посмотрел на него.

– Кость, иногда чудеса случаются. Самые безнадежно больные люди излечиваются. Есть сотни и тысячи подтверждений этому.

– Главное верить, – договорил за меня друг.

– Да. Ты правильно понимаешь. Главное верить.

– И я хочу верить, – он посмотрел на меня. И столько мудрости я увидел в этом взгляде. Словно смотрел на меня не юноша, а старик, умудренный богатым жизненным опытом.

Я глянул на часы.

– Костян, мне пора бежать – скоро на поезд.

– Конечно. Давай.

Он приподнялся на локтях.

– Лежи-лежи.

– Пролежни скоро будут, – Костя улыбнулся. И я улыбнулся. Мы молча смотрели друг на друга.

– Давай, брат. Поправляйся скорее. Я знаю, что ты выздоровеешь. Просто знаю!

Он ухмыльнулся и покачал головой.

– Удачи тебе, Олег.

– И тебе! – я пожал его ослабшую руку.

Уже повернулся и собрался идти, как друг окликнул меня:

– Олежа.

Я повернулся.

– Прости меня, если обижал тебя когда-то. Знай: ты всегда был мне братом. Не как брат, а именно братом.

– Кость, ты тоже мне был братом, есть брат и всегда будешь братом.

Он махнул рукой, предлагая нагнуться к нему поближе. Я приблизился, и Костя обнял меня. Сперва я опешил, но потом обнял его в ответ.

– Береги себя, брат, – произнес он тихим голосом.

– И ты себя… брат.

Он улыбнулся. Я пошел. В дверном проеме комнаты обернулся, бросил на него последний взгляд. Он смотрел на меня. Наши глаза встретились. Я улыбнулся, подмигнул ему и ушел.

Это был последний раз, когда я видел моего друга… брата… живым.


И снова вокзал – вагон – стук колес – столица. Добрался до общежития. Рудольф, как оказалось, еще не вернулся.

Вечером на меня нашла сильная тоска. Такого одиночества не испытывал никогда прежде. Раньше была хотя бы Света. Но теперь же и ее потерял.

«Остался один в большом городе!» – эта мысль привела меня в ужас. Чтобы отвлечься, включил фильм на компьютере. Это помогло.

Пару дней пинал балду, бил баклуши, плевал в потолок. А потом началась учеба. Третий курс был серьезнее, чем предыдущие два, но зато более легкий. Начались предметы, которые вели непосредственно преподаватели нашей кафедры. А они-то (во всяком случае, большинство) относились к своим студентам лучше, душевнее, чем оные с других кафедр.

Первое сентября. Праздник – День знаний. Первоклашки шли в школу с цветами, в опрятных костюмчиках, с огромными ранцами за спиной. Девочки – с большими бантами в волосах. Детские лица светились радостью. Так было по всей России. Даже в Беслане. Но в то время, как во всех остальных городах нашей страны праздник продолжался, в этом небольшом городке Северной Осетии он был прерван поражающим своей наглостью и жестокостью террористическим актом: более тысячи человек были взяты в заложники в школе номер 1. В основном это были дети и их родители. На протяжении почти трех дней их били, им не давали еду и воду. Маленькие дети от жажды на третьи сутки пили свою же мочу. Когда начался штурм здания, боевики использовали женщин и детей в качестве живых щитов. Истинные мужчины! Настоящие джигиты! В результате теракта погибло 334 человека, из них – 186 детей. Сто восемьдесят шесть жизней были оборваны, едва начавшись. Только последние твари, трусы, полные комплексов, могут захватывать беззащитных женщин и детей. Самые отпетые мерзавцы измываются над более слабыми. Помню, как потом по всему университету висели объявления, что желающие помочь жертвам террористического акта в городе Беслан могут сделать банковский перевод денег на такой-то счет. Вся страна скорбела.

Был третий день учебы, пятница. Вечером, после трудного дня, проведенного в университете, сидел в комнате один – Дольф все еще отдыхал дома, а нового соседа к нам почему-то так и не подселили. Возможно, в документах была ошибка, и комната числилась полностью занятой. Я пил чай и ел печенье. Смотрел очередной фильм на компьютере. Вдруг зазвонил телефон. На экране высветился мой домашний номер.

«Родители».

– Алло! – ответил я.

– Привет, – поздоровалась мама.

– Привет.

– Чем занимаешься?

– Да так… ничем… чай пью.

– Ясно.

И наступила тишина.

– Ты чего хотела?

Мама вздохнула и продолжила:

– Олег. Тут такое дело… В общем…

– Что случилось? – насторожился я.

– Костя умер.

– Ага, – сказал я и улыбнулся. Мне на самом деле показалось, что она шутит.

– Он вчера умер. Сегодня его папа позвонил. Просил, чтобы мы передали это его лучшему… – и она заплакала.

Лишь только в этот момент я осознал, что она не шутит.

– Погоди-погоди. Так он что, правда, умер?

– Да, Олег. Умер Костя.

Голова закружилась. Целая буря эмоций охватила меня.

– Мам, успокойся. Все хорошо будет.

– Ты там, давай, крепись.

– Я в порядке, – но на самом деле в порядке совсем не был. Даже не осознавал, что говорю. Слова вылетали автоматически.

– Глупостей, главное, не делай, – мама перестала плакать.

– За меня не волнуйся. Голова на плечах есть.

Когда разговор был окончен, я, шатаясь, прошел к кровати и упал на нее. Свернулся в позу эмбриона.

«Костя умер», – эти слова, словно, выжгли меня изнутри, и ничего не осталось, кроме внешней оболочки. Я лежал и слушал, как стучит сердце. Вокруг образовался вакуум, наполненный абсолютной тишиной. В голове бегали мысли, тысячи мыслей. Они переплетались между собой в клубок. Я так и не смог сосредоточиться хоть на одной из них.

В тот момент еще не осознал на самом деле, что мой лучший друг умер. Не ощутил я этой потери. Два слова – «Костя умер» – создали в душе пустоту, полость. Болью утраты ей предстояло заполниться позже. Я пролежал в кровати, повернувшись лицом к стене, до утра. Глаз за ночь не сомкнул. Утром поднялся, умылся, поел (хотя вкуса не чувствовал вовсе), оделся и поехал в институт. Естественно, в таком состоянии ехать на учебу было глупо. Но я делал все «на автомате». Не заметил, как пролетели пары. Вернулся домой. Поел. Снова лег в постель. Я был утомлен и вымотан бессонной ночью и нервным напряжением, которое только нарастало с каждой минутой. Думал, что смогу хотя бы немного поспать, но ошибся. Крутился всю ночь, но Морфей так и не явился мне. Все воскресенье болели глаза, нервы уже «гудели» от бессонницы. Маленькими шажками ко мне подкрадывалось осознание трагедии. Вечером сидел и пил чай, когда мысленно возник образ Кости. Последний взгляд, брошенный на него. Его последние слова мне. Мои последние слова ему. Теперь я по-настоящему осознал, насколько он был мне дорог.

«Я дышу, а он – нет. Я живу, а он – нет. Нам никогда больше не поговорить. Нам никогда больше не увидеться. Не в этом мире».

Лишь теперь, на третий день после новости, слезы хлынули из меня потоком. Я рыдал в голос. Бросился на кровать. Я ревел, словно зверь, уткнувшись в подушку. Боль все нарастала, заполняя всецело ту пустоту в душе. Закусил одеяло, когда она стала невыносимой. Я еще долго лежал, сотрясаемый рыданиями. В конце концов, слезы принесли, пусть и временное, но облегчение. А следом за ним пришел сон, глубокий и крепкий. Сон без сновидений. Я просто провалился в темную пустоту.

В сознание вернулся только во второй половине дня понедельника. Учебу проспал. Зато разум немного прояснился. Какое-то время я лежал под одеялом в блаженном неведении, кто я, где нахожусь, что происходит и произошло уже. Но сей миг был кратким. Со скоростью пуль воспоминания начали влетать в голову. Настроение тут же испортилось. За окном светило солнце, где-то птицы допевали свои прощальные осенние песни. А мне было паршиво и противно. Зачем светит это чертово солнце, если мой лучший друг не видит его? Зачем эти глупые птицы поют, если мой БРАТ не слышит их песни? Боль сковала мою душу с новой силой. Снова подступили слезы.

Я взял деньги и направился в ближайший магазин. Купил там бутылку водки и несколько – пива. Вернулся в комнату. Поставил на стол кружку, наполнил ее до краев водкой. Открыл бутылку пива…

Очнувшись, понял две вещи: за окном ночь, а на соседней койке спит Рудольф. Сильно тошнило – «ерш» просился наружу. Но тут я снова погрузился в забытье.

В институте появлялся регулярно, но дома никакие задания не выполнял. Уходил утром или днем на занятия и честно высиживал на них. Мне было очень плохо. И это видели все, но никто не спросил, что произошло или банальное «как дела?». Из-за отсутствия поддержки с чьей-либо стороны я стал погружаться в пучину ненависти к окружающим меня людям. На ум все чаще приходили слова Генриха Гейне: «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак».

Несколько недель беспробудно пил. Распорядок дня был примерно следующим: утром подъем, поездка в институт, возвращение домой через магазин, торгующий спиртным, употребление алкоголя до полной «отключки». Мой сосед, наверное, за это время ни разу не видел меня трезвым. С родителями почти не общался.

Однажды вышел на улицу рано утром и увидел, что уже практически вся листва опала, бесстыдно обнажив деревья. Птицы больше не пели, тучи закрыли солнце. Ветер стал холодным и влажным.

«Уже октябрь? Или ноябрь?»

В тот момент я словно очнулся от долгого и тяжелого сна. Именно после этого начал понемногу приходить в себя. Рана в душе, конечно, пока заживать не собиралась, но из бессмысленного запоя я вышел. Что-то шевельнулось в душе, а шестеренки в голове чуть прокрутились. Маленький шажок на пути выздоровления.

Поскольку на учебу наплевал, «хвосты» по домашним заданиям накручивались, как снежный ком. Студенты весело отметили Хэллоуин (главное, чтобы был повод отмечать), и октябрь сменился ноябрем. Я сильно тосковал по другу, хотя к боли в груди уже успел привыкнуть. А еще никак не получалось выкинуть из головы и сердца Светку.

Ноябрь перевалил середину. Как-то раз я взял телефон и набрал ее номер. В ожидании гудков частота сердцебиения стала зашкаливать. Но вместо длинных гудков послышался ненавистный мне голос женщины-робота, сообщающей, что поговорить с любимой девушкой не получится, поскольку «абонент не доступен». Но, несмотря ни на что, я, как заведенный, набирал Светин номер вновь и вновь. Безрезультатно. Весь следующий день опять пытался дозвониться – мной овладела идея наладить отношения. Но опять безуспешно. Позвонил бы ее соседкам по общежитию, но не знал их номеров. Через пару дней я поехал на проспект Вернадского. Естественно, что дальше проходной меня не пустили.

– Можно как-то позвать сюда Свету Николаеву? – спросил я строго охранника.

– Позвони ей по сотовому, – посоветовал тот.

– Она недоступна. Телефон уже несколько дней не отвечает.

– Ну тогда не знаю. Попроси кого из стюдентов (он произносил это слово именно, как «стЮдент») сходить к ней и попросить спуститься.

И я сделал пару попыток, но никто не согласился, сославшись, что живут ниже на несколько этажей. Может, у меня был такой неприветливый вид, что все хотели поскорее от меня удалиться подальше… Долго стоял и ждал, чтобы увидеть хоть кого-то, кто бы мог помочь мне. Наконец, через проходную вышла девушка. Лицо ее показалось мне знакомым. Она направилась к выходу.

– Девушка, – окликнул я ее.

Она оглянулась.

– Подождите секундочку, – попросил я, подбегая к ней.

Девушка вопросительно посмотрела на меня.

– Вы не знаете, случайно, Свету Николаеву?

Она нахмурила брови.

– Знаю, толь…

– Вы не могли бы ее позвать? – нетерпеливо спросил я. – Вопрос жизни и смерти.

– Так она не живет здесь больше.

Меня будто молотом ударили.

– Что? – глупо улыбнувшись, переспросил я.

– Она уехала, больше не живет здесь.

– Стоп. Куда она уехала?

– В Германию, – потом задумалась и добавила: -Или Австрию. Не помню точно.

– Какую Германию-Австрию? – не смог осознать я. В голове вообще все перемешалось, получилась каша.

– Страна такая есть, в Европе.

– Я знаю, что это за страна. Что Светка там делает?

– А ты кто? – теперь поинтересовалась девушка.

– Я Олег. Светкин парень.

– А-а-а. Вспомнила, да. Я видела тебя раньше со Светой. Вроде лицо знакомое, а где видела…

– Что Света делает в Европе? Зачем она туда уехала?

– А ты разве не знаешь?

– Чего не знаю?

– Ох, – вздохнула собеседница. – Если ты, как выразился, ее парень, то она тебе здорово изменила.

– Что? Ты по-русски можешь говорить?! – разозлился я.

– Да замуж она вышла и уехала с мужем к нему домой! – также на повышенном тоне ответила девушка.

– Как? – прошептал я. Новый удар судьбы нисколько не уступал по силе предыдущему, когда меня известили о смерти лучшего друга.

– Олег, я опаздываю, – в голосе послышались нотки жалости и сожаления. – Если пойдешь со мной до метро, то по пути могу все рассказать.

Я молча направился следом за ней.

– В сентябре, когда еще тепло было, мы всей группой поехали на шашлыки на дачу к Петьке – ну, это сокурсник наш. А туда же приехал какой-то Петькин старый друг. Его родители, вроде, уехали за границу жить, когда он еще ребенком был. Но с Петей они так и остались друзьями, письма все писали друг другу. Да и приезжал он довольно часто в гости к бабушке. В общем, дружили они с Петькой с детства. Вот и тогда он снова в гости приехал, Петя его и позвал на шашлыки. Кстати, вспомнила: зовут этого парня Артуром. Ну вот он и заприметил там, на шашлыках, Светку. А она грустная тогда очень была – у нее вроде умер кто-то из родственников…

– Друг умер, – поправил я.

– Ну да, друг. Не важно, – злость вспыхнула внутри меня от этих слов и тут же погасла. – Артур познакомился со Светой, весь день рассмешить ее пытался. А вечером, смотрю, они уже сидят, за руки держатся. И Света улыбается. Давно не улыбалась, а тут улыбается. Представляешь? В общем, они, видимо, тогда влюбились друг в друга. Насколько я знаю, они потом еще несколько раз встречались. В общежитие он приезжал. Видела, как на проходной Светунчик провожала его. Потом он уехал к себе, за бугор. А в октябре снова приехал. Они со Светой целые дни вместе проводили. Он ее до института провожал, после занятий встречал. В конце октября снова уехал, но ненадолго. В начале ноября опять приехал. Видимо, с родителями. И вскоре они поженились. Здесь, в Москве. Не знаю уж, сколько и кому они заплатили, что их так быстро расписали. И буквально неделю назад они уехали на ПМЖ в Германию… или Австрию…. Что-то я забыла.

Мы как раз дошли до метро.

– Ну… ладно. Мне пора.

Я покачал головой.

– Пока.

– Пока, – тихо ответил я.

– Олег, – напоследок обратилась ко мне девушка. – Ты… не переживай. Артур, как мне показалось, хороший парень. Света с ним счастлива. Он никогда ее не обидит. Если любишь ее, то просто позволь быть счастливой… пусть и с другим.

Я не смотрел на нее. И девушка быстро ретировалась. Не помню, сколько тупо стоял возле входа в метро.

«Теперь точно один остался»

Я злился на Свету за это, как тогда считал, предательство (всего за несколько месяцев нашла другого, да еще и замуж выскочила за него – в голове не укладывается!). Злился и на себя, что так долго тянул, а надо было плюнуть на все и добиваться ее вновь. Пустота в душе увеличилась, а холод усилился. Сперва хотел что-нибудь разбить, но вскоре руки опустились, ноги «налились свинцом», и я поволок их домой, ничего не замечая вокруг. Теперь со Светой точно все было кончено. Последний мост между нами она сожгла, выйдя замуж за какого-то Артура, «заграничного принца».

Я снова погрузился в пучину праздности. Только теперь больше не пил один. Иногда мы с Рудольфом «заваливались» к его знакомым девушкам, и все вместе продолжали веселье. Иногда я заходил к кому-нибудь из одногруппников, они звали девчонок. Порой сам заходил к кому-то из знакомых девушек (кстати, довольно легкого поведения). Полное грехопадение – пьянство тесно переплелось с похотью. Суть одна: почти каждое утро я просыпался в постели, своей или чужой, с дикой болью в голове, отвратительным ощущением во рту и очередной обнаженной «подругой» под боком. Как правило, на утро они мне были противны. Депрессия закрадывалась в душу, и я никого не хотел видеть. Тогда тихонько вставал и уходил. Если вечер заканчивался в моей комнате, то я покидал ее на весь день, чтобы не пересечься с той, которая подарила мне себя и свое тело накануне. В итоге, безусловно, приходилось объясняться с ними. Не знаю почему, но ни одна не закатила скандал, не потребовала чего-то (любви?), не попыталась надеть на мою шею «ошейник».

Был декабрь. Вечером, а точнее, уже ночью, я сидел на подоконнике в «курилке» один и потягивал пиво из очередной бутылки. День не удался, и я никого не хотел видеть. За окном шел снег. В щелях стеклопакета подвывал ветер. На этаже было тихо – уставшие студенты спали или смотрели фильмы. В этой тишине раздался скрип блочной двери. Я повернулся на звук и увидел, что Настя несет на кухню маленькую кастрюльку.

– Привет, – поздоровалась она.

– Привет, – ответил я.

Почему-то был несказанно рад ее видеть. Слез с подоконника и вошел в кухню следом за ней.

– Как дела, Насть? – поинтересовался я.

– Нормально, – искренне улыбнулась она. – Ты как?

– Бывает и хуже.

Наступило молчание, которое нарушила Настя.

– Я уже не помню, когда последний раз тебя трезвым видела.

На такое заявление не знал, что ответить.

– У тебя друг умер? – поинтересовалась она, зная ответ.

– Да. Друг умер, а бывшая, но до сих пор любимая, девушка вышла замуж и уехала из России навсегда.

– Несладко тебе.

– Очень горько, если честно.

Она стала жалеть меня и пытаться подбодрить (ох уж эти женщины). А я был пьян. И сетовал на несправедливость этого мира, на безразличие и эгоизм окружающих, рассказал, что ненавижу людей. Она успокаивала меня. В какой-то момент я притянул Настю к себе и стал целовать. Поначалу она сопротивлялась, но потом взяла меня за руку и повела к себе в комнату, предварительно выключив газ в плите. Она жила в «двушке». Соседка, как оказалось, снимала комнату со своим молодым человеком, но из общежития выписываться не стала (это было бы глупо – отказаться от запасной крыши над головой). Поэтому Настя теперь жила одна.

Разделись быстро.

Старая койка долго скрипела под нами, пока мы, переплетя ноги и обнимая друг друга, не уснули. Удивительно, но я впервые за долгое время спал, как младенец, крепко и сладко. Проснулся рано, как всегда. За окном еще было темно. Вставать совсем не хотелось. Настя мирно посапывала, повернувшись спиной ко мне. На душе было тепло. Я вновь «провалился» в сон.

Второй раз проснулся только после девяти утра. Начал оглядывать комнату. В дневном свете все выглядело совсем иначе, нежели ночью.

– Доброе утро, – услышал я мягкий Настин голос.

Она сидела за обеденным столом и пила чай.

– Доброе, – ответил я и сел в постели.

– Будешь завтракать?

– Не откажусь.

Девушка с легкостью и грацией поднялась со стула и достала с полки кружку. Я хотел было встать, но вспомнил, что совершенно голый. Несмотря на то, что мы ночью занимались любовью, я стеснялся показаться днем перед Настей голым. Быстро осмотрелся кругом: на стуле, возле кровати, была аккуратно сложена моя одежда. Оделся и прошел к столу. Меня уже ждал омлет, сосиска и кружка горячего чая. Мы оба молчали. Я начал есть.

– М-м, как вкусно! – похвалил подругу. – Я так соскучился по домашней пище!

Настя улыбнулась. Глядя в свою кружку, она задала вопрос:

– Олег, как у тебя обстоят дела с учебой?

Довольно неожиданный вопрос. Он вогнал меня в ступор. Я бы не удивился, услышав что-нибудь насчет наших отношений и дальнейших планов на жизнь, даже вопрос, сколько у меня было девушек до нее. Но это!

– В смысле?

– В прямом. Скоро сессия, а ты не просыхаешь с самого сентября.

– Это мое дело, – насколько смог мягко, ответил я.

– Хватит уже пить. Берись за голову, пока не поздно. Из Бауманки отчисляют не за тугие мозги, а за лень. А ты очень сильно ленишься в этом семестре. Безусловно, дело твое. Но кому будет лучше, если тебя отчислят? Хотя бы о родителях своих подумай.

Эта речь меня разозлила. Но послать девушку «куда подальше» не мог. Может, из-за того, что мы провели вместе ночь, а, может, из-за чего-то большего. Я просто молчал.

После завтрака я встал, поблагодарил хозяйку и направился к себе. Возле двери неуверенно сказал:

– Насть, насчет того, что было ночью…

– Забудь, – перебила она меня. – Мы просто спустили пар. У тебя много всего накипело, у меня – тоже. Так что получили отличную разрядку.

Эта пятикурсница не переставала удивлять меня.

Молча покинул комнату. Пришел к себе. Мне не давали покоя ее слова о приближении сессии, о том, что меня могут отчислить за неуспеваемость. Они злили меня. Злили из-за того, что все, сказанное ею, было чистой правдой. И я это осознавал. Скрипнув зубами, фыркнул:

– Да пошли вы все! – и уселся за компьютер.

Рудольф проснулся, приподнялся на локтях и недоуменно спросил сонным голосом:

– Чего?

– Ничего, – пробубнил я в ответ и уткнулся в монитор.

Какое-то время боролся с собой, но потом открыл проект и принялся заниматься им. В институт не пошел. Чем дольше сидел за домашними заданиями, тем больше меня затягивало это занятие. По проекту сделать ничего не сумел, зато выполнил несколько «домашек» по другим предметам. Когда, наконец, оторвался от учебы, увидел, что стрелки часов мерно приближаются к строго вертикальному положению, а за окном царит ночная тьма. Спина затекла, глаза болели. Я потянулся, и позвонки захрустели, вставая на место. Подумал, что с самого утра ничего не ел. Пошел. Не знал, куда и зачем, – ноги сами меня несли. И привели к двери Настиной комнаты. Я не хотел ее видеть, но одновременно ощущал жизненную необходимость свидания. Из-за двери слышались звуки музыки. Постучался. Дверные петли скрипнули. Передо мной стояла эта необычная (именно необычная, а не необычайная) девушка. Не могла она претендовать на звание «Мисс Вселенная», даже на «Мисс Россия» не тянула – просто была симпатичной и милой. Несмотря на то, что была Настя на два с лишним года старше меня, в лице просматривалось что-то совсем детское. Мысли ее порой бывали путанными (ну какая девушка после секса станет спрашивать партнера о его успеваемости в университете?). Но мне становилось рядом с ней спокойно и уютно. Едва завидев Настю, я почувствовал, как мой «насос» в груди стал перекачивать кровь в ускоренном режиме. Стало радостно и хорошо.

– Привет, – тихо поздоровался я.

– Привет, – ответила она и чуть улыбнулась. Встала боком ко мне, прислонившись к двери и приглашая войти.

– Послушай, – начал я, – я просто хотел сказать, что взялся за учебу.

– Похвально.

– Вот только с проектом плохо все, но я разберусь.

Настя лишь покачала головой.

– Чай? – предложила она.

– Не откажусь, – согласился я. Хотел еще добавить, что ничего не ел с утра, но постеснялся – получилось бы, будто набиваюсь на ужин.

Когда уже моя кружка была наполовину опустошена, я спросил:

– Насть, ты утром сказала, что у тебя что-то накипело. Что именно?

– Не важно.

– Расскажи. Не стесняйся.

– Зачем? Что тебе от этого?

– Я постараюсь помочь.

– Чем ты мне можешь помочь?

Я пожал плечами. Наступила тишина. На стене в ее комнате висели часы в виде мультяшной кошки с двигающимися из стороны в сторону глазами в такт хвосту-маятнику. Уже наступил новый день.

– Знаешь, Свет, уже полночь, а я все еще трезвый, что очень необычно для меня в последние месяцы. И это только благодаря тебе.

– Все тоскуешь по ней? – тепло улыбнулась и спросила Настя.

– По кому? – не понял я.

– По Свете.

– Ну-у…

– Ты меня назвал Светой.

Я смутился и пробормотал:

– Прости. Оговорился.

Улыбка стала немного шире. Настя смотрела на свою кружку с чаем. Снова неудобная пауза в беседе.

– Эта кружка – все, что осталось на память о нем, – наконец нарушила тяжелую тишину девушка.

Я молчал, давая ей возможность без спешки формулировать мысли и изливать душу.

– Мы расстались с ним год назад. Тогда я была зла на него. Именно я предложила разбежаться. А теперь думаю, какой дурой была. Поругались из-за ерунды. Глупо все это было.

Я увидел, что в глазах ее стоят слезы. Взял ее руку в свою. Она посмотрела на меня.

– Порой, мы совершаем ошибки. Но, знаешь, Насть, все, что ни делается, делается к лучшему.

– Мне надоело все. Надоела постоянная боль в душе. Надоела учеба. Надоела такая жизнь. Я устала.

Слезы потекли по ее щекам.

– Пойдем, – сказал я и проводил подругу до кровати.

Она легла на бок, повернувшись к стене. Я прилег сзади и обнял ее. Она дрожала. Крепко прижалась ко мне спиной. Вскоре дрожь прекратилась, и Настя начала тихонько посапывать. Мне стало спокойно. Тепло и уют вернулись в душу. И я уснул.

Мы так и проспали всю ночь, в одной позе. Проснулся я оттого, что Настя перевернулась на другой бок и уткнулась своей щекой в мою грудь.

– Мне пора в «школу», – произнесла она сонным голосом.

– Мне тоже, – ответил я, а у самого сердце ликовало оттого, что эта милая девушка прижимается ко мне. Тогда впервые осознал, что влюбился в нее.

Еще немного полежали, а потом подруга поднялась.

Завтракали снова вместе.

– Настя, – обратился к ней во время трапезы.

– Что?

– Ты… – немного задумался, а потом выдал на одном дыхании: – Ты мне очень нравишься. Когда я рядом с тобой, становится так хорошо и спокойно. Слушай, ты одна, я – тоже. Может мы смогли бы?..

– Олег, – она начала мотать головой. – Не надо. Ты мне тоже нравишься, но у нас не может быть будущего. Мы только привяжемся друг к другу, а потом будет болезненное для обоих расставание.

– С чего ты взяла, что у нас нет будущего?

– Я старше тебя.

– И что?

– В следующем году окончу университет и уеду из Москвы. Я ненавижу этот город и не хочу здесь жить. А тебе еще учиться.

Я молчал, потому что не мог подобрать слова.

– Поверь, Олег. Так будет лучше.

«А, может, она и права».

– Хорошо, – наконец, ответил я, подумав, что новую боль испытать не хочу, что новая боль просто убьет меня.

Мы остались «просто друзьями». Звучит банально, но это чистая правда.

Время проходило незаметно. Я снова перестал спать, но теперь исключительно из-за учебы. Во второй половине декабря осознал, в какую ситуацию загнал сам себя. И теперь выкладывался на все сто процентов. С проектом разобраться мне помогла Настя. В числе последних студентов я защитил его. В числе последних и по другим предметам сдавал домашние задания. На время зачетной недели и сессии всякие чувства просто отключились. Не жалел себя. Крутился, как мог. И старания эти были вознаграждены. Еле-еле, со скрипом, в последний момент, но успел получить допуски ко всем экзаменам.

Новый год мы встречали вместе с Настей и ее друзьями. Было довольно весело. Впервые я отмечал этот праздник вдали от своих родителей. Но не особо переживал по этому поводу.

Сессию закрыл с двумя тройками. Меня это абсолютно не волновало. Главное – избежал возможного отчисления.

Когда в зачетной книжке появилась последняя роспись, требуемая в этом семестре, я ощутил, прямо-таки физически, неимоверную усталость. Она обрушилась на меня, как огромная куча камней. Едва не раздавила мое ослабшее тело. После окончания последнего экзамена кое-как доехал до общежития. Там упал на кровать и мгновенно провалился в сон.

Мне приснилось, будто я захожу в свою квартиру. Ту самую, где вырос. Прохожу в комнату. На диване сидит Костя. Такой, каким был до болезни: крепкий, лицо пышет здоровьем. Увидев меня, он улыбнулся.

– Костян! – воскликнул я. – Сто лет не виделись! – и хлопнул его по плечу.

А он только смотрит на меня, улыбается лукаво и молчит.

– Как ты? – спрашиваю.

Молчит и улыбается.

– Слушай, а почему мы стали так редко общаться? – не могу я понять.

Друг усмехается, и тут я с трудом, но вспоминаю, что он умер. Да, именно поэтому мы и стали так редко общаться. А точнее, вообще перестали.

– Костя… – сердце защемило.

– Олег, – тихо произнес он далеким-далеким голосом, словно из другой галактики.

В этот момент я проснулся. Глаза были влажными – похоже, я плакал во сне. На душе кошки скребли. Мне стало очень погано. Усталость от нагрузок и напряжений, с которыми я жил последние пару месяцев, немного отпустила меня. А вот депрессия коварно набросилась, как тигр из чащи джунглей. Я вновь ощутил, насколько мне не хватает лучшего друга, как сильно скучаю по Косте.

Вскоре купил билеты до дома.


Я не был здесь с того самого дня, когда последний раз прощался с Костей. Первые два дня только ел и спал. Родители видели, насколько я вымотан, и не приставали ко мне с разговорами. На третий день я пошел к родителям умершего лучшего друга.

– Олег? – удивилась Антонина Михайловна.

– Здравствуйте, – поздоровался я.

«Господи, как же она постарела!»

Она пригласила войти. Мы сидели на кухне и разговаривали. Николай Петрович был на работе. Она же после смерти единственного сына вышла на пенсию. Помню, как попросил показать мне, где похоронен Костя. Антонина Михайловна долго молчала, а потом сказала: «Хорошо. Коля сможет отвезти нас в выходные».

В субботу, как мы и договорились, они заехали за мной на своей старой, недавно купленной за «копейки», «пятерке». Я сел на заднее сиденье, и машина, рыкнув двигателем, повезла нас на кладбище.

Местами сугробы достигали человеческого роста. Но к Костиной могилке была протоптана тропинка. Ее лишь немного припорошил свежий снег, выпавший накануне. Пройдя по ней, мы выстроились полукругом напротив деревянного креста. С фотографии на нас смотрел молодой, улыбающийся озорной улыбкой, парень. Мой лучший друг. Мой брат.

– Вот здесь и лежит теперь наш Костик, – выдохнул Николай Петрович, подняв слезящиеся глаза к небу.

Я присел возле холмика и мысленно обратился к его обитателю: «Привет, братишка. Ну как тебе там, на облаке? Я скучаю по тебе! Мы все скучаем по тебе!»

Родители прошли к деревянной, сколоченной на скорую руку, лавочке и, счистив с нее снег, сели. Николай Петрович обнял за плечи Антонину Михайловну. Оба в глубокой задумчивости неотрывно смотрели на черно-белый портрет сына.

«Светка замуж вышла и уехала за бугор, – продолжал я мысленный монолог, веря… надеясь, что он откуда-то сверху видит нас и слышит нас и наши мысли. – Я чуть из «универа» не вылетел. Бухал. С бабами разными трахался. Настя… Может, помнишь ее? Напротив меня живет. Она помогла справиться с ситуацией. А вообще, хреново мне, брат. Очень хреново. Но ничего. Пройдет. Ты там не скучай. Мы обязательно увидимся! Не сейчас. Позже. Но увидимся»

Я поднялся. Родители тоже встали. Мы уже, было, направились к выходу, как Антонина Михайловна сказала:

– Подождите, – и начала рыться в сумке.

Потом направилась к могиле с чем-то, зажатым в кулаке.

– Вот, сыночек, – дрожащим голосом обратилась она к фотопортрету, – твои любимые, – и положила возле креста две конфеты «Белочка».

Николай Петрович подошел к ней. Антонина Михайловна поднялась, муж левой рукой обнял ее за плечи, и они медленно пошли по тропинке в сторону выхода с кладбища. Я медленно плелся за ними следом. Она беззвучно плакала, а потом сквозь слезы с трудом выговорила:

– Коль, помнишь, как Костик… – всхлипнула, – когда маленьким был… в буфет лазил со стула… за этими вот конфетами… «Белочка», – и тут она остановилась, уткнулась мужу в вытертую куртку и зарыдала. Он крепко обнял жену, а у самого слезы медленно скатывались по щекам и скрывались в густой щетине.

– Ну, – он слегка похлопал супругу по спине. – Тонь, ну все. Успокойся.

Ни один писатель – «властитель дум и повелитель слов» – не смог бы выразить, насколько мне было жалко эту скоротечно состарившуюся пару, потерявшую единственную надежду, единственный лучик света и счастья, единственный смысл всей их жизни.

Пока мы ехали назад, я ясно ощущал в автомобиле холод. Нет, не тот зимний холод, который в наших краях мог царить в течение полугода, пока не приходила весна, а следом за ней жаркое лето. Вовсе нет. То был душевный холод, который мог царить и в самую знойную пору года. В воздухе витали именно такой холод и безнадега. Не было никакой злости. Просто невыносимое ощущение безвыходности. Когда старая «пятерка», дышавшая на ладан, остановилась возле моего дома, я быстро поблагодарил Костиных родителей и ретировался. Легкий морозец взбодрил меня. Я зашагал домой. Больше Костиных родителей не видел. Тяжело для меня прошла последняя встреча.

За все каникулы я ни разу не встретился с прежними друзьями. Просто ел и спал, смотрел телевизор, ходил проведать бабушку с дедом. А потом сел в поезд и поехал в столицу.


Рудольф домой так и не улетал – слишком накладно обходилась ему дорога до Владивостока. Мы сильно отдалились за прошедший семестр. Поэтому особой радости он не выказал, увидев меня. А потом и вовсе куда-то ушел. Я решил дойти до Насти. Постучал ей в дверь. Тишина. Еще раз постучал. Никаких признаков жизни в комнате.

«Еще не вернулась с каникул», – подумал я.

Мне было тоскливо и скучно. Решил дойти до ярмарки за продовольствием и пивом.

В овощном ларьке попросил взвесить два килограмма картофеля. Толстая продавщица – лицо явно кавказской национальности – начала накладывать сей продукт в пакет. Я стоял, вспоминая, как жарила картошку Света, когда мы учились на первом курсе. Тогда мне это блюдо казалось пищей богов.

«Светка… где и кому теперь ты готовишь ужины? Как ты теперь живешь?» – от этих воспоминаний и мыслей неожиданно кольнуло сердце. Я только резко выдохнул воздух и стал медленно глубоко вдыхать-выдыхать, стараясь успокоить расшалившиеся нервы.

– Что ты вздыхаешь? – недовольно фыркнула продавщица.

– Что? – я не понял, ко мне были обращены эти слова или к кому-то другому.

– Что, нэдаволэн чэм-то? Тогда ыды атсуда! Я тыбе и нэ буду нычэго продават!

– Вы это мне? – еще раз захотел удостовериться я.

– Тыбэ, тыбэ! Вздыхает он!

– Вы, вообще, в своем уме? – я начал свирепеть. – Это мое личное дело, как дышать!

– Ыды атсуда! – «тявкнула» жирная баба.

– Вы вообще охренели, что ли?!

– У тэба праблэмы? – услышал я справа от себя сиплый голос. Возле меня стоял не менее толстый лысый кавказец с сизой щетиной.

– Да, бл…! Проблемы! Какого хрена мне не продают картошку?!

– У тэба праблэмы? – вновь спросил он, словно и не слышал меня.

На нас стали оборачиваться прочие покупатели и продавцы.

– Я хочу купить картошку. Объясните этой даме, – я указал рукой на высунувшуюся голову борзой торгашки, – что так работать, как это делает она, неприемлемо.

– Ты ах*эл? Чего маю жыну аскарблаэшь?

– Че-го? – прошипел я, дойдя до предела.

Тут же к нам подошли еще несколько более молодых кавказцев. Начали горланить что-то на своем языке, вскидывать руки к небу.

– Правалывай атсуда! – просипел толстый «муж». – А то мы сыйчас атвыдем тыбя в парк, – он махнул головой в сторону Измайловского лесопарка, – и атпы*дым там. Патом лэчиться будэшь долго. И мэнты тыбе нэ памогут! Аны у нас всэ куплэны давно!

– Мы, мы, мы… А один на один на кулаках слабо выйти? – предложил я толстяку.

– Ахмет, – встрял в разговор молодой «гость столицы», – давай этаго пыдара в багажнык засунэм и в лэс вывэзэм. Пуст там сэбэ магылу копает.

Вся эта стая брезгливо смотрела на меня. Я уже готов был ударить по лицу «великого стратега», «могильных дел мастера». Причем вложил бы в этот удар весь гнев, всю ярость, накопившиеся во мне. Но старый кавказец поднял свою пухлую руку, украшенную несколькими аляповатыми перстнями, как Юлий Цезарь – важно так, неторопливо. Этим жестом он призвал соплеменников к тишине.

– Малчык глупый ышо. Маладой патаму что. На пэрвый раз прастым госта. Но эслы ышо раз такоэ павтарытса, – теперь он обращался исключительно ко мне, – то тыбя ныкто нэ найдот! Ты просто ысчезнэш!

Меня трясло от распираемой злости. Но что-то сказать или сделать было равносильно подписанию себе смертного приговора: вокруг меня столпилось человек десять, даже больше.

– Тэпэр ыды атсуда, – приказал толстый кавказец – «хозяин» то ли рынка, то ли всей страны.

Толпа расступилась. Я взглянул в маленькие, заплывшие жиром, глазенки этого «мужа торговки» и пошел к общежитию. Один из молодых людей вышел мне навстречу и толкнул плечом. Послышалось всеобщее гоготание. Я сжал зубы.

«Ладно, пид*ры! Посмотрим, кто будет смеяться последним!»

Этот случай оставил свой неизгладимый след в моем разуме. Именно после него я стал замечать, как много в России, в частности в Москве, проживает «чужаков» – приезжих из стран Кавказа и Азии. Беда была даже не в том, что они приезжали, а в том, как они себя вели на МОЕЙ Родине. Они сами делали все, чтобы русский народ стал относиться к ним враждебно. Именно после этого случая появилась неприязнь к «гостям столицы». Нет, я не стал брить наголо голову, носить берцы и «бомбер», выкрикивать немецко-фашистские лозунги. Я просто стал их ненавидеть. Именно в тот день они перестали быть для меня людьми. А это страшнее, чем слепая вера в какие-либо идеи, например, национал-социализма.

Я пришел в общежитие и стал успокаиваться, так и не дав выхода ярости. Долго думал, как бы напакостить этим «чуркам». Хотел «выцепить» их по одному и избить. Хотел сжечь их чертовы дорогие машины. Однако, на реальные действия не решился – слишком велик был риск из охотника превратиться в жертву. Потом началась учеба, и мой пыл немного поубавился.

Весна принесла с собой постоянное влечение к прекрасному полу и депрессию. С Настей мы виделись редко. Ни о каких отношениях даже речи идти не могло. Вечерами я просто задыхался и на стену лез от тоски. Порой, обычно по пятницам, выходил на ночную прогулку. В одну из таких прогулок все и поменялось.

Была середина недели. Я бесцельно шел по Первомайской улице, спустился в подземный переход, перешел на другую сторону, стал подниматься, и в глаза бросились красивые ножки на каблуках, в нейлоновых колготках (или чулках?), быстро поднимающиеся по ступенькам. Обладательница этих ножек была одета в черный плащ до колен. Поднялись на поверхность. Я еще какое-то время любовался прекрасной незнакомкой, жадно уставившись голодным взглядом ей ниже пояса, а потом девушка свернула во дворы, а я медленно пошел дальше. Вдруг раздался сдавленный крик. Я остановился и обернулся, уже собираясь пойти на звук, как из того самого двора, куда свернула незнакомка, выбежал парень невысокого роста, с раскосыми глазами, и направился в мою сторону. Бежал он быстро, проворно… но до тех пор, пока я не пнул его по ногам. «Атлет» пролетел пару метров и шлепнулся на землю. Какой-то предмет отлетел в сторону. Не дожидаясь, пока он поднимется и снова «даст деру», я подскочил и пнул его в пах. Тот только крякнул и схватился за промежность. Перевернулся на спину и стал качаться из стороны в сторону, поскуливая, не убирая руки от «причинного места». Теперь я разглядел его лицо. Он был то ли узбеком, то ли киргизом, короче, среднеазиатом. Разглядел я и предмет, вылетевший из рук «бегуна» – женскую сумку. Волна злости накрыла меня с головой. Я пнул в пах еще раз, несмотря на его руки, оказавшиеся на линии удара. Потом пнул по лицу. От удара голова его откинулась, стукнулась с глухим звуком об асфальт, и азиат потерял сознание. Я подобрал сумку и пошел во двор, тускло освещаемый одним фонарем. Прямо под фонарем сидела на асфальте та самая незнакомка, держась за левую часть лица. Сразу понял, что произошло.

– Девушка, как вы? – поинтересовался я, подойдя к ней.

Она молча подняла на меня глаза. Теперь я увидел, что левый глаз у нее немного заплыл.

– Может, врачей вызвать? – спросил я, протягивая ей руку.

– Не надо. Я в порядке, – она взялась за руку, и поднялась на ноги. Подол плаща был в грязи, колготки порваны, на правой коленке небольшая ссадина, полусапожки поцарапаны.

– Вы уверены? Вдруг у вас сотрясение?

– Не думаю.

Она взглянула на сумочку в моей руке.

– Ах да… это ваша, я полагаю.

– Моя. Спасибо! – она забрала ее.

– С вами точно все в порядке? – не унимался я, всерьез обеспокоившись здоровьем незнакомки.

– Да. Не волнуйтесь.

– Вы далеко живете? Давайте я вас провожу до дома…

– Нет, спасибо. Я вон в том подъезде живу, – ответила девушка и указала рукой на третий от нас подъезд.

– Вы аккуратнее будьте, – дал я наставление. – И вообще, почему так поздно одна ходите? Почему ваш парень вас не встречает в такое время?

– Да у меня и нет парня, – ответила незнакомка, все еще пребывая в шоке от произошедшего. И тут же добавила: – Спасибо вам большое, что сумку вернули! Мне нужно идти.

– Конечно.

Она направилась к своему подъезду.

– Кстати меня Олегом зовут.

– Я – Ирина, – повернувшись, сказала девушка.

– Ирина, вы лед приложите к ушибу, – дал совет ей вдогонку.

– Хорошо. Конечно. Я знаю.

И новая знакомая скрылась за дверью подъезда. Я направился обратно, в сторону Первомайской улицы.

Грабителя уже не было. Медленно, прогулочным шагом я пошел в том же направлении, что и до инцидента. Прошел квартал. Из переулка послышался шум. Повернулся и увидел толпу азиатов, вооруженных ножами. Среди них был побитый мной неудавшийся грабитель. Он что-то крикнул своим сородичам и указал на меня пальцем. В ту же минуту вся та масса «гостей города» понеслась на меня. Я развернулся и пустился наутек. Бежал, не чувствуя усталости. От этой гонки зависела, ни много ни мало, моя жизнь. За собой слышал непонятные мне возгласы. Спустя некоторое время почувствовал, что легкие просто огнем горят, а расстояние между мной и преследователями сокращается. Спасение пришло неожиданно: вдруг перед глазами вспыхнули огни мигалки, послышались звуки сирены. Милицейская машина преградила нам путь. Из нее выскочили трое сотрудников правоохранительных органов, или просто «ментов».

– Помогите! – крикнул я, задыхаясь.

С криками «Стоять!» все трое бросились вдогонку за разбегающимися врассыпную азиатами. Кого-то поймали, кто-то удрал. Не имея желания провести ночь в отделении милиции, объясняя, что произошло, я незаметно отошел за угол ближайшего дома, а оттуда побежал до общежития.

Прибежал я весь взмыленный. Спать даже не думал ложиться. Долго сидел напротив окна, вглядываясь в темноту ночи. Размышлял. Как же так получается: приезжает в нашу страну какой-то полуграмотный азиат, промышляет грабежами, коварно нападает на беззащитную девушку, ты – коренной житель России, русский – даешь ему сдачи, возвращаешь девушке ее сумку, и вместо того, чтобы в испуге, ощущая свою ущербность, скрыться с места преступления, раз уж есть такая возможность, этот проклятый «кочевник» собирает стаю своих соплеменников и пытается отомстить тебе. Когда эти «гости столицы» успели почувствовать себя хозяевами этой страны? Что за херня происходит с моей Родиной? Почему мои братья-русичи, славяне так разрознены и тем самым позволяют «басурманам» чинить беспредел на своей земле? Негодование, гнев, ярость бурлили во мне. Я скрипел зубами от злости. К утру ненависть моя достигла апогея, и я поклялся сам перед собой всегда давать отпор этим «собакам».

На следующий вечер я вновь пошел по тому же маршруту. Держался осторожно, чтобы не напороться на милиционеров. Свернул в тот самый двор, откуда накануне выбегал грабитель, и стал ждать, стоя в тени. Надеялся вновь встретиться с тем же азиатом и популярно разъяснить, что ему в этой стране никто не рад. Время тянулось медленно. Ночью температура значительно понизилась, воздух беспощадно замораживал мое лицо. Послышался цокот каблуков по мокрому асфальту. Вскоре в поле моего зрения попала знакомая фигура. Я бесшумно направился к ней.

– Здравствуйте, Ирина!

Девушка подскочила от неожиданности и резко обернулась.

– Господи! Вы меня до смерти напугали! – она глубоко вдохнула и шумно выдохнула.

Под левым глазом красовался, пусть и небольшой, но синяк.

– Так поздно, а вы опять одна.

– Судя по всему, не одна. Олег, вы что, следите за мной?

Отметил про себя тот факт, что девушка запомнила мое имя, и начал оправдываться:

– Вовсе нет. Не следил я за вами. Хотя, наверное, стоит. А то вы точно найдете себе приключения на… в общем, найдете приключения, возвращаясь так поздно домой.

В глубине души понимал, что, вероятно, выгляжу, как маньяк какой-то: ночь, безлюдные улицы, а тут я стою в темном дворе и «поджидаю жертву».

– Ну, раньше возвращаться я не могу – дел по горло. Так что выбора особо нет.

Морозец не позволял делать долгие паузы, поэтому, спустя краткое молчание, Ирина сказала:

– Я хочу поблагодарить вас за то, что тогда помогли мне… сумку вернули.

– Пустяки. Как вы себя чувствуете?

– Я в порядке.

Новая пауза.

– Похолодало на улице. Я пойду, пока совсем не замерзла.

– Конечно.

Она чуть замешкалась, но потом направилась к своему подъезду.

– Ирина, – окликнул я ее, собрав волю в кулак.

Обернулась.

– Может, у вас получится выделить в своем чрезвычайно плотном графике время? Встретились бы, сходили куда-нибудь.

Девушка задумалась.

– Обещаю не предлагать Макдональдс, – посмеиваясь, уверил ее.

– Хорошо, – тоже посмеиваясь, ответила она. – Я подумаю. Знаете… давайте созвонимся завтра. Тогда и договоримся более точно.

– Пр-р-ревосходно! – залихватски согласился я. – Позвольте узнать ваш номер телефона.

Она продиктовала. Сразу записал его и сохранил в памяти моего «мобильника».

– Тогда до завтра, Олег.

– До завтра, Ирина.

Она прошла к своему подъезду и скрылась за его дверью. Мое сердце бешено колотилось. Поток радости обрушился на меня. Забылись все терзания. Забылась горечь потери лучшего друга. Забылась обида на Свету. Забылось вообще все. Темная промозглая ночь вдруг стала яркой, как день. Я снова влюбился.


На следующее утро, как и было оговорено, я сделал звонок.

– Алло? – раздался в трубке голос, вызвавший эйфорию.

– Ирина, здравствуйте!

– Здравствуйте, Олег! – голос стал более радостным.

– Вам удобно сейчас говорить?

– Да, вполне. Только… может, будем на «ты»?

– Конечно. Как вам… э… тебе угодно. Итак. Можно пригласить тебя в самое необыкновенное и дорогое заведение, которое только может себе позволить студент, – «Шоколадницу»?

– Олег, я немного стесняюсь своего вида. Понимаешь, синяк под глазом…

– Ох, да его не видно совсем.

– Все равно я стесняюсь. Давай, лучше просто встретимся и немного погуляем.

– Что тут скажешь. Твое желание для меня закон.

Ирина хмыкнула в трубку. У меня же в голове сразу стали крутиться мысли, как превратить обычную прогулку в романтическое свидание. Через секунду предстала картина: парк, мы вдвоем, раскладной стол накрыт, фрукты, вино… красота!

– Как насчет завтра? Я бы зашел за тобой. Потом можно будет прогуляться по Измайловскому парку, там тихо и спокойно.

– Да, давай, – согласилась она после недолгих раздумий.

– Тогда заметано. Завтра… во сколько?

– М-м… да-вай… в одиннадцать.

– Отлично. Завтра сможешь по мне сверить свои часы.

– Хорошо, – посмеялась девушка.

Занятия в университете закончились еще до обеда. Мой столь шикарный план: устроить пикник в парке – не выходил из головы. И так все было в нем чудесно и замечательно. Приехав на станцию «Измайловская», я решил сходить на разведку в парк, найти уединенное местечко, где можно будет организовать такой сюрприз и никто нам не помешает. В реальности все оказалось не так, как в мечтах. В парке еще местами лежал снег, а там, где он сошел, стояла вода. Повсюду была слякоть. Свернуть с асфальтовых дорожек просто не представлялось возможным. Навряд ли девушка захочет «шлепать» по грязи на первом свидании. А еще «радости» добавлял столь бодрящий и свежий весенний ветер. Да и вообще захочет ли девушка с едва знакомым юношей идти в лесную чащу, подальше от прогулочных дорожек и людей? В расстроенных чувствах я побрел домой.

В субботу пришел к знакомому дому за час до назначенного времени. Предварительно купил в магазине игрушек плюшевого медвежонка, который надевается на руку, а в цветочном – букет хризантем. На двери подъезда был установлен кодовый замок. Естественно, код я не знал, поэтому ходил по двору, чтобы не замерзнуть.

«И чего я всегда так рано прихожу на свидания?»

Мимо меня прошли двое рабочих. Пригляделся, подумав, что одним из них может оказаться тот самый неудавшийся грабитель. Нет. Этих я видел впервые. Время текло медленно. А по утрам все еще бывали заморозки. Нос стал красным. Уши, вероятно, тоже. Руки озябли. На правую, чтобы хоть как-то их согреть, я надел медведя, сунул два пальца в его лапы. В эту же руку вложил цветы. Получилось довольно забавно: словно медведь самолично решил подарить букет.

Продолжил ждать. Наконец, ровно в 11.00 по моим часам я набрал Иринин номер.

– Алло!

– Привет, Ирин!

– Привет! Олег, ты точен, как швейцарские часы.

– Я же говорил. Итак, жду тебя внизу.

– Сейчас выйду.

Это «сейчас» растянулось на пятнадцать минут. Но я вовсе не злился. Опаздывать – привилегия прекрасного пола.

Дверь открылась, из темноты подъезда вышла девушка с каштановыми волнистыми волосами, спускающимися по плечам. Я мгновенно спрятал медведя с букетом за спину. Впервые увидел Ирину при дневном свете. Нос был с маленькой горбинкой. Скулы слегка выдавались. Не могла она похвастать губами – они были, нет, не такими уж узкими, но и не пухлыми сексуальными губками, как у Моники Белуччи. Глаза скрывали стекла темных очков. Одета она была все в тот же черный плащ до колен, а также сапоги на высоком каблуке. Ноги ее показались мне стройными и длинными.

– Прости, что так долго, – извинилась девушка.

– Ну что ты. Тебя я готов ждать вечность.

Она улыбнулась.

– Ирин, я сегодня не один. Мы с другом пришли.

Брови ее в удивлении поднялись над очками.

– С другом? – такого поворота событий она явно не ожидала.

– Да, – я достал из-за спины медведя с букетом в мягких лапках. – Его зовут… знаешь, зови его как хочешь.

Широкая искренняя улыбка появилась на лице девушки.

– А чтобы ты не сердилась на него за то, что он не позволяет нам провести первое свидание наедине, этот плюшевый негодяй решил подлизаться и подарить тебе цветы.

На слове «негодяй» подруга начала смеяться. Потом я протянул ей подарки.

– Спасибо, – с мягкими нежными детскими нотами в голосе поблагодарила меня и взяла мишку и букет.

Я посмотрел на хмурое небо, потом на ее очки и, улыбаясь, сказал:

– Вроде, солнца сегодня нет.

Ирина, продолжая улыбаться, чуть покраснела и смущенно опустила голову. А меня больно кольнула игла совести. В воздухе повисло напряжение.

– Как твои… ссадины? – постарался я хоть как-то нарушить это нелепое молчание.

Ирина сняла очки и посмотрела на меня. Я, наверное, никогда прежде не видел таких ярко-голубых глаз. Небесно-голубой цвет. Цвет чистейшего океана в далекой теплой стране. Этот взгляд растопил весь лед, что был в моей душе. Он гипнотизировал меня. Я не мог оторваться от самых красивых глаз, что видел в своей жизни. Я буквально утонул в этих двух кристально-чистых горных озерах. Потерял дар речи. Видимо, на лице моем появилось совсем дурацкое выражение, раз Ирина спросила с беспокойством:

– Олег, с тобой все в порядке? Неужели синяк такой ужасный?

– Что? Синяк? – я словно выплывал из сна и ничего не понимал. Когда окончательно вернулся на землю, сказал: – Господи! У тебя глаза, как у ангела. Не одевай очки. Это настоящее кощунство – прятать такую красоту за темными стеклами.

Ирина улыбнулась. И я чуть не ослеп от яркого теплого света, что излучали ее глаза. Вокруг все померкло. Я вновь вошел в ступор, из которого меня вывели слова Ирины:

– Может, пойдем? Холодно на месте стоять.

– Конечно.

Мы медленно шли по 9-й Парковой улице в сторону Измайловского парка. Возле ЗАГСа стояли отполированные машины с ленточками – свадебные кортежи. Около одной из них – большой «Ауди А8» – молодожены в окружении родственников и друзей распивали шампанское. Гости сего торжества кричали «Горько!». Я рассказывал Ирине о себе. Говорил честно и искренне. О том, откуда приехал, где учусь, где живу. Не рассказал только о своей недавней весьма продолжительной и тяжелой депрессии и ее причинах. А потом, уже когда мы шли, подгоняемые ветром, по аллее, Ирина начала рассказывать о себе. Выяснилось, что сама она приехала в Москву в поисках лучшей жизни из Ульяновска. Учится на заочном отделении, в ВЗФЭИ. По окончании получит диплом экономиста. Здесь она снимает однокомнатную квартиру. Работает консультантом в магазине бытовой техники. Позже, уже не помню как (такая информация словно на телепатическом уровне передается – вроде, и не спрашиваешь в лоб, но откуда-то знаешь), выяснил, что она на год старше меня. С каждой минутой я влюблялся в эту прелестницу все сильнее и сильнее.

– Как вышло, что у девушки, рядом с которой Афродита выглядит кикиморой, нет парня?

В ответ она лишь пожала плечами. Потом рассказала, что у нее был молодой человек в Ульяновске, но они расстались после того, как тот напился на вечеринке и переспал с ее подругой.

– Осмелюсь выдвинуть его на звание глупейшего человека планеты. Как можно упустить такого ангела, как ты!

– Олег, я не очень люблю лесть, – смущенно произнесла Ирина.

– А я не очень люблю льстить, – честно ответил я. – Все, что говорю, – чистой воды правда.

Мы еще долго разговаривали о ее работе, наших институтах. Я старался смешить подругу забавными историями из жизни. Мне было хорошо с ней. Но пришло время прощаться. Мы стояли возле ее подъезда. Я обнял Ирину за талию. Она опустила глаза.

– Ты самая необыкновенная девушка, которую я только встречал за свою жизнь.

На лице ее снова появилась легкая улыбка. Сердце мое забилось чаще. Адреналин ускорил кровь. Руки мои поднялись, ладони аккуратно, нежно, легли на ее скулы, и наши губы слились в поцелуе. В моей душе творилось что-то невообразимое. Это «что-то» было похоже на тысячу залпов салюта. Последний раз такое происходило, когда мы впервые поцеловались со Светой. Если бы я мог управлять погодой, то наверняка в тот момент выглянуло бы солнце, по голубому небу (такому же голубому, как ее глаза) поплыли розовые облака в форме сердец, весенние птицы завели свои трели. После поцелуя мы стояли какое-то время в обнимку.

– Мне нужно идти, Олег.

Я покачал головой и тихо ответил:

– Да. Давай.

Она посмотрела мне в глаза, улыбнулась.

– До завтра, Ириш.

Подруга немного подумала, а потом ответила:

– До завтра, – и очень тепло улыбнулась.

Весь остаток дня мысли мои были только о ней, все прочие – просто блокированы. Я не мог дождаться следующего дня, чтобы снова увидеться с ней.


Мы встречались ежедневно. Каждый вечер я встречал ее у метро и провожал до дома. А потом мы стояли и ворковали, как два голубка. Прежняя ненависть к иностранцам приутихла.

Дни становились длиннее и теплее. Солнце часто радовало жителей столицы своим появлением. Мы с Ириной целовались, говорили друг другу нежные слова, были влюблены друг в друга, но ни один из нас ни разу не был в гостях у другого.

Первого мая я пригласил свою новую девушку на шашлыки все в тот же Измайловский парк. На ярмарке заранее купил мясо, уже замаринованное, одолжил у соседей по блоку мангал и шампуры (сами соседи на все майские праздники уезжали из Москвы). В магазине купил бутылку итальянского красного полусладкого вина и коробку сока.

Светило солнце. Было тепло. Я ждал Ирину на углу 7-й Парковой и Измайловского проспекта. Наконец, она пришла. В сером спортивном костюме. Волосы собраны на затылке в хвост. Вместо приветствия мы поцеловались. Она принесла то, что забыл купить я: свежие овощи.

– Я совсем забыл про овощи! – хлопнул я себя по лбу.

– А я знала, что ты забудешь, потому и купила, – довольно ответила Ира.

Я ее снова поцеловал.

– Пошли? – спросила она.

– Пошли.

Есть в парке ручей, а на его берегу – полянка. Добраться до этой полянки не так просто из-за зарослей, но зато, если доберешься, то там можно отлично отдохнуть от суеты и людей. Вот туда мы и направились, только подруге я пока ничего не сказал. Многие места уже были заняты такими же, как и мы, отдыхающими.

– Куда бы нам присесть? – задумчиво спросила она, оглядываясь по сторонам.

– Идем. Тут места для неудачников.

Ирина удивленно посмотрела на меня, и мы пошли дальше.

Когда пробирались через кусты, на подходе к полянке, она недовольно ворчала:

– Куда ты завел нас, Сусанин-герой?

Я не ответил. И вот мы вышли из тенистых зарослей на залитую солнцем поляну. Неподалеку журчала вода, щебетали птицы. Здесь царило спокойствие.

– Вот. Тут мы и разместимся.

Все ворчание у девушки сразу прошло, настроение улучшилось.

– Какая красота, – она осматривалась кругом. – А ты откуда знаешь об этом месте?

– Однажды, курсе этак на первом, я заблудился во время занятий по физкультуре и набрел на эту поляну. Потом еле выбрался, но путь запомнил.

Ира молча поцеловала меня.

Я занялся собиранием мангала и разведением огня, а она – нанизыванием мяса на шампуры и нарезанием овощей. Когда дрова прогорели, я положил жариться мясо. Пока оно готовилось, мы выпили немного вина. Разговаривали мало, по большей части наслаждались музыкой природы. Потом неторопливо ели сочный шашлык и запивали его вином.

Когда солнце стало склоняться к горизонту, мы собрали вещи и пошли назад. Я проводил, как всегда, Ирину до самого подъезда.

– Может, зайдешь? – спокойствие из ее голоса ушло. На щеках разыгрался румянец.

– Да, – кратко ответил я и взял ее за руку.

Мы поднялись на второй этаж. Ира достала ключи и начала отпирать старую дверь, обитую дерматином. У меня внутри все трепетало.

Квартирка была очень маленькой – старая хрущевка, – но чистой. Все предметы стояли на своих местах – там, где им и положено находиться.

– Вот… тут я и живу, – тараторила подруга. – Маленькая, конечно…

– Ты еще мою комнату в общежитии не видела, – успокоил ее. – Эта квартира – просто хоромы белокаменные по сравнению с ней.

– Ну… может, чаю? – предложила Ира.

– Да, не откажусь, – согласился я.

Она проследовала на кухню, чтобы поставить чайник. Я немного еще огляделся, а потом проследовал за ней. Подруга выставляла на стол вазочку с конфетами. Подошел сзади, обнял ее и поцеловал в шею. Ирина развернулась ко мне. Начал целовать ее в губы, потом спускаться все ниже. Мы проследовали в комнату, расположились на диване. Еще с осени, когда я вел разгульный образ жизни и имел почти ежедневные беспорядочные половые связи, у меня в обложке из кожзаменителя, где хранились пропуска в университет и общежитие, хранился презерватив. И теперь я благодарил судьбу за это.

Мы не могли насытиться друг другом. Два тела, переплетенные в любовном действе. Две души, слившиеся в любовном экстазе. Два человека, наслаждающиеся друг другом. Так долго ждали этого момента. У нас словно раскрылись некие ментальные каналы, неведомые нам раньше. Это было не просто занятие любовью, но зарядка обоих божественной энергией. Никогда прежде я не испытывал ничего подобного.

Вечером сбегал в аптеку и купил пачку латексных средств защиты.

Мы не сомкнули глаз той ночью. Кропотливо изучали каждый миллиметр тела партнера – что я, что она. К утру пошел дождь. И нам стало еще уютнее и теплее под одеялом. Мы не хотели вылезать из-под него. Да и не нужно было вылезать. После того, как мы в очередной раз достигли пика наслаждения, я обнял Ирину, крепко прижался к ее спине, и под звук дождя мы погрузились в сон, уставшие и довольные.

Проснулись днем. Поели. Снова занимались любовью. Следующую ночь я тоже провел у Иры. Утром мы проснулись рано под пронзительный писк будильника. Позавтракали. Любимая поехала на работу, а я пошел в общагу, где переоделся, и поехал в университет.

Мы, как и прежде, виделись каждый день. Я провожал свою уставшую после тяжелого трудового дня девушку до дома и уходил к себе. Оставался у нее только по выходным. Один раз Ирина захотела посмотреть, как живут студенты в общежитии. Я провел ее к себе. Познакомил с Рудольфом. Мы пили чай и тепло, можно сказать, по-семейному, общались. Мир вновь перестал для меня быть черно-белым и раскрасился в самые радужные цвета. Это милое создание реанимировало мою захиревшую душу.

Я рассказал родителям, что встретил замечательную девушку, что мы любим друг друга. Они прекрасно знали, сколько всего мне пришлось пережить с осени предыдущего года: смерть лучшего друга, расставание с любимой девушкой, ее свадьба с другим – и порадовались за меня. Искренне порадовались.

Жизнь снова забила ключом, стала безоблачной и полной радостей.

В июне закрыл сессию с одной тройкой. После этого еще неделю пробыл в Москве. Очень не хотелось расставаться с Ириной. Но все же купил билеты до дома. Последнюю ночь перед отъездом мы провели вместе: лежали в обнимку и разговаривали. Впервые в жизни я настолько не хотел ехать домой.


Как и всегда, родители встречали меня на платформе. Как и всегда, они улыбались. Но я тосковал по любимой девушке. Сердце мое осталось с ней.

Распорядок остался старым: ходил навещать бабушку с дедом, потом прогуливался по городу (только вот теперь в полном одиночестве), шел домой, там иногда потягивал пиво перед телевизором. Через неделю я готов был скулить от тоски. По выходным созванивались с Иришкой. Она тоже очень скучала. Не говорила об этом напрямую, но и так все становилось ясно по ее голосу. Порой во время прогулок я забредал в какой-то двор, с которым было связано много воспоминаний из детства, еще с тех пор, когда учился в школе.

«Как быстро все меняется! Вроде, еще недавно бегали здесь с Костей. А там пили пиво с Дедом и Пушкиным. Вон, видно крышу Светкиного дома. Возле него мы впервые поцеловались. А что теперь? Костя мертв. Светка замуж выскочила и уехала далеко-далеко. Хм. Ну а я до самого последнего времени болтался, как говно в проруби. Хорошо, что сейчас в моей жизни хоть появилась Иришка. Иришка… Милая моя. Родная»

За неделей тянулась неделя. В сумме я выдержал месяц. А потом извинился перед родными, сказал, что больше не могу тухнуть в этом городе, мне жизненно необходимо увидеть Ирину. Они все поняли. Я купил билет на поезд и через пару дней с неимоверной радостью в сердце поехал в столицу. Ирку не предупредил, решил сделать сюрприз.


Уже начинался август. В Москве было тепло, солнечно и безветренно. С вокзала я поехал в общежитие. А вечером я снова стоял возле станции метро в ожидании своей возлюбленной. Она вышла из-за стеклянных дверей, направилась в сторону лестницы, ведущей на поверхность, а потом заметила меня. Остановилась. Глаза широко раскрылись.

«Хорошо, что людей мало идет. А то затолкали бы ее»

– Олег? – не веря своим глазам, спросила она.

Я только стоял и улыбался. Ирина подошла ко мне.

– Привет, милая моя! – поздоровался и крепко обнял девушку.

– Что ты здесь делаешь? – все еще не верила она, что это происходит на самом деле.

– Тебя жду, – смеясь, ответил я.

Подруга хихикнула в ответ. Взял ее за руку, и мы пошли к ней.

– Когда ты вернулся? – поинтересовалась Ира.

– Сегодня. Не смог больше выносить нашего расставания.

– Если бы ты знал, как я по тебе скучала!

Посмотрел на нее и увидел в глазах слезы. Обнял ее за плечи, и так в обнимку мы дошли до дома.

Занимались любовью. В промежутках между этим разговаривали, делились новостями в мельчайших подробностях. Я не мог налюбоваться ею. Ее глаза светились радостью. У меня захватывало дух от этого счастливого взгляда.

Утром ей предстояло ехать на работу абсолютно не выспавшейся. Но, судя по довольному выражению лица, это нисколько ее не волновало.

Мы снова стали видеться каждый день. Теперь я чаще оставался у нее на ночь.

Меня напрягал тот факт, что моя девушка работает, а я целыми днями лодырничаю. Поэтому оставшееся до начала занятий время я потратил на поиски работы. В бесплатной газете, что-то вроде «Работа для Вас» или «Супервакансии», кои раздавали возле станций метро, увидел объявление: одной крупной европейской компании – сети гипермаркетов – требуется молодой человек для разъездной работы; график свободный; оплата проезда и дотации на питание. Зарплата до пятнадцати тысяч рублей. Весьма неплохие деньги для студента. Позвонил по указанному номеру, договорился о собеседовании. Ехать предстояло за МКАД.

Утром мы мчались на маршрутном такси из Москвы. В противоположном направлении все шоссе стояло. Водители с угрюмыми лицами сигналили друг другу. Некоторые дамы красили глаза или губы, что не успели сделать дома.

Офис находился в здании магазина. Утром в будний день стоянка была пуста, только ветер гулял по ней, пиная брошенные пакеты и газеты. Следуя инструкции, я обогнул здание и позвонил в звонок возле служебного входа. Спустя промежуток времени щелкнули замки. Прошел внутрь. Толстый охранник с суровым лицом, не выражая никаких эмоций, спросил:

– Вы к кому?

– Я на собеседование…

– С кем?

– С Елеиной Александрой.

– Ждите.

Этот брутальный мужчина, больше похожий на творение Виктора Франкенштейна, поднял трубку телефона и набрал номер. Что-то пробубнил. Повесил трубку и обратился ко мне:

– Сейчас она подойдет.

Вскоре к турникету, отделявшему мир офисных работников огромной компании от мира простых смертных, подошла женщина средних лет.

– Вы Олег? – удостоверилась она.

– Да.

– Здравствуйте. Я Александра. Пройдемте за мной, – она поднесла карточку к турникету, на нем загорелась зеленая лампочка, и я прошел.

Женщина провела меня в маленькую переговорную комнату, без окон.

– Ну, для начала расскажи о себе, – предложила Александра, сразу перейдя на «ты».

– Ну… собственно… меня зовут Олегом. Я учусь в МГТУ имени Баумана. Перешел на четвертый курс, – пожал плечами. – Все. Больше ничего не могу добавить.

– Так, хорошо. Теперь я расскажу, в чем заключается работа. Итак, главная задача – торговый шпионаж. То есть нужно ездить по магазинам наших конкурентов и переписывать цены на те или иные товары в соответствии со списком, который будет тебе выдаваться непосредственным руководителем. Цены эти нужно будет вносить в специальную таблицу, форму которой также выдает руководитель. Иногда могут привлекать к опросу покупателей. Это значит – тебе выдают анкеты с вопросами, ты опрашиваешь покупателей, записываешь их ответы. Далее заполненные анкеты отдаешь тому, кто тебе их выдал.

После объяснений Александра замолчала, хлопая на меня глазами.

– Ну как? Тебе интересна такая работа?

– Да, вполне.

– Хорошо. Теперь о социальном пакете. Тебе будут оплачиваться питание и проезд. Смотри. Если ты пообедал в каком-то кафе, ну там, Макдональдсе, например, то тебе оплачивают чек: приносишь чек с указанной суммой, тебе возмещают сто пятьдесят рублей. Если сумма чека меньше ста пятидесяти рублей, то возмещают эту меньшую сумму. Ну, например, ты поел на сто рублей – тебе отдадут сто рублей. Ты поел на двести рублей – тебе отдают сто пятьдесят рублей, – совсем как для идиота, объяснила Александра. – Дальше… проезд на наземном транспорте. Приносишь билетики. На них всегда пишутся суммы. Стоимости этих билетов возмещаются в полном объеме. Вот вроде бы… а-а-а… чуть не забыла! Обедать можно и в офисе. Если тебя привлекли к опросам, то можно пообедать в корпоративной столовой. Полноценный обед – первое, второе, компот – стоит всего двадцать четыре рубля. Очень демократичные цены! И эти двадцать четыре рубля не возмещаются. Согласись, цены и так чересчур низкие.

Я только покачал головой в знак согласия.

– Ты хочешь устроиться на полставки или на полную?

Быстро прикинув, сколько времени мне нужно на учебу, я ответил:

– На половину.

– Тогда оклад будет пять тысяч шестьсот рублей.

Не совсем то, чего я ожидал.

– Но в газете было написано, что зарплата до пятнадцати тысяч.

– Слушай, это если ты работаешь на полную ставку. Также за хорошие показатели дают ежемесячную премию. Знаешь, это вполне реально получать здесь пятнадцать тысяч. Главное – усердно работать. Ну так что? Ты согласен на такие условия?

– Да, согласен, – без всякого энтузиазма ответил я. Про себя подумал: «Лучше синица в руке, чем журавль в небе».

Потом Александра объяснила мне, как добраться до головного офиса, какие документы нужны для оформления.

Я ушел, с одной стороны, с ощущением оживления от наступивших в моей жизни перемен, с другой, – с ощущением огорчения от осознания того, что меня все-таки кинули на деньги. На следующий день я прошел нудную процедуру оформления в центральном офисе компании.

Иришка очень порадовалась за меня. Сказала, чтобы я не расстраивался из-за маленького оклада, ибо начинать нужно с малого. Простые слова… даже, банальные. Но мне стало очень спокойно от них. Я почувствовал, что есть кто-то в этом мегаполисе, на кого могу положиться.

Началась рабочая деятельность. Мне давали список примерно из сотни товаров и сообщали, какие магазины я должен объехать – как правило, три. От меня требовалось в огромном множестве товаров найти требуемые и выписать их цены. Опасность состояла в том, что переписывать цены было запрещено, и в случае, если сотрудник магазина замечал, чем ты занимаешься, тебя могли выгнать из этого магазина. Тогда нужно было бы ехать в другой магазин этой сети. А это – время и силы. Поэтому в деле «торгового шпионажа» всегда следовало быть начеку и не попадаться коварным «вражеским элементам» на глаза.

В конце сентября мне сменили род деятельности и направили на опросы покупателей. Поскольку в будние дни я учился, то положенные двадцать часов отрабатывал в выходные, по десять часов в сутки проводя на ногах (или пятнадцать в субботу и пять в воскресенье). Я чувствовал большую неловкость, подходя к покупателям и мешая идиотскими вопросами им выбирать товары. Но со временем привык. Работа превратилась в обычную рутину, делающую два выходных дня серыми и безрадостными. Я сильно стал уставать, выкладываясь по полной программе семь дней в неделю. На наших отношениях с Ириной моя занятость никак не сказалась, ибо она сама не ведала, что такое выходные дни: по будням работала, а выходные проводила в институте. Мы оба крутились, как белки в колесе. Моей наградой за выжатые из меня соки были несчастные пять тысяч, Иришкиной – большая сумма.

С каждым днем я все больше осознавал, что не могу жить без этой девушки. Она стала для меня маяком, освещающим путь жизни. Ее глаза цвета неба (а порой цвета неба на закате – из-за недосыпания) были для меня глотком свежести, дарили радость и тепло после трудного дня. Когда ее нежные губы прикасались ко мне, весь негатив, накопившийся за день, уходил в небытие. Когда мы лежали в объятиях друг друга, тепло ее изящного, безумно красивого тела заряжало меня энергией для следующего дня. Ирина словно была послана мне Богом, чтобы помочь справиться с трудностями, вытащить меня из крепких тисков депрессии, раскрасить мою жизнь всеми цветами радуги.

Мы вместе пережили сырую осень и холодную зиму. Вместе отмечали Новый год. Только она и я, а больше нам никто был не нужен. Если выдавались хотя бы полдня свободных, мы старались провести их на свежем воздухе в обществе друг друга.

Зимнюю сессию сдал с тремя тройками. Родители огорчились и витиевато высказали предположение, что я слишком много времени провожу со своей девушкой вместо того, чтобы тратить его на учебу. Я тогда сильно разозлился на них и на повышенных тонах объяснил, что Ирина здесь ни при чем, что виновата в снижении успеваемости работа. За такой тон они обиделись на меня, и мы не разговаривали несколько недель. Потом позвонила мама и сказала, что они просто волнуются за меня, боятся, что меня отчислят, и тому подобное. Я за прошедшее время остыл и смягчился по отношению к родителям. В общем, помирились. Жизнь пошла своим чередом.

Когда в воздухе стал витать дух весны, я всерьез задумался о дальнейшей жизни… совместной с Ириной. С марта перевелся на полную ставку. К тому времени меня снова направили «шпионить» за конкурентами, поэтому совмещать полную ставку с учебой стало гораздо легче. Теперь оклад составлял одиннадцать с половиной тысяч. С каждой зарплаты откладывал четыре тысячи на вероятную – может быть, когда-нибудь в будущем – свадьбу.


Май. Солнце уже порядочно припекало. Ирка ушла утром на работу, а я остался в квартире один. К тому времени уже твердо решил, что хочу жениться на Ирине. Знал, что не переживу расставания с ней, на лето и, тем более, навсегда. В тот солнечный день я отложил все дела. Утром сбегал в общежитие, взял там несколько ватманов формата А1, уже в квартире склеил их между собой – получилась растяжка, длиной равная ширине комнаты. На ней яркими красками написал «Иришка, Ирочка, Ирунька, моя любимая, дорогая, милая, ВЫХОДИ ЗА МЕНЯ ЗАМУЖ!!!». Промучился, но все же прикрепил эту растяжку к стене так, чтобы она держалась. Потом поехал за цветами на Киевскую. Купил там показавшийся мне тогда огромным букет белоснежных роз, двадцать пять штук. При этом выбил скидку в сто пятьдесят рублей, которые потратил на коробку конфет. Вернулся домой. Ваза для такого букета оказалась слишком маленькой – пришлось поставить его в ведро с водой.

К вечеру небо резко затянули тучи, пошел дождь. Мы с Ириной встретились в метро. Зонта ни у кого не было. Перед тем, как подняться на поверхность, я забрал у девушки сумку и отдал ей свою пластиковую папку с парой тетрадей внутри, чтобы она использовала ее как мини-зонт. Потом мы вбежали в прохладную пелену дождя. По асфальту текли ручьи. Те, кому не посчастливилось в такую погоду оказаться на улице, бежали сломя голову. Бежали и мы. Смеялись. Вода намочила и мою, и Иринину обувь. Но нам было весело. Я промок с головы до ног. У Ирки более-менее сухой оставалась только голова, прикрытая моей папкой. Но нам было радостно. Просто мы были вместе, оттого и было так хорошо, даже под проливным дождем.

Забежали в подъезд. Наш смех эхом отражался от стен. Поднялись, Ирина взяла у меня сумку, порылась в ней и достала ключи. Сердце мое бешено колотилось от предстоящего действия: предложения руки и сердца. Она открыла дверь, прошла внутрь. Я проследовал за ней. В прихожей быстро сняла мокрую обувь и направилась, было, в комнату, но остановилась в дверном проеме. Просто встала, абсолютно недвижимая. Как статуя. Я тоже не шевелился в ожидании ее реакции. Ирина постояла еще какое-то время, а потом аккуратно, словно двигаясь по минному полю, вошла в комнату. Руки мои тряслись от напряжения. Прошел в комнату следом за своей любимой. Она стояла рядом с букетом, разглядывая розы. Я осторожно взял ее за руку и преклонил колено, как старомодный кавалер. Подруга повернулась ко мне. Лицо ее было серьезным.

– Иришка, может, мы встречаемся не так уж и долго, но мне этого времени хватило, чтобы понять… что встреча с тобой – лучшее, что происходило со мной за всю жизнь. Ты та самая, которую я хочу видеть каждый вечер, приходя домой с работы. Ты та самая, которую я хочу видеть каждое утро, когда просыпаюсь. Даже через пятьдесят лет, когда мы станем сморщенными беззубыми старикашками. Ты та единственная, с кем я хочу создать семью и завести детей. Солнышко, любимая моя, сделай меня самым счастливым мужчиной на свете! Выходи за меня!

По мере того, как я произносил свою речь, глаза Иришки сильнее наполнялись радостью, серьезное выражение лица уходило, а улыбка становилась шире. Некое смятение, которое сперва читалось в ее взгляде, исчезало. После моих слов «Выходи за меня!» она присела, поцеловала меня в губы и обняла. Обычно в такие моменты туповатые герои старых американских фильмов вопрошают что-то вроде «Так ты выйдешь за меня?!», а героиня, наигранно вешаясь на шею герою, отвечает «Да! Конечно я выйду за тебя, дорогой!». В жизни же все было не так: я ничего не вопрошал – Иришкины глаза и действия уже все сказали. Только шептал ей:

– Я люблю тебя, хорошая моя.

И дождь за окном отбивал праздничную дробь.

Мы поднялись с пола. Только сейчас я вспомнил, что на нас мокрая одежда. Мы сняли ее, приняли горячий душ, а потом ужинали и пили вино.

На следующий же день мы подали заявление в Измайловский ЗАГС. Свадьба была назначена на начало июля. Новость эта вызвала натуральную истерику моих родителей. Но, если честно, мне было наплевать на эту истерику. Я был на седьмом небе от счастья. Со временем они успокоились и свыклись с тем фактом, что их сын вырос и начинает обустраивать свою собственную жизнь.


Подготовка к свадьбе: поиск обручальных колец, платья для Ирины, костюма для меня, ресторана, где отмечать такое событие, автомобиля, который доставит нас вместе с гостями от ЗАГСа до ресторана, обдумывание количества гостей, приглашение их всех – хорошо сдобренная сессией (которую я с трудом закрыл с тремя тройками), вымотали меня. К началу июля я похудел на несколько килограмм.

Глава 3

День выдался с утра пасмурным. Гостей было немного. С моей стороны – родители, Рудольф и еще пара ребят из группы, Сашка Исаев и Кирилл Потапов. Со стороны Ирины – ее родители, лучшая подруга со своим парнем (оба из Ульяновска) и подруга с работы. Десять человек в сумме.

И все у нас было не так, как у людей, не так, как положено. Не было каких-то увеселительных мероприятий, вроде выкупа невесты. Утром из общежития, где провел последнюю холостяцкую ночь, я дошел до Ирины, и мы вместе пошли в ЗАГС, нарядные, молодые и веселые. Она была божественна в платье, со свадебным букетом в руках. Шла моя невеста легко, словно порхала, летела, как ангел. На нас оборачивались прохожие. Только лишь в ЗАГСе мы познакомились с родителями: я с Иришкиными, она – с моими. Здесь нас ждали гости. Они улыбались, поздравляли нас, целовали, жали руки. Я ощущал небольшую нервозность в преддверии столь значимого события. Кроме нас в холле сидело еще несколько пар. Периодически из большого кабинета выходила женщина и приглашала по фамилиям. Вскоре очередь дошла до нас.

Сперва наши данные вписали в один журнал, потом в другой. Мы поставили свои «закорючки» в этих журналах и с той минуты стали считаться мужем и женой. Только я этого в тот момент еще не осознал. Потом нас раскрутили на деньги за фотографа, за торжественную часть, за живую музыку. Предложили и обложки для паспортов за несколько тысяч, но от такого удовольствия мы уже отказались.

Из кабинета мы вышли с весьма изумленными лицами, держась за руки.

– Ну что? Все? Расписались? – весело спросил Иринин отец, седой солидный мужчина с густыми усами, как у Сталина.

– Да, – в унисон ответили мы.

И снова все стали нас поздравлять. Только улыбки были какие-то неестественные, натянутые.

Спустя какое-то время из большого зала, где проводилась официальная церемония, вышла очередная пара. Пригласили нас. Женщина – сотрудник ЗАГСа – выстроила всех гостей, кто в каком порядке должен заходить. Объяснила нам, с какой стороны должен стоять жених, с какой – невеста. И мы вошли внутрь. Заиграл вальс Мендельсона. Прошли по красной ковровой дорожке до центра зала. Музыка стихла. Женщина средних лет, проводившая церемонию, начала произносить стандартную речь, от которой, вероятно, у нее уже изжога начиналась. Улыбалась и говорила. Говорила и улыбалась. Наконец, дошла до главной части церемонии.

– Жених, согласны ли вы взять в жены Комякову Ирину Ивановну?

– Да, – гулко ответил я.

– Невеста, согласны ли вы взять в мужья Орлова Олега Николаевича?

– Да, – твердо ответила Ирина.

После этого мы смогли обменяться кольцами. Кольца лежали на хрустальном блюде на стойке слева от нас. Мы подошли к ней. Я взял маленькое колечко и с легкостью надел на безымянный палец правой руки моей Иринки. Она надела большее кольцо на палец мне.

– Объявляю вас мужем и женой! – заключила женщина. – Теперь, – лелейным голосом произнесла она, – жених может поцеловать невесту.

Я одной рукой приобнял Ирину за талию, и мы застенчиво поцеловались.

Потом мы снова вышли в центр зала, и гости выстроились в очередь, чтобы поздравить нас. Фотограф все время щелкал фотокамерой. Чуть позже мы с Ириной прошли фотосессию.

На улице Рудольф достал из своего пакета, с которым не расставался всю церемонию, бутылку шампанского и пластиковые стаканчики. Странно, что он оказался единственным человеком, который подумал о шампанском в этот день. Даже родители забыли об отмечании возле ЗАГСа. Вообще родители, и мои, и Ирины, держались сдержанно. Из-за этого в воздухе возникало напряжение, давившее и сковывавшее нас с Ириной. Они считали, что мы слишком рано и поспешно решили жениться. Мы же еще дети! Как можно делать такие необдуманные поступки! Это серьезный шаг! Вот только я все обдумал как следует. Из-за негативного отношения к свадьбе со стороны самых близких – родителей – у меня в душе был неприятный осадок. Позже Ирина сказала мне то же самое. Мы с ней все чувствовали и пропускали через себя. В общем, снова все не так, как у людей.

Мы выпили шампанское. Потом кто-то крикнул «Горько!», и нам пришлось целоваться под оглушительные крики. Вскоре подъехал старенький «Линкольн», заказанный нами заранее. Гости разместились на боковых сидениях, а мы – виновники торжества – на заднем, перпендикулярном боковым.

Через пробки пробрались на Воробьевы горы. Нас фотографировали, снова пили шампанское. Какой-то «баянист» пытался подмазаться к нашей свадьбе, сыграть нам за кругленькую сумму несколько душевных мелодий. Его сразу культурно отослали к другой паре молодоженов. Обиделся, собака такая! На душе у меня было неспокойно. Стыдно сказать, но я жалел о том, что мы пригласили родителей на этот праздник. Ирина общалась с подругами. Родители ближе знакомились друг с другом. Парни что-то бурно обсуждали в своем кружке. Я отошел в сторону и отвернулся от гостей. На душе был сплин. Посмотрел на Лужники, и что-то сильно кольнуло в груди. Я в секунду вспомнил Светку, наши с ней здесь прогулки, когда мы только-только приехали в Москву. И я чуть не заплакал от тоски. Глубоко вздохнул.

«Светка-Светка… Надеюсь, хоть у тебя свадьба была более красивой и пышной. И его родители тебя любят…»

Представляя ее шикарную свадьбу, на которую "немецкий принц" наверняка не пожалел денег, я почувствовал свою ущербность.

– Ты чего один грустишь? – ко мне подошла Ирина.

Я обнял ее, поцеловал и прошептал:

– Я люблю тебя, сокровище мое! Прости, что свадьба такая скромная получилась. Наверняка, ты не о таком мечтала.

– Мне наплевать на свадьбу. Главное, что мы любим друг друга и всегда будем вместе.

Ее слова, ее голос, ее глаза успокаивали меня. Снова почувствовал себя счастливейшим человеком на земле, несмотря ни на что.

Из-за пробок после Воробьевых гор мы никуда попасть больше не успели. Поехали прямо в ресторан.

Заведение находилось недалеко от станции метро «Семеновская». Мы сняли небольшой зал. Он был «жиденько» украшен шариками и одной растяжкой с изображением голубей, обручальных колец и словами «Совет да Любовь». Убого. Но на большее денег не хватило. На длинном столе уже были расставлены бутылки со спиртным и кое-какие закуски. Мы все расселись – я и Ирина во главе стола, гости по бокам. Принялись отмечать: ели закуски, запивали шампанским, кто-то периодически кричал «Горько!», чуть позже принесли основные блюда, еще позже – десерт. К ночи все разъехались по домам и гостиницам. Мы с Иришкой поехали к себе на метро. Запоздалые пассажиры «подземки» разглядывали нас – двух нарядно одетых молодых людей.


Ранним утром мы лежали, уставшие и обессилившие после первой брачной ночи, повернувшись лицом к окну. Я обнимал свою супругу. Она поглаживала мою руку. В квартире стояла идеальная тишина. И было очень хорошо и спокойно. Так мы встречали рассвет. Когда солнце заполнило комнату алым светом, я провалился в сон.

На следующий день после свадьбы родители уехали из Москвы. Наша жизнь потекла в прежнем русле. Ничего не изменилось после появления печатей в наших паспортах.

В августе хозяйка квартиры, которую сперва снимала Ирина, а теперь – мы вдвоем, подняла ренту на три тысячи. С нами она была мила. Никогда не донимала. Появлялась раз в месяц, проверяла квартиру и свои предметы быта на целостность, забирала деньги и уходила.

Осенью вновь началась учеба. Вкупе с работой, они изматывали меня. Иногда я возвращался домой архи уставший, меня все нервировало. Из-за пустяков в такие дни я ворчал на Иру. Лишь благодаря ее покладистому характеру мои ворчания не перерастали в грандиозные семейные скандалы. Моя жена молча выслушивала, смиренно продолжая заниматься своими делами, или просто уходила в другое помещение: на кухню, если мы были в комнате, в комнату – если были на кухне. Но однажды ее терпение лопнуло. День у меня не задался с утра, так и пошел до самого вечера. Кульминационным стал момент, когда какой-то холеный сибарит, проезжая мимо меня на своей «Тойоте», окатил водой до самого пояса. Домой я пришел злой, как черт. У Ирины день тоже выдался очень тяжелым. Ко всему прочему, пришла она с работы позже меня. Я смотрел телевизор.

– Хоть бы ужин разогрел, – укоризненно сказала она, когда увидела, что я просто бездельничаю.

– Я устал. Сама погрей, – буркнул ей в ответ.

– А я не устала?

– Думаю, не так, как я.

– Ну конечно. Ты же, бедненький, учишься, работаешь…

– Вот именно.

– А я целый день в потолок плюю…

– А чем еще можно заниматься в магазине, где и продаж-то толком нет?

– У тебя совесть есть?

– Дай мне отдохнуть!

– Да ты совсем обнаглел!

И пошло-поехало. Слово за слово. Это был первый крупный скандал в нашей семейной жизни. Наговорив друг другу кучу гадостей в порыве злости и ярости, мы разбежались по разным углам. Я быстро оделся и вышел прочь, хлопнув за собой дверью. На улице присел на ограду возле подъезда. Прохладный ветер освежал меня, приводил мысли в порядок. Какое-то время в голове бегали миллионы мыслей, но ни на одной из них я не мог сконцентрироваться. Постепенно нервы стали успокаиваться. Я вспомнил Свету, как мы с ней познакомились, как начали встречаться, как она ждала меня возле стройки, на которой я подрабатывал. Тепло разлилось по телу от этих воспоминаний. Счастливое было время, беззаботное. Потом вспомнилось, как закончились наши отношения. Я разрушил их своими руками.

«А теперь и семью разрушаю своими руками… Идиот!»

Ну чего я на нее взъелся! Она пришла домой уставшая. С чего я взял, что у нее был легкий день? Зачем так нагрубил? Чувство вины поглотило меня целиком и полностью. Я встал. На холодной и сырой улице стало совсем неуютно. Вернулся в квартиру.

Ирина сидела на диване, повернувшись к окну. Я осторожно подошел к ней. Было видно, что она плакала. Совесть, словно стая пираний, начала меня глодать.

– Ириш, – тихо обратился я к ней.

Реакции никакой не последовало.

– Прости меня.

В ответ тишина.

Присел рядом и робко обнял ее за плечи.

– Прости. Я себя повел, как дурак.

Какое-то время она продолжала неподвижно сидеть. Я же все больше и больше рассыпался в извинениях. Корил себя, называл дураком. Потом заметил, что она прижалась ко мне. Я обнял ее хрупкое тело крепче.

– Пойдем ужинать, – предложила Ира.

Мы помирились. Ночью уснули, крепко обнимая друг друга.

Безусловно, позже мы ругались еще не раз, как и любая приличная семейная пара, но всегда мирились. Мне было хорошо с Иришкой. Я был безумно в нее влюблен. Постоянно она дарила мне радость и уют. И я уже не представлял себе жизни без нее.

Каждые выходные мы старались выбираться на прогулку, в музей или кино, чтобы разнообразить жизнь, отвлечься от будничной рутины.

Порой я замечал, как на улице, в метро, магазинах, да где угодно, прохожие, и мужчины, и женщины, оборачиваются на мою жену. Ее грация, утонченные черты лица, взгляд притягивали людей. Изящные линии ее тела действовали на меня, как магнит. Я желал свою супругу ежеминутно. Но, несмотря на все счастье, я не ощущал, что мы с Ириной образуем семью. У меня просто была любимая девушка, пусть даже она теперь стала называться женой. Мы любили друг друга, нам было хорошо вместе. Но семьей этот союз назвать было нельзя.


Наконец, затяжные мрачные осенне-зимние дожди и сырость сменились белым чистым снегом. Шла вторая половина декабря. Целый день я промотался по магазинам, выполняя функции «торгового шпиона». Ноги «гудели», спина болела, желудок урчал, требуя еды. На подходе к двери нашей съемной квартиры я почувствовал вкусный запах чего-то жареного, вероятно курицы. Вся квартира была наполнена этим необыкновенным ароматом. С кухни встречать меня вышла радостная Иришка.

– У нас сегодня праздник? – поинтересовался я.

– Можно и так сказать, – буквально распираемая радостью, ответила спутница жизни.

– А что за праздник? – вкрадчиво спросил я.

– Переодевайся, руки мой и садись за стол, – вместо ответа приказала она.

Стол был накрыт действительно празднично: белая скатерть, бутылка вина, сок, два бокала, свечи. Когда Ирина поставила передо мной тарелку с пюре и запеченной курицей, я на какое-то время забыл о вопросе, не дававшем мне покоя с момента моего прихода домой, – что у нас за праздник. Будучи очень голодным, я жадно накинулся на еду. Ира молча сидела и смотрела, как я уплетаю птицу. Лишь немного насытившись, посмотрел на жену, отложил вилку и признался:

– Любимая, я думал, но так и не смог вспомнить…

Она так же молча протянула мне какую-то глянцевую бумажку. Я посмотрел, но ничего не смог понять. Бросил вопросительный взгляд на Ирину. Она придвинулась ко мне.

– Смотри вот сюда, – указала пальцем на какое-то темное пятнышко на более светлом фоне.

– И что это? – недоуменно спросил я.

– Милый… это… – она глубоко вдохнула, улыбка стала еще шире, – это наш ребенок.

На мгновение у меня даже кровь застыла от такой новости. А потом сердце забилось с такой силой, что появилась одышка. Удары отдавались в голове. Я сидел абсолютно неподвижно, вглядываясь в темное маленькое пятнышко.

– Ты… – еле выдавил я из себя и замолчал.

Новость была ошеломляющей. По своей силе она могла сравниться с атомной бомбой.

– Ты бер… – но договорить я снова не смог.

– Да, Олеженька. Я беременна.

Сумбур в голове стал укладываться. Информация начала усваиваться.

– Господи, – прошептал я. На глазах от радости навернулись слезы. А потом я рассмеялся, встал на колени и крепко-крепко обнял свою жену – будущую мать нашего ребенка. Она тоже смеялась, обнимала меня в ответ, целовала, гладила голову. Я не хотел ее отпускать. Периодически целовал в живот. И с трудом осознавал, что стану отцом.

Вскоре я испытал на себе все прелести ухода за беременной женой. После Новогодних праздников у нее начался жуткий токсикоз. Она не переносила практически никакие запахи. От вида чего-либо жареного подкатывала тошнота. Во время чистки зубов тоже тошнило. Из-за гормональных изменений в организме настроение могло меняться каждые пять минут. Откуда-то появилась боязнь темноты. Теперь по ночам, когда Ирина хотела в туалет (а хотеть она стала гораздо чаще), сперва должен был встать я, включить везде свет, дождаться, пока моя ненаглядная не ляжет снова в постель, выключить свет и только потом лечь сам. По вечерам, когда она смотрела телевизор, я делал ей массаж плеч, а также ступней. Было трудно, но очень радостно. Весной токсикоз прошел, а живот стал понемногу округляться. Помню самый первый раз, когда малыш толкнул меня в ладонь, которую я аккуратно положил на живот Иришке. Непередаваемые ощущения и чувства.

Ирина ушла в декретный отпуск. Я понимал, что теперь расходы будут только увеличиваться, а содержание семьи будет лежать только на моих плечах, поэтому пытался найти новую работу. Вот только студент с опытом «торгового шпиона» никому был не нужен. Тогда я решил попробовать договориться о переводе меня в офис на должность менеджера.


– Зачьем вам ето? – спросил меня начальник отдела – Клод Жильбер – на ломанном русском. Он был высоким и очень худым французом с огромным носом и близко посаженными глазами. Одевался он мерзко, как многие «продвинутые» европейские модники.

– У меня жена беременна… мне нужны деньги, – сдавленно ответил я.

– О! Берьеменний женья – гуд стимуль, – широко улыбнулся. Помолчал какое-то время, глядя в монитор, а потом продолжил: – Но сможьете ли ви совмешать ваш учьеба в юниверсити и работа в офисе?

– Если вы мне позволите оставить свободный график…

– О! Ноу! Нон! – замахал руками Жильбер. – Ви собираетесь работать эт найт? Это жье нарущение… э-э… русэ кодекс труда.

– Почему нарушение? Я буду работать сорок часов в неделю…

– Ноу, ноу, ноу! Я не играть с ващ луа. Пльохой игра! – он засмеялся.

– Клод, вы можете посоветоваться с вашими юристами, – я настаивал на своем. – Уверяю, никакой игры тут нет. Все предельно честно и по закону.

Начальник отдела снова задумался, уставившись в монитор.

– Подождитье здьесь, – он поднялся и вышел пружинящей походкой. Минут через десять вернулся. Уселся на место. Хлопнул ладонями и довольно произнес:

– Хорошьо, Олэг! Ай синк, мы можьем перевести вас в офис на полный рабочий дьень. Особенно, учитывая вашю… – Жильбер защелкал пальцами, подбирая слово, – ситуацьон.

Я ему широко и добродушно улыбнулся.

– Спасибо, Клод!

– Додьелывайте все свои заданья и готовьсья с первого числя вступать в новый должность.

– Конечно.

– Аревуар, Олэг! И готовтьесь – работать придьется крюто! – он снова рассмеялся и протянул мне свою щуплую руку. Я пожал ее и удалился.

Зарплата выросла до двадцати пяти тысяч. Мало, но все лучше, чем предыдущий оклад в одиннадцать с половиной тысяч. В огромном офисном муравейнике мне выделили стол, компьютер и мягкое кресло. Я стал втягиваться в работу среднестатистического маркетолога. Тоска! Серость и убогость! Цифири, цифири и еще раз цифири. Справлялся с этой рутинной работой добросовестно – благо, образование позволяло производить элементарные арифметические действия с числами. В офис я приезжал под вечер, а уезжал из него только ночью. Выматываться стал еще больше, но сил не жалел.

Я экономил каждую копейку. Перешел тайком от Иринки на двухразовое питание – завтрак и ужин. На обедах экономил, чтобы моя ненаглядная могла есть более дорогие и натуральные продукты, которые не навредят здоровью ее и нашего ребенка. Пока я разрывался между университетом и работой, Иришка готовила всякие «вкусняшки», ездила по магазинам, покупала приятные мелочи: пеленки, бутылочки, соски – или просто ходила гулять в парк. Однажды в институте я случайно встретился с Рудольфом. Перекинулись парой фраз. Я уже собирался идти на пару, как он спросил:

– Вы с Ирой слышали об отморозках?

– Каких отморозках? – не понял я.

Он вздохнул и покачал головой, мол, ну ты даешь.

– В Измайлово появилась банда каких-то отморозков. Вечером нападают на прохожих сзади – бьют чем-то по голове. Пока те лежат без сознания, эти мудаки их грабят. У нас из общаг уже несколько человек так обнесли. С одного даже кроссовки сняли.

Я стоял ошарашенный.

– Так что будьте аккуратнее… вы все-таки не так далеко живете.

После этой новости я сразу же набрал Иринин номер и строго настрого ей запретил ходить на прогулки в парк. Она не стала возражать – для нее важнее всего были жизнь и здоровье малыша.

Позже эту банду поймают. «Отморозками» окажутся несколько молодых людей, уроженцев Северного Кавказа. Они нигде не учились и не работали, промышляя вот такими грабежами.

В Москву пришел июнь, принеся с собой очередную сессию. После сдачи экзаменов стало чуть легче. Теперь я мог приезжать на работу к девяти утра, а уезжать в пять вечера.

По мере приближения родов я чаще задумывался над вопросами: каким отцом я стану, что я смогу дать ребенку, вообще смогу ли я заниматься воспитанием, учитывая, что не знаю, как обращаться с детьми. Эти мысли терзали меня и приводили в ужас. Ирина же, напротив, была спокойна, как удав.


Денег у нас было немного, но на предметы первой необходимости хватало. Вроде бы жизнь только начала налаживаться, как к нам пришла «радостная» весть.

В конце июля появилась хозяйка квартиры и сообщила, что собирается ее продавать. Нам давалось два месяца на то, чтобы найти новое жилье. И это при том, что Ирина должна была рожать через пару недель! Данный факт нисколько не смутил москвичку преклонных лет.

Моя милая Иришка расстроилась. Я пытался ее подбодрить, постоянно повторял: «Найдем мы новый теремок, лучше прежнего!» А сам осознавал, что квартиры расходятся за первые два месяца лета, когда студенты оканчивают институт и выселяются из общежитий. Как правило, к августу остаются одни «убитые» трущобы.

Целыми днями Ирина рылась в интернете в поисках крыши над головой, я же сменял ее в этом деле вечером. Сам ездил на осмотры предлагаемых квартир. На фотографиях выглядели они сносно, в жизни были непригодны для проживания семьи с младенцем: бывало, по стенам шел грибок; в одной квартире я увидел клопа, медленно ползущего по стене; другая квартира была убогого вида, а в соседней с ней проживала группа таджиков. Если попадались хорошие варианты, то они, как правило, уходили прямо перед моим носом: приезжаю на квартиру, а мне хозяева сообщают, что им уже оставили залог (один раз я опоздал всего минут на десять). Я сильно нервничал и тихо ненавидел хозяйку квартиры. Всегда улыбалась и говорила мягко, а когда появилось желание, стала выгонять нас. И плевать, что ребенок скоро должен появиться. Лживая, лицемерная сука!

В конце августа подошел срок рожать, но малыш не хотел появляться на свет. Иринку положили в роддом на сохранение. Мне стало чуть спокойнее. Теперь я денно и нощно искал жилье. Вот только ничего не получалось. Ездил практически по всем районам столицы, но хороших вариантов не предлагали. А мне очень хотелось найти жилье до того, как родится ребенок. Я расширил зону поиска: теперь рассматривал подмосковные города. Каждый вечер, в девять часов, созванивался с женой и радовался просто ее голосу. Как правило, в это время я был в пути, либо в очередную квартиру для осмотра, либо из очередной квартиры после осмотра.

В один из дней после работы я поехал в Люберцы. Улица 50 лет ВЛКСМ. Вполне приличная и чистая квартира со свежим ремонтом. Сдавалась она с раскладным диваном, креслом, тумбочкой, на которой стоял маленький телевизор. На кухне был холодильник. В ванной стояла маленькая дачная стиральная машина. В общем, все, что необходимо для проживания. Я устал от поисков и решил остановиться на этом варианте. Тут же, на месте, был составлен договор аренды жилья и подписан мной и хозяином квартиры – коренастым мужчиной средних лет. С собой у меня была сумма только на залог – три тысячи. Договорились с хозяином, что остальную сумму я передам ему на следующий день в метро. Тогда же он отдаст мне два комплекта ключей. Хлопнули по рукам, и я со спокойной совестью поехал в Измайлово.


Его первый крик раздался в стенах роддома 20 августа 2007 года. Маленький сморщенный мальчуган, чем-то напоминающий инопланетянина. Маленькие голубые глазки с интересом рассматривали окружающие его вещи, стены, потолок. Утром, 20 августа, когда я только-только приехал на работу, мне позвонила Ирина. Голос ее был очень усталым и изможденным.

– Поздравляю тебя, – тихо произнесла она. Сердцебиение мое участилось. Тем временем, она произнесла фразу, мельчайшие детали которой навсегда врезались мне в память: – Ты стал папой.

Я стоял, как вкопанный.

– Ты… уже? – выдавил из себя, а мысли пролетали со скоростью света, эмоции переплетались между собой.

– Да. У него голубые глаза и темные волосики. Лежит вот, изучает комнату.

Потом я услышал, как на заднем плане малыш начал хныкать. Иришка быстро попрощалась со мной, сказала, что пора кормить нашего сынишку.

– Я люблю тебя, – произнес я на прощание.

Сел за свое рабочее место, но понял, что работать не могу. В голове был сумбур, лишь слова о том, что я стал отцом, ярко горели в моем сознании. Тогда пошел к начальнику отдела – Жильберу – и сообщил столь радостную весть, попросив отпустить меня в роддом к жене и малышу.

– О, божье! Ето прекрасно! – воскликнул он, широко улыбнувшись. – Поздравльяю, Ольегь!

– Так я могу идти?

Жильбер забарабанил пальцами по столу, потом сказал:

– Давайте, ви поработаетье до обеда, а потом можьете идти… часика в три, я думаю, можетье ехать к вашей мадам!

– Но…

– Не, не, не. Никаких «нё»! Мы платить вам деньги, ви отрабатьивать их!

«Вот сволочь жадная! За каждую копейку удавится!» – подумал я, но вслух ничего не сказал. Молча встал, разозленный таким отношением француза к своим подчиненным, и вышел из его кабинета.

К обеду новость облетела весь отдел. Все поздравляли и удивлялись, почему я до сих пор нахожусь на работе. Едва услышав, что меня не отпускает Жильбер, коллеги сочувственно вздыхали и говорили банальные «ясно» или «ну что поделаешь».

Ровно в три я ретировался. Помчался прямиком в роддом.

Естественно, к Иришке с сыном меня не пустили, но согласились передать детскую воду и орехи, которые я купил по пути. Много продуктов покупать тогда не стал, ибо боялся, что у малыша могут быть газики в животе или аллергия, если его мама съест что-нибудь не то. Наш контакт с Ириной был ограничен маханием друг другу в окно и передачей воздушных поцелуев.


В день выписки, у меня был отгул. Спозаранку я приехал к роддому и ожидал в вестибюле жену и сыночка. Ближе к обеду мне навстречу вышла медсестра и со словами: «Ну что, папаша. Принимайте наследника!» – передала голубой атласный конверт, перевязанный бело-голубой ленточкой. В нем мирно посапывал маленький и такой хорошенький мальчуган. От умиления и радости от того, что держу в руках своего сына, на глазах навернулись слезы. Тут же ко мне подошла Ирина, необычайно бледная и изможденная, словно только что родила. Я улыбался ей, а она – мне. Мы поцеловались и пошли на улицу. Я поймал такси, которое и доставило нас сквозь московские пробки в наше новое семейное гнездышко в Люберцах.

Ни мои, ни Иришкины родители не смогли вырваться с работы и приехать к нам. Мне пришлось очень быстро, буквально в первый же день, научиться всем премудростям ухода за младенцем: как подмывать, одевать, какие упражнения делать, массаж, как правильно держать на руках. В первую же ночь мы с женой практически не спали, по очереди укачивая сына, ибо в своей кроватке он не спал. На следующий день организм пытался взять свое на работе: я то и дело засыпал за компьютером. А вечером мчался домой и снова занимался ребенком, пока жена готовила ужин. И снова бессонная ночь… Осенью ко всему прочему добавился еще институт.

Через месяц я чувствовал себя выжатым, как лимон. Ирина уставала ничуть не меньше меня. Сынишка – мы дали ему имя Кирилл – рос беспокойным, спал только во время кормления или укачивания на руках. До сих пор удивляюсь, как я все успевал в то время: приходилось совмещать учебу (хорошо, что был последний курс, и в институте появлялся крайне редко, обычно для сдачи заданий), работу и помощь Ирине по дому. Порой, когда я не спал по двое суток, а голова раскалывалась от нестерпимой боли, появлялось желание все бросить и сбежать, но я гнал такие мысли прочь, понимая, что два самых дорогих человека пропадут без меня. И вновь ехал утром рано на работу, потом бежал в институт, возвращался назад в офис, а вечером плелся домой к любимой жене и обожаемому сынишке, ночью, когда Кирилл, наконец, засыпал возле Ирининой груди, садился и пытался исправить ошибки в домашнем задании, чтобы на следующий день попытаться сдать его. Дни были однообразными, изнуряющими, рутинными, складываясь с недели и месяцы. Сил оставалось только на выражение неподдельной радости, когда наблюдал за новыми успехами нашего Кирюшки. Наверное, именно тогда я начал обделять вниманием мою жену. Любил ее, люблю до сих пор, но просто не оставалось сил выразить это чувство.

Денег я получал мало, едва хватало заплатить за квартиру и купить кое-какие продукты, да новые вещи для подрастающего Кирилла. Родители помочь мало чем могли. Иногда высылали деньги, но весьма скудную сумму, да и бывало это редко. Осенью, когда серое небо лавиной навалилось на Москву, не желая пропускать солнечные лучи и обильно поливая город дождями, а желто-красные листья устлали газоны мягкими коврами, Ирина впервые заговорила про отъезд к родителям.

– Нет, – кратко и твердо заявил я.

– Олег, нам реально не хватает денег. Пойми, так будет проще и спокойнее и нам с Кириллкой, и тебе.

– У тебя родители миллионеры? Думаешь, они смогут вас двоих прокормить?

– Думаю, смогут, – ответ сильно уколол мои гордость и самолюбие.

– Ты моя жена, а Кирилл – мой сын! И мы будем жить все вместе! Точка!

– Ну к чему эта упертость?

– Ирин…

– Да ты посмотри, во что мы одеты! Ладно я – перетерплю, дохожу осень в своих дырявых кроссовках и заштопанных джинсах. Но ты о сыне подумал?! – сорвалась она на крик. – Ему нужно уже зимнюю одежду покупать!

– Ну так давай купим! Какие проблемы?!

– А кушать мы что будем? Листья и кору с деревьев?! Нет денег на все!

– Будут! – крикнул я, а после понизил тон. – Я разберусь с этим…

– Как разберешься? Ты же учишься еще…

– Это мои проблемы! – гаркнул я, разозлившись, скорее на себя и свое бессилие, чем на Ирину, которая сказала чистую правду. Я и сам не верил, что смогу получить повышение, будучи студентом, периодически пропадающим с рабочего места на пару часов.

От нашей ругани проснулся недавно уснувший сынок, расплакался. Ирина пошла снова его укладывать. Оставшись на кухне один, я только слышал ее нежный голос, слова, обращенные к Кириллу:

– Ну что ты, милый. Не плачь. Мама рядом, все у нас хорошо.

Все у нас хорошо. У меня к горлу подступил комок, а из глаз потекли соленые скупые слезы.

Все у нас хорошо. Я ничего не могу дать своей семье!

Все у нас хорошо. Нет, у нас все совсем не хорошо. У нас все очень паршиво!

Вообще, почему кто-то жиру бесится, живет в особняках и ни в чем себе не отказывает, а моя семья тут с голоду пухнет, экономя на всем? Почему кому-то папочки-мамочки покупают «Феррари» и квартиры в Москве, а мы вынуждены добиваться всего сами? Какого черта в этом проклятом государстве существует такое социальное неравенство?! Лучше бы жили, как при Советах, все одинаково относительно неплохо. Не шиковали особо, зато у каждого была своя крыша над головой и оклад, на который можно было купить и еду, и зимние вещи для ребенка. И никого не выгоняли на улицу с беременной (на девятом месяце!) женой. Эх! Да что толку думать об этом? Все равно ничего не возвратить назад и мир не переделать. Нужно думать, как теперь выкарабкиваться из сложившейся ситуации. Вытер слезы, успокоил нервы. Решил найти какую-нибудь «шабашку».


– Работа не трудная, – заверил меня сокурсник Коля, сам подрабатывающий в хозяйственном отделе университета. – Можно вечером приходить, отработать четыре часа и домой валить.

– Какие обязанности?

– Тут лампочку поменять, там участок небольшой подмести, хреновину какую-нибудь перетащить помочь мужикам.

В уме я прикинул: работа действительно не очень сложная, насколько я знал, большую часть времени такие «работнички» проводят, сидя на стуле и плюя в потолок (можно и домашние задания делать спокойно, и к зачетам и экзаменам готовиться), а платили за нее шесть тысяч в месяц. Безусловно, для кого-то это мелочь, так, пообедать разок, а для меня это были жизненно необходимые деньги, на которые можно купить новые вещи для ребенка и жены.

– Я поговорю с Аллой Вадимовной тогда. Думаю, она согласится взять еще одного человека.

– Было бы замечательно, Коль. Спасибо тебе!

– Да пока не за что.

На следующий же день утром он позвонил и сказал, что начальница хочет пообщаться со мной. Я пообещал приехать днем.

Назвать это собеседованием было нельзя: скорее, просто ознакомление с моими обязанностями. Женщиной Алла Вадимовна была тихой и спокойной. К моей ситуации отнеслась с пониманием. На следующий день был подписан трудовой договор, тем же вечером я начал работать по совмещению. За четыре часа, проведенные в подсобке, меня только попросили смазать петли в одном кабинете на втором этаже. Остальное время я исправлял ошибки в очередном домашнем задании.

Теперь распорядок был следующим: к девяти ехал в офис, где занимался монотонной, обезьяньей работой – аналитикой, в обед мчался в институт, потом назад на работу, вечером к семи часам приезжал снова в университет и до одиннадцати часов высиживал, выполняя расчеты по курсовому проекту, после чего плелся домой, добираясь уже за полночь. Ирине в этот период приходилось совсем не сладко: она полностью сама занималась воспитанием сына, да еще и успевала готовить обеды и ужины. Частенько я приходил домой, когда уже они с Кириллом мирно спали на раскладном диване. Тихо, словно вор, крался на кухню, где меня на столе ожидала записка с сообщением, что в холодильнике стоит ужин – нужно только разогреть. Быстро «похватав», абсолютно обессиленный, я ложился аккуратно рядом с Ирой и моментально засыпал. А через пару часов просыпался Кирюша, вместе с ним и мы. К утру он снова засыпал. Ложилась хотя бы немного отдохнуть Ирина, а я собирался на работу. С появлением в семье ребенка меняются взаимоотношения родителей, часто не в лучшую сторону. Из-за постоянной усталости и хронического недосыпания супруги чаще раздражаются и ругаются по пустякам, на которые раньше и внимания не обратили бы. А отсутствие регулярных половых отношений только добавляет масла в огонь, отдаляя все сильнее друг от друга молодых людей.

За несколько месяцев я похудел на шесть килограммов. А у Иришки от нервного напряжения и переутомления молока становилось все меньше и меньше, пока не закончилось вообще. Кирилла пришлось переводить на детские смеси, а это – увеличение расходов.


Дожди сменились мокрым, противным московским снегом. Сын подрастал, учился переворачиваться со спины на живот и наоборот. По выходным я старался как можно больше времени проводить с ним, давая возможность Иринке отдохнуть. Читал Кириллу книжки, гулял с ним во дворе (порой, по два часа). С доплатой в шесть тысяч жить стало чуточку легче, но все равно во многом приходилось себе отказывать.

Прошли новогодние праздники, началась последняя в жизни сессия, которую я закрыл на все тройки. А уж потом началась подготовка к защите диплома.

Худо-бедно ситуация стабилизировалась. Ирина больше не помышляла об отъезде к родителям. Мы стали гораздо меньше ругаться с ней. Я надеялся подыскать нормальную работу после того, как получу диплом. Все бы ничего, но…

Я, как обычно, пришел домой поздно. Кирилл спал, а Ирина – нет.

– Олег, нам нужно поговорить, – тихо сказала она. Угрюмое выражение лица не предвещало беседы на приятные темы. Прошли на кухню.

– Что случилось? – поинтересовался я.

– Я беременна, – лаконично ответила она.

У меня внутри все оборвалось. Разум взорвался, образовав в голове абсолютный вакуум. Ни одной мысли. Мы молча смотрели друг на друга. Губы моей жены задрожали, в глазах появились слезы, срывающимся голосом она выдавила:

– Я буду делать аборт.

– Нет, – возразил я.

– Мы не потянем еще одного…

– Я найду новую работу. Потянем.

– Олег, мы кое-как концы с концами сводим. У нас ни кола, ни двора. Мы не сможем… не справимся.

– Не убивай ребенка. Я решу проблемы.

– Олег…

– Перестань, – резко оборвал я ее. – Ты будешь рожать. Тема закрыта.

Ирина встала и направилась в комнату. Возле двери обернулась и произнесла:

– Подумай еще раз, Олег. Подумай.

Но я так и остался при своем мнении. Только стал бояться, что, пока я на работе, моя жена втайне от меня пойдет в больницу и все же сделает аборт. Позже стало ясно, что страхи необоснованны: Ириша послушалась меня и решила рожать. Я же стал активно искать новую работу с более высоким окладом.

Теперь, когда шло выполнение дипломного проекта, в университете можно было появляться гораздо реже, чем в предыдущем семестре. Это давало возможность поиска новой работы во время обеденных перерывов.

Уже не помню, на скольких собеседованиях побывал. Общался с разными людьми. Часто попадались стервозные дамочки, судя по всему, задавшиеся целью вытирать ноги о соискателей. То ли от неудовлетворенности в личной жизни, то ли от своей банальной глупости, они разговаривали надменно, не слушали ответы, презрительно смотрели на меня (думаю, не только на меня, но и на остальных «счастливчиков», оказавшихся в этом неприветливом месте). После таких собеседований я был злым и раздражительным. Улыбаешься им, говоришь как можно мягче, а в ответ одно хамство. Проходили месяцы. Живот у Иришки снова стал округляться. Несмотря ни на что, она умудрялась управляться с Кирюшкой, заниматься готовкой и делать приборку, пока я зарабатывал несчастные гроши и искал новую работу. К концу весны я начал отчаиваться. Мне казалось, что столько времени работу не ищет никто. Депрессия коварно захватила меня, опутала, как питон свою жертву.

«Почему мы так мучаемся? – вновь безмолвно вопрошал я. – Почему кому-то все так легко дается, а мы с Иринкой крутимся, как белки в колесе? За какие же грехи мы расплачиваемся?! Сколько еще нам нужно претерпеть, сколько и чего заплатить, чтобы прийти к нормальной жизни в достатке?! Душу продать дьяволу, что ли?!»

Дома я старался проводить как можно меньше времени, чтобы Ирина не видела меня в таком угнетенном состоянии и не расстраивалась. Кроме того, будучи круглосуточно раздражительным, я боялся, что мы станем часто ругаться.

В июне, когда уже подошел срок защищать диплом, мне позвонили из одной компании, занимающейся продажами автомобильных запасных частей. Мне предложили оклад в тридцать тысяч плюс проценты от продаж. Я согласился. При этом решил не увольняться из хозяйственного отдела МГТУ.


Офис находился на Щелковском шоссе, в здании бывшего завода, переделанного в бизнес-центр. Директором по продажам (и моим непосредственным руководителем) был низенький толстый мужичок, разговаривающий с подчиненными исключительно на матерщине. Он носил очки в толстой роговой оправе. Также неотъемлемым атрибутом был идиотский «жиденький» ежик на голове. Собственно, весь отдел продаж состоял из четырех человек, включая меня и директора. Один парень и молодая девушка очень выразительной внешности. В первый же день мне стало ясно, что начальник неровно к ней дышит: то леденцом угостит, то пошлый комплимент отвесит, а главное – постоянно наблюдает за ней и одновременно тяжело, с присвистом, дышит. В общем, шапито, а не компания. Как только девушка это терпела. Хотя… за счет одной лишь внешности слишком далеко не уйдешь, нужно еще в голове что-то иметь, а вот этого «что-то» как раз у Ани и не было, как выяснилось позже. Вот и приходилось ей, несчастной, терпеть на себе взгляд директора, полный вожделения и истомы.

Работать мне не нравилось. Обстановка в компании была гнетущей. Вероятно, так заведено в «капиталистическом раю»: каждый сам за себя и ненавидит ближнего своего. Директор постоянно орал на подчиненных для поддержания в тонусе и выполнения плана продаж. Пришлось мне освоить на практике так называемые «холодные звонки». Каждое утро, скрепя сердце, ехал на работу. Звонил, продавал, оформлял документы, получал в конце каждого месяца бонус, от десяти до пятнадцати тысяч, как процент от продаж. Тихо ненавидел директора, который ничего не делал целыми днями… разве что, на нас кричал, при этом, ездил на новом BMW X5. Но, благодаря этой отвратительной работе, жить моей семье стало легче. Мы начали позволять себе кое-какую роскошь: купили Ирине новые кроссовки, а Кириллу – костюмчик на осень. За счастье семьи я готов был заплатить своей нервной системой.

Как-то незаметно, между делом так, защитил диплом, получил его и почувствовал себя чуточку свободнее.

Как сказал когда-то Отец народов, жить стало лучше, жить стало веселее. Только вот боевые действия в Южной Осетии начались, но мне было не до этого – забот и так хватало.

– Олежик, – тихо промурлыкала мне на ухо Иришка одним субботним утром, когда мы еще лежали в постели.

– М-м? – сонно отозвался я.

– А почему бы нам не начать откладывать деньги на свою квартиру? Ведь мы теперь можем это себе позволить.

Я улыбнулся, нежно поцеловал ее, а на душе стало так хорошо. Кириллка мирно посапывал в своей кроватке – наверное, впервые он так сладко и долго спал. Рядом со мной лежали еще два любимых человека (один пока что в животе у другого). А за окном начинался новый солнечный день золотой осени.

«Да, теперь мы можем позволить себе откладывать деньги на НАШУ квартиру. Совсем по чуть-чуть… но ведь можем!» – подумал я, а сердце заликовало в груди.

Радость оттого, что у меня подрастает сынишка, а скоро появится еще один карапуз, что рядом со мной по жизни идет такая прекрасная любимая и любящая жена, что я могу прокормить сам свою семью, перекрывала весь негатив, накапливавшийся за день на работе.

Шел сентябрь 2008 года…


За неделю до праздников Ирину положили в роддом, где она на следующий же день родила сынишку. Здорового мальчугана, так же внимательно разглядывающего все вокруг, как и его старший брат когда-то! От счастья я готов был взлететь в небеса! Сережа был намного спокойнее Кирилла. Он много спал, и с ним не приходилось вспоминать, что такое бессонные ночи. Мы с Иринкой души в нем не чаяли, но от этого не стали любить Кирилла меньше. Скорее, наоборот – уделяли ему еще больше внимания, чтобы он не чувствовал себя обделенным родительской любовью. Счастье. Да, это было настоящее счастье – всепоглощающее, но хрупкое…


– Олег, пойдем-ка пообщаемся, – позвал меня начальник.

Мы вышли из кабинета в длинный коридор. Размеренно шагая, он начал:

– Ты, наверное, слышал про мировой кризис, рецессию и так далее?

– Краем уха…

– В общем, тяжелые времена докатились до нас. Кто бы мог подумать, – в задумчивости произнес директор по продажам, а потом продолжил философским тоном: – Знаешь, Олег, порой, чтобы выиграть войну – а кризис – это настоящая бойня, только финансовая – нужно пожертвовать пешками…

Я и так все понял. А этот толстый мужичонка, обливаясь потом, заключил:

– В общем, мы вынуждены сократить штат сотрудников… В частности, тебя.

Перед глазами моими все поплыло. Надежды откладывать что-то на свое жилье рухнули и рассыпались на миллионы осколков.

«А семью как прокормить? Что я скажу Ирке?»

Словно из тумана, выплывали слова:

– Ты уж не обижайся, но такова цена успеха финансовых гигантов, коими мы и являемся.

Я просто молчал и смотрел в окно на мокрые от ноябрьского дождя улицы. Теперь осознал, что вся моя жизнь была похожа на карточный домик. Домик, который разлетелся при первом же дуновении ветра.

– Ну, ты с сегодняшнего дня дорабатывай две недели, а потом все по закону: выплатим оклад за два месяца, и вперед – к новым успехам в карьере! – он рассмеялся. Этот омерзительный смех тут же вызвал во мне желание придушить гада. Вместо этого я спросил:

– Почему именно я? У меня самые маленькие продажи?

– Нет. Просто… понимаешь… продажи меньше, чем у Артема, конечно, но больше, чем у Ани. Но они работают давно… дольше, чем ты. Ну, в общем, таково решение руководства.

Больше я не произнес ни слова. Вернувшись на рабочее место, первым делом выложил в интернете обновленное резюме.

Вечер был одним из самых мрачных в моей жизни. Я пришел домой. Ирина дремала, Кирилл спал с ней рядом, а Сережа – в своей кроватке, бывшей кроватке Кирилла. Аккуратно погладил Иру, отчего она проснулась и улыбнулась мне.

– Милая, мне нужно поговорить с тобой, – прошептал я.

– Что случилось? – насторожилась она.

– Меня сокращают.

Эта новость тотчас смахнула остатки дремы с жены.

– Как? Ты что?

– Сегодня начальник сообщил.

– Олег…

– Я найду новую работу, – заверил ее. – Не волнуйся.

Но она уже заволновалась. Очень сильно заволновалась.

– Давай спать. Утро вечера мудренее, – сказал я, поцеловал ее и лег рядом, на самый краешек дивана, даже не поужинав.

Ни я, ни она не сомкнули глаз той ночью. Лежали молча, каждый погруженный в свои мысли.

Работу в кризис, когда людей сокращали сотнями и тысячами, найти было крайне сложно. По истечении двух недель мне выплатили два оклада и выставили за дверь. Поиски новой работы не приносили плодов. В МГТУ я перевелся на полную ставку, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Денег на оплату квартиры не было. Еще до того, как выпал снег, я, теперь уже сам, предложил Ирине уехать вместе с детьми к родителям. Долго ее уговаривать не пришлось: она сама понимала, что нам не выжить в Москве, когда я получаю 12 тысяч в месяц. На следующий день были куплены билеты на поезд. В пятницу вечером, собрав пожитки, мы сели в плацкартный вагон и поехали к Иркиным родителям.

На вокзале нас встречал тесть. Он, конечно, порадовался дочке с внуками, а со мной только сухо поздоровался. Уверен, что тогда они с тещей не раз высказывали Ирине, какого черта она связалась с таким неудачником, как я, который семью прокормить не может. До сих пор не сомневаюсь, что так оно и было, хоть жена мне никогда об этом не говорила.

Вскоре я вернулся в столицу, чтобы освободить снимаемую до сих пор квартиру в Люберцах и переехать в маленькую, ужасного состояния, комнату на окраине Фрязино. В соседней каморке жил алкоголик. Когда напивался, начинал в голос реветь, проклиная жизнь, а порой зовя свою умершую мать. В такие вечера мне становилось очень тоскливо. Часто, сидя в полном одиночестве в своей комнате, вспоминал детство и школьных друзей.

«Где они теперь? – мысленно задавал вопрос и тут же сам на него отвечал: – Костя умер. Дед в армии так и остался служить, школу прапорщиков окончил. А Пушкин? Коля Волк? С ними я совсем потерял всякую связь. Как и со Светкой. Света… Интересно, где они теперь, чем живут, как живут…»

Достойную работу найти так и не удавалось. Я продолжал «за копейки» трудиться в МГТУ и половину зарплаты отдавать за комнату. Ирина по телефону говорила, чтобы я приезжал к ним, попробовал найти работу там, в Ульяновске. Но я отказывался, логично рассуждая, что если даже в столице такая сложная ситуация на рынке труда, то что же говорить о провинции. Изо дня в день во время поездок в метро я пробегался глазами по заголовкам статей в газетах, которые читали москвичи.

«Правительство принимает активные меры для вывода страны из кризиса»

«Работники крупных компаний сокращаются сотнями»

«Люди тысячами встают на биржу труда»

«Удар по строительному бизнесу»

«Россия пала на дно!»

Когда стройки начали массово замораживаться, а гастарбайтеры оставаться без работы и средств к существованию, они стали сбиваться в группы и грабить прохожих. Дошло до того, что нападали и избивали простых граждан ради пакета с едой, который те несли домой для своих домочадцев.

Тем временем, кто-то продолжал разъезжать на своих «Роллс-Ройсах», а счет в ресторане за обед бывал больше моего месячного оклада. Любой кризис всегда бьет по простому люду, но никак не по олигархии.

На Новый год я съездил к своей семье. Провел с ними всего неделю. А когда уезжал, Кирилл расплакался. Ирина, сама чуть не плача, взяла сынишку на руки, а он тянул свои маленькие ручонки ко мне, сквозь рыдания выкрикивая «Апа! Апа!».

– Кирюшенька, милый мой, – сказал я ему. – Папе нужно ехать в Москву, чтобы искать работу. А когда папа найдет работу, вы с мамой и Сережкой тоже вернетесь в Москву. И мы будем все вместе. Навсегда…

Он не успокаивался, как бы ни пытались его отвлечь и развеселить бабушка и дедушка. Я поцеловал Ирину, маленького Сережу, еще ничего не понимающего, а потом крепко обнял Кирилла. Он вцепился мне в шею, уткнулся личиком в плечо и дрожащим голосом снова и снова повторял «апа». Я готов был продать душу дьяволу, лишь бы не расставаться с семьей. В глазах встали слезы, я поцеловал сынишку и поднялся. А он вцепился мне в ногу. Ирина вновь взяла его на руки. Я помахал на прощание всем рукой и вышел. До самого вечера я держался, а когда вагон погрузился в темноту, не выдержал и расплакался, вспоминая тяжелое прощание.


Столица была неприветлива. Она вообще никогда не была приветливой к приезжающим сюда провинциалам. Этот город заставлял обнажать всю ненависть к ближнему своему, показывать зубы, учиться идти по головам, чтобы чего-то добиться, хоть немного подняться в плане финансов.

Меня распирала злость оттого, что потерял работу (ведь должны были уволить эту тупую суку Аню! Но нет, жирный потный мудак решил выкинуть на улицу меня… и всю мою семью! Он лучше и дальше будет пускать слюни на ее упругую грудь и задницу, и пусть продажи по отделу снизятся с моим уходом! Главное – чтобы было, чем любоваться!), из-за этого вынужден жить вдалеке от жены и сынишек в грязной «конуре», полной тараканов и клопов. А кто-то купался в это время в шампанском… Будь они прокляты, эти «вороватые паразиты»! Злился на «идиотских работодателей», которые не хотят увидеть во мне мастера любой работы и не принимают к себе в компанию! Злился на «бестолковое правительство», которое допустило, чтобы большая часть страны нищенствовала в то время, как несколько сотен «тварей» высасывали деньги и все силы из простолюдинов. Проклятое правительство, затащившее страну в кризис! «Зажиревшие недоумки», «главные воры страны»! В конце концов, злился на себя за то, что не могу ничего изменить, что болтаюсь, как оно самое в проруби, а взять в руки оружие и стать идейным и духовным лидером, способным поднять народ на движение (революцию, что ли), не хватает духа.

Ничего не изменилось ни через неделю, ни через месяц. На собеседованиях я старался держаться непринужденно, порой проявлял характер или унижался, но ничто не помогало быть выбранным (избранным) на вакантное место. Лишь ярость и ненависть все больше наполняли мою душу, когда видел какого-нибудь молодого кавказца на новом «Ягуаре» (разве он его заслужил!) или мажора (наверняка еврея), которому родители подарили и квартиру в Москве, и крутой джип, и теперь он может не экономить на себе и своих женушке (наверняка она посещает каждый день спа-салоны, да фитнес-клубы за бешеные деньги) и ребенке (избалованный сопляк, который только раскроет рот, как папик тут же покупает ему все, чего только душа пожелает). Ну кто они такие?! Никто! Они ничего сами не добились (почти уверен в этом)! Так почему же они жиру бесятся, а я вынужден на всем экономить, даже игрушку своим парням купить не могу?! Ведь это не справедливо!

Крещенские морозы начинали ослабевать. Я не спеша шел по Ладожской улице, когда меня окликнул женский голос:

– Олег?

Я обернулся. В пол-оборота ко мне стояла молодая женщина. В роскошной длинной шубе с капюшоном, кожаных сапогах. Вгляделся в ее лицо.

– Господи… – прошептал я.

А она только стояла, смотрела на меня своими искрящимися от радости глазами и сводила с ума прелестной улыбкой.

– Фонарик, – прохрипел я и тоже улыбнулся, а где-то глубоко внутри вспыхнула искорка зависти ее положению.

Она легко, словно порхая, приблизилась и обняла меня. Наверное, забавно это выглядело со стороны: молодая красавица, богато одетая, обнимает худого парня, одетого в старые пуховик и джинсы, явно великие по размеру (я сильно исхудал из-за экономии на питании и постоянных нервотрепок).

– Господи-Боже-мой! – выпалила Света. – Олежка! Не верю своим глазам! Боже мой!

А я и не знал, что ей ответить.

– Чего ты молчишь? Рассказывай, как ты… где ты… что…

Я лишь смущенно пожал плечами.

– Ты так похудел, и огонька, что раньше был в глазах, не видно. Каким-то жестким стал, что ли, – тараторила, не умолкая подруга, настоящий призрак из прошлого. – Ты куда сейчас идешь? Пойдем вместе. Нам столько нужно всего обсудить!

– Я в Бауманку.

– Ты еще учишься?

– Нет, работаю…

– Кем? Преподаешь, что ли? – хихикнула девушка.

– Улицы подметаю.

– Олег, ну я серьезно…

– Свет, я тоже серьезно. Я работаю в хозяйственном отделе МГТУ имени Баумана. Получаю двенадцать тысяч в месяц. И не думай, что евро – ты не в Европе.

По моему внешнему виду она поняла, что это не шутка.

Я попросил ее рассказать о своей жизни. Мы медленно шли, а Света рассказывала, как они с Артуром познакомились, поженились, как он увез ее в Мюнхен.

– Я когда первый раз пошла мыться, чуть не довела Артуркиных родителей до инфаркта: я же привыкла в России напустить ванну, полежать в горячей воде, понежиться…

Поскольку близости с женщиной у меня не было уже несколько недель, от таких подробностей и воспоминаний об обнаженном шикарном Светкином теле кровь начала приливать к низу живота.

– … Ну и стала там, в Мюнхене напускать себе ванну. И вот представь: выхожу, вся расслабленная такая, ко мне подлетает Артурчик с дикими глазами и говорит, чтобы я больше никогда так не расходовала воду. Она же в Германии на вес золота! – тут она непринужденно рассмеялась.

– Да. Забавно, – ухмыляясь, сообщил я.

– Ну, а ты? Ты-то как живешь?

– Я женился, у меня двое детей. Но сейчас семья временно живет в Ульяновске, откуда родом моя жена. Поначалу снимали квартиру в Люберцах, но потом я попал под сокращение. Теперь вот, чтобы с голоду не подохнуть, работаю за двенадцать тысяч, живу в клоповнике и из кожи вон лезу, чтобы снова найти нормальную работу и вернуть семью в Москву.

Веселье исчезло с ее лица. Какое-то время мы шли молча, потом я нарушил молчание:

– Знаешь, Свет, я искал тебя той осенью. Хотел извиниться, попытаться возобновить наши отношения.

Подруга остановилась. Ее примеру последовал и я.

– Какой же ты дурак, Олег, – я опешил от таких слов. – Я все лето ждала тебя.

– Но ты же сама по телефону разорвала отношения…

– Мало ли, что я говорила по телефону! – она устало покачала головой и улыбнулась. – Ты плохо разбираешься в женщинах.

– Что теперь думать об этом! – я окинул ее взглядом с ног до головы. – Все, что ни делается – делается к лучшему. Вышла бы за меня, жила бы в нищете, когда даже одежду нормальную детям купить не можешь. А ты сделала правильный выбор – посмотри, какой стала. Настоящая светская львица!

– Перестань! Никакая я не львица.

– Настоящая львица! Р-р-р-р, – протяжно прорычал я.

Она жеманно улыбнулась. Тут я осознал, что мы общаемся, как в прежние времена, когда еще были студентами и встречались. Но ведь все так сильно изменилось: она замужем, я женат, у меня дети, у нее…

– У тебя дети есть?

– Нет, – грустно ответила подруга. – Мы пытались, но не получилось. В общем… у нас не может быть детей… у Артура не может быть детей.

– Печально.

Мы снова пошли.

– Так что же ты забыла в этой Богом забытой стране?

– Артур приехал сюда по работе, а я так, с ним за компанию.

– Кем он работает?

– У них с отцом свой бизнес. Что-то связанное с поставками техники. Я не особо сильно в это вникала.

– А ты где работаешь?

– Я, Олег, нигде не работаю.

Бросил на нее удивленный взгляд.

– Да. Я теперь простая немецкая домохозяйка, – и она хихикнула. – Знаешь, я несколько раз в год бываю в Москве проездом, когда еду навестить маму.

– Удивительно, что мы встретились в огромном городе. Это ж надо – оказались в одном месте в одно время.

– Может, какая-то связь между нами все-таки осталась…

Мы как раз подошли к университету.

– Рад был тебя видеть. Столько воспоминаний сразу нахлынуло!

– Даже не представляешь, как я была рада видеть тебя!

Посмотрели друг другу в глаза.

– Слушай, Олег. Мы тут пробудем еще пару дней. Вот, – она достала из сумки блокнотик и ручку и написала ряд цифр, – это мой номер телефона. Позвони. Давай встретимся, посидим где-нибудь, нормально пообщаемся без всякой спешки. Я вас с Артуркой познакомлю. Вы точно понравитесь друг другу. Может, он и с работой сможет помочь как-то. Позвони обязательно!

– Конечно, – механически ответил я, хотя и знал, что не позвоню.

– Ладно, Светка, – после паузы произнес я. – Мне нужно идти, а то на работу опоздаю – еще и тут сократят. Тогда точно бомжевать придется.

– Не унывай. Все наладится! Я это просто знаю!

– Конечно, – пробубнил ей в ответ.

Я направился к проходной, когда Света меня окликнула. Повернулся к ней. Она подбежала ко мне.

– Олеж, я хотела сказать спасибо.

– За что?

– Если не ты, я бы никогда не приехала в Москву учиться. Так и прожила бы всю жизнь в нашей «деревне».

– Я ничего не сделал. Благодари себя и свои мозги. Ты приехала сюда исключительно благодаря себе.

– Ты сделал самое главное – заразил меня идеей переезда в столицу и заставил поверить в свои силы.

Я в упор посмотрел на нее, улыбнулся и сказал:

– Мне нужно идти.

Она стояла за моей спиной и провожала взглядом.

Я ей так и не позвонил. Все-таки слишком много воды утекло с тех пор, и мы очень сильно изменились, к сожалению, в диаметрально противоположные стороны.


Прошло еще несколько недель, прежде чем я нашел работу в автосервисе (удивительно, но там работали исключительно славяне). Зарплата была невысокая, но все же это лучше, чем ничего. Вновь стал работать на двух местах (в МГТУ перевелся на полставки). Вскоре я смог переехать из коммунальной квартиры в обычную однокомнатную все в том же Фрязино. Через какое-то время ко мне вернулись Иришка с Кириллом и Сережей. Я уставал, но был счастлив.

Инфляция росла, цены на все продукты повышались. Нам приходилось экономить практически на всем. Я уже забыл, когда обедал последний раз. Ирине, конечно же, ничего не говорил. Когда она спрашивала, что я ел днем, рассказывал ей про макароны и котлеты, пюре и сосиски, гречку и гуляш… а у самого к тому времени желудок сжался уже до размеров кулака.

Район, где мы проживали, был не самым спокойным. Я очень беспокоился за Иринку и детей, когда они ходили на прогулки. Еще сильнее стал беспокоиться после того, как узнал, что не так давно некий узбек напал на молодую мамашу, которая прогуливалась с коляской по лесопарковой зоне. Узбека, конечно, задержали на следующий же день, но сколько еще таких отморозков разгуливало по улицам! Люди просто сходили с ума от разрухи, в которой пребывала страна. Очередным доказательством сумасшествия стало массовое убийство в московском супермаркете: ночью в круглосуточном магазине «блюститель правопорядка» расстрелял из пистолета трех человек и ранил еще семерых.

Итак, я работал с утра до самой ночи, Ирина занималась воспитанием детей. Жизнь пошла по накатанной. День сменялся днем. Я только успевал следить, как подрастают мои пацаны. Но жизнь была какой-то серой и унылой. Возможно, из-за острой нехватки денег. Кириллу, да и Сережке, уже пора было бы ходить в детский сад. Вот только, кто их туда примет, когда у нас нет регистрации в Москве? И моя ненависть к богатеньким москвичам (да и не только коренным – приезжим мажорам с квартирками, купленными на папины деньги) – сытым котам – крепла. Где справедливость, мать вашу?! Я – русский, в столице МОЕЙ Родины не могу детей отдать в детский садик, а какой-нибудь Рубен из Еревана может! Что за бред?! Но приходилось мириться с этим государством, перевернутым с ног на голову. Постепенно я становился все более нервным и раздражительным. Пару раз чуть не подрался с мужиками: один в метро во время резкого торможения толкнул меня, другой – просто на ногу наступил. Благо, хватило мозгов себя сдержать, не то иметь бы мне судимость.

А время шло – на деревьях распускалась листва, потом меняла зеленый цвет на желтый, оранжевый, красный, облетала, земля снова укутывалась в снег, словно в пуховое одеяло. К весне мне казалось, что не выдержу и сойду с ума от такой жизни. Я очень боялся, что произойдет психический срыв с последующей потерей памяти. Где-то слышал, что человек в чрезвычайно сложной ситуации может сломаться. Он выходит, например, за сигаретами, но по пути в магазин его истинная личность замещается новой, только что неосознанно выдуманной, искаженно скроенной из кусочков старой. Память как бы блокирует крайне негативные моменты прошлой жизни (большие долги, жена-«лесопилка», начальники-тираны, да еще Бог знает что может служить причиной), давая человеку возможность начать жизнь с чистого листа. Вышел из дома Ваня Петров, а через сто метров уже Петя Иванов идет, но не за сигаретами, а, скажем, на вокзал за билетом в один конец в какую-нибудь глухомань. Глупо, конечно, но я тогда очень боялся, что со мной произойдет что-то подобное. Ведь вся семья держалась исключительно на мне. Случись что-то со мной, и Ирка с детьми просто пропадут. Надо было что-то менять.

Глава 4

Были последние дни марта. Как обычно, утром я ехал на работу в автосервис. На «Курской» нужно было сделать пересадку. В переходе была необыкновенная давка. Кто-то ругался, кому-то было плохо от духоты при таком скоплении народа. Я никак не мог понять, что происходит, откуда такая толпа. Краем уха я услышал, как одна женщина говорит по телефону: «Все в порядке. А что? Что?! Какой взрыв?..» Лишь приехав на работу, я узнал, что утром в метро произошли террористические акты: в 7.56 на станции «Лубянка» прогремел взрыв, через сорок минут на станции «Парк культуры» еще одна смертница привела в действие взрывное устройство. В результате двойного теракта погиб 41 человек, ранено было 88. Чудовищно! Только представьте: люди едут на работу, планируют день, кто-то, возможно, вспоминает своих детей, мечтает, как вернется домой после трудового дня, или придет в детский сад, а радостный малыш побежит навстречу, чтобы крепко прижаться к маме (или папе)… и не знают, что их планы так и не претворятся в жизнь. И никогда они не увидятся со своими детьми, родителями, друзьями… Горько становится! Нельзя дальше так жить! Нужно было что-то менять в стране!

От тяжелых раздумий меня отвлек голос слесаря Вани:

– Чего приуныл?

– Да вот думаю: а если бы я оказался в одном из тех поездов, что бы было потом с моей женой и парнями? На что бы они жили?

– Считай, что тебе повезло, – холодно отозвался тот, – а кому-то – нет.

Я ухмыльнулся.

– Ты не прав. Нам всем не повезло.

– То есть?

– Не повезло родиться в этой стране, жить в это время и при таком правительстве. Сами-то, суки, охраной себя окружают, что и не подойти к ним на пушечный выстрел, а народ постоянно опасности подвергают!

Иван молча смотрел на меня какое-то время, а потом произнес:

– Ну да, – и пошел работать.

Днем позвонила Ирина. Она только услышала о взрывах. Я ее успокоил, сказал, что жив и здоров.

Последующие несколько дней я прожил, постоянно боясь за Иринку и детей, за себя как единственного кормильца в семье. Вдруг что-то случится? Вдруг надумают взорвать жилой дом… наш дом? Хотя, это, конечно же, был откровенный бред: кому нужно взрывать «панельку» во Фрязино! Так же я опасался, что какой-нибудь «гость из Средней Азии» или кавказец покусится на мою красивую жену.

В пятницу вечером, когда я уже собирался в кои-то века ехать домой вместо второй работы (в МГТУ взял отгул на тот день, ибо дико вымотался и решил хоть чуть-чуть отдохнуть), на холодной мокрой улице меня догнал Ваня.

– Олег, постой, – окликнул он.

Я остановился и повернулся к нему.

– Ты сейчас домой собираешься? – поинтересовался коллега.

– Ну да. А что?

– Просто… мы тут с товарищами собирались пивка выпить. Не хочешь с нами?

– Я бы с радостью, но спешу. На электричку боюсь опоздать.

– Да брось ты! Раз в… – тут он задумался и спросил: – Как часто ты пиво пьешь с друзьями?

– Не часто.

– Ну вот! Пойдем! Посидишь немного, потом успеешь на электричку!

– Вань, спасибо… – начал было отговариваться я, но слесарь взял меня за плечи и настойчиво повел в бар. Тогда только я осознал, насколько вымотался за последнее время, как сильно устал. Эта усталость буквально растеклась по всему моему телу, конечности словно налились свинцом, я перестал упираться и решил, что можно раз в пару лет пропустить кружечку пива с приятелями.


За столом сидели трое: я, Ваня и его друг Паша. Паша мне сразу понравился: говорил он мягко, не употребляя в речи нецензурную лексику, глаза были светло-серые, добрые. Я пил уже третью по счету кружку и был изрядно пьян с непривычки. Ваня и Паша от меня не отставали, но были более трезвыми. Сперва обсуждались обыкновенные темы: машины, женщины, потом речь зашла о политике.

– Ты в понедельник сказал, что тебе надоело жить в таком говенном государстве, – произнес Ваня.

– Сказал. А что? Бить за это будете? – я засмеялся, немного посмеялись и мои собутыльники.

– А ты сам что-нибудь сделал для того, чтобы изменить ситуацию? – задал совершенно неожиданный вопрос Паша.

– В смысле?

– Ты вот жалуешься на жизнь, но сам-то ничего не делаешь, чтобы улучшить ее.

– Во-первых, я на жизнь не жалуюсь. Во-вторых, я делаю – работаю на двух работах, чтобы семье побольше доход приносить – так и улучшаю свою ситуацию.

– А ты не думал что-то сделать в масштабах целой страны? Кардинально изменить ситуацию! Сделать так, чтобы зарплаты автослесаря хватило на содержание семьи, и не приходилось еще подрабатывать по ночам! – произнес Ваня.

– А разве я что-то могу сделать для улучшения жизни целой страны?

– Можешь! – твердо сказал мой коллега.

– Что я могу? – непонимающе спросил я, глядя поочередно то на Ваню, то на Пашу.

Какое-то время они молчали, потом Паша начал рассказывать тихим, заговорщическим голосом:

– Есть одна организация. Партия. В ней состоят люди, которые, как и ты, сыты по горло этим ворьем в Кремле. Нашей партии нужны такие, как ты.

– Паша! Ну что за хрень ты несешь? Какая еще партия?

– Русская Рабочая Партия, – сообщил Ваня. – РРП сокращенно.

– Вы, ребят, меня не агитируйте. Я в эти игры не играю.

– Зря ты так. Подумал бы о своем будущем и будущем своей семьи. Это единственный путь к спасению, – настойчиво сказал Паша.

– Спасибо за заботу, но я пас, – с иронией в голосе ответил я.

– Подумай как следует, – сказал Иван. – Сегодня ты побоишься сделать этот шаг и вступить в партию, а завтра будешь локти кусать, когда черти заставят тебя и твою семью Аллаху молиться.

От этих слов я начал закипать. Паша подлил масла в огонь:

– Или просто станут жену и детей по кругу пускать…

– Хватит меня этим дерьмом кормить! – рявкнул я, громко хлопнув ладонью по столу. Рука сразу заныла. Опьянение моментально прошло. Все посетители устремили взгляды на нашу компанию.

– Никогда не смейте трогать мою семью и говорить всякие гадости про нее! – прошипел я обоим.

– Да мы-то и не трогаем. В том-то и дело, что этим будут заниматься другие, если народ дальше будет сидеть, сложа руки, – вполголоса произнес Ваня.

Я с нескрываемой злостью и ненавистью посмотрел на обоих, потом встал и, сказав:

– Пошли вы, уроды! – вышел из бара.

Постепенно нервы успокоились, и я смог спокойно, трезво рассуждать.

«По сути, они же ничем не оскорбили Ирку или парней. Чего я накинулся на них? Ну сказали, что, возможно, черные захватят всю страну и уж тогда станут убивать и насиловать. Ну, так это правда. Такое уже было в девяностые годы, после развала Советов. А они простые идеалисты, которые надеются переломить ситуацию»

Слова о Русской Рабочей Партии не шли у меня из головы.

«Что за партия такая? Никогда о ней не слышал. Да ну их! Сектанты какие-нибудь! Или очередная шарашка по отмыванию денег! Борцы за счастье народное! Ага! Все они сначала идейные, а как глубже копнешь – так одна гниль и коррупция!» – думал я той ночью, постепенно погружаясь в сон.

В выходные, когда я гулял с парнями, приглядывался к бригаде дворников, прибирающих территорию возле дома. Тут я заметил, как Сережка встал и начал изучающе разглядывать одного раскосого «работягу». Тот заметит это и улыбнулся моему сыну, подмигнул ему. В какой-то миг мне показалось, что улыбается он похотливо и кровожадно. Я сразу взял Сережу за руку и отвел подальше. Потом бросил яростный взгляд на дворника, и он вновь принялся за работу.

В первый же рабочий день после выходных я подошел к Ивану.

– Я забыл за пиво заплатить в пятницу. Сколько я должен?

– Забей, Олег. Ничего ты не должен.

– Ненавижу быть должным кому-то.

– Я же сказал – забей. Тебе деньги нужнее. Семью кормить надо.

Наступило непродолжительное молчание, которое нарушил Ваня:

– Ты прости за те слова о твоей семье. Не хотели тебя обидеть.

– Ладно. Обидного-то тут ничего нет. Я сам вспылил слишком сильно.

Я вспомнил того азиатского дворника и попросил:

– Вань, расскажи поподробнее о партии.

Тот пристально посмотрел на меня, затем улыбнулся.

– Партия молодая, только в 2008 году появилась, когда страна целиком погрязла в кризисе и беспределе чиновников. Членов немного, поэтому официально зарегистрироваться не можем. А цель партии проста – вернуть России и русской нации былое величие. Поднять нас, русских, и нашу страну с колен.

– Получается, что партия – навроде КПРФ?

– Нет, не совсем. В КПРФ только и делают, что деньги по карманам растаскивают, а у нас все по совести и уму. Кроме того, коммунисты – они интернационалисты, мы же – как раз наоборот.

Рассказывал это все он тихим голосом, чтобы другие не услышали.

– А ты заинтересовался этой идеей?

– Считаю, что доля правды в твоих словах есть, – ответил я.

– Еще бы. Оглянись вокруг: одни черные везде. Всю страну уже оккупировали.

Я в задумчивости покачал головой.

– Олег, – прервал мои раздумья Иван, – приходи в четверг на собрание районных ответственных московской ячейки. Послушаешь. Осмотришься. Понравится – вступишь в партию, не понравится – уйдешь просто и все.

– Я подумаю.

– Думай, – хмыкнул Иван.


В четверг я позвонил Алле Вадимовне в МГТУ и сказал, что нужен день отгула. Она без проблем пошла мне навстречу.

Вечером Иван повез меня в «штаб-квартиру» партии. Она представляла из себя бывшее складское помещение неподалеку от площади трех вокзалов. Отопление отсутствовало, поэтому принимающие участие в заседании сидели в верхней одежде. Все помещение освещалось единственной лампой дневного света, висящей на проводах прямо над несколькими столами, составленными вместе в длину.

На собрании присутствовали преимущественно молодые люди, до тридцати пяти лет, славянской внешности. В основном мужчины, но было и несколько девушек. Всего человек двадцать-двадцать пять. В их рядах я заметил Пашу, с которым мы пили пиво неделю назад. Все они сидели возле столов и внимательно слушали мужчину средних лет с суровым лицом. На висках его серебрилась седина, он был гладко выбрит, аккуратно подстрижен. Но самым запоминающимся был его взгляд: очень светло-голубые, почти бесцветные, глаза словно просвечивали тебя насквозь, как рентген. Такого пронзительного взгляда я не видел до сих пор ни у одного из живущих на земле. Мы тихо прошли и сели на свободные стулья.

– Ситуация в стране остается по-прежнему критической, – не отвлекаясь на нас, продолжал свою речь председательствующий. Голос его был твердым, как гранит, и, словно, гипнотизирующим. Его речь вызывала легкое чувство сонливости, при этом на душе сразу становилось тепло и уютно. С первых же минут мужчина овладел всецело моим разумом и вниманием, произнося простые банальные слова. – Несмотря на то, что, как говорят в правительстве, кризис позади, зверьки, потерявшие работу два года назад, когда стройки встали, продолжают свои бесчинства, – я заметил, что говорит он самостоятельно, не читая из подготовленной заранее текстовки. Во время произнесения речи он смотрел в глаза своим однопартийцам. И все это говорило о крепости его характера, уверенности в себе и своих силах, а также о ясности ума. – Тут и нападения стаями (собственно, по-другому они и не умеют) на наших граждан, честно зарабатывающих себе на хлеб, с целью отобрать продукты, деньги, выместить свою злость на «этих проклятых жирующих русских свиньях». Кстати, примечателен случай, произошедший буквально на прошлых выходных: прогуливались парень с девушкой в парке, залюбовались звездами, когда опомнились, уже стемнело. Пошли домой, но не дошли. Наткнулись на стаю неандертальцев. Парнишку избили металлическими прутьями – сейчас лежит в реанимации, девушку насиловали пять часов подряд, до самого утра.

Поднялся гвалт возмущения.

– Надо что-то делать! – громко произнес здоровенный юноша напротив нас. – Нельзя на тормозах спускать это все черномазым!

– Дмитрий, – обратился к нему председатель, – в том-то и вопрос: что именно делать? Предлагаю обсудить прямо сейчас. Пусть каждый выскажет свои мысли на этот счет.

– Да пора брать в руки автоматы и идти отстреливать этих пид*ров! – внес свое предложение все тот же Дмитрий.

Остальные стали его поддерживать и поддакивать ему.

– Сколько можно терпеть?! – возмутился другой участник собрания. – Нас, русских, режут и забивают до смерти, а мы все терпим! Сколько можно?! Пора уже браться за ружья!

В это время Иван мне начал шептать на ухо:

– Это Петя, – кивнул он в сторону недовольного молодого человека, предложившего браться за оружие. – Того зовут Дима, – теперь едва заметно кивнул в сторону первого высказавшего свое мнение. – А это Ярослав Викторович, – он покосился в сторону председателя.

– Иван, – обратился к нему тут же Ярослав Викторович, – а что ты нам скажешь на этот счет?

– Я? – переспросил мой коллега. – Да, в принципе-то, Дмитрий с Петром дело говорят: нужно этих собак резать.

– А ваш сосед что может посоветовать? – председатель устремил на меня свой холодный взгляд.

Я молчал и смотрел прямо в глаза собеседнику. Обдумывал ситуацию.

– Ну так что? Есть идеи?

– Мне кажется, что за ружья браться глупо: менты и спецслужбы по-любому встанут на сторону черных и перестреляют большую часть членов партии, а саму партию и всех оставшихся объявят вне закона, назовут радикалистами и террористами, разжигающими межнациональную рознь. Тут надо подумать как следует и принять какое-то хитрое решение.

Ярослав Викторович довольно покачал головой и с улыбкой спросил:

– Какое именно решение?

– Этого я не знаю… но ведь здесь есть еще пара десятков умных голов. Совместными усилиями мы что-нибудь придумаем.

Тот снова довольно кивнул, глядя мне в глаза и улыбаясь.

Единственное, к чему смогли прийти, – создать по районам столицы отряды бойцов, которые в темное время будут патрулировать самые опасные участки, где чаще всего совершаются преступления гостями из республик бывшего СССР. В какие-либо конфликты с представителями силовых структур вступать было категорически запрещено. В случае, если на место неудавшегося преступления (и, как следствие, драки партийцев с черными) подъезжает наряд милиции, членам партии надлежало все бросать и уносить ноги. Главное – помешать «зверятам» совершить преступление!

– Сегодняшнее заседание объявляется закрытым, – объявил уже поздним вечером Ярослав Викторович. – Все могут быть свободны, кроме Ивана, его соседа, – он посмотрел на нас, – и Александра, – теперь бросил взгляд на сидевшего справа от него молодого мужчину крепкого телосложения.

Когда в помещении остались только мы вчетвером, председатель партии задал мне вопрос:

– Как вас зовут, гражданин?

– Олег.

– Меня зовут Светлогоров Ярослав Викторович. Вас, я так понимаю, привел сюда Иван?

– Да, – я посмотрел на Ваню.

– Он уже рассказал что-то о нашей партии?

– В общих чертах. В общем-то, я и сам уже увидел, что это за партия.

– Наша цель – поднять с колен русскую нацию и величайшую страну – Россию.

– Это я уже понял.

– Знаете, как называется наша партия?

– Русская Рабочая Партия.

– Точно. Русская – значит, что состоять в ней могут только русские патриотически настроенные граждане (ну или представители других славянских народов). Рабочая – значит, что с глубоким уважением здесь относятся к гражданам рабочих профессий, коих, конечно, нынче раз-два и обчелся. Тем не менее, они пользуются гораздо большим уважением, нежели представители так называемой «золотой молодежи». Мы хотим возродить уважение к рабочему классу. Кем вы работаете, Олег?

– Автослесарем, плюс еще подрабатываю по вечерам рабочим в хозяйственном отделе университета, где раньше учился.

– А какой университет вы окончили?

– МГТУ имени Баумана.

– И работаете автослесарем?! Да еще и подрабатываете…

– В кризис меня уволили из компании, где я занимался продажами запчастей и получал вполне нормальную зарплату. А мне семью надо как-то кормить.

Светлогоров покачал головой, нахмурил брови и произнес с досадой:

– В этот чертов кризис многие пострадали, – а потом более мягким голосом вновь обратился ко мне: – Большая у вас семья?

– Жена и двое детей.

– Да-а-а, – протянул он в задумчивости. – Не простая у вас, Олег, ситуация.

Теперь головой покачал я в знак согласия.

– Желаете вступить в нашу партию? Внести, так сказать, свой вклад в освобождение Родины от ига животных оккупантов, сионистов и их приспешников.

– Что от меня будет требоваться, если я вступлю в партию? Это спрашиваю к тому, что у меня есть очень мало свободного времени. Например, чтобы сегодня прийти сюда, мне пришлось взять отгул на второй работе.

– Ничего особенного. Просто быть на подхвате. И, конечно же, продолжать быть верным сыном своей Родины и ярым приверженцем русской национальной идеи.

– Русской национальной идеи?

– Идеи возрождения нации и становления ее великой, – ухмыльнулся председатель. – Так что? Вы хотите вступить в партию?

Несколько секунд я пристально смотрел на него (его твердый и открытый взгляд завораживал), а потом коротко и твердо ответил:

– Да.

– Александр, запишите данные Олега для оформления ему партийного билета. Не забудьте фотографию сделать.

Тот кивнул, щелкнул авторучкой и переписал с моего паспорта все данные (в то время в столице каждому следовало носить с собой паспорт, чтобы по требованию сотрудника милиции предъявить его и в случае, если нет регистрации, понести наказание, либо дать взятку). Потом Саша достал цифровую фотокамеру и сделал несколько снимков в анфас. После этого гражданин Светлогоров пожал мне руку и поздравил с вступлением в партию.

Мы с Иваном вышли на ночную улицу. Несмотря на некое подобие допроса, что устроил мне Ярослав Викторович, я был в хорошем настроении, и отношение мое к нему было самым дружелюбным. Он обладал харизмой и настоящим талантом притягивать к себе людей.

– Интересный человек этот Ярослав Викторович, – задумчиво протянул я.

– Ага, – согласился Иван. – Сколько ты ему лет дашь навскидку?

– Ну… лет сорок.

– Гы-гы. Тридцать три ему всего.

Я даже остановился, пораженный этим фактом.

– Ты шутишь?!

– Нет.

– Да он же седой, как!..

– Тяжелое детство сказалось, – усмехнулся Ваня. – Ты не заметил, что он ни разу за все собрание не отозвался о таджиках или узбеках, как о людях? «Звери», «зверьки», «неандертальцы»… только не люди. Знаешь, откуда у него эта ненависть к ним?

– Откуда?

– Я слышал, что он родился в Душанбе в 1977 году. Жили-поживали, а потом началась резня в 90-е годы. Родителей его убили, а самого спасла русская соседка, забрав с собой в Россию. Он до сих пор живет здесь, не имея российского гражданства. Представляешь?! Простой беженец… бомж, каких тут после развала Советов сотни тысяч. Вот так вот! Родителей таджики убили, ему всю жизнь сломали. Отсюда и эта ненависть.

– Охренеть… – только и смог вымолвить я.


В следующий понедельник днем у меня зазвонил мобильный телефон.

– Слушаю, – ответил я.

– Добрый день, Олег. Это Светлогоров.

– Добрый. А откуда у вас мой номер? – задал я очень глупый вопрос, который был явно проигнорирован.

– Олег, я понимаю вашу занятость, но не могли бы вы заехать сегодня в штаб партии за своим билетом?

– Думаю, смогу заехать ненадолго по дороге с первой работы на вторую.

Вечером я получил корочки пурпурного цвета. Внутри, на правой стороне, были указаны мои фамилия, имя, отчество, дата рождения, дата вступления в партию, приклеена фотография (хорошо отретушированная: поверх снимка с помощью фотошопа был наложен костюм с белой рубашкой и галстуком) и поставлена печать. На левой стороне был изображен цветной герб партии: круг зеленого цвета, внутри которого было два перекрещенных русских меча, поверх них располагался красный круглый щит, в центре которого красовалось золотое солнце с изогнутыми лучами (так называемый коловрат). Снаружи, вокруг зеленого круга, красовалось название «Русская Рабочая Партия». Мой первый и последний партийный билет…

Домой я вернулся, как обычно, ночью. Жена и дети спали. Ранним утром, пока Ирина готовила завтрак, я подошел к ней и гордо показал пурпурные корочки. Тогда я надеялся, что она порадуется этому моему шагу. Вышло же все совсем наоборот.

– Подожди, подожди… Что это? – недоуменно переспросила она.

– Мой партийный билет! – я довольно улыбнулся.

– Какой еще?.. Как?.. Когда?.. – растеряно начала Ира.

– Я вчера получил, но в партию записался неделю назад.

– Какую партию? Объясни все по порядку!

– Неделю назад я посетил собрание Русской Рабочей Партии. Тогда и решил вступить в нее, потому что считаю, что за ней будущее.

– Что это за партия? Я знаю, например, «Единую Россию», ЛДПР, КПРФ… но о Российской Рабочей Партии не слышала…

– Русской, а не российской! Не путай эти понятия, пожалуйста!

– Так что за партия?

– Наша партия, радеющая за Россию-матушку и всю русскую нацию.

Услышав слово «нация», Ирина всплеснула руками и начала причитать:

– О, Господи! Ты что, записался в фашистскую партию?!

– Да не в фашистскую, а в националистическую…

– Как хочешь называй, но суть от этого не меняется!

– Ты не понимаешь, что только за националистами стоит будущее нашей страны и нашей нации?

– Ты с ума сошел, что ли?

– Оглянись вокруг! Одни черные повсюду!

– И что? Они тоже люди!

– Ох, да перестань мне уши засирать этим толерастическим говном! Вспомни, как мы познакомились!

– При чем тут это?!

– При всем! Сегодня их много и они наглеют! Завтра их станет еще больше, и они вообще себя хозяевами на нашей земле почувствуют! Они уже захватывают наши рабочие места! Отсюда и безработица в стране!

– Ты просто параноик!

– О детях подумай! Что им останется после нас?! Страна, целиком захваченная черной чумой?! Хочешь, чтобы они здесь чувствовали себя рабами этих животных?! Здесь! На своей РО-ДИ-НЕ!

– Олег… – еле слышно выдохнула жена и покачала головой, потом повернулась к плите, на которой успела подгореть каша.

– Это мой выбор! Мои политические взгляды! – и вроде бы разговор был закончен, но тут она с прищуром посмотрела на меня и спросила:

– А когда ты успел на собрании побывать, если работаешь с утра до ночи?

– Ну, – тут я растерялся, – я отгул взял на прошлой неделе…

– Отгул?! И провел время с какими-то маргиналами-фашистами вместо своей семьи?!

Я покраснел.

– Дети тебя вообще не видят! А ты предпочел им каких-то скинхедов?!

– Не скинхедов! Они вполне приличные люди!

– Я думала, что между нами нет секретов, а ты, оказывается… вот как поступаешь со мной! Может, у тебя еще любовница есть?!

– Это уже бред: кто на меня такого посмотрит?! Стал «кожа да кости»! Одеваюсь, как бомж какой-то!

– А почему ты так выглядишь? Денег не хватает?

– Сама прекрасно знаешь!

– Зато, видимо, есть деньги, чтобы в партии всякие вступать!

– Во-первых, с меня денег за вступление не взяли! Во-вторых, я сделал этот шаг, чтобы хоть как-то попытаться улучшить наше положение! Сегодня я помогу партии, завтра она поможет мне… всем нам!

– Кому она поможет?!

– Ирина! Хватит! Вот увидишь, что все это было сделано на благо семьи, – теперь разговор точно был окончен.

По пути на работу я прокручивал в голове наш разговор. И мне было очень стыдно за то, что я, действительно, вечер провел на заседании Партии, а не с женой и сыновьями, которые очень по мне скучают. Потом подумал о том, что даже не видел, как растут мои дети. Не видел, как они учились ходить, говорить… Стало очень тоскливо.

Тему моего вступления в партию мы с Ирой больше не поднимали по безмолвному согласию.


И был ад. Лето 2010 года… Невыносимая жара воцарилась в Москве. Днем находиться в помещении без кондиционера было невозможно. Во всех магазинах столицы к середине июля закончились вентиляторы! Хотя и они мало спасали: вентиляторы просто гоняли массы раскаленного воздуха, совершенно не охлаждая его. В автосервисе мы парились, как в консервной банке, разогреваемой на плите. Но это было полбеды. Второй половиной оказалась сильнейшая задымленность от торфяных пожаров. Густой смог окутал столицу, дышать было трудно. На это время я отправил Ирину с мальчишками к ее родителям. Там экологическая ситуация все же была лучше.

Деревья стояли почти голые, а пожухлые листья, словно осенью, шуршали под ногами. Тяжелее всего приходилось старикам: организмы не выдерживали таких невыносимых условий. Ненамного лучше обстояли дела и в моей родной области. В то лето умерли сначала бабушка, а следом за ней ушел и дедушка. Родители были убиты горем. Я тоже. Каждый день, не по одному разу, мне звонила Ирина и старалась поддержать.

Первый раз я поехал в родной дом на похороны бабушки в конце июля. Второй раз пришлось ехать в середине августа. Я часто думал, как много хотел бы им сказать, как о многом спросить. Часто вспоминал дни, проведенные в их маленькой, но очень уютной квартире. Жалел, что в последнее время совсем с ними не общался, экономя деньги на связи. Что имеем, не храним, потерявши – плачем. По ночам, когда никто не видел, слезы текли по щекам от тоски и печали. Мама была просто убита горем. Потерять буквально за месяц обоих родителей. Тяжело это все вынести. Все родственники были в трауре и на нервах.

Не помню уже, как получилось, но я рассказал своим родителям о том, что вступил в РРП. Это был грандиозный скандал! Меня обвинили в фашизме, предательстве своей Родины, предательстве памяти об умерших бабушке и дедушке и вообще во всех преступлениях против человечества. Я не выдержал и высказал им в ответ все те недовольства, что копились во мне долгое время. От этого родители, в особенности отец, завелись еще больше, сказали, что я им не сын и могу проваливать на все четыре стороны и не возвращаться, пока не выкину дурь из головы и не уйду из партии! Я ушел из родительского дома… навсегда. Больше мы с ними не общались. Я был слишком горд, чтобы извиниться первым, они же в этом мне не уступали. Они постыдились сына, как им казалось, поклонившегося Гитлеру и его идеям. Хотя это было абсолютно не так, но ничто и никто не могли их переубедить. Я это знал наверняка.

Жалел ли я о разрыве отношений с родителями? Да. Не раз я вспоминал тот злополучный вечер, и мне становилось стыдно. Я был полным придурком! Ирина пыталась достучаться до меня и заставить помириться, но я был уперт, как баран. Когда же осознал все, то было слишком поздно. Связь с людьми, давшими мне жизнь, растившими меня и заботившимися обо мне все детство, была утеряна. Мне кажется, что и им было тяжело: столько сил было вложено в мое воспитание, такие большие надежды я подавал, особенно, когда поступил в МГТУ, но ничего толкового из меня не вышло. Осознавать это родителям очень тяжело. Вообще, не знаю, как получилось, что я оказался… неудачником, что ли. В то время как все мои сокурсники с бауманскими дипломами делали очень неплохие карьеры, зарабатывали хорошие деньги, добивались чего-то и устраивались как-то в жизни, я болтался, как говно, перебиваясь подачками в автосервисе и хоз.отделе университета, еле-еле сводя концы с концами. Я не смог получить ни одной достойной работы, как будто от меня веяло неудачником, и солидные работодатели старались поскорее от меня откреститься прямо на собеседовании. Когда я потерял веру в себя и свои силы? Не знаю. Знаю лишь, что все неудачи и сложности… закалили мой характер? Нет, это не совсем так! Скорее, озлобили меня, сделали жестоким и циничным.


К осени жара спала. Дым над Москвой стал рассеиваться.

По итогам прошедшего лета, правители в очередной раз показали свою полнейшую импотенцию в плане руководства страной. Деньги, выделявшиеся на тушение пожаров, исчезали в карманах чиновников, как в «волшебном» мешке фокусника. Страна жила на чрезвычайном положении, только вот политики гадили в мозг людям, что все не так плохо. Конечно не так плохо! Просто по стране прокатилась волна смертей от сердечно-сосудистых заболеваний: не выдерживал ослабленный организм такой жары и постоянного вдыхания едкого дыма. Просто каждый день все новые и новые семьи оставались без крыши над головой из-за пожаров, которые так «активно тушились»! Просто весь урожай сгорел к чертовой матери и неизвестно, что теперь люди будут кушать, после такого лета! Было ощущение, будто по стране прокатились четыре всадника апокалипсиса. А правительство бездействовало. Безусловно, это наложило свой отпечаток на отношение народа к нему. Кому же понравится: сам трудяга едет в переполненном общественном транспорте на работу (или в стареньком автомобиле стоит в пробке на солнцепеке), загибается в душном помещении, семья его изнывает от жары, старенькие родители одной ногой на том свете, а в это время какой-то чиновник-недоучка разъезжает на люксовом автомобиле с кондиционером, сидит в своем кабинете с кондиционером и занимается таким важным делом, как битье баклуш, а вечером купается в собственном бассейне и прохлаждается под кондиционерами в шикарном особняке, построенном на деньги того самого простого трудяги. Кризис, террористические акты, глобальная природная катастрофа, с которой не справились правительственные ведомства… Накушался простой народ демократии и «капиталистического рая», стал все чаще оглядываться назад, на коммунистическое прошлое. «Коммуняки» хоть и были «болванами недалекими», но умели бороться и с лесными пожарами, и с засухой, да и о людях намного больше думали и заботились. Да и жилые дома и метро в то время, опять же, никто не взрывал (ну или почти никто). Только тут возникла еще одна проблема, которую правительство создало своими руками (очередное движение пилой по суку, на котором они сидели): слишком много в стране развелось гостей из Средней Азии и Кавказа. И память о том беспределе, который эти гости чинили в кризисные годы, была очень даже жива. Стало появляться все больше и больше националистически настроенных людей – они ненавидели правителей и все, что с ними связано. Эти граждане представляли собой пороховой заряд, который был готов взорваться в нужный момент.


Ирина с Кириллом и Сережкой вернулись к нам, во Фрязино. Время шло. Собрания партии я почти не посещал (удалось несколько раз только поучаствовать, втайне от Ирины прогуляв работу в институте), основные новости мне передавал Иван. Хотя, какие могли быть новости? Все эти встречи сводились к «обсасыванию» утопических мечтаний мира будущего, где не будет «черной нечисти».

В конце декабря Светлогоров пригласил всех руководящих партийцев и меня отметить Новый год в штаб-квартире. Ирине я сказал, что это «корпоратив» в автосервисе. Мне было стыдно за ложь, которая нарастала, как снежный ком, и не хотелось ей врать, но ругаться с ней хотелось еще меньше.

Стол был накрыт на удивление красиво и богато. Была веселая музыка, много вкусной еды (на тот момент я давно уже так не ел) и напитков. Мои партийные товарищи веселились. Всем было хорошо. Ближе к ночи, когда спиртное подходило к концу, а люди стали расходиться по домам (а кто-то, возможно, по кабакам, дабы продолжить там веселье), ко мне подошел Светлогоров, положил руку на плечо и по-дружески спросил:

– Как дела, Олег?

– Хорошо, спасибо, – автоматически ответил я.

– Как семья?

– Дети растут, жена… в порядке, в общем, все.

Он усмехнулся и покачал головой.

– А у вас как дела? – поинтересовался я.

– Олег, в неформальной обстановке можно и на «ты». Я все-таки не намного старше тебя, хоть уже и виски седые, – он провел рукой по волосам, потом посмотрел на меня и спросил: – А ты знаешь, откуда это?

Я помотал головой.

– Давай присядем, – Ярослав указал на стулья у стола.

Мы сели, он налил себе на донышко стакана коньяк и начал рассказ:

– Я родился в Таджикистане. В городе, забытом Богом, во всяком случае, нашим, русским, богом. Душанбе. По-моему, таджики никогда нас не любили. Они всегда считали, что мы, русские, жрем их таджикский хлеб. И этот гнойник рос, назревал, а лопнул в конце восьмидесятых, когда эти животные стали открыто выказывать свою ненависть к нашему брату. Стали учащаться случаи избиения стаей зверенышей русских людей. В девяностом году их неприязнь к нам достигла апогея. Тогда-то и началась резня. Сейчас многие расскажут тебе про гражданскую войну, в которой таджики убивали таджиков… но никто и словом не обмолвится про резню русских, предшествовавшую гражданской войне! Это не толерантно! Нельзя помнить про массовые убийства русских нынешними «гостями столицы», изнасилования женщин и детей! Но я все это помню! – завелся он, в глазах блеснул черный огонек ненависти. – Это был геноцид нас, русских. Повсюду вывешивали плакаты и растяжки с надписями «Таджикистан для таджиков!» и «Русские, убирайтесь в свою Россию!». Позже появились «шутники», придумавшие лозунг «Русские, не уезжайте – нам нужны рабы!».

Только начинался февраль девяностого. Мне тогда было двенадцать лет. Мы с родителями ехали в автобусе… Его остановили эти выродки… – рассказывать он стал прерывисто, постоянно нервно теребя себя за ухо. – Всех русских, кто был в автобусе, стали вытаскивать на улицу, угрожая автоматами и ножами… Ни один из таджиков, ехавших в том же автобусе, не заступился. А потом… – он замолчал и задумался, глядя в пол.

– Что было потом? – спросил я.

Ярослав поднял на меня словно остекленевшие глаза и продолжил:

– А потом была смерть. Моей мамы, моего папы, меня…

Он снова замолчал и просто холодно смотрел на меня. Я не знал, что ему сказать. От ледяного взгляда мне стало не по себе.

– Сначала нас просто били кулаками и пинали ногами. Папа старался прикрыть меня и маму, но не получалось. Потом маму оттащили чуть в сторону и стали срывать с нее одежду… Отец бросился ей на помощь, но тут же какой-то ублюдошный сопляк ударил его стальным прутом в живот. Сразу же подскочили еще несколько тварей и забили его до смерти… Ему раздробили весь череп арматурой! А тем временем другие выбл*дки насиловали мою маму! Я пытался встать и пойти к ней, но меня валили с ног и пинали ногами!.. От слез я перестал что-либо видеть, но все еще пытался ползти к ней, пока не получил удар чем-то тяжелым и твердым по голове. Потом была темнота. Не знаю, сколько пролежал без сознания. Наверное, твари подумали, что я сдох, потому и оставили просто лежать на улице, как еще десяток других тел. Когда я пришел в себя, голова невыносимо болела, на затылке была засохшая кровь. Здесь расправа была окончена. Милиции не было, она охраняла здание ЦК. Никого не было… а, может, просто я не замечал. Я подполз к отцу. Меня трясло. Я прикоснулся к тому, что осталось от папы, и позвал его. Глупо. Он был мертв. С такими травмами не живут. Тогда я стал искать маму. Ее нигде не было. Я, сильно шатаясь, слонялся от трупа к трупу. Меня затошнило, я подбежал к перилам моста через Душанбинку, меня дико вырвало… а потом я увидел внизу маму. Она лежала на камнях… Разбилась… Видимо, когда этим мразям надоело насиловать, они просто сбросили ее вниз… Словно в бреду я поплелся в сторону нашего дома. Я ревел… выл, как раненый зверь. По пути мне повстречалась бывшая мамина коллега с работы. Она взяла меня за руку и, не говоря ни слова, потащила за собой. Я не сопротивлялся. Мне было все равно, что теперь со мной станет. Только когда мы зашли к ней домой, она попросила рассказать ей, что произошло. Я рассказал. В тот же вечер она взяла меня с собой, мы все бросили, сели на поезд и уехали из проклятого Душанбе в ее родное село под Белгородом. Меня каждую ночь мучили кошмары. До сих пор мучают, хоть уже и не так часто. К двадцати годам виски стали седыми…

Я по-прежнему молчал, не зная, что сказать. Ощущал неловкость. Молчание первым нарушил Ярослав:

– Знаешь, Олег, ты толковый парень. Между нами, подавляющее большинство членов партии – сторонники радикализма, силового решения вопросов. Ты же стараешься просчитывать на несколько шагов вперед, думаешь головой…

– Откуда ты знаешь? – усмехнулся я, довольный от выслушанной лести.

– Ты же Бауманский окончил, а там дураки не учатся. Да и прекрасно помню, как ты выступил против развязывания резни, аргументировав это решение, хотя все в один голос кричали, что нужно зверей на столбах вешать, – он загадочно улыбнулся. – Не-е-ет, ты далеко не дурак.

– Не был бы дураком, – тяжело вздохнул, – жил бы в своей квартире в Москве, а не снимал каморку во Фрязино.

– Олег! – Светлогоров рассмеялся. – Перестань говорить такую чушь! Просто тебе в жизни немного не повезло. Но ты должен работать, преодолевать трудности. Скоро все изменится. Я это чувствую! Грядут большие перемены! И если ты не превратишься в дурака, делающего глупости, то в твоей жизни все наладится, – он вновь улыбнулся. – Партия тебе поможет.

От этих слов в душе произошел подъем. Странный человек все-таки этот Ярослав. Вроде говорит обычные, даже банальные, вещи, но говорит так, что заряжает собеседника неуемной энергией и энтузиазмом. Как-то раз я всерьез задумался, а не гипнотизер ли он. Ответ не нашел.

Время близилось к ночи. Дабы успеть на последнюю электричку я был вынужден прервать приятную беседу и мчаться на вокзал.

– Удачи, Олег, и тебе, и твоей семье, – произнес на прощание Ярослав. – И помни: трудись и не становись дураком! У меня на тебя большие планы…

Я бы с радостью расспросил его, что значат эти слова, но время очень сильно поджимало, поэтому был вынужден просто пожать руку и убежать. Наутро вспомнил слова главы РРП и решил, что все это простая пьяная беседа. Хотя не совру, если скажу, что где-то в глубине души зародилась маленькая надежда на помощь от партии.


Бег времени все ускорялся. Чем старше мы становимся, тем быстрее летит время. Я был погружен с головой в работу и партийную жизнь. Нет, я не посещал заседания РРП, но часто общался со Светлогоровым по мобильному телефону, который он же мне и подарил («Корпоративная связь, – объяснил он. – Этот телефон надежный, лишние уши не смогут подслушивать разговоры»). Был в курсе всех событий политической жизни страны, а также знал самые свежие новости партии. Зато совсем отбился от своей семьи. В августе Кириллу стукнуло уже четыре года! А я совсем не заметил, как пролетело это время. Двадцатого августа перед сном я вспоминал такой далекий и близкий 2007 год, как мы тогда жили, как я боялся впервые взять в руки малыша, как разрывался между двумя работами и учебой. И я так надеялся, что все рано или поздно устаканится, все будет хорошо! Но тяжелые времена не собирались нас покидать.

Тот год ознаменовался массовыми митингами после декабрьских выборов в Госдуму. Тысячи людей выходили на протестные мероприятия с требованием назначения перевыборов, отставки главы ЦИК Чурова, освобождения политзаключенных. Многие известные деятели культуры поддерживали оппозиционные движения. В России подул ветер перемен, свежий и сладкий! Казалось, еще немного и все изменится! Иван в автосервисе уже открыто постоянно повторял, что настало время действовать: народные массы сметут проворовавшихся чиновников и политиков, нужно только направить эти массы в нужном направлении. Светлогоров же с ним не соглашался, на каждом заседании, по данным Ивана, он пресекал всякие разговоры об организации собственного митинга. «Не время еще!» – вновь и вновь твердил он. Я ему верил.


– Да он просто клоун и марионетка! – не сдержался, наконец, Светлогоров, выслушав очередную речь Ивана про одного из лидеров оппозиционного движения. Шло собрание партии, ради которого я прогулял работу в институте.

– Во всяком случае, он что-то пытается сделать! Что-то поменять! А мы тут сидим и только сопли жуем про светлое будущее! – вспылил в ответ Иван. Все остальные сидели молча и наблюдали за диалогом, как за теннисным матчем.

– И что же он такое делает?! Позволь узнать, пожалуйста!

– Массы поднимает на бунт!

– Массы… – горько усмехнулся Ярослав. – Массы говна, разве что! Ни один здравомыслящий человек не допустит до власти этого урода!

– Нас допустит зато!..

– …сегодня он придет к рулю, завтра объявят английский новым государственным языком!

– Конечно же, все проплачены Госдепом, кроме тебя!

– А разве это не так?

– А откуда у Партии деньги? Расскажи нам!

После этих слов что-то щелкнуло в головах у большинства партийцев, и они стали поддакивать Ивану.

– От верблюда! Чего ты хочешь, Иван? Действовать? Ступай, действуй. Меняй ситуацию в стране. Только кто тебе позволит это сделать? Ты сможешь вывести на улицы пару десятков человек, попытаться захватить Кремль… но знаешь, что будет дальше?

– Что?

– Тебя и всех твоих сподвижников просто расстреляют в упор менты. И никто из этих новых «революционеров» не вступится за тебя. Ни один из них не зажжет искру, от которой разгорится всероссийский костер. А знаешь, почему? Потому что у них кишка тонка! Они способны только пердеть в микрофон про говенную жизнь и про то, что нужно менять политическую ситуацию в стране. Но дальше пердежа у них дело не идет. И никогда не пойдет! У них идеи нет! Ради чего они будут умирать?! Ради этого придуря, который только призывает свергнуть Медведева и правительство? Не смеши!

– Это и не смешно! Он объявил, что пора сделать первый шаг – свергнуть правительство!

– Прекрасно! У меня прямо слеза умиления потекла по щеке! – съязвил Светлогоров. – А дальше что?! Поставить у власти его?! И ты серьезно думаешь, что этот недоразвитый соплежуй сможет управлять такой громадиной, как Россия?!

– Ты сможешь, что ли? – скривился Иван.

– Я не только смогу, но поведу страну к величию, которого она до сих пор не знала! Весь мир ляжет у наших ног! И вот тебе моя программа: шал номер один – очистить нашу светлую святую Родину от оккупантской гниды; шаг номер два – вернуть территории, утерянные в ходе развала Советского Союза; шаг номер три – напомнить всему прочему миру, кто в доме хозяин, пусть даже для этого понадобится превратить полпланеты в выжженное ядерными взрывами поле!

Теперь все закивали головами, соглашаясь с Ярославом и моментально забыв про вопрос финансирования Партии.

– Иван, если ты не доволен нашей программой, то тебя здесь никто не держит, – сказал глава РРП, – можешь уходить из партии… даже скажу по-другому: тебе следует уйти из партии после всего того, что ты наговорил. Твои идеалы далеки от наших. Сдай билет и уходи. Если кто-то желает, – теперь он обращался ко всем остальным членам, – может тоже сдать билет. Партия – дело добровольное.

Кроме Ивана никто не пожелал покинуть ряды Русской Рабочей Партии.


Новогодние праздники ознаменовались "великой потерей": премьер-министр, которому прочили в очередной раз место президента, девятого января 2012 года был доставлен в больницу в критическом состоянии. Десятого января он скончался, не приходя в сознание. Острый инфаркт миокарда, как объявили позже. Но, учитывая, что над ним «колдовали» лучшие врачи страны и не смогли помочь, дело, похоже, было не только в инфаркте. Объявили траур. Все – и сторонники, и противники Владимира Владимировича – были шокированы происшедшим. Если раньше каждому было более-менее понятно будущее и курс развития страны, то теперь это будущее оказалось весьма туманным. Вопрос о новом президенте встал чрезвычайно остро. Для кого-то эта смерть поставила крест на политической карьере, кому-то, наоборот, развязала руки. Четырехлетним периодом правления Медведева очень многие были сыты по горло, народ жаждал нового человека со свежими идеями.

Теперь к гонке за президентским креслом подключились еще несколько самовыдвиженцев (один – генерал от армии, двое – генералы от бизнеса, хотя разница не такая уж и большая). Единороссы (Медведев решил вновь баллотироваться, ибо теперь необходимость меняться местами со старшим товарищем отпала), коммунисты (все тот же бессменный Зюганов), справедливороссы (Миронов), либерал-демократы (возможно, старики до сих пор помнят харизматичного лидера сей партии) и новоиспеченные кандидаты-самовыдвиженцы устраивали дебаты на сцене и вели закулисную грызню. Хотели еще выдвинуть свою кандидатуру националисты, но им было отказано по неким надуманным причинам. По радио и телевидению некоторые пессимисты предвещали, что без железной руки господина Путина страна вновь погрузится в пучину криминала, в «вонючее болото лихих девяностых».

РРП по-прежнему оставалась в тени.

Прошел месяц, второй… Теперь о безвременно почившем премьер-министре никто не вспоминал. С утра до поздней ночи по телевидению крутили новые и новые дебаты, а также рекламу того или иного кандидата.

Наступил день выборов. Погода была мрачная и холодная. Шел снег с дождем. Несмотря на это, люди шли в избирательные участки. А потом ЦИК профессионально подсчитал голоса. Победил относительно молодой миллиардер (всего-то сорок с хвостиком) Николай Ильич Откидач – человек со свежими идеями. И клялся он любить и оберегать свою Родину (интересно, а какую на самом деле страну он считал Родиной?). И обещал устроить рай на земле для россиян. И все замерли в ожидании чего-то нового. Только коммунисты устраивали митинги и кричали, что результаты выборов были сфальсифицированы. Если бы только кто-то их послушал…

Первой идеей Откидача была вторая волна приватизации. Остатки государственных учреждений начали раздаваться за бесценок в частные руки. Курс «развития» был обозначен…

– Чудесно! Это же просто здорово! – неподдельно радовался Светлогоров.

Никто из однопартийцев не мог его понять.

– Граждане! Дорогие мои! Вот теперь-то начинается наше время! Люди начнут по-настоящему звереть, а не так, как после думских выборов. И это уже будет настоящий взрыв, а не та показуха с оппозицией на сцене!

Он оказался абсолютно прав.

С каждым днем страна разлагалась все больше, а народ планомерно уничтожался. Детские сады стали закрываться, а школы стали платными. Полностью платное образование поставило крест на будущем миллионов детей.

Да что ж ты делаешь, ирод?! – Эта мера временная! Просто предыдущие правители израсходовали весь бюджет! Нужно его пополнять! – Разве такое вообще бывает?! – Это же Россия-матушка! Здесь все бывает (и этот откровенный подонок улыбается, как голливудская звезда).

Но народ это еще вытерпел, хотя и участились митинги. Жилищно-коммунальные платежи увеличились, немного, на 15% (это же все на ваше благо делается: сегодня затянем пояса, а завтра будем, как сыр в масле кататься!). Но и это народ выдержал. Рабочую неделю увеличили с 40 до 60 часов (не до отдыха сейчас! Страна в руинах, похуже, чем после гражданской войны! Нужно собраться с силами и работать на благо будущих поколений!). Казалось бы, вот она, последняя капля, но нет. Народ проглотил! А еще проглотил окончательное уничтожение армии (в том числе, полную ликвидацию Главного Разведывательного Управления Генштаба), ВПК, медицины, тотальный разгул криминала внутри правоохранительных органов, да и вообще по стране в целом. Вот оно, терпение русского мужика!

В армии голодные солдаты и офицеры младшего и среднего звена начали устраивать бунты, которые подавлялись силой сытых специальных подразделений внутренних войск. Любые собрания и митинги объявили вне закона и жестко подавляли посредством все тех же специальных подразделений внутренних войск. Наверное, примерно такой была бы жизнь в 30-е годы, приди к власти Троцкий. Миллиарды рублей уходили на Кавказ для "окончательного уничтожения бандформирований". А регионы все больше нищали (только не путайте понятия "регион" и "руководство региона"). Все эти процессы были, безусловно, растянуты во времени на долгие месяцы.

Параллельно с угасанием страны расцветал идиотизм. Ты здоровый, большой и сильный? Не нужно тогда идти в армию (точнее, в то, что от нее осталось) и Родину защищать! Тем более, что вскоре вообще призыв отменят – будут только контрактники служить. Что? У тебя ног нет? Инвалид? Да тебе прямая дорога в армию! Как бегать? Так мы тебя в штаб писарем определим! Там и бегать не надо! Подобный маразм был во всем, в любой области человеческой деятельности. Жизнь окончательно перевернули с ног на голову.

Однажды ночью, когда я только лег в кровать после тяжелого трудового дня, Ирина прилегла мне на грудь и спросила:

– Олеж, ты же по-прежнему состоишь в той партии?

– Да, – честно ответил я.

– Может, оно и правильно. Так, действительно, нельзя дальше жить. Нужно что-то менять… делать… – после этих слов она провалилась в сон, я тоже.

Работать я стал вообще без выходных, но зарплату подняли всего на пять процентов. В конце августа я уволился из института. Освободившееся время тратил на работу в партии, где мне выплачивали «зарплату» на порядок большую, чем я получал в МГТУ. Работа сводилась к разработке пропагандистских материалов, ежедневному обсуждению со Светлогоровым ситуации в стране. Именно тогда я узнал, откуда партия берет деньги. Все оказалось очень просто: деньги поступали в казну от банальных ограблений инкассаторов, магазинов, банков. Когда разгул бандитизма приобрел невиданный размах, наша партия смогла еще чаще безнаказанно грабить коммерсантов-выходцев с Кавказа. Соответственно, и возможностей для организации внутрипартийного быта стало еще больше. Еще был один очень богатый человек, являвшийся ярым сторонником наших идей. И он оказывал очень неплохую спонсорскую поддержку партии. Но знали об этом всем лишь избранные деятели РРП – верхушка – к коей отнесли и меня с легкой руки Ярослава. Ирина порадовалась, когда я ей сообщил, что теперь буду работать на благо общества, при этом получать еще больше денег, чем раньше. Еще больше радовалась, когда я приносил домой зарплату. После той короткой беседы ночью она уже не ругала меня за политические убеждения, более того, старалась всячески поддерживать.

Только за три летних месяца 2012 года из России сбежало примерно полтора миллиона граждан! Все, у кого была возможность, старались, как им тогда казалось, спасти себя и своих детей. Почему казалось? Все очень просто: разваливалась не только наша страна – весь мир летел к чертям. Ближний Восток продолжал гореть в локальных конфликтах: то арабы убивали евреев, то евреи – арабов, то арабы – арабов. После прихода к власти в Северной Корее Ким Чен Ына отношения этого государства с южным соседом резко ухудшились. Северные корейцы начали проводить ядерные испытания, южные – требовали от них сворачивания этой опасной ядерной программы и призывали весь мир повлиять на непослушных коммунистов. Поначалу американцы подтянули к границе с КНДР свои войска, стали угрожать авиацией и морским флотом, ракетами крылатыми, но к зиме вся помощь резко прекратилась. Китай предпочел вообще остаться в стороне от этой проблемы – у них шла нешуточная борьба за место председателя ЦК Компартии Китая. Ничуть не уступала ей борьба за власть в Штатах. Барак Обама (тот самый первый президент-афроамериканец) и Митт Ромни (тот самый, который действительно не понимал, почему в самолетах не делают форточки) вели дебаты и кричали о том, как лихо решат все проблемы Америки. В ноябре состоялись выборы. Итог – мистер Обама выбран президентом на второй срок. Вот тут-то и началась свистопляска! Жители двадцати штатов подали петиции о выходе из состава страны и создании собственных правительств. Из этих двадцати штатов только семь смогли собрать необходимое количество подписей – двадцать пять тысяч. Но и им правительство отказало, повысив требуемый минимум подписей с двадцати пяти до ста тысяч. Демократия в действии! Тогда недовольные жители Техаса, вооруженные огнестрельным оружием и всеми необходимыми инструментами, стали обносить границу своего штата колючей проволокой. Объявили сами себя отдельным государством. Их примеру последовали и жители других шести штатов. Полицейские в Техасе вмешались, попытались вразумить граждан, но были моментально перестреляны. Тогда уже и правительство забеспокоилось не на шутку. Подняли ФБР, войска. А недовольные Обамой и результатами выборов люди из разных штатов объединились между собой. Произошел раскол общества на две части, которые сцепились между собой – началась новая гражданская война. Вот тогда-то и прекратилось оказание помощи демократической Южной Корее.

Старушка Европа буквально задыхалась от засилья мусульман. Толерантность в Англии закончилась после того, как в конце 2012 года несколько исламистов в Лондоне средь бела дня буквально разорвали на части двух молодых футбольных фанатов. Исламистов нашли и арестовали, но той ночью заполыхали окраины столицы. Недовольные белые граждане начали вести настоящую партизанскую войну против черной нехристи. Правительство безуспешно пыталось бороться с этими "партизанами". Франция и скандинавские страны погрязли в гомосексуализме – уничтожили сами себя. А ведь поистине великие основатели этих государств прекрасно знали, что страна, в которой гомосексуализм не карается законом, более того, всячески пропагандируется, обречена на гибель, как и нация в целом. А демократичные потомки забыли об этой банальной истине. Почуяв слабость этих наций, мусульмане стали потихоньку подминать под себя их землю, объявляя ее своей новой родиной и своим домом. В 2013 году в Германии произошло резкое ухудшение экономической ситуации. Про такие страны, как Греция, Италия, Испания и ряд других неблагополучных даже говорить не стоит. В 2014 году одна за другой они прекратили свое существование, расколовшись на мелкие автономные области. Проблем им добавила природа: то землетрясения, то снегопады, то ураганы, то наводнения – восстановления регионов после стихийных бедствий влетало европейским державам в копеечку.

Так заканчивалась эпоха стабильности и благоденствия. На смену ей шла кровавая эпоха глобального передела мира.


В середине декабря Откидач решил помочь родному бизнесу. Зачем тратить деньги на рабочую силу в лице русских, когда можно экономить на азиатах? Министр МВД Росоков вяло намекнул на возможный всплеск преступности, но тут же заверил, что полиция готова блюсти порядок в стране. Президент покивал головой и на следующий же день подписал указ о повышении лимита трудовых мигрантов в полтора раза и упрощении процедуры регистрации их по месту пребывания.

Если на конец 2011 года примерно пятьдесят процентов всех преступлений в Москве совершалась гостями столицы, то к середине 2013 года эта цифра выросла до семидесяти пяти процентов. Полиция, как и ожидали простые граждане, ни черта не справлялась. Наоборот, «полицаи», как их прозвали в народе, наживались на приезжих. Теперь о толерантности говорили только по телевизору. А в это время шла активная вербовка граждан в ряды нашей партии. Партийные ячейки появились во всех областных центрах страны. Велась активная пропаганда. За антигосударственные действия периодически задерживали рядовых членов партии, но на смену им приходили все новые и новые люди. Задержанные же на допросах ни разу не выдали какой-либо информации о партии, которой интересовались «полицаи». Они знали, что если будут держать язык за зубами, то партия позаботится об их семьях, поможет финансово их женам и детям. В том числе благодаря этому к верхушке РРП силовые структуры страны подступиться не могли. Многие члены старых националистических партий перешли к нам, видя, что мы готовы взять власть в свои руки, а лидеры их партий только по-тихому, но уже особо не скрывая этого, пилят деньги.

Часто целые отряды приезжали в Подмосковье на тайные спецбазы, где перед ними с речью выступал Светлогоров. Тогда я явно заметил, что на многих (но не на всех) людей эти речи производят слишком сильное впечатление. Люди под действием его голоса и взгляда становились марионетками, готовыми выполнить абсолютно любой приказ. После пламенной речи начиналось обучение отрядов искусству ведения боевых действий, особое внимание уделялось боям в условиях города. Обучение проводили бывшие армейские офицеры, вступившие в партию ранее.

По всей стране стали часто проходить массовые митинги недовольных нынешней властью. Людей с таких мероприятий разгоняли специальные бригады внутренних войск и полиции. Но после разгона одного митинга, люди организовывали другой, в другом месте. Разгонять становилось все сложнее – народ зверел, все чаще давал отпор силовикам. Вся страна представляла собой огромную пороховую бочку, каждый человек жил в ожидании больших перемен – теперь уже перемен в лучшую сторону, а не таких, какие произошли несколькими годами ранее.

В начале августа весь состав партии был переведен на «военное положение». Все знали, что грядет большая кровопролитная война. Партийцев поделили на взводы, роты, батальоны.

Кампания началась 10 августа 2013 года. Была проделана колоссальная работа по подготовке к выступлению. Предварительно с разных сторон к Павелецкой площади подъехало несколько автобусов, набитых членами партии. В 11.55 силовые отряды РРП, вооруженные АКС, полностью перекрыли движение по всем прилегающим к площади улицам. В центре площади велись ремонтные работы, вырытая траншея была огорожена металлической сеткой, которая в определенной степени выполняла функцию заградительных щитов. Возле входа в вокзал поставили две паллеты, одна на другую. На них, неведомо откуда материализовавшийся, забрался Светлогоров. Из автобусов высыпали толпы партийцев и бегом заполонили площадь. Прочий народ поначалу запаниковал. Компьютерных дел мастера взломали системы и захватили власть над всеми центральными теле- и радиоканалами и ровно в 12.00 мск, как требовал Ярослав, пустили прямой эфир с Павелецкой площади. На карту было поставлено абсолютно все! Если бы Светлогоров провалился, нас ждала высшая мера наказания.

Он произносил банальные по своей сути слова про единство нации, угнетение на протяжении долгих лет, напомнил про резню русских в бывших союзных республиках. Кричал о том, что пришло время поднять головы, расправить плечи и дать отпор проклятому вражьему отродью, оккупировавшему святую страну. Его голос, взгляд, харизма сделали невозможное. Я стоял справа от него, чуть позади, и был потрясен: во время речи в глазах слушателей загорался яркий огонь, они заряжались немыслимой по своей силе энергией, люди, даже простые зеваки, не имевшие к партии никакого отношения, были просто загипнотизированы этим преждевременно постаревшим мужчиной. Безусловно, тут также сказалось моральное и психологическое состояние народа, доведенного старой властью до предела терпения.

– Хотите ли вы дальше прогибать спины под оккупантской сволочью?! – вопросил Ярослав.

– НЕ-Е-ЕТ! – взревела в унисон толпа.

Послышались первые хлопки выстрелов – подоспела полиция. Наши отряды пытались сдержать ее.

– Граждане! Братья! Хватайте оружие и начинайте отстаивать свою свободу и независимость! – кричал Светлогоров. – Довольно позволять сионистам во власти и всяким кишлачным отребьям убивать нас и наших детей! Насиловать наших женщин! Пора показать этим зверям, кто такие русские! Чтобы поганые басурмане еще много веков помнили, каково это – бить нас исподтишка!

Из автобусов во время речи партийцам раздавали автоматы и пистолеты.

Он смог завладеть толпой! И люди, гордо подняв головы, двинулись возводить баррикады и защищать свою честь. Даже те, кто видел выступление по телевизору или слышал по радио. Невероятно, но он буквально поглотил сознание миллионов людей по всей стране! Он их зомбировал! Они хватали металлические трубы и палки, кирпичи – все, что попадалось под руку – и нападали на представителей власти, полицейских (которые решили до конца исполнять приказы старого правительства), гастарбайтеров. Уставшие от засилья иноземцев и воров русские решили очистить свою Родину.

Выступление стало той самой горящей спичкой, брошенной в бочку пороха под названием Россия. Взрыв прогремел и запылали города, а ярче и жарче всех запылала столица. Огонь молниеносно распространился на более мелкие населенные пункты областей. Начался хаос.

Общество уже в начале осени разделилось на несколько идеологических групп: коммунисты, большевики и иже с ними, пользуясь случаем, пытались вернуть себе власть; анархисты – они же бывшие оппозиционеры конца 2011 года – хотели навести свои порядки и превратить страну в нечто аморфное, где была бы абсолютная свобода всего и для всех; отряды старого правительства (к ним примкнули бывшие бизнесмены, жители нескольких кавказских республик и все, кого первые кормили долгие годы после развала СССР) изо всех сил старались удержаться у руля, но это им явно было не по плечу; самая многочисленная группа – наша, с нами объединились все партии националистического толка. Мы боролись за очищение страны от азиатов, сионистов и прочих оккупантов, за равенство и справедливость, как мне тогда казалось. Мы же и были самой организованной в военном плане группой. Дисциплину старались держать железную.


– Что происходит, Олег? – спросила напуганная звуками стрельбы Ирина, когда я позвонил ей. С утра наказал, чтобы они с детьми никуда не выходили из дома. Вообще, странную вещь я заметил – связь в Москве работала на протяжении всего периода боевых действий. В других регионах, конечно, дела обстояли хуже (там обезумевшие от свободы люди подрывали вышки).

– Война началась, – лаконично ответил я.

– Какая война? О чем ты?

– Ирина, сейчас по всей Москве развернулись полноценные уличные бои. Сидите дома, к двери даже не подходи! Я приду, как только смогу…

– Где ты?! Как?!.

– Я в штабе, в безопасности. Мы планируем взять власть в свои руки. Не волнуйся за меня! – успокоил я жену, а сам за нее с мальчишками очень волновался – ведь никто не мог дать гарантию, что не ворвутся в квартиру и не растерзают мою семью (но Бог миловал!).

Мы сидели в штабе партии неподалеку от Площади Трех вокзалов вместе с Ярославом и еще несколькими деятелями – Сашей Николаевым, Никитой Бровкиным, Юрой Липиным и отставным полковником воздушно-десантных войск Николаем Алексеевичем Плетковым. Они склонялись над картой, планируя удары наших группировок, пока я в углу звонил жене. Штаб охранялся несколькими бойцами с автоматами.

Буквально за несколько часов 10 августа была разрушена вся система управления государством. Люди получили свободу действий и сразу начали мародерствовать, грабить, убивать…

Трупы лежали и гнили прямо на улицах, в столице воцарилась антисанитария.

Домой я смог вырваться только через два дня. Все это время мы корректировали действия группировок из штаба.

– Олег! – со слезами на глазах бросилась ко мне Ира. Обнял ее, потом детей.

Я выложил на кухне продукты, которые удалось добыть (украсть). Ириша все рассказывала скороговоркой, как они с детьми напуганы, что повсюду слышны крики и выстрелы.

– А если хозяин квартиры заявится? И скажет нам освободить ее? Куда мы пойдем? Что нам тогда делать?

– Никто сюда не заявится, – глядя в роскошные голубые глаза, заверил я супругу.

– Откуда ты знаешь?

– Если бы хотел, то заявился сразу, как только бойня началась, – старался успокоить ее. – Может его уже и в живых нет.

Немного пообщавшись с семьей, я снова направился в штаб. Ирина плакала, дети тоже. Но я бежал вершить историю. Семью видел каждые два дня, когда, рискуя жизнью, привозил домой продукты питания и питьевую воду. Вскоре канализационные коммуникации были нарушены и во Фрязино. Расход воды у Ирины с детьми стал больше (ведь теперь приходилось питьевой водой и руки мыть, и обмываться раз в неделю). Я старался привозить еще больше бутылей домой.

Картины с разбросанными трупами, разбитыми витринами магазинов, обгоревшими и разрушенными стенами домов, каркасами сожженных машин пугали лишь поначалу, потом я к этому привык. Революционная романтика очень быстро выветрилась из головы. Только в книжках война описывается, как священное действо, в жизни совсем все иначе: война всегда есть грязь, смрад и тьма, полная и беспросветная, ничего в ней нет священного и романтичного! Тут взрывом накрыло женщин и детей, там молодого солдата распяли, а вот бойцу снайпер выстрелил в пах, и тот от невыносимой боли опорожнился… Что тут священного, мать вашу?!

Иностранцы старались как можно скорее покинуть страну всеми доступными средствами, коих оставалось очень немного. В былые времена ввели бы военную интервенцию, но у Европы и Америки, как вы уже поняли, хватало по горло своих проблем.


Многие бывшие полицейские вскоре перешли на нашу сторону. Ряды специальных подразделений внутренних войск быстро поредели после активных уличных боев. Остатки же специальных подразделений, пытавшихся выполнять приказы Откидача, были «раздавлены» народной массой. Старое правительство хотело ввести военных для подавления беспорядков, но большинство из них отказались выполнять приказы. Люди в погонах быстро припомнили генералам, как сами с семьями жрали перловку в то время, как они, представители высшей ступени армейской иерархии, парное мяско смаковали, запивая французскими винами. Припомнили сурово: в одной из частей города Владимира залетного генерала расстреляли прямо на плацу. Вся злость, что копилась внутри простых людей долгие годы, выплеснулась наружу. А вместе с ней проявилась и небывалая жестокость.

К 3 октября 2013 года Москва была полностью освобождена и взята под контроль Русской Рабочей Партией. Кремль окружили, остатки охраны, которая отказалась сдаваться в плен, и прочих приспешников старого режима перебили, все правительство арестовали (какой-то умник им нашептал, что Кремль – самое безопасное место в стране, но ошибся – многотысячная толпа запросто вломилась в покои «его бывшего величества»). Светлогоров объявил себя новым правителем России. Тем временем бойня продолжалась.

За прошедшие почти два месяца вчерашние коммунисты перешли полным составом на нашу строну, поскольку их верхушка нахапала денег и скрылась где-то в теплых странах, бросив членов своей партии на произвол судьбы. Число наших сторонников многократно возросло. Теперь полное подавление сопротивления было делом времени.

В столице наступило затишье… После пятидесяти четырех дней ожесточенных боев тишина была непривычной и пугающей. Она заставляла нервничать гораздо больше, чем постоянные взрывы и выстрелы. Теперь здесь не осталось ни одного человека неславянской внешности. Москва стала похожа на город-призрак. Мертвые тела лежали вдоль дорог, были свалены в кучи во дворах домов. Предстояла огромная работа по их утилизации. Улицы патрулировались вооруженными отрядами наших бойцов. Ирина с парнями впервые вышла на улицу лишь 11 ноября, но увидев возле бывшей детской площадки окоченевший труп какого-то узбека, быстро развернула детей и увела назад, домой. Я все реже виделся и общался с семьей – служба и работа в партии отнимали почти все время. Но, каждый раз думая о светлом будущем для своих сыновей, я ощущал прилив сил и воодушевление.

А в других населенных пунктах страны продолжала проливаться кровь. И дела там обстояли не так радужно, как того хотелось бы нам. Относительное спокойствие было лишь в Татарстане, который сразу же потребовал предоставить ему полную автономию, едва началась война. В боевых действиях татары не участвовали, в отличие от народов Кавказа. Не приходилось тратить драгоценные кадры на подавление коренного населения Татарстана, что позволяло немного усилить наши войска в других регионах. Это навело Ярослава на некоторые идеи. Первым его действием на посту правителя было проведение переговоров с главами всех республик, некогда входивших в состав большой страны. Он предложил им выход из состава России и полную независимость. Таким образом, территория новой страны лишилась Карачаево-Черкессии, Кабардино-Балкарии, Ингушетии, Чечни и Дагестана. Свободу дали и Адыгее, а в придачу, для прямого выхода к своим братьям-мусульманам, адыгам предоставили в распоряжение небольшой «коридор», проходящий через кордон Умпырский.

«Мы не можем воевать на десяток фронтов! – объяснил на собрании руководства партии этот шаг Светлогоров. – На сегодняшний день война с Кавказом – самоубийство для Русской Рабочей Партии… и, как следствие, для России в целом. Сейчас мы рискуем увязнуть там в затяжных боях в сложных горных условиях, – а потом лукаво добавил. – Но так просто мы никому ничего и никогда отдавать не будем…»

Позже кавказские республики в целях безопасности объединились в союзное государство. Даже Армения и Азербайджан забыли старые обиды.

Татарстан превратился в анклав. При подписании соглашений было особо выделено одно условие: все русские, проживающие на территории республик, будут переселены в Россию, а представители коренных народов Кавказа и Татарстана – наоборот, покинут нашу страну, либо по истечении установленного срока будут арестованы за нелегальное пребывание на территории страны. После этого все военные действия в южном округе были прекращены. В течение месяца процедура отделения и переселения была закончена. Всех новоприбывших временно расселили в коммунальных квартирах, чему те не особо обрадовались, но смирились, ибо здесь чувствовали себя в относительной безопасности. В то же время семьям со смешанным браком надлежало в полном составе покинуть Россию (похоже на парадокс, а?). Сколько судеб и жизней было сломано ввиду этого указа! Ведь там, за бугром, русских не собирались принимать с распростертыми объятиями.

Параллельно с заключением соглашений был поставлен ультиматум Таджикистану, Узбекистану, Казахстану и Киргизии: в течение месяца все граждане вышеперечисленных стран должны покинуть Россию, а русские, проживающие в этих странах – репатриированы на историческую родину. Многие среднеазиаты уехали в свои страны, но также многие остались, организовавшись в преступные группировки и промышляя банальными грабежами и разбоями. С ними еще предстояло бороться.

Сложнее обстояли дела на востоке: именно туда перебрались из центрального округа группы оппозиционных партий. Получив частичную поддержку местного населения и народов крайнего севера, а также коренных народов Якутии, Бурятии, Тывы, они потребовали отделения от России территории по линии Енисея для создания своего государства Сибирского. На пару дней наступило затишье. Наших частей там было мало, но Кремль все равно им отказал. Следом за отказом все подразделения с Южного и Центрального фронтов были срочно переброшены на восток. Возобновились бои, с применением тяжелой техники, а также авиации. В мутной воде войны и хаоса Китай, в котором едва закончилась партийная грызня и установился порядок, решил наловить рыбок – прибрать к своим рукам несколько областей: Амурскую область, Забайкальский, Хабаровский и Приморский края. Светлогоров провел переговоры с лидером азиатского гиганта – очень сильной личностью. Была достигнута договоренность: китайцы помогают РРП военной мощью, за это новое правительство отдает восточной державе Приморье, Амурскую область и часть Хабаровского края.

Во время войны практически все нефтеперерабатывающие заводы прекратили работу, многие были взорваны нашими врагами при отступлениях, а, учитывая ситуацию в Сибири, где как раз находились большие запасы нефти, топлива критически не хватало. Тут снова на помощь пришел Китай: за золото они стали продавать нам бензин (сами они нефть закупали на Ближнем Востоке).


Новый год прошел безрадостно. Я приехал домой вечером 31 декабря без подарков, за что ночью Ириша меня пожурила немного – так, для проформы, на самом деле она понимала, какая сейчас ситуация в стране (не до подарков совсем). Рано утром 2 января 2014 года меня вновь вызвали в Кремль. Теперь уже ни Ирина, ни дети не плакали. Ирка лишь печально покачала головой и поцеловала на прощание. После освобождения столицы и Московской области, я стал за них беспокоиться гораздо меньше: как члены семьи одного из руководителей партии, они были поставлены на государственное довольствие – каждую неделю водитель из Кремля привозил им продукты питания и питьевую воду.

– Скоро война будет окончена, – обратился ко мне Светлогоров. – Пора бы поразмышлять о налаживании быта в новом государстве. Что думаешь, Олег?

– Согласен.

К моменту беседы улицы Москвы и метрополитен были очищены от трупов (которые, в свою очередь, были зарыты в братских могилах в Подмосковье), но по-прежнему тут царил бардак: большинство районов, кроме центральных, где первым делом исправили коммуникации, было лишено централизованного водоснабжения, отопления и электричества, магазины не работали – люди питались из полевых кухонь, к которым выстраивались длинные очереди, общественный транспорт не ходил.

– Если в ближайшее время не запустить пищевые комбинаты в работу, то запас продовольствия закончится и начнется голодомор.

– Коммунальные службы тоже не мешало бы организовать, – поддержал я тему. – Люди буржуйки топят в домах, моются раз в месяц. Антисанитария полная.

Ярослав многозначительно покачал головой в знак согласия.

– Этим будет заниматься новый глава города – Старицын – совместно с министром энергетики Пашковым. Они ребята толковые, решат проблемы. Ты лучше скажи, у тебя же семья так и живет во Фрязино?

– Ну да…

– А как насчет трехкомнатной квартиры в доме на Кудринской площади?

Такого я не ожидал.

– Конечно, не дворец… – продолжил тем временем Светлогоров, – восемьдесят метров всего… зато из окон вид на зоопарк, – а зоопарк каким-то чудом во время боев удалось сохранить практически без утрат. – Да и безопаснее, опять же, чем во Фрязино: дом этот целиком будет заселен партийцами и будет круглосуточно охраняться вооруженными бойцами, бывшими спецами ГРУ. Ну как? Что решаешь?

– Согласен, – и я глупо улыбнулся.

– Вот и прекрасно! – он хлопнул меня по плечу. – Сейчас иди, оформи документы у Марии Геннадьевны и получи ключи от новой квартиры. Потом тебе даю сутки отгула на переезд. Машины, если понадобится что-то большое перевозить, закажешь у нее же.

Проклова Мария Геннадьевна отвечала за обеспечение руководства партии всем необходимым для комфортной (насколько это позволяла обстановка в стране) жизни и работы. В общем, была кем-то вроде завхоза, только более глобального масштаба.

– Здравствуйте, Олег Николаевич! – обходительно поздоровалась Мария Геннадьевна, едва я вошел в кабинет.

Поздоровавшись в ответ, я сразу перешел к сути дела.

– Да-да, – защебетала она. – Сейчас посмотрим… так… вы же не против проживания на одиннадцатом этаже?

– Конечно, нет.

– Вот и хорошо! Так, ваша подпись здесь… и здесь…

Потом она подошла к металлическому шкафу, отперла все замки, открыла дверцу и извлекла заветный «золотой» ключик, точнее целую связку ключей.

– Квартира очень хорошая! – начала рекламировать Проклова, передавая мне ключи. – Полностью меблирована, ремонт качественный. Ну, вы все сами увидите.

Я сразу же взял служебную «Ауди» и помчался в наше новое семейное гнездышко.

Ремонт действительно был очень качественным: стены обклеены дорогими тканевыми обоями, паркетом выложены замысловатые узоры на полу в комнатах, потолки с лепниной и хрустальными люстрами, дорогая мебель, техника, даже кондиционеры… Все готово к проживанию!

– Ни хрена себе! – шептал я снова и снова, бродя по квартире. Потом выбежал на улицу, где меня возле машины ожидал водитель Пашка, медленно смоля сигарету, и мы помчались по пустынным улицам во Фрязино.

– Ирина! – громко обратился я, влетев в нашу старую квартиру, как ураган. – Пакуй чемоданы! Мы съезжаем!

– Куда? Почему? Что случилось? – не понимала она, глядя на меня, как на пришельца из космоса.

– Увидишь!

– Олег, объясни сейчас же все, – настойчиво попросила жена.

– Ладно, вещи можешь оставить. Завтра сам все перевезу. Одевайся, продукты возьми с собой и поехали.

Дети вообще без понимания ситуации смотрели, то на меня, то на маму.

– Парни, а вы чего сидите? – сказал им. – Давайте быстренько одеваться! Бегом, бегом.

Спустя полчаса все загрузились в машину, и Паша снова взял курс на Кудринскую площадь.

– Олег, куда мы едем? Тебе что, квартиру дали?

– Не «тебе», а нам… Сейчас сама все увидишь.

Машину немного потрясло на брусчатке возле сталинской высотки. Наконец, она остановилась. Мы вышли. Ирина и дети зачарованно посмотрели вверх, на величественные скульптуры и на шпиль, которые уцелели после боевых действий в столице. Потом вошли внутрь и поднялись на одиннадцатый этаж на лифте. Я открыл входную дверь и пропустил жену и сыновей, потом зашел сам. Они разулись и встали, как вкопанные, возле двери в гостиную, разглядывая комнату, словно музейную экспозицию. Я наблюдал за ними и улыбался. Первым осмелел Кирилл. Он вальяжно прошелся по гостиной, потрогал руками диван, потыкал пальцем обои. Следом за ним пошли Ирина и Сережка.

– Господи-Боже-мой! Вот это да! – восхищалась жена. Потом повернулась ко мне. Глаза ее горели, на щеках играл румянец. – И сколько мы должны платить за проживание здесь?

– Нисколько.

Она, сильно зажмурив глаза, потрясла головой, потом резко открыла глаза и спросила:

– Это сон? Я сплю?

– Нет, милая, это не сон. Теперь мы будем жить здесь. Привыкай к заботе со стороны нового государства.

Ирина, издав радостный крик, прыгнула на меня, заключила в крепкие объятия и засмеялась. Подбежали Кирилл с Сережей и тоже стали нас обнимать. Так хорошо на душе мне уже давно не было.

На следующий день я перевез весь наш нехитрый скарб. Грузовик заказывать не пришлось: все вещи поместились в три чемодана.


4 января на первом заседании партии Светлогоров поднял вопрос о борьбе с бандами «басмачей», как он назвал нелегальных мигрантов из Средней Азии, промышлявших разбоями:

– Печальные извести поступили буквально вчера вечером из Тульской области. Стая зверей напала на маленькое село. Как результат – десять человек русских убито, в том числе двое детей, три женщины… Женщины предварительно изнасилованы. Все дома ограблены и сожжены.

– И никто не вызвал помощь? – вмешался Александр Старицын.

– Да вызвали, конечно, – скривился Ярослав, как будто съел лимон. – Как бы еще узнали о нападении? Только вот, когда комендант района с отрядом прибыли, село представляло собой полыхающий факел. Напуганные жильцы – те, кто в живых остался – прятались в лесу.

– Нужно расширять штат охранных отрядов, – внес я предложение.

Глава РРП задумчиво посмотрел на меня. Я же тем временем продолжил:

– По последним донесениям с востока, противник с каждым днем все сильнее сдает позиции. Спасибо китайцам, мы врага, как тисками, с двух сторон давим. Так вот, может, стоит снять с фронта один полк и бросить его на борьбу с бандформированиями?

Новоиспеченный военный министр выразил свое несогласие, сказал, что лучше побыстрее закончить войну, а потом уже и бросать хоть полки, хоть дивизии на борьбу с бандитами. Светлогоров что-то записал себе в блокнот, потом сказал:

– Войну мы закончим. Если ваша информация точна, гражданин Липин, то это вопрос пары недель. Неделей больше, неделей меньше – не играет роли. А вот ситуация с кровожадными тварями критическая, – он стукнул ручкой по столу и заключил. – Значит, так! Гражданин Липин, приказываю выделить для борьбы с бандформированиями полк диверсантов, прошедших спецподготовку.

– Гражданин Светлогоров, да вы с ума сошли?! Лучших бойцов отдавать для борьбы со шпаной!

– Отставить! – глаза Ярослава стали холодными, голос – стальным. – Гражданин Орлов, завтра, в крайнем случае, послезавтра в ваше полное распоряжение поступает бригада специального назначения! Ваша задача – в максимально короткие сроки ликвидировать все – повторяю, все! – банды, состоящие из нелегальных мигрантов! И мне абсолютно наплевать, какими методами задача будет выполнена.

Заседание закончилось.

Той же ночью из Красноярска вышло несколько поездов с моим личным составом.


Своим заместителем я назначил Колю Пятакова. Молодой мужчина – тридцать пять лет – до войны служил командиром подразделения некой отдельной бригады специального назначения ГРУ (пока Управление не было расформировано, а элитные бойцы выкинуты на улицу придурком Откидачом). Обучен он был по высшему разряду и дело свое знал, как никто иной. В общении был прост. Семьи не имел.

Именно Коля и организовал всю работу по выслеживанию и обезвреживанию банд. Я же выполнял административные функции, поддерживая связь с руководством страны и выбивая необходимые ресурсы.

Полк был разделен на отдельные группы и рассредоточен по областям, где наиболее часто происходили нападения на мирных русских граждан. Спустя неделю одна из банд, орудовавших под Тулой, была взята в окружение и разбита, оставшиеся в живых, в том числе главарь, Майрамбек Ташиев, – взяты в плен.

На допросе присутствовали мы с Колей и еще один боец – Петя Косаренко.

– Нам нужно знать место дислокации остальных банд, – обратился я к главарю ликвидированной банды.

– Я плохо говорить русский. Не понимать, – он нагло ухмыльнулся.

Я улыбнулся в ответ, посмотрел на Петю и слегка кивнул. Он молниеносно ударил таджика кулаком по лицу, отчего тот упал навзничь вместе со стулом, к которому был привязан. Петя нагнулся и поднял Ташиева, у которого нос был смещен вправо, а по усам и бороде стекала кровь и капала на штаны.

– Ну что, бля?! Вспомнил русский язык?! – рявкнул Косаренко.

Басмач молчал.

– Расскажи нам, где найти твоих друзей, – вкрадчивым голосом произнес я.

– Я не знаю, о ком вы, – ответил Майрамбек.

– Знаешь. Я не поверю, что ты не поддерживал связь со своими соплеменниками.

– Никогда не поддерживал. Я сам по себе.

– Не глупи. За неверные ответы тебя будут очень сильно избивать. Тебе это надо?

Он молчал, глядя в пол.

– Давай, расскажи нам то, что мы хотим знать, и пойдешь отдыхать и готовиться к пересылке в тюрьму.

Молчание. Я закатил глаза, а потом вновь кивнул Пете. Он начал молотить несговорчивого таджика руками, а когда тот упал, то и ногами. Я встал и прошелся по комнате. Допрос проходил в одном из кабинетов бывшей администрации Тулы. Подошел к окну и посмотрел на площадь и церковь, засыпанные снегом и залитые лунным светом. Когда-то на пьедестале под окнами памятник Владимира Ильича указывал «верный путь». В ходе войны его взорвали – осталась лишь груда обломков, так никем и не убранных. Ветер завывал и гонял поземку по площади. На улице не было ни души. Сзади слышались звуки ударов и спертые крики и стоны допрашиваемого мерзавца, долгое время терроризировавшего местных жителей. Мне вдруг стало тоскливо и одиноко. Я подумал об Ирине и детях. Как там они? Потом вспомнил, что теперь моя семья переехала в охраняемый дом в центре Москвы, они в безопасности, у них есть водоснабжение, отопление и электричество. Эти мысли немного успокоили.

– Хватит, – повернувшись, приказал я.

Петя бросил на меня быстрый взгляд, и от него мурашки побежали по телу. Это был взгляд какого-то древнего демона, кровожадного зверя, существа, явившегося для разрушения, но не для созидания. Косаренко, тяжело дыша, отошел в угол. Я навис над Ташиевым, который представлял собой груду разорванного мяса.

– Ну что, Марик? Будешь сотрудничать с нами?

– Пашель ти, – просипел бандит.

Ко мне подошел Коля, мирно сидевший все это время на стуле возле двери.

– Олег, – спокойно сказал он, – давай я с ним немного поработаю.

– Пожалуйста.

Он вышел из комнаты и вернулся с небольшой сумкой в руках. Из нее извлек серные таблетки, металлическую ванночку, какие-то инструменты, напоминавшие хирургические. Одну таблетку положил в ванночку и поджег. Стал накаливать шило. Я вышел из кабинета, ибо осознавал, что последует за этим накаливанием, и не хотел присутствовать на самом «мероприятии». Спустился на первый этаж, зашел в комнату, где грелись трое бойцов. Мне налили чай. Начали разговаривать «за жизнь». Минут через пятнадцать раздался звонок мобильного телефона.

– Наш дорогой друг дал показания, – все тем же спокойным голосом сообщил Пятаков.

Главарь банды рассказал все: где дислоцируются другие басмачи, какая у них иерархия, кто и за что отвечает. Вот только информация эта касалась исключительно среднеазиатских банд. По словам Ташиева, на территории юга России активно действовали чечено-ингушские банды, но о них информации практически не было.

При виде Майрамбека тошнота подкатила к горлу: у него не было одного глаза и уха, на предплечье отсутствовал кусок кожи, лоб и щеки были сплошь покрыты ожогами.

На следующее утро я имел долгую беседу по телефону со Светлогоровым. Я ему предложил организовать тюрьму для мусульман, коих еще немало предстоит задержать. Он согласился. Было решено организовать исправительно-трудовой лагерь для особо опасных преступников-мусульман на острове Огненный, в Вологодской области. Понадобилась неделя на то, чтобы переоборудовать колонию. Были отремонтированы неприступные стены, натянута новая колючая проволока, по ней пущен ток.

Мы продолжали поимку новых и новых преступников, входивших в бандформирования. К весне были полностью ликвидированы таджико-узбекские банды. Первый спецсостав с выжившими басмачами отправился в Вологодчину 13 апреля. Он представлял собой бронированные товарные вагоны, наглухо задраенные снаружи на несколько замков. Остановки в пути были запрещены. Пищу и воду заключенным не давали. Туалетов не было, поэтому «пассажирам» приходилось справлять нужду прямо на пол. Вагоны после этого никто не мыл, поэтому следующим партиям заключенных предстояла еще более отвратительная поездка. Бывало, что этапируемые умирали прямо в пути от голода или обезвоживания. На конечной станции уже ожидали спецмашины: грузовые ЗИЛы старого образца для перевозки заключенных. Под лай собак в колонну по одному бандиты пробегали расстояние от вагона до автомобиля. Если кто-то отклонялся от траектории, на него бросались овчарки и начинали сиюминутно рвать на части. Такого заключенного добивали выстрелом в голову. Грузовики колонной следовали на остров, минуя несколько КПП. Высадка производилась также под лай голодных собак, заключенные вновь бежали цепочкой к своим баракам.

В апреле была окончена война, враг разбит, обезоружен и пленен. По этому случаю в Москве дали первый военный парад и салют. Светлогоров ликовал. Все ликовали. Все радовались и поздравляли друг друга, как будто это была не гражданская война, где русский убивал русского (и не тешьте себя мыслью, что мы только изгоняли иноземцев с земли русской)… По всему северу стали возрождаться лагеря. Всем малым народам – марийцам, удмуртам, хакасам и прочим – было запрещено свободное передвижение по территории России. Им теперь разрешалось жить и работать исключительно на своей исторической родине.

Мы же продвигались на юг. К середине мая весь полк был стянут к границе с Кавказом. Банды переходили границу в одних и тех же местах, грабили русских и уходили назад. Я доложил о ситуации Светлогорову. Он сделал «втык» министру обороны за плохую работу пограничников. В течение последующих трех месяцев велась работа по укреплению границ и увеличению численности погранвойск. Пока продолжалась эта эпопея, нашим полком были обезврежены две банды горцев и отправлены все на тот же остров Огненный.

Пару раз в неделю я звонил домой. Ирина рассказывала, как они ходили в зоопарк или еще куда-нибудь… Иногда беседовал с сыновьями. Они всегда говорили, что очень любят меня и скучают и чтобы папа скорее ловил всех бандитов и возвращался к ним с мамой. Я вообще не видел, как растут мои дети…

За прошедшие полгода Россия сделала первые преобразовательные шаги. Запускались в работу новые нефте- и газодобывающие предприятия, добытое сырье продавали ведущим европейским державам и тому же Китаю, который еще недавно сам снабжал нас топливом, или обменивали на новейшее оборудование, устанавливаемое на заводы (капиталисты всегда плевать хотели на то, кто у них покупает продукцию – друг или идеологический враг, главное – сделать «навар», получить столь желанные деньги). Текстильные фабрики шили гражданскую одежду и военную форму (армию одели в удобную форму советского образца, лишь немного модернизированную). Пищевые комбинаты производили продукты первой необходимости. Появились магазины. В городах налаживались энерго- и водоснабжение. В Москве вновь запустили в работу метрополитен. Открылись первые школы и ПТУ. Во всей стране открылось три ВУЗа, готовивших специалистов по точным наукам. Каждый гражданин был занят каким-либо делом для блага всего русского народа. Давалось все чрезвычайно сложно, ибо страна очень долго пребывала в разрухе.

Государство все национализировало. Люди привыкали к жизни в новых условиях.


Когда я, наконец, в августе вернулся в столицу, прямо с вокзала меня повезли в Кремль. Я не узнавал город: здания были отремонтированы, руины ликвидированы, по улицам ездили редкие машины, ходили люди… много людей. Этот город вновь ожил и похорошел. Магазины, музыка, суета… Как же я скучал по всему этому!

Ярослав встретил меня, как лучшего друга.

– Олег! – он двинулся мне навстречу, едва я переступил порог его кабинета. Крепко пожал руку и даже обнял.

– Ты настоящий национальный герой! – стал рассыпаться в комплиментах председатель РРП. – Избавил страну от этой черной проклятой чумы!

– Я-то причем? – начал оправдываться я. – Это все мои бойцы… Если б не они…

– Не скромничай! – и он замолчал. Его глаза блестели от радости. Он смотрел, словно не мог налюбоваться мной.

– Присаживайся, – наконец, предложил Светлогоров. – Итак, Олег Николаич. Дело вот какое… Нужно организовать новое министерство – министерство по делам национальностей. Эта… м-м… организация… будет заниматься всеми вопросами, связанными с лицами неславянской национальности. Их содержание в тюрьмах, составление их распорядка дня… ну и так далее.

Я уже понял, к чему он клонит.

– Ты должен возглавить это министерство.

Даже если бы у меня был выбор, я все равно согласился. Так я стал самым молодым министром в стране.

Спустя неделю после назначения Светлогоров лично наградил меня Орденом Мужества I степени и Орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени. Две побрякушки стали красоваться на моем мундире.

Все тюрьмы и лагеря были разделены на два типа: для славян и для неславян. Первые находились в ведомстве министерства государственной безопасности, вторые – министерства по делам национальностей, то есть в моем. В обоих типах заведений порядки были строгими, но в моих существовало гораздо больше запретов, и располагались лагеря в более суровых климатических условиях.

В первую годовщину начала Освободительной Войны (именно под таким именем она вошла в анналы истории нашего государства) Светлогоров провел трехсторонние переговоры с главами Украины и Беларуси. Председатель РРП предложил двум соседним государствам вступить в состав России. Лидер Беларуси с готовностью согласился на это предложение, ибо "издревле мы жили, как братья, одной дружной семьей… то, что произошло в 91-м году, было самой чудовищной ошибкой за всю историю существования наших народов – белорусов и русских, неописуемо ужасной катастрофой". С Украиной же дела обстояли несколько сложнее: за двадцать с небольшим лет некоторые граждане этой прекрасной страны забыли о своих исторических корнях и стали ассоциировать себя с Европой и ее жителями. Чувство родства с русскими – самым близким по духу и жизненному укладу народом – эти граждане вытравили из себя за ничтожно малый промежуток времени. Двадцать лет – вот сколько понадобилось, чтобы забыть, что испокон веков мы были одной страной, одним государством, братьями по крови. Пришлось им напоминать об этом и убеждать вернуться в состав России. А убеждать Ярослав умел.

Очень быстро – буквально за пару недель – были подготовлены все необходимые документы. Тожественное подписание происходило 26 августа 2014 года в Беловежской пуще, той самой, где двадцать три года назад был уничтожен Советский Союз.

Возвращение в состав России привело к беспорядкам в Киеве и ряде западных областей Украины. Все акции и выступления сепаратистов моментально были остановлены железной рукой МГБ. Недовольных граждан Украины изолировали от общества. Во Львове развернулись настоящие бои. Группа украинцев под предводительством Олександра Шуляка начала вести партизанские бои против "русских захватчиков". Хотя это просто слова… ребятки больше делали шума, чем воевали. Но поздней осенью они взорвали здание, где были расквартированы сотрудники госбеза. Вот тогда-то за них взялись всерьез. На Львовщине было объявлено чрезвычайное положение, введены войска. Банду быстро выследили… Многих расстреляли на месте, остальных отправили в лагерь под Находкой. Среди заключенных оказалось человек десять поляков.

Я подписал приказ о создании "зон усиленного контроля" – обычных резерваций, с колючей проволокой и часовыми. Сотрудникам местных отделений министерства по делам национальностей (отделения выросли на территории Украины, как грибы после дождя) надлежало выявлять всех жителей неславянской национальности и переселять в зоны усиленного контроля.

Белоруссия и Украина стали настоящей житницей – сельскохозяйственными центрами, снабжающими всю Россию продуктами питания. Были, конечно, и металлургические предприятия, и оборонные заводы, но основной задачей было снабжение народа натуральной и свежей пищевой продукцией.

И все были счастливы. Страна вновь процветала. Люди вновь учились быть отзывчивыми, помогать ближнему своему. При этом в круг "ближних своих" входили исключительно славяне, как это поясняла партия. Все СМИ были взяты под жесточайший контроль. Народ перестали развращать порнографией и прочими проявлениями западной культуры. По радио крутили исключительно русские песни, по телевидению показывали только отечественные фильмы о подъеме экономики страны и наращивании военной мощи. Активно пропагандировалось занятие физической культурой. Для школьников вновь переписывались учебники истории.

Люди почувствовали уверенность в завтрашнем дне, а от этого появился всеобщий энтузиазм в работе.


В стране по-прежнему существовал мораторий на смертную казнь. Но 2 января 2015 года был издан указ об отмене моратория.

«…теперь каждый кровопийца, так долго паразитировавший на теле русского народа, получит то, что заслужил!» – именно так закончил Светлогоров свою пламенную речь, произнесенную во Дворце съездов перед приглашенными членами правительства и партийными деятелями. Последовали оглушительные овации.

Уже через неделю в Москву были доставлены бывшие правители бывшей Российской Федерации, а ныне просто России («Федерация – слово для нас чуждое! Есть только Россия! Единая земля, единый народ!»). Суд был хорошо организованным театральным представлением. Все эти «бывшие» – президент, министры, чиновники разных уровней – сидели на скамье подсудимых группами по пять человек, все в тех же костюмах, в которых и были арестованы в день начала Освобождения. Только вот теперь костюмы потеряли всякий лоск и походили на лохмотья, а люди эти осунулись, сильно постарели, стали походить на затравленных зверей. Приговор каждого из первой пятерки подсудимых (президент, премьер-министр, министры внутренних дел, обороны и экономического развития) заканчивались словами «…приговаривается к высшей мере наказания: казни через повешение». Полностью же приговор, например, Откидача, звучал так:

«Откидача Николая Ильича суд признает виновным в совершении преступлений по статьям… Вина доказана полностью. За умышленное проведение политики геноцида по отношению к русской нации, планомерное уничтожение славян на территории России, систематическое ограбление народа приговаривается к высшей мере наказания: казни через повешение».

На предложение сказать свое последнее слово абсолютно все ответили отказом. А что им было говорить? После того, как они были арестованы, уже знали, что их ждет. Сразу из здания суда осужденные были вывезены под усиленной охраной на Рублевский полигон, где их уже ждали пять добротных виселиц с крепкими петлями.

Трупы бросались в братскую могилу здесь же.

Народ ликовал! Мерзавцы получили по заслугам!

Показательные суды длились до весны.

Милиция продолжала кропотливую работу по вычислению и поимке особо опасных преступников, отбывавших наказание еще в РФ за насильственные преступления (кроме осужденных за насилие над нерусскими людьми). Во время войны тюрьмы никто не охранял, и вся эта мразь расползлась по стране.


За окном радостно играла капель. Начинало пригревать весеннее солнышко. Где-то вдалеке кричали первые весенние птицы. Природа пробуждалась к жизни. И так хорошо на душе, и так прекрасен этот мир! И так хочется просто жить, дышать, радоваться окружающему миру! Именно в это время начались закрытые процессы над инородцами…

На острове Огненный томились в неволе представители среднеазиатской и кавказской национальностей. Судебные процессы над главарями банд проводились в Москве, как особо важные. Остальных членов банд судили в Вологодском областном суде. Самых активных участников банд ждала виселица, менее активных – пожизненная каторга. Ярославу и мне пришло несколько писем от министров иностранных дел Узбекистана, Таджикистана и Чечни с просьбой выдать им подсудимых, дабы последние могли понести наказание на родине. Каждому ответили отказом: преступления совершались на территории России против русского народа – значит, и наказание бандиты будут нести в России по нашему законодательству. Президенты этих стран проводили по телефону переговоры со Светлогоровым, но результата это не принесло – тот повторял то же, что было написано в письмах.

На казнь Майрамбека Ташиева, в допросе которого когда-то принимал участие, я поехал лично. Ранним апрельским утром, пока дети еще спали, я позавтракал, надел новенькую форму, еще с вечера отутюженную женой (китель, голифе темно-синего цвета – именно такого цвета была форма военизированных подразделений моего министерства – и сапоги из натуральной кожи). Попрощался с Иришей и спустился на лифте вниз. У подъезда меня ждал все тот же личный шофер, но теперь на «УАЗе».

Дорога была утомительной, на разбитом асфальте трясло нещадно. Проблема с дорогами в России, видимо, вечная и нерешаемая. Да и автомобили у нас делать никак не научатся… К первому КПП мы подъехали в одиннадцать вечера. Часовой тщательно проверил все документы, несмотря на то, что я был руководителем министерства. В общем-то, он молодец. Когда мы пересекли ворота, трясти стало еще сильнее. Меня здорово укачало. Наконец, показалась сторожевая вышка второго КПП. «УАЗ» осветили яркие лучи прожекторов. После проверки документов, миновали и его. Перебрались через мост и после третьей проверки документов въехали на территорию лагеря. Нас уже ждал комендант – подполковник Ивин – полный мужчина пятидесяти лет с пышными усами. Когда я вылез из машины, он вытянулся в струну и приложил руку к фуражке.

– Здравия желаю, гражданин министр по делам национальностей! – поприветствовал он.

Я отдал честь и протянул ему руку. Ивин расслабился, пожал ее и начал докладывать о состоянии дел в подведомственном ему лагере.

– Нарушения здесь просто невозможны, даже теоретически, – поведал подполковник. – У нас тут порядки очень строгие: шаг влево, шаг вправо, как говорится, – он хохотнул. – Все распоряжения четко выполняются. Заключенные лишены возможности общаться между собой. Целый день в блоках стоит идеальная тишина. Нарушил тишину – пожалуйте в карцер. Душ раз в месяц, под конвоем, по два человека. Первая двойка помылась за пять минут, завели их в камеру, заперли, только после этого ведут следующую двойку. У чурок нет ничего, кроме штанов и фуфаек. Им даже обувью с жесткой подошвой пользоваться запрещено… вон, зимой ноги каким-то тряпьем обматывали. Так что, Олег Николаич, у них нет ни единой возможности изготовить какое бы то ни было оружие, а уж тем более организовать побег.

Мы делали обход лагеря. В свете прожекторов блестела колючая проволока, пущенная в несколько рядов по верху толстой крепостной стены. На смотровых вышках чернели фигуры часовых с пулеметами. Когда комендант замолкал, ничто не нарушало гробовой тишины, кроме шуршания сапогов по гравию пешеходных дорожек, даже ветер – в эту ночь был полный штиль. На плацу уже ждала своего гостя виселица.

Спал, а вернее дремал, я в ту ночь в кабинете коменданта, на стареньком диване. Водитель ночевал в машине. Рано утром, еще до того, как на горизонте появились первые лучи солнца, я проснулся. Меня по-прежнему обволакивала звенящая тишина. Умылся, вышел на улицу. На удивление, водитель тоже не спал – кряхтя, делал зарядку возле автомобиля. Увидев меня, он встал по стойке «смирно».

– Расслабься уже, Паш, – сказал я, подходя ближе.

Он выдохнул, а потом спросил:

– Может, позавтракаем, Олег Николаевич?

Я неопределенно пожал плечами. Тут же из багажника Паша извлек пакет, в котором лежали постные галеты и термос с чаем, предусмотрительно взятые с собой шофером. Чай, конечно, остыл, а галеты были чересчур твердыми и безвкусными, но уж лучше такой завтрак, чем никакой.

В семь часов объявился Ивин.

– Гражданин министр… а также гражданин шофер, – обратился он к нам с Пашей, – не желаете посетить офицерскую столовую, позавтракать?

– Нет, спасибо, – отказался я. – Мы уже поели, – от этих слов Паша тяжело вздохнул.

Вскоре я смог пронаблюдать за сменой караула и утренней перекличкой заключенных. Примечательна она была тем, что перекличка проводилась прямо внутри блоков в то время, как заключенные сидели в камерах. Охранник подходил к смотровому окошку и громко произносил фамилии. Заключенные вставали у стены напротив двери и также громко отвечали «я!».

Ровно в половине девятого на плацу с трех сторон от виселицы, по периметру, построились все свободные от дежурства офицеры. Без десяти девять два конвоира вывели Майрамбека. Он сильно похудел с момента нашей последней встречи. На месте одного глаза сияла дыра. Волосы и борода стали длинными и спутанными. Ташиев маленькими шажками семенил в направлении виселицы. Бойцы, держа под руки, буквально подняли его и поставили на высокую табуретку. Третий солдат, поджидавший на стремянке, накинул петлю смертнику на шею и немного затянул узел. Только теперь я заметил, что ступни басмача обморожены и покрыты язвами. Комендант напоследок стал зачитывать приговор:

– По решению суда, Ташиев Майрамбек Анзурович, осужденный за особо тяжкие преступления против русского народа, – таджик бегал глазом по шеренгам офицеров, пока не заметил меня, – приговорен к смертной…

– Будь ты проклят! – яростно выкрикнул Ташиев, сверля меня взглядом. Я стоял расслабленно и не подал виду. – И ты, и дети твои!

Военные стали переглядываться и коситься на меня.

– Продолжайте, гражданин подполковник, – спокойно скомандовал я Ивину.

– Приговорен к смертной казни…

– Я уже заплатил за все свои грехи, я пережил ад на земле!..

– …через повешение, – теперь бесстрастно зачитывал комендант. – Приговор будет…

– …и теперь Аллах меня встретит на пороге своего царства…

– … приведен в исполнение двадцать третьего апреля…

– …а тебе еще предстоит расплачиваться за все зло, что ты приносишь в этот мир!

– …в девять-ноль-ноль по московскому времени!

Потом Ивин посмотрел на часы, и, когда минутная стрелка приняла ровно вертикальное положение, он кивнул бойцу, который набрасывал петлю на шею приговоренному к смерти. Тот одним пинком выбил табурет из-под ног Майрамбека. Некоторое время таджик дергал ногами в агонии, но потом обмяк. Его кишечник с характерным звуком освободился от сдерживаемых до сих пор масс, по штанам потекла моча.

– Твою мать! – тихо выругался комендант. – Даже сдохнуть по-человечески не смог. Напоследок обязательно надо было нагадить. Нет чтобы желудок освободить заранее…

Я попрощался с Ивиным, сел в машину и направился обратно в Москву. На душе было скверно.

Когда мы пересекли МКАД, меня осенила мысль: таджик-то говорил без малейшего акцента, на чистом русском языке. Да и хрен с ним теперь!


В тот год Кирилл пошел в первый класс. Первого сентября мы с Ириной торжественно повели его на линейку. В актовом зале старинного здания, где организовали школу №1 города Москвы (находилась она в пешей доступности от нашего дома), было много народа: из детей организовали несколько первых классов. Почти каждого школяра привели родители, лишь нескольких – бабушки и дедушки («Вероятно, родители не пережили войну», – пронеслась мысль). Присутствовавшие мужчины были, в основном, военными и сотрудниками моего министерства – старшими офицерами, или чиновниками разной степени важности. Я вальяжно вышагивал в своей парадной форме и блестящих сапогах, держа за руку сына. Завидев меня, мои подчиненные тут же вытягивались по стойке «смирно» и здоровались. Я в ответ кивал головой. Ирина улыбалась и несла Сережку на руках. Кирилл молчал и смотрел себе под ноги.

Мы с Ирой и Сережей встали в первом ряду, когда детей выстроили в линейку.

– Какой ты у меня большой начальник, – тихонько промурлыкала мне на ухо жена и поцеловала в щеку.

– Дорогие дети! Дорогие родители!.. – начала с энтузиазмом речь директор.

Теперь мы все внимание устремили на детишек. Эти маленькие человечки стояли и испуганно озирались по сторонам, как затравленные зверьки.

Первым рассказать стишок выпала честь Кириллу. А я даже не знал, что мой ребенок готовит какую-то самодеятельность. Отвратительный отец! Сын вышел в центр зала и начал что-то бубнить себе под нос. Несмотря на то, что директор держала у его рта микрофон, ничего невозможно было разобрать.

– Мы с ним так долго репетировали дома, – прошептала Ирина. – И у него ведь хорошо получалось, а тут он застеснялся, затушевался…

Потом еще какая-то девочка рассказала другой стих, но и у нее это вышло не намного лучше. После этого Кириллу дали колокольчик на ручке, директриса взяла его за руку, и они начали обходить ритуальный круг. Сынишка смотрел себе под ноги, слабо махал рукой, отчего звон был тихим и вялым. Ему подсказывали мы с Ириной, учителя и другие родители, чтобы он улыбнулся и звонил сильнее. «Праздник же», – буркнул кто-то в толпе взрослых.

И тут на меня нахлынули воспоминания, да такие яркие, словно это было вчера: я сижу на плече одиннадцатиклассника и даю «первый звонок»; точно так же разные учителя и родители жестикулируют и просят улыбаться.

«Господи! Неужели столько лет прошло?! Вроде только вчера пошел в первый класс, а теперь уже веду в школу своего сына! Боже! Как же летит время!»

Кирилла, в отличие от меня, вели за руку – просто-напросто некому было на плечо сажать: прошло еще слишком мало времени с тех пор, как более-менее наладили систему образования, еще не успели дорасти до старших классов первые поколения учеников.

От раздумий меня отвлек телефонный звонок. Я извинился и отошел в сторону. Секретарь сообщил, что Светлогоров срочно организовал заседание министров.

– Еду, – коротко ответил я и прервал связь как раз в то время, когда начались аплодисменты.

Вновь пробрался к Ирине. Она смотрела на сына. Ее глаза лучились светом и радостью. А потом она повернулась ко мне, улыбка исчезла, взгляд стал печальным.

– Тебе нужно ехать?

Я кивнул.

– Давай, – практически одними губами произнесла Ирина.

– Поздравь Кирюху от меня.

– Конечно.

Я поцеловал ее в щеку, потом поцеловал Сережку и ретировался. У ворот уже ждал автомобиль – теперь «Волга», а не «УАЗ». Еще во время войны почти все иномарки были национализированы, как и прочее имущество, а потом проданы за границу. На вырученные деньги было закуплено оборудование для Волжского автозавода. Теперь все граждане ездили исключительно на отечественных авто – херовых (особенно в сравнении с «БМВ», «Мерседесами» и «Ауди» представительского класса, не говоря о «Роллс-Ройсах» и «Бентли»), но зато наших, российских. Мелкие чиновники ездили на маленьких неудобных «Ладах» или «Москвичах», дизайн которых был полностью слизан с моделей «Рено» (видимо, сказалось долгое сотрудничество), ну а те, кто был рангом повыше (включая министров и самого Светлогорова) – на «Волгах». Дизайн ГАЗовских детищ был проработан детально – красивая машина, но вот качество внутренних деталей оставляло желать лучшего.

В зале заседаний во главе стола сидел Ярослав и изучал какие-то бумаги, по бокам от него сидели и скучали министр государственной безопасности Николаев, министр обороны Липин, министр экономики Камнев, министр промышленности Волин.

– Присаживайтесь, гражданин Орлов, – предложил Светлогоров, оторвавшись от бумаг.

Я сел рядом с Николаевым.

– Итак! На повестке дня стоит вопрос о расширении производства военной техники. Думаю, все понимают, зачем нам это нужно?

– Пора возвращать свои земли… – в задумчивости протянул Липин, что-то черкая в записной книжке. Такие слухи уже не одну неделю ходили в высших эшелонах власти, но официально никто ничего не мог подтвердить или опровергнуть.

– Именно, – продолжил Ярослав. – И тут встает другой вопрос: а откуда взять деньги на строительство новых заводов? Наш уважаемый Анатолий Максимович (министр экономики) внес предложение, – Светлогоров потряс бумагами, которые так внимательно изучал минуту назад. – Нужно, так сказать, заставить церковь поделиться с государством своими богатствами. Буквально на днях закончилась ревизия РПЦ, проведенная подведомственными гражданину Камневу структурами. Цифры, честно говоря, меня ошеломили, – он вновь уставился в бумаги. – И как я раньше не подумал о церкви?

– То есть мы «раскулачиваем» попов и строим заводы? – уточнил Волин.

– Именно. Проводить изъятие денег и драгоценных металлов – а у нас теперь любой металл драгоценный – будут компетентные люди под руководством гражданина Николаева. А вот строить заводы будут другие очень компетентные люди под вашим руководством, гражданин Волин.

Совещались до самого вечера, разрабатывая и проговаривая каждую деталь плана. Моей задачей была идеологическая борьба с церковниками – работа абсолютно не относящаяся к моему министерству, но раз Светлогоров назначает, нужно исполнять.

– Олег Николаевич, вы верующий? – спросил меня Ярослав.

– Да, – честно ответил я.

– Это хорошо. Значит вы должны осознавать сложность возложенной на вас задачи: мы должны бороться не с религией, а с церковью. Это абсолютно разные вещи. Если ты веришь в Бога и хочешь помолиться перед иконами – молись. Хочешь носить крестик на шее – носи. Это не Советская Россия – тут никто не будет этого запрещать! Но ты должен помнить, что церковные крысы обкрадывали тебя на протяжении долгих лет, пока у власти находились чертовы дерьмократы. Вот и проведите работу, гражданин Орлов, с народом. Объясните им, что грань между религией и церковью тонка, но она есть, и два этих понятия путать нельзя. Начните завтра же.

– Есть, – по-военному четко ответил я.

Домой вернулся в десятом часу. Ирина как раз укладывала детей. Услышав, что открывается дверь, они соскочили с кроватей и бросились ко мне с радостными криками «Папа вернулся!». Я их обнял и поднял на руках.

– И весь сон как рукой сняло, – устало произнесла Ирина, улыбаясь мне.

Потом Сережа принес мне свой рисунок, на котором папа ехал в танке. Я хмыкнул и похвалил младшего сына, отчего на его лице растянулась довольная улыбка кота, наевшегося сметаны. Кирилл же рассказывал, как он провел первый день в школе.

– Ты молодец, Кирилл.

– Мама сказала, что плохо, что я стеснялся и не улыбался.

– Это пройдет – твоя стеснительность. Я, помню, тоже, когда давал первый звонок, жутко стеснялся.

– И ты тоже давал звонок? – удивился сын.

– Да, сына, и я давал когда-то.

– Ничего себе!

Мы еще немного поговорили, а потом Ирина сказала, что детское время вышло и пора спать, тем более что кое-кому утром идти в школу.

Когда мы уже сами лежали в кровати, жена спросила:

– Олеж, ты не заметил ничего… странного в поведении детей на линейке?

Я пожал плечами, не зная, как сформулировать то, что я чувствовал на празднике, глядя на детишек.

– Они запуганы, – сделала это за меня Ира.

– Это – да, заметил.

– Чертова война сломала их психику, – на глазах супруги выступили слезы, а потом она нервно улыбнулась и продолжила: – Воевали за их счастливое и светлое будущее, а получили что? Поколение, выкинутое из нормальной жизни. Детей, запуганных до смерти взрывами и выстрелами, видом убитых людей в песочницах, где они только вчера строили домики и лепили «куличики»… – слезы уже катились по ее щекам.

– Успокойся, – сухо сказал я, но сам понимал, что каждое ее слово – чистая правда. – Они выправятся. Все наладится.

– Дай Бог… вот только такие моменты в жизни не проходят без последствий, оставляют отпечаток на всю оставшуюся жизнь, – она отвернулась и заснула, или сделала вид, что заснула.

Я смотрел в потолок и вспоминал Кириллову «линейку». Потом вспомнил свой Первый звонок и родителей. До этого дня я даже не думал о них. Сколько лет уже прошло с тех пор, как мы разругались? Как можно было из-за такой ерунды порвать связь с родителями – теми, кто дал тебе жизнь, растил, воспитывал?!.


Над нами быстро проплывали тяжелые тучи, неся в себе дожди. На ступенях торгового центра стоял мэр и что-то говорил радостным голосом, только я не мог разглядеть его лицо и разобрать речь. На мое плечо легла рука. Обернулся и увидел улыбающихся отца и мать.

– Ты молодец, сын! – сказал отец.

– Почему? – не понял я.

– Такой дом построил, – папа перевел взгляд на здание, в строительстве которого участвовал и я.

– Он века простоит, – поддержала его мама.

Потом они развернулись и пошли прочь от этого места.

– Вы куда? – крикнул я в изумлении.

– А что нам здесь делать? – ответил отец, обернувшись. – Это новый дом для новых людей, здесь нет места нам, старикам.

– Перестаньте! Вам всегда есть место в моем доме!..

– Нету, – сказала печально мама. – Теперь нет для нас места…

– Ну простите вы меня! Простите!

– Ты выбрал этот путь и извиняться тут не за что.

– Мама! Прости! – я упал на колени и заплакал. – Прости! Пап! Ты меня прости! Простите! Простите!..

– Олег, – откуда-то издалека раздался голос.

Я продолжал молить о прощении.

– ОЛЕГ!

Я открыл глаза. Ресницы были влажными, как и щеки. Похоже, я плакал во сне.

Надо мной склонялась Ирина.

– Ты в порядке? – спросила она, глядя на меня глазами-блюдцами.

– Да. Просто плохой сон.

– Перед кем ты извинялся?

Вместо ответа я вопросительно уставился на нее.

– Ты что-то бурчал, а потом начал повторять «простите».

– Просто дурацкий сон, – с этими словами я повернулся на бок.

Ирина тоже улеглась.

«Надо будет утром первым делом заняться розыском родителей», – подумал я перед тем, как снова соскользнуть в сон.

Но утром первым делом я занялся разработкой плана борьбы с церковниками и воровством попами народного богатства. Когда я еще только завтракал, мне позвонил Ярослав и поинтересовался, есть ли идеи. Это заставило забыть обо всем остальном и вплотную заняться данным вопросом. В течение недели была проведена блестящая пропаганда борьбы с церковью, настолько блестящая, что люди с энтузиазмом стали помогать ГБ-шникам изымать в пользу государства золотые обрамления икон, канделябры и кресты, а также некоторые колокола. Патриарх предал анафеме все правительство и партию во главе со Светлогоровым.

– Вы просто одержимы демонами! – в душах выкрикнул «представитель Бога в России» Ярославу, с которым встретился в Кремле для решения вопросов церкви.

Дело в том, что все это снималось на камеры и пускалось в прямом эфире по телевидению.

– Да, мы одержимы! – ответил пылко глава Русской Рабочей Партии. – Я лично одержим! Но не демонами, а идеей возрождения и величия нашей страны!

Тут же послышались аплодисменты операторов и журналистов.

– Бог еще вас всех покарает за то, что осквернили его храмы…

– Поживем – увидим, – с насмешкой сказал Светлогоров. – А пока он покарает вас за воровство, которым вы годами промышляли.

Вскоре патриарх был арестован и без всякой шумихи расстрелян.

Новый гигант военного авиапрома вырос всего за один год.


В весенний призыв были увеличены квоты на призывников. Тех, кто плохо учился в ПТУ, быстро отчисляли, и сразу же они попадали в цепкие лапы военкоматов.

Июль 16-го года запомнился тем, что в Петербурге стали пропадать дети. Позже находили их трупы. Экспертизой было установлено, что перед смертью их насиловали. Для Российской Федерации это и было бы рядовым делом, повседневностью, но для новой России стало шокирующим фактом. Как так, в нашей новой стране, в нашем новом обществе?! Найдем ублюдка! Убьем его!

В конце августа я обедал вместе с Николаевым и спросил, как продвигается дело педофила.

– Есть кое-какие зацепки, – неохотно ответил тот. – Но надо еще все тщательно проверить.

Спустя неделю, уже в сентябре, меня разбудил телефонный звонок.

– Алло, – ответил я, не соображая спросонья, что