Отшельник (fb2)

- Отшельник 192 Кб, 46с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ольга Которова

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Отшельник Которова Ольга

Глава 1

– Вот же черт! Это нужно было сюда забраться… – проговаривала я вслух, еле-еле тащась по шоссе на своей ласточке. И ведь согласилась же ехать встречать Новый год на базу отдыха, которая находится у черта на куличках. Уже еду полтора часа, и ничего, кроме густого леса и нечищеной трассы. Посмотрела на навигатор, который показывает, что ехать осталось десять километров. Ну, ничего… Еще чуть-чуть, и я окунусь в атмосферу праздника со всей головой. Дам волю своим эмоциям и чувствам, которые задвинула далеко и поглубже. После развода совсем забыла, что такое жизнь и как существовать. Все время приходится работать, чтобы быть независимой и самодостаточной. До сих пор не могу понять, как я не смогла заметить, что муж на протяжении семи лет брака мне изменял. И хорошо, что детей не завели, а то было бы куда тяжелее, чем сейчас.

Никогда не понимала, как люди изменяют? Как им только не противно нести грязь в свою постель? Еще бы хоть раз я позволила себе влюбиться. Да ни за что! Чтобы опять потом меня предали, а я страдала, заливая по ночам подушку. Лучше уж оставаться в гордом одиночестве, зато с целыми нервами.

– Что?! Ну нет, только не сейчас. – Моя машина решила заглохнуть, когда мы почти приехали.

– Отлично, – ударила я ладонями по рулю и тихонько срулила на обочину, заглушила мотор, взяла в руки телефон. Сеть не ловит. Немудрено. Я нахожусь хрен знает где, посредине трассы, которая окутана густым заснеженным лесом.

Может пешком дойти… А что, не такая и плохая идея. Вот только уже пять вечера и на улице темень, хоть глаз выколи. Но деваться-то некуда. Нужно посмотреть, как сократить маршрут. Достала карту из бардачка.

– Так, посмотрим. Ага. Идти всего четыре километра, если срезать через лес. Отлично.

Так стоп. А если в лесу волки или еще какие-нибудь лесные звери, которые захотят мной полакомиться? Но делать-то нечего. Не обратно же пешком в город идти, а попуток в праздник не дождешься. Все нормальные люди сейчас сидят в теплом доме, нарезают салаты и прячут подарки под елку.

Быстро прикинула, что делать, если вдруг по пути встречу зверье, и вспомнила, что у меня есть перцовый баллончик. Какая-никакая, но все-таки защита.

Застегнула свой пуховик, надела капюшон, взяла в одну руку карту, в другую телефон с фонариком, в карман убрала свое оружие и вышла из машины. Заблокировала двери и не успела я шагнуть с заснеженной трассы на лесную дорогу, как сразу же провалилась в огромный сугроб.

– Ну твою ж мать, – прошипела я, вытаскивая свою ногу в новом сапоге из сугроба. И дернул черт меня надеть именно эти коротенькие сапожки на шпильке. Ну, ничего, наши не сдаются. Шагаю я по сугробам, трясясь от холода, а где-то там, в нескольких километрах от меня, уже почти отмечают Новый год мои девчонки, и я так им завидую. Быстрее бы только добраться.

 Щеки и нос уже окоченели от холода, как в принципе и ноги, которые были лишь в тонком чулке. Так, чтобы совсем не замерзнуть, нужно хоть песенку спеть что ли и шаг прибавить.

– В лесу родилась елочка, в лесу она росла… – Черт бы побрал эту елочку! Я иду уже почти час, и никакой цивилизации. Взглянула еще раз на карту. По идее, я должна уже была добраться до назначенного места, а здесь вместо базы отдыха только сосны да ели в снегу стоят. Покрутилась я вокруг себя, осматривая местность, и подняла голову к вечернему небу, которое уже давно погрязло во мраке темноты.

– Может, мне обратно вернуться, а? – проговорила я вслух, но ответа так и не дождалась. Ужасно замерзла, не хватало еще заболеть… Мне кажется, что сегодня я точно никуда не дойду. И вдруг я слышу:

– Р-р-р-р… – Что? Нет, мамочка. Я резко остановилась, поворачиваю голову и вижу вдалеке два желтых глаза, что смотрят в упор на меня, и белоснежные зубы, которые скалятся. Ну, вот и все, пришел мой конец. Осторожно рукой лезу в карман за защитой и смотрю на волка. Он, конечно, не похож на тех, что нам по телевизору показывают. Издалека не очень-то разобрать, но для волка он какой-то большой и лохматый.

Зверь начал осторожно делать шаги в мою сторону и буквально в считанные секунды рванул с места, отчего я забыла про всю защиту, закричала, побросала что было в руках, только хотела бежать, но споткнулась и упала задницей прямо на мягкий сугроб. Прикрыла лицо от страха ладонями, молясь, чтобы я сегодня не стала чьим-нибудь новогодним ужином. Лежу и жду, когда на меня набросятся и начнут глодать. Жду, жду. И ничего. Вообще ничего. Осторожно убираю ладони с лица. А может это мне все привиделось? Ну, мало ли… От переохлаждения глюки пришли. Поднимаю голову и вижу, что передо мной сидит тот самый огромный волк (точнее, это был огромный пес), который бежал на меня, а за ним стоит мужчина, который больше напоминает лесное чудище, чем человека.

– Ты кто? – громким басом говорит мужик, пристально осматривая меня.

– Я Аня. А вы-вы-вы к-кто-о? – Я уже начала запинаться от страха. Не знаю, кто больше меня пугает: этот мужик или его огромная псина. И откуда они вообще взялись в лесу? Мужчина ростом около двух метров, здоровый, с бородой, в фуфайке и валенках. Но хочу отметить, что борода ухоженная. Лесник, может? Я не знаю, как выглядят лесники, но на него он как-то не похож. Больше на городского смахивает, да и откуда у обычного лесника будет фуфайка с гравировкой «GUCCI» и на подделку не особо смахивает. Осматриваю пристально мужчину, который стоит в стойке бойца, спрятав руки в карманы. Тело довольно-таки развито. Он, видимо, со спортзалом тесно дружит.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

– Заика что ли?

– Н-не-ет.

– А почему заикаешься, раз нет? И что ты вообще здесь делаешь?

– Я на базу отдыха шла, меня там ждут.

– На базу отдыха, говоришь? – переспросил он.

– Да.

– Милочка, я не знаю, куда ты шла, но сейчас вы находитесь на частной территории.

– А база отдыха где? Я же по карте шла. – Протягиваю ему карту. Мужчина вырвал ее из моих рук и пристально всмотрелся в нее.

– Какие же вы бабы все дуры!

– Поаккуратнее, пожалуйста, со словами. – Я разозлилась на его высказывание.

– Ты в школе вообще училась?

– Училась, одиннадцать классов закончила, институт с красным дипломом, – хотела было возгордиться собой, но мужик даже не обратил на это внимание.

– Прежде чем куда-то идти, научись правильно держать карту. Ты ее, между прочим, вверх ногами перевернула. – И он мне отдал карту в правильном положении.

– Как? – растерянно спросила я его.

– Вот так. Твоя база находится в противоположной стороне, и пешком вряд ли ты до нее доберешься.

– А что мне делать тогда? – У меня уже начала зарождаться паника: неужели я так облажалась? Похоже, Новый год полностью испорчен. И что теперь делать, я совсем не знаю.

– Навряд ли ты дойдешь теперь туда пешком в таком одеянии, – кивнул он на мою одежду. – Быстрее замерзнешь. Я могу, конечно, предложить тебе остаться у меня. Комнату выделю, так и быть. Ко мне друзья приедут через пару дней и отвезут тебя в город. – Я смотрела на мужчину и понимала, что это мой единственный выход. Идти не хотелось к незнакомцу, который пугал до ужаса, но и перспектива закончить свои дни в темном лесу, где меня могут разорвать звери, не радовала больше, чем незнакомец.

– А телефон у вас есть? – жалобным голосом спросила я.

– Телефона нет. – И как он вообще живет без телефона в век цивилизации? Странный. Главное, чтобы он сам не оказался маньяком.

– Хорошо. Я пойду с вами.

– Вот и отлично. – Мужик за шиворот поднял меня на ноги, развернулся и пошел прочь.


*****

Ну, вот очередной Новый год, который не принесет ничего хорошего. Надо было ребят послушать и заказать парочку девчат, а то в одиночку сидеть за столом как-то не охота, а тут бы порадовал себя. Но уже поздно: в такую пургу навряд ли кто-то доедет до этих мест.

Уже полгода без цивилизации, всей этой городской суеты и людишек, которые раздражали, но спокойнее я не стал. И как вовремя скрылся от людских глаз. На меня кто-то, видимо, копает. Хотят убрать мою фирму с рынка, но хрен им на рыло, а не мое детище. Из уголовки и криминала я уже давно ушел, решил наладить к тридцати семи годам тихую спокойную жизнь, но мое прошлое всегда преследует меня, и навряд ли оно когда-нибудь отстанет. Переступив закон один раз, потом на тебе будто клеймо на всю оставшуюся жизнь. Поставил замов на свой бизнес и уехал подальше в глушь.

«Нужно выгулять Батого», – подумал я, и мы вышли на улицу. Батый – это мой верный друг, пес породы алабай.

Вышел из дома и осмотрел территорию, которую уже не хило завалило снегом. Нужно парочку машин пригнать, чтобы почистили, а то и мой дом скоро занесет.

Только отошли от дома на триста метров, как я услышал нежный женский голосок, который пел песню про елочку. Бля-я-я, точно крыша потекла. И правда, нужно было баб вызвать: три месяца воздержания на пользу не пошли.

Сделал пару шагов и заметил небольшие следы. А может мне и не показалось. Но откуда здесь баба? Или Снегурочка заблудилась?

– Батый, ищи, – приказал я псу, и тот стал охотно обнюхивать следы. Вдруг слышу, что пес зарычал. Пригляделся: и правда баба. Вот так подарочек на Новый год привалил. Девка от страха при виде моего пса побросала все, что было у нее в руках, заверещала, как будто ее режут, и упала на снег. Ну не дура ли, а? Кто так делает?

Подошел поближе, а она ничего. На пару раз пойдет. Фигурка аппетитная, не пересушенная, как вобла, да и нет ничего лишнего.  Интересно, что она тут забыла? Какая нормальная баба вечером по лесу шастать будет? Может, искала кого?

Оказалось, Снегурочка шла на базу отдыха, а забрела ко мне на территорию. Нужно бы ее к себе в домик заманить. И вот смотрю я на нее, а она стоит и трясется вся. То ли от страха, то ли от холода. Симпатичная. Нос курносый, щеки красные, губы алые, как маки, прическа вся растрепалась, глаза большие и мечутся от страха, на меня смотреть боится.

– Ну что, пошли? – проговорил я ей.

– Пошлите, – кивнула она мне в ответ.

– Только иди по моим следам, а то не буду тебя больше из сугроба доставать.

– Хорошо.

– Как зовут тебя, Снегурочка?

– Аня. – «Аня, Анюта, Анечка» – просмаковал я про себя ее имя. Красивое однако же. – А вас?

– Макар.

– Макар, а вы тут живете?

– Да. – И после моего «да» у нее изо рта повалилась навозная куча вопросов. Ей-богу, уже пожалел, что привел ее к себе в дом. Ненавижу, когда баба много болтает. Женщина что должна делать? Правильно. Сидеть дома, готовить борщи, стирать, убирать и, если понадобится, выполнять то, что ей скажет ее мужчина. А не болтать, как радио, беспрестанно.

Лично для меня все эти серьезные отношения и женитьбы – чушь собачья. Один раз по глупости в восемнадцать лет женился, и что из этого вышло? Да нихера хорошего.

В девяностые много чего было. Грабежи, рэкет, облавы. И на одной такой я попался. Так моя благоверная через неделю на развод подала. Мол, муж преступник ей не нужен. А когда цацки на себя надевала, не спрашивала, откуда деньги. И теперь для меня баба – только для удовольствия, чтобы стресс снять.

– Ну, че стоишь? Раздевайся давай или помочь? – сверкнул я своими тридцатью двумя зубами, которые недавно ходил отбеливать.

–  Я сама.

–  Ну, сама так сама. – Смотрю на нее и понимаю, что не прочь бы и помочь. Но не сейчас, подождать немного нужно, а то сбежит мой подарок, не дожидаясь полуночи.

Снимаю варяги, фуфайку, а девчонка смотрит на меня и глаз не сводит.

–  Понравился что ли?

–  Вы о чем? – смущенно произнесла она, а щеки покраснели еще больше. И вдруг ее глаза устремились на мои разноцветные пальцы, на которых наколоты масти карт. Эх, ты еще тело мое не видела, а то убежала бы сразу. Пожалуй, пока не буду кофту снимать, чтобы совсем не травмировать девичью психику. Взглянул на девушку еще раз, а у той глаза размером с блюдце стали.

–  А это что у вас за татуировки? Тюремные? – Ну кто ж о таком спрашивает, дуреха?!

–  Правильно подметила. – Я как бы не стесняюсь своего прошлого, ведь без него не было бы и будущего, но пугать девчонку не хотелось.

–  Вы что сидели? – на одном дыхании спросила она.

–  Сидел.

–  Надеюсь, не за убийство? – пошутила она, а я внимательно на нее посмотрел и не ответил. Мое молчание она приняла по-своему и начала пятиться к двери. – Я-я, наверное, пойду.

–  Куда? На съедение волкам?

–  Нет, – качает она головой, а в глазах страх мечется.

–  Ты это давай прекращай. Ничего я тебе не сделаю. Лучше раздевайся и приготовь на стол чего-нибудь пожрать, а то голоден, как пес. Продукты в холодильнике найдешь. – После своих слов я ушел в ванную. Интересно, не сбежит ли красавица? А то нехило ее потрясывало. Минут через тридцать выхожу из ванной комнаты и слышу бряканье на кухне. Видимо, не сбежала. Улыбнулся и пошел на звук.

– Что готовишь?

– Оливье. Какой же Новый год без оливье и селедки под шубой, – проговорила девица и улыбнулась мне. Красивая, однако же, улыбка у нее. Такая мягкая, а на одной щечке ямочка показывается. – А где у вас яйца?

– В штанах, – без раздумья ответил я, а она опять вся покраснела. – Да шучу я. – Да, еще и без чувства юмора. Туго будет. – Там в лотке возьми в дверке холодильника.

– Хорошо.

– Помочь, может, чем?

– Да, картошку почистите, пожалуйста.

– Ты это, красотка, давай на ты. Лады?

– Хорошо, – улыбнулась она. Хорошо, что заранее съездил в магазин и закупил полный холодильник жратвы. 

Глава 2

Глава 2

Ну ты, Аня, и дура! Это надо же было идти к незнакомому мужику в дом. А он еще и зэком оказался. Вообще отлично. Правильно мне бывший муж сказал, что, когда выдавали мозги, я в это время в очередь за сиськами стояла. И что вот теперь делать? Идти через весь темный лес черт знает куда или все-таки снять свой пуховик и приготовить «жрать», как выразился этот мужлан.

А он ничего. Если научить его хорошим манерам, глядишь, и выйдет из него мачо. А мой внутренний голосок так и кричит: «Не ты ли его этим манерам собралась учить?»

Так и быть, будь что будет. Сняла пуховик и пошла на кухню. Открыла холодильник. Ого! Он что, к концу света готовился? Еды полный холодильник, здесь даже икра черная есть. А может и не зря я согласилась!

Смотрю на этого детину под два метра ростом, как он чистит картошку. Усердно, нужно сказать, чистит. Вроде и страшно, а глаза-то у него добрые такие. Говорят, что глаза – зеркало души. Надеюсь, что это самое зеркало не искажено.

К одиннадцати вечера все салаты уже были готовы, а бокалы наполнены. За время готовки было выпито уже две бутылки вина, и такое сложилось впечатление, что меня спаивают. В это время Макар выпил бокал виски за целый вечер.

В голове от алкоголя уже немного смешиваются краски и становится так хорошо, ну, прям совсем хорошо. И мой спутник мне уже кажется милым мужчиной, а его собака больше похожа на мягкого и доброго пуделя, чем на смерть.

– Ой, мне, наверное, хватит, – перехватила я руку Макара, когда та потянулась наполнить мой бокал еще раз.

– Это почему еще? – с недоумением посмотрел на меня мужчина.

– Просто я уже совсем красивая, а если выпью еще немного, то стану развязной. – Мужчина улыбнулся одними зубами.

– Так праздник все-таки. Можно себе позволить. – Ну как здесь откажешь с таким аргументом?

– Ну, хорошо, только немного.

Весь вечер не только я много говорила, но мне удалось вытащить пару историй из этого незнакомца. Оказывается, Макар сидел за грабежи, и мне от этого стало легче, а то я уже напридумывала себе черт знает что. Был женат, но недолго, всего два года. Детей нет. Есть свой бизнес в сфере охраны.

Ему я рассказала про мужа, который изменял мне на протяжении семи лет нашей семейной жизни, из-за чего мы и развелись. Про родителей, которые до сих пор обвиняют меня в том, что потеряла такого прекрасного мужчину, а ведь можно было и потерпеть его измены. Да и если изменял, то в этом виновата я, а не муж-любитель молодых задниц.

И вот незаметно за разговорами пришла полночь, а за ней раздался звук курантов.

– С Новым годом, – обратилась я к мужчине, салютируя фужером.

– И тебя с Новым годом, куколка, – сказал тот, выпил залпом свой виски и впился мне в губы жестким поцелуем, от которого у меня еще пуще закружилась голова.

Меня еще никто так в жизни не целовал. Не то чтобы я была монашкой и муж у меня –первый и последний мужчина. Нет. Просто все, кто у меня были, ничто по сравнению с тем, кто сейчас впился в мои губы.

А потом пошло все, как по сценарию. Страстный секс ночью почти на всех горизонтальных поверхностях этого огромного дома, огромное количество комплиментов, поцелуев, и заснули вместе у камина от усталости. И мне так было хорошо, как никогда. За всю ночь я ни разу не проснулась.

Утром я встала от жара и не сразу поняла, где я нахожусь. Только когда подняла голову и увидела того, кто лежал около меня на спине в позе морской звезды и в чем мать родила, лишь прикрываясь простыней, я вспомнила все ночное приключение.

– Так и скажи, что понравился, – улыбнулся мужчина с закрытыми глазами. И как он только понял, что я на него пялюсь. Как малолетка, ей-богу. Щеки сразу зажгло от стыда.

– Нисколько, – фыркнула я, натягивая на себя одеяло.

– Врешь.

– Нет, – пыталась я проговорить ровно, но мой голос все-таки дрогнул. Нравился и еще как. А ночь, проведенная с ним, – это был, пожалуй, лучший подарок на Новый год.

– Уже выспалась, куколка?

– Да.

– Приготовь тогда что-нибудь пожрать на завтрак, а то жрать хочу. Ночью ты меня вымотала. – Вот тебе и доброе утро, Анют. Давно завтраки мужикам не готовила. Получи и распишись.

Я молча встала, накинула мужскую футболку, которая была мне почти до колен, и пошла в ванную. Быстро приняла душ и пошла готовить «жрать». Боже, ужасное слово. Почему ему просто не сказать: «Приготовь поесть».

– А когда приедут твои друзья и отвезут меня? – проговорила я, жуя блин.

– Завтра, ближе к обеду.

– Отлично.

Хотела показать ему, что этот секс для меня ничего не значит. Ох уж это моя влюбчивость! Ну, понравился он мне и до чертиков. Такого мужчины у меня еще никогда не было. Только вот, похоже, я для него просто игрушка, развлечение на новогодние праздники.

Смотрю, как он с голодной хваткой ест блины, приготовленные мной, и не хочется глаз сводить с этой картины. Но общими силами заставила себя отвести от него взгляд.

Днем я пошла прогуляться по зимнему лесу, и ко мне приставили собаку, видимо, чтобы я не сбежала.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Гуляя по лесу в валенках и мужской ушанке, я наслаждалась природой. Как же я завидую этому отшельнику, который поселился в такой красоте. Всегда мечтала иметь домик в деревне или где-нибудь на окраине леса, чтобы вот так в новогодние праздники, когда здесь полно снега и зимней красоты, приезжать со своей семьей и наслаждаться выходными. Но у меня была только квартира-однушка, взятая в кредит, после развода с мужем.

– Ну, как прогулка? – проговорил мужчина, как только я преступила порог.

– Красиво, холодно и как в сказке.

Вечером мы расположились у камина. Я смотрела, как мужчина подкидывает дрова в огонь, и попивала глинтвейн из кружки, кутаясь в махровый плед. Вот она, казалось бы, моя мечта. Хотелось остаться с этим отшельником и в этом доме навсегда. Я, наверное, могла бы смотреть вечно на три вещи: как течет вода, как горит огонь и на этого человека. Вот только когда выныриваешь в реальность, ты понимаешь, что дом и камин чужие, как и мужчина, который навряд ли мне будет принадлежать.

Второе января пришло быстро. Только я уже стала привыкать к этому дикарю и думать, что он вроде и нормальный мужик, как с приездом его друзей все мои сомнения приобрели обратное направление.

Я уже собралась и смирно сидела в кресле, ждала, когда меня отвезут домой. Глубоко в душе я надеялась, что эти друзья не приедут и что я останусь здесь, в этом доме, хотя бы еще на пару дней. Так не хотелось, чтобы все заканчивалось, но всегда все хорошее длится очень недолго и заканчивается так же резко, как и началось.

– Здорово, братан! Смотри, каких я тебе девочек привез, – проговорил его друг, заходя в дом. А за ним вошли и те «девочки», о которых он говорил. Три блондинистые красавицы с ногами от ушей и юбками, которые больше были похожи на пояс.

– Здорово, Медведь, – проговорил Макар.

– Ой, а ты я вижу не один. Что ж сразу не сказал, что тебе не брать девчонку. – И эти слова вырубили меня в нокаут. 

– Перестань, я уже один. Отвезите куколку в город и повеселимся, – показал он рукой в мою сторону, а у меня сложилось такое впечатление, что на меня вылили ведро с помоями. Так было противно. Мне казалось, что у нас обоих симпатия, а оказалось, что мной только воспользовались. Лучше бы я не снимала этот самый защитный блок на мужиков, который поставила после развода. Все-таки все они козлы и бабники. Поигрался со мной, выбросил, а теперь ему привезли новые игрушки. Прямо противно. Хорошо, что хоть за дверь не выставил сразу, как напользовался, а подождал, когда меня отвезут.

Приехала домой. Настроение – хоть волком вой на луну. Вот оно начало нового года, начало новой жизни. Чувствую себя падшей бабой. Стянула с себя все и выбросила в урну, чтобы не напоминало о моем позоре.

Навела себе пенную ванну и легла, попыталась хоть как-то расслабиться. А из глаз только слезы льются, и хочется мочалкой разодрать все свое тело, чтобы сорвать с себя кожу, а с нее – запах и прикосновения того мерзавца, который залез ко мне в душу.

Меня отвлек звонок телефона. Сначала пропустила вызов, потому что не хотела ни с кем разговаривать, но трель послышалась снова. Так и пришлось брать трубку.

– А тебе-то что нужно? – проговорила я вслух, принимая звонок.

– Привет, Анют.

– Привет, Юр. Что нужно?

– А ты что, не хочешь бывшего мужа с наступившим поздравить?

– Не хочу. Все?

Юра, мой бывший муж, который решил, что я без него пропаду, и названивал мне на все праздники, а иногда и являлся в выходные в поддатом состоянии, просясь назад. Видимо, его не совсем устраивает та мадам, к которой он ушел полтора года назад.

– А что ты такая грубая?

– Юр, я очень устала, поговори лучше со своим «бурундучком». – Так он называл свою пассию. Я бы, честно сказать, не желала такое прозвище.

– Совсем тебе плохо одной? Да? – Видимо, он решил сразу окончательно мне взорвать мозги.

– Так, все. Хватит. С наступившим тебя, бывший муж, и пока. – И отключила звонок. Вот приставучий же нашелся!

Все остальные дни до седьмого января я провела в позе зомби, лежа на диване и пялясь в новогодние комедии по телевизору. И почему в фильмах все так всегда хорошо? Аж тошно от этого становится.

 Глава 3

Глава 3

В час дня седьмого января неожиданно раздался звонок в дверь. Открыла дверь, а на пороге стоит радостная моя подруга Ленка.

– Ленка, – проговорила я и выдавила улыбку.

– Привет, подруга, – прощебетала девушка, залетая в квартиру.

– Привет.

– Вот только не говори, что ты забыла, что мы с тобой договорились вместе отметить Рождество.

– Блин, Лен. Прости.

– Боже, а что это на тебе за ужас? – Она осмотрела мою любимую пижаму с котятками и закатила свои глаза.

– Пижама, – тихонько проговорила я, констатируя факты.

– Это не пижама, а ужас какой-то. Сними немедленно.

Пока я переодевалась в домашнюю одежду, девушка радостно откупорила бутылку вина и разлила по бокалам.

– Есть предложения, куда можем пойти? – Лена отпила вино и внимательно на меня посмотрела.

– Нет, а что, нам обязательно куда-то идти? Так хочется провести остаток выходных в кровати.

– Ань, ну началось. Когда ты уже выберешься из своего кокона и будешь на мужиков смотреть? – Знала бы ты Лена, как я провела Новый год, – не стала бы задавать такой вопрос.

– А что плохого в одиночестве? Никто не морочит тебе мозги, живешь себе спокойно.

– Так, все с тобой ясно. В общем так, я тут с одним красавчиком познакомилась, и он зовет нас в гости. У него там банька, все дела. – Глаза девушки загорелись, как сотни огоньков.

– В смысле «нас»? – с недоумением посмотрела я на нее.

– Ну, я сразу сказала, что приеду с подругой, а у него там оказались друзья. Так что давай собирайся. У меня большие планы на этого парня.

– Вот мне интересно: и где это вы познакомились?

– В продуктовом магазине.

– Ты серьезно?

– Да, обменялись номерками, – улыбнулась мне подруга. – Ты не представляешь, какой он. – Она прикрыла глаза, видимо, вспоминая его образ и смакуя его.

– И где он живет?

– За городом.

– Слушай, а тебя не смущает, что мы поедем к мужикам, которых ни разу не видели, в загородный дом мыться в бане. – Лена на меня внимательно посмотрела, а потом ответила.

– Нет, не смущает. И тем более я его видела.

– Один раз, пару минут в магазине, – напомнила я девушке.

– Ну и что? А, может, он моя судьба?

– Лен, тебе не надоело? Только не говори, что четвертый раз замуж пойдешь.

– А почему бы и нет? – Я взвыла от беспомощности. А чем я лучше? Я вот тоже на Новый год пошла с незнакомым мужиком, с которым провела ночь, а потом он выбросил меня, как помойного котенка.

– Ладно. Но только одно условие.

– Какое?

– Я посижу немного и уеду, но ни в какую баню не пойду.

– Какая ты скучная, Ань. Хорошо-о-о. Только давай быстрее собирайся.

Я нашла самое скромное платье в своем гардеробе, распустила волосы, нанесла легкий макияж. Во время того, как я собиралась, Ленка позвонила тому самому парню и сказала, что приедет. Чему тот, как я поняла, обрадовался.

Мы ехали по трассе, а у меня в голове возникало дежавю. Нет, ну все-таки я дура: все эти дни мучилась тем, что вспоминала этого мужчину. Вспоминала его голос, запах, смех. Вспоминала те две ночи, проведенные в его объятиях, и мне казалось, что вот он – тот, кого я ждала всю жизнь. А потом пришла жестокая реальность, которая ударила меня головой о землю.

Машина такси подъезжала к дому того самого Ленкиного знакомого, а я не верила своим глазам. Этого не может быть! Как будто судьба специально тыкала меня носом в мои же ошибки.

– Лен, а как зовут твоего знакомого? – с осторожностью спросила я у девушки.

– Макар. – У меня сердце заколотилось, как у бешеного зайца. Ну почему среди сотни миллионов мужиков на этой потаскушке-земле Ленка познакомилась именно с ним? Мой зад прирос к сиденью автомобиля, я не могла и пошевелиться. Хотелось слиться с цветом сиденья и не двигаться.

– Это, Лен… Ты иди развлекайся, а я домой поеду. – Вот не хотелось Лене портить настроение и говорить, что этот самый Макар пару дней назад развлекался со мной и драл меня, как последнюю женщину на этой планете. Видимо, ему не хватило тех баб, которых привез его друг. Ненасытный мужик, что тут скажешь.

– Ты совсем, Ань? Мы уже приехали, так что, будь добра, пошли со мной. Ну, посидишь ты немного и уедешь. – Ой, как мне не хотелось идти, но Ленка почти силком меня туда затащила.

– А вот и мы, – проговорила девушка, заходя в дом и затаскивая меня за собой. И на нас обрушились семь пар глаз. Вот только хозяина сей вечеринки я не наблюдала.

– Привет, девчонки, – пропел мужчина с рыжей бородой. Между прочим, он и привел в тот день девочек к Макару. Я почувствовала на себе пристальный взгляд, обернулась и увидела своего мерзавца, который стоял у барной стойки и что-то разливал в стаканы. Мужчина сверкнул своими тридцатью двумя зубами и двинулся в нашу сторону.

– Привет, – проговорила Лена. – А это моя подруга Аня.

– Очень приятно, Макар. – Мужчина протянул мне руку и сделал такое выражение лица, будто и вправду ему очень приятно. В его глазах играл озорной огонек.

– Присаживайтесь, девчонки, – прокричал мужик с рыжей бородой. – Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях.

Прекрасно, ничего не скажешь. Я села в самое дальнее кресло в надежде, что меня тут меньше всего будет видно и никто на меня не обратит внимания. Но наш хозяин вечера так, видимо, не считал.

– Анечка, ну что вы так далеко отсели ото всех. Садитесь поближе. – Мужчина подошел ко мне, протянул свою огромную ладонь, в которую я вложила свою. По телу пробежал ряд мурашек. Одной рукой он дернул меня с кресла, и я от рывка полетела прямо на него, приземляясь на его каменную грудь. И пока мы шли в сторону дивана, где сидели остальные, его рука незаметно поглаживала мне позвоночник сверху вниз. Мои щеки тут же вспыхнули и загорелись огнем. Меньше всего хотелось, чтобы Лена заметила всю эту картину, ведь я не хотела отбирать этого мужчину у нее. Да и навряд ли он когда-нибудь сможет кому-то принадлежать, кроме себя самого, с его-то любвеобильностью.

Час показался мне целым веком. Я сидела как на иголках. Ленка перекочевала на коленки к Макару, а тот делал вид, что мы и вправду не знакомы.

– Леночка, и как давно вы знакомы с Аней? – проговорил Макар, подливая в стакан моей подруги еще больше шампанского.

– Мы познакомились в институте на первом курсе и так до сих пор дружим, – прощебетала подруга.

– В институте, значит, – сказал мужчина, одновременно о чем-то думая.

– И у тебя нет молодого человека? У такой-то красавицы? – Это уже сказал друг Макара, которого он называл «Медведь». А он и правда был на него похож. Прямо свирепый гризли.

– Она разведена, но сейчас очень даже свободна, – сказала за меня Лена и подмигнула мне.

– Ну, недолго она будет одна. – И в ту же секунду около меня оказался громила с рыжей бородой, а его ручища перекочевала на мою талию, и одним рывком он пододвинул меня к себе.

В мой нос ударил запах дорогих сигарет, алкоголя и древесного парфюма.

– Руки убрал от нее и сел на место! – прорычал Макар, а я от его гневного баса даже подпрыгнула на месте.

– Эй, брат, тебе одной девочки что ли мало?

– Медведь, я сказал: сел обратно! – Мужчины посмотрели друг на друга.

– Понял, не дурак. Простите, мадам, но я покидаю вас, – улыбнулся Медведь, а я сразу же расслабилась.

Вот смотрю на эту всю картину, и до ужаса обидно. Похоже, у него хобби купать в дерьме людей, или это я до ужаса наивная девчонка. Мне уже тридцать два года, а я ведусь на все, как малолетка. Аж самой стало стыдно за свое поведение.

– Ну что, в баньку? – проговорил еще один из присутствующих мужчин.

– Да, – почти в один голос сказали девушки и почти все, кроме меня, Лены и Макара, ушли.

– Ленка, я поеду, а вы развлекайтесь.

– Ну, Ань, ну посиди еще немного, а? – прохныкала Ленка.

– Хорошо. – А сама подумала: «Вот сейчас все уйдут, и я по-тихому смотаюсь». – Вы идите, а я подожду вас здесь, – улыбнулась я в ответ.

И только успела уйти Лена и увести за собой мужчину, как я вызвала через приложение такси, встала с дивана и пошла на выход, надевая свой пуховик. Вот и отлично. А когда они все вернутся, даже и не заметят, что я пропала. Открываю дверь, а там тот самый пес. Только я хотела сделать шаг, как он зарычал.

– Ну ты чего? Пусти, пожалуйста, меня, а? – Смотрю на собаку, а та не сводит с меня свой злобный взгляд. Вот и убежала по-тихому… Я застонала в голос и уткнулась лбом в прохладную стену. Все у меня вечно не как у людей. Вон даже с собакой справиться не могу, а, казалось бы, я взрослая независимая женщина.

– Далеко собралась, красавица? – услышала я позади себя мужской голос. Ну, отлично, только тебя здесь не хватало.

– Убери, пожалуйста, свою собаку. Мне идти нужно, сейчас такси приедет, – проговорила я жалостливым голосом и смотрю на него такими глазами, как у кота из «Шрэка».

– Не так скоро, – сказал мужчина и в одно мгновение оказался около меня, подхватил под ягодицы и закинул себе на плечо, как мешок с картошкой, похлопал своей огромной пятерней меня по попе. Сделал пару шагов в направлении соседней двери, где был гараж, и зашел внутрь. Прямо как по волшебству, у него в руках оказался пульт, которым он заблокировал двери. Мужчина подошел к своей зеленой BMW и усадил меня на ее капот.

– Что ты творишь? – только сейчас смогла опомниться я.

– То, что считаю нужным, – сверкнул Макар своими отбеленными зубами и уложил меня на лопатки. Он одним движением поднял мои ягодицы и рывком стащил с меня колготки. – В следующий раз надень чулки: с ними удобнее, – проговорил тот, а я почти задохнулась от его наглости.

– Не много ли ты на себя берешь? – прорычала я ему в ответ. А мое тело уже обмякло в надежде продолжения.

– Только то, что смогу унести, – сказал мужчина и вошел в меня пальцами, отчего я протяжно вздохнула, хватая ртом воздух. – Я скучал, куколка, – произнес тот, вынимая пальцы из моего влагалища, и, войдя на полную глубину, начал таранить меня со всей силы. Все стоны, которые вырывались из моего рта, он поймал одним поцелуем. Мы кончили одновременно. – Это было вкусно, красотка, – сказал тот, убирая свой член в штаны. – Вот теперь можешь идти, – проговорил он и разблокировал двери.

А я снова, как оплеванная, пошла прочь из этого дома. И когда же я стала такой податливой? Никогда не разрешала мужчине управлять моей жизнью, а этот мерзавец только и делает, что дергает меня за ниточки, как куклу.

Хотелось выть в голос, только вот таксист, пожалуй, этого не поймет. Ну, ничего, сейчас приеду домой и разрыдаюсь в подушку, как всегда это делала. Тихо и в одиночестве, а потом еще пару дней погорюю, и все пройдет.

Когда я вышла из дверей дома, собаки уже не было. Теперь понятно, что она не по своей воле меня держала под прицелом своего злобного взгляда. Вышла за забор, на телефоне пикнуло смс с оповещением, что такси подъедет через десять минут.

– Ты, может, в доме подождешь? – раздался за спиной голос Макара.

– Нет уж, спасибо, я лучше на улице.

– А не боишься замерзнуть?

– Лучше уж замерзнуть, чем идти в дом с тобой.

– Как хочешь. Пока, – пожал плечами мужчина и ушел. Я смотрела ему вслед, и хотелось кричать, только вот на кого? Сама виновата. Если кого и нужно винить в том, что происходит, так это только себя. Если бы в первую ночь не отдалась ему, как похотливая самка, то ничего бы и не было. Жила бы себе сейчас с преспокойной душой и бед не знала.

Глава 4

Глава 4

Прошло две недели после очередной встречи с Макаром в рождественский праздник. Нужно ли говорить, что я потом, после его слов, чувствовала себя разбитой. Наигрался наш принц и выбросил меня опять. С Ленкой я после того так и не общалась. Не знаю, как у них с ним все закончилось, но вспоминать и слушать, какой этот мужчина прекрасный, мне не хотелось. А вот в компании очередные завалы, несмотря на новый рабочий год. Вот моя пилюля от всех бед и ненужных мыслей. Чем больше работы, тем жизнь проще.

– Ань, тебя шеф вызывает.

– Хорошо, – проговорила я, вставая со стула. У шефа я была почти через пять минут.

– Вызывали?

– Да, проходи. – Здесь дизайнером я работаю уже более пяти лет. Да, фирма небольшая, но есть и свои плюсы: постоянные заказы, платят всегда вовремя, да и коллектив дружный.

– Ань, есть один крупный заказ и именно на твое имя.

– Что? Это как? – За пять лет я еще не делала индивидуальные заказы, и для меня это была большая удача.

– Клиенту кто-то тебя порекомендовал, и он хочет, чтобы именно ты принялась за эту работу.

– Хорошо. А с чем работать?

– Вот, – кинул мне на стол шеф распечатанные листы. – Это план пентхауса. В ближайшие сроки от тебя требуется выполнить заказ, и подпиши договор.

– Хорошо. – Я, не читая, подписала, ведь это обычный договор о выполнении работ. Тем более все документы проверяются нашим бухгалтером, которому я доверяю уже пять лет.

Забрав план, я пошла на свое рабочее место. В голове уже возникло несколько идей. Итак, дизайн делается для мужчины тридцати семи лет. Должно быть стильно и без лишних деталей.

После окончания рабочего дня отправилась домой, прихватив наброски. Что ж, поработаю дома, а завтра свяжусь с заказчиком и назначу время встречи, чтобы он посмотрел и выбрал дизайн, и обговорим некоторые детали.

Вся ночь была почти бессонной. Понравится ли заказчику дизайн? А если нет, то придется опять все переделывать. Это мой первый индивидуальный заказ!

С утра я встала ни свет ни заря и поехала на работу. В здании еще никого не было, только ночной охранник, который не сдал свою смену.

С нетерпением ждала начало рабочего времени, чтобы, наконец-то, позвонить и договориться о встречи. И как только стрелки на часах показали десять утра, я набрала номер, который указан был в договоре.

– Алло, – проговорила девушка милым голосом.

– Здравствуйте, мне нужен Илья Вениаминович.

– Могу ли я узнать, кто его беспокоит? Просто его сейчас нет в офисе. – «Ага, значит это секретарь», – отчего-то я проговорила у себя в голове.

– Это Анна. Я готовлю его дизайн-проект и хотела бы встретиться, чтобы обсудить заказ.

– Одну минуту, не вешайте трубку, – проговорила девушка, и на том конце заиграла классическая музыка. Пять минут ожидания дали свои плоды.

– Анна, вы еще здесь?

– Да, конечно.

– Вы можете сегодня встретиться с Ильей Вениаминовичем?

– Да.

– Записывайте адрес. Илья Вениаминович будет вас ждать в своем пентхаусе.

– Отлично, записываю.

Как только девушка проговорила мне адрес, она попрощалась со мной и положила трубку. Я посмотрела, сколько мне ехать до места, собрала все документы, вплоть до договора, и поехала на встречу. Хорошо, что сегодня надела деловой костюм, прямо как чувствовала, что он необходим.

Навигатор привел меня в один из элитных районов нашего города. Я остановилась около пятидесятиэтажного дома, на стене которого висели огромные часы. Огляделась. Да, Россия – страна контрастов. За забором элитных домов с закрытой территорией стояли обычные, серые, с облупленной краской пятиэтажки, на территории которых размещались пара детских площадок со сломанными качелями.

Когда я попыталась зайти на территорию дома, меня сразу остановил охранник.

– Простите, это охраняемая территория. Вы к кому?

– Здравствуйте. Я к Макарову Илье Вениаминовичу, я дизайнер. – Мужчина связался с кем-то по рации, а потом проводил меня до лифта, который высадил в самом холле пентхауса. 

Я очень волновалась, ведь это первая моя деловая встреча. Руки тряслись, мысли все спутались, сердце было готово выпрыгнуть из моей груди.

Я сделала пару шагов и очутилась в светлом холле, где, кроме дивана и лестницы, которая куда-то вела, ничего не было.

– Здравствуйте, я Анна, дизайнер, – проговорила я и прижала папку с документами к груди.

Было как-то страшновато, ведь я первый раз в таком здании. Раньше никогда не сталкивалась с богачами, а тем более не приезжала на встречи. Всегда переговоры вели удаленно.

Я подошла к панорамным окнам, которые показывали всю красоту города с высоты птичьего полета. «Бог мой, какая красота!» – залюбовалась я, забыв, что пришла на встречу. Но меня быстро отвлек мужской голос.

– Нравится вид, куколка? – Я не верила своим ушам. Это прямо как в страшном сне. Я медленно развернулась, и передо мной стоял тот самый кошмар из моих снов. Только он сейчас выглядел по-другому: на нем были серые брюки и белая рубашка с закатанными по локоть рукавами. Мужчина смотрел на меня пристально и улыбался во весь рот.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Ты!

– Я, – улыбнулся он еще шире, а я задрожала от гнева. Столько хотелось высказать ему, но все мои слова будто куда-то испарились.

– Как ты нашел меня? Не наигрался еще?

– Кто ищет, тот всегда найдет. Ты права: не наигрался. Ты мне нравишься больше, чем все одноразовые бабы.

– Да? И чем же?

– Кричишь не наигранно, – ухмыльнулся мерзавец. А мне так и захотелось влепить ему пощечину.

– И как твое настоящее имя?

– Зовут меня Илья, а друзья называют Макар. – И как только я сразу не догадалась: фамилия-то Макаров.

– Я не собираюсь участвовать в этом цирке и делать тебе какие-либо проекты. Так что я разрываю контракт и ухожу, можешь искать другого дизайнера. – Мужчина засмеялся в голос.

– Хорошо. Тогда я завтра жду компенсацию.

– Что? Какую еще компенсацию? – с недоумением посмотрела я на него.

– Видимо, ты не читала, что подписывала, куколка. Мелкий шрифт всегда нужно читать! И внимательно. Разве тебя этому не учили? – После его слов я открыла договор, и все мое внимание привлек мелкий шрифт на последней странице, где сказано, что если работник разрывает контракт по собственной инициативе, то он должен в первую же неделю оплатить неустойку в размере трехкратной суммы заказа. Я не верила своим глазам. Где я теперь возьму такую сумму? Не хотелось признаваться себе, но он выиграл. Опять.

– Мерзавец, – смогла выдавить я. – Если ты так хочешь, чтобы я сделала тебе дизайн, хорошо. Я сделаю, но потом ты от меня отвалишь.

– Смотри, куколка, чтобы потом сама не прибежала ко мне, – подмигнул мужчина мне в ответ.

– Не сомневайся: не прибегу, – сложила я руки на поясе. Да, картина маслом. Со стороны это будто моська обижается и гавкает на слона. Что тут еще можно сказать?

Мы стояли и смотрели друг на друга порядка одной минуты. Мужчина как-то нехорошо буравил меня своим диким взглядом, отчего мне стало не по себе, но я набралась смелости и заговорила первой.

– Вот. Здесь наброски. Посмотрите и скажите, что хотели бы добавить? – Макар принял папку из моих рук и внимательно посмотрел в нее, аккуратно перелистывая листы с набросками.

– Неплохо. Мне нравится вот этот. – Вкус, я скажу, у мерзавца отменный. Мне этот дизайн тоже больше всех нравится, но этого я ему не сказала. Обойдется. Хочет получить профессионала – он получит.

– Хорошо. Хотели бы что-то может поменять или добавить? – Макар или Илья (не знаю даже, как его теперь звать) посмотрел на меня внимательно, думая о чем-то своем.

– Может, выпьешь чего-нибудь?

– Нет, спасибо, я на работе не пью.

– А после работы? – Неужели он разыграл весь этот цирк, чтобы позвать меня на свидание?

– И после работы тоже не пью.

– А мне казалось обратное. Ну, как хочешь, – пожал тот плечами. – Нет, мне все нравится.

– Хорошо. Тогда я пойду. Как полностью обрисую дизайн, отправлю вам по почте.

– Буду ждать с нетерпением, куколка. Было бы лучше, чтобы ты показала его лично.

– Хватит того, чтобы я прислал вам его на почту.

И, не смотря на мужчину, я развернулась и пошла в сторону лифта. Ноги и руки тряслись, то ли от страха, то ли от гнева. Разобрать я не могла. Быстро выскочив из лифта, я попрощалась с охраной и побежала к машине. Хотелось побыстрее убраться из этого места. Почему-то, когда я шла к машине, было ощущение, что за мной пристально наблюдают. Похоже, на нервной почве у меня уже начались галлюцинации.

Глава 5

Глава 5

После ухода от Макара я поехала домой. Во мне разыгралась злость не только на этого мужчину, а, в первую очередь, на себя. В его обществе я не могла управлять собой. Как вообще такое может быть? Как давно я себя потеряла?

Приехала домой, бросила все папки в дальний угол и пошла в ванную. Хотелось смыть эту встречу, этот надменный всепоглощающий взгляд. И как я только могла попасться на эту удочку? Теперь нам точно придется увидеться еще несколько раз. Главное, не позволять управлять собой, а иначе я себя и вовсе потеряю.

Прошло уже три дня с момента нашей встречи. Я всеми силами пыталась сделать свою работу, наконец-то, побыстрее закончить проект, да так его сделать, чтобы не возникло никаких вопросов и переделок, а иначе придется работать еще больше и видеться еще чаще. Все дни я не связывалась с этим мужчиной и почему-то боялась того, что он сам заявится ко мне на работу.

Спустя две недели я, наконец-то, закончила проект и переслала на почту своему заказчику. Эти четырнадцать дней были почти бессонные. Помимо мужчины, который пугал меня, еще подливали масло в огонь мои родители, которые были всегда почему-то мной недовольны: то я не вовремя им позвонила, то не так ответила, то в моем голосе они чувствуют неуважение к себе. Прям ад какой-то.

Целый день ждала от Макара хоть какую-то весточку: что напишет или позвонит, что все хорошо и он принимает мой заказ – но, как назло, телефон молчал. Скорее всего, этот мужчина решил со мной поиграть в свою же игру: довести меня, чтобы я сама ему позвонила. Он же сказал мне при встрече, что первая к нему прибегу. Так вот не дождется!

После тяжелого рабочего дня, а последние две недели были очень тяжелые, я разрешила себе немного расслабиться. По дороге домой купила себе бутылочку вина, навела горячую пенную ванну и отдалась наслаждению, смакуя горечь напитка.

В десять вечера я уже мирно посапывала у себя в кроватке и видела радужные сны, которым не суждено было сбыться. Меня разбудил настойчивый звонок в дверь. Я сначала не хотела открывать, но пришлось, а иначе бы кто-то, кому не спалось, в двенадцать ночи мог разбудить соседей, которыми были вечно недовольные бабушки.

Я, злая, встала с кровати и пошла в сторону двери, не спрашивая кто, открыла ее и только хотела наорать на полуночного гостя, как сразу же осеклась. Мой сон сняло как рукой.

– Куколка, ты совсем охренела?

– И тебе доброй ночи. Что приперся? И как ты вообще узнал, где я живу?

– Ты не ответила на мой вопрос, – зло прорычал Макар. – Почему не спросила кто? А если бы я был маньяком-насильником?

– Тогда бы я его с удовольствием впустила. Я же свободная женщина, – улыбнулась я ему в ответ, прикрывая руками свою очень коротенькую пижаму.

– Я тебе впущу! Хорошо бы тебя отшлепать за такие слова. – И после всего сказанного он просто одним движением отодвинул меня и вошел внутрь, закрывая за собой дверь. – Есть что пожрать? Голодный, как пес. – И не дожидаясь моего ответа, мужчина прошел на кухню.

Я медленно, но уверенно пошла за ним. Остановилась в дверном проеме и, выпадая в осадок от такой наглости, смотрела на ночного гостя, который активно шарил в холодильнике, выбирая, что бы пожрать.

– Ну, что стоишь, смотришь? Отрежь хлеб, я больше батон люблю. – И я молча пошла нарезать хлеб этому мерзавцу. Режу и про себя думаю: «Хоть бы этот кусок у тебя поперек горла встал». Ну нет, это надо же было так явиться в двенадцать ночи и вести себя, как у себя дома! Этому мужчине наглости не занимать, мог бы любой позавидовать.

– В следующий раз, пожалуйста, сделай все сама, хорошо? – сказал тот, уплетая за обе щеки фаршированные перцы.

– Что, прости?

– Ань, я устал, целый день на работе одни придурки были, и в эти моменты я просто хочу прийти домой, и чтобы уже все горячее ждало меня на столе. А не вот так вот самому разогревать.

– А ты случайно домом не ошибся? Мне кажется, он у тебя был в лесу со стаей волков, а не у меня в хрущевке.

– Не выспалась что ли? Что злая такая?

– Хороший вопрос, дай подумаю. Подумала. Я злая, потому что ты приперся туда, где тебя не ждали. Разбудил меня, а у меня завтра работа. И как ты вообще узнал, где я живу? – Мужчина долго смотрел на меня изучающим взглядом.

– Какая разница? Спасибо, все было вкусно. Я в душ, а ты иди в кроватку. Я скоро приду. Надеюсь, твоя кровать не скрипит? – подмигнул мне мужчина.

– Так, все, хватит, – вскочила я с табуретки. – Душ ты примешь у себя дома, и я с тобой спать не собираюсь.

– Анют, давай прекращай, а… Честное слово, устал. – Устал, видите ли, наш принц. А я, видимо, должна перед ним на цыпочках бегать.

– Так, ладно, – сменила я гнев на милость. – Я тебе постелю на полу.

– Чего? Я что, пес, чтобы на полу спать? – возмутился мужчина.

– Либо пол, либо дверь. Выбор небольшой. Выбирай, – посмотрела я на него пристально, в надежде, что он выберет второй вариант.

– Ладно, пол так пол. – И Макар вышел из-за стола с недовольной миной, поцеловал меня в щеку и пошел в ванную.

Как и обещала, я ему постелила на полу, около своей кровати, и, пока тот не вернулся, выключила свет и легла спать. Как только закрывала глаза, мысли все уходили к гостю, который уже почти сорок минут плескался в моей крохотной ванной. И что он там себе так тщательно вымывает столько времени? Даже интересно стало.

Резко выключилась вода, и через минуту открылась дверь, послышались тяжелые шаги и скрип пола. Видимо, не ошибся, нашел свое место.

– Ань, – произнес тот, а я молчала. Вдруг мне подумалось: если не отвечу, подумает, что я сплю и отстанет от меня, но не тут-то было.

– Анют, я знаю, что ты не спишь. – Я почему-то улыбнулась одними губами. Да, я злилась на этого мужчину и на то, как он поступал со мной, но почему-то в его присутствии я чувствовала себя спокойно.

– Что тебе еще нужно Макар?

– Как у тебя дела?

– Ты это серьезно?

– Да.

– Ты приперся в двенадцать ночи, очистил мой холодильник, заставил расстилать тебе на полу лежанку, плескался, как гусь, у меня в ванной сорок минут, и это все для того, чтобы спросить, как у меня дела? Да ты просто сумасшедший!

– Есть немного, – сказал мужчина, а я почувствовала, как он улыбается.

– Хорошо, что признался.

– Вообще-то, я пришел сказать, что мне понравилась твоя работа, и я ее принимаю.

– О-о-о-о, как благородно. – А у себя в голове я уже жалела, что он ее не вернул обратно. Господи, что со мной творится? То мне хочется убить этого негодяя, то, наоборот, чтобы он никогда не уходил. Похоже, у меня уже начинается старческий маразм.

– Признай, что ты рада мне. Я ведь это чувствую.

– Ха… Чувствует он. А если бы я была не одна, ты об этом подумал? – На минуту повисла гробовая тишина. Видимо, кто-то решил подумать над моим вопросом.

– Но у тебя ведь никого нет.

– Откуда тебе знать, есть у меня или нет?

– Если бы был, ты бы не отдавалась мне при каждой встрече, как последний раз. Не правда ли, красавица?

– А ты спрашивал меня? Ты брал сам, без спроса, не обращая внимания на то, что я скажу.

– Что? Я не насильник какой-то. Если бы ты не хотела, ты бы сказала. А что, я не гожусь в твои парни?

Не знаю, зачем был этот вопрос, но, не думая, я на него ответила:

– Такие, как ты, не годятся никому ни в парни, ни в мужья…

– Это почему еще? – Голос мужчины стал более напряженным.

– Да потому. С такими, как ты, встречаются только до свадьбы, чтобы вдоволь нагуляться, а замуж не выходят.

– Ты в этом уверена?

– На все сто. Тебе и самому это нравится: играть с девушками, как с куклами. Ты от этого чувствуешь себя хозяином, и, наигравшись, ты всех выбрасываешь на помойку, как ненужную игрушку. – На мои слова Макар ничего не ответил. Видимо, я была права насчет него, если даже он не возражал сказанным словам. И на этом наш ночной разговор был закончен. Полежав еще немного, я уснула.


*****

Эта девушка не выходила из моей головы. Она не похожа на тех, с кем я привык проводить свое время. В основном, все мои спутницы желали получить от меня бабло, которое в принципе и отрабатывали, но не Аня. Она наслаждалась каждой нашей встречей. Я видел в ее глазах, что нравлюсь ей, и не как тот, с кем она была готова провести просто одну ночь.

Она была живая, с ней и правда было, о чем поговорить, несмотря на то, что она баба. В основном, бабский треп невозможно слушать, но эта могла поддержать любую тему: пусть это бы касалось машин, строительства или других каких-то мужских развлечений. И меня это все очень подкупало. Захотелось побольше ее узнать.

Я не мог отвести от нее взгляд, когда она приехала со своей подружкой Леной. До сих пор не могу понять, что их связывает. Моя такая нежная, заботливая Аня и эта грымза, которая готова уцепиться за любой толстый кошелек. Хотелось просто проучить эту Лену, поиграться с ней и бросить, но Анино появление все перевернуло. Даже не хотел прикасаться к ее подруге.

И я начал думать, как бы мне еще раз увидеться с этой прекрасной девушкой, и нашел решение заказать у нее дизайн. Давно уже хотел сделать ремонт у себя в пентхаусе. Я там появлялся редко и, кроме Медведя, моего преданного друга, никто не знал об этой берлоге. Я там бывал очень редко. В основном, если оставался в городе, ночевал в другой квартире, в которую всегда водил девочек.

И после работы гнал по ночному городу в надежде, что моя куколка еще не спит. Ведь такие домашние девочки, как она, ложатся спать после программы «Спокойной ночи, малыши».

На ее третий этаж несся, как угорелый, и, когда она открыла дверь в своей желтой пижамке с цыплятами, я чуть не разрыдался от милости. Она была заспанная и немного растрепанная. Именно такая она мне нравилась еще больше. Но вот то, что она открывает без предупреждения, меня немного напрягло.

Хотелось, конечно, посмотреть на ее бывшего мужа, который оказался таким мудаком и изменял ей на протяжении всего брака. Просто хотелось посмотреть ему в глаза и задать главный вопрос: зачем? Как вообще таким, как Аня, можно изменять? Она же мамонт, вымирающий вид. Редкость найти такую девушку. А самое главное, бесило то, что на фоне размалеванных и силиконовых кукол она чувствовала себя неуверенной серой мышью. Я и правда не мог понять этого. Это как можно так загнобить красивую бабу, что она будет себя чувствовать обычным серым пятном на белой скатерти? Иногда кажется, что этот гребаный мир сошел с ума, а вместе с ним и я качусь в обратном направлении.

 Но вот слова моей куколки: «С такими, как ты, встречаются только до свадьбы, чтобы вдоволь нагуляться, а замуж не выходят» – вывели из себя. Кем она меня, интересно, считает? За мужа своего, который ей изменял, значит можно выходить замуж, а за меня нет? И чем же я хуже? И захотелось сразу же ей доказать обратное. Доказать, что она неправа.


Глава 6

Глава 6

С утра меня разбудил потрясающий запах яичницы и кофе. Быстро вскочила с кровати. Сначала напугалась: кто бы это мог быть – но потом сразу вспомнила ночного гостя. Тихонько встала с кровати и пошла на кухню. Остановилась в дверях и залюбовалась картиной, где огромный мужик с голым задом, в моем фартуке, который еле прикрывал его не столь маленькое достоинство, готовит у меня на кухне завтрак.

Честно говоря, этой картиной я бы любовалась вечно.

– Нравится? – произнес Макар, не глядя на меня. И как он вообще узнал? Я же была бесшумной.

– Нет.

– Опять врешь. – Он развернулся ко мне и через пару шагов оказался уже рядом. – Тебе меня не обмануть, куколка. – Чмокнул меня в нос. – Давай завтракать?

– С удовольствием. – От запахов, которые витали в кухне, живот нещадно заурчал.

Яичница и правда была вкусная. Интересно, а он умеет делать что-нибудь плохо? Ведь за что он ни берется, все выходит на отлично.

– Я в душ, и мне на работу нужно, а то опоздаю. – И, не дожидаясь ответа, вышла из кухни.

Я стояла под горячими струями воды, которые резали кожу, будто лезвие ножа, когда почувствовала, что что-то твердое упирается мне в спину. Резко развернувшись, я наткнулась на каменную мужскую грудь.

– Ты совсем охренел? Дай мне нормально помыться! И кто тебе вообще разрешал зайти?

– Мне не нужно твое разрешение, куколка. – И сильные мужские руки прижали меня к стене. Мое мытье в душе еще никогда не было таким продуктивным.

После того, как поняла, что опаздываю из-за совместного приема душа, мужчина с радостью предложил подвезти меня до работы.

– Высади меня, пожалуйста, здесь, – проговорила я Макару.

    – Хорошо.

Сегодня с моего лица не сползала улыбка. Вроде бы, казалось, ничего особенного не случилось, но я почему-то вспомнила моменты нашей с Юрой семейной жизни.

В начале наших отношений я ведь тоже вот так улыбалась, с удовольствием вставала пораньше по утрам, чтобы мужу приготовить завтрак. Даже пасмурный и дождливый день был для меня обычным и хмурым, а не чем-то отвратительным. А что случилось сейчас? Я так же реагирую на этого мужчину, как и в начале отношений на бывшего мужа, которого любила. И в голове затаилась мысль: а что, если я опять полюбила? Заново. Нет, только не этого мужчину, для которого люди – просто расходный материал для игр, чтобы чувствовать себя властелином мира.

Наверное, эта неделя была самой счастливой за все мои последние года. Макар почти все это время жил у меня, отвозил на работу, встречал с работы, множество комплиментов, цветы, походы в кино. Казалось бы, что это все чуждо мужчине, который предпочитал слово «жрать» вместо «есть» и ругался матом, как сапожник. А иногда, смотря на него, мне казалось, что он хотел доказать, что он лучше, чем есть, и, наверное, ему это удалось.

Нет, я конечно не расписала по главам оставшиеся дни в совместной с ним жизни, но где-то глубоко в душе до сих пор я знала, что он не создан для семьи и детей, но сейчас, в данный момент, мне было с ним хорошо. И неважно, сколько это продлится: час, день, неделю или месяц. Все когда-нибудь заканчивается, и это тоже закончится, но сейчас я наслаждалась моментом.

Очередной рабочий день, который начался не с кофе, а со звонка подруги.

– Доброе утро, неужели ты встала в такую рань, Лена? – Для меня и правда было странным, что Ленка, которая привыкла вставать не раньше полудня, звонила мне в полдесятого утра.

– И тебе доброе утро, Анют.

– Что-то случилось? – Я почему-то начала волноваться из-за загадочного голоса подруги.

– Нам нужно срочно встретиться.

– Хорошо, давай в обед в нашем ресторанчике?

– Договорились.

Я почему-то не очень ждала наступления обеда и встречи с Леной. Не знаю, что изменилось, ведь она была моей подругой и родным мне человеком. Она единственная, кто меня поддержал после развода с мужем, не давала мне упасть духом, приезжая в любое время дня и ночи и утирая мне слезы.

– Ну, рассказывай, не томи, что стряслось? – проговорила я, жуя свой салат, и посмотрела на светящуюся Ленку, которая сидела напротив. Она и правда вся сияла, как звездочка. Я бы даже сказала, что она помолодела лет на десять.

– Я влюбилась, – проговорила та, а от ее слов у меня изо рта вырвался смешок. Ну и Ленка! Она на неделе может раз десять влюбиться. Только вот почему-то вся эта любовь потом быстро испаряется. Но такой, какой она была сегодня, я ее еще ни разу не видела.

– Прямо-таки и влюбилась? И надолго? – решила я поддеть подругу.

– Ой, Ань, перестань язвить. Я к тебе со всей душой, между прочим.

– Ладно, не обижайся. Я и правда за тебя рада. Ну, и кто этот счастливчик?

– В смысле кто? – Она удивленно на меня посмотрела.

– Я что-то пропустила?

– Совсем ты выпала из социума, подруга. Ань, помнишь мы ездили к парню в лесной домик, Макаром звали? Вот. – Она показала мне безымянный палец, на который было надето кольцо с камнем размером с булыжник. А у меня в груди остановилось сердце. – Ты чего? Нет, я, конечно, думала, что ты за меня рада, но не настолько, чтобы приборами раскидываться, – хохотнула та. А я только сейчас заметила, как из моих рук выпала вилка и трясутся ладони.

– Да, я очень за тебя рада, – сказала я голосом робота, а в голове картина Ленки и Макара. – Давно вы вместе?

– С Рождества. А на днях он сделал мне предложение, ты представляешь? – Нет, я не представляла, как такое могло быть. Все опять будто повторяется. Все возвращается назад.

– Здорово. Ленка, мне пора бежать на работу. Еще раз поздравляю. Созвонимся потом, и расскажешь все подробно. Надеюсь, на свадьбу позовешь? – хотела я держаться эмоционально ровно и не дать что-то заподозрить подруге.

– Ты будешь подружкой невесты, – подмигнула мне Лена. А я подумала о том, что лучше сдохнуть, чем смотреть на счастливое лицо мужчины, который меня предал. И я выбежала из-за стола, как ошпаренная. Только успела забежать в рабочий кабинет, как из глаз хлынули слезы.

Вот я дура. Какая же я непроходимая тупица! Как я могла не заметить, что у него еще кто-то есть. Хотя о чем это я? Семь лет не замечала похождения собственного мужа, а тут первый встречный. И как Ленке сказать, что ее будущий муженек жил у меня почти неделю и спал в моей кровати.

За что мне все это?

На звонки и смс Макара я так и не ответила, хотя он звонил не одну сотню раз. Отпросилась с работы пораньше, заехала в магазин, купила бутылочку вина. Первый раз в жизни хотелось залить свое горе и наплевать, что на утро я буду умирать от тяжелого похмелья, но сейчас мне точно хочется забыть все, что сегодня произошло.

Не ожидая от сегодняшнего дня уже ничего хорошего, около подъезда, когда возвращалась домой, я встретила Юру.

– А ты что здесь делаешь? – с удивлением я посмотрела на сидящего на лавочке бывшего мужа.

– В гости зашел, – улыбнулся тот.

– Слушай, Юр, вот сегодня точно не до тебя. – Хотела открыть я подъездную дверь, как моя рука была перехвачена.

– Ого, ты что-то празднуешь? – спросил бывший муж, услышав звон стекла.

– Да, праздную.

– Не пригласишь мужа?

– Бывшего мужа, – поправила я его. – Проходи. – Отбиваться от него и прогонять не было сил, и я его впустила в свою квартиру. Надеюсь, он тут долго не задержится.

– Так чего пришел? – проговорила я, раскладывая продукты из пакета.

– Соскучился.

– Да что ты! А я нет.

– Может, попробуем начать все сначала? Я одумался, поменялся и осознал все ошибки. – От его предложения у меня чуть пакет из рук не выпал. Я посмотрела на него внимательно: не заболел ли он?

– Поздно, Юр. Еще что-то?

– Да. Меня повысили.

– Поздравляю.

– Спасибо. Я теперь старший лейтенант. И зарплата выше стала, – улыбнулся бывший муж, поправляя своей пятерней прядь волос.

– Юр, ты что, решил меня купить? – засмеялась я в голос. Да, не ожидала такого. Думала, что сегодня меня уже ничем не удивить, но нет, все-таки есть еще надежда.

– Но почему сразу покупаю? Просто обрисовываю перспективы.

– Какие перспективы, мой дорогой бывший муж? Ты себя вообще слышишь? – Смотрю на этого… Даже не знаю, как его назвать, и не могу понять. Как вообще я могла за него замуж выйти? Пьяная что ли в ЗАГСЕ была? Как можно полюбить этого пузатого, лысеющего старшего лейтенанта?

И в следующий момент, не знаю точно, что произошло, но Юрка, который сидел на стуле, вдруг слетел с него, подбежал ко мне и впился своими тоненькими губками в мои губы. И этот поцелуй мне показался самым противным, что есть на свете.


*****

Как вообще понять этих женщин? Все, блядь, было нормально всю неделю, а сегодня какой-то пиздец подкрался незаметно.

С утра все было хорошо, до обеда все было хорошо, а вот после обеда все пошло наперекосяк. Целый гребаный день пытался дозвониться до Анны. То она занята и трубку не берет, то сбрасывает, а потом просто отключила телефон. Что творится в голове у этого субъекта женского пола? Почему с бабами все так сложно? Почему нельзя взять трубку и сказать, что происходит? Так нет, они будут выносить мозг на протяжении всего дня, а потом вдруг окажется, что у них просто не было настроения.

С работы я не мог уехать и разобраться, в чем проблема, почему меня игнорируют. Сегодня была очень крупная сделка, которую я никак не мог скинуть на помощника. Гнал домой, точнее в квартиру к той, что вывела из себя, был злой, как сто чертей, в голове уже прокручивал, как я ее выпорю за испорченный день. Припарковал машину около уже так знакомого подъезда, забежал вместе с какой-то старушкой в дом и поднялся на этаж.

Прислушался. Все было тихо и спокойно, почему-то не стал звонить в звонок, а схватился рукой за ручку двери, и та оказалась открытой. Взгляд сразу же бросился на мужские ботинки лилипутского размера, и я сразу же закипел, как чайник, когда увидел, что мою Аньку целует какой-то лысый и пузатый пигмей.

И вот тут-то я собрал все свое говенное настроение и со злости отшвырнул недомерка. Руки чесались так, что хотелось кого-нибудь убить.

– Ты кто такой, чмо? – кинулся на меня ушлепок, которого я вырубил одним ударом. Да и как это можно назвать «мужиком»?

– Кто это? – обратился я уже к девушке, которая смотрела на меня в растерянности.

– Это Юра, – с недоумением посмотрела она на меня.

– Какой, блядь, Юра?

– Бывший муж. – Аня говорила так спокойно, как будто это случалось каждый день и для нее было нормой.

– Что он тут делает?

– Пришел в гости. А ты что тут делаешь? Разве не должен быть в другом месте?

– Я пришел к тебе, разобраться, какого хера ты меня сегодня целый день динамишь? И, видимо, я понял причину.

– Раз понял – уходи.

– Что?

– Дверь знаешь где или показать?

– Ты, значит, меня променяла на это? Все-таки решила вернуться, восстановить семью? – Я уже ничего не понимал. Не понимал, что здесь происходит. С утра все было хорошо, а сейчас она уже с бывшим мужем, от которого не могла избавиться. Это точно пиздец.

– Променяла. Уйди, пожалуйста. – Меня долго упрашивать не нужно. Не глупый. Еще раз взглянул на этого недомерка и ушел.

Нет, не могла моя Аня просто так взять и уйти к этому, не могла. Что-то случилось, и я это выясню.


Глава 7

Глава 7

Сижу я на кухне, пью из горла вино и смотрю на Юру, который уже минут пятнадцать верещит, как баба, и прикладывает лед к уже опухшему глазу.

– Аня, ты в курсе, с кем связалась?

– В курсе. – Смотрю на него и мечтаю, чтобы он поскорее ушел из моей квартиры.

– Это же уголовник, которого недавно разыскивали. Макаров.

– Юр, если ты уже пришел в себя, уйди, пожалуйста.

– В смысле? Ты же сказала, что мы вместе.

– Видимо, он тебя хорошо приложил, раз уже галлюцинации пошли. Прогуляйся до больнички.

Я встала из-за стола.

– Ты куда?

– В душ. И когда я приду, надеюсь, что ты уже закроешь дверь с обратной стороны. – И не слушая, что мне вслед кричит мой бывший муж, я закрылась в ванной комнате. Только когда встала под горячие струи воды, я снова разревелась. Как же больно. Вот именно этого я не хотела: столько времени пыталась скрывать ото всех свои чувства и не разрешала себя влюбляться, потому что с меня хватило одного разбитого сердца.

А что теперь? Я повелась опять на красивые ухаживания и мужские слова, и все опять повторилось, только хорошо, что это произошло сразу. Ну, ничего… Пара дней, и я забуду того, кто решил поиграть со мной.

Как так люди могут быть с двумя сразу? На что он рассчитывал? Он сделал ей предложение и думал, что я не узнаю? Неужели он не подумал о том, что она моя подруга? Как мерзко и противно!

Ленке я решила ничего не говорить про Макара, может, с ней он другой. Может, они будут счастливы вместе? Только вот я теперь потеряла подругу, единственного близкого человека.

Утро меня разбудило звонком в дверь. Почему-то я думала, что это пришел опять Макар выяснять, почему я так себя повела, но я ошибалась. Хуже Макара могла быть только моя мать, которая пыталась контролировать мою жизнь, несмотря на то, что мне уже пошел четвертый десяток.

– Боже мой, тебя что, всю ночь кошки драли? – прорычала мать, заходя в квартиру.

– И тебе доброе утро, мама. – Не смотря на нее, я развернулась и пошла к себе в комнату. Не успела я накинуть халат, как в мое уединение ворвались с воплями.

– Анна, я не понимаю, почему ты так со мной разговариваешь?

– Как, мам?

– Ты не берешь трубки, когда я звоню, сбрасываешь, а вчера вообще отключила телефон, и он до сих пор не доступен.

– Мам, сегодня выходной, и я хотела отоспаться.

– Ты неблагодарная дочь, Анна. Мы тебя с отцом растили, воспитывали, одевали, обували, а ты теперь этим нам решила отдать? Своим поведением? Когда ты жила с Юрочкой, он хотя бы на тебя положительно влиял.

– Мам, так может вы усыновите Юрочку, а неблагодарную дочь оставите в покое?

– Что ты такое несешь? Ты что, вчера пила?

– Пила, а еще я переспала с незнакомым мужчиной и знаешь что, мама? Мне понравилось.

– Замечательно, – хмыкнула родительница. – Теперь наша дочь еще и алкашка, и проститутка в одном лице. Поздравляю, ты докатилась. Собирай вещи, будешь жить с нами. Мы с отцом возьмемся за твое воспитание!

Вот смотрю я на свою мать и задаюсь вопросом: какого хрена? Какого хрена я все свои тридцать два года это выслушиваю? Они с отцом с самого рождения твердили мне, что я должна учиться, работать, слушаться родителей, я должна встречаться и выйти замуж за того, кто им нравится. И ни разу не поинтересовались, как я. Как-то раз мать мне сказала: «Аня, ты должна учиться прилежно, найти хорошую работу и полагаться только на себя». А я ей ответила: «Мам, я замуж за принца выйду, и он будет решать все мои проблемы». На что мать ответила: «Глупая ты, с твоей внешностью не то что принца найти, кощей от тебя сбежит».

Вот оно наставление родной матери.

Я всегда завидовала своим подружкам, когда их забирали родители из садика или школы. Я смотрела на них, и все они были счастливы, дети бежали в объятия своих родителей при встрече, а в нашей семье все было наоборот.

Я старалась делать все, что мне скажут. Закончила школу с золотой медалью – родителям было мало, институт с красным дипломом – им также все было мало. Устроилась на престижную работу, вышла замуж за «красавца» Юру, с которым меня познакомили родители, – и тогда им оказалось мало. А когда я разошлась с мужем из-за того, что он изменял, я стала для них самым последним и неблагодарным человеком на земле.

Вот и сейчас я смотрю на свою матушку, которая распинается передо мной, уча меня жизни, и не понимаю, почему я ее слушаю?

– Мам, а может хватит учить меня жизни, а?

– Что ты сказала? Ты как была неотесанной девчонкой, так и осталась ею. Ты посмотри, что ты сделала со своей жизнью.

– Что я сделала, мам? Что не так?

– Я теперь понимаю, почему Юрочка от тебя ушел. Я бы тоже от такой сбежала.

– Так в чем проблема? Дверь ты знаешь где.

– Что? – По красным и злым глазам видно было, что родительница хотела еще что-то сказать, но только поставила свои руки в боки и произнесла: – Ты еще прибежишь к своим родителям, неблагодарная девчонка. Когда совсем опустишься ниже плинтуса, вспомнишь мои слова. – И она ушла, на что я с облегчением вздохнула и пошла в ванную.

Как-то много тех людей появилось в моей жизни, которые уверены, что я без них не справлюсь.

Сегодня я решила вообще не выходить из дома. Суббота, выходной. Хотелось перезагрузиться, обо всем подумать, привести мысли и себя заодно в порядок. На ум пришла мысль, что я давно не делала маникюр, и захотелось заняться собой.

Включила свой телефон и лучше бы не делала этого. Пришло около сотни уведомлений от Макара. Он не только в течение дня пытался мне позвонить, но и почти полночи дозванивался до меня. Но мне вообще не хотелось о нем думать. Ну, был в моей жизни этот мужчина и был. И да, он был лучше всех, что я встречала. Но жизнь как награждает, так и отбирает быстро, и не спрашивая, хочу я этого или нет. Погружаясь в свои мысли, я расслабилась, лежа в горячей ванне.


*****

Хотел уехать вчера домой, после того как застукал Аню, но не смог. Когда после моего ухода через тридцать минут вышел этот пузатый хмырь, я сразу вздохнул, что он не остался у нее. И в голову влетела мысль: а не спектакль ли это был для одного зрителя?

Вот смотрю на досье, которое мне нарыл мой помощник, и не могу понять, за что она его полюбила? А может и не было этой любви. Мне достали всех баб, с которыми он резвился. И Аня похоже не знает, что ее благородный бывший муж до свадьбы и после кувыркался с ее подружкой Леной.

Нет, на один раз ее можно, но чтобы на постоянно… Нет уж. Да она Аньке и в подметки не годится. Стало интересно узнать про эту Лену и, когда я читал все, что написано, потихоньку охуевал. Видимо кто-то хорошо скрывал информацию о Елене, что ее было не так легко найти, и я понимаю, почему все так трудно.

Моисеева Елена Григорьевна, год рождения – тысяча девятьсот восемьдесят восьмой. Заболевание – маниакальная шизофрения. Каждый год проходит лечение в психиатрической лечебнице.

– Какого хера, – выругался я вслух. Интересно, а Аня знает про ее болезнь? Мне стало страшно за свою куколку. Нужно ей все рассказать.

Вышел из машины и пошел в направлении подъезда. Оттуда на меня накинулась какая-то разъяренная фурия, которая еще и наорала на меня. Если бы мои мысли не были заняты другой, то я бы послал ее далеко и надолго, а в подарок бы карту подарил с маршрутом.

Поднялся на этаж, позвонил в дверь. Мне никто не открыл. Я точно знаю, что она дома. Не стал больше звонить, а достал из кармана брелок в виде отмычек, который подарил мне знакомый. Придется вспомнить прошлое. Прошло меньше минуты.

– Да уж, нужно будет поставить нормальный замок, – проговорил я вслух, заходя в квартиру. Прислушался. Услышал звук льющейся воды. В душе. На душе сразу отлегло. Снял обувь, куртку и пошел в комнату Ани. Удобно расположился в кресле, стал ждать, когда она выйдет.

 Глава 8

Глава 8

Выходя из душа, я почувствовала запах того, кто мной играл и о ком были все мои мысли в последние часы. Это прямо ад какой-то. Как вообще такое может быть? Нет, Макаров бы не вошел в квартиру: дверь-то я закрыла. Сделала пару шагов и ахнула, увидев мужчину в своем кресле.

– Как? Что ты тут делаешь? – проговорила я, закрывая полы халата.

– Пришел поговорить.

– А как ты… Ах, да. Прости, забыла твое прошлое. – Много гадать не нужно, чтобы понять, как этот мужчина пробрался ко мне в квартиру. Стало немного страшно от того, что даже за закрытыми замками я для него доступна в любое время дня и ночи.

– Ань, я не знаю, что там твой бабский мозг навыдумывал.

Мужчина вдруг резко замолчал, а я, не дожидаясь его продолжения, ответила:

– А здесь и думать нечего Макар. Это твоя сущность.

– Какая, блядь, сущность, Ань? Что ты несешь вообще? Ты можешь мне нормально рассказать, что случилось? Не делай из меня дурака. Я знаю, что ты не сошлась со своим бывшим. – Вот он сидит и смотрит на меня с непониманием. Как же хорошо он играет! Да ему нужно было в ГИТИС поступать, сто процентов стал бы лучшим учеником.

– Когда ты хотел рассказать мне о предложении?

– Чего, блядь? Каком еще предложении?

– Я все знаю. Она мне все рассказала. Я вот только одного не могу понять: ты серьезно думал, что я не узнаю?

– Кто и о чем тебе рассказал? – произнес мужчина, скрипя зубами.

– Лена мне все рассказала. И о предложении тоже. Интересно, а она знала, что ты со мной эти дни был или решил двух зайцев одним выстрелом убить?

Макар минуту молчал и смотрел на меня изучающе, а потом заржал как конь во весь голос, не обращая на меня внимания. Гляжу ему даже очень весело, что неимоверно меня злит.

– Нет, ну, я, конечно, знал, что все бабы дуры, но ты оказалась во главе, – проговорил он и положил на край кровати папку.

– Спасибо за комплимент. Что это?

– Прочти и все поймешь. – Я медленно открыла папку, в которой была большая стопка бумаг, и начала читать. Читаю, а у меня глаза на лоб лезут.

– Нет, это неправда, – замотала я головой, смотря на мужчину.

– Что именно неправда?

– Это все. Юра и Лена… Они не могли. Нет. И она нормальная.

– Все, что в этой папке, – это правда. Начиная с того, что твой муженек с твоей лучшей подружкой изменял тебе, и заканчивая тем, что твоя Лена – больная на всю голову. Но если ты мне не веришь, позвони и спроси. – Я долго переваривала все это. Смотрела на медицинские заключения с государственными печатями и не могла поверить. Я же Лену знаю с института, и она мне казалась самым искренним, живым и нормальным человеком на всей живущей планете. Это слишком больно, чтобы оказаться правдой.

Я набрала номер бывшего мужа и услышала радостный голос Юры.

– Все-таки решила меня вернуть, – проговорил тот, а мне нужно было услышать от него только правду.

– Это правда?

– Что именно? – На том конце трубки повисла тишина.

– Что на протяжении всего времени ты мне изменял с Леной.

– Да, – без замедления ответил Юра.

– Спасибо за правду. – И я бросила трубку. Не ожидала, что Юра так быстро ответит. Думала, он начнет сначала все отрицать, как всегда, но впервые в жизни он повел себя как мужик.

Сижу на диване и не могу встать. Голова кружится от всех этих мыслей. Даже не знаю, что сказать Макару, который открыл мне эту страшную тайну. Лучше бы я этого не знала и жила себе спокойно.

– Так, значит, ты ей не делал предложение? Она сказала, что вы вместе с Рождества, – перевела я свой взгляд на мужчину.

– После твоего ухода в Рождество спустя пару часов все разошлись, как и твоя подружка. Она уехала с моим другом, и больше я ее не видел.

– Значит, нет.

– Нет, Анют. Ты единственная, к кому мне хочется прикасаться и с кем спать.

Я смотрела в глаза мужчины и понимала, что так нельзя сыграть. Этот взгляд, который я увидела впервые на пороге его дома и сейчас, был настоящий, неподдельный. Я встала с кровати, подошла к Макару и обняла его.

– Прости. Я не знала. Я думала… Она же была моей лучшей подругой. Значит, каждый год на месяц она уезжала не на море, – тихо произнесла я.

– У каждого свой отдых, милая. А теперь давай отдыхать. – Он раздел меня, разделся сам и лег ко мне в кровать. Сегодня мы просто спали вместе в обнимку.


*****

Рассказав всю правду Ане, я почувствовал себя не лучше, чем было. Моя девочка расстроилась еще больше. Как же было противно смотреть, как она разочаровывается в людях. Если бы можно было, я бы отправил на другую планету всех ее обидчиков, только чтобы видеть ее улыбку.

Теперь в голове всплыл еще один вопрос: как уберечь мою куколку от ее больной подружки? Нужно нанять Ане охрану, пока меня нет рядом, ведь неизвестно, что Елена может преподнести. Они все-таки лучшие подруги. Хотя я не понимал, как вообще такое возможно?

Глава 9

Глава 9

– Доброе утро, – проговорила я, глядя на мужчину, который пристально смотрел на меня, сидя у меня в ногах.

– Доброе. Анют, я чего подумал… Давай-ка ты переедешь ко мне?

– Зачем? – Я и правда не понимала, зачем ему это все.

– Чтобы тебе никто не навредил.

– Я тебя поняла. Ты думаешь, что Лена может мне сделать что-то плохое?

– Ань, она же больная. Хер знает, что ей в голову взбредет. Она же показала тебе кольцо и сказала, что мы женимся. Откуда я знаю, что она не приведет завтра детей и не скажет, что они мои? – Макар посмотрел на меня внимательно.

– Так ты же сказал, что вы не…

– У нас ничего не было.

– Нет, я никуда не поеду. Тем более от тебя мне далеко на работу ездить, и я тебе обещаю, что все будет хорошо. – В одно мгновение я очутилась у мужчины на коленках.

– Обещай мне: если она попытается с тобой связаться, то ты мне все расскажешь без истерик, что бы она тебе ни преподнесла.

– Обещаю.

– Вот и прекрасно, а теперь марш в душ и собирайся.

– Куда?

– Пойдем в кино.

– Хорошо.

И я, счастливая, помчалась собираться. Как же все-таки хорошо, что есть тот, кому ты небезразличен. Обдумав всю информацию, которую мне вчера преподнесли, я все равно до сих пор не могла поверить, что у Лены могут быть психические расстройства. Больше всего меня волновало то, как мы будем теперь общаться. Не могу же я вот так просто пропасть и не брать трубку. А если она придет ко мне домой, то что тогда? Или на работу. Она же думает, что они с Макаром помолвлены. И откуда она вообще это взяла? Не могло же ей это просто почудиться.

После фильма мы зашли в ресторан, пообедали и пошли гулять в парк. Несмотря на холод и сырость, на улице было хорошо. Не хотелось, чтобы этот день заканчивался.

– Ань, если ты не хочешь ехать ко мне в дом, тогда переедешь в пентхаус. – Я понимала, что Макар беспокоится за меня и хочет защитить, но чувствовала себя в безопасности. Я не была уверена, что моя подруга, с которой мы так давно дружим, могла бы мне что-нибудь сделать.

– Если ты так хочешь, хорошо.

И уже вечером я наслаждалась вкусным вином и смотрела вдаль на город с высоты птичьего полета.


*****

Прошел месяц. Моя жизнь не изменилась. Лена так и не объявлялась. Макар выяснил, что она уехала из города и за ней наблюдают.

– Ань, точно не поедешь со мной в дом?

– Нет, ты езжай, а мне нужно поработать. Один заказ доделать нужно, а то сроки горят.

– Хорошо.

Кто бы мог подумать, что мы с Макаром уживемся под одной крышей. Но уже прошел месяц, и мы друг друга не убили, а порой до ужаса хочется это сделать. Я уже привыкла к его матерной речи, и она не так уже режет мой слух. А он в свою очередь стал мне доверять и открываться понемногу. Я познакомилась с его друзьями, от вида которых мороз пробегал по коже.

После того как Макар уехал, минут через двадцать я услышала звонок в дверь. В окошке домофона я увидела нашего охранника и открыла дверь.

– Привет, Миш, что-то случилось?

– Да нет, впустишь на минуту? Разговор есть.

– Да, конечно, проходи. – И как только я сделала шаг в сторону, мужчина резко поднял руку и что-то вколол мне в шею, отчего все в глазах потемнело, а тело мое обмякло. Только помню какие-то голоса. Они были мне знакомы, но я не могла их вспомнить.

Проснулась от того, что ужасно хочу пить. Открыла глаза и не могу пошевелиться. Мои руки и ноги были связаны. Огляделась. Я лежала на каком-то вонючем диване в обшарпанной комнате, а за окном было темно.

– Очнулась? – услышала я женский голос.

– Лена? Что ты… Что ты сделала? Где я?

– Там, где тебя точно не найдут.

– Что тебе нужно?

– Мне нужно то, что ты забрала у меня. Вот скажи, почему тебе всегда достаются самые хорошие мужчины? А? Ты вроде не такая красавица, как я, не такая умная, как я… – Я смотрела на свою подругу и не узнавала ее.  От красивой и молодой девушки, которая была раньше, осталось только воспоминание. Передо мной сидела неухоженная, с грязными волосами, потрепанной одеждой и ссадинами на теле женщина.

– Что с тобой произошло? Почему ты так… – Я не договорила.

– Почему я так выгляжу? – Я кивнула в ответ. – А тебе не рассказал разве мой мужчина?

– Что? Какой мужчина? И что он должен был рассказать?

– После того как я рассказала тебе о помолвке с моим любимым, я думала ты уйдешь от него и он останется один, и вот тогда-то я и сойдусь с ним. Буду утешать его, а он и правда мне сделает предложение, и мы поженимся, у нас будут дети. Но все пошло не так, как я планировала… – Девушка замолчала. Она смотрела в одну точку, как будто что-то видела на грязной обшарпанной стене, и продолжила: – Я думала мы будем вместе. Понимаешь? – заорала она на меня во весь голос.

– Понимаю, – почти шепотом произнесла я.

– Ничего ты не понимаешь. У тебя все было самое лучшее. И из-за тебя меня поймали и заперли в психушке. Это сделал Макар. Он предал меня ради тебя.

– Что? – Я не верила в то, что она говорит.

– Нет. ОН не мог этого сделать.

– Еще как смог. ОН потом навещал меня там.

– Не-е-ет. – Я замотала головой.

– Да. После того, как вы помирились, он решил избавить тебя от меня. А ты знаешь, как там плохо? Всю жизнь меня все предают: родители, подруга и любимый мужчина.

– У тебя же нет родителей. – Удивленно я посмотрела на женщину, хотя чему уж тут удивляться.

– У меня есть родители, я от них сбежала. Они отобрали у меня ребенка, а, когда я хотела его вернуть, они заперли меня в психушке. И тогда я поняла, что никто мне не поможет, и решила уехать. 

– А что ты от меня сейчас хочешь? Отпусти меня, пожалуйста.

– Я хочу, чтобы ты оставила Макара в покое и чтобы мы с ним были вместе.

– Хорошо. Отпусти меня. Развяжи, и я уйду. Вы меня никогда не найдете.

– Он захочет тебя найти и забудет обо мне. А если тебя не станет, то искать никто тебя не будет.

– Ты что… Что ты хочешь сделать? – Страшно было подумать, что творится в голове у этой женщины. Она что-то достала из кармана, а на фоне тусклой лампочки сверкнуло лезвие ножа.

– Лена, не нужно, не делай этого. – Но она уже меня не слышала и медленно приближалась, а я пыталась всеми силами отодвинуться подальше от нее, пока не уперлась спиной в стену.

– Нет причины – нет проблем, – повторяла она постоянно. – Нет причины – нет проблем. – И как только подошла ко мне вплотную, Лена провела лезвием ножа по моей шее, оставляя там отметины. 

Я почувствовала, что она меня немного порезала. По моей шее вниз стекала теплая жидкость.

Не слушайте тех, кто говорит, что перед смертью ты вспоминаешь всю свою жизнь. Они врут. Перед смертью ты ничего не испытываешь, кроме ужасного страха, что вот сейчас тебя не станет.

– Нет, не нужно, пожалуйста, – простонала я сквозь слезы и посмотрела на девушку. Ее глаза… Я никогда не видела таких глаз! Они были пусты, и только шальной взгляд бегал по мне.

Она подняла руку с ножом и со всей силы замахнулась, а я резко вздрогнула от услышанного удара. Открыла глаза, а передо мной стояла бледная Лена и держалась за сердце, а сквозь пальцы ее ладони начала просачиваться кровь. Она резко упала, а за ней стоял Макар с пистолетом в руке.

– Макар… – прошептала я и опустила голову на диван.

– Ты в порядке? – Мужчина подбежал ко мне и начал развязывать мои руки. – Пошли, милая. – Он подхватил меня на руки и понес к выходу. – Приберите здесь все, – приказал он кому-то, чьих лиц я не могла разобрать из-за пелены слез в глазах.

Конец.





Оглавление

  • Отшельник Которова Ольга




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики