Поднимаясь из могилы (fb2)

- Поднимаясь из могилы (а.с. Хроники Саббата-1) 200 Кб, 111с. (скачать fb2) - Влад Поляков (Цепеш)

Настройки текста:



Цепеш
Поднимаясь из могилы

Саббат… Самая жестокая и кровавая организация вампиров. Так ее видят со стороны, даже не пытаясь как следует разобраться в том, что именно движет ими. Рискнете ли вы заглянуть под маску, за которой скрывается настояшее лицо?

Из цикла "Красный Род". События происходят за полсотни лет до описанных в романе "Летопись, начертанная кровью".

"Не пугай священник адом,

Не зови меня в свой рай.

Там где ложь он будет смрадом

Диким криком волчих стай.

Я забыл пароль для рая,

Если б помнил не пошел.

Нет безжалостнее края

Для того кто вверх не шел".

Dark Lord Vampire

Глава 1. Up to the grave (Поднимаясь из могилы).

Темнота, как будто везде выключили свет. Не предупредив, не поставив в известность, обрушив сию новость подобно удару кинжала. Где я нахожусь? Абсолютно непонятно, ясно только то, что я лежу на чем-то жестком, скорее всего на каких-то досках. Интересно, что я тут забыл, на диване лежать гораздо удобнее, да и полное отсутствие света я не очень люблю? Частичное - другое дело. Да и тесновато здесь отчего-то. Пытаюсь пошевелиться… Руки и ноги в полном порядке, двигаются как им и полагается от природы. Вот только пространство для свободного передвижения слишком уж ограничено. Непорядок, однако. А если попробовать от души пнуть ногой неизвестную помеху?

Ладно, шутки в сторону, хотя восстановить относительно нормальное состояние они мне помогли. Хреновато помогли, но за неимением лучшего и это сойдет. Черный юмор всегда был моим любимым. Все дело в том, что по всем признакам я нахожусь в гробу, причем закопанном, как и полагается, в землю. То-то в глаза земля осыпается, тьфу, ну и гадость. Тяжелый запах земли откровенно действует на нервы. И какая же сука это учинила? Найду, подыхать он или они, невелика разница, будут медленно и изощренно, моя извращенная фантазия границ не знает. Представление с оркестром устрою, причем в качестве музыки будет выступать этот любитель оригинальных похорон, с которого я буду медленно снимать шкурку. Делается это довольно просто - берется ножик, пара надрезов и шкурка снимается с легким треском и громкими воплями. Одна проблема, память пока работает плоховато, а если честно, отшибло ее капитально. Так что найти ответственного за все это безобразие будет даже сложнее, чем выбраться отсюда.

А вообще странно все это. Что именно? Много причин для искреннего недоумения с моей стороны. Логично было бы предположить, что заживо похороненный должен весьма паршиво себя чувствовать. Вот только у меня совсем иные ощущения… Неприятно конечно, но все неудобства скорее психологического, чем физического рода. Физическое же самочувствие просто великолепное, так хорошо я себя никогда не чувствовал. Даже весьма раздражавшая легкая близорукость куда-то бесследно испарилась, я вижу даже мельчайшие детали своей подземной тюрьмы.

Стоп, а это что за фокус нечаянно нагрянул? Конечно, я и раньше неплохо ориентировался в темноте, но сейчас вижу все абсолютно четко и в мельчайших деталях. С чего бы вдруг проявилась весьма полезная, но доселе недоступная мне способность? По-видимому стоит детально разобраться, что случилось со мной, а особенно с моим телом. Неожиданно проявившая способность видеть в темноте не хуже кошки отнюдь не единственное приобретение. Обычно, находящиеся в могиле должны жаловаться на недостаток воздуха, правда эти жалобы слышат разве что червячки, ждущие обеда. У меня же с этим нет никаких проблем, хотя недостаток кислорода просто должен ощущаться, а я дышу себе спокойно, да еще далеко идущие планы строю. Хотя… Блин, мать вашу! Да я и вовсе не дышу!? Вернее, могу, но это вовсе не обязательно.

Все новые открытия и новые, возникающие из них вопросы. Ну и зачем, позвольте поинтересоваться, неизвестным типам приспичило закапывать меня в землю, учитывая наличие у меня новоприобретенных способностей? От недостатка воздуха не помру, а рано или поздно так и вовсе выкопаюсь из вырытой для меня могилы. Но опять же, кто именно наделил меня этими способностями и зачем ему (или им) это вообще понадобилось?

Может, это все просто бред? Да нет, мозги работают абсолютно четко, проблем с психикой у меня никогда не было, нет и искренне надеюсь, что и в будущем не предвидится. А паниковать в такой ситуации просто нельзя. Как только запаникуешь, тут тебе и хана, сразу свихнешься. Не одним умным человеком замечен сей прискорбный факт. Это пусть господа атеисты паникуют, им по природе это положено при столкновениях с тем, что выходит за грань привычной им реальности. Страшно им, когда казавшийся столь простым и понятным мир приоткрывает перед ними новую грань - ту самую, существование которой они отрицали всю свою сознательную жизнь. Да и "агнцы божьи" недалеко от них ушли, этим всюду козни дьявола мерещатся. Ага, как только так сразу. Словно ему делать больше нечего, кроме как пугать бедных овечек и совращать их "с пути истинного". Комики, честное слово! Сразу бы молиться начали, чугунные лбы свои о потолок гроба разбивая, а видя, что боженька своих ангелов на помощь не шлет, померли бы со страху.

Что поделать, привык я сталкиваться с тем, что как принято считать, не существует. Вот только кто именно это "принял", до сих пор остается загадкой. Оккультизм никогда не был для меня пустым словом, а магия ассоциировалась отнюдь не только с литературой соответствующих жанров и кинофильмами той же направленности. На протяжении нескольких лет я упорно и тщательно изучал оккультную литературу, выбирая оттуда действительно серьезную информацию; общался с людьми, владеющими некоторыми азами запрещенных знаний. Некоторым вещам я смог научиться, пусть даже в начальной стадии, некоторые так и остались для меня недоступны. Что ж, "Каждому свое" - это изречение великого философа никогда не потеряет актуальности.

Впрочем, надо еще разок проанализировать сложившуюся ситуацию. Дышать не надо, значит во времени я особо не ограничен и могу неспешно изучить новые свойства организма, неизвестно откуда появившиеся. С ночным зрением все ясно, что еще черт послал? Хорошо бы еще что-нибудь такое, что может пригодиться в жизни, да побольше. Тщательно прислушиваюсь к ощущениям. Вот именно, прислушиваюсь! Мой слух значительно обострился: я слышу не только шорох земли вокруг гроба, но и множество других звуков, в том числе и раздающиеся на поверхности, сквозь слой земли. А на поверхности кто-то есть, и эти "кто-то" определенно ожидают. Но вот чего именно? Или кого именно, что не может не настораживать. Может быть меня, почему бы и нет? Ведь не просто так меня запихнули в это неудобное помещение. Просто так, как известно, только дети рождаются.

Э, да я не один в этой "уютной" гостинице, рядом еще как минимум трое "постояльцев". А как беспокойно себя ведут, неужели им сервис не понравился? Оно и неудивительно, я тоже не в восторге. Вот и они стараются, усердно проламывая крышку гроба с нечеловеческой силой, пытаясь выбраться на поверхность. Неужели нельзя мозгами как следует пошевелить, продумать действия хотя бы на шаг вперед? Вряд ли у меня одного появились новые способности, значит мои неизвестные собратья по той заднице, куда мы попали, также должны слышать, что их наверху кто-то с нетерпением ожидает. Далеко не все спокойно реагируют на вылезающих из могилы личностей - естественная реакция человека на неестественные происшествия. В лучшем случае заорут от страха, как демократы на митинге и убегут штаны менять. Но вряд ли это просто любопытствующие, уж слишком спокойные они. Возможно, встретят, накормят, напоят и домой отвезут; а может скальп сдерут и на стенку повесят, причем такое развитие событий не в пример более вероятно.

Нет, я лучше попробую аккуратненько так боковую стенку гроба вскрыть, чтобы лишних признаков моей активности сверху видно не было. Не думаю, что пошедшие на гроб доски окажутся очень хорошего качества и к тому же повышенной прочности, скорее всего обычный ширпотреб, относительно легко проламывающийся хорошим ударом руки. А сил то у меня значительно прибавилось, так можно и одним ударом доски проломить. Можно, но не нужно. Гораздо разумнее было бы аккуратно взрезать эти доски. Увы, для этого надо, как минимум, иметь на руках вместо ногтей звериные когти. Странно, эта мысль упорно не желает уходить из головы, снова и снова возвращаясь на круги своя… Как будто это имеет важное значение и нужно лишь понять, осознать что-то новое и вместе с тем жизненно важное. Внутри меня словно прокатывается волна и я понимаю, что и это возможно. Родовая память? Вряд ли, ликантропов в моем роду не было. Голос крови? При одном этом слове в моей голове словно граната взрывается. Осознаю, что кровь - самое необходимое и нужное вещество для меня сейчас. Вместе с этим осознанием приходит дикая жажда, но ясно, что водичкой тут не спасешься (спиртом впрочем тоже).

Единственное, что приходит в голову - вампиризм. Парадоксально, но факт. Удивительно, как все неясности укладывается в это предположение. Тут и ночное зрение, и обострение восприятия, и чудовищная сила, а особенно жажда крови. Хм, неплохо и неплохо весьма. Однако, насколько я знаю, солнечный свет мне теперь будет противопоказан. Неприятная деталь, заставляющая обновить план дальнейших действий. Значит, надо скорее выбираться, но так, чтобы этого не заметили. Пробую трансформировать ногти на руках во что-то более пригодное для прорезания досок. Чувствую в кончиках пальцев легкое покалывание, не сказать чтобы болезненное, но все же довольно неприятное. Подношу правую руку к лицу и вижу как ногти постепенно удлиняются, одновременно с этим меняя форму, приобретая изгиб, более свойственный звериным когтям. Для проверки чиркаю когтем по доскам и с чувством глубокого удовлетворения замечаю, что на дереве остается глубокая царапина. Теперь я имею шикарный набор когтей, пригодных как для того, чтобы выбраться из гроба, так и для того, чтобы вскрыть недругу глотку. Эдакий универсальный инструмент широкого профиля.

Когти легко прорезают доски боковой стенки и в гроб обрушиваются потоки земли. Спешу закрыть глаза во избежание неприятностей, все равно для ориентировки достаточно слуха и чувства направления. Избавляюсь от земли, утрамбовывая ее в гроб, и медленно прорываю подобие кротовой норы в сторону от первоначального своего местонахождения. Надеюсь, что для ожидающих наверху это станет сюрпризом. Ба, да некоторые из свежезакопанных товарищей уже вылезли наверх, слышно, как "комитет по встрече" оживленно сгружает их в какую-то машину, судя по звуку мотора что-то вроде микроавтобуса. Никаких враждебных действий, что не может меня не радовать. Однако, расслабляться не стоит, излишняя доверчивость сократила срок жизни немалому количеству людей. Надо бы не только послушать, но и посмотреть, прежде чем принимать какое-либо решение.

Осторожно выбираюсь на поверхность. Как и предполагалось, я нахожусь на кладбище, судя по всему давно уже заброшенном. Осматриваюсь, стараясь оставаться как можно более незаметным. Недалеко от себя замечаю две разрытые могилы, наверно как раз те, из которых и вылезли загруженные в транспорт соседи по захоронению. Около них беседуют двое, причем разговор непосредственно касается моей скромной персоны. Интересно, чем же я их так заинтересовал?

– Ингвар, мы инициировали четырех кандидатов, причем двое уже выбрались из могил. Как считаешь, оставшиеся еще выберутся или они уже впали в безумие и ждать уже бессмысленно?

– Насчет одного из них, Олег, я с тобой согласен, а вот насчет другого что-то не пойму. В его ауре полностью отсутствуют признаки безумия, наоборот, она показывает абсолютно здравое психическое состояние, но почему-то он не спешит выбираться. Странный случай, лично я с подобным не сталкивался. Вряд ли ему понравилось лежать в гробу, он же не псих, а я не Малкавиан, чтобы передать при обращении подобные закидоны.

– Может он просто опасается, что на выходе его ожидает неприятный сюрприз и решил выждать некоторое время? Тогда это вполне объяснимо, тем более я знаю о нескольких подобных случаях.

Как это он догадался. Наверно, умный человек этот Олег. Или умный нечеловек, это я пока не понял.

– Нет, Олег, позволь с тобой не согласиться. По настоящему умный человек обратил бы внимание на изменения в организме и ощутил бы жажду крови, ты ведь знаешь, как она мучает новоинициированных, и обязательно выбирался бы наверх, правда, будучи готовым к любым неприятностям. К тому же для новообращенных солнечный свет более опасен, чем для уже обученных хотя бы азам вампиров, - в его голосе мне почудилось некоторое беспокойство. Похоже, мне и на самом деле ничего не угрожает. Ну хоть относительно личной безопасности можно не волноваться, и то спасибо. Однако, до рассвета еще много времени, а послушать интересные вещи, касающиеся меня любимого, никогда не помешает.

– Ингвар, мы идиоты, - ехидно ухмыляясь, изрек Олег. - С чего мы решили, что он все еще в могиле? Похоже, этот красавец не ищет легких путей и не стал пробиваться к поверхности коротким путем.

– Что ты имеешь в виду?

– Да он просто прокопал боковой отнорок от гроба, вылез в паре десятков метров сбоку и теперь внимательно слушает наши с тобой разговоры. Вот скотина, правда хитрая и находчивая. Впрочем, все вы Цимитсу, на голову больные и паранойей страдаете.

– Как и все мы, Олег. Это никак не зависит от клановой принадлежности…

Что же, раз больше нет смысла скрывать свое присутствие, надо бы подойти и познакомиться. Жалко, что выгляжу я плоховато, а моя одежда находится в таком состоянии, что ей побрезговал бы даже самый непритязательный бомж.

– Рад с вами познакомиться. Но хотелось бы узнать, что я отныне из себя представляю и за каким чертом вы засунули меня в это малокомфортное помещение, а именно в гроб? По моему, это вполне обоснованные вопросы, - спрашиваю я у них.

Ну хоть бы тень смущения на этих самодовольных рожах, но судя по всему такого счастья мне не дождаться. Нет, скромностью и застенчивостью тут явно не страдают, видимо, как и я, считают, что: "Наглость - второе счастье, плавно переходящее в первое достоинство". В нашем мире лучше всего чувствует себя тот, кто руководствуется именно таким принципом. Такова жизнь и менять что-либо тут абсолютно не хочется.

– Мои поздравления, Обращенный, - произнес тот из них, кого называли Ингваром, - Далеко не все после этого обряда мало того что сохраняют здравый рассудок, но и ухитряются действовать так умно и непредсказуемо. Похоже, что из тебя может получиться достойный представитель нашего клана. С течением времени, пока ты еще слишком юн. Да, именно так.

– Обращенный? Тогда разрешите мне поинтересоваться, в кого именно меня, как вы выразились, "обратили"? Единственное предположение, возникшее у меня, связано с вампирами, но честно говоря, я всегда считал их если не мифом, то давно уничтоженными.

– Уничтоженными? Это вряд ли, - усмехнулся Ингвар, - Хотя, не скрою, многим бы очень хотелось, чтобы все случилось именно так и никак иначе. Однако, ты прав, нас вполне можно назвать именно так, хотя сами мы предпочитаем называться Сородичами. Впрочем, отныне ты один из нас.

– До рассвета осталось меньше двух часов, нам пора. Не стоит задерживаться здесь дольше необходимого, - заметил Олег. - И вообще, не люблю я кладбища, слишком унылые и безрадостные ощущения вызывают они у меня.

– Ну это для кого как. Те же Джованни, клан вампиров-некромантов, не мыслят жизни без склепов, трупов и прочих сомнительных прелестей. Однако ты прав, не стоит терять времени. Уходим отсюда, - Ингвар перевел внимание с Олега на меня. - А с тобой нужно о многом поговорить. Кое-что ты узнаешь по дороге, остальное же нужно рассказывать не один час. Впрочем, времени у тебя будет достаточно, ведь срок твоей жизни отныне ничем не ограничен. Впереди целая вечность, в том случае, конечно, если ты грамотно распорядишься полученным даром.

Глава 2.

Машина, надрывно гудя мотором, неслась куда-то в темную даль, подпрыгивая на многочисленных колдобинах. Я же, терзаемый жгучим любопытством, пытался выяснить, что же представляют из себя те самые мифологические персонажи, оказавшиеся самой что ни на есть реальностью.

– Ингвар, вы бы рассказали мне для начала, зачем нужно было засовывать меня и мне подобных в могилу? Некий тест на профпригодность? Если да, то на мой взгляд он слишком жесткий, далеко не все выдержат такой удар по психике.

– Именно потому он и создан - проверить психическую устойчивость неофитов. Впрочем, для начала лучше тебе будет узнать о самом процессе Обращения. Вампиры создаются в процессе лишения обращаемого крови. Однако, наряду с полным лишением крови, вампир возвращает часть своей крови смертному. Даже незначительного количества достаточно, чтобы превратить смертного в вампира. Всего несколько капель и ты уже не человек, а один из нас. Этот процесс может быть осуществлен даже на мертвом человеке, если только тело еще теплое.

Ингвар прервался, видимо размышляя, стоит ли говорить мне еще что-то, но решил не плодить секреты в чрезмерном количестве.

– Есть и некоторые исключения из правила. В вампирическое состояние можно перейти и с помощью магических ритуалов. Именно так и образовался один из кланов, клан Тремер. Тремеры - наши давние недруги и одновременно необходимые союзники в борьбе с врагами всех Сородичей. Но о них поговорим позже. Вернемся к процессу Обращения. Все о чем я говорил ранее - лишь "техническая" сторона процесса. Духовное же становление может проходить по разному, в зависимости от тех или иных причин. Большинство кланов тщательно подготавливают будущего собрата к инициации, сглаживая тем самым возможные психологические трудности, могущие возникнуть у новообращенного. Этим достигается плавное вхождение в изменившийся для новообращенного мир, снижается риск проколов в поведении по отношению к людям и тому подобная мотивация.

Нет, ну это ни в какие ворота не лезет. Что-то я не заметил никакой "тщательной подготовки", кроме разве что заранее выкопанной могилы, да и то выкопанной наспех. Дурдом на прогулке, или у меня с головой не в порядке или у этих типусов ум за разум зашкалило.

– Восприятие мира у меня действительно изменилось, но вот плавное вхождение в него несколько хромает. А вам так не кажется? - не удержался я от язвительного замечания.

Олег неприкрыто заржал, спустя секунду не выдержал и более сдержанный Ингвар. Несколько придя в себя от жестокого приступа смеха, он продолжил:

– А ты порядочный циник и хам. Впрочем, именно такие качества полезны в нашем безумном мире. Заметь, я сказал, что тщательная подготовка используется большинством кланов, но отнюдь не всеми. Мы же предпочитаем разделять обращаемых на две основных категории. К первой из них относятся те, к которым долгое время присматриваются, как к тем, кто может быть полезен клану. Эта категория обращается стандартным способом.

– Ты к этой категории не относился, - заметил Олег.

Ингвар кивнул, соглашаясь с замечанием приятеля.

– Дело в том, Обращенный, что иногда, когда того требуют резко поменявшиеся обстоятельства, хватается значительное количество относительно малоизученных людей. Это наш так называемый резерв, объекты, в отношении которых у нас остались некоторые вопросы или сомнения. Сразу же после "технического обращения" они закапываются в землю. После этого новообращённый должен сам отрывать себя, следуя своим новообретенным инстинктам и желанию выжить. Само собой, что далеко не всем это удается, обычно процентам пятидесяти, а то и меньше. Выжившие и сохранившие рассудок после такой инициации забираются и обучаются в соответствии с нашими законами.

Интересные порядки в этом заведении, похоже здесь используется максимально жесткий подход, обеспечивающий, однако, высокую эффективность. Теория выживания сильнейших, воплощенная на практике. Но тогда возникает еще один вопрос по поводу тех, кто инициировался вместе со мной. Да, части из них явно не удалось выбраться, но где же те, кто все же сумел это сделать? Надо бы поинтересоваться о их судьбе, как никак соседи по кладбищу.

– Интересно, а почему здесь кроме меня нет тех, кто так же как и я сумел выбраться из заботливо приготовленных вами могилок?

– А ты уверен в том, что их соседство будет безопасным для твоего здоровья? Лично я сильно сомневаюсь, - саркастически хмыкнул Ингвар. - В отличие от тебя у них возникли серьезные проблемы с психикой. Проще говоря, они сейчас в полубезумном и агрессивном состоянии, готовые вцепиться в горло любому по любому поводу и даже без оного. С одной стороны это хорошо, ибо из них получаются бойцы, максимально приближенные к совершенству, но они не в состоянии, как правило, занимать высокие посты в иерархии, так как почти никто не в состоянии полностью сохранить рассудок после такого жесткого обряда становления. Издержки производства.

– Уж не потому ли моей скромной персоне уделено такое повышенное внимание?

Похоже моя догадка полностью совпала с действительностью. Олег даже одобряюще покивал головой, словно выражая поддержку моим дедуктивным изысканиям.

– Именно. Обычно после такого обряда выкопавшимся прямая дорога в Стаи, это наши боевые отряды, предназначенные для разнообразных силовых акций, на большее они просто не способны. Их деформированная психика все время срывается на брутальные выходки, а кроме того сознание слабо воспринимает новые знания. Однако, справедливости ради надо заметить, что некоторые из них впоследствии приходят в норму и могут рассчитывать на более высокое положение в иерархии. К сожалению, далеко не так часто, как нам этого хотелось бы, - тут он пристально посмотрел на меня. - Твой же случай несколько нетипичен. Да, бывали случаи, когда обращенные выбирались из могилы в здравом рассудке. Но сохранить НАСТОЛЬКО спокойное состояние психики да еще и попытаться ускользнуть от неизвестной тебе опасности… Это заслуживает пристального внимания. Мне даже немного жаль, что не я обратил тебя.

Пока шел этот столь интересный для меня разговор, наша машина сбавила скорость и медленно въехала во двор большого особняка, выстроенного в стиле германского замка века эдак XVI-го. Судя по Ингвару, потянувшемуся рукой к ручке двери, это и была цель нашей поездки. Неплохо, мне всегда нравились строения, выполненные в готическом стиле, есть в них неуловимое очарование минувшей эпохи. Олег, однако, преспокойно сидел в машине, не собираясь выходить. Поймав мой несколько удивленный взгляд, он заметил:

– Это дом Ингвара, а следовательно и твой как его ученика. Уверен, что это место станет твоим домом на долгое время, по крайней мере до тех пор, пока тебя не обучат тому минимуму, что позволит выжить в нашем мире. Я же обитаю не здесь, хотя и не слишком далеко отсюда. Удачи тебе и до встречи.

Едва я вслед за Ингваром выпрыгнул из машины, как шофер дал газ и машина с ревом унеслась в неизвестном направлении. Я же пошел вслед за обратившим меня, попутно внимательно рассматривая окружающее пространство. Ничего себе домик, впечатляющий, да и местность вокруг строения была красиво оформлена. Дул легкий ветерок, шелестя листвой деревьев, в художественном беспорядке разбросанным во всей территории. В основном преобладали дубы и как ни странно осины, словно в насмешку над людскими суевериями. По преданиям, вампира можно убить, проткнув его осиновым колом, но вряд ли тогда Ингвар держал бы поблизости от своего дома столь опасную для него флору. Скорее всего это просто издевательство над сложившимися мифами и не более того, но все равно, стоит поинтересоваться.

– Скажите, это точно такой же миф, как и всеобщее убеждение о несуществовании вампиров? - спросил я показывая на ближайшую осину. - Да и насчет серебра, якобы являющегося смертельным оружием против вампиров, у меня возникли серьезные сомнения. Как носил свой перстень, что характерно отлитый из чистого серебра, так и ношу. И нет от этого ну ни малейшего дискомфорта.

Ингвар очень внимательно посмотрел на меня, а затем жестом показал на располагавшуюся невдалеке беседку. Атмосфера в этом месте как нельзя лучше настаивала на обстоятельный разговор о важных вещах.

– Что ж, похоже Олег в тебе не ошибся, тем лучше, - Ингвар поудобнее устроился в выточенном из черного мрамора кресле. - Надеюсь, став моим учеником, ты сумеешь овладеть теми знаниями, что вот уже много веков хранит и собирает наш клан, клан Цимитсу. Отныне можешь называть меня Наставником, это давняя традиция. Честно признаться, не люблю посредственностей, а особенно тех из них, кто безоговорочно верит любым слухам, не удосужившись проверить их подлинность. Поздравляю, ты с ходу обнаружил уже два несоответствия между мифами о нас и действительностью. Осины и серебро, но не только это является полной чушью. В общем, ученик, слушай урок под номером один на тему о том, что может быть использовано как оружие против нас, а что является полным идиотизмом и не заслуживает ни малейшего внимания…


***

Ингвар обладал редкой способностью рассказывать кратко и содержательно, мне практически не приходилось переспрашивать и требовать дополнительных пояснений. Оказалось, что большинство из фольклорных средств против вампиров мягко говоря неэффективны. Впрочем, об этом лучше по порядку.

Первым под раздачу попалось серебряное оружие в частности и серебро в общем - самое распространенное из сложившихся заблуждений. С циничной улыбкой Наставник рассказал, что существует много версий, отнюдь не соответствующих действительности. Но все они сводятся к тому, что серебро смертельно для вампиров. Почему появился этот миф и имел ли он под собой хоть малейшие зачатки реальности? В какой-то мере легенды не врали, серебро действительно обладает весьма уникальными свойствами, разрушающими связи на уровне "тонкого мира". Именно поэтому серебро часто употребляется для ритуального оружия, используемого в ритуалах вызова.

– Будешь заниматься ритуальной магией, проверишь это на практике, - мимоходом заметил Инвар. - Вызванную мелкую энергосущность серебряный клинок отправит обратно одним своим прикосновением. При вызове же чего посущественней лишь парализует или ослабит, что все же даст время по быстрому разорвать якоря, поддерживающие вызванное создание в нашем мире.

Но миф о разрушающем действии серебра на организм вампиров появился отнюдь не поэтому. Народные сказатели просто напросто перепутали вампиров с ликантропами (оборотнями), вот против них серебро - самое эффективное оружие. У них происходит слияние сущности человека и животного на инстинктивном уровне, а серебро рвет эти связи с потрясающим эффектом. Нанесенная рана не способна регенерировать со скоростью выше, чем у обычного человека. Скорее всего столь уникальные свойства серебра каким-то образом переплетены с его связью с Луной, но об этом лучше вампиров знают только сами ликантропы. Вот только вряд ли они соизволят рассказать об этом, учитывая не слишком хорошие взаимоотношения с вампирами. Для Сородичей же серебро безвредно, а оружие из него опасно не более, чем любое другое. Ведь вампир - бывший человек, в результате трансформации организма получивший новые возможности. И все, серебро тут совсем не при делах.

Вот так живешь и не знаешь многих полезных вещей. Оказывается существуют еще и оборотни или, как предпочитает выражаться Ингвар, ликантропы. Хотя, почему бы им и не существовать? По крайней мере, реальность вампиров не вызывает у меня никаких сомнений.

– Наставник, а как обстоят дела с такой гадостью как чеснок? Меня от него, извиняюсь, неудержимо тянет блевать. Неприятное растение, неизвестно почему вошедшее в человеческий рацион.

Ингвар сочувственно покивал головой, словно выражая моральную поддержку сему фактору:

– Я тебя понимаю, сам всю жизнь стараюсь держаться подальше от этого источающего миазмы растения. Видишь ли, большинство из нас, кто был обращен несколько веков назад, происходят из аристократических родов. Чеснок как-то не употреблялся в пищу из-за тех самых "ароматов", что исходили от отведавшего этот продукт в течении долгого времени. Это считалось признаком дурного тона.

Весомый аргумент. По себе знаю, иногда разговариваешь с человеком, а сам думаешь лишь о том, чтобы сей любитель чеснока хотя бы дышал в сторону, а не на тебя.

– Вот именно, ученик, - великолепно понял выражение моего лица Ингвар. - И кровь у таких людей на вкус просто омерзительна, лучше их не трогать, в том случае, конечно, если есть выбор.

– Но сам по себе чеснок для таких как мы не ядовит?

– Да ни в коем разе, некоторые из нас даже едят его, но это дело вкуса, я такую гадость у себя в доме на расстоянии десяти метров не потерплю. Кстати, насчет идиотов, кто решил уничтожать нас с помощью чеснока. Сейчас таких нет, основная масса людей считает вампиров мифом, те же кто в курсе, такой глупостью не страдают. Так вот, века два назад приперлась группа клинических идиотов, по самые уши обвешавшись связками чеснока. А в качестве оружия - осиновые колья. Наши тогда чуть со смеху не померли, даже убивать такое убожество стыдно показалось. Пнули под зад коленом, чтобы веселей убегалось вот и вся проблема. Жалко, что в те времена еще не существовало фотоаппаратов, а то я бы не преминул увековечить столь запоминающуюся картину. На память о таком веселом событии.

Моя богатая фантазия живо представила себе эту комическую ситуацию. Субъекты, с ног до головы увешанные чесноком и держащие в руках осиновые колья, один за другим вылетают из замка от мощных и прочувствованных пинков под филейную часть. Прямо выдворение вышибалами нежелательных клиентов из бара.

Игнвар же тем временем продолжал разрушать все придуманные мифы, их становилось меньше и меньше. Вслед за серебром и чесноком в отстойник были отправлены осиновые колья и проточная вода. Под этими мифами при всем желании не удалось раскопать даже минимального правдоподобия и рационального мышления. Оставалось загадкой, почему буйная человеческая фантазия наделила осину такими волшебными свойствами. Дерево как дерево, ничем не лучше и не хуже других. Некоторые из Сородичей долгое на протяжении долгого времени пытались раскопать корни этого мифа, но в конце концов махнули рукой на бесполезную трату времени. То же самое можно было сказать и о проточной воде. Да и что понимать под этим термином? Вот, к примеру, течет себе вода из крана, чем не проточная?

– А как насчет крестов и прочей религиозной символики? Как к святошам не относись, но впечатления клинических идиотов они не производят, по крайней мере часть из них. Во всех их книгах с редким постоянством упоминается о губительном действии креста и прочих "святых" предметов. Вот ЭТО, по моему глубокому убеждению, не может быть просто мифом.

Мой собеседник как следует призадумался. Видно, с этим аспектом дело обстояло далеко не так просто, как могло показаться с первого взгляда.

– Видишь ли, их утверждения с одной стороны являются правдой, а с другой типичным очковтирательством, - Ингвар пару раз щелкнул пальцами, пытаясь выразиться более четко. - Скажем так, все зависит в первую очередь от того, в чьих руках окажется символ веры или "святая реликвия". У обычного верующего, не обладающего оккультными познаниями, эти предметы не дадут ни малейшего эффекта, а следовательно останутся безвредными для нас. Но как только их возьмет в руки некто понимающий в магии из того гадюшника, тогда следует остерегаться. Его сила в таком случае значительно возрастает, особенно если он находится на своей территории, например, в церкви.

Оригинально. Получается, что символы веры - всего лишь подобие амулетов, эффекторов для усиления собственных оккультных сил. Тогда возникает другой вопрос:

– При таком раскладе получается, что и мы вполне способны пользоваться их амулетами. Не так ли?

– Нет, если бы все было так просто, - осадил меня Ингвар. - Их инструментарий непригоден для нас в своем "первозданном", естественном виде. Мы можем его использовать лишь после проведения над ним сложных и трудоемких обрядов. Поэтому такое используется лишь при захвате очень уж мощных артефактов и то часть из них не удается перенаправить для работы с нашей энергетикой. Приходится тогда просто уничтожать, ведь потеря предметов такой силы тоже наносит существенный урон нашим противникам. На создание нового амулета большой силы уходит много времени и сил, да и очень немногие обладают необходимыми знаниями.

Он недовольно скривился, видимо вспомнив о подобных случаях. Понять можно, рассчитываешь на серьезный выигрыш, а остаешься ну не то чтобы с носом, но с гораздо меньшим результатом, чем было запланировано.

– Чем же наша энергетика отличается от используемой ими?

– Дельный вопрос. Вспомни, не было ли у тебя ощущения некоего дискомфорта, когда ты появлялся в церквях, - живо заинтересовался Ингвар. - Такого состояния, будто находишься в неприятном для тебя месте и хочется поскорее его покинуть.

Кривить душой и говорить, что не было такого, явно не стоило. Здесь это никого не волновало, не то что раньше, когда узнавшие сей факт люди частенько начинали относиться к тебе несколько настороженно. Симптомы неважного самочувствия появлялись буквально чрез пару минут после вхождения на территорию церкви: на плечи словно падал тяжелый груз, становилось трудно дышать, со временем шла кругом голова. После нескольких подобных экспериментов я больше и не пытался заходить на территории церквей, мазохизмом я отродясь не страдал.

При том нецензурном выражении, что непроизвольно появилось на моей физиономии, ответ в общем и не требовался, поэтому Ингвар продолжил образовательный минимум для неофита, то есть меня:

– Энергетика церквей, а значит и так называемых "святых" предметов не для таких как мы. Все эти вещички напрямую связаны с той силой, что покровительствует церковникам, эта сила как бы вливает туда часть своей мощи, позволяя церковникам пользоваться ею в случае необходимости. Запомни, заемная мощь никогда не приносит ничего дельного, рано или поздно придется отдавать долги, причем уже с набежавшими процентами. Берешь чужое и на время - отдаешь свое и навсегда.

– Как же церковники расплачиваются за эту мощь?

– Расплачиваются, но не сами. Они не такие идиоты, к тому же среди них хватает весьма сильных оккультистов, великолепно знающих об опасности заемной силы. Они рассчитываются энергией, выкачанной из глупого и покорного людского стада, тех самых "агнцев божьих", что образуют мощнейший в настоящее время эгрегор. Эгрегор, построенный на количестве, но отнюдь не на качестве.

Ну уж это определение мне хорошо знакомо. Большое количество разумных существ, объединенных на энергетическом уровне в единую структуру и есть эгрегор.


***

Опаньки! Что-то Ингвар слишком заговорился, того и гляди солнышко взойдет. То самое, что по легендам сжигает вампиров лишь одним касанием своих лучей. Нутром чувствую, что столь упорно повторяющиеся упоминания насчет неприятия вампирами солнечного света не миф, а самая что ни на есть суровая правда жизни.

– Ну что, ученик, на небо смотришь, солнышка опасаешься? - съехидничал Ингвар. - Оно и верно, но опять же не во всем. Утверждение о смертельном влиянии на вампира солнечного света не соответствует действительности. Правильнее говорить о повышенной чувствительности к ультрафиолетовому излучению.

Представь себе следующую ситуацию… Ты лежишь и загораешь на пляже на протяжении нескольких часов, принимаешь, так сказать, солнечные ванны. А после этого получаешь солнечный удар. На следующий же день ты не сможешь без боли дотронуться до кожи, а еще через пару дней она слезает с тебя целыми кусками. Значит и люди могут "сгореть" под воздействием солнца. Таким образом, легко сделать вывод, что и для человеческого организма вредны большие дозы ультрафиолетового излучения. Просто для организма вампира вредная доза значительно ниже, на несколько порядков. Понял?

– В общем да, но насколько сильнее действует на нас ультрафиолет и и каким последствиям может привести пребывание под солнцем?

– Для новообращенных наподобие тебя солнечный свет действительно опасен, но не смертелен. Исключение составляют лишь юнцы из клана Ласомбра, но это отдельная история. Ты же, попав под солнечные лучи, почувствуешь себя так, будто на тебя вылили бутылку с кислотой. Больно, мерзко, но при необходимости вытерпеть можно, - Наставник еще раз взглянул на небо и убедившись, что минут пять до восхода солнца еще осталось, продолжил. - Да, солнечный свет причиняет неофитам весьма значительные неприятности, но для избежания их существует много средств. Тут и темные очки для защиты глаз, и кремы от загара, снижающие воздействие ультрафиолета и тому подобные полезные вещи. И вообще снижение времени, проводимого на солнечном свету. А со временем твой организм несколько адаптируется к ультрафиолетовому излучению, да и некоторые магические средства поспособствуют. Так что спокойно сможешь шляться по улицам в любое время и при любом освещении, правда удовольствия от этого все равно будет маловато, да и темные очки носить отнюдь не вредно для относительно комфортного самочувствия. Глаза слишком чувствительны даже через несколько лет после Обращения, тут уж ничего не сделаешь. Ладно, теперь можно и в дом пройти, а то солнышко действительно начинает светить. Мне оно тоже не нравится…

Ага, с этим я абсолютно согласен. Лицо и кисти рук, не скрытые под одеждой, словно покалывали сотнями невидимых игл, глаза же жгло так, словно туда пшикнули каким-то слезоточивым газом. И в самом деле весьма неприятные ощущения, и это от действия еще толком не взошедшего светила, так что же чувствуется, когда оно припекает на полную мощность? Что-то не хочется мне это проверять на своей шкуре.

Глава 3.

Уф-ф, наконец-то мы вошли в густую тень, отбрасываемую массивной входной дверью. Хорошая такая дверь, прочная и надежная, но все равно есть в ней нечто странноватое, пусть я и не могу толком понять, в чем именно заключается эта странность. Но вот чувствую я некую несообразность и все тут. И дотрагиваться до этой двери мне совсем не хочется, хотя казалось бы что может быть опасного в куске дерева и стали? Ингвар же стоял несколько позади меня и ждал, словно устраивая мне очередной экзамен на сообразительность. А если так… Я наклонился и подобрал небольшой камешек, которым запустил в дверь. Ударившись о деревянную поверхность с приглушенным звуком, нехитрый метательный снаряд отскочил и мирно шлепнулся на землю. Нормальная реакция, все как положено, а на душе кошки скребут. Вроде бы ничего опасного не было, хотя мало ли какие магические ловушки можно установить на этой двери из столь странного материала… А собственно почему мне пришла в голову мысль о "странном материале"? Скорее всего поводом послужил несколько странный звук при ударе о дверь брошенного мной камня, такого звука просто не бывает при ударе о дерево или сталь. Скорее уж это похоже на удар о шкуру животного или на что-то в этом роде.

– Наставник, - произнес я, обернувшись к нему. - Тут какая-то ловушка, причем скорее всего из магических, настроенная на живую материю. Да и сама дверь… Она не деревянная и не металлическая, я не знаю из чего ее могли сделать. Может показаться безумным, но этот предмет вызывает у меня ощущение живого существа, - немного замявшись, я добавил. - Живого и очень опасного. Не хотелось бы мне оказаться на месте того бедолаги, кто дотронется до этой так сказать "двери". Я словно наяву ощущаю вечные голод и злость, что постоянно терзают это Нечто, лишь по неведомой прихоти облеченное в столь безобидную форму. Извините, если я кажусь вам безумным, но я слишком привык доверять своей интуиции.

Ингвар был явно озадачен чем-то, что прозвучало в моих словах. На его лице смешались досада и непонятная мне легкая ирония. Похоже, я опять поступил неожиданным образом, выбиваясь из привычного течения.

– Какой причудливый расклад оказался выложен на стол в казалось бы столь ординарной партии. Порой мы сами не знаем к чему может привести сделанный нами ход, поначалу казавшийся простым и понятным, - тихо и задумчиво прошептал он. - Но до чего же часто нам приходится использовать изящную рапиру не для тонких и стремительных уколов, а пытаться разбивать с ее помощью кованую кирасу. Какой перспективный материал для клана потомков Малкава мог бы оказаться… Интуитивное прогнозирование возможных вариантов развития событий и воистину параноидальная подозрительность, тем не менее всегда оправданная. Безумие и логика, интуиция и парадоксальность, сплетенные в единое целое. Впрочем, почему бы и не попытаться приложить возможности моего клана к исходному образцу со столь интригующими задатками.

Что тут скажешь, деликатностью Ингвар явно не страдал никогда в своей жизни. Называть своего ученика "перспективным образцом" - это надо ухитриться. Однако, обижаться я и не думал, уж больно интересные вещи проскальзывают порой в его туманных недомолвках. Я не настолько глуп, чтобы задавать ему вопросы относительного этого, все равно не ответит или еще больше запутает меня в словесном кружеве, но вот хорошенько запомнить на будущее не помешает. Вдруг да и сложатся с прошествием времени непонятные обрывки фраз в цельную картину. Но так или иначе, а в дверь войти надо, солнышко опять начало припекать мою отныне столь чувствительную к нему шкуру:

– Так что насчет двери, Наставник? Лично я не хочу открывать ее, может быть вы сами сделаете это?

– Что? - отвлекся он от размышлений на неизвестные мне темы. - А, дверь… Ты прав, это действительно ловушка для непрошеных гостей, причем живая. Трансформированное существо, которое с удовольствием сожрет любого чужака. Можешь полюбоваться его видом.

Ингвар сделал неуловимое движение рукой и существо, до этого идеально затаившееся от посторонних глаз, проявилось во всей красе. Мдя, любоваться тут явно нечем. Фантасмагория в чистом виде, пасть со множеством острых зубов и многочисленные щупальца с присосками и крючьями. Весь этот внушительный арсенал при маскировке словно растекался по поверхности двери, принимая ее окраску и даже фактуру древесины. Внушительно, но что за магия могла создать подобное чудовище? В природе такие образцы явно не встречаются. И хорошо, что не встречаются, а то всех натуралистов-любителей кондрашка бы хватила.

– Впечатляет? - щелкнув тварь по голове, хмыкнул Ингвар. Та сразу же вернулась в прежний замаскированный вид. - А ведь это всего лишь азы магического искусства моего, а теперь и твоего клана. Клана Цимитсу. Заходи, и можешь не беспокоиться, аморф тебя запомнил, так что есть не будет.

– Аморф… Интересно, значит именно так называется это создание, - слово то больно говорящее, позволяющее сделать некоторые выводы. - Но аморфность подразумевает, что это создание не имеет постоянной формы, не так ли? То есть получается, что эта коллекция зубов может изменять свой внешний облик по собственной прихоти. Не слишком ли это опасно для самих создателей?

Наставник только и сумел фыркнуть, безуспешно пытаясь подавить истерическое ржание.

– Умен ты, ученик, да все равно глуп. Аморфы не изменяются, их ИЗМЕНЯЮТ и в этом главная особенность. Плюс ко всему они очень примитивны, их интеллект равен интеллекту того животного, что послужило прообразом для создания и это в лучшем случае. Чаще всего им далеко даже до уровня прообраза, тупы как пираньи, им бы только жрать да спать. Но об аморфах мы с тобой поговорим впоследствии, а пока давай пройдем в более уютное помещение, чем прихожая. Беседовать о важных делах у входной двери - удел примитивов, к коим я себя не отношу. Надеюсь, что ты тоже далек от этого нелестного эпитета.

Ответа на сей риторический вопрос Ингвару явно не требовалось, так как он захлопнул дверь и неспешно направился вдоль по темному коридору. Я последовал за ним, при этом стараясь тщательно осмотреть обстановку поместья. Украшенные затейливой резьбой панели из редких пород дерева, в полумраке затаились статуи непонятных существ - то ли мифологических персонажей, то ли вполне реальных. Мои представления о мифах значительно изменились за последнее время. На стенах висят несколько образчиков холодного оружия, явно относящихся к средним векам, стоит манекен в доспехе германского ландскнехта. Красиво, хоть и несколько мрачновато… И это только в коридоре.


***

Впрочем, вот и зал, предназначенный скорее всего для приема гостей и прочих торжественных мероприятий. Нет, на свой счет я не обольщался, скорее всего Ингвару просто лень было идти в другие помещения или он просто не хотел раньше времени пускать меня туда. Кто знает…

– Устраивайся поудобнее, - показал он на ближайший столик в стенной нише. - Тихо, спокойно и никто не мешает. Люблю я такие места, ничего не поделаешь. Привычка.

С этими словами он вольготно развалился в массивном кресле с кожаной обивкой. Я не стал изображать из себя памятник нерукотворный и расположился во втором, ничем не отличающемся от первого кресле. И вправду уютно…

– Не желаешь освежиться? - Ингвар потянулся за сосудом странной формы, стоящем в центре стола. - Чая и кофе не предлагаю, они тут не помогут. Думаю, тебе не надо объяснять, что именно находится здесь.

– Кровь, вестимо. Надеюсь хоть в этом мифы не врут, а то состояние у меня сейчас не из самых лучших.

Наставник поочередно наклонил сосуд над хрустальными бокалами. Густая темная жидкость неспешно переместилась в них, наполнив воздух новым, доселе неведомым мне ароматом. Все меняется в этом мире, еще недавно я и подумать не мог, что запах крови вместо полного равнодушия будет вызывать чувства, подобные тем, что испытывает ценитель хороших вин при дегустации редкого букета.

Быстро опустошив бокал, я потянулся за добавкой. К моему изумлению, та емкость, в которой хранилась кровь, была сделана не из стекла, не из камня, а из какого-то совершенно непонятного материала. Само собой это не было важным фактором, но Ингвар все же заметил тень изумления на моем лице и спросил как раз в момент, когда я в очередной раз наполнил бокал:

– Что, заинтересовала тебя эта бутылка для хранения крови? Можешь не отвечать, я и так вижу. Действительно, вещь достойная внимания… Для неофитов. Ничего, со временем привыкнешь и не к таким диковинкам. На самом деле это очередной аморф, над которым были проведены соответствующие, как бы выразится попонятнее, ну скажем операции, после которых существо превратилось в идеальное хранилище крови. Внутри него кровь не портится, сохраняет свежесть, да и само вместилище устойчиво к внешним воздействиям. При необходимости выдержит удар пистолетной пули, а уж о падении на пол и говорить не стоит. В наше время такой способ хранения крови самый лучший. Хотя учитывая все ускоряющийся технический прогресс, вполне можно ожидать, что и в медицине вскоре научатся сохранять донорскую кровь в течение долгого времени и без ущерба для качества продукта, - Наставник тяжело вздохнул. - XX век еще не дошел до своей середины, а жизнь уже так изменилась. С одной стороны вроде неплохо - много новых полезных вещей, более совершенное огнестрельное оружие, да мало ли всяких нововведений. Но есть и другая сторона медали… Гораздо сложнее стало находить новых кандидатов на Обращение, уж слишком изменились люди - и по моему глубокому убеждению, совсем не в лучшую сторону. Гордость, честь - эти понятия все меньше встречаются в реальной жизни, постепенно их переносят лишь на страницы книг. Возможно, через какое-то время их постараются убрать и оттуда.

Пессимист, однако, мой Наставник, но не могу не признать, что многое из сказанного им действительно имеет место быть. Ему легче сравнивать, имея опыт не одного столетия. Интересно, а сколько же ему лет, а точнее веков? Наверное много, раз он не слишком привычен к прогрессу, все более набирающему обороты. Но как я могу судить о возрасте у вампиров, да и означает ли он для них хоть что-то, кроме полученного жизненного опыта. В моем положении ученика лучше сидеть и слушать, не особенно проявляя инициативу.

– Молчишь? - прервал Ингвар несколько затянувшуюся паузу. - И правильно делаешь. Запомни, никогда не стоит лезть с расспросами тогда, когда для этого не время и не место. Начни ты сейчас расспрашивать меня обо всем том, что хочешь узнать и мое мнение о тебе значительно снизилось бы. Время вопросов еще не пришло, по крайней мере для большинства из них.

– Для большинства, но не для всех. Не так ли, Наставник?

Тот меланхолично щелкнул внезапно удлинившимся когтем по бокалу, отозвавшемуся нежным звоном. С видимым удовольствием прослушав затухающий мелодичный звук Ингвар наконец соизволил ответить на мой провокационный вопрос:

– Редкостная зараза… Да, ученик, это я про тебя. Поймал таки на слове. Что ж, я не в претензии, напротив, могу лишь порадоваться столь полезной черте характера - подмечать даже самые мелкие детали, могущие послужить на пользу. Не сейчас так в будущем. В качестве поощрения разрешаю тебе задать один вопрос, но не факт, что я на него отвечу. Некоторые вещи тебе знать рано. Вот и подумай как следует.

Хитрая загадка была подброшена мне Наставником. Задай один вопрос, да притом такой, на который он захочет ответить. Видимо он был не чужд философии, а особенно такому ее разделу как софизм. Софизм штука полезная, позволяет сколько угодно морочить голову тому собеседнику, что не имеет о нем представления. Хорошо еще, что я также был не чужд этому философскому направлению, позволяющему развить логическую составляющую разума до очень высокого уровня.

У любой головоломки есть решение, главное не подходить к нему со стандартных точек зрения. Любые шаблонные методы ведут к проигрышу в том случае, когда тебе противостоит тот, кто вышел за рамки обыденности мышления. В данном случае как раз нельзя было задавать вопрос, касающийся тех или иных сторон жизни клана Цимитсу, к которому принадлежал Ингвар, да и я теперь тоже. Не стоило спрашивать и о магических практиках, используемых здесь, а также просить рассказать о той новой грани мира, что открылась передо мной. Именно о таких вопросах и можно сказать, что они несвоевременные, причем ничуть не погрешив против истины. Кто же будет рассказывать новичку, еще как следует не проверенному, все сведения, среди которых немало и не предназначенных для широкой огласки? Такое выдают малыми, скрупулезно отмеренными дозами, по мере врастания внутрь структуры.

Значит надо спрашивать о вещах, которые так или иначе ждут меня в самом ближайшем времени. Осталось только логически прокачать, что же именно свалится на меня эдаким "сюрпризом"? Есть только одна недомолвка, на основании которой можно построить логическую цепочку - утверждение Ингвара про "время вопросов", которое еще не пришло. Следовательно, для его наступления должно произойти какое-то событие, прямо или косвенно связанное со мной. Что именно? Хм… А вот и тот вопрос, который можно задать Наставнику практически без опасений, что ответа на него так и не будет получено. Рискнем, все равно ничего лучшего придумать не получается.

– Что именно должен я сделать или что должно произойти, чтобы пришло время задавать вопросы?

Развалившийся в кресле вампир с заметной ленцой пару раз хлопнул в ладоши.

– Неплохо, хотя можно было и лучше. Но это уже несущественно, по крайней мере сейчас. Ты уже доказал психическую устойчивость и способность к выживанию в экстремальных условиях. Даже сверх необходимого, хотя понятие "сверх" в данном контексте некорректно - такое лишним не бывает нигде и никогда. Теперь тебе осталось доказать преданность клану, пройдя через еще одно испытание. После него ты официально будешь принят в нашу организацию. Итак?

Я не был слишком удивлен, ожидая чего-то именно в таком духе. Своеобразная проверка боем или если быть совсем циничным - стремление "повязать на крови". Вполне рационально и продуктивно, с высокой степенью гарантирует верность новичка, к тому же защищает от возможного перехода да другую сторону. Классика жанра и все тут.

– Без проблем, - весь мой вид показывал готовность к предстоящему "тесту на профпригодность". - Когда приступать, в чем лично моя задача и что для этого понадобится?

– Совсем скоро, где-то часа через два.

Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Солнышко к этому времени явно заходить не собирается, а это не может не огорчать. Похоже садистические наклонности у Ингвара развиты чересчур уж сильно, зашкаливая через необходимый максимум. Я даже не собирался скрывать отобразившиеся на лице эмоции по этому поводу.

– Да не нервничай ты так, - поспешил уточнить он. - Поедешь в закрытой машине с затемненными стеклами, а к тому времени как мы прибудем к нужному месту солнышко и скроется.

– Мы? Насколько я понимаю это означает, что вы отправляетесь вместе со мной.

– Абсолютно правильно понимаешь. Участвовать лично я не буду, но проследить за вашими "подвигами" может оказаться любопытным зрелищем. Да, вместе с тобой на испытание поедут твои временные соседи по кладбищу - те двое, которые все же смогли выбраться из-под земли. Заодно потренируешься работать в команде, в дальнейшем это также окажется полезным для тебя навыком. Еще вопросы?

Ну если предлагают, то отказываться от дополнительных сведений может только полный идиот, коим я точно не являюсь. Тем более далеко не все из предстоящего мне задания ясно и это мягко выражаясь.

– Цель миссии и четкая характеристика противника, могущего там встретиться. Простые люди или… - недомолвка была очень прозрачной и судя по реакции собеседника то самое "или" там вполне могло быть. - В таком случае сведения, как именно им противостоять. Необходимое для данной задачи оружие. Пути отхода после выполнения. Вроде бы все.

– Иначе говоря ты хочешь получить полный план предстоящей операции. Разумно… Ты его получишь, но конечно же лишь в той мере, что положена исполнителю, а отнюдь не организатору. Сейчас я достану карту местности, на которой предстоит "работать".


***

Секунд через десять на столе уже лежали два листа, на одном из которых была изображена карта одного из районов города, а на другом - подробный план здания, по-видимому и являющегося объектом интереса Ингвара.

– Транспорт доставит нас почти к самому месту проведения акции, не доезжая каких-то ста метров. Затем ты и двое других испытуемых получите от меня ускоряющего пинка под филейную часть организма и попретесь к зданию. Я же останусь в машине ждать вашего возвращения и попробуйте только там сдохнуть - убью еще раз, - его внимание переместилось на план здания. - Целью является торговый дом "Славутич", вернее то, что находится внутри и это отнюдь не банальные деньги или акции, хотя для создания ложного следа придется инициировать ограбление. В конце концов деньги тоже вещица нелишняя в нашем мире.

Кто бы спорил, но только не я. Деньги действительно бывают незаменимы в некоторых жизненных ситуациях, главное никогда не забывать, что они не цель, а всего лишь средство для ее достижения. Точнее говоря, одно из многочисленных средств.

– Как и полагается в местах подобных этому, охрана присутствует, причем в количествах не столь малых. Но это не должно сталь особо серьезной проблемой - пули не являются слишком серьезным аргументом против вампиров, если только не попали в голову в приличном количестве. И то подобное представляет опасность лишь для новичков… Знающий хотя бы основной курс магии просто не даст пулям долететь до себя применив такую простую вещь как телекинез.

– А как много требуется времени, чтобы обучиться столь полезному умению?

– Кому как, - саркастически хмыкнул Ингвар. - В зависимости от способностей к магии, но уж во всяком случае не за один день. Так что пока можешь забыть об этом, придется тебе действовать по старинке, стреляя на опережение. Впрочем, полученные раны очень быстро регенерируют, одна две минуты и все. И еще… Никто из увидевших тебя, так сказать в несколько необычном виде, не должен никому поведать о сем факте. Нам, Сородичам, вовсе не нужно, чтобы в бульварную прессу попали сообщения о неубиваемых человеческим оружием созданиях или о "демонах, крадущихся в ночи". Ты меня понимаешь?

Понятно, чего уж там… Всех тех, кто сумеет в меня выстрелить, а главное попасть - следует отправлять прямиком в морг. Оно и верно, зачем нужны лишние свидетели, после налета взахлеб рассказывающие полиции и журналистам о парне, в которого они всадили целую обойму, а тот даже не обратил внимания.

– Мертвые молчат. Я вас правильно понял, Наставник?

– Абсолютно, но высказанное тобой замечание немного не соответствует истине. Поэтому я его немного подправлю на правах более умудренного жизнью циника. Мертвые молчат лишь в том случае, если поблизости не окажется квалифицированного некроманта, учти на будущее. Так что, учитывая такой вариант, лучше всего отрубать головы. Однако, к данной ситуации сей комментарий не относится, в торговом доме некромантов нет не было и не будет. На кой хер он им сдался? Но мы отвлеклись от темы… Тебе нужно будет пробраться на второй этаж, а там попасть вот в ту комнату, - палец Ингвара, украшенный бритвенно острым когтем, уткнулся в план, показывая мне нужное место. - В одну из стен вмурован сейф, думаю найти его будет несложно.

Нет, положительно у него в голове бегают неисчислимые стада тараканов. Я не ангел, но сейфы сроду не вскрывал и дело тут вовсе не в нежелании. Просто не умею, нет у меня знаний в этой области. Тем не менее можно просто подорвать его, но шуму будет…

– Тогда предоставьте мне достаточное количество взрывчатки, - озадачил я Ингвара. - Я не собираюсь медитировать возле сейфа в надежде когда-нибудь увидеть его открытым.

– Будет тебе взрывчатка, так что не рой землю копытами. И не только она. Ты ведь будешь подбирать необходимое оружие? По твоему лицу вижу, что да. Тогда пойдем, проведу тебя в мой личный арсенал.

Гибким змеиным движением Ингвар поднялся из глубокого кресла. Такое впечатление, что у него в ногах еще парочка дополнительных суставов, слишком уж легко и свободно он перемещается из неудобных позиций. Я последовал за ним, заодно пытаясь предположить, где тут может находиться оружейный склад. Оказалось, непосредственно в этом зале, хотя на все сто двадцать процентов уверен, что это далеко не единственное хранилище смертоносных игрушек. Nobiless oblige, такова жизнь и ничего с этим не поделаешь.

Наставник положил руку на статуэтку демона и повернул ее вокруг своей оси. Тихий шорох скрытых механизмов и часть стены отъехала в сторону, открыв небольшое помещение до отказа забитое оружием, как огнестрельным так и холодным.

– Выбирай, что тебе больше подходит, - радушно предложил он. - У меня богатый выбор самого разнообразного оружия, думаю ты уже убедился в этом. Правда здесь представлено далеко не все холодное оружие, только то, которое не обладает магическими свойствами. Впрочем, ты все равно не смог бы грамотно с ним обращаться…

Естественно, прежде чем использовать оружие в бою нужно долго и тщательно тренироваться с ним, изучая сильные и слабые стороны. Даже пристрелка пистолета займет некоторое время, а подбор холодного оружия под свою руку и вовсе один из наиболее длительных процессов. Я медленно двинулся вдоль стены, завороженно глядя на богатейшее собрание несущих смерть вещей. Игнвар действительно понимал толк во всем, что предназначалось для игры со смертью.

Все таки холодное оружие значительно больше привлекало меня. В отличие от огнестрельного, всех этих пистолетов, винтовок и прочего, оно обладало скрытым изяществом, хищной красотой, порой превращаясь в настоящее произведение искусства. Туманная сетка булатной стали, волнистые линии харалуга (древнеславянская сталь, не уступала булату, а в чем-то и превосходила) - при взгляде на них чудился отзвук ушедших веков. Прелестно… Здесь можно было находиться часами, нисколько не сожалея о потраченном на это времени, но я уверен, что еще вернусь сюда в самом скором времени.

Вот только для предстоящей операции холодное оружие было не слишком удобным, хотя… Взгляд мой зацепился за парные кинжалы, крест накрест закрепленные на одном из стендов. Обоюдоострые, с длиной лезвий немногим более полуметра, они как нельзя лучше подходили для скрытого ношения под курткой. Нужно будет только как следует закрепить ножны, причем учесть и то, чтобы достать кинжалы можно было без малейшей задержки. На сем пожалуй с холодным оружием на сегодня хватит, вот только возьму еще несколько метательных ножей - порой бесшумно летящий нож гораздо полезнее громко рявкающих пистолетов. Да и достать его не в пример легче, особенно из нарукавных ножен. Ну теперь точно все, пора перевести внимание на стенды с огнестрельным оружием. Специфика времени и ничего тут не поделаешь. Не стоит давать лишних повод журналистам, которые непременно обратили бы внимание на трупы с ранами от топоров или мечей.

Оно бы неплохо было взять какой-нибудь из множества представленных здесь автоматов, но незаметно пронести его явно не получится, а поднимать шум раньше времени не входило в мои планы. Жаль. Особенно по душе мне пришлись германский МП-38 (более известен как Шмайссер) и русский ППД (пистолет-пулемет Дегтярева). Эх, соединить бы простоту и надежность ППД с точностью МП-38, да убрать этот дурацкий массивный диск, заменив на обычную обойму. А главное уменьшить размеры, что порой так сильно мешают. Уверен, что когда-нибудь это произойдет, а учитывая что теоретически моя жизнь или не-жизнь (что не суть важно) может длиться бесконечно, я наверняка смогу это увидеть.

Однако, я слишком отвлекся. Если нельзя взять автомат, придется ограничиться пистолетами. Именно пистолетами, но ни в коем случае не револьверами - слишком долго и хлопотно перезаряжать их, особенно в горячке боя, когда никто не собирается давать тебе времени на сию процедуру. Пока избавишься от стреляных гильз, пока затолкаешь в гнезда барабана новую порцию патронов… Нет, револьверы я оставлю пересмотревшим фильмов из жизни американских ковбоев. Себе же возьму парочку парабеллумов, надежные игрушки и точность на должном уровне. Ах да, взрывчатка! Вот только я пока что не вижу такой роскоши, по крайней мере на открытом месте она не виднеется. Ладно, спросим у Ингвара, ворона здешних мест:

– Так-то оно все в порядке, вооружился я от души, но вот относительно обещанной взрывчатки возникает проблема. Ее тут похоже просто нет. Наставник, ну не могу же я пинать сейф ногой. Бесполезное занятие, согласитесь.

– Как же ты меня достал, неофит, - Ингвар страдальчески закатил глаза к потолку. - Взрывчатка… Это грубо, пошло, а главное слишком шумно. Я дам тебе вещицу, которая справится со взломом сейфа гораздо лучше, чем банальный динамит. Вот, лови.

Я машинально поймал брошенный мне небольшой предмет, по форме напоминающий небольшой цилиндр. Интересно, что мне с ним делать?

– Впрыснешь содержимое в замок сейфа и от него останется лишь воспоминание. Это очень мощная кислота, растворяет почти все: сталь, органику, камень. По моему достойная замена, любой взломщик сейфов при одном ее виде впал бы в транс от восхищения. Все. Машина будет через полтора часа, можешь пока отдохнуть.

– Хотелось бы, но лучше уж я пристреляю выбранное оружие во избежание всяческих конфузов. Тир у вас тут найдется?

– Да. Вон там, - Ингвар показал на практически незаметную дверцу в глубине оружейки. - Упражняйся, я приду за тобой как только все будет готово.

Глава 4. Тест на выживание.

За мной пришли через один час и сорок минут - Ингвар и Олег. Воистину, ничего на свете не меняется, в особенности рожи, окружающие нас в повседневной жизни. Интересно, сколько лет я буду видеть перед собой две эти физиономии? Есть смутное подозрение, что не один век. Впрочем, эти еще далеко не из худших, с ними по крайней мере можно поговорить об умных вещах, благо идиотизмом и примитивностью они не страдают, да и язык у них подвешен надлежащим образом. Циники, конечно, но я и сам таков, так что привередничать не стоит.

– Неофит, кончай дырки в стенах делать, ты так весь запас патронов изведешь, а заодно оглохнешь от столь немузыкального грохота, - жизнерадостно заорал Олег, без труда заглушив выстрелы пистолетов.

– Зато представьте себе, как живописно будут смотреться встретившиеся мне, когда я превращу их с такое же подобие швейцарского сыра, каким является сейчас эта многострадальная стена, - без малейшего труда парировал я подпущенную Олегом шпильку, - Олег, а вы что, тоже туда едете?

– А как же иначе? - неподдельно изумился тот. - Те двое охламонов, что окажутся в одной связке с тобой - мои так сказать "творения". Вот и посмотрю, чего от них можно ожидать относительно уровня профессионализма, да и за тобой посмотрю. Любопытство, оно знаешь ли штука полезная, разумеется в строго отмеренных дозах. Да и некоторые предположения стоит проверить.

Ему может и любопытно, а вот мне напротив, совсем не хочется работать в одной компании с теми, кто еще совсем недавно выкапывался из могилы. Мало ли что у них с мозгами случилось от столь неординарного приключения. Тем более что Ингвар уже упоминал об их не слишком хорошем психическом здоровье.

– Олег, а как у моих напарников с головой?

– Пока еще не отрубили, - ответ был получен в свойственной ему ернической манере. - Но это дело поправимое.

– А если серьезно…

– Если серьезно, то не очень, неофит. Один из них еще кое-что соображает, хотя общий настрой не фонтан, а вот второй так вовсе находится на грани безумия. Ну и в качестве дополнения у них у обоих повышенный уровень агрессии, но это уже естественное состояние для им подобных. Впрочем, не стоит излишне драматизировать, где-то через пару неделек они немного оклемаются, в том случае разумеется, если переживут эту ночь. А теперь пошли, время разговоров закончилось, пришла пора показать чего ты стоишь в боевых условиях.

Ну что же, пора так пора, возражать не стану. Последний раз проверив, хорошо ли подогнана амуниция в виде двух пистолетов, такого же количества кинжалов и нескольких метательных ножей, я бодрым шагом двинулся к выходу. Пройдя в подвальный этаж, по совместительству использовавшийся в качестве гаража, я оказался приятно удивлен - ожидавшая нас машина оказалась роскошным лимузином последней модели, а вовсе не каким-то задрипанным грузовиком. Мелочь, а приятно.

– В респектабельном районе следует появляться на соответствующей машине, - наставительно сообщил Ингвар. - Потрепанный фургон в том месте был бы так же чужд, как пьяный прапорщик на молитве в женском монастыре. А вот роскошный автомобиль не вызовет ни малейших подозрений, напротив, взгляды полиции и прочих любопытствующих будут соскальзывать с него.

В лимузине уже находились шофер и двое Сородичей с шальными глазами, видимо как раз те, кого капризная фортуна сделала сегодня моими напарниками. Ингвар жестом отправив меня на заднее сиденье поближе к напарникам, расположился впереди, рядом с шофером. Хм, а куда же собирается пристроить свою филейную часть Олег, коли уж собрался сопутствовать в сем турне? Тесновато ему будет на заднем сиденье, да и соседство с малопредсказуемой парочкой вряд ли покажется интересным. Ловлю его взгляд, устремленный в какую-то определенную точку, взгляд, более всего напоминающий рентгеновский луч в поиске цели. Пытаюсь посмотреть в то же место, что и он и вдруг понимаю, что объектом его пристального внимания является обычное зеркало, невесть зачем встроенное внутрь лимузина. Зеркало, которое вдруг перестает отражать внешний мир и покрывается мелкой рябью… Мимо меня в длинном затяжном прыжке промелькнула фигура Олега. Промелькнула и исчезла в зеркале, словно ныряльщик под поверхностью воды.

Подозреваю, что глаза у меня в этот момент были большие и очень круглые, но такого я еще не видел и не подозревал о самой возможности подобных трюков. Впрочем, я не был одинок - мои напарнички так и вовсе ошизели от подобной шуточки, впав в натуральный столбняк от обилия впечатлений. Еще раз взглянув на зеркало, я уже без особого удивления узрел там жизнерадостную морду Олега, довольного произведенным на окружающих впечатлением. Зар-раза! Со столь извращенным чувством юмора он может добиться лишь того, что его собственные подопечные окончательно съедут с катушек и толку с них в деле будет мягко скажем маловато. Остается лишь надеяться, что у них хватит остатков здравого смысла, чтобы не устроить форменный бедлам прямо в салоне автомобиля.

Тем временем мягко заурчал мотор и лимузин плавно двинулся к выходу из подземного гаража. Я инстинктивно прикрыл глаза ладонью, ожидая резкого удара солнца, но к счастью стекла машины действительно не пропускали ультрафиолетовое излучение.

– Ну как тебе шуточки Олега, впечатляют? - не поворачивая головы обронил Ингвар. - Это как раз его излюбленный трюк.

– А что это вообще было и каким образом, позвольте полюбопытствовать, он вообще нырнул в зеркало и теперь скалит клыки с той стороны. Прямо "Алиса в Зазеркалье", другое сравнение и подобрать сложно.

– Он же из клана Ласомбра, ученик. Такие Мастера как он с зеркалами могут вытворять многое, что покажется остальным лежащим за гранью возможного. Хорошо иметь таких как он союзниками, но не позавидуешь тем, для кого клан Ласомбра стал врагом. Опасность будет подстерегать их в каждом зеркале, в любой отражающей поверхности. Если хочешь узнать подробнее, то можешь сам спросить у него, после завершения нашей маленькой прогулки, - свернул тему Ингвар.

Ага, как только так сразу. Тем более насколько я успел изучить характер вышеупомянутого, он будет долго и радостно морочить мне голову всякой хренью, не имеющей никакого отношения к действительности. Лучше я пока проверю чем вооружились мои напарники.

– Обзовитесь, напарнички. А заодно покажите то оружие, что себе выбрали, - тоскливо предложил я им, уже заранее догадываясь о том, что именно они предпочли из всего богатства выбора.

Так я и думал. Один из них, Драгутин, польстился на такую редкостную рухлядь как автомат Томпсона с круглым диском на сто патронов. Единственным достоинством этой тарахтелки был высокий темп огня. Недостатков же было хоть ковшом экскаватора вычерпывай: сильная отдача, чувствительность к внешней среде, низкая точность и прочие прелести. Генрих, второй из охламонов, тоже порадовал, пусть и не до такой степени, позарившись на восьмизарядный дробовик. Придется учить их уму-разуму, дабы хоть какие-то полезные сведения задержались в их головах.

– Уважаемые, вы что собрались вдребезги разносить бордельчик, задержавший очередной взнос своей крыше? - вот как раз уважения в моем голосе сейчас было меньше, чем порядочности у политика. - Довожу до вашего сведения тот факт, что мы сейчас направляемся в почтенную торговую организацию пусть и с совсем непочтенными намерениями. Но нам вовсе не нужно открывать пальбу при входе. Напротив, чем позже поднимется шум, тем больше шансов успешно провернуть операцию, а самое главное - убраться оттуда в целости и сохранности. Вы меня поняли?

– Да, - был краткий ответ Драгутина.

Генрих же молчал, аки партизан на допросе, а в его глазах разгорался огонек злобы и раздражения. Знакомая ситуация, которую надо гасить на корню, иначе она может трансформироваться в конфликт и неподчинение приказу в самый неподходящий момент. Например, аккурат во время боя.

– Генрих, а может ты сам желаешь покомандовать? - вопрос был задан вежливо-заинтересованным тоном. - Не буду возражать, но лишь в случае, если у тебя есть четкий план действий. Заранее замечу, планы типа "ворвемся внутрь и положим всех ураганной стрельбой" в расчет не принимаются. Судя по молчанию делаю вывод, что таких планов у тебя нет. Именно поэтому командуешь не ты, а я.

– А у тебя они есть, планы? - злобно рыкнул воспитуемый объект.

– Как раз у меня план есть. Вот только те очень большие пушки, которые вы с собой притащили, не слишком к этому подходят. Бросьте их под сиденье, возможно на отходе и сгодятся. Искренне надеюсь, что вы оба догадались прихватить с собой хотя бы по пистолету?

Надежды сбылись только наполовину - Драгутин извлек из кармана браунинг не самой последней модели, а вот Генрих лишь отрицательно покачал головой. Чтоб его… Ничего не поделаешь, придется воспользоваться подручными средствами и попытаться хотя бы уменьшить размеры дробовика, превратив его в обрез. Пользоваться будет не в пример менее удобно, зато не привлечет к себе внимания раньше времени.

– Ладно, Генрих остается при своей бандуре, - я пристально посмотрел на него, одновременно пытаясь подавить нарастающее раздражение. - Вот только ты сейчас возьмешь что-нибудь режущее и отпилишь у дробовика приклад, а если тут есть нечто, способное пилить металл, то и часть ствола.

– Не мучай беднягу, - раздался с переднего сиденья голос Ингвара. - Дай мне сюда эту железку, я ее мигом приведу в приличный вид.

Я взял из рук напарника дробовик и вложил его прямо в ожидающе протянутую руку. Наставник с ухмылкой посмотрел на оружие после чего сделал пару быстрых движений и на пол рухнули приклад и значительная часть ствола. Душевно, ничего не скажешь. Интересно, из чего же состоят его когти, способные без особых усилий резать и дерево и сталь? Я тоже бы от таких не отказался.


***

Солнечный диск уже скрывался за горизонтом в последних бессмысленных усилиях бросая багровые отсветы на улицы города. Даже сквозь затемненные стекла нашего лимузина было видно буйство красок, сопровождающее переход от дня к ночи. Мне никогда не надоест любоваться столь завораживающим зрелищем, сколько бы времени не прошло. Красота мира вечна… Водитель резко сбавил скорость и неожиданно свернул в один из многочисленных переулков, где и остановился. Мотор, кстати, он так и не заглушил, что было с его стороны весьма разумной предосторожностью. Один мой знакомый ухитрился влипнуть в серьезные неприятности, а все потому, что его машина не завелась в первой попытки и он попал в руки господ правоохренителей.

– Ну что, господа испытуемые, готовы к великим свершениям? Тогда вперед, - прозвучало напутственное пожелание Ингвара.

Эти слова были последними, что я услышал перед тем как полностью войти в боевой ритм. Такое бывало со мной и раньше, в особо критических ситуациях, но сейчас проявилось значительно более сильно. Ничего удивительного, ведь резервы человеческого организма огромны, просто большинство людей не умеют грамотно их использовать. Известны случаи, когда упавший с шестого этажа отделывался парой синяков да вывихом лодыжки, а через пару дней и вовсе чувствовал себя великолепно. Так что же в таком случае можно предположить о возможностях организма Сородичей? Вот то-то. Впрочем, в данный момент я могу говорить о сем факте лишь в отношении себя, что могут другие выяснить пока не представлялось возможным.

На улице было не слишком многолюдно, но на нас никто не обращал внимания. Обычная для здешних мест компания - трое типов, один из которых в черном плаще и с портфелем в руках, а двое других с мрачными физиономиями движутся вслед за ним. Скорее всего нас принимали за коммерсанта в сопровождении охранников - перво-наперво на эту мысль наталкивал портфель, в котором как правило хранятся важные бумаги и тому подобная мура. Да и мой приличный внешний вид в сочетании с не очень приличным видом напарников наталкивал именно на подобную оценку. На самом же деле в портфеле лежали несколько динамитных шашек, я все же сумел выцыганить их у Ингвара, оправдавшись тем, что на отходе может оказаться нелишним устроить шумовую завесу. Тот поморщился, но возражать не стал, добавив лишь, что разрешает это только в случае неблагоприятного развития событий. Тут я с ним спорить и не собирался.

"Вы нас не ждали, а мы приперлись", - подумал я, душевно пнув входную дверь. Та послушно открылась и мы оказались в том самом торговом доме, откуда и требовалось изъять столь заинтересовавшее Ингвара содержимое сейфа.

– Добрый вечер. К кому вы направляетесь и как прикажете доложить? - раздался бесстрастный голос консьержа.

Мельком окинув взглядом помещение я обнаружил присутствие в нем кроме консьержа еще двоих субъектов весьма хмурого вида с выставленными на всеобщее обозрение кобурами. Удивляться тут было нечему - какая же приличная финансовая контора может обойтись без надлежащей охраны. Положить их можно, но нужно провернуть это без излишнего шума, вот в чем сложность.

– Второй этаж, девятая комната. Господин Чаулеско ждет нас… Не советую вам вызывать его недовольство.

Клерк явно попал меж двух огней: с одной стороны было опасение вызвать гнев Чаулеско (вполне реальный, так как я успел узнать у Ингвара некоторые особенности характера сего индивида), с другой же - нежелание нарушить инструкцию и пропустить нас без предварительного согласования. Придется мягко и ненавязчиво помочь ему прийти к "правильному" решению вопроса.

– Впрочем, я могу и уйти, но возмещать последующие от этого финансовые потери будете вы из своего жалованья. Лет за десять рассчитаетесь, возможно…

– Х-хорошо, вы можете пройти, - сорвавшимся голосом прошептала канцелярская крыса. - Охранник вас проводит.

Удивительно, но факт - для всех работников чернильницы нет более страшной угрозы, чем финансовая. Намекните им о возможных штрафах, могущих возникнуть в результате их поведения и они тут же выполнят все, что вы от них потребуете. Главное быть убедительным в своих претензиях и не столь важно правомерны они или нет. Поднимаясь по лестнице вслед за охранником, я обернулся назад и посмотрел на творящееся в вестибюле. О, вы только посмотрите, клерк оказался не совсем идиотом и названивал по телефону. Кому? Естественно Чаулеско, прилежно докладывая о визите к нему неизвестных личностей. Ничего, пусть помучается, повспоминает, все равно ничего не вспомнит. К нему то и дело заявляются разные люди по каким-то темным делишкам и всех он запомнить вряд ли в состоянии. Насторожится, конечно, но тут уж ничего не поделаешь.

Второй этаж и сразу же серьезное препятствие… Еще два хмурых лба прямо у лестницы и видок у них самый зверообразный. Сомнительно, чтобы они с ласковой улыбкой проводили нас до нужной двери. Нет, проводить-то они проводят, но вероятно только после обыска на предмет оружия и прочих недозволенных предметов.

– Попрошу вас и вашу охрану сдать оружие, - довольно вежливо предложил мне местный цербер. - На выходе вам вернут его. А также позвольте осмотреть портфель на предмет наличия там недозволенных предметов.

Конечно же. Наверно, вам будет удобнее сначала проверить портфель? - вежливо предложил я, протягивая охраннику кейс с динамитом. - Осторожнее, там очень ценные деловые бумаги, а также образцы ювелирных изделий.

Только бы мои орлы не психанули раньше времени, ведь все идет просто идеально. Этот олух царя небесного взял портфель, причем взял двумя руками, поверив в ценность находящегося внутри содержимого! Интересно, в какой шараге его обучали, раз он так легко нарушил одно из основных правил досмотра? А тут еще и второй неожиданный подарок подвалил. Типус, что приперся с нами из вестибюля, страдая повышенным любопытством, решил посмотреть содержимое портфеля и сместился из-за моей спины поближе к держащему кейс. Неужто слова "ювелирные изделия" могут окончательно лишить некоторых представителей рода человеческого последних остатков разума? Похоже на то, ведь по меткому выражению криминальных кругов: "И жадность фраера сгубила!" А в моем случае вернее будет говорить о сочетании жадности с любопытством. Ну-ну, любопытные вы мои, я жду лишь того момента, когда вы откинете крышку и увидите вместо золота и ценных бумаг лежащие рядком динамитные шашки. Мне нужен короткий момент оцепенения, что охватит вас при виде столь явного несоответствия реальности и предположений.

Время! Разлается щелчок замков кейса и крышка поднимается вверх, открывая взрывоопасное содержимое. Метательные ножи из нарукавных ножен падают ко мне в руки. Миг и один из них, тускло сверкнув в свете ламп, устремляется в короткий полет. Сдавленный хрип и третий охранник, грамотно державшийся в стороне и наблюдающий за всем происходящим, падает с ножом в горле. Оставшиеся двое даже не слышат этого, изумленно уставившись на содержимое кейса… А зря! Кто сказал, что метательный нож предназначен исключительно для метания? Это не есть так, что я наглядно доказываю чиркнув им по горлу второго охранника. Сдавленно бульканье и угасающие глаза, в которых так и не отразилось понимание причины столь неожиданной смерти. Последний оставшийся в живых наконец-то переводит взгляд на меня, его рука медленно, очень медленно тянется к пистолету, хотя понятие "медленно" оказывается весьма отвлеченным - я, как и все Сородичи, двигаюсь теперь значительно быстрее человека. Потому мне не составляет большого труда опередить это движение, вонзив нож точно в сердце. Закрыв рот жертвы ладонью, чтобы не раздалось пусть даже негромкого вскрика, осторожно опускаю уже безжизненное тело на пол. Отлично, все проделано в лучших традициях диверсионных отрядов, теперь надо лишь продолжить с такой же точностью.

– Что застыли? - обращаюсь к напарникам. - Драгутин, ты впереди. Генрих! Мать твою, хватит на трупы таращиться, тут тебе не ресторан! К тому же пить кровь из мертвых тел - некультурно. Прикроешь, если какой хмырь проявится. И запомните, без крайней необходимости не стрелять. Свернете шею и все.

Теперь счет времени шел на минуты - оставшиеся внизу скоро забеспокоятся, что охранник посланный с нами никак не возвращается и забьют тревогу. Вероятен и вариант обнаружения трупов и еще неизвестно, который из них произойдет скорее. А вот и наша цель - вернее дверь, за которой она находится. Врываться с пистолетами наперевес, словно обкурившийся шимпанзе, было бы верхом идиотизма человеческого. Зачем это, если можно зайти как и полагается в приличных заведениях? Сомневаюсь, что из-за двери в принципе можно было услышать как мы расправились с охраной - шума то как такового и не было.

– Ждите здесь, наблюдайте за коридором, - приказал я своим бойцам. - Драгутин, войдешь без приказа только в том случае, если услышишь стрельбу или звуки борьбы. Генрих, без команды ни с места.

Я деликатно постучал в дверь костяшками пальцев:

– Да-да, заходите, - раздался мужской голос, в котором явственно проскальзывало раздражение.

Что же, не стоит пренебрегать приглашением, тем более что оно полностью соответствует моим желаниям.


***

В человеке, сидящем за столом и перебирающем груду бумаг, чувствовалось что-то непонятное мне. Разумеется, это был не Сородич, но какое-то ощущение общности все же возникало. Странно все это, но разобраться можно и позднее, после выполнения задания. Внезапно меня словно бы коснулось дуновение легкого ветерка и практически одновременно непонятный мне человек резко протянул руку под стол.

Очень резко, почти не уступая мне в скорости движений. Мать вашу, да кто же он такой, что может соперничать в скорости с вампиром?! Перекатом ухожу в сторону, одновременно вырывая из кобур пистолеты. В тесноте комнаты автоматная очередь кажется оглушительной, пули с треском входят в деревянные панели, со звоном рикошетят от несгораемого шкафа, разнося все в мелкое крошево. Хитрый крыс очень умно пристроил плюющуюся свинцом игрушку на подвижных креплениях под своим столом, судя по всему у него большой жизненный опыт. Уважаю, с таким противником приятно померяться силами! Единственный его промах, если его вообще правомерно назвать таковым - ловушка рассчитана на людей, но никак не на Сородичей. Одна из пуль все же впивается в плечо, сбивая прицел одного из пистолетов, но это несущественно - все равно регенерация уже идет полным ходом, через минуту лапа будет как новенькая. Спаренный грохот парабеллумов был неплохим прощальным салютом любителю пострелять из автомата, к тому же подключился и ворвавшийся на шум стрельбы Драгутин, увлеченно палящий из браунинга. Как минимум три из попавших в человека пуль поразили жизненно важные органы и он просто обязан героически помереть на своем рабочем месте.

Но что это? Основательно и на совесть продырявленный субъект вовсе и не думал помирать, хотя самочувствие его было ну очень далеко от хорошего. Нажав на одну из кнопок на своем столе, он вместе с креслом провалился куда-то внутрь, не оставив ни малейших следов своего присутствия кроме нескольких кровавых пятен. Даже дыра в полу сразу же закрылась… Ну и типус, хотя подобная предусмотрительность заслуживает всяческого уважения. Все предусмотрел, даже свое вероятное поражение и заранее приготовил путь к отступлению. Покачав головой от избытка эмоций я принялся за работу, обгоняя стремительно тающее время - до прихода переполошенной выстрелами охраны оставались считанные секунды.

Где может быть спрятан сейф, что мне просто необходимо найти? За картинами? Слишком глупо и банально для такого хитрована, как мой мимолетный знакомый. В полу? Вряд ли, не думаю, что ему приятно было бы каждый раз скатывать роскошный персидский ковер, покрывающий весь, абсолютно весь пол. К тому же я не почувствовал под ногами никаких пустот, когда перемещался по комнате. Но сейф немаленький и расположен он именно в этой комнате, Ингвар дал стопроцентную гарантию на полученные им сведения. Где же этот проклятый железный ящик? За дверью гулко загрохотал дробовик Германа, напоминая о бренности бытия, а также о том, что время на раздумья вышло и началась перестрелка с охраной.

Думай, думай! Нельзя дергаться, бесполезно метаться по комнате, простукивая стены - это займет слишком много времени, которого просто нет. Если никак не получается найти место где расположен сейф, то придется действовать от противного, то есть искать "неправильности" в интерьере помещения - места, выпадающие из общей картины. Стол, шкафы, кресло, люстра… Стоп, а вот здесь подробнее. На кой хозяину кабинета понадобилось поставить кресло в центре комнаты, но зато недалеко от люстры? Дотрагиваюсь рукой до сиденья подозрительной мебели и с огромным удовольствием ощущаю под пальцами изрядную вдавленность. С очень большой степенью вероятности на этом кресле не сидели, а стояли. Ага, так оно и есть - маленькие частицы земли опавшие с обуви все еще можно было различить невооруженным взглядом. Ну теперь остается только взгромоздиться на тот же пьедестал и внимательно изучить, а что же такого интересного хозяин кабинета находил при довольно частом изучении люстры? Он ведь не электрик чинящий проводку, а лампочки так часто не перегорают, к тому же для их замены существует обслуживающий персонал.

Люстра как люстра, с кучей стеклянных висюлек. Дергать за каждую - хлопот не оберешься, поэтому дергаю всю люстру. Звон, шум, хрупкое стекло, осыпающееся на пол подобно летнему дождю… Грубо это, но зато эффект налицо - часть того, что казалось обычным потолком опускается вниз и перед моими глазами оказывается искомый объект, а проще говоря сейф. Хороший такой сейф, надежный, производства известной фирмы, вспоминая которую все взломщики начинают говорить исключительно многоэтажным матом. Но мне это сугубо по барабану, я же не вломщик. Достаю полученную от Ингвара емкость с уникальной кислотой, судя по всему абсолютно неизвестной официальной науке, и аккуратно выливаю все ее содержимое в область замка. Шипением, что сделало бы честь десятку гадюк, которым наступили на хвост, сейф выражает искренне неодобрение моим криминальным поползновениям. Впрочем, негодовать - единственное, что ему остается в данной ситуации. Достаю кинжал и подцепляю им дымящуюся дверцу.

Вуаля! Как и ожидалось, внутри бумаги, еще раз бумаги и пачки денег, которые тоже нужно взять для создания картины банального ограбления. А брать не хочется и это отнюдь не моральные терзания. Ну откуда у циника со стажем в голове может обнаружиться подобная чушь? Так что тут нечто иное и я даже догадываюсь, что именно. Подобное чувство опасности всегда возникало у меня, когда вроде бы все в порядке, а на деле оказывалось совершенно иначе. В последний раз со мной это было совсем недавно - у двери в особняк Ингвара, оказавшейся не совсем, а точнее не только и не столько дверью. Опять ловушка? А почему нет? Значит надо проверить, но не на своей драгоценной шкуре. Она у меня как никак в единственном экземпляре.

– Драг, а ну быстро беги в коридор и достань мне какого-нибудь не до конца дохлого типа, - командным рыком заорал я на подчиненного. - Шевелись!

Ай как хорошо, аж пыль из-под сапог полетела, до того быстро он вымелся за пределы комнаты. Может с мозгами у него после процедур закапывания и самовыкапывания и не очень, но вот выполнять приказы он не разучился. Сразу чувствуется опыт армейской службы, такое ни с чем не перепутаешь. Очередное не слишком музыкальное стакатто выстрелов в коридоре и Драг появляется вновь, уже отягощенный висящим на плече телом.

– Куда его бросить, командир?

– Не бросить, а дать мне, - поправляю чересчур ретивого помощничка. - Бросать его никак нельзя, подохнет еще раньше времени, не успев послужить на благо меня родимого. Ты посмотри, из него же кровища хлещет, как брехня из журналиста.

Принимаю из рук Драга оказавшееся довольно тяжелым тело подранка и сую его в сейф непосредственно головой. Вот это да! Не перестаю удивляться предусмотрительности хозяев здешних мест. Едва успеваю разжать руки, чтобы не угодить под действие очередной хитромудрой пакости господ Сородичей. Тело все еще живого охранника словно попало в патентованную соковыжималку - невидимую, но очень мощную. Брызги крови летят во все стороны, покрывая стены росой алого цвета, в воздухе витает тяжелый аромат бойни. Мдя, сложновато узнать в бесформенном куске мяса то, что всего несколько секунд назад было человеческим телом. А ведь Ингвар ясно предупреждал о недопустимости оставления следов, не вписываюшихся в обыденное представление людей о окружающем их мире. Лежащая же передо мной груда мяса и костей ну никак не соответствует этому самому "обыденному представлению". Хоть это и не моя вина, но придется устроить перед отходом роскошные похороны, развеяв прах бедняги по ветру. Как? С помощью взорванной прямо на останках шашки динамита.

Хватаю в свои загребущие лапы лежащие в сейфе бумаги, акции, деньги и вообще все лежащее там. Разобраться можно и потом, а вот уносить ноги нужно как можно скорее, того и гляди мальчики по вызову пожалуют со всеми причиндалами вроде сирен и мигалок. А оно нам надо? Правильно, такого добра нам вовсе не требуется. Кейс не кажется мне хорошим вариантом для хранения там столь нужных вещей, поэтому набиваю бумагами внутренние карманы плаща. Все, пора уходить и как можно скорее.

– Драг, Генрих! Ко мне, отходим через окно!

Ага, вот они оба, в целости и сохранности с донельзя воодушевленными физиомордиями. Неужто всю охрану перестрелять успели? Действительно, судя по полному отсутствию стрельбы именно так дела и обстоят. Впрочем, может быть пара-тройка в живых и остались, но забились в углы и сидят там, боясь не только высунуться, но даже пошевелиться. Тем лучше, тем лучше. Тут мое внимание привлек странный шорох в коридоре, словно тысячи маленьких ног дробно засеменили по ковру… Где-то раздался истошный крик, в котором слились в одно целое боль и ужас. Раздался и тут же смолк и вновь лишь шорохи достигали моих ушей. Нет, однозначно пора отсюда линять, в ход пошла магия!


***

Стволы парабеллумов уставились в окно и по разу тявкнули, отправляя в полет свинцовую смерть. Звон от разбитого стекла и свист пуль, отрикошетивших… От чего они вообще могли отрикошетить я вас спрашиваю!? От воздуха? Швыряю по тому же адресу кресло и оно рушится на пол, все таким же образом отскочив от невидимой преграды. Магия, магия чистой воды и никаких сомнений. Чувствую, но ничего сделать не могу, нет ни умения, ни знаний. Какая-то хитрая сволочь отрезала нам наилучший путь к отступлению. Остается лишь прорываться по тому же пути, которым мы пришли. Отбрасываю кейс к ангельской матери, предварительно переложив бруски динамита в карманы.

– Будем прорываться, ничего другого нам не остается, - спешу "обрадовать" своих бойцов. - Вперед и еще раз вперед. Ничему не удивляйтесь, в ход пошла магия, о которой ни вы ни я толком не имеем представления. Рывок!

Я был готов увидеть в коридоре множество злобных типов, обвешанных оружием с ног до головы; нескольких хмурых Сородичей с угрожающе оскаленными клыками или что-то в этом роде. Но увиденное превзошло все мои самые безумные предположения - на нас медленно и неотвратимо надвигался серый ковер, издающий то самое услышанное мной шуршание. Ковер… из крыс. Да, вот именно, обычных серых крыс, которых пруд пруди в любых городских подвалах и в канализации. Только крысы обычно пугливы и при встрече с людьми отнюдь не намерены атаковать их без малейшего страха. Впрочем, я привык верить своим глазам, а следовательно у животин была ну очень веская причина вести себя столь неадекватно. Они двигались в абсолютном молчании, ни малейшего писка слышно не было и это тоже нехарактерно для подобных зверушек. Словно бы ими управлял чей-то разум, мощный и целеустремленный… Наверно, так оно и есть и совсем неважно, кто этот умелец - недостреленный человек, чем-то похожий на вампира или до сих пор не показавшийся Сородич.

Важно другое - как можно бороться с таким огромным количеством мелких животных, к тому же лишенных чувства самосохранения? Естественно магией, но я пока что ей не владею. Так что же в таком случае остается? Палить по ним из пистолета просто несерьезно, толку от этого чуть. Можно использовать взрывчатку, она бьет по площади а также отбрасывает взрывной волной. Динамитный брусок с уже горящим фитилем летит по воздуху и приземляется в центре ковра, сотканного невидимым мастером из множества серых хвостатых бестий. Взрыв! Крысиное воинство частью разрывает в лоскуты, а частью отбрасывает к стенам в состоянии контузии. Это шанс, возможность прорваться, которую просто необходимо использовать.

– Вперед, - кричу я на бегу, подкованными сапогами плюща в лепешку ошметки оставшиеся от крыс, что теперь обильно устилают пол, еще недавно весьма приличного вида.

Сзади слышен тяжелый топот бойцов, наконец-то признавших мое лидерство и больше не качающих права. То и дело бухает дробовик Германа, отхаркивающийся снопами картечи от небольших стаек успевших очухаться крыс. Надеюсь, что у него еще есть достаточное количество патронов. Не сбавляя темпа выскакиваем в вестибюль, ведь еще немного и длиннохвостые помоечные твари окончательно оклемаются и вновь полезут неисчислимым количеством. На всякий случай бросаю еще одну порцию динамита и вместо входа на второй этаж теперь лишь груда строительного мусора.

Что спасло меня в тот раз? Не знал тогда, не знаю сейчас и вряд ли хоть когда-нибудь узнаю. Возможно интуиция, но вполне вероятно, что просто мимолетный взгляд брошенный в сторону без конкретной цели. Его выдало легкое дрожание воздуха и ничего больше. Я успел лишь банально пригнуться и лезвие широкого пехотного меча описало полукруг над моей головой. Так вот что такое "ветер смерти"… Это та самая волна воздуха, вызванная полетом меча в непосредственной близости от твоей головы. Я успел увернуться, а вот Генрих нет. Направляемый умелой рукой клинок наискось прошел по заранее намеченному пути, развалив беднягу на две неравные половины.

Но пока возникший из ниоткуда Сородич еще не успел вернуть меч и нанести новый удар я ухитрился подсечкой сбить его с ног. Хлопки браунинга Драгутина, но как того и следовало ожидать, пули просто не долетали до цели. Ингвар недаром предупреждал меня о полнейшей неэффективности метательного оружия против Сородичей, владеющих хотя бы основами магии, а именно телекинезом. Драг же то ли забыл об этом, то ли и вовсе не подозревал. Два кинжала, до сего момента тихо дремавшие в ножнах под плащом, покинули свои обиталища, тускло сверкнув в свете немногих уцелевших ламп. Вот только цели, в которую их следовало воткнуть, не было в поле зрения - вампир вновь исчез.

– К двери, быстро.

Драг не стал изображать из себя героя античных времен и резво потрусил подальше от столь негостеприимных мест. Вот только пистолет этот обормот так и не убрал… Если выберемся обязательно прочитаю ему научно-популярную лекцию о вреде всемирного раздолбайства. Силуэт невидимки вновь соткался на пустом месте, аккурат позади Драга и намерения его были явно далеки от дружелюбных. Короткий режущий удар и мой напарник падает на колено. Оно и неудивительно, при подрубленном сухожилии. Да он же просто играет с нами, паразит! А ведь у любой игры есть и отрицательный аспект - играющий частенько забывает о цели ради наслаждения самим процессом.

Придется рисковать, но риск вполне оправдан, в противном случае мне просто не выбраться отсюда. Кинжалы с лязгом падают на пол и в моих руках вновь пистолет и два оставшихся заряда динамита. Взрывчатка летит вверх и я всаживаю в нее пулю. Перекрытие меж этажами и так уже контуженное взрывами жалобно скрипя начинает оседать вниз, осыпаясь каменным дождем. Успеваю поймать изумленный взгляр Сородича, явно не ожидавшего подобной пакости и тут наступает моя очередь удивляться - его лицо явно очень далеко от человеческого. Маска, сошедшая прямо из горячечного бреда, способная вогнать в ступор впечатлительных людей. Миг и он вновь растворяется в неизвестности, спасаясь от падающих с потока глыб.

Бежать! Хватаю покалеченного Драга, перекидывая через плечо и опрометью несусь к выходу, уворачиваясь от всякой гадости падающей сверху сплошным потоком. Пятнашки со смертью на замкнутом пространстве… Заостренный осколок то ли камня то ли еще какой заразы вонзается как раз в Драга, мертвым грузом обвисшего на плече. Мелочи, дотащу до машины, а там уж его залатают. Последний рывок и я наконец-то на улице. Мда, тоже не велика радость - визги сирен, полиция бродит табунами. Резвой рысью направляюсь к ближайшей подворотне, откуда рукой подать и до ожидающей нас машины.

Один из особо ретивых правоохренителей бросается вслед за мной, видимо намереваясь взять свидетельские показания. Нет ни малейшего желания с ним общаться, поэтому в награду за усердие он получает метательный нож в сердце. А вот и лимузин с гостеприимно распахнутой дверью. Мешком обрушиваюсь на сиденье, едва успев стряхнуть изрядно потрепанного Драгутина, чтобы не придавить его и так покалеченный организм. Вот и все, теперь можно расслабиться, попав в зону относительной безопасности.

– Бумаги у меня, - голос поневоле срывается на хрип. - Ингвар, пора отсюда сваливать, тут не только полиция шухер наводит, но и кто-то из Сородичей.

А при должном настрое он может развить очень бурную деятельность. Едва я произнес последнее слово, как машина рванула с места с максимально доступной скоростью. Всегда бы так… Даже Олег соизволил проявиться из зеркала и бухнулся на сиденье рядом со мной. Раздраженно отмахнувшись от моей попытки задать вопрос он без всяких церемоний вышиб заднее стекло и с его рук сорвалось туманное облако, мгновенно затянувшее пространство позади машины. Явно улучшив свое настроение проведенным действием, очевидно предназначенным для маскировки путей нашего отхода, он обратил внимание на Драгутина и поинтересовался у меня:

– Кто его так хорошо помял?

– Сородич очень странного вида. Уродлив как персонах из низкопробного фильма ужасов, способен управлять стаями животных, в моем случае крысами, и исчезать из поля зрения. Однако, это ни к коем случае не невидимость, а именно уход с материального уровня.

Последовавший ответ состоял из нескольких десятков матерных слов, объединенных в сложную конструкцию. Аж завидно, лично я так не умею.

– Успокойся, - осадил разошедшегося Олега бесстрастный голос Ингвара. - Пусть он расскажет нам произошедшее в здании во всех подробностях. Там разберемся, что, как и зачем.

Глава 5. Ученик.

Весь мой рассказ занял минут пятнадцать и это с учетом некоторых комментариев несколько оклемавшегося Драга. Ингвару и Олегу хватило терпения не перебивать меня и не сбивать с толку своими вопросами, пусть даже они и были важными. В конце отчета о проведенной операции я извлек из карманов плаща пусть и изрядно припорошенные сыпавшимся на меня строительным мусором, но вполне удобочитаемые документы. Ценные бумаги и несколько денежных пачек я также выложил, но они не вызвали ни малейшего интереса. Логично, по сравнению с секретной документацией ценность их ниже на пару порядков.

– Прелестно, - проурчал вцепившийся в бумаги Ингвар, словно кот обожравшийся сметаны. - Пусть это совсем не то, на что мы рассчитывали. Олег, здесь вовсе не информация о финансовых потоках, контролируемых кланом Вентру. Это часть заметок Носферату, черновые досье на некоторых влиятельных людей нашего домена. Также тут есть готовые варианты воздействия на некоторых из них с прилагающимся компроматом.

– Хм, неплохо. А досье на членов Камариллы тут нет? Красавчики собирают компромат на всех, ты же великолепно знаешь об их повадках.

– Ха! И еще раз ха, - слова Ингвара были словно сотканы из концентрированной серной кислоты, столько в них было желчи и сарказма. - Стали бы они держать такие ценные материалы вне зоны неприкосновенности да еще под такой скудной охраной. Всего один гуль да появившийся впоследствии Сородич невысокого ранга, к тому же непрофессионал в области боя, раз ухитрился упустить двух неофитов.

Зона неприкосновенности, гуль… Я не мог уловить смысла услышанных терминов, что весьма раздражало. Ясно было лишь то, что гуль - тот человек с нестандартно быстрой реакцией и повышенной живучестью, по ощущениям напоминающий Сородича, но не совсем.

– Гуль, это кто? - задал я вежливый вопрос и получил совсем невежливый ответ.

– Потом, не мешай! - хором рявкнули Олег с Ингваром.

Ладно, хрен с ними, повыпытываю ответ на столь заинтересовавший меня вопрос несколько позднее. А сейчас послушаю, что еще интересного и непонятного они скажут.

– Носферату сейчас стопроцентно пар из ушей пускают. Как думаешь, Олег, насколько вероятна с их стороны попытка ответной пакости?

– Вероятность высокая, но физическое воздействие никогда не было их любимым оружием. Скорее всего сбросят пакет информации о нас заинтересованным членам Камариллы в качестве ответной гадости. Да и особо рыть землю копытами им нет резона - сведения не столь важные, к тому же никто их них не пострадал, даже гуль отделался несколькими дырками в организме. Нет, особо сильно стараться они не будут, так, исключительно для проформы.

Наша машина резко сбавила ход и остановилась возле известного в городе клуба. Олег открыл дверцу и выскочил наружу довольно потягиваясь. Видно, пребывание в машине порядком ему наскучило.

– Временно прощаюсь с вами, - пропел он, изобразив шутовской полупоклон в нашу сторону. - Дела, дела и еще раз дела. Драгутин, хватит сиденье протирать, пошли.

Драг протягивает мне руку, которую я и жму.

– Удачи тебе, командир. Надеюсь мы еще поработаем в одной команде?

– Возможно. По крайней мере я буду всячески это поддерживать. И еще… Никогда не забывай об осторожности, а то рано или поздно тебя закопают уже навсегда.

В ответ слышу только искренний смех. Он так ничего и не понял - в новом, недавно открывшемся мире, выживает лишь тот, кто сумеет связать в единое целое осторожность и боевое безумие, жестокость и рассудительность. Сочетание противоположностей дает сумевшему осознать это неоспоримое преимущество перед другими, продолжающими мыслить старыми категориями. Впрочем, объяснить это невозможно, нужно понять и главное принять подобное самому, без чьего-либо участия. Не сумевшие сделать это долго не проживут.

Лимузин вновь шуршит шинами по асфальту, с каждой секундой сокращая расстояние, оставшееся до дома. В разбитое стекло игриво посвистывает свежий ночной ветер и уже практически ничего не напоминает о недавних событиях, произошедших со мной. Только небольшая стопка бумаг уютно покоится в карманах у Ингвара.

– Ты спрашивал меня, кто такой гуль? - не поворачивая головы произносит Наставник.

– Да, но не только и не столько. Я надеюсь время задавать вопросы наступило?

– Бесспорно. Ты прошел все необходимые проверки, теперь я буду вести тебя по дорогам по иному открывшегося мира до тех пор, пока не сочту готовым.

– Готовым для чего?

– Для всего… - тенью скользнула легкая ирония. - Знания, боя, жизни, смерти. Готовым стать частью нашего мира и в то же время остаться самим собой. Для умения находить друзей и выбирать врагов в постоянно меняющихся условиях. А главное для способности самому стать Наставником для того неофита, что ты выберешь когда-нибудь.

– Учиться можно вечно и всегда найдется то, чего ты еще не знаешь, - задумчиво произношу я. - Кто будет решать степень моей готовности?

– Учиться НУЖНО вечно, - поправляет меня Ингвар и я полностью с ним согласен. - Решать же будешь ты сам. Но многолетний опыт говорит, что требуется никак не меньше десятка-другого лет для обучения неофита основам знаний. Впрочем, таким как твой напарник по испытанию, Драгутином кажется его зовут, это вряд ли предстоит.

Изображаю на лице гримасу удивления. Я действительно не могу понять, почему Наставник столь категоричен по отношению к Драгу? Не кладезь премудрости, психика на грани разноса вследствие кладбищенской проверки на прочность, но все же не совсем плохо.

– Именно поэтому, - он словно читает мысли, еще не облеченные в слова. Мне становится неуютно от такого предположения. - Нет, ученик, мысли я читать не умею, но в данном случае ход твоих рассуждений можно проследить без малейшего труда. Дело в том, что такие как Драгутин и ему подобные практически никогда не становятся чем-либо значимым в нашей иерархии, они обречены быть бойцами всю свою жизнь. Часто недолгую…

– Их постоянная жажда боя и расшатанная психика часто приводят к смерти?

– Да, ученик. Багровый туман злобы туманит мозг, в то время как равнодушный расчет и ледяная ненависть придают мыслям особую четкость. Мы приехали, продолжим наш разговор у меня в кабинете.


***

Как по разному может восприниматься одно и то же место в зависимости от того, кем именно ты появляешься там. Большая разница между испытуемым и полноправным учеником хозяина дома, это я понял вновь появившись в особняке Ингвара. Вроде бы ничего и не изменилось, но в то же время перемены словно витали в воздухе. Даже дверь с вечно голодным аморфом-стражем уже не казалась слишком опасной и воспринималась скорее как необходимый элемент дома, к тому же могущий оказаться полезным в некоторых случаях.

К моему удивлению Ингвар направился не на верхние этажи, а к витой лестнице, ведущей вниз. Неужели именно там он и расположил свой кабинет? Странно, обычно его располагают на самом верхнем этаже, поднимая над землей подальше от мирской суеты. Он же, судя по всему, предпочитал отстраняться от мира, не поднимаясь над землей, а опускаясь в ее глубины. Один виток лестницы, второй, третий… Мы уже прошли мимо нескольких дверей, скрывающих за собой неизвестность. Что за ними? Склады оружия, магические лаборатории или просто помещения для тренировок - я не знаю. Четвертый виток и мы на самом нижнем ярусе особняка. Наставник подходит к двери, пульсирующей подобно сердцу на столе у хирургов. Его ладонь прижимается к ней и непонятное вещество раскрывается бутоном, открывая проход.

Вслед за Наставником прохожу внутрь, с интересом оглядываясь по сторонам. Стеллажи, на которых плотно прижавшись друг к другу стоят массивные книги, явно изданные пару веков назад. Впрочем, попадаются и современные, правда не сказать чтобы очень часто. Магические трактаты, справочники по оккультным наукам, исторические исследования, многие из которых идут вразрез с официальными версиями… Любая библиотека изошла бы слюной от таких раритетов, а у церковников случился бы припадок от вида такого количества запретной литературы. Невольно останавливаюсь возле одного из стеллажей, где книги выглядят наиболее древними. Внимание привлекает книга, стоящая на отдельной подставке в арабской вязью на обложке. Неужели знаменитый "Некрономикон", творение безумного Абу-аль-Хазреда, этого загадочного мага и демонолога, посвятившего свою жизнь написанию обессмертившего его труда? Неужели полная версия да еще и на языке первоисточника?

– На что уставился с таким восторгом в глазах, ученик? - Ингвар вырос за моей спиной словно вторая тень. - А, понятно… Некрономикон. Попытка заглянуть за барьеры, ограждающие нашу реальность, увидеть иную вселенную, совершенно отличную от нашей. Попытка, увенчавшаяся успехом. Одна из величайших книг, что была написана в этом мире. Читал?

– Да, Наставник. Конечно не в оригинале, я не знаю арабского, и далеко не полную версию. Не думал, что она вообще сохранилась.

– Рукописи не горят. Хотя усилия, приложенные церковью для уничтожения этого труда, были воистину колоссальными. Практическая ценность Некрономикона невелика, приведенный в нем набор заклятий и ритуалов не сможет пробить путь в ту реальность, - глаза Ингвара загорелись нехорошим огнем. - Одно дело если Абу-аль-Хазред просто не успел создать действительно работоспособный комплекс заклятий. Однако, я не исключаю и того, что он успел это сделать, но намеренно исказил полученные знания. Оставил всем нам замок без ключа, а сам ушел, воспользовавшись полученным Знанием. Ушел и теперь смеется над попытками многих поколений оккультистов оживить магию Некрономикона. Впрочем, я ничего не могу сказать точно, слишком много фактов и все они противоречат друг другу.

Что тут можно сказать… Нестандартное толкование ценности Некрономикона, но учитывая многовековой жизненный опыт Сородичей в общем и Ингвара в частности, этому мнению следует верить. Или по меньшей мере принять за достойную изучения гипотезу, ведь безоглядная вера частенько ведет в пропасть. Взгляд перепрыгнул на другие книги, не менее, а может и более любопытные. Вот пудовым кирпичом выделяется "Черный бревиарий" - трактат, о котором многие слышали, но практически никто не видел. Тоненькая, с виду невзрачная брошюрка, за которую многие отдали бы половину своих библиотек - гримуар "Врата теней". Полные справочники по демонологии, картам Таро, рунам и многое другое. Посидеть бы тут вдумчиво, несколько месяцев, а то и лет, при моем нынешнем бессмертии это не срок.

– Сколько лет вы собирали это? Ваша библиотека на порядок полнее любой из известных в наше время.

– Лет? Веков, ученик, веков! - расхохотался Ингвар. - Я и сейчас продолжаю пополнять свою библиотеку, как древними раритетами, так и трудами современников. Иногда среди них попадаются интересные идеи, редко, но все же. Вижу тебе понравилась библиотека, значит изучение всех составляющих ее книг не будет для тебя слишком уж тяжелой обязанностью.

С его стороны было глупо даже предположить подобный бред. Я думал, что доступ к библиотеке будет ограничен и уже прикидывал каким образом выкрутиться из этого положения, как вдруг такая приятная новость.

– Присаживайся, ученик, - последовал взмах рукой в сторону стоящего в углу кресла. - Книги книгами, но кое что лучше рассказывать с глазу на глаз.

Сам Ингвар развалился за письменным столом в кресле, сделанном из костей, судя по их внешнему виду, человеческих. Надо сказать, красиво сделанном, со знанием дела. Не удивлюсь, если кости раньше принадлежали его врагам. Поблизости располагалась стойка с холодным оружием явно магического вида, по хищно сверкающим лезвиям то и дело пробегали всполохи искр, некоторые клинки окутывало туманное облако. По углам стола уютно расположились четыре черепа, также ставшие неотъемлемой частью интерьера. В этом был свой стиль, не вполне понятный, но заслуживающий пристального внимания.

– Внимательно слушаю вас, Наставник.

Кресло было уютным, потрескивающий в камине огонь отбрасывал пляшущие тени, создавая атмосферу, как нельзя более подходящую для беседы.

– Я не буду рассказывать тебе историю возникновения первых Сородичей, это ты сможешь прочесть во многих наших книгах. Во многих и все они в той или иной степени отличны одна от другой. История и причины нашего возникновения - одна из величайших загадок, так и не разгаданная по сей день.

– А может просто забытая? - высказал я вполне логичное предположение.

– Не исключено. Слишком много забыто за века Смуты, а сохраненные знания слишком скудны и обрывочны. Известно лишь, что почти все кланы созданы в незапамятные времена Патриархами - древними вампирами, обладающими воистину великими силами. Считается, что у каждого клана свой Патриарх, а может и несколько. Сородичи во многом схожи друг с другом, но есть и существенные отличия. Иногда они бросаются в глаза, но чаще всего касаются лишь малозаметных особенностей и способностей к той или иной области магии.

Интересные пироги с кактусами… Впрочем, одного отличного од других Сородича я уже видел. Морда мягко сказать ну просто отпад! Интересно, ему в зеркало смотреть не страшно? Интересно, к какому клану он принадлежит? Не буду гадать, а просто спрошу:

– А к какому клану принадлежал тот тип, умеющий мгновенно исчезать и обладающий такой "красивой" физиономией?

Ингвар оглушительно расхохотался, очевидно представив себе обладателя столь запоминающегося лица на обложке журнала.

– Везучий ты на столь экстравагантные знакомства, - отсмеявшись, заметил он. - В первый же день лицом к лицу столкнуться с Носферату. Кстати, это их явная отличительная особенность - столь запоминающаяся внешность. Можешь не беспокоиться, остальные кланы обладают вполне человекоподобной внешностью, Носферату - единственное исключение. Их клан достаточно силен как в магии, так и в способностях плести виртуозные интриги. Жаль, что они верны Камарилле. Хотя их верность носит довольно формальный характер, они слишком независимы в своем поведении.

– Верность кому?

– Скорее уж не кому, а чему. Камарилла - самое крупное в настоящее время объединение Сородичей из различных кланов. В настоящее время туда входят семь кланов: Бруджа, Гангрел, Тореадор, Вентру, Тремер, Малкавиан и Носферату. На протяжении многих веков Камарилла пытается создать структуру, под контролем которой будут все вампиры без исключения. Даже в их уставах записано, что любой неофит автоматически становится членом Камариллы и обязан выполнять все установленные ими Законы и Традиции. У их лидеров явная мания величия, причем прогрессирующая век от века!


***

Судя по тому, с каким ядом Наставник плевался при одном упоминании Камариллы ни он сам, ни клан Цимитсу, к которому он принадлежал, в сию структуру явно не входили. Надо было срочно переводить разговор на другую тему:

– Понятно, судя по сказанному вами, клан Цимитсу в Камарилле не состоит.

– К счастью да, еще в XIV веке два клана, Цимитсу и Ласомбра, создали собственную организацию - Саббат. Сначала мы все еще оставались структурой внутри структуры, но противоречия между нами усиливались все больше и больше, так что к концу XV века мы стали полностью самостоятельны. Разумеется, ты хочешь узнать почему мы отделились. О нет, это не банальная грызня за власть, как может показаться с первого взгляда, все намного серьезнее. Конфликт разросся на глубинных уровнях, почти философских. В Камарилле слишком привыкли скрываться в тени, изображая из себя эдакую "мировую закулису". Пытаются корчить из себя добропорядочных членов общества, пряча то, что скрывать не следует - свою истинную суть.

– И что с того? - я искренне не понимал в чем тут проблема. - Нравится им так жить и пусть.

Выпущенные Ингваром когти заскрежетали по столу. оставляя глубокие следы:

– Они с упорством, достойным лучшего применения, заставляют Сородичей цепляться за осколки их смертной жизни, словно забыв о том, что все мы - следующая ступень развития. Горстка стоящих во главе Камариллы сковывает всех остальных своими законами, держа Красный Род на короткой цепи, мешая гармонично развиваться без всяких оглядок на так называемые "правила". И ладно если был бы какой-нибудь смысл столь тщательно скрывать свое существование, а то о нас и так знают слишком многие.

Странно, лично я до недавнего времени вовсе не подозревал о существовании Красного Рода. Слишком давно о вампирах не было практически никаких сведений, за исключением глупых фильмов, да церковных бредней. А их явно не стоило принимать во внимание.

–Знают, ученик, прекрасно знают, - повторил Ингвар. - Церковники прекрасно осведомлены о нашем существовании и находящиеся под их непосредственным руководством отряды Охотников ведут непрерывную войну с Красным Родом. Кстати, их очень неплохо обучают как боевым искусствам, так и магическому воздействию. Плюс к этому и поддержка мощью эгрегоров, что тоже весьма немаловажно. Наконец, боги, знаешь ли, тоже делятся силой со своими последователями. В общем, это серьезный противник и, в отличие от нас, имеющий почти неограниченные ресурсы для пополнения рядов.

– Но насколько я понимаю, источник для пополнения рядов один как для них, так и для нас - люди. В чем же разница?

– Разница есть. Подумай сам, из какого контингента церковники формируют свои ряды. Хорошенько подумай…

Интересный ребус. Попробуем размотать его, пусть и из чистого любопытства. Люди с какой внутренней сутью становятся последователями церковников? Ответ лежит на поверхности, он прямо напрашивается, достаточно лишь вспомнить те определения, которыми церковники называют свою паству, да и себя самих. "Бабы божьи", "агнцы божьи", "аз, недостойный" и тому подобные прелести. Религия "недостойных", религия рабов своего божества. Религия рабов? Религия для рабов? Религия, делающая свободных рабами и оставляющая рабов в прежнем состоянии? Пожалуй, верны все три предположения.

Религия рабов. Действительно, все признаются "рабами божьими". Запрещаются все суждения, так или иначе отличные от "генеральной линии". "Огнем и мечом, крестом и псалмом я выжгу память о себе на ваших спинах". Человеку уготована участь покорного раба перед "ликом Господним", роль "батарейки" в огромном христианском эгрегоре. Только такая судьба у склонившегося перед их богом и ничего иного ему не уготовано. Постулат изначального человеческого греха: "Человек грешен по природе своей". Изначально, для придания религии должной массовости они решили сделать ставку на низший слой, отбросы рода человеческого, то есть на рабов. Но даже здесь они не отступили от своих рабских заветов. Ведь не сказали они, что в небесной жизни все будут свободными. Ими был выдвинут другой принцип - ВСЕ являются "рабами божьими". То есть отрицался принцип свободы как таковой. Как тут не вспомнить знаменитого персидского поэта Омара Хайама, который писал:

"В этом мире на каждом шагу западня
Ты по собственной воле не прожил и дня.
Без тебя в небесах принимают решенья,
А потом бунтарем называют… Тебя."

Именно это рубайи Хайама я и процитировал Наставнику в качестве ответа на заданный вопрос.

– Не совсем к месту, но что-то в этом роде, - он задумчиво покачал головой. - Полагаю, ты имел в виду, что им не нужны свободные и гордые люди. Так и есть, а учитывая, что таких большинство… Мы же обращаем лишь достойных, элиту человечества, аристократию духа. Теперь ты понимаешь разницу между ими и нами?

Я лишь склонил голову в знак того, что понимаю и принимаю изложенную позицию. Действительно, к чему представителям толпы вечная жизнь и открывающийся путь к совершенствованию? Кухарка вовсе не может управлять государством, вопреки воплям некоторых демагогов, да и к другим серьезным делам подобные представители рода человеческого никак не приспособлены. Разрушат, изгадят, а на руинах уничтоженного постоят что-либо вроде "государства, где все равны", демократию - величайшее убожество в мире.

– Теперь хочу рассказать и об остальных организациях, если их можно так назвать, а также о независимых кланах, - продолжил Ингвар. - Для начала стоит поговорить о независимых кланах…

Как оказалось, независимых кланов было всего два: Джованни и Ассамиты. Они отнюдь не стремились входить в какую-либо из организаций, предпочитая находиться в нынешнем состоянии.

Ассамиты, как объяснил мне Ингвар, по сути являлись кланом наемных убийц, которым по большому счету все равно на кого охотиться. По словам самих Ассамитов их клан ни от кого не зависит, не входя ни в Саббат ни в Камариллу. Однако, при более пристальном изучении наиболее внимательные Сородичи замечают, что Ассамиты находятся под чьим-то жестким контролем. У этого клана очень плохая репутация, причем оснований для этого вполне достаточно. Главная причина неприязни к их клану - широчайшее использование ими диаблери, то есть поглощения силы других Сородичей.

Наибольший размах деятельность Ассамитов приняла во время формирования Саббата и выхода его из состава Камариллы. Окончательно обнаглев, Ассамиты, пользуясь смутным временем, диаблерировали множество Сородичей как из Саббата, так и из Камариллы. Реакция была незамедлительной. Увидев в этом клане весомую угрозу, объединившиеся кланы в короткой войне разнесли возомнивших о себе наемников в пух и прах. Саббат и согласившийся с ними в этом вопросе клан Тремер даже предлагали объявить этот клан вне закона, подобно Салюбри, но их инициатива была провалена кланами Камариллы. Однако, Ассамиты были на долгий срок заперты в небольшой области и вынуждены были отказаться от диаблери под угрозой тотального уничтожения всех членов клана. Об организации клана практически ничего неизвестно. Можно лишь предположить, что во главе стоит единственный лидер, обладающий неограниченной властью.

Больше Ингвар ничего не мог сказать, напоследок предложив почитать многочисленные научные труды Сородичей, посвященные описанию клана наемников и перешел к описанию Джованни - клана некромантов.

Некромантия, позволившая им обрести могущество и заставившая считаться с их мнением постепенно стала не только инструментом, но и образом жизни. Все вампиры в какой-то мере "неживые", но Джованни воистину оправдывают это определение. Слишком увлекшись познанием тайн мертвой материи, они сперва не заметили, как постепенно сами перешли черту, отделяющую даже нашу "немертвую" материю от действительно мертвой, без всяких переходных граней. Сперва они даже не заметили этого, напротив, поразились такому резкому и успешному прорыву в новые области Магии Смерти. А потом было уже поздно… Джованни получили громадную власть над миром мертвых, но утратили большую часть связей с миром живых. Стандартный облик Джованни - труп в начальных (а то и более) стадиях разложения, обладающий к тому же соответствующим запахом. Лица представителей этого клана постоянно покрыты слоем грима, скрывающего их облик. Еще одна характерная их особенность - сильнейший аромат парфюмерии, служащий для того, чтобы перебить запах тления. Не следящий за своим внешним видом Джованни в самом скором времени будет практически неотличим от зомби.

Клан Джованни - один из самых древних, но все время своего существования был независимым, не входя ни в одно из объединений кланов. На пике своей мощи клан принял решение стать монополистами в Магии Смерти и вступил в жесточайшую войну с другим кланом, также практикующим некромантию. Клан конкурентов был полностью уничтожен, не сохранилось даже его название, но Джованни заплатили высокую цену за полученную монополию. Подозревая, что аппетит приходит во время еды и Джованни не остановятся на уничтожении конкурентов, кланы объединились в союзе против Мастеров Смерти.

Несмотря на свою мощь и использование Магии Смерти, Джованни проиграли объединенным силам кланов и вынуждены были заключить договор, серьезно ограничивающий свободу действий. Согласно ему, численность клана не должна превышать определенного числа, а также Джованни не должен принимать никакого участия в сварах меж другими кланами.

Тем не менее, несмотря ни на что, Джованни по сей день являются силой, с которой приходится считаться. Этому сильно способствует тот факт, что они единственные, кто владеет некромантией, столь важной и востребованной областью магии. Нет такого клана, что не пользовался бы их услугами, причем с завидным постоянством. "Джованни неприкосновенны" - таков неписанный закон, соблюдающийся и Камариллой и Саббатом. Безумцев, осмелившихся напасть на Джованни, ждет незамедлительная кара, причем чаще всего от самих Мастеров Смерти.

– Честно признаюсь, не люблю я этих некромантов, хотя порой они бывают очень полезны, - Наставника аж передернуло при одной мысли о Джованни. - Не уверен, что ты сам сможешь нормально переносить их присутствие. Впрочем, ну их куда подальше.

– Хорошо, Наставник, - не стал я возражать. - Лучше поговорим о тех организациях Сородичей, что существуют помимо Саббата и Камариллы.

– Разумеется. Слушай и запоминай.

По словам Ингвара, к относительно сформировавшимся структурам можно было отнести анархов и "искателей Голконды". Анархи - те Сородичи, что были изгнаны из кланов, по большей части недавно инициированные, но не вписавшиеся в существующую структуру. Малообразованны, обладают повышенной агрессивностью и полным отсутствием сдерживающих рефлексов. Опасны только в случаях, когда собираются в большом количестве. По отдельности практически не представляют угрозы, являясь по сути необученным мясом. Часто служат в качестве наемников всем, кто не побрезгует воспользоваться их услугами, которые стоят относительно дешево. Неплохо владеют огнестрельным оружием, предпочитая автоматическое; значительно хуже холодным. Знания магии находятся на зачаточном уровне.

Наставник поморщился, видимо одни воспоминания об анархах вызывали приcтупы плохого настроения:

– Ты наверняка часто будешь с ними сталкиваться, ученик. Этого добра хватает во всех городах, причем в больших количествах. Они просто бесят как Камариллу так и нас тем, что не соблюдают многовековых правил, а главное, склонны к неумеренному количеству инициаций непроверенных людей. Иногда мы проводим среди анархов плановые зачистки, возвращающие их численность к приемлемому уровню.

– Что-то вроде отстрела по лицензии, не так ли? - предположил я.

– Можно выразиться и так, но правильнее будет назвать эти операции тренировками для неофитов вроде тебя. Всегда полезно поддерживать боевую форму, да и развлечься можно, потому иногда в зачистках принимают участие и Сородичи моего уровня. Да и Диаблери штука полезная, впрочем об этом после… Об этом в книгах прочитаешь. Сейчас же ты должен узнать про "искателей Голконды". Относительно них есть единственное правило - убивать на месте, не считаясь с возможным риском.

Голос Ингвара был холоден и бесстрастен, в нем не было почти никаких эмоций, лишь арктический лед ненависти насквозь пронизывал произносимые слова. Было понятно, что это действительно опасные враги, опаснее церковников. Чем же это сообщество Сородичей столь опасно, что при их появлении требуется открывать огонь на поражение?

– Расскажите о них подробнее, Наставник. Своего врага нужно хорошо знать… О церковниках я знаю вполне достаточно для начала, а вот об этих загадочных "искателях" мне ничего неизвестно.

– Хорошо, я расскажу тебе об этих выродках, хоть и не люблю лишний раз вспоминать о позорящих Красный Род. Слушай и запоминай…


***

Изложенные Ингваром факты были настолько омерзительны, что с трудом укладывались в моем разуме, вполне привычном к восприятию разнообразных пакостей преподносимых нам жизнью. Возникало желание на корню уничтожить этих отступников, предавших все, что чтит любой достойный представитель Красного Рода.

Ренегаты… Невозможно было подобрать иное слово, но и оно не совсем точно отражало суть вещей. Предавшие вампирский род, как оказалось, делились на две категории, отличные друг от друга. Первая из них стара как мир - предательство с целью получения выгоды. Это было, есть и будет. Невозможно обеспечить стопроцентную гарантию надежности обращенных неофитов. Одних по прежнему влекут деньги, кого-то можно запугать. некоторые готовы стать предателями в обмен на обещание высоких постов в иерархии структур Охотников. Да, именно так, церковники отнюдь не отвергают услуги предателей и честно расплачиваются за оказанные услуги. Они же не идиоты, к большому сожалению. Кто из задумавших предательство предложит им свои услуги, если поползут слухи о том, что святоши расплачиваются зарядом святого пламени вместо обещанных благ? То-то и оно…

Вторая причина гораздо более сложна и противоречива. Это так называемое стремление к Голконде, некоему раю для вампиров, отринувших свою "кровавую сущность". Есть большое подозрение, что именно с подачи церкви эта идея была вброшена в общество вампиров. К огромному сожалению, сорняк дал обильные ядовитые побеги, что оплели отдельных представителей Красного Рода. Судите сами, исходя из тех требований, что выдвигаются по отношению к новоиспеченному предателю:

– вампиры, которые хотят достигнуть Голконды, должны чувствовать, а главное показывать, раскаяние. Интересно, за что? Уж не за то ли, что смог возвыситься над одурманенным стадом. Может быть, за совершенные убийства? Кто бы говорил об этом, но только не господа церковники, чья вера стоит на гекатомбах уничтоженных противников их религии.

– чем больше грехи вампира, тем больше необходимое искупление. А это самое искупление обычно заключается в выдаче всех секретов клана и во вполне вероятном уничтожении себе подобных, как исчадий зла. Предательство возводится в ранг добродетели. Может ли что-либо быть более отвратней, чем подобные принципы?

– вампиры, желающие обрести Голконду, должны разыскивать семейства своих старых жертв и как-то компенсировать свои злодеяния, защищать слабых и пытаться сделать мир лучше. А что именно за жертвы имеются в виду? Учитывая то, что в большинстве случаев вампиры не убивают во время охоты, можно сделать следующий логический вывод: эти выродки вампирского рода защищают семьи церковников, охотников и им подобных.

Именно поэтому единственный эффективный вариант действий - позиция тотального уничтожения всех стремящихся к Голконде, не дожидаясь разглашения тайн и вполне вероятного удара в спину. Да, вполне вероятно, что некоторые пока и не помышляют о предательстве и стремятся лишь избавиться от полученного дара. Но рано или поздно все они станут истинными врагами своего рода.

Все было понятно кроме единственного аспекта: "Кто стоит во главе этого сообщества предателей?" На прямо заданный вопрос я получил столь же четкий ответ. Оказалось во главе "искателей Голконды" вот уже много веков, а то и тысячелетий стоит клан Салюбри. Салюбри всегда были тесно связаны с церковью, именно от них церковники получили большое количество ценнейших сведений о природе вампиризма, о силе и слабостях всех вампиров в целом и отдельных кланов в частности. И в настоящее время Салюбри передают охотникам всю появляющуюся у них информацию о местоположении Детей Тьмы.

Они устраивают себе убежища в местах, находящихся под постоянной охраной церковников, часто даже в самих церквях. Несмотря на это им постоянно приходится менять место, так как и Камарилла и Саббат очень хорошо приспособились вычислять их местонахождение по ряду косвенных признаков. Обычно это повышенная концентрация Охотников в одном месте, сопряженное с практически полным отсутствием вылазок для охоты. Если в средствах массовой информации раздается вопль по поводу вторжения в какой-либо монастырь или церковь, но при этом отсутствует криминальный след, то можно с большой долей вероятности предположить - одним Салюбри стало меньше. Туда и дорога, плакать по поводу уменьшения их числа не будет никто, кроме церковников…

Этот клан очень любят воздействовать на некоторых вампиров, кого, пожалуй, лучше было бы не обращать. Обычно это представители некоторых кланов Камариллы с упадочно-декадентским образом мышления, частенько страдающие психологическими комплексами по поводу и без; случайно обращенные отдельными анархически настроенными вампирами; и даже некоторые окончательно рехнувшиеся после инициации Саббата. Мдя, вот и еще один недостаток столь жесткого ритуала инициации, применяемого у нас в Саббате. Вот так иногда и образуются Сородичи с поврежденной психикой, которые чаще всего и ловятся на удочку достижения Голконды.

Ну и само собой Салюбри пополняют свои ряды, инициируя подходящих людей, тех, кто, по их мнению, наиболее близок к гуманистическим идеалам и готов бороться со всеми врагами традиционных религий, проще говоря всеми, так или иначе выходящими за рамки стандарта. Обращаются филантропы, святые и прочие альтруисты. Сразу же после ритуала обращения новообращенный диаблерирует обратившего. Полный бред, но так оно и есть. Правда это далеко не для всех, а лишь для низового состава клана. Им внушают, что Салюбри считают свою жизнь проклятьем и что каждый вампир, не достигнувший Голконды, обречен на вечные страдания. Поэтому, достигнув Голконды, они ищут преемника и подыхают, как последние идиоты. Настоящей же элите клана глубоко плевать на эти выдумки, призванные дурачить наивных представителей рода человеческого.

Наконец Ингвар вроде бы закончил свое повествование об этом весьма неприятном клане, но я все равно не смог удержаться от парочки уточняющих вопросов:

– Наставник, а почему их до сих пор так и не смогли уничтожить?

– Смогли, но не совсем… Кланом Тремер был уничтожен Патриарх Салюбри вместе со всем окружением. Это сильно ослабило их мощь, но и оставшихся Салюбри хватает, чтобы сильно осложнять жизнь всем нам. Однако, уничтожение верхушки уничтожило и структуру клана, поэтому теперь они используют структуру церквей и, в особенности, Охотников. Да и просто общая встреча клана вызвала бы скорее всего его уничтожение. Ни мы, ни Камарилла, точнее говоря некоторые из входящих туда кланов, не пожалели бы ни сил ни средств, чтобы окончательно избавиться от этого позора Красного Рода.

– Тремер? Что это за клан?

На лице Ингвара отображались двойственные чувства. Судя по всему его отношение к упомянутому клану было сложным и неоднозначным, никак не вписывавшимся в обычные рамки.

– Тремер… Пожалуй, в настоящий момент времени это самый скрытный клан и самый мощный из числа входящих в Камариллу. Немногочисленный, но кадровый состав очень профессионален. Да, еще это единственный из кланов к возникновению которого не имеет отношения ни один из Патриархов. Тремеры раньше были магическим Орденом, основатели клана не проходили обращения как такового, они сами, будучи великими магами, смогли досконально познать природу вампиризма и осуществить трансформацию организма. Сначала мы, все входящие в Саббат, сцепились с ними, посчитав их очередным творением Патриархов, причем направленным на наше уничтожение. Это была большая наша ошибка, - Ингвар грустно вздохнул, видимо, вспомнив те времена. - Послушные марионетки Патриархов никогда бы не стали уничтожать одного из них - Патриарха Салюбри. Мы же рванулись в кровавую разборку с Тремерами, как следует не разобравшись в сути вещей. А вслед за нами на них набросилось и большинство кланов Камариллы, те самые, кого мы очень давно подозреваем в тесной связи с Патриархами. Ко всеобщему удивлению Тремеры выстояли в этой войне против всех - Камариллы, Саббата, церковников вкупе с их союзниками-Салюбри. После они даже вошли в Камариллу, подписав с ней какой-то договор, но по сути так и остались обособленным кланом, к тому же параноидально недоверчивым.

– А почему вы сами не договорились с ними о вхождении в Саббат?

Ингвар уже явно сожалел, что завел разговор на эту тему, но сворачивать тему было поздно. так что пришлось ему отвечать на поставленные вопросы:

– Слишком многие Сородичи полегли в той кровавой бойне, слишком мешали разбушевавшиеся эмоции. Да и сами лидеры Тремер не горели желанием договариваться с теми, кто набросился на них первыми. Камарилла то подключилась к войне позже, значительно позже… И сейчас многие саббатовцы, особенно из "пехоты", считают Тремеров своими врагами. Инерция мышления, с ней может совладать только длительный период времени. Впрочем, сейчас мы порой даже проводим совместные операции против церковников и Салюбри, но отношения все равно далеки от приличных.

– И последний вопрос, Наставник… Почему Патриархи вызывают у вас такое опасение? Чем они опасны, эти основатели кланов?

– Они хотят управлять всеми Сородичами в своих непонятных играх. Мы - лишь пешки в разыгрываемой шахматной партии. Именно в таком качестве они хотят видеть нас, - злобно ощерившийся Ингвар одним своим видом выражал полное несогласие с планами Патриархов. - Именно поэтому Саббат и откололся от Камариллы, мы не терпим даже малейших поползновений использовать нас как марионеток. Наша главная цель - уничтожение всех Патриархов. Осталось только найти их… Увы, но слишком многое было потеряно и теперь наши знания о них представляют собой лишь разрозненные обрывки, что никак не складываются в единую картину. Ладно, ученик, на сегодня хватит. Сейчас я покажу тебе твою личную комнату. Там найдешь все, что может понадобиться на первое время. Книги с необходимой информацией как о кланах, так и о магии, используемой нашим кланом; кое что из оружия и всякие необходимые мелочи, - продолжая говорить, он встал и направился к выходу. - Я же в ближайшие сутки буду занят в лаборатории, так что попрошу не беспокоить без веской причины. Когда освобожусь, то сам зайду за тобой - тогда и начнется твое обучение.

Только я успел выйти за порог кабинета, как лепестки входа с тихим шелестом сомкнулись за моей спиной. Ну что ж, для начала я узнал даже больше, чем можно было ожидать. Посмотрим что будет дальше.

Глава 6. Сеть, простертая над миром.

Отведенная мне комната находилась на первом подземном уровне. Видимо, Ингвар испытывал патологическую привязанность к подземным строениям, а возможно ему просто не нравился дневной свет, пусть даже и за плотно задернутыми шторами. Вникать в его образ мышления относительно столь малозначимого явления было лень, к тому же мне как-то все равно располагается моя комната над землей или под ней. Хорошо еще, что дверь оказалась самой обычной, на ней не было ни стража-аморфа ни еще какого-либо магического сюрприза. Ингвар, показав нужную дверь, направился в свою лабораторию, так что как минимум на сутки я был предоставлен самому себе, правда с пожеланием не шляться пока по особняку. Ну что же, значит займусь изучением комнаты и того, что находится в ней.

Меблировка оказалась не просто на высоком, а на очень высоком уровне, все предметы в комнате привели бы в тихий восторг любого знающего антиквара. Некоторые, однако, сочли бы интерьер слишком мрачным и окрашенным в темные тона, но это практически неизменный атрибут готического стиля. А впрочем, какое мне дело до постороннего мнения? Лично я вполне благосклонно отношусь к подобному убранству своего жилища, так что… Единственным, что напоминало о двадцатом веке, приближавшемся к своей середине, был стоящий в углу радиоприемник. В остальном же можно было подумать о веке эдак семнадцатом или около того.

Книжные полки, на которых теснились оплетенные в кожу тома. занимали почетное место в интерьере. Над письменным столом стена была буквально увешана мечами, шпагами, секирами и прочим холодным оружием. Ассортимент был само собой значительно беднее, чем в оружейной, но все равно радовал взор. Вот только огнестрельного оружия не было, а жаль. Весьма полезно в некоторых жизненных ситуациях, так что это досадное упущение я постараюсь исправить в самом скором времени.

О, вот и роскошный бар, в котором гармонично сочетаются как набор вин, так и специальные сосуды с кровью, причем их запас весьма солиден. Не долго думая откупориваю один из них и убеждаюсь, что продукт вполне приличного качества. Чем бы заняться, пока Ингвар развлекается в лаборатории? Хм, а что это за отдельно лежащая в центре письменного стола книга? Сдается мне, что она расположена в столь заметном месте не просто так, а с вполне конкретной целью. В таком случае надо посмотреть, внимательно изучить - а вдруг что полезное из этого да выйдет.

Цапнув вышеупомянутую книгу я направился прямиком к дивану, где и расположился. Книга в руке, бутылка пусть не вина, но крови, стоящая поблизости - что может быть лучше после удачного возвращения с опасной прогулки. А название у книги запоминающееся и к тому же характеризующее ее содержание: "Красный Род. Основные сведения". Как раз для меня книжка. И обложка, сделанная из человеческой кожи настаивает на необходимый лад, заставляя серьезно относиться к научному труду неизвестного мне автора. Небрежно пролистнув пару первых страниц, на которых говорилось о том, что Наставник и так успел мне рассказать, далее я наткнулся на гораздо более интересные факты и сам не заметил как целиком погрузился в изучение книги.


***

Сведения, изложенные в этом "курсе для новообращенных", были представлены столь кратко и в то же время точно, что сделали бы честь любому писателю-публицисту. Структура Саббата, структура Камариллы со всеми их сильными и слабыми сторонами; описания всех существующих сейчас кланов, описания видов магии, практикуемых каждым из них. Боевая энергетика, досконально изученная в клане Бруджа и их способность вхождения в боевой транс. Некогда могучий клан, лишившийся руководства и ставший ныне лишь армией могучих бойцов без руководителя.

Малкавиане - безумные пророки с оригинальной, свойственной лишь им боевой магией. Бегущие по тонкому лезвию на границе меж умом и безумием, не вполне понятные остальным кланам.

Носферату - непревзойденные мастера-шпионы, чья способность добывать информацию достойна восхищения. И их магия, основанная на манипулировании пространством, что позволяет им исчезать и появляться незаметно для других.

Тореадоры… Клан без магии, гедонисты в поисках наслаждений. Вот уже много веков они скатываются вниз, но все еще ухитряются оставаться на поверхности. Что движет ими?

Тремер! Самый закрытый клан, чья подозрительность может соперничать только с их же могуществом. Маги, стремящиеся получить знания всех кланов и создать на их основе единую магическую систему. Самые жесткие и последовательные враги церковников из всех кланов Камариллы.

Вентру - политики, финансисты, держащие в своих цепких лапах большинство постов в Камарилле. Большие специалисты в области ментальной магии, с легкостью манипулирующие человеческими разумами. Хитрые, коварные… И уязвимые.

И, наконец, Гангрел. Они ближе всех других кланов к природе, что и позволило им достичь больших успехов в анимагии. Да и сами они способны превращаться в зверей, что наводит на мысль о некоторой близости к ликантропам.

Не была забыта и общепринятая легенда о происхождении Красного Рода, в которой однако было слишком много белых пятен и нестыковок. Словно кто-то нарочно путал следы, не желая чтобы особо настойчивым удалось раскопать истинные корни нашего происхождения. Почему бы и нет, особенно если правда о возникновении Красного Рода может послужить своего рода оружием. Такую информацию всегда прятали подальше от любопытных.

Среди множества сведений мне повстречались и ответы на заданные Ингвару вопросы, на которые я так и не дождался ответа. Как оказалось, "зона безопасности" - место, где Сородичам запрещено нападать друг на друга под угрозой смерти. Единственное исключение - поединок при обоюдном согласии враждующих при непременном наблюдении как минимум двух свидетелей со стороны каждого бойца. Как правило в любом крупном городе существуют как минимум две большие зоны - Саббата и Камариллы. Именно там и расположены жилища большинства Сородичей. Оставшееся пространство, а это процентов восемьдесят-девяносто от всей городской территории объявляется свободным, то есть на нем не действуют никакие гарантии безопасности. Там и происходит большинство стычек между молодняком Саббата и Камариллы в коротких и кровавых схватках. Поддерживается определенный баланс - желающие пощекотать нервы и повоевать всегда могут доставить себе это удовольствие; те же, кого не прельщает бессмысленная грызня меж по сути очень близкими структурами, могут спокойно держаться в стороне от малоосмысленного противостояния. Тем более, что гораздо больше усилий требует общий враг Саббата и Камариллы - церковники и иже с ними. В таких операциях сплошь и рядом практикуются совместные действия, все внутренние дрязги между Сородичами мгновенно отбрасываются в сторону. По крайней мере так должно происходить теоретически, как же все обстоит на самом деле, мне еще только предстоит увидеть…

Прояснился и другой заинтересовавший меня вопрос: "Кто такие "гули"? Оказалось, что гуль - смертный человек, выпивший кровь вампира. То небольшое количество вампирической крови, что течет в его жилах, дает гулю некоторое увеличение естественных возможностей организма. Эти возможности во многом сходны с возможностями вампира, но на порядок слабее. Через некоторое время кровь вампира в организме гуля распадается и ему требуется новая порция. Обычно это происходит примерно за один месяц, но тут много факторов. Основным, правда, является то, с какой интенсивностью гуль использовал полученные возможности. Случалось и так, что новая порция крови Сородича требовалась гулю уже через несколько дней. Теперь мне было абсолютно ясно, что за странный человек с не совсем человеческими возможностями попался мне при заварушке в торговом доме, служившем одним из вспомогательных хранилищ информации клана Носферату.

Вот только масштаб использования гулей и общий взгляд на их полезность у Саббата значительно отличался от принятого в Камарилле. С точки зрения входящих в Камариллу кланов, создание гулей - своеобразный испытательный срок перед Обращением. За определенный период времени проверяются его способности, идет наблюдение, чтобы не проявилось нечто наподобие мании величия от появившихся возможностей. Некоторые гули, чей уровень показался слишком низким для инициации, так и остаются в этом состоянии. Впрочем, их положение не так уж плохо. Да, они были признаны непригодными для превращения в полноценного Сородича, но в качестве гуля они продолжают приносить существенную пользу. Они ведь тоже бессмертны, только для этого им требуется постоянная подпитка кровью вампира.

Саббат же придает гулям, этому промежуточному состоянию между человеком и Сородичем, гораздо меньше значения. В книге было указано несколько причин, но все они показались мне малоубедительными. Скорее всего в данном случае они просто не хотели лишаться столь полюбившегося им ритуала закапывания новообращенных в землю с целью проверить крепость их психики. А какой скажите на милость смысл зарывать того, кто уже был в состоянии гуля и не только владеет магическими методами воздействия, но и прекрасно осведомлен о сложившемся в Саббате обычае? Несмотря на это гули имеются и у нас, но опять же в значительно меньшем количестве, чем в Камарилле.


***

Мое изучение книги было прервано самым бесцеремонным образом. Проще говоря дверь в комнату распахнулась от мощного пинка и в помещение ввалился чем-то донельзя довольный Ингвар.

– Что читаем? - поинтересовался он и не дожидаясь ответа использовал телекинез.

Толстый томина весом не менее килограмма выскользнул у меня из разжавшихся от удивления пальцев и с неожиданным изяществом спланировал в загребущие лапы Наставника.

– Так, уже почти со всей книгой ознакомился… Это хорошо, значит какое-то представление уже имеешь. Не буду откладывать дело в долгий ящик и начну обучать тебя основам магии нашего клана. Мы, Цимитсу, всегда прилагали основные усилия в изучении магии трансформации. Это позволяет изменять как свой организм, так и чужие.

– Как в положительную, так и в отрицательную стороны, я правильно понял?

– Да, ученик. Трансформировав себя с целью защиты и нападения ты одновременно воздействуешь на врага. Тут уже просматриваются разные варианты в зависимости от того, какой цели ты добиваешься. Можно просто убить, разорвав сердце или закупорив ведущие к мозгу кровеносные сосуды. Способов много… Но если ты хочешь захватить его живым, то достаточно всего лишь заменить суставы костной тканью, тем самым надежно парализовав врага или же просто заблокировать часть нервной системы.

Не отрываясь от беседы, Ингвар одновременно показывал возможности трансформы на своем примере. Пальцы на одной из рук слились в единое целое и образовали подобие меча из кости и так же быстро перетекли в прежнее состояние; тело покрылось тускло отблескивающей в свете ламп чешуей, сменившейся набором хитиновых пластин. Еще миг и Наставник вновь вернулся к исходному облику. Возразить было нечего, данный вид магии впечатлял.

– Сам понимаешь, продемонстрированные тебе возможности появляются далеко не сразу, а только после долгого и упорного изучения магии, да и тренировки лишними никогда не бывают, - Ингвар поспешил несколько сгладить впечатление от продемонстрированной мощи. - Также с помощью трансформации биоматериала мы создаем аморфов с некоторыми из которых ты уже сталкивался. Они могут оказаться весьма полезны как в бою, так и в повседневной жизни.

– Наш клан владеет только этой областью магии или нам доступны и те области, что изучают, к примеру, Тремеры или Носферату?

Заданный вопрос был как нельзя более актуален. Ведь сосредоточившись на одном разделе знания вполне реально достигнуть высот в нем, но вместе с тем быть слишком уязвимым при атаке со стороны владеющих ИНЫМИ, отличными от привычных магическими приемами. Гораздо лучше сочетать все известные виды магии.

– Правильный вопрос… Да, мы можем изучать магию других кланов, вот только они не особенно любят делиться собственными знаниями, даже Ласомбра, наши союзники по Саббату, предпочитают держать в секрете как магию Теней, так и магию Зеркал. Что уж тут говорить об остальных кланах, - грустно улыбнулся он. - Некоторую же магию ни ты ни я в принципе не сможем применить… Взять тех же Малкавиан. Чтобы пользоваться их магией по моему глубокому убеждению надо быть одним из них, представителем клана безумных пророков и творцов Химер. Лично я не ощущаю себя достаточно безумным, чтобы уметь ТАКОЕ! С Носферату сложнее, может быть их магия и не связана с физическим уродством, но такие предположения имеются, к тому же они высказываются компетентными Сородичами, которые ошибаются редко.

– А те же Тремер, как насчет изучения их магии, Магии Крови?

– Это было бы неплохо, ученик, но они ревностно оберегают свои секреты. О Магии Крови мы не знаем практически ничего, а жаль… Зато мы вполне неплохо разбираемся в магии клана Вентру, а именно в ментальных воздействиях на сознание. Не так хорошо как сами Вентру и даже несколько меньше, чем Тремер, также практикующие эту область магии, но все же. Хотя любой из Сородичей владеет азами психовоздействия, но азы и действительно глубокие знания сильно разнятся по эффективности. Плюс к этому и стандартные магические умения вроде того же телекинеза, биолокации и тому подобных полезных умений. А сейчас мы пожалуй приступим к обучению…

Глава 7. Под прикрытием войны.

С той ночи, когда меня обратили прошло уже три года. Вроде бы небольшой срок, но даже за такой промежуток времени можно много понять, особенно это касается взглядов на окружающий тебя мир. Порой даже начинаешь сочувствовать тем людям, кто и не представляет себе всего многообразия мира, скрывающегося за серой завесой обычных человеческих будней. Хотя, если честно признаться, большинству из людей это и не нужно, им гораздо комфортней в тихом и спокойном мирке, где все понятно и нет никаких "сверхъестественных" событий. Пусть спокойно живут себе в тихом, пахнущем плесенью болоте, квакая о мелких проблемах и неурядицах, радуясь по столь же незначительным поводам.

Расскажи им правду об окружающем мире, так они просто не поверят, а если привести неопровержимые доказательства, то будут проклинать того, кто открыл им глаза. Действительно, как ни парадоксально, но некоторые добровольно предпочитают быть слепыми и глухими, лишь бы их не вырывали из родного иллюзорного мирка, где все просто и привычно. Ведь каких-то несколько веков назад все они были прекрасно осведомлены и о нас, Сородичах, и о многих других существах, отличных от людей. И что же? Они предпочли отвернуться от действительности, представить все существующее мифами и легендами. Глупцы… Нам это просто безразлично, вампирские кланы все равно тщательно следят за всеми подающими надежды людьми, что стремятся выйти за пределы обывательского мирка. Так мы и пополняем свои ряды, именно так и накак иначе, ведь ни один из Сородичей просто не способен к созданию себе подобных иным образом. Все нелепые мифы о детях вампира и человека нисколько не соответствуют действительности. Увы, но так оно и есть, причины же этого нам неизвестны.

Мысли текли неспешно, словно струя воды в клепсидре, не мешая тем не менее основному в настоящий момент занятию - упражнениям в трансформации оргнизма, что получались у меня не так чтобы хорошо, вызывая периодические раздраженные порыкивания Наставника. Ну что поделать, не мое это призвание - трансформация, плохо я понимаю саму суть процесса. К примеру, те же ментальные воздействия, особенно психоатаки, удавались мне не в пример лучше. Это признавал и сам Ингвар, но все равно упорно пытался вколотить в мой разум навыки метаморфа, которыми сам владел практически в совершенстве. И плевать ему было на то, что он оттачивал свое мастерство уже несколько веков, а я всего-то пару лет, что с точки зрения большинства Сородичей вовсе ничтожно малый срок.

Хотя времени на оттачивание оккультных умений у меня было достаточно - внешний мир, словно сойдя с ума, окунулся в раскаленную топку войны, охватившей почти всю Европу. Две великих империи сцепились друг другу в глотки, выясняя кто же из них более достоин занимать место на вершине. В чем-то они были схожи, да и населяющие их народы происходили из одного древнего корня, хоть мало кто из живущих помнил об этом. Но мы, Красный Род, великолепно знали об этом факте… Догадывались и о том, что в этой великой войне не будет ни победителей ни побежденных. О, само собой разумеется, что с чисто военной точки зрения победитель рано или поздно проявится, но и он окажется в проигрыше. Уж больно подозрительна была позиция одной заокеанской страны, схожая с повадками гиены, которая следит за схваткой двух зверей. И цель просматривалась вполне отчетливо - сначала сожрать останки проигравших битву, а потом попытаться прикончить израненного победителя.

В любом случае, вспыхнувшая война заставила и нас несколько поменять привычный образ жизни. С одной стороны постоянные бомбежки, патрули на улице и прочие прелести вроде комендантского часа немного раздражали. С другой же точки зрения, подобная атмосфера предоставляла букет прелестных возможностей для проведения диверсионных операций, ведь жертв вполне можно списать на последствия очередного авианалета. Что поделать, в любой ситуации можно найти как положительные, так и отрицательные стороны. Положительные надо было использовать, а отрицательные - сводить к минимуму.


***

Вот и пару суток назад Ингвар со свойственной ему повышенной инициативой организовал так и оставшийся незамеченным налет на Охотников с целью захватить парочку наиболее осведомленных экземпляров для последующего извлечения из них всей мало-мальски полезной информации. И таки да захватил двоих охотников, неосторожно выползших по делам. Машину, в которой они передвигались, естественно подорвали, причем таким образом, что ни у кого не возникнет подозрений в причинах ее взлета на воздух. Бомба, свалившаяся из брюха бомбардировщика и все тут… А на самом деле они в гостях у нас, клана Цимитсу, и вряд ли им здесь нравится. Ингвар добрый, сразу убивать не будет, а использует попавший в руки материал для своих малопонятных лабораторных опытов. Даже я, его ученик, не могу представить для чего он проводит свои странные эксперименты, к какой цели стремится? Неужели всего лишь к идеалу трансформации, созданию универсального организма на основе простого человеческого тела? Возможно и так, многие Цимитсу стремятся к этому уже не первый век, но воз и ныне там. Сдается мне, что это такая же абстракция как "философский камень" у алхимиков. Но стоит заметить, что пытаясь достигнуть недостижимых идеалов, экспериментаторы порой находят пусть и менее эпохальное, зато вполне применимое в повседневных условиях.

Размышления прервала пронзительная трель телефона, внутреннего, что характерно. Подняв трубку аппарата, словно высеченного из цельной глыбы черного обсидиана, я услышал голос Наставника:

– Слободан, быстро в лабораторию. Кажется, наклевывается интересное развитие событий.

– Иду. Буду через пару минут, - ответил я и повесил трубку.

Ну вот, хоть какое-то развлечение, а то постоянные упражнения в плохо дающемся мне метаморфизме уже обрыдли. Судя по довольному тону, Наставник явно выжал из захваченного материала нечто интересное и перспективное. Вполне вероятно, что сейчас он прокручивает в уме варианты возможных операций, основанных на полученных сведениях. Аналитическое мышление у него было развито на зависть многим.

Спустившись на третий подземный ярус, где и находилась лаборатория, я обнаружил там не только Ингвара, но и нескольких бойцов клана, входящих в его личную Стаю, которых обычно видел весьма и весьма редко. Нет, наверняка намечается силовая акция, иначе "пехота" не околачивала бы тут груши. Не любит Наставник общаться с "пехотой" свыше необходимого, находя их слишком неинтересными собеседниками. Стаи… Наши основные боевые отряды, "пехота", Сородичи, не слишком удачно выкопавшиеся из могилы и получившие в результате надломленную психику. Около девяноста процентов всех брутально-кровавых выходок, что приписывают нам, осуществляют именно они. Именно отсюда идут корни слухов о чрезмерной жестокости Саббата, что совсем не соответствует действительности. Мы ведь практически ничем не отличаемся от Камариллы, разве что не намерены скрывать свою натуру за ханжескими масками, вот и все. А Стаи… Они такие какие есть и с этим ничего не поделать.

В идеале Стая представляет из себя некое подобие единого организма. Ее члены очень, чрезвычайно тесно связаны друг с другом. В этом есть как достоинства, так и недостатки. К достоинствам можно отнести идеальную координацию действий вовремя боя, подобие мысленной связи на инстинктивном уровне и недостижимое для других боевых отрядов единство. Но и недостатков немало, хоть экскаваторным ковшом вычерпывай. Это и то, что при получении серьезных ран или смерти одного из членов Стаи остальные получают сильный шоковый удар, на время снижающий боевую эффективность, тут и снижение индивидуального сознания, а главное у "пехоты" частенько случаются серьезные проблемы с психикой. Но в целом вполне приличные бойцы, грех жаловаться.

– Наконец-то прибыл, - Наставник приветственно помахал рукой. - Подойди поближе, не хочу отрываться от опыта.

Догадываюсь, что у него за опыты, белый лабораторный халат уже весь в кровавых разводах. Приблизившись, я с неудовольствием поморщился от слишком уж буйной фантазии учителя. Ну зачем ему понадобилось создавать аморфов столь безумного вида? Сплошные щупальца с присосками явно не смотрелись здесь, да и передвигаться по суше эти создания смогут с трудом. Вот для водной среды они бы сгодились, а так…

– Зачем вам эти крокозябры? Здесь же не океан, так что щупальца эти раскидистые и загребущие будут малополезны.

– Цыц, салага, - добродушно рыкнул Ингвар. - Я же не полный идиот, а вот тебе свои мозги прочистить было бы невредно. Разве я когда-нибудь делал откровенные глупости? - дождавшись моего отрицательного ответа, он продолжил. - Сейчас мне нужна именно такая форма, а потом я переделаю это чудо-юдо морское в другой, более потребный вид.

Хм, действия Наставника явно наводят на определенные мысли… Нет, я отнюдь не про боевой рейд, это само собой разумеется, но вот относительно места его проведения появляются догадки. Или операция действительно близко к воде, либо засада в заранее подготовленном месте. Подготовленный аморф (и вряд ли в единственном экземпляре) хоть и малоподвижен, но будучи расположенным в нужном месте способен своими многочисленными конечностями с присосками схватить и надежно зафиксировать как минимум парочку жертв. Хотя позвольте, какая к ангельской бабушке водная среда, если у лежащего на лабораторном столе создания напрочь отсутствуют жабры? Значит остается только второй вариант.

– На кого ловушку устраиваем? А главное в каком месте?

– Догадался все таки, ученик… Все правильно, я тут немного подумал и решил заманить в наш гостеприимный дом визитеров из числа Охотников. Искренне надеюсь, что им тут очень сильно НЕ понравится.

В этом я и не сомневаюсь. Нежная и пламенная любовь к Охотникам в крови у каждого нормального представителя Красного Рода, так что их ждут незабываемые впечатления, правда это будут последние впечатления в их жизни. Остается только один вопрос:

– А с какого, позвольте поинтересоваться, перепоя они вдруг возьмут да и полезут сюда? Причина должна быть ну оч-чень убедительной.

– Такая причина есть, не зря же мы дали возможность одному из пленников убежать буквально от самых ворот, ведущих на территорию особняка. Заманчиво было бы устроить ему побег прямо отсюда, так сказать изнутри, но тогда аналитики церковников уж наверняка просекли бы ловушку. Пришлось ограничиться разговором, "случайно" заведенным в машине, в которой перевозили пленников. Разговоре о том, что здесь сегодня состоится сбор лидеров Саббата в этом домене. Уверен, что такая цель заставит святош прыгать от радости как резиновые мячики, повизгивая от восторга.

Эт-то точно, но я бы на их месте не стал верить случайно подслушанному разговору, да еще в столь неординарной ситуации. Не стоит недооценивать противника… Именно такие сомнения я и высказал Ингвару, будучи неуверенным в реальности успеха задуманного. Ответ в его стороны вдребезги разбил приведенные мною доводы, чему я в общем был только рад.

– Слободан, деза по поводу собрания лидеров Саббата ЗДЕСЬ витает в воздухе уже не одну неделю, - Ингвар наконец-то соизволил посвятить мнея в некоторые из своих наработок. - Недомолвки, косвенные признаки, обрывки информации и даже перехваченные радиопередачи. Наконец, недавно они все же решились на нанесение удара. Нет уж, мозги святошам мы запарили тщательно и со вкусом, осталось только ждать их визита.

– И в каком количестве они нанесут сей визит невежливости?

– В большом, ученик… А если отбросить высокий стиль, то припрутся они охренительной толпой, стремясь задавить качество количеством. Мы же должны будем продемонстрировать, что качество все же на порядок выше, - лицо Наставника переплавляется в маску безумного Арлекина. Нехороший признак, значит он готовит что-то вовсе извращенное из репертуара своих шуточек. - Пойду я, надо же подготовить им красную ковровую дорожку. И запомни, они могут ввалиться уже через пару часов.

Еще один смешок и он вновь скрывается среди лабораторного хлама. Спустя несколько секунд откуда-то оттуда доносятся странный хруст и нечленораздельное бульканье - видимо Ингвар решил покуролесить и сотворить что-то вовсе непотребное из того Охотника, который все же попал в его лабораторию. Эстет, мать его. Нет, все же те из нашего клана, кто прожил не один век, отличаются странным поведением. Оно давно вышло за пределы того, что еще может понять обычный человек и даже другие Сородичи не всегда способны понять их действия. Постоянное изменение своего тела судя по всему влияет и на сознание членов нашего клана. Интересно, в какой степени изменюсь я сам? Может быть имеет смысл вести нечто вроде заметок? А что, неплохая идея, не лишенная здравого смысла. Ну а пока пойду на верхние ярусы, надо же заранее настроиться на хорошую драку, а скорее всего просто резню.

Глава 8. "Гостеприимство" по высшему разряду.

Я тихо и мирно сидел в кресле, расположенном в глубине холла и ждал. Чего? Нехилой толпы Охотников, которая уже неслась к нашему особняку на всех парах. Сведения были абсолютно точными, всего несколько минут назад лежавшая рядом рация хрипло отплюнулась сообщением одного из наших наблюдателей: "Едут. На трех машинах, одна из которых грузовик, численность точно не определить, но явно поболее двух десятков. Сильные магические эманации, будьте осторожны."

Да уж, заварил Ингвар кашу по своему вкусу, теперь придется расхлебывать. Три машины, набитые под завязку, да еще неизвестно, какое число бойцов противника заранее подтянулось в окрестности особняка. Попытка просканировать окружающую территорию была не то чтобы бесполезна - я явственно ощущал наличие церковной магии - но установить точное количество так и не смог. Впрочем, это не особенно и важно. Важно другое - именно меня Ингвар выставил на передний край, командовать тремя бойцами, долженствующими изображать первый рубеж охраны съезда иерархов Саббата. Почетная обязанность и одновременно с тем опасная, ведь именно мы примем первый удар.

Вот они, выделенные в мое распоряжение Сородичи, расположились на заранее подготовленных позициях, всем своим видом выражая готовность порвать в лоскуты любое количество врагов, которые осмелятся сунуться через парадный вход. Черный ход и окна не моя забота, там сидят другие, но задачи у нас в общем однотипные - завязать бой и втянуть противника на нижние ярусы, стараясь при этом избежать неоправданных потерь. Жалко обстановку, несмотря на то, что все более-менее ценное заранее перетащили в кладовые подземных ярусов, но все равно жаль… Обшивку стен, мебель и ковры все равно пришлось оставить, а уж в вестибюле точно живого места не предвидится.

Честно признаться, позиция подготовлена неплохо, сразу чувствуется недюжинный профессионализм. Если Охотники проявят неосторожность и попробуют ручками дотронуться до входной двери, то особо инициативного сожрет мой старый знакомый - вечно голодный аморф хамелеонистого вида, уютно расположившийся на двери. Думаю, после столь эффектного приема энтузиазма у Охотников несколько поубавится. Досадно, но ставить на дверь магическую защиту любого вида мне строжайшим образом запретили, мотивировав это тем, что не стоит создавать святошам лишние сложности, а то еще возьмут да и раздумают внутрь лезть. Перестраховывается начальство по своему обыкновению. Ну а внутри наших дорогих гстей ждет приветственный салют из двух станковых пулеметов, не зря же я специально выбирал места для их наиболее эффективного расположения. Золтан и Мануэль, сидящие на этими орудиями массового сокращения численности племени Охотников, так и ерзают от нетерпения, ожидая того момента, когда удастся вволю пострелять по живым мишеням. Пехота, что с них взять, высшая радость для них - ввязаться в безумие боя, совершенно не думая ни о цели, ни о собственной безопасности. В этом их сила, в этом же и основная слабость. Стоящий же поблизости от меня Драг, своеобразный "резерв командования", держит палец на дистанционном взрывателе. Легкое движение руки и взорвутся несколько дымовых шашек, заполняя зал клубами дыма, куда для большей эффективности подмешан и слезоточивый компонент.

Вы скажете, что это слишком примитивные средства, более пригодные для простых людей, чем для Сородичей… И будете абсолютно неправы. Не стоит использовать только магию или только плоды научно-технического прогресса, лучше всего действует их гармоничное сочетание. Вот и в данном случае вначале в ход пойдут достижения современных оружейников, которые позволят отсеять в мир иной слабоподготовленных Охотников, не владеющих или почти не владеющих магией. Магия пойдет в дело позже, причем по нарастающей. Почему? Все по той же самой причине - нам нужно заманить их внутрь, а не отбросить подальше от особняка. А уж внутри их не ждет ничего кроме смерти.

Раздается визгливая трель телефона, противно скребущая по напряженным нервам. Снимаю трубку, откуда слышится воодушевленный вопль Олега (ага, и он тоже здесь):

– Слободан, они уже приехали, одна из групп движется прямо к вам. Встречайте гостей!

Не успеваю произнести даже одного слова, как в трубке раздаются короткие гудки - Олег решил не утруждаться длинными речами по своему стандартному обыкновению. Переживем, не это сейчас главное…

– Приготовились, ребятки. Сейчас будет немного шумно.

Ну, эти головорезы всегда готовы кромсать и резать всех, на кого укажет непосредственное начальство. Ишь как сосредоточились, с нетерпением ожидая начала массовой мясорубки. Ага! Очередное сканирование окрестностей показало, что нехилое количество нещадно отсвечивающих в магическом диапазоне типов довольно резво перемещаются к особняку. Приближаются к парадному входу…


***

Дикий, истошный вопль донесся до нас даже сквозь массивную, хорошо приглушающую звуки, дверь. Не стоило гадать о причинах шума - просто один из наиболее прытких энтузиастов слишком близко подошел к входной двери и послужил легкой закуской для вечно голодного аморфа-стража. Резкий толчок, ощутимый только на ментальном уровне, дал понять, что с этим препятствием Охотники справились, пустив в ход магию. Странно, аморфа вполне можно пришибить и из огнестрельного оружия, а они сразу пустили в ход оккультные умения. Впрочем, оно и к лучшему - пусть разбрасываются заклятиями по пустякам, глядишь к нужному моменту все силы в свисток уйдут.

Мощнейший силовой толчок и сорванная с петель дверь с грохотом обрушивается внутрь вестибюля, куда сразу же вваливаются долгожданные гости. Пора! Хищный оскал Драга, палец жмет на кнопку радиовзрывателя… Негромкий взрыв и помещение заполняют клубы черного дыма. Кашель, ругань, стрельба по случайным направлениям, крики боли - кажется эти охламоны ухитрились задеть кого-то из своих. Глупо, в такой ситуации перво наперво стоит покинуть зону задымления, а вовсе не палить направо и налево, тем самым только создавая для себя лишние сложности. Ну а мы им еще неразберихи подбавим! Короткая отмашка рукой и Золтан с Мануэлем обрушивают свинцовый ливень по заранее пристрелянным целям. Вы когда-нибудь видели что могут сделать два пулемета с людьми, ворвавшимися в замкнутое пространство? Вряд ли… Получается фарш мелкого помола. А дым нам не помеха - все равно пулеметчики стреляют основываясь не на зрении, а на биолокации объектов.

К сожалению, лафа скоро закончилась. Пулеметным огнем удалось покрошить бросившихся вперед энтузиастов с поверхностными познаниями в оккультизме, а сейчас подоспели более серьезные кадры. Короткий порыв ветра и дымовую завесу разнесло по углам. Пули же останавливались, не долетая до цели буквально полуметра. Стандартное, но вполне эффективное средство из арсенала церковной магии - Облачный Плащ. Воздух спрессовывается в плотную и главное вязкую среду, непроницаемую для метательного оружия, но вполне уязвимую для обычных скоростей атаки. Пулеметы продолжали бить не переставая, на расплав стволов, уже не с целью поразить цели, а всего лишь для отвлечения внимания.

Повинуясь моей команде, отданной в ментальном поле, на группу вторжения обрушились аморфы, до этого мирно висевшие на потолке. Абсолютно безмозглые твари, они знали только одно - слепое повиновение хозяевам, а в данном случае мне. Несколько Охотников были прикончены аморфами сразу, сработал элемент внезапности и мне вновь улыбнулась девочка по имени фортуна. Один или несколько из убитых как раз и поддерживали магическую завесу, останавливающую пули. Теперь же она хоть и сохранялась, но значительно утратила эффективность. А если так…

– В два ствола! - раздался мой оглушительный вопль, перекрывающий вселенский шум и гам.

Отлично, ребятки прекрасно поняли не слишком вразумительную команду и сделали то, что от них и требовалось - хлестанули из пулеметов в одну точку. Магическая преграда в этом месте не выдержала шквального огня вследствие чего еще парочка святош окочурились весьма негероическим образом. Но на сем везение закончилось и наступила грубая проза жизни… Вспышки Святого Пламени осветили зал, разогнав как дым, так и заранее установленные Олегом маскирующие и защитные тени. Теперь маги Охотников могли видеть нас, чем и не преминули воспользоваться. Кинжально острые, сотканные из пламени лучи, сотворенные незваными гостями уже почти достали до нас, когда я сделал единственное, что оставалось - резкой силовой волной вышиб каменные плиты пола из-под ног Охотников. Простое волшебство в данной ситуации оказалось гораздо эффективнее любых сложных заклятий - смертельные для нас копья изменили траекторию, врезавшись в потолок и стены, откалывая камни, воспламеняя дерево и ткань.

Но один из лучей все же достал до Мануэля, спалив того практически дотла. Не ко времени это, я все же рассчитывал сохранить всех своих бойцов, хоть Ингвар и предупреждал о практической невозможности этого моего стремления. Краем глаза успеваю заметить, что по лестницам, ведущим на верхние этажи, и со стороны черного хода стремительно отступают те Сородичи, что держали оборону на других направлениях. Значит, пора и нам сматывать удочки. Основная задача выполнена - понеся существенные потери, наши враги подумают, что им наконец-то удалось сломить сопротивление охраны. И ломанутся всед за нами, то есть как раз туда, куда и нужно, прямиком в лапы Ингвара со товарищи, давно уже истомившихся в ожидании.

"А до хрена их здесь!" - мелькает в голове мысль при виде Охотников, появившихся на лестницах с верхних этажей. Заслон бы какой оставить, что бы без помех удалось уйти на нижние ярусы без азартного топота погони за спиной. Вот только где его взять? Выделенных мне аморфов разнесли в лоскуты, а поднимать мертвецов я не умею, это под силу только Джованни, клану вампиров-некромантов. Гадство! Если бы Мануэль не подставился под вражеское заклятие, все могло быть иначе…

В голове у меня словно щелкнул переключатель и перед внутренним взором проявилась картина, "которая могла бы быть в том случае если". Словно боковой вариант развития событий, да вдобавок не один, а превеликое множество. Свалка, заброшенный склад форм бытия, так и не воплотившихся в реальность. Вот только использовать эти безжалостно выброшенные сокровища было все же можно, хотя и сложно. Почему мне пришла в голову такая идея? Без понятия, скорее всего та же интуиция, не раз спасавшая шкуру. Пристально всматриваясь в зачаточную форму того варианта реальности, где Мануэль мог избежать гибели, я медленно, но верно "оживлял" эту картину. Две вариации, свершившаяся и вероятностная, одновременно стояли перед глазами и настоящая тускнела и размывалась, уступая место фантасмагории, извлеченной из непонятных мне глубин.

В том, непонятном мире вероятных образов и несостоявшихся событий прошла далеко не одна секунда, в реальности же лишь краткое мгновение. Я почувствовал, что ноги подкашиваются да и голова идет кругом от невероятной усталости - видимо все силы ушли на то, что и сам я пока не мог толком объяснить. Драг и Золтан, подхватив мою полубессознательную тушку, тащили меня к ведущей на нижние ярусы лестнице. В вестибюле же творилось что-то выпадающее за рамки доступного, но вот видел это из всех участников действа один я. На том месте, где покоились обугленные останки Мануэля, возникло его полуреальное подобие, тем не менее оказавшееся довольно смертоносным для Охотников даже в этом виде. Появившийся у него в руке кинжал вошел точно под лопатку одному из врагов, пытавшемуся отправить в мою сторону какую-то неопознанную, но явно неприятную пакость магического характера. Из раны не вытекло ни капли крови, ибо по сути не было ни кинжала, ни Мануэля, ни даже нанесенной несуществующий оружием раны… Никакого физического воздействия, только мираж, на несколько мгновений обретший отдаленное подобие жизни.

Второй труп, третий. И недоумение в глазах вражеских мистиков, постепенно переходящее в забавную смесь злобы и подступающей паники. А затем удар по площади, сминающий и выжигающий все на пути, не разбирающий где свои и где чужие. Вместе с созданным мною непонятным магическим проявлением буквально испарились около десятка Охотников, причем не из последних. Меня же гнуло и корежило в судорогах, видно связь с вызванной из запределья фантасмагорией оказалась слишком крепкой. Впрочем, кто знает, что это вообще я учудил…

– Что за фигня!? - сквозь пелену боли прорывается голос Драга, готовый сорваться в очередной псих.

– Моя… магия, - ухитряюсь прохрипеть я. Слова выходят из горла через силу, словно там все забито острыми каменными осколками. - Тащи внутрь, Ингвар скажет…


***

К тому времени, как меня дотащили до первого подземного яруса, где и расположилась засада на Охотников, я успел немного оклематься. Впрочем, именно что немного, состояние было весьма и весьма паршивым. Все же я зхаметил, что помещение, где Ингвар запланировал встретить врагов, было идеально для этого приспособлено. Глубокие темные ниши по всему периметру обеспечивали возможность укрытия для большого числа бойцов и аморфов; специально для присутствующих здесь Ласомбра стены и потолок были увешаны зеркалами всех видов и размеров, даже пол покрыли отполированным до зеркального состояния камнем. Какой-то незнакомый Сородич из моего клана миг выскочил из ниши и жестом приказал последовать за ним.

Ага, этого и следовало ожидать - Ингвар собственной персоной, но вид у него несколько удивленный и даже обеспокоенный. С чего бы это?

– Они идут, - раздался голос Олега из небольшого зеркала. - Осторожно идут, что характерно, слишком сильно их покрошили на входе… Шугаются от любого звука, исследуя каждый метр пути перед собой. С такими темпами будут через пару минут, может чуть позже. Будь готов ударить, а там и мои ребята подключатся.

Наставник выслушал сообщение, после чего наконец-то соизволил повернуться в мою сторону.

– Видок у тебя, ученик, словно ты только что из земли выкопался. Но это мелочи… С заданием ты справился, втянул Охотников в затяжной бой, - он несколько замялся, словно подбирая подходящие слова. - Вот только есть одна неясность… Не показалось ли тебе, что вам кто-то помог?

– Нет. А с чего вам это показалось? - искренне изумился я такому странному вопросу со стороны Наставника.

– Понимаешь ли, во время боя произошел выброс магической силы, совершенно отличной от той, что вы могли использовать. Ничего общего ни с магией нашего клана, ни с техниками Ласомбра. Скорее уж это напоминает по стилю Малкавиан, их создание Химер. Но откуда им здесь взяться!? - Ингвар аж взвыл от раздражения, не в силах понять случившееся. - С другой стороны никто кроме них не умеет работать с вариационными реальностями… Не понимаю, просто не могу себе представить. Ладно, подкрепи здоровье, а то толку от тебя сейчас маловато.

Схватив протянутый Наставником сосуд с кровью и в несколько глотков опустошив его до последней капли, я почувствовал себя хоть и не с отличной форме, но на порядок лучше. Теперь можно было и пораскинуть мозгами. Несколько из сказанных Ингваром слов были очень важны, но утомленное сознание никак не могло ухватить их за хвост, вычленить из прочего словесного потока, не имевшего сейчас никакого значения. Реальность, сон… Невыносимо хотелось отдохнуть, на время забыв о проблемах. Стоп! Так ведь то, что мне удалось сделать, вытащив в реальный мир некое подобие умершего сородича как раз и может оказаться работой с "вариационной реальностью", как выразился Наставник. Однако, сейчас не время и не место обсуждать особенности магических техник - Охотники, эти ударные части церковников, вот-вот должны были оказаться здесь, в заботливо приготовленной для них западне.

Лучи фонарей, подрагивающих в руках, нарушили гармонию мрака, господствовавшую в зале, выхватывая небольшие участки пространства. Невесело им сейчас, ведь далеко не все из вторгшихся в особняк умели видеть в темноте. За моей спиной раздался тихий шепот Ингвара:

– А сейчас они, как и положено высокопоставленным лицам в церковной иерархии, пройдут по почетной красной дорожке.

– По чему?

Маску лица Наставника на миг оживила промелькнувшая улыбка, вот только при ее виде хотелось не улыбнуться в ответ, а напротив, удвоить осторожность.

– Внимательно посмотри на пол прямо перед их ногами, ученик. Не правда ли, поучительное будет зрелище… Они в самом прямом смысле идут по телам своих собратьев на пути к цели.

Тьма изначальная! Так вот над чем работал Ингвар в лаборатории. Воистину незавидную участь он уготовил попавшему в его руки Охотнику, трансформировав его тело в плоскую длинную ленту, которую и расстелил под ноги тем, кто сейчас приближался все ближе к своей смерти. Признаться честно, даже некоторых Сородичей пободное зрелище могло шокировать, так что же говорить об Охотниках, чья психика гораздо менее подготовлена к подобного рода зрелищам. Впрочем, не стоит считать Наставника простым садистом, это слишком грубое и неточное определение, не способное даже в малой степени отразить его внутренний мир и двигающие им эмоциональные побуждения. Даже Сородичи из других кланов не всегда в состоянии понять, что движет теми из Цимитсу, чей возраст перевалил за пару столетий.

Многим мы можем показаться слишком, чрезмерно жестокими, но так ли это на самом деле? Не стоит разбрасываться скоропалительными обвинениями, не разобравшись как следует в философии и принципах, которыми руководствуются Сородичи из нашего клана. Основное отличие - это всего лишь абсолютно иное, непонятное прочим отношение к миру и полное отсутствие сложившихся стереотипов, что так любят люди. Жестокость, милосердие, любовь… Слова, которые за тысячелетия практически утратили свой первоначальный смысл, превратились в размытые клише. Истершиеся от долгого хождения по рукам монеты, на которых уже с трудом различимы выбитые в незапамятные времена знаки, пыльные отпечатки прошлого. Созданные людьми, созданные для людей…

Мы же, Сородичи, не совсем люди, а скорее следующая стадия. Так можно ли проецировать на нас человеческие понятия без соответствующей коррекции? Так то. Просто наш клан быстрее прочих меняет психосферу, этому способствует и то, что смена тела для нас что-то будничное, повседневное. Наша суть наиболее близка к демонической, и это впечатление лишь усиливается, когда наблюдаешь за талантом метаморфа, доведенным практически до полного совершенства, особенно старыми, опытными вампирами. Но и это лишь мои догадки, предположения. Я слишком молод, чтобы судить о таких материях, слишком неопытен. Может быть, лет через пятьдесят…


***

Увы, наши визитеры так и не смогли достойно оценить приготовленного специально для них зрелища. Сначала им действительно показалось, что они идут по ковровой дорожке, но потом они поняли неправильность материала под ногами. А спустя пару секунд до них доехало, что именно за материал расстелили специально к их приходу - живую мышечную ткань человека, раскатанную в тонкий лист. Апофеозом было мертвое лицо того, чье тело послужило основой для создания сей композиции. Лицо одного из них, выставленное в качестве показательного урока, что именно бывает с теми, кто встает на пути Красного Рода.

Хотя среди оставшихся врагов и не было неопытных бойцов (какие были полегли на первой стадии боя), но даже они на какое-то мгновение впали в ступор при виде столь шокирующей картины. Именно тогда, непостижимым чутьем опытного старого лиса почуяв идеальный момент, Ингвар дал сигнал к атаке. Хороший такой сигнал, понятный даже самому тупому из анархов, коих тут к счастью и не наблюдалось. Просто один из Охотников мешком осел на пол, словно все кости из его организма испарились в неизвестном направлении. Да так оно и было, тут поработало заклятие из разряда высших боевых трансформ - Изъятие Скелета. При его применении все кости в организме жертвы замещаются псевдомышечной тканью и после этого с объектом можно делать что угодно, исходя из целесообразности и собственных прихотей.

Не успело лишенное костей тело коснуться пола, как на группу враждебно настроенных, но одновременно долгожданных "гостей" обрушился шквал заклятий. Трансформационные заклятия нашего клана превращали их тела в немыслимую мешанину мяса и костей, разрывали сердца, создавали тромбы в сосудах головного мозга. Ожившие тени, повинуясь своим хозяевам-Ласомбра, рвали Охотников на куски; превращаясь в бритвенно острые клинки они крошили их на зависть любому маньяку с тягой к расчленению трупов. Многочисленные зеркала в помещении утратили свое первоначальное предназначение и отражали лишь неведомые глубины, из которых то и дело появлялся кто-то из Ласомбра, наносил смертельный удар и вновь исчезал в своем зазеркалье. Десятки аморфов, живой щит, не дающий нашим врагам не то чтобы добраться до нас, но даже и просто попытаться вырваться из подземелья.

Одуряющий, приторно-тяжелый запах крови; слепящие глаза вспышки, которыми почти всегда сопровождается магия церковников… Один из охотников срывает с шеи висевший там амулет и из него ветвящимися змеями вылетают молнии, оплетая окруживших его аморфов сетью разрядов. Рука человека и сама уже полуобуглена, но он, не обращая внимания на боль, вытягивает из амулета новые дозы смертельной субстанции. В воздухе пахнет грозовой свежестью, но атмосфера боя чрезвычайно далека от романтики… Одна из молний достает высунувшего из зазеркалья Ласомбру и тот с диким воем проваливается обратно в зеркало, пытаясь окутать себя тенью, сбить вгрызающиеся в тело электрические зубы.

Закутанный в сплетенный из танцующих теней полный рыцарский доспех Олег видимо счел необходимым появиться собственной персоной перед интересным противником. Попытка открыть Зеркальную Тюрьму под ногами Охотника была пресечена вонзившимся в формирующееся заклятие силовой спиралью. По видимому, маг-церковник предпочитал использовать молнии во всех ситуациях, потому как в Олега опять полетел ветвящийся сноп разряда. В одного из двух, трех, уже пяти… Теневые двойники, ничем не отличимые от оригинала, все множились и вскоре окружили любителя молний в оч-чень плотное кольцо. Окружили и внезапно медленно поплыли по воздуху в завораживающем круговороте. Зрелище было воистину редким и величественным: стоящий человек в изумленным выражением на лице, из руки которого то и дело вылетают энергетические разряды, и хоровод безликих угрожающих теней вокруг него. Даже битва прервалась на мгновение, словно все ее участники опасались прервать мистерию, невольными или сознательными участниками которой они стали.

Неподалеку стоящий Ласомбра метнулся в сторону кружащихся теней и словно влился в заколдованный круг, который заметно подрос в диаметре. Еще один Сородич из этого клана, еще… Круг уже охватывал почти все пространство подземного зала, непостижимым образом разделив находящихся на две части: Сородичи вовне круга и немногочисленные Охотники, подобно лунатикам наблюдающим за мистическим действом, внутри. И вдруг кольцо теней сжалось в одну точку, по дороге пройдя сквозь человеческие тела и исчезло… Вместе с тенями, что раньше отбрасывали Охотники. Существа, которые БЫЛИ Охотниками пару секунд назад. Теперь это были всего лишь манекены, наподобие тех, что стоят в витринах магазинов или украшают музеи восковых фигур. Вроде бы они даже дышали, но глаза их смотрели на мир бессмысленным взором идиотов от рождения, вместе с тенью они потеряли и разум. Возможно ли такое? Оказалось, что да, Ласомбра в очередной раз показали действенность своей магии - Магии Теней.

А вот и они - Олег вместе с тремя подручными - появились из зеркал, немного осунувшиеся от усталости, но вместе с тем довольные произведенным впечатлением, а главное достигнутым результатом. бой закончился, теперь осталось лишь привести особняк в надлежащий вид, а то комфортно себя чувствовать в таком беспорядке попросту нельзя.

Глава 9. Игра Химер.

Кабинет Ингвара. Весело потрескивает огонь в камине, урча и стреляя искрами. Хорошо сидеть вот так, когда точно знаешь, что в ближайшее время вряд ли случится нечто серьезное. Всего пару часов назад закончилась масштабная бойня, устроенная хитромудрым Наставником тому самому отряду Охотников, который попался на удочку, заглотив подброшенную наживку с жадностью голодной пираньи. Выгоды от проведенной операции очевидны: сокращение численности церковных бойцов, пусть даже они скоро восстановят ее до прежнего уровня; удар по самолюбию их лидеров, который вполне способен спровоцировать на необдуманные действия; наконец, укрепление влияния Саббата в домене, что тоже немаловажно. Вот только Ингвар все равно был чем-то озабочен, хотя и тщательно скрывал сей факт.

– Вот таким образом и претворяются в жизнь заранее обдуманные планы, ученик, - произнес Ингвар, стоя у камина и вроде бы наблюдающий за пляской пламени. - Но не стоит думать, что это было легко.

– Почему? Ведь Олег со своими с помощью того замечательного ритуала буквально смел сопротивление всех оставшихся Охотников, несмотря на все выставленные теми защитные барьеры.

– Кольцо Теней… Замечательное средство Теневой магии, только для его подготовки требуется много времени и немногим меньше сопутствующих условий. Разумеется ты не знаешь о том, что зал подготавливали для проведения этого ритуала более суток, устраняли малейшие помехи в балансе магических потоков, усиливали фон соответствующими артефактами. Запомни, самые сильные заклинания очень хрупки, они то и дело отказываются работать из-за малейших нарушений. Именно потому их применяют столь редко, зато если применяют, то результат оправдывает все трудности при подготовке.

Факт. Это и в других областях встречается и не так чтобы редко. Возьмем к примеру то же стрелковое оружие, да рассмотрим со всей тщательностью, начиная с древних времен. Праща - простейшее метательное оружие, банальное до примитива. Можно сделать просто из полоски достаточно прочной ткани и при надлежащей тренировке бросаться камешками на расстояние метров сорок-шестьдесят. Лук тоже не отличается особой сложностью, по крайней мере его примитивные варианты, недаром мальчишки во дворах играют в метких стрелков. Но начиная с арбалета сложность стрелкового оружия резко идет вверх, теперь его уже не сделать с помощью подручных средств. Кремневые пистолеты, первые громоздкие и неуклюжие револьверы, автоматы… Теперь любое оружие производится в специально предназначенных для этой задачи цехах, малейшая неточность и оно не будет работать, а то и просто разорвется у вас в руках.

Так почему с магией должно быть иначе? Нет, отличия есть, существенные отличия, но суть неизменна. Повезло мне с Наставником, при всех недостатках он великолепно объясняет и разъясняет все необходимое в доступной манере, причем не стремясь показать свое превосходство. Не нужно ему это, как и всякой самодостаточной личности. Пусть посредственности пыжатся и раздуваются своим действительным или мнимым "превосходством"…

Гляжу на огненные всполохи, на эту столь враждебную для любого Сородича стихию, но все же прекрасную в своей мощи. Что есть огонь? Апофеоз разрушающей силы или же напротив, всего лишь слабая тень Хаоса, из которого по сути и был создан мир. Неожиданно для самого себя вновь проваливаюсь в иное состояние, туда где нет ничего и никого. Лишь пустые формы, зародыши возможного, неовеществленные намерения. Там есть все, но некому этим воспользоваться, к тому же сама природа места противится постороннему вторжению, стремясь выкинуть назойливого гостя. Вылетаю оттуда, подобно пробке из бутылки с шампанским, однако все же успеваю прихватить на память небольшой сувенир.

Вновь я в привычном мире, и казалось бы в комнате ничего не изменилось: стойка с оружием, костяное кресло, книжные полки. По углам трепещут пламенеющие спирали, огонь которых не в состоянии обжечь даже чувствительнейшего из Ласомбра, ведь в действительности их нет, точнее говоря они "не совсем есть", по крайней мере здесь. Положительно, такое безопасное пламя нравится мне гораздо больше естественного. Однако, и оно может превратиться в угрозу, но только после отданного приказа, вот только как именно это сделать я не знаю. Пока не знаю…

Перевожу взгляд от пламенных украшений комнаты на Наставника и вижу в выражении его лица удивление, постепенно сменяющееся удовлетворением от решения мучавшей его проблемы.

– Неожиданно… Поздравляю, ты опять смог заинтересовать меня, ученик. Хотя я и раньше подозревал, что не все так просто. Ты слишком близок по своей психике к клану Малкавиан, слишком тонка в твоем сознании грань между реальностью и тем, что лежит за гранью восприятия.

Кажется я понимаю, о чем он. Сделанное мной и тогда, во время боя с Охотниками, и сейчас, не имеет к магии клана ни малейшего отношения. Вот только и сам затрудняюсь определить, что происходит.

– Все мои попытки воспользоваться этой непонятной силой чисто инстинктивного характера, метод проб и ошибок, - пытаюсь я объяснить положение дел. - Даже не могу сказать, что именно лежит в основе столь необычной магии, каковы ее истоки. Да и вообще, легче почувствовать ее, чем объяснить. Не уверен, что мой словарный запас в принципе способен описать все ощущения, чувства и понятия. Вы говорите о магии потомков Малкава, но я слишком мало знаю о клане пророков-безумцев. Сведения о них противоречат сами себе, а Сородичи из этого клана так и вовсе мало пригодны для беседы. Их иносказательные выражения могут понять лишь они сами, да возможно те, кто долго общался с ними.

– Пророки! - раздраженно фыркнул Ингвар. - Иногда мне кажется, что все их так называемое безумие - всего лишь хорошо разыгранный спектакль. Иногда - что это их проклятие, от которого им не избавиться. В самых древних книгах есть смутные упоминания, что безумными их сделал Основатель из-за бунта, поднятого кланом в незапамятные времена. Я же считаю, что там лишь часть правды, да и то в иносказательном виде. Догадки, предположения, теории… Все равно точно знают лишь сами Малкавиане, а они никогда не отличались болтливостью. Может быть подозревают Носферату или Тремеры, но эти и вовсе не склонны обсуждать с чужаками свои догадки.

Естественно, кто просто так будет делиться с конкурирующими кланами полезной информацией. Единственное, что мне не нравится, так это факт безумия всех без исключения Малкавиан. Или магия таким образом на них влияет, либо только в таком состоянии и можно пользоваться столь экзотической областью магического искусства. Хотя мне как-то удалось использовать нечто из их арсенала, пусть и неожиданно для себя, значит не так все однозначно. Я лично отнюдь не ощущаю себя съехавшим с катушек. Приблизительно так и сказал Наставнику, на что он лишь улыбнулся и заметил:

– Заметь, ученик, я сказал не про безумие в чистом виде, а "так называемое безумие". Мышление Малкавиан сильно отличается от нашего, но оно как ни странно, порой приводит к неожиданным результатам. Кратчайший путь к цели для представителей их клана - кривая. Существующая реальность - всего лишь одна из возможных вероятностей. И все в таком стиле… Посмотри хотя бы на свое творение, - Ингвар подошел к огненной спирали в углу кабинета и дотронулся хо огня, не способного ни обжечь, ни согреть. - Существующая невозможность, нарушение законов материального мира и в то же время этот конструкт подчиняется своим, пусть непонятным мне законам. Законам Химер. Химеры - основа магии Малкавиан, ее краеугольный камень, лежащий вне границ и законов мира. Порой мне кажется что еще чуть-чуть и потомки Малкава нащупают тропинку, могущую увести нас из тюрьмы единственного мира на перекрестки реальностей…

Удивительно, в словах Ингвара звучала затаенная тоска. Было что-то в его тоне от узника, сидящего в каменном мешке и смотрящего на звездную россыпь ночного неба через узкое зарешеченное окно. Но это состояние длилось лишь несколько секунд и вновь передо мной был жесткий, циничный лидер, до невозможности далекий от любых проявлений эмоций.

– Так о чем я? Ах да, о Химерах и всем, что с ними связано, - продолжил Наставник прежним тоном. - Эх, к Малкавианам бы тебя, на стажировку. Глядишь, кое-что и рассказали бы. Увы, увы! Я с трудом могу представить Малка, который пойдет на такое.

– Почему, Наставник? Любого можно убедить, если система убеждений грамотно выстроена. К тому же если предложить взаимовыгодное сотрудничество… Тем более я точно знаю, что у нас в Саббате есть несколько Малкавиан. Они уж точно не откажут вам в небольшой помощи.

– Не откажут, не спорю. Есть правда у них один маленький, но существенный недостаток. Все Малкавиане, входящие в Саббат - по меркам своего клана находятся на очень низком уровне мастерства. Знают лишь самые азы, что преподали им наставники и не более того. Никто из Малкавианской элиты никогда не покидал своего клана, так что настоящие, серьезные знания хранятся только у них. А этих, наших местных Малков я тебе предоставлю в скором времени. Тоже полезно будет, но не рассчитывай на многое. Будь реалистом, реализм облегчает жизнь и уберегает от разочарований.

Ага, а я об этом и не догадывался, как же. Тоже мне нашел прекраснодушного оптимиста в моем лице, понимаешь. Пакостная все же привычка у Ингвара - вдребезги разбивать все мало-мальски приличные планы, которые кажутся ему малореальными. Придется удовольствоваться малым, то есть Малкавианами из Саббата. Посмотрим, чему они будут в состоянии меня обучить, чем смогут помочь в овладении Химерами.


***

Наставник сдержал слово и менее чем через неделю мне удалось встретиться с парочкой Малкавианн, перешедших на сторону Саббата. Впечатление было запоминающимся, а уж попытки нормально поговорить - самое трудное из всего с чем я сталкивался. Длинные, малоосмысленные фразы, из которых я с трудом пытался выловить осколки здравого смысла, сильно раздражали. Но в конце концов можно привыкнуть ко всему, в том числе и к столь оригинальным собеседникам. Странно, стоило мне принять их со всеми свойственными Малкам заскоками, и сразу стало на порядок легче. Они казались безумцами, но это было лишь первое, поверхностное впечатление, рассчитанное на посторонних. Что скрывалось за этой намертво приросшей маской? Истинное лицо, а может вторая личина, точно так же не соответствующая действительности? Не знаю, да и не особенно хочу узнать.

Вокруг каждого из них легкой дымкой стелилась некая аура, по ощущениям схожая с силами того самого непонятного мира, свалки вероятностей. Как оказалось, Малкавиане почти постоянно поддерживают связь с ним, по мере необходимости черпая оттуда заготовки для Химер. Более того, они даже держат несколько штук в зародышевом состоянии, чтобы в случае необходимости развернуть их в полную мощь. Оружие, защита, просто развлечение - Химеры использовались ими для разнообразных целей и просто так, от нечего делать.

Попробовав выйти одновременно с ними в химерический мир, я почувствовал нечто новое по сравнению с предыдущими своими опытами. На этот раз я был там не совсем один, на грани восприятия чувствовалось незримое, но тем не менее явственное присутствие Малкавиан, гораздо прочнее меня укоренившихся на этой свалке Химер, паноптикуме несовершенных действий и несбывшихся намерений. В голове постепенно начинали проясняться основы действия их магии, столь далекой от всего привычного и в тоже время так тесно связанной со всем живущим и умершим. Здесь не было невозможного и в то же время действовали жесткие правила, пусть и непонятные для моего разума. Но в конце концов разобраться можно и после, а пока достаточно просто запомнить. И все таки загадочные штучки эти Химеры. Им неподвластна материя, но они способны действовать как на сознание живых существ, так и на магические проявления. Созданные магией, они в дальнейшем способны существовать, не подпитываясь энергией творца, напрямую получая ее из магических потоков, пронизывающих мир.

Магия Химер, грань между вымыслом и реальностью… Погружаясь в ее изучение глубже и глубже, начинаешь осознавать, что балансируешь на лезвии бритвы. Танец на мосту из паутинки меж мирами - реальным, окружающим тебя каждый миг и химерическим, что с каждым днем становится все более отчетлив и понятен. Балансируя на грани меж ними, а порой переходя за грань, безразлично за какую их двух, можно получить новые, могущие стать сюрпризом способности. Будет ли от них толк? Может да, может нет… Насколько я смог понять, для Мастера Химер этот вопрос второстепенен по сравнению с самим фактом открытия новой грани, сочетающей разум и безумие. Именно так и возникают способности к ясновидению, новые возможности погрузить любое мыслящее существо в бездну хаоса и сумасшествия. В этом их сила и слабость одновременно, ибо и сами они иногда не в состоянии удержать себя на лезвии бритвы.

Мне же остается только внимательно, очень внимательно изучать хитросплетения химерической реальности. Изучать и следить за собственным состоянием, чтобы ни в коем случае не оказаться в том же положении, что и Малкавиане. Может быть это и не связано с используемой ими магией, но рисковать как-то не хочется. А все равно - такой поворот событий никак не мог быть предсказан заранее. У нашего клана намечались многие перспективные и не очень задумки, но никак не овладение магией потомков Малкава. Исключение ли мой случай? Смогут ли другие члены клана рано или поздно освоить мир Химер?

Время, все вопросы расставит по местам только эта бесстрастная стихия, далекая от любых эмоций. Время, в русле которого все мы ведем Игру длиною в жизнь - Игру без правил и конкретной цели. Поневоле вспоминаются строки одного поэта, сумевшего почувствовать и выразить в словах столь эфемерную и в то же время неопровержимо логичную идею:

"О ужас! Мы шарам катящимся подобны,
Крутящимся волчкам! И в снах ночной поры
Нас Лихорадка бьет, как тот Архангел злобный,
Невидимым бичом стегающий миры.
О, странная игра с подвижною мишенью!
Не будучи нигде, цель может быть - везде!
Игра, где человек охотится за тенью,
За призраком ладьи на призрачной воде…"

Оглавление

  • Глава 1. Up to the grave (Поднимаясь из могилы).
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4. Тест на выживание.
  • Глава 5. Ученик.
  • Глава 6. Сеть, простертая над миром.
  • Глава 7. Под прикрытием войны.
  • Глава 8. "Гостеприимство" по высшему разряду.
  • Глава 9. Игра Химер.




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики