Нильские тени (fb2)

- Нильские тени (пер. Андрей Аськин) (а.с. Иерусалимский квартет-3) 1.46 Мб, 413с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Эдвард Уитмор

Настройки текста:




Эдвард Уитмор НИЛЬСКИЕ ТЕНИ

Для Джейн[1]

Часть первая

— 1 — Граната из Австралии

В ясную ночь 1942 года в Каире, в полумраке арабского бара, полного работяг, собравшихся расслабиться после трудового дня, взорвалась ручная граната. Мгновенно погиб один человек и разбилось зеркало.

Граната, брошенная от избытка чувств выжившим в проигранной битве за Крит австралийским солдатом, влетела внутрь через заменявший дверь потрёпанный занавес.

Итог: один труп, да несколько порезов и ссадин у выживших. В смятении, последовавшем за взрывом, среди криков и пьяных воплей окровавленных арабов, виновный австралиец сбежал и потерялся в тёмных закоулках старого Каира.

В этом году такие инциденты случались частенько. В Западной пустыне шли бои, и солдаты британского содружества отрывались на всю катушку, прежде чем отправиться в пустыню навстречу наступающим танкам нацистов. Африканский корпус Роммеля угрожал захватом Египта и Суэцкого канала.

В такой ситуации одна случайная смерть в каирской трущобе — тьфу! и египетский полицейский быстро завершил привычное расследование.

Документы, найденные на трупе, принадлежали некоему Стерну, оружейному виконту, бродяге и морфинисту.


Сведения о жизни некоторых мутных личностей после их смерти приходится фильтровать.

Имя Стерна попадало в отчёты целого ряда полицейских департаментов Ближнего Востока. В досье каирского департамента отмечено, что он, по-видимому, не египетского происхождения. Однако, поскольку говорит на безупречном местном диалекте, предполагается, что по рождению это коренной левантиец, которого в 1930-х годах помотали по белу свету тёмные делишки.

История преступной деятельности Стерна особо не впечатляет. Вплоть до Второй Мировой он контрабандой доставлял оружие разным группам товарищей по всему Ближнему Востоку, чаще всего в Палестину. Однако ему не хватило хватки, чтобы заработать на этих операциях существенные деньги, и он жил практически в нищете. Несколько кратких сроков отбыл он за решёткой.

Короче говоря, Стерн вёл маргинальное существование. Прожил жизнь неясную и, похоже, зряшную.

Озадачивает лишь одна запись в его досье — рассказ о дерзком, беспрецедентном побеге из дамасской тюрьмы летом 1939 года. Побег этот явно был совершён спонтанно — сидеть тогда Стерну оставалось меньше суток. Странный, нехарактерный в ряду остальных записей, эпизод.

Гражданство Стерна в свидетельстве о смерти указано как неизвестное. Изначальное он давно потерял в ворохе своих поддельных документов. Его досье сохранило так много псевдонимов, что только Иблис теперь знает истинное имя покойника.

Или не Иблис? противоречивые сведения о его происхождении не позволяют с уверенностью определить был ли он мусульманином, христианином или евреем.

И спросить не у кого. Стерн, или кто бы он ни был, не только работал втёмную, но и жил в одиночестве, без семьи, друзей, близких знакомых или давних соседей, кто мог бы о нём хоть что-либо рассказать.


Тем не менее, когда пришло время избавиться от тела, в полицию пришла женщина и заявила, что хочет взять заботу о похоронах на себя. Бедно одетая женщина с греческим паспортом и правдоподобным рассказом о знакомстве с ныне покойным.

По её словам, она впервые встретила Стерна около года назад в небольшом ресторанчике по соседству со своим домом. В дальнейшем у них вошло в привычку ужинать там вместе; нерегулярно, не чаще одного раза в неделю, а порою и один раз в две-три. По её словам, для них обоих это общение было лишь ради компании. Она знала покойника только как Стерна, а он знал её под именем Мод. Американка по рождению, она жила в Восточном Средиземноморье в течение многих лет.

Поскольку Стерн никогда не знал заранее, сможет ли прийти вечером в ресторан, то оставлял ей записки, в которых сообщал когда появится. Ежедневно она заглядывала в ресторан проверить нет ли записки, даже когда не собиралась быть там вечером. Она не знала, где жил её визави и чем он жил. Военное время, люди приходят и уходят. Объяснения бессмысленны, причины не важны. Женщина предположила, что покойный занимал какую-то второстепенную должность клерка, как и она сама.

— Почему вы так думаете? — спросил полицейский за столом.

— Из-за его гардероба.

— Поясните.

— Вроде моего. Тоже пытаюсь свести концы с концами.

— Между собой вы говорили по-арабски?

— Нет, вы ведь слышите, что я не очень хорошо говорю. Мы говорили по-гречески или по-английски.

— Французский?

— Иногда.

Полицейский перешёл на корявый французский, который изучал по вечерам в надежде продвинуться по карьерной лестнице.

— Клерк, значит. — Полицейский ковырнул в носу. — Он рассказывал о себе? Вам известно, чем он занимался прежде?

Женщина изо всех сил пыталась себя




MyBook - читай и слушай по одной подписке